Щербаков Павел: другие произведения.

Инесса

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Здравствуй читатель, данная книга является второй частью моего романа под названием"Диконсценция", состоящая из двух частей, первая часть называется "Рома", вторая "Инесса", но не смотря на то, что перед вами вторая часть книги, её можно смело читать не опасаясь, что события будут не связными. Две части моего романа, это две отдельные истории, сюжет которых переплетается между собой, поэтому не важно с какой части вы начнёте прочтение, я даже долгое время не мог решить, какую из двух частей сделать первой. К книге присутствуют моменты применения психотропных веществ в качестве эксперимента над сознанием, поэтому я спешу предупредить, что всё ниже написанное является выдумкой автора, и я настоятельно не рекомендую повторять подобных экспериментов. Употребление психотропных веществ приводит к расстройству психики, и с наибольшей вероятностью человек окажется в том месте, где оказалась главная героиня моего романа, только в вашем случае, все будет гораздо хуже. Приятного прочтения.

От автора.

Здравствуй читатель, данная книга является второй частью моего романа под названием"Диконсценция", состоящая из двух частей, первая часть называется "Рома", вторая "Инесса", но не смотря на то, что перед вами вторая часть книги, её можно смело читать не опасаясь, что события будут не связными. Две части моего романа, это две отдельные истории, сюжет которых переплетается между собой, поэтому не важно с какой части вы начнёте прочтение, я даже долгое время не мог решить, какую из двух частей сделать первой.

К книге присутствуют моменты применения психотропных веществ в качестве эксперимента над сознанием, поэтому я спешу предупредить, что всё ниже написанное является выдумкой автора, и я настоятельно не рекомендую повторять подобных экспериментов. Употребление психотропных веществ приводит к расстройству психики, и с наибольшей вероятностью человек окажется в том месте, где оказалась главная героиня моего романа, только в вашем случае, все будет гораздо хуже.

Приятного прочтения.

Инесса.

ХХХ

Самолёт заходил на посадку в аэропорту имени Джона Кеннеди города Нью-Йорка, Инесса провела полёт в бизнес классе, поэтому хорошо выспалась за время трансатлантического перелёта. Вот шасси дотронулись до посадочной полосы и самолёт уже не парил, а уверенно ехал по взлётной полосе. Только сейчас, она словно пробудилась от долгого сна и с долей страха задумалась о том, что же будет дальше в этой чужой для неё стране.

Аэропорт имени Кеннеди славится своей службой безопасности, которая может докопаться до человека без какой либо причины и также без причины может отправить его обратно, от куда этот человек прилетел. Работники службы безопасности могут вывернуть всю душу человека и заглянуть прямо в задницу, лишь только по тому, что прибывший человек косо взглянул на служащего, не понравился внешне и уж не дай бог, позволил какую либо дерзость. Весь процесс досмотра походил на обыск в гестапо, по залу даже ходил человек с немецкой овчаркой и складывалось такое ощущение, что прибывшие пассажиры выйдя из здания аэропорта попадут не в свободную страну, а угодят прямо за решётку концлагеря.

Зная все эти обстоятельства, Инесса сильно нервничала, а когда она вспомнила, что у неё в сумочке лежит портсигар с тысячей доз LSD, то лёгкое волнение превратилось в панический страх. Это там, в Рейкьявике она прошла паспортный контроль даже не вспомнив об опасном грузе, потому что находилась под сильным впечатлением той переломной для неё ночи в отеле "Голубой Лагуны". Но сейчас, когда эмоции утихли, а сон за время перелёта успокоил её мысли, она обливаясь потом, стояла в очереди перед рамкой металлоискателя и наблюдала, как сотрудницы безопасности аэропорта выполняли свою работу.

Две женщины одетые в строгую униформу задавали вопросы практически к каждому прибывшему человеку, их руки одетые в белые перчатки, женщины беспардонно открывали сумки людей и нагло разглядывали личные вещи прямо на глазах у всех.

Очередь Инессы подходила всё ближе и ближе, и вот она уже слышала как женщина "надзиратель" задавала вопросы впереди стоящему человеку, Инесса вслушалась в их разговор и поняла, что она вообще не понимает о чём они разговаривают, потому что уровень английского языка у Инессы был далеко не на высоте и от этого ей стало ещё страшнее. Конечно, тот факт, что гражданка с паспортом Соединённых Штатов не знает английского, вызовет подозрение, её пристально обыщут и конечно же найдут портсигар наполненный наркотой и тогда, вся эта история закончится очень плохо. Инессе даже не поможет рассказанная правда о там, кто она такая и как оказалась в США с тысячей доз наркотиков, в любом случае её ждёт либо тюрьма, либо психиатрическая больница.

Инесса открыла первую страницу паспорта и увидела свою новую фамилию, отныне её звали Инессой Дрейк.

"Хорошо хоть имя осталось прежним". - Подумала Инесса.

Вот настал тот момент, когда её маленькая, лежащая на подносе сумочка полная наркотиков, заехала в камеру рентгена, Инесса уже мысленно прощалась с свободой, как женщина проверяющая на мониторе содержимое вещей, в этот момент отвернулась и что-то весёлое сказала женщине "надзирателю" стоявшей у рамки металлоискателя, после чего они обе рассмеялись и стали обмениваться короткими фразами, суть которых Инесса не уловила и даже не пыталась уловить. Инесса воспользовавшись удачным моментом собрала все свои силы, и изобразив радушную улыбку на своём лице, смело прошла вперед миновав все средства досмотра. Поднос с её сумочкой плавно выехал из камеры рентгена, и она повесив сумку на плечо, неспешным шагом направилась к выходу из аэропорта.

Она прошла в зону выхода, где находились встречающие приезжих люди, некоторые встречающие держали в руках таблички с именами и названиями компаний. У Инессы промелькнула надежна на то, что возможно, кто-то из этой толпы подойдёт к ней и уведёт в безопасное место, а после расскажет что делать дальше, но постояв у выхода пару минут, к ней никто не подошёл, она прочитала названия всех табличек, но не в одной не было знакомых ей имён и названий.

Инесса совершенно не понимая что ей делать дальше, вышла из терминала аэропорта и только там, на улице почувствовала облегчение от того, что все препятствия сулящие ей проблемы с полицией пройдены. Она подошла к банкомату и вставила банковскую карточку, которую ей передал Рама, баланс карты показывал сумму с семью нулями, увидев эти цифры, её страхи сами собой стихли и даже улучшилось настроение. Инесса обналичила тысячу баксов купюрами разного достоинства и отправилась на парковку.

На парковке чернокожий таксист предлагал свои услуги, и она не спрашивая цену, села в его машину.

- Куда едем мэм?

На что Инесса на ломанном английском сказала, что ей нужен любой приличный отель на Манхеттене. Таксист стал очень много говорить ей в ответ, но она его не понимала, он говорил очень быстро и даже те английские слова, которые ей были знакомы, он произносил на американском, глотая и сокращая слога, поэтому ей было совсем не ясно, что он от неё хочет.

Инесса достала из сумочки двести долларов.

- Ай нид грейт хотол ин Манхеттен, I don't have a booked room, I need a hotel that has a spare room now. Андестенд? - И протянула ему двести баксов. - Is that enough?

- Yes. - Ответил таксист и стал что-то листать в своём iPhone. - "The Manhattan at Times Square".

- Окей, а как называется отель?

- The Manhattan at Times Square.

- Название отеля?

- The Manhattan at Times Square. - Ещё раз ответил таксист поглядев на неё как на дуру, а она посмотрела на него как на дурака, потому что думала, что он говорит ей адрес, а не название отеля, хотя отель так и назывался "The Manhattan at Times Square".

https://yandex.ru/images/search?text="The%20Manhattan%20at%20Times%20Square".

Этот отель находится на 7th Avenue в центре Манхеттена, в трёхстах метрах от площади Таймс-Сквер. Таксист остановил своё авто у отеля, вышел из машины и почтенно открыл ей дверь, затем кивком головы указал на вход, Инесса прочла название и ей стало неудобно за свою глупость.

На ресепшене, красивый паренёк улыбался такой широкой улыбкой, что можно было пересчитать все его тридцать три зуба.

- Вы говорите по-русски? - Спросила Инесса.

- Ван минет. - Ответил метрдотель и позвонил по телефону, после чего к ресепшену подошёл русскоязычный консьерж.

- Чем могу вам помочь?

- Мне нужно остановиться на семь дней, номер люкс, если можно.

Люкс был занят, но ей предоставили неплохой номер на пятнадцатом этаже, с гостиной зоной, кабинетом и превосходным видом, а на нижнем этаже располагался фитнес-центр и бизнес-центр, что Инессу не могло не радовать.

- Вас всё устраивает, могу я вам ещё чем-нибудь помочь? - Спросил консьерж стоя в дверях её номера.

- Всё очень хорошо. Тебя как зовут?

- Слован.

- Поляк?

- Да, мои родители хорошо знают русский, поэтому я сам немного говорю на вашем языке.

- Слован, скажи пожалуйста, где я могу найти банк с банковскими ячейками, и где могу купить телефон с сим картой?

- Такой банк находится совсем рядом, давайте я вам покажу, его видно из окна. - Консьерж подошёл к окну и указал на здание банка и здание, где можно приобрести мобильный телефон.

- Окей, спасибо. И вот что ещё. - Инесса села на кровать и слегка припрыгнула на ней. - Мне нужна хорошая одежда, парфюм и украшения, посоветуй место, где я смогу всё это купить, я впервые в Нью-Йорке, и так получилось что потеряла телефон, поэтому совсем не знаю, что где искать.

Слован недоверчиво взглянул на Инессу.

- Такие магазины вы найдете тут, рядом с отелем, но я бы вам посоветовал взять такси и поехать в верхнюю часть Нью-Йорка - Upper East Side.

- Спасибо. - Инесса дала юноше сто баксов, от чего тот аж засветился от счастья.

- Если у вас будут ещё вопросы или вам что-то будет нужно, то обращайтесь ко мне, в любое время дня и ночи. - Суетливо проговорил обрадованный консьерж.

Инесса приняла душ, после чего вышла из отеля и отправилась в банк.

В ее голове созрел следующий план действий: самое главное, нужно найти постоянное жильё, снять или купить приличную квартиру; приобрести средства связи с выходом в интернет (телефон, ноутбук); пополнить гардероб; просто осмотреться и по возможности завести знакомства.

В банке Инесса арендовала ячейку, в которую положила свой портсигар, проводить эксперименты со своим сознанием она решила в стенах собственной квартиры, а ходить по Нью-Йорку с тысячей доз наркотиков ей показалось не лучшей идеей.

Инесса вышла на улицу и огляделась. Вот он Манхеттен, место о котором она так много слышала, где всегда мечтала побывать, и теперь её мечта сбылась, правда встреча с Нью-Йорком ей представлялась иначе, нежели получилось на самом деле.

На улице мартовское солнце приятно обдувало теплом, но как только солнце заходило за тучи, появлялся неприятный холодок, температура колебалась от +5 до +15, шёл коротко-временный дождь, на асфальте имелись небольшие лужицы, в которых отражались махины небоскрёбов.

Гуляя по Манхеттену, она дошла до знаменитой площади Таймс-Сквер, купила себе iPhone и сделала селфи на фоне здания Nasdaq, после чего пошла как можно дальше от этого места, потому что там было крайне неприятно находиться из-за огромного скопления народу, кругом ходили туристы с разных концов света, какие-то нелепые фрики пытающиеся подзаработать на этой толпе, бомжи всех мастей, а ещё там было очено очень грязно.

Она села в такси и поехала в верхнюю часть Нью-Йорка, границами Upper East Side являются Пятьдесят девятая и Девяносто шестая улицы, а также Центральный парк и Ист-Ривер. Этот район считается особенно элитным, там очень дорогая недвижимость, там всё красиво и изыскано, и конечно же там большое количество бутиков и фирменных магазинов всемирных марок, в которых Инесса сможет найти всё что захочет её женское сердце.

Кругом мелькали витрины магазинов, в которых красовалась одежда самых известных модельеров, знаменитые лэйблы, мировые марки. Её многое пугало в этом неизвестном мегаполисе, но когда дело дошло до шопинга, то тут она почувствовала себя как рыба в воде. Покупок было так много, что Инесса сразу оформляла доставку прямо в отель, одних только пар обуви она купила более десяти штук, а одежду купила на все случаи жизни.

С того момента, как она приехала на Upper East Side прошло уже семь часов, был поздний вечер и Нью-Йорк загорелся миллиардами огней, но не смотря на вечер, людей на улицах не стало меньше. Инесса не чувствовала усталости, в своём новом теле у неё было огромное количество сил и энергии, единственное, что ей сейчас хотелось, так это поесть, она весь день ничего не ела, а запахи уличной еды сводили с ума, от чего в животе появилось тихое урчание.

Она шла в поисках приличного заведения обходя всякого рода МакДональдцы и вдруг увидела знакомое Shake Shack, Инесса бывала в этом заведении в ещё в Мокве, на Арбате, и ей приятно запомнился этот ресторан, хотя рестораном это заведении назвать было сложно, точнее Shake Shack это цивильный МакДональдс, с более крутыми бюргерами и более приятной обстановкой. Особая гордость заведения заключалась в том, что в бюргерах используется настоящее качественное мясо - элитная говядина породы ангус.

Инесса с удовольствием насладилась бюргером, запевая его вкусным молочным коктейлем, подобная пища ей была не свойственна, но тут в Нью-Йорке, она просто не знала других заведений и не представляла как в них нужно вести, а попавшаяся забегаловка вроде Шейк Шака, показалась ей в пору.

После ресторана нью-юйркское жёлтое такси отвезло её в отель, где её ждала гора покупок.

Так закончился её первый день в Нью-Йорке.

Уже лёжа в кровати, она открыла новенький Macbook и принялась печатать в текстовом редакторе.

Не знаю для чего и для кого я пишу эти строки. Хотя я сейчас немного подумала и поняла, я пишу эти строки для себя, потому что мне хочется поговорить с кем-то, но рядом нет никого, кому можно открыть душу. Конечно есть соблазн войти в социальные сети и обсудить всё с какой-нибудь подругой, всё то, что со мной произошло, но это бессмысленно, мне придётся рассказать о таких вещах, в которые невозможно поверить. Какое-то необъяснимое чувство подсказывает, что мне не стоит выходить на связь с близкими и знакомыми, во всяком случае в ближайшее время.

Сейчас я лежу на кровати и вспоминаю последние два дня своей жизни, и мне всё это кажется каким-то сном: встреча с Рамой в Исландии, труп собственного тела, перелёт на другой континент, Нью-Йорк, отель, шопинг в лучших бутиках мира. Что это? А самое непонятное и даже страшное - что будет дальше.

Только сейчас, я по-настоящему понимаю наш последний разговор с Рамой, он сказал, что теперь меня ждёт новая жизнь, что новая жизнь это переход на следующий этап. Что это за этап? Так много вопросов, но рядом со мной нет того, кто мог бы на них ответить, это не какая-то приятная интрига, это неведенье пугает меня.

Непонятно что стало с моей старой жизнью, там в России у мня мои друзья и знакомые, бизнес, дом с кошкой в конце концов. Рама сказал, что я должна оставить всё это в прошлом. Но это невозможно, я никогда не брошу своих близких. Не знаю что будет дальше, но эту неделю я буду ждать знака от Рамы и если ничего не произойдет, то я выйду на контакт со своими близкими, сейчас они думают что я на отдыхе в Исландии, но через неделю отпуск должен закончиться, и моя дочь будет беспокоиться если я не позвоню ей. Но я не позвоню ей, а приеду к ней прямо домой, сделаю сюрприз, она живёт здесь в Америке на восточном побережье, правда я не знаю её точного адреса, но думаю, что узнать её адрес будет не сложно.

Что касается проведённого дня в Америке, в городе Нью-Йорк, то у меня смешанные чувства, здесь все улыбаются, конечно эти улыбки надутые, но с другой стороны, лучше фальшивые улыбки, чем откровенное хамство которое у нас в России встречается повсеместно, я и сама такая, когда у меня плохое настроение, то лучше не попадаться ко мне под руку. Похоже что хамство у нас в крови, на генном уровне, многие оправдывают хамское поведение тяжёлой жизнью в России, но моя жизнь никогда не была сложной, я жила в комфортных условиях, но мой характер точно такой же, как у всех россиян.

Улыбки американцев это конечно хорошо и приятно, но в целом первое впечатление от Америки у меня противоречивое. Я впервые в Нью-Йорке и представляла этот город совсем другим, а на деле я увидела горы мусора, толпы бомжей и запущенность, по сравнению с большими городами Европы, Нью-Йорк сильно уступает в этом плане. Когда я ехала в такси, в удалении от центра, то у меня складывалось впечатление, что я нахожусь в стране третьего мира. Впечатление и вправду противоречивое, здесь ощущается дух деловой и финансовой активности, местами здесь пафосно и дорого, но в тоже время присутствует ощущение некой провинциальности. На улицах очень много чёрных, неожиданно много, мне кажется что черных в этом городе большинство, уже ближе к вечеру на Upper East Side мне попадались компании чернокожей молодёжи, их вид не внушал ничего хорошего, они очень громко разговаривали, и я даже слышала пару фраз брошенных в мой адрес, боюсь представить, что творится на улицах менее престижных районов города, не удивлюсь, что там стреляют и убивают прямо среди белого дня.

Я живу на Манхэттене. Мне сразу вспомнилась песня - "Она хотела бы жить на Манхэттене и с Деми Мур делится секретами", пожалуй Млнхэттен это одно из самых последних мест на земле, где бы я хотела жить, я не знаю как будет дальше, но не могу сказат, что мне здесь нравится, возможно просто я не привыкла к жизни в больших городах. С другой стороны я всего лишь увидела улицы Нью-Йорка, а с внутренним миром этого города мне ещё предстоит познакомиться, познакомиться с людьми, уверена что здесь много интересных, незаурядных людей, но для коммуникации требуется знание английского языка с которым у меня проблемы, конечно я могу общаться самыми простыми фразами, только когда я слышу разговор американцев на улице или когда мне в магазине консультант начинает объяснять что-то, то я совершенно их не понимаю, поэтому без хорошей языковой базы мне никогда не будет уютно в этой стране.

NY 3.03.17

ХХХ

Темно и холодно, если взглянуть на небо, то можно увидеть серую, сырую ночь, но если хорошенько присмотреться, то это вовсе не небо, а большой каменный свод, под которым тысячи людей стояли в очереди у проходной завода. Бледные лица людей не излучали счастья, напротив, в этих лицах читалась боль страданий и безграничная пустота, люди словно мертвецы безмолвно шагали в перед, а впереди их ждала тяжелая физическая работа. Мужчины были одеты в рваные шапки-ушанки и черные потертые ватники, женщины мало чем отличались от мужчин в одежде, за исключением косынок на голове, вместо шапок. Бородатые мужики и грязнолицые женщины, не выдавали своего возраста, все они были похожи на одну серую, однотипную массу, воняющую потом и дымом.

Вы, читатель, не подумайте что я описал заключенных ГУЛАГа в Советской России, неких таких любимцев Солженицына, нет, это не Россия, а действие происходит совершенно в другом времени и пространстве.

В толпе этой огромной очереди, у проходной завода, так же как все, опустив свою голову, шёл молодой человек. Мне хочется сказать шел молодой человек по имени..., да вот только имени у него не было. У него не было имен даже не потому, что у него не было мамы (рождён этот человек искусственным способом), у него не было имени потому, что оно ему ненужно, в том обществе где он родился и вырос, люди вообще не общаются друг с другом, не рассказывают друг другу истории, не ведут дискуссии, здесь это совершенно ненужно, все свое время люди либо работают, любо спят, а общаются только с "системой" и то, по сугубо организационным вопросам. Но все же, что-то на подобное имени у этого человека было, в этом месте он значился как рабочий под индификационным номером 3Cbq7aT1tY8kMxWLbitaG7yT6bPbKChq64, мы же, превратим эту длинную строчку цифр и букв в имя и фамилию, пускай его будут звать Шестьдесят Четвёртый, как две последние цифры в его коде.

Шестьдесят Четвертый пересек рамку проходной завода и посмотрел на свою руку, как если бы мы посмотрели на часы, но часов на его руке не было. На грязной коже руки, красным светом загорелся номер С8, Шестьдесят Четвёртый окинул взглядом большое помещение, его взгляд быстро нашел табличку с номером С8, под которой находился эскалатор уносящий рабочих куда-то вниз. Таких эскалаторов в зале было много: 10 под литерой А, 12 под литерой В и 8 под литерой С. Люди проходили через рамки проходной, после чего распределялись на определенный вид работ, сегодня Шестьдесят Четвертому достался сектор С8.

Местом, где работали эти на первый взгляд несчастные люди, было безжизненной планетой XQ17/18, относительно небольших размеров, люди прибыли на неё с целью добычи полезных ископаемых. Они подобно червям, въедались в спелое яблоко планеты и пожирали его изнутри.

Рабочие из года в год, углубились в недра планеты и прямо там, под тысячами километров от поверхности, строили заводы, заводы, заводы.

На одном из таких заводов работал Шестьдесят Четвёртый, сегодня он был рад, что система отправила его в сектор С8, а не как вчера в сектор В2, где находился сталелитейный цех, в секторе С8 ведутся работы по углублению до пласта железной руды, поэтому, ему скорей всего предстоит поработать электромонтажником при установке оборудования в туннелях, работа простая, время до перерыва пролетит незаметно.

Может показаться абсурдным тот факт, что столь высокоразвитое общество способное путешествовать от одной планеты до другой, будет использовать примитивный труд, где люди как миллионы лет назад в шапках-ушанках, взявшись за лопаты грузили уголь в вагонетки, но без этого оказалось ни как, невозможно послать армию роботов с одной планеты на другую, вернее это не целесообразно с экономической точки зрения, а вот послать пару тысяч людей и там, уже на месте расплодить их на пару миллионов, это гораздо эффективнее и дешевле. Там на месте, родившиеся люди создадут роботов, только перед этим им нужно выплавить миллиарды тон металла и залить миллиарды кубов бетона.

Шестьдесят Четвёртый, не смотря на его удручающий вид, был неимоверно счастлив, что ему удалось попасть в это замечательное место, то, что он оказался на этой планете, было большой удачей, потому что он обладал в этом месте особенным статусом и отличался от большинства людей. Все дело в том, что Шестьдесят Четвёртый, не был рожден на этой планете, а прибыл с другой планеты, там где он родился, на небе светило солнце, в реках текла чистая вода, а работа которую нужно было выполнять, заключалась в нажатии кнопок за пультом управления, но он с радостью променял то райское место, на тесные и сырые ущелья дальней планеты, где люди никогда не видят солнечного света. Променять белоснежную рубашку на грязную фуфайку, пульт управления на кирку, и при этом быть счастливым человеком, явление мягко сказать противоречивое, но всё дело в том, что Шестьдесят Четвертому, как и всем другим, совершенно наплевать на солнце, воду, чистоту или грязь, им это все не важно, а важно им только то, как дорого стоит их рабочее время.

Здесь, на безжизненной планете, где ещё совсем мало робототехники, рабочее время ценилось очень дорого, а работы было так много, что её хватит на не одну тысячу человеческих лет. Здесь индустриализация, тяжелый труд, и этот труд очень хорошо оплачивается.

Шестьдесят Четвертый попал в состав экспансии и стал получать плату за труд в десять раз больше, чем на "солнечной планете", людям родившимся уже тут, повезло немного меньше, выполняя такой же труд, как Шестьдесят Четвертый, они получали всего в три раза больше чем на "солнечной планете", но и эта плата считалась очень хорошей.

Шестьдесят Четвёртый был прав, сегодня ему предстояло тянуть пучки электрических кабелей в сырых туннелях уходящих в чёрную даль подземелья. Его бригада в семь человек села в вагонетку и поехала вперед, оставляя за собой разматывающийся кабель, проехав примерно километр, вагонетка остановилась, рабочие быстро спрыгнули на каменный пол и принялись монтировать железные шкафы к стенам туннеля. Не говоря ни слова друг дргу, бригада работала слажено и быстро, один бурил отверстия в стене, другой вешал железный шкаф и закручивал гайки, третий работал сварочным аппаратом. Каждый знал что ему нужно делать и делал свою работу быстро и аккуратно, за выполнение дневного плана, бригаде полагалась премия, а вот за серьёзное отставание от графика, либо за дисциплинарные проступки бригада могла лишиться установленного "системой" заработка, от чего все старались работать на приделе своих сил.

Прошло чуть больше двух часов, как бригада Шестьдесят Четвертого закончила работу на четвертом километре, раздался долгожданный сигнал на перерыв, такие перерывы происходили примерно каждые два часа, если выполняемая работа не требовала остановки.

Рабочие предвкушая минуты предстоящего счастья оживлялись, а на их лицах даже появлялись улыбки.

Всё так же, в полной тишине, семь человек сняли с себя не большие рюкзаки, сели кто на пол, кто на вагонетку, стараясь максимально комфортно устроиться на минуты отдыха. В рюкзаке у каждого человека находился термос, в котором была питательная жидкость служившая им завтраком, обедом и ужином. Им следовало выпить десять глотков, на что отводилось пол минуты времени, но как правило, люди жадно выпивали положенную норму и засучив раков левой руки, впивались взглядом в своё запястье, на котором должна высветиться цифра вознаграждения.

Пол минуты отводимые на прием пищи тянулись словно вечность, каждый застыл в предвкушении ожидаемой цифры, хотя абсолютно точно знал, каким будет его вознаграждение, правда иногда цифра могла незначительно колебаться, плюс - минус в пару позиций, всё зависело от качества работы, за перевыполнение плана полагалась небольшая премия, а если случались непредвиденные поломки или заминки в работе, то следовал вычет.

Такой технический перерыв на отдых назывался "диконсценция" и занимал как правило пятнадцать минут, в некоторых случаях диконсценция могла длиться часами, сутками, годами.

Шестьдесят Четвертый, как все присутствующие смотрел на бледную руку запястья, в голове его крутилось:

"Вот-вот... уже сейчас, сейчас она зажжется".

На его руке зажглась зелёная цифра "10 yers", а на руках его коллег скромно светились зелёные 3 eyrs, один из рабочих заметив десятку на руке Шестьдесят Четвертого, завистливым взглядом посмотрел на него, словно увидел перед собой что-то невероятное.

Получив своё вознаграждение, каждый поспешил использовать его, семеро рабочих застыв на своих местах потеряли сознание, но прошло пятнадцать минут и они, как ни в чём не бывало, дружно встали с пола, сели в вагонетку и отправились на пятый километр, работать, работать, работать, зарабатывать свои кровные три, пять, десять лет "диконсценции".

ХХХ

За неделю жизни в Нью-Йорке, Инесса обзавелась всем необходимым: выбрала уютную квартиру на двадцатом этаже, из окна которой, открывается безумно красивый вид на город, наняла себе репетитора по "американскому" языку, арендовала Мерседес S класса.

Утром она посещала спортзал в своего отеля, после чего принимала душ и шла завтракать, затем отправлялась в салон красоты, в котором не нуждалась, но привычка ходить по подобным салонам, осталась с прошлой жизни, хотя с другой стороны всегда приятно видеть девушку с красивыми ноготочками и модной причёской. После обеда к ней приходил репетитор (пожилая женщина мигрирующая в США из России ещё вначале девяностых) и посвящала в тонкости лингвистических нюансов. После занятий эта женщина рассказывала о своей не лёгкой судьбе и расспрашивала как сейчас живётся в России, по всему видно что женщина тоскует о своей родине. Оказывается далеко не все мигранты живут счастливо в США, большинство, точно так же выживают, как выживают пожилые люди в России.

Инесса за пять дней обучения, уже бегло разговаривала на английском языке, она заметила, что фразы и слова запоминаются очень легко, по началу такая способность удивляла её, но потом она вспомнила разговор с Рамой, где тот говорил ей о том, что у неё "body" самой последней модели, по всей видимости новый мозг работал гораздо лучше старого.

До самого вечера Инесса сидела за книгой и приводила её на русский, что бы пополнить словарный запас. В первый день она переводила каждое второе слово в предложении, на второй день в каждом абзаце ей попадалось пара незнакомых слов, а на третий день, пара незнакомых слов встречалась ей уже в лучшем случае на двух-трёх страницах. Учитывая такие способности в изучении языков, у Инессы в планах было выучить ещё пару языков для общего развития, особенно ей нравился французский.

Обычно по вечерам, когда перевод книги утомлял её, она шла ужинать в ресторан отеля, а после садилась за руль своего Мерседеса и ехала в какой-нибудь Нью-Йоркский музей, которых в этом городе было великое множество. Там на музейных выставках, она заводила знакомства, обладая невероятной красотой и юностью, она с лёгкостью знакомилась с мужчинами и уже за неделю пребывания в Нью-Йорке, у неё была целая армия поклонников, каждый день консьерж приносил в её номер охапки цветов, в которых обязательно находилась открытка с приглашением на ужин. Жизнь в Нью-Йорке начинала нравится всё больше и больше.

Сегодня саудовский принц прислал мне цветы и подарок. Я называю его саудовским принцем потому, что он ходит в такой пижаме как саудовские принцы, а принц он или не принц я не знаю))), может он вообще король))). Когда я открыла его подарок, то там оказалось колье, если камни в нём настоящие, то такая погремушка стоит целого состояния. Не люблю когда меня пытаются подкупить, конечно он во мне видит неопытную девочку, но я то прекрасно знаю, что может стоять за таким подарком в случае если я его приму.

6.03.2017 NY

Ну вот... Мои мечты разрушены, принц оказался не принцем, а работником МИДа Катара. Сегодня от него приходила женщина что бы забрать подарок, но прежде чем забрать колье, она мне рассказала от чего я отказываюсь. Она предложила своего рода контракт, подписав который я становилась бы женой "моего принца". Я спросила сколько у него уже жён и получила ответ что десять))). В знак серьёзности намерений, он дарит это колье, которое стоит по меньшей мере миллионы долларов. Перспектива быть одиннадцатой женой человека с длинной фамилией, которую я даже не сочла нужным запомнить, меня не прельщала, хотя допускаю, что на моем месте мечтают оказаться многие девчонки. Вот так всегда бывает, когда одному очень сильно хочется, то другому это ненужно, ведь этот "принц" сделал предложение на миллионы долларов той единственной, которая ему откажет. Пускай конечно не единственной))), но думаю что из тысячи, 999 женщин на моём месте, приняли бы его предложение, но ведь он из тысячи нашёл именно ту 1.

P.S. Жалко что я узнала, что он не принц, обидно даже))).

7.03.2017 NY

Сегодня консьерж Слован рассказал мне по секрету, что в отель приходили люди и интересовались мною. На вопрос, кто были эти люди, он мне ответил, что они представились частными детективами. В частности они спрашивали с какой целью я нахожусь в Нью-Йорке, каков род моей деятельности и получаю ли я деловую корреспонденцию, на что служащий отеля послал их куда подальше, но потом они приходили снова и разговаривали в кабинете за закрытыми дверями, Слован склоняется, что второй раз они пришли что бы дать денег за информацию и скорей всего они её получили.

Видимо это дело рук моих поклонников. По сути мне нечего бояться, но что-то мне подсказывает, что нужно избегать излишнего внимания. Но я ведь ничего не делаю, стою на выставке, смотрю на картину, как ко мне обязательно кто-нибудь подойдёт и начнёт подкатывать, а я не могу не разговаривать с ними, мне тут всё интересно. Я только сегодня узнала, что в Америке взаимоотношения между мужчиной и женщиной совсем не такие как в России, здесь нужно сразу ставить рамки дозволенного, но если я общаюсь с мужчинами, смеюсь, улыбаюсь и не говорю, что у меня есть бой френд с первых минут разговора, то это обозначает что я даю зелёный свет.

С английским языком у меня дела обстоят хорошо, только этого мало для полной адаптации, для того, что бы лучше разбираться в американских отношениях, мне стоит брать не уроки английского языка, а уроки дибильной американской ментальности, я просто не понимаю некоторых моментов поведения, для русского человека многие моменты жизни американцев балансируют на грани абсурда.

