Шелест Лиан: другие произведения.

В поисках страха. Часть I: Опасный путь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В мире есть несколько путей. Но мы ли их выбираем?..

  
  В поисках страха. Часть I: Опасный путь
  
  
  - Итак, все собрались? - спросил Влад. Кое-кто из толпы, стоявшей на вокзале, кивнул. Парень торопливо пересчитал собравшихся, и нахмурился. Результат его не удовлетворил. Мигом он сорвался, и понёсся куда-то.
  Его огненно-рыжие длинные волосы были видны за версту, и служили опознавательным знаком для туристов. Он возглавлял поход, и теперь пытался собрать всех. А это было делом не лёгким...
   Влад время от времени поглядывал на вокзальные часы. В сотый раз пересчитывал подошедших, а потом опять бежал в обход по всему вокзалу - на поиски заблудших. Пройдя круг, и подцепив несколько человек, он подходил к группе... и начинал всё заново... А люди - существа всё-таки не стадные; они имеют свойство разбредаться - встречать знакомых, подходить к магазинчикам. Несчастный Влад пересчитывал их опять, и число их опять менялось... Но он рьяно исполнял свои обязанности, поэтому тут же вновь шёл на поиски...
   Наташа едва поспевала за подругой. Они опаздывали! Что может быть хуже, чем опоздать на электричку? Особенно когда она идёт лишь через каждые два часа...
  - Почему так медленно волочишься? - спросила Ксюша, оглянувшись через плечо.
  - Я устала, - ответила Наташа.
  - Поход ещё даже не начался, а ты уже еле идёшь!
  - А то, что мы протопали уже две остановки - это не считается? - возмущалась Ната.
  - А в походе будет двадцать две.
  Наташа с ужасом вздохнула. Она раньше никуда не ходила. Самый доблестный её подвиг - поход по магазинам. И теперь, ощущая, как устали ноги, и как лямки от рюкзака врезаются в плечи, она пожалела, что взяла так много. Девушка мысленно перебирала вещи, которые она вязла с собой, и которые можно было бы и не брать. Выходило много... Зачем ей три топика? А духи?... Ещё дома, когда она попробовала этот рюкзак поднять, она подумала, что это не серьёзно - идти целый день с такой тяжестью. Но ничего не выложила. А зря. Тперь было уже поздно - не будешь же выкидывать вещи прямо по дороге!
  - Наташа, поторопись, а то опоздаем!
  Ксюша ушла уже на десять шагов вперёд. А отстающая пыталась из всех сил догнать подругу, но это расстояние ей казалось непреодолимым.
  "Походы - это не для меня", - подумала Наташа. Она не представляла, как проживёт эти четыре дня...
  И вот они оказались на вокзале. Не увидев такого, невозможно себе представить, что стольким людям не сидится на месте!
   Наташа, пробираясь сквозь толпы народа, чуть не потеряла из виду Ксюшу. Она всё следила, как синий рюкзак мелькает между людьми, и шла туда. Но вот группа перерезала Наташе путь. Лишь только толпа прошла, она рванулась вперёд, но синий рюкзак уже исчез из виду.
   "Только бы не потеряться", - с ужасом подумала Наташа. Она остановилась и начала глядеть по сторонам. Но никого не было. Куда идти? Девушка выбрала одну сторону и пошла искать подругу. Кругом мельтешили люди, все бегущие, все незнакомые, а Ксюши нигде не было. И тут девушку осенило. Конечно! Сотовый телефон! Наташа подошла к стене, около которой уже примостилась группа бабушек-огородниц. Они очень эмоционально обсуждали, как лучше общипывать помидоры. Девушка с трудом скинула с себя тяжеленный рюкзак, и принялась его расшнуровывать. Как же глупо она поступила, положив телефон так далеко! Тут она увидела, что люди кучкуются около выхода на пирон. Значит, скоро должна была подойти электричка Нужно было торопиться! Наташа понадеялась, что это не та, которую она ожидала. Наконец сотовый был вытащен. Девушка быстро нашла нужный номер и стала ждать. Долгие, протяжный гудки.
  - Ало! Ксюша, ты где? Я потерялась!
  - Прямо напротив тебя.
  Наташа посмотрела вперёд, и увидела Ксюшу в окружении её друзей-туристов.
  - Быстрее собирайся, электричка уже подошла, - услышала Наташа в трубке.
  Девушка кинулась к своему рюкзаку, затолкала туда телефон, и хотела зашнуровать... Как вдруг толпа двинулась, и начала исчезать... Если она сейчас их не догонит, то точно потеряется... сядет не на ту электричку.
   Наташа мёртвой хваткой взялась за рюкзак и решила не терять времени, не закидывать его на плечи, а тащить так.
  - Наташа, ну почему ты такая? - подбежавшая Ксюша схватилась за рюкзак, чтобы помочь.
  Вместе они поволокли его. Народ спешил, сметая их, но они благополучно прошли через людское море, и оказались около электрички.
  - А где все? - спросила Наташа, видя, что Ксюша глазами ищет остальных.
  - Не знаю. Может, они уже в электричке?
  Ксюша кивнула на дверь, показывая, что им туда. Наташа схватила свой рюкзак, и подошла к электричке. Но залезть туда было не так легко. Особенно с такой тяжестью. Девушка ступила на первую ступеньку, но вот как пойти дальше... Ксюша подтолкнула рюкзак подруги, а сама, как бывалая туристка, легко заскочила наверх. Следующим заходил мужчина с огромным рюкзаком, и им пришлось посторониться.
  - Может, пройдём внутрь? - предложила Ксюша.
  Наташа опять закинула на спину свой рюкзак, и они вошли. В вагоне были ровные ряды коричневых лавочек. Но свободным мест уже не было - электричка была полна. И даже стоящим приходилось туго - людей было слишком много.
  - Ещё бы. Выходной день. Да ещё погода хорошая - вот все и собрались по дачам, - сказала Ксюша и прошла немного вперёд.
  Люди сновали туда и сюда, и им сложно было пролезть между рюкзаками девушек.
  - Куда вы это, красавицы, собрались? - спросил улыбчивый мужчина, проходя мимо.
  Он так загляделся на Ксюшу, что запнулся за рюкзак.
   - Может, помочь закинуть? - спросил он, показывая на багажную полку.
  Ксюша лишь покачала головой.
  - Почему ты отказалась? - спросила Наташа, когда мужчина скрылся из виду.
  - А кто будет нам доставать их? К тому же нам нужно будет найти остальных.
  Электричка тронулась и медленно поехала вперёд.
  - Вот теперь можно начинать поиски, - сказала Ксюша и вытащила телефон.
  Номер был набран, но, вместо гудков, сказали что-то на русском, а потом на английском. Смысл фразы сводился к тому, что телефон отключен за неуплату.
  - Вот так всегда! - злобно проговорила Ксюша, убирая сотик. - Можно с твоего позвонить?
  Наташа вытащила свой телефон, и подала его подруге.
  - Вы в каком вагоне? - спросила Ксюша трубку.
  - В третьем.
  Девушка закрыла раскладушку, и подала её законной владелице.
  - В третьем, так в третьем... Только вот вагоны они составляют не по порядку.
  И опять они схватили рюкзаки. Но пробираться сквозь толпу, да ещё гружёные как лошади, было сложно.
  - Можно подвинуться?.. Пропустите!.. Чуть-чуть в сторону...
  Вскоре Лена выбилась из сил.
  - Какой уже вагон? - спросила она у подруги.
  - Одиннадцатый. А до этого был второй... Короче, тут правда всё перепутано.
  Они прошли ещё немного, и Ксюша сказала:
  - Жди меня здесь. Я их сейчас найду, и пусть помогают дотащить.
  И подруга скрылась из виду. Наташа сложила рюкзаки рядом и стала ждать. Но проходили долгие минуты, а Ксюша не возвращалась. Может, она не может их найти? Или, наоборот, не запомнила, в каком она вагоне?
   Но вот прошло ещё немного времени, и Наташа увидела пролезающих к ней Ксюшу и Влада.
  - Вот так всегда, - извинительно сказал парень, - Всех собираю, собираю, а всё равно кто-нибудь да потеряется.
  Он улыбнулся девушке и подхватил её рюкзак.
  - Ты сколько кирпичей с собой везёшь? - серьёзно спросил он.
  - Я? - замешкалась Наташа. - Нисколько... А что, надо?
  Влад покачал головой и рассмеялся.
  Ксюша взяла свой, и они пошли. И вот наконец-то вагон номер три. Наташа сразу догадалась, с кем она идёт в поход. Потому что туристов видно за версту. Большая, шумная компания. Огромные рюкзаки. Гитара... Буйные её аккорды раздавались по всему вагону.
   Влад закинул рюкзаки девушек на полки.
  - А теперь представлю вам новенькую! - голосом, достойным шоу-мена телевизора, заговорил Влад. - Её зовут Наташа. Этот поход она проведёт с нами, и, надеюсь, следующие тоже, - парень пригрозил девушке пальцем. - Наташа никогда раньше не ходила в походы, поэтому мы ей поможем! Поможем... чтобы этот поход был не забываемый! Правда?
  Наташа смущённо выслушала эту тираду. Наверное, Ксюша много о ней рассказала... Хотя, может, и нет?
   Тем временем парень на скамейки подвинулся, приглашая её сесть. Наташа вопросительно посмотрела на подругу. Та ей улыбнулась и села возле эксцентричного Влада. Делать было нечего, и девушка села. На скамейки напротив парень играл на гитаре. Его руки били об струны так сильно, что было удивительно, как они ещё целы (и руки, и струны). Громкий голос заглушал все разговоры в нескольких метрах от него. Пел он совершенно незнакомые Наташе песни, но все остальные их знали - сидящие рядом подпевали.
   Но песни вскоре надоели. Ксюша была далеко, а Наташа больше никого не знала. И ей никто не интересовался. Вскоре ей стало скучно, и она пожалела, что поехала с чужой компанией.
  - Угомоните кто-нибудь соловушку! Он сегодня дурно поёт!.. - светловолосый парень обвёл взглядом окружающих, показывая на гитариста. Никто, очевидно, его мнения не разделял.
  Тогда он подошёл к певцу и отобрал гитару.
  - Это же была такая хорошая песня! - завопил гитарист. - Моя любимая.
  - Слава, соловушка, у тебя все песни любимые, на какой бы тебя не прервали. Давай ты попоёшь чуть позже! Или иди в другой вагон.
  - Тебе нужно, вот ты и иди в другой вагон!
  По чувствам, которые были написаны на лицах обоих, было видно, что ссоры не избежать.
  - Тихо-тихо, господа туристы, - внезапно рядом оказался Влад. - Давайте будем петь по кругу. Слава попел. Если ты, Паша, хочешь, то можешь начинать.
  Влад примиряюще показал на гитару. Павел сжал губы, и отдал её гиду.
  - Не собираюсь я играть.
  И парень вернулся на место. А Слава, получив инструмент назад, как ни в чём не бывало запел заново. И, насколько могла судить Наташа, с той самой песни, на которой его прервали.
  - Может познакомимся? - сидящий напротив Наташи парень. - Меня зовут Фред. Но можно Фредди.
  - Фредди? - рассмеялась Наташа. - Случайно не Крюгер?
  Парень серьёзно посмотрел на неё.
  - Пока ещё нет.
  У него были длинные чёрные волосы. Тёмные глаза. Выглядел очень интригующе. Поэтому девушка заинтересовалась им. К тому же, это был первый человек из этой компании, который заговорил с ней!
  - А я Наташа. - проговорила она.
  - Я уже знаю.
  Слова их тонули в аккордах и пении Славы. Фред подвинулся, приглашая Наташу сесть. Девушка не отказалась.
  - А ты читала Хулки Мурами? - спросил он её.
  - Может, Харуки Мураками?
  - Нет. Именно Хулки Мурами.
  Наташа поморщилась, вспоминая. Конечно, о Мураками она слышала. Но дальше слышания дело не продвинулось. И девушка сомневалась, что когда-нибудь продвинется. А вот какой-то Мурами... Этого она вообще не знала.
  - Хочешь, расскажу? - спросил он её.
  Наташа удивилась. Такие Обычно советуют почитать, но вот рассказывать. Да и вообще... Кто так знакомится с девушками? И всё же она не отказалась.
  - Это очень страшная книга. Ты не испугаешься?
  Наташа захихикала. Что её может напугать?
  
  * * * * * *
   Кровавый закат окутал землю своей красной мантией. В этом цвете потонуло всё: дома. сады, деревья. Будто бы на землю нахлынул океан, воды которого - кровь.
   В одном из домов города стоял он. Его звали Тирдам. Это было не его настоящее имя. Имя, данное ему родителями, он не любил и мечтал забыть. Оно было обычное, простое, встречалось на каждом углу. Так звали его в школе. А школу он тоже не любил. Впрочем, так же, как и всё вокруг.
   Тирдам прижался лбом к холодному оконному стеклу. Чтобы хоть как-то унять жар. Он не мигая смотрел на заходящее солнце. Земля, казалось, кипела под её огненными лучами. Такой же жар был в его душе. Сегодня. Сегодня, или никогда.
  - Дима, куда ты убежал? Иди вымой посуду! - раздался из другой комнаты голос.
  Тирдам сжал зубы. В такой момент! Тогда, когда он решает, быть или не быть? Всё ещё глядя на закат, он отошёл от окна.
  - Ты идёшь, или нет? - раздалось опять.
  Парень скривил губы, будто б от сильной зубной боли... Решено!
  Тирдам уверенно шагнул к своему письменному столу, вытащил ящик и принялся там копаться. Учебники, тетради, старые ручки. Парень усмехнулся, заметив, что руки его дрожат. Ничего, скоро они дрожать перестанут. Скоро они привыкнут. Он откидывал всё в сторону, будто бы это ничего ему уже не понадобится. Да, это ему действительно не понадобится. И вот он нашёл его. Тирдам боязливо оглянулся и быстро положил предмет за пазуху.
   Взгляд его опять упал на закат. Да. Сегодня. Это говорят даже небеса... Небеса ли?
   Тирдам усмехнулся и вышел из комнаты. Нужно было уйти из дому как можно быстрее, чтобы не передумать. Он знал, как мимолётна бывает решимость.
  - Дмитрий, куда это ты собрался? - вышла из кухни мама.
  Её внимательные глаза всмотрелись в сына.
  - Что с тобой? - она протянула белую, худую руку и приложила ко лбу. - Ты весь горишь... Ты не болен?
  Тирдам отшатнулся от руки.
  - Я здоров как никогда.
  И тут же его забил мелкий озноб. Он опустил глаза, чтоб не видеть этого заботливого, испуганного взгляда и вышел из квартиры.
   Когда за ним захлопнулась дверь, и он оказался в грязном, прокуренном подъезде, Тирдам почувствовал себя на свободе. Здесь уже нет никого, кто может его остановить.
   Зубы всё ещё стучали от нервов. Нужно было успокоиться. Он откинул волосы назад, и длинными, тонкими пальцами вытащил сигарету. Вспышка зажигалки, и клубы едкого дыма окутали его.
   Тирдам задумался. То, что он хотел сделать было рискованно. Но необходимо. Парень судорожно сжал предмет, который прятал под курткой. Он чувствовал, как вместе с дымом улетучивается и его решимость. Нужно было действовать. Он в последний раз затянулся и отшвырнул сигарету.
   Быстро сбежав с лестницы, он оказался на улице. Закат уже догарел, и теперь улицы погрузились в серую, безрадостную темноту.
   Тирдам пошёл в сторону рощи. Он давно решил, что именно там должен это сделать. Для начала. Навстречу попадались прохожие. Все одинаковые, унылые. Он не замечал их. А вот и роща. Тёмные, огромные деревья. А там, в глубине - настоящая чаща. Она скроет всё...
   Тирдам шёл по роще. Осенние опавшие листья шуршали под ногами. Лес погружался в темноту. Тропинки вели куда-то, причудливо переплетались, и расходились опять. И вот невдалеке Тирдам увидел то, чего так давно ждал. По тропинке шла, напевая песенку, маленькая девочка. В руках она крутила большой, жёлтый лист. За спиной был розовый портфель. Тоненькие, коричневые волосы были прибраны в конский хвост.
   Сердце Тирдама застучало. Он с силой сжал нож, который держал под курткой, и ускорил шаг. Однако ноги отказали ему, и перед глазами всё поплыло. Он вспомнил то, из-за чего он здесь.
  
  * * * * * *
  
   Это началось много лет назад. Он просыпался в холодном поту, со стучавшими зубами и остекленевшим от ужаса взором. А кругом была лишь темнота и одиночество. Страх проходил по телу огненными волнами... Но деваться было некуда, сбежать было невозможно... Он успокаивался и засыпал вновь. И вскоре он перестал бояться темноты.
   Эти ночи, кошмарные ночи были его бичом. Он знал - что-то ему снилось. Но не помнил ничего. В тот миг, когда он выходил из царства сна, он всё забывал. И сколько он не силился припомнить - не получалось. Видимо, это было всё настолько страшно, что сознание жалело его. И прятало сны в глубины разума.
   Но проходили годы. Время шло. И сны уже не прятались от него. Сначала это было что-то неясное, какие-то образы. Тёмно-зелёная, переплывающая гуща. И это были уже не кошмары. Может, он уже не стал этого бояться?
   А потом пошли и сны. Обычные, когда ты бегаешь по школе, или летаешь над домом. И другие...
   Кругом, насколько хватает глаз, белый-белый цвет. А на тебя идут чёрные, ломанные полосы. И Дима ужасно боялся наступить на них... А полосы всё шли и шли...
   И вот однажды он чудовищно устал. И подумал, а чего ему бояться? Ведь он не знает, что за этим будет... И наступил на чёрную полосу...
   Сон сразу прекратился, но за этим последовало многое... Теперь его преследовал Образ... Настолько ужасный, настолько неземной, что под утро Дима боялся думать о нём.
   Образ прошептал ему имя - Тирдам. И Дима взял его.
   Образ сказал, зачем он здесь - и Дима ему поверил.
   Образ приказал, что теперь ему нужно делать - и Дима не смел ослушаться...
  
