Шегге Катти: другие произведения.

Глава 8. Запретное Озеро

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Дойдя до цели, обернись назад, чтобы осознать истинную цену желаемого...

  - Кругом один лес да лес! Через реку уже перешли, скалистые холмы перевалили - так где она открытая местность?! Где эти болота, в которых лежат потайные озера?! Куда мы идем? Если мы так и будем держаться восточного направления, то вскоре вновь окажемся у болотников - вот чует мое сердце! - Ланс усмехнулся собственной шутке, ибо сердце его до сих пор ничего не чувствовало, так как его просто-напросто не было. Дух сокрушался в голове тайи, которая ступала рядом с релийским графом через молодые заросли дубов и невысоких кленов. Среди пожелтевшей листвы виднелись спины других спутников: Дуглас опирался на толстый посох, а черноморский царевич вырвался на несколько шагов вперед и ломал ударами меча разросшиеся древесные побеги.
  - Уж поверь мне, Лисса, что сам я уже опасаюсь этой живой воды, - дух продолжал размышления громким голосом, слышным лишь девушке. Он находился внутри солонки, ибо лишь так мог общаться со своей хозяйкой, и взирал на окружающий мир её глазами. Он не мог не заметить нежных подбадривавших взглядов, которыми обменивались граф и тайя, не мог он не догадываться и том, что девушка в эти минуты желала более всего, чтобы дух замолк или испарился, отправился на разведку вместе с Ортеком или Дугом, но Ланс же настойчиво выражал свои догадки и недоумения. В конце концов, она могла с ним не разговаривать - раз не отступала от пирата ни на шаг, или, наоборот, он ни на минуту не оставлял её одну, что мешало девушке отвечать даже шепотом на соображения своего духовного хранителя, но она не имела возможности заглушить голос духа в голове и не слушать его. - Вспоминаю все эти разговоры Сарпиона да Молоха о том, что живая вода опасна для колдунов, и не верю, что позволил тебе тронуться в эти края! Хотя, конечно, пока что о живой воде по-прежнему остается лишь мечтать. Боюсь, что озеро, на которое мы натолкнемся, будет всего лишь обычным водоемом, а может и того хуже - заполнено водами забвенья. Посмотришь в эти воды - и забудешь свое имя, родичей, прошлое. Это и объясняет, почему искатели живой воды в большинстве своем сгинули в неизвестности за пределами родной Мории!
  - Очень еще меня смущает наш братец. Не договаривает чего-то Дуглас?! - в голосе Ланса сквозили подозрение и задумчивость. - Рассказал он вечером на привале о словах номов и рудокопов, да только выходит, что номы то нас отпустили просто так?! Они ведь даже посильнее колдунов будут - могли нас заживо в землю вогнать или на месте умертвить, ну да эти человечки не столь уж безжалостны к людям. По-моему даже, что тот карлик, когда его Ортек от земли оторвал, совсем все свои божественные методы позабыл и силы утратил - немудрено, номы ведь дети гор. По словам Дугласа, они страшно на людей разозлились за то, что в Рудных горах объявилась колдунья, хотя точнее ... колдун, то есть я. Но рассорившись с рудокопами, которые им приносят дары и молитвы, номы ничего не сделали нам, нарушителям порядка в этих краях, даже слова не сказали в нашу сторону. А мне кажется, что последние слова были как раз обращены к нам, только, что бы они означали?! Неслучайно Дуг решил умолчать об этом. Ничего хорошего это не предвещает! Хотя может быть номы попросту струсили, испугались колдуна, они ведь не ведали истинной силы чародея, что оказался в их землях. В этом и опасность колдунов для людского рода, никому неизвестно на что, они на самом деле способны. Может быть в их силах вершить человеческие судьбы, повелевать землей и небом, но чаще всего колдуны одарены лишь долголетием и крепостью тела. Тем не менее люди да и номы, пожалуй, предпочитают и вовсе не иметь дело с теми, кто может за плохое слово сжечь дом обидчика, а при скверном настроении навести на соседей чуму или иную заразу - лучше сразу уничтожить таких нелюдей на костре. А между прочим от всего, что было совершенно номами на моих глазах, тоже очень сильно попахивает колдовством - особенно зазеленевшая сухая палка.
  - А знаешь еще что, Лисса? Да хватит уже глазеть на него, как будто не видала Вина все эти месяцы рядом с собой?! К чему эти жесты, ясное дело, ты со мной не свалишься в эту колдобину! Я ведь тебе тоже рассказываю очень важные вещи, - Ланс старался перекричать графа, который протянул девушке руку, помогая спуститься вниз в яр, покрытый опавшей листвой. При этом де Терро еще раз восхитился смелой задумкой Лиссы совершить землетрясение, чтобы задержать наступавших горняков. - Я сам удивился, что мне такое оказалось по силам! Но я пошевелил лишь верхние слои земли, точнее даже только почву вблизи пропасти. А раннее я ведь еле-еле вызывал слабый ветерок. Я кстати очень зависим до сих пор от твоего самочувствия и настроения, Лисса. Но, по-моему, с каждым днем я предчувствую свое скорое возрождение и умножение сил - особенно после таких милых обоюдных взглядов, - тихо заметил Ланс, хотя его слова, каким бы шепотом они не произносились, не могли пройти мимо ушей девушки. Её слабая улыбка была этому подтверждением, но дух тут же заметил, что граф может и любоваться её улыбкой и лицом, но также он должен глядеть под ноги, ибо начинался новый подъем среди ветвей и стройных стволов осеннего леса.
  Ортек и Дуглас уже миновали подъем и скрылись между деревьями, когда до слуха отставших друзей донесся радостный крик черноморца. Тут же Лисса поняла по холодку солонки, что дух решил удалиться и разузнать причину, заставившую царевича нарушить царящую кругом тишину столь громким возгласом.
  - Озеро! Озеро! - также сильно восклицал очень скоро возвратившийся дух. Лисса в это время спешила за Вином к просвету среди деревьев, выводившему на опушку затянувшегося леса. - Мы подошли, наконец, хотя бы к какому-то озеру!
  За лесом открывался вид в низину, где сверкали воды небольшого водоема. Ещё зеленая высокая трава, среди которой кое-где красовались поздние цветы, простиралась на расстоянии поллиги от берегов озера, далее на горизонте вновь вставал стеной темный бор. Лисса сбежала вниз по холму вслед за Вином. Они добрались до сверкавших в полуденном солнце чистых вод. Ортек уже сбросил на берег дорожные сумки и извлек наружу котелок, которым зачерпнул воды. На этом царевич застыл в раздумьях. Лисса заметила, как Дуглас опустил в воду свой посох и внимательно рассматривал намокшую деревянную поверхность.
  - Может ты расспросишь зверей и птиц, живая это вода или нет, - расслышала девушка просьбу черноморца, обращенную к её брату.
  - На вид это совсем обычная вода, - откликнулся Дуглас. - А советоваться в этих местах мне не с кем - я пока не заметил никакую живность.
  - Ну что, это оно? - с надеждой в голосе и глазах спросила Лисса, приближаясь к друзьям. - Если эта вода не дает жизнь, то лучше не дотрагиваться до неё - может это и есть то озеро забытья, из которого нам предлагали недавно испить?!
  - Мне показалось, что вода номов как раз и дарила жизнь разным сучья и палкам, но вряд ли человеку, - заметил Вин.
  - Таким же образом советовали колдуны изучать истинность живой воды, - задумчиво проговорил Ортек. - Хотя конечно лучше было бы проверить её свойства на живом существе, например, на синичке или мышке-полевке.
  - Но палка же не покрылась почками, - Лисса с сожалением глядела на посох брата, - а в воде не видать ни одной рыбы или лягушки. Я совсем не доверяю этому озеру. Да и Ланс не признает его за источник с живой водой, - казалось, что именно мнение духа стало решающим для девушки.
  - Отих писал, - Ортек извлек дневник смертника и перелистал старые пожелтевшие страницы, - он же описывал озеро... вот... "оно сокрыто от глаз человека". А это озеро лежит посреди равнины и к нему выйдет путник из леса со всех сторон. Нам стоит поискать другие озера, а, ежели ничего не получится, вернуться сюда. Озеро ведь никуда не денется.
  - Тогда не будем терять время, напиться этой водой никто не рискнет, хорошо, что еще есть старые запасы, отправимся дальше в блуждания по лесу, - предложил Оквинде.
  - Только эти запасы воды неминуемо закончатся, - побурчал Ланс, пока друзья обсуждали, в какую сторону им направиться. - Если мы будем так подозрительно относиться к каждому лесному ручью или озеру, мы иссохнем от жажды. Но я не вижу иного выхода, чем до поры поберечь запасы жидкости. Это озеро уж точно не внушает мне доверие. Оно ведь ближайшее к владениям номов.
