Щепетов Семен: другие произведения.

Сказка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это будет полноценный роман. Когда-нибудь будет. Как бы детское(или не детское) городское фэнтези.


   Когда тебе семь и у тебя под кроватью живет чудовище это нормально. Когда тебе десять -- уже не совсем нормально, но еще приемлемо. А вот взрослому, двенадцатилетнему мальчику верить в чудовищ не полагается вовсе. Веня, как разумный мальчик, учащийся в школе почти без троек, это отлично понимал. И потому через неделю после двенадцатого дня рождения (неделя ушла на то, чтобы набраться сил и смелости) он вооружился шваброй, с боевым настроем распахнул дверь своей комнаты, откинул покрывало с кровати и пустил свое оружие в дело. Один раз он махнул шваброй в темном пространстве подкроватного мира, другой... Ничего не происходило. Вениамин вздохнул как-то удивленно-спокойно, как вздыхает солдат, посланный на смерть, но не обнаруживший вовсе никакого противника, лишь пасторальный пейзаж с коровами и лугами.
   Уже практически разуверившись в успехе операции, мальчик в сомнении махнул орудием последний раз. И тут швабра во что-то уперлась. И задергалась. Как будто кто-то там -- на другом конце пытался перетянуть ее на себя. Мальчик дернул сильнее. С той стороны дернули в ответ. Веня от удивления сел на попу, выпустил инструмент из рук и захлопал глазами. Швабра исчезла под кроватью. Нет, он, конечно, знал, что у него под кроватью живет чудовище. Но чтобы вот так нагло таскать чужие швабры?! Это явно совсем, совсем не нормально. Тут к его ногам вывалилась из темноты подкроватья половина орудия монстроубийства. На культяпке ручки явно были видны следы нехилых зубов.
   -- Ой! -- вскрикнул разумный мальчик Вениамин и, зачем-то схватив останки швабры, резко отпрыгнул к двери.
   Но Веня был не просто разумным и почти не троечником, он был еще очень смелым и решительным. Потому, вернув остаток швабры на ее исконное место, он залез в кладовку и вытащил из самых ее потаенных глубин старую-старую трость с набалдашником в виде головы львицы. Откуда вообще взялась в их кладовке эта трость, теперь уже сложно было сказать. Исходя из ответов родителей на этот вопрос, Веня в свое время сделал вывод, что она была там с первых лет сотворения мира.
   Ворвавшись в комнату, как солдат врывается из окопа на простреливаемое пулеметами врага поле, мальчик подскочил к кровати и со всей своей детской силой махнул утяжеленным набалдашником концом трости в темноту. С громким чвирком, будто кто-то наступил на хвост белке, из под кровати вылетело чудовище.
   -- Фью-ю-ю! Вью-фью-ю ю-ю-ю-ю! -- закричал на мальчика комок шерсти, яростно потрясая маленькими-маленькими ручонками. -- Вью-фью-ю-ю-ю?! Фью-ю? -- продолжая недовольно верещать, страшный монстр стал приближаться к мальчику, перебирая едва заметными из под шерсти лапками-ножками.
   Мальчик, взяв трость наизготовку так, как в фильмах воины берут меч -- двумя руками перед собой, стал смело пятиться в угол.
   -- Вью-фью-ю-ю-ю? -- спросил монстр, подойдя еще чуть ближе.
   Мальчик направил конец трости на чудовище.
   И тут произошло страшное. Подкроватный ужас вдруг резко кинулся на почти беззащитного ребенка и еще до того, как тот осознал происходящее, взобрался по одежде и вцепился в держащую трость конечность. Мальчик закричал, замахал руками, трость стукнулась об пол, следом шмякнулся монстр. Ребенок в ужасе забился в угол, прижимая к груди укушенную руку. Чудовище стояло напротив и трясло ушибленной при падении головой.
   -- Фью-ю? -- придя в себя спокойно и как-то так уравновешенно-уверенно спросил монстр. "-- Успокоился?" -- понял вопрос мальчик. И сполз по стене, глупо хлопая глазами.
   -- Чего?
   -- Успокоился, говорю? Буянить больше не будешь? -- вполне понятно прочвиркал монстр.
   -- А... Э... Кто, я?!
   -- Нет, Дева Мария! У тебя, что совсем мозги набекрень поехали?! Ты что тут устроил?! Хорошо, что там живу я -- я детьми почти не питаюсь, -- самодовольно прочирикало чудовище. -- Мяса в них мало, кости одни... А если бы под твоей кроватью жил бгут? Эти знаешь до детей большие охотники. Покажешь один раз, что видишь его, и все, нет дитятки.
   -- Чего? -- совсем неуверенно и как-то размякнув, повторил мальчик.
   -- Хэ-хэй! -- крикнул монстр, подойдя к сидящему ребенку и махая перед ним ручонками. -- Сколько пальцев показываю?
   -- Не вижу я, -- всхлипнул Веня.
   -- Ты что, не только дурак, но еще и слепой?
   -- Нет, просто... Просто...
   -- Что?! Ты хочешь сказать, что это я слишком маленький, -- возмутился явным неуважением монстр. -- Да я!.. Да я!.. Я.. Во!
   И маленькое подкроватное чудовище стало увеличиваться в размерах. Давалось ему это как-то тяжело и натужно. Но где-то через минуту говорящий комок шерсти достиг ростом сидящего мальчика, на чем его преображение и остановилось.
   -- Во какой я большой! -- похвалился монстр.
   -- Ух ты! -- впечатлялся мальчик. -- А больше можешь?
   -- Да ты!.. Да я!.. Не могу... -- пробухтел монстр и отвернулся, явно обидевшись.
   -- Ладно, ладно, ты очень большой, -- решил не обострять ситуацию мальчик. -- А кто ты все-таки такой? И почему жил под моей кроватью?
   -- Я не жил. Я и сейчас там живу. Я полтергейст! Страшный и ужасный.
   -- Что-то ты не очень похож на полтергейста, -- заявил великий специалист по полтергейстам. -- И вообще сейчас вот мама придет, расскажу ей, она тебя выгонит. Уж теперь-то не спрячешься.
   -- А вот и не расскажешь!
   -- Почему это не расскажу?
   -- Ты встать сначала попробуй, -- ехидно ухмыльнулось пушистое чудовище.
   Веня попробовал. И тут оказалось, что он не то, что встать, пошевелиться-то толком не может. Все движения давались так тяжело, будто в комнате вместо воздуха оказалась нечто прозрачное, но жутко густое и вязкое. Напрягшись изо всех сил и как-то нехорошо посматривая на монстра, мальчик стал подниматься во весь свой невеликий рост. В круглых глазах монстра читалось напряжение и даже некоторое удивление.
   -- Чего, крутой, да? Встал, да? -- воскликнул монстр. -- Ну, раз такой крутой, дойди до окна, посмотри.
   Мальчик подумал, что наверное так ощущают себя старики лет восьмидесяти, которые уже практически не могут ходить, но не имеют иной возможности. И вот они идут в магазин за хлебом, маленькими-маленькими шажочками по одному в минуту с периодическими остановками на отдых. Сколько он так шел эти три метра до окна -- пять минут, десять или все полчаса, сказать бы не решился. Но показалось, что времени прошло очень много, когда мальчик наконец-то остановился, положив руки на подоконник, и посмотрел вниз на проезжую часть. Машины стояли. На светофоре горел зеленый свет. А потом взгляд упал на людей. Они тоже стояли.
   Вене вспомнилось, как давным-давно еще в детском садике играли в такую игру, где все должны были что-то делать, а на счет три замереть в той позе, в которой были. Так вот, почему-то первая непонятно откуда взявшаяся мысль Вени была: может быть там проводится мировой чемпионат по этой игре? Он даже стал высматривать людей с телекамерами. Потом, правда, подумал, что было бы в принципе странно проводить мировой чемпионат по детской игре. К тому же простая улочка спального района Петербурга не лучшее место для проведения чемпионатов.
   Присмотревшись еще получше Веня вовсе открыл рот от удивления. Многие люди застыли в таких положениях, в которых стоять было невозможно совершенно. Например, практически сделав шаг, но, так и не поставив вторую ногу на землю. Больше всего мальчика впечатлил бегун в спортивной форме с полосочками. Этот вовсе застыл в воздухе, не касаясь земли ни одной ногой.
   Мальчик медленно, насколько позволял сгустившийся воздух, повернулся к ехидно поглядывающему на него монстру.
   -- Что это?
   -- Время.
   -- Чего время?
   -- Его здесь нет.
   -- Что? Где здесь? Что вообще происходит?! Кто.. Чего... Расскажи... -- на глаза ребенка наворачивались слезы.
   Даже подкроватные монстры не любят детских истерик. Пушистое чудовище своим смешным семенящим шагом подошло к мальчику, по-кошачьи ткнулось головой в его живот и прочвиркало:
   -- Успокойся, ты же почти совсем взрослый мальчик. Чего разревелся? Лучше почеши меня за ушком.
   Мальчик почесал. Шерсть монстра была мягкая и воздушная, как будто существо только вымылось шампунем из рекламы.
   -- В общем, мы чуть-чуть переместились в пятом измерении. Здесь свое время. Поэтому тебе так тяжело двигаться, ведь одной ногой ты еще там, а другой уже здесь, и для внешнего мира ты двигаешься с огромной скоростью.
   -- Но почему мы здесь?
   -- Лично я здесь живу. А ты зачем-то приперся за мной.
   -- Я никуда не препирался! -- вскричал мальчик. -- Это ты меня сюда затащил.
   -- Ничего я не затаскивал. От моего укуса ты просто должен был умереть в страшных мучениях.
   -- А!.. Э... -- опешил Вениамин.
   -- Ну ладно, ладно, ты не должен был. Да, затащил. А что мне было делать? Ты же сам меня чуть не убил своей кочергой!
   -- А как мне теперь назад?
   -- Никак ты здесь медленно умрешь от голода и жажды.
   Мальчик было дернулся в сторону монстра, но завяз в сгустившемся воздухе. У монстра при этом проблем с движениями явно не возникало.
   -- Что ж ты такой, нервный-то? Можешь ты вернуться. Только для этого надо стать одним из нас.
   -- Чего, таким же волосатым?
   -- Сам ты волосатый! Шимпанзе недоразвитое... Для того, чтобы вернуться в мир людей, ты сначала должен стать полноценной частью нашего мира. И причем побыстрее. Заметил, что с каждым мгновением становиться тяжелее двигаться? Это тебя затягивает все дальше от мира людей. Потом станет легче. А затем ты умрешь, если не успеешь найти свою силу.
   -- Какую еще силу? Где я должен ее искать?
   -- Ну, где можно искать свою силу? В себе конечно. Вообще-то ничего сложного в этом нет: ты должен уснуть, а там все само получится. Или не получится. Тогда ты, конечно, умрешь, но ты же и так скоро умрешь, так что какая разница?
   -- Я не смогу сейчас заснуть...
   -- А ты попробуй.
   Вениамин попытался было двинуться к кровати, но необходимые два шага оказались непреодолимыми. Тогда он просто сел на пол скрестив ноги по-турецки, склонил голову, закрыл глаза и попытался выбросить из головы весь окружающий его бред.
  
   ***
  
   Маленькие дети не знают страха смерти. Это понятие для них совершенно абстрактно и уж точно не имеет никакого отношения к ним и их близким. Ребенок, если за ним не присмотрит разумный взрослый, может полезть на крышу разваливающегося здания, поджечь ради интереса канистру с бензином или учудить еще что-нибудь в высшей мере глупое и опасное. Не потому, что не знает, что это опасно. Просто до первой серьезной травмы это знание остается для него пустыми ничего не значащими словами. Самого ребенка никакие опасности уж точно никаким боком не касаются.
   Вениамин в этом плане ничем от своих сверстников не отличался. Он вовсе не боялся какой-то мифической смерти. Просто ребенку надоела эта дурацкая игра в чудовищ, он хотел к маме, хотел кушать, хотел... Хотел чтобы снова все было как обычно, чтобы он сейчас открыл глаза, спокойно вышел из комнаты, пошел бы на кухню, съел чего-нибудь вкусненькое. Потом пришла бы мама, стала еще чего-нибудь готовить, а Веня пошел бы смотреть телевизор...
   От мыслей Вениамина отвлек звук. Красивый, мелодичный. Это... Пели птицы.
   Мальчик открыл глаза. Он сидел посреди леса на мягкой подстилке из прошлогодних листьев. Над головой раскинулись зеленые кроны, шелестели листья на легком ветерке, то тут, то там раздавалось птичье пение. Мальчик не удивился. Разумом он понимал, что все происходящее странно и неправильно, но удивление почему-то не приходило. Окружающий мир воспринимался вполне естественно и абсолютно спокойно.
   Из-за деревьев показался олень. Рога его были не очень большие, явно еще совсем молодой олешек. Он посмотрел на мальчика своими круглыми глазами, развернулся и пошел дальше куда-то по своим делам.
   Внезапно мальчик обнаружил, что вокруг что-то меняется. Сначала он не понял в чем дело, просто почувствовал: "что-то происходит", заоглядывался, прислушался... "Шум листьев, -- понял мальчик. -- Он нарастает". Но он не просто нарастал, через несколько минут приятный шум превратился в гул. Деревья начали сгибаться, потемнело. Солнечный свет перестал пробиваться из-за крон, сменившись сумерками. В лицо полетел мелкий лесной мусор... И тут по глазам ударила вспышка, практически сразу над лесом разнесся жуткий грохот и с неба обрушился сплошной поток воды. Как будто где-то наверху прорвало водохранилище с десятилетним запасом дождевой влаги. А потом от куда-то послышался нарастающий треск, как будто кто-то медленно разрывал на тряпки огромную старую простыню. Треск шел уже со всех сторон. Тут мальчик почувствовал, как земля под ним начала подниматься. Он резко вскочил и отпрыгнул в сторону. На его глазах огромная ель толщиной в несколько вениных охватов медленно наклонилась, и упала на землю, подняв при этом целый пласт земли вместе со своими корнями. Шум от падения слился со сплошным треском, раздающимся отовсюду, и с грохотом молний.
   Теперь уже мальчика действительно проняло. Лес начал складываться как кости домино. Мальчик побежал. Он не думал куда бежать, не размышлял станет ли в ином месте безопаснее, чем там, где он был на тот момент. Мыслей вообще не было в голове Вениамина. Он просто бежал. А лес вокруг складывался.
   Иногда путь преграждали огромные завалы или единичные поваленные деревья, иногда, услышав треск, он менял направление движения, и в последний момент успевал разминуться с очередным погибшим лесным великаном. Сколько продолжался этот безумный забег Веня никогда не смог бы рассказать, слишком плотно сжалось для него время. Но в какой-то момент бежать стало некуда.
   Мальчик стоял на небольшом пригорке, где росла лишь пара сосен, и от того было почти безопасно. Спереди сквозь струи воды доносился запах гари, и во вспышках молний можно было разглядеть поднимающийся от земли то ли дым, то ли пар -- горело болото. Неожиданно одна из сосен рухнула, едва не пришибив собой отпрыгнувшего в последний момент мальчика. И тут затряслась земля.
   На глазах ребенка прямо посреди болота почва расползалась, открывая огненную бездну. Будто стрела Аида трещина в земле огромными рывками приближалась к холмику, на котором стоял и смотрел на нее округлившимися от ужаса глазами мальчик. Когда трещина, казалось, уже уперлась в его ноги, Веня, наконец, сбросил оцепенение и побежал. Но не сумел преодолеть и десяти метров, когда на краю поляны повалилось еще одно огромное дерево с раскидистыми ветками, полностью преградив ему путь.
   Веня вжался спиной в мокрые листья. Перед его лицом из-под земли вырывались клубы раскаленного пара, грозя обжечь. Что в общем уже неважно, ведь еще мгновение... Земля под ногами с треском начала расползаться... И тут время остановилось.
   Не так остановилось, как там, в настоящем мире, когда его укусило чудовище. Время шло, но мальчик как будто бы погрузился в мгновение, ощутил его всей своей сущностью. Он чувствовал огонь, лес, ветер, дождь, все, что буйствовало вокруг, частью себя. Огонь был сердит и напряжен, сковавшие его оковы земли раздражали стихию, он рвался наверх из толщи болота; лес кричал от боли раздираемый со всех сторон, где-то среди погибающих деревьев в ужасе разбегались животные; вода не отличалась особым интеллектом и эмоциональностью, она топила все вокруг как маленький ребенок, отрывающий ножки жуку не потому, что злой, а потому, что не знает, что это плохо. А ветер веселился. У ветра было светлое, радостное настроение, а лес... Лес он не видел. Ветер был везде, для него не было леса, как нет человека для пчелы или нет горы для муравья. Слишком разнятся масштабы. Ветер играл облаками. Облака терлись друг об друга и стреляли молниями, облака сжимались под тисканьем ветра и проливались водяными потоками... Ветер не был глуп, жесток или высокомерен. Ветер был -- Ветер.
   И мальчик стал Ветром. Не было больше тела зажатого между бушующими стихиями. Он стал частью этого буйства, но при этом сохранил свой разум, хоть тот и пытался раствориться в потоках беззаботного веселья. Бывший человеком стал ветром, и был он везде. Человек-Ветер обнимал сразу всю Землю, ласково гладил и порой теребил ее как маленькую собачку, играл сам с собой облаками, шумел в лесных кронах.
   "Лес", -- вспомнил мальчик. И Человек-Ветер ушел из леса ближе к небу. И лес затих. Человек-Ветер собрал с округи все тучи и обрушил их на болото -- навстречу ветру вознесся столб пара, Человек-Ветер закрутил его и унес к горизонту. Лишь Земля продолжала трястись неподвластная ветру. Но и ее запал уже угасал. Буйство стихий прекращалось, мир возвращался к своему спокойному, мирному существованию. Снова пели птицы в листве сохранившихся деревьев. А мальчик все еще был ветром. И в нем было все меньше мальчика. Сознание растворялось в бесконечно огромной сущности ветра. И было море, и ветер плескал волны, и были горы, и ветер взлетал бураном, и было поле, и он шелестел колосьями, и был город и ветер смотрел в окна. А за окном был мальчик, и напротив него стояло маленькое пушистое чудовище. И ветер вошел к ним через форточку и стал мальчиком...
  
