Щеглова Анна: другие произведения.

Туман судьбы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Туман судьбы (старое название "Где наша не пропадала!") общим файлом. Отредактирована, но не профессионально...

   Глава 1
  
  
  * * *
  
  Настоящий оптимист даже на кладбище
  вместо крестов видит плюсы.
  Пессимист.
  
  Я шла по тихому осеннему лесу, шевеля палкой по кочкам в которых могли притаится маленькие грибы, периодически убирая с лица прилипшую паутину, которые плели пауки между кустами. По-моему, они с радостью видели приближающую большую жертву в виде меня и гаденько потирали лапки в предвкушении вкусненькой тушки. Но, когда я проходила сквозь их сети, горестно стонали, что упустили такой обильный ужин, а некоторые даже пытались остановить меня, поскольку уже несколько пауков я сняла с себя.
  В лесу было тепло, хотя начало осени давало о себе знать. Краски сентябрьского леса радовали глаз и поднимали настроение. Желтые листья дуба, красноватые клена и немного зеленых листьев березы контрастно лежали на земле. Над головой громко пели птицы. Казалось, что он пытались перепеть друг друга, поэтому не удивительно, что некоторые трели периодически прерывались, то ли ради передышки, то ли просто срывали голос. А интересно, птицы могут голос сорвать?
  Мне нравиться гулять одной по лесу, можно размышлять, вспоминать и не вести надоедливые диалоги. По специфике моей работы, а я преподаю в школе математику, так наговоришься, что молчание кажется таким благом человечества, которое при нашем бешеном ритме жизни, просто иногда не достает.
  Дома, когда родители и брат с женой собираются вместе, отмолчатся просто не возможно. В такие минуты мне хочется жить отдельно, но потом вспоминаю, что работа отнимает слишком много времени, что не остается даже на готовку еды. И естественно времени нет ни на кино, ни на ресторан.
  Мои родители переживают, что я, дожив до своих двадцати пяти лет, не встретила мужчину, за которого бы вышла замуж. Встречаться я, конечно, иногда встречаюсь, но чего-то серьезного от этих отношений не ищу. Недавно к конкурсу 'кто вперед найдет Марине мужа' подключились и брат со своей молодой женой. Наверное, они следуют принципу 'женился сам - отомсти недругу, жени и его'. Не то, что бы я была против замужества, но как ни банально звучит фраза: 'я не нашла еще Того-Самого-Мужчину' я ее периодически произношу перед высоким собранием домашних, а чтобы они отстали от меня, невинно меняю тему разговора на детей, которых ждем от молодоженов более сознательных, чем упрямая дочь. На что 'сознательные' моментально бледнеют, делают мне 'страшные глаза' и, заикаясь, соглашаются со всем, лишь бы замять эту тему.
  Именно поэтому я вырвалась на выходные в деревню к бабушке в Рязанскую область. Хотелось просто побродить по лесу. Отдохнуть от города, суеты, от сплетен на работе и настойчивости родителей.
  Моя корзинка была наполовину полная грибов, в основном подосиновиков и маслят, хотя иногда попадались и грузди. Заметив недалеко куст дикой красной смородины, я выбросила палку, и с удовольствием стала срывать большие красные ягоды. Плоды лопались во рту маленькими шариками, наполненные кислым соком. Сложив в корзинку остатки ягод, отделила их от грибов листом лопуха. 'Наверное, надо уже идти домой' подумала я, посмотрев на солнце, которое быстро исчезало за деревьями. Решив немного сократив путь обратно, пошла через болото.
  Как такового болота в нашем лесу не было, только заболоченное место, но сегодня, еще не доходя до него, заметила полупрозрачную дымку тумана тонкую, словно прозрачная ткань. Туман окружил меня со всех сторон. Не то что бы было жутко, но неприятно так это точно. Проходя в глубь тумана, поняла, что он становится плотнее, чем вначале и дальше четырех-пяти метров ничего не видно. Пройдя метров пятьдесят, поняла, что лучше возвратиться назад, а не рисковать, проходя там, где не видно дороги.
  В тумане мне стало плохо. Легкие будто налились свинцом, стало тяжело дышать, а ощущение было такое, будто меня спеленали в области груди. Страх, что мне может стать плохо с сердцем в пустом лесу, где ни до кого не докричаться, подгонял меня вперед. Дорога назад почему-то стала более тяжелой, приходилось пробираться сквозь заросли кустарников и зеленых переплетенных лиан, перешагивать через поваленные деревья, которые как назло попадались очень часто.
  - Странно, - подумала я вслух, - на земле нет осенней листвы.
  Посмотрев на верхушки деревьев, прищурившись от яркого солнца, разглядела вполне сочный, зеленый цвет листвы.
  - Может в тумане дольше зеленые листья сохраняются? - продолжала сама с собой разговаривать.
  Вдруг, справа от меня раздался глухой звук: то ли крик, то ли стон. От неожиданности я вздрогнула и посмотрела в ту сторону. Туман рассеялся, однако лес не изменился, ни по зелени, ни по проходимости. Как ни всматривалась в густой лес, увидеть, кто или что издало звук, не смогла. Зато поняла, что боль в области груди исчезла.
  - Наверное, надо подойти, посмотреть, что там такое, - предложила сама себе и после непродолжительного спора, ответила себе согласием.
  То, что там мог находиться хищник, я даже не думала, у нас в лесу отродясь никого страшнее лисиц и местного егеря не было. Поэтому без опаски, но с небольшим трудом пробиралась сквозь сухие лианы и заросшие кусты, и еще какую-то странную, невысокую траву, напоминающую папоротник, только листья располагались не параллельно, а росли густо на ветки. Пройдя еще несколько метров, я остановилась как вкопанная, поскольку вспомнила еще одну странность, которую увидела, но только сейчас поняла суть. Когда смотрела на верхушки деревьев, солнце стояло высоко и светило мне прямо в глаза.
  'Что за черт!' подумала я, еще раз посмотрев на небо. Правильно, солнце было высоко, как в полдень.
  - Ничего не понимаю, - произнесла я, чтобы ободрить себя, - что за странности!
  Впереди снова послышался звук, и это был скорее писк, чем стон, только он оказался ближе, чем предполагала. С осторожностью стала пробираться по кустам, которые при близком общении оказались шиповником, а пока убирала колючие ветки, которые норовили оставить на себе кусочки моей одежды, видимо для памяти о нашем знакомстве и не заметив небольшую ямку с грязью, угодила в нее правой ногой.
  - Блин, ну ведь совсем новые сапоги, - громко проворчала я, - хорошо хоть не промокла.
  Громкий писк заставил забыть меня и о сапоге, и о ветках шиповника. У бабушки дома есть кошка, которая приносит периодически приплод, так этот писк напоминал новорожденных котят или щенят. Любопытство, наравне с желанием каждой женщины защитить маленькое, беззащитное существо, заставило ускорить шаг. Буквально в нескольких метрах от ямки и труднопроходимых кустов я вышла на небольшую полянку. Она была небольшая, диаметром примерно около четырех метров, с виду обычная полянка с невысокой травой, окруженная кустарниками и деревьями.
  Необычным было то, что посередине лежало существо, да-да именно существо, поскольку, что это за мутант, я так понять и не смогла. На земле лежал монстр с головой и хвостом лисицы, но ушами спаниеля, передними лапами птицы, похожей на орла, а задние лапы и туловище похожее скорее на волка. На боку этого странного существа зияла большая рана, как будто вырванная зубами чем-то или кем-то очень большим.
  В изумлении, я остановилась недалеко от его бока. Может это глюки? Как говорит мой знакомый программист 'большой пpогpамме - большие глюки'.
  - Нда, тогда я слишком большая программа. Чудовище-то довольно внушительных размеров! - ошарашено произнесла я, - примерно два метра от головы до хвоста.
  Вдруг, чудовище зашевелилось, и я, взвизгнув, отпрыгнула от него неожиданно далеко, моментально достав из голени сапога нож, чуть не распоров себе ногу и наставила его на монстра. Наверное, смешное зрелище представляла я собой - небольшого роста девушка, средней длины светлые волосы, торчащие в разные стороны, большие от потрясения синие глаза и судорожно сжимающая в одной руке корзинку, а в другой трясущейся рукой маленький, словно игрушечный нож. Я настороженно смотрела на этого мутанта, который почему-то шевелился, и в то же время лежал как дохлый тушканчик.
  - Чей воспаленный мозг сих мерзких породил химер?! - со страху рифмованно пробормотала я.
  Внезапно, из-под этого зверя стал вылезать маленький комочек. Я подскочила на месте, а вдруг он его ел? И теперь на меня позарился?! Я хоть и маленькая, но возможно вкусная... Например, меня очень любят кровопийцы, в смысле комары, видимо кровь сладкая.
   Готовый родиться визг на корню заглох. Маленький комок оказался не похож на того, кто кушает внутренности. Это был такой же зверь, который лежал мертвый, только очень-очень маленький. А ничего, симпатичный. Такой крохотный монстрик.
  Выползал он, как бы это мягче сказать, задней частью из-под тушки видимо своего родителя. Такое зрелище стоило посмотреть поближе, поэтому я медленно подошла, правда не отпуская нож, и с интересом стала наблюдать как голова, находясь еще под телом, начала издавать писки, а задние лапы усиленно отталкивались от родителя, пытаясь вытащить оставшуюся часть тела. Понаблюдав минут пять, я поняла, что вес у старшего чудовища был все-таки больше, чем силы другого и выбраться самостоятельно маленький монстрик не сможет. Решив рискнуть, я подошла еще ближе и очень аккуратно, опасливо прикасаясь к большому зверю, приподняла его палкой, которую нашла недалеко о того места, где стояла и выпустила упорного кроху из-под тела. Тот, не ожидая помощи, удивленно пискнул, смешно вывалился и упал на заднюю часть своего тела.
  - Ты такой смешной, о монстрик моего сердца! - хмыкнула я.
  Тот удивленно потряс своей лисьей головой, все еще сидя на земле, отчего ушки забавно болтались в разные стороны. Затем поскреб задней лапкой волка за ушами.
  - Как маленький щенок, - умилительно прошептала я.
  Он же, увидев меня, как будто удивился, наклонил голову в бок, затем неловко встал на свои странные волко-орлиные лапы, и, переваливаясь в разные стороны, поковылял ко мне. Я сначала хотела с криком отпрыгнуть от него, но потом передумала. И наоборот, пошла к нему на встречу. Крохотный монстрик был похож на большого зверя, который лежал рядом, но размером с маленькую собачку. Пока он шел ко мне, его ушки смешно болтались, придавая некую бесшабашность, а вот взгляд был достаточно умный.
  Не знаю от чего, но я перестала совершенно его бояться и подпустила к себе очень близко. Монстрик издал звук на подобии поскуливания щенка и жалобно посмотрел на меня.
  - Малыш, какой ты хорошенький! - растаяла я. Да-а-а, жалость погубит женщин. Я забыла, что совершенно ничего не знаю об этом существе. Что это за генетический продукт наших сумасшедших ученых. Вдруг бы он набросился на меня?!
  Но он поступил, как любое маленькое и одинокое животное, тихо поскуливая, терся о мои ноги. Я опустилась на землю и поставила корзинку, а ножик по старой привычке, положила в сапог, затем села на колени и начала его гладить. Он теперь только тихо мурчал как кошка, а затем упал себе на спину, подставив живот. Засмеявшись, я начала чесать сею часть тела. От удовольствия кроха заурчал еще громче.
  - Такой маленький, - нежно и тихо говорила я ему, - а уже потерял маму, какой хороший мальчик. - Почему именно мальчик, я не могла объяснить, просто какая-то уверенность.
  - Кто тебя создал? Зачем? - продолжала я, на что он перевернулся, встал на лапки и внимательно посмотрел мне в глаза.
  Мне показалось, что на меня смотрел не монстр со странной внешностью, а человек, старый, мудрый, но немного циничный. От удивления я даже потрясла своей головой, видение внимательного взгляда исчезло. Остался игривый щенок, если можно назвать его так.
  - Как тебя зовут? - поинтересовалась я, хотя подозревала, что ответа не дождусь. Щенок только наклонил голову, прислушиваясь к человеческой речи. - Малыш, вроде не солидно, - размышляла я, - монстрик - обидно, тогда как?
  Он только наклонил голову в другую сторону, явно не желая давать мне подсказки.
  - Хотя, какая разница? - скорее у себя, чем у него спросила я, - я же тебя с собой не возьму. Бабушка не поймет.
  Ладно, хорошего помаленьку, решила я, вставая с земли.
  - Я пойду домой, - разъясняла зверенышу, - а тебя взять не могу. Ты должен остаться здесь. В лесу нет хищников...
  Хм, последнюю фразу произнесла, пожалуй, не подумав, поняла я. Сомневаюсь, что большой убитый монстр, лежащий в нескольких метрах от нас - травоядное и безобидное животное. Пожалуй, пора выходить из леса домой, решила я и, взяв корзинку с грибами, развернулась в сторону леса.
  Только сейчас, когда осмотрелась по сторонам, поняла что заблудилась. Я неплохо ориентируюсь в лесу, но эти места мне совершенно не известны, нет знакомых тропинок и ориентиров. А еще сам лес.
   В нашем лесу не растут кедры! А здесь кругом кедры, осины, и клены, зато нет любимых и знакомых с детства берез! Я даже зажмурила глаза, затем, открыла медленно один, так и осталась стоять одноглазая, как Кутузов. Поскольку исчезли не только березы, но и появились непонятного вида кустарники и странная трава. Точнее они не появились, просто только сейчас я заметила все это.
  - Что это такое?! Что случилось?! Это не наш лес!!! - нервно и громко вскрикнула я.
  Глупо было надеется на ответ, но то, что я услышала, заставило меня похолодеть. Слева от меня, в той стороне, из которой вроде я пришла, послышался вой волка. Справа, прежнюю тишину разрывал еще один звук, источник которого я боялась даже представить. Звучало что-то среднее между воем волка, ревом медведя и стрекотом кузнечика, только бо-о-ольшого кузнечика.
  Мой маленький монстрик, до этого безучастный к моим вопросам, уверенно встал на свои странные лапы, шерсть у него поднялась в холке, как у злобной, готовой к встречи с врагом собаке. Насторожил свои длинные уши, оскалил лисью пасть, из которой показались ровные ряды острых и больших зубов. Именно ряды, поскольку их было три. Затем он издал рык, злобный, агрессивный и громкий. От этого звука сердце остановилось, словно боялось, что если оно издаст хоть один стук, то существо, которое может так рычать, услышит его, и тогда не миновать беды. Мои волосы встали дыбом, корзинка выпала из рук, а из нее видимо от страха, повыпрыгивали грибы. Хотя я на их месте, наоборот лучше бы спряталась. Если бы я не видела, что издал эти ужасные звуки мой новый маленький дружок, я бы подумала, что такое могло воспроизвести животное, размером как минимум со слона и прожорливое как крокодил.
  Надо полагать, что остальные звери (и не только) тоже испугались, поскольку в лесу стало тихо, как говорит моя знакомая, как в морге. Не просто тихо, а ТИХО. То есть ни воя животных, ни пения птиц, ни шелеста листьев на деревьях. Ничего. Наделав такой шухер, щенок стал весело вилять хвостом, вертеться вокруг меня как самая верная собака на свете. И как бы говоря, смотри, что я для тебя сделал.
  - Да ты у нас шалун! - задумчиво произнесла я и почесала затылок. - Что ж здесь все-таки происходит?
  Зверь только вертелся вокруг меня, не давая отойди от него.
  - И что мы будем делать? - снова пыталась развести его на разговор.
  Судя по молчанию, он мне не поможет. Надо логически рассуждать, я решительно села на землю, а щенок залез ко мне на колени, замурлыкал и уткнулся лисим носом ко мне в куртку.
  Итак, сегодня, утром 15 сентября, я пошла за грибами в лес, который начинался недалеко от бабушкиного дома. Зашла в осенний лес, а когда решила возвращаться, было примерно уже часов пять после полудня. Зайдя в туман, мне стало плохо, и я повернула обратно. Когда вышла из него, листья оказались зелеными, по солнцу можно определить, что сейчас часов 12 дня. Далее, кедры, которые в нашем лесу не растут, теперь находятся везде, а еще растет много различных, доселе не известных, по крайней мере, мне кустарников и трав. Кроме того, это странное существо - гибрид волка, лисы и орла, которое напугало даже волка.
  Какие выводы из этого можно сделать? Не много, либо у меня глюки, либо я потерялась где-то во времени, либо это сон. Какой предпочтительно? Правильно, сон как-то безопаснее. Зато многие ли могут похвастаться такими глюками? Или путешествие во времени, ну прям Алиса Селезнева! Правда, зовут меня не Алиса, а Марина, зато фамилия такая же - Селезнева, как ни странно.
  Фантастику я не очень люблю, вот например, пыталась недавно прочитать фэнтези современного автора, которую мне подсунула Вика, моя подружка. Она просто помешана на такой литературе, но я не смогла прочитать и половины. Такую чушь выдумывают!
  Вот, например, в этой книге молоденькая девочка, лет девятнадцать, из нашего мира попала в параллельный. Оказалось, что ее приволок туда злой и очень могущественный волшебник, для того, что бы она исполнила древнее пророчество (хотя, что за пророчество, я так до конца и не поняла). Она стала самой сильной чародейкой в мире, могла одним движением бровей передвигать предметы, прынцы складывались штабелями, когда видели ее красоту и остроумие.
  Поскольку я не смогла дочитать такую откровенно предсказуемую сказку, Вика просветила меня довольно подробно о том, чем закончилась, сея занимательная книга. Она даже постаралась в лицах показать, как происходило волшебство, какие там знатные и завидные женихи, верные и надежные друзья. Я узнала, что в итоге эта девочка оказалась давно потерянной дочерью короля и великой чародейки, погибших в неравной борьбе (конечно неравной, их же двое, а он один!) от руки того самого могущественного злыдня - мага. Как всегда хэппи энд. Добро победило зло, поставило его на колени и зверски убило. Она вышла замуж за мужчину, который сопровождал ее от самого начала в качестве человека, а оказалось, что он из древнего рода вампиров. Самый умный, красивый вампир на свете, а главное он жутко не любил кровь, обожал загорать на солнце и шустро хрустел чесноком, что особенно было страшно слышать.
  Ну что за ерунда?! Где вы встречали вампира не любящего кровь? Впрочем, где вообще можно встретить вампира? Хотя, был у меня парень, он очень любил пить из меня кровь. Достал до чертиков, эдакий самоуверенный супермен, придерживающийся принципа, что стоит только захотеть и любая женщина будет у ваших ног. Главное - точно попасть в челюсть.
  Ой, что-то я отвлеклась от темы. Вот если здесь параллельный мир, тогда я должна являться своеобразной миссией для этого мира, самой-самой и где-то здесь живет мужчина моей мечты, например дракон, поскольку одного вампира мне уже хватило, а человек это как-то банально. Я даже закрыла глаза, представляя свой идеал мужчины, но почему-то в голову лез образ дракона как большой, неуклюже поворачивающийся рептилии, с хвостом как у крокодила, и с жалом, как у змеи. Бр-р-р придумается же такое! Мне б самой ужасы писать, настолько ярко и реалистично все выглядело.
  - Сколько мусорное ведро ни утрамбовывай - выносить все равно придется. - Подытожила я, открыв глаза.
  Итак, получается, что я непонятно где, и непонятно когда. И вообще, ничего определенного об этом месте сказать не могу, кроме того, что здесь ходят разные странного вида зверьки.
  - Что же мне делать?
  Монстрик вдруг остановился, перестав вертеться вокруг меня, внимательно посмотрел в сторону леса, затем на меня.
  - Предлагаешь идти в лес? К людям?
  Он отбежал к лесу, потом подбежал ко мне, и снова посмотрел на лес.
  - Хорошо, голосовать не будем, твое предложение принято большинством голосов.
  Пробирались сквозь кусты мы уже немного легче, чем шла я в первый раз. Зверь вел меня по лесу, выбирая наиболее пригодные для прохождения места. Шел он в том направлении, где должен находиться мой дом, по - крайней мере, очень на это надеюсь. Что удивительно, он как будто осознанно вел меня туда. Я же, решила последовать за ним, поскольку направление, которое мы выбрали, вроде было правильное, а вариантов не так уж и много. Звуки леса после вокального выступления монстрика, давно вернулись на место, поэтому мы шли под веселый концерт пернатых.
  Проходя мимо большого ручья, я вспомнила, что сегодня только позавтракала, а пообедать не удалось. Судя по сегодняшнему странному времени, ужин я тоже пропустила. Решив развести костер, благо, что в карманах обнаружилась зажигалка, мне пришлось идти за хворостом. Собранных грибов должно хватить на несколько раз. Хотя очень надеюсь, что все-таки домой я сегодня доберусь, и буду нормально ужинать и спать не в странном лесу, а в кроватке.
  Мы расположились на удобном берегу ручейка. Маленькая полянка, которая с одной стороны огораживалась водой, с другой колючими кустарниками, и лишь в одном месте оставался небольшой свободный проем, показалось мне лучшим вариантом для отдыха. Пока я собирала хворост, малыш носился как шаловливая собачка вокруг меня, издавая видимо радостные звуки, хотя мне от этих завываний просто хотелось спрятаться. Пришлось взять себя в руки, ведь щенок не хотел меня пугать. Я надеюсь.
  Развести костер не составило большого труда, поскольку довольно часто ходила в походы и с одноклассниками выбирались на несколько дней, а с друзьями брата мы жили в лесах по неделям. Может быть поэтому, так люблю лес, и ни сколько не боюсь гулять здесь одна. Насобирав хворост, мы со зверенышем вернулись на нашу полянку, я - довольная своими собранными ветками, а он набегавшись.
  Большой костер разводить я не стала, зачем? Котелка для супа нет, сейчас не вечер, не замерзну, все, что нужно от костра это пожарить грибы. Почистив и помыв грибы в ручье, насадила их на ветку и поджарила на огне.
  - Ну что, Малыш? - откусывая кусочек горячего гриба, спросила монстрика, - давай я тебя так и буду называть, что мучиться то? А что ты кушаешь? Надеюсь не больших, глупых девушек, заблудившихся в лесу? Может лучше гриб?
  Я бросила остывший гриб Малышу, он подхватил его на лету и проглотил не жуя. Потом встал напротив меня, посмотрел в глаза и, наклонивши голову произнес:
  - Гррт?
  Оба на, да наш Малыш говорить умеет. Только интересно, что он хотел сказать, радость по поводу имени или возмущался вкусом гриба? Я бросила ему еще один остывший гриб. Он не стал его ловить, как первый, а проигнорировал. Гриб остался лежать на земле и на него одновременно посмотрели две пары глаз, мои и его.
  - Мда, видимо ты не вегетарианец, - философски рассудила я. - И что ты тогда будешь кушать?
  Монстрик вскочил на лапы и побежал в лес.
  -Эй, Малыш, ты куда? - приподнявшись, крикнула я.
  Он убежал, а я, пожав плечами, села на поваленное бревно. Жалко, все-таки. Я уже привыкла к нему, одной стало скучно. Насытившись несолеными, поджаренными на костре грибами, я приклонилась на растущее за спиной дерево.
  - Хорошо-то как! Только пить хочется. Интересно, что будет, если я попью воду из этого ручья? Одно из двух - либо превращусь в монстра, как Малыш, либо выживу. - Спросила и сама же себе ответила я.
  Пить хотелось еще сильнее, и я все-таки решилась попить из ручья. Оказалось, что вода холодная, чистая и очень вкусная.
  - Ух, ты, - промурлыкала я, сытая и довольная. В это время сбоку от меня зашуршал кустарник. С испугу вскочив на ноги, я постаралась найти ножик, но нашарить его рукой, в то время как глаза напряженно всматривались в кусты, оказалось непосильной для меня задачей. Когда я увидела моего нового маленького друга, я успокоилась и радостно улыбнулась.
  - Маленький негодник! Ты меня испугал! Где ты был?
  Малыш подбежал ко мне, весело виляя хвостом. Когда он повернулся правым боком, я увидела кровь. Быстро наклонившись, повернула его так, чтобы мне было лучше видно. На нем не было ран. Кровь была не его.
  - Откуда кровь? - строго спросила я его.
  Он прижал свои длинные уши, опустил голову и виновато заскулил.
  - Ладно, все равно ведь не скажешь, - милостиво прошептала я и прижала его к себе. - Надо же, знакомы всего ничего, а я уже соскучилась по тебе. Не убегай неожиданно, хорошо?
  Он согласно опустил голову.
  - Блин, я замаралась кровью!
  
  Костер быстро прогорел и я, подхватив корзинку с остатками грибов, пошла дальше. Солнце уже стало почти село, а мы так и не смогли выбраться из леса. Природа вокруг не изменилась, я не узнавала свой лес.
  - Что делать будем, Иван Сусанин? Уже скоро совсем темно станет.
  Наверное, только сейчас я стала понимать, что ситуация выходит из-под контроля и все происходит со мной не во сне. Я иду одна по незнакомому лесу, со странным существом, напоминающим волка и лису, разговариваю с ним, а он будто понимает мои слова. Солнце садиться, у меня нет палатки, компаса, одеяла. Ничего.... Если мы не выйдем в ближайшее время к людям, придется ночевать в лесу на голой земле.
  Ночь наступила неожиданно, хотя я и была готова к ней. Вроде только что еще шли и солнце светило, а уже через несколько минут темнота буквально окутала нас. Быстро похолодало, и хоть я была по-осеннему одета, легкая куртка оказалась непригодна для ночной прогулки, хорошо хоть сегодня надела теплые брюки.
  Место, где нас застала ночь, было не совсем пригодное для ночевки, но искать другое мы просто не стали. Пришлось располагаться у двух крестообразно поваленных деревьев. Собрав неподалеку ветки, я развела костер, а большое сухое дерево, которое нашла прямо рядом с тем местом, где хотела прилечь спать, оправила одной стороной в огонь. Оно будет помаленьку гореть и давать тепло, а я сплю чутко и смогу вовремя проснуться, чтобы пододвинуть его в костер. Надеюсь, таким образом, хоть немного поддержу костер. Зябко вздрогнув, постаралась отыскать больше мха, костер костром, а спать на земле очень даже холодно. Нашла его не много, ножиком соскабливая с деревьев, но все-таки лучше, чем ничего. Рядом со мной постоянно крутился Малыш, залезая каждый раз под руки, когда я наклонялась вниз, и пытался ткнуться в мое лицо своим мокрым носом. Отыскав весь мох, что могла найти в темноте, я перенесла его к месту ночевки.
  Сложив его на землю, с усталостью села на него. Целый день я провела на ногах, периодически отдыхая, поэтому даже такое сидение посчитала королевской ложей. Поваленные деревья служили своеобразной подставкой по спину и немного прикрывали спину от ветра. Прижавшись к ним спиной, вытащила ворот свитера и, застегнув молнию до предела, обняла монстрика.
  - Малыш, нам ничего не остается, кроме как спать здесь и греть друг друга. Так что спокойной ночи.
  Он позволил себя обнять, по-моему, даже с удовольствием, а затем замурлыкал, как кошка. Весил он не много, но все равно достаточно ощутимо. Поэтому всю ночь я чувствовала на себе тело моего нового знакомого. Заснуть долго не могла, размышляя о странном лесе, ведь если я просто заблудилась, то почему здесь появились кедры и некоторые незнакомые кустарники. Хорошо, я например, могу поверить, что если зайти далеко, то в лесу есть кедры (только почему-то никто из местных этого не знает), что здесь водятся странные животные (допустим, их вывели наши ученые, и эти генетические разработки сбежали из лаборатории, как бывает часто в фильмах), но почему я заблудилась в 'трех соснах'? Я не уходила глубоко в лес. Во всем виноват туман. После него произошло что-то странное. Промучившись долгое время, ответа так и не нашла. Спала я плохо, всю ночь снились кошмары.
  Ночь что удивительно, была не такой холодной, как я ожидала, костер прогорел ближе к утру. Спина и ноги немного затекли от неудобной и непривычной постели.
  Проснулась от утренней прохлады, голода и ощущения, что чего-то не хватает. Правильно, нет Малыша, поняла я. Он убежал не так давно, поскольку еще совсем недавно чувствовала на себе его теплое тельце. Когда рассвело, я увидела, что наше убежище не такое уж и неудачное. В пяти метрах от поваленных деревьев протекал, видимо, все тот же вчерашний чистый ручей, что оказалось сейчас как никогда кстати.
  - Ой, - взвизгнула я от неожиданности, когда опустила в ледяную воду свои руки.
  Как всегда неожиданно и очень быстро ко мне прибежал монстрик., будто испугавшись, что на меня кто-то напал, поэтому появился после вскрика секунд через десять. Бегун, однако.
  - Испугался, Малыш?
  На нем опять была свежая кровь, только теперь на морде.
  - Счастье есть, - сказала я, потрепав его за холку, - не есть - вот несчастье.
  Пришлось опять искать хворост, разводить костер и жарить грибы.
  На голодный желудок грибы съела если не с удовольствием, то хотя бы не морщась, а вот когда более-менее насытилась, поняла, что без соли и хлеба не смогу больше проглотить ни кусочка. Малыш снова отказался от грибов. У меня такое чувство, что кровь на нем появилась не случайно, может быть он охотиться?
  - Ну что, поспали, поели, пора идти?
  Лес не изменился, такой же неприветливый. Пробираясь сквозь кустарники я ни разу не видела ягод, не заметила ни одного гриба. В корзине осталось грибов как максимум на два раза, правда там была еще смородина, которую я решила употребить прямо по дороге.
  Я хоть и не пессимист, но с каждым шагом стала понимать, что заблудиться в нашем небольшом лесе практически нереально. Хорошо, хоть не одна. Как ни странно это может показаться.
  Вдруг Малыш навострил уши. Я чуть не засмеялась, поскольку это выглядело так, будто его уши потянули наверх и привязали там веревочкой. Меня остановил настороженный вид монстрика. Он стоял не шевелясь, казалось, будто каждый его мускул готов был выполнить моментальный приказ хозяина. Малыш не опуская уши, повернул голову в мою сторону и чуть наклонил голову. Мне показалось, что он спрашивает меня можно ли ему убежать, и насколько безопасно оставлять меня одну в этом лесу. Я как-то сразу собралась, напрягла все свои чувства и услышала вдалеке неясный шум. Нахмурившись, кивнула ему. Он стремительно сорвался с места и побежал вперед. Мне ничего не оставалось, как побежать в ту же сторону, прекрасно зная, что в любом случае я бегу слишком медленно.
  