  - Ланс предлагает двинуться далее на восток, - вмешалась тайя в разгоравшийся спор, она восприняла слова духа как дельный совет, но его возражения не заставили себя ждать, хотя были уже бесполезны:
  - Какой восток?! Там же болота и змеи!
  Ортек повел друзей в обход озерных берегов на северо-восток. Они углубились в чащу, держась выбранного направления. По дороге они остановились у широкого ручья, чтобы подкрепиться едой и водой. Дуглас сказал спутникам, что эту воду пьют птицы и звери, на чьи следы он указал на мягкой земле, так что источник не представлял угрозы. Солнце уже клонилось к закату над верхушками деревьев, когда впереди опять замаячил свет. Путники вышли на опушку и с подозрением огляделись вокруг: перед ними вновь распростерлась зеленая равнина, посреди которой блестела спокойная гладь озера.
  - Это то же озеро! - воскликнул Ортек. - Мы вышли с запада, как и несколько часов назад. А мне еще показался таким знакомым овраг, сквозь который пролегал наш путь.
  - И птицы в лесу трещали о тех же делах, - сконфуженно произнес Дуглас. - Обсуждали предстоящий перелет на юг. Это конечно неудивительно, но их трели должны были навести меня на мысли, что доносятся они от тех же пернатых, что повстречались нам к полудню.
  - Заколдованный круг? Куда же мы выйдем, если зайдем опять в лес, только уже с северо-запада, - вопросительно заметил Вин.
  Ортек вновь порылся в записях Отиха, но видимо ответа там не нашел, так как его лицо по-прежнему оставалось растерянным.
  - Что ж... На север путь закрыт - посмотрим каков юг, - принял решение черноморец. - До заката мы успеем одолеть пару лиг, не будем же терять времени.
  Лес в этой стороне был более редким, путники проходили открытые прогалины, заполненные светом. Но, несмотря на это, каждый с подозрением вглядывался в деревья, гадая, не проходил ли он сегодня мимо этих же высоких крон, старых корней дубов, выходящих на поверхность земли, встречалась ли на пути богатая грибница или поляна, заросшая лесной крапивой. В наступивших сумерках путешественники вышли на окраины леса и с облегчением вгляделись в пустынные луга. По правую руку от людей возвышалась невысокая скалистая гряда, вдоль её отрогов отряд продолжил шествие, а в последних лучах солнца черноморец велел располагаться на ночлег. Друзья остановились около одинокого дерева, под которым подобрали сучья, чтобы развести костер.
  - Если лес не пропускает нас на север, значит, именно там скрывается то, что мы ищем, - заметил Вин после того, как друзья скудно перекусили.
  - Маги в таких случаях говорят - на всё воля богов. Я бы хотел им поверить и принести этим богам богатые приношения, чтобы умилостивить их отношение к измученным странникам, но, похоже, я уже совсем позабыл все подобающие для такого случая слова, - грустно ответил Ортек. - Остается надеяться лишь, что в этих местах повелевают иные властители, которые даруют спасение тем, кто его искал.
  Бодрствовать в первую половину ночи выпало черноморцу, а затем был черед графа де Терро сменить дозорного. Дуглас улегся вблизи огня и тут же задремал, а Лисса примостилась немного поодаль на плаще, подставив под голову почти опустевшую сумку.
  - Ты разве спишь? - раздался громкий голос в голове у Лиссы. Девушка испуганно вздрогнула и быстро поднялась с земли. Будить свою хозяйку духу было дозволено лишь в чрезвычайных ситуациях. Она поглядела на догоравшее пламя костра и склоненную фигуру черноморца, прикорнувшего на мягкой траве. - Да, он, по-видимому, заснул, но пока тревожиться не о ком, вблизи нет ни одной человеческой души.
  - Зачем же ты меня разбудил? - зевая, шепотом спросила девушка.
  - Я хотел исполнить свое обещание. Точнее я еще не успел его тебе дать, и я думал, что сделаю тебе сюрприз. Я ощущаю в себе способность сделать так много, что попросту не могу терпеть бездействие, - болтал Ланс.
  - Интересно, ты все-таки будешь таким же разговорчивым, когда возродишься, или это от недостатка общения? - тихо усмехнулась Лисса.
  - Я готов исполнить любое твое желание, - выговорил дух то, к чему желал подготовить хозяйку. - То есть, конечно, если это будет мне по силам и будет относиться к колдовству. О том, чтобы я замолчал, и не проси!
  - А какое у меня может быть желание?! - задумчиво произнесла девушка.
  - И вдобавок, к сожалению, Дугласа я все же не исцелю, а Вина в тебя влюблять не стоит, так как он и сам уже окрылен этим чувством.
  - Что? Ты на такое способен?! - возмущенно прошептала Лисса. - Попрекал Марго, а сам туда же! Как ты думаешь, Ланс, я еще увижусь с ней? Наверное, не следовало быть к ней столь строгой, она ведь сама влюбилась в Вина и не смогла себя удержать. Но то, что она скрывала от меня, кем является на самом деле...
  - Когда-нибудь ваши пути все равно бы разошлись, хозяюшка. Марго колдунья. Она во многом нам помогла. Но колдуны всегда остаются одинокими, они редко раскрывают перед людьми свои истинные лица, - в голосе духа также слышались грусть и тоска. - А теперь, раз ты сама не можешь загадать достойного желания, вставай отсюда и отойдем на безопасное место, где ты не разбудишь своим визгом спящих друзей. Я сам выберу для тебя фокус и устрою небольшое представление!
  Лисса на цыпочках обошла брошенные у погасшего костра сумки и плащи и тихо направилась к скалам. Лунный свет озарял окрестности. Девушка остановилась по просьбе духа у подножия камней под невысокими деревьями, разросщимися на расстоянии нескольких десятков шагов друг от друга.
  - А теперь закрой глаза, - скомандовал Ланс.
  - Ты разве сможешь что-нибудь предпринять, если я не буду этого видеть? - усмехнулась девушка, исполняя при этом веление духа.
  - Я уже могу многое. Тебе лишь следует довериться мне и не паниковать, - настрой на предстоящее испытание, иначе тайя не могла назвать ожидавшее её событие, был крайне неуспокоительным.
  Лисса стояла с закрытыми глазами в лунном свете на мягкой траве. Никого шума, движения, прикосновения она не услышала и не почувствовала. Девушка лишь улыбнулась свежему ветерку, который ласково всколыхнул её волосы. Несмотря на раннюю осень, ночи еще не приносили заморозки, а дневное солнце не раз заставляло снимать с плеч лишнюю одежду в полуденный зной.
  - Ну что? - нетерпеливо спросила она, ощущая внезапную легкость. Тайя плавно взмахнула руками, подставляя тело и лицо неслышному дуновению воздуха.
  - Если ты не хочешь во что-нибудь врезаться, то лучше тебе вновь прозреть, - ответил Ланс. - Я позабыл, что видеть могу по-прежнему лишь твоими очами.
  Девушка распахнула ресницы и, рассмотрев верхушки деревьев, простиравшиеся напротив её взгляда, вскрикнула от неожиданности. Под ногами в тусклом освещении луны виднелась земля. Она парила в воздухе. Внезапно Лисса почувствовала, как её уносит в сторону. Она двинулась обратно к лагерю покинутых спутников, поднявшись при этом еще выше в небо.
  - Ланс, я летаю! Это так чудесно! - переполненная восторга и ликования воскликнула тайя. - Я никогда даже о таком не мечтала, а теперь ... дух захватывает. И мне совсем не страшно - я ведь не упаду, - уже более сдержанно и тихо добавила она.
  Она опять понеслась к скалам и пролетела в воздухе над кронами деревьев. Лисса весело передвигала в воздухе ногами, как будто перескакивала с одной макушки на другую. Она спугнула небольшую стаю мелких пташек, и, заливаясь звонким смехом, хотя Ланс просил её не будоражить округу, девушка решилась сделать последний круг на самой большой высоте над лунным пейзажем. Она хотела разглядеть, какие преграды ожидают путников впереди, но в полумраке под куполом неба и желтым блином луны очертания ландшафта было совсем не разобрать.
  - Ну все! Пора назад на землю! Голова уже совсем закружилась! - пожаловалась Лисса, тем не менее очень довольная ночной прогулкой. - Может повторим в следующую ночь?
  Ланс осторожно опускал хозяйку вниз по пологой кривой. Лисса придерживала юбку, которая развевалась от порывов ветра. Она почти достигла густой травы, но увидела в нескольких шагах от себя высокую мужскую фигуру. Сомнения девушки длились немного дольше, чем размышления её духа. На последней воздушной волне тайя оказалась в распростертых объятиях мужчины. Она ухватилась за его шею: перед ней блестели улыбающиеся губы и глаза графа де Терро.