  * * * * * *
  
   И теперь Дима шёл за девочкой. Он должен это сделать. У него нет выбора... Он не знал, что будет, если он ослушается... Смерть, или ночные кошмары... Ему не хотелось этого делать. Но не страх вёл его. Он просто был уверен, что должен сделать это... Дима доверился своей судьбе.
   А девочка шла как и в чём не бывало, напевая песенку и размахивая листом. Наверное, у неё только что закончились уроки, и теперь она пошла погулять. Только вот зря она шла одна!
   Тирдам ускорил шаг, чтобы приблизиться к ребёнку. Тут из-за поворота вышел ещё один прохожий. Он гулял с маленькой, пушистой собачкой. Пожилой мужчина с подозрением посмотрел на Диму. И Тирдам только сейчас понял, как это смотрится со стороны... Ещё не хватало, чтобы его запомнили, да ещё потом и узнали!
   Он отвёл свой алчный взгляд от девочки, засмотрелся на деревья и повернул в другую сторону. К его ужасу, мужчина последовал за ним. Его собачка то перегоняла его, то опять оставалась позади. Дима ускорил шаг, но развилок всё не было. Он был уже готов к тому, чтобы ломануться через кусты. Но это вызвало бы ещё большие подозрения. Тирдам оглянулся, его взгляд пылал злостью. Мужчина наблюдательно посмотрел на него. И Диме показалось, что он прочёл его душу... Что он всё знает...
   Может, убить и его? Дима сжал нож, и был уже готов вытащить его, как вдруг впереди была долгожданная развилка. Дима кинулся вперёд, и побежал. Оставалось только потерять девочку! Уже не думая о мужчине, он понёсся вперёд. Но её нигде не было. Тирдам от злости заскрипел зубами. Что за неудача!
   Но тут между деревьями проглянул розовый портфель. Девочка шла прямо в сердце чащи! Дима спрятался за дерево, чтобы не напугать её. По крайней мере, раньше времени...
   Она шла неторопливо, глядя по сторонам. Дима всмотрелся в неё... И ему стало не по себе... Выражение глаз у неё... отсутствовало. Она шла, но не видела, куда идёт... Будто бы кто-то вёл её...
   Сердце Димы похолодело от ужаса. А потом вдруг перед ним промелькнул Образ - и он всё понял. Ему облегчают задачу. Он должен идти по своему пути!
   А девочка всё шла и шла. Играя листом, она его чуть надорвала, и тут же бросила.
  Вот закончилась тропинка, и малютка пролазила между упавшими деревьями. Она шла всё дальше и дальше... Дима уже не таясь следовал за ней. Он шёл на расстоянии всего нескольких шагов, а она не слышала его. И не услышит.
   Сумерки сгущались, темнота давила. И лес становился всё гуще. Он был настолько заросшим, что сложно было пройти. Кустарники громоздились друг на друга, а поваленные деревья преграждали путь.
   Идеальное место. Здесь никто ничего не увидит и не услышит. Дима вытащил нож. Холодный, широкий клинок светился в темноте. И тут девочка остановилась. Она медленно повернулась. Её голубые, круглые от ужаса глаза уставились на него. Теперь она всё понимала. Дима вздрогнул, не перенеся этого душераздирающего взгляда и опустил глаза. Нож безвольно опустился. Дима понимал, что сейчас она убежит... Но сделать ничего не мог... Он не мог!..
   Тут ужасная боль пронзила его голову. Он застонал и опустился на колени.
   "Ты должен это сделать! Ты должен!" - пронеслось в его голове. И перед глазами предстал Образ.
   Тирдам зажмурился от боли. И тут всё резко прекратилось, как и началось. Он открыл глаза. Девочка всё ещё стояла на месте. Дима встал с колен, и уверенно посмотрел на свою жертву.
  - Ты не убьешь меня? - молящий голос ребёнка дрожал.
  Тирдам оскалил зубы, будто б защищаясь от этого голоса, он занёс нож.
  - Нет! - крикнула девочка и понеслась прочь.
  Дима кинулся вперёд, и схватил её за портфель. Девочка кричала, плакала, вырывалась. Дима держал её крепко, но он всё ещё не мог решиться. Убить ребёнка? Но тут этот страшный образ опять всплыл в его сознании. И Дима понял, что от судьбы ему не уйти. Он замахнулся ножом... и....
  
  * * * * * *
  
   В эту ночь Тирдам долго не мог заснуть. Он мысленно припоминал маршрут того дня. Как он вышел из дома. Как дошёл до рощи. Встретил девочку... Это крутилось в его голове, заставляя сердце стучать учащённо.
   Как только он это сделал, и тельце обмякло на его руках, он почувствовал облегчение. Дело сделано. Теперь не нужно было мучиться. Не нужно было думать. Не нужно было решать. Девочка упала на землю. И тут же Тирдам почувствовал ужасную, валящую с ног усталость. Он опустился на землю, и вытащил сигареты.
   Дима курил машинально, не думая, не рассуждая. Да и рассуждать было не возможно.
   Он посмотрел на труп ребёнка. Неужели это всё? Он ожидал чего-то большего... К примеру, чтобы Образ вышел из мира сна, и предстал пред ним... Но ничего этого не было. Вместо этого под ногами валялся труп, который нужно было куда-то деть.
   Докурив, Дима встал. Нужно вырыть яму, или запрятать куда-нибудь. Дима встал, приготовившись действовать. Но силы не возвратились к нему.
   Он посмотрел на девочку. Она лежала навзничь, уткнувшись чистеньким, миленьким лицом в сырую землю. Руки нелепо раскинуты. Дима почувствовал приступ тошноты. Ему стало противно. Противно от всего этого.
   И вдруг его пронзила ужасная мысль. Она была сильная и смертоносная, как молния. У Тирдама подкосились ноги... А вдруг это всё зря?.. А вдруг Образ - это всего лишь сон? Плод его воображения? И вдруг ничего этого нет?
   Дима схватился за голову и почувствовал, что сейчас умрёт...
   "Ты не веришь мне?" - вдруг зазвучал в его голове голос. Голос этот был полон гнева, но сердце Димы наполнилось радостью. Да! Он есть!..
   Простояв в чаще ещё некоторое время, он решил ничего не делать. Пусть всё будет так, как есть. Тирдам кинул взгляд на свою первую жертву, и пошёл назад, домой.
   Он шёл по тёмному, ночному лесу. Но темнота не пугала его. Он сам был темнотой...
   Дверь открыла мама. Она обеспокоено посмотрела на него. Дима чувствовал, что сейчас она задаст вопрос, но он не хотел этого - лгать...
  - Где ты был?
  И Дима не ответил. Он отвернулся, чтобы не встретиться с ней взглядом и молча прошёл в свою комнату.
  
   Этот день стоял перед его глазами. Шаг за шагом. И он прокручивался вновь и вновь... Но это было не мученье, это был не кошмар. Это просто не давало заснуть. Но наконец-то сон смилостивился над ним, и сомкнул его веки. В эту ночь Дима спал замечательно крепко, и ему не снились кошмары.
  
  * * * * * *
  
   Наташа поражённо смотрела на своего собеседника. Это ж надо кому-то такой кошмар написать... Какой-то Хруки Мурами или что-то вроде этого... Но больше всего её удивляло то, что он, Фред ей это рассказывает. Зачем?
  - Какая ужасная история, - вырвалось у ней.
  Фред замолчал и, улыбнувшись, посмотрел на неё.
  - Я же говорил, что это будет страшно.
  Весёлое настроение Наташи мигом улетучилось. Тёплое осеннее утро казалось ей теперь безрадостным. Песни Славы казались заунывно-печальными. Она отвернулась от своего собеседника и посмотрела в окно. Они проезжали маленькую, тихую деревеньку.
  - Сейчас наша остановка! - объявил подскочивший к ним Влад. - Вещи не забываем! Выход на левую сторону!..
  Он суетился, помогал вытаскивать вещи с полок, давал советы... Наташа, пользуясь суматохой, решила скрыться от странного субъекта и стала искать глазами Ксюшу. Та стояла около скамейки, а Паша вытаскивал её рюкзак.
  - Проходим к выходу! Проходим! - оказался около неё Влад.
  Он подхватил её сумку и направился к выходу. Наташа была польщена такими знаками внимания, но удивилась, что Влад без рюкзака. Девушка налегке пошла к выходу.
  - Наташа, а ты свои вещи не забыла?
  Девушка обернулась и увидела Славу, который показывает... на её сумку! Наташа удивилась. Видимо, у них с Владом одинаковые рюкзаки... Слава помог закинуть его на спину, и Наташа пошла к выходу.
   Девушка почувствовала, что весу на спине стало меньше. Это обозначало только одно: она схватила не свой рюкзак. Девушка хотела догнать Влада, но тот был далеко впереди, проталкиваясь сквозь толпу.
   Туристы столпились у выхода. Электричка стала сбавлять скорость, и вскоре остановилась.
  - Выходим! Осторожнее! - Влад выпрыгнул из электрички первым, и стал принимать вещи.
  Рюкзаки были спущены, и все попрыгали вниз. Перрона здесь не было и парни помогали девушкам спрыгнуть.
  - Вот мы и на месте! - провозгласил гид. - Вдыхайте чистый воздух, пока что не тронутый цивилизацией. Глядите на голубое небо, и на белые облака. Они ещё не окутаны дымом заводов!..
  - Влад - ярый гринписовец, - шепнула подошедшая Ксюша.
  Наташа улыбнулась, а Влад продолжал свою лекцию:
  - А эта земля ещё не изрыта тракторными гусеницами! - продолжал он восторженно.
  В толпе послышался смех. Он нарастал, и превратился в хохот. Влад оглянулся по сторонам, не понимая причину смеха, и тут увидел... Что он стоит прямо на тракторной колее .
   Он погрозил колее пальцем, и опять открыл рот, чтобы заговорить. Но смех не прекращался. Тогда, чтобы его услышали, он поднял руку кверху и выкрикнул:
  - А теперь берите свои рюкзаки, и вперёд, на встречу приключениям!
  В группе заулыбались и похватали сумки.
  - А какие у вас могут быть приключения? Туризм - это же просто идёшь и идёшь? - спросила Наташа.
  - Необязательно, - лаконично ответила Ксюша.
  Путники пошли в сторону леса. Впереди шёл Влад, и время от времени что-то выкрикивал.
  Солнце стояло высоко над землёй. Тёплые, осенние лучи ласкали деревья. Но это им уже не помогало - осень предъявляла свои права, и кое-где листья были уже жёлтыми, красными, и ожидали ветра, чтобы опасть.
  - А долго нам ещё идти? - спросила Наташа.
  Ксюша посмотрела на неё с удивлением.
  - Мы же только начали.
  - И неужели никаких остановок не будет? - от ужаса Наташа округлила глаза.
  Подруга лишь пожала плечами, насколько позволял рюкзак, и пошла дальше.
   Только сейчас Наташа вспомнила, что несёт, скорее всего, не свой рюкзак... Но он был таким лёгких... Поэтому расставаться с ним не хотелось. И девушка решила подойти к Владу только когда будет остановка.
   Вскоре туристы вышли из прохладного, зелёного леса. Впереди была гора. Наталья с ужасом подумала, что сейчас они пойдут прямо на неё... И опасения её оправдались. Влад направился именно туда. Гора была не крутая, до достаточно высокая. Особенно когда тебя вниз тащит рюкзак.
   Девушка не заметила, как отдалилась от Ксюши. Она пыталась её догнать, но усилия были тщетными: она ещё сильнее выбилась из сил. Мимо неё проходили люди. Тяжело дыша, склонив головы, они забирались в гору. И делали это гораздо быстрее её. Жар от пекущего солнца становился нестерпим. Ноги еле переступали. Но её давно никто не обгонял. И вскоре девушка догадалась, что идёт последняя. Сначала это её испугало: вдруг она потеряется? Но потом пришла хорошая мысль: если она уже последняя, торопиться ей не надо. Наташа остановилась, и обернулась. Да, за ней действительно уже никто не шёл. Она осмотрелась по сторонам. Со склона этой горы открывался чудесный вид. Буйство красок: яркие - красные, жёлтые леса сменялись зелёными лугами. Эти мазки причудливо переплетались, загораживали друг друга. И над всем этим висело яркое, золотистое солнце, плавающее в чистом синем небе. Наташа глубоко вдохнула. Воздух был напоен дикими травами. А ведь пока так идёшь, глядя только себе под ноги, ничего не увидишь!
  Но любоваться пейзажем до бесконечности было не возможно. Девушка посмотрела вверх. Последние люди уже скрывались из виду. Ей стало не по себе, и она быстро зашагала за ними. Догнать их было уже не возможно, но теперь не потеряться - была её главная задача.
  Вскоре она достигла вершины. И, посмотрев вниз, обомлела. Ту сторону горы не освещало солнце, и там стоял густой, молочно-белый туман. А туристов не было.
  Сердце Наташи застучало учащённо. Куда же они могли деться? Неужели пошли туда? Но это было сущем безумием: они могли потеряться... Однако делать было нечего, и девушка начала осторожно спускаться вниз.
  И вот она достигла первых клубов тумана. Она посмотрела вперёд: дальше уже ничего не было видно. Даже на расстоянии метра... Но девушка пошла дальше. Один шаг, другой... И вот она оказалась в белом море. Наташа вытянула вперёд руку, чтобы знать, что её ожидает впереди. И кисти уже не было видно - настолько это был густой туман.
  Наташе стало страшно. Она ступала медленно, нащупывая ногой поверхность - она не хотела оступиться и куда-нибудь улететь.
  Так, в борьбе с неизвестностью, прошло несколько минут. И она ничего не нашла - ни дерева, ни, тем более, туристов. Не было ничего. Это была пустое, холодное, слепое пространство Смерти.
  Наташа, не видевшая уже давно своих ног, решила посмотреть, что это за местность. Она склонилась к своим кроссовкам. И увидела, по чему она идёт... Это был серый, крупный песок. Такого она ещё никогда не видела. Она с любопытством взяла несколько зёрнышек, и увидела... Из чего он состоит. Это были кости маленьких зверьков... Она посмотрела на череп, который держала в руке. Он был не больше горошинки. Она содрогнулась и выкинула его. Чтобы хоть как-то отдалиться от этой проклятой земли, она встала. И тут ей подумалось: а чьи это кости? Такие маленькие? Ведь это не мышиные... Хоть Наташа и не была биологом, но всё же понимала, что здесь что-то не так. Нужно было выбираться из тумана. И чем скорее, тем лучше.
  Она повернулась, надеясь что всё это время шла прямо, и зашагала прочь. Прошли несколько минут скитаний вслепую, и Наташа поняла, что потерялась. Она должна была уже выйти из тумана... А туман не проходил.
  - Помогите! - крикнула она.
  Но туман был настолько густой, что крик её потонул в нём.
  - Ксюша! Влад! Помогите!.. - кричала она, хотя и знала, что это было бесполезно...
  Страх настолько охватил её, что она запаниковала. Наташа уже не думала, куда идёт - она металась по молочному морю, то вправо, то влево. Девушка уже почти бежала... И тут она увидела впереди себя тёмный силуэт. Она не знала, что это... Но это было хоть что-то! Не думая долго, она сделала шаг к нему, и очутилась нос к носу с деревом. Огрубевшая, корявая кора была исцарапана когтями. Глубокие порезы доходили чуть ли не до сердцевины несчастного дерева.
   Наташа с ужасом подумала, кому могут принадлежать такие когти. Девушка оглянулась, но кругом были лишь клубы тумана. Она посмотрела вверх, и увидела... Мерзкое, серое существо сидело на обглоданной кроне дерева.
   Костлявые его руки были снабжены огромными, длинными, острыми как бритва когтями. Маленькая, волосатая головка сонно склонилась на впалую грудь. Если бы Наташа могла закричать, она бы закричала. Девушка попятилась назад, и тут зацепилась за корень дерева. Наташа рухнула на землю, и непроизвольно вскрикнула.
   Существо мигом вскинуло голову и открыло глаза. Эти глаза... Наташа никогда не забудет их. В них было столько дикого безумия, столько животной жестокости... И столько бесконечной скорби. Человеческой скорби.
   Чудовище проворно спрыгнуло на землю, и поползло к ней. Непропорционально длинные руки и ноги не давали идти быстро. Но если оно всё же дойдёт - когти сделают своё кровавое дело.
   Наташа отползала прочь. У ней не было решимости подняться и бежать. Эти глаза. Они гипнотизировали её. Наташа, еле дыша, отходила. А существо, высунув свой длинный, розовый язык, истекало слюнями. Оно двигалось медленно, но верно, и с каждой секундой всё ближе приближалось к девушке.
   Вокруг них клубился туман, и в мире не было никого и ничего. Только девушка и этот злобный монстр.
   Вскоре он приблизился настолько, что выкинул вперёд клешню, и когти впились в ногу девушке. Наташа закричала и пнула существо. Алая кровь заструилась по ноге.
   Существо зашипело, и глубже погрузило свои когти в живое мясо.
   Вдруг рядом раздался громкий лай, и между ними возник рыжий, огромный пёс. Он вцепился в тщедушное тело монстра, и начал его трепать. Клешня выскользнула из ноги девушки и тут же вцепилась в спину пса. Но драка была не долгой. Монстр выскользнул из хватки собаки, и с удивительным проворством бросился в туман. Пёс рванул за ним.
   Девушка опять осталась одна. Она посмотрела на свою раненную ногу. Её казалось, что рана ужасная... Но была лишь небольшая царапина. Наташа не понимала, как такое могло быть. Не могла же рана затянуться так быстро...
   Успокоившись после такого кошмара, она встала на ноги, и опять побрела в туман.
  - Наташа!
  Этот крик был еле слышен, туман его почти поглотил, но всё же девушка услышала его. Она оглянулась на звук, и с радостным сердцем пошла в ту сторону.
  - Наташа! - повторилось вновь.
  И тут девушка увидела огненную шевелюру. Она кинулась вперёд и обняла Влада. Но тут он вскрикнул, будто б от боли, и освободился от рук Наташи.
   Девушка была удивлена, но тут он обнял её, и она забылась.
  - Я видела здесь такое страшное существо, - проговорила она.
  От всех переживаний, у ней вдруг потекли слёзы.
  - Оно было такое страшное... такое страшное, - всхлипывала девушка.
  - Ничего-ничего, - утешал Влад, - Только вот зачем ты пошла в туман?
  Наташа посмотрела на него.
  - Но вы ведь сами направились сюда.
  Парень покачал головой.
  - Мы в туман бы никогда не пошли. Так можно заблудиться. - тут он вслушался в тишину тумана, и обеспокоено сказал. - Давай лучше выбираться от сюда.
  - А в какую сторону? - крутила головой Наташа.
  - В эту.
  К удивлению девушки, это было правильное направление, и вскоре они выбрались из тумана.
   В десяти метрах от кромки тумана сидели туристы. Лица их были взволнованы и они громко обсуждали происходящее. И, когда из тумана вышли двое, все глаза были прикованы к ним.
  - Я нашёл любительницу туманов! - как ни в чём не бывало заговорил Влад. - Цела и здорова!
  Ксюша кинулась к подруге.
  - Прости, пожалуйста, что я бросила тебя... Просто... Я должна была следить за тобой.
   Наташа улыбнулась девушке. Она была так рада, что увидела всех их!..
  - Итак! - начал Влад. - Давайте продолжим ещё немного наш путь. И, когда найдём место поживописнее, остановимся на стоянку!.. Вперёд!
  Наташа ещё не оправилась от потрясения, как её опять заставляли идти. Но теперь Ксюша не отходила от неё, и всё группа шла заметно медленнее.
  - А что ты там видела, в тумане? - спросил поравнявшийся с ней Фред.
  Девушка вздрогнула. Будто бы среди горячего, солнечного дня прикоснулась к холодному снегу.
   Парень ждал ответа, не мигая глядя на неё. "Странный он" - подумала Наташе. И мысль её продолжилась "и опасный".
  - Да ничего... Так, побродила по туману, а потом Влад меня нашёл, - сказала Наташа. Почему-то ей не хотелось говорить ему правду. Да и не собиралась она о таком рассказывать. Ни ему, и ни кому другому.
  Фред улыбнулся, будто бы прочитав в её глазах, что она лжёт.
  Несколько минут они молчали. "Скорее бы он ушёл", - подумала Наташа. Не то, что бы она его боялась или он ей не нравился. Но было что-то такое, неуловимое, что отталкивало его.
  - А хочешь, расскажу дальше, что было в том рассказе? - спросил он.
  - Нет. - довольно резко ответила Наталья и ускорила шаг.
  Она обогнала идущую впереди Ксюшу. Та подивилась её прыти и порадовалась за подругу - они шли по хребту горы, и идти было сложно.
  Так они прошли ещё некоторое время. Наташа оглянулась, и увидев, что Фреда рядом нет, успокоилась, и снизила скорость. Её догнала Ксюша.
  - Ты молодец, быстро идешь, - похвалила её Ксюша.
  - Я просто убегаю от Фреда, - ответила девушка.
  - А-а. - понимающе сказала подруга.
  