  Так долго я не бежала еще никогда в жизни. Догнать Малыша было для меня нереальной задачей. Когда я уже просто не могла переставлять ноги, а легкие отказывались работать, впереди услышала шум. Пришлось собирать все оставшиеся силы и если не бежать, то хотя бы быстро передвигаться. Через десять минут я выползла на полянку.
  Посередине небольшой, круглой поляны лежали тела людей. Шесть человек. Один лежал немного в отдалении от остальных и на нем были странные раны. Его видимо долго и много избивали, поскольку на теле не было живого места, а под конец решили добить, всадив в живот большой деревянный кол. Рядом с грудью лежал еще один кол: большой, жуткий и острый. Глаза человека были закрыты. И ран, маленькими струйками текла густая, темно-красная кровь. Он не шевелился, но мне показалось, что он очень тихо и медленно дышит. Пока дышит, поправила сама себя. Если бы не кол, вбитый в живот, можно было бы сказать, что он выживет, но палка не давала ему никаких шансов.
  Остальные пять человек были растерзаны каким-то чудовищем. Несколько секунд я смотрела на окровавленные, разорванные трупы и весь мой завтрак попросился наружу. Пришлось отпустить его тут же, поскольку отойти от этого места не успела. Смотреть на бойню, больше я не захотела, поскольку увидела еще кое-что. У одного из разорванного трупа стоял Малыш с кровавой пастью.
  
  
  
  Глава 2
  
  * * *
  
  
  
  Из-за тучи выглянул луч солнца и огрел кукушонка по голове.
  (Из школьного сочинения лешего).
  
  
  
   То, что Малыш убил людей, я верила, а вот в то, что это он их растерзал, с трудом. Стараясь не смотреть на трупы людей, я повертела головой в надежде найти хоть одного живого, но никого не увидела. Получается, что мы одни на поляне.
  С трудом оформив мысль, выстроила логику: если здесь люди, значит первое, населенный пункт где-то неподалеку, если они пришли пешком, а если поселение далеко, значит, они на чем-то приехали. И второе, судя по всему, я на правильном пути домой.
  Пройдя через поляну, увидела на земле следы копыт, та-а-ак, значит они местные, раз поехали не на машине, а на живой силовой тяги. Хотя, живой ли?! Если монстрик постарался, то уже нет. Пройдя по следам лошадей, обнаружила место, где люди делали перевал. О, похоже, они хорошо здесь устроились. Пожалуй, лучше меня.
   В четырех метрах от поляны, в лесу, была их стоянка. Угли костра давно прогорели и земля вокруг кострища остыла. Белые хлопья золы от прогоревших веток, напоминавшие снег, лежали в диаметре полуметра от центра кострища, раскиданные шаловливым ветерком. Рядом стоял котелок с проваренной на огне кашей рассчитанный, как думаю, на тех самых шестерых мужчин. Каша сверху была засыпана тонким слоем белой золы. Я с трудом отвернулась в сторону от такой соблазнительной для меня на данный момент приманки, в виде полноценной еды. Затем опять повернулась к каше. Но, вспомнив, чем обернулся для меня сегодняшний завтрак, мы с желудком решили повременить с едой.
  Заставив себя посмотреть в другую сторону, с удивлением и завистью увидела связку одеял, скрученных в большой свиток, лежащих под большой сосной. Везет же людям, я мерзла, а он шикуют. Точнее шиковали. Нет, все, больше я им не буду завидовать. Как-то я поразительно быстро отошла от вида трупов. Странно, в принципе я впечатлительная, а здесь нет особых эмоций.
  - Видимо я уже перестала всему удивляться, - в слух произнесла я, но, услышав свой голос, все же вздрогнула.
  Так, что еще здесь интересного? Я по-хозяйски обошла импровизированный лагерь. Странного вида сумки лежали дружной кучкой около еще более странного оружия. Странность сумок заключались в достаточно большой вместимости, сшитых из кожи животного, что делало их непромокаемыми, две сумки были соединены воедино двумя длинными ремешками. Для использования их человеком все это делает достаточно проблематичным, а вот если повесить сумки с двух сторон на круп лошади, то будет очень даже симпатично смотреться и главное функционально.
  Заглянув в одну из сумок, я с радостью обнаружила там продукты. Вяленое мясо было завернуто в тряпку, овсяная и гречневая крупа лежали в тряпичном мешочке, а еще там же обнаружился хлеб, хоть и не совсем свежий, но для меня не менее вкусный. Признаться, я не выдержала больше пытку едой и отломила кусок хлеба. Очень даже вкусно. Теперь с голоду не помру. Настроение поднялось, про трупы я старалась не думать.
  Закончив инспектировав сумку, в которой обнаружилось еще много интересных вещей, например соль (правда, не много), засушенные яблоки и груши, и еще что-то, чему я не знала предназначения. Какие-то создающие непонятный комплекс кожаные ремни.
  Итак, что еще мы имеем? В одной из сумок нашлась мужская одежда. Штаны, рубаха, куртка из кожи животного все грязно-серого цвета, надо отдать должное довольно чистое. А что это такое?
  Неподалеку от сумок я заметила сапоги, но рассматривать их не стала. А вот рядом стояла вещь, определенно заслуживающая внимания. На земле валялся нож. Ножны у него были изготовлены из толстой и твердой кожи. Вытащив его, я увидела однолезвийный с прямым мощным лезвием нож, плавно изгибающийся к острию. Длина клинка достигала примерно двадцати сантиметров. Рукоятка изготовлена из твердой породы дерева. Красивый нож и главное - очень смертоносный.
  Здесь же лежал один арбалет (назвав его арбалетом, я рискую ошибиться, поскольку не очень хорошо знакома с таким оружием), дуга крепилась впереди, поперек деревянного устройства, так же было специальное приспособление, которое видимо, удерживало натянутую до отказа тетиву. На обоих концах устройства было две опоры закреплявшие стрелы спереди и сзади.
  Вот эти вещи вроде знаю, давно, лет эдак восемь назад я занималась верховой ездой и сейчас обнаружила седла, валявшиеся у кучки сумок.
  Чуть в отдалении гордо скучковавшись, лежали пять мечей. Взяв первый попавшийся, я осторожно вытянула его из деревянных ножен обтянутых кожей. Меч оказался средней длины, плоский, он имел ширину примерно пять сантиметров, у рукояти была простая перекладина, дужки которой немного загибались вверх.
  -Ух, ты, - не выдержав и потрогав лезвие, я порезалась, - настоящий.
  Поздно догадалась я, облизав порезанный палец.
  Машин я не увидела, впрочем, лошадей тоже. Почему здесь лежат настоящие ножи и мечи? Если эти люди были ролевиками, то где все остальные?
  Пока я осматривала стоянку, Малыш давно прибежал с поля боя и лежал у свернутых одеял.
  - Я не знаю, - начала объяснять ему, - как мне теперь к тебе относиться, я боюсь подойти к тебе, поскольку видела, что ты сделал с теми людьми. Буду стараться не поворачиваться к тебе спиной. Я не знаю, зачем ты их убил и что мне теперь делать.
  - Он защищал меня, - неожиданно услышала хриплый мужской голос за спиной.
  Сказать, что я не вздрогнула, ничего не сказать, от неожиданности я просто подскочила. В прыжке, что больше всего меня удивило, моментально развернулась к голосу лицом. Вот что делает страх, никогда раньше так быстро не двигалась.
  - Кто вы? - натянуто спросила я, сдерживая истерические нотки.
  И узнала его. Это был человек, лежавший на поляне в отдалении. Тот самый, у которого в животе торчал кол. Среднего роста человек с темными волосами, торчащими в разные стороны, мягкие черты лица и темно-синие с поволокой глаза.
  Самое время падать в обморок, поняла я. Но, решив повременить со столь героическим решением проблемы, просто присела на землю. На вид он был не то что бы очень здоровый, но вполне живой. Синяки и кровоподтеки не прошли, придавая человеку разбойничий вид, мятая и грязная одежда выглядела так, будто ее валяли в грязи. Хотя.... Именно там она и пострадала. И теперь мой взгляд задержался на животе. Не подумайте ничего плохого, очень даже симпатичный у него животик, поскольку порванная, грязная рубаха висела на нем как на пугале, а из тряпья выглядывало рельефное, мускулистое тело. Что меня на данный момент очень интересовало, так это наличие кола, точнее, его отсутствие. В том месте, где раньше был кол, на рубахе виднелось дырка и окружавшее ее красное пятно крови. И задала вопрос, который интересовал в данный момент меня все больше.
  - Извините за нескромный вопрос, а здесь моя крыша не проезжала?
  Видимо этого вопроса мужчина явно не ожидал, поскольку глаза его расширились от изумления, затем повертел головой по сторонам, видимо ища санитаров которые обычно сопровождают на прогулку умалишенных. Не находя оных, повернулся ко мне и все еще изумленно спросил:
  - Какая крыша? Вы что с собой крышу возите?
  Далее следовала немая сцена: кто первый поймет что происходит. Мужчина осматривался, вероятно, ждал приезда моей крыши. Я осматривала его в ожидании внезапно появившегося кола где-нибудь в его тела. Подавив желание прощупать его на наличие вышеупомянутого предмета (авось где-нибудь вылезет) взяла себя в руки.
  - Вы кто?
  Судя по вздохнувшему облегченно мужчине, на сей раз вопрос я поставила правильно.
  - Меня зовут Трэс, - попытался улыбнуться он, но достаточно напряженно.
  - Очень приятно, - встав с земли и наклонив голову в знак приветствия, пробормотала я.
  Молча постояв еще некоторое время, он снова завязал разговор.
  - А ты?
  Я недоуменно посмотрела на него. Что?
  - А-а-а. Я Марина. - Он пристально стал вглядываться в меня, пытаясь найти какой-то только необходимый ему ответ, но я только скромно потупила очи.
  - Мариинна? - удивленно спросил Трэс, коверкая мое имя.
  - Ма-ри-на, - по слогам продиктовала я.
  Он недоверчиво покачал головой.
  - Такого имени нет.
  - Почему? - настала моя очередь изумляться.
  - Просто нет. Мариинна редко, но встречается, а твоего нет.
  - Имени нет, а я есть? - с сомнением спросила я. Пожалуй, диалог стал походить на разговор двух идиотов.
  Он нервно оглянулся в поисках помощи, но, поняв, что никто не спешит ему на помощь, что выхода нет, придется ему общаться со мной один на один, Трэс немного скис. Мужчина открыл рот, что бы что-то сказать, потом его закрыл, жалобно посмотрел на меня и снова открыл, а я ждала, что он скажет: 'ну, я пожалуй пойду, да?'. Он удивил меня.
  - А почему твой энхилд меня спас?
  - Кто? - искренне удивилась я.
  Мужчина почему-то стоял не шевелясь, лишь изредка нервно вздрагивал, когда Малыш поворачивал к Трэсу голову и смотрел на него своими красивыми карими глазами. Когда монстрик подошел ко мне, я увидела, что его морда мокрая, а крови на нем нет. Видимо он уже успел помыться в вездесущем ручейке или каше, поскольку заметила небольшую крупинку на его усике.
  - Чистюля ты мой, - с умилением произнесла я, гладя его голове.
  Ужас какой, это существо, почти на моих глазах убило столько человек, а я глупо радуюсь, когда вижу его. И мне совершенно не страшно. Более того, хочется потискать звереныша как маленького щенка. А он, судя по очень удовлетворенной мордочке и мурлыканию тоже доволен общением со мной. На солнечном свету его черная шерсть сверкала и переливалась. Изогнув спину, он ласкался о ноги. Отпустив наконец, Малыша я посмотрела на мужчину. Наверное, первый раз в жизни я поняла, что означает фраза 'смотрел, выпучив глаза'. Такого откровенного удивления, нет, даже изумления, я не помню.
   - Что? - спросила я и на всякий случай быстро огляделась. Мало ли из-за кого можно так изумиться.
  - Он позволил себя гладить? - пораженно прошептал Трэс.
  Я посмотрела на Малыша непонимающе, а тот в свою очередь так же на меня. Монстрик даже перестал бегать по поляне и уставился на мужчину. На что тот нервно сглотнул, и на всякий случай попятился назад, но уперся в дерево. С трудом перевел взгляд на меня и повторил:
  - Он позволил себя гладить?
  - Да, а что такого? - спросила я.
  - Это же энхилд! - даже повысил голос он и снова взглянул на Малыша.
  - А кто такой энхилд? - осведомилась я.
  Устремленный на меня уничтожающий взгляд сказал больше слов. Похоже, я 'лопухнулась'... Поняв, что ничего от меня не дождешься, мужчина снизошел до объяснения.
  - Энхилд - это монстр. - Начал он рассказывать, тоже мне, удивил. Да, не похож он плюшевого мишку, но все равно симпатичный. - По старой легенде, давным-давно, когда на земле не было никаких живых существ, Создатель сотворил драконов - первых из разумных рас. Много времени прошло и драконы, как единственные стали горды и надменны. Забыли они Создателя, сочтя себя могущественнее Его.
  И решил тогда Он сотворить эльфов и людей, посчитав, что тогда не будут драконы высокомерными. Но еще более замкнутыми и заносчивыми стали они, считая всех остальных живых существ недостойными даже дышать одним воздухом с драконами. И стали уничтожать тогда драконы всех, кто попадался на их пути. Рушили города, сжигали деревни и пожирали путников.
  Тогда сотворил он энхилдов - монстров с головой лисы, туловищем волка и лапами орла, дабы остановить неоправданную жестокость драконов. Энхилды выделяли специальный яд, опасный для драконов, поскольку их кровь содержит вещество стренодолт, кажется. Ходили по свету эти монстры и сокращали численность драконов.
  Забили тревогу могущественные драконы, поняв, что смертность стала превышать рождаемость и что не могут противостоять они маленьким энхилдам, - продолжал он, на что я с сомнением посмотрела сначала на него, затем на маленького звереныша, резвящегося на поляке и гонявшего бабочку, - времена прошли, драконы изменились, теперь они кладези мудрости и опыта, и энхилды изменились. Одичавшие, не признающие никаких хозяев они жили в глуши, уничтожая не только на драконов, но и остальную нечисть. Затем стали нападать на людей. Тогда собирались сильные маги в отряды, наняли грозных и сильных троллей, смелых, ловких эльфов, и умелых наемников-людей. Ходили такие отряды по городам и деревням, по лесам и равнинам, степям и пустыням и истребляли энхилдов. Всех изничтожили эти отряды, не осталось живого энхилда, только легенда из века в век, шепотом, в ночи перед костром передается молодежью, - как по написанному вещал Трэс, не разу не сбившись и закрыв глаза, может из-за вдохновения, может, что бы не видеть мою скептическую рожицу.
  Интересно он рассказывал, я даже присела на поваленное дерево в начале повествования, подперев голову руками, а рядом пристроился Малыш, тоже видимо слушать сказку, правда при этом воодушевленно грыз косточку. Надеюсь не человечью.
  - А почему он здесь? - прервала я процесс сказания, глупым вопросом кивнув на монстрика, - если они всех убили?
  Он запнулся на полуслове и посмотрел на весело хрустящее и очень даже живое существо. С вздохом сел на дерево неподалеку от меня, но подальше от звереныша и уставился на меня.
  - А кто его знает! Я не слышал, чтобы энхилды были живы. - С колебанием сознался он.
  - Красивая легенда, только не понятно, неужели драконы эти большие, умные...животные, - запнулась я и продолжила, - боялись какой-то шавки, прости, конечно, Малыш.
  От возмущения Трэс даже не сразу смог ответить:
  - Драконы не животные! Это Существа!
  - Ну и ладно. Так почему они боялись каких-то маленьких собак?
  - Маленьких? Да только этот маленький. А на самом деле, энхилды метра два в длину и с полтора в высоту, - рявкнул мужчина, от неожиданности я вздрогнула, а будь я на месте Малыша и кость бы проглотила, а этот ничего, только голову приподнял, - Да, драконы большие, но именно поэтому неповоротливые, а эти существа юркие. Кроме того, не забывай, что при укусе монстра, в кровь дракона попадала ядовитая слюна.
  - Да? - со страхом протянула я и на всякий случай отодвинулась от монстрика. Тот удивленно посмотрел на меня и подполз поближе.
  - Для человека слюна не опасна, даже дракона надо сильно укусить, чтобы впрыснуть нужное количество яда. А видела, сколько зубов у него? Я хоть в пасть не заглядывал, но думаю достаточно, что бы оставить кусок драконьего ... ну, это...в пасти.
  - Ну хорошо, скажи любезный друг, а на сколько я знаю из сказок, драконы ведь умеют превращаться в человека. Да?
  Трэс задумчиво посмотрел на меня, затем почесал лоб.
  - На сколько я помню, в те времена они были настолько высокомерны, что в свою вторую ипостась - в человека не превращались, считая людей не достойным для себя существом. Поэтому и убивать их было легче, как я говорил.
  - Сам придумал? - восхитилась я.
  Трэс недоуменно посмотрел на меня.
  - Легенду? - уточни он.
  - Ну да.
  - Нет, мне бабушка рассказывала, а моей бабушке - ее бабушка. А ее бабушке...
  - Стоп, я поняла цепочку, - прервала возможное перечисление я. - Ты мне лучше скажи, как вы сюда приехали, на электричке? Вы же ролевики? Вроде взрослый, сколько тебе лет? Лет тридцать, а все в игрушки играешь. А на чем в глубь леса добирались? На машинах или лошадях? Наверное, на лошадях, - сама себе ответила я и продолжила допрос, - поскольку следов машин не видно, зато следы копыт есть. А оружие настоящее? Я даже порезаться успела, - нажаловалась на мечи, показав пораненный палец, - но меч мне понравился. А ты кого играл? Эльфа? Нет, не похож, может мага? Нет, плаща нет, тогда кого? А у меня бабушка в Мошино живет, я у нее остановилась. Кстати, далеко ли деревня Мошино или хоть город Покровск?
  Чувствую, что чем больше вопросов с моей стороны, тем больше напряжения с его. Причем какое-то странное. Мне смутно кажется, что он опять про психбольницу вспомнил. Интересно, почему?
  С ответом он затягивал, а сам бочком, как бы ненароком сползал с дерева, подальше от меня. Видя такое сомнительное отношение ко мне, я так же бочком пробиралась в его сторону. Новый знакомый заметил наши маневры, покраснел, оглянулся в сторону леса, потом на мой исполненный праведного желания узнать всю правду мой взгляд. Что-то заставило его остаться. Возможно, решимость ответить на мои вопросы, а может Малыш, который негативно отнесся к его переглядкам с лесом.
  - Ну? - поторопила я его.
  - Я не все понял, что ты спросила меня. Не будешь ли ты столь любезна, прелестная девушка повторить свои вопросы.
  - Конечно, хоть все, - зарделась от смущения я, - начнем с деревни. Где она?
  - Я не помню такой близлежащей деревни, - немного подумав, ответил мужчина, - может Мошкин Скит? Так это не деревня.
  - А город Покровск? - продолжила допрос.
  - Такого тоже не знаю, - удрученно отозвался он.
  - А-а-а ты не местный! - наконец-то поняла я, - а чего сразу не сказал? Что вы здесь делали-то?
  Кажется, я нащупала твердую почву, он даже немного взбодрился.
  - Третьего числа, мы вместе с мужиками, - показав рукой на поляну с трупами, - поехали на охоту, что бы значит пострелять дичи там всякой, зверья. Поехали далеко от Белого камня, это наш поселок, - пояснил он, - чтобы и по больше мяса добыть, ну и естественно от жен отдохнуть, - и подмигнул мне, я только хмыкнула, представив их развлечения, женщин я не видела у них в компании, спиртного вроде тоже, странная компания поехала в глушь, вместо того, что бы ехать в ночной клуб или на худой вариант просто в доме пить, - вчера доехали до этой поляны поздно вечером. Устроились, как положено на ночлег, костер развели, выпили. Сегодня утром продолжили расслабляться. Потом, как всегда бывает после нескольких бутылей, подрались.
  Только вот, Михее решил, что я иногда засматриваюсь на его жинку. Нет, я понимаю, все женщины красивые, если много выпить, но я бы скорее на кикимору... это... 'глаз положил', чем сногсшибательную (пожалуй, в прямом смысле слова) красоту его жены в темноте увидеть. А когда я попытался ему объяснить все это, он еще больше на меня взъелся. Тут его дружки помочь решили, а поскольку в Белом камне я недавно поселился, друзей не завел, вот они и решили показать, что я, мягко говоря, не прав.
  Короче, навались они на меня всем скопом, я и сказать ничего не успел, хорошо мне так объяснили мои права, - потрогал аккуратно он побитое лицо, - я сознание потерял, но перед этим видел как какой-то волк на мужиков то и кинулся. Думал, все, конец мне. Пришел в себя, смотрю, недалеко лежат мои дружки, только частичные какие-то. Встал кое-как доковылял досюда. Ну и вот. - Закончил он рассказ, широким жестом показывая на полянку.
  - Понятно. Сколько ехать до ближайшей деревни?
  Трэс явно колебался с ответом.
  -Так видь, не знаю. Я ж не местный, говорю, недавно поселился в поселке, мужики и вели по тропкам.
  - А лошади где?
  Он огляделся по сторонам и пожал плечами.
  - Испугались наверно и убежали.
  Я задумчиво стала ковырять дерево, на котором сидела, действие настолько захватило меня, что снимать кору стала уже двумя руками. Вдруг, из под очередной снятой пластинки показался жучок, прятавшийся под корой и застуканный за подслушиванием. Я вздрогнула, он ошалело огляделся и понял, что попался на шпионаже, посмотрел на меня с укоризной, и как мне показалось, досадно плюнув в нарушителя покоя, то бишь в меня, с важностью пошел в противоположную от меня сторону.
  - Почему у тебя из живота торчал кол? - внезапно спросила я.
  - Ты что? Какой кол? - искренне удивился он, так искренне, что я ему не поверила.
  - Острый, короткий. - Я резко повернулась к нему, - только не говори, что это бутафория.
  Трэс наклонил голову, разгладил на коленях штаны, потом спокойно посмотрел мне в глаза:
  - Я не знаю что такое бутафория, но тебе показалось.
  - Ясно. Вывод: у нас нет средств передвижения, и не знаем в какую сторону идти. Что будем делать? - перевела разговор я.
  Он пожал плечами, посмотрел голодными глазами на котелок с остатками каши.
  - Надо похоронить охотников.
  - На меня можешь не рассчитывать, - смущенно пробормотала я, отводя глаза, - я не смогу.
  Мой новый знакомый понимающе кивнул головой и встал. Затем подошел к вещам и перерыв все сумки, в последней обнаружил маленькую лопатку. Кивнув мне, медленно пошел на поляну, прижимая рукой бок. Малыш уткнулся холодным носом в руку, привлекая внимание. Погладив его машинальным движением руки, я заметила, что каши в котелке уже не было. Все-таки маленький звереныш все съел. Значит надо приготовить завтрак или вернее уже обед. Найдя в сумках крупу и вымыв котелок в ручье, я развела костер. Когда каша была готова, Трэс закончил свои дела и пришел к костру. Молча кивнув, принял тарелку с едой и сев, задумчиво начал есть.
  - Ты не ответил еще на один вопрос.
  Мужчина поперхнулся и с видом мученика уставился на меня, ожидая очередного каверзного вопроса.
  - Почему мечи острые? Они как настоящие.
  - А какие же еще могут быть мечи? - удивился он.
  - Как это, какие? А как вы охотились? - возмутилась я и съехидничав, поинтересовалась, - Догоняли зайца и бросали в него меч? Долго бегаете за дичью? Где ваши ружья? - не знаю, что я такого сказала, но глаза его зло сузились. Затем широко распахнулись.
  - Ты говоришь странные вещи, Мариинна. Что такое ружье?
  - Как это что? - с искренним негодованием возмутилась я, - ружье, это ружье. У вас что, на охоту с рогатинами ходят?
  - Почему? - оторопел Трэс, - с арбалетом или луком...
  - Что, все так запущено? - мне оставалось только хмыкнуть.
  Оставив ложку в тарелке, он неспешно опустил руки и озадаченно уставился на меня.
  - Что ты так удивляешься? Ты будто на самом деле не знаешь, что такое ружье, может и про самолеты не слышал, про атомную бомбу не читал и телевизор не смотрел, да?
  - Не-е-ет, - поражено протянул он. - Не слышал.
  - Слушай, где твой поселок находится? В глуши? У нас теперь даже в глубинке стало вполне цивилизованно.
  - Я во многих местах Тофира побывал. И в столице, в Норисе, даже около Великой воды. Но и там ничего такого не слышал.
  - В какой столице? Первый раз слышу про такую столицу. Столица чего? Слушай, Трэс странный ты какой-то и имя то у тебя не наше, ты случаем не шпиён? - подозрительно огляделась, вдруг и правда я здесь шпионскую сеть раскрыла, сама того не подозревая.
  Он не менее подозрительно приглядывался ко мне, немного даже опасливо.
  - Нормально у меня имя-то, вот у тебя странное.
  - Нормально для кого? Для американцев, али еще для кого? - Всерьез стали беспокоить меня его недоговоры. Ой, чую, удивит он меня еще.
  - Я не знаю, кто такие американцы. Знаю людей, видел домовых, лешие пытались завести в лесу, но после моих пары ласковых слов, обогативших лексикон лесных существ, они даже проводили меня по тайной тропе. Общался... - запнулся неадекватный человек, то, что он не просто странный, после первых же слов стало ясно, - с оборотнями и вампирами. Вел торговые дела с гномами, даже с эльфами встречался, - Трэс задумчиво погладил себя по боку, - но этих амери.. Как там ты их назвала? Не видел, может они за Великой водой живут, а не у нас в Тофире?
  Все с вами ясно. Наверное, сегодня день открытых дверей в психлечебнице. Я думала, что только у меня в последнее время качественные глюки случаются. А у некоторых оказываются все намного сложнее. Так, как с сумасшедшими надо разговаривать? Наверное, стоит им во всем потакать, вдруг еще мечом воспользуется, доказывая мне что-нибудь...
  - Да, конечно. С ведьмами на шабаш летал? - заинтересовало меня, - а Гарри Поттера случайно не видел?
  - Нет, такого тоже не знаю.
  'Невозмутимый какой', восхищенно подумала я и начала отползать от него подальше по стволу поваленного дерева, так, на всякий случай...
  - А Тофир это что? Улица? У вас больница на улице Тофира стоит?
  - Не-е-ет. Тофир это вообще-то страна, в которой мы сейчас находимся, - тоже начал уползать он, только в противоположную сторону, что в принципе меня вполне устраивало, поскольку и мне стало как-то плохо. А от умалишенного можно заразиться? Тогда все, мне скоро кранты.... Вот, у меня уже и температура появилась, судя по горячему лбу.
  - Тофир - это страна, здесь водится вся нечисть, которую придумали, - ласково подытожила я, отодвигаясь, - страшнее меча и арбалета нет, правильно я поняла?
  Надо признаться, я поняла и еще кое-что. То, что ствол поваленного дерева не бесконечен. Чему есть начало, тому должен быть и конец. Правда, пришло это озарение уже после падения на землю. Единственное доставившее мне удовольствие в сложившейся ситуации - это стук падающего тела и стон с соседнего конца дерева. По-моему там тоже пришли к такой же точки зрения.
  Встав с земли, мы стряхнули с себя грязь и одновременно посмотрели друг на друга. Первой не выдержала я. Мой смех медленно стал переходить в стон, Трэс тоже хохотал, держась за живот. Его видимо кол щекотал. Очутившись в очередной раз на земле от смеха, увидела бегающего вокруг нас монстрика, весело подвизгивающего нам в такт хохота.
  - А все-таки, что происходит? - сквозь смех выдавил из себя мужчина.
  - Я бы тоже хотела это понять, - начиная уже икать от веселья, призналась я, - пошла в лес за грибами и ик... заблудилась в тумане, - уже сидя на земле, прижалась спиной к дереву, призналась я. Отсюда трудно упасть, - потом встретила моего нового знакомого ик...монстрика. Потом тебя ик... лежащего умирающего с палкой в животе, и чудом воскресшего. Ик! - завершила я рассказ своих похождений, периодически хихикая.
  - Пошла одна в лес? - от изумления он перестал смеяться.
  - А что такого? - в свою очередь удивилась я, - у нас лес всегда был безопасный.
  - А волки? Вурдалаки?
  - Трэс, какие волки в нашем лесу, какие вурдалаки? Это только сказки! Нет ни вампиров, ни оборотней, ни эльфов, ни гномов! Только полтергейсты и инопланетяне, иногда, правда, зеленых чертиков можно увидеть, но это уже смотря сколько выпить.
  - А энхилды существуют? - ехидно поинтересовался он, вставая с земли, кивком показывая на Малыша, который спокойно ходил вокруг костра, обнюхивая землю.
  - Только в фантастических фильмах, - призналась я. - Неувязочка выходит. Как-то все запутано.
  - А ты откуда? Место как называется? - уточнил мужчина, подбрасывая в костер хворост.
  - Живу в Москве, а сюда, в Рязанскую область приехала к бабушке отдохнуть, грибочки пособирать, в лесу погулять. И вот называется, сходила по грибы... странный лес, странные звери и люди, - посмотрела я на усердно что-то ковыряющего в костре Трэса, - только вот некоторые вещи в голове не укладываются, например, почему тебя не тронул Малыш, почему охотники не взяли, как ты говоришь луки и арбалеты на охоту, а только мечи и всего один арбалет. И, наконец, самый главный вопрос, который не дает мне покоя. Когда, наконец, я проснусь или хотя бы перестану видеть странные глюки?
  Трэс философски пожал плечами и, подняв голову кверху, посмотрел на весело подмигивающее солнце, лучи которого прорывались сквозь верхушки деревьев, а теплый ветерок играл с листьями, заставляя преломляться лучики. Звуки леса были вполне живыми: недалеко пели птицы, дятел выстукивал известную только ему мелодию, вдалеке шуршали кусты, будто через них пробирался большой зверь. Блин, по-моему, очень большой зверь. Мужчина тем временем собрал одеяло, сумку, захватил меч с арбалетом и стрелами и, похоже, собрался уходить. Без меня.
  - Трэс, - остановила я его, - а как же я?
  Он развернулся ко мне и вопросительно посмотрел на меня.
  - Ты куда?
  - Домой. - Повернулся спиной ко мне.
  - А я? - возмущено остановила его.
  - А что ты?
  - Ты оставишь меня здесь, одну среди зверей и подозреваю всяких маньяков? - взбунтовалась я.
  - А я то тут при чем? - недоуменно поинтересовался он.
  - Ты оставишь невинную девушку в густом лесу, кишащим разными тварями? - я просто поразилась такой бессердечности.
  - Не хотел бы я встретиться с ним, - мужчина кивнул головой на Малыша, - когда тот решит тебя защитить от врагов.
  Звереныш довольно спокойно отнесся к сборам мужчины, лишь изредка поглядывая на него, а Трэс перестал каждый раз вздрагивать, встречая взгляд монстрика.
  - Мы идем с тобой, - безапелляционно объявила ему я, присматривая себе сумку.
  Они все большого размера, тем более их было две в связке, пришлось брать первую попавшуюся и набивать её разными вещами. Сразу выкинув подозрительного вида рубашку, оставив лишь штаны и теплую рубаху, по виду напоминавшую толстовку. Странная у них в деревне мода, решила я, разглядывая плащ. Широкий, длинный до пола, с капюшоном и теплой подкладкой. Совершенно бесформенный, даже мужчина должен был в нем выглядеть как не имевшее четкой формы пятно. Ладно, на всякий случай брошу в сумку, вдруг пригодится?! Та-а-к, крупа, мясо - это в первую очередь, не зная, когда выйдешь к людям надо быть готовым к многодневному переходу. Свою корзинку придется оставить здесь, нести все будет неудобно, а вот меч, пожалуй, стоит взять, тем более симпатично выглядит. Если что, скажу, нашла.
  Услышав вежливое рычание Малыша, я увидела Трэса пытающегося уйти без нас. Мой новый верный друг первый заметил такую несправедливость и дал понять мужчине, что сей поступок, не вполне приемлем в данное время. Надо отдать должное, что Трэс сразу же проникся возложенной на него обязанностью сопровождать девушку до близлежащего поселка. Не рискуя сделать шаг, замер на одной ноге и напряженно стал ждать окончание моих сборов.
  - Умный песик, - поблагодарила Малыша и спокойно стала собирать одеяло.
  Трэс же пробурчал что-то типа '....и....её'. Пожалуй, ёмко и справедливо. Но одной идти скучно! Ничего, мы ведь все-таки его спасли, значит, он у нас в долгу.
  Заметив такой же ремень, как повязанный крестообразно на спине для меча у ждущего меня мужчины, в куче сложенного барахла, я нашла еще один.
  - Трэс, будь любезен, повернись ко мне спиной.
  Он настороженно посмотрел на Малыша, затем на меня:
  - Зачем? Пырнешь мечом в спину?
  - Фи, как подло, со спины...я все лишь стукну по голове, обещаю, больно не будет.
  После этих слов он побледнел и напрягся, но увидев лениво следящего за ним легендарного существа заметно притих, жалобно вздохнул давя на жалость, но не увидев сочувствия с моей стороны, медленно повернулся спиной.
  Подойдя к нему поближе (мне показалось, что он даже спиной чувствовал мои движения) я рассмотрела на нем перевязь для меча.
  Ничего сложного, этот ремешок под правую руку, дальше он идет за спину, другой на плечо, затем тоже на спину. Не поняла, откуда взялся еще один?! Все сначала. Ремень сюда, потом сюда, да что же за заколдованная перевязь! Уже два ремешка остались лишними, ну как такое могло случиться, если их всего два?! Попробовав счастье в третий раз, умудрилась при этом запутаться окончательно, как муха в паутине.
  Не дождавшись обещанного удара по затылку, мужчина развернулся. Тихо хихикая, он попытался мне помочь, не знаю специально или нет, но последний шанс закончить борьбу с взбесившимися ремнями он проиграл. В итоге я стояла со спутанными руками, прижатыми вдоль тела. Не стесняясь, Трэс громко рассмеялся.
  - Тебе и врага не надо, дай только в руки веревку. Сама удавишься. Может тебе мыло достать? - издевался он.
  - Гад, я же сейчас упаду! И постараюсь прямо на тебя, если не поможешь!
  Мерзко похихикивая, он проворно шарил руками по моему телу.
  - Ты чего меня лапаешь?! - оставалось возмущаться мне. На что он только еще более потешался. - Блин, да просто разрежь их ножом!
  С горем пополам, после исследования своими руками всего моего тела, ему удалось развязать узлы, как оказалось, разрезать их было сложнее, поскольку ремни оказались из натуральной кожи. Освободившись, первым делом ударила Трэса.
  - За что? - продолжая смеяться, спросил наглый освободитель.
  - За все хорошее! Будешь еще шарить по телу, прибью, - пообещала я.
  Ремни валялись на земле как клубок непредсказуемых змей. Обойдя с разных сторон, боязливо приподняла их за один ремешок.
  - Помочь? - фыркнул мужчина.
  Отказаться можно было бы вообще от них, но уж очень мне понравилось, как такая же перевязь смотрелась с мечом.
  - Только без рук! - предупредила я.
  - Зубами? - измывался он, - могу попробовать.
  Оставалось, скрипя зубами молча подчиниться. Успокаивало только то, что за ним следил и Малыш, неотступно ходя следом. У Трэса процедура надевания садомазохистских ремней заняла не больше одной минуты. Вот что значит практика.
  Итак, сумку полную припасов и одеяло, мы повесили друг на друга, получилось что-то под тип пончо, только вместо тряпки на нас болтались сумки: одна впереди, другая позади. Оказалось тяжело. Меч в ножнах удобно устроился за спиной. Зачем его прихватила, я так и не поняла, просто показалось, что выглядеть это будет красиво.
  Представляю, как выгляжу со стороны, наверное, как ролевики.
  Уйдя довольно далеко от места вынужденной стоянки, я вспомнила одну вещь, которая не давала мне покоя:
  - Трэс, - начала я, - скажи мне, пожалуйста, почему сумок и мечей было пять, а не шесть? Почему вы поехали охотиться с мечами, а не арбалетами. И почему, судя по седлам, было всего пять лошадей?
  
