Шеффер Артемас Андреас: другие произведения.

Лязг во тьме

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 9.82*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Темное фэнтези. Мир Ззоэ находится на уровне развития позднего средневековья, если сравнивать с Землей, однако имеются технологии, аналогичные изобретениям поздних эпох. Завершенный вводный рассказ, знакомящий читателя с миром Ззоэ. Грубая лексика, жестокие сцены. Прелюдия к серьезному многосерийному произведению.

Предисловие. Краткая ознакомительная информация о мире.
  
  Действие разворачивается в мире Ззоэ, на континенте Виираз. Этот мир несколько отличается от Земли. Размер планеты крупнее, сила тяжести немного выше. Сутки длятся 30 земных часов - и далее будут использоваться именно земные едиинцы измерения времени для упрощения. Однако местные выделяют децичасы. Три децичаса составляют сутки. Традиционно два из них отводятся на работу (включая перерывы на прием пищи и движение к месту работы), один децичас тратится на отдых. Вместо недели - пентады или пятерни. Название дней недели звучат как апфраш, ципрашисс, вердамиз, донедукт, апракш - устоявшиеся названия времен древних государств. Апракш является днем отдыха у людей, обитающих в описываемом регионе.
   Месяца длительные, состоят из двадцати или из двадцати одной пятерни. Различают бриссоу ("робкий свет" - с древних языков) - в это время зима идет на спад и начинается весна, обычно празднуется начало нового года и посевной. Затем весенняя прохлада резко переходит в летний зной, начинается месяц тарн (что и значит - "пламя"). Перелом лета - все еще жарко, но с океана приходят дожди, постепенно становящиеся все холоднее. Это месяц сюйн, "грусть небес". В начале сюйна, пока погода еще сухая, крестьяне проводят жатву основных питательных культур: хвощевидного растения ротц и небольшого высококалорийного плауна файя, также высаживают семена злака предмрачника, который за месяц сюйн успевает развиться и дать кое-какой урожай, восстановив и почву, истощенную требовательным к минеральному составу ротц. В начале грядущего месяца вальмодера, известного также как "Рассвет Тьмы", становится на некоторое время сухо, крестьяне спешно собирают предмрачник и завершают подготовку к зиме. Через несколько пентад после начала вальмодера, температура резко понижается и вскоре начинает валить снег. Наступает аронтотемар, названный так в честь древнего и почти всеми забытого зловещего бога тьмы, смерти и мороза. В этот месяц наступают самые лютые морозы. Множество людей гибнет - не уследили за огнем в очаге - и замерзли, померли от голода или же их дома подверглись нападению - от голодных соседей до жутких монстров с юга (стоит отметить, что действие происходит в стране, находящейся в южном полушарии Ззоэ).
  
  
***
  
  
  