   ***
  
   Вениамин открыл глаза. Первое, что он увидел, были огромные круглые гляделки чудовища. Существо откровенно уставилось в лицо мальчика, явно пытаясь что-то высмотреть в его взгляде.
   -- Эй, ты чего? -- поинтересовался мальчик.
   -- А, так, ничего, -- встрепенулось чудовище и отодвинулось. Но все еще продолжало подозрительно коситься. -- Ты как?
   Однако Веня пока что сам не очень понимал как он. Зато он наконец-то заметил, как поживает его комната. Комната поживала плохо. "Кажется, родители будут недовольны", -- в кои-то веки всплыла в голове мальчика разумная мысль. Еще бы, ведь в комнате был бардак, такой, что наводил на мысли о первозданном хаосе, имевшем место быть до сотворения вселенной. Все, что хотя бы чисто теоретически могло быть раскидано, было раскидано. Даже кровать оказалась сдвинута с места. Одеяло валялось в углу вперемешку с фотографиями в рамочках. Среди творящегося бедлама значительное место занимали осколки стекол повылетавших из окна и книжного шкафа.
   -- Что здесь произошло?
   -- Как чего? Ветер! Ты не помнишь, что ли? Ничего, потом вспомнишь. Попробуй подняться.
   "Какой еще такой ветер", -- подумал, но подняться попробовал. И даже вполне себе успешно. Воздух больше не сопротивлялся его движениям и не совершал попыток превратиться в вязкий кисель. Вениамин подошел к тому, что раньше было окном. Под ногами хрустели осколки.
   Мир все еще пребывал в застывшем мгновении. Все так же стояли в неестественных позах застывшие на полушаге люди, все также стояли посреди перекрестка машины... Все также неподвижно висела в воздухе стая голубей, на которую раньше мальчик не обратил внимания.
   -- Ты говорил, что теперь я смогу вернуться.
   -- Нет, я говорил, что теперь ты не умрешь...
   Стоило монстру сказать это, как вся окружающая обстановка вдруг подернулась легкой дымкой, окружающие предметы включая весь бардак комнаты, стали полупрозрачными и засветились разноцветными всполохами. Впрочем, еще через мгновение, комнату затопил такой яркий свет, что начало резать глаза, и смотреть приходилось уже через узкую щелочку между прищуренных век. Свет шел откуда-то из-за спины мальчика. Вениамин обернулся, чтобы узнать, что же там такое, но ничего не обнаружил. И сверху тоже. Тогда мальчик опустил взгляд, и вынужден был тут же зажмуриться -- светилось его собственное тело. Чистым, ярким белым светом.
   -- Что это! -- в панике воскликнул мальчик и закрутился отыскивая вокруг чудовище. Монстр быстро нашелся. Он стоял там же где и раньше и был единственным элементом обстановки, который не претерпел никаких изменений. Если он и светился, то совсем незаметно на фоне источаемого мальчиком сияния.
   -- Чего-чего? Говорил же: тебя засасывает в наш мир. А теперь вот, это самое -- засосало, -- монстр ухмыльнулся. -- Если тебе интересно, могу теперь сказать, почему живу тут у тебя и не собираюсь никуда деваться. Вишь, как ты сияешь? А меня рядом и не видно. Рядом с тобой можно спрятаться от кого угодно. Никакая сила не найдет, слишком большая засветка.
   -- А почему я свечусь? Я великий маг, да?
   -- Ага, а я великий балерин. Просто ножки очень короткие и танцевать не умею. Но если одеть на меня балетную пачку, то я о! Всем балерунам фору дам. Таких великих магов вокруг огромное множество... Ну пусть не очень огромное, но множество. Только без инициации и обучения вы остаетесь обычными смертными. Всего и толку то, что светитесь. И дела нет никому до вас. Нет ни магических школ, ни великих учителей. Все, кто когда-то сумел обрести силу, обучиться и стать кем-то сурьезным при первой возможности тебя к праотцам отправят. Если, конечно, узнают, что ты прошел инициацию и, значит, на что-то претендуешь. Конкуренция и все такое.
   -- Но я все-таки могу стать магом, да? Кидаться фаерболами, молниями и... э... чем там еще маги кидаются?
   -- Ты совсем глухой? Я тебе говорю -- ты можешь стать трупом. Холодным и, кстати говоря, совершенно невкусным.
   -- Ты меня научишь?
   -- Я похож на мага? Где тут у тебя зеркало? Пойду посмотрю, может у меня молния на лбу нарисовалась или колпак со звездочками внезапно вырос. Я понятия вообще не имею чему и как тебе нужно учиться! Хотя нет, стой. Кое-чему все-таки могу. Но тут такое дело... Понадобится время.
   -- А долго? Час? Два? Я хочу быть магом! Научи меня! -- мальчик радостно подпрыгнул.
   -- Ну... Час, а потом еще два... Тут если ты заметил со временем вообще-то туго, часы не ходят. Ну что-то вроде месяца хватит для самых основ...
   -- Месяц?! Это долго... Мы же можем заниматься с тобой после школы?
   -- Можем. Но, во-первых, с неделю уйдет только на то, чтобы ты сумел вернуться в мир людей. А во-вторых, пока ты не научишься хоть чему-нибудь, первая же встреча с кем-то из наших, и тебе, это самое, кабздец. Так что, пока не освоишься хоть как-то, в человеческий мир соваться не советую. Тем более, если ты помрешь, и мне придется туго.
   -- То-есть... А чему ты будешь меня учить? Все-таки мы будем кидаться фаерболами?
   -- Пиромант недоделанный... Огня хочешь, возьми зажигалку, подожги занавеску. В тебе пламени ни крошки. А учиться ты будешь бегать.
   И они стали учиться бегать.
  
   ***
  
   Теоретическая составляющая уроков от чудовища была проста. Если видишь нехорошего дяденьку или тетеньку нужно как можно быстрее от них унести ноги. Но бегать в человеческом мире не имеет смысла, потому, что догонят. Или еще хуже -- отследят, а потом придумают что-нибудь оригинальное. Поэтому убегать нужно через верхний мир. В этом есть одно большое преимущество -- время там течет по-иному, а с точки зрения мира людей не течет вовсе, так что попасть туда вдвоем возможно, только если один проведет другого. В ином же случае, если несколько людей переместятся туда пусть даже по их мнению одновременно, они окажутся в разных пластах того мира и не увидят друг друга. Но есть несколько сложностей.
   Во-первых, нужно научиться переходить туда-сюда по своему желанию, а во-вторых необходимо уметь быстро проходить грань между двумя мирами, ведь не ней практически невозможно двигаться. Ну и в третьих в верхнем мире тоже есть все шансы наткнуться на кого-нибудь опасного -- то есть на кого угодно. И что в таком случае делать? Конечно же, убегать в мир людей.
  
   Время тянулось неспешно.
   -- Направь свою волю к цели. Презрей обыденность, силу ощути в себе и устреми ее...
   -- Ты что, "Звездные войны" смотрел?
   -- Ну да, а чего? Попробуй тут не посмотри, мне ж никуда из твоей комнаты не деться. Я и не такого насмотреться успел...
   -- Не очень-то ты на Йоду похож. Скорее на этих, которые пушистые и по лесам бегали.
   -- Вот обидюсь я, сам учиться будешь, -- обиделся монстр. Аж секунд пятнадцать обижался, а потом продолжил: -- Ощути путь под своими ногами, почувствуй жгут, который тянет тебя к цели сквозь все преграды...
   Под своими ногами Веня ощущал только пол. Вполне себе надежный, паркетный и особенно твердый в моменты его -- пола, соударения с вениным носом. Кои периодически случались, когда тот особо старательно тянулся этим самым носом непонятно куда, по всей видимости, к цели.
   Как бы то ни было, но по прошествии некоторого времени (вечности, или даже двух, по мнению мальчика) у него начало что-то получаться. И так как к тому моменту действие начало переходить все больше в мир обыденный, человеческий, и время вновь взяло свой разбег, то в конечном итоге произошло событие вполне предсказуемое, однако двумя увлеченными героями неожидаемое. Пришли домой родители мальчика.
   Точнее говоря, сначала пришла мама.
   Татьяна Тимофеевна женщина была по натуре добродушная и спокойная. Работала бухгалтером в небольшой фирме, любила своих мужчин: мужа и сына, и планировала этот вечер провести за просмотром увлекательного сериала "Любовный додекаэдр", однако планам было не суждено сбыться. Немного удивленная тем, что сынишка не встречает ее с криком: "Ты принесла чего-нибудь вкусненькое?" и даже без оного, она заглянула в комнату Вениамина. Перед мысленным взором Татьяны Тимофеевны быстро пронесся анонс следующей серии додекаэдра и, не прощаясь, улетел в бесконечность, тонко намекая, что эта часть истории так и останется не просмотренной до следующего повтора сериала. Взор же не мысленный, а вполне себе реальный не бегал по разгромленной комнате, но запечатлел ее единомоментно одним общим целым: оскаленный зев разбитого окна, разметанный по всем 12 квадратным метрам вещи вперемешку со стеклами и книгами, мальчик, увлеченно заталкивающий что-то под кровать.
   Минуты две понадобилось Татьяне Тимофеевне чтобы выйти из ступора.
   -- Веня?.. Ты в порядке?
  
   ***
  
   День пятого октября две тысячи пятнадцатого года должен был стать для Вениамина обыкновенным учебным днем. Примерно таким же понедельником, как и предыдущие четыре понедельника этого учебного года, и он бы таким, несомненно, стал, если бы не некий пушистый подкроватный монстр. Теперь же это был день, когда мальчик Вениамин вступил в мир в новом статусе -- великого мага. По крайней мере, таковым он себя теперь представлял.
   Вениамин шел в школу с гордо поднятой головой, предвкушая, как теперь-то он всем покажет. Только никак не удавалось придумать, кому и что покажет. В арсенале великого мага Вениамина пока значилось совсем немного приемов -- собственно, всего один -- сбежать в верхний мир и вернуться. И как мальчик не пытался повторять увиденные в фильмах движения супергероев, как он не напрягал свой кортофелеподобный нос силясь изобразить душевное усилие, кое по словам голливудских монахов должно было приводить в действие всякие спецэффекты, так ничего у юного падавана и не получалось. Единственно, что прохожие косились как-то странно. То ли чувствовали в нем силу, то ли принимали за умственно отсталого, посмотрев на все его кривляния.
   На математике показать всем не получилось. Даже скорее наоборот, ведь про домашнее задание он совершенно забыл, потратив выходные сначала на обучение у монстра, а потом на уборку под чутким маминым надзором. Таким образом, дневник ребенка украсила жирная красная двойка, которую на словах дополнила угроза в следующий раз вызвать родителей. Казалось бы, к тому, чтобы всем показать идеально располагала перемена, когда они с другими мальчишками из класса устроили игру в футбол крышкой от кока-колы в коридоре школы. Он мог бы мгновенно переместиться и эффектно выхватить импровизированный мяч из самых ворот. Но совсем уж светиться, перемещаясь на большие расстояния, мальчик все-таки опасался. А коротенькие незаметные со стороны скачки для того чтобы успеть перехватить пролетающую мимо крышку всего лишь делали его чуть более хорошим игроком чем обычно. Что совсем не удовлетворяло внезапно разросшееся эго.
   Положение спас верный друг и товарищ ученик того же шестого "а" класса Саня.
   -- Гони, Веник, -- громогласно провозгласил верный друг Александр, с разбегу запрыгивая Вениамину на спину на перемене перед последним уроком. Вениамин бы и погнал, но от внезапности запнулся одной ногой о другую, и оба товарища кубарем покатились по обшарпанному паркетному полу школьной рекреации. И все бы ничего, синяки, как известно, настоящих мужчин исключительно украшают, но друзьям-товарищам посчастливилось по ходу падения сбить с ног Геннадия.
   Геннадий был очень милый мальчик. По крайней мере, так считала его бабушка. Другие считали несколько иначе. Сам он не считал никак, потому, что к шестому классу так и не научился. Зато у Гены были очень широкие плечи, рост метр семьдесят пять и взгляд даосского монаха отрешившегося от реальности. А еще у Гены порой случались резкие перепады настроения, причем все время в худшую сторону, хотя едва ли кто-то был способен понять как такое вообще возможно.
   Так вот любимый внучок своей бабушки Гена, будучи сбитым с ног Вениамином и Александром, недолго думая, прямо из положения лежа дал им кулаком в нос. Сначала одному, а потом второму. А потом еще раз. Дал бы и третий, но тут из соседнего класса вышла учительница великого и могучего Мария Павловна. Друзья-одноклассники заслонили кучу малу своими спинами и кинулись разнимать бойцов.
   -- Пусти, гад! -- кричал покрасневший от натуги Саша, пытаясь вырваться из цепкого хвата противника.
   -- Отвянь уже! -- голосил Веня, пытаясь как-то отбиваться от разошедшегося Гены, и заодно от Сани, который в ходе своей борьбы уже несколько раз попал по нему локтями.
   -- Ыыы! -- отвечал им только начавший распаляться Гена.
   Однако тут усилия одноклассников увенчались успехом. Близнецы Саня и Серега, бывшие от роду не робкого десятка, подцепили Гену за плечи и стали оттаскивать в сторону. На том бы и закончился сей маленький эпизод школьной жизни, но в последний момент битвы Вениамин, отмахиваясь от Гениных кулаков, совершенно случайно сам съездил тому по лицу. Не больно, но обидно. Геннадий вновь было рванул из крепкого хвата братьев, однако тут прозвенел звонок, и друзья поспешили смыться в класс.
   Урок английского затянулся. Аж на три минуты после звонка. Класс был крайне возмущен таким поведением учительницы, особенно печальны были два товарищи Веня и Саня намеревавшиеся сбежать из класса с первыми звуками соответствующего сигнала, чтобы ненароком не встретить в коридоре все еще обиженного Гену.
   Гена встретил их сам. Прямо у выхода из класса. К этому моменту у него настало редкое просветление, и вместо того, чтобы сразу кинуться в драку он обратился к парням с речью.
   -- Э... Слышьте вы, козлы, эта, за школой во дворе, эта, сейчас. Не придете, козявки, я вас потом урою!
  
   ***
  
   Вениамин был печален. Смыться не получилось. Он бы и сбежал, все равно Гоша на завтра все забудет, но почему-то оба класса не желали тихо и мирно расходиться по домам. Все предвкушали развлечение и явно не намерены были отпускать куда бы то ни было действующих лиц. Веня тоже предвкушал. Предвкушал, что наполучает сейчас так, что как бы до больницы не дошло. Единственные, кого не было заметно в окружающей толпе школьников, это друзья, приятели и сочувствующие Вениамина. У них отчего-то внезапно именно в этот день нашлись срочные дела после школы. Наличие рядом Сани не утешало. Тот просто не мог смыться будучи в столь же неловком положении как и сам Веня, а на его бойцовские качества полагаться не приходилось.
   Весело и шумно двигалась толпа школьников к уютному и тихому закутку меж гаражами позади школьного двора. Мимо шли по своим делам прохожие, пенсионерки выгуливали собачек, серьезные дяденьки на ходу говорили по телефонам, и совершенно никому не было дела до того, что шестиклассник Вениамин сейчас наполучает по мозгам. Мозги лихорадочно шевелились, но никаких решений на выдавали. Зато решение нашел Саня. Он совершенно случайно споткнулся и до того, как все сумели среагировать рванул под ногами рослого Гоши к свободе. Вполне удачно рванул.
   Сверкание пяток товарища еще больше погрузило Вениамина в уныние.
  
   Сколь бы ни была благодатна и всячески замечательна Питерская земля (хотя и в этом Веня был не уверен), но вот на вкус она точно не мороженка. В общем совершенно невкусная земля. Впрочем будь на ее месте та самая мороженка, едва ли это облегчило бы жизнь Вениамина. Хотя Земля из мороженки это было бы интересно...
   Внезапно отвлеченные мысли Вениамина были прерваны рывком к небесам. Это Гоше надоело возить вяло сопротивляющегося противника лицом по грязи, и он решил немного поиграть в мортал комбат. Пока что Веню спасало только то, что Гоша отродясь не занимался ни то что единоборствами, но даже бадминтоном, а вся его техника основывалась на голливудских фильмах, а также том самом морталкомбате с тейкеном. Вот и в этот раз прием увенчался сомнительным успехом. Практически подняв Вениамина над головой Гоша поскользнулся в луже и сам грохнулся на спину. А Веня грохнулся сверху, да еще и по стечению обстоятельств приложил противника локтем в солнышко.
   Зрители загудели. Сейчас бы Вене и сбежать куда подальше, но окружающий народ был в таком запале, что гладиатору из колизея сбежать было бы проще. Даже Катька из Гошиного класса (на редкость стервозная девочка, надо сказать) кричала:
   -- Давай, Веник, так его! Мочи гада!
   А у Веника было всего боевого настроя только обмочиться. Не то, что бить там кого-то.
   Но вот и настал долгожданный миг страхов надежд и скорбей. Гоша встал, и глаза его были красны как у наркомана, а взгляд светился безумием. "Ну все...", -- понял Веня. А потом вдруг что-то ударило в затылок, а перед глазами оказалось небо. Следующим кадром мальчик был уже на ногах, но удерживался в таком положении не столько оными ногами, сколько рукой противника за шкирку. Перед глазами имел место быть кулак. И он приближался. Но приближался на удивление медленно. Очень-очень медленно.
   -- Ой... -- тихо промямлил Веня. И попытался было вырваться из бульдожьей хватки. Вот только тело мальчика совершенно не желало двигаться со сколь-нибудь серьезной скоростью. Не только вырваться, но даже отклонить голову от кулака не получалось. И мальчик тут наконец-то мальчик понял, что происходит, и в голове всплыли уроки монстрика. Он напряг свою сомнительную детскую волю и практически закинул себя из мира людей в мир монстрика и ему подобных.
   Вокруг все сразу расцвёло красками. Совершенно неестественно яркими и какими-то хаотичными. Так Гоша например светился цветом детской оплошности, а окружающие школьники переливались от лазурно-голубого до бордово-красного. Теперь Веня мог пройти сквозь своего противника и вообще беспрепятственно двинуться куда угодно. Не то, чтобы это было просто -- двигаться сквозь реальные предметы. Неприятно. Но возможно. Правда, с людьми такую штуку проделывать ему еще не доводилось.
   Вспомнился один из уроков монстрика, где тот советовал без особой нужды так не делать. А монстрик-то хоть и дурной, но ведь не дурак же ж.
   Мальчик сделал шаг навстречу застывшему во времени противнику, так что рука, до того державшая его за ворот, прошла насквозь. Коричневое сияние Гоши на какое-то время слилось с чистым белым светом излучаемым телом Вениамина, и сознание юного мага вместе с тем как будто окунулось в переполненный ночной горшок. К великому своему счастью дар к чтению мыслей он не обрел. Но хватило и эмоций, они у Гоши оказались столь мерзостно неприятными, что у мальчика подкосились ноги. Что, впрочем, пошло Вене на пользу, потому, что Гоша-то все также продолжал стоять.
  