  
  
  
  Глава 3
  
  * * *
  
  
  В лесу живут волки, лисы, медведи....и другие товарищи.
  
  Из доклада на всегномьей
  конференции по проблемам экологии.
  
  
  Идти с полными сумками оказалось очень трудно. Поскольку лес постоянно норовил подставить подножку сучком, выглядывающим из неприметной кочки или оцарапать веткой колючих кустарников, или поставить препятствия в виде поваленных ветром и старостью деревьев. Приходилось отворачиваться от сосновых веток, норовивших ударить тебя по лицу. Я могла бы сказать, что сумки тянули меня назад, если бы вес одной из сумок не тянул еще и вперед. Тяжела доля туриста.
  Мне было хуже всех, поскольку Трэс привык к таким походам, судя по его бодрому шагу, Малыш же вообще шел без проблем, поскольку дополнительного груза на его плечах не было. Он весело бегал по лесу, постоянно забегая то вперед, то назад. Уследить за ним было невозможно, оставалось надеется, что он не набегает себе проблем в виде каких-нибудь 'милых зверюшек'.
  Тропы, по которым вел Трэс, можно с трудом назвать проходимыми, для меня они были сплошным лесом. Хоть он и не местный, но какое-то время жил неподалеку, поэтому уверенно вел нас к людям. По-крайней мере, я очень надеюсь, что он ведет нас именно туда. На мои праведные возмущения остановиться на привал или хотя бы идти помедленнее, он невозмутимо предлагал остаться без него. Я и останавливалась отдохнуть, когда очень уставала, ему же приходилось ждать меня, поскольку монстрик неотступно находился около нашего проводника, что бы тот случайно не удалился без нас на большое расстояние. Трэс называл нас шантажистами и грозился сбежать при первой возможности. Мы выслушивали его стенания (хотя в расчет он брал только мнение Малыша, видимо авторитет повышался по количеству зубов, мои тридцать два зуба хоть и красивых, престижа не особо добавляли), обещали исправиться, но продолжали идти с необходимыми для меня перерывами.
  Мои вопросы об охотниках он тоже бойкотировал, предпочитая отмалчиваться.
  День клонился к вечеру, а мы так и не вышли к людям, как впрочем, наш проводник и предупреждал. Лес наполнился алым цветом заката, а сквозь густые деревья проступали остатки вечерних лучиков. Солнце готовилось ко сну, уступая место месяцу.
  - Трэс, пора искать место для ночевки.
  Он молча огляделся по сторонам и в знак согласия кивнул.
  - Давай спустимся сейчас вниз и немного пройдем, думаю там можно остановиться, - предложил он, осторожно переступая через гнилое дерево и отодвигая еловую лапу рукой.
  - Хорошо, да... - не закончила фразу я, поскольку отодвинутая Трэсом ветка вернулась назад. Стоит ли говорить, что на ее месте в данный момент стояла я?!
  Обидно было получить в лицо веткой, тем более такой колючей. Вставать пришлось не снимая сумок, а поскольку за весь день, натаскавшись тяжести, я и ноги-то с трудом волокла, то процесс поднятия моего бренного тела состоял из нескольких этапов. В первый этап: подготовительный - я просто лежала на месте. Отдыхала. Второй был сложнее, более легко приподнялась верхняя часть тела, та, что до сумок. Когда же пошли сумки, этот этап был быстро и позорно мной проигран. Третий и четвертый - были такие же быстрые и безрезультатные, как второй. Вдоволь насмеявшись, наглый провокатор соизволил протянуть мне руку.
  - Вставай, горе луковое.
  Кряхтя, я гордо, вернее, пыталась гордо, подняться по протянутой руке, чуть не уронив при этом избавителя, и услышала много интересного, но не нового о себе.
  Подходящее место для остановки мы увидели недалеко от моего позорного падения. Сбросив, наконец, с себя ношу, мне захотелось спать. Но, не присаживаясь, пришлось пойти за хворостом для костра, поскольку Трэс решил проверить местность на предмет 'нежелательных элементов', что это за элементы он не сказал, проронив, что чем меньше знаешь, тем дольше живешь.
  После такой сомнительной перспективы, он предупредил не уходить далеко от лагеря. Взяв с собой монстрика для компании и общения, мы обошли вокруг лагеря в поисках хвороста. Насобирав вязанку я сама развела костер. Довольно быстро стемнело, а нашего странного знакомого все не было. Я уже решила, что таким хитрым способом, как отправка меня за дровами, была для него просто уловкой для побега.
  Завернувшись в одеяло и греясь у весело потрескивающего костра, меня быстро разморило. Проснулась я от тихого шороха кустов за моей спиной и ощущения неотрывного взгляда. Малыш, лежавший недалеко от меня, на шум не обратил внимание, оставаясь спокойно лежать, лишь навострил уши и повел их в ту строну, откуда послышалось шуршание. Поэтому, со спокойной совестью я продолжала дремать, справедливо рассудив, что в случае опасности, энхилд обязательно проснулся бы. Через несколько минут на поляну вышел Трэс с охапкой хвороста.
  - Спишь? - спросил он, сваливая в кучу принесенное топливо.
  - Ага, - позевывая, откликнулась я, - а я думала, ты сбежал.
  - Сбежишь тут от вас, - проворчал Трэс, присаживаясь и протягивая к костру озябшие руки.
  - Как ты думаешь, когда мы выйдем к ближайшей деревни? - я устроилась удобнее и посмотрела на притихшего проводника.
  - Я же говорил, что плохо знаю эти места, - помялся перед ответом он.
  - А примерно? - настаивала я, - меня бабушка уже потеряла, ушла внучка в лес по грибы и пропала. Милицию и МЧС уже вероятно на ноги подняли.
  Трэс непонимающе посмотрел на меня, и задумчиво пожав плечами, отвернулся.
  - Не знаю, может, через пару дней выйдем на тракт.
  - Эй, - возмутилась я и напряженно села, - как это пару дней?! Я не могла так далеко в лес уйти!
  Он немного молчал, затем взял палку и, подбрасывая в костер, произнес:
  - Я не могу понять кто ты и откуда. Говоришь порой странно, а сама не знаешь элементарные вещи. Не веришь в нечисть, хотя у нас не верить в нее, значит быстро умереть.
  - У кого это у нас? Я иногда читаю про аномальные и загадочные явления, про домовых и леших, про НЛО и другой чепухе, но как нормальный человек, я адекватно реагирую на все. Я не видела, например домового, поэтому я в него не верю. Это все чушь, сказки для непослушных детей.
  - А не боишься, что когда увидишь оборотня или вампира, то будет поздно начинать верить? Или зная, что существует бербаланги неужели ты рискнешь пройти ночью рядом с кладбищем?
  - А кто такие берба...как там дальше?
  - Бербаланги это вурдалаки, очень похожие на людей, но с крыльями и очень узким разрезом глаз. Они разрывают ночью могилы и пожирают трупы. Иногда правда и случайных прохожих.
  - Что за страшилки на ночь, Трэс? - возмущенно произнесла я, - как спать теперь? Может, ты специально все сказал, чтобы рядышком пристроиться?
  - Как ты до своих лет то прожила, не веря в нечисть?! - невозмутимо продолжал пугать проводник. Наверное, в скором будущим бывший проводник, поскольку пришибу, чтоб девушек не пугал. Можно такую сказку услышать в закрытом помещении и уснуть, похрапывая, но не в ночном лесу! Все. Теперь точно не усну. Вот...
  - Гад, - вслух закончила фразу, начатую мысленно.
  На что этот нехороший человек только ухмыльнулся и довольный собой взял одеяло с земли.
  - Что, сделал гадость, на душе радость? - возмутилась я.
  Тихое хихиканье еще больше разозлило меня. И не поленившись, я встала и подло пнула его в бок. Чтоб неповадно было. Его веселое похрюкивание через одеяло раскалило меня и раззадорило его.
  - Ты вот сейчас спать будешь, - радостно продолжил он, не показывая носа из одеяла - а вдруг оборотни рядом ходят? А я проснусь только от их чавканья.
  Мое сердитое рычание ни сколько не повлияло на его настроение, даже не соизволив посмотреть на меня, он только лениво отвернулся на другой бок. Ну и как я теперь засну?! Будут сниться только кошмары.
  - Блин, - еще раз пнув лежачего, прошипела я. Малышу вон хорошо, спит не шевелясь, только посапывает тихонько.
  На улице стало темно, все уже дрыхнут, только я и костер не спим. Задорно сверкая искрами, огонь как будто подмигивал мне, приглашая подольше посидеть рядом с ним. Так и придется. Спать уже не хочу, благодаря нашему странному знакомому. Подавив в себе жгучее желание, встать и еще раз пнуть его, я ограничилась лишь подброшенной в костер веткой.
  Задремала я, как мне кажется через несколько часов, хотя думаю не прошло и получаса. Разбудил меня тихий шепот. Слов я разобрать не могла, но, моментально проснувшись, обнаружила стоящую недалеко от костра симпатичную женщину. На вид ей лет тридцать, одета она была в белое воздушное платье, а на шее кокетливо завязан бледно-голубой шарф. Светлые длинные волосы развивались на ветру. В отблеске костра и лунного света она выглядела как фарфоровая, стройная кукла с красивыми чертами лица.
  Встав с нагретого места, я прошла мимо костра и шагнула к ней. Её глаза умоляюще смотрели на меня, но она не произнесла ни слова. Мне послышался тихий, призывный свист. Ветер играл подолом ее платья, а непослушные волосы облепили идеальное женское лицо. Манящий свист заставил сделать к ней шаг, затем второй. Она молча протянула руки, упрашивая подойти к ней ближе.
  - Кто вы? - хрипло спросила я, медленно приближаясь. - Вам помочь?
  Наклонив голову, она внимательно посмотрела на меня и также безмолвно, не произнеся ни звука, рукой попросила следовать за ней. Я шла как загипнотизированная, слыша негромкий свист женщины. До нее осталось дойти метра два, когда внезапно услышала резкий окрик Трэса:
  - Стой, Мариинна, не двигайся! - он вскочил на ноги и побежал ко мне. С удивлением я увидела и Малыша, который молча, но устрашающе бежал в мою сторону.
  Еще больше меня ошеломила женщина. Она хищно наклонилась ко мне.
  Ветер приподнял ее платье, обнажив яростно шевелящихся змей вместо ног. Нижняя половина женщины полностью состояла из змей, копошившихся под нижней частью платья. Идеальные черты женского лица поменялись на жуткую и заостренную физиономию некого зверя, из пасти которого высунулось раздвоенное змеиное жало. Не хотелось бы встретить такое ночью.... В темном лесу.... Не повезло мне.
   Осмотр лица странной национальности занял времени немного, ровно столько, что бы монстрик успел подбежать и встать между безобразным змееобразным существом и мной. Холка Малыша приподнялась, уши опустились, а его оскал, отнюдь не радостный, показывал красоту и главное количество зубов. Змея уважительно зашипела, попятившись от нас. Мой маленький и грозный защитник безмолвно, но непреклонно надвигался на женщину.
  Трэс наготове стоял рядом со мной, не издавая ни звука, но с обнаженным мечом. Протянув руку, он схватил меня за куртку и спрятал за свою спину. Оказавшись за широкой спиной проводника, мне стало плохо видно продолжение, зато хорошо слышно грозное шипение твари и негромкое рычание энхилда.
  Выглянув из-под левой руки мужчины, я взирала на медленный отход женщины-змеи. Вернее отполз. Уверенно проползая спиной между деревьями и кустарниками, она ни разу не споткнулась, и не остановилось. Гнилые деревья, лежавшие на пути не мешали ей быстро передвигаться, а ямы и канавы не значили для нее ровным счетом ничего. Она словно летела невысоко от земли, только периодически, когда платье приподнималось, выглядывали блестящие тельца змей. Монстрик не нападал на нее, но и не отставал, отгоняя змею от нас подальше.
  - Малыш, - крикнула ему в след, - не убегай далеко, пусть она уходит.
  Чем дальше они уходили от костра, тем расслабленнее становился Трэс. Поняв, что она уже не вернется, он отпустил меня и повернулся к ночлегу. Устало сев на одеяло, поворошил уголки в костре. Огонь догорел, оставив тлеть угли. Я подкинула хвороста и, обняв себя за плечи, присела на свое место.
  - Кто это? - негромко спросила я, поглядывая в сторону уползшей твари. Беспокоил меня больше Малыш, который пошел провожать даму.
  - Ламиия, - спокойно ответил Трэс не смотря на меня, - ты все еще не веришь в нечисть?
  - А кто такая ламиия? - словно не слыша вопроса, заинтересовалась я.
  - Ламиия - это существо с телом обольстительной женщины, а нижней частью - с извивающими змеями, - лениво начал объяснять он, - своим чарующим свистом она заманивает путников в свое логово и там пожирает их.
  Я настороженно посмотрела на мужчину, ожидая у него смеха от своей шутки. Он не шутил.
  - Серьезно?
  - Конечно, - сдержано сказал проводник, - по-моему, у тебя была возможность убедиться.
  Я молчком отклонилась к дереву, и устало прикрыла глаза. Если это сон, то пусть он закончиться. Хочу проснуться! Всегда в таких случаях щипают себя за руку. Вроде действенный способ, надо попробовать. Не открывая глаз, я ущипнула себя за руку. Нет, мне не больно. Значит это сон. Хоть это хорошо. Но, пожелав удостовериться, решилась попросить мужчину:
  - Трэс, пожалуйста, ущипни меня.
  - С удовольствием, - услышала в ответ и почувствовала последующий щипок в бедро.
  Ударила его по щеке чисто автоматически. Если бы специально, то треснула бы намного сильнее.
  - Больно же! - вскрикнула я, потирая ногу.
  - Сама же просила! - одновременно обижено сказал мужчина, потирая щеку.
  - Синяк будет! - продолжала орать я. - Аккуратнее нельзя было?
  - Так я наверняка, что бы ты проснулась! - притворно-оскорблено ворчал он, уползая на свое место. - Ты же думала, что спишь?!
  - Откуда ты знаешь, что я подумала? - пораженно спросила я, от удивления перестав потирать результат пробуждения.
  - У тебя на лице было написано, - хмыкнул в ответ он, - вот ущипну себя и проснусь, я и постарался.
  - Постарался он, - продолжала бухтеть я, - умник выискался!
  Я опасливо покосилась на нашего проводника ожидая от него очередной пакости и закрыла глаза. Выходит, я не сплю. Сначала мне повстречался маленький монстрик и я решила, что это мутант, выведенный нашими сумасшедшими учеными, потом Трэс, ничего странно, вернее почти ничего, за исключением его чудесного выздоровления. Теперь какая-то гадость со змеями. Что же происходит? И почему мы не выйдем к людям никак? Видимо то, что я переместилась во времени или попала в параллельный мир не такая уж и бредовая мысль. По-крайней мере, ничего более правдоподобного придумать не могла.
  - Что мне делать? - спросила саму себя, но посмотрела на Трэса, внимательно наблюдавшего за мной.
  Он вздохнул и задумчиво подпер рукой подбородок. В это время к костру подбежал взъерошенный Малыш и остановился, затем обвел нас глазами, наверное сосчитал. Я как будто услышала его успокоенный вздох: 'все на месте'. Тогда степенно, давая собой полюбоваться, он подошел ко мне и положил голову на колени.
  - Спасибо, Малыш, - гладя его, задумчиво смотрела на Трэса.
  - Нужно время, чтобы разобраться, - предложил он.
  Не очень дельный совет, но за неимением лучшего пришлось прислушаться к нему.
  - У нас есть литературные произведения, в которых люди попадают в параллельный мир, - задумчиво начала я, - причиной попадания в такой мир становится обычно волшебник: добрый или злой. Может и в моем случае так, если это все реально?
  Трэс расправил одеяло под собой и предложил:
  - Если какой-нибудь маг и вправду тебя перекинул сюда, значит, тебе надо найти любого и спросить о том, что делать и как попасть домой.
  - Прям как в книжках, - пробурчала я.
  - Спать ложись, завтра подумаешь обо всем.
  Вздохнув, я последовала совету. На сей раз, уснула быстро и более спокойно.
  Проснувшись от запаха жареного мяса, я приоткрыла один глаз и нескромно широко зевнув, спросила Трэса:
  - Кого защипал до смерти?
  Мужчина отвлекся от сосредоточенного нарезания хлеба.
  - Доброе утро. Ты с утра всегда такая язва?
  - Только для тебя стараюсь! - усмехнулась я, бодро поднимаясь с постели. - Где Малыш?
  - Погулять пошел.
  - Тогда и я пойду... прогуляюсь. - я решительно направилась в ближайшие кустики.
  - Тебя проводить? - услышала рядом с собой насмешливый голос мужчины.
  - Пойдешь за мной, получишь в глаз! - предупредила его.
  Он тихо рассмеялся и побрел назад к костру.
  - Жадина, - услышала в след.
  Далеко от лагеря уходить не стала, но близко останавливаться не рискнула. Пришлось пробираться через заросли растений, похожих на лиану, на стволе которой сиротливо росли ядовито-зеленые листья овальной формы, жалящие не хуже стеблей крапивы. Спустив рукава куртки на руки, я осторожно отодвигала растение, стараясь подальше отодвинуть от лица. Оно жалилось и через одежду, поэтому, практически пробежав сквозь лиану, я не рискнула возвращаться по этой дороге, благоразумно обошла ее.
  Вернувшись к стоянке, увидела, что Трэс, не дождавшись голодного человека, то бишь меня, с жадностью уминает последнюю, уже мою порцию. Выхватив из рук куски мяса, с волчьим аппетитом стала поглощать остатки.
  - Вот если нападет кто на меня, ведь никто спасать не пойдет, никому нет до меня дела, все только едят, - ворчала я на спутников. Малыш смущенно отвел глаза, а проводник только пожал плечом и попытался стянуть с импровизированного шампура очередной кусок. Поняв, что раскаиваться в содеянном он не будет, а прозевать завтрак с такими спутниками легко, я оставила свои стенания на потом.
  - Чье мясо было? Вкусно-о-о! - насытившись, я вытерла руки о сухую траву и довольно прислонилась спиной к дереву.
  - Да так...
  - А что значит 'да так'? - сразу же насторожилась я.
  - Да бегали тут всякие... - продолжал юлить охотник, избегая смотреть мне в глаза.
  Хорошо, что спросила после поедание подозрительного бегающего субъекта. Мне как-то сразу стало не хорошо, вспоминая вчерашнюю змееподобную женщину и представляя, что пока я спала, Трэс решил найти ее и поджарить.
  Раскат хохота проводника разрезал утренний, просыпающийся лес. Сузив глаза, я медленно повернулась к Трэсу и подняла с земли тяжелую ветку, которая очень напоминала большую и весомую биту. Подбросив ее на руке, я поняла, что она подойдет для воспитания шутника.
  - Бегали, говоришь? - неторопливо приближалась я к нему, поудобней перехватив дубинку.
  Занимаясь сборкой снеди в сумки, он не сразу обратил внимание на слова. Взяв котелок, он хотел что-то спросить и поднял глаза на меня, а затем перевел их на дубинку и понял серьезность моих действий.
  Побледнев, мужчина стал медленно пятиться назад и, не заметив торчащую из земли ветку, запнулся. Потеряв равновесие, он взмахнул рукой, в которой находился котелок, и тот, получив свободу, радостно выскочил из его пальцев, совершая головокружительный полет. За посудиной наблюдали три пары глаз.
  Первые, удивленные Трэса, вторые, настороженные глаза Малыша и третьи, высчитывающие траекторию полета, мои. По моим подсчетам выходило, что заканчивается она как раз где-то в пределе моей головы. Судя по всему, мы с котелком определили расстояние одинаково, поскольку только чудо спасло меня от разбитой головы. Тяжелая посудина пронеслась в сантиметре от моей головы, но успела полоснуть меня по правой руке. Облюбленная мной тяжелая дубинка, выпала из онемевшей руки.
  На ногу.
  Правда, не мне, а спасшему меня чуду.
  Им оказался монстрик, прыгнувший на меня своими странными птичьими лапами. Толчок был не сильный, но заставивший меня отступить на полшага, что и спасло мою дурную голову. Его обиженное поскуливание заставило меня убрать руку с его шкирки, за которую автоматически схватилась я.
  - Извини, Малыш, - с тиснутыми от боли зубами произнесла я и погладила своего спасителя.
  Трэс быстро подбежал к нам, но остановился, не доходя до меня примерно метр, настороженно наблюдая:
  - Дубинку отбрось, пожалуйста, - заявил он, на всякий случай не приближаясь.
  - В тебя? - зло процедила я сев на землю, потирая руку. Онемение проходило, но оставляло после себя жуткую боль.
  Он медленно, шаг за шагом подступал, пока не дошел до дубинки и резким пинком отбросил предмет своего устрашения. Затем наклонился ко мне.
  - Покажи, - приказным тоном проговорил проводник, расстегивая молнию куртки. Он помог снять ее, и начал аккуратно рассматривая мою руку. - Синяк будет большой, это точно, попробуй согнуть ее, - попросил Трэс.
  Со стоном я согнула правую руку в локте.
  - Не перелом, уже хорошо, просто ушиб - успокоился он и стал прощупывать лапку монстрика, который сидел недалеко от нас, тихо поскуливая и придерживая лапку на весу, - поболит и перестанет.
  - Ну конечно, не твоя же рука, - взвилась я от боли и обиды, - тебе бы железным обухом по голове!
  Подтвердить слова действием он мне не дал, моментально вскочив и отбросив котелок подальше от моей здоровой руки.
  - Но не по голове же попало, - философски подошел к вопросу проводник.
  - А может, я руками больше дорожу! - шипела я, со злостью надевая непослушную куртку, - они хоть полезные бывают.
  Почувствовать приятные последствия несчастного случая, мне удалось уже через несколько минут, когда проводник, собрав все наши вещи в сумки, молча взвалил их себе на плечи.
  Прошагали мы несколько часов, по моим подсчетам не менее десяти, а Трэс настойчиво твердил, что только четыре. Но я уверена, что он говорил так только из вредности.
  Вот уже несколько дней я только и делаю, что хожу по лесу, поэтому ноги гудели утром, в обед и вечером. Тяжело опустившись на первый попавшийся пенек, я с наслаждением вытянула ноги. Прикрыв глаза и подняв лицо к солнышку, грелась последними осенними теплыми осенними лучиками, а теплый ветерок ласково шевелил мои волосы.
  Где-то справа заливисто пел соловей. С левой стороны вторила ему другая птичка. Поскольку я не сведуща в зоологии, понять, что за пернатое создание (после вчерашнего даже не уверена, что это птица) поет дуэтом с известной лесной певуньей так и не смогла, как ни вглядывалась в листву. Впрочем, если бы я поняла, где она прячется, то в первую очередь запустила бы в это создание камень. Настолько противно оно голосило. Правда, сначала надо посмотреть в кого кидать, а то вдруг эта птаха слишком большая.
  Похоже, Малыш тоже не обделен музыкальным слухом, поскольку он с возмущенным рычанием устремился в сторону подпевки. Кусты яростно зашевелились, там кто-то зарычал, затем послышался звук, аналогичный визгу кошки, на хвост которой наступил слон и что-то тяжелое упало. Из кустов вышел довольной монстрик, весело виляющий хвостом. Небольшое темно-серое перо прилипло к мордочке в районе правого уха. А маленькие пушистые перышки лежали на спине как пух.
  - Давай здесь на обед остановимся? - предложит Трэс, скидывая обе сумки с плеч. - Перекусим, и я хочу совершить небольшую разведку.
  - Какую разведку? - настороженно посмотрела на вытаскивающего провизию из сумы мужчину.
  - Там, - махнув в сторону кустов, где совсем недавно обитал незадачливый певец, - часах в трех ходьбы, вроде находится поселение. Я быстро схожу, а ты дождешься меня здесь. Идти вдвоем будет тяжело, поскольку мне приходится нести две сумки. А еще у нас довольно приметная компания: одно мифологическое существо, одна женщина, одетая в странную одежду, к тому же и калека, - объяснял нахал, осмотрительно отскочив в сторону от меня после последних слов и ловко увернулся от первой попавшей мне в руки вещи, ей оказался все тот же злосчастный котелок.
  - Хватит кидать в меня всякую дрянь! - возмутился охотник, аккуратно подбирая кончиками пальцев угодивший в лужу котелок.
  - Кто теперь его отмывать будет? - осведомился он, тряся грязным котелком не подходя близко ко мне.
  Мы оба уставились на черные капли, которые стекали по внешней стороне, оставляя темные дорожки на посудине.
  - О чем мы? - пытался вспомнить Трэс, продолжая держать двумя пальцами многострадальный объект, - а, да, я пойду искать людей, а ты с энхилдом подожди меня здесь, и вымой, - он кинул на землю котелок, - это.
  - Что-о-о? - недобро сузив глаза, я посмотрела на него.
  Трэс опасливо посмотрел и миролюбиво предложил:
  - Ну, я, пожалуй, пойду, - произнес он и трусливо ретировался.
  Уже подходя к кустам, полупроводник (ну какой из Трэса проводник?!) обернулся ко мне и крикнул:
  - Не уходи с этой поляны. И не отпускай далеко Малыша, он тебя защитит в случае опасности.
  Монстрик, стоявший рядом, посмотрел вслед мужчине, затем глянул на меня и улегся у моих ног.
  Поскольку я еще не отдохнула, то решила повременить с обедом, и просто посидеть на пенечке, наблюдая за лесом. Тяжелые деревья стояли массивной стеной, отделяя поляну от основного леса, словно она не является часть его. Многовековые дубы, покрытые толстой корой, отгораживали более слабые тонкие бело-черные березки. Ветки шевелились в такт ветру, играя только известную ему музыку. На одной из толстых веток кедра, я увидела двух маленьких рыжих белок. Они делили шишку, попеременно отбирая ее из лапок друг друга. Увлекшись борьбой за один орешек, они не заметили, как шишка, которую они делили, упала на землю. Проследив за шишкой, я обнаружила под кедром ежика, который настойчиво выковыривал гриб. Шишка упала рядом с ним, и еж испуганно свернулся калачиком.
  Покряхтев, я поднялась с пенька, опираясь здоровой рукой о краешек своеобразного кресла. Рука соскользнула по мху, и я очередной раз чуть не упала. Хорошо, что Трэс не видел, иначе бы он поиздевался надо мной. Что со мной происходит?! Я никогда не была такой неловкой! Риторический вопрос...
  Подойдя к кедру, я чуть не наступила на попытавшегося дезертировать ежика, на это он зашипел и заново свернулся в колючий клубок. Подняв шишку и не обнаружив орешков, сердито сжала останки продукта жизнедеятельности белок. Со злостью размахнувшись, я кинула шишку в заросли ежевики.
  - Ну и че вот ты кидаешься? - озлобленно вскрикнул кто-то в кустах, - а? Чего кидаешься, тебя спрашивают?
  Малыш, сидевший рядом со мной с интересом наклонил голову, прислушиваясь к голосу. Басистый голос меня тоже крайне заинтересовал, а поскольку мой охранник не проявлял агрессивности в сторону говорившего, я решилась подойти поближе.
  Обойдя кусты, я увидела красивую белую лошадь, обмахивающую себя серым, пушистым хвостом. С удивлением я осмотрелась, выискивая говорившего.
  - Ну что, что ты вертишься? - бас заставил меня вздрогнуть, поскольку говорила лошадь.
  На лбу у повернувшейся лошади, я увидела черное пятно, похожее на звездочку. Единственное, что отличало ее от обыкновенной лошади, так это ее пасть. Рот был очень большой, практически от уха до уха.
  - Чё? - хмуро произнесла лошадь, - левкрота никогда не видела? Чаво так смотришь?
  - Не, - все еще под впечатлением от увиденного произнесла я, - не видела. А ты лавкрот?
  - Блин, - сердито мотнула головой лошадь, а хвостом, она нервно ударила себя по боку,- не лавкрот, а левкрот!
  - Да какая разница, какой ты крот?! - обнаглела я.
  - Что? - взвизгнула она, сердито сверкнув большими карими глазами и резко стала на дыбы.
  Испугавшись, я отступила на шаг, а Малыш быстро загородил меня. Оскалившись, он глух зарычал.
  - Да ладно вам, что вы, я же пошутила, - струсила лошадь и попятилась назад, по-кошачьи переступая копытами.
  - Убери энхилда, - повернула лошадь ко мне свою странную голову.
  - Малыш, - обратилась я к монстрику, - отойди от нее, она какая-то странная...
  - Кто это странный? Кто странный? - взбеленилась она снова, - а ты? Ты сама одета не понятно во что, ходишь тут с энхилдом, а простой левкрот кажется странным? Да? Нет, ну скажи мне, разве это я странная? Стою в кустах, ем ежевику, никого не трогаю, а в меня кинули шишкой, осмеяли, обозвали, да еще и оскорбляют. Нет, вы посмотрите на нее, - продолжала возмущаться лошадь, - ходют тут всякие. Потом седла пропадают...
  Я не смогла удержаться и начала смеяться. Увидев недоуменно смотрящую на меня лошадь, смешно наклонившую голову, выпучившую глаза и присевшую на свою заднюю часть, я уже истерично хохотала, держась за живот. Через минуту опять начала икать.
  - Что это с ней? - сама с собой разговаривала лошадь, поглядывая то на меня, то на монстрика. - Нет, она точно ненормальная.
  Поняв, что лошадь меня больше не страшит, Малыш увидел шмеля, летавшего вокруг нас, и стал играть с ним в догонялки, хотя подозреваю, что шмель не понял игривый характер энхилда и принял это как вызов. Кто за кем из них теперь бегал, сказать было сложно. Водящий периодично менялся. Неподалеку, высунулись из дупла удивленные мордочки белок и стали настороженно разглядывающие нашу маленькую, но суматошную компанию.
  - У-у-у, - протянула лошадь, глядя на нас, - и что за спутники мне достались!
  - Спу-путники? Ик, - не сдержала я опять смеха, - ты уже нас ик... в свои спутники записала? Ик.
  - Ну и что ты икаешь, хотелось бы спросить? Ты случаем не больная? Вдруг это заразно? Ты близко ко мне не подходи тогда. Стой там, - истерично завизжала она, отодвигаясь от меня, когда увидела, что я хотела сделать шаг вперед.
  - У меня просто ик... всегда после смеха начинается икота. Ик. С детства.
  - Уф, - облегченно вздохнула левкрот, вставая с земли. - Я уж испугалась было, думаю, все, кранты мне. Пообщалась с тобой, заразилась, теперь умру.
  - А что ты здесь делаешь? - прервала я словоохотную лошадь.
  Удивленно выпучив глаза, лошадь посмотрела на колючие кусты ежевики.
  - Лакомлюсь ягодой, я же говорила!
  - Ежевикой? - не поверила я, проверяя на колючесть кусты. Они оказались такие же, как и в моем мире. Маленькие шипы плотно располагались по стеблю и довольно остро кололись.
  - А что тут такого? - обиделась она, - что, если я не человек, то уж и лакомиться ягодами не могу? Да? А, так ты расист? Все понятно, поэтому то ты и шишкой в меня кинула! Вон, на крупе синяк даже остался.
  Она повернулась ко мне спиной, показывая невидимый синяк.
  - Да нет, я не расист, - начала оправдываться я, отодвигая от маячивший передо мной задней части лошади. - Просто как-то непривычно для меня все это. И шишкой в тебя я попала совершенно случайно.
  Левкрот недоверчиво посмотрела на меня, затем свободно вздохнула.
  - Ну ладно, надеюсь это правда.
  Она грузно развернула свое тело и молча пошла от меня прочь.
  - Ты идешь? - повернулась она ко мне.
  - Куда? - заинтересовалась я, заворожено наблюдая за плавной походкой странной кобылы.
  - Ну, как куда? Ты где остановилась?
  - Там, - махнула я рукой в сторону полянки.
  - Туда и пошли.
  - Зачем? - тупо посмотрела в сторону лежавших на земле нашим сумок.
  - Для начала перекусим, - направляясь в сторону стоянки, заявила она, я же едва поспевала за резвой нахалкой.
  - Овес? Морковка? Хлеб?- таможенным тоном перечислила она, инспектируя открытую сумку.
  - Нет, - удивленно ответила я. Последний хлеб мы съели сегодня утром с Трэсом на завтрак. А овсяную кашу доели на ужин.
  Левкрот умоляюще посмотрела на меня.
  - Ну хоть немного?
  - Мне очень жаль, - отрицательно покачала я головой и развела руками. - Гречка осталась. Сушеные фрукты. Мясо.
  - Мясо? - взревела она, - Конина? Да ты живодер!
  - Нет, говядина, - очередной раз пришлось оправдываться мне, благо, что я промолчала, о том, что конину мы уже доели. - Извини, но почти все люди едят мясо.
  - То-то и оно, - грустно произнесла лошадь, продолжая деловито рыться в сумках.
  Издав радостный крик, она вытащила в зубах кусочек черствого хлебушка, затерявшегося когда-то в складках сумы. Просуществовал он не долго, только увидев свет, моментально исчез в желудке голодной лошади.
  - Голодная, как волк, - оправдывалась она, ныряя заново в поисках чего-нибудь съедобного.
  - Ничего, - грустно и глухо прозвучал из сумки ее голос.
  Попытавшись вытащить голову, кожаным ремнем она зацепилась и, приведя голову в нормальное положение, оказалась с висевшим на ухе мешочком гречки. Я не успела снять наш будущий обед, поскольку левкрот недоуменно скосила глаза и, обнаружив посторонний объект, стряхнула его. Уныло посмотрев на рассыпавшуюся крупу, я тяжело вздохнула.
  - Ничего, - оптимистично изрекла лошадь. - Всякое бывает...
  