   Итак, сорок суровых местных лет прошло с окончания тяжелейшей Проклятой Войны, в ходе которой жестокий маг холода и смерти Ферайн Жутковатый попытался подчинить своей злой воле множество земель. Из-за стремительных и мощных ударов его воинства некогда могущественное Королевство Малан утратило ряд земель: отдельные области объявили о независимости - такие, как Королевство Малон (где, собственно и будут развиваться описываемые события), другие стали непригодными для жизни из-за воздействия разрушительнейших заклинаний Жутковатого - теперь на них обитают омерзительные и опасные для плоти и душ всех живых твари. Даже бывалые воины сбивчивым от страха шепотом зовут их Пораженными - ибо поражены они Морозью - страшным проклятием Ферайна, что дарует нечеловеческие силы, но медленно убивает мертвым льдом душу.
   Если Королевство Малон сумело более-менее оправиться за сорок минувших лет от ужасов войны со стылой нечистью, то осколок былой славы - Королевство Малан балансирует на грани полного распада, подтачиваемый изнутри властолюбивыми феодалами, а снаружи - ордами чудовищ Ферайна.
   Так вышло, что Королевство Малон (бывшее герцогство Малон, в составе Королевства Малан ранее) располагается на полуострове, основание которого и служит границей Малона с Землями Пораженных. Для защиты от опасных тварей на всей протяженности границы была возведена деревоземляная сеть фортификаций в виде стен, насыпей и башен - Щит Бирна, названный так в честь храброго паладина Бирна - того, кто сразил благословенным мечом в гнилое сердце Ферайна Жутковатого. Сей храбрый муж и стал правителем новообразованного Королевства Малон, очистив его как от скрытых прислужников Жутковатого, так и от еретиков, отказавшихся принять Дело и Слова Отца-Времени - радикально реформированную старую веру, очищенную от шелухи и языческо-еретических догматов. Отец-Время - суровый бог, беспощадно обращающий в небытие слабых. Лишь то, что построено сильными волей людьми может претендовать на вечность. Поэтому и Малон будет вечным, пока им правят люди, подобные Бирну и Королям-Паладинам. И пусть пять лет назад династия Бирноидов - потомков Бирна - была прервана, но дело его живет - и новый Король-Паладин - бывший герцог Тольм Луд-фам - по-прежнему неистово ведет Богоизбранный Род Людской к свершению Дела и Слова Отца-Времени. Время требует жесткого аскетизма и стоицизма, безжалостности и исполнительности. Время покровительствует как трудолюбивым крестьянам, так и яростным воинам Его и умеющих ценить свое и чужое время торговцев. Но Время никогда не ведает жалости. Раз оступившимся ждет лишь одна участь - быть перемолотым беспощадным током бытия. Символ Отца-Времени - песочные часы. Часто изображают пару песочных часов в виде лопастей на мельнице - это так называемая "Мельница Времени", символизирует неумолимость хода Времени.
   Помогают людям проникнуться Истинной Верой верные Служители Его - Паладины. Организация Паладинов - Паладинат - по-отечески надзирает за самыми разными сферами жизни, наставляя подданных Короля-Паладина на путь истинный. Паладин - это священник и воин в одном лице. Паладином может стать даже простой крестьянин, если он покажет, что достоин. Да что там, Отец-Время милостив - бывали случаи, когда зоты - обращенные в рабство за преступления или бродяжничество презренные людишки, лишенные всяких прав за свою грязную и животную сущность - обретали свободу, становясь достойными Паладинами.
   Великий Паладин Бирн разработал гениальный план по реконкисте потерянных территорий - земли Малона, традиционно плодородные из-за мягкого морского климата, всегда были обильно населены людьми, поэтому Первый Король-Паладин предвидел, что, несмотря на все ужасающие потери во время Проклятой Войны и последующих невзгод, люду Малона скоро станет тесно на полуострове. И даже несмотря на могучий разум и предусмотрительность Бирна, Королевство Малон задыхается в своих нынешних границах. Сейчас, в сороковом году от РД (система исчисления - "от РД" - Разрушения Долескарии, Республика Долескария - темная держава Ферайна, разрушенная в результате успешного Похода Бирна), население Королевства Малон составляет около 5,5 миллионов человек. И Королевству требуются новые земли - прирост как никогда высок за счет работ магов над пищевыми культурами! В целом, высокая населенность способствует воинственности и агрессивности малонцев, а цена жизни здесь ничтожна. Во время войн с другими государствами всегда идет война на уничтожение - Малон почти никогда не берет пленных.
   По плану Бирна, начато освоение земель за Щитом Бирна. Для этого выстраивают мощные крепости-форпосты, вокруг которых консолидируется жизнь - крестьянские фермы, охотничьи угодья. Жизнь за Щитом трудна и опасна, но множество людей отправляются туда в поисках лучшей участи: это и всевозможные авантюристы, и лишенные надела крестьяне, и даже беглые зоты! Территории, находящиеся за Щитом и заселяемые малонцами так и называют - Зоной Освоения.
   Контролировать Королю-Паладину Зону Освоения помогает особая дорога - так называемый - Троллинный Тракт, или, проще говоря, тротра. Он представляет собой вытесанные магами из камня рельсы, на которые поставили укрепленные простые повозки. Подводы часто сцепляют между собой для увеличения вместимости каравана. Тащат эти составы могучие животные - трактовые тролли - специально выведенная магией порода из обычных троллей. Впрочем, у Короля и у наиболее богатых из благородных имеются дорогие и капризные локомотивы, приводящие состав в движение с помощью магии. Значение тротра сложно переоценить! За два часа быстрой езды подводы на тракте преодолевают такое расстояние, на преодоление которого пешая армия расходует целый день. Скорость измеряют в пятиходках в час. Пятиходка - мера длины, пять тысяч двойных шагов солдат на марше = 7,4 км. Военный эшелон движется с скоростью четырех пятиходок в час.
   Тротра позволяет быстро перебрасывать войска к форпостам за Щитом - и оперативно отражать атаки Пораженных! Сеть тротра развивается и внутри страны, связывая Королевство. Благодаря этой сети Король обладает куда как более мощным контролем над феодалами - ведь, задумай те бунтовать - и отряд великолепно экипированных и обученных Королевских Гвардейцев вместе с магами быстро прибудет и сотрет мятежный замок вместе с посмевшим протестовать вассалом и его семьей в кроваво-каменную пыль! Впрочем, медленно уходит в прошлое и сама эпоха аристократов-землевладельцев. Трактовая система способствует развитию торговли и предпринимательства. Торговый люд богатеет и постепенно оттесняет благородных от руководства в различных сферах жизни. Король же негласно поддерживает купцов: ведь пред потомками Бирна стоит пример Малана, разрываемого на части алчными феодалами. Страна вступает на путь социальных и технологических изменений: власть короля абсолютизируется и закрепляется тщательно выстраиваемой теократией паладинов с опорой на зарождающийся капитализм в лице богатеющих дельцов, за лояльностью которых, разумеется, следит Паладинат.
   Не забывает Корона о прогрессе в вооружении - правители по достоинству оценили достижения магической и инженерной мысли в деле убиения ближнего своего: разработки народа гномов-облысов позволяют сооружать невиданные ранее орудия ведения войны: аркебузы и пушки. Солдаты, вооруженные относительно дешевыми ружьями, массовое производство которых удалось наладить в мануфактурах преданных Королю дельцов, весьма эффективны как против тяжелой конницы феодальной фронды - конечно, если они не в магически укрепленных доспехах - но такие случаи крайне редки (да и попадание нескольких десятков пуль выведут из строя даже воина в зачарованной броне) - но также они эффективны против все еще встречающихся элитных войск Ферайна - Стылых Когорт Душепивцев. О, это ужасающие воины. Они, как и все Пораженные, не знают жалости, страха и сомнения, но более того - это не безмозглая промерзшая нечисть, нет, они обладают неким разумом - и потому хитры и опасны. Они отлично вооружены, а за счет своей нечеловеческой сущности могут носить очень тяжелую монолитную броню из ледяного камня - очень прочного материала, добываемого, по слухам, далеко на юге, в промерзших насквозь водах Проклятого Моря (Проклятым оно стал после Морози). Раньше сокрушить душепивцев могли лишь умелые маги или знатные воины с зачарованным оружием - а такие люди встречаются не так и часто. Но внедрение фитильного огнестрельного оружия дало шанс справиться с этой элитой темных сил даже простым солдатам. Да, броня душепивцев пробивается лишь в упор из аркебузы - а находиться близко к душепивцам означает лишь гарантированную смерть смельчака от оружия этих Пораженных - боевых серпов, которыми они кромсают врагов в ближнем бою, игнорируя его атаки за счет своих труднопробиваемых доспехов. Впрочем, и на расстоянии душепивцы крайне опасны - они вооружены разновидностью магожезлов (магожезлы - магические артефакты, могущие применяться немагами, содержат запечатанные в них заклинания) - морозными фузеями. С ужасающим свистом они выпускают луч, обращающий в ледяную статую первого встретившегося на пути луча врага. Второй в колонне тоже, скорее всего, умрет. Третий серьезно обмораживается. Четвертый и пятый парализуются. Страшное оружие против плотных пехотных построений. Тем не менее, несмотря на внедрение нового вооружения, Стылые Когорты до сих пор несут ужас и погибель, хотя и того тотального избиения, что было во время Проклятой Войны при встречах простых пехотинцев и душепивцев, удается избежать. К счастью, эти ужасные бойцы встречаются не так часто. Малонцы верят, что создавать их мог лишь Ферайн и некоторые его приближенные, убитые в ходе Проклятой Войны.
   Не так давно ученые Малона придумали новое оружие, совмещающие принципы магожезлов и аркебуз - это пневматы. На этот раз магия расходуется не на боевое заклинание, как в магожезлах, а на закачку и сжатие воздуха, что осуществляет запуск пули, что существенно снижает расход магической энергии. Пуля же разгоняется спрессованным воздухом куда как сильнее, чем из-за взрыва местного аналога пороха - гранул, пропитанных Водой Ярости - и потому такое оружие эффективнее простых пищалей. Перезаряжать его проще и быстрее. Не нужно банить от нагара ствол. Знай себе - меняй магический модуль, да подкачивай воздух. Другое дело, что пока такое оружие весьма дорого и капризно к магическим возмущениям, поэтому оно доступно лишь для элитных солдат.
   Армия Малона весьма многогранна. Наиболее известны отряды ауксилариев - это и есть пехотинцы, вооруженные аркебузами. Лучшие из полков-тысячей имеют кирасы и шлемы-шапели и образцово взаимодействуют с другим родом войск - пикинерами. Отряды похуже могут не иметь средств защиты и вовсе, ружья у них бывают старыми или низкокачественными, а сукно их мундиров может быть и вовсе дрянным. У самых заштатных ауксиларских тысячей может не быть даже аркебуз - их по старинке вооружают холодным оружием. Учитывая, что они не имеют нормальных доспехов, то это настоящее пушечное мясо. Впрочем, командованию хватает разума не использовать эту слегка вымуштрованную милицию в серьезных боях.
   Элиту пехоты представляют собой Королевские Гвардейцы: они имеют потрясающую выучку и вооружение, эффективно противостоят как стрелкам, так и пехоте, способны защищаться от конницы противника. Пожалуй, немногое, что опасно для них - вследствие их неповоротливости - это артиллерия, боевые тролли и могущественные маги врага. Впрочем, это опасно для любых бойцов.
   Конница разношерстна. Тяжелая состоит из риттеров-аристократов - но это уже пережиток прошлого, куда как интереснее и боеспособнее выглядят отряды статс-риттеров - по замыслу Короны, они станут новым служилым сословием, дающих полную клятву верности лично Королю и приравниваемых в правах к старым риттерам. Разумеется, их не будут наделять правами, которые способствуют феодальной вольнице. В статс-риттеры часто идут выходцы из купеческих семей, желающие обрести славу и могущество военным путем. Также к тяжелой коннице относят традиционно наемные отряды гемифрактов - кирасиров. Как и прочие тяжелые конники, они имеют полные доспехи, часто зачарованные. Классическое тяжелое копье все чаще сменяется пневматами-пистолями с зачарованными пулями, что пробивают магические доспехи. В последнее время, в связи с общим снижением роли тяжелой конницы, роль приобретает и легкая кавалерия, атакующая небронированные или бегущие части врага. Она состоит из афрактов - вооружены пистолями с обычными пулями, носят легкие доспехи, и из драгунов - мобильной легкобронированной пехотой с пневматами для особых заданий.
   Помимо этого стоит упомянуть о Войсках Паладината. Как уже было сказано ранее, отчаянное служение Отцу-Времени дает шанс воспользоваться мощнейшим социальным лифтом в виде Паладината - единственной реальной возможности крестьянину подняться наверх. Из наиболее умелых и набожных воинов отбирают кандидатов в Паладины - это, так называемые, Пререкрут-Паладины. Те из них, кто в отчаянных схватках докажут Истинную Веру в Него - и выживут - тем будет позволено вступить в братство Паладинов и получить младший сан Рекрут-Паладина. Паладины - это не просто ревнители веры. Подчас на них сходит Благодать Его, что дает возможность улучшить свои боевые навыки, дабы эффективнее сокрушать врагов Отца. Увы, контролировать эту способность непросто - и ценой за усиление будет буквально внутреннее сгорание - слабое человеческое тело начнет рассыпаться от силы Отца-Времени. Лишь крепкие духом и верой могут обуздать это благословление, став настоящими Паладинами. Таких ждет почет и уважение во всем Малоне. Даже скептики-безбожники разводят руками и не могут объяснить возникновение способностей у человека, ранее считавшегося бездарным по магии, иначе как божественной волей.
   Маги официально считаются "Врожденными Паладинами", хотя и отношение Паладината и населения к ним настороженно-предубежденное. Догматы Дела и Слова Отца-Времени утверждают, что сила магов проистекает из благословления Отца-Времени. Впрочем, это распространяется лишь на преданных Отцу волшебников. Ведь если человек отрицает Деяния Его - значит, он еретик, а могущество его исходит от Ферайна, демонов или Энтропии - и таких нужно как можно скорее уничтожать, дабы они не оскверняли своим существованием Замысел Его и не смущали сердца приверженцев Его.
   За следованием правильным путем присматривают особые Паладины - Следящие. Также их отправляют в войска для поддержания высокого боевого духа и жажды крушить неверных. Их набирают из наиболее религиозных Паладинов. Однако Следящий должен обладать не только стальной волей для противостояния соблазнам ересей, но и быть крайне умным человеком, способным расследовать преступления ренегатов.
  