   ***
  
   Болела голова. Во рту чувствовался вкус крови, которая равномерно вытекала из носа и разбитой губы. Мальчик пытался проползти между ногами зрителей к свободе по возможности никого не задев.
   Мир был прекрасен. И болезнен. Хотя болезненным, конечно, был не столько мир, сколько нос. Здание школы казалось огромным аквариумом заполненным разноцветными несмешивающимися фосфоресцирующими жидкостями. Они плавно перетекали, создавая завихрения и странные узоры. Периодически было видно, как где-то внутри двигаются отдельные огоньки. Но стоило присмотреться к любому из них, как зрение расплывалось, кружилась голова, и мысли вдруг теряли четкость. Деревья светились лазурно-синим, а дорога под ногами, казалось, была сделана не из асфальта, а из дымчатого кварца. И небо. Небо было черным. С тусклым фиолетовым солнцем.
   И здесь была своя жизнь. Вокруг застрявших по времени людей непрестанно вились какие-то тусклые черные кляксы. Что-то непонятное мелькало на периферии зрения не давая сосредоточить на себе взгляд. Сгустки света проносились мимо деревьев. Этот мир жил. Но жил по своим непонятным законам. Впрочем, Вениамина пока никто не трогал. Даже черные кляксы не рисковали слишком приближаться к его сиянию.
   Мальчик шел в сторону дома, засматриваясь по сторонам, и совершенно не вспоминая, предупреждений подкроватного монстрика. И дошел бы до дома совершенно спокойно, если бы не наступил на хвост маленькому асфальтовому дракону. В общем-то, его можно было понять -- дракон улегся на обочине одной из небольших улочек, и на дорогу торчал лишь самый край хвоста такого же цвета дымчатого кварца что и асфальт. В задумчивости и будучи переполнен эмоциями и новыми впечатлениями ребенок не обратил внимания на новый дом на месте пустыря, а хвост принял за лежачего полицейского. Дракон от неожиданности дернулся. Не от боли, конечно. Скорее от удивления -- местные существа обычно старались держаться от него подальше.
   Когда асфальт резко ушел из под ног Вениамина, тот успел только подставить руки, чтобы не добить об землю свою и без того многострадальную голову. А потом пришлось резко откатываться в сторону, когда огромное нечто только что бывшее частью дороги вознамерилось грохнуться обратно. Соседний дом зашевелился и оказался огромной чешуйчатой тушей. Дракон начал лениво разворачиваться, маленькая (не больше камаза) голова на длинной шее посмотрела на мальчика с высоты шестого этажа. А потом склонилась к ребенку. Изо рта на миг выскользнул длинный раздвоенный язык полуметровой ширины. Попробовал на вкус воздух. Дракон подслеповато поморгал. И зарычал.
   Однако за этот день запас эмоций мальчика успел изрядно поистощиться, и потому Вениамин не сразу рванул куда глядели его глаза. И даже почти не описался. Первой мыслью в его голове было: "-- А дракон-то беззубый, как старая бабка!". Второй мыслью: "Ну и воняет же у него изо рта...". Третьей мысли не было, потому, что к этому времени даже до заторможенного мозга Вениамина дошла вся серьезность ситуация. И вместо дальнейших размышлений он наконец-то сделал-то, что и следовало сделать уже давно -- вскочил и рванул со всех ног.
   Вокруг было спокойно -- сверкали огни сливаясь в цветные полосы, проплывали какие-то странные облачка тумана. Вот только если бы рядом был такой родной и знакомый Вениамину подкроватный монстр, он бы сказал, тот делает большую глупость. Не хорошо это бешено носиться по враждебному миру -- а этот мир был однозначно враждебен всем людям, разливая во все стороны волны паники и страха. Самое смешное, что сидеть на хвосте дракона было бы значительно безопаснее. Ведь все местные существа знают, что асфальтовые драконы в сущности совершенно безобидны. Не имея никаких врагов, по причине своей абсолютной несъедобности и бесполезности, они могли годами сидеть на одном месте питаясь источаемыми землей толиками энергии. Но Вениамин на тот момент этого еще не знал. Он вообще по жизни мало чего знал.
   Зато теперь со всех сторон к ребенку начали стекаться не такие крупные, но значительно более опасные существа. Первым было зеленое нечто внезапно отделившееся от дерева. Оно было похоже на жука палочника, с той разницей, что нельзя было точно определить что в нем есть тело, а что многосуставчатые лапы. С некоторой вероятностью можно было предположить, что тел было три или четыре. В общем существо представляло собой кучу зеленых палок в руку толщиной, постоянно перемещающихся относительно друг друга и при этом держащихся условно вертикально.
   Оно кинулось мальчику в ноги оглашая окрестности скрипом веками не смазываемых дверных петель, и тот отшатнулся в сторону скорее от звука, чем от самого монстра. Зрение вообще в этом мире не казалось слишком надежным инструментом. Мальчик уже оставил тварь за спиной, когда почувствовал резкую боль в ноге. Существо успело царапнуть его вдогонку.
   Дальше последовала атака целой кучи красных огоньков, размером с голову человека. Они внезапно налетели на ребенка с обочин улицы по которой тот несся сломя голову. У огоньков казалось вовсе не было тела, они хаотично носились в воздухе, подобно рыбкам в коралловом рифе. Хищным рыбкам. А на место жертвы был явно назначен новоявленный маг. Затормозить мальчик не успел. Но, на удивление, в последний момент перед столкновением каждое существо внезапно меняло свой настрой, цвет его перетекал в болотно зеленый, и оно моментально отскакивало подальше. Недостаточно моментально. Несколько всетаки не успели отлететь достаточно далеко и растворились с легкой вспышкой в белоснежном сиянии источаемом телом Вениамина. Мальчик почувствовал легкий прилив бодрости, но не успел это осмыслить, только порадовался, что угрожающие твари разбежались, и рванул дальше.
   Силы начинали заканчиваться. Все-таки спортсменом юный Вениамин никогда не был, и за свои двенадцать лет дольше всего прозанимался настольным теннисом. Аж год почти, но и то было во втором классе, а потом маме надоело его водить.
   Мальчик замедлил бег, даже почти перешел на шаг. Пока никто не нападал. Но по обочинам, а также спереди и сзади, толпились существа всех возможных форм, расцветок, размеров и степени пушистости. Был даже кто-то похожий на подкроватного монстрика, только размеров с лошадь и с полуметровыми когтями на верхних лапах. В нескольких местах кучковались различные змеи. Там где из человеческого мира просвечивалась вывеска круглосуточного продуктового магазина стояли два единорога. Тела у них правда были не лошадиными, а львиными, да и жала на хвостах, не очень соответствовали образу добрых духов из сказок. На спине у маленького желтого бегемота с человеческим лицом сидело нечто смахивающее на цаплю с красными крыльями, волчьей пастью с торчащим клыками и зеленым хохолком попугая.
   Существа не спешили нападать, видимо проследив за судьбой своих бестелесных товарищей. Они все нерешительно мялись и перемещались по кругу, периодически кто-то совался вперед, но его одергивали рыком гулом или клыками. Существо убиралось за спины товарищей.
   Мальчик шел вперед постоянно оглядываясь, все его тело тряслось мелкой дрожью, и совсем не от холода -- он уже несколько раз пытался сбежать от этого кошмара к людям, но все было бесполезно. Вместо того, чтобы вывалиться в родной и привычный мир, он лишь спотыкался и чуть не падал от резко вспыхивающей в ноге боли, там, где до него дотянулся монстр-палочник.
   В какой-то момент мальчик вдруг заметил, что в отходящем от улицы по которой он двигался переулке нет ни одной твари. И вообще с этой стороны не виделось никакой опасности. Все существа переместились на другую обочину дороги. Будь на его месте кто-нибудь постарше он бы заподозрил неладное, но Вениамин постарше не был, и в переулок он свернул не раздумывая.
  
   ***
  
   Этот район и в более привычном для ребенка виде был плохо знаком ему. Сквозь коричнево желтое свечение просматривалась вывеска какого-то банка, напротив сквозь фиолетовое сияние заполнявшее лестницу в подвальчик просматривалась дверь бара "Армянская лоза". В том же здании как ни странно располагался полицейский участок. От него веяло знакомыми эмоциями, запомнившимися по столкновению с Гошей. Мальчик поспешил пройти мимо по другой стороне. Справа оказался зарешеченный вход во двор, и Вениамин походя толкнул калитку в чугунных воротах. Не потому, что хотел туда войти, а просто потому, что отчего бы не толкнуть. Калитка не оказала сопротивление -- оставаясь основной своей сущностью в человеческом мире она ощутилась рукой Вениамина как струя прохладной воды текущей из под крана.
   Не видя никакой разницы куда идти, раз выйти к людям все равно не получается, мальчик вошел внутрь. Тем более там маняще звала скамейка, тогда как ноги ребенка давно уже подкашивались от усталости. И что главное -- вокруг не было видно никого и ничего живого. Если не считать, конечно, нескольких застывших случайных прохожих, которые оставались по ту сторону ставшей вдруг непреодолимой для Вениамина границы.
   Мальчик прошел сквозь решетку ворот и оказался в глухом дворе колодце. В реальности наверное стены радовали бы обшарпанной желтой краской и грязными разводами, дыры в асфальте радостно звали бы сломать ногу, а окружающая атмосфера навевала бы на мысли то ли о поэзии серебряного века, которую, впрочем, в школе они все равно еще не проходили, то ли на гопников девяностых, которые в общем-то с годами хоть и поредели, но никуда не исчезли.
   Впрочем, все гопники, как и поэты остались по другую сторону остановившегося времени. А вот скамейка оказалась более или менее материальна. А может просто, мальчик так хотел на нее присесть, что окружающая странная реальность подчинилась его желанию. Мальчик чувствовал, как медленно проваливается сквозь сиденье, но происходило это со столь мизерной скоростью, что он мог бы лечь спать на этой скамейке и проснуться застряв где-то посередине. Впрочем спать он не собирался. Не потому, что не хотел, а потому, что как бы ни казался безопасен этот двор, а все-равно не было никакой уверенности, что сейчас не появится кто-нибудь хищный и голодный.
   Веня просто сидел с закрытыми глазами, и пытался осмыслить все события случившегося с ним суматошного, безумного дня. Почему-то будущее уже не казалось ему таким радостным, как виделось утром. Он уже не чувствовал себя ни великим, ни низким ни вообще никаким магом. Скорее он ощущал себя маленьким запуганным ребенком, каким в сущности и был, оказавшимся там, где быть ему совершенно не положено. Этот мир явно не был предназначен для существования человеческих детенышей. Впрочем, он вообще не предназначался, для существования здесь людей. Это не был параллельный мир, как пишут о нем в книжках. Скорее -- изнанка, оборотная сторона огромного полотна мироздания. Где нет глянца, шика и лоска, отовсюду торчат нитки, а то, что на лице видится узором, превращается в бессмысленный, безумный хаос нитей.
   Поток мыслей прервал донесшийся шелест. Даже не шелест -- шепот. Мальчик стал оглядываться по сторонам. Но ничего не увидел. Слов разобрать также не удавалось. Звук шел то справа, то слева, то вдруг перемещался куда-то вверх под самые крыши. Мальчик вскочил со скамейки. Ему уже не казалось, что здесь так безопасно. Только сейчас он осознал, чем отличалась вся эта улочка, куда не стали соваться существа от всех остальных, что он увидел за этот день. Здесь не было такого яркого света. То есть стены домов, земля под ногами, машины, конечно, источали сияние как и все в этом мире. Но далеко не такое яркое как было на предыдущих улицах.
   Более того, в этом дворе были тени.
   Прямо поверх тускло переливающихся разными цветами стен. И тени перемещались. Хотя казалось бы вокруг не было никого, кто мог бы их отбрасывать.
   Мальчик попятился к выходу со двора, сделал несколько шагов спиной вперед, развернулся и, хотел было рвануть со всех ног, но на стенах вокруг арки теней было аж с десяток штук. Он даже разобрал, что они имели человеческие очертания.
   -- Стой! -- громкий шепот раздался как будто прямо в голове. -- Не тронем... Не бойся. Неопасные! Хорошие... Поможем... Кровь! Вылечим... Поможем... Не бойся...
   Целый хор шепчущих голосов одновременно бился у Вениамина в голове, рассеивая остальные мысли и не довая сосредоточится ни на чем, включая план побега.
   -- Тихо! -- это шепот был более властным. Остальные голоса сразу ослабли.
   На стене перед Вениамином проявилась одна довольно-таки четкая тень, остальные разбежались куда-то по сторонам.
   -- Не бойся, мальчик, мы не тронем тебя. Наш хозяин Антуан Безликий, хочет пригласить тебя к себе в резиденцию. Ты как раз стоишь возле входа. Мы видим, что ты только начал знакомиться с нашим миром и сейчас тебе нужен настоящий достойный учитель. Безликий ждет тебя. Он давно ищет себе способного ученика... Никто больше не тронет тебя. Никто не рискнет связаться с нашим хозяином. Он самый сильный, он позаботится о тебе.
   Вениамин к этому времени уже так устал от безысходности и страха, что готов был на что угодно, лишь бы не шарахаться больше одному против огромного незнакомого мира.
   -- Да... Я... Я согласен...
  
   ***
  
   На одном из зданий двора сквозь границу миров просвечивал рисунок граффити. Если, конечно, слово "просвечивал" уместно, для единственного не светящегося объекта в округе. Этот рисунок как будто сшивал собой разные слои мироздания и при этом казался неуместным ни здесь ни, наверное, там.
   -- Ссмотри на узорр, -- просвистела тень. -- Почувствуй его.
   Мальчик смотрел. И даже что-то чувствовал. Находиться рядом было неприятно, ныла царапина на ноге, а на душе стояло такое чувство как будто в ней ковыряются острым ножом.
   -- Коснись его силой...
   -- А? Какой силой?
   -- Своей силой! Коснись рисунка...
   Мальчик вытянул руку. Чем ближе он подносил ее к антрацитово черным линиям, тем больше она погружалась в холод. Как будто стена в этом месте была сделана не из обычного кирпича, а из больших кубиков сухого льда.
   Когда до узора осталось расстояние в ладонь, мальчик увидел, как его сияние до того равномерно изливавшееся во все стороны, стало обращаться белым светящимся потоком, истекающим из пальцев и втягивающимся в линии. Мальчик хотел отдернуть руку, но поток силы как будто связал его со стеной прочными нитями. А потом мир вокруг начал меркнуть.
  
   ***
  
   За спиной возвышался двухметровый хрустальный обелиск заполненный клубящимся серым туманом. На его поверхности глубокими бороздами был выскоблен знакомый рисунок. С этой стороны он оставался таким же бесконечно черным.
   Очертания человеческого мира здесь едва просвечивались, вместо него была пустошь заполненная местами чем-то напоминающим водоросли или заросли гигантского хвоща. И впереди возвышался замок. Как раз на месте того-самого полицейского участка. Мальчик не очень-то хотел туда идти, но тени вились вокруг, шептали, звали. Никаких сил противится течению событий у него уже неоставалось. И Вениамин пошел за тенями.
   Они шли прямо сквозь контуры зданий, сквозь всполохи людей сидящих в своих квартирах, даже чуть не прошли сквозь парочку черных клякс вившихся вокруг тех людей уровнем ниже. Кляксы шевелились заторможено, но при приближении Вениамина заранее начали расходится в стороны.
   И вот мальчик уже стоял перед высоким крыльцом с гранатово красными статуями горгулий по бокам. А может быть и не статуями, судя по тому, как они провожали Вениамина своими антрацитово черными бусинками глаз.
   Здание казалось было вырублено из монолитной скалы. Не было видно ни одного стыка между блоками. И материальность его не вызывала сомнений. Тяжеленная дверь с барельефами знакомых львов-единорогов стала медленно открываться от толчка плечом. За дверью встречал огромный холл со свисающей с потолка театральной люстрой и отдающей музеем мебелью. И здесь все выглядело сделанным из того же самого коричневого камня, как будто здание не строили, а выращивали причем сразу со всей обстановкой.
   Напротив двери уже стоял хозяин -- низенький пухленький дядечка в вязаной жилетке, красных бриджах и лакированных туфлях лодочках. На лице его сияла нарисована добродушная улыбка и сам он просто лучился счастьем при виде гостя. Тело его излучало зеленый свет сквозь который, правда, порой проскальзывали всполохи синего и коричневого.
   -- Гости, гости, гости дорогие! -- он радостно засмеялся, захлопал пухлыми ладошками и чуть переваливаясь подбежал к мальчику. Вениамин от растерянности не успел даже увернуться от его сомнительных объятий.
   -- Как добрался! -- забалаболил он, опустив ребенка на землю. -- Ох и давно же у меня не было гостей. Тем более таких талантливых юных гостей. Я вижу тебе уже изрядно досталось. Пойдем, пойдем обработаю твои раны! Меня зовут Антуан. Некоторые называют еще Безликим, но для друзей я просто Антуан. А ты, тебя как звать?
   -- Веня я, -- смущенно промямлил Вениамин смотря себе под ноги, и старательно пытаясь разорвать дистанцию с хозяином хотя бы на метр.
   Но вот Антуан двинулся куда-то вглубь помещения к виднеющейся там лестнице, и мальчику не осталось ничего, как поплестись за ним.
   -- А почему вас зовут безликим? -- мальчик попробовал вставить вопрос в непрекращающийся монолог хозяина замка.
   -- Безликим? Это долгая история, я тебе ее обязательно расскажу. Но позже, позже. А пока вот проходи в свои апартаменты. Сейчас осмотрим твои раны.
   Комната куда они вошли была явно больше, чем вся венина квартира. И обстановка в ней была бы вполне уместна во дворце какой-нибудь императрицы. Мальчик скромно присел на краю ажурной кровати. Антуан тут же начал щупать его расквашенный нос и посиневшие фингалы на лице.
   -- Чудно, чудно, -- приговаривал он при этом. Хотя что именно чудно не уточнял.
   Пальцы Антуана были сухими, холодными и какими-то неживыми. Как будто на них были надеты кожаные перчатки, хотя никаких перчаток не было. Вначале мальчик отдернулся, но потом ощутил, что боль действительно проходит и решил пока ничего не делать.
   Следом за лицом хозяин ощупал руки и принялся за ноги, когда наткнулся на царапину оставленную зеленым палочником.
   -- О! -- радостно воскликнул он, как будто увидел чудесную бабочку, а не пусть и небольшую, но кровоточащую рану. -- Интересно, интересно.
   Он вскочил, на миг остановился в задумчивости, потом закрутился вокруг оси как будто высматривая что-то на несуществующих полках вдоль стен. Вытянул руку и выхватил ею из воздуха маленький флакончик с лазоревой жидкостью. Всмотрелся в нее, при этом мальчику на миг почудилась на месте лица его неестественная нарисованная маска. Но потом Антуан подлетел к ребенку на ходу открывая флакончик, и капнул светящейся жидкости на ранку. Боль сразу утихла, а через мгновение остался лишь след запекшейся крови на здоровой коже. И Веня решил, что мгновенье назад ему всего-лишь показалось, что сыграла шутку усталость и перегруженное новыми впечатлениями сознание.
   -- Ну что, Веня, теперь ты у нас совершенно здоровый. Пойду я прикажу слугам приготовить ужин и прослежу, чтобы они все сделали в лучшем виде. Все таки не часто здесь бывают такие дорогие гости. А ты пока располагайся, поспи, вижу день был длинный.
   И хозяин замка было вышел из комнаты, но на миг остановился в дверях.
   -- Да, у меня же есть одно замечательное средство для восстановления твоих растраченных сил. Вот, -- он выхватил из воздуха еще один флакончик и поставил его на массивный столик рядом с кроватью. -- Выпей прежде чем ложиться и к тому времени, как будет готова еда, уже не будешь валиться с ног от усталости. А ведь нам еще многое предстоит обсудить.
   И он ушел.
   А мальчик остался один. И был он настолько уставшим, что никаких иных желаний и измышлений кроме как завалиться спать не оставалось. Он уже опустил голову на подушку, когда меркнущий взгляд зацепился за флакончик. Пить неизвестную жидкость не хотелось. Хоть и показал уже хозяин силу своих зелий, но и окончательно избавиться от образа нарисованной маски на месте человеческого лица не получалось. С трудом понимая, что делает, мальчик взял флакон, подошел к окну и вылил содержимое вниз пролив часть на подоконник. Потом вернулся на кровать и, только бросив пустой флакон на край столика, моментально уснул.
  
