Щедрина Алла Вячеславовна: другие произведения.

4. Вопрос статуса

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    ЗАКОНЧЕНО


   Второй и третий ГГ бисексуалы, однако внимание на этом не акцентируется и откровенных сцен в тексте нет. Но ежели кого бисексуальность сильно задевает, не читайте.
  
  
   Солнечные лучи, падающие сквозь огромные окна, ярко освещали Храм Матери, играя на драгоценных росписях, утвари и позолоченных статуях. Народу собралось порядочно - человек сто, несмотря на то, что уведомления о церемонии Жорот послал всего-то пятерым - Ларсену с женой, Ллоргу и двум близнецам - его старым знакомым. Ну, еще Вел - но он официально приглашен не был, поскольку, будучи местным жрецом-служителем, участвовал в церемонии и вообще договаривался о ее проведении - из-за Роджера возникли какие-то проблемы. Впрочем, судя по всему, эти самые проблемы были улажены.
   Арика раздраженно покосилась на зрителей и тихо поинтересовалась:
   - А выгнать их никак нельзя?
   - Увы, - так же тихо отозвался колдун. - Полчаса вытерпишь, надеюсь?
   - Куда я денусь...
   Женщина и в этот раз обошлась без всяческой торжественной мишуры - еще не хватало! Когда Роджер попытался о чем-то подобном заикнуться, она решительно заявила, что этот кошмар покойника - в смысле белое свадебное платье - наденет только в том случае, если оба мужчины тоже будут в белом.
   - Да пусть идет, в чем хочет, - пожал плечами колдун, обращаясь к Роджеру. - Что ты так на этом платье зациклился?
   Тот хмыкнул:
   - Хотел, как лучше. В смысле, зрелищней.
   - У нас и так зрелище получится, что надо, - проворчала Арика.
   Она оказалась права, даже слишком. Кто ж знал, сколько народу соберется...
   Церемонию, которая, к счастью, оказалась действительно недолгой, женщина честно проскучала, пропуская речь жреца-Магистра мимо ушей. С достойным момента выражением лица, впрочем. Дважды ответила согласием на формальные вопросы, ехидно полюбовалась на лица окружающих, когда Жорот целовался с Роджером. Сама небрежно ответила на поцелуи обоих мужчин. И, наконец, шагнула в открытый овал телепорта и встряхнулась - наконец можно перестать стоять, как на выставке, под перекрестьем любопытствующих и не особенно-то дружелюбных взглядов. В портал, ведущий в гостиницу, естественно, кроме приглашенных и Вела, никто не сунулся.
   Застолье получилось очень уютным и домашним. Правда, и близко не напоминало о причине, ради которой затевалось. Скорее уж причиной можно было посчитать возвращение Жорота в Клан.
   Арика уселась рядом с Роджером - ей было с ним привычней. С другой стороны к ней подсел Вел, который тут же принялся вовсю болтать. Арика услышала историю его знакомства с Жоротом, потом ехидную миниатюру - в лицах - изображающую случай в кафе, действительно забавный.
   Коннор и Ронни - близнецы - утянули Жорота к себе, к ним же присоединился Ллорг. Ларсен с женой оказались в середине стола, причем целитель ухитрялся вставлять свое слово чуть ли не во все разговоры.
   Ни о каких танцах или других "классических" развлечениях речи не шло. Арика очень быстро перебралась на диван, уютно устроившись в объятиях Роджера. Вел делил внимание между ней и Рениной, остальные мужчины затеяли спор, в котором Арика понимала, в лучшем случае, одно слово из трех. Хотя тема спора была яснее некуда - неожиданная трансформация Подчинения.
   Впрочем, один из близнецов очень быстро отделился от "ученой братии", как он выразился, и присоединился к Ренине.
   К людям мягко подошел Грегори - в своем обычном костюме, с заинтересованным выражением лица.
   - Добрый день. По поводу чего сборище?
   - По поводу свадьбы, - мгновенно отозвался один из близнецов, фыркнув.
   Грегори приподнял брови.
   - И кого поздравлять?
   Второй близнец с готовностью протараторил имена.
   Арика, увидев, как меняются лицо и фигура мужчины-существа, вскочила. Грегори за пару мгновений вырос почти в полтора раза, потемнел, выделившись сумеречным пятном в солнечной комнате.
   - Прекрати! - женщина кинулась к нему, но не успела.
   Магов, стоящих плотной группой, разметало в стороны. Кто-то, кажется, Ларсен, метнул в Грегори огненный шар, но заклинание просто прошло сквозь того, не причинив вреда, зато прожгло дыру в шкафу и оставило обугленное пятно на стене.
   Остался на ногах только Жорот - но отнюдь не потому, что он что-то мог противопоставить силе Существа. Правда, колдун успел закрыться щитом, но это ему не помогло. И не могло помочь - с ужасом поняла Арика, увидев, как щит рассыпается от одного движения взбешенного Грегори. В следующий миг колдуна отшвырнуло к стене - темно-дымчатый конус проткнул его правое плечо и вошел в стену так, что Жорот оказался пришпиленным к ней, словно насекомое.
   - Ты... - яростный полушепот Грегори прервался воплем.
   Арика, всего в паре шагов от разъяренного Существа, осела на пол, вцепившись левой рукой в свое плечо. Правое. Сквозь пальцы хлынула кровь, женщина с усилием оторвала руку от раны и, опираясь на окровавленную ладонь, все же попыталась встать. Грегори, вмиг вернувшись к нормальному, "человеческому" облику подскочил к ней, подхватил на руки.
   - Убери связь! - хриплый, искаженный голос колдуна раздался почти в полной тишине. Он левой рукой пытался выдернуть конус. Арика вновь издала то ли стон, то ли выдохнула что-то нецензурное, непроизвольно тряся кистью. Жорот тоже выругался сквозь зубы и разжал ладонь, так и не освободившись - видно, проклятая штука сидела слишком глубоко.
   - Освободи его, Грег, ты спятил?! - заорала Арика чуть не в ухо держащему ее мужчине. Еще и попыталась вывернуться из его рук.
   - Убери это дерьмо, гребанный недоумок! - почти в унисон прорычал колдун. - Арика, немедленно сверни связь!
   - Разбежалась, - буркнула женщина. Сообразив, что только связь может сейчас остановить дальнейшие покушения на Жорота. "Почему появилась рана, до этого же только боль передавалась..."
   Грегори посадил женщину на диван, небрежным жестом заставил дымчатую мерзость исчезнуть. Жорот выдохнул, схватился за плечо - так же, как Арика минуту назад, явно прилагая усилие, чтобы не сползти по стене.
   Ларсен решительно подошел к колдуну, провел руками над его раной.
   - Ты охренел! - заорал Грегори. - Ее сначала!
   - Не ори! - вызверилась на него Арика. - Он все верно делает! Пока у Жорота болит, у меня вообще ничего не уберется...
   Грегори уставился на нее, как на ненормальную.
   - И ты еще за него вышла? Как он тебя заставил вообще?
   - Кто меня заставил? Нет, у тебя точно не в порядке с головой! Какого ты устроил этот беспредел? Совсем с катушек слетел?
   - Я слетел?! - Возмутился Грегори - А не ты? Как тебе в голову могло прийти...
   - Не лезь, куда не просят! Я сама решаю, что мне делать, ясно?! То, что мы трахались, не дает тебе никакого права распоряжаться мной!
   - Дура! При чем тут... - Существо уставился на целителя, который склонился над Арикой. - Что?
   - Кровь я остановил, а больше помочь ничем не смогу, - выпрямляясь, сообщил Ларсен. - Это стигмат, он магически не лечится. Только перевязать...
   Женщина выругалась, отталкивая Грегори и вскакивая на ноги:
   - Как вы меня все достали, мужичье чертово! Вечно сначала делаете, а потом соображать начинаете! В сочетании с дебильным желанием решать за меня, это дает просто офигительный эффект! - она тормознула перед дверью в свою спальню и, обернувшись, процедила, уставившись на Грегори:
   - Если хочешь разбираться, то давай уж со мной - хоть немного соблюдай весовые категории! А то устроил избиение младенцев... - хлопнув дверью напоследок так, что стекла в окнах задребезжали, она успела услышать чей-то смех. Кажется, истерический.
  
  
  
  
   Арика, ругаясь, на чем свет стоит, сидела на кровати и одной рукой выкладывала на нее предметы, которые понадобятся для перевязки. Она уже стащила с себя рубашку и теперь прикидывала, как бы поудобней управиться одной рукой. Разумней было, конечно, предоставить заниматься раной профессионалу, но одна мысль о том, что Ларсен сейчас будет к ней прикасаться, вызывала приступ неконтролируемого бешенства. Она понимала, что реально злится на Грегори. И на себя. Потому что, получилось, подставила-то Жорота именно она. Если б не эти их дурацкие отношения, Грегори вряд ли принялся бы так рьяно защищать ее! Скотина дебильная! Чтоб она еще раз...
   - Давай помогу.
   Она и не заметила, когда появился Роджер. Его мягкий голос, как всегда, произвел на Арику успокаивающее действие.
   - Спасибо...
   Она откинулась, прислонившись спиной и здоровым плечом к стене, и терпеливо переждала перевязку. Достала из выручалки новую рубашку. Та, что валялась на полу, была безнадежно испорчена. Неловко оделась, Роджер помог ей застегнуть пуговицы - одной рукой она провозилась бы очень долго.
   Арика вздохнула, проворчала:
   - Мне обязательно в этот дурдом возвращаться, да? И побыстрее...
   Роджер, усмехнувшись, собрал все обратно в аптечку и протянул коробку женщине. Та со вздохом отправила ее в выручалку и, решительно встав, пошла обратно в гостиную.
   И удивленно хмыкнула - в комнате остались только Жорот с Грегори - причем вновь переругивающиеся, и Ларсен, который почти потерялся в углу в кресле.
   - Что опять за проблемы? - поинтересовалась она нехорошим тоном, подходя к мужчинам.
   - Объясни своему полукровке, что не стоит хамить направо и налево! - прошипел Грегори. - Не вечно же он будет за тобой прятаться!
   Колдун рывком вскинул подбородок, так, словно он смотрел в лицо мужчине-Существу, ледяным голосом сказал:
   - Убери болевую связь, в отличие от меня, ты ее видишь. И "прятаться", как ты выразился, я уже не смогу. В чем проблема?
   Грегори хмыкнул:
   - Я идиот, по-твоему? Не знаю, зачем ее поставила Арика, но уж в угоду тебе ничего убирать точно не буду! К тому же дело не в связи. И вообще, иди погулять! Мне надо поговорить с Арикой. Или опять закатишь сцену ревности?
   Жорот нахмурился, но отошел к креслу, где сидел целитель. Роджер присоединился к магам.
   Мужчина-Существо уставился на Арику, раздраженно спросил:
   - Он тебе хоть соблаговолил сообщить, что супружеская связь - это первая ступень Съедения, пройденная больше, чем наполовину?
   - Давно. И что? - вызывающе поинтересовалась она.
   Грегори передернуло. Он вздохнул, сказал тоном ниже:
   - Похоже, ты, как и большинство, учишься только на своих ошибках.
   Она молчала.
   - Вот, кстати, одна из них, - Грегори кивнул на ее рану. - Ладно, ты как-то обезопасилась от Съедения... Или считаешь, что сделала это. Но даже если так - ты слишком близко подпустила колдуна к себе. Уже. Понимаешь? Ты делишь с ним боль и раны, при этом он вылечивается за минуту, а тебе на это же потребуются дни, если не недели.
   - При чем здесь...
   - Это закономерность, Арика. Ты играешь сейчас на человеческом поле, по их правилам, в самой невыгодной для себя позиции. И тебе будет доставаться сильнее, чем твоему полукровке. Всегда.
   При этом он никогда не сможет полностью оценить твою привязанность. Как и не сумеет никогда ответить тебе ничем подобным. Мы слишком разные... Зато может привыкнуть и требовать ее от тебя. Со временем... А потом, возможно, и просто попытаться забрать.
   Арика поморщилась:
   - Грег...
   - Ладно, все. Я уже понял - это бесполезно. Но оставить тебя просто так я тоже не могу.
   - Это почему? - не вытерпела женщина.
   - Девочка, ты хоть приблизительно представляешь, с какой периодичностью у нас появляются дети? Чистокровные Существа, а не ублюдки, подобные этому? - он кивнул в сторону мужчин.
   - Слушай, хватит, а? - не выдержала Арика. - Сколько можно обзывать человека? Что он тебе сделал?
   Гегори устало покачал головой:
   - Кто о чем... Единственное, что меня успокаивает - даже если он сдохнет от старости, что, судя по его вздорному характеру, очень маловероятно, ты как раз только-только наберешься ума и опыта... Главное, чтоб выжила. Но вечно пасти тебя я тоже не смогу. Возьмешь паутинку? Мне будет легче помочь, в случае необходимости...
   В паре шагов перед Арикой появилось что-то вроде полотна паутины из энергетических нитей, переплетенных в разнокалиберные ячейки.
   - Как я понимаю, без моего согласия эта штука работать не будет? - уточнила женщина.
   Грегори хмыкнул:
   - А то бы я у тебя спрашивал, как же...
   Женщина задумалась. С одной стороны, после выходки Грега ей очень хотелось послать его как можно дальше и на подольше. С другой, она реально понимала, что это не в ее власти - Грег не упустит ее из вида так или иначе. А противопоставить ему силу она не могла. С третьей - не факт, что она со временем не встретится с другими Существами. А, судя по словам Грега, ее молодость может заинтересовать их и... еще неизвестно во что это выльется. И в подобной ситуации Грег будет просто незаменим - в том, что Жорот Существам не противник, она уже убедилась. Арика печально подумала, что, похоже, паранойя скоро станет ее вторым "я"... И, само собой, надо еще что и выторговать за это попытаться. Женщина сообщила:
   - С одним условием.
   - Да?
   - Ты уберешь то, что навесил на Жорота.
   Уставилась на нахмурившегося Грегори и добавила:
   - Нет, можешь, конечно, оставить. Но тогда паутинку я не возьму. Ведь она универсальна, верно? А то, что на Жороте - только его ограничивает?
   - Я поставил четкое условие. Оно сработает, только если твой колдун вздумает причинить тебе вред!
   - Не надо меня убеждать, - пожала она плечами.
   - Ничего с твоим колдуном плохого не случится! Что ты так уперлась?
   - Это не обсуждается, Грег.
   - Объясни - почему? Мое заклинание абсолютно безопасно!
   - Ну, объясню. А ты опять меня дурой обзовешь. На этом все и закончится - все равно ни к чему не придем...
   - Как с тобой тяжело... - проворчал Грегори. - Хорошо. Убрал.
   Арика покосилась в сторону магов и скривилась:
   - Это - по-твоему, убрал? - она ткнула в россыпь капель черноты, хаотично покрывающие Жорота.
   - Это не мое.
   - А почему я раньше не видела?.. - мельком удивилась она. - Все равно убери. Роллейне уже без надобности. Пожалуйста.
   Грегори только вздохнул:
   - Ладно-ладно...
   - И что с этой штукой делать? - она кивнула на паутинку.
   Грегори окутал невесомыми нитями плечи женщины. Паутинка прильнула к телу, пройдя сквозь одежду, словно ее не было, впиталась, слилась... Появилось ощущение некоторого дискомфорта - скорее всего, женщина скоро привыкнет и вообще не будет на него обращать внимания.
   - Можешь меня просто позвать при необходимости или, если что, имей ввиду - я и сам нагряну без предупреждения.
   Арика кивнула.
   - Что ж, давай прощаться...
   - Подожди, - поморщилась она. - Это ведь не только маячок для тебя, верно? Что еще делает эта штука? Только честно.
   Грегори усмехнулся.
   - Избави меня судьба от малолетних логиков.
   - Ладно-ладно, будем считать, на судьбу ты уже поплакался, - хмыкнула женщина. - Так что?
   - Если ты встретишь Существ, они поймут, что ты находишься под моим покровительством.
   "Тоже неплохо, - признала про себя женщина. - Значит, есть шанс, что просто не станут трогать". Слишком уж ее насторожило сообщение Грега о ценности молодых Существ. И уточнила:
   - И принадлежу твоему... клану? Семье? Или как это у вас называется?
   - Прайду, - фыркнул Грегори. - Не бери в голову. Со временем все узнаешь.
   - Лет через тысячу, я в курсе, - кивнула она. - Только это ж и какие-то обязательства на меня должно накладывать, верно?
   - Шутишь? - опять фыркнул мужчина. - Какие обязательства могут быть у младенца? Тем более, в твоем нынешнем воплощении... Физическом, я имею ввиду... Вообще неприлично в порядочном обществе показываться.
   - А-а... Учту, - усмехнулась Арика. - То есть постараюсь подольше не терять столь ценную физическую составляющую.
   Грегори кивнул и исчез, бросив на прощание:
   - Всего хорошего.
   Арика подошла к столу, задумчиво взяла бутылку с безалкогольным напитком. Налила в стакан и, усевшись, поинтересовалась:
   - Жорот, это ты народ разогнал, что ли?
   Колдун кивнул.
   - Смысл? Грег, конечно, не подарок, но опасности никакой не было... Разве для тебя, - она криво усмехнулась, взглянув наконец на новоприобретенного мужа.
   - Ну, знаешь... После его, столь эффектного, появления, я уже ни в чем не был уверен. Да не страшно, не последний раз встречаемся.
   - Абсолютно, - вмешался Ларсен. - Через три недели у меня день рождения, я вас приглашаю. Всех троих, естественно, - добавил он, увидев, с каким выражением Арика уставилась ему в лицо, покосившись предварительно на Роджера.
   - Да, Арика. Я не успел предложить - давайте я наложу магическую повязку - она меняется раз в сутки и гораздо удобней, чем бинты.
   - Спасибо, меня устраивает то, что есть, - спокойно отказалась женщина.
   Ларсен приподнял брови, но спорить не стал.
   - Как скажете. Ладно. Не буду вам мешать. Всего хорошего, - кивнув, целитель ретировался.
   - Извини, - она взглянула на колдуна. - Я не могла предположить, что Грег такое устроит.
   Колдун вздохнул, сел на подлокотник ее кресла, обнял ее, осторожно, чтоб не задеть плечо.
   - Убери связь, - тихо попросил он. - Ты же видишь, во что она трансформировалась - скорей всего, в сочетании с супружеской.
   Арика поморщилась. Она понимала, что колдун прав.
   - Ты еще думаешь? Неужели вот это, - он кивнул на рану. - Тебе доставляет удовольствие?
   - Убрала я, убрала, - проворчала женщина, действительно разрывая канал, свертывая остаточные потоки, подчищая концы, - знаешь, еще меньшее удовольствие мне доставила бы твоя смерть! Этот ненормальный...
   - Не стал бы он меня убивать, - устало отозвался Жорот. - Как минимум до разрыва супружеской связи. Мы сейчас с тобой сильно друг к другу привязаны, тем более, после сегодняшней церемонии. И моя смерть затронула бы не только твое тело - на это, как я понимаю, Грегу плевать - но и ауру.
   - Я что-то подобное и подозревал, - вмешался робот. - Иначе он сразу прикончил бы Жорота, а не стал устраивать эту мелодраматичную комедию.
   - Причем сделал бы это с большим удовольствием, - хмыкнул колдун. И вновь повернулся к Арике. - Немного оправишься, я тебе покажу блоки и еще кое-что. А то действительно, случись что со мной, отдача пойдет - мало не покажется.
   - Что это с тобой должно случиться? - вскинулась женщина.
   - Надеюсь, ничего. Но мало ли... И предупреждай о визитах Грегори, согласись, чем реже мы станем сталкиваться, тем лучше.
   Арика уставилась на колдуна. Он пожал плечами:
   - Не думаю, что тебе доставят удовольствие наши конфликты. А если я ему действительно понадоблюсь, он меня легко отыщет.
   - С чего ты вообще взял, что я буду общаться с этим кретином после сегодняшнего? - прошипела женщина. - Может, еще и спать с ним продолжать?
   - Смотри сама.
   Арика с трудом подавила бешеное желание врезать мужчине по физиономии. Причем удалось ей это не далеко сразу. И когда, наконец, опять обрела возможность более-менее спокойно соображать, искренне порадовалась, что Подчинение деактивировано. А то бы сейчас оба получили... Но это не значит, что Жорот легко отделается. Она нехорошим тоном поинтересовалась:
   - Ну-ка, поясни. Значит, ты считаешь, что я после свадьбы - даже столько скоропалительной - и после того, как Грег чуть тебя не прикончил, лягу с ним в постель? Это за какую... ты меня принимаешь? Вообще-то за подобное оскорбление...
   - Тихо, тихо, - успокаивающим тоном попросил мужчина. - Я откуда знаю, какие у вас с ним отношения? Сама же признала - свадьба скоропалительная, и вынужденная к тому же. Так что...
   - Да хоть какая!..
   - Знаешь, у меня создалось впечатление, что Грегори вообще к тебе не как к любовнице относится, - заметил Роджер.
   Его спокойный тон помог женщине прийти в себя. К тому же сама дура, Жорот имеет полное право с ней сейчас поссориться за ее, хоть и невольную, подставу...
   - Вот именно, - проворчала Арика. - Скорее как к ребенку. Кстати, ты в курсе, у них сильное значение семейственность имеет? - поинтересовалась она у Жорота. - Судя по тому, на что Грег согласился, чтобы "пометить" меня, сильное...
   - Что значит, "пометить"? - вскинулся колдун.
   - Ну, эта его "сеточка". Мы ж из-за чего спорили столько...
   - Грегори поставил экран. Вас и не видно и не слышно было, - сообщил мужчина.
   - Это кому как, - заметил Роджер.
   - Ты запомнил? - повернулась к нему Арика. - Или записал?
   - Дословно воспроизвести могу.
   - Здорово, - обрадовалась она. - Давай.
   ... Когда робот замолчал, женщина спросила у колдуна:
   - Что скажешь?
   - К сожалению, ничего, - задумчиво отозвался тот. - Я вообще не представляю структуру их общества. Мать отказывалась говорить на подобные темы...
   - По моим данным, отношения среди Существ напоминает нашу систему Родов.
   Альбинос появился абсолютно бесшумно. Опять. На этот раз он расположился за столом, на дальнем его конце, и невозмутимо покачивал в пальцах бокал с вином.
   - Н'еве, - со страдальческим выражением выдохнул Жорот. - Ты когда перестанешь вламываться без предупреждения?
   - Добрый день, - лучезарно улыбнулся альбинос. - Ваша компания, господа, просто кладезь сюрпризов.
   - И что тебя не устраивает на этот раз?
   - Я ж не сказал, что сюрпризы неприятные... Когда появишься в Совете? Ты понимаешь, что сейчас тебе придется проходить инициации по полной программе?
   - Завтра. Сегодня я отдыхаю, если ты не заметил. И был бы тебе крайне благодарен...
   - Хорошо, хорошо, - Н'еве исчез внезапно, так же, как появился. Арика растеряно пробормотала:
   - Вот черт. Я у него хотела о Существах расспросить.
   - Завтра попрошу его заглянуть к тебе, - пообещал Жорот. - Ты как себя чувствуешь?
   - Терпимо. А что?
   - Может, прогуляемся? А то еще кто-нибудь заявится...
   - Идем.
   - Оденься теплее, на побережье ветрено.
   - На каком побережье?
   - Морском. Мы недавно маяк на курорте настраивали, так что предлагаю туда отправиться. Купаться рано, конечно, но можно просто походить.
  
  
  
  
   Набережная Арике понравилась. Разноцветная мозаика вместо тротуара, множество деревьев, на некоторых уже появлялась молодая зелень листиков. Уйма кафе, сейчас, по большей части, закрытых, сувенирных магазинчиков, фонтанчики с самыми неожиданными статуями. Кое-где набережная переходила в галечно-песчаный пляж, на который прибоем накатывали морские волны. Запах моря, водорослей и холодного мокрого песка. И почти нет людей - Арика представила, что здесь творится летом, и поморщилась.
   Воздух был довольно теплый, если бы не резкие порывы ветра, дующего с моря. Женщина поежилась и предложила:
   - Может, по городку прогуляемся? Он симпатичный вообще?
   - Я тут никогда не был, - отозвался колдун.
   - Почему?
   - Не тянуло на курорты как-то, - пожал он плечами. - Но летом детям здесь будет неплохо, я думаю.
   - Кстати, когда они приезжают?
   - Дней через двадцать. С ними все нормально, не беспокойся, - вмешался Роджер.
   - Я сегодня вечером собирался взглянуть на пару домов, - сообщил колдун. - Вы не против?
   Арика поморщилась. Еще одно напоминание о том, что они здесь надолго... Но Жорот прав. Не в гостиницу же детей тащить.
   - А портал домой сделать нельзя, - полувопросительно полуутвердительно заметила женщина.
   - Правила безопасности, - покачал головой Жорот. - Вообще-то, межпланетные постоянные порталы, что я делал, были незаконны. Но там, где мы жили, их отслеживать было некому.
   Арика хмыкнула.
   - Вот так и узнаешь много нового и интересного... О законопослушности кое-каких типов.
   - Ты всерьез считаешь меня законопослушным? - поднял бровь колдун.
   - До сих пор считала.
   Жорот только усмехнулся. И перевел разговор на другое:
   - Как тебе Макс?
   - В меру разумный мужик - по крайней мере, с первого взгляда производит такое впечатление. А что?
   - В качестве преподавателя он тебя устроит? Он боевой, стихии - это вспомогательное.
   - Н-наверно.
   - Чем ты так озадачена?
   - Не думала, что профессии боевого тоже обучаются.
   - А как иначе? Стратегия-тактика боев, основные приемы защиты - себя, клиента - и так далее... В общем, он тебе это гораздо лучше объяснит. Завтра встретитесь, договоритесь о расписании.
   - Ага... Только, по-моему, в ближайшее время мне этим заниматься не понадобится. Ты будешь по уши в работе, а одна я пока не рискну...
   - Одна - ни в коем случае. А вот насчет работы - маяки часто находятся в таких местах, что только с отрядом боевых пробраться можно. Придется подбирать людей, и ты, если захочешь, можешь присоединиться.
   - Спрашиваешь!
   Разговор как-то сам собой затих. Арика глазела по сторонам - узкие чистенькие улочки городка, аккуратные двух-трехэтажные дома, словно сошедшие с картинки.
   - Здесь специально все так сделано? - наконец не выдержала женщина, когда они вышли на небольшую площадь с замком-фонтаном в центре, высотой где-то в два человеческих роста. Замок стоял на утесе, чуть ниже основания замка в скале расположили пещеру, с которой тек водопад - сначала тоненькой струйкой, но расширяющийся внизу до мощного потока. Причем ручейки, вливающиеся в него, были разноцветными и не смешивались, водопад так и тек рябящими струйками разных цветов и разной толщины. И над всем этим колыхалась, переливаясь, ярчайшая радуга. Зрелище настолько же красочное, насколько лубочно-неправдоподобное. Но впечатление производило.
   Арика отвела взгляд от фонтана и уточнила:
   - Я имею ввиду не фонтан, а весь город. Словно его детский художник нарисовал... С утерянным чувством меры и реальности.
   - Говорю ж, я на курортах не был, - пожал плечами Жорот. - Но теоретически, для привлечения туристов то, что надо. Кажется, те ворота - вход в парк. Зайдем?
   - Зайдем. В парке наверняка лавочки имеются, - женщина подустала, да и плечо ныло все сильней.
   Они добрались до небольшого кафе, расположенного рядом с ажурным декоративным мостиком. Арика облегченно плюхнулась на стул. Есть ей не хотелось, но Жорот всем троим заказал мороженное.
   - Вы с завтрашнего дня опять будете сутками пахать? - мрачновато уточнила женщина, ковыряясь в вазочке.
   - Что поделаешь... Хотя когда найдем дом, Роджер, тебе нужно будет им заниматься.
   - И ты вообще закопаешься в своей работе, - хмыкнула Арика.
   - Ну, все не так страшно... Кстати, в ближайшие пару дней все равно придется сделать перерыв - после инициации.
   - А! Кстати, что за инициация?
   Колдун пожал плечами:
   - Совет это не только правящий орган. Он еще выполняет роль... ну, жрецов, что ли. Только не для богов, как в храмах, а для Сил. Вот чтобы выполнять эту роль, надо пройти определенные ритуалы, инициацию. Когда я был в Подчинении, сделал это частично. По-другому не вышло бы, я на тебе был завязан. А сейчас придется проходить заново и целиком.
   - Что за Силы? Ты уже не раз упоминал их, но никогда подробно не объяснял... И чем они отличаются от богов? - тут же вцепилась в мужчину Арика.
   - В отличие от богов, Силы безличны. Мне так кажется... А с практической точки зрения разница в том, что Силы не требуют поклонения, храмов да и служителей у них, строго говоря, нет. Совет только настраивается на них, как бы проверяет их состояние, что ли... Если что не в порядке, исправляет...
   - А что может быть не в порядке? И как исправляют?
   - Не знаю, - пожал плечами Жорот. - Я же еще в Совете не работал.
   - А что вообще эти Силы делают? - вмешался робот.
   - Силы - это, считай, система воздаяния в Клане, - хмыкнул Жорот. - Именно из-за них так не развито правосудие. Они дают откат практически на все преступления, проступки и нарушения местных табу. Причем и магам и немагам, это значения не имеет.
   - И в чем заключается этот "откат"? - поинтересовалась Арика.
   - В наступлении тотального невезения. Когда любой шаг оборачивается худшим результатом, любое движение - неприятностями...
   - Всего-то? - фыркнула женщина.
   - Ты, наверное, просто не осознаешь всей серьезности ситуации, - заметил Жорот. - К твоему сведению, если бы не откат Сил, я бы вряд ли так легко справился с Малэ и Павлой, даже практически не ранен был...
   - В смысле... Ты по-любому победил бы?
   - Отнюдь, - хмыкнул колдун. - Был очень большой шанс, что меня прикончат. Павла входила в десятку сильнейших магов Клана, к твоему сведению. Малэ был больше администратором, конечно. Но вместе с Павлой... - он покачал головой.
   - Крост тоже был сильней меня, - задумчиво заметила Арика, которая как-то раньше не задумывалась о своем нежданном поединке, но сейчас поняла, что, действительно, выглядит ситуация как-то странно.
   - Похоже, слишком уж они неоправданно рискнули, и, наверное, еще что наделали до этого несанкционированного нападения. Да и с Окусом та же ситуация.
   - Ну, это ты уже загнул!
   - Считаешь, почти четырехтысячелетнего мага так легко убить? - иронично хмыкнул Жорот.
   - Ничего себе "легко"! - взвилась Арика.
   Колдун взял ее руку, поцеловал. Настолько неожиданно, что женщина не успела среагировать.
   - Извини. Я не преуменьшаю твою роль, ни в коем случае... Без тебя я бы не выбрался, однозначно.
   - Ох... - до женщины дошло, как выглядело ее возмущение. Она неловко вытянула ладонь. - Извини, я совсем не об этом. Ладно, в драке я понимаю, везение. Но Окус-то при чем? Мы тогда сами выбрались! Ты его отвлек, а иначе у меня бы ничего не вышло...
   - Верно. Но то, что Окус так легко повелся на мою - абсолютно идиотскую - провокацию - это как раз откат. Он выбрал наихудший вариант поведения из возможных.
   - То есть, Силы тебе помогли? - уточнила Арика.
   - Силы никогда никому не помогают, - покачал головой Жорот. - Они лишь наказывают. Или не вмешиваются. Мы удачно воспользовались ситуацией, и я сумел выбраться на этом самом откате. Но. Если бы ты ничего не предпринимала, то Окус меня бы однозначно прикончил. Он, конечно, получил бы свой откат. Скорей всего, тоже смертельный. Но для меня бы это уже значения не имело.
   - Да зачем ваши Силы вообще нужны! - возмутилась женщина. - С таким подходом - мол, наказать завсегда - а помогай сам себе!
   - Ты неправильно ставишь вопрос, - усмехнулся Жорот. - Силы не "зачем-то". Они просто есть. Данность, не зависящая от желания людей, понимаешь? И пытаться игнорировать их, скажем так, неразумно.
   - И иногда удается ими воспользоваться... - задумчиво заметила Арика.
   - Верно.
   - А у тебя есть какие-нибудь более весомые доказательства вмешательства Сил кроме этой твоей уверенности? - с любопытством спросил Роджер.
   - Ну, если это можно назвать весомым доказательством... Ощущение правильности происходящего. Знаешь, как будто часть целого становится на место, в хорошо подогнанный паз. Соединяется, так, что швы исчезают, сливаются... В общем, точнее не объяснишь. Кстати, вариантов ощущения вмешательства Сил множество самых разных - я расспрашивал. Считай, у каждого свой. Но при этом маги точно могут сказать, когда Силы вмешались, а когда нет.
   - А немаги? - уточнила Арика.
   - Вот с ними я не говорил.
   - Известно - хотя бы приблизительно - на чем основываются Силы, формируя свои откаты? - уточнил Роджер.
   - Вот именно, что очень приблизительно, - отозвался Жорот. - Основным критерием считается такое неоднозначное понятие как совесть. Хотя я предпочитаю формулировку "предательство себя". Когда осознанно идешь против своего ощущения правильности, ломаешь себя, а, значит, и мир вокруг... Как не патетически это звучит. Но это только часть. Еще, как я думаю, учитываются все сопутствующие факторы. Например, убивая, любой нормальный человек будет испытывать дискомфорт, если даже убийство самое справедливое. Но это не тот случай, за справедливую месть, даже убийство, отката не будет...
   - Но почему тебя тогда вообще судили? За убийство Окуса?
   - Формальность... Да ты сама могла это заметить - и судили так же. Скорее просто разобрались, что к чему. Вот если бы обвинялась ты, так легко не отделалась бы. На тебя Силы не действуют - пока.
   - И долго еще я буду им неподвластна?
   - Адаптация длится от года до десятка лет. Как у тебя будет - не знаю. Спроси у Н'еве, он может быть в курсе, от чего сроки зависят.
   - Но если правосудие - прерогатива Сил, какое вообще право Совет имеет судить? Выносить решения?
   - Иногда Силы не реагируют на ситуацию. И если Совет считает, что она стоит какой-либо официальной реакции, то имеет право вынести приговор... Правда, они предпочитают этим не злоупотреблять, если слишком зарвутся - Силы обеспечат им откат.
   - А то, что они тебя заставили ставить Порталы - это в порядке вещей? Силы не против? - въедливо поинтересовалась женщина.
   - А это вообще не из той области. В результате моих действий - хоть и неподсудных - в Клане создалась явная критичная ситуация. А в подобные проблемы Силы не вмешиваются. Так что Совет в данном случае лишь выполнял свои функции по стабилизации сложившегося положения.
   Арика поморщилась. Она запуталась. То есть, вроде как складывалось, но...
   - Не бери в голову. Со временем привыкнешь, - улыбнулся Жорот.
   Они еще немного посидели в кафе и когда наконец телепортировались обратно, пора было идти на встречу.
   В гостиничном фойе их дожидалась благообразная женщина с гладко зачесанными волосами, в строгом темно-синем костюме - агент по недвижимости. Арика прикинула, что если она уберет с лица выражение фальшиво-профессиональной заинтересованности и немножко прихорошится, то будет очень даже ничего.
   Мирей предложила им список из полутора десятка домов, а отнюдь не "пару", как говорил Жорот. Впрочем, чуть не половину вариантов колдун сразу отмел - не объясняя причин. Мирей ничем не высказала неудовольствия.
   Они осматривали особняки почти до позднего вечера. Вроде как два или три устроили всех, но такой, чтоб по-настоящему понравился, не попался. И договорились с Мирей встретиться завтра во второй половине дня.
   Вернувшись в гостиницу, Жорот с Арикой сразу заснули - даже без ужина - сил не было.
   Сразу по пробуждению Арика почему-то ощутила дискомфорт. Женщина протерла слипающиеся глаза, попыталась сфокусировать взгляд... и выругалась. В спальне не было ни Жорота, ни Роджера, а на кровати сидел альбинос. Выглядящий, как всегда, идеально - одежда, прическа. Только выражение лица у него было какое-то непонятное. Виноватое?..
   - Я не поняла, - нехорошим тоном поинтересовалась женщина. - Это что за хамство?
   - Прощу прощения, вы нужны. Очень срочно.
   - Кому? - тем же тоном уточнила Арика.
   - Жороту. Одевайтесь, пожалуйста.
   - Если бы я была ему нужна, он бы сам пришел, - сообщила Арика и повернулась спиной к Н'еве, поуютней заворачиваясь в одеяло. - Выйдите.
   - Пожалуйста.
   Ей показалось или в голосе альбиноса послышалась паника? Но женщина ему не доверяла, да и что могло с Жоротом... Инициация! Арика мысленно ругнулась, села на постели, уставившись на гостя. Запустила заклинание проверки на ложь.
   - Что-то не так с инициацией?
   - Да.
   - Что произошло? - она торопливо одевалась.
   - Он не справляется. Из-за слепоты. Мы подобрали напарника-связку, но этого оказалось недостаточно.
   Убедившись, что женщина готова, Н'еве открыл портал. Арика вышагнула в комнате, немногим больше гостиничного номера. Она почему-то думала, что окажется в громадном зале, вроде того, где проходило судилище - ничего подобного. Единственное, чем это помещение походило на тот зал - окно в полстены.
   Мебели почти не было - только с дюжину низких удобных кресел, стоящих полукругом. Занято из них было едва половина. Арика среди присутствующих узнала только Тодерса и, само собой, Жорота - колдун сидел почти спиной к ней, застыв в напряженнейшей позе. У его ног - так же напряженно - сидел мужчина, положивший руку колдуну на колени.
   Женщина машинально вгляделась, используя Умение - пытаясь хоть как-то разобраться в ситуации - и невольно сглотнула, прогоняя внезапно подступившую тошноту. В пространстве комнаты было настолько густое переплетение лент-заклинаний, что она за ними даже человеческие фигуры разобрать не могла. Только теперь Арика поняла, что ощущает сильнейший дискомфорт - наверняка из-за этой запредельной концентрации магии. Она торопливо перешла на обычное зрение. Тихо спросила у Н'еве:
   - Что вы от меня хотите?
   Жорот резко обернулся на звук ее голоса, Арика невольно выдохнула, увидев заострившиеся скулы и выражение нечеловеческого напряжения на лице.
   - Уйди, не вмешивайся, - отрывисто сказал колдун и вновь повернулся спиной.
   Она сдержала вспыхнувшее раздражение - нет, это же надо! "Не вмешивайся"! Оглянулась на Н'еве, вопросительно подняла бровь. Альбинос коснулся ее предплечья, и женщина услышала: "Одна из возможностей супружеской связи - смотреть глазами другого. Причем в этом случае зрение не отличается от обычного. Жорот эту вашу возможность заблокировал. Я снял блоки, и вы можете активировать ее - сейчас для этого достаточно просто прикоснуться к нему. Только не разрываете физический контакт, пока Жорот не закончит работать. Теоретически необходимости в этом нет, но лучше перестраховаться, чтоб наверняка... Поскольку любой сбой сейчас выльется в большие неприятности".
   Заклинание определения правды она так и не сняла. Альбинос пока не солгал ей ни единым словом. Арика подождала еще пару секунд, убедиться, что Н'еве закончил. Мягко шагнула к колдуну, опустилась на левый подлокотник кресла. Поскольку незнакомый мужчина - наверное, он и был упомянутой Н'еве "связкой" - сидел справа. Обняла мужа, положив ладонь чуть ниже шеи - на открытый участок кожи.
   Резкое головокружение, ощущение полета в пустоте, заставило ее покачнуться, удерживая равновесие. Впрочем, исчезло оно почти сразу. Жорот, ощутив ее прикосновение, вздрогнул, рванулся. Женщина почти физически почувствовала нахлынувшую ярость, настолько сильную, что чувство отдалось дрожью в руках и почти непреодолимым желанием крушить. Безотносительно что, лишь бы выплеснуться. Впрочем, длилось это какие-то секунды, затем колдун, похоже, применил успокаивающую методику. По крайней мере, с трудом контролируемая волна отступила, и Арика поняла, что Жорот начал работать. Причем заклинания она впервые увидела не лентами - через призму Умения - а линиями разных оттенков, каждая была сплетена из более тонких и так до бесконечности.
   Пока она наблюдала и пыталась привыкнуть к новым ощущениям, колдун активно работал. Линии менялись, двигались, переплетались. Некоторые петлями обвивались вокруг мужчины или даже словно впитывались в тело - увидев такое впервые, Арика перепугалась. Но вроде как ничего плохого ему от этого не сделалось.
   Заклинательных линий становилось все меньше. Напряжение явственно спадало, наконец колдун встал, похоже, закончив. Поблагодарил мужчину-связку, тоже поднявшегося. Кстати, мужчина тут же вышел, чуть прихрамывая - то ли тело затекло, то ли у него было что-то с ногами.
   Тодерс, повернувшись вместе с креслом, негромко заметил:
   - Я требую, чтобы на Совете ты без Арики не появлялся.
   Жорот развернулся в его сторону и весь подобрался, поинтересовавшись ледяным тоном:
   - А как насчет обоснованности подобного требования?
   - А как насчет того, что ты только что не отправил на тот свет всех здесь присутствующих? - мрачно возразил маг.
   - Позволю себе напомнить, что в подобных ситуациях подбираются две, три варианта связки - чтобы был выбор, а не суют человека, даже как следует его не протестировав!
   - За это время хорошо, что хоть этого разыскали! С твоими-то особенностями...
   - О чем ты думал, когда ставил меня на эту должность? Только вот о родственной преемственности не надо! Это как раз можно переиграть - да, большими затратами, но можно!
   - Сейчас мы не можем позволить себе "большие затраты". - Тодерс подошел к Жороту почти вплотную, раздраженно уставившись на колдуна. - И не в последнюю очередь благодаря тебе! Так что уж, будь добр, пока мы не подберем связку...
   - Нет уж, "будь добр" ты - не ставить подобных условий! - ощерился тот.
   Маг сообщил, чеканя каждое слово:
   - Ты обязан выполнять мои требования. Тем более, прекрасно понимаешь, что я имею для них полные основания.
   Если начальник и намеревался своей тирадой произвести какое-то впечатление, то желаемого не достиг. Колдун, глядя на Тодерса сверху вниз - он был выше чуть не на полголовы, огрызнулся:
   - Это не обсуждается! Без нормальной связки я просто не выйду в круг.
   - Опять ультиматумы! - прорычал Тодерс.
   - Ультиматумы?! - тон Жорота мог поспорить с тоном его собеседника практически на равных. - Ты собираешься поставить в круг девчонку, которая едва разменяла полвека! Совсем с ума сошел?!
   - Прекратите! - вмешался Н'еве, чуть не вклиниваясь между мужчинами и осторожно беря Тодерса за предплечье. - Я постараюсь найти связку до следующего круга. В самом крайнем случае Арика выйдет...
   - Она не выйдет! Ищи связку исходя из этого. - Жорот резким движением открыл портал и жестом предложил женщине пройти вперед.
   Оказавшись в гостинице, Арика повернулась к колдуну. Спор, при котором она только что присутствовала, оставил у нее крайне неприятный осадок. Ведь хоть и она являлась его предметом, ее мнение не собиралась принимать в расчет ни одна из сторон. Ладно Тодерс с Н'еве - что вообще ожидать от этих насквозь прожженных ублюдков, к тому же им по умолчанию на нее плевать. Но Жорот, защищающий ее интересы, и при этом абсолютно игнорирующий ее мнение, взбесил женщину гораздо больше.
   Она с нехорошим выражением уставилась на мужа.
   - Извини, а тебе не кажется, что надо было - хотя бы ради приличия - прежде чем что-то решать, поинтересоваться моим мнением? Я не предмет, чтобы вот так ко мне относиться.
   Колдун поморщился, негромко отозвался:
   - Извини, это необходимость... Ты не против позавтракать? Я еще не ел.
   Женщина подошла к стене, провела рукой рядом с серебристой панелью, закрепленной справа от входной двери, и, дождавшись вежливо-безличного вопроса "что бы вы хотели?" скороговоркой перечислила заказ. И вопросительно глянула на Жорота.
   - То же самое, - равнодушно отозвался он.
   - На двоих!
   Отключив переговорку, она заметила:
   - Я все понимаю, но может, действительно стоит использовать меня как глаза?
   Колдун передернулся. Покачал головой:
   - Ни в коем случае!
   - Но сейчас...
   - Сейчас была просто инициация. И то, хоть тебя и подстраховывали парни... Да ты разве сама не чувствуешь - у тебя опять перерасход пошел! Как Тодерсу вообще могла прийти в голову мысль тебя задействовать, - раздражение выплеснулось и в тоне, и в выражении лица.
   - На Тодерса мне плевать. Да и глупо было бы от него что другое ожидать - у этого политикана свои проблемы с головой. Но я видела, как ты работал со связкой и как со мной! Так что давай все же договоримся...
   - Нет, извини. Об этом не может быть и речи, - безапеляционное заявление, гораздо более резкое, чем он позволял себе до сих пор.
   Арика выдохнула, усмиряя вспыхнувшее бешенство, и попыталась воззвать к разуму и логике:
   - Почему? Да, я вижу, что у меня перерасход. Но это не страшно...
   В дверь постучали, молодой паренек зашел с подносом, ловко накрыл на стол и буквально пару минут спустя исчез.
   Дождавшись, пока они остались одни, Жорот жестом предложил Арике сесть и, устроившись за столом сам, объяснил:
   - Дело не только в этом. Да, при инициации и подобных вещах ты не даешь свою Карту Совету. Но получается вплетаешься в структуру Сил... Так хочешь быть к ним привязанной, возможно, служить им источником энергетики?
   - Я так почему-то думаю, что это взаимообразный процесс, - заметила Арика, принимаясь за еду.
   Что-то ей подсказывало, что речь идет не о банальном вампиризме, а, скорее, о взаимопроникновении. О чем колдун, похоже, опять умалчивал.
   - Возможно, - не стал спорить Жорот, тоже накладывая себе что-то на тарелку. - Но чем меньше ты с Силами контактируешь, тем лучше.
   - А тебе не кажется, что поздновато об это думать? - поинтересовалась Арика в перерыве между запихиванием в себя еды. - Я застряла здесь, и, так или иначе, от ваших Сил никуда не денусь.
   - Отнюдь. Для полноценного контакта необходима именно инициация либо что-то подобное. Твое согласие, понимаешь? А иначе Силы до тебя просто не достучатся. Так же как божество не может насильно сделать человека своим адептом - аналогия полная.
   - Хорошо, а если я не против? - женщина, подумав, отодвинула тарелку - все же переедать нежелательно.
   Колдун тоже не отличался сегодня аппетитом. И явно был раздражен.
   - Арика! Для того, чтобы быть "против" или "не против" ты должна хотя бы представлять сам предмет. Ты о Силах вообще услышала вчера. И собираешься что-то решать?
   - А ты считаешь себя достаточно умным и просвещенным, чтобы решать за меня, да? - в женщине опять заговорила стерва. И не сказать, что совсем уж беспричинно.
   Но Жорот не поддался на провокацию, мягко заметив:
   - Скажем так, давай воздержимся от каких-либо действий до тех пор, пока ты не разберешься, что к чему.
   - С одним маленьким нюансом - ты можешь до того момента, пока я разберусь, не дожить! - раздраженно уточнила Арика. - Все, в чем ты мне сейчас убеждаешь, перечеркивается одним - ты не справишься на своей чертовой инициации, или как там это называется, и сдохнешь!
   - Маловероятно...
   Женщина сжала губы, начиная по-настоящему беситься:
   - Повторяется история с Кловом? Ты мне каждый раз пытаешься доказать, что все в порядке, что ничего суперсложного, даже неприятного, тебе не грозит. А реально мы - вдвоем - выбираемся на пределе!
   Жорот устало потер повязку, спокойно заметил:
   - Да, я прекрасно осознаю, что мне в Совете не место. Что я не гожусь ни для чего, кроме как преподавания, и то с большой натяжкой. Что поделаешь, калека...
   - Боги! - взвыла Арика. - При чем тут это? Ты совсем идиот?
   Колдун, не слушая ее, продолжал:
   - Но меня продолжают использовать там, куда и близко допускать нельзя. И я ничего не могу с этим поделать. Пойми, да, ты можешь мне помогать, но закончится это тем, что с чем-то мы не справимся - уже вдвоем! Сама признаешь, ситуации на пределе. Так что давай уж...
   - Давай уж ты сдохнешь сам? - возмущенно подалась вперед Арика.
   - Не сдохну, - пожал тот плечами. - Вытащат и, может, хоть после этого...
   - Вот только не надо мне рассказывать про "вытащат", хорошо? Тодерсу ты нужен, конечно, но не настолько, чтоб тебя "тащить"! Тем более, если нужно будет серьезно платить за это...
   Колдун устало выдохнул, и негромко, но твердо заявил:
   - Твое вмешательство даже не обсуждается. Если ты еще раз попытаешься...
   - Ого! - злость накрыла волной, женщина, прищурившись, уставилась на Жорота. - Уже условия ставим? Не рановато, для первой недели брака?
   - При чем тут...
   - Да ни при чем! - раздражение, как она ни пыталась успокоиться, нарастало, подходя к критическому. - Я просто прикидываю, что с таким отношением через месяц я тебя пошлю, так может прямо сейчас проделать? Зачем тянуть?..
   - А может, ты все же посмотришь чуть дальше, чем на один шаг вперед, куда тебя, собственно, и подталкивают?
   - Чуть дальше - это на перспективу воспитания детей на пару с Роджем? - язвительно уточнила она.
   - Лучше, если Роджеру придется воспитывать их одному?
   Злость выплеснулась почти физически ощутимой волной. Жорот дернулся, выругался, схватившись рукой за шею. Арика невольно подалась вперед и увидела тонкую черную линию, идущую вокруг шеи.
   - Что там?
   - Ожог, - приглядевшись, констатировала женщина. - На месте остаточного стигмата.
   Она искоса глянула на кисть - так и есть... Жорот напрягся - похоже, почуял, что переступил какую-то грань. "Поздновато, - мрачно подумала женщина, назад пути уже просто нет."
   - Подожди. Ты...
   - Взгляни на левую руку, - устало перебила его Арика. - Я так думаю, что если браслет исчез у меня, то и у тебя тоже... Нет?
   Не слушая, что он пытался ей сказать, она продолжала:
   - Знаешь, мне кажется, что если у тебя не будет подстраховки в качестве меня, ты будешь более внимательно относиться к своей жизни. Детей-то скинуть уже некому будет. Хотя... Роджа мне, наверное, забирать не стоит. Так что все в твоих руках - а я просто не хочу наблюдать за твоим самоубийством, уж прости. Всего хорошего. Еще забегу как-нибудь, попозже. Когда настроение появится.
   Колдун вскочил, но добраться до нее не успел - Арика вышагнула через Зону домой. Выпрямилась - получилось, перемещение было почти в сидячем положении, зябко обхватила плечи руками. Хотелось забраться в спальню, закрыть дверь и свернуться клубком, так, чтобы никто не трогал. Но прежде надо было кое-что сделать.
   Она решительно добралась до портала, который соединял ее дом с домом Жорота. Колдун, когда устанавливал его, говорил, что при желании окно портала можно убрать. Причем сделать это мог и немаг, а уж Арика - тем более. Женщина сосредоточилась, вспоминая последовательность действий, и решительно проделала все необходимые манипуляции. Конечно, при желании колдун доберется до нее и без стационарного портала, но не убрать его Арика не могла. Одна мысль об этом чертовом проходе раздражала, а когда он схлопнулся, женщина ощутила ни с чем не сравнимое облегчение. И, наконец, смогла спокойно пройти по пустому - своему - дому, даже желание прятаться пропало. Она была дома. Да, одна, но дома - там, где она полновластная хозяйка и никакая сволочь не будет лезть в ее жизнь!
  
  
  
   Это был один из формально-обязательных приемов, на которых, хочешь не хочешь, необходимо отметиться. Арика, протанцевав с Сержем два танца, наконец отпустила мужа, шепнув, что хочет отдохнуть. Подошла к окну, задумчиво посмотрела на город - с высоты воздушного зала он был, как на ладони - с кубиками домов, громадным заливом почти в самом центре и широкой лентой реки, пересекающей пятно залива.
   Она любовалась на эту картину долго и очнулась от тихого:
   - Добрый вечер.
   Повернула голову и замерла. У нее перехватило дыхание - мужчина, стоящий рядом, слишком напомнил ей бывшего друга... Но этого мужчину она не знала. Или не помнила, что тоже вероятно.
   - Добрый, - она сделала над собой усилие, вежливо улыбнувшись. - Мы знакомы?
   - Неужели я так изменился, Арика? - улыбка тоже слишком напоминала Жорота.
   У женщины мелькнула догадка, скорее на уровне интуиции:
   - Фест? - недоверчиво спросила она.
   - Значит, все не так страшно, как я подумал, - он склонился над ее рукой, намереваясь поцеловать, но Арика не дала, она обняла его, поцеловав в щеку. Фест ответил тем же. Женщина, схватив его за руку, потащила на один из балконов - она хотела поговорить, чтоб никто не мешал.
   - Боги... Ты здесь как оказался?
   - По делам. Я сейчас работаю в транспорте, вот и путешествую постоянно.
   - Как остальные? Как твои дети? Рони наконец вышла замуж?
   - Вышла, - улыбаясь, подтвердил мужчина. - Родила троих. Ну, про Атану и Тойди ты наверняка сама все знаешь. У меня те же двое наследников - ты их видела, помнишь.
   - Ты еще дедом не стал?
   - Есть шанс, что скоро стану.
   - А Жорот как? Завел детей со своей новой парой? И что с Роджером?
   - С Роджером и Лонгом все нормально. Они сейчас живут у Атаны и Тойди, присматривают за детьми.
   Арика насторожилась. Что-то не так...
   - А почему Родж не с Жоротом? Из-за новой жены?
   Фест очень неохотно ответил:
   - Отец на каторге. Уже семь лет. И еще девять осталось. Ты действительно не знала?
   Арика какое-то время осознавала новость и наконец тихо сказала:
   - Откуда? Атана мне ничего не говорила...
   - Отец просил ее молчать, - кивнул мужчина. - Но я думал, она все же...
   - Нет. А больше у меня контактов с Кланом нет... Куда он опять вляпался? - устало спросила женщина.
   - Отказался выполнять распоряжение Совета, потому что считал его ошибочным, снял с себя все полномочия. А в Клане как раз была полувоенная ситуация и его - по военным законам - осудили. Потом оказалось, что он прав, и мы долго исправляли ошибки...
   - Тогда почему не отменили приговор? - возмущенно подалась вперед Арика.
   - Отца не любят, да ты это сама знаешь. Мы подавали апелляции, бесполезно. Уперлись на какой-то формальности и... Единственное, пообещали, после окончания заключения сразу восстановить ему все права.
   - В смысле?
   - Обычно бывшие заключенные очень не скоро получают гражданские права, только когда "докажут", что достойны этого. Считай, еще несколько лет, а то и десятков, унижений.
   Арика устало потерла лоб. Можно подумать, сейчас его не унижают. А он наверняка еще и нарывается - со своей дурной головой...
   - Не представляю его на каторге... Как он там вообще выживает?
   - Думаю, хреново. Свидания разрешены раз в полгода, но он сразу передал просьбу, чтобы мы к нему не приезжали. Очень... настойчивую.
   - То есть ты его не видел?
   Фест криво усмехнулся:
   - Заключенных можно видеть так, что они об этом не знают. Видел, конечно. И Рони, и Атана ездят каждый раз. Роджа мы не берем.
   - А жена?
   Фест поморщился. Похоже, очередная пара отца не вызывала у него особых симпатий.
   - Они разошлись за несколько месяцев до скандала.
   - Так... - Арика помассировала виски. Может, Жорот еще и поэтому сорвался. Она бы не удивилась. Достаточно вспомнить, как он переживал их разрыв - выглядел разве не ожившим покойником. Из-за этого, собственно, Арика и прервала всякие контакты со знакомыми в Клане - чем меньше они встречались, тем лучше. Даже с дочерью, которую оставила на попечение Роджера (девчонке разумней было получать образование в школе Клана) женщина виделась достаточно редко. Тогда и произошло охлаждение их с Атой отношений. Впрочем, до полного разрыва не дошло.
   Она встряхнулась и спросила - прямо и в лоб:
   - А теперь быстро говори, что можно сделать. Только не надо рассказывать, что наша встреча случайна, хорошо?
   Мужчина вскинул бровь, совсем как отец.
   - Его можно выкупить, как раба. Но никому из Клана его не продадут. Закон такой, чтоб заключенный не попал ни к друзьям, ни к врагам. Тебе - тоже нет. Тебя слишком хорошо помнят. Нужно, чтоб это был человек, не связанный с тобой - хотя бы формально. Твой муж не подойдет. А вот любой посредник может перепродать его тебе... Но не в Клан - если каторжника выкупит клановец, то сам угодит на каторгу.
   - Так. Найти посредника не проблема. Вопрос в другом, - Арика, прищурившись, уставилась на Феста. - Почему ты пришел только сейчас? Через семь лет? Почему не сразу?
   - Как будто ты не знаешь отца, - поморщился мужчина. - Он, когда поймет, что к чему, неизвестно что вытворит...
   - Ничего не понимаю, - она невольно повторила его гримасу. - Если он настолько меня ненавидит, то смысл?
   - Он не ненавидит... Но... Сейчас это не имеет значения. Видишь ли, недавно на полях сменился начальник. И когда я последний раз видел отца, то... в общем, не знаю, что там произошло, но ему осталось совсем немного. Над ним, похоже, регулярно издеваются. Я туда втихую Ларса привел, он сказал, что больше пары месяцев отец не протянет. Если не меньше.
   - Так. Идем, - женщина стремительно вылетела в зал. К ней тут же подошел муж:
   - Куда ты... Что стряслось, Арика?
   - Серж, это Фест, один из близнецов, помнишь, я тебе говорила? Фест, это мой муж.
   - Мужчины обменялись рукопожатиями и приветствиями.
   - Фест, что именно за поля и где они расположены?
   Мужчина протянул два амулета:
   - Круг - портал туда. Второй - обратно.
   - На сколько человек рассчитаны?
   - Без ограничения.
   - Отлично. Серж, Фест погостит у нас. Займись им, я сейчас занята.
   Стараясь не бежать, чтоб не привлекать внимания, Арика покинула бальный зал. И прямо из коридорчика шагнула через Зону в особняк одного из своих знакомых. Точнее, на ступеньки перед особняком - она не была уверена, что Солг дома, а дворецкий наверняка знал, где он. Нажала на изукрашенную кнопку звонка и терпеливо замерла, зная, что ее сейчас разглядывают в камеру.
   Торн - дворецкий, кстати, довольно молодой - ему было едва под тридцать - открыл дверь, и тут же посторонился, пропуская Арику в дом.
   - Здравствуй. Солг дома?
   - Да, леди.
   - Спроси, может ли он меня принять.
   - Хорошо, леди.
   Как Арика и рассчитывала, минуту спустя Торн проводил ее в одну из гостиных. Ее приветствовал Солг - сорокалетний мужчина, подтянутый, выглядящий едва на двадцать пять, один из богатейших людей это планеты. Они познакомились, когда Солг был мальчишкой, разнузданным наследником богатых родителей. С тех пор утекло много воды, мужчина остепенился, и, вопреки прогнозам, не только не промотал состояние предков, но и приумножил его. И считал, что так хорошо все для него сложилось в жизни не в последнюю очередь благодаря Арике, которая, в свое время, вправила ему мозги - просто походя, так получилось. Женщина не особенно ставила себе это в заслугу, но, тем не менее, их дружеско-приятельские отношения она не прервала.
   К тому же, по совету Арики, Солг уже раз омолаживал в Клане, и себя и жену, и собирался делать это и впредь. Возможность продлевать жизнь ему очень пришлась по вкусу. В общем, несмотря на значительную разницу в положении - Арику со скрипом воспринимали в высшем свете - они оставались друзьями на протяжении двух с лишним десятков лет. Поэтому она могла рассчитывать, что Солг выполнит ее просьбу. Они обнялись, обменявшись приветствиями.
   - Я смотрю, у тебя ко мне дело? - проницательно заметил мужчина, указывая на кресло.
   Женщина кивнула, но садиться отказалась - для того, чтобы усидеть спокойно, пришлось бы применять слишком много усилий.
   - У тебя рабы есть? Ты вообще с их покупкой-продажей сталкивался?
   Солг подошел к столу, достал из резной шкатулки сигарету, прикурил. В присутствии Арики он разрешения не спрашивал - она сама не курила, а к дыму относилось индифферентно. Зато крайне отрицательно к любым условностям, так что они договорились, ко всеобщему удовлетворению, не портить формальностями друг другу нервы.
   - Да, у меня есть рабы, - затянувшись, кивнул мужчина. - Тебя интересует что-то конкретное?
   - Мне нужно, чтобы ты или кто-то из твоих знакомых выкупил каторжника как раба. Для меня.
   Она заметила, что нервно вертит в пальцах прозрачный осколок какого-то минерала - Солг держал на столе приглянувшиеся ему экспонаты своей коллекции, периодически их меняя. Арика досадливо поморщилась и положила вещицу на место.
   - Конкретного каторжника?
   Женщина кивнула. И добавила:
   - Как можно быстрей. Он может не дожить.
   - Подожди немного.
   Солг вышел в другую комнату. Вернулся довольно скоро, сообщил:
   - У меня есть агент, занимающийся поставкой рабов. Он работает не только со мной, клиентов у него достаточно. И ситуации, подобные твоей, тоже случались, я думаю. Сейчас парень появится, побеседуешь. Кто тебе твой каторжник?
   Арика мрачно отозвалась:
   - Старый знакомый. Я его не видела... очень давно. И только сегодня узнала, что...
   - Он маг?
   Арика кивнула. При этом у нее было такое мрачно-расстроенное выражение лица, что Солг перестал расспрашивать, переведя разговор на другое.
   Скоро появился высокий атлет, еще и со смазливой физиономией. Арика сначала даже не восприняла его, как перекупщика. Скользнула равнодушным взглядом, и только после того, как Солг его представил - атлета звали Левс, - и сказал, что это именно тот, кого они ждут, женщина сосредоточила на нем внимание.
   Обменявшись рукопожатием, Арика коротко сформулировала цель:
   - Мне нужен конкретный каторжник, его можно выкупить как раба. Проблема в том, что мне его не продадут. И в том, что времени осталось всего ничего - он в очень плохом состоянии.
   - Плохо, - задумчиво заметил атлет. Он явно был в кабинете не впервые - уверенно расположился в одном из кресел, подтянув его к столу. И постукивал пальцами по подлокотнику, глядя на стоящую женщину снизу вверх. Хотя, учитывая разницу в росте, не слишком-то и снизу...
   - Мне надо как-то аргументировать, зачем он мне.
   Арика прошлась от окна к стене, повернувшись к атлету, нехорошо хмыкнула:
   - Скажете - естественно, неофициально, поломайтесь как следует, - что его выкупает один из его врагов. Можете намекнуть, что ему все равно не жить, так что пофиг, в каком он состоянии.
   - Я не понял, он тебе друг или как? - ехидно уточнил Солг, уставившись на ее злорадно-предвкушающую физиономию.
   Арика только вздохнула:
   - Не называйте ни в коем случае моего имени, Левс, иначе я не гарантирую, что ему придет в голову. И, пожалуйста, что бы Жорот ни вытворял, не причиняйте ему вреда. Но наручники не снимайте, я сама это сделаю. Он маг, а наручники лишают его возможности магией пользоваться.
   Она дала координаты планеты Клана, и Левс нахмурился:
   - Это слишком далеко...
   - Вы пользовались когда-нибудь порталами, Левс?
   - Бывало, - коротко кивнул тот.
   Арика, не сдержавшись, вскинула бровь - парень нравился ей все больше. Ни тебе показных возмущений "да я - и не знаю, что такое порталы?", ни страха перед магией - что в этом - маломагическом - мире было весьма распространено.
   - Я дам два амулета - туда и обратно, на любое число людей.
   - То есть, я могу в этой же тюрьме набрать партию? - задумчиво заметил атлет.
   - Это вам решать. Меня интересует только Жорот - живой. Когда вы сможете заняться этим? За срочность я заплачу.
   Последние фразы получились слишком уж требовательными. Однако мужчина, кажется, не обиделся. Отозвался со спокойной иронией:
   - Да хоть сейчас. Ради такой решительной леди... А что вы собираетесь делать со своим приобретением, Арика?
   - Отпустить, - фыркнула та, не прекращая метаться по кабинету.
   Левс хмыкнул:
   - Именно освободить, а не убить, вы это понимаете под "отпустить", да? Типичная ошибка тех, кто никогда не сталкивался с нашими законами. Вы не сможете это сделать до того, как у него закончится срок заключения.
   Арика замерла и уставилась на мужчину. Тот кивнул:
   - Он будет рабом все годы, что ему осталось сидеть. Сколько?
   - Девять лет, - выдохнула женщина, страдальчески берясь за голову и присаживаясь-таки на уголок кресла. - Серж меня убьет... Или его... - обреченно махнула рукой. - Ладно, состыкую я их как-нибудь...
   - Это ты о нем мне как-то в невменяемом состоянии рассказывала? - уточнил Солг. - Он же голубой?
   - Когда? И в каком... невменяемом? - уставилась на него Арика.
   - Лет десять назад. После третьей бутылки водки на двоих...
   Левс, хмыкнув, покосился на женщину.
   - Помнишь, после моего тридцатилетнего юбилея? - уточнил Солг.
   Арика пожала плечами - вполне возможно, после такой дозы она запросто могла болтать о чем угодно:
   - Не помню. Наверное, о нем. Только он не голубой, он бисексуал. И что рассказывала?
   Левс поднялся:
   - Ладно. Где амулеты?
   - Вот, - Арика отдала ему вещицы. - Круглый, туда, а эта палочка - обратно.
   - Какие-нибудь особые приметы у вашего друга есть? - уточнил Левс перед уходом. - Чтоб мне вместо него никого другого не подсунули.
   - А то, - буркнула женщина. - Особей некуда. Он слеп, у него глаза выжжены. Давно, уже зарубцевалось все.
   Левс поперхнулся воздухом, а Солг заметил:
   - Это ты мне не говорила...
   Арика пожала плечами и добавила:
   - Жаль, портретов у меня нет. Хотя... Сейчас. - Она подошла к атлету, дотронулась до предплечья, сконцентрировалась и передала ему картинку.
   - Таким я его видела в последний раз.
   - Я думаю, за четыре-пять часов управлюсь, - сообщил Левс и ушел.
   Стрелки антикварных механических часов показывали два часа дня. Арика задумчиво прикидывала, стоит ехать домой или нет?
   - Побудешь у меня? - предложил Солг.
   - Если можно, спасибо, - кивнула она, решив, что этот вариант предпочтительней - Левс мог появиться и раньше.
   - Так что я тебе про него говорила? Любопытно...
   - Что вы с ним характерами не сошлись или поругались из-за чего-то... Точно не помню уже.
   - Было такое, - проворчала женщина. Ну его... Тебе новые минералы привезли?
   - Да, я еще не успел показать! Идем.
   - А Мира скоро придет? Я ей обещала кое-что...
   - К вечеру. Она у модистки.
   Жена Солга приятельствовала с Арикой почти все время супружества. Причем, в отличие от большинства "подруг", женщины действительно хорошо относились друг к другу, хотя сначала Мира восприняла приятельницу мужа настороженно. Но со временем, разобравшись, что отношения Арики и Солга никогда не переходили и не собирались переходить интересующей ее грани, Мира сначала привыкла к Арике, как к необходимому злу, а потом как-то незаметно нашла с ней общий язык. А после рождения у Миры первого ребенка они вообще стали подругами. Что Арику крайне устраивало - меньше всего ей хотелось служить источником неприятностей в их семье.
  
  
  
   Солг с Мирой и Арика только-только сели ужинать, когда Торн сообщил о приходе Левса. Женщина нервно положила приборы и хотела подняться из-за стола, но Солг повелительно махнул дворецкому:
   - Сюда пригласи. И поставь еще один прибор...
   Вошедший поздоровался с Мирой, но, когда Солг приглашающее указал на стол, отрицательно покачал головой. Повернулся к Арике, которая не сводила с него напряженного взгляда, и сообщил:
   - Он здесь. В коридоре, за дверью.
   Женщина расслабила пальцы, тихо выдохнула.
   - Так веди его сюда! - хмыкнул Солг.
   - Не стоит, - покачал головой Левс. - Его вид отнюдь не для столовой.
   - Я должна убедиться, что это он и после этого подпишу все документы. Где это можно сделать?
   - Я тоже хочу его увидеть, - заметил Солг.
   - О ком речь? - уточнила Мира.
   - О рабе, - коротко отозвалась Арика. - Как я подозреваю, в плохом состоянии. Так что тащить его в столовую действительно не стоит.
   Мира подняла бровь и заметила:
   - Ну, если у самого входа...
   Арика только вздохнула. А ей показалось, что подруга должна ее поддержать. Но Мира - аристократка в запредельном поколении - иногда проявляла странную либеральность. Или любопытство?
   - Хозяева - вы.
   - Значит, решено. - Солг кивнул Левсу.
   Жорота Арика узнала в первый же миг, как только он шагнул в комнату. И, судя по тому, как мужчина напрягся, он ее тоже узнал. Хотя она-то практически не изменилась. Даже прическа та же. А вот он... Во-первых, на нем не было привычной повязки, лицо с обнаженными зарубцевавшимися глазницами выглядело жутковато. Обычно чисто выбритый, сейчас он был с недельной щетиной на лице, а волосы - всегда длинные - были обкорнаны чуть не под корень. Но это все были мелочи в сравнении с жуткой худобой, шрамами на теле, причем некоторые были свежими. Мужчина был только в неопределенного цвета штанах, к тому же коротких, босой и загоревший чуть не дочерна, или просто грязный, не поймешь. На запястьях, само собой, были железные браслеты, соединенные цепью. Рядом стоял невысокий мужчина в неброском коричневом костюме - наверное, надсмотрщик.
   - Где подписывать?
   Арика поставила в нужных местах подпись и тут же перевела деньги. Кстати, не так много, она считала, что будет гораздо больше. Спрятала документы в выручалку.
   - Благодарю. Я вам еще что-то должна, Левс?
   - Нет, мы в расчете. Теперь это ваша собственность.
   - А я думал, хуже уже быть не может, - язвительно заметил колдун, хрипловато - видно, долго молчал.
   И тут же получил удар от надсмотрщика. Плеть рассекла кожу на плече, кровь побежала струйкой. Жорот даже не вздрогнул, явно собираясь еще что-то добавить. Арика рявкнула надсмотрщику:
   - Прекратите!
   Левс сделал знак, и крепыш отступил, сворачивая плеть.
   - Ошибся, какая незадача, - переждав всю эту кутерьму, закончил колдун.
   - Давай ты с претензиями до дома потерпишь? - не менее язвительно предложила Арика. - А не будешь устраивать показательные выступления? Не, я понимаю, для этого нужно чудеса выдержки проявить - заткнуться на целых пять минут!!! - она не то, чтобы орала, но прорычала фразу конкретно.
   - Как прикажет хозяйка, - издевательским тоном отозвался Жорот. - простите, что не кланяюсь, упасть могу. Или это значения не имеет? Так даже легче ноги целовать?
   Надсмотрщик явно с трудом сдержался, чтобы не огреть подопечного еще раз. Левс даже усмешку не посчитал нужным сдерживать, а Арика страдальчески поморщилась. Мира наблюдала за спектаклем со сдержанным интересом, а Солг расхохотался:
   - Я смотрю, тебе в ближайшие девять лет будет очень не скучно... Поздравляю!
   - Спасибо, - мрачно буркнула женщина. - Извините, мне пора. До свидания.
   Она подошла к Жороту и, привычно взяв его за руку, шагнула через Зону домой. Они оказались в ее спальне - Арика машинально вышла именно в нее.
   - Ну, что ты мне еще хотел сказать? - поинтересовалась женщина, одновременно поднимая его руку и осматривая кандалы. Просто так не снимешь.
   От издевательского тона не осталось и следа. Колдун резко бросил:
   - Мне не нужна твоя жалость, как и твоя помощь. Если хоть немного меня уважаешь, перепродай кому-нибудь, или просто горло перережь. Хотя на последнее тебя не хватит, однозначно.
   Женщина поморщилась. Она не рассчитывала на благодарность, но к тому, что Жорот будет хамить, тоже как-то не была готова. Он что, пытается ее вывести из себя? А вроде неглупый мужик... был.
   Арика уставилась мужчине в лицо. И только сейчас обратила внимание на ошейник. Значит, не только кандалы придется срезать. Кстати, кто сказал, что игра в "доведение до ручки" может идти только в одни ворота? "Или считаешь, из-за твоего положения я тебя жалеть буду? Ага. Счас..."
   - А тебя не хватит на то, чтобы принять от меня, гадины, помощь, да? - хмыкнула Арика. - Сочувствую. Но придется потерпеть. Сам дурак, нефиг было со своим Советом спорить, тогда не попал бы в такую ситуацию. Так. Идем.
   Она спросила у первой попавшейся в коридоре служанки, где муж.
   - В малой гостиной, - ответила женщина, косясь на Жорота.
   - Спасибо.
   Серж поднялся навстречу. Один.
   - А где наш гость? - поинтересовалась Арика.
   - Он отказался зайти, - невозмутимо отозвался муж. - Спешил куда-то.
   Женщина дрогнула бровью:
   - Жаль. Серж, как можно это снять? - она кивнула на скованные руки Жорота.
   Мужчина подошел, пригляделся:
   - Ага. Сейчас...
   Вернулся он довольно быстро, с каким-то небольшим приспособлением. В минуту разделался с одним наручником, принялся за другой.
   - На шее тоже... Спасибо, - она, поморщившись, брезгливо подняла свалившиеся кандалы. Вызвала слугу и приказала выкинуть эту дрянь, причем подальше. И сообщила мужу. - Это мой давний знакомый, Жорот. Попал в неприятности из-за гордости, несоразмеримой ни с разумом, ни с рациональностью. Так что в ближайший десяток лет ему придется жить здесь. Жорот, это Серж, мой муж. И... минуту.
   Арика через Зону перешла в дом Ларсена. Вышагнув посреди гостиной, что оказалось правильным - ее тут не было довольно давно, расстановка мебели, само собой, претерпела значительные изменения. Она отправилась на поиски целителя. Еще пару минут спустя она полюбовалась на отвисшую челюсть светловолосого парня и коротко сообщила:
   - Мне нужно, чтобы ты занялся Жоротом.
   - Конечно, - пришел в себя Ларсен. - А он уже...
   Арика кивнула, беря его за руку и переходя домой.
   Ларсен с откровенным ужасом уставился на колдуна, едва кивнув Сержу. Арика, не давая ему возможности что-то высказать, вцепилась второй рукой в Жорота и потащила - и его и Ларсена - в одну из спален. Коротко бросила колдуну:
   - Твоя комната. Ларсен, я буду с мужем. Если заблудишься, попроси любого слугу, он покажет дорогу. Хорошо?
   - Да.
   Когда Арика оказалась в гостиной, муж ее явно ждал.
   - Кто это?
   Женщина, устало вздохнув, упала на диван.
   - Я ж тебе сказала. Давний, очень давний знакомый. Ну, названный отец Атаны.
   - А... Вот это кто, - пробормотал Серж.
   Арика встала, подошла к мужу и обняла его:
   - Пожалуйста. Не надо, а? Мы с ним и расстались-то потому, что... Ну, не смогла я с ним ужиться. Слишком мы разные. А лучше, чем ты, для меня вообще нет!
   - Просто каждый раз, когда появляется кто-то из твоего прошлого, мне становится не по себе. Ты уверена, что он безопасен?
   - Конечно, - соврала Арика, хотя сама такой уверенности не испытывала. Семь лет на каторге... Кто знает, что они могли сделать с человеком. - Имей ввиду, формально, по документам, он раб. И будет рабом еще девять лет.
   - Он действительно станет жить с нами? - уточнил муж.
   - Ну, извини, - она беспомощно пожала плечами. - А куда его деть?
   - В качестве кого?
   - Ох, - Арика только головой покачала. - Считай, старого друга. Который гостит, так пойдет?
   - То есть, статус, равный нам, верно?
   - Ты против? - если Серж станет возмущаться, придется что-то придумывать.
   - Мне все равно, только... Если вскроется, что он раб, многие твои друзья оскорбятся. Хотя бы потому, что он ел за одним столом вместе с ними.
   - Ну, когда мы будем есть не одни, он останется у себя, - вздохнула Арика.
   - А ты сможешь ему это объяснить? При его гордости?
   - При его гордости, я сомневаюсь, что он согласится вообще сесть с нами за стол, - устало отозвалась она. - Именно потому, что не захочет ставить нас в неловкое положение. Боюсь, мне его придется очень долго уговаривать.
   - Что за глупости?
   - К сожалению, это не глупости, - досадливо отозвалась она. - Это Жорот.
   - Н-да. Со слугами его тоже не посадишь, и они откажутся, и не на месте он там - это видно.
   - Да в таком виде, в каком он был, он вообще в порядочном доме не на месте, - буркнула Арика, намереваясь закончить неприятную тему. "Вроде все уже решили?"
   Серж мягко усмехнулся:
   - На самом деле, он даже так выглядит аристократичней и меня, и тебя вместе взятых. Будем ограничиваться полумерами. То есть, в семейном кругу он ужинает с нами, а вне - у себя в комнате. Поскольку мне не хочется портить отношения с моими партнерами, извини.
   - Да это ясно. Кстати, ты ужинал?
   - Да.
   - А я не успела...
   - Я уже распорядился, стол накрыли - на всех.
   - В смысле?
   - На четверых, - пожал плечами Серж.
   - Спасибо, - благодарно улыбнулась Арика.
   Ларсен появился довольно быстро. На этот раз Арика представила его мужу и тут же поинтересовалась у целителя:
   - Что скажешь?
   - Мне нужно поработать с ним как минимум раза три. А желательно, вдвое больше. Через промежуток в пять-шесть дней, - негромко ответил парень. - Иначе я ни за что не ручаюсь.
   - Не надо меня уговаривать, - поморщилась Арика. - Кстати, хоть немного расскажи, что с ним.
   - Легче сказать, чего у него нет, - неохотно отозвался Ларсен. - А есть у него все, начиная от отбитых почек и заканчивая очагом туберкулеза. Последний я обезопасил, но еще не полностью залечил.
   "Да уж, впечатляющий набор. Вытащили его действительно вовремя. Теперь главное закончить лечение, а то не дай боги..."
   - Когда следующий раз? У меня нет амулетов, я буду заходить за тобой, так пойдет?
   - Пойдет. Сейчас у вас сколько?
   - Полдвенадцатого ночи.
   Целитель задумчиво сообщил:
   - У нас почти четыре дня... Если в это же время, тебе не сильно поздно?
   - Нормально.
   - Хорошо. Ровно через пять дней, на шестой. Договорились?
   Арика кивнула и поинтересовалась:
   - Ты как насчет поужинать?
   - Я не голоден.
   - Кстати, а Жорот? Ему что можно, а чего нельзя есть?
   - Можно все, но понемногу, - сообщил Ларсен. - Желудок и зубы я ему сразу в порядок привел.
   Арика невольно передернулась. И уточнила:
   - На ужин точно не останешься?
   - Нет, спасибо.
   - Как скажешь. Тебя домой?
   - Да.
   Женщина вывела целителя в его комнате.
   - Я пошла. Ага?
   - Арика... Спасибо, - Ларсен устало провел рукой по лбу.
   Та только головой покачала. После многочасового нервного ожидания и пикировки с колдуном, сил на ругань с целителем уже не осталось. Хотя очень хотелось, за его дурацкие замечания. Можно подумать, Жорот ей посторонний! Ну, поссорились, и что? Это же не повод не помочь, тем более, в такой ситуации! И пусть Ларсен засунет свою благодарность... Женщина скривилась. Оказывается, несмотря на усталость, соответствующие выражения с языка все же рвались... Ладно. Замнем.
   - Да. У Жорота сейчас расшатаны нервы. Возможно, он будет беспричинно психовать... В общем, говори мне, я должен симптомы знать, хорошо?
   - Да. Еще что? - женщина терпеливо приготовилась к дальнейшим сюрпризам, но, как оказалось, зря.
   - Пожалуй, ничего.
   - Извини, его нервы могут послужить причиной нападения? На меня, на Сержа? - она не могла не уточнить - ладно, что с ней случится, а если с мужем?
   - Нет, ни в коем случае, - Ларсен аж передернулся. - Он может хамить, не спать, у него может быть плохо с сердцем. Но психически он полностью адекватен.
   Для женщины это было чуть не первой обнадеживающей новостью за сегодняшний непростой день. Целитель прощально кивнул. Арика вышла в своей гостиной и устало выдохнула.
   - Ну что? - уточнил муж.
   - Ларс говорит, он не опасен. Он очень хороший целитель, так что... Все хорошо.
   - Значит, ты все же сомневалась?
   Она виновато пожала плечами:
   - Я не видела Жорота очень давно. И последние семь лет он пробыл на каторге. Но до всего этого - он был одним из самых выдержанных и интеллигентных людей, которых я знала.
   - Что ж... - муж кивнул, принимая ее объяснение и соглашаясь с ним. - Надеюсь, он уже привел себя в порядок. Мне за ним сходить?
   - Нет, я сама, - вздохнула Арика.
   Она постучала в дверь, которая тут же подалась - не была прикрыта вообще.
   - Можно?
   - Конечно.
   Колдун был уже больше похож на себя. Точнее, на того Жорота, которого Арика помнила. Он успел выкупаться и причесаться - короткие волосы были непривычны, но, по крайней мере, смотрелись не так уродливо, как час назад. Щетина исчезла, на глазах появилась привычная повязка, он был одет в брюки, рубашку и какую-то мягкую обувь, как обычно, все черное. Скорей всего - поняла Арика - достал из выручалки. Конечно, жуткая худоба никуда не делась - скулы выпирали, на шее выделялась незагорелая полоска - след от ошейника. Арика машинально скользнула взглядом к исхудавшим запястьям - все правильно, там тоже были белые полосы.
   Он стоял и при появлении женщины склонил голову.
   - Идем ужинать, - тихо сказала она.
   Он вышел следом за ней. Арика только-только обрадовалась, что дело обошлось без споров, как колдун негромко заметил:
   - Надеюсь, за стол с собой ты меня не посадишь?
   - Зря надеешься, - невозмутимо ответила она, мысленно застонав. - И, пожалуйста, прекращай, а?
   Жорот замолчал. Но лишь до момента, когда они оказались в столовой. Серж с интересом и изумлением на уставился на колдуна.
   - Н-да. Преображение полное, - мягко заметил мужчина. - Садитесь, пожалуйста.
   - Мне позволено будет заметить, что я не имею права находиться за вашим столом?
   Серж взглянул на Арику, невольно дернув бровью, жена, ухмыльнувшись, пожала плечами. И перевела взгляд на колдуна:
   - Если на трапезах присутствуют посторонние - будешь есть у себя. Если нет, как тебе ни противно, придется составлять нам компанию.
   - Действительно, Жорот, - неожиданно подключился Серж с напускной серьезностью. - Я прекрасно понимаю, что, не будь вы в затруднительном положении, вы бы нас с женой и на порог своего дома не пустили бы, не то что за стол. Но придется поумерить свою гордость и удовольствоваться тем, что есть, то есть нашей, абсолютно неподходящей для вас, истинного аристократа, компанией.
   Арика в упор смотрела на колдуна, наблюдая, как каменеет его лицо. Но вот он расслабился и негромко, безэмоционально сказал:
   - Прошу прощения, - и сел за стол.
   - Ну что вы, - продолжал измываться Серж. - Это мы...
   - Хватит, а? - перебила Арика.
   - Как скажешь, - хмыкнул муж. И добавил. - Давайте вы не будете демонстрировать ваш характер, Жорот. Тогда я не стану показывать свой.
   Ужин прошел в негромких разговорах - естественно, Арики с Сержем. Колдун молчал, ковыряясь в тарелке. Впрочем, что-то он съел, а Арика не стала настаивать - она помнила замечание Ларсена о "понемногу". И заодно сообразила, что, наверное, раз уж "понемногу", то чаще, чем обычно. О чем она тут же сделала распоряжение горничной. Девушка присела в реверансе и вышла, покачивая бедрами. Серж проводил служанку взглядом. Арика, которая отнюдь не отличалась ревностью, сделала вид, что ничего не заметила. Вдруг ей пришла в голову мысль, и женщина вздрогнула, звякнув вилкой.
   - Серж... Извини, моя просьба будет выходить за грани приличия.
   - Да? - с любопытством уставился на нее муж.
   - Вызови проститутку, пожалуйста, - Арика кивком указала на колдуна.
   - Это лишнее, - глухо сказал Жорот.
   - Особенно после того, как Ларсен тебе лечение запустил, - ехидно отозвалась Арика. - У меня с памятью все в порядке, сейчас это необходимость!
   - В смысле? - заинтересовался муж.
   - После магического лечения откат в виде сильного сексуального возбуждения идет, - отозвалась Арика.
   Серж хмыкнул:
   - Ну, я напрягусь, позвоню своим неженатым друзьям и попрошу их об этой услуге. Я ж как женатый мужчина не могу знать телефоны проституток, верно?
   - Да кто б сомневался, - хмыкнула в свою очередь Арика.
   - Это действительно лишнее, - колдун поднял голову. - Меня кастрировали. Прошу прощения за столь неприличные подробности.
   Даже Сержа, похоже, проняло - он, побледнев, уставился на колдуна. Арика же вообще только несколько секунд спустя сообразила, что сжимает в руке уже не стакан, а осколки, и кровь из изрезанных пальцев пятнает скатерть.
   - Ч-черт! - Серж подскочил, но женщина здоровой рукой сделала жест, удержав его на месте. И стряхнула осколки с ладони.
   - Не страшно... Сейчас...
   - Прости, - все так же безэмоционально сказал колдун. - Давай залечу.
   - Сама справлюсь. Это что, индивидуально для тебя такое издевательство придумали?
   - Отнюдь. Закон такой. Если мага отправляют на каторгу, в тюрьму, больше, чем на год, его подвергают обязательной кастрации плюс специальное заклинание. В результате магическая сила как бы... консервируется.
   - А зачем? - недоуменно спросила Арика.
   - Наручники не дают магу возможность даже тело в нормальном состоянии поддерживать... А при консервации - получается чуть ли не замкнутая система, и хотя бы на то, чтобы не умереть от старости - хватает.
   - И сколько тебе лет? - не удержался Серж.
   - Чуть меньше тысячи, - равнодушно отозвался колдун.
   - Секунду, - приподнял бровь мужчина, - насколько я знаю, кастраты вполне в состоянии получать разрядку, единственное, они стерильны...
   Колдун пожал плечами:
   - Все, кого я знаю, импотенты. Возможно, побочный эффект заклинания.
   - Но ты уже без наручников, значит, необходимости нет! - прошипела женщина. - Так какого черта Ларсен...
   - Он не сможет, - перебил ее Жорот
   - А кто сможет? - Арика требовательно уставилась на колдуна. - Стоп... Регенерация. Только ты сам? Так какого?.. Тебе что-то для этого надо?
   - Твой приказ, - отрывисто отозвался Жорот.
   - Ты... издеваешься?
   - Подожди-ка, Арика... Какая-нибудь магическая зависимость? - уточнил Серж.
   - Именно, - спокойным тоном подтвердил Жорот.
   - Так, - Арика не торопилась отдавать приказ. - Пожалуйста, объясни все об этой зависимости. Я вообще не знала, что она есть!
   - После того, как я перешел в твою собственность, я не могу причинить тебе вред, если не буду выполнять твои приказы, то буду ощущать боль. И ни одно заклинание без твоего разрешения не сработает.
   - Все?
   - Да.
   - А когда пытаешься грубить? - подозрительно спросила Арика.
   - Боль, - неохотно ответил колдун.
   - Можно моим приказом отменить все ограничения?
   Серж встрепенулся.
   - Не знаю, - покачал головой Жорот.
   - Пробуем... Я снимаю с тебя все ограничения, налагаемые рабской зависимостью. Полностью и без отката назад. Как ты можешь проверить?
   Колдун положил ладонь на стол, на кисти затанцевал огонек.
   - Сработало, - голос неожиданно сорвался.
   - И запусти эту чертову регенерацию! - рявкнула Арика, делая вид, что ничего не произошло. - Думаю, тебе будет не очень приятно, но потерпишь уж как-нибудь!
   - Потерплю, - впервые за все время на губах колдуна появилась хоть какая-то улыбка.
   - Когда ты вылечишься? - требовательно спросила женщина.
   Жорот пожал плечами:
   - Месяц, два...
   - Скажешь Сержу. Не я же тебе девочек вызывать буду, в конце концов, - проворчала женщина. - Спокойной ночи. Сам найдешь дорогу или тебя проводить?
   - Найду.
  
  
  
  
   Прошло больше полутора часов, а Арика все никак не могла заснуть. Наконец она осторожно выскользнула из постели, стараясь не разбудить мужа, подошла к окну.
   - Да иди ты к своему другу, - раздался немного сонный голос Сержа. - А то ни сама не заснешь, ни мне не дашь.
   - Извини, - вздохнула женщина. - Я, наверное, к себе в спальню.
   - Как хочешь. Но лучше все же к нему, иначе так до утра и проворочаешься.
   Женщине вдруг пришла в голову любопытная мысль, хотя и диковатая.
   - А если... Я его сюда приведу? Ты как?
   - Зачем? - недоуменно отозвался Серж
   - Не знаю... Мне кажется, ему сейчас лучше одному не спать.
   - Ну а я тебе зачем? Чтоб я засвидетельствовал, что он кастрат, и ты мне не изменяешь? Но, сама знаешь, я тебе подобных претензий никогда не предъявляю.
   - Ну, если не хочешь...
   - Да веди, веди. Только если я его с тобой перепутаю, не обижайтесь, - ехидно предупредил Серж.
   - Сам с ним договаривайся, - хмыкнула Арика. - Возможно, он и не будет против.
   - А он, что?..
   - Угу. Именно. На две половины. Был.
   - Так что ты раньше не сказала? - фыркнул Серж. - Можно было мальчика привести, в пассивном состоянии он и сейчас может разрядку получить.
   - Это как? - уставилась на него женщина.
   - Не знаю. Но может. Проверено.
   - Тьфу. Я ж откуда знала. Только не докапывайся до мужика, хорошо?
   Арика добралась до спальни Жорота и осторожно зашла. Она вообще не была уверена, что потащит его куда-то, просто взглянуть на колдуна хотела, убедиться, что с ним все в порядке. Но, конечно же, оказалось, что он не спит. Как только Арика появилась на пороге, Жорот приподнялся на локте.
   - Чем обязан?
   Она только вздохнула, подошла к постели:
   - Что не спишь?
   - Непривычно.
   - Идем к нам.
   Колдун поморщился. Но без пререканий вылез из постели. Арика не стала вести его по коридорам, а взяла за руку и шагнула в спальню через Зону.
   - Быстро вы, - резюмировал Серж.
   - Арика, Серж... Давайте не будем, - напряженно сказал Жорот. И неожиданно добавил. - Пожалуйста.
   Муж уставился на Арику, она на Сержа. И оба перевели взгляды на колдуна.
   - Что "не будем"? - поинтересовалась Арика.
   Жорот напрягся.
   - Нет уж, будь добр, объяснись. Что ты решил с тобой делать будут? Насиловать?
   - А как это по-другому назвать?
   Серж быстро попросил жену:
   - Арика, секунду. По-моему, вы что-то не договариваете, Жорот. Что?
   Колдун выругался.
   - Да пусть молчит, - буркнула Арика. - Я сейчас схожу к Ларсену и спрошу, что все это значит. И он мне объяснит. Наверняка в курсе.
   - При сексуальных контактах я регенерирую гораздо быстрее. - Неохотно отозвался он.
   - И, небось, безболезненнее, - догадливо буркнула Арика.
   - Особенно когда в постели двое, тем более, супруги.
   - Наверное, и если просто спать вместе, то все проще проходит. Хотя и сложнее, чем если бы трахались. Да? - уставилась Арика на Жорота.
   Колдун пожал плечами, похоже, подтверждая.
   - Я начинаю ревновать, - негромко заметил Серж.
   - В смысле? - буркнула женщина.
   - Ты ведь действительно этого не знала. И, тем не менее, чисто на инстинктах, притащила его в нашу постель. Впервые за сорок лет совместной жизни, третьего. Дело не в том, что он сейчас не мужчина...
   - Серж, пожалуйста, - поморщившись, женщина потерла виски. - Мы даже любовниками не были.
   Про факт двухдневного супружества она скромно умолчала.
   - Ладно, - хмыкнул муж. - Укладываемся. Жорот, вас никто насиловать не собирается. Но я хочу, чтобы Арика выспалась, а не металась по постели, как она это делала последние два часа.
   Колдун явно неохотно забрался в постель. Арика улеглась так, что Жорот оказался между ней и мужем и заснула - почти мгновенно, уткнувшись носом в плечо колдуна. Серж, в отличие от нее, задумчиво поглядывал на новоприобретенного соседа по кровати. Жорот негромко заметил:
   - Мы действительно не были любовниками.
   - Но ты ее любил... Любишь. - Серж перешел на "ты".
   - Вам не стоит ревновать.
   Серж хмыкнул. И так же тихо заметил:
   - Давай уж на "ты". И, будь добр, ответь - насколько ускорилась бы твоя регенерация, если бы мы трахались?
   - Все бы пришло в норму за три-четыре дня, - неохотно отозвался Жорот.
   Серж приподнялся на локте, изумленно уставившись на соседа.
   - Если просто спать будем, недели за две, - добавил колдун.
   - Против двух месяцев?! Неплохо. Знаешь, чисто из мужской солидарности, я потерплю тебя в постели две недели. И подумай, может, все же согласишься на более активные действия?
   - Вы согласитесь, чтобы чужой мужчина спал при вас с вашей женой?
   - "Ты" - напомнил Серж и добавил. - Ну, как я понимаю, при этом тебе придется подставить мне свою задницу? Ты на это согласишься? В общем, думай. Кстати, я в любом случае не стану тебя домогаться без твоего согласия, может, все же снимешь свои трусы? Ненавижу, когда рядом какая-то тряпка...
   Жорот молча подчинился, Серж устроился поуютней, обняв соседа, хоть ему и было несколько непривычно ощущать рядом мужчину, и тоже заснул. Колдун вырубился последним, но неожиданно быстро - для себя.
   Утром Жорот проснулся привычно рано. И понял, что выбраться, не потревожив соседей, не получится. Арика спала, закинув на него ногу, Серж - плотно перехватив его рукой поперек груди и прижавшись к боку. Колдун только головой покачал - еще вчера утром он просыпался в бараке, на подстилке из травы. Это в лучшем случае. В худшем - встречал рассвет после бессонной ночи, избитый, прикованный к столбу, так, что мог лишь стоять.
   Он осторожно повернулся - тело затекло, оба соседа перехватили его поуютней, но не отпустили. И - почти усилием воли - заснул опять.
   Второй раз они проснулись почти одновременно. Точнее, первым открыл глаза Серж, потом Жорот, а Арика - последняя.
   Женщина потянулась, покосилась на соседей по постели. Серж, тоже выныривая из сна, пробормотал:
   - Жорот, если ты не хочешь составить нам компанию, то, будь добр, или встань или сдвинься в уголок...
   - Я смотрю, вы уже на "ты", - лениво заметила Арика.
   - Глупо было бы, - отозвался Серж. - После сегодняшней ночи.
   Колдун, пожалуй, даже не осознавая, что делает, провел вдоль тела Арики ладонью. Женщина замерла, уставилась на него. Жорот, спохватившись, убрал руку.
   - Прости. Я...
   - Ага. Я понял. Ты все же решил последовать голосу разума, да? - хмыкнул Серж.
   - В смысле, потрахаться втроем? - уточнила Арика. Покосилась на напрягшегося колдуна, только вздохнула. - Иди... К себе.
   - Вот так, - с шутовской обидой заметил Серж. - Я только-только настроился.
   - Спасибо. Я пойду, - Жорот вылез из кровати и, достав из выручалки мантию, чтобы не идти по коридорам голым, накинул ее на себя.
   - Вот уж не думал, что у тебя такие комплексы, - хмыкнул Серж.
   - Не трогай ты человека, - пробормотала Арика, - а то я его сюда и на аркане не затащу.
   - Мг-м? - Серж добрался до жены.
   После завтрака Серж исчез по делам, а Арике пришлось заняться колдуном. Точнее его гардеробом. Она смоталась в Клан, с помощью одного из слуг выпотрошив шкафы Жорота и переправив все к себе домой. И еще часть вещей, которые колдун перечислил. Попыталась забрать Роджера, но Жорот и все остальные были категорически против - если Роджер исчез бы из Клана, неизбежно возникли бы вопросы. Арика, по зрелому размышлению, вынуждена была с этим согласиться. Затем женщина притащила в гости Рони и Атану - Фест еще был в отъезде - и оставила всех троих наедине.
   Наконец поздним вечером, после ужина, она отправила женщин домой и устало повернулась к колдуну:
   - Спать. Тебя тащить не надо будет?
   - Я только в душ зайду.
   Оказавшись в ее спальне, Жорот недоуменно нахмурился:
   - А Серж где?
   - Кто его знает, - зевнула Арика, уютно устроившаяся на кровати, она почти засыпала. - Он может и до утра не появиться. Но, скорее, ближе к часу-двум нарисуется. Ложись. Я понимаю, что эффективней, когда нас двое, но и одна я все же лучше, чем ничего.
   Жорот молча обнял женщину - после своего появления он почти не разговаривал. Вообще-то он солгал - гораздо большее значение, чем присутствие семейной пары, имело его отношение к Арике. И он ощущал, что уже дней через пять он полностью восстановится. А он сдури стандартные сроки назвал, кто б знал. Так что придется, чтобы не возникало вопросов о быстроте, действительно переспать. Хотя... Что себя обманывать. Он просто чертовски хотел эту женщину, до сих пор. А сейчас, когда она, уверенная в его равнодушии, так доверчиво лежала рядом, его вообще переворачивало. Он надеялся, что все забыл... Напрасно. Просто, не имея ее перед глазами, колдун загнал чувство подальше. А сейчас... Даже сейчас, чтобы успокоить себя, пришлось применять мантру.
   Серж, который действительно заявился ближе к двум часам, задумчиво уставился на Арику и Жорота, спящих в обнимку. Пожал плечами и, раздевшись, улегся рядом - Арика никогда не протестовала против его любовниц и, иногда, любовников. Поэтому глупо было устраивать сцены ревности к кастрату.
  