  - А я уж совсем тебя обыскался! - весело заметил Вин. - Не думал, что сказки о шабашах ведьм в лунные ночи это не выдумка алмаагских поэтов, а сущая правда.
  - Винде, это было так здорово! - воскликнула Лисса, прижимаясь к груди пирата, граф даже не собирался опускать девушку наземь. - Если Лансу будет по силам, он прокатит и тебя по свежему ветру на полных парусах!
   - Но на сегодня, надеюсь, твое плавание в пучинах неба завершено. Мне, кажется, ты совершенно озябла в этом путешествии.
  - Нет, просто ветер покрепчал и я ... я даже не заметила, что немного промерзла.
  - Пока я тебя разыскивал, нашел в этих скалах сухой грот. Там можно развести костер и согреться. И там мы будем наедине. - Он поставил тайю на ноги и, взглянув в её лицо, робко произнес: - Мне надо успеть тебе многое сказать, Лисса.
  Она послушно двинулась за ним к черному проему, который виднелся в тусклом свете среди нагромождений каменных стен. По двум булыжникам, служившим в своем роде ступеньками, они взобрались наверх и оказались в небольшой пещере. Вин постелил у входа плащ и усадил на него взволнованную спутницу.
  - Я сейчас насобираю под деревьями хвороста и разведу костер, - сказал он, намереваясь покинуть убежище.
  - Не надо, - Лисса остановила, резко ухватившись за его ладонь. Она велела ему присесть рядом. - Ланс уже меня согрел. Ты хотел ведь поговорить со мной.
  - Лисса, я ... - в его серых глазах сверкали отблески луны, - я знаю, что во многом перед тобою виноват. Но даже если бы у меня была возможность обратить время вспять, я бы не смог поменять собственных решений и чувств. Я никогда не хотел, чтобы ты отправлялась с нами в путь. Но в глубине души я так обрадовался, увидев тебя там ... на костре, испуганную, растрепанную, - граф усмехнулся. - Я очень по тебе соскучился. И тогда я понял, что могу даже позабыть о друзьях, море и кораблях, если ты будешь рядом со мной. Поверь, я часто говорил эти слова... - Вин прикоснулся губами к кончикам её пальцев, которые сжимал в обеих руках, опустив при этом взор. - Я редко задумывался, что они могли означать. Но сердце велит сказать их еще раз. Я очень хочу, чтобы ты была счастлива. Я очень тебя люблю.
  - От такого признания хочется броситься в пропасть, а не на шею возлюбленного, - Лисса одернула руку и свысока поглядела на Вина. - Никогда не думала, что эти слова могут означать на самом деле то, что парень желает поскорее избавиться от девушки. Я тоже очень тебя люблю, Вин! - вспыльчиво прокричала она ему в ответ. Она вскочила на ноги и собиралась спрыгнуть вниз на камень, но Вин ухватил её за локоть.
  - Лисса, у тебя отвратительный характер!
  - А у тебя отвратительный вкус, раз ты в меня влюбился с таким характером!
  - Послушай, я ведь не то имел в виду!
  - Ты меня не любишь? - Она встала в проходе, загораживая свет, руки были упрямо уперты в бока. Граф, пригибаясь, чтобы не удариться о низкий потолок пещеры, стоял напротив девушки. - Или что ты сказал не так?
  - Вот именно - что я сказал не так? Я был с тобой честен, Лисса. И ты это знаешь. Я хочу, чтобы ты стала счастливой, но рядом со мной женщина не сможет надолго ощутить всю полноту жизни. Я не умею быть постоянным - я как ветер!
  Лисса гневно взглянула на него - она старалась прожечь взглядом его лицо, она была готова вцепиться когтями в его бессовестное лицо, закрыть ему рот, лишь бы не слушать этих глупых слов. Нет! Она представляла все совершенно не так. Она знала, что он прав во всем - но порой ведь несколько минут счастья делают целую жизнь бесценной. Она вновь развернулась к выходу. Он привлек её к себе.
  - Лисса, не сегодня, завтра мы можем погибнуть. Я хочу, чтобы ты знала, что ты для меня значишь!
  Она со злостью вырывалась из его цепких объятий, а он пытался схватить её ладони:
  - Вот именно! Ты решил напоследок разбить сердце еще одной глупой девушке?! Подлец! Да будь на моем месте хотя бы самая дряхлая старуха или юная девочка, ты бы поступил также! Что ты делаешь? Что это такое? - Вин изловчился и, ухватившись за палец на её правой руке, ловко надел на него холодное кольцо с камнем, сверкавшим зеленым цветом.
  - Это перстень моей матери Полины де Терро. Старшему ребенку в роде надлежит передать его своей жене, а она одаривает первого наследника.
  - И скольким красавицам ты уже примерял этот перстень? - ревностно воскликнула тайя, вырвав ладонь из мужских рук. Лисса подставила кольцо под лунный свет и с любопытством рассматривала прекрасную работу ювелиров.
  - Нет, ты не первая, - усмехнулся граф, - но тебе уж точно ни за что не стянуть его с пальца!
  Лисса насупила брови и, капризно сжав губы, попыталась избавиться от кольца, но он в тот же миг обхватил её маленькую голову широкими ладонями, закинул нахмуренное лицо, на лоб которого спадали золотистые пряди волос, и страстно припал к её губам. Она несильно отталкивала его грудь сжатыми кулаками, но сопротивление было недолгим и совсем неохотным.
  - Вин, я готова умереть на месте, лишь бы рядом с тобой, - шепнула она, когда вновь могла видеть залитыми слезами глазами. Она глубоко вздохнула и со всей силой сорвала с груди цепочку, на которой висела солонка-оберег. - Ведь с тобой мне ничего не грозит, а Ланс обретет на пару минут блаженный покой. - Она улыбнулась, не спуская взора с сияющих глаз любимого человека, и уверенным движением сдернула с себя тонкую блузку.
  
  ***
  Вин проснулся от шума дождя. Серое утро встречало странников струями, отбивавшими такт по твердым камням. Он осторожно вынул руку из-под головы Лиссы, на которой она сладко заснула ночью, и, ласково поправив короткие кудряшки тайи, поспешил тихо подняться в низком гроте, одеться и спуститься под холодные потоки воды. Он знал, что друзья, скорее всего, уже не дремлют и озадачены исчезновением спутников.
  Очень скоро граф заметил худую фигуру черноморца. Издалека парень помахал ему рукой. Вин побежал ему навстречу по траве под мерзкими каплями дождя.
  - Куда ты пропал? - беспокойно прокричал ему Ортек, когда между друзьями оставалось лишь несколько шагов. - Я пытался отыскать твои следы, но этот проклятый дождь все смыл. Лисса с тобой?
  - Да, мы укрылись в небольшой пещере у скал. Предлагаю перенести туда все пожитки и переждать непогоду. - Вин шел вслед за черноморцем, спешившим обратно к месту привала.
  - Дуглас нашел озеро, - пробормотал царевич. - Не стоит из-за дождя откладывать разведку. Перенесем вещи, а сами двинемся вперед. Он говорит, что озеро совсем близко.
  Вину оставалось лишь удивляться словам друга, но он потерпел с вопросами. Объяснения следовало требовать от самого рудокопа - как он мог отыскать озеро, если посреди ночи и Дуг, и Ортек сладко посапывали возле костра?!
  - Два дрозда толкуют об этом с пасмурного рассвета, - пояснил Дуглас, когда расспросил релийца о сестре и был успокоен её местонахождением. - А еще я заметил в небе стаю уток, опустившихся к земле. До озера должно быть совсем близко!
  Когда мужчины подошли к пещере, Лисса уже была на ногах и беспокойно поглядывала на компанию из каменного проема в скале. Для четверых в гроте места было тесновато, но спутники и не думали забираться вверх по камням. Лишь Вин помог Лиссе принять из рук друзей сумки с вещами и скудными припасами. Он ласково поцеловал её в щеку, едва добрался до девушки. От этого она слегка покраснела и покосилась в сторону брата, поджидавшего снаружи.
  - С тобой все в порядке? Не испугалась, когда проснулась в одиночестве? - задорно поинтересовался Вин. Он видел, что тайя слегка растеряна и старался своей непринужденностью разогнать её страхи. - Я отлучился совсем недавно.
  - Я просто ... Ланс не хочет со мной разговаривать, - озадаченно произнесла тайя. На её шее вновь висела позолоченная солонка. - Может он на меня обиделся за вчерашнее?! Или он до сих пор с кем-то из вас исследует территорию. А надолго мы задержимся в этой пещере? Дождь скоро пройдет, а вы перетащили сюда все сумки, как будто они никогда не промокали под водяными струями?!
  - Дуглас узнал, что в конце этой долины расположено озеро. Мы всего лишь сходим поглядеть, что в нем за жидкость и через пару часов возвратимся обратно. А ты пока останешься здесь и разведешь костер да приготовишь завтрак, - усмехнулся Вин. - С помощью Ланса ты справишься очень быстро.