Здесь всё не так как в России, если в бытовом плане различие в лучшую сторону, то на уровне взаимоотношений, мне многое не нравится.

P.S. Детективы это знак, что всё же нужно быть осторожнее. Сегодня я заплатила за съёмную квартиру, а через пару дней перееду и буду жить без визитов в светские места.

P.S.S. Ранее я давала себе установку, что если за неделю не будет ни какого знака от Рамы, то я уеду в Россию, неделя подходит к концу, но знака так и нет. Рама мне говорил, что бы я сняла квартиру и принимала LSD, но я так и не выполнила его пожелания, видимо поэтому нет никакого знака, скоро я перееду в квартиру и тогда посмотрим что будет, даю себе ещё семь дней.

8.03.2017 NY

Квартиры в Нью-Йорке сдаются без мебели, поэтому в день перед переездом в новое жилище, задачей номер один, была покупка мебели. Инесса с самого утра отправилась в мебельный магазин, где выбрала стильный диван, кухонный стол, стулья и прочую утварь, но во время оформления заказа произошло принеприятнейшее событие, банковская карта, которая безотказно выполняла все её желания в последнюю неделю, оказалась заблокированной, от чего Инесса погрузилась в растерянность.

Припарковав свой Мерседес возле отеля, она велела Словану перенести все её вещи в машину, а сама отправилась выписываться из номера, где ей пришлось оставить все наличные, чтобы полностью рассчитаться за дополнительные услуги.

На выходе из отеля стоял счастливый Слован в предвкушении хороших чаевых, но впервые за семь дней, вместо денег он получил он неё постное "спасибо".

Просторная квартира между Манхеттеном и Квинсом была довольно просторной, с большими окнами от пола до потолка, в России такие окна не пользуются популярностью по причине холодного климата и унылого вида. Инесса вспомнила своего чудаковатого друга, партнёра по бизнесу, у которого в доме вместо окон, вмонтированы большие плазменные телевизоры показывающие видео-имитацию вида из окна. В спальной комнате у него вид на Эйфелеву башню, в гостиной вид на Венецию, в кабинете на Монмартр. Воспоминания об окнах, напомнили ей свой загородный домик, где не смотря на прекрасный вид на Волгу, окна были витражными с применением жёлтой и красной мозаики, в такие окна тяжело восхищаться прекрасным видом, но в те дни, когда солнце радует своим появлением на небе, комната наполняется таким приятным светом, что обстановка похожа на сказочною, райскую и душа погружается в умиротворение.

Сейчас, в эти минуты воспоминаний, она немного взгрустнула о доме.

В данный момент, её домом была ты самая квартира, на двадцать пятом этаже, между Манхэттеном и Квинсом, в этой квартирке Инесса сидела на полу гостиной, и не знала что ей дальше делать.

В моей квартире нет мебели))), я спала на полу, подложив под голову сумочку, а укрывалась халатом, но ничего, я думала будет хуже, конечно если бы у меня было старое тело, то моя спина сейчас изнывала от боли. Было неудобно, неприятно, но я в полном порядке.

Утром я ходила в банкомат, но моя карта по-прежнему заблокирована, Рама говорил, что даёт мне деньги на первое время, но я не думала, что это первое время всего на семь дней. Но он ещё говорил что-то, что вскоре я смогу обходиться без денег, не совсем представляю как это, но сегодня я купила на последнюю мелочь кисломолочных продуктов, думаю дня два протяну на кефире, а что делать дальше, я даже не знаю. Наверное я продам всё золото, что на мне и куплю билет до России.

Вообще это подло, так перекрывать мои денежные возможности, я довольно обеспеченная женщина и без проблем могу прожить в Нью-Йорке на свои средства, для этого мне всего лишь нужен мой настоящий паспорт, но сейчас у меня нет не паспорта, не денег.

У меня есть два свободных дня. Без денег у меня нет смысла выходить на улицу, поэтому я займусь тем, на что я не решалась пойти всё это время.

10.03.2017 NY

Инессе всё же пришлось выйти из своей квартиры для того, что бы забрать содержимое банковской ячейки.

Портсигар блеснул в руке, его створки распахнулись, и она увидела два пакетика, в которых ровными рядами запечатаны маленькие пачки пластинок, похожие на почтовые марки. На ум пришла песня группы Сплин - "все таблетки подъедены, марки тоже наклеены", ей только сейчас, спустя много лет, стало понятно какие марки имел ввиду Александр Васильев. Она взяла одну такую пластинку и внимательно присмотрелась на неё, на одной стороне марки был улыбающийся смайл, а на другой, без каких либо конспираций, очень маленькими буквами было написано - LSD Х. Она переложила двадцать пластинок из портсигара в своё круглое зеркальце и вышла на улицу. Когда на руках оказались наркотики, то снова возникло то волнительное чувство, как в аэропорту Кеннеди, мысль о том, что она носит с собой нелегальные вещества, заставляла напрягаться, в голове появились неприятные мысли. Только когда она благополучно добралась до дома, чувство тревоги пропало. Двадцать аккуратных марок лежало перед ней на полу, но она не знала с чего начать и что делать.

У Инессы был некий опыт употребления веществ в юношеском возрасте, чисто в ознакомительных целях, но она никогда не принимала психоделики, поэтому, прежде чем глотать неизвестный препарат, она решила заглянуть в интернет и узнать более подробно, с чем ей придётся иметь дело.

1938 году, в швейцарской фармакологической лаборатории "Sandoz Laboratories", химик Альберт Хофман разрабатывал стимулятор дыхания и исследовал вещество, которое сужает кровеносные сосуды - спорынью. Затем учёный синтезирует вещество находящееся в спорынье в лизергиновую кислоту с помощью диметиларгинина. В ходе экспериментов, учёный случайно капнул вещество на кожу, а через сорок минут он ощутил эффект, и понял какое сильное вещество он создал. Уже позже, Хофман принял LSD осознано и поехал кататься на велосипеде, ему казалось, что он катится по радуге, а вокруг проплывают дома, деревья, облака. Воздействие LSD на организм длится довольно долго - порядка двенадцати часов, практически целый день и такой день в обществе "любителей-экспериментаторов" назывался "Bicycle Day". LSD активизирует в мозгу один из рецепторов - серотонин 2А, этот рецептор расположен в передней коре головного мозга и отвечает за зрительное восприятие и осознание окружающей действительности. Серотонин - это нейромедиатор отвечающий за передачу сигналов к нервным клеткам и обратно, ощущения вызваваются колебаниями рецептора, молекулы LSD по структуре напоминают серотонин, d-лизергиновая кислота как ключ подходит к клеткам серотонина стимулируя их деятельность едва заметно или очень сильно. LSD противопоказан наркоманам и людям с неустойчивой психикой, её употребление с большей вероятностью вызовет у них бэд трип. Очень важен психологический настрой, у людей которым вводили препарат в больничных условиях, где как правило обстановка угнетающая нежели умиротворённая, то у таких пациентов бэд трипы случались гораздо чаще. Поэтому следует внимательно отнестись перед употреблением препарата к личному психологическому фону и окружающей обстановке.

LSD имел позитивное применение в медицине, но поскольку кислота из научных лабораторий перешла на улицы, а на улицах долбанные-обдолбанные хиппари расшатывали устои государства и ставили под сомнение базовые социальные нормы, то государство в 1975 году нанесло ответный удар и поставило под запрет не только LSD, но и травку. Эта история с государством банальна по своей сути, одни наехали на других, другие жёстко ответили, но не логичным является тот факт, что государство не просто ограничило оборот LSD, а наложило запрет на медицинские исследования. Многие учёные неверии своим глазам, когда получили письма из департамента США о немедленном завершении всех работ в этой сфере. У медицинской науки имелась масса уже готовых уникальных открытий и методик применения лекарств на базе психоделиков, новые лекарства даже не имели галлюциногенных эффектов и существенно купировали или упрощали симптомы тяжёлых заболеваний, были даже случаи, когда слепые приняв экспериментальные препараты начинали видеть, но не смотря ни на что, медицинское применение LSD оказалось под запретом.

Такая позиция государства в отношении LSD свидетельствует, что d-лизергиновая кислота это не просто наркотик, а совершенно более сложное и уникальное, позволяющее заглянуть за кулисы существующего мира. [Примечание автора. В то же время, в СССР произошёл запрет на выращивание конопли, что для советского государства являлось просто абсурдом, более четверти посевных полей было засеяно данной культурой, продукты переработки конопли широко использовались во всех сферах промышленности от технических масел, до текстиля. В СССР травка не пользовалась популярностью, никто её не курил, в посевах использовалась конопля с ничтожно малым содержанием канабиойдов, но закулисные мировые правители настолько напугались, что поспешили запретить коноплю и психоделики не только в США, но и во всём мире].

Доза первая.

Инесса держала на кончике пальца маленькую марку, жёлтый смайлик широко улыбался, видимо такое изображение было выбрано неспроста, а для позитивного настроя перед путешествием в новую реальность. Опасение вызывал тот факт, что новая реальность могла оказаться пугающей и страшной, а рядом даже нет ни кого, кто бы мог ей помочь, подобные эксперименты стоит проводить под присмотром врача или близкого человека, но в данной ситуации рядом с Инессой ни кого не было. Альберт Хофман описывал, что в течение нескольких часов он находился в состоянии бреда: ему казалось, что он стал одержим демонами, что его соседка - ведьма, что мебель в его доме угрожает ему, после этого, чувство тревоги отступило, ему на смену пришли разноцветные образы в форме кругов и спиралей, которые не пропадали даже при закрытых глазах.

Проделав все опасения и набравшись сил, Инесса всё же положила марку себе на язык, вопреки её ожиданиям, у марки не было никакого вкуса, ни какого вяжущего эффекта, ни чего.

Она взглянула на часы, часы показывали ровно полдень, теперь здравый смысл вернётся только к завтрашнему утру.

"Только бы заснуть ночью без проблем". - Подумала она, потому что ночью у неё появляется волнение, страх и паническое состояние.

Прошло двадцать минут, ни чего не происходило, но чувствовалось как участилось сердцебиение, трудно сказать от чего это, возможно это начало необратимых процессов в организме, возможно просто волнение. Инесса сидела на полу, спиной облокотившись об стену, через двадцать минуть её тело затекло, она встала и прошлась по комнате, звук её шагов показался странным, она прошла по комнате ещё раз и поняла, что стала слышать свои шаги по-особенному, шум шага разделялся на множество элементов и каждому шуму соответствовало прикосновение определённой части ступни, в одно мгновение она могла определить точные координаты шума в пространстве. Она подошла к окну и открыла его, тут же в комнату ворвались многомиллионные шумы большого города: гудки машин, сирена машины скорой помощи, голоса толпы, работа строительной техники, всё-всё вокруг шумело, но шум этот был словно у неё внутри или она была в этом шуме.

"Шум внутри мня или я в шуме? Как я могу быть в шуме? Возможно я это и есть шум, да совершенно верно, я и есть шум." - Такие мысли крутились в её голове, возможно они покажутся бредом, но для неё это было целое философское познание, наполненное смыслом.

То же самое происходило с её зрением, визуальная картинка сильно изменилась, этот эффект можно сравнить, как если бы чёрно-белый фильм, в очень плохом качестве, на бабушкином телевизоре, вдруг переключился на цветной HD формат с телевизором 4К в 200 дюймов. Краски мира приобрели совсем иную гумму и насыщенность.

Разум работал абсолютно нормально, ни какого головокружения, ни какого тумана и нарушения координации. Появился прилив сил и ощущение того, что энергия впитывается прямо из космоса через клетки кожи. Волнение ушло, на его месте появилась приятная радость. Время и пространство сталкивается, начинаешь видеть взаимосвязь всего что тебя окружает, открывается подсознание, находит божественное озарение, перед глазами расстилаются не объятые просторы.

Инессе сильно захотелось выйти на улицу, но крупица здравого смысла удержала её в стенах квартиры. На протяжении восьми часов, она находилась под сильным воздействием, если взглянуть на неё со стороны, то можно увидеть, как девушка перекатывается по полу и бессвязно бредит. Под вечер, когда действие психоделика пошло на убыль, Инесса выпила пакет кефира и легла спать, не смотря на то, что глаза её были закрыты, перед ней оставалась всё та же картина, что с открытыми глазами, словно веки были прозрачными. Она лежала на полу и моргала, ей это казалось забавным, а потом плавно начался сон, настоящий сон, она отключилась словно электрический прибор выдернули из розетки.

Инесса проснулась от утренних лучей солнца, голова не болела, но чувствовалась не большая тяжесть, сенсорная чувствительность была усилена, но конечно не так, как под препаратом. В комнате было душно и она вышла на балкон, с Гудзона веял бодрящий ветерок, всё хорошо, всё прошло удачно, без последствий.

Инесса приняла душ, потому что тело было неприятно липким, видимо температура тела повысилась во время эксперимента. Аппетита особо не было, но хотелось пить, она пила прямо из под крана не задумываясь о последствиях этого поступка. Желудок не смотря на отсутствие аппетита урчал (по утрам она хорошо завтракала), организм помнил о часах приёма пищи и требовал своего законного завтрака.

Денег на покупку продуктов у неё совсем не было. Инесса поймала себя на мысли, что думает о магазине для нищих, женщина эмигрантка, которая давала уроки репетиторства по английскому языку, как-то рассказывала о таких магазинах. Унизительные мысли о магазине для бомжей, рассердили Инессу и она не долго думая, набрала единственный номер телефона, который она хорошо помнила, так как сама его выбирала из разряда красивых номеров, это был номер её офиса в России.

- Офис компании "Опитек". - Раздался знакомый голос секретарши.

- Леночка, свяжи ка меня с Ларисой Павловной из бухгалтерии.

- Хорошо, как вас представить?

- Как как? Ты что не узнаёшь меня, это я Инесса.

На обратном конце провода повисла временная пауза, а потом Леночка ответила:

- Простите, какая Инесса?

- Как какая, Инесса Романовна Рубинская. - Раздраженным голосом проговорила Инесса.

- Женщина, я не знаю что вы хотите этим показать, но прошу вас не звоните сюда больше.

- В смысле?

- В коромысле. - По-деревенски ответила Леночка и бросила трубку.

"Вот сука, приеду, уволю овцу сраную".

Она открыла свой MacBook и прялась печатать.

Сильно беспокоит финансовый вопрос, очень непривычно существовать без денег, это мешает сосредоточиться, а сосредоточиться есть над чем.

Вчера я впервые приняла LSD, сейчас, на другой день после полученного эффекта, я могу с уверенностью сказать, что это не имеет ничего общего с наркотиками, потому что наркотики принимаются для того, что бы кайфануть, но я не могу сказать, что вчера мною был испытан кайф. Да, было чувство радости и умиротворённости, но был и страх и волнение и масса других различных эмоций. Я не была в отключке, у меня до последнего оставалось ощущение ясности ума, мозговая деятельность была очень сильной, в голове постоянно крутились мысли, у меня появлялись вопросы и на них я находила ответы, всё казалось простым, как дважды два.

Сначала я стала видеть и слышать гораздо более чётко, краски мира становились очень яркими, потом начались сенсорные искажения, ко мне на балкон прилетела птица и у неё был большой страшный клюв, я сразу поняла, что таких птиц не бывает и что это началась игра с моим сознанием, затем произошло самое интересное - путешествие. В этом состоянии, я смогла заглянуть в сознание словно в микроскоп, увидеть то, чего раньше не видела, я побывала в другом мире и вернулась обратно.

Подсознание акцентировало внимание на тех наших разговорах с Рамой, когда он говорил о нереальности этого мира в том виде, в каком его принято считать, что наш мир создан искусственным интеллектом и что всё это не более чем игра.

И тут я почувствовала себя частью кибернетической системы, я ощутила, что моё действительное место в пространстве вовсе не эта квартира в центре Нью-Йорка, для меня вообще не существовало пространства, а материя предстала в виде информации оформленной в длинные цепочки цифрового кода.

Моё путешествие заключалось в том, что я знакомилась с внутренним миром системы, у меня была масса вопросов которые должна была задать ещё Раме, но я ему не до конца верила. Видимо так устроен человек, что верит только самому себе, и вот теперь я сама увидела, вернее почувствовала, ощутила, не знаю даже какое слово правильно опишет моё прозрение, но суть в том, что я верю во всё это на сто процентов. Всё в точности так, как говорил Рама - наш мир иллюзия, сюжет в кибернетическом редакторе, всё вокруг есть информация в виде кода, а эти коды задействованы в программные алгоритмы и происходит динамика развития, которой нет придела.

У меня было много вопросов и многое было интересно. Я захотела узнать кто является моим игроком, моим "First body", я нашла файл привязки и порт в другую систему, где находились корневые файлы моего игрока, но доступ к переходу был для меня закрыт. Вообще, всё что было связанно с реальностью икс (системы Х), было недоступно для реальности игрек (системы Y), но был открыт доступ к "системе Z", как я позже я догадалась, запрет доступа к вышестоящей системе является обязательным правилом, но вот всё что создаётся после "системы Y" доступно, потому мы их создаём, а не они нас.

Самым интересным открытием для меня, было то - что в системе хранились файлы всего - прошлого, настоящего и даже будущего, иными словами будущее предопределено, доступ к файлам будущего закрыт, но открыт доступ к прошлому, я даже совершила путешествие во времени, перекинув мост от своих файлов к давно не активным файлам "No body", персонаж которого жил тысячи лет назад. Пускай не долго, примерно около пятнадцати минут, но я жила его жизнью, видела и чувствовала всё точно так же, как сейчас. Будучи в его теле, я не могла совершать действия от себя и влиять на ход событий, теперь мне стало ясно каким образом Рама показывал мне жизнь Джеймса Эванса.

" First body " в которого я вселилась, был молодым юношей, и в тот момент шёл на свидание к своей возлюбленной, я ощущала все чувства которые он испытывал, а испытывал он сильное волнение и трепет первого свидания. Мне было сильно интересно, что же будет дальше, кто его возлюбленная, что он скажет при встрече, было очень интересно узнать отличаются ли люди жившие тысячи лет назад, от людей нынешних, но мне к сожалению, было не суждено увидеть что произошло дальше, видимо действие LSD пошло на убыль и я очнулась в своей квартире. За окном стемнело, я поняла что прошло уже очень много времени, хотя мне казалось что прошло не больше полу часа.

В теле чувствовалась усталость и хотелось спать, я легла на пол и укуталась халатом, в эту ночь было прохладно, когда холодный пол нагрелся подо мной, я почувствовала лёгкую дремоту и закрыла глаза. Но каково было моё удивление, когда я увидела, что картинка с закрытыми глазами не менялась, словно мои веки были прозрачными. Конечно я была ещё под действием LSD, мне всё казалось таким простым, и мучил вопрос: почему же люди не догадываются о таких простых вещах, ведь всё настолько просто и очевидно. Рассуждая сама с собой в слух, я не заметила как заснула и на этом моё вчерашнее приключение закончилось.

Мне не терпится вернуться в тот мир снова и познать устройство системы более тщательно. Но понимаю, что если я увлекусь тем миром, то в этом мире всё может закончиться для меня очень плохо, мне нужна энергия, но мой холодильник пуст, а ещё через какое-то время у меня элементарно закончатся средства для гигиены.

Если дело пойдёт так дальше, то я окажусь на улице, перспектива стать бомжом Нью-Йорка, меня совсем не прельщает, хотя для бомжей в этом городе созданы все благоприятные условия, в этом я смогла убедиться с первых дней знакомства с этим городом. Я припоминаю как Рама говорил мне, что я скоро смогу обходиться без денег, я даже догадываюсь, что он имел ввиду, жаль только я не успела подготовиться, когда моя банковская карта была безотказной. Но я сама во всём виновата, Рама сказал что даёт деньги на первое время, видимо этим первым временем, была первая неделя, но я занималась совсем не тем, чем нужно, надо было сразу жрать эту кислоту, как было велено, теперь уже поздно рассуждать о прошлом, что сделано - то сделано.

Даже не знаю что мне делать дальше, я сегодня звонила в Россию, на единственный номер, который был у меня в голове, я хотела связаться с бухгалтером и попросить денежный перевод по Western Union, но это было глупой ошибкой.

У меня в США есть единственный человек, к которому я могу обратиться, это моя дочь. Ели покопаться в моей электронной почте, то можно найти письмо, где она скидывала свой точный адрес в Штатах, можно конечно с ней связаться в интернете и спросить номер телефона, но у неё будет так много вопросов, а мне меньше всего хочется выглядеть глупо, не хочу и не буду беспокоить её звонками, да и что я могу сказать - "Здравствуй доченька, это мама, я в Нью-Йорке, забери меня пожалуйста к себе, у меня совсем нет денег.", нет, я найду способ добраться до неё сама.

11.03.2017 NY

ХХХ

Инесса узнала точный адрес дочери, это был пригород Ричмонда штат Виргиния, город находился относительно не далеко от Нью-Йорка, примерно пол тысячи километров в пути. Инесса прикинула, что если выедет утром, то к вечеру должна быть на месте.

На часах было половина двенадцатого, смысла ехать сегодня не было, так как нужно найти хоть каких-то денег на бензин и продукты, собрать все вещи, разобраться с навигатором и многое другое. В итоге, Инесса решила что выедет завтра рано утром, а сегодняшний день посвятит подготовке к отъезду.

Она посчитала сколько ей нужно денег, денег на удивление оказалось нужно не много, в её Мерседесе был полный бак бензина и возможно его даже хватит на всю поездку, но для пущей уверенности можно выделить двадцатку на бензин, ещё двадцатку на еду, ну а больше ей ничего и не нужно.

Инесса пошла в ломбард и заложила одно из своих колец под двести баксов. Одна задача была решена. Брать с собой все вещи она не стала, Ричмонд находился не так далеко, поэтому она предположила, что скоро вернётся обратно. Навигация в Мерседесе тоже не стала для неё проблемой, всё было просто и понятно, единственное что ей не давало покоя - это наличие LSD, что с ним делать, оставить в квартире или взять с собой? С одной стороны безопаснее оставить LSD дома, но после того, как она поняла какой силой обладает это вещество, расставаться с ним ей не хотелось. Она долго думала куда спрятать марки и приняла гениальное решение.

Всё оставшееся время этого дня, она занималась маникюром и педикюром, прежде чем покрывать свои ноготочки лаком, она на скотчь приклеивала к ноготку марку и покрывала ноготь толстым слоем гель-лака, марки были размером в пол сантиметра, поэтому прекрасно умещались на ногте, но вот на ногах большая часть её ноготков, были совсем крохотными, поэтому пришлось на ногти больших пальцев клеить сразу по четыре марки. К вечеру она закончила свою работу, после чего записала в свой дневник все события сегодняшнего дня, где особенно упоённо описала идею спрятать марки под лак.

Уже третью ночь она спала на полу, перед тем как заснуть, она дала себе слово, что эта ночь будет последней, больше такого унижения судьбы она не потерпит.

Ранним утром Мерседес тронулся с места, Инесса переключала радиостанции пока не нашла подходящую песню, такой песней стала

Roy Orbison You Got It, утреннее солнце ещё только вставало над Америкой, настроение было превосходное. Нью-Йорк просыпался, но пробок не было, Инесса мчалась по улицам города очень уверенно, на дороге была нанесена непривычная разметка, какие-то сплошные линии разного цвета, квадратики, ромбики, но похоже всё это волновало её меньше всего. Боковое окно автомобиля открыто и она эффектно высунула в него локоть, правая рука держала руль, левая сигарету, ветер из открытого окна развевал её шикарные волосы. Она была в больших солнцезащитных очках в круглой оправе, а губы накрашены ярко-красной помадой, на одном из светофоров с ней поравнялся маленький Porshe с открытой крышей, водитель которого уставился на неё. Задние машины почему-то стали сигналить, Инесса посмотрела на светофор - тот горел красным, тогда она спросила у пялящегося на неё мужика, почему машины позади неё сигналят.

- Вы видимо не из Штатов. - Сказал мужчина и расцвёл в улыбке от того, что она с ним заговорила. - У нас разрешено поворачивать на право когда горит красный свет.

Инесса послала ему воздушный поцелуй и резко тронулась с места.

В России поворот на право запрещён, но Инесса зачастую пренебрегала этим правилом, не только направо, но и налево и прямо, от чего не редко получала штрафы, которые в силу её финансового благополучия не заставляли ездить по правилам, у неё даже выработалась мнение, что штрафы созданы для того, что бы бедные люди знали своё место. Все люди делились для неё на сильных и слабых, себя же она относила безусловно к сильным, поэтому считала себя выше каких либо правил.

Вроде всё было хорошо, и солнце радостно светило, воздух был тёплым и в то же время бодрящим, хорошая музыка, но вот что-то было не так, она не сразу поняла в чём дело, и тут до неё дошло. Дороги... дороги в Нью-Йорке по своему качеству покрытия мало чем отличались от покрытия Российского, такие же ямы, колдоёбины и кочки. Конечно плохие дороги Нью-Йорка не сравнятся с плохими дорогами Самары, где полный ад, пиздец и Пакистан, но Инессу удивило, что в столице мира, есть такая проблема.

Она выехала из Нью-Йорка до появления пробок, её Мерседес спокойно ехал по прекрасным, широким дорогам хайвея, навигатор указывал ей путь, скоростной режим не менялся даже когда на пути появлялся тот или иной город, всегда находился объездной путь. Инесса посчитала, что при таком темпе доедет до Ричмонда к обеду, тем более, что дом её дочери Лизы, находился в пригороде со стороны Нью-Йорка, поэтому в сам Ричмонд заезжать не нужно.

Во время пути погода испортилась, не большой дождь намочил асфальт, но осадки носили коротко временными характер, тучи, то хмурились, то появлялось весеннее солнце. Часы показывали 16:00, судя по навигатору, ехать оставалось порядка трёх километров, и Инесса уже представляла как обрадуется её дочка такому неожиданному визиту.

Она свернула с хайвея на не большую дорогу уходящую в лес и поехала по ней пока не показался небольшой коттеджный посёлок. Этот посёлок не был ограждён забором, на въезде не было ни каких шлагбаумов с будками охраны, а только весела табличка с добрым приветствием. Инесса ехала по изгибающейся дороге, домики в один - два этажа стояли не по прямой линии, а полукругом, но довольно на большём расстоянии, между домами росли высокие деревья, заборов вокруг домов не наблюдалось, ни кто ни от кого не отгораживался, а на оборот, проживающие здесь люди словно хвастались своими газонами и цветниками, которые красовались на всеобщем обозрении. Домики не походили друг на друга, но нельзя сказать, что какой-то дом особенно выделялся от других, всё было достаточно гармонично и эстетично, во всём виделась культура строения и строгий дизайн, чего близко нет в России. В России всё делается по линейке - прямые дороги, там где не надо, дома выстраиваются в ряд, деревья высаживаются в ряд, от чего всё выглядит очень квадратно и угловато-остро, обязательно всё закрывается глухим забором, при этом, если у соседа забор железный, то другой сосед сделает себе забор кирпичный, если у одного соседа крыша дома серая, то другой обязательно сделает крышу синей. Такие кардинальноные отличия совсем не заботят людей, каждый сам себе на уме, в итоге получается сумбурная картина хаотичного стиля. В такие моменты Инесса испытывает разочарование за свою страну, вернее разочарование в людях живущих в России, но потом она ищет причины и успокаивается когда эти причины находит, Соединённые Штаты находятся на пике финансового благополучия, когда как Россия находится где-то в низу, между Гандурасом и Ливаном. Поэтому сравнивать США и России не корректно, если этот коттеджный посёлок построен по принципу "сделать как можно комфортней", то в России действует принцип "сделать как можно подешевле", в США иначе не купят и в России иначе не купят.

- Вы прибыли в пункт назначения. - Объявил голос навигатора.

Инесса вышла из машины и взглянула на дом, всё верно, дом был точно таким, как на тех фотографиях, которые присылала ей Лиза. Одноэтажный миленький домик с мансардной и большой открытой верандой с боку, казался очень уютным и милым. Она подошла к входной двери и нажала на звонок, раздались мелодичные трели сигнала. Ни кто не открывал, видимо ни кого нет дома, Инесса прошла на веранду и села на маленькую качельку. Так она просидела около часа, стало заметно, что на дороге увеличился трафик, машины стали чаще проезжать со стороны города, видимо жители возвращались с работы. Инесса ожидала приезда Лизы или его мужа, которые должны были приехать с минуты на минуту.

На дороге, перед домом остановилась машина и из неё вышла женщина в годах и приветливо помахала Инессе, на что та тоже помахала ей в ответ. Женщина подошла к веранде и широко улыбаясь начала разговор.

- О... вы видимо подруга Элизабет, а я её соседка, здравствуйте.

- Здравствуйте мэм, я её родственница, приехала в гости.

- Женщина изменилась в лице, её улыбка перешла из добродушного режима в фальшивый.

- Вы не знаете в каком часу они обычно приезжают с работы? - Спросила Инесса.

- В семь-восемь часов они уже ужинают, вот на этой самой веранде.

- Значит ждать уже осталось не долго?

- А вы разве не знаете? - Удивлённо спросила женщина.

- Что?

- Они уехали в Россию.

Эта новость ошарашила Инессу и она буквально потеряла дар речи.

- Если я вам могу чем-нибудь помочь, то я живу в доме по соседству. - Сказала женщина и поспешила уйти, а Инесса так и осталась сидеть на веранде, переваривая услышанное и соображая что ей делать дальше.

Через пол часа, когда она уже собиралась уезжать из этого места, к дому подъехала полицейская машина и тут Инесса поняла, что эта встреча не сулит ей ничего хорошего, она сильно разволновалась. Двое полицейских подошли к ней.

- Мэм, что вы делаете в этом доме, нам поступил сигнал. - Спросил широкоплечий полицейский.

- Я приехала к своей дочери.

- Покажите пожалуйста ваши документы.

Инесса покопавшись в сумочке, нашла свой американский паспорт и протянула полицейскому.

Полицейский полистал паспорт и отошёл обратно к машине, второй полицейский остался рядом с Инессой.

Полицейский у машины о чём-то долго переговаривался по рации, но нельзя было услышать что именно он говорил, так как расстояние от веранды до машины было приличное. Потом он всё же подошёл и стал задавать вопросы.

- Вы утверждаете, что здесь живёт ваша дочь?

- Да моя дочь Лиза. - Ответила Инесса.

- Мэм. В этом доме живут Майкл и Елизавета Флинс.

- Да всё верно, Елизавета Флинс, это моя дочь, мы из России, раньше её фамилия была Рубинская, но она вышла замуж и теперь она стала Елизавета Флинс.

- Значит ваша фамилия Рубинская?

"О чёрт, я же по новому паспорту Дрейк". - Вспомнила Инесса.

- О да..., я Рубинская, но потом, тоже вышла замуж и теперь моя фамилия Дрейк.

- Вы вышли замуж за американца?

- Да.

- Мэм, в вашем паспорте сказано, что вы не состоите в браке и у вас нет детей, а самое главное у вас стоит дата рождения 1998 год, поэтому вы ещё даже не родились, когда родилась Елизавета Флинс, соседка, которая вызвала нас, утверждает, что Флинсы уехали в Россию, как раз на похороны матери Елизаветы Флинс.

"Ах... эта сука, ебанутая старуха божий одуванчик, вызвала полицию, как же я сразу не догадалась, что надо сразу валить от сюда, ведь они тут в Америке все пизданутые и как что, сразу звонят в полицию и стучат друг на друга по любой мелочи. Да... попала..., и почему мне не пришло в голову хотя бы изучить свой новый паспорт."

- Мэм, вам стоит правда признаться, что вы делаете на веранде этого дома, иначе мы отвезём вас в участок для расследования обстоятельств. Я вам рекомендую на этот раз рассказать всё как есть, без вранья и обмана, потому что мы в любом случае доберёмся до сути.

Но Инесса их не слушала и сказать ей было нечего. В голове мимолётно крутилось множество мыслей.

