Шегге Катти: другие произведения.

Глава 7. Рукопожатие

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Как заключить выгодную сделку? Оставь за собой право на последнее слово...

  Лес тянулся зеленым покрывалом до самых гор, которые Марго увидела на далеком горизонте, когда они вышли на вершину холма из тени густой листвы. У его подножия протекала узкая, почти пересохшая в летнюю жару речка, по обоим берегам стояли заброшенные ветхие дома. Это было еще одно пустынное поселение людей, в котором нынче можно было отыскать лишь деревянную мебель, обветшалую, покрытую плесенью и мхом, а также поломанную и разбитую хозяйскую утварь.
  Возле некоторых срубов Марго уже не в первый раз заметила маленькие бугры, на которых кое-где устроились глиняные черепки и даже целая посуда, выплавленная из крепкого железа. Сарпион разъяснил ведьмочке, что это могилы людей, которых успели захоронить, а горшки с водой у черноморцев было принято оставлять над изголовьем усопшего, чтобы душа мертвого соприкасалась с богом Нопсидоном в царстве грозного Таидоса. По словам колдуна, здешние места окончательно опустели более столетия назад, когда стаи оборотней заполонили западные отроги Черногорья.
  - Царь даже отправил сюда специальные отряды для избавления жителей от напасти, но воины в страхе разбежались. Тем не менее, у подножия гор мы сможем, наконец, найти деревни, где, по-прежнему, разводят скот, добывают уголь и возделывают землю. А далее на юг выстроены города, в которые заезжают торговцы, главы городов собирают ополчение и следят за безопасностью людей, а также затем, чтобы они вовремя уплачивали налоги в царскую казну. В этих краях жизнь почти ничем не отличается, скажем, от минорской глубинки, но у берегов моря черноморцы переняли традиции эрлинов. Там ты увидишь, Марго, великолепные палаты, загорелых рабов, жрецов-магов, открытые колесницы, богатые одежды, прямые каменные дороги, божественные круги, возведенные для поклонения шестерке богов. Хотя все это изобилие характерно в большей степени лишь для двух черноморских городов - столицы Асоль и порта Гассиполь.
  Миновав покинутую мрачную деревню, два путника вновь углубились под сень высоких деревьев и трав. Кусты в этих местах разрастались до двух человеческих ростов в высоту, а стебли растений порой доходили до пояса одиноких странников. Шел уже четвертый или пятый день пути по черноморской земле - Марго сбилась со счета. После расставания с Вином, девушка особенно почувствовала свое одиночество, она вновь была покинутой всеми, разговоры с учителем лишь раздражали колдунью, а его многословные лекции по вечерам, когда путники устраивались на ночлег, о жизни колдунов ей совершенно наскучили. Марго замкнулась в себе и односложно отвечала на все вопросы Сарпиона, даже наставления об использовании колдовских способностей уже не вызывали у неё прежнего интереса.
  - Когда мы выйдем к заселенным местам, я хочу посмотреть, как люди отнесутся к тебе, узнав, что ты маг, - Сарпион поучал ведьмочку, шагая рядом с ней по лесной тропе, заросшей травой. - Но самое главное, я испытаю тебя в этой роли. Несмотря на то, что ты колдунья, Марго, у тебя совершенно нет наклонностей к изучению языков. Черноморский язык для тебя, по-прежнему, неясен и непонятен. И причина лишь в том, что ты не желаешь его изучать!
  - Какой учитель, такой и ученик, - вполголоса заметила Марго.
  - Ты совершенно не стараешься запомнить хотя бы самые простые слова! Как ты будешь общаться с людьми? Не думаешь же ты, что все черноморцы обязаны знать морийскую речь или что тебе удастся всех околдовать?! На первое время мне предстоит стать твоими ушами и голосом. Ты будешь исполнять обязанности мага, ежели кто-либо попросит тебя о помощи, а я же буду твоим престарелым слугой, точнее твоим поводырем. Я представлю тебя, как молодого мага, который дал в своих странствиях обет молчания, и буду говорить с местными жителями самостоятельно. Но, Марго, это не может продолжаться долго. Тебе следует взяться за ум и отбросить хандру в сторону!
  - Я разве хандрю?!
  - Ты будешь называться Двиной, - Сарпион пропустил едкое замечание девушки мимо ушей. - Скорее всего, в этих местах никто никогда не встречал и не знал этого мага, подругу царевича Ортензия, но может быть тебе будет суждено повстречаться с некоторыми этими людьми в другом месте и времени - будет очень неприятно, ежели они опознают в тебе иного человека. Я раздобуду новую одежду, более подходящую для мага: красивое платье, длинный плащ, ибо холода уже не за горами, обувку, сумку, где маги всегда хранят свои колбочки, порошки, травы и талисманы.
  Марго с недоверием глянула на колдуна. Раннее он никогда не говорил, что они могут столь надолго задержаться в Черноморье, и их настигнут холода. Безусловно, задуманное предприятие было очень рискованным, и даже ежели оно требовало много времени на подготовку, девушка убеждала себя, что к зиме она уже сможет вернуться в Морию, а точнее в Деревню Северного леса или... Хотя в любом случае её нигде не ждали.
  - Что касается твоей внешности, - продолжал колдун, - то не стоит подкрашивать глаза, ты применишь самое простое колдовство. Ты это проделывала уже не раз, а я научу тебя, как закрепить чары, чтобы тебе не пришлось постоянно помнить, какого цвета должны быть твои очи и какой длины волосы.
  Марго вновь недоверчиво усмехнулась. Колдун уже не раз обещал ей показать колдовство на деле, но чаще всего тратил на это лишь очень много слов.
  - Покажи мне прямо сейчас! - потребовала девушка. Она остановилась под молодым дубом, корни которого были засыпаны листвой и желудями. - Я хочу сейчас поменять свой образ.
  - Ты мне не веришь, Марго, - иронично заметил Сарпион. - Ты не знаешь, чего хочешь, и оттого, не находишь себе покоя. В чем ты меня обвиняешь?
  - Ни в чем, - безразлично ответила графиня и вновь двинулась вперед. - В чем тебя можно винить? В том, что я отправилась с тобой в путь? Я сама выбрала эту дорогу! В том, что я узнаю твои планы лишь из тех немногих слов, что ты мне открываешь? Просто я плохо слушаю! В том, что я раздражена и недоверчива? Это всего лишь плохое настроение, которое я сама себе внушила - я ведь колдунья и навожу чары, того не ведая, даже на себя!
  - Давно я не слышал от тебя столь длинного ответа! - усмехнулся колдун. Марго вновь испытала к нему неприязнь - несмотря на свой строгий и суровый вид, этот мужчина прекрасно разбирался в её характере и нраве и умел вызывать её симпатию, но только нынче для этого было неподходящее время. - Но я отвечу за тебя. Ты просто завидуешь своим друзьям, которые вновь воссоединились, а ты может быть больше их никогда и не увидишь. Пусть и поздно, но тебе следует это осознать и смириться. Марго, ты уже становишься колдуньей, а колдуны, получая умение контролировать свои чары, тем самым контролируют свои чувства и желания.
  Девушка вновь улыбнулась собственным мыслям: колдун до сих пор не догадался, что ведьмой она стала очень давно, и держать свои силы и эмоции в узде она умела, но порой попросту не желала, ибо никогда не намеревалась переделывать саму себя.
  - Знаешь, что возможно сделать колдуну, если он сумеет увеличить во много крат собственные силы?
  - Стать богом? Некоторые из колдунов уже себя возомнили в этом качестве.