  - Ты считаешь, его будет возможно уговорить остаться со мной, а не пойти с вами?! К тому же я тоже не собираюсь сидеть в этой темнице в одиночестве. Оставляем пожитки и пойдем вчетвером, - заупрямилась Лисса. - Я иду с вами! - крикнула она остальным друзьям, вытаскивая голову под мелкий дождь.
  - Никуда ты не пойдешь! - также упрямо заявил Ортек. - Вин, кажется, теперь она обязана тебя слушаться. Уговори её вести себя разумно и догоняй нас, хотя, конечно, я бы на твоем месте не бросил её одну, - усмехнулся черноморец.
  - Дуглас?! - У Лиссы от негодования расширились глаза. Вин ожидал, что сейчас царевич вздрогнет от заслуженного наказания, свершенного невидимым Лансом, но Ортек оставался недвижим лицом и телом. Черноморская закалка - защита от колдунов, решил пират.
  Взывание к брату не помогло, Дуглас принял как всегда нейтральную сторону, хотя тайя решила, что в ход пошла мужская солидарность.
  - Лисса, обещаю, что мы вернемся к полудню. Мы скорее всего ничего не отыщем, и тогда придется возвращаться на север. Все-таки там зачарованные дебри, сквозь которые стоит попытаться еще раз пройти.
  Вин поглядел ласково на свою подругу. Нет, словами её было невозможно переубедить, лишь с необратимыми действиями она могла смириться. Он вновь прикоснулся к её щеке и спрыгнул со ступени в мокрую траву.
  Скалы на западе тянулись до самого горизонта, а земля, покрытая травой, уходила к восходу солнца покатистым бугром. Друзья быстро миновали спуск и оказались в неширокой низине, залитой дождем. Они прыгали по торчащим из воды кочкам, но то и дело ноги соскальзывали в холодные лужи и грязь. Впереди виднелись заросли камыша, преграждавшие дорогу.
  - Мы разделимся, - решительно произнес Ортензий. - Я с Дугласом поглядим, что находится в этом конце камышей, а ты, Вин, двинешься к другому краю. Может быть встретимся по ту сторону. Если за камышом опять начинается лес, мы возвращаемся к пещере.
  Вин не стал спорить. На то и был в отряде главарь, чтобы принимать решения и отдавать команды. А царевич в этом деле практиковался даже вдали от дома, где ему по праву надлежало бы править и повелевать. Граф посмеялся над собственными мыслями и неторопливым шагом свернул налево, двигаясь вдоль высокой стены из сухих стеблей.
  Дождь перестал, в воздухе повисла тишина, нарушаемая лишь шелестом мокрой травы от тяжелых шагов. Вдруг до слуха пирата, который уже завернул за край камышовых зарослей, но по-прежнему ступал вдоль их границы, донесся отчетливый всплеск воды, а после кряканье дикой утки. Вин раздвинул парочку высоких камышей - за ними вставали новые тонкие соломенные палки. Он попробовал пробраться сквозь их гущу, но упругие растения не давали пройти, а чтобы сломать жесткие прутья следовало потратить немало времени. Парень двинулся прежней дорогой.
  Он шел по кругу, вновь завернув за край. Вин всматривался вперед, ожидая скорой встречи с друзьями, но очередной громкий всплеск вновь донесся до его слуха. Камыши закончились, открывая взору чистый берег, черную землю на котором омывала озерная вода. Вода была мутной и зеленоватой от водорослей и тины, покрывавшей её поверхность. Вин осмотрелся кругом. Свободная земляная площадка была совсем узкой, через пару шагов вновь разрастался густой камыш. Само же озеро было также не очень большим. Посреди него купалась незнакомая девушка, обнаженная по пояс. Над водной гладью виднелась её голая спина. Вин остановился как вкопанный от удивления, но вскоре любопытство преодолело недоверие собственным глазам, и он зашел в воду по колено, а также громко прокричал:
  - Кто вы? Кто вы, прекрасная незнакомка?
  Видимо, девушка расслышала окрик и обернулась к чужеземцу лицом, а после дотронулась до волос, собранных в тугой узелок на затылке, и распустила их по самую поверхность воды. Вин изумленно озирался. Только сейчас он заметил, что длинные пряди имели зеленоватый окрас, а в довершение всего девушка высоко подпрыгнула в воздух и, сделав оборот, вновь окунулась в глубину озера, показав во всей красе свой длинный рыбий хвост. Спустя мгновение она вновь показалась на поверхности, причем намного приблизившись к онемевшему графу. Её лицо было правильно и красиво, локоны спадали на маленькую обнаженную грудь, белоснежные руки не выходили полностью из воды, но больше всего Вина поразили её большие зеленые глаза, над которыми зеленели ровные брови.
  - Ты русалка? Дочь моря?
  Но ответа не последовало, девушка лишь бесшумно раскрывала алые губы. Она вытащила правую руку и ладонью плавно подозвала парня к себе. Не раздумывая, Вин побрел по дну озера, зайдя уже по пояс в воду.
  - Я мориец. Я чту твоего отца. Помоги нам, прошу тебя. Я знаю, что тебе многое по силам. Мы ищем живую воду.
  Русалка продолжала подзывать молодого человека, при этом она легла на спину и, изгибая свой чешуйчатый хвост, отплывала к середине озера.
  - Так ты поможешь нам?
  Она внезапно вновь скрылась под водой и вынырнула у ног Вина. Девушка-рыба ухватила его двумя руками за талию и заглянула в его лицо. Глаза были огромны, бескрайние и бездонные. Де Терро увидел плескавшиеся в море волны, услышал их рокот в просторах морских пучин, он вновь почувствовал в воздухе вкус соли и жар беспощадного солнца, ветер трепал его волосы, а уши оглушали крики чаек. Вот на горизонте появилась небольшая лодка, на её носу сидела она, прекрасная незнакомка и звонка пела. Она призывала его к себе, протягивала ему навстречу руки и обещала сладостные поцелуи, ночи, полные любви. Она молила его поскорее к ней прийти, и лодка, покачиваясь на волнах, неспешно приближалась. Но он захотел обернуться, ибо знал, что стоит на берегу, и за его спиной распростерлась земля. Он оглянулся и увидел одинокую девушку, она сидела на песке, опустив голову на согнутые на коленях локти. Она была столь печальной и забавной одновременно, что Вин не мог не заметить её, не подойти к ней. Он уже не слушал завораживающую песню, он ступил прочь от края моря.
  Звонкий смех загудел в голове. Он протер глаза - перед ним вновь была зеленоволосая русалка, она запрокинула голову назад и беззвучно смеялась. Вин улыбнулся ей и попробовал поддержать её веселье. Но смешок вышел неубедительный. К тому же он понял, что в воздухе раздаются не только его усмешки, но и далекие окрики. Он двинулся обратно к берегу - с той стороны доносился взволнованный голос Ортека. Девушка отпустила странника и вновь нырнула, скрывшись с поверхности озера.
  Вин зашел в воду совсем недалеко, но возвращаться к камышам пришлось намного медленней и дольше. Казалось, вода не дает ему пройти, преграждая путь. Вдруг за его ноги ухватились цепкие пальцы, и над водой вновь показалась хозяйка озера. Она высунула наружу лишь голые плечи и, доставая парню до пояса, протянула к его рукам круглый стеклянный сосуд, заполненный водой. Граф неловко схватил неожиданный подарок, чуть не уронив его обратно в глубины водоема, и в тот же миг гибкое тело русалки вновь исчезло из виду.
  Озеро расступилось перед поспешным ходом человека, Вин выскочил на берег и свернул в сторону, откуда он расслышал крик черноморца. Пробежав несколько шагов вдоль сплошной стены из камышей, релиец разглядел фигуры друзей. Ортек склонился над рудокопом, который лежал на траве. Царевич заметил товарища и еще одним криком поторопил его:
  - Быстрее, Вин! Дуг почти не дышит. Посмотри, его лицо иссыхает на глазах! - в голосе парня слышался испуг и страх за жизнь друга. - Я уже облил его водой, отшлепал обе щеки - я не знаю, что делать?!
  - Мы спасены, Ортек, - радостно прокричал в ответ пират. Через пару шагов он уже припал рядом с царевичем к телу Дугласа. Парень лежал на спине с осунувшимся лицом, глаза были закрыты, губы плотно сжаты, черные обожженные руки лежали на траве, грудь была неподвижна, но Вин надеялся, что Дуглас все еще дышал. - Это живая вода, сейчас он вернется к жизни.
  - Сперва проверим, - осторожно произнес Ортек, он схватил в руки посох Дуга, валявшийся неподалеку, и протянул его пирату, который сжимал в ладони стеклянную колбу. - У Дугласа это не первый обморок, а эта жидкость может сделать его последним.
