Шегге Катти: другие произведения.

Глава 2. Сарпион

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Каким должен быть учитель? Он может показывать новое, закреплять прежнее, исправлять огрехи ученика, но сперва обязан изучить его самого получше собственных теорий...

  - А могут ли колдуны читать мысли? - спросила Марго, оглядывая просторную заброшенную конюшню, где проходил её первый урок. Через высокую крышу, перекрытую деревянными балками, опускались солнечные лучи. Стойла были убраны, пол устилала свежая солома. Посреди постройки стояли деревянные табуреты, на которых устроились ведьмочка и глава Деревни.
  - Порой даже смертные люди могут читать чужие мысли. Ведь все благие и лихие намерения отражаются в глазах человека, - спокойно ответил Молох. - Сегодня ты вольна спрашивать меня обо всем, что тебя интересует, и ты покажешь мне, какими чарами уже овладела. Здесь ты не сможешь никому навредить своим колдовством, а я уверен, что уже многим досталось от твоих способностей. С этого дня ты будешь звать меня учителем и исполнять все мои просьбы и задания. Ты ведь хочешь научиться управлять своими силами, Марго?
  - Да, - ответила девушка, все ещё с любопытством осматривая светлую конюшню. Она услышала шорох и приглушенный шепот голосов, доносившихся сверху. Ведьмочка разглядела притаившиеся на узких перегородках фигуры Лиссы и Ортека, и на её лице появилась ухмылка - здесь было не так уединенно, как рассчитывал колдун.
  Уже несколько дней друзья провели в Деревне. Колдуны за это время не упускали из виду своих гостей, хотя Вин и Ортек перебрались на постой в избушку Дугласа, где, как оказалось, в прошлом столетии проживал Отих, несчастный, которому удалось отыскать источник с живой водой.
  Известия, что невысокая черноволосая графиня обладает колдовскими чарами, привлекли к Марго пристальное внимание ученых чародеев, которые для начала тщательно допросили девушку о том, что она уже натворила в мире людей. Ведьмочка умалчивала о большей части своих свершений, не заговаривала об этом и Лисса, которая отныне с опаской вглядывалась в колдунов, боясь, что тоже попадет под их неусыпные взоры, едва чародеи прознают про Ланса. Разговоры завершились тем, что Молох преподнес Марго коричневое платье, более подобающий наряд для новенькой ученицы.
  - А слышать я смогу то, о чем говорят шепотом, скрываясь при этом от чужих глаз? - вновь спросила ведьмочка. Её все-таки волновали замыслы товарищей, которые решили подглядывать за подругой с целью её безопасности или, надеясь проникнуть в тайны колдунов, которые Молох мог открыть лишь своим соратникам.
  - Для этого тебе лишь стоит усилить свой слух. Но не забывай, что тогда ты сможешь более четко слышать все звуки, которые тебя окружают, и не всегда в них возможно разобрать то, что стремилась познать, - пояснил колдун. Он внимательно поглядел при этом наверх, и Марго решила, что от его внимания также не ускользнули двое соглядатаев.
  - А почему мы становимся колдунами? - Марго задала вопрос, который более всего её интересовал в последнее время, и на который не могла ответить даже Лисса с помощью своего всеведущего духа. - Как вы стали колдуном? У нас вообще есть... был... выбор?
  - Давно у меня не было ученицы, Марго, - ухмыльнулся Молох. - Но как мне помнится, все новички в нашем деле в первую очередь спрашивали о силе, могуществе и вечности, которая отныне предстает перед ними. Хотя бывают случаи, когда люди и не приемлют своего нового образа, - с лица слетела насмешка и на старческом лбе углубились морщины. - Со временем мы постигнем более глубоко этот вопрос - кто такие колдуны. Рождаемся ли мы изначально не такими как все или становимся чародеями в течение своей жизни? Я придерживаюсь первого мнения. Я считаю, что в каждом из нас с малых лет загорается искорка долголетия. Но уже в течение жизни случай или воля человека выбирает, когда перейти ту черту, за которой мы получаем доступ к неведомым силам. Я стал колдуном в шестьдесят, и таким уже немощным стариком я и останусь на долгие годы. Ты же, Марго, ощутила в себе новые силы в столь юном и прекрасном возрасте, - колдун оценивающе поглядел на девушку, но она совсем не смутилась его взглядам, - и можно напророчить тебе великое будущее. Скажу сразу, тебе будет многое по силам, если ты сумеешь подчинить эти силы своему разуму и воле.
  - Но ведь в Прибрежной земле все боги были молоды.
  - Так повествуют нам сказания. А если это было правдой, то подтверждаются мои теории: значит, боги умели различать среди своего народа тех, кто был обречен стать колдуном и в юном возрасте раскрывали в нем эти способности. Как они это делали, мне неведомо. Мои собратья выдвигали много версий, но их пока нежелательно проверять на практике, - Молох замолчал и ещё раз внимательно взглянул на собеседницу. У Марго пробежали мурашки по телу. Она вспомнила рассказы своей няни о том, что колдуны похищают юных мальчиков и девочек, чтобы заколоть их острыми ножами, а тех, кто после этого выживает, обращают в своих учеников. - Считается, что мы перестали быть людьми в самые трудные минуты жизни, когда нам угрожала смертельная опасность. Я записываю показания знакомых мне колдунов, из которых подтверждается это версия. Я один из немногих, кто не совсем подходит под это определение. Но быть может мой организм уже почувствовал приближение старости и решил, что пора, наконец, задействовать силы, которые были до этого сокрыты от моего разума, ибо жизнь моя протекала спокойно и умеренно среди верных слуг, любящей жены и заботливых детей.
  - Но вы говорили, что у колдунов не может быть детей?!
  - Да, скорее всего мы лишены возможности продолжать свой род. Мне пришлось растить приемных сыновей, которых я любил как родных. Это единственная отрада в нашем бескрайнем бытие. Любовь к близким, ежели она взаимная. Хотя в некоторых летописях и документах из прошлых времен, которые попадали в руки моих друзей и на мои глаза, а я являюсь самым старшим из колдунов, которые заходили в эти места в последние пять десятков лет, записаны случаи, когда у мужчин-колдунов рождались дети. Тебе, как женщине, не стоит даже объяснять, что это совсем не доказывало их отцовства, но были зафиксированы случаи, когда родила колдунья, - Молох скептически поднял брови вверх. - Я даже не буду этот случай называть исключением, который бы подтверждал правило - нет, я считаю его фальсификацией. Эти документы относятся еще ко временам Релия II, при котором началось переселение морянских дворян с севера на юг, на территории, ранее занятые южными дикарями. Они поклонялись кровавым идолам на высоких алтарях, сооруженных из каменных глыб в дремучих лесах. Некоторые останки этих святилищ до сих пор можно встретить в лесах Релии. Тогда колдуны играли весомую роль в управлении государства. Они не скрывали свое лицо и сущность, хотя говорить об этом никогда не было принято. Так вот, в семье одного из знатных далийских дворян, которые утверждали всегда, что ведут род от Далия, среднего сына Орфилона, долгие годы не было детей. Муж не мог найти себе места от горечи, что охватывала его сердце, и в одну ночь ему приснился сон, что его супруге следует испить воды из родника, что течет близ Пелесских гор. Семья отправилась к горным вершинам, и вскоре супруга понесла девочку, ставшую наследницей большого графства. А в тех местах её отец основал город, названный по имени дочери - Равенной. Это записано в старинных летописях разрушенного нынче города, и я нахожу эти упоминания не более чем легендой. Но в том, что городом более восьмидесяти лет управляла безжалостная Арвинна, мать Равенны, что она была главой города даже во времена принцессы Мории, не приходится сомневаться. Летописцы разных поколений описывали её как пожилую грузную женщину с непреклонной волей и тяжелым взглядом из-под густых бровей. Нигде не упоминается об её невероятных способностях, но её долголетие говорит само за себя. Она была ведьмой. С переездом наследницы Мории в Равенну, записи свидетельствуют что, Арвинна передала ей бразды управления городом и уехала на юг в свои многочисленные поместья. Что сталось с ней в период гарунской войны неизвестно, но ясно, что колдуньи не ужились вдвоем на территории небольшого поселения, которое к тому моменту превратилось в торговый центр с Пелессом.
  - Значит, у Арвинны не было дочери?
  - Я в этом уверен, хотя ей удалось убедить в ином собственного мужа, а может летописцы случайно или по умыслу записывали для потомков не совсем верную историю тех времен.
  - А где же вы были в это время? За свою долгую жизнь вы, видимо успели побывать в городах всех морийских государств и повидать многих государей и их верных придворных...
  - Я не так уж стар, как кажусь, Марго, - Молох негромко засмеялся. - Я родился в 401 году, когда был заключен долгожданный мир между империей Ал-Мира и Морией, и страны занялись выгодной торговлей друг с другом. В нашей общине я по праву признаюсь самым ветхим и опытным колдуном. Но разве я встречал за прошедшие годы всех тех, кто обладает чарами и вечной жизнью?! Сюда приходят колдуны, которые были отвергнуты людьми и здесь залечивали старые раны, вызванные изгнанием, проклятием родных, гонениями односельчан. В середине третьего столетия после окончания кровопролитных войн на материке истощенные морийцы вытеснили всю свою злобу и обвинения в нищете и страданиях на тех, кто сражался подле них в прошедших боях, на тех, кто врачевал, обладал недюжинной силой и не менял свой облик с годами. Земля вновь была объята пламенем нескончаемых костров, в котором погибло много наших собратьев, а также невинных людей. Тогда оставшиеся чародеи стали скрывать свой облик в морийских странах, а некоторые и вовсе покинули эти земли и ушли на север. Ими и была основана Деревня. Но она, по правде сказать, никогда не была многолюдной. Колдуны не любят соседствовать и долго жить рядом друг с другом. Когда я пришел в Деревню здесь главенствовал мой учитель - он был на вид младше меня вдвое, а по силе некому было с ним соперничать. Но он ушел в неведомые странствия, из которых до сих пор не вернулся. Такова наша судьба, Марго - быть вечными бродягами. Нигде ты не найдешь своего дома. Для каждого места будет свое время, для каждого пути найдутся свои дороги. Я повидал многих колдунов и колдуний. Ты спросишь, много ли наших собратьев ныне живут на земле? Я не могу тебе ответить. Каждое имя записано в моих толстых томах, что я веду второе столетие, но напротив многих имен уже стоит дата их ухода в небытие, а о скольких из тех, кто просто удалился из леса, мы более ничего не слыхивали.