  
  
   Арика работала в лаборатории, когда появился колдун. Он молча наблюдал за ее действиями, наконец, когда она оторвалась от стола, поинтересовался:
   - Что я должен делать?
   - В смысле? - уставилась на него женщина.
   - Какую работу выполнять?
   Наконец до нее дошло, что он имеет ввиду.
   - Очень смешно. Да. Извини, я должна была сразу сказать, - она одним глазом поглядывала на дело рук своих, вторым на Жорота, так как разговаривать, не глядя на человека, было не очень хорошо.
   - Дальше по коридору полно свободных помещений - они в твоем распоряжении. Что нужно - закажи, карточка у меня в письменном столе в первом ящике. Как пользоваться, спросишь у того же Видса. Все?
   - Ты предоставляешь мне свободу действий? Без ограничений?
   - Само собой, - раздраженно огрызнулась женщина. Пора было работать дальше, а Жорот ее отвлекал, - я что, нянька тебе, что ли?
   Когда она подняла глаза, колдуна уже не было.
   Неделю спустя Серж за завтраком сообщил жене, что уезжает по делам.
   - Один? - уточнила Арика.
   - С Видсом.
   - Приятной поездки.
   - Кстати, - ехидно заметил Серж. - Ты заметила, что Жорот не садится с нами за стол уже который день?
   Арика пожала плечами. Колдун полностью физически восстановился - Серж уже на вторую ночь - точнее, утро - добрался до нового соседа. Женщина, проснувшись, обнаружила мужчин в самом разгаре процесса и лишь философски пожала плечами - она Сержа знала, если бы Жорот сказал "нет", муж не стал бы настаивать. Значит, согласился. Закономерное продолжение было с Арикой, хоть Жороту и пришлось проявить для этого некоторую фантазию.
   Следующие две ночи "идиллия" продолжалась, причем в последнюю Жорот был классически активен и для Арики, и для Сержа. Женщина с удивлением наблюдала за стонущим мужем, который буквально растекался под мужчиной. А она была уверена, что Серж актив с обоими полами. Значит, не всегда.
   Больше она колдуна в свою постель не таскала. Отнюдь не потому, что ревновала, просто ей не очень-то хотелось с ним спать. Хватит этих трех дней, честное слово. А с Сержем пусть сам разбирается. Она лишь напомнила мужу о необходимости заняться "личной жизнью" гостя и на этом успокоилась. Да еще озаботилась вовремя привести Ларсена и договориться о следующем сеансе. И занялась своими делами, не вспоминая о колдуне. Ну, не появился он за столом, и что? С голоду не помрет, а вылавливать мужчину по дому она не собиралась. Не ребенок.
   - Занят, наверное, - равнодушно отозвалась Арика. - Он что-то там собрался делать, а я его знаю, он иногда из лаборатории сутками не вылазит.
   - Из лаборатории? - хмыкнул муж. - Это ты носа из своей лаборатории не показываешь и не видишь, что вокруг творится. Жорот еще дней пять назад попросил у меня разрешения есть вместе со слугами, мотивируя это тем, что так будет удобней. Я сказал, что не против, но окончательное решение оставил за тобой. Ты же его хозяйка, не я. Но к тебе так и не подошел, верно?
   - А почему "удобнее"? - Арика уставилась на ехидно-издевательское лицо мужа.
   - А потому, что твой друг заделался то ли горничной, то ли поломойкой.
   - Что?! - она поперхнулась.
   - Что слышишь. Убирает и еще какой-то там хренью занимается, я не понял. Наши хамки на него свалили самую грязную работу, а он делает вид, что так и надо.
   - Вот с-скотина, а... - до нее, наконец, дошел смысл разговора недельной данности. - Ну, они у меня получат...
   - И что ты собираешься делать? - с любопытством поинтересовался Серж.
   Женщина вызвала горничную и потребовала пригласить в столовую всех слуг. С соответствующим случаю выражением лица. Перепуганная горничная убежала, а Арика повернулась к мужу и попросила:
   - Погрозней лицо сделай, они тебя боятся больше, чем меня.
   - Ты себя недооцениваешь, - хмыкнул муж, с интересом ожидая продолжения. Но просьбу жены выполнил.
   Очень скоро в столовой выстроились четыре горничные, кухарка, две ее помощницы, прачка, три лакея, управляющий, Видс - личный слуга Сержа - и, на что Арика, собственно, и рассчитывала, Жорот появился вместе с другими.
   Женщина, вскинув бровь, обвела прислугу нехорошим взглядом.
   - Нарги, - обратилась она к управляющему, - напомните, кажется, вы должны распределять между слугами обязанности?
   - Да, - пожилой мужчина чуть поклонился.
   - Я понимаю, что появился еще один человек. Но это отнюдь не означает, что на него можно спихивать самую грязную работу. Или мне и зарплату всем уменьшить соответственно?
   - Но, госпожа, по положению это соответствует...
   - О каком положении речь? - ледяным тоном поинтересовалась женщина. - Насколько я помню, вы не подходили ко мне и не брали документы на нового слугу.
   Нарги нахмурился.
   - Так на основании чего вы сделали подобные выводы?
   - Я совершил ошибку, госпожа.
   - Это само собой. Меня интересует, какой источник информации вы посчитали достаточно убедительным, чтобы, не подходя ко мне, придти к вашим ошибочным выводам? Напоминаю, лгать бесполезно, я запустила заклинание правды.
   - Сайви мне сказала, госпожа, что новый слуга - раб, - наконец раскололся управляющий.
   Арика уставилась на горничную, которая, теоретически, считалась ее личной служанкой, так же как Видс считался слугой Сержа. Но ее услугами она пользовалась крайне редко, хотя для престижа подобная служанка должна была быть.
   - Так. Ясно. Сайви, я сколько раз тебе говорила, что меня не устраивает твой длинный язык?
   - И пустая голова, - добавил Серж. - Не дай бог, кто-то из вас болтал за пределами дома... Вы понимаете, что благодаря вам мы можем потерять репутацию, а вы потеряете работу, причем с соответствующими рекомендациями?
   Сайви мелко задрожала и принялась всхлипывать.
   - Все по очереди, отвечайте, кому-то рассказывали? - резко спросила Арика. - Ну?
   Оказалось, что вынести весть за пределы дома, как ни странно, не успели. Возможно, потому, что еще не было выходных.
   - Не дай боги услышу что-нибудь. Разбираться не стану, уволю всех нафиг, - припечатала Арика. - Теперь Сайви.
   Девушка уже рыдала в голос.
   - Это не первый случай, ты меня достала.
   - Госпожа!
   - Цыть. Если уж у тебя не хватает мозгов быть личной служанкой, переходишь в обычные горничные. С соответствующим понижением в деньгах. А если тебя не устраивает, увольняйся хоть сегодня. Жорот. Если еще раз я узнаю, что ты выполняешь работу за других, у тебя будут большие неприятности. И не меньшие будут у того, кто попытается на него эту работу спихнуть! Я не потерплю в доме бездельников, и, тем более, иерархических заморочек среди слуг. Жорот, ты понял?
   - Да, госпожа.
   - Нарги, я жду перераспределения обязанностей в связи с переменой положения Сайви и появлением нового слуги. Никто, кроме Сайви, в деньгах ничего не потеряет. Все свободны.
   Когда муж с женой остались вдвоем, Серж расхохотался - видно, давно сдерживался.
   - Ты крута, жена моя.
   Арика передернулась. Мрачно сообщила:
   - Сам дурак, честное слово. Сам выбрал.
   - Да сам-сам. Хотя, возможно, это лучший из вариантов.
   - Езжай в свою командировку. Одно хорошо, теперь Сайви будет работать, а не лясы точить, - проворчала женщина
   - Ну, кто тебе виноват, что ты ее не задействуешь? Кстати, возьми Жорота на ее место, он точно не будет лясы точить и все у тебя будет в порядке.
   - Сейчас нельзя, - буркнула Арика. - Иначе это будет выглядеть, что он ее подсидел.
   - Так ты планируешь именно это?
   Женщина пожала плечами:
   - Не хотелось бы. У него свои приколы.
   - В общем, думай. Замена все равно понадобится. Счастливо, - он поцеловал Арику и вышел.
   Женщина задумчиво смотрела в окно, наблюдая за тем, как он садится в аэромобиль. В котором уже сидела его содержанка - Серж брал ее с собой почти всегда, когда с ним не ездила Арика. Да она уже давно старалась с ним не ездить, только если очень надо было.
   - Арика...
   - Да? - она, обернувшись, взглянула на управляющего.
   - Это не мое дело, но стоит попросить господина не так демонстративно нарушать приличия. Слуги шепчутся.
   Арика пожала плечами. Она, конечно, напомнит Сержу, но тот был весьма небрежен в подобных вопросах. В отличие от нее - Арика развлекалась на стороне, но делала это так, что никто ничего не знал.
   - Да, спасибо.
   - На каком месте вы хотели бы видеть нового слугу?
   - Решай сам, - отозвалась Арика. Ей действительно было все равно. Нет, она не обиделась на Жорота, просто, с ее точки зрения, его самоопределение в слуги было глупым и нерациональным. Но это был его выбор, и она не собиралась с ним спорить.
   - Кого вы планируете заменой Сайви?
   - Не знаю. Брать еще одну служанку смысла нет, верно?
   - Абсолютно.
   - Выгонять Сайви пока не за что. А если из тех, что есть... Может, Кэт?
   - Она слишком неотесана.
   Арика пожала плечами:
   - Пусть пока место будет вакантно. Только дай понять Сайви, что оно для нее закрыто. Есть шанс, что она тогда пойдет искать другое и освободит место для новой претендентки.
   Нарги позволил себе усмехнуться:
   - Она, может, и пойдет. Но найти ей место будет не так просто...
   - Ну не выгонять же... Хотя, смотри, будет ли она нормально работать, или опять бездельничать.
   - Обязательно.
   - Что-нибудь еще? - она вопросительно взглянула на Нарги, который явно колебался.
   - Арика, - когда они были наедине, женщина настаивала, чтоб Нарги называл ее именно так. - Жорот не нашего круга...
   - И поэтому ты его оправил унитазы чистить! - хмыкнула Арика. - Это в тебе нелюбовь к аристократам заговорила?
   - Я был не прав, я же признал.
   - Да, не вашего, - пожала женщина плечами. - И не моего, гораздо выше. Но он сам выбрал, уговаривать я его не собираюсь.
   - Да, конечно. Я хотел предложить взять его на место Сайви.
   - Еще один, - проворчала Арика. - Ладно, Серж, у него с головой не все в порядке. Но ты-то? Должен же понимать, что неприлично женщине иметь личным слугой мужчину! Не говоря о том, что Сайви на него набросится, как на виновника ее отставки - вдвойне.
   - На самом деле, его пол не имеет значения, - мягко заметил Нарги. - Ваш поступок вполне впишется в ваши экстравагантные привычки. Да и сейчас, как минимум, три дамы имеют слуг-мужчин, вы сами это знаете.
   - Так там какие слуги, - пробормотала Арика. Один из упомянутых слуг был немым чернокожим гигантом. Второй - умопомрачительный красавец - весь свет удивлялся, какого черта он до сих пор не подцепил никого из дам. И третий - изувеченный крылан, с подрезанными крыльями, который был предан хозяйке, буквально, как пес.
   Нарги позволил себе покровительственную усмешку:
   - Вы считаете, слепой аристократ - это тривиально?
   - Он не слепой!
   - Если вы действительно согласны положиться на мое мнение относительно места Жорота, то лучше варианта, чем ваша личная прислуга, просто нет.
   - Нарги, - она устало посмотрела на него. - Вот поверь, не стоит этого делать. Да, я понимаю, он выглядит презентабельней и воспитанней всех. Но Жорот упрям, как сто ослов, и если станет личным слугой, то... ну, это для меня лишние нервы, а я этого не люблю.
   - Видите ли, Арика... Он ведь действительно среди наших не на месте. И заметно это очень сильно. И даже если отправить его исключительно сортиры чистить, что вы, кстати, делать запретили, остальные будут его недолюбливать именно за то, что он - чужак и они чуют в нем господина. Они будут пытаться его унизить и подставить любыми способами. И я должен буду отслеживать эти конфликты, до того, как они выльются во что-нибудь неприятное? Имейте ввиду, как я понял, он жаловаться никогда не станет и...
   - Когда это ты успел понять? - уставилась на него Арика.
   Нарги осекся, нахмурившись.
   - Уже были неприятности?
   - Прошу прощения, я обещал, что ни вы ни Серж...
   - Хорошо, я поняла. Так что произошло?
   - Драка. Уверен, инициаторами были Валери и Снори.
   - Двое на одного?
   - Не знаю, в каком состоянии Жорот, он не дал себя осмотреть, но оба парня побиты как следует.
   - Причина?
   - Парни говорят, он клеился к Сайви.
   Арика чуть за голову не взялась. Глупей причины не придумаешь. Хотя...
   - Не удивлюсь, если все было с точностью наоборот, - уверенно заявила она. - Он ей отказал.
   - Все возможно, - пожал плечами Нарги.
   - А он, конечно, молчит.
   Управляющий вновь только плечами пожал.
   - Возможно, что со временем к нему привыкнут, но равно возможно, что ситуация будет только обостряться. А если вы сделаете его личным слугой, то сложится приемлемое соотношение его с другими слугами - он по определению будет их выше. И они смирятся с его превосходством.
   Арика скривилась. И очень неохотно согласилась, поскольку научилась уже доверять Нарги в подобных вопросах, да и сама прекрасно понимала, что ситуация нестандартная и надо ее как-то улаживать.
   - Хорошо. Но существует еще одна проблема. Он может отказаться. Убеждай его сам, меня не приплетай, пожалуйста. Что я там горю его видеть на этом месте и так далее.
   - Арика, он действительно раб?
   - Да, - буркнула женщина. - Но я тебе дам документы, по которым этого не видно. И не вздумай им помыкать, понял?!
   - И его рабство, как аргумент при убеждении, использовать нельзя?
   - Ни в коем разе. Для тебя он такой же свободный, как все. Хватит того, что прислуживать полез.
   - Дело в том, что другим слугам я могу грозить увольнением. А чем ему? Если он раб, и вы его не выгоните?
   - Да тем же увольнением, - ехидно отозвалась Арика. - Скажи, что просто выгонишь его с поста слуги, если он не будет тебе подчиняться, и работать, само собой, запретишь. И объясни, что я с тобой в таких вопросах не спорю.
   Управляющий, не сдержавшись, рассмеялся.
   - Да-да, с нами не соскучишься, я в курсе, - фыркнула Арика.
   Колдун появился у нее меньше чем через полчаса и попросил перечислить его обязанности. Арика коротко сообщила, что она все привыкла делать сама. А когда он понадобится, то об этом узнает.
   - Если есть желание, расспроси Сайви - она была моей служанкой лет пять, - ехидно закончила женщина. Прекрасно зная, что все это время Сайви практически бездельничала, разве, несколько раз в год сопровождая Арику в различные поездки. - Да. Через девять дней я поеду по делам, тебе придется меня сопровождать. А сейчас свободен.
  
  
  
  
   Почти четверо суток Арика не вылезала из лаборатории - она хотела перед поездкой на встречу закончить работу. Еду ей ставили на столик перед входом, и звонили в звонок, а она ее забирала, когда могла отвлечься.
   Под конец ей, правда, стало уже не до еды. И обед и ужин последнего дня женщина пропустила, и, когда закончила работать, устало вышагнула через Зону в свою комнату и направилась к душу, прикидывая, что есть она сейчас не сможет, а вот крепкий чай перед сном было бы самое то. Арика пошла к звонку. И наткнулась взглядом на Жорота, который возился возле открытого шкафа.
   - Что ты здесь делаешь? - устало спросила она. - Хотя ладно. Потом. Организуй мне чай, хорошо? Минут через двадцать.
   Появившись из душа, она нахмурилась.
   - Жорот, ты где? Чай еще не принесли?
   Мужчина вышел из ее спальни.
   - Все на месте. Возле постели.
   - Это не на месте, - проворчала женщина. - На месте - вот в этой комнате, на столике, - она махнула головой в сторону упомянутого предмета мебели. - Ладно. Спасибо, иди.
   Возле кровати стоял передвижной, на колесиках, столик - получилось довольно удобно. Арика пожала плечами, скинула полотенце и нырнула под одеяло. И вновь нахмурилась. Жорот, вместо того, чтобы уйти, наливал ей чай и, сняв со столика верхнюю часть - это оказался поднос - поставил на кровать.
   Арика оглядела получившийся результат - удобно, но потом это сооружение придется убирать. Почему и не любила подобных вещей. Она предпочитала быстренько поесть в гостиной и уйти в постель, предоставив горничной убирать в соседней комнате со стола, пока она спокойно заснет. Она уставилась на Жорота.
   - Спасибо. Но. Я тебя что попросила сделать?
   - Уйти.
   - Почему ты еще здесь?
   - Ты закончишь есть, я уберу и уйду.
   Чего и следовало ожидать. Нет уж. Придется сразу начинать его воспитывать. Иначе впоследствии он будет ею командовать, как захочет. Арика терпеливо и довольно холодно сообщила:
   - Нет, ты уйдешь сейчас. И, пожалуйста, будь добр, выполняй то, что я тебе говорю. Договорились?
   - Нет.
   - Что?! Не поняла... - вот этого женщина просто не ожидала
   - Извини, я привык все, чем занимаюсь, выполнять на совесть. Надеюсь, когда ты назначала меня на эту должность, то не рассчитывала, что я буду бездельничать, как твоя предыдущая служанка?
   - Я тебя не назначала!!! - рявкнула женщина.
   - Хорошо, ты согласилась с назначением. Так вот, я прекрасно знаю, что должно входить в обязанности личного слуги и буду это делать. Если тебя не устраивает мой подход, ты всегда можешь заменить меня.
   - Наверное, придется, - пробормотала женщина, представив, что она такое будет выслушивать ежедневно. - И плевать на все аргументы Нарги, честное слово.
   - Извини, чай остывает. Тебе новый налить?
   На этот раз Арику клинануло. И очень захотелось запустить подносом и всем, что на нем, в этого упрямца. Каковое желание, конечно же, пришлось подавить. Успокоившись немного, она перевела взгляд на поднос и поняла, что чая уже не хочет. Совсем.
   - Убери все это, - хмуро сказала она. - Немедленно. И свободен.
   - Арика... - его, похоже, проняло.
   - Уберись, я сказала! Ты мне уже нервы потрепал, мало?!!
   - Ты же целый день ничего не ела.
   Последнее замечание вывело ее окончательно. Она зашипела и одним движением вышвырнула мужчину за дверь спальни, захлопнула ее и заперла. Телекинезом поставила поднос на столик и, через портал, отправила его на кухню. Так же, не вставая, движением руки распахнула окно, потому что запах еды уже не вызывал чувство голода, только тошноту. Чертыхаясь, свернулась под одеялом и начала читать успокаивающую мантру.
   Комната проветрилась, Арика расслабилась, задремав.
   Разлепив с утра глаза, женщина почему-то ощутила недовольство. Или злость. Или плохое настроение. В голове всплыли вчерашние события, и она поморщилась. Да уж. И с чего с утра быть нормальному настроению? И что теперь с этим всем делать? Вот с-скотина, а...
   Ладно. Она тоже хороша. Понятно, что у мужика нервы, а что она собственно хотела-то? Но Жорот же не полный дебил, в конце концов, можно как-то договориться. Наверное...
   Накинув рубашку и брюки, она вышла в гостиную. Когда мужа не было дома, она завтракала именно здесь, кстати, голодна Арика была порядком - после вчерашнего. И увидела уже накрытый стол и Жорота, который явно ждал ее.
   - Доброе утро, - спокойно сказала Арика. - Спасибо. Она уселась в кресло. Жорот взял чайник, собираясь налить ей чай, но она резко приказала:
   - Поставь. И не трогай.
   Он повиновался, а женщина сама налила себе чай в чашку и в упор взглянула на мужчину:
   - К чему пришли?
   - Прошу прощения, я был неправ.
   Арика сдержала сакраментальное "неужели", поскольку эта фраза была сказана как угодно, только не тоном человека, который действительно понял свою неправоту. Хотя... Гордость никуда не денешь. Но уточнить все же придется:
   - Ты будешь выполнять мои приказы, не обсуждая их?
   - Да.
   - Подвинь кресло и сядь, - она отпила горячий чай, наблюдая за усевшимся напротив мужчиной. Замечание о том, что он сам определил границы своей свободы, выбрав роль слуги, она оставила при себе. Но кое-что не довести до сведения Жорота просто не могла:
   - Сайви, прежде чем разжаловать в горничные, я предупреждала раз пять. Извини, тебе больше одного повторять не буду - ты все же не полуграмотная ограниченная служанка. Кстати, если мы с тобой не уживемся, Нарги согласился предоставить тебе другое место?
   - Да.
   - И прекрасно, - кивнула она. - Я не понимаю, зачем ты записался в слуги, но, вероятно, какую-то причину для своего поступка имеешь. Но при всем уважении к твоим желаниям, я не собираюсь терпеть тебя, если твои услуги меня не устроят. То, что у тебя есть запасной вариант, меня очень радует. Имей в виду, если Нарги тебе откажет в месте, я с ним спорить не буду.
   Она достала из воздуха вторую чашку, прямо на блюдце, и поставила на стол:
   - Наливай себе чай и присоединяйся. Это не приказ, - не меняя тона добавила Арика, - это предложение. К твоему сведению, личные слуги считаются выше рангом, чем остальные, за исключением управляющего, и едят либо с хозяевами, либо после них. Кроме обеда - тогда хозяева отдельно, слуги - отдельно. Эти правила устанавливала не я, и нарушать их рациональным не считаю.
   Жорот подчинился, заметив, однако, при этом:
   - С Сайви ты этого правила не придерживалась.
   Арика пожала плечами:
   - Думаешь, у нас было много общих тем для бесед? Вот Серж с Видсом нормально общаются, так извини, они, кажется, даже одни бордели посещают... Ты с Сайви уже разговаривал, как я поняла?
   - Да.
   - Какие именно обязанности она тебе перечислила?
   - Ты не любишь, когда кто-то находится в твоих комнатах, поэтому выделила полтора часа для уборки, и это время обычно проводишь в лаборатории. К своей одежде и книгам притрагиваться запретила. Иногда запрещаешь заходить к тебе на сутки или двое и чуть не выгнала Сайви, когда она сунулась к тебе в такой день. Насчет совместных поездок Сайви высказалась очень неопределенно, но, судя по всему, они ей не по вкусу.
   - Все верно.
   - Я понимаю причины, по которым ты не хотела демонстрировать свою личную жизнь Сайви, - заметил Жорот. - Подумай, возможно, сейчас смысла в подобном нет?
   Арика пожала плечами. Ей самой приходило это в голову, но скрытность, ставшая уже второй натурой, вопила, как ненормальная.
   - Я подумаю, - неохотно отозвалась она. - А ты подумай насколько рационально тебе ограничиваться обязанностями слуги. Все равно большую часть времени свободен будешь.
   Жорот явно помрачнел, а женщина ехидно хмыкнула:
   - Не, ну можешь, конечно, посвятить все это время общению с коллегами. Это твой выбор и твое право, до вмешательства в твою жизнь я опускаться не собираюсь, - она, взглянув на часы, резко встала, - Все, мне пора.
   Сунулась в шкаф - не рассчитывала на такой долгий завтрак - поэтому пришлось поторапливаться. До прихода Миры оставалось едва больше получаса - они договорились съездить вместе в университет, где училась дочь Миры и Солга, находящийся в полутора часах полета. Вот Арика и решила составить подруге компанию, чтоб Мире не так скучно в пути было. А сама женщина собралась развеяться перед предстоящей поездкой на конференцию. Идеальный порядок на полках заставил ее страдальчески поморщиться.
   - Жорот. Пожалуйста. Не трогай мои вещи!!!
   - Я уже понял, извини.
   Она покосилась на мужчину, убирающего со стола, и вздохнула:
   - Это ты извини, - и ехидно добавила, выискивая то, что собиралась одеть. - Обратно ничего возвращать не надо.
   - Уверена? Мне не трудно.
   Арика выронила белье и уставилась на колдуна. Это что, не приди ей эта дурацкая шутка в голову, он все обратно бы перекладывал?
   - Уверена, - очень хотелось добавить что-нибудь не очень цензурное, но она воздержалась. Женщина собрала все, что ей было необходимо, в том числе с пола, и направилась в спальню - одеваться.
   - Тебе помочь?
   - Спасибо, нет, - очередное идиотское предложение заставило ее рявкнуть на Жорота гораздо более раздраженно, чем она хотела.
   - Секунду, можно?
   - Что?
   - Я тебя разозлил? Если ты не в курсе, в таких случаях рабов наказывают. Понятно, ты сама не станешь плетью махать. И нанимать ради одного раба надсмотрщика тоже глупо. Как вариант, можно отправлять меня для порки к тому же Левсу. Или в ближайшую тюрьму - это по твоему усмотрению.
   На протяжении этой тирады Арика стояла, уставившись на колдуна, словно у него выросла вторая голова. Накатила злость. Ну ты... сейчас получишь.
   - Я счастлива, что к твоим многочисленным сексуальным экзерсисам прибавился мазохизм, - язвительно сообщила она. - Но. Я не твоя постельная девочка и удовлетворять подобные потребности не нанималась. Впрочем, Сержу передам - наверняка соответствующую проститутку подобрать можно.
   На лице мужчины мелькнуло выражение досады. Вроде как. Хотя стопроцентно в этом уверена женщина не была. Арика, приподняв бровь, подождала еще каких-нибудь высказываний, но, похоже, на сей раз лимит сюрпризов был исчерпан. Женщина с невозмутимой физиономией, но весьма удовлетворенная, ушла в спальню.
   Одеваясь, она злорадно размышляла, что точно - надо попросить Сержа. И пусть эта сволочь объясняется с девочкой, что на самом деле ничего такого... Ой. Не стоит. А то у идиота ума хватит заставить девчонку себя... гм... Нафиг. Одно радует. Я ему все же подпортила настроение, а не только он мне!
  
  
  
  
   После поездки Арика, провожая Миру, зашла к супругам в гости. И попала на небольшую вечеринку, похоже, возникшую спонтанно. К ее удивлению, среди присутствующих был Левс - женщина не могла подумать, что он допускается в подобные кампании. Но, судя по тому, что он остался на ужин, Солг к нетитулованному гостю относился весьма дружественно.
   Атлет уделил Арике неоправданно много - с ее точки зрения - внимания. Женщина рассчитывала максимум на вежливую беседу ни о чем, и была удивлена, когда разговор принял отнюдь не формальный характер. После обмена приветствиями Левс поинтересовался.
   - Простите за назойливость, но мне очень любопытно. Вы нашли способ договориться с вашей новой собственностью?
   - Вполне, - хмыкнула женщина. Она не собиралась распространяться о своих проблемах. Которые, в любом случае, решит сама. - Он разумный человек, просто, согласитесь, резкие перемены не всегда вызывают адекватную реакцию.
   - Вы весьма терпимы, - неизвестно, насколько поверил ей мужчина, но хотя бы воздержался от высказывания недоверия. И то хорошо.
   - Благодарю за комплимент.
   - Это отнюдь не комплимент. Вы согласитесь подарить мне танец?
   - С удовольствием.
   Левс оказался любопытным собеседником. И весь вечер увивался вокруг Арики, явно с вполне определенными намерениями. Она сначала недоумевала - что он в ней нашел, в самом-то деле? С его физиономией и фигурой на него бабы пачками вешаться должны! Потом махнула рукой - в конце концов, может, ему поизвращаться захотелось.
   Женщина улучила момент, чтобы, выловив Солга, поинтересоваться насчет красавца-атлета, его репутации, пристрастий, семейного положения и вообще, стоит ли с ним связываться. Мужчина задумчиво сообщил, что ничего плохого, в принципе, сказать о Левсе не может, и что, ежели чего, он, Солг, быстренько вставит ему мозги. Хотя, скорей всего, не понадобится. Арика все же протянула двое суток, прежде чем пустить Левса в свою постель.
   Атлет спокойно отнесся к Жороту, прислуживающему за столом, хотя явно узнал. И Арике ничего по этому поводу не сказал.
   После этого Левс появлялся еще дважды, но на третий раз Арика - абсолютно случайно - вышла из душа слишком тихо, никто этого не ожидал. И оказалась свидетельницей ссоры Левса и Жорота. Точнее, атлет негромким голосом выговаривал колдуну о том, как, в порядочных домах, должны вести себя слуги.
   - Я понимаю, что здесь вы распущены донельзя. Но даже при этом твои высказывания в мой адрес, мягко говоря, переходят все нормы приличия. Еще что-то подобное хоть раз услышу, морду набью.
   - Уверен, что получится? - язвительно уточнил колдун. - Мускулы - это далеко не все.
   Арика скривилась. Начинается.
   - Что-то случилось?
   Левс повернул голову и заметил:
   - Да вот твой друг позволяет себе высказывания, за которые, по-хорошему, порядочный мужчина должен отвечать.
   - А я и не отказываюсь, - заметил Жорот.
   Арика вздохнула. Прямо в полотенце шагнула к ним, взяла мужчин за руки и переместилась в тренажерный зал. Он располагался на втором подземном этаже подвала, тренажеры устарели, но были в рабочем состоянии и Арику устраивали. Она периодически сюда наведывалась, кстати, используя зал еще и как полигон для магических экспериментов. Места здесь было более чем достаточно - зал был даже больше, чем фундамент особняка, а тренажеров всего четыре штуки, да еще немного спортивного инвентаря в углу. Левс удивленно огляделся.
   - Не понял?
   - А вы в моей спальне или коридоре морды друг другу чистить собираетесь? А здесь вам никто не помешает, - невозмутимо объяснила женщина. - Единственное, надеюсь, до смертоубийства не докатитесь? Кстати, любопытно, как это будет выглядеть. Вы ж не сильно против восторженной зрительницы? Мешать не стану, обещаю, - она достала из выручалки халат, закуталась в него и уселась с ногами на один из тренажеров.
   Левс с трудом поддержал отвисшую челюсть.
   - Да ну его, дохляка... - пробурчал он.
   - Трус, - припечатал Жорот. - И сопляк, нарастил таблетками мускулы, красоваться только и можешь.
   - Слушай, ты точно напросишься! - окрысился Левс.
   Вместо ответа Жорот просто кинулся на Левса. Драка получилась короткой, даже слишком. Колдун, возможно, и имел какие-то навыки, но Левс, во-первых, превосходил его массой, во-вторых, элементарно применил какой-то прием - просто скрутив колдуна и удерживая его в захвате. Жорот почти вывернулся, Но Левс заломил руки противнику жестче, шикнув:
   - Не дергайся, переломаешь все нафиг!
   - Чего и следовало ожидать, - прокомментировала Арика незавидное положение Жорота.
   Вот и чувствовала, что не надо было, но удержаться не смогла. Потому что достал он ее со своими непонятными психами. В ответ колдун выдал сложноподчиненную фразу, в которой изобретательно и витиевато высказывался по поводу мужских возможностей Левса, его истинной ориентации (нашел о чем вякать, идиот, сам-то!) а также упоминал всю его родню, чуть ли не до шестого колена.
   Атлет нехорошо прищурился. Отшвырнул колдуна так, что тот кубарем полетел через зал, впрочем, ухитрился сгруппироваться и вскочить. И послал в Левса заклинание - оно не произвело на мужчину никакого эффекта, атлет нехорошо ухмыльнулся:
   - Прокол, да? Думаешь, ты единственный умник, который считает, что все можно магией решить?
   Шутки кончились. Гигант откуда-то достал наручники и пошел к колдуну мягкими шагам. Еще через миг драка возобновилась, Левс на этот раз заработал ссадину на подбородке, но Жорот оказался пристегнутым к одному из тренажеров.
   - Ну, давай, может, и освободишься своей магией, - хмыкнул Левс. И отвесил колдуну пощечину. - Повтори, все, что сказал, только относительно себя. И извинись. Иначе я тебе это все проделаю, чтоб не хамил. Понял?
   Жорот в ответ с тупым упрямством выдал тираду еще более наглую и оскорбительную. На этот раз проняло даже Арику. Она замерла. Если бы что-то подобное высказали ей, она, не глядя, вцепилась бы обидчику в морду.
   Левс окаменел. И попросил сквозь зубы:
   - Арика, уйди, пожалуйста. Бить я его сильно не буду, ломать ничего тоже не стану...
   Женщина сзади подошла к Левсу, обняла его за плечи, уткнулась носом в спину. И передала - он услышал "Пожалуйста. Не добивайся извинений, он только нахамит. Я понимаю, он дурак и заслужил по морде. Но требовать подобное бесполезно, его убить легче." Арика опасалась, что атлет, разозленный очередной грубостью колдуна - тот ведь молчать не станет! - может его серьезно покалечить. А Ларсен тоже не всесилен, да и тело мужчины, после всех этих лет, наверняка еще не восстановилось.
   - Да пусть любуется, - выдохнул Жорот. - Можно подумать, что новое увидит.
   Женщина невольно вздрогнула, сжалась. И отпустив Левса, шагнула в спальню. Ну нахрен, насмотрелась. Пусть сами разбираются.
   Левс ощутил, как сжалась Арика за его спиной. И как исчезли у него с плеч женские ладони. Обернувшись, увидел, что они остались вдвоем.
   - Ну ты и скотина, - уставившись на колдуна, заметил Левс.
   - Делай, что ты там собрался, - отозвался прикованный. Причем с какими-то странными интонациями - наконец до атлета дошло. Впечатление было, что он _хотел_, чтобы его избили. Левс покачал головой. Нет, здесь все отнюдь не просто. Он сообщил, внимательно глядя на Жорота:
   - Арика, между прочим, за тебя просила...
   Мужчина вздрогнул.
   - А ты плюнул ей в лицо. Не буду я тебя трогать. Противно просто, - он раскрыл наручники. Жорот, мгновенно извернувшись, вновь попытался напасть. Но Левс отшвырнул мужчину в угол и, пока тот поднимался, добрался до двери.
   Колдун, сообразив, что догнать его уже не успеет, вновь обложил противника трехэтажным матом, но на этот раз атлет только хмыкнул. И ушел.
   Арика сидела, съежившись, в постели, когда появился Левс. Женщина равнодушно подняла голову, скользнула по мужчине взглядом. И опять опустила подбородок на колени.
   Атлет присел рядом, обнял Арику.
   - Да не тронул я его вообще, - сообщил он со вздохом. - Идиот он полный.
   - Знаешь, зря, наверное, - заметила она тускло. - Он хамит все больше и больше. Как будто я виновата в том, что с ним произошло.
   - Давай я его пристрою? - неожиданно предложил гигант. - Чтоб он тебе нервы не мотал?..
   - Ну да... Кто его терпеть станет? - она встряхнулась, вздохнула. Но дело было даже не в этом. Если она его продаст, а с ним что-нибудь случится... Нет уж, лучше его капризы потерпеть. Арика заметила, вслух продолжая свою мысль:
   - Ничего. Девять лет - это немного совсем. Он мою Ату дольше смотрел.
   - Кого?
   - Дочь. Считай, он за ней с десяти и до совершеннолетия присматривал. Просто, там, где он жил, ей лучше образование светило. А я с ним жить не хотела.
   - Неудивительно.
   - Нет, он раньше другим был. Совсем.
   Левс ушел поздно ночью - он вообще задержался гораздо дольше, чем планировал.
   Утреннее пробуждение было неприятным. Арика вздохнула. Это издевательство какое-то. Ее ждал завтрак, и Жорот, молчаливо стоящий рядом. Женщина покосилась на колдуна, попросила:
   - Уходи. И попроси, чтоб управляющий подошел.
   Она решила текущие вопросы и, уже успокаиваясь, подумала, что, наверное, лучше всего ей поехать в этот раз в командировку одной. Ничего страшного, неприятно, но не смертельно.
   Арика собралась в полчаса, огляделась, прикидывая, не забыла ли чего. И досадливо нахмурилась. Забыла, конечно.
   Вызвала такси к аэропорту, и, закинув сумку на плечо, пошла к выходу. А перед этим сунулась в спальню к Жороту - к счастью, он оказался там.
   - Я уезжаю, тебя не беру, - сообщила она мужчине. - Меня не будет неделю, свободен, как ветер.
   У него на лице отразилось изумление.
   - Что-то опять не так? - сакраментально уточнила она. - Может, претензии мне собираешься высказать, что я тебя, бедного, на растерзание Левсу оставила? Нет? Странно...
   Женщина, почуяв, что болтает лишнее, скривилась. Надо себя держать в руках, а то в истеричку превратится, ахнуть не успеет. И угрюмо добавила:
   - Ларсена я послезавтра к тебе заведу, не беспокойся.
   - Я остаюсь на прежнем месте? - глуховато спросил он.
   - Естественно, - пожала она плечами в ответ на странный вопрос. - Извини, я спешу, такси, наверное, уже подъехало.
   - Почему тогда ты едешь одна?
   - Потому, что ты меня достал, - устало объяснила она. - Потому, что не желаю быть объектом сочувствия моих любовников. И я имею право отдохнуть от тебя хотя бы немного. Причин достаточно, как считаешь?
   Она, резко повернувшись, ушла.
   Арика, уйдя с одного из семинаров, действительно привела к Жороту Ларсена. Но перед этим перечислила целителю все бредовые ситуации, свидетелем которых она стала.
   - Что с ним происходит? Он ведет себя... глупо.
   Целитель устало вздохнул:
   - Я с ним поговорю.
   - О чем?
   - Жорот хочет заставить тебя его продать. Начиная со своей демонстративной "службы". Неужели до тебя не дошло?
   Арика молчала.
   - Как я думаю, Левса он провоцировал, надеясь, что тот его зашибет - мол, раб, такое себе позволяет. И просчитался - в очередной раз.
   - Знаешь... Я просто списывала все на его нервы, - призналась Арика. - На то, что после всех его злоключений, каждый будет "со странностями". Другой причины не искала. С чего он вообще взял, что я его продам? Что мне это в голову придет? Ты уверен? Это же чушь.
   - Это ты так считаешь. А для Жорота ваш приснопамятный разрыв равнозначен предательству. И разницу между ним и нынешней ситуацией он не видит.
   - Какая-то извращенная логика.
   - Ты слишком легко отказалось от вашей с ним дружбы. Заметь, речь не о разрыве супружества, хотя это Жорота подкосило немногим меньше. Но то, что ты не стала поддерживать с ним даже дружеские отношения, вплоть до того, что бросила близнецов и даже собственную дочь, лишь бы не встречаться с ним...
   Женщина, не выдержав, заорала на целителя:
   - Отказалась?! Бросила?! Я должна была остаться и наблюдать за его самоубийственными эскападами? Как примерная жена, ждать и тупо надеяться, что все обойдется? И ни в коем случае не вмешиваться, как мне было приказано?! Нет уж, простите. Без меня!
   - Тише, - поморщился Ларсен. - Я прекрасно помню все твои аргументы, еще с того раза, когда пытался вас примирить. И лишь объясняю тебе источники его нынешнего поведения. После твоего предательства - Жорот воспринял твой уход именно так - он уверен, что сейчас достаточно что-нибудь сказать, или сделать, и ты его продашь - с той же легкостью. Чтобы только не видеть, отделаться. Поэтому он изо всех сил пытается создать тебе максимальный дискомфорт, ищет эту мифическую фразу или поступок.
   - Получается, виновата я? - прорычала Арика. - Бросила бедного-несчастного, и он, несмотря на двух или трех жен - сколько там их у него было за это время - так и не сумел от такого жуткого шока оправиться?! И простить меня, да?
   - Жены у него было две. И...
   - Да неважно, в конце концов! Его просто бесит, что я без него живу нормально! Вот если бы я сдохла, или вляпалась в неприятности, как он, тогда все в порядке, да? Может, мне горло перерезать, и у Жорота сразу все проблемы уйдут?
   - Не говори глупостей, пожалуйста, - поморщился Ларсен. - Он не хочет быть ничем тебе обязанным. А в нынешнем положении это невозможно.
   Арика постаралась успокоиться
   - Слушай, может, планета есть какая, где он может спокойно жить, и забыть обо мне, как о страшном сне? Сбегают же куда-то рабы, каторжники?
   Ларсен только головой покачал:
   - Приговор. Магически закрепленный приговор, который трансформировался сейчас в связь хозяин-раб.
   - Стоп. Я ж ее отменила!
   - Полностью ты не можешь ее отменить. Только официальное оправдание, отмена приговора. Или окончание срока. Ну, ты просто дала ему максимальную свободу, но только рядом с тобой.
   - А он убить себя может? - озвучила она пришедший ей в голову вопрос.
   Ларсен отрицательно качнул головой.
   - И тебя не может. Что бы ты ни отменяла.
   Арика мысленно застонала. Спрашивать о надежном знакомом, которому можно перепродать колдуна - бессмысленное сотрясение воздуха. Будь таковой у Ларсена, Фест не обратился бы к ней. Ясно, что все остальные возможности были перебраны не по одному разу, прежде чем близкие Жорота остановили свой выбор на ней - предательнице и бессердечной стерве. А продать Жорота наугад значило его просто убить. Не-ет... Не дождетесь!
   Похоже она, сама того не осознавая, прорычала последнюю фразу вслух.
   - Я с ним поговорю, - успокаивающе повторил Ларсен.
   В этот раз сеанс длился не очень долго. Арика отвела целителя домой, парень только руками развел.
   - Он вообще ничего слушать не хочет. Уперся, как...
   - Я поняла. Спасибо.
   Она вышагнула в комнате колдуна. Мрачно посмотрела на мужчину, который при ее появлении выпрямился, до этого он сидел на низенькой табуретке, привалившись плечом к стене.
   - Я понимаю, что ломаю тебе все планы, - тихо сказала женщина. - Но если ты настроен мне нервы мотать всеми способами то, уж извини, фарс со службой я поддерживать не стану. Ищи другие возможности довести меня и поставить в неловкое положение. Не сомневаюсь в твоей изобретательности, но, надеюсь, девять лет выдержу. Если нет - завещание у меня оформлено на Сержа, и я прошу, чтобы ты дал слово, что над ним издеваться не будешь. Согласись, он тебе ничего плохого не сделал. Дашь?
   Жорот молчал.
   - Нет? Хорошо, в отношении тебя я завещание изменю. Возможно, ты хочешь что-нибудь предложить?
   - Продай меня, - глуховато потребовал мужчина.
   - У тебя есть друг вне Клана?
   - В Храм Матери.
   Она уставилась на собеседника, как на ненормального. И язвительно поинтересовалась:
   - А почему не в ближайший бордель? Разницы, как я подозреваю, никакой. Или ты хочешь сказать, что в Храме можешь рассчитывать на нормальное положение?
   - Не имеет значения.
   - Знаешь... Для кого как.
   - Как вариант, могу устроить бордель прямо здесь.
   - Ч-что?
   - Спорим, никто из живущих в этом доме не откажется от моих услуг. Невзирая на пол.
   Арика прикрыла глаза.
   - Н-да, - глухо заметила женщина. - С такой изобретательностью...
   - Просто продай меня и успокойся на этом. Куда хочешь.
   Женщина смотрела на собеседника и думала, что ее, собственно, останавливает от выполнения его требования. И с удивлением поняла, что - отнюдь не долг, не хорошее отношение к бывшему другу, нет. Просто Арика уже настроилась на противостояние. Она ненавидела, когда ее пытались к чему-то принудить. А эта скотина... "Ты попер рогом? А если попру - я? Для тебя в драке запретных ударов нет? Но у меня-то возможностей больше..."
   Она молча встала и шагнула через Зону в свою комнату. Несмотря на то, что рабочий день уже закончился, женщина позвонила юристу. Тот был удивлен, но согласился на внеурочную работу.
   Получилось даже лучше, чем Арика планировала. Она-то рассчитывала на временное решение проблемы, а, похоже, появилась возможность разделаться с ней окончательно.
   Сначала женщина собиралась отселить колдуна на небольшую квартиру - она приобрела ее когда-то для встреч с любовниками. И свести их общение к минимуму - благо, убить себя он не мог, проверять в этом отношении его не было необходимости. А все остальное ее не интересовало. Женщина намеревалась юридически закрепить финансовые поступления, достаточные для того, чтобы Жорот мог нормально жить. Но когда она - слово за слово - объяснила юристу сложившуюся ситуацию, он предложил другой выход.
   Плюс ко всему перечисленному, в полчаса было составлено дополнение к завещанию, по которому Жорот определялся как "самостоятельная единица имущества". Причем эта "самостоятельная единица" была соединена с этой самой квартирой. Одновременно женщина оставила дополнительное завещание, по которому после освобождения квартира доставалась ему же. И, само собой, Арика назначила колдуну содержание, язвительно подумав, что она все равно выиграла. Разница была в том, что теперь, после смерти женщины, необходимость в передаче Жорота в собственность кому-либо пропала. То есть, формально оставаясь рабом, он мог никому не принадлежать. Вот только подобная лазейка работала лишь в случае смерти хозяина и никак иначе. "Впрочем, - мрачно подумала Арика. - Оно и к лучшему".
   Перед прощанием юрист заверил, что копии уже направлены в общую систему и все бумаги вступили в силу. И высказал надежду, что, несмотря на странную спешку, востребованы они будут еще не скоро.
   "Гораздо скорей, чем ты можешь себе представить", - хмыкнула Арика, раскланиваясь с мужчиной. Она осознавала, что передышка, которую она выиграла, отселяя Жорота - временная. Он мужик изобретательный, рано или поздно найдет способ продолжать отравлять ей жизнь. И опять что-то выдумывать, искать очередную полумеру? Нет уж. Имело смысл покончить с этим раз и навсегда... Заодно и излечить его больную гордость - поскольку, если нет объекта, то нет и проблемы, верно? А она... освободится от этого тела - все чаще Арика ловила себя на мысли, что пора. Только вот повода так жестко все рвать до сих пор не было. Но, коль уж он появился, глупо было не воспользоваться.
   На конференцию женщина уже не вернулась - смысл? Она всю ночь приводила свои бумаги в порядок, рано утром проверила наличие документов в системе. Убедившись, что все вступило в юридическую силу, вышагнула в лабораторию...
  
  
  
   Жорот сидел у себя, размышляя, к какому же решению пришла Арика. Что к какому-то пришла, было ясно. Только узнает он об этом не раньше, чем она приедет из своей командировки. А, скорее, гораздо позже.
   С утра он не спустился завтракать - настроения не было. В коридорах слышались странные шум и суета - странные, потому что обычно такого не случалось. Тем более, в отсутствие хозяев. Но его все это не интересовало.
   Ближе к полудню в дверь поскреблись. Он открыл дверь и увидел заплаканную горничную. Мужчина посторонился, пропуская Лайзу в комнату.
   - Что случилось?
   - Вы... Ты не знаешь хорошего врача?
   - Нет, я здесь никого не знаю. А что, с врачами проблема?
   - Вызвали... Троих... Они говорят, не знают, что делать... Даже маг-целитель... Я думала, может у вас знакомый...
   - А что стряслось?
   - Хозяйка... Она...
   - Что?!! - мужчина выскочил за дверь.
   В комнате Арики было полно народа. Две горничных, управляющий, двое незнакомцев, и... Гхота? Жорот узнал женщину, хотя виделись они очень давно. На кровати лежала Арика, точнее, скелет, обтянутый кожей. Что могло произойти?! Он подошел к Гхоте, тихо поздоровался. Женщина мельком взглянула на него, кивнула:
   - Ты здесь.
   - Что стряслось?
   - Не знаю, - Гхота взяла колдуна за предплечье и вывела в гостиную. - Арика вчера ушла с конференции и не вернулась. Ну ладно, вчера. Но сегодня был семинар с прениями. Короче, я поняла, что случилось что-то, пришла сюда - у меня портал был. И нашла ее в лаборатории. Вот в таком виде. Она жива, но... Кома. Я своего врача привела, он говорит, ничего сделать не может. У нее же магия смешанная. И она полукровка. В общем, методы лечения Умения для нее не подходят. У тебя есть нормальный целитель?
   Колдун молча ушел порталом в Клан, к Ларсену. Целитель офигел, увидев Жорота. Колдун схватил его за руку и вытащил в портал - он еще два дня назад снял полные координаты.
   - Посмотри Арику, пожалуйста, - чуть не волоча его за собой, попросил Жорот.
   Оказавшись перед постелью женщины, Ларсен тут же взялся за дело. Судя по всему, двое мужчин, стоящих рядом, тоже являлись врачами. Арика была полностью истощена - в таком состоянии не живут. И как в ней ухитрялся еще тлеть огонек жизни, Ларсен абсолютно не понимал.
   Целитель коротко озвучил диагноз, оба врача выдали свои, различались они лишь в мелочах. Поддерживать в пациентке жизнь можно было небольшими дозами энергии, или уколами, как предложил врач-немаг. Вот только стоило ли.
   Ларсен пошел искать Жорота, чтобы ему это объяснить. И увидел его в компании с безволосой и безбровой женщиной, которая орала на него, как ненормальная. Правда, что орала, целитель не слышал - стоял антишумовой блок. Но в том, что она именно орала, сомнений не было
   - В чем дело? - Ларсен вклинился внутрь заклинания. И услышал остаток фразы:
   - ...сама прикончу, причем легкой смерти не жди!
   - Что-то можно сделать? - глухо обратился Жорот к целителю.
   - Нет, - покачал тот головой. - Только ждать, возможно, наступит перелом. Но скорее она умрет. То, что она жива до сих пор - это нереально. Да, пожалуй, смерть для нее будет и лучшим выходом. Она вытянула из тела все, что получилось и даже больше - вплоть до того, что ее кость сейчас можно без усилия переломить, потому что она ухитрилась использовать и большую часть костной ткани. И если случится чудо и она выживет... Не уверен, сможет ли ее скелет держать тело, понимаешь? Слишком он хрупок.
   - А... обратно? Обратный процесс возможен?
   - Не знаю. Я не думал, что и прямой возможен - первый раз увидел.
   - Подонок, - прошипела Гхота. - Если она умрет, я тебе не знаю, что сделаю, - и убежала, оставив мужчин наедине.
   - Это... ты? - уставился целитель на колдуна.
   - Я вчера настаивал на том, чтобы она меня продала. А она... Думаю, сделала это специально. Хоть и обставлено, как несчастный случай.
   - Нет, Арика не стала бы ради этого отказываться от жизни, - покачал головой целитель. - Может, просто раздражена была и ошиблась, когда работала?
   Колдун молчал. Возможно. Очень маловероятно. Но возможно. Но в любом случае...
   Еще через полчаса в комнату вбежал Серж. С ужасом уставился на жену, метнулся в гостиную, судорожно вывалил один ящичек бюро, второй... Выхватил из кучи хлама черный браслет и надел ей на руку. Гхота подалась вперед, вглядываясь в лежащую.
   Сначала казалось, что ничего не происходит. Но Ларсен неожиданно подскочил к постели, словно подхватил что-то, от ладоней пошло золотистое свечение. Маг-целитель присоединился буквально секунды спустя, врач-немаг стоял, внимательно наблюдая за изменениями, вовремя придержал женщину, изогнувшуюся в конвульсии.
   Чуть не пять часов спустя состояние Арики более-менее стабилизировалась. Женщину усыпили, и она лежала, накрытая до подбородка одеялом, неглубоко и редко дыша. У постели сидел маг-целитель, другой, не тот, кто вытаскивал Арику. Потому что оба работавших с ней целителя были вымотаны до предела.
   Местный целитель ушел домой, Ларсена Серж задержал, отпаивая его кофе и по ходу расспрашивая. Ларсен долго молчал и наконец выдал:
   - Арика ведь не человек, верно?
   Серж уставился на целителя, Жорот, который потерялся где-то в углу, встрепенулся. Гхота прищурилась.
   - Я еще не встречался с подобными ей. И поэтому она только и выжила. Тело не могло умереть, подпитываемое... энергетикой? Резерв у нее колоссальный. Поэтому, даже будучи практически нежизнеспособным, тело живет. То есть, оно умрет только при необратимых повреждениях - там, голову отрубить, кровь выпустить. А в случае менее обратимых, вплоть до полного истощения не только мягких тканей, но и костных, как видите, тело живет. Правда, как это все будет выглядеть... Не знаю.
   - Так вот почему она выживала после "картинок" чуть не в самом начале обучения, - пробормотала Гхота.
   - Возможно, это ее свойство поможет ей восстановиться. А, возможно, и нет, - задумчиво заметил целитель. - Мне пора. Жорот, отведи меня обратно.
   - Вы не займетесь моей женой? - вмешался Серж. - Я оплачу.
   - Я буду наведываться, но в моей помощи необходимости нет. Релгар вполне компетентен, да здесь вообще мало что можно сделать. Но будем стараться. Всего хорошего.
   Колдун молча отдал Ларсену амулет, а целитель заметил:
   - Арика наверняка не знала об этом своем свойстве. Тебе это ни о чем не говорит?
   Жорот не мог заснуть мало до полночи. Он метался по комнате, словно в клетке. Случайность? Или все же результат - закономерный - его действий? Он даже не заснул - провалился в сон, как в обморок.
   Утреннее пробуждение было резким - от удара о пол, затем на него посыпались пинки. Жорот спросонья машинально скорчился, прикрывая голову - сказалась многолетняя привычка.
   - Ты, сволочь! Что здесь произошло?
   Над ним склонился Серж, разъяренный донельзя.
   - Я не знаю, - удары прекратились, и Жорот попытался встать, опершись ладонью на кровать. Но Серж пинком отправил его обратно на пол.
   - Не знаешь?! Арика дополняет завещание вечером позавчерашнего дня. Наш изворотливый юрист нашел лазейку, согласно которой ты после ее смерти становишься самостоятельным, несмотря на свой статус! А вчерашним утром происходит этот странный несчастный случай! А теперь скажи, что это - совпадение!
   Завещание. Позавчера. Сразу после разговора с ним. Жорот осознал - полностью и необратимо, что совпадением это быть никак не может. Намертво. Как и случайностью, и несчастным случаем. Если до слов Сержа он имел хоть какую-то иллюзию, надежду...
   Серж, онемев, смотрел, как мужчина, скорчившийся на полу, воет, нечеловечески, безвыходно, обреченно; как под пальцами, сведенными судорогой, крошится дерево кровати, а из-под ногтей выступает кровь. Серж смотрел и отстраненно думал, что если сейчас не привести Жорота в чувство, тот сойдет с ума.
   Пощечинами это сделать не удалось, водой, выплеснутой на голову - тоже. Серж рявкнул на служанок, сунувшихся в приоткрытую дверь, чтоб они тащили врача.
   Доза успокоительного, вкаченная колдуну, приблизилась к критической, пока он, наконец, стал более-менее вменяем. В движениях появилась заторможенность, но Жорот хотя бы смог воспринимать вопросы и отвечать на них. А Сержу большего и не надо было. Пока.
   - Что произошло? - отрывисто спросил мужчина. Он расположился верхом на стуле, уставившись на Жорота, которого переложили на кровать.
   Тот в двух словах пересказал их с Арикой разговор. И замер, безвольно откинув голову.
   Серж устало потер лоб. Они прожили с женой тридцать семь лет. И вот, появляется эта скотина, и все летит к чертям. Арика забывает о Серже, о своей работе, вообще обо всем. Не сказав ни слова, даже не попрощавшись, шагает за грань жизни... Ради кого? Они не были любовниками! - Серж горько хмыкнул. - Да ради него, мужа, она бы и близко такого не сделала! Никогда.
   Ровное дыхание мужчины, лежащего на кровати, говорит о том, что он заснул. Серж тупо смотрел в стену.
   Он полночи просидел над женой, пока, наконец, уступив настояниям врача, добрался до своей комнаты. И нашел там письмо, в котором Арика просила прощения за уход, говорила, что устала и больше не видит смысла тянуть опостылевшую лямку. А у Сержа, мол, все будет прекрасно, она в это верит и желает ему счастья. Пара фраз, походя написанных, почти в конце, о том, что Жорот пристроен, и Сержу этим заморачиваться не стоит. Последующее перечисление каких-то мелочей. И просьба никого в происшедшем не винить, что к подобному она шла давно, просто вот так сложилось, что лучше это сделать именно сейчас.
   Письмо рассыпалось сероватой пылью в руках мужчины, когда он перечитывал его в очередной раз, одновременно проверяя амулетом на ложь. Арика - еще в самом начале их знакомства - подарила Сержу этот амулет и научила с ним обращаться. Тогда они поспорили по поводу какого-то ее утверждения, и женщина с помощью амулета доказала свою правдивость. И отдала его Сержу, аргументируя тем, что сама пользуется подобным заклинанием постоянно, чтобы они в этом были на равных.
   Серж был, конечно, шокирован, выяснив, что Арика запросто определяет ложь. И первое время пользовался проверкой довольно часто, просто из любопытства. Вещица оказалось полезной в общении с теми же деловыми партнерами, но с Арикой, как выяснилось, смысла применять его не было. Она практически не лгала - Серж ловил ее за сорок с лишним лет не больше дюжины раз. Но в этот раз не использовать амулет он не мог... А Арика, похоже, это рассчитала и встроила в письмо заклинание распада, активируемое именно этим самым амулетом. Впрочем, результат Серж все же получил - Арика не лгала в письме. Но - это Серж понял шестым чувством - писала не о том, что ее действительно волновало в тот момент. Что-то она обошла, скрыла, не упоминая и не опускаясь тем самым до прямой лжи.
   Утром Серж срочно вызвал юриста, который, узнав о происшедшем, очень осторожно поинтересовался, уверен ли Серж в том, что это действительно несчастный случай.
   Прочтя документы, Серж мысленно взвыл. Он уверил юриста, что имеет достаточные доказательства того, что на Арику никто не покушался. Впрочем, в любом случае, она скоро придет в себя и расскажет, что с ней произошло. И, побыстрей отпустив законника, рванул к Жороту.
   И вот теперь Серж сидел, тупо пытаясь сообразить, что же дальше. Он сложил картинку целиком - попытка самоубийства, причина которого лежала вот здесь же. Значит, все эти годы... Все... Он выдохнул сквозь сжатые зубы.
   Глупо пытаться склеить то, чего не было. Наверное, он себя лишь обманывал, принимая желаемое за действительность. А действительность - вот она, в неприглядной красе. Слепец, вынырнувший из небытия и забравший - за считанные часы - Арику.
   Серж собрался в полдня. Он даже не стал заходить в спальню жены - ее вид мог поколебать решимость. Раньше он и в страшном сне не мог представить, что бросит ее. Тем более, в таком состоянии. Но она предала первая. И простить этого Серж ей не мог.
  
  
  
   Женщина пришла в себя. Сморгнула, пелена перед глазами потихоньку стала расходиться. Ее спальня?!!! Что за черт?! Она еще живая? После всего, что она вытерпела, выдавливая из себя энергию, трансформируя плоть, кости, все, что могла... Причем чем дальше, процесс был почему-то все более и более болезненным, под конец она вынуждена была - из этих же выдавливаемых последних сил - поставить антишумовой барьер, иначе на ее вопли сбежалось бы полдома. Если бы она могла хотя бы предположить, что все будет настолько хреново, придумала бы другой способ. А этот еще и не сработал.
   Она попыталась повернуть голову, ничего не вышло. Странно было бы. Что любопытно, в остальном она чувствовала себя вполне нормально. Мыслила более-менее четко, ничего не болело. Тело тоже ощущалось, но так, словно не ее, чужое. И хотя она могла напрячь мускулы, двинуть, даже пальцем, не получалось. Ладно, пальцы. Сначала голова.
   Впрочем, с четвертой или пятой попытки голову повернуть вышло, и тут же в ее поле зрения попал Релгар. Внимательный взгляд и возле губ оказался стакан с водой. Жидкость показалась просто райским нектаром.
   - Спасибо, - голос был чужим, неживым и почти неслышным.
   Целитель подтянул подушку вместе с женщиной повыше, устраивая ее так, чтобы она могла осмотреться.
   Судя по солнечному освещению, время перевалило за полдень. Арика обвела взглядом комнату - в таком положении это было сделать вполне реально. И наткнулась на знакомую - до боли, до ненависти - фигуру, стоящую, буквально, в полушаге.
   - Уйди! - полушепот был еще тише от сбившегося дыхания.
   - Что? - Релгар наклонился ниже, приблизив свое лицо к Арике почти вплотную.
   - Жорот, уберись нах...! - на этот раз получилось почти громко, целитель, выпрямившись, оглянулся на замершего мужчину.
   В ту же секунду Арику скрутило волной боли, она захрипела. И машинально кинула антиболевой блок. Вместо облегчения стало еще хуже. Несоразмерно. Впечатление было, словно она сгорает заживо. Изнутри. Гаснущее сознание услужливо отпечатало последнюю картинку - сосредоточенное лицо Релгара и, застывшее - колдуна.
   В этот раз сознание вернулось не постепенно, а как-то сразу, обрушившись на Арику солнечным светом, режущим глаза, и звуками. И болью, но уже вполне терпимой, хоть и заставляющей стискивать зубы, чтобы не ругаться вслух.
   Проморгавшись от слез, женщина вновь попыталась оглядеться. Она опять лежала, и вновь первым, кого она увидела, был Релгар.
   - Арика, вам нельзя сейчас волноваться, - укоризненно заметил целитель.
   - Пусть... - она не только услышала свой голос, но и узнала его. - Эта сволочь... держится подальше... И я не стану... волноваться.
   Еще на середине фразы ударило болью. Но Арика была уже к этому готова и даже ухитрилась определить направление, откуда пришел болевой посыл. Повернув туда голову, насколько вышло, она выхватила взглядом знакомую фигуру. Кто бы сомневался! Сначала этот гад беспредельничает, а теперь, ему, видите ли, больно, когда ему сообщают, что он - скотина!
   Арика бессильно расслабилась, приноравливаясь к боли, принимая ее. А ведь это проблема. И немалая. Антиболевые блоки она ставить не сможет - благодарю покорно, одного раза более чем достаточно! Вспышка боли, от которой потеряла сознание - это именно реакция на попытку поставить блок, больше не на что. Надорвалась. Тело, измученное издевательствами, реагировало на попытку вытянуть из него - даже самую малость - единственно возможным способом - болью. Но при том, что она не может сейчас пользоваться Умением - элементарно отсутствует энергия в теле, а больше никакая не пойдет - ее свойство ощущать боль окружающих никуда не делось. И удивительно, что сейчас она ощущает только боль Жорота, а не половины города. До этого женщина закрывалась антиболевыми блоками. Сейчас же... Что? Что можно сделать сейчас?
   Арика мысленно застонала. На этапе последнего вопроса логическое мышление отключалось и включалось матерное. Потому что выхода она не видела. Только глушить обезболивающими, но это - вариант подсесть на наркоту, не более того.
   Наконец в мозгу забрезжило хоть какое-то разумное решение.
   - Релгар, пожалуйста... Вон в том... ящике прозрачный кристалл... Дайте его мне.
   - Могу я узнать, зачем он вам? - мягко поинтересовался целитель, копаясь в указанном месте.
   - Можете, - Арика перевела дыхание и продолжила. - Как только... вы мне его... дадите, сразу... узнаете.
   От колдуна пошел очередной болевой импульс - что на этот раз?!! - и женщина, уже не выдержав, вызверилась в его сторону:
   - Жорот, уйди!.. Страдай где-нибудь... подальше, я... не мазохистка!
   На этот раз ударило такой отдачей, что Арика выругалась вслух. Но, надо отдать должное, импульс тут же исчез.
   Релгар подошел, с кристаллом в руке, нахмурился:
   - Обезболивающие не срабатывают?
   - Я еще и на обезболивающих? - наконец до Арики дошло, почему она еще не сдохла от чужой боли.
   - К сожалению, - подтвердил целитель.- Другого выхода просто не было.
   - Кристалл...
   Целитель поднес его к женщине, она активировала артефакт:
   - Гхота. Подойди, когда сможешь, хорошо?
   Магичка появилась почти сразу. Кинулась к лежащей, и тут же вывалила на нее тираду, характеризующую полную ее умственную несостоятельность.
   - Существуют обезболивающие... артефакты? - не обращая внимания на ее ругань, тут же перешла к делу Арика.
   - А... Да, - на ладони Гхоты материализовались две пары тонких браслетов, она одела их Арике на запястья. - На твой уровень с перекрыванием хватит... Только буду заходить, подзаряжать раз в два-три дня.
   - Спасибо...
   - Я зайду позже, сейчас занята сильно, - магичка исчезла так же стремительно, как и появилась. Арика взглянула на целителя:
   - Релгар, больше никаких обезболивающих.
   - Арика, вы все же не врач, позвольте мне самому решать.
   Женщина нахмурилась.
   - Что, действительно так необходимо?
   - Да.
   - Почему?
   - Вот когда действие прекратится, поймете.
   - Вот пусть прекратится, и посмотрим. Возможно, все на так страшно, как вы считаете.
   Целитель только плечами пожал. Согласился?! Нет, Релгар, однозначно, приятней этого чокнутого Ларсена! И Карины, которая сейчас бы устроила скандал почем зря.
   - Когда я смогу ходить? Я понимаю, что не сегодня, не завтра. Но хотя бы приблизительно - неделя, месяц?
   Целитель вздохнул. Когда он закончил объяснять ситуацию, Арика уже взяла себя в руки. Что ж. Это ее выбор, и теперь придется за него платить. Можно, конечно, повторить попытку с учетом ошибки. Но не немедленно - иначе в несчастный случай не поверит даже последний идиот. Только вот...
   - Сегодня какое число?
   Получив ответ, она прикинула, что Серж должен появиться еще через четыре дня.
   - Релгар, пожалуйста, я вас очень прошу. Это не входит в ваши обязанности, но сходите в комнату Сержа, у него в верхнем ящике стола письмо. Принесите его мне, не вскрывая...
   - Арика, - тихо вмешался Жорот. - Серж приехал три дня назад.
   Арика замерла. Муж здесь. Он приехал и... Дура. Какая же дура. Зачем было вообще спрашивать? Ты сама выкинула мужа из своей жизни.
   - Он ушел, - не верилось, хотя знала, так и есть.
   Релгар мягко заметил:
   - Арика, ему нелегко и, я уверен, Серж просто...
   - Так. Хватит! - хотелось заорать, выругаться, выплеснуть злость хоть на кого-то... Хоть на кого-то?
   - Жорот... Будь добр, исчезни. Видеть тебя не хочу, ясно?! Я знаю, что во всем виновата сама, но уж, пожалуйста, выполни каприз больной женщины!!!
   Когда закрылась дверь, стало легче. Чуть-чуть. Почти никак.
   - Кстати, Арика. А что вообще произошло, вы помните?
   - Вполне, - встряхнувшись, отозвалась женщина. - Дурь моя произошла. Вовремя не прервала заклинание, надеялась, что смогу контролировать. А когда боль пошла на перекрытие, просто вырубилась, скорей всего. Увы. Говорю ж, винить, кроме себя, некого.
   Она уверенно уставилась в глаза Релгару. Мальчик, если ты хотел переиграть меня на этом поле, ты будешь разочарован. Не подкопаешься. Во-первых, она точно озвучила свои действия и заклинание лжи не сработает. Во-вторых, это была действительно возможная схема подобного случая. Теоретически. Практически, женщина не могла представить себе идиота, способного НАСТОЛЬКО запустить процесс. Но любой маг Умения скажет, что вариант вполне вероятен. При этом мысленно покрутив пальцем у виска.
   Релгар удовлетворенно кивнул:
   - Что ж. Теперь я полностью уверен в вашей психической адекватности.
   - А что, были сомнения? - с ехидством уточнила женщина.
   - В общем, нет. Единственное, я не понимаю причин вашей неприязни к Жороту. Впечатление, что он в чем-то виноват.
   - Ну, знаете! - возмутилась Арика. - Эта скотина перед отъездом в командировку драку с моим любовником устроил! По-вашему этого мало?
   - Эта скотина не отходил от вашей постели. Не спал трое суток, хотя я его чуть не насильно выпроваживал.
   - Тем более, - процедила Арика. - Пусть отдохнет, ему полезно. И не будем это больше обсуждать, хорошо?
   - Вы очень быстро восстанавливаетесь, - заметил целитель. - К сожалению, это не касается костей.
   Женщина пожала плечами и поинтересовалась:
   - В ближайшее время ходить я точно не смогу?
   - Абсолютно.
   - А лежать? Полулежать?
   - Полулежать - вполне. И перемещать вас необходимо очень осторожно.
   Женщина задумчиво уточнила:
   - Кажется, для тех, кто не ходят, есть коляски?
   Релгар уставился на нее с каким-то странным любопытством:
   - Вы... уверены?
   - Я уверена, - это слово Арика выделила. - Что найду способ привести свои кости в порядок. Хоть на это и понадобится время. "А если не найду, у меня всегда есть запасной выход". Но также я уверена, что не собираюсь лежать в постели все это время. Вы поможете мне?
   К вечеру женщина уже осваивала новую технику. Управление было примитивнейшим, правда, в доме она проехать могла далеко не везде - коридоры не были приспособлены, но уже подумывала, чтобы вызвать архитектора и решить эту проблему. Или не стоит? Арика надеялась, что сможет быстро разобраться со своей болезнью. Но если нет... то ей осталось всего ничего - без магической составляющей она очень быстро состарится и умрет. Она хмыкнула. Тоже решение проблемы, ежели чего.
   На следующий день ее навестили Солг с Мирой и, как ни странно, Левс. Вот атлета Арика не ожидала увидеть вовсе. Что ему здесь понадобилось? Уж не любовные утехи, однозначно! Она с трудом сдержалась от истеричного смеха при последней мысли. При всей экстравагантности Левса до этого точно не дойдет!
   Впрочем, Арика вежливо приветствовала всех, постаравшись привычным стилем общения смягчить впечатление от свого внешнего вида. Ужасного, она и сама это знала.
   Солг привык к непрезентабельному виду Арики довольно быстро. Или сделал вид, но очень достоверно. А Мира и Левс косились все те час или полтора, которые они провели в гостях. Прощаясь, Арика настоятельно просила друзей заходить почаще, мотивируя тем, что в ближайшее время она будет с трудом перемещаться за пределами дома. И клятвенно обещала со временем исправиться.
   Релгар не отходил от нее еще четыре дня. Арика заново училась владеть своим телом - даже элементарные движения пальцами, которыми она управляла коляской, давались ей с трудом. Но со временем все лучше и лучше. Боролась с болью - действительно, довольно значительной, но не настолько, чтобы применять обезболивающие. В чем и ухитрилась-таки убедить целителя.
   Наутро третьего дня Арика приноровилась не только сидеть, но и менять положение спинки кресла. Вызванные строители быстро и рационально кое-где пристроили так называемые "пандусы", и женщина смогла перемещаться в коляске практически по всему дому.
   Ткани на кости наросли очень быстро. Естественно, с активной помощью Релгара, он практически не отходил он женщины, играя роль и врача, и сиделки одновременно. Только на несколько часов ежедневно его сменял молодой целитель, его ученик. Женщина даже стала получать удовольствие от общения с Релгаром - в жизни так к костоправам не относилась! Но парень попался на диво выдержанный и разумный.
   Наращивание массы тела, как оказалось, вызвало дополнительные проблемы - повысился шанс переломов. Впрочем, учитывая, что Арика не ходила, скорей всего, этого можно будет избежать.
   Наконец, утром пятого дня, целитель, осмотрев женщину, сообщил:
   - Думаю, в моем постоянном присутствии больше нет необходимости. Но если вам придет мысль по улучшению строения ваших костей, пожалуйста, не экспериментируйте в одиночестве! Обязательно посоветуйтесь со мной. Или с другим целителем, но не самостоятельно!
   - С вами, Релгар, с вами, - улыбнулась женщина. - Куда я от вас денусь?
   - Но вам понадобится сиделка. И, желательно, не одна.
   - Понадобится, - мрачно согласилась Арика, которая сама пришла к подобному выводу. - Кого вы можете предложить?
   - Есть у меня пара кандидатур. Если вы согласитесь прислушаться к моему мнению.
   - Почему нет. Когда я смогу их увидеть?
   - Одного хоть сейчас. А вторую я пришлю, как только появлюсь дома.
   - Это кого - хоть сейчас? - прищурилась Арика.
   - Жорота, - как нечто само собой разумеющееся, ответил целитель.
   - Но я не хочу, чтобы он был рядом! Вообще!!!
   - Арика. Вы, конечно, в своем праве. Но. Если вы хоть немного согласны прислушаться к моему мнению, Жорот - самый разумный и подходящий вариант. Я видел, как он за вами ухаживал, пока вы лежали без сознания. Лучше его просто не найти.
   Арика стиснула зубы, упрямо уставилась в окно.
   - У меня присутствует стойкое впечатление, что вы что-то скрываете, - заметил Релгар. - И у вас есть серьезная причина, по которой вы не хотите общаться с Жоротом.
   - Нет, - как можно с более честным видом ответила женщина.
   - Тогда в чем дело?
   Она вздохнула.
   - Да, вы правы. Он действительно будет неплохой сиделкой. Но он... Он меня выводит постоянно. Хамит, раздражает. Мы с ним слишком разные.
   Целитель позволил себе улыбнуться:
   - Ну, в этом отношении я могу вас успокоить. Возможно, до несчастного случая - он себя именно так и вел. Но сейчас, я уверен, станет гораздо более терпимым и внимательным.
   Женщина недоверчиво хмыкнула. Но потом задумалась. Действительно. Есть очень большой шанс, что тема "продай меня" уйдет. А вместе с ней и вечная его демонстрация... Если же нет, то всегда можно будет его заменить, верно?
   - Что ж. Стоит попробовать, - наконец согласилась она.
   - Вот и прекрасно. Прикажите его позвать.
   В ответ на требование привести Жорота, Лайза уставилась на Арику и, запинаясь, сообщила:
   - Но... его нет.
   Женщина сначала не поняла:
   - Что значит "нет"? Он умер? - голос неожиданно сорвался.
   - Не знаю, госпожа. Он исчез.
   - Когда? Как вообще он мог исчезнуть? - Арика сорвалась на крик. - И почему мне сразу не сказали? Бардак какой-то. Релгар, ты что, знал?
   - Нет, откуда. Так когда он исчез?
   - Пятого дня...
   - Его вещи на месте?
   - Да, госпожа.
   - В тот день в доме были посторонние? Может, Серж заходил? - женщина перехватила удивленный взгляд целителя, но не обратила внимания - не до него.
   - В тот день у вас были гости, госпожа. Больше посторонних не было.
   - Гости? Солг с женой и Левс, - пробормотала Арика.
   - Да, госпожа.
   - Телефон. Быстро!
   Арика кусала губы. Черт бы их всех побрал! Если они хоть что-то с ним сделали... Она почти выхватила трубку из рук горничной. Нетерпеливым жестом приказала девушке удалиться. Двумя движениями вызвала номер из памяти, дождавшись, пока подняли трубку, поздоровалась.
   - Как самочувствие? - раздался голос Солга.
   - Спасибо, гораздо лучше. Вот только у меня неприятности какие-то странные, - заметила Арика спокойным тоном. - Вещи пропадать стали... Личные.
   - А может, оно и к лучшему? - тем же спокойным тоном поинтересовался Солг. - Ты...
   - Нет, вот представь, я предпочитаю собственность иметь под рукой! - яростно выдохнула женщина. - И если в ближайшие полчаса он не появится у меня - живой и невредимый - я вынуждена буду заявить о случившемся в полицию. Если же копы окажутся столь нерасторопными, что не смогут разыскать пропажу - существуют еще и частные агентства...
   Спокойный голос Солга перебил Арику:
   - Подожди. Ты же сама была не против от него избавиться.
   - Если бы я "была не против", он бы у меня не задержался! Если я решу продать раба, я это сделаю, если захочу избавиться - убью - у меня есть на это полное право! Но я буду делать это сама!!!
   - Хорошо, не нервничай. Последний раз спрашиваю - ты уверена? Он жив и здоров, я понимаю, что ты не хотела бы, чтобы с ним что-нибудь случилось.
   - Солг. Я жду. Полчаса.
   - Надеюсь, ты знаешь, что делаешь.
   - Спасибо.
   Арика уронила трубку на колени. И увидела круглые глаза Релгара. Поморщилась.
   - Жорот - раб?
   - Что, в таком случае он уже не подходит в качестве сиделки? - съехидничала женщина, насмешливо уставившись на собеседника.
   - Я этого не говорил, - серьезно отозвался Релгар. - Но...
   - Что?
   - Он не ведет себя как раб! Даже как слуга. Скорее, как друг, как... - Релгар осекся.
   Арика устало объяснила - скрывать уже смысла не было:
   - Жорот мой давний знакомый. Очень давний. Попал на каторгу за строптивость. Я выкупила его и теперь вынуждена держать у себя до окончания срока заключения. Против его воли. А почему он выделывается и пытается заставить его продать, спрашивайте у него. Я так и не поняла его дурацкую логику. И буду вам крайне благодарна, если о факте его рабства вы распространяться не станете. И, пожалуйста, когда он появится, осмотрите его - все ли с ним в порядке. Или вы откажетесь лечить раба?
   - Нет, что вы. Ни в коем случае.
   В дверях появились Левс с Жоротом. Последний был неопрятным - одежда измята и в пыли. Да и вид...
   Арика движением руки направила коляску вперед, увидев, как колдун вздрогнул. И заметила:
   - Здравствуй, Левс. Я рада, что недоразумение разрешилось ко всеобщему удовлетворению.
   Атлет тяжело посмотрел на Арику, потом молча развернулся и ушел. Женщина бросила вопросительный взгляд на целителя. Релгар вмиг оказался возле колдуна, провел ладонями вдоль его тела.
   - Сейчас все в порядке.
   - Сейчас? - переспросила Арика, подняв бровь.
   - Его лечили минут десять назад.
   Женщина стиснула зубы. Подняла голову и ровно сказала:
   - Прости, пожалуйста. Я была уверена, что ты у себя в комнате.
   Жорот молчал.
   - Иди в ванную. Вот в эту, - она кивнула на дверь. - Одежду тебе принести или у тебя есть?
   - Есть.
   Оставшись наедине с целителем, женщина устало выдохнула. И вызвала служанку, приказав накрыть стол. Чем угодно, только побыстрей - до обеда было еще далеко.
   Арика встретилась с задумчивым взглядом целителя и поморщилась - она чувствовала себя последней скотиной. Пять дней... Ну что ей стоило вспомнить о Жороте раньше? Почему она вообще решила, что этот ненормальный так скрупулезно будет подчиняться ее приказу и не показываться на глаза? Хотя бы по его отсутствию в ее спальне можно было догадаться - что-то не так.
   - Релгар, пожалуйста. Объясните Жороту, что ему надо делать и оставьте нас. Побыстрей пришлите вторую сиделку - ему надо отдохнуть. Что с ним делали? - вопрос был крайне неприятен, но знать она была должна.
   - Били. Кулаками, ногами. Явно не единожды.
   - С-скоты, - пробормотала Арика. - Живой и невредимый, значит. Я Солгу припомню.
   Жорот успел вернуться из ванной прежде, чем служанка вошла с едой. Как только Лайза появилась, колдун встал и попытался забрать у нее поднос. Арика нарычала на него, в крайне нецензурных выражениях требуя, чтобы он не дергался.
   - Действительно, посидите, - поддержал ее Релгар, хотя и гораздо спокойней. Помог накрыть на стол и дождался, пока Лайза закроет дверь.
   - Ешь, пожалуйста, - потребовала Арика.
   Жорот вцепился в чашку с чаем, но к еде не притронулся.
   - Вам тоже не мешает хотя бы выпить чай, - заметил целитель, обращаясь к женщине. - Жорот, вы согласитесь взять на себя обязанности сиделки?
   Рука колдуна дрогнула, чай выплеснулся на пальцы, темной лужицей растекся по полировке стола.
   - Сами понимаете, несмотря на чудеса техники, без посторонней помощи Арике не обойтись. Само собой, вам нужна смена, вторую сиделку я пришлю сегодня же. Возьметесь?
   - Да, конечно.
   - Отлично. Никаких особых инструкций смысла вам давать нет, единственное - Арике ни в коем случае нельзя вставать. Последствия могут быть непредсказуемыми и очень неприятными. Мне действительно пора. Всего хорошего.
   - Ешь давай, - проворчала женщина, когда они остались одни. - Вы, мужики, наверное, все сговорились...
   - Тебе налить чай?
   - Да. Только сначала вон тот столик пристрой на коляску. Вот, в пазы... Да. Спасибо. И объясни, пожалуйста, как получилось, что ты оказался у этого идиота?
   - Левс зашел в комнату и приказал идти за ним, - бесцветно ответил Жорот.
   - И ты вот так встал и пошел? - она не могла представить мужчину безмолвно-покорным, подчиняющимся.
   - Я был уверен, что это твое распоряжение.
   - Он тебе это сказал?
   - Нет. Я не уточнял.
   - Тогда почему ты был уверен?
   - Ты сказала, что не желаешь меня видеть. Как логический результат - приказ Левсу о моей продаже.
   - Я. Тебе. Говорила. Сто раз. И. Повторяю. Я никому тебя не продам, ясно?! Забудь вообще это слово! Где ты был все это время?
   - В камере.
   - В тюрьме?
   - У Левса в подвале дома. Там помещения для рабов.
   - Один? Я имею в виду, в камере ты был один или с кем-то?
   - Один.
   - Кто тебя бил?
   - Левс. Надсмотрщики, - неохотно отозвался Жорот.
   Женщина выругалась.
   - Слушай, тебе самому на себя смотреть не противно? Какого черта? Нет, я все понимаю, последние годы для тебя были несладкими. Но они кончились! А ты все так же загоняешь себя своей дурью в угол. Зачем?!
   - Ты это мне говоришь? - неожиданно вспылил колдун. - Это же надо только додуматься - пойти на самоубийство - ради чего?!
   - Не ради чего! - вызверилась на него Арика. - А ради себя! Еще не хватало, чтоб мне указывали, что я должна делать!!! И ты прекрасно знаешь, что это не самоубийство - на самом-то деле!
   - Для меня, Сержа, Солга, Левса - это самоубийство! И никак иначе! - его начало тряси. - Тебе доставляет наслаждение рвать по-живому! И тогда, и сейчас! И еще удивляешься, что...
   - Вот и пришли к истине! Наконец! Его гордое высочество послали! И теперь мне это никогда не простится!
   На лице колдуна мелькнуло сожаление. Именно сожаление, вперемешку с болью, он даже успокоился. И устало возразил:
   - При чем тут "послали". Ладно, развод, черт с ним. Но ты походя разрушила дружбу, которая складывалась не один десяток лет. То же самое ты сделала, когда пошла на это чертово самоубийство. Только уже с Сержем. Ты ничему не учишься. Или просто не можешь понять. И удивляешься, что я не хочу принимать твою помощь? Знаешь, я предпочту терпеть побои, ублажать клиентов в борделе, даже сдохнуть. Чем вновь рвать на куски душу, потом, когда пройдет девять лет, ты повернешься ко мне спиной, с чувством выполненного долга, и вышвырнешь меня из своей жизни, забудешь о моем существовании. Мне одного раза более чем достаточно.
   Арика, онемев, уставилась на Жорота. Если он воспринимает все это именно так... Боги, ну и скотина же она. Сначала довела мужика до полного беспредела, а потом еще и имеет наглость возмущаться, что он от нее сбежать готов - куда угодно! Но кто ж знал, что этот кретин до сих пор переживает их проклятый разрыв! Нет, ну это что, нормально?! Уже забыть все должен, а при случае - который сейчас, можно сказать, представился - еще и презрение высказать, поиздеваться, ведь честно, нормально бы восприняла! Но не так же... Она не осознавала, что застонала вслух, уставившись в пустоту.
   - Прости. Я знаю, ты не желаешь мне зла, наоборот. И, возможно, даже не понимаешь, о чем я говорю - просто все люди разные и одни могут заставить себя забыть, вырвать любую привязанность, другие - нет. Да и значения это не имеет, прости еще раз, что завел об этом речь. Ты сейчас не в том состоянии, чтоб я мог позволить себе капризы, - мужчина мягко улыбнулся, до боли напоминая себя того, прежнего, до их размолвки. - Сначала поднимем тебя на ноги, а уж потом можно продолжить спор о моем желании/нежелании оставаться в твоей собственности. Если он еще будет актуален.
   У женщины потемнело в глазах. Она сомкнула веки, ийчас, можно сказать, предоставился - еще - который ще и т проклятый разрыв! с ней дела иметь не хочет!з глаз потекли слезы. Он ненормальный! И не только он, тот же Левс, ведь наверняка посчитал, что за нее мстит, не стал бы он просто так над Жоротом издеваться... А она - нелюдь, и делать ей среди них нечего... Сбросить это чертово тело и...
   Арика ощутила, как ее руки утонули в ладонях мужчины. Она открыла глаза и сквозь слезы увидела Жорота, стоящего рядом с коляской на коленях:
   - Малыш... Только не надо крайних решений, хорошо? Никому от них лучше не станет, - он уговаривал ее, как ребенка. - Ты сильная, обязательно выдержишь. Сам знаю, в подобном положении чувствуешь себя хуже некуда. Но мы обязательно найдем выход, обещаю...
  
  
  
   Резкое головокружение, до темноты в глазах. Арика потрясла головой, сфокусировала взгляд. И не поверила тому, что увидела. Она сидела на подлокотнике кресла. В кресле зашевелился Жорот. Ее ладонь лежала у колдуна на шее... Бред какой-то.
   Тело затекло, женщина попыталась двинуться, но безуспешно - кажется, слишком долго была в этом - довольно неудобном - положении.
   - О! Наконец... - голос Ларсена раздался откуда-то сбоку.
   Арика ощутила, что ее подняли на руки и переместили в одно из пустых кресел.
   - Осторожно! - Жорот вскочил, пошатнувшись при этом.
   Женщина уставилась на него во все глаза. У колдуна волосы... длинные?
   Вспыхнул осветительный шар. Арика прищурилась. Они были, кажется, в той комнате, где проходила та, давняя, инициация. В Клане?! За громадным окном было ранее утро. Судя по посеревшему куску неба, видному в проеме между зданиями.
   - Вас затянуло в Проверку, - негромко сообщил Ларсен, появляясь в поле зрения Арики.
   - Как так "затянуло"? - хрипло буркнула женщина. Насколько она знала, Проверка могла начаться только после непосредственной просьбы о таковой к какому-либо божеству. Обычно это делалось, если маг хотел повысить свои возможности. К тому же Проверка была явлением исключительно индивидуальным. - И что значит "вас"?
   Она попыталась сесть поудобней - телу медленно возвращалась чувствительность. Жорот оказался рядом, приподнял ее на руках, помогая переменить положение. Арика хотела огрызнуться, но сдержалась. Поморщилась, ощутив боль в груди и отвратительно мокрую рубашку. Расстегнула верхние пуговицы, сдвинула ткань. Слева, ниже повязки, расположились две аккуратные дырочки. Очень похожие на пулевые, хоть и неглубокие. Что, впрочем, не мешало им довольно сильно кровить. Стигматы, чтоб их.
   Целитель, тем временем, продолжал:
   - Судя по всему, и тебя и Жорота Силы кинули в одну и ту же Проверку. Как только ты его коснулась, чтобы активировать функцию глаз. Потому что Жорот не справлялся с той связкой, которую ему подобрали. Вы это помните?
   - С трудом, - проворчала женщина, приводя одежду в порядок. Поскольку по ее личному времени с того момента прошло уже лет двести.
   Она попыталась подняться, но Жорот удержал ее на месте. И напряженно попросил:
   - Ларсен. Пожалуйста. Осмотри Арику, особенно кости. Не вздумай вставать!
   Последняя фраза относилась к женщине. Она покосилась на колдуна. Раскомандовался!
   - С костями все в порядке, - наконец сообщил целитель, выпрямляясь.
   Арика зацепилась взглядом за татуировку-браслет на своем левом запястье. Значит, супружество в силе. А все, что было - лишь шутки Проверки. Не совсем "лишь", конечно...
   - Стигматы на груди, - негромко продолжал целитель, - причем вчерашний раскрылся, незначительное истощение организма, остальное в норме.
   - Ты уверен? - настороженно уточнил Жорот, не отходя далеко и не собираясь позволить женщине подняться на ноги.
   - А что должно быть не так? - поинтересовался Ларсен.
   - Плотность костей нормальная?
   - Что за чушь ты...
   - Проверь. Пожалуйста, - с нажимом повторил колдун.
   - Все у меня нормально, - проворчала женщина, - лучше собой займись. У тебя стигматы должны быть на спине...
   - Кстати, если это была Проверка, - Жорот, похоже, свыкся с этой мыслью быстрее, чем Арика. - Я не помню момента смерти.
   - Еще бы ты его помнил. Серж вломился, как псих последний, ты даже не успел повернуться, и выстрелил сначала тебе в спину, потом мне в грудь.
   Вообще-то на Сержа это было, мягко говоря, непохоже. Впрочем, Арика философски подумала, что искать логику в нападении мужа бессмысленно. Силы их просто вывели из Проверки как обычно, через смерть, не особенно-то подгоняя под картину мира, поскольку все равно выход - смысл увязывать?
   Бровь колдуна изогнулась, он чуть кивнул, похоже, считая тему исчерпанной.
   - Все с костями в норме, - подтвердил целитель, поворачиваясь к колдуну, - теперь ты.
   Колдун выпрямился, однако, не отходя далеко от Арики, и не торопясь отдаваться на милость Ларсена.
   - Неужели! Как это радует, - заметила женщина, осторожно выбираясь из кресла и потягиваясь.
   Жорот настороженно ждал, пока она сделает первые шаги. И только после этого стянул мантию, повернулся к Ларсену спиной.
   - Что это у тебя?
   Ложный браслет исчез, на запястье колдуна вызывающе алым горела двойная спираль.
   - Это нормально, - спокойно отозвался Жорот. - Ты раны смотри.
   Целитель что-то проворчал и взялся за дело, колдун негромко заметил, обращаясь к Арике:
   - Тебе тоже надо стигматы обработать.
   - Я сама. Они все равно поверхностные, - ну недолюбливала она Ларсена. И не хотела пользоваться его услугами. Хоть тресни.
   - Все, одевайся, - отодвинувшись от колдуна, распорядился парень. И, потянувшись, заметил, - как я подозреваю, вы не согласитесь, чтобы я реабилитировал вас после Проверки?
   - Нет! - отрицательно качнул головой колдун.
   - Еще чего! - в унисон выдохнула Арика.
   - Тогда по домам, - спокойно резюмировал целитель, похоже, и не рассчитывающий на иное.
   - Подожди. Я инициацию прошел? - поинтересовался Жорот.
   - Нет. Вы провалились мгновенно. При этом почти все магические линии самосвернулись. Инициация прервалась, все разошлись. Тодерс меня вызвал - чтобы за вами приглядеть.
   - И долго приглядывал? - уточнил колдун.
   - Часов двадцать.
   - Спасибо.
   - Не за что. Вопросов больше нет? - дождавшись отрицательного жеста, Ларсен ушел в портал.
   Они остались одни. Арика перевела взгляд на колдуна, шагнула к нему, привычно взяв за руку.
   - Домой?
   Женщина все еще укладывала в голове осознание того, что последние годы, даже столетия ее жизни - иллюзия. Пыталась убедить себя в этом - пока безрезультатно. Ничего не было - ни ссоры, ни двух веков вполне себе заполненной жизни, ни Сержа. Как не было и сюрреалистического бреда последних... двух, трех недель? Ничего. Она привыкнет.
   Жорот притянул ее к себе, обнял. Стараясь не причинять боли, но объятия были явно собственническими.
   - Домой, - вывел в гостиницу, через портал.
   - Куда вы исчезли? Я не мог до вас докричаться... - Роджер выглядел очень встревоженным.
   - Все расскажем, - не выпуская Арику, Жорот попросил: - пошарь в баре и попробуй добудиться дежурного - пусть что-нибудь сообразят в качестве закуски.
   Роджер, кивнув, повернул к переговорной панели.
   - Может, все же отпустишь? - проворчала женщина.
   - Настолько неудобно? - невинно уточнил колдун. - Я могу и так... - он подхватил ее на руки и потащил в спальню.
   - Да прекрати, в конце концов! - возмутилась она.
   Мужчина сгрузил ее на кровать и принялся расстегивать рубашку.
   - И, пожалуйста, не вредничай, - заметил колдун, заранее пресекая возражения. - Раз уж отказалась от помощи Ларсена, придется потерпеть мою...
   - Спасибо, но разденусь я сама! - язвительно отозвалась она.
   - Договорились, - мирно кивнул мужчина. - А перевязку сделаем вместе.
   Арика только поморщилась, стягивая с левой руки и плеча узковатую рубашку. То есть, рубашка-то была нормальная, просто не рассчитанная на повязку. Со второй руки снять было гораздо проще. Жорот, тем временем, достал из выручалки флакон, пристроил его на прикроватный столик. Причем, как ни странно, не с первого раза. Арика нахмурилась, увидев, как он промахнулся мимо столешницы, и поставил пузырек лишь со второй попытки, встревожено уставилась на колдуна:
   - Что с тобой?
   Он, достав бинты, опять положил их как-то неловко и поморщился:
   - Не пойму. Впечатление, что повязка... мешает.
   Арика сначала не поняла, о какой повязке речь. Наконец сообразила:
   - На глазах? Голова болит, что ли? Ну так сними ее!
   - Неважно.
   - Снимай, - сообразив, почему он отказывается, потребовала женщина. - Можно подумать, я там что не видела.
   Жорот только рукой махнул, похоже, так и не собираясь избавляться от своей тряпки. Достал из выручалки еще какой-то флакон, немного побольше первого, пристроил на столик - уже более уверенно. Тогда Арика просто подвинулась поближе, положила пальцы на его висок, поверх черной ткани.
   - Можно? Кого ты стесняешься, в самом-то деле?
   - Ладно, ладно, - колдун сам сдернул ленту, бросив ее на тот же стол. - Давай-ка сменим повязку. Ее придется отмачивать.
   Он уверенно взял больший из флаконов, откупорил его и поднес к бинтам, на которых проступила кровь, уже частично подсохшая. Арика неожиданно резко рванулась назад, глядя на Жорота расширившимися глазами, так, что чуть не выбила у него из руки пузырек. Колдун замер, не понимая причины.
   - Ты что? Это просто антисептик...
   - В-в-взгляни в-в з-зеркало! - женщина даже заикаться стала.
   Колдун нахмурился, заметил:
   - Вот в зеркалах я точно ничего не вижу. И...
   - У тебя глаза, ид-диот! - почти заорала Арика.
   Роджер, появившийся на пороге, поинтересовался:
   - Что стряслось?
   Колдун поставил флакон обратно, стремительно подошел к шкафу, рывком открыл дверцу. Он действительно увидел себя в зеркале. Но назвать, то, что там отразилось, глазами можно было только с очень большой натяжкой. Неудивительно, что Арика так среагировала.
   Впечатление было, что в глазницах плескался туман. Или что-то очень похожее, серо-дымчатое, постоянно движущееся. Причем отсутствовал даже намек на зрачок - серый цвет играл всеми оттенками, меняясь чуть не ежесекундно. Выглядело жутковато.
   Зато, кажется, его нынешнее зрение, в отличие от того, что было, работало не хуже обычного. Даже лучше - колдун понял, что он и сквозь повязку видел, просто расплывчато, из-за чего и не мог нормально ориентироваться.
   Жорот попытался прикрыть веки. Во-первых, они тоже были не совсем веками, настоящие давно превратились в шрамы, во-вторых, он и сквозь них видел. Но тоже гораздо более размыто, что, теоретически, должно было давать хоть какой-то отдых.
   Арика тихо подошла сзади, обняла его за плечи. Поймала его взгляд в зеркале и тихо заметила:
   - Извини. Я от неожиданности.
   - Проверка, - выдохнул Жорот, поворачиваясь к ней лицом. - А что она дала тебе?
   - Откуда я знаю? - Арика передернулась, зябко обхватила себя руками - без рубашки было прохладно.
   - Ох. Прости, - спохватился колдун. - Давай закончим с перевязкой.
   Женщина плюхнулась обратно на кровать и хотела взяться за флакон, но Жорот не дал.
   - Мне удобней, - и принялся смачивать присохшие бинты.
   - Стол здесь накрывать? - уточнил Роджер.
   - Нет, - помотала головой женщина.
   - Да, - кивнул колдун.
   Они переглянулись. Причем Арика невольно передернулась от непривычного зрелища. Что не помешало ей возмутиться:
   - Ну не люблю я в постели есть!
   - Хорошо-хорошо, - хмыкнул Жорот. - Где скажешь, мне не хочется, чтоб меня опять приложили спиной о подоконник.
   Роджер вышел, а женщина недоверчиво уставилась на колдуна. Это когда она его из спальни магией вытолкнула, что ли? Арика прикинула план гостиной и возмутилась:
   - Вот только не надо! Окно в противоположном конце комнаты было!
   - Там и было, - кивнул колдун, продолжая возиться с раной, - Потерпи...
   Женщина нахмурилась. Ну не могла она настолько сильно его швырнуть! Она покосилась на невозмутимого мужчину. Или могла? Ну и черт с ним. Извиняться все равно не станет. Меньше доставать надо.
   Жорот тем временем разрезал бинты, снял их с плеча. Привычно обработал рану и перебинтовал заново. Поверхностные стигматы смазал из второго флакона и сообщил:
   - Кровоостанавливающее. Это перевязывать не стоит. Идем?
   Она кивнула, накинула свободную футболку и поскорей вышла из спальни. Чтоб Жорот опять не вздумал ее на руках таскать.
   Стол был уже накрыт, на табуретке рядом сидел Роджер. Арика, увидев еду, побыстрей подсела - оказывается, была жутко голодна, только сейчас поняла. И принялась накладывать себе на тарелку всего понемногу. Колдун последовал ее примеру.
   - Так что у вас стряслось? - уточнил Роджер.
   - Проверка, - отозвался Жорот, открывая бутылку водки и наливая себе и Арике. - Незапланированная. Я вообще не знал, что Силы могут в Проверку вводить.
   - Я не собираюсь напиваться с утра пораньше, - ворчливо сообщила Арика, покосившись на стаканчик.
   - Считай, что еще вечер, - заметил колдун, - полчетвертого. И, пожалуйста, не капризничай. Сама после последней Проверки стресс снимала тем же.
   - Все-то ты знаешь, - хмыкнула Арика. - Родж, ты наябедничал?
   - Отнюдь, - тоже хмыкнул колдун. - Ко мне примчалась Атана и стала выспрашивать, действительно ли можно отравиться двумя бутылками водки. Ее близнецы разыграли. Охламоны.
   - Это детки подсматривали, как я надираюсь? Нормально...
   Жорот пожал плечами и выпил.
   - У кого из вас была Проверка? - уточнил Роджер.
   - У обоих. Одновременно, - мрачно отозвалась Арика. И тоже опрокинула в себя рюмку - Жорот прав. И заснет легче, и нервы стабилизируются. Не к Ларсену же обращаться, в самом-то деле. От этой мысли ее передернуло сильнее, чем от водки. Она уткнулась в тарелку.
   - Что значит "одновременно"? - уточнил Роджер.
   - В Проверке был не один, как обычно, а два реальных человека - я и Арика. Я так думаю, - сообщил колдун в перерыве между едой. Судя по скорости уничтожения того, что лежало на тарелке, он проголодался.
   - Я тоже, - проворчала женщина. - Потому как никакая Проверка не смогла бы смоделировать твои, - она запнулась, не зная, как поделикатней сформулировать, - поступки.
   Жорот поморщился:
   - Нас поставили в ситуацию, когда можно было идти только в одном направлении. Ни ты, ни я по-другому просто не смогли бы.
   - Да при чем здесь ситуация, - раздраженно отозвалась Арика. Колдун, как всегда, подошел с какой-то странной точки зрения, игнорируя единственный реальный факт - они чуть не убили друг друга.
   - Как ты думаешь, почему в Проверке не было Роджа? Не потому ли, что в его присутствии мы бы не поссорились?
   - Ну да. А без него...
   - Это только один из факторов, - решительно перебил ее колдун. - Я уверен, Тодерс не станет в реальности требовать, чтобы ты вошла в Круг. Это было настолько дико, что выстегнуло меня полностью. Еще и Н'еве, который не прекратил это безумие, а поддержал.
   - Значит, на инициацию можно, а в Круг нельзя?
   - Да я и за инициацию... - Жорот осекся, - Но в ней основная нагрузка придется на меня! А в Круге на кого пойдет напряжение - предсказать невозможно!
   - Ну-ну, что "ты за инициацию"? - подбодрила его Арика. - Сцепишься с Н'еве?
   Жорот промолчал, разливая. Какое-то время жевал, хоть и не так энергично, как раньше. На вопрос, кстати, так и не ответил. Уставился на Арику своими жутковатыми глазами, мягко спросил:
   - Выпьешь со мной?
   Женщина взялась за рюмку. Роджер, дождавшись, пока люди выпьют, поинтересовался:
   - Так что все-таки было в вашей Проверке? Хоть приблизительно...
   Он наблюдал, как переглянулись Жорот с Арикой. Наконец женщина неохотно начала говорить. Сухими, безличными фразами. Колдун так же сухо уточнял то, что Арика просто не могла знать. Когда они закончили, женщина не выдержала:
   - Ну какого ты устроил бунт на этом своем Совете? Тоже нельзя было обойти?
   - Не поверишь - нельзя. Меня в Совете никто не поддержал, хотя должны были. А работать в заведомо неверном направлении я не собирался, поэтому объявил о своем выходе и о том, что снимаю с себя всякие полномочия. И получаса не прошло, как меня арестовали. Заявили, что "по законам военного времени" я не имел права уходить с поста. Саботаж, еще что-то там...
   - И весь этот беспредел с кастрацией - реален?
   - Само собой, - пожал плечами Жорот. - Это действующий закон.
   - Но ты говорил, что не выживешь в антимагических кандалах! Тебе еще этим Малэ угрожал, помнишь?
   - Так тут дело в сроках. Консервации хватает лет на двадцать, пусть двадцать пять. А Малэ обещал засадить меня чуть не на полвека. Кстати, условия на каторге отнюдь не такие дикие, как было в Проверке. Смертность очень маленькая, среди магов вообще нет. А там, где я был... - он пожал плечами.
   - Стоп... - эта мысль только пришла Арике в голову, она уставилась на мужа. - Если ты можешь регенерировать... А глаза?
   - Черный позаботился, чтобы я не смог их восстановить, - спокойно объяснил колдун. - Наложил на свежие раны барьер против регенерации. Такой, что он за пару часов впитался, очень глубоко, как вода в губку. Я хотел убрать плоть, составляющую одно с барьером, но... это, считай, большая часть мозга. Уничтожить заклинание барьера тоже не получается.
   - Извини... - женщина почувствовала себя неудобно. Вообще-то дурацкий вопрос, и нефиг его было вообще поднимать. Если не восстановил глаза до сих пор, значит, не может - не извращенец же он, в самом-то деле!
   Жорот пожал плечами:
   - Хорошо еще, что запрет срабатывает только на магическую регенерацию, иначе я с годами превратился бы в дебила - клетки мозга ведь и естественным способом заменяются. Вот естественная замена у меня идет.
   - Похоже, вас действительно двигали по заданному сценарию, и вы не могли от него отойти, - заметил Роджер, закругляя неприятную тему, за что Арика была ему благодарна. Но не возмутиться она не могла:
   - Ладно. Пусть нас двигали. Но если ты собрался выяснять отношения с Н'еве, то для тебя этот сценарий запросто может стать реальностью!
   - Я не полный идиот, - поморщился колдун. - Кстати. Думаю, вам обоим, как супругам, необходимо быть в курсе.
   - Что-то случилось? - уточнил Роджер.
   Арика лишь встревожено уставилась на колдуна. Тот криво усмехнулся, разлил выпивку и сообщил:
   - Ничего страшного. Но и приятного тоже. Льюсилла, оказывается, моя сестра. Единоутробная.
   - А... Как же она... - Арика уставилась на мужчину. - То есть Роллейна...
   - Ты пить-то будешь?
   - Угу, - женщина машинально опрокинула в себя водку. Жорот сделал это еще раньше.
   - Льюсилла старше меня на пару тысяч лет, возможно, больше. И почему так разнится отношение матери к нам и к ней - не знаю.
   Арика невольно передернулась. "К нам!". Это он себя объединяет с кучей мертвецов?!
   - И тогда какого эти Тодерсы к тебе с порталами прицепились? - возмутилась женщина. - Поставили бы главной по транспорту Льюсиллу - она и старше, и сильней, и... вообще.
   Она не стала дополнять, что и проблем со зрением у стервозной магички нет. Жорот покачал головой:
   - Льюсиллу Роллейна настроила на себя так же, как и бывших транспортников. Даже, как я понял, еще сильней. И теперь Льюсилла бесится еще и потому, что свою магическую мощь - немалую, к слову - практически ни к чему применить не может.
   - До тех пор, пока эту настройку не снимут? - хмыкнула Арика.
   - Очень надеюсь, что удастся снять, - с чувством сообщил колдун. - А то она уже на всех подряд шипит.
   "Похоже, сестричка уже успела на нем оторваться, - поняла женщина. - Вот стерва, а..."
   - А в связи с чем тебя посвятили в столь интимные семейные подробности? - поинтересовался Роджер. - Недавно, я правильно понял?
   - Н'еве привел Льюсиллу в качестве связки. Она гораздо лучше мне подходила, чем Дайлз - и из-за общей матери, и потому, что мы оба с ней полукровки. Но дама выдвинула такие требования, что я отказался.
   - И какие? - уточнила Арика. Выпитое уже начинало сказываться - дезориентацией и приятным головокружением. Вот только завтра будет отнюдь не приятно. Надо было все же вино пить, ну да ладно.
   - Долгая история, - поморщился Жорот. - Давай как-нибудь позже? Возмущаться не станешь? - он пересел к ней, обнял, так, чтобы не потревожить левое плечо. Хотя при такой "анестезии" боль практически не ощущалась.
   Дальше воспоминания у Арики сохранились только отрывочные. Неудивительно, если учесть, сколько она выпила. Она еще помнила непонятный спор между мужчинами, причем Роджер ехидничал донельзя - вот уж открылся у робота талант, язвить - сообщая Жороту, что тому именно в нетрезвом виде в голову приходят гениальные идеи. Колдун вяло огрызался, что-то пытался доказывать, на что Роджер в ответ сыпал формулами и логическими выкладками. И когда Жорот возмутился, что Родж в принципе не может разбираться в теории магии, робот сообщил, что он прочел четыре работы посвященные порталам, три из которых - признанные академические. И что при всем уважении к людям вообще и Жороту в частности, теорию знает гораздо лучше колдуна. Тот замолк с обалдевшим выражением лица, потом долго хохотал, не в состоянии остановиться.
   Арика, не выдержав, потребовала разъяснений.
   - Роджер в последнее время помогает мне с перепрограммированием маяков, - отсмеявшись, объяснил Жорот. - Кстати, еще раз должен тебя поблагодарить, - колдун взглянул на робота - один бы я закопался до невозможности. Но при этом я скидываю на него только расчеты - ну, сама знаешь, Родж не видит магию в принципе. Не говоря уже об ее использовании. А сейчас Роджер предложил расчетную основу комплексно-узловой перенастройки маяков.
   - Это как? - заинтересовалась Арика.
   - Это возможность в "узловых" маяках настраивать все маяки-точки, которые с этим узловым связаны. Не добираясь непосредственно к ним, понимаешь?
   - Понимаю. Рюмку дай, а то я не дотянусь... Тьфу! Ну не пустую же!!!
   - Не нервничай, я налью. Видишь ли, Родж, теоретически ты можешь быть прав. А практически мне просто сил не хватит.
   - И сейчас? - уточнил робот.
   - А. Ты про это? - Жорот указал на глаза. Задумался. - Попробую. При случае.
   - Кстати, ты их видишь? Глаза? - поинтересовалась Арика у Роджера.
   - Да, - кивнул тот.
   От остальных разговоров в голове у женщины вообще ничего не осталось. В конце концов, она добралась до спальни и, свернувшись клубком, заснула.
  
