Щемелинин Денис Васильевич: другие произведения.

Д- Далтон минус

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Принят для публикации в сборник "Дефис", издательство "Ниола-пресс"


Далтон минус

  
   - Дамы и господа! В связи с трагической гибелью космического челнока "Дискавери", уже третьего... я уполномочен заявить: Национальное космическое агентство закрывает программу использования многоразовых аппаратов "Спейс-Шаттл". Мы выражаем глубокое соболезнование семьям погибших астронавтов, их родным, близким и всему американскому народу. В ближайшее время оставшиеся челноки будут утилизированы, а программа исследования космоса временно приостановлена. О дальнейших изменениях вас будет информировать мой преемник. Спасибо за внимание и... храни вас бог!

Из выступления директора НАСА, 27 апреля 2005 г.

  
   "Согласно последним опросам, многие американцы положительно оценивают решение директора НАСА покинуть свой пост. Его упрекают в многочисленных неудачах и, чрезмерном расходовании средств налогоплательщиков. И все это - в то время, когда тысячи людей умирают от неизлечимых болезней или страдают от социального неравенства. Единодушное согласие с решением приостановить космическую программу выразило абсолютное большинство респондентов".

Из сообщений информационных агентств.

  
   "Запуск процедуры выхода из криосна!" - ярко-красная надпись, внезапно всплывающая поверх мироздания, всегда сильно раздражала Далтона. Она означала, что вновь наступило утро.
   Хотя Далтон этого еще не осознавал - первым включился флеш-биочип, обеспечивающий перенос матрицы личности обратно в биоорганическую часть мозга. Сам доктор Феникс плохо разбирался в нейромеханике, поэтому однажды попросил знакомого биотехника установить себе в голову такую штуковину. Знакомый охотно согласился, но даже под действием "Комплексного нейроувеселителя N13" потребовал за это весьма солидную сумму - целых двадцать пять тысяч кредитов. Пришлось заказать ему еще одну порцию, и примерно через час основательно увеселенный биотехник согласился на двадцать тысяч. Затребованная сумма превышала ежемесячный доход доктора. Но такова плата за все, продаваемое нелегально. А без флеш-биочипа самостоятельно выйти из криосна Феникс не мог. И дело вовсе не в том, что нельзя установить автоматику - напротив! Но какой смысл лежать в криосне, не имея возможности мыслить? Далтон хотел большего! Потому на время, когда его вены наполнялись особым физраствором, состоящим из биосовместимого хладагента и медицинских наноботов, сознание доктора перемещалось хотя и в тесную, но вполне функциональную систему искусственного интеллекта. Но осуществить это перемещение без двунаправленного цифрового интерфейса биочипа - задача абсолютно нереальная! Таким образом, разум доктора мог размышлять, исследовать, изучать...
   А перелезать обратно в свое тело приходилось потому, что каждое утро нужно ходить на работу! Иначе сотрудники службы "Реализации Индивидуального Предела", сокращенно РИП, немедленно явятся к нему домой и...
   Впрочем, об этом самом "и" Далтон старался не думать. Биочип подавал команду, доктор возвращался в реальность и отправлялся в институт. Тратить время на обдумывание вероятных перспектив - то же, что гадать на кофейной гуще, и это было не в его правилах.
   Он родился слишком поздно или слишком рано. Все зависит от точки зрения...
   Перенаселение планете уже не грозило, а страшилки ядерных и биохимических войн мерещились только оскароносным голливудским режиссерам. В мире не осталось места расовой или религиозной вражде, давно никто не помнил о террористах. Средств, выделяемых на жизнеобеспечение, хватало с лихвой. Да и в целом жизнь казалась вполне сносной, а иногда - просто замечательной. Кроме одной, для многих уже малозначительной, детали - ее продолжительности.
   Когда Далтон Феникс появился на свет, для человека осталось всего четыре варианта прожить отмеренные годы. Сейчас новорожденный мог стать спецом, гуманитарием, ученым и простым гражданином. В большей разновидности жизнестроев современная земная цивилизация в целом и зона комфортного проживания "Индианаполис" в частности - уже не нуждались.
  
   Память - забавная штука. Нежные карие глаза матери, струящиеся волосы,.. но больше всего маленькому Далтону запомнился ее ласковый, согревающий самые глубокие, потаенные струны души голос:
   - Милый, пусть он станет гуманитарием!? Ведь это так увлекательно и почетно! Его будут боготворить тысячи людей, дарить цветы, подарки - а наш малыш будет каждый день поражать их своим искусством. Что скажешь?
   Голос отца - уверенный, сильный, упрямый... Почему же память услужливо преподносит именно звуки, а не цвет пепельно-серых волос или сияние бирюзово-синих глаз?
   - А если не получится? Вдруг искусство не станет смыслом его жизни? Что тогда? Он не получит ни неограниченной жизни, ни молодого тела - его выбросят на самое дно! Он станет простым гражданином?
   - Просто нужно верить, любимый - и тогда все получится! Наш малыш проживет лет до ста, а может, и больше - вот увидишь, - улыбаясь, мама целует отца.
   - Я сильно за него боюсь... Вдруг он, как все остальные, бросится на огонек удачи и сгорит в этом пламени, словно глупый мотылек! Сколько тысяч каждый год пытаются получить диплом, а добиваются - лишь единицы! А остальные? Становятся никчемными людишками, гражданами, и самое лучшее, что случается в их короткой жизни - это выигрыш!? Жалкая подачка - год или два, только чтоб не бунтовали! А много ли выигравших по-крупному? Не удивительно, что в лотерею разрешено играть только гражданам - высшие касты отчетливо видят обман! Нет, пусть лучше он станет спецом! Уважение людей, достаток и целых пятьдесят лет жизни - причем гарантированно! Ведь, даже если что случится, он вновь будет воссоздан в медлаборатории. А в клонированное тело загрузят его же сознание, которое копируется каждую ночь. Это надежно! - упорствует отец.
   - Но это скучно - однообразная работа, постоянная опасность... Ты же часто встречаешь знакомых спецов в баре! Многие нездоровы и страдают от мелких болячек, но руководство не торопится заменять им тела - если проблемы не мешают работать. Вот они и жалуются беспрестанно на жизнь да все больше привыкают к выпивке! А если наш малыш рискнет и прервет свою жизнь сознательно, раньше срока - знаешь, что за это бывает? Правильно - конец! Его уже не восстановят, а злые языки всегда найдутся - скажут, что сделал сознательно, - мама отворачивается к окну и обиженно утыкается носом в стекло. Мысль о том, что ее ненаглядный малыш станет функционалом-работягой, ни капельки не вдохновляет.
   - В конце концов, за все нужно платить - и за гарантию жизни в том числе! Да, эта работа подчас опасна - но если сын не станет членом одной из высших каст, то какая судьба его ждет? Постоянные проблемы с работой, деньгами, здоровьем - ты же не хочешь этого для нашего мальчика? - отец садится в кресло и возмущенно складывает руки на груди.
   - Конечно, нет, - мама понимает, что отец прав, но не может сдаться так быстро, - знаешь, а ведь он мог бы стать ученым! Почему мы раньше не подумали?
   - Точно! - отец встает с кресла и принимается взволнованно ходить по комнате, - Обучение ведь бесплатное, да? Неделя в гипносне, и все - он человек со специальностью! Каста ученых достаточно влиятельна, да и средствами они обеспечены. Правда, эти тесты - каждые полгода...
   - Не бойся, мы поможем ему - с детства будем учить читать, писать и считать. Он вырастет хорошим, достойным человеком, а наша любовь осветит ему жизненный цикл! - мама подходит к отцу, и тот обнимает ее.
   - А если вдруг он все-таки провалит тест - то у него останется целых полгода на то, чтобы отдохнуть и вдоволь насладиться жизнью... Я согласен!
   Прошло уже столько лет, но Далтон хранил в памяти тот судьбоносный разговор родителей.
   Вот и все - калейдоскоп воспоминаний в голове доктора Феникса остановился. Перемещение сознания завершилось.