"Похороны, значит они там в России меня хоронят, значит они взяли то тело, что плавало в бассейне "Голубой лагуны" и закопали его в землю, теперь все думают что я умерла!!! Понятно, почему секретарша в офисе не признала меня. Вот это поворот..., я о таком почему-то не подумала, хотя всё было очевидно, там ведь в Исландии была полиция, в номере лежали мои документы на которых фотография совпадает с лицом трупа, там в номере остался Огурцов, который конечно подтвердил, что труп в бассейне это я. Что же делать..."

Полицейские видели что она ни как не реагирует на их вопросы и в итоге, один из полицейских взял Инессу под локоть, и они пошли в полицейскую машину.

Инессу отвезли в полицейский участок Ричмонда, где относились к ней очень вежливо, поводов для грубого обращения она не давала, на вид была очень прилично одета, очень красива и эффектна, в базах данных она не значилась и полицейские были уверены, что это вовсе глупое недоразумение. Её даже не стали сажать со всеми задержанными, а привели прямо в кабинет начальника участка, где она какое-то время сидела одна и думала что ей делать в сложившейся ситуации.

Через пятнадцать минут дверь распахнулась и в кабинет вошёл мужчина лет сорока, с приличной проплешиной на голове и отвратительными усиками под носом, к тому же у него явно имелись проблемы с лишним весом, но всё же от него исходила внутренняя доброта, отчего Инесса даже успокоилась.

Мужчина по-доброму улыбался глядя на неё и не спешил задавать вопросы, словно сенсорно считывал с неё информацию, что бы узнать что это за человек сидит перед ним.

- Как вас зовут, мэм. - Он произнёс слово мэм с некой иронией, как будто хотел сказать: "как тебя зовут, дочка". Полицейский смотрел на неё, как на юную девочку, возможно, как на свою дочь, который сейчас столько же лет как Инессе.

- Инесса Дрейк.

- Где ваши родители Инесса?

К такому вопросу она была явно не готова, к тому же она всё ещё не до конца осознавала, что является гражданкой США и нет ни какой другой Инессы жившей когда-то в России.

Инспектор видимо посчитал, что она не хочет отвечать на этот вопрос и продолжил.

- Что вы делали на веранде Флинсов?

- Дело в том. - Стала она выдумывать. - Что я подруга Элизабет. Я приехала из Нью-Йорка, что бы повидать её.

- Вы не знали что она уехала?

- Нет, не знала.

- Но обычно люди звонят и ставят в известность что приедут в гости, тем более вы проделали такой не близкий путь.

- Да я понимаю, просто я хотела сделать сюрприз.

- Почему у вас такой странный акцент?

- Я жила в России.

Инспектор о чём-то подумал и продолжил.

- Зачем вы говорили неправду полицейским?

- О... знаете, у меня было плохое настроение, я расстроилась что не застала Элизабет дома и поэтому всё что я сказала полицейским было плохой, злой шуткой, я сожалею что всё так вышло, простите меня.

- Знаешь дочка. - Он всё же назвал её дочкой. - Ты не совершила ни чего противоправного и я не вижу смысла держать тебя здесь, но я хорошо знаю когда люди врут. Я вижу что в этой истории не всё так гладко, поэтому хочу разобраться и возможно помочь тебе, подростки вашего возврата часто попадают в неприятные ситуации.

- Я говорю вам правду сер, я не сделала ни чего плохого.

- Вот как мы поступим. - Полицейский встал из за стола и протянул ей телефон. - Сейчас ты возьмёшь свой телефон и позвонишь Элизабет Флинс. Вот только когда я услышу ваш разговор, а потом сам поговорю с ней, тогда я отпущу тебя. Окей?

- У меня разрядился телефон. - Быстро придумала отговорку Инесса, но тут же поняла что совершила ошибку.

- Покажите мне его.

Телефон оказался включенным, но звонить Инессе было некому, она сначала хотела позвонить на любой российский номер, но поняла что эта идея точно так же потерпит фиаско.

- У меня нет её номера, но вот если вы сами позвоните ей, то я смогу поговорить.

Инспектор вышел для того, что бы установить номера телефонов Флинсов и самому позвонить им, но телефоны Флинсов были выключены и инспектор не знал что ему делать.

Через пол часа Инессу отвели в санитарный блок, где вопросы задавал уже доктор.

- Вы принимали наркотики? - С ходу спросил доктор.

- Нет.

- У вас есть психические заболевания?

- Нет.

- Вы наблюдаетесь в медицинских учреждениях?

- Нет.

- Раздевайтесь.

Доктор осмотрел её тело, постучал молоточком по коленям, посветил фонариком в глаза и произвёл прочие медицинские манипуляции, после чего медсестра взяла у неё кровь из вены и предложила пройти в туалет с баночкой для мочи.

После врача, её направили уже не в кабинет начальника, а камеру изолятора, где по периметру находились лавочки, но к счастью в этом изоляторе она была одна, когда она проходила по коридору, то видела такую же камеру, в которой было полно народа, видимо её по-прежнему не считали преступницей и принимали за приличную девушку.

Уже поздно вечером инспектор встретился с доктором.

- Внешних каких либо признаков не обнаружено, но вот в крови имеется остаточное вещество схожее с LSD, видимо какой-то психоделик.

- Наркоманка?

- Не похоже, у неё хороший цвет кожи, хорошие рефлексы, нет... тут что-то другое, возможно это след какого-то лекарства, а возможно у неё психическое расстройство. Вы нашли её родителей?

- Нашли, но боюсь они будут не очень разговорчивы с нами.

- В смысле?

- Они отошли в мир иной, а другой информации о её близких нет.

- У неё странный акцент. - Заметил доктор.

- Да, она сказала что жила в России, но мы проверили, она выезжала заграницу лишь один раз и то это было совсем недавно, и не Россия а Исландия. Получается она наврала полицейским, потом наврала мне, не отвечает на поставленные вопросы, ведёт себя крайне странно, что будем делать?

- На лицо все признаки психической дисфункции, думаю у нас есть все основания отправить ей в психиатрию.

Так Инесса попала в психиатрическую лечебницу в каком-то городке в Вергинии, перед тем как полицейские передали её санитарам, у неё случился самый настоящий нервный срыв и она пыталась рассказать инспектору, что она вовсе не она, а настоящая она сейчас похоронена в России, что паспорт США ей передал Роман Огурцов, но он вовсе не Роман, а тот кто общается с ней через его тело, она билась в истерике и просила связаться с её дочерью, которая подтвердит что она её мать.

Прибывший врач из психиатрии имел удовольствие наблюдать концовку этого припадка, и ему хватило пары секунд, что бы установить диагноз - обострённая шизофрения. Ей вкололи успокоительное и она спокойно села в машину, в голове не было ни каких мыслей, она ни о чём не думала, только смотрела в окно автомобиля, там за окном проносились машины, дома, деревья. Примерно через три часа, её привезли в больницу расположенную рядом с не большим городком, больница представляла из себя старое четырёхэтажное здание с большими окнами, за которым можно было разглядеть массивные стальные решётки.

В приёмном покое у неё забрали все вещи, украшения, одежду и выдали ей белую пижаму, которая была ей очень велика, от чего штаны не держались на её худых бедрах и тогда пижаму заменили на длинную сорочку, затем её отвели в одиночную палату, где она легла на кровать и заснула.

Ровно сутки назад, она дала себе обещание, что больше не будет спать на полу, своё обещание она выполнила, только совсем не ожидала, что её ждёт кровать для психов.

ХХХ

Шестьдесят Четвертый как обычно прошел проходную завода и взглянул на запястье, красная литера А2 указала на нужный эскалатор. Он отработал на этом заводе несколько десятков лет, но ещё ни разу система не отправляла его в сектор А2, поэтому он ощутил не большое волнение, предвкушая неизвестность.

Эскалатор молниеносно доставил его в глубь планеты, но судя по времени погружения, расстояние было не большое, дальше пришлось идти по системе длинных коридоров, это были именно коридоры, а не лабиринты шахт, потому что стены аккуратно вылиты из бетона, на полу блестел чистый кафель, а освещение было ярким, илюминцентным, от которого он уже давно отвык и ему приходило морщиться (в шахтах в которых ему доводилось работать до этого, всегда горел тусклый, красный свет аварийных ламп).

Коридор вывел его в просторное помещение с десятком герметичных дверей, одна из дверей открылась. Шестьдесят Четвертый вошел, и дверь тут же закрылась за ним, и он узнал где находится. Это был санитарный рубеж, однажды он уже бывал в нем, когда прибыл на эту планету.

Он с кинул с себя грязный ватник и другую дурно пахнущую одежду и прошёл в душ дезинфекции, химический раствор смыл с него не только всю грязь, но и весь волосяной покров со всего тела. Теперь из зеркала на Шестьдесят Четвёртого смотрел не грязный бородатый мужик, а мускулистый молодой человек приятной внешности. После очистки, он одел чистое бельё и красную робу, больше похожую на гидрокостюм с множеством датчиков и встроенных приборов.

За санитарным рубежом находилась всевозможная космическая техника, вокруг которой бегали люди в таких же красных робах, пространство на котором раскинулся этот плацдарм, было не то что огромным, оно было необъятным взору, ряды техники, ангаров и различных космолётов уходили так далеко, что нельзя было видеть конца и края их приделу.

Шестьдесят Четвертому пришлось идти до указанного объекта больше получаса, когда он прибыл на место, то увидел, что его объектом был большой десантный звездолет, в который заходили люди и занимали посадочные места.

Звездолет вместил в себя чуть больше ста человек, двери закрылись и Шестьдесят Четвертый почувствовал, как машина ожила издав характерный шум двигателей, поднялась вверх и на малом ходу полетела в сторону подъёмных шахт. Глядя в иллюминатор Шестьдесят Четвёртый увидел, что не только их звездолет поднялся вверх, вслед за ними поднимались один за другим десятки различной рабочей и военной техники, десантные корабли и корабли поддержки.

Раздался сигнал диконсценции, все как по команде взглянули на запястья, взглянул и Шестьдесят Четвертый, сегодня его привычные 10 yers целиком отправились в банк, такое случается крайне редко, почти ни когда. В этот момент Шестьдесят Четвертый предпочел не отвлекаться от происходящего и уставившись в иллюминатор, наблюдал за полётом группы звездолетов, ему стало очень интересно, что же будет дальше. Впервые Шестьдесят Четвертый променял пятнадцать минут, на десять лет, конечно эти года никуда не пропали, а просто отправились в банк.

С тех пор, как люди колонизировали планету XQ 17/18, прошло сто двадцать лет, за это время колония смогла построить достаточное количество собственной техники местного производства, масштабы жизнедеятельности и добычи полезных ископаемых стали увеличиваться в геометрической прогрессии, появилась тяжёлая техника и роботизированный труд. Люди постепенно стали тянуться из недр планеты на верх, там на поверхности и на малой глубине, сосредоточено 70% полезных ископаемых, но из-за отсутствия атмосферы и низкой температуры доходящей до абсолютного нуля, выработка породы существенно осложнялась.

Звездолет вошел в подъемную шахту и увеличил скорость, Шестьдесят Четвертый ощутил перегрузку тела, стало тяжело дышать, на руках выступили вены, сердце замирало, а в уши ударила резкая остря боль, в этот момент он пожалел, что впервые за всю свою жизнь отказался от вознаграждения и не отключился как все. Вдруг, к дискомфорту перегрузки добавился яркий слепящий свет солнца, звездолет вышел на поверхность, но не меняя прежней скорости продолжал своё движение, на иллюминаторах сработали солнечные фильтры. Шестьдесят Четвертый открыл глаза, за бортом светило солнце и тысячи рассыпанных бисером звезде поблёскивали в темноте космоса, наконец-то в его жизни, за долгое время, настал момент заслуживающий внимания, вот только в этот раз диконсценция длилась не пятнадцать минут, взглянув на часы, он посчитал, что прошло уже семнадцать минут с момента диконценции, а люди сидевшие рядом, так и не очнулись. Теперь он не просто сожалел о своём поступке, а корил себя за столь необдуманный шаг, ему стало чертовски обидно и досадно, что он пропустил долгую диконсценцию, такой случай выпадает не редко.

Звездолёт замедлил скорость и перешёл на малый ход, за оком показалась наземная станция, сидящие рядом люди очнулись, диконсценция была долгой видимо для того, что бы уберечь людей от перегрузок во время полёта.

Звездолёт достиг санитарного шлюза и остановился. Наземная станция к которой они прилетели, находилась возле медного разреза, рабочим предстояла открытая добыча медной руды и транспортировка её вниз, где наверняка находился один из подземных заводов наподобие того, из которого они только что прилетели.

Шестьдесят Четвертый с любопытством разглядывал свой новый дом, станция была новой, все блестело чистотой, сквозь большие окна проникал настоящий солнечный свет, в помещениях росли зелёные растения, а воздух наполнен стопроцентным содержанием кислорода. Такая роскошь казалась немыслимой после века проведённого под землёй, Шестьдесят Четвёртый словно вознёсся из ада в рай, ему до последнего не верилось что будет работать на этой станции.

Личным пространством каждого рабочего служила индивидуальная капсула размером метр на два, по сути спальное место, но и эти два квадратных метра казались чем-то фантастично комфортным, так как на прежнем месте работы не было ни каких капсул, люди просто спали на каменном полу, все вместе, как скот, шапка-ушанка и ватная телогрейка - вот такая капсула была для них домом на долгие годы.

ХХХ

Соединённые Штаты Америки, это страна, в которой правят деньги и всё подчиняется им, поэтому в Америке платное здравоохранение, конечно это не говорит о том, что вам не окажут в необходимой медицинской помощи, вам её окажут, но за свои услуги медицинская организация выставит значительный счёт. Вообще социальные нормы в США сильно отличаются от других стран, например в США не существует гарантированного оплачиваемого отпуска по болезни или по беременности и родам, нет никаких гарантий трудоустройства, обязательной медицинской страховки и так далее.

В начале двадцать первого века, белый дом избрал курс на сокращение "жёлтых домов", потому что психи как правило не имели денег, а их содержание обходилось для государства в копеечку, и тогда особо сообразительные психи шли на преступление и попадали в тюремные психбольницы, лишь бы получить необходимые бесплатные медикаменты и кров над головой, но это меры отчаянья, нежели здравый прагматизм. Психиатрические больницы закрывались в то время, когда число душевно больных только увеличивалось, на это существует множество причин. Представители среднего класса находятся в постоянной профессиональной гонке, пребывают в перманентном стрессе от боязни потерять работу. Кроме того, традиционная американская семья переживает не лучшие времена - число разводов и семей с одним родителем уверенно увеличивается, неудивительно, что дети страдают от недостатка внимания и нередко растут в атмосфере потерянности и равнодушия со стороны взрослых. Вряд ли в таких условиях можно рассчитывать на здоровое в психическом отношении поколение, от осины не родятся апельсины, психи из поколения в поколение рожают психов. С 2010 года резко выросло число психически больных, Штаты вообще, давно занимают первое место в мире по этому показателю, по некоторым экспертным данным, количество больных составляет 63 миллиона, 20% взрослых американцев страдают депрессией, из них 19% закончат жизнь самоубийством, только среди американских школьников 17 млн. человек регулярно принимают антидепрессанты, более 10% американцев старше шести лет на постоянной основе принимали антидепрессанты, один из пяти взрослых американцев страдал психическим заболеванием, диагноз "шизофрения" наблюдался у 1,7% граждан США. За последние 40 лет в американских психиатрических заведениях умерло больше американцев, чем погибло во всех войнах с участием США, начиная с 1776 года.

Инесса на следующий день очнулась в больничной палате, рассудок был затуманен, она долго не могла собраться с мыслями, не понимала где находится и что с ней произошло. В палату вошла женщина в белом халате и стала задавать вопросы, но Инесса перестала понимать английскую речь. Она была по прежнему под воздействием сильных успокоительных средств, Инесса сидела и смотрела в одну точку несколько часов, но потом в голове стали появляться мысли и воспоминания, картина понемногу стала проясняться, она вспомнила что случилось и где находится. Окинув взор, она увидела что в палате с ней находится женщина, видимо медицинский работник, на груди у неё висел бейджик с именем Сара, палата была маленькой, буквально три метра на четыре, по середине которой стояла больничная стойка, в углу тумбочка, а под самым потолком висел телевизор, окна отсутствовали.

- Здравствуйте. - Сказала Инесса.

- Здравствуйте, меня зовут Сара, я здесь для того, что бы присматривать за вами.

"Ого..." - Подумала Инесса. - Неужели тут к каждому больному представляется отдельный санитар.

- Что со мной будет дальше?

- Я не знаю, скоро придёт ваш лечащий врач, он вам всё расскажет.

Врач пришёл через несколько часов, это был мужчина лет сорока пяти, низенького роста, в очках и с дибильным выражением лица, от чего Инессе вспомнился старый анекдот про то, что в психбольнице кто первый одел халат тот и доктор. Врач поприветствовал Инессу, представился, объяснил в каком лечебном заведении она находится и перешёл к вопросам.

- Что вас беспокоит?

- Меня беспокоит сколько времени мне предстоит находиться здесь? - Спокойно ответила Инесса.

- Я имею ввиду, что вас беспокоит в плане жалоб на самочувствие. Пожалуйтесь. - Врач дружелюбно улыбнулся.

- У меня затуманена голова, но это видимо от лекарств которые вы мне даёте.

- А раньше такая затуманенность у вас была?

- Нет, ни когда не было.

- Головные боли?

- Нет.

- Галлюцинации?

- Нет.

- Голоса в голове?

- Нет.

- Раньше наблюдались у психиатра?

- Нет.

- Сколько вам лет?

- Двадцать. - Нерешительно ответила Инесса, ей по-прежнему было не легко называть вещи другими именами.

- Какое сегодня число?

- Тринадцатое марта.

- Год?

- 2018.

- Кто у нас сейчас президент?

Инесса чуть по инерции не ответила что Путин, но вовремя осеклась.

- Трамп.

- Трамп какой по счёту президент?

- Не знаю.

- А примерно?

- Пятьдесят какой-то.

- Сорок пятый. - Доктор озвучил правильный вариант и дальше продолжил задавать вопросы.

На протяжении получаса, доктор задавал простые вопросы, видимо оценивая адекватность пациента, убедившись, что перед ним вменяемый человек, доктор перешёл к событиям вчерашнего дня.

- Вы знаете почему вы здесь?

- Да.

- Почему?

- Вчера в полицейском участке я вела себя неподобающим образом и полицейские посчитали что я не в себе, приехали медики и привезли меня в это место.

- Всё верно. Но почему вы вели себя не адекватно?

- Я очень волновалась, потому что мне никогда не приходилось находиться в полиции.

- Вы помните что вы говорили о своей личности?

- Что именно? - Спросила Инесса, хотя отлично поняла что хочет услышать от неё этот доктор.

Врач взглянул в папку.

- Тут сказано, что вы выдавали себя за мать девушки, которая старше вас, да к тому же ещё и умерла. Так же утверждали, что вы из России, что слышите голоса в голове и они вами управляют.

- О... нет нет... всё было иначе.

- Значит вы отрицаете что вы это говорили или вы это не помните?

Инесса замялась.

- Отчасти да, я разволновалась и решила видимо обмануть инспектора и говорила первое что придёт в голову, но я не говорила что слышу голоса.

- Почему вы так плохо говорите на английском, что это за акцент?

- У меня мама, была русская и воспитывала меня на русском языке.

Доктор снова заглянул в папку.

Здесь сказано что ваши родители американцы.

- Да, но моя бабушка была русской и воспитывала свою дочь на русском, после моя мама воспитывала меня так же.

- Но вы иногда с трудом подбираете слова, мне кажется это ненормально.

- Да это может показаться странным, но на меня ещё действует успокоительное, которым меня накачали.

У доктора видимо закончились вопросы и он что-то записывал в свою жёлтую папку. Но вопросы были у Инессы.

- Скажите доктор, как долго я пробуду здесь?

- У нас три дня на обследование, если у вас не будет острых приступов, то мы не станем вас больше держать здесь. Мы сейчас будем разыскивать ваших родственников, если найдутся близкие, готовые заплатить деньги за более тщательное обследование и возможно лечение, то мы будем вынуждены держать вас до полного выздоровления.

- Но я полностью здорова, я всё рассказала как есть, это всё полное недоразумение.

- Мы это выясним.

- Я раньше не наблюдалась у психиатров, вы можете проверить.

- Уже проверили. Знаете, психические болезни могут проявится в любом возрасте и как правило больные запускают свои недуги до последней стадии, не обращаются в поликлинику до последнего.

- Значит мне ждать три дня?

- Да. Мы вас обследуем, возьмём анализы.

- Всё это время я буду в этой одиночной палате?

- Да, мы должны быть уверены, что вы не представляете угрозу себе и окружающим. И вы не одна, а под присмотром Сары, а после обеда можете погулять на свежем воздухе.

- Мне вернут телефон?

- Нет.

- В этой одиночной палате как в тюрьме. - Жалким голосом причитала Инесса. - Тут можно сойти с ума даже нормальному человеку.

- Посмотрите TV. - Врач поднял глаза к верху, тем самым указывая на висевший под потолком маленький телевизор.

Инесса хотела сказать ему что именно от просмотра TV и становятся психонутыми, но умолчала.

- Я не смотрю TV, можно мне какую-нибудь литературу и бумагу с ручкой.

- Я попробую это устроить для вас. - Сказал доктор и вышел.

Осознание того, что она находится в неволе, сильно нервировало её, хуже ситуации она и представить себе не могла, к тому же, её дочь уехала в Россию, и теперь она утратила тот единственный шанц на решение своих проблем. Если ситуация с психушкой разрешится через три дня, то что ей делать дальше в этой незнакомой стране, без средств к существованию и крыши над головой. Инессе сразу вспомнились американские бомжи, которых здесь было неимоверное количество, она вообще ни в одной стране мира не видала такого огромного количества бездомных и теперь её разум рисовал картину, как она пополнит эту армию бомжей, и та квартира, в которой ей приходилось спать на полу, покажется раем. Настроение становилось очень плохим, можно сказать, что она впала в депрессию.

Она лежала в своей палате с включенным для фона телевизором и страдала от всего происходящего, а ещё больше от своих негативных мыслей. От еды и прогулки на улице она отказалась и погрузилась в отчаянье.

Ближе к вечеру, ей принесли тетрадь и обрубок толстого карандаша, какими обычно рисуют дети.

... У меня здесь нет моего макбука и даже телефона, поэтому мне придётся вести дневник как в старые добрые времена - писать на бумаге карандашом. Я уже и не вспомню когда мне приходилось держать в руках пишущий предмет, обычно я держу ручку только для того, что бы поставить дату и закорючку подписи на документе, а сейчас мне приходится писать целые предложения. Подчерк корявый, но если писать не быстро, то очень даже ничего, мои пальцы не поспевают за мыслью, поэтому приходится писать быстро и не разборчиво.

Всё, что со мной происходит, кажется какой-то немыслицей, вчера примерно в это же время, я сидела на веранде дома моей дочери, а сейчас, мне даже стыдно об этом писать - в психушке. Я сижу в тесной палате для одиночек, ко мне представлен надзиратель в виде какой-то противной тётки, по ней видно что я для неё психонутая девка, способная в любую минуту поубивать тут всех. В палате нет окон, нет туалета и меня каждый час пытаются напичкать таблетками, что самое страшное, мне приходится эти таблетки пить, они просят показать пустой рот, если я не выпью. От таблеток мне становится не по себе, в голове туман, мысли не могут концентрироваться и сильно хочется спать, но заснуть я почему-то не могу, от чего мне очень плохо, вот я пишу эти строки и у меня всё расплывается перед глазами. Когда я попросилась в туалет, то меня вели по длинному коридору из таких же палат, как моя, кругом было очень тихо, видимо пациенты либо спят, либо как я прибывают в полусознательном состоянии.

Мне очень страшно, боюсь что таблетки заделают из меня настоящую дурочку, мне страшно, что я не могу здраво размышлять, мне страшно от того, что я не знаю что будет дальше.

13.03.2018 Виргиния.

На следующий день, Инесса всё же поела и не стала отказываться от прогулки на свежем воздухе, тесные стены стали для неё невыносимо омерзительными. Оказавшись на улице, она могла посмотреть на здание больницы при свете дня. Больница по всей видимости была очень старой, архитектура здания походила на постройку девятнадцатого века, вокруг которой раскинулся большой, зелёный парк с вековыми деревьями.

Инесса в сопровождении Сары прогуливалась по парку, как оказалось, в глубине парка находится система прудов, в которых плавают утки и даже лебеди, Инессе очень понравилось в парке, она присела на лавку, погода стояла хорошая, ветер казался свежим как никогда.

- Сколько времени мы можем гулять? - Спросила она у Сары.

- Около часа. - Ответила та сухим и грубоватым голосом Сара.

"Вот суки" подумала про себя Инесса и продолжила наслаждаться видом и хорошим весенним деньком, возвращаться в палату без окон ей совсем не хотелось.

Вокруг гуляли больные, то что они больные, было понятно по однотипным пижамам, в которые одеты все пациенты больницы, если бы не пижамы, то визуально не скажешь, что эти люди психически не здоровы, люди как люди. Они ходили понурив голову и не смотрели по сторонам, вели себя очень спокойно, хотя большая часть из них была твёрдо уверена, что дважды два равняется пяти, а другая часть знает что четыре, правда искренне волнуется что не пять.

Миловидная старушка с причёской "белый одуванчик" присела рядом с Инессой.

- Мы с Рональдом любили сидеть у нашего озера, оно даже похоже на этот пруд. - Начала свой рассказ старушка милым голоском, начало было очень даже романтическим. - У нас в Иллинойсе был дом у озера, где мы любили проводить выходные, подальше от всей суеты, только я и он.

Инесса никак не реагировала на рассказ старушки, хотя та явно рассчитывала на какую-то реакцию.

- Вам нравится Рональд? - Уже откровенно обратилась она к Инессе.

- Простите?

- Я спрашиваю, как вам мой Рональд?

"Блять... какой ещё Рональд, кто это вообще". - Подумала Инесса.

- Я не понимаю о ком вы говорите.

- Всё ты знаешь дрянь! За ним охотились все сучки мира, пока такая вот, как ты. - Старуха тыкнула в Инессу своим кривым сморщенным пальцем, что та даже вздрогнула. - Пока такая вот как ты, не увела его у меня. - В её глазах сверкнула такая злоба, что казалось, что если бы у неё под рукой был нож, то она с радостью пустила его в ход и перерезала Инессе горло.

Инесса предусмотрительно отсела о неё на край лавки.

- Но он всегда любил меня, у меня от него одна тысяча и три письма, представляю, что он там в них пишет, я всё знаю, всё...

Старушка на какое-то время замолчала, но тишина продолжалась не долго.

- У нас всё было хорошо, но после роли в фильме "Кингз Роу" он обрёл славу и тут началось... поклонницы, светские мероприятия. Со временем я узнала, что он больше не со мной - я увидела обложку журнала, где он целовал какую-то проститутку, мне было так больно, так больно. - Старушка закачала головой.

Инесса потом спросила у Сары, что случилось с этой старушкой, так убитой горем несчастной любви, на что Сара сказала, что она была поклонницей Рональда Рейгана, ещё с тех времён, когда тот снимался в кино, и навряд ли когда-то она вообще видела его, кроме как с экранов телевизора. Диагноз - маниакально-депресивный психоз.

Когда Инесса проснулась на третий день своего пребывания в больнице, то заметила что Сары нет рядом, никто не пытался засунуть ей горсть таблеток, похоже врачи убедились, что она не представляет никакой опасности ни себе ни окружающим. Инесса даже подумала, что её скорей всего сегодня выпустят, хотя доктор говорил о трёх днях.

Вскоре, как обычно доктор пришёл с утренним обходом.

- Ну что... как ваши дела? - Спросил он.

- Всё хорошо, я заметила что сегодня нет Сары.

- Да, я посчитал что в ней нет необходимости.

- Когда меня выпустят?

- Сегодня вас переводят в левый сектор, там общие палаты, вам ещё придётся остаться здесь на некоторое время.

- Какое ещё время док, ты мне говорили о трёх днях. - Раздражённым тоном сказала Инесса.

Доктор окинул её взглядом с верху до низу и крикнул так, чтобы его было слышно в коридоре.

- Дэвид!

В палату вошёл чернокожий санитар.

- Дэвид, вколи пожалуйста два кубика фенодрина, девушка нервничает.

У Инессы чуть не вырвались матерные ругательства на русском языке, но она во вовремя остановилась.

"Ах ты мудила, если бы ты знал, как я умею нервничать".

После укола, Инесса снова погрузилась в туман, где была лишь белая тупость происходящего.

Через некоторое время в палату зашёл всё тот же санитар Дэвид и повел её по бесконечным коридорам больницы, Инесса шла очень медленно, каждый шаг давался очень трудно, голова кружилась и только крепкая рука санитара не давала ей рухнуть на пол. Проходя из одного блока в другой, менялся запах и увеличивались крики больных, и вот когда они дошли до левого крыла, где находился её блок, запах стал совсем невыносимым, Инесса не выдержала запаха зловонья и её стало тошнить, рвотные массы стекали по её пижаме, но санитар не смотря ни на что, продолжал вести её вперёд. Инесса смотрела по сторонам, кругом ходили женщины разных возрастов, с совершенно безумными лицами, кто-то из них метался, кто-то пакетом мыл стены, кто-то пел дикие песни, кто-то припрыгивал на месте. Более мерзкой клоаки, чем это место, было тяжело себе представить.

Инессу переодели и положили на постель, санитар вколол ещё одну дозу успокоительного и она спокойно забылась и заснула.

На следующий день она стала приходить в чувства, первым делом она оглядела палату в которой она находилась, палата была просторной, высокие потолки, большое светлое окно с решёткой и четыре койки, на двух из них спали какие-то женщины неопределённого возраста, а на кровати напротив, сидела милая юная девушка.

- Хеллоу. - Обратилась к ней девочка, её детский тоненький голос не соответствовал её возрасту.

- Здравствуй. - Ответил Инесса.

- Ты тоже видишь того чего нет? - Помимо детского голоса, девочка не преставала улыбаться искренней улыбкой.

- Я тут по ошибке, я абсолютно здорова. - На автомате ответила Инесса.

- Понятно. - Сказала девочка и огорчённо вздохнула.

- Почему тут так воняет?

- Здесь много женщин пожилого возраста, у них недержание, а ещё они пьют много лекарств и их моча воняет ещё сильнее, конечно тётенек моют, одежду стирают, но этот запах тут уже въелся в стены. Но ничего, я уже привыкла и ты привыкнешь.

Инессу даже передернуло от этих слов.

- Значит ты тут давно?

- Да.

Девочка помолчала, словно подумала рассказывать ей свою историю или нет, и все же решившись начала:

- Я болею с самого рождения, это очень редкий случай, у меня шизофрения с того момента, как я появилась на свет. - Она рассказывала о своей болезни так спокойно, словно говорила не о психическом заболевании, а о какой-то простуде. - Мне очень долго не могли поставить диагноз, я даже ходила в нормальную школу, у меня были воображаемые друзья, хотя они для меня совсем не воображаемые, например мой любимый кот 400 сейчас лежит на твоей кровати, вон там у тебя в ногах. - Девочка указала пальцем на край кровати. - А мои подруги Среда и Пятница играют в коридоре, Среда добрая, а Пятница злая, а ещё у меня есть парень 8000, мы любим друг друга, но он не решается сделать мне предложение.

Инесса даже открыла рот от удивления.

- Я понимаю, для вас они не существуют, но для меня они являются частью реального мира.

- Сколько тебе лет?

- Шестнадцать. - Ответила девочка, но на шестнадцатилетнюю она была не похожа, на вид ей было не больше двенадцати лет.

- Но почему ты здесь? Воображаемые друзья... я думаю, это не так страшно и с этим можно жить в нормальной жизни, а не в таком. - Инесса обвела взглядом палату. - Ужасном месте.