  - Да, ты права - стать всемогущим и всесильным и создать свой народ. Человека по образу и подобию своему, а точнее человека идеального и счастливого.
  - А что делать с несчастными и несовершенными?
  - Одаривать их счастьем, - усмехнулся Сарпион. - Не думаешь же ты, что я желаю уничтожить весь людской род и создать новый. Нет, я прекрасно понимаю, что это не по силам даже богам, во всяком случае ныне живущим или тем, кому люди возносят собственные молитвы и хвалы. Что дает богатство человеку, Марго? Оно позволяет исполнить собственные желания, поэтому люди так алчны и жадны и мечтают обладать несметными сокровищами. Для колдуна главное богатство - это его сила, его знания и возможности. С помощью этого он может исполнить собственные желания. Но знаешь, колдуны все-таки сделаны из иного теста, чем смертные люди. Мы обладаем долгой, очень долгой жизнью. А когда жизнь бесконечна и неисчерпаема, то все удовольствия могут быть познаны, все тайны раскрыты, все желания исполнены, и тогда насытившись собственным бытием, ты решаешь познать существование тех, с кем живешь бок о бок, человека. И я убеждаюсь, что решение это возникает, едва ты осознаешь в себе колдовские чары. Что ты почувствовала, когда стала колдуньей? Ты захотела власти, денег, любви, уединения? Я отвечу за тебя - ты захотела лучше познать человека, ибо единственное, чего тебе не достичь более в собственной жизни, это человеческой доли. И, наблюдая за человеком, ты понимаешь, что он постоянно чего-то ожидает, на что-то надеется, куда-то спешит, ибо знает, что вскоре ему предстоит отправиться в иной мир. Ему неведомо, что он сможет заполучить в той жизни после смерти, и человек стремится насытиться и изведать счастье в этой. Пусть видии, маги, таги и другие служители богам убеждают свои народы в возрождении и безмятежности будущего посмертного бытия, люди не могут познать этого в нынешнем теле.
  - Может ты скажешь мне более простыми словами, Сарпион, что ты намерен сделать с книгой, когда заполучишь её в руки, если она действительно наградит тебя божественной силой? - прямо спросила Марго.
  - Я сделаю то, о чем упрашивают в слезах и рыданиях люди своих богов. Я сделаю их счастливыми и исполню все их прошения.
  - Но люди желают очень часто совершенно противоположные свершения, одни хотят мира, другие войны, одни покоя, другие любви. Всем не угодишь! - со смехом воскликнула Марго, с удивлением при этом оглядываясь на своего спутника. Это было первый раз за последние дни, когда она искренне засмеялась. Графиня не ожидала от своего умудренного учителя такой наивности. Она ему не верила, и в то же время усмехалась тому, что он пытается запутать её столь идеальными помыслами.
  - Вот в этом и главная проблема человеческой жизни, Марго. Человек сам не ведает, для чего рожден, к чему стремится и чем все закончится. Поэтому он не может быть счастливым всю жизнь, он получает истинное наслаждение в короткие её моменты, когда достигает желаемого. И, будь на то моя сила и воля, я бы облегчил эту недолгую жизнь человека. Я бы одарил каждого точными желаниями и указал ему на путь, идя по которому он сможет реализовать самого себя.
  - Ты бы внушал человеку, что он должен желать, а потом исполнял бы эти мечты, которые сам и придумал?! - Марго продолжала заливаться звонким смехом. - Поистине ты замахиваешься даже на то, что не во власти богов, Сарпион! Но даже если допустить, что это возможно сделать с одним человеком, я задам вопрос, ответ на который ты допытывался от черноморского царевича: живой водой можно напоить и исцелить одного, двух, десять человек, но как он исцелит весь народ? Как ты околдуешь всех людей, если даже долгой жизни чародея не хватит, чтобы обойти все земли, окруженные великим морем, и поглядеть на людей, что её населяют. А люди при этом каждый день умирают и рожают детей, в которых продолжают свой род, обрекая их на новые страдания и несчастья, по твоим словам, ибо они не ведают смысла жизни...
  Сарпион молчал. Он зашагал вперед и обогнал ведьмочку, скрываясь между стволами деревьев. Девушка еще некоторое время срывалась на громкие смешки, вспоминая тирады учителя. Она поспешила далее через лес:
  - Что станет с белым светом, если эта книга действительно обладает огромной силой?! -она вопрошала с иронией, надеясь, что слова достигнут слуха колдуна. - Значит, чародеев занимают не помыслы о власти и богатстве, а счастье людей?! А может быть из добрых стремлений, а не обычной мести, принцесса Мория навлекла на своего обидчика проклятье, дав возможность всему народу, поселившемуся на черноморской земле, стать более счастливым, приблизиться к богам и постичь их замыслы?!
  - Такой, Марго, ты мне нравишься гораздо больше, - наконец, ответил Сарпион. - Ибо сама ты уже задумываешься о грехах и существовании человека, размышляешь и уподобаешься колдунам, их миссии и образу познания мира, ты задаешь вопросы и будешь искать на них ответы.
  Марго не успела ничего высказать по поводу этого замечания, ибо поблизости раздался протяжный вой. Графиня с любопытством взглянула на своего учителя, а тот свернул в сторону и двинулся сквозь густые кустарники.
  Путники выбрались на прогалину, окруженную высокими осинами. У ствола одного из деревьев в траве копошился маленький серый зверек. Приблизившись к нему, Марго увидела перед собой волчонка, попавшего в капкан, оставленный охотниками.
  - Несчастный малыш! - вскрикнула девушка. Она присела возле зверя и попыталась ласковым прикосновением успокоить его, а также помочь ему выбраться из тяжелой острой пасти капкана, который прищемил лишь кончик короткого хвоста. - Сейчас я тебя освобожу и залечу твою рану. Не скули!
  Волк протяжно завыл, отстраняясь от нависшей над ним фигуры человека, чем причинил себе еще более сильную боль. Колдунье, наконец, удалось схватить волчонка таким образом, чтобы он не мог ни покусать, ни поцарапать освободительницу, и настойчивым взглядом она разомкнула капкан, извлекая оттуда перебитый хвост. Вскоре звереныш перестал изворачиваться в её объятиях, почувствовав облегчение от тяжести, что притягивала его к земле и не позволяла сдвинуться с места, и он даже лизнул ладони девушки.
  - Это была ловушка для зайцев, - произнес Сарпион, со стороны наблюдая за действиями ведьмочки. - Волчок еще совсем неопытен, да к тому же, видимо, одинок или без присмотра, раз его угораздило попасть в железную пасть. А ежели я ошибаюсь, то мы вскоре станем добычей его матери, волчицы, её острых клыков, а может и зубов всей стаи.
  - Я его только подкормлю и отпущу, - ответила Марго. Она достала из своей сумки кусочки копченного мяса, аккуратно завернутые в листья, и попробовала засунуть их в маленькую мордочку волчонка. - О, у него, наверное, еще даже нет больших зубов?!
  - Зачем ты это делаешь? Ведь все равно ты понимаешь, что не спасешь всех зверей и их детенышей от охотников, капканов, силков?!
  Марго посмотрела прямо в темные глаза Сарпиона. Она прекрасно поняла, куда вновь клонит её учитель, но девушка также не собиралась ему уступать. Даже на словах, даже в простом мнении. До этого у неё были десятки лет, в течение которых лишь размышления, беседы и старые книги в монастырской библиотеке были её напарниками. Она убедилась на собственном опыте, что они могут меняться и заинтересовывать чем-либо новым и непознанным каждый день. Во всяком случае для того, кто желает это замечать. А Марго причисляла себя к числу тех людей, а нынче уже колдунов, которые единственное, что могли заранее сказать с полной уверенностью - это то, что завтрашний день не повторит вчерашний. Только это и помогло пленнице не потерять рассудок за долгие дни и ночи заточения.