  
***
  
  
   К сожалению, сейчас, в 40 году от Разрушения Долескарии, все не так радостно. Да, Ферайн разбит, а его рабы мертвы или рассеяны. Как страшный сон забыт ужасный Фоггер Пожиратель, оставшийся лишь в жутких легендах и баснях - безумный паладин-предатель, темный воин невиданного мастерства, творивший во время Войны невероятные зверства, живьем пожирающий своих врагов. После гибели своего не менее безумного господина, он бросился на меч, боясь предстать перед Справедливым Судом Паладината - и ответить за свои бесчеловечные преступления пред ликом Служителей Его.
   Все еще жив и отравляет мир своим зловонным черным дыханием Зиммераки Фарштангам, граф Мшанский. Это очередной прихвостень Ферайна, темный маг-некромант, любитель безумных экспериментов. Судя по всему, деятельность этого мерзавца и приводит к набегам на Благословленное Отцом-Временем Малонское Паладинское Королевство Богоизбранного Людского Рода - а именно так звучит полное название Королевства Малон. Впрочем, верхние саны Паладината сомневаются, что у этого ничтожества что-то получится. Мелкие гадости - его предел. А во время очередного Похода Времени до него обязательно доберутся Паладины - и уничтожат этого мерзавца.
   Я начну с описания событий, ставших ключевыми в дальнейшей судьбе Малона, Малана, да, пожалуй, и всего славного, светлого, мирного и прекрасного мира Ззоэ. Простой деревенский мужик, Грау Лесоруб, забритый в рекруты 15-й ауксилярной тысячи, уже успевший поучаствовать в ряде мелких и не очень сражений, был замечен Паладинатом. За воинскую доблесть и понимание Дела и Слова Его, Грау дарован шанс на становление Паладином. Старшие Паладины провели обряд, давший очередному кандидату доступ к божественным силам. Теперь Грау едет на бесконечную войну за Щит Бирна, дабы доказать пред ликами высших санов и самого Отца-Времени, что он достоин стать настоящим Паладином...
  
Дорога смерти.
  
  - Пошевеливайтесь, отродья! Живо в подводы, ссань ослиная!
  
   Грау неуклюже перелез через бортик поставленной на рельсы повозки, внутри которой уже расположились его сослуживцы - свежеиспеченные пререкрут-паладины, наиболее умелая и набожная солдатня из простых пехотинцев-ауксилариев. Бывший лесоруб невесело усмехнулся. Как же, Войска Паладината, гордость Королевства! Ну а кто из деревенских увальней не мечтает стать блистательным Паладином? Ведь это единственный реальный шанс даже не для обычного простолюдина, а для фактически принадлежащего феодалу крестьянину стать независимым человеком, а то и, чем Пожиратель не шутит, дослужиться до неплохого паладинского сана, дав шанс своим потомкам на неплохую жизнь, а самым головастым, возможно, даже на титул. Эх, а ведь в старые времена о таком и мечтать было глупо: если твой батя смерд, то и ты смерд. И дети твои будут смердами. Ну, может быть, верткий и хитрый сможет перебраться в город и стать ремесленником. Но, скорее, он будет отловлен, бит кнутом и обращен в зотство за бродяжничество. Да и условия жизни у паладинов куда как лучше, чем у пожизненного крестьянина-рекрута.
  
  - Отправляемся! Отправляемся! Во имя Отца, вперед! Возничий, мать твою в дупло, трогай!
  
   В головной части длинного каравана из повозок послышался свист толстого кнута, за которым раздался обиженный рев и мерзкие пронзительные вопли - возничий погнал Трактовых Троллей, Благословлением Его преобразованных из тварей неразумных неистовых в тварей неразумных смиренных, что Богоизбранному Роду Людскому служат верой и правдой на Троллиных Трактах.
   Грау одернул себя от пафосных мыслей. Паладинов регулярно проверяют не только на выучку, но и на приверженность Вере Времени. Недостаточно лояльных ждет не самая приятная участь... Чтобы ненароком не показать сомнения, желательно даже думать так, как требуют Паладины. И не высовываться. Но следует быть крайне осторожным - стать фанатиком даже в мыслях - это быстрый путь к религиозному безумию, а это значит, что твоя душа очень быстро сгорит во служении Отцу-Времени - ведь божественный огонь в душах неистовых ревнителей веры горит особенно жарко. И в один прекрасный день, когда оболочка души достаточно сильно прогорит, то такой человек вспыхивает, как лучина с хорошо промасленным тряпьем. Конечно, достойная смерть для верного, но все же не-е-ет, не надо, у него ведь детишки и баба любимая в родной деревеньке, если он сгорит, то кто ж позаботится о них? А так, глядишь, после этого похода и удастся послать весточку домой и немного добра с оказией, глядишь, господа офицеры не все рассуют по своим карманам - что-то и дойдет.
   Грау Лесоруб поежился в своем солдатском кафтане грязно-розового окраса из дрянного сукна. Говорят, что раньше обмундирование было красным, но мануфактурщики решили сэкономить на красителях, а Кригар-раад* на это закрывает глаза: на свойствах одежонки это не сказывается, зато можно получить лишнюю мзду от дельцов. Эх... Пререкруты. По сути - все те же ауксиларии - массовая пехота Благословленного Отцом Малонского Королевства Богоизбранного Людского Рода, проще говоря, Малона. Вооруженные дрянными аркебузами (поговаривают, что некоторые полки ауксилариев не имеют пищалей вовсе, а воюют по старинке, толпой, в рукопашной, без доспехов и с дрянными копьями против хорошо вооруженной вражеской пехоты ближнего боя). Да, их называют пушечным мясом, гнилью под копытами благородной конницы, смазкой для мечей тяжелой пехоты. И это правда. Но кто же они еще для Королевства? Становой хребет Малона, способный расстрелять забронированных по самые помидоры риттеров, задавить массой элитную пехоту и заставить пушкарей израсходовать все боеприпасы. И это тоже правда.
   Так вот, пререкруты ничем не отличались от рядовых ауксилариев. Ну хорошо, почти ничем - избирательно на пререкрутах проводят обряд пробуждения Дара Времени. Весьма болезненная процедура. Но, в целом, пользы от этой способности до перевода в полноценные Паладины почти что нет. И вот даже одежду оставили старой. Да и зачем что-то менять, если до посвящения в рекрут-паладины доживает совсем жалкое количество солдатиков? Лесоруб любовно погладил потрепанный временем приклад аркебузы. Казалось, что дерево потемнело не от долгих лет, а от пропитавшей ее неблагородной крови. Убогая, старая, ненадежная пукалка. И, тем не менее, это пробивает монолитную броню поганых Душепивцев и даже зачарованные доспехи, пусть и в упор, но пробивает же! Лишь бы осечки не произошло, да пугач этот не рванул в руках. До появления огнестрельного оружия даже стилетом было пробить броню душепивца невозможно, если, конечно, он не заколдован.
  
  (Кригар-раад - структура, аналогичная военному министерству)
  
   Когда солдата посвящают в рекрут-паладины, его принимают в Войска Паладината, основу организации Паладината, всеобъемлющего ордена служителей Сотворителя Вселенной и Безмолвного Повелителя времени, имя которого - Отец-Время. Да, рекрут-паладинов нещадно гоняли на тренировках, им приходилось постоянно оказываться на опасных участках Щита Бирна или осуществлять вылазки в Зону Освоения. Но простой рекрут-паладин получал жалованье на уровне полудесятника ауксилариев, причем задержки выплат были смешными - не дольше, чем несколько месяцев, тогда как обычная пехтура могла годами служить почти что за бесплатно. Паладинов уважали и боялись! У них своя иерархия, поэтому простое пехотное офицерье избегало подначивать даже рекрут-паладинов и загребать их посылки - могут и Следящие нагрянуть с проверкой - а прошлое оно такое, у всех нечистое, нужно только покопаться как следует! Хотя вышестоящие братья-Паладины не гнушались потребовать "поделиться" своим добром неофитов, но, обычно, поборы были куда как меньше. Все-таки высокие паладинские саны были потенциально достижимы и для рекрут-паладинов. А, значит, не стоит излишне злоупотреблять служебным положением и наживать себе возможных врагов. Кто знает, может завтра этот младший сын лавочника будет иметь более высокий сан и более значимую должность в Паладинате, чем сегодня у тебя, сына благородного.
   Рекрут-паладину выдавали доспехи: неплохую кирасу, поножи и шлем-салад. С забралом шлем! Почти как у настоящих рыцарей, не то, что эти неказистые тарелки-капелины, которыми щеголяют образцовые (сиречь инспектируемые важными чиновниками и Паладинами) полки ауксилариев, хотя и по недавнему указу Короля-Паладина, вообще-то, все солдаты ауксилариев должны быть при шлемах и полукирасах (Король изначально требовал нормальных кирас, но советники уговорили его ограничиться полукирасой - какой смысл давать шанс на сохранение жизни солдату, который повернется ко врагу спиной? О том, что в свалке рукопашного боя могут ткнуть мечом в спину высокородные почему-то не задумались...), но все получилось как всегда. Паладины же более старших рангов вообще получали полную защиту и первоклассное оружие: пневматы или магожезлы вместо слабеньких аркебуз.
  
  - Вот собачье дерьмо!
  