  - Значит, и я останусь свободной и смогу в любое время уйти отсюда?
  - Тебя сюда никто не звал, и никто силой не удержит, - улыбнулся Молох. - Но думаю, ты не уйдешь ранее, чем получишь полезные уроки. Ты ещё слишком юна, а значит, слаба, девочка. А мир людей очень жесток. В нем совсем нелегко будет прожить сироте - ведь нынче ты осталась совсем одна - а к тому же вокруг тебя будут постоянно происходить непонятные явления, которые ты пока не умеешь контролировать. Те, кто обрел способности слишком рано, обычно не могут долго жить среди людей. Они всегда привлекают к себе внимания. Меня никто уже не упрекнет, что в свои пятьдесят, шестьдесят, а может и девяносто лет, я совсем не изменился. Твои соперницы уже через десять лет заподозрят, что ты совсем не постарела, и выглядишь, как семнадцатилетняя молодица. Потому сперва тебе стоит научиться не колдовать, тогда соседи не так быстро заговорят о колдунье, что портит их жизнь.
  - Но чему здесь обучаться? Это уж точно совсем не трудно освоить, - Марго насмешливо взглянула на своего наставника. - Меня больше всего волнует обратный вопрос, как колдовать, очаровывать людей. Они не всегда подчиняются моей воли...
  - Как! Как ты можешь это говорить, Марго?! Неужели и твою душу уже покорили помыслы о покорении людей и владычестве над ними? А я, глупец, думал, что это юное создание ещё наивно и чисто, как после первого омовения в водах моря! - Молох вознес руки вверх, сокрушаясь в своих напрасных надеждах.
  - Но, учитель, - Марго застыла в недоумении. - Я не мыслю... я не то имела в виду... Учитель, простите меня! - девушка прильнула к коленям колдуна. - Что я сказала не так? А в чем, если не в этом, предназначение колдунов?! Зачем мы живем, если не сможем помогать людям в их бедах и радостях?! - уже кричала Марго. В широко раскрытых голубых глазах отражались вечные вопросы о жизни, девушка просила дать ей ответ, но в то же время в её взоре не было надежды на то, что она его услышит.
  - Нам дается долгая жизнь, чтобы познать все тайны мира, проникнуть в его скрытые места и принести людям свет знаний, - Молох помог ученице вновь усесться на свое место. - Каждый сам выбирает свой путь, но он непременно пролегает к людям, Марго. А жить среди них ты будешь по их законам. Если ты решишь подчинить их своими силами, то непременно познаешь участь Владык Прибрежного края. Но ежели будешь облегчать их жизнь, исполнять их желания и исцелять от всех недугов, то конец будет таким же, ибо помогая одному, ты будешь разжигать зависть в сердце другого. Будь скромной и незаметной в своих действиях и замыслах, дочь моя. Это мой первый урок.
  Девушка была озадачена. Она в молчании внимала словам колдуна. Он предлагал забытье, отшельничество, которое поможет ей сохранить жизнь. Но разве не эти оковы она совсем недавно сбросила с себя, сбежав из монастыря. Нет, она не хотела принимать взгляды старика, который ведал, что творится в мире лишь по словам пришлых колдунов и людей. Она не будет ему перечить, но внезапная грусть охватила далийку. Она исподлобья взглянула на собеседника, который уже перешел к первым практическим наставлениям. На его раскрытой ладони сухой деревянный сучок превратился в пыль.
  - Я обучу тебя, Марго, всему, что умею сам. Я уже сказал тебе, что силы твои будут велики, если ты сможешь ими управлять. Весь мир у тебя в руках. Ты сможешь его разрушить, как я только что проделал это с щепкой. Для этого ты должна захотеть, ты должна направить свою мысль и обратить её в действие. Но мысль питают знания, а их у тебя пока ещё недостаточно. Агриона будет учить тебя целительству, Бад воздействием на мертвую материю, я же расскажу о чарах, наложенных на людей, - Молох приложил ко лбу девушки свой большой палец. Через мгновение он отнял его и показал ученице красный порошок, оставивший отпечатки на ладони. Марго протерла свой лоб - вместо алой метки на руках осталась лишь цветная пыль. На её теле уже не было видно никаких следов бывшего замужества. - Запомни, использовать способности можно, не мешая чужой воле. Я смыл твое прошлое, не задев при этом тебя. В использовании силы неживых предметов тебе не помешает никто - даже те, над кем чары не властны. А среди людей неподдающихся много. Иначе им никогда бы не удалось основать свое общество, иначе им никогда бы не захотелось нарушать свои же законы.
  Чем колдуны отличаются от людей? Они обладают уникальным даром, способностями, благодаря которым могут черпать энергию окружающих предметов и облекать её в другую энергию, приводить в действие прочие силы. При этом чары окружающего мира, которые неподвластны и неведомы смертным, подпитывают жизнь колдунов, и вид их не меняется со временем.
  Каждый чародей выбирает способы вызова и применения своих способностей. Некоторые используют для этого руки, глаза, и даже предметы, которыми они передают часть своих сил. Такие вещи могут попасть в чужие руки, и колдовство позволит привести их в действие даже обычному человеку. В нашем мире очень много таких волшебных диковинок, ими гордятся и превозносят властители и другие хозяева в разных странах и империях до Гор Солнца, а также восточнее и южнее этих пределов. По моим суждениям, это доказательство того, что боги-колдуны, владыки Прибрежного края, разошлись по всей земле и с помощью своих знаний и умений во многом повлияли на судьбы людей и продолжают оказывать на них влияние.
  Колдовство - это действие, передачи энергии, то есть где-нибудь её становится меньше, в другом месте больше: что-то слабеет, ломается, разрушается, а что-либо создается по твоей воли. По сути, ты творишь зло и то, что желаешь. Запомни, Марго, это. У твоих желаний, чар всегда есть последствия. В самом начале перевоплощения, то есть, когда обычный до этого человек начинает осознавать, что вокруг него происходят странные явления, как то, исполнение мечты, одновременно он притягивает к себе неприятности, или эти беды сыплются на головы близких людей и соседей. Энергия, которую создает колдун, остается без контроля, и она творит все несчастья, ибо мгновенно забирается другими людьми и живыми существами. Колдовать возможно используя силу вещей, которые тебя окружают, что довольно таки легко, ибо ты не встретишь сопротивления, но приходится черпать её и у людей. Здесь, как я уже говорил, случаются трудности: сильные уверенные в себе личности не позволят вторгнуться в их судьбу и нарушить их планы. Они не отдадут тебе дополнительные силы и не воспримут твою отдачу.
  Итак, сперва, чтобы вновь стать как все и не отличаться от других, тебе следует научиться контролировать оба потока энергии, его источник и получателя. Пока ещё ты не задумываешься, откуда ты творишь чары, которые позволяют тебе совершать задуманное. Ты оставляешь один из двух противоположных полюсов без своего внимания, и в результате случаются бедствия, причинами которых являются твое незнание, неумение и неопытность.
  - Я уже догадалась, что нужно не упускать из виду то, благодаря чему я совершаю колдовство, или самостоятельно создать свой источник, - ответила Марго. Лекция Молоха очень напоминала ей слова Лиссы, но девушке уже давно наскучили сухие изъяснения, она с нетерпением ожидала, когда ей покажут, что в действительности ей будет подвластно.
  - Ты быстро осваиваешься, девочка. Ты самостоятельно дошла до этого понимания. Это переходный период в становлении колдуна. Мастером ты станешь тогда, когда будешь черпать силы из себя самого, своего организма, который отличается отменным здоровьем и долгим сроком службы, - колдун усмехнулся своим словам. - Долгим, но не вечным, Марго.
  - И это все, что мне предстоит освоить? - спросила далийка. Она была немного разочарована. Оказывалось, ей уже многое по силам, но ведьмочка понимала, что своими чарами она управляла закрытыми глазами. И учителя должны были приоткрыть завесы тайны над колдовскими способностями, которые, по их же словам, превращали обычного смертного в бога.
  - На сегодня наш урок можно считать завершенным. Я не разрешаю тебе практиковаться без моего ведома. А узнаю я о твоих проделках в любом случае, Марго. Надеюсь, что ты будешь послушной ученицей и не навредишь обитателям нашего поселения. Ты должна получить знания о материях, а через несколько лет мы поговорим с тобой уже о заклятиях, проклятиях, порчах и прочих чарах, которые можно наводить на людей.
  - Несколько лет?! - негромко переспросила Марго. - Но кто будет ждать столько времени? Я бы хотела отправиться вместе с черноморским наследником за живой водой, и в пути эти знания были бы самыми ценными! Ведь на черноморский народ пало проклятие, которое прозвучало из уст колдуньи. И вы должны помочь ему освободиться от этой напасти.
  - Что за глупые мысли, Марго! - Молох сурово поглядел на девушку. - Никто из нас не ведает о том, что это было за проклятье. Оно подвластно лишь тому, кто сотворил его, и тому, на кого были обращены чары. Ни принцессы-наследницы, ни черноморского царевича уже давно нет в живых, но с их смертью проклятье не спало с черноморского народа. Следовательно, оно само должно изжить себя.