  * * * * * *
  
   Оля и Рома шли по осеннему лесу. Под ними расстилался яркий, цветной ковёр из опавших листьев. Они мягко шелестели под ногами. Кругом стояли величественные деревья, украшенные празднично-желтой листвой. А над головой светило такое же жёлтое, как и осенние листья, яркое солнце.
   Они шли взявшись друг друга за руки, и не было людей, счастливее их. Тёплые ладони касались друг друга, и казалось, передавали их мысли. Влюблённые шли молча, наслаждаясь чувством - счастья.
   Взгляд Оли упал на огромный, кленовый лист. Она нагнулась и подобрала его. Лист был жёлтый, но прожилки оставались ещё зелёными. С одной стороны он был чуть надорван.
  - Красивый лист? - спросила она.
  Рома посмотрел на лист.
  - Ты красивее.
  Они остановились, и Рома обнял девушку. Руки сжались сильнее, а губы прижались к губам.
   Оля в блаженстве закрыла глаза, а Рома страстно целовал её.
   Но вот поцелуи утихли, и они постояли так. Просто обнявшись среди осеннего леса.
   Влюблённые пошли дальше. По тихим, безлюдным тропинкам. Изредка они встречали праздных прохожих, наслаждавшихся осенним буйством природы. Пожилые старушки, гуляющие со своими маленькими собачками. Молодые мамы, катящие впереди коляски.
   Но влюблённые не замечали их. Они смотрели только друг на друга. Постепенно они всё дальше и дальше углублялись в лес. Их тропинка становилась всё уже и уж, и наконец утонула в опавшей листве.
   Оля прижалась к Роме. Он хотел её поцеловать, но тут она выскользнула из его объятий.
   Озорные глазки с искорками пламени всмотрелись в него.
  - Я хочу, чтобы ты меня догнал! - игриво сказала она, и, расхохотавшись, побежала прочь.
  Рома последовал за ней. Оля бегала вокруг коряг, не давая ему поймать себя. Но иногда Роме это удавалось, он ловил её, и их губы сливались воедино, но девушка опять вырывалась, и бежала прочь. А они заходили всё дальше и дальше.
   И тут Оля резко остановилась. Рома, думая, что это игра, подбежал сзади и обнял её, но тут же руки его опустились.
   Они, не смея дышать, не желая видеть... всё же смотрели на это...
  
  * * * * * *
  
   День уже клонился к вечеру. Идти стало значительно легче, но всё же Наташа выбилась из сил. Эта короткая остановка около водопада - она её не заметила. Это был не отдых, хотя, по мнению Влада, считался таковым.
   Наташа успела только рухнуть на сырую землю - так устали у неё ноги, и немного подкрепиться. Красота водопада её уже не волновала. Хотя все остальные оживлённо беседовали, не смотря на шум буйной воды, и фотографировали. Наташе было не до этого. Она устало вытянула вперёд ноги и закрыла глаза. Хоть сейчас ей никуда не нужно было идти. И она блаженствовала от этой мысли. Тут к ней подошёл Влад.
  - Я человек гуманный. Поэтому целый день несу твои вещи, но может тебе что-нибудь нужно?
  Парень показывал на рюкзак. Наташа смущенно улыбнулась.
  - Я давно хотела поменяться, но всё как-то удобного случая не было. То идти нужно, то я в тумане запуталась...
  - Ничего-ничего, - заверил её Влад. - Я и потом твой рюкзак понесу - ты его не дотащишь... Кстати? Ты что туда положила?
  Но Наташа не согласилась, и решила нести свою ношу самой. Она отдала рюкзак законному владельцу, а из своего достала еду.
   Пока девушка рылась в рюкзаке, она поразилась, сколько же вещей можно было не брать... Вот скажите, зачем она взяла с собой две свитры и шампунь...
   Но время отдыха вскоре вышло, и нужно было подниматься.
   Наташе опять пришлось идти. И выбора у ней не было. Шаг, другой, следующий. Наташа превратилась в автомат, в робота - потому что думать было невозможно.
   Но вот наступил вечер, а вместе с ним и блаженство прохлады.
   И тут зазвонил телефон. Знакомое чирикание раздалось в тихом лесу. Наташа обрадовалась, и одновременно испугалась. Как ей вытащить телефон, если он в рюкзаке.
   Но Влад, видимо уже боясь потерять девушку опять, остановил отряд.
  - Давайте же дадим поговорить тем, кто сумел дозвониться - они просто счастливчики!.. Хотя лично у меня телефон в этих широтах не берёт!
  Наташа быстро скинула рюкзак, развязала его и вытащила телефон. Это было сообщение. Девушка прочитала его и ничего не поняла. Она прочла его вновь, но смысл опять остался ей не ясен. Но тут пришло другое сообщение. И какой-то смысл во всём этом стала проявляться. Но зачем же всё так кодировать?
  - Госпожа телефонистка , мы можем продолжить путь? - спросил Влад.
  Наташа улыбнулась. Она закинула рюкзак за спину, а телефон положила в карман. Она была уверена, что будет ещё сообщение.
   Отряд двинулся с места и пошёл. Наташа не обманулась. Зазвучало знакомое чирикание. Опять сообщение. Девушка прочитала его. И тут сердце её похолодело... Она поняла, что хотела сказать её подруга Оля... Все неразборчивые, сбивчивые сообщения сложились в ясную мозаику.
   Наташа шагала на автопилоте, не полнимая , куда идёт. Да это ей сейчас было и не важно... Бедная Оля! Она гуляла в роще со своим бойфрендом Ромой. И увидела труп. Труп маленькой девочки. Сейчас Оля сидела в милиции... давала показания.
   Наташе стало сразу не радостно на душе. Сумеречный лес уже не радовал глаз. Сухая пустота поселилась в сердце.
   - Что случилось? - спросила Ксюша, видя, что на подругу нашёл ступор.
  Наташа захотела это пересказать, но не могла и замотала головой. Здесь, в тихом лесу, на природе, среди беззаботных туристов тот мир, городской, казался другой реалией. Казалось, что его не существует, что он вымысел. А эта природа, эти деревья - это настоящее. И ещё более дико было думать на фоне всего этого о трупе маленькой девочки.
   - Да что с тобой? - не унималась Ксюша.
  Слёзы выступили на глазах Наташи, будто б она сама видела всё это, и девушка закрыла глаза руками. Сквозь всхлипывания она всё же рассказала о случившемся. Ксюша слушала молча. Когда Наташа закончила, подруга положила руку на её плечо.
   - Это конечно ужасно, но что случилось, то случилось. Давай не будем портить себе настроение.
  Наташа была поражена эгоизмом подруги. С минуту они шли молча. Внезапно отряд остановился, и Наташа, из-за задумчивости, чуть не врезалась в спину Павла.
  - Так, господа туристы! - объявил Влад. - На сегодня нам хватит. Вообще-то мы не успеваем, но завтра ускорим шаг и нагоним упущенное. - и тут он мечтательно закатил глаза. - сгущаются сумерки, и наступает ночь. Эта чёрная владычица своими необъятными, бархатными крылами закрывает землю, скрывая её от света. Мир тьмы, неизвестности и страха царит здесь...
  Слава, одобряюще захлопал, умудряясь ещё и держать гитару.
  - Вау! Прямо поэт, - и, подражая гиду, продолжал, - И власть тёмной царицы безгранична. Но вот наступает рассвет. Ночь беспощадно борется с его апологетами, но вот их становится много. Лучи солнца пронзают своими копьями бархат тьмы. Владычица уступает, взмахивает своими крылами, и, оглядываясь, скаля зубы, улетает прочь. Чтоб вскоре возвратиться вновь.
  Кто-то слушал этот приступ поэзии, а кто-то давно ставил палатки.
  Ксюша разворачивала свою, и долго не могла сообразить, с какого места начинать.
  - Наташа, лучше помоги мне. А этих ты сможешь слышать хоть каждый день. Они часто такое устраивают.
  Но тут Слава закончил свою речь.
  - О, надо же, - удивилась Ксюша, - что-то они быстро закончили. Обычно это продолжается полчаса... Знаешь, так - по очереди, и каждый минут на десять. А сегодня у них, видать, нет настроения.
  Девушки пытались поставить палатку.
  - Держи вот за тот конец, - сказала Ксюша.
  Тем временем она пыталась поставить каркас. Он никак не поддавался.
  - Тяни!
  Наташа подтянула, но, видно, перестаралась, и вся хлипкая конструкция упала на землю, превратившись в бесформенную кучу.
  - Упс! - извинилась Наташа, испуганно глядя на то, что натворила.
  - У тебя какой опыт построения палаток - таких сверхсложных архитектурных конструкций?
  Тут к ним подошёл Паша.
  - Ну что, мамзели, не можете палатку поставить? Сейчас я вам сам её поставлю, можете не волноваться.
  Наташа обрадовано улыбнулась, и с удивлением заметила, что Ксюша нахмурилась.
   Паша тем временем взялся за тот же самый край, который когда-то держала Наташа.
  - Ты, - обратился он к девушке, - держи здесь.
  И Наташа опять получила тот же самый кусочек ткани. Девушка была немного удивлена - она-то думала, что он всё сам сделает... Паша повозился немного, и вытащил из бесформенной кучи ещё один угол палатки.
  - А ты, Ксюша, теперь вставляй дуги.
  Девушка недоверчиво посмотрела на него, но всё же наклонилась и взяла одну дугу.
  - Тут бы хорошо ещё несколько человек, чтобы остальные концы держали, - заметил Паша.
  - Но палатка-то всего двухместная. Неужели её должен ставить целый полк? - недоумевала Наташа.
  Парень не успел ей ответить, потому что Ксюша сказала, что не может запихать дугу. Тогда Павел отдал ей свой конец, взял строптивую железяку и неимоверными усилиями стал её запихивать в палатку. Ксюша у ужасом наблюдала за происходящим, молясь, чтоб палатка от такого не разорвалась, и дуга не сломалась. Но материалы, видимо, были надёжными, и выдержали такую инквизицию.
  - А теперь давайте забьём колышки. Топор у меня в рюкзаке. Может, кто сбегает? - спросил Павел, глядя на Наташу.
  - Но если это твой рюкзак, может, сам сходишь? - предложила Ксюша.
  - Я вам её ещё и ставлю, я ещё и бегать должен? - заносчиво сказал он.
  - Хорошо, я схожу. - согласилась Наташа, несмотря на суровый взгляд Ксюши.
  Паша объяснил ей, какой рюкзак - "большой такой, с красными полосками" и махнул ей рукой.
   Девушка пошла, хотя не была уверена, что найдёт. Просто она подумала, что парню нравится её подруга, и хотела оставить их вместе. Но Ксюша, похоже, была не в восторге от этого.
   Наташа шла по лагерю. Большинство ещё ставили палатки, остальные уже сидели в них, раскладывая свои вещи. Тут девушка увидела рюкзак с красными полосками. Около него никого не было.
  - Неужели придётся шарится в чужих вещах? Прямо как вор. - подумала девушка и наклонилась к рюкзаку. Застёжки были закрыта капитально и педантично, будто б владелец не собирался их часто открывать. Девушка вспомнила свою сумку - там всё держалось на божьем слове - лишь бы вещи не выпали, и ладно.
  - Здравствуй. - прошелестело над ухом и кто-то обнял её за талию.
  Наташа вздрогнула и повернула голову. Это был Фред. Его чёрные глаза гипнотически всматривались в душу девушки. Руки его сильнее обхватили её. Но она почему-то не вырывалась.
  - Что ты делаешь с моими вещами? Или опять перепутала рюкзаки?
  "Маньяк", - подумала Наташа, и тут самообладание опять вернулось к ней. Она уже хотела предпринять попытку высвободиться, но Фред сам убрал руки.
  - Я ищу рюкзак Павла. - сказал она. - Ты не знаешь, где он?
  Наташа пока говорила, попятилась назад, отходя от него на приличную дистанцию.
  Фред ядовито улыбнулся и махнул рукой влево. Девушка посмотрела туда, и в двадцати шагах увидела ещё один рюкзак с красными полосками. Больше не глядя на Фреда, она направилась туда. Слава богу, копаться в чужих вещах было не нужно - топор лежал рядом, на земле. Она подняла его и уже хотела идти, но тут в поле её зрения оказался Влад. Увидев её, парень отправился к ней.
  - Ну как тебе поход? - весело спросил он.
  - Классно, но только сильно устаёшь.
  - Это поначалу всегда так. Потом привыкнешь. Но вот сейчас у тебя редкая возможность оценить отдых. Когда ты идёшь, весь такой уставший, полумёртвый, то просто на тот свет оправиться охота, а потом вдруг отдых... Красота! - мечтательно скачал он. - А что это у тебя в руках топор? За кем-нибудь охотишься?
  Влад попытался шутливо отобрать оружие, а девушка рассмеялась и убрала его за спину. По идеи, она должна было взять топор и быстро вернуться назад, но теперь ей этого не хотелось. Разговаривать с Владом было куда приятнее, чем устанавливать палатку.
  - А куда мы идём? - спросила Наташа.
  - Это секрет, - интригующе сказал Влад. - Никто этого не знает. Кроме меня.
  Влад подмигнул и, к неудовольствию Наташи, ушёл. Девушка вздохнула и отправилась к своей компании. Она была уже близка к цели, как вдруг рядом с ней оказался Слава.
  - О, прекраснейшая и благороднейшая из дам, услышь своей ангельской душой серенаду моего зачарованного сердца, - Слава под эти восторженные слова выделывал какие-то немыслимо сложные аккорды на гитаре. Инструмент всеми силами сопротивлялся, и издавал какие-то разобщённые, не мелодичные звуки.
  - Так прекрасную даму не завоюешь, - заметила Наташа, довольная, что кто-то ещё обратил на неё внимание.
  - Я не волшебник, я только учусь, - преувеличенно скромно сказал Слава и пошёл дальше, по пути мучая гитару.
  И вот наконец Наташа достигла своего лагеря.
  - Где ты была? - раздосадованно спросила Ксюша.
  - Тебя только за смертью посылать! - добавил Павел.
  Очевидно, они ждали её долго.
  - Главное, что я принесла топор! - ответила она.
  - Ну если бы ты его ещё и не принесла, то тогда мы тебя вообще б убили, - проворчала Ксюша, всё ещё державшая конец палатки.
  Павел взял оружие из рук Наташи.
  - Теперь мы будем забивать колья, - сказал он. - Дайте мне колышек.
  Наташа оглянулась по сторонам. Мешочка с кольями не было видно. Павел посмотрел на неё вопросительно, и она пожала плечами.
  - Вы что, не знаете, где лежат ваши вещи? - спросил он.
  Наташа вздохнула и принялась искать. Его нигде не было.
  - Может, он ещё в рюкзаке? - предложила Ксюша.
  Вскоре был вывернут весь рюкзак. И, к счастью, колышки нашлись.
  - Теперь вот ты, Наташа, натягивай верёвку, - сказал Павел.
  - Хорошо, что хоть колышек держать не надо, - ответила девушка, наблюдая, как топор изредка попадает по нужному месту, в основном же ударяется об землю.
  И вот несколько колышков оказалась на нужном месте.
  - Теперь палатку держать не нужно! - восторженно сказал Паша. - Все теперь могут помогать.
  Он взял одну из оставшихся дуг, и принялся их вставлять в палатку, отчего та, будто б приобретя скелет, принимала геометрическую форму. Все принялись делать тоже самое, и тут Ксюша заметила.
  - А одной дуги не хватает
  Ксюша вздохнула.
  - Сегодня всё теряется.
  Опять был тщательно вытрясен рюкзак, и проверены все вещи. Дуги не было. Проверили землю в радиусе пяти метров. Дуги не было. Поспрашивали соседей. Тот же результат. А между тем сумерки всё сгущались, и становилось всё темнее и темнее.
  - А вам не кажется, что палатка какая-то кривая? - заметила Наташа.
  - Ничего. Вот поставим последнюю дугу, и всё станет нормально.
  Но дуги не было.
  - Может, она осталась под палаткой? - предложила Ксюша.
  Наташа с ужасом подумала об этом. Опять убирать палатку... Но делать было нечего. Нужно было проверить.
  - Ничего, - утешал Павел, - мы только колышки поотцепляем, а дуги оставим.
  И они начали отрывать колья. Вскоре этот мародерский поступок был совершён, и палатку приподняли. Последняя дуга действительно оказалась там.
  А потом выяснилось, что дуги поставлены неправильно, и пришлось их переставлять. Наташа была чудовищно зла на всех. Это чувство разделяли и Павел с Ксюшой.
  - Я не могу работать, когда другие отдыхают! - заявил Паша, угрожая праздным туристам, которые, поставив свои палатки, наблюдали за ними.
  Те лишь пожимали плечами, лениво помешивая чай.
  Общий костёр тоже давно полыхал на окраине лагеря, и от туда доносился приятный аромат еды.
  
  И вот наконец-то палатка была поставлена нормально. Все были счастливы. Их счастье даже не омрачало то, что весь остальной лагерь уже давно построился, и любопытные соседи наблюдали за их трудами.
  - Зря я с вами связался. - проворчал Павел.
  Наташа с ощущением полного счастья забралась в палатку, и тут её колено наткнулось на что-то твёрдое. Очевидно, они поставили палатку на пень... или на камень. И кому-то придётся на нём спать. Но это не испортило настроение девушке: главное - палатка поставлена!
  - Но так как я вам помогал, - услышала Наташа из палатки голос Павла, - то я буду спать с вами.
  Ксюша поворчала, но всё же согласилась.
  Наташа выглянула из палатки.
  - Он будет ночевать с нами?
  Ксюша кивнула и сказала:
  - Лучше б мы сами её устанавливали. Так, по крайней мере было бы быстрее.
  
  * * * * * *
  
   Их компания оказалась последней, кто собирался ещё ужинать. Все остальные давно поели и сидели вокруг большого, жаркого костра. Слава, естественно, пел под гитару.
   Наташа накинулась на еду, будто б не ела неделю. И не было на свете ничего вкуснее, чем тушёнка! Но даже самый волчий голод можно утолить, и вскоре девушка разомлела в тепле костра.
  - А хочешь, я тебе расскажу, что дальше случилось с Тирдамом? - знакомый голос тихо прошептал.
  Наташа сразу захотела встать и уйти, но пересаживаться было некуда: все места вокруг костра были заняты, и люди сидели так плотно, что протиснуться было нереально.
  - Куда же ты бежишь? - спросил Фред, беря её за руку.
  Наташа вырвала свою руку из его горячей ладони, так и не взглянув него.
  - Даже если ты не хочешь слушать, ты услышишь...
  