   Перг Плюгавый злобно сплюнул на пол повозки.
   Грау вопросительно посмотрел на сослуживца. Тот шепотом пояснил:
  
  - Значься, энта дорожка построена на костях. У меня братца в зоты загребли, дескать за асартные ихры! У-у, суки! А невольничков тех погнали тротра строить. А долго ли протянешь на паек из затхлой водицы да заплесневелого хлеба, коль подымаешь каменные рельсы али насыпаешь насыпи по два с половиною десычаса в сутки? А тя еще кнутом охоживуют да сапогами кованми лупцуют по выпершим от голода ребра! Опять гнилые эспе* извратили волю Короля, уж он, Паладин-батюшка не мог бы заставить черный люд так убиваться, пусть даже это вонючие зоты. Он велик и милостив. Эт все богатеи, чинари, они жируют, а простой люд своими телесами устилает путь к крепостям за Щитом. Ну да Отец-Время рассудит! Да! Он их покарает, выпустит кишки, искромсает на тыщу кусочков тех, кто недостаточно трудился в поте лица своего и не делал То, что должно, да!
  
   Последнюю фразу Перг проговорил в религиозном исступлении. В нем уже разгорался божественный огонь - вспыльчивость была первой фазой. Большинство сгорали именно на этом этапе. Причем, чаще от аутодафе Следящих за то, что банально не смогли удержать свой длинный язык и наговорили глупостей.
  
  (эспе - благородная приставка, обозначающая "из рода", также обозначение не самых могущественных служилых дворян, а поскольку среди госслужащих огромное число именно эспе, то простолюдины под этим термином понимают всех чиновников, нелюбимых за казнокрадство, спесивость и жестокость)
  
  - Паря, помалкивай. Так и с походной дыбой Следящего познакомишься, а то и костерком! И мы заодно с тобой!
  
   Эту реплику произнес Айхе, старый седоусый солдат. По его словам, он служил в пехоте еще во времена Бирна, убивая Пораженных. Грау не верил в это, ибо тогда получается, что Айхе минимум чуть меньше шестидесяти лет (Грау, конечно, неплохо считал и даже немного грамоте разумел, с большими цифрами у него были сомнения). Он, конечно, старик, но не такой же древний! Лет тридцать ему, не больше. Да и до шестидесяти-то доживают редкие мужики. Впрочем, знатные-то могут и больше века жить - знай, попивай снадобья да зелия от волшебников, да, у них денег на это хватает!
   Грау дежурно поддакнул - еще не хватало, чтобы его заподозрили в неблагонадежности, как того же Перга, которого уже неоднократно и шпицрутенами дубасили, и жалованья лишали - и отвернулся, чтобы попытаться поспать. Все равно делать нечего, а потом времени на сон не дадут.
   Трух-трух. Прух-прух. Грух-грух. Повозка отвратительно тряслась, скрипела и громыхала. Мысли Грау текли лениво и неторопливо, пронизанные полудремой.
  
  "Не мудрено, при такой конструкции-то все так скрипит-то! Ассистенты Тракта - людишки, приставленные следить за трактом, они же трактовцы - гордо называют это "воинским эшелоном". Обычная караванная повозка, те, что любимы купцами, слегка укрепленная - чтобы не развалилась от безумных скоростей - ведь поезд движется со скоростью четырех пятиходок в час! Крепкие дощатые борта лишают возможности для внезапной атаки затаившимся нечистым тварям. Брезентовая крыша надежно защищает от снега с дождем. Хотя в "троллевозках" - так называют поставленные на рельсы и слегка изменные подводы - все равно крайне холодно: когда караван мчится на полном ходу, холодный ветер противно гуляет по нутру повозки. Зимой в них еще холоднее, а летом душно. Ну а поскольку корпус деревянный, то все это немилосердно скрипит - и кажется, что развалится. Тогда несчастная солдатня, как горох, посыпется на тракт. Прямо под колеса следующих троллевозок. Самое главное, что это не было простыми устрашающими байками - аварии на тротра случались с пугающей регулярностью и забирали солидную кровавую дань. Впрочем, быстрота доставки мяса к месту убоя с лихвой компенсировала этот минус.
   И, конечно, за что все "любят" троллиный тракт - мало того, что в тесных повозках жутко неудобно, так еще и стоит невыносимая вонь: немытого тела, фекалий (хоть и все сбрасывается за борт, но запашок-то остается, а солдаты стараются справить нужды на станциях, но не у всех хватает мозгов сделать дело заранее), рвоты укачанных с непривычки к такому способу перемещению деревенских дуралеев. Но хуже всего воняют трактовые тролли! Этих тварей на военных поездах сменяют каждые три-четыре часа - поддерживать темп в четыре пятиходки даже для того могучего животного, тянущего длинный состав, задача очень сложная. А эшелон должен идти непрерывно. На станциях он останавливается на десяток минут - не больше. Самое то, чтобы закупиться Взвесью* или самогоночкой, если аккуратно и быстро это проделать. Главное, чтобы десятник не увидел, а тем более, не дай Отец-Время, Следящий узнает! Так и шпицрутенов накинуть могут неслабо. А если душегуб какой записался в Паладины, то и казнить или зотом сделать! Кстати, среди солдатни ходят байки, что особо ушлые и торопливые молодцы за это время успевают повеселиться с дочкой или женой станционного смотрителя... Брешут, конечно. Так вот, тролли воняют просто ужасно. Это же какую силищу надо иметь, чтобы передвигать несколько десятков тяжелых подвод с пехтурой? Ух и намудрили там волшебники! Трактовый тролль - он, словно Зэйнов Провал**, в него жратва уходит как в бездну. Ну и бздит он так, что дым коромыслом стоит. Да еще и гадит без остановки. Ох уж и не везет первой повозке! Да, не зря туда обычно сажают провинившихся. И так нелегко в этих адских возках, а уж вдыхать миазмы, прущие со всех сторон - это, братцы, пытка, до которой Следящие не додумаются.
  
  (Взвесь - психотропная смесь, широко известная в Вииразе. Представляет собой легкий порошок серого цвета, втираемый в слизистые носа, рта или уголки глаз. Дает ощущение острого разума. Вызывает привыкание и гнойную сыпь на коже. Впрочем, такие симптомы могут быть лишь у стариков или у магов, а дожить до 50 в Вииразе для простого человека - подвиг. При втирании часть порошка неизбежно разлетается, создавая завесу - за это порошок и был назван Взвесью. Причем, получившуюся завесу можно вдыхать. Социально - аналог табака. Производится из стробил Божественника - культивируемого в "средней полосе" Виираза хвощевидного растения. Есть также Последняя Взвесь, она же Пыль Еретика - наркотик, приготавливаемый из пепла прошедших очищение еретиков. Продается паладинатом за большую сумму. Дает реальный прилив сил)
  
  (Провал Зэйна или Великий Центральный Провал - огромная по площади впадина в центре континента Виираз. Легенды гласят, что возникла в результате деятельности могущественного колдуна прошлого Зэйна)
  
   И, тем не менее, тротра - великое дело. Раньше пехтура за один день, дай Отец, проходила столько, сколько едет троллевозка за два часа. Пока дойдет до форпоста, что далеко за Щитом Бирна - тама останутся одни руины да обглоданные Пораженными костяки. Опять же, феодальчиков к ногтю быстрее прижмут. А это значит, что и братушкам-крестьянам полегче будет. Все же это только феодалы, что твои звери, а Король, он-то святая душа, да сохрани его Отец. Он-то днями и ночами думает, как облагодетельствовать весь народ, до последнего вонючего и поганого зота! А все поганые благородные ему мешают править по завету Отца-Времени!"
  
  
***
  
  
   Грау отвлекся от своих размышлений. Окованные железом колеса телег мерно стучат на раздолбанных стыках каменных рельс. Пейзаж за несколько часов начал меняться. На смену последним сухим денькам осени, раннему вальмодеру, царившему в Малоне, словно приходит предзимье второй половины этого месяца. Это дурной знак. Ветераны говорят, что это предвестие больших скоплений Пораженных. Эти порождения сумасшедшего чернокнижника Ферайна Жутковатого высасывают все тепло, всю жизнь из окружающих их пространств. Вот почему проклятая земля покинутого и разрушенного славными воинами времен Первого Похода Времени - Герцогство Долескария все еще покрыта снегом и скована поганым льдом, несмотря на то, что ужасный колдун был сражен храбрым паладином и народным защитником Бирном... Эти твари, те, что поддались Поражению, впустили скверну в свои сердца, способны распространять эту заразу и далее.
   На станции солдаты обеспокоенно обсуждали изменения в природе. Командование отреагировало мгновенно: сотенные Следящие собрали бойцов и постарались успокоить солдат:
  
  - Проясните ваш разум, сыны Его. Благословленное Королевство разбило самого Жутковатого с его вышколенными легионами чудовищ. Бирн сражался один против подлого колдуна и его отвратительной своры. Не сомневайтесь, а делайте, что должно. Помните, сыны Времени, что завещано нам: "Нет прощения тем слабым и ничтожным, что осквернили свое чистое сердце - Дар Отца-Времени, и только немедленное уничтожение позволит достойным с честью пережить невзгоды. Очищение Огнем же есмь идеальный вариант, что в милосердии своем позволит грешнику воплотиться пусть и вне Вечной Реки Времени, но предстать перед ним, дабы понести Нарастающие Муки Бесконечности, до той поры, пока сердце души не очистится от скверны и памяти. Великий Отец-Время милосерден!", Айн. 5:13*. Будьте достойны славных побед Бирна и воинства Короля! Не посрамите Отца! Вперед!!! По повозкам, бойцы! На Яснодорожный!!!
  