  - То есть как?
  - Был проклят черноморский народ, царевич и все его потомки были обречены на погибель. Этого не избежать. Может быть живая вода действительно поможет очистить скверну, что лежит на их крови. Но к этому колдуны не могут иметь никакого отношения и содействия. Хотя я выполню просьбу своего друга Элбета и помогу Ортеку разыскать дорогу к потайным озерам у истоков реки Алдан.
  - В любом случае я собираюсь отправиться с ними, чтобы помочь добраться до этих заброшенных мест. Ведь колдуны могут пройти и по воде, и сквозь горы - разве не так гласят старинные предания?
  - Я не смогу тебя здесь удержать, - вздыхая, произнес Молох. - Но поверь, девочка, у тебя иная судьба и дорога. Не будь поспешна в решениях и действиях. Я помню того несчастного навийца, который звался Отихом, и который пробудил вновь веру в живую воду в сердцах морийцев. После долгих блужданий он укрылся в нашем лесу. Он был как дикий, загнанный зверь. Его тело излечилось от болезни, но разум был затуманен, на лице навечно застыла тоска и печаль. Он мало разговаривал и почти ничего не рассказывал о своем пути на восток. Как мне думается, многое стерлось из его памяти, так как, будучи объятым страшной проказой, он не ведал, куда, по каким тропам идет. Обратно на родину он вернулся по реке. На маленькой лодке он добрался до Аватара, где его принял на борт алмаагский торговый корабль и доставил в Лемах, как он того и просил. Ведь именно Первым Судьей в Каро подписываются все смертные приговоры для свободных граждан Мории, и к нему поспешил приговоренный к казни. Отих прожил совсем недолго после того, как излечился живой водой. После его смерти я нашел в его хижине записи, из которых можно судить о примерном пути его следования к живому источнику. Я передал все эти сведения Ортензию, и думаю, что они помогут ему исполнить волю его отца, Веллинга Релия. Отих пишет в своем дневнике, что лучше всего отправляться в путь одному, не заходить в людские селения, не доверять незнакомцам и не брать с собой друзей. Он ведь знал, что по его следам отправилась к озеру с волшебной водой экспедиция алмаагцев, и предсказал ей неудачу, считая, что воду может обрести лишь тот, кто желает этого всей душой и готов ради этого проститься навсегда с жизнью, а в группе людей, пусть и небольшой, всегда найдется слабое звено. Но что это - тот, кто очень хочет умереть, или тот, кто желает жить?! Пускай Ортек решает, доверять ли бреду этого бедняги или нет, но тебе, Марго, я считаю не следует ввязываться в эти странствия. На твою долю хватит приключений в землях материка, а также за его пределами. Помни, что ты пришла сюда за знаниями, так не трать же напрасно время на обычные скитания.
  Прощаясь с колдуном, Марго поблагодарила его за полученные советы и вскользь бросила несколько слов:
  - Я родилась, учитель, в Далии, и, как мне помнится, у Арвинны было три дочери, по имени старшей был назван город, а младшая Полина руководила далийской столицей в период её осады гарунами, которые позже сожгли и разрушили великолепные строения дотла. Полина была к этому времени уже пожилой женщиной, а её мать умерла от старости за несколько лет до падения города, и горожане гордились, что основательница города пережила и принцессу Морию, и первое разорение Равенны, возродила его от пожарищ и вновь распахнула навстречу торговцам как с запада, так и с востока его широкие ворота, на которых висели две золотые морды кабанов. Вам бы следовало покопаться в свитках и пыльных книгах монастыря, обители стариц, что на границе Далии и Релии. Этот дом скрывает много тайн и старинных легенд, ибо стоит на земле под защитой богов уже более трехсот лет. И в таком случае можно признать, что Арвинна была ведьмой и имела детей, или же она была просто сильной женщиной, сохранившей и ум, и здоровье до скончания лет.
  Свидания с Агрионой проходили в комнате, где поселились Марго и Лисса. Тайе было разрешено присутствовать при встречах колдуний, так что ей не приходилось сгорать от любопытства и неведения, пока Ланс не расскажет ей об ученых разговорах. К тому же Лисса не особо доверяла своему духу-хранителю, который сам же признавался ей, что у колдунов должны быть тайны и секреты, которые смертным не постичь скудным умом, и он описывал уроки Марго у Молоха или Бада в последнее время лишь в нескольких словах:
  - Не твоего ума дело!
  - Ланс, знаешь, что я сделаю, когда ты возродишься, - мстительно отвечала при этом Лисса. - Я искупаю тебя в живой воде, которую мы непременно отыщем, и ты так никогда и не вернешь себе былого могущества. Не бывать тебе колдуном!
  Лисса не знала, как близко принимал к сердцу её слова дух, ибо сердца у него пока ещё не было, сама же она обычно скоро забывала о своих угрозах и обещаниях. Тем более, что для того, чтобы послушать Агриону девушке не приходилось прятаться за печкой или взбираться на крышу, и оттуда внимать словам чародеев.
  Марго прежде не обращала внимания на тягу подруги к врачеванию. Но, учитывая, что Лисса была обучена погибшей черноморской спутницей некоторым целебным травам и растворам, не стоило удивляться, что с колдуньей-целительницей тайя поладила с первых же дней знакомства. Ведьмочка же с унынием выслушивала описания Агрионы строения человеческого тела, и что необходимо делать, чтобы избавить человека от различных недугов.
  - Если рана нанесена ножом? - Агриона держала за руку Лиссу, на которой Марго предстояло опробовать свои чары. Графиня злилась на подругу, что та разрешила использовать свое тело для колдовской практики. Видимо, Лисса боялась отказать целительнице и потерять её расположение, а в это время Агриона острым тонким лезвием наносила на гладком предплечье тайи глубокую царапину, из которой хлынула кровь. - Что ты будешь делать? Ты просто заживишь рану и заставишь кожу сраститься, к тому же после этого скорее всего не останется никакого шрама. - Агриона произносила пояснения к необходимым действиям спокойным тоном, глядя в испуганные глаза Марго. Ведьмочка уже пустила в ход свои способности, от раны на руке подруги остались лишь капельки крови. Лисса, казалось, даже не успела понять, что с ней в это время произошло.
  - Внешние недуги ты исправляешь легко. Я тобой довольна, - Агриона внимательно поглядела вначале на зажившее место на гладкой коже руки, а после на свою ученицу. - Трудности возникают, когда в теле застряло, к примеру, острие стрелы, кусок копья, и чужеродный объект начинает движение по всему телу больного. В этом случае, если ты просто избавишь пациента от раны, то он вначале почувствует облегчение, так как остановится кровотечение, но после ему может стать очень худо. Поэтому для начала следует извлечь этот осколок из тела, - колдунья вновь взяла в руки острый нож.
  Но Лисса уже не стала дожидаться, пока ей придется испытывать новый вариант ранений. С неё хватило уже и того, что несколько дней назад Агриона наслала на неё простуду, так что девушка вся пылала от жара, а Марго в это время смешивала какие-то порошки, чтобы излечить подругу. Также Лиссе пришлось обжечься горячим горшком и с ужасом наблюдать, как небольшой по размерам ожог медленно исчезал с тыльной стороны ладони только после того, как колдуньи целый час спорили, каким образом следует от него избавиться. Тайя вскочила со своего места и на всякий случай отошла к задней стене подальше от ведьм.
  - А Дугласа ты сможешь излечить? - спросила она Агриону, хотя Ланс рассказывал ей о бесполезных встречах брата и колдуньи, которые ровным счетом ничего не изменили в самочувствии рудокопа.
  - Неужели тебе это до сих пор непонятно, - мрачно ответила женщина, недовольная как вопросом тайи, так и тем, что её отвлекли от темы. - У него отравлена кровь, и заражение перешло на все части тела. Он медленно умирает.
  - Но даже от черной лихорадки, которая мутит голову и сжимает грудь, есть средство, которым обычные знахари спасают больных, а вы ведь колдуны. Вы должны быть в силах излечить от любой болезни!
  - Лисса, я не встречала пока за свою жизнь ни одного колдуна, который бы обучил меня исцелению. Я сама постигаю эту науку. Мой отец передал мне много знаний, и очень часто я пользуюсь именно ими, не применяя свои способности в колдовстве. Быть может где-то и остались ещё всемогущие чародеи. Но здесь ты их не встретишь, - голос Агрионы звучал печально, как будто молодая женщина заглянула в свое прошлое и, оно явило ей унылые образы. - От некоторых недугов не спасет уже ничто. Ведь люди уходили в морские пучины во все времена.
  - А ты долго здесь живешь? - спросила Марго, которая до этого не отваживалась задавать своей наставнице личные вопросы.
  - В Деревне я около пятидесяти лет. Я пришла в лес после смерти своего мужа. Он умер от черной лихорадки, и ему не помогли ни травы, ни чары, ни моя любовь.
  Девушки потупили взоры, с сожалением поглядывая на молодую красивую женщину, чье лицо обрамляли русые кудри. По её щекам безмолвно стекали слезы, а взор застыл в пустоте.
  Деревню населяли ещё несколько колдунов, но они не желали вмешиваться в дела чужестранцев, так что и Марго не имела пока с ними дело, хотя замечала, как люди в коричневых одеяниях бросали в её сторону любопытные, заинтересованные, а иногда и подозрительные взгляды. Ещё одним учителем юной ведьмочки стал Бад, рассудительный мужчина, который с первого же дня обучения предложил своей ученице делать на его занятиях все, что ей было по силам. Но при этом он выставил условие: девушка должна была давать каждому своему чуду объяснение, иначе колдун грозил лишить её колдовских чар.
  - А разве такое возможно? - спросила Марго Сэма, который присутствовал на всех занятиях и упражнялся в чародействе вместе с новой ученицей колдуна.