   ***
   /*Сон про ветер*/
   ***
  
   Проснулся мальчик от холода. Холод шел снизу из под спины. Он начал было переворачиваться на бок, но тут осознал, что под ним совсем не мягкая перина с кучей подушек на которой засыпал. Скорее лежал Вениамин на твердой и леденящей каменной плите. Помещение было погружено в глубокий мрак, лишь слабо тянуло от стен бордовым светом. Взгляд выхватывал из пространства контуры окружающей обстановки и с каждым новым предметом сердце все сильнее сжималось.
   Странные слабо фосфоресцирующие узоры на стенах, полу и сводчатом потолке, столик засыпанный инструментами отдающими фильмами про средневековую инквизицию. Поверх щипцов и пилок лежал кривой нож в две ладони длинной и с непонятным рисунком на лезвии. Вдоль стен стояли стеллажи с какими-то бутылочками и книжные полки. Где-то там сейчас и крутился хозяин замка. И добродушным толстячком он уже совсем не казался.
   -- Так-так-так... -- неслось тихое бормотание со стороны темной фигуры Антуана. -- Вот это нам пригодиться. И, пожалуй...
   Хозяин замка был так увлечен, что не заметил, как мальчик медленно сполз с постамента. Вениамин стал аккуратно на четвереньках пробираться к просматривающемуся на одной из стен светящемуся контуру двери. Он едва мог различить, что находится под его руками и коленями. Иногда бормотание мага затихало, а его фигура останавливалась что-то разглядывая или обдумывая. Тогда мальчик тоже замирал, чтобы не привлечь к себе лишнего внимания. Было холодно, его легкая осенняя курточка осталась лежать в комнате на стуле.
   Вдруг, в очередной раз поставив руку на десяток другой сантиметров впереди себя, мальчик ощутил под ней не холодный камень пола, а что-то мягкое, пушистое и теплое. А следом с громким писком из под руки выстрелила тень, метнулась куда-то в сторону по пути задев какие-то стоящие у стены палаческие железки и исчезла во тьме. Мальчик с перепугу вжался в пол, почему-то решив, что станет так менее заметным посреди пусть и темного, но почти пустого пространства.
   -- А? -- маг обернулся и в недоумении уставился на пустой постамент. -- Это что еще за шутки. Ты играть со мной вздумал? А ну лезь назад на алтарь, -- и маг направился к дрожащему мальчику. -- Разлегся он тут...
   Когда между ними осталось лишь полшага и Антуан уже начал было наклоняться чтобы схватить его за плечо, Вениамин переборов свой страх резко откатился и перевернулся на спину. Их глаза встретились. И мальчик понял, почему хозяина звали безликим. Сейчас у него действительно не было лица. Вообще складывалось впечатление, что перед ребенком стоял не человек, а огромный воздушный шарик. А все черты лица, глаза, морщинки, даже ногти на пальцах, все было нарисовано грубыми мазками масляной краски.
   Антуан прыгнул к мальчику. Однако вместо резкого скачка получилось у него нечто неуклюжее и как быд-то снятое в замедленной съемке. Путь к двери был отрезан и мальчик рванул назад к алтарю. Но, конечно, не стал на него залезать, а спрятался с противоположной стороны.
   -- Ах ты маленький негодник! -- раздраженно вскричал Антуан. И торчащий из-за алтаря локоть Вениамина обожгло особенно сильным холодом. Мальчик успел заметить, как часть источаемого его телом света потоком пролилась в сторону хозяина замка. Вообще только сейчас он удивился окружающей тьме. Ведь в верхнем мире ему вообще до того ни разу не приходилось оказываться в темноте -- само тело Вениамина всегда являлось мощнейшим источником света. Здесь же весь его излучение не разливалось в стороны но стекало водопадом в пол и в глыбу алтаря растворяясь там бесследно.
   Послышались шлепки приближающихся шагов. Мальчик высунул голову посмотреть, в этот момент маг взмахнул рукой. Мальчик успел снова спрятаться, но все равно почувствовал, как на миг холод усилился. Судя по шагам хозяин начал обходить вокруг алтаря. Веня пополз в противоположную сторону.
   -- А я ведь тебя лечил, -- приговаривал маг. -- Эликсир на тебя ценный потратил, гад ты такой. А ну хватит бегать! -- резко закричал он, и попытался одним рывком догнать мальчика. Но со скоростью у Антуана так и оставались проблемы, так что Веня опять успел обогнуть алтарь и спрятаться с другой стороны.
   -- Я же тебя учить собирался. Ты никому здесь больше не нужен. Этот обряд даст тебе силу, -- маг сменил тон на заискивающий. Шаги его стали совсем тихими и коротенькими. Но Вениамин их все равно слышал и так же тихонько отползал дальше.
   -- Ответь же мне почему ты не хочешь сам лечь на алтарь?
   -- Я тебе не верю! -- крикнул в ответ мальчик. -- Ты все врешь! Выпусти меня! -- голос его в конце сорвался перейдя скорее на всхлип. -- Хватит уже, что вам всем от меня нужно?.. -- из глаз Вениамина непроизвольно потекли по щекам слезы.
   -- Да ты же всего лишь маленький мальчик! Я ведь не хочу ничего плохого. Ты просто ляг на алтарь и все будет хорошо. Никто тебя больше не обидит.
   Однако в этот момент мальчик как раз наткнулся на столик с палаческим инструментом. Вытерев слезы подолом футболки он протянул руку наверх и нащупал там рукоятку ножа.
   Движение по кругу продолжилось, но когда в очередной раз Веня оказался с противоположной от выхода стороны алтаря, он заикаясь заговорил.
   -- Хватит, хватит за мной бегать! Я... Я вылезаю...
   Мальчик начал медленно подниматься. Он успел увидеть, как нарисованное лицо мага стало расплываться в улыбке. А потом резко прыгнул с алтаря прямо на Антуана и кое-как чиркнул его ножом. Чиркнул куда попал, а попал по руке. Был бы на месте противника человек, Веня ни за что не смог бы такого сделать. Но маг давно уже не воспринимался им даже как что-то человекоподобное. Это был всего лишь один из монстров этого мира пытавшийся принять человеческое обличье.
   За спиной мальчика раздался глухой шлепок, но он не обернулся, а сразу рванул к двери и уперся в нее плечом. Вот только дверь оказалась из того же бурого камня, что и все вокруг. Весила она, такое чувство, что больше самого Вениамина. Мальчик вдавил в пол пятками и налег на нее спиной. И как раз увидел, как опадает кучей одежда мага. На месте, где только что стоял Антуан, теперь разгоралось сияющее бордовым облачко. Даже не облачко. Просто висящий в воздухе бестелесный источник света. Это было похоже на тех существ, что напали на Вениамина на дороге от школы. Только было оно на порядок больше. Свет существа тоже втягивался в пол и алтарь, но часть его все равно разливалась по пространству. Мальчик разглядел, что на несколько метров вокруг все засыпано телесного цвета лоскутками.
   Вениамин почувствовал, что существо смотрит на него, хотя у света не было глаз.
   -- Ну все, негодник, теперь ты действительно разозлил меня! -- раздался рык негодования прямо в голове у мальчика. Свет медленно двинулся в сторону ребенка. Но тут щель в дверном проеме показалась Вениамину достаточной, чтобы пролезть, и он поспешил удалиться.
   Немного ободрал грудь и спину, порвал футболку, едва протиснул голову -- уши мешали. Но вот уже Вениамин был с другой стороны. И он всем своим невеликим весом налег на дверь. С той стороны раздался удар. Из щели разлилось красное сияние. Но хоть и казалось существо бестелесным, однако пролезть в узкую щель между вбирающими свет камнями не смогло. И еще чуть-чуть поднатужившись мальчик захлопнул дверь. И накинул очень кстати висящий снаружи толстенный засов.
  
   ***
  
   Впереди была лестница в бесконечность. Мальчик сидел на холодном полу прислонившись спиной к двери, смотрел на маленькую светлую точку где-то далеко вверху и думал. Думал о том что сказка подзатянулась. Магия, странные существа, сверхестественные силы... В этот момент Вениамин бы с радостью оказался снова возле школы напротив разъяренного Гоши. Лучше бы он не лез под свою кровать, жил бы дальше себе спокойно человеческой жизнью, в школу ходил, уроки делал. А теперь, какие уж тут уроки.
   Правда, тут он вспомнил, что в человеческом мире время так и осталась на трех часах по полудню и, значит, после возвращения туда уроки делать все же придется. Это опечалило еще больше, даже не взирая на тот факт, что каким образом возвращаться к людям мальчик толком не представлял. По крайней мере привычным способом выйти из мира замка не удавалось. Да и где бы он оказался? Замурованным в толще земли или плавающим в канализационной трубе?
   Появление новой опасности мальчик воспринял уже спокойно. В крови все еще кипел адреналин после веселого пробуждения, а опыт предыдущего дня говорил, что не всякий монстр еще решится на него напасть. На фоне пятнышка света двигались тени. Пока еще невнятные, но едва ли добрые и приятные. Этот урок Вениамин уже усвоил -- в мире монстров опасность представляют абсолютно все и всё.
   Вот уже стало явно видно, что за существа приближались. Это были огромные, по грудь мальчику, крысы. Они двигались на задних лапах, при этом передние были длинные как у обезьян и оканчивались в локоть длинной когтями. Этими когтями они порой тоже упирались в землю и тогда раздавался неприятный скребущийся звук, который не столько пугал, сколько просто вызывал желание уйти отсюда подальше.
   Почему-то мальчику стало весело, как будто гигантские крысы не шли на него угрожая растерзать своими жуткими когтями, но смотрели с экрана телевизора будучи героями второсортного ужастика.
   -- Прикольные, -- зачем-то прокомментировал гостей Веня. -- А если вас поселить в клетке вы будете крутить колесо? -- и мальчик сделал шаг навстречу монстрам.
   Монстры остановились. В растрепанных волосах мальчика гулял ветер. В подземелье не было сквозняков. Не было еще мгновение назад.
   Первая крыса прыгнула на мальчика. Веня тоже прыгнул. Но не назад, а вверх. Его тело было легким-легким, казалось, что он теперь вообще не имеет веса. Если бы над головой было небо, он бы наверное испугался, что сейчас улетит куда-нибудь к самолетам и космическим станциям и не сможет вернуться. Но над головой был потолок. Твердый каменный потолок, от которого у Вени еще надолго останется большой синяк на спине. Впрочем, по крайней мере его развернуло в воздухе и не ударило головой.
   Вениамин лежал на потолке прижавшись к нему спиной и смотрел на сверкающих круглыми рубиновыми глазками крыс внизу. Крысы смотрели на него в ответ. Боль от удара на миг прояснила странно развеселившееся сознание Вениамина, но стоило встретиться глазами с крысами и мальчик снова начал терять контроль над своими действиями.
   Одна из крыс прыгнула вверх на три метра, извернулась в воздухе и попыталась вцепиться в потолок когтями, но чуть-чуть не достала и с неприятным хрустом упала на пол. Однако ее товарки вместо того, чтобы бросить эту дурацкую затею стали с разбегу отталкиваться от едва шевелящейся первой и тоже прыгать в верх. Многие падали и создавали дополнительное возвышение, другим же удавалось впить свои мощные когти в крошащийся камень.
   Мальчик развернулся на четвереньки и встал лицом к противникам. При этом от его ног поднялся порыв ветра такой, что половина крыс попадала на пол. И мальчик пошел на них. Он шел по потолку спокойно, уверенно и с улыбкой на лице, с его раскинутых рук срывались яростные потоки воздуха. Те крысы, что еще оставались на потолке пытались пятиться, но строение их тел позволяло закрепляться в камне только двигаясь вперед. Они вырывали одну лапу, скребли ею камень позади себя, но размаху не хватало, чтобы воткнуть когти, и через мгновение тварей кидало ветром об стену.
   Путь был свободен, но мальчику было уже все равно. Да и какому мальчику? Он был везде, он трепал шерсть разлегшихся на полу монстров, он был над каждой ступенькой лестницы, оковы замка мешали ему, он хотел свободы, но камень был прочным. Ветер рванулся вверх к свету и заиграл в пространстве шикарной спальни. Он поднял в воздух одеяло и закружил простыню, он опрокинул шкаф и швырнул куда-то осеннюю курточку вместе со стулом, он вышиб окно и...
  
   ***
  
   Вениамин висел на высоте нескольких своих ростов над землей ухватившись руками за подоконник. Все вокруг было усеяно осколками, но по сиюминутным ощущениям никаких порезов не чувствовалось. Впрочем, стекла Вениамина волновали далеко не в первую очередь. В первую очередь его интересовало, почему он висит за окном, и как он здесь очутился? В последнем внятном воспоминании Веня только выбрался из комнаты с алтарем и смотрел на приближающиеся на фоне света тени.
   Еще он обратил внимание на запах -- пахло чем-то странно знакомым. Мальчик кое как вскарабкался и сел на подоконник, попу обожгло неприятным холодом. Мальчик поспешил спрыгнуть в помещение и осмотрел камень ожидая увидеть кровь от стекла впившегося в зад пока он сидел. Но крови не было, были зеленовато-синие разводы от которых тянуло тем самым странным запахом.
   Мальчик огляделся вокруг. Сквозь окружающий бардак проглядывались очертания обстановки помещения, где он вчера так безалаберно-доверчиво завалился спать. Мальчик откопал среди останков окружающего убранства свою на удивление целую курточку и школьный рюкзак и в нерешительности остановился перед дверью наружу. Прислушался. Тихо.
   Мальчик толкнул дверь, она бесшумно отворилась. Коридор показался пустым в обе стороны. Вчера, когда хозяин замка вел его сюда, путь выглядел запутанным и хаотичным. Веня не был уверен, что сможет найти дорогу назад, но пока что он помнил в какую сторону нужно идти.
   Вот только за поворотом коридора путь оказался прегражден. Не то чтобы та преграда была неодолима, но Вениамин никогда не питал особой любви к пресмыкающимся и топать по засыпанному шевелящимися змеиными телами полу не испытывал ни малейшего желания. Так что мальчик вынужден был развернуться и побежать в другую сторону. Змеи не бежали за ним только потому, что у них не было ног, что, впрочем, не мешало гадам очень даже резво ползти.
   В какой-то момент очередной поворот привел мальчика к лестнице. Он было радостно кинулся вниз, но оттуда навстречу вышли два льва-единорога. А так как в коридоре позади уже слышался шелест змеиных тел и их угрожающее шипение, то мальчику не осталось ничего больше, кроме как помчаться вверх по ступенькам.
   Следующий этаж оказался последним и по сути представлял собой мансарду. Здесь обнаружилось большое помещение с зарослями водорослеподобных растений присущих этому миру и наклоненным к стенам потолком. Мальчик пробежал лишь пару шагов, когда из за красно-бурого куста выплыл ему навстречу кто-то похожий на злого духа из кинофильмов.
   Существо, если полупрозрачное и явно не очень материальное нечто можно считать существом, было похоже на человека, хотя разобрать черты лица не представлялось возможным. Его тело скрывалось под таким же полупрозрачным плащем-пончо. Дух издавал неприятный зудящий звук, как будто кто-то наступил ему на мизинец и не изволивал сойти с него уже вторую сотню лет. А еще он неприятно пах подтухшими яйцами.
   Мальчик поморщился и остановился. Со всех сторон начали выплывать еще такие же духи и все они подвывая приближались к Вениамину. Пока оставалась лишь одна небольшая брешь в окружении -- по правую руку. И мальчик не ожидая, пока кольцо окончательно сомкнется, прыгнул туда. Ближайшие духи потянули к нему руки, один даже коснулся плеча кончиками призрачных пальцев. Кожу обожгло холодом. Но духу тоже пришлось несладко. Погрузившаяся в Венино сияние рука оплыла подобно свечному воску в пустыне. Однако чувство самосохранения оказалось духам не свойственно.
   Мальчик бежал какими-то невнятными тропиночками периодически уворачиваясь от появляющихся то здесь то там духов. Ноги его заплетались в колышущихся на воздухе растениях. Он вообще толком не видел и не понимал что происходит вокруг. Но неожиданно перед лицом оказалась стена. И дверь. Массивная красивая дверь с барельефом в виде растительного орнамента. А поворачивать назад уже стало некуда -- полупрозрачные тела заполняли все видимое пространство.
   Веня дернул дверь на себя она оказалась не заперта. Он было заскочил внутрь и взялся за ручку, чтобы закрыть проход, но неожиданно здание содрогнулось. Тяжелый гул ударил по ушам, затряслись стены и пол. И мальчик упал. А дверь так и осталась приглашающе раскрытой...
   Землетрясение успокоилось, мальчик поспешил встать. Он принялся спешно оглядывать помещение выискивая путь дальнейшего отступления. Но бежать было некуда.
   Комната оказалась кабинетом. По всей видимости это был рабочий кабинет хозяина замка. Здесь присутствовало множество полок с какими-то книгами и свитками, стоял стол, также заваленный массивными фолиантами. А еще на столе лежала большая раскрытая тетрадь. Именно она-то и попалась мальчику под руку, когда натиск воющих духов оттеснил его к столу.
   И именно разворотом этой самой тетради Вениамин вмазал по лицу особо настырному духу. Дух испарился.
   И начался бой. И бой был страшен. Во все страны разил Вениамин чужими знаниями заключенными в листы клечатой бумаги. И чувствовал он себя былинным героем вооруженным мечом кладенцом. Духи лезли на него со всех сторон, спереди, слева, справа... Сзади не лезли -- там был стол.
   А потом вдруг враги закончились. Вокруг мальчика образовалось пустое пространство, оставшиеся духи жались по стеночам.
   -- Ха! -- мальчик потряс тетрадкой. -- Вот так я вам всем!
   Дверной проем осветился бурого красным.
   -- Ой... -- мальчик отшатнулся назад, споткнулся об стол, кое как поднялся.
   -- Ах вот ты где, маленький негодник, -- в комнату вплыл бестелесный хозяин замка. -- Зачем же ты заставляешь старика бегать за тобой?
   Огромный светящийся бордовый шар висел в дверях, а голос его раздавался прямо между ушами мальчика.
   -- Усни! -- поток красного света от Безликого ударил в Вениамина. Точнее должен был ударить, но весь втянулся в тетрадку в его руках.
   -- Ах ты гад какой! -- похоже, хозяин только сейчас обратил внимание на то, чем отмахивался от врагов ребёнок. -- Ну я тебя сейчас... -- и он поплыл в сторону Вениамина.
   А мальчик тем временем все пятился и пятился, пытаясь спешно придумать хоть что-нибудь. Но что нибудь не сочинялось. В его сторону опять полился свет. Мальчик выставил тетрадь перед собой, но поток был такой мощный, что часть все-таки добиралась до тела Вениамина, и там, где это происходило, от мальчика отделялись лоскуты белоснежного света и тело обжигало смертельным холодом.
   Мальчик уперся спиной в окно. Оно с тихим скрипом растворилось. В этот момент хозяин замка резко сократил расстояние и увеличил натиск. Вениамин дернулся, потерял равновесие, перелетел через низкий подоконник и перед глазами его оказалось черное небо. А под ногами и остальными частями тела не оказалось ничего.
  