  - Я и не собираюсь спасать их всех, учитель, - с улыбкой ответила девушка. - У меня никогда не было столь грандиозных планов. К тому же в Черноморье, мне кажется, не принято оберегать волков. Люди ведь здесь так стыдятся своей похожести на этих хищников! Кстати животных ты тоже включишь в свои замыслы по обретению счастья? Ты переделаешь их природу - отныне они будут хотеть есть лишь траву и станут навечно сытыми и беззаботными?
  - Замечу тебе, что ты совершенно не уяснила до сих пор, что принято, а что недопустимо в черноморской земле. Так вот, волки считаются священными и неприкосновенными зверями, и этот обычай принесли черноморцы еще из далеких времен от предков, обитавших в восточных равнинах. А ненависть и презрение люди испытывают к тем, кто покусился на волчью жизнь - оборотням. Морийцы лишь слышали сказки об этих чудовищах, в здешних краях эти истории зачастую случаются наяву. А на счет моих замыслов, Марго, я последую твоему совету - зачем угождать всем людям, можно будет избрать лишь самых достойных великой участи и одарить их.
  - По-моему, эти избранные на самом деле превратятся из самых достойных в самых юродивых. Но ежели они действительно поразят твой ум, учитель, мне кажется, их тебе не одолеть никаким колдовством, - голос девушки вернул себе мрачную серьезную окраску. Она подумала, что ежели замыслы колдуна, которые она вначале восприняла как шутку, действительно могут превратиться в реальность с помощью Книги Ветров, то уж лучше не ворошить осиное гнездо, и оставить черноморцам их волчью участь. Но одновременно ведьмочка осознала, что её отказ продолжить путешествие уже не остановит честолюбивого руса: околдовать человека по силам ему и сейчас, а Книга Ветров может помочь колдунам совершить великие поступки и уничтожить многое зло, ныне распространенное на земле.
  - Порой толпу, Марго, легче сломить, чем единого человека, - завершил разговор чародей, и девушке осталось гадать: согласился он этой фразой с её последним замечанием или мыслил по-прежнему о всемирной власти.
  На следующий день путники достигли золотистых полей землепашцев и вышли к первому поселению людей, что встретилось им по дороге. Марго явилась в небольшую деревню из тридцати глиняно-каменных домов преобразившейся - её волосы черного окраса доходили нынче девушке по пояс и были заплетены в темную ленту, сделанную из полы плаща, а глаза стали цвета сажи, в котором было не различить зрачков. Сарпион также постарался изменить свой облик. Он взлохматил бороду и волосы, взял в руки крепкий посох и согнул спину, изображая престарелого бродягу.
  Их появление взбудоражило всех местных жителей. Но Сарпион отвечал на любые вопросы, даже на немые любопытные взгляды сельчан, высунувших головы из оконных проемов своих домов. Колдун говорил нараспев старческой брюзжащей манерой. Он объяснял прохожим, у которых расспрашивал заодно дорогу к дому старосты, что сопровождает в первом странствии по стране мага, давшего обет молчания, но несмотря на это всегда готового помочь тем, кто не забывает о благословении Нопсидона и Уритрея. Он шепнул ведьмочке, чтобы она остановилась у колодцев, возвышавшихся в причудливом строе посреди круглой площади, окруженной деревенскими домами.
  Вблизи Марго рассмотрела, что колодцы, возведенные из гладкого камня, различались по высоте и образовывали удлиненный овал. Это сооружение символизировало божественный пантеон черноморцев, и, как и полагалось, из самого низкого и удобного люди черпали воду, он был прикрыт соломенным навесом - колодец Нопсидона. В следующем колодце было темно и пахло гарью, как вспоминала девушка из уроков колдуна, это был колодец Гиса, бога огня и войны. Далее вставали два колодца черноморских богинь Галии и Олифеи, облепленные травами, вьюнами и усыпанные цветами, за ними темный и бездонный алтарь для Таидоса, к его краю вели четыре каменных ступени, и замыкал круг самый высокий постамент - колодец Уритрея. Это сооружение было в рост человека и находилось возле колодца Нопсидона, вода почти переливалась через его край. На самом деле плоская крыша этого цилиндрического памятника была огорожена невысоким каменным выступом, и в образовавшейся емкости находилась вода, которая постоянно пополнялась верными своим традициям жителями. В этой прозрачной глади отражалась синь неба и сохранялись дождевые капли, упавшие с его облаков.
  У каждого колодца Марго совершила подобающий обряд: произнесла шепотом слова молитвы, преклонила колени у основания жертвенников. После этого к путникам приблизился староста деревни, чтобы поприветствовать незнакомых странников. Он принял их на ночлег, за что Марго пришлось наутро подсобить общинникам в коровнике. Когда, улучив подходящую минутку, Сарпион перевел для девушки просьбу хозяина дома излечить захворавшую скотину, Марго подняла его на смех:
  - Я смогу залечить рану, ибо порезы на коже человека и животных схожи, но не внутреннюю хворь. Агриона так и не разъяснила мне строение человеческого тела, а о коровах мы с ней никогда не вели разговоры.
  - Ты же не хочешь обрадовать хозяев мгновенным исцелением их скотины. Маги - это зачастую всего лишь собиратели целебных трав, лекари, которые к тому же приближены в представлении народа к богам. Достаточно лишь твоего согласия. Ты посоветуешь этому старику кое-каких трав, а самое главное убедишь его, что это возымеет успех. Учитывая, что слова для тебя здесь излишни, ты их попросту не знаешь и не понимаешь, в дело следует пускать чары, улыбку и нежный взор, - последовал совет колдуна.
  После восхода солнца маг и его прислужник продолжили путь. Сарпион расспросил дорогу в деревне, и вскоре путники свернули на юг, двигаясь по холмистой местности вдоль видневшихся на востоке горных вершин. По дороге они останавливались непременно в деревнях, где пополняли запасы воды и еды. Сарпион непонятным для ведьмочки образом раздобыл монеты и после выгодных сделок с местными ремесленниками набросил на плечи девушки новое платье из черной льняной материи, отделанное по краям белыми узорами, а также преподнес легкую деревянную обувь.
  Оставив позади поселок, в котором в обеденное время люди собрались на совершение похоронного обряда, путешественники вновь двинулись на юг. Марго в образе мага Двины следовало непременно остаться среди сельчан, которые даже несмотря на сухой солнечный день не вышли на поля собирать зрелый урожай, провожая в последний путь своего соседа, ныне оборотившегося в темношерстного волка, но Сарпион, который все время говорил от лица своей "госпожи", уверил старосту деревни, что мага ждут в ближайшем городе Краиле очень срочные дела, и учитывая, что девушка не имела права вымолвить ни слова перед очами великих богов, она с милостивого позволения сельчан тронулась далее в путь, поминая в своих молитвах Уритрею всех жителей этих краев, их предков и детей. До Краиля колдун намеревался добраться засветло, до наступления сумерек. Однако дорога, которую ему указали в деревне, напрямик через горы завершилась ближе к заходу солнца широкой пропастью, через которую был перекинут висячий мост. Но пред глазами путников предстали лишь остатки этого моста, крепкие торсы лопнули, отсырев и разрушившись в непогоду - от дождей или ярких солнечных лучей.