  * * * * * *
  
   Тирдам шел около озера. Серебрянно-чёрная гладь воды раскинулась перед его ногами. В небе светила луна, и дорожка от неё шла к нему. Казалось, ступи на неё, и ты пойдёшь... Пойдёшь как пророк, по воде, по воздуху... Вверх, к луне... к её обратной стороне.
   Парень шёл не спеша, обдумывая свои будущие действия. Его кинжал был опять с ним. С тех пор, как лезвие напилось первой крови, невинной крови, нож стал другим. Дима не видел, в чём именно он изменился, но чувствовал это. После той первой жертвы, Образ стал обходиться с ним куда лучше, чем раньше. Он даже на некоторое время дал ему покой - не терзал во снах, не приказывал ничего делать, даже почему-то долго не появлялся. Но от последнего Диме стало ещё хуже - он начал сомневаться, было ли это всё? Но вот Образ вспомнил о нём, вспомнил, и приказал действовать. Тирдам был рад этому, но он и боялся.
   Парень шёл вдоль берега. На этот раз он уже не прятал свой нож. Фриз был в его руке, своим ярким блеском делая вызов чёрной ночи.
   И вот парень дошёл до маленького, ветхого дома. Он был весь перекошен. Крыши у него почти не было. Стёкла выбиты, а ставни висели на одной петли. Парень приблизился к нему, глядя на полуоткрытую дверь. Но войти он не решался. Он не решался сделать тот последний шаг. Ещё немного - и он уже будет в чужой власти, и не сможет ничего предотвратить. Сейчас у него был ещё выбор. Сейчас он мог просто уйти. Но мог ли он уйти?
   Сердце Тирдама учащённо забилось. Может, можно ещё уйти? И больше не делать всего этого, что он сделал, и что ему ещё предстоит? Может, Образ оставит его?..
   Ночь безмолвствовала, не давая ему ответа. Гладь воды стояла застывшая, мёртвая, и ни один шум, ни один порыв ветра не могли ему ничего сказать. Всё молчало.
   И Образ молчал, не приказывая ему. От этого Тирдаму стало плохо. Во рту пересохло. Он понимал, что сейчас примет решение, от которого будет зависеть вся его жизнь.
  - Нет, - обречённо заговорил он, потому что тишина, нависшая на него ото всюду, была невыносима. - Я проклят. Это мне не изменить. Я должен идти дальше по этому пути.
  И Тирдам пошёл. Он распахнул дверь и вошёл в полуразрушенный дом. В нём было темно. Парень пробежался глазами по всему интерьеру - поваленный стол, трёхногий табурет, ободранные стены. В этом доме много лет никто не жил, и врят ли кто захочет в нём поселиться. Тирдам заволновался - он не заметил, чтобы кто-то здесь был.
  - Это хорошо, что ты не струсил. - раздался тихий голос из другого конца комнаты, и из обшарпанного кресла с торчащими пружиными, поднялся тощий человек.
  Он неторопливо окинул взглядом вошедшего и подошёл к окну. Худая его рука скользнула в карман и вытащила от туда трубку. Чиркнула спичка, осветив его длинные, жёлтые ногти. Человек затянулся, и вот из его трубки полился белый дым. Через несколько минут он наполнил почти всю комнату. Тирдам закашлялся от этого. Он не был уверен, что это табак.
   А незнакомец всё молчал, глядя в окно и время от времени поднося трубку к губам. Тирдам так и не увидел его лица, и всё это его сильно беспокоило. Он начинал нервничать.
   Дима, когда узнал, что придётся сделать, не спал несколько ночей и почти ничего не ел. Это ужасно его вымотало, а тут ещё этот незнакомец тянет резину... Нужно быстрее это сделать, и больше не парится!
   Наконец незнакомец повернулся к нему. Но и сейчас не было видно его лица - густой дым, более похожий на туман, скрывал его.
  - Не нужно нервничать. Раз уж ты решился на это, не стоит более ни о чём думать. Все само придёт в своё время.
  Тирдам не ответил. Теперь он уже не нервничал. Ещё более худшее чувство завладело его душой - теперь он боялся. Боялся этого незнакомства. Вдруг он убьёт его?
   Дима не мог определить причину, почему этот человек может убить его, но в одном он был уверен: если ему будет нужно, он это сделает.
  - Меня зовут Ксашес. - сказал незнакомец, ложа трубку в карман. - Я думаю, пора.
  Тирдам облегчённо вздохнул. Он бы не вытерпел сидеть здесь ещё дольше - среди терпкого дыма да ещё с таким человеком...
   Парень вышел из дома. Луну заносило чёрными, тяжёлыми облаками. Она отчаянно боролась, посылая на землю свой свет. Этот свет был тусклым, мёртвым, но он всё же был светом. И вот он погас.
   Ксашес шёл первым, за ним плёлся Дима. По мере продвижения, в нём всё меньше и меньше становилось уверенности. Его путник, будто чувствуя это, временами оглядывался на него. Но и в этот момент лица его не было видно, и от этого Диме становилось ещё жутче.
   Они прошли ещё некоторое время, и тут Ксашес остановился. Он посмотрел по сторонам, повернулся к озеру, и, будто б прислушиваясь, глядел на него несколько секунд.
  - Нам нужно спрятаться, - сказал он, и направился к густой траве, в изобилии растущей вдоль озера.
  Тирдам последовал за ним. Он опустился в заросли травы. Она была колючей, и мокрой от росы, поэтому сидеть в ней было неприятно.
  Шли долгие минуты ожидания. Ни ветерка, ни шёпота воды. Полнейшее молчание. Тирдама от волнения начала бить судорога. Он сидел, сжав зубы, чтоб они не стучали, и закрыв глаза. Всеми силами он приказывал себе успокоиться. Но от этого становилось ещё хуже.
  Его тело всё дрожало, и это было заметно. Однако его спутник не обращал на него никакого внимания. Наверное, ему на это было всё равно. Ксашес сидел неподвижно, как статуя, как лев в ожидании добычи. Он смотрел на гладь озера. Внимательно и сосредоточенно, будто б там происходило что-то интересное. Но там ничего не было.
  И в эту секунду зеркально-чёрная гладь завибрировала, заструилась. Воды вспенились, и что-то появилось посреди озера. Тирдам не мог этого разглядеть - оно было слишком далеко. Это что-то тут же нырнуло вновь, но не исчезло, а поплыло к берегу. Оно плыло под водой, под самой её поверхностью, создавая круги. И вот оно достигло берега как раз там, где они сидели.
  Из воды появилась голова, обрамлённая ослепительно-белыми, длинными волосами. Девушка внимательно осмотрела берег своими лучистыми, зелёными глазами. Видимо удовлетворившись осмотром, она подтянулась на руках, и оказалась на берегу. Ноги её по прежнему оставались в воде. Девушка смотрела на воду. Теперь вода будто ожила - она текла, волны играли друг за другом. А ветра между тем не было.
  Девушка стала перебирать свои длинные волосы.
  Тирдам наблюдал за ней. Что это было? Этого он понять не мог. Но это был точно не человек - движения были не человеческие - необыкновенно плавные, изящные, медленные.
  Ксашес всё ещё не двигался. Может, они ждали чего-то другого?
  И тут девушка запела. Он не сразу понял, что это песня, и от куда она исходит. Но звук лился, перетекал. Он проносился над озером, и озеро отвечало ему высокой трелью. Он наполнял душу, проходил сквозь тело, оставляя в нём тепло и счастье. Звук звучал в ночи, и она осветлялась. Кругом будто становилось светлее. В нём было столько добра, столько надежды и любви. Вода от этого пенилась, и в её черной, мрачной бездне заиграли яркие, красочные оттенки. По воде будто пробегала радуга, оставляя то тут, то там мазки зелёного, фиолетового, желтого. Волны играли друг с другом ещё веселее. Их пенистые хребты были окрашена в разные цвета, и они гонялись друг за другом по всему озеру. На весь мир снизошла гармония, радость и жизнь.
  Тирдам лежал в траве, закрывая руками уши. Ужасные боли разрывали его тело. Слёзы струились по его лицу. Он не мог вытерпеть такого. Пение проходило сквозь него, сквозь его душу. Звук был чист и прекрасен, а его душа... Его душа была иной. Это доставляла неимоверные страдания - и физические и душевные. Звук придавил его, и он не в силах был ему противостоять.
  - Иди же! - сквозь пелену пения прорвался голос Ксашеса.
  Тирдам неимоверным усилием открыл глаза. Ксашес смотрел на него. Так по крайней мере, казалось - лицо его опять было во мраке.
  - Иди! Другого шанса у тебя не будет! - приказывал тихий, властный голос.
  Тирдаму это казалось немыслимым: он лежит тут полумёртвый, и не известно, сколько он сможет ещё выдержать. Никуда пойти он не сможет при всём желании!
  - Подумай, кто тебе может помочь.
  Тирдам опять закрыл глаза. От боли. "Подумай, кто тебе может помочь"... Он что, издевается?! Или не видит, что он тут еле жив?
  - Думай!
  Когда же это закончится? Когда же этот ужас прекратится?.. А песня струилась волнами, и каждый новый вал был сильнее предыдущего. Казалось, что звук вот-вот разорвёт душу...
   И тут Тирдам догадался. Ему поможет Образ! Он попытался призвать его, но... но ничего не выходило. Он приходил лишь тогда, когда это было нужно ему.
   Тирдам застонал и перевернулся на другой бок. И тут он на что-то наткнулся. Приоткрыв глаза в маленькую щелочку, он увидел его. Фриз. Может, он ему поможет? По крайней мере, нож не перечит, когда его берёшь.
   Тирдам отнял одну руку от уха. Музыка вдвойне оглушила его, что он зажмурился от боли, но он всё же на ощупь нашёл кинжал и сжал в своей руке. И тут музыка вроде как не стала такой сильной.
   Парень открыл глаза. Ксашес утвердительно кивнул головой. Тирдам выпрямился, не мигая глядя на жертву. Девушка пела, и взор её было обращён на воду. Она была настолько увлечена этим, что ничего не могла увидеть.
  - И не увидит. - твёрдо сказал Тирдам и вышел из камышей.
  Он крадучись подошёл к жертве. По мере его продвижения, музыка всё сильнее врезалась в него, доставляя мучения. Но это было ничто в сравнении с тем, что он испытал только что. Клинок защищал его. Тирдам подошёл вплотную. Один удар - и всё.
   Но ему почему-то захотелось увидеть глаза своей жертвы, видеть, как жизнь уходит их этих зелёных лучистых глаз.
   Он схватил её за волосы, и оказался перед ней.
   И эти глаза... Эти глаза не дали ему сделать то, что он хотел. Режущее пение прекратилось, но руки его безвольно опустились, и кинжал выпал из них.
  Тирдам обмяк и упал на колени.
   Нет, это было нечто другое, чем убийство девочки. Здесь он покусился на сам свет. И он не мог этого сделать, потому что не смог выгнать весь свет из себя.
   И тут из прекрасной девушки вырвался хрип. Тирдам вскинул голову, и увидел, что белый живот её проткнут желтыми, длинными ногтями, по которым уже струилась кровь. А к её щеке прижалось мерзкое лицо Ксашеса. Теперь он увидел это лицо - серое, морщинистое. Казалось по его чертам, что этому лицу недалеко до животного. Только вот до какого? Такого кошмара природа бы никогда не создала... А водянистые, туманные глаза были полны безумия и жестокости.
  
  * * * * * *
  
  Наташа слушала. Вся она превратилась в слух. Лицо её окаменело, не выражая ни единой эмоции. Глаза смотрели на костёр, не видя его.
   Она не хотела слышать, но не могла избежать этого. Сначала она пыталась прислушаться к песням Славы, или присоединиться к болтавне за костром. Но то, что рассказывал ей Фред. Этого невозможно было не слышать. И в итоге она сдалась.
  - Наташа, Наташа! - расталкивала её Ксюша. - Наташа, ты что, притворяешься?
  Наконец девушка пришла в себя.
  - Что?
  - Я сейчас иду спать. Может, ты тоже пойдёшь?
  - Я? А, ну да... конечно.
  Наташа встала, не глядя на Фреда, и пошла за Ксюшей.
  - Девушки, подождите! - крикнул Павел и догнал их. - Если вы идёте спать, то и я пойду.
  Ксюша ничего не ответила и пошла дальше. Она освещала путь фонариком, ища палатку. И вот поиски её увенчались успехом. Девушки влезли в палатку, к ним юркнул Паша, и, что удивило Наташу, нагло разместился между ними.
  - А почему так быстро мы идём спать? - спросила Наташа.
  - Завтра большой переход, поэтому лучше выспаться... Да и вообще...
  По голосу было видно, что Ксюша чем-то недовольна. И Наташа догадывалась о причине.
  Все молча стали заворачиваться в свои спальники. Вскоре они уложились, и наступила полная тишина. Лишь невдалеке продолжала играть гитара, и были слышны голоса поющих.
  - Что ты сегодня такая злая? - спросил Паша.
  Ксюша не ответила. Тут раздались звуки борьбы, а потом девушка прошипела.
  - Я тебя сейчас выгоню! Ты меня уже достал! Все меня достали!..
  - Какие мы агрессивные... - миролюбиво поддразнил Павел, но ничего больше не предпринимал.
  Наташа решила не ввязываться. У неё самой проблем и без этого хватало. Несколько минут прошли в тишине. Нужно было засыпать, но сон не шёл к Наташе. Несмотря на усталость, в её голове громоздились мысли. И это не давало ей заснуть.
   Оля, наткнувшаяся на труп девочки... Страшное существо, которое она встретила в тумане... Рассказы Фреда... Все переживания этого дня были слишком ужасными, чтобы их можно было отбросить.
   Ксюша и Павел уже спали. Костёр ещё горел, но большинство уже разошлось по палаткам. Время шло, а сон всё так и не забирал Наташу в своё царство. Она поворачивалась с бока набок, чтоб прогнать мысли. Она пыталась лежать неподвижно, чтобы спокойствие воцарило в её душе. Но ничего не помогало - она была всё в огне. В огне было и тело и дух. Но вот наконец она провалилась в глубокий сон, полный ярких образов и видений... То ей снилось, как она убегает от десятка два Фредов, то она летела на огненной собаке под самой луной....
  
  * * * * * *
  
   Наташа знала, что это очередной сон. Ей снилось, как она лежит в свое палатке. Слева - тряпичная стена, справа - спящий Павел. Какой странный сон... И вот во сне она вылезает из своего спальника, одевает ботинки, и выходит из палатки. Какая звёздная ночь! Звёзды так близко, что вот подпрыгни - и ты их достанешь! Они светят так ярко, что можно увидеть весь лагерь. Вот палатка, и вот.
   Наташа шла по спящему лагерю. Она осторожно переступала через колышки и протянутые верёвки. Девушке снилось, что она уже на другом конце лагеря. И вот одинокая палатка, стоящая поодаль от всех остальных. Она приближается к ней, открывает замок. Как смешно - заходить без спроса в чужую палатку, да ещё и ночью! Но это ведь всего лишь сон!
   Девушка входит туда, и вот чьи-то властные руки обхватывают её тело. Горячие губы впились в неё, и страстные, бешеные поцелуи... Его зубы вонзаются в неё, и Наташа остро чувствует вкус крови во рту. Но это не пугает её - это ведь всего лишь сон! В палатке так темно, что она не может увидеть, кто это. А тем временем его руки скользнули под свитер и прошлись по её груди. Наташа тихо застонала, и прижалась к нему...
   И тут сон прекратился. Пелена спала. Девушка почувствовала, как расстегнулся её лифчик, и отшатнулась. Темнота в палатке исчезла, и она увидела перед собой полуобнажённого Фреда.
   Она бы крикнула, если б он приблизился к ней. Но он сидел, тяжело дыша, и ничего не предпринимал.
  - Как... как я здесь оказалась? - приглушённо проговорила девушка.
  Она провела рукой по искусанным губам, чтоб удостовериться, насколько они целы. В принципе, всё было нормально.
   Фред ничего не отвечал, лишь опустил голову, чтобы скрыть взгляд. От этого девушке стало не по себе. Она быстро оглянулась. Палатка была закрыта. Она схватилась за замок и рванула молнию.
   Выскочив на свободу, она пробежала несколько метров, и споткнулась о чью-то палатку. Была глубокая ночь. Весь лагерь спал. А на небе не было ни единой звезды. Всё было погружено во мрак.
   Девушка отдышалась, успокоилась. Теперь нужно было решить, что делать. Идти назад она не собиралась - к Фреду она ни за какие коврижки не пойдёт. Найти свою палатку в этом мраке было невозможно. А залезть в кому-нибудь - как-то неэтично и негуманно...
   Девушка побрела по лагерю. Может, она наткнётся на свою палатку... Прошло пятнадцать минут. Она пару раз чуть не свалилась, зацепившись за колышек. И всё промерзлась в эту холодную, тёмную ночь... Не могла же она так бродить до рассвета! И девушка решила что-нибудь предпринять. Наташа подошла к дотлевающему костру, который ещё светился во мраке, и села на полено. Здесь было, по крайней мере теплее. Девушка хотела что-нибудь подкинуть, чтобы оживить пламя. Но похоже все ветки были сожжены.
   Наташа обхватила себя руками, чтобы было теплее, и сидела так как несчастный воробышек.
  Ждать рассвета ей придётся долго... Девушка зевнула. Ей хотелось спать... Но заснуть теперь она уже боялась - вдруг она опять окажется у Фреда... Наташа никак не могла понять, как такое могло произойти...
  Девушка всматривалась в красные угли костра, и чувствовала, что её клонит в сон. Тишина ночи окутала сонный лагерь. Тишина проникла в душу, и приятно было сидеть у тлеющего костра, ни о чём не думая, ничего не желая. Теперь девушка уже не ждала рассвета - она наслаждалась этим полусонным состоянием. Наташа чувствовала единение с природой в этот ночной одинокий час.
  И вдруг в тиши раздался шорох, и, что самое страшное, он был близко. Прямо около полена, на котором сидела Наташа. Девушка вздрогнула и повернула голову...
  На следующем полене сидело маленькое существо со множеством щупалец. Одной из них оно держало палочку и ковыряло ей в костре. Лицо существа, если это можно было назвать лицом, находилось прямо между веером щупалец. Оно напоминало солнышко, только вместо лучиков - отвратительные склизкие ножки. Маленькие глазки-бусики на круглом лице смотрели на огонь. Беззубый неровный рот что-то напевал.
  Девушка глядела на него долго, очень долго. Она его вовсе не хотела рассматривать, она вообще не хотела бы находиться поблизости с таким существом. Но ужас и абсурдность происходящего настолько парализовали её, что она не могла двинуться.
  Существо между тем всё продолжало ковыряться в костре. Тут Наташа уловила движение на противоположной стороне костра. Девушка перевела взгляд туда, уже готовая к тому, что увидит... Там тоже сидело такое существо. А потом подошло ещё одно и ещё... Девушка сидела среди этих монстров... Сердце гулко колотилось в груди, в висках стучало, а по спине лился холодный пот... Но она ничего не могла сделать. Что-то или кто-то парализовал её волю. Она могла лишь сидеть и наблюдать, но, что самое ужасное, двинуться она не могла... ни рукой ни ногой...
  А существа всё прибывали и прибывали. Все они выходили из ночи и устремлялись к костру. Они не обращали на девушку, чему она была искренне рада. И вот вокруг неё уже образовался рой таких существ. Места для прибывших уже не находилось, и одна из медуз залезла Наташе на ноги. Мокрая, жгучая слизь прикоснулась к её ноге, оставив горячий след... Существо сидело на коленях, принимая девушку за какое-нибудь полено...
  Ужасу её не было конца, когда одна из отвратительных щупалец захватила её волосы... Если ещё эта мразь залезет ей на голову!.. Но существо, похоже, было и так довольно своим положением... Монстры вразнобой что-то напевали, глядя на костёр... Какие-то весёленькие, отрывистые звуки... И вдруг смолкли. Они застыли, глядя в темноту... Минута тишины, и вдруг их рой сорвался с места. Они кинулись врассыпную, быстро перебираю своими щупальцами. И через пару секунд у костра не было уже ни одной. Наташа порадовалась, что слезли с её колен, но вдруг ей пришла в голову страшная мысль: а что могло их так напугать? И ответ не пришлось ждать долго. В темноте что-то мелькнуло. И то ли от страха, то ли от того, что медузы убежали, но Наташа вновь обрела контроль над своим телом. Она вскочила, и решила последовать примеру медуз.
  Но вдруг низкое, приглушённое шипение донеслось до её уха. Девушка инстинктивно рухнула на землю. Она надеялась, что и этот монстр её не будет замечать, но всё же решила не рисковать.
  Между тем к костру медленно приползал огромный змей, покрытый толстыми, большими чешуями. Его раздвоенный язык свисал до земли, а подвижный нос внюхивался в воздух... Змея шипела, глядя своими кошачьими глазами по сторонам.
  Наташа хотела провалиться сквозь землю, но всё, что могла сделать - это лишь сильнее вжаться в мокрую, холодную траву.
  Змей величественно огляделся, и, к счастью для девушки, пополз дальше. Наташа выждала несколько минут, и только потом встала. Нет, это было уже слишком! Она определённо сходит с ума!
  Она опять опустилась на траву, чтобы подумать. Но никакие здравые мысли ей в голову не приходили. И тут она увидела, что медузы, переждав опасность, опять собираются у костра. Наташа уже не испугалась, она смирилась с этим. Она сумасшедшая. И точка.
  Но ещё раз сидеть в компании монстров она не хотела, поэтому решила больше не испытывать судьбу, и залезть к кому-нибудь в палатку. Девушка встала, и побрела по лагерю... После пережитого, ей уже в каждом брошенном пакете, в каждом бугорке казалось чудовище.
  Страх уже настолько завладел девушкой, что она шагнула к ближайшей палатке и открыла замок...
  В темноте было непонятно, кто там лежал, но Наташа надеялась, что это было человеком. Большего ей в эту ночь уже не хотелось. Она легла с краю и моментально заснула.
  