   ***
  
   Вокруг были люди. И люди были прекрасны. Прекрасны в своей обыденности и серости. Серый питер день гнал их по важным, насущным делам. Накрапывал легкий дождик. Мимо прошли две оживленно разговаривающие девушки, укрывшиеся под блеклыми зонтами. Мужчина в деловом костюме сосредоточенно и важно двигался навстречу. Какая-то пенсионерка выгуливала безостановочно тявкающую грязно-серую болонку. Город жил. И Вениамин вновь был частью этой жизни. Вот только была ли эта жизнь настоящей? Возможно истинная жизнь текла там, за невидимой гранью? А здесь лишь тень того мира. Иллюзия.
   Зашевелилась тень под ногами. Мальчик отпрыгнул. Тень исчезла, вместе с уехавшей вдаль по улице машиной. Его собственная самая обыкновенная тень. Мальчик почувствовал на себе странные взгляды прохожих. Посмотрел вокруг себя. Невольно встретился глазами с мужичком в потрепанной джинсовой куртке, который курил привалившись к стене на выходе из подворотни.
   "Все спокойно... Все хорошо. Все закончилось, -- тихо проговорил мальчик самому себе. -- Я иду домой..."
  
   Дома Вениамин запер за собой дверь на оба замка, бросил на вешалку куртку, стянул ботинки и устало переставляя ноги прошлепал в свою комнату. Завалился на кровать как был, прямо в одежде, закутался с головой в одеяло и уткнулся головой в подушку.
   Было тихо. Спокойно. Безопасно.
   Кто-то толкнул его в плечо. Мальчик никак не отреагировал. Толчок повторился сильнее.
   -- Мама? -- одеяло зашевелилось.
   -- Я это, -- донеслось сквозь одеяло до вениамина чвирканье монстра. Мальчик закутался плотнее и отвернулся к стенке. -- Ты чего? Что случилось-то? От тебя так и тянет верхним миром...
   Веня провалялся под одеялом до прихода родителей так и не реагируя на монстрика. А потом, поев, взялся за уроки и никогда еще он не делал их с таким прилежанием и старанием.
  
   Прошла неделя. Мальчик упорно делал вид, что не замечает своего домашнего монстра. Он ходил в школу, по возвращении брался за уроки или просто смотрел в телевизор. Пару раз сходил погулять с друзьями.
   Постепенно жизнь возвращалась в свою колею. Он уже перестал шарахаться от каждой тени и вздрагивать от громких звуков. Приключение в мире духов начинало казаться сном, странной галлюцинацией. Даже монстрик уже перестал показываться на глаза.
   Но однажды вечером раздался звонок в дверь. Звонок был резкий, короткий и отрывистый. Так мог звонить серьезный и уверенный в себе человек. Что было уже удивительно, ведь кто-то сторонний позвонил бы в домофон, а все соседи люди глубоко пенсионного возраста.
   Звонок резанул по ушам, но Вениамин остался в своей комнате. К двери подошел отец.
   Через какое-то время раздался щелчок замка, до мальчика донесся новый мужской голос разговаривающий с папой.
   -- Веня, выйди тут к тебе пришли, -- окликнул с кухни отец.
   Мальчик встал с кровати, где сидел уткнувшись в учебник истории, и уже сделал было шаг, но тут чуть было не споткнулся. Маленькая пушистая лапа торчащая из под кровати крепко держала его за ногу. Мальчик попробовал вырваться. Это было не так-то просто.
   -- Пусти же меня, ну что ты привязался, -- тихо крикнул мальчик.
   Тогда монстрик отпустил, а Веня от неожиданности потерял равновесие и начал падать на четвереньки. Медленно и плавно падать. Воздух опять был густой и вязкий, не допускающий резких движений.
   Монстрик выбрался из под кровати и уже сидел напротив мальчика.
   -- Нельзя вечно бегать от себя! Ты жы, ты же... -- запутался в словах возмущенный монстр.
   -- Можно! -- показал язык Вениами, и попытался вернуться в человеческий мир. Монстрик ухватил его за руку и вернуться не получилось.
   -- Ты знаешь, кто сидит сейчас на вашей кухне?
   -- Да мне все равно! Отстань ты уже от меня! Не хочу никакой магии, никаких духов, верхнего мира вашего. Плевать я на вас всех хотел, идите вы все лесом! -- мальчик схватил было маленького монстра и попытался оторвать его от себя, но в результате получил лишь кровоточащий укус на руке. Монстр был настырен.
   -- Поздно! Все, ты уже стал частью нашего мира. Бежать некуда. Прими это или верхний мир сам придет за тобой. Уже пришел. И хоть ты и не хочешь мне ничего рассказывать, но я чувствую ты уже познакомился с некоторыми из его обличий. Поверь, попытаешься сбежать, за тобой явятся самые страшные из них.
   -- Это кто же такой может за мной явиться? Как они найдут меня?
   -- Тебя уже нашли! -- монстрик затряс перед лицом маленькими кулачками. Ради этого ему пришлось даже отпустить Вениамина, но тот уже заинтересовался. Ну или просто не успел среагировать. -- Давай я просвещу тебя, если ты еще не понял. Всем нам нужна сила. И каждый получает ее по своему. У духов свои пути. Но вот маги... Излюбленный способ повышения своих сил у магов -- это поймать коллегу послабее и выпить силу из него. Против воли это сделать сложно. Но существуют соответствующие обряды. Кое-кто может обойтись и не только силой, а заодно и жизнью. Много есть интересных обрядов у человеческих магов.
   -- Но ты не предупреждал меня! Ты говорил, что я стану великим магом! -- закричал Вениамин, вытирая слезы.
   -- Вот уж не знаю, что ты там себе услышал. Я учил тебя -- от всех бегать, ни с кем не связываться! А ты? Куда ты успел влезть, что теперь не хочешь меня видеть?
   Мальчик зашмыгал носом, утерся рукавом и после небольшой паузы начал рассказывать.
   -- ...потом не помню. Очнулся уже возле стелы с тем странным темным символом. Дотронулся, он сразу выкинул меня к людем. Вот как-то так...
   Мальчик закончил. Ужасный монстр сидел на полу закрыв голову руками, периодически подвывал и иногда пытался выдернуть шерсть из своей головы. Так продолжалось минут пять. Потом от отнял лапы от лица, посмотрел на мальчика покрасневшими глазами и просипел:
   -- Ты... Ты... И после этого ты хотел тихо отсидеться? А-а-а! Что делать, что делать? -- монстрик заметался по комнате. -- Собирайся, уходить надо!
   -- Не пойду я никуда! Тут же мама с папой, школа... Куда это я пойду?
   -- Ребенок... Как же это я так... -- монстрик опять заметался по комнате, пытаясь рвать на себе волосы. -- Как же меня угораздило с тобой связаться?!
   Монстр внезапно остановился остановился, посмотрел на мальчики и заговорил уже спокойно:
   -- Короче смотри, сейчас ты вернешься в человеческий мир, пойдешь на кухню. Гость захочет познакомиться с тобой. Не подходи к нему, не говори с ним, покажи себя самым бездарным мальчишкой на свете. Мы уже совершили большую глупость перейдя сюда рядом с ним. Но переход провел я, а не ты. Я умею маскироваться, он не должен был заметить. Запомни, ты -- обычный мальчишка, ничего не умеешь, ни о какой силе не знаешь, ни с какими монстрами не знаком. И вообще лучше всего скажись больным. И уйди оттуда скорее. Нужно избавиться от гостя, а потом мы продолжим. Все понял?
   -- Ну вроде ага... -- кивнул Веня. А потом его рывком выкинуло в человеческий мир.
  
   Веня вздохнул, вытер подсохшие слезы и пошел на кухню.
   На кухне уже сидели мама, папа и какой-то господин в строгом черном костюме с галстуком и украшенными красными камнями запонками. Даже на Венин взгляд одежда этого господина стоила больше всей их кухни. У мужчины была идеально подстриженная бородка и темные волосы с легкими следами седины.
   Все шесть пар глаз уставились на Вениамина.
   -- Ну вот и наш вундкркинд явился, -- кивнул на сына Виктор Иванович.
   -- Веня, ну что ты стоишь, подходи давай к нам. Витольд Архарович хочет с тобой познакомиться, -- улыбнулась ему мама.
   Веня сделал шаг в их сторону, и схватился за живот.
   -- Мам, я, это...
   Мама нахмурилась:
   -- Ну ладно, потом подойдешь.
   Веня бросился к туалету, заперся там и прислушался к разговором на кухне.
  
   -- Витольд Архаровичь, вы уверены? У нашего сына никогда не была хорошая успеваемость. А вы говорите, что ваша школа только для одаренных детей. Возможно вы где-то ошиблись.
   -- Ну что вы, что вы. Как вы думаете хорошо ли учатся в школе будущие великие художники, музыканты или даже математики. Не все определяется оценками, -- зачем-то повысил голос гость. Мы изучаем творческие работы учащихся разных школ. У вашего сына действительно большой потенциал. А у нашей школы есть договора с лучшими вузами страны. Даже с некоторыми заграничными есть связи...
   Отсидевшись в туалете минут пятнадцать, мальчик дождался, когда родители начнут выпроваживать гостя, прошмыгнул в свою комнату и залез под одеяло.
   Через какое-то время заглянула мама поинтересоваться, что случилось. Мальчик сказал, что, наверное, в школе съел что-то не то, но ему уже лучше. Тогда мама присела на край кровати и заговорила:
   -- Витольд Архаровичь приходил из частной школы. Сказал, что они хотят чтобы ты учился у них. Там такие перспективы... Но это школа-интернат. Я даже не знаю...
   -- Мама, не хочу я ни в какую другую школу! Мне и тут хорошо!
  
   Но вот мама ушла.
   -- Эй, пушистик! -- мальчик заглянул под кровать.
   -- Какой я тебе пушистик! -- раздался возглас из под кровати. -- Я злобный и ужасный...
   -- Кто?
   -- Ну эта... не знаю кто... -- монстрик вылез из под кровати. -- Но уж не пушистик точно. Вообще, говорил же, что я полтергейст.
   -- Ну полтергейст, так полтергейст, -- в этот раз мальчик благоразумно решил не спорить. -- Значит будешь Полли.
   -- А... Э... -- не нашелся, что на это сказать монстр. -- Я вообще собирался тебе рассказать про наше мироустройство. Раз уж ты умудрился так вляпаться. Только сначала вот что, посмотри новости городские за последнюю неделю. Глянем, что ты еще наворотил. А там я продолжу.
   -- Новости?
   -- Ага, новости.
  
   [...........]
  
   До сих пор не выяснено что стало причиной резкого ухудшения дорожного покрытия по всему городу. Идет проверка всех подрядчиков ответственных за поставку материалов, а также за ремонт дорог. Кроме того сейсмологи проводят исследования на предмет возможности микро толчком, которые и повредили дороги. По всему городу идут активные работы по залатыванию возникших трещин в асфальте.
  
   Массовая драка произошла среди сотрудников правоохранительных в полицейском участке. По предварительным данным причиной стало стремление некоторых офицеров сообщить в прокуратуру информацию о происходящих на участке нарушениях. Подробности инцидента выясняются.
  
   [...............]
  

***

   Давным давно, когда небо было высоким и чистым, солнце ярким и теплым, а деревья большими и пушистыми. Сейчас, конечно, с ними тоже все не совсем плохо, но тогда... А впрочем, черт его знает, что было тогда с небом и солнцем, зато человеки точно жили гораздо проще. Просыпались с утра в своих уютных промозглых пещерах, выколупывали из медвужьих шкур вшей на завтрак, хватали большие каменюки и дубинки и бегали за антилопами. Или за медведями. Или от медведей. И так целыми днями. Годами. Десятилетиями. Тысячелетиями. Собственно, много тысячелетий они так бегали и, в общем, жили себе тихо мирно и спокойно. Не долго правда, лет по двадцать, но все таки.
   А потом какой то особенно умный двуногий прямоходящий прекрасным летним днем, или отвратительной зимней ночью или еще в какое-то иное время решил разнообразить свой рацион высококалорийной белковой пищей, то есть грибами. Но так как специалистов по части грибов в те давние годы еще не изобрели, то последствия оказались не совсем ожидаемые. Голод то он может и утолил, но при этом чуть не утолил и свое древнее сознание. В общем, помер бы сразу, как другие, которые пытались дегустировать те грибы, но по счастливой или несчастливой случайности, в крови того человека текло некоторое количество сил. Духовных сил. Черт его знает каких сил. В общем, если не вдаваться в генетику, то такое случается. Хоти и не часто.
   Человека не убило, но потянуло в мир где обитали духи. Надо сказать, что все нормальные духи замечательно обходятся и без знакомства с человеком. Собственно до того момента и обходились. Связь между нашими мирами, конечно, всегда присутствовала, но никто не пользовался ею сознательно. Духам не было дела до людей, а люди не знали про духов и не умели на них влиять.
   Но вот нашего героя потянуло в чужой мир. И он, опять же должен был умереть, ведь в мире духов могут существовать только духи. Сама по себе духовная энергия здесь не поможет. Но так уж получилось, что в этот момент рядом проплывал один из мелких духов. Говорят, что это был проглот. Ты видел их, это те самые светляки. Они паразиты, питаются энергией других духов, но им нужно не много, так что обычно проглоты не очень опасны.
   Так вот, мимо проплывал одинокий проглот и, учуяв на границе миров нашего потенциального мага, кинулся к нему полакомиться. Вот только тут сработал странный механизм свойственный именно людям. Механизм над изучением которого до сих пор бьются многие маги. Когда дух попал под действие ауры не инициированного мага начался процесс слияния. И через какое-то время вместо двух существ стало одно. Оно уже не было просто человеком или духом проглотом. Это был маг. Тот кто способен существовать и действовать в обоих мирах. Впрочем, на тот момент скорее шаман. Маг -- это еще и знания. А знаний у него не было. К счастью, проглот не обладает особым интеллектом, поэтому сознание у шамана на тот момент оставалось человеческое.
   Со временем он понял, что может не только ходить между двумя реальностями, но и выпивать энергию как из духов, так и из животных и даже из людей. На охоте он уже не бегал с копьем, но эффектно поднимал руки и животное падало без сил. В быту все соперники и девушки падали к его ногам. И он стал первым человеком в племени. И жил долго. И пил, пил чужую энергию. А потом вдруг оказалось, что больше не может есть человеческую пищу и полностью зависим от чужой энергии. И нужно ее все больше и больше. И соплеменники уже виделись ему не друзьями и соратниками, а пищей. Все живое виделось ему только пищей.
   А потом собрались остатки соседних племен и закидали копьями дикую тварь когда-то бывшую человеком.
  
   В общем такова нелицеприятная магическая история. Единственная возможность для человека выжить в мире духов это слится с одним из них. Вот только с каждым использованием сил духа партнера сознание духа, или то, что заменяет ему сознание все больше берет верх. По этому вся история магов это история борьбы с самими собой. И победить пока никому не удалось. Только выиграть время. Все в конечном итоге теряют человечность. Обычно они становятся сильными духами и уходят в верхний мир. Одного такого ты уже видел. Хотя это была далеко не последняя стадия. Иные же становятся безумными тварями в человеческом мире и заканчивают так же как их далекий предок. Впрочем, при особом старании процесс может затянуться на несколько столетий.
  
   Стоит знать и еще несколько моментов. Связь между двумя мирами это не просто слова. Каждый дух связан с каким-то предметом, явлением или существом человеческого мира. И связь эта двусторонняя. Даже самого сильного духа можно убить уничтожив то, с чем он связан. А воздействие на духа вовсе может привести к самым непредсказуемым последствиям. Так что маги давно бы уже уничтожили мир своими амбициями, если бы не одно но: какой конкретно дух с кем или чем связан выяснить практически невозможно. А уж тем более понять, как на него повлиять для достижения желаемых результатов в человеческом мире. Маги очень тщательно стерегут свои знания о способах продления человечности и о взаимосвязях между двумя мирами.
  
   А теперь немного политики. Все маги индивидуалисты, но не все дураки. Поэтому давным давно среди них появилась некоторая иерархия власти. Собственно было это во времена средневековья, да так на уровне средневековья и осталось. Конечно границы человеческих государств для магов не существенны, но их мир разделился на иные сферы влияния. Они более менее соответствуют частям света. Это Европа, Азия, Северная Америка, Южная Америка, Африка, Австралия со всякими островами. Антарктиду на тот момент еще не открыли. А потом посчитали никому ненужной. В общем-то на нее и сейчас никто не претендует. Но порой там бывают немаленькие магические баталии, если кому-то из сильно могущественных магов охота повыяснять отношения.
   В общем мы находимся на территории европейского совета. Тут главенствуют шесть магов. Правда никто не знает кто эти маги. И есть некоторый свод правил. В общем то все они сводятся к: не уничтожайте мир и не светитесь слишком сильно. В общем с правилами нужно ознакомиться, вот только есть один момент. На первом месте у магов всегда право сильного. Для тех, кто не способен за себя постоять никакой защиты не предусмотрено.
  