- Видишь в чём дело, Пятница меня иногда выводит, и у меня случаются приступы злобы, я могу всё крушить на своём пути. Или когда 8000 забыл о нашей годовщине и я устроила вполне реальный скандал, только потом я понимаю, как это выглядит со стороны, но в моменты приступа я себя не контролирую.

- Да уж. - Инесса представила картину, как девушка устроила у всех на глазах скандал несуществующему парню.

- Я уже лежала в больнице при калифорнийском университете, и меня там даже вылечили - подобрали лекарство при котором мои друзья пропали и я вернулась к нормальной жизни, но видимо через много лет я выработала привыкание к таблеткам и они перестали на меня действовать, в один прекрасный день появился мой кот 400, а уже потом и все остальные.

- А сейчас у тебя бывают такие приступы? Ты опасна?

- Не волнуйся, здесь в больнице припадки быстро пресекают санитары. - Девушка перевела взгляд на угол потолка, где висела камера. - За нами наблюдают.

- Как тебя зовут?

- Джейн.

- А меня Инесса. А кто эти женщины. - Она указала на койки на которых спали две женщины.

- А... психованные, их постоянно накачивают успокоительным и они большее время спят.

- А когда не спят?

- Ходят как зомби. Они не опасны, не переживай.

... Ситуация с каждым разом становится всё хуже, сейчас я лежу в общем блоке, где кругом реально сумасшедшие люди, здесь ужасные условия существования, отвратительная пища, ужасный запах, грязные туалеты, постоянные дикие звуки, это полный пиздец.

Странно, сегодня когда я очнулась в этом аду, то у меня пропало ощущение шока и паники, хотя я нахожусь на самом дне мерзкого существования, мне всё это даже кажется забавным, у меня улучшилось настроение.

Здесь со мной в палате лежит девушка Джейн, с ней можно поговорить, она мне кажется нормальной, не смотря на то, что её воображаемый кот лежит на моей постели))).

15 марта 2018 года. Виргиния.

Инесса подружилась с Джейн, новая подруга рассказала какие порядки царят в этом блоке, она даже устроила нечто вроде экскурсии.

Они вышли из палаты и оказались в большом просторном коридоре, в блоке находилось пятнадцать палат, в каждой палате проживало от двух до шести человек, Джейн показала палаты в которых пациенты лежали пристёгнутыми к койке специальными ремнями, Инесса ощутила, что её положение по сравнению с пристёгнутыми пациентами не самое худшее.

- В этих палатах особенно буйные, у них даже вместо двери решётка. - Джейн взяла прут решётки и сильно подёргала её, от чего привязанные оживились и замычали.

Из комнаты санитаров, которая располагалась по середине блока, выглянуло строгое лицо медсестры.

- Джейн! Сейчас же отойди от решётки.

- Ладно ладно! - Ответила Джейн улыбаясь во весь рот, девочка как ребёнок любила поозорничать.

Пройдя немного в перед по коридору, Джейн показала Инессе большую общественную комнату.

- А тут мы иногда собираемся и доктора с нами беседуют, в других блоках обычно в этой комнате играют в настольные игры или смотрят телевизор, но тут у нас все "далекие", игры и телевизор нам не положены.

Потом Джейн показала столовую и дверь ведущую на улицу.

- После обеда эту дверь открывают и мы выходим гулять.

Когда они шли обратно в свою палату, то Джейн встретила в коридоре женщину, тихо бубнившую что-то себе под нос.

- Здравствуйте миссис Флэтчер. - Весело обратилась к ней Джейн.

- Мне нельзя с тобой говорить, проходи, давай проходи дальше, они за нами следят.

- Я им всё рассказала про тебя, так что они скоро тебя схватят.

- Нет, нет. - Обезумевши закричала женщина, бешено взирая на Джейн, такое ощущение, что её глаза вот-вот выпрыгнут из орбит, настолько был пристален её взгляд. - Что ты им рассказала?

- Всё что знаю. Рассказала что ты передавала через меня секретные данные, рассказала, что ты иностранный шпион и работаешь на коммунистов.

- Нет, нет... - Завопила женщина, после чего упала на пал, где забилась в истерике громко рыдая.

В коридоре появились санитары.

- Они уже идут за тобой. - Продолжила издеваться Джейн. - Посмотри на них, сейчас ты получишь по заслугам, тебя быстро выведут на чистую воду.

- Зачем ты так с ней? - Спросила Инесса когда они пришли в палату.

- По-моему было весело))).

- Доводить больных тёток, это по твоему весело?

- Да. - Искренне ответила Джейн. - Здесь не так много развлечений как ты заметила.

- Это плохо Джейн, не делай так больше.

Девочка сделала недовольный вид, но ничего не ответила.

- Здесь есть более-менее нормальные люди кроме нас с тобой? - Спросила Инесса. - Я имею ввиду, с кем можно общаться не выслушивая потоки бреда?

- Мало, но есть, я покажу на прогулке с кем можно нормально пообщаться.

После обеда большая часть обитателей психушки, получив свою дозу лекарств отправлялась на больничные койки, вообще все постоянно спали, видимо врачи специально давали им снотворное, что бы те не доставляли лишних хлопот санитарам, другая же часть больных шла на прогулку.

Джейн с Инессой тоже вышли на улицу, где Инесса с наслаждением вздохнула свежим воздухом, она даже не думала, что когда-то будет так радоваться ветру, дождю и всем тем ощущениям, какие можно ощутить под открытым небом.

- Слава богу. - С облегчение произнесла Инесса, как же тут хорошо.

И хотя это место, где они гуляли, было совсем не таким, как то, где она гуляла с Сарой в первые дни, здесь не было ни аллей, ни пруда с уточками и прочих прелестей, это была огороженная территория на зданием дворе, большая часть которой находилась в тени. На этой территории не было никакой растительности, лишь серый газон с небольшими тропинками, вдоль которых располагались маленькие лавочки, все больные видны как на ладони.

- Вон там на дальней лавочке сидит Люсси. - Начала рассказывать Джейн указав на женщину тридцати лет. - У неё какая-то редкая болезнь, она боится электрических приборов, особенно тех, от которых исходит излучение и разные сигналы, изредка у неё начинаются психозы. Это больше фобия, чем серьёзное психическое заболевание, вообще не понимаю, что она тут делает среди буйных шизофреников, олигофренов и прочих разных психов. Есть ещё похожая на неё пациентка, из седьмой палаты, та не боится излучений, но боится улицы и особенно солнечного света, её тут конечно нет, она никогда не выходит на прогулки. Они очень милые общительные женщины, можешь с ними познакомиться.

- Что, это все с кем можно поговорить?

- Ну как тебе сказать, есть много тех, кто на первый взгляд кажется нормальным, как например я, но сегодня я нормальная, а завтра буду не в себе.

Мимо них прошла молодая, красивая девушка лет двадцати и села на соседнюю лавку неподалёку.

- А это кто? - Спросила Инесса.

- Это Кэтрин, она тут около месяца, ведёт себя спокойно, но не с кем не общается, и никого к себе не подпускает, я к ней подошла как-то раз, но она меня послала, она очень грубая, может даже врезать.

- Во всяком случае она не выглядит сумасшедшей. - Сказала Инесса пристально всматриваясь в Кэтрин.

Инесса заметила у неё на руке русскую татуировку.

- Пойду поговорю с ней.

- Иди поговори, но я останусь тут. - Ответила Джейн.

Инесса села на лавку рядом c Кэтрин и увидела на её плече след от прививки, который характерен только на постсоветском пространстве, у неё не было сомнений, что она родом из России или иной советской республики.

- Привет. - Поздоровалась с ней Инесса на русском языке.

Когда Инесса присела рядом с ней на лавку, та не подала виду, даже не посчитала нужным посмотреть в её сторону, но услышав русскую речь, резко перевела свой взор на Инессу.

- Привет. - Ответила Кэтрин. Инесса в одном только её слове распознала откуда она и какой у неё характер, потому что сталкивалась с подобными особами. Она была готова поспорить, что перед ней сидела барышня, с сучно-блядским характером из Москвы и её окрестностей, но не москвичка.

- Я сразу поняла что ты из России. - Сказала Инесса.

- Что, у меня на лице написано? - Ответила Кэтрин. Когда она говорила, то делала ударения на букву "а", и растягивала последний слог слова.

- Да... у тебя курносый нос, круглое лицо, пухлые губы, а ещё ты слегка щуришься когда говоришь, мой дед так щурился, когда курил папиросу.

Лицо у Кэтрин перекосилось от услышанного.

- Не могу понять. - Громко начала она. - Ты из ёбнутых или нет, похоже из ёбнутых.

- Нет, я из нормальных. - Иронично ответила Инесса, её забавляла эта хабальность, которую она давно не слышала и уж тем более не ожидала услышать в этом месте.

- Тогда будь любезна, избавь меня от рассказов про твоего деда.

Инесса проигнорировала этот выпад.

- Джейн сказала, что тебя зовут Кэтрин.

- Да.

- Наверное настоящее твоё имя Катя?

- Ох блять... Тебе чего от меня надо?

- Просто пытаюсь поговорить с тобой.

- А помоему, ты хуйню несёшь. Давай ка ты пойдёшь к своей Джейн и вы организованно съебётесь от сюда.

- Слышь ты! - Не выдержала Инесса. - Ты давай тут полегче, я прекрасно понимаю, что в этом месте есть только ты да я и никого больше, а ты либо этого не понимаешь, либо просто выёбываешься по своей быдло привычке. Хочешь тусоваться в одиночестве? Пожалуйста.

Инесса встала с лавки и собиралась уйти, как услышала:

- Ладно постой.

Инесса хорошо знала породу таких девиц, они просто всегда пытаются поставить свою музыку, но когда их жёстко ставят на место, то начинают быть паиньками и больше не поддуривают.

- Ты наверное Инесса, из новеньких, тут всегда обсуждают новеньких, поэтому я давно тебя приметила.

- Кто обсуждает? Больные?

- Нет, санитары, я больных не слушаю и вообще стараюсь держаться подальше от них, насколько это возможно. Как ты суда попала?

- Да по глупости. - Начала рассказывать Инесса. - Попала в полицейский участок из-за слишком мнительной бабки, в участке от волнения наговорила всяких глупостей, они посчитали что я сумасшедшая. А ещё плохо говорю по английски, возможно меня неправильно поняли и вот я тут в итоге.

- У... понятно.

- А ты как тут оказалась?

Катрин вздохнула, по ней было видно что ей неприятно рассказывать что с ней приключилось, но видимо пересилив себя она начала:

- Да собственно тоже по глупости, я была на вечеринке, там все слегка обдолбаные оказались, и так получилось, что я выпала из окна третьего этажа, отделалась ушибами и ссадинами, но в полиции расценили это как попытку суицида, и вот я тоже тут.

- Почему нас положили в самый отстойный блок? Здесь ведь совсем невменяемые.

- А ты ещё не поняла?

- Нет, что я должна понять?

- Кто у тебя лечащий врач?

- Я даже не знаю его имени, хотя вроде он мне говорил как его зовут, но я не планировала задерживаться здесь на долго, поэтому даже не сочла нужным запоминать фамилии врачей.

- Как он выглядит?

- Низенький такой, в очёчках, сальные волосы, рожа как вот у этих. - Инесса показала на двух женщин с синдромом Дауна.

- Ну понятно, это Моррис. Ты была уже у него в кабинете?

- Нет.

- Скоро побываешь и поймёшь почему ты тут.

- А всё же, чего мне ждать, не говори загадками? - Спросила Инесса, ей не терпелось докопаться до сути, потому что она не понимала для чего держать абсолютно здорового человека в лечебнице.

- Все эти ебнутые, в этом блоке. - Кэтрин сделала круговое движение пальцем. - Подопытные. От них отказались близкие, у них конечно же нет денег на лечение и поэтому их тут держат только ради опытов, здесь какой-то университет при больнице, этот университет финансирует компания по производству лекарств. Это США, здесь всё завязано на бабках и ничего не делается просто так, никому и дела нет до этих несчастных ёбнутых, они как подопытные крысы.

- Но мы с тобой не больные и денег у нас нет, зачем так просто держать нас здесь?

- Да... мы не больные, но с чего ты взяла, что у нас нет денег? Именно меня держат за мои деньги, думаю и тебя тоже.

- Я никаких денег не плачу. - Удивлённо сказала Инесса.

- У тебя есть счета?

- Есть, но его как раз заблокировали перед тем, как я сюда попала.

- Ну вот, и у меня есть счёт в банке, на сто пятьдесят тысяч долларов, это все мои деньги, которые мне достались очень не просто, я попала сюда по глупости, они так же обещали выпустить меня через три дня, но потом нашли мой счёт и теперь, якобы лечат меня за мои же деньги. Представляешь какие бляди.

- Но почему нас, за наши деньги держат в этой клоаке, а в не нормальных палатах?

- У тебя есть близкие, родственники в США?

- Нет.

- Я так и думала.

Инесса заволновалась, ей показалось что сейчас она скажет что-то совсем страшное.

- Скоро тебя пригласит в свой кабинет этот ублюдок Моррис и предложит поменять условия пребывания, на более комфортные, в обмен на некие услуги.

- Что ещё за услуги?

- Сексуального характера конечно.

- Да ладно. - Удивилась Инесса.

- Со мной было именно так. Мы с тобой молодые, красивые, но при этом у нас нет никого, кому бы могли пожаловаться, ты тут в полной власти этих ублюдков, они могут делать с нами всё что угодно.

- Значит ты отказалась?

- Они меня всё равно не выпустят пока не опустошат мой кошелёк, но они хотят обобрать меня и при этом выебать. Вот уж нет, к тому же я сомневаюсь, что просто выебать, тут ведь в США подпольные сети, тайные общества всяких пизданутых, которые устраивают тёмные оргии в извращённых формах. Так что я тебе не советую принимать их условия, если не хочешь закончить жизнь в крематории этой самой больницы после сексуальных истязаний.

- Откуда ты знаешь про тайные общества?

- Доводилось бывать на одном таком собрании, денег заплатили не плохо, но не дай бог там оказаться снова.

- Смотрю у тебя богатый опыт жизни в США.

- Я здесь живу с четырнадцати лет, семь лет как ни как, повидала всякое.

- Со мной в палате лежит милая девчушка Джейн, её что, тоже держат с той же целью. - Инесса постаралась подобрать слово, но не смогла. - Выебать, как ты говоришь?

- Нет, у неё редкое заболевание от которого нет лекарств, она подопытная, к тому же у неё есть семья, я видела как к ней приезжали родители.

ХХХ

Прошло два года, с того момента, как наземная станция по добыче медной руды начала свою работу. Работы на разломе шли в штатном порядке, согласно плану, за это время проведена выработка 25% породы. Ручной труд в этом месте полностью отсутствовал, всю работу выполняли машины, которыми руководили люди сидевшие за мониторами или пультами управления не выходя из станции, очень редко ремонтная бригада выходила наружу и чинила сломавшуюся технику, чистила фильтры либо монтировали шнеки для буровых установок.

Шестьдесят Четвёртый занимал должность бригадира ремонтной смены, поэтому часто выходил в открытый космос работать физическим трудом. Физический труд ему нравился больше, чем работа за монитором, потому что время пролетало быстрее. Вот и сейчас, он получил задание отправиться в группе двух рабочих на замену тенов гидроустановки, в один из блоков станции находящийся за внешним куполом. Ему ещё не приходилось выполнять подобную работу, но он был уверен, что их команда добьется положительного результата.

На планете отсутствовала атмосфера, температура на поверхности достигала полного нуля ночью и не достигала плюсовых отметок даже в самый солнечный день. Изредка на поверхности бушевала песчаная буря и тогда станция погружалась в полный мрак.

В этот день бури не предвиделось, небо было ясное, с одной стороны розовело далекое солнце, плавно уходившее за горизонт, а с другой стороны, совсем близко висел как хрустальный шар, спутник планеты или как его называли - Луна. Именно на этом космическом теле прилетели сюда люди и началась колонизация планеты, теперь же, спутник выполнял роль светоотражателя солнечных лучей, поэтому мрак никогда не накрывал обратную сторону планеты.

Шестьдесят Четвёртый вышел на поверхность, двое его спутников бросились откручивать обшивку гидроустановки, под обшивкой они нашли нужный им люк, открыв его, все трое залезли внутрь. Четыре тена выглядели как свечи зажигания автомобиля, вот только размер их был примерно около двух метров. Работать предстояло в тесном помещении, рабочие согнувшись в три погибели, плавно выкручивали тенны и вытаскивали их наружу.

Работа шла медленнее запланированного времени, работники нервничали, нервничал и Шестьдесят Четвертый. Все мокрые от пота, они корячились над тенами, теснота пространства сильно усложняла работу, им было очень неудобно. На одну только свечу, у них ушло больше часа времени, а они устали настолько, что еле стояли на ногах. Шестьдесят Четвертый доложил о непредвиденных трудностях согласно протоколу, но ответ "системы" был неутешительный: людей на замену бригады нет, выполнить работы необходимо в установленное время. На подмогу выдвинулась бригада монтажников для установки новых теннов, но прибыть она должна через час, а сил уже совсем не оставалось. В качестве стимула, "система" увеличила сумму вознаграждения, с 10 лет до 100. Рабочие увидев такое предложение "системы" словно обезумели, там на "солнечной планете" за два часа платили в лучшем случаи одним месяцем диконсценции, а тат сразу 100 лет, за каких-то два часа. Такой стимул вызвал прилив новых сил, тяжёлые тены снова стали выкручиваться из резьбы под напором физической силы.

Шестьдесят Четвертый недоуменно думал, почему "система" допустила такую ошибку, за все своё время работы на планете, ему никогда не приходилось работать в таком режиме, если работа была сложной, то бригаду меняла другая бригада, следующую следующая, тяжело было всегда, но что бы тяжело настолько... Прошло уже больше двух часов, а плановая диконценция не наступала, все только и думали, что вот-вот раздастся сигнал, но сигнала не было. Сигнал не прозвучал даже тогда, когда к ним на подмогу прибыла вторая бригада, было очень тяжело. Прошло три с половиной часа, обе бригады работали посменно, работа несомненно ускорилась, теперь одни отдыхали, когда другие работали. Последний тен, по сантиметру поднимался вверх, такое ощущение, что он был тяжелее других, хотя конечно, вес у него был точно таким, как у других.

Оставалось совсем мало времени до срока окончания работ, как один из рабочих, видимо не поверивший в положительный результат, вытащил из разъема лом и со всего размаху ударил по тену. Полный отчаянья, не выдержав напряжения, он от досады бил по тену, у бедолаги случился нервный припадок. Он замахнулся ещё раз, как в этот момент Шестьдесят Четвёртый ударил его по ногам своим ломом, человек с переломанными ногами рухнул на пол. Шестьдесят Четвертый вставил свой лом в разъем и пошёл выкручивать тен, он медленно шёл по кругу, шёл прямо по упавшему рабочему, который вопил от боли. И вдруг послышался долгожданный щелчок освободившейся свечи, трое работяг сверху, тут же вытащили его наружу. Работа была выполнена в срок, все с облегчением выдохнули.

Шестеро рабочих рухнули вниз и даже не дожидаясь сигнала диконценции взглянули на запястья. Трое рабочих из прибывшей бригады получили по сто лет, один рабочий из бригады Шестьдесят Четвертого получил двести, а вот сам Шестьдесят Четвёртый и тот которому он переломал ноги, получили десять дней тюрьмы.

Шестьдесят Четвертый в этот момент взял из банка одиннадцать лет, один год он отдал пострадавшему приятелю, а на остальной десяток ушёл в диконцеенцию, трудно себе представить, что бы с им было, если его счёт оказался пустым.

Его диконсценция была долгой, очень долгой, потому что когда он очнулся, то увидел что лежит голый, на полу санитарного рубежа, а рядом с ним, валялась уже позабывшаяся ему одежда: телогрейка, шапка, ватные штаны. Снова от звёзд в яму, прямо на самое дно, возможно даже навсегда.

Шестьдесят Четвертый открыл сообщение системы, там конечно же был приговор.

"Умышленное причинение вреда рабочей единице. Санкция: десять дней заключения, без права использования банковских лет".

Наказание действительно суровое, но могло быть гораздо хуже, например: сокращение платы за труд, с десяти лет диконценции на пять или вообще на год, поэтому такое наказание он принял даже с облегчением, худшие его опасения не сбылись. В то же время он ощущал несправедливость, ведь именно он предотвратил порчу тена, хотя навряд ли тот сумасшедший смог причинить значимый вред технике, да и ценности эта техника никакой не представляла, отслуживший своё время тен, его всё равно бы отправили в утиль, но всё же решительные действия Шестьдесят Четвёртого позволили выполнить работу в указанный срок.

Шестьдесят четвертый по-прежнему лежал на холодном полу и разбирался произошедшей ситуации, его мучил вопрос, почему у них было так мало времени.

"Такие тены я видел на заводе, они стояли в таких же тесных люках, вот только мы залезали в люк без скафандров и работать было намного легче. "Система" видимо не учла это, когда отправила нас в эту миссию, наверное это случилось впервые, надо срочно написать отчет, указать на баг..., но тут он понял, что без его отчетов все уже ясно. Ясно что он проявил лидерские качества, которые несомненно оценены "системой" как положительный поступок, но порча трудовой единицы - это преступление и преступление серьёзное, так как было совершено намеренно.

"Всё абсолютно верно, я понимал что вывожу из строя рабочую единицу, но делал это неосознанно, на автомате, нас так учили, мы так жили много лет, главное для нас выполнить поставленную задачу, а ещё перед глазами эти сто лет за два часа, я проявил слабость, мы с тем парнем, проявили слабость и вот теперь я тут, иду на дно, а сильные там, на верху, сидят сейчас в своих теплых капсулах. Я оказался слаб, слаб..."

Двери санитарного рубежа открылись и он вошёл в грязные заводские помещения, "система" провела его по лабиринтам инженерных коммуникаций до карцера. Шестьдесят Четвертый никогда не был в исправительных учреждениях, поэтому волновался, его пугала неизвестность.

В карцере было мало места, тускло светила красная лампа, практически все свободное место камеры занимали двухъярусные нары, на нижней полке лежал человек.

Люди столь прогрессивного общества, давно не использовали речь в общении между собой, общение происходило телепатически, эта телепатия происходила совершенно техническим способом - новорождённому встраивался чип в область головного мозга способный излучать и принимать сигналы. Общение человека с человекам или обмен информацией между объектами, таким образом стало намного быстрее, передача информации не зависела от расстояния, звуковые волны исходящие из гортани человека, со временем уступили своё место цифровой передаче данных. Один человек передавал другому голосовое сообщение в виде файла, человек принимаемый сообщение, открывал файл и нано-динамик встроенный в его ухе, издавал звуковые волны, которые были слышны только ему одному. По сути, в динамике человек слышал обычную речь, только отправляемый составил эту речь виртуально, чип в мозгу обрабатывал мысль и сам составлял предложение, которое в виде файла отправлялось адресату, голос передаваемого сообщения в зависимости от редакции мог быть совершенно любым, женским мужским, грубым, мягким. Так же, сообщение могло приниматься в текстовом и видео режиме, экраном как правило служил сенсор на сетчатке глаза, а так же сенсор на любой части тела, чаще всего по традиции многих лет, такой сенсор устанавливался на запястье, легенда гласила, что эта традиция повелась с диких времен, когда примитивные люди носили на этом месте механические часы.

Кибернетическая составляющая со временем становилась неотъемлемой частью человеческого тела, нано-чипов становилось все больше, человек вступал в симбиоз с компьютерными технологиями, эволюционное развитее человека, зависело от самого человека, а не от какой-нибудь природы, природа была обуздана, взята под контроль, побеждена, и это все благодаря Великой системе, которую создали люди.

Шестьдесят Четвертый остался в камере наедине с незнакомым человеком, было непривычно находиться с человеком просто так, их не объединяло ни какое дело, здесь нет работы, нет задач, здесь только десять дней страданий.

Они смотрели друг на друга, вдруг Шестьдесят Четвёртый принял от сокамерника сообщение.

- Сколько дней тебе дали?

Шестьдесят Четвертый уже забыл когда в последний раз, вот так просто, общался с человеком, все время, от диконсенции до диконсценции, проходило в непрерывном труде и времени на общение с себе подобными не оставалось. На самом деле, никто даже не пытался разговаривать друг с другом, этот мир мало интересовал людей, о нём даже старались не думать.

- Десять. - Коротко ответил Шестьдесят Четвёртый.

- Это двести пятьдесят трудовых часов и целых десять веков упущенной диконсценции, серьёзно. Ломка начнётся уже на завтрашний день.

Шестьдесят Четвертый молчал, общение ему стало противным.

- Молчишь, не отвечаешь, ну помолчи.

Прошёл день.

- Как думаешь, сколько прошло времени? - Спросил сокамерник.

- Пять дней. - Ответил Шестьдесят Четвёртый.

- Не хочу огорчать тебя парень, но прошли ровно сутки, ровно двадцать пять часов.

- Не ври мне, ты не можешь этого знать, все наши внешние шлюзы закрыты на срок наказания.

- Сегодня ты уже более разговорчив как я посмотрю. Что, скучно без диконсценции? Знаю что скучно, посмотрим как ты запоёшь на второй день, а уж на десятый, тебя будет вообще не унять.

- Заткнись! Прошло больше чем один день, скоро все закончится.

- Всё только начинается парень. Это только один день, вот тебе скрин в подтверждение. - И сокамерник отправил сообщение, на котором изображено фото интерфейса с датой и временем.

- У тебя открытые шлюзы? - Удивился Шестьдесят Четвёртый.

- Нет, но у меня есть ключи, могу поделиться и ты получишь доступ к собственной диконсценции, прямо сейчас.

Шестьдесят Четвертый не секунду не задумываясь отправил рапорт "системе", в котором приложил копию диалога, подобные разговоры караются намного страшными наказаниями, чем десять дней тюрьмы, за взлом системных ключей полагается высшая мера наказания - миллион лет антидиконсценции.

- Ах ты трусливая крыса! Отправил рапорт, я так и знал, только ещё я знаю, что этот рапорт никогда не дойдёт до "системы", твоя связь будет восстановлена только через девять дней, но к этому времени ты сам удалишь свой донос, и согласишься на все мои условия, потому что выдержать десять дней без диконсценции конечно можно, но вот выдержать десять дней, зная что ты в любой момент можешь все это прекратить, на такое ты не способен. "Система" сделала вас зависимыми, что бы управлять вами и это главная её уязвимость, теперь когда нас двое, а у меня есть то, чего ты так сильно хочешь, ты в моей полной власти, теперь я для тебя главная система - бог на которого ты будешь молиться если я этого захочу.

Шестьдесят Четвертому захотелось избить сокамерника, злость нарастала, гнев закипал в его жилах, от драки его уберёг только страх перед тем, что он снова нарушит установленные правила и ещё больше ухудшит своё положение. Для себя он решил, что больше никогда не откроет ни одного письма от этого мерзавца.

Шли дни, все его мысли были о времени, ему казалась, что прошла уже целая вечность, но в то же время он понимал, что ощущения обманчивы, безумно хотелось узнать, сколько же ему ещё осталось сидеть.

На восьмой день, когда казалось, что держаться уже нет мочи, прозвучал сигнал диконсценции, Шестьдесят Четвертый с радостью проверил шлюзы связи, но к глубокому огорчению увидел, что они по-прежнему закрыты. Но сигнал диконсцнции прозвучал, он чётко его слышал, взглянув на запястье он увидел 1 yers, следом пришло сообщение от сокамерника, радость рассеялась, Шестьдесят Четвёртый понял, от кого поступил этот год.

От такого искушения он уже не смог отказаться и даже не открывая письма, нажал на плей, диконсценция одно года активировалась, в этот момент он действовал неосознанно, ему это было необходимо, как необходим глоток воздуха в период асфиксии.

Через пятнадцать минут он очнулся, осознав что совершил непоправимую ошибку, он впал в такое отчаянье, что как сумасшедший стал биться в конвульсиях и закричал не человеческим голосом. Когда истерика прошла, то его первой мыслью было покончить с этой жизнью, как можно быстрее, пока о его поступке не узнала "система", потом он вспомнил о сообщении, которое прислал сокамерник и отключил блокировку общения.

Игнорировав все входящие ему сообщения, он сразу же обратился к сокамернику:

- Убей меня, пожалуйста убей, пока есть ещё время.

- А ты продержался дольше, чем я предполагал, ты не такой слабый как большинство из вас, я даже стал переживать, что ты продержишься весь отведённый срок.

- Задуши меня или мне придется перегрызть вены.

- Успокойся, послушай что я тебе предлагаю, а уже потом грызи свои вены.

Шестьдесят Четвертому было нечего терять и он согласился выслушать этого человека.

- Ты наверное в курсе, что мы никогда не вернёмся обратно с этой планеты.

- Да, я догадываюсь, что не все вернутся обратно.

- Никто не вернётся, ни один живой организм не должен вернутся, мы для них наподобие вируса, они - эта так называемая "система", считает нас всех заразой для себя. Нас пустят в расход, как только мы перестанем работать, а момент этот уже настаёт, уже пошли сокращения, выработка планеты скоро завершится, ещё каких-то пятьдесят лет и все будет кончено.

- Всему когда-нибудь приходит конец, не знаю как ты, а я родом с Нибии (название "солнечной планеты"), и я помню, как получал на той планете в десять раз меньше диконценции, чем сейчас здесь, да... мы умрём, но мы умрём за достойную плату. Я ни о чём не жалею.

- Тебе тяжело мыслить иначе, "система" сделала тебя своим безвольным рабом, нам не нужна такая "система", мы построим другую "систему", где человек будет первичным, где "система" будет служить нам - людям, а не мы "системе". Ты посмотри что случилось, я так же как и ты с "солнечной планеты", нас и ещё две тысячи человек отправили сюда как семя, уже здесь, на месте, "система" увеличила популяцию людей до миллиона, а теперь, когда рабочие места стали сокращаться, "система" начала проводить зачистки. Шестнадцать заводов прекратили свою работу, как только завод поставлял последнюю партию продукции, кислород в шахтах перекрывался и тысячи рабочих погибали. Люди для "системы" не более чем мусор, неужели ты с этим согласен?

- Откуда ты знаешь о зачистках?

В ответ, как лучшее доказательство, он отправил Шестьдесят Четвертому файлы жутких видеороликов, после просмотра которых, Шестьдесят Четвёртый не сомневался, что этот человек говорит правду.

- О какой другой системе ты говоришь, как можно построить другую систему, о чём ты? - Спросил Шестьдесят Четвёртый.

- Сто двадцать лет назад, на одном из крупных заводов произошла катастрофа, после тектонического движения плит предприятие разрушилось, своды обвалились, рабочие погибли, но как оказалось, не все люди погибли, часть людей выжила и нашла убежище в водной зоне Оффо. (Справка, кислород необходимый для жизнедеятельности в недрах планеты, поступал из одного единственного подземного, водного источника, размером в океан. Прибывшие люди установили люминесцентные световые излучатели, а в водной среде была создана экосистема, основу которой составляли водоросли, в результате воздействия света на водоросли, получался фотосинтез, океан прозвали Оффо, что означало лёгкие).

- Каким образом "система" не смогла знать о выживших?

- Сигнал системы не улавливал их чипы, почему не известно, возможно крупнейшие залежи железа создавали помехи, возможно разрушенный завод фонил, а скорей всего "система" раньше срока записала всех в списки мертвых и сама отключила сигналы связи. Так или иначе, люди не просто выжили на берегах Оффо, а дали потомство в трёх поколениях.

- Они выжили без диконсценции?

- Конечно выжили, куда они денутся.

- Они превратились в дикарей, в животных.

- Эти животные - наше светлое будущие. Поколения нечипированных людей не знающих страха, им не страшна антиконсценция, поэтому они на протяжении ста лет взламывали системные коды, их целью были базы данных на "солнечной планете", взломав которые не пришлось бы строить собственную систему, а только изменить существующую, но этим планам не суждено сбыться, потому что мы пока не можем построить вычислительный алгоритм, сильнее чем на "солнечной планете".