  - Нам ведь все возможно, - усмехнулся Малыш. Это прозвище ему дала Лисса, и оно прикрепилось к юному колдуну в разговорах двух подруг. - Другое дело, что порой не все по силам. Но такое он умеет, уж поверь моему многолетнему опыту, сестричка. - Так называл далийку в ответ Сэм за то, что по внешнему виду их можно было признать почти за ровесников.
  Бад рассказывал об энергии, в каком виде её можно использовать, какие материалы возможно изменять и прочую ерунду, которая совсем не задерживалась в голове Марго. Ведьмочка в конце концов пришла к заключению, что все равно не поймет, как она вызывает некоторые явления, хотя отлично знала, что сможет их повторить и в будущем. Она больше переживала, что в нескончаемых занятиях упустит начало похода за живой водой или не успеет к этому моменту разузнать все, что её интересовало по этому вопросу.
  - В Эрлинии жрецы Гисса постигли тайны огня и назвали себя магами. Они научились повелевать огнем, вызывать его из воздуха, менять с его помощью металлы и показывать прочие фокусы, которые будоражат фантазию обычных горожан. Намного позже эти учения укрепились в Черноморье, и теперь маги восседают в Гассиполе в Береговой Башне и приносят молитвы Уритрею и Нопсидону. Но на самом деле они исследуют свойства окружающих веществ и используют свои знания в делах укрепления власти Веллинга. Именно такой пустой политикой и занимаются эти пройдохи, при этом скрывая от чужих глаз секреты своего могущества и знания. - Каждый день Бад начинал с того, что ругал как колдунов, так и магов, а также тагов, видиев и других мудрецов, которые, по его мнению, не приносят пользу своему народу, за счет которого существуют.
  Марго и Сэм проводили вместе со стареющим на вид колдуном, хотя его облик не менялся уже много лет, дни напролет. Бад требовал, чтобы оба его ученика выполняли задания без изъяна, и лишь тогда позволял им удалиться по своим делам. Очень часто он устраивал для юных чародеев соревнования, разжигая их азарт и пыл.
  - Итак, вчера вы до поздней ночи формировали небольшой световой шар в воздухе. Нынче же даю вам задачу попроще - кто быстрее разведет костер на этой пустой земле, тот будет свободен до следующего урока.
  Марго и Сэм лишь обменялись ухмылками: в прошлый раз колдун заставил их поддерживать свечение огонька до наступления сумерек, так как каждый раз ему казалось, что ученики неверно используют свои чары. Любой шелест, доносившийся из леса, на опушке которого колдуны проводили свои занятия, громкий гул от работы в поселке и даже птичий щебет признавался Бадом, как утечка энергии. И он в наказание за то, что ученики не контролируют обратный поток, продлевал их упражнение до изнеможения.
  Ведьмочка взглянула на прогалину, и на вытоптаном месте вмиг заполыхал небольшой костер: в этом деле она поднакопила мастерства за время похода по Мории. У Сэма дело продвигалось намного медленней. В их противостоянии первенство обычно принадлежало морянке. Но её слабым местом были следующие за колдовством вопросы, которыми Бад пытал своих подопечных.
  - Как же у тебя это получилось, Марго? - не пременил спросить колдун.
  - Просто я очень захотела, чтобы все, что может гореть в этой земле, вышло наружу и загорелось, - сомневаясь в своих словах, проговорила графиня. Она не была уверена, что её поймут, и даже подумывала сперва намекнуть учителю, что она исполнила его приказ и уже свободна. Но под внимательным взглядом из-под густых бровей, которые только и остались от растительности колдуна на голове, невозможно было молчать или говорить не по сути вопроса.
  - А ты что делаешь, Сэм?
  - Я пытаюсь увеличить температуру в этой земле, то есть на её поверхности, - замямлил юноша.
  - Да, тоже вариант, но как видишь более медленный, и не всегда подходящий. Марго же просто собрала все легко воспламеняющиеся вещества, и скорее всего они пришли к ней из воздуха, а не только земли. Костер заполыхал быстро и ярко. Тебе следует поучиться у неё прилежанию. С тобой я бьюсь уже не один год над такими простыми задачками.
  - Но вы ведь меня так учили... - возражения Сэма никто не намеревался выслушивать.
  - А теперь вы будете стрелять из лука, - оказалось, что Бад уже забыл свое обещание, или просто передумал так быстро расставаться с Марго. Девушка заметила, что его взгляды в последнее время совсем не походили на строгий взор учителя или добрые глаза отца, а были совсем иными.
  Бад указал на дерево в лесу, которое избрал целью. Высокий дуб скрывался среди стволов других деревьев недалеко от опушки, но колдун не желал выслушивать замечания юного минорца, что с их местоположения стрела в своем полете никак не сможет поразить мишень, ибо на её прямом пути встают другие преграды.
  - На то ты и колдун, чтобы разумом покорить это расстояние: пускай и по кривой, но наиболее коротким путем, - ответил учитель.
  Марго подняла длинный лук, за которым Бад послал в деревню крестьянина, в полдень являвшегося на опушку леса со свежей водой и горячим обедом. Девушка даже не старалась, как следует натянуть тетиву. Она всмотрелась в далекий дуб и пожелала, чтобы стрела оказалась в его коре. Результат превзошел все ожидания. Цель была поражена, в то время как стрела Сэма криво петляла в воздухе, выбирая самый короткий путь среди других деревьев. На этом колдун решил окончить урок. Его ученики побрели к поселку, а Бад направился к деревьям, чтобы удостовериться, что ему не привиделось белое оперение стрелы, пущенной Марго, которая так быстро разрядила зеленую листву леса.
  Ведьмочка весело спешила к дому. Ей опять удалось обставить Сэма, да к тому же поразить Бада. Но самое главное - девушка уже начинала пользоваться советом Молоха. Она черпала энергию из самой себя. Узкая тропинка пошла на подъем, как вдруг далийка со всего размаха шлепнулась на землю. Кто-то подставил ей невидимую подножку, и не приходилось сомневаться кто.
  - Не стоит так высоко задирать нос, лучше смотри под ноги, - Сэм был уже рядом и протянул ей руку, чтобы помочь подняться. Но девушка не приняла его дружеского жеста.
  - В следующий раз я пущу не стрелу, а молнию, - огрызнулась она на выходку товарища, - притом прямо в тебя!
  - Ты скажи о своих планах Баду. Он заставит тебя выслушивать до вечера свои речи о том, что такое невозможно, ибо молнии рождаются высоко в небе, а нам никогда не узнать его строения и сущности. Поверь, я уже не раз засыпал под эту долгую и мучительную чепуху. В наши дни уже не устроишь ни грома, ни молнии, ни урагана, ни даже порядочного ветерка, который бы пригнал дождевые облака. Но я думаю, что просто это не по силам Баду, а вот если бы меня обучал Владыка из Прибрежного края, тогда... - Сэм улыбался, глядя на свою спутницу, которая, наоборот, с каждым его словом все больше хмурилась.
  Она желала отплатить своему обидчику такой же доброй шуткой, но пинок в спину не возымел действия. Или Сэм стойко перенес боль от толчка и даже не выразил при этой неожиданности удивления.
  - Ты собиралась со мной что-то сделать, правда? - усмехнулся юноша. - А ничего не происходит? Просто сейчас ты не сможешь даже зажечь маленький огонек или поднять легкую травиночку с помощью чар.
  В глазах Марго отразился неподдельный ужас. Она подумала об огне, но в воздухе не появилось и тусклого свечения. Девушка вытянула вперед ладонь, надеясь, что так ей будет легче справиться с волнением и своими мыслями. Но результат колдовства не изменился.
  - Что ты наделал? Как ты посмел?! - она презрительно посмотрела на минорца.
  - До сих пор ничего не произошло? Даже после того, что я тебе сказал? Ну, это задачка для малого дитя, Марго! - Сэм удивленно развел руками. Он был все также весел и возбужден, хотя на лице Марго отражались лишь бледность и обреченность. - Вначале ты должна разрушить мои чары. А я тебе уже сказал, что я сделал. Я лишил тебя возможности колдовать. Ты ведь это знаешь, а знание - сила. Так говорит Сарпион.
  Марго последовала совету, она захотела, чтобы чары Сэма уничтожились, а после все-таки направила в его сторону пинок. Но парень опять остался бесстрастным.
  - А теперь что? - нетерпеливо спросила Марго. - Я опять ничего не могу с тобой поделать.
  - Сейчас я предугадал твои ответные действия и защитился от них. Ты же не знаешь, а точнее даже не подумала, что я обороняюсь. С людьми, а особенно с колдунами, все не так просто, как с обычными бревнами и камнями, Марго!
  Они вновь побрели по направлению к деревне. Девушка отбросила прочь свое недовольство и злость. Она с милой улыбкой на губах, льстясь к товарищу и весело потрепав его волосы, поблагодарила Сэма за полученные уроки, после чего попросила его хотя бы иногда давать ей понять, что она слишком юна, чтобы тягаться с теми, кто прожил в этом месте уже не один год.
  - Да ладно, Марго, - засмеялся Сэм. - К чему твои сладкие речи? Ты ведь просто хочешь, чтобы я учил тебя колдовству.
  Немного помедлив с ответом, она утвердительно кивнула. Марго рассудила, что если Молох пока отказывался посвящать её во многие секреты чародейства, то нужно было довольствоваться опытом малыша Сэма. Тот не стал противиться и торговаться с молодой дворянкой. Он лишь потребовал за это плату - поцелуй на прощание.
  Обучение задалось быстро и успешно, притом в обоюдном направлении, а вскоре в Деревне появился Сарпион.