   Солдаты в ответ на короткую, но яростную речь Паладина воинственно взревели:
  
  - Риссиус ар!!!**.
  
   Фец Сорген-эспе, Следящий сотни, в составе которой был Грау, обвел ободренных солдат тяжелым взглядом. Фец был мощным мужчиной с коротким ежиком седых волос, Следящий возвышался на целую голову над солдатами, что, впрочем, не было редкостью среди далеких от голода и болезней благородных. Однако никто даже не заикнулся бы, что он - паркетный шаркун и холеный аристократ. Его обезображенное шрамами от многочисленных битв лицо был явным опровержением такого мнения. У него не было обоих глаз, говорят, какой-то мятежный барончик приказал стрелять каменной крошкой из пушек по наступающим войскам Короля, в первых рядах которых тогда находился Фец. Поэтому на солдат взирали два грубых армейских протеза, что, казалось, горели неистовым фиолетовым пламенем войны. Этот взгляд магических искусственных глаз... Грау показалось, что он продирает до костей, видит каждую грешную мысль.
  
  - Ну и чего вы встали, собаки? Вам приглашения нужны? По троллевозкам, засранцы! - Рыкнул Следящий, подавая пример пререкрутам, запрыгивая в офицерскую подводу.
  
  (Глава пятая, тринадцатый тезис из теологического трактата "О судьбах сущного" - одобрено Паладинатом, написано Владыкой-Пилигримом Айнхелем, соратником и другом Бирна)
  
  ("Риссиус ар" - боевой клич на древнем языке, буквально означающий "Станем насмерть!")
  
Дорога храбрых.
  
   Трехэтажная густая брань и шум возни - первое что услышал Лесоруб, когда проснулся. Его разбудил чей-то толчок в плечо и хриплый голос Перга Плюгавого:
  
  - Просыпайся, братуха, приперлись.
  
   Грау схватил оружие с вещмешком и выпрыгнул из смрадной подводы на свежий воздух. Слишком свежий. Было ужасно холодно.
  
  - Темно, дует, как из жопы хладных демонов, и жрать охота! - Пробормотал кто-то из пререкрутов.
  
   В ответ раздалось солидарный гул. Лесоруб сам был абсолютно согласен: ветер был просто леденящим, а они-то при осеннем обмундировании. Да, явно дело рук Пораженных - холодину-то такую поднять-то! Проклятье!
   Тут же раздался противный высокий голос командующего собравшимся воинством - гент-паладина (гент - тысяцкий, полковник) Зиля Грёнце-эспе. Вот только выражался благородный совсем не по-аристократически:
  
  - Выкидыши обосраных сельских шалав, заткнулись и построились в колонну по шесть рыл!
  
   Впрочем, чего тут удивительного? Господа офицеры только между собой общаются культурно, на старом малском языке, а солдатня, быдло сельско-казарменное, понимает лучше, когда приказ подкреплен матом, палкой и зуботычиной. И не сказать, что Грау считал такое мнение несправедливым, глядя на своих сослуживцев, в массе особым умом, мягко говоря, не отличающихся...
   Станция находилась в крайней части крепости - мера безопасности, чтобы повозкам не приходилось останавливаться на открытом пространстве - а то и кто захватит замедлившийся состав - а так и на Малон дорога может быть открытой! Нельзя такого допускать среди лесов и болот, кишащих Пораженными, хобгоблинами и прочей нечистью.
   Городишко был на редкость дрянным, несмотря на то, что считался крупнейшим из тех, что построены в Зоне Освоения. Население составляло семьсот человек, кормящихся, в основном с торговли - через Яснодорожный - а именно так назывался населенный пункт, далее шел сухопутный тракт в Малан, с которым, несмотря на периодически вспыхивающие войны и не лучшие отношения, старались поддерживать бойкую торговлю. Малан, ошметок былого величия, хоть и был все еще огромной державой невообразимых размеров, но так и не смог толком оправиться от Проклятой Войны, поэтому высшие сановники Малона и просто богатые люди стремились выкупать с территории бывшей великой державы всевозможные ценные вещи: артефакты, книги заклинаний, технические приспособления, произведения искусства. Малан погряз в вечных бунтах, феодальных разборках, сварах претендентов на трон, кое-как отбивая набеги Пораженных. А ведь граница у них во много раз протяженнее, чем у Малона, и никакого Щита нет!
   С другими же странами были отношения еще хуже: с тем же герцогством Брольг часто шли войны за участки побережья моря Интегрелль, что, в свою очередь, портило отношение с державой альвов - Праккаем, поскольку они поддерживали Брольг, ведь правящей расой там считались именно альвы, а остальные так, низшие, которым великодушно дозволялось исполнять грязную работу, с Республикой Дреуфалац Малон, впрочем, как и все страны, традиционно был на ножах. В голове Грау просто не укладывалось: как посмели лавочники и ремесленники казнить короля со всей семьей, разграбить и сжечь дворец! Фоггер их поймет, этих чужеземцев. А вот родигийцы неплохие ребята, у них даже вера похожа, правда, на ту, что была до культа Отца-Времени. Ну ничего, когда-нибудь прозреют и они! Жаль, что до них очень уж далеко идти даже морем. Тогда бы они показали им всю степень их бесовщинского заблуждения!
   Ночь прорезал пронзительный вопль Зиля:
  
  - Сучьи выпердыши! Открывайте ворота немедля или прикажу коменданту вас выпороть и на колья рассадить!
  
   Ворота деревянной стены посада, что окружал добротную каменную крепость - единственное, что выглядело в убогом городке нормально, во мгновение ока распахнулись. Весьма скоро солдатню кое-как распихали по домам местных, настоятельно и в понятной форме порекомендовав не приставать к женам и дочерям местных мужиков - нравы здесь суровые, а народ при оружии - могут и мечом пронзить. Лагерь решили не строить, ибо весьма скоро ожидались решительные действия против Пораженных, которые, как выяснилось, обустроили стойбище не так далеко, а теперь терроризировали город жестокими набегами, приводящих к тяжелым потерям среди местного гарнизона и ополчения.
  
  
***
  
  
  На рассвете солдат вывели и построили у стены. Хотя, рассвет, громко сказано - небо лишь чуть-чуть посветлело. Гент-паладин выглядел более недовольным, чем обычно. Кислое лицо его выглядело особенно надменно. Конечно, никто не верил, что Грёнце-эспе всю ночь вместе с другими командирами думали о том, как бы изничтожить поганую нечисть. Зиль что-то неразборчиво проговорил, не слезая с добротного коня, а затем двинулся по дороге в сторону от Яснодорожного. Сотники и десятники раздавали приказы своим подразделениям, и через некоторое время сборище пререкрутов и примкнувшей к ним сотни местных, двинулось в путь.
   К ним подошел их десятник, Паладин Шай Бесвах. В принципе, неплохой мужик, не из этих благородных снобов, а младший сын небогатого купца.
  
  - Парни, эспе грят, шо твари засели на каменоломне, наше дело простое как вы - быстро прийти - тут недалече, день-другой пути - построиться, да ровно двинуться в атаку. Даст Отец, не будет там душепивцев, а простые отмороженные мертвяки нам по плечу, сдюжим! Давайте, братцы, марш-марш!
  