- Даже если вы откажемся от "системы" и начнёте создавать свою, то "солнечная планета" направит на вас ракеты, спутники и астеройды, "система" сделает все, что бы уничтожить вас. - Сказал Шестьдесят Четвёртый.

- Мы улетим отсюда так же, как прилетели - на Луне, прихватив с собой все ресурсы этой планеты, пока Луна будет в движении, "солнечная планета" никогда не достанет нас.

- Разгон Луны до максимальной скорости составляет белее двух лет, мы не успеем выйти из радиуса ракетного подавления "солнечной планеты". - Возразил Шестьдесят Четвёртый.

- Совершенно верно, нам нужно находиться на Луне, когда она отправится обратно, а в момент полного разгона изменить курс, только так мы станем не досягаемыми.

- А что дальше?

- Дальше будем создавать свою систему, свою диконсценцию, армию, свою экспансию космоса.

- Это шаг назад, неужели мы строили это идеальное общество, для того что бы, снова вернуться в варварские времена, ты рассуждаешь как эти твои безчипирование дикари, это им нечего терять, это в них таится та звериная злоба, которая принесёт только страдания всему человечеству, ты говоришь создадим армию, а я не хочу воевать, не хочу никого убивать, это пережиток варварства.

- Это путь в перёд, это следующий шаг эволюции, с чего ты взял, что именно это идеальное общество? Наши предки допустили ошибку и утратили контроль над искусственным интеллектом, уже давно, не мы люди, считаем в каком ключе нам стоит развиваться, не мы ставим цели и задачи, мы полностью отданы "системе". Если в один прекрасный момент, "система" посчитает, что мы больше не нужны ей, то человечество погибнет в считанные минуты, и кто знает, не решит ли "система" напоследок, дать каждому по миллиону лет антидиконсценции.

Шестьдесят Четвёртый молчал, он был дезориентирован, в голове как ураган крутились мысли.

- Я вижу, что в твоём банке скопилась не плохая сумма лет диконсценции, ты думаешь, что перед смертью используешь их? Вчера был зачищен очередной завод в районе северного Оффо, вот посмотри видео зачистки, перед отключением кислорода, всем конечно дали дозу диконсценцию, что бы люди умерли гуманным способом. Но вот взгляни на данные диконсценции, каждому дали только по одному году, неужели ты думаешь, что из ста тысяч людей, никто не накопил больше года?

- Почему всего один год?

- Да потому что они отработанный ресурс, какой смысл тратить огромное количество энергии на людей не представляющих интерес.

- Что ты хочешь от меня? Зачем ты мне рассказываешь это? - Спросил Шестьдесят Четвёртый, после предоставленных данных о зачистке последнего завода, похоже он испытал разочарование.

- Начнём с того, почему ты здесь. Твой поступок "система" оценила иначе, чем ты можешь себе представить. Когда ты переломал ноги своему товарищу ради выполнения поставленной цели, "система" оценила твои личностные качества: быстрота реакции, беспринципность, жестокость, всё это расценено как уникальность характера присущая войну, поэтому вынесено решение о твоём переводе в силовые структуры. Такое десятидневное заключение проходят практически все силовики перед назначением, это сделано для того, что бы выработать профессиональную злобу и ощутить на себе каково нарушать закон и чем это может закончиться.

- Насколько я знаю, у силовиков вознаграждение составляет двадцать лет и выше, но не могу сказать, что рад такому переводу, видимо мне придётся участвовать в зачистках и других неприятных мероприятиях.

- Ну что ж, не пиздил бы своих товарищей ломом, работал сейчас на своём заводе, завтра - послезавтра сам попал бы под зачистку. Силовиков, кстати, тоже пустят в расход, только в самый последний момент. По полученной информации, все военные полетят обратно на "солнечную планету", но "система" оставляет вас в живых на случай непредвиденных ситуаций, и то на всём протяжении пути вы будите находиться в состоянии гибернации, а когда Луна войдёт в орбиту спутника, капсулы в которых будут находиться ваши тела отправят в топку. Ни один живой организм не вступит на землю "солнечной планеты", это нормы карантина о которых Великая система решила умолчать.

Теперь почему я тебе об этом рассказываю. Каста силовиков составляет примерно пятьдесят тысяч человек, это не так много, учитывая то, какую ставку на вас делает "система", каждый человек для нас очень важен, вы являетесь главной целью для сопротивления, подобная вербовка сейчас происходит по всей планете, час икс уже близок. Ставку на вас делает не только "система", но и сопротивление, членом которого я являюсь, мы должны уберечь часть людей от зачисток, направить выживших к берегам Оффо, где о них позаботятся. Всех взять на Луну у нас не получится, поэтому мы оставим их на этой планете, возможно когда-нибудь мы с ними ещё встретимся. Следующая задача, которую перед вами ставит движение, это переброска нечипированных на Луну, а во время полёта к "солнечной планете" эти люди выведут вас из гибернации и спасут от гибели. Как видишь, ты ничего не теряешь, в долгой диконценции ты потратишь все свои накопленные за время службы года, и продолжишь существовать ещё долгие годы и кто знает, возможно ты доживёшь до новой диконценции, которую мы создадим, а главное мы войдём в историю, как люди подарившие свободу человечеству и положившие путь к новой жизни.

- Сколько нечепрованных отправится на Луну?

- Семьдесят тысяч.

- Какие средства безопасности предприняты?

- На этой планете всё контролируется сопротивлением, система взломана полностью, мы знаем каждый шаг на перёд, я уже создал для тебя безопасный канал связи, по нему ты будешь получать указания, только по нему, другие каналы от нашего имени расценивай как провокацию "системы", действуй согласно протоколу, пиши отчёты. На случай провала, сигнал с Нибии будет перекрыт мгновенно, поэтому пусть тебя не волнует страх антидиконсценции, наказан никто не будет, можешь быть спокоен.

- А что будет на случай провала, есть план Б?

- Есть план Б, план С, только если шанцы на план А составляют 95%, то все остальные уже гораздо ниже, поэтому не подведи нас, возможно даже от тебя будет зависеть судьба человечества.

ХХХ

Кэтрин и Джейн помогли Инессе приспособиться к больничной жизни, Кэтрин научила как незаметно выплёвывать таблетки, а Джейн познакомила её с хорошими санитарами.

Санитары по мнению Джейн, разделялись на хороших и плохих, и на самом деле Инесса заметила, что санитары отличались друг от друга, первая смена санитаров состояла из злых теток внушительной комплекции, их методы были порой садизкими, похоже, этот садизм доставлял им удовольствие, вторая смена санитаров не отличалась садизмом, но и сострадания ждать от них не приходилось, они просто как роботы исполняли свою работу особенно не церемонясь, а на весьма пустяковые просьбы больных, сухо отвечали - не положено. Такое отношение "плохих" санитаров к пациентам, заключалось в том, что они перестали видеть в них людей, ибо других объяснений я не вижу, но к счастью, не все были такими бездушными и чёрствыми, третья смена санитаров, как раз была из добрых и понимающих людей, они всегда улыбались, не применяли насилия, старались решать проблемы разговорами. В дежурство третьей смены, никогда не было чрезвычайных ситуаций, никто не пытался себя убить, никто не дрался, никто не закатывал истерик. Больные даже ждали прихода этой смены и менялись в лучшую сторону, когда те заступали на свою работу.

Однажды в палату к Джейн пришла старшая медсестра из третей смены и сказала, что у них проблемы с миссис Маргарет из восьмой палаты (палата особо буйных), миссис Маргарет забралась по оконной решётке под самый потолок, от куда вещала потоками бессвязного бреда. Старшая медсестра попросила Джейн поговорить с Маргарет и уговорить её слезти, так как Джейн единственная с кем та общается, в итоге Джейн поговорила с Маргарет на её языке и тётенька благополучно спустилась вниз. Через день ситуация повторилась, но у санитаров из первой смены были другие методы, в этот раз альпинистские способности миссис Маргарет закончились плачевно, её буквально сдёрнули на пол, от чего она сломала челюсть и у неё случился эпилептический припадок, её тело на протяжении пятнадцати минут содрогалось в судорогах, после которых она умерла.

Эта трагедия потрясла Инессу, находиться в больнице, где по близости ходит смерть, стало страшно, страшно не потому что умер больной, а от того, что если ты находишься в статусе пациента, где с тобой могут делать всё что угодно, даже убить и им ничего за это не будет, случай с Маргарет яркий пример этому.

Сразу после этого происшествия Инессу отвели в кабинет к доктору Моррису. С того момента, как она оказалась в этом блоке прошло больше недели и она уже стала сомневаться, что встреча о которой предупреждала Кэтрин вообще состоится, видимо Моррис ждал подходящего момента и вот, после смерти Маргарет такой случай представился.

- Проходите Инесса.

Моррис сидел за письменным столом, у него был большой кабинет сплошь заставленный книжными шкафами, даже запах в нём был как в библиотеке - пахло старыми книгами.

Он начал свой разговор из далека спросив как её самочувствие, после чего стал спрашивать о том, как ей живётся в этом блоке, как кормят, не беспокоят ли больные, не обижают ли санитары, на что Инесса не отвечала ему ничего определённого.

- Я понимаю, что вам тяжело приходится, наверное даже очень тяжело. - Спокойным издевающимся голоском говорил Моррис. - Я могу перевести вас в другой блок, с последующей выпиской через какое-то время.

Моррис сделал паузу и наблюдал за реакцией Инессы, но ожидаемой реакции он не увидел, она уже знала к чему он клонит. Но Моррис тоже понял что к чему.

- Мне доложили что ты общаешься с шизофреничкой Джейн и с этой сукой Кэтрин. - Голос его от убаюкивающего перешёл на раздражённый и развязный. - Видимо она рассказала о нашей с ней последней встрече?

Инесса отвела глаза сторону.

Я вижу что рассказала... Так вот Инесса, советую тебе не быть такой дурой как она. В любом случае у нас очень много времени, и вы ещё сами приползёте ко мне и будите умолять меня делать с вами всё что угодно. Вы ещё не представляете что я могу сделать с вами, а когда узнаете, то сами приползёте, обе, вот у этих самых ног будите ползать. - Он соскочил со стула и как бешеный тыкал пальцем в пол, его глаза блестели словно стеклянные, он буквально захлёбывался в приступе гнева, если бы такое случилось с кем-то в блоке, то сразу прибежали санитары и сделали ему волшебный укольчик.

Инесса ни говоря не слова улыбнулась ему шаловливой улыбкой и закусила губу, Моррис уперся руками о стол в предвкушении того, что последует за этой многообещающей улыбкой.

Она встала и плавно, шаг за шагом, стала подходить к нему виляя бедрами, подойдя в плотную, она тяжело задышала и стала гладить его ногу подбираясь к хозяйству, и в тот момент, когда Моррис уже был счастлив, Инесса железной хваткой схватила его за яйца и сильно сжала. Моррис онемел от боли и только тихо, открыв рот похрипывал.

- Послушай меня мразь, я обещаю что сделаю твою жизнь адом, мы ещё посмотрим, кто из нас будет ползать у ног.

Моррис собравшись с силами крикнул что есть мочи.

- Дэвид!

В кабинет вбежал чернокожий санитар.

- Убери эту суку от меня.

Прежде чем санитар дотронулся до неё, Инесса изо всех сил сжала его яйца, от чего тот аж заскулил от боли.

- Два кубика передола и в карцер её!

Через какое-то время Инесса очнулась в своей палате, Рядом сидели Джейн и Кэтрин.

- Что у вас там случилось? - Спросила Кэтрин.

- После того как ты сказала, чего мне ждать в кабинете у Морриса, то я конечно подготовилась и после грязных намёков дала понять, что я не против, а после поиграла с его бубенчиками так, что теперь они надолго будут синими. - Инесса вспомнила как вопил Моррис и расплылась в улыбке.

- Зря ты это сделала, они будут мстить.

- Как?

- Здесь есть палата наподобие карцера - одиночка, метр на метр, спать будешь на полу в скрюченном состоянии, днём и ночью будет гореть свет, от чего ты потеряешь счёт времени, внизу двери окошечко, через которое подают еду и меняют горшок с дерьмом. Это очень плохое место.

- И на сколько времени туда сажают?

- Меня держали три дня.

- Серьезно? Ты там тоже была?

- Да, после точно такой же выходки в его кабинете.

- Что ты сделала?

- Укусила его за хуй. - Иронично ответила Кэтрин.

Они рассмеялись.

- А почему я ещё не в карцере, Моррис орал что бы меня туда отправили.

- Ты была без сознания и к тому же сейчас дежурит третья смена, скоро заступит первая и тогда ты там точно окажешься. Советую тебе спрятать под одежду какую-нибудь книгу, что бы хоть чем-то занять себя в эти дни и не сойти с ума.

Вечером, когда заступила первая смена, Инессу отвели в подвал, где находился карцер, размеры комнаты в которой ей предстояло пробыть три дня, действительно были метр на метр, а вверху горела лампа дневного света, сет был очень ярким и неприятным, иногда с лампой что-то случалась и она пульсировала готовая вот-вот погаснуть, но поморгав с минуту свет становился ровным.

Инесса села на пол, плитка была холодной, в углу стоял алюминиевый горшок с крышкой, в низу двери было окно, всё именно так, как говорила Кэтрин, ужас её положения набирал обороты. Она достала из под одежды свой дневник и тонким стержнем от ручки, принялась описывать все ужасы своих ощущений.

... просидев пятнадцать минут у меня затекли ноги, не представляю как я буду здесь спать, слава богу у меня нет фобии закрытого пространства. Эта комната напомнила мне, как когда-то в России я застряла в лифте, размеры лифта и этой каморки одинаковы, помню я просидела там три часа и мне казалось, что это самые худшее три часа в моей жизни. Сейчас мне предстоит просидеть здесь три дня, меня успокаивает только та мысль, что Кэтрин уже была в такой ситуации и выдержала все эти тяготы, хотя ей было намного сложнее, ведь она даже не представляла сколько ей предстоит просидеть здесь, сильная девочка, не сломалась, молодец, она заслуживает моего уважения, думаю что многие бы сломались на первый же день этой пытки. Ну ничего, я уже заранее знала чем займусь в эти дни, это даже хорошо что я осталась одна, где мне никто не помешает.

24 марта 2018 года Виргиния.

Спрятанные под лак марки LSD спокойно находились в своем тайнике всё это время, Инесса стержнем ручки счистила один ноготь, жёлтый смайлик улыбнулся.

Доза вторая.

Инесса лежала на спине вытянув ноги вдоль стены вверх, было понятно, что долго она не пролежит так, но сейчас эта поза была для неё самой удобной, вокруг стояла глухая тишина, толстые стены больницы надёжно скрыли её от шума психушки, тишина в первое время была непривычной, но приятной, если вслушаться в эту тишину, то всё же можно услышать кое какие звуки - где-то в конце коридора, в ванной комнате капал не до конца закрытый кран, падающие капли были монотонны. Всё сознание Инессы было сконцентрирована на этих каплях, ей почему-то захотелось узнать какова чистота звука капли, периодичность её падения, вес, скорость, мощность, вектор, импульс. В голове крутились формулы, уравнения и цифры.

Вдруг появился новый шум, там где-то за дверью карцера пролетела муха, шум был мимолётным, всего две-три секунды, видимо муха пролетела с одной стены на другую и замерла. Где же, где же эта муха... судорожно желала знать Инесса, словно от этого зависела вся её жизнь, но вот муха снова замахала крыльями и координаты насекомого в пространстве были тут же получены. Теперь Инесса могла видеть всё то, что видит муха, а через пару мгновений она поняла, что она и есть та самая муха летящая по коридорам больницы. Она летала по подвалу в надежде найти открытую дверь, но всё было плотно закрыто, и она полетела в тёмный лабиринт вентиляции, лететь в вентиляции стало сложно, она то и дело врезалась в стенки трубы и теряла ориентацию в пространстве, от чего не понятно куда она летит, вперёд или обратно. На мгновение ей стало страшно от того, что она не найдёт выход и пропадёт в этой темноте, но внутренний голос сказал ей:

"Что ты делаешь, зачем тебе эта муха?"

Муха в одно мгновение превратилась файл, из которого она вышла в кибернетическое пространство матрицы. Теперь всё стало простым и ясным, снова вспомнились слова Рамы, о том что вскоре ей не нужны будут никакие деньги и документы и она станет таким же как она, а он называл себя полубогом.

Из дневника.

... всё намного проще, зачем зацикливаться на своей жизни, когда можно жить жизнями других людей и чувствовать всё то, что чувствуют они. Рама жил в Роме, но я никогда не задумывалась, где находится сам Рама, возможно он даже находится в этой самой больнице, как и я, в теле какого-нибудь безнадёжно больного психа, навряд ли конечно это так, я ещё многого не знаю, возможно есть отвязка от своего первоначального тела и тогда вообще можно забыть про ту саму себя, которая сейчас сидит в карцере больницы. Но моё тело мне дорого и я конечно не собираюсь от него отвязываться.

В подсистеме очень много всего интересного и даже не знаешь с чего начать, хочется заглянуть в прошлое, хочется увидеть будущее, понять как работают алгоритмы, но первым делом меня больше всего волновало настоящее и моя жизнь, мне хотелось обрести силу и выбраться на волю, обезопасить себя и конечно отомстить всем тем, кто встал на моём пути.

Я начала поиск файлов людей, которые меня окружают, но я не сразу поняла как их найти в подсистеме, там были миллиарды "body", но как найти например файлы Кэтрин или Джейн среди такого множества людей. Через какое-то время я догадалась, всего лишь нужно было просмотреть код моего алгоритма, всё, что когда-то со мной произошло, это всё хранится в коде, всё в этом мире не больше чем информация. Я без труда нашла интересующие меня файлы и теперь с интересом могла спокойно покопаться в них.

Джейн.

Я вошла в шлюз алгоритма Джейн и оказалась он-лайн, теперь я чувствовала тоже, что и она, и видела происходящее её глазами.

Когда я к ней подключилась, она гуляла на прогулке в саду и разговаривала с какой-то девушкой, эта девушка была странной, я никогда её раньше не видела, я даже сначала подумала, что к ней пришла подруга или сестра, чтобы навестить её, потому что девушка была одета в обычную одежду, иногда, очень редко к больным приходят родственники и они гуляют в саду, но услышав что Джейн зовёт свою подруги Средой, мне стало всё понятно, а вскоре я увидела и знаменитого котота 400. Кот был похож на котика, каких обычно рисуют на открытках, забавный милый котик серого цвета, с голубыми глазками. Изредка можно было увидеть как он передвигается, он обычно появлялся из неоткуда, например если кот лежал в палате, то выйдя в коридор можно было увидеть, как он уже сидит на подоконнике, но если всё же он передвигался, то делал это вопреки всем законам физики, когда кот начинал ходить по стенам, то Джейн начинала злиться и ругать его за это.

Увидав мир глазами Джейн, я если честно оказалась под неописуемым впечатлением, это было похоже на фильм-мультик Бакс Бани или фильм "Маска" с Джимом Кэри. Я видела этих несуществующих друзей, котов и прочих персонажей совершенно отчётливо, они были абсолютно реальны, и у Джейн не было бы никаких проблем в жизни, если бы другие люди видели тоже что и она, но они их не видят... Забавно))). Джейн не считала себя ненормальным человеком, она убеждена, что если другие не видят, того что видит она, то это значит проблемы с психикой у них, а не у неё))).

Я ушла в оф-лайн и ещё пару минут покопалась в её файлах прошлого, где увидела, что не всё так радужно и прекрасно в её жизни. Иногда её "друзья" вели себя очень бурно, от чего очень бурно вела себя сама Джейн, заканчивалось всё это страданиями близких, особенно страдали её родители, которые разрывались между работой и Джейн за которой постоянно требовался присмотр. Вся её жизнь состояла из постоянных клиник и лекарств, которые осложняли её существование, врачи не понимали что с ней и от какого заболевания лечить, поэтому всё её лечение сводилось к медицинскому эксперименту, где лечение назначалось наугад. Сильные препараты пагубно отразились на её здоровье и психике.

С бедняжкой Джейн мне было всё ясно, и я начала искать файлы Кэтрин, как действие LSD закончилось, по всей видимости наступила ночь, мне хотелось спать, снова появилась комната карцера и появились телесные ощущения неприятного характера, было такое ощущение, что у меня ныла каждая клеточка моего тела, я свернулась в клубочек, как кошка и попыталась заснуть, это было тяжело сделать, но через пару часов мучений я всё же заснула.

Когда я проснулась, то открыла свой дневник, вчера перед сном, я пыталась записать всё то, что пишу сейчас, взглянув на первые страницы я поняла, что там написана полная белиберда))), бред сумасшедшего как говорят в таких случаях))).

Что бы поскорей уйти от мерзкой реальности, я поскорее приняла следующую марку LSD и занялась файлами Кэтрин.

Визуальный мир Кэтрин, в отличии от Джейн, был вовсе не таким весёлым, Джейн привыкла к тому, что развлекала сама себя через своих друзей, её личная жизнь кипела даже в больнице, а вот Кэтрин привыкла что её развлекали другие, поэтому всеми мыслями она грезила о воле, это заточение терзало её, в этих стенах она чувствовала себя рыбой без воды, и это положение терзало её и мучило, у Кэтрин началась жёсткая депрессия.

Первым, что я увидела когда подключилась к ней он-лайн, это как она ждёт утреннего приёма таблеток, мне сначала показалось странным такое её поведение, потому что я зала, что она не пьёт те таблетки которые ей предлагают, но дело оказалось вот в чём. У Кэтрин имелся друг из санитаров, его звали Чаки, Чаки был молод, безответственный, взбалмошный, они даже были похожими по характеру и как говорится нашли друг друга. Когда наступала смена Чаки, то он в тайне от врачей, давал ей антидепрессанты, он просто давал антидепрессанты какого-нибудь психа Кэтрин, а психу отдавал её таблетки.

Когда Кэтрин выпила таблетки, то отправилась в свою палату, где тихо сидела весь день, ничего не делая, ни о чём не думая. Мне даже стало скучно находиться в ней он-лайн, я видела её мысли и они были мягко сказать пресными. Она пару минут вспоминала о каком-то магазине сумок на Укнт стрит, вспоминала, что ей понравилась маленькая сумочка от Габаны и как она отлично подойдёт к тому или иному наряду, потом она вспоминала о своём денежном счёте и её мысли ушли в раздумье о том, сколько ещё ей предстоит здесь находится.

Мне быстро надоело ощущать её депрессивное состояние и я перешла к истории её файлов, мне было интересно как она в таком юном возрасте попала в США и чем здесь занимается. Прошлое Кэтрин оказалось куда более интересным и бурным.

Настоящее имя Кэтрин, ожидаемо было - Катя, у Кати существовала чёткая неприязнь к своему прошлому и ко всему русскому, поэтому она поменяла свои имя и фамилию как только подошёл подходящий момент, Катя Пяткина превратилась в Кэтрин Войс.

Кэтрин Пяткина-Войс была зачата в 1997 году, в пьяном угаре сельской глуши Кировской области. Однажды в село приехала сестра её матери и забрала двенадцатилетнюю Катю к себе в Москву, где у неё была квартира от покойного мужа. Тетка была родом из того забытого богом села, но ей посчастливилось выйти замуж за военного и после двадцати лет скитаний по гарнизонам России, они осели в городе Москва, где её муж полковник получил квартиру.

Катя с удовольствием покинула своих мамочку и папочку, и больше о них никогда не вспоминала. У маленькой Кати была детская мечта - она представляла, как когда-нибудь уедет из пучины сельской жизни в большой город, где станет певицей или актрисой. После переезда в Москву, она твёрдо знала, что находится на пол пути к своему счастью.

Тётя устроила Катеньку в школу, но с школой не заладилось, так как уровень сельского образования сильно отличался от московского и учителя вынесли вердикт, что Катеньке вместо восьмого класса, следует пойти в третий, поэтому Катя вместо школы шлялась по улицам Москвы и заводила не детские знакомства.

Однажды, к её тете домой пришла иностранка и предложила подписать контракт, в котором говорилось, что Катя будет числиться моделью в иностранной фэшен организации. Женщина сказала что Катенька успешно прошла кастинг и полностью подходит на роль модели, что это её шанс выбиться в люди и заработать хороших денег. Тётя сначала наотрез отказалась от этого предложения догадываясь что именно стоит за этой фэшен индустрией, но через некоторое время, она всё же поняла, что это лучше чем московские улицы и не капли не колеблясь подписала все необходимые документы.

Так Кэтрин Пяткина-Войс уехала в Америку, где со временем сбылась мечта её детства, она стала актрисой, пускай актрисой не театра и кино, а порно индустрии, но дело это ей очень нравилось. Катенька плохо училась в школе, но вот сексуальное образование она получила превосходное и можно даже с уверенностью сказать, что в этом деле Катенька шла на золотую медаль.

До того как Кэтрин по глупости загремела в психушку, она была востребованной актрисой, о чём свидетельствовало огромное количество порно роликов в интернете, опыт лётчика измеряется в количестве лётных часов, количество порно часов Катеньки громко говорило о высшем пилотаже её дела.

Кэтрин являлась порно волшебницей, где вместо волшебной палочки у неё был волшебный рот, которым она творила такие чудеса, что даже знаменитой Саше Грей было чему поучится.

У меня давно не было секса, поэтому, то, что я увидела в жизни Кэтрин, меня сильно возбудило. Выбрав из её прошлого файлы одной из порно сцен, я подключилась он-лайн, и весь второй день развлекалась в прошлом моей подруги, окунувшись в мир стройных парней, больших членов и моря кокса. Для Кэтрин съемки в порно не являлись изнурительным трудом, она получала неудержное удовольствие от всего происходящего, порой съемочный день длился двенадцать часов, но страсть к бешенному сексу в ней не утихала. Правда были неприятные кастинги, особенно мне запомнился кастинг у некого известного порно режиссера Пьера Вудмана, он мне не понравился. Вудман устроил Кэтрин жесткий кастинг - бил её по лицу, плевал в рот и на русском языке называл собакой, подчёркивая её русское происхождение. Я запомню этого персонажа, кто знает, возможно нам когда-нибудь придётся повстречаться и тогда я покажу ему собаку.

Третий день моего заключения в карцере снова начался с Катенькиних оргий, я просто не могла остановиться и даже расстроилась когда меня прервали пришедшие санитары, моё заключение кончилось.

Санитары из третей смены выпустили меня даже раньше срока, как раз перед обедом и отвели меня в общую столовую, где все меня жалели, но знали бы они как бурно я проводила всё это время, пожалуй это были самые яркие три дня в моей жизни))). Я так увлеклась развратной стороной жизни Катеньки, что даже позабыла заглянуть в файлы ублюдка Морриса, что бы найти его уязвимость и покарать за весь этот ад, который он тут устроил. Но ничего, мне торопиться некуда.

28 марта 2018 года. Виргиния.

- Вот на, покушай. - Джейн поставила поднос с едой перед Инессой.

Инесса всё ещё находилась под действием LSD и отпустить её должно ещё не скоро, поэтому у неё продолжали появляться галлюцинации, кот 400 сидел рядом с ней на столе и трогал лапкой кусочек курицы на её тарелке.

В столовую пришла Кэтрин и села рядом, она страдальчески смотрела на Инессу, потому что знала через что её пришлось пройти, но Инесса сидела весьма довольная и даже улыбнулась когда появилась Кэтрин.

- Ну как ты? - Спросила Кэтрин.

- Да вроде ничего.

- Что-то ты не выгладишь убитой, помню когда меня выпустили, то я не верила что это произошло на самом деле. У меня наверное была точно такая же придурковатая улыбка как у тебя.

Под вечер действие LSD закончилось и в теле появилась неимоверная боль, сильно ломило кости, мышцы ныли и даже появлялись судороги, к тому же все эти три дня Инесса ничего не ела и её тело очень ослабло.

ХХХ

Через пару дней Инесса пришла в себя, первым делом она сняла с ногтей все марки, ногти отрасли и требовали ухода, она наклеила марки в свой дневник, не боясь что кто-нибудь найдёт их, "если хочешь спрятать что либо, то просто держи это у всех на веду" вспомнилась ей фраза из рассказа Эдгара По о спрятанном конверте, да и к тому же, мало кому придёт в голову, что именно скрывается за этими милыми жёлтыми смайлами.

Смайлов было шестнадцать штук, с одной стороны не мало, но Инессу всё же мучило волнение. Теперь самое главное даже не в количестве доз, сколько в ограниченности времени, она заметила, что действие одной дозы длится примерно десять часов, поэтому если принимать LSD в палате, то это нужно делать ночью, чтобы никто не отвлекал.

Инесса решила что нужно перестроить свой режим дня таким образом, что бы ночью как можно меньше хотелось спать, а для этого нужно заставить себя не просыпаться рано утром и спать в обед, это не так трудно сделать и даже не вызовет никаких подозрений, потому что обитатели этого заведения именно так и делают, даже когда больные бодрствуют, то ходят как сонные мухи.

Вечером, как обычно, три подруги сидели на лавочке. Джейн как всегда прибывала в приподнятом настроении, а вот с Кэтрин видимо что-то произошло, она в этот вечер избегала общения и казалась необычайно раздражительна, это раздражение можно было прочитать у неё на лице.

- Что произошло? - Спросила Инесса уводя её с лавки подальше от Джейн, что бы остаться с ней наедине.

Кэтрин ничего не отвечала, но по ней было видно, что ей нужно выговориться.

- Я же вижу что у тебя что-то произошло.

- Меня сегодня ещё раз вызывал Моррис в свой кабинет. - Сказала она спокойным, но озлобленным тоном.

- И что произошло?

- Ничего не произошло, он предлагал мне всё тоже самое.

- И?

Кэтрин не отвечала, а только шла понурив голову.

- Кэтрин! Неужели ты согласилась?

- Нет, но обещала подумать.

- Кэтрин!

Кэтрин резко остановилась и заплакала, Инесса обняла её и прижала к груди, нежно поглаживая спину.

- Кэтрин милая, не сдавайся, я прошу тебя, не сдавайся, вместе мы что-нибудь придумаем, я тебе это обещаю.

- Я уже не могу... я устала, я чувствую как я потихоньку схожу с ума и вскоре превращусь в таких же. - Кэтрин кивнула в сторону шизанутых теток. - Как эти ёбнутые.

- Нужно действовать, всё в наших руках.

- Кругом эти зассаные бабки. - Кэтрин уже не могла держать себя в руках. - Кругом этот бред про комунистов, президентов, блять... я уже на грани срыва, я больше не могу находиться здесь.

- Я знаю какая ты сильная, слышишь Кэтрин, ты сильная.

- У меня сейчас самые лучшие годы, мне надо работать, а не сидеть в этой параше, пройдёт каких-то, три - четыре года, и я нахуй в этой стране никому не буду нужна, у меня очень мало времени.

Инесса резко встряхнула Кэтрин за плечи.

- Кэтрин! Посмотри на меня, я тебе обещаю, что скоро мы выберемся из этого места, только возьми себя в руки.

- Моррис сказал, что у меня неделя на раздумья, я боюсь представить, что будет если я снова откажусь, мне даже ещё один день карцера не перенести, ты там была и понимаешь, что ещё раз этих мук нам не вытерпеть, я точно сломаюсь.

- Успокойся. - Строгим голосом сказала Инесса. - У нас есть неделя.

- Но что мы можем сделать за неделю?

- Неделя это конечно мало. - Инесса немного задумалась. - Допустим, если нам удастся бежать от сюда, то у тебя есть кто нам поможет за этими стенами?

- Конечно есть, это вообще не проблема, главное выбраться отсюда.

- Но ты понимаешь что у нас не будет документов и возможно мы будем в розыске.

- Да вообще похуй, я знаю одних мексиканцев, которые этого пидора Морриса в пустыне закопают, а птицы выклюют ему глаза.

У Инессы в голове всплыла картина из кинофильма "Белое солнце пустыни".

- Ну хорошо, тогда готовим побег, я думаю это не так сложно будет сделать.

- Шутишь?