  
  ***
  С самого утра стали варить пиво, из погребов достали бочонки с прошлогодним вином, между избами выстроился длинный ряд столов, за которыми женщины рубали свежую зелень овощей, солили грибы, ощипывали птицу и готовили угощение к празднику по поводу возвращения одного из старейших и почитаемых колдунов в Деревне. По широкой тропе, которая уходила на север вглубь леса, прикатила телега, заполненная мхом, корнями, сушеными ягодами и беличьими шкурками. Впряженная в оглоблю низкая замученная лошадка с радостью поглядывала на солнце, которое вновь согревало её мозолистую кожу и освещало путь, проходивший до этого по темным чащобам. Лесовики, как звали их в деревне, быстро прослышали о том, что в ближайшем к людям поселке затевалось празднество и поспешили узнать последние новости из далеких земель да заодно обменять накопившийся товар на заморские диковинки. К заходу солнца из лесу вышли новые немногочисленные группы людей, вооруженные толстыми дубинками и большими луками. Как пояснил Ланс, это были старейшины поселений в Северном лесу, что обустраивались на берегу Великого моря. Лесовики занимались в основном собирательством и охотой. Из вырубленного леса они соорудили небольшие баржи и стали сплавлять часть своей добычи на юг, в минорские порты. Государь такого обмена не признавал, но торговля расширялась - местные жители встречали северян в маленьких бухтах, на пустынных морских берегах и удачно выторговывали у них на продукты-дары леса.
  Когда сумерки опустились на поляну, возле каждого дома в поселке, выстроившихся в два ряда, пересеченных вытоптанной дорогой, зажглись яркие костры. Мужчины гурьбой уселись возле огня, чтобы распить полные бочонки ароматных напитков, а женщины подносили гостям поселка и его хозяевам еду и кувшины с прохладной ключевой водой.
  Лисса с досадой поглядывала на брата и его друзей, устроившихся в компании Ногира под сенью молодой березы, росшей у самого крайнего дома в деревне. Девушке не было видно лиц весело беседовавших мужчин, но именно оттуда доносился громкий смех и нежные звуки музыки, которые певец умело извлекал из своего инструмента. Однако тайя не переживала, что из их речи что-нибудь скроется от её внимания: Ланс должен был рассказать и о том, сколько кружек пива и вина выпил молодой царевич, и о мрачном виде Дугласа, и о забавных историях Вина, который делился своими приключениями с певцом, обещавшим собрать их в великое произведение - балладу о подвигах пирата. Более всего её волновало то, что ей было не дозволено присоединиться к этому сборищу. Женщины, которых было здесь не более десяти, устроились за высокими столами, также радуясь, что, наконец, могут поболтать друг с другом о своих нескончаемых заботах, поделиться горестями и радостями. Даже Агриона и Мелая, пожилая колдунья, следившая весь день за работой батраков в поселке, не присоединились к самой главной группе возле костра около дома Молоха. Оттуда доносился негромкий голос рассказчика. Более двадцати мужчин, среди которых были колдуны и лесовики, в молчании слушали известия из уст возвратившегося колдуна. Лисса так до сих пор и не успела познакомиться с этим восхваляемым старцем, ибо говорили, что он уступает в мудрости и возрасте лишь Молоху, но даже его странствия по неизведанным чудным краям, о которых уже три дня говорила вся деревня, её не интересовали.
  - И где ты пропадала эти дни? - спросила тайя подругу, когда к ней подошла усталая Марго. С самого рассвета ведьмочка крепко спала в своей кровати, а до этого не появлялась в доме, занимаемом девушками, четыре дня и ночи.
  - А что такое творится кругом?! - удивилась далийка, зевая и усаживаясь на лавку рядом с Лиссой. Тайя к этому времени уже обошла все костры с мисками полными тушенными бобами и скучала в одиночестве за столом. - Неужели все эти люди проживают с нами по соседству?! Я их раньше никогда не замечала, - девушка устало уронила голову на столешницу.
  - Я спрашиваю, где ты пропадала, Марго? Ланс сказал, что тебя нет в Деревне. Ты ходила с Сомом к этим... лесовикам? Я бы тоже хотела посмотреть, как они там живут - между лесом и морем. Там хоть люди более дружелюбны, и детишки у них есть, а то эта деревня больше напоминает ремесленный цех, чем людское поселение. Работа, работа, работа... Или вы просто укрылись от чужих глаз в какой-нибудь лесной землянке?
  - Что за намеки, Лисса?! Разве ты не заметила, что Бада тоже здесь не было, и его помощников, этих ... Голша и Заса. Эти навийцы в родной Сольне спьяну залили солевой карьер водой, разрубив плотину, а тут Бад им ещё деньги платит, нанял их на честную работу, - Марго говорила обиженно-возмущенным голосом. - Они, видите ли, уже ни вина, ни браги в рот не берут, и даже хозяина ни на слово ослушаться не могут.
  - И где же вы были? Что делали?
  - Мы проверяли себя на прочность, - Марго выпрямилась за столом и потянулась к кружке с водой. - Кто дольше в лесу под деревом простоит и не заснет. Я и Сэм как олухи мерзли под высокими осинами. Кстати без еды. А воду эти охламоны приносили из мутного пруда, так что все внутри от неё переворачивалось.
  - И все эти дни ты не присела, не взяла в рот ни ягодки и даже не заснула?!
  - Я то себя держала с помощью чар прямой стойкой под этим деревом и на третий день умудрилась выспаться несколько часов с открытыми глазами, так что никто даже не заметил. Но Сэм стоял все это время напротив, он то догадался и перенял мою выдумку.
  - И кто победил?
  - Бад иногда приходил в лес проверить, как мы проходим испытание, а так оставлял нас на своих ребят, которые поочередно дежурили возле костра неподалеку. Все бы ничего, голод ещё можно было терпеть, но спать я хотела ужасно. Притом видеть, что Сэм даже посапывает с открытыми глазами, а самой держаться изо всех сил и протирать слипающиеся ресницы, было невозможно. В общем, я тоже опять решилась прикорнуть на пару часиков, до рассвета... А этому Голшу вздумалось язык со мной почесать - до этого молчал как рыба, боясь даже взглянуть в мою сторону, шептал своему приятелю, что я ежели морянка, то колдуньей быть не могу, следует, я обычная ведьма и надобно меня на костер. Я еще припомню это ему, хлыстом получит десяток ударов от хозяина-то. Балбес!
  - Марго, - Лисса тихо обратилась к подруге, теребя её за локоть. Она покосилась в сторону других женщин, сидевших за длинным столом, - потише ты, а то тебя точно нарекут деревенской ведьмой, а не могучей колдуньей. Никто тут не верит, что ты графиня. А за твою родинку они, - Лисса ещё раз покосилась на деревенских работниц, - считают тебя нагулянной матерью в Рустанаде. А южан, как ты поняла, здесь совсем не жалуют. Не хватало ещё, чтобы ты выражалась на простонародном наречье да ругалась как баба с торгашами.
  Марго перешла на более спокойный тон и продолжила рассказ:
  - Он, видимо, меня о чем-то спросил, я же не слышала ничего. Он подошел поближе, я опять не ответила. Ну, он испугался, что я стою как столб немая с расширенными глазами, и стал меня хлестать по щекам, а Сэм, который уже продремал своё, тут и заорет, что я сплю. Я очнулась от криков, стала ему возражать. Зас помчался за Бадом. Колдун как пришел, провел по лицу моему ладонью и понял весь обман. В итоге, - Марго горько вздохнула, - застыдил он меня и с позором прогнал в Деревню.
  - А Сэм? Он ведь предательски поступил!
  - А Сэма он заставил дальше стоять, но при этом остался рядом с ним, так что даже не знаю, кому ещё повезло больше, - усмехнулась девушка. - Бад сказал, что наш организм, то есть у колдунов, более силен и вынослив. Мы способны более десяти суток жить без пищи и сна, а тело не берет ни усталость, ни болезнь, и яды нам совсем не страшны. Я, конечно, очень хочу в это верить, Лисса, но я, наверное, очень слабая колдунья, раз не смогла честно выдержать это испытание. А когда я вспоминаю ту заразу, что вливали мне в глотку в Ароне, то представляется, что от настоящего зелья я просто свалюсь моментально с ног и отправлюсь в царство Моря. Если туда принимают колдунов?!
  - Ты должна проучить Сэма! Не спускай это ему так с рук. Посмотри на этих мужиков, что они за праздник устроили: сидят важно у костров, пиво и вино пьют, а где же танцы и песни, веселые разговоры и комплименты в сторону нас, женщин, которые весь день крутились у огня, в дыме, тесте и воде?! - Лисса понимала, что перешла совсем на другую тему, но не могла сдержать своей обиды и недовольства.
  - А что за празднество в Деревне? - спросила Марго, которая совсем не ведала, что творится за лесом в последние дни, которые прошли у неё в серой сонной дымке голода, жажды и усталости.
  - Я тоже не знаю, что это за праздник такой! Все сидят и обсуждают дела, вспоминают прошлое, загадывают на будущее, ругают государя, царя, дворян и южан! Как будто нельзя это делать в доме, где нет ни комаров, ни сырой травы, ни дыма и гари от костров! - предела возмущения тайи было не видать. - Посмотри, они там уже карту рисуют на земле, - Лисса кивнула головой в сторону Вина, который выводил какие-то очертания возле костра длинный тонкой палкой. - А мне не позволено к ним присоединиться. Точнее, это не принято! Мелая сказала, что я хотя и гостья в Деревне, но не должна подглядывать за посиделками колдунов. Хорошо, что Агриона разрешила мне не прятаться в комнате и помочь ей с напитками.
  - А как тут у вас дела? Ортек уже решил, когда выступает на юг?