  
  
  
   Проснувшись, Арика сначала не сообразила, где это она. Наконец на похмельную голову обрушились воспоминания о вчерашнем дне. Проверка.
   Впрочем, данный факт воспринимался относительно спокойно. А вот самочувствие... Арика потянулась и тоскливо подумала, что, хочешь не хочешь, а вставать надо. Наконец выползла в столовую и обнаружила там раздражающе бодрого - еще бы! - Роджера и вполне адекватного Жорота. Перед колдуном стояла чашка, судя по запаху, с кофе.
   - Здравствуй, - когда колдун повернул голову, серые омуты его глаз заставили Арику передернуться.
   - Всем доброе утро, - проворчала женщина, впрочем, сильно сомневаясь в истинности данного утверждения. Плюхнулась за стол, поморщилась.
   - Роджер, пожалуйста...
   - Держи, - перед ней оказалась чашка с крепким чаем.
   - О! - оживилась она. - Спасибо...
   - Похмелье? - поинтересовался Жорот.
   Глотая обжигающий чай, она пожала плечами, не видя смысла отвечать на риторические вопросы.
   - Помочь?
   - Гм? - Арика, приподняв бровь, уставилась на колдуна.
   Он дотянулся через стол, провел ладонью перед ее лицом и ниже, почти до желудка. Точнее, до столешницы. Ощутимо полегчало - тошнота пропала, голова тоже перестала болеть. Женщина приободрилась:
   - Спасибо большое. Не думала, что ты такой специалист.
   - Заклинание еще со студенческих времен. У нас через час с небольшим встреча с Мирей.
   - Кем? - Арика сначала спросила, а потом вспомнила. Агент по недвижимости.
   - Я перенес встречу на сегодня, - вмешался Роджер.
   Женщина замерла, аккуратно опустила чашку на стол. Дом. Их. Боги... Вдруг - нереально четко - вспомнился дом, где она прожила столько лет - сначала одна, потом с Сержем. Это был ее дом, тот, что сейчас стоял на далекой планете, соединенный порталом с домом колдуна. И она не хотела менять его ни на какой другой! Проклятый Клан! Почему она должна тут жить, ну почему?!
   Арика прекрасно понимала, что нахлынувшая истерика - результат Проверки. Слишком уж понравилась ей жизнь, что мелькнула в видении. Как и Серж, который не был ни назойливым, ни раздражающе-заботливым. Они и сошлись-то, наверное, потому, что каждый уважал неприкосновенность личного пространства другого...
   Только не факт, что на деле ее судьба вне Клана была бы настолько удачной, - она криво усмехнулась, успокаиваясь, даже быстрее, чем от мантры. - Идиотка. И было из-за чего психовать.
   Подняв глаза от чашки, увидела обеспокоенные лица мужчин и скривилась - вот только их "заботливости" ей и не хватало!
   - Все нормально. И не надо на меня так смотреть, хорошо?
   Жорот хмыкнул, сдвинул чашку от края стола. Перебрался к Арике, присел на подлокотник ее кресла и поцеловал. Умеет же...
   - Ты не против?
   Он успел расстегнуть рубашку и спустить ее с плеч, добрался до груди.
   - Ну не здесь же... И не хватай меня на руки!..
   Жорот, не обращая внимания на вопль, потащил ее в постель. Шепотом сообщил ей, почти в ухо:
   - Ты просто не представляешь, какое удовольствие - носить на руках любимую женщину...
   Аккуратно уложил и, продолжая раздевать, добавил:
   - Можешь стукнуть, если так хочется. Удовольствие того стоит.
   Она усмехнулась, встала на колени, помогая ему избавиться от мантии, обняла:
   - Ладно-ладно... Постараюсь не возмущаться. Не дело отказывать мужу в мелких приятностях, верно?
  
  
  
  
   - Мы не опоздаем? - лениво поинтересовалась Арика.
   - Уже опоздали, - пробормотал Жорот, не собираясь ее, однако, отпускать. - Да не дергайся ты. Родж с дамой посидят в ресторане.
   - Не час же им сидеть, - она сделала очередную вялую попытку встать.
   - Да там только готовят по полчаса.
   - Все равно, - она поцеловала Жорота и выбралась-таки из его объятий.
   - Ты в душ? Давай вместе.
   - Не-ет... Опять застрянем.
   - Обещаю сдержаться, - хмыкнул тот. - Так что, если первая не начнешь...
   Метрдотель, выслушав вопрос, проводил их к нужному столику. Роджер приветственно улыбнулся. Мирей покосилась на Жорота, с явным ужасом - его новые глаза нервировали - и тут же отвела взгляд.
   Через полчаса они вышли из ресторана и телепортировались по первому адресу. Арика настроилась на нудное хождение, но неожиданно дом, который был по счету шестым или седьмым, привлек ее внимание.
   Здание было довольно большим - трехэтажным, сложенным из темного камня. Вокруг дома росли деревья, старые, мощные. Слева и справа от основного фасада выдавались небольшие пристройки, на окнах первого и второго этажей стояли решетки, хоть и фигурные, но явно не декоративные. Да, такое извращение, как декоративные решетки им уже попадалось - нечто воздушно-серебристое, рассчитанное только на то, чтобы подчеркнуть внешний вид дома. Картину довершали массивная потемневшая дверь и небольшой фонтан с позеленевшим драконом в качестве центральной фигуры.
   - Ничего себе, крепость... - пробормотала женщина.
   И ей показалось, или Жороту дом тоже понравился? Агент привычно-поставленным голосом вещала:
   - За домом есть парк, если хотите, можно посмотреть...
   - Давайте сначала сам дом посмотрим? - предложил Жорот.
   Внутри было сыровато и темновато. Причем Арика прикинула, что яркого солнечного света здесь, похоже, и не будет... Если, конечно, не избавиться от исполинов-деревьев, растущих под окнами.
   Она не прислушивалась к энергичной речи Мирей, а всматривалась в просторные комнаты, с мебелью в чехлах. Впрочем, мебели было не сильно много. Вдыхала странноватый запах - что-то вроде перележавших трав или сухой листвы, и, конечно, запах пыли - ясно, что здесь давно никто не жил.
   Задумчиво приподняла пожелтевшую простыню, прикрывающую - наверное, картину? Оказалось, зеркало. Арика вгляделась в темное стекло, но вместо своего отражения, вдруг увидела какое-то облачко, которое сгустилось и сформировало лицо, похожее на лицо скелета.
   - Оп-с... А это еще что за чудо дымчатое?
   Колдун, оказавшись рядом с ней, увидел, как лицо немного уменьшилось, и в зеркале проявилась фигура, очень похожая на привидение.
   - Тут жил некромант? - уточнил Жорот у Мирей.
   - Да, но были проведены все необходимые очищающие ритуалы и сейчас дом полностью безопасен.
   - Однако это, - он кивнул на зеркало. - Не убрали.
   - Я не маг, - пожала агент плечами. - Но, мне говорили, это иллюзия, не представляющая реальной опасности.
   - Опасности нет. Только вот какая женщина согласиться жить в доме, где зеркала отражают только привидение?
   - ВСЕ зеркала? - уставилась на него Арика.
   - Абсолютно. И те, что принесешь, станут такими же.
   - Забавный эффект, - фыркнула женщина. - Показала язык призраку и опустила тряпку на место.
   - На второй этаж будем подниматься? - поинтересовалась Мирей.
   - Будем, - кивнул Жорот.
   - А ты с зеркалами какие опыты ставишь? - тихо спросила у него Арика, пропустив агента вперед.
   - Что, дом понравился?
   - Угу.
   - Тогда смотри как следует, хорошо? Родж, а ты что скажешь?
   - Спланирован дом разумно, - отозвался тот. - И если он действительно безопасен...
   Они прошли по второму этажу - тоже мрачноватому, но показавшемуся Арике удивительно уютным. В отличие от первого, комнаты располагались здесь только с одной стороны коридора, а с другой высокие стеклянные двери, выходящие на балкон. На который женщина не преминула высунуть нос - открывшийся вид ей понравился. Скорее всего, перед ней был тот самый парк, о котором упоминала Мирей.
   За дверьми коридора второго этажа оказались даже не комнаты - а небольшие квартиры. Каждая в три-четыре комнаты с отдельными ваннами.
   - Впечатление, что тут пансионат какой-то был, - заметила Арика, когда они вышли из второй по счету подобной "квартирки". Всего, судя по дверям, их было четыре.
   - До того, как он перешел в собственность к некроманту, возможно, - пожал плечами Жорот.
   Третий этаж повторял второй почти один к одному, только дверей было пять, а не три.
   - Точно, пансионат, - вынесла вердикт Арика. Но за дверьми оказались не квартиры, а комнаты, правда, громадные. В одной была библиотека, в другой - лаборатория. Остальные три были завалены хламом.
   Последним делом спустились в подвал - там тоже когда-то была лаборатория, только сейчас она была разрушена - похоже, взрывом. Жорот только кивнул, оглядывая осколки, густым слоем покрывающие пол, вперемешку с мусором и пылью.
   - Давайте остановимся на этом варианте, - заметил колдун, обращаясь к Мирей. - Вы мне сможете дать местные координаты? Я собираюсь привести некроманта, чтобы он как следует все проверил.
   Мирей попросила подождать и, спустя несколько минут, отдала Жороту листок и связку ключей и откланялась, к удивлению Арики, не взяв никакого залога.
   - У вас настолько доверять - в порядке вещей? - поинтересовалась она у Жорота.
   - Это из-за рекомендации Н'еве, - рассеяно откликнулся колдун. - Подождите. Я свяжусь с Ллоргом.
   Жорот связывался с помощью тех же кристаллов, только, в отличие от немагов, маги могли говорить мысленно - правда, не все любили это делать.
   - Он появится в течение часа-двух, - сообщил Жорот. - Лучше подождать его здесь. Хотя можно прогуляться по окрестностям.
   - Нигде я не хочу гулять, - проворчала Арика. - Не все равно, если в Клане, на улицу вообще, как я поняла, редко кто выходит? Только телепортами и пользуетесь.
   - Клановцам придется несколько изменить свои привычки, - хмыкнул колдун. - Но ты права.
   - В любом случае, я лучше здесь посижу. А вы если хотите - идите.
   - Ну да. Так мы тебя одну здесь и оставим.
   - Ты ж говорил, что дом безопасен? - поддела его Арика.
   - Вот когда Ллорг подтвердит, тогда буду уверен.
   Они решили расположиться в большой комнате на первом этаже, наверняка служившей гостиной.
   Арика с Жоротом сдернули покрывала с мебели - это оказался классический "гостиный" мебельный набор - мягкие диванчики и кресла со столом. Роджер раздвинул шторы и распахнул одно из окон - в комнате стало значительно приятней.
   Женщина почти сразу плюхнулась в ближайшее кресло, мельком удивившись - даже при наличии чехлов пыли должно быть гораздо больше, дом явно простоял пустующим не один год. Поморщилась, расслабляя начинающее побаливать плечо. Любопытно, почему оно во время утренних развлечений никак не дало о себе знать... Арика покосилась на колдуна. Обезболил, небось. А переспрашивать смысла нет. И задала другой, гораздо более интересующий ее вопрос:
   - Извини, а почему Н'еве тебе помогает? Вы друзья? Вроде непохоже...
   - Наши отношения точнее всего назвать приятельскими, - задумчиво отозвался колдун. - Или взаимовыгодными, как уж тебе больше приглянется.
   - Приятельствовать с начальником службы безопасности? Или быть ему выгодным? Как шпион, что ли?
   Колдун рассмеялся:
   - Шпион из меня... Хоть он периодически и спрашивал мое мнение о разных вопросах. Не знаю, зачем я ему. Поскольку, само собой, инициатором наших отношений был он - я едва родился, а Н'еве уже работал на нынешнем посту. То есть мы и близко не одноклассники, не ровесники, вообще никто. Кстати, ты заметила, что я не могу отследить его появления?
   - Ну, я решила, ему по работе так положено...
   - Отнюдь, - Жорот остановился - до этого он расхаживал по комнате, разглядывая все ее уголки, и сообщил, - я одну из его услуг оплатил своей кровью.
   - Он вампир?
   Мужчина покачал головой:
   - Таких, как он, называют мутантами. Мутанты крайне редко имеют магические способности. Ну а Н'еве - маг, и, по слухам, для того, чтобы поддерживать тело в нормальном состоянии, периодически подпитывается чужой кровью. Если это и правда, то пьет кровь он не как вампиры - мою просто перекачал в емкость.
   Арика покосилась на колдуна. Любопытно, в ответ на какую услугу этот параноик согласился на подобное? Должно быть что-то совсем уж серьезное... Но раз сам не говорит, спрашивать бесполезно. Жорот, тем временем, закончил свой монолог:
   - Так что, когда будем ставить защиту на дом, я тебе покажу заклинания-контуры, они несложные, а господин безопасник не сможет появляться незамеченным.
   Женщина уставилась на колдуна:
   - Подожди. Если кровь дает такую власть... Он и убить тебя может?
   Жорот пожал плечами:
   - Он и так имеет эту возможность. Через Карту.
   - Ты же говорил, Карта - это защита!
   - От врагов из внешнего мира - безусловно. А руководство Клана меня через нее контролирует. Пойми, любая связь работает в обе стороны. В Клане вообще все держится на разного уровня магических связях и зависимостях.
   - Получается, ты связан по рукам и ногам? - тихо уточнила Арика. "Как в тюрьме" она не сказала, но подумала.
   - Ну, зачем так мрачно, - хмыкнул Жорот. - Если я действительно решу уйти из Клана, меня никто всерьез удерживать не станет. Себе дороже.
   - Когда закончишь работать с порталами? - уточнила женщина.
   - Само собой. И если не натворю чего.
   - Ой, вот только не надо, а? - поморщилась она. - Выпустить из-под влияния мага, имеющего настолько важные сведения...
   - Вычистят. Блокируют. Скорее всего, запретят возвращаться, - он пожал плечами.
   Женщина уставилась на колдуна и задала вопрос, который давно вертелся у нее на языке. Но как-то не приходился "к слову".
   - Ты рад, что вернулся?
   - Тебе не кажется, что вопрос бессмыслен? - тут же отозвался мужчина.
   - Нет, - не поддалась Арика на провокацию.
   - Хорошо, - пожал Жорот плечами. - Лучших условий, чем те, что сложились сейчас, быть в принципе не могло.
   - Я... - Арика осеклась. Она хотела сказать, что спрашивала совсем не о том, но сообразила, что ответ, вообще-то, получен.
   - Пожалуйста, - колдун, поглядев на застывшее лицо Арики, присел рядом. - Можно рвать все к чертям и уходить прямо сейчас. Мы выживем, хоть и получим кучу проблем. Только делать это неразумно. С моей точки зрения. Нет?
   Он взял ее ладонь в свои, потерся щекой о руку. Арика после нежданно свалившегося на нее супружества прекрасно понимала, что прежние "дружески-отстраненные" отношения невозможны, и активно приучала себя к новому положению вещей. Как и к тому, что теперь придется считаться с мнением колдуна при решении всяческих там семейных вопросов. Дожилась... Впрочем, кое-какие успехи в самовоспитании уже наметились.
   - Неразумно, - пожала она плечами, подумав про себя "Хоть и очень хочется". Но если вспомнить о детях, то желание как-то подугасало.
   - Более чем, - Роджер устроился рядом с Арикой - до этого он приводил комнату в порядок и куда-то выходил. И сообщил:
   - Дом действительно неплохой. Детям должен приглянуться.
   Ллорг появился не больше чем через полчаса, причем не один. Его сопровождал парень - шатен, среднего роста, с живыми глазами болотного цвета, чуть прихрамывающий на правую ногу.
   Лич, приветствуя Жорота, замер на мгновение. Арика увидела, как глазные провалы Ллорга полыхнули зеленоватым светом, и он подался вперед, вглядываясь в лицо бывшему ученику. Но комментировать увиденное не стал. Спутника Ллорг представил как Менга, некроманта третьего уровня, одного из учеников.
   - Напросился со мной, - хмыкнул лич.
   - Очень уж хотелось на домик взглянуть, - сообщил Менг. - Меня, когда Лесс взорвался, сюда так и не пустили.
   - И давно дело было? - поинтересовался Жорот.
   - Больше сорока лет назад, - ответил Ллорг. - Идем?
   Арика увязалась с ними, а Роджер остался в гостиной. Маги обошли дом, негромко обмениваясь репликами. Ллорг осмотрел первое попавшее зеркало - увидев лича, призрак, вместо того, чтобы проявиться во весь рост, исчез, съежившись почти неприметной серой точкой где-то в углу зеркальной поверхности. Но отражать зеркало все равно ничего не стало. Ллорг хмыкнул и сообщил Жороту через плечо:
   - К твоему сведению, эффект можно снять. Сил у тебя хватит, а вот умения - пока нет. Если хочешь, я тебя продвину немного и приведешь свою мебель в порядок.
   - Спасибо, возможно, позже, - вздохнул колдун. - Я сейчас занят до невозможности.
   - Да знаю я, - проворчал Ллорг. - Арика, взгляните.
   Лич начертил на стекле знак. Потом еще раз.
   - Запомнили?
   - Это? - она повторила его движения.
   - Почти верно. Только вот в этой части более резко. Да. Еще раз... Хорошо.
   - Что это?
   - Где здесь еще зеркало?
   Арика подвела его к тому, на которое нарвалась в первый раз. Лич приближаться не стал, и предложил:
   - Откройте его. Призрак там?
   - Да, - Арика наблюдала за проявляющимся черепом и последующими стадиями трансформации.
   - Дохните на стекло, так, чтобы остался след, и нарисуйте знак. Ну, что?
   - Ух ты! Отражает как обычное.
   - К сожалению, лишь до тех пор, пока вы от него не отойдете. Но когда понадобится - вполне можно пользоваться.
   - Спасибо.
   - Ты дом сначала проверь, - хмыкнул Жорот.
   - Сейчас займемся. Мы ж почти в центре здания, верно?.. Кстати, я знаком с некромантом, который делал заключение о безопасности дома после очистки. И уверен, что коль уж он сказал - чист, значит, так и есть. Но за это время могло что измениться, поэтому давайте-ка запустим наше сканирующее. Мне понадобится кровь - вас двоих, наверное, - Ллорг покосился на мужчин.
   Жорот и Менг синхронно кивнули. У обоих в руках появились чаши, почти одинаковые, они установили их прямо в воздухе, достали ножи и взрезали вены на запястьях. Менг уколом, Жорот - более широким надрезом. У колдуна набралось быстрее, но Менг особенно и не торопился. Наконец мужчины протянули чаши Ллоргу, тот утвердил их - так же, в воздухе - возле себя и заговорил напевным речитативом.
   Неожиданно для Арики Ллорг замолчал, от него пошла ясно ощутимая волна резкого, свежего воздуха, словно смешанного с озоном. Дом наполнился потрескиванием, резкими звуками, скрипами. Немного спустя воздушная волна вернулась - только неся запахи здания - старого дерева, прелой травы, пыли и еще множество всяческих оттенков, разобрать которые не получалось. Ллорг еще какое-то время стоял, потом кивнул, медленно опустил руки.
   - Чисто. Гарантирую.
   - Благодарю, - кивнул Жорот.
   Маги забрали свои чаши, лич хмыкнул:
   - В качестве благодарности жду приглашения на новоселье. А то на свадьбе так нормально и не пообщались, этот сило-кретин весь праздник испортил.
   Услышав столь "лестную" характеристику Грегори, Арика невольно фыркнула.
   - Подожди... Хорошо? - Жорот отошел к одной из балконных дверей, вынул кристалл и принялся негромко что-то говорить.
   Менг, спросив разрешения осмотреть дом, успел исчезнуть. Не прошло и пяти минут, как появилась Мирей. Они с Жоротом расположились в гостиной возле стола, к ним присоединился Роджер. Арика, которой показалась, что она в этой компании лишняя, пригласила Ллорга к окну.
   - Можно задать вам несколько вопросов?
   Лич разжигал любопытство, но поболтать все никак не выпадала возможность. Теперь вроде как время появилось, да и тема, в которой Ллорг явно понимал лучше Жорота - а больше и расспрашивать было не у кого - имелась в наличии.
   - Мне очень приятно будет побеседовать с вами, леди, - учтиво отозвался Ллорг.
   "Возможно, и не совсем искренне, но это уже его проблемы" - хмыкнула про себя женщина. Формальное согласие получено, теперь ты попал!
   - Вы были знакомы с прежним хозяином? Что с ним стряслось?
   - Встречал, - задумчиво прошипел Ллорг.
   Арика впервые видела его вблизи, и с любопытством наблюдала за лицом лича, стараясь, впрочем, делать это не нагло. Ведь и принято собеседнику в лицо смотреть, верно?
   Сильнее всего завораживали провалы глаз, из которых шло свечение, что уже не совсем привычно, да еще к тому же свечение меняло оттенки. Но и мимика иссохшего черепа тоже была своеобразна, необычно-красива. Арика встряхнула головой, прогоняя наваждение. И вслушалась в слова собеседника.
   - Но близко знаком не был. Лесс закончил специализированную школу для некромантов, по слухам, был очень талантлив.
   - У вас специализированные школы есть? - мельком удивилась женщина. Для нее это было новостью.
   - Конечно. Гораздо больше, чем многопрофильных - таких, как наша.
   - Так что с хозяином стряслось?
   - Самомнение, - отозвался лич. - Замахнулся на большее, чем мог потянуть при своем уровне. Проводилось расследование и установили, что ничьей вины, кроме Лесса, в происшедшем нет.
   - А почему тогда в зеркалах такой эффект? - уточнила Арика. - Я слышала, что привидения формируются лишь при определенных условиях.
   - Если есть кому мстить, либо если остались другие незаконченные дела, либо если у мертвеца на совести слишком много всего, - кивнул некромант. - Но мы имеем не привидение в классическом его понимании. Лесс зачаровал Зеркало-помощник - это повсеместная практика для некромантов на определенном этапе их продвижения в специальности. В момент несчастного случая, скорей всего, он этим самым Зеркалом и пользовался. Вот и результат.
   - Почему этот эффект только Жорот может убрать? Да еще и...
   - Конечно, не только. Просто вряд ли кто возьмется - это надо в течение года производить регулярные манипуляции, кажется, четыре раза в сутки. Или пять... Сами подумайте, кто согласится на эту мутотню.
   - Ну а зачем вообще тогда озабочиваться этим?
   - Можно и не озабочиваться. Это вам решать, - улыбка в исполнении Ллорга была просто очаровательна.
   - А почему... - она хотела спросить, почему писать знак, прогоняющий призрак, надо на следе от дыхания. Но не успела.
   - Арика, подойди, пожалуйста.
   - Извините, - кивнув Ллоргу, она оказалась возле мужчин и Мирей. Вопросительно посмотрела на Жорота, который ее и окликнул.
   - Здесь нужна твоя подпись.
   - Где именно? - машинально спросила женщина и нахмурилась. - Прости, пожалуйста, но я сначала должна прочесть.
   - Конечно, - пожал колдун плечами.
   А Роджер ехидно уточнил:
   - Это тебя Дестордж приучил?
   - Тебя что-то не устраивает? - рассеянно поинтересовалась Арика, пробегая глазами строчки.
   Расписалась ниже подписей Жорота и Роджера на обоих экземплярах и уточнила:
   - Как я понимаю, дом уже наш?
   - Да, - кивнула Мирей. - Благодарю за покупку, удачи.
   Агент испарилась профессионально-незаметно.
   - Ллорг, ты насчет новоселья интересовался? - уточнил Жорот. - Сегодня вечером - пойдет? Я связался с ребятами, они не против.
   - До вечера. Леди, если вас еще что-то заинтересует, я буду рад дать вам любую консультацию.
   Чуть поклонившись присутствующим, лич исчез.
   - А почему он Менга не дождался? - нахмурилась Арика.
   - Менг в состоянии вернуться самостоятельно, - хмыкнул колдун. - Это сюда без Ллорга я бы его не пустил, а домой - пожалуйста.
   - Ну, тогда порядок... Ты мне лучше объясни, зачем оформил дом на всех троих? Сделал бы на себя и успокоился.
   - Тогда уж на вас, - заметил Жорот. - Я-то местный, а вот вам, как минимум, нужна здесь собственность. Н'еве обещал помочь с оформлением гражданства Клана, но лучше перестраховаться.
   Арика только вздохнула. Надо будет уточить насчет возможности двойного гражданства.
  
  
  
   Жизнь потихоньку налаживалась. В один из немногих выходных Жорот с Арикой и Роджером отправились домой. Продавать старый дом Жорот не хотел, но часть вещей нужна была в Клане, в том числе библиотека колдуна и рабочие материалы. Заодно Жорот решил разобраться со слугами - кого оставить, кого перевести в Клан, а кого уволить. Арика собралась "законсервировать" свое прежнее жилище, да и портал между домами они, на всякий случай, договорились блокировать.
   Как только они вышагнули из портала - пользовались именно им, так как Роджера взяли с собой - Арику ждал неприятный сюрприз. Оказалось, за пределами Клана новые глаза Жорота исчезали. Женщина только выругалась, увидев, как муж привычно прикрывает шрамы черной лентой. Колдун, кстати, отнесся к этому абсолютно спокойно, даже повязку прихватил...
   - Ты что, знал?! - уставилась на него женщина, сообразив насчет его странной предусмотрительности.
   - Предполагал, - невозмутимо отозвался мужчина. - За пределами Клана Силы не имеют власти, так что...
   - Или просто давят на тебя таким способом, чтобы ты проникся осознанием выгоды жизни в Клане, - мрачно заметила Арика. Ну не верилось ей, что Силы настолько привязаны к определенному месту!
   Жорот только плечами пожал.
   Скоро приехали дети, которые не очень-то обрадовались факту смены жительства. Прежде всего потому, что обожаемые ими прелести технической цивилизации - воздушные мопеды и все прочее - оказались вне их досягаемости.
   Кстати, на фоне переезда известие о тройной свадьбе не произвело на молодежь никакого впечатления вообще. Фест, правда, пробормотал что-то по поводу надежды, что Арика не станет слишком уж злоупотреблять своим новоприобретенным положением. Женщина же первое время косилась на мальчишку - она хорошо запомнила его взрослым в Проверке и невольно прикидывала, насколько видение будет соответствовать действительности.
   Жорот с Роджером опять стали пропадать сутками. В лучшем случае колдун появлялся дома, чтобы поспать, а частенько Арика не видела обоих по два-три дня подряд.
   Несмотря на то, что до конца учебного года осталось около полутора месяцев, Жорот отправил в школу всех четверых, причем согласно результатам собеседования они оказались в классах года на три их старше, а Атана - так на все пять.
   Арика побаивалась, что дочь не сможет найти себе место среди старших - за близнецов она беспокоилась меньше, их двое, и просто так к ним не подступишься. И периодически пыталась расспросить Атану о классе, но девочка отделывалась междометиями, уверяя, что все в порядке.
   В конце учебного года - до каникул оставалась едва пара дней, Арика в очередной раз завела с Атаной разговор о школе. Жорот присутствовал при этом - мужчины появились в середине дня, причем робот ушел по делам, а колдун весьма основательно расположился в гостиной, явно никуда не торопясь. Когда девочка убежала, Жорот заметил:
   - Не нервничай, я присматриваю за ней. Если появятся проблемы, мне скажут.
   - Спасибо, - проворчала Арика, впрочем, не сильно успокоенная.
   - Ты до Макса так и не добралась?
   - Извини. Забегалась. Да и операции одна за другой, клиенты как с цепи сорвались...
   - Какие операции?
   - Эм-м... - Арика запнулась.
   До этого она не рассказывала Жороту о своей работе. Считала, что это не его ума дело. Ну, сейчас, наверное, все же надо...
   - У меня первая специализация трансформация, да при тебе же определитель говорил.
   - Помню.
   - А Гхота трансформер высшей категории. У нее своя клиника по проведению пластических операций. Я у нее в штате.
   Женщина полюбовалась на физиономию колдуна - тот был явно ошарашен известием.
   - И давно?
   - Сразу, как получила новое тело. Удобно - я только на операциях там и появляюсь. Гхота сначала мне что попроще давала, а теперь почти все скидывает, а сама только случаи, которые ей действительно любопытны, берет. Ну, если я куда отлучаюсь - она не возмущается. Когда на зомби ходили, я ей чуть не в последний момент сказала - и что на конференцию не поеду, и что пару недель занята буду.
   - Я смотрю, чтобы тебя узнать, тридцати лет знакомства недостаточно, - хмыкнул колдун. - Если бы не поженились, ты бы так мне эту ценную информацию и не доверила?
   - При чем тут "ценная информация"? - рассеянно отозвалась женщина. - Оно тебе надо?
   - Приятно узнать, что в столь юном возрасте ты уже зарабатываешь, - сообщил колдун.
   - Издеваешься?! - уставилась на мужа Арика.
   - Отнюдь. Здесь начинают работать ближе к ста годам. Тех, кто младше, нанимают очень неохотно.
   - Ну, ты наверняка ухитрился...
   - Повезло - Ллорг помог, - кивнул он. - У меня были разногласия с матерью и я, чтобы освободиться от ее опеки, искал работу.
   - Еще бы не быть разногласиям, - проворчала Арика.
   - Кстати, насчет работы. Ты сможешь отпроситься у Гхоты дней на двадцать?
   - Угу. А...
   - Начинаются экзамены, поэтому все лекции прерываются где-то на месяц. Я решил за это время побывать в одной из аномалий. К маякам я обычно добираюсь по координатам. И настраиваю их с помощью Роджа - часа за четыре-пять, если маяк узловой и вдвое меньше, если обычный. Но некоторые маяки расположены в так называемых "аномалиях" - там почему-то координаты снять невозможно. Они каждый раз снимаются по-разному, а если попытаться ими воспользоваться, то попадешь куда угодно, только не в нужную точку.
   - Так. А механических летательных аппаратов у вас здесь совсем нет? И привезти нельзя?
   - Есть кое у кого, - отозвался Жорот. - Но в Клане можно летать только на низкоскоростных флаерах, самолетах, чем угодно. Скорость, максимум, как у воздушников близнецов. Если выше - больше чем половина вылетевших аппаратов исчезает вместе с экипажем, пассажирами. Так что, - он пожал плечами. - Желающих, как сама понимаешь, не находится. А при низких скоростях аппарат и летать может только на небольшие расстояния. Да и в той же пустыне мало ли как техника может завыделываться.
   - И смысл вообще возиться с этими тихоходами, если есть сеть порталов? - хмыкнула женщина.
   - Именно. Хотя, конечно, есть любители, и машины тоже есть. И можно было бы договориться. Я обдумывал этот вариант, но, как выяснилось, машины сосредоточены в крупных городах. И заправки тоже только здесь.
   - Легче добраться до места "ножками", - резюмировала Арика.
   - Верно. От ближайшего работающего маяка.
   - Ну а зачем нужен перерыв в лекциях? Если со мной, то можем прыгать туда-обратно через Зону...
   - Думаю, как минимум в одной аномалии ты тоже не везде сможешь снять координаты. Это пустыня.
   - Возможно, - пробормотала Арика, вспомнив, какие у нее были проблемы в лесу. - Разве в оазисах... Или еще каких приметных местах.
   - Именно. Но они будут попадаться не каждые полчаса, сама понимаешь. Так что, если ты не против, давай туда и отправимся. Остальные аномалии находятся в менее экстремальных местах, хотя тоже незаселенных...
   - А сколько этих аномалий вообще?
   - Четыре области - все на разных планетах. Думаю, они есть на всех, но на седьмую магов вообще не пускают, а на двух оставшихся эти аномалии просто не совпали с сетью маяков.
   - Теоретик, - хмыкнула Арика. - Родж с нами?
   - С нами. Пока получится. Возьмем ему телепорт - честно говоря, не уверен, что он дойдет до конца.
   - Значит, в пустыне могут быть неприятности? Кроме зверей, само собой?
   - Местные жители. Множество племен, которые воюют друг с другом.
   - "Местные"? - уточнила Арика. - Маги ж заселяли Клан централизовано? И что, кто-то изъявил желание жить в пустыне?
   - Не знаю, - пожал плечами Жорот. - Если любопытно, поройся в библиотеке. Я как-то этим вопросом не задавался.
  
  
  
  
   До библиотеки Арика, само собой, добраться не успела. Но пообещала себе, что, как только появится возможность, постарается это сделать.
   Они втроем вышагнули из телепорта на горячие, пыльные улицы города. Дорожное покрытие было наполовину засыпано песком. Дома, двух-трехэтажные, из белого или светло-серого камня располагались в небольших садиках. Ветер, горячий и сухой, приятно овевал кожу. Хотя - Арика хмыкнула - это для нее "приятно". Большинству воздух показался бы иссушающе-горячим.
   Народу на улицах было довольно много - женщины и мужчины завернутые в ткань с ног до головы, только лица открыты. Они носили нечто вроде мантий с воротниками чуть не под подбородок, только с короткими рукавами, а из-под них видны были рубашки, рукава которых доходили до кистей. И для мужчин и женщин фасон одежды был приблизительно одинаков. Единственное, женщины носили одежды светлых оттенков, а мужчины - темных. Еще больше было детворы, путающейся под ногами - все в рубашках с длинными рукавами, в брюках-шароварах и с обязательными повязками на головах. У взрослых головные уборы были самыми разнообразными, но при этом преобладали разновидности чалмы - самых разных расцветок и видов.
   Жорот уверенно направился по одной из улиц, Арика с Роджером постарались не отставать. Временами по дороге проезжали всадники. В качестве ездовых животных использовались ящеры, бегающие на задних лапах, передние у них очень смахивали на руки, правда, четырехпалые. Всадники сидели в седлах странной формы - иначе на спинах этих существ было просто не удержаться.
   Все это напомнило Арике не слишком приятную страницу ее биографии. Приблизительно такой же климат и атмосфера была там, где слуга-напарник продал ее в рабство, правда, женщина в плену не задержалась. Но и нескольких часов ей было более чем достаточно для "приятных" воспоминаний. Именно после этого случая Арика озаботилась поисками напарника-робота - повторения предательства не хотелось. Само собой, она отыскала бывшего слугу и отплатила ему тем же. Арика хмыкнула - она надеялась, что эта скотина остаток своей жизни провел в мужском гареме, который она тщательнейшим образом подобрала - чтоб сбежать нельзя было.
   Наконец они вышли к площади с двумя растущими гигантскими деревьями в центре. Под деревьями лежали несколько бревен - импровизированные лавочки. Там расположилось человека четыре или пять.
   Когда тройка приблизилась к деревьям, с бревна встал мужчина - невысокий и худой, темнокожий, весь какой-то иссохший, одетый в темно-зеленое подобие мантии и такую же чалму. Возраст определить не получалось - то ли немногим за двадцать, то ли чуть за сорок. Двигался мужчина ловко и собрано.
   - Добрый день, - он пожал руки всем троим. - Меня зовут Вортинг.
   Все тоже представились.
   - Вы собираетесь в пустыню? - без долгих предисловий спросил мужчина.
   - Чем быстрее, тем лучше, - отозвался колдун.
   - В таком виде? - с ноткой превосходства поинтересовался Вортинг.
   - А что вам не нравится? - вопросом на вопрос ответил Жорот.
   - У вас есть хотя бы головные уборы?
   - Есть, - кивнул Жорот.
   - У меня нет, - отозвалась Арика. - Но вы наверняка посоветуете, где можно купить что-нибудь подходящее.
   - Тогда идем, - Вортинг сделал приглашающий жест рукой. Уже на ходу сообщил:
   - Выезжаем часа через три. На кьонах когда-нибудь ездили?
   - Да, - кивнул Жорот.
   Роджер и Арика отрицательно покачали головами.
   - Ничего сложного, научитесь быстро, - оптимистично заявил Вортинг.
   - Кстати, нормальных животных можно где-нибудь купить? - уточнил колдун.
   - Зачем? - удивился мужчина. - Вам выделили зверей...
   - Я прекрасно представляю, каких кьонов может выделить ваше начальство, - поморщился Жорот. - А мы торопимся. Кроме того, животных придется отправить обратно, как только доберемся до следующего города, и опять привыкать к новым?
   - Как скажете, - пожал плечами Вортинг. С весьма неодобрительным выражением лица. Видно, не понимал, зачем тратиться, если есть возможность что-то получить бесплатно.
   - Мы одни или с караваном каким поедем? - уточнила у него Арика.
   - С каким еще караваном? - уставился на женщину тот.
   - Здесь караваны только неофициальные - все перевозки осуществляются порталами, - хмыкнул колдун.
   - В смысле "неофициальные"?
   - Контрабанда, - пояснил Жорот. - Так что их как бы нет.
   - Ну и прекрасно, - кивнула Арика. - Терпеть не могу двигаться с караванами. Медленнее, раза в три, да еще пыли и вони полно.
   - А ты когда успела с караванами познакомиться? - удивился Жорот.
   - Успела, - проворчала она. Но в подробности вдаваться не стала.
   В магазинчик одежды мужчины даже заходить не стали, а Арика управилась в пару минут.
   Следующим пунктом назначения были конюшни - длинное приземистое строение с узкими окошками под крышей и неприметной дверью. Рядом находился небольшой домик, к нему-то и направился Вортинг. На стук вышел высокий худой старик в серых брюках и клетчатой рубашке с довольно длинными, заплетенными в косичку волосами.
   Договаривался о покупке Жорот, хотя Роджер держался рядом. Хозяин предложил зайти в конюшни - поближе к товару - и женщина, рассудив, что в ящерах она все равно ничего не понимает, оставила сомнительную честь выбора и торговли мужчинам, а сама, спросив разрешения, прошлась вдоль стойл.
   В конюшне пахло так же, как в любом подобном месте - травой, навозом и еще присутствовал резкий кисловатый запах, который Арика определить не смогла. Наверное, запах самих ящеров.
   Кьонов там стояло десятка два, хотя рассчитаны помещения были чуть не на полсотни. Каждое животное располагалось в своем загоне, и женщина с любопытством вгляделась в предполагаемое средство передвижения.
   Довольно высокие, в полтора человеческих роста, некоторые ящеры провожали взглядом женщину, другие не обращали на нее внимания. Двигались животные рывками, передние лапы были снабжены внушительными когтями, похоже, подрезанными. Масть существ определить в полутьме стойл было вообще невозможно, как и то, одинаковый ли у животных окрас кожи или нет. Когда один из ящеров зевнул, Арика, увидев острые ряды зубов, недоуменно прищурилась - это что же, клановцы приспособили под упряжь хищников?
   Она вернулась к мужчинам и, прислушавшись, хмыкнула - Жорот использовал амулет проверки на ложь и четко поставленными вопросами выяснял, какие животные наиболее выносливые. Наконец колдун выбрал трех и расплатился, не торгуясь, чем вызвал еще одну презрительную гримасу на лице Вортинга. Впрочем, судя по всему, Жороту на мнение проводника было глубоко плевать.
   Когда купленных животных вывели на улицу - через ворота, оказавшиеся в дальнем торце конюшен - стало видно, что цвет кожи у них серовато-зеленый, но каждое животное имеет узор своего оттенка, тончайшие линии которого словно образовывали некрупные, в ноготь взрослого человека, чешуйки. Арике достался ящер с темно-коричневыми линиями узоров, Роджеру - с голубоватыми, а Жороту - с бордовыми. Пожалуй, не будь этой особенности, женщина вряд ли смогла бы различить животных - слишком уж они походили друг на друга.
   Продали ящеров уже с упряжью, Жорот наскоро объяснил Арике и Роджеру, как садиться в седло и как управлять ящерами.
   Выехали они почти сразу, хотя проводник и говорил, что еще слишком близко к полудню и поэтому жарко. Арика заметила, что ничего страшного, все равно солнце уже спадает. А мужчины предупреждение Вортинга просто игнорировали.
   Еще в черте города Арика надела сооруженную в магазине головную повязку - она воспользовалась вариантом, которому ее научили в прошлое путешествие по пустыне. Проводник покосился на ее голову и поинтересовался:
   - И с какой планеты вы это привезли, если не секрет?
   - Тут сделала, - безличным тоном отозвалась она, подосадовав на его тупость. Сам же в магазин отводил!
   - Я спрашиваю о способе делать. У нас такого нет.
   - Не помню. Это было больше трех десятков лет назад. А что?
   - Покажете? Для женщин, как облегченный вариант, очень удобно.
   - Пожалуйста.
   С управлением ящера Арика освоилась очень быстро, да и на сиденье упряжи было куда как удобней, чем на той же лошади. Единственное, Арике не понравилось, что не удавалось свесить ноги с двух боков - одну приходилось сгибать, получалось нечто, похоже на "дамскую" посадку на лошади, хоть и гораздо более устойчиво. Зато Жорот, как и проводник, при этом не испытывали никаких неудобств в своих хламидах. Может, поэтому и придумано было?
   Пустыня, вопреки расхожему мнению, отнюдь не состояла исключительно из песка, как и не была безжизненной. Несмотря на "официальное отсутствие караванов" от города вела дорога, они ехали по ней. Впрочем, Вортинг предупредил, что уже через несколько часов придется с нее сходить. На дороге почти сплошным слоем лежала галька, отполированная чуть не до блеска. Вокруг росли жесткие кусты, иногда попадались низкорослые деревья. Прошло совсем немного времени, когда Роджер, дождавшись, пока Вортинг в очередной раз уедет вперед, негромко сказал:
   - Кажется, я с вами ехать не смогу.
   В ответ на встревоженные взгляды, робот объяснил:
   - У меня уже охлаждающие системы не справляются. Хотя мы едем лишь чуть больше часа. Еще час-другой - и наверняка что-то откажет... Не рассчитан я на такую температуру.
   - Тогда давай домой и обязательно скажи Лонгу, чтоб он проверил тебя как следует, - торопливо сказала Арика.
   - Извини, пожалуйста, - Роджер виновато взглянул на Жорота.
   - Глупости не говори. Вортинг! Задержитесь.
   Проводник развернул ящера и поехал к ним, намереваясь, видимо, поинтересоваться, что случилось. Троица спешилась, Арика поцеловала Роджера, Жорот обнял. Еще через пару секунд робот ушел в овал портала.
   Вортинг только презрительно хмыкнул - мол, один уже не выдержал. Жорот это игнорировал, зато женщина уставилась на проводника с оч-чень нехорошим выражением лица, и если бы этот "бедуин" хоть что-то рискнул бы высказать... Но тот промолчал.
   К удивлению Арики, Жорот сел не на своего ящера, а на освободившегося. Негромко объяснил:
   - Мой нервный какой-то. Возможно, я просто разучился на них ездить. Вот и проверю.
   Арика вспомнила - действительно, животное Жорота то рвалось обогнать других, то хотело уйти куда-то в сторону. И что колдун частенько его осаживал, когда ящер мотал головой и даже пытался передними лапами сбросить сбрую. Только насчет "разучился" пусть не рассказывает. Тогда проблемы должны быть у нее с Роджером, а никак не у колдуна.
   И действительно, второе животное вело себя абсолютно спокойно, значит, дело было именно в ящере. Капризный же ящер налегке трусил последним. Арика, вспомнив зубки "лошадок", поинтересовалась у мужа:
   - Эти звери случайно не плотоядные?
   - Всеядные. Но на людей не нападают - им вживляется магический запрет, чуть не при рождении.
   - А дикие ящеры есть? - недоверчиво уточнила Арика.
   - Само собой. И их, конечно, надо опасаться. Но в пустыне и кроме ящеров полно хищников, так что именно они ничего не прибавят и не убавят, - усмехнулся Жорот.
   Пока им никто из животных не встретился, только в воздухе парили птицы, изредка двигая крыльями, чтобы не соскользнуть с теплого воздушного потока. Наверняка стервятники, вряд ли кто тут еще выжить может.
   Жара спадала. Арике очень не понравилась непереносимость Роджером местных температур. Хорошо, что вовремя заметил. А вдруг возникнет ситуация, когда просто так сбежать не удастся?
   Женщина активировала связь и поинтересовалась:
   - Роджер, ты как?
   - Все в порядке.
   - Пожалуйста, поищи способы решения твоей проблемы, хорошо?
   - Да, конечно, я постараюсь.
   Жорот, слышавший весь разговор, подождал, пока Арика отключилась, и заметил:
   - Не нравится мне его "постараюсь".
   - Вернемся, надо будет с Лонгом поговорить, - отозвалась Арика, у которой возникло схожее ощущение. - Что-то Родж темнит.
   К вечеру пейзаж сменился - галька и камни пропали, вокруг, насколько хватало глаз, были почти сплошь песчаные барханы, за исключением периодически попадающихся пересохших русел рек - скорей всего, реки были сезонными.
   Солнце зашло, стали сгущаться сумерки.
   - Вы очень устали? - уточнил подъехавший Вортинг.
   - А какие есть предложения? - тут же поинтересовалась Арика, которая была уверена, что Жорот вполне еще в форме, и ориентироваться надо на нее, как на более слабую. А женщина себя уставшей пока не чувствовала.
   - Вы же спешите. Поэтому можно ехать и сейчас, ночью - пока есть дорога. Как только свернем в пустыню, я ночью уже вести не рискну - слишком велик шанс заблудиться.
   Арика вопросительно глянула на Жорота. Глаза колдуна в темноте отсвечивали металлом. Он чуть пожал плечами:
   - Едем.
   Еще несколько часов однообразной езды, только на этот раз донимала отнюдь не жара, а холод. Арика достала вязанный джемпер и куртку, но согреться так и не получалось - мало того, что воздух стал холодным, так еще и порывы ветра продували чуть не до костей.
   Женщина с трудом сдерживалась, чтобы не лязгать зубами - что-то в свое прошлое посещение пустыни она такого ночного холода не помнила. При всем этом она едва не поругалась с Жоротом - колдун пытался отдать ей свой длинный плащ, а женщина отказывалась, потому что у него, кроме этого самого плаща, больше теплых вещей не было. А утверждение, что ему не холодно, она, само собой, восприняла весьма скептически.
   Наконец Вортинг сообщил, что пора останавливаться - поскольку здесь они должны сворачивать с дороги. Жорот очень быстро поставил уже знакомую палатку, Арика пыталась помогать, но больше мешала, переход вымотал ее достаточно сильно.
   Проводник развел костер, и женщина присела поближе к огню. Готовить, к счастью, ничего не надо было - Арика с Жоротом просто достали консервы.
   Только после горячего чая Арика почувствовала, что начинает согреваться. Когда она попросила налить третью кружку, колдун негромко предложил:
   - Может, ванну? Согреешься гораздо быстрей.
   Женщина уставилась на мужа, не понимая, издевается он или предлагает всерьез.
   - Песчаную? - иронично поинтересовалась она.
   - Обычную.
   Арика замешкалась.
   - Значит, не против, - резюмировал колдун. - Идем.
   Он отошли в темноту, за палатку. Буквально за пару минут появилась ванна, причем каким образом вода не проливалась на песок, было абсолютно непонятно - по крайней мере, впечатление было, словно водяной прямоугольник неправильной формы просто висит в воздухе.
   - Если температура не устроит, говори мне, сама ничего не меняй, - предупредил колдун. Увидев, как Арика покосилась в сторону костра, успокоил:
   - Я поставил заслон, ничего не видно.
   - Спасибо. А ты?
   - После тебя.
   - А почему менять ничего нельзя? - поинтересовалась женщина, вмиг скидывая одежду и ныряя в воду. Сначала вода показалась чуть не кипятком, но уже скоро Арика поняла, что температура вполне комфортна. Причем стенок и дна своеобразной ванны она не ощущала вообще.
   - Я воду удерживаю воздушными щитами. Запросто может нарушиться целостность поверхности, и все выльется.
   - Тогда действительно не стоит, - признала, фыркнув, женщина.
   Когда согревшаяся и чистая Арика нырнула в палатку, в спальник, то решила, что жизнь, в сущности, отнюдь не так плоха, как кажется. Тем более, что путешествие с Жоротом, оказывается, дает массу приятных мелочей.
   Уже в полудреме она услышала, как муж предложил проводнику воспользоваться "благами цивилизации", а Вортинг высокомерно ответил что-то вроде, что он привык в походе обходиться малым.
   - Наш мужественный проводник на провокацию сибаритства не поддался - ехидно уточнила Арика, когда Жорот принялся устраиваться рядом.
   - Мое дело - предложить, - равнодушно отозвался колдун.
   - Вортинг - немаг? - уточнила женщина.
   - Угу.
   - Здесь все немаги так к нам относятся? - продолжала она доставать мужа. Неприязнь проводника была слишком очевидна, Арика надеялась, что хотя бы на профессиональные обязанности она влияние не окажет.
   - Разные люди бывают. Но да, по большей части не любят. Немаги считают, что нам блага достаются незаслуженно легко.
   - Кстати, о благах, - уточнила женщина, - насколько тебе сложно эти ванны устраивать?
   - Не сложно, - хмыкнул Жорот. - Этот можно как раз отнести к "незаслуженно легко".
   Арика, которая успела запустить заклинание проверки на ложь, поморщилась:
   - Насколько "легко", я уже поняла. Воздержись от создания мне комфортных условий, хорошо? Хроническая усталость никому на пользу не идет, а если что случится, у нас главная боевая единица отнюдь не я.
   - Ладно-ладно... - сдался колдун. - Только если перемерзнешь, как сегодня, это не "комфортные условия", а необходимость.
   - Ну дура, знаю, - проворчала женщина. - Но честно, в прошлый раз мне такого же набора одежды вполне хватало.
   - Просто смотаешься домой, как будет возможность, или действительно купим что-нибудь в городе - что быстрее получится... Давай спать, хорошо? Завтра Вортинг нас до рассвета поднимет, гарантирую.
   - Ага... Чтоб жизнь медом не казалась, - проворчала Арика, обнимая соседа поуютней.
   Утро ознаменовалось неожиданным открытием - один из ездовых ящеров исчез. Само собой, тот самый, который не слушался колдуна. Причем путы, которыми на ночь стягивали ящерам ноги, были не перегрызены, а именно развязаны.
   Арика недоуменно повертела в руках специальные ремни, которые им дали вместе с животными. Нет, теоретически передние лапы ящера вполне могут справиться с подобными узлами, только для этого же еще и мозги иметь надо. С другой стороны, подозревать Вортинга, что он отпустил животное, глупо - ему-то зачем? Значит, все же сам ухитрился распутаться.
   Жорот только плечами пожал - ничего страшного, просто не будет запасного и все. Но не успели отъехать от стоянки, как сбежавшее животное присоединилось к ним, вынырнув из-за соседнего бархана.
   - Нормально, - оценила Арика, удивленно покосившись на независимо пристроившегося последним ящера.
   - Его лучше продать в следующем же городке, - посоветовал Вортинг. - Если раньше не сбежит.
   - В первом же городке я куплю что-нибудь теплое, - проворчала Арика. - Вот уж не думала, что здесь по ночам такой холод!
   - Да не особенно и холодно, - пожал плечами Жорот. - Это ты мерзнешь сильно. А ящера отведем домой, с места, где ты сможешь снять координаты. Его стоит проверить, он ведет себя как потенциальный фамильяр.
   Слово было смутно знакомое, наконец, женщина вспомнила, что так называют животное-спутника мага, с которым этот самый маг устанавливает какую-то там связь.
   - Ага. Жутко похож, - хмыкнула она. - Что ж он тебя-то так невзлюбил?
   - Потому и невзлюбил, - невозмутимо отозвался колдун. - Из-за того, что я использую жертвоприношения, фамильяры меня ненавидят.
   - Даже так, - пробормотала женщина.
   - Именно. Обычным животным все равно, а вот фамильяры весьма к этому чувствительны.
   - То есть, меня он должен нормально воспринимать и слушаться?
   - Теоретически да.
   - Давай попробуем?
   - Хочешь запечатлеть фамильяра? Если ящер действительно им является, он на тебя запросто может настроиться.
   - Нет, не хочу, - подумав, признала Арика. - А ты его предназначаешь кому-то конкретному?
   - Нет, - пожал колдун плечами. - В Клане такое правило, если попадается потенциальный фамильяр, и если есть возможность, его препровождают в питомник. А оттуда желающие маги подбирают себе пару.
   - Ага, - ехидно фыркнула женщина. - Любопытно, кому может приглянуться этот красавчик?
   - Фамильяров обычно заводят целители и сопутствующие им профессии. Само собой, они предпочитают более мелких и мирных животных. Но мало ли, может, какой боевой экстравагантный попадется.
   Три дня передвижения по пустыне походили один на другой, разве только пейзаж менялся. Путешественники традиционно останавливались на самое жаркое время отдыхать - на этом настоял Вортинг. Целый день ящеры все равно не смогли бы бежать безостановочно, и два-три часа перерыва в середине дня было самым разумным вариантом.
   Арика уже не мерзла, как в первую ночь, так как с наступлением темноты, а, значит, и холода, они останавливались на ночлег. Вортинг не хотел рисковать - в темноте он запросто мог потерять или спутать ориентиры, по которым определял направление.
   Утром третьего дня проводник сообщил, что сегодня, если ничего не случится, они полуденный отдых проведут в оазисе.
   - Вроде того, где мы позапрошлую ночь провели? - ехидно уточнила Арика. Поскольку тогда проводник им тоже пообещал оазис, но это было явно слишком гордым названием для полудюжины деревьев и чахлого ручейка, с трудом пробивающегося на поверхность и питающего лужу в полтора шага в диаметре.
   - Любое место, где присутствует естественный источник, достаточный, чтобы обеспечивать растения, называется оазисом, - менторским тоном заметил Вортинг.
   Арика хмыкнула, предполагая, что полежать в нормальном тенечке опять не удастся. Но ее ждал приятный сюрприз. Обещанный зеленый островок действительно появился на горизонте ближе к полудню, потихоньку увеличиваясь в размерах. Он оказался большим - видимо, родник, который его питал, был достаточно мощным. Уже скоро стали видны деревья, которые образовывали довольно обширную рощицу. Растения были высокие, неправдоподобно красивые, словно нарисованные, да еще и на фоне ярко-зеленой травы, все это выглядело среди пустыни как райский уголок - приветливо и приглашающе.
   Предполагаемый фамильяр еще на подходе к пустынному раю забеспокоился. Впрочем, никто на поведение ящера не обратил внимания, до тех пор, пока животное не остановилось и не взвыло - по-другому звук, который издал ящер, назвать было сложно.
   Арика подскочила от неожиданности, резко натянув повод. И вопросительно уставилась на Жорота. Колдун тоже осадил своего ящера, и, прищурившись, вгляделся в рощу. Вортинг, который ехал первым, развернулся и приблизился к остановившимся магам.
   - Возможно, что-то почуял, - заметил проводник, но Жорот нетерпеливым жестом попросил его замолчать.
   Колдун запустил какие-то заклинания, наверное, сканирующие. И буквально через несколько секунд повернулся к Арике:
   - Там почти три дюжины покойников, довольно свежих.
   - Думаешь, он из-за них туда идти не хочет? - уточнила она.
   - Или из-за тех, кто этих покойников там разложил. Я живых отслеживать не могу.
   Арика, сосредоточившись, сообщила:
   - Как минимум, двое живых там есть...
   - Раненые? - уточнил Жорот то, что, собственно, уточнения и не требовало.
   - Угу. Только вот кто именно. Нападающие или остатки жертв?
   - Проверим? - предложил колдун, накладывая на себя и Арику дополнительные щиты. Женщина кивнула.
   - Куда вы собрались? - вмешался Вортинг. - Объедем этот проклятый оазис, и дело с концом!
   - Вы лучше останьтесь здесь, еще и вас я прикрыть качественно не смогу, - сообщил колдун, спрыгивая с ящера на песок. Арика последовала его примеру.
   - Вы же сами сказали, там чуть не три десятка трупов! Неужели думаете, что справитесь с тем, кто положил такое количество народу? - попытался воззвать к их разуму мужчина.
   Жорот приостановился, искоса глянул на проводника. Уточнил:
   - У вас амулет портала есть?
   - Да, конечно.
   - Держите еще один на всякий случай, если тот не сработает, - он кинул Вортингу предмет, который тот перехватил в воздухе. - Но. Если вы уйдете раньше, чем будете уверены, что мы мертвы, я вас разыщу. И тогда вы позавидуете этим самым трупам. Понятно?
   Вортинг неохотно кивнул.
   - Сними координаты, - негромко сказал Арике Жорот, когда они оказались возле границы оазиса. - Сможешь?
   - Уже, - кивнула женщина. И добавила, покосившись в сторону проводника, от которого они уже отошли достаточно, чтоб он не слышал:
   - Он что, не соображает, что если мы оставим врагов за спиной, есть большой шанс, что нас догонят и прикончат - кто бы это ни был?
   - Ты у меня спрашиваешь? - отозвался Жорот. - Я тоже считаю его предложение, мягко говоря, неразумным.
   На этом обсуждение странноватого поведения Вортинга закончилось. Они осторожно продвигались вглубь. Шагов через двадцать появился первый труп. Жорот вгляделся в лежащего навзничь мужчину - причина смерти определялась с первого взгляда - явно зверь поработал. Горло мертвеца было разорвано, тело объедено. На останках ползало множество мух, при приближении людей поднявшихся гудящим роем. Вид был тот еще... Впрочем, на состояние тела колдун внимания не обратил, опустившись на колено, дотронулся до браслета, чудом удерживающегося на огрызке руки. Нахмурился.
   - Амулет нерабочий. Был щитовой.
   Несколько шагов спустя попались еще трое. Причина смерти все та же - загрызены, и у всех троих тоже были щитовые амулеты и тоже неработающие.
   - А вот это уже закономерность, - заметил Жорот. - Берем за основу то, что на щиты рассчитывать нельзя. Значит, кто бы ни были нападающие, близко стараемся не подпускать.
   - Кто-кто... Звери, и так видно, - проворчала женщина.
   Колдун пожал плечами. Скоро они вышли на поляну, в центре которой бил родник, образуя небольшое озерцо - собственно, эта поляна и оказалась полем основной битвы.
   Ближе к деревьям стояло шесть или восемь повозок с частично рассыпавшимися мешками. И больше двух дюжин мертвецов - в разных позах, с разной степенью обглоданности. От нескольких уже остались только скелеты, другие были съедены наполовину. Арика поморщилась - над поляной стоял ровный гул от множества насекомых. Еще и запах специфический...
   Позднее Арика так и не смогла вспомнить - почувствовала она опасность или нет. Звери кинулись одновременно на обоих. Женщина ощутила тяжесть повисшего на ней тела и резкую боль в плече, ближе к шее. Перед глазами щерилась лобастая морда кошки с прижатыми ушами и сверкающими глазами, животное вцепилось в плечо, вгрызаясь чуть не до кости. И повалило Арику на землю, причем при падении она болезненно приложилась головой, словно раздирающей боли от раны было мало.
   Краем глаза она увидела Жорота, который присел и откатился в сторону, уходя от нападения, одновременно посылая в зверя ледяное заклинание. Громадный кот завыл, проткнутый ледяными осколками.
   Арика наконец ударила заклинанием в своего, зверь зарычал и вцепился еще сильнее, но миг спустя обмяк, напоследок вонзив когти в неуступчивую добычу. Правда, челюсти наоборот разжал - как мило с его стороны... Еще и придавил Арику к земле всем своим немаленьким весом - она, шипя от боли, стала выбираться из-под туши.
   Жорот удачно разобрался с первым животным, но второй кот накрыл мужчину в прыжке, встать колдун не успел, лишь развернулся к противнику лицом, прикрыв горло локтем, и тоже - как Арика - ударил по вцепившемуся в него зверю заклинанием.
   Выкарабкиваясь, женщина заметила сбоку движение и послала заклинание в ту сторону. Удачно - раздался кошачий захлебывающийся вой, она вновь ударила - так же, в сторону едва заметного движения - опять попала. Но если Арика все еще тщилась столкнуть с себя тяжеленное животное или еще как извернуться, то Жорот отшвырнул своего тут же, вскочил, послал несколько заклинаний в сторону деревьев... Ему на спину прыгнула еще одна кошка - да сколько же их! Похоже, заклинанием грызущее его сзади животное Жорот достать не мог, он пытался скинуть с себя зверя - безуспешно.
   Арика, которая уже почти выползла, рванулась, выбираясь окончательно, вскочила, вытягивая из выручалки нож, и воткнула вцепившемуся в Жорота зверю в бок, потянула со всей силы вниз, вспарывая плоть - побоялась бить заклинанием, могла попасть в колдуна. Гигантская кошка взвыла, отпустила жертву и извернулась, пытаясь добраться до нового противника. Но Жорот тут же прикончил раненное животное, и вновь послал заклинание - куда-то за спину Арики. И... Тишина.
   Колдун замер, настороженно ловя каждое движение. Арика внимательно оглядывалась вокруг. Наконец мужчина выдохнул, заметил:
   - Кажется, все...
   Арика кивнула. Посмотрела на мужа - у него была сильно располосована грудь, открытая жуткая рана на плече со стороны спины. Изорвана левая рука, хорошо хоть не горло. Покосилась на собственное раненное плечо и следы когтей, правда, их было гораздо меньше, чем у колдуна.
   - К Ларсену?
   - Сейчас... - сквозь стиснутые зубы выдохнул Жорот, на правой ладони появился кристалл. Замер и кивнул.
   - Идем. Он занят, но вот-вот освободится.
   Арика вышагнула в гостиной - эту комнату в доме целителя она помнила лучше всего. Отпустила ладонь Жорота, огляделась и поморщилась, прикидывая, куда бы присесть - не хотелось пачкать мебель кровью. А стоять уже совсем невозможно было - голова кружилась все сильней, накатила слабость... Боль она еще как-то могла терпеть, но когда перед глазами все плывет, и ноги становятся ватными... Жорот решительно потянул ее к дивану.
   - Ложись.
   Сам примостился рядом, замер, явно начиная лечиться.
   Арика, уже не думая о мебели, упала на этот самый диван. И то ли потеряла сознание, то ли просто ушла в прострацию. Очнулась от того, что ее трясли за плечо.
   - Не трогай ты ее. Пусть полежит еще немного, - раздался голос колдуна, совсем рядом.
   - Пусть, - согласился Ларсен. Тормошил Арику именно он, в этом женщина убедилась, открыв глаза. - Только сначала пусть в себя придет... Уже, - резюмировал целитель и, оставив ее в покое, занялся колдуном.
   - Хорошо вас потрепали, - заметил наконец Ларсен.
   Арика впервые увидела целителя уставшим после работы. Вроде как сильно это не проявлялось, только парень явно поторопился добраться до кресла и не просто сел, а чуть не растекся, поглядывая на пациентов.
   - Могло быть и хуже, - проворчал Жорот. - Эти чертовы саблезубы магическую защиту рвут в один прием. Причем неважно, сколько на тебе щитов. Мутировали, что ли...
   - Везет тебе на сюрпризы, - хмыкнул Ларсен. - Вы возвращаетесь, или отлежитесь дома?
   Жорот с Арикой переглянулись. Женщина пожала плечами.
   - Возвращаемся, - наконец ответил колдун. - Наш проводник запросто может решить, что нас прикончили и сбежать. Искать другого, объясняться, куда делся этот... Пока он до людей доберется. Все это может задержать нас, а не хотелось бы.
   - Тогда хотя бы отдохните. У вас мало того, что откат от лечения пойдет, еще и кровопотеря порядочная.
   Жорот поблагодарил Ларсена и предложил Арике:
   - Сначала домой, там возьмем кое-что, и заодно тебе нормальную одежду. Только поторопимся, а то Вортинг действительно может уехать...
  
  
  
  
   Проводник облегченно вздохнул, увидев их живыми и невредимыми. Жорот объяснил мужчине ситуацию и предложил пройтись с ними по оазису. Поискать саблезубов, возможно, еще кто уцелел. И заодно осмотреть трупы - вдруг, проводник кого знает.
   В оазисе оказалось еще три родника, к счастью, без дополнений в виде трупов и насекомых. Живых зверей не нашлось. Или, по крайней мере, на глаза они не попались. А мертвых насчитали аж четырнадцать - девять взрослых и пять штук молодняка. Рассмотрев как следует гигантских кошек, Арика подумала, что они с Жоротом еще легко отделались. Слишком уж опасными звери выглядели - мощные, взрослые особи раза в полтора тяжелее колдуна, с длинными верхними клыками - наверное, из-за них саблезубами и назвали. Пятна на шкурах, что любопытно, были самых разнообразных форм и оттенков. Арика не могла понять в чем дело - ведь у одного вида маскирующие пятна должны быть одинаковыми - пока не присмотрелась к зверю, наполовину лежащему в кустах, а наполовину на песке - та часть тела, которая лежала на песке, была без пятен вообще...
   - Хамелеоны? - пробормотала она.
   Проводник, услышавший ее вопрос, отозвался:
   - Почти все местные звери хамелеоны в той или иной степени.
   Женщина поежилась. Нет, определенно, они легко отделались.
   Вортинг, наскоро осмотревший мертвецов, развел руками, мол, никого не знает. Жорот только плечами пожал - не очень-то поверил, но это было, собственно, не его дело.
   Арика тем временем заинтересовалась грузом. Она сунула нос в один из многочисленных мешков, вынув горсть то ли сухих цветов, то ли измельченной травы с горьковатым запахом.
   - Для чего это?
   Колдун присмотрелся.
   - Я не специалист, но, по-моему, сырье для наркотиков.
   - Вы правы, - кивнул проводник. - Цвет дракона, растет в предгорьях на юге.
   - И смысл тащить сырье через полмира? - недоуменно спросила женщина.
   - Обработать это могут только маги-травники, в предгорьях их слишком жестко контролируют, - объяснил Вортинг. - А в крупных городах... За всеми не уследишь.
   - То есть, они везли только эти цветы?
   - Думаю, в ящиках оружие, - отозвался Жорот. - Сейчас проверю - если есть лазеры, придется вызывать Н'еве. А если только огнестрельное, просто сообщение отправлю.
   Колдун взялся за груз, Арика помогала ему по мере сил. Лазеров не оказалось, да и огнестрельное оружие было, в основном, длинноствольное. Как резюмировал Жорот, для охоты и местного пользования, а пистолетов - всего полдюжины. Но, тем не менее, когда колдун отправил Н'еве сообщение и получил ответ, то только вздохнул.
   - Неймется ему... Придется поработать.
   Проводник, который особой активности в осмотре не проявлял, предложил отдохнуть возле одного из чистых ручьев.
   - Я сначала закончу, - отозвался колдун. - Чтоб над душой не висело.
   - Что будешь делать? - уточнила Арика.
   - Подниму пару трупов, расспрошу. А потом уберусь - зачем портить пейзаж?
   Вортинг вдруг поперхнулся, уставился на Жорота так, словно увидел не просто мертвеца, а мертвеца ожившего.
   - Вы... некромант? - севшим голосом спросил мужчина.
   - Есть немного, - спокойно подтвердил тот.
   - Я... займусь костром, - как-то скомкано, хоть и уже нормальным тоном торопливо сказал Вортинг. - И приготовлю что-нибудь.
   Арика проводила взглядом поспешно удаляющегося проводника, недоуменно пожала плечами. Повернулась к мужу:
   - Тебе помочь чем?
   - Разве морально поддержишь, - усмехнулся колдун. - Да не обращай внимания, мало ли какие предрассудки укоренились среди местных немагов.
   - Лишь бы травить не вздумал, как эта... Юта, - проворчала Арика, некстати - или наоборот? - вспомнив недавний отвратительный случай.
   - Вряд ли рискнет, - рассеянно отозвался мужчина.
   Он сначала обошел поляну по периметру, проделав какие-то манипуляции. И только после этого, осмотрев трупы, выбрал два из них - Арика поняла, по более богатой одежде. Она с любопытством наблюдала за процессом - женщина никогда раньше не видела, как поднимают мертвецов.
   Ничего особенного колдун не делал. Освободил труп от одежды, достал кинжал странноватой формы и принялся вырезать у него на груди знаки. Потом достал металлическую флягу, смочил порезы и речитативом произнес несколько слов. Мертвец зашевелился, Жорот приказал ему лежать и, присев рядом, стал негромко задавать вопросы. Мертвец послушно отвечал, с отвратительной дикцией - лицо было объедено - но понять было можно. Арика, послушав с минуту, вновь стала расхаживать по поляне. Рассеяно присела на повозку, самую крепкую с виду и, кстати, единственную укрепленную по углам и краям железными полосами. Еще раз окинула взглядом груз. Раздраженно отмахнулась от мух, жужжащих перед лицом, с досадой подумала, что Н'еве распоряжается колдуном, как подчиненным. А тот даже не протестует. И долго это будет продолжаться?!
   Хотя... Какого она злится? Это их взаимоотношения и их расклады. В конце концов, с безопасником отношения портить станет только полный кретин. Наверное, просто устала, вот и лезет в голову всякая чушь.
   Она попыталась улечься на относительно мягкие мешки с цветами, поерзала, устраиваясь поудобней. Почти получилось, но под правое плечо что-то давило. Ящик стал неудачно, что ли?
   Она сдвинула мешок и увидела, что ей мешало. В углу повозки лежал ящик, небольшой - как они его пропустили? Опять пистолеты, наверное... Или патроны.
   Женщина от нечего делать вскрыла его простейшим заклинанием, откинула крышку. И замерла, присвистнув.
   - Что случилось? - поднял голову колдун.
   - Ничего страшного... - отозвалась она, разглядывая множество полупрозрачных разноцветных камней, неограненных, кстати.
   Попыталась приподнять ящик и плюнула - слишком уж тяжелый. Хоть и небольшой.
   - Освободишься, подойди, хорошо?
   Увидев находку, Жорот приподнял бровь. Провел ладонью, камни полыхнули слепящим отблеском, а колдун хмыкнул:
   - Неплохо...
   - Драгоценные, что ли?
   - Полудрагоценные. Но ценятся дороже драгоценных, из-за свойства накапливать магию. Их используют в артефактах, это естественные накопители, очень мощные. И довольно редкие. Так что этот ящичек - считай, неплохое состояние.
   Сообщив это, Жорот закрыл ящик и спрятал в выручалку.
   - Скинем домой, да я закончу здесь все.
   - Давай ящера заодно прихватим, - предложила Арика.
   Они вышли во двор бывшего некромансткого дома и вызвали Роджера, оставив на его попечение и животное и камни. Жорот в двух словах объяснил, куда надо отправить ящера и вернулся вместе с Арикой в оазис.
   Колдун принялся методично обходить покойников - несколько слов, пара движений и труп рассыпался в пыль. Кстати, одежда и вещи оставались на месте.
   - Я думала, Н'еве сообщит родственникам, - заметила Арика.
   - Сообщит, - кивнул колдун, уничтожая очередного мертвеца. - Я послал слепок, всех идентифицирует и сообщит.
   - ...Ну, чтоб забрали и похоронили.
   - Н'еве сказал уничтожить, значит, чем-то руководствовался, - пожал плечами Жорот. - Кстати, он личные вещи мертвых потребовал к нему отправить - сгреби их в кучу, пожалуйста.
   - Только личные? - хмыкнула Арика. - А груз его не интересует?
   - К твоему сведению, груз наш - по законам и местным, и клановским. Другое дело, не вижу смысла его брать - что станем делать с запрещенными наркотиками и оружием? Так что я сказал Н'еве, чтобы с грузом он сам разбирался.
   - А может, там еще что интересное кроме камней найдется? - уточнила Арика.
   - Может, - сосредоточенно кивнул колдун, уничтожая очередного мертвеца, - проверим еще раз.
   - Одного не пойму, как мы эти чертовы камни просмотрели?
   - Я перед тем, как снимать слепок, запустил заклинание, убирающее все иллюзии и маскировку. Поэтому и говорю, что имеет смысл все проверить еще раз...
   Впрочем, больше ничего стоящего внимания они не нашли.
   Арика побыстрей скидала все окровавленные тряпки в кучу, Жорот отправил их с помощью амулета Н'еве. Заодно телепортировал труп одного из котов, остальные уничтожил так же, как и тела людей. И еще долго сидел, уставившись в пространство - видимо, беседуя с альбиносом.
   Женщина от нечего делать попыталась сунуться к Вортингу помочь с ужином, но тот отказался. Арика с трудом сдержалась, чтобы не нарычать на проводника, и собралась пройтись по рощице - на месте ей не сиделось. Но и на прогулке заняться было абсолютно нечем. Она уже почти решила смотаться на часик-другой домой, но все же отказалась от этой идеи - без колдуна уходить не хотелось, мало ли что случиться может - а в том, что может, она уже убедилась. А одного Вортинга бросать тоже не слишком разумно.
   Впрочем, от всех этих рассуждений настроение отнюдь не поднялось. Может, дело в том, что дома она до ванной добраться так и не успела. Арика выбрала один из ручьев - пока солнце не село и окончательно не похолодало - и нырнула в прохладную воду. Но и купание не помогло, более холодные струи, идущие возле дна, раздражали, да и озерцо оказалось неприятно мелким.
   Наскоро ополоснувшись, Арика выбралась на берег. Выдернула из выручалки полотенце, кинула на землю, уселась, обхватив колени руками и мрачно глядя на воду. Шагов она не услышала, и, ощутив теплые ладони на предплечьях, подскочила. Только увидев, что это Жорот, расслабилась и раздраженно поинтересовалась:
   - Не боишься синяк заработать... где-нибудь?
   - Идем ужинать.
   Арика вяло кивнула. К костру абсолютно не хотелось, сама мысль об обществе мужчин вызывала раздражение. Причем конкретно против этих мужчин она ничего не имела, тем более против Жорота, срабатывало именно нежелание видеть никого из "представителей рода человеческого".
   Колдун хмыкнул столь явному отсутствию энтузиазма. Руки перекочевали на шею и плечи, принялись то ли гладить, то ли массировать. Раздражение немного улеглось.
   - Извини. Я понимаю, что у тебя откат, но я был занят.
   - Какой еще... Ч-черт!
   Арика чуть не схватилась за голову. Ну да, вот и причина ее раздрая. И ведь Жорот не раз упоминал о повышенном сексуальном возбуждении после магического излечения, но она почему-то проецировала это только на него. А о себе даже и не подумала. Докатилась. Истерить из-за неудовлетворенности, как идиотка последняя... Стоп. Но значит, у него то же самое, и даже хуже - раны-то у колдуна были серьезней.
   - Так ты даже не поняла, в чем дело? - мягко усмехнулся мужчина.
   Арика раздраженно дернулась - нет, теперь-то ясно, почему окружающих убить хочется, но желание от понимания не уменьшалось. А еще было и неуютно, что не догадалась сама о причинах, пока носом не ткнули.
   - А я удивлялся, что ты тут торчишь, а не домой ушла...
   - Не всем же быть настолько выдержанными, - невпопад огрызнулась Арика.
   Она завидовала умению колдуна держать себя в руках, хоть и не "черной завистью", но достаточно сильно. Мужчина, кажется, все прочел на ее лице.
   - Дело привычки, - пожал Жорот плечами. - Кстати, ты очень неплохо держишься для первого раза.
   Вот почему Арике послышалась в его голосе ирония? Женщина покосилась на колдуна и... в ней взыграла стерва. Нет, нормально! Она тут бесится почем зря, а его высочество весь такой невозмутимо-спокойный. Вот сейчас и проверим, насколько твоей невозмутимости хватит.
   Но осуществить "подлые намерения" ей возможности не дали. Жорот неожиданно встал и пошел к костру - солнце зашло, и огонь прекрасно просматривался между деревьев - бросив напоследок:
   - Не задерживайся.
   Арика, не выдержав, хмыкнула, побыстрей одеваясь - было уже совсем прохладно. Опять прочел на ее физиономии, что она собирается вытворить? Или все же не настолько невозмутим, как выглядит? Ну да ладно. Она еще отыграется. Когда-нибудь. Что любопытно, недовольство всем на свете поутихло. Арика хмыкнула еще раз. Все же, когда знаешь причину неприятностей, жить легче. В том числе и потому, что можешь прикинуть, когда эти самые неприятности закончатся. Хотя бы приблизительно.
  
  
  
  
   Прислушиваясь к спокойному дыханию колдуна, Арика в который раз предприняла попытку заснуть. И опять бесполезно. Ну и хватит над собой издеваться. Она осторожно выбралась из объятий мужчины. Жорот очень редко засыпал первым, обычно она находила о чем его расспросить и вырубалась чуть не в процессе разговора. А сегодня только и успела поинтересоваться, действительно ли все местные звери обладают способностями хамелеонов.
   - Очень многие, - негромко подтвердил колдун. - Но их мимикрия именно магического свойства, так что просто используется нейтрализующее заклинание.
   - Завтра покажешь?
   - Обязательно. Я как-то не сообразил, что ты его не знаешь...
   Арика замолчала, а когда задала следующий вопрос, ответа не получила. Вгляделась в расслабившееся лицо мужчины, едва видное в полумраке и поняла, что он заснул. Сильно, видно, вымотался сегодня.
   Она накрыла мужа одеялом, так, чтобы до него не добирался прохладный воздух, накинула одежду и выбралась к костру. К ее удивлению, Вортинг не спал, подкармливая огонь ветками. Уже ж ближе к полуночи! Если вообще не заполночь. Сегодня они с Жоротом увлеклись, кажется. Слегка. Она усмехнулась про себя - еще бы, с этими чертовыми откатами...
   Проводник встретил ее внимательным взглядом.
   - Не спится? - поинтересовалась женщина.
   - Неважно. Завтра выходим только во второй половине дня, верно?
   - Предписание целителя, - хмыкнула Арика. - Отдохнуть как следует.
   - Вы... тоже некромант? - вдруг спросил Вортинг.
   Она, глядя в его настороженное лицо, чуть улыбнувшись, покачала головой:
   - Я трансформер.
   - Превращение в животных? - уточнил явно успокоившийся мужчина.
   - Пластическая трансформация... Ну, изменяю лицо, реже тело. Могу ненадолго, могу на всю жизнь, - отозвалась Арика, щурясь на языки пламени. И тут же вернула вопрос:
   - А чем вас так нервируют некроманты?
   Вортинг скупо усмехнулся, отвел взгляд, но все же ответил:
   - Среди моих знакомых много обладателей "страж-черепов".
   - Простите... - Арика растеряно уставилась на проводника. - О чем речь? Я в Клане совсем недавно, а там, где я жила, такого не было.
   Слово за слово она услышала любопытную историю. Оказывается, довольно большой процент местных семей проклят. Выражается это в том, что в домах в правом углу от входа находится череп. Вполне себе материальный, и когда приходит кто-либо новый в гости, а также обязательно раз в сутки, череп трансформируется в голову и "обличает" - рассказывает о том, как его убили, и кто это сделал. Обычно виновник - предок семейства, проживающего в доме. Иногда уже пра-пра-пра-пра... То есть проклятие передается из поколения в поколение. В одно время в этой местности был распространен обычай кровной мести, так что "семейства с черепами" отнюдь не редкость.
   Пытаться похоронить череп бесполезно. После похорон в дом сутки невозможно зайти - ощущение такое, что тебя давят стены, или жуткая паника, или неконтролируемый страх, или еще что. Иногда люди даже с ума сходили, если вовремя не сбегали на улицу. А на следующий день череп появляется на прежнем месте.
   Избавиться от него можно только с помощью некроманта. Да и навести такое проклятие можно, тоже только заключив договор с некромантом, но если "навести" они никогда не отказывают, то уговорить снять еще не удавалось никому.
   - И что такого страшного в этом проклятии? - уточнила Арика. - Ну, говорит. Мало ли, что предки понаделали.
   - Мало ли, - усмехнулся Вортинг. - Из-за "стражей" здесь распространена очень строгая иерархия, особенно это касается браков. Редко кто соглашается родниться с "проклятыми", тем более, что частенько проклятие распространяется и на новоявленных родственников. Соответственно, местные разделились на два клана, но "проклятые" по умолчанию малочисленней и потихоньку вымирают.
   - А бывает, что проклинают невиновных?
   - Вроде как не случалось, - признал мужчина.
   - Проклятие, наверное, же кончится когда-нибудь? - продолжала уточнять женщина.
   - На моей памяти и памяти моего отца и деда черепа исчезли у шести семей, - отозвался Вортинг. И добавил. - И у одной появился.
   - Ага. То есть, вы все под дамокловым мечом, да? Но... ведь это только за убийство, верно?
   - Ну да, - неохотно признал проводник. - Но иногда бывает, что убийство необходимо.
   - Но не за каждое же! - продолжала настаивать женщина.
   - Не за каждое... Только если договоришься с некромантом, - мрачно отозвался тот.
   - Так. Это все понятно. Но за что вы некромантов-то не любите? - вновь задала вопрос Арика. - Как я поняла, проклятие насылают не они, а ваши собственные земляки, причем немаги.
   Ответом был недоуменный взгляд, потом что-то вроде снисходительной усмешки:
   - Если ваш ребенок приохотится к наркотикам, как вы будете относиться к продавцам этой дряни?
   - Своеобразная параллель, - пробормотала Арика.
   - И какое вообще право они имеют вмешиваться в нашу жизнь? Мы сами караем своих убийц, это не их дело!
   Арика с любопытством смотрела на проводника. Тот устало заметил:
   - Я так думаю, это им просто выгодно. Силу они получают от проклятия или от людского горя... Как вампиры от крови. И не надо на меня так смотреть! Я старый, одинокий человек, меня проклятиями не испугаешь.
   - Тогда не устраивайте истерик, старый и одинокий человек! - презрительно отозвалась Арика. - И не надо перекладывать на других свои жизненные неудачи. Что, в вашем доме тоже череп? Поэтому и не женились, и детей нет, да?
   По замершему лицу Вортинга она поняла, что попала в точку. Дур-рак... Старый он. Мужик ее возраста, может, даже младше... и боится, как ненормальный, и считает, что лезет на рожон - мол, если некромант просто по просьбе благословит на проклятие, то за оскорбление вообще непонятно что сотворит! И все же лезет...
   - Конечно, - устало усмехнулся Вортинг. - Что я пытаюсь доказать? И кому?
   - Да ничего вы не доказываете. Я просто хочу понять. И логики не вижу.
   - Не всегда жизнь подчиняется логике, - мрачно отозвался проводник и почти сразу ушел от костра, забравшись в свою плащ-палатку.
   Проводив его взглядом, женщина подумала, что, похоже, надо повнимательней проверять еду на яды. И не только...
   Утром она пересказала их разговор колдуну. Причем сделала это через связь - так было быстрей и Вортинг не слышал, как она на него "ябедничала". Жорот, выслушав ее, чуть кивнул и тем же способом ответил: "Спасибо, буду иметь ввиду". Арика, не удержавшись, уточнила: "А почему некроманты отказываются снять проклятие?" "Я бы отказался из-за низкого уровня в некромантии. То есть, снять проклятие я могу, но не уничтожив, а переложив на другого или перетянув на себя. А хочешь получить профессиональную консультацию - расспрашивай Ллорга".
  
  
  
  
   Почти двое суток они без приключений двигались по величественным равнинам. Вечером третьего дня на путешественников неожиданно налетела песчаная буря. То есть, это для Арики было неожиданно, Жорот сориентировался раньше, хотя и заметил признаки надвигающегося ненастья позже, чем следовало бы. А вот Вортинг вообще никак не комментировал ни наступившую внезапно тишину, ни мутную пелену на солнце, ни появившееся вдалеке темное облачко.
   Колдун среагировал, когда облако увеличилось, явственно обозначившись на горизонте. Он, прищурившись, выругался и цепко огляделся.
   - Арика, к тем камням, быстро!
   Женщина молча подчинилась. Она ни разу не попадала в песчаные бури, но вспомнила, чему предшествуют подобные признаки, об этом ей рассказывал караванщик лет тридцать с лишним назад. Вортинг следовал за ними, хоть и в отдалении. Они добрались к камням за несколько минут до первого порыва ветра. Жорот спрыгнул на песок, отвел животное за камни и заставил его лечь. Арика последовала его примеру, только положить ящера не смогла, это сделал Жорот. Колдун наложил на ящеров какое-то заклинание, выдернул из выручалки свой плащ, завернулся в него и сел под камни, опершись о них спиной. И потянул за собой жену, устроив ее в своих объятиях, так, чтобы этот самый плащ прикрывал и ее.
   - Второй доставать? - уточнила Арика, у которой был точно такой же - колдун отдал дома ей свой запасной.
   - Думаю, обойдемся. Если что, достанешь позже, - отозвался Жорот.
   Арика кивнула, торопливо закрывая лицо лоскутом ткани, который она, сооружая головную повязку, оставила именно для этой цели. Правда, до сих пор пользоваться им не приходилось. Жорот последовал ее примеру, при этом покосившись на проводника, который устраивался в некотором отдалении, и ехидно заметив:
   - Я смотрю, у вас серьезные проблемы. Со зрением, памятью или просто головой? Чтобы горожанин раньше вас заметил надвигающуюся бурю...
   Вортинг поморщился, но ничего не ответил.
   Последние слова колдуна потонули в вое и свисте ветра. Арика прищурилась - по единственному открытому участку кожи - около глаз - больно хлестнули песчинки. Вокруг встала плотная пелена пыли, резко ухудшившая обзор - на расстоянии уже трех-четырех шагов ничего видно не было. Вортинг виднелся неясным силуэтом.
   Арика, попыталась задать вопрос, куда там - даже сидя в обнимку, они не слышали друг друга. Подумав, сообразила переспросить через связь: "Ты не знаешь, это надолго?" "Сейчас... Подожди"
   Вдруг свист и шум ветра снизились на порядок, да и пыли стало значительно меньше. Потом стало еще тише, звуки бури почти исчезли.
   - Что это? - удивилась женщина.
   - Поставил воздушные щиты. На небольшое пространство, так что далеко не отходи, хорошо?
   - И не собиралась, - Арика поуютней устроилась, но повязку не сняла - взвесь в воздухе была достаточно плотной, откашливаться от песка не было ни малейшего желания. - Так надолго мы застряли? Ведь двигаться при таких условиях нельзя?
   - Теоретически можно двигаться в любых условиях. Но не разумно. А надолго ли непогода - сейчас у ребят спрошу... От полудня до суток, - наконец сообщил колдун. - Приемлемо. Я попадал в бури дважды, один раз на три дня, а другой за час все закончилось.
   Помолчав, Арика мрачно поинтересовалась:
   - Вортинг специально не предупредил о буре?
   - Нам в любом случае ничего не грозило, - пожал колдун плечами.
   - Кроме основательной задержки, - резюмировала женщина.
   - Предлагаешь устроить ему неприятности по этому поводу?
   С одной стороны, стервозничать не хотелось. С другой... Ну нельзя - такое - спускать! Последнюю фразу Арика озвучила вслух.
   - Ну его, - поморщился Жорот. - Все равно больше не пересечемся никогда. А если и случится, откажемся от его услуг, вот и все. Да и вообще... Максимум, что можно сделать - подать жалобу. На поединок я Вортинга вызвать не могу - он немаг. Морду набить? Не тот случай, честно.
   - А на жалобу его начальство - тоже, наверное, немаги - в лучшем случае выскажут ему формальное порицание, - задумчиво заметила Арика.
   Колдун пожал плечами. Арика повертелась в его объятиях и уточнила:
   - То, что кошки в оазисе так рвали защиту, это ненормально?
   - Я о подобном не слышал никогда, - отозвался Жорот. - И ребята, которым я отправил труп саблезуба, тоже. Мутация, думаю, недавняя.
   - А кому ты труп отправил?
   - В лабораторию.
   - И что сказали?
   - Пока не препарируют до скелета, ничего и не скажут.
   - Мы точно легко отделались, - озвучила Арика свою давнюю мысль.
   - Будь у меня выбор, предпочел бы иметь дело с саблезубами и прочими приятностями, сопутствующими боевым, а не возиться с политическими хитросплетениями.
   Слова мужа оказались для нее неожиданностью. Не столько высказывание, сколько сам факт - учитывая сдержанность колдуна, его явно достали очень сильно. Сразу припомнилась и необычная молчаливость Жорота в дни, когда он все же появлялся дома, и утомленный вид. Хотя... Работа сутками никого не красит. Может, все не так серьезно?
   - Что им от тебя надо-то?
   - Транспорт, конечно.
   - В смысле?
   Колдун задумался. И поинтересовался:
   - Я тебе о Семействах еще ничего не рассказывал?
   Арика отрицательно качнула головой.
   - Сейчас послушать не против?
   - Конечно, нет.
   - В Клане есть несколько Семейств, отмеченных Силами, считай, местная аристократия...
   - Что значит "отмеченных Силами"?
   - Семьи не распространяются об этом вне своего круга, так что сведения весьма приблизительны, - предупредил колдун. - Во-первых, членам Семейств сопутствует удача. Не во всем и не всегда, но процент удачливости явно выше среднестатистического.
   - Противоположность "неудаче", которой Силы наказывают, - пробормотала Арика.
   - Да. Во-вторых, при желании члены Семейств объединяют свои силы в нечто вроде Клова. Эффективность увеличения заклинаний почти та же, только объединение происходит не в результате многочасовых манипуляций, как делали мы, а мгновенно. По желанию Патриарха либо Старшего. Ну и... Это скорее, мой вывод, но Семейства находятся под благословением Сил.
   - Ты уже говорил об удаче, - заметила она.
   - Не только. Среднестатистический уровень силы магов Семейств, которая дается при рождении, значительно выше среднестатистического в Клане. Считай, минимум, на треть.
   - Ничего себе! Но ведь со временем можно увеличить свою силу, да?
   - Безусловно. Любой маг с годами повышает свой уровень. Если, конечно, экспериментирует, а не тупо пользуется одними и теми же заклинаниями. Но чем больше "стартовый объем", тем легче и быстрее идет это самое развитие.
   - Логично.
   - При этом Семьи довольно богаты. Они разделили сферы влияния - каждая специализируется в какой-то отрасли, а все вместе держат в руках экономику...
   - Семейства только магические?
   - Отнюдь. Немагических даже больше, хоть и ненамного. Их тринадцать, а магов - одиннадцать.
   Арика вновь прервала мужа:
   - А что Силы дают Семействам немагов? То, что ты перечислил, кроме "везения" - это же относится только к магам, верно?
   - Не знаю, - пожал плечами Жорот. - Не интересовался. Но наверняка что-то есть. Так вот, сфера влияния Семейств - экономика. А политической власти они не имеют почти никакой, исключая то, что представители от каждого Семейства входят в Палату.
   - Что за Палата?
   - Считай, расширенный Совет. Правительство.
   - И при этом они не влияют на политику? - недоверчиво переспросила Арика.
   - Представители Семейств составляют меньше трети Палаты. А большая часть решений принимается голосованием, так что...
   - Можно подумать, имея деньги и влияние, нельзя настоять на своем, - проворчала Арика. - Ладно. А ты при чем?
   - Я курирую отрасль, которую еще ни одно Семейство не подгребло под себя. Транспорт. И магические Семейства пытаются пробиться туда всеми правдами и неправдами. А я не даю им такой возможности. Начиная с того, что просеиваю слушателей своих курсов на принадлежность их к Семьям, поскольку именно из этих ребят будет формироваться будущее руководство.
   - А не проще было бы пустить все эти Семьи? Тебя доставать перестали бы.
   - Не проще. Получится не работа, а подсиживание друг друга, сплошные разборки и интриги. Нет уж.
   - Хорошо, небось, на тебя давят.
   - Стараются, - спокойно подтвердил колдун. - Та же Льюсилла в обмен на "связку" требовала, чтобы я пустил на курсы Лонгеров.
   - Ее семью?
   - Да. Она по отцу принадлежит к Семейству целителей.
   - Ну... Наверное, кто-то из этих ваших Семейств рано или поздно влезет в транспорт, верно? Так договорись с теми, кто тебя больше устраивает.
   - До тех пор, пока буду во главе, не влезет, - решительно отозвался колдун. - А когда закончу формирование Сети порталов и передам дела - пусть что хотят, то и делают.
   - Оставишь себе только преподавание? - хмыкнула Арика.
   - Вот уж увольте. При первой же возможности подберу замену.
   Женщина уставилась на мужа:
   - Ты вообще в Клане планируешь оставаться?
   Ей казалось, что колдун устраивается здесь основательно. Да и эффект глаз, который поддерживается только в пределах Клана наверняка должен сыграть свою роль. Но, судя по его словам, мужчина намеревался методично разобраться с навязанными ему проблемами, и... что? Заниматься, чем ему нравится? Или уехать?
   - До того, как этот вопрос станет актуален, еще дожить надо, - отозвался Жорот. - Пока закончу с сетью... Мало ли какая ситуация к тому времени сложится.
  
  
  
   Они смогли продолжать путь только во второй половине следующего дня. А к позднему вечеру подъехали к крупному торговому городу, Глеусу, который находился в устье реки, впадающей в довольно обширный залив. Город был гораздо грязнее предыдущего, дома выше - редко попадалось здания ниже четырех этажей, а народ на улицах выглядел не в пример разнообразней. Кстати, дети почти не встречались.
   - И ты хочешь сказать, что Глеус находится в пределах аномалии? - удивилась женщина.
   - А что такого? Аномалия никак не проявляется, только с координатами проблемы. Ну да, маги тут стараются не селиться - личные маяки зачаровывать трудней. Хотя это тоже от мага зависит. Кстати, на одной из городских окраин как раз маяк, который надо настроить. Но сегодня я к нему уже не пойду.
   Вортинг довез Арику с Жоротом до муниципалитета, "сдал с рук на руки" какому-то чиновнику. Женщина удивилась - несмотря на позднее время, некоторые из служащих находились на рабочем месте. Бывший проводник, скомкано попрощавшись, исчез. Арика оглядела небольшую прохладную комнату, в которой из мебели только и были, что стол со стулом и диванчик у стены. Да еще что-то вроде сейфа в углу.
   Чиновник - молодой парень, вежливо попросил гостей подождать, а для скрашивания ожидания предложил чай или кофе, на выбор. Жорот, переглянувшись с Арикой, поблагодарил и отказался - они собирались сегодня переночевать дома и не хотели задерживаться.
   Парень понятливо кивнул и привел молодого мужчину, ему еще и тридцати не было, которого представил как Ваела - их нынешнего проводника. Поинтересовался, не надо ли им еще что-либо и, получив отрицательный ответ, распрощался.
   Ваел вышел вместе с ними на улицу и уточнил:
   - Вам понадобится гостиница?
   - Нет, - покачал головой Жорот. - Но мы будем благодарны, если вы пристроите наших кьонов на ночь.
   - Не проблема, - кивнул проводник. - Где встречаемся завтра?
   - Да здесь же, перед муниципалитетом, пойдет? - сориентировался Жорот.
   - Да. Выезжаем в пять...
   - Не в пять, - перебил его колдун, - а ближе к обеду. Мне еще маяк настраивать.
   - Когда вы освободитесь? - уточнил парень.
   - Как пойдет...
   - Тогда просто скажите, когда вы будете у маяка, там и встретимся, - предложил Ваел. - Где этот ваш маяк находится?
   Колдун принялся объяснять, а женщина, которой Ваел понравился гораздо больше, чем предыдущий проводник, спросила у Жорота по связи: "Может, просто пригласим его к нам? Чтобы не договариваться - когда встретимся, где... По-моему, он парень нормальный."
   - Можно и так, - вслух согласился колдун, прерывая свой монолог.
   - Это как? - уточнил проводник.
   - Мы вас приглашаем в гости, - объяснила Арика. - Согласны?
   - Спасибо, с удовольствием, - неожиданно легко согласился Ваел. - Только сначала определим на постой ваших зверушек.
   Арика насмешливо хмыкнула - она представила, что бы на подобное приглашение ответил Вортинг. Иронично улыбающийся колдун, похоже, подумал то же самое.
   Кьонов пристроили в конюшне неподалеку. Арика сначала вывела домой Жорота, потом - Ваела. Парень с любопытством принялся оглядывать обстановку бывшего некромантского дома, уточнил:
   - Разница во времени какая?
   - Два часа, - отозвался Жорот, - То есть, здесь уже десять. Вы ужинали?
   - Благодарю, не откажусь.
   В столовой оказались все шестеро членов семьи, включая Лонга. Дети подняли гвалт, облепив Арику с Жоротом, наперебой пытаясь что-то рассказать, и призвать их к порядку удалось далеко не сразу. Наконец все более-менее успокоились и сели за стол. Дети давно поужинали, и сейчас уничтожали мороженное и болтали, вываливая на взрослых новости.
   Ваела представили, и первая, кто обратил на него пристальное внимание, оказалась Атана.
   - Вы... одеты как житель пустыни? - уточнила девочка.
   Арика, которая по привычке отслеживала все реплики дочери, заинтересованно навострила уши - что за странное вступление?
   - Да, я часто бываю в пустыне, - кивнул парень. - Меня назначили проводником твоим родителям.
   - А с кьонами дело имели?
   - Постоянно.
   - Ура!!!! Вы объясните, как за ними ухаживать надо?
   - А... тебе зачем? - Ваел уставился на ребенка с явным недоумением.
   - Ну-у...
   - Стоп! - рявкнула Арика и уставилась на дочь. Потом взглянула на Роджера. И спросила в наступившей тишине:
   - Ты кьона отдал в питомник?
   Робот покачал головой, кажется, виновато:
   - К сожалению, нет. Его готовы были принять утром, а вечером Атана уже разъезжала на нем, без упряжи.
   Девочка поежилась под взглядом матери, но сказать ничего не успела. Так как и Арика, впрочем.
   Колдун выругался, на его ладони появился кристалл. Арика, которая взглянула мужу в лицо, замерла - прежде серые глаза явственно клубились багровым. Это еще что? Роджер положил руку на запястье Жорота, негромко сказал:
   - Ларсена я вызвал в тот же вечер. И Ллорга - на всякий случай. Целитель привел мага-запечатлителя - Браста...
   Арика заворожено наблюдала, как багровый цвет в глазах мужа тускнеет. Ничего себе, это он так бесится, что ли?
   - К сожалению, прервать инициацию уже возможности не было, но завершили ее полностью, так, как должно, - продолжал робот. - Я решил вам пока не говорить, все равно изменить уже ничего нельзя, а вам лишние отвлекающие факторы ни к чему.
   Атана виновато, но и с вызовом, взглянула на Арику и Жорота.
   - Я с ним просто играла!
   Проводник, во все глаза наблюдающий за "семейной сценой", поперхнулся. Видно, у него в голове не укладывалось, как можно "просто играть" с отнюдь не безопасным - несмотря на магические ограничения - животным.
   - Дурдом, - выдохнула Арика. - Это теперь ты с ним повязана... Сколько там ящеры живут? - она вопросительно посмотрела на проводника.
   - Фамильяры живут столько же, сколько их хозяева, - сообщил колдун. И повернулся к парню. - Ваел, пожалуйста, после ужина просветите юную запечатляющую о правилах обращения с ее подопечным. Само собой, консультацию я оплачу...
   - Сочтемся, - хмыкнул Ваел, насмешливо поглядывая на девочку.
   А колдун закончил:
   - Атана, если уж тебя хватило на запечатление... В общем, ты осталась без каникул, поздравляю.
   - Я это уже поняла, - вздохнула она.
   - Браст приходит каждое утро заниматься с Атаной, - сообщил Роджер.
   - Хорошо, - кивнул Жорот. - Тогда завтра задержимся, я должен с ним встретиться и поговорить. Атана, подумай о выборе профессии - развитие связи с фамильяром может идти только параллельно с продвижением в основной специализации.
   - Я уже подумала, - сообщила она. - Некромантия.
   Арика возвела глаза к потолку. Она заметила заинтересованность дочери и в "зеркальном призраке" и то, что девчонка вовсю копалась в библиотеке, оставшейся от прежнего хозяина. Да и к Ллоргу дочь проявляла повышенный интерес. Но даже с учетом того, что Атана училась в классе пятнадцатилетних, до выбора специализации оставалось еще - минимум - года три. А скорее так все пять. И Арика надеялась, что к тому времени интерес дочери к некромантии поутихнет. Ага, счас...
   - Ты с Ллоргом говорила? - со вздохом поинтересовалась Арика, надеясь, что, возможно, у Атаны просто не будет предрасположенности к так приглянувшейся ей магии смерти.
   - Ага, - довольно кивнула девочка. - Он согласился меня учить, если вы не против. Мам, ты же не против, да? Ллорг сказал, я со временем личем стать могу! Таким же, как он, представляешь!!!
   - Слишком хорошо, - пробормотала женщина.
   Перед глазами встала картинка, весьма яркая и реалистичная. Кажется, передавшаяся Жороту, поскольку женщина услышала успокаивающее: "Не нервничай. Во-первых, не факт, что Атана решит переходить в стадию лича - сейчас она слишком мала и не имеет представления о многих аспектах, сопровождающих эту трансформацию. Во-вторых, это возможно будет сделать не раньше, чем веков через шесть-семь. Да и, подожди, может, девочка решит переквалифицироваться на того же целителя - у этих специализаций много общего." "Знаешь... Насчет переквалификации - вряд ли" - отозвалась Арика тем же способом. - "Ну да ладно. Хорошо хоть, не коллегой Велы, в смысле, не фазовым гермафродитом" "Действительно", - явственно хмыкнул колдун.
   Посмотрев на умоляюще-ожидающую физиономию Атаны, женщина обреченно кивнула:
   - Не против я, не против.
   Девочка подпрыгнула и уставилась Жорота.
   - Поговорим позже, хорошо? - усмехнулся колдун. - В любом случае, нет необходимости принимать решение в такой спешке.
   Рассеяно скользнув взглядом по отвисшей челюсти Ваела, Арика пожала плечами. В конце концов, это жизнь дочери и ее выбор. Кстати, может, действительно передумает...
   - Еще сюрпризы будут? - Жорот перевел взгляд на близнецов.
   Фест с Рони быстро переглянулись, причем мальчишка порозовел. Арика с любопытством прищурилась - что на этот раз? Нет, ясно, что ничего серьезного, иначе бы Роджер сообщил, но близнецы явно что-то натворили.
   - Я слушаю, - подбодрил их отец. - Скромничать-то не будем.
   Наконец Рони независимо сообщила:
   - Мы забрали сюда свои воздушники. И катаемся. А что, нельзя?
   Арика имела удовольствие наблюдать ошарашенного колдуна.
   - Как вы ухитрились?
   - Ну, сделала я пару амулетов, - независимо отозвалась девушка.
   - Ты соображаешь, хоть немного, куда сунулась? - дымка глаз колдуна вновь заалела.
   Арика прикусила губы. Второй раз за четверть часа! Детки поставили рекорд... А Жорот, кажется, уже недалек от того, чтобы начать воспитывать молодое поколение физическими методами.
   - Для телепортов нужен уровень не то что не твой, а даже и не Тойди!
   - Можно подумать, - фыркнула Рони. - Я прочла твои заметки по лекциям, ничего сложного там нет! И вообще сначала опробовала телепорты вместе с Атаной - пойди что не так, она бы меня через Зону вытащила бы...
   Глаза Жорота, полыхнув густо-багровым, медленно возвращались к серому оттенку.
   - Та-ак... Тойди, надеюсь, ты-то меня ничем не порадуешь?
   - У меня практика, - сообщил парень. - Возвращаюсь чуть не заполночь...
   - Вот именно, - кивнул Жорот. И уставился на близнецов. - Я смотрю, безделье действует на вас не лучшим образом. Атана учится, вам я тоже найду чем заняться.
   Близнецы резко помрачнели, сообразив, что их каникулы кончились.
   После ужина Атана убежала со Ваелом к сарайчику, который приспособили под стойло для Малыша - так девочка назвала своего фамильяра. Услышав новую кличку ящера, Арика едва сдержала смех. С ними же ушел Роджер, женщина хмыкнула - бедный Ваел, робот с него вытащит все информацию, и еще сверх того! Нет, конечно, проводник вряд ли стал бы специально что-то скрывать, но запросто мог забыть или не догадаться, что надо. В присутствии Роджера с его дотошностью этого опасаться не приходилось.
   Жорот, прихватив с собой Рони, поднялся в кабинет, девушке предстоял экзамен по теме "телепортация". Когда она заикнулась о том, что устала и почти засыпает, Жорот безжалостно заявил, что выспится дочь утром, а он должен определиться - действительно ли Рони в состоянии пользоваться заклинанием телепортации на должном уровне. Если он сочтет ее знания удовлетворительными, то оставит все, как есть. Если нет - блокирует ее возможность к телепортации, да и к некоторым другим заклинаниям тоже.
   - А другие при чем? - возмутилась девушка.
   - А при том, - наставительно сообщил Жорот. - Что если ты не в состоянии правильно определиться с уровнем доступных тебе заклинаний, то лучше не вводить тебя в искушение. Мне меньше всего хочется, чтобы ты отправилась на тот свет, как предыдущий хозяин этого домика.
   Девушка пробормотала что-то, но возразить, похоже, было нечего.
   Фест проводил сестру и отца взглядом. Лонг исчез куда-то, Арика, прихватив вазочку с мороженным, пересела к окну - чтобы не мешать слугам, убирающим со стола.
   - Арика, отец сильно разозлился, да?
   Женщина посмотрела на нервничающего паренька.
   - Что, мы еще не все новости услышали? - уточнила она, готовясь к очередным "приятностям".
   Фест вздохнул.
   - Рассказывай уж, чудо...
   - Я хочу учиться на художника, - выпалил он на одном дыхании.
   Арика уставилась на мальчишку.
   - Э-э... Это же не магическая профессия, - наконец уточнила она.
   - Да ну, вполне магическая, - махнул головой Фест. - Только... считается неперспективной и... вообще непонятно чем.
   - А ты рисовать умеешь? - уточнила женщина. - Или тут "художник" это не тот, кто рисует?
   - Не только, - замялся мальчишка. - Но мастер-художник посмотрел, сказал, что данные у меня есть, а...
   - Ну так что ты нервничаешь?
   - Ну... Папа собирается нас чем-то занимать... А я тогда не успею к Лесту ходить, я с ним договорился, он на месяц меня берет на испытательный срок.
   - Ну и что ты нервничаешь? - повторила Арика. - Не думаю, что Жорот будет против.
   - Ага, - пробормотал мальчишка. - Это ты делаешь, что хочешь, а здесь все регламентировано, я уже понял...
   - Ты после испытательного срока хотел отца перед фактом поставить, что ли? - хмыкнула женщина.
   - Если я Лесту не подойду, то смысл разговор заводить?
   - Можно подумать, это единственный вариант преподавателя, - проворчала Арика. - Пусть Жорот с Рони разберется, я с ним поговорю... Или вместе?
   - Вместе, - вздохнул Фест.
   Когда Жорот спустился в столовую, Атана давно спала, как и Ваел, которого Роджер отвел в одну из гостевых спален.
   - А ты почему до сих пор не в постели? - устало спросил колдун у сына.
   - Мы тебя ждем, - сообщила Арика. - Где Рони?
   - Спать пошла. У тебя-то что за вопрос?
   Выслушав сына, Жорот кивнул:
   - Да. Вот все так сразу и неотложно... - помассировал виски.
   Мальчишка принялся оправдываться:
   - Ну ты же сам сказал, что найдешь нам занятие...
   - Стоп. Завтра зайдем вместе к этому... Лесту. Кстати, как ты вообще с ним познакомился?
   - Он приходил с ознакомительной лекцией в школу.
   - И сразу - вот так - согласился тебя протестировать?
   - Он всем тесты давал, пробные. А мне понравилось.
   Колдун скептически поднял бровь. Фест обреченно вздохнул.
   "Пожалуйста, не наседай на ребенка! - мысленно попросила Арика. - К твоему сведению, он уверен, что ты запретишь ему заниматься этими... художествами. Потому что они непрестижные и неперспективные".
   Жорот чуть кивнул, показывая женщине, что слышал. И мягко сказал:
   - Обещаю, что я не буду препятствовать твоему выбору профессии. Но брать первого попавшегося преподавателя неразумно. С чего ты, кстати, взял, что художник - непрестижно?
   - Лест говорил.
   - Странно, - пожал плечами Жорот. - Я, конечно, далек от этого круга, но мне казалось, что наоборот. А что он говорил еще?
   - Что мало кто из родителей из-за непрестижности профессии соглашается, чтобы их дети ей учились. А мне действительно понравилось...
   - Я понял.
   Арика ощутила настороженность в голосе мужа. Колдун тут же небрежно переспросил,
   - Когда вы договорились завтра встретиться?
   - В одиннадцать, - с готовностью отозвался паренек.
   - Сходим вместе, - повторил Жорот. - Последний вопрос. Ты хочешь учиться профессии художника или хочешь заниматься именно у Леста?
   Фест задумался на миг и сказал:
   - Профессии. Лест, он... Ну...
   - Ясно, - кивнул колдун. - Все. Спать.
   Обняв сына, он подтолкнул паренька к лестнице. В спальне их ждал Роджер.
   - Жорот, извини, но необходимо что-то придумать. Раньше Тойди их контролировал, но сейчас ему не до этого...
   - А ты физически не в состоянии. Да думаю я уже об этом, - устало отозвался колдун, растягиваясь на кровати. - Надеюсь, до конца этой поездки они притихнут. А дальше решим. Ты молодец, что сообразил насчет Атаны.
   - А из-за чего ты, собственно, так взбесился? - уточнила Арика.
   Она тоже улеглась и с любопытством поглядывала на мужа. Жорот сжал губы и сообщил:
   - Если запечатление не завершить, причем буквально в несколько часов, дело может кончиться смертью. Бывали такие случаи - дети временами случайно запечатляют животных. Кошек, крыс, да мало ли... Причем через родительскую связь это отследить нельзя.
   - Ничего себе, - Арика справилась с запоздавшим приступом паники. Теперь понятна реакция колдуна. Кстати.
   - Ты знаешь, что когда нервничаешь, у тебя глаза красными становятся?
   Судя по выражению лица Жорота, не знал.
   - Багровыми, - уточнил Роджер. - Дважды за ужин наблюдал.
   - Обрадовали, - вздохнул колдун.
   - А с Рони что? - поинтересовалась Арика.
   - Она ухитрилась, минуя промежуточные стадии, отработать именно порталы, - хмыкнул Жорот. - Ну, я ее подзагрузил - пробелы убрать - до начала учебного года девочке будет чем заняться. Ладно. Давайте спать, хорошо?
  