   Простой солдатне мало, какой информации сообщали - это у командира голова большая, вот он пусть и думает, а не деревенщина в драной форме и с навозом в голове. Впрочем, с недавних пор Паладинат озаботился донесением своей Истины и разъяснением действием Просвещенных приверженцев Его неразумному люду. Старшие Паладины вдалбливали им в головы, что для Отца-Времени - главное - осознанное выполнение Того, что Должно Быть Сделано, а слепая и не имеющая направленности вера не является и Верой вовсе, а так, высокопарое сотрясание Бытия и подспудное стремление к Ересям.
   На редких и случайных пока уроках Дела и Слова Отца-Времени Паладины не только пытались донести до дубовых голов солдатни основные принципы Дела и Сути Его, но и рассказывали о том, с каким трудностями пришлось столкнуться верным приверженцам Отца. То есть - зачитывали летописи. Говорят, что после такого совместного решения Владыки-Паладинов и Короля, да продлит Отец их всеполезнейшое существование в мире, благородные зароптали - как же, рассказывать тупой черни о политике, о сопряженных государствах! Глядишь и думать начнут, что чревато! Не-е-ет, серв есть инструмент производства, а рекрут-солдафон - механизм, к ружью приставленный. Какая им разница, с кем воюет Благословленный Малон? Видишь врага вдали - жми на спусковой крючок, видишь вблизи - откладывай аркебузу и хватайся за фальшион. И думать тут неча!
   Тем не менее, выяснилось, что весь цивилизованный мир, то есть, Королевство Малон и Королевство Малан, зря отпраздновали победу, когда стало известно, что сорок лет назад Бирн Великий сокрушил это поганое отродье ледяных пустынь - Ферайна. Почему-то люди наивно посчитали, что с гибелью сумасшедшего колдуна-отступника, его прихвостни сами разбегутся. Ха-ха! Нет, кто-то действительно убежал - и не всех из них поймали и казнили Паладины, отнюдь. Это, вообще-то, болезненная для летописцев Паладината тема - но как-то же надо правдоподобно объяснить не прекращающиеся сражения в Зоне Освоения? Вот известный мерзавец - Зюппройц Зухвонр Брух Гоалоф Хааккенн, более известный как Граф Яфальский - один из лизоблюдов Жутковатого, по слухам, захотел стать королем Малана. Но не сложилось. А как только запахло жареным, то Зюппройц прихватил существенную часть казны проклятого царства Ферайна - и был таков. Между прочим, предательство одного из предстаителей знатного рода Малана дало впоследствие Бирну повод для некоего ограничения прав нобилитета уже Малона. Все же графство Яфальское было существенной землей старого Малана.
   Увы, остались и верные идеям Отмороженного. Вот имя одного из них, оно у всех на слуху - Зиммераки Фарштангам, граф Мшанский. Злобный темный колдун-некромант. О, до пехотинцев доходили слушки о том, что оставляют после себя его отряды... Конечно, до злодеяний печально известного Фоггера Пожирателя ему далеко, но и и толики увиденного было достаточно, чтобы заставить покрыться ледяным потом бывалых ветеранов. Как сообщил им полковой Следящий - недовольный дополнительной должностью в виде наставничества для тупой солдатни уроков Дела и Слова, но, тем не менее, крайне умный и образованный человек, умеющий даже писать и читать, Зиммераки объявил себя консулом, то бишь правителем, Республики Долескарии. Что такое "республика" - Следящий объяснить не смог, лишь сказал, что это сборище отъявленных злодеев и еретиков, особо упорствующих в отрицании Отца и в поклонении всевозможным силам зла. Также он упомянул, что далеко на северо-западе, за морем Интегрелль, существует еще одно подобное бесовское государство - Республика Дреуфалац, где чернь растерзала нобилитет и провозгласила свою собственную власть. Полковой, однако, не будь дураком - все же распинался перед простолюдинами - а те и задуматься могут: а не повторить ли опыт Дреуфалаца - заявил, что там ни на день не прекращается кровавая вакханалия, а мучительно казнят за любой чих. А поклоняются там и вовсе каким-то демонам. Разумеется, любой малыш знает, что якшание с демонами несет участь, что во много раз хуже смерти и окончательного уничтожения... И вот незадача - каким-то образом оправившаяся от смерти Ферайна Долескария смогла собрать силы в кулак. А еще ходят упорные слухи о том, что Фарштангам заставил Пораженных чинить Адскую Дорогу - печально известный тротра, выстроенный невольниками Ферайна. И это, на самом деле, очень плохо, ибо слухи просто так не появляются. А если у Республики Долескария достаточно сил, чтобы починить эту мерзкую тротра, то у них и хватает возможностей для координации ранее разрозненных отрядов Пораженных, выдачи им темного злодейского оружия. Да и вообще, тротра - это вам не просачивающиеся вражеские отряды тварей по лесам и болотам, это возможность крупномасштабной и внезапной переброски промерзшего мяса прямо в Зону Освоения и реальный риск прорыва Щита.
   И самое гадкое, что Адская Дорога заканчивалась где-то здесь, в районе Яснодорожного. И стойбище Пораженных с их атаками округ выглядит именно как желание врага закрепиться здесь и расчистить местность для переброски орд долескарийцев. Грау прошиб пот - он только сейчас сообразил, что между предполагаемым окончанием долескарийского тротра и станции в Яснодорожном расстояние совсем невеликое. А, значит, опасность вторжения как никогда велика. Пораженные могут быстренько соединить обе ветки. И тогда путь на Малон из самого сердца тьмы, из глубин Проклятых Земель, будет открыт. И это их командование бросило на "очередной еретико-бандитский отряд"?! Обратиться к офицерам? Даже несмешно. Палок всыпят - в лучшем случае. Ведь только чернь верит глупым трусливым слухам!
  
  
***
  
  
   На ночь стали лагерем. Темное время суток прошло беспокойной: всех мучили кошмары, несмотря на Волеизъявление Паладинов*. Было очень холодно и тихо. Из глубины леса веяло жутью.
  
  (Волеизъявления Паладина - практика, при которой Паладин искренне проникается верой в Отца-Время, верит в то, что его конкретное намерение угодно Делу Его - и тем самым действенно нематериальным. Грубо говоря, отпугивающие нечисть молитвы)
  
   Ранним утром, когда небо немного посветлело, что окрасило мир в инфернальные алые тона, отряд вновь выступил в путь. Сомнительно, что кто-то смог хорошо отоспаться. Грёнце-эспе не мог влезть на коня, Грау заставили помогать благородному. И попробуй аккуратно усади морщащегося то ли от головной боли, то ли от брезгливости из-за близости простолюдина здоровенного мужика в тяжеленных доспехах. От Зиля немилосердно несло перегаром и веяло злостью.
   К полудню они достигли стойбища Пораженных.
  
  
***
  
  
   Грохотали барабаны, низко и зловеще гудели трубы. На солнце блестели начищенные до блеска штандарты*. Пререкрутские десятки дробно маршировали в сторону лагеря врага. Как стало известно, что в лагере находятся безмозглые Пораженные да тупые трусливые хобгоблины, атакующие лишь слабого врага, то было принято решение о психической атаке на лагерь врага с целью если не обращение в бегство, то деморализации тупых хобгоблинов - Пораженных, конечно, не проймешь ничем, но если хотя бы мелкие уродцы начнут суетиться, то дело пойдет легче.
  
  (В армии Малана и Малоне штандарты представляют собой металлические медали с символикой или номером части на них)
  
   Грау исступленно печатал шаг, крепко сжимая аркебузу в одной руке, а в другой фальшион. Ярость медленно приливала. Кровавая пелена затуманивала взор. Сегодня они покажут этим мерзавцам, что у них внутри! Его сослуживцы разделяли подобные взгляды - все неистово ненавидели хобгоблинов. Эти гнусные шакалы ловили людей и продавали их в рабство, подчас издеваясь и насилуя некоторых, не делая половых различий, а потом пожирая живьем, принося остатки в жертвы своим диким божкам. Что может быть прекраснее, чем дохлый хобгоблин, смердящий выпущенными кишками и дерьмом из них? Только тысяча мертвых хобгоблинов!
   Сзади рявкнули пушки. Так, нечего серьезного, полевые пукалки, но лагерю их жалкого врага хватило и этого. Одно из ядер попало точно в ворота лагеря, выбив не слишком надежную конструкцию. Тотчас же ритм барабана ускорился, а звук стал еще громче и неистовее, трубы взвыли монотонно и непрерывно. Офицеры прокричали приказ.
  
  - Стой! Фальшионы в ножны! Целься! - Гаркнул Шай Бесвах - а одновременно с ним и множество других десятников, - Общий залп!
  
   Хобгоблинов на стенах, пытающихся метать дротики и камни из пращей в солдат, смело ружейным залпом.
  
  - Бросай аркебузы! Фальшионы наголо! Вперед, в атаку! Риссиус ар!!!
  
  - РИССИУС АР!!!
  
   Солдаты бешено взревели и ломанулись в бой.
   Топот сотен ног, яростные вопли разозленных бойцов, роковой бой барабанов, низкочастотное, вызывающее мурашки, непрерывное гудение трубы, грохот пушек...
   Остатки уродцев на стенах дрогнули от такого зрелища и не смогли достойно обстрелять бойцов. А отряд, выставленный в воротах для создания заслона и вовсе разбежался - остались лишь безмозглые Пораженные, которых просто задавили числом. Толпа вломилась в лагерь, топча и закалывая хобгоблинов и тварей. Началась старая-добрая резня!
   Организованное сопротивление было только один раз - личная охрана военного вождя. Ради такого случая солдатам вторых линий, оставшихся при аркебузах, приказали выстроиться и сделать залп. Ну а дальше деморализованных от "стреляющих копий" хобгоблинов почти без потерь забили прикладами и зарубили фальшионами. Голову вождя насадали на острие штандарта и с радостными воплями подожгли лагерь. Два десятка легкой конницы - афрактов - настигали и рубили в вонючий фарш пытающихся удрать хобгоблинов. Полная победа и полный разгром врага с минимальными потерями.
  "И чего я волновался?" - думал Грау Лесоруб, подбрасывая в руках серебряный медальон старика-шамана, которого он забил сапогами, смачно раздавив его черепушку и размазав мозги по грязной земле - тот успел только сколдовать хилое проклятье на слабое нарушение координации ног, которое через пару дней само пройдет, ерунда, - "Вот это война, это по-нашему. Пфф, троллинный тракт? У этих вонючих дикарей и чернокнижных дегенератов никогда не хватит на такое ума!"
   Еще несколько часов было потрачено на отлавливание и изощренное умерщвление беглых врагов и уничтожение вражьего лагеря. Отряд двинулся в сторону Яснодорожного. Скоро начнет темнеть - красноватое сияние скрытого проклятыми тучами светила начинало тускнеть. "И почему проклятье Пораженных не рассеивается, коль твари вырезаны?"
   Жуткий трубный звук прорезал вечер. Грау покрылся липким холодным потом. Ужасающее звучание не прекращалось. Казалось, что он заставляет трепетать даже самые маленькие косточки в теле. Так же неожиданно, как появиться, оно смолкло. И затем раздалось далекий приглушенный свист, переходящий в шипение. Далеко на юге, в сторону Проклятых Земель, послышался грохот и лязг металла.
   Гент-паладин приказал им остановиться и начать обустраивать хорошо укрепленный лагерь. Не лучшее решение, возможно, стоило отойти подальше от проклятых мест...
  