  - Марго, ты должна на него повлиять! Только ты заставишь его передумать! Ты ведь из колдунов, а вы можете все, если захотите! - Лисса просительно взглянула на подругу, ответный взгляд которой выражал лишь полное недоумение. - Я ведь тоже не сижу без дела, - продолжала тайя. - Уже сумку дорожную перешила, платья свои починила, собираю вещи в путешествие... - девушка замолчала, понимая, что предстоящая дорога не будет напоминать обычный поход. - Я отправилась в избушку к Дугласу, чтобы узнать, что да как, когда и на сколько. Они ведь уже все обговорили, запланировали. Я могла послать Ланса, он бы мне все выложил как открытую книгу. Но все же я не видела их несколько дней, они забились себе в этом разваливающемся избище, и нос не высовывают. А он мне и говорит, чтоб никуда я не собиралась, потому что я останусь здесь, и они уже даже скрывать не будут, что пойдут в ... путешествие... без меня!
  - Кто он?
  - Кто кто! - передразнила Лисса. - Ортек, конечно же! Вин лишь по-благородному улыбается да указывает на черноморца, мол, он тут главенствует... Так я и поверила этим его шуточкам, с самого знакомства вроде преклоняется перед царевичем, а на самом деле сам его направляет... А Дуглас - на него смотреть жалко - весь исхудал, сник... Да туда же. Говорит, как Ортек сказал, так и должно быть, девушке в походе не место. Марго, где же это видано ...
  - Лисса, ты считаешь, что если в Тайраге с молоденькими девочками, тайями, считались, точнее исполняли их просьбы и капризы, то это само разумеющееся для всего мира, - Марго громко ответила подруге. - Ты ведь знаешь, что это не так. Так что надо подойти к ним с другой стороны. Про меня ты говорила?
  - Говорила, - воинственный настрой Лиссы моментально испарился. - Он ответил, что ты вольна делать, что хочешь, что тебе вздумается, потому что ты колдунья. Не знаю, как это связано между собой, но он не возражает против тебя. По-моему, он действительно надеется, что если одна ведьма наслала проклятье, то может быть другая в силе его снять?! Не знаю, не знаю. А может он просто не верит, что ты отправишься за живой водой. Ты ведь колдунья.
  - Добрый вечер, прелестные гостьи! - приятный мужской голос раздался позади подруг. Обе вздрогнули от неожиданности и быстро оглянулись.
  - Добрый вечер, господин... Сарпион, - Лисса вскочила со скамьи и присела в неглубоком поклоне. Она уже решила, что у мужчин закончилось вино, и они сами поднялись за добавкой. Если бы это увидела Агриона, девушке бы не поздоровилось. - Чего-то желаете... - губы тайи застыли, так и не договорив предложения, глаза заморгали, а рука потянулась к груди, точнее к тому, что было спрятано в этом месте под одеждой. - Убил Имиру! - воскликнула тайя, не обращая внимания на окружавших её людей. Она резко развернулась и быстрым шагом направилась к крайнему костру. - Значит та девушка, с которой он путешествовал, была Имирой! - донеслось до слуха Марго. - Он просто много выпил, Ланс! Это невозможно...
  Графиня испуганно поглядела ей в след, она уже решила догнать тайю, но властный голос переменил её намерения:
  - Очень странная у тебя подруга, Марго. Если человек разговаривает сам с собой, значит он либо очень возбужден, либо очень одинок. Но говорить неизвестно с кем в присутствии других людей - это уже признак помешательства головы.
  - Мы с вами знакомы? - девушка из вежливости обернулась к собеседнику.
  - Я уже слышал о тебе много откликов, приятных и не очень. В любом случае, я сам скоро разберусь в чем их истина, а в чем ложь.
  - А вы... господин ... Сарпион, - Марго припомнила слова Лиссы, когда она поприветствовала незнакомца. - Лица я вашего не помню, следовательно, вы и есть тот колдун, что недавно прибыл в Деревню издалека, - закончила свои рассуждения вслух далийка. - Очень приятно познакомиться, - Марго вежливо склонила голову. - Но, видите ли, какой бы странной не была моя подруга, сейчас я должна быть около неё.
  - Марго, - окликнул её Сарпион, когда девушка уже сделала несколько шагов прочь от стола, за которым она беседовала с Лиссой, - я очень рад нашей встрече. Отныне мы будем видеться с тобой довольно таки часто и, надеюсь, достигнем совместными усилиями больших результатов.
  Она оглянулась в сторону мужчины, который так быстро посмел произнести столь самонадеянные речи. Впервые в жизни ей захотелось прочесть мысли человека, узнать, о чем он думает. В отсвете костров различалась высокая статная фигура, длинные седеющие волосы, спускавшиеся ровными прядями на плечи, короткая борода, правильные черты лица и сверкающие глаза. Именно таким и должен быть колдун, мелькнуло у Марго в голове. Она усмехнулась. Нет, ей ещё было недоступно проникнуть в чужие замыслы, в голове проявлялись лишь собственные суждения. Но глаза колдуна говорили сами за себя. В них играла насмешка и заинтересованность, властолюбие и рассудительность, огромная сила и знание, желание и воля. Вот, как она представляла себе прославленных чародеев, которые звались Вечными богами и владычествовали в далеких северных краях. Иногда и ей хотелось стать такой же, но мысли эти стали приходить в голову совсем недавно, прежде же девушка даже не ведала о могучих властителях земли, в чьих рядах она оказалась по воле случая, богов или кого-то ещё.
  Графиня побрела в сторону друзей. Возле яркого костра уже не раздавалось пения музыканта. Марго приблизилась к Лиссе, приникшей к плечу брата. На молодую колдунью никто не обратил внимания: Ортек не отрывал взгляда от земли, в которой он уже выкопал неглубокую ямку, Вин глядел пустым взглядом в невидимую даль, в руках Дугласа застыла полностью опустошенная кружка вина. Ведьмочка незаметно обогнула костер и возвратилась к домам. Яркая луна освещала верхушки сосен и елей, встававших за крышами деревенских изб. Девушка юркнула в дверь темной комнаты, устало повалилась на кровать. Кругом были чужие люди, чужие беды, чужие цели, и ей ничего не должно было помешать уснуть, тем более этого она хотела больше всего.
  После недолгого перерыва Бад возобновил свои занятия с Марго. Колдун сообщил ученице, что Сэм в этом году достиг наилучшего результата за всё свое обучение - выдержал в роли неподвижной статуи более восьми дней и ночей. Но в следующий раз юная Марго несомненно должна вести себя более порядочно и честно, чтобы легко доказать мальцу мелочность его достижений и не позволить тому так высоко поднимать самомнение. Марго не обратила внимания на пожелание учителя, всем сердцем желая, чтобы этот следующий раз наступил как можно позднее.
  Нынче занятие сводилось к тому, что Бад велел разлить неглубокий сосуд с водой в десять широких плошек, которые были намного больше по объему.
  - Каждая миска должна быть заполнена до верха, - давал последние указания колдун. - И даже не пытайся воздействовать на мое воображение. Я прекрасно увижу, достает ли вода до края, даже если ты воспользуешься иллюзией.
  Марго попробовала возразить, что даже не задумывалась о таком, хотя это было первое, что пришло ей в голову. Не могла же она создать воду из ничего. Колдуны перемещали энергию из одной сущности, материи в другую, но не превращать же воздух в воду. Или... Марго усмехнулась. Это ей уже удавалось - доставать из воздуха воду, но такой фокус только бы поразил Бада. Колдун уже давал девушке подсказки, и, исполняя его желания, Марго выполнила задание, разлив воду на дно плошек, а затем приподняв жидкость с помощью воздуха до края, так что глазу предстали заполненные широкие горшки с плоским дном, на котором однако не осталось ни капли жидкости.
  - А возможно создать что-то из воздуха? Или обратить один предмет в другой, так чтобы это не было игрой воображения? - спросила ведьмочка, после того, как Бад заставил повторить это упражнение несколько раз, снизив время его выполнения до трех слов.
  - Обращения невозможны. Это просто воздействие на зрение человека. Ты заставляешь видеть его то, что хочешь, чтобы он узрел.
  - А как же оборотни, о которых рассказывают в Черноморье. Ночью - волки, днем - обычные люди.
  - Оборотни встречаются не только в Черноморье, Марго. Люди превращаются в лис, летучих мышей, медведей. Так устроен организм этих людей, а точнее нелюдей. Но только не спрашивай меня, кто создал этих существ, да всех живых тварей, что заселили земли, горы и моря. Об этом тебе лучше расскажет Молох или Сарпион. И даже не пытайся проделать это с чем-то или кем-то, Марго! От таких экспериментов и населили разные чудища местные края.
  - А полет? Можем мы взлететь в небо как птицы?
  - Нет, это тоже только фантазии. Даже Вечным это было недоступно, иначе они ведь давно покинули бы неблагодарных людей, променявших их силу на скромные дары моря.
  - Но Вечные ведь жили только в легендах, учитель. А разве можно верить сказаниям людей?! Ведь ты сам показываешь мне, как управлять воздухом, силами, что находятся в нем, - в глазах Марго засветились озорные огоньки. Она привстала на носочках и подняла руки вверх, пытаясь оторваться от земли. - Стоит только захотеть, представить, поверить, что это возможно, - говорила девушка. Она заметила, что колдун осматривает её испуганными глазами. Она опустила взор и едва не вскрикнула. Земля оказалась намного ниже, чем она предполагала, и ведьмочка, потеряв самоконтроль, повалилась вниз. В небе в это время вспыхнул яркий свет и на зеленую траву упали горящие искры.
  - Давай попробуй еще раз, - на удивление самому себе и своей ученице Бад даже не заметил этой оплошности и помог девушке подняться. - Попробуй еще раз взлететь, Марго, а я уж внимательно посмотрю, не смеешься ли ты опять над моим уже подслеповатым зрением.