  
  
  Глава 4
  
  * * *
  
  Если не можешь решить проблему,
  создай другую, которая отменит первую.
  (отрывок философского трактата ** года от сотворения мира)
  
  Вечер близился к закату, а Трэс так и не появился. Пообедала я вяленым мясом, выслушав при этом множества упреков со стороны лошади. Левкрот уже час пыталась убедить меня во вредности мяса и агитировала перейти к здоровой пищи, то бишь к вегетарианству. С ее точки зрения вегетарианство означало сочную, зеленую травку или на худой конец хрустящую солому. Испортить мне аппетит она не смогла, что и бесило ее больше всего.
  - Слушай, - надулась она, - ну имей совесть, я ей говорю-говорю, а она есть, будто не слышит!
  - Я и не слышу, - проглатывая очередной, последний кусок мяса, отозвалась я.
  - Ах вот ты как, да?
  Опять начнется истерика, с грустью подумала я и оказалась права. То, что рядом со мной сидит говорящая лошадь, я как-то уже свыклась, но то, что она читала мне нотации о воспитанности, воспринято мной было неоднозначно. Сначала я хихикала в кулак, старательно скрывая это, затем, видя, что левкрот настолько увлеклась лекцией, что не обращала внимания на слушателей, спокойно занималась своими делами, а Малыш вообще откровенно зевал.
   Трэса все нет. Или он бросил меня в лесу одну, или что-то случалось. Надеюсь ничего серьезного, может он просто упал в охотничью яму. Мое воображение сразу представило себе проткнутое острыми кольями на дне ямы холодное тело проводника. Мертвые, немигающие глаза невидяще смотрят на осенний закат.
  - Что за жуть, - прекратила фантазировать я, - может его просто съели волки.
  - Кого? - лошадь повернула ко мне свою голову.
  - Я недавно встретила человека, его зовут Трэс, он пошел искать деревню и попросил оставаться здесь.
  - Кто такой? - сразу заинтересовалась лошадь. - Симпатичный? А волосы? Темные? А глаза, какого цвета? Мне нравятся синеглазые красавцы, - увлеченно говорила она.
  - Слушай, а мы ведь даже не познакомились, - вспомнила я. - Как тебя зовут?
  - Бола.
  - А имя что-то обозначает?
  Бола скромно потупилась, даже копытом стала ковырять землю.
  - Это от слова болтушка, - призналась лошадь.
  - Не удивительно, - тихо произнесла я себе по нос.
  - Что?
  - Говорю приятно познакомиться, я Мариинна. - Посмотрела честным взглядом и даже пару раз для достоверности невинно хлопнула глазками.
  - Да? - недоверчиво спросила она и кивнула в сторону леса за моей спиной. - Это твой спутник?
  Оглянувшись, я на самом деле обнаружила Трэса, настороженно подходившего к нам. Проводник изумленно осматривал нашу компанию.
  - Скажи, пожалуйста, это левкрот? - спросил он, невоспитанно показывая пальцем на лошадь.
  Мы все уставились на него. Бола раздраженно посмотрела на эту часть тела человека, видимо, решая откусить только палец или заодно и руку. Трэс увидел злые глаза лошади, быстро убрал руку к себе за спину, а для верности, позорно спрятался за моей спиной.
  - Извините уважаемая левкрот, - покаянно промолвил мужчина. Я попыталась развернуться, но сильные руки охотника сжали меня по бокам, не давая пошевелиться.
  Нечаянно он задел мою правую руку, ту, которую он повредил мне по своей вредности.
  Застонав от боли, я крепко сжала поврежденную руку левой и присела. Мне стало немного получше, но Трэс, который навалился на меня всем весом, не успел сориентироваться и резко подался вперед. На пути следования его тела стояла, точнее, сидела я. Для того, что бы не упасть, наш проводник быстро выставил ногу вперед и устоял.
  Этот нехороший человек (правда, вслух я назвала его немного по-другому) ударил меня ногой под ... ну, короче ударил. Взвыв от боли и обиды, я упала на колени.
  Монстрик, решив, что я присела для того, что бы поиграть с ним, с веселым визгом подбежал ко мне и, подпрыгнув, уткнулся мокрым носом мне в лицо.
  - Не, ну это не честно! - не выдержав, всхлипнула я, вытирая здоровой рукой мокрое лицо. - Почему достается постоянно мне?!
  - Не переживай, - участливо склонился ко мне охотник, - никто не виноват...что ты такая неловкая, - закончил он фразу, понятливо отскочив от меня на приличное расстояние.
  Следующие пять минут я без перерыва и запинок произнесла все нелитературные слова которые слышала в жизни в его адрес. При этом они уместно складывались в фразы, а некоторые даже в предложения. Услышав много интересного и познавательного о своих родственниках, Трэс немного покраснел, Малыш лег на землю и прикрыл лапами уши, а лошадь молча смотрела на меня, приоткрыв большой рот и обнажив свой странный светло-синий язык.
  - Жалко, что нет бумаги, записать новые, неизвестные мне слова, - задумчиво сказала левкрот. - Правда, я писать не умею...
  Поскольку запас неприличных слов я исчерпала, а повторяться не хотелось, пришлось лаконично закончить выступление словами благодарности за внимательно выслушавших меня слушателей.
  - Все.
  - Знаете, - неуверенно обратился к лошади проводник, - я раньше думал, что знаю достаточно нецензурных слов, чтобы уверенно общаться даже с троллями, но теперь понял, что многое прошло мимо меня и мне долго еще нужно учиться.
  - Да ладно вам, - застенчиво пробормотала я, успев остыть, и припомнив только половину сказанных слов, густо покраснела.
  - Трэс, - перевила я разговор, - почему тебя так долго не было?
  - Понимаешь, - издалека начал он, - деревня находится очень далеко.
  Сердце у меня подскочило, когда подумала, что совсем скоро я окажусь дома.
  - Только мы туда не пойдем, - прервал мои размышления охотник.
  - Почему?
  - Ну, во-первых, далеко, - смешался он, - во-вторых, там очень злые люди.
  - Что значит далеко? - не поняла я, - мы же и ищем людей? И объясни, о чем ты говоришь?
  - Мы туда не пойдем, - четко и спокойно произнес Трэс.
  - Почему? - огрызнулась я, присаживаясь на свернутое одеяло и поглаживая больную руку.
  - Говорю еще раз, туда не пойдем, - уже не так спокойно сказал он, сворачивая другое одеяло и перевязывая его веревкой.
  - Хорошо, ты не ходи, - поудобней устраиваясь, согласилась я. - Я одна пойду, и если тебя не затруднит, просто объясни куда идти. Я не заблужусь.
  Трэс повернулся и зло прищурив глаза, посмотрел на лес, затем на меня.
  - Если ты так уверена в себе, могу показать. Только если вдруг, - с максимальным терпением говорил он, - совершенно случайно, ты забредешь в логово оборотней, вспомни, что я тебя отговаривал.
  Побледнев, я посмотрела в ту сторону, откуда пришел наш проводник.
  - Там, оборотни? - тихо и недоверчиво спросила я, беспокойно наблюдая за быстрыми сборами Трэса.
  - Вся деревня.
  - Простите, любезный друг, - заинтересовалась лошадь, тревожно оглядываясь вокруг, - вы говорите далеко? Или не очень?
  - Достаточно далеко, что бы успеть уйти и недостаточно далеко, что остаться здесь ночевать.
  - Но куда мы пойдем, на ночь глядя? - настала моя очередь взволновано-беспокойно собирать вещи в сумы. - Ты хотя бы примерно спросил, куда надо нам идти?
  - Как ты себе это представляешь? Надо было подойти к оборотням и прервать их пиршество глупым вопросом 'Извините, не подскажите, как пройти в библиотеку'? - съязвил он, вырывая из моих рук одеяло, которое я пыталась уже третий раз затолкать в сумку, а оно никак не желало складываться: то сумка оказывалась слишком мала, то оно просто выскакивало из рук. Трэс быстро обуздал неспокойное одеяло и уверенно затолкал его.
  В сумке оставалось место еще как минимум для двух одеял.
  - Все, надо идти.
  Мы с Трэсом одновременно посмотрели на две объемные сумки, а затем на лошадь. Увидев наши вещи, она с ужасом посмотрела на нас и, пятясь задом, отрицательно покачала головой.
  - Нет, не понесу, даже не уговаривайте. Я не тяжеловоз, даже не простая лошадь, я левкрот! А левроты не таскают всякую дрянь на себе, я вообще ничего тяжелее попоны не ношу, и ту, только когда холодно!
  Мы молча смотрели на нее, а она просящее наклонила голову.
  - А может не надо, а?
  - Надо, Бола, надо.
  Трэс осторожно подошел к лошади и закинул ей на спину сумки. Теперь я поняла, почему сумки показались мне такими странными. Они были предназначены для спины лошади.
  Левкрот присела под тяжестью сумок. Я стукнула ее по крупу и она, возмущенно фыркнув, выпрямилась.
  - Даже не думай, - повернула она ко мне голову, - я никого не вожу на себе, сумки так уж и быть повезу, а людей не буду. Скажи ей, - попросила она Трэса.
  - Левкроты - не лошади по сути, они никогда не возят на себе людей.
  - Да я даже не думала, - успокоила я своих спутников, натягивая куртку, - все равно я не умею на лошади ездить.
  Пришлось умолчать о школе верховой езде, а то мало ли что?!
  - Ну, тогда ладно, - успокоено вздохнула она и нервно посмотрела на лес, - ну что, поехали, что ли?
  Мы быстро покинули поляну, углубляясь в лес. Впереди шел Трэс, выбирая дорогу, за ним шла Бола, осторожно ступая по земле. Я шла не так осторожно как она, но по-возможности наступая на следы Трэса, а замыкал наше шествие Малыш, изредка забегая вперед или наоборот, отставая от нас.
  Пройдя сквозь густые и высокие кустарники, мы оказались в сосновом бору, идти через который стало намного легче. Я догнала Трэса и пристроилась рядом с ним.
  - Трэс, а оборотни могут нас догнать?
  Он с сомнением посмотрел назад.
  - Я думаю, вряд ли, они меня не заметили, поэтому не знают, то здесь есть люди.
  - А что, там вся деревня оборотней?
  - Это не истинные оборотни, а упыри, которые не контролируют себя после превращения. Видимо, в деревню забрался оборотень, и началась эпидемия. Это уже не люди, они превращаются в кровавых упырей с закатом солнца.
  - А истинные оборотни существуют?
  - Конечно, - ответила за Трэса лошадь, - только они если не разумная раса, то, по- крайней мере достаточно цивилизованные существа. Оборотень убивает только в целях самозащиты или в других экстремальных случаях. И они сохраняют память и чувства после превращения, правильно? - посмотрела она на проводника.
  Охотник заметно смутился и кивнул.
  - Вы совершенно правы. Истинных оборотней осталось немного.
  - Нда, интересный мир у вас. И страшный.
  - Это так, но я другого не знаю.
  - Трэс, я вот что думаю, хорошо, если мы найдем мага, который отправит меня домой, а если это судьба и я здесь не случайно, как я уже говорила, у нас есть книги, в которых описываются такие же ситуации и главная героиня, попавшая в другой мир оказывается востребована например, в качестве мага. Может, я по легенде должна спасти ваш мир от напасти? - с надеждой спросила я его, - у вас есть всемогущий злодей, с которым не могут справиться ваши маги? Или может жестокий король, которого надо свергнуть или заколдованный принц, ждущий жаркого поцелуя принцессы, ну или на худой конец простой девушки?
  Проводник задумчиво почесал голову, затем посмотрел на левкрота.
  - Вроде не знаю, а вы?
  - Я не скажу что в таких вариантах, однако есть у меня одна легенда, - задумалась лошадь, - слышала я давно, что должна появиться в мире молодая дева на белой лошади. В одной руке меч держать, а другой волшбу творить. Великая волшебница будет дарить отчаявшимся - надежду, больным - здоровье, справедливость - гонимым. Только во все времена были такие легенды, всегда люди, придумывали себе сказки.
  - А может я и есть та дева? - с надеждой спросила я.
  - Сомневаюсь, - честно ответила левкрот после небольшой паузы, - я ведь создание волшебное, я магов чую издали. Прости, но в тебе нет ни капли магической силы. Ты простой человек.
  - Не простой, - возразил Трэс, - не каждый человек с энхилд и левкротом дружен.
  Бола задумчиво посмотрела на нас и согласно кивнула.
  - Твоя правда. У нас очень странная компания.
  - Тогда все-таки первое, что нам надо тогда сделать - это найти мага. Правильно?
  Трэс с сомнением почесал затылок, оглянулся на бегающего Малыша и, посмотрев на меня, сказал:
  - Я не знаю, честно. Наверное, ты права. Давайте найдем хорошего мага.
  Итак, приоритеты расставлены, участники похода определены, путь намечен. Вперед!
  
  
  Глава 5
  
  * * *
  
  
   Иногда легче женщину убить, чем доказать ей,
  что она не права.
   (Из высказываний Трэса)
  