  Путешественники возвратились на зеленые холмистые равнины и вынуждены были следовать окружной дорогой, которую выбирали обычно груженные обозы купцов или всадники на лошадях. Марго считала, что колдуну было по силам перенести девушку по воздуху на противоположный край пропасти, но она даже не думала заговаривать об этом решении, ибо знала наперед, что не будет чувствовать себя в полной безопасности, подчиненная лишь желаниям и мыслям чародея.
  - Почему ты до сих пор не купил нам добрых коней? Уже почти неделю как мы переходим от одной деревни к другой, а на лошадях мы бы давно достигли берегов, - пожаловалась ведьмочка. Хотя она сама догадывалась о тщетности своих недовольств и высказала свои желания скорее от того, что и так долгое время сохраняла молчание. Особенно Марго хотелось заговорить с обычными деревенскими людьми, ибо общество Сарпиона ей уже полностью наскучило, а может она была зачастую раздосадована самоуправством учителя. Колдун был интересен в своих рассказах, но в Черноморье девушка ведь пришла для того, чтобы самой поглядеть на жизнь проклятого народа. Ей приходилось и здесь прислушиваться лишь к его речам: немудрено, она, к сожалению, понимала лишь отдельные слова из разговоров земледельцев, а колдун к тому же запретил ей издавать писк или подобие голоса. Следовало быть нерушимой в своем обете, который она по своей воле ни за что бы не дала, даже если бы действительно стала магом.
  - Я за все это время повидал в краях лишь три лошади, пашут и ездят здесь на крепких быках да волах. А те клячи, что стояли в сарае возле постоялого двора, где мы ночевали два дня назад, издохнут лишь почувствуют на своей спине наездника и пройдут под ним одну лигу, - раздался насмешливый, но неоспоримый ответ.
  Сарпион еще не помышлял сделать привал, чтобы подкрепиться и развести костер, у которого путники смогли бы передохнуть - им все равно было не дойти нынче до заселенных мест - как позади с широкого холма спустился отряд из дюжины конников, который быстро нагонял странников. Вскоре воздух огласили их крики и топот копыт.
  Всадники приближались с севера, скорее всего из тех мест, что совсем недавно оставили маг и его помощник. Во главе отряда был мужчина средних лет, загорелый, с маленьким лицом, сжатым ртом и длинным носом. Его голову покрывала светлая шапка, украшенная волчьим хвостом. Он остановил коня возле путников и обратился к ним со словами, из которых Марго поняла лишь пожелание о добром пути. Ведьмочка запомнила имя, что он произнес, указывая на себя - Келей, после чего Сарпион назвал позаимствованные имена для путешественников - маг Двина и её провожатый Арпей.
  Черноморец приказал одному из своих спутников освободить лошадь для уважаемого мага и предложил одиноким скитальцам на пороге ночи присоединиться к отряду. Сарпион одобрительно принял эту помощь, и Марго также благодарно кивнула, принимая из рук еще совсем юного наездника поводья от лошади. Парень же устроился позади своего товарища, также колдун взобрался на широкий круп рыжеватого мерина, в седле которого уже находился высокий длинноволосый мужчина.
  Верхом оставили позади еще около трех лиг пути, и заночевали у основания холма, недалеко от леса, куда углублялась широкая тропа. Келей приказал установить просторные тканевые навесы, закрытые со всех сторон, которые позволяли оградиться как от ночных холодов, так и от вездесущих комаров. Люди развели большой костер, на котором запекли мягкие корнеплоды. Марго никогда не пробовала их на вкус, хотя признала, что аромат ужина был просто великолепным. Также черноморцы угостили странников вином. Но ведьмочка, взяв в руки флягу с напитком, даже не пригубила из неё. Поучения колдуна о том, что маги никогда не пьют, вовремя всплыло в памяти девушки.
  В отблесках огней завязался долгий разговор между чародеем, прикидывавшимся согбенным стариком, давно не навещавшим родины, и черноморцами. На небе светила полная луна. Из леса порой доносился волчий вой, который леденил кожу на теле и наводил страх даже на закаленных в походах мужчин, составлявших отряд Келея. Разговор зашел о разных вещах, как предполагала Марго, ибо его смысл оставался для неё тайной. Она считала себя не вправе оставлять спутников без своего внимания, ибо многие слова были обращены как раз к почтенному, пусть и молодому, магу. Осознавая это по направленному в её сторону взглядам, Марго медленно кивала в ответ и также отвечала собеседнику сочувственными взорами. Случайно у ведьмочки даже зачесался глаз, она пыталась не замечать этого неудобства, но в конце концов не выдержала и протерла его пальцами. При этом она заметила строгое выражение лица Сарпиона - но что она могла сказать в ответ, по её лицу уже лились горькие слезы от сдерживаемых мучений.
  Ближе к полуночи с опушки леса вновь громко и призывно завыли волки. Черноморцы испуганно повскакивали с мест. Келей пожелал гостям спокойной ночи и присоединился к своим людям, которые обнажили оружие, чтобы проведать лошадей. Марго удалилась со вздохом облегчения в палатку, специально приготовленную для мага, а чародею надлежало ночевать у её входа, занавешенного раздвоенным полотном. Укрывшись за плотной тканью и дождавшись, когда Сарпион, наконец, уляжется на землю, девушка сквозь тонкое развевавшееся на ветру покрывало стала тихо расспрашивать учителя о том, что ему удалось узнать у черноморских конников.
  - Куда они направляются? У них мы бы смогли прикупить лошадей, если они не пожелают их нам преподнести в дар. По-моему, этот предводитель Келей очень уважительно относится к магам и может пожаловать мне лошадь, если ты попросишь его от моего имени, - шептала Марго, не высовывая головы наружу, присматривая за полулежащим колдуном через узкую щель.
  - Келей торговец. Он родился в этих горных местах, а сейчас возвратился сюда, чтобы осмотреть заброшенные шахты в северных горах, которые он хотел бы прикупить. К тому же он объявил о сборе Веллингом под поднятые стяги всех желающих разбогатеть и прославиться в военных походах, что нынче Черноморье готовит против эрлинских городов, - также тихо объяснял Сарпион, прикрывая для пущей безопасности рот ладонью. - А на нехватку в этих краях лошадей, он пожаловался сам, отмечая, что это лишь затрудняет связь между черноморскими землями, подчиненными Веллингу. Не думаю, что он согласится лишиться хотя бы одной лошади, Марго. Разве, что за приличное вознаграждение. Хотя для колдуна нет ничего невозможного, если ты решишься использовать колдовские чары, чтобы убедить его заключить сделку. Таким способом мы можем выудить из него немало золотых лингов, пожалуй...
  - А какие еще известия? Ты думаешь, он поверил, что я маг? Келей во всяком случае торговец, то есть человек заезжий и многое повидавший...
  - Он сказал, что в начале лета в Гассиполе скончался Хранитель Башни Меней. Мне кажется, что упомянул он это неслучайно. Верно, знает, что у того была воспитанница, ставшая магом. К тому же Келей сказал, что прослышал о нас еще в деревне, и очень хотел нас нагнать. Интересно, с какой стати?! А ты на его слова о смерти своего покровителя никак не отреагировала! Только я своим искусством сумел вызвать у тебя хотя бы подобие слез на глазах...
  - Так эта боль и жжение в глазах, как будто мне накапали туда лукового сока, твои проделки?!