  Вин вытащил деревянную пробку из горла шарообразной бутылки и вылил несколько капель на сухую толстую палку. Друзья прождали результата несколько минут. Но, быстро впитавшись в поры дерева, вода не дала ожидаемых результатов - сук нисколько не изменился.
  - Это живая вода, поверь мне! - вскричал Вин. - Не желает же и всемогущее Море страдания его верных служителей. Я взял эту воду из рук настоящей русалки.
  Ортек недоверчиво поглядел на пирата.
  - Отнесем его назад, - неуверенно предложил царевич.
  - Мы вернемся обратно к озеру, русалка его спасет, - возразил Вин.
  - Если ты доверяешь своей русалке, которая не превратится через пару минут в злобного нома, то тогда давай попробуем окропить его водой, - вновь сомневающимся тоном произнес Ортек. - Я боюсь, что у нас не хватит времени на что-нибудь другое.
  Вин вылил в сжатую ладонь воды из стеклянной бутылки и окропил ею бессознательного рудокопа. Он похлопал по щекам друга и приложил холодную влажную руку к его лбу. Черноморец сжимал ладони парня, с надеждой вглядываясь в его безжизненное лицо. Быстрого оживления и исцеления не произошло. У обоих друзей уже не осталось надежды на то, что им была преподнесена живая вода. Её действия были им хорошо известны со слов колдунов в деревне и Алмааге.
  - Он пошевелился, пошевелился, - недоверчиво прокричал Ортек. - Дуглас! Дуг!
  Рудокоп открыл глаза и неподвижно вглядывался в людей, склонившихся над его лицом.
  - Дуглас, это мы, твои друзья, - произнес Вин. - Ты как?
  - Воды, - прошептал высохшими губами Дуг. - Пить!
  Вин протянул ему бутылку с озерной водой.
  - Это была живая вода, по моему глупому мнению, - сказал граф, наблюдая, как рудокоп припал к круглому горлышку, утоляя жажду. Ортек помог ему приподняться с земли.
  - Живая вода?! - усмехнулся Дуг. Силы возвращались к нему, но лицо еще не избавилось от серости и сухости кожи. Болезнь вновь отступала, но она уже была готова навсегда прибрать смертника к своим рукам. - Отныне номы запретили даже мечтать об этом избавлении. Для смертных живая вода утрачена навеки.
  
  ***
  Русалки - прекрасные молодые девушки с раздвоенным чешуйчатым хвостом. На родине царевича русалок не признавали за богинь, им не приносили дары и молитвы. Рассказы о голых девицах, купающихся в море, нередко раздавались в порту из уст бывалых моряков. Но эти сказки вызывали лишь интерес, смех, и ни капли доверия. Ортек слышал о русалках, которые некогда заселяли скалистые берега острова Алмааг, от своего отца Релия, повидал он немало мраморных статуй этих морских богинь в государевом дворце Дарвина II, к тому же довелось узнать о подобной девице и из дневника Отиха.
  - Ты уверен, что видел настоящую русалку? - черноморец подозрительно поглядывал в сторону графа. Если Вин сказал правду, и ему не привиделась девушка с хвостом вместо ног, следовательно, в полученном в подарок сосуде действительно должна была оказаться живая вода. Отчего ж она утратила свои свойства, или морская богиня решила посмеяться над изнуренными бродягами?!
  - Я клянусь, что она купалась в озере прямо на моих глазах, а после вынырнула со дна и передала мне в руки вот это, - граф указал на бутылку, которую все еще сжимал в руках Дуглас. Рудокоп недоуменно переводил взгляд с одного товарища на другого.
  - Отих ведь писал... он вспоминал о владычице этих краев, которая обладает ослепительной красотой, она похитила навеки его сердце, и именно этим он заплатил за свое спасение. Элбет говорил, что вполне возможно Отих встретился с ундиной, русалкой. Несомненно, прокаженный повстречал кого-то, кто одарил его водой, а не сам черпал целительную жидкость из источника - озера или ручья, - рассуждал вслух царевич. Он вновь вытащил на свет истрепанный дневник, но, пролистав напрасно его страницы, спрятал драгоценные записи обратно под одежду. - Мы должны еще раз попытаться отыскать и поговорить с твоей русалкой. Покажи мне этот просвет среди камышей!
  Дуглас самостоятельно поднялся на ноги, он шел медленней друзей, но согласился, что если дочери моря не будет ясна человеческая речь, то он сможет объяснить ей желание скитальцев заполучить хотя бы малую толику воды для омовения от скверны яда. Друзья быстро достигли открытого берега озера, но водяная гладь была спокойной, и кругом слышались лишь редкие крики уток. Черноморец скинул с себя рубаху и штаны и поплыл на середину водоема. Он несколько раз нырнул на дно, но его растерянный вид явно указывал, что ничего обнадеживавшего обнаружить не удалось.
  - Здесь очень мелко, глубина не более человеческого роста, - отметил Ортек, возвращаясь к ожидавшим на берегу друзьям.
  Вин внимательно оглядывал камышовую стену, окружавшую озеро, а Дуг освежал лицо и руки в прохладной воде. Его самочувствие по-прежнему тревожило друзей. На бледном лице рудокопа под покрасневшими от боли глазами появились большие мешки. Но Дуглас не жаловался на непрекращавшиеся боли в руках, спине и пояснице, хотя его спутники знали, что уже почти все тело парня охвачено черной язвой. Он попытался улыбнуться черноморцу, вышедшему на берег. Свои отросшие за долгое время странствий волосы рудокоп заплел в маленькую косу, которую перекинул за плечо.
  - Нам пора возвращаться, - обратился он к спутникам. - Лисса может выкинуть чего-то, если ей надоест ждать в неведении.
  - Вернемся назад, - решительно произнес Ортек, - а завтра с рассветом вновь придем к озеру. Может ундина купается лишь в первых лучах солнца?! В любом случае я собираюсь её караулить. Когда она попадет в мои руки, ей не вырваться, не исполнив нашей просьбы. Пусть она и распоряжается в собственных владениях, но мы тоже сумеем постоять за себя, - он поправил пояс, на котором висели ножны с мечом.
  - Ты хочешь бороться с богиней?! - насмешливо уточнил Вин. - Спорю, что она справится с тобой даже голыми руками!
  - Бороться с богами и их замыслами бесполезно, - ответил Ортек. - Я лишь собираюсь доказать, что достоин её награды.
  Мужчины двинулись в обратный путь. Ортек пожалел, что оставил среди прочих вещей свой лук, возле камышей можно было поохотиться на дичь. Он всматривался в открытую холмистую местность, по которой взбирались путешественники, но выходить с мечом на охоту было глупой тратой сил и времени. Поэтому ему оставалось лишь с сожалением вздыхать, когда из под ног в высокой траве выскочил серый заяц, а в нескольких шагах впереди пробежал его длинноухий близнец.
  - Ортек, если в течение следующих трех дней мы ничего не найдем, обещай мне, что вы возвратитесь назад в Морию, - вдруг проговорил Дуглас, останавливаясь посреди луга. Впереди уже виднелись очертания скал, где было устроено прибежище в тесном гроте.
  Ортек также замер на месте, рядом встал Вин, в задумчивости поглядывая в сторону гор. Царевич размышлял недолго, он знал, что не сможет дать подобного обещания и всего лишь придумывал, как объяснить это другу. Он не мог уйти, уйти и бросить его одного, но отправить обратно Лиссу и Вина было вполне здравомысляще. Хотя черноморец сомневался, оценят ли этот здравый смысл попутчики.
  - Ты будешь готов уйти вместе с нами? - задал в свою очередь вопрос Ортек.
  - Если понадобится, я уйду, - уверенно ответил Дуглас. Он слишком хорошо знал свою сестру - о разлуке с Дугом Лисса не захотела бы слушать.
  - Я нет, - также стойко произнес черноморец. - Сперва, я обыщу каждую пядь этих земель и лишь потом смирюсь, что живая вода действительно не предназначена более для людского рода. Но и после этого, я не оставлю поиски того средства, что избавит черноморцев от проклятия ведьмы. И я не намерен, Дуг, оставлять тебя умирать в одиночестве. Разве ты этого хочешь? Я забочусь, чтобы достойный переход в царство Таидоса познали мои соотечественники, обретающие волчий образ, так почему же я не должен быть обеспокоен подобающим завершением жизни своего друга, - Ортек старался выказать в голосе смешные интонации, оставаясь при этом вполне серьезным. - Утро вечера мудренее. Если через три дня мы не узнаем ничего нового, я обещаю, что заставлю графа де Терро сдержать данную мне клятву верности и отправиться к берегам Великого моря.
