Штайн Анна: другие произведения.

Глаза Полуночи

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


   Глаза полуночи.
  
   В окна бил ветер и плохо пригнанный ставень дрожал. Я ходил по комнате - четыре шага до стены, разворот - и обратно. Прыгал слабый огонь светильника.
   А можно бы - распахнуть ставень и - вниз, в холодные руки волн, на острые зубы камней. Вниз.
   Был бы я драконом... Полетел бы.
   Но истинный мой дракон полосовал сейчас когтями земли Дара, и конь его, закованный в броню, шел впереди войска, нес моего учителя и друга, и его знамя, крепкий щит и меч, долгий и темный, как кромка донного льда.
   Орден кальсаберитов топтал когда-то бывшую моей землю, а мне и горя мало. Ведь это он вел их.
   Я ходил по комнате и готов был голову себе разбить - только бы не быть здесь, в ссылке, в чужом краю, в неослабных тисках зимы, в темной иззелена ночи, которая не расточается с приходом утра.
   Ненадежный заслон от самого себя - крепкие стены найлской крепости.
   Сааа-вань.
   Воет неназванная тварь под стенами, на гребне волнолома.
   Серого камня замок будто зажмурился, стиснул кулаки, сцепил зубы - пережить бы эту ночь.
   Если беречься, глаз не открывать - можно жить долго...
   Долго.
  
   Вина. Но вино здесь не пьют - земля не родит сладкие тугие ягоды. Не ткут шелк, не растят рыцарских коней, не поют песен, не пекут пышный хлеб.
   Сааа-вааань.
   Вой внизу переходил в сдвоенный, строенный рев, от которого дрожали кости, и словно отставало от них мясо. Хрип, бульканье и многоголосые взвизги пронзали и рвали на части мерный рокот моря, клекот ветра.
   Твари пляшут.
   Их сегодня ночь.
   Я походил еще, подержался за голову, потом прихватил с постели меховой плащ, отпер дверь и пошел мерять бесконечные ступени винтовой лестницы.
   Факелы прогорели, и я спускался словно бы в сладостно сжатую глотку темноты.
  
   ***
  
   Лодку мотало и бросало так, что вся затея казалась дичью, ерундой. Он беспрепятственно выбрал ее из ряда таких же, на пристани. Кто станет сторожить в Злую ночь? Все прячутся по домам.
   Главное, покинуть берег.
   Несло ее, тяжелые мореные борта скрипели и жались, то и дело ныряла носом, а юноша стоял, как влитой, без труда удерживая равновесие.
   Словно и не человек.
   В пенящемся воздухе над ним проносились черные тени, в разрывах туч проглядывала зелень.
   Волна ударила в бок, завертела, как оглушенного кита, ухнула вниз, вознесла на гребне.
   Трепался тяжелый плащ, рвало капюшон.
   Снова вынесло лодку, высоко, чтобы ударить уж наверняка - в днище - и перевернуть, разбив.
   С неба упал крылатый, вывернулся над водой, прянул к черной болтающейся скорлупке.
   И стало тихо
   Море заснуло.
   На самом гребне волны стояла лодка, и мертво, неподвижно замер в ней человек, а перед острым носом, над погасшим кованым фонарем, висел, взметывая крыльями, наймарэ.
   Белыми были его волосы, а сам он был сер, как человечья тоска, глаза же - черны, как смоль.
  