***

   Шумно потрескивая от воздействия перепада температур, отъехал в сторону входной люк криокамеры. Дрожа, словно суслик в проруби, человек с трудом вылез наружу. Бессильно шатаясь от слабости и нервно щурясь от света, который казался слишком ярким для еще расслабленных зрачков, он медленно поплелся в душ. Только поток теплой воды мог привести его в чувство - хотя удовольствие это было весьма дорогое. Кран противно скрипнул, будто подражая люку - что вновь заставило Феникса скривиться. Уши так же, как и зрачки, еще не успели адаптироваться к жизни, обретенной заново.
   Он мог стоять под этими животворными струями вечно, наслаждаясь разливающимся по венам теплом, спокойствием... Но установленный лимит быстро закончился, поток разом схлынул, а из динамиков под потолком полилась самая красивая, на взгляд Далтона, музыка, которую когда-либо слышал мир - Лунная соната. Музыка хоть немного компенсировала недовольство, смягчила острый приступ раздражения, и мужчина печально вздохнул - начинался новый трудовой день. Ровно через час прибудет корпоративный транспорт, и вновь придется трястись по узким полутемным улочкам комфортной зоны. А затем он войдет в зарешеченное здание лабораторного корпуса корпорации "Углеводород". Уже лет пять он вместе с другими учеными успешно разрабатывал технологию добычи нефти и газа в сложных и труднодоступных месторождениях за Полярным кругом. Программа относилась к группе приоритетных, и проблем с оборудованием или материалами не возникало. Не считая того, что шесть месяцев назад, во время очередного тестирования, сразу пятеро ученых попытались использовать нейродопинг. Впрочем, Далтон не сочувствовал этим людям. Настоящий ученый должен быть действительно умным человеком! А разве есть что-нибудь глупее, чем за час до теста вколоть себе лошадиную дозу стимулятора, прекрасно зная, что кровь обязательно проверяют? Подвигнуть людей на такой поступок могло лишь полнейшее отчаяние! Наверняка они провели предварительное тестирование. Благо приобрести нелегальную копию теста довольно просто. Получили результаты, поняли, что их ждет, и решили рискнуть? Полнейшая глупость. Если на то пошло - есть более простой способ избежать окончания жизненного цикла. Можно пробраться через посты охранного периметра и жить за пределами "комфортной зоны"!
   Впрочем, жизни после побега обычно оставалось немного - редкий изгой доживал до двадцати. Да и то при условии, что родился вне зоны и обладал хоть какими-то зачатками иммунитета против многочисленной мерзости, в изобилии живущей там. Тем же, кто попадал туда в зрелом возрасте, в лучшем случае светило протянуть год-два, постоянно мучаясь от болезней и проклиная собственную трусость. Смерть приходила к ним в мучительной агонии, и убедиться в этом мог любой желающий. Достаточно было заплатить определенную сумму, взять костюм спецзащиты и отправится погулять по окрестностям защитного периметра. Кое-кто не возвращался, и даже оружие, которое зачастую брали специально для того, чтобы безнаказанно пострелять по движущимся мишеням, спасало не всех. А те, кто вернулся, рассказывали кошмарные истории о жутких мучениях отступников.
   Но наверняка можно придумать, как обмануть тест! Хотя бы на время. Ведь один способ Далтон нашел!

***

   В голове все еще сильно шумело, резь в глазах тоже окончательно не прошла, как и звон в ушах. Но дышалось уже легче, не приходилось кривиться при каждом вздохе, а стоять на кафельном полу ванной получалось без циклических покачиваний.
   Далтон растер тело грубым махровым полотенцем, натянул одежду и отправился на кухню. Организм срочно требовал какой-нибудь подпитки, хотя желудок наверняка не примет сейчас обычную пищу. Потому утренний завтрак давно включал в себя исключительно молочнокислые консервы, глядеть на которые без отвращения Далтон уже не мог.
   Беговая дорожка приятно массировала ступни, разгоняя застоявшуюся кровь. Процедура криозаморозки очень напоминала изощренный акт мазохизма, к тому же вредный для здоровья. Но вся жизнь доктора Феникса была подчинена одной единственной цели! С той самой минуты, как он осознал - что означает традиционное приветствие: "Будь нужным Системе!" Так говорили при встрече или расставании, этого желали на свадьбах, днях Рождения...
   Автоматически включился головизор - обязательные утренние новости! Но что нового может случиться там, где жизнь распланирована на годы вперед? Разве что статистика смертности-рождаемости, которая уже второй год кряду указывала на снижение количества жителей высших каст и увеличение числа граждан. Но никакой трагедии в этом Далтон не видел - ведь руководство наверняка знает, что делать! Думать о начальстве именно так было непременным правилом эффективного ученого.
   - Внимание, экстренное сообщение! Сегодня, в пять часов утра по единому времени, на подъезде к пропускному пункту номер пять была атакована транспортная колонна министерства снабжения. Ответственность за нападение возложена на банды изгоев, обитающих в секторе, и сейчас проводится зачистка. В связи с тем, что часть груза похищена, норма жизнеобеспечения на некоторые виды продуктов будет снижена. Передаем подробный перечень: соевый белок, рапсовое масло...
   Далтон хотел дослушать до конца, но тут басовито прогудел зуммер - транспорт на подходе. Опоздания не поощрялись, за это могли ввести повышающий коэффициент к сложности теста. Поэтому аккуратность и точность для доктора Феникса давно стали синонимами слова "жизнь".
   Открыв входную дверь с красочной табличкой: "Эффективность - залог долголетия", подаренной на последний день рождения, он вышел на улицу.
  
   Сегодня небо было светло-серое, ласковое. Подняв глаза, Далтон неторопливо разглядывал купол. Купол тоже смотрел на доктора, неотрывно, глаза в глаза. В детстве Феникс мог стоять так часами, изучая причудливый, затейливый узор защитных силовых полей и радужные мазки возбужденной ионосферы - в тех местах, где неба касались антенны излучателей. Мерно и добротно гудели трансформаторы, и от этого звука внутри становилось уютно и спокойно, как после колыбельной. За прошедшие годы мало что изменилось. Только на открытые части антенн надели защитные кожуха, чтобы сильные электромагнитные импульсы не задевали жителей. Теперь эти раструбы, словно древние пороховые пушки, постоянно держали бесстрастное небо на прицеле. Впрочем, небо давно привыкло к тому, что люди всегда ему угрожали, и особо не возмущалось. Разве что иногда, после очередного человеческого предательства, колотило по административным высоткам руками-молниями, пытаясь надавать оплеух обезумевшим в своей гордыне людям.
   Рядом скрипнули тормоза:
   - Доброе утро, мистер Феникс. Будьте нужным системе! - приветливо поздоровался Алекс, пятнадцатилетний паренек, водитель-спец. Руководство использовало человека вместо компьютера, объясняя это необходимостью ремонта машины, а при случае - защиты сотрудников от нападения. Как известно, уличная преступность все больше набирала силу.
   Но Далтон, как и его коллеги-ученые, был уверен - таким образом кто-то из верхушки пристроил своего менее удачливого родственничка. Тем более что как защитник Феникс сам мог дать мальчишке заметную фору.
   - Здравствуй, Алекс! И ты будь нужным! - сегодня эта традиционная фраза прозвучала особенно резко. Будто Далтон сознательно упрекнул паренька в бесполезности. Доктор успел заметить, как скривились губы юноши, но не стал ничего поправлять, просто сел рядом и быстро захлопнул дверь. Сказанных слов обратно не вернешь, а своим существованием этот мальчишка действительно снижает эффективность функционирования системы. Мешает ей создать условия для технологического рывка, способного вывести мир на тот уровень, при котором всем будет предоставлен неограниченный жизненный цикл.
   Машина немного качнулась, когда включился электродвигатель, и бойко покатила вперед. Доктор повернулся и стал пожимать руки коллегам, уже сидевшим в салоне. Правильные люди и хорошие специалисты - доктор знал многих давно. Жаль, ведь ближайшие тесты пройдут не все. Но на их месте появятся более свежие умы, и исследование продолжится с новой силой!
   Машина остановилась на перекрестке. Далтон начал поворачиваться обратно к лобовому стеклу, да только и успел заметить здоровенный кулак, стремительно летящий прямо ему в лицо. Затем мир перед глазами исчез...