  * * * * * *
  
  - Это кто там такой спит?
  - Судя по всему девушка.
  - А это случайно не та новенькая... Наташа?
  - Как она могла здесь очутиться?
  Наташа сквозь сон слышала этот диалог, но сон морил её, не давая проснуться. Наконец девушка встрепенулась и открыла глаза. Перед ней склонились Влад со Славой, они пристально разглядывали её и рассуждали, откуда она могла появиться.
   Наташа сконфуженно улыбнулась и не могла придумать, что сказать. Да и что она могла им ответить? Что сначала каким-то образом очутилась в палатке Фреда, потом сидела у костра с монстрами, а потом напугалась змея, и забежала в первую попавшуюся палатку... Она не хотела показывать себя сумасшедшей. Это была не слишком хорошая характеристика...
  - Как ты здесь оказалась? - любопытствовал Влад.
  Девушка не знала, что ему ответить.
  - Ну я... я вышла ночью... а потом не могла найти свою палатку, поэтому зашла сюда... Извиняюсь.
  - Да! За вторжение на чужую частную территорию без предупреждения - налагается штраф! - шутил Влад.
  Наташа улыбнулась.
  - А ты представляешь, что подумают, когда увидят, что ты выходишь из нашей палатки, - пошленько пошутил Слава.
  Девушка промолчала. В сравнении с тем кошмаром, который она пережила этой ночью такие проблемы - полнейшее ничто.
  Она ещё некоторое время полюбезничала с парнями, а потом вылезла из палатки.
  Ярко светило солнце. Был прекрасный теплый день. Ночь для неё длилась так долго, что она была безумно рада видеть день.
  Лагерь уже жил своей весёлой походной жизнью. Кто-то готовил еду, кто-то уже собирал палатку. Девушка не без содрогания посмотрела на костёр и на Фреда, разгуливающего около него.
  Наташа при свете дня быстро нашла свою палатку. Ксюша обеспокоено бегала, видимо, разыскивая её. Павел собирал вещи.
  - Ах, наконец-то я тебя нашла. - кинулась к ней Ксюша, увидев подругу. - Где ты ночевала? Что случилось?
  Эти сегодняшние вопросы начинали её раздражать, но что-то отвечать было нужно.
  - Да так... знаешь...
  Наташа решила не завираться, и рассказать тоже самое, что она поведала Владу.
  - Вышла ночью... Ну а потом палатку не нашла. Залезла в первую попавшуюся.
  - И чья же она была? - с интересом спросила Ксюша.
  - Влада.
  - О, тебе повезло! Вас прямо так и тянет друг другу.
  Наташа пожала плечами. Она хотела бы большего...
   Через час все поели, собрались, и опять отправились в путь. Поначалу Наташе казалось, что она всё это не выдержит. Сильно болели мышцы ног от вчерашней нагрузки, и рюкзак казался тяжелее, но потом она привыкла, и уже не отставала от остальных. К тому же она боялась отстать и потеряться в этом страшном месте, населённом различными ужасными тварями. Но день, солнце, шумная компания - всё это выместило ночные страхи. И девушка быстро забыла о своих приключениях.
   Идти было сложно, и немного скучно. Она уже настолько привыкла к окружающей её природе, что перестала ценить её красоту. И тут она вспомнила об Оле. Та нашла труп девочки - но больше ничего не писала. Наташа засунула руку в карман, чтобы вытащить телефон, но наткнулась на бумагу. Девушка вытащила её. Несколько листов, исписанных мелким почерком. Это был не её почерк. Как письмо могло попасть к ней? Девушка на ходу начала читать его. И сразу всё поняла. Это опять был Фред. Что нужно этому маньяку? Почему он к ней пристал?.. Она бы уже давно могла пожаловаться... скажем, в милицию. Но милиции в лесу не было. Тогда она догнала Ксюшу, болтающую с Павлом. Ксюша уже не выглядела такой рассерженной, когда он был рядом. Видима, смирилась.
  - Ксюша, можно тебя на минутку? - сказала она, дёргая за рукав подругу.
  Павел вздохнул, и они отошли на пару шагов сторону. Ксюша вопросительно посмотрела на неё.
  - Подожди, пусть все пройдут. У меня к тебе серьёзный разговор. Я не хочу, чтобы кто-нибудь нас услышал. - Наташа пошла медленней, чтобы все их обогнали.
  Ксюша была заинтригована такими методами предосторожности. Наконец, они оказались последними. Наташа оглянулась, чтобы быть полностью уверена в этом.
  - Ну? - сгорая от любопытства спросила Ксюша.
  - Я хочу расспросить тебя о Фреде... - начала Наташа.
  Ксюша была заметно расстроена.
  - Ради этого не нужно было так отставать от группы. Я могла бы и так сказать своё мнение... Плохо, что он тебя заинтересовал - вот что я скажу. В нашей группе есть мальчики куда лучше. А он вообще странный. И в последнее время ходит с нами нечасто...
  - Подожди-подожди! - перебила её Наташа. - Меня он интересует, но совершенно не с этой позиции! Я хотела тебе вот о чём рассказать... Он мне нарассказывал всяких страшных историй... А вот ещё и письмо. Я даже знаю, о чём там, хоть и не читала -об убийствах!..
  - Ну и? - непонимающе сказала Ксюша.
  - Он маньяк! Самый настоящий маньяк! - выпалила Наташа. - Он всех убивает! А кроме того он ночью меня чуть не изнасиловал...
  Ксюша удивлённо посмотрела на неё. Потом, после некоторого молчания произнесла:
  - Так вот ты где была этой ночью. Неудивительно... И зачем ты к нему пошла?
  Наташа была вконец обескуражена.
  - Да не в этом дело... То, что случилось со мной - вообще отдельный и большой разговор. Но вот его рассказы!..
  - Вот что я тебе скажу. Тебе видимо поход сильно подпортил нервы. В каждом человеке уже видишь маньяка. Фред - довольно странный человек, но не более... Не забивай себе голову всякой ерундой... Скажи, а тебе случайно всякие чёртики по ночам не мерещатся?
  Наташа уже хотела спросить "А тебе?", уверенная, что этим недугом страдают все, но вовремя остановилась... Да, действительно, ей много чего мерещится последнее время. Прямо подозрительно много.
   Девушки так заболтались, что не заметили, как отстали от группы. Последний человек скрылся за поворотом.
  - Давай ускорим шаг, - предложили Ксюша и принялась догонять всех.
  Наташа не хотела потеряться, и была удивлена - почему Влад не смотрит, что люди отстали? Ведь так можно и потеряться...
   Девушки шли быстро, но всё же не могли догнать отряд. Лес был очень густой, и они уже не видели своих. Тут подруги за очередным поворотом наткнулись на развилку.
  - Великолепно! - не скрывая своего раздражения сказала Ксюша. - Это всё из-за тебя!
  Они принялись обследовать траву, чтобы узнать, по какой тропке прошли люди, но на траве не было следов, ни единый листик не был смыт.
  - Может они вообще не сюда пошли? - тихо предположила Наташа. Она была уже в отчаянии.
  - А куда? - нервничала Ксюша. - Взлетели что ли на небеса?! И это всё из-за твоего проклятого Фреда!
  Но делать было нечего, и они пошли по одной из троп. Она была узкая, заросшая травой так, что её было еле видно. Тропинка петляла между деревьями, делая причудливые узоры.
  - Мне кажется, что эта тропа никуда не ведёт, - заметила Наташа, когда они очередной раз резко повернули.
  - Мы ходим по кругу, - согласилась Ксюша. - Но куда же нам идти?.. Может, повернуть назад?
  Но тут они увидели впереди себя человека. Он сидел прямо на тропе.
  - Ещё один отставший! - обрадовалась Ксюша. - Сейчас он нам скажет, куда все пошли.
  Девушки ускорили шаг, и вскоре оказались рядом с ним. Человек сидел к ним спиной, и даже не обернулся на звук их шагов.
  - Мне кажется, он не наш... - заметила Ксюша, внимательно рассматривая сидящего.
  - Эй! - крикнула девушка, человек сидел по прежнему не шевелясь.
  Тогда девушки обошли его.
  У мужчины на голове была большая кепка с козырьком, полностью скрывающая его лицо. Он сидел на земле, широко расставив ноги. Его босые ноги были в чудовищных, кровавых мозолях. Потрёпанная, рваная рубашка была расстёгнута, и он палочкой царапал себе кожу на груди. Наташа присмотрелась, и увидела, что он вытаскивает червей из своей живой плоти. А толстые белый черви ползали, залезая глубже...
   Наташа почувствовала тошноту, и закрыла рот рукой. Она инстинктивно попятилась назад, увлекая за собой и остолбеневшую Ксюшу. Так прошло несколько секунд и, когда дистанция была уже большая, девушки резко развернулись и побежали.
   Ксюша неслась так, будто за ней гнался целый полк вот таких живых мертвецов... Наташа еле поспевала за ней, и ей стоило неимоверных усилий не отстать от подруги. Но наконец Ксюша поняла, что за ней никто не гонится, замедлила шаг и наконец-то остановилась.
  - Что это было? - сквозь слёзы спросила девушка. Нервы её не выдержали.
  Наташа не слишком такого испугалась - ночью ей приходили кошмарики и пострашнее.
  - Не знаю. - сказала она.
  Ксюша в изнеможении села, тяжело дыша. Несколько минут прошло в молчании.
  - Как мы теперь найдём всех остальных? - тихо спросила Наташа. Они сейчас убежали вглубь леса, и тропинки уже не было.
  - Вот если б ты со своим Фредом... - начала Ксюша, но тут же осеклась. - Короче, если мы их сейчас не найдём... То не знаю, что будет...
  - А вдруг мы умрём с голода и станем вот такими же ходячими мертвецами? - простодушно предположила Наташа.
  Ксюшу всю передёрнуло.
  Так они сидели ещё долго, и Наташу так и подмывало рассказать о своих ночных приключениях, и о том, кого она увидела в тумане... Но девушка всё же не стала этого делать - Ксюша могла не поверить и усомниться в психическом здоровье своей подруги. Потому что когда ты увидишь сам - это одно, а когда тебе расскажут - это уже совсем другое.
   Наконец-то девушки встали и пошли в обратную сторону. По крайней мере они надеялись, что бежали прямо, и поэтому быстро найдут тропинку. Ксюша шла осторожно, всматриваясь вдаль и поминутно оглядываясь.
   Они прошли минут пятнадцать, но тропинки всё не было.
  - Мы потерялись, - обречённо вздохнула Ксюша.
  Тут Наташа заметила, что в лесу стало темнеть, хотя был ещё день. Она посмотрела на него, и увидела, что над ними нависают тяжелые, чёрные тучи.
  - Дождя ещё не хватает, - проговорила девушка.
  Тучи соединялись вместе, и становились ещё чернее. Они двигались с огромной скоростью, и вскоре неба уже не было видно. В лесу стало так темно, как бывает только поздним вечером.
   Но дождя не было, вместо этого раздался оглушительный, протяжный свист, и секущий порыв ветра согнул деревья. Девушки завопили и закрыли голову руками, чтобы защититься от падающих веток. На них полетели шишки, ветки, а пыль попадала в глаза. Порыв прекратился, и сосны со стоном выпрямились. Но не тут-то было. Тучи собрались ещё плотнее, и чернота поглотила землю. На лес рухнул ветер. Теперь он был нескончаемым. Ветер метал, рвал, ломал всё вокруг. Девушки не видели друг друга, и, чтобы не потеряться, сцепились руками.
   И вот ближайшая сосна с оглушительным треском упала на землю. Она чуть не придавила девушек, но они умудрились отскочить. Остальные деревья продолжали борьбу. Их стволы гнулись к самой земле, кроны немилосердно трепало, и иголки сыпались вниз градом. Не успевали иглы достичь земли, как ветер подхватывал их, и метал по всему лесу. Девушки прижались друг к другу, закрывая глаза. Они уже не стояли - стоять было не возможно, они сидели. И молились лишь о том, чтобы выжить - то тут, то там падали деревья. Они вцепились друг в друга, потому что инстинктивно понимали - остаться в одиночестве, наедине с бушующей природой - немыслимо.
   Всё кругом наполнилось скрежетом и воем. Это была смертельная схватка ветра, несущего смерть и деревьев, хотящих жить. Ветер кидал их, желая вырвать с корнем, растоптать, уничтожить, а деревья покорно следовали за его порывами, но сопротивлялись, крепко держась за землю....
   И тут к ветру, бьющему хлыстами, и к иглам деревьев присоединились тяжёлые, холодный капли дождя. Он бил градом, желая своей свирепостью обойти даже ветер. Дождь обрывал листья, бил траву. Для девушек это было подобно камням.
   Но и на этом их несчастья не прекратились. Даже сквозь завывания ветра и стоны деревьев они услышали ещё одно - протяжный, долгий вой. И это был не вой ветра. В нём не было ни страданий, ни жалости - это был вой охоты и жажды крови. Такой жажды, которая невозможна ни для человека, ни для животного...
   Ксюша сильнее обхватила подругу и задрожала всем телом. Тем временем вой приближался. И вот девушки, держа друг за друга за руки, побежали. Они бежали невзирая на метущийся ветер, падающие ветви, и град. Они были все мокрые, напуганные, но не сломленные всем этим. Они хотели жить.
   И тут что-то тяжёлое рухнуло на Наташу, и она очутилась на земле. Девушка дёрнулась, чтобы скинуть это, но не смогла. Что-то холодное, как нож впилось в плечо девушки, и из раны хлынула кровь, смешиваясь с водой и её слезами. От боли она чуть не потеряла сознание. И тут девушка увидела, как Ксюша, её подруга, сначала окаменела от страха, но потом развернулась и побежала, быстро перебирая ногами.
  - Ксюша! - крикнула Наташа.
  Но подруга была уже далеко, и вскоре скрылась из виду. Что-то тяжёлое сидело на её спине. Она чувствовала его движения, но, что самое ужасное, не могла его видеть. И самые страшные образы рисовало её сознание. Девушка запрокинула голову, чтобы разгадать эту загадку, мучающую её. Потому что так было не слишком страшно умирать - зная, кто твой убийца... Но девушка ничего не увидела. Лишь колышущаяся крона леса, подающие капли, и тяжёлые, мрачные тучи...
   И тут раздался лай, и что-то огненное промелькнуло перед её взором. В ту же секунду гнетущая тяжесть спала с её спины.
   Впереди метались две тени. Одна - яркая, солнечная, другая - серая и мрачная. Они кидались друг на друга. Спутывались в клубок, и опять распадались.
   Девушка это всё видела лишь кадрами. Она прищуривала глаза от слепящего ветра, и закрывала их от дождя... А сознание постепенно уходило от неё, и она проваливалась в глубокий, наполненный пустотой, обморок.
  