  Колдунья теперь не вытягивалась вверх. Она знала, куда ей следовало направить воздушные потоки, покорить невидимое притяжение к земле и подняться вверх. Во второй раз это произошло более быстро. Марго заверещала от удовольствия, когда напротив её взора встали кроны деревьев, их верхние ветки, с которых слетела испуганная стая синиц.
  - А теперь лети! - крикнул Бад. - Лети к Деревне!
  Куда лететь? Марго не могла пошевелиться. От вида того, что под ногами ничего нет, ей стало страшно. Только теперь девушка подумала, что нужно ещё опуститься вниз, не повредив при этом шеи и головы. Мысли разлетелись в разные стороны. Она уже летела, падала с огромной скоростью на зеленую траву. Из горла вырвался громкий крик, и в тот же миг девушка вновь застряла в воздухе. В нескольких локтях от земли. Бад медленно опустил её и поставил на ноги.
  - Получилось! Получилось! - восторженно произнесла Марго, порываясь обнять своего спасителя.
  - Что получилось? - строгий голос колдуна погасил её пыл. - Разве это полет?! По-моему, я вижу тебя на том же самом месте, только при этом ты чуть не погубила себе жизнь.
  - Но я ведь поднялась в небо, - изумленно произнесла далийка, все ещё потрясенная своим достижением.
  - Это по силам многим. Я могу также легко тебя поднять вверх и даже переместить с этой опушки на тот бугор, заросший клевером. Но самому двигаться в воздухе, не имея опоры под ногами, невозможно. Запомни это, Марго. На сегодня наша встреча завершена. Завтра Сэм уже встанет, наконец, с постели, и я посмотрю, кто из вас способен подняться выше в небо, кому не ведом страх под горячим солнцем и темными тучами.
  У девушки перехватил дух, когда она подумала, что Бад действительно заставит их подняться так высоко. Она одиноко побрела по тропинке к поселку, разглядывая землю под ногами. Марго погрузилась в мысли, мечтая о том, что когда-нибудь она уж точно полетает над зеленым лугом, пусть и не столь далеко от поверхности земли. Радость переполняла сердце, девушка тихо напевала мотив старинной детской песенки, срывая при этом яркие цветы, душистые травы. Ей еще предстояло сходить к заброшенному пруду за кувшинками и ряской, а также поискать в осиннике грибы. Агриона наказала приготовить мазь против ушибов суставов. Но в распоряжении ученицы был оставлен лишь старинный рецепт, и Марго надеялась, что Лисса поможет ей верно смешать все необходимые ингредиенты.
  - Марго, я был очень рад твоим сегодняшним успехам, - ведьмочка обернулась на уже знакомый мужской голос. Из-за толстого ствола раскидистого тополя вышел человек в коричневом одеянии, которое позволяло ему оставаться незаметным возле дерева. - Перед тобой открывается великое будущее! Ты разрешишь мне проводить тебя до Деревни или можно прогуляться по лесу, чтобы не скрываться от чужих глаз в душной избе, - высокая фигура Сарпиона поспешила догнать девушку. Она как раз свернула в лесную чащу, чтобы пополнить свою сумку корешками, ягодами и грибами.
  - Добрый день, господин Сарпион, - вежливо ответила Марго, дожидаясь нежданного попутчика. - Неужели вы опять вознамерились скрыться от своих собратьев, колдунов, раз избегаете их общества?! - графиня надеялась, что её игривое замечание не смутит спутника, но все же стыдливо опустила вниз смеющиеся глаза.
  - Вот именно, сегодня я решил избежать докучливые допросы и поговорить с тобой. Мы ведь пока еще очень мало знаем друг друга.
  - Как говорит Сэм, впереди ещё столько беспечных лет жизни, что мы успеем узнать друг друга как пальцы на руках, а потом еще и позабыть все те разговоры, в которых обсуждали себя, свое прошлое и грядущее будущее, которого все равно не предугадаешь. Разве это не пустые разговоры, которые ведутся людьми во время полуденных прогулок, чтобы скоротать такие драгоценные для их короткой жизни часы?!
  - Ты уже заразилась безверием, которое сыплется на голову всех гостей из уст достопочтимого Молоха! Лишь грядущие годы покажут, оправдались ли наши надежды и убеждения, окрепла или угасла наша вера. А предсказатели в этом деле порой лишь мешают познать истину, а может и её отсутствие.
  - Вы не верите в предсказания и пророчества?
  - Как я уже сказал - порой верю, порой нет. Год на год не приходится, - усмехнулся Сарпион. Он ступал вслед за девушкой, которая направилась в сторону светлого осинника, перешагивая через сухие сучья и продираясь сквозь колючие заросли шиповника. - А ты, Марго?
  - Я?! Честно говоря, я даже не припомню ни одного из пророчеств. Только глупцы бегут каждый раз к гадалкам, надеясь узнать, что им предстоит сделать и узнать. Люди, мне кажется, порой слишком уж любопытны. У колдунов же в запасе вечность, их не волнуют житейские дела, они сами творят свое и чужое будущее. Я права? Хотя, признаюсь, сама тоже не удержалась и заглянула к деревенской знахарке, которая за золотой готова была и мужа приворожить, и хулу навести, и завтрашний день узреть.
  - И что тебе напророчили?
  - О, даже смешно говорить, - девушка остановилась и обернулась лицом к спутнику. - Она не успела толком ничего увидеть из моей жизни в том дыме, что запустила в свою землянку. Но некоторые её слова я даже была готова принять за правду.
  - Не поддерживаю то, что ты вообще осмелилась отправиться к вещуньям. Есть люди, от которых тебе, пока еще неопытной колдунье, следует держаться подальше. Ведь люди, Марго, также обладают знанием, силой, властью и могуществом. Правители повелевают тысячами воинов, бескрайними территориями, вызывают покорность в сердцах своего бесчисленного народа, но в тоже время они остаются обычными людьми. Ты улыбаешься мне в ответ?! Согласен, разные люди, разные вожди, разные народы. Но в гуще людского племени очень много тех, кто отличается от всех остальных. Людей нельзя равнять единым мерилом. Некоторые из них непреклонны как гора, некоторые познали мудрость как глубинное море, есть те, кто обладает удивительными способностями и талантами, недоступными колдунам, но вызывающие и в нас восхищение, признание. Ты пока ещё совсем не знаешь людей, а уже надсмехаешься над ними.
  - Нет, я бы не посмела так утверждать, будто люди глупы и ни на что не способны, - возразила ведьмочка, в её глазах отражалось подлинное удивление: как собственным словам, выражавшим не то, что она думала, так и ответу колдуна. - Я ведь тоже человек, и единственная разница нынче - это то, что я не постарею с годами и не умру от старости.
  - Это, взаправду, единственная разница между людьми и колдунами. Хотя можно назвать ещё одну - людей очень много и становится еще больше, ибо мы, колдуны, порой самостоятельно излечиваем их от болезней, спасаем их детей, примиряем раздоры и не допускаем лишнего кровопролития в пустых драках и потасовках. Человеку не столь уж дорога его жизнь, ибо вера дарует ему силы. Он не сомневается, что уходит в царства своих богов, которых порой сам же и выдумал, чтобы затом возродиться в мире, измененном уже собственными потомками. Но разве это хоть раз произошло? - Сарпион с презрением засмеялся.
  - Однако глупо утверждать, что богов нет. Кто же тогда создал землю, леса, деревья, реки и горы? Кто создал людей и животных?
  - Тот, кто его создал, давно уже покинул этот мир. И нам предстоит лишь уничтожить его творение. Ведь всему есть начало и конец. Как я заметил в своих странствиях, богов, как и людей, становится все больше и больше. Люди забывают старых и придумывают себе новых идолов. На обоих склонах Пелесских гор исконно поклонялись Земле, Тее, и Небу, Рону, пока не появились минорцы со своим богом Море. Рудокопы славят номов, хранителей гор. Черноморцы возвели свой пантеон, в котором поклоняются шестерым творцам, а эрлины, от которых они во многом переняли их образы, в молитвах и храмах восклицают имена столь древние, что даже мне трудно отыскать истоки этих божеств. А далее на восток картина мироустройства ещё более многогранна и запутана. В Бресии - бог Солнце, чье изображение сверкает на Горе Ярости у берегов Золотого, или как его называют в Мории, Внутреннего моря. Говорят, что храм вечно сияющему Авуру, то есть светилу светил, бресы, покрыли золотой чешуей. В Ал-Мира гаруны обоготворили своего первого повелителя, над чьим курганом нынче воздвигнута гора могил его потомков, коим люди шлют бесконечные просьбы о милости. Униатские племена поклоняются незримым духам, которые приносят им успех или исполнение задуманного мероприятия. Олары заимствовали богов у всех соседних народов, а Хафез...
  - Если ты решил преподнести мне урок истории, то я мало что из него запомнила, - усмехнулась Марго. Она даже не заметила, что упустила вежливое обращение к колдуну. - Половина этих названий мне ничего не говорит, но думаю, ты готов еще долго перечислять этот список, - девушка присела на маленькой поляне, куда вывела путников тропа, и стала срывать поспевающую землянику.
  - Люди, Марго, живут не только в Мории. А кроме людей мир полон других существ, которым нельзя отказать в разуме и желании жить, хотя человек прозвал их нежитью. А зачастую, эти существа также как и мы происходят от самого человека, хотя может быть и наоборот. Это упыри, оборотни, лешие, русалки, ходячие мертвецы, духи, болотные чудища и прочие. А в конце упомяну и колдунов. Вероятно, ты слышала о них только в сказках? - фраза прозвучала как вопрос. Но Марго даже не подумала ответить Сарпиону, усомниться в его словах. Она уже прекрасно знала, что страшные сказки иногда обращаются былью.