  
  
  
  
   Вернуться в Глеус удалось лишь после полудня. Сначала Жорот разговаривал с магом-запечатляющим, потом чуть не час прождал вместе с сыном Леста. Но тот так и не появился. Мальчишка сильно расстроился, сообразив, что что-то с его "преподавателем" не так и решив, что Лест врал и насчет результатов тестирования.
   Жорот, который предполагал вариант неявки с самого начала, постарался успокоить сына, пообещав найти преподавателя и уточнить предрасположенность Феста к так приглянувшейся ему художественной магии.
   - Спасибо, - уныло кивнул парень.
   - Я попросил знакомых поискать мага-художника. Возможно, что ты с ним пообщаешься еще до нашего возвращения. Расспроси его как следует, подумай, что тебя действительно интересует, хорошо? А там посмотрим.
   Арика за время пребывания дома только и успела, что выспаться, побывать у Гхоты и поговорить с Атаной. Похоже, Жорот опять спал не больше нескольких часов - слишком уж бурную деятельность развил.
   Переместившись в Глеус, они прежде всего забрали ящеров. И уже на животных поехали вглубь города. Арика с нетерпением ждала, когда колдун закончит с маяком, и они выдвинутся в пустыню, рассчитывая расспросить о Фесте, да и Рони, по дороге. Поскольку уезжать решили уже сегодня - чтобы не терять еще и этот вечер.
   Они выбрались на городскую окраину, Жорот придержал своего ящера.
   - Ваел, тут поблизости наверняка есть кафе или ресторан? - уточнил колдун.
   - Есть, "У трех колодцев".
   - Где именно?
   Проводник рукой указал куда-то вправо.
   - Подождите меня там, хорошо?
   - Нет уж, - отказалась Арика. - Я с тобой.
   - Охота тебе три, а то и все четыре часа торчать вон возле тех камней? - Жорот указал на скальный выступ, находящийся довольно далеко впереди.
   - Охота, - кивнула женщина, всем своим видом показывая, что переубеждать ее - только время зря тратить.
   Колдун покачал головой, не видя смысла спорить. Ваел сообщил, что он тоже подъедет, но чуть позже, исчез в направлении упомянутого кафе.
   Они привязали кьонов к чахлым кустикам, растущим недалеко от скального выступа, который походил то ли на гигантские пальцы, то ли на сталагмиты. Жорот начал что-то делать, а Арика обошла каменные столбы и углядела на одном плотное, словно плетенное навершие из магических нитей. Вот и маяк...
   Женщина уже видела несколько маяков - Жорот показывал. Камни разной величины, обычно выше человеческого роста, с обязательным "навершием". Арика еще раз окинула взглядом группу скал - столб-маяк находился ближе к краю - прикидывая, куда бы пристроиться, чтобы не мешать Жороту. И заинтересованно прищурилась - от "навершия" шли в разных направлениях четыре силовые нити, исчезающие в никуда. Причем одна из них светилась и пульсировала, рябя волнами света, а остальные три выглядели просто серыми паутинками.
   Арика присмотрелась к соединению световой нити с маяком - плетение навершия рядом с этой нитью тоже было светящимся, но чем дальше от нити, тем меньше. Она - из чистого любопытства - дотянулась Умением до одной из нитей навершия, светящейся в начале, но постепенно переходящей в серое невзрачное волоконце. Тронула в самом ярком месте и там, где свет полностью сошел на нет, пытаясь понять разницу. Обычная энергия... То есть не обычная, а видоизмененная немного. А почему дальше не идет? Попыталась усилить "напор", и свет вмиг наполнил все навершие! Оп-с... При этом плетение изменилось, нити перетекали, словно угнездяясь на новых местах. И наконец движение закончилось, навершие сияло уверенным светом, а все нити, идущие к нему, тоже начали светиться. Причем та единственная, что светилась с самого начала, увеличилась чуть не втрое и выглядела как однородный луч с полпальца диаметром, натянутый, словно струна. А остальные четыре пульсировали волнами. Все это произошло буквально в секунды.
   Арика испуганно "отпустила" плетение. Все осталось по-прежнему, изменения никуда не делись. Она быстро взглянула на Жорота:
   - Из-звини, я кажется... Что-то наделала.
   Колдун поднял голову:
   - В смысле?
   Объяснения получились скомканными, она сама толком не знала, что и как вышло. Жорот слушал, глядя то на Арику, то на маяк.
   - Подожди-ка, - наконец сказал он, - Я взгляну. Не нервничай. Ничего непоправимого ты сделать не могла.
   "Успокаивает", - раздосадовано поморщилась Арика. А самому, небось, придется исправлять ее "ничего не сделала" долго и нудно. Что за невезуха! Вечно она лезет, куда не надо. Но вообще-то, она же просто прощупала. Стандартная процедура, от этого ничего случиться не должно было! Ее самоедство прервалось, когда Жорот уставился на нее со странным выражением на лице.
   - Ар, ты настроила маяк.
   Она растерянно замерла, даже не обратив внимания, что муж назвал ее уменьшительным именем, пытаясь соотнести его слова с реальностью. Как она могла "настроить", если не имеет даже представления, что такое порталы, а тем более, маяки? Потерла лоб.
   - Подожди. Может, он был настроен?
   Колдун отрицательно покачал головой. Добавил:
   - Мне только что сообщили, что все в порядке, точка заработала.
   Арика заледенела. Уставилась куда-то мимо Жорота, спросила охрипшим голосом:
   - А Роллейна тоже все делала - вот так? Ни черта не зная, и не желая знать, просто мановением руки и тупой подачей силы?!
   Наружу рвануло отчаяние - она словно мечется в заколдованном кругу! Опять имеет значение только ее сила, сила Существа. В этом проклятом Клане ее вообще по-другому не воспринимают - только как источник этой чертовой энергетики... И мало того, что вынудили остаться, так теперь заставляют, подталкивают к проклятому насиженному месту Роллейны!
   Когда колдун успел добраться до нее - она не поняла. Арика оказалась в его объятиях, по каналу от мужчины шел успокаивающий импульс.
   - Пожалуйста, давай, ты не станешь выдумывать непонятно что...
   - Нет, это ты давай не будешь мне сказки рассказывать! - она рванулась, пытаясь высвободиться.
   - Я не знаю, как ты настроила маяк, но твоя сущность здесь абсолютно не при чем.
   - Откуда ты знаешь?!
   - Оттуда, - решительно ответил колдун. - Это ты, не имея представления ни о схеме "привязки", ни о том, как Существо после этого управляет привязанным к нему объектом, просто паникуешь. А я знаю, как все это происходит и могу утверждать - ничего общего и близко нет!
   У женщины невольно вырвался прерывистый выдох. Нет, можно предположить, что муж лжет - заклинание правды она поставить не успела. Но переспрашивать смысла нет. Поскольку, если она настолько не доверяет Жороту, что собирается проверять подобные его заявления, то надо просто разводиться и сваливать.
   Она расслабилась, уже не пытаясь вырваться. Колдун облегченно вздохнул, заметил:
   - Я скорее могу предположить, что это свойство ты получила после Проверки. Хотя точно никто не скажет, само собой.
   Поцеловав Арику в волосы, он отпустил ее и неожиданно сел на песок, прислонившись к камням. Это настолько было на него непохоже, что женщина перепугалась, присев рядом, дотронулась до плеча, через связь пытаясь выяснить, что стряслось. Но словно наткнулась на стену - колдун закрылся. Еще лучше!
   - Плохо? Может, Ларсена притащить?
   - Нет. Минуту. И, пожалуйста, не паникуй...
   Наконец Жорот выпрямился, чуть усмехнувшись, посмотрел на Арику:
   - Все нормально.
   - Что с тобой было?
   Он пожал плечам:
   - Вы, Существа, когда сильно нервничаете, по связям пускаете волну энергии. Весьма ощутимую.
   - А это плохо? - недоуменно уточнила она.
   - Приходится сбрасывать излишки, чтобы не сгореть. Причем сбрасывать очень быстро.
   Арика поперхнулась. Ни фига себе "весьма ощутимую".
   - Извини, пожалуйста. Это блокировать возможно?
   - Попробуй. Это же происходит, именно когда ты нервничаешь, то есть тебе ни до чего. Я точно не смогу - ты сметешь мои барьеры вмиг.
   Выглядел колдун не очень, да и вставать, похоже, не собирался, и женщина виновато уточнила:
   - Я могу чем-то помочь?
   - Успокойся, все терпимо, - хмыкнул Жорот. - Тем более, ты редко такое устраиваешь.
   - Но не впервые? - уточнила Арика, хотя ничего подобного не помнила.
   - Второй раз. Первый - в Проверке, когда ты меня послала.
   Действительно. В тот раз было очень похоже. Эмоции, рвущиеся наружу, всепоглощающее бешенство... Просто она сразу ушла к себе и результата не видела. Н-дя. Придется держать себя в руках.
   - Постараюсь не психовать и ставить барьеры.
   - Если получится, будет просто прекрасно, - он улыбнулся. - А то сейчас у меня впечатление, что я сутки без перерыва отработал. Хотя завтра будет подъем.
   - Уверен? - хмыкнула Арика.
   - Ну так... Роллейне даже и не приходила мысль о необходимости себя ограничивать. Мама - существо увлекающееся и эмоциональное, если уж что-либо делает, то отдается процессу самозабвенно и полностью.
   Арика усмехнулась неожиданно пришедшей в голову мысли:
   - С Льюсиллой тоже?
   - Ей я вообще в этом отношении не завидую, - сообщил колдун. - У меня связь с Роллейной была около века. А у Льюсиллы минимум пару тысячелетий.
   - Но ее же устраивало, верно? - хмыкнула женщина. Не все же этой светловолосой стерве другим пакостить!
   - Не знаю. В любом случае, не думаю, что ее мнением сильно интересовались, - колдун пожал плечами.
   - Это как?
   - Семьи воспитывают свою молодежь в духе гипертрофированного чувства долга. Перед Семьей, Старшими и так далее. Скорей всего, ей приказали, и она подчинилась.
   - Льюсилла подчинилась? - недоверчиво переспросила Арика.
   - Она типичная аристократка и следует их обычаям, - он усмехнулся. - Хотя, с другой стороны, возмутительно их нарушает.
   - В смысле?
   - В среде аристократии практикуется множество условностей и ограничений. В том числе, их женщины традиционно не зарабатывают себе на жизнь - это считается моветоном.
   - Что-о?!!! - уставилась на него Арика.
   - Конечно, исключения вроде Льюсиллы случаются - во имя интересов Семьи и так далее - но крайне редко. Женщины аристократов служат своим Семьям исключительно в качестве матерей или объектов для заключения выгодных союзов.
   - Варварство какое-то. И они это терпят?
   - Прямо сразу "терпят"... Они этим гордятся, - хмыкнул колдун.
   Он глянул в сторону городской окраины, заметил: - Ваел едет. Прямо сейчас можно и отправляться.
   Жорот встал, но настолько осторожно и неловко, что женщина, глядя на его движения, невольно поморщилась.
   - Куда тебе в таком виде ехать?..
   - Ничего страшного.
   Ваел подъехал, спрыгнул на песок.
   - Долго вы здесь еще?
   - Уже закончили, - решительно ответил колдун, направляясь к привязанным кьонам. - Едем.
   Арика только вздохнула и тоже пошла к животным.
   Солнце опускалось к горизонту, женщина даже поежилась, представив холод, который сейчас наступит. Покосилась на Жорота, тот уверенно управлял къоном - за несколько часов езды, кажется, даже оправился от ее истерики. Неожиданно проводник поинтересовался у спутников:
   - Вы как - очень спешите? Приблизительно в этом месте развилка. Можно ехать более длинной и безопасной дорогой, а можно наоборот. Разница дней в семь.
   - Ого, - пробормотала Арика. И вопросительно глянула на Жорота.
   - А что опасного в короткой дороге? - уточнил колдун.
   - Она ведет через земли элементалей огня.
   - И все?
   - Многие маги предпочитают их объезжать, - пожал плечами Ваел.
   - А вы с элементалями сталкивались? - спросил колдун.
   - Бывало.
   - Без эксцессов? Значит, едем по короткому пути.
   - А почему маги боятся соваться к огненным? - тихо поинтересовалась Арика.
   - Твоя основная стихия огонь, так что тебе ничего не грозит, - спокойно ответил колдун. - А я маскировку накину.
   - Ты же водник - антагонист огня, - сообразила женщина.
   - Ну, по первой стихии я все же воздух. А иногда маги просто не могут достаточно долго держать маскировку. Поэтому и предпочитают объезжать.
   - Давай ты мне покажешь заклинание маскировки? Оно же огненное? Значит, мне его держать будет легче.
   - Договорились. Завтра с утра.
  
  
  
  
  
   Первого элементаля они увидели на третий день путешествия. На горизонте появился огненный столб, медленно движущийся по дюнам. Арика торопливо накинула на Жорота маскировку, похоже, вторым слоем. Но она и третий не против была поставить, лишь бы проблем не было. Первого встреченного элементаля они миновали в значительном отдалении, но дальше такой возможности просто не было. Огненные существа стали попадаться все чаще, частенько группами до десятка экземпляров.
   Приезжая поблизости, Арика с любопытством разглядывала воплощения стихии. Они выглядели как столбы текущего огня, причем самых разных оттенков, вплоть до зеленоватых и синеватых, что вообще не укладывалось у женщины в голове. Но это если присмотреться, а с первого взгляда огонь тел элементалей выглядел вполне обычным по цвету, только структура у этого огня была необычно-неоднородна - он тек рябящими волнами, всплесками обманчиво-ласковых пламенных лепестков и взрывами огненных смерчей. Все это многообразие составляло огненную колонну, которая могла стоять на одном месте, чуть покачиваясь и пульсируя, а могла с довольно большой скоростью - превышающей, кстати, скорость кьонов - двигаться по равнине. Попавшиеся на пути препятствия - кусты, деревья, камни - элементали либо обходили, либо проходили сквозь них. Причем иногда препятствия при этом оказывались пострадавшими от огня, а иногда - нет. И логики в этих случаях Арика не видела - один раз элементаль пронесся сквозь абсолютно сухие кусты, и на них даже обгоревшей веточки не появилось. А через полчаса наблюдала, как скала, через которую прошел огненный столб, почернела, покрылась трещинами и оплавилась, часть ее даже осыпалась, да еще и дымилась вовсю - женщина до этого случая даже не могла предположить, что камни могут дымиться! Скажи кто, не поверила бы.
   Части тел или лиц в огненных столбах выделить было невозможно. Но при этом Арика кожей ощущала, когда кто-то из элементалей смотрел на нее.... Потому что другого определения вниманию существ, хоть глаза у них и отсутствовали, она дать не могла.
   Полуденный отдых был в непосредственном окружении элементалей. Правда, щит Жорот ставить не стал, объяснив, что элементали вряд ли проявят к ним интерес, а если уж проявят, то никакой щит не спасет.
   Впрочем, элементали после того, как люди расположились на отдых, даже отодвинулись от них, так что полуденная передышка прошла без происшествий, как и путешествие, вплоть до вечернего привала. Несмотря на это, Жорот ближе к вечеру явно вымотался. Колдун не жаловался, но его вид говорил сам за себя - лицо побледнело, скулы обострились, губы пересохли и потрескались до такой степени, что кое-где в трещинах запеклась кровь. Арика тревожно поглядывала на него, но решила пока не доставать расспросами.
   Солнечный диск скрылся за горизонтом, начали сгущаться сумерки. Ваел присмотрел место для привала - на этот раз элементалей рядом не было - только три или четыре существа полыхали в темноте почти на границе видимости.
   Колдун собрал палатку, всю остальную работу по обустройству лагеря взяли на себя Ваел с Арикой. Жорот в кои-то веки не возражал, он молча устроился недалеко от разведенного костра.
   Женщина все это время наблюдала за ним - надеялась, что после захода солнца мужу станет лучше - как бы не так. Колдун через силу поел и почти сразу ушел в палатку. Арика поторопилась следом, понимая, что Жорот сразу заснет, и потребовала объяснений - что с ним творится и можно ли помочь.
   - Да ничего непредвиденного, - поморщился он. - Здесь высокая концентрация огненной стихии, вот и результат. Ты, кстати, сейчас должна ощущать подъем, верно?
   Только сейчас Арика поняла, что он прав, а Жорот устало закончил:
   - Если мы окажемся среди водных элементалей, у меня, наоборот, будет подъем сил, а ты ослабнешь.
   - Обрадовал, - пробормотала она.
   Жорот в своем репертуаре. Неужели так необходимо было сэкономить эти несчастные дни? Впрочем, возмущаться бесполезно, наверняка услышит какую-нибудь уважительную причину. Она покосилась на колдуна и на всякий случай уточнила:
   - А можно как-то это компенсировать?
   - Разве срочно стать огненным, - отшутился колдун. - Не нервничай. Завтра к вечеру мы выедем из Огненных земель, и я быстро приду в себя.
  
  
  
  
   Насколько Арика помнила, колдун, давая обещания, напрямую еще ни разу не солгал. Но при этом очень искусно обходил "ненужные подробности", так было и в этот раз. Скорей всего, при пересечении границ Огненных земель муж действительно почувствует себя лучше. Только до этих границ надо было еще доехать. А пока - с утра колдун выглядел еще хуже, чем вечером. Арика порядком встревожилась - нет, ясно было, что Жорот держится, но если ухудшение состояния будет идти теми же темпами, протянет ли он без далекоидущих последствий до вечера. Конечно, она могла увести колдуна домой, но пришлось бы возобновлять путешествие чуть не от Глеуса - женщина сняла последние координаты в двух днях пути от города, в оазисе, где они останавливались на короткий полуденный отдых. И далеко не факт, что Жорот согласится на это. Хотя, если уж очень припечет, спрашивать она не станет, - мрачно подумала Арика.
   Женщина уточнила, они должны были пересечь границу Огненных земель ближе к темноте. Она попросила Ваела ехать как можно быстрей, и вообще повременить с отдыхом до границ земель элементалей.
   Проводник и сам, глядя на Жорота, сделал соответствующие выводы, и пообещал поторопиться. Впрочем, за время поездки колдун немного пришел в себя - возможно, потому, что они двигались по направлению к границе, и воздействие враждебной стихии уменьшалось.
   Когда полуденная жара начала спадать, къоны заметно снизили темп - устали. Еще пару часов спустя Ваел сообщил, что они или выехали за границу Огненных земель или подъехали к ней вплотную, и предложил остановиться на привал. Да Арика и сама видела, что издеваться дальше над животинками неразумно - Жорот выглядел гораздо лучше, можно было передохнуть.
   Недалеко от стоянки находились заросли каких-то колючих кустов, Ваел притащил оттуда сушняк для костра. Къоны нашли эти же кусты вполне пригодными для еды - видимо, сильно оголодали - в Огненных землях ящеры получали минимум из седельных сумок, которые везли на себе. Отпускать животных пастись и охотиться вблизи огненных существ путешественники не рисковали - мало ли что взбредет в голову элементалям, а перспектива оказаться без ящеров в пустыне не вдохновляла.
   Костер развели небольшой - чтобы вскипятить воду для чая, остальную провизию употребляли, не разогревая.
   Сытая и довольная, Арика устроилась поуютней на песке и лениво размышляла - может, стоит предложить задержаться здесь до утра? Как вдруг Жорот, расслабленно сидящий рядом, подскочил, сделав резкое движение.
   Арика рывком села, краем глаза увидела револьвер, мгновенно появившийся в руках Ваела. И больше дюжины людей, окруживших их стоянку, тоже с огнестрельным оружием в руках.
   - Ваел, не стреляйте, - быстро сказал колдун, вставая во весь рост. - В чем дело, господа?
   Арика тоже вскочила и уставилась на нападавших. Они втроем стояли, почти касаясь друг друга, маги, с виду безоружные, а проводник держал палец на курке.
   - К вам никаких вопросов, господа маги, - мощный мужчина, в темно-зеленом одеянии, шагнул вперед, - нет и быть не может. Милен, ты проводишь господ магов, куда им нужно.
   Человек, на которого взглянул говоривший, кивнул. Предводитель уставился в лицо Жороту и сообщил:
   - Милен лучший наш проводник, с ним вы будете в полной безопасности.
   - У нас есть проводник, - спокойно отозвался колдун. - И он нас устраивает.
   - Господин маг, я понимаю, что вы заняты серьезным делом. И не собираюсь чинить вам препятствий. А вы, в свою очередь, не препятствуйте мне, договорились? - в голосе мужчины послышался металлический оттенок.
   - Господин полусотник, идите своей дорогой, - все так же спокойно предложил Жорот. - И ни о каких препятствиях а, тем более, конфликтах, речи идти не будет. Договорились? - последнее слово смахивало на издевку, несмотря на то, что было сказано абсолютно ровным тоном.
   А по связи Арика услышала: "Пожалуйста, ни в коем случае не бей первой. Да и лучше вообще не вмешивайся. Хорошо?" "Нет, - мрачно отозвалась Арика. - Не хорошо. Они будут стрелять, а я за щитами прятаться?" "Ладно-ладно. Хотя бы первая не начинай."
   Мужчина, помолчав, заметил:
   - Если вы даже в состоянии ставить щит, предохраняющий от пуль, залпа из четырнадцати стволов он не выдержит.
   - Из ваших четырнадцати, - это слово Жорот выделил язвительным тоном. - Сейчас в состоянии двигаться пятеро, считая вас.
   Предводитель оглянулся на своих людей, что-то коротко бросил. Действительно, повиновались ему только четверо, ружейные стволы в их руках дрогнули, сухо защелкали затворы. Колдун, на которого эта демонстрация впечатления не произвела, спокойно предложил:
   - Я снимаю заклинание, мы расходимся. Идет?
   Он не успел договорить, когда предводитель оказался рядом, каким-то образом пройдя сквозь щиты. Арика, видя заклинания лишь в образе лент, уже научилась определять границы щитов, выставленных Жоротом, по еле заметной деформации воздуха, похожей на движение горячих потоков над костром.
   Мужчина двигался нечеловечески быстро, Арика отследить его движения не успевала, но ухитрилась ударить болью. Еще через миг Жорот оказался между Арикой и нападающим, тот осел на песок, хрипя и зажимая руками перерезанное горло. Арика тут же запустила в очередного необездвиженного огненной молнией, воин умер мгновенно, а то, что упало, больше походило на головешку, чем на человеческое тело.
   Раздались выстрелы, впрочем, никого не задевшие. И почему-то только со стороны нападающих - Ваел так и стоял, замерев. Арика запоздало сообразила что Жорот, скорей всего, и его обездвижил, наверное, чтобы проводник выстрелами изнутри не нарушил защитный круг. Ну Ваел и взбесится! Впрочем, последняя мысль прошла фоном. Она услышала: "Прекрати, не убивай больше".
   Жорот вновь попытался воззвать к разуму воинов:
   - Господа! Может, на этом остановимся? Кто после его смерти, - колдун кивнул на окровавленный труп, лежащий у его ног, - у вас главный?
   Трое воинов переглянулись, Жорот терпеливо ждал. Наконец один из них ткнул в мужчину в черном балахоне, тот был под действием заклинания.
   - Я освободил, - кивнул колдун. И поинтересовался. - Инцидент исчерпан?
   Тот угрюмо уставился на Жорота, но все же кивнул:
   - Да.
   - Прекрасно. Но если с вашей стороны будет хоть одно резкое движение, убью всех, - колдун в упор смотрел в лицо мужчине своими страшноватыми глазами. - Это ясно?
   - Да, - все так же коротко проворчал тот. И добавил, - мы заберем тела.
   - Второго - пожалуйста. А этот мне нужен, - Жорот кивнул на труп предводителя.
   Собеседник нахмурился, но все же воздержался от протеста. Наконец заметил:
   - Я возьму кольцо Брейли, чтобы отдать родным.
   - Хорошо, - равнодушно согласился колдун. И небрежно уточнил. - Как вы нас нашли?
   Мужчина снял с мертвеца кольцо, выпрямился и неохотно сообщил:
   - У Брейли при себе амулет. Он по нему определял, где Ваел находится.
   Задумчивый взгляд на окровавленный труп, и Жорот кивнул:
   - Благодарю. Вы свободны.
   За кустами, расположенных шагах в пятидесяти, оказались къоны воинов - наверное, ящеры лежали, потому что до этого их видно не было. Наконец воины отъехали настолько, что превратились в неясные фигуры, колеблющиеся в вечернем воздухе. Только после этого Жорот освободил Ваела.
   Проводник длинно и цветисто выругался, уставившись на Жорота:
   - Вы слишком много себе позволяете!
   - Вы наверняка начали бы палить и разрушили защитный контур, а у меня нет ни малейшего желания залечивать стреляные раны, - колдун опустился на колено рядом с трупом, в руках у него появился кинжал - кстати, окровавленный, видимо, им он Брейли и прикончил. Колдун несколько раз воткнул кинжал в песок, затем тщательно вытер об одежду трупа.
   - Я знаю о контурах, не надо держать меня за идиота! - рявкнул проводник.
   - Тогда не ведите себя, как идиот, - резко отозвался Жорот. - Найдете еще время для выяснения отношений! Наверняка у этого, - кивок на труп, - куча родственников, так что поле деятельности у вас обширное!
   Говоря это, Жорот готовил труп - он разрезал одежду, попутно обыскав мертвеца.
   - Это ваша метка, Ваел? - он кинул проводнику лоскут ткани, похоже, бывший частью верхней одежды, со следами засохшей крови.
   - Да, - неохотно кивнул проводник.
   - На вашем месте я бы не разбрасывался подобными вещами...
   - Я вообще не представляю, как это попало к Брейли! - огрызнулся проводник.
   - Подумайте, - пожал плечами Жорот. - Иначе опять можете столкнуться с той же проблемой... Впрочем, если хотите, могу поинтересоваться, откуда он это взял.
   Ваел уставился на колдуна, который принялся рисовать на песке пентаграмму.
   - Да, я некромант, - не поднимая головы, сообщил мужчина. - Надеюсь, вы достаточно разумны, чтобы не истерить по этому поводу.
   В ответ послышалось тихое ворчание, что-то вроде "не дождетесь". Арика с любопытством наблюдала за процессом поднятия мертвеца - в этот раз он почему-то был сложней, чем в предыдущие. К уже знакомым ей действиям прибавилась пентаграмма со свечами и с вписанными внутрь знаками.
   Допрос мертвеца занял около получаса. Прежде всего, Жорот поинтересовался причиной конфликта со Ваелом. Проводник возмущенно вскинулся:
   - А у меня спросить нельзя было?
   - И у вас спрошу, - невозмутимо отозвался колдун. - Предпочитаю выслушивать обе стороны. Не мешайте, пожалуйста. Брейли, какова причина вашего со Ваелом конфликта?
   Мертвец уже отвечал на этот вопрос, но из-за Ваела Жорот его не услышал.
   - Он отбил у меня невесту.
   - Достойный повод, - хмыкнул колдун.
   Арика захихикала, но, взглянув на застывшее лицо проводника, от комментариев воздержалась. Жорот тем временем продолжал допрос.
   - Вы антимаг?
   - Да.
   - Брейли наполовину оборотень, по матери, - угрюмо сообщил Ваел.
   - Ну да, - пробормотал Жорот. - Наследственность. Среди оборотней много антимагов, да и ускорение у них врожденное... С какой целью вы сунулись за щиты, Брейли?
   - Взять в заложники бабу - тогда тебе пришлось бы убраться!
   Колдун кивнул.
   - Значит, я не ошибся...
   Следующие полчаса Жорот разными способами пытался добиться, не было ли на них с Арикой заказа, что женщина сочла натуральной паранойей, хоть и не комментировала. Но наконец не выдержала.
   - Думаешь, нас хотели убить?
   - Не похоже. Но задержать или втравить в неприятности - вполне возможно. Не отвлекай, пожалуйста...
   Под конец Жорот поинтересовался, как к Брейли попал лоскут с кровью Ваела.
   - Мальва дала.
   В голосе мертвеца Арике почудилось злорадство. Ваел выругался, подскочил к трупу, уставился на него:
   - Врешь!
   - Мертвые не могут лгать, - меланхолично сообщил колдун. - Впрочем, не верите, ваше право...
   Труп вдруг начал ссыхаться, съеживаться и наконец рассыпался серой пылью.
   - Что это? - Ваел растеряно уставился на Жорота.
   - Вы нарушили пентаграмму, - колдун кивнул на разорванную отпечатком ноги линию на песке.
   Проводник вновь выругался и буркнул:
   - Простите.
   - Я все, что хотел, узнал, - пожал плечами Жорот.
   - Ночевать, как я понимаю, будем тут? - вмешалась Арика.
   - Думаю, да, - кивнул муж. - Конечно, наши "друзья" могут вернуться, но навряд ли мы до темноты успеем отъехать на расстояние, достаточное, чтобы они нас не нашли. Ваел, вы как считаете?
   - Я подежурю ночью, - сообщил проводник. И неохотно добавил. - Спасибо. Но в другой раз свои проблемы я буду решать сам!
   - Как только они перестанут пересекаться с моими - безусловно, - отозвался Жорот. И, не давая ему возможности возмутиться, уточнил. - Среди нападавших еще были полукровки?
   - Нет, - покачал головой Ваел. - Они у нас редкость.
   - Значит, смысла дежурить нет, вполне достаточно будет защитного контура.
   - Я все же подежурю, - упрямо заявил проводник.
   - Ваше право.
   В этот раз Арика отдохнула как следует - они почти полдня не тряслись в седлах, да и Жороту явно стало лучше, она и поэтому чувствовала себя спокойней.
   Ваел только-только успел поужинать, как колдун принялся его расспрашивать, для начала, о ситуации с девушкой, которую Ваел не поделил с покойным полусотником.
   Со слов парня Мальва ему давно приглянулась, но посвататься Ваел все никак не решался. А в канун праздника Перелома - это день летнего солнцестояния - он узнал, что к Мальве посватался полусотник Брейли. У которого, кстати, одна жена уже была, но в их племени можно было иметь до трех жен одновременно. Конечно, позволить себе это мог не всякий - жен принято было "достойно содержать" во всех смыслах. Но Брейли вторую супругу взять в дом вполне мог.
   По словам матери Ваела, которая знала все на свете, Мальва полусотнику пока согласия не дала, обещала подумать. Родители о сердечной привязанности сына, конечно, знали. Но если мать сочувственно отнеслась к происшедшему, то отец - суровый, мрачный мужчина, презрительно высказался по поводу соплячества и нерешительности среднего отпрыска. И старший брат Ваела и младшая сестра уже давно нашли пару и нянчили детей.
   Ваел, которого родитель достал - кстати, отец приперся высказывать претензии к сыну домой, тот жил отдельно - ушел из дома, хлопнув дверью. Выставлять отца пришлось бы силой, устраивать скандал не хотелось. А так - старик посидит часик-другой и уйдет к себе, обсуждать сына с такими же старперами... Ваел поперся в ближайший кабак - его неженатый последний близкий друг недавно обзавелся-таки супругой, и так вот запросто заявиться к нему уже не получалось.
   В кабаке к нему подсели двое знакомых, слово за слово... В результате, он тут же вместе с ними пошел свататься.
   Дома у Мальвы оказались только она и отец - мать гостила у родственников. Ваела приняли удивленно, но вполне благосклонно. И ему - в отличие от Брейля - сразу ответили согласием. Утром Ваел отправил к Мальве своих родителей, был назначен день свадьбы.
   - А откуда у Мальвы ваша кровь? - уточнила Арика.
   - На празднике я подрался с Брейли, - неохотно отозвался Ваел.
   Женщина недоверчиво уставилась на парня. Нет, он явно не был слабаком, но против Брейли, тем более, с его особенностями... Ваел, видимо, сообразив по выражению ее лица, что к чему, усмехнулся:
   - Я тоже полукровка. Не антимаг, но с ускорением у меня даже лучше, чем у Брейли, он-то постарше меня будет, - он неохотно добавил. - Мальва тогда проводила меня до дома и помогла с ранами... Ну не верю я, что это она! Если так не хотела за меня выходить, могла просто отказаться и все...
   - Женщины - существа непредсказуемые, - меланхолично заметил Жорот.
   Ваел покосился на Арику, она хмыкнула над его опасливой физиономией, но промолчала. Вообще-то, она была согласна с Жоротом - представительниц одного с ней пола она частенько просто не понимала. Хотя отнюдь не факт, что сама так же не ставила в тупик Жорота!
   - Когда назначена свадьба?
   - Через шестнадцать дней, - вздохнул проводник.
   - Ну да, вернуться вы успеете, - кивнул колдун. Но все равно - вместо того, чтобы готовиться, мотаться по пустыне... Вы сами вызвались на это задание?
   - Старейший наутро после праздника вызвал и эту работу предложил. Говорит - перед свадьбой деньги никогда лишними не бывают, а платят хорошо.
   Колдун тут же задал следующий вопрос:
   - Брейли был полусотником, я же правильно знаки различия прочел?
   Проводник подверждающе кивнул.
   - А ваш Старейший занимается только делами деревни или одновременно и начальник над воинами?
   - Вождь у нас Корнел, он воинами командует.
   - В каких отношениях Старейший с Корнелом?
   - В прекрасных. Друзья с самого детства.
   - Любопытно... Насколько Брейли был приближен к Корнелу?
   - Один из его помощников. К чему все эти вопросы?
   - Хочу разобраться в ситуации. Кстати, и вам не мешало бы. Посмотрите, какая картина получается. Вы перебиваете невесту у Брейли, а ваш Старейший, который должен скорее быть на стороне Брейли, предлагает вам работу, заботится о вашем благополучии... Это нормально?
   - Старейший еще и с моим отцом дружил по молодости.
   - Ваш отец занимает какую-нибудь должность?
   - Нет.
   - Несмотря на "дружбу по молодости" со Старейшиной?
   - Так по молодости же... Они из-за моей матери рассорились, но потом, когда я родился, помирились, правда...
   - Ваша мать - оборотень, верно?
   - Да.
   - Неудивительно. Женщины-оборотни очень экзотичны, - заметил колдун. - Ваша деревня далеко отсюда?
   - Может, полдня пути. А что?
   - Вы будете сильно против, если мы туда заедем?
   Судя по выражению лица Ваела, он был против. И даже попытался это аргументировать:
   - Вы спешите. А тогда мы потеряем чуть не сутки, а может, и больше.
   - Ничего. Мы сэкономили почти неделю, так что проблем не возникнет.
   Проводник попытался найти еще какую-то причину, но, взглянув на Жорота, осекся и махнул рукой:
   - Как скажете.
  
  
  
  
   - Ну и зачем? - тихо поинтересовалась Арика, лежа в темноте палатки.
   Жорот прижал ее покрепче, тоже тихо ответил:
   - Подобные случайности слишком маловероятны. Я имею ввиду, что нам достался в проводники Ваел, у которого как раз в это время появились проблемы с местным начальством. И убить его решили почему-то именно сейчас, в присутствии правительственного чиновника - в смысле, меня. Это... ненормально. Да, здесь живут в основном немаги, и мы обычно не вмешиваемся в их дела. Но не до такой же степени, в конце концов! Тем более, до тех пор, пока Ваел выполняет функции моего проводника, я как бы за него отвечаю...
   Арика хмыкнула ему в плечо:
   - И сколько магов "как бы отвечали" за своего проводника, защищая, а не сменили бы на этого... Милена?
   - Начинаешь задавать риторические вопросы? - усмехнулся колдун. - Я не пойму другое. Что мне могло грозить, если бы я отдал им Ваела... И на что они рассчитывали вообще - ясно же было, что не отдам!
   - Например, на то, что ты убьешь Брейли, - задумчиво заметила женщина.
   - Формально меня можно обвинить в убийстве, - сообщил колдун. - Поскольку я ударил первый, это при явном преимуществе с моей стороны.
   - Ч-что? - женщина попыталась приподняться, но Жорот мягко удержал ее. - Нет, подожди...
   - Но подобное обвинение также можно оспорить, - перебил ее колдун. - Поскольку хоть Брейли и не успел напасть первым, он явно собирался это сделать - я остановил его в последний момент.
   - Он собирался взять меня в заложники, - педантично напомнила Арика.
   - Это квалифицируется как нападение.
   - Уверен? - усомнилась женщина. - Брейли не хотел нам сделать ничего плохого, лишь заставить уйти.
   - Он выбрал не лучший способ настаивать на своем, - спокойно заметил Жорот.
   - Угу. Но ты сейчас под угрозой. Так что те, кто все это придумал, своей цели добились. Да и я одного прикончила...
   - В отношении тебя все чисто - вы стреляли одновременно. Да и возможность моего обвинения очень эфемерна. Из-за подобного затевать многоходовую комбинацию смысла нет.
   - А кто может быть источником всего этого?
   - Не знаю. Возможно, удастся выяснить в селении. Или нет. Может, это только мое воображение. Выгода неоправданно мала, видишь ли. Но все же ситуация слишком походит на искусственно созданную. Поэтому я и решил заехать в селение - может, прояснится что.
   - Посмотрим, - согласно кивнула Арика. - И... Сколько осталось до маяка?
   - Если с визитом в селение - три дня.
   - Ты же не будешь против, чтобы я попробовала сама его настроить?
   - Не стоит, хорошо? - в голосе Жорота слышалась тревога. - Пойми, никто точно не скажет, откуда в тебе эта способность. Да, возможно, это результат Проверки. Но возможны и еще варианты, которые нам с тобой в голову сейчас не придут, а потом выйдут боком!
   - Я все эти дни, пока мы ехали, проверяла свое состояние. Всеми способами, которые могла вспомнить. Никаких изменений в себе после настройки маяка я не заметила.
   - Думаешь, они так сразу проявятся? - перебил ее колдун.
   - Думаю, это все же результат Проверки. Мало того, что я о ней не просила - ладно, кинули вместе с тобой. Но дать что-то за нее Силы обязательно должны - это как раз из области равновесия... И если до сих пор ничего не проявилось, значит, оно и есть, - пожала Арика плечами. - Если вдуматься, мне ничего не надо. Зато сильно раздражает то, что ты пашешь сейчас, как непонятно кто, без отдыха и перерывов. Извини, я путано говорю, наверное, но... В общем, согласись, эта моя способность может исправить положение, вот и...
   - Логически все верно, - неохотно признал колдун. - Но ты подумай еще, хорошо? Есть время. И возьми где-нибудь перед селением координаты - сходим к Ларсену - пусть он тебя посмотрит.
   Арика скривилась. Опять Ларсен! Ну ладно, если Жороту так будет спокойней...
   - И я поищу аналитика.
   Обронив последнюю фразу, колдун замолчал, задумавшись. А Арика и не заметила, как заснула.
  
  
  
  
  
   Выехали ранним утром и, действительно, к полудню впереди показалась окраина поселка или города - не поймешь.
   - Где можно оставить животных? - спросил Жорот. - И, Ваел, я вынужден настаивать, чтобы вы от нас никуда не отлучались.
   - Чего ради? - мрачновато поинтересовался проводник.
   - Я перестраховываюсь, - невозмутимо отозвался тот. - Мне не хочется в срочном порядке разыскивать нового проводника, да еще и объясняться, куда делись вы - поди докажи, что мы благополучно расстались возле вашего дома...
   - Вы издеваетесь? - вспылил Ваел.
   - Отнюдь. Согласно контракту вы обязаны сопровождать нас до места назначения безотлучно. Так что ничего сверхъестественного я от вас не требую.
   Арика подавила невольный смешок - забавно было наблюдать, как парень изо всех сил пытается сдержать рвущиеся наружу высказывания - явно нецензурные. Но тут она была полностью согласна с мужем - еще не хватало, после всех этих перипетий потерять Ваела. Пусть сначала до маяка доведет... Н-да. Человеколюбие у нее, конечно, на высоте...
   Сначала они отправились к Ларсену, Жорот оставил там Арику и Ваела и куда-то телепортировался. Появился колдун через пару минут, причем не один, с худенькой девчонкой лет четырнадцати. Выглядела девочка довольно колоритно - разноцветные волосы, собранные в три хвостика, черные облегающие брюки, сверкающая всеми цветами блузка и такие же босоножки. Девчонка производила впечатление подростка, только-только вынырнувшего с танцев или свидания. Женщина недоуменно уставилась на обоих - зачем Жороту этот ребенок?
   - Добрый день! - девочка неожиданно подскочила к Ларсену, чмокнула его в щеку.
   Целитель кивнул, ответил таким же поцелуем - куда придется.
   - Дар, не мешай, пожалуйста. Я занят.
   Кстати, Ларсен не давал Арике не то что встать, даже шевельнуться лишний раз, заявляя, что чем меньше она вертится, тем быстрее закончится сканирование.
   Жорот подошел к жене, стал так, чтобы она его могла нормально видеть, и негромко сообщил:
   - Познакомьтесь, мой друг, еще со школьных лет, Дарика. Моя жена - Арика.
   - Чудно созвучные имена! Надеюсь, путать ты нас не будешь, - хмыкнула девочка.
   - Уж постараюсь как-нибудь, - усмехнулся Жорот.
   Заодно он представил Ваела. А Арика только вздохнула - значит, девочка только выглядит ребенком. На деле же она опять здесь самая младшая.
   Дарика тем временем, угнездившись в одном из кресел, поинтересовалась у Ларсена:
   - Мы своими разговорами тебе мешать не будем?
   - Только меня не втягивайте...
   - Договорились. Что у тебя стряслось, рассказывай, - девочка уставилась на Жорота.
   Колдун коротко пересказал ситуацию. И попросил:
   - Ты не могла бы посоветовать мне аналитика?
   - Могу, конечно. Но смысла нет. С такими объемами и я смогу запросто работать, именно как аналитик, а не как сборщик, - отозвалась девочка.
   - Отлично.
   - Только мне нужно добрать информацию, сам понимаешь...
   - Поедешь с нами?
   - Само собой. Но сначала ты мне ответишь на несколько вопросов... И господин Ваел тоже.
   Заявление о "нескольких вопросах" было явным преуменьшением. Дарика с дотошной занудностью принялась выспрашивать детали, останавливаясь, казалось бы, на самых незначительных... И вдруг буквально подскочила, уставившись на колдуна:
   - Сколько, ты говоришь, было нападающих?
   - Пятнадцать вместе с полусотником.
   Дарика почему-то взялась за голову и обреченно сообщила:
   - Идиот.
   - В смысле?
   - Ты - идиот. Какой еще в этом может быть смысл? Потому что еще сомневаешься, замышляли что-то против тебя или нет!
   Жорот терпеливо попросил:
   - Так. А теперь, пожалуйста, объясни человеческим языком, хорошо?
   - Человеческим?! Я не пойму, ты пока жил черт знает где, совсем одичал? - бушевала девчонка. Взглянула на терпеливую физиономию колдуна и тоном ниже сообщила:
   - Хорошо. Объясняю по-человечески. У меня сейчас напарник-боевой первой степени и двух с лишним тысяч лет от роду. К твоему сведению, Жорот, он может обездвижить максимум - шестерых. И при этом все его возможности будут полностью блокированы, он даже простенькой молнии не запустит! Итого, мы имеем отряд, который гарантированно перекрывает возможности мага выше среднего уровня. Ваел, ты же согласен, что для того, чтобы разобраться с тобой, хватило бы четверых-пятерых воинов? И не было необходимости собирать все это количество народу?
   - Плюс к Брейли и пары хватило бы, - проворчал проводник.
   Дарика кивнула и продолжила:
   - Арика, извини, тебя я в расчет не принимаю, ты пока как боевая единица не тянешь. Плюс к этому двое из нападавших - чужаки. Ваел, я же правильно поняла, двоих из отряда ты никогда в глаза не видел?
   Проводник кивнул.
   - А как я понимаю, всех воинов ты знаешь! - припечатала Дарика. - Кстати, Жорот, на тех, кого ты обездвиживал, не было никаких амулетов, щитов?
   - Ну да, была пара довольно сильных амулетов против обездвиживания.
   - И куда делись? - уточнила Дарика.
   - Сломал, - пожал колдун плечами. - Можно было и обойтись, конечно, но я решил, что те, кого они защищают, более сильные воины и их обездвижил в первую очередь.
   - Наши такие не носят, - вдруг вмешался Ваел. - Обездвиживание применяют только маги, а мы с ними не связываемся. Если у кого амулеты и есть - только щитовые и противоогненные. И то редко - это штука дорогая.
   - Значит, скорей всего, амулеты были именно у чужаков. Ваел, возможно, что Брейли специально нанял людей, рассчитывая, что маг, которого ты сопровождаешь, станет на твою сторону?
   - Брейли и в голову бы такое не пришло, - отозвался Ваел. - И мне тоже, - добавил он тише.
   - Итак, целью был не только Ваел, но и ты, об этом говорит многочисленность отряда и чужаки с амулетами, верно? Ясно, что Брейли к тебе ничего не имеет, за этим стоят маги. Причем твой вздорный характер известен всем, они закономерно рассчитали, что ты станешь в позу и не отдашь Ваела. А вот насколько ты силен, мало кто знает...
   - В последние месяцы я сильно вырос из-за Клова, - уточнил Жорот.
   - Вот! Исходили из того, что ты перекрываешь среднестатистического мага, но ненамного. А когда сообразили, что ты гораздо сильней, отступили, сделав вид, что ничего и не было.
   - Пожалуй... Как бы выяснить, кто это замутил - ведь наверняка концы подчистили, - задумчиво заметил колдун.
   - А может, и нет, - возразила Дарика. - Интрига не удалась, более того, ты мог и не обратить внимания на этот случай. А начни они активно "зачищаться" - наверняка бы обратил... Так что шанс есть.
   - Только если мы с тобой сейчас туда полезем, то, боюсь, этим самым как раз спровоцируем "зачистку". Так что обращусь-ка я в службу безопасности.
   - Я закончил, - вмешался Ларсен. - Все в полном порядке.
   - Спасибо, - кивнул Жорот и добавил, - похоже, нам придется задержаться, пока я не договорюсь с безопасниками.
  
  
  
   Кабинет начальника службы внешней безопасности был безлик настолько, насколько вообще может быть безликим кабинет чиновника. Стол, несколько стульев и стены, окрашенные в светло-коричневый тон. Да, и еще громадное окно с широченным подоконником.
   Арика мысленно пожала плечами - лучше бы дома своими делами занялась, но без нее не выходило быстро переправить безопасников в поселок, да и любопытно ей стало - ни разу же в службе безопасности не была, надо хоть знать, где здание находится. Она на всякий случай сняла координаты рядом с входом - мало ли, вдруг да понадобится. Кстати, правильно сделала, в самом здании она вдруг поняла, что ни выйти отсюда, ни шагнуть через Зону сюда не сможет. Как в некромантском храме... Хорошо здание экранировали, качественно. Заодно стало ясно, почему они зашли сюда через дверь, а не шагнули телепортом. Поэтому переводить дюжину безопасников в поселок ей пришлось со двора. Впрочем, управилась она с этим быстро, и Жорот, который дожидался, пока она освободится, предложил ей на выбор - идти домой или вместе с ним нанести визит Н'еве. Арика, подумав, выбрала второе.
   Поглазев по сторонам, она разочаровано перевела взгляд на единственную достопримечательность этого самого кабинета - его хозяина. Альбинос восседал за письменным столом, хотя, если вдуматься, зачем магу письменный стол? Так, анахронизм... Или для создания соответствующей атмосферы? Жорот сел напротив чиновника, а Арика нахально устроилась на подоконнике. А вот не даст она на себе их психологические штучки пробовать, ее не арестовали пока! Это Жороту все равно, а женщина на не слишком удобном стуле рядом с самоуверенным альбиносом чувствовала себя неуютно, поэтому и расположилась в столь нестандартном месте. Н'еве покосился, но смолчал. Разговор длился уже довольно долго, но ни к чему пока не привел. Единственное, Н'еве небрежно сообщил Жороту, что разыскал Леста - Арика даже не сразу вспомнила, кто это. И только потом сообразила, что речь идет о странноватом художнике, который заинтересовал Феста своей профессией. Жорот поблагодарил и попросил адрес, а заодно приглядеть, чтобы Лест никуда не исчез еще дней десять.
   - Мне сейчас не до него, вот вернусь из командировки, тогда побеседуем.
   Н'еве охотно согласился, но на этом разговор и застопорился. Убедить Жорота в необходимости телохранителей у чиновника не получалось. Впрочем, Н'еве отступать не собирался. Альбинос, спокойно глядя на собеседника, уже в который раз, повторил:
   - Я давно собирался дать вам охрану, но до сих пор ты справлялся. Сейчас необходимость назрела, согласись. Имей ввиду, до тебя могут и не добраться, но подумай об Арике и Роджере. Похищение, шантаж, попытка убийства, да все, что угодно! Если уж подобные игры начались, то дальше будет только хуже, сам понимаешь.
   Жорот, нахмурившись, сидел на стуле в свободной позе, и только багровые всполохи в глазах говорили о том, что он раздражен.
   - Вот им действительно нужно...
   - Еще чего! - взвилась Арика. Покосилась на нахмурившегося Н'еве и проворчала. - Только если всем... Кстати, а дети?
   - За детьми мои люди и так присматривают, кроме того, не думаю, что кто-нибудь рискнет настолько идти против обычаев, - спокойно объяснил Н'еве. Наклонил голову к плечу и сообщил. - Ребята уже подошли. Может, хватит, Жорот? Должен понимать, что я не из самодурства к вам охрану приставляю.
   Арика, вспомнив ситуацию с Кимом, решила высказаться:
   - Господа, при необходимости я уйду сама и уведу Жорота, но еще и телохранителей вытащить не смогу...
   Мужчины покосились на нее, потом переглянулись. Альбинос хмыкнул, а колдун заметил:
   - Извини, ты не совсем представляешь функции телохранителей. Позже, хорошо?
   - Я так понимаю, ты согласен? - не упустил шанс Н'еве.
   - Да, - неохотно кивнул Жорот. - Благодарю.
   - Отлично. Я зову ребят.
   Арика уставилась на дверь - ей было любопытно, кого же Н'еве им собрался навязать.
   В кабинет вошли трое мужчин, в темных брюках и светлых рубашках, с короткими стрижками. У всех троих даже под свободной одеждой были видны накачанные тела, Арика невольно вспомнила Левса. Двое телохранителей походили друг на друга фигурами и ростом, да и лицами, пожалуй, хотя близнецами, да и вообще родственниками явно не были. Третий возвышался над ними больше чем на полголовы, и выглядел мощнее. Когда же Жорот встал, Арика поперхнулась - он едва доставал гиганту до плеча. А если учесть, что женщина была ниже колдуна на голову, то ой-й... Этим шкафчикам она будет в живот дышать. А ведь она далеко не маленькая - нормального, среднего роста, выше многих женщин и даже некоторых мужчин.
   Арика перевела взгляд на Н'еве. Тот явно наслаждался произведенным эффектом. Представил всех друг другу - высокого парня звали Жан, того, что чуть посветлее - Робин, третьего - Хью. Причем последний, прищурившись, всмотрелся в Жорота и, подойдя к нему, что-то тихо сказал. Колдун замер - Арика не раз наблюдала подобную реакцию, когда на него сваливались неожиданности, в основном, неприятные. Но тут же что-то коротко ответил, покачав головой. И в голос поинтересовался у альбиноса:
   - Где у вас полигон?
   - В подвале, - тут же отозвался Н'еве.
   - Он сейчас свободен?
   ...Жорот затеял проверку телохранителей на боеспособность - весьма экстремальную. Колдун вышел один против троих, и очень быстро выяснилось, что он легко справляется с Робином и Хью, но Жан ему явно не по зубам. Жорот попросил Жана подождать и какое-то время занимался с двумя оставшимися. Наконец отправил их за барьер и взялся за Жана. Он приказал гиганту справляться с ним любыми способами. И почти во всех схватках проигрывал - один или два раза все же ухитрился взять верх. Гигант легко проходил сквозь щиты, заклинания же - боли, недвижимости, неудачи и еще множество, которые Арика не могла идентифицировать, на него не действовали, а стихийные Жорот почему-то не применял. Поэтому поединки шли приблизительно по одной схеме - колдун пытался воздействовать на противника заклинаниями, а в результате Жан брал верх физической силой. Причем Арика обратила внимание, что поединки заканчивались, когда проигравший стучал ладонью по полу, или, если не получалось дотянуться, по сопернику.
   Вдруг женщина услышала голос Роджера:
   - Арика, подойди, мы во дворе дома. Атана ранена.
   - Е... - женщина вмиг вышагнула через Зону и очень удивилась, когда обнаружила, что переместилась не одна - Хью успел вцепиться в ее предплечье и перешел вместе с ней.
   Впрочем, она тут же об этом забыла, увидев дочь, которая сидела, поддерживаемая Роджером. И держалась рукой за живот, пальцы были ярко-алые от крови. Рядом на корточках сидел Фест, парень сосредоточенно что-то делал, Арика подлетела, рявкнула:
   - Целитель где?
   Роджер поднял голову, тихо сказал:
   - Я вызвал Ларсена, он сказал, сейчас будет...
   - Мама, не дергайся, все нормально, - пробормотала Атана.
   - Ч-черт! - рядом присел Жорот. Провел ладонями, но Фест, не отрываясь от своих манипуляций, поморщился:
   - Папа, пожалуйста! Из тебя целитель...
   - Ну-ка, пропустите! - наконец появился Ларсен. - Раздвиньтесь, я ничего не вижу!
   Склонился над Атаной, пару секунд спустя хмыкнул:
   - Фест, молодец. Заканчивай сам.
   Арика наконец выпрямилась и огляделась вокруг. Покосилась на Жорота:
   - Ты откуда?
   - Телепорт, - сквозь зубы сообщил колдун.
   Цепко огляделся - глаза пылали багровыми отблесками. Шагах в пяти стоял Малыш, который что-то жрал, чавкая и подергивая хвостом. Колдун подошел поближе, выругался. Перед ящером лежало тело мужчины. Жорот попытался взять кьона за узду и отвести, ящер зашипел, угрожающе щелкнул зубами - колдун еле успел отклониться.
   - Подождите, - рядом оказался Хью. Он приблизился к ящеру, замер на несколько секунд, потом уверенно взял узду и повел животное подальше.
   - Где его стойло? - уточнил телохранитель.
   Колдун рукой показал направление и склонился над трупом. Арика опять взглянула на дочь - рана исчезла, и Атана даже попыталась встать. Ларсен рявкнул на девчонку, Роджер поднял ее на руки и понес в дом. Арика поспешила за ними. Фест присел на кромку фонтана и опустил руки в воду, смывая с них кровь. Проходя мимо, женщина обняла мальчика и поцеловала его:
   - Спасибо тебе.
   - Не за что, - устало кивнул он.
   Арика торопливо сдернула покрывало с постели дочери, Роджер уложил девочку, раздел и накрыл одеялом.
   - Пить хочу, - пробормотала Атана.
   - Сейчас, - Арика достала из выручалки, чтобы не бегать, бутылку и стакан, протянула дочери.
   Ларсен, дождавшись, пока ребенок напьется, дотронулся до ее головы. Девочка тут же закрыла глаза и задышала спокойно.
   - Все, пошли. Не будем ей мешать, - целитель выпроводил Арику и Роджера из комнаты.
   - С ней точно не надо сидеть? - уточнила женщина.
   - Нет, - успокаивающе отозвался Ларсен. - Она полностью здорова, только ослабла после потери крови и лечения. Завтра пусть отдохнет, никаких занятий. А послезавтра может переходить на свой обычный график. Кстати, а что стряслось? Кто это полез против ребенка с боевыми заклинаниями?
   Арика взглянула на Роджера.
   - Атана возилась во дворе с Малышом и оттуда позвала меня - сказала, незнакомый мужчина хочет поговорить с кем-то из взрослых. Я так и не понял, что этому мужику нужно было - он, увидев меня, начал хамить, Атана слишком эмоционально на это среагировала...
   - Хамить - это как? - уточнила Арика.
   - Сказал, что не собирается разговаривать с големом. И добавил пару лестных эпитетов.
   - Кто ж это такой умный... Стоп. Пожалуйста, спроси, где Жорот. Он наверняка эту сволочь пытается разговорить.
   - Он в подвале, - сообщил Роджер.
   - Спасибо, - Арика понеслась вниз по лестнице - она еще слишком плохо помнила эту часть дома, чтобы идти туда через Зону, мужчины следовали за ней - и Роджер, и Ларсен, который, несмотря на то, что срочная необходимость в нем отпала, уходить не торопился.
   Подвал привести в порядок не успели, но Жороту, похоже, было все равно. Под потолком горели два осветительных шара, мертвец лежал на столе, на скорую руку обметенном от мусора, колдун заканчивал устанавливать в углах вычерченной на полу пентаграммы свечи. Не оборачиваясь, сказал:
   - Дверь закройте, чтобы сквозняка не было.
   - Как это вообще произошло, - странным тоном спросил Ларсен. - Разве Атана у тебя не на связи?
   Жорот обернулся, целитель вздрогнул - он, кажется, впервые видел "бешеную" ипостась друга - при искусственном освещении колдун со своими багровыми глазами смахивал на вампира.
   - Я на полчаса, пока с телохранителями работал, заблокировал родительскую связь, всем троим. А девочка как раз в это время ухитрилась вляпаться!
   Арика уставилась на колдуна. У Жорота с Атаной родительская связь?! Хотя, могла бы и раньше сообразить. Наверняка поставил, как только Арика развоплотилась при родах, а потом снимать не посчитал нужным.
   - Так, что говорил Роджер, я слышал, - нетерпеливо бросил колдун. - И с какой дури этот, - он кивнул на мертвеца, - напал?
   - Атана разозлилась сильно, стала чуть не орать. А Малыш, похоже, почуял ее настроение и кинулся. Мужик ударил заклинанием, я прикрыл Атану, но заклинание меня не тронуло, а ее ранило. Я ничего с этим гадом сделать просто не успел - Малыш до него добрался первый.
   Вид трупа красноречиво говорил, что Малыш зря времени не терял. Жорот, кивнув, склонился над мертвецом, заканчивая приготовления. Колдун успел спросить только имя, когда в дверь раздался стук.
   - Кого там принесло? - удивилась Арика - вроде все на месте.
   Жорот же сделал движение, открывающее дверь и уставился на вошедшего мужчину. Тот был среднего роста, с неприметным лицом и текучими движениям. Когда заговорил, голос оказался столь же невыразительным, как и остальной его облик.
   - Меня зовут Ларри, Н'еве должен был вас предупредить.
   - Проходите. Но допрашивать будете после того, как с ним поговорю я.
   Ситуация оказалась до дебильности простой. Мертвец, несмотря на свою внешность взрослого мужчины, еще учился. И Жорот, первым делом спросивший имя, выругался и сообщил, что хоть лично его и не знает, но имя ему знакомо. Ракис был незаконнорожденным, но признанным отпрыском одного из магических Семейств. Признавали в основном детей, которые рождались у женщин Семей вне брака, и практически никогда тех, кого "нагуляли" на стороне мужчины. У Ракиса расклад был классический - он принадлежал к аристократам по матери и, судя по тому, что Семейство признало его полностью и безоговорочно, рождение бастарда соответствовало интересам Семьи, если вообще не было ею спланировано. Подобные гамбиты практиковались, причем отнюдь не редко.
   Колдун, перетряхивая списки кандидатов на курсы, вычеркнул мальчишку, так как же, как и остальных аристократов. И Ракис, по его словам, заявился к Жороту, чтобы упросить изменить свое решение.
   Арика с возрастающим изумлением слушала этот бред.
   - Это он с таким... гонором убеждать пришел?
   Жорот только поморщился:
   - Бласки специализируются на целительстве.
   Арика покосилась на Ларсена и ехидно согласилась:
   - Действительно. Это полностью объясняет свинское отношение к одному из хозяев дома и, к тому же, супругу человека, пардон, мага, с которым этот Ракис пришел "договариваться".
   - Арика, пожалуйста, сейчас не время, - нахмурился колдун. И задумчиво сообщил. - В дом уже минут пять ломится дамочка с четырьмя сопровождающими. Скорей всего, его родительница, - кивок в сторону мертвеца. - Пойду их встречу. Ларсен, а ты, наверное, иди домой.
   - Да я уж останусь, - отозвался тот. - Мое свидетельство о ранении Аты лишним не будет.
   - Так хочется неприятностей? - заметил Жорот. - Бласки постараются испортить твою репутацию целителя, просто из чувства мести. Лучше я Н'еве попрошу целителя прислать, тот хоть будет при исполнении, ему мстить глупо. Да и небезопасно и очень затруднительно к тому же.
   - Еще неизвестно, когда тебе пришлют и кого, - возразил Ларсен. - И он сможет свидетельствовать только о факте залеченной раны, а я успел сделать полное сканирование еще при ее наличии.
   - Тогда идем.
  
  
  
   Увидев хозяев, женщина принялась орать и сыпать обвинениями и угрозами. Жорот поморщился и наложил на беснующуюся бабу заклинание, перекрывающее ее вопли. Причем она не сразу сообразила, что никто, кроме нее, ее голоса не слышит, и ругалась еще какое-то время, колдун же обратился к сопровождающим:
   - Как я понимаю, вы пришли за телом Ракиса. Могу впустить одного из вас, но предупреждаю - я поднял его, чтобы допросить, и когда отпущу, тело распадется.
   Женщина, наконец, сообразив, что ее не слышат, уставилась на Жорота и что-то яростно сказала. Колдун, не обращая на нее внимания, уточнил:
   - Решайте, кто пойдет. Или никто?
   Мужчины переглянулись. Арика хмыкнула - похоже, эта истеричка потащила за собой только тех, кто не смог от нее отвязаться по причине "решительности". Или они просто боялись "вступать на вражескую территорию" в одиночестве?
   - Снимите заклинание с Беат, - спокойно предложил один из мужчин. - Тогда поговорим.
   - Попробуем, - пожал плечами Жорот. - Надеюсь, вы будете говорить, а не скандалить, - посмотрел он на женщину.
   - Убийца! Что тебе сделал мой мальчик?
   - Ракис ранил девятилетнего ребенка, - ледяным тоном сообщил колдун. - И благодарите Силы, что девочка выжила!
   На последней фразе его голос сорвался чуть не на рычание. Женщина заметно растерялась:
   - Мой сын не мог...
   Жорот явно старался успокоиться. По крайней мере, багровый оттенок из его глаз почти исчез.
   - Если хотите забрать то, что останется от тела, один из вас может пройти со мной. А об остальном я буду беседовать с официальным представителем Бласки.
   - Я пойду! - рванулась Беат.
   - Да пожалуйста. Но нести останки вам никто помогать не будет.
   Арика покосилась на Жорота - чего это он... Хотя, ему виднее. Беат, тихо посовещавшись с мужчинами, отправила одного из своих спутников - темноволосого невысокого парня.
   Женщина не успела заметить, когда к ним присоединились все три телохранителя. Жорот попросил всех подождать и повел "парламентера" в дом. Они вернулись очень быстро, парень нес в руках что-то вроде мешка - немудрено, от Ракиса должна была остаться только пыль. Колдун дождался, пока незваные гости скроются из вида и приказал:
   - Господа телохранители, вы остаетесь здесь, будете присматривать за детьми до тех пор, пока мы не вернемся. Сами решите, кто за кем, это временно, так что значения не имеет. Но чтобы дети без вас не показывались.
   - Нам было приказано охранять вас, - попытался возразить Жан
   - С Н'еве я все согласовал, - мрачно отозвался Жорот. - Кстати, вот двое из ваших подопечных. Фест, Рони, это ваши временные телохранители.
   Близнецы оглядели мужчин, на лицах появилось выражение сдерживаемого недовольства. Но возражать не решились.
   - Папа, вы когда освободитесь? - уточнил Фест. - Стол накрыли, я голодный, как волк! А Лонг сказал, что без вас ужинать не будем!
   - Идите, мы сейчас. Господа телохранители, к вам это тоже относится.
   Но за близнецами пошли только Жан и Робин. Хью негромко сообщил Жороту:
   - Къон был ранен, я вызвал ветеринара.
   - Что-то серьезное? - уточнил колдун.
   - Не особенно. Но без медицинской помощи могли возникнуть проблемы...
   - Спасибо, вы все правильно сделали. Счет ветеринар пусть пришлет сюда.
   Хью кивнул и добавил - еще тише - Арика еле его расслышала, а Роджер и Ларсен, стоявшие чуть в отдалении и о чем-то беседующие (надо же, целитель снизошел), скорей всего, не услышали вовсе:
   - Господин Жорот, держитесь от къона подальше. Вы неоправданно рискуете.
   Колдун поморщился, покачал головой:
   - Все нормально.
   Но телохранитель не отступился:
   - Вы не представляете, как сильно от вас пахнет смертью и болью, и насколько это выводит из равновесия. Я наполовину зверь и чую подобное очень хорошо. Будьте осторожней, - кивнув, Хью ушел следом за остальными в дом.
   Арика встревожено уставилась на Жорота. Это из-за жертвоприношений? Ничего себе... Тот, игнорируя ее взгляд, предложил:
   - Господа, идем в дом. Хорошо, если успеем поужинать, Бласки сейчас собирают судилище, в нашем распоряжении минут сорок, максимум - час. Всем нам придется выступать, как свидетелям.
   Роджер и Ларсен прошли первыми, все еще разговаривая. Арика с Жоротом шли за ними.
   - Атане что-то грозит? - встревожено уточнила женщина.
   - Ни в коем случае, - твердо отозвался Жорот. - Она не только несовершеннолетняя, но даже еще не достигла физической зрелости.
   - Хочешь сказать, дети освобождены у вас от ответственности? - подозрительно уточнила женщина.
   - За них отвечают родители, старшие родственники...
   - Опять?! - зашипела Арика. - Ты опять собираешься брать вину на себя?
   - Девочке ничего не смогут предъявить в любом случае, - покачал головой колдун. - Но Бласки могут потребовать уничтожения фамильяра. А смерть запечатленного существа очень плохо сказывается даже на взрослых, не говоря о ребенке. Будем отстаивать Малыша.
   Они вошли в столовую. Роджер, похоже, успел предупредить Лонга о гостях, и стол был накрыт в расчете на всю компанию. А народу собралось порядочно - кроме телохранителей присутствовали еще Ларсен и Ваел. Проводник мрачно ковырялся в тарелке, целитель, заявив, что домой возвращаться на полчаса смысла нет, прямо за столом устроил экспресс-экзамен Фесту, правда, разговаривали они достаточно тихо. Похоже, Ларсена заинтересовал уровень, продемонстрированный мальчиком при лечении Атаны.
   Жорот оказался прав. Не прошло и получаса, как колдун замер, склонив голову к плечу, и сообщил:
   - Нас вызывают.
   Все четверо встали из-за стола почти одновременно. Вместе с ними поднялся Хью:
   - Мне, наверное, стоит присоединиться. Я смогу свидетельствовать о ранах фамильяра и, при необходимости, вызвать ветеринара, который его лечил.
   Колдун странно покосился на телохранителя, но кивнул:
   - Спасибо.
  
  
  
   Домой вернулись глубокой ночью. Разбирательство продолжалось несколько часов. Как Арика поняла, Атане даже не пытались предъявить обвинения - девочка находилась у себя дома, а ее агрессия была спровоцирована оскорблением, нанесенным ее отцу. Это полностью оправдывало Атану в глазах местного закона и общества. Но Бласки постарались добраться до ребенка опосредованно - как Жорот и предполагал, обвинители напирали на необходимость уничтожения кьона, как опасного для окружающих существа.
   Малыша отстояли, причем не в последнюю очередь благодаря Хью. Телохранитель ухитрился свести обсуждение на ранение животного и естественные для хищника инстинкты, требующие отвечать агрессией на агрессию.
   Когда очутились дома, на Арику закономерным результатом нервного напряжения навалилась усталость. Она даже и не пыталась добраться до душа, прямиком направившись в постель. Единственно, уточнила у Жорота, можно ли завтра будет задержаться до пробуждения Атаны - она собиралась поговорить с дочерью "по свежим следам" сегодняшнего, точнее, уже вчерашнего случая.
   - Само собой, - кивнул колдун.
   Утром Арику разбудил Роджер. Приводя себя в порядок, она уточнила:
   - Жорот давно встал?
   - Он не ложился, - невозмутимо сообщил муж.
   Арика встревожено встрепенулась:
   - Что-то случилось?
   - Вроде нет. Занимается новым артефактом, из кузницы вышел пару часов назад и попросил не беспокоить, сказал, что к пробуждению Атаны закончит.
   - Опять издевается над собой, - проворчала женщина. И запоздало удивилась - Тут кузница есть?
   - Месяц назад оборудование привезли. В конце сада сарайчик, Жорот там все разместил.
   Задумчивый кивок - Арика вспомнила, что в старом доме у колдуна кузница была... А в новом - нет. Кажется.
   В двух шагах от комнаты Арика наткнулась на мрачного Ваела:
   - Долго еще прохлаждаться будем? - уточнил он.
   - Сегодня обязательно выедем, - спокойно отозвалась она.
   - Завтрак будем через полчаса, - добавил Роджер.
   Проводник недовольно буркнул что-то и ретировался.
   Задумчивую Атану, спускавшуюся вниз по лестнице - спальни находились на втором этаже - Арика перехватила без всяких проблем. И тут же провела воспитательную беседу, сообщив дочери, что та чуть не лишилась из-за своей невыдержанности Малыша. Плюс к этому Жорот не попал в неприятности только в результате удачного стечения обстоятельств.
   - Учись сдерживаться, коль уж инициировала такого фамильяра...
   - Да поняла я уже, поняла, - буркнула Атана. - Но он все равно сволочь!
   - Какой бы сволочью ни был, убивать за словесное оскорбление - это несколько несоотносимо, не находишь?
   - Доброе утро.
   В процессе воспитания Арика не заметила появления колдуна. Который спокойно информировал:
   - В подобных случаях вызывают на поединок, не предусматривающий смертельного исхода. Но тебе рано об этом думать - разве со сверстниками и то с момента физического совершеннолетия, не раньше.
   - Это еще лет пять, - мрачно заметила девочка. - А до этого...
   - Дерись, - пожал колдун плечами. - Разница между магическим поединком и дракой не так велика, как кажется.
   Женщина хмыкнула - такой насоветует... Впрочем, прав. Жорот, тем временем, подошел к Роджеру, негромко сказал:
   - Руку протяни, пожалуйста.
   И защелкнул у мужа на запястье браслет.
   - Не снимай никогда. Это щит, отразит любые заклинания, думаю, пару дюжин точно. Но до этого лучше не доводи - при опасности телепортируйся домой чем быстрей, тем лучше.
   Атана и Арика сунулись поближе, разглядывая браслет. Он был сделан наподобие грубых варварских украшений, с тремя камнями, похоже, из тех, которые притащили из погибшего каравана.
   - Само собой, это не шедевр, ювелир из меня никакой, зато действенно, - заметил колдун. - Надеюсь, завтрак я еще не пропустил?
   - Мне нравится, - высказалась Атана.
   А робот нерешительно заметил:
   - Жорот... Спасибо, но на меня и так заклинания не действуют, сам знаешь.
   - Лонг зовет к столу, - вмешалась Атана.
   - Ну и отлично. Идем, - заметил колдун, направляясь к двери. И добавил, обращаясь к роботу. - Тебя просто еще не пытались всерьез убить. Боевые стихийные на тебя подействуют так же, как на всех. По крайней мере, сильные стихийные. Они даже на антимагов действуют. Там зависимость идет...
   Жорот замедлил шаг, помассировал глаза. Устало закончил:
   - Неважно. Просто поверь на слово.
   Роджер упрямо заметил:
   - Детям в любом случае это...
   - За детьми присмотрят телохранители. И, само собой, я очень быстро сделаю им что-то подобное. Пока ты единственный среди нас без защиты, поэтому не спорь! Кстати, будь у тебя этот щит, Атана осталась бы невредимой.
   - А будь он у нее...
   - Я обязательно сделаю такие всем, - повторил колдун. - Но детям придется накладывать заклинания против потери, кражи и так далее. Поскольку мало, что такой артефакт - штука довольно дорогая, но и подобные вещи, окажись в руках наших противников, могут сильно усложнить нам жизнь. А дети есть дети, они нормально за ними присматривать не смогут. И как все это скомбинировать, я еще не продумал. А тебе дополнительные заклинания не нужны - ты наверняка не потеряешь, да и утащить его у тебя вряд ли кто сможет, поэтому твой - самый простой, экспериментальный. Я с фэлами вообще впервые работал.
   - Это вот эти камни - фэлы? - уточнила Арика.
   - Да, они же естественные накопители магической энергии...
  
  
  
  
   Они вернулись в поселок сразу после завтрака, по местному времени - утром, но не так, чтобы ранним - часов в восемь. Причем Жорот предложил Ваелу зайти к невесте - аргументируя это тем, что лучше немного задержаться, зато потом тот не будет нервничать в дороге.
   Арика с Жоротом, пока проводник улаживал личные дела, сидели в небольшом кафе. Есть они, само собой, не хотели, но торчать на пыльной, уже начинающей прогреваться улице, хотелось еще меньше. Поэтому они сделали чисто номинальный заказ и негромко переговаривались, дожидаясь Ваела.
   - Может, тебе поспать лучше? - уточнила Арика.
   Жорот усмехнулся:
   - Смысл? Ваел вернется через час максимум. Не беспокойся, ночь без сна - не самое страшное в этой жизни. Зато я более-менее спокоен за Роджа.
   - А дети? Сейчас - ладно, телохранители присмотрят... Если ты сделаешь им браслеты, как у Роджера, этого будет достаточно?
   Колдун отрицательно покачал головой:
   - Как только вернемся, возьму дюжину дней отпуска и подберу им телохранителей. Я надеялся, что хотя бы пару лет у меня есть, - он пожал плечами. - Увы.
   - А тебе дадут этот отпуск? - уточнила Арика. - При мне Тодерс вопил, как ненормальный, о срочности...
   - Дадут, - решительно отозвался колдун. В ответ на встревоженный взгляд Арики пожал плечами, но уточнять ничего не стал.
   Женщина попыталась задать еще пару наводящих вопросов, но Жорот упрямо отмалчивался, заметив только, что договориться наверняка сможет.
   "Кто бы сомневался!" - мрачно подумала про себя Арика. Слишком уж хорошо она помнила требования Главы о срочности работы. - "Вопрос в том, как ты будешь договариваться. Опять переругаешься со всеми, с кем можно и с кем нельзя?"
   Впрочем, единственное, чем она могла помочь - это - как и собиралась - попытаться настроить узловой маяк, к которому они шли. Если получится, значит, можно будет значительно ускорить настройку сети - не по одному-два маяка в день, как это делали Жорот с Роджером, буквально работая сутками, а гораздо больше... Насколько ее хватит. А судя по тому, что настройка прошлого маяка вообще, кажется, не забрала у нее сил, то хватить может намного. Однако планировать имело смысл только после настройки маяка. Не факт, что все получится - мало ли, что удалось в прошлый раз!
   Поэтому Арика спросила совсем о другом, что ее интересовало ничуть не меньше.
   - Вы с Хью были знакомы раньше?
   - Он работал телохранителем Роллейны, пока она из Клана не ушла, - не очень охотно ответил Жорот.
   - Ага. От одного Существа перешел к другому, - хмыкнула женщина. - Я думала, вы о чем важном говорили... Перед тем, как ты им проверку на боеспособность устроил.
   - Хью напомнил, где он работал и заметил, что если я хочу по этой причине отказаться от его услуг, лучше это сделать сразу.
   - А ты собирался отказаться?
   - Нет, конечно, - Жорот усмехнулся. - Он насмотрелся на наши с Роллейной споры и, во избежание скандала, решил перестраховаться, честно предупредив о прошлом месте работы - я его телохранителем матери не помню.
   - Это когда ты с ней спорил? - удивилась Арика.
   - Еще в молодости.
   - Хью настолько старый? Он же не маг, верно?
   - Оборотень. Они долгожители, хотя Хью, по их меркам, уже ближе к пожилому. Ему, я думаю, около тысячи, а оборотни живут максимум - до полутора тысяч.
   - А скандал тут при чем? В смысле, по какой причине, с точки зрения Хью, ты должен был скандалить?
   - Знаешь, сам не понял.
   - Наверное, Хью просто слишком долго с Роллейной общался, - хмыкнула Арика. - Вот и привык, что скандалы устраивают по поводу и без.
   - Возможно.
   Арике почему-то показалось, что Жорот опять что-то не договаривает. Или у нее паранойя рулит по всем направлениям? Впрочем, если муж не захочет, она все равно у него ничего не выспросит. Возможно, со временем...
  
  
   ЧАСТЬ ВТОРАЯ
  
   Остаток путешествия протекал без приключений. На третьи сутки до маяка осталось совсем немного, и на дневной отдых решили не останавливаться.
   Арика невозмутимо ехала по раскаленному песку, под полуденным солнцем, поглядывая по сторонам. Вообще, создавалось впечатление, что она переносила жару даже лучше Ваела, хоть он и был местным. Зато от холода страдала втройне. Жорот сделал себе заметку, что в области с холодным климатом женщину лучше с собой не брать. Или хотя бы постараться.
   К искомой точке подъехали немного за полдень, жара только-только начала спадать Колдун окинул взглядом "фронт работ". И покосился на жену - Арика, прижав ладонью волосы, чтобы пряди не сдувало на глаза, рассматривала скалистый хребет и один из самых высоких каменных столбов, собственно, маяком и являющийся. Надеяться, что она откажется от попытки самостоятельно его настроить, было бессмысленно. И принимать во внимание его аргументы она, само собой, не собиралась. Нет, похоже, лично для Арики предыдущая настройка никаких отрицательных последствий не дала, хоть это хорошо. Но с другой стороны, лучше бы уж дала, тогда он мог бы настаивать на своем. Слишком тревожило его внезапно открывшееся у жены умение, хоть и оснований вроде бы не было. И он, несмотря на открывшиеся преимущества, предпочел бы, чтобы Арика не занималась настройкой. Только вот убедить ее в этом не удастся, а сильно давить он не рискнет. Не стоило забывать ситуацию Проверки. Конечно, она была сформирована... в какой-то мере. Но это отнюдь не исключало возникновение подобной в реальности.
   Жорот поморщился. Мало того, что неизвестно еще, действительно ли для Арики безопасна эта проклятая настройка. Еще и ее ценность для Клана возрастала несоизмеримо - по крайней мере, пока Сеть не будет полностью сформирована. Хоть и казалось, куда уж выше, но колдун прекрасно понимал, что для понятия "выше" предела нет. В отличие от самой Арики, которая, похоже, до сих пор не осознавала, куда вляпалась. Точнее, куда он ее втянул. Как часто было в последнее время, его толкнуло чувство вины - вместо того, чтобы защищать и оберегать, он втягивает Арику все сильней. Только по-другому не получится. Разве расстаться... Жорот нахмурился, вспоминая Проверку. Да и то не факт, что после расставания Арика окажется в безопасности - скорей уж на нее начнется охота. Нет уж. Никуда он ее не отпустит. Все для этого сделает.
   Колдун распрощался со Ваелом, заодно подарив ему ящеров - вроде как на свадьбу - не домой же их тащить, в самом деле. Там одного Малыша много... А в ближайшее время в пустыню он не собирался. Проводник, у которого в последние три дня в голове было только предстоящее празднество, поблагодарил и поехал назад, не оборачиваясь. Кстати, он уже сейчас мог воспользоваться телепортом, но не стал - похоже, еще были какие-то дела, причем не совсем законные - именно в таких случаях не пользовались телепортами, это давало почти стопроцентную гарантию, что перемещения не отследят. Жорот, из-за мельчайших деталей, проскальзывавших в поведении Ваела почти с самого начала путешествия, был уверен, что тот, наряду с "официальными" поездками, промышлял контрабандой. Ну, это не его дело.
   Женщина тем временем уже начала работать. Она замерла, линии настройки маяка дрогнули, засветились гораздо более интенсивно, стали меняться. Жорот с любопытством наблюдал - в прошлый раз он все пропустил. Хотя понять, что она делает, не мог - он настраивал маяки исключительно математическими методами, как это получалось у Арики - непонятно. Прошла минута, другая... Колдун насторожился - по словам жены, прошлый маяк она настроила чуть меньше, чем за минуту. Конечно, этот узловой, но не такая же разница во времени!
   Наконец, чуть не четверть часа спустя он негромко позвал:
   - С тобой все в порядке?
   Женщина чуть кивнула, не отводя взгляд от маяка, выдохнула:
   - Не мешай...
   - Если не выходит, брось.
   Колдун уже никаких перемен в маяке не видел. Линии настройки стабилизировались и светились ровным светом, гораздо более ярким, чем до начала воздействия. Он не рисковал проверять маяк, пока Арика не сказала, что закончила, но был уверен, что тот уже работает. И в чем задержка?
   - Тьфу! - она словно сбросила напряжение, обернулась к нему. - Извини, какого ты лезешь? Еще десять точек осталось...
   - Ч-что?
   - Маяки, которые завязаны на этом, - нетерпеливо бросила женщина. И вдруг выдохнула, опустилась на песок. Достала из пространственного кармана бутылку, хлебнула прямо из горлышка.
   - Что с тобой? - он присел рядом, встревожено вглядываясь в побледневшее лицо. И изо всех сил сдерживаясь, чтобы не обнять ее за плечи только потому, что прекрасно знал - приветствоваться подобное проявление заботы не будет. Как раз тот случай, когда ее гипертрофированная самостоятельность вызывала у него досаду - ну почему бы ей просто не принять помощь? Когда она поймет, что подобные проявления заботы ничем ее унизить не могут? Но попробуй он ей это сказать, нарвался бы на резкий отпор. Оставалось надеяться, что со временем ее непримиримость станет менее воинственной.
   - Ничего страшного, - Арика чуть улыбнулась дрожащими губами. - Голова закружилась.
   Жорот все же обнял жену, заставляя опереться на него. На лице Арики появилось недовольное выражение, но она подчинилась. Неужели...
   - Сейчас, пять минут, и я все закончу, - сообщила она.
   - Что закончишь? Что значит "десять осталось"?
   Хотя предположительный ответ на этот вопрос у него уже появился. Но слишком уж он был маловероятен. Настройка маяков на расстоянии... То, что предлагал Роджер, и на что у Жорота банально не хватило сил, даже с его нынешними зрением и уровнем.
   - С этим маяком связаны двадцать три обычных. Верно? - Арика приходила в себя.
   - И ты настроила тринадцать? - уточнил Жорот, все еще не до конца веря в утвердительный ответ, хотя, похоже, вариантов уже не осталось.
   - Двенадцать - один уже был настроен.
   - Так. Подожди, пожалуйста. Я проверю... Пока не делай ничего, хорошо?
   Колдун сосредоточился - пришло первое сообщение, о проверке отдаленного маяка, потом четыре сразу, и еще два. В минутный промежуток между сообщениями он успел протестировать узловой маяк - все в порядке. Оставшиеся шесть, в том числе и на этот, узловой, пришли одно за другим, все подтверждали удачную настройку. Жорот кивнул внимательно наблюдающей за ним женщине.
   - Двенадцать рабочих маяков плюс этот.
   - Отлично! - Арика просветлела, встала, намереваясь продолжать.
   - Постой, - колдун тоже встал, нахмурившись. - Давай повременим...
   - Нет! - она раздраженно махнула головой. - Не мешай!
   И вернулась к своему делу. Жорот только раздосадовано нахмурился - бесполезно, она не желает ничего слушать. Оставалось только ждать и...
   Реакция тела Арики по окончанию настройки была вполне закономерной. Как только женщина повернулась, собираясь сообщить, что закончила, ее ноги подогнулись, и она свалилась бы, если б Жорот ее не подхватил. У нее еще хватило ума выдавить прерывающимся голосом протест, но колдун, не слушая, активировал портал домой. Донес жену до спальни, не обращая внимания на вялые трепыхания и возмущенное шипение. Одновременно пришли сообщения о стабилизации маяков - всех десяти.
   Сгрузив Арику на кровать, Жорот, не выдержав, заметил:
   - Ты иногда ведешь себя, как ребенок.
   - А не наоборот? - окрысилась она. - Достаточно было подождать пять минут, и я прекрасно дошла бы сама!
   - Вот это не стоило делать ни в коем случае! - Жорот одновременно послал вызов Ларсену. - Ты переработала, по откату видно, согласись.
   - Что у вас стряслось?
   Увидев целителя - у того телепорт был настроен на гостиную, так что вошел он через дверь - женщина страдальчески поморщилась и пробормотала "опять".
   - Пожалуйста, посмотри, что с Арикой. Она настроила двадцать четыре маяка меньше чем за полчаса, а потом чуть не грохнулась в обморок. Но при этом утверждает, что у нее все в порядке, - не сдержал мрачной иронии Жорот.
   Недоверчивый взгляд - Ларсен знал, сколько времени требуется другу, чтобы настроить маяк. И представлял соотношение возможностей Арики и Жорота. Колдун чуть кивнул, подтверждая, что говорит правду. Выражение лица целителя стало ехидно-насмешливым: "С вами не соскучишься!"
   - Никакого обморока не было бы, - решительно возразила женщина, устраиваясь на кровати полусидя, - нечего человека в заблуждение вводить.
   - Действительно, когда не в состоянии удержаться на ногах - это так, легкое недомогание...
   - Сознание я не теряла! И не собиралась! - возмутилась Арика.
   Жороту очень хотелось сказать, что до этого было не слишком далеко, но он сдержался. Еще не хватало сцепиться из-за мелочей. Вместо этого он заметил, обращаясь к Ларсену:
   - Кстати, буду благодарен, если о том, что маяки настроила Арика, дальше тебя информация не пойдет.
   Жена удивленно приподняла брови, но промолчала. Приняла к сведению, хорошо. Целитель кивнул и склонился над пациенткой. Она опять поморщилась и попросила:
   - Можно обойтись без сканирования?
   Надо же, - хмыкнул про себя Жорот. - Попросила, а не потребовала. Арика в последнее время стала излишне покладистая. Настораживает, однако.
   - Можно-можно, - рассеянно отозвался Ларсен.
   Женщина его отвлекала, впрочем, по сравнению со многими пациентами она была и неназойливой, и нетребовательной. Наконец целитель выпрямился.
   - У вас перенапряжение в связи с манипуляциями большими объемами энергий. Симптомы соответствуют полностью - кратковременная слабость, понижение иммунитета и ослабленное общее состояние. Здесь я ничем не помогу, просто отлежитесь день-два. И постарайтесь так не перенапрягаться - может зашкалить за предел допустимой выносливости, и вы что-нибудь себе посадите.
   - Хорошо, больше двадцати пяти маяков настраивать не буду, - хмыкнула Арика.
   - Ладно, если я вам больше не нужен, пойду, - Ларсен, похоже, почуял нарастающее напряжение и решил ретироваться.
   Жорот проводил его, заодно уточнив насчет последствий при перенапряжении и насколько это вообще опасно.
   - Реанимировать я ее, в случае чего, наверное, смогу, - задумчиво отозвался целитель. - Но, сам понимаешь, лучше не доводить.
   Арика успела нырнуть под покрывало, при этом скинув только обувь. Насмешливо уставилась на мужа:
   - До чего договорились? Жить буду?
   - Само собой, - колдун присел на кровать, провел ладонью Арике по волосам. - Ты настаиваешь на том, что будешь продолжать настройку?
   - Конечно! - Арика, нахмурившись, в упор уставилась на мужа. - И...
   - Секунду. Пожалуйста. Ты можешь настраивать соседние маяки только от узлового, я правильно понял?
   - Д-да... В первом такой возможности просто не было, - подумав, согласилась она.
   - На узловом маяке обычно висит два - два с половиной десятков обычных. Давай ты их будешь делать за два раза, не за один.
   - Подожди. Я же прекрасно...
   - Со временем приноровишься и сможешь делать сразу. Но, пожалуйста, для начала давай не станешь торопиться?
   Он смотрел в лицо Арики, напряженно ожидая ее реакции. Если даже она поругается с ним из-за этого, ничего не поделаешь. Но женщина, хоть и была явно недовольна, смирилась с требованием. Лишь уточила:
   - Только объясни, пожалуйста, почему ты хочешь скрыть, что настраиваю маяки - я?
   - Не получится долго скрывать, - помолчав, отозвался колдун. - А почему... Ты уже, считай, находишься в числе самых важных объектов Клана. А когда станет известно еще и об этом твоем умении...
   - Ясно.
   Арика не могла сейчас представить в полной мере серьезность своего положения, но хоть как-то...
   - Кстати, учитывая то, что настройка маяков - работа временная, хоть и оплачиваться будет хорошо - будем составлять расписание, исходя из того, что твои пластические операции приоритетны.
   - Оплачиваться?
   Ошарашенное выражение лица Арики его позабавило:
   - Ты собиралась заниматься благотворительностью? Настолько патриотично настроена?
   - Не издевайся, - попросила женщина. - Я вообще-то хотела помочь, чтобы ты стал посвободней, не пропадал на работе целыми днями. У тебя ж не расписание, а черт знает что!
   - Постараюсь, - усмехнулся Жорот. - Но оплаты это не отменяет - ты хоть представляешь, насколько ускоришь формирование Сети?
   - Раз в десять, - задумчиво отозвалась Арика. - И когда планируется следующая настройка?
   - Пару дней отдохни, потом решим, - он поцеловал женщину, неохотно оторвался и встал. - Мне пора. Роджера позвать?
   - Нет, спасибо. Удачи.
  
  
  
  
   Уже ставший привычный за месяцы работы кабинет - хоть и бывал Жорот здесь нечасто - встретил его спертым воздухом. Еще бы, он тут больше двух недель не появлялся. Колдун распахнул окно, одновременно ставя заслон против стола - чтобы немногочисленные бумаги не разлетались под сквозняком, и заодно вызывая заместителя.
   Транспортному управлению выделили довольно просторное здание. Жорот тогда еще хмыкнул - он не мог не понимать, что когда порталами управляла Роллейна, расходы на них были ничтожны в сравнении даже с теми, что есть сейчас. А с развитием инфраструктуры они будут увеличиваться. И позлорадничал, что халява для Клана закончилась.
   Здание пока не было занято и на пятую часть. Но потихоньку служащих прибавлялось, и теперь уже в коридорах можно было даже встретить работников, а иногда и посетителей. Но последних очень редко.
   - Добрый день.
   Питер, заместитель, был его одноклассником. В отличие от Жорота, он выбрал специализацию аналитика. Колдун знал, что задатки у Питера были неплохие, и когда появилась необходимость подобрать себе помощника, вспомнил о нем. Питер был вторым, кому Жорот предложил эту должность, и, несмотря на то, что он был достаточно преуспевающ в своей профессии, маг согласился. Его заинтересовала возможность немного сменить обстановку - скучновато стало - объяснил он своего будущему начальнику.
   - Добрый, - колдун повернулся к магу. Бывший одноклассник вызывал симпатию, хоть и весьма сдержанную - слишком они были мало знакомы пока. - Двадцать три маяка и один узловой.
   - Мне пришло уже, - отозвался Питер. - Я отправил на точки троих - больше просто некого. Как ты ухитрился?
   - Ухитрился. И есть шанс, что настройка и дальше будет идти такими темпами. Поэтому ребят надо рассредоточивать по наименее плотной схеме. И тебе тоже придется читать лекции, начинать уже через десять дней. Один я не успею подготовить необходимое количество специалистов. Никак. Зато с настройкой маяков можешь не возиться, нынешних объемов будет более чем достаточно.
   - Кстати, насчет объемов, - заметил Питер. - Уважаемый председатель настойчиво интересовался их стремительным ростом. С тобой связаться не смог, и сказал мне, чтобы ты с ним встретился, чем быстрей, тем лучше.
   Жорот нахмурился:
   - Я понял, спасибо. И еще, я ближайшую неделю-две возьму что-то вроде отпуска. Здесь появляться не буду, только маяки настраивать. Но если с чем не сможешь справиться, само собой, связывайся.
   - А твой муж сильно занят? - вдруг поинтересовался Питер. - Он бы здорово помог. И тебя отвлекали бы меньше.
   - Я спрошу, - кивнул колдун. - Но ты имей ввиду, он антимаг...
   Питер бросил на начальника снисходительный взгляд. И сообщил:
   - Не беспокойся, мы договоримся. И вообще, он был бы у нас очень полезен на постоянной работе.
   Жорот нахмурился. С одной стороны, он уже об этом думал. С другой, колдун привык, что Роджер занимается домом и можно было рассчитывать на него в случае неприятностей. Да с той же инициацией Атаны, Роджер, не имея практически никакой информации, ухитрился сообразить, что надо делать, пользуясь исключительно логикой. Но так же, в принципе, можно было положиться и на Лонга - тем более, что дети, которыми тот занимался большую часть своего времени, будут появляться дома только после школы. Да и коль они с Арикой настаивали на том, что Роджер - равноправный член семьи, то действительно, лучше было, чтобы робот официально работал. Еще один показатель, и не такой уж незначительный, его самостоятельности.
   - Тогда подумай, какую бы должность он мог занять. Я тоже подумаю, при следующей встрече обсудим... Роджер, ты сильно занят? Хорошо. Подойди ко мне в кабинет, в Управление, у тебя должны остаться телепорты... Он будет через полчаса. Доволен? - Жорот, усмехнувшись, посмотрел на Питера.
   - Вполне. И, прежде чем ты уйдешь в свой отпуск, тут у меня вопросы кое-какие...
   Спустя почти шесть часов, более-менее разобравшись с накопившимися проблемами, Жорот отправил запрос к Тодерсу, могут ли они встретиться. Тот сказал, что через час будет его ждать.
   Питер и Роджер разошлись по домам, Жорот на этом настоял - Питер работал с раннего утра, а Роджера вообще выдернули, не предупредив и не поинтересовавшись его планами. При этом робота обрадовали его дальнейшими перспективами, на что он вполне серьезно заявил, что должен посоветоваться с Арикой.
   - Вот и поговори, - кивнул Жорот. - Заодно предупредишь, что я еще немного задержусь.
  
  
  
   - У тебя, я смотрю, прогресс наметился? - Тодерс уставился на колдуна внимательным взглядом.
   Они встретились в одном из кабинетов, предназначенных для отдыха, в громадном здании Совета. Обычно здание было переполненным, но в это время - около одиннадцати вечера - здесь хоть и находились служащие, но немного. Поэтому найти свободную "курилку" не составило труда, что днем было практически невозможно. Удобные диваны и низкие столики, свежие цветы, закуски и напитки располагали к удобному времяпровождению. Только вот собеседник таковому отнюдь не способствовал.
   - Появилась возможность, - спокойно отозвался Жорот. - Но пока стадия эксперимента, не факт, что дальше пойдет так же гладко.
   - И в чем суть?
   - Позже. Не люблю обнародовать непроверенные данные.
   - А если я буду настаивать?
   Жорот пожал плечами, давая понять, что настаивать, Глава, конечно, может, но результата этого не даст. Дело было не только в том, чтобы окружающие как можно позже узнали, кто действительно является источником настройки. Он еще и хотел, чтобы Арика повторила свой "подвиг" хотя бы раза три-четыре. Поскольку не факт, что все будет идти так же удачно. И выявись вдруг какие побочные явления, Жорот втихую прикроет все это, отговорившись неудачей. Ну зачем ему нужно, чтобы на нее лишний раз давили?
   По лицу Тодерса пробежала тень недовольства. Колдун хмыкнул про себя - сейчас Глава будет еще сильней недоволен.
   - Я с завтрашнего дня беру отпуск дней на десять-пятнадцать. По семейным обстоятельствам. Единственно, буду настраивать маяки. Раз в два-три дня, если все пойдет, как я рассчитываю. А остальным займется Питер.
   - И что за семейные обстоятельства у тебя появились?
   Тодерс помрачнел, хотя изо всех сил старался сдерживаться. И тон, которым он задал вопрос, был весьма далек от вежливого. Жорот, который сегодня решил не ссориться с Главой до последнего - ну не было у него настроения ругаться - спокойно отозвался:
   - Подберу детям телохранителей. Ты наверняка слышал, Атана выжила лишь чудом. Больше на чудеса я рассчитывать не намерен.
   - Выдумываешь, - хмыкнул Тодерс, который, кажется, ожидал чего-то другого и расслабился. - Это вообще случайность. Но если ты так серьезно настроен, дадим безопасников...
   - Когда Атану ранили, безопасники, к твоему сведению, "приглядывали" за ней! - колдун невольно сорвался чуть не на рычание. И постарался взять себя в руки, резко сменив тон, он добавил. - Питер в курсе всех дел, мое отсутствие ни на что не повлияет.
   - Если бы все было так просто, мы взяли бы на твое место Питера, - буркнул Тодерс.
   - Да хоть сейчас, - бросил колдун и добавил. - Я не спрашиваю позволения, а лишь ставлю тебя в известность.
   - А ты никак не можешь повременить со своим отпуском? Хотя бы месяца два-три? - удивительно мирно спросил маг.
   - Что стряслось?
   Тодерс поморщился:
   - Я тоже не люблю о некоторых вещах распространяться, как и ты о своих экспериментах... Короче. Поверь на слово, сейчас твой отпуск будет очень некстати.
   Колдун покачал головой:
   - Безопасность семьи для меня важнее политических раскладов.
   - Если тебя не устраивают люди Н'еве можно взять ребят у Атли. И не надо на меня так смотреть, он хоть и преемник Окуса, но к тебе относится вполне нормально.
   - Я предпочитаю подбирать людей сам и сам платить им, чтобы иметь возможность с них спрашивать, а не предъявлять потом претензии непонятно кому.
   - Можно подумать, если что случится, тебя успокоит то, что ты можешь кому-то предъявить претензии...
   - Постараюсь до подобного не довести.
   - Давай ты все же обойдешься безопасниками. Пока. Сейчас ситуация такова, что...
   - Это не аргумент, у вас постоянно "ситуация", - перебил его Жорот, поднимаясь, - если я тебе больше не нужен...
   - Когда ты начнешь прислушиваться к тому, что тебе говорят?!
   Колдун не реагировал на рычание Главы, молча телепортировавшись домой. Можно было, конечно, посчитать, что Жорот излишне перестраховывается - Тодерс так и думал. Родительская связь, которую теперь колдун не собирался блокировать ни в коем случае, плюс Фест, да и присутствие поблизости Ларсена, почти стопроцентно гарантировало безопасность жизни детей. Но колдуну за глаза хватило ужаса, который он ощутил, увидев раненную Атану. Если бы этот кретин Ракис не был уже мертв, так легко он не отделался бы... Несмотря на то, что считался несовершеннолетним и прочая и прочая.
   Что касается телохранителей-безопасников, теперь Жорот не доверил бы им даже Малыша - они не за что не отвечали, и случай с Атаной лишний раз это подтвердил. На ту троицу, что им навязал альбинос, колдун тоже не особенно рассчитывал. Ладно, первую неделю они будут бдить, особенно после промаха их коллег, но чем быстрее Жорот найдет им замену, тем ему будет спокойнее. Впрочем, для Арики и Роджа они, может, и пойдут - те хотя бы взрослые.
   Ругаться с Н'еве по поводу того, что его люди недоглядели не было смысла - альбинос наверняка устроил провинившимся серьезный разнос. Но Атане это не помогло бы, и Жорот не мог простить своей ошибки. Именно своей - для "безопасников" Атана была лишь очередным объектом, причем не первой важности. Колдун же ощущал ответственность за девочку, так же, как за близнецов - тем более, притащил ребенка в Клан именно он. И вот... Надо же было додуматься заблокировать родительскую связь. Если бы не сын, еще неизвестно, как удачно бы все закончилось.
   Жорот сам подтолкнул Феста к тому, чтобы тот развивал целительские способности, дав начальные знания и подкинув мальчишке мысль, что неплохо бы научиться лечить нередкие травмы самостоятельно, не демонстрируя их родителям. И, соответственно, не получая за них нагоняев.
   Конечно, до уровня Ларсена Фест вряд ли поднимется, но из детей по характеру целительство больше всего подходило именно ему. Ведь связь связью, а, учитывая непоседливость трех отпрысков, кто-то из них - ради их же безопасности - должен уметь исцелять. Для своего возраста Фест продвинулся очень неплохо - благо, практики было предостаточно. Мальчишка лечил не только Рони и Атану - вся малолетки с округи бегали к нему с разбитыми коленями и боевыми отметинами. Когда Рони три года назад сломала руку, Жорот не кинулся помогать дочери, хотя был, само собой, в курсе, благодаря все той же родительской связи. Он терпеливо дождался, пока Фест - со второго раза - исцелит довольно сложную травму, и сделал вид, что ничего не знает о происшедшем. И не рассказал ни Арике, ни Роджеру, ни Лонгу - раз уж дети справились своими силами, не стоило акцентировать на неприятности внимание. Единственное, в тот же вечер провел к спящей дочери Ларсена, тот подтвердил, что с рукой у Рони все в порядке.
   Только в этом Жорот сейчас оправдание для себя и находил - что смог подобным образом, хоть и весьма опосредованно, повлиять на ситуацию...
  