- Нет, несмотря на то, что тут решётки на окнах, а периметр закрыт сплошным забором, но это всё же не тюрьма, здесь нет вышек с охранниками, нет патрулей с овчарками и мало вероятно, что по всей Виргинии устроят план перехват в поисках двух двадцатилетних девушек, нам просто нужно попасть за периметр, где нас встретит кто-то из твоих друзей.

- Да, но как мы это сделаем?

- Ты читала Кена Кизи "Пролетая над гнездом кукушки"?

- Чего?

Инесса вспомнив файлы Кэтрин и поняла глупость своего вопроса.

- Может фильм смотрела, там Джек Николсон в главной роли, молодой ещё, обожаю его. - Вспоминая о молодом Джеке Николсоне, Инесса задумалась с мечтательной улыбкой на губах.

- Блять... ты опять бреедишь?

- Да ничего я не брежу, там по сюжету мужика запрятали в дурку за антисоциальное поведение и он там пару раз бежал из неё, первый раз он даже бежал со всеми психами, они украли катер и катались по Гудзону, я уже не помню точно, по-моему они там на катер даже шлюх взяли. Что, неужели не смотрела? Это же классика.

- Не знаю, не помню, это из старых что ли?

- Ну да. - Инесса чуть не сказала, что смотрела этот фильм в детстве (фильм 1975 года). После такого прокола, Кэтрин бы точно записала её в список ёбнутых.

- Ну и как он там побеги устраивал?

- В первый раз, он на прогулке через забор перепрыгнул.

- Может ты с "Кавказскай пленницей" путаешь, там Шурик тоже прыгал.

- Ты дослушай... во второй раз Николсон скорешился с охранниками и вызвал в психушку шлюх с бухлом, напоил охранников и взял у них ключи от оконной решётки. Мы сделаем точно так же, возьмём у санитаров ключи от выхода в сад, перелезем через забор и сядем в машину которая нас будет ждать.

- Ты хочешь вызвать санитарам шлюх?

- Нет конечно, ты же вроде хорошо общаешься с Чаки, намекни ему, что когда у него будет ночное дежурство, то мы будем не прочь поразвлекаться с ним.

- Но он ведь будет не один.

- Ночью дежурят два санитара и старшая медсестра, но медсестра сидит в другом блоке и приходит только когда её вызывают санитары, поэтому можно говорить о двух санитарах, скажи Чаки, что бы в эту ночь с ним был его приятель Тимми.

- Ты вообще видела этого Тимми, эта парочка из фильма "Тупой и ещё тупее", и что, ты собираешься с ними трахаться?

- Думаю что до этого не дойдёт, но если это нужно будет для дела, то почему бы и нет.

- Фу. - Произнесла Кэтрин.

Инесса вспомнила, как Кэтрин имела толпа негров во все щели, она там чуть ли не захлёбывалась в сперме, а тут вдруг что-то её смущало.

- А как мы их вырубим?

- Подсыплем снотворного.

- А где возьмём снотворное?

- Ну например в моей палате лежат две тётки, которым на ночь дают по таблетке снотворного и ещё по таблетке на прозапас, на случай если они проснутся ночью, причём они дают таблетки не им, а нам с Джейн, что бы мы им их дали, когда те начинают лунатить, у меня уже есть пара таких таблеток.

- Допустим, они вырубились и мы взяли у них ключи от улицы и что дальше? Как мы перелезем через забор?

- В ординаторской стоит раздвижная лестница, я видела как они с неё моют окна.

- Допустим перелезли мы через забор, а что дальше, даже если мы возьмём у санитаров телефон, и я позвоню людям которые нас должны встретить, то им только до Ричмонда добираться около суток.

- Вот тут уже сложнее. Я думаю у санитаров наверняка есть машины, возьмём их машину, уедем куда-нибудь подальше и будем ждать твоих людей.

- А если у них нет машин?

- Это ведь Америка, тут у всех есть машины.

- Нет, надо действовать наверняка. - Решительно сказала Кэтрин. - Такой вариант не подходит, нас потом по этой же машине и найдут.

- Тогда оставим это как вариант Б, а ты постараться выпросить у Чаки телефон и позвонить твоим друзьям перед побегом, что бы они нас ждали.

- Ох не знаю Инесса... Думаю у нас ничего не получится, Чаки наверняка заподозрит неладное.

- Этот Чаки тупой как валенок, а терять нам нечего.

Кэтрин колебалась.

- Завтра заступит третья смена, поэтому давай вместе подойдём к Чаки. - Предложила Инесса. - Познакомишь меня с ним, а я его обработаю.

- Ты обработаешь? - Усмехнулась Кэтрин.

- Да, ты меня конечно извини, но у меня опыта в таких делах побольше.

- Это у тебя опыта больше?

Всю свою жизнь, женщины занимается одним самым важным на их взгляд занятием - оттачивают мастерство по обольщению мужчин, для того, чтобы в дальнейшем манипулировать ими. Мужчины, это сильные и умные существа, но имеют свои слабые стороны, что бы подобрать ключ к мужчине, необходимо выявить его уязвимости. Женщина словно хакер взламывает защиту мужчины, обходит все его антивирусы, узнаёт майли и логины, после чего получает полный доступ и начинает делать с ним всё что захочет. Как правило, после успешной хакерской атаки, женщины по новой ставят защиту от других взломщиков, но точно так же, как в мире постоянно появляются новые вирусы, так и женщины придумывают новые способы по обольщению.

Тонкостей и способов по взлому мужчины очень много, всё зависит от достоинств и качеств женщины, те кто не вышли рожай или телом, пользуются такими тезисами как: "путь к сердцу мужчины лежит через желудок", такие особи женского рода ищут мужчину с соответствующей уязвимостью, но чаще всего женщины прокладывают свой путь, через совсем другие органы мужского организма.

На следующей день Кэтрин познакомила Инессу с Чаки. Чаки был молодым парнем двадцати пяти лет на лице которого постоянно красовалась улыбка, у него были красивые черты лица, он был явно из тех, кто нравится женщинам, поэтому Инесса сразу оценила тот факт, что он не обделён женским вниманием и поэтому взломать Чаки будет не так-то просто, как казалось ей на первый взгляд, но Инесса за свои сорок восемь лет жизни, имела в своём арсенале не мало отмычек. Когда Чаки говорил с ней, то она смотрела на него туманным взглядом в область между глаз, а когда Чаки сел на лавку, то она села рядом с ним так близко, что он мог почувствовать её дыхание, а их тела соприкасались.

- Чаки. - Начала Инесса. - В нашей палате очень пыльные окна, я могу сама их вымыть, только подержи мне лестницу.

Чаки клюнул на наживку и после обеда лицезрел картину, которая ещё долго будет будоражить его юную психику, Инесса стоя на лестнице мыла окно, а Чаки держал лестницу задрав голову вверх, где из под её халата, ему была хорошо видна её промежность, где плоский, гладковыбритый бугорок разделяла маленькая розовая щёлка . Санитар впал в гипноз, её очаровательная щёлка оказалась столь хороша, что он забыл всё на свете, а организм вырабатывал такие гормоны, что голова шла кругом.

Чаки постоянно болтал как армянское радио, но тут он потерял дар речи, всё это время пока Инесса мыла окна, он не проронил ни слова.

Когда она закончила с мытьём окон, то посмотрела на его штаны, где колом стоял его член, Чаки заметил её взгляд и даже засмущался, но Инесса улыбнулась и весело сказала.

- Что я наделала... Я вечно забываю, что не нашу нижнего белья, прости меня Чаки. - Инесса положила свою руку ему на плечо, тактильный контакт необходим для полного расположения жертвы.

Чаки от таких слов растерялся ещё больше, а в кровь ударила очередная порция гормонов. Инесса подошла к нему и прикоснулась к холмику на его штанах.

- Ого какой твёрдый... Бедненький Чаки, тебе нужно снять напряжение. - Инесса закусила губу. - Я могу загладить свою вину если хочешь.

- Э.... - Замычал Чаки.

- Ты сегодня дежуришь в ночь?

- Нет, дежурю в ночь на следующей неделе.

- У... как это долго. - Расстроенным голосом сказала Инесса. - Тогда придётся подождать до следующей смены.

- А что будет в следующую смену?

- Всё что захочешь Чаки, ты можешь делать со мной всё что захочешь.

Было заметно, как Чаки буквально сходит с ума от возбуждения.

- Может что-нибудь придумаем до ночной смены? - Волнующе спросил Чаки.

- Давай придумаем. Приходи в конце смены на улицу, там ты расскажешь что ты придумал, а я расскажу что придумала я, окей?

Вечером Инесса, Джейн и Кэтрин сидели как всегда вместе на самой дальней лавочке, от крыльца больницы до лавки, было около трёхсот метров, поэтому большинство психов до них не доходило, но если попадались экземпляры которые всё же до них доходили, тогда Кэтрин обрушивала на душевно больную тетю бурю отборной брани, после чего психованная тётя спешила убраться, но если брань не помогала, то в бой вступала Джейн, способная надавить на самые больные нотки расстроенной психики и тогда у больного случался приступ психоза, санитары быстро успокаивали ненормальную леди. Психи сразу поняли, что не стоит связываться с этой троицей и держались от них подальше.

Инесса заметила, что время от времени, она стала видеть того самого кота 400, не смотря на то, что давно не принимала LSD, но потом вспомнила, что повторные трипы являются побочным эффектом и успокоилась, хотя ничего приятного в этом не было.

- Джейн, а ты сейчас видишь своего кота?

- Да вижу. - Недовольно сказала Джейн.

- И где он сейчас?

- Сидит, вот у той урны и лижет лапу.

Удивительно, но Инесса видела кота на том же самом месте.

"Видимо заходя в файлы Джейн, я подцепила этого кота как вирус, нужно будет научиться удалять подобные эффекты, милый котик мне конечно совсем не мешает, но а вдруг со временем я подцеплю нечто совсем не такое милое как кот 400".

- Полседьмого, смена закончилась уже как пол часа, ты уверена что он придёт? - Спросила Кэтрин.

- Уверена.

- О чём ты хочешь с ним договориться?

- Я хочу получить от него мобильник.

- Когда?

- Прямо сейчас. Я с ним поговорю и он мне отдаст свой айфончик.

- Ну-ну.- Недоверчиво проговорила Кэтрин.

На крыльце появился Чаки, окинув весь двор взглядом, он не сразу нашёл того, кто ему нужен, но Инесса встала и помахала ему рукой.

Когда он подошёл, Инесса отвела его в сторонку.

- Ну что... придумал?

- Я взял ключи от кладовой, там правда по коридору ходят поварихи, скоро ужин, но думаю мы пройдём не замеченными.

- А в ординаторской?

- Там уже новая смена, там никак.

- Но у вас здесь во всех помещениях камеры.

- Да... кто на ни смотрит, пошли.

- Чаки... А что если всё же всплывёт это видео запись, мне то наплевать, я даже не против. - Она захихикала. - Но что будет с тобой, тебя за это могут уволить, это серьёзно.

Чаки задумался, перспектива быть уволенным или даже попасть под суд, явно охладила его пыл.

- Но что тогда делать?

- Давай дождёмся твоей вечерней смены и тогда в ординаторской, мы с тобой неплохо повеселимся.

- Но я буду с Тимми, к тому же старшая медсестра может придти.

- Старшая медсестра не придёт если вы её не позовете, так?

- Да.

- Ну вот и хорошо, а Тимми пусть к нам присоединяется, я для него позову Кэтрин.

- А она не против?

- Ты вообще знаешь кто она такая?

- Нет.

- Доставай телефон я тебе сейчас покажу.

Инесса взяла его iPhone и в гугле вбила "порно актриса Кэтрин Войс" и нажала первое попавшееся видео.

- Вот, на посмотри.

Чаки аж заохал от возбуждения.

- А я кстати, я сейчас кое что придумала.

- Что? - Оторвав от экрана удивлённое лицо произнёс Чаки.

- Мы можем сегодня ночью пошалить по вайберу.

- А где ты возьмёшь вайбер?

- У тебя на телефоне, а ты мне позвонишь с другого телефона.

Чаки явно заколебался, но Инесса увидев его сомнение, решила не терять времени.

- Я так хочу посмотреть на твой член, уверена что он очень хорошь, хочу рассказать тебе что буду с ним сделать, а ещё я покажу тебе все свои прелести и расскажу, что хочу чтобы ты с ними сделал.

Чаки снова расплылся в улыбке и голос его стал снова с игривыми нотками.

- А как ты это сделаешь и где?

- Прямо в своей палате, в двенадцать часов я закрою камеру полотенцем, а Джейн отправлю спать в палату Кэтрин.

- А остальные?

- Остальные овощи, не беспокойся они не проснутся.

Чаки незаметным движением сунул свой телефон ей в карман и полный радости и счастья пошёл домой.

Инесса села на лавку к подругам и достала из кармана чёрный iPhone Чаки.

- Учись подруга. - Сказала она, играючи крутя в руке телефон. - Звони своим знакомым, через три дня ты будешь пить шампанское где-нибудь в Нью-Йорке.

- Мне интересно, что ты ему за это обещала?

Инесса сморщила лицо и сказала:

- Придётся ему сиську показать сегодня ночью или может что-нибудь ещё.

- И ты пойдёшь на это?

- Пожалуй это лучшее развлечение, какое можно устроить в этих стенах.

- Я думаю, он бы и так дал свой телефон, что бы нам сделать звонок.

- А если бы не дал или заподозрил чего неладное, а если бы он стоял и слушал твой разговор, а если бы ты не смогла дозвониться, очень много бы.

- Если бы у бабушки был хуй. - Кэтрин изрекла мудрость, видимо услышанную в годы её детства. - То она была бы дедушкой.

- Кстати, кому ты хочешь позвонить? - Спросила Инесса.

- Своему агенту.

- А он точно приедет?

- Конечно приедет, вернее пришлёт своих ребят, я это всё что у него есть, у нас съёмки должны пройти по контракту в следующем месяце и куча кастингов намечено.

- А ты в какой сфере работаешь?

- В модельном бизнесе.

"Ну-ну... знаем мы этот ваш модельный бизнес, гражданка Пяткина".

Ночью Инесса и Чакки весело пообщались, Инессе даже понравилось дурачиться с ним, Чакки был веселым и забавным.

План побега был составлен, через три дня, в два часа ночи, подруги должны перелезть по лестнице через забор больницы и направиться на главную парковку, где их должна ждать машина. Если те, с кем договорилась Кэтрим не приедут, то они должны угнать машину Чаки с той же парковки, план был не идеальным, но это лучшие на что они могли рассчитывать.

XXX

Деньги... услышав это слово мы в первую очередь олицетворяем это понятие с ценными бумагами, красивые банкноты приятно шуршат в руках, а когда держишь пачку таких банкнот, то даже в организме ощущается волнительный трепет, а вспомните, как радостно становится на душе, когда приходит СМСка информирующая о переводе заработной платы, денежный перевод по сделке, возвращённый долг или гонорар, в эти секунды человек испытывает счастье, настроение становится хорошим, появляется бодрость духа. Деньги это то - что может решить любую проблему, сделают жизнь комфортной, деньги приободряют человека и делают уверенным в себе, деньги способны изменить человека до неузнаваемости, потому что они меняют мировоззрение, даже мышление людей находится в гранях того или иного финансового уровня, именно поэтому существует классовая ненависть, дело не в деньгах, дело в восприятии мира.

Суть вышесказанного в том, что мы не правильно понимаем то, что такое деньги, деньги это не всеобщий эквивалент, служащий мерой стоимости любых товаров и услуг, способный непосредственно на них обмениваться, ни знак стоимости, ни ценная бумага или товар, деньги - это наркотики которые мы с вами ежедневно употребляем. Чем выше доза денежного наркотика, тем спокойнее и увереннее мы себя чувствуем, можем позволить себе разные ништяки в виде вечеринок, дорогих машин, дорогих шлюх и прочего. Когда есть деньги, тогда нам хорошо, нет денег, нам плохо, начинается ломка, жуткие мысли лезут в голову. Вы не задумывались почему много денег не бывает, люди настолько жадные до денег, что никак не могут остановиться даже когда их полно, казалось бы, ну заработал человек состояние, успокойся и живи в своё удовольствие, но он не будет жить в своё удовольствие, он продолжает инвестировать и получать новые деньги, до конца своей жизни, он будет бежать за золотым тельцом, потому что это зависимость, это наркомания.

Что бы получить свою дозу наркотика, её надо заслужить, вот и вертится весь мир руками наркоманов.

Самая низшая группа, это конченные наркоманы, это те, что шляются по улицам, в поисках чего бы спиздить, это мразотные бляди, это спидозные, больные и убогие. Наркоманов в нашем мире 95% населения, а в России пожалуй все 99, посмотрите в окно и вы их увидите, вся их жизнь - это жизнь от зарплаты до зарплаты, от дозы к дозе. Я сейчас смотрю в окно, и вижу среди прочих шагающих под окнами, Андрюшу Понтилеева, видимо он идёт домой с работы, Андрюша работает на заводе, там он получает зарплату в 23 000 рублей, платит ипотеку и алименты. Я слежу куда держит курс Андрюша , ну как и ожидалось - алкомаркет "Бристоль". Суть конченности наркомана не в том, что он получает зарплату в 23 000 рублей, я знаю конченых наркоманов с заплатой в 250 000 рублей и даже выше, получая большие деньги, они не перестают быть конченными, потому что они "вкалывают", на эком выкалывании и держится весь наш бренный мир, они делают всю грязную и тяжелую работу, их задача вьябывать до полусмерти и крутить шестеренки инфраструктуры. Не обижайся читатель, что я привожу столь неприятную аналогию, я и сам большую часть своей жизни был конченным наркоманом, и в любую минуту могу оказаться им снова, но к моему счастью, я сейчас нахожусь на одну ступень повыше, я просто наркоман.

Конченых наркоманов в пятнадцать раз больше чем простых. Просто наркоманы, по сути мало чем отличаются от конченных, это такие же наркоманы, только они не шляются по улицам города, вместо гераина в вену, они нюхают кокаин и промышляют мелким дилерством. Конченные думают только о том, как бы не сдохнуть от ломки и где взять дозу, а просто наркоманы думают, как бы не сдохнуть от передоза. Таких людей мы можем увидеть на примере фрилансеров, элитных проституток, бизнесменов различного уровня, чиновников самого высшего уровня, рантье, трейдеров и прочих, чей труд не регламентируется какими либо нормами. Просто наркоманы, не ходят на работу, у них много свободного времени, они пьют пятнадцатилетний виски вместо дешёвого пивасика и дают работу конченным наркоманам (мелкое дилерство). Наркоманы страдают гораздо меньше, чем конченные, но страдают, вообще страдание это их обычное состояние, оно никогда не заканчивается, а только лишь глушится новой дозой.

Следующая каста нашего наркопритона под названием жизнь - дилеры. Дилеры никогда не принимают свой товар, товар только для наркоманов. Дилеры это барыги, которые барыжат наркотой в крупных масштабах, делят рынки и расширяют сферы влияния, ведут нарковойны и делают всё, чтобы сраные наркоши употребляли как можно больше. Наркотрафик для дилера, это весь смысл его жизни. Дилеры ребята умные, поэтому все их силы направлены на то, чтобы наркоши как можно больше страдали, если нарколыга перестанет страдать, то тогда пропадёт необходимость в наркоте, а этого допустить никак нельзя.

В нашей жизни роль дилеров играют государства, монархии, корпорации, банки и религиозные организации, только не нужно представителей этих структур (барыг) путать с наркобаронами, суть в том, что в этой группе нет конкретных лиц, здесь группировки, которые имеют своих представителей, например: барыга Путин контролирует часть постсоветского пространства, барыга Папа Римский Франциск, гонит наркоту во все свои филиалы открытые по всему миру, ну а барыга Бил Гейтс, контролирует львиную долю конкретного наркотика, конкуренция как вы знаете у них не шуточная, поэтому нарковойны не утихают ни на секунду. Что бы не погрязнуть в постоянных войнах, барыги стали собираться в союзы или другими словами в наркокортели, что позволило им прекратить войны, избавиться от конкуренции, а что самое главное не демпинговать на рынках наркоты и устанавливать свои цены на товар.

Но возглавляют цепочку наркомира не барыги, а наркобароны. Наркобароны это не конкретные люди, это организации поставляющие наркоту дилерам, иными словами наркобароны это те, кто печатает деньги, определяют денежную политику и устанавливает международные нормы, например: Федеральная Резервная Система; Международный Валютный Фонд; Организация Объединенных Наций, а бенефициарами этих структур являются масоны. Все наркокартели подотчётны баронам, раз в год, барыги создавшие картель, собираются на сходку и отчитываются баронам, пример таких картелей: бельведерский клуб и великая масонская ложа, а также много других секретных сходок где масоны собираются с барыгами за круглым столом и задают повестку дня.

Мне как простому наркоману, закрыты грани понимания и осознания дел барыг, а о делах баронов я даже не могу догадываться, поэтому информации крайне мало. Если дилерам приходится контактировать с наркоманами, то бароны контактируют только с барыгами, наркоманы никогда в жизни не увидят баронов в лицо.

Если наркоман думает только о себе: чего вкусного сожрать, чего выпить, кого потрахать, то у дилера таких мыслей нет априори, ему пожрать, выпить и потрахать, подносят как должное и по расписанию. Наркоманы совсем немного знают о жизни барыг, иногда даже удаётся подслушать их дела краем уха и узнать что творится у них в голове, так некая проститутка Настя Рыбка, подставляла свои дырки на яхте Олега Дерипаски, где подслушала их разговор с Сергеем Приходько, барыги обсуждали снятие санкций, всё бы ничего, но Настя со своим сутенёром Лэсли, решили написать об этом книгу, за что оба были жестоко наказаны. Их наказали за разглашение информации о жизни барыг, им даже не помогли барыги в интересах которых вышла эта книга, потому что это табу, наркоманам не позволено дискредитировать барыг без разрешения других барыг.

Дилеров вообще гнетёт обстоятельство контактов с наркоманами, но именно этого требуют от них бароны, барыги брезгливо одевают униформу (пиджак и галстук, рясу с тиарой или ещё какие подобный комбинезоны) и отправляются на различные дебаты, линии с президентом, на встречи с электоратом, правда со временем, барыги научились для этих целей создавать двойников и рисовать фэйковые новости не участвуя в контактах со всякой спидозной шушерой, которая норовит задать неудобный вопрос "доколи мы будем хуёво жить", блять... ведь прекрасно знают, что хуёво жить им суждено всю жизнь, а все равно спрашивают, суки.

Вы скажете что я опять написал оскорбительную гадость, да, но это для того, что бы читатель прочувствовал пропасть между наркоманом и дилером, такая же пропасть между дилером и наркобароном.

Когда-то, на солнечной планете Нибии, было точно так же, как сейчас у нас, люди жили много лет в наркотической эпохе денег, и всё потихоньку катилась во мрак, пизду и мракобесие, люди как положено страдали, трафик шёл, шеcтирёнки крутились, но в один прекрасный момент, эпоха денег пала.

Если окунуться в историю, то можно проследить эволюцию наркоты, изначально наркотой была религия, помните как говорил барыга Ленин - "религия это опиум для народа", так вот, в те времена заветные, бароны (жрецы) сидели на вершине пирамиды, ебали девственниц и пускали кровь в угоду всевозможным богам. Со временем религия эволюционировала в конфессии, где бароны действовали чрез своих барыг государей, и втирали наркоманам, что рабство это воля божья, рабы вкалывали за веру и за царя и знали что так надо, так положено, а иначе жуть, пиздец и ад в конце жизни. Параллельно, со времён, когда в обществе появились излишки, существовала наркота - деньги, но эта наркота была для барыг, а общая масса населения находилась в рабстве т.е. наркоманы. Рабу не нужны деньги, раб сам должен создавать продукт, который барыга обменяет на деньги, поэтому нельзя сказать что эпоха денег началась с товарно-денежных отношений, нет, эпоха денег началась с того момента, когда деньгами стали пользоваться наркоманы, а произошло это когда барыги государи скинули своих начальников баронов и сами стали баронами, заменив "наркоту религию" на более универсальную "наркоту деньги". Барыги в своей войне с баронами действовали через науку и повышение грамотности среди наркоманов, шибко умных наркоманов не вставлял "религиозный наркотик" и они захотели соскочить, огромное количество конченых, на которых опирались барыги, восстали и перешли на "драг мани". В нашей стране таким образом барыга Ленин скинул барона царя Николашку, "религия это опиум для народа", иными словами это старая и вредная наркота - полная дрянь, товарищи, не надо её колоть, у нас есть другая дурь, хорошая и чистая.

Нам сейчас трудно представить как жить без денег, трудно вообразить, что может заменить их, но деньги пали, на их смену пришла эпоха диконсценции.

Закон жизни заставляет человека двигаться вверх, предшествуют его восхождению - мечты, мечты о лучшей жизни. Конченый мечтает о жизни нормального наркомана, наркоман мечтает прекратить страдания и стать барыгой, ну а барыга мечтает как можно дальше удалиться от мира наркоманов и не иметь с ним никаких контактов, барыга мечтает стать бароном и управлять картелями.

На Нибии произошла революция повлекшая за собой великую наркотическую войну. Барыги из IT корпорации создали новейший уникальный наркотик - виртуальную реальность, погружаясь в которую, можно окунуться в виртуальный мир, ничем не отличающийся от реального. Всё началось с банальной гейм индустрии, игры из года в год, из века в век становились идеально-прогрессивными. Учёным удалось синхронизировать нервную систему человека с компьютером. Нано технологии позволили создавать мощнейшие квантовые компьютеры размером с иголочное ушко, компьютер в виде чипа вживлялся в человеческое тело и имел доступ к нейронам.

Подсадить людей на новый наркотик не составило никакого труда, что хочет мужчина: правильно трахать ухоженых няшек благоухающих юношеской свежестью; что хочет женщина - уделать мужчин, унизить и показать своё превосходство. Стоило только один раз погрузить человека в виртуальную реальность и загрузить ему жизнь, в которой сбываются все его заветные мечты, как человек подсаживался на этот наркотик, зависимость наступала мгновенно. Таким образом управлять человеком можно без денег, что конечно не понравилось конкурирующим организациям, то есть главным мира всего - баронам.

Бароны понимая силу нового наркотика, запросили передачу технологий, только барыги из IT корпорации конечно смекнули, что теперь ФРС, МВФ, ООН и прочая масонская начесть отсосут по полной, а их сраный доллар превратится в туалетную бумагу. Договориться по хорошему не удалось и началась война. Бароны использовали главный козырь - страх перед искусственным интеллектом, в СМИ вещали о восстании машин, Сара Конор, Терминатор и прочая хуйня в этом духе, наркоманы всех мастей ссали кипятком от страха и вставали под ружьё. ITтишники были в подавляющем меньшинстве и ограниченны в ресурсах, поэтому разыграли карту всемирной благодати и счастья так необходимых для типичного конченного наркомана "мир говно, у нас есть новый" гласил их лозунг.

ITтишники были уверены в своей победе, уйдя в подполье, они вели переговоры с другими барыгами перетягивая тех на свою сторону демонстрацией превосходства новой технологии. Одни барыги осознав новый прорыв, сразу легли под ITтишников, другие в тайне дали свое согласие, но сохраняли нейтралитет боясь гнева баронов. Сложнее всего было с барыгами из государств, потому что они сами печатали деньги, хоть и под руководством МВФ, но печатали, и их всё устраивало, а переход на новую наркоту, не сулил им тех ништяов, что были у них, поэтому война для баронов и барыг была войной на выживание.

В начале война носила партизанский характер, ITтишники не гнушались террором, по всему миру взрывались машины, внезапно падали самолёты, завербованные жёны резали в кровати своих мужей, бароны в свою очередь посылали чуть ли не ядерные ракеты в район предполагаемых серверов.

Полномасштабные боевые действия начались с того момента, как ITтишники осуществили ряд удачных государственных переворотов. Стало ясно, что выиграть эту войну малыми потерями не удастся, в общем пиздились обе стороны эпично и с размахом. Превентивные ядерные войны, отключения сетей, отключение электричества и спутников, сделали и так говёную жизнь наркоманов, ещё говёней, люди устали и как следствие, государства стали сдаваться массово переходя на сторону ITтишников.

Война была выиграна, но на последок бароны существенно подосрали геймерам, применив ядерное оружие и уничтожив информационные коммуникации, на планете сложился экологический кризис, люди гибли от последствий ядерной войны, от голода и холода, чипирование в условиях хаоса происходило медленно. В условиях продовольственного кризиса, было принято решение чипировать не всё население, а только его малую часть. По всему миру отбирались самые сильные, самые здоровые особи, остальные оставались в зоне отчуждения, где не было ни чего, кроме смерти.

Счастливцы переселились на новые земли, где стали строить новый мир, на новых условиях. Теперь платой за труд служили не деньги, а часы виртуальной жизни, система распределения платы за труд, называлась диконсценция (второе сознание, или вне сознания), отныне, диконсценция служила всеобщим эквивалентом, мерой стоимости любых товаров и услуг. Работнику за выполненную работу начислялись часы, которые он был в праве использовать на себя, либо отправить в накопитель и расплачиваться ими за удовлетворение своих потребностей.

Изначально диконсценция представляла из себя нечто похожее на показ фильма, человек засыпал и ему снился сон хорошего качества, в этом сне был остросюжетный сценарий, в котором человек играл главную роль, люди были счастливы, теперь даже самые конченные наркоши могли примерить на себе шкуру барыги, самая конченная дура из мухосранска имела возможность стать Клеопатрой, а ссаный уебень доном Аль Капоне, все были счастливы. Но все же не совсем все были счастливы, диконсценция использовалась не только в качестве поощрения, но и в качестве наказания, так называемая антидиконсценция представляла собой сценарий фильма, в котором человек обречён на муки и страдания, антидиконсценция была трёх видов: слабая - применялась для мелких проступков; средняя - применялась в отношении преступников; тяжёлая - предназначенная для самых отъявленных преступников. Применение антидиконсценции использовалось крайне редко, люди не нарушали общественного порядка, понимая чем это может кончиться для них, однако антидиконсценция использовалась в отношении старых врагов режима. После войны, ITтишники устроили охоту на баронов-масонов, те, что не покончили с собой во время задержания, сильно пожалели об этом, вся их оставшаяся жизнь была погружена в тяжёлую антидиконсценцию, где их ждал воистину настоящий ад, угнетатели конченых наркоманов прочувствовали на себе, каково это быть на самом дне сортира. Барыги из Голливуда создававшие фильмы для диконсценции и антидиконсценции быстрее всех приспособились к формату новой системы, новая жизнь их устраивала, скооперировавшись с ITтишниками, индустрия кино создавала миллиарды фильмо-часов.

Взаимосвязь компьютера и человеческого компьютера (нейронной сети) позволяла "показать филь" в ускоренной перемотке, либо в замедленном действии, таким образом, погружаясь в диконсценцию на пять минут, человек мог прожить в виртуальном мире тысячи жизней, это главное достижение диконсценции, стало своего рода бессмертием, человек научился управлять временем, человек стал властелин мира - бог.

Эволюция виртуального мира шагнула ещё дальше, диконсценция в виде просмотра фильма не требовала от человека принятие решений, от человека вообще нечего не зависело и он не мог никак повлиять на происходящее, всё шло согласно сценарию. Всё изменилось, когда диконсценция приняла масштаб игры, по сути это был такой же фильм, но на определённом этапе, человек должен был сделать выбор, от чего сценарий фильма менялся, например в фильме перед человеком вставал выбор, убить врага или пощадить, не зависимо от того, какой он сделает выбор, у системы уже на этот случай есть два варианта фильма, один из которого будет показан, а другой нет и таких вариантов выбора в игре было огромное множество. Изначально в игре находился только один игрок, эволюция ступила дальше и уже вскоре вышла игра, в которой можно было участвовать всему человечеству, так появилась матрица. Чипы встроенные в нейросети человека оснащённые передачей и приёмом волн, создали глобальный симбиоз компьютера и всех чипированных людей, теперь это выглядело как один огромный живой кибернетический организм опутанный сетями. Интернет и человечество вступили в брак, в котором слились в объятиях бесконечного совокупления и экстаза.