  - А что же сами люди? - продолжал колдун. - Они также убивают, угрожают, предают, заводят в западню, насилуют. Но они умеют и прощать, любить, сочувствовать. Люди стремятся к знаниям, и успешно используют накопленный опыт предшествующих поколений, они также способны излечивать прикосновением или добрым словом, могут предсказывать события, могут передвигать предметы, а вскоре мы может быть увидим, как люди взлетят в воздух. И тогда твои сегодняшние усилия будут ни к чему. Этим ты уже никого не поразишь.
  - Значит, ты убедился, что предсказания иногда сбываются, раз так уверенно приписываешь эту способность человеку? - Марго нагнулась к следующему низкому кусту, надеясь разглядеть под темными листьями яркие ягоды.
  - Прохвосты и обманщики в своих разглагольствованиях используют слишком много непонятных слов, чтобы потом убедить окружающих, что они именно это, а не другое, имели в виду. А бывают люди, которые уверяют всех вокруг, что общаются с самими богами, которые приоткрывают им завесу неведомого будущего. И их слова тоже иногда сбываются, а потом уже молва о прорицателе и слава о нем не успевают обогнать друг друга. Но как я уже говорил, вещуны, гадалки, предсказатели особо опасны именно для нас, колдунов. Догадываешься почему, Марго?
  Внезапно поляна преобразилась. Листья приподнялись над землей, показывая спрятанные под ними мелкие ягоды земляники. Именно это и заставило девушку обратить внимание на колдуна, который лишь посмеивался над своей проделкой. Открывшаяся поляна была делом именно его рук.
  - Почему? - Марго поднялась и отряхнула запачканное платье.
  - Потому что колдун может делать многие вещи с помощью своей воли. Стоит тебе захотеть, и этот мир изменится. А прорицатели сами задают наши желания, которые западают нам в голову, и мы неосознанно стремимся к их исполнению, даже если будущее описано совсем не в привлекательных красках.
  - Ты хочешь сказать: то, что нагадали колдуну, обязательно сбудется?
  - Такая примета у колдунов. Случится как победа, так и поражение, если тебе об этом рассказали.
  - А мне Горелли предсказала сына. Это ведь невозможно.
  - Это проще простого, Марго. Если ты захочешь этого, то предсказание сбудется очень скоро. У тебя могут быть десятки детей, нет ничего более благородного и благочестивого среди морян, чем усыновить или удочерить младенца. Но разве тебя прельщает будущее материнство?
  Ягодная поляна осталась позади, и под ногами вновь зашелестела прошлогодняя листва, покрывавшая землю под сенью раскидистых дубов.
  - Ты много путешествовал, Сарпион? Бад сказал, что ты вернулся из Аватара и принес свежие известия с берегов Черного моря.
  - Веллинг Орелий уже вышел с большим войском к берегам приморских городов Эрлинии, чтобы подчинить их своей власти. В Аватаре купцы, чья община управляет городом, обеспокоена, что вскоре царь обратит внимание на северное побережье моря, а после двинет, как и обещал, полчища черноморцев-оборотней в Морию. Война погасит торговлю, центром которой в последнее время в Южном море стал единственный город степняков. В нем привечают всех иноземцев, не спрашивая, какого племени торговец, ежели в его кармане позванивают золотые монеты.
  - Но черноморцы же не оборотни.
  - Безусловно. Если и грядет война, то её истинные причины будут скрываться не в желании Орелия покарать морийскую ведьму, проклявшую его народ. Мотив у завоеваний всегда один - власть и обогащение. Люди воюют именно поэтому, Марго. В Черноморье маги называют Алмааг приютом для колдунов, в Мории же черноморцев прозвали нечистью и дикарями, у которых во рту торчат острые клыки, а глаза горят огнем. Я был очень удивлен, когда встретил здесь черноморского царевича Ортензия, брата Веллинга. А еще более был поражен, когда Молох рассказал, что совсем недавно этого юношу принимали во дворце государя морийского.
  - А каким путем ты добирался из Аватара в Великий лес, раз избежал людных территорий морийского государства, где, несомненно, эти вести обсуждают уже даже грудные младенцы?
  - Я давно покинул Тристепье. Мой конь был рожден на бескрайних лугах у берегов Южного моря, он быстр как ветер, и я заплатил за него немалые деньги степным кочевникам, но даже он нес меня по каменной пустыни Межгорья не одну неделю. Я начал путь в конце зимы, а теперь уже приближается летняя пора. Но не уж то тебя волнуют холодные ночи и голодные серые дни, что выпали на мою долю?! Молох уже сообщил мне, что ты собираешься в дальнюю дорогу за живой водой. А путь твоих друзей ведет к реке Алдан, в устье которой лежит Аватар. Я прав в своих догадках?
  - Разве не должны колдуны отправиться на поиски источника, который сами же и иссушили? - Марго встала напротив своего спутника, громко обращаясь к нему с обвинениями. - Разве не правы черноморцы, которые возненавидели колдунов? Они погубили лишь одну женщину, пусть и принцессу. Она же используя силу, что не сравнится с человеческими возможностями, прокляла весь народ, да еще и на несколько поколений. И никто не ведает, когда это проклятье спадет. Или стоит записать черноморцев тоже в число нелюдей, нежити? Почему вы, которым так многое подвластно, до сих пор не исследовали алданские озера и не вернули морийцам то, что было даровано им их богами. Может после этого и проступки черноморского царевича будут забыты.
  - Они уже давно забыты, - ответил Сарпион, - как и его подвиги. Его имя уже не отыскать даже в хранилищах магов, которые сожгли по приказу царя, отца царевича, все летописи, записи, письма, где оно упоминалось. Его же народ хотел стереть геройство этого воина из своей памяти. Они верили, что ежели даже смерть царевича не принесла избавления от ужасных превращений, то лучшим средством будет вечное забытье его деяний и славы, чтобы перерезать связь между кровью царевича и черноморским народом, о которой упомянула принцесса перед своей гибелью. Маги считали, что ежели убедить всех поданных, что никакого проклятья не было, оно пройдет само собой. Может быть это бы и помогло, ибо маги, хотя и являются людьми, накопили богатые знания и в области колдовства. Они знают, как отразить чары и ослабить наши возможности, Марго. Но невозможно заставить верить весь народ, ежели ненависть с каждым поколением все углубляется в его сердце. А жажда мести может очень скоро привести черноморцев к границам Мории.
  - Так маги знают, как снять проклятие?
  - О, да: пока каждый знает про проклятие - его не уничтожить, ибо люди в него верят и его боятся. Стоит о нем забыть, его не воспринимать как проклятье - все само собой пройдет. Вот их теория. Она настолько же глупа, насколько нереальна в осуществлении. Маги забывают, что сами принадлежат к черноморскому роду, но и не думают сами предавать забвению истории о колдунах и проклятиях. А проклятье - это не просто колдовское желание. Это силы, накопленные годами, которые колдун переносит на отдельный объект, предрекая его будущее. И снять проклятье можно, лишь заново воздействуя на этот предмет.
  - Проклятье можно снять, а это по силам лишь колдунам. Почему же вы допускаете, чтобы люди убивали друг друга из-за ненависти и вековой вражды?! Вскоре они, несомненно, обратят свои взоры в сторону чародеев, и последует новая волна костров! А куда нам опять бежать? Люди ведь живут с вами под боком - и на юге и на севере...
  - Ты еще слишком юна, Марго, - жестко ответил Сарпион. - Ты даже не определилась, в каком ты лагере: нашем или вашем. Но колдуны никогда не были и не будут едины. Да, мы всегда принадлежали к разным сообществам. Кто-то выбирает судьбу изгнанника и отшельника, кто-то продолжает называть себя человеком, а некоторые - Владыками, причисляют себя к древним богам. А ты кто? Ты хочешь помочь своим друзьям, или уже жаждешь славы, стремишься обладать жидкостью, которая пополнит стан твоих соратников и сможет уничтожить врагов?!
  - Я... Я бы хотела помочь Лиссе, её брату... Ортеку, - сбивчиво ответила далийка, пораженная вопросами, которые поставил перед ней колдун.
  - И чем же ты собираешься им помогать? Ты еще слишком слаба, Марго. Колдовать можно не только, страстно желая преобразовать действительность. Для этого нужны годы обучения. Ты должна уметь подчинять себе свои желания и мысли. Но самое главное ты должна постичь законы мироздания. Тебе не удастся сделать то, что невозможно даже вообразить. Ты должна всегда знать первичный материал, последствия своего колдовства и то, как оно совершится. А что тебе ведомо о мире, Марго? Ты даже не знаешь, что такое облако, откуда берется вода, как разжигают огонь. О чем беседуют учителя с юными графинями в далийских городах и усадьбах? О приличиях, балах, нарядах...
  - Я хочу помочь, - твердо произнесла Марго. - А ты сам сказал, что желания порой достаточно. И я отправлюсь с ними в поход.
  Сарпион свернул с узкой лесной тропы и направился обратно к деревне.
  - Тогда тебе стоит хорошенько подумать, как помочь, - говорил он на ходу. Сзади раздавался шорох травы под ногами спешившей следом девушки. - Может быть, проклятье и можно снять, и живая вода будет этим средством. Но не сможет же царевич напоить живой водой весь свой народ?! Он уже представляет, как это совершить? Я думаю, что если проклятие и возможно уничтожить, то следует отправиться в те края, где оно было обрушено на кровь изгнанного народа. Я отправлюсь в путь за живой водой вместе с тобой. Отныне я буду обучать тебя колдовству, Марго.
  Девушка ускорила шаг и догнала своего высокого спутника. День продолжал преподносить ведьмочке радостные неожиданности:
  - Наша экспедиция вне всяких сомнений достигнет своей цели, учитель! Я, конечно, ещё неспособна на многое, но с вашей помощью опытного путешественника мы быстро сориентируемся в болотах и отыщем заветный источник. Ведь ежели он уже был найден одним человеком, разве можно сомневаться в успехе колдуна!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"