  
  
  
  
   Колдун устало поднялся к себе в спальню - Роджер сегодня спит у Арики. А она ясно дала понять, что не хочет присутствия мужей в своей постели одновременно. Жаль, конечно, втроем было бы очень уютно. Хотя, есть шанс, что со временем жена согласится на совместные ночевки, пока же настаивать было нерационально.
   Единственное, надо не забыть поставить антишумовое заклинание. Когда Жорот спал один, он частенько просыпался от собственного крика. Реже, чем в первые недели после выхода, но, тем не менее, слишком часто. Проверка до сих пор - уже сколько месяцев спустя - преследовала его в кошмарах. Черт знает, почему - после предыдущих он приходил в себя гораздо быстрей. Слишком долго длилась? Хотя сейчас, после выхода, Жорот мог четко разграничить Проверку на две части. Общение с Арикой и ее окружением он переживал в относительно реальном времени, а остальное было внесено как бы "задним числом" и воспринималось скорее как кошмар, а не действительное прошлое. Наверное, у Арики было то же, хоть он у нее и не спрашивал.
   Но это ничуть не мешало колдуну просыпаться посреди ночи в полной уверенности, что он лежит в бараке, а все, что было после освобождения, либо бред умирающего, либо сон, который сейчас прервется гулкими ударами железного прута о рельс - именно так будили каторжников, поднимая на работу.
   Соседство Арики гарантировало ему спокойный сон, но Жорот старался лишний раз не досаждать ей своим обществом. Поскольку прекрасно отдавал себе отчет, что женщина предпочитала Роджера. О ночных кошмарах он жене не упоминал. Иначе - из лучших побуждений, само собой - она бы стала спать с ним постоянно, и, в конце концов, это привело бы к конфликту. Конечно, сама Арика вряд ли бы смогла отследить его причины, но от этого не легче. Лучше уж потерпеть кошмары.
   Рядом с роботом колдун спал спокойней, хотя и не всегда. Ему, кстати, пришлось довольно долго убеждать Роджера не рассказывать ничего Арике. К сожалению, скрыть кошмары от мужа не было никакой возможности - антишумовые заклинания на робота не действовали. В результате Роджер разрывался между Арикой и Жоротом, хотя колдун всячески уговаривал его не дергаться - мол, из-за плохого сна ничего с ним не случится.
   Сегодня Арика Роджа не отпустила, и ночь ни в коей мере не обманула ожиданий колдуна. Он вскинулся ближе к рассвету, судорожно пытаясь соотнести прохладную тишину спальни и ожидаемое барачное окружение, не понимая, где находится и вообще не сошел ли с ума. Осознав, наконец, реальность, вытянулся на постели, успокаиваясь и раздумывая, стоит ли вновь пытаться заснуть. Кажется, все же не стоило - несмотря на ранее пробуждение, отдохнуть он успел.
   Колдун подошел к окну, отдернул шторы и распахнул створки настежь. В комнату ворвалась утренняя прохлада, прогнав остатки сна. Раннее, но все же утро, не ночь... Если он сейчас возьмется за артефакт, заготовку до завтрака сделать успеет.
   Меняя молоток, Жорот краем глаза увидел маленькую фигурку - Атана сидела в одном из углов сарайчика на чурбане и наблюдала за его работой.
   - Доброе утро, - прерываясь, поздоровался он.
   - Доброе, - девочка стала рядом.
   - Слишком близко не подходи, - предупредил Жорот.
   Во-первых, от раскаленного металла разлетались искры, во-вторых, ему нужно было пространство для свободы действий.
   - Хорошо, - она остановилась в шаге от наковальни, но так, чтобы не мешать ему работать. Ничего себе "не близко".
   - Опять браслет? Кому делаешь?
   - Этот - тебе, - улыбнулся он. И добавил, предупреждая легкоугадываемый вопрос "а почему мне". - Я всем сделаю, со временем.
   - Спасибо.
   - Что так рано встала?
   - Ничего не рано, - Атана внимательно следила, как он управляется с заготовкой, - Браст сказал, что Малыша надо прогуливать до завтрака, как собаку. И порядок у него наводить, и кормить... Ты позволишь посмотреть, как зачаровываешь артефакты?
   - Конечно. Только еще не знаю, когда займусь этим.
   - Я подожду, - обрадовано расплылась в улыбке она.
   Жорот тоже невольно улыбнулся, глядя на довольного ребенка. Атана почему-то интересовалась магическими специализациями, считающимися традиционно мужскими - некромантия, артефакторство. Хотя, может, артефакты ее еще и не заинтересуют. Посмотрим.
  
  
  
  
   Целый день колдун провел в охранных агентствах. Почти все их хозяева были ему хорошо знакомы, они тоже прекрасно помнили колдуна со времени его работы по основной специализации. Но вот контингент наемников сменился практически полностью. Его сверстники или нашли постоянное место работы и больше не числились в агентствах, или сменили профессию, перейдя на альтернативные специализации, или, что тоже бывало нередко, погибли.
   Прежних своих охранников он распустил после того, как перебрался телепортом на другую планету. Как только он оказался вне досягаемости Сообщества, в них просто отпала надобность. Колдун никого не выгонял, кто пожелал, того вернул домой, но большинство из шестнадцати человек за два-три года нашло работу на новой планете.
   Впрочем, в Клане они все равно не смогли бы выполнять функции охраны - не было у них ни навыков, ни подготовки против местных магических реалий. Так что теперь предстоял поиск новых - не шестнадцать, конечно, но четверых нанимать придется. Троих для детей, а четвертого Тойди, хотя парень, узнав об охраннике радости отнюдь не проявил. Но колдун остался непреклонен, напомнив ученику, что он делал, кстати, крайне редко, что до совершеннолетия Тойди обязан подчиняться ему как опекуну. И насмешливо уточнил, что после переезда в Клан срок этого самого совершеннолетия отодвигается ближе к ста годам, чем поверг Тойди в состояние, близкое к шоку - похоже, парень еще не задумывался об этом. В конце концов, Жорот сжалился над Тойди и объяснил, что если тот достаточно продвинется в учебе, то он поможет ему найти работу раньше, и, само собой, это одновременно будет признаком его самостоятельности. Но это будет зависеть только от ученика.
   К вечеру Жорот подобрал двоих телохранителей, относительно его устроивших. Очень неплохо для первого дня - он сильно сомневался, что завтрашний будет столь же удачен. Договорился, что телохранители появятся завтра с утра и вернулся домой - за пару часов до ужина.
   Арика, вполне уже оправившаяся, радостно обняла мужа, отложив очередной учебник по своей магии. Роджер отчитался, что на работе все в порядке, процесс движется без особых проблем и препон. Тойди работал в лаборатории, Рони гуляла где-то в сопровождении Жана, Фест занимался с новым преподавателем-художником в саду - Арика показала их Жороту в одном из окон. Рядом с ними крутился Робин. А Атана, как только колдун появился, прицепилась к нему "хвостиком" и с таким ожидающим видом ходила следом, что Жорот, не выдержав, пообещал заняться ее артефактом после ужина.
   Колдун направился в свою комнату, намереваясь привести себя в порядок, как вдруг вошла горничная и сообщила о посетителе.
   - Как зовут? - уточнил Жорот.
   - Он не представился.
   Колдун, приподняв бровь - кто ж это такой скрытный - заметил:
   - Хорошо, я схожу...
   - Добрый вечер! - уверенный, властный голос раздался от двери.
   На пороге стоял гость, который решил не ждать, пока хозяева соблаговолят его принять. Выше среднего роста, с уверенными движениями, он окинул взглядом помещение, отметив всех присутствующих. Жорот, отметив, как напряглась Арика, вопросительно на него уставившись, послал по связи успокаивающий импульс "все в порядке". Подойдя к мужчине, склонил голову:
   - Добрый вечер, мэтр Вулх. Чем обязан вашему вниманию?
   Гость прищурился и подчеркнуто ласково сообщил:
   - Или ты прекращаешь выделываться, или я чищу тебе физиономию. И повторяю сию процедуру до тех пор, пока ты не начинаешь вести себя нормально.
   Жорот хмыкнул про себя - Вулх в своем репертуаре. И ведь начистит...
   - Нас вообще-то больше, - неожиданно раздался мрачный голос Атаны.
   Вулх уставился на ребенка, усмехнулся:
   - Это та самая боевая леди, которая прошла крещение убийством до физического совершеннолетия? У тебя достойная смена.
   Атана отчаянно покраснела и спряталась за Арику. Женщина наблюдала за гостем со спокойным любопытством - что еще выкинет? Вулх перевел взгляд на колдуна, подняв бровь - мол, тебя воспитывать или не надо?
   В следующее мгновение мужчины оказались в объятиях друг друга. Типичные такие мужские объятия, когда не поймешь, то ли это приветствие, то ли шуточная борьба. Наконец Жорот представил гостя, во избежание неясностей, сообщив его полный титул:
   - Мэтр Вулх, патриарх семьи Рэндалл.
   Лицо Арики удивленно дрогнуло. Колдун назвал имена супругов, представил Атану и Хью, который потерялся в простенке между окнами. Это, само собой, было лишь данью вежливости - Вулх, перед тем, как сюда заявиться, наверняка заочно перезнакомился со всеми. Впрочем, он это никак не высказал, вежливо приветствовав каждого из присутствующих.
   - Очень приятно. Но, господа, к сожалению, дела прежде всего. Жорот, мне нужно с тобой поговорить.
   Колдун молча кивнул и повел Вулха в кабинет.
   - И как тебя встретили на родине? - в качестве приветствия поинтересовался патриарх.
   - Не так плохо, как могло бы быть.
   - Ты, я смотрю, оптимист, - ядовито заметил Вулх.
   А Жорот, глядя на мужчину, вспоминал историю их знакомства. Вулх был самым молодым Патриархом. Причем титул достался ему не по наследству, он его получил как основатель Семейства. Еще одно его отличие от остальных было в том, что Семьи, имеющих специализацию боевых - а таких существовало две, не считая Рэндаллов, предпочитали замалчивать свою профессию. Обе, с тех пор, как получили титул, позиционировали себя стихийниками - огня и воздуха. Вулх наоборот всячески подчеркивал то, что он боевой и больше половины мужчин его семьи специализировались именно в этом направлении.
   Он познакомился с Жоротом, почти в самом начале его карьеры боевого, лет так в 150. Жорот не знал Вулха как Патриарха - молодой колдун вообще не интересовался аристократическими семьями. Вероятность пересечения его и высокородных членов Семейств была настолько мала, что смысла забивать себе голову информацией Жорот не видел.
   К тому же Вулх не сильно светился "на людях", предоставляя заниматься светской жизнью жене и сыну. Сам Патриарх управлял Семейством из-за кулис. При этом частенько появлялся в отнюдь не аристократических кругах, где мало кто его знал. А те, кто знали, предпочитали не распространяться - Вулх не приветствовал длинные языки.
   Вулха Жороту представил его близкий друг Тресс, одноклассник, тоже боевой. Они планировали наняться в охрану каравана на одну из не сильно отдаленных планет. Как раз в это время Жорот оказался без работы. Дарика, его напарник, в очередной раз вышла замуж и ее новый муж - боевой лет на двести старше Жорота и с неплохим уровнем - захотел сам сопровождать жену. Колдун воспринял новость спокойно, он прекрасно понимал, что рано или поздно подобное произойдет, учитывая любовь Дарики к смене супругов. Но теперь приходилось искать замену постоянного источника дохода. Вот они и скооперировались с Трессом, лучше, когда кто-то спину прикрывает. А Тресс привел Вулха, предварительно объяснив колдуну, что тот старше и опытней, и что если сговорятся, он присоединится третьим.
   Они удачно выполнили контракт на караван и работали вместе еще около трех лет. Вулх был кем-то вроде наставника при обоих боевых, показывая им тонкости, которые в школах не преподают. И несколько раз помогал Трессу выбираться из неприятных ситуаций. Жорот, в отличие от друга, никогда в подобное не вляпывался - слишком уж был рассудочен. Он либо пытался вразумить Тресса, либо, когда тот уже был "неостановим" просто отходил в сторону, предоставляя тому самому расхлебывать последствия - в конце концов, сколько можно-то! А Вулх, ругаясь и ворча, вытаскивал молодого коллегу буквально "за уши". Зато потом этим самым ушам и устраивал основательную трепку.
   Именно после очередного инцидента у Жорота появились подозрения относительно старшего товарища - слишком уж обширными связями обладал Вулх для боевого, который зарабатывает себе на жизнь, мотаясь по дорогам. С этого времени он стал пристальней наблюдать за Вулхом, складывать одну к одной прежде игнорируемые мелочи. И в один из вечеров колдун попросил Вулха ответить на несколько вопросов.
   - А что будет, если не отвечу? - хмыкнул тот.
   - Ничего, - пожал плечами Жорот. - Просто попрощаемся, и я завтра утром уйду.
   Тресс потребовал объяснений, какая муха укусила друга. Вулх же, пробормотав: "голова у тебя работает", объяснил, кто он и предложил Жороту войти в Семью на правах ученика. Пока. А там посмотрим по обстоятельствам. Патриарх добавил, что ищет перспективных боевых магов, ухмыльнувшись, фыркнул - слишком много у него дочерей, надо же их пристраивать.
   Для боевого, пусть и сильного, но без роду-племени - родство с Роллейной никаких возможностей Жороту не предоставляло в принципе - этот шанс был невероятным везением. Но колдун, особенно даже не размышляя, поблагодарил и отказался. Он был искренне благодарен Вулху за эти три года, но перспектива стать членом аристократической семьи его не привлекала. Слишком он хорошо понимал, каково это - метаться в кругу обязанностей и условностей, не имея возможности даже чуть отклониться от предписанного пути. И ради чего? Сомнительного удовольствия называться аристократом? Гарантированного - само собой довольно высокого - уровня жизни? Возможности пробиться в "сильные мира сего"? Оно того не стоило.
   Тресс изумленно уставился на друга, явно считая, что он сошел с ума. Упускать такой шанс! Жорот, который прекрасно понимал, что своим отказом разрывает отношения с Вулхом, поблагодарил боевого за обучение и ушел. Утром, как и собирался, Жорот телепортировался домой. Тресса он больше не встречал, только через несколько лет услышал, что тот вошел в Семью Рэндаллов, женившись на одной из пра-пра-правнучек Вулха. А вот Вулх еще не раз встречался с Жоротом, периодически подкидывая ему работу. Всегда очень сложную, но и соответственно оплачиваемую. То ли Патриарх не хотел подвергать членов своей Семьи подобному риску, и поэтому скидывал излишне сложные задания на сторону, то ли еще какие причины были, Жорота это не интересовало. Он почти всегда брался за задания - отказался лишь единожды - после выполнения педантично отчислял Вулху посреднические проценты и благодарил за предоставление работы. Но никогда не пытался встретиться с Патриархом по своей инициативе, и не возобновлял разговора о его давнем предложении. Кстати, однажды Патриарх поставил условием задания его совместное выполнение. Задание прошло без эксцессов, к тому же оказалось не особенно сложным. Зачем Вулху потребовалось присутствовать, Жорот так и не понял. Да и не интересовался.
   Патриарх вел себя с Жоротом, как с равным, но колдун почти демонстративно подчеркивал разницу в их положении, скрупулезно придерживаясь правил поведения принятых по отношению к вышестоящим, аристократам. Хоть и не переходил границ, за которым подобная демонстрация стала бы не к месту. И никогда не просил у Патриарха помощи - ни в какой, пусть самой критической, ситуации. Даже когда возникла проблема с лечением Роллейны, Жорот и не подумал обратиться к Вулху - единственному, пожалуй, кто смог бы помочь. И, главное, захотел бы. После паралича и выздоровления Вулх больше к Жороту не обращался. И вот сегодня Вулх появился у колдуна дома, словно только вчера расстались. Да еще и демонстративно потребовал - впервые за время знакомства - перестать "выделываться", то есть прекратить вести себя, как нижестоящий с вышестоящим.
   Колдун обрадовался встрече - что скрывать. Но при всей симпатии к Вулху, Жорот отдавал себе отчет, что просто так Патриарх ничего не делает. Что ему нужно?
   - Ты ухитрился поцапаться почти со всеми Семьями и это, с твоей точки зрения, "не так плохо"?
   Жорот усмехнулся:
   - Я ни с кем не "цапаюсь". Лишь защищаю свою территорию.
   Патриарх фыркнул и сообщил:
   - Сразу предупреждаю - меня твоя территория не интересует.
   Жорот не совсем был уверен в искренности собеседника, но спорить, само собой, не стал. Глупо было бы нарываться. Хотя, возможно Вулх и не лгал - у него были своеобразные представления об интересах его Семейства. Колдун молча ждал продолжения - смысл спрашивать, Патриарх и так все скажет.
   - Ты подбираешь телохранителей, - Вулх скорее сообщил об известном ему факте, чем задал вопрос.
   - Двоих уже нашел. Еще двое - и будет достаточно.
   - Раста брать не советую, - сообщил Патриарх. - Он осведомитель Ворчеров.
   Жорот нахмурился - он собирался попросить Н'еве проверить телохранителей с этой точки зрения, но не успел.
   - Благодарю...
   - Как ты смотришь на то, чтобы заключить со мной контракт на защиту?
   Колдун, мягко говоря, удивился. Подобные контракты - тем более с Рэндаллами - заключали либо аристократы, либо богатые семьи - как магов, так и немагов. И Жорот, несмотря на относительное финансовое благополучие, сомневался, что потянет что-то подобное. Ведь заключалось соглашение не на год, не на два, и даже не на десятилетие, а навсегда, прерываясь лишь со смертью одной из сторон. Нет, конечно, отказаться от контракта было можно. И существовали даже объективные причины, подобный отказ оправдывающие. Например, банкротство. Но в отсутствии подобных причин отказ считался даже не "дурным тоном", а свидетельством несостоятельности отказывающейся стороны. Это не говоря о неустойках, которые были просто грабительскими.
   - Спасибо, но я не рискну взять на себя подобные обязательства, - покачал головой колдун. - Вулх, ну что ты, в самом деле. Я не нищий, но надо же реально соотносить возможности...
   - Взгляни и соотнеси, - Патриарх протянул документ.
   Жорот поморщился, но бумаги все же взял. И начал читать. Чем дальше он продвигался, тем меньше понимал, зачем это Вулх вообще затеял.
   Начать с того, что подобный этому контракт Жорот держал в руках единственный раз, еще в годы ученичества, на одном из занятий по Праву. Сейчас он наскоро сотворил заклинание памяти, восстановил текст и вчитался в то, что ему подсунул Патриарх.
   Впрочем, сравнивать с шаблоном не понадобилось. Достаточно было элементарного здравого смысла, чтобы понять, что предложенные условия невыгодны Вулху. За деньги, вряд ли большие, чем те, что Жорот затратил бы на четверых телохранителей, ему предлагалась полная защита дома, женщин и несовершеннолетних его обитателей плюс информационное обеспечение. Последнее подразумевало сбор и передачу информации, которая так или иначе имела отношение к колдуну.
   Жорот вновь поморщился, только на этот раз мысленно. Какие бы причины не двигали Вулхом, и речи не могло идти о подобном соглашении. Он даже не собирался обсуждать это.
   - Спасибо, но я отказываюсь.
   - Ты подозреваешь меня в благотворительности в ущерб моим интересам? - хмыкнул Патриарх.
   - Я даже разбираться не хочу, чем ты руководствуешься...
   - Могу объяснить. В отличие от тех дебилов, которые сейчас давят на тебя со всех сторон, я тебя знаю. И уверен, ты не только отобьешься, но и войдешь в силу - со мной ли, без меня - неважно. То, что мне нравится твой жизненный подход, ты, как я понимаю, за аргумент не примешь. Но уж поверь, я предпочитаю поддерживать с тобой нормальные отношения. Поэтому и хочу помочь, чем могу, а не стоять в стороне и, тем более, не вставлять палки в колеса.
   - Я ценю твое предложение. Но, извини, руководствуясь именно своим "жизненным подходом", который тебе нравится, не стану его принимать, - повторил отказ колдун.
   Наверное, с точки зрения Вулха, аргументы были весомыми. Но Жорота не устраивала его роль в предлагаемом раскладе. Колдун не собирался брать на себя обязательства, пусть даже заключающиеся лишь в поддержании "хороших отношений", к тому же в счет весьма эфемерной, с его точки зрения, перспективы.
   - Кто бы сомневался, - пробормотал Вулх. И дотронулся до плеча колдуна, передав восемь имен вместе с портретами, краткими характеристиками и координатами.
   - Эти не работают на сторону, проверено. Так что, прежде чем опять обивать пороги агентств, побеседуй с ними, возможно, кто подойдет. Моих людей там нет, - добавил Патриарх.
   - Благодарю, - Жорот зафиксировал информацию, рассчитывая разобраться с ней позднее. И, само собой, что бы Вулх не заявлял, если ему кто подойдет, ребят придется проверять. - Что я тебе должен?
   Колдун впервые имел удовольствие наблюдать, как решительный и самоуверенный Патриарх колеблется. Наконец Вулх махнул рукой:
   - Неважно. Если так свербит расплатиться, переведи деньги по тарифу.
   - Не доверяешь? - иронично уточнил Жорот. - Или не отвечаю твоим высоким требованиям?
   Патриарх покосился на собеседника. И, кажется, решившись, поинтересовался:
   - Сколько твоей младшей?
   - Девять.
   - Она к детям как относится?
   - Извини, может, все же объяснишь толком?
   Кривоватая улыбка на лице Вулха выглядела довольно необычно.
   - Моему младшему сыну, Райесу, почти пятнадцать. Он предсказатель. Врожденный. И ему сейчас нужна... перемена обстановки. В связи с надвигающимся переломом и так далее... Проблема в том, что к кому бы я его не отправил, жена с тетушками отыщут любимое чадо и вернут домой.
   - Хочешь, чтоб он у нас побыл?
   Короткое пожатие плечами:
   - У Райеса уровень трех-четырехлетки. И ему желательно детское общество, только чтоб его не дразнили, не издевались над ним...
   - Так. Извини. Я правильно понял, он отстает чуть не на десять лет?
   Жорот заработал раздраженный взгляд от собеседника, потом Вулх прищурился:
   - Ты что вообще знаешь о врожденных предсказателях?
   - Слышал, что такие есть.
   - Боги... Ладно. У них до момента полового созревания очень сильное отставание в развитии. Некоторые вообще застревают на уровне полугода. Вторая их особенность - спонтанные озарения. У Райеса было первое, когда ему едва исполнилось три недели - представь, младенец выдал предсказание.
   - Как выдал? - не понял Жорот. - Образом, ментально?
   - Словами, - буркнул Вулх. - Конечно, дикция была ни к черту, голосовые связки в таком возрасте еще не приспособлены к раздельной речи. Но вполне различимо. После озарений у ребенка идет откат, как после сильного физического или эмоционального напряжения. У всех он проявляется по-разному, Райес становится сонным и капризным. Причем заснуть не может, мои обычно носятся с ним до вечера, после ночного сна все приходит в норму.
   В период полового созревания у врожденных происходит так называемый перелом. Он обычно сопровождается потерей сознания, иногда комой до суток. После этого умственное развитие либо сразу подскакивает до уровня физического, либо в течение недели-двух. Но озарения никуда не деваются... Это я тебе общие принципы объясняю.
   - Я понял.
   - Так вот, по всем признакам Райес должен уже пройти перелом. И до сих пор ничего. Гьен, наш целитель, сказал, что, возможно, необходима перемена обстановки. Я уже больше чем полгода пытаюсь отправить мальчишку куда-нибудь! Начиная от родственников и кончая наемными воспитателями. Моя женушка с чудным постоянством отыскивает сына и забирает обратно домой. Говорит, что все это чушь, насчет задержки, не принимает никаких доводов... В общем, ладно. У тебя тоже найдет наверняка.
   - Ага. И предъявит обвинение в краже чада, - хмыкнул колдун.
   - Глупости не говори. Я ей скажу, что отправил Райеса к друзьям погостить. Так вот, найдет, конечно, но не сразу. В любом случае, дольше недели он у тебя вряд ли пробудет. И то это край, пока больше, чем полдня, он нигде не задерживался. Только присмотри, чтоб твои его не обижали.
   Жорот представил, с каким скандалом аристократка будет забирать отпрыска и только хмыкнул. Но кивнул.
   - Насчет этого не беспокойся. И я поговорю с Роджером и Арикой. Не думаю, что они будут против, но поставить их в известность я должен. И Лонга, поскольку присматривать за мальчишкой будет он.
   - Конечно, - Вулх протянул Жороту кристалл. - Свяжешься, когда решите. Мне пора, я и так задержался.
   На самом деле, как Жорот подозревал, Вулх просто не хотел присутствовать при его объяснении с супругами.
   Колдун подождал, пока за Патриархом схлопнется портал, переоделся и спустился в столовую. За ужином он сообщил семейству о возможном госте. Тойди известие игнорировал - оно и понятно, парень приходил домой только ночевать, и то не всегда. Так что присутствие Райеса никак его не трогало. Близнецы переглянулись, Рони заметила, в типичной своей бесцеремонной манере, что очень надеется, ее не станут заставлять вытирать сопли этому переростку и водить его за ручку. Фест промолчал, но, похоже, был полностью согласен с сестрой. Атана с какой-то странной снисходительностью покосилась на близнецов.
   - От вас троих требуется лишь, чтобы вы не обижали гостя, - негромко заметил колдун. - Не обижать - это значит не дразнить, не смеяться и не игнорировать, когда ребенку нужно внимание. Надеюсь, повторять необходимости не будет?
   Близнецы поежились под взглядом дымчатых глаз. И почти синхронно угрюмо кивнули. Атана независимо сообщила:
   - А я вообще не против. Это будет забавно.
   Арика пожала плечами:
   - Лонг, у тебя будет возможность за ним смотреть?
   - Да, конечно, - мягко ответил робот. - Тем более, он не задержится у нас надолго.
  
  
  
  
   Утром Жорот проснулся от того, что Арика, этой ночью составившая ему компанию, трясла его за плечо.
   - М-м... Что?..
   - Н'еве ломится, - ворчливо сообщила она. - Бессонница у него, что ли? Еще шести нет.
   Жорот, который чуть не до двух работал с защитным браслетом Атаны, путем нехитрых вычислений сообразил, что спал не больше четырех часов. Кстати, девочка тоже ушла в постель, только когда он закончил, наблюдая и задавая вопросы. Иногда донельзя наивные, а иногда вполне разумные... Колдун потягивался, пытаясь привести тело в приемлемое состояние. Неожиданно Арика принялась разминать ему плечи.
   - Спасибо, - он позволил себе понаслаждаться массажем совсем недолго, поцеловал жену и неохотно принялся выбираться из постели.
   - Он в гостиной, - сообщила Арика вдогонку направляющемуся в ванну мужу. - И будь добр, передай, что в другой раз я ограничивать огненные составляющие не стану! Помереть твой альбинос не помрет, но поджарится конкретно...
   Н'еве, стоящий возле окна, выглядел весьма недовольным. Конечно, ничего серьезного контуры Арики ему сделать не могли, но неприятности доставили. Колдун ехидно хмыкнул про себя. Что, не понравилось? Может, хоть теперь поостережется внаглую заявляться. А то совсем уже - ни предупреждения, ни стука, ничего... Как к себе домой.
   Н'еве покосился на колдуна, видимо, заметил выражение злорадства. И состроил страдальческую физиономию - мол, чем бы дитя не тешилось...
   - Пожалуйста, предупреждай о визитах, договорились? - предложил Жорот. - Арика разозлилась, что ты ее разбудил и пообещала усилить огненные контуры.
   - Но надоумил их поставить, конечно же, ты, - проворчал Н'еве. - Ладно. Ребята выяснили, кто стоит за ситуацией в пустыне. Семейство Вебер. Мы нашли и допросили обоих боевых, играющих воинов-бедуинов. Вас с Арикой действительно собирались прикончить, обставив все, как случайность. Доказательств для суда более чем достаточно. Но связываться с Дейнадом или нет, решать тебе.
   - Ни малейшего желания, - отозвался колдун. - Лучше дам понять, что если его Семейство еще что такое вытворит - ответит и за тот раз и за этот... Как он выглядит хоть?
   - Держи, - проворчал Н'еве, дотрагиваясь до руки колдуна, кидая не только изображение, но и краткие биографические данные. Колдун для начала поинтересовался возрастом. Около четырех тысячелетий? Можно считать, в самом расцвете...
   Вид Патриарха оптимизма не внушал. Лицо властное, самоуверенное, с жесткими чертами. Хотя, другой во главе Семьи не удержится. Мирно договориться с ним будет непросто.
   - Он наследственный или первый?
   - Наследственный, второе поколение, - отозвался альбинос. И предложил: - Может, мне поговорить с ним? А то я тебя знаю, начнешь в бутылку лезть...
   - Не стоит, я сам.
   - Советую запастись антиментальным амулетом. Желательно с теми камушками, которые тебе достались из каравана. Дейнад использует способности менталиста при каждом удобном случае, обнаглел до крайности... И окоротить не получается - он лучший менталист в Клане, взломать его блоки невозможно, а значит, и доказать вину тоже. Вот он и беспредельничает.
   Жорот приподнял бровь:
   - А смысл связываться с убийцами, надавить менталом куда проще...
   - Он таким сомнительным способом молодое поколение на самостоятельность натаскивает, - фыркнул Н'еве. - Дает им задания и смотрит, как справляются. А огрехи подчищает грубой силой.
   - Обрадовал, - пробормотал колдун.
   - Не нервничай. У Дейнада, при всем этом существует непреложный принцип - детей и женщин он не трогает. Никогда.
   - Что ж он тогда Арику собирался убить вместе со мной?
   - Не он, а кто-то из молодежи. Сам знаешь, насколько молодые умники трепетно относится к принципам "старперов". Думаю, ребятки собирались отговориться тем, что Арика боевой маг. Но значения это не имеет - Дейнад, конечно, внутри Семьи разгон даст, но при этом за своих станет горой, правы они или нет. Так что на рожон не лезь. Поскольку сам понимаешь, телохранители от него не спасут, разве отряд человек в двадцать, может, такое количество у него силы не хватит контролировать... Кстати, еще одна особенность Дейнада - он до сих пор ни одного из тех, с кем схлестывался, не убил. Правда, четверых отправил в психушку - это я считаю только тех, о ком наверняка знаю...
   - Немногим отличается, - заметил Жорот. - И я бы не сказал, что в лучшую сторону.
   - Можешь просто дать понять, что не имеешь к нему никаких претензий. И, кстати, я думаю, это для тебя самое разумное.
   - Извини, что ты скажешь о жене Вулха? - перевел Жорот разговор на другое. - Тэленис, кажется?
   Н'еве уставился на колдуна, потом хмыкнул:
   - Так вот зачем к тебе Вулх заявился! Собирается мальчишку скинуть?
   - Почему нет?
   - Дурью он мается. Ну, случается у врожденных задержка с переломом...
   - Я спрашивал о Тэленис, - перебил его Жорот. Мнение альбиноса о данной ситуации его не интересовало.
   - Наши ею не интересовались. Повода не было. И лично я с ней не знаком. Так, видел мельком. Вот все, что есть, - очередное прикосновение кинуло блок информации, тоже вместе с портретом. - Ладно, пойду я, хоть немного посплю.
   - Спасибо.
   - Не за что.
   Жорот, проводив безопасника, задумался. О "не имеешь никаких претензий" речи не шло. Подобная слабость однозначно была бы воспринята как знак того, что на колдуна можно кидаться со всех сторон... Итак, что имеем? Патриарх Веберов представлял серьезную опасность. Колдун и сам это понимал, да и не зря Н'еве приперся ни свет ни заря, срочность говорила сама за себя. Надо было озаботиться защитой, чем скорей, тем лучше. Менталистом Жорот был никаким, сильных амулетов, ограждающих от подобного воздействия, у него не было. Сегодня придется этим заняться. Но сначала нужно разобраться, было ли нападение в пустыне первой подобной попыткой Веберов. И сделать это перед тем, как он пойдет говорить с Патриархом. И вообще, чем раньше, тем лучше. Поскольку есть вероятность, что Дейнад его найдет первым, и встречать его желательно в информационном всеоружии. Патриарх мог и не кинуться сразу давить менталом, но пойми он, что Жорот чего-то не знает, старый интриган воспринял бы это свидетельством слабости, которое могло спровоцировать что угодно... И вообще наверняка сыграло бы колдуну отнюдь не на руку. Значит, будем думать.
   Колдун еще раз перебрал в уме все, что с ним было с момента назначения на пост. И решил, что попытка Веберов, пожалуй, первая... Во всех предыдущих случаях Жорот точно знал, кто стоял за подкупом ли, за шантажом или покушением (и такое было). Во всех, кроме одного. Странная история с Лестом. А он до художника так и не добрался...
   Собраться было делом пяти минут. Затем Жорот послал адрес и шагнул в открывшийся портал. Посмотрев на номера домов и названия улиц, колдун понял, что до цели надо будет еще дойти. Это когда порталами заведовала его мать, они доставляли буквально к нужному порогу. Сейчас же, даже в крупных городах, где сеть была настроена с нужной плотностью, количество точек выхода было ограничено. Точки входа пока не зафиксировали, то есть, войти в портал можно было отовсюду. Но, скорей всего, подобная возможность станет привилегией лишь для определенного круга. Остальным придется при необходимости перемещения идти к определенному месту, и телепортироваться лишь оттуда. Или строить порталы самим.
   Нужный дом был на двух хозяев. Забор делил по центру как сам дом, так и прилегающий земельный участок. И строение и участок были ухоженными и чистыми, производя впечатление зажиточности. Колдун, вглядевшись, сообразил, что интересующая его половина дома - та, что слева. Проверил калитку и дверь на предмет защитных сигнализирующих заклинаний. Таковых не оказалось, и он, миновав калитку, пересек двор и постучал.
   Ждать пришлось долго, а барабанить в дверь еще трижды. Впрочем, неудивительно. Еще семи не было, в такую рань большая часть жителей крепко спала. А уж представитель "богемы" тем более. Можно было, конечно, пройти в дом и поднять хозяина с постели. Но не хотелось нарываться раньше времени.
   Наконец дверь приоткрылась, на пороге стоял зевающий и встрепанный мужчина. Лест. Увидев гостя, он отшатнулся и попытался захлопнуть дверь. Само собой, ничего у него не вышло.
   Колдун наблюдал, как сереет лицо Леста, отвисает челюсть и как мужчина неосознанно вжимается в стену. Жорот собирался припугнуть его, чтобы был сговорчивей, но, похоже, не понадобится.
   - Я хочу услышать некоторые объяснения, - негромко сказал колдун, закрывая за собой дверь. - Разозлить меня вы уже успели, так что лгать не советую.
   Лест только открывал-закрывал рот, словно рыба, очутившаяся на суше, абсолютно беззвучно. Колдун поморщился. В таком состоянии он от него ничего не добьется. Взял мужика за плечо и решительно поволок по коридору, соображая, где тут кухня или ванная.
   - Киска, кто там?
   Жорот толкнул дверь, из-за которой раздался сонный вопрос, спеленал молодую женщину, лежащую в постели, заклинанием обездвиживания. Ничего, потерпит, пока он с "киской" разговаривать будет.
   Повернувшись к Лесту, которого продолжал придерживать за плечо, колдун увидел дальше по коридору дверь с яркими цветными витражами. Обычно подобные вели в кухни. То, что надо. Колдун дотащил до нее Леста, рывком распахнул дверь и замер. Это действительно оказалась кухня. Только вот кого он не ожидал там увидеть - это Дейнада, стоящего почти в центре и косящегося вокруг с этаким брезгливо-презрительным выражением на лице.
   - Отпусти, - негромкое приказание, но противиться ему Жорот не смог. Пальцы разжались, Лест продолжал стоять, тупо хлопая глазами.
   "Попал, - подумал колдун. - Идиот... Хотя, кто ж знал, что Дейнад так быстро среагирует".
   Его толкнули в спину, заставляя идти вперед. Больше никак двигаться Жорот не мог, даже пальцем шевельнуть. Но это было не стандартное обездвиживание, а именно ментальный контроль. При обездвиживании не ощущаешь тела. Сейчас же колдун чувствовал тотальное давление - на мозг, на все тело, которое, словно налитое свинцом, отказывалось подчиняться, выполняя чужие приказы, вопреки воле хозяина. Мышцы бессильно сокращались, как в попытке сдвинуть что-то неподъемное... Из-за спины вышел парень, и, минимум, один остался сзади. Тот, кто вышел, бесцеремонно схватил Леста за плечо - так же, как колдун минутой ранее - и вытолкал его за дверь. И опять исчез из поля зрения Жорота.
   - Ты слишком прыток, - все так же негромко заметил патриарх. Задумчиво уставился на колдуна. - Дашь клятву на крови, что не имеешь ни сейчас, ни в будущем претензий к членам моего Семейства. И никогда не выступишь против нас, ни словом, ни делом.
   Дейнад не спрашивал, он сообщал, что пленник сейчас сделает. Жорот взбешенно уставился в лицо Патриарху. Подобная клятва означала, что он мало того, что не сможет ни подать в суд, ни попросить помощи у того же Н'еве, но даже защищаться нормально от Веберов не сможет. При этом Патриарх не собирался брать на себя обязательства о ненападении. Скотина! Жорот пытался вспомнить то немногое, что знал о защите от ментального давления. Практически ничего. Когда он делал амулеты, использовал универсальную блокировку, измененную с учетом специфики ментального воздействия. Сейчас это не подходило - слишком уж Дейнад превосходил его в ментальной силе.
   - Говори! - голос Патриарха подстегнул, заставляя, приказывая...
   Колдун ухитрился стиснуть зубы, смыкая уже раскрывшийся рот, и прикусил невзначай язык. Во рту появился привкус крови, а резкая боль помогла противостоять давлению чужой воли. На мгновение, но Жорот, тут же сориентировавшись, воспользовался этим, сотворив заклинание огненного шарика. Послать его никуда не вышло бы - для этого необходимо было сделать направляющее движение, хоть минимальное, а это было невозможно. Но он и не собирался, колдуну было достаточно боли в ладони, в которой пылал шарик. Боль помогала концентрироваться, сопротивляться.
   Дейнад удивленно приподнял брови. Давление усилилось, Жорот вновь - уже на грани отчаяния - сосредоточился, выстраивая в сознании барьер, не позволяя управлять своим телом. Можно сказать, у него даже получилось - двигаться колдун не мог, но Дейнаду не удавалось заставить его делать то, что Патриарх хотел. Пока не удавалось. Боль в ладони усиливалась, это было хорошо, боль помогала...
   На лице Дейнада было уже видно сосредоточение - маг прилагал все больше и больше сил, чтобы сломить упрямца. Колдун прекрасно понимал, что шансов нет, но, запретив себе об этом думать, держался. Давление вновь усилилось, ударив по вискам, барьер дрогнул и взорвался кроваво-острыми осколками, ментальный удар обрушился на мозг, сознание померкло.
  
  
  
  
  
   Он лежал в своей спальне, но кровать была не его. Это колдун понял потом, сначала он увидел Ларсена.
   - Он пришел в себя, - сообщил целитель. - Сколько пальцев на руке?
   Жорот поморщился. Мысленно. Еще что умней спроси... Сделал движение, намереваясь подняться, но Ларсен легко удержал его, еще и рыкнул:
   - Куда собрался?
   - Пить, - с трудом разлепил губы колдун.
   Раз вставать не дает, пусть сам воду тащит. Целитель приподнял движением руки изголовье ложа - именно сейчас колдун понял, что лежит не на своей кровати, а на узкой лежанке рядом - и поднес к губам пациента стакан.
   После воды Жорот смог говорить более-менее внятно. И тут же сообщил:
   - Дейнад. Арике нельзя появляться на улицах одной...
   Ларсен поморщился. И сказал в сторону окна:
   - Арика, подойдите. А то он не успокоится.
   Жена села рядом, прямо на лежанку с мрачновато-настороженным видом. И, взяв колдуна за руку, взглянула на Ларсена. Тот кивнул. Женщина коротко сообщила:
   - Дейнад мертв.
   А по связи одновременно передала:
   "Я его прикончила, той же ночью."
   Жорот, услышав известие, вновь невольно приподнялся на локте.
   "Лежи!" - Непонятно, как у женщины получилось рыкнуть по мысленной связи, но ей это удалось. - "Я прошла к нему в измененной форме - помнишь Храм с некромантами? Когда я преобразовала тело в Зону?"
   "Да", - отозвался тем же способом колдун, пытаясь осознать новости.
   "Нож выкинула в Зону, когда шагала домой, следов не оставила, даже ауры, - она хмыкнула. - Н'еве пришел на следующий день и, с приличествующим случаю сожалением, сообщил о несостоятельности полицейских ведомств - мол, убили Патриарха, а никаких зацепок. Любовница Патриарха, которая спала вместе с ним, усыплена стандартным заклинанием, ничего не видела и не слышала. Я использовала амулет, его тоже в Зону выкинула. На всякий случай. У Веберов новый Патриарх. И им сейчас не до нас."
   Жороту словно иглу в лоб вогнали, он невольно поморщился. Ларсен, сидящий рядом, что-то сделал, и боль стала уходить. Колдун смотрел на жену. Перед глазами встала давняя сцена - Арика стреляет лежащему на полу Окусу в голову - контрольный выстрел... А теперь Дейнад. В кого он превратил девочку? Арика хладнокровно убивает, а до встречи с ним вряд ли на ее счету было хоть один труп... Вместо того, чтобы ограждать, защищать...
   Кажется, его ощущения передались по связи жене. "Не нервничай, пожалуйста. И забудь о своих глупостях", - ворчливо заметила она.
   И еще неизвестно, действительно ли все прошло так гладко, как говорит Арика.
   "Как ты его убила?"
   "Голову отрезала. Тихо и наверняка", - спокойно отозвалась она.
   "Прости", - невольно вырвалось у Жорота.
   Колдун тут же заработал "добрый" взгляд и раздражение, плеснувшее по связи. Конечно, она считает, что все так и должно быть...
   "Н'еве догадывается, что это сделала ты?"
   "Не только он. Как минимум, еще Ларсен, Вулх, Ллорг и Дарика. Но доказательств нет. Так что", - она чуть пожала плечами. - "А теперь о неприятном".
   - Ларсен, пожалуйста, просветите нашего больного о перспективах, - мрачно-язвительным тоном попросила Арика. - А то в моем исполнении он не проникнется...
   - У тебя было кровоизлияние в мозг, - сообщил целитель. - Хорошо, что мы тебя быстро нашли - иначе не знаю, чем бы дело кончилось. А сейчас - ты в принципе здоров... Если выдержишь постельный режим хотя бы дней двадцать. Что мог я убрал, подчистил и запустил заживление, за это время все должно прийти в норму.
   Колдун представил реакцию Тодерса и Н'еве на его месячный отпуск и рискнул все же спросить:
   - А раньше никак?
   - Никак, - отрезал целитель.
   "Слушай, не выделывайся, а? - безмолвно вмешалась Арика. - Ларсен с тобой чуть не трое суток провозился..."
   - Это я уже три дня лежу? - ошарашено переспросил Жорот вслух.
   - С подобным диагнозом лежат месяцами, - сообщил Ларсен. - И очень часто парализованные. Так что если не хочешь освежить опыт молодости - не выступай.
   "Да уж. Парализации только не хватало", - подумал колдун.
   "Вот именно, - отозвалась Арика. Она так и не отпустила его руки и последние мысли очень четко уловила. - Пожалуйста, полежи ты эти несчастные дни, хорошо?"
   "Куда я денусь" - мрачно согласился Жорот.
   - Причем напрягать нельзя не только тело, но и мозг, - добавил целитель, - максимум, чем тебе можно заниматься, развлекать сказками Райеса, и то недолго.
   - И давно он здесь? - известие о том, что Вулх таки привел сына, ошеломило Жорота. Да уж, сюрприз за сюрпризом.
   - Два дня, - ответила Арика. - В тот день, когда мы тебя притащили, Вулх зашел в гости и спросил, что мы решили. Хотя, по-моему, сам не был уверен, пришлет сына или нет. Но утром следующего дня привел.
   "Кажется, впечатлился моей разборкой с Дейнадом, - добавила Арика. - Перед уходом заметил, что в столь боевой семье Райес ничему неподобающему не научится"
   - И заодно выставил охрану вокруг, - Арика вновь перешла на нормальную речь, - по крайней мере, Роджер обратил внимание на странных ребят, а когда я спросила у Н'еве, тот сказал, что это люди Вулха. Я ничего ему говорить не стала - сам со своим Патриархом разбирайся. Извини, что сразу на тебя проблемы наваливаю, но я не рискнула...
   - Нет, все верно, - Жорот хмыкнул, представив "беседу" Арики с Вулхом и ее последствия. Хотя, вполне возможно, Патриарх и сделал бы скидку на ее возраст и незнание обычаев Клана.
   - Стоп, - вмешался Ларсен. - Сегодня никаких Вулхов и вообще ничего, договорились?
   - Само собой, - отозвалась Арика. - Никто же не говорит, что это срочно.
   - Вот и отлично. Я домой, появлюсь с утра. Но если что, зовите. Жорот, ни в коем случае не вставай, ясно?
   Когда целитель исчез в овале телепорта, Арика тихо заметила:
   - Не обижайся, он действительно не отходил от тебя эти дни.
   - Да я не обижаюсь, с чего ты взяла? - колдун сдвинулся, укладываясь поудобней. И заодно давая побольше места Арике - та попыталась пересесть с лежанки, но он удержал ее.
   - Посиди рядом, хорошо?
   Она кивнула. Нет, все же в сравнении с параличом запрет вставать, при том, что он может сам двигаться и пользоваться руками, вполне приемлем.
   - Ты когда спала? - уточнил Жорот - женщина выглядела усталой, даже больной.
   - Спала, спала... - рассеянно отозвалась Арика. - Что у тебя произошло с Дейнадом? И откуда ожог на руке?
   Выслушав мужа, она нахмурилась. И без вопросов со стороны Жорота, продолжила рассказ о событиях - тех, что он не мог знать.
   - Я по связи получила удар. Голова потом полдня раскалывалась. Зашла за Ларсеном и шагнула Зоной к тебе - то, что ты был без сознания, я знала, но переместиться по связи оказалось очень легко, как по нити. А там ты и Лест, перепуганный до икоты. Я сначала не поняла что с тобой - лицо в крови, еще и запах этот, - ее передернуло.
   - Какой?
   - Паленого. Ларсен тобой занялся, а я вцепилась в Леста...
   - Он хоть живой остался? - хмыкнул Жорот.
   - Что с ним будет... Сразу заорал, как ненормальный, что ни при чем. Но назвать того, кто "при чем" отказался.
   - Неудивительно. Он Дейнада боится больше, чем нас с тобой вместе взятых.
   - Отбоялся уже, - проворчала Арика. - Не очень-то и нужно было. Ларсен снял у тебя слепок последнего, что ты видел - он, оказывается, еще и эмпат... - она пожала плечами.
   Колдун ощущал бесящую его беспомощность - эскапада Арики по его спасению закончилась так гладко лишь чудом, невероятным везением. Как и непродуманное, абсолютно сумасшедшее нападение на Дейнада. В другой раз на подобную удачу не стоит и рассчитывать. А уговаривать жену не лезть на рожон бесполезно. Да он и сам не "уговорился" бы, чего ждать от девочки.
   - Молодец, что догадалась прихватить с собой Ларсена, - пожалуй, это был единственный рациональный поступок Арики, который Жорот видел во всей ситуации.
   - При чем тут "догадалась"? - проворчала она. - Что бы я вообще без него делала? Я б даже утащить тебя не смогла - ты слишком тяжелый...
   - Вот именно. Подумала, а не кинулась очертя голову.
   "И насчет Дейнада. Имей ввиду, сейчас сработал эффект неожиданности. Вряд ли тебе так легко удастся провернуть что-то подобное еще раз."
   "Очень сильно надеюсь, что не понадобится, - мрачно отозвалась Арика. - А вообще... Ну что мне смогут сделать? Когда я меняю материальность, меня нельзя ранить, нельзя поймать... Единственное, долго я в подобном состоянии удержаться не могу, не получается."
   Жорот, который сейчас и не пытался ограничивать супружескую связь, вдруг ощутил волну... страха? После признания о "не получается"?
   "Почему не получается?" - настороженно уточнил он.
   "Я откуда знаю..."
   "Арика, - колдун, внимательно уставился на жену. - Что произошло?".
   "Неважно", - она покачала головой.
   "Я должен знать", - настаивал он.
   Арика поморщилась:
   "Распсихуешься же..."
   "Постараюсь удержаться. Так в чем дело?"
   Наконец женщина очень неохотно объяснила:
   "Меня чуть не утянуло в Зону. Когда туда шла, притяжение было почти незаметно. А вот обратно... Надо было материальность сменить сразу после убийства, я не догадалась."
   Колдун, пока она говорила, осторожно потянул на себя ее ощущения, и понял, что Арика опять недоговаривает. Он с трудом выспросил у женщины полную картину. Арику не просто "тянуло", а развоплощало, перемешивало с псевдопространством Зоны, пытаясь сделать их единым целым. Она едва вырвалась, потрепанная, потеряла часть тела, при обратном преобразовании пришлось использовать наспех прихваченную псевдоструктуру Зоны. Справиться с чуждой материей, заставить перестроиться, как ей нужно, Арика сумела. Но перенервничала порядком, да и нелегко ей преобразование далось. Из-за всех этих перипетий она и выглядела уставшей и бледной.
   За время объяснений колдуну пришлось не раз и не два применять мантру. Он понимал, что волноваться ему сейчас нельзя. Но спокойно выслушивать подобные откровения тоже как-то не получалось.
   Жорот лег на бок и притянул Арику поближе, устроив ее поуютней в объятиях. Это и успокаивало, и заодно убеждало, что с женой после всех этих ужасов все в порядке. По-другому и быть не могло, если она вот здесь, под рукой, фырчит и высказывается, что он и на том свете обниматься полезет... При этом колдун размышлял, что помочь Арике ничем не сможет, его исследования Зоны никак к этой ситуации применить не выйдет. По очень простой причине - для него Зона всегда была и будет чуждым, внешним элементом. А для Арики наоборот...
   - С отцом связаться не пробовала? - забывшись, уточнил он вслух.
   "Пробовала. Ничего. Да ладно, неважно. Я просто сглупила - надо было поэкспериментировать с этой моей способностью, а я с тех пор вообще о ней не вспоминала. Хорошо хоть сообразила контур изоляции поставить, прежде чем перемещаться через Зону в измененном состоянии. А то я и секунды там не продержалась бы."
   А вот изоляция - это уже привычней...
   "Когда немного оклемаюсь, покажу тебе то, что я для себя разработал. Помнишь, когда мы по Зоне ходили? Возможно, тебе пригодится."
   Она кивнула, вздохнув.
   - Какие еще новости произошли за время, что я лежал?
   - Тебе мало? - фыркнула Арика. - Ну хорошо. Все твои подчиненные, кроме зама - Питера, кажется? - молятся, чтоб ты поскорей вернулся. Роджер заставил их ходить по струнке, и, по словам заместителя, они наконец работают, а не делают вид. Он вчера заходил, смеялся.
   - Родж такой тиран? - хмыкнул Жорот.
   - Вот уж не знаю. Одно скажу точно - он целыми днями пропадает в министерстве. Кстати, я того телохранителя, что ты нанял, приставила к нему.
   - Беруса?
   - Его. Никак имя не запомню. Роджеру он сейчас нужней всех.
   - Все верно.
   - А Лонг мальчишкой занимается. Так что в качестве сиделок тебе придется использовать меня и детей, - перешла Арика в практично-бытовую плоскость. - Или собираешься нанять кого-нибудь?
   - Смысла нет, - решительно отказался колдун. - А вас постараюсь не загружать.
   - Опять глупости городишь, - проворчала женщина.
   Покрутилась, устраиваясь поудобней и заметила:
   - Все-таки эта кровать очень узкая... Не свалишься?
   - Разве вместе упадем, - он покрепче обнял жену, она фыркнула.
   - Скоро Лонг и Райес с прогулки вернутся, а дети из школы... Да, совсем забыла. У нас гостит Ллорг. Я его поселила в одной из двух пустующих спален. Он тоже появится после занятий, так что имей ввиду...
   Колдун прищурился:
   - Как я подозреваю, ты его не приглашала, он сам изъявил такое желание.
   - Угу. Он мне прямо сказал, что ни разу не боевой, но защитную сеть, которую ты поставил на дом, поддерживать сможет. Ты ему доверяешь, а Ларсен сказал, что даже когда тебя разбудит, тебе будет не до этого. Поэтому я поблагодарила и согласилась. Надеюсь, не ошиблась?
   Жорот улыбнулся, покачал головой:
   - Все в порядке.
   - И давно вы дружите?
   - С моих школьных лет. Хотя начиналось это не совсем как дружба. Видишь ли, Ллоргу не нравилось мое отношение к некромантии. Он-то фанат, сама понимаешь...
   - Это по каким признакам я должна понять?
   - На самом деле редко кто доходит до трансформации в личи, - пожав плечами, отозвался колдун. - Да, это дает в некромантии огромные возможности. Но труднее работать с другими видами магии, а некоторые заклинания вообще становятся недоступны.
   - Да, давно хотела спросить - а с... э-э... личной жизнью у Ллорга как?
   - А никак, - отозвался Жорот, подтверждая догадку женщины. - В общем, побочных эффектов масса. И если уж маг на это решился...
   - Все. Про "фаната" я поняла. А к тебе Ллорг какие претензии имел? В жизни не поверю, что ты на уроках лентяйничал, слишком на тебя непохоже.
   - Я работал с четко ограниченным кругом вопросов, в основном практического свойства.
   - Это какими? - уточнила Арика.
   - Как поднять труп любой степени свежести, когда и как можно убрать запрет на подъем, а когда не стоит даже пытаться это сделать. И как самому сделать так, чтобы нужный труп поднять нельзя было ни в коем случае. Ну и немного практики в вызове духа, используя вещи мертвого. Все, что выходило за пределы этих навыков, меня не интересовало. Когда Ллорг это понял, он сначала пытался подсовывать мне разные любопытные задачи, я иногда их выполнял, иногда просто игнорировал...
   - Извини, а почему? Неужели неинтересно было?
   - Видишь ли, - вздохнул Жорот. - Я хотел скорей начать самостоятельно зарабатывать. И урезал время на некромантию, а совершенствовался как артефактор и боевой. Обе профессии были более перспективны с точки зрения заработка. А Ллорга мой практичный подход раздражал донельзя. В конце концов, он поставил ультиматум - либо я ищу себе другого преподавателя, либо учусь, как он сказал "нормально".
   - А зачем ты вообще к нему пошел, если не собирался идти дальше основ? - удивилась Арика.
   - Случайность. Это я на две первые специализации преподавателей подбирал, а здесь не озаботился. Ну а к Ллоргу вообще мало кто хотел идти, из-за его требовательности. У него учились те, кто собирался профессионально заниматься некромантией, а таких у нас было не очень много. Скорей всего, меня к нему отправили, потому что я в среднем успевал неплохо. Но это уже я потом разобрался, когда поздно было...
   - И как ты с ним договорился?
   - Вообще-то я настроился уходить. Но Ллорг напоследок решил "прочистить мне мозги", убеждая, что практично-ограниченный подход к изучению магии ни к чему хорошему не приведет. Получился довольно долгий разговор, и Ллорг мало того, что оставил меня, через несколько лет помог найти работу - мне еще и сорока не было.
   - Что ж ты ему тогда наговорил? Чем сумел убедить?
   - Что наговорил - я уже и сам не помню. А насчет "убедить", хочешь, спроси у него.
  
  
  
   Жизнь вошла в привычную колею, насколько это было возможно, конечно, учитывая болезнь Жорота.
   На следующий же день колдун связался с телохранителями, которых ему посоветовал Вулх, отобрал двоих, и один из них привел знакомого, который тоже колдуна удовлетворил. Проблема с охраной для детей решилась, а телохранители-безопасники переключились на взрослых. Впрочем, Жан, который оказался у Жорота, скорее служил сиделкой. Хотя Арика честно старалась помогать, колдун настаивал на том, чтобы жена занималась своими делами. Тем более, Жорот решительно заявил, что настройку маяков женщина без него делать не станет. Арика пыталась спорить - куда там, бесполезно.
   А через пару дней Гхота предложила ей какую-то проблему, и женщина с головой ушла в работу. То есть, она регулярно появлялась у мужа, и задерживалась надолго, но при этом думала о своем, копалась в книгах, занималась расчетами, писала что-то. Жорот был сложившейся ситуацией вполне доволен. Он искренне считал, что жена и так слишком многим жертвует ради него, и отнюдь не собирался вынуждать ее поступаться еще чем-либо.
   Сам колдун терпеливо переносил вынужденное бездействие и беспомощность, а заодно и множество процедур, которым подвергал его Ларсен. Целитель появлялся по пять-шесть раз в сутки, что-то делая для поднятия тонуса и общего укрепления здоровья пациента, убирая головную боль, которая сейчас мучила колдуна до отвращения часто. И не забывал напоминать Жороту, чтобы он не перенапрягался, не вздумал ничего читать или что подобное. Так и получилось, что от полного ничегонеделания колдун действительно спасался общением с Райесом.
   Парень выглядел вполне взрослым, к тому же был полноватым для своего роста - скорее всего, дома его перекармливали. При этом уровнем развития он действительно соответствовал трех-четырехлетнему ребенку, и Жорот терпеливо развлекал и обучал великовозрастного "малыша", чему получалось. Впрочем, занимался он этим обычно в первой половине дня. Как только появлялась с занятий Атана, Райес несся к ней - девочка почему-то сразу взяла над ним своеобразное шефство. Возможно, копируя Тойди, который когда-то так возился с ней самой. К тому же сам Тойди сейчас дома почти не появлялся, а близнецы продолжали относиться к Атане с чувством превосходства, за что она на них очень обижалась.
   Ужин традиционно был временем сбора всего семейства, а сейчас, когда в доме находилось много гостей, вечерами скучать не приходилось.
   До болезни Жорота ужинали, как и положено, в столовой. Сейчас же Ларсен категорически запретил пациенту садиться, наобещав столько неприятностей, что и Роджер и Арика весьма впечатлились и внимательно следили, чтобы колдун ни в коем случае не нарушал предписаний. В столовой колдун находиться отказался, он чувствовал себя там не на месте - что еще за новости, лежать на кровати, когда все сидят за столом. В результате Жорота устраивали в смежной со столовой гостиной, оставляя дверь открытой, чтобы он не был в одиночестве, да и Роджер обычно составлял ему компанию. Но уже на второй или третий день все как-то незаметно переместились ужинать в гостиную, уместившись на трех небольших столиках, изначально предназначающихся для игры в карты. Но никто на тесноту не жаловался, тем более, дети обнаглели настолько, что перебрались есть прямо на ковер. Причем Райес был от этого в полном восторге. Правда, Арике в срочном порядке пришлось выучить чистящее заклинание, но это было мелочью.
   После ужина близнецы или Тойди иногда исчезали по своим делам, но остальные обычно разбивались на группки, занимаясь, чем вздумается.
   Тойди, если у него было время, предпочитал играть в объемные шахматы. Раньше он это делал с Роджером или Жоротом, сейчас ряды его партнеров пополнились Ларсеном и Жаном. У целителя, правда, надолго задерживаться не получалось, зато с гигантом-телохранителем они частенько засиживались допоздна. Фест, с тех пор, как начал заниматься с магом-художником, постоянно делал наброски. И вечерние часы для этого подходили как нельзя лучше. Хотя наброски были довольно своеобразными - Жорот, иногда их проглядывающий, только головой качал - портреты и изображения предметов попадались нечасто. Обычно плодами трудов Феста была дикая мешанина цветов, напоминающая сюрреалистический бред. Но преподаватель был доволен, для чего-то и это было нужно...
   Рони, обычно ворча, устраивалась где-нибудь осиливать очередную тему, сопутствующую телепортации, временами обращаясь к отцу с вопросами. Райес приставал ко всем подряд, требуя внимания, впрочем, вследствие многочисленности присутствующих, сильно надоедать мальчишка никому не успевал.
   Ллорг вообще взял моду пристраиваться рядом с колдуном и просвещать Атану по вопросам некромантии, причем ухитрялся это делать как бы на двух уровнях, давая новое и Атане и Жороту. Похоже, лич еще не расстался с мыслью продвинуть упрямого ученика в своей любимой магии.
   Жорот, само собой, особенно не возражал - информации для размышления ему катастрофически не хватало, а Ллорг давал ее небольшими объемами, зато тщательно подобранную и подталкивающую к дальнейшим выводам. Ларсен, какое-то время прислушавшийся к шипящему голосу лича, поворчал, но возмущаться не стал. Попросил только, чтобы Ллорг вечерние "лекции" надолго не затягивал. На что лич довольно миролюбиво, хоть и с оттенком высокомерия напомнил, что некромантия и целительство пересекающиеся специализации, и что в свои чуть не три тысячи лет он достаточно квалифицирован, чтобы не навредить больному. Целитель пробурчал что-то, но спорить не стал. При этом Атана ухитрялась слушать за двоих - за себя и за колдуна - и, хотя естественно, понимала и воспринимала далеко не все, продвигалась в учебе резво, особенно для ее возраста.
   Жорот частенько размышлял, долго ли продлится эта безмятежная передышка. Да и не привык он болеть - давняя парализация в счет не шла - поэтому ощущал себя не очень комфортно. Плюс ко всему Арика с самой первой ночи с завидным постоянством составляла ему компанию в постели - напару с Роджером. Учитывая, что Ларсен еще в самый первый день предупредил Жорота - при обоих супругах - что блокировал ему возможность "личной жизни", пока тот немного не придет в себя, это было странновато. Наконец, после четвертой ночи уютного соседства, Жорот догадался уточнить у робота:
   - Ты Арике все-таки рассказал о моих кошмарах?
   - Извини, - пожал плечами тот. - Но тебе сейчас только их не хватало.
   Колдун поморщился. Конечно, Роджер о нем заботился, да и возмущаться было поздно... Но не подосадовать Жорот не мог. Разве, когда колдун придет в норму, попытаться убедить жену, что не стоит так о нем печься, тем более, в ущерб собственным желаниям. Вот только удастся ли.
   Так что лучше было бы, если б муж воздержался от откровений. Как бы они потом боком не вышли... То есть, Жорота, безусловно, его кошмары не радовали. Но при этом он относился к ним абсолютно спокойно, именно как к досадной неприятности, не имеющей большого значения. Ну, просыпается ночами. Что поделаешь, нервы не железные, дали сбой. Но со временем придет в себя, никуда не денется. А озабочиваться лечением - это как к Ларсену с пустяковым порезом бежать - и человека отвлекать и свое время зря тратить. Смысл?
  
  
  
  
  
   ...За окном шумел дождь, из распахнутых дверей балкона тянуло влажной прохладой. Сегодня Жорот был один - Хью отпросился и колдун, как обычно в отсутствии одного из телохранителей, настоял, чтобы Жан его заменил. Тем более, что Арика собралась на очередную операцию, а о том, чтобы отпустить жену одну, колдун и слышать не хотел.
   - Ничего со мной до обеда не случится. В случае необходимости позову Лонга или кого-то из слуг.
   - Ага, особенно если вспомнить, что в доме почти одни служанки, а ты в жизни к ним не обратишься, - проворчала Арика.
   Но согласилась, что Лонг вполне может отвлечься ненадолго от Райеса, и на этом дискуссия закончилась.
   Необходимость вообще-то уже назрела, но еще не на критическом уровне, поэтому Жорот пока Лонга не беспокоил. Робот с Райесом сидели дома - погода для прогулок была неподходящая - и если что, Лонг появится быстро, поэтому колдун не нервничал. К тому же время подходило к полудню, Арика вот-вот должна была вернуться.
   Вдруг колдун ощутил, что защитный контур дома пересек чужак. Правда, один... Хотя, совсем рядом с забором, стояли еще двое. Но внутрь не заходили.
   Жорот стал спокойно дожидаться визитера. Но перед этим передал Лонгу, чтобы он не выпускал Райеса из детской, поскольку, если он не ошибается... Не ошибается. Дверь открыла служанка, но сказать ничего не успела, ее нетерпеливым жестом отодвинула высокая рыжеволосая женщина, энергично ворвавшаяся в гостиную. Тэленис. Выглядела супруга Патриарха весьма эффектно. Она напоминала Жороту давнюю знакомую, которая, полушутя-полусерьезно заявляла: "есть женщины, у которых жизненный девиз "не нравится - не смотри", а у меня "и не захочешь, а посмотришь!"". Яркая, но ни в коем случае не вульгарная косметика, экстравагантный, хоть и в меру, наряд и всепоглощающая уверенность в себе.
   Однако зрелище лежащего колдуна, похоже, слегка выбило ее из колеи. Дама явно привыкла к всеобщему соблюдения этикета, то есть, как минимум, тому, что мужчины вставали при ее появлении. Жорот усмехнулся про себя - все же в положении больного есть определенные преимущества. Он приветствовал гостью и представился, глядя на нее снизу вверх с непоколебимым спокойствием.
   Впрочем, Тэленис справилась с замешательством ожидаемо быстро. Она небрежно кивнула и заявила:
   - Вы должны меня знать, я пришла за сыном.
   - Конечно, мэтра, - вежливо отозвался Жорот. - Я вызвал мэтра Вулха, он подойдет так скоро, как только сможет, и я позову ребенка. Не беспокойтесь, с мальчиком все в порядке.
   - Еще бы с ним что-нибудь было не в порядке! - процедила Тэленис, которая, похоже, начала заводиться. Только вот с чего? - И я не собираюсь ждать моего супруга! Вы прикажете привести Райеса немедленно, или я пойду сама его заберу, и тогда обещаю вам кучу неприятностей...
   - Ребенка привел Вулх, поэтому я отдам мальчика только в его присутствии, - тихий голос Жорота вынудил Тэленис замолчать и прищуриться. - Речь не идет о недоверии к вам, мэтра, но вы, будучи соглавой семейства боевых магов, прекрасно знаете правила передачи подопечных, тем более несовершеннолетних.
   - Не городите чуши! - презрительно бросила Тэленис. - Я мать Райеса...
   - Что ничем, кроме ваших слов, не подтверждено, - заметил колдун. - И до сегодняшнего дня я вас никогда не видел...
   - И Вулх не заключал с вами договора! - припечатала женщина, которую ситуация уже начала не просто раздражать, а раздражать сильно.
   - Уважаемая мэтра, не все в жизни определяется деньгами и формальными договорами. Давайте не будем ссориться. Я лишь прошу подождать несколько минут. Не думаю, что мэтр станет медлить с визитом. Присядьте, пожалуйста, - Жорот сделал жест в сторону одного из диванчиков.
   - И не подумаю! - женщина стремительно направилась к двери, презрительно бросив на ходу. - Вы даже на ноги подняться не в состоянии, но при этом имеете наглость говорить о какой-то ссоре!
   Дверь, которую Тэленис резко рванула на себя, не поддалась. Женщина попробовала еще раз и повернулась лицом к колдуну, прищурившись с очень недобрым выражением.
   - Вынужден напомнить, мэтра, я у себя дома, - все так же тихо заметил Жорот. - И это обстоятельство вполне компенсирует мою беспомощность. - Мэтр только что передал, что появится в течение пяти минут. Присядьте, пожалуйста...
   Тэленис, процедив сквозь зубы:
   - Сам напросился! - отошла на пару шагов от двери, и явно активировала какой-то амулет, дверь распахнулась.
   Жорот молча - ясно было, что уговоры уже не помогут - попытался спеленать женщину заклинанием недвижимости. Но на Тэленис оказался амулет, препятствующий подобным заклинаниям, что неудивительно, впрочем. Колдун мысленно выругался. Простейшее заклинание недвижимости, даже в нынешнем состоянии, далось бы ему без труда. Справиться же с амулетом, причем качественным - жена Патриарха не носила низкосортных поделок - было для него сейчас почти невозможно.
   Но, несмотря на это, колдун все же попытался. Он ударил не просто на пределе возможностей, но выкладываясь полностью, ощущая, как сминается, расщепляется структура блокирующего амулета. Накатила жуткая слабость и тошнота, голову словно пронзило иглами, все тело покрылось испариной. Но амулет поддался, и Жорот завершающим усилием обездвижил Тэленис. Бессильно распластался на кровати, пытаясь отдышаться. Чуть приподнятое изголовье показалось жутко неудобным и ненадежным, комната плыла, да еще и накатило ощущение падения в пустоту, колдун инстинктивно-судорожно вскинулся, вцепившись в край лежанки. Наконец более-менее оклемался и, приподнявшись на локте, сотворил сканирующее заклинание, что вновь вызвало волну слабости, хоть и меньшую, зато удостоверило, что с Тэленис ничего, кроме обездвиживания, не случилось. А то мало ли, в его состоянии мог что-нибудь не то сотворить...
   Он провел дрожащей рукой по лицу, выдавил:
   - Прошу прощения, вы мне не оставили выбора, - и вновь упал на постель.
   Вулх появился буквально сразу, или Жороту так показалось. По крайней мере, колдун так и не успел прийти в себя. Увидев Патриарха, колдун тут же отпустил Тэленис, мысленно готовясь к взрыву негодования, причем не факт, что только со стороны мэтры.
   К удивлению колдуна, женщина возмущаться не стала. Правда, что она там делала, он не видел - не до того было. А Вулх кинулся к нему и с паникой в голосе спросил:
   - Ты целителя вызвал? Что стряслось?
   - Зачем целителя? - выдохнул Жорот.
   - Идиот! Ты весь в крови!
   Жорот вновь машинально коснулся лица, потом взглянул на руку - пальцы были перепачканы кровью - и уже подсохшей, и свежей.
   - А... Из носа, наверное, - сообразил колдун. - Не страшно. Райеса сейчас приведут, я распорядился. И будет лучше, если вы встретите ребенка в коридоре - нечего его моим видом пугать.
   - Какого черта! - рявкнул Вулх. - Вызывай целителя, иначе я приведу своего!
   - Да, сейчас, - колдун дотронулся до кристалла Ларсена и мысленно поморщился, представив, что тот ему сейчас устроит. - Только тише, пожалуйста... Голова болит.
   За дверью послышался голос Райеса, Тэленис тут же вышла, раздался радостный вопль "Мама!".
   Ларсен, вышагнувший из портала прямо в гостиной, среагировал на вид Жорота весьма закономерно - заковыристым матом.
   - Что опять натворил? - парень уже сидел рядом и что-то начал делать, судя по тому, что колдун резко почувствовал себя лучше.
   - Перенапрягся. Прошу прощения, Вулх, мэтре придется покупать амулет, защищающий от обездвиживания. Нынешний восстановлению не подлежит.
   Вулх прошелся по комнате, раздраженно поинтересовался:
   - Что ты с ней не поделил?
   - Попросил не забирать без тебя Райеса. А она не согласилась.
   - И ты, как всегда, полез напролом, - зло бросил возящийся с ним целитель.
   - Неудивительно, что ты в таком состоянии, - проворчал Вулх. - У нас с Тэл амулеты от Дэгори...
   Жорот поморщился. Да уж, действительно, неудивительно. Дэгори считался одним из лучших мастеров-артефакторов Клана. Хорошо хоть амулет без фэлов, иначе вообще непонятно чем бы это кончилось. То есть, наоборот понятно и грустнопредсказуемо. Или не справился бы, или надорвался окончательно. Или и то и другое вместе взятое...
   - Ладно, я еще попозже зайду, - кивнул Патриарх. - Спасибо.
   - Абсолютно не за что, - отозвался Жорот. - Если б сдвиг был, а то ж результата никакого.
   Вулх пожал плечами:
   - Посмотрим. Возможно, и сыграет когда...
   Как только они остались одни, Ларсен набросился на пациента:
   - Когда ты, в конце концов, начнешь думать головой, а не своим долбанным упрямством?
   - Извини, но это была необходимость...
   - Какая необходимость? В чем? Что ты хотел доказать этой вздорной стерве?
   - Только одно - что в моем доме ее ребенок находится в безопасности! - прорычал колдун. - Ты вообще соображаешь, как я выглядел бы, и как выглядел Вулх, если бы Тэленис с легкостью и без всякого подтверждения забрала сына? Это при том, что я действительно ее никогда в глаза не видел, а облик можно принять какой угодно!
   - Тогда вызвал бы Ллорга, меня, в конце концов! - оборвал его Ларсен. - А не геройствовал сам! Ты почти спровоцировал повторный приступ, и мог просто сдохнуть!
   - Вот если б я вызвал вас, она не постеснялась бы напасть - или думаешь, у нее только защитные амулеты есть? Только драки мне здесь не хватало, тем более, с женой Вулха! - раздраженно отозвался колдун.
   Он понимал, конечно, что надо действительно было бы позвать кого-нибудь, сразу, как только гостья зашла в калитку. Друзья как раз успели бы телепортироваться к ее приходу. Но колдун очень не хотел вмешивать их, да и надеялся, что Вулх быстрее подойдет, или что с Тэленис удастся договориться...
   Ларсен устало выдохнул, одним движением убрал кровавые потеки с лица друга и негромко сообщил:
   - Все, что мог, я сделал... Я все понимаю, только, уж прости, не могу, учитывая твои безрассудства, гарантировать выздоровление. В этот раз обошлось. И я, само собой, буду тебя вытаскивать в любом случае. Но имей ввиду, шанс паралича у тебя повысился, а встать ты сможешь сейчас чуть не на дюжину дней позже. И я с этим ничего не поделаю. А если я тебя не устраиваю - сроками ли, режимом - ищи другого целителя, возможно, кто-то сделает больше.
   Жорот сник, устало потер лоб:
   - Прости, никогда не был примерным пациентом. Не обижайся, пожалуйста... Знаю я, что никто большего не сделает, и что расплачиваться за мою выходку придется, тоже знаю.
   Целитель ехидно хмыкнул:
   - А то! Откат-то я тебе компенсировал... Почти. А с Арикой сам объясняться будешь.
   Колдун и так уже "предвкушал" семейную сцену. Но с Ларсеном он это обсуждать точно не собирается! Поэтому Жорот сменил тему, попросив:
   - Будь добр, помоги инвалиду. А то времени порядком прошло, уже и до неприятностей недалеко...
   Ларсен пробурчал что-то вроде "если ты и инвалид, то только на голову", но помочь, вопреки ворчанию, не отказался.
  
  
  
  
  
   Жена, вернувшаяся домой, мигом догадалась о неприятностях. Ларсен давно ушел - операция оказалась сложнее, чем планировалось, и женщина сегодня задержалась. Жорот стал расспрашивать о подробностях, но вместо объяснений Арика, присев рядом, подозрительно окинула мужа взглядом и уточнила:
   - Что стряслось? Только не надо убеждать, что ничего!
   Колдун, мысленно вздохнув, коротко рассказал. Реакция Арики оказалась хуже, чем он надеялся. Женщина промолчала, но лицо застыло, губы сжались. А канал супружеской связи словно перегородился глухой стеной, колдун перестал ощущать Арику вообще. Он и не думал, что она сможет так изолироваться. Видимо, сильно разозлилась...
   Дослушав до конца - причем Жорот сбивчиво пытался успокоить жену, что, мол, ничего особенного не случилось - она вышла. Очень скоро в комнате появился Лонг, который сообщил, что, по распоряжению Арики, он будет находиться рядом постоянно. И заодно извинился, заметив, что постарается не досаждать Жороту своим обществом.
   - А она где? - устало спросил колдун.
   - Могу узнать по связи.
   - Спасибо, не надо...
   Лонг действительно вел себя скорее как предмет мебели. Стоял в углу, "оживая" только тогда, когда в нем появлялась необходимость, а это случалось очень нечасто.
   Жорот же нервничал и злился все сильней, чему, кстати, способствовало бездействие. Черт знает, что жена вздумает выкинуть. Причем если ее сейчас позвать, будет только хуже.
   Дети, появившись с занятий, забежали к колдуну буквально на минутку и унеслись по своим делам. Только Атана расстроилась, узнав, что Райеса уже забрали. Ллорг сегодня, как назло, задержался - он об этом предупредил еще с утра. Зато Роджер появился раньше, чем обычно. И сразу взялся за массаж - Жороту делали его дважды в сутки. Колдун досадливо поморщился - за всеми этими нервами он забыл, что о том же можно попросить Лонга. Ну, уже поздно...
   Робот, как и Арика, сразу сообразил, что что-то не в порядке. И одновременно с массажем стал расспрашивать, что произошло.
   - Какие все проницательные, - проворчал Жорот. - Или Ларсен известил?
   - Проницательные? - фыркнул Роджер. - Известил? Хотя бы иногда в зеркало смотри. Ты сейчас как из гроба вылез. Хотя и утром выглядел не сильно хорошо, но не настолько же!
   Выслушав мрачный рассказ колдуна, он только вздохнул:
   - Извини, но ты как всегда, выбрал не самый лучший вариант.
   - Единственно возможный, - проворчал колдун.
   - Неверно, - покачал головой Роджер. - Всегда существуют несколько способов решения. Другое дело, вы, люди, откидываете большую их часть, либо просто не замечаете - по тем или иным причинам. Скажем, ты привык рассчитывать только на себя, в результате тебе даже в голову не пришло, что имеет смысл позвать кого-то на помощь.
   - Пришло. Но это привело бы к углублению конфликта, а...
   - Возможно, если бы ты позвал людей. И то не факт. Но вызови ты меня, это было наиболее рационально против того, что произошло сейчас. Во-первых, на меня мало какие заклинания действуют, сам знаешь. А сильные Тэленис навряд ли рискнула бы использовать. Во-вторых, возможно потому, что маги видят, кто я такой, их мое человекоподобие выбивает из колеи...
   - Ага, если что случись, как мы тебя потом лечили бы?
   - Знаешь, я заметил, на меня вообще побаиваются магией воздействовать. А причину мне недавно Питер назвал - "черт его знает, вдруг взорвется!" - улыбнулся робот. - А лечить - Лонг на что? И согласись, риск, которому мог подвергнуться я меньше, чем неприятности, которые получил ты.
   Колдун поморщился - он уже и сам был согласен, что сглупил. Почти согласен, поскольку привычка решать любые проблемы самому, не вмешивая друзей, сидела ну очень основательно... Он перевел разговор на другое, уточнив:
   - Извини, а насколько вероятно, что ты действительно взорвешься?
   - Да ни насколько. Если, конечно, не получу приказ от Арики. Или если кто-нибудь не полезет внутрь - отец специальную систему в меня встроил.
   Жорот задумчиво кивнул - про систему самоуничтожения он не знал - как-то до сих пор речь не заходила.
   Перед ужином колдун еще и от Ллорга получил резкий выговор за "глупость и самоуверенность, несовместимую с разумом и лежащей на тебе ответственностью". И Жороту при этом вообще оставалось только зубами скрипеть - на любой аргумент лич приводил три. Иногда не в слишком цензурной формулировке, но всегда логичные и обоснованные. Так что за ужином Жорот был не в самом лучшем расположении духа.
   Арика за столом вела себя, как всегда, но изоляция супружеской связи была по-прежнему непроницаема. Похоже, жена лишь отложила выяснение отношений до лучших времен. Это раньше колдуну удавалось относительно легко убедить ее в необходимости того или иного поступка. Сейчас же она все критичней относилась к его утверждениям, да и информацию теперь получала отнюдь не только от него, при этом сравнивая и анализируя. Ну хорошо хоть, сразу не послала подальше, что-то Жороту подсказывало, что к этому было близко. Он досадливо осознал, что пришло время корректировать свои действия, исходя из друзей и супругов. Иначе результатом будет ссора с друзьями и хорошо, если не распад семьи. Тем более, прецедент уже почти был. Не будет же он полным идиотом, наступать опять на те же грабли!
  
  
  
  
  
   Дни потянулись не слишком-то весело, но особого выбора у колдуна не было. Лонг не выпускал Жорота из виду с раннего утра и вплоть до момента, когда тот ложился спать, тогда "вахту принимали" Роджер с Арикой, иногда вместе, реже кто-то один. Колдуна, само собой, такое положение вещей не приводило в восторг. Но когда он попытался протестовать, мол, хватит с него Жана, жена наорала на него - чуть не впервые за время их знакомства. Заявив, что Жан с Жоротом - одного поля ягоды и не факт, что телохранитель удержит колдуна от новых безумств. И именно поэтому она настаивает на постоянном присутствии Лонга - мол, у того точно с мозгами все в порядке, и он сможет, при необходимости, адекватно оценить ситуацию и найти нормальный, а не экстремальный выход.
   - И как долго Лонг будет меня контролировать? - раздраженно уточнил колдун. - Тебе не кажется, что я все же имею право сам решать...
   - Не кажется! Вот выздоровеешь и делай, что хочешь - тогда из-за своей дури ты просто отправишься на тот свет, и это действительно твое решение и твои проблемы! А в этом состоянии тебя разобьет паралич нафиг, и это затронет отнюдь не только тебя! И если тебе мое поведение кажется оскорбительным, пожалуйста, могу избавить тебя от своего присутствия! Тогда будешь делать исключительно то, что считаешь нужным!!!!
   Роджер, дождавшись, пока Арика "выпустит пар" и уйдет, заметил, что в этом случае жену он прекрасно понимает и полностью поддерживает. Жорот только выругался про себя - как же, дождется он проявления мужской солидарности. Зато изоляция супружеской связи после скандала исчезла. Хоть такое утешение...
   При всем этом выходка Жорота, как ни странно, послужила завязкой общения с Тэленис. На третий день в дверь их дома постучал мальчишка-посыльный, принесший записку, адресованную колдуну, с приглашением Атаны в гости.
   Он был в шоке от столь допотопно-экстравагантного способа передачи информации. Неужели нельзя было по связи договориться? Тем более, у него лежал кристалл Вулха. Жорот сначала вообще решил, что это какая-то шутка и связался с Патриархом. Тот, посмеиваясь - даже по голосу было слышно - посоветовал привыкать к правилам общения в высшем свете.
   Жорот, который теоретически понимал, что с принятием поста министра связи он вроде как действительно входит в правящую элиту, тем не менее, как-то не задумывался об этом всерьез. Впрочем, для того, чтобы реально войти в эту саму "элиту" одного поста было мало. Надо было, чтобы тебя еще принимали в высшем свете, а без знакомств это было нереально. Да и не хотел колдун заморачиваться великосветской жизнью. Поэтому Жорот спокойно прикинул, что будет лишен "великосветского общения" и с облегчением вздохнул - одной головной болью меньше. Как бы не так...
   Атана, проведя в гостях полдня, вернулась домой с ворохом новых впечатлений. Причем отнюдь не все были положительные - девочка успела пообщаться не только с Райесом, но и с двумя его кузинами возраста близнецов. От разговоров с юными аристократками Атана чуть не взвыла - наряды и сплетни, мальчики и мода... Само собой, девушки от нее тоже были не в восторге.
   Девочка рассказывала новости, раскачиваясь на стуле - нормально сидеть у нее не получалось - Жороту и матери. Роджер еще не вернулся с работы, но наверняка Атана не забудет поделиться впечатлениями и с ним. Арика подтянула кресло к кровати колдуна и расположилась в нем со всевозможным комфортом. Лонг безмолвной статуей потерялся где-то в углу, трое телохранителей рассредоточились за пределами комнаты. Двое в коридоре, один на балконе, дверь которого, как обычно в эти летние дни, была распахнута настежь, теплый вечерний ветерок гулял по комнате.
   - Они меня пацанкой обозвали! - возмущалась Атана. - Да у нас полкласса таких пацанок, хоть и ровесницы этим фифочкам! А когда я сказала, что собираюсь специализироваться на некромантии, вообще со мной перестали разговаривать, - она хмыкнула. - Надо было их в самом начале шокировать, меньше доставали бы.
   Арика подняла глаза к потолку и поинтересовалась:
   - Надеюсь, ты им не нагрубила?
   - А смысл? - фыркнула девочка. - Таких жалеть надо,
   - То же самое они думают о тебе, - ехидно сообщила мать. - Что тебя только жалеть стоит, и что ты в своем неправильном воспитании не виновата, что поделаешь, не повезло тебе родиться в семье истинных аристократов!
   - Бр-р, - передернулась Атана. - Мэтра из этой же семьи и ничего, нормальная тетка.
   Жорот, с интересом прислушивающийся к разговору, не удержавшись, хмыкнул.
   - Кстати, она спрашивала, как ты себя чувствуешь, - добавила Атана, обращаясь к колдуну.
   На сей раз он поперхнулся воздухом - подобный вопрос был равносилен извинению.
   - И что ты ей сказала? - поинтересовалась Арика.
   - Исходя из того, что ты до сих пор не послал всех с лечением, не очень хорошо, - с честным видом отчитался ребенок.
   Арика хмыкнула, а колдун пожал плечами - как он подозревал, Тэленис ответ и не нужен был.
   Когда Атана убежала, Жорот сообщил жене:
   - Я не особенно знаком с правилами вежливости, но, кажется, следует послать ответное приглашение. Не хочу ссориться с Вулхом - он мужик неплохой.
   - Посылай, - равнодушно согласилась она. - Если что от меня надо, говори... А в качестве посыльного Атану используешь? - фыркнула женщина.
   Жорот тоже рассмеялся и заметил:
   - Думаю, Лонг подойдет в самый раз.
   - Избавиться решил? Не выйдет, записку отнести - дело минутное, - усмехнулась жена.
   - Избавишься от вас, как же... - проворчал все еще не смирившийся с бесцеремонным контролем колдун.
   Визит Тэленис с Райесом был намечен послезавтра, но не состоялся. Вечером у мальчика произошел долгожданный перелом, о чем Жороту скороговоркой по связи сообщил Вулх. Официальное извинение от Тэленис с обещанием визита при первой же возможности принес на следующее утро все тот же мальчик-посыльный.
   Прошла почти дюжина дней, когда наконец Тэленис появилась, причем не только с Райесом, но и мужем. Мальчик узнавал всех и помнил все, что происходило с ним пока он жил в гостях, тем разительнее были происшедшие перемены. Атана даже вначале стеснялась резко повзрослевшего Райеса. Впрочем, они быстро нашли общий язык и убежали играть с Малышом. Правда, перед этим Райес, немного запинаясь, озвучил официальное приглашение на праздник в честь его совершеннолетия, ровно через дюжину дней.
   Тэленис с Арикой тоже куда-то ушли, а колдун попытался осторожно отказаться от визита.
   - Вряд ли приду в себя к тому времени...
   - Я сегодня у Ларсена был, он сказал, придешь, - возразил Вулх. - Если, конечно, не вздумаешь схлестнуться с очередным амулетом.
   - Ох, ну хоть ты не язви. Меня чуть живьем не сожрали за этот несчастный амулет, - проворчал Жорот.
   - И это правильно. Меня Тэленис тоже долго пилила, что я не предупредил, насколько ты ненормальный. Хоть я и предупреждал, просто она не восприняла, - Вулх, довольный, как кот, щурился то на Жорота, полусидящего на своей лежанке, то на солнце, лучи которого падали на ковер сквозь окна и балконную дверь.
   - Кстати, перелом у Райеса начался после того, как одна из его кузин весьма непочтительно высказалась в адрес Атаны. Мальчишка сначала кинулся на сестру с кулаками, потом стал реветь. И ушел в перелом.
   - Значит, ему действительно нужен был толчок, сильная эмоция, - заметил Жорот.
   - Похоже на то. По крайней мере, Тэленис перестала бурчать на предмет "дурных экспериментов" - так или иначе, моя идея сработала.
   - Это прекрасно, - колдун сделал еще одну попытку отказаться от приглашения. - Только сам понимаешь, и я и Арика на вашем приеме не на месте будем, разве Роджер сможет держаться соответственно...
   - А сначала всегда так, - невозмутимо сообщил Вулх. - Или ты думал, тебя с распростертыми объятиями примут?
   - Нет, но...
   - Или всерьез надеешься обойтись без "великосветской жизни", при своей-то должности? Не смеши.
   Вулх лениво потянулся, с грацией опасного хищника. Несмотря на возраст, Патриарх отнюдь не потерял формы и, наверное, все так же временами "гуляет по дорогам". Жорот вдруг остро позавидовал тем мальчишкам, которых Вулх отбирал для обучения - у них все только начиналось, свобода, никаких обязанностей и привязок... Да и общение с Патриархом колдун до сих пор вспоминал с ностальгией.
   Боевой, казалось, читал мысли. Он насмешливо улыбнулся:
   - Твоя должность еще не конец света. Немножко разгребешься и подберешь себе занятие для души. Только, уж поверь моему опыту, это будет отнюдь не возня с сопляками и, тем более, не шинкование противников на куски разной степени опознаваемости.
   Колдун хмыкнул:
   - Если б мне не нравилась профессия боевого, я бы ее не выбрал.
   - Это в тебе молодость играла, - безапелляционно отозвался Патриарх. - Я же вижу, как ты убиваешь - без огонька, рассудочно... Не твое это.
   Жорот, не выдержав, рассмеялся. Да уж, убивать "с огоньком" это нечто...
   - Вернемся к нашим баранам, - невозмутимо продолжил Вулх. - Я вас жду, причем без отговорок. И готовься к тому, что придется работать не хуже, чем на задании - или ты собираешься так и отмахиваться от всех подряд, годами? Думаешь, я не знаю, что после вступления в должность у тебя ни дня спокойного не было? А когда начнешь появляться на подобных мероприятиях, ты уже станешь считаться "своим", и лишний раз на тебя огрызнуться мало кто рискнет. Понял?
   - Если б все было так просто...
   - "Так просто" само собой, ничего не бывает, - наставительно заявил Патриарх. - И "так быстро" тоже. Но начало будет положено, это уже кое-что.
  