  - А еще, черноморцы крайне обеспокоены слухами среди общинников о звере-оборотне, который раздирает своих жертв на части. Сейчас как раз дни полной луны, люди особенно осторожны. Один из спутников купца сказал, что в прошлое полнолуние сам видел кровавое месиво, что оставило после себя это чудовище. Сельчане озабочены появившимся монстром. Его возможно вычислить по кровавым следам, которые зверь приносит к дому того, в чьем человеческом смиренном теле живет до нового ночного пира. Когда же громадный волк становится человеком, то того не распознаешь никак. Может быть даже сам бедняга не будет помнить, что натворил. То, что с ними рядом маг, немного успокаивает наших спутников. Однако ты слышала волчий вой - это предупреждение, волки чуют оборотня.
  - То есть эти мужики надеются на мага, на меня?! - переспросила Марго, не совсем понимая, как она сможет противостоять нечисти, ежели её страшатся даже вооруженные всадники, которые к тому же намереваются отправиться на войну.
  - Не волнуйся, - в шепоте чародея сквозила усмешка. - Не удалится же зверь так далеко от поселения. И я всегда буду наготове, проснусь, едва заслышу непонятный шум. Но говорят, что оборотни не оставляют следов на земле и могут передвигаться не издавая ни единого звука. Лишь кровь тянется по его пути. И его не поразить ни мечом, ни копьем, ни стрелой. Убить оборотня возможно лишь в его человеческом обличье, - колдунью пронял озноб от таких успокоительных речей учителя. - Его одолеет лишь колдун. А маги придумали для уничтожения оборотней совсем детские забавы - посыпать солью вокруг стен дома, где по подозрению проживает человек-волк, и если она впитает в себя кровь, рубить спящего серебряным клинком, а в оборотившегося волка следует стрелять мелкими серебряными ядрами из рогаток.
  Поутру в лагере не досчитались одной лошади, сорвавшейся с привязи. Её обглоданные кости и разорванный на части круп был найден на опушке леса. Келей не стал гадать, кто повинен в гибели коня - волки или оборотень, при упоминании которого его люди прятали глаза или бледнели от страха. Предводитель велел продолжить путь. Город Краиль, обнесенный высокой каменной стенной, показался на горизонте ближе к полудню. Всадники въехали через распахнутые ворота и меж низких каменных лавок, домов, кузниц и трактиров, касавшихся друг друга черепичными крышами, выехали на центральную площадь, где была обустроена уютная конюшня рядом с постоялым двором под вывеской "Крепкий дух".
  Комната, в которую вслед за Келеем вошли его спутники, была тесной и темной. Внутри царили прохлада и сырость. Длинные столы, собранные из разнообразных камней, были обустроены вдоль безоконных стен, между ними находился широкий проход, заставленный деревянными табуретами, который вел к массивной лестнице на верхний этаж. Народу в это время дня за столами было не видать. Худой прыщавый парнишка выглянул из прохода в кухню, откуда доносились запахи дыма и жареного мяса. Когда мужчины расселись вдоль стены, расторопный слуга уже выставил перед ними полные кувшины искристого вина. Келей велел принести заодно горячей похлебки и спросил, где находится хозяин трактира. Через некоторое время по лестнице в зал сошел грузный владелец пристанища для заезжих путешественников. Он подошел к своим посетителям и, пожелав им доброго дня, крепко пожал каждому руку. Даже Марго протянула ладонь для приветствия черноморского трактирщика, и тут же скривилась от железной хватки толстяка. При этом от взгляда ведьмочки не ускользнула улыбка, которая таинственно играла на губах их провожатого: Келей не сводил глаз от угла, в котором расположились Марго и Сарпион.
  Трактирщик высказал еще парочку приветственных слов и удалился в проходе. Вслед за ним отправился Келей, крикнув что-то в сторону своих солдат. Марго искренне желала поскорее постичь иноземный язык, но покамест ей приходилось осознавать все происходящее вокруг лишь по лицам, интонациям и движениям людей. Она могла молчать в их обществе, но не собиралась в довершении этого закрывать себе глаза.
  Келей появился со стороны кухни очень скоро, неся на подносе медные чашки, наполненные ароматным напитком. За ним из дверей выглянул трактирщик и бросил в сторону мага подозрительный и в то же время сочувственный взгляд. В первую очередь главарь черноморцев остановился возле своих гостей и положил перед ними угощение, произнеся при этом его название. Сарпион ответил за Марго благодарственные слова и взял в ладони горячий напиток. То же сделала Марго. В чашках оказался темно зеленый чай с изысканным запахом, но в такую жару девушка бы предпочла холодный морс. Она выпила несколько глотков и встала из-за стола, своим движением давая понять колдуну, что желает подняться в комнаты, где им предстояло провести ночь. Колдуны еще в пешем походе успели обговорить, что в этом городе они задержатся на несколько дней, чтобы расспросить торговцев и приезжих людей об истинных делах в порту, куда им предстояло далее отправиться.
  Сарпион поднялся со скамьи вслед за своей "госпожой" и проводил её на верхний этаж, где, как сообщил Келей, для путников уже приготовили спальни. Лишь наедине в узком коридоре, в который выходили невысокие деревянные двери в комнаты для гостей, Марго смогла шепотом перемолвиться с учителем парочкой слов. Она сказала, что устала и отдохнет у себя до утра. Чародей же решил спуститься вниз и продолжить разговоры, чтобы выяснить, в каких купеческих лавках можно было приобрести необходимые пожитки и сведения.
  В маленькой низкой каморке, свет в которую попадал лишь через круглое отверстие в стене, занавешенное грязным тряпьем, стояли тяжелая кровать и массивный сундук. Марго ополоснула лицо водой из таза, оставленного на крышке сундука, и прилегла. Её вскоре сморил сон. Она открыла глаза в наступившей в комнате темноте, когда слух пронзил призывный вой волков. Пока еще очень далекий вой, но девушка смутно догадывалась, что он приближается. Она неохотно перевернулась на другой бок и вновь попыталась заснуть, но сон как рукой сняло. Марго поняла, что у неё бешено стучат виски и голова кружится в непонятном тумане. Она решила, что скорее всего еще продолжает спать и лишь грезит о своем пробуждении.
  Мерцающий огонек не развеял её подозрения. После неясной вспышки в комнате раздались мужские голоса. Уж это точно не сон, подумала колдунья и спешно вскочила с кровати. В ту же минуту её голова погрузилась в грязный вонючий холщовый мешок, а крепкие руки сжали её в талии и опутали тело тонкими веревками, режущими кожу. Марго попробовала возражать и сопротивляться неизвестным насильникам, но вместо четких слов изо рта вылетело хриплое бормотание. Она не узнавала собственный голос, голова кружилась, из глаз брызнули слезы, и девушка изошла в истерическом смехе.
  После легкого толчка в спину Марго шагнула вперед. Она услышала совсем близко голос, обращавшийся к ней на черноморском языке, голос, который был ей знаком, но девушка пока не осозновала откуда. Она двинулась дальше и тут же врезалась в каменную преграду. Вновь раздались гневные оклики позади, после чего её схватили за локоть, вывернутый за спину, и повели неизвестно куда. Они спускались и поднимались, Марго не могла сосчитать ступени, ибо в голове путались мысли, а к горлу подкатывал нервный смешок. Она почувствовала ночную прохладу, означавшую, что её похитители вывели свою жертву из дома, а после вновь раздался скрип открываемого засова, и девушку втолкнули в помещение, в котором ощущался запах соломы, кислого вина и сырости. Но это ведьмочка почувствовала лишь, когда с лица сорвали удушливый мешок, и она заодно бросила быстрые взгляды на своих мучителей, коими оказались люди Келея. Она очутилась в просторном амбаре, в один из темных углов которого её подтолкнули сильными руками. Там на невысокой бочке связанный по рукам и ногам сидел колдун. Марго было уготовано место рядом.