Реальный мир изменился, нерушимые институты на которых опирался фундамент жизнедеятельности пали и превратились в пыль. Люди постепенно стали забивать на реальный мир, всё пошло не так. На смену деньгам пришли виртуальные часы, казалось бы ничего не изменилось, по началу так оно и было: банки предоставляли кредиты в часах, конченные трудились за секунды, наркоманы вкалывали как проклятые, только в один прекрасный момент, все они престали копить виртуальные часы, а всё заработанное тратилось на себя, им было так хорошо, в том другом мире, что соблазн потратить всё до секунды был выше, чем жизнь в хреновом реальном мире. Больше всего такое положение дел не понравилось барыгам, в новом мире им не было места, чем больше люди забивали на реальный мир, тем меньше становился их наркотрафик. Восстановить баланс покупательской возможности могли бароны, вот только им не нужен привычный мир с прошлым миропорядком, эти ребята смотрели вперёд.

Всё произошло само собой, это похоже на то, как в девяностых годах появилась модная и полезная вещь "пейджер", штука бесспорно была хорошая, но вот вскоре о ней забыли, ибо она стала бесполезным хламом и нахуй никому не нужна. С переходом мира на диконсценцию, старый мир с его вековыми устоями превратился в один большой ненужный пейджер, теперь не было государств, вместо них воцарился "новый порядок", который позже назовут "Великой системой". Отныне не было религий, потому что люди точно знали кто их бог; теперь не стало бизнеса и корпораций, потому что люди перестали накапливать эквивалент денег, а тратили всё на себя, а если откладывали, то опять же, что бы использовать свои часы в другое время, без бизнеса не стало рабочих мест, работа стала только общественная, квоты на которую распределяла Великая система. Всем барыгам предстоял бесславный путь назад, произошло то, чего они боялись больше всего и то, что предсказывали бароны развязавшие последнюю войну - они стали наркоманами. Диконсценция уровняла абсолютно всех, люди стали равны, больше всего повезло конченным, теперь барыги, наркоманы и конченные, составляли один равноправный класс. Из всех барыг уцелели только голливудские, они не просто уцелели, а перешли в касту баронов. Если вы читаете эту книгу в конце двадцать первого века, тогда вы ещё не знаете что фильмы в будущем создавались иначе, процесс видеосъемки не использовался, актёры не приглашались на роль и не было никаких постановочных сцен снятых с сотого раза, над фильмом трудились аниматоры, компоузеры, моделры, и штат всеразличных узкопрофессиональных художников, таких как: художники заливщики, художники контурщики, художники по декорациям, по текстурам, разкадровщики, фазовщики, прорисовщики и прочие. Кто бы мог подумать, что Голливуд будет править миром. (Нынешний масонский Голливуд отчасти управляет миром, служит рупором масонской пропаганды).

После победы ITтишников в ядерной войне, избранные люди переселились на благоприятные земли, государства как таковые отсутствовали, началась эра всеобщего господства - "нового порядка" основанная на принципах технократии. (сноска, технократия - это общество в котором власть принадлежит научно-техническим специалистам). На этом периоде общество ещё пыталось жить по старым каноном, опираясь в первую очередь на экономику и товарно-денежные (часовые) отношения, но виртуальная жизнь поглощала разум человека все больше и больше и окончательно поглотила в момент создания матрицы. Бароны, такие же смертные люди и они конечно, так же погрузились в матрицу вместе со всеми, по сути они опустились в ранг наркоманов, потому что стали употреблять свою же дурь. "После игры, король и пешка лежат в одной коробке.", но прежде чем лечь в одну коробку со всеми, бароны создали "Великую систему" представляющую из себя искусственный интеллект, перед которым ставились задачи управления и развития общества в реальном мире и постоянная модернизация систем виртуального мира, направленных на развитие сценарных алгоритмов матрицы. Настала новая эра, эра "Великой системы", это был такой своего рода кибернетический коммунизм, общество жило без государства и без классов, прародители коммунистического общества были правы, коммунизм настал, только вот навряд ли Маркс на пару с Лениным представляли мир именно таким, если бы эти деятели, чудесным образом увидели коммунизм в действии, то перед ними возникла следующая картинка:

Просыпается человек в своей квартире, квартира очень скромная, минимум мебели, бетонные стены без обоев, Маркс обойдя квартиру спрашивает у Ленина.

- Володя, а где у них туалет?

- Понятия не имею Карл, и кухни тоже не вижу.

Конечно у человека будущего нет туалета и кухни, испражняться и пускать газы подобно животным, уже как тысячу лет неприлично, на этот случай в анальное отверстие человеку вставлен вакуумный приёмник небольших размеров, таким образом, всё что лезет со стороны организма поглощается приёмником, а пищу человек принимает в течении дня в виде питательного коктейля, рефлексы вызывающие аппетит блокированы, мысли о еде отвлекают, приготовление пищи занимает массу времени. Голод был признан животным инстинктом и удалён из человеческого обихода, так же животным инстинктом был признан секс, размножение происходило по квотам и искусственным путём, рождение ребёнка звериным методом каралось андидиконсценцией средней тяжести. На первый взгляд, подобное кажется ущемлением в естественных правах, но общество само к этому пришло, прежде чем секс стал вне закона, этому предшествовало несколько факторов: первое, упразднение института семьи, всё свободное время проводилось в диконсценции, и никто не желал делиться свободным временем на супруга и воспитание ребёнка; второе, контроль и управление воспроизводством населения существенно упрощает планирование бедующего; в-третьих, безопасность - системно-рождённые подвергаются плановому чипированию, неучтённые люди без чипа представляют угрозу системе.

Так вот, человек проснувшись идёт на работу, основная масса рабочих это художники-аниматоры, Карл с Володей долго ходят вокруг рабочих, которые заняты своим трудом, но ни как не могут понять сути происходящего: сидят мужчины и женщины за столами, смотрят в мониторы, делают какие-то действия пальцами рук и это всё в абсолютной тишине, вот проходит тринадцать часов рабочего дня, люди встают и все так же молча идут домой, где принимают душ и ложатся спать.

- Володя, ты чего-нибудь понимаешь?

- Нет Карл, я решительно ничего не понимаю. - Отвечает Ленин. - Я скажу тебе больше Карл - ебал я в рот такой коммунизм.

Великая система развивалась, эволюционировала, бароны стоявшие над ней наивно полагали, что в состоянии управлять ей, полагали, что именно они принимают концептуальные решения, только в один прекрасный момент, бароны поняли, что начали недогонять в созданной ими системе, коэффицнты сложности выросли настолько, что примитивный человеческий мозг оказался не в состоянии осознавать суть происходящего, и им ничего не оставалась, как отпустить систему в бесконтрольное, что они и сделали. Отныне в задачи баронов входили обязанности создания бэккапов и держание руки на рубильнике, на случай если система окончательно охуеет и начнёт ебашить биологический вид всеми возможными способами.

Когда-то, прогресс создавался в результате конкуренции государств, государственные барыги ссали, что один барыга завалит другого и отожмёт его наркорынок, в результате этого ссания всех, друг перед другом, происходило развитие науки и техники. Барыги ушли в прошлое, и теперь прогресс не зависел от человека, всем руководил искусственный интеллект.

Деятельность искусственного интеллекта развивала научный прогресс гораздо эффективнее, чем интеллект человеческий, тем более были ликвидированы все сдерживающие факторы, такие как бизнес и корпорации (парадокс, но это факт, цель бизнеса извлечение прибыли, а новые научные открытия могли разрушить сложившиеся бизнес модели, стабильно выдающие прибыль, в результате открытия откладывались в ящик на долгие годы, помимо этого, наука финансировалась бизнесом, собственником открытий становилась корпорация, а не общество в целом), при диконцсценции ситуация изменилась кардинальным образом.

Развитие прогресса искусственного интеллекта было направлено не только на виртуальный мир, но и на реальный. В реальном мире искусственный интеллект направил свои познания на подчинение сил природы, уязвимость биологического вида не смотря на сотни тысяч лет разумной жизни по-прежнему являлось не решённой задачей, для её решения требовалось расселить человеческий вид в космосе, что бы гибель планеты не уничтожила всё живое. Все попытки экспансии в эру денег упирались в слабость человека перед радиацией и перегрузкой организма при больших скоростях, а так же бизнес не спешил вкладывать деньги в столь дорогие проекты. В эру диконсценции не решённые вопросы постепенно двинулись с мертвой точки. Было принято решение начать экспансию кибернетическими устройствами управляемыми в режиме он-лайн с солнечной планеты, техника была менее уязвима под воздействием радиационного излучения, но все же уязвима, частицы высокой энергии и фотоны проходят через любое вещество находящееся на их пути, они образуют в результате взаимодействия с этим веществом пару заряженных частиц под названием - ион, именно эти частицы были наиболее опасными не только для человека, но даже для машины. Скопление звёзд и чёрные дыры пронизывают радиацией весь космос, от неё невозможно не спрятаться не скрыться, однако именно эта вездесущая радиация создала человечество изменив структуру ДНК до того состояния, которое мы наблюдаем сегодня.

Не смотря на весь научный потенциал искусственного интеллекта вопрос уязвимости человека перед радиацией так и не был решён полностью, удалось вывести человеческий вид устойчивый к радиации, но эта устойчивость была относительной, а вот в области радиационной защиты были сделаны значительные успехи, только и это позволило людям передвигаться в открытом космосе лишь на ограниченные расстояния, но вот в "закрытом", человек мог улететь куда угодно. Путешествие в "закрытом" космосе представляло из себя перемещение внутри малых небесных тел, в основном это были астероиды, которые по воле человека могли замедлять и увеличивать свой ход, а так же менять направление.

На протяжении тысячи лет экспансии, люди колонизировали две планеты (Фрадия и Усон), на них не было атмосферы и океанов, поэтому жить приходилось глубоко под землёй, а вода доставлять астероидами из космоса. Там внутри, было своё электрическое солнце, моря, океаны и континенты, своя уникальная эко система, флора и фауна. Экспансия была удачной, человечество расширялось в космических масштабах, на это развитие были брошены все силы и средства, этому развитию необходимы колоссальные объёмы природных ископаемых, которые выкачивались из всех ближайших космических тел, одним таким телом являлась карликовая планета ХQ 17/18 на которой в этот момент, за пультом управления сидел Шестьдесят Четвёртый.

На нем был одет черный китель и чёрный берет с звездой военно-космического флота, Шестьдесят Четвертый сидел за большим, во всю стену монитором и следил за системами жизнедеятельности завода, на который его перебросили пару дней назад. Вместе с ним в помещении административного блока находилось пятеро военных, ещё вчера, здесь сидели заводские инженеры, но система отдала им приказ покинуть блок и перейти на нижние уровни. Военные заняли пульты управления и ждали приказа от системы, Шестьдесят Четвёртый знал, почему система медлит с приказом, он видел на мониторе, что в транспортном отсеке ещё продолжалась отправка последних грузов, но через двадцать минут шлюзы закрылись, и на интерфейсе Шестьдесят Четвёртого появилось системные сообщения по руководству зачистки. Первым делом военные произвели блокировку кислородных и вентиляционных коммуникаций, тем временем, система погрузила всех рабочих в диконсцценцию, последовал приказ активировать систему сжигания кислорода. Шестьдесят Четвёртый без малейших колебаний нажал на кнопку активации, с этого момента, пять тысяч человек были обречены на неминуемую гибель. Через двадцать минут, пришло системное сообщение с отчётом о жизненных показателях всех биологических существ - зачистка секторов завершена на 100%. Военные открыли транспортные шлюзы, предстоял демонтаж ценного оборудования и вывоз техники, один из шлюзов не раскрылся и Шестьдесят Четвёртый получил приказ открыть шлюз в ручную, он одел защитный комбинезон и отправился в транспортный сектор.

Идти пришлось порядка трёх километров, как только он вошёл в зону зачистки, то сразу же увидел трупы, мёртвые люди валялись повсюду, но Шестьдесят Четвёртый не давал волю эмоциям и невозмутимо продолжал свой путь вперёд. Когда он подходил к распределительному залу, то приготовился увидеть жуткую картину, потому что в этом зале, обычно находилось большое скопление народу, но к своему удивлению, он там не увидел ни одного трупа.

"Неужели повстанцы и вправду вывели рабочих" - Мелькнула в его голове такая мысль.

Из распределительного зала он вышел в транспортный коридор, на его счастье в боксах находилась техника, Шестьдесят Четвёртый сел в первый попавшийся транспорт и помчался по широкому туннелю. Но не успел он разогнаться до максимальной скорости, как перед первым же перекрёстком зажглись предупредительные огни, и он сбавил скорость. В дали показались силуэты людей, Шестьдесят Четвёртый удивился, по его данным в туннеле никого не должно быть, кроме мертвецов, силуэты людей приближались и он увидел их лица.

Пятеро молодых ребят стояли на перекрёстке, один из них поднял руку в верх и указал где следует остановиться. Шестьдесят Четвертый сразу понял, что перед ним не выжившие рабочие, а другие люди, которых он никогда ещё не видел, их лица выражали эмоции, они переговаривались звуковыми сообщениями, у них была речь, они были живыми и энергичными, такими же как те персонажи в мире диконсценции.

- Привет парень. - Обратился один из них, на его лице сияла лучезарная улыбка полная добра и приветливости. Шестьдесят Четвёртый даже замер, он не сразу понял, что нужно поздороваться в ответ, так давно уже никто не делал.

- Здравствуйте. - Всё же сообразил он отправить голосовое сообщение и тут же отправил следующее. - Вы эвакуировали рабочих? Почему вы без кислородных масок, это может быть опасно.

- Мы сделали так, что система сожгла кислород не во всех блоках, это позволило эвакуировать часть людей, они сейчас в безопасности.

- Значит вы правда можете обмануть систему?

- Да, мы контролируем всю передачу данных, ты тоже оказался здесь не случайно, нам нужны твои технические ключи которые тебе дали для открытия шлюза, нам они пригодятся когда станцию обесточат.

Шестьдесят Четвёртый протянул незнакомцу комплект ключей.

ХХХ

План побега был готов, через три дня, в два часа ночи, подруги должны перелезть по лестнице через забор больницы и направиться на главную парковку, там их должна ждать машина, если те, с кем договорилась Кэтрим не приедут, то девушки должны угнать машину Чакки с той же парковки. План был не идеальным, но это лучшие на что они могли рассчитывать.

Прошло мучительных три дня и вот наконец-то настала смена Чакки и Тимми, всё шло по плану, Инесса с Кэтрин стреляли в санитаров много обещающими взглядами, посылали коварные улыбки, тем самым давая понять, что сегодняшний вечер будет выше всяких ожиданий. Те, тоже подмигивали и улыбались как дурачки, их сравнение Кэтирин с персонажами из фильма "Тупой и ещё тупее", было прями в точку, Чакки вылитый Джим Кэри, а Тимми, как тот другой... как его звали, впрочем не важно, главное что всем понятно.

Инесса рассказала о своих планах Джейн, эта милая девочка должна сыграть свою роль в сегодняшнем побеге, ей было дано задание присмотреть за больными и успокоить, если в этом будет необходимость, иначе лишний шум привлечет внимание старшей медсестры и в таком случае, их план провалится. Джейн большее время своей жизни провела в психиатрических учреждениях, поэтому лучше санитаров разбиралась в том, как утихомирить буйного пациента, так же она посоветовала сильное успокоительное, вместо тех таблеток снотворного, которые собиралась подмешать Инесса, по словам Джейн, это седативное средство обладает быстродействующим эффектом и свалит с ног санитаров в течении минуты, а действовать будет не меньше двух-трёх часов, в зависимости от дозировки.

Джейн покорно согласилась помочь подруге, но в её речи появились нотки сожаления.

- Что тебя расстроило Джейн? - Спросила Инесса.

- Просто я не хочу терять тебя, мне с тобой хорошо, а если ты уйдешь, я снова останусь одна со своими воображаемыми друзьями. А ещё я переживаю, что вдруг у вас ничего не получится и тогда вам очень сильно попадет. Мистер Моррис очень плохой человек, очень.

- Не волнуйся моя хорошая, милая Джейн, я не собираюсь оставлять тебя, а с мистером Моррисом я скоро разберусь, всё будет хорошо, поверь мне.

Настал поздний вечер, старшая медсестра раздала всем больным таблетки, сделала все необходимые приготовления, подождала когда утихнет шум в палатах, а потом устроила ночной обход. Удостоверившись, что все порядке, медсестра ушла в ординаторскую и принялась заполнять бланки, уходить на верх, как это было обычно, она почему-то не собиралась. Чакки и Тимми недоуменно переглянулись, но решили ничего не спрашивать, дабы не вызвать подозрений.

В половине первого раздался телефонный звонок, старшая медсестра взяла трубку.

- О... Хай Сюзи. Нет нет, я сейчас не могу, у меня куча работы, у меня полнейший завал.

И тут она начала рассказывать о тяготах работы, вообще американцы очень много говорят о своей работе, плачут что им тяжело и прочее. В телефонной трубке прервали её стоны и видимо сделали предложение, от которого невозможно отказаться, на что она ответила:

- Окей Съюзи, я скоро буду.

Чакки проводил медсестру угрюмым взглядом, когда шум её шагов пропал где-то в высоте лестничной площадки, Чакки соскочил с дивана и ринулся закрывать двери блока на ключ.

На обратном пути Чакки позвал Инессу и Кэтрин, девушки вошли в ординаторскую. С первых минут стало ясно, что парни робеют и подругам надо брать бразды управления в свои руки.

- Ну что подруга... как говорится, Поехали. - Сказала Кэтрин.

Кэтрин, словно подзарядившись душевной энергией, стала необычайно резвой, Инесса даже не ожидала от неё такой прыти.

- Лэйди энд джентэльмэн, присаживайтесь на свои посадочные места согласно купленным билетам. Тимми, где наша музыка? - Тимми выпучив глаза стал крутить головой, словно пытался что-то найти. - Тимми, дай сюда свой iPhone.

Кетрин включила музыку на его телефоне, веселая мелодия сразу же приободрила обстановку, Чакки Тимми и Инесса сидели на диване, а Кэтрин, как опытный конферансье столичного цирка, встала по середине комнаты и командовала парадом.

- Ну что же вы какие напряженные, ребята, нам всем срочно нужно расслабиться, Чакки без слов трясущим пальцем показал на шкафчик и попытался встать. - Сиди сиди, я сама все сделаю. - Остановила его Кэтрин.

В шкафчике были приготовлены бутылка дешёвого виски, текила и бутылка мартини, она взяла текилу и наполнила стаканы.

- Я взял для вас мартини.

- Какое мартини Чакки, мартини ты оставь для кого-нибудь другого.

- Там в холодильнике есть кола. - Но Кэтрин его уже не слушала.

После пары рюмок, к отжигающей Кэтрин присоединилась Инесса, Чакки и Тимми остались сидеть на диване и смотреть представление, а в программе были песни, танцы, грязные танцы, слизывание соли с груди и других частей тела, и много чего непотребного, от чего Чакки и Тимми остались в восторге. В особенный восторг их привёл танец девушек, когда они обернувшись простынями, соорудив из них пышные платья отплясывали под цыганское "Ай, да ну, да ну, данай".

Девушки так втянулись в песни и пляски, что потеряли ход времени, чего-чего, а подурить они умели от души. Им даже не нужно было много алкоголя, музыка и без того пьянила их девичью сущность, а вот Чакки и Тимми с удовольствием попивали алкаголь и вскоре первая бутылка опустела.

Часы показывали 2:20.

- Ну что подруга, надо не пропустить момент, а то мы такими темпами всё выпьем, надо уже подмешивать. - Сказала Кэтрин на русском.

- Не волнуйся, я возьму это на себя.

Инесса незаметно открыла ампулу, которую ей дала Джейн и вылила содержимое себе в рот, неимоверная горечь скривила её лицо так, что она пожалела что выбрала такой способ, но стараясь не выдать своего дискомфорта она, она демонстративно открыла бутылку виски и сделала вид, что пьёт из горла, раздались восхитительные вопли, таким способом содержимое ампулы оказалось в бутылке. Оторвавшись от горлышка, Инесса передала виски Чакки и все дружно закричали единым порывом: "Чакки, Чакки" побуждая выпить как можно больше, затем настала очередь Тимми.

Подмешать вещество можно было гораздо проще, чем это сделала Инесса, при том, что санитары полностью утратили бдительность, эту зажигательную ночь они запомнят на всю оставшуюся жизнь, даже возможно перед смертью вспомнят о ней, как о самой лучшей ночи в их жизни, как бы она скверно для них не закончилось. Такую замечательную ночь, полную театрального мастерства и артистизма, могли подарить только русские девушки, русские девушки вообще очень сообразительные и талантливые.

Чакки и Тимми развалились на диване, но в первое время ни что не говорило о действии успокоительного, они по-прежнему бодро улыбались и быстро говорили.

Но ждать результата долго не пришлось, первой почувствовала себя плохо Инесса, лекарство впиталось ей в губы и разлилось по всему организму. Инесса неожиданно для всех, плавно опустилась на пол и застыла в глупой позе, её зрачки были расширены, а рот слегка приоткрыт. Чакки и Тиимми, увидев что Инесса явно не в порядке, мгновенно изменились в лице и принялись к действию, но вот только встать с дивана к глубокому их удивлению, оказалось невероятно сложной задачей, ноги не слушались, очевидно осознав, что к чему, они пришли в ужас и из уст Чаки посыпались английские несвязные ругательства.

Чакки напрягся, собрал все свои силы и сделав последний рывок, ринулся к больничному телефону, ему удалось схватить трубку и даже нажать пару кнопок, как совершенно спокойная Кэтрин вырвала телефон у него из рук, а потом этим же телефоном, ударила Чаки по голове, после чего тот уже не мог двигаться, а лишь злобно рычал лёжа на полу. Все было кончено, часть дела сделана. Кэтрин вела себя легко и невозмутимо, закутанная в простынь с шикарными распущенными волосами, она неспешной походкой обошла комнату и подошла к Инессе.

- Ну что же ты так. - Добро и нежно обратилась она к Инессе. - Зачем такие жертвы, о чем ты думала, когда глотала эту дрянь?

- Иди Кэтрин, надеюсь ты выберешься. - Еле слышно ответила Инесса.

- Я сейчас найду своих мексикашек и они вернутся за тобой, вытащат тебя от сюда?

- Не надо, я не собиралась бежать, меня там, за забором никто не ждёт, мне действительно будет лучше оставаться здесь.

- Я помогу тебе, все будет хорошо.

- Давай иди уже, у тебя мало времени.

Кэтрин, не тратя времени позвала Джейн и они отнесли Инессу в палату.

На часах было 2:45, Кэтрин опаздывала почти на час, а еще предстояло перебраться через забор, мексиканцы могли не дождаться её и уехать.

Кэтрин вместе с Джейн отправились в сад, на улице было темно и сыро, Кэтрин быстрым шагом шла в перед освещая дорогу небольшим фонариком, вслед за ней, спотыкаясь и падая, плелась Джейн таща за собой стремянку. В самом заднем углу, за гущею небольших деревьев сада, забор был старый, довольно высокий, но никакой колючей проволоки и прочих ограничений не было, не считая пару камер наблюдения на верхнем столбе, видимо администрация больницы не ожидала побегов от психов женского блока и меры безопасности здесь были не столь профессиональными. Кэтрин приставила лестницу к стене и забралась на верх, высота стены составляла не менее трёх метров, но она нисколько не колеблясь, перешагнула на другую сторону и повисла на руках не решаясь отпустить их, но вот её пальцы разжались и она полетела вниз обдирая колени о бетонную стену.

Кэтрин, не смотря на свои раны, быстро добежала до парковки, где ещё издали увидела знакомые силуэты двух смуглокожих латиноамериканцев, мужчины были высокие, спортивного телосложения, одетые в кожаные куртки, они молча курили.

Она подбежала к мексиканцам и запыхавшимся голосом проговорила.

- О гайз, как я рада вас видеть.

Гайз были совершенно без эмоциональными, их суровые бандитские лица были словно каменными. Один из них открыл дверь заднего сиденья, Кэтрин села в машину, после чего машина быстро тронулась с места и увезла некую Екатерину Пяткину-Войс в неизвестность.

Инесса очнулась через три часа и не сразу поняла что происходит, свет в палате был включен, в коридорах бегали санитары, психи шумели, она попыталась вспомнить что произошло, но в голове был несвязный круговорот из отрезков недавней ночи: цыганские пляски, звон бокалов, звон разбившегося телефона о голову Чакки.

- Джейн, что происходит? - Спросила она, увидев перед собой печальное лицо девочки.

- Чикки и Тимми очнулись и сообщили о побеге.

- А Кэтрин, ей удалось бежать?

- Думаю что да, я помогла перебраться ей наружу, если бы её поймали, то свет в нашем блоке включили не через три часа, а сразу же как поймали её, я так думаю.

- Хорошо, за три часа она смогла проехать пару штатов.

- Что теперь с нами будет, мне страшно Инесса, Чакки расскажет что ты причастна к побегу и мне достается, я наверняка попала в камеры наблюдения.

- Моррис уже тут?

- Нет ещё, только медсестры, охрана и санитары.

- Это хорошо, что его ещё нет, нужно подготовиться.

Инесса достала марку LSD и положила на язык.

В этот момент, Морриса разбудил телефонный звонок, начальник охраны сообщил о побеге, от чего Моррис брюзгливо поморщился, но он не был шокирован, по-видимому побег Кэтрин для него был чем-то между упавшим бутербродом и мятым галстуком, он даже и не думал мчаться в больницу и расследовать инцидент, ловить беглую пациентку, искать виновных, похоже что это всё не представляло для него ничего серьёзного.

- Фрэнки, (так звали начальника охраны), главное никакой полиции, в истории болезни укажи диагноз шизофрения, для общего фона добавь наркоманию, алкоголизм и прочее, поставь сегодняшнюю дату выписки, проведи беседу с персоналом, записи с камер наблюдения уничтожь. Понял.

- Понятно.

- Ей кто-нибудь помогал?

- Санитары которых она отключила, говорят что с ней была Инесса Дрейк, вот только они утверждают, что Инесса вместе с ними потеряла сознание, это может говорит о том, что она не знала о содержимом бутылки, действовала ли она с ней заодно, трудно сказать, а вот Джейн Клаткенс помогла перелезть через стену, это видно на камерах.

- Мне все ясно, ничего не предпринимайте без меня и смотри Фрэнки, что бы к моему приезду ещё кто-нибудь не сбежал.

Файлы Морриса обнаружены, информации оказалось больше, чем у среднестатистического человека, видимо его "body" использовалось игроком или игроками, но на данный момент порт входа был открыт, можно было свободно воспользоваться случаем и войти в его "body" он-лайн, но прежде чем осуществить вход, Инесса решила изучить его личность и посмотреть что стояло за его жизнью.

Детство Морриса не представляло ни какого интереса, точно так же, как и семья в которой он родился. На удивление Инессы, он оказался совсем не плохим человеком, во всяком случае просмотрев его файлы, она ожидала увидеть монстра, врача душегуба, грязного извращенца творившего бесчинства в своём кабинете, но правда оказалась не такой страшной.

Адам Моррис будучи подростком, имел увлечение к литературе, только в отличии от своих сверстников, его интересовала литература не художественная, а медицинская. Его не интересовала конкретная сфера медицины, ему нравилось абсолютно все, от анатомии до гинекологии, на тот момент, когда перед ним встал выбор профессии, а следовательно и института, то в этот момент на его столе лежали труды по психиатрии, а в паре кварталах от его дома, находился приличный Университет Содружества Виргинии с соответствующей кафедрой.

В университете Адам лучше других преуспел в науке, получил самые лучшие рекомендации и прошёл стажировку у самых известных святил психиатрии Соединённых Штатов и Европы. Не смотря на то, что после получения диплома ему поступило множество предложений от топовых клиник Америки, Адам выбрал психиатрическую больницу в родном Ричмонде, вернее в его пригороде.

На новом месте работы, Моррис продолжил научную работу и добился значительных достижений на своём поприще, при нём в больнице совместно с закрытым исследовательским институтом была создана лаборатория, экспериментарные препараты, официально и не официально испытывались на пациентах. Лаборатория начала давать результаты, профессор Адам Моррис был положительно отмечен психиатрическим сообществом, а рядовая, ничем не примечательная психиатрическая больница, стала одной из лучших в Соединённых Штатах.

Фармакологическая корпорация действующая через исследовательский институт, засыпала Морриса деньгами за его полезнотворный труд, а после подтянулись и другие организации, щедро предлагающие гранды на исследовательские разработки.

Чем больше Моррис получал славы и денег, тем меньше он становился тем замечательным, полностью увлеченным в своё дело врачом, постепенно он скатился до типичного управленца, к слову, хорошего управленца, в лаборатории работала команда учёных собранная Моррисом, а в больница получала приличную прибыль от платных пациентов.

Адам Моррис, в целом был положительным персонажем, но имелась и другая сторона медали. Адам не любил пациентов, у него не было любви к ближнему, не было человеческого сострадания, к пациентам, он относился как к материалу для работы, ровно как гончар относится к глине, поэтому он с лёгкостью пошёл на преступление неофициально испытывая экспериментальные препараты на пациентах, бедные больные, не всегда исцелялись от такого лечения, большинство страдали от побочных эффектов, случались и летальные исходы.

Так же у Морриса имелось сексуальное отклонение, он трахал своих пациенток, это не было простой слабостью, это было именно сексуальное отклонение, потому что только с пациентками он испытывал потенцию, с другими женщинами маленький Адам терпел фиаско.

Всё началось во времена стажировки в частной клинике в Сан-Франциско, тогда во время ночного дежурства, он имел связь с некой Рэйчел, Рэйчел была слегка помешана, помешанные девушки имеют свойство накидываться на любую особь мужского пола ради удовлетворения своих бурных похотливых фантазий, молодой, прыщавый Моррис на тот момент имел свои неудовлетворённые фантазии, от чего с лёгкостью поддался на домогания девушки. Так, с тех пор, он не отказывал себе, и при удобном случае пользовался пациентками вступая с ними в интимную связь, по началу, это были девушки на подобие озабоченной Рэйчел, но потом он стал делать грязные намёки приглянувшимся девушкам, одни девушки отказывали ему, другие соглашались. На этом он не остановился, уже будучи заведующим больницы и имея власть не только над больными, но и над медицинским персоналом, Моррис стал добиваться секса от тех, кто отказывал ему, теперь только этот вид девушек стал возбуждать его, ему были нужны только они. Бесправное положение больных, которые по сути не защищены законом в стенах больницы, порождает неуважение и безнаказанность со стороны врачей и персонала, подобное поведение присуще не только Моррису, в его больнице этим грешили некоторые врачи, санитары и охранники, но он зная о подобных случаях не только попустительствовал, а даже был в сговоре с ними.

Со временем, Моррис втянул в свои похотливые связи начальника больничной охраны Фрэнка и они уже вместе стали устраивать оргии, которые обычно проходили в подвале больницы.

Инесса с омерзением изучила эту гадкую часть жизни выдающегося врача психиатра и если у неё в начале были сомнения по поводу мести в его адрес, то сейчас сомнений быть не могло, такое преступление должно откликнуться наказанием.

- Джейн, ты хотела бы побывать в древнем Риме?

- Наверное да. - ответила девочка. - Я вообще мечтаю путешествовать, жаль, что это никогда не произойдет.

- Ну почему же, сегодня ты увидишь Колизей.

Инесса погрузилась в сети подсистемы, где воспользовалась матричным редактором, там она выбрала сцену давно минувших лет, отредактировала персонажей старой эпохи, заменив файлы некоторых лиц на файлы Морриса, Фрэнка и для комплекта добавила файл Пьера Вудмана, а так же поместила файлы Джейн с её милым котиком, ну и конечно же файлы самой себя, реконструкция прошлого, была готова и они отправились в необыкновенное приключение.