  Вин промолчал на последнее замечание царевича, он двинулся вперед, и разговор между друзьями затих. Из пещеры выходил слабый дымок и доносился аромат поджаренного мяса. На самом деле это оказались огромные плоды с оранжевой толстой мякотью внутри, которые Лисса отыскала под камнями в густой траве. Девушка развела у выхода из грота небольшой костер и испекла неведомый плод, поджидая возвращения разведчиков. Она была все еще хмурой и грустной.
  - Что нового? - спросила тайя, угощая друзей обедом и чаем из душистой мяты, которую она также отыскала на вершинах скал. - Я поднялась наверх, на камни. За ними плоская платформа, а далее пропасть, по дну которой течет Алдан. А как ваше озеро? - она сделала ударение на последние слова, припоминая утреннюю обиду, когда парни не захотели взять её с собой.
  - Разве Ланс тебе еще не рассказал последние известия? - пошутил Ортек. - Он также видел русалку Вина?
  На глазах у тайи мгновенно выступили слезы. Ортек подумал, что и до этого девушка, по-видимому, не раз всплакнула. Она прикрыла руками лицо и зарыдала, не в силах сдерживать охватившие её судороги. Вин тут же привлек её подрагивающее тело к себе. Граф взирал на подругу не менее недоуменным взглядом, чем прочие товарищи.
  - Лисса, прости, - испуганно произнес Ортек. - Я, наверное, неудачно выразился. Твой дух не может так далеко улетать, да?! Сейчас я все исправлю и расскажу о том...
  Она зарыдала еще сильнее, и Ортек смущенно замолчал.
  - Ланса нет, - наконец, ответила Лисса, утирая мокрое от слез лицо, голос хрипел, а глаза были истерты до красноты. - Я его потеряла, я знаю, что он исчез и больше никогда... никогда не вернется.
  - Но разве это не то, что он так давно ожидал? - обнадеживающе спросил Дуглас. - Ты же сама говорила, Лисса, что он ...
  - Нет, нет, - прокричала девушка. Она была слишком взволнована, чтобы выслушивать чьи-либо замечания или предложения. - Вы ничего не понимаете! Я осталась совсем одна. - Она извиняюще посмотрела на Вина и, вскочив с места, выпрыгнула из пещеры.
  До наступления сумерек оставалось несколько часов, и Ортек посвятил их тому, что вырезал из крепких веток стрелы для своего лука. Друзья разбрелись каждый по своим делам: Дуглас решил покорить каменные вершины, Вин бросился вдогонку Лиссе. Они собрались в сумерках возле яркого костра, разведенного черноморцем у подножия скал, и, не загадывая далеко наперед, встретили звездную ночь. Было решено наутро налегке возвратиться к камышовому озеру и еще раз внимательно осмотреть его окрестности.
  Рассвет занимался в серой дымке тумана. Прихватив с собой плащи на случай, если с пасмурного неба польет осенний дождь, и оружие, чтобы быть наготове к любым неожиданностям, четверо путников спустились к высоким камышам и побрели вдоль их зарослей, стараясь производить при этом как можно меньше шума. Вчерашние обиды, недомолвки и переживания были позабыты. Каждый с нетерпением ожидал встречу с русалкой, к чьему роду относилась великолепная Алмааг, прародительница морян.
  В стороне раздались всплески воды. Вин приложил ладонь к губам, призывая друзей к осторожности и тишине. Они завернули за угол и поспешили за релийцем, который уверенно шагал по смятой накануне траве. Вскоре вместо камышей сбоку предстал берег, омываемый зеленой водой. Друзья замерли возле её края, всматриваясь в незнакомок, купавшихся на середине водоема. Лисса ахнула от удивления, поспешно прикрыв разинутый рот лукой, лицо Дугласа озарилось улыбкой, когда в водной глади, пустовавшей вчера, он разглядел живых существ, а Ортек положил ладонь на эфес меча, а другой проверил лук за спиной.
  - Их двое, - ошеломлено произнес Вин. - Вон ту зеленоволосую я видел в прошлый раз, а у её подруги волосы отдают чернотой и спадают на лоб. - Пират зашел в воду на пару шагов и указал в сторону русалок рукой. В этот момент девицы одновременно подпрыгнули в воздух и нырнули на дно, подняв на гладкой поверхности озера брызги и пустив ровные круги ряби.
  Не успели друзья поделиться впечатлениями от увиденного, как зеленоволосая красавица появилась вблизи берега и, лежа на спине в воде, приветливо замахала хвостом. Её подруга вынырнула из воды на том же месте, на середине озера.
  - Она приветствует нас и желает добрых знамений, - сказал Дуглас. Рудокопу были понятны немые движения алых губ русалки.
  - Она говорит?! - удивилась Лисса.
  - Она очень рада нашему приходу и давно нас ожидала, - спустя короткое время вновь добавил Дуг. - Она довольна тем, как мы поступили с номами, - рудокоп не отрывал глаз от лица русалки, которая вновь приняла вертикальное положение, улыбалась и изображала что-то руками. - Номы возомнили себя хозяевами здешних мест, но они позабыли, что воды её повелителя Моря протекают и в земле и под землей, и под камнями гор, и в высоком небе. Без них нет жизни, они затушат любой огонь, а иссякнув, заберут с собой свет и искры богатых кузниц Рудников. Уже давно тянется вражда между владыками гор и хозяином заповедных озер, её отцом.
  Ортеку не терпелось расспросить озерную кудесницу о живой воде, но Дуглас после короткого затишья продолжил объяснение русалки.
  - У неё было позволение отца открыть для путников, которые уже не один месяц блуждают по его владениям, тайну творящей жизнь жидкости. Она одарила нас чудодейственным напитком, но поздно поняла бесполезность этого подарка. Сила номов не распространяется на озера и ручьи этих лесов, но любой материал, полученный из земли, подвластен их желаниям. Нынче ни в деревянной плошке, ни в стеклянном графине, ни в железе, не унести нам живой воды. Даже звери и птицы порой не могут сопротивляться могуществу крохотных поработителей. Даже в кожаном бурдюке потеряет свою жизненную силу живая вода и превратится в обычную жидкость для питья - дающую силу, утоляющую жажду, но не возвращающую надежду для погибающих от смертельных ран.
  - Но в озере вода не утратила чудодейственных свойств, - воскликнул черноморец. - Разреши нам испить из этого священного источника, - он обращался к обнаженной девице, надеясь, что она понимает его слова.
  Русалка не спускала с него своих изумрудных огромных глаз. Ортека завораживало их сияние и теплота, но он внезапно замахал головой, пытаясь снять наваждение, которое наваливал на него колдовской взгляд.
  - Тебе, Ортек, уж точно пора оставить помыслы о живой воде. И даже забудь об единственном глотке, - послышался звонкий голос в его ушах, хотя русалка даже не приоткрыла рот. Ортек в недоумении оглянулся на товарищей, желая узнать, слышали ли они её слова, или он все-таки оказался под чарами хвостатой твари. Русалки вызывали у него симпатии не более, чем деревенские колдуны.
  - Она говорит, что только её отец, водяной, хозяин этих озер, вправе открывать тайны жизни и смерти обычному человеку. И ей с сестрой надобно узнать, что потребует водяной за то, чтобы пустить чужаков к запретному озеру, - вновь заговорил Дуглас. - На что готов каждый из нас, чтобы заполучить желаемое?
  Черноморец горестно усмехнулся в собственных мыслях. Это было то, чего он больше всего опасался всю дорогу к заветной цели. За живую воду придется заплатить дорогую цену, за все, что получаешь от другого человека и даже бога, наступает расплата. Но когда ты поставлен в тупик, то цена взлетает очень высоко, и даже желая отменить сделку, ибо она того не стоит, у тебя порой нет иного выбора, обратного пути. Сейчас на весах стояла жизнь Дугласа и выполнение клятвы, данной отцу на смертном одре. Что было равноценно этому? Жизнь другого человека - черноморец хорошо уяснил уже ставки. Но разве нужна такая сделка, когда жизнь одного друга меняешь на другую. Выиграть можно, лишь поставив на кон собственную, но Ортек сомневался, что богов так легко провести.
  - Я готов отдать жизнь за то, чтобы хотя бы один из нас испил из живого источника, - громко заявил черноморец, глядя в лицо русалки.
  Её взгляд заскользил по лицам его друзей.
  - Я тоже готова расстаться с жизнью, - уверенным холодным тоном произнесла Лисса.
  - Я не готов потерять ни одного из своих друзей, - мрачно ответил Дуглас. - Живая вода лишь продлит жизнь, но не отменит смерть. Так зачем призывать её нынче же?! Я желаю свободы, пусть и на несколько мгновений, но не долгие годы душевных мук и раскаяний. Так что же ты, владычица, выставишь против такого желания?
  Лишь Вин сохранял молчание, но звонкий голос, вновь достигший слуха Ортека, не дал ему времени высказаться. Теперь черноморец был уверен, что звук исходит из самого озера и был различим для всех его спутников.