  Неяркое сияние в деревянном сарае исходило от единственной лампы, висевшей под потолком. Через круглое окно, находившееся высоко над землей, вовнутрь лился лунный свет. В его отблески выступил мужчина, находившийся прежде в тени. Он взмахом руки прогнал своих прислужников прочь и остался наедине с обездвиженными пленниками. Это был Келей.
  Он заговорил, обращаясь к путешественникам, которых столь дружелюбно приютил в собственном отряде. Руки быстро двигались в насмешливых жестах, голос звучал иронично и презрительно. Марго пыталась прислушаться к его речи, но её смысл оставался ей недоступен. Разум был смущен и взбудоражен, ярость и непонятная радость боролись в душе и голове девушки. Она вопросительно глядела на своего учителя из-под нахмуренных бровей. Но колдун даже не помышлял отвечать черноморцу, а лишь молчаливо выслушивал его громкие тирады.
  - Что он говорит? - в конце концов спросила девушка Сарпиона. Она ужаснулась своему голосу. Он звучал, как будто до этого ведьмочка выпила бочку вина, язык еле ворочался во рту. К тому же она поздно опомнилась, что не имела дозволения произносить даже одного слова вслух.
  Со стороны колдуна ответом был лишь суровый взгляд обвинителя. Келей рассмеялся и вновь заговорил:
   - Или твой обет не распространяется на морийский язык? А я уж думал, что ты верно немая, этакая бестолковая кукла, на которой старик решил заработать на закате жизни звонких монет, - купец произнес слова на родном языке Марго. Его говор был правилен и почти лишен акцента.
  - Я морянка, - вспыхнула Марго. Она редко злилась и даже теперь пыталась сдерживать себя. Но раздражение и растерянность сквозили в её тоне, а в уме по-прежнему не родилось ни одной здравой идеи. - Какое ты имеешь право приказывать своим людям касаться меня, а тем более опутывать этими тесными канатами?! Немедленно освободи меня и моего спутника!
  - Морянка, не морийка, а морянка! - насмехался Келей. - Да только за твое признание закон позволяет тебя казнить.
  - Я морянка, кем являлся и ныне покойный Веллинг Релий, - уже более отчетливым голосом возразила Марго. - И ты проведешь оставшиеся дни в темнице, ежели тронешь нас хотя бы кончиком пальцев.
  - Угрозы... От кого? Смазливой тонки или южанки?! Да я повидал в эрлинских портах всех морийцев, а среди них и морян. Вашим рожам меня не провести, - оскалился черноморец. - Ну что ж, видимо мне следует повторить свои речи на морийском, хотя уверен, что твой спутник меня прекрасно понял, - он оскалился. - Только за то, что ты посмела назвать и изображать из себя мага, тебе грозит суровое наказание от служителей этого ордена. А, учитывая, что ты взяла имя Двины, мага, которого нынче разыскивают по всей стране по велению Хранителя Башни, тебя ждет еще худшая кара.
  - Тебе то до этого какое дело? - воскликнула Марго. - Ты не веришь, что я маг?! Сейчас я докажу обратное. - Ведьмочка представила, как одежда на купце разогревается до высоких температур и самовозгорается, обжигая его плоть. Но реальность явно свидетельствовала, что ничего такого наяву не произошло. Она попробовала еще раз направить свои помыслы на исполнение задуманного, но чары не повиновались. Она смутилась. Её возбуждение и деятельность угасли, она осознала, что пора задуматься, а не рубить сгоряча. Следовало успокоиться, привести мысли в порядок, и тогда уж точно она сможет колдовать - в этом было их единственное спасение.
  В этот момент входная дверь распахнулась, и на пороге показался юноша из трактира. Он был крайне встревожен и обратился к купцу с предупреждением, из которого Марго разобрала лишь слово "волки". Однако Келей взбешенно заорал на появившегося слугу, и тот быстро скрылся от его гневного взора. Дверь за парнем с грохотом захлопнулась от яростного порыва ветра. В ночной тишине вновь послышался волчий вой.
  Марго взглянула на своего наставника. Сарпион был спокоен и молчалив, он терпеливо выжидал. Но чего? Ожидание было привычным и для многолетней затворницы, хотя нынче Марго не видела в нем никакого толку. Единственным вмешательством колдуна был этот внезапный ветер, решила колдунья, ибо сама еще не вернула себе ясность мысли и способность колдовства. А дверь была затворена, несомненно, по желанию колдуна, ибо на его лице вдруг появилась заинтригованная ухмылка. Марго приходилось брать инициативу в собственные руки.
  - Что ты хочешь? - спросила она черноморца.
  - Я хочу отдать тебя в руки правосудию, ты маленькая ведьма, морийская шлюшка, не отказавшая, по-видимому, на палубе ни одному матросу, - Келей медленно приближался к Марго. Его исхудалое лицо внезапно приобрело устрашающие черты, глаза заполыхали зеленым огнем, а во рту заблестели длинные зубы. - Веллинг объявил немалое вознаграждение за сведения о своем сбежавшем брате, а также девице Двине, маге. Хотя маги безусловно с нею решат поквитаться самостоятельно. Но мне не повезло. Ты совсем не Двина, - голос ожесточился, купец стоял в одном шаге от девушки, которая не могла оторвать от него пораженного взгляда. - В любом случае, я извлеку из этого немалые деньги. Знаешь, что бывает с теми, кто смеет себя называть магом? - Он вытянул вперед длинную руку Пальцы, на которых виднелись острые неостриженные ногти, схватили девушку за шею и приподняли её с места. - Тебе лучше подумать над тем, как это можно избежать. Деньги я люблю больше, чем милых потаскушек.
  Марго скривилась от боли в подбородке, она задыхалась. Вновь обращаться умолявшими взглядами к Сарпиону было бесполезно. Она покончит с этим безумцем сама. А как его еще назвать, раз он посмел перейти дорогу колдуну?!
  Удар в грудь черноморца был настолько силен, что сама ведьмочка почувствовала его мощь. Отлетая в противоположную сторону амбара на грязный утоптанный пол, Келей успел расцарапать до крови шею девушки. Вновь о себе дали знать волки, они приближались. Марго сама не понимала, почему почувствовала от этого знания облегчение. Она посмотрела на собственную грудь, сжатую толстыми путами - веревка стала медленно возгораться от её взгляда. От шума и кутерьмы в голове не осталось и следа. Порой ненависть позволяет человеку забыть все, что его волновало, и устремиться лишь к своей мрачной цели. Но ненависть покинула колдунью, едва той удалось освободиться от веревок. Скидывая последние путы с ног, она вскочила с места и двинулась к своему противнику.
  Черноморец лежал на полу, корчась от боли. Его падение на твердую почву могло повредить жизненно важные части организма - спину или голову, но у Марго не было даже помысла исцелить захватчика. Когда она очутилась в лунном свете и предстала перед своим обидчиком, Келей прильнул как загнанный зверь к полу и заскулил. Он приподнялся, не отрывая рук от земли, сверля злобным пожирающим взглядом девушку. Но она не собиралась оставлять начатое дело на половине.
  Новая сила подняла мужчину в воздух и понесла его к стене сарая, о которую с глухим грохотом столкнулась его спина. Тело Келея сползло беспомощно вниз. Волки вновь обеспокоили округу призывным воем. На этот раз с улицы донеслись громкие крики людей, на дворе разрасталась суматоха и невнятная борьба.