***

   Сознание возвращалось медленно и тяжело. Перед глазами неистово роились стаи серых мошек, в ушах звенело, и солнечное сплетение предательски пыталось вырываться из тела. Во рту чувствовался противный вкус крови и судя по качающимся передним зубам, эта кровь принадлежала Далтону.
   Непослушные веки с трудом разлепились, но вокруг по-прежнему было темно. Только узкая полоска света на потолке позволила Далтону понять - глаза у него еще на месте. Он попробовал пошевелить рукой или ногой - но тут же понял, что крепко связан. Размяв шершавым языком пересохший рот, новоиспеченный пленник спросил:
   - Где я? Что случилось?
   Говорить получалось не очень,.. а в конце резкий, неизвестно откуда возникший кашель, перехватил дыхание. Однако ответ последовал немедленно:
   - Я здесь, доктор Феникс! Это я, Алекс! - раздался неподалеку радостный и сильно взволнованный голос.
   Новость была не из приятных - тот, кого наняли охранять ученых, сам оказался в заточении.
   - Кто нас так и что им нужно? Ты что-нибудь знаешь? - следующие слова дались Фениксу немного легче.
   - Они назвались "Фронтом освобождения". Сказали, что ищут сторонников среди высших каст, - голос Алекса заметно дрожал. Казалось, он в шоке и сам не до конца верит во все происходящее.
   - Фронт чего? - переспросил Далтон, - впрочем, не важно. Оригинальный у них, однако, способ вербовки. Как они выглядят? Сколько их?
   - Приходили трое. Одеты просто, никаких отличий. Сказали - как доктор очнется, снова придем.
   - Так, ясно. А где остальные из машины?
   - Я не знаю, меня вырубили прямо на перекрестке... - голос Алекса прозвучал по-детски обиженно.
   - Ну, об этом я догадался. Да, кстати, можешь звать меня просто Далтон. Сейчас не до формальностей.
   - Хорошо, Далтон.... Что с нами будет? - теперь в голосе юноши появился страх.
   - А я откуда знаю? Сейчас попробую достучаться до этих освободителей. Пусть для начала нас освободят!
   - Док... Далтон. Я не хочу умирать! - отчаянно воскликнул Алекс. - Мне страшно, надо что-то сделать, как-то выбраться... Выслушайте их, прошу вас! Сделайте, как они просят...
   - Да? А что они хотели? - последняя фраза особенно заинтересовала ученого.
   - Они сказали - им нужна помощь! Без нас они не смогут спасти всех.
   - Всех? - усмехнувшись, переспросил Далтон. - Они и с нами всех не спасут. Спасти всех невозможно, тем более - от чего спасать? Все мы живем в гармонии с собой и окружающей средой, разве не так?
   - Да, конечно, только... - Алекс на секунду замялся. - Вот вам, доктор, не хотелось бы прожить... лет до ста?
   - А может, и проживу! Достаточно проходить тесты...
   - Далтон, я же не маленький, - Алекс шмыгнул носом, - средняя продолжительность жизни ученого пятьдесят пять лет. Да и то - средняя, а многие и до сорока не доживают. У спецов хоть гарантия есть... А вот раньше верили, что с возрастом к ученым приходит интуиция! С ее помощью можно самые невероятные задачи решить, даже если мозг уже не в состоянии эффективно работать с компьютером. Вот тебе, например, хотелось бы решить какую-нибудь серьезную задачу?
   - Ты слишком много размышляешь, - прохрипел Далтон, одновременно пытаясь освободить руки, - мы и так каждый день решаем множество важных и нужных задач! А интуиция - это сказка для дурачков и оправдание бездельникам. Вот представь - сидят они и ждут, когда придет интуиция. А сами только ресурсы напрасно потребляют. Лучше скажи - у тебя какое-нибудь оружие осталось?
   - Нет, - откликнулся из темноты Алекс, - нас тщательно обыскали. Все, что было - забрали. Даже вибронож.
   - Что же ты, охранничек! Ни одной заначки? - укоризненно прошептал Далтон. - Я вот позапасливее оказался.
   Сделав последнее движение тренированными руками, доктор снял и отбросил в сторону стягивающие путы. С удовольствием растерев порядком затекшие руки, Далтон принялся снимать обувь. Никто не знал, что там, прямо между слоями подошвы, хранилась припасенная заранее пара пластиконовых лезвий - специально для таких, непредвиденных случаев. Достаточно лишь разорвать упругий материал...
   - С ножом, значит, обращаться умеешь? - шутливо переспросил Далтон.
   - Приходилось немного, - ответил Алекс.
   - Тогда иди сюда и забирай. Только осторожно - тут почти нет рукоятки, одно лезвие. Зажми плотнее между ладоней и бей. Если на них не будет защиты, то можно и насмерть...
   Алекс осторожно нащупал полоску и забрал ее.
   - Да не бойся - ты же спец! - подбодрил Далтон. - Тебе гарантировано восстановление. По уму, тебя бы самого сейчас прирезать, а завтра утром ты новехонький из медлаборатории вылезешь и все расскажешь охране. Вот только бесполезно это - неизвестно же, где мы сейчас находимся! Так что придется прорываться с боем - глядишь, сыграем на внезапности, и все получится. Раз они уверены, что у нас нет оружия...
   - Я попробую, - внезапно глухо отозвался парень. Далтон усмехнулся про себя - идея прирезать парня действительно представлялась совершенно бесполезной. Но Далтону очень хотелось немного попугать эту бестолочь, из-за которой он оказался в такой неприятной заварушке. Никому из спецов, несмотря на гарантии, не нравилось умирать.
   - Эй, вы там! Открывайте! - набрав в легкие побольше воздуха, выкрикнул Далтон.
   Несколько минут ничего не происходило, затем вспыхнул тусклый свет. Далтон смог наконец осмотреться. Они находились в небольшой комнатке с очень высоким потолком, на котором крепились три древних диодных светильника. Покрашенная черным металлическая дверь - чересчур крепкая, чтобы сломать, узенькое отверстие воздуховода под потолком - слишком высоко, чтобы дотянуться. Похитители подготовились основательно, действительно - пленникам оставалось рассчитывать только на эффект неожиданности.
   Где-то неподалеку лязгнул замок и послышались тяжелые шаги. Мелодичное позвякивание ключей указывало на то, что замок механический. Далтон подметил, что вокруг нет никакой электроники.
   "Что ж, весьма удобно - в наше-то время! - подумал Далтон. - Работу электроники легко отследить, а вот возиться с каждой лязгающей железякой охрана зоны наверняка не станет".
   Ключ вставили в замок, и Далтон, чуть присев на полусогнутых ногах сбоку от двери, приготовился к броску.
   - Далтон, брось нож! - в первый миг доктор расслышал слова, но не осознал смысла. И лишь спустя секунду понял, что его всегда подсознательно раздражало в этом протеже начальства.
   - Не открывайте двери! - вновь крикнул Алекс. Лязганье ключа немедленно прекратилось.
   Далтон медленно повернулся:
   - Черт, ну ты и сволочь... - в руках парень держал матово-черный армейский шокер-парализатор.
   - Брось нож, - с нажимом повторил Алекс.
   Но доктор его не уже слушал. Потому лишь за пару шагов до чертового сукиного сына движение Далтона прервали тонкие игры разрядника, воткнувшиеся прямо в грудь. Ноги ученого подвернулись, и он вновь полетел в темную пропасть небытия.