  
   - Трэс, ну покажи, - просила я, ходя за проводником.
   Нет, я понимаю, что можно игнорировать любого человека, но меня?! Нет дорогой, ухмыльнулась я, и не таких уламывала.
   - Ну, Трэ-э-э-с.
   Интересно, сколько его хватить слушать мое нытье?
   - Ну, покажи-и-и, - прочистив горло, невольно протянула я на мотив "ой, да на какого ж ты нас покинул", душевно так затянула, только Малышу не понравилось. Подбежал, начал подвывать. А может наоборот, понравилось?
   Ночь прошла тихо. Уйдя далеко от деревни с оборотнями, мы со спокойной совестью расположились на небольшом пяточке между деревьями. Назвать полянкой, этот закуток нельзя, даже с большой натяжкой. Зато вполне удобно. Свое одеяло я расстелила у большого поваленного дерева, изъеденного жуками, но державшего свою основу, правда присесть на это бревно я так и не рискнула. Наскоро поужинав, Трэс собрал хворост и развел костер. Утомившись долгой ходьбой, я практически не поела, перехватив кусочек хлеба, кусочек вяленого мяса (при этом я грызла втихаря, чтобы случайно наша Бола не увидела его у меня), запив простой водой.
   Хотя наш проводник и создал панику по поводу деревни оборотней, как оказалось, он успел таки обзавестись там провиантом. Как он сам признался, пройдя с подветренной стороны, Трэс залез в ближайший сарай, и там вполне своевременно хозяева развесили сушеное мясо. Там же он нашел и мешок с овсяной крупой. Где раздобыл хлеб, Трэс так и не признался, видимо залез не только в сарай.
   Бола была так счастлива крупе и хлебу, что не обратила внимание на другой довольно увесистый мешок с мясом. Хотя подозреваю, что когда она видит его содержимое, нам с горе-охотником не повезет. Своим занудством сведет в могилу. Лучше б сразу убила.
   - Ну, Трэс, - по привычки затянула я, задумавшись о своей жизни, и очень удивилась, когда он оказался рядом и со злостью сказал:
   - Ладно.
   Я недоуменно посмотрела на него.
   - Что ладно?
   Он яростно взревел и озлоблено кинул на землю меч. Затем витиевато назвал место, куда мне следует пойти и зачем. Увидев меч, я сразу вспомнила, что просила показать пару приемов самообороны.
   - Все, все, - старалась успокоить взбешенного мужчину, - я вспомнила.
   На это он тоже вспомнил, но только мою маму, моих родственников, женщин как таковых и человечество в целом. Ну, подумаешь, забыла о чем просила, с кем не бывает?! А то, что канючила, так это уже автоматически.
   Успокоился он минут через пять. 'Я то больше придумала слов и выражений', с гордостью вспомнила я, чуть не погладив себя по голове. Но решила, что Трэс поймет этот жест превратно, подумав, что довела его до белого каления и теперь радуюсь. Это не так! Ну, почти не так.
   Дав прийти в себя, я скромненько взяла свой меч и подошла к нему.
   - Трэс, - ласково начала подлизываться, - ты же такой сильный, талантливый, умный, - эх, льстить, так льстить, мысленно махнула я рукой, - красивый. Ты же научишь меня. Да?
   Мужчины, как дети: немного тепла в голосе, нежности в словах и пошлости во взгляде (именно это и отличие) и все, они готовы.
   - Хорошо, - сдался он, - пошли в центр, а то здесь места мало.
   Я с готовностью пошагала впереди своего учителя, поминутно оглядываясь, проверяя, не сбежал ли он по пути.
   - Знаешь, судя по твоему постоянному невезению, тебе бы лучше пока не заниматься этим.
   - Нет, - возразила я, - во-первых, не зря же я каждый день надеваю эту перевязь, во-вторых, а если кто-нибудь нам по дороге попадется не с мирными намерениями? Да и вообще, фехтовать, это же так красиво!
   - Глупость, - моментально оспорил он, - во-первых, смерть никогда не бывает красивой, во-вторых, тебя никто не заставляет каждое утро брать с собой меч, давно бы оставила, в-третьих, даже если нам встретятся агрессивно настроенные существа, ты с твоими умениями и так с ума их сведешь, незачем еще и мечом махать. Хотя, - задумчиво потер подбородок, - может просто убить их будет более гуманно?
   "Гад", мысленно констатировала я, строя планы мести.
   Додумать помешал новоявленный учитель, внезапно остановившись и встав в стойку "а ля в метро". Ноги на ширине плеч, колени согнуты, спина прямая, на лице твердое и решительное выражение, мощные бицепсы рельефно выпирали из-под довольно миленькой рубашки. Ой, что-то я чуть-чуть увлеклась.
   - У-у-у, - обреченно закатил глаза Трэс, немного расслабляясь и приподнимаясь, - о, мой Создатель.
   - А, - поняла я, копируя стойку мужчины, - надо так встать, да?
   Я с готовностью встала, как и он. А что, по-моему, не плохо у меня получается. Эх, нет зеркала, что бы полюбоваться.
   Трэс подошел ко мне.
   - Ноги расположены слишком близко, - мечом стуча по внутренней стороне ног, поправил он меня, - тебе трудно будет поменять направление, и это открывает спину, ноги чересчур выпрямлены. Не наклоняйся излишне вперед, - снова придирался ко мне, - из-за этого ты поднимаешь центр тяжести и делаешь стойку менее стабильной, поэтому лишаешься баланса при битве. Расслабься, это увеличит скорость движения.
   Так, ходя вокруг меня, проводник то хлопал по спине, выпрямляя осанку, то, надавливал на плечи, чтобы я опустилась пониже. Даже по ногам постучал, но, увидев злобный блеск моих глаз, моментально убрал руку.
   - Так, основу ты поняла, теперь самое главное. Оружие следует держать как рукоять молотка.
   Я поправила меч.
   - Важно, чтобы захват был достаточно расслаблен, иначе рука быстро устает, и ты потеряешь контроля над оружием.
   Он отошел от меня и взял свой меч.
   - Смотри, большой и указательный пальцы обеспечивают контроль над движениями оружия. Видишь? При помощи этих пальцев и поворота кисти можно направить удар куда угодно. - Он продемонстрировал круговое движение, такое легкое, что я решила повторить. И уронила меч на землю.
   - Ты слишком расслабила захват, сожми немного сильнее. Нет, так устанешь через пять минут. Вот так. Силу захвата потом поймешь сама. Так, дальше. Смотри, три оставшихся пальца, - пошевелил он ими, - добавляют жесткости при нанесении или отражения удара противника. Молодец, теперь попробуй сделать вращательные движения. Опять держишь сильнее, чем нужно. Вот, правильно, - подойдя ко мне, Трэс встал за спиной и помогал водить мечом, - теперь сделай движения, будто отражаешь нападение, нет слишком близко к себе, так при сильном ударе, ты направишь свой же меч на себя. Не подпускай противника ближе, чем на две трети. И раньше блок не ставь, поскольку противник может поменять направление удара, следи за его рукой, а не за телом. Передвигайся правильно! Не делай большие шаги. Двигаться требуется маленькими шагами, поскольку это означает, что обе ноги находятся в более частом контакте с землей. Колени согни, чтобы тело двигалось по прямой, а не подлетало вверх-вниз, как походка бербалангов. Попробуй пройтись.
   Я шагала так, как он сказал.
   - Спина! Выпрями. Иначе вертикальную стойку ты можешь поменять на горизонтальную. - Хлопнул он меня по спине, - ноги согни. Большие шаги. Делай меньше! Если противник внезапно остановится, ты можешь налететь на его меч. Так, уже лучше. Не сжимай меч!
   С трудом удержав меч, я пыталась делать так, как говорит он, но больная рука напоминала о себе все больше. Решив, что если буду жаловаться, иначе он опять распсихуется и может отказаться вообще мне что-либо показывать, я стиснула зубы, упрямо поджимая губы.
   - Дальше уклонения. Основное преимущество состоит в том, уклонение позволяет быстро изменять направление, оставаясь при этом в той же стойке.
   - Выглядит глупо, - несмело возразила я.
   - Глупо лежать лицом в глине, если не успеешь увернуться, - оспорил он.
   - Логично.
   - Когда двигаешься вперед, оставляй широкую основу для боя. Не приближай при шаге вторую близко к первой, это ведет к неустойчивой позиции. Колени согни. Давай теперь попробуем на практике.
   Он встал напротив меня с мечом наготове. Его прямой удар я предвидела, поскольку начал он медленно и на показ. Блок я сделала, как он мне показывал.
   Меч упал, руку пронзила боль, а меня обида.
   - Слишком жестко держала меч, - сказал он, подавая мне выпавшее оружие, - отдача большая. И ты поставила клинок чересчур прямо. Сделай так, что бы он немного скользил по лезвию. Иначе все руки себе отобьешь, а я ведь не со всей силы ударил.
   Взяв меч в руки, я сжала его в основном левой рукой, поскольку правая ныла и встала в стойку. Следующий удар он нанес такой же, блин, фантазии у человека нет. На второй раз я старалась исправить ошибки, которые повлекли за собой падения оружия первый раз. Не скажу, что очень успешно. Удержать-то я его удержала, только руки от удара стали о сталь, дрожали. Опустив руки, я пропустила удар Трэса. Он не особо торопясь, поднес клинок к горлу.
   - Опять жестко блокировала! Пусть лезвие скользит. Еще раз.
   Издевательство надо мной длилось около часа. Достижения же были слишком маленькие, чтобы о них говорить. Все не нравилось ему. То ноги прямые, но спина вперед нагнулась, то держу жестко клинок.
   - Ладно, - недовольно прекратил мои мучения проводник, - ты уже не в состоянии держать меч, отдохнешь, тогда продолжим. Если захочешь, - с ехидством закончил он.
   Я молча сжала губы. Ничего. Посмотрим. Я хоть и вредная, но еще и упрямая. Тяжело опустившись на одеяло, спиной прислонилась к дереву, прижав правую руку левой и закрыв глаза. Теплый, осенний ветерок охладил мое горячее лицо и шаловливо забирался под ворот распахнутой на тренировке рубахи. На верхушке соседнего дерева заливисто пел соловей, а, рядом громко жужжа, пролетело насекомое. Засыпая, я слышала, как левкрот общалась с Трэсом, по-моему, она увидела мясо.
   - Просыпайся, соня.
   Лениво открыв глаза, я обнаружила Болу, которая уставилась на меня, вытянув шею.
   - Уже скоро будет темнеть, а ты все спишь и спишь, - обижено упрекнула она.
   - Можно подумать ты куда-то спешишь, - послышался голос проводника справа. Повернув голову, я увидела костер и почувствовала дикий приступ голода.
   - Молодой человек, - властно прервала левкрот оборачиваясь, - я еще понимаю, наша Мариинна язвит, её не исправишь, а вы то куда лезете?
   - Да, - поддержала я, - не отнимай мой хлеб.
   - С вами, женщинами вообще лучше не связываться, - тихо пробормотал он, усаживаясь к костру.
   Со стоном, я встала с насиженного места и разогнулась. Рука слегка болела, но, пошевелив пальцами, я с удивлением и радостью обнаружила, что вполне могу работать ей. Голод тянул к очень соблазнительному запаху из котелка, который стоял рядом с костром.
   Присев рядом с Трэсом, я взяла поданный им мою порцию. Закрыв глаза, я блаженно втянула запах каши. Каша оказалась немного горячей. Вяленое мясо, которое кинул в крупу охотник, придавала своеобразный солоновато-горьковатый вкус. Это было очень вкусно. Завершал поздний обед, или же ранний ужин, травяной чай. Левкрот стояла не далеко от костра, озлобленно наблюдая за нами. Вот из-за чего они ругались! Мясо.
   - Какие у нас планы? - решила отвести разговор от опасной темы.
   - Наверное, уходить отсюда поздно, - посмотрев на закат, предположил проводник, - давайте ночевать здесь.
   Я безразлично пожала плечами.
   - Где Малыш?
   - Пошел охотиться, наверное. Он убежал, как только ты заснула, - посмотрела на лес Бола.
   Пожалуй, я уже привыкла к этому месту, теперь не так страшно ночевать, зная, что вокруг существуют необычные, а порой опасные существа. Спать не хотелось, слабость прошла, может опять Трэса помучить? Пока размышляла: поколотит - не поколотит, ударит - не ударит, к сердцу прижмет, к черту пошлет, охотник подошел ко мне.
   - Ты как? - участливо спросил он.
   - Вроде нормально. Потренируемся, пока есть время?
   Даже если он удивился моему рвению, то вида не подал, только протянул мне руку, предлагая опереться. Я с удовольствием ухватилась, заставляя его поднимать мой вес, пусть не большая, но приятная пакость. Нет, я не тяжелая, но повиснув, вес по-моему удваивался, если не утраивался.
   К его чести, он не сказал ни слова, только лицо подозрительно покраснело, а ноги приняли устойчивую опору. Как мне показалось, он хотел протянуть руку к ветке, которая свисала с ближайшей ели, чтобы ухватиться за нее, но передумал. С силой подтянув, вытащил таки репку, тьфу ты меня, с насиженного места. Не удержавшись, я полетела прямо на него, мстительно наступив на его правую ногу, только похоже, он не заметил, поскольку ухватив за талию, хитро сузив глаза произнес:
   - Хм. А женщины - пожалуй, такие же как и мы, только приятней на ощупь.
   Потирая щеку, он, довольно похихикивая, пошел на излюбленную полянку.
   - Мой учитель говорил "чувствуй себя комфортно в бою. Двигайся мягко, как кошка. Центр должен двигаться ровно, а тело - мягкой волной. Представь, что и внутри тебя движется какая-то волна". - Серьезно начал обучать он, - могу еще добавить, что двигаться ты должна с рук, а только затем телом. Удар надо заносить с ускорением. И, наверное, самое главное. Если ты ввязываешься в бой, то понимай, что один из вас будет мертв. Поэтому прежде, чем ввязываться в бой, знай результат: если твой противник настроен серьезно, то или ты его убьешь, или он тебя. И щадить тебя никто не будет.
   - А что тогда делать?
   - Спрячься за спину мужчины, - пошутил он. А может, не пошутил? - Если ты начала драться, никто не покажет пальчиком "не шали". А закончит драку. С разными последствиями. Поэтому, никогда не бойся противника. Сильного бойца не победить силой. Просто расслабься, успокойся, анализируй и соображай. Будь сообразительней врага, будь точнее и подлее.
   - Подлее? - возмутилась я.
   - Это не спорт, - жестко прервал охотник, - это борьба за жизнь. Тем более ты все равно будешь слабее любого бойца. Он сделал ошибку, например: открыл ноги - бей по ногам, показал шею - повреди горло, наноси удар по макушке противника, хоть табуреткой, раскрыл запястья - ударь по ним. Иначе ты не долго проживешь. Поняла?
   - Я поняла, но не все приняла. Может еще, если он повернется ко мне спиной, я что, должна его мечом в спину ударить?
   Трэс утвердительно кивнул головой.
   - Зато ты выживешь. Хорошо, если тебе попадется противник хромой, подслеповатый, глухой и косоглазый, а если встретиться сильный, а если и не один. Попросишь подождать?
   - Хорошо, хорошо, ты забрызгал меня своими аргументами.
   Может я и не со всем соглашусь со своим учителем, но, пожалуй, стоит подумать над его словами. Он живет здесь всю жизнь, а я и не разу не видела, как люди дерутся на мечах.
   Следующие два часа Трэс упражнялся и оттачивал на мне удары. По-идеи это я должна бы учиться, но, увы, лучшего результата, чем удержать меч в руках, у меня пока не получалось.
   - Думаю на сегодня хватит. Отдохни. - Даже не запыхавшись, предложил проводник, уверенно вставляя меч в ножны.
   Мне сразу вспомнился анекдот про отца, который учил плавать сына, а тот через некоторое время сказал: "все, больше не могу", на что папаша участливо поинтересовался: "что, устал, сынок?", "нет, - ответил он, - просто пить больше не могу".
   Рука ныла, дыхание тяжелое и частое, да-а-а, никудышный из меня боец. За таким странным времяпровождением незаметно пролетело время, поэтому только сейчас я с удивлением увидела, что стало уже совсем темно. Недалеко от нас лежал Малыш, внимательно наблюдавший за нашей тренировкой, а Бола спала как истинная лошадь, т.е. стоя, опустив голову.
   Я направилась в сторону леса. Убрав с лица челку, которая лезла в глаза и, заправив мешавшие волосы за ухо, с удивлением обнаружила в другой руке меч. Поскольку ножны я забыла на поляне, а возвращаться не хотелось, пришлось удобнее перехватить меч. Далеко уходить я не рискнула, поэтому, найдя кустики пышнее, решила исследование местности оставить на завтра.
   - Мариинна.
   Я вздохнула, прикрыла глаза, и устало вытерла лоб тыльной стороной руки. С ним в разведку не сходишь, в засаде он может так "прошептать", что разбудит собак на другом конце деревни.
   - Мариинна.
   Теперь он меня решил доставать? Интересно, а долго его хватит, подумала я и молча вышла из леса. Трэс стоял спиной ко мне и близоруко всматривался в лес с противоположной стороны, приложив к глазам ладонь. Ну, прям былинный герой! Только коня не хватает. Приблизится он мне не дал, резко обернувшись.
   - Ты где пропадала? - Обеспокоено спросил он, всматриваясь в меня и оглядываясь на лес.
   - В кустиках, - сконфузилась я, и грозно, что бы меня не осмеяли, "напала", - а что, хотел рядом пристроиться?
   Трэс густо покраснел и смущенно, тихо пробормотал:
   - Уже и спросить нельзя!
   Мне стало стыдно. Может, он действительно волновался, а я такая эгоистка, даже предупредить не могла его.
   Ночь прошла тихо, только ночью я проснулась от холода, и, подтащив одеяло поближе к тлеющему костру, спокойно уснула.
   - Ух, ты, а что это вы тут делаете?
   Нагло врывался в мой сон голос левкрота. Желая отделаться от наваждения, я пробормотала что-то неразборчивое и отмахнулась от голоса, поглубже зарываясь в одеяло.
   - А что это ты тут делаешь? - под ухо спросил проводник.
   Желая избавиться от навязчивых спутников, я и на это махнула рукой. И ударила руку о дерево.
   - Ой, блин! - взвыл Трэс, и меня неожиданно пронзило холодным осенним воздухом.
   - Бррр, закройте меня, - проворчала я, переворачиваясь на другой бок.
   Судя по всему, меня решили доконать, поняла я, приоткрывая глаз. Увидев Болу, любопытно склонившую голову в мою сторону я не удивилась, но удивилась Трэсу, прижимавшего нос рукой.
   - Ну, что? - сонно спросила я, позевывая.
   - За что ты меня ударила? - обиженно спросил охотник, отодвигаясь от меня.
   - Я тебя не видела.
   -Да? - фыркнув, ехидно спросила лошадь.
   - Да что вы с утра на меня взъелись? - возмутилась я, пытаясь поправить одеяло. Оно застряло, и я с силой рванула его на себя.
   - Я на тебя? Это ты с утра пораньше ласково разбудила меня ударом по носу, теперь выдергиваешь из-под меня мое же одеяло, и еще возмущаешься!
   Я недоуменно посмотрела на обиженного Трэса, лежавшего рядом со мной; на Болу, неумело скрывающую свой смех; на ехидно фыркающего Малыша, крутившегося по ногами левкрота; на свое одеяло, скромно лежавшее на своем месте, у поваленного дерева.
   Ночью, я видимо перепутала одеяла и пришла ночевать к проводнику.
   - А ты, нахал! - заорала я, запоздало скидывая руку Трэса со свой талии. - Что ты мне не сказал ничего?!
   От такой несправедливости он раскрыл рот, затем закрыл его и снова открыл.
   - Я вообще-то спал! - завопил он на меня, убирая от носа руку, - и заметь, это ты ко мне пришла ночью, а не я к тебе!
   - Я перепутала спальники, - с обидой закричала в ответ я, пытаясь выпутаться из одеяла проводника. Вообще я поняла, что все одеяла в этом мире решительно восстали против меня. Ни одно еще нормально не складывалось и не отпускало меня из своих объятий без сопутствующих слов, и я заметила, что у слова "блин" есть много нецензурных синонимов.
   Агрессивно настроенная ткань, отпустила меня только после помощи Трэса, которому надоела моя борьба и он приоткрыл одеяло со свой стороны. Вырвавшись на свободу, красная от смущения (благо, я спала одетая, правда нельзя сказать то же самое о мужчине) я подошла к своему одеяло, и, собирая его, чувствовала за спиной оценивающий взгляд двух существ. Поскольку третье существо - Малыш забежал вперед и теперь насмешливо наблюдал за мной спереди.
   - Скажи, - доверительно - любопытно тихо спросила меня Бола, аккуратно подойдя ко мне со спины, - тебе он нравится?
   - Что за глупости! - справедливо возмутилась я.
   - Да ладно тебе, мы же женщины.
   Свое мнение, что от женщины у нее только любопытство я сдержала, вовремя прикусив язык.
   - Нет, он меня раздражает.
   - Да ладно тебе, я же вижу, как вы смотрите друг на друга!
   - Слушай, Бола, - сдерживая себя, прервала я магическое существо, по совместительству Варвару, которая не сберегла свой нос, - он мне нравится как человек, но не как мужчина! И давай больше не будем об этом говорить.
   На умоляющий взгляд любопытной лошади я не отвечала, нервно собирая вещи, и решив, что уже успокоилась, повернулась к смущенно смотрящему на меня Трэсу.
   - Извини, я тоже во сне не сообразил, что ты случайно пришла.
   - Что? - сузила зло глаза, - ты хочешь сказать, что думал, будто я специально к тебе пришла?
   - Нет, - стушевался он, - я ничего подумать не успел! Я спал!
   Подошла левкрот, цокая копытами, и миролюбиво предложила заткнуться.
   - Если вы и дальше будите цапаться, то мы с этого места долго не уйдем. А тебе, - повернулась она ко мне, - на сколько я понимаю, надо быстрее домой попасть?
   Сконфужено опустив голову, мы с неудачливым соблазнителем молча разошлись по углам, в смысле разошлись в разные стороны.
   Сборы заняли не много времени, поскольку еда с каждым днем подозрительно быстро исчезала, а количество едоков прибывало. Собрав вещи и сложив провизию в сумки, мы веселою толпой (хотя, если честно, радостный среди нас был только Малыш) пошли по едва заметной тропинке.
   Первым, как всегда шел проводник, за ним, постоянно оглядываясь на меня, вышагивала лошадь, я замыкала шествие, упрямо игнорируя все попытки Трэса примериться. Монстрик, как обычно бегал вокруг нас, то незаметно исчезая, то моментально появляясь.
   Они показались неожиданно, даже для нашего охотника, всегда держащего как говориться "нос по ветру".
   С трудом пройдя через поваленное дерево, лежавшее поперек тропинки, мы оказались в западне, расставленной одними идиотами для других, не менее умных путников. Ловушка была до глупости простейшей, почти как в фильмах, поэтому даже я, совершенно не сведущая в таких делах, просто застонала от идиотичности ситуации.
   Позади меня, с дерева, как опавшие листья, посыпались на землю два человека, причем именно упали, а не эффектно выскочили, как видимо, было задумано у них, поскольку один из трех, внезапно выскочивших впереди нас людей, кисло скривился.
   Осыпавшиеся разбойники, а то, что это именно разбойники, нам поведал Трэс, чертыхнувшись себе под нос, головорезы же, словно не произошло ничего непредвиденного, наскоро отряхнулись и, прихрамывая на разные ноги, подошли к нам.
   -Уважаемые дамы и гошпода, - интеллигентно начал один из них, видимо главарь, - гоните деньги, - грозно закончил скривившийся разбойник, размахивая тяжелым арбалетом.
   Грязные лохмотья, бывшие некогда теплой курткой, свисали толстыми лоскутками, карманы были оторваны, а на боку сияла большая дыра, проделанная видимо острым мечом. Сапоги главаря имели различный цвет и были неодинаковые по высоте. Единственное целое, что было у него, это штаны. Но они были такие грязные, что определить первоначальный цвет могли лишь прорицатели. Длинные, сальные волосы были собраны в хвостик и перевязаны грязной красной тряпочкой. Узкое лицо с глубоко посажанными глазами, широкий нос, и желтые, без переднего резца зубы, выдавали его профессию с дальнего расстояния.
   - Знаете, я бы с удовольствием отдала все деньги на ваши производственные нужды, - честно призналась я, - но, увы, у нас нет денег.
   - Она права, - сказала Бола, поворачиваясь к главарю.
   Разбойники посмотрели на нее в шоке.
   - Это левкрот? - ни к кому не обращаясь, спросили один из разбойников, отходя от нее на шаг.
   Все бандиты опустили оружие и несмело посмотрели на начальника.
   - Ну да, левкрот, - возмущенная Бола осмотрела по очереди всех участников нападения, - а что такого?
   - Правильно, - отчаянно-смело заявил главарь, покосившись на нее, и добавил своим подчиненным, - прошто лошадь, только говорящая!
   - Просто лошадь? - опять не понравилось ей обращение, - да я старше вас всех взятых! Нас, между прочим, создавали самые известные и могущественные маги! Да меня уважают все расы! Я не просто лошадь!
   Первоначальное удивление бандитов быстро прошло, и не став обращать внимание на столь мифическое существо, быстро и профессионально нас окружили.
   Честно признаться, мне все это было вновь, и я нисколько не испугалась, возможно, отчасти не осознавая, что все это происходит со мной. А во-вторых, ощущения отсутствия опасности мне давал Трэс, расслабленно стоящий в окружении пятерых разбойников и не обнаживший своего меча.
   Кто знает, может у них в мире такое своеобразное развлечение, встречать путников в лесу и приветственно грабить тех?!
   Отчасти из-за этого я не стала даже прикасаться к своему мечу, а, отчасти справедливо полагая, что даже если я сумею удержать меч в руках, то не факт, что вытащить из ножен его я смогу не порезавшись. Поэтому и я спокойно прислонилась к дереву, наблюдая за продолжением беседы.
   Удивленные таким приемом, бандиты немного смутились, один даже опустил меч и начал скромно ковырять носком рваного сапога землю.
   - Ну, это, - почесав затылок прервал тишину главарь, не то спрашивая, не то требуя, добавил, - деньги давайте.
   - Ну, так это, - почесал проводник лоб,- нету их то!
   - Правда? - недоверчиво осведомился грабитель.
   - А то!
   - Тогда што, убить вас, да?
   - Попробуй, - зловеще ухмыльнулся Трэс, медленно и аккуратно вытаскивая свой меч.
   Разбойники стали переглядываться, не решаясь первыми делать шаг.
   - Што штоите? - Решился главарь и, показывая своим коллегам пример, рванулся к охотнику.
   Все остальное происходило быстро. Двое бандитов, под предводительством главаря рванули к Трэсу, один размашистым шагом направился ко мне, а последний, беззастенчиво устремился к нашим сумкам.
   Трэс плавно перетек в стойку, выхватил меч и мягкой походкой быстро подошел к ближайшему головорезу. Тот поднял меч и, размахнувшись, с силой ударил рубящим движением, пытаясь одним ударом снести голову проводника. Трэс нырнул под рукой противника и резко нанес удар лезвия в незащищенный живот разбойника. Неприятель глухо застонал и держась за живот, медленно осел на землю.
   Что произошло дальше, я не видела, поскольку мой соперник неспешным шагом уже подошел на расстоянии руки. Все также опираясь спиной о дерево, я продолжала стоять, внимательно наблюдая за приближением врага. Бежать я не подумала, но дело не в смелости или глупости, просто я до сих пор ситуацию не воспринимала как серьезную, всего лишь как сон.
   Ну подумаешь дерутся люди мечем, ну подумаешь ко мне подошли, ничего страшного, как пришли, так и уйдут. Только разбойник думал по-другому. Недобро ухмыляясь, он приближался, поигрывая мечом.
   Видимо мое спокойствие удивило его, поскольку он растерянно остановился и оглянулся на главаря. Но поскольку тот был занят, а добровольцев для помощи не находилось, он взбодрил себя криком и прыгнул на меня.
  
  
  
  Глава 6
  
  * * *
  
  Тяжело найти негра в тёмной комнате, особенно
   если у него выколоты глаза и выбиты зубы.
  