  - Как ты посмел сомневаться, что я маг? - не обращая внимания на посторонние звуки и испуганные возгласы, спросила Марго.
  - Я знал, - прохрипел в ответ Келей, - я знал Двину.
  - Рассказывай всё, что тебе известно о ней, - повелительно произнесла девушка.
  - Я переправлялся с ней несколько лет назад из одного эрлинского города в другой, - продолжил черноморец, превозмогая боль от сломанных костей. Марго слышала их хруст, когда ударила его о стену. - Я узнал о ней в Лиреке, два дня назад, деревне, где вы, вероятно, останавливались, и тогда же решил её нагнать. За её поимку маги обещали хорошую награду. Но я сразу понял, что ты - это совсем не она. Я решил разузнать о тебе побольше. Может быть Двина действительно изменилась за прошедшие годы. Но сомнения рассеялись, я вконец убедился, что вы мошенники. Маги никогда не опускают первыми взора, маги никогда не плачут, во всяком случае Двина не могла заплакать. Это была девушка железной воли и характера.
  - Какой она была? Как она выглядела?
  - Она была выше, чем ты, бесспорно. Да, она была немногословной, но её слову никто не смел перечить.
  - Что она делала в Эрлинии? - спросил Сарпион. Колдун также освободился и строго наблюдал за происходящим, стоя позади ведьмочки. - Ты знаешь её знакомых?
  - Что вы задумали? - купец попытался усмехнуться. - В то, что эта девчонка маг поверит лишь глухой и слепой.
  - Назови имена и города, - велел Сарпион.
  - Я не знаю, - вдруг Келей совершил невероятный прыжок в сторону Марго, которая вовремя отскочила к окну. Из темного угла на неё выскочило уродливое существо. Оно все еще напоминало голосом, повадками и фигурой человека, но тело обросло длинной шерстью, голова увеличилась в размерах и на окровавленном лице сверкали огромные желтые глаза.
  - Оборотень! - прокричал колдун. - Он укрепляется в силах, ты не сможешь с ним справиться, Марго.
  Но девушка не обращала внимания на возгласы чародея, его голос потонул в шуме, раздавшемся из-за деревянных стен амбара. Она не отрывала взора от превращавшегося человеческого тела. От её силы и чар оно поднялось в воздух на несколько локтей и застыло в этом положении.
  - Отвечай! - хладнокровно произнесла Марго. - Кто её близкие родственники, друзья, знакомые? Где они живут?
  Но из горла черноморца доносилось лишь сдавливаемое рычание. Он дергал ногами, которые больше напоминали длинные лапы с острыми когтями, человеческое лицо вытягивалось в волчью морду.
  Девушка ничего не слышала в охватившем город безумном гуле голосов, лязге оружия, лае собак и визгах другой живности. Она не смела моргнуть или пошевелиться. Она знала, что неверное движение приведет к тому, что чудовищный зверь обретет свободу, и её жизнь в то же мгновение оборвется.
  Широкая тень нависла над головой, а после на пол перед вскрикнувшей от неожиданности и испуга ведьмочкой приземлился взрослый серый волк. За ним через окно в сарай ворвался еще один лесной хищник. Келей, точнее оборотень, получил долгожданное освобождение - Марго прикрыла голову руками перед новыми врагами и потеряла главного противника из виду. Но нападение устремилось не в ту сторону, девушка не увидела на своей груди огненных глаз чудовища, ибо ему предстояло сразиться с новыми недругами.
  Волки оскалились на сородича, который превосходил их в размерах. Они не мешкали и тут же набросились на оборотня, впиваясь в его шкуру острыми клыками. Зловещее рычание послышалось со стороны выхода. Марго решила, что пора запустить в помещение свежего воздуха, и распахнула дверь, повалив её плашмя на землю. Через образовавшийся проем не успел проникнуть блеклый свет луны, ибо в первую очередь в сарай впрыгнули еще три крупных хищника, присоединившихся к своим товарищам.
  Сарпион отступил в темный угол амбара, но Марго не могла сделать ни шагу. Она замерла перед развернувшейся на глазах кровавой схваткой. Волки впивались клыками в голову, лапы, хвост, туловище оборотня, но нечисть жестоко оборонялся, отвечая не менее острой пастью. На пороге появились неизвестные люди, державшие в руках мечи и согнутые сабли. Шум и крики во дворе замолкли, а спустя некоторое время прекратилось звериное рычание в сарае. На окровавленном полу лежали останки огромного оборотня, его горло было разорвано в клочья, брюхо залито кровью, глаза выцарапаны когтями. Волки, отставшие от неподвижной туши, осматривали в тишине сгрудившихся возле выхода людей. Один из зверей направился к порогу медленным тихим шагом, за ним протрусили его собратья. Никто из людей не посмел вновь обнажить оружие или преградить путь этой стае.
  
  ***
  Колдун спешился и со статным пегим жеребцом подошел к мелкой речушке, струившейся по гладким камням. Марго также покинула седло и повела своего коня напиться из потока, преградившего путь всадникам: река несла свои бурные воды с горных вершин по темным ущельям и, скорее всего, на западе, разливаясь в зеленых равнинах, впадала в Алдан.
  - Я готов и сегодня, и завтра вновь восхищаться твоей смелостью и решительностью, Марго, - одобрительно произнес чародей, прямо глядя на девушку, скромно опустившую голову к земле и заплетавшую растрепанные волосы в косу. - Лишь благодаря тебе этому оборотню пришел конец! В Краиле еще не одно десятилетие будут рассказывать об ужасах прошедшей ночи.
  Слова учителя льстили девушке, её щеки покрылись алым румянцем, а губы украсила улыбка. В городе морийцы провели еще один день после нападения на него волков. Марго вновь пришлось исполнять обет молчания, а Сарпиону выслушивать благодарственные речи от горожан и градоуправителя, ибо не было сомнений, кто разоблачил заезжего торговца в его чудовищной сущности. Магу подарили лошадей, золотые линги, изящное оружие, и никто не посмел заподозрить, что молчаливая девушка, отвечавшая на обращенные к ней слова лишь редкими поклонами и улыбками, всего лишь самозванка. Спутники Келея в ту же ночь от страха разбежались, а трактирщик, которого Марго подозревала в сговоре с купцом, расщедрился и предоставил магу и его провожатому лучшие апартаменты в своей мрачной гостинице, а слугам наказал потчевать гостей самыми свежими и дорогими блюдами. За это он не взял с чародея ни монеты, но был несомненно рад, что маг и старик удалились из города и постоялого двора через день после кровавого кошмара в его дворе.
  - Ты же знаешь, что с оборотнем расправились волки, а не я, - скромно ответила Марго.
  - Но без тебя, они могли не успеть спасти нам жизнь. Правда, я и не ожидал иного исхода.
  - Не ожидал?! - удивленно воскликнула ведьмочка. - Интересно, как у тебя хватило спокойствия дожидаться его так долго и не пошевелить даже пальцем для того, чтобы обезвредить этого негодяя!
  - Вот именно лишь в спокойном здравом рассудке колдун может что-либо предпринять и изменить реальный мир. Не сомневайся, я бы не позволил человеку тебе навредить, но ты великолепно справилась и без моей помощи, - Сарпион присел на камень возле реки и зачерпнул ладонью воды, чтобы освежиться.
  - Но ты ведь даже не предполагал, что этот че-ло-век является оборотнем? И он мог нас разорвать на мелкие куски!