  
***
  
  
   Солдаты тихо переговаривались, сидя у костра. Руррь Вехь, помешанный набожный святоша из другого десятка, рвущийся в Следящие, нервно бормотал:
  
  - И сказано было Владыкой Шош: "И возгласил Зверь железный о прибытии своем воем демоническим, и вышел дым черный из чрева его с шипением ужасающим, и раскрылись зевы его с лязгом и грохотом отвратительным - и повалили оттуда душепивцы поганые, пожирая души всех праведных на своем пути, и не брала их не сталь, не магия, лишь только ярость истово верующих смогла остановить их. Много воев добра и справедливости пали в тот час с именем Отца-Времени на устах! Мужайтесь, сыны Отца, ибо пред вам Чудовищный Ужас, металлическое отродье Жутковатого, набитое самыми страшными грешниками - Легионерами Холода! Мужайтесь, ибо один из тысячи увидит кровавый рассвет!" - Шош, 7:18.
  
   Пришибленная солдатня угрюмо молчала, только Каце, совсем юный паренек, неодобрительно покачал головой и зло бросил:
  
  - Заткнись, придурок, и без тебя боязно.
  
   Странные и страшные звуки нешуточно напугали людей - и было от чего - незнакомое и странное в этих лесах ничего хорошего не значило. Грау снова вспомнил о троллином тракте Пораженных.
  
  Руррь фанатично сверкнул глазами и навис над Каце.
  
  - А ты, юный Каце, никак богохульствуешь? Не нравится слушать Слова Служителя Его? Может, ты не только паникер, но и предатель? А не еретик ли ты часом?
  
   Каце злобно ощерился и положил руку на эфес фальшиона. Однако завязывающуюся потасовку разогнал десятник Шай.
  
  - Захлопнули пасти. Все упали и заснули, дебилы, не то не поздоровится!
  
Дорога обреченных.
  
   Грау лежал на боку на вязанке похрустывающей от холода травы и смотрел в холодное небо. Тучи разошлись. Черный небосвод расцвел сероватыми звездочками.
  
  "Что это? Учение Отца-Времени говорит, что это - бесконечно повторяющиеся отражения солнца нашего мира, что вертятся вокруг отражений наших же миров во все времена - от воплощения Человека по Воле Его из неразумного звериного хаоса до Ночи Падающих Звезд, что начнет новый цикл Бытия... Слишком сложно. Деревенский паладин объяснял куда как проще: это раскаленные до сияния, как горячий металл, души грешников, вынужденные безучастно смотреть на Круговорот Времени".
  
   Он проснулся раньше всех. Лагерь беспокойно спал, пожираемый ночными кошмарами. Грау сам с трудом проснулся, применив внутреннее пламя Паладина для избавления от морока, где его сводили с ума чуждые существа, пожирали его заживо и насиловали его жену, разделывали на ремни его детишек. Проклятый сон был слишком правдоподобным. Лесоруб боялся.
  
  "Глупость какая! Это просто кто-то из сохранивших разум рядовых чернокнижников решил нас попугать, издав жуткий звук Чудовищного Ужаса. Там просто кучка промерзших мертвяков во главе с придурком, мнящим себя Жутковатым. Сегодня доберемся до Яснодорожного и отсидимся там, пока егеря прочесывают леса на наличие недобитков. А там и неприступный Щит Бирна! Все будет хорошо".
  
   Но успокоиться не получилось. Возле палаток командования началась какая-то возня, ветер доносил слова криков и брани. С примесью паники.
  
  
***
  
  
   Прошло три часа. Рассвело - то есть, абсолютная тьма превратилась в угрюмые сумерки. Чертово проклятье! Командование так и не соизволило им прояснить ситуацию.
  
   Наконец-то! Шай Бесвах вернулся с военного совета.
  
  - Парни, все путем, тут небольшой отряд Пораженных бродит, готовьтесь к бою!
  
   Грау не понравилось, что в его словах явно проступил наигранный оптимизм. Если десятник пытается лицемерить, а его маска оказалась неестественной, то, значит, дело дрянь. Ибо выходцы из купеческого сословия замечательные актеры.
  
  
***
  
  
   И вновь вой труб и рокот барабанов. Вот только нет в них той уверенности, что была при недавнем штурме стойбища. Не было и изначального задора, как было в первой фазе битвы. Роли поменялись. Теперь Пораженные осаждали их лагерь. И если поначалу перли простые животные - собаки, птицы, Пораженные люди, то теперь все стало плохо. Обнаружены воины Стылых Когорт и чернокнижники. А у них нет полноценных магов! Сейчас наиболее могущественные Паладины отряда - тысяцкий Следящий, Фец Сорген-эспе и, как неприятно Грау было признавать силу этого индюка - Зиль Грёнце-эспе также боролся с заклинаниями чернокнижников. Противостояли, как могли. Сами солдаты неистово молились в душе, возможно, это немного помогало. Но не всем. Несколько десятков трупов валялись то тут, то там, распространяя смрад внутренностей и гниения - поражены черной магией. Не повезло беднягам.
   И вот, появились они. Темные, отливающие синим монолитные доспехи. Глухие шлемы без прорезей для глаз или носа - только заслонка на уровне рта. Очевидно, для пожирания еще не остывших тел своих врагов... Резкие отточенные движения. Ничего лишнего. Грохот бронированных сапог. Они идут прямо на палисад лагеря. Пули, Волеизъявления Паладинов, камни и дротики - ничего не может остановить их. Они все ближе и ближе. Вот ядро попадает прямиком в одного из них. Он с грохотом отброшен и упал... Что бы тут же встать с лязгом в строй!
   Грау ощущает, как у него по спине течет пот ручьем, колени подгибаются. Он подходит ближе к стене, чтобы опереться на нее, скрыть свою трусость. И замечает, что так делают почти все. Бледное лицо ветерана Айхе ясно указывает, что все очень плохо.
  
  - Мы встретим их, вперед, сыны Времени!
  
   Фец зовет их на бой со страшным врагом, сверкая фиолетовыми глазами-протезами и потрясая мечом.
  
  - Помните, кто мы! Мы воины Отца-Времени! Мы яростное пламя Света в мертвом холоде Тьмы! За мной! Вышибем же души из душепивцев! Риссиус ар!
  
  - РИССИУС АР!!!
  
   Толпа обреченных, но пока полных ярости бойцов выбегает за стену. Грау среди них. Гнев пожирает его. Он чувствует, как начинают сгорать его органы от пламени Отца. Какая разница? Все равно он умрет, но хоть заберет с собой больше отродий Тьмы! Грау отпускает контроль над огнем, позволяя себе захлебнуться в этом источнике силы и воодушевления. Страх, страх тает в этом даре Отца. Мускулы наливаются силой, разум проясняется, храбрость горит в сердце!
  
  "Я - воин Бирна. Мы - ученики Первого Короля. Он озарил нам путь. Чрез Тьму вековечную. Пламень Величия воссиял средь нас. Мы преданны Свету. К победе ведомы! Умрем же сегодня! Час пробил. Молись!"
  
   Как сквозь вату слышится.
  
  - Готовьсь! Цельсь! Не стрелять! Ждать!
  
   Темно-синие ряды прут на них. Лязг ледяных доспехов. Ледяные пики движутся прямо на них. Как хорошо, что душепивцы потратили заряды своих ужасных ледяных фузей уже на других солдат. Есть безумный шанс.
  
  - Не стрелять!
  
   Они все ближе. Грау может рассмотреть трещину на доспехе того воина, которого задело ядром.
  
  - Не стрелять!
  
   Только стук их сапог. Душепивцы наступают молча. Не совершая лишних движений. Если другие Пораженные могут издавать какие-то звуки, реветь, рычать, завывать, то Стылые Пехотинцы всегда безмолвны. Это поступь смерти.
  
  - Не стрелять!
  
   Считается, что Ферайн пожрал их души, дав им силы и вечность. Они же стремятся заполнить внутреннюю пустоту, высасывая души других. Для этого они разбивают врага, а затем вырезают еще бьющееся сердце особым ножом из все того же проклятого льда. Открывают заслонки на своих шлемах и сжирают горячие сердца на глазах у следующих обреченных...
  
  - Первая линия! Залп!
  
   Выстрел почти что в упор. Душепивцев сметает
  
  - Вторая линия! Целься!
  
   Грау и другие бойцы первой линии отходят назад, чтобы не мешаться сослуживцам.
  