   ***
  
   - Так-так так, - проклекотал он насмешливо. - Сумеречная кровь приплыла. Мает тебя по осени? Сердце нежное трепещет?
   Таиться было напрасно и я откинул капюшон, показав серые волосы, каких у людей не сыщешь.
   Ветер стих, лодка висела на неподвижной волне, неловко опустив нос к темной, дыщащей влагой пропасти. Наймарэ без труда держался в воздухе и слабо светился вокруг него воздух.
   - Я Инверно Лавенг, - сказал я. - Я пришел торговать с тобой.
   Вдалеке, а кругом тишины, клекотало море.
   Из окружающей нас ночи костями из плоти выступили тени и силуэты, кто с крыльями, кто без. Из глубин поднялись шипастые, бронированные тела, кто-то за моей спиной тяжко оперся о корму и зашипел, захлюпал, втягивая йодистый воздух. И по правую руку от меня прозвенела копытами по воде морская лошадь.
   А я все смотрел в избела-серое, металлическое лицо, как смешанный с мелом графит.
   - Что ты мне принес, альфарское отродье? Меня от вас выворачивает.
   - Я не альфар.
   - Что ты принес.
   - Душу и тело, - сказал я.
   Что толку гнить здесь вечно. Что толку упасть руки вечной ночи, так и не встретив его еще раз.
   Мучнисто серое лицо дрогнуло и шире раскрылись залитые смолой глаза. Крылья - огромные, страшные, мерно ударяли, как во сне, ток горячего воздуха шел от них и пригибал. Захрипела, взвизгнула лошадь, чей-то мелодичный голос успокоил ее.
   - А взамен?
   - Взамен скажи мне, что с ним.
   - Яго, - усмехнулся наймарэ. - Предатель.
   - Предатель! - передразнил хрустальный голос. - Предатель Яго и предатель Инверно.
   - Люди забыли. Но Полночь помнит.
   - Что с ним.
   Волны разошлись совсем, и лошадь вышла ко мне, темная, литая, как стекло. На ее спине небрежно сидела нагая тварь, тело ее было иссиня-белым, как лед, и светилось дурным, сумасшедшим светом, как все здесь. Будто волны и ночь тошнило светом и пеной.
   Тварь неспешно обогнула лодку, лицо ее было запрокинуто, и волосы спадали по черному крупу морской лошади. Руки сведены вместе у гривы, как на учебе.
   - Скажи, - потребовал наймарэ.
   Тварь хихикнула и поехала дальше. Я следил, не отрывая глаз.
   - Предатель Яго! - пропела она. - Служил Полночи, а потом пошел за Белым богом. Святоша Яго! Взял мальчика на воспитание и не смог сделать из него короля! Неудачник Яго! Мальчик полвека скрывался в Сумерках, чтобы его не повесили.
   Смех, как стон сотни ледяных колокольчиков.
   Я испугался.
   - Потом мальчик вернулся, не так ли?
   Лошадь кругами бродила вокруг лодки, как привязанная, опустив голову и трудно ступая. Поводья не угнетали ее, но тяжелее камня было создание из стекла и льда, примостившееся на спине.
   - Вернулся к людям, а в свою страну вернуться боится. Предатель Яго разорил ее огнем и мечом, Инверно Лавенг.
   - Что с ним, - упрямо повторил я. - Мне было все равно.
   Лошадь встала.
   - Сейчас он лежит среди поздних роз в цветниках Катандераны, - доверительно, склонившись поближе, сказали мне. - Он смотрит в вечернее небо, а на устах его - улыбка. Розы тяжелы, душисты, и они роняют на светлый гравий лепестки - алые и белые, розовые, дымчато-желтые, как неверность и багряные, как кровь разбитого сердца.
   Если тварь и мнила себя поэтом, то плохим. Впрочем, где ей научиться.
   - Давай меняться, - сказал наймарэ. - Какие твои условия?
   - Хочу сегодня своими глазами увидеть его, - раздельно сказал я. Когда торгуешься с Полночью, надо помнить, что они все выворачивают наизнанку. - А вам - тело и душу. Жрите, надеюсь - подавитесь.
   Наймарэ медленно моргнул - скрыл смоляные ямы глаз.
   - Мы согласны.
   Лодку качнуло - нагой всадник спрыгнул с лошадиной спины на борт и неспешно пошел ко мне, красуясь.
   - Мы согласны, - передразнил он. - Хорошие условия. Все продумал?
   - Все.
   Тонкая светящаяся рука протянулась ко мне и без помех проникла сквозь мех плаща, сталь кольчуги, плоть и ребра. Я задохнулся от холода, сознание повело, и мир сузился до двух раскосых ледяных глаз.
   - Очередность не уточнил, - словно бы с сожалением сказало существо, подтягиваясь совсем близко и сжимая пальцы где-то на сердце. - Но мы...сделаем.
   Потом море взревело и крепко сшитые доски разошлись под моими ногами, как расходится трясина.
  
   ***
  
   Юноша с серыми волосами недвижно стоял у побитого непогодой цветника. Одежда его, когда-то теплая, изорвалась, словно от бешеной скачки, тряпьем свисала с плеч, посеченная непогодой. Лошадь, темная и прозрачная, как вода, пугливо ждала рядом.
   Ее хозяин сделал несколько шагов вперед и глаза его, некогда бывшие глазами Инверно Лавенга, внимательно вгляделись в багряные и алые, набрякшие от дождей соцветия поздних роз.
   Магистр кальсаберитов лежал на примятых цветах раскинув руки, огромный, черный, в залитом старой кровью нарамнике поверх кольчуги. Под сердцем у него зияла запекшаяся уже рана.
   Полночь всегда держит свои обещания.
   Юноша некоторое время смотрел на мертвеца, выполняя уговор, потом сел в седло и уехал.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"