  
  Когда на меня, словно ураган налетел один из разбойников, от удивления я резко наклонилась в сторону, и его удар пришелся острием лезвия по коре дерева. Маленькие щепки полетели в лицо, заставив меня вздрогнуть и попятиться от нахального разбойника, пытавшего завязать со мной такие столь интимные отношения.
  Его рта коснулась хитрая усмешка, глаза сузились и, не отпуская меч, он начал скользить по мне жадными глазами. Догадаться о его намерениях было не трудно, и когда он стал неторопливо приближаться ко мне, я принялась медленно отступать.
  Усмешка у него превратилась в ухмылку, но внезапно выражение лица бандита изменилось, и недоверчиво опустив глаза себе на живот, он увидел красное пятно, постепенно превращаясь из маленького пятнышка в большой, неровный круг.
  Он поднял на меня удивленный и немного обиженный взгляд. Изо рта тонкой струйкой потекла алая кровь, падая большими каплями на серого цвета куртку. Меч выпал из его ослабевших рук. Сжав руками рану, он стал медленно опускаться на землю.
  - Мариинна, - окликнул меня Трэс, подавая руку, - иди сюда.
  Подняв на него бессмысленный взгляд, я увидела мужчину, державшего свой запачканный кровью меч.
  - Я не мог по другому, - тихо оправдывался он, избегая смотреть мне в глаза, - или он или мы.
  Я молча прошла мимо него и увидела на поляне еще два тела. Меня вывернуло наизнанку. Вижу в этом мире трупы уже не в первый раз, а мутит все также.
  - Ты в порядке? - негромко спросила Бола, подойдя ко мне.
  - Да, вроде.
  - Он не мог иначе, я вот тоже одного поймала, когда он к вещам полез. Теперь, - усмехнулась она, - он долго сесть не сможет. Я его укусила. Даже кусок штанов откусила. Такая пакость скажу тебе, - пожаловалась она, кивком показывая на большой кусок ткани, валявшийся неподалеку. - Двоих Трэс убил, а главарь, как только увидел такой поворот, сразу сбежал. По-моему он даже шепелявить перестал.
  Я безрадостно улыбнулась.
  - Малыш, - вдалеке услышала я голос Трэса, - ты все прозевал!
  Оглянувшись, увидела монстрика, жадно обнюхивающего трупы. Когда он начал оглядываться, я увидела обиженное выражение на его мордочки. Конечно, самое интересное он уже пропустил. Убедившись в моей целостности и застав меня практически здоровой, он, как охотничья собака, стал плутать по поляне, не отнимая нос от земли и выискивая известные одному ему, следы. Периодически он поднимал голову и рычал.
  За время моей прострации, охотник собрал разбросанные вещи.
  - Пойдемте.
  Шли мы молча. Только Трэс иногда говорил о чем-то с Болой, но я не прислушивалась к разговору, поскольку была занята самокопанием и самоанализом. Ощущение нереальности происходящего ощущалось именно в те моменты, когда я видела смерть, все остальное же время, очень даже реально. Может, все-таки проснусь и пойму, что все это мне только сниться, или например я наелась галлюциногенных грибов и теперь с глупой улыбкой лежу на траве. А может вообще в палате?
  Обдумать такую ситуацию мне помешала левкрот.
  - Если разбойники попались нам, - возразила на что-то она Трэсу, - значит не очень далеко люди.
  - Глупости, - возразил он, - наоборот. Где ты видела банду разбойников недалеко от города или поселка?
  - А правители? - логично оспорила лошадь, - они ведь в городах обитают. А такие бандиты гораздо опаснее разбойников.
  - То есть вы думаете, - вклинилась в разговор я, - что мы находимся недалеко от поселения?
  - Лично я не уверен, - ответил проводник, - только идиоты будут грабить прохожих недалеко от помощи, но вот то, что мы можем находиться недалеко от тракта, это возможно. Мы сейчас где-нибудь остановимся и я схожу на разведку.
  - Почему опять ты один? - я от возмущения даже остановилась.
  Он презрительно фыркнул и повернулся ко мне.
  - Один я быстро пройду вокруг, а вся компания только будет мне мешать.
  - Ничего подобного! - искренне возмутилась я, - мы вполне можем пойти вместе.
  - Нет. Я пойду один, - медленно и холодно произнес он.
  - Я согласна с Трэсом, - предала меня Бола, - пусть он сам разведает. Мы лучше подождем его на месте.
  Пройдя от места нападения на приличное расстояние, мы вышли к озеру. Оно было диаметром не больше километра. Неровная береговая линия, заваленная опавшими осенними листьями, выглядела очень красиво на фоне темно-синей воды. Ветерок ласково гладил воду, и волны нежно качали случайно залетевшие в озеро листья. Подбегая к берегу, волны превращались в белую пену, похожие на недовзбитые сливки. Пена мягко обволакивала камни и лежавшие на берегу ветки, попавшие ей на пути.
  Берега озера почти везде обрывисты, а склоны гор, возвышающихся над водой, уходили прямо под воду, не образуя плесов. С той стороны, с которой мы пришли к озеру, подойти к воде было невозможно из-за крутого берега, пришлось идти вдоль воды, периодически обходя поваленные, подточенные деревья. Впереди нас ждал большой ручей с запрудой. Вблизи него сваленные в кучу большие сучки. Пройти через них оказалось сложнее, чем показалось сначала. Наступая на казалось бы твердую поверхность, я провалилась по колено в гнилые ветки, только сверху прикрытые сухой хвоей. Выбравшись с помощь проводника, я на первом же шаге угодила в дыру, угодливо подготовленную бобрами на меня.
  - Я не против фауны, но мне больше по душе стали растения. Если бы поймала бобра, убила бы.
  - Ага, - поддакнул Трэс, - принцип охраны леса: 'Убил бобра - спас дерево'.
  - Это точ... - не успела закончить я, как поскользнулась на тине и не успей подхватить меня под руки мужчина, я бы упала на грязь.
  - Держись за меня, - подал он мне руку, - горе луковое.
  - Сам дурак, - обиделась я, но за его руку держалась крепко.
  Похихикивая, лекрот с легкостью лани скользила сквозь ловушки. Монстрик тоже казалось не замечал препятствий. Охотник ловко прыгал через преграды, я, держась за него, тоже подпрыгивала, только не успевала и у нас получалась неровная волна болельщиков. Моя рука уходила вверх, когда прыгал он, а когда подскакивала я, он уже был на земле, поэтому ненамеренно тянул меня вниз. В итоге я скакала как больной заяц, периодически вскрикивая. Вырвать свою руку я тоже не решалась, чувствуя, что лучше я буду держаться за него, чем окажусь одна среди враждебно настроенной толпы бобров.
  Проскакав через все засады, мы вышли к пологому берегу. Озеро предстало перед нами во всей красе. Синяя гладь сверкала в отблеске солнца. С правой от нас стороны густые деревья свисали над озером, радостно касаясь воды и словно играя с ней в салочки, быстро поднимали вверх свои ветви. Деревья были очень похожи на наши ивы, только стволы тоньше, а ветки толще и синевато-зеленые, узкие у основания, затем резко переходившие в широкие полосы листья.
  Песчаный берег, яркое солнышко манили, как минимум снять сапоги, а как максимум искупаться. Залезть в озеро я не рискнула, но, сбросив с себя надоедливые сапоги и куртку, радостно побежала босиком по теплому песку к воде.
  - Осторожней, - крикнул в след Трэс, - а то русалки в воду затащат.
  Я резко остановилась в метре от озера, боясь подходить ближе. Услышав мерзкое хихиканье субъекта, поняла, что меня опять как всегда обдурили.
  Подавив праведное желание кинуться к нему с кулаками, но решила оставить на потом, а для начала хотелось помыть руки и лицо.
  Вода оказалась теплой и чистой. Я блаженно вдохнула свежий, бодрящий воздух с ароматом цветов и запахом воды.
  - Трэс, я хочу искупаться!
  Он оглянулся и посмотрел на меня недоуменно.
  - И?
  - Скажи честно, здесь русалки водятся?
  Он пожал плечами и невоспитанно отвернулся, но прежде я увидела у него на лице ухмылку. Сжав со злостью челюсти, достала из спины меч и решительно направилась к нему.
  - Знаешь, - спокойно произнесла я, быстро приближаясь к настороженно наблюдавшему за мной проводнику, - я сейчас немного нервная, - при этом у меня непроизвольно начался нервный тик, задергался правый глаз, - поэтому...
  - Да ладно вам, дети, - сказала нерешительно Бола, - пошутил он, здесь не водится русалки, можешь спокойно купаться, я даже вещи постерегу.
  - А что он издевается?!
  - А что она шуток не понимает!?
  Одновременно произнесли мы, и презрительно фыркнув друг на друга, разошлись по разным сторонам. Настроение у меня, конечно, не улучшилось, но в предвкушении купания, решила отложить воспитание невоспитанных.
  Убедившись, что Трэс ушел, я быстро скинула с себя одежду.
  - Бола, понаблюдай за этим хамом, пусть только попробует подсмотреть! - на ходу крикнула я, сдерживая дрожь. Все-таки на улице стояла осень, ходили в куртках, и не время проводить водные процедуры, но устоять перед водой просто не могла.
  С визгом я побежала в воду. На удивление, она оказалась не холодной, а достаточно теплой, чтобы не просто окунуться и выбежать. Я хорошо плавала, в подростковом возрасте, еще в школе, я занималась плаванием, получалось не плохо, даже участвовала в межшкольных соревнованиях. Правда выше третьего места не поднималась, но надо признать, что в нашей школе были очень сильные пловцы.
  Мощными и размашистыми гребками я стремительно разрезала водную гладь. Долго плавать я не решилась, но грязь с себя смыла.
  Выбежав из воды, я быстро растерлась полотенцем, которое предусмотрительная лошадь достала из сумки. У меня опять возникла мысль о нереальности происходившего. Говорящая лошадь - тактичная и умная, иногда занудная, монстрик - как собачка преданный, Трэс - загадочный и мужественный. А мир - таинственный и странный.
  - Одевайся, чего стоишь? Сейчас Трэс придет!
  Я быстро закончила растирать кожу и оделась в чистые вещи. Те, которые мы собрали на поляне. Штаны оказались широкие в талии, и пришлось перевязывать простой веревкой, рубаха была размера на четыре больше, чем мне нужна. Но зато все относительно чистое. Решив не одевать сапоги, поскольку на песчаном берегу удобнее ходить босиком, да и солнце пекло, поэтому песок был очень теплый.
  - Трэс еще не приходил? - спросила я левкрот, начиная стирать свои вещи, - жаль мыла нет! Как стирать?!
  - Не приходил. Наверное, далеко пошел. Хотя его нет не больше часа.
  Постирав (хотя как можно назвать это стиркой?) я повесила вещи на деревья.
  Расположившись под этими деревьями, мне захотелось есть, но решив подождать проводника, прикрыла глаза. Услышав рядом тяжелый вздох Болы, я открыла глаза. Она присела как собака.
  - Что вздыхаешь так тяжело?
  - Странно все как-то происходит, - немного задумавшись, произнесла она, - куда идем - не знаем, но ищем - не ведаем.
  Я пожала плечами.
  - Лично я хочу домой, и ищу мага, который бы мне помог.
  - Ты хочешь домой?
  - Странный вопрос! Конечно хочу!
  - Не такой уж и странный. Мы подсознательно стремимся изменить свою жизнь. Тебе не хотелось, например, изменить свою жизнь? Чтобы были приключения? Разнообразие так сказать внести?
  Я задумалась. Не уверена, что именно приключений мне хотелось в последнее время, но разнообразить свою жизнь конечно хотелось. Правда даже в страшном сне я не думала, что ТАК многообразно будет! Я хмыкнула.
  - По-моему, приключений здесь предостаточно.
  - Да уж, - улыбнулась она, - на каждом шагу.
  - Как думаешь, Трэс найдет людей?
  Она загадочно усмехнулась.
  - Найдет! Носом учует.
  - Что ты о нем знаешь? Мне кажется, что ты его знаешь.
  - Я познакомилась с ним после тебя! - Преданными и такими честными глазами посмотрела она на меня, что я ей сразу не поверила.
  - Но ты о нем что-то слышала? - Допытывалась я.
  - Иногда чудеса догадливости проявляешь, - тихо проворчала левкрот.
  Начать пытать я не успела. Трэс как всегда не вовремя и неожиданно появился у меня за спиной.
  - Девочки, опять меня обсуждаете? Вот так оставь женщин одних, все кости перемоют! Посмотрите кого я вам привел!
  Я увидела пораженную лошадь, поэтому боялась даже оглянуться. Мало ли какую гадость он мог притащить с собой!
  - Вот это да! - Воскликнула левкрот.
  Я повернулась и увидела старика. Он был ниже меня на полголовы, длинные седые волосы свисали с плеч, ярко-голубые глаза молодо смотрели на меня. Лицо обрамляли длинные белые усы и такая же борода. Вокруг глаз веерообразно ютились глубокие морщины. На вид ему было лет восемьдесят - девяносто. Типичный сказочный маг-волшебник.
  - Вы маг, - скорее утвердительно, нежели вопросительно сказала Бола, - а мы только что говорили о вас.
  - Обо мне? - Удивился волшебник.
  - Ну не конкретно о вас, - поправила я, - просто мы ищем любого мага, которые бы помог мне.
  - Мне Трэс немного рассказал о вашей проблеме.
  Я удивленно посмотрела на проводника. Получается, он знает волшебника? Может он специально привел нас сюда?
  - Мы только что познакомились, - начал оправдываться Трэс, будто прочел мои мысли, - буквально полчаса назад я случайно наткнулся на избушку магистра Дольтмета. Мы с ним разговорились, пришлось рассказать нашу проблему.
  У меня учащенно забилось сердце, предчувствуя близкую разгадку моей истории.
  - Вы поможете мне? - с замиранием сердца спросила я, присаживаясь на землю.
  - Я постараюсь, но то, что рассказал мне молодой человек, меня, мягко говоря, удивило, - мягкий, бархатный голос мага заставил мое сердце защемиться от плохого предчувствия, и хотелось бы услышать от вас эту удивительную историю.
  - Тогда присживайтесь, - предложила я, - с чего начинать?...
  - Вот так я познакомилась с Малышом, а затем мы встретились с Трэсом. Надо сказать занятная история. Представьте магистр, мне показалось, что он лежал с колом в груди. Но оказалось, что ошиблась, когда я осматривала лагерь, он пришел. Живой и невредимый. Но когда он сказал, что мы в другом мире, я подумала, что в психбольнице день открытых дверей.
  - Видимо психбольница, это лечебница блаженных? - За все мое повествование впервые спросил он меня.
  - Да. Если честно, я до сих пор как во сне. Надеюсь, что в любой момент проснусь и пойму, что все, что происходило со мной - это галлюцинация больного человека.
  - Думаю, что это не поможет, - беззлобно усмехнулся чародей, - если мне поверите, то могу сказать, что мы не спим, все происходит реально. Знаете, - задумчиво продолжил он, - я никогда не думал, что такое может быть. Я, конечно, слышал, что есть параллельные миры, но никогда не верил. Думал, что это все сказки.
  - Значит, вы мне не поможете? - обреченно спросила я.
  - Я не хочу разочаровывать, но боюсь, что тебе никто не поможет. Я довольно долго занимаюсь магией, но ни разу не слышал, что можно вызвать человека из другого мира.
  - Вы хотите сказать, что никто меня специально не вызывал сюда?
  - Для чего? - рассмеялся маг Дольтмет, - нет, думаю, никто не виноват! Видимо ты, как бы это объяснить, - он ненадолго задумался, - попала в воронку. Каждый мир имеет свою оболочку и иногда она рвется. Только не спрашивай почему, сие мне не ведомо. Я слышал, что когда в мире скапливается много зла, оно концентрируется в одном месте, кстати, в виде тумана, а затем, тонкий кокон мира рвется. Видимо ты как раз попала, когда два мира оказались беспомощны и сплелись в одном месте, как два шара. Ты из одного шара попала в другой.
  - А как мне вернуться?
  Он грустно посмотрел на меня и развел руками.
  - Не знаю. Как будет угодно судьбе. Может в скором времени где-нибудь откроется еще одно окно.
  - А как я узнаю? Я что должна бродить по свету и искать зло, потом разыскивать портал? А если вся жизнь пройдет в поисках? - уже зло спрашивала я.
  - Дочь моя, - спокойно прервал меня колдун, - никто не может тебе помочь. Все зависит от того, что написано в твоей книге судьбы. Никто не в силах изменить. Возможно, ты найдешь, как ты сказала, портал? Так вот, может быть портал, ты найдешь через день, может через год, а может...никогда не найдешь. Тебе остается только смириться и принять жизнь такой, какая она предстает перед тобой.
  Сказать, что я была в шоке, это не сказать ничего. Вся надежда, которая вела меня по этому миру, рухнула в одно мгновенье.
  - Вы сможете помочь мне? Вы же волшебник! Вы должны создавать волшебство. Помогите мне, - тихо попросила я, с мукой посмотрев на мага, - пожалуйста.
  - Если бы я мог! - Еле слышно прошептал он, - если бы только мог!
  Костер разгорался долго, и столб дыма молодого огнища поднялся вверх, но когда подул небольшой ветерок, дым поменял направление и, немного не дойдя до меня, вновь уклонился, устремляя свое дыхание на Трэса. Проводник закашлялся, из глаз потекли слезы, и он позорно ретировался.
  Костер же, когда разгорелся, стал весело потрескивать еловыми ветками. Нежное мерцание коснулось лица старого чародея, освещая озабоченное и немного мечтательное выражение. Он смотрел на меня.
  - Мариинна, а тебя не удивляет, что как только ты попала в наш мир, ты случайно натыкаешься на энхилда, и не с криком разминулась с ним на дороге, а подружившись. Притом, что эти существа никогда, повторяю, никогда не сближаются с людьми. А он, - старец кивнул на мирно похрапывающего монстрика. Терпеть не могу, когда храпят. И без разницы люди или животные. Я пошевелила свой голой ногой Малыша, он ворчливо перевернулся на спину и подставил живот, а орлиной лапой мягко, но цепко захватил мою ногу. Мне ничего другого не оставалось, как только погладить его плененной конечностью. - Он не просто сблизился, энхилд воспринимает тебя как члена своей семьи. Охраняет, слушается, - недоверчиво хмыкнул маг, видя, как Малыш начал игриво грызть мои пальцы. Пожалуй, еще несколько дней назад я бы со страха за ногу просто оказалась на ближайшей сосне. - И по-моему, он взял тебя на попечение. А еще левкрот. Она катала тебя? - понизил он голос, и посмотрел на Болу, которая была занята разговором с Трэсом. Интересно, что они опять не поделили?
  - Нет, она сказала, что она не катает людей.
  - Это так, - ответил Дольтмет, - дело в том, что никто за всю нашу историю не катался на левкроте. Наверное, если такой человек появится, это будет Избранный.
  - Она говорила что-то об Избранной, - сразу ухватилась я за мысль, - а что это за человек.
  - Понимаешь, - замялся с ответом чародей, - у нас как таковых сказаний о таком человеке нет. Просто существует легенда-предсказание. Появится человек на белой лошади, или на левкроте, или на единороге, и станет этот человек могущественнейшим волшебником и талантливым полководцем. Женщина ли, мужчина ли - не известно. А ты надеешься оказаться тем самым Избранным человеком?
  Увидев повинный блеск моих глаз, он усмехнулся.
  - Конечно, каждый бы хотел стать Великим, - созналась я.
  - В тебе нет ни капли силы. Этому не учатся, это прирожденный дар. Прости, но этого у тебя нет.
  - Все говорят волшебство, магия, но в этом мире, я не разу не видела ничего даже подобного, - рассердилась я, - только монстров разных.
  Маг искренне удивился.
  - Ты, судя по всему, не веришь в магию? Я не подумал об этом сразу. Наверное, тебе нужны примеры.
  Маг немного задумался и соединил ладони вместе.
  Мне стало плохо. Легкие налились свинцом, стало тяжело дышать. Так, это мы уже проходили. Еще в начале своего путешествия в этом мире я испытывала такое болезненное ощущение. Неужели опять началось?!
  Старик тем временем очень медленно раскрыл, будто боясь что-то выпустить на свободу. Этим что-то оказалась миниатюрное создание. Ростиком она была не больше мизинца, прозрачные, как у бабочек, изумрудно-индиговые переливающиеся крылья, симпатичное личико и маленькое, отливающее синевой платьице. Настоящая Дюймовочка, только с крыльями.
  - Кто это? - с придыханием спросила я.
  - Кто? Кто? - грубым голосом молвило божественное создание, - эльф в пальто! Она чё, фей не видела? А тебе чего надо? - Грубо спросила она мага, - ради удовольствия из дома меня выдернут, потом летай, ищи путь назад!
  Тот хотел ответить и открыл рот, вдохнул и закашлялся. Фея выпорхнула из рук волшебника и улетела, не сказав больше ни слова, оставляя лишь после себя приятный запах меда и цветов. Нда, оригинальная волшба.
  - Это цветочная фея. Я хотел тебя удивить... - снова закашлял он.
  Да уж, удивил так удивил, признала я.
  - Просто не думал, что когда я перенесу ее сюда, она так разозлиться.
  - Вы создали ее?
  - Нет, переместил. Хотел порадовать тебя, - опечалился старый маг, - они вообще хорошие, просто цветочные феи немного грубее лесных.
  - Я заметила, - тихо проворчала я себе под нос.
  Внезапно я поняла, что боль меня уже сковывает. Как только у него в руках появилась фея, мне стало намного лучше, я облегченно вздохнула. Что я буду делать, если в лесу сердце прихватит?!
  - Не удалось удивить, - грустно сделал вывод колдун.
  - Нет, с этим у вас все в порядке, - успокоила я его.
  - Я бы создал для тебя еду, например, фрукты, но то, что создано магией...
  - Не съедобно? - невежливо прервала я его.
  - Нет, отнюдь, вкусовые качества остаются. Просто это совершенно бесполезно. Ими не насытишься, желудок то не обманешь!
  - А сотворите ваши фрукты просто так, - придумала я, - для красоты.
  Маг нахмурил брови, затем согласно улыбнулся.
  - Для красоты, так для красоты.
  Чародей прикрыл глаза, и секунды на две сосредоточился, затем медленно поднял правую руку ладонью вниз на уровне груди.
  Сердце снова сжалось и заболело. Да что же это такое? Воздуха не хватало, чтобы сделать вдох. Боль словно пронизывала насквозь. Если бы я не сидела на траве, я бы упала.
  Неожиданно под рукой мага возникло яркое сияние и тут же превратилось в плоды. На земле стояла хрустальная, с резной ножкой ваза синего цвета, на солнце она переливалась синими и зелеными бликами. Сама же ваза стояла на небольшом серебренном подносе. Взглянув поближе, я увидела на поверхности разнообразные сцены из жизни охотников. В вазе лежали: сочно-зеленые яблоки; желтые пузатые небольшие груши; красный и зеленый виноград с большими ягодками, а так же несколько видов фруктов, которые я не смогла распознать. Один фрукт (или ягода?) размером с абрикос бледно-голубого цвета с красным прожилинами, проходившими по кругу плода, другой, не опознанный мной фрукт чем-то напоминал кокос, только не коричневой, а ярко-красной расцветки, но такой же лохматый овальной формы. Не трогая его, я подумала, что он должен быть мягким и пушистым, как маленький зверек. Что я и сделала.
  - А что это? - спросила я, протягивая руку к притягательному фрукту.
  - Где? Не трогай! - вскрикнул неожиданно маг.
  Видимо на уровне рефлексов из его растопыренных веером пальцев моментально вылетел белый, рассеянный луч и попал на кокос. Взвизгнув, кокос сразу же приобрел голову и четыре маленьких лапки, может конечно и не приобрел, а просто как наши черепахи, он втягивал их, а теперь в момент опасности он вытащил их наружу. Голова фрукта была похожа на голову кролика, только без больших ушей. Хвоста не наблюдалось. Быстро передвигая короткими лапками, существо с громким ворчанием выпрыгнуло из вазы и резво побежало в лес.
  Монстрик, предвидя развлечения для себя, с радостным визгом побежал догонять игрушку.
  - Кто это? - заставляя себя не рассмеяться, спросила сотворившего сие чудо.
  - Гм. Хагар болотный, - пробормотал кудесник.
  - А его можно есть? - мне стало чутко интересно.
  Дольтмет ошеломленно округлил глаза и шмыгнул носом.
  - Нет.
  - А как он оказался среди фруктов?
  В ответ я лишь увидела старого мага, смущенно пожимающего плечами.
  - Скажите, господин Дольтмет, - неуверенно начала я.
  - Нет, называй меня просто по имени.
  - Хорошо. Дольтмет, вы же маг, вы сможете мне помочь? Наверное, вы и лечить умеете?
  - Да.
  - Я в последнее время чувствую себя не очень хорошо. Вот уже несколько раз, в области сердца были боли. Вы можете посмотреть, что бы знать, к чему готовиться?
  Он удивленно приподнял свою бровь.
  - Ты еще слишком молода.
  - В нашем мире и молодые от инфаркта умирают!
  Старик подошел и пристально посмотрел мне в глаза, при этом медленно водил руками вдоль моего тела. Особое внимание уделяя области сердца.
  - Нет, сердце у тебя здорово. Я немного подлечил твой желудок, у тебя там был черный сгусток, и правое колено, - говорил он, сузив глаза, будто сканируя, - ты падала?
  - Да, лет в семь. Мы прыгали в снег с крыши. Вот и колено повредила, оно у меня постоянно ныло.
  Он молча, согласно кивал.
  - Правую руку ты недавно повредила, правильно?
  - Да, - вспомнила я происшедшее с Трэсом, - буквально на днях.
  - Все, - маг вытер пот рукавом рубахи, - я подлечил руку, правда она может немного побаливать сначала, но это недолго. А сердце у тебя совершенно здоровое.
  - Спасибо, - искренне поблагодарила я за руку, но начала переживать за сердце, - А что же тогда происходит?
  - Есть у меня одно предположение, - задумчиво произнес чародей, - я должен подумать немного.
  - Скажите, достопочтенный маг Дольтмет, - подошла к нам левкрот, - а вы судьбу можете предсказать?
  - Нет! Я же не гадалка! - возмутился он.
  Бола разочарованно вздохнула и отвернула голову.
  - Но вот моя воспитанница...Она имеет дар прорицания, - задумчиво закончил волшебник.
  Лошадь заинтересовано наклонила голову.
  - А где ваша воспитанница?
  - Дома. От сюда минут пятнадцать неспешным ходом. А избушка стоит у протоки озера Нижнее Сотохэ.
  - Это озеро Нижнее Сотохэ?
  - Да, - согласился маг и показал рукой немного левее от озера, - а протока находится с южной стороны.
  - А мы к вам в гости пойдем? - спросила Бола, нагло отодвигая меня своей тушкой в сторону.
  Я заметно покраснела. Трэс, недавно подошедший к нам и попавший как раз на бесцеремонный вопрос левкрота, также смутился.
  - Бола! - возмутилась я, - где твой такт?
  - Что? - наивно переспросила она, поворачивая ко мне голову. - Что это? - а затем подозрительно, - Насекомые? Я же не животное в конце-то концов! У меня никого нет! Думай что говоришь!
  Старый волшебник закашлялся, пытаясь за кулаком скрыть смех, Трэс отвернувшись, мелко подрагивал. Я сдерживала смех, силясь сохранить серьезное выражение лица. Как говориться, народ безмолвствует все громче.
  - Между прочим, один укус левкрота заменит три часа воспитательной беседы!
  Теперь сдержать себя никто не мог. Громкий смех вспугнул стаю ворон, вольготно расположившихся на деревьях над нами.
  
  
  
  
  Глава 7
  
  * * *
  
  
  Нет уверенности в завтрашнем дне:
  какое оно будет, завтрашнее дно?
  (ну не помню, кто это сказал!)
  