***

   - Если обещаешь не дергаться, то развяжу руки, - голос прозвучал совсем близко и очень громко, отчего приступ тупой боли резанул прямо по затылку. Приходить в сознание второй раз за несколько часов оказалось гораздо тяжелее. Далтона чуть не вырвало, но к носу вовремя поднесли тампон с каким-то нейростимулятором, и он смог удержаться.
   Верхнюю одежду на этот раз сняли, видимо, на всякий случай. Руки и ноги Далтона были настолько крепко привязаны к столу, что ученый не мог пошевелить даже пальцем.
   - Больше мне дергаться незачем, - разлепив непослушные пересохшие губы, прохрипел Далтон.
   - Вот и хорошо, доктор Феникс, - от неуверенного в себе малыша-Алекса не осталось и следа. Теперь этот парень, судя по хищному блеску в узких бойницах глаз, мог и ребенка прирезать - даже не моргнув этими бойницами.
   - А, между прочим, занятные вещицы эти лезвия. Представляете, их ни один детектор не находит! Хотя, уверен, вы как раз в курсе. А я, признаться, удивился. Ведь так тщательно вас проверял. Спасибо огромное, мы теперь столько полезного сделаем этими ножиками...
   - Представляю... - прошептал Далтон. - Даже понимаю теперь, почему окно оказалось открытым. Ну, а тебя они чем прельстили?
   - Все тем же - жизнью! Самой что ни на есть неограниченной. Вот вы говорите - спец? Гарантии! А уверены, что после копирования на свет именно я вернусь? Может, это просто клон с моей памятью. А я как личность погибну! Никто ведь об этом не думает - просто слепо верят системе!
   - Я смотрю, ты философ, - грустно усмехнулся Далтон.
   - Да нет, я - практик. А философ сейчас придет. Вот с ним-то у тебя и получится беседа. Бьюсь об заклад, что после этого разговора ты сам, добровольно присоединишься к нам!
   В этот миг открылась дверь и в комнату... просто влетела высокая белокурая девушка в светло-розовом платье!
   Далтон непроизвольно поперхнулся словами, которые собирался бросить в лицо предполагаемому руководителю преступников. Однако... как реагировать на эту фею - он совершенно не представлял.
   - Здравствуй, Далтон! Меня зовут Никки. Я обыкновенная гражданка, но у меня есть к тебе любопытное предложение. Выслушаешь?
   Пленнику ничего не оставалось, как согласно кивнуть. Правила приличия, впитанные с детским рационом, не позволяли ему грубить женщине, да еще и такой чертовски привлекательной. К тому же доктору стало чертовски любопытно: что эта красавица делает среди шайки негодяев?
   - Так вот, как тебе рассказал Алекс... точнее, должен был успеть рассказать, - девушка гневно сверкнула глазами в сторону парня, - мы - Фронт освобождения угнетенных! Наша цель - распределить ресурсы, узурпированные кучкой подлых людишек, между всеми достойными жителями. Не спеши, - она подняла палец, обрывая попытку Далтона возразить ей, - ты многого не знаешь. На самом деле ситуация не столь удручающе плоха, как нам объясняют. Да, ресурсов мало - но часть недр еще не исследована. Или вот скажи, какое количество месторождений твоя группа обнаружила за последний год? А знаешь ли ты, что за последние это время ни один из этих источников не начал разрабатываться? Хотя новые углеводороды могли бы решить массу насущных проблем! Кому, по-твоему, это выгодно?
   - А откуда тебе известно, что никто этим не занимается? - усмехнулся Далтон. - Пусть нашему отделу и не сообщают таких данных, но это вовсе не означает, что там никто не работает. А может, нам просто хватает уже добываемых ресурсов - ведь на одной нефти и газе людей не прокормишь! Необходимы продовольствие, одежда, предметы обихода... Возможно сегодняшняя политика жизнераспределения не совершенна, но у председателя наверняка есть веские причины поступать именно так!
   Никки чуть наклонилась к лицу Далтона и он внезапно почувствовал легкий и одновременно волнующий аромат ее духов:
   - Поверь, ситуация во всех отраслях одинакова! Нашу жизнь сознательно усложняют и укорачивают, лишают нас прав и возможностей. Посмотри вокруг - как изменился мир! Еще лет тридцать назад люди женились, создавали семьи! Пытались создать уют в доме, находить общий язык, радоваться жизни. А сейчас - кто рожает и воспитывает детей?
   - Судя по статистике - как раз граждане и рожают, - усмехнувшись, подметил Далтон.
   - Верно! Все верно, - казалось, девушка совершенно не растерялась, - ведь кто-то же должен думать о будущем! Но это все абстрактная философия, а у нас сугубо деловое предложение. Мы давно следим за тобой, и если не удастся убедить, то придется заставить... Нам известно, что ты занимаешься очень важной и серьезной научной проблемой в свободное от работы время. Причем твои действия, мягко говоря, не соответствуют теперешней политике председателя....
   Голос девушки, еще секунду назад громкий и сильный, внезапно опустился до еле слышимого шепота, и доктор с удивлением заметил, как глубоко в душу проникают ее слова. Как незаметно обходят все логические барьеры сознания, как точно цепляют сокровенные струны самой сути человека по имени Далтон Феникс. И лишь разум истинного ученого с безукоризненной точностью подметил, что на самом деле Никки всего лишь профессионально владеет речевыми техниками убеждения...
   - Быть может, именно тебе предначертано изменить облик этой несчастной планеты, вернуть обездоленных и обескровленных людей на путь процветания! Ты же сам этого хочешь и терпишь серьезные неудобства ради поставленной цели. Поверь - мы тоже хотим помочь! Но у нас нет того количества времени, на какое рассчитываешь ты. А жить хочется здесь и сейчас!
   "Именно такие желания некоторых людей в прошлом привели к разрушению экологии и забвению многих перспективных идей. Безумцы хотели всего и сразу, а сейчас пытаются разрушить даже то, что с таким трудом удалось воссоздать на обломках прежней жизни!" - подумал Далтон. Однако он достаточно четко представлял и то, что последует дальше. Ему предложат на выбор два варианта: либо он соглашается на сотрудничество, либо эти люди сообщают о нем руководству. А может - просто убьют...
   Исследования, которыми занимался Далтон, сами по себе не являлись преступлением, но вот немотивированный перерасход медресурсов на протяжении многих лет стал бы серьезным обвинением. Мало ли чем увлекаются жители зоны - система не должна нести дополнительные расходы.
   - Хорошо, давайте прямо к делу - чего вы от меня хотите? - нетерпеливо спросил Далтон. Магнетический запах духов Никки, слова полушепотом, легкие касания краем рукавом платья его щеки... Все эти ритуалы "соблазнения" ему порядком надоели.
   - Нам нужно совсем немного - живо отреагировала девушка-босс, - чтобы вы проникли в определенное место и отключили простенькую защитную систему. Не беспокойтесь - никто из людей не пострадает! Даю вам слово...
   - И что за система? - Далтону стало любопытно.
   - Это охранный периметр кабеля питания. Нам нужно отключить экран всего на одном пункте контроля. После вас освободят, и вы спокойно отправитесь домой! - казалось, девушка не лжет, и теперь Далтон догадался, - почему именно он оказался на этом столе.
   Каждый человек нес в своем теле вживленный микрочип, следящий, в числе прочего, и за всеми перемещениями. Но за членами высших каст слежка практически не велась - руководство считало их вполне благонадежными. А вот перемещения простых граждан отслеживались автоматически, и если бы кто-то попытался подойти близко к охраняемому объекту... А Далтон из касты ученых - кому, как не ему, разбираться в электронике? Особенно при наличии многофункционального флеш-биочипа, позволяющего при контактах с логическими система использовать возможности мозга? Эти люди знали наверняка - лучшей кандидатуры, чем фанатично одержимый своей идей ученый, им не найти.
   - Значит, выбора у меня нет? - грустно произнес Далтон.
   - Если вам удобнее думать именно так... - обворожительно улыбнулась Никки.
   Что-то в этой последней фразе насторожило. Слишком просто все, слишком гладко... Поведение Никки, так неестественно выглядящей в роли руководителя повстанцев, неясность предполагаемых действий... "Ну зачем им трогать кабель? - мысленно задал себе вопрос Далтон. - Какой в этом смысл?! А может, это проверка?"
   О таких проверках он никогда прежде не слышал, но теперь, когда РИП заменила собой и ФБР, и ЦРУ...
   - Поскольку иного способа остаться в живых у меня сейчас нет, я вынужден согласиться с вашими требованиями, - отчеканил Далтон. Фраза получилась нарочито официальной, но сказать именно так он решил на тот случай, если все происходящее - дело рук спецслужбы.
   - Не бойтесь, мы не риповцы, - будто прочитав мысли Далтона, шепнула на ухо Никки. - Алекс, отвяжи его, и через двадцать минут отправляйтесь. Да, доктор - простите, что пришлось вас кулаком... Ребята не были уверены, можно ли вас обычным шокером-парализатором. Боялись - вдруг сгорит встроенная бионика...
   Затем, точно таким же стремительным шагом, девушка покинула комнату.
   Далтон задумался. Никому и никогда еще не удавалось переиграть систему, и дальнейшая судьба ученых-нарушителей, баловавшихся нейро-допингом, была весьма поучительна. Им выдали запас продуктов, вывезли за пределы зоны и высадили посреди пустыни! Такова судьба любого нарушителя порядков зоны комфортного проживания "Индианаполис"...

***

   Они петляли в полуосвещенных тоннелях уже часа полтора, временами выбираясь на относительно сухие участки, но большей частью ступая по сильно обводненному грунту. Хорошо, что повстанцы заранее выдали всем участникам экспедиции надежные непромокаемые ботинки, защитные комбинезоны и всю остальную необходимую экипировку. Далтон даже задумался, откуда у этих людей все необходимое для такого сложного путешествия? Однако ответы на его прямые вопросы давались весьма уклончивые. Единственное, что он выяснил - один из опорных пунктов контроля находится рядом с тоннелем, по которому ехал транспорт Далтона. Наверняка это стало еще одним определяющим фактором при выборе кандидата. О судьбе остальных сотрудников Далтон так ничего и не узнал.
   А вот его вопросами закидали. Больше всех старался Алекс, его интересовало, чем именно занимается ученый:
   - Слушай, Далтон, но это же ненормально - терпеть такие мучения! Наверняка это должна быть просто грандиозная задача! Может, тебе стоит рассказать о ней руководству? Вдруг тебе предоставят необходимое оборудование и помощников?
   - Алекс, поверь, меня все устраивает. А в том, что руководство поддержит мою затею сейчас, пока осталось столько неясностей, я сомневаюсь...
   - А знаешь что, Далтон? Расскажи мне! Когда у нас все получится - обещаю, я поговорю с Никки. Вдруг она поможет? Ведь у нас будет достаточно ресурсов - и технических, и человеческих. Да мы горы сумеем свернуть! Сначала поможем тебе, а потом твои разработки помогут остальным людям - ты ведь этого хочешь?
   - Да, конечно, только я не столь уверен, что у вас получится... Кстати, а что, собственно, у вас должно получиться? Я так до конца и не понял...
   - Далтон, Далтон... - Алекс погрозил пальцем. - Ладно, давай договоримся так: ты просветишь меня насчет своей теории, а я раскрою наш план! Тогда все будет по-честному, согласен?
   Терять Далтону было особо нечего - случае необходимости эти люди запросто могли допросить его и все узнать. А тут представлялся хороший шанс прояснить складывающуюся ситуацию:
   - Хорошо, Алекс, смотри: перед человечеством всегда стояла серьезная проблема - нехватка дешевой энергии. Большинство доступных, но невозобновляемых энергоносителей на планете почти израсходованы, а многие перспективные технологии оказались либо очень сложными, либо опасными. Ты можешь не поверить, но я считаю, что самой большой ошибкой был отказ от программы освоения космоса!
   - Так ведь никто не отказывался! - удивленно возразил Алекс. - Просто космос стал отнимать слишком много сил и средств. Да еще эта череда трагедий - корабли взрывались, люди гибли... У нас не хватило умения, чтобы покорить космос!
   - Есть такое изречение - через тернии к звездам! Путь в космос был необходим, как воздух! А временная остановка программы означала полный отказ. Может, тогда это решение и казалось правильным, а сейчас... ты видишь, к чему это привело? - Далтон повел руками. - Но начать все заново невозможно. Я хоть и романтик, но здравомыслящий.
   - Ну, это как сказать, - улыбнулся Алекс, - и что ты предлагаешь?
   - Есть другой путь решить проблему - он наверняка тебе известен. Это термоядерный синтез! - в глазах Далтона будто вспыхнул огонь. Впервые за долгие годы он раскрыл другому человеку свою тайну:
   - Исследования в этом направлении успешно проводились в начале двадцать первого века, но тогдашние монополисты энергетического рынка задавили идею на корню. Я нашел данные по экспериментам совершенно случайно, разбирая семейный архив - оказалось, что один из моих прадедов сам участвовал в этом. Заинтересовавшись, я загнал исходные данные в главный компьютер лаборатории, и оказалось, что основные выкладки абсолютно верны! Вот тогда-то я и загорелся идеей изменить мир!
   - Подожди, - перебил Алекс, - ты хочешь сказать, что можно построить действующий реактор? И эту информацию скрывали? Черт, дайте мне этих сволочей - я их придушу!
   - Алекс, не говори глупости! Верны только предпосылки, даже зная наизусть принцип распада ядер урана, атомную бомбу не построишь! Нужна масса расчетов, конструкций, технологий - чтобы из голой теории получить хотя бы экспериментальную установку, не говоря о промышленной!
   - Так я и говорю уж, - Алекс покачал головой, - одному человеку под силу завершить то, что не сумели сделать огромные институты.
   - Друг мой, ты не учитываешь, какой путь прошла за это время вычислительная техника! Сейчас мы можем моделировать чуть ли не новые базовые законы природы! А раньше - получали лишь более тщательные выжимки из реальных экспериментов. Но ведь нужно быть уверенным, что опыты доказали именно то, что нужно. По нынешним временам - алхимия чистой воды... - махнул рукой Далтон.
   Алексу показалось, что на подобный вопрос самому себе ученый отвечал уже не раз.
   - Ну хорошо, свою тайну я открыл, теперь ваша очередь - что вы там удумали, освободители?
   Алекс улыбнулся:
   - Прости, но ты узнаешь, только если захочешь присоединиться к нам. Тогда мы сможем тебе помочь, а сейчас - сам понимаешь, болтать нельзя...
   Далтон, глаза которого еще секунду назад возбужденно блестели, разом сник, осунулся и опустил глаза в пол. Ему по-прежнему не доверяли, а он на миг действительно поверил, стал надеяться! Задумался, так ли безупречная система, воспитавшая его. Вдруг ему действительно представилась уникальная возможность изменить ход истории, помочь людям!