  * * * * * *
  
   Ксюша бежала что есть мочи. Это чудовище, чудовище с клешнями... Оно убило Наташу, убило! И её убьёт!
   Эта мысль давала ей сил, и она летела с невиданной ей доселе скоростью. Рюкзак уже не чувствовался. Да что там рюкзак - она не чувствовала своих ног! Они сами бежали вперёд. Под ногами была мокрая, скользкая трава, и Ксюша поминутно поскальзывалась, но бежала не снижая скорости. Сбивающий с ног ветер, хлещущий дождь, гнущуюся деревья - ничто её не останавливало, и ничто так не пугала её, как то существо, встреченные ею... И она бежала от него.
   И тут она столкнулась с чем-то. Сначала девушка подумала, что это тот монстр, и, готовая к смерти, истошно закричала. Но это что-то не убивало её, и она всмотрелась во встреченный ею предмет.
   Каков же был её ужас, когда она увидела, что это тот же человек, с кишащими внутри себя червями! Он уже не сидел, а шёл, весь увлечённый в вытаскивание червяков. Он заталкивал палочку глубоко, чтобы выцарапать мерзкое насекомое, но червь, будто предчувствуя это, забирался ещё глубже. Тогда человек принимался за другого червяка, который вылез наружу...
   Ксюша застонала от такого зрелища, и отходила назад. Но тут нога её споткнулась об упавшую ветку, и девушка рухнула на пол. А мертвец всё так же равномерно шёл на неё, увлечённый своим интересным занятием. И тут девушка увидела ещё одну тень, приближающуюся к ней. Она повернула голову, и увидела ещё одного мертвеца, так же ковыряющегося в своём теле. Девушку затрясло в судорогах. Она попыталась встать, но руки скользили по мокрой траве, и страх не давал ей этого сделать. Страх лишил её сил и воли. И тут девушка заметила ещё одного мертвеца, и ещё... И все они шли к ней.
   Первый человек оказался так близко, что она увидела его разрыхлённую червями кровянистую грудь... И она поняла, что тело его было не мертво. Он был жив. И одновременно мёртв. А черви копошились в нём, как белые макаронины. Он был весь нафарширован ими - не только грудь, но и руки, и ноги...
   Ходячий труп подошёл вплотную. И из-за того, что кепка его съехала, девушка увидела лицо. Хотя это уже не было лицом. Оно было неровно обглодано червями, носа почти не было. Один глаз был тусклый, мёртвый, а в другом вместо глазного яблока сидел жирный червь. В этот момент он двигался из одной стороны в другую...
   Девушка открыла рот, чтобы крикнуть, но не смогла произнести ни звука. Нужно было что-то делать. Нужно. Это была та критическая минута, когда решается судьба. Если её упустить, то всё... потом уже будет бесполезно. Ксюша собралась силами, чтобы встать. Она оперлась на руки, и подтягивала ноги. И в этот момент что-то мерзкое проскользнуло между пальцев. Она инстинктивно посмотрела вниз. Лучше б она этого не делала!.. Вокруг неё ползали черви. Они были кругом. На её кроссовках, на одежде. Девушка почувствовала, как одно из насекомых протиснулось между обувью и штанами и поползло по голой коже. И вдруг - укус. Ксюша поняла, что червь прокусил её кожу и пытается пролезть внутрь её тела.
   Она посмотрела на зомби, которые окружили её тесным кругом, и больше не двигались с места. Они ждали, пока черви закончат своё дело. Неужели и ей придётся стать таким же монстром, и пугать отставших путников?! Девушка была не согласна с такой судьбой, она резко дёрнула ногой, чтобы отцепить червя. Но насекомое прогрызалось всё дальше и дальше. И тут ещё один червь впился в руку. Девушка подняла её от земли, но насекомое не отпускало свою хватку, и болталось в воздухе...
   И тогда девушка собралась с последними силами и вскочила на ноги. Она оттолкнула ближайшего мертвеца, чтобы вырваться из смертельного круга. Но труп был куда сильнее неё, и лишь покачнулся. Тогда Ксюша испуганно огляделась кругом, ища хоть какой-то просвет в этом круге смерти. Но мертвецы стояли плотно прижавшись друг к другу, всё так же увлечённые своими червями в теле. Ксюша заламывала руки. Что-то нужно было делать. Она кинулась распихивать зомби, но те не поддавались. Тогда она вновь рухнула на пол, чтобы пробраться между их ног, но это были не ноги! Это был железный забор, и выбраться из него было не возможно! Она просунула голову между этих обезображенных, червивых конечностей, но дальше пролезть не могла. Слёзы бессилия и страха лились струёй, смешиваясь с водой. Она уже не замечала ни ветра, ни дождя - настолько был велик её страх перед ходячими мертвецами!
   А черви ползли к ней, и вцеплялись в её обнажённые руки. Они уже прыгали на неё прямо с мертвецов. Насекомые висели на ней гроздьями, и вползали в её плоть всё дальше и дальше. Но Ксюша уже не замечала их. Она всё боролась и боролась за свою жизнь.
  - Зачем ты борешься? Ты всё равно будешь жить... Правда с сотней червей в теле... И уж конечно, ты будешь не такой красавицей!
  Раздалось мерзкое, злобное хихиканье. Девушка на миг прекратила борьбу и посмотрела вверх, по направлению звука. Там, высоко на дереве, которое непрерывно раскачивалось от ветра, сидела маленькое серое существо с огромными жёлтыми когтями.
   Это был тот монстр, который убил Наташу! Ксюша задрожала от страха. Даже если она выберется от этих зомби, то тогда всё равно попадёт в лапы этому чудовищу. Ей не миновать гибели!
  - Ты умненькая девочка. Только вот зачем ты мне такая червивая?
  Существо раскачивалось на дереве как на качели, и, похоже, от всего этого получало удовольствие. Ксюша внимательно смотрела на него. Но существо было не такое счастливое, как казалось на первый взгляд. Одна рука была сильно ранена и безвольно болталась за телом.
  - Помоги мне! - попросила Ксюша. Если бы час назад её бы сказали, что она будет просить помощи у монстра, она бы покрутила пальцем у виска и расхохоталась.
  Чудовище лишь захихикало в ответ, продолжая наблюдать за происходящим. Ему, видно, было интересно посмотреть, как её сожрут черви...
   Девушка чувствовала по всему телу невыносимую боль - черви прогрызались всё дальше и дальше. Она обречена. Девушка больше не хотела бороться. Она со вздохом посмотрела на плотную стену из зомби, и опустила руки. Черви грызли её плоть. Она посмотрела на них и содрогнулась - настолько это было мерзкое зрелище... Быть убитой червяками - нет, она не могла этого допустить! Девушка схватилась за хвост уже почти исчезнувшего в её теле червяка, и рванула его. Он не сопротивлялся, и выскочил из её тела. Тогда она остервенело стала срывать их с себя.
  - Браво-браво! - раздалось с дерева. - Только вот что ты от этого выиграешь? Пару часов жизни?
  Она не слушала мерзкую тварь, и продолжала свою работу, лихорадочно торопясь. Как она раньше не могла до этого догадаться? Но тут двое из зомби вышли из ряда. Девушка посмотрела на них, и хотела убежать через образовавшуюся брешь, но их руки тут же схватили её, и уложили на землю. Девушка пыталась бороться, но сопротивление оказалось бесполезным. Она лежала на земле, будто прикованная цепями - настолько мёртвой была хватка этих трупов. И всё, что она смогла делать - это наблюдать, как по ней ползают черви, и время от времени врезаются в её плоть... И вот скоре она была не хуже этих трупов - настолько она была испещрена червями, а они всё прибывали и прибывали... Один из червей полз по её лицу. Она вертела головой, чтобы скинуть его, но насекомое продолжало ползти, выбирая себе место...
   И вдруг весь лес озарился светом. Ослепительным, жёлтым светом. Но он исходил не от солнца - то по-прежнему было в плену у туч. Черви прекратили движение, и зомби будто ослабили свою хватку. Девушка рванулась, но всё же не смогла выбраться. А свет вскоре вновь померк, и всё продолжилось.
  - Ешьте её, ешьте! - выкрикнул зверь с дерева и обеспокоено добавил: - А я пожалуй пойду. Мне на сегодня хватит.
  И, перепрыгивая с ветки на ветку, скрылся в листве деревьев.
  Девушка с надеждой смотрела в ту сторону, где возник свет. И вот кустарники раздвинулись, и от туда вышел седой старик, весь в лохмотьях. В руках он нёс замысловатую корягу, излучающую свет. Он внимательно посмотрел на зомби, и поднял корягу над головой. Деревяшка замерцала, и, будто-то взрываясь, осветила на несколько секунд весь лес. Ксюша зажмурила глаза, и когда открыла глаза, заметила, что трупов уже нет, а черви разбегаются.
   Старец подошёл к ней. И, к её удивлению, он был вовсе не старик. Седы были лишь его волосы, да ветха одежда, лицо же было молодо.
  - Спасибо, - с трудом проговорила Ксюша.
  Юноша ничего не ответил. Он пошарился в карманах, и вскоре извлёк от туда маленькую тёмную скляночку.
  - Большое вам спасибо, вы спасли меня, - сказала девушка вновь, пытаясь улыбнуться.
  Но и эта реплика оказалась без ответа. Она посмотрела в его глаза, и увидела, что они так же стары, как и волосы.
  - Выпей, - проговорил он пустым, безучастным голосом, раскупоривая бутылёк.
  Девушка почему-то не усомнилась, и доверчиво поднесла склянку к губам.
  
  * * * * * *
  
   Наташа потихоньку приходила в себя. Голова страшно болела, и всё тело ныло, будто её всю избили. Она приоткрыла глаза. Девушка лежала на траве. Вся зелень была усеяна бриллиантами воды, которые блестели под лучами солнца. Солнце? Она запрокинула голову и увидела там солнце. Яркое, ослепительное. После недавней бури, девушка усомнилась, увидит ли его вновь.
  - Как ты себя чувствуешь?
  Наташа оглянулась и увидела Влада, прижавшегося к коре дерева, и смотрящего в небо.
   Девушка попыталась вспомнить недавние события, но от этого заныло сердце. Нет, лучше не вспоминать. Тем не менее она потрогала раненное плечо, и удивилась - оно было цело, без единой царапинки.
  - Что всё это значит? - спросила она и тут же завалила Влада вопросами. - Сколько я пробыла в обмороке? Кто на меня напал? Неужели бывают такие бури? И что это за собака меня спасла?..
  Влад не отвечал, он отвернулся, всё ещё изучая небесные выси. Его огненные волосы золотились в лучах солнца, и создавали ореол.
   "Прямо святой", - подумала Наташа, любуясь юношей.
  - Я чувствую, ты знаешь больше меня. Может, поделишься секретами? - предложила Наташа.
  Но в ответ последовало лишь молчание.
  - Ну скажи хоть что-нибудь! - не унималась девушка.
  Влад медленно повернул голову, и посмотрел на неё. Но взгляд его прошёл мимо. Наташа удивилась напряжённости и испуганности его лица.
  - Это я во всём виноват. Нужно было сразу выбираться от сюда. - проговорил он. И было видно, что слова эти обращены скорее не к ней, а к нему самому.
  - Да. Это место как минимум странное. Мне тоже хочется домой. - тут же с готовностью ответила Наташа. - Но ты может хоть что-нибудь расскажешь? Я столько за эти дни пережила... Монстр с клешнями... Медузы... Я имею права знать! Если, конечно, ты что-нибудь знаешь...
  Влад вышел из задумчивости и посмотрел на неё. Теперь его взгляд уже не проходил мимо.
  - Нужно найти Ксюшу. Я так и не смог её отыскать... А потом срочно возвращаться к остальным... А потом... Потом бежать от сюда!
  Наташа с готовностью встала, но взгляд Влада опять потускнел и он сказал самому себе:
  - Хотел бы я знать, почему всё это происходит...
  
  * * * * * *
  
   Они шли уже много, а ничего не менялось. По прежнему был лес, солнце и чудесный лесной запах. Осень здесь наступала медленно, боязливо - кругом всё было зелено, и не собиралось умирать.
  
  И тут Влад остановился, внимательно разглядывая поляну. Наташа посмотрела под ноги, и заметила, что вся трава смята.
   Парень порылся в листве, и указал девушке на мёртвого, длинного червяка.
  - Ой, какая мерзость, - передёрнулась она. - Зачем ты это мне показываешь?
  Влад ничего не ответил. Он вообще ничего не говорил на протяжении этого часа. Обычно такой болтливый и весёлый, теперь он производил удручающее впечатление.
   Влад ещё немного порылся в листве, потом отошёл на пару шагов и втянул в себя воздух.
  - Ты что, собака? - засмеялась Наташа, когда парень сделал это вновь.
  Но ответа девушка опять не получила. Влад проделал эту процедуру ещё раз, и резко направился вперёд.
   Девушка подскочила и пошла за ним. Ей было страшно подумать, что могло случиться с Ксюшей, если они её так долго ищут, и всё не находят. Но она отгоняла эти мрачные мысли: кругом было так солнечно и ясно...
   Пройдя ещё полчаса, они вышли к огромной норе, которая уходила под землю. Нора была окружена деревьями и кустарниками, и была почти не видна, но всё же они нашли её.
  - Как ты её нашёл? - изумилась Наташа.
  Но Влад не слушал её, он опять втянул в себя воздух. Девушка уже не засмеялась - он это делал на протяжении всего пути. И, будто убедившись в чём-то, смело шагнул в темноту подземелья. Наташа, перебарывая страх, пошла за ним. Идти далеко им не пришлось. Нора была не глубокая. И, как только они зашли, то увидели в нескольким метрах от себя костёр. Это было яркое, большое пламя, и оно освещало всю пещеру. От этого сильного света, девушка не сразу увидела, что в пещере кто-то есть...
  - Кто это ко мне пожаловал? - раздался бестелесный голос.
  Девушка отвела взор от пламя и увидела сидящего на стуле старика. Он был весь сед. Одежда его, наверное, исполнила на днях свой столетие. И всё в его лачуге было так же ветхо, как и сам хозяин. Шаткие, трёхногие табуреты, изгрызенные насекомыми. Закопченные, валяющиеся прямо на полу котелки. По бокам была навалена засохшая трава вперемежку с грязным тряпьём.
  - Отдай девушку. - Влад указал на груду тряпья.
  Присмотревшись, Наташа увидела среди лохмотьев Ксюшу. Она рванулась к своей подруге, но Влад рукой остановил её.
  - Я спас ей жизнь, - сказал старец. - Если бы не моя помощь, то давно бы черви съели её. Так что она принадлежит мне.
  И человек рассмеялся. Но и смех его получился мёртвый, безэмоциональный - такой же, как и его речь. Потом вдруг он перестал смеяться и серьёзно посмотрел на Влада.
  - Не смей делать того, чего хочешь. Я сильнее тебя.
  В голосе его ясно присутствовала угроза. И, видимо, обоснованная. Если бы это было пару дней назад, то Наташа бы усомнилась, что безоружный старичок может что-то сделать. Но после всего произошедшего, она уже не доверяла своим глазам.
   Девушка посмотрела на Влада. Тот еле сдерживал себя. Глаза его блестели недобрым огнём, а губы плотно сжались.
  - А давайте мы что-нибудь для вас сделаем? - предложила Наташа. Она постаралась, чтобы её голос был весёлым и игривым.
  Старик перевёл взгляд с Влада на неё.
  - Ну-ка, подойди сюда. - приказал он девушке.
  Наташа испуганно посмотрела на Влада. Тот, секунду поколебавшись, кивнул. Девушка медленно подошла к старцу. И, когда приблизилась к нему, то с удивлением заметила, что это не старик, а юноша. Глаза его скользнули по Наташе, и взор стал масленым. От этого девушке стало совсем нехорошо.
  - Хорошо, - наконец сказал отшельник. - Вот что мы сделаем. Давай-ка сыграем в шахматы. И если выигрываю я, то забираю вот эту девушку. Если же ты - бери их обеих.
  И старец кивнул в сторону Ксюши. Та, видимо без сознания, скрючившись лежала на соломе.
  Глаза Влада сверкнули, он хотел возразить, но взял себя в руки и опустил голову. Успокоившись и подумав немного, он встретился взглядом с Наташей.
  - Я не имею права играть твоей жизнью. Решай сама. Я не настаиваю.
  Девушка посмотрела на подругу. Да, ей хотелось спасти её... но... Но своя жизнь тоже была дорога. Даже, пожалуй, дороже. Однако за эти два дня она столько всего испытала. И удача ей ещё ни разу не изменила! К тому же, от всех этих опасностей, от которых кружилась голова и замирало сердце, у ней создалось впечатление нереальности всего происходящего. Поэтому рискнуть ей было не страшно.
   Девушка обнадёживающе улыбнулась Владу и кивнула.
   - Хорошо. Очень хорошо. - сказал старец, выдвинул шифлод и вытащил шахматы.
  Все фигуры уже стояли, будто давно ожидали игроков. Шахматная доска была большая. И, что самое удивительное во всей этой окружающей её рухляди, новая. Она прямо блестела, и огонь костра играл на её глянцевой поверхности. Фигуры тоже были новые, красивые, большие. Они были сделаны из дерева и украшены камнями. Фигуры были резные, сложные, очень тонкой работы. Их делал настоящий художник, каких единицы.
  - Ух ты! - не удержалась Наташа от восхищения.
  Седовласый юноша улыбнулся ей во весь рот и подмигнул. Девушка тут же опустила глаза.
  - Начнём? - предложил старец, предлагая гостям стулья. - Я играю за чёрные. Я всегда играю за чёрные.
  Влад не стал перечить и уселся напротив него. Наташа села посредине.
  - Первый ход уступаю вам, - сказал седовласный.
  Влад был не против. Он задумался, и сделал первый ход. Игра началась. Сначала вперёд шли пешки. Потом выплывали ладьи. И подлые кони неожиданно вступали в битву. Влад сидел нахмурив брови, долго обдумывая каждый свой шаг. Старец играл небрежно, легко, поминутно глядя на Наташу. Та старалась не смотреть на него, к тому же, девушка была увлечена игрой - от этой игры зависела её жизнь. А уж провести остаток своих дней в этой землянке посреди леса ей совершенно не хотелось... Да ещё и с таким... не то старцем, не то юношей...
   Счёт был примерно равным. Офицеры рубили пешки, за эту наглость их наказывали ферзи... И тут Наташе показалось, что вон та чёрная ладья стояла не на той клетки... Но может, ей показалось?.. Прошло ещё некоторое время, и вдруг прямо на её глазах пешка стала офицером...
  - Я отказываюсь играть. - сухо сказал Влад. Видимо, он тоже это заметил.
  - Хорошо-хорошо, - сказал старец опять свою любимую фразу. - Не хотите - как хотите. Меня устроит и одна девушка. Я не жадный.
  Он демонстративно встал, подошёл к полке, на которой сушил травы, и стал их перебирать.
  - И что же нам делать? - вздохнула Наташа.
  Отшельник повернулся и взглянул на них. На лице его играла улыбка. Похоже, вся ситуация его забавляла. Особенно нравилась ему их беспомощность.
  - Можно сыграть во что-нибудь другое. В карты например, в домино, в кости...
  - Мы пришли сюда не для того, чтобы тебя развлекать! - отрезал Влад. - У нас есть дела и поважнее, чем сидеть у тебя в пещере!
  Старец улыбнулся ещё шире.
  - Ну так если вам здесь не нравится, то что ж вы не уходите?
  Тут Наташу озарила великолепная, на её взгляд, идея.
  - А давайте мы продолжим игру, но если кто из нас заметит ваше... э-э-э... колдовское шулерство, то вы поставите всё назад.
  Отшельник кивнул и возвратился к столу.
  - Хорошо. Но только если мы опять начнём партию, то больше её уже останавливать не будем и вы не сможете отойти от игры.
  Влад чуть поколебался, но всё же согласился. Выбора у него не было.
  И игра опять началась. Наташа смотрела на доску во все глаза, и следила, чтобы фигуры не перебегали и не превращались в кого-нибудь другого. Пару раз она увидела, как ферзь отъезжает на несколько клеток назад, и сказала об этом отшельнику. И тот, каждый раз, когда его ловили на шулерстве, лениво улыбался и ставил всё на свои места. Он об этом сильно не беспокоился. И вскоре Наташа поняла почему. Ему говорили об одном мухляже, а он их делал в это время десять...
   Вскоре это понял и Влад. Понял, что ему не выиграть. Он окинул взглядом доску - белые фигуры стояли сиротливо и неуверенно. Король спрятался в углу, но его скоро и от туда достанут. Парень посмотрел на фигуры, которые он уже убил. Из чёрной груды побеждённых вылезала чёрная пешка с явным намерением проползти по столу, а потом незаметно залезть на доску. Он схватил её и швырнул назад. В это время на доске он уловил движение. Но, когда он поднял голову, то не смог определить, какая фигура перебежала.
   Влад уже не думал долго над ходом. Он играл наотмашь, небрежно. Всё равно всё потеряно. Он иногда поглядовал на Наташу и видел, как бледнеет её лицо. Она уже была награне срыва и лихорадочно смотрела на шахматы, выискивая нарушителей.
  - Я отказываюсь играть! - крикнула девушка, когда белому королю был поставлен шах.
  - Поздно, - колдун лучезарно улыбнулся, и следующим ходом срубил короля. - Теперь ты себе уже не принадлежишь.
  И отшельник протянул руку под столом и положил свою холодную ладонь на Наташино колено.
  - Ты играл нечестно! - закричала девушка, вскакивая, как ужаленная.
  - Ну и что?
  - Послушай, - начал Влад, - Ты знал, что у нас нет шансов. Эта нечестная игра. Давай ты отдашь нам девушку и мы разойдёмся мирно.
  На последних словах он сделал ударение. И в них звучала угроза.
  - А может это лучше тебе уйти? - ответил отшельник. Голос его звучал ещё миролюбиво, но в нём проглядывали нотки злобы.
  Колдун отступил в другой конец комнаты, незаметно взял корягу и спрятал её за спиной.
  - Лучше уходите, - прошипел он.
  И тут свет, идущий из пещеры затмился. Наташа подумала, что выход закрыли и им больше не выбраться от сюда. Она с испугом посмотрела туда. Но вот свет опять полился из щели, а перед ними, освящённый пламенем костра, предстал Фред.
   С минуту наступило молчание. Фред и отшельник не мигая смотрели друг на друга. Казалось, между ними происходил неслышимый никому диалог. В этом диалоге не было ни слов, ни звуков, ни жестов. Лишь глаза отражали эмоции. Лишь глаза говорили с глазами.
  - Хорошо, - наконец сказал отшельник вслух. - Забирайте всех... Да забирайте вообще всё! Пропадите вы пропадом!... Хотя всё равно и так и так пропадёте...
  Влад не заставил колдуна ждать. Он кивнул Наташе, подскочил к Ксюше, взял её на руке и быстро вышел из пещеры.
  - Как ты это сделал? Как ты уговорил старика? - восхищалась Наташа.
  Фред сощурившись посмотрел на девушку и положил руку ей на талию.
  "От одного маньяка-отшельника избавилась, другого нашла", - подумала Наташа и, увильнувшись, поспешила за Владом.
   Был уже вечер. Солнце катилось к закату. Они прошли несколько десятков шагов и остановились.
  - Мы можем не найти лагерь до темноты, - заметил Влад.
  - Не будем же мы ночевать у этого безумного отшельника! - отрезала Наташа. - Во всяком случае в лесу будет безопаснее, чем у него.
  - Как знать, - промолвил Влад.
  Но всё же они решили здесь не оставаться. Поэтому идти пришлось быстро.
   Они шли по лесу долго. Ксюша всё ещё была без чувств, и Влад нёс её. Наташа старательно избегала Фреда. А темнота всё сгущалась и сгущалась над ними. Граница, где было что-то видно, подползала к ним всё ближе и ближе. Влад обеспокоено смотрел по сторонам. Наташа тоже временами оглядывалась. Но больше её тревожило то, что было впереди. Потому что впереди была неизвестность и темнота. А позади путь был уже пройден, да и к тому же последним шёл Фред. Если кто-то и нападёт, то съедят его... Хоть бы! Хотя девушке было, конечно, жалко Фреда. Если его действительно съедят. А Фред был спокоен как удав - он почему-то не думал, что является лакомой пищей для монстров...
   И вот впереди заблистало пламя костра. Наташа обрадовалась и зашагала быстрее. И через минуту стало всё как прежде - песни Славы, шумное веселье, палатки... Девушка была так счастлива их видеть.
   И вдруг наступила тишина. Гитара смолкла. Смолкли и голоса.
  - Что случилось? - подбежал Павел, показывая на Ксюшу, которая ещё не приходила в себя.
  Все стали обеспокоено переговариваться.
  - С ней всё в порядке. - сказал Влад, указывая глазами на лежащую на руках Ксюшу. - Я хочу вас предупредить. Здесь не безопасно. От лагеря не удаляться. Поодиночке никуда не ходить. Сидите все вместе... Нам нужно срочно уходить от сюда... Но ночью никуда уходить мы не будем. А на рассвете отправимся домой.
  - Как это уходить?.. Да кого нам бояться?.. Здесь кто - волки что ли с медведями?.. Мы же ещё не дошли до конца маршрута!..
  Влад сурово обвёл взглядам недовольных и развернулся. Он дошёл до своей палатки и положил туда Ксюшу.
  - С ней ничего не будет? - спросила обеспокоенная Наташа. Она рассчитывала, что подруга вскоре придёт в себя, но она всё ещё не приходила.
  - Не знаю. - откровенно сказал Влад. - Я вообще ничего не знаю...
  - Я тоже многого не понимаю, - подхватила Наташа. Ей нужно было кому-то всё рассказать - она не могла держать в себе столько. - Я такого за эти дни навидалась. Всякие монстры, чудовища. Один из них меня чуть уже два раза не съел. А ещё этот странный ветер... Разве такое бывает? И ещё я встретила мертвеца... Он был весь в червях...
  Влад жестом остановил её.
  - Не надо об этом говорить. И вообще никому о таком не рассказывай.
  - Почему? - недоумевала она. Девушка только начала изливать душу, а её так остановили...
  - Это притягивает их, - тихо сказал Влад и вылез из палатки.
  А там уже был не то что митинг, там был настоящий бунт.
  - Мы отказываемся идти назад без объяснение причин. Расскажите. что случилось. - Павел показал рукой на собравшихся. Он был выразителем общественного мнения.
  - Я ничего не собираюсь рассказывать! - внезапно заорал Влад. - Хотите идти - идите! Скатертью дорожка! А потом не пеняйте, что не придёте назад!..
  Никто не ожидал от Влада такой злобности. Все сразу замолчали. Слава даже уронил гитару и та при падении что-то сыграла. А Влад, ни на кого не глядя, развернулся и зашагал прочь.
   Бунтующие опять сделали собрание. Они сидели у костра и каждый высказывал своё мнение. Но к единому решению никак прийти не могли, поэтому долго и безрезультатно спорили. Наконец было решено сделать голосование. Но потом выяснилось, что голосовали не все, а половина вообще уже в палатках. Потому что за спором они не заметили, как наступила глухая, тоскливая ночь.
   Наташа не участвовала во всём этом. Она лежала в палатке. Влада не было, а Ксюша была всё такая же - спящая красавица. У костра кричали и спорили, но это её мало волновало. Что спорить, если всё равно все поедут домой. Маршрут знает только Влад, так что никто не может вести группу дальше. И тут Наташе показалось, что подруга шевельнулась. Она быстро перевела взгляд на неё и стала наблюдать. Она ждала, что Ксюша вот-вот очнётся... Но девушка лежала как каменная... Должно быть, показалось. Тиски сжимали Наташино сердце. Она не хотела никуда уходить. Да и куда ей идти? К костру, что-то доказывать бунтующим? Или к Владу - но где он? Наташе не знала, чем себя развлечь. Не вечно же наблюдать за Ксюшей. И тут девушка вспомнила о телефоне. Она достала его. Но никаких сообщений от Оли не было. Девушка попыталась позвонить ей, но телефон здесь не брал. Она положила трубку обратно, и наткнулась в своём кармане на листок бумаги. Письмо Фреда. Как же она могла о нём забыть? Любопытство у неё разыгралось, и она стала читать.
  