  
  
  
   Похоже, смерть Дейнада заставила желающих влезть в Транспортную отрасль поумерить прыть. По крайней мере, Жорот успел выздороветь и вернуться к работе, а никаких неприятностей не происходило.
   Празднество Рэндаллов само собой, игнорировать не удалось. Колдун появился там со всей семьей - близнецы были достаточно взрослые для подобных вечеров, причем если Рони была не против визита, то Фест пошел только потому, что отказываться было слишком неприлично. Атане же, которая была слишком мала, Райес послал индивидуальное приглашение, хотя девочка и ворчала, что лучше бы они с ним просто поиграли. Единственным, кто отвертелся от званого вечера, был Тойди. Поскольку парень не являлся кровным родственником, его отсутствие приличий не нарушало, чем он и воспользовался.
   Арика заявилась на вечер, в нарушение всех правил, в брючном наряде. Впрочем, от нее, похоже, ничего другого и не ожидали. Зато оба мужчины были одеты в классические костюмы. Жорот, в отличие от Арики, сменил мантию на предписанную этикетом темную пару. А Роджер вообще предпочитал именно такую одежду, особенно с тех пор, как стал работать в министерстве. Детей экипировали у местного элитного портного, так что, в общем и целом, они в толпе не выделялись.
   Прием у Вулха был не слишком многолюдным - всего-то около сотни человек. Можно сказать, приглашены были только близкие родственники и друзья, практически никто из посторонних на празднество не попал. И происходило действо относительно по-домашнему. В одном из залов были накрыты столы, но официальная часть была очень недолгой. Скоро гости разбрелись по анфиладе роскошно убранных помещений - кто-то танцевал, кто-то играл в карты, кто-то сплетничал, обсуждая присутствующих и отсутствующих.
   Близнецы стремительно потерялись в толпе, но за них колдун не беспокоился. Опасаться скорее следовало за несчастных, которые рискнут с ними связаться, ежели таковые вообще здесь найдутся. Атана оказалась в кругу младших родственников Вулха, вместе с Райесом, поэтому за ней тоже присматривать нужды не было. Взрослые могли заняться собой и возможным общением.
   Вулх, чуть не в самом начале приема, прикосновением передал Жороту информацию о членах трех аристократических семейств, которые присутствовали на вечере, помимо Рэндаллов, само собой.
   Первыми на глаза Жороту попались супруги из Семейства Ворчеров - Шрейт и Герни. Гигант-боевой, мускулистой фигурой и осторожно-скованными движениями походивший на медведя, двигался достаточно ловко, чтобы не сталкиваться с окружающими предметами. Хотя и выглядел в гостиной несколько не на месте. Шрейт был братом Кассела, нынешнего Патриарха Ворчеров, семейства боевых. Которые после того, как вошли в круг аристократов, стали называть себя стихийниками, огненными. Герни, супруга Шрейта, высокая изящная аристократка с длинными светлыми волосами и серыми глазами, выглядела очень утонченно в своем вечернем платье и пользовалась несомненным успехом - она не оставалась без партнера ни одного танца, и танцевать явно умела и любила. Ее супруг предпочитал путешествовать по залу, хотя три или четыре раза приглашал хорошо знакомых дам.
   Эта пара старалась к Жороту не приближаться. Колдун про себя посмеивался - Ворчеры в своих попытках надавить на него действовали весьма деликатно, так что он против них ничего не имел. Хотя, само собой, сообщать им об этом не собирался.
   Вторым был мужчина, не заметить которого было весьма сложно из-за внушительных габаритов - Эркис, сын Хайны, Патриарха Игеров. Кстати, чуть не единственное семейство, не "отметившееся" в попытке пробиться в Транспорт.
   Эркис был высоким и мощным, с брюшком - впрочем, смотрящимся весьма органично - и наметившейся лысиной, которую не скрывала короткая стрижка. Игеры были единственной Семьей во главе которой традиционно, вот уже четвертое поколение, начиная с основательницы, находились женщины. Поэтому Эркис, несмотря на высокое положение в семье - он был, кажется, вторым или третьим по старшинству ребенком - принципиально не стоял в очереди преемников на пост Главы. Жорот с трудом, но вспомнил, что слышал о нем и раньше. Причем его специализации он узнал только сейчас, от Вулха - психолог, мастер преображений и аналитик. А известен Эркис был как удачливый дознаватель, попросту говоря, сыщик. Причем считался чуть не лучшим в Клане, тем, кто в состоянии распутывать загадки, кажущиеся практически безнадежными.
   Сообразив это, колдун насторожился. С одной стороны, ничего странного, что Эркис оказался на приеме, не было. Маг явно был душой-парнем и дамским угодником - он уже собрал вокруг себя толпу женщин, гадая им на картах и по руке и расточая улыбки налево и направо. Поклонниц не отпугивала даже его привычка постоянно курить, хотя вряд ли кому они бы это еще простили.
   Так что Эркис вовсю наслаждался жизнью, и подозревать опасность с его стороны было нерационально, но все же... все же. Колдун, коснувшись плеча Арики, указал на мага, вовсю очаровывающего дам, и предупредил, чтобы она вела себя с ним осторожней. А еще лучше, избегала. Жена равнодушно кивнула, обаяние Эркиса на нее явно не действовало.
   Жорот настолько встревожился, что про последнюю представительницу славных аристократических родов просто забыл. Хотя она сама о себе напомнила, как без этого. Мимо проплыла Льюсилла, в небесно-воздушном вечернем наряде, со сложнейше-вычурной прической и сверкающим ожерельем, скорей всего, баснословно дорогим. Впечатление сестра произвести умеет, этого не отнимешь... Жорот на удивление быстро свыкся с мыслью об их родстве, впрочем, приблизительно в этом качестве он светловолосую магичку с детства и воспринимал. Как вредную сестрицу, свысока относящуюся к младшему брату, всячески при этом подчеркивая его непутевость. Аристократка небрежно кивнула Жороту, как не слишком близкому или не особенно желанному знакомцу. Колдун ответил аналогичным приветствием и скользнул взглядом по ее спутнику. Оп-с... Дэгори, тот самый артефактор, поделка которого стоила Жороту стольких нервов. Нет, что сам дурак, понятно... Но совпадение забавное.
   Арика унеслась танцевать с Роджером. Колдун же взял с подноса проходящего мимо слуги бокал и присел на софу. Бокал понадобился, чтобы к Жороту не присматривались, как к потенциальному танцевальному партнеру - он и просто стоять-то быстро уставал, какие уж тут танцы...
   Место оказалось удобным для наблюдения. Колдун прекрасно видел и танцующих супругов и большую часть зала. По негласным законам, дамы могли танцевать с мужьями не больше одного-двух раз, но похоже жена и в этом случае игнорирует правила приличия. Причем не по своей вине - просто вряд ли кто ее еще пригласит... Или все же? Кстати, Арика в хаосе вечера держалась на удивление уверенно, вероятно, сказывался опыт Проверки. Насколько Жорот понял, она в период иллюзорного замужества не один десяток лет вращалась в кругах, близких к высшему свету. И была вполне счастлива. А Роджер был одним из самых красивых мужчин здесь, да и выглядел, как рыба в воде. Вот так и подумаешь, а не лучше, спокойней и, главное, безопасней для обоих было бы... Нет уж! Никому он не отдаст ни ее, ни Роджера.
   За мужа он в последнее время опасался даже больше, чем за Арику. Вернувшись на работу, колдун понял, что шутки Питера по поводу "тиранства" Роджера имели под собой более чем реальные основания. Робот навел среди служащих образцовый порядок, спровоцировав их стойкую неприязнь. Хотя общался Роджер с людьми предельно вежливо, и, как потом он сказал Жороту, требования озвучивал, исходя из "человеческих критериев", но все равно его запросы казались драконовскими. С другой стороны результат его реформ был весьма впечатляющ. Поэтому, подумав, Жорот согласился со всеми нововведениями, хоть и немного смягчил акценты. Как следствие, больше дюжины сотрудников подали прошения об увольнении - они-то рассчитывали, что с возвращением колдуна все пойдет по-старому. Впрочем, Жорот, особенно и не огорчился - если уж согласились работать, так пусть работают, в конце концов. Только вот не вздумали бы потом "обиженные и оскорбленные" отыграться на Роджере.
   Жорот тщательно проинструктировал Робина, да и с мужем обстоятельно поговорил, перечислив все пришедшие в голову ловушки и подводные камни, надеясь, что этого будет достаточно. Но от тревоги избавиться не мог - мало ли, маги господа изобретательные... А Роджер беззащитней любого, даже Атаны. Мысль об этом, как и осознание того, что он может потерять мужа, сильно нервировало колдуна. Слишком уж он привязался к Роджеру, причем отнюдь не как к вещи, что бы остальные ни думали и ни высказывали ему. А высказывалось много и весьма нелицеприятно, к счастью, еще до болезни колдуна, и, следовательно, до выхода Роджа на работу. Жорот уже с полдюжины раз дрался по этому поводу на дуэлях, хорошо хоть, ни Арика ни Роджер так об этом и не узнали. Впрочем, желающих становилось все меньше - маги наконец разобрались, что силой колдун превосходит практически всех, а извиняться и выполнять оскорбительно-вызывающие "штрафные санкции" Жорота никому не улыбалось.
   Последний грубиян исправно играл роль обнаженной статуи на одной из площадей, приходя туда, как на работу, в течение недели. Все бы ничего, если не принимать во внимание, что площадь Жорот выбрал в непосредственной близости от дома оскорбителя - там, где соседи могли лицезреть сие зрелище - кстати, прямо из окон. А так же друзья, жена, ее подруги и вся окрестная ребятня, которая, в отличие от взрослых передвигалась по улицам, не пользуясь порталами - лето все же, каникулы... Так что известность местного значения мужику была обеспечена, и надолго.
   Стоило бы, конечно, ограничиться парой дней, но слишком уж достали - сколько можно изощряться в оскорблениях, при этом рассчитывая, практически, на полную безнаказанность - поединки до смерти в подобных случаях не применялись. Вот Жорот и назначил период наказания подлительней - может, хоть это заставит скотов задуматься. И, кажется, сработало. По крайней мере, после его выздоровления не было ни одного поединка. Лишь бы действительно не переключились на Роджера... Одно хорошо, при телохранителе наглеть не рискнут.
   Музыка смолкла. Сейчас, после небольшого перерыва объявят следующий танец. А пока пары разошлись, супруги появились рядом с Жоротом. Арика присев рядом, позаимствовала у мужа бокал, понюхала и вернула обратно, поморщившись.
   - Кажется, тут ничего безалкогольного не подают, - пожаловалась она Жороту.
   - Не подают, - невозмутимо согласился колдун.
   Выдержал паузу, дождавшись, пока жена с обреченным лицом взяла с подноса проходящего мимо лакея белое вино - видно, сильно хотела пить. Когда в ее бокале ничего не осталось, Жорот уточнил:
   - Безалкогольные напитки не разносят, они стоят просто так. Во-он на тех столиках.
   Арика уставилась на мужа с непередаваемым выражением. По связи раздался возмущенный вопль: "Издеваешься?!" Колдун с самым честным видом отозвался: "Нет, что ты..." Хотя было немножко. И наверняка его настроение Арике по связи передалось. Понятно, что жена не может быть знакома с местным этикетом, но это же не повод упустить такой случай, верно? Тем более, после трехнедельного бесцеремонного контроля...
   - Я принесу, - Роджер направился в указанную сторону, прервав тем самым молчаливый диалог.
   - Стакан бери, в бокалах алкоголь, - вдогонку предупредил его Жорот. А когда повернулся, увидел, что жена улыбается, но в глазах светится эдакое выражение... Теперь попытается отыграться.
   Арика успела наполовину выпить принесенную Роджером минералку, когда объявили следующий танец, белый. Она тут же уставилась на колдуна с задумчиво-прикидывающим выражением...
   - Я сегодня целый день на ногах, - тут же предупредил он.
   На лице Арики отразилось разочарование. Все правильно, памятуя о недавней болезни, она настаивать не будет. Вздохнув, женщина встала и, заметив мужьям:
   - Вы же не против, я развлекусь? - огляделась, выбирая жертву.
   Роджер улыбнулся, а колдун устроился поудобней, подумав, что легко отделался.
   - Вы достаточно оправились от болезни? - раздалось уверенное контральто. - И согласитесь подарить мне танец?
   Жороту только и оставалось, что встать, и, чуть поклонившись Тэленис, поблагодарить за приглашение. Роджер забрал у него бокал, а Арика бросила на колдуна ехидный взгляд - мол, от хозяйки ты "нездоровьем" не отделаешься!
   Под неторопливую мелодию можно было тихо и вполне нормально разговаривать.
   - Благодарю за честь, которую вы оказали нам, пригласив сюда, - негромко сказал колдун.
   - Не стоит, - усмехнулась Тэленис. - Вашему умению вести светские беседы явно недостает опыта. Зато в извинениях перед обездвиженными наглыми гостьями вам равных нет.
   - Прошу прощения, я не хотел прибегать к столь крайним мерам, но...
   - Я не оставила вам выхода. Это я уже слышала. И полностью с вами согласна. Меня заинтересовало другое - от какого процента людей, оказавшихся в вашем положении и на вашем месте, я услышала бы извинения, а не трехэтажное высказывание в мой адрес?
   - От любого нормального человека, осознающего сложившуюся ситуацию, - отозвался колдун. - И дело не только в том, что я уважаю вашего супруга, и никогда не позволил бы себе повести с вами грубо. Просто я полностью осознавал законность ваших требований. Но, согласитесь, моя просьба присутствия мэтра тоже не была чем-то из ряда вон выходящим. И я очень сожалею, что мы не смогли договориться - безусловно, в этом значительная часть моей вины.
   - Кажется, я вас недооценила, когда вообразила, что вы недостаточно опытны в светских беседах, - задумчиво сообщила Тэленис. - Знаете, Арика обладает неплохим чутьем на людей. Он выбрала весьма примечательного партнера по танцу.
   Жена как раз оказалась рядом. Она танцевала в паре с неприметным молодым человеком.
   - И что в нем примечательного?
   - Перус один из младших, - негромко сообщила Тэленис. - А примечательного в нем то, что мальчик в свои три с лишним века считается одним из лучших алхимиков.
   Колдун чуть не сбился с ритма. Действительно, примечательность весьма выдающаяся. Алхимия считалась одной из наиболее сложных и трудоемких специализаций, причем оправдано. И обычно хоть сколько-нибудь значительных успехов в ней достигали к восьми, если не десяти векам. А в неполные четыреста...
   - У вас коллекция талантов, - заметил колдун. - Когда я уезжал, Дэгори входил в пятерку лучших артефакторов.
   - Он и сейчас входит, продвинулся выше на одну ступеньку, - усмехнулась Тэленис. - Распэ отошел от дел.
   - Жаль, - искренне отозвался колдун. "Что это он? Еще ж и четырех тысяч нет..."
   - Вы знакомы?
   - Мне повезло попасть к нему на курсы... - Жорот осекся. Вряд ли Тэленис интересовали подробности его школьных лет. Без перехода он заметил. - Буду откровенен, я не рассчитывал встретить здесь мэтру Льюсиллу.
   - Я тоже, - усмехнулась Тэленис. - Она пришла с Дэгори. А я не посчитала себя вправе отказать ей в визите, несмотря на этот безобразный скандал.
   - Лью с кем-то поскандалила?
   Не то, чтобы колдуну было так интересно, скорее Жорот удивился - сестра обычно проявляла стервозность исключительно в семейном кругу.
   - Только не говорите, что не слышали этой истории.
   Выражение лица Тэленис, тем не менее, стало выжидательно-предвкушающим. Настолько, что Жорот, даже если б и знал, о чем речь, не смог бы лишить даму удовольствия пересказать сплетню еще раз. А он, к тому же, был абсолютно не в курсе, о чем тут же ей честно и сообщил.
   Судя по предельно довольному выражению, рассказ доставлял Тэленис невероятное удовольствие.
   После того, как исчезла Роллейна, Льюсилла оказалась не у дел. Какое-то время она жила сама по себе, но недавно Ник решил выдать дочь замуж - сколько можно, не девочка уже, пора и семьей обзаводиться. Он сообщил об этом Льюсилле и тут же предложил ей список кандидатов в супруги, предоставляя ей право выбора. Однако Льюсилла, вместо того, чтобы обрадоваться - редко кому дается такая возможность, устроила форменный скандал. Отказалась выходить замуж, а когда Ник стал настаивать, произнесла формулу официального выхода из Семьи.
   На этот раз Жорот с ритма сбился. Тэленис, впрочем, ничем возмущения не высказала, скорее ей доставило удовольствие произведенное впечатление. Она еще что-то говорила, Жорот слушал ее вполуха, размышляя. Чтобы Льюсилла ушла из Семьи? Невероятно. Она без Семьи себя просто не представляет, это беда всех аристократов. Не первых Патриархов, основателей родов, таких, как Вулх, они как раз вполне себе самодостаточны, а всех остальных, воспитанных в аристократических традициях. Для них Семья, ее интересы - смысл и высшая цель жизни. Даже наследственные Патриархи, насколько Жорот понимал, этому подвержены.
   Он отыскал взглядом сестру. Она разговаривала с двумя женщинами и мужчиной. Невозмутимость, блеск, выдержанность. Льюсилла демонстрировала обществу свою несгибаемость. Выдержанность истинной аристократки... Следующая мысль, пришедшая Жороту в голову, заставила его выругаться. Правда, про себя. Получается, что он - единственный оставшийся у Лью родственник? Как здорово...
   Танец закончился, колдун, поблагодарив Тэленис, вернулся к мужу. Скоро туда же подошла Арика. Жорот спросил - ему было действительно любопытно:
   - А как ты выбирала партнера? Ты же здесь никого не знаешь.
   - Чет-нечет, - отозвалась она. И тут же пояснила, сообразив, что муж ничего не понял. - Серж, когда ему надо было что-то быстро решить, а выбор не имел принципиального значения, подкидывал монетку. Он называл это чет-нечет. А мою монетку вижу только я, она летит к тому, что я и выбираю. Иногда делится. Сегодня разделилась на четыре.
   - А к кому полетели три остальные? - заинтересовался колдун.
   - Одна куда-то за спину, я не стала оборачиваться. Еще одна - к любимцу женщин, которого ты... Ой.
   Арика повернулась, отыскивая взглядом Эркиса, и растерялась - тот был буквально в паре шагов, направляясь явно к ним. И не услышать последней реплики женщины просто не мог.
   - У вас прекрасный способ выбора партнеров, леди, - склонился перед ней маг. - Надеюсь, вы согласитесь подарить мне следующий танец, раз уж ваша удача советует вам это?
   Судя по всему, Эркис слышал не только последнюю фразу. Хороший у мужика слух, что, впрочем, неудивительно, иначе он бы не достиг таких высот в своей профессии. Арика согласилась, Жорот, мысленно поморщившись - просил же! - стал прикидывать, как бы отказать аристократу, само собой, в пределах вежливости.
   - Эркис, Семья Игеров, - церемонно представился маг.
   Арике при знакомстве он руку поцеловал, мужчинам пожал. При этом предал Жороту через прикосновение: "Не беспокойтесь, ваша жена будет со мной в полной безопасности. Мне надо с вами поговорить, это в ваших интересах, изыщите предлог для моего к вам визита. Если хотите заручиться моими рекомендациями - обратитесь к Вулху".
   И увел Арику под руку - как раз объявили следующий танец.
   Жороту волей-неволей пришлось разыскивать Вулха. Хозяин оказался в оранжерее, он беседовал с двумя магами. Одного Жорот знал, это был достаточно известный целитель, второй был ему незнаком. Колдун дождался, когда Патриарх освободится, и подошел к нему.
   "Что скажешь об Эркисе? Он напрашивается с визитом, говорит, что я в этом заинтересован".
   "Значит, действительно есть что-то для тебя любопытное. В этом отношении он честен", - не раздумывая, отозвался Вулх.
   "В смысле?" - не понял колдун.
   "Если бы играл против тебя, таким образом втереться в доверие не пытался бы. А так... он скрытен, единственное, что точно скажу - любит свое дело. Очень любит."
   Жорот поблагодарил патриарха. Возвращаясь в зал для танцев, колдун увидел Льюсиллу. Женщина с задумчивым видом любовалась на лужайку с яркими цветами, водопадом и небольшим озерцом, от которых веяло свежестью. Иллюзия была устроена в широком коридоре, точнее, небольшом холле, примыкающем к нему.
   Магичка стояла в одиночестве. Жорот, мысленно вздохнув, подошел к ней. Приязни, да и просто расположения Льюсилла у Жорота не вызывала. Впрочем, ненависти тоже, он просто не имел особого желания с ней общаться. Но то, что сестра рискнула отстаивать свою свободу таким нестандартным способом - бунты с выходом из Семейств случались крайне редко - колдун не оценить не мог. Да и слишком хорошо знал, каково это, выживать в иерархическом мире Клана без родственной поддержки. Конечно, предложить он мог немного, но это лучше, чем ничего.
   - Не забывай, пожалуйста, что родственники у тебя все же остались, - негромко сказал он магичке. - Ни я, ни моя семья не откажем тебе в поддержке, - колдун мысленно вздохнул и закончил фразой, которая, коль уж он вообще завел этот разговор, была необходимой. Еще и с Арикой придется объясняться... - Я подтверждаю наше родство со всеми вытекающими для меня обязательствами, Эйд Ориго. И буду рад видеть тебя в нашем доме и нашей семье в любое время.
   Льюсилла, уставившись на мужчину сузившимися глазами, презрительно фыркнула:
   - Рассчитываешь, что я тебе буду подчиняться, как Главе?
   - Отнюдь, - усмехнулся Жорот. - Глупо было бы. Обязательство одностороннее, тебя ни к чему не принуждает. Сама подумай, оно мне надо, твое подчинение? Мне более чем достаточно четверых несовершеннолетних, за которыми я присматриваю.
   - Пятерых! - фыркнула Льюсилла. - Твою женушку к совершеннолетним нельзя отнести ну никак!
   - Обвиняешь в педофилии? - хмыкнул колдун. - Вот уж поверь, Арика вполне взрослая, развивалась как немаг. Она работает уже больше тридцати лет. Причем в последние десять по своей основной магической специализации, и неплохо зарабатывает, к твоему сведению.
   - Действительно, по закону она совершеннолетняя, - неохотно признала Льюсилла. - Но ведет себя, как капризный ребенок!
   - Нормально она себя ведет. То, что ты принимаешь за детскость - просто особенности ее характера, она и в тысячу и в десять тысяч изменится ненамного. Извини, мне пора.
   Люсилла кивнула, провожая колдуна эдаким сомневающимся взглядом. Жорот про себя только плечами пожал - он предложил поддержку, а воспользуется ли сестра предложением - это ее личные проблемы.
   Вечеринка продолжалась до утра, но колдун с семьей ушел около полуночи, перед этим договорившись с Эркисом о встрече завтрашним вечером.
   Дети давно отправились спать, Роджер негромко обсуждал с Жоротом рабочие вопросы, а Арика плескалась в ванной. Когда у нее была возможность, она задерживалась там надолго. Жорот, например, давно искупался, но ложиться не торопился - дожидался жену. Арика же, выйдя из ванной, порядком удивилась:
   - А вы что не в постели? Еще что-то намечается?
   - Не совсем, - отозвался колдун.
   Он пересказал ситуацию Льюсиллы. Жена только плечами пожала, показывая, что ее это не сильно интересует, зато Роджер проявил чудеса догадливости. Или, что точнее, сделал логичный вывод:
   - Ты пообещал ей поддержку?
   - Предложил, - уточнил Жорот. - И сказал, что не буду против ее визитов.
   Он увидел, как вскинулась женщина, иронично заметив:
   - Никогда не думала, что ты настолько терпелив и всепрощающ.
   Арика ни разу не напоминала о той ночь ломки, после психологического насилия сестры. Хотя, конечно же, не забыла и не простила. При любой встрече, в том числе и на сегодняшнем вечере, она поглядывала на магичку с весьма специфическим выражением - "убила бы, да повода не даешь!" Хорошо хоть повод изыскивает, а не кидается просто так... Жена и сейчас ограничилась репликой:
   - Это твоя родственница, так что ваши с ней отношения - твои проблемы. Пока она не станет переступать рамки приличий, конечно, - в тоне Арики проскользнули хищнические нотки.
   - Во-первых, ты с ней не справишься, - устало сообщил колдун. - Во-вторых...
   - Ты лучше объясни, какого ты вздумал любезничать с этой стервой? - не сдержалась-таки жена.
   - Лью, конечно, стерва, - согласился Жорот. - Но лично мне она никогда не пакостила... Да-да, за исключением блока. И то скорее нервы подвели - достала ее Роллейна.
   - А ты крайний!
   - Что поделаешь, - спокойно пожал он плечами. - Льюсилла тогда защищала интересы Роллейны, как она их понимала. Сейчас же повода для вражды нет... И если мы будем поддерживать хотя бы приличествующие отношения, то и не появится.
   Я могу, конечно, просто игнорировать ее нынешние проблемы. Но это будет неразумно, так как сейчас это равносильно тому, что я присоединюсь к ее травле. Есть вероятность, что Лью выйдет из игры, сломается, не выдержав прессинга...
   - Ты о чем вообще?
   - Ее выход из Семьи вызов обычаям. Практически невероятный...
   - Так ты почти то же самое с Роллейной проделал!
   - Не путай, пожалуйста. Хотя мой поступок тоже был весьма нестандартен, но в сравнении с решением Лью он - в глазах общества Клана - просто ничтожен. Она аристократка, пойми. Это не просто слова, это... ну, как если бы ты, под давлением обстоятельств, вынуждена была работать в борделе. Извини за такое сравнение, конечно, и не дай боги...
   - Да это просто невозможно! - фыркнула Арика.
   - Вот! То же самое скажет любой, услышав о выходке Лью. Обычаи, чтоб им... А она к тому же привыкла опираться на поддержку семьи, более того, основа ее самоуважения заключается именно в принадлежности Семье, работе на ее благо... Аристократы себя вне семьи просто не воспринимают. А тут эта основа исчезает, и Льюсилла оказывается зависшей в пустоте... Вкупе с давлением со всех сторон, повторяю, она вполне может сломаться. Не знаю, как именно это у нее будет выражено, но ничего хорошего не жду. И для себя в том числе. Поэтому и предпочитаю сделать хоть что-то для альтернативного развития ситуации. Ну зачем мне под боком озлобившаяся на весь мир сестра, к тому же я, с очень большой вероятностью, окажусь крайним?
   - Как я понимаю, Льюсилла сильно обиделась на своих старших родственников, - заметил Роджер.
   Жорот хмыкнул:
   - Ситуация весьма забавная, если, конечно, посмотреть со стороны. Льюсилла много лет находилась на привилегированном положении того, кто работает на благо Семьи и Клана. При этом классический путь аристократки для нее был заказан - учитывая ее обязанности по присмотру за матерью, завести семью Лью просто не могла. Теперь же, когда Роллейна ушла и необходимость в Льюсилле отпала, Ник попытался вменить дочери стандартные обязанности. Но она давно не девочка, после стольких веков свободы перестроиться на роль послушной жены и домохозяйки ей почти невозможно. Вот Лью и взбунтовалась. Не знаю, на что она рассчитывала после ухода Роллейны, но предложения отца ее явно не устроили.
   - Бедная-несчастная жертва обстоятельств, - проворчала Арика. - Ладно, убедил. Постараюсь вести себя в пределах приличий. Кстати, ее настройку на мать еще не убрали?
   - Нет, - покачал колдун головой. - Я бы знал. Сам жду, я старых транспортников на работу пригласил, и почти все согласились... Но пока ничего.
  
  
  
  
  
   Очередной узловой маяк располагался в окрестностях довольно крупного города. Несмотря на систему порталов, гарантирующую почти мгновенное перемещение в любую точку мира и на любую планету системы Клана, люди все же предпочитали селиться рядом друг с другом. Причем не в небольших селениях, а именно образуя крупные города. Возможно, их привлекала относительная анонимность проживания - чем крупнее город, тем меньше на тебя обращают внимания. Кто знает...
   Наконец Жорот с Арикой подошли к камню - традиционному фундаменту почти каждого маяка, заодно символизирующему стихию земли. Конечно, бывало, что на маяки зачаровывали другие предметы, но очень редко, а на узловые - вообще никогда.
   Маяк располагался в паре шагов от одинокого дерева с расщепленным стволом - наверное, молния когда-то попала. Но обе половинки упрямого растения вовсю зеленели раскидистыми ветвями, по которым прыгали птицы, и даже сновала мелкая живность.
   Арика деловито обошла маяк, оглядев его со всех сторон - она зачем-то всегда это делала перед тем, как начинать работу. Сеть заклинаний дрогнула, стала двигаться. Энергия волнами текла по силовым линиям, корректируя привязки маяка, включая его в общую систему и настраивая все связанные с ним точки. Причем как Арика ухитрялась это делать, у Жорота до сих пор в голове не укладывалось.
   Неожиданно раздался напряженный голос жены:
   - Подойди. Пожалуйста...
   Он едва успел подхватить ее, женщина обмякла на руках, тяжело дыша. Колдун второй рукой достал амулет портала и вышел в гостиной.
   - Какого ты ушел? - слабо, но ожидаемо агрессивно поинтересовалась Арика.
   - Вернуться недолго, - Жорот опустил жену на диван, присел рядом. - Ларсена?
   - Воды.
   Арика дрожащей рукой приняла чашку, осушила ее до дна парой глотков. И прижала ладонь ко рту, явно сдерживая рвотный позыв. Жорот, мысленно вздохнув, уже не переспрашивая, привел целителя. Арика в последнее время стала относиться к Ларсену гораздо терпимей, хотя отнюдь не хорошо. Чем он ее так раздражал? Впрочем, при нынешнем самочувствии ей было не до проявлений симпатий-антипатий.
   - Я снял симптоматику, - сообщил целитель. - Но причины проблемы не вижу.
   - Переутомление? - предположил колдун.
   Ларсен отрицательно покачал головой.
   - Этот маяк какой-то... странный, - сообщила Арика.
   Она уже пришла в себя и сидела на диване, обняв колени и опершись о них подбородком.
   - У меня сразу, как только начала его прокачивать, появилось такое неприятное чувство, - она поежилась, - похожее на запах... Ну, как будто что-то несвежее рядом.
   Жорот невольно вздрогнул. Арика с пугающей точностью описала один из побочных признаков, свидетельствующих об использовании магии крови, причем не просто так, а со смертельным исходом для донора.
   Целитель уставился на колдуна с вопросительным выражением. Ларсен прекрасно знал, чему соответствуют подобные симптомы... Да любой взрослый маг в Клане знал. Проблема была в том, что в Клане существовали негласные ограничения на использование подобной магии. Ее практиковали маги, подобные Жороту - исключительно для личных целей, и целители и некроманты - эти проводили кровавые ритуалы лишь при большой необходимости и преимущественно в медицинских целях, то есть маяк тут явно был ни при чем. Нет, можно было проверить, конечно, мало ли, но слишком маловероятно. Единственное, что Жорот мог точно сказать - донором было животное, человеческое жертвоприношение отследили бы сразу.
   - Вы что переглядываетесь? - подозрительно уточнила Арика.
   Жорот объяснил, а целитель пессимистично заметил:
   - Я бы не советовал вам появляться возле того маяка без полудюжины боевых. Кстати, куда вы дели телохранителей?
   - В министерстве оставили, - проворчала Арика. - Еле уговорили... И брать их глупо. При необходимости лучше сбежать, а с ними не получится. Не обязательно же в драку ввязываться!
   - Не обязательно, - задумчиво согласился Жорот, пытаясь сообразить, кому понадобилось заклинать маяк на крови. И, главное, с какой целью и на что именно. Все это колдун озвучил и поинтересовался:
   - Мысли какие-нибудь есть?
   - Идти донастраивать маяк, а теоретические измышления отложить на потом, - проворчала Арика.
   - А оттуда телепортироваться уже можно? - уточнил Ларсен.
   - Нет еще, но у меня полно запасных амулетов, - отозвался колдун.
   Он вообще-то рассчитывал на то, что целитель предложит помощь. Причем не как боевой. Благодаря своей первой специализации Ларсен мог бы сказать хоть что-то о направленности кровавого заклинания. Сам колдун был в состоянии протестировать маяк лишь на наличие подобного заклинания или его отсутствие, не больше. Друг его не разочаровал:
   - Тогда давай амулет, и я составлю вам компанию.
   Арика закончила настройки, причем Ларсен помогал ей, снимая дурноту. Затем целитель осмотрел маяк. Жорот, который протестировал артефакт еще перед тем, как Арика продолжила его настраивать, поинтересовался:
   - Что скажешь?
   - Ограничение, - сообщил Ларсен. - Наложено ограничительное заклятие, точнее не определю.
   - Спасибо, - задумчиво кивнул Жорот. По крайней мере, теперь он мог прикинуть, какого специалиста сюда вести.
   Нападение произошло, когда колдун открыл портал домой. Серые тени мелькнули где-то на границе видимости, причем одна из них скользнула в распахнутый портал. Жорот послал заклинание наперехват, но опоздал. Зато колдун успел захлопнуть портал перед носом второй тени и окинул взглядом окруживших их мужчин. Плавная текучесть движений, странноватый запах, ощущающийся очень четко и говорящий об ином типе метаболизма, нежели человеческий. Вампиры.
   Колдун мысленно выругался. Вампиры чувствуют себя в Клане, как дома! Бардак! И заклятия маяков на крови - явно их рук дело.
   Добраться до людей вампиры не могли, хотя и очень старались. Перед телепортацией к маяку Жорот накрыл и себя и друзей всеми щитами, какие только пришли ему в голову. И теперь монстры яростно ломились к такой близкой и, казалось бы, доступной пище, но лишь бессильно бились в щиты.
   Двое мужчин и женщина стали спина к спине, образовав ненадежный треугольник. Арика коснулась плечом колдуна и передала по связи:
   "Я удержу вас обоих. Уходим?"
   "Шутишь?" - так же передал Жорот. И, дотронувшись до Ларсена, чтобы слышал и он, сообщил:
   "Как только скажу, начинаем убивать. Я обездвижу максимум, который удержу. Так что бейте сначала активных и обязательно оставьте парочку для допроса Н'еве."
   "Хорошо".
   "Ясно", - вразнобой отозвались Ларсен и Арика. Но отмашку Жорот дать не успел. Кольцо вампиров неожиданно раздалось, вперед шагнул светловолосый мужчина и нагловато сообщил:
   - Вы покойники. Может, не будете продлевать агонию?
   Со стороны Арики послышалась неразборчивое, но презрительное бормотание. Едва неслышно хмыкнул целитель.
   Колдун кинул заклинание обездвиживания. Больше чем на половине из почти трех десятков вампиров оказались противодействующие амулеты. Не от Дэгори, конечно, но достаточно мощные. Ломать их сейчас было нерационально - Жорот вымотался бы и не смог нормально драться. Поэтому вывести из строя удалось только восьмерых. Плохо. При том, что вампиры значительно превосходят в скорости людей... Колдун, подумав, наложил на всех троих еще и ускорение - продержится не больше минуты, но лучше, чем ничего. Он кинул предупреждение об этом по связи, а вслух бросил:
   - Пошли.
   Вампиры отнюдь не ожидали, что еда бросится в атаку. Жорот убивал, не забывая страховать соседей. Ларсен действительно за эти годы набрался опыта и стал профессиональным боевым. Колдун, впервые наблюдавший целителя в драке, убедился в этом. Арика, как всегда, работала довольно неуклюже. "До Макса она так и не добралась, - подумал Жорот досадливо. - Придется самому их сводить, иначе словами все и закончится.". Но при этом действовала жена абсолютно хладнокровно и настолько рассудительно, насколько это позволяла горячка боя.
   Первым потерял все щиты Ларсен, когда в живых осталась едва треть вампиров. Жорот в пылу драки уже не мог вовремя возобновлять их, а сам целитель с защитными заклинаниями не дружил. Парень успел еще убить двух вампиров, третий же вцепился ему в шею. Жорота как раз окружили четверо и помочь Ларсу он не мог. Прикончила вгрызшегося в целителя вампира Арика, и тут же отвлеклась на кинувшегося на нее очередного монстра. Жорот, разобравшись со своими противниками, прикрыл Ларсена, пока тот, пережимая вену, занимался самолечением.
   Следующей исчезла защита у Арики, но к тому моменту вампиров осталось всего четверо, так что женщина обошлась без ранений. Щиты колдуна продержались до самого конца, и это несмотря на то, что основная часть вампиров кидалась именно на него. Зато убивал Жорот быстрее, чем Ларсен и Арика вместе взятые, так что конечный счет получался в его пользу.
   Наконец на ногах остались всего двое вампиров - светловолосый наглец и парень с абсолютно неприметной внешностью. Наглеца Жорот не тронул специально - кажется, тот был среди своего отребья чем-то вроде главаря. А второй попался под руку - на парне не было защитного амулета, и он был одним из тех, кого колдун обездвижил в самом начале боя.
   Жорот проверил на обоих пленниках заклинание обездвиживания и достал из пространственного кармана капсулы с огненной смесью. Кинул две на три тела, лежащих друг на друге, они запылали, а Жорот начал подтаскивать и отправлять в огонь остальные тела. Арика покосилась на чадящий, отвратительно воняющий дым и поморщилась:
   - Зачем?
   - У них регенерация просто фантастическая, - отозвался колдун. - Если не сжечь, скоро встанут, как новенькие.
   - Это как?
   - Вампиры, что ты хочешь, - пожал плечами Ларсен. Он уже оправился от раны - или делал вид - и вовсю помогал Жороту.
   Арика замерла, брови поползли вверх. Нагнулась над ближайшим трупом, раздвинула губы. Удлиненные клыки, несомненный, но обычно скрытый признак вампира, само собой, присутствовали. Надо сказать, что длину клыков вампиры могли контролировать и такие вот симпатичные зубки появлялись у них только по желанию или во время беспамятства.
   До Жорота же только сейчас дошло - жена не имела представления, с кем она дралась! Впрочем, сейчас не до этого. Он кинул в костер еще пару ампул - они с Ларсеном уже свалили в него все тела - и открыл портал домой.
   Они оказались в гостиной, по которой метался вампир. Жорот, собственно, поэтому и не паниковал, когда монстр прыгнул в портал - гостиная была защищена не хуже внешнего периметра особняка - мало ли, кто ухитрится пройти по порталу внутрь. Поэтому колдун сразу после того, как закрыл окно портала, активировал защиту и успокоился.
   Колдун обездвижил и наглого гостя, попутно взломав его амулет. Арика смерила нового пленника взглядом и кровожадно уточнила:
   - Нам же только двоих надо? Кого в расход пустим?
   - И охота тебе ковры и мебель от крови отмывать? - хмыкнул Ларсен.
   - А я при чем? Для этого служанки есть, - хладнокровно отозвалась женщина.
   Жорот только головой покачал - любители черного юмора, чтоб им... Ну, может хоть так найдут общий язык, и Арика перестанет рычать на целителя.
   - Я на работу, - сообщил он жене. - Тебе туда смысла возвращаться нет, так что я Хью сюда пришлю.
   - Договорились, - отозвалась Арика. - Скажешь Хью, я у себя буду.
   И убежала, уже не обращая внимания на пленников. Ларсен, попрощавшись, тоже ушел. Колдун, проводив взглядом друга, напомнил себе еще раз, что надо сделать Лару щитовой амулет с фэлами. Он ему с его низким уровнем защиты просто необходим, а оплату за помощь целитель отказывался брать категорически - мол, когда мне что понадобится, я к тебе тоже обращусь. Только когда это будет... А Ларсена они эксплуатировали часто.
   Колдун открыл портал в свой кабинет и отправил туда всех троих обездвиженных. Жан и Хью, терпеливо дожидавшиеся своих подопечных, вскочили. Жорот с Арикой действительно уговорили не сопровождать их с большим трудом. И глядя на вытянувшиеся при виде пленников физиономии телохранителей, Жорот понял, что вряд ли им удастся "уболтать" их на подобное еще раз.
   - Все в порядке, мы невредимы, - скороговоркой сообщил колдун. - Хью, Арика у себя.
   Оборотень ту же исчез в портале. А Жорот связался с Н'еве, коротко рассказал о ситуации и попросил забрать пленников. Теоретически он должен был обращаться не к альбиносу, а к преемнику Окуса - Атли, поскольку вампиры были проблемой внутренней, а не внешней безопасности. Но с Атли колдун до сих пор почти не общался, перенеся на него неприязнь, которую испытывал к его предшественнику. Вроде как подобное предубеждение и не имело под собой почвы, но... В конце концов, разве он не имеет права на инстинктивные симпатии и антипатии?
   Н'еве примчался сам, правда, в сопровождении двух сотрудников, которые быстренько отконвоировали куда-то обездвиженных вампиров.
   Альбинос заставил Жорота еще раз, с многочисленными подробностями, повторить рассказ, начиная с момента, как Арике стало плохо из-за кровавого заклятия, и кончая пленением третьего вампира. Потом посыпались уточняющие вопросы - например, усиливал ли Жорот заклинания в гостиной с последнего визита Н'еве. Видимо, ушлый альбинос успел рассмотреть защиту, хорошо хоть, взламывать не стал. Заодно Н'еве уточнил количество амулетов, долго расспрашивал, какого они были уровня. Посетовал на то, что колдун не догадался перед массовым сжиганием собрать эти самые амулеты или любые другие, чтобы ребята Н'еве могли хоть с чем-то поработать, выясняя, кто же из артефакторов сотрудничает с вампирами.
   - Они могут и не знать, что продают амулеты вампирам, - пожал плечами Жорот.
   - Проверить все равно не мешало бы, - возразил Н'еве.
   В конце концов, альбинос настойчиво попросил при подобных ситуациях связываться с ним, а не заниматься самодеятельностью.
   - А то когда контрабандистов нашел, ты спросил, что с телами делать, а сейчас сжег и успокоился...
   - Не путай. Тогда это были действительно тела, а сейчас - только кома.
   - Вот именно. Не факт, что ты выбрал их этой толпы для допроса кого надо!
   - Раскрутишь на информацию тех троих, что ты получил, - терпеливо отозвался Жорот. - В конце концов, они нам недвусмысленно угрожали, напали. С какого я должен спрашивать, убивать их или нет? Если бы даже они были людьми, мы имели полное право их прикончить!
   - Да я не о правах тебе говорю! - раздраженно отозвался Н'еве. - Вот как ты ухитряешься собрать себе на... голову все неприятности, даже самые невероятные?
   - Да уж, невероятней некуда, - язвительно согласился колдун. - Прошляпили целую вампирью диаспору.
   Н'еве скривился, но возразить было нечего.
   - Причем явно немаленькую, - добавил колдун. - Судя по количеству "золотой молодежи", которая на нас напала...
   - Это я и без тебя понял! - не выдержал Н'еве. - Ладно. Спасибо.
   - Не за что. Ты мне не поможешь людьми на полдня? Нужны боевые, человек десять - смотаться к маяку, выяснить, что именно вампиры с ним сделали, как изменили. И специалиста с собой прихватить... Какой тут лучше пойдет?
   - Тестер, наверное... желательно, тот, кто специализируется по Черным... Хочешь, дам своих пару.
   - Спасибо. А то пока я кого разыщу.
   Специалистами-тестерами оказалось две женщин, обе невысокие и худенькие. Только одна черноволосая - Нита, а другая, Кира, огненно-рыжая. Одновременно и коллеги, и соперницы, магички, дожидаясь, пока соберутся боевые, предназначенные им в сопровождение, наперебой кокетничали с Жоротом и Жаном.
   Колдун сразу дал понять, что дамы его интересуют только в профессиональном плане, чем, кажется, немного обидел обеих. Зато Жан явно соблазнился, отдавая предпочтение Кире. Нита в отместку взялась за боевых магов, которые потихоньку уже собирались, и ухитрилась договориться о свидании с двумя одновременно - братьями, правда, не близнецами. Кира, которая заарканила гораздо более симпатичную жертву, но одну, поглядывала на коллегу с завистью. Жорот наблюдал за бесплатным представлением и посмеивался.
   Наконец всей кампанией переместились к маяку. То ли вампиры не успели собраться, то ли, перепуганные количеством народу, не рискнули нападать, но экспедиция прошла без происшествий.
   Работали магички так же энергично, как и кокетничали, словно соревнуясь друг с другом. Жорот, послушав гипотезы, высказываемые буквально наперебой, и прекрасно дополняющие друг друга, подумал, что Н'еве не зря дал магичек в паре - вряд ли они так же эффективно работали бы поодиночке.
   Картина обрисовалась вполне определенная. Оказалось (а Жорот этого просто не знал, бардак полный!), что в узловые маяки были встроены сигнализирующие заклинания. Если на территории, которую контролировал этот самый маяк, порталом перемещался вампир, а не человек, сигнал об этом немедленно шел в отдел службы безопасности, который тут же начинал охоту. Вампиры же с помощью кровавого заклинания ухитрились нейтрализовать эту сигнализацию. Причем магички в голос заявили, что, хотя при наложении заклинания было принесено в жертву животное, при заклятии использовалась и человеческая кровь, в очень большом количестве. Вряд ли человек при этом выжил, просто его не убили сразу, а бросили где-нибудь умирать. Таким образом, явного факта человеческого жертвоприношения не было, и отследить его было невозможно, но эффект от заклинания был почти тот же.
   Не прошло и часа, как Жорот отпустил и боевых и тестеров и, вызвав в кабинет карту, начал намечать, какие узловые маяки нужно будет проверить на кровавые заклинания. Кстати, часть из них Жорот уже настроил. Колдун пока тестеры работали с маяком, проверил пришедшую ему в голову мысль. И убедился, что прав - если бы маяк настраивал он, а не жена, кровавые заклинания так и остались бы незамеченными. Наверное, потому, что он делал это чисто механически... Черт знает, как работала Арика, но явно по-другому.
   Так что проверка предстояла значительная, а потом нужно будет прикинуть область, заселенную вампирами. Колдун, связавшись с альбиносом, объяснил ему ситуацию. Узловых маяков, требующих проверки, набралось почти пару десятков, но за день они должны были закончить.
   А потом... потом будет резня. Жорот ни разу в подобных акциях не участвовал, но прекрасно понимал - убивать придется всех, не делая скидок ни на пол, ни на возраст.
   Дело в том, что маги раз и навсегда отнесли вампиров в разряд врагов, подлежащих уничтожению. Из-за того, что вампиры не могли жить без кровавой составляющей их рациона, причем кровь должна быть человеческой, либо другого разумного существа. Конечно, периодически возникали споры по поводу правомочности такого решения, мол, нельзя целую разумную расу низвести до положения "безусловного зла". Но, как не крути, вампиры являлись хищниками, причем объектом их охоты были люди. Конечно, вампиры не всегда убивали свою пищу. Но контролировать себя могла - или хотела - лишь малая часть монстров, а обычно это было делом случая - насколько голоден конкретный вампир и насколько крепка его жертва. И для человека все кончалось вполне предсказуемо - смертью.
   Поэтому дальше споров дело не шло, и маги не вели с вампирами переговоров и не оставляли их в живых. Но при всем этом вампиры продолжали появляться на планетах Клана с упорным постоянством. Откуда - непонятно, во-первых, мало кто рисковал задаваться этим вопросом, а тот, кто все же рисковал, докопаться ни до чего не мог. Поскольку вампиры, как только раскрывалось их "инкогнито" шли на контакт с магами с той же степенью желания, что и маги - с вампирами.
   В Клане вампиры жили поодиночке и в полуподполье, так проще было не попадаться на глаза магам. А если добавить к этому запрет на пользование порталами, единственным видом местного транспорта, то клановцы делали все возможное, чтобы вампиры у них не задерживались.
   Однако же монстры оказались весьма изобретательны, ухитрившись разрешить проблемы с порталами. Да и вообще, на загнанных и прячущихся напавшие не походили - наглые, уверенные в своей безопасности, явно бесящиеся с жира отморозки. Насколько они должны занимать уверено-стабильное положение, и сколько вампиров вообще должно быть, чтобы среди них появились подобные самоуверенные наглецы, да еще и в таком количестве. Только сожженных тел было двадцать три штуки.
   Как бы не пришлось объявлять мобилизацию боевых, честное слово.
   Жорот попросил Питера подобрать магов, которые могли бы привести маяки в порядок. И с головой ушел в работу. Жан сидел в углу, потерявшись, словно его и нет. Колдун помнил, что у телохранителя назначено свидание и попытался его отпустить, убеждая, что сразу с работы телепортируется в дом и что ничего с ним не произойдет. Но Жан упорно заявил, что подождет. А Жорот настолько увлекся, что позабыл и о времени и о визите Эркиса. Поэтому только раздосадовано головой покачал, когда услышал вызов Арики:
   "Ты скоро появишься? Гость ждет"
   "Ох. Сейчас. Совсем из головы вылетело", - устало отозвался колдун.
   Вышагнув из окна телепорта, он тут же отпустил Жана. Заодно сообщив, что тот мог бы и напомнить о времени, тогда быстрей бы освободился. Телохранитель невозмутимо пожал плечами и исчез.
   Эркис расположился в гостиной, причем как-то основательно, словно у себя дома, или, по меньшей мере, у хороших знакомых. И скучать явно не собирался - развлекал Атану и Рони то ли гаданием, то ли пасьянсами. Фест где-то гулял, зато Тойди был дома и с любопытством присматривался к действиям гостя. Из взрослых в гостиной присутствовал только Роджер, телохранителей тоже видно не было - после выздоровления колдуна их стали отпускать сразу, как только охраняемые возвращались домой.
   - Добрый вечер! - увидев колдуна, Эркис приветливо кивнул. - Я сейчас закончу.
   В ответ раздался дружно-возмущенный вопль девочек. Жорот хмыкнул - этот прохиндей очаровывал дам вне зависимости от возраста.
   - Можешь не торопиться. Сначала ужин, потом все остальное...
   - Если б кое-кто не задержался, ужинали бы уже давно.
   Реплика жены была отнюдь не раздраженной, скорее насмешливой. Арика, оказывается, стояла у него за спиной, закрывая книгу, которую держала в руках и пристраивая ее на один из столиков. То ли женщина только зашла, то ли колдун ее просто не заметил в полутемном углу.
   - Заработался, бывает. Вместо того, чтобы терпеливо ждать, просто напомнили бы пораньше...
   - А я предлагал, - подал голос Роджер.
   - Вот и послушались бы умного человека, - колдун, улыбаясь, подошел к поднявшемуся роботу, обнял его и поцеловал - соскучился. И неожиданно ощутил возбуждение, лишь сейчас сообразив, что после выздоровления проводил ночи только с Арикой - как-то так получилось. Не-ет... Пора исправляться.
   Роджер прекрасно почувствовал настроение мужа - интуицию роботу с лихвой заменяли датчики, которыми он считывал физиологические показания. Но вместо того, чтобы лишний раз не дразнить человека, внешне вполне благопристойно сообщил:
   - Ужин на столе, идемте...
   При этом, незаметно для окружающих, провел по внутренней стороне запястья Жорота нежно, едва коснувшись. И, словно этого ему показалось мало, тронул висок мужа "целомудренным" поцелуем, скользнув языком по коже. Возбуждение мигом подскочило до неприлично-критического уровня, колдун едва не зашипел сквозь зубы. Вот вредина! Пришлось в срочном порядке применять успокаивающую мантру.
   Арика, "поймавшая" ощущения мужа по связи, кинула насмешливый взгляд на мужчин и поинтересовалась по той же связи:
   "Может, уединиться хотите? В принципе я не против, но это будет... Несколько невежливо. Мы тебя и так ждали"
   "Не язви, пожалуйста, - чуть ли не обиженно отозвался колдун. - Родж издевается, и ты туда же!"
   "Ладно-ладно, - хмыкнула Арика. - Не буду. В качестве извинения обещаю, что не стану вам сегодня докучать своим присутствием."
   "В качестве извинения, - отозвался Жорот, почуявший возможность отыграться. - Могла наоборот пообещать поучаствовать!"
   "Эм-м... Я не настолько виновата!" - тут же сориентировалась жена.
   "Выкрутилась..."
   - Все-все-все. Хватит, нас уже все ждут, - Эркис поднялся, решительным жестом заставляя карты исчезнуть.
   Девочки возмутились, конечно, но не сильно и обреченно направились в столовую. Колдун только сейчас сообразил, что маг пользовался не обычными картами, а их магическим аналогом. Что, в принципе, для гадателя было неважно. А Эркис, хоть и не гадатель по специализации, принадлежа к Семейству Игеров, не нахвататься хотя бы основ этой профессии не мог.
   За столом было непривычно пусто. Ллорг вернулся к себе домой, да и телохранители перестали ночевать, и, соответственно, присутствовать на ужине. Впрочем, с таким гостем, как Эркис, скучать не приходилось. Но при этом, насмешничая и рассказывая забавные истории, аристократ передал Жороту через прикосновение:
   "Речь пойдет о Дейнаде. Так что сам решай, кто из твоих должен присутствовать"
   Колдун нахмурился. Само собой, Арика. Пытаться оградить ее не только неразумно, но и опасно - не обладая информацией, жена может попасть в неприятности. И не приглашать Роджера глупо - что за тайны от всецело преданного мужа? Не говоря о том, что Родж может дать дельный совет, со своей-то логикой и умением просчитывать ситуации. Так что, что бы не считал аристократ, присутствовать будет все семейство.
   Оказавшись в кабинете, Эркис сразу посерьезнел, словно сбросив маску. Попросил позволения закурить, Жорот кивнул - дознаватель и так весь ужин сдерживался. Аристократ, затянувшись, начал говорить, без предисловий.
   - Больше двух дюжин дней назад меня попросили взяться за расследование смерти Дейнада. Я отказался, по причинам, объяснять которые не вижу необходимости...
   - А может, все-таки будете столь любезны? - вцепилась в него взглядом Арика.
   Тот прищурился, сцепил на животике руки - сигарета дымилась между пальцами - и сообщил:
   - Скажем так, мэтр не вызывал у меня симпатий. И работать против того, кто Дейнада наконец осадил, меня не прельщало. А я не настолько нуждаюсь в деньгах, чтобы хвататься за любую работу... К счастью.
   Жорот нахмурился. Он прекрасно понимал, что убийцу Дейнада знали все. И понимал, что Н'еве постарался провести расследование максимально полно и тщательно, но чтобы при этом ни в коем случае не получить свидетельства против Арики. Жена практически не оставила следов, поэтому "следственные действия" наверняка были проведены в полном объеме... официальном. Чтобы никто подкопаться не смог. Но если бы альбинос действительно поставил перед собой цель изобличить Арику, он наверняка бы этого добился, так или иначе. У служб безопасности существовало множество приемов и методов расследований, о которых за пределами этих самых служб представления не имели вообще. Причем речь шла именно о расследовании, а не о вытаскивании признания с помощью пыток, хотя и последнее, само собой, применялось при необходимости.
   Кстати, службы заодно знали и множество способов сокрытия улик. Одним из таковых, в свое время, воспользовался и колдун. Точнее, он обратился к альбиносу с просьбой об уничтожении на месте убийства следов своей ауры - единственное, что колдун не мог убрать сам, а вычислили бы его по ауре наверняка. И кровью с Н'еве он расплатился именно за тот случай.
   Жорот прекрасно осознавал тогда, какую дает альбиносу над собой власть. Однако, исходя из того, что альтернативой была смертная казнь за убийство, особого выбора у колдуна тогда и не было... То есть был, конечно. Оставить смерть своего возлюбленного неотомщенной. Но это как вариант Жорот вообще не рассматривал, и знал, что поступил единственно приемлемым для себя способом.
   Впрочем, это все дела давно минувших дней, сейчас не до воспоминаний. Итак, семейство Веберов решило всерьез заняться расследованием смерти Патриарха. Плохо. Очень плохо.
   - Как именно было сформулирована цель расследования? - уточнил колдун.
   Эркис, выдохнув дым, невозмутимо и очень четко отозвался:
   - Найти убийцу и улики, доказывающие его вину. Если я соберу доказательства, достаточные для суда, оговаривалась одна сумма оплаты. Если же мне удастся найти лишь косвенные улики, или недостаточные для судебного разбирательства, но логически весомые, то другая.
   - Пара дюжин дней довольно большой срок, - заметил Роджер. - Произошло еще что-то, в связи с чем вы посчитали нужным дать нам эту информацию?
   Эркис хмыкнул обтекаемости формулировки. Но нарушать игру не стал:
   - Кое-что произошло. Три дня назад я узнал, что заказ на расследование принял один из моих конкурентов - Таксиз. Я ради любопытства стал приглядывать за ходом его работы - у меня есть такая возможность.
   Колдун нахмурился еще сильней. Вообще-то, Эркис уже выдал им столько информации, что ему впору было требовать оплату. Что еще за благотворительность? А дознаватель, тем временем, продолжал:
   - Таксиз неплохой профессионал. Но не аристократ и вообще не принадлежит хоть к сколько-нибудь влиятельной семье, поэтому возможности у него ограничены. Однако. Среди ваших домочадцев или слуг есть его осведомитель.
   Колдун едва сдержал рвущуюся с губ фразу: "Это невозможно". Роджер его поддержал:
   - Все наши слуги не из Клана, еще со старого места жительства. Минимум третье поколение...
   - Уже седьмое-восьмое, - уточнил колдун.
   - Новенькие только телохранители, но их проверяли и перепроверяли, - добавил робот.
   На лице Эркиса появилось устало-снисходительное выражение. Поискал глазами замену пепельницы, но прежде, чем ему ее дали, окурок исчез из пальцев аристократа.
   - Если бы вы знали, сколько раз я подобное слышал, - пожал он плечами. - И обычно предателем оказывается тот, на кого подумаешь в последнюю очередь.
   - Тогда отыщите его, - вмешалась Арика. - Вы беретесь за подобные задания?
   - Конечно, - Эркис невольно оглянулся на Жорота.
   Похоже, аристократ привык работать с мужчинами... Или его смущал возраст Арики? Колдун, хмыкнув про себя, сообщил дознавателю:
   - Арика и Роджер вполне самостоятельны и дееспособны. И если вы собираетесь работать с нами, то не стоит дожидаться от меня подтверждения каждого их слова.
   - Прошу прощения, - Эркис, похоже, и сам сообразил, что не слишком вежлив.
   Жена поморщилась, но возмущаться не стала. Хотя - по лицу видно - хотелось ей слегка поскандалить. Впрочем, она на Эркисе отыграется, колдун был в этом уверен. При первой же возможности.
   Аристократ, кивнув:
   - Значит, я начинаю работать.
   - Оплата? - уточнил колдун
   - Стандартная, - коротко отозвался Эркис.
   Жорот чуть улыбнулся:
   - Я еще не пользовался услугами дознавателей.
   - А... Сейчас, - аристократ дотронулся до руки колдуна, кидая ему информацию. - Шестой раздел.
   Жорот кивнул. Не так, чтобы дешево, но вполне приемлемо. Эркис хотел тем же способом передать расценки Арике, но она покачала головой:
   - Хоть я и "совершеннолетняя и дееспособная", но финансовыми вопросами занимаются мужчины. Я в ваших деньгах еще путаюсь...
   - И будешь путаться, - усмехнулся колдун. - Ты ж до сих пор за покупками мотаешься на планету, где раньше жила. Лет тридцать назад, да?
   Эркис недоверчиво уставился на женщину.
   - Ну и что? - проворчала Арика. - Мне легче домой сбегать, чем разбираться, что у вас, где и почем...
   - Да вы просто находка для моих жен! - расхохотался аристократ. - Если только пожелаете, они познакомят вас со всеми местными торговыми достопримечательностями. Им это только в радость будет.
   - Жен? И сколько их у вас? - с интересом уточнила Арика.
   - Две.
   В глазах жены появилась насмешка, и колдун услышал ехидную реплику по связи "что-то скромно для него, скромно". А вслух Арика вежливо отозвалась:
   - Спасибо за предложение, я подумаю.
  
  
  
  
  
   Мужчины лежали, уютно обнявшись. Арика, как и собиралась, оставила их наедине. Жалко, конечно... Но они и вдвоем неплохо провели время.
   - Что это тебе сегодня пришло в голову поиздеваться? - негромко спросил Жорот. - Выбрал время возбуждать, ничего не скажешь.
   - Извини, но ты никакой был, - пожал плечами муж. - Я и решил тебя встряхнуть. Получилось, - он хмыкнул. - Сразу ожил.
   - Добрый ты, - резюмировал Жорот, поуютней устроившись в объятиях мужа, а немножко еще и на нем.
   - Что у вас стряслось? Я краем уха слышал о неприятностях...
   Колдун помрачнел. Коротко пересказал ситуацию с вампирами и добавил:
   - Меня Н'еве наверняка припряжет к зачистке. Надо как-то убедить Арику, чтобы она в это не лезла - грязь редкостная.
   - Вампиры сильно похожи на людей? - помолчав, уточнил робот.
   - Не отличишь, пока в горло не вцепятся. Только амулетом. Ну еще запах, но его можно и замаскировать. Кстати, завтра надо будет амулеты всем купить - тебе, Арике, детям... Я сделать не успею, да и смысла нет - в этом случае качество на работу не влияет.
   - Хорошо, я займусь.
   - Лучше я, а то тебе что-нибудь всучат не то, - отозвался Жорот, размышляя, как адаптировать амулет под Роджера, ведь стандартные магические раздражители на робота не действуют, не почувствует он, если амулет станет горячим или будет покалывать, оповещая о вампирах. Проще дать амулет Робину и пусть охраняет.
   На следующий день Жорот с утра успел побывать у артефактора и купить антивампирьи амулеты. Перед тем, как уходить, раздал их всем, показав, как пользоваться и предупредив, что надо делать в случае появления рядом вампиров. По-хорошему стоило бы отправить детей куда-нибудь подальше, но не факт, что вампиры и там их не достанут, если поставят себе такую цель. А чем дети ближе, тем Жорот мог быстрее им помочь, в случае необходимости. Поэтому он решил оставить их дома, лишь попросив не гулять без особой на то необходимости.
   Близнецы, само собой, расфырчались, но не сильно активно, так как справедливо рассудили, что если они будут сильно возмущаться, могут и вообще оказаться взаперти. Атана же сообщила, что ее пригласил в гости Райес, и что он наверняка захочет прогуляться.
   - Хорошо, я Вулха предупрежу, если он не будет против, то с Райесом можно, - согласился колдун.
   Подумав, что Патриарх если и согласится на прогулку, то отправит с отпрыском достаточную охрану, чтобы детям ничего не угрожало.
   На этот раз колдун ушел не к себе, а в управление безопасности, к альбиносу. Они вдвоем с Н'еве координировали работу - сначала пустили группы тестеров, сопровождаемых боевыми, потом к тем маякам, которые были закляты вампирами, отправляли магов, способных снять заклинание, само собой, тоже под охраной. И одновременно Н'еве в окрестности заклятых маяков начал отправить боевых - оказывается, за вчерашний вечер альбинос успел объявить "всеобщую мобилизацию".
   На зачистку только-только ушли первые группы боевых, как вдруг Н'еве замер, склонил голову к плечу.
   - Давайте его сюда, - негромко сказал альбинос. И сообщил Жороту: - Вампиры парламентера прислали.
   - И о чем ты с ним собираешься говорить?
   - Посмотрим, - пожал тот плечами. - Может, скажет что интересное.
   Колдун стал на некотором расстоянии, но так, чтобы и не слишком далеко - мало, что от вампира ждать можно. Жан, который скучал в углу, встрепенулся, сосредотачиваясь. Война магов и вампиров была застарелой, и запретных приемов в ней не было.
   В кабинет вошел мужчина, сопровождаемый безопасником. Альбинос тут же сделал знак, чтобы сопровождающий вышел, а вампир шагнул вперед и склонил голову, приветствуя присутствующих. Среднего роста, рыжеватый, с ясными светлыми глазами. Жорот только головой покачал - в жизни не подумаешь, что вампир. Любопытно, рожденный или обращенный?
   Обращенных вампиров, было, кстати, очень мало. При обращении выживали очень немногие, а маги вообще никогда.
   - Господа маги, я бы хотел обсудить сложившуюся ситуацию.
   Н'еве поднял бровь:
   - Что тут можно обсуждать? Зачистка уже идет. Кто из ваших успеет исчезнуть из Клана до того, как до них доберутся боевые - их счастье.
   - К вашему сведению, мы живем в Клане уже не один век. Согласитесь, вы и не замечали наше присутствие до тех пор, пока не наткнулись на маяки. Обвала смертей не было, трупов на улицах тоже... Подумайте, возможно, мы не настолько всеобъемлющее зло, как вы привыкли считать?
   - Вегетарианцами стали? - хмыкнул из своего угла Жорот.
   Он, кстати, уже втихую сломал амулет вампира, который защищал того от обездвиживания.
   - Господин маг, - повернулся к нему вампир. - Учитывая ваш тип магии, неприятие вами вампиризма, мягко говоря, выглядит странно.
   - Действительно, - опять хмыкнул колдун. - Совсем одно и то же.
   За "светской беседой" колдун не забывал следить за вампиром. Поэтому момент, когда тот попытался напасть, не пропустил, но убивать не стал, лишь обездвижил, памятуя, как Н'еве был недоволен прошлым убийством. Посмотрел на альбиноса:
   - Он тебе еще нужен?
   - Да, подержи немного, сейчас ребята его заберут...
   В комнату вошел мужчина, который начал что-то делать над вампиром. И вдруг резко повернулся к альбиносу, сообщил:
   - У него с собой заклинание огненного смерча, уровня магистра.
   Альбинос вскинулся. Заклинание подобного уровня, будучи активированным, уничтожило бы половину здания, несмотря на все защиты. Правда, было одно небольшое "но". Немаг мог пользоваться заклинаниями, заключенными в амулете. Но при этом оно действовало и на него, если он и мог защититься, то только на уровне тех же амулетов, а часто от подобных заклинаний защиты для окружающих просто не было. В случае же если маг сам произносил атакующее заклинание, то на него оно не действовало, какой бы оно не было силы.
   - Камикадзе, - резюмировал Жорот, а Н'еве, резким жестом приказал вывести вампира и замер. Наконец, прищурившись, взглянул на колдуна:
   - Вампиры одновременно постучались ко всем более-менее значимым руководителям... Интересно, на что рассчитывали? Пустили из почти сотни вампиров только пятерых. Из них ухитрился удачно активировать амулет один. Остальные сделали это кто где - поубивали рядом находящихся, обычно охрану, разрушили здания...
   - Предупреждающий удар, - заметил Жорот.
   - У этого тоже амулет против обездвиживания был? - уточнил Н'еве.
   Колдун кивнул, одновременно связываясь с Роджером. Рассказал ему о нападениях, попросил вернуться домой и ни в коем случае детей никуда не выпускать, отменив предыдущие распоряжения. Уточнил, где Арика, и попросил, чтобы она тоже посидела дома, чтобы, в случае чего, могла перевести детей в прежний дом - его или свой. Пока идти на такие крайние меры необходимости вроде бы не было...
   - Объяснишь моему человеку, как амулеты взламываешь? - прервал его раздумья Н'еве.
   Колдун, подняв бровь, уставился на альбиноса.
   - Не надо меня гипнотизировать! - буркнул тот. - Нет у меня никого, кто мог бы это делать... Слышал я, конечно, что возможен взлом без прикосновения, но не встречал.
   - Тогда подбери артефактора, иначе я вряд ли смогу объяснить, что к чему.
   Альбинос хмыкнул:
   - И не ниже магистра, да? Я тебе лучше телепата или эмпата дам, ему сможешь объяснить в любом случае.
   Жорот пожал плечами - ему было все равно. Еще через пару минут Н'еве издевательски сообщил колдуну:
   - К тебе жена ломится.
   Оставалось только попросить пропустить Арику. Женщина стремительно вошла в кабинет, само собой, в сопровождении Хью, приветствовала Н'еве. Жорот отметил на руке жены браслет с фэлами, который он сделал для Роджера и нахмурился. Похоже, роботу не удалось уговорить Арику не вмешиваться. И он отдал ей амулет, чтобы усилить защиту... Правильно, конечно, но колдуну значительней спокойней было бы, если бы жена осталась дома. Женщина, тем временем, сообщила:
   - У детей есть амулеты для телепортации. У Роджа тоже. Да и Атана там, - она пожала плечами. - Вот я и решила составить тебе компанию. Долго ты здесь не выдержишь. Все равно сунешься в драку. Пойдем вместе.
   Жорот страдальчески поморщился. Она, конечно, была права, рано или поздно он присоединился бы к кому-нибудь. Нет, как вариант, можно просто остаться на координировании... Но когда пришло сообщение, что очередная группа магов столкнулась с серьезным сопротивлением, а кинуть им в помощь было некого, колдун, поколебавшись - ну, не прельщало его тащить жену в драку - все же телепортировался к месту схватки. Поскольку ребятам там, похоже, стало совсем худо, а Арику он в любом случае прикроет, да и амулет у нее неплохой... Телохранителям они, кстати, предложили остаться, поскольку те не обязаны присматривать за своими подопечными в подобных условиях. Но Жан и Хью отлынивать не собирались. Н'еве, хотя просить об этом Жорота бы и не стал, был отнюдь не против, пообещав, впрочем, прислать подкрепление, как только будет возможность.
   На небольшой площади два десятка магов попали в окружение. Впечатление было, что весь город заселен вампирами - такая вокруг боевых собралась толпа. Мужчины всех возрастов, да и женщин было немало.
   Магов давили массой. Они, конечно, огрызались, и довольно неплохо, монстры из первых рядов падали один за другим. Но раненных вампиры тут же перемещали внутрь, давая возможность регенерировать, и продолжали нападать свежими силами. Одного из боевых уже утянули в толпу и, похоже, просто разорвали. Жорот с Арикой и телохранителями оказались в центре группы, на свободном пятачке, который маги оставили для ожидаемой помощи. Колдун, оценив ситуацию, тут же передал боевым, чтобы они собрались в как можно более компактную группку и прикрылись всеми щитами, какие только в голову придут. Сам тоже кинул на ребят щиты и, удостоверившись, что все свои под защитой, запустил гильотину - воздушное заклинание, предназначенное для массового поражения. Разрушительная сила у этой дряни была громадная и тем больше, чем сильнее маг, который его произносил. А маги, не достигшие уровня магистра, и вовсе это заклинание не осиливали...
   Едва он запустил заклинание, на поле битвы упала тишина, словно затишье перед грозой. Сходство усиливалось еще и потому, что ощутимо запахло озоном. Воздух вокруг сбившихся бок о бок магов сгустился, поблескивая голубоватыми искорками энергетической составляющей, усиливающей воздушную стихию. Полвздоха, волна разделилась, сформировавшиеся воздушные диски, тончайшие и острые, понеслись в толпу монстров. Диски летели параллельно земле на разных высотах и мгновенно резали все, что попадалось на пути, кромсая вампиров, заливая все вокруг кровью... Даже каменная стена прошивалась таким диском насквозь, а о человеческом теле и речи не шло. Магические щиты, висящие кое у кого из вампиров на амулетах, тоже не спасали, заклинание подобной силы мог остановить разве амулет с фэлами.
   Собственно, заклинание не совсем походило на гильотину, но название прижилось. Маги, что послабее, могли создать один-два таких диска, да и поддерживали их в активном состоянии едва минуту-две. Сейчас же по площади носились десятки смертоносных лезвий, причем когда они добирались до домов, или до щитов, закрывающих магов, колдун или уничтожал их или перенаправлял обратно в толпу, поскольку далеко не был уверен, что диски не прошили бы стены, да и щиты, и не добрались до людей внутри.
   Часть вампиров перекинулись в нетопырей и полетели прочь, но маги поснимали их одиночными заклинаниями, кто чем - уйти, кажется, не удалось никому. В пару минут все было кончено. Площадь была завалена окровавленными фрагментами тел. Колдун, уничтожив последние диски, негромко спросил в наступившей тишине:
   - Огненные есть? Накрывайте их огнем, пока мы щиты не сняли.
   Несколько магов, в том числе Арика, направили на тела разные заклинания. Колдун покосился на жену - ясно, что мясорубка не оставила ее равнодушной, но женщина старательно делала вид, что все так и надо. Когда за пределами щитов прекратили бушевать огненные смерчи, и тела превратились в пепел, сняли часть щитов и огляделись, прикидывая, куда направляться в первую очередь. В этот момент появилось еще почти две дюжины магов - Н'еве наконец прислал подмогу. Впрочем, лишней она не была - маги разделились на группы по пять-шесть человек и разошлись по городу, разыскивая вампиров. К группе Жорота присоединились два мага, похоже, друзья.
   Сначала с помощью указывающего заклинания определялось здание, в котором находился вампир, потом это здание методично обыскивалось, каждый, попавшийся навстречу, проверялся амулетом и, если оказывался вампиром, уничтожался.
   В нескольких домах подряд колдун со своей группой отыскивал прячущихся вампиров - одного, максимум, трех. Монстры пытались ставить маскировку против отслеживающих заклинаний, бесполезно. Наконец маги наткнулись на целое семейство - трое взрослых, и четверо детей, причем младшему было едва пару лет, а старшей не больше двенадцати. Они все вместе сидели в одной комнате, при появлении магов два мужчин-вампиров кинулись на магов, но не успели сделать и шага, сраженные боевыми заклинаниями - у них не было никаких шансов. Женщина забилась в угол, обнимая детей.
   Арика, которая одним движением убедилась, что все они вампиры, замерла на миг в растерянности. Да и остальные боевые притормозили - видно, непривычные были к тому, чтобы убивать детей.
   Колдун, в отличие от остальных, не мешкал - смысл продлевать агонию, страх? Все пятеро в мгновение ока оказались утыканными ледяными кинжалами. В кому впали, даже ничего, наверное, не почувствовав, на что Жорот, собственно, и рассчитывал. А дети, возможно, и умерли - в таком возрасте регенерация не слишком-то хороша, даже у вампиров. Колдун подошел, кинул на тела огненные ампулы. Боевые отправили туда же обоих мужчин-вампиров и один из них - огненный - добавил огня, все молча.
   Семьи вампиров попадались не так часто, но и этого хватало за глаза. Получилось, что группу вел колдун, да и убивал больше всех - он был самым опытным и сильным. Жорот уже прикинул, что, похоже, одни кошмары у него успешно заменятся на другие. С тревогой посматривал на Арику - жена побледнела, но старалась не отставать от остальных, хотя женщине, с его точки зрения, в подобных местах вообще было не место. Но только попробуй он об этом заикнуться...
   Один раз маги наткнулись на группу больше чем в полсотни подростков-вампиров, закрывшуюся в доме. Вынести двери было минутным делом, на боевых буквально посыпались подростки, ухитрившиеся пробить у Хью и одного из незнакомых боевых защиту. Оборотня Арика успела затащить под свои щиты, а второго боевого ранили, мальчишка-вампир располосовал ему шею, совсем рядом с веной. Подростков перебили очень быстро, пострадавшего тут же отправили к целителю - пройти в портал он сумел сам.
   Колдун, убедившись, что остальные невредимы, присел тут же, на ступеньки, дожидаясь, пока огонь превратит вампиров в пепел. И даже после того, как тела мальчишек и девчонок догорели, Жорот не спешил вставать - навалилась дикая усталость, и он позволил себе остановиться, хоть ненадолго. Остальные не торопили, Арика просто присела рядом, поднырнув под руку мужа. Не делясь энергией - она понимала, что вряд ли сейчас удастся сделать это нормально - а просто согревая и успокаивая. Черт знает, почему колдуна выстегнуло именно это. Может, потому, что подростки слишком напомнили ему близнецов. А может, убийство беззащитной, в общем-то, толпы детей оказалась каплей, переполнившей чашу терпения...
   Впрочем, Жорот скоро взял себя в руки. После того, как город полностью очистили, они всей группой переместились на следующую точку - то ли в поселок, то ли в небольшой город. Центр - в этот раз шли от окраин к центру - проверяли уже в полной темноте, когда пришло сообщение о том, что поселение зачищено, Арика решительно заявила, что пора домой. Впрочем, колдун и не был против - сколько можно-то... Боевой, кстати, имени его за этот долгий день так и не спросили, ушел. Телохранители предложили переночевать у них в доме - естественно, никто против не был.
   Дети давно спали, Робин сегодня тоже остался на ночь, а телохранителей детей отпустили - у одного была семья, а трех "мобилизовали". Роджер сообщил, что ближе к вечеру была попытка нападения на дом, и даже один вампир прорвался, но Робин его прикончил в минуту. Буквально через дюжину секунд заявились трое боевых от Н'еве, но необходимости в них уже не было.
   Жорот устало спросил:
   - Поесть что-нибудь можно организовать?
   - Я накрыл в нашей гостиной. Посчитал, вам там удобней будет...
   Колдун какое-то время усиленно размышлял, пока не сообразил, что "нашей гостиной" Роджер назвал комнату между их спальнями. Кивнул:
   - Спасибо, вполне. Жан, Хью, вы же к нам присоединитесь?
   ...Несмотря на то, что они целый день не ели, кусок в горло не лез. Колдун, глянув в тарелку, поморщился и посмотрел на остальных. У Арики на лице было такое же сомневающееся выражение, Хью уже ел, а Жан поинтересовался:
   - А пить я один буду?
   - Не знаю, как Хью, а мы точно составим тебе компанию...
   Жорот налил водки себе и Арике. Колдун знал, что оборотни алкоголь не употребляют, заменяя его другими стимуляторами. Арика, впрочем, тоже воспротивилась:
   - Я не хочу!
   - Надо.
   - Глупости! - на лице женщины появилось упрямое выражение. - Я лучше успокаивающее выпью...
   Да что с ней сегодня? Обычно Арика в подобных случаях предпочитала именно водку. Жан неожиданно вмешался, само собой, поддержав колдуна.
   - Это действительно необходимость, никакие успокаивающие не помогут, как алкоголь. Проверено.
   - Ну да. А утром что делать буду? Завтра же наверняка продолжение, а я на следующий день после выпивки обычно никакая...
   Так вот в чем дело!
   - Уберу я тебе похмелье, не нервничай.
   - При чем тут похмелье? - проворчала Арика. - У меня и реакция будет ни к черту, и вообще...
   Жорот понял - жена не хочет быть обузой, да и элементарно опасается, что ее оставят дома - мол, какая с нее в таком состоянии помощь.
   - Не беспокойся, разберемся завтра с твоими проблемам.
   Арика недоверчиво хмыкнула, и колдун добавил:
   - Если так не хочешь меня отпускать одного, обещаю, без тебя никуда не сунусь. Договорились?
   Жена наконец неохотно кивнула, но потребовала отлить "этой гадости".
   - У меня вес, в конце концов, меньше, чем у вас!
   - Ну да, - хмыкнул Хью. - Как драться, так вместе с мужиками, а как лечиться - так в кусты? Не пойдет...
   - А сам-то почему не пьешь? - вцепилась в него женщина.
   - На меня алкоголь не действует, - невозмутимо объяснил оборотень. - У меня с собой растение, которое меня пьянит так же, как вас - спирт, приму перед тем, как ложиться спать. А то вырублюсь сразу...
   - Он просто позориться не хочет, - коварно сдал товарища Жан. - На него травка действует, как валерьяна на кошачьих.
   - Это как? - мстительно уточнила Арика.
   Хью насупился, а Жан отозвался:
   - А он становится жутко игривым, любвеобильным, перекидывается.
   - Ух ты! - глаза у Арики загорелись. - А давай я пью эту гадость, а ты глотаешь свою травку! А то нечестно - мы все будем под градусом, а ты весь такой рассудительный и не вставленный!
   - Нет, - резко махнул головой Хью. - Исключено.
   - Это почему?
   - Потому, - оборотень замолчал, нахмурившись уже по-настоящему.
   - А все-таки? - уточнил тоже заинтересовавшийся колдун.
   - К женщинам пристаю, - неохотно отозвался Хью. - Мозги отрубает напрочь...
   - А почему тогда ты работал у Роллейны, а не у мужчины какого-нибудь? - продолжал расспрашивать Жорот.
   - А у любого мужчины есть подруги, матери, сестры. Так что я просто не использую травку при посторонних и все. Хотя на Роллейну я почему-то вообще не реагировал. Случайно попал как-то, и - ничего, - так же неохотно отозвался Хью.
   - Может, из-за того, что она Существо? - заметил колдун.
   - Может. Но больше я Существ не встречал, так что проверить не удастся.
   - Ну, почему, - хмыкнула Арика, посмотрев на мужа. - Как раз удастся.
   Жорот покачал головой. Впрочем, ладно, тоже мне, великая тайна, уже полклана в курсе. И предложил Хью:
   - Попробуй. Если тебя все же поведет, я аккуратненько тебя обездвижу и отведу в твою комнату.
   - Так ты... Вы... - оборотень явно был ошарашен, глядя то на Арику, то на колдуна. Жан, в отличие от него, воспринял новость спокойно - кажется, сам догадался, что к чему.
   Хью удалось уломать, одновременно с ним выпила и Арика. Несмотря на алкоголь, за столом особенно не веселились. Слишком уже свежи были воспоминания сегодняшнего дня. Впрочем, траурного молчания тоже не было, и на том спасибо.
   Присутствующие перебрасывались фразами, избегая разговоров о сегодняшних событиях. Колдун краем глаза следил за Хью. Оборотень действительно оживился, хотя и выглядел в своей активности несколько неестественно. Впрочем, это нормальная реакция на опьяняющий стимулятор. Но на Арику, вопреки опасениям, оборотень особого внимания не обращал. Женщина, увлеченно расправляющаяся с едой, тоже, наконец, это сообразила. И усмехнулась:
   - Все, Хью, можешь считать доказанным, что Существа тебя не интересуют!
   Оборотень тут же нашелся:
   - Сейчас - да. А когда трава перестанет действовать, не уверен, не уверен...
   - Кошак он и есть кошак, - язвительно резюмировал Жан. - Почти драный.
   - Я не кошак! - вполне натурально оскорбился Хью.
   - А кто? - уставилась на него Арика. - Ты же обещал перекинуться!
   Оборотень фыркнул, блестя глазами, потянулся... Вдруг очертания фигуры поплыли и несколько секунд спустя со стула текучим движением спрыгнула мантикора. Точнее, мантикор. Довольно крупный, янтарного цвета, со светло-коричневыми перепончатыми крыльями, гибким хвостом и обязательным жалом на кончике. И плюс ко всему этому - с нагловатым выражением вполне узнаваемой физиономии Хью в обрамлении гривы, окрасом напоминающей его волосы в человеческом виде, только тоньше и мягче.
   Жорот, который и сам до этого не знал вторую ипостась телохранителя, разглядывал животное со сдержанным любопытством. Но приближаться к нему не пытался, если Хью в человеческой ипостаси раздражала аура смерти, которая окружала колдуна, то в звериной Жороту разумней к нему не соваться. Эту немудреную мысль колдун даже уже похмельной головой уяснил и старался мантикора не касаться, хоть и тянуло погладить.
   Зверь подошел к Арике, поднырнул под руку, требуя ласки. Женщина осторожно провела ладонью и растерянно оглянулась на опустевшее кресло:
   - А... одежда?
   - Хью перекидывается вместе с одеждой, - пояснил Жан. - Но без оружия. Вон кинжалы и звезды лежат.
   Колдун поднял бровь - таким свойством обладали только оборотни из чистокровных семейств, вообще без примеси чужой крови или с крайне незначительной.
   Мантикор, тем временем, разлегся на ковре, потягиваясь и щурясь. Вполне себе мирное существо. А пугал-то, пугал...
   Жорот поглядывал на жену. Доза алкоголя была убойной даже для него, а ведь Арика выпила не меньше, да еще и усталость... Женщина сидела в прострации, практически, засыпая. Наконец, сообразив это, она встала и пробормотала:
   - Прошу прощения, я спать.
   Колдун тоже поднялся, кивнув телохранителям - у него и самого глаза слипались, да мантикор уже, похоже, спал, и Жан тоже клевал носом.
  
  
  
   Утро оказалось поздним, причем колдун, проснувшись первым, снял у Арики похмелье. И у себя заодно. Ночь была не из веселых, обоих мучили кошмары и только то, что они спали вместе, как-то спасало. Жорот, просыпаясь, видел, как беспокойно металась жена, еще и вцепившись в него так, что даже повернуться не получалось - она лишь крепче сжимала мужа в объятиях. Роджер сегодня к ним не присоединился, может, и прав был...
   Увидев, что жена просыпается, Жорот принялся ласкаться - столько пробыть в объятиях любимой женщины, это какой нормальный человек после этого ее просто так отпустит? Арика, сонная и уютно-расслабленная, против отнюдь не была.
   Почти в самый интересный момент колдуна напрямую вызвал Н'еве. Нашел время! Жорот мало того, что мысленно зарычал, так еще и выдал такую тираду, к счастью, не вслух, что альбинос, поперхнувшись, прервал связь. Колдун тут же выкинул его из головы - нет, ну совесть хоть какую-то иметь надо!
   Он связался с безопасником, когда они с Арикой спускались в столовую, к позднему завтраку.
   "Что стряслось?"
   "Освободился? - речь Н'еве, даже мысленная, была резко-сосредоточенной. - Ко мне в управление, срочно! И Арику прихвати!"
   Опять какие-то неприятности. Колдун только вздохнул про себя - умеет же Н'еве припахивать! И ведь действительно не в личных интересах, а "токмо ради блага Клана"... Скользнув взглядом по рукам жены, Жорот спросил:
   - Амулет Роджера где?
   - В спальне. Он мешал... Сейчас.
   Женщина тут же вернулась, уже с защитой. Колдун кинул на обоих дополнительные щиты и, прихватив Жана и Хью, все вместе телепортировались во двор здания безопасности. Там находились три мага, охраняющие окно портала. Увидев новоприбывших, один из магов кивком указав на портал, предупредил:
   - Там коллапс проклятия. Вампиры постарались.
   Жан и Хью тревожно переглянулись. Жорот тут же уточнил:
   - Сами вампиры там есть?
   - Нет.
   - Оставайтесь, - приказал колдун телохранителям и шагнул в портал. Арика, само собой, следовала за ним, как привязанная.
   Они оказались на берегу реки, широкой, дальний берег был едва виден. В сотне шагов от берега находилась отмель, небольшая, на ней едва помещался плоский камень, заключенный в пентаграмму. На алтаре и рядом с ним лежало четыре или пять окровавленных тел - человеческих. А вокруг ощущалась та атмосфера тяжести, которая свидетельствовала о концентрации отрицательных сил. Жорот, прищурившись, вгляделся, пытаясь с помощью некромантских умений определить тип проклятия. Его буквально отшатнуло - столько там было намешано - ненависти, отчаяния, боли... Причем искренних - еще бы, вампиры мстили убийцам. Кто знает, как они ухитрились концентрировать проклятие от многих десятков, если не сотен существ в одном месте, но результат был весьма... впечатляющ.
   Отмель окружило около дюжины магов, подавляющее большинство которых были личами. Кстати, почти все стояли прямо на поверхности воды. Они-то и сдерживали проклятие, уже произнесенное, не давая ему распространиться... Пока.
   На берегу толпились еще маги, причем, увидев новоприбывших, от них отделилась миниатюрная женщина - Верховная жрица Матери, приблизилась и благословила обоих. Таким способом жрецы защищали от неприятных воздействий, которые вблизи от проклятого места, само собой, присутствовали. Жорот опустился на колено в ритуальном знаке преклонения, Арика лишь вежливо склонила голову. Вторым к ним подошел Магистр Сообщества. Колдун, выпрямившись, сделал отвращающий жест, отказываясь от благословения. Он считался адептом Богини-Матери, а посвященным одного бога считалось неэтичным принимать благословения от другого. Хотя, в данной ситуации, это правило не соблюдалось строго... Но Жорот принципиально не хотел иметь никаких дел с Сообществом. Причем вторая причина была для колдуна гораздо весомей первой.
   Зато жена спокойно приняла жест Магистра, склонив голову и коснувшись пальцами правой руки лба. Ну да, она же обучалась в Монастыре Сообщества... Недолго, но, тем не менее. А Магистр явно был удивлен - не ожидал от женщины таких познаний. Теперь начнет выяснять кто она и откуда. Неважно. В Клане Сообщество вело себя оч-чень осмотрительно и дипломатично.
   Колдун подошел к группе магов, Н'еве, дотронувшись до его руки, передал:
   "Некроманты сдерживают проклятие, но на то, чтобы уничтожить, не хватает сил"
   И перевел взгляд на Арику, намекая на то, зачем он ее сюда попросил привести.
   "И как ты себе это представляешь"? - ощерился колдун. Кстати, он только сейчас понял, что альбинос, говорил с обоими, поскольку касался не только его, но и Арики. Жорот обнял жену за плечи, чтобы слышать, что она отвечает безопаснику.
   Она молча ждала продолжения и глазела на магов, которые что-то эмоционально обсуждали, почти ругались. По большей части разглядывала женщину-лича с молочно-белым камнем во лбу. Это была одна из двух женщин-личей, живущих в Клане, Джерен. Вторая, Лира, тоже присутствовала, только она была не личем, а душеличем. Душеличи отдавали миру мертвых не тело, а душу. То есть, умирала и держалась на магии у них душа, а внешне они не отличались от живых людей... За исключением масок-лиц, застывших в безэмоциональности, у них даже мышцы лица атрофировались со временем, кроме тех, что отвечали за речь.
   Странно было наблюдать, как Джерен, выглядящая ссохшимся трупом, горячо доказывала невозмутимой красавице со светлыми длинными волосами и абсолютно безэмоциональным лицом что-то по запредельной некромантской тематике. Настолько запредельной, что Жорот едва понимал, о чем речь. Н'еве, тем временем, продолжил:
   "Чтобы уничтожить проклятие, нужна ваша энергетика, Арика. Без этого никак... Слишком оно сильное, не одна сотня вампиров постаралась"
   Колдун скрипнул зубами. Скотина... Ладно. Он быстро передал распоряжение Роджу. Четкое, однозначное. Дождался отчета о выполнении. И вновь переключился на Н'еве, аргументирующего свою точку зрения.
   "Для вас это будет лишь незначительным кровопусканием..."
   Жорот понимал, что, наверное, помощь Арики - единственный выход. Иначе проклятие накроет Клан, а в этом случае сообществу магов конец. Но то, что предлагал альбинос...
   "Вы потихоньку пустите энергию в резервуар, а некроманты будут ее оттуда брать и использовать..."
   По связи колдун ощущал, что Арика заинтересовалась - видно, давно хотела попробовать использовать свои возможности. А то ведь еще ни разу...
   "Исключено, - вмешался Жорот. - Только через меня как через буфер"
   "Зачем еще? - раздраженно отозвалась она. - Энергии-то много нужно, тебе опять плохо будет!"
   "Я тебе уже говорил, что энергетика для тебя, это как для людей - кровь. И ты собираешься дать всем присутствующим здесь некромантам над собой такую же власть, какую он, - кивок на Н'еве - имеет надо мной?"
   Женщина нахмурилась.
   "Ты преувеличиваешь" - вмешался альбинос, - "настроим резервуар на обезличивание..."
   "Само собой, настроите, - согласился колдун, - но, в любом случае, энергию Арика будет кидать только через меня!"
   "Через тебя будет слишком долго"
   "Ничего, корректируйте свои действия, исходя из этого."
   "Время сейчас слишком много решает..."
   "У вас постоянно со временем проблемы, это не аргумент"
   "Жорот, ну перестань, - вмешалась Арика. - Обезличивания вполне достаточно. Лаета говорила, что..."
   "Лаета никогда не создавала физического тела, в отличие от тебя! - резко отозвался Жорот, - Ты имеешь гораздо больше возможностей в манипуляции магией, но при этом и стала стократ уязвимей! И, получи маги твою энергию, они будут в состояние провести Съедение без всяких ступеней, напрямую!"
   "Я обещаю..." - попытался вмешаться Н'еве.
   "ТЫ уже обещал! - рявкнул колдун. - А в результате Атана выжила чудом!"
   "Жорот, тебе не кажется, что я сама могу решать..."
   Опять... Что-то это ему так неприятно напоминает...
   "Ты, конечно, имеешь право принимать решения сама. Но и я тоже, согласись. И если соберешься передавать энергию, минуя меня, я тебя просто убью. Сделать это по супружеской связи проще простого."
   Было слышно, как альбинос поперхнулся воздухом.
   "Испугал, - буркнула Арика, - вот и будешь сам с Атаной возиться."
   "Не я, а Роджер, - спокойно отозвался колдун. - При убийстве через связь умирают оба супруга - отдача".
   Женщина уставилась на него расширившимися глазами. А Жорот так же спокойно продолжал:
   "При всей своей силе ты не сможешь защититься, уж поверь. И возвращаться в Клан не советую - Роджа и детей я уже отправил к тебе домой... Нечего им тут делать, решат ли проблему с проклятием, или нет - неважно. Без меня вам тут не место. Кстати, лучше тебе будет вообще к детям не возвращаться. А сразу уйти к своим, Роджер вполне с детьми справится. Клан, если ты будешь в человеческом теле, попытается тебя достать так или иначе, и дети запросто могут оказаться объектом шантажа... Ради такого дела власть предержащие даже на откат Сил при использовании несовершеннолетних не посмотрят"
   "Ты что плетешь!" - возмутился безопасник.
   "Н'еве, давай не будешь разыгрывать оскорбленную невинность, - устало отозвался колдун. - Ар, просто пробей его, при прикосновении это возможно..."
   Альбинос машинально отдернул ладонь, и тут же скривился, сообразив, что выдал себя. Колдун почуял со стороны безопасника не мысленный посыл, но вполне определенное обещание неприятностей.
   Арика зашипела, уставившись на мужа:
   "Ты, похоже, уже завещание составил?"
   Он молча пожал плечами. И резко бросил, ощутив исходящую от альбиноса угрозу:
   "Н'еве, и не пытайся даже. Я успею первый. И больше предупреждений не будет"
   Жорот не знал, что именно задумал Н'еве. Да его это и не интересовало. Хотя, скорей всего, безопасник не собирался предпринимать ничего против Арики, нападать на столь ценное Существо он не рискнул бы. Просто хотел добиться быстрого создания энергетического резервуара. А о последствиях не думал... Или наоборот заранее имел их ввиду? Черт знает, в любом случае, Жорот не собирался давать ему такую возможность, любым способом, вплоть до убийства жены. И, скорее, это и пришлось бы делать, поскольку на Н'еве нападать смысла не было - безопасник наверняка перекрыл Жороту эту возможность, когда тот отдал альбиносу свою кровь.
   "С-скотина" - раздраженно буркнул Н'еве, с явно выраженной досадой отказываясь от своих планов.
   "Сам ты!" - раздраженно отозвалась Арика, бросив нелюбезный взгляд на Н'еве. Она прекрасно услышала реплику альбиноса по связи, хотя тот уже ее и не касался. И безопасник ее тоже услышал - через Жорота. Колдун поторопился поставить барьер - еще не хватало, ведь сцепятся... Женщина мрачно добавила, исподлобья глядя на мужа.
   "Убедил, буду работать через тебя..."
   Колдун с трудом сдержал выдох облегчения - умирать очень не хотелось. Конечно, жена ему ультиматум припомнит... Но это уже мелочи.
   Арика, тем временем, решила отыграться на Н'еве. От нее по связи хлынуло злорадство, и женщина вслух сообщила:
   - Господин Н'еве, я еще не обговорила с вами условия моей работы. Или вы надеетесь на альтруизм с моей стороны?
   Альбинос тоже успел закрыться от Жорота. Но колдун явно увидел страдальчески-раздраженное выражение, мелькнувшее у него на лице. Однако безопасник скорчил "хорошую мину при плохой игре" и вежливо изобразил заинтересованность.
   - Сколько там до конца каникул осталось? Чуть больше полутора месяцев?
   Альбинос кивнул.
   - Так вот, вы освободите Жорота на все это время от работы. Я, в конце концов, хочу нормально отдохнуть, с мужьями и детьми, чтобы нервы никому из нас не трепали!
   Н'еве что-то хотел сказать, но женщина не дала ему и рта раскрыть:
   - И еще. Вы, насколько я знаю, забрали когда-то у Жорота кровь и теперь имеете над ним определенную власть. Вот будьте добры, убрать эту зависимость.
   Колдун невольно послал по связи отрицательный посыл. Не потому, что не хотел бы подобного, а потому, что это было просто невозможно.
   Еще и ощутил раздражение из-за того, что Арика опять пытается решить его проблемы - сколько можно-то?! Впрочем, всплеск возмущения колдун подавил усилием воли, прекрасно осознавая, что, коль уж они стали семьей, то проблемы у них теперь общие. Само собой, гордость вопиет, но... Скандалить глупо.
   А когда жена, уловив, к счастью, только отрицательный посыл, поинтересовалась по связи, что ему не так, честно объяснил, что выполнить ее требование нельзя. К сожалению. Почти в унисон с Н'еве, который невозмутимо сообщил:
   - Это технически нереально.
   Арика, получив из двух источников один и тот же ответ, поморщилась, но тут же нашлась:
   - Хорошо. Тогда, господин Н'еве, будьте добры, дайте свою кровь МНЕ. Сколько там нужно, Жорот?
   На безопасника надо было посмотреть. Он сначала побагровел, что с его бледной кожей было очень заметно, потом посерел. И прошипел:
   - Никогда!
   - Как скажете, - равнодушно отозвалась Арика. - Значит, не договорились.
   И повернулась к мужу:
   - Идем - ты же не некромант, нефиг, пусть сами разбираются!
   Колдун постарался скрыть улыбку. Выглядела Арика в своей стервозности на редкость правдоподобно. Она, конечно, нарушала все мыслимые и немыслимые правила... Но Существу простили бы еще и не такое. И Жорот это прекрасно знал, имея тому кучу примеров, исходя из опыта наблюдения за Роллейной. Говорить Арике об этом, конечно, не стоило, но если она дойдет до данного факта сама, опытным путем, прекрасно. Пусть девочка учится отстаивать свои интересы. Пригодится и сейчас и в будущем.
   - Вы играете с огнем, причем абсолютно глупо, бессмысленно... - жестко заметил Н'еве. Его лицо изменилось, стало угрожающим.
   Жорот напрягся - все же безопасника явно задели за живое, мало что идиоту в голову придет. Зато Арика уставилась на альбиноса с яростью - уже неподдельной.
   - Играю? - абсолютно спокойным тоном поинтересовалась она. - Это вы уже обнаглели в своих играх! С какого так уверены, что я вам обязана? Для меня ваш Клан - ничто! И если вы все нахрен сгинете, я только обрадуюсь! Вам ли не знать, что у меня для этого достаточно причин!
   Н'еве то ли понял, что шутки кончились, то ли не захотел скандалить с бешеной бабой. Поскольку Арика говорила отнюдь не тихо, маги уже заинтересованно прислушались к разгорающейся ссоре. Альбинос побледнел еще больше и процедил сквозь зубы, что согласен.
   Арика потребовала, чтобы безопасник выполнил обещание тут же, немедленно. Заодно, пока шла подготовка к передаче крови, вытянула из Н'еве клятву, что он даст именно свою кровь и в нормальном, дееспособном виде, во избежание возможных хитростей и подлогов.
   Альбинос так и не пришел окончательно в себя от возмутительной наглости соплячки, которая и совершеннолетней-то по местным законам считалась с большой натяжкой. После перекачки крови - ускоренными темпами - жена спрятала плоскую бутыль с кровью в пространственный карман и кивнула:
   - Я готова.
   Покосившись на едва не кипящего альбиноса, невозмутимо заметила:
   - Не нервничайте. Я ничего вам плохого делать не собираюсь... До тех пор, пока вы не вздумаете выступать против меня и моей семьи. Всего лишь маленький гарант вашей лояльности.
   И задумчиво добавила:
   - Кстати, за услуги подобного рода, если в них возникнет еще необходимость, я, пожалуй, стану каждый раз требовать кровь кого-нибудь из ваших... руководителей. Думаю, подобная... коллекция лишней не будет.
   Жорот, который меньше всего ожидал столь беспредельное по наглости заявление, вынужден был начать читать мантру, чтобы не заржать самым непотребным образом. Неплохой ход, между прочим... Судя по окаменевшей физиономии Н'еве, безопасник его тоже оценил. И, разве что не плюнув, затерялся среди магов.
   - Подонок, - пробормотала Арика и зябко обхватила себя руками. Женщина явно была не настолько уверена в себе и невозмутима, как хотела казаться.
   Смеяться колдуну сразу расхотелось. Это Роллейна даже и мысли не допускала, что ее каприз может быть не выполнен. И была уверена в своей исключительности, безнаказанности и прочая, и прочая, находясь за службами безопасности Клана, как за каменной стеной. А жена уже не раз и не два платила за свои выходки, и не могла не представлять возможные последствия своих действий. И все же рисковала, причем колдун не мог Арику за это винить - по-другому было просто нельзя.
   Жорот притянул ее к себе, обняв, прижал спиной к груди. Арика откинула голову так, что коснулась затылком плеча мужа. Тот успокаивающе тронул губами ее висок. Тело женщины в его объятиях ощутимо расслабилось, она тихонько перевела дыхание. Хорошо хоть сразу не стала отрываться на него за ультиматумы...
   "Прости, я не подумала, что все настолько серьезно. Прости."
   Он удивился - ожидал скандала, а жена извиняться вздумала.
   "Это действительно серьезно. Просто запомни - никогда, никому не давай энергию. Или хотя бы через меня в качестве буфера. Договорились?"
   По связи он ощутил что-то вроде виноватого согласия и тут же - ударом - вопрос:
   "А почему ты отдал Н'еве свою кровь? Ведь не просто так?"
   Н-да. Не одно, так другое. Предаваться воспоминаниям не было никакого желания, тем более сейчас.
   "Длинная история... Позже, хорошо?"
   Арика покладисто кивнула. И тут же уточнила:
   "Ты Ларсена вызвал?"
   "Ты насчет передозировки энергетики? Он ничем не поможет, это только самому стабилизировать."
   Некроманты тем временем готовились, создали пентаграмму, очерчивающую алтарную - прямо на воде. В углах свились из водяных струй руны, вокруг большей пентаграммы поставили защитный круг.
   Через портал появлялись все новые и новые маги, по большей части некроманты - и обычные, и личи. Два мага начали формировать резервуар, Жорот тут же включился в работу, проверяя и усиливая заклинание обезличивающей составляющей. Арика все это время держалась поблизости, когда муж освободился, вернулась в его объятия. Она временами вздрагивала и ежилась.
   - Замерзла?
   - Нервное, - хмыкнула женщина. - А вдруг что пойдет не так?
   Вместо ответа колдун добрался до губ Арики - сначала осторожно, но жена настолько активно подхватила поцелуй, что он и сам увлекся.
   - Вы готовы? - подошел сосредоточенно-деловой Н'еве, который то ли благополучно переключился на текущую проблему, то ли успел смириться с проигрышем. По крайней мере, от злости не осталось и следа.
   Колдун подумал, что альбинос явно плохо поддается воспитанию. Так что придется ему еще долго втолковывать, что иногда людям мешать не стоит... Или так мелко отомстить решил?
   - Начинайте прямо сейчас, - продолжал безопасник. - Ребята почти готовы, лучше заранее накопить массив энергии.
   Арика шевельнулась в объятиях мужа, колдун передал:
   "Пробуй... Только, пожалуйста, увеличивай-уменьшай поток именно так, как я прошу, договорились?"
   "Само собой!"
   Он ощутил, как по каналу супружеской связи словно пронеслась освежающая волна. Сначала энергия потекла тонкой струйкой, Жорот перенаправил ее в резервуар, одновременно изменяя. Он просто выбрал одну из составляющих ее спектра и скидывал в произвольно выбранную точку, черпая оттуда взамен местную энергетику. Время от времени колдун менял точку сброса. Этому его научил один из подчиненных Окуса после того, как Жорот, еще в молодости, скинул кучу энергетики, которой его давила Роллейна во время истерики, чуть ли не рядом с домом. А трюку расщепления-обезличивания колдун выучился гораздо позже, когда сам играл роль донора. Не так часто бывало, но он, приученный оглядываться на каждый свой шаг и оценивать его с точки зрения безопасности для матери, привык остерегаться давать возможность воздействовать на себя. Паранойя - вещь заразная...
   Но тройного обезличивания энергетики Арики должно было хватить, чтобы никто из магов, использующих ее энергию, не смог снять полноценный ее слепок, удачно запечатлеть. Н'еве так наверняка считал, что Жорот перестраховывается. Вот только кто бы у него еще спрашивал...
   - Увеличь вдвое, - попросил колдун.
   Жена осторожничала, видно, впечатлилась недавним откатом после ее истерики.
   - Еще немного, - он пытался экспериментально подобрать максимальный объем энергетики, который он сможет пропускать без перенапряжения. Потому что держать ему этот канал придется - минимум - пару часов... Слишком слабым канал делать нельзя - Жорот не сможет направлять достаточно долго. И сильным нельзя - он тогда просто его не удержит. Приходилось искать "золотую середину", а по сути вслепую нащупывать ту грань, на которой можно удержаться от падения в обе крайности.
   - "Немного" - это как? - напряженно уточнила Арика. - Конкретней?
   - На половину первоначального объема где-то... Нет, чуть меньше... Чуть, а не к тому, что было! Да. Теперь нормально.
   Наконец шаткое равновесие было достигнуто. Резервуар заполнялся, некроманты заканчивали подготовку. Их собралось, наверное, около сотни - немалая толпа и почти четыре ее пятых составляли личи.
   Муж и жена так и стояли, не размыкая объятий. Обоим так было легче - Арике передавать, а Жороту брать и управлять - помогала супружеская связь, которая становилась более полной при физическом контакте. Колдун практически полностью был сосредоточен на обезличивании. Зато Арика, настроив поток, уже подавала энергетику, почти не обращая на это внимания. И наблюдала за происходящим.
   Некромантов в пентаграмме сменили группы настроенных друг на друга магов, причем каждую группу поддерживали еще четыре-пять, которые стояли за пределами пентаграммы. Уничтожение проклятия началось.
   Процесс был длительный и далеко не сразу все пошло, как предполагалось. Сначала маги создали вторую стену вокруг уже существующего заклятия, сдерживающего проклятие в неактивированном состоянии. Причем первый раз, когда эта стена начала сжиматься, что-то пошло не так, она почти в самом начале странно деформировалась, исказилась, и, буквально секунду спустя, разлетелась взрывом, хорошо хоть, никого не задело. Вторым разом маги явно добились, чего хотели - ограничивающая стена сжималась, равномерно, со всех сторон подбираясь к алтарю. Когда она добралась до границы сдерживающего заклинания, многие затаили дыхание, но стена продолжала двигаться, медленно, но верно. Пространство внутри нее временами заволакивало темным туманом, похожим на дым, с багровыми сполохами, алтарь почти исчезал из поля видимости, потом дым рассеивался, и все повторялось вновь. Причем ограничивающее заклинание сжималось по всем направлениям. Что маги делали, Жорот, конечно, разобрать мог... Но ему было не до этого. Наконец на алтаре появился шар величиной с человеческую голову, внутри которого клубился все тот же темный туман, только сейчас багровый цвет проявлялся не отблесками, а равномерно подсвечивал темную мешанину внутри шара.
   Колдун уже вымотался донельзя, практически не воспринимая окружающее, когда ощутил в настроении Арики перемену. Он встряхнулся:
   - Что?
   - Кажется, скоро закончат, - отозвалась женщина.
   Хорошо бы... Хотя, Жорот мог точно сказать - если бы не помощь Арики, то, что маги проделали, было бы невозможным. Так что грех жаловаться... К каждому лучу пентаграммы подошли еще по одной группе магов, включаясь в работу - с окончательным уничтожением проклятия те маги, что работали изначально, не справились бы.
   Колдун был почти на пределе. А еще и... Жорот вдруг насторожился. В кровь шарахнуло адреналином, вмиг, как только он нащупал чужой тончайший канал, обвивающий Арике плечо и плотно зажатый между их телами... Когда они начинали работать, этого не было!
   Жена встрепенулась, в ответ на его ощущения, он торопливо передал по связи:
   "Делай вид, что ничего не происходит..."
   "Я? - фыркнула Арика. - Между прочим, это у тебя глаза пылают, как те костры!"
   "Черт с ним." - приводить себя в состояние спокойствия времени не было, да и не столь важно - мало кто поймет, что это признак бешенства. Пока.
   Вид же колдун сохранял расслабленно-уставший, одновременно осторожненько прослеживая пиявку до ее хозяина... Именно пиявку, по каналу тончайшей струйкой тянулась энергетика Арики - неизмененная, прямо от нее...
   "Н'еве!"
   Альбинос откликнулся тут же:
   "Помощь нужна?"
   "Изолируй группу, поддерживающую знак огня... Третью, если считать от меня. Быстро!"
   Одновременно он кинул альбиносу картинку подсвеченного канала-пиявки. Надо отдать должное, Н'еве разобрался что к чему очень быстро. Он переложил поддержку направления огня на остальные группы, отсек ту, в которой был вор, еще и кинул картинку колдуну, подсветив в плотно сгрудившейся группе мага, от которого канал шел. Это оказался некромант, но не лич, абсолютно незнакомый Жороту.
   Тот мысленно выругался. Хоть и надеялся, что сегодня обойдется без ублюдков, желающих поживиться на дармовщину, куда там. Наверное, никогда такого не будет - хоть одна скотина, да отыщется.
   "Убери тех, кто вокруг. А с этим я разберусь сам."
   "Да хоть живьем ешь... Только тело для допроса оставь."
   Колдун, сосредоточившись, вместо того, чтобы скидывать энергию в резервуар, попросил Арику прервать передачу. В какие-то пару секунд безопасники, вынырнувшие словно ниоткуда, растащили указанную группу, на месте остался только некромант... Который, сообразив, что происходит, побледнел. Может, он что-то и хотел сказать, но не успел - Жорот прикончил его направленным воздушным ударом. Мягко осевшее на пол тело при этом осталось почти невредимым, только из носа и ушей прочертили бороздки кроваво-красные струйки. Завершающим штрихом Жорот подсветил пиявку-канал, тянущуюся от трупа к Арике, показывая окружающим, из-за чего, собственно, весь сыр-бор. Женщина покосилась на гаснущую нить канала и пробормотала что-то нелицеприятное.
   Люди Н'еве тут же унесли труп. А колдун, возобновляя подачу энергетики, сообщил напоследок, усилив голос, чтобы услышали все:
   - Господа, возможно, кто-то еще вообразит, что я нахожусь здесь в качестве манекена... Но тогда не обижаться.
   - Ты подпиткой занимайся, - раздался голос из толпы. - А ликбез с идиотами проведешь позже.
   С разных сторон послышались смешки.
   - Уже, - отозвался колдун. - Так что можете не отвлекаться.
   Возобновление подачи энергии вымотало колдуна окончательно. Оставшееся время он держался исключительно на упрямстве, почти не соображая, что делает. Но при этом не только педантично производил обезличивание, но еще и регулярно проверял, не появилось ли новых "пиявок". Мало ли...
   Шар на алтаре растворялся, исчезал... Но и после того, как исчез окончательно, маги еще долго работали, подчищая остатки как от уничтоженного проклятия, так и от своих заклинаний. Но вот группы стали выходить из круга, маги, один за другим, исчезали в порталах.
   Арика свернула канал. Колдун устало выдохнул, позволив себе чуть расслабиться. И при этом буквально "поплыл", удержаться в адекватно-вменяемом состоянии никак не выходило. Услышал голос Н'еве, но смысл сказанного ускользал. Сосредоточившись, Жорот попытался вникнуть:
   - ...уже сами.
   Почти сразу жена взяла его за руку и вывела в спальне. Колдун, не раздеваясь, упал на постель. Но не давал себе засыпать, бездумно глядя в никуда, а на деле пытаясь привести себя в порядок, хотя бы немного. Он как сквозь вату почувствовал, что его раздевают и накрывают одеялом... Арика? Нет, уже Роджер... Наконец Жорот решил, что сделал достаточно, чтобы оклематься за ночь. И отпустил себя, провалившись в сон, словно во тьму.
  