***

   Через пару сотен шагов туннель начал довольно круто спускаться, но под ногами стало значительно суше. Да и стены стали казаться менее разрушенными временем, сыростью и вездесущим жуками-бетоногрызами. Алекс и Далтон по-прежнему шли немного впереди остальной команды, и потому доктор решился спросить еще раз:
   - Хорошо, про вашу миссию ты рассказать не можешь, но ответь хотя бы, кто эта Никки и как ты с ней познакомился? Или это тоже секрет?
   Алекс чуть прищурил глаза, внимательно взглянул на Феникса:
   - Никки... вряд ли это настоящее имя, но никто не переспрашивал дважды. Откуда знаю? Нас познакомила моя мать, когда еще была жива... Ты ведь знаешь, что гражданам разрешено жить только до тридцати пяти лет? Знаешь? Мать родила меня в двадцать два... по нынешним меркам - старородящая. Ей так и сказали - сделай аборт, а то не успеешь вырастить своего щенка. Ей, которая так любила отца и меня, даже не родившегося. Она отказалась, в надежде, что отец поможет ей прожить хотя бы лет на пять дольше... Но даже у него не получилось. Кстати, знаешь, кто мой отец? Хотя - лучше тебе не знать. Мама не говорила, где встретилась с Никки, но та сумела достать ей сертификат на выигрыш. Представляешь - целых десяти лет! Мама тогда так радовалась. Никки сказала, что когда-нибудь и ей понадобиться помощь...
   Алекс замолчал, и Далтон, выждав немного, спросил снова:
   - А что случилось дальше?
   - Дальше... - угрюмо ответил Алекс, и доктор сразу почувствовал, что парню непросто даются слова, - дальше случилась трагедия. Они с подругами отмечали возвращение к жизни - там было много тех, кому помогла Никки. Такие же несчастные женщины... Спасающие себя ради своих детей. РИП проводил операцию по задержанию особо опасного преступника, потом сказали - он убил офицера. В бар ворвались охранники, кто-то по пьяни бросил в них бутылку. Они ответили очередями... Капитан потом извинился... Далтон, представляешь - он извинился перед детьми, чьих матерей в горячке положил там, в этом клубе! Тридцать пять человек!!! А это была всего лишь бутылка из - под пива! - голос Алекса сорвался.
   - Мне очень жаль... Это неправильно - стрелять в людей, - осторожно произнес Далтон.
   - Я поклялся, что отомщу, - глухо ответил юноша. - И Никки показала мне путь... Она ангел,.. ангел возмездия!
   - А почему тогда розовый? Ангел должен быть в черном... - начал было доктор, но тут их нагнал один из сопровождающих и, положив руку на плечо парня, произнес:
   - Алекс, сейчас не время раскисать...
   Прерывистый гудок зуммера прервал его слова.
   - Прячьтесь! - резко крикнул Алекс и, схватив Далтона за руку, потащил в сторону ближайшего бокового ответвления тоннеля. Группа бросилась врассыпную...
   - Что это? - ухитрился спросить Феникс, пока его затаскивали под какую-то ржавую массивную конструкцию.
   - Бот охраны, - отозвался юноша, - черт, откуда он тут взялся? Мы же проверяли маршрут!
   - Бот? - переспросил доктор.
   - Робот! Туннельный... Черт, едет сюда...
   Попрятавшиеся люди затихли, и в наступившей тишине стали слышны механическое гудение и перезвон гусениц, пробирающихся по тоннелю. Затем из-за поворота показались яркий свет и пара ярко-красных лучей сканера, обшаривающих поверхность. Спустя миг появился и обладатель этого великолепия. Около метра высотой, на массивных гусеницах, по бокам пара гибких манипуляторов и оружейная турель посередине. Люди вжались в свои убежища - кто-то лежал на полу, укрывшись светопоглощающим материалом, кто-то спрятался в ответвление, двое залезли наверх той бандуры, под которой находился Далтон, и целились в робота из автоматов. Доктор не очень хорошо разбирался в оружии и роботах, но был уверен, что так просто эту штуку не уничтожить.
   - Доктор, только без глупостей! - прошептал на ухо Алекс.
   - Я понял, - однако в голове пленника метались совсем другие мысли.
   Одной рукой, стараясь действовать незаметно, Феникс что-то нащупал на полу и, чуть высунувшись, резко бросил его в сторону. В полутьме Алекс не заметил движения доктора, а вот звук удара был слышен отчетливо. Робот среагировал мгновенно, остановился, повернул свои глаза-прожекторы в то место, откуда, по его расчетам, прилетел объект.
   - Далтон, ты... - начал Алекс.
   Но доктор, не теряя напрасно времени, резко вскочил и со всех ног бросился к машине:
   - Я свой! Я ученый, Далтон Феникс, - на бегу крикнул пленник, - меня похитили!
   До робота оставалось всего три-четыре метра. Оба лазерных целеуказателя разом уткнулись в приближавшегося человека.
   - Далтон, нет! - раздался позади отчаянный голос Алекса.
   Доктор остановился в метре от бота и сейчас, в свете ярких прожекторов, казался даже меньше ростом, чем сам аппарат. Феникс надеялся, что в машине есть программа для подобных случаев, или что его действия отслеживают операторы. Доктор не ошибся:
   - А, так в этом дерьме еще и доктора водятся, хе-хе, - послышалось из машины, - я-то боялся, сидеть на дежурстве одному, скучать весь вечер! А тут такая удача! Ну-ка, иди сюда, доктор... посмотрим, как ты умеешь бегать...
   Машина чуть дернулась, и из подствольника турели в направлении Далтона полетела слабая струя горящего газа!
   Феникс не мог поверить своим глазам - весь его привычный мир, размеренный и спланированный, моментально разлетелся на части. Конечно, он находился в неположенном месте, да еще в компании подозрительных личностей, но нельзя же так просто...
   Струя пламени пролетела чуть выше, опалив волосы ученого. А он, словно статуя, застыл на месте, не веря в свою ничтожность перед скучающим спецом-оператором!
   - Далтон, беги! - крикнул Алекс. Но ноги перестали слушаться Феникса...
   Люди, засевшие вокруг, начали стрелять в робота. Но пули отскакивали от бронированного корпуса, не причиняя ему видимого вреда.
   Резкий толчок в бок бросил Феникса в сторону. Он лишь успел заметить, что робот раскручивает пулеметную турель, целясь ему под ноги. Затем в машину полетела граната.
   В падении Далтон инстинктивно попытался закрыть голову руками. Бухнул взрыв - резкий, яркий, оглушительный... Граната оказалась с секретом, взрыв получился направленный, и доктора не так сильно ударило взрывной волной. А вот того, кто спас ему жизнь...
   Развороченная машина шумно горела, разбрасывая вокруг снопы ярких феерических искр, и беспомощно дергала левой, еще целой гусеницей. Человек лежал неподвижно, только едва заметно вздрагивал и хрипло пытался вздохнуть... Прямо из груди торчала полированная матовая железка упрямо отнимавшая жизнь.
   Феникса подняли на ноги и оттащили в сторону. Вокруг парня суетились двое - один пытался вколоть ему обезболивающее, второй осторожно пробовал вытащить осколок. Судя по выражению лиц, надежды оставалось мало...
   - Дурак ты, Далтон, а еще ученый, - Алекс опустился рядом на пол, - думаешь, раз ты на работу утром ездишь, так они тебя еще и защищать станут? Сдался ты им... всем вместе и каждому в отдельности. Заперся в своем мирке и живешь иллюзиями... А вот Славке больше не придется жить, совсем не придется.
   - Я не знал... - ошеломленно прошептал доктор.
   - Чего не знал? Что на войне убивают? Или что никто спасать не станет? Спасли тебя, гада. Только не те...
   - Что с ним? - дрожащим голосом спросил Далтон.
   - А ты не видишь? Оглянись вокруг - видишь, спецы-доктора его в гравиплан несут, сейчас капельницу поставят, мониторинг проведут... Лучшие хирурги сделают операцию и спасут парня, спасут! На ноги поставят, работу дадут, цель в жизни... И все будет хорошо!
   Один из тех, кто пытался помочь парню, которого Алекс назвал Славкой, встал и отрицательно покачал головой. Угрюмо пожал плечами, с неприкрытой ненавистью взглянул на доктора.
   - Видишь? Председатель ему грамоту вручает за заслуги перед отечеством, - жестко проговорил Алекс.
   - Не надо, пожалуйста... - прошептал доктор и попытался прикрыть глаза руками.
   - Нет уж, смотри, гаденыш... - Алекс отвел еще слабые руки. - Смотри правде в глаза, запомни - как это бывает... Когда в неполные четырнадцать...
   Второй человек достал из сумки голубоватый шприц, глухо вздохнул...
   - Нет, - прошептал Далтон, - не надо! Не делайте этого...
   - Это тебе самому себе раньше нужно было сказать, - прошипел Алекс, - а сейчас выхода нет! Лучше так, безболезненно - чем на койке в пристанище, без антибиотиков... Ведь так умирают те, кто больше не нужен системе!
   - Не надо, пожалуйста, - в уголках глаза Далтона блеснули слезы.
   Игла ткнулась в плечо парня и впрыснула бирюзово-синюю жидкость. Через пару мгновений мальчишка затих, и даже издалека Далтон отчетливо видел безмятежную улыбку, немым укором застывшую на лице Славки.
   - Ладно, идем - а то скоро сюда еще несколько таких уродов съедутся. Им только повод дай... - пробормотал Алекс. - Вставайте, мистер Феникс... и будьте нужным вашей гребаной системе!
   Далтон послушно встал, хотя ноги предательски дрожали, и словно сомнамбула пошел вслед за удалявшимся Алексом. Никто не пытался ни подгонять его, ни навести на него оружие. Его просто молча ненавидели... все...