  - Я знаю, что каждый из вас уже не ценит жизнь собственную, но дороже всего для вас жизнь друга. Я заберу с собой одного из вас, и если отец примет эту жертву, он укажет вам путь к живому ключу, - нараспев произнес голос русалки. - Единственное, что могу вам открыть, что ежели сделайте этот шаг, то потеряете друг друга, но обретете себя, если нет, то предстоящее будущее уже сейчас можете прочесть в своих мыслях. Они темны, полны горести и страдания, но не ждите легкой дороги и на ином пути.
  - Отец требует к себе того, кто более других дорог каждому из вас, - продолжала русалка. Ортек беспокойно переводил взгляд с друзей на озеро и его дочерей. Он уже оставил меч и лук, позабыв об оружии. Сила здесь была бесполезна, решение уже было предопределено, мелькнула у него шальная мысль. А ноги вросли в землю, неспособные сделать ни шагу вперед.
  - Я пойду, - сказала Лисса, заходя в озерную тину. Вин выбросил вперед руку, удерживая её порыв, но тайя резким движением тела сбросила её с плеча.
  - Он ждет тебя, Лисса, - прозвенел голос. - Ступай смелей!
  Тайя быстро погружалась в воды, которые забурлили под её ногами. Казалось, все остальные люди в бездействии и безмолвии застыли на берегу. Наконец, Ортек осознал, что через несколько мгновений девушка полностью скроется во всклокотавшем водоеме, посылавшем к берегу высокие волны, хотя ни течения, ни ветра не было в помине. Он молниеносно обнажил меч. Он стоял дальше других к месту, где держалась на волнах русалка, но тем не менее оказался возле воды в два прыжка.
  - Отпусти её, - угрожающе крикнул он в сторону ундины, вытягивая вперед острое лезвие меча. - Освободи... - В ту же минуту оружие выпало на землю, втыкаясь во влажную почву до середины клинка. Черноморец беспомощно взирал на свою ладонь, застывшую в воздухе, которой он не мог пошевелить.
  Бурлящая вода производила усиливавшийся грохот. Вин бросился в озеро вслед за возлюбленной, но прыгнув в волну, тут же был отброшен её силой обратно на берег, издав при этом невыносимый протяжный крик от боли. От поверхности воды у самого берега поднимались вверх струи пара, жидкость разогрелась до таких температур, что обожженный кипятком пират стал безумно сбрасывать с себя горячую одежду. Дуглас, схватившийся также за меч с намерением поддержать требования черноморца, в судорогах опустился на землю, согнутый пополам. Из его рта вытекла мокрота, и он повалился на колени, пытаясь отползти в сторону, чтобы скрыть от глаз друзей охватившие его страдания.
  Однако зеленоволосая русалка с улыбкой, еще несошедшей с лица, оглядывала пораженных путников. Волны и пар были ей нипочем. Она взмахнула большим хвостом и исчезла из вида людей. Озеро продолжало волноваться, а когда вода утихомирилась и вновь застыла в искривленном зеркале, от одного берега до другого невозможно было увидать живого существа.
  В разодранных штанах оголенный по пояс де Терро вбежал в прохладные воды озера и, уверенно передвигая руками, поплыл к его середине. Он нырял несколько раз на своем пути, а достигнув камышей, возвышавшихся у противоположного берега, безутешно раздвинул их заросли, надеясь отыскать следы исчезнувших девушек. Ортек встал рядом с Дугласом, помогая тому подняться на ноги после того, как рудокопа стошнило. Воцарившуюся тишину, в которой приглушенно раздавались плескания пловца, нарушил звонкий голос:
  - Вы не отыщите её следов. Лисса отныне стала нашей сестрой, дочерью Моря. Ступайте скорее вдоль ручья, он приведет вас к заветной цели. Но будьте осторожны в этих краях. Озеро, что лежит на северо-западе, наполнено водами забвения. Кто искупается в них или испробует этой водицы, тот навеки утратит прежнюю жизнь, но сможет начать новую. На северо-востоке, куда двинетесь вы, если внимательно будете глядеть под ноги, простирается озеро мертвых. Ежели окунетесь в этом пруду, то не сможете уже возвратиться из беспредельных краев Моря. Лишь на плоту или в лодке возможно перебраться через него, и тогда вы достигните живого ключа. Он будет полон, если мой отец примет вашу плату за потайную дорогу.
   Оставив друзей на берегу, Ортек вышел за камышовую стену. Он всматривался землю под ногами и прислушивался к течению воды, стараясь разглядеть в траве ручей, о котором упомянула русалка, или иной указатель. В этой стороне озера за высокой травой начинались колючие кустарники шиповника, а далее вновь поднимался дремучий лес. Черноморец свернул на предполагаемый северо-восток и разрубая мечом колючки, пробрался к деревьям. Гул ломаемых ветвей заглушал иные звуки, и даже журчание родника не донеслось до слуха взволнованного парня, выплескивавшего свой гнев в яростных взмахах меча. Но дорога сама нашла путника. Он почувствовал, что оказался в луже, его обувка и ноги промокли от влаги. Взглянув на землю, Ортек заметил узкий ручей, который странно переливался на поверхности травинок. Вода не уходила в землю, а быстро утекала среди деревьев в чащу леса.
  Черноморец воткнул в этом месте в землю меч и скорым шагом возвратился к камышам, где застал унылых друзей.
  - Я нашел ручей. Пойдемте, пока он не исчез из виду, - с печалью в голосе обратился он к спутникам.
  К Дугласу, неподвижно стоявшему у края берега, проковылял релиец. Граф серьезно ошпарил ноги в озерной воде. Он был босой и с болью делал шаги по траве красными опухшими ступнями.
  - Мы еще сюда вернемся, Дуг, - пообещал он рудокопу. - Мы отыщем её и заберем домой.
  - Может быть там ей будет намного лучше, чем дома, - тихо ответил Дуглас и, обернувшись, направился к поджидавшему товарищей черноморцу.
  Они шли в горестном молчании по лесу, придерживаясь течения ручья, тихо журчавшего под ногами. Каждый был погружен в скорбные раздумья. Но Ортек старался гнать их подальше из головы, он рассматривал дорогу, поваленное ураганным ветром дерево, копошившийся муравейник, расцветший кустарник, заглядывал в глубокие дупла в ветхих прогнивших стволах, разгребал длинным посохом листву, шуршавшую под ногами. Свой выбор тайя сделала сама, и сколько он ни противился ему с начала пути из Деревни, её невозможно было переубедить заботиться в первую очередь о себе. Он не мог злиться на Лиссу или обижаться за её поспешное решение - она поступила так, как следовало, она была честной до конца с собой и своими попутчиками. Она сделала достойный поступок, и слезы, а также сожаления были здесь неуместны, но все же в горле царевича застрял горький ком. Больно не тогда, когда получаешь ранение в бою, труднее перенести тяжесть от утраты близкого друга, любимой девушки или измены родного брата.
  Припасы были оставлены в пещере в скале, где путники провели ночь, так что перекусить пришлось мелкими ягодами, сорванными по дороге, запивая скудный обед водой из струившегося под ногами ручья. Над верхушками деревьев палящее светило перевалило зенит и медленно опускалось за спинами странников, а лес все не кончался. Ручей извивался между толстыми корневищами старинных великанов, он просачивался сквозь тонкие стебли высоких трав, достававших людям по пояс, бежал по редким прогалинам. Лес оставался мрачным и дремучим, и друзья едва не угодили в его ловушку - пробираясь меж частыми стволами и кустами, они едва не сорвались с вершины холма, на который взобрались вслед за восхождением туда ручья, несшего свои воды вопреки законам природы. Перед путниками предстал крутой спуск к темной поверхности лесного пруда.
  - Вон лодка! - радостно воскликнул черноморец. Он указал в сторону, где на воде мерно покачивалось прочное деревянное суденышко, на его дне лежала большая белая кувшинка.
  Люди прошли по холму и спустились к краю воды в нескольких шагах правее, по пологому берегу. Осторожно, стараясь не ступать в воду, которая, по предупреждению русалки, приносила смерть, друзья запрыгнули в лодку. Место в ней было рассчитано ровно на троих. Вин взял в руки широкое весло и отгреб от берега к середине водоема. Озеро имело продолговатую изогнутую форму, его противоположного берега было не видать. Вин ловко управлялся с веслом, подгоняя суденышко к месту, где возвышалась на берегу высокая каменная гряда. Берега озера заросли густыми ивами, ронявшими длинные ветви к ровной спокойно глади, лишь из самой далекой части водоема, где блестели в солнечных лучах голые камни, доносился непонятный шум. Вскоре стало понятно, что это узкий водопад, спадавший с вершины скалы в мертвый пруд. В его брызгах рождалась семицветная радуга, пленявшая взор.
  - Это и есть живой источник?! - недоверчиво, но с нескрываемым восхищением, произнес Ортек.