   ***
  
   -- Итак, могу поздравить, ты выяснил, что асфальтовые драконы связаны с асфальтом. Это большое достижение. Не все после него выживают. Теперь было бы неплохо исправить косяк и, например, подкормить зверюшку силой.
   -- Но я же...
   -- Ты дракону хвост отдавил, а потом еще и сбежал не извинившись. Он расстроился. Я бы тоже расстроился.
   -- И что мне сейчас идти к этому дракону.
   -- Нет, сейчас не до того.
   -- А что мне тогда делать?
   -- Что делать, что делать... -- монстрик вздохнул, отвернулся и полез под кровать. Мальчик остался в некотором недоумении. Из под кровати показался уголок книги. Следом вылез монстрик и потянул ее на себя. Не такая простая задача для маленького монстрика. -- Че стоишь? -- бросил он свое занятие. -- Забирай свое добро!
   Мальчик удивленно наклонился и взял книжку. Нет это была не книжка. Это была рабочая тетрадь Антуана Безликого! Получается он вынес ее из замка и притащил домой...
   -- Она лежала в твоем портфеле, когда ты тогда вернулся. Я посчитал нужным спрятать.
   Мальчик открыл тетрадку и попытался что-нибудь прочитать, но это было невозможно, странные закорючки вообще не складывались ни в какие слова. Тем более в слова русского языка.
   -- И что я должен с этим делать? Тут же ничего не понятно.
   -- Не понятно ему... А жить тебе охота? Там защита какая-то стоит. Расколдовывать надо. Так что, дорогой, если не хочешь закончить жизнь еще на каком-нибудь алтаре придется искать того, кто поможет. Не знаю я где еще можно взять знания, чтобы ты смог за себя постоять.
   Мальчик растерянно присел на кровать.
   -- А тот человек, который приходил к родителям. Он ведь предлагал мне пойти в какую-то школу...
   -- Антуан тоже звал тебя в ученики. И как, понравилось учение?
   -- Нет... А где же я найду того, кто поможет расколдовать эту штуку? -- мальчик потряс тетрадкой. -- У меня даже нет денег заплатить...
   -- Есть места, -- ухмыльнулся монстрик. -- И чем платить у тебя тоже найдется. Деньги... Зачем магам деньги?..
  
   ***
  
   Где живут настоящие маги? Не уж то в скучных маленьких квартирах? Нет, магам подавай большие замки да земли. Где взять свободный замок посреди города? Создать его в мире духов. Мальчик долго общался со своим подкроватным монстриком и наконец-то начал понимать, как же живет мир магов. Антуан был не единственным устроившимся в верхнем мире. Правда лишившись тела он лишился и возможности выйти из своего локального мирка. Иные же свободно ходили туда-сюда.
   На самом деле это была не такая уж сложная магия. В верхнем мире нет времени, точнее говоря, течет оно куда-то не туда. И мир людей замирает в мгновении. Поэтому, чтобы нескольким магам оказаться там вместе нужен специальный магический ключ. Либо один должен провести другого. Так вот свои локальные мирки маги обустраивают еще глубже в верхнем мире. А чтобы была возможность переходить туда используют те же ключи.
   Но кроме замков магов есть и иные локальные миры. И один из них -- большой магический базар. Маги одиночки, но иногда и им нужно общаться, вести совместные дела или обмениваться чем-то. И при этом не ждать удара в спину. Поэтому базар признан нейтральной зоной охраняемой советом магов. А еще там живут, те, у кого нет сил защитить себя.
  
   Вениамин вышел из метро в центре города. Он чувствовал себя странно. Вокруг кипела жизнь, обычная человеческая жизнь. Люди неслись по своим делам. Толпа вливалась в огромный торговый комплекс. Они так стремились развлекаться. Смотреть кино, скупать одежду... А маленький двенадцатилетний мальчик шел на магический рынок. Шел, чтобы выжить среди магов. И ему было страшно. Он за продуктами то никогда один не ходил, только с мамой. А тут...
   Где может располагаться рынок магов в Санкт-Петербурге? Да там же где и самый большой и странный в наши времена человеческий рынок. Апраксин двор не то место, где стоит ходить маленькому мальчику без родителей. Даже в обыденном мире это место как будто замерло где-то далеко в прошлом. Это целый город в городе, целый отдельный мир, где властвуют свои законы.
   Дойдя до нужного квартала мальчик в нерешительности остановился. Ему нужно было найти ключ -- магический рисунок позволяющий перейти в нужную область верхнего мира. Монстрик не смог подсказать ему где тот находится. Мальчик достал телефон и стал разглядывать в навигаторе человеческие входы на рынок. Входов было много: между домами на одной улице, на другой улице, через различные сквозные магазинчики и подвальчики. Магическая печать могла быть в любом месте. Надежду внушало то, что монстрик был уверен, что этих печатей много. Ведь иначе не было бы смысла в нейтральной зоне -- всякого можно отследить на входе или выходе.
   "Точно, отследить", -- подумал мальчик. И заозирался по сторонам. Если здесь такое важное для магов место, то возможно удасться усмотреть в толпе кого-то из них. Маги, правда, могут идти через мир духов. Мальчик и сам мог бы, просто боялся. Но печать точно существовала и работала и в человеческом мире.
   Мимо прошла женщина в меховой накидке как у королев. Может быть она? Мальчик пошел за женщиной. Та завернула в один из магазинчиков выходящих на улицу и стала долго и придирчиво, перекрикиваясь с продавщицей, выбирать себе нижнее белье. "Нет не она", -- решил Веня и снова вышел на улицу.
   А может быть этот дяденька в старинном цилиндре?.. Как вообще должен выглядеть маг среди людей? А может... Взгляд мальчика за что-то зацепился, но Веня сам не понял за что. Он потряс головой, осмотрелся еще раз. Кто мог привлечь его внимание? А потом он понял. Мужчина разглядывающий витрину со спортивными товарами. Он уже видел его. Этот человек был в переулке, когда Веня только вырвался из лап Антуана. Мальчик еще тогда обратил не него внимание -- он единственный не спешил, а просто стоял и курил. А монстрик еще говорил, что его выследили...
   Дождавшись, когда странный мужчина демонстративно отвернется в другую сторону, мальчик рванул куда-то вперед по улице, забежал в один из магазинчиков. И завяз в толпе как муха вязнет в паутине. Магазинчик оказался сквозным павильоном с противоположной стороны выходящим на рынок. Но по сути он уже был частью рынка. Здесь торговали китайскими безделушками, одеждой, явно ворованными телефонами... Если бы у мальчика был кошелек, он бы сейчас постарался убрать его подальше.
   Вениамин стал протискиваться вперед, но толпа не желала расступаться. Скорее наоборот такое чувство будто все только и стремились задавить бедного мальчика. А возможно и вправду стремились, понял Вениамин, увидев позади того самого человека делающего странные жесты руками над головой. Мальчик стал активнее работать локтями в сторону одного из боковых выходов. И в какой-то момент все-таки обнаружил дверь перед собой. К тому времени он уже ощущал себя отбивной в руках хорошего повара. Мальчик толкнул дверь... И она не открылась. Хотя еще секунду назад Веня явно видел как через нее выходили люди. Он потянул дверь на себя, хотя точно знал что это не поможет. Прижался спиной к двери. Преследователь медленно приближался. Уже понимая, что совершает глупость, мальчик нырнул под ноги людям одновременно переходя в мир духов. Мир потерял четкость и замер.
   Веня медленно и плавно наклонялся к полу намереваясь скользнуть между ног застывших людей. Но, еще до того, как коснулся руками грязного пола, он понял, что что-то не так. На его плече прямо поверх одежды светился непонятный багрово черный знак, и от него куда-то в толпу уходила такая же темная нить. Мальчик сел на пол и попытался разорвать нить руками. Она была упругой как резина и не желала рваться. Тогда Вениамин попробовал стереть рукой знак с плеча. Руку обожгло, но неожиданно край узора поддался будто это была такая странная наклейка на одежде. Мальчик принялся спешно срывать знак, руку жгло все сильнее, но он не останавливался.
   Обступившие мальчика истуканы люди пошатнулись. Расталкивая их вперед медленно выползал тот самый человек. Но тут печать полностью отделилась от тела, мальчик стряхнул ее с руки...
   Печать вместе с поводком ведущим в руки преследователя поблекла и растворилась в воздухе. Человек открыл рот явно намереваясь что-то сказать, они встретились глазами... Но тут образ мужчины в потрепанном сером пиджаке и с недельной щетиной колыхнулся, поплыл миражом и исчез. А потом мальчика рывком перетащило между границей миров, и мир духов осветил все своими разноцветными всполохами.
   Люди вокруг потеряли свою материальность и стали похожими на полупрозрачные кувшины в форме людей заполненные разноцветной светящейся жидкостью. Стены тоже засветились легким коричнево красным оттенком. Над толпой шныряли косяки черных клякс разных размеров, но мальчиком они не интересовались.
   Вновь появилась свобода движений и мальчик встал на ноги. Идти сквозь толпу в таком виде не хотелось, он до сих пор помнил как неприятно было вляпаться в чужие эмоции. Но оставалась возможность пройти сквозь дверь. Мальчик поднял свою сияющую белым светом руку и попробовал преграду на ощупь. Рука погружалась в стену немного натужно, как будто та была сделана из густого киселя. Веня еще раз осмотрелся, и почему-то решил идти спиной вперед. Просто неприятно было засовывать лицо в эту странную студенистую массу. Уже ощутив затылком ток воздуха с противоположной стороны, мальчик понял, что видит на противоположной стороне павильона над головами людей тот самый узор, который должен был вывести его на магический рынок. Он на миг остановился, но потом подумал, что если преследователь не дурак, то будет ждать его именно здесь. Значит все-таки нужно искать другой вход.
   На какое-то время мир заволокло пеленой, мысли тоже как будто смешались, но тут стена закончилась, оказавшись прямо перед носом мальчика. Вениамин развернулся и застыл как прикованный. В шаге от него в воздухе висел ифрит. Самый настоящий. Почти как в героях. Трехметровое спиралевидное дымчатое создание ярко красного цвета. На его подобии головы пылали тьмой маленькие точки зрачков. И он смотрел на Вениамина. Прямо в глаза.
   Мальчик попятился, снова погрузившись спиной в стену. Ифрит не шевелился, просто смотрел, и мальчик чувствовал, как во все стороны от него разносится палящий жар, но на удивление он не обжигал. Казалось будто во всем мире остались только они двое -- маленький мальчик и огромный пылающий дух. Медленно в голове всплывало то, что говорил монстрик. Ифриты -- слуги совета магов. Следят за соблюдением правил на нейтральных территориях. Не опасны если ничего не нарушать. Веня сделал робкий шаг вперед и в сторону. Ифрит повернул взгляд за ним, но не сдвинулся с места. Тогда мальчик чуть осмелел, бочком обошел духа и попятился назад. Дух следил за ребенком, но больше никак не реагировал. Когда расстояние между ними увеличилось до десятка шагом мальчик наконец-то развернулся.
   Вокруг раскинулся завязший во времени рынок. Простой, человеческий. Мальчик стоял между рядами палаток заваленных непонятными вещами от которых в этом мире можно было различить лишь смутные образы. Вдоль прилавков замерли толпы разношерстных людей, сливающихся для него в единую разноцветную массу. Вокруг кружили знакомые мелкие амебоподобные духи. На удивление больше никого из жителей верхнего мира на глаза не попадалось. Только где-то вдали даже сквозь палатки и здания чувствовались красные отсветы выдающие ифритов.
   Предстояло все таки найти печать позволяющую уйти глубже в верхний мир. Мальчик побродил по застывшему рынку. Было одиноко и уныло. Тогда он двинулся к одному из выходов. Потом правда сообразил, что там висит в воздухе еще один ифрит. Но возможно как раз это и означает, что рядом есть печать. Ведь первый был как раз возле нее.
   Проход между двумя домами, фасады которых выходили на улицу был занят прилавками оставляя по центру неширокий проход. Примостившись между двумя платками и даже частично проходя сквозь одну из них в воздухе парил ифрит. С другой стороны от основного можно было протиснуться к стене дома на которой как раз виделся искомый рисунок. Нервно косясь на огненного духа мальчик подошел к рисунку.
   Как там говорил монстрик?.. Протянуть руку и отдать чуточку силы. Самую чуточку. Мальчик не очень понимал как это сделать, а подкроватный монстр не мог толком ничего объяснить так как и сам толком не знал. Мальчик вытянул руку в сторону полыхающего тьмой узора. До того равномерно рассеивающееся от руки сияние вдруг обрело направленность и потекло к рисунку тонким ручейком. Мальчик постарался прочувствовать, что происходит, и осознал сосущее чувство где-то под ложечкой. Он наконец-то стал ощущать утекающую силу частью себя. Сознание помутилось и он поспешил оборвать поток.
  
   ***
  
   Пространство вокруг изменилось. Шум голосов ударил по ушам. Очертания человеческого рынка стали смутными, едва угадываемыми, вместо них вырос из ниоткуда другой рынок. Он казался деревянным, хотя на поверку дерево оказывалось монолитным материалом навроде того, из которого был сделан замок Антуана. Это была огромная площадь раскинувшаяся во все стороны и заставленная совершенно разномастными лавками. Именно лавками, а не палатками или магазинами. Впрочем, все размеры территории мальчик едва ли мог оценить, ведь он видел только расходящиеся в разные стороны кривые, но широкие проходы и лавки, лавки... Это были причудливые псевдо-деревянные конструкции, в одном месте он даже увидел чуть шевелящийся домик на куцых птичьих лапках. В другом прилавок висел в воздухе, а доски стен плавно курсировали с трех сторон он него ограждая низенького толстенького продавца в длинном шитом халате.
   Между прилавков расхаживали люди и тела их так сияли, что у мальчика резало глаза. При этом цвета были совершенно разные. За сиянием трудно было различить лица. Правда чуть пообвыкнув, мальчик обнаружил, что глаза привыкают и свет аур уже не так мешает видеть. Под своим сиянием маги казались вполне обычными людьми. Глядя на них, мальчик вспомнил, как думал найти вход на рынок отследив колдунов в толпе и усмехнулся своей глупости. Если они чем и отличались от обычных людей, то только выражениями на лицах. В основном это были высокомерные, властные и даже брезгливые гримассы. Как будто они делали одолжение всем окружающим одним только своим присутствием. Особенно сильно брезгливость кривила лица магов с самой яркой аурой.
   Но были здесь и другие. Мальчик только сейчас заметил что между лавок ютятся оборванцы с едва светящимся ореолом. Они передвигались мелкими перебежками от закутка к закутку постоянно оглядываясь и стараясь не приближаться к высокомерным господам.
   Куда теперь идти мальчик не представлял абсолютно.
   Вокруг кипела жизнь, но Вениамин чувствовал себя чужим среди этой жизни. Те крохи информации которые смог выдать ему монстрик лишь самую малость давали понять как и чем живут маги. И уж тем более монстрик не мог сказать, где именно найти того, кто поможет расшифровать тетрадку Антуана.
   Мальчик пошел по одной из широких улиц постоянно оглядываясь по сторонам и выискивая хотя бы какие-то обозначения того, где чем торгуют. В одном месте он увидел стол с выложенными ножами за которым стоял высокий худой как спичка мужчина лет сорока. Мальчик обратил внимания на него только потому, что это был один из немногих прилавков, где он хотя бы мог понять что представлено.
   Ножи завораживали. Они казались пресованной тьмой с вплавленным в нее серебром узоров. Мальчик смотрел на них как зачарованный, его рука уже потянулась к одному сильно изогнутому клинку с масляно желтой рукоятью. Но тут следящий за пареньком хозяин наклонился к самому его уху и прошептал:
   -- Бери, бери мальчик. Это лучше оружие которое можно вставить под ребра магу. Оно сможет развоплотить даже такого одухотворенного колдунчика как ты, -- и он тихонечко засмеялся. Так неприятно, что мальчик тут же отдернул руку и поспешил отойти подальше.
   Вениамин шел вперед не особо представляя даже что нужно искать. Глаза разбегались по сторонам выхватывая то одну странную картину то другую. В одном месте он удивленный остановился посмотреть как пожилая женщина в узорчатом платье и платочке передает молодому парню в строгом деловом костюме букет из разных духов привязанных на ниточки. Существа были похожи на уродливых глубоководный рыб, они дергались, порой натягивали привязь и издавали невнятные стонущие звуки, но никуда не могли деться.
   В какой-то момент мальчик осознал, что его занесло в тупичок с обратной стороны двух торговых рядов. Он думал, что здесь можно будет пройти насквозь, но за поворотом проход оказался перегорожен кособоким домиком-вагончиком.
   Возле крыльца сидели в кружок прямо на земле несколько мальчишек и девчонок возрастом не намного старше самого вениамина. Они сидели взявшись за руки и закрыв глаза. Их тусклые ауры мерцали в такт какому-то рваному ритму. Веня направился к ним решив, что с ровесниками можно будет просто пообщаться. Ему так не хватало кого-то кто поможет освоиться в этом чужеродном мире. Но стоило приблизиться на расстояние нескольких метров, как мерцание аур прекратилось. Мальчик тоже замер. Самый старший парень открыл глаза, и они встретились с ним взглядом. У парня расширились зрачки, он вскрикнул и бросился в дом. Остальные чуть замешкавшись кинулись следом. Последней убежала подбирая полы своего когда-то белого платья девочка с вьющимися русыми волосами. На пороге она обернулась и мальчик успел увидеть ее большие зеленые глаза с вертикальными зрачками. Вениамин еще смотрел ей вслед даже после того, как дверь со стуком захлопнулась. На языке застряло так и невымолвленное приветствие.
   -- Что же это?.. -- пробормотал мальчик себе под нос и пошел на выход из переулка. Он уже готов был бросить всю эту глупую затею. Ну как можно кого-то найти когда ни то что не знаешь, кого ищешь, но даже не можешь понять, что в принципе вокруг происходит. Он сделал всего несколько шагов полностью погрузившись в себя, когда на периферии зрения мелькнула тень, кто-то толкнул Вениамина, резко кольнуло в груди... У мальчика подогнулись коленки и он упал на четвереньки без сил. Взгляд проводил замызганного мальчонку едва ли не младше самого Вени выскальзывающего из переулка.
   Зрение на миг скакнуло и он вдруг увидел весь переулок целиком, одновременно, как будто был не мальчиком, а прямо самим переулком. Мысли начали терять четкость, на смену им выплывала удивительная веселость. Тут в памяти всплыло предупреждение монстрика: всегда контролировать запас сил. Если их станет слишком мало, дух фамильяр начнет перетягивать сознание на себя. Каждый такой случай приближает миг, когда маг не сможет вновь стать человеком и потеряет себя. Перед глазами встала картина лопающегося шарика-тела Антуана безликого и выплывающего из ошметков гигантского духа вампира. Веня совсем не хотел превратиться в монстра, такая судьба его действительно пугала.
   Он попытался вытеснить из головы накатывающее волнами веселье и сосредоточиться на окружающей реальности. Было тяжело. Морально. Зато тело казалось легким легким, его так и тянуло взлететь. Мало того, зрение никак не желало восстанавливаться и вместо земли под ногами, он все еще видел окружающее пространство как бы со стороны.
   Одежды людей на соседней торговой аллее колыхнуло порывом. Вениамин охватил взором всю аллею. Там в сотне метров впереди чумазый мальчишка спокойным шагом, но прижимаясь к стеночке, заходил в глухой проход между оборотной стороной торгового ряда и каким-то большим зданием. В руке он сжимал сияющий сквозь пальцы белоснежным светом медальон цепочка от которого нервно болталась в воздухе.
   "Вор, -- понял Веня. -- Вот же ж..."
   А потом он на миг поддался своему духу.
   По рынку пронесся порыв ветра разметав особенно легкие товары, скинув шляпы с не успевших схватить их покупателей и привлекая внимание ифритов. И мальчик вывалился из воздуха прямо на плечи малолетнему вору повалив того с ног и упав на землю вместе с ним. Собрать сознание было сложно и Вениамин даже не сразу понял, что это получилось. Он лежал на земле рефлекторно ухватив противника за шкирку и еще какое-то время не мог понять, кто он и где он.
   Но вот обескураженный паренек дернулся и попытался встать. Однако Веня держал его за воротник мертвой хваткой, и в щуплом теле вора не нашлось столько сил, чтобы вырваться.
   -- Пусти меня, а то я сейчас как дам!.. -- плаксиво выкрикнул воришка и попытался лягнуть начавшего подниматься Вениамина. Вениамин все еще плохо стоящий на ногах споткнулся и они вновь повалились. Только в этот раз Веня сумел навалиться сверху.
   -- Ты украл мою силу! Отдай!
   Веня вцепился в кулак сжимающий светящийся медальон и попытался разжать чужие пальцы. Мальчонка в ответ так сдавил его, что костяшки побелели от усердия.
   -- Ничего я не крал! Не отдам! Мне нужнее! Ты же и так сильный, зачем тебе столько?!
   -- Ты вор! -- воскликнул Вениамин, хотя это и так было понятно. Тут опять начало накатывать веселье. -- Да я тебя...
   Веня оттолкнулся от земли и вместе с противником начал взлетать в воздух. Кофта вора затрещала, но пока держалась.
   -- Нет, нет! Что ты делаешь, тут же ифриты! -- в панике заголосил мальчонка и попытался вырвать одежду из рук противника пока они еще не слишком высоко поднялись. Волосы мальчиков колыхнуло порывом ветра. -- Да ты же развоплощаешься!.. -- простонал воришка. Перестав дергаться, он приложил медальон к боку Вениамина и... И они оба грохнулись на землю. Хорошо, что взлететь успели едва ли на полтора метра. С ближайшего торгового ряда потянуло красным светом.
   Маленький воришка тихо заплакал раскинувшись на земле и потирая отбитую спину. Вывалившийся из руки медальон все еще чуть светился, и Веня попытался поднять его.
   -- Не трожь! Ну пожалуйста, мне надо! -- громче заплакал мальчонка.
   -- Но это мое, ты украл, -- мальчик слез с противника и все-таки поднял медальон. Правда как вытащить из него силу он не знал.
   Воришка поднялся на ноги и отчаянно кинулся на Вениамина размахивая руками.
   -- Отстань! Я... Я тебя ифритам сдам! -- воскликнул Веня отпрыгивая. Вход в тупичок как раз осветился красным заревом.
   -- Это я тебя сдам! -- насупился тот. -- Отдай! Там осталось всего несколько мер. Ты же их даже не почувствуешь. А моя Эльза без них совсем перестанет быть человеком, -- мальчонка размазал грязным рукавом слезы по лицу.
   -- Кто такая Эльза? -- Веня разглядывал медальон, пытаясь понять, что с ним делать
   -- Моя сестра. Ты видел ее в том проулке. Она болела, у нее совсем не осталось силы. Если бы и ее фамильяр не был таким слабым, он бы давно одержал верх. А так она еще как-то держится, да мы помогаем. Ты же видел. Пожалуйста, отдай иначе она развоплотится.
   Веня вспомнил девочку с вертикальными зрачками. Выглядела она действительно не здорово.
   В этот момент в переулок вплыл огненный дух.
   Дух висел в проходе. Огромный, полыхающий адским жаром. Он смотрел как будто в самую душу. Сразу обоим мальчикам. И в глазах его читался вопрос. Ребята молчали.
   -- Предупреждение, -- раздался звенящий бас в голове Вениамина. При этом показалось, что голова сейчас взорвется.
   Дух медленно развернулся и поплыл дальше по торговому ряду.
   -- Ну вот, у меня теперь предупреждение, -- насупился воришка. -- Все из-за тебя.
   -- Сам виноват. У меня между прочим тоже, -- ответил Веня. -- Ладно, забирай свой медальон.
   -- Тоже у него... Тебе-то что, ты сейчас уйдешь и все. А мне некуда идти...
   И маленький чумазый мальчишка, взяв из рук Вени амулет и надев его на шею медленно пошел к выходу.
   Веня некоторое время еще стоял в переулке, глядя в спину уходящему ребенку, а потом бросился догонять. Ему слишком не хватало в этом странном мире кого-то с кем можно было поговорить на равных.
   -- Чего тебе? -- угрюмо хмыкнул воришка.
   -- Меня Веня зовут. Вениамин то есть. Давай я с тобой схожу, может я еще поделюсь с твоей сетрой силой.
   -- Благодетель... -- мальчишка сплюнул в сторону. -- Эрик я.
  