  * * * * * *
  
   Образ опять приходил к нему во сне. Опять кошмары, угрозы. Он давно уже перестал с ним бороться. Сначала Дима считал, что это просто обычные сны. Но потом понял, что нет. И понял, что нет ему спасения. И тогда он смирился. И принял это.
   Утром он сбежал из дома. Сказал маме, что пойдёт к другу... К какому другу?.. Нет у него друзей. Она, конечно, не поверила, но какая разница?
   Тогда было лето. Самый разгар жары. Он сел в электричку, переполненную дачниками. Как же его всё это бесило! Давка, жара, говор людей... Молодой человек, ну-ка уступите старушке место... Подвиньтесь... Ох, извините, что наступила вам на ногу... Дайте пройти... Если бы он мог, это всё уничтожить - он бы уничтожил!.. И когда-нибудь он это сделает. Дима в это верил. Особенно после того, как к нему стал являться Образ. Он всегда верил в свою судьбу, в свою избранность. Иначе бы давно повешался.
   Он не знал, куда едет. Но считал, что судьба ему укажет. Но вот прошёл час. Давка в вагоне уменьшилась. Дачников становилось всё меньше и меньше. Прошёл ещё час. В вагоне оставались единицы. Он уже давно беспокоился, но всё же ждал. Знамения. Но вот и конечная. Что же, теперь ему ехать назад? Дима пожал плечами и вышел из электрички. Кругом был лес. Зелёный, могучий. Жара стояла невыносимая и он поспешил скрыться в прохладе деревьев. В лесу было холоднее. Но аромат трав стоял дурманящий.
   Дима шёл не зная куда. Он петлял между деревьев, уходил то влево, то вправо и не заботился, как выйдет назад. Шёл он несколько часов и уже выбился из сил, как вдруг увидел впереди человека. Он хотел его окрикнуть, но тот удалялся очень быстро, поэтому Дима решил просто его догнать. Но это оказалось не просто - человек шёл быстрее и, несмотря на все Димины усилия, догнать его не получалось.
  - Эй! - крикнул Дима, уже еле дыша от быстрого бега.
  Но человек ему не ответил и шёл дальше. Парень последовал за ним. Но вот человек внезапно скрылся. Дима недоумевал. Он подошёл к тому месту и увидел там нору. Не раздумывая долго, он ступил в тёмную прохладу подземелий.
   Землянка была довольно большая. Посреди неё горел огонь. Дима увидел сидящего за столом старика и смутился.
  - Я хотел...э-э.. - Дима не знал, что сказать о своём вторжении.
  Но старик сделал жест рукой, и парень замолчал. Отшельник уткнулся в книгу, и более не обращал внимания на гостя. Дима тем временем оглядел жилище. Всё в нём было ветхо. И было даже удивительно, как эти вещи ещё не развалились. Особой же старостью отличалась одежда отшельника. Она всё выцвела от долгой носки и была в дырах, которые никто не собирался зашивать.
   Дима ждал долго. Он уже осмотрел всё, что можно было оглядеть. Парень уже сомневался, туда ли он пришёл, и не уйти ли ему. Но наконец старец закрыл книгу, и посмотрел на гостя.
  - Ты готов? - голос его был тих, и как будто исходил из другого мира.
  - К чему? - спросил Дима.
  Старец скривил усмешку.
  - Это ты узнаешь потом. - и, помолчав, добавил, - Нужно всё закончить до наступления темноты.
  Отшельник встал, и, пройдя мимо Димы, вышел из подземелья.
  "Неужели опять куда-то идти?" - сокрушённо подумал Дима. Но всё-таки последовал за старцем. К его удивлению, шли они не долго. Лес расступился и они оказались перед огромной пропастью. Туда не попадали солнечные лучи и не было видно дна ущелья. Хищные, острые камни громоздились в ущелье. Все они нависали над пропастью и, казалось, вот-вот сорвутся. От ущелья веяло холодом, и находится близ него было неприятно. Дима осторожно заглянул вниз. Голова его сразу закружилась от высоты. Туда ему не хотелось...
  - Следуй за мной, - сказал старец, который уже шёл вниз по тропинке.
  Дима вздохнул и пошёл за ним. Спуск был сложный и опасный. Тропинка витляла между скал. Снизу дул холодный, пронизывающий ветер. От него Дима сразу озяб. Старец шёл быстро, уверенно. Было видно, что идёт туда он уже не в первый раз.
   Они опускались всё ниже и ниже. Дима поднял голову, и испугался - лес был далеко вверху, а над ним громоздились шаткие камни. Он поспешно опустил взгляд, и пошёл дальше. Отшельник был уже далеко, и Диме пришлось двигаться побыстрее. Он боялся потерять его из виду. Спускаясь, парень схватился за камень, но тот вылетел, и полетел вниз. Дима чуть не последовал за ним, но вовремя ухватился за уступ. От пережитой опасности, сердце бешено забилось. Но успокоиться не было времени, и он полез дальше.
   В ущелье становилось всё темнее и темнее. Солнце светило где-то там, далеко на поверхности. А здесь, казалось, другой мир. И вот они достигли низа. Дно ущелья заполняла вода. Чёрная, непрозрачная, маслянистая. Видимо, она собиралась здесь после дождя. Воде, пленнице камней, идти было не куда, и образовалось целое озеро. Вода была гладкая, не ребристая. Зеркальную её ровность нарушал лишь труп птицы, плывший по воде.
  - Дальше иди сам, - сказал отшельник, показывая на противоположный берег озера. Там было ущелье.
  - Мне придётся плыть через озеро? - поражённо спросил Дима. Мысль о тёмной воде, в которой, наверное, плавают множество трупов, сводила его с ума.
  Отшельник кивнул. Дима заколебался. Он присел на корточки, и погрузил в воду палец. Вода была ужасно холодной. И не известно было, что там на дне... Может, чудовище?..
  - Иди быстрее. Нужно успеть до темноты, - сказал отшельник повелительным голосом.
  - А что будет ночью? - поинтересовался парень. Он тянул время.
  - Этого тебе лучше не знать.
  Дима ещё раз посмотрел на ущелье. А вдруг этот старик его просто собирается убить - скормить рыбам, живущим в озере? Или ещё кому-нибудь пострашнее.
  - Чего ты ждёшь? - горячился старец. - Ещё никого не съели. Так что нечего бояться.
  - А тут был кто-то до меня? - спросил Дима.
  Но старец был уже в бешенстве. Парень побоялся тревожить его вопросами и подошёл к воде. Ещё один шаг, и он окажется там... На поверхности холодной, мутной бездны. Он всячески оттягивал этот последний шаг. Но дальше ждать было не возможно. Он вздохнул и шагнул вперёд.
   Там был обрыв. Дима с криком рухнул вниз и сразу оказался в воде с головой. В нос ударила страшная вонь - вода была застоявшейся и затхлой. Он испугался и стал бороться с водой. Руки его отчаянно тянулись к уступу, на котором он стоял совсем недавно. А ноги пытались нащупать дно - но тщетно... И вот наконец ноги его коснулись чего-то твёрдого и он встал на него. Очевидно, это был упавший в воды камень. Он был неровный и склизкий, и ноги соскальзывали с него. Но вот парню удалось удержать равновесие. Он посмотрел на отшельника. Тот взирал на это с равнодушным видом.
  - Но скажите мне вот что... Скажите мне ваше имя. - попросил Дима.
  Отшельник расхохотался.
  - Что, думаешь, если я тебя убью здесь, то ты меня проклянёшь перед смертью? Нет. Не скажу!
  Дима пожал плечами. Он сам не знал, для чего он это спросил. Парень взглянул ещё раз на берег, на отшельника, и поплыл к ущелью. К запаху воды он вскоре привык. Но холод её пронзал Диму до костей. Он плыл медленно, будто боясь на что-нибудь наткнуться.
   И вот его руки захватили что-то. Он вздрогнул. Парень надеялся, что это водоросли. Он хотел оттолкнуть это, но оно вместо этого всплыло. Прямо перед его лицом оказалась голова. Мёртвая девушка. Её лицо всё было поедено, и кое-где проглядывали кости. Парень вскрикнул и поплыл в другую сторону, но рука его запуталась в волосах утопленницы. Он боялся прикоснуться к ней, но вот рука его освободилась, и он поплыл дальше. А труп медленно погрузился в чёрные воды. Теперь Дима плыл ещё медленнее, боясь наткнуться на что-нибудь подобное. Он всматривался в чёрную муть воды. И вот его глаза уловили что-то. Он неуверенно проплыл полметра и увидел ещё один труп. Белый руки тянулись к солнцу, они колыхались в воде. От этого Диме стало дурно, и он решил больше вниз не смотреть. Ногами теперь он двигал на самой поверхности - чтобы они не наткнулись на что-нибудь. А глаза теперь он устремил к ущелью. Оно всё приближалось и приближалось, и вот он достиг берега. Залезть на него было чрезвычайно сложно. Он пытался то подтянуться на руках, то закинуть ногу. Но вот и это препятствие было преодолено. Он стоял перед ущельем. Весь промокший. Ветер обдувал его со всех сторон. Дима даже побоялся взглянуть на свою одежду - она была очень грязна после такого купания...
   Парень посмотрел на противоположный берег. Там стоял отшельник. Видимо, ждал его. Дима повернулся и пошёл в ущелье. Здесь было ещё холоднее, но хотя бы не дул ветер. Проход был узкий. Он бы мог дотронуться до обеих стен, если бы вытянул руки. Темнота всё сгущалась и сгущалась. Дима шёл медленно, нащупывая ногой каждый шаг - он боялся провалиться в яму. В ущелье была гнетущая тишина. Даже звук его шагов и то, казалось, приглушался.
   И вот впереди он увидел свет. Через пять минут он подошёл к нему. Свет шёл откуда-то сверху и образовывал на полу ровный круг. Дима остановился перед ним. Впереди была темнота. Позади тоже. И лишь этот луч нарушал однообразие. И он ступил в него.
   Сразу пещера наполнилась звуками. Неуловимым бормотанием тысячи голосов. Бормотание шло ото всюду - с потолка, со стен. Дима всматривался туда, но ничего не видел - свет, в котором он стоял, ослеплял его.
   И тут почувствовал, как этот свет пронзает его, высвечивает душу... Дима чувствовал, как копаются в его голове, ворошат мысли, воспоминания. Перед ним возникали то те картины из жизни, то другие. Вот он пошёл в школу и сразу её возненавидел. А вот умер его отец. А вот он в одиночестве сидит у окна... Воспоминания громоздились в его голове. Десятки из них были сразу перед его глазами. Кто-то рылся в них, спешил. Хватался то за одно, то за другое, и быстро всё откидывал. За эти мгновения вся жизнь пронеслась перед его глазами. Он увидел себя в раннем детстве. И вспомнил то, что, казалось, давно забыл. Многие воспоминания приносили ему боль, а порой и злобу. Но он чувствовал это всё лишь секунду - потому что воспоминания швырялись назад и на их месте появлялись другие.
   И вот всё прекратилось. Дима даже и не заметил, как оказался на земле. Он лежал в луче света. Грудь его тяжело вздымалась, а глаза были полуприкрыты.
   Со всех сторон вновь разнеслось бормотание. Казалось, голоса обсуждали его. Он не понимал, что они говорят - этот язык был ему не знаком и он еле его улавливал. Но среди этого многоголосья он явственно отличал один голос. Бормотание его раздавалось чаще, чем остальные голоса. И он не мог его не узнать. Это был он. Это был Образ.
   И вот голоса стихли. Дима продолжал лежать. Он был без сил. И вдруг по всему его телу прошёл огонь. Он проходил волнами, задевая каждую клеточку. Диме не было ни больно, ни приятно. Это ощущение было просто странным. И чувствовалось, что этот огонь... Он идёт не с этого мира.
  - Тирдам! Тирдам твоё имя! - раздался голос.
  И он знал, чей это голос. Тут огонь перестал гулять по его телу. Дима открыл глаза и увидел зажатый в руке нож. Самый обычный нож. Но на нём было выведено пламенем: "Фриз". Однако надпись стала тускнеть и через пару секунд исчезла.
   Дима лежал в темноте. Луч света куда-то исчез. Он поднялся. Силы в нём опять появились и Тирдам зашагал туда, где, по его мнению, был выход. К его великой радости, он не ошибся.
   Он вышел из ущелья и свет ослепил его. Он, сощурив глаза, огляделся. Видимо, был уже вечер. А он и не заметил, что пробыл в пещере долго. На противоположном берегу по прежнему стоял отшельник.
  - Быстрее! - крикнул старец и махнул рукой. - Скоро станет совсем темно!
  Видимо, это обстоятельство его сильно пугало, потому что он принялся забираться по тропинке вверх. Тирдам не заставил себя ждать. Он разбежался и прыгнул в воду. Теперь она его не пугала. Он проплыл, никого не зацепив. Вскоре Тирдам залез на другой берег. Старец залез на перу метров выше и ждал его там. Дима догнал его.
  - Молодец, ты прошёл это самое главное испытание.
  - Испытание? - недоумевал Дима. Ему же ничего не пришлось делать...
  - Испытание духа. - пояснил старик и, развернувшись, пополз вверх.
  - А если бы моя душа не понравилась? - полюбопытствовал Дима.
  - Тогда бы ты сейчас был не со мной, а с ними, - и старик махнул в сторону озера, полного мертвецов.
  