  
  
  
   Проснувшись, колдун какое-то время лежал, прежде чем понял, что находится не у себя, а в спальне Арики. В комнате царил полумрак - шторы на окнах задернуты, хотя, похоже, уже далеко не утро. Он повернул голову - жены не было, на прикроватном столике лежали стопкой четыре книги, а поверх - электронный блокнот для записей. Так что ночью Арика явно спала здесь...
   Жорот еще потягивался, разгоняя утреннее онемение, когда вошел Роджер.
   - Добрый день, - робот подошел и поцеловал мужа.
   Хотел выпрямиться, но Жорот обнял его за шею, притягивая к себе.
   - Ты не на работе?
   - Выходной, - хмыкнул Роджер. - Твои сотрудники не поймут, если я их еще и сегодня буду терроризировать.
   - Выходной это хорошо... - мужчина сильней потянул робота к себе, и тут до колдуна дошло, он даже объятия разжал:
   - Это... сколько я проспал?
   - Почти двое суток, - Роджер, опершись коленом о кровать, освободился от одежды и опустился на постель.
   Потерся о плечо мужа и принялся ласкать его осторожными, нежными прикосновениями. С улыбкой добавил:
   - Ларсен сказал, чтобы мы не нервничали и не будили тебя, просто ты сильно устал.
   - Обязательно его дергать надо было, - проворчал колдун.
   Впрочем, долго досадовать он не мог, особенно глядя на любимого, красивого и соблазнительного...
   ...Они давно уже просто лежали, а Жорот все не хотел выпускать такого уютного мужа из объятий. Наконец поцеловался напоследок и стал вставать.
   - Есть сильно хочешь или дождешься ужина? - уточнил Роджер.
   - Дождусь. Пошли в душ.
   Арика к ужину опоздала. Влетела в столовую, неся с собой запахи травы, солнца и ветра. Где только была, интересно? Приветствовала всех - мужей поцелуями - и уселась за стол. В перерывах между запихиванием в себя еды, уточнила:
   - Как насчет отдыха, честно вырванного с боем у Н'еве? Я оплатила "окошко" на две недели. Ну и с возможностью продлить, если захочется.
   - Ты о чем? - не понял Жорот.
   Дети загалдели, наперебой принялись объяснять. Оказывается, "окошками" называлась возможность отдохнуть на природе. Заказчик выбирал уютный уголок - лес, берег реки, озера или моря. Вокруг на определенном расстоянии ставился барьер - чтобы никто из чужих не беспокоил. И, по желанию заказчика, ставился портал в дом.
   - Ну, от портала мы отказались, - сообщила Рони. - Я сама его сделаю, еще не хватало лишние деньги платить!
   - Стационарный? - уставился на дочь колдун. - Ты хоть раз их ставить пробовала?
   - Один уже три недели работает, - хладнокровно отозвалась дочь.
   - Из твоих комнат? - вздохнул Жорот.
   Девушка кивнула.
   - И куда?
   - В старый дом.
   - Я привел Питера, он проверил, сказал с порталом все нормально, - вмешался Роджер.
   Жорот поднял бровь:
   - Очень хорошо. Питера ты, значит, привел. А меня в известность поставить не надо?
   - Извини, вы постоянно заняты, и я решил, что раз технически все нормально, то пока нет необходимости вас отвлекать.
   Колдун нахмурился. "Технически нормально"...
   - К твоему сведению, межпланетные порталы запрещены, - сообщил он мужу.
   - Питер сказал, что существует какая-то оговорка, что, мол, высшему руководству разрешается, при соблюдении правил безопасности. И проверил - у нас уровень защиты портала вполне вписывается.
   - И кто ставил защиту?
   - Мы втроем, - негромко ответил Фест. - Атане пришла в голову любопытная мысль...
   - Но просчитать как следует я не смогла, - влезла девочка.
   - Да и сил тоже не хватило бы, - добавил Фест.
   - А вот ничего подобного! - возмутилась Атана. - Хватило!
   И эта туда же. Нет, если Питер сказал, то с порталом действительно все в порядке. Но вообще - бардак!!!
   - Покажете ваш портал и объясните, что и как делали... И давайте договоримся, прежде чем браться за заклинания, которые вам не по возрасту, предупреждайте заранее, - колдун уставился на детей. - Иначе мне все-таки придется принять меры, чтобы вы не могли ничего такого вытворять. Больше предупреждать не стану.
   Дети насупились, но спорить никто не полез.
   - Так что насчет того, чтобы после ужина посмотреть "окошко"? - вернулась к исходному вопросу Арика.
   ...Это был берег тихого лесного озера, с широкой, метров в тридцать, полосой песчаного пляжа. Сразу за ней стояла непролазная чаща переплетения древесных стволов и кустарников. А на самом пляже росло лишь несколько одиноких ив - идеальное место для лагеря. Они перешли туда все вместе, и сообща решили, что отдых можно начинать прямо сегодня.
   Рони тут же принялась за сооружение стационарного портала, Жорот следил за дочерью. Если бы они находились не в Клане, для сооружения портала подобного типа понадобилось бы дня два, не меньше. Сейчас Рони должна была уложиться часов в пять - большую часть координат просто взяли из справочников.
   Девушка делала все довольно умело, а Фест с Атаной по ходу объяснили суть защиты, которую они поставили на первый портал. Защита была, само собой, топорной, но рабочей. И предположить, что ее вывел девятилетний ребенок... Хотя, основу Жорот увидел сразу - классическое заклинание щита, которое артефакторы использовали для производства амулетов. Он сам его Атане и показал. Девчонка ухватила суть и преобразовала заклинание под собственные нужды. Лишь не смогла сделать нормально расчеты - теоретической подготовки не хватило - и обратилась к близнецам. Колдун только головой покачал - если эта троица сохранит свои отношения, когда повзрослеют, он их недругам не позавидует.
   Портал был окончательно готов немного заполночь. Рони тут же унеслась купаться, вместе с Фестом и Атаной. Колдун расположился возле небольшого костерка, который поддерживали Роджер и Хью. Он единственный из телохранителей предложил остаться на ночь - оборотню было очень комфортно на природе, и похоже, он еще и не хотел упускать случай ночью погулять в зверином обличье.
   - Ночевать тут останемся? - тихо спросила Арика.
   - А почему нет? - пожал плечами колдун. - Детям наверняка любопытно поспать в палатке...
   Всем отдыхать очень понравилось. Арика, вопреки ожиданиям колдуна, предпочитала валяться на солнышке и купаться, вполне довольная жизнью. Конечно, иногда она сидела со своими книгами и блокнотом, но очень редко. Ну и раз в два-три дня исчезала, предупредив, чтобы ее не отвлекали вызовами - на свои пластические операции. Да еще в первый же день отдыха напомнила мужу о крови альбиноса.
   Жорот сообщил, что на него настроить заклинание не удастся - из-за того, что Н'еве успел это сделать первый, а накладывать подобные заклятия друг на друга нельзя. Поэтому завязать зависимость можно только на Арику.
   - Уверена, что согласна этим заморачиваться?
   - Естественно, - пожала женщина плечами. - А почему нет?
   - Хотя бы потому, что ты попадаешь в список недругов весьма могущественного мага и к тому же чиновника, - сообщил Жорот.
   - Что-то самого Н'еве, я смотрю, это не останавливает, - буркнула женщина. И добавила, что коль уж заварила эту кашу, то не доводить до конца просто глупо.
   Колдун помог сделать настройку, заодно постаравшись наиболее полно просветить Арику по поводу существующих возможностей. Женщина, которая о подобных вещах вообще представления не имела, выслушала перечисление пакостей, которые она может устроить альбиносу, все больше мрачнея. Список включал не только убийство, и запрет на убийство Арики непосредственно Н'еве, но и наведение порчи, контроль над телом - впрочем, колдун предупредил, что это у Арики вряд ли выйдет. Поскольку альбинос маг сильный и подобным воздействиям извне наверняка сможет сопротивляться. А так же возможность в любой момент определить, где Н'еве находится, и блокировку его заклинаний - опять-таки, учитывая уровни сил его и Арики.
   - Пассивные, такие, как защиты и подобное, ты сможешь блокировать легко. А вот боевые, активные, навряд ли. Пока, по крайней мере... Зато что ты точно сможешь делать - это не давать возможность нормально спать и вызывать у него болевые ощущения любой интенсивности.
   Арика уставилась на Жорота тяжелым взглядом.
   - Как я понимаю, он то же самое может проделать с тобой?
   - Угу. Только ни разу ничем подобным не пользовался.
   Жену, похоже, это успокоило не слишком. И она настолько красноречиво поглядывала на мужа - "а тебя-то как угораздило?", что колдун сдался.
   - Я тогда эмигрировал из Клана - год или два, около того. И еще не до конца разобрался в местных обычаях... Ты наверняка знаешь, как Сообщество относится к мужеложству. А я имел глупость заинтересоваться одним из Магистров. Да еще и взаимно. Ну никак не мог предположить, что дойдет до такого... - за короткими фразами он старался спрятать боль и вину. Которые чувствовал до сих пор, несмотря на все прошедшие годы. Но, кажется, не очень получилось. По крайней мере, Арика сочувствующе посмотрела на него и тихо спросила:
   - Убили?
   Жорот кивнул.
   - Магистра, который это сделал, я убил на дуэли. Кстати, они еще и друзьями были чуть не с детства... И Магистр перед смертью успел высказать, что настоящий виновник смерти его друга - я. Если б я Тэниса, мол, не развратил... И, мол, что у Главы выхода другого не было, только отдать приказ об уничтожении отступника. Я долго пытался добраться до тогдашнего Главы, Мердока. Вызовы тот не принимал, а других возможностей не существовало. Наконец сумел убить его, - не на дуэли, времени не было возиться, и так еле от охраны ушел.
   ...Месяцы сумасшедших поисков лазейки к мерзавцу-Магистру. И риск во время убийства - на грани фола. Тем более, что Глава, прекрасно понимающий, что ему грозит, усилил охрану чуть не втрое. Не помогло.
   Но когда Жорот стоял над умирающим магом, то не ощущал ни удовлетворения, ни злорадства, ничего. Только усталость и непонимание. Как можно было отдать приказ об убийстве - своего - за такую мелочь? Ну ладно, за него бы взялись - как за средоточие зла... Но мальчика-то за что? За "противоестественную" привязанность? Да сотней способов можно было их рассорить. Ведь даже и не пытались. Приговор вынесен и приведен в исполнение. Безжалостно, без права оправдаться...
   - Мердок... Предшественник нынешнего Главы? А мы по истории учили, что он от сердечного приступа умер, - с кривоватой улыбкой сообщила Арика.
   Жорот усмехнулся
   - Действительно. Когда голова почти отделена от тела, с сердцем по-любому проблемы будут... Если бы Сообщество сумело найти доказательства, меня бы казнили. Поэтому и обратился к Н'еве, чтобы он уничтожил на месте убийства следы моей ауры - единственное, что не мог убрать сам... По законам Клана моя месть была правомочна, Н'еве не отказал, но в качестве оплаты за услугу потребовал мою кровь.
   С этого у меня вражда с Главой Сообщества и началась. Хэрис знает, что я прикончил его предшественника и учителя, но доказать не может. Бесится жутко...
   Арика, вместо того, чтобы успокоиться, как это обычно происходило после удовлетворения ее любопытства, недоверчиво уставилась на мужа:
   - Чтоб Глава просто "бесился"? В жизни не поверю. Да он скорее сгноил бы тебя в тюрьме, а на клановскую неприкосновенность бы начхал! Что я, Сообщество не знаю, что ли?
   - Я в то время служил при королевском дворе. Поэтому "сгноить" было проблематично. А когда ушел со службы, Хэрис уже охолонул...
   Жена все еще с недоверчивым видом покачала головой и колдун, мысленно вздохнув, "раскололся" до конца:
   - Хэрис упрятал меня в застенки - ненадолго, дня на три. Пытался добиться признания, раз уж улик никаких, не преуспел. Королева-регент меня вытащила, устроив такой скандал, что Глава больше не рисковал проделывать ничего подобного.
   - И он успокоился на этом? - вновь покачала головой Арика. - Ну сколько эта королева протянула? Двадцать, тридцать лет? Ну пусть, ее внуки еще помнили, что ты когда-то служил...
   - Лотта здравствует и поныне. Она, конечно, давно уже не правит, зато занимает пост Главного мага и заодно директора магической школы. Которую сама же и организовала. Кстати, после того, как я потерял глаза, она предлагала мне вернуться к преподаванию. Обещала покровительство... - он пожал плечами.
   - Да уж... Бурная у тебя жизнь, - кажется, Арика наконец удовлетворила свое любопытство.
   - Кто бы говорил, - хмыкнул колдун. - Сама за полвека ухитрилась вляпаться в рекордное количество историй... Куда мне.
   ...После формирования кровавого заклинания Жорот бездельничал по полной - сам от себя такого не ожидал. Просто вдруг понял, насколько устал. Он постоянно держал себя в напряжении, и только сейчас это осознал. Даже во время недавнего трехнедельного постельного режима колдун не расслаблялся - может, из-за ощущения собственной беспомощности? Сейчас же, когда появилась возможность, он приходил в себя, удивляясь - как было не скучно лежать целыми днями, почти не двигаясь, и ни о чем не думая?
   Атана притащила через портал Малыша и носилась с ним по окрестностям. Близнецов кьон не очень любил, но ездить на себе позволял, так что Рони и Фест тоже наигрались с фамильяром.
   На Жорота же ящер порывался кидаться всякий раз, когда мужчина оказывался от него на расстоянии трех-четырех шагов. Колдун относился к враждебности животного спокойно, наглухо закрываясь щитами и дожидаясь, пока девочка успокоит питомца. Но после очередного нападения не выдержала Атана - она наорала на ящера, да еще и со всей дури хлестнула ему ладонью по морде - словно пощечину дала. Кьон зашипел, наклоняясь над ребенком, не ожидавший подобного Жорот только и успел кинуть перед Атаной щиты, рванулся, чтобы закрыть девочку... И вдруг та напряглась, вытянулась, запрокинула голову и так "прочувствованно" зашипела-зарычала ящеру прямо в морду, что кьон отпрянул, растеряно рыкнул и отступил назад, враз растеряв весь свой пыл.
   Жорот перевел дыхание - черт знает что! Сердце у него колотилось, как бешеное, Атана же выглядела лишь чуть возбужденной, нисколько не испуганной. Вот уж сразу видно, чья дочь! С этими двумя точно в психушку угодишь...
   К ним уже мчались Арика, Хью и Фест. Когда кутерьма успокоилась, Жорот укоризненно заметил девочке:
   - Пожалуйста, будь осторожней. До полного слияния тебе еще несколько лет и...
   - При чем тут слияние! - запальчиво возразила Атана. - Он не должен трогать никого из вас!
   - Со временем он ко мне привыкнет, - возразил колдун, - а если ты будешь так себя вести, может напасть! И, к твоему сведению, нападение на запечатляющего означает конец всякой связи между тобой и фамильяром. Животное убивают, связь сворачивают... Тебе от этого будет не очень хорошо, уж поверь.
   Девочка упрямо сжала губы:
   - Малыш должен нормально относиться к моей семье, - повторила она. - И вообще. Он должен подчиняться, не идти против! Он прекрасно чует, как я к тебе отношусь, и все-таки нападает! Если я не настою на своем, он вообще обнаглеет. Нет, не пойдет. Или мы договоримся, или неуправляемый фамильяр действительно нафиг не нужен!
   Колдун, поняв, что упрямицу не переспоришь, заметил только:
   - Поговори с твоим учителем, если уж мне не веришь.
   Но Браст, к удивлению Жорота, поддержал Атану. И даже как-то эту дичь аргументировал, основываясь на правилах дрессуры. Колдун чуть не впервые подумал, что, похоже, столкнулся с еще более ненормальным, чем он сам. Но Малыш перестал проявлять к колдуну агрессию, так что Жорот вынужден был признать - Браст знал, что делал. И Атана, похоже, тоже.
   На три дня к отдыхающим присоединился Райес. Мальчишка разительно изменился за эти несколько недель - он теперь выглядел даже старше своих лет, но к Атане относился по-прежнему.
   На четвертый день отдыха Жорота вызвал Эркис.
   "Нужно поговорить, - коротко сообщил дознаватель. - Отправь кого из своих, чтобы перевели меня к вам"
   Побыть проводником вызвалась Арика. Она, кстати, даже одеться не соизволила - прямо в купальнике и пошла. Эркис, вышагнувший из портала вслед за женщиной, с любопытством огляделся. Жорот привстал, но аристократ небрежно махнул рукой:
   - Лежи-лежи... - и опустился рядом на песок, кстати, довольно ловко, несмотря на свой вес. И одобрительно высказался:
   - Хорошо устроились. Пляж, песочек... Частично окультуренный ландшафт?
   Арика пожала плечами:
   - Кажется, да. Я не разбиралась, но мне понравилось.
   - Окультуренный, - кивнул Эркис. - У обычного лесного озера песок если и есть, то чуть-чуть... Или вообще одна трава.
   - Не все равно? - равнодушно отозвалась женщина. - Главное, чтобы удобно было.
   - Ну, есть любители, чтоб "все как в природе", - усмехнувшись, сообщил аристократ.
   - Это пиявки в озере и камыш по берегам? - ехидно уточнила женщина. - Не-ет... Без меня!
   Арика разлеглась на бережку на животе, колдун все же сел и кивком подозвал Роджера.
   Эркис, дождавшись, пока робот подойдет, уточнил:
   - Дети где?
   - По лесу носятся.
   - Хорошо, - аристократ очертил антишумовой круг. - Можно закурить? Спасибо. Вычислил я информатора. Жан.
   Арика уставилась на Эркиса, Роджер смотрел молча, Жорот поморщился:
   - Он из службы безопасности...
   - Безопасники, знаешь ли, тоже люди, - спокойно отозвался Эркис.
   - Доказательства?
   Дознаватель вытащил кристалл и, положив его на песок, активировал, перед этим сообщив:
   - Это Ленском, один из безопасников Бласки.
   В воздухе появилась фигура мужчины, который сухо и емко, отвечая на вопросы невидимого Эркиса, сообщил, что Жан передает информацию семейству Бласки.
   - И как это согласуется с клятвами верности, которые приносят работники СБ? - уточнил невидимый Эркис.
   - Профессиональные обязанности Жан выполняет безукоризненно. От него никто и не требует, чтобы он делал что-то, причиняющее вред подопечным.
   - А передача информации, значит, не вред, - пробормотала Арика.
   - Казуистика, но на таком уровне клятвы обойти возможно, - объяснил Эркис, затягиваясь.
   - И совесть тоже, - буркнула женщина.
   Изображение погасло, дознаватель усмехнулся:
   - Где моя молодость с приятными, но столь непрочными иллюзиями?
   "Почему бы ему заодно о потерянной девственности не пожалеть? Из той же оперы." - язвительно заметила Арика по связи.
   Жорот хмыкнул, скрывая улыбку. Эркис оказался проницательным:
   - А вслух?
   Женщина только независимо плечами пожала - мол, а еще чего?
   - Бласки не устроил приговор суда, они горят отыграться за смерть Ракиса, - задумчиво заметил Жорот. - Что ж. Спасибо за помощь. Оплату я уже перевел. Если возникнет необходимость, можно будет обратиться к тебе?
   - Само собой, - кивнул Эркис. - И еще. Мать пригласила вас в гости, всех троих.
   Колдун поднял бровь:
   - Чем обязаны вниманию Патриарха Хайны?
   - Искусству влипать в неприятности, я думаю, - хмыкнул Эркис. - А если серьезно, даже я, со своими более чем посредственными способностями к предсказанию, вижу, что вы находитесь в эпицентре вероятностных узлов.
   Жорот, который имел представление об основах гадания, нахмурился. То, что их тройка - вольно или невольно - имеет значительное влияние на вероятностные варианты развития Клана, он понимал. Как и то, что в ближайшее время ничего не изменится - слишком уж плотно завязались на них ситуационные линии. Пока. Только вот, исходя из всего этого, насколько безопасно было принимать приглашение Хайны? Случалось, что гадатели, тем более, такие сильные, как Патриарх, принимали решение уничтожать подобные узлы - исходя из видения перспектив. Хотя беспокойство колдуна уже и смахивало на паранойю, - подобных случаев было раз-два и обчелся - но, тем не менее...
   Впрочем, раз уж Хайна ими заинтересовалась, способ встретиться она найдет, так или иначе. Так что лучше, если встреча произойдет не спонтанно, а когда он будет к этому готов. Любые неприятности, если они все же будут, могли начаться только после личной встречи. Не видя объекта, гадатели не могли "увидеть" и полную вероятностную картину будущего. Для "любовных наговоров" и прочей мелочевки годились личные предметы либо кожа, волосы, или что-то подобное. Для серьезного гадания - только личное присутствие.
   - На какое время мэтра Хайна назначила встречу? - уточил колдун.
   - Да в любой день, только во второй половине. И предупредите за час-полтора, хорошо? - Эркис протянул роботу - он сидел к нему ближе всех - ладонь, на которой материализовался золотистый кристалл.
   - Конечно, - кивнул колдун, а Роджер взял вещицу и передал мужу.
   Колдун мысленно вздохнул - у него скопилось уже дюжины три кристаллов. Давно пора было собрать их в универсальный, да все никак руки не доходили. Надо сегодня заняться, пока время есть...
   Эркис задержался у них еще на пару часов. Успел наплескаться в озере, бесясь с близнецами. К Атане, кстати, мужчина подходить не рискнул - Малыш ходил да девочкой, как привязанный, и на чужака посматривал ну оч-чень хищно. А Атана на этот раз и не думала "воспитывать" питомца, заметив позже, что, мол, Эркис, конечно, мужик неплохой, но не до такой степени, чтобы стоило приказать Малышу относить его к "своим".
   Поздно вечером, когда дети угомонились, а Хью ушел на ночную прогулку, взрослые наконец смогли нормально поговорить. Роджер лежал у костра, Арика устроилась в его объятиях, используя мужа, как опору. Жорот так же опирался на ноги Роджера, только полулежа, и заодно обнимал обоих.
   - Когда в гости? - первой нарушила уютное молчание Арика.
   - Завтра, наверное, - отозвался колдун. - Тянуть нет смысла.
   - Это опасно? - уточнил Роджер.
   - Надеюсь, нет. Хотя бывало, что гадатели убивали клиентов... После того, как видели их будущее.
   - Обрадовал... - пробурчала Арика.
   - Такое случилось дважды за все время существования Клана, так что, думаю, нам это не грозит, - сообщил колдун, обнимая супругов покрепче. - Это у меня паранойя довлеет.
   - Что ты собираешься решать с Жаном? - подняла неприятный вопрос жена.
   Жорот вздохнул:
   - Думаешь, есть варианты? Н'еве сказал. Пусть сам с ним разбирается.
   - Почему он это делал? - негромко спросил Роджер.
   - Вот уж меня это в последнюю очередь интересует, - проворчала Арика.
   - Парень влюбчив, как кошка, а жена у него очень ревнивая. Его шантажировали очередной подружкой... И вообще, пообещали, что до жены не будут доходить слухи о его "хождениях на сторону".
   - Вот уж не думала, что в Клане это имеет значение, - хмыкнула Арика. - У вас тут, кажется, нравы свободные.
   - Где как, - пожал колдун плечам. - Среди магов, по большей части - да. Среди немагов... по-разному. А аристократия кичится своей моралью. Что магическая, что немагическая.
   - Ага, по Эркису видно, - ехидно отозвалась Арика. - Ты смотри, он уже Рони глазки строит.
   - Видел, - проворчал Жорот. - И пообещал ему "приятностей".
   - А он что? - заинтересовалась жена.
   - Сделал невинное лицо и сказал, что ничего такого даже и не думал.
   - Ага, нам обоим показалось, - хмыкнула женщина.
   - Я вообще-то тоже сказал ему пару ласковых по этому поводу, - вмешался Роджер.
   Арика фыркнула:
   - Трогательное единодушие! Не-ет, здесь Эркису явно ничего не обломится.
   - Вот именно, - кивнул Жорот. - Рони несовершеннолетняя, пусть сначала со сверстниками нормально общаться научится. Но вообще, такие, как Эркис, есть везде, так что это скорее исключение из правил.
   - А на самом деле? Аристократы действительно настолько высокоморальны? Или только делают вид?
   Колдун пожал плечами:
   - Не знаю. Вулх при мне с женщинами не крутил. А с остальными я близко не общался.
  
  
  
  
   Хайна приняла их в громадной оранжерее, защищенной не стеклом, а воздушными силовыми полями, едва угадывающимися по случаю летнего времени и хорошей погоды. Пожалуй, если бы Жорот не специализировался на магии воздуха, то вообще бы их не увидел. Тем более сейчас, летом, когда оранжерея плавно переходила в ухоженный парк.
   Сухой теплый ветерок трогал цветы и листья, буйство красок было почти нереальным. И среди этого великолепия прохаживалась невысокая рыжеволосая девушка в ярко-зеленом облегающем платье с красивым лицом и безупречной фигурой. Колдун невольно задержал взгляд и на ножках, и на откровенном декольте. Мэтра была красива, еще и умела себя подать. Привыкла вертеть мужиками, сразу видно...
   Жорот приветствовал Патриарха - Арика и Роджер последовали его примеру. Хайна предложила присесть - на небольшой полянке находились стол и плетеные кресла. Извинилась, что оторвала от отдыха. И очаровательно улыбнувшись, заметила:
   - Мне показалось, что среди будней выкроить время для встречи будет гораздо проблемней.
   - В какой-то мере, - вежливо согласился Жорот.
   Мужчины дождались, пока дамы сядут, почти полностью соблюдая этикет. "Почти" - поскольку Арика, как обычно, отказалась, чтобы ей оказывали знаки внимания, приличествующие даме. Хорошо хоть, взглядом, а не "в прочувствованных выражениях", как она это обычно делала.
   Эркис, сопровождающий супругов, незаметно исчез. Создавалась иллюзия полного уединения, хоть Жорот и был уверен, охрана присутствовала, просто ее видно не было.
   Колдун, перехватив откровенно-изучающий взгляд Хайны, чуть не пожал плечами - чем он ее так заинтересовал? И Арика и Роджер были гораздо более любопытными объектами.
   - Ты не изменился, - неожиданно сообщила женщина. - Все та же упертость, что и в тридцать. Но сейчас не советую идти против судьбы - только неприятности получишь, а по-твоему все равно не будет. Слишком уж четко прослеживается предопределенное... Что - пока не скажу, - усмехнулась Хайна.
   - Не идти неизвестно против чего? - не удержавшись, хмыкнул Жорот.
   - Придет время, поймешь, о чем я. А вот у вас обоих выбор есть, - на этот раз Хайна обращалась к Арике и Роджеру. - Разделить его судьбу или отказаться.
   Типичное по форме предсказание... Колдун редко обращался к гадателям именно потому, что результат почти всегда был туманным, неопределенным. К гадателю имело смысл идти, когда надо было получить четкий ответ "да" или "нет". Если же вопрос был общий, в предсказании всегда было больше намеков, чем конкретики. Поэтому Жорот не стал настаивать на разъяснении, а лишь уточнил:
   - Мэтра, я не помню, чтобы мы встречались. Я обращался, конечно, к предсказателям, но...
   - Меня приводила Целесина. Она не была уверена, стоило ли помогать Ллоргу улаживать твой конфликт с Роллейной. И попросила взглянуть, какие у тебя перспективы.
   Жорот почти физически ощутил, как встрепенулась Арика. И мысленно вздохнул. Кажется, ему предстоит очередной допрос.
   - Не помню подобного визита.
   - Само собой, - хмыкнула Хайна, - ты спал. Целесина не хотела показываться тебе на глаза. Я нарушила этические правила предсказателей, не спросив у тебя разрешения. Но ради школьной подруги чего не сделаешь... Арика, вас гложет любопытство, но воздержитесь от расспросов. Информация не столь значимая, а вашему мужу не доставят удовольствия подобные откровения.
   Колдун мысленно пожал плечами. Не факт, что жена послушается. Да и не настолько та давняя история дискомфортна... хоть и не приводила Жорота в восторг, само собой.
   - Леся помогла, - скорее утверждая, чем спрашивая, заметил Жорот.
   Хайна кивнула. А колдун уточнил:
   - Ллорг знал об этом?
   - Нет, конечно, - независимо пожала мэтра плечами.
   Но подозревал. Когда колдун благодарил лича за помощь, тот задумчиво сообщил, что за Жорота вступился кто-то еще, предпочитающий остаться неизвестным. Колдун тогда не сильно поверил в анонимного благодетеля, точнее, решил, что Ллорг ошибается, или выдает желаемое за действительность - ну не было у него подобных знакомых... Лесю он тогда просто не помнил. Похоже, Арика права. Пора в конце концов разузнать все что можно о Лесе. Тем более, в каком аристократическом роду искать, колдун знал. После смерти магички Жорот нашел оставленное ему сообщение с именем отца. Кстати, вопреки давнему ее утверждению (и как ухитрилась солгать под заклинанием правды?), папаша был жив-здоров, при этом абсолютно игнорируя наличие сына. Оно и к лучшему.
   Но то, что отец Жорота являлся потомком Леси, было правдой, иначе магичка просто не помогала бы ему - в этом колдун был уверен. Так что отправная точка поиска была, и неплохая. А сейчас еще и Хайна дала подсказку... Школьная подруга, значит? Насколько Жорот помнил, Патриарху Игеров было ближе к семи тысячелетиям. Кстати, несмотря на теоретически неограниченную жизнь магов, подобный возраст считался преклонным. Хоть некоторые и до пятнадцати тысяч доживали.
   Патриарх, видимо, получив, что хотела, продержала гостей совсем недолго. Зато всячески высказывала свое расположение, вплоть до того, что пообещала защиту и поддержку при любой необходимости.
   Колдун поблагодарил, конечно, но пользоваться милостями Хайны, само собой, не собирался.
   Эркис перехватил гостей на выходе и предложил познакомить с семьей, раз уж они оказались почти рядом. Но никто из троих не высказал горячего желания, и аристократ только разочарованную физиономию скорчил.
   К озеру вернулись, когда уже темнело. Дети вместе с телохранителями развели костер - так как взрослые отсутствовали, охранники задержались до их появления. Хью с Робином, кстати, тоже дожидались подопечных здесь - ходить в гости - тем более в столь высокопоставленные и по личному приглашению - с охраной считалось неприличным. Отпуская охрану, колдун мрачно подумал, что нужно самому находить себе сопровождающего, иначе Н'еве расстарается и вновь кого-нибудь приставит... И заранее попросить Эркиса проверить кандидата.
   Глядя на пламя, колдун вдруг усмехнулся. Почему-то после визита к Хайне желание бездельничать напрочь пропало. Похоже, отдохнул... Зато появилась пара любопытных мыслей насчет того, как можно изменить технологию зачарования артефактов, чтобы более полно использовать возможности фэлов... Хотя желательно бы посоветоваться с опытным артефактором.
   Наверняка при зачаровании амулетов с фэлами имелись свои тонкости, которые, скорей всего, передавались от учителя к ученику - в обычном курсе артефакторства подобных тем не было. Только еще найти надо мага, который согласится помочь. Мастера-артефакторы тонкостями своего мастерства делиться не любили - традиционно, так сказать... А если обратиться к Распэ? Он артефактор не практикующий, но еще в разуме, в отличие от магов, которые отошли от дел, скажем, по причине старости. Да и преподавал, то есть слишком скрытничать не в его характере... Конечно, может и послать подальше. А может и посоветовать что дельное.
   Решив не откладывать, колдун обратился к Ллоргу, поинтересовавшись, не знаком ли тот с Распэ. Лич, который, кстати, навещал их позавчера, пообещал, что найдет способ связаться с бывшим артефактором. Он вызвал Жорота поздней ночью, сказав, что Распэ ждет колдуна завтра. Тот сообщил супругам о завтрашней отлучке и объяснил, к кому он собрался и зачем, заодно устроив краткую лекцию по основам артефакторства. Роджер просто кивнул, приняв к сведению, зато Арика неприкрыто обрадовалась.
   - Неужто оклемался? - хмыкнула она, лучась удовольствием. - А то на тебя смотреть страшно было. Это ж надо так позволить себя заездить!
   - По-разному бывает, - пожал колдун плечами. - Иногда подобный темп необходим.
   Жена скептически скривилась, у нее явно была куча возражений, но решила не спорить. Единственно, заметила:
   - Только давай не станешь на работу ломиться, хорошо? Ладно там, маяки настроить, если очень надо... А так - займись своими делами. Угу?
   - Хорошо-хорошо, - улыбнулся Жорот. Действительно, не стоило отказываться от отдыха, завоеванного с таким скандалом. Могли неправильно понять. Но, с другой стороны, настройкой порталов так или иначе заниматься придется...
  
  
  
  
  
   Окно портала с переданными координатами привело Жорота в мансарду. Навстречу ему встал из-за стола мужчина с темно-карими живыми глазами и выразительным лицом в обрамлении густых, до плеч, иссиня-черных волос. Пожалуй, он выделялся бы в любой толпе - элегантно-небрежной одеждой и немного манерными движениями. Да еще обращали на себя внимание удивительно изящные руки с тонкими запястьями и длинными чуткими пальцами.
   Колдун узнал Распэ, хоть и видел его почти семь веков назад и издалека. Аудитории, в которых знаменитый тогда артефактор читал лекции, были большими, и то не вмещали всех желающих.
   Вчера, сразу после сообщения Ллорга, Жорот связался с Эркисом и попросил его найти информацию об отставном артефакторе. Можно было с тем же обратиться к Н'еве, но коль уж появилась альтернатива, колдун предпочитал обходиться без услуг альбиноса. Эркис поздней ночью передал ему сведения, и теперь колдун, оглядевшись, прикинул, что все услышанное очень похоже на правду.
   Распэ перестал заниматься своим ремеслом после несчастного случая. Реликтовый артефакт, с которым маг возился, то ли взорвался, то ли сработал непонятно как. Что именно произошло, слухи умалчивали - сам Распэ предпочитал не распространяться - но с тех пор забросил свою первую специализацию и занимался исключительно астрологией. Об этом свидетельствовала и мансарда, оборудованная как миниатюрная обсерватория. Заодно Эркис сообщил, что после того, как Распэ потерял свое положение в обществе, вместе со значительными доходами - астрологом он был посредственным - от него ушел муж. С тех пор маг ни с кем постоянных отношений не поддерживал, предпочитая случайные связи или услуги проститутов. Хотя, как минимум, один воздыхатель у Распэ был, и довольно долго - Мортер, целитель/некромант/стихийник земли. Кстати, в первых двух специализациях Мортер достиг довольно высокого уровня.
   Со стороны Распэ особенного расположения к Мортеру заметно не было. Однако Мортер сопровождал бывшего артефактора во все его нечастые "выходы в свет" и, похоже, еще и сам водил, куда только мог, в качестве своей пары. Хоть это случалось не так часто, да и жили они по отдельности. Но, с другой стороны, Распэ не прекращал с Мортером отношений. Значит, что-то их связывало.
   Распэ приветствовал колдуна и сразу перешел к делу.
   - Вас интересует консультация по артефакторству? Я слушаю. Чем смогу, помогу, но не рассчитывайте на слишком многое.
   Маг внимательно выслушал гостя. На браслет Роджера, который Жорот выложил на стол, даже смотреть не стал, отмахнувшись нетерпеливым жестом. Сухо сообщил:
   - Я не вижу заклинательные контуры на артефактах.
   Жорот, который регулярно пытался решить проблему "невидения" Роджером заклинаний, одним движением опутал браслет сетью, полностью повторяющей заклинательную, правда, только внешне.
   - А так?
   Распэ вгляделся в браслет. Прикусил нижнюю губу, взъерошил нервным жестом волосы. Наконец бросил странный взгляд на собеседника и быстро спросил:
   - Тот, кому вы это делали, калека?
   - Чт-то? - растерялся колдун. - Совсем нет. Робот.
   Выражение лицо Распэ стало недоумевающим. Потом мелькнуло понимание.
   - Прошу прощения, я мало интересуюсь новостями, но теперь вспомнил. Ваш муж?
   - Да, но...
   Тем же нервно-нетерпеливым жестом, что он отказывался от браслета, Распе отмахнулся. И заговорил, уверенно расставляя интонационные акценты, как если бы читал лекцию. Сжато описал особенности зачарования артефактов с фэлами, добавив при этом:
   - Имейте в виду, возможно, я обладаю неполной информацией. Ни я, ни мой учитель на фэлах не специализировались, хоть и работали с ними.
   Колдун задумчиво кивнул. Задал несколько уточняющих вопросов, Распэ терпеливо пояснил, заодно указав на ошибку, допущенную колдуном при работе с браслетом Роджера.
   - Почти треть возможностей кристаллов блокируется, не используется, - уточнил маг. - Именно из-за этого недочета.
   Колдун и сам уже это видел, как и возможность исправления. Хотя придется повозиться. Если как следует подумать, ошибки можно было и избежать. Жорот мысленно поморщился. С одной стороны, он, конечно, идиот, с другой ему нужно было время... Которого весьма недоставало.
   Распэ, тем временем, продолжал:
   - Так вот, как я уже говорил, я специализировался не на фэлах. А на создании индивидуальных артефактов, с использованием личностных характеристик их будущих обладателей.
   Жорот уставился на собеседника, мягко говоря, с недоверием. Азами артефакторства было то, что связывать человека с артефактом - любым способом - крайне не рекомендовалось. При подобной связи была слишком большая вероятность, что с уничтожением артефакта, а случалось это нередко, его обладателю будет нанесен серьезный вред.
   Распэ, само собой, понял, о чем думает колдун.
   - Я говорю не о связи человека с артефактом. А лишь об использовании при зачаровании личностных характеристик будущего хозяина. Таким способом артефакт настраивается на него, и свойства предмета не вступают в конфликт с магией и индивидуальными свойствами обладателя, что обычно происходит. Наоборот, дополняют, приживаясь, как вторая кожа... Да вы сами сделали подобную настройку для вашего мужа.
   - Не зная о ее существовании? - хмыкнул Жорот.
   - Согласитесь, общеизвестно, что артефакты для себя и близких часто получаются лучше, выше качеством.
   Колдун задумчиво кивнул. Да, об этой особенности он знал. Но как-то не придавал ей значения.
   - В начале своих исследований я отталкивался именно от этого. Так вот, я обычно перед тем, как делать артефакт, снимал мерку с заказчика. Но для друзей я мерками почти не пользовался... А у мужа их не снимал никогда вообще.
   Жорот, подумав, резюмировал:
   - Вы можете делать подобную настройку на кого угодно, используя ваши разработки... А остальные, как и я, делают это подсознательно?
   - Отнюдь не все "остальные"... Но те кто делает, да, именно подсознательно, - кивнул Распэ. - Вы выставили очень жесткие настройки, кстати. Браслет сделан для полного антимага, что вообще невозможно, поскольку любое живое существо в какой-то мере обладает магическими свойствами, как и восприимчивостью к магии. Если, конечно, не лишено этого искусственным путем. К роботу это, само собой, не относится.
   - А если браслетом пользуется маг...
   - Именно этим? Лучше не рисковать. Может неадекватно среагировать при заклинании... Вероятность мала, конечно. Но есть.
   Жорот мысленно выругался. Нет, надо срочно делать Арике защиту.
   - Насколько сложно создавать подобные схемы? - Распэ кивнул на сеточку, повторяющую заклинательные линии.
   Колдун передал через прикосновение последовательность действий, подождав, пока маг разберется что к чему. Тот задумчиво взъерошил волосы:
   - Если вас устроит работать с ними, а не с реальными силовыми линиями, я могу попробовать обучать вас. Конечно, это будет сложней, чем с нормальным артефактором. Но и оплату я затребую гораздо ниже.
   - Устроит. Очень даже. Единственное, должен предупредить, у меня плотный график, придется подстраиваться.
   - Неважно. Я не сильно занят, договоримся.
   Вряд ли другой артефактор стал бы возиться с Жоротом - в его годы в ученичество не брали. Это у Распэ выбора не было, он обрадовался хотя бы такой - пусть опосредованной - возможности вернуться к любимому делу. Любопытно, что за несчастный случай с ним произошел, с такими странными последствиям... Кстати, отнюдь не факт, что эта сомнительная попытка ученичества сработает. Но колдун готов был попробовать - почему нет?
   Теперь Жорот появлялся на озере только вечерами, по максимуму используя свободное время. Арика, кажется, была не сильно в восторге - она не рассчитывала, что муж настолько впряжется в работу, но не возмущалась. Роджер старался ненавязчиво помочь, чем мог. А Распэ был очень рад вернуться к любимому делу.
   Работали в доме Жорота - Распэ давно избавился от большей части профессионального оборудования, а того, что осталось, для их целей явно было недостаточно. Первые дни мужчины приноравливались к тому, что Распэ мог объяснять лишь "на пальцах", а отнюдь не в процессе работы, как обычно. Вопреки опасениям Жорота, проблема оказалась вполне решаема, и скоро Распэ принялся вовсю муштровать колдуна, гоняя его, словно ученика-первогодка. Его уровень мастерства артефактора, несмотря на нынешнее состояние, был настолько выше уровня Жорота, что это было вполне оправдано.
   Кстати, Атана, в первый же вечер добившись у Жорота, где он пропадал - похоже, целенаправленно дожидалась, когда он вновь начнет заниматься артефактами - выпросила позволения присутствовать. Колдун предупредил девочку, что не сможет уделять ей много внимания, поскольку сам будет учиться, а она вряд ли что полезное для себя почерпнет - уровень не тот. Атану, это, однако, не смутило. Она упорно крутилась рядом почти все время, выполняя функции то ли подмастерья, то ли помощника. Распэ сначала косился на ребенка, потом притерпелся. Тем более, Атана не мешалась, а наоборот, помогала, чем могла.
   За пару дюжин дней Жорот сделал защитные артефакты и Ларсену, и всему своему семейству. Распэ очень сильно ему в этом помог, хоть и заявлял о своем непрофессионализме в работе с фэлами. Кажется, уровни "непрофессионализма" были немножко разными. В сочетании с индивидуальной настройкой, особенности которой Распэ тоже показывал, да еще усиленные фэлами, защитные браслеты получились беспрецедентно сильными. Если бы артефакты были из числа воздействующих на окружающих, их пришлось бы ограничивать - ну никак не вписывались в допустимые пределы.
   Распэ частенько ходил домой за ингредиентами, своими заметками или книгами. В конце концов, Жорот - само собой, с согласия артефактора -настроил между их лабораториями портал. А скоро они уже и забыли о портале, пользуясь обеими лабораториями, как одной.
   Отдых на природе давно закончился, как собственно и отдых для всего семейства. Мужчины все же вышли на работу, но Жорот очень много времени уделял занятиям с Распэ. Дети тоже были заняты, во избежание возникновения нездоровых идей в их головах.
   В очередной раз колдун ушел с работы сразу после обеда - они с Распэ договорились отрабатывать одну из сложных тем, это могло затянуться часов на шесть, а то и десять. Работа была в разгаре, когда Жорот вдруг ощутил по связи ударом - страх, потом боль... И его окатило ознобом - такое случалось, когда на той стороне связи умирал человек. К счастью - да именно так колдун и подумал, что скрывать? - это была не супружеская связь и не родительская. Посыл пришел от одной из служанок.
   Мужчина аннигилировал линии, с которыми работал. Распэ удивленно уставился на него, хотел что-то спросить, но Жорот отмахнулся, одним движением создал портал, направленный по угасающей линии связи. Служанка была в доме, и это не составило труда. Можно было и пешком, но черт знает, сколько колдун тогда искал бы место трагедии. Одновременно Жорот послал вызов Ларсену - целитель, возможно, еще мог успеть реанимировать пострадавшую. Возможно.
   Он оказался в гостиной - там, куда выводились порталы. Краем глаза колдун отметил, что Распэ последовал за ним - его-то куда несет?! Но картина, представшая перед Жоротом, заставила его позабыть вообще обо всем.
   Первое, что ему бросилось в глаза - неподвижно стоящий Роджер, глядящий в пустоту. К тому же голова робота была наполовину отделена от тела, а рядом стоял... Жан?!! Пытаясь вытащить из робота застрявший там длинный кинжал. У ног Роджера лежал недвижимый Робин, возле двери распласталась одна из служанок.
   Колдун молча кинулся на Жана. Пока убийца стоял рядом с Роджером, Жорот не мог воздействовать на него сильными заклинаниями - задел бы мужа. Которого, как колдун очень надеялся, еще можно вылечить. А слабые заклинания на Жана не окажут влияния - антимаг. Бывший телохранитель, несмотря на то, что стоял спиной, успел среагировать. Правда, оружие высвободить из шеи Роджера он так и не смог, но стремительно развернулся - в его руке появился второй кинжал - и в следующий миг мужчины сцепились. Жорот пытался применить хоть что-то из заклинаний - бесполезно. Способности антимага были у Жана усилены - скорей всего амулетами - до такой степени, что любое заклинание скользило по нему, не причиняя вреда. Но получилось, что кинжалом тот достать Жорота не мог - оружие не пробивало щиты колдуна. Сообразив это, телохранитель отшвырнул нож, он только мешался. Зато руки антимага проходили сквозь все щиты. И Жан в полной мере воспользовался своим преимуществом в силе, весе, да и опытом в подобных потасовках. Бывший телохранитель подмял под себя противника и принялся его душить. Однако Жорот ухитрился вытянуть из выручалки свой кинжал и всадить его гиганту - куда придется - из последних сил вспарывая тело врага как можно больше. Жан заревел - по-другому не скажешь, и вдруг Жорот понял, что телохранителя с него просто сдернули. Жан упал на рядом пол, безмолвной грудой, а над колдуном склонился бледный Ларсен, торопливо проведя пальцами по его шее. Жорот оттолкнул руки целителя, кашляя и задыхаясь, пытаясь вдохнуть воздух, выдавил:
   - Полину... И Робина... Посмотри...
   Ларсен взялся за пострадавших, а Жорот попробовал встать - для начала хотя бы на колени. Подскочил Распэ, помог ему подняться.
   - Извини, я растерялся... Не знал, чем помочь...
   В гостиной появилась Арика и Хью. Жена тут же кинулась к Роджеру, резко-истеричным тоном приказала:
   - Лонг! Немедленно в гостиную. Быстро!!!
   - Тьфу, - колдун наконец откашлялся и отдышался, массируя поврежденное горло. И хрипло ответил артефактору. - Хорошо, что не полез, не хватало еще тебя реанимировать. Что с ними?
   Целитель, поднявшись с колен, сообщил:
   - Робин мертв. Полина будет жить. Вызовите кого-нибудь из слуг, пусть ее отнесут в постель. Этого лечить или как? - кивок в сторону Жана.
   - Он еще жив?!! - зашипела Арика, рванувшись к лежащему гиганту с вполне определенными намерениями.
   Жорот ее опередил. Одно движение, и голова Жана отделилась от тела, из шейных артерий хлынула кровь, сначала расползаясь по ковру, а потом и впитываясь в него.
   Арика разочарованно выругалась, а Жорот заметил:
   - Я лишь закончил начатое.
   Жена посмотрела в лицо мужу и отвела взгляд, буркнув что-то согласно-извинительное, но по лицу было видно, она оч-чень расстроена, что не успела приложить руку к смерти предателя. Колдун перевел взгляд на Хью и негромко сказал:
   - Извини, пожалуйста, ничего личного, но я вынужден отказаться от телохранителей из службы безопасности. Наберу своих.
   Арика, явно растерявшись, уставила на телохранителя. Видно, привязалась к оборотню, но Жорот намеревался настаивать. Хоть Хью и вызывал у него симпатию, но, оставь колдун его, Н'еве попытался бы "доукомплектовать" его охрану. А пока от безопасников были одни неприятности. Да и после наглости Арики в отношении Н'еве Жорот подыскивал предлог убрать из дома потенциальных шпионов. Поскольку жена перешла в разряд если не недругов, то откровенно интересующих безопасника фигур. Хью неожиданно уточнил:
   - Я собирался увольняться и подыскивать место частного охранника. Возьмешь к себе?
   Колдун не задержался с ответом ни на миг:
   - Да.
   Нет, теоретически, Хью может "стучать" и после увольнения. Но, во-первых, против подобного более-менее предохраняли клятвы-заклинания, которые сейчас Жорот к Хью применить не мог, поскольку тот работал в службе безопасности. Во-вторых, вряд ли вообще оборотень согласится этим заниматься - характер не тот.
   Кивнув, оборотень ушел. Не прошло и минуты, как появился Лонг. Он тут же попытался выпроводить всех, но подчинились только Ларсен и Распэ, служанку унесли еще раньше. Трупы убрали, по распоряжению Жорота оба - в лабораторию. Арика и Жорот покидать комнату отказались.
   Лонг озаботился в первую очередь отнюдь не внешними повреждениями Роджера. Даже застрявший кинжал не стал вытаскивать. Супруги наблюдали, как Лонг воткнул в Роджера иглы, выдвинувшиеся из манипуляторов. И замер. Минуты шли, никаких изменений видно не было. Наконец робот освободил руки, вновь втянул иглы. Что-то сделал, тело Роджера раскрылось.
   Жорот вгляделся в открывшуюся картину. Строение робота внутри ничем не напоминало человеческое. Даже костяк, как таковой, отсутствовал, его заменяло плетение беловато-серебристых проводов. Лишь почти в том же месте, где у людей находится позвоночник, было некое его подобие - голубоватый стержень, около сантиметра в диаметре. Прозрачная трубка, наполненная то ли голубоватой жидкостью, то ли газом. Она находилась в самом туловище - начиналась чуть ниже шеи и заканчивалась в районе крестца. Причем наполнитель в нижней части трубки выглядел более плотным, чем в верхней. И каким-то... Кристаллизованным, что ли. От трубки по всему телу разбегались тончайшие нити-паутинки, похожие на кровеносную систему, только голубого цвета.
   Лонг что-то сделал, что, Жорот не уловил, и в трубку упала небольшая ампула, медленно принявшаяся опускаться на дно. Когда она достигла наполнителя внизу трубки, кристаллы начали растворяться. Ампула тоже, похоже, растворялась, по крайней мере, дна она не достигла. Зато теперь наполнитель в трубке был однородным. Рядом шевельнулась и выдохнула Арика. Лонг вновь замер, только на этот раз он не пользовался иглами - просто положил манипуляторы на плетение проводов.
   Прошло около часа, может, чуть больше. За это время к колдуну успели "постучаться" по связи с вопросами "Что случилось и нужна ли помощь?" Н'еве, Эркис и Вулх. Двух последних колдун вежливо попросил не беспокоиться, зато альбиносу высказал все, что о нем думает, заодно описав ситуацию и тут же отказавшись от его телохранителей. Безопасник, буркнув, что по этому поводу они еще поговорят, и что "чертей он своим давно не давал", отключился.
   В нижней части трубки вновь начали формироваться кристаллы. Когда их уровень поднялся на два или три сантиметра, Лонг опять кинул в трубку ампулу, с тем же эффектом что и в прошлый раз.
   - Что происходит? - не выдержала Арика.
   Жорот не думал, что Лонг ответит, но ошибся. Робот четко сообщил:
   - Первый закон. Я не могу его обойти. Жан поставил Роджеру установку, что обе смерти - и Робина, и Полины произошли из-за него. И включилась программа самоуничтожения. Я не могу ее деактивировать.
   - И эти кристаллы... - выдохнул Жорот.
   - Этот поток частиц, несущих в себе информацию. Он, собственно, наша суть и личность. Или мозг, если для вас так воспринимать проще. Если частицы кристаллизуются хотя бы наполовину, Роджер не будет подлежать восстановлению.
   - Он нас слышит?
   - Да.
   - Тогда он должен знать, что Полина жива!
   - Это не имеет решающего значения. Робин мертв. Человек умер не просто в присутствии Роджера, но робот несет ответственность за гибель человека.
   - Что за чушь?! - взорвался колдун. - Робин - телохранитель! Он поступил, как должен был! Это его профессия, в конце концов!
   - Он человек. И я сейчас не могу с должной эффективностью восстанавливать Роджера постольку, поскольку сложившаяся ситуация логически обоснована.
   Арика посмотрела с отчаянием на колдуна. Жорот сам был в шоке - он не мог предположить, что установки, сидящие внутри мужа, настолько жесткие. Какого черта тогда вообще было приставлять к Роджу телохранителя? Почему он это не сказал?
   Женщина заговорила, пыталась убедить - то ли Лонга, то ли стоящего в ступоре Роджера - что в случившемся нет вины Роджа. Но толку от этого не было никакого, как и от манипуляций Лонга. На дне трубки вновь появились кристаллы...
   - Сколько раз ты сможешь восстанавливать их? - уточнил Жорот.
   - У меня есть восемь ампул. Но, думаю, уже на четвертой или пятой они не будут действовать. Частицы при восстановлении отдают энергию. Теряя которую, они и меняют структуру.
   - Умирают.
   - Весьма близкое по сути определение. И период их активности с каждым разом будет все короче.
   - Что это вообще за странные частицы? То ли газ, то ли...
   - Они обладают свойствами, близкими к газу, - монотонно ответил Лонг.
   - Они опасны для человека? - уточнил Жорот.
   - Химически нет. Но при полной кристаллизации скорей всего будет локальный взрыв за счет увеличения их объема и изменения свойств. Однако я предупрежу вас заранее.
   - Безопасность людей прежде всего! - ядовито выдохнула Арика.
   - Конечно.
   Колдун сжал губы, обнял жену за плечи. И спросил:
   - Какой шанс, что ты вылечишь Роджа?
   - Около одиннадцати процентов.
   Жорот скрипнул зубами. Практически никакого. И передал по связи:
   "Ар, пожалуйста, дай мне фиал. Чтобы Лонг не видел."
   Плечи жены затвердели под его руками.
   "Ты..."
   "Не сейчас. Поверь, у меня нет суицидальных наклонностей. Фиал!"
   Она замерла, однако тут же положила ладонь на руку мужа, в ладони ощущался маленький гладкий предмет. Жорот забрал фиал в пространственный карман, и вынул обратно, зажав между пальцами. Наложил на вещицу заклинание, сосредоточился - надо было не пропустить момент... Получилось. Внутри трубки с голубоватым газом появился не один предмет, а два. Лонг замер, глядя на неторопливо, словно в замедленной съемке, движущиеся вещицы. Арика прошипела что-то, вцепившись в руку Жорота мертвой хваткой.
   - Роджер, - негромко обратился к мужу колдун. - Я поместил в твою... трубку фиал. Свой. При кристаллизации его скорей всего раздавит. А уж при взрыве ему точно не уцелеть. Если считаешь, что моя жизнь стоит твоих душевных терзаний - давай, продолжай свое самоубийство.
   Лонг сделал движение, словно намереваясь извлечь медленно дрейфующий по трубке фиал - на дно тот почему-то опускаться не спешил.
   Колдун так же негромко сообщил:
   - Не стоит. Я перед тем, как его туда отправить, наложил заклинание, адаптирующее поверхность фиала к среде. Понимаю, что ваши частицы вроде как химически неактивны, но мало ли... Однако подобное заклинание необратимо. Теперь фиал может находиться только в этой среде. И в этой емкости - каждое вместилище имеет свои, индивидуальные особенности. А при соприкосновении фиала с воздухом, металлом, да чем угодно, его поверхность растворится, что будет равносильно уничтожению.
   - У тебя два фиала... - заметил Лонг.
   - Верно. И есть шанс, что с потерей одного я выживу. Но, по-моему, гораздо больше шансов, что умру при уничтожении любого. Будем попробовать?
   Невероятно, но Лонг обложил Жорота матом. Трехэтажным. Зато взгляд Роджера приобрел осмысленность, робот даже попытался двинуться. Лонг тут же замер, похоже, начиная заниматься другом всерьез.
   Очень скоро Роджер сообщил, что с ним все будет в порядке, осталось лишь убрать внешние повреждения. Жорот, который и сам это прекрасно понял, кивнув, ушел в лабораторию - разбираться с трупами. Арика последовала за мужем, притихшая, и, кажется, подавленная.
   К их удивлению, в лаборатории обнаружились Эркис - с вечной сигаретой - Распэ и Ллорг, а допрос Жана уже закончился, хотя лич поддерживал труп в поднятом состоянии. Жорот поинтересовался:
   - Это что еще за новости?
   - Я записал все на кристалл, чтобы ты не подумал, что собираюсь от тебя что-то скрыть, - сообщил Эркис. - Да и твои друзья присутствовали. Но, согласись, я смогу провести расследование более профессионально, чем ты. Полину я тоже допросил. Не беспокойся, при Ларсене.
   - И поднять Жана ты бы не смог, - заметил Ллорг. - На него было наложено очень сильное противодействующее заклятие. Я едва справился.
   - Спасибо за помощь, - неохотно выдавил колдун. Который все же как-то привык обходиться своими силами.
   - Да успокойся ты, - усмехнулся аристократ. - Сам подумай, если мне вдруг понадобится телохранитель со стороны, я же не стану сам отбиваться, а обращусь к специалисту, да хоть к тебе. Хотя бы за консультацией. Давай расскажу, что выяснил, а если у тебя возникнут еще вопросы, будем и их прояснять.
   После увольнения Н'еве не только лишил Жана всех заработанных за годы службы привилегий, но и выдал ему "волчий билет". То есть на работу по специальности, при всех достоинствах, Жана никто не хотел брать, а если и соглашались, то расценки были нищенские. Однако Жана взяли на службу в семейство Бласки, для которых он шпионил. Но пробыл он там недолго, очень скоро ему предложили, а, точнее, приказали убить Роджера. Ни на Арику ни на Жорота Жана не пытались натравить, впрочем, дали понять, что против подобной инициативы они не будут. Бласки пообещали оплатить убийство так, что Жан вполне сможет обеспечить жену до самой смерти, а трех детей до совершеннолетия. В случае отказа пригрозили увольнением.
   Телохранитель, не боящийся смерти и ранений, столкнувшись с давлением, беспомощностью и угрозой безработицы, сломался.
   Жорот сразу перекрыл допуск Жана через порталы, но не догадался внести матрицу предателя в охранные системы, чтобы они сигнализировали в случае, если его проведет кто-то еще. Ну не пришло колдуну в голову, что у Жана хватит дури и наглости сунуться к ним. Хватило. Причем способ проникновения в дом бывший телохранитель выбрал беспроигрышный.
   Неотразимый Жан успел погулять и среди служанок Жорота. Вот к одной из своих любовниц он и обратился, выбрав самую недалекую. Убедил девушку, что его оклеветали, уволили по ошибке, и что он оправдается - наверняка - только для этого ему надо встретиться с Роджером. Мол, он самый разумный среди бывших хозяев, и сразу поймет, что Жан ни в чем не виноват...
   Полина провела бывшего телохранителя в дом ближе к концу рабочего дня и оставила его в одной из комнат, прилегающих к гостиной, где располагались порталы. Роджер вернулся с работы, как обычно, телепортировавшись, Жан напал. Убить Робина труда не составило - Жан знал слабые стороны товарища, да еще эффект неожиданности - дом по умолчанию считался безопасной зоной - да еще Жан элементарно был опытнее и сильнее. Роджер и так был почти в шоковом состоянии из-за смерти, произошедшей на его глазах, а Жан к тому же издевательски сообщил, что причина смерти Робина - робот, что обеспечило Роджеру ступор. Тут в гостиную сунула нос Полина, которой очень хотелось узнать, чем же все кончилось. Любопытная служанка заглядывала туда поминутно, хотя Жан и просил ее этого не делать. Телохранитель уложил и Полину, иначе она поняла бы тревогу. Роджер пытался защитить хоть девушку, но из-за своего состояния не успел. Это "выбило" его окончательно. Впрочем, так или иначе, Полина тревогу подняла - о том, что Жорот держал свои слуг "на связи", бывший телохранитель не знал и на это не рассчитывал. Подобное, конечно, практиковалось, но отнюдь не повсеместно.
   Если бы Бласки не потребовали "материального свидетельства" - то бишь головы жертвы - Жан ушел бы, и пришлось бы его ловить неизвестно где. Но телохранитель задержался - все же тело Роджера было на несколько порядков прочнее человеческого, это убийца не учел.
   - Кто именно давал Жану задание? - спросил Жорот с жестким выражением лица.
   Ллорг переадресовал вопрос мертвецу. Жан безжизненно ответил:
   - Фэрер и Ленском.
   Колдун нехорошо прищурился.
   - Он ходить может?
   - Вполне, - невозмутимо отозвался Ллорг. - Но только в моем присутствии.
   - Ты не согласишься составить мне компанию?
   - Конечно.
   - Эркис, Распэ, если вы не сильно заняты, дождитесь нас, пожалуйста, - попросил колдун. Арика, ты смотри сама, присоединишься или нет.
   - Останусь, - ответила женщина. - Пойду взгляну, как там Роджер.
   Жорот связался с Н'еве, уточнил, сильно ли тот занят, и, получив разрешение подойти, активировал нужный телепорт. В кабинете колдун, чтобы не тратить зря время, передал Н'еве всю информацию прикосновением.
   - Что ты от меня хочешь? - уточнил альбинос.
   - Немедленной встречи с Патриархом Бласки, в твоем присутствии в качестве свидетеля. Учитывая, что здесь замешан твой бывший служащий...
   - Хорошо-хорошо, - раздраженно отозвался Н'еве.
   Жорот просто использовал его как прикрытие - чтобы Патриарх Бласки не попытался втихую прикончить колдуна со спутником.
   - Вызовешь на дуэль Фэрера?
   - Нет, собираюсь с ним побрататься за то, что он натравил на Роджа эту скотину! - прорычал Жорот, выведенный из себя идиотским вопросом.
   - Ты прекрасно понимаешь, что интрига, скорей всего, велась с ведома и подачи Патриарха...
   - Мне плевать, кто из Семейства заплатит за нападение!
   - Ты еще сильней восстановишь против себя Бласки! - возразил Н'еве. - Разумней было бы решить дело миром, не обострять конфликт. Тем более, Роджер остался жив...
   - Это не обсуждается! - припечатал колдун. - Я в своем праве и тебе это известно!
   - О, Силы! - раздраженно рявкнул Н'еве. - Да в тебе гонору больше, чем в любом аристократе!
   - Ну, откуда гонор, тебе видней, - язвительно отозвался Жорот. - Ты ж наверняка знаешь наперечет, кто перебывал в постели Роллейны!
   Альбинос только плюнул.
   Патриарх Бласки, Волверсон, появился в кабинете Н'еве очень быстро - и пяти минут не прошло. Невысокий, кряжистый мужчина с окладистой бородой и волосами, заплетенными в косичку, одетый в коричневую мантию. Он выслушал свидетельства альбиноса, Жорота и откровения мертвеца. Нахмурился и заметил, обращаясь к колдуну:
   - Вы, как я понимаю, собираетесь требовать сатисфакции?
   - Фэрер ваш сын?
   - Внук.
   - Я вызываю его на дуэль до смерти.
   - Это будет откровенным убийством! Мальчик не боевой, у него против вас нет шансов!
   Жорот процедил:
   - "Мальчик" должен был думать головой, прежде чем отправлять убийцу к моему мужу. Роджер мало, что не боевой, вообще не может убивать, даже защищаясь! Это подлее, чем поднять руку на ребенка!
   - Да уж, на ваших поднимешь, - буркнул Волверсон. В ответ на резкое движение Жорота, маг выставил ладони в успокаивающем жесте:
   - Я согласен, Ракис сам спровоцировал нападение. Хоть ваша дочь могла бы более жестко контролировать фамильяра. Но, согласитесь, у вас все остались живы - и в тот раз, и в этот. А вы собираетесь лишить меня второго ребенка. Секунду! - Патриарх сделал повелительный жест, останавливая явно намеревающегося возразить колдуна. И веско произнес: - Надеюсь, вы в состоянии дождаться, пока я закончу. И рассчитываю на эту любезность с вашей стороны, по отношению к человеку, который старше вас чуть не в дюжину раз.
   Колдун сжал губы, но промолчал.
   - Я понимаю тяжесть поступка Фэрера. И предлагаю вам официальные извинения, денежную компенсацию и мое слово, что, пока я жив, Бласки никогда не выступят против вас и вашей семьи ни словом, ни делом.
   Волверсон замолк, ожидая ответа. Жорот машинально помассировал глазные впадины - привычка осталась с тех лет, когда он носил повязку. Можно было, конечно, упереться и настоять на дуэли. Но тогда была очень большая вероятность, что убийство Фэрера потянет за собой следующее и так до бесконечности. Однако аргумент, приведенный Патриархом - что, мол, Роджер выжил, для Жорота никакого веса не имел - это произошло отнюдь не стараниями Бласки! Другое дело, неизвестно, как среагирует сам робот, узнав, что "из-за него" погиб еще один человек. Мало ли, какая скотина вздумает этим давить на Роджа... И опасность этого перевешивала для Жорота все остальные. Нет, можно было логически обосновать мужу необходимость дуэли. Но если появилась возможность избежать смертоубийства, разумней было воспользоваться. Да и официальные извинения Бласки - вообще-то для Семейства, тем более аристократического, очень позорные - еще раз покажут, что колдуна и его близких лучше не трогать. То есть, урона репутации, а, следовательно, и побудительных мотивов к новым нападениям не должно быть. Однако "откупные" Волверсона Жорота не совсем устраивали.
   - Согласен, если примете мои изменения. Во-первых, ваше слово должно распространяться не только на мою семью, но и на друзей, которые помогали мне. А то знаю я аристократическую мстительность...
   Патриарх посмотрел на Ллорга и кивнул.
   - Во-вторых, я не собираюсь брать плату за кровь моего мужа. Но вы заплатите виру служанке, с помощью которой Жан проник в мой дом и которую тоже едва не убил. Кстати, и пристроите ее на работу - оставлять ее после происшедшего я не собираюсь, а лечиться и приходить в себя ей еще долго.
   - Вы отказываетесь от компенсации? Но это значит...
   - Да, - жестко кивнул колдун. - Бласки не закроют свой долг в отношении моей семьи. И, учитывая официальные извинения, получается, что долг будет вами признан. Но я, в свою очередь, могу обещать, что вспомню о нем, лишь в случае возникновения между нами трений.
   Волверсон молчал, раздумывая, Жорот терпеливо ждал. Наконец Патриарх вздохнул и согласился.
   - Официальную церемонию назначим завтра, часов на десять.
   - Как скажете, - колдун кивком указал на Жана. - Труп кто из вас заберет? Я с его женой общаться не намерен.
   - Я, - опять вздохнул Волверсон. И попросил Ллорга: - Прикажите ему следовать за мной и упокоиться через пять минут.
  
  
  
  
   Дома колдун застал что-то вроде позднего семейного ужина. За столом сидели притихшие дети, Тойди, Арика, Ларсен, Распэ, Эркис и Хью. Увидев входящих Жорота и Ллорга, оборотень встал и тихо сообщил:
   - Я уволился. Официальные бумаги будут завтра, но, фактически... И, мне кажется, мое присутствие сейчас лишним не будет.
   - Да, спасибо. Как Родж? И где он?
   - Все с ним нормально. Скоро появится, - ответила Арика. - "Теперь, когда у него твой фиал, Лонг делает какие-то дополнительные настройки, чтобы у него ни в коем случае не было ступоров, подобных сегодняшнему. Сказал, Роджер черт знает где с нами лазает, если что случится, он может и не успеть..."
   "Вот и отлично".
   После ужина детей отправили спать, за исключением Тойди, и Жорот пересказал свой разговор с Волверсоном.
   - Кто бы еще рискнул так нагло ставить условия Патриарху! - хмыкнул Ллорг. - Я просто наслаждался.
   Эркис, закуривая очередную сигарету, пожал плечами:
   - Требования Жорота в пределах разума, и Волверсон, согласившись на них, принял единственное рациональное в его положении решение.
   - Почему? - повернулась к нему Арика. - Ему настолько дорог этот его младший родственничек?
   - Дело не в Фэрере, - аристократ в кои-то веки сбросил маску весельчака и насмешника и отвечал вполне серьезно, - а в том, что ситуация грозила вендеттой между вашими семьями. Само собой, Бласки - аристократы, многочисленные, влиятельные, богатые. Но ваше семейство почти сплошь боевые, вы и рискуете жизнью, и убиваете, не задумываясь. Вряд ли вы смогли бы уничтожить Бласки полностью, но значительно ослабили бы Семью, отправив к праотцам слишком многих... О! Пострадавший!
   В гостиной действительно появился Роджер. Арика радостно улыбнулась при виде мужа, Жорот добрался до него, стиснул в объятиях. И утянул на одно кресло рядом с собой.
   - Не понял, - капризно возмутился аристократ. - А что, праздновать исцеление не будем?
   - Будем-будем, - улыбаясь, отозвался колдун. - Но праздновать не дождавшись главного виновника, согласись, было бы неправильно.
   - Можно подумать, - проворчал Роджер, который, кажется, был не в духе. Жорот отметил это, подумав заодно, что робот все больше и больше перенимает привычки людей. - Я все равно не пью.
   - Не занудничай, - колдун устроился поудобней, насколько это было возможно вдвоем в одном кресле.
   Слуги тем временем накрыли заново стол - только на этот раз легкими закусками и алкоголем разных видов. "Празднование" плавно перетекло в попойку. Распэ, немного выпив, неожиданно для всех превратился в насмешника и шута, соревнуясь в этом с Эркисом.
   Ллорг с Ларсеном тоже составили своеобразную пару, только они практиковали некромантско-медицинский юмор, который оказался на удивление схож. Тойди предпочитал помалкивать, явно чувствуя себя среди магов не на месте. Он же и вырубился первым, Роджер отнес парня в постель на руках. Зато остальные еще долго пили и болтали, разойдясь лишь под утро. Хью, кстати, веселился вместе со всеми, хоть колдун и уговорил его на это с трудом. Правда, сегодня оборотень не перекидывался.
   Хорошо хоть Жорот предупредил мужа о завтрашней церемонии, иначе точно бы проспали. Утром колдун похмелье у себя и Арики, конечно, снял. Но на недосып его искусство не распространялось. Так что церемонию извинений, к счастью, не особо длительную, колдун перетерпел с трудом. Арика, кажется, тоже. Среди них только Роджер выглядел свежим и отдохнувшим. Единственное, что Жорота порадовало - откровенно ненавидящие и бессильные взгляды Беат и троих мужчин, постоянно толкущихся возле нее. Скорей всего, среди них был Фэрер, но кто именно, колдун не знал. Надо будет уточнить...
   Наконец супруги вернулись домой - как раз к пробуждению остальных. Поскольку все, кроме Ларсена, остались ночевать у них. Хью вообще договорился о том, что перебирается жить к новым нанимателям, Эркис заявил, что в таком состоянии он или перепутает выходную точку портала или загуляет по борделям так, что его еще месяц дома не увидят. И что если хозяева имеют хоть каплю сострадания к его женам, пусть оставят его ночевать, подальше от всяческих соблазнов. А Распэ дома никто не ждал, так что Жорот просто показал ему свободную спальню, решив, что с такого похмелья лучше просыпаться не в пустом доме.
   Почти сразу подали завтрак. Перед церемонией супруги поесть не успели, так что накрытый стол был весьма кстати. Компанию им составили Эркис, Распэ и Хью. Дети и Тойди давно поели и ушли по своим делам. Откровенно плохо выглядел только Хью - Эркис снял у Распэ похмелье (чтобы он, да не знал подобного заклинания!), но на оборотня аристократ воздействовать не рискнул. Арика сочувственно покосилась на телохранителя, тот усмехнулся и сообщил, что очень скоро все как рукой снимет.
   На работу сегодня никто не пошел. Вставая из-за стола, Распэ, помявшись, предложил:
   - Жорот, как ты смотришь на то, чтобы закончить вчерашнее занятие?
   - Спасибо, с удовольствием.
   Колдун согласился во-первых, потому, что день все равно свободен, не бездельничать же. Во-вторых, он не любил оставлять дела незаконченными. И, наконец, в-третьих, Роджер с самого пробуждения настойчиво давал понять, что хочет с ним поговорить, а колдун перед беседой с мужем намеревался сначала привести мысли в порядок. И после вчерашних неприятностей, и после последующей пьянки. А Распэ, похоже, просто очень не хотелось возвращаться среди дня в пустой дом. Зато Эркис ну никак не понимал, что за радость нестись работать на следующий день после такой вечеринки. По поводу чего и высказался, насмешливо качая головой:
   - Трудоголики какие-то! Ну а я, как истинный бездельник, пошел домой. Отдыхать и объясняться со своими благоверными.
   Арика ехидно поинтересовалась:
   - И насколько эти два действия не противоречат друг друга?
   - Нехорошо смеяться над семейным человеком, - с унылым видом, но с чертиками в глазах, заметил аристократ.
   Судя по чертикам, отдых и "объяснение" не только не исключали друг друга, а очень даже дополняли.
   Распэ и Жорот спустились в лабораторию. Колдун принялся готовить все для работы, а Распэ ушел домой, переодеться. Вдруг Жорот услышал громкие голоса - то ли ругающиеся, то ли спорящие. Один принадлежал Распэ, другой был ему незнаком. Но на угрозу артефактору не походило, поэтому колдун продолжал спокойно заниматься своим делом.
   Дверь в лабораторию распахнулась, с треском ударившись о косяк. Колдун выпрямился, удивленно уставившись на вломившегося мужчину. Это воздыхатель Распэ, что ли? Смотрелся маг очень даже ничего - среднего роста, гибкий, с привлекательным лицом. И за одеждой не просто следит, а тратит на нее немаленькие деньги, заметно... Артефактор влетел следом, шипя, словно взбешенный кот.
   Мужчина, не слова не говоря, кинулся к колдуну, попытавшись врезать ему по физиономии. Не преуспел - Жорот постоянно носил щиты против физического нападения, и преодолеть их могли лишь антимаги вроде Жана. Несмотря на то, что остался невредим, колдун машинально ударил в ответ, и, в отличие от противника, удачно. В Клане вообще мало кто носил противоударные щиты, Жорот стал ими пользоваться лишь после того, как нарвался на неприятности в эмиграции.
   Голова у мужчины дернулась, он пошатнулся, но тут же восстановил равновесие. Попытался, поскольку в него мертвой хваткой вцепился Распэ, оттаскивая назад, подальше от Жорота. Причем артефактор опасался явно не за колдуна - видно, впечатлился убийством Жана. Жорот усилием воли расслабился, сдерживая порыв добить противника, пока тот не напал вновь.
   - Ты чокнулся! Идиот! - яростный вопль Распэ услышали, наверное, даже на улице.
   Взбешенный маг отодрал от себя артефактора, развернулся к нему лицом.
   - Значит, я тебя не устраиваю?! А этот чем лучше? Красивей, богаче?!!!
   Он со всего маху залепил Распэ пощечину. Жорот опять подавил желание настучать хаму по физиономии. Колдун запросто смог бы это сделать, и легко, но ситуация слишком уж походила на семейную разборку, а в таком случае вмешиваться бы стал только полный дебил.
   Распэ отшатнулся, побледнел и процедил:
   - Уберись. Немедленно.
   - Нет, ты уж мне объясни... - яростно выплюнул мужчина.
   Жорот не выдержал.
   - Я тебе сейчас объясню, - и одним движением обездвижил скандалиста, который успел повернуться к нему ну с оч-чень нехорошим выражением лица.
   Распэ тут же вцепился в колдуна, не пуская его к обездвиженному:
   - Не смей!
   - Ничего я ему не сделаю, - процедил колдун.
   Стряхнул руки артефактора, схватил беспомощного мужчину за предплечье и потащил за собой. Размышляя по дороге, что ситуация была бы даже забавной, если бы не была настолько неприятна. И Жорот наконец вспомнил имя, которое ему называл Эркис. Зато специализации грубияна он с самого начала помнил прекрасно. Целитель-некромант-стихийник. Причем стихия - земля, прекрасно дополняющая его две основные специализации, но, практически самая "небоевая". Классический исследователь-теоретик. И этот идиот полез на боевого? Или даже не стал разбираться, на кого нарвался? Или все же мужчина не тот, о ком говорил аристократ?
   - Это Мортер? - отрывисто спросил колдун у Распэ. Тот, само собой, увязался следом.
   - Да, - буркнул артефактор. - Ревнивец чертов!
   По дороге Жорот уточнил, где Арика и попросил подойти Роджера к ней. Минуту спустя он втолкнул Мортера в кабинет, Распэ просочился следом. Женщина, которая собиралась по делам, но выйти не успела, в некотором ошалении уставилась на нежданную процессию. Хью привычной тенью маячил в углу комнаты. Колдун, оставив обездвиженного стоять, негромко сказал Арике:
   - Извини за вторжение, мы ненадолго.
   Робот молча присоединился к компании. Колдун сообщил:
   - Я понимаю, что выгляжу по-идиотски, но мне с Распэ еще работать, - он бросил взгляд на артефактора и добавил. - Я надеюсь. А этот, - кивок в сторону Мортера, - устроил сцену ревности, из-за того, что ты не ночевал дома. Я все верно понял?
   Артефактор неохотно кивнул.
   - Как все запущено, - хмыкнула Арика, издевательски уставившись на обездвиженного.
   Хотела добавить еще что-то, но колдун попросил по связи: "Пожалуйста, не язви. Кретина надо привести в разумное состояние, а твои... реплики вряд ли этому поспособствуют".
   Арика скорчила сожалеющую физиономию, но просьбу выполнила.
   - У нас вчера была вечеринка, - сухо сообщил Жорот. - Закончилась под утро, перепились капитально, поэтому я оставил Распэ ночевать. К вашему сведению, у меня есть муж и жена, любимые. Я специально попросил обоих подойти, если вы настолько не доверяете своему мужчине, спросите у них, где я провел ночь.
   Он освободил Мортера и так же сухо предупредил.
   - Полезете в драку, церемониться не буду. Надоело.
   Но у того весь запал пропал. Маг покосился на окружающих, которые взирали на него с разной степенью неодобрения и, откашлявшись, выдавил:
   - Прошу прощения.
   Впрочем, особо смущенным он не выглядел. Скорее раздосадованным.
   - Проверять амулетами лжи, вопросы задавать не будете? - деловито уточнила Арика.
   Мортер покачал головой.
   - Тогда все брысь, вы мне мешаете. И не надо на меня так коситься, господин ревнивец, это МОЙ кабинет! Вижу, вас основательно клинануло, но я на ваш дебилизм тратить СВОЕ время не намерена!
   - Вы такая умная, потому что это вас не коснулось! - огрызнулся Мортер.
   - Можно подумать, - хмыкнула женщина. - Тоже мне, трагедия...
   У Мортера вытянулась физиономия, и он с подозрением уставился на супругов. Арика раздраженно покачала головой:
   - Да запустите наконец заклинание проверки на ложь, раз уж думаете не головой, а... другим органом! На господина Распэ мои мужья точно не заглядываются, а обо мне, как я понимаю, и говорить глупо. Все. Брысь, я сказала!!!
   - Извини еще раз, - вмешался Жорот. - И учти, я вряд ли успею к ужину, у нас полно работы.
   - Хорошо, - кивнула жена, роясь в ящике.
   Как только они вышли в коридор, Распэ уставившись на Мортера, потребовал:
   - Уйди куда-нибудь, а? Я тебя видеть не хочу.
   - Подожди, я же извинился! И...
   Жорот холодно вмешался:
   - Вас попросили уйти. Сами это сделаете или вас вышвырнуть?
   Мортер ожег колдуна взбешенным взглядом и, плюнув, открыл телепорт и ретировался.
   Когда Жорот с Распэ вернулись в лабораторию, под дверью их ждала Атана - девчонке строго-настрого запретили заходить туда без взрослых. Однако настроение у мужчин было не особенно рабочее, и они договорились отложить намеченную тему до следующего раза, а сейчас заняться чем-нибудь попроще.
   Почти сразу к ним присоединился Роджер, что бывало очень редко. Колдун, увидев мужа, сначала поморщился, потом понял, что при Распэ и Атане робот не собирается заводить серьезный разговор и успокоился. Впрочем, девочку они очень быстро отправили, сообщив, что завтра она им будет нужна, а сегодня ей лучше отдохнуть.
   Так и получилось, что сегодня не столько работали, сколько разговаривали. И Жорот с Роджером - вдвоем - ухитрились вытащить из скрытного артефактора откровения о его вспыльчивом друге.
   Раздосадованный Распэ прежде всего извинился:
   - Мортер приходит ко мне почти каждое утро, он все еще пытается разобраться с моей травмой. Ну я и сказал ему, что сегодня ночевал не дома, чтобы он не приходил. До этого Морт никогда подобного не устраивал.
   - А вы до этого часто проводили ночь вне дома? - уточнил Роджер.
   - Н-не знаю, - растерялся артефактор. И, подумав, признал. - Никогда. С тех пор, как разошелся с мужем.
   - Мортер стал оказывать вам знаки внимания сразу после развода? - уточнил робот.
   - До, - пожал плечами Распэ. - Я его не поощрял, а с Крегом они даже дрались.
   Жорот невольно сдержал улыбку, сообразив, что муж Распэ тоже был явно не боевой. Иначе ни о какой "драке" с Мортером речи не шло бы.
   Маг поморщился и неохотно добавил:
   - Морт еще тогда говорил мне, что Крег любит мои деньги и мое положение, а не меня. Когда Крег ушел... Морт был рядом, всегда готовый помочь.
   - Как мне кажется, он добивается вполне определенной цели, - заметил Жорот. И, глядя на пожавшего плечами артефактора, задал прямой вопрос. - Извини, почему вы не поженитесь?
   - Я не хочу.
   - Ты его поощряешь, вы встречаетесь чуть не ежедневно, но жениться не хочешь?
   - Да не поощряю я его, - скривился Распэ. - Он меня достал своими свадебными предложениями. Я и пообещал, что если вылечусь, тогда и...
   - Если Морт вас вылечит? - уточнил Роджер.
   - Нет, - опять скривился артефактор. - Безотносительно, кто меня вылечит, хоть сам. Хотя последнее нереально... Еще не хватало, делать себя призом "самому искусному целителю".
   - А почему тогда такое условие? - удивленно уточнил Жорот.
   Распэ вздохнул, уже привычным жестом взъерошил волосы:
   - Я ощущаю себя неполноценным, ущербным... Какая тут свадьба, - нервно махнул рукой. - Да и зачем мне еще кто-то, если я с собой в ладу жить не могу?
   - И Мортер все еще не бросил попыток вас вылечить? - опять вмешался Роджер. - Сколько лет?
   - Тридцать восемь. Я уже целителей видеть не могу.
   - Если вы позволите, я хотел бы высказать свое мнение о сложившейся ситуации, - заметил Роджер.
   - Говорите, - пожал плечами маг.
   - Неразумно отталкивать вашего мужчину. Вы же не хотите лишиться старого друга, да еще и приобрести врага. Сейчас вероятность этого весьма велика. И... Вы ведь не любовники? Не постоянные любовники? - поправился робот.
   Распэ неопределенно кивнул.
   - Понятно, вы не хотите жениться, но не обязательно так жестко держать его на расстоянии... Простите, если лезу не в свое дело. И, Жорот, лучше было бы дать возможность господину Мортеру быть нашим гостем, когда он захочет. Это исключит всякую ревность с его стороны.
   Колдун кивнул и заметил:
   - Только с Арикой поговорю.
   Вообще-то Жорот собирался говорить не только с женой, а еще и попросить Эркиса проверить Мортера потщательней... Лучше уж выглядеть параноиком, чем опять вляпаться в неприятности, и, что еще хуже, подставить кого-нибудь из домашних.
   - И, Распэ, - обратился к нему колдун. - Извини, я понял, целителей ты не жалуешь. Но, может, вытерпишь еще одного?
   Артефактор вздохнул.
   - Каждый мой знакомый считает своим долгом показать меня очередному костоправу, - он пожал плечами. - Одним больше, одним меньше... Вдруг да поможет, - безнадежный тон последней фразы не оставлял сомнений, что он не верит в это ни на грош.
   Ларсена пригласили не откладывая. Целитель поинтересовался, насколько он срочно нужен и пообещал появиться вечером.
   - Возможно, имеет смысл и Мортера позвать? - предложил Роджер. - У Ларсена могут возникнуть вопросы, а ваш друг знает о вашей болезни больше, чем любой другой.
   Распэ неохотно - ну очень неохотно - ушел к себе, разговаривать со своим влюбленным. Как только мужья остались одни, Жорот негромко поинтересовался:
   - О чем ты хотел со мной поговорить?
   - Я стал видеть магию. Думаю, ты должен быть в курсе.
   - Линиями? Цветными? - уточнил Жорот.
   Роджер кивнул. Он не выглядел особенно счастливым. Еще бы. Нет, то, что у робота появилась такая возможность, это просто отлично, но... Колдун подошел к мужу, обнял его, прижался щекой к щеке. Тихо сказал:
   - Прости. Ты сейчас наверняка ощущаешь себя жутко дискомфортно.
   - Извиняешься за то, что заставил меня выжить? - по голосу слышно было, что Роджер улыбается.
   - За то, что заставил тебя измениться.
   Колдун чуть отстранился, придерживая мужа за плечи, спросил, глядя ему в лицо:
   - Как ты?
   - Непривычно, - Роджер помедлил, и вдруг добавил. - Я теперь не знаю, что я.
   Несмотря на обычный спокойный и безэмоциональный голос мужа, Жорот сильно встревожился. Слишком уж фраза походила на просьбу о помощи. А сам факт, что Роджер ее высказал, просто кричал, что ему очень-очень плохо. А он еще тянул с разговором, идиот... Колдун, стараясь говорить мягко и, главное, логично настолько, насколько его на это вообще хватало, попросил:
   - Пожалуйста. Ты Клов помнишь? Постарайся воспользоваться теми же приемами, что тогда... Может, поищем специалиста? Ты же наверняка знаешь, кто сможет тебе помочь... Заплатим сколько угодно, сделаем так, что он не сможет узнать, откуда ты...
   Роджер медленно покачал головой.
   - Лонг... Знает меня как никто другой. Он сделал все, что мог.
   - Но Лонг тоже робот. Нет, просто над ним висят эти же ваши законы, а человек может не учитывать их!
   - Человек, особенно тот, кто работает с роботами, никогда не рискнет снять ни с одного из нас эти законы.
   - Попробовать можно. В любом случае, назови мне специалистов, я попробую с ними поговорить.
   Роджер покачал головой:
   - Бесполезно.
   - Что ж, поищу сам, - пожал плечами Жорот.
   - Тебе неприятностей мало? Про меня забыли, а если я опять появлюсь в поле зрения специалистов, могут возникнуть проблемы.
   - С этим как-нибудь разберемся. А вот если тебя оставить в таком состоянии неизвестно чем все закончится. Нет уж.
   - Ты зря потратишь время. Никто не согласится. Пример - мой отец... Он не снял эти законы даже вчера, хотя я умирал.
   - Кто не снял? - Жорот уставился на мужа.
   Если честно, колдун подумал, что у Роджера что-то сильно не в порядке с головой.
   - Торн создал двух принципиально новых роботов, - негромко сообщил Роджер.
   - Торном звали мистера Блэйка? - на всякий случай уточнил мужчина.
   Роджер кивнул.
   - Роботов, опережающих свое время, да до сих пор ничего подобного нет, я слежу... Только я полностью соответствую человеку внешне, а Лонг - внутренне. Он был создан первым. Я не знаю, как Торн этого добился, но Лонг - полная его копия. Характер, знания, опыт, вообще все...
   - Извини, ты воспринимаешь их обоих как родителей, я правильно понял?
   Роджер кивнул.
   - Они делали меня вместе. Несмотря на внешность Лонга его суть - суть человека. У него нет встроенных законов, даже мотивы поступков у него не логические, а превалируют эмоции, этика...
   У Жорота мгновенно стали на место все несоответствия, которым он раньше либо не предавал значения, либо просто игнорировал. Как дурак, ослепленный "роботическим" видом.
   - Реально Лонг гораздо более ценен, чем я. Внешность это... лишь внешность. В общем, искать другого специалиста смысла нет.
   - Стоп. Если твой отец убрал законы у одного робота, то почему бы не сделать это у другого?
   - Спроси у отца. Он объяснит это гораздо лучше меня.
   ...- Исключено, - уверенно возразил Лонг.
   - Но ты видишь, что Роджер не в порядке!
   Это вмешалась Арика. Жорот связался с ней сразу после ошеломляющих откровений Роджера. Женщина появилась почти мгновенно, бросив все свои дела, и, отослав Хью, вместе с мужьями отправилась к Лонгу. Тот, похоже, их ждал. Единственное, робот (или все же нет?!) настоял, чтобы перед началом разговора Роджер ушел. И возражения людей слушать не пожелал.
   Лонг же и начал разговор, без вопросов со стороны Арики и Жорота.
   - Я физически не могу убрать эти законы, они зашиты в основу личности Роджера.
   - А у тебя? - тут же спросила Арика.
   - Моя основа сделала по специальному заказу. У Роджера - стандартная, модифицированная с учетом его внешних особенностей.
   - Н-да, - пробормотала женщина, - сборище неповторимых и единственных в своем роде...
   - Учитывая ситуацию, я сделал все, что мог. Если Роджер сумеет найти для себя новую логическую основу, точку равновесия, он стабилизируется. Если нет... Я постараюсь сохранить в псевдоактивном состоянии мозг Роджера. То есть, он будет сохранять свои физические характеристики, но не будет служить по прямому назначению. И твой фиал останется невредим. Постараюсь. Но гарантировать ничего не могу.
   Арика замерла, лицо у нее затвердело. Да уж, перспектива потерять обоих мужей сразу...
   - Речь не обо мне, а о Родже, - резко отозвался колдун.
   - Ты сам ввел себя в уравнение. И теперь...
   - Я осознавал, на что иду. Поэтому повторяю - решаем проблему Роджера и только его.
   С точки зрения логики Жорот поступал глупо. Но ему казалось, что додумайся Лонг, как можно сохранить фиал, и он перестанет бороться за жизнь Роджера. Нет уж! Колдун заодно высказал пришедшую ему в голову мысль, непрофессиональную и, возможно, глупую, но вдруг сработает:
   - Возможно, чтобы смягчить противоречие, необходимо добавить... ну, я не знаю, какую-нибудь очеловечивающую его деталь. Ту, что есть у тебя, но нет у него?..
   Лонг вздохнул:
   - Уже. Без этой... детали, Роджер не справился бы с новыми установками. Но это именно деталь, она не завязана в систему, как у меня. И она конфликтует со всем остальным. Поэтому больше ничего подобного добавлять нельзя - и ее-то много. Я могу попытаться изменить полностью систему. Но это будет означать уничтожение нынешней личности Роджера.
   - Нет! - резко покачала головой Арика
   - Давай воздержимся, - почти в унисон и абсолютно спокойно сказал Жорот.
   - Я так и думал, что вас это не устроит. Единственное, что могу посоветовать... Не знаю, что такое ваш Клов, но возможно, он поможет. Я тогда не успел снять все характеристики, но даже остаточные данные показали, что Роджер был очеловечен настолько... Что если бы сам не видел, сказал бы, что невозможно.
   - Клов не пойдет, - покачал колдун головой. - Это узкоспециализированная связь, предназначенная для боя и ни для чего...
   Вдруг он подскочил, одновременно с Арикой. Они переглянулись:
   - Супружеская... - выдохнул Жорот.
   - Ты же с ним ее не делал! Да тогда и не получилось бы. А сейчас, с фиалом, вполне может и выйти!
   - Только не "я", а вдвоем, - возразил колдун. - Скорее и Клов-то сработал потому, что я использовал твою энергетику.
   - Пробуем прямо сейчас?
   - Угу... Лонг, вечером придут Ларсен, Распэ и Мортер. Надеюсь мы освободимся к этому времени, но если нет, пожалуйста, попроси, чтобы дождались нас и проследи, чтобы не заскучали. Хорошо?
  
  
  
  
   Опасения Жорота оказались напрасными - они закончили задолго до появления гостей. Супружеская связь с Роджером установилась удивительно легко. К тому же Арике в этот раз ничего не пришлось объяснять, она прекрасно справилась сама, без всякой помощи со стороны мужа. Браслеты появились у всех троих - у Роджера два, а у Арики с Жоротом по одному, причем у людей новая татуировка выглядела гораздо более бледной, чем прежняя.
   - Это нормально, - сообщил колдун в ответ на вопросительный взгляд жены. - Когда устанавливается связь с немагом, браслет или вообще не проявляется или бледней, чем обычно.
   Арика, которая приблизив свою кисть к кисти Жорота, сравнивала браслеты, кивнула. Впрочем, сравнение было весьма относительным. Поскольку иллюзия с татуировки колдуна опять спала, и на запястье мужчины вновь красовалась алая спираль. Кстати, у Роджера один браслет тоже был спиралью и такого же вызывающего цвета.
   - Значит, это все же от меня зависит, - пробормотала женщина.
   - Ты еще сомневалась? - усмехнулся колдун, целуя жену.
   - Ты как? - спросила Арика у Роджера.
   Тот пожал плечами. Колдун успокаивающе заметил:
   - Рано еще. Подожди, пусть обвыкнется немного... Супружеская менее сильная, чем Клов, но более устойчивая.
   Арика вздохнула:
   - Только, кажется, эту "устойчивую" надо постоянно поддерживать... Короче, чья спальня будет считаться общей? Поскольку четвертой нет, а свою я все же хотела оставить для себя... Хоть иногда одной оставаться.
   - Неужели ты согласна спать втроем? - улыбнулся Жорот.
   - Издеваешься? - подозрительно подобралась Арика.
   - Ну почему сразу "издеваюсь"... Радуюсь. У Роджа, как я понимаю, Лонг ошивается, так что общая пусть будет эта.
   - Ну да, - хмыкнул Роджер. - Ты из нас, как самый нетребовательный...
   Арика едва сдержала реплику, которую, впрочем, колдун принял по связи - они все втроем лежали в обнимку, и мысли передавались очень легко:
   "Скорее, как самый озабоченный"
   Жорот только усмехнулся, зато Роджер среагировал вслух:
   - Грубиянка.
   - Тьфу, черт! - буркнула женщина. - Уже и подумать ничего нельзя! Между прочим, не высказанное вслух нельзя считать оскорблением!
   - Да не оскорбился я, - мирно отозвался колдун. - Не ругайтесь. Что поделаешь, мне действительно одному не слишком комфортно.
   - Ну, извини, пожалуйста, - Арика поцеловала Жорота и стала выпутываться из объятий мужей. Получалось это у нее с трудом - оба ее не выпускали. - От-пус-кай-те! Я в душ. А то мне точно будет не очень комфортно, гости вот-вот подойдут...
   Ларсен, осмотрев Распэ - артефактор воспринял осмотр стоически - еще долго разговаривал с Мортером. Тот, кстати, извинился перед всеми за свое поведение, и вообще выглядел более чем адекватным. Арика в начале вечера поглядывала на Мортера издевательски-насмешливо, явно намереваясь сцепиться, если тот хоть слово поперек скажет. Но очень быстро успокоилась - маг вел себя настолько вежливо, что долго злиться на него у женщины просто не получилось.
   В конце концов, Ларсен с сожалением сообщил, что порадовать ничем не может. Он еще подумает и попытается поработать, но пока в полной растерянности.
   Распэ и Мортер, посидев еще немного, ушли, причем артефактор договорился с колдуном о занятии на завтра. Ларсен задержался, когда они остались вчетвером, целитель заметил:
   - Любопытная задачка. Видите ли, подобные последствия травм весьма распространены. Но они, как правило, проходят в течении суток-полутора, либо очень легко снимаются. А чтоб магослепота длилась столько лет... - Ларсен руками развел. - Если б Мортер не был некромантом, я бы предположил проклятие. Но он, кажется, неплохой специалист, значит, это можно откинуть сразу. Не представляю, какие причины могут быть еще.
   - То есть, единственное, что ты можешь сказать - ситуация выходит за пределы нормальной, - резюмировал Жорот.
   - Абсолютно.
   - Возможно, еще какое-нибудь воздействие кроме проклятия? - вмешался Роджер.
   - Не знаю. Я подумаю, конечно...
   - Кажется, это работа скорее для Эркиса, - заметил робот.
   - Да Распэ наверняка обращался к дознавателям, - предположила Арика.
   - Не уверен, - пожал плечами Ларсен. - И больше мне в голову пока ничего не приходит.
   Когда Жорот на следующий день задал вопрос Распэ, тот только фыркнул - мол, а дознаватели-то здесь при чем? Колдун с трудом убедил артефактора применить заклинание памяти и поговорить с Эркисом, ответить на его вопросы. И попросил аристократа покопаться в этом деле - может, нароет что?
   Почти неделя прошла ровно, вполне насыщенно, но без чрезвычайных ситуаций. Появились два новых телохранителя - Хью привел своих знакомых, оборотня и мага. Жорот, проверив их уровень, остался доволен, Эркис же гарантировал их лояльность. Единственное, в чем колдун не послушался Хью - он приставил оборотня к Роджеру. Мало ли, учитывая инстинктивную нелюбовь к нему этого племени, как телохранителя в чрезвычайной ситуации может переклинить. Хоть Хью и утверждал, что это исключено. Да и привычней колдуну было работать с магом.
   В очередной раз источником неприятностей оказались Рони с Фестом. Правда, опасности для их жизней не было, но игнорировать их выходку было нельзя.
   Близнецы сцепились с одноклассниками. Подобная встреча на каникулах вообще была маловероятна, скорей всего, эту "случайность" тщательно подготовили. Правда, которая из сторон этим озаботилась, так и не выяснили. Не исключено, что обе сразу.
   Формально ссору начали не близнецы... Но именно что формально. Жорот прекрасно представлял, как его детки умеют провоцировать недругов, причем так, что не подкопаешься. Дело перешло к взаимным оскорблениям и закончилось, вполне закономерно, дракой.
   Колдун появился на "сцене действия", когда выяснение отношений шло вовсю. И, собственно, именно потому, что близнецы довольно сильно пострадали в драке, он это ощутил по родительской связи. Впрочем, противоборствующая сторона оказалась побита не меньше - несмотря на то, что противники были старше на три года, их было трое против двоих и все парни. В результате их родители тоже не замедлили появиться, и маги общими усилиями призвали отпрысков к порядку. Жорот, вглядевшись во взрослых, понял, что его детки устроили драку с аристократами. Заодно идентифицировал семейство - Сорреллы, специализирующееся на магических бытовых предметах. Дочь Патриарха, Гламир, ее муж и еще какой-то родственник. Дама попыталась устроить скандал, но муж осадил ее и отправил вместе с драчунами домой. Рони фыркнула, высказывая презрение к подобному проявлению женской покорности. Колдун мысленно поморщился, девчонка в очередной раз продемонстрировала полное отсутствие воспитания. Хотя, сам дурак - больше уделял внимание магическому образованию детей, а отнюдь не хорошим манерам, или хотя бы их видимости... Да и сам далеко не знаток всего этого.
   Впрочем, то, что отца предпочтительно слушаться, и беспрекословно, близнецы усвоили хорошо. Поэтому когда Жорот отправил детей домой, они исчезли быстро и молча. Колдун настроился на длительное выяснение отношений, но Пеллет - муж Гламир и второй маг - Лоркус закруглили конфликт на удивление быстро. Пеллет заметил, что драка детей - дело обычное, и, коль уж обошлось без серьезных последствий, достаточно будет воспитания забияк внутри семьи, без предъявления претензий друг к другу. Молчаливый Лоркус только кивнул.
   Жорот был вполне с ними согласен, на чем и разошлись. Колдун наказал близнецам никуда не выходить из дома, и по связи описал обоим супругам ситуацию, попросив их присоединиться вечером к "разбору полетов".
   Драчуны могли бы легко отделаться - от отца, Роджера и Арики они, в лучшем случае, огребли бы воспитательную лекцию и незначительное наказание. Но им сильно не повезло.
   К Жороту, вернувшемуся на работу - не уходить же из-за детской драки чуть не в начале дня - прямо в кабинет заявилась Льюсилла. Колдун был ошарашен нежданным визитом, прикидывая, то ли сестра куда вляпалась, то ли вздумала сделать очередную пакость. Но действительная причина ему и в голову не пришла.
   - Я должна с тобой серьезно поговорить, - прямо с порога заявила светловолосая магичка.
   - Слушаю, - Жорот предложил Льюсилле присесть, но та игнорировала его жест. Остановилась перед столом, за которым сидел Жорот, глядя на него сверху вниз. Колдун, вздохнув про себя, встал - все же дама, да и он успел насидеться, если честно...
   - Твои дети ведут себя, как дикари, - заявила магичка, уставившись мужчине в лицо. - При твоем положении подобное недопустимо.
   Жорот покачал головой, Льюсилла же напористо продолжала излагать свою мысль:
   - Они не имеют представления о правилах, принятых в обществе, да вообще о правилах приличия! И позорят...
   - Ты собралась предложить что-то конкретное? - прервал излияния Льюсиллы колдун. - Преподавателя этикета? И насколько это необходимо? Для детей рядового мага уровень воспитанности Рони и Феста вполне удовлетворителен. Что касается моего положения, я на этом посту задерживаться не планирую.
   - Ты еще глупей, чем я думала! - хмыкнула магичка. - Если надеешься быстро уйти в отставку.
   - Не вижу, что меня удержит, - пожал плечами Жорот.
   Льюсилла уставилась на него со странным выражением и - почему-то довольно мирно - сообщила:
   - Одну причину назову с ходу. Силы ясно дали понять, что желают видеть на этом посту ТЕБЯ. Рискнешь идти против их воли?
   Колдун уверенно возразил:
   - Это временно. Пока кризис, аврал и так далее... При настроенной транспортной сети меня легко заменить.
   - И ты считаешь, что тебя вот так просто, за красивые глаза поставили на одни из ведущих постов Клана? Что этому не было причин, и думаешь, что эти причины разумно игнорировать?
   - Знаешь, меня планы Совета как-то не очень волнуют. Да и уверен, когда порталы нормально заработают, господа из Совета сами меня с поста попросят. Поставят кого-нибудь из своих. А уж против добровольного ухода точно возражать никто не будет.
   - Ладно, - вновь усмехнулась магичка. - Смотрю, ты упорно не желаешь замечать очевидного... Надеюсь, поумнеешь прежде, чем влезешь в неприятности. Но в любом случае, твоим младшим необходимо дать достойное воспитание. Они станут сильными магами, так что среди мастеровщины не задержатся, уж поверь. И умение вести себя в обществе значительно облегчит им жизнь.
   Жорот задумчиво кивнул, соглашаясь с правотой сестры. И уточнил:
   - Ты уже нашла преподавателя?
   - Преподаватель тут не поможет. Необходимо, чтобы они прониклись соответствующей атмосферой, жили в ней, подчинялись правилам ежечасно и ежедневно...
   - Это в идеале, - хмыкнул колдун. - Реально вполне хватит регулярных уроков.
   - Ты когда начнешь думать головой, а не упрямством? - прошипела Льюсилла. - И прислушиваться к советам, хотя бы по вопросам, в которых сам ни черта не смыслишь?!
   Если даже магичка и была права, порядки в доме колдуна были весьма далеки от этикетно-аристократических. Поэтому Жорот, игнорировав ее выпад, терпеливо поинтересовался:
   - И как ты себе это представляешь?
   - Я решила принять твое предложение. Я согласна официально войти в твою семью с признанием тебя Главой.
   Колдун был ошарашен. Он как-то не рассчитывал на официальную процедуру... Впрочем, действительно, это было логично и вытекало само собой разумеющимся следствием.
   - Или ты уже передумал? - язвительно уточнила сестра.
   - Я, кажется, не давал повода для подобных обвинений, - резковато отозвался мужчина. - Опять решила спровоцировать меня на поединок?
   - Я предложила войти в твою семью. А поединки внутри семьи крайне не приветствуются, - сухо сообщила Льюсилла. - Тем более, с Главой... Ты, похоже, тоже не имеешь представления об элементарных вещах и правилах.
   Жорот нахмурился. Да, что-то подобное он слышал... Кажется. Еще в школе. И успел благополучно забыть, а Лью, конечно, не преминула его в это ткнуть.
   - И я беру на себя обязательство заняться просвещением твоих детей в вопросах этикета, - закончила Льюсилла.
   - Я тебе благодарен, но хотел бы кое-что уточнить...
   - Да?
   - Почему ты так упорно держишься за свою самостоятельность, не хочешь заводить семью? Мне казалось, что Дэгори...
   - Не будь идиотом! - раздраженно огрызнулась сестра. - Дэгори рассчитывает на гораздо более выгодную партию, чем магичка, наполовину потерявшая силу, к тому же без роду-племени!
   - Действительно, - язвительно хмыкнул Жорот. - Не просто идиот, а клинический. Постоянно забываю, что в высшем свете браки и приязнь вещи взаимоисключаемые!
   В глазах Льюсиллы проскользнула боль и колдун, явственно уловив это выражение - уж кого-кого, а Лью он читал неплохо - поморщился:
   - Извини.
   На этот раз Льюсилла растерялась. А колдун заодно уточнил вопрос, игнорировать который не мог. Тем более, сестра явно не ставит целью в ближайшее время искать себе постоянного мужчину...
   - Надеюсь, ты не будешь против патронирующей связи, хотя бы минимальной?
   На лице магички отразилось раздражение и недовольство. Меньше всего ей хотелось принимать защиту от младшего, сопляка, который к тому же слабее ее! Но учитывая ее нынешнюю блокировку магии, и опыт Жорота в качестве боевого... Кажется, сестра вынуждена будет примириться с необходимостью связи. Тем более, они сейчас вновь бросали вызов общественному мнению - на этот раз напару. Один - принимая бунтовщицу, другая - входя в семью, хоть и не аристократическую, но по иерархии считающуюся достаточно влиятельной... И, следовательно, интересы новой семьи и старой запросто могли пересечься. И если Жороту ситуация грозила только косыми взглядами, то Льюсилла рисковала достаточно сильно. Если Лонгеры решат, что информация, которой магичка обладает, достаточно ценна, во избежание разглашения, они запросто могли убить отступницу. Впрочем, последнее было все же маловероятно. Лью, будучи компаньонкой матери, уже давно отдалилась от Лонгеров. Но Жорот рисковать не хотел. Слишком часто он терял тех, кто ему доверился. Хватит!
   Впрочем, Льюсилла и тут показала свой норов. Она, насмешливо поглядывая на брата, протянула:
   - Ну, если только в две стороны...
   Колдун хмыкнув, кивнул. В две, значит, в две. Вообще-то, почти все посчитали бы подобное предложение оскорбительным. Но он лишь забавлялся - сестра пыталась уязвить его, показав если не свое превосходство, то, как минимум, равенство. Одного не учла - после многолетнего общения с Арикой он на подобные мелочи внимания не обращал. Правда, Жорот не видел в двойной связи смысла - ну очень вряд ли Лью кинется ему на помощь в случае опасности. Но хуже не будет, и если ей так хочется, почему нет?
   Льюсилла явно не ожидала, что он так быстро согласится. Магичка удовлетворенно кивнула - как же, потешила свое эго! - и вновь вернулась к проблеме обучения:
   - Имей ввиду, чтобы от моих усилий был эффект, ты должен убедить свою жену не оспаривать каждое мое слово! Желательно было, конечно, чтоб она меня поддерживала... А еще лучше сама переняла хоть что-то. Но, как я понимаю, это нереально.
   - Я поговорю с Арикой, - пожал Жорот плечами.
   Он не собирался ничего обещать, но считал, что договориться с женой вполне возможно.
   - То же касается и тебя. Я не собираюсь подрывать твое главенство, но если ты будешь показывать пример, согласись, близнецы быстрей и легче воспримут то, что должно...
   - Подожди, - Жорот уставился на Льюсиллу, - Речь идет только о близнецах? Я правильно понял?
   Магичка передернула плечами
   - Я могу заниматься и с девчонкой, но это как заставлять слона танцевать. Твои дети хотя бы наполовину принадлежат к должному роду, их имеет смысл обучать. А девчонка будет сильным магом, но она плебей по крови и сути. И неразумно вдалбливать ей то, что она не в состоянии воспринять.
   Колдун ощутил ярость - бешенную, практически неконтролируемую. Избранные, особенные, мать твою! Подонки, кичащиеся непонятно чем! Он прикрыл глаза, пытаясь взять себя в руки. И только когда почувствовал, что точно не пришибет эту высокомерную стерву, озвучил то, что вертелось на языке. Старательно опуская эмоциональные эпитеты.
   - Наша семья не эталон в отношении этикета. Но у нас существуют определенные правила, и тебе придется их придерживаться. Всякий намек на разделение детей на своих, чужих, аристократов, плебеев - неприемлем. Как и высокомерное отношение к Роджеру и Лонгу. И если ты не в состоянии поступиться своими предрассудками, ни о каком принятии не может быть и речи.
   Льюсилла равнодушно кивнула:
   - Как скажешь.
   Уступчивость женщины с одной стороны успокоила, с другой насторожила.
   - Надеюсь, мы правильно поняли друг друга, и ты не станешь пытаться доказать мою неправоту любыми способами?
   - Ро, - поморщилась Льюсилла. - Когда ты поймешь и поверишь, что я согласилась играть на твоей стороне? Безусловно, я буду с тобой спорить. Хотя бы потому, что в некоторых вещах разбираюсь лучше тебя. Но не при посторонних, так что о подрыве авторитета можешь не нервничать. А распоряжения по поводу "равенства" вообще спорам не подлежат. Это твоя семья. Но и расхлебывать свою глупость будешь сам. Со временем.
  