   Пока они шли Веня расспрашивал Эрика про все лавки, где и чем торгуют. Тот отвечал коротко, односложно. Он вообще не горел желанием общаться. В конце концов Веня так достал его своими расспросами, что тот развернулся к нему и воскликнул:
   -- Что ты привязался ко мне?! Иди спроси у своего рода. Кто тебя вообще сюда одного отпустил?
   -- Но... -- Вениамин попытался осмыслить вопрос.
   -- Из какого ты рода? -- продолжал наседать юный воришка.
   -- Я... Я... Я Петров, -- ответил мальчик, решив наконец-то что у него просто спрашивают фамилию.
   -- Какой еще Петров?! Нет такого рода! -- вскричал Эрик. -- Что ты тут строишь из себя?! Не бывает таких сильных магов без рода!
   -- Почему это не бывает, -- потупился Веня.
   -- Да потому, что в родах находятся охочие до их силы... Ты что правда ничего не понимаешь? Откуда ты вообще такой взялся?
   -- Я... -- у Вени в голове быстро проносилось все, что он мог бы сказать. Но рассказать можно было только про монстрика. А тот специально просил этого не делать. -- Я, ну...
   -- Так ты правда безродный, -- прошептал воришка. Его глаза непроизвольно округлились и он сделал шаг назад. -- Как такое может быть?..
   Веня пожал плечами.
   -- За тобой никто не следил?
   -- Следил. Но я сбежал. Вроде больше никого нету...
   -- Ладно, пошли уж. Только быстро раз такое дело.
  
   Они ввалились в покосившийся домик, внутри было одно небольшое помещение со столом и лавками с одной стороны и нескольким кроватями с другой. За столом сидели пятеро ребят и что-то ели. Они обернулись на хлопнувшую дверь.
   -- Эрик, ты кого притащил! -- самый старший парень лет восемнадцати выскочил из-за стола увидев Вениамина. -- Он же не из наших!
   -- Стой, Паша, -- хмыкнул маленький воришка. -- Свой он на самом деле.
   -- Ты совсем ослеп? Перестал видеть силу? Ты должен был принести медальон, а не мага. Или бездарей от магов отличать перестал?
   Веня всю перепалку стоял в сторонке ожидая, чем это закончится.
   -- Паш... Он не бездарь. Он безродный.
   Юноша замолк, сделал шаг назад и наткнувшись на скамейку сел на нее.
   -- Ладно, что уж тут. Проходи. Есть будешь?
   Еда была странная но вполне вкусная. Какая-то похлебка из мяса с овощами. Довольно богато для стайки одиноких детей.
  
   [.........<здесь должно быть про девочку-кошку>.........]
  
   -- Парень, ты понимаешь, в какую передрягу попал? -- обратился к Вениамин глава шайки. -- Как ты вообще смог пройти обряд? Такое если и бывает, то раз в сто лет. И то самопроизвольная инициация если случается, то под какими-нибудь нехорошими таблетками или при тяжелой болезни. И тебе повезло выжить при слиянии. Хотя с такой-то силой не удивительно...
   -- Паха, -- вмешался Эрик. -- Ты знаешь, кто его фамильяр?
   Паша нахмурившись посмотрел на него явно намекая, что нехорошо перебивать старших.
   -- У него фамильяр ветер! Элементаль стихии!
   -- Это правда? -- Паша вновь перевел взгляд на Вениамина.
   -- Ну вроде как... -- промямлил Веня.
   -- Тогда все еще хужее, чем я думал... -- вздохнул он и отодвинул от себя миску. -- Таня, собери со стола, -- обратился он к одной из девочек и продолжил:
   -- Видишь ли, в тебе очень много силы. Правда много. По крайней мере по нашему базару ты мог бы разгуливать чувствуя себя богачом. Вот только тебя угораздило обрести слишком сильного союзника. Вообще не слышал, про магов первозданных стихий. Элементалей ветра на всю Землю едва ли несколько десятков наберется. В итоге вся твоя сила уходит на противостояние фамильяру. Вот такая вот штука -- сила есть, а тратить ты ее можешь только совсем немного.
   -- И чего мне теперь?.. -- Веня чувствовал себя тонущим в зыбучем болоте. То-есть у него и раньше возникали подобные ощущения, но с каждой новой порцией информации о мире магов он все яснее осознавал, что места там для такого хорошего мальчика как он -- Вениамин не предусмотрено. Как впрочем и пути назад. Так, наверное, чувствует себя скалолаз, полезший на стену без страховки и вдруг осознавший, что больше не может двигаться ни вперед, ни назад.
   -- Оставайся. Тебе нельзя возвращаться, они ведь обязательно найдут и, я даже не знаю, что с тобой сделают. А у нас здесь тихо, спокойно. Нейтральная территория. Будешь жить с нами.
   Веня непроизвольно перевел взгляд на сидящую в дальнем углу на кровати девочку с кошачьими глазами. Но...
   -- Нет! -- твердо произнес он вставая. -- Пойду я...
   И он под взглядами всех окружающих детей развернулся и нерешительно озираясь пошел к выходу.
   -- Постой! Да куда же ты пойдешь? -- окликнул Паша.
   -- Дела у меня еще тут, -- угрюмо мотнул головой Веня.
   "Дурак..." -- понял глава шайки. Он стоял, глядя вслед уходящему мальчику, и казалось ему, что видит не живого человека, а практически ходячего мертвеца. Потом ему в голову пришла идея:
   -- Эльза, видел я как вы переглядывались. Не хочешь проводить нашего гордого мага?
  
  
   Она догнала мальчика на выходе из переулка:
   -- Куда ты идешь? -- спросила Эля пристроившись рядом.
   -- Туда, -- неопределенно кивнул Веня.
   -- А что там?
   -- Не знаю, -- констатировал Веня и прибавил шагу.
   -- Но зачем тогда ты идешь туда, если не знаешь что там? Хочешь я тебе помогу? Я тут все все знаю.
   Мальчик остановился. Предложение было разумным.
   -- Ну... -- медленно начал мальчик. -- У меня есть книжка одного мага, и... -- но договорить он не смог потому, что девочка прильнула к нему и закрыла рот ладошкой.
   -- Молчи! -- прошептала она. В больших зеленых глазах девочки читался испуг. -- Никогда больше никому не говори об этом! Не знаю, как она к тебе попала, но если кто-то узнает, что у безродного есть чья-то книга, не поможет даже нейтральная зона. На тебя же накинутся все, совсем все маги, и точно тебе говорю, найдут как выманить отсюда...
   Девочка быстро огляделась по сторонам, не услышал ли кто их диалог. Но никому не было дела до двух детей.
   -- Что ты хочешь сделать с книгой? -- зашептала она на ушко мальчику, при этом схватившись за его руку. Веня совсем растерялся, поведение Эли совсем не вязалось с тем, что он привык видеть среди одноклассниц. От девочки пахло корицей и еще чем-то непонятным, едва уловимым. Возможно запахом магии. А может быть безумия.
   -- Она зашифрована, я не могу ничего понять. Возможно... -- он посмотрел в ее глаза и кажется начал тонуть в них.
   Девочка резко отвернулась, отпустила его руку. Потом улыбнулась, крикнула:
   -- Догоняй! -- рассмеявшись звонкими колокольчиками бросилась куда-то вперед между торговыми рядами.
   Мальчик ничего не понимая поспешил за ней, пока девочка-кошка не пропала из виду.
  
   Они стояли возле маленькой деревянной избушки. Вокруг раздавались призывы лавочников, но избушка не зазывала никого. Она вообще казалось не очень уместной здесь и гораздо естественней смотрелось бы где-то посреди глухих лесных чащоб.
   -- Нам туда -- девочка ткнула пальчиком на покосившийся дверной проем. Мальчик заметил, как в свете странного местного солнца сверкнули белые когти на руку Элли.
   -- Что-то непохоже чтобы там жил сильный маг... -- мальчик топтался в нерешительности.
   -- Ты дурак, -- девочка легонько толкнула его плечом. Лицо мальчика залилось краской. -- Сильные маги не сидят в нейтральной зоне. Здесь живет Агата. Она видящая. Видит то, что недоступно другим. И поэтому все стараются держаться от нее подальше. Кому охото разглашать свои секреты какой-то ведьме. Не будь она такой слабой, практически бездарем так со своими знаниями могла бы одолеть вообще всех. Да только нет у нее сил. Живет тем, что советами помогает, да клянется хранить чужие секреты. Но все равно, маги стараются не связываться.
   -- Но зачем тогда мы к ней идем?
   -- А что, у тебя есть выбор? -- улыбнулась девочка. И схватив его за руку потянула ко входу.
  
   Поднявшись по трем деревянным ступенькам они потянули дверь на себя. Та со скрипом отворилась. Внутри была темнота. Даже свет из раскрытой двери не проникал в помещение резко обрываясь над порогом. Мальчик ощутил, что у него дрожат коленки. Но рядом прижавшись к нему стояла Элли и, чтобы не показать себя трусом, он шагнул вперед.
   Дверь с таким же противным скрипом медленно затворилась за спинами. Все вокруг исчезло во тьме. Руку за которую держалась девочка обожгло болью, Веня хотел отдернуть ее, но девочка держалась крепко.
   Постепенно мрак начал рассеиваться и ребята обнаружили себя в светлой горнице, какие рисовали на картинках к народным сказкам. Скамейки вдоль стен, огромная печь разделяющая помещение на две части, даже колесо веретена в углу. Резная мебель, вышивная скатерть на столе. А за открытыми ставнями колыхались на ветру березы.
   -- Что это? -- уставилась на деревья девочка, которая большую часть своей жизни провела в маленьком магическом мирке
   -- Лес... -- растерянно ответил мальчик. Потом посмотрел на свою руку в которую вцепилась девочка. С кисти капала кровь.
   -- Ой, -- вскрикнула девочка заметив его взгляд и отпустила руку втягивая коготки. -- Прости, прости, прости...
   Тут ребята осознали, что уже не одни в помещении. Не то, чтобы хозяйка появилась из воздуха выпрыгнув из магического портала. Нет, она спокойно сидела себе на лавке за столом и разглядывал детей. Причем по всей видимости делала это уже довольно долго, вот только дети до этого момента упорно ее не замечали.
   -- Ну здравствуйте касатики, -- улыбнулась она.
   Сложно было сказать, сколько лет этой женщине. То-есть для Вени, в принципе, все кто старше двадцати казались людьми в сущности уже не молодыми. Но хозяйке избушки (хотя какая уж тут избушка, скорее -- терем) кто угодно едва ли дал бы больше тридцати. До тех пор пока не заглянул бы в глаза.
   На ней было видавшее виды белое платье с множеством ленточек, которые также были повязаны и в растрепанных светлых волосах. Левый глаз светился лазорево-синим, а правый карим, и нельзя было прочитать, что происходит на уме у этой женщины. То ли сейчас кинется угощать пирожками, то ли как в сказках, гостей на лопату посадит да в печь засунет.
   -- Здравствуйте, -- хором промямлили дети. Девочка даже неуклюже попыталась поклониться. А потом как-то непроизвольно схватилось за Венину руку и придвинулась поближе. Хорошо хоть когти не выпустила.
   -- Ой какая милая кошечка, -- умилилась хозяйка. -- Молочко будешь? -- Хозяйка встала и, пройдя до закрытого вышивной занавесочкой шкафчика, достала оттуда крынку. Девочка сглотнула и кивнула. -- А ты чего мнешься? -- внимание хозяйки переключилось на мальчика. -- Давай к столу, и на тебя чего-нибудь найдем.
   Не то чтобы мальчик был голоден. Собственно, он совсем недавно поел в гостях у местных ребят. Но отказаться как-то язык не повернулся. Стараниями хозяйки на столе быстро образовалось две миски каши да пара глиняных стаканов с молоком. Девочка свое тут же выпила, и теперь неуверенно поглядывала на кашу, как будто правда была скорее кошкой чем человеком.
   -- Насытились, гости дорогие, -- прожурчал ее голос, когда миски были отставлены в сторону. -- А теперь и к делу давайте. Показывай мальчик с чем явился.
   Веня бы опешил от такого вопроса, если бы не пребывал в этом состоянии все время со знакомства с подкроватным монстриком. А так он просто взял с лавки свой рюкзачок и молча выложил на скатерть тетрадь Антуана.
   Агата как-то странно похлопала глазами, кашлянула, затем поводила над обложкой руками.
   -- Ну ты мальчик... -- она опять закашлялась, а потом кашель перешел в смех. И если первые мгновения он звучал мило и звонко, то через какое-то время уже казался скорее дьявольским, злым.
   Мальчик в очередной раз растерялся.
   -- Вот Антошка, ну дает, голубчик, -- отсмеявшись она промокнула глаза платочком. -- Теперь не только лица лишился. Он потеряем, чую, совсем мы скоро нашего проглотика. А ты, мальчик, не бойся, -- уведела она выражение Вениного лица. -- Будет у тебя еще поводов побояться. Антошка развоплотится сконцами, так туда ему и дорога, давно бы пора уже. Просто представила, как он бесился когда ты сбежал от него, прихватив личную тетрадь, -- они опять хихикнула прикрывшись платком.
   Дети переглянулись.
   -- Я же еще ничего не рассказывал, откуда вы...
   -- Мальчик, -- перебила его Хозяйка. -- Ты забыл, в чьем доме находишься? Я видящая! Впрочем, тут и ведьмой быть не нужно, мы то с Антуаном давние знакомые, и я представляю, чем он промышляет последнее столетие. Совсем дела у бедного плохи стали.
   -- А вы поможете...
   -- Знаний чужих охота? -- ведьма взяла тетрадку и быстро залистала, пробегая глазами по страницам с какой-то неимоверной скоростью. -- В общем ничего слишком оригинального, но тебе сгодится.
   -- Вы что уже?..
   -- Мальчик, я могу прочитать книгу не раскрывая обложки и пусть она написана хоть вавилонской клинописью. Дар у меня такой сущность сквозь оболочку видеть. Едва ли тебе это как-то поможет, не в учителя же мне к тебе наниматься. Но, вижу, что хочешь, помочь могу. Плата стандартная: ты мне силу, я тебе помощь.
   -- А сколько? -- он уже знал, что силу маги измеряют мерами. А для отсчета использовали специальные кристаллы. Каждый кристалл можно напитать силой только до определенного количества. Правда сколько мер он имеет возможность отдать чтобы не начать сливаться с духом фамильяром сам не мог понять.
   -- О, да я не жадная. Давай не будем возиться с условностями, возьму сама сколько нужно, -- и она протянула Вене раскрытую руку. Мальчик вроде бы и знал, что так обычно не делается, и даже собрался вроде отказаться и попросить для расчета соответствующий пустой кристалл. Вот только рука сама протянулась в ответ.
   Женщина сжала его ладонь. Черты ее лица заострились, кожа натянулась и вот уже сидит не молодая дамочка, а самая натуральная баба яга, и вокруг все паутиной, да грязью покрытое. В глазах мальчика помутилось.
  