  * * * * * *
  
   Письмо закончилось. Наташа скомкала его в руке. Теперь она догадывалась... Не теряя ни секунды, она вылезла из палатки и кинулась к костру. Там уже не спорили. Почти все уже разошлись по палаткам и у костра сидела всего лишь пара человек. Среди них она заметила Павла. Девушка кинулась к нему.
  - Что, Ксюша ещё не пришла в себя? Ей стало хуже? - видимо, вид девушки испугал парня.
  - Нет-нет, - быстро заверила она его, хотя давно не смотрела на подругу, - Я хочу спросить... Короче, как зовут Фреда?
  - Фред. Так и зовут.
  - Нет, настоящее имя. - Наташа торопилась и это сбивало парня с толку. Он задумался, вспоминая.
  - Вова.. Костя... Нет, вроде бы Дима... Да, точно Дима!
  - Ты уверен?
  Павел заверил, что да. Теперь вся мозаика собралась. Хотя она и раньше об этом догадывалась... Убитая девочка, которую нашла Оля - это его рук дело... Он нашёл землянку отшельника, потому что уже был там... Она не знала, что теперь делать. Нужно было найти Влада. Но где? В палатке его нет - она только что от туда... Девушка поспрашивала - но никто не знал, где их гид. Тогда, в задумчивости она прошла по лагерю.
  - Наташа. - окликнули её. Она оглянулась.
  - Я должен тебе кое-что сказать, - сказал Фред, стоявший поодаль от всего лагеря.
  - Да? Как ты ещё кого-нибудь убил? - взорвалась Наташа.
  Фред прижал указательный палец к губам.
  - Тихо. Ты всё не так поняла. Подойди сюда.
  Наташа подошла и вызывающе посмотрела на него.
  - Ну? - сказала она.
  - Я знаю, что случилось с твоей подругой. И я могу помочь. Это не обморок, и она просто так не очнётся. Тот отшельник напоил зельем...
  - Как я могу доверять тебе после такого? - Наташа вытащила из кармана скомканное письмо.
  - Тебе придётся мне довериться, - Фред подступил ближе. - Иначе она умрёт.
  Наташа внимательно посмотрела в его чёрные глаза. Что в них? Ложь? Жажда убийства? Или он действительно хочет помочь?.. Но в его глазах ничего не отражалось. Мысли были не видны.
  - Хорошо, - наконец сказала Наташа.
  - Тогда идём, - сказал Фред и пошёл в глубь ночи.
  Наташа последовала за ним.
  Они на несколько шагов отошли от лагеря, и девушка заметила, что вокруг стало намного темнее. И дело было не в свете от костра. Но всё же она послушно шла за ним, хоть и боялась. Деревья, бесконечные деревья. Они выплывали из темноты и обратно погружались в неё.
   И вдруг Фред остановился. Наташа подошла к нему. Впереди было тёмное, мрачное, сырое ущелье.
  - Нам туда, - сказал Фред.
  Наташа отшатнулась от пропасти.
  - Послушай, Фирдран... или как там тебя зовут... Я не пойду туда. Я уже знаю об этом ущелье из твоего письма... И я понимаю, что там нет ничего, что может помочь Ксюше. Кстати, на кой чёрт ты мне всё это рассказывал?
  Наташа всмотрелась в его лицо. Тусклый, потусторонний свет ночи освещал его, и был виден его взгляд. И был он страшен.
  - А я и сам не знаю, для чего всё это! - Тирдам закричал во весь голос. - Он мне сказал! Он!..
  Тут парень грубо схватил Наташу за руку и потащил вниз, в ущелье. Девушка сопротивлялась что было сил, но вырваться у неё не получалось.
  - Сказал, чтобы я доверил свою душу кому-нибудь!.. Зачем, говоришь?! - девушка и не думала ничего говорить; она лишь всхлипывала и сопротивлялась. - Да кто его поймёт... Зачем?.. Я многого не понимаю... И, наверное, много делаю не нужного!..
  Они спускались всё ниже и ниже. Наташа падала, цеплялась за камни, но Тирдам неумолимо тащил её вниз. Девушка уже оборвала ногти и разбила колени, но ужас перед ущельем был так велик, что она не собиралась сдаваться. Хотя все попытки были тщетны.
  - И вот, я доверил всё тебе... Зачем?!.. Но он не сказал, что делать с тобой. дальше. А оставить в живых было бы глупо! Значит, нужно просто убить!
  Голос его раздавался многократным эхом в тишине ущелья. Но внезапно тишина была нарушена. Озеро, находящееся в самом низу, шумно вспенилось. Наташа посмотрела вниз. В темноте не всё было видно, но всё же она заметила тени, скользящие над озером.
  Тирдам этого не заметил, и продолжал идти, рассуждая с самим собой.
  - Стой! Там что-то есть! - крикнула Наташа.
  Парень остановился, бросил взгляд на озеро, и притянул девушку к себе.
  - Конечно же есть, глупенькая! А ты думала, куда я тебя тащу?.. И знаешь что... - тут его лицо приблизилось к её. - Последнее что ты услышишь... Это моё имя. Я твой губитель. И имя моё - Тирдам!
  Тут он резко оттолкнул девушку от себя и она с криком покатилась вниз. Девушка не могла остановиться - склон был слишком крутой. Наташа пыталась за что-нибудь зацепиться, но камни выскальзывали из её рук. Она катилась по склону, ударяясь о камни. Каждый удар вызывал у неё крик. И она всё удивлялась, как она ещё жива. Девушка пыталась закрыть голову - чтобы хоть её не разбить.
   Но тут она выкатилась на небольшой уступ, и движение её остановилось. Она застонала, закрыв глаза. Боль пронизывала всё её тело. Но тут что-то рядом ударилось о камни. Девушка мгновенно открыла глаза. Огромные, вертлявые щупальцы обшаривали камни, видимо, ища её. Низ их уходил в глубины озера и не был виден. Они были чёрные, скользкие, все покрыты мерзкими, пульсирующими струпами.
   Наташа врят ли смогла бы убежать из этого живого леса, даже если бы была здорова. А тут она вообще ничего не могла сделать. Поэтому девушка вжалась в скалу, и стала ждать, когда к ней придёт смерть.
  
  * * * * * *
  
   Тем временем Тирдам наблюдал сверху за происходящим. Он не знал, что именно живёт в этом озере, но теперь видел, что с таким чудовищем не договоришься. Поэтому обрадовался, что монстр увлёкся девушкой.
   Его влекло в ту пещеру, в которой он был так недавно. И, одновременно, так давно. Тирдам ещё раз посмотрел на чудовище. Он надеялся, что девушка продержится подольше... Хотя, признаться, был удивлён, что она ещё жива.
   Он стал осторожно спускаться вниз, с опаской глядя на огромные щупальца.
   И вот он оказался перед озером. Теперь это была уже не зеркальная гладь. Вода пенилась, бушевала - из-за движений чудовища. Потому что оно занимало чуть ли не треть озера.
   Неужели придётся переплывать его? Он нервно походил по берегу, ища ответа. Но чувствовал, что теряет самое дорогое - время.
   И тогда, глубоко вдохнув, он кинулся в объятья чёрных вод. Он не испугался их могильного холода - он знал, что его ждёт. И не испугался. Не испугался даже, когда наткнулся на полусгнивший труп.
  Но вдруг его обуял страх . Когда он вынырнул, то посмотрел вниз... Вода оказалась почему-то прозрачной. И, в темноте, он увидел то, что жило в этом озере... Под ним плыло огромное, зеленоватое... Лицо? Морда?.. Нет слов для описания этого... Мутные косые глаза диаметром в пять метров глупо уставились на него. А он, такой маленький и жалкий, барахтался прямо над полуоткрытым, жадным ртом.
  От этого плывучего блина исходили длинные щупальцы, которые и пытались поймать девушку.
  Тирдам закричал и стал барахтаться сильнее, боясь, что чудовище схватит его. Он плыл, захлёбываясь в затхлой воде, но лицо монстра не отступало от него. Оно с каким-то ужасающе-детским интересом смотрело на пловца.
  Тирдам тяжело дышал, старался не глядеть вниз, закрывал глаза... Но этот бессмысленный взгляд огромных, круглых глаз преследовал его.
  И вот он доплыл до берега, безумно счастливый, что здесь этот монстр его не достанет. Ни своими смертоносными щупальцами, ни своим пугающим видом.
  Он оглянулся в сторону девушки. Там, среди чёрного леса щупалец мелькало что-то красное. Но ему теперь не было до этого дела.
  Тирдам повернулся к пещере. В ней была торжественная, непоколебимая темнота. Он пока не решался войти внутрь, понимая, что там должно произойти что-то важное. Он наслаждался этим моментом.
  Но тут покров темноты в пещере нарушился, и от него отделилось... жалкое, убогое существо.
  Тирдам с удивлением посмотрел на него. Тот шёл на четвереньках, да и то медленно и как-то криво.
  - Не смотри с таким презрением на меня, - заговорило существо, и из его рта повалил туман. - Я знаю, для чего ты здесь... Но... Но не делай этого...
  Тирдам с гневом взглянул на него.
  - Не тебе мне приказывать, уродливое создание!
  Монстр вскинул голову и угрожающе щёлкнул клешнями.
  - Я не настолько слаб, как ты думаешь!.. Но сейчас не об этом... Я... Меня зовут Ксашес. Надеюсь, ты помнишь меня? Так вот, скажи, ты этого хочешь?
  И чудовище подняло свои тяжёлые, опасные клешни.
  - Я видел тебя тогда на озере. И, мне кажется, ты не такой... Ты не смог этого сделать... Ты не смог убить. Так вот что. Остановись. Не заходи так далеко, когда уже буде невозможен путь назад. Ещё один шаг - и ты заклеймён... Вот я... Мне уже путь назад закрыт...
  И монстр посмотрел на свои изуродованные руки, как будто в клешнях видел все причины своих несчастий.
   Тирдам стоял чуть отвернувшись. Он избегал взгляда этого измученного существа. Потому что в глазах у него была боль и скорбь.
   Он помнил его, этого Ксашеса... Того, таинственного, окутанного туманом Ксашеса он часто вспоминал. Нет, это был не страх, не уважение - что-то другое. Он видел того, по чьим стопам он пойдёт... А этот Ксашес, стоявший перед ним, - он вызывал лишь презрение и страх... за твёрдость своей веры. А твёрдость улетучивалась и улетучивалась. Потому что Ксашес говорил правду. Он и сам уже многое понял...
  - Ксашес, ты просто слаб духом!
   Из темноты вышел ещё один - это был отшельник.
  - Но это не значит, что все остальные так же слабы. Ты просто не оценил то, что тебе дали, и всё мечтаешь сбросить это бремя...
  - Я знаю, что даже смерть мне не поможет! - визгливо выкрикнул Ксашес и отскочил в сторону.
  Он отошёл к скале и боязливо переводил взгляд от старца к Тирдаму. Потом вдруг подпрыгнул и с удивительной ловкостью взобрался по ней. Его клешни врезались в камень и он поднимался всё выше и выше.
  - Уходи пока не поздно! - крикнул он напоследок и скрылся.
  Отшельник молча смотрел на убегающего Ксашеса, и только когда они остались наедине, нарушил молчание.
  - Он не прав... Впрочем, никто не смеет тебе советовать. - проговорил он и подошёл к самой кромке воды. Тирдам был рад, что он не стал его убеждать.
  На противоположном берегу чудовище всё ещё пыталось найти девушку. Эта медлительность удивила Тирдама. Он с интересом наблюдал за разыгравшейся сценой, и всё никак не мог понять, что же там происходит - что-то яркое металось между щупалец. Тирдам хотел отвлечься и не думать о своей судьбе, которая сейчас должна была решиться.
  - Я не отступлю! - вдруг уверенно сказал он, хотя в его душе не было никакой решимости. Просто эта неопределённость, эти раздумья были ему невыносимы.
  И он, не глядя на отшельника, развернулся и вошёл вглубь пещеры. Вскоре, после долгого блуждания во тьме, он наткнулся на луч. Ему показалось, что на этот раз луч находится дальше...
   Стараясь не думать, и отметая сомнения, он вступил в освещённый круг...
  
  * * * * * *
  
   Девушка уворачивалась от щупалец, стремящихся схватить её. Они были страшны, от одного их только вида холодело сердце, но были медлительны и двигались вслепую.
   Девушка отползала от них в самый последний момент, но круг их всё сближался и сближался. Наташа понимала, что скоро ей отходить будет некуда и её неминуемо схватят.
  - Наташа! Держись, я иду! - по ущелью раздался знакомый голос.
  Неужели Влад? И действительно, вскоре появился он. Парень отбивался от могучих живых деревьев туристическим консервным ножом. На это было бы смешно смотреть, если б не ужас всей ситуации.
  И вот вскоре он оказался около неё.
  - Скорее, уходим! - крикнул он.
  Но вдруг одна из щупалец рванулась вперёд и зажала его в своих смертельных объятьях. Тут же струпы запульсировали сильнее, и из них повыползали тоненькие, беленькие усики. Видимо, чтобы съесть жертву.
   Влад извивался, пытаясь вырваться, но ничего не получалось. Парочка ближайших усиков протянулась к нему и впились в его плечо. Наташа с ужасом видела, как они высасывают из него кровь.
   Девушка пыталась помочь ему, протягивала руки, но не могла даже достать.
   И тут Влад не по-человечески, злобно зарычал. Рык его огласил ущелье. Вдруг Влад стал превращаться... Лицо вытягивалось, кожа покрывалась густой рыжей шерстью, руки менялись... И через несколько секунд в объятьях щупалец был уже не человек, а огромный огненный пёс.
   Собака вцепилась своими клыками в мягкую плоть щупальца, и из него потекла серая, густая жидкость. Щупальце ослабило хватку, и пёс вырвался.
   Он подскочил к Наташе, намереваясь охранять её. И бой закипел заново. Щупальца нападали, а собака кусала их, отталкивала лапами.
   Но вдруг щупальце изловчилось и схватило Наташу. Оно волокло её в самую бездну. Собака смело вцепилась в чудовище, и освободило в девушку. Наташа тоже, когда могла, отпинывала мерзкую тварь.
   Но такой смертельный бой невозможно было продолжать до бесконечности. Вскоре удача изменила им. Мокрые, мягкие щупальца изловчились и сбили пса. Собака покатилась вниз. Так же быстро, как некогда катилась Наташа.
  - Нет! - закричала девушка, видя, что её последняя надежда угасает.
  Тут одна из них извернулась, и чуть вновь не схватила девушку. Но Наташа выскользнула из их смертельных объятий, свалилась с уступа и покатилась вниз.
   На этот раз она оказалась в самом низу, на берегу озера. Девушка посмотрела вверх и увидела, что щупальцы стремительно спускаются вниз - за ней. Она оглянулась в поисках собаки. И невдалеке увидела груду рыжего меха. Собака не шевелилась.
   Девушка подбежала к псу.
  - Эй, очнись! - сказала она неуверенно.
  Собака зашевелилась и повернула к ней свою большую голову.
  - Беги. Я догоню тебя.
  Девушка покачала головой и обернулась, чтобы посмотреть, где щупальцы. А они уже рыскали по берегу.
  - Влад, я не оставлю тебя.
  Тогда собака с последними силами попыталась приподняться, но тут же рухнула.
  - Я не оставлю тебя, - сказала девушка вновь и стала поднимать собаку.
  И тут щупальца окружили их.
  - Беги говорю! - крикнул Влад.
  - Уже поздно, - сказала Наташа.
  Сказала она это спокойно, но в голосе проглядывал страх и отчаяние. А ещё желание жить.
   И тут прямо перед ними появился монстр, которого Наташа уже видела не в первый раз.
   Он кинулся на щупальца, раня их своими огромными, острыми клешнями. Девушка удивилась. Она-то подумала, что он сейчас их прикончит.
   Щупальцы отходили от такого натиска. А когда одна из них смела напасть, то получала глубокую, кровоточащую рану.
   Наташа наблюдала за всем этим не вмешиваясь. Да и что она могла сделать? Тут часть щупалец нырнула в воду.
   Вода в озере вспенилась и гладь её нарушили огромные, чёрные волны. Валы заливались на берег. Наташа стояла по щиколотку в ледяной воде. Одна из волн выкатила на берег, прямо рядом с Наташей полусгнивший труп. Но не это было самым страшным. Из воды что-то поднималось. И, казалось, было бесконечным...
   И вот оно вышло из воды. Огромный зеленоватый круг. Его поддерживали щупальцы. У круга были безумные, навыкате глаза и неровный, рваный рот. Ужас был в том, что в чертах этого монстра было что-то человеческое.
   На озере всё замерло. Замерли щупальцы. Прекратился бой. Тишина в ущелье стала звенящей.
  - Ксашес, ты совсем запутался. - рот существа завибрировал, наподобие волны и сказал это. Звуки были невнятные, журчащие. - И ты за это будешь наказан.
  Монстр с ненавистью посмотрел на блин.
  - Я и так наказан! Дальше уже просто некуда. - и он потряс своими клешнями.
  Рот водяного растянулся в огромной, полукруглой улыбке. В сочетании с круглыми же глазами и круглым лицом - всё это было ужасно.
   Тут щупальцы отпустили блин, и он с грохотом упал в озеро. Поднялась огромная волна. Она накатила на берег и подхватила стоящих там. Наташа вцепилась в собаку. Волны отнесла их на середину озера. Но воды и не думали успокаиваться. В ущелье шёл настоящий тайфун. Волны нависали своей огромной массой над утопающими, закрывая небо, и тут же обрушивались на них. Наташа задыхалась, выплёвывая изо рта чёрную, грязную воду. Она давно уже потеряла Влада. И, среди всего этого ужаса, она не думала о нём - она боролась за свою жизнь. Девушка пыталась плыть, сопротивляться волнам, но озеро играли с ней как с соломинкой, бросая то в одну сторону, то в другую.
  Вдруг одна волна подхватила их, и кинула прямо на стену ущелья. Наташа вцепилась в камни, чтобы опять не свалиться в воды вновь. Волна отошла. И девушка с радостью увидела, что рядом был Влад. Она подползла к нему.
  - С тобой всё в порядке? - обеспокоено спросила она.
  Собака приподняла голову и кивнула. И тут же стала меняться. Вскоре рядом с Наташей сидел Влад-человек.
   А волны на озере всё не успокаивались. Они обрушивались на ущелье, воевали меж собой, и, казалось, хотели всё уничтожить. Потом вдруг они образовались в ровную воронку. В её вихре что-то металось и молило о помощи. Совсем по-человечески.
  - Мы ничем не можем ему помочь. - сказал Влад. Хотя и так было ясно - воронка опускала монстра всё ниже и ниже. Присмотревшись, Наташа увидела, что основание воронки - это рот водяного монстра. И Ксашес с криком летел прямо в него.
  Влад и Наташа сидели, прислонившись друг к другу. Они не хотели всего этого видеть, но не смотреть было не возможно. Их взгляды были направлены на воронку, но без всякого интереса, без эмоций. Усталость от всего пережитого валила их с ног и лишала воли - они не могли даже отвести взгляд...
  И вот Ксашес попал в ужасный рот чудовища, и умолк навсегда. Тут же воронка рухнула вниз, и через несколько минут озеро было опять ровным, зеркальным, как будто ничего не произошло. Лишь над водой образовался зыбкий туман. Как напоминание о Ксашесе. Но и туман вскоре растаял.
  
  * * * * * *
  
  Наташа и Влад, ковыляя и опёршись друг на друга, шли к лагерю.
  - А Фред... Он оказался... - прервала молчание Наташа.
  - Виновным во всём произошедшем. - договорил фразу Влад. - Я уже это знаю.
  - А что теперь делать с лагерем? Здесь опасно... Может, прямо сразу бежать отсюда?
  - Нет. Фреда теперь с нами нет, поэтому на нас никто нападать не будет. Мы им неинтересны. Но завтра и так и так нужно уже идти в обратный путь.
  Тут Влад остановился и внимательно посмотрел на Наташу.
  - Только ничего никому не рассказывай!
  - Как можно о таком рассказать?
  Через несколько минут они дошли до лагеря. Была глухая, тёмная ночь. Весь лагерь спал. Но тут они заметили, что кто-то идёт к ним. Это была Ксюша. Выглядела она абсолютно здоровой.
  - А почему вы не спите? - спросила она.
  Но никто не ответил на её вопрос. Наташа со злобным видом повернулась к Владу.
  - А Фред... Он меня обманул! Сказал, что она не очнётся!..
  - Он обманул не только одну тебя, - улыбнулся Влад.
  
  * * * * * *
  
   Тирдам, шатаясь, вышел из тьмы пещеры. Яркое солнце ослепило его. Он сожмурился от резкого света. Давно уже был день. Тирдам удивился, что пробыл в пещере так долго. И шёл он от туда долго. Каждый шаг давался с трудом - будто он опять учился ходить. Что-то не то было в его теле...
   Он подошёл к зеркальной глади озера и заглянул в него. Тирдам сразу отпрыгнул увидев свой облик. Он был не человеческий.
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Дюжева "Справедливая плата"(Боевая фантастика) А.Гаврилова, "Дикарь королевских кровей 2"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) В.Кривонос, "Чуть ближе к богу "(Научная фантастика) Р.Брук "Silencio en la noche"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Кристалл "Покорение небесного пламени"(Боевое фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"