  - А у тебя кто-нибудь остался в том мире? - спросила Никса, отдавая чашку с ароматным чаем из трав мне, а вторую ставя на землю, недалеко от своего плетеного кресла.
  - Родители, брат с женой, - прикрывая от наслаждения глаза, отозвалась я, отпивая горячий фруктово-травяной напиток.
  Никса - это воспитанница нашего милого старичка. Эта девушка мне сразу понравилась. Невысокого роста, немного пониже меня, стройная, я бы даже сказала худая. Темные, почти черные волосы мягким шелком спускались по худым плечам и были почти до пояса. Не то, что мои, кисло подумала я, светлые, непослушные и короткие, до плеч. Карие, почти черные глаза с маленькой зеленой крапинкой в каждом, озорно смотрели на мир, а дружелюбная улыбка притягивала к себе.
  Даже Трэс, этот насмешник и язва, присмирял свой нрав в присутствии Никса. Мне кажется, что она очень понравилась ему как женщина, он постоянно ловил ее взгляд, старался коснуться руки, суетливо носился вокруг нее, помогая в хозяйстве.
  - Нет, - смутилась она, - я имею виду мужчину.
  - Никого. А у тебя? Есть муж или жених? - в свою очередь проявила любопытство я.
  - Нет, - еще больше сконфузилась она и стала ковырять пальцем свое платье.
  - Ничего, еще будет, - сомнительно успокоила ее.
  А сама подумала, что на самом деле это проблематично, поскольку их избушка находилась слишком далеко от ближайшего города. Рядом же, верстах в трех был поселок, но туда она ходит постоянно, поэтому, если бы кто появился, так уже давно.
  - Ты не подумай, я не рвусь замуж, я ведь ведьма. А мы редко выходим замуж и женимся. Просто, - она огляделась по сторонам, никого не обнаружив в зоне слышимости. Маг с Трэсом что-то эмоционально обсуждали у стоящего сбоку от дома ветхого сарая, при этом проводник отчаянно краснел, и практически постоянно отрицательно мотая головой. Бола наедалась свежей травы на поляне и теперь недалеко от своего импровизированного стола спала стоя, как и подобает полноценной лошади, а Малыш опять убежал охотиться в лес. - У меня и парня никогда не было.
  - Давно занимаешься магией? А как ты у Дольтмета оказалась?
  Она задумалась и тихо начала рассказывать.
  - Тогда мне было семь лет. Мой отец был охотник, а мама занималась знахарством. Она не умела колдовать, просто летом ходила за травами, приносила и сушила, делала настои и отвары. К ней не только из нашей деревни приходили, но и из соседних тоже. У нас дома постоянно находились люди, - вздохнув, она наклонилась на спинку кресла и прикрыла глаза, - она была такой веселой! Вставала очень рано и уже к пяти часам, когда отец собирался уходить в лес, у него уже был горячий завтрак, а обед и ужин был сложен в котомке. Уходил он обычно на несколько дней. Когда я просыпалась, - вспомнила Никса и грустно улыбнулась, - она подходила к постели и целовала меня. Я вместе с ней ходила в лес, даже когда была совсем крошкой. Папа смастерил тряпичный мешок, в виде люльки, которая привязывалась крест на крест на груди, и меня клали в него. Так что можно сказать я с младенчества за травами хожу.
  Однажды летом я с соседскими детьми играла под холодным дождем и сильно простудилась. Мама сделала травяной настой, напоила меня им и, оставив на попечение соседки, пошла одна в лес. Иногда, правда очень редко, она приходила ночью, в том случае, если забредала глубоко в лес.
  Наступила ночь, а мамы все не было. Соседка ушла, уложив меня спать, и оставила лучину, что бы мне не было страшно. Среди ночи я проснулась вся в поту от кошмара и болезни. С трудом встав, я добрела до маминой кровати. Её не было. От плохого предчувствия у меня сжалось сердце. До самого рассвета я просидела на полу, забившись между кроватью и шкафом. И плакала.
  Уже днем, вернее ближе к вечеру, к нам зашла соседка. Узнав, что мама так и не вернулась, она изменилась в лице, но старалась меня ободрить, рассказывая сказки. И хотя у нее самой было шестеро детей, она стала нянчиться со мной. Мама не вернулась и на следующий день.
  Рано утром, когда все дети спали, к соседке зашел наш староста, дед Ковач. Я лежала на печи прямо над столом, за которым сидели взрослые.
  - Энтой ночью он опять загрыз человека, во-о-от, - тихо шептал тете Гриде гость, наклоняясь ближе, что бы никто не услышал,- кузнеца Прона. Тот давеча напился, вот когда у кума день рождение отмечал. А до дома то чуть-чуть не дошел, прям под воротами своими и уснул. Вот токмо с той стороны. А утром его нашли. Во-о-от. Окровавленного, разорванного почти по кусочкам. И не узнали бы, что это он, вот если бы целехонькую голову недалече не увидали. Оборотень пади сначала голову оторвал, а потом до внутренностей дошел, во-о-от - тетя Грида только тихо охнула и, зажав рукой от ужаса открытый рот, метнув взгляд на кровать и печь, где спали малыши.
  - Ужас то какой! Надо срочно мага вызывать к нам! Или охотника за нежитью! Не ровен час, он всю деревню сожрет! - тихонько всхлипнув, она посмотрела на старосту, - мать Никсы нашли в лесу? Вы же посылали людей.
  Дед Ковач тяжело вздохнул и мрачно покачал густой патлатой шевелюрой.
  - Нет покаместь. Мужики вот боятся далече уходить, небось, оборотень не один.
  - Это уже третий случай! Скоро мы не сможем это скрывать. Я своих ребятишек уже не отпускаю за ограду. Вдруг он не только ночью охотиться. Надо срочно всех собирать, и если маг или охотник не подоспеют, самим идти с оружием в лес.
  - Вота завтра днем и будем сходку кликать, вот если сегодня ничего не измениться.
  - Как бы не в худшую сторону, - прошептала соседка, - как бы не в худшую...
  В тот день пришел с охоты отец. Он долго обнимал меня и плакал. Первый и последний раз в жизни. Мне так ничего и не сказали. В тот же вечер ушел и он.
  Я больше его никогда не видела.
  Когда приехал охотник за нежитью, он уничтожил семью оборотней, только они успели загрызть моих родителей, кузнеца и еще пять человек. Вдовой осталась и наша соседка, тетя Грида, потеряв и младшего, единственного сына.
  Никса грустно пожала плечами.
  - Вот я и осталась одна. У меня была бабушка, она жила в деревни Белая балка, это здесь, неподалеку. Только умерла она через месяц после того, как я к ней переехала. А в деревню как раз Учитель приехал. Ему жалко меня стало, да и увидел он во мне силу мага, и забрал к себе. Живу я у него почти уже тринадцать лет. Я, как и мама занимаюсь сбором трав. А еще учусь волшбе потихоньку.
  - Никса, - позвал издали её учитель, - скоро уже совсем темно будет. Надо гостей устраивать.
  - Хорошо, - откликнулась девушка, бодро вскакивая.
  - Я в сарае на сене переночую, - подойдя, предложил Трэс.
  - В избе только двоим можно разместиться, - извиняясь, сказала Никса.
  - Тогда может мы с тобой на сеновале, а Трэс в доме? - спросила я девушку.
  - На улице холодно! - покачал головой проводник, посматривая на юную волшебницу.
  - Можно подумать мы с тобой все это время спали в комфортабельных номерах мотеля! - фыркнула я.
  - Ну, ты - это ты.
  От наглости моя челюсть упала на пол и ударила меня по ноге. Офигеть!
  - Ты, - обратилась к наглецу, - джентльмен фигов! Собрал манатки и в избушку, а мы идем с Никсой в сарай. Только надо с собой одеял прихватить, - обратилась уже к хозяйке.
  Она кивнула и побежала в дом.
  - Смотрите на сеновале не балуйте! - хитро оскалился Трэс.
  Безумно хотелось съездить по морде. По наглой, хитрой морде. Но ведь все равно увернется, удрученно подумала и резко кинула остывшей, но достаточно тяжелой кружкой с чаем. Не промахнулась, открыто и довольно улыбнулась я.
  - За что? - обиженно спросил проводник, рукавом вытирая мокрое лицо.
  - За все, - лаконично ответила и с удовлетворением увидела проступающий на лбу синяк. Хм. Завысила. В следующий раз надо будет метить в глаз.
  - Я имел ввиду с огнем осторожнее! А ты!
  - А я ничего не имела ввиду. Просто сразу в лоб!
  Пока Никса ходила за одеялами и подушками, мы с проводником разошлись в разные стороны и искоса хмуро поглядывали друг на друга. Я на всякий случай держала в руках свой меч. Впрочем, он тоже. Не хватала платочка, брошенного на ристалище. Только сейчас я поняла одну вещь. У него такое удивительно лицо, мимо которого я не могу спокойно пройти. Очень хочется остановиться и дать в морду.
  На этот раз нас остановил магистр.
  - Мариинна, - позвал он меня из дверей дома.
  Плюнув на Трэса (надеюсь, попала), я опустила меч и подошла к волшебнику.
  - Кажется, я знаю причину твоей болезни.
  - И? - жадно потянулась к нему.
  - Все, что связано с тобой, я могу только предполагать. В книгах нет такого, но еще ребенком, я помню, рассказывал мой прадед сказки о людях из других миров. Так вот, у них наблюдалось не сила, но они могли чуять магию во всех проявлениях, правда на близком расстоянии, - я от удивления приподняла бровь, - Вот ты говорила, что началось у тебя это с тумана? А затем только тогда, когда я демонстрировал тебе, что такое магия. А потом лечил. И именно в это время у тебя сжималось в груди?
  - Да, - вспомнила я, - так и есть.
  - Значит, - уверенно закончил он, - ты чувствуешь, когда рядом идет волшба.
  Я в раздумье почесала затылок.
  - Получается, что я всегда так буду скрючиваться от боли?
  - Надеюсь нет, - подумав, ответил маг, - думаю, скоро ты привыкнешь. Сначала конечно будет плохо, но со временем должно пройти.
  - Я тоже надеюсь, - проворчала я, наблюдая за Трэсом, который рванул помогать Никсе, как только та вышла из дома с охапкой вещей.
  Посмотрев на молодых, он задумчиво произнес.
  - Все-таки ты с ним поосторожней! Он видимо надежный, но все же будь бдительна. Я не совсем доверяю таким как он.
  Настала моя очередь задуматься.
  - Почему?
  Магистр не ответил, лишь суетливо засобирался накормить свою лошадь.
  Угрюмо проследив за торопливыми действиями мага, я обнаружила монстрика, с довольной мордашкой возвращающегося после охоты. Бола, стоявшая неподалеку от сарая, позвала меня.
  - Да? - спросила я, подойдя к ней.
  - Ты где спать будешь?
  - В сарае.
  - Я тоже с вами, пожалуй.
  Пожав плечами, я пошла укладываться. Слишком тяжелый выдался сегодня денек.
  Зайдя, я застала Трэса разговаривающего с девушкой. Его тихий, мурлыкающий голос и счастливые глаза Никсы говорили больше, чем слова. Надеюсь, они будут счастливы, немного с грустью подумала я.
  Увидев меня, они отшатнулись друг от друга.
  - Ну, я пожалуй пойду, - неуверенно и нехотя предложил мужчина.
  Я усмехнулась.
  Он тихо вздохнул и не спеша побрел из сарая. Девушка, стараясь скрыть смущение, первая полезла по лестнице на верхушку сена. Широко зевнув, я медленно забралась следом.
  На сене лежали подушки и расправленные одеяла. Постель притягивала меня, заставляя сладко потягиваться. Спать. Спать. Никса сидела на сене, поджав под себя ноги и расчесывала свои длинные волосы.
  - А мне хватает рукой провести, чтобы расчесать волосы, - усмехнулась я и прыгнула на сено.
  Сено мягко отпружинило. Я легла на спину и вытянулась во весь рост. Затем посмотрела на юную волшебницу и увидела ее мечтательный взгляд и загадочную улыбку.
  - Он нравится тебе, - не спрашивала, а скорей утверждала я.
  - Да, - призналась она, - нравится. А ты хорошо его знаешь?
  - Три дня, - хмыкнула я и повернулась к ней, - наверно маленький срок, чтобы узнать человека. Но могу сказать, что он меня уже дважды спасал. Не считая мелочей, - добавила немного погодя, вспомнив курьезные случаи. - Жуткая язва, - нажаловалась я на него. - Но если признаться честно, то это я заставила его взять меня с собой. Кстати, он полон загадок! Вот например...
  Я рассказала ей, как мы познакомились, как он 'уговорился' идти с нами, так же рассказала и о Малыше с Болой.
  - Странно, - нахмурила она брови, - ты не ошиблась, точно видала кол?
  - Вроде да, - немного подумав, добавила, - но что я точно помню, так это его рубашку. Она была на нем, когда он пришел в лагерь охотников. Грязная, порванная и с кровью на животе. Он когда переоделся, сразу на костре сжег ее, но я не забыла это.
  - Да, - задумчиво протянула она, - а ты его не пробовала расспросить?
  - Он говорит, что мне это все показалось.
  - Я никогда не встречала энхилдов, - поменяла она тему, - хотя вот уже столько времени работаю и живу рядом с магом, который занимается не только лечением людей. Магистр настоящий маг! Мы уничтожали оборотней и вели переговоры с эльфами. Даже помню, как-то один сумасшедший некромант вызвал зомби. Но этих загадочных и таких легендарных существ никогда не видела.
  Но меня заинтересовало другое.
  - Расскажи про некроманта, - попросила я.
  - Тогда к нам прилетело магическое сообщение, в котором было послание от Совета Магов, - начала она. - В нем сообщалось, что в области Зеленой балки, что на севере страны, неподалеку от города Шорит-Лан, появилась настоящая армия зомби, во главе с безумным магом Раст-Бином. Дело в том, что в окрестностях города есть пещера, которая сама по себе как большой артефакт, который накапливает магическую силу. Простого доступа в этот грот не было, поскольку это огромная магическая сила и его охраняла специальная служба Совета Магов. Попробовав как-то раз нелегально пролезть туда, он был захвачен и выставлен магами. Как раз на праздник Цветения, переодевшись в одежду служителей церкви, он был замечен уже в самой пещере одним еще трезвым охранником. Маги потом долго хохотали, когда вспоминали одетого в черное платье монаха, на ногах которого были ярко желтого цвета носки и сандалии. Человек с бегающими глазками, который постоянно что-то жевал, в руках держал накопитель силы! А если учесть, что монахи летом всегда ходят только босяком, не признают магию и отвергают любой цвет, кроме черного, то выглядел он по-крайней мере нелепо. Поговаривают, что еще он даже переодевался в женскую одежду. Ему и с этой идеей не повезло, поскольку он приглянулся одному охраннику. Причем наемному троллю.
  Короче, после таких приключений, он нашел только один выход. Вызвал мертвых. Уничтожив по дороге несколько деревень, он подошел к Шорит-Лану. Совет срочно созвал всех сильных магов, и они уничтожили армию тьмы. Учитель тогда взял меня с собой, и я их видела. Лопнувшая, клочками свисающая кожа, пустые глазницы вместо глаз, протухшее мясо и черви. Бр, - передернулась она, - ужас.
   Я представила себе бывшего человека: без глаз, который шел зигзагами, с вытянутыми вперед руками, стараясь упасть или наткнуться на кого-нибудь. Из него выглядывали черви, которые то ли старались вылезти из тела хозяина, спасаясь бегством, то ли чувствовали себя наездниками и, покрикивая, залихватски погоняли зомби. Все. Мне надо лечиться. Ведь не может же нормальный человек иметь такую слишком буйную фантазию.
  - Да-а-а, - задумчиво протянула я. Рассказывала она интересно, правда темы были достаточно грустные.
  Никса задумчиво сказала:
  - А вообще-то зомби здесь тихие...
  Я тихо хихикнула. Девушка смутилась и поправилась:
  - Я имею в виду зомби у нас мало.
  - Веселая жизнь у вас, - хмыкнула я.
  Она удивленно приподняла бровь.
  - А что? Обыкновенная.
  - Это для вас, - не согласилась с ней, - у нас в мире, где нет магии, некромантов, зомби и странных существ ваш мир кажется необычным. Наверное, мой мир показался бы для тебя удивительным.
  - А что у вас есть необычного? - сразу ухватилась Никса.
  Этим вопросом она застала меня врасплох. То, что для меня обычно, для нее будет пожалуй, почти чудом. Хотя кому я говорю о чудесах?!
  - У вас есть летающий транспорт?
  - Летающий? - удивилась она, - не слышала.
  - А у нас есть огромная железная повозка, которая поднимает большое количество людей в небо и перевозит на большие расстояния.
  - А большие это какие? - деловито спросила юный географ.
  Так, у них расстояние измеряется в верстах, по-моему, это немного больше километра.
  - Поверь мне, на очень большие расстояния! - так и не сосчитала я.
  - Значит, повозка долго находится в небе?
  - Да, несколько часов.
  Она уважительно протянула:
  - О-о-о.
  - С помощью магии?
  - У нас вообще нет магии.
  - А как вы тогда людей лечите? - удивилась она.
  - У нас есть для этого врачи. Очень хорошие в большинстве своем. Правда сердце там не лечится одним прикосновением руки, а требуется долгое лечение, часто операция, а может человек прожить с больным сердцем и всю жизнь. Не всегда и не во всех случаях врач поможет.
  - Как же так, - искренне удивилась магичка, - человек может умереть, а ему не помогут?
  - Но я думаю, что и у вас не во всех случаях маг или знахарь помогает.
  - Знахарь не во всех, а маг практически во всех. Только услуги мага денег стоят.
  - Что, у вас и со смертностью плохо? То есть я хочу сказать, что люди живут не болея?
  - Не всегда конечно, - усмехнулась она, - люди чаще погибают не от болезней, а из-за нежити. А вы с нежитью как боритесь?
  - Слава богу, хоть этой пакости у нас нет! - облегченно вздохнула я.
  Никса поразилась.
  - Как? Вообще? - с придыханием спросила она.
  - Некоторые верят, что есть домовые, кто-то верит в водяных и русалок. Но ни зомби, ни оборотней, ни змей Горынычей, по вашему драконов, нет.
  - Даже не знаю завидую я твоему миру или нет, - задумалась девушка.
  - Я тоже пока не знаю радоваться мне или плакать, - покачала головой я. - Но надо видеть в жизни положительные стороны.
  Ой, и это сказала я?! Я из тех, кто считает, что стакан наполовину пуст. Правда я не пессимист, мне больше нравится звучать как 'отчаявшийся оптимист'.
  Мы долго лежали молча, я уже думала, что Никса заснула, а от меня сон ушел, я бы даже сказала, убежал семимильными шагами, когда услышала ее размышляющий голос.
  - Все-таки странно, что энхильд ничего тебе не сделал.
  Это заставило меня напрячься.
  - А что он мог сделать?
  - Убить.
  Спокойно и жутко проговорила она.
  Я задумалась и присела.
  - Что ты имеешь ввиду?
  - Он убийца. - Все так же хладнокровно.
  - Ты хочешь сказать, - медленно произнесла я, - что он запросто мог меня убить еще там, маленький, только что родившийся?
  - Конечно! Они созданы уничтожать!
  Я сглотнула. Но он же маленький!
  - Ну и что? - не поняла она и тоже присела. - Убийца с рефлексами хуже убийцы с приобретенными навыками.
  - Бли-и-ин, - схватилась я за голову. А ведь правда я подошла не понятно, к какому существу, и гладила его. Как он мне руки не откусил? Какая я дура!!! Нашла себе игрушку. Игралась с ним с самого начала как со щенком, не зная, что таких как я, ему на закуску! - Я даже не могла подумать!
  - Знаешь, что самое смешное? - хмыкнула она, - он ведь тоже не знал, что тебя нельзя есть!
  - То есть? Ты противоречишь себе!
  - Ну, просто он видимо решил, что так и надо, а ты ему как мать.
  - Мда! Мачеха, блин, - теперь уже улыбнулась я. - Я же не знала, что люди ненавидят этих существ! Ну, увидела маленькое, симпатичное, хоть и странное существо.
  Никса положила расческу на сено, которую уже давно просто держала в руках. Она легла и повернулась ко мне лицом.
  - Наверное, именно поэтому. Ты в этом мире как ребенок и он маленький еще. Поэтому вы не испугались друг друга, а потянулись. Отчасти то же самое касается и левкрота. Она сама как ребенок.
  - Я все слышу! - громко и возмущенно заявила снизу Бола, - и я не ребенок!
  Мы посмотрели на левкрота, затем одновременно повернулись друг к другу и улыбнулись.
  - Что ты собираешься теперь делать?
  - Не знаю, - честно ответила я и задумалась. Цель данного путешествия была в поиске мага, сейчас же, когда маг находится рядом, а помочь мне не может... Не представляю своей дальнейшей жизни.
  - У меня есть подруга, которая многое отдала бы, чтобы попасть на мое место, - я подумала про Вику. - Другой мир, волшебство и приключения. Она читает разные книги и бредит ими. Вот она с удовольствием бы жила здесь. А я?! Я не знаю, что мне теперь делать, куда идти и как жить! - горячилась я все сильнее, от волнения даже присела и помогала объяснять себе руками, - у меня никого нет здесь! Что мне делать? Я теперь даже не думаю о доме, поняла, что это очень далеко и не известно, может даже не реально. Думаю лишь о том, что мне дальше делать.
  - Может просто жить. - Предложила девушка.
  - Как? - в отчаянии обратилась к ней.
  - Мои слова, наверное, прозвучат высокопарно, но у тебя есть друзья. Я не могу сказать, что Трэс твой верный и самый преданный друг, но Малыш или левкрот, они не оставят тебя, не предадут. Я уверена! Отдохни у нас, думаю, магистр не будет возражать, вероятно, даже сам предложит, приспособься к нашему миру. А потом можно, например, путешествовать. Я бы с тобой тоже пошла, - мечтательно произнесла Никса, - попрактиковалась бы. И посмотрела бы на мир, - загорелись глаза у магички. - С опасностями и приключениями, с верность и предательством, с преданными друзьями и настоящими врагами.
  - Ты как моя подружка, - насмешливо фыркнула я, - искатели приключений.
  - А ты? - улыбнулась в ответ девушка.
  - Наверное, тоже, - созналась я, - правда приключений я не ищу, они меня сами находят.
  - Девочки, - донеслось снизу, - может будем спать, а? А завтра с утра поговорим. Все вместе.
  Никса зевнула. Я тоже. Донеслось громкое зевание Болы. Спать. Устроим совет завтра.
  
  
  
  
  
  Глава 8
  
  * * *
  
  
  '...- А чего ты тогда боишься? - спросил меня Трэс.
  - Ничего! - с гордостью ответила я.
  - Если ты ничего не боишься, значит,
  ты самая страшная! - подумав, выдал проводник...'
  
  
  Вот уже неделю я нахожусь в гостях у Магистра и Никсы, и с каждым днем мне становится все грустнее и грустнее. Домой меня отправить никто не может, в этом мире я чужой человек и совершенно не представляю, чем мне заняться. После небольшого совещания, на котором присутствовали: маги (два человека); я (в этом мире уже с сомнением говорю, что человек); мифическое существо в количестве - двух созданий (Бола, Малыш) и еще один трепач, и зануда (Трэс). Причем к самым бесполезными на собрании были причислены двое последних. Один постоянно лез к нам, не давая сосредоточится, второй же скуля, старался присесть на колени.
   Все бы ничего, только вес у Трэса был значительный. Забирался он ко мне только после того, как ушел по делам магистр Дольтмет. Никса хохотала, Бола похихикивала, глядя с каким непроницаемо-невинным и отрешенным выражением лица Трэс степенно подошел к ничего не подозревающей мне, и быстро пристроился у меня на коленях. Я от неожиданности открыла рот. После того, как с большим трудом мне удалось его сбросить, я высказала все, что думаю о нем и его шутках.
  Хотя долго сердиться на него я не могла. Буквально через несколько минут я хохотала со всеми, представляя свое выражение лица, когда он внезапно присел ко мне.
  В конце совещания мы постановили что, мне ничего другого не остается, как поселиться у мага с Никсой. Трэс сказал, что хоть он потерял много времени путешествуя со мной, зато познакомился с такой милой, хорошей, замечательной, доброй и т.п. девушкой как Никса. Мы обе покраснели. Только я со злости, а знахарка от комплимента.
  План мести разрабатывался, но в ближайшее время месть не состоится по техническим причинам, просто Трэс собрался временно покинуть нас.
  - У меня были свои планы. А мне пришлось сопровождать иномирку, - сказал он и ушел, обещав вернуться через две недели.
  Левкрот почти все время общалась со старым волшебником, Никса ходила собирать лекарственную траву, Малыш сначала крутился около меня, но долго не вытерпел и теперь целые дни бегал в лес на охоту.
  Мне не с кем было потренироваться на мечах, я попыталась одна покрасоваться, но поняла, что совсем ничего об оружии еще не знаю, поэтому старалась просто двигаться, как показывал мне проводник.
  Мягкие колени. Шаг вперед и блок мечом. Вращаю мечом и резко останавливаю руки. Шаг назад и увернуться.
  - Мариинна, - неожиданно Никса оказалась рядом.
  Меч по траектории и под тяжестью резко опустился, и если бы колени не были согнуты, а я стояла во весь рост, он бы обязательно разрубил мне ногу.
  - Магистр зовет нас в дом, - удивленно посмотрела она на меч, - что-то сказать нам хочет.
  Поскольку тренировалась я без ножен, то меч оставила на крыльце, а сама зашла за девушкой в дом.
  Маг стоял к спиной к двери, а когда повернулся к нам, услышав дружное 'кхм, кхм', в его руках я увидела голубя. Прозрачный белый голубь испугано вылетел в окно.
  - Это магический почтальон, - объяснил магистр, - и поэтому поводу я просил вас прийти ко мне. Присаживайтесь.
  Никса присела на стул, который стоял неподалеку от двери, мне достался стул около окна, поэтому пришлось тащить тяжелый дубовый стул к уже устроившейся компании. Волшебник приютился на своем кресле, которое он очень любил, поскольку я видела его всегда на нем, если только он не разговаривал с Болой на улице.
  - Вчера я получил письмо от старого друга, - начал маг.
  - Письмо? - невежливо перебила я.
  - С магическим голубем, - пояснила Никса.
  - Он просил привести кое-какие травы, - обратился он к знахарке, - ему необходимо сделать снадобье, а эти травы не растут в его местности. Хочешь в Докадир поехать?
  - Докадир? - очень удивилась она, и немного запнувшись, ответила, - конечно!
  Видя мое искреннее недоумение, девушка повернулась ко мне.
  - Докадир - это второй по величине город после Нориса, столицы Тофира. Он восточнее Нориса и неподалеку лес дриад, а западнее город граничит с эльфами.
  - А далеко отсюда?
  - Дней...- она повернулась к магистру, - примерно...
  - Около недели неспешной езды на конях, - закончил он подсчеты Никсы.
  Я задумалась. Может мне тоже поехать, делать то все равно здесь нечего?
  - Может, ты будешь сопровождать Никсу? - обратился ко мне маг.
  - С удовольствием!
  - Я так и думал, - улыбнулся он. - Только надо сначала тебя переодеть. В своей одежде ты будешь привлекать ненужное внимание. Когда путешествуют две одинокие девушки без охраны, это опасно.
  - Почему без охраны? А Малыш? Да и Бола то еще оружие! Заговорит насмерть врагов.
  Дольтмет отрицательно покачал головой.
  - С ними вообще нельзя показываться на людях. Это настолько мифические существа, что сразу начнутся ненужные вопросы, тогда вообще от врагов и любопытных у вас отбоя не будет. Вы же помните, что произошло со всеми энхильдами?
  - Но он вряд ли останется здесь, - возразила Никса, - он же за Мариинной побежит. Даже если закроем, он все равно найдет по следу.
  - Да, - задумчиво почесал лоб волшебник. - Как-то не подумал.
  - Может попробовать его заколдовать? - предложила девушка.
  - Нет, - подумав, ответил маг, - он не восприимчив к магии. Абсолютно. Но есть идея!
  Он поднял вверх указательный палец и закрыл глаза. Вспомнив все его предыдущее волшебство, я испугалась. Чего стоит лесная фея! Он может и очень могущественный, но ужасно рассеянный. Слава Создателю, он просто так думал. Ох, я уже набралась словечек.
  - Мы не изменим самого энхильда, а создадим вокруг него вакуум, который изменит внутреннее содержание объекта.
  Увидев наши с Никсой удивленные физиономии, он пояснил:
  - Мы изменим воздух вокруг него. Это будет очень качественная иллюзия. Не каждый маг сможет увидеть настоящее обличие этого существа.
  - А если увидят? Смогут разрушить?
  Молодец Никса, правильно вопросы задает. Я даже не подумала об этом. Хотя можно и понять меня, я же не в мире магии жила.
  - Боюсь да. Но иллюзия будет очень качественная, - поспешно добавил он, - не каждый день на улице ходит магистр с такой же силой, что и у меня.
  - А Болу?
  - Я думаю, не стоит привлекать внимание на двоих могущественным волшебством, - ответил мне волшебник, - поэтому если поменять ей только голову, точнее рот, то этого будет достаточно.
  - Ага, - согласилась я, - только ей надо наложить обет молчания. Согласитесь, разговаривающая лошадь выглядит довольно странно.
  - Хорошо что она тебя не слышит, - хмыкнула Никса.
  Я заулыбалась, а наша скромная девочка тоже с юмором. Это хорошо.
  - Ну что, решили?
  Мы с девушкой согласно закивали. Это и в самом деле вариант. Будем все вместе и внимание привлекать не станем.
  Наблюдать за Великим Волшебством вышли всей гурьбой во двор. Это было на самом деле удивительно. Настроенная пессимистично, я увидела настоящую волшбу. Это не было похоже на то, что показывал мне раньше маг.
  Магистр подошел к Малышу, увидев такое внимание к своей персоне, он сразу почуял подвох и пытался сбежать, но застыл как столб.
  - Малыш же невосприимчив к магии, - шепотом спросила Никсу.
  - Он не на него воздействует, а на частицы воздуха вокруг него, - также тихо ответила она, - сама плохо еще в этом разбираюсь, но мне кажется, что я вижу, как некая сила двигается. Даже не могу объяснить точно. Просто вроде как сдерживают его и не дают двигаться.
  В это время старый волшебник стоял с закрытыми глазами и резко вскинул правую руку вперед, ладонью вниз. Морда Малыша медленно таяла и вместо лисий, появилась удивленная собачья мордочка. Тело медленно теряло свое очертание. На месте стоял не энхильд, а большая черная собака неизвестной породы. Она ошарашено отряхнулась. Собака недоверчиво посмотрела на меня, мага, удивленную Болу и быстро убежала в лес.
  - Малыш, - крикнула я, побежав за ним.
  - Он скоро прибежит, - остановил меня Дольтмет, - для него это шок. Он впервые почувствовал на себе магию.
  - Надеюсь и единственный раз, - проворчала я, остановившись.
  Мы одновременно повернулись к Боле. Почувствовав недоброе, я бы даже сказала жадно-исследовательское любопытство в наших глазах, она медленно стала двигаться задом наперед.
  - Вы чё это? Чё вы так смотрите? А чего молчите-то? - в панике громко спросила она, и тихо добавила, - ну я пошла, да?
  Попытавшись резко отскочить от нас, Бола была застигнута магом в прыжке. В первый раз в жизни я увидела лошадь, которая зависла в воздухе. На наших глазах рот левкрота уменьшился, и перед нами висела обыкновенная лошадь.
  - А глаза у нее так и останутся, вытаращены? - поинтересовалась я.
  - Нет, - улыбнулся Маг, - она просто удивлена.
  - Когда она сможет говорить, то боюсь, что много чего про нас скажет нелицеприятного, - заулыбалась Никса.
  - Ты даже не представляешь что! - упала на ноги левкрот и завизжала, - Что это вы надумали? Чё издеваетесь? Если мы не люди, так нас можно и превращать в кого угодно? Как я теперь жить буду?.. - почти со слезами закончила она.
  - Не беспокойтесь, уважаемая левкрот! - начал успокаивать ее маг, - во-первых, это временно, во-вторых, мы подумали, что вы захотите принять участие в путешествии, а в своем истинном облике вам нельзя появляться среди людей. Они же вас просто могу убить!
  В конце Бола слушала уже внимательно.
  - Мы поедем путешествовать?
  - Да, поэтому мы и решили изменить внешность у вас с Малышом.
  - А что вы мне не сказали? - брюзжала лошадь, - я бы может, и согласилась. Зачем же насильно?
  - Если честно, то энхильду объяснять не надо было, а то, что вам надо было сказать, я не подумал, - смутился он.
  - А как вы меня изменили?
  - Только рот исправили, - я успокоила ее. Кажется, зря я влезла.
  - Р-р-рот? Мой любимый, сим-сим-патичный рот? - от возмущения она стала заикаться. - Да как же я теперь буду жить? Да что же вы изверги сделали со мной? Это же единственная часть, которая отличала от этих безмолвных тварей, лошадей! Да как же я теперь говорить буду? - она запнулась и покраснела. Я уж не знаю, как лошадь может покраснеть, но она это сделала!
  Лучше бы уж маг и вправду сделал ее безмолвной!
  - А как я теперь выгляжу?
  - Очень симпатично, - льстиво сказала Никса, с трудом подавляя улыбку.
  - Правда, правда?
  - Честно, честно.
  Я правдиво сказала, что выглядит она сейчас лучше, чем раньше, как лошадь с неестественным ртом и синим языком, но последнее добавила мысленно.
  - Зеркало дайте!
  Никса побежала в избушку и принесла маленькое серебряное зеркало с небольшими красновато-оранжевыми агатами, расположенными по овалу.
  Лошадь, а теперь твердо можно сказать, что именно лошадь, критически смотрела на себя.
  - Рот, - горько стонала она, - где же мой рот. Я же теперь от лошади ничем не отличаюсь. Как стыдно! Как ужасно!
  Если честно, мне стало немного стыдно, мы ведь на самом деле могли сказать ей сразу правду.
  - Бола, - не выдержала я, - ты сама не изменилась, магистр говорит, что поменял воздух вокруг вас, это все иллюзия. Не переживай ты так! Мы же знаем, какая ты на самом деле.
  Тяжко вздохнул, левкрот отвернулась от подставленного девушкой зеркала.
  - Когда едем?
  - Завтра, а сегодня начнете собираться, - ответил за всех маг.
  Сборы заняли почти весь оставшийся день. Прежде всего, решили взять с собой траву, которую просил друг нашего старого волшебника, затем очередь настала одежды. Поскольку одежда Никсы мне не подходила, ведь она была ниже и стройнее, а одежда охотников с поляны сшита на мужчин, я ходила в своем, странном для этого мира наряде. Магистр предупредил, что если я пойду в этом облачении, то можно сразу расколдовывать энхильда и левкрот и на наших спинах рисовать мишень.
  Пришлось оставить свои любимые сапоги у мага, благо, что размер обуви у нас с Никсой совпадает и надеть сапоги, сшитые для знахарки. Две свои рубашки дал мне маг, одна из которых была чисто белая, а другая иссиня черная. Оставив в сумке первую, одела в поход другую, а штаны пришлось одевать те, которые позаимствовала на поляне.
  - Когда придем в город, зайдем в лавку и купим тебе, что захочешь, - успокоила меня девушка.
  Куртку на себя я так и не нашла, но взяла непромокаемый плащ мага, который утверждал, что заговорил свой плащ от дождя и снега. Очень надеюсь, что он ничего не перепутал. Я была собрана для небольшого приключения. Никса быстрее меня собрала свои вещи, упаковала травы, а также умудрилась собрать провизию. Много продуктов с собой мы не брали, поскольку уже к вечеру мы должны зайти в небольшой город, расположенный немного южнее нас.
  К вечеру вернулся черный пес, точнее энхильд. Видимо он отошел от магии, поскольку довольно резво прыгал вокруг меня пытаясь зубами достать мои руки. Надо признать, что иллюзорный пес он только с виду, но зубы у него остались прежние.
  Утром мы встали очень рано, поскольку приехать в ближайший город все равно мы сможем только затемно. Вставать в четыре утра я не привыкла, поэтому постоянно зевала, прикрывая рукой рот. В итоге, с горем пополам, а точнее после наставлений магистра, растянувшихся на полчаса; сбора оставшейся провизии; поиска убежавшего Малыша, не проникшего важностью хаотично бегавших людей (мага и знахарки, поскольку я не в состоянии оказалась даже вяло огрызаться) из дома мы вышли только в шесть утра. Причем Малыша мы не стали дождаться, справедливо полагая, что он сам найдет нас по дороге. После долгих уговоров, просьб и прочего, Болу удалось уломать взять на себя часть сумок и чтобы она, как сказал старый маг 'стала похоже на лошадь и не вызывала лишних вопросов' разрешила оседлать себя. Меня вести она категорически отказалась, поскольку я очень толстая. Это я то, с моим бараньим весом в 51 кг.? Взяв к себе в наездницу легкую знахарку, она беззаботно насвистывала какую-то веселенькую мелодию.
  - Магистр, - тихо позвала его я, - она ведь может разговаривать по дороге, а как объяснить это людям? Что же вы не заколдовали ее?
  - Кхм, - начал он, смутившись, - я пытался. Она оказалась очень невосприимчива к магии. Я просто не смог.
  - И что делать? Раз вы можете действовать на воздух, сделайте хотя бы что-то типа респиратора что ли. Может это заглушит звук?
  - Что такое респерат?
  Объяснила, как смогла. Наверное, он мало понял что-либо из моих слов, но, радостно вскрикнув, сделал пас рукой и Бола действительно замолчала.
  - Ух, ты! - радостно вскрикнула я, - подействовало!
  Бола молча зло сверкнула глазами, правильно поняв, кто виноват в этой проблеме. Боюсь, что месть ее будет страшна.
  Мне досталась лошадь мага. Это была резвая каурая лошадка, хитро посматривая из-под своих больших черных ресниц. Невысокого роста, но довольно крепкая, она спокойно выдержала часть своей поклажи и меня. Удобно устроившись на гарцевавшей лошади, я вежливо поклонилась старику и, кинув прощальный взгляд на избушку, послала в галоп Биштау.
  На удивление, я довольно сносно держалась в седле и ни разу не упала, только один раз неуверенно покачнулась, оглянувшись на Никсу. Бола немного отставала от моей лошадки, поэтому я не сразу увидела, как красиво она бежит. Малыш нас пока не догнал, но за него я не беспокоилась. Галопом мы скакали только для разминки, и очень скоро перешли на рысь. Ехать стало сложнее, поскольку сразу стали чувствоваться кочки и ямки. Конная тропа вела через лес, изредка по дороге встречались поляны, практически идентичные друг другу.
  На одну из таких полян, мы с Никсой влетели часов через пять. Врезались в толпу дерущихся людей, как раз в самый интересный момент. Т.е. помешали ненароком, чес-слово, убить мужчину.
  В центре небольшого луга, окруженный небольшой толпой, яростно дрался человек. Одно лицо из толпы показалась мне знакомым.
  - Ба! Знакомые все лица, - остановила я лошадь.
  На узком лице разбойника начал нервно дергаться глаз.
  - Опять? - устало протянул он, - ну што я вам такого шделал? Чего вы за мной шледите?
  То, что я остановилась среди толпы разбойников, было глупо. Просто до омерзения глупо! Ведь тогда меня спас только Трэс да Бола, ошарашив своим видом головорезов. Теперь со мной была Никса, немая Бола и самое главное не было проводника и Малыша.
  - Ну, мы попали!
  Мои слова, готовые сорваться с уст, произнес главарь. Я удивилась и стала ждать продолжения. Надо сказать, что поскольку толпа стояла и слушала нас у попавшего в окружения мужчины, у него была возможность немного отдохнуть. Мы ему вряд ли чем поможем.
  В это время взгляд нашего старого знакомого устремился к Боле. Кажется, даже с обыкновенным ртом он узнал левкрота. Она молча, но грозно смотрела на него. Подняв глаза к знахарке, мы все увидели яркий, похожий на маленькое солнце шарик, который она держала в руке, невозмутимо подбрасывая его.
  - Черт! Еще и маг! - возмутился главарь и начал оглядываться. Кажется, искал Трэса. Не будем разочаровывать.
  - Трэс, - громко позвала я, оглянувшись в лес.
  - Черт, черт, черт, - ругался убегающий разбойник.
  Оставшиеся разбойники ошеломлено посмотрели на спину укрывшегося в лесу главаря. Недолго думая, под недоуменные взгляды нас и мужчины, оказавшегося в центре их внимания, разбойники слаженно побежали. Толи от нас, толи, чтобы догнать и опозорить шепелявого.
  - Уважаемые дамы, - произнес поклонившись мужчина, - я благодарен вам за помощь.
  А он очень даже ничего. Правильные черты лица, широкие скулы, прямой нос и большие глубокие синие глаза, которые казалось, смело и немного с вызовом смотрят на мир.
  - Мне кажется, вы довольно быстро бы справились с этими вояками, - подозрительно проговорила Никса.
  Он внимательно посмотрел на нее и немного склонил голову.
  - Госпожа знахарка совершенно права, - спокойно ответил он, - просто убивать этих идиотов не входило в мои планы, а вот небольшая разминка, это хорошо.
  - Почему знахарка? - заинтересовалась я.
  Он чуть заметно усмехнулся.
  - То, что есть дар к магии, это естественно, но то, что госпожа - знахарка мне подсказал небольшой мешочек на поясе. Там трава? Видимо крапива, полынь, боярышник и наверное, терн?
  - Это от нечисти, - на мой немой вопрос объяснил мне незнакомец.
  - Вы знакомы со знахарством, - констатировала девушка.
  Он молча согласно кивнул.
  - Вы без лошади? - пожалуй, надо как-то разрядить обстановку.
  Он удивленно посмотрел по сторонам. Когда он повернулся ко мне, в его глазах я увидела что-то неуловимое, по-моему, уважение. Но эмоции быстро исчезли.
  - Увы. Разбойники забрали.
  - Они вроде побежали, - усомнилась я. Не нравится мне, когда все вокруг темнят.
  - А я не здесь оставлял лошадь, с полверсты севернее.
  - А что вы делали так далеко от лошади?
  Это уже Никса стала допрашивать.
  - Вы меня в чем-то подозреваете?
  О-о-о, какой холод в глазах и резкий вопрос. Этот, в отличие от Трэса прямо смотрит в глаза, но лучше бы не смотрел. Не знаю почему, но долго ни я, ни знахарка, выдержать этот взгляд не смогли. Дело не в ледяном взгляде, не в презрительном молчании, а в застывшем словно бронзовая маска, лице.
  - Извините, но что можно подумать, когда видим вас посреди этой толпы? - немного неуверенно, но все же я молодец, всегда надо быть дипломатом, даже когда страшно.
  - Я был удивлен еще больше, госпожа, когда понял, что вы знакомы с главарем, - хмыкнул мужчина.
  - Было дело, - вспомнив знакомство, улыбнулась я.
  - Простите мои манеры. Меня зовут Ланте. Вольный охотник.
  - Меня зовут Никса, мою спутницу зовут Мариинна. Как вы уже поняли я знахарка, а Мариинна, - немного запнулась девушка, - она просто сопровождает меня.
  Вот и представили. Это Мариинна, не обращайте на нее внимания, она просто мимо проходила. Никса кажется, поняла и покраснела.
  - Она моя подруга, мы вместе путешествуем, - исправилась девушка.
  Охотник внимательно посмотрел на меня, на девушку и немного больше внимания уделил Боле. Я прищурила глаза и тихо сказала Никсе.
  - Он видит сквозь иллюзию.
  - Не знаю, - негромко ответила мне она, - я не вижу в нем магической силы.
  - Тогда ему просто Бола понравилась, - хмыкнула я и невинно посмотрела на мужчину, который видимо, услышав последнюю фразу, оглянулся на меня, но промолчал.
  - Может, пообедаем? - предложила я.
  Война войной, а обед по расписанию.
  Все дружно согласились. Развели костер быстро, поскольку недалеко обнаружили поваленное дерево, вокруг которого лежали сухие ветки. Кашеварила у нас знахарка, и буквально через полчаса от костра потянулся манящий запах каши. Лошади паслись недалеко от нас привязанные к веткам кедра, лишь Бола бросала на нас иногда укоризненные взгляды, видя вяленое мясо. Только взяв миску с едой, я поняла, что очень голодна. Разговор не начался, пока не насытились.
  - Далеко вы едете? - поинтересовался Ланте.
  - В До... Никса, как там город называется?
  - Докадир.
  'Может, сразу расскажешь, что из другого мира?' ясно читалось в ее глазах. Упс. Как-то не подумала, что каждый должен знать название второго по величине города.
  - Я просто из провинции.
  - Откуда? - удивился он незнакомому слову.
  Второй раз упс!
  - В смысле из глубинки.
  Да, разведчик из меня плохой. Не зря же девушка делает 'страшные' глаза.
  - Это деревня?
  - Какая деревня? - не понимаю я.
  - Глубинка. Просто не слышал название. Я плохо знаю местность.
  Я тоже. Ну, Глубинка, так Глубинка.
  - Она там, - махнула я рукой в сторону.
  Все посмотрели на руку. Совершенно случайно я показала на то направление, куда мы движемся. Т.е. на Докадир. Я покраснела и повернула руку в другую сторону, кардинально противоположную первой. Девушка, пытаясь прикрыть смех, закашляла в кулак. Бола ехидно фыркнула, а наш новый знакомый удивлено смотрел на всех.
  - Она у нас такая рассеянная! - откровенно рассмеялась Никса.
  - Раньше не была такая, - проворчала я.
  В общем, обед прошел весело и непринужденно. Мы узнали, что Ланте едет в столицу наниматься в королевский гарнизон. Мужчина предложил ехать вместе, пока наши пути разойдутся у Большого Перекрестка. Насколько я поняла, именно там разделяются дороги, одна идет на столицу, а вторая в Докадир. То есть получается, что мы вместе проедим дня два. Отлично, за неимением нашего знакомого проводника, мужчина в нашей, чисто женской компании очень даже пригодиться.
  Отдых и обед занял у нас не больше часа, поэтому вскоре все были в седлах. Наверное, это романтично, когда ты находишься в седле вдвоем, но мне скажу честно, очень не понравилось. Поскольку зная Болу мы предположили, что она категорически откажется от еще одного седока, нашего нового знакомого пришлось сажать на мою лошадку. Я при этом сидела с ним в одном седле. Ну скажите пожалуйста, как можно уютно умаститься на одном седле - вдвоем?! Я пыталась пристроиться и в седле, и за седлом, на крупе лошади, но ничего комфортного не обнаружила. Ланте сначала молчал, потом начал жаловаться. То я чуть с лошади не упала, то случайно на него присела, прищемив что-то, короче практически беспочвенно ворчал. Я же не виновата, что мне не удобно! Уже поздно вечером, когда добрались таки до ближайшего города, мы одновременно с мужчиной облегченно вздохнули, сползая с нашей бедной лошадки на постоялом дворе.
  