  - Марго, я еще раз поражаюсь твоим самообладанием. Ты была на высоте! - вновь похвалил её действия чародей, но новые благодарности для Марго были излишни, она даже не повела головой на его слова. - Жаль, конечно, что мы совершенно ничего нового не узнали о Двине, то есть о тебе. А девушка эта, оказывается, была заметной личностью. Я уже сомневаюсь, не раскроем ли мы случайно по незнанию вновь наши лица.
  - Может не стоит мне представляться везде магом, будем соблюдать секретность, и уже в Гассиполе воспользуемся этими масками, чтобы проникнуть в Береговую Башню?
  - Не знаю, не знаю... Известия о маге Двине, которая уничтожила оборотня, уже разлетаются по всей стране.
  На этом беседа завершилась. Марго подошла к седлу и достала из сумки флягу, чтобы пополнить запасы воды. Он сорвала тонкие стебли желтого цветка, распустившегося у самого края воды. Растение привлекло её взгляд, а магу следовало всегда иметь при себе целительные травы, и хотя ведьмочка не знала в них особый толк, она посчитала, что не помешает добавить их в кошелку, висевшую у пояса.
  - Мы двинемся далее на юг? - спросила она, когда колдуны уже собрались продолжать путь под послеобеденным солнцем.
  - Нет, мы поскачем через горы, - ответил Сарпион, поправляя седло на крупе пегого. - Марго, я хочу задать тебе очень важный вопрос - ты готова идти со мной до конца? Это может быть последний шанс вернуться, потом с выбранной дороги не свернешь.
  - Я готова, - твердо произнесла она.
  - Я верю тебе, и все-таки обговорим еще раз, что ожидает нас впереди. Твоя задача проникнуть в Башню и заполучить Книгу Ветров, которую тут же передашь мне в руки, - Сарпион внимательно поглядел на спутницу, делая ударение на последних словах. Несомненно, это была его заветная мечта в последние десятилетия, подумалось Марго. - Я же буду тебя оберегать и поддерживать всеми мыслимыми и немыслимыми силами.
  Ведьмочка согласно кивнула:
  - И в первую очередь, что ты сделаешь с этой книгой, ежели она действительно обладает ценностью для колдунов, это снимешь проклятие морийской принцессы, а также поможешь Ортеку и его друзьям, - заметила Марго.
  - Именно для этого мы отправились в путь, - неохотно улыбнулся Сарпион. - Но об использовании Книги Ветров мы подумаем позже, сперва необходимо, чтобы она оказалась в надежном месте. Итак, если мы достигли с тобой согласия, то следует заключить в связи с этим договор, который мы отныне будем соблюдать.
  - Заключить договор?! - переспросила предложение колдуна Марго. - Мы что совершаем сделку? Будем подписывать бумаги?
  - У нас обоих есть свои цели в этом путешествии и свои обязательства. Я предлагаю лишь еще раз пообещать их исполнить. К чему бумаги и подписи?! Достаточно лишь нерушимого слова, не правда ли?
  - По-моему, я давала тебе уже слово чести, - недовольно заметила девушка. - Или ты требуешь от меня еще клятвы богам? Но для колдунов нет богов и запретов.
  - Я говорю лишь о символическом рукопожатии, что принято на черноморской земле. А заставить или склонить тебя к чему-то, Марго, никому не по силам.
  Сарпион встал напротив колдуньи и торжественно произнес, не спуская глаз с её растерянного лица:
  - Я обещаю не причинять вреда твоему здоровью и защищать от всех злоумышленников, кто посмеет воспротивиться тебе с оружием в руках.
  Марго не нарушала возникшей неловкой тишины. Показная затея колдуна была ей не по душе. Однако, Сарпион терпеливо дожидался её ответа.
  - Я обещаю сделать все необходимое для того, чтобы передать тебе Книгу Ветров, - безразлично сказала девушка.
  Колдун улыбнулся. Он протянул ей правую руку и крепко сжал в ней маленькую ладонь ведьмочки.
  - И ты не сможешь колдовать, пока я не прикоснусь к этой книге собственными пальцами, - закончил он фразу Марго, не разжимая скрепленных ладоней.
  Марго побледнела. Хотя Сарпион сказал всего лишь слова, она почувствовала, как дрожь прошла по всему её телу. О таких уговорах у них никогда не заходила речь:
  - А ты не сможешь колдовать, если нарушишь свое слово, - тут же продолжила она диалог, хотя колдун намеревался убрать руку, и девушка с силой притянула её обратно к себе.
  Он тряхнул рукой один раз и, наконец, как обожженный вытащил её из раскрытой ладони девушки. Сообщники злобно и презренно поглядели друг на друга.
  - Что всё это означает? - подозрительно спросила Марго.
  Колдун приблизился к лошади и ловко вскочил в седло.
  - Теперь ты точно знаешь, что я желаю тебе только добра, Марго, - засмеялся он, трогаясь вдоль берега против течения реки к горам.
  - Но ты хочешь, чтобы я не колдовала, - прокричала ему в след девушка. Она тоже забралась в седло. - Мы о таком не договаривались, и я не собираюсь придерживаться этого слова.
  - Мы заключили соглашение, Марго, и ты приняла все его условия. Не думаю, что у тебя получится противиться собственной воле, - иронично заметил колдун. - Теперь мы с тобой наравне!
  Марго усмехнулась - такие глупости столь уверенно мог произносить лишь Сарпион. Она пожелала развеять его напрасные надежды: девушка представила, что лошадь под учителем останавливается как вкопанная. Но всадник удалялся на восток. Марго еще раз поглядела на его фигуру: она подумала, что он мешает ей колдовать и следует сбросить его чары, а после вновь захотела остановить его галоп. Ничего не происходило. Она погнала своего коня вперед - видимо, далекое расстояние ослабляло чары. Колдунья вновь и вновь пробовала воспользоваться своими способностями.
  - Что ты сделал? - крикнула она вслед старику, когда почти добралась до узкой извилистой тропы, на которую вступил Сарпион. - Ты считаешь, запретив мне колдовать, мы стали равны?! - её голос был наполнен возмущения и гнева.
  - В последнее время я убедился, что твоё могущество столь велико, что ты сама не ведаешь этого. Тебе не справиться с ним сейчас. Ты еще слишком юна, Марго. Ты можешь невольно навредить себе и нашим планам. Пойми, что ты нынче под моей надежной защитой, я смогу уберечь и тебя, и себя. В конце концов, я ведь дал слово.
  - Так этот договор... соглашение ... что это? Я не смогу более колдовать?!
  - Пока не достанешь для меня книгу, - Сарпион обернулся к девушке и строго оглядел её. - Заклятие, нанесенное на себя собственными же словами, никому не снять. А магу колдовские чары совсем ни к чему. В порту за твои проделки тебя могут быстро вздернуть на виселице, Марго. Не думаешь же ты, что ежели в этой глуши тебя приняли за мага-избавителя, настоящие служители богам не распознают природу твоих способностей?! Я уже начал оберегать тебя, и отныне ты должна будешь доверять мне во всем, иначе тебе никогда не вернуться к прежней жизни, а черноморцы так и останутся волчьими отродьями, - его голос сошел на жесткие властные ноты.
  - Ты подлец, Сарпион!
  - Я не могу тебя ударить, но поверь, мне хватит воли проехать мимо, если ты ненароком соскользнешь в обрыв.
  - Куда мы едем?
  - В Асоль, столицу. Тебе еще рановато являться в порт. Для начала ты изучишь язык, а я разузнаю все о знакомых Двины. Нам некуда торопиться, Марго! Правда, ты желаешь поскорее исполнить данное обещание, не так ли?
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"