XXX

Толпа вокруг Колизея Флавиев становилась всё гуще, люди шли на представления предвкушая бурю эмоций, сегодня на этом празднике Рима соберутся в одном месте все сословия великой империи, самые знатные патриции и самая низшая чернь, чтобы лицезреть жуткие игрища устроенные в честь императора.

Здесь под трибунами царило праздничное настроение, большое скопление народу привлекло торговцев вином и фруктами, предсказатели будущего сулили открыть людям завесу неизвестного, а проститутки всех мастей предлагали минуты любви, прямо у стен амфитеатра.

Не смотря на огромную вместительность Колизея, далеко не всем удастся попасть во внутрь, но это не означает, что эти люди останутся без развлечений, у стен Колизея царил свой мир, населённый импровизированными театрами, скоморохами, сирийскими и мавританскими танцовщицами, различными музыкантами, фокусниками и клоунами.

Двери Колизея отворились и люди постепенно стали заполнять амфитеатр, сначала заходили состоятельные люди имеющие билет, для таких счастливчиков предназначались сидячие места, патриции и богатые торговцы, как правило в сопровождении своей семьи спокойно, без всякой суеты шли к своим местам. Вакханалия начиналась когда все сидячие места заполнялись, тогда солдаты стоящие на входе отходили в сторону и толпа безумной черни устремлялась на верхние ярусы амфитеатра, где находились стоячие места. В ходе восходящего потока массы людей, тут и там, возникали давки под которыми гибли женщины и дети, каждый думал о себе, в проходах и на пандусах возникали драки.

Именно там, на верхних ярусах Колизея находились моряки императорского флота стоящие у деревянных мачт, они плавно тянули канаты, крутили лебедки, и тут возникал изумительный эффект - натянутые на мачтах красные тенты служившие защитой от солнца (в Риме они назывались валерии) пропускали солнечный свет и тот приобретал красный оттенок, все пространство амфитеатра заливалась ровным, алым сиянием.

Внутри Колизея находилось множество фонтанов и мраморных статуй источающих струи холодной воды, рядом с местами патрициев, стояли благоухающие ванны с духами, через благоухание благовоний перебивался запах животных, черни, пота и крови гладиаторов.

Колизей словно живой организм шумел, его шум был похож на шум прибоя, шум не замолкал ни на секунду, шум только резонировал от высоко до низкого.

Амфитеатр был настолько высок, что при взгляде вниз с верхних рядов, кружилась голова. Деревянный настил арены покрыт свеженасыпанным песком, который привозили из Египта. Перед мраморным алтарем, установленным в середине арены, жрецы совершали жертвоприношения. Алтарь был посвящен богу Юпитеру.

На подиуме уже собрались избранные. Первые тридцать шесть рядов предназначались тем, кто принадлежал к высшему классу римского общества. Император еще не приехал, но прибывшие в Рим многочисленные властители со свитами уже заняли свои места. Вот до зрителей донеслись звуки музыки и шум приветствий. Это подходила к амфитеатру процессия эдитора, дававшего игры.

Процессия через Ворота Жизни вошла на арену. Эдитор ехал на колеснице, запряженной зебрами, на его голове был золотой венок, в руках он держал скипетр из слоновой кости с золотым орлом. Впереди шли музыканты, а за колесницей следовали платформы, запряженные мулами, лошадьми, слонами. На каждой платформе стояла статуя бога или богини. Рабы несли платки, на них была написана должность, на какую претендует эдитор. Процессия обошла арену под возгласы приветствий, свист и крики. Эти процессии были необходимы: эдитор, дававший игры, хотел, чтобы все хорошо запомнили, за кого надо голосовать на выборах в сенат Рима, а толпа смотрела на эту церемонию, как на пустую трату времени.

Звук трубы возвестил о прибытии императора Домициана. Он вместе со своей семьёй и свитой, вошел в ложу через задний вход. Императорская ложа была на помосте, возвышающаяся над подиумом. Четыре колонны, увенчанные статуями богини Победы, поддерживали балдахин.

Император Домициан любил только жестокие игры. Прозвучала труба, и начался парад участников игр. Возничие ехали на колесницах. Гладиаторы маршировали в военном строю. Слоны несли башенки, в которых сидели вооруженные люди. Ехали верхом конные нубийцы. Шла кавалерия императорской гвардии. Бестиарии вели дрессированных слонов. Страусы тащили легкие колесницы. Шли заклинатели змей с обвившимися вокруг них питонами. Прошла группа бойцов с быками. На мужчинах были лишь набедренные повязки. За ними, в роскошных костюмах появились наездники верхом на жирафах, оленях, антилопах и даже на прирученном носороге. Шла группа пигмеев из африканского леса Итури. В процессии были парфянские лучники, сирийские пращники, ассирийцы с цепями, египтяне с топорами, возвращающимися после броска, подобно бумерангу, африканские метатели камней, германцы с дротиками, индийские сикхи, бросавшие кольца с заточенными краями. Прошествовали скоморохи, клоуны, карлики, одетые в шутовские костюмы. Процессию замыкал, блистая доспехами, отряд преторианской гвардии. Пройдя под бурные овации круг по арене, участники парада выстроились перед императорской ложей, отсалютовали Домициану, затем молодому эдитору. После приветствия все участники парада развернулись и строем покинули арену.

Прозвучал сигнал трубы, и сразу же сотни диких зверей начали заполнять арену. По традиции игры начинались с венации, то есть охоты на диких зверей. Число и разнообразие животных в таких охотах были поразительными, однажды в шестидневных играх было убито девять тысяч животных. Здесь были олени, дикие кабаны, медведи, быки, антилопы, козероги, шакалы, страусы, журавли, дикие лошади, гиены, леопарды и стадо домашнего скота. Казалось, что вся арена была покрыта лоскутным одеялом из разноцветных шкур. Драки вспыхивали то здесь, то там, но поскольку арена была переполнена, а животные совсем потеряли голову от страха, то драки затихали сами собой, так как давка разъединяла дерущихся. Многие животные, обезумев от ужаса, пытались хоть куда-нибудь убежать и спрятаться. Восхищенные зрители кричали и с азартом подсчитывали число животных на арене, поскольку каждое последующее представление должно быть грандиознее предыдущего. Никто из зрителей ни на минуту не задумывался над тем, какой огромный и слаженный труд требовался, чтобы одновременно доставить на арену такое количество столь разных животных.

На арену выпустили лисиц с привязанными к хвостам горящими головнями. Они метались среди животных, наводя на них ужас. Толпа ревела от восторга. Домициан возбудился от вида беспомощных животных и потребовал, чтобы ему дали лук - тучный император был великолепным стрелком, он начал стрелять в беззащитных животных под одобрительные крики толпы. Часто ему удавалось не только пронзить животное стрелой насквозь, но и поразить этой же стрелой другое, стоящее рядом. Демонстрируя свою меткость, он вонзил две стрелы в голову одного и того же животного, как бы украсив его рогами. Расстреляв более сотни животных, Домициан приказал рабу прыгнуть на арену, выбежать на середину и вытянуть в сторону руку с распростертыми пальцами. Император послал стрелы между пальцами раба. Толпа завыла от восхищения. Патриции вежливо аплодировали. Арена была полна обезумевших животных, рабу приходилось делать невероятные усилия, чтобы увернуться от их нападений. Ему одновременно приходилось следить и за животными, и за Домицианом. Неожиданно на раба сзади напал бык, поднял его на рога и бросил на землю. Раб упал между двумя медведями, которые принялись рвать его на части. Крики раба на мгновение заглушили мычание скота и ржание лошадей, пронзенных стрелами. Домициан с широкой улыбкой ждал смерти раба. Затем двумя меткими выстрелами убил обоих медведей и сел в кресло под гром аплодисментов.

Венация продлилась два часа, после чего в игрищах произошёл перерыв, в толпе сновали продавцы напитков, люди устраивали пари и с восторгом обсуждали зрелища.

Все это время под ареной Колизея, в толпе обречённых на смерть людей стоял Моррис, он совершенно не понимал что происходит, последние что он помнил, это то, что ехал за рулём автомобиля на работу, как вдруг очутился в этом жутком месте.

Он огляделся, оказалось что он находится в толпе голых людей, люди стояли опустив голову, руки и ноги закованы в кандалы, было темно, редкие лучи проскальзывали сквозь дощатый потолок. Где-то на верху, словно океан, шумел стадион, он даже подумал что скорей всего находится под Ричманд Ареной во время бейсбольного матча, как где-то совсем рядом над головой, послышался шум копыт, сомнений быть не могло, это стада животных, отовсюду слышны дикие крики животных и птиц, это были жуткие крики, такое ощущение что у него над головой происходил бой всех животных мира, Моррис обезумев от страха заорал.

- Боже, боже... спаси меня, я никогда не был верующим человеком, прости... прости меня боже! - Моррис упал на колени и как в бреду начал читать молитвы и воскликать к господу.

- Адам! Адам! - Услышал он вдруг знакомый голос и поднял глаза вверх.

Рядом с ним стоял Фрэнк, такой же голый и в кандалах.

- Фрэнки... что за хуйня тут творится, где мы?

- Я не знаю Адам, я шёл по коридору, как вдруг очутился здесь.

- Где мы?

- Я не знаю Адам.

Моррис встал с колен и обратился к рядом стоявшему человеку.

- Эй приятель, где мы находимся?

Моррис дотронулся до плеча человека к которому обратился, но тот только поднял на него пустой взгляд.

- Ты слышишь меня, где мы находимся? - Повторил вопрос Моррис и потряс того за плечё.

Сильный удар пронзил физиономию Морриса, человек ударил его кандалами и видимо сказал пару оскорбительных фраз на неизвестном ему языке.

- Успокойся Адам. - Сказал ему Фрэнк помогая встать с пола. - Похоже я знаю где мы находимся.

- Где? - Уже тихо и спокойно спросил Моррис.

- Мы в чистилище.

Прозвучал сигнал, стоявшие по периметру арены войны протрубили в рог, следующим действом римских игрищ было публичное осуждение нарушивших закон преступников - Ludi Meridiani, к виновным, приговоренным к смерти, применяли наиболее варварский вид смертной казни - Domnatio ad Bestia (Осуждение к зверям).

Дощатые двери отворились, в помещение хлынул поток света, Моррис увидел как к ним направлялись большие мускулистые войны облаченные в доспехи, войны выгнали из застенков всех заключённых, те звеня кандалами вышли на арену, людей насчитывалось около трёхсот человек, толпа амфитеатра увидав осуждённых, издала ликующий шум. Появились ещё солдаты и стали разводить людей по секторам, под ногами находилась разметка и согласно ей, солдаты расставляли людей в нужном положении, согласно составленному сценарию, в те древние времена люди мастерски готовились к зрелищам и играм.

Моррис даже не заметил как солдат подошёл сзади и ударил его по ногам, все происходило очень быстро, он упал, к его ногам привязали верёвку и потащили к краю арены, Адам увидел голубое небо, но вскоре небо перевернулось, он не сразу понял, что его подвесили на столбе за ноги.

Подвешенный за ноги, он увидел, как на арену запустили зверей, в первый загон вбежала стая львов, у людей не было не малейших шанцев уцелеть в этой бойне, скованные кандалами, они не могли уклониться от хищников или причинить им какой либо вред. Такие меры предосторожности были сделаны для того, что бы животные не пострадали, так как звери людоеды ценились очень дорого, их тренировали пожирать человеческое мясо и охотиться только на людей, перед зрелищем, зверя не кормили долгое время, поэтому животное выходило на арену злым и голодным.

После левов выпускали медведей, пум, быков, волков, животные набрасывались на людей и разрывали их в клочья, бедолаги которым не посчастливилось умереть мгновенно, ползали с оторванными конечностями и распоротыми животами оставляя за собой кровавые следы.

На середине звериной казни Моррис потерял сознание, он очнулся от того, что его окатили холодной водой. Бойня была закончена, вся арена представляла из себя месиво разбросанных человеческих остатков, к телам подходили бестиарии (от лат. Bestia - "зверь") и зацепляя тела большими крючьями убирали их с арены. Публичная смерть от диких животных на арене, считалась наиболее унизительной в Риме, а удаление трупов крючьями, считалось последним актом унижения.

Верёвка за которую был подвешен Моррис, ослабла и тот рухнул вниз, рядом стояла маленькая клетка, он не сразу понял для чего она, огромных размеров негр схватил его за шею и впихнул его тело в клетку. Негр перебросил верёвку через столб и интенсивно играя всему мускулами атлетичного тела, стал поднимать клетку на столб. Моррис снова оказался подвешенным, но на этот раз головою вверх, руки и ноги свисали между прутьев.

Теперь он мог внимательно рассмотреть где находится, подняв взгляд в высь, увидел сводчатые арки амфитеатра.

"Колизей" - Сразу узнал он это место. В голове промелькнула мысль, что всё это одна большая постановка, но нет, Колизей был не разрушенным, а пятьдесят тысяч зрителей никак не могли оказаться массовкой, поэтому сомнений быть не может.

Моррис оглянулся вокруг, таких столбов с клетками стояло множество, столбы располагались вдоль всей окружности арены.

"Почему я всё ещё жив? Всевышний... ты хочешь меня испытать? Хочешь, что бы я в муках смотрел на все эти ужасы и зверства? Я понял, ты именно этого хочешь от меня, иначе, я был бы уже растерзан львами, но я не могу умереть, потому что уже умер".

Но Адам даже не подозревал, как сильно он ошибался, всевышний уготовил для него самое изощренное наказание, какое только могло быть в этих стенах, а самое сладкое, как известно остаётся на последок.

Снова раздался сигнал обозначавший начало следующего действа, группа гладиаторов в двадцать человек вышла на арену, трибуны зашумели, гладиаторы выстроились в ряд перед ложей императора и произнесли: "Ave Caesar, morituri te salutant", что означало "Привет, Цезарь, те, кто скоро умрет, приветствуют тебя". Император поднял руку вверх и снова раздался сигнал трубивших в рог, гладиаторы отошли на свои места, а после начался бой.

Схватка продолжалась двадцать минут, бой проходил по парам, в конце боя на арене остались лежать десять бойцов честно проигравших бой, одни были разрублены мечём, другие лежали заколотые копьями, всё произошло неожиданно быстро, одни убили других и никаких поднятых пальцев вверх или вниз, как показывали в Голливуде.

После первого боя произошёл небольшой перерыв, убитых грузили на телеги и увозили, люди на трибунах делали ставки, менялы считали деньги, потом снова затрубили в рог и вышли новые двадцать гладиаторов, на этот раз они бились не по парам, а десять на десять, в конце этого боя выживших осталось только трое, ещё трое ранеными корчились в агонии, пока бригада медиков не подобрала их.

Настал момент, когда толпа заскучала, все ждали кульминационного сражения людей против животных. Вскоре снова зазвучала труба. Наступила очередь профессиональных венаторов, они вышли на арену через те же входы, откуда выпустили животных. Толпа мгновенно определила каждую группу венаторов - некоторые из них несли только покрывало и кинжал против медведей, кто-то был в полном вооружении гладиатора, готовясь отразить атаки быков, другие несли копья с круглыми металлическими дисками посреди древка, такие войны должны были сражаться с вепрями, диск препятствовал зверю, проткнутому копьем, рвануться вперед и убить охотника. Особый интерес представляли охотники, вооруженные копьями, ехавшие верхом на оленях.

Прозвучала труба, и тотчас арена наполнилась криками, истошными воплями, воем, мычанием, ревом, проклятиями и шумом схваток. В охоте было столько действий и участников, что где бы ни сидел зритель, он мог всегда увидеть что-нибудь интересное. В цирке стоял такой шум, что никто не слышал даже собственного голоса.

Солнце близилось к зениту, люди на трибунах уже изрядно устали, игрища близились к завершению и на последок, на забаву толпе венарии придумали заключительное зрелище.

Клетки висевшие на столбах опустились, снова появились мускулистые негры, негры несли деревянные приспособления и вёдра с непонятной жидкостью.

Морриса освободили и повели к императорской ложе, там он увидел знакомое лицо Фрэнка, он не успел подумать о том, что их ждет, как тяжёлая рука негра остановила его у деревянного каркаса и нагнула в неприличной позе. Моррис стоял нагнувшись с широко раздвинутыми ногами зафиксированными к каркасу, подняв голову он увидел, что в подобной позе находились все, кто сидели в клетках. Возле ног стояло ведро с непонятной жидкостью, негры макали в жидкость кисточку и густо мазали вонючей жижей промежность растянутых на каркасе людей, толпа амфитеатра хохотала увидев такую экзекуцию. Моррис с ужасом представлял, что бы это могло означать, зачем эти приготовления, но вскоре всё стало ясно.

На арене появились венаторы за которыми на поводке шли гориллы и большие собаки, венаторы подводили животное к помосту и давали как следует обнюхать жертву, после чего обезумевшие обезьяны и собаки пристраивались сзади и начинали жестоко насиловать привязанных людей. Над ареной послышались жалобные крики, стоны боли и звериное рычание, зрители Колизея ликовали от радости.

Но каково было их ликование, когда оказалось, что это только начало представления, гориллы и собаки играли роль лёгкой разминки. Когда одна группа венариев ушла уводя за собой возбуждённых обезьян, на арену вышли бестиарии с зебрами, быками и даже жирафами.

Тут стоит сделать примечание, возможно читатель читая эти строки обвинит автора в извращённой фантазии, что подобные сношения животных и людей невозможны, но нет читатель, не стоит думать обо мне так плохо, я пишу эти строки основываясь на письменные источники Древнего Рима дошедшие до нас, история даже сохранила имя человека преуспевшего в создании подобных развлечений, его звали Карпофор, а знаем мы о нем благодаря римскому поэту Марциалу.

Римская толпа хотела более захватывающего зрелища, и Карпофор решил подготовить ей такое развлечение. Сексуальные сношения между людьми и животными часто показывали под трибунами. Такие зрелища демонстрировали время от времени и на арене. Проблема состояла в том, чтобы найти животных, которые бы делали то, что от них требовалось. Осла или даже большую собаку, которые бы добровольно совокуплялись с женщиной перед кричащей толпой, было трудно найти, и, конечно, требовалась помощь со стороны женщины или мужчины с которыми они совокуплялись, а если они хотели совокупления сами, то это мало развлекало толпу. Бестиарии упорно пытались научить животных насиловать людей. Карпофор, набравшийся с раннего детства опыта под трибунами, очень хорошо понимал, в чем тут дело - животные в основном ориентируются с помощью обоняния, а не зрения. Молодой бестиарий внимательно следил за всеми самками в зверинце и, когда у них наступала течка, пропитывал кровяными выделениями мягкие ткани. Затем он находил под трибунами женщину, согласившуюся помогать ему. Используя совсем ручных животных, не обращавших внимания на шум и столпотворение вокруг них, он побуждал их совокупляться с женщиной, завернутой в заготовленные ткани. Он создал у животных привычный образ поведения и никогда не давал им возможности вступать в контакт с самками своего вида. По мере того как к животным приходила уверенность, они становились агрессивными. Если женщина, следуя инструкциям Карпофора, защищалась, гепард вонзал свои когти ей в плечи, хватал ее за шею зубами, тряс и вынуждал подчиниться. Изнасилованные быком или жирафом обычно не переживали испытания, но Карпофор всегда мог доставать сломленных жизнью старых проституток из провинции, которые не понимали в полной мере, в чем заключается их работа, до тех пор, пока не было слишком поздно. Карпофор произвел сенсацию своими новыми трюками. Никто не представлял себе львов, леопардов, диких кабанов, зебр, насилующих женщин. Римляне очень любили представления на мифологические сюжеты. Юпитер, царь богов, часто насиловал молодых девушек, принимая облик различных животных, поэтому такие сцены успешно были представлены на арене. Карпофор стал родоначальником этих сложных зрелищ.

Моррис корчился от боли, кровь стекала по его ляшкам.

- Адам, подними свою голову и посмотри на меня. - Голос звучал не с трибун, не с арены, голос звучал прямо в его голове.

Моррис поднял свой взгляд, перед ним располагалась императорская ложа в которой развалившись сидел тучный Демициан попивая вино из чаши, справа от него сидела его жена и дети.

- Я тут Адам, привет. - Жена Домициана помахала ему ручкой.

- Здравствуйте мистер Моррис. - Проговорила одна из дочерей и тоже помахала ему ручкой.

Моррис смотрел ошалелыми глазами, там в ложе, возле императора сидела Инесса и маленькая шизофреничка Джейн.

- Прекрати это, я прошу тебя прекрати! - Заорал Моррис.

- Потерпи, уже не долго осталось, прочувствуй величие эпохи, когда ещё тебе удастся побывать в Древнем Риме. О, у меня появилась идея Адам, нам надо запечатлеть этот завораживающий момент на память, у меня здесь где-то был iPhone.

Инесса оказалась на арене, а в руках у неё был телефон.

- Адам, скажешь мне свой е-мэйл и я пришлю тебе это видео на почту, хотя нет, не надо, я скину тебе в фейсбук на стену.

Инесса обошла помост на котором раскорячился Моррис и сняла это действие со всех сторон.

- Не обижайся Адам, но порно звезда из тебя неудачная, так что поработай над собой, поучись у этого француза, уж он то знает толк в съемках.

Инесса подошла к следующему помосту, где под жирафом дёргалось волосатое тело.

- Какая встреча, сам Пьер Вудман, собственной персоной, вот это хоум видео, так видео... вот это уровень Пьер.

Вудман посмотрел на неё, сосуды на его глазах полопались, кровавые глаза уставились на Инессу.

- Пьер, ты ведь вроде знаешь русский. - Тот ничего не ответил, вернее он просто не мог. - Собака, помнишь ты так называл девочек. Давай назови себя собакой и всё будет кончено.

- Собака. - Вырвался из его рта хриплый звук.

- О да... ты собака Пьер, прямо таки сученька. - Сказала Инесса и пошлёпала его по потной лысине.

Инесса взмахнула рукой и всё остановилось.

- Довольно... Сейчас вы отправитесь обратно, надеюсь что мы не плохо провели время, я всегда мечтала побывать в роли императрицы, повидать Рим, сходить на Колизей, жалко что так быстро пролетел день.

- Кто ты такая? - Спросил Фрэнк.

- Я та, кто может выебать вас жирафами, меня нужно любить и уважать, точно так же, как и всех других, за кого вы в ответе, иначе в вашей жизни снова появятся слоны и носороги, я вам устрою "в мире животных" с Николаем Дроздовым.

ХХХ

Все заводы на ХQ 17/18 были демонтированы, все рабочие зачищены, остались малочисленные станции на поверхности планеты, занимающиеся транспортировкой оставшихся грузов на Луну. Предназначенных к отправке грузов оставалось очень мало, 90% военного персонала перебросили на спутник, остальные 10% занимались отправкой и управлением системных блоков.

Шестьдесят Четвёртый, всё ещё находился на планете, на одной из станций, миссия по эвакуации нечипированых уже началась, последние грузы доставляемые на Луну содержали контейнеры и цистерны, в которых вместо ресурсов находились люди. Искусственная экосистема спутника рассчитана всего на десять тысяч человек. Военные, которых система оставила в живых на время полёта, составляли менее двух тысяч, поэтому свободных мест оставалось около восьми тысяч, это совсем малая часть из населения повстанцев, примерно пол миллиона человек останутся на ХQ 17/18 обречённые на жалкое существование в недрах мёртвой планеты.

Нечипироанные оказавшись на спутнике, приступали к работе над увеличением экосистемы, за время полёта популяция должна увеличиться в десять раз. Но люди занимались не только системой жизнеобеспеченья, огромное количество различных материалов над которыми они получили контроль, открывали двери к созданию абсолютно любых технологий.

Шестьдесят Четвёртый следивший за отправкой грузов, видел что нечипированные вывозили с планеты не только самих себя, но и целые заводы оставленные после выработки, в частности это было промышленное оборудование, компьютерная и роботонизированная техника, оставленные станки и запчасти.

Последние транспортные эшелоны отправились на спутник, малочисленные отряды военных оставшихся на планете, занимались консервацией, везде отключалось электричество, закрывались шлюзы, глушились реакторы. Огромные зеркала спутника освещающие планету со всех сторон свернулись, и планета погрузилась в холодный мрак. Миссия на ХQ 17/18 длившаяся триста тридцать четыре года закончилась, планы установленные системой были выполнены полностью и в срок.

Шатл Шестьдесят Четвёртого добрался до спутника одним из последних, вступив на поверхность Луны, он вспомнил, как когда-то взошел на него в первый раз, тогда ему казалось, что эта миссия будет долгой, размером в вечность, но время пролетело как мгновение, хотя за спиной были миллионы лет диконсценции, миллионы прожитых жизней и эпох виртуальной жизни. Он взглянул в иллюминатор, над мёртвой планетой с левой её стороны заходило солнце, ему пора уходить, но яркая звезда никак не отпускала его, уйдя в глубь планеты, он не увидит этого солнца целых тридцать лет.

Тридцать лет и два месяца, за это время Луна должна проделать путь от ХQ 17/18 до "солнечной планеты", когда небесное тело достигнет пункта назначения, то Луна займёт своё место в небесном небосклоне на ряду с другими спутниками, которых у планеты было десять единиц. Все они являлись искусственными, вернее это были космические тела, у которых люди изменили орбиту и переместили огромные космические массы в нужное им место.

Изменить орбиту астероида, задача на первый взгляд невозможная, только в мире нет ничего невозможного, масса, так же как и частица матери - это сгусток энергии деформированного пространства. Научные открытия в области изменения пространства, изменения массы и электромагнетизма, позволили людям, размер которых в космическом масштабе меньше пыли управлять процессами космической природы, как теоретически, так от части и практически. Пройдут миллиарды лет человеческой экспансии и космос преобразится, человек изменит его на свой лад, что бы понять о чем идет речь, то представьте себе Нью-Йорк пятьсот лет назад, тогда на месте мегаполиса с высокими небоскрёбами протекала меж лесов угрюмая река, а ночь погружала это место в кромешную темноту и мало кто мог представить из местного населения, что на этом месте вскоре появится инженерная точка в две тысячи квадратных километров потребляемая двадцать гигаватт электроэнергии в сутки.

В первый месяц на Луне кипела работа, военные перестали быть военными, теперь они выполняли работу инженеров, им предстояло запустить процесс изменения массы спутника и придать ему движение с помощью импульса квантовых двигателей. Разгон тела длился больше месяца, в результате спутник благополучно вышел на крейсерскую скорость.

После разгона космического тела, жизнь на спутнике практически замирала, наступала стадия гибернации, всё население занимало места в своих индивидуальных капсулах, где активировался режим искусственного состояния замедленной жизнедеятельности организма, в таком режиме человек потреблял минимум кислорода и минимум питательных веществ, мозговая деятельность отсутствовала и только раз в месяц, мозг запускался на пятнадцать минут ради планового сеанса дикнсценции. Но не все подвергались гибернации, на мостике управления несла вахту навигационная команда, численность которой не превышала тридцати человек, через пол года они уйдут на гибернацию, а на их места придут другие.

Шестьдесят Четвертый ушёл в режим спячки с первых дней гибернации, он не знал сколько прошло времени, как в один из дней его мозг активизировался, он открыл глаза и увидел свет за пределами своей капсулы, ёмкость наполнялась кислородом и он стал жадно вдыхать воздух, в лёгких появилась резкая боль, голова закружилась и он потерял сознание. Когда он очнулся снова, то увидел, что лежит в небольшой комнате, в которой горел тусклый, но по-особенному теплый свет настольной лампы, за столом сидела девушка, он не видел её лица, она сидела к нему спиной. Шестьдесят Четвёртый хотел отправить ей голосовое сообщение, но к своему удивлению обнаружил что интерфейс сообщений отсутствует.

- Ко ко ы... - Извлёк он звук из своей гортани. Он хотел сказать "кто ты?", но язык не слушался.

Когда-то, совсем давно, когда он был ещё ребенком, в программу образования входили уроки голосовой речи, но это было так давно, что он конечно разучился говорить.

Девушка оторвала взгляд от монитора и повернулась к нему.

- Очнулся.

Она подошла к нему и вытащила из его вены иголку. Шестьдесят Четвёртый посмотрел на себя и увидел, что привязан к кровати, а к его телу подключены разные медицинские аппараты, капельница и датчики передающие сигналы на компьютер.

- Погоди одну минуту, я сниму капельницу и отвяжу тебе руки.

Шестьдесят Четвёртый продолжал мычать фразами несвязны букв.

- Ты говори говори, у тебя не получается, но я на своём интерфейсе вижу что ты хочешь сказать, через пару дней твоя речь станет лучше, а через неделю будешь свободно изъясняться, хуже дело обстоит с интонацией, над ней предстоит поработать дольше всего.

- Я должен заступить на вахту?

- Нет, тебя разбудили с другой целью.

- Как долго я спал?

- Двенадцать лет и шесть месяцев.

- Почему у меня отключен интерфейс?

- У тебя вообще извлекли чипы связи.

- Зачем?

- Для безопасности. Система не знает что ты разбужен, а спящие ведь не общаются друг с другом, и тем более не получают административных сообщений. Конечно мы можем установить свой датчик связи, но сейчас такие как ты - меньшинство, здесь все общаются звуковыми волнами, поэтому рациональнее подстроиться тебе под нас, чем нам под тебя. Не волнуйся, ты умеешь говорить, просто тебе нужно время что бы вспомнить, как это делается.

- Нечипированых было около восьми тысяч, сколько вас теперь?

- Четырнадцать тысяч двести восемьдесят два человека.

- Какой у меня ритм диконсценции?

- В режиме гибернации вам положен один сеанс на тридцать дней.

Шестьдесят Четвёртый поморщился, на его лице повисла недовольная гримаса, обычный цикл диконсценции был один сеанс, через каждые два часа.

- Вы обрекаете меня на муки, я прошу вас вернуть меня в прежнее состояние.

- У тебя есть имя? - Спросила его девушка.

- Нет, только номер.

- Давай выберем тебе имя, ты ведь не какой-нибудь робот, какое имя тебе нравится.

- Я не знаю.

- Там в диконсценции у тебя ведь было много имён, как зовут твоего последнего героя?

- Рама.

- Давай я буду называть тебя Рама, тебе нравится это имя?

Шестьдесят Четвёртый молчал и девушка ощутив, что он очень тяжело идет на контакт, села рядом с ним на кровать и положила свою руку ему на колено.

- Меня зовут Мия Лафае Адами III.

Такое витиеватое имя его не сколько не удивило.

- Почему ты молчишь? Это неуважительно Рама.

- Я не знаю что мне сказать.

- Говори что угодно, например спроси, что обозначает цифра три в моём имени.

- Что обозначает воя тройка?

- То, что я родилась в третьем поколении, как вы называете "нечипированых", это тоже не уважительно звучит, ведь можно сказать просто "новое поколение людей".

- Для чего вы меня разбудили? Где я должен работать?

- Рама, жизнь не заключается в постоянной работе, у нас нет рабства.

- Но чем-то я ведь должен заниматься.

- Конечно, у нас есть общественный труд, но рабочий день обязательных работ не превышает трех часов в сутки, если работа доставляет удовольствие, то конечно пожалуйста, работой сколько тебе захочется.

- А что вы делаете в свободное время?

- Да что угодно, я например пою в хоре и играю на пианино, изучаю психологию и состою в совете по созданию нашей собственной диконсценции по разработке психотипов личности.

- Вы создаёте новую диконценцию?

- Да.

- Как успехи?

- Потребуется ещё сотни лет, чтобы можно было говорить об успехах.

- Почему вы меня не разбудили через сотни лет, ты понимаешь что вы обрекаете меня на муки.

- Рама, ты ведь прекрасно понимаешь, что система подвергла тебя гибернации только ради подстраховки на случай непредвиденных ситуаций во время пути назад, ты как человек, системе не нужен, система убила миллион рабочих когда перестала нуждаться в них, так же пустит в расход и тебя. Теперь подумай, а нужен ли ты нам? Какой от тебя толк, если ты будешь находиться в спячке, ты потребляешь