  Но чем ближе лодка приближалась к шумному водопаду, тем менее ярким и живым он представлялся. Источник иссякал на глазах. Из скалы вниз на гладкие камни сбегал все более тонкий поток, стекавший в пруд, и когда друзья были от него на расстоянии не более пятнадцати локтей, он совершенно иссох и затих.
  Вин в изнеможении опустил весло, последние минуты он греб изо всех сил, но время было упущено.
  - Мы опоздали, - безнадежно сказал он. - Недаром моряки не доверяют русалкам, и считают, что их появление в море сулит беду. Девицы забирают к себе людей, насылая на корабль грозу и штормовой ветер. А ежели она угодит в сети рыбака, то обещает ему горы богатства, но вмиг забывают свои слова, едва оказывается на свободе.
  - Они сдержали обещание, мы узнали дорогу до живой воды, но чтобы её заполучить, видимо, водяной требует новой жертвы, - иронично ответил Дуглас. Парень, сидевший посреди лодки, между товарищами, неуклюже попытался подняться на ноги.
  Его движения были разгаданы черноморцем. Дуг накренил лодку, собираясь прыгнуть за борт, но сильным ударом ноги царевич толкнул его в спину и повалил на Вина, который уже занес весло, стараясь уберечь лодку от смертельного переворота в воду.
  - Нужны жертвы?! - крикнул в сторону окружавших озеро деревьев черноморец. - Так прими же мою... - Оттолкнувшись от края лодки, он прыгнул в воду, скрываясь под темной поверхностью зловещего пруда.
  
  ***
  Дуглас почувствовал толчок и, поскользнувшись на гладком дне, повалился всем телом на Вина. В глазах вновь замерцала сгущавшаяся темнота. Зрение покидало рудокопа весь долгий день, тянувшийся, казалось, бесконечно, живот по-прежнему был скручен от резкой боли, а руки безудержно ныли, так что порой парень хотел взвыть от непереставаемого жжения. Он очнулся от того, что кто-то настойчиво тряс его за плечи. Хотя его глаза и до этого были широко распахнуты, постепенно темнота рассеивалась, и Дуглас различил черты пирата.
  - Дуглас! Что с тобой? Дуглас? - нервно вопрошал граф.
  Рудокоп схватился руками за гудящую голову и откинулся назад, повалившись на покатое дно лодки.
  - Смотри! - Вин указал рукой в сторону пересохших камней. Из верхней скалы вновь полилась тонкая струйка воды. - Дуг, все будет в порядке, - граф попытался улыбнуться, чтобы приободрить друга, но тот уже не имел сил даже приоткрыть рот.
  Глупо умирать, когда впереди виднеется спасение, пронеслось в голове у рудокопа. Глупо было позволять погибнуть друзьям для того, чтобы он догнал их в пределах Моря, откуда нет возврата в земной мир. Как неправильно он поступил, дожидаясь их в Северном лесу, когда можно было двинуться в путь в одиночестве, ведь дорога бы завершилась все тем же уделом. Голова Дугласа завалилась на дно лодки, и он всматривался в далекое голубое небо. Там высоко нет жизни, там нет богов, там лишь воды Моря, которые все равно спадают на землю струями дождя. Там живет лишь огненное Солнце, отражение жаркой бездны, в которой господствует Тея, мать Тайры, в нее спадают все грешные души, все те, кто никогда не возвратится к родным берегам. На глазах у Дугласа появились слезы от яркого солнца, от которого он не хотел отвести взора. Он знал, что позади него, на носу лодки, куда он даже не хотел оглядываться, не хватает Ортека. Он не слышал и не видел, но он знал, что царевич канул в мертвецкие воды. И даже несмотря на все лишения, Дугласу так не хотелось умирать, жизнь протекала перед его глазами. С жизнью трудно расставаться...
  - Обопрись о меня, Дуг! Поднимайся, еще совсем немножко, - громко упрашивал его Вин. - Ты меня слышишь? Дай мне руку!
  Дуглас узнал голос графа, он хотел протянуть ему руку, он собрался подняться и выйти из лодки, но ничего не могло измениться - лишь голубое небо перед глазами.
  Холодная вода окропила его лицо. Дуглас вздрогнул. Он вздохнул полной грудью и открыл глаза. Он приподнялся со спины и, ухватившись ладонями за боковые борта, огляделся. Над ним за перечнями лодки на твердой земле стоял Вин. Он держал в руке кувшинку, наполненную водой, из которой вновь окатил товарища спасительной жидкостью.
  - Вин! - воскликнул Дуглас. - Это живая вода! Посмотри на весло!
   Пират, который уже развернулся и направился назад к водопаду в нескольких шагах от каменистого берега, на который он вытащил лодку, остановился и возвратился на зов друга. Деревянное весло покрылось мелкими зелеными листочками от брызг, что попали на него из кувшинки.
  - Да, Дуглас, это живая вода, вода, которая была дарована морийцам алмаагским водяным. В этой кувшинке мы сможем принести немного чудесной жидкости на родину.
  - Даже если кувшинка и сохранит силу воды, так как выросла в этих заповедных укрытых местах и не подвластна воле номам, разве достанется эта вода действительно тем, кого достойна. И кто будет вправе это решать? - Дуглас чувствовал, что обретает силы, которые давно были недоступны его телу и духу. Он ловко вскочил на берег и подошел к тоненькой струе водопада, льющейся сверху.
  - Ты прав, но я знаю, кто действительно заслужил эту награду. Мы должны принести живую воду в Черноморье, чтобы завершить то, что задумал Ортек.
  Дуглас не ответил. Он подставил под поток воды руки, лицо и с изумлением взирал, как черная иссушенная кожа вновь наливается кровью и на землю опадает твердая оболочка его прежнего тела. Дуглас оглянулся на друга. Тот радостно улыбался, наблюдая за невероятным исцелением смертника.
  - Живая вода залечивает все раны, - убежденно проговорил Вин. - Мои ноги зажили, стоило мне только ступить на эти мокрые камни.
  В водопаде усиливался грохот от ниспадавшей воды, её поток все увеличивался, и вскоре перед друзьями вновь предстал полноводный источник. Вин и Дуглас сделали еще пару глотков, чтобы утолить жажду и набраться сил на обратную дорогу. Они почувствовали свежесть, бодрость и забыли об усталости. Двое странников уселись на маленьком каменистом берегу под нависавшей скалой и на некоторое время прекратили зашедший разговор о предстоящем пути, возвращении и новых испытаниях. Они вглядывались в озерную даль под звук шумного водопада.
  - Ортек! - одновременно воскликнули они, не доверяя собственному зрению.
  Из озера медленно выходил черноморский царевич. Сперва над водой появилась его голова, затем плечи, грудь, и уже сам черноморец медленной походкой приблизился к друзьям, которые подозрительно оглядывали его с головы до ног. На вид это был Ортезий, черноморский наследник Веллинга Релия: та же одежда, та же фигура, то же лицо, которое они видели, пока он не сгинул в мертвом пруду. Даже глаза сверкали черными углями, указывая, что парень что-либо задумал. Лишь единственная перемена не поддавалась объяснению. Его черные волосы, отросшие в растрепанные локоны за время путешествия, были бледно соломенного цвета, а лоб прорезали глубокие морщины раздумий.
  Он смущенно улыбнулся. Друзья повскакивали на ноги и стояли поодаль, не зная, что предпринять.
  - Пора собираться домой, - неуверенно предложил Ортек. Его голос ничуть не изменился, с тянущимся черноморским акцентом.
  - С тобой все в порядке? - спросил Вин. Царевич не ответил, а лишь пожал плечами. - Тогда я крепко тебя обниму. А после искупаю в живой воде, чтобы ты всегда выходил невредимым и из воды, и из огня!
  Ортек с радостью оказался стиснутым в широких объятиях пирата, но когда тот собрался подвести его к водопаду, боязливо уклонился в сторону.
  - Я нырнул на самое дно водоема и выплыл обратно, - пояснил царевич. - Не знаю, что точно со мной произошло за это время, но живая вода отныне не для меня. Я никогда не смогу исполнить клятву данную моему отцу и принести живую воду в черноморские земли, но я знаю, что наступают времена перемен, и решать судьбу народа предстоит не только его вождям, но и простым людям.
  - Мы можем унести живую воду в кувшинке, - предложил Вин.
  - Вода утратит свою силу, едва мы покинем заповедные земли, - убежденно ответил черноморец. - Наша цель теперь лишь благополучно возвратиться домой.
  - Надеюсь, что ты уже точно знаешь, где находится твой дом, - усмехнулся Дуглас. Он приблизился к черноморцу и также крепко его обнял.
  - Покамест царевич погостит у меня - дома, правда, нет, зато отличное судно, - задорно ответил Вин. - Хотя, в каком порту искать "Филию", мне еще неведомо!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"