  - Залп!
  
   Душепивцы опрокинуты.
   Немыслимо.
   Но нет. Чудес не бывает. Проклятые воины вскакивают как ни в чем не бывало и бросаются на аркебузиров, пронзая их своими пиками. Замолк барабан, вселяющий уверенность в солдат. Обрывисто выдохнула труба. Лишь слышатся вопли страдающих людей. Эти пики примораживают к месту, но оставляют живыми. Ведь душепивцам нужно поймать души врага, а если враг издохнет, то их душонки могут упорхнуть в Вечную Реку Времени. А Стылые этого не хотят!
   С душераздирающий воплем замирает Айхе, сражавшийся рядом с ним. Проклятый Воин с сочным хлюпаньем выдергивает пику из старого солдата. И поворачивает свою голову в его, Грау Лесоруба, сторону. А впереди раздаются нечеловеческие вопли и чавканье. Началось! Душепивцы собирают жатву душ! Они даже не закончили битву - настолько они уверены в своих силах! Грау буквально ощущает, как седеют от ужаса его волосы. А Проклятый, как будто смакует его страх, ухмыляясь своей пастью, усыпанной кривыми острыми зубами под глухим шлемом. Лесоруб не выдерживает. К черту Веру в Отца, к черту его друзей. Он должен жить.
   Грау сам не заметил, когда бросил бесполезную аркебузу. Он не слышит своего трусливого крика. Он лишь панически бежит. Прочь, подальше от этих порождений ужаса. А в спину ему доносится омерзительное причмокивание и вопли заживо раздираемых людей. Кто-то еще бежит. Грау поворачивает голову. Рядом с ним бежит Пораженный мертвец, на бегу обгладывая чью-то руку. Он смотрит на Грау и безумно улыбается. Из отвратительной зубастой пасти течет прозрачная мертвая кровь, он выплывает ошметки гнилых желтоватых костей.
   Нет, это не мертвец. Это перекошенное от ужаса и израненное лицо Перга Плюгавого. И не такое от страха казалось. Плюгавый тоже испугался и бежит. Правильно, лучше держаться вместе. Вот спасительный лесок. Тут им удастся затеряться. Прибежали. Уф.
  
  - А, ы-ы, э-э, тама, это самое, а-у-у!
  
   Вместо речи из глотки вырываются лишь невнятные вопли, наполненные шоком и ужасом. Впрочем, Перг не лучше. Бледное лицо, расширившиеся зрачки.
  
   Грау оперся о ствол пикоида*, чтобы перевести дух.
  
  (Пикоиды - плауновидные древесные растения. Представляют собой высокие деревья, ветвящиеся вершинно на мягкие веточки. Ствол покрыт жесткой коркой, довольно толстой. Древесина рыхлая, зато сердцевина довольно-таки жесткая. Внешне напоминают ископаемые сигиллярии. Листья не сбрасывает. Весной образуются новые листья, старые со временем отгнивают, высотой до 40 метров)
  
  - Перг, ты как там? Нужно двигаться к Яснодорожно-о-о-А-А-А!!!
  
   Раздается резкий свист, бьющий по ушам. Плюгавый застывает промерзшей статуей. Из открытого рта так и не успел толком вырваться крик отчаяния и боли.
   Грау немедленно прыгает за ствол дерева. Вовремя! Через место, где он стоял, пролетает полупрозрачный белесый луч. Хладофузеи! Нашлись-таки у кого-то заряды. Извини, Перг, но тебе уже ничем не помочь. Времени нет.
   Дезертир обращается ко внутренней силе. Лучше раньше сдохнуть от внутреннего огня, чем быть настигнутыми Пораженными. Хорошо, что простые твари слишком тупы и малоинициативны, а Стылые слишком медлительны для беготни по лесам.
  
  
***
  
  
   Он уже не помнил, сколько бежал. Может полчаса. А может и полдня. Мгновение? Вечность? Сердце трепыхалось, как у загнанно зайца. Ноги стали ватными, передвигать их удавалось только за счет воли. Потная рубаха прилипла к телу. Мороз проникал под тоненький кафтанчик и сжимал в холодных тисках. Становилось еще темнее - ночь близилась.
   За ним гнались. Он не видел и не слышал преследователей, но точно знал. И враг все ближе. Он неумолимо шествует за ним.
   Устал. Дальше никак. Грау рухнул в снег. Кусты под ним больно оцарапали лицо, приводя в чувство. Нельзя останавливаться, потому что враг рядом... И... он здесь?
   Лесоруб устало поднялся. Обреченно обернулся. Дезертир пробежал через опушку - его следы по неглубокому пока снегу отчетливо выделялись на фоне белого ковра. На другом конце открытого пространства стояло Это. Одно из самых ужасных порождений Ферайна.
   Крашашайя.
   Единицы могли рассказать о том, что видели их. Но, даже несмотря на преувеличения выживших, несмотря на исковерканные байки сказителей, реальность было куда как страшнее.
   Медведеподобное существо, высотой в холке под две сажени. Три с половиной в длину. Белый мех. Клыки с локоть. Жуткие белые глаза, как и у всех Пораженных. Легенды гласят, что Крашашайя обращает взглядом в лед тех, кто не обладает стальной волей. Похоже на правду, ибо Грау не мог сдвинуться от страха. Тварь, казалось бы, смакует его страх, нет, не страх, а панический ужас. Совершенно бесшумно Это двинулось через опушку. Его движения вальяжны, но в них сокрыта такая мощь, что становится еще страшнее.
   Оцепенение спало. Страх придал силы. Грау ломанулся в чащу. Быстрее, быстрее. Убежать, подальше от этой твари. Если бежать быстро, то Оно не настигнет его. Страх бьет набатом в черепушку. Быстрее-быстрее! Забиться в какую-нибудь пещеру. Снег набивался в сапоги, ноги мерзли. Чертов снег, его же почти не было, когда они прибыли в Яснодорожный, а сейчас как будто стоит середина зимы! Быстрее-быстрее! Пламя Отца-Времени затухает под волнами липкого мерзлого ужаса. Демон Ферайна гонится за ним! Но нужно бежать...
  
  
***
  
  
   Чудовище игралось с ним. То во тьме леса появлялись его большие злые глаза, то сзади ощущался поле холода и страха от его присутствия.
   Грау до сего дня не догадывался, что, оказывается, кишечник человека содержит так много отходов.
   Разум человечка окончательно сломался от пережитого ужаса. С воплем Грау выхватил фальшион и стал бегать по кругу, желая найти тварь и воткнуть в нее меч.
  
  - Выходи! Выходи, мразь, на честный бой!
  
   Лесоруб еще что-то верещал, кроя бранью существо. И Оно ответило ему.
   Низкий громовой рев, от которого кровь стыла в жилах, сотряс лес. Деревья закачались. Крашашайя стал еще крупнее. Грау выставил свое жалкое оружие вперед. Чудовище бесшумно подбежало к нему. Меч ничего не сделал монстру, лишь немного поцарапал, что привело его в ярость.
   Тварь схватила когтистой лапой Грау. Когти пронзили тело. Из мест прокола хлынула кровь. Дезертира забился в агонии. Крашашайя поднял его на уровень своих глаз, смотря ему прямо в лицо. Всепожирающая голодная сила Энтропии смотрела оттуда на неудавшегося паладина. Нечеловеческая ненависть. Мертвое спокойствие. Молниеносное движение другой лапой. Солдат заорал и обмяк: тварь отсекла ему ноги.
  
  
***
  
  
   Грау очнулся. Как только он осознал это, его выдернули из снега. Чудовище опустило его головой в сугроб, чтобы он был в себе. И теперь с чавканьем и хлюпаньем пожирало его ноги под соусом страха и безумия.
   Наконец тварь пресытилась страданиями этого ничтожного двуногого. Последним, что Грау увидел, перед тем, как гигантские челюсти раздирают его торс, был кровавый рассвет.
  
   Вокруг последнего лагеря отряда не было живых. Покинули эти территории и Пораженные. Забредший путник решил бы, что здесь и вовсе ничего не случилось бы, если бы не пропитанный кровью снег.
  
   Во тьме раздавался лязг и свист. Силы Тьмы прибывали. Чудовищный Ужас был здесь. И лишь один из тысячи увидел кровавый рассвет. Но разве кто-то обещал, что это будет не последняя заря?..
Оценка: 9.82*8  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Емельянов "Карты судьбы 4. Слово лорда" (ЛитРПГ) | | К.Вереск "Нам нельзя" (Женский роман) | | Т.Мирная "Колесо Сварога" (Любовное фэнтези) | | В.Рута "Идеальный ген - 3" (Эротическая фантастика) | | П.Эдуард "A.D. Сектор." (ЛитРПГ) | | Тори "В клетке со зверем (мир оборотней - 4)" (Любовное фэнтези) | | М.Анастасия "Обретенное счастье" (Фэнтези) | | А.Джейн "Мой идеальный смерч" (Любовные романы) | | В.Рута "Идеальный ген - 2 " (Эротическая фантастика) | | Д.Чеболь "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"