***

   Последние несколько минут Алекс шел, постоянно заглядывая в свой наладонник. Далтон догадался, что место проведения операции уже близко и Алекс сверяется с электронной картой. Звук шагов гулким эхом отдавался по тоннелю, под ногами мертвенной серостью лежал растрескавшийся бетон. Свет фонарей изредка выхватывал горящие глазенки крыс, жадно разглядывавших слишком серьезную добычу.
   Внезапно Алекс остановился, схватил за руку зазевавшегося спутника и произнес:
   - Все, дальше нельзя! Идем только мы вдвоем, а вы действуйте - как договаривались.
   Далтон догадался - все остальные были простыми гражданами. Часть сопровождающих осталась на месте, остальные проворно двинулись дальше, в боковые ответвления - видимо, перед ними стояла иная задача.
   Сейчас, в предвкушении начала активных действий, Алекс не старался быть особенно учтивым и держал парализатор на виду. Справедливо предполагая, что после всего произошедшего Далтон может повести себя неадекватно. Они прошли еще около сотни метров и остановились возле едва заметной металлической двери в стене тоннеля. Алекс что-то шепнул в передатчик, закрепленный на плече, затем подошел в электронному замку и, воспользовавшись неизвестным Далтону устройством, очень быстро взломал его. Доктор лишь успел заметить, что замок довольно старый. Дверь открылась с характерным металлическим скрипом - видимо, ею давно никто не пользовался.
   - Канал питающего кабеля проходит неподалеку, - пояснил Алекс, - но напрямую к нему ни за что не пробиться. А в этом месте, раз уж тоннели оказались рядом, на всякий случай сделали этот технический перешеек, - Алекс махнул рукой в темный проход за дверью. - Но потом, когда начались сложности с... активной частью населения, канал кабеля полностью изолировали, а про этот отвод, не без помощи наших людей, навсегда забыли. Смотри не подведи - подобных козырей осталось немного! Тем более, что сейчас все так удачно совпало...
   Далтон усмехнулся про себя - ясно, что это вовсе не единственная планируемая акция.
   "Чего же они хотят?" - задумался ученый, осторожно шагая по узкому проходу и стараясь не подвернуть ногу на неровной поверхности. Свет фонарей находил все новые выбоины и рытвины в полу, отчаянно цепляясь за них лоскутами резких теней. - "Само по себе отключение кабеля многого не даст - известно, что городе есть резервный ядерный генератор. Да и ремонтные бригады скоро появятся на месте. Резерв времени - максимум полчаса! Слишком мало для серьезного дела. Попытаются атаковать здание центрального сервера и нарушить работу инфраструктуры? Нет, для этого нужна целая армия! К тому же, система слежения... РИПу будет достаточно просто разогнать глупцов. Жители зоны вряд ли поддержат восстание, большинство искренне верит в правильность существующего порядка. Ведь жизнь внутри зоны вполне приемлема, а стоит начаться беспорядкам..."
   На миг в голове доктора Феникса отчетливо вспыхнула картина последствий мятежа, и ему стало страшно, что выстроенная за долгие годы стабильность разом рухнет. Но весьма грубый толчок в спину прервал размышления:
   - Стой, а то лоб разобьешь! Уснул, что ли?
   Далтон поднял глаза - действительно, в паре шагов перед ним находилась еще одна запертая дверь.
   - А вот с этим замком уже тебе разбираться. Тут отмычки не помогут! - ухмыльнулся Алекс.
   Действительно, здесь замок был гораздо новее и, соответственно, сложнее. Далтон подошел ближе, присел на корточки и нехотя вытянул из-за уха узконаправленную антенку микроизлучателя. С ней доктор выглядел невероятно забавно и вообще старался ее не демонстрировать.
   - Ой, ну ты прямо вылитый пришелец! Еще бы в зеленый цвет тебя перекрасить, - тут же прыснул со смеху Алекс.
   - А тебя в красный, и рога нацепить, с хвостом да копытами... - обиженно ответил Далтон. - Чертом будешь. Злобным таким...
   - Ладно, не обижайся - это я по глупости. Главное - поставленную задачу выполнить! - улыбнулся Алекс.
   - Отлично, - угрюмо согласился Далтон, начиная борьбу с электронным сторожем.
  
   Через несколько минут замок сдался - все-таки его алгоритмы программировали люди, и в них непременно можно было найти лазейку. Далтон искренне радовался, что еще не изобретен искусственный интеллект. Иначе возня с замками, шифрами и кодами грозила обернуться бесполезным занятием - ведь взломать чужой разум невозможно.
   Дверь, немного поскрипывая, открылась. За ней оказалось довольно обширное, метров пять на пять, освещенное тусклым дежурным светом помещение.
   "Вот и он - контрольный пункт", - подумал Далтон.
   В центре помещения располагалась громоздкая винтовая лестница - видимо, ведущая на поверхность. Массивный люк и новейший замок повышенной сложности - людям сверху ни за что не попасть сюда просто так.
   На противоположной стене контрольного пункта находилось смотровое окно, за которым виднелся висящий на алюминиевых подвесках кабель питания. Матовая серость изоляционного покрытия, в тусклом свете дежурного освещения навевающая мысли о монументальности этого творения рук людских, заставила Далтона нервно передернуть плечами. Разве мог он когда-нибудь подумать, что будет находиться так близко от возможности разрушить целый мир, существующий внутри уютных и с детства знакомых границ зоны.
   - Вот он, красавец, - Алекс подошел к толстому армированному стеклу и провел по нему рукой. Затем вытащил из нагрудного кармана передатчик:
   - Никки, слышишь? Да, мы на месте! Я вижу кабель собственными глазами, понимаешь? Еще немного, и...
   Голос Никки был едва слышен, но все же Далтон разобрал ответные слова:
   - Алекс, поторопитесь! У нас проблемы. Кажется, все начнется раньше, чем запланировано! Слышишь? Скорее!
   - Понял, - коротко ответил Алекс, засунул передатчик обратно в карман и внимательно посмотрел на доктора:
   - Ну что, док, действуй!
   Тяжело вздохнув и еще раз угрюмо окинув взглядом направляющие иглометов парализатора, Далтон подошел к замку. Антенка, словно учуяв очередную жертву, с радостью развернулась в сторону приемника.
  