  
  Глава 9
  
  * * *
  
  
  Копаться в мусоре не стыдно -
  стыдно выглядеть при этом счастливым...
  
  
  На постоялый двор зашли трое. На двоих были плащи с накинутыми на голову капюшонами, третий не скрывал своего лица. Гости быстрым движением стянули намокшие от моросящего дождя накидки и, встряхнув, положили их на руки. Постояльцы, на миг оторвавшись от разговоров и еды посмотрели на вошедших, но, не увидев ничего интересного в двух девицах и охотника, снова занялись своими делами. Даже хозяин заведения продолжил меланхолично протирать кружку, не спеша подходить к занявшим свободный у окна стол на шестерых.
  Я глазела на непривычную обстановку, поскольку первый раз была в кафе этого мира. 'Все, как читала' подумала я про себя. Прежде всего, меня интриговало название постоялого двора и харчевни: 'Заводной вампир'. Интересно кто кого заводил: вампир людей или люди вампира? Или это оттого, что здесь останавливались заводные вампиры?
  Обстановку харчевни можно определить как средневековую: простые бревенчатые стены; широкая барная стойка, на которой стояли разнообразные кувшины, глиняные тарелки, большие черепяные кружки; на стене, поверх стойки висела прибитая шкура медведя. Полумрак создавали небольшие масляные лампы, которые висели на стенах трактира. Они коптили, поэтому вокруг них были темные от сажи пятна. Кое-где на столах стояли большие самодельные свечи в грубо сделанных железных канделябрах. Мы сидели за огромным неокрашенным дубовым столом.
  Я огляделась. Почти все столы были заняты, некоторые посетители находились здесь видимо уже давно, поскольку некоторые успели даже уснуть и, как полагается лицом в салате. И почему это я не удивляюсь?!
  В уголке, спиной к стене и лицом к двери сидел худой мужчина, по крайней мере, я думаю, что мужчина, поскольку он сидел, низко натянув капюшон. Рядом с ним стоял кувшин, объемом я думаю литра два. Бросилось в глаза то, что он сидел за столом один, все же остальные столики были заняты компаниями. Я сидела напротив и не отрывая глаз, смотрела на него. Даже не могу точно сказать, что такого в нем привлекло меня. Никса толкнула меня локтем.
  - Неприлично так пристально смотреть на людей, он может неправильно понять.
  - И как он может истолковать его? - заинтересовалась я.
  - Скажем, ты нарвешься на неприятности, - вмешался Ланте.
  - А в чем она будет выражаться? - нет, ну мне правда интересно.
  Поняв, что от меня им не отвязаться, мне решила объяснить знахарка.
  - Если ты пристально и долго смотришь на человека, он может подумать, что ты или его подозреваешь в чем-либо, или открыто хочешь оскорбить. Ему ничего не остается, как только подойти и выяснить причину внимания к себе. А это соответственно выливается чаще всего в драку.
  - Это же каждый знает, не хочешь проблем, не привлекай к себе внимание, - вот теперь и охотник начал учить меня.
  - А я забыла, - нагло заявила я и насмешливо посмотрела на него.
  - А зря, - так же насмешливо ответил мне он и жестом позвал трактирщика.
  Я тем временем украдкой посмотрела на мужчину напротив. В этот момент он налил в стакан содержимое кувшина и поднес ко рту. Капюшон немного спал, и я увидела заостренные уши и немного раскосые глаза. Эльф! Мой рот непроизвольно открылся, и я опять откровенно смотрела на него.
  - Мариинна! - возмущалась Никса.
  Махнув на нее рукой, я старалась отвести глаза, но не могла. Какой красивый, идеальный мужчина! Жаль, терпеть не могу слащавых мужчин. Эльф увидел мое откровенное любопытство и презрительно скривился. Ну и ладно, мы не гордые. Я продолжала на него смотреть.
  - Мариинна, - видимо не первый раз звала меня девушка.
  Я с трудом оторвала взгляд от идеала, правильно сделала, а то он, густо покраснев, чуть не поперхнулся.
  - Ась?
  - Заказывай!
  - А что есть?
  - Тушеный гусь с яблоками, тушеная капуста, тушеный картофель, пиво, - меланхолично перечислил разнообразное меню трактирщик, откровенно зевая.
  - А пиво тушили? - строго спросила я.
  Хозяин харчевни впервые проявил признаки жизни и изумленно посмотрел на меня, как на диковинку.
  - А зачем?
  - Вы что не знаете, что так пиво вкуснее? - делано удивилась я.
  - Да-а-а?
  Ба, да мы наивны!
  - Конечно, - совершенно серьезно подтвердила я, стараясь скрыть смех.
  Донельзя удивленный трактирщик отошел, приняв наш заказ. Кстати, я рискнула заказать гуся.
  - Мариинна, а что, пиво правда тушат? - это Никса.
  Мой хохот заставил вздрогнуть большую часть посетителей харчевни, вероятно, самую нервную часть. Ко мне присоединился наш новый знакомый. Девушка обиженно насупилась.
  - Ты обманула, да?
  - Никса, я же не над тобой пошутила, а над трактирщиком!
  Долго она не обижалась и через минуту весело болтала.
  - А классно ты его провела! Не удивлюсь, если он подойдет просить рецепт, - похихикал Ланте.
  Довольно быстро нам принесли еду и пиво, которое заказал себе вольный охотник. Мы молча поглощали пищу. Наевшись, мы довольно расслабились, а Ланте пошел договариваться с хозяином о комнатах. Поскольку я была совершенно без денег этого мира, магистр дал денег Никсе на нас двоих. Сначала я отказалась, но он заставил взять, сказав, что смогу отдать ему позже, когда заработаю. Поэтому мы были готовы расплатиться и пойти наверх в наши комнаты, о которых позаботился мужчина.
  - Госпожа, - вежливо обратился ко мне хозяин харчевни уже на лестнице, - а у вас нет случайно рецептика?
  - Какого рецептика? - не поняла я.
  - Ну, тушеного пива, - смутился он.
  Когда я успокоилась и перестала смеяться, то, как всегда начала икать.
  - Она немного устала, - оправдывалась за меня Никса, когда отсмеялась, - это нервное. Когда успокоится, обязательно напишет вам рецепт.
  Весело смеясь и нервно икая (конечно я), мы пожелали друг другу спокойной ночи и разошлись по комнатам. Ланте в свою, а мы с Никсой в свою.
  В принципе я не удивилась комнате, обыкновенный гостиничный номер. Одна широкая кровать, занимавшая большую часть маленькой комнатки, небольшой деревянный стол, стоявший справа у стены, и дубовый стул. Постель оказалась твердая, белье чистое и это то, что нужно.
  Домашних животных (клопов, тараканов, мышей и т.п.) я не обнаружила, чему очень удивилась и порадовалась. Спала отлично, но среди ночи пришлось встать и открыть окно, поскольку в комнате оказалось очень жарко.
  - Вставай, соня! - веселым и противно бодрым голосом будила меня Никса. Даже само солнце только-только сладко потягивалось после сна.
  - Позже, - сонно махнула я рукой и засунула голову под подушку.
  - Вставай, нам рано выезжать надо.
  - Не хочу, - простонала я сквозь ворох белья, - лучше прибей меня здесь.
  После недолгого молчания, знахарка деловито заявила:
  - Поскольку я не владею мечом, убить могу только травами, а для этого надо, чтобы ты выпила жидкость. Так что вставай, а я пойду и приготовлю яд.
  - Добрая ты, - ворчала я.
  Поворчав, пришлось окончательно просыпаться и собираться. Даже ядом нормально напоить не могут. Все сама, сама.
  Поскольку вчерашний день был проведен полностью на лошади, утром у меня болело все: ноги, руки и... кхм...тоже.
  Натянув на себя одежду, кряхтя и держась за поясницу, я спустилась по лестнице. Мои спутники были здесь уже давно, судя по остаткам еды на тарелках.
  - Вот, - пододвинула мне кружку с чем-то горячим знахарка. - Как заказывала. Яд с медом.
  Ланте подавился едой и закашлял.
  - Язва ты. - Заметила я и взяла кружку. - А мед зачем?
  - А чтоб было сладко.
  Мы не обращали внимание на надрывно кашлявшего спутника.
  - Вот, запей, - не выдержала я и протянула свое питье мужчине.
  Он шарахнулся от кружки. И от меня.
  - Там же яд!
  Я пожала плечами.
  - Так он же для меня!
  - Вот, вот, спасибо большое, но пей сама, - он бережно пододвинул кружку опять ко мне. А мне стало жутко интересно.
  - Ну что ты, - кружка опять у него под носом, - я поделюсь.
  - Нет, - осторожно отодвинулся от меня Ланте. Похоже, он считает меня сумасшедшей. А может так и есть? Вот разговариваю же я сама с собой? Разговариваю! Так может он не далек от истины?!
  Никсе надоело смотреть на кружку, которая двигается по столу, от одного хозяина к другому и она под нашими возмущенными взглядами взяла ее в руки и стала пить.
  - Эй, - взбунтовалась я, - это мое!
  - Раньше надо было думать, весь чай остыл, - проворчала она и отдала мне.
  - Чай? - удивился он.
  Девушка хмыкнула. Я откровенно улыбалась.
  - Ну, вы и шутники! С вами не соскучишься, - мужчина так мило улыбнулся, что я даже растерялась, - шапито на выезде.
  - Смех продлевает жизнь!
  - А иногда отнимает, - внимательно посмотрел он на меня. - Особенно это касается тебя.
  - А что я? Я ничего, - пожала я плечами. Не виноватая я, что иногда могу съязвить не подумав.
  Быстро перекусив, я побежала наверх собирать вещи. Через пятнадцать минут мы были наготове и стояли у конюшни, ожидая конюха, который приведет наших лошадей.
  - Хозяин харчевни ко мне подходил, - таинственно отвлекла Никса меня от осмотра конюшни.
  - И?
  - Рецептик просил, - тихо хихикнув, призналась девушка.
  - И?
  - Что и?
  - Дала? - равнодушно спросила я.
  - Рецепт?
  - Ну.
  - Мариинна, - обиженно протянула девушка.
  - Да ладно тебе, - примирительно промолвила я, не отрывая взгляда от Ланте, - не обижайся.
  Поняв, что меня заинтересовало что-то более интересное, чем трактирщик, она посмотрела в ту же сторону.
  Скинув плащ и оставшись в одной рубашке, которая не скрывала атлетическое телосложение нашего невольного спутника, Ланте запрягал свою новую лошадь, которую купил сегодня утром. Красивая лошадь. Черная, с белой звездой во лбу, а на одной ноге у копыта белая шерсть в виде носка. Говорят, что животные похожи на хозяев, мне кажется, что эти двое очень даже похожи. Оба статные, таинственно-манящие. Так и хочется протянуть руку и погладить, но в то же время реально понимаешь, что могут и покусать.
  - Красивые!
  Я хмыкнула.
  - Да, Никса. Мне тоже нравятся.
  - А кто больше? - хитро прищуривая, спросила она.
  - Не знаю, - честно ответила я, с трудом отводя глаза.
  - Пойдем и наших запрягать.
  Я тяжело вздохнула. Ох, и не люблю я эти 'запряжения'. Подойдя к Биштау, я поняла, что она тоже это не любит, по-крайней мере в моем исполнении. Накинув на нее попону, я подняла седло.
  - Тяжелая, - прокряхтела я, и накинув его на лошадь, выдохнула, - зар-р-раза.
  Отлично. Полдела сделано. Осталось натянуть и застегнуть. С первого раза не получилось. Как всегда. Мало навыков. Второй раз. Блин, тоже мало, так и седло 'поехать' может.
  - Давай помогу, - по-видимому, насмотревшись на намучавшуюся меня, подошел Ланте.
  Я с удовольствием выдохнула и освободила место для сильного пола. Приятно смотреть, как работает уверенный в себе мужчина. Взяв под уздцы запряженную лошадь, я вывела ее на воздух. Там уже стояли Никса с Болой и лошадка Ланте.
  Загрузив сумки, мы быстро выехали. Впереди неслась я, поскольку увидела приближающегося к нам хозяина постоялого двора. Надоело уже думать о тушеном пиве! Надо на карте, которая была в сумке у знахарки поставить большой жирный крест на этом постоялом дворе и объезжать его как можно дальше.
  День выдался тяжелый и не веселый. По дороге мы так и не встретили моего любимого шепелявого разбойника, все было до мерзости скучно. Только на перевале мы немного поболтали, причем я старалась говорить как можно меньше, боялась сказать какую-нибудь глупость с их точки зрения. Ланте оказался приятным собеседником, пока не спрашивали о нем. Тогда он становился холодным и замкнутым. Обед варила Никса, поэтому мы с удовольствием поели, ведь в отличие от меня, знахарка не только лечила, но и готовила просто отменно. Сытые и довольные, мы немного отдохнули и стали собирать вещи.
  Малыш выскочил совершенно неожиданно, как для меня, так и для остальных, а поскольку наш новый знакомый - воин, то первым делом он выхватил меч и настороженно замер. Большая собака (он же наш милый, почти ручной энхильд) весело побежал к нам. Слова радости застыли у меня на губах, когда я увидела у Ланте холодный блеск взгляд убийцы. Так смотрят на того, кого собираются не пугать, а уничтожать. Я испугалась. Наверное, первый раз серьезно испугалась. Если бы Никса не сказала, что у охотника нет дара к магии, то я бы подумала, что он увидел сущность энхильда и испугался. Будто что-то почуяв, Малыш остановился не добежав до нас несколько метров. Понюхов воздух своим собачьим носом, он издал тихий, но угрожающий рык. Ланте очень быстро и ловко спрыгнул на землю и удобнее перехватил меч.
  - Ланте, нет, - закричала я, надеясь на то, что мужчина услышит меня.
  Ланте вздрогнул, но меч не отпустил. Малыш заинтересованно повел носом, но приближаться не стал.
  - Ланте, он с нами!
  Мы с Никсой соскочили с лошадей (точнее знахарка элегантно соскочила, а я не эффектно сползла, заслужив ядовитое фырканье Болы) и подбежали к мужчине.
  - Ланте, это собака с нами.
  Охотник заставил себя оторвать взгляд от нашего черного песика, и недоуменно приподняв бровь, посмотрел на нас.
  - Ваш? - недоверчиво спросил он меня.
  - Наш, наш, - энергично закивали мы с Никсой, а девушка в подтверждение даже устремилась к Малышу. Увидев, что Ланте дернулся остановить знахарку, я успела ухватить его за рукав.
  - Его зовут Малыш, это... наша собака, - немного запнулась я.
  Никса гладила энхильда по голове и он немного успокоился, но так и не расслабился, продолжая настороженно следить за действиями мужчины. Ланте злобно сузил глаза и будто решив что-то опустил меч, но судя по стойки, охотник стал еще опаснее для противника. Своими мягкими плавными движениями он был похож на настороженную кошку, которая хочет украсть у рыболова рыбу прямо из ведра, но знает, что за это ее могут и ударить.
  - Ланте, - пыталась я образумить охотника, - что случилось? Это всего лишь большая собака! Он не кусается, правда если на нас не нападают.
  Не знаю, поверил или нет, но мужчина угомонился и перестал нервно дергаться, только не спешил подходить к Малышу.
  Я подошла к энхильду и присела на колени перед ним. Он словно собака, стал облизывать мою руку, периодически поглядывая на Ланте. Никса, посчитав инцидент исчерпанным, спокойно пошла ловить мою лошадку, про которую я забыла, оставив ее на собственное попечение. Не долго думая, она стала есть травку, которая кое-где до сих пор была зеленая.
  На тихий, радостный вскрик знахарки я оглянулась и увидела Трэса, который шел к нам из леса.
  Я улыбнулась. Ну, все, теперь нам сам черт не страшен. Если мы с ним не убьем друг друга, тогда будем жить долго.
  - Ты! - яростное шипение нашего нового знакомого, заставило меня вздрогнуть, - ничтожество, как ты посмел появиться здесь?
  Мы с Никсой ошарашено посмотрели на Ланте, который хищно приближался к настороженно стоящему Трэсу.
  - Что случилось? - спросила Никса.
  Охотник, словно рассерженная кошка фыркнул, и, не отводя взгляд от Трэса, произнес:
  -Дамы, отойдите подальше.
  Дама (в моем лице) удивленно посмотрела на нашего проводника.
  - Трэс, может ты объяснишь в чем дело?
  Тот усмехнувшись вопросительно приподнял правую бровь.
  - Что здесь объяснять? - холодно не отводя взгляда от мужчины, спросил Ланте, - надо уничтожать таких как он!
  - И чем же он заслужил такое отношение? - опять я лезу не в свое дело, но как представлю, что Трэс может пострадать не от меня, а от мало знакомого человека, мне становится обидно.
  - А что, - наш новый знакомый немного повернул голову ко мне, не отрывая взгляда от проводник, - по вашему нужно оставить в покое оборотня, который ходит в облике человека? А не боитесь пострадать от такого милого знакомого? - ехидно закончил он.
  Я склонила голову и опустила глаза. Ведь я подозревала, что не все так просто, как я вижу.
  - Нет! - я подняла взгляд на охотника. - Я не боюсь находиться в его обществе, я спокойно повернусь к нему спиной и не буду ждать нападения. Даже буду спать спокойным сном ночью, когда он будет сторожить стоянку.
  Я говорила совершенную правду, он спасал меня, совершенно незнакомую девушку, терпел мои выходки, он был ближе, чем мои знакомые люди, с которыми я дружила не один год. Как ни странно это звучит, он стал мне другом. Таким, которого по близости у меня никогда еще не было.
  Ланте пораженно посмотрел на меня, на знахарку, которая тоже довольно спокойно восприняла эту новость и на самого Трэса, который удивленно смотрел на нас. У меня такое ощущение, что Никса, как и маг давно знали, что он оборотень. Я вопросительно посмотрела на девушку. Та, пожав плечами, произнесла:
  - Мы догадывались.
  - А почему мне ничего не сказали? - возмутилась я, - меня понимаете ли, могли ночью загрызть или того хуже.
  - А что может быть хуже? - заинтересованно подался вперед Трэс. Наглец! Вон как глазки заблестели.
  Никса сдерживала меня, когда я рванула поговорить с охальником и выдать ему свое 'фи'.
  - Сама между прочим ко мне привязалась! Я хотел тихо мирно исчезнуть, а ты со своим, - кивок на Малыша, - охранником не дала мне сбежать.
  - Во-первых, я к тебе не привязывалась, - спокойно ответила я, сдерживаясь, что бы не броситься на него с кулаками, - во-вторых, у тебя была возможность уйти уже давно, да и вообще, ты хотел оставить одинокую хрупкую, - он при этих словах фыркнул, заслужив мой грозный взгляд, - девушку в лесу.
  - Странная логика у женщин, - тихо произнес Трэс.
  - Что? - я хотела сказать про мужчин, у которых этой самой логики вообще не существует, но меня грубо прервали.
  - Да что с вами такое?! - возмутился Ланте, - я говорю, что он оборотень, а вы беседуете с ним как с другом!
  - А что, оборотни не могут быть друзьями? - искренне заинтересовалась я. Да, я понимаю, что в моем мире оборотень всегда отрицательный герой, но здесь все воспринималось как сказка, поэтому странность для меня была не в том, что он был оборотень, а в том, что здесь, почему-то всегда видят только отрицательное в существах. Например, что плохого в Малыше? Милый зверек, может он и кровожадный, но не нападает просто так на людей, только обороняясь.
  - Он о-бо-ро-тень! - по слогам растянул он, косясь на меня.
  - Я по-ня-ла, - на его манер проговорила я, в этом мире недавно, вдруг это такая манера у них общаться в экстренных случаях?
  - Я так понимаю, что вам совершенно безразлично, что эта тварь находится с вами рядом, - слишком спокойно спросил новый знакомый.
  - Он не тварь! - стиснула я зубы и немного опустила голову, исподлобья наблюдая за мужчиной. - Ну и что, что он оборотень! Я с ним уже не одну ночь провела, и он ничего мне не сделал!
  Трэс фыркнул, до меня дошло, что снова дала ему повод надо мной посмеяться. Мысленно показала ему кулак и продолжила:
  - Мне все равно, он мой друг!
  - Странные у тебя друзья, - холодно и немного надменно проговорил Ланте, вскакивая на свою лошади, - на твоем месте я не поворачивался бы к ним спиной, такие ударят в спину и будут только довольно ухмыляться. Счастливо оставаться, может увидимся еще, пути Судьбы неисповедимы, - одними губами улыбнулся он мне и не на кого не смотря, ускакал.
  - Теперь может быть вы расскажите мне все? - спокойно поинтересовалась я, скрестив руки на груди.
  - А что ты хочешь услышать? - Трэс хладнокровно погладил собаку, безошибочно признав в нем Малыша и кивнул Боле.
  - Все!
  - Ты хотела еще раз услышать, что я оборотень? - с вызовом спросил он, повернувшись ко мне, - Да, я истинный оборотень. Я не нападаю ночь на людей только ради жажды и развлечения! Да, маг увидел мою сущность, на то он и маг, я попросил его не рассказывать тебе ничего, хоть ты спокойно относишься к различным существам нашего мира, но я боялся, что ты не захочешь даже общаться со мной, или будешь со страхом ждать полнолуния, чтобы проверить обратил я тебя или нет. Не знаю почему, но мне это не безразлично!
  Я смутилась.
  - Но я же спокойно восприняла это!
  - До первой луны...
  - Не правда! - возмутилась я, - я верю тебе!
  Он грустно вздохнул.
  - Спасибо. Но боюсь, что должен покинуть вас.
  - Почему? - подошла к нам Никса и ласково положила руку ему на плечо.
  - Вы же видели, - в его глазах, обращенных к ней, светилась нежность и грусть, - я опасен для вас стал. Он теперь будет охотиться за мной.
  - Вы знакомы? - встряла я.
  - Немного, - уклончиво ответил он, избегая смотреть мне в глаза.
  - Может сейчас, ты обойдешься без тайн? - снова поинтересовалась я.
  - Важно, что знает меня он, я встречался с ним давно, несколько лет назад на одном постоялом дворе. Не знаю почему, он сразу почувствовал ко мне неприязнь и узнал, что я оборотень. Мы тогда хорошо с ним размялись, - усмехнулся Трэс, - мне пришлось перевоплотиться и уносить ноги. Только случай помог мне избежать повторной встречи с ним несколько дней спустя.
  - Трэс, скажи теперь честно, у тебя был кол в животе? - живо спросила я самый интересующий меня вопрос.
  - Какой кол? - откровенно рассмеялся он, - у тебя эти, как их? Галлюцинации?
  Я только вздохнула и ударила этого вруна по голове.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"