  
  
  
   Роджер и Арика выслушали немногословный пересказ Жоротом беседы с сестрой. Причем высказывание о "плебействе" Атаны колдун благоразумно опустил, прекрасно осознавая, что обострять и так не блещущие приязнью отношения между женой и сестрой не стоит. Робот, устроившийся на подлокотнике кресла, в котором сидела Арика, задумчиво заметил:
   - Я прочел четыре наиболее популярных уложения о правилах поведения в различных общественных слоях Клана. А Льюсилла может дополнить их практическими комментариями... Всю эту информацию имеет смысл передать Лонгу, и тогда дети действительно будут под постоянным контролем. Это, конечно, им не понравится, но результат будет стоить затраченных усилий.
   - Да уж, "не понравится" - не то слово, - пробормотала Арика. - Так резко в одночасье закрутить гайки...
   Колдун ожидал возражений со стороны жены и готовился ее переубеждать. Но, оказалось, не понадобилось.
   -...Ничего, переживут, - решительно закончила женщина. И поморщилась:
   - Придется вспомнить Проверку. Вот только насколько этикет, который я знаю, совпадет с местным...
   - Если твой "проверочный" этикет вообще реален, - усмехнулся робот.
   - Я узнавала, - рассеянно отозвалась женщина. - Он соответствует миру, где я жила с Сержем.
   Колдун вздрогнул. Он понял, что Арика "узнавала" отнюдь не только об этикете. А разыскивала тех, с кем была знакома в Проверке.
   - Нашла кого-нибудь?
   - Нет, - не удивляясь и не уточняя, о чем он, покачала головой жена. - Да и странно было бы.
   - Скорее странно, что не нашла, - заметил колдун. - Разве Силы еще и временную зависимость соблюли, и твои знакомые еще не родились.
   - Хочешь сказать, у тебя через двести лет будут неприятности, подобные Проверке? - вскинулась женщина.
   - Вряд ли. А вот твоя жизнь была смоделирована на удивление реалистично.
   Жорот, поспешивший успокоить Арику, ничуть не врал. У него было необъяснимое, но довольно четкое ощущение, что Проверка становится для него все менее реальной, уходит в кошмары и сны. А свою иллюзию жена так легко отпустить не могла. Или не хотела.
   Вот опять - в который уж раз - Жорот увидел мелькнувшее у Арики выражение сожаления и тоски. Оставалось только надеяться, что со временем воспоминания сгладятся, не будут настолько привлекательными. Иначе не факт, что жена не вызовет к жизни хотя бы часть так приглянувшейся ей иллюзорной реальности. Или просто не уйдет к кому-нибудь, вроде Сержа, ее взбалмошно-легкомысленного "золотого мальчика"... Очень, кстати, похожего на отца Атаны. Чего сама Арика, возможно, и не осознавала. Когда Жорот думал об этом, то чувствовал досаду, ревность, даже боль - слишком уж ясно прослеживались предпочтения жены в выборе мужчин - действительные предпочтения, а не те, к которым ее вынуждали обстоятельства. И он в ее предпочтения ну никак не вписывался. Колдун привычно-резко загнал подальше - в который уже раз - непрошенную тоску, как и ощущение бессмысленности попыток достучаться до любимой. Они вместе, и требовать большего неразумно. А если расстанутся... Тут же всколыхнулось яростное неприятие возможности такого исхода.
   Впрочем, смысла заранее себя накручивать нет никакого. Только портить себе нервы и заодно отношения с женой. Мысленно вздохнув, он усилием воли вернулся к сегодняшним проблемам.
   - Лью появится завтра.
   - Она переселится к нам? - уточнила Арика.
   Колдун отрицательно покачал головой:
   - Она живет в доме Роллейны и не собирается от него отказываться. Я сделаю еще один постоянный портал в гостиной, это самый разумный вариант. И, пожалуйста, я очень тебя прошу, - он обращался именно к Арике. - Постарайся воздержаться от конфликтов. Лью хочет помочь, не стоит ей создавать невыносимую атмосферу, как и вспоминать обиды.
   - Хорошо, - пожала жена плечами. И уточнила, - до тех пор, пока она не даст повод для новых!
   Жорот кивнул. Лучшего для начала и ожидать было нельзя.
   Близнецы сначала возмутились, потом мрачно смирились с неизбежным. Но при этом явно собрались отыграться на новоявленной тетке по полной программе. Жорот хмыкнул про себя - любопытно, кто кого сильней достанет. Атана восприняла новость спокойней. До тех пор, пока Льюсилла не потребовала от детей "одеться подобающим образом". И если для Феста и Тойди - магичка, увидев ученика колдуна, пообещала заняться и им - это требование ничего не меняло, то девочек Лью вздумала нарядить в платья, причем еще и удлиненные. Мотивируя тем, что если они научатся нормально двигаться в этих, то носить более короткие смогут без проблем.
   Рони понравилась идея новых нарядов. Девушка пофыркала, но только для вида, и приняла активное участие в выборе фасонов. Зато Атана устроила форменную истерику, намертво отказываясь от "балахонов". Девчонка не велась ни на уговоры, ни на логические обоснования, ни на посулы, вообще ни на что. Кажется, это был первый раз, когда Арика потерпела в споре с дочерью полное фиаско.
   В конце концов в баталии наступил перерыв - Атана убежала к Малышу. Сейчас начнет жаловаться кьону, как ее обижают...
   Жорота порядком достал затянувшийся скандал. Воспользовавшись паузой в "воспитательном процессе", он перехватил Лью в одном из коридоров. Сестра была раздражена не меньше колдуна. Она уставилась на мужчину с неописуемым выражением.
   - Пожалуйста, не настаивай ты на этой одежде, - попросил он Льюсиллу. - Понимаю, что уступать непедагогично и так далее. Но не стоит настолько принуждать девочку.
   На этот раз на лице женщины появилось изумление. Она, довольно холодно, сообщила:
   - К твоему сведению, одежда - очень важная деталь. Воспитанный человек никогда не допустит в своем внешнем виде небрежности, неряшливости или безвкусности. Он обязан знать, когда что приличествует одевать, и уметь носить нужное платье с ловкостью и изяществом...
   - Спасибо, но давай не будешь повторять нотацию, которую читала детям.
   - Ты хочешь, чтобы я давала девчонке нормальные знания или только делала вид?
   - Спрашивай с нее теорию. А платья... Со временем она примирится с ними.
   - Вряд ли, - язвительно отозвалась Льюсилла. - Она копирует мать.
   - Возможно. Тогда пусть носит мужские костюмы, как я подозреваю, тонкостей при их ношении не меньше, чем в женских. Нет?
   Магичка возмущенно вскинула голову:
   - Одно это - грубейшее нарушение приличий!
   Колдун улыбнулся:
   - Я с ходу могу рассказать, как аристократ - почти любой - нарушает ваш же этикет. Причем не случайно, а вполне осознанно, иногда и демонстративно...
   - Для этого надо осознавать, что ты нарушаешь!
   - Не сомневаюсь, ты донесешь до Атаны эту мысль. Договорились?
   Льюсилла неохотно кивнула.
   - Спасибо. Но в остальном никаких поблажек.
   Он собирался уходить, когда магичка вдруг заметила:
   - Ты впервые обратился ко мне с просьбой.
   Жорот уставился на сестру, наверное, с тем же выражением, что она чуть раньше на него.
   - И стараешься убедить, хотя вправе просто приказать. Учись приказывать, слабость никогда ни к чему хорошему не приводит.
   Она сообщила это спокойным тоном, со знакомыми с детства "менторскими" интонациями. Искренне уверенная, что преподает ему полезнейший урок. Нахрен бы ему эти ее уроки сдались! Колдун смотрел на самоуверенную магичку и вспоминал, причем сцены были отнюдь не радужными. Роллейна и Лью приказывали, не утруждая себя просьбами, а уж, тем паче, интересами или мнением того, кому приказы отдавались. И прибегали к любым методам давления, когда их распоряжения игнорировались. Он отчужденно отозвался:
   - Я в состоянии сам решать, когда приказывать, а когда просить.
   - Вот, сейчас ты больше похож на себя, - хмыкнула Льюсилла.
   Глядя женщине вслед, Жорот подумал, что надо проконтролировать, чтобы Лью не переходила границ давления на детей. А то с нее станется. Исключительно с благими намерениями, безусловно.
  
  
  
  
  
   Начался последний месяц лета. Каждый занимался своими делами, и с Арикой, в отличие от Роджера, колдун виделся только вечерами и в редкие выходные, да еще они раз в два-три дня настраивали очередную группу маяков.
   Кстати, Арика так и не договорилась о занятиях с Максом, несмотря на то, что Жорот напоминал ей об этом не раз и не два. Когда колдун уже собрался сам назначить расписание занятий, и стал уточнять у жены время ее операций, Арика, вздохнув, виновато посмотрела на мужа.
   - Извини, я уже нашла преподавателя.
   - И кого? - удивился Жорот.
   Вроде как подобных знакомых у жены не было...
   - Хью посоветовал оборотня.
   Колдун нахмурился. Да, среди оборотней было много телохранителей. Но очень мало магов. А Арику надо было натаскивать именно с учетом ее магических умений.
   - Я бы хотел с ним поговорить.
   - Конечно, - кивнула жена. - Я собиралась вас познакомить, просто пока присматривалась - вдруг я с Шенизом не захочу работать.
   Арика привела мужа в небольшой дом, находящийся в предгорьях. Вокруг росли редкие деревья, в дюжине шагов от дома струился небольшой родник. На границе видимости возвышались горы, покрытые густым лесом. В общем, прекрасное место для отшельника. Насколько хватало взгляда, вокруг не было и признака другого жилья. Большинство оборотней предпочитали жить в отдельно стоящих домах или усадьбах, где угодно - на болотах, в лесах, в горах. Обычно даже сеть порталов там, где они жили, отсутствовала, поэтому при строительстве дома они приглашали мага, который зачаровывал для них "домашний" маяк и были лишь таким способом связаны с внешним миром. Нет, некоторые оборотни все же собирались в селения или жили в городах, но таких было очень мало. Это было связано, скорее, с их второй, "звериной" ипостасью, которая требовала простора, а часто и охотничьих угодий. Оборотни, которые работали телохранителями или еще кем-то, смиряли свою звериную суть, но лишь до поры до времени. Не раз и не два бывало, что известный и неплохо зарабатывающий оборотень увольнялся и исчезал, селясь где-нибудь в одиночестве или в обществе себе подобных. Оборотни никогда не объясняли причин подобных "отставок", и в Клане эти случаи принимали, как каприз, присущий отдельным представителям их племени.
   Оборотень, вышедший их приветствовать откуда-то из-за дома, был стариком. Крепким, кряжистым, но все же стариком, с морщинистым лицом, волосами, густо припорошенными сединой и крепкими, костлявыми руками.
   Хью, само собой, сопровождающий Арику, почтительно поклонился старому соплеменнику и отошел. Старик с откровенным любопытством уставился на глаза Жорота, впрочем, оборотню хватило для его удовлетворения нескольких секунд. Затем старик склонил голову и представился. Жорот, помня о неприязни, которую он вызывал у оборотней, ответил тем же, не пытаясь приблизиться и, тем более, предложить рукопожатие.
   - Вы хотели поговорить? Пойдемте, - оборотень сделал жест, но не в сторону двери, а скорее указывая за строение, откуда появился.
   С другой стороны дома была здоровущая поленница. А в нескольких шагах располагалось старое, не раз используемое кострище, обложенное камнями, вокруг которого лежало несколько бревен. Дальше к лесу располагалась почти идеально ровная площадка метров тридцать в диаметре, покрытая невысокой травой. Место для поединков?
   Шениз жестом гостеприимного хозяина указал на бревна. И уставился на колдуна светлыми внимательными глазами.
   - Я слушаю.
   Жорот, сообразивший, что старик вряд ли является сторонником экивоков и хождений "вокруг да около", сразу перешел к делу:
   - Арика сказала о желании обучаться у вас. Но вы ведь не маг, верно? И насколько вы сможете преподавать, учитывая разницу в магических и немагических приемах?
   - Я веду обучение вне приемов, - не задумываясь, отозвался старик. - Можно натаскивать на приемы и способы их применения, а можно - быстрой оценке ситуации и выбору оптимального варианта действия. Магического, немагического, неважно. Леди не классический маг, поэтому мой способ не хуже любого другого. И еще. Оба мага-оборотня обучались у меня, и какой-никакой опыт у меня в этом отношении имеется. Но решать, само собой, вам.
   - Мага-оборотня? - переспросил колдун.
   - Заблуждение, что среди нас нет магов распространено, но неверно. Маги в нашем племени рождаются, но очень, очень редко... И еще реже наши маги выбирают профессию боевых.
   Жорот мысленно пожал плечами. Теоретически все выглядело логично, практически же...
   - Вы позволите мне иногда присутствовать на ваших занятиях?
   - Пожалуйста. И я понимаю, что вы человек занятый, но лучше было бы хоть иногда участвовать в тренировках вместе с вашей женой.
   Все верно. На тренировках постоянные партнеры срабатываются, что позволяло им слаженно действовать в реальных боях.
   - Конечно. Тем более, это понадобится не сегодня и не завтра.
   Шениз кивнул и поинтересовался:
   - Размяться со мной не хотите?
   Жорот хмыкнул про себя. Он не совсем понял, зачем оборотень ему это предложил. Ясно, что старик в поединке возьмет верх, слишком уж много у него преимуществ. Опыт (он наверняка старше Жорота, да и совершенствовался постоянно), ускорение, способности антимага, плюс ко всему Шениз сильней - оборотни вообще сильней людей. Да и физически дерется наверняка лучше колдуна. В общем, в тренировочном бою шансов у Жорота не было, оба это знали. Вот схлестнись они по-настоящему, колдун, может, и ухитрился бы убить оборотня, хотя не факт. Но отказываться тоже как-то...
   - Почту за честь.
   Старик встал на травяной площадке ближе к краю, дождался, пока колдун станет напротив. Начало схватки обозначилось традиционными поклонами - правила в Клане были везде одни и те же...
   Поединок прошел именно так, как ожидалось. Шениз играл с Жоротом как кошка с мышью. Колдун видел, что каждое его движение было просчитано, и попадал в одну за другой ловушки элементарных - казалось бы - приемов старика. Несколько раз Жороту удавалось нарушить эту "предсказанность", но ни разу надолго - оборотень мгновенно брал ситуацию в свои руки и вновь "вел" колдуна. Как умелый кукловод ведет куклу, пожалуй, это сравнение было самым верным. И это при том, что Шениз не пользовался способностями антимага - он до начала поединка предупредил, что на него действуют все заклинания, кроме обездвиживания. Вот только достать ими старого оборотня не удалось ни разу - он от заклинаний просто уворачивался.
   Наконец старик остановился, чуть не на половине движения, коротко поклонился. Колдун машинально скопировал его жест, про себя вздыхая с облегчением, за какие-то четверть часа он вымотался донельзя. Честное слово, ему впору самому у этого оборотня учиться. Только заниматься одновременно и с Распэ и с оборотнем колдун бы не смог, а артефакторство его привлекало гораздо больше.
   - Благодарю за оказанную мне честь.
   Жорот был абсолютно искренен. Шениз был если не лучшим, то одним из таковых. Куда там Максу... Так что Арике повезло, надо будет поблагодарить Хью.
   - У вас есть перспективы. Но, как я вижу, нет желания их реализовывать, - заметил старик.
   - Вы правы, - усмехнулся колдун. - Однако я очень благодарен, что вы согласились заняться Арикой.
   - Она это заслужила, - пожал плечами Шениз.
   У колдуна бровь взлетела вверх. Это еще чем? Очень любопытно... Он взглянул на жену, которая, сидя на бревне, болтала с Хью, и их разговора не слышала. Ладно, это он дома выяснит.
   Вечером Жорот, дождавшись, пока они остались втроем, поинтересовался:
   - У тебя какие-то дела с оборотнями? Или с Шенизом? Мне желательно быть в курсе.
   Арика, нахмурившись, взглянула на мужа, но через секунду ее лицо просветлело. Она усмехнулась:
   - Ничего особенного, поэтому я тебе и не сказала. Я сделала дюжине оборотней операции. Ну, своим способом. И, кажется, у меня уже выстроилась целая очередь из желающих.
   - Перемена внешности? - удивился Жорот.
   Вот уж не мог подумать, что умения Арики будут среди оборотней настолько востребованы.
   - Не совсем. Ты же в курсе, что оборотни получают способность оборотничества только лет в тринадцать-шестнадцать? Причем там целый ритуал, и их зверь не зависит от родителей, только от характера... Так мне Хью объяснял.
   Жорот кивнул. Он специально этим никогда не интересовался, но принцип знал. Арика продолжала:
   - И почему-то многие получают свою звериную ипостась... с изъяном, что ли. У некоторых они небольшие - ну, там хвоста у волколака нет, неприятно, бегать не очень удобно, но не так страшно. А вот когда грифон или дракон летать не могут, хотя крылья и есть, это серьезней, согласись. Или первый мой пациент - что-то вроде саблезуба, только больше на гепарда смахивает, у него лапы были деформированы так, что он когти прятать не мог. Неудобно кошмарно.
   А вот об этом колдун не слышал. Скорее оборотни об этом не сильно любили распространяться...
   - Ваши целители кому-то помогают, кому-то нет. Да и они могут это делать только методом взрезать-зашить. А я... ну, считай, как леплю заново то, что деформировано. И на заживление времени не надо, и если что не так, переделываю сколько угодно до тех пор, пока не добиваюсь нужного эффекта. Первого пациента мне Хью привел. Тот парень притащил сестру, она волчица, у нее челюсти деформированы были, не сжимались нормально, считай, в звериной ипостаси она охотиться не могла. Только на мелочь всякую, что покрупнее, удержать не получалось... Ну и пошло-поехало.
   Жорот, вздохнув, попросил:
   - Я все понял, это прекрасно. Только, пожалуйста, в другой раз рассказывай мне о подобных новостях, хорошо? Я не говорю, что это опасно или плохо, но нам лучше быть в курсе дел друг друга.
   Арика пожала плечами:
   - Да, конечно. Извини.
   - Кстати, где ты занимаешься этими своими операциями?
   - Где придется. Но ты прав, надо уже оборудовать место. Наверное, заберу одну их комнат не верхнем этаже. Я просто не рассчитывала, что появится столько желающих.
   - Извини, но верхний этаж - не самый лучший вариант. Я имею ввиду, с точки зрения безопасности. Давать доступ кому попало в дом...
   Арика задумалась.
   - Но первый этаж весь занят...
   - Можно освободить одно крыло.
   - Не хотелось бы, - покачала головой жена. - А сторожек, сарайчиков свободных нет...
   - Увы. Тот единственный, что был, я забрал под кузницу, уж извини.
   - А пару комнат построить долго?
   - Пристройку к основному дому?
   - Наоборот, отдельно. Не хочу портить внешний вид дома, он мне нравится.
   - Можно поспрашивать. И еще. Ты же не целитель. Нужно узнать у того же Ларсена нет ли каких ограничений... А то кто-нибудь возмутится, прицепится и придется обращаться за помощью к тому же Н'еве, оно надо?
   - Оп-с... Об этом я не подумала, - признала жена. - Спасибо. Поговоришь с Ларсеном, когда он свободен будет?
   - Конечно.
  
  
  
  
  
   Сегодня Распэ был занят, и колдун вечер провел дома, любуясь, как Льюсилла муштрует молодое поколение. Результаты усилий Лью стали уже сказываться, хоть Жорот и имел возможность наблюдать их в основном за столом. Приборов на обедах и ужинах стало впятеро больше, чем раньше. И дети, кажется, даже уже научились в них не путаться. Арика, кстати, тоже быстро сориентировалась что к чему - ей пришлось лишь немного подкорректировать свои "проверочные" воспоминания, а о Роджере и речи не шло - он адаптировался быстрее всех. Колдуну, чтобы не выделяться, пришлось схитрить - он просто запомнил требуемое с помощью магии. Поскольку он, конечно, знал какие-то основы, но до уровня, который требовала Лью, явно не дотягивал.
   Кстати, аристократка озаботилась не только воспитанием детей. Она взялась за "налаживание общественных контактов", то бишь, настояла на регулярных вечеринках. Сначала "для своих" - каждую субботу Льюсилла организовывала полуофициальный вечер, рассылая приглашения всем более-менее "приличным" с ее точки зрения знакомым Жорота. В один из дней она впервые заявилась со списком приглашенных к колдуну, бесцеремонно оторвав его от работы. Жорот, который рассчитывал схему артефакта, что, вообще-то, требует сосредоточенности, чуть не взвыл.
   - Это еще что?
   - Это то, чем должна заниматься твоя жена! - ледяным тоном отрубила Льюсилла. - А не шастать по лесам с оборотнями!
   Они в комнате были втроем с Роджером, и поэтому сестра не считала себя обязанной придерживаться вежливости. Хотя, наверное, магичка специально подгадала, чтобы хотя бы Арики не было, и на том спасибо.
   - Арика не "шастает", а учится, - холодновато отозвался Жорот. - Будь добра не судить о вещах, о которых не имеешь ни малейшего представления!
   - А ты, будь добр, не корчить обреченную физиономию, когда я всего лишь прошу согласовать список приглашенных!
   Колдун мысленно выругался. Не было печали, связался с аристократкой!
   - А официальный прием я назначила на середину следующего месяца, - тут же добавила Льюсилла. - Когда уже хоть немного привыкнут, что вы не бирюки неотесанные...
   - Какой еще официальный?!
   - Такой! Ты давно должен был озаботиться организацией этих приемов - сам! Коль уж женился на мещанке, не имеющей представления о правилах хорошего тона!
   Жорот, чтобы успокоиться, стал читать мантру. Нет, возможно, Лью в чем-то права. Тот же Вулх уже пытался "вразумить" Жорота по поводу дальнейшей "адаптации" в обществе, и колдун даже соглашался, но все никак руки не доходили. Но хамить-то зачем! Аристократка, а ведет себя даже не как пресловутая мещанка, а как проститутка из подворотни.
   - Прошу прощения, Льюсилла, лучше будет, если этим займусь я, - вмешался Роджер. - Надеюсь, никто из вас не против?
   - Спасибо, - остывая, кивнул Жорот.
   Робот, как всегда, старался сгладить конфликт и заодно избавлял мужа от раздражающих его обязанностей. Колдун иронично уставился на сестру - вот только возрази что-нибудь!
   Но Лью, поморщившись правда, кивнула:
   - Кажется, это действительно будет наилучшим вариантом.
   И тут же сунула Роджу под нос свою бумажку. Жорот, глядя на общающуюся парочку, только головой покачал, сочувствуя детям. Как они, бедные, Льюсиллу терпят?
   Одним из вечеров - довольно поздним - супруги готовились ко сну. Арика появилась буквально час назад, вымотанная после занятий с Шенизом. Мужчины ее ждали - колдун предпочитал без Арики не ложиться, а Роджер подстраивался под людей. Робот хоть после установки супружеской связи и стал спать - вроде как, и даже говорил, что утром ощущает себя отдохнувшим - но при этом мог легко обходиться без сна и ложился только за компанию.
   Из душа женщина вышла, вытираясь на ходу полотенцем. И поплелась - по-другому не скажешь - к постели. Жорот при этом имел возможность лицезреть внушительную коллекцию свеженьких синяков. Похоже, сегодня Арику погоняли как следует.
   Роджер, тоже оценивший состояние жены, предложил:
   - Сделать массаж? А то завтра разогнуться не сможешь.
   - Спасибо, но давай утром, - проворчала женщина, уже устроившаяся в постели. Она явно собиралась завалиться спать, наплевав на все на свете.
   - И утром тоже, - кивнул робот. - А если и сегодня и завтра, ты будешь чувствовать себя гораздо лучше, поверь.
   Арика подумала и неохотно кивнула, перевернувшись на живот, откинула одеяло. Но Роджер покачал головой:
   - Нет, пожалуйста, не на кровати. Вон под окном лежанка специально для массажа.
   Перенести женщину он и не пытался, прекрасно представляя, что ему выскажут, тем более, в таком настроении. Арика перебралась на указанную лежанку и вздохнула:
   - Если засну в процессе, не обижаться.
   - Не будем, - хмыкнул колдун, который, потягиваясь, выбрался из кресла, намереваясь присоединиться.
   Арика, кстати, сообразила это, только когда мужчины взялись за нее в четыре руки. Возмущенно дернулась, оглянулась:
   - Это еще что?
   - Что тебе не так? - поинтересовался колдун, - Быстрее закончим, быстрее спать ляжем.
   Нет, он, конечно, хотел не просто спать - соскучился по жене, и сильно. Но, кажется, сегодня ничего не выйдет - слишком уж Арика была замученная. И неизвестно когда это закончится... Ладно.
   - Да ты сам уставший как... непонятно кто! - возмутилась она
   - Ну, это же не повод отказываться от удовольствия? - улыбаясь, заметил Жорот.
   - Какого еще...
   - Ляг нормально, не напрягайся, - перебил ее Роджер, мягким нажатием заставляя Арику опуститься обратно на лежанку. - Неудобно.
   Женщина возмущенно фыркнула, но больше протестовать не стала. Кажется, ощутила по связи, что колдуну действительно нравится прикасаться к ней. Жорот почувствовал исходящее от жены недоумение - словно пожатие плечами.
   ...Массаж можно было заканчивать. Арика полностью расслабилась, впрочем, не засыпала, просто лежала наслаждалась, и, судя по соощущениям, передающимся колдуну, вечер все же имел шанс закончиться весьма приятно.
   Внезапно колдун услышал по связи вопль "Помоги!". Лью?!! Жорот вскочил, торопливо активируя - опять-таки по связи - телепорт. Черт знает, где сестра находится...
   Когда возникло окно телепорта, Арика уже была на ногах, и уже в каком-то коротком балахоне. Колдун только мысленно выругался - возмущаться бесполезно, все равно одного не отпустит. Но когда в портал вместе с ними шагнул и Роджер... Впрочем, Жорот не стал ничего говорить мужу - не до того.
   Супруги оказались в спальне Льюсиллы. Комната была просторной, настолько, что большая кровать под балдахином не загромождала ее. Вполне хватало места для мебели и оставалось достаточно свободного пространства.
   В комнате, кроме ее законной хозяйки, находилось четверо мужчин. Льюсилла стояла возле изящной софы, рядом с магичкой было двое. Одного - плотного мужчину, выглядящего лет под пятьдесят, Жорот узнал сразу. Мервин, брат Льюсиллы, предполагаемый преемник их отца, нынешнего Патриарха.
   Мервин что-то втолковывал сестре. С другой стороны возвышался незнакомый мужчина - явно боевой, который придерживал Лью за плечо. Двух остальных Жорот не знал, но, похоже, оба тоже были боевыми - вполне профессионально расположились по углам комнаты, подальше от окон и так, чтобы контролировать пространство спальни. Впрочем, одного из них, невысокого светловолосого парня с невыразительным лицом колдун где-то видел.
   Мервин, резко повернувшись, уставился на новоприбывших. Сузив глаза, бросил сестре:
   - Сука!
   И, похоже, сделал держащему ее боевому какой-то знак. Поскольку тот отшвырнул женщину в дальний угол, себе за спину. За секунду до этого послав в жертву заклинание ледяных кинжалов, Лью оказалась ими буквально утыкана, причем два или три попали в лицо. С-скотина!!!
   - Родж, Лью к Ларсену, быстро!
   Жорот сам не ожидал подобного эффекта от своего приказа. Робот в мгновение ока пересек комнату. Ускорение использовал, что ли? Светловолосый успел ударить по роботу заклинанием, бесполезно. Убийца-боевой попытался преградить Роджеру путь, чтобы не пустить к женщине. Понятно, почему - несмотря на смертельные повреждения в течение трех-четырех минут Лью реанимирует любой целитель, а уж Ларсен... Роджер просто отшвырнул человека, так, что тот впечатался в стену и сполз на пол, либо потеряв сознание, либо... Жорот, мысленно выругавшись, сломал защитный амулет лежащего и ударил самым сильным воздушным заклинанием, которое можно было применять в закрытом помещении. Чтоб уж наверняка. Половину головы боевого срезало воздушным лезвием. Буквально. Вид конечно... Зато теперь хрен кто скажет, что Роджер убил человека! Главное, самому роботу.
   Заклинания вытянули порядком сил, теперь реакция у Жорота будет замедленная, из-за физической усталости, но оно того стоило.
   Арика отправляла огненные заклинания в чужаков, одно за другим. Оба боевых отвечали тем же, только Мервин на агрессию женщины не реагировал. Но и у супругов, и у незваных гостей были превосходные щитовые артефакты, так что цели ни одно из заклинаний не достигло.
   Робот подхватил на руки Лью, активировал амулет портала и шагнул в овал. Действовал Роджер на диво просчитано и слажено, вряд ли человек смог бы так. Колдун мигом схлопнул за мужем портал и повернулся к остальным. А вот сейчас побеседуем!
   Но "беседовать" было не с кем. За это время кто-то из чужаков успел открыть портал, Мервин и светловолосый уже исчезли за ним, сейчас в овал шагал последний боевой.
   Жорот выругался. За ними он не пойдет - не полный идиот. Если бы это был его дом, а не Лью, эти скоты бы так просто не ушли! А сунься колдун в портал, скорее всего, окажется в доме Лонгеров, а это верная смерть. Впрочем, заклинание посильней вдогонку, в закрывающийся овал, Жорот запустить успел. Вряд ли будет эффект, конечно, но хоть так... Они остались одни, жена почти обиженно спросила:
   - У них щиты хорошие? Или я слабая слишком?
   - Щиты. Не думаешь же ты, что они попрутся на такое дело с дешевой защитой? - хмуро отозвался колдун.
   И злорадно подумал, что сейчас его очередь поднять альбиноса посреди ночи... Впрочем, черт с ним. Не будет он вызывать безопасников. Это семья Лью, пусть она и решает, стоит ли реагировать на нападении и как. А если сестра все же решит отыграться, он и без Н'еве сможет предъявить Лонгерам претензии. Оснований более чем достаточно! Колдун отправил труп в лабораторию - нападавшие даже и не пытались его забрать. Не факт, что получилось бы, а вот мертвецов вполне могло прибавиться, - злорадно резюмировал про себя Жорот. И предложил жене:
   - Идем к Ларсену.
   Целитель, одетый, кажется, в одну только мантию и встрепанный после сна, уже заканчивал работать с Льюсиллой. Магичка или спала или была без сознания. Она выглядела до синевы бледной, но ран не наблюдалось, да и дышала ровно.
   - Извини, что подняли, - негромко сказал Жорот другу.
   - Глупости не говори, - отозвался целитель. Выпрямился, устало провел рукой по лбу. - Опасности для жизни нет... А где ее браслет? Сняла? Или забрали?
   До колдуна дошло, что Ларсен имеет ввиду щитовой артефакт, усиленный фэлами. Ну да, он сделал их всем, кроме Лью. Потому что когда занимался ими, магичка еще не вошла в семью. Вспоминал пару раз, что надо бы, но руки пока не дошли. И вообще, Жорот понял, что не воспринимал Льюсиллу, как объект защиты. Даже связь скорее для подстраховки сделал... Кретин.
   - Не сделал еще. Сегодня займусь.
   Целитель покачал головой, но комментировать не стал.
   Льюсиллу Роджер перенес в свою спальню. Чтоб находилась поближе, на всякий случай. Лонга попросили присмотреть за больной. Заодно колдун активировал защиту дома по максимуму, перекрыв пока портал в дом Лью. И только после всех этих мер предосторожностей супруги отправились спать.
  
  
  
  
  
   На следующее утро Жорот на работу не пошел - надо было дождаться, когда Лью придет в себя. Ларсен сказал, что она проснется ближе к полудню и что беспокоить ее не стоит. Но выспаться Жороту все равно не дали. Колдуна осторожно растолкал Роджер - чтобы не разбудить Арику. И тихо сообщил:
   - Эркис пришел. Кажется, с новостями насчет Распэ.
   - Ага, - пробормотал колдун. - И заодно узнать, что тут вчера приключилось, из первых рук... Сейчас встаю.
   Потянулся, прогоняя утреннее онемение. Роджер кивнул на лежанку, предлагая массаж, но Жорот покачал головой. Он не любил заставлять себя ждать. Арика, лишившись соседа, недовольно поморщилась во сне, зашарила по постели. В ответ на вопросительный взгляд Роджера Жорот кивнул, в присутствии робота необходимости не было. Роджер занял место мужа, Арика тут же подгребла к себе робота, обхватив руками и ногами и, удовлетворенная, замерла, задышала спокойно. Колдун улыбнулся. Неужели. Наконец жена перестала воспринимать соседей по постели как досадную помеху. И это очень и очень радует. Перед уходом Жорот не отказал себе в удовольствии поцеловать мужа. Подавив вспыхнувшее сожаление и желание - ну очень не хотелось их оставлять...
   Аристократ, вопреки обыкновению, выглядел серьезным, даже мрачноватым. И вновь курил - но это как раз было привычно и ожидаемо.
   - Разобрался я с твоим артефактором... Только вот что ему сказать, решать будешь сам.
   - В смысле? - нахмурился колдун.
   - Ты сначала выслушай... А потом вопросы задавать будешь, - отозвался дознаватель. - Я основывался на том, что болезнь Распэ неестественного происхождения. То есть, кто-то к ней наверняка приложил руку. Стал проверять всех подряд. Раскопал множество грешков, это как водится... И наткнулся на Перуса, который работает осведомителем одного из Семейств.
   - Давно?
   - С того момента, как Распэ заболел.
   - Ч-черт... ты у Вулха был?
   Почти сорокалетнее присутствие в семье шпиона Патриарха явно не порадует.
   - Только что от него, - отозвался Эркис. - Но это дело Вулха. А вот чем, как ты думаешь, Перуса вынудили доносить?
   Жорот вскинулся.
   - Угу, - кивнул аристорат. - Мальчишка зафиксировал зельем магослепоту Распэ. Ребята из заинтересованного Семейства оказались умней твоего артефактора, разобрались, что к чему и взялись Перуса шантажировать.
   Жорот принялся осмысливать полученную информацию. А Эркис вытащил новую сигарету.
   Особенностью воздействия зелий было то, что при применении они не оставляли магического фона. Вообще никакого. Как и любых других признаков использования. Само собой, это относилось только к правильно приготовленным составам, а если зелье сильное, то алхимик должен быть еще и знающим специалистом, талантливым. То есть, если на человека воздействовали зельем, а он не догадался провериться на его наличие (существуют специальные заклинания, вроде лакмусовой бумажки есть/нет), то он в жизни не догадается, что его опоили.
   Вообще-то зельями без ведома пациента пользовались очень редко. В том числе и потому, что провериться на его наличие можно было за минуту. Заклинание примитивнейшее, знал его каждый. С другой стороны, именно поэтому опытные маги часто не принимали всерьез подобную возможность вообще. "Зелья? Вы что? Мы не дамы, чтобы подливать приглянувшемуся соседу приворотное зелье! И не дети, чтобы использовать слабительное, или окраску или еще что...". Вот Распэ, похоже, на этом и попался... С этой стороны все сходится, только смысл Перусу артефактору пакостить?
   - А причина? Что ему Распэ сделал? - уточнил колдун. - Приставал? Или мальчишка в него тайно влюблен?
   - Ни то ни другое. Перус натурал.
   - Вот именно! - фыркнул Жорот. - Их интересы не пересекаются, ни личные, ни профессиональные... Вообще нет точек соприкосновения! Ты не ошибся?
   - Перус сам признался. Мальчишка обиделся на какую-то насмешку - Распэ, к твоему сведению, ехидна еще та, а у Перуса больное самолюбие. Перед девчонкой Распэ парня, что ли, обсмеял... Та его бросила. Перус и решил отомстить. Вот зелье, целителям оно наверняка понадобится, - Эркис протянул собеседнику флакон.
   "Сумасшедший дом!" - вслух колдун это не сказал, но, похоже, на лице у него было написано все достаточно ясно. Жорот взял зелье, спрятал в пространственный карман.
   - Не все соотносится с разумом и логикой, - заметил Эркис, в ответ на безмолвный вопль собеседника. - Тем более, с нашими разумом и логикой... Вулх просил, чтобы ты, по возможности, не светил Перуса Распэ. Мальчишка свое получит, но кажется, Вулх собирается сливать через него дезу.
   - Конечно, думаю, это реально. Тем более, не факт, что причина проблемы именно зелье.
   - Попробуй, - пожал плечами Эркис. - Если не оно, буду искать дальше. Могу подкинуть еще один любопытный факт... В обмен.
   - А деньги тебя уже не устраивают? - хмыкнул Жорот.
   - Такое за деньги продавать мне совесть не велит, - фыркнул тот.
   - А на обмен твоя совесть соглашается? - язвительно уточнил колдун.
   - Аб-со-лют-но, - насмешливо отозвался Эркис. - Тем более, ты сам этот факт знаешь... Просто внимания не обратил.
   Окурок исчез у него из рук, но следующую сигарету дознаватель доставать не спешил.
   - Предлагаешь мне на обмен собственную глупость? - все так же язвительно резюмировал Жорот.
   - Скорее невнимательность, - уклончиво отозвался аристократ. Кстати, за работу ты мне ничего не должен - Вулх заплатил более чем щедро. И не надо так кривиться, я за одно и то же дважды плату не беру!.. Так как насчет обмена? - едва не мурлыкнул аристократ.
   - Что хочешь взамен? - давать обещания вслепую Жорот не собирался.
   Дознаватель улыбнулся, все сильнее напоминая хитрющего котяру.
   - Любопытно, что у вас тут ночью за цирк был.
   Колдун мысленно пожал плечами. Тоже мне, великий секрет, все равно докопается.
   - Лонгеры предъявили претензии Лью. Ее Ларсен откачал, у них один труп - какой-то боевой. Что хотели пока не знаю, сестра еще спит. Но личность визитера меня впечатлила.
   - Сам пожаловал?!! - уставился на колдуна Эркис. Он подумал об отце Льюсиллы, Нике.
   - Ну, это было бы совсем запредельно... Мервин.
   - Считай, что почти, - задумчиво заметил аристократ. - Работать с тобой становится все интересней... Когда планируешь СБ для нужд семьи формировать?
   Жорот поперхнулся, уставившись на дознавателя.
   - Уж точно не в ближайшую сотню лет!
   - Уверен? Ладно, в любом случае, имей меня в виду, - невозмутимо, словно не замечая, что собеседник смотрит на него, как на идиота, продолжал Эркис. - Лучше ты специалиста точно не найдешь, а я - лучше места. Мать против не будет, а отец так вообще... Все трясется, что я его подсижу.
   - А его опасения совсем уж беспочвенны, да? - тут же съязвил колдун. Отец Эркиса был начальником безопасности Игеров.
   Аристократ дипломатично пожал плечами. И сообщил:
   - Теперь обещанный факт... Что там Арика на балу Вулха говорила о "чет-нечет"?
   - И что здесь... - Жорот осекся. До него дошло.
   - Вот именно. Монеты указали на меня и Перуса? На кого еще?
   Колдун застыл. Действительно, любопытно получается... Только вот на кого еще показали монетки, он у Арики так и не уточнил.
   Эркис несколько неверно расценил молчание колдуна. И усмехнулся:
   - Ладно-ладно-ладно. Не мое дело, понял. Еще один совет, тоже бесплатный. Спроси у девочки, как именно она сформулировала вопрос. Только тогда у тебя будет шанс правильно истолковать результат. Я хоть и не гадатель, что-то в этом понимаю. До встречи, - встав и вновь закуривая, он добавил. - Не забудь сообщить, сработает с Распэ или нет.
   Колдун тут же связался с Ларсеном, передал ему полученную информацию.
   "Ты сможешь найти Мортера? Я у него координаты не взял, а Распэ раньше времени обнадеживать не хотелось бы."
   "Конечно, только зелье занеси... Я заодно со знакомым алхимиком поговорю".
  
  
  
   Супруги заканчивали завтракать, когда Лонг передал Роджеру, что Льюсилла проснулась. Колдун тут же встал:
   - Схожу поговорю.
   - Я, Роджер там нужны? - уточнила жена.
   Жорот покачал головой:
   - Только никуда не исчезайте, договорились?
   Льюсилла, вопреки ожиданиями, была не в постели. Полностью одетая, бледная, она, сидя в кресле, кивком приветствовала брата.
   - Доброе утро.
   Колдун присел рядом - он знал, что сестра не любит, когда на нее смотрят сверху вниз - уточнил:
   - Тебе что-нибудь надо?
   - Лонг обо всем позаботился, - тихо, но вполне отчетливо ответила магичка.
   - Хорошо. Извини, Ларсен сказал, тебе лучше не вставать. Хотя бы до завтрашнего дня.
   На лице Льюсиллы мелькнуло отвращение.
   - Я сама знаю, что мне лучше.
   Кажется, магичке была ненавистна сама мысль о том, чтобы валяться в постели, пусть даже она имеет для этого полные основания. Ее аристократическое воспитание, въевшаяся в кровь привычка "выглядеть достойно", вовсю протестовали против проявления подобной слабости.
   Колдун пожал плечами. Вот уж настаивать он точно не будет - ее решение, ее проблемы.
   - Что вчера произошло?
   - Сначала ты, - возразила женщина. - Я помню, как вы втроем появились... Что дальше?
   - Боевой, что тебя держал, попытался убить. Роджер отнес тебя к Ларсену...
   - Это я знаю! - раздраженно фыркнула магичка.
   - Боевого я прикончил. Остальные ушли. Я просто не успел ничего сделать.
   - Ничего не говорили, не...
   - Ни слова. Труп оставили, драться не пытались, - он замолчал, терпеливо дожидаясь, пока сестра соберется говорить.
   - Мервин потребовал, чтобы я вернулась в Семью, - сообщила Льюсилла. - Причем немедленно, вот сию секунду отправилась с ним к Нику, для официального заявления. Обещал, что о замужестве речи не будет, что мне подберут занятие по душе. Иначе... - она пожала плечами.
   Хоть Льюсилла официально и порвала с Лонгерами, Ник мог требовать подчинения. По праву отцовства, праву крови. И, в случае неповиновения, давить на дочь как угодно, вплоть до убийства, абсолютно безнаказанно. Другое дело, общественное мнение в этом конкретном случае скорее склонялось в сторону Лью. Она заработала многолетней службой Клану хотя бы самостоятельность от родителя. На это колдун и рассчитывал, что Лонгеры не станут портить реноме Семьи, оставят магичку в покое. Но почему-то Ник выбрал конфликт. Что ж. У ситуации было решение. Только сначала...
   - Ты уверена, что не хочешь вернуться к отцу?
   Лью уставилась в лицо брату вспыхнувшими глазами. Собиралась вспылить, но вновь сникла, лишь покачала головой и безрадостно усмехнулась.
   - Хорошо, - колдун поднялся.
   - Стой! - Льюсилла попыталась вскочить, но не удержалась на ногах.
   Колдун подхватил женщину на руки, не давая ей упасть, посадил обратно в кресло.
   - Что ты... прыгаешь, - досадливо заметил он. - Я слушаю.
   - Собираешься послать вызов на ритуальную дуэль? - еще сильней побледневшая Льюсилла - наверняка себя чувствовала после резкого движения хуже некуда - пристально уставилась на колдуна.
   - Есть варианты? - он вновь присел, только рядом с креслом. - Подскажи.
   - До смерти?
   Он пожал плечами:
   - Инициатор я, поэтому выбор условий за Ником.
   Льюсилла с явным усилием покачала головой:
   - Пусть идет, как идет. Я попробую договориться сама.
   - Извини, это не обсуждается.
   - За тобой семья!
   - Ты в нее входишь, если не забыла.
   - Именно. И благополучие одного...
   - Я не собираюсь с тобой спорить, - оборвал магичку Жорот.
   Сделал движение, собираясь подняться, но Льюсилла остановила его, положив руку на сгиб локтя мужчины. Помедлив, сообщила:
   - Против тебя выставят или Остиса или Клера. Остиса ты вчера видел - он молод, но уже почти полвека душелич.
   - Светловолосый? - Жорот вспомнил странно неподвижное лицо невысокого паренька.
   - Да. Считается вторым боевым в Семье, идеально владеет боевыми некромантскими заклинаниями. Первый боевой - Клер. Классический стихийник, огонь/воздух.
   - Вчера его не было?
   - Нет. Вчетверо тебя старше, почти три тысячелетия занимает пост начальника охраны Семьи.
   - Хорошо. У тебя наверняка есть связь с кем-то из Лонгеров, - колдун протянул к сестре раскрытую ладонь.
   Льюсилла поджала губы, однако вынула из воздуха кристалл и вложила брату в руку.
   - Мервин, - негромко сказала она.
   Жорот кивнул и послал импульс. Как только кристалл заработал, колдун коротко и сухо назвался и произнес формулу вызова на дуэль. Само собой, конкретизировав причину. Голос Мервина подтвердил вызов и, так же безлично и сухо, сообщил время и место. Сегодня, через четыре часа. Тогда же назначили уточнение условий поединка. Колдун прервал связь, вернул кристалл сестре.
   - Не забудь зайти за мной, - тоном, не предполагающим отказа, потребовала Льюсилла.
   Колдун кивнул, поднимаясь:
   - Я попрошу Ларсена взглянуть на тебя. До встречи.
   Жорот не торопясь шел в гостиную. Кого выставят его противником, Мервин, конечно, сообщить не соблаговолил. Значит, имеет смысл исходить из слов Лью. Не было магичке резона лгать. О Клере колдун слышал. Дуэль с ним хотя бы просчитывалась - оба стихийники, хоть и немного разных направлений. А вот Остис... Прямо на ходу Жорот связался с Ллоргом и задал вопрос о боевых некромантских заклинаниях. Колдун подобными никогда не пользовался, просто по уровню не дотягивал. Нет, он, конечно, знал о них немало - не раз схлестывался с некромантами, а то и личами. Но не клановскими, а здесь уровень некромантии был ожидаемо выше. Как и всех магических искусств, впрочем.
   - С кем собрался сцепиться на этот раз?
   - Предположительно с Остисом. Молодой душелич, Семейство...
   - Я знаю Остиса!
   Судя по тону, лич очень хотел высказать Жороту много чего. Но практично отложил ругань до более удобного времени и отправил бывшему ученику пакет информации - совсем небольшой, то, что колдун мог осилить едва за полчаса. Перечисление боевых заклинаний, доступных некроманту уровня Остиса, и то, какими стихийными можно эти заклинания нейтрализовать.
   Супругов Жорот нашел все в той же столовой.
   - Как Льюсилла?
   Странно, но вопрос задала Арика. Причем действительно обеспокоенным тоном.
   - Не так плохо, как могла бы быть. Ее отец поставил ультиматум - или она возвращается в Семью, или он ее убивает.
   - Опять эта ваша власть родителей над детьми! - зашипела жена.
   - Именно. Чтобы избавить Лью от претензий, я послал вызов Нику на ритуальную дуэль. Назначили сегодня, на три часа.
   По связи от Арики хлынуло бешенство.
   - Опять?! В вашем гребанном Клане не дракой вообще что-то решается?!!! В суд, например, подать никак нельзя было?!!!!
   Жорот невозмутимо встретил разъяренный взгляд жены.
   - Можно. Но решение суда, даже если оно будет в нашу пользу, не является непреложным. В отличие от результата ритуальной дуэли. Решение суда можно попытаться обойти, можно заявить отвод, да и вообще, никаких ограничений на то, чтобы не наплевать на него, нет.
   - Дичь какая-то, - выдохнула женщина.
   - Суд вершат люди. Которые могут ошибаться, быть пристрастными - по разным причинам... Да и не развита у нас система, которая следила бы за выполнением судебных решений. За ненадобностью. А дуэль вполне себе реально выражает волю Сил. Тем более, ритуальная дуэль, с соблюдением таких формальностей, как призыв этих самых Сил с целью правосудия. И оспаривать ее результаты себе дороже, это непреложный факт.
   - Но в этом случае, получается, ты заранее проиграл! Ты же идешь против обычаев, которые эти ваши Силы установили! Я имею ввиду зависимость детей от родителей.
   - Отнюдь. Любая ситуация индивидуальна. Я, кажется, уже упоминал, у нас превалирует дух Закона, а не буква. В случае Лью... Я вообще удивлен, что Ник затеял это. Объяснять долго, просто поверь на слово. Хотя бы пока.
   Однако Арика не собиралась успокаиваться.
   - Да не нужны мне твои объяснения! Ты можешь обосновать вообще что угодно, вплоть до того, что черное - белое!
   - Настаиваешь, чтобы я отозвал вызов? - Жорот задал вопрос вполне серьезно. Как жена, Арика имела такое право. И, подтверди она свое требование, колдун был обязан или подчиниться или развестись.
   Женщина замерла. Отрицательно покачала головой и тихо сказала:
   - Прости. Я... Я устала за тебя бояться. Ты постоянно прикрываешь всех нас - собой и своей жизнью. Это когда-нибудь вообще прекратится? Или ты вечно будешь гулять по минному полю?
   Жорот обнял Арику и Роджера - сразу обоих. Женщина спрятала лицо у него на груди, Роджер тоже прижал к себе супругов, привнося ощущение уверенности и защищенности... Колдун вздохнул:
   - Конечно прекратится. А конфликты... Что ты хочешь? Если каждый из нас - вызов обычаям, а втроем так вообще... Демонстрация инаковости. Но все уже почти успокоились и почти притерпелись к нам. Это так, остаточные волны идут. Скоро мы забудем о нынешней нервотрепке, как о страшном сне.
  
  
  
  
  
   Занятия с Распэ сегодня пришлось отменить. Колдун был этому не слишком рад, но ничего не поделаешь. При любом исходе ему будет не до учебы.
   Встретились на полигоне, специально предназначенном для поединков. В принципе, никаких ограничений на места для проведения поединков не существовало. Но если дуэли случались не спонтанно, их предпочитали проводить на полигонах - тогда дуэлянтам не было необходимости контролировать изолирующие щиты.
   Полигон представлял из себя крытое поле, изолированное от внешнего мира специальными щитами. На этом, кстати, "специальность" заканчивалась. Поверхность не была выровнена, даже вытоптана, обычное поле, заросшее разнотравьем. Кое-где на травяном ковре виднелись проплешины - следы предыдущих схваток. Иногда обугленные, иногда просто почерневшие, пожухшие круги или полосы.
   С Жоротом увязалась вся взрослая часть семьи плюс Ларсен. Про Арику и речи не шло - женщина заявила, что пойдет обязательно. Роджер, к удивлению обоих супругов, тоже выразил желание присоединиться. И, само собой, Льюсилла, но ее-то присутствие было более чем оправданно - решалась ее судьба. Причем аристократка выглядела так, что никто не сказал бы, что ее вчера вытащили с того света. Жорот, увидев магичку, уважительно хмыкнул - идеальная внешность, твердая походка, уверенные движения, стервозное выражение лица. Кстати, по связи от жены тоже пришло что-то вроде волны насмешливого восхищения.
   Противоположная сторона была представлена Мервином, (которому, кстати, Лью не преминула высказать что-то насчет соблюдения слова и братских чувств. Того аж перекривило) двумя боевыми, скорей всего, его телохранителями, и собственно, выставленным противником - светловолосым душеличем. Целителя противники не взяли, да и смысл? Основной специализацией Лонгеров было целительство, и Остис и Мервин на нем специализировались, хоть у обоих оно было не первой профессией, но для нужд дуэли хватит.
   Жорот досадливо поморщился про себя. Все же Остис... Впрочем, условия поединка колдуна удивили. Обычная дуэль, без смертельного исхода. Ну и зачем все затевалось? Или Патриарх действительно таким способом решил поинтересоваться, как Силы отнесутся к попытке вернуть дочь?
   Секундантов не было. Ни та, ни другая сторона не видела в них смысла - формулу призыва Сил на дуэль-судилище прекрасно знали все, сейчас ее произнесли Мервин и Жорот.
   Затем душелич и колдун поклялись, что не имеют при себе амулетов и не использовали наложенных заклятий. Проверять правдивость их клятв, кстати, никто не стал. Все по той же причине - обманывать сейчас, уже в рамках ритуальной дуэли, себе дороже. Вплоть до того, что поединок мог закончиться, не начавшись, бывало и такое. Например, когда один из противников оступался еще на подходе к барьеру и вывихивал, а то и ломал себе что-нибудь. Тогда поединок им считался проигранным, несмотря на то, что реально не начинался.
   Схватка была стремительно-короткой. Первым успел ударить душелич, заклинание разбилось о выставленный щит, Жорот ответил ударом ледяного замедления. Остис парировал огненным щитом - среди некромантских заклинаний были только нападающие, щитовые некроманты волей-неволей брали из арсенала стихийников. Противники обменялись еще парой заклинаний, прежде чем Жорот допустил ошибку. Остис кинул двойное (силен, ничего не скажешь!), а колдун, парировав первое, не успел выставить щит перед вторым.
   Обычно драка велась до двух-трех пропущенных заклинаний. Поскольку в поединках не до смерти заклинания применялись только удерживающие, оглушающие, обездвиживающие и тому подобное, и пострадавший мог попытаться справиться с уже действующим заклятием. Жорот понял, что он поймал, почти сразу - Щупальца тьмы. Его запястья оказались перехвачены серыми лентами, словно из сгустившегося тумана. Колдун не мог двинуть руками - ленты удерживали не хуже веревок. Тут же резанула боль, впечатление было, что они прожигают плоть. Некромантское заклинание, на него лучшая управа - огонь, но у Жорота он был слишком слаб. Впрочем, лед тоже пойдет.
   Остис остановился, глядя на противника и явно собираясь предложить сдаться. Но даже сказать ничего не успел - колдун использовал заклинание охлаждения на максимуме, резко рванулся. Серые ленты осыпались ледяными кристалликами, Жорот наверняка заработал обморожение, но освободился. И заодно частично уменьшил боль от ран, но, несмотря на это, ощущения были мучительнейшие.
   Остис растерялся на миг, но тут же кинул в противника очередное заклятие. Колдун тоже ударил, но не сдвоенным, как Остис, а четырьмя одновременно. Это было на грани возможностей, теперь Жорот даже щит выставить не мог. И вести бой с помощью магии тоже, как минимум, ближайшую минуту. У колдуна уже выбора не было - либо он закончит бой немедленно, либо он проиграл. Поскольку рвущую, все усиливающуюся боль, он сможет вытерпеть дюжину-другую секунд, не больше.
   От заклинания Остиса колдун увернулся и, словно под ускорением, смотрел, как защита душелича гасит два его заклятия - обездвиживания и замедления. И как Остис успевает поставить щит перед третьим - оглушающим, а четвертое - удерживающее, фиксирует некроманта. Колдун добрался до противника, когда тот почти высвободился, жестко заломил парню руку, приставил кинжал к горлу.
   - Сдаешься?
   Душеличу ничего не оставалось, как признать поражение.
   Колдун еле вытерпел, пока Мервин - как страшно медленно! - подтвердил поражение. Ларсен, едва аристократ замолк, открыл телепорт и потащил друга за собой.
   Жорот от боли уже ничего не соображал. Единственное на что его хватало - возобновлять барьер, который поставил перед боем, чтобы его ощущения не передавались по связям. Портал вывел в кабинет Ларсена. Целитель сделал резкое движение, Жорота буквально швырнуло спиной вперед, он оказался сидящим в кресле, прикрученный к нему ремнями, так, что двинуться не мог.
   Арика, которая тоже вышла из телепорта, удивленно уставилась на эту сцену.
   - Что...
   Ларсен поднял рукава мантии Жорота, Арика посерела. Действительно, зрелище было еще то. Там, где ленты Щупальца касались кожи, плоть почернела, сочась гноем и едва не отваливаясь кусками.
   Льюсилла, вышагнувшая из портала предпоследней, перед Роджером, упала в обморок. Робот успел ее подхватить, Ларсен сквозь зубы бросил:
   - Положи где-нибудь, некогда с ней сейчас.
   Одновременно целитель приложил к рукам колдуна обезболивающий амулет. Стало полегче, но не слишком.
   - Арика! Ко второй руке, делай то же, что я...
   Следующие несколько минут были похожи на кошмар. Ларсен вычищал сгнившую плоть, женщина, по мере сил и возможности, старалась делать то же самое.
   - Чем быстрей, тем лучше, - все так же, сквозь зубы, бросил Ларсен, - пусть даже прихватишь здоровую ткань. Эта гадость слишком быстро распространяется... Наконец! Замени девочку.
   В комнате появился Мортер, который, мигом сообразив, что к чему, принялся за дело.
   Арика выпрямилась, но вместо того, чтобы уйти, встала за спиной кресла и положила руки мужу на плечи, разделяя боль. Жорот протестовать даже и не пытался, мало того, что жена не послушается, так он, скорее, вообще не смог бы сказать ничего членораздельно. Даже по связи.
   Еще пара минут и Ларсен с Мортером закончили, напоследок сняв часть кости - на одной руке пришлось убирать два подгнивших пятна, на другой одно.
   - Ты там живой? - уточнил Ларсен.
   - Да, - выдавил колдун, поднимая голову. Лицо блестело от пота - обезболивание не справлялось. - Успели. Я уж решил, ампутировать придется.
   - Знаешь, немногим отличается, - выдохнула Арика, стараясь не смотреть на дело рук целителей. А если учесть, что она еще и боль на себя тянет...
   "Спасибо и... прекращай свое самоистязание. Уже все."
   "Вот долечат, тогда и прекращу", - упрямо отозвалась жена.
   Ларсен тем временем залил раны на обеих руках лекарством и накрыл левое запястье ладонями. Мортер, покачав головой, выпрямился.
   - Я не рискну.
   - Неважно, - отозвался Ларсен. - Спасибо.
   Светловолосому целителю потребовалось больше четверти часа, чтобы рука стала невредимой, лишь кожа на запястье была гораздо светлей, чем на кисти. После этого Ларсен переключился на вторую руку. Пока он занимался ранами, Мортер привел Льюсиллу в чувство. Магичка села, выпрямившись, на лежанке, но в сторону Жорота и Ларсена старалась не смотреть. Мортер, посчитавший свой долг целителя выполненным, перестал обращать на аристократку внимания. Зато прицепился к Жороту, решив не сдерживать здоровое любопытство.
   - Где вляпался?
   - Ритуальная дуэль, - хрипло сообщил Жорот. - Остис наградил.
   - А, у Лонгеров похороны, - хмыкнул Мортер.
   - Отнюдь, - на этот раз предварительно откашлявшись, возразил колдун. - Дуэль была не до смерти, обычная.
   - Что-о?! - уставился на него Мортер.
   - Снайпер хренов этот душелич, - буркнул Ларсен. - Он Щупальца прицельно послал, так, что они только руки задели.
   Он наконец закончил со второй рукой и встал, устало встряхнув кистям. Сделал небрежное движение, ремни, удерживающие пациента, исчезли. Колдун помассировал запястья и, вместо того, чтобы встать, устроился поудобней. Хоть Ларсен раны и залечил, самочувствие было не очень, и Жорот рассчитывал, что удастся посидеть хотя бы немного. Арика прервала связь, но рук не отняла, наоборот, сильней облокотилась о спинку кресла и поудобней обняла Жорота поперек груди. Тот, улыбнувшись, накрыл ее руки своими.
   - Да какое это имеет значение? - возмутился Мортер. - Заклинания уже с четвертого уровня допустимы только в смертельных поединках! А Щупальца - второго!
   - Правило неписанное, а мои раны никак нельзя назвать опасными для жизни, - возразил Жорот. - Если Остис в состоянии настолько ювелирно пользоваться Щупальцами, предъявлять претензии глупо.
   - Отец хотел отыграться - любым способом, - тихо вмешалась Льюсилла. - За то, что ты принял меня. Я знала это, но что именно он задумает... - она развела руками.
   - А пару лет твоей беспомощности его бы удовлетворило, - нехорошо усмехнулся Ларсен. И пояснил, в ответ на вопросительный взгляд Арики. - Дойди дело до ампутации, раньше руки не восстановишь.
   - Обошлось же, - пожал плечами колдун. - Спасибо, Ларсен.
   Он расцепил руки жены, осторожно поднялся, замер, привыкая к стоячему положению. Все же подобные раны бесследно не проходят.
   - Да, а что с Распэ? - негромко поинтересовался он у друга.
   - Думаем пока, - отозвался тот. - Но шансы есть.
   - Только не говори ему ничего, - это вмешался Мортер. Конечно, о его ненаглядном зашла речь. - А если Рас вылечится, я вам должен по гроб жизни буду.
   Жорот поморщился. Если целитель/некромант так же экспансивен в отдаче долгов, как в ревности, лучше бы таких должников не заводить... Впрочем, это будут проблемы Ларсена и Эркиса. Последняя мысль заставила колдуна усмехнуться - ни одно доброе дело не остается безнаказанным!
   Кстати, насчет долгов и добрых дел. Щитовой амулет с фэлами, который он сделал Ларсену, уже давно окупился помощью целителя. Это опять с ним спорить по поводу оплаты... И ведь придется. Единственное, не сейчас. И не забыть сделать защитный амулет сестре. Но это тоже не сегодня.
   Очутившись дома у Жорота, магичка немедленно вцепилась в Роджера на предмет предстоящего вечера, который должен был состояться послезавтра.
   - Может, перенесем? - рискнул предложить колдун. Беспокоясь, в основном, о сестре, организация приемов была процессом довольно утомительным.
   Льюсилла уставилась на брата и холодно сообщила:
   - Отмена подобных мероприятий не просто дурной тон, а показатель слабости! Оправданием может послужить разве смерть кого-то из семьи. И тебе лучше усвоить это, если ты намерен хоть немного походить на воспитанного человека! Впрочем, похоже, для тебя это нереально. Но хотя бы младших постарайся не портить!
   Несмотря на то, что Арика не дотрагивалась до него, язвительную мысль жены Жорот услышал очень четко:
   "Мазохист. Такой кровью залучить себе в родственницы ЭТО..."
   Колдун сдержав улыбку, пожал плечами:
   - Как скажешь. Только, пожалуйста, отпусти Роджера через пару часов. Все слуги в твоем распоряжении. И не появляйся пока дома - завтра-послезавтра поставлю тебе защитную сеть. Если что понадобится, отправляй слуг. Дуэль дуэлью, но мало ли. Надеюсь, эту мою просьбу ты оспаривать не станешь?
   - Конечно нет. Спасибо за помощь. - Льюсилла сделала что-то вроде реверанса, и, подхватив Роджа под руку, величественно удалилась.
   - Это что было? - проводив магичку взглядом, уточнила Арика.
   Жорот тихо рассмеялся.
   - Это она так высказывает уважение Главе. Юмористка. Ты сегодня занята?
   Арика отрицательно покачала головой.
   - Идем в сад, я на солнышке побыть хочу.
  
  
  
  
   Работа с Распэ на сегодня заканчивалось, когда в лабораторию, деликатно постучав, зашли Мортер с Ларсеном. Колдун, догадавшийся о причине визита, сдерживая улыбку, заканчивал работу. Со времени дуэли прошло уже дней пять, наконец целители разродились...
   Артефактор, увидев гостей, поморщился.
   - Морт, опять?
   - И опять, и снова, - ехидно отозвался некромант. - Сам такое условие супружества поставил! Нет, если ты согласишься просто так за меня выйти, я перестану тебя доставать. Наверное.
   - Нет уж, - хмыкнул Распэ. - Уговор есть уговор.
   Жорот с трудом подавил смех. Мужик попал.
   Целители тем временем усадили Распэ и, под неумолчную болтовню Мортера, который "уговаривал-успокаивал" артефактора, что, мол, потерпеть ему совсем немного, они лишь быстренько его еще раз обследуют, стандартная процедура, ничего особенного... Заодно Распэ сунули в руки стакан с каким-то варевом, артефактор сначала поморщился, потом все же выпил, сопровождаемый воркованием Мортера:
   - Травить тебя никто не собирается, ты мне живой нужен...
   - Ага, знаю я вас, некромантов, - проворчал Распэ. - Вам когда неживой даже лучше...
   - Ну вот, - картинно оскорбился тот, - грязные поклепы!
   - И анекдоты, - хмыкнул Распэ, - а дыма без огня не бывает.
   Ларсен тем временем, пока Мортер отвлекал пациента болтовней, явно что-то делал.
   - Как там, - продолжал изощряться артефактор, - Поднял, поимел... Жорот, что скажешь? Ты же тоже некромант?
   - Мне больше нравится "убил - поднял - обрадовался, что наконец стала идеалом" - хмыкнул колдун. Кстати, когда я рассказал этот анекдот жене, она посетовала, что женщины-некроманты в этом отношении дискриминированы.
   У Мортера живописно отвисла челюсть, потом он расхохотался. Распэ тоже ухмылялся, хоть и со смущенным видом - не привык к подобным шуткам.
   - Я закончил, - вмешался Ларсен.
   Артефактор встал, ворчливо поинтересовался:
   - И что нового скажете?
   - Ты лучше взгляни, возможно, ты скажешь что новое? - Мортер сунул под нос магу подвеску-артефакт.
   Распэ всмотрелся, судорожно переглотнул, перевел взгляд на Жорота.
   - Это... Ты...
   - Я контуры не ставил, - сообщил колдун, сообразив, что лечение прошло удачно.
   Маг кинулся к столу, где было разбросано несколько артефактов и пара заготовок, уставился... И судорожно всхлипнул, спрятав лицо в ладонях.
   Жорот, переглянувшись с Ларсеном, собрались тихо исчезнуть, но не успели. Мортер подошел к Распэ, обнял, прижав к себе.
   - Теперь все будет хорошо, - тихо сказал он.
   - А это... Не временно? - вдруг рывком отстранившись, спросил Распэ. Со мной такое бывало, на минуту, две, но все потом возвращалось обратно...
   - Не временно, - вмешался Ларсен. - Ты говорил, что "бывало" только поэтому я за лечение и взялся. Понял, что у тебя повреждение не необратимое. Есть шанс, что со временем все само пришло бы в норму... Только очень не скоро. Через десятки, если не сотни лет. А сейчас исцеление - навсегда, обещаю.
   Распэ явно и хотел верить целителю и боялся, что поманившая надежда окажется ложной.
   - Я понял, - вмешался Мортер. - Это ты не хочешь обещание выполнять. "Уговор есть уговор...", - передразнил он Распэ. - Нет уж!
   Мужчина собственнически притиснул к себе артефактора и твердо заявил:
   - Ты вылечился? Вот и идем в постель, без разговоров.
   - А если...
   - А если опасаешься, что магослепота вернется, давай пока не станем регистрировать брак в Храме. Просто установим супружескую связь. И если болезнь вдруг вернется - я больше к тебе не пристаю. Договорились?
   Против подобных аргументов, да еще высказанных таким тоном, Распэ возразить было нечего. Жорот с улыбкой наблюдал, как мужчины в обнимку вышли из комнаты. Что ж, теперь, конечно, Распэ станет уделять колдуну меньше времени. И в связи с супружеством и постольку, поскольку станет отрываться за годы вынужденного бездействия. Но окончательно ученика не бросит - в этом Жорот был уверен. А заполучить такого учителя... Повезло ему, однако. Едва не больше, чем Распэ. А вот Ларсену повезло не очень.
   - Приятно видеть воссоединение любящих сердец, - хмыкнул целитель. - Ладно, мне пора.
   - Задержись, пожалуйста... И давай все же решим как я буду оплачивать твои услуги. Иначе, - перебил колдун вознамерившегося что-то сказать Ларсена. - Мне придется искать другого целителя. А не хотелось бы.
   Тот страдальчески поморщился. Впрочем, в этот раз Жорот своего добился, хоть и не сразу. Неужели!!! И было бы из-за чего спорить вообще?
  
  
  
  
  
   Заканчивалось заседание Совета. Сегодня, в числе других вопросов, разбирался план установки маяков в одной из новых областей. В горах было найдено крупное месторождение фэлов, и решили для его разработки построить рядом поселок, а для этого нужно было сформировать хотя бы минимальную сеть маяков. Поэтому пригласили всех троих супругов. Женщина недовольно фырчала, она считалась чем-то вроде консультанта и, вроде как, на планирующих заседаниях Совета ей делать было нечего. Однако временами Арику вызывали, так как выяснилось, она может не только настраивать маяки, но и зачаровывать их заново, причем тоже очень быстро. Роджер - напару с мужем - бывал на заседаниях гораздо чаще. Робот располагал наиболее полной информацией по состоянию порталов, да еще и считался лучшим аналитиком.
   Тот вопрос, ради которого их пригласили, обсуждать уже закончили. Сейчас рассматривали налоговые пошлины, в которых колдун вообще ничего не понимал. Однако уходить с Совета раньше считалось дурным тоном. Кстати, это было еще и своеобразной гарантией оперативного решения вопросов - можно запросто было огрести от соседа какое-нибудь мелкое, но прочувствованное проклятие за излишнюю словоохотливость или просто за то, что тянут время. Впрочем, так или иначе, приходилось сидеть и ждать. Колдун то разговаривал с Арикой - по связи - то наблюдал за летящими за окном снежинками.
   Новый год отпраздновали почти месяц назад. Причем, поскольку в Клане такого праздника не было, Льюсилла оторвалась по полной, закатив бал и пригласив кучу народу. Жорот уже, посмеиваясь, прикидывал, что через десяток-другой лет в Клане запросто может появиться новый праздник. Новизна елки и соответствующих атрибутов приглянулась многим. А еще и Лью постаралась, организовав феерический вечер.
   Подобное празднество - тоже весьма удавшееся и запомнившееся - Льюсилла устроила у себя, по действительно важному для нее поводу. В конце осени целители сняли у транспортников, и заодно у Лью, настройку на Роллейну, и магичка наконец снова смогла в полной мере пользоваться своим потенциалом. У Жорота министерство пополнилось ценными кадрами, что весьма упростило работу. А Льюсилла почти месяц ходила в состоянии эйфории. Еще бы, долгие месяцы магичка пользовалась едва десятой частью своих возможностей, и когда все наконец вернулось на круги своя, аристократка не преминула достойно отметить радостное событие.
   Наконец, вопрос по налоговым пошлинам завершился, ко всеобщему удовлетворению. Маги заговорили, стали подниматься. Тодерс внезапно встав, объявил:
   - Внимание! Патриарх Илг попросил уделить несколько минут его вопросу. Личному.
   Арика, которая уже вскочила, скорчила недовольную физиономию и села обратно. Роджер не высказал никаких эмоций, а колдун, поморщившись, сменил позу, устраиваясь поудобней. Что еще за новости? Личные вопросы выносить на Совет.
   Увидев вошедшего, колдун прищурился и напрягся. Ему происходящее не нравилось все сильней. Впрочем, паранойя, наверное... По крайней мере, Жорот на это сильно надеялся.
   Вошедший представился, хотя вряд ли кто в зале его не знал. А, нет, Арика не знала. Гедер, сын Патриарха Семейства Кайри. По связи от жены пришло ощущение ехидной насмешки - мужчина мало того, что был очень красив, еще и выглядел безукоризненно, так, словно сошел с рекламной картинки. С ее точки зрения подобное больше приличествовало женщине. Впрочем, для специализаций Гедера - стилист, визажист - подобный вид был нормален. И, кстати, в отличие от большинства своих коллег, маг вовсе не был женоподобен, и в постели предпочитал противоположный пол.
   Гедер сделал пару шагов вперед и громко и четко сообщил:
   - Я хочу признать права своего сына, Жорота. Я хочу, чтобы он вошел в семью Кайри, заняв в ней подобающее место.
   Колдун внешне постарался остаться невозмутимым, но в голове сложилась сложноподчиненная характеристика ситуации. Нет, его одолела отнюдь не паранойя. А предчувствие гребаных неприятностей!!!!
   Гедер действительно был отцом Жорота. Целесина позаботилась о том, чтобы воспитанник нашел после ее смерти документы, полностью это доказывающие. Колдун был неизъяснимо благодарен старой магичке за заботу. "Предупрежден значит вооружен". Но, само собой, полностью решить это нынешнюю проблему не могло.
   Реально вхождение в Семейство Кайри для Жорота и его семьи означало кучу минусов и абсолютно никаких плюсов. Главное - они все попадут в зависимость от Илга, да и всех Кайри, для которых всегда будут чужаками. Расходным материалом. Да речи об этом идти не может! На что этот кретин вообще рассчитывает? Само собой, колдун не замедлил с ответом:
   - Я отказываюсь. Будучи совершеннолетним, самостоятельным магом, не вижу необходимости в восстановлении родственных связей.
   - Я имею право настаивать, - уверенно возразил Гедер.
   - Нет за тобой никакого права, - спокойно сообщил колдун.
   Гедер прищурился.
   - Ты моей крови, ты обязан...
   - Да, не отрицаю, ты посодействовал моему зачатию, - Жорот постарался, чтобы его тон прозвучал максимально оскорбительно. В любом случае, лучше врага вывести из равновесия - больше преимуществ будет, в споре ли, в драке, неважно. - Только это не дает тебе права называться отцом и уж, тем более, никаких других прав.
   - Правом крови я приказываю тебе подчиниться! - жестким, уверенным тоном приказал Гедер.
   Колдун замер. А вот это была официальная формула, после которой необходимо либо подчиниться, либо посылать вызов на дуэль. Действительно, если уж Гедер заявился с подобным требованием, глупо было бы надеяться, чтобы он так легко отступится. Что ж.
   - Я вызываю тебя на поединок. До смерти. Здесь и сейчас, немедленно.
   Гедер ошеломленно уставился на сына. Явно не ожидал подобного. Он что, совсем дебил? На что рассчитывал? И, главное, на что рассчитывал Илг? Поскольку источником был явно Патриарх, Гедеру Жорот вообще нужен не был, ни под каким видом.
   - Здесь достаточно места, я думаю, - бросил колдун, направляясь в угол зала.
   И одновременно напряженно размышляя. Итак, на что мог рассчитывать Илг? На то, что Жорот попытается договориться, торговаться, и Гедер, а точнее, Илг будет ставить свои условия? Скорей всего... У клановцев, а аристократов особенно, в подкорке сидит благоговение перед старшими родственниками и чуть не непререкаемость права крови. Только господа интриганы не приняли во внимание Роллейну и все сопутствующие обстоятельства. Как результат, в Жороте эта установка давно отсутствовала напрочь. Если и было что-то, он успешно это вытравил, еще черт знает когда, иначе давно бы уже лежал в могиле!
   - Ты... Рискнешь драться со мной? - кажется, все еще не веря, переспросил Гедер.
   Колдун хмыкнул про себя. Похоже, его рассуждения верны. Хорошо бы, этот дурак сообразил, что Жорот пойдет до конца. Тогда, возможно, аристократ останется жив.
   - Не вижу этому никаких препятствий.
   Гедер молча встал напротив. Оба сделали синхронные движения, очерчивающие защитные поля.
   Бой был коротким. Почти сразу аристократ оказался обездвиженным, с парой неопасных ранений. Гедер был силен, но опыта в поединках - даже в обычных, не до смерти - явно не имел. И против Жорота оказался практически беспомощен. Поэтому, кстати, колдун и настоял на немедленной дуэли - иначе Кайри выставили бы против него опытного боевого... Почему сразу его с Гедером не послали? Патриарх так был уверен, что сыну ничего не грозит? Или решил таким способом избавиться от неугодного? Впрочем, сейчас колдуна это не интересовало. Ему нужно обезопасить себя и свою семью, а жизнь Гедера сейчас зависит только от него самого.
   Не двигаясь с места, Жорот предложил:
   - Ты отказываешься, при свидетелях, - движение головой в сторону Совета - от права Крови в отношении меня и моей семьи.
   - А если нет? - уточнил Гедер.
   - Убью, - спокойно ответил колдун. - Своего я добьюсь в любом случае.
   Сознательным убийством кровного родственника - тем более отца, тем более, по такому поводу - Жорот прервет все связи с Кайри. Правда, колдуну придется очень дорого за это заплатить, но уж это никак на решение Жорота повлиять не могло. Казалось, аристократ задумался. Неужели прислушается к голосу разума?
   - Ты не сможешь, - уверенно заявил Гедер.
   Нет, даже надеяться было глупо. Впрочем, почему не попробовать еще раз? Хотя бы для очистки совести. Нет, моральных препятствий к убийству Жорот не видел никаких. Ему лишь было жаль мужчину, который вынужден будет умереть пешкой в игре отца-Патриарха.
   Колдун подошел к обездвиженному, в руке появился кинжал.
   - Спрашиваю последний раз.
   - Сопляк...
   Гедер не договорил. Жорот уверенным движением перерезал ему горло, почти отделив голову от шеи. Кровь фонтаном обдала колдуну руки, лицо и одежду. Жорот отступил, позволив трупу упасть на пол. Наступила мертвенная тишина. На лица членов Совета стоило посмотреть. Впрочем, они колдуна не интересовали. Он машинально сотворил заклинание, очищающее от крови - замешкался, вовремя не успел отстраниться - занятый совсем другим. Жорот сосредоточенно прислушивался к окружающему миру и самочувствию. И вяло удивился - даже намека на откат Сил не было. Что еще за новости? Колдун, конечно, надеялся, что откат будет не очень сильным. Хотя при убийстве столь близких кровных родственников убийцу иногда и реанимировать не удавалось - умирал тут же... Кстати, кто-то уже Ларсена вызвал. Наверное, Арика. Сама женщина была рядом, стояла, прижавшись к нему, как и Роджер.
   - Чем-то помочь? - тихо спросил робот.
   Жорот покачал головой. Отошел подальше от окровавленного тела, отведя, таким образом, и супругов. Арике-то еще ладно, а Роджеру точно не стоит на это любоваться. Колдун повернулся к Главе.
   - Тодерс, извести Илга.
   - Выродок!
   Яс-сно... У Главы Совета на лице было выражение, не оставляющее сомнения в том, что будь его воля, он раздавил бы колдуна, как отвратительнейшего, мерзейшего подонка... Тодерс постарается восполнить отсутствие Отката Сил. И сделать это вполне вправе. Что ж. Колдун и не рассчитывал на безнаказанность. Слишком уж беспрецедентным, с точки зрения большинства, был его поступок.
   Жорот повторил с тем же выражением, ничуть не повысив голос:
   - Извести Илга. И вызывай палача, - впрочем, отказаться от шпильки пылающему праведным гневом Главе Жорот не посчитал нужным. - Ты же настоишь на приговоре по максимуму? Хотя отката нет, заметь!
   - Плевать! - прорычал Тодерс. - То, что ты...
   - Избавь меня от морализаторства, - презрительно отозвался Жорот. Негромко сказал супругам:
   - Простите. Выхода не было.
   - Издеваешься? - прошипела Арика, по связи хлынуло возмущение.
   - Отнюдь. То, что со мной за это сделают, - Жорот кивнул в сторону трупа. - Вам нервы потреплет. Только, я прошу, не вмешивайтесь. Пусть идет, как идет.
   Арика нахмурилась. Объятия Роджера стали крепче.
   - Что тебе грозит? - тихо спросила женщина.
   - Порка. Позорный столб на сутки, статус ниже некуда.
   Семья тоже потеряет статус. Но Арике, как и Роджу, на это плевать. Детей трогать не рискнут, а когда те подрастут, все уже подзабудется, выправится. А Лью переживет. Если сильно возмутится - пусть выходит замуж, сейчас у нее какой-никакой выбор есть. Арика же продолжала допрашивать мужа.
   - Тюрьма? - по связи пошли чуть не ужас, паника. Скорей всего, жена вспомнила Проверку. Колдун поспешил ее успокоить.
   - Для заключения повода нет. Вот с поста снимут, из Совета вышвырнут. Не уверен насчет преподавания, но, скорей всего, тоже.
   По поводу потери должности колдун испытывал облегчение, что скрывать. Достала его эта чиновничья работа, хуже некуда. Он уже начал подыскивать себе замену. Сеть маяков почти была настроена - спасибо Арике! - еще месяц-полтора, и порталы работали бы в полном объеме. Обязательства он выполнил и может уйти. Теперь же - даже быстрее, чем рассчитывал. А порка и сутки на помосте, хоть и зимой, хоть и со всеми "приятными" дополнениями - не слишком высокая плата за преждевременную, к тому же гарантированную, свободу. А то черт знает, может, Лью права, и его бы не захотели отпускать...
   - То есть из Клана придется уехать, - судя по тону, Арика уже не была рада подобной перспективе.
   - Посмотрим, - пожал колдун плечами. - Боевым, артефактором и здесь работать вполне реально.
   Жорот покидать Клан не хотел. Уже не хотел. Распэ от него наверняка не откажется, а где колдун еще найдет учителя-артефактора подобного уровня? Нет. Если даже Арика будет настаивать, Жорот постарается уговорить жену остаться.
   Почти все члены Совета разошлись, остались лишь Тодерс, Н'еве и еще пара человек. Открылся портал, из которого появился высокий темноволосый мужчина. Илг, Патриарх Кайри, отец Гедера. И дед Жорота - колдун, не выдержав, усмехнулся - он ни разу до сих пор так о Патриархе не думал.
   Илг подошел к окровавленному телу сына, наклонился и, проведя рукой, осторожно прикрыл мертвые глаза. Провел над трупом ладонями, мертвец исчез. Мужчина выпрямился, уставился на отпрыска-убийцу жестким взглядом темно-карих глаз.
   - Ты заплатишь.
   - Собираешься вызвать на поединок? - спокойно поинтересовался Жорот.
   - Слишком много о себе возомнил, - мужчина изогнул губы в нехорошей усмешке. - Таких как ты, ставят на место выволочкой, а не дерутся с ними на равных.
   - Да уж. Методы воспитания Кайри безупречны, - издевательски протянул колдун, решивший эту сволочь довести до белого каления. А то Патриарх еще вообразит, что его боятся. - Как результат, взять хотя бы покойного Гедера. Всего-то и недостатков - патологическое отсутствие мозгов при непомерном самомнении.
   Глаза Патриарха стали ледяными. Похоже, он сдержался от немедленного нападения лишь колоссальным усилием воли. Жорот же, с удовлетворением отметив реакцию мужчины, еще и добавил с мерзейшей улыбкой:
   - Из-за чего головы и лишился, кстати.
   - Я посмотрю, куда ты у столба свой поганый язык засунешь, - бросил Илг и ушел в портал.
   - Да уж точно не туда, куда тебе хотелось бы, - фыркнул вслед Жорот. Мельком подумав, что Тодерс явно уже отчитался перед Илгом, какое наказание выбрал для убийцы его сына. Судя по напрягшейся спине, маг реплику услышал, но не счел нужным отвечать.
   Палач уже появился, Тодерс, стоя рядом с ним, что-то втолковывал исполнителю закона. Ларсен подошел к супругам и негромко заявил, обращаясь к Жороту:
   - Я побуду с тобой.
   Колдун нахмурился. Начинается.
   - Дурью не майся. Лечить меня все равно нельзя. Смысл? Только статус потерять?
   - За идиота меня не держи, - негромко, но агрессивно отозвался целитель. - А когда Кайри заявятся?
   Жорот поморщился. Вот зачем целитель влез? Колдун собирался втихую отправить супругов домой... По крайней мере, был шанс. А сейчас точно не выйдет. Колдун заметил:
   - Ты один ничего не сделаешь.
   - А я за единицу не считаюсь? - тут же уточнила женщина. - И что вообще можно сделать?
   Ну вот, кто бы сомневался. А ведь жена об условиях наказания ничего не знала. До сего момента. Целитель коснулся руки Арики, похоже, передавая ей информацию.
   Приговоренный, выставленный у позорного столба, практически отдавался на потеху толпе. Конечно, до смерти не доходило, но нередки были серьезные травмы, вплоть до переломов. А любые, даже самые жестокие, неопасные для жизни издевательства считались нормой. Сейчас же к толпе присоединятся Кайри, которые вовсю воспользуются представленной возможностью.
   Но - по давней сложившейся традиции - приговоренного могли защищать от толпы друзья - если, конечно, таковые находились. Поскольку, вставая рядом, они подвергались всему тому же, что и приговоренный - опасности издевательств, и последующему понижению статуса. Единственное, в отличие от приговоренного, они могли пользоваться магией, да и понижение статуса было гораздо меньшим, чем у виновника. Правда, нападать первыми они не имели право, как и не имели права убивать.
   - Нас уже семеро... Нет, девять, - сосредоточенно отозвался Ларсен.
   - Да хоть двадцать! - вспылил колдун, - Кайри запустят фамильную магию и возьмутся не только за меня, а за всех вас!
   - Он прав, - заметил подошедший альбинос. - Ларсен, давайте не устраивать противостояние, а я прослежу, чтобы Кайри не слишком лютовали.
   - "Не слишком" - это как? - прищурилась Арика.
   Н'еве покосился на женщину. И, вместо того, чтобы ответить на вопрос, проявил "заботу":
   - Вам вообще подобные зрелища не рекомендуются...
   Жена уставилась на Н'еве с таким выражением, словно ей оч-чень хотелось прикончить его на месте. А если учесть, что такая возможность у нее была... Впрочем, не настолько Арика глупа, чтобы нарываться из-за подобной мелочи.
   - Долго еще будете время тянуть? - недовольным тоном поинтересовался подошедший Тодерс. Палач держался рядом с Главой.
   - Подожди, - решительно одернул его Н'еве. - Вы согласны, Ларсен?
   - Нет, - мотнул головой тот. - Если мы не сможем остановить Кайри, то вы - тем более.
   - Я не собираюсь с ними драться, - поморщился альбинос. - Но договориться смогу.
   Вмешалась Арика:
   - Я никуда не уйду.
   Ларсен хмыкнул и энергично кивнул:
   - Тоже.
   Альбинос покачал головой и замолчал. Жорот поняв бесполезность споров, повернулся к Тодерсу.
   - Я готов.
   - Неужели, - язвительно бросил тот. И сообщил, с каким-то ожиданием уставившись на колдуна. - За преступление против крови, полсотни ударов кнутом и сутки у столба.
   Жорот мысленно пожал плечами. Само собой, Тодерс назначил максимальное количество ударов и наиболее позорное орудие наказания. И черт с ним. Правда, пришлось тут же успокаивать запаниковавшую Арику. Конечно, кнутом можно и убить с пары ударов, но палач наверняка обращаться со своим инструментом умел, значит, случайность исключалась. А приказать забить колдуна насмерть Тодерс не рискнет. Так что кнут был лишь показателем низости проступка. Это Жорот и попытался объяснить жене.
   Н'еве поморщился, ему ситуация явно не нравилась. Но вмешиваться безопасник не посчитал нужным. Ларсен взглянул на Главу с очень нехорошим выражением, хоть и промолчал. Тодерс мог бы прислушаться к мнению Н'еве, но на целителя наверняка бы внимания не обратил.
   Тодерс в упор смотрел на Жорота. Ждал чего-то? Что колдун просить пощады будет, что ли? Или возмущаться несправедливостью приговора? Дождется эта сановная скотина, как же...
   - Ну и кто сейчас время тянет? - язвительно уточнил колдун. - Сколько тебя ждать?
   Неожиданно вмешалась Арика:
   - Тодерс, у меня предложение. Вы оставляете мужа в покое, а я стану без всяких условий помогать вам в случае необходимости. Наверняка проблема с вампирами не была последней. Идет?
   "Ар, пожалуйста..."
   В ответ по той же связи Жорот получил экспансивное и столь же нецензурное высказывание, на конце фразы переходящее в рык.
   - Это не обсуждается, - отказался Глава. - Существуют вещи, которые неэтично делать предметом торга.
   - Что ж, сами выбрали, - процедила Арика.
   А по связи пошло настолько мощно-злобное "Ну, с-сука, ты попал!", что колдун поперхнулся. И - из-за связи, наверное - Жорот увидел упавшее на Тодерса тень-проклятие, основательное такое, прочувствованное... Хрен снимешь. Вот еще новость, колдун не знал, что Арика так умеет. Или просто удачно наложилось?
   Тодерс, не заметивший проклятия, открыл портал. Площадь, невысокий, в пять ступенек, помост. Жорот, поднимаясь, окинул взглядом место, где ему придется проторчать ближайшие сутки. Не сильно вдохновляет, конечно. И прохладно. Особенно это колдун прочувствовал, когда снял мантию, оставшись в одних брюках. Но ничего не поделаешь.
   Жорот поднял руки, которые сразу зафиксировались в воздухе так, словно были растянуты на веревках. Что-то было не то... Антимагические кандалы на него так и не одели! Скотина Тодерс. Редкостная. Маги, если подходили близко к болевому порогу, часто не контролировали себя. Жорот запросто мог, находясь на грани сознания от боли, прикончить того же палача. И сесть всерьез и надолго за убийство госслужащего при исполнении. Что ж. Придется держаться.
   ...Ледяная вода плеснула в лицо. Колдун вынырнул из бреда в реальность, поднял голову. Осознавая, что он не на каторге, а в Клане, и что стоять ему здесь, на площади, еще почти сутки. Возле губ оказалась кружка с чем-то дымящимся. Жорот глотнул, от желудка волной разлилось тепло, одновременно его затрясло от озноба. Заболела иссеченная спина и руки, зафиксированные в неудобном положении. Зато он ощутил не холод, а вполне комфортную температуру.
   - Согрелся? Или еще одно согревающее кинуть? - уточнил сбоку Ларсен.
   - Согрелся... - Жорот усилием воли расслабился, изгоняя бьющий его озноб. Это остаточный эффект, он действительно уже не мерз.
   Его решили заклинаниями согревать? Или все же... Колдун сфокусировал взгляд - так и есть, ребята поставили куполообразные защитные поля, организовав на помосте микроклимат. Арика сунула ему к губам вторую кружку. Он выпил, отказавшись от следующей. Выпрямившись, утвердился на ногах поустойчивей, хотя бы немного подвигал руками, разминая их, и огляделся. Народу собралось порядком. Кроме супругов и Ларсена на помосте торчали Ллорг, Коннор и Ронин (близнецы, любовники Жорота еще до первой женитьбы. Ну, с ними ясно, их хлебом не корми, дай ввязаться в свару), Дарика (она-то зачем здесь? Ведь не боевой!), Вел (бывшая жена после Клова упорно осваивала профессию боевого. И, конечно, не преминула примчаться на помощь), Норис (Жорот его видел чуть не впервые со времен Клова), Эркис (этот-то что здесь забыл? Или Хайна санкционировала его присутствие?), Вулх (на него колдун вообще уставился в полном ошалении. Нет, ясно, что Патриарх тут как частное лицо, Семью он не станет вмешивать. Но все равно) и Мортер. Силы! Хорошо хоть, Распэ с Лью не заявились... Но действительно, с таким составом шансы отбиться от Кайри есть. Теоретически. А практически, неизвестно, сколько человек Илг притащит с собой.
   Арика, словно прочитав его мысли, сообщила:
   - Льюсилла с Тойди поддерживает сеть дома и присматривает за детьми.
   Все верно. После того, как сестра вернула себе силу, Жорот дал ей возможность управлять охранной сетью - мало ли, она почти всегда дома, а он и Арика могут оказаться в нужный момент слишком далеко.
   По контуру помоста стояли не только поля, защищающие от непогоды, но и боевые щиты. Частично активированные, поскольку зеваки, потихоньку собирающиеся на площади, временами кидали на помост всякую гадость. Впрочем, ясно было, что обстрел цели не достигнет, и шел он вяло. Больше для порядка.
   Вдруг Арика подскочила и, выругавшись, вытянула из-за Роджера Атану.
   - Что ты здесь делаешь?
   - А что вы все здесь делаете? - пробурчала девочка, не поднимая глаз.
   Вулх, увидев ребенка, оглушительно расхохотался.
   - Домой, быстро!
   - Я никуда не пойду!!!
   - Как ты вообще здесь оказалась?!
   Эркис откашлялся.
   - Я заходил к вам домой, спрашивал, нужна ли помощь. Наверно, юная леди воспользовалась порталом за моей спиной.
   Арика уставилась на аристократа с многообещающим выражением. Под взглядом женщины Эркис поежился, но та уже переключилась на дочь.
   - Домой. Немедленно. Ты меня поняла?!
   Ответить Атана не успела. На площади появились Кайри, довольно многочисленная группа, приближающаяся к помосту. Жорот напряженно попросил:
   - Арика, отложи разборки, хорошо? Ата, если не хочешь уходить, по крайней мере, не мешайся.
   Девочка тут же исчезла за спинами взрослых. Жорот выпрямился, насколько, насколько у него была такая возможность, стал поустойчивей.
   Кайри, тем временем, подошли к самому помосту. Илг оглядел людей, стоящих на помосте и с кривоватой усмешкой заметил:
   - Приятно видеть, что даже этот подонок обзавелся какими-никакими друзьями... Могу пообещать, что никому из вас ничего не сделают.
   - А не боишься, что ТЕБЕ что-нибудь сделают? - язвительно поинтересовался Вулх.
   - Ублюдок под защитой Рэндаллов? - вкрадчиво уточнил Илг.
   - Намекаешь, я без Семейства ничего не стою? - прищурился Патриарх.
   - Все же "без Семейства"?
   - Я ничего не обещаю, - мурлыкнул Вулх.
   - Как скажешь... Но не все же настолько круты.
   - А это неважно, - влез Эркис. - Мать посмотрела вероятности - шанс, что ты выиграешь не просто мал, он ничтожен.
   Илг нахмурился, но, игнорируя аристократа-дознавателя, повторил:
   - Так вот, я всем гарантирую неприкосновенность. За исключением убийцы и его... супругов. Последнее слово он вытолкнул крайне презрительно.
   - Иди-ка ты, Илг, вместе со своими гарантиями... - вмешался лич, в короткой, но весьма изощренной тираде назвав конкретное местоназначение предполагаемого путешествия.
   Норис лениво заметил:
   - Вообще-то, все здесь собравшиеся - за единственным исключением - совершеннолетние маги, отвечающие за любые действия и решения. Своей милостивой амнистией ты ставишь это право под сомнение?
   Илг побагровел. А Норис, все так же лениво, закончил:
   - Нешуточное оскорбление... Вызов я тебе пришлю, как только покончим с этим делом.
   - Последний раз предлагаю - не вмешиваться, - сквозь зубы прошипел Илг.
   - Вали отсюда, аристократ хренов, - вылезла Дар, - воспитывать деток лучше надо, чтоб заботились о потомстве, а не предъявляли дебильные претензии на восьмисотый день рождения!
   - Да он сам эти претензии и санкционировал, - заметил Жорот.
   - И теперь хочет ответственность за смерть сына на тебя переложить? - хмыкнула Арика. - Продуманный господин, ничего не скажешь.
   Реплика женщины переполнила чашу терпения Патриарха Кайри. Он засиял ярко-золотым свечением, облившим его с ног до головы, у его спутников засветились руки. Вулх резко приказал:
   - Щиты!
   Вдруг Жорот увидел хлынувшее от своего тела золотое сияние. А еще ощутил, как он связывает всех, кто стоит на помосте, воедино. Собирая нити их магии, дополняя и увеличивая возможности... Всех, кроме Вулха. Ощущение, напоминающее Клов, но немного другое.
   Вулх стремительно обернулся, уставившись на колдуна. Быстро стал рядом, вгляделся в плетение, сделал резкое движение, расправляя и перенастраивая, но не подключая свою энергетику, не вмешиваясь в структуру. Плетение действительно стало гораздо лучше... Правильней. Патриарх коротко спросил:
   - Понял?
   Жорот кивнул. Вулх, тем временем, освободил руки колдуна, заметив:
   - Не думаю, что сейчас кто-нибудь рискнет настаивать на приговоре.
   До Жорота только сейчас дошло - с опозданием - что значит это свечение и объединение. Силы дали ему статус Патриарха. Аристократа. М-мать-перемать!!! Может, он все же ошибается? Колдун бросил быстрый взгляд вокруг. Увы. Все классические признаки налицо. Арика и Роджер были облиты свечением целиком, хоть и менее интенсивным - супруги, на ступень его ниже. У остальных, так же, как у спутников Илга, светились только руки. Аристократы. Семья.
   Вулх прав, такое явное благоволение Сил отменяло приговор Тодерса. Жорот мог прямо сейчас возвращаться домой, как и пользоваться лечебными заклинаниями, а о понижении статуса и остальных санкциях речи вообще не шло. Колдун вновь мысленно выругался. Лучше бы уж Силы обошли его своей "милостью"!!!!
   Илг стоял, замерев, с отвисшей челюстью, без преувеличения. Наконец выругался, его сопровождающие принялись возбужденно переговариваться. Илг что-то резко рявкнул, открыл портал и ушел, вместе со всей своей командой.
   Жорот выдохнул, свечение вокруг него стало блекнуть, да и вокруг остальных тоже. Вулх подсказал колдуну что делать, чтобы быстрей и легче свернуть связь. Роджер открыл портал домой, Вулх отправил туда всех, заявив, что они еще нужны.
   Сказать, что Жорот чувствовал злость, это не сказать ничего. Бешенство было почти неконтролируемое, перехлестывающее через край. Он ощущал себя загнанным в ловушку. Поманили свободой и захлопнули выход перед носом! Только-только разгребся с делами, понадеялся, что сможет спокойно заняться артефакторством, своими разработками. А вместо этого, плюс к должности - теперь с поста наверняка не отпустят! - на него повесили титул Патриарха! Это куча новых обязанностей, требований, десятилетия напряженной работы, пока он хоть как-то сможет освоиться с новым положением! И ради чего? Ему этот титул нахрен не сдался!!! Нет. Должен быть выход. Можно, наверняка можно как-то отделаться от этой сомнительной "чести".
   Правда, сейчас мысли в голову не шли. Абсолютно. Колдун едва держался на ногах, кружилась голова, знобило, болела не только спина, а все тело. Жороту нужно было время - прийти в себя. Хотя бы немного. Очутившись в гостиной, колдун негромко сказал:
   - Спасибо за помощь. Согласитесь, случившееся несколько неожиданно. Я хотел бы побыть один...
   - Секунду, - прервал его Вулх, - Ты должен закрепить связь с теми, кто этого захочет...
   - Это так срочно? - раздраженно повернулся к нему колдун. - Или все же потерпит несколько часов?
   И тут же получил удар от Вулха. Кулаком, довольно увесистый. С трудом сдержался, чтоб не врезать в ответ - еще драться с бывшим учителем не хватало. Но мозги прояснило конкретно. Похоже, Вулх этого и добивался. Зато жена взбесилась.
   - С ума сошел? - заорала она на Патриарха и запустила в Вулха заклинание. Тот легко отразил его и лишь фыркнул:
   - Ничего, зато он в себя пришел. Немного. На психи тебе ровно пять минут, - процедил Вулх, уставившись на колдуна. - Понял? Для туго соображающих поясняю перспективы. Если откажешься от титула, ты бросишь вызов Силам! И откат пойдет не только тебе, а и твоим близким. Всем, включая детей. Силы очень не любят пренебрежения их волей. Ну и все присутствующие огребут так, что мало не покажется. Почему - объяснять не надо?
   Колдун стиснул зубы. Мать, мать и еще раз мать!!!! Вулх просчитал его, как младенца. Так явно видно? Или... сам когда-то так же "радостно" встретил свое "посвящение"?
   Жорот ощутил осторожные прикосновения, ему резко стало лучше. Ларсен. Бешенство уходило, оставляя опустошенность. И понимание того, что придется подчиниться. Опять. Что там Хайна говорила? "Не идти против судьбы... По-твоему все равно не будет". И что-то о неприятностях. Скорей всего, имела ввиду именно попытку отказаться от титула. Издевательство какое-то. Так обламываться в который уже раз! Впрочем, этот будет последним. Дальше уже просто некуда. Хотя... Это он сейчас так считает. А предела "совершенству" может и не быть.
   Неожиданно пришла мысль, заставившая Жорота криво усмехнуться. Не зря, похоже, первые Патриархи почти все исчезали. Не умирали, именно исчезали, передавая бразды правления. Словно скидывая ненавистный груз. А вот следующие поколения Патриархов расстаются с властью только посмертно. Наводит, однако, на размышления...
   - Вулх, давайте не драматизировать, - негромко прошипел лич. - Один из друзей моего отца отказался от титула, он мне не раз это рассказывал. Да, Рейн уже умер. Но не скажу, чтобы рано, так же и не скажу, чтобы он жил сильно плохо. А уж чтобы на нас откат пошел - маловероятно. Так что...
   - Ты знаешь одного Рейна, - возразил Вулх. - А я могу назвать четверых. Минимум. Именно как иллюстрацию того, что я перечислил. Если считаешь разумным рискнуть, Жорот, давай. Возможно, обойдется.
   Колдун помассировал глаза. И устало сказал:
   - А можно не галдеть, хотя бы немного?
   В гостиной наступила тишина. Почти полная. Жороту даже неудобно стало - он не ожидал, что его просьбу выполнят настолько буквально. Он-то всего лишь хотел прекращения спора Вулха и Ллорга. Ну, еще, может, поучений Вулха. А отнюдь не того, чтобы замолчали все сразу... Ларсен отошел - тоже молча - но колдун по самочувствию понял, что тот все залечил.
   Жорот достал из пространственного кармана мантию, накинул на себя - хватит полуголым разгуливать. И, усмехнувшись, сообщил:
   - Спасибо, пятиминутку тишины заканчиваем. Вулх, будь добр, просвети, как происходит "закрепление связи"?


Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"