   - Далтон, ну как? - казалось, Алекс спрашивал об этом буквально каждую минуту - а упрямый замок по-прежнему преграждал путь к заветному кабелю. Доктор Феникс и сам был немало озадачен высокой стойкостью алгоритмов. Как будто взломщику противостоял не безликий цифровой массив, а настоящий живой человек с его непредсказуемым мышлением. Несколько раз Далтон думал, что ему удалось схватить ускользающий намек на удачу. Но каждый раз путь обрывался, оставляя доктора метаться на перепутье. Феникс устал, холодный пот соскальзывал по лбу:
   - Терпение, Алекс. Я стараюсь, ты же видишь...
   - Вижу, док, вижу! Знаешь, может тебе будет легче, если я точно скажу, что ты получишь после победы? Хочешь услышать? Во-первых, самую лучшую лабораторию в этой чертовой зоне. Раз! Запомнил? Во-вторых, столько помощников, сколько сам наберешь. Два! В-третьих, любые приборы и оборудование. Три! Да, и сколько надо материалов или энергии. Нам для хорошего человека ничего не жалко!
   Далтон внимательно выслушал Алекса. Он прекрасно понимал, что нельзя ради одного, пусть и важного, дела использовать все ресурсы. Которых, кстати, будет не так и много. А ведь для завершения работы может потребоваться много месяцев, и даже лет! И сколько же людей наверняка не получат самого необходимого? Того, что будет отдано ему, доктору Далтону Фениксу, за помощь. А его имя потомки этих людей будут помнить наравне с прочими революционерами? А дети тех, чьи отцы и матери встанут по другую сторону баррикады - кем они будут помнить его? Карающим мечом восстания? Ангелом возмездия? Или ангелом смерти... А сколько будет безвинно погибших людей в мире, получившем стабильность после стольких веков беспрерывной борьбы и неустроенности?
   "Я не стану открывать дверь!" - твердо решил Далтон. Терзавшие его сомнения отступили, и он абсолютно точно понял, чего нельзя сейчас делать. И в тот самый момент мысль, словно тренированная борзая, взяла след и зацепилась за нужный кусок кода...
   - Алекс, времени нет! - раздался встревоженный голос Никки из передатчика. - У кого-то не выдержали нервы. Или нашелся предатель! Изгои напали, часть периметра пробита - но основные заграждения все еще держатся! Наши тоже молодцы - решили, что операция началась, и сдуру выпустили пару ракет по антенне. Идиоты - как будто изгои каждую неделю будут для нас грабить транспорты. Поторопились, промазали, ракеты ушли в башню связи. Сигнал скоро пропадет. Я только что видела, как пара растяжек лопнула, остальные скоро догонят - сильный крен. Так что слушай внимательно - я иду командовать основным отрядом. Может, хоть со мной они свалят эту чертову тарелку. Ты же - обязательно взрывай кабель питания, любой ценой! Без него защитный периметр высосет энергию из аккумуляторов за час. Тогда город наш! Правда, потери будут намного больше - но игра стоит свеч! Да, еще - охрана уже активировала чипы слежения. За вами скоро придут, торопитесь...- на этом связь оборвалась. Но Далтон уже узнал то, чего опасался. Это было настоящее восстание со всеми обязательными атрибутами - жертвами, катастрофами! А ведь замок уже открыт, осталось отключить запорный магнит!
   - Далтон, слышал? Давай же, ну... - вслед за этими словами Алекса где-то над головами глухо бухнул взрыв, свет померк, а на голову посыпалась штукатурка и мелкие, острые куски бетона.
   Никогда после Далтон так и не смог объяснить себе, откуда в тот миг пришла эта мимолетная и одновременно совершенно отчетливая мысль. Но сейчас он моментально отпер замок, в темноте на ощупь проскользнул за тяжелую стальную дверь и тут же запер ее обратно.
   Когда контрольная автоматика включила слабое аварийное освещение, Далтон, до боли стиснув зубы, смотрел на Алекса через прозрачное, бронеармированное стекло. В первый момент тот даже не понял, что произошло, а затем с бешеным блеском в глазах и яростной бранью кинулся к перегородке:
   - Скотина! Предатель! Да как ты... Открывай немедленно! Они же все равно тебя уничтожат, как пособника. Да я сам тебя сдам, лично!
   "Вот оно как..." - печально усмехнулся Далтон.
   Алекс попытался прострелить стекло, но пули, не причиняя видимого вреда, опасно рикошетили. Потому после нескольких неудачных попыток он отбросил оружие и сел на пол перед стеклом. Глаза юноши по-прежнему блестели, но сейчас этот блеск казался признаком надвигающегося отчаяния.
   Когда Алекс устал ругаться, гневный поток сменила форменная истерика:
   - Далтон, пойми - они нас за животных держат или еще хуже! Жратву в миску, воду в поилку, а прожил, сколько им нужно - все, на бойню! Так нельзя. Мы такие же, мы право имеем! Право жить, как люди...
   - Для начала, поступайте как люди, - устало ответил Далтон. Голос Алекса, сильно ослабленный плотной перегородкой, все-таки долетал до него. Потому и юноша услышал слова доктора:
   - А, все-таки ответил? - тут же встрепенулся он. - Значит, готов к диалогу?
   - Я готов сдаться властям, - усмехнулся Далтон, - а с тобой о чем говорить? Рассуждать, как вы будете делить награбленное?
   - Не награбим - вернем людям! Знаешь, это же... - но Феникс уже закрыл уши руками.
  
   Голос Алекса то обещал райские кущи, то вновь угрожал жестокой и неминуемой расправой. Наконец парень умолк, и в наступившей тишине отчетливо послышался звук открывающегося люка.
   Доктор улыбнулся - хорошо, что все закончилось. И даже весьма неопределенная дальнейшая судьба его сейчас не беспокоила. Он полностью погрузился в себя, в свои мысли. Потому необычно тихий голос Алекса заставил ученого прислушаться:
   - А знаешь, почему Никки обожает нежно-розовый? Хочешь, расскажу? Она родилась искусственно... да, да - не удивляйся! В нашем мире, где людей и так слишком много, кто-то специально создает новых! Просто она должна была стать особым ребенком - существом без жалости и эмоций. Универсальным оружием... Думаешь, наша зона единственная на свете? Уверен - ты знаешь, что нет. Вот руководство и решило, что чем меньше зон, тем больше ресурсов, энергии, власти.... Ее создали, чтобы уничтожить соседний мегаполис. Устроить катастрофу, вывести из строя инфраструктуру, транспорт, связь... Освободить место для наших жителей за счет жизней других! Мужчин, женщин, детей! Знаешь, она сама не может иметь детей. Она красивее и совершеннее, чем большинство женщин этого прогнившего мира, но ей не суждено насладиться радостью материнства. Она умеет только убивать! Всех девочек, обучавшихся вместе с ней, одевали в одинаковые черные костюмы. Говорили, так подавляются эмоции - эмоции, оставшиеся от ненужных, человеческих генов! Пойми, Далтон - этот мир неправильный, с ним срочно нужно что-то делать! Иначе мы все скоро станем нелюдями...
   Далтон закрыл глаза. А если все это правда?
   Голоса охранников приближались. Но замок надежно разделял двух людей. Таких разных людей в одинаковом положении...

***

   - Далтон Феникс, на основании ваших показаний и данных систем слежения и предупреждения незаконной деятельности, ваши поступки подпадают под категорию необходимой самообороны и не могут квалифицироваться как противоправные. Вы не будете привлечены к уголовной или административной ответственности и прямо сейчас можете быть свободны. Дежурный наряд отвезет вас домой либо в другое место по вашему выбору. У вас есть вопросы?
   Вопросов у Далтона не возникло...
   Он помнил лишь навсегда угасшие и опустевшие глаза Алекса, когда на того надели наручники. В них не было ненависти или злости. Там поселилось отчаяние и еще жалость...
   Одними губами, беззвучно, Алекс повторял:
   - Спаси ее, Далтон! Ты сможешь! Спаси ее...
   На самого Феникса наручники даже не надели, а просто отвезли в отделение охраны. Где его допросил один из спецов-офицеров - приятная женщина лет сорока пяти. Именно она сейчас и зачитала ему постановление о задержании на охраняемом объекте.
   - Скажите, а те люди - Алекс и Никки - известно, что с ними?
   - Да, доктор Феникс! Они арестованы и сейчас дают показания. Об их дальнейшей судьбе обязательно сообщат информационные службы, - улыбаясь, ответила дама.
   Через полчаса Далтон уже оказался дома и пил крепкий кофе, пересматривая на сервере новости информационной службы. Он еще сам толком не понимал, что ищет - но все произошедшее оставило в его голове стойкий осадок подозрительности...