   Когда он пришел в себя происшедшее казалось дурацким наваждением. Только молодая хозяйка волком смотрела на девочку. А та смотрела в ответ. Твердо и вроде бы даже угрожающе.
   Ведьма отодвинула скамейку и встала. Взгляд мальчика тут же зацепился за четыре кровавые полосы проходящих по ее запястью. Заметив это Агата постаралась спрятать руку за спиной.
   -- Идите отсюда, -- хмуро качнула она головой в сторону выхода.
   -- А...
   -- Нет на твоей книжке никаких заклятий и шифров, -- она сделала паузу, но заметив как подобралась девочка продолжила. -- Антуан давно уже тесно сплелся со своим фамильяром -- духом-проглотом. И прочитать его записи можно только с помощью такого духа. Вот духа добудешь, подчинишь и смотри его глазами.
   Веня ничего не понял, но посмотрел на девочку в надежде, что поняла та. Эля насупилась и выпустила когти.
   Ведьма оскалилась, на ее лице опять проступили черты старухи.
   -- Духа здесь купите уже повязанного. А что б смотреть, вот вам, -- она подошла к большому шкафу и открыв дверцу зарылась в него. Через какое-то время на свет явилась небольшая стеклянная призма. -- К духу привяжите, он втянется. Будете как линзу использовать. Все, а теперь валите отсюда. И ты, кошка драная, когти подбери. Думаешь, если я тебе морду в ответ не расцарапала, так и вовсе значит ничего сделать не могу?..
   Но дослушивать причитания явно не очень психически здоровой ведьмы дети не стали и поспешили правда убраться из ее дома подальше.
  
   -- Эль, ты что-нибудь поняла? -- повернулся к ней мальчик, стоило им немного отойти.
   -- Угу, -- кивнула девочка.
   -- Что она говорила, про какого-то духа, которого можно купить? -- мальчик остановился, потер глаза и зевнул.
   -- Ты в порядке? Она хотела выпить слишком много силы. Я остановила но...
   -- Устал просто... -- Веня попытался подсчитать, сколько он уже на ногах но быстро запутался. Мобильник отключился сразу при переходе в верхний мир, часов он не носил. Но если учесть, что направился к рынку сразу после уроков... И сколько всяких событий успело произойти... -- Эль, а ты не знаешь, сколько сейчас времени? Ну там, у людей.
   Девочка пожала плечами.
   -- Это только если выйти и посмотреть... Только нам нельзя, там опасно. Так Паша говорит. Если ты хочешь спать, пошли к нам, у нас место найдется... -- она схватила Веню за руку и куда-то потянула.
   -- Нет, -- Веня вырвался. -- Как ты не понимаешь, меня же родители ждут! Они же волнуются, наверно! Что тут вообще со временем, я совсем запутался: идет оно, не идет?
   -- Дак ведь не знает никто! Это как повезет. Обычно, говорят идет, но сильно медленнее, чем у людей. Иногда вроде ускоряется. Но вперед обычно не забегает. Вроде пару раз только давным давно было, еще когда у людей короли правили, рынок на пару столетий вперед ушел. А потом на все это время вовсе почти в мгновении застыл. Ну пошли, а? -- девочка проникновенно снизу вверх заглянула ему в глаза своим нечеловеческим взглядом. И мальчик просто не смог отказаться, хотя чувствовал, что его раздирает на две части.
   -- Вот что, -- принял он решение. -- Я должен сначала посмотреть, сколько прошло времени и позвонить родителям. Скажу, что засиделся в гостях у Сани и останусь ночевать у него, чтобы по темноте не идти.
   И еще немного поприперавшись ребята направились к одной из печатей что вела назад в человеческий мир.
  
   [девочка не хочет проходить через печать, но потом соглашается чтобы не ждать неизвестно сколько; время 20-21, тяжелый разговор с родителями, возврат; в гости к ребятам, их глава ругается, что долго не объявлялись; проснувшись...]
  
   ***
  
   Кап... Кап... Невидимые ручейки текут по теряющимся в мраке стенам коридора. Вниз уходит лестница. Человек придерживаясь за влажную стену нащупывает ногой ступеньку. Шаг, еще шаг. Здесь холодно. Здесь всегда холодно. Журчание прекращается. Человек немеющими руками натягивает перчатки, иначе уже не дотронуться до промерзшей стены. Перилл нету.
   Внезапно лестница упирается в стену. Нет, не стену. Человек ощупывает барельеф изображающий морду наевшегося лимонов дракона. Нажимает ему на правый глаз. Дверь растворяется. Не раскрывается. Тает в темном пространстве коридора. В душе что-то екает. Это не страх. Не только страх. Это холод проник в самую душу.
   За дверью появляется тусклый зеленовато красный свет льющийся одновременно со всех сторон. Здесь большое помещение заставленное научным оборудованием. На столах стоит химическая посуда, где-то текут по стеклянным трубкам цветные жидкости. Вдоль одной стены стоят клетки. В них чувствуется шевеление, но смутное освещение не позволяет рассмотреть кто шевелится.
   Человек проходит к новой двери. Вполне обычной пластиковой офисной двери с опускающейся вниз ручной. На какое-то время останавливается, медленно вдыхает промозглый воздух. Стучит.
   Тишина. Скрежет с той стороны. Распахивает дверь.
   -- Граф! -- выкрикивает человек в видавшей виды джинсовой куртке.
   Фигура стоявшая спиной к вошедшему уперевшись руками в массивный деревянный стол резко разворачивается. Руки проходят по столу с тем самым скрежетом и добавляют к давно потерявшей глянцевость поверхности новые борозды. Глаза существа светятся зеленым. Лицо... Морда, ощерина в оскале, из пасти вырывается глухой рык.
   -- Господин! -- человек пятится не отрывая взгляд от монстра. -- Господин, остановитесь!
   Спиной вперед маленькими шажками он выходит за дверь и тянется рукой к стоящему на соседнем стеллаже стакану с мутной бурой жидкостью.
   Существо, одетое в брезентовый передник поверх смокинга прыгает, оглашая помещение утробные заставляющим еще больше дрожать коленки рыком. В последнее мгновение человек отступает в сторону успев выплеснуть содержимое стакана в лицо монстра. Тот пролетает мимо, падает на четвереньки, трясет головой... Мужчина осторожно подходит к нему.
   -- Генрих?.. -- то, что только что было монстром повернуло голову. Худое изможденное лицо было вполне человеческим. По бородке стекала струйка слюны. Он встал на ноги и достав лишившейся когтей рукой платок утерся.
   -- Господин, вы...
   Господин потянулся, расправил плечи, быстро пригладил волосы достанной из смокинга расческой и без всякой паузы врезал кулаком по лицу посетителя. Затем снял фартук и прошел в кабинет.
   -- Заходи, -- окликнул он из-за порога. Гость смотрел исподлобья с затаенной злобой и вытирал текущую из носа кровь.
  
   -- Господин... -- начал Генрих пытаясь устроиться на жестком стуле. Его колени мелко дрожали. -- Мальчик ушел...
   Хозяин кабинета смотрел ему в лицо своим ровным немигающим взглядом зеленых глаз. Дрожь в теле прекратилась, сердцебиение успокоилось, вместе с этим лицо Генриха разглаживалось лишаясь всякой эмоциональной окраски. А худые щеки графа наливались здоровым румянцем.
   -- Продолжай, продолжай, -- располагающе улыбнулся он и чуть кивнул. -- Куда ушел, зачем ушел, почему ты здесь, а не следуешь за ним попятам невидимой тенью, как я приказал?
   -- Я потерял его, -- в голосе гостя больше не было страха или заискивания. В нем вообще не было интонаций только сухая информации. -- После уроков он отправился в центр. Я следовал за ним. В районе перехода в нейтральную зону, он остановился и стал что-то высматривать. Возможно почувствовал слежку. Я имел неосторожность попасться ему на глаза и, похоже, что он меня узнал. Запомнил еще с первой встречи у логова Безликого. Мальчишка стал удирать, влез в толпу, и ушел в верхний мир.
   -- Почему же ты не накинул на него якорь и не догнал?
   -- Я накинул. Но мальчик очень сильный. Он содрал его будто простую наклейку.
   -- И теперь ты пришел ко мне, чтобы признаться, что ты ни на что не годный неудачник? -- хозяин привстал и приблизил лицо к носу собеседника.
   -- Нет, -- тот никак не среагировал на это движение. -- Я пришел сказать, что за ребенком стоит кто-то еще. Мальчик не просто сумел уйти от Безикого. Он знал про нейтральную зону. Едва ли этой информацией мог поделиться с ним Антуан. Безумная тварь не способна думать ни о чем кроме поисков себе нового тела. Но и никто из магов те стал бы помогать безродному самородку. Витольд Архарович, я считаю, что нужно пока оставить мальчика и разобраться с этим помощником. Иначе мы можем еще ожидать от него непредвиденные сюрпризы.
   -- Ладно. Я продумаю, -- хозяин кабинета снова сел. -- Ты хочешь сказать мне что-нибудь еще?
   -- Нет, хозяин.
   -- Тогда свободен, -- кивнул на дверь.
   Человек встал и механическим шагом направился сначала через порог кабинета, затем сквозь лабораторию, когда его окликнул сзади голос:
   -- Ах вот еще... Чуть не забыл!
   И поток невидимой силы ударил в спину человеку бросив его через все помещение и прижав к стене возле выхода на высоте нескольких метров. От двери кабинета подошел граф Витольд -- один из могущественных магов региона, и как ни в чем не бывало продолжил:
   -- Не забывай, мне не нужны бесполезные твари. Еще один промах и ты оступишься на нашей маленькой социальной лестнице.
  
   ***
  
   Утром, если считать утром то время когда ты просыпаешься и с бодрым(или не очень) настроем отправляешься вершить великие(или же обыденные) дела, ребята лишь быстро перекусив отправились на поиски нужного им духа. Дело не казалось слишком сложным, местные бездари неплохо знали где и что происходит на рынке и теперь предстояло всего лишь найти старушку, ту самую, что уже видел Вениамин в начале своих путешествий здесь. У нее еще были целые букетики из маленьких духов на веревочках. Вот одного из них то им и предстояло купить.
   Они с Элли бодро шли весело переговариваясь по широкой торговой улице. Народу вокруг было немного и никто не обращал на детей внимания. Мимо пропыхтел какой-то гигант, которому Веня доставал едва ли до пояса. И шириной в плечах метра полтора. Ребята проводили его взглядом, и тут что-то толкнуло Веню в плечо. Надо сказать, что улица была достаточно широкой, чтобы могли спокойно разойтись несколько компаний. Если, конечно, у них было бы желание разойтись. А разойтись у них желание было. Только не в том смысле.
   -- Куда прешь придурок! -- на Вениамина смотрел нагловатый юнец лет четырнадцати. За его спиной стояли еще два таких же расфуфыренных пацаненка разодетых так, будто только что сбежали с балла. Или даже не только что, а двести лет назад и во Франции. Парень возвышался над Веней на голову и стоял всего в метре от него. Веня, который только что радовался жизни, как то успел подзабыть об опасностях и растерялся. Он никогда не был воинственным, в школе старался избегать драк и, вообще говоря, в случае чего всегда предпочитал унести ноги. Вот только теперь ноги не желали уноситься.
   -- Слышь, Гари, да нафиг руки пачкать об это отребье? -- вмешался один из подельников. Он был помладше предводителя, возможно ровесником Вениамина.
   -- Что лупалы выкатил? -- Гари не обратил на него внимания, а вместо этого подошел еще ближе и снова толкнул Веню. -- Кланяйтесь, твари, сыну рода Верджи! И ты девка кланяйся, -- ткнул он своим холеным пальцем с покрытыми синим лаком ногтями в девочку. Та отступила назад и оскалилась выпуская коготки.
   -- Смотрите, да она не контролирует своего фамильяра, -- рассмеялся третий герой. -- Уйми прыть, бездарка, не тебе с нами тягаться.
   Но тут в голове у Вениамина что-то щелкнуло. Не так щелкнуло, как бывало когда оставалось мало силы и сознанием начинал овладевать дух ветра. Наоборот, мышление оставалось ясным и четким. Просто мальчик вдруг понял, что не может больше позволить себе бегать от всякой опасности. Теперь не помогут родители и учителя, не помогут милиция и законы. В этом мире -- мире магии он один и должен отвечать ударом на удар. Сразу. Иначе потом будет поздно. Он коротко обернулся на девочку...
   Что-то такое успели прочитать в его глазах противники. Их предводитель даже сделал полшага назад. А потом Веня прыгнул. По простому и незатейливо, ведь его никогда не учили драться. Прыгнул, вцепился рукой в кружевное жабо юного франта, а второй начал бить по лицу, по носу, по скулам, по зубам... Обстановка сменилась так внезапно, что никто не успел среагировать. У противника подкосились ноги и он повалился на землю, Веня так и не отпуская его продолжил бить уже на земле, не ощущая как разбиваются в кровь костяшки на руках.
   Вот подельники франта начали выходить из ступора. Тот что постарше и помассивнее бросился было к дерущимся, но наперерез ему выскочила девочка и мгновенным, практически невидимым движением прочертили тому три красных полосы через все лицо едва не задев глаза. Он попытался ее поймать, но девочка была прыткой и только в ответ расцарапала парню руки.
   Третий, самый младший мальчишка, тихонько отступал. Но вот Веня оторвался от своего поверженного противника и они встретились глазами. Паренек нервно сглотнул. И потом еще увидел пронзительный взгляд зеленых глаз девочки. Он сделал еще шаг назад. Потом оглядевшись по сторонам взмахнул руками и хлопнул в ладоши.
   Зазвенело в ушах, в голове помутилось и земля ушла из под ног Вениамина. А когда он пришел в себя, увидел, как вокруг поднимаются с пыльной земли окружающие прохожие. И выражения их лиц были очень недобрые. К счастью все недовольство было направлено лишь на одного конкретного человека. Пацаненок попробовал было убежать, но его схватила за шкирку какая-то женщина в черном платье, с высокой прической и перьями в волосах. Шедший рядом с ней невысокий полненькой мужчина щелкнул вырывающегося паренька по лбу и тот застыл недвижимой и молчаливой статуей. Со всех сторон приближались красные отсветы.
   Веня с девочкой отошли к одной из окружающий лавок, где хозяин сидел за столиком с какими-то металлическими статуэтками и потирал голову. Через минуту явились ифриты. Народ старался держать от них дистанцию, но всерьез никто не боялся. Парочка парализовавшая мальчишку отошла и вокруг того образовалось пустое пространство по краям которого возвышались три пылающих жаром духа огня.
   Один из ифритов заглянул в глаза мальчишки и с того спало заклинание. Казалось он потерял дар речи. Быстро обернулся в одну сторону, в другую, с надеждой глянул на своих еле живых товарищей. А затем развел руки в стороны и закричал какую-то фразу. Но успел произнести лишь несколько слогов, когда все его тело объяло пламя. А потом он просто исчез, лишь с легким стуком схлопнулся на том месте воздух.
   А люди начали расходиться будто ничего не случилось. Лишь осталось на пыльной земле два едве шевелящихся тела. Одно с окровавленным лицом, а второе не четвереньках, в располосованной когтями промокшей от крови одежде.
   Веня было дернулся подойти к ним и, возможно, чем-то помочь -- запал агрессии уже ушел, а ведь он, в сущности, был совсем не злым мальчиком. Но Эльза удержала. Да и продавец в лавке у которой стояли ребята, с намеком покачал головой, мол не надо, идите уже.
  
   Теперь, когда драка осталась позади и они с Эльзой снова мирно шли по своим делам, Веню начало потряхивать. Руки дрожали, коленки то и дело норовили подкоситься. "Что же, это я... Как же..." -- раз за разом он прокручивал в голове картину, как бросается на противника впечатывает кулаки ему в лицо и не узнавал себя. Саднили костяшки. Хорошо хоть удалось отмыться от крови в маленьком фонтанчике предназначавшемся, видимо, для питья.
   Рассуждения, казавшиеся на момент драки единственно верными, и сейчас казались таковыми, вот только не приводили с к стремлению незнакомого, пусть и наглого парня. Этот мир менял его. И дело не только в духе ветра что стал неотделимой частью его души. Дело в самом мире. В нем не было места ребенку. По крайней мере ребенку за которым не стоит большой магический род.
   -- Вень, а у тебя там, где ты живешь наверное все мальчишки тебя боятся? Вон как ты этих родовитых, -- девочка рассмеялась.
   Веня вспомнил, как не так давно возил его лицом по земле Гоша.
   -- Угу, -- кивнул он. А потом споткнулся запутавшись в собственных ногах, сел прямо посреди дороги и закрыл лицо руками.
   Девочка постояла несколько секунд в недоумении, потом подошла и потрясла его за плечи.
   -- Ну чего ты, вставай! Нам же еще проглота покупать, а ты тут расселся.
   -- Угу, -- опять ответил Веня, но больше никак не среагировал.
   Тогда девочка присела рядом и обвив руками за плечи зашептала на ушко:
   -- Пошли, пошли, пошли... И вообще я хочу шоколадку. Купи мне шоколадку, у тебя же столько силы.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Эванс "Фаворит(ка) отбора"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) K.Sveshnikov "Oммо. Начало"(Киберпанк) В.Пылаев "Видящий-5"(ЛитРПГ) Н.Самсонова "Отбор не приговор"(Любовное фэнтези) Д.Маш "Искра соблазна"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) П.Роман "Ветер бури"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"