***

   Результатов ждали с нетерпением - еще бы, такое событие... Сотрудники института расселись в обширном конференц-зале, возбужденно переговаривались, молодежь полушепотом делала ставки...
   Далтон одиноко сидел в углу - после случая в туннеле он негласно стал одной из самых уважаемых и одновременно самых неоднозначных фигур. При нем моментально умолкали сплетники, его перестали приглашать на общественные мероприятия, обедая, он теперь всегда сидел один. Только самого доктора это ни капельки не смущало - он давно привык жить в собственном мире. Мире, где он в вновь и вновь решал проблемы термоядерного синтеза и выбора - между порядком и хаосом. О судьбе Алекса и Никки никакой информации так и не поступило...
   - Ну что ж, приступим, - директор развернул запечатанный конверт, разгладил лист плотной гербовой бумаги и принялся читать:
   - Рамирес Сантьяго - плюс, Мигель Гарсия - плюс, Виктор Ангелов - плюс, Наталья Смирнова - плюс, Майкл Антонелли - плюс, Далтон Феникс... минус!?
   Зал, еще секунду назад равномерно и монотонно гудевший, моментально замолк - в нависшей тишине можно было услышать, как шуршит резина проезжающих за окном электромобилей.
   - Нет, не может быть... но и ошибка исключена! Я, конечно, обязательно перезапрошу экспертный центр... - от волнения лицо директора пошло ярко-красными пятнами.
   - Не стоит, шеф, - Далтон резко поднялся со своего места. - Я верю в нашу систему, в ней не может быть ошибок. Все верно. Мне было очень приятно с вами работать, но - ничто не может длиться вечно! Спасибо... и удачи всем! - с этими словами Далтон поклонился и вышел из зала. Сложная мозаика из неясностей и подозрений внезапно начала складываться в сложный, логичный и одновременно пугающий узор...

***

   - Послушай, любезный... это действительно не ошибка? - человек, сидевший за резным дубовым столом, поднял бокал с настоящим мартини и, отпив маленький глоток, вновь взглянул на собеседника.
   - Нет, нет - что вы! Все перепроверили не один раз - мозг доктора Феникса действительно больше не может функционировать с эффективностью не ниже девяноста двух процентов. Конечно, в этом может быть виноват стресс, вызванный произошедшим инцидентом, или то, что доктор не провел ту ночь в криокамере! Но ведь перед законом все равны, не правда ли? Ему же и так почти семьдесят... - глава экспертного центра неловко чувствовал себя в кабинете председателя правительства зоны, но отклонить прямое приглашение на аудиенцию побоялся.
   - Да, я понимаю. Просто мне очень импонировал этот яркий и незаурядный человек. Мы много раз пытались поручить ему соответствующий его интеллекту проект, но он каждый раз вновь возвращался к своему треклятому термоядерному синтезу. Вот незадача! Очень жаль, что эти идиоты выбрали именно Феникса. Как же - хотели за час высадить аккумуляторы щита... Минимум - две недели! - председатель грозно ударил кулаком по столешнице.
   - Извините, может быть, это не мое дело - но разве нам не нужны эти... термоядерные реакторы? Насколько я знаю, дешевая энергия... - осторожно подбирая слова, начал директор центра. Ему неоднократно рассказывали о довольно крутом нраве председателя, и он вовсе не жаждал испытывать его на себе.
   - Мало же вы знаете, а еще директор... - укоризненно ответил председатель. - Впрочем, как мы все недавно убедились, определенная секретность жизненно необходима! Знай повстанцы о реальных параметрах энергосистемы города, планы мятежа могли оказаться гораздо более продуманными и, как следствие, результативными! Вот потому, раз уж Далтон после обучения и распределения работал в нефтегазовой разведке, мы не стали информировать его о существовании действующей термоядерной установки. Что, вы удивлены? Так знайте - в ста двадцати километрах к северу и расположена самая настоящая термоядерная станция, которая снабжает энергией и наш город, и еще пять соседних. А древний ядерный реактор давно демонтировали от греха подальше. Спросите, куда же деваются нефть, газ и прочие ископаемые, добываемые в Антарктиде? А из чего, по-вашему, сделаны продукты в магазинах? Или ткань в вашем костюме? Вот то-то же, напридумывают себе сказок про тиранов-властителей... А реальность - она намного сложнее бунтарских фантазий. Эх, молодежь - такого умницу сгубили! Вот расстрелять бы этих повстанцев, а еще непрожитые годы негодяев как-нибудь переоформить на Феникса!?
  
   После того, как директор экспертного центра покинул кабинет председателя, тот вызвал к себе руководителя другого центра - вычислительного:
   - Будьте готовы через полгода принять еще одну личность в банк данных, и пусть этот человек узнает о переселении в самом конце! Не будем ему мешать - пусть проживет свою настоящую жизнь до конца так, как сам хочет! А после пускай и дальше работает на благо общества - он ведь так к этому стремился. Вот как раз пусть и управляет работой своего любимого термоядерного генератора вместе с остальными моими виртуальными суперучеными. К тому же, с одним из обитателей вашего лабиринта он уже знаком. С тем самым ученым-криптографом, что сейчас охраняет все секретные замки...

***

   - Агент, поздравляю с успешным выполнением тестового задания! Ваши действия оценены положительно, и руководство выражает вам особую благодарность. Разрешите пожать вашу руку! - немолодой мужчина в темно-синем костюме подошел и пожал ладонь, протянутую в ответ.
   - Спасибо, шеф! Это было непросто провернуть, в ходе операции возникли незначительные осложнения.
   - Да, да, я знаю - тот несчастный ученый... Далтон, кажется? Жаль, что любимчик председателя попал в такую заварушку. Но, с другой стороны, все мы не вечны, и председатель в том числе. Негоже ему проявлять излишнюю эмоциональность - так будет лучше для всех жителей. Особенно тех, чья кипучая энергия мешает гармоничному развитию мира. А такие специалисты, как вы, помогут Индианаполису стать еще более мощной и могучей державой среди всех в этом мире.
   - Спасибо за доверие! Очень хорошо, что мои действия пошли на пользу родине!
   - Отличные слова. А теперь можете быть свободны. После окончания отпуска вас примут на постоянную работу, и я лично позабочусь о достойном применении умений столь высококлассного специалиста.
   - Прощайте, шеф, и... храни нас бог! - с этими словами очаровательная девушка спортивного телосложения в эффектном черном платье вышла из кабинета главы отдела особых операция службы "Реализации индивидуального предела".
   Сейчас она ни капельки не хотела размышлять о правильности своего поступка - организация восстания отняла слишком много нервов и сил. К тому же, этот Далтон... он так и остался неразрешенной загадкой. Почему согласился помочь, но передумал в последнюю минуту? Да еще остался невредимым и сумел выкрутиться! Какая звезда хранила доктора, и случайно ли именно его предложил шеф для участия в операции?
   Впрочем, время обдумать все это у нее еще было. Она вышла на улицу и уверенным шагом пошла вдоль фасада здания к стоянке транспорта.
   А в это время руководитель особого отдела сдвинул на место створки жалюзи, из-за которых он наблюдал за агентом 1215 "Никки".
   "Интересно, могла ли она что-нибудь заподозрить? - размышлял он. - С одной стороны, она знает слишком много, с другой - девчонка слишком перспективный агент, чтобы такими разбрасываться".
   Шеф много бы отдал за достоверную биографию Никки, но тут даже самые лучшие осведомители пасовали. Мужчина глубоко вздохнул, словно отбрасывая бессмысленные размышления, затем отошел от окна, сел в кресло и принялся диктовать компьютеру текст приказа:
   - Оперативникам группы "Захват" - подготовить операцию похищения ученого Далтона Феникса непосредственно перед прекращением его жизнедеятельности. Действия замаскировать под нападение террористов, на место подбросить труп биологического клона доктора. Феникса поместить на секретной подземной базе РИП, на территории, неподконтрольной администрации зоны. Дальнейшие инструкции получите лично от директора службы РИП, - мужчина замолчал, разглядывая текст и размышляя, все ли он учел.
   Неточности в таких делах смертельны - малейшая ошибка может привести к непоправимым последствиям. Уж если ты решил изменить мировой порядок, то действовать нужно четко и быстро. А власть в мире держится на двух константах - информации и энергии. В первом директор и сам разбирался, но второе... Потому человек, посвятивший этой проблеме всю жизнь, необходим как воздух! Ведь взломать разум виртуальных любимчиков председателя, реально управляющих этим городом абсолютно невозможно! А попробовать договориться - слишком опасно.

***

   Далтон изо всех сил старался выглядеть спокойно, пока шел по коридору и спускался в лифте на стоянку общественного транспорта. Никто не должен был видеть на лице кипящих в нем эмоций - этому научил еще отец. А мысленно доктор бесконечно повторял одну и ту же короткую фразу:
   "Полгода - это много. Я успею! Полгода - это долго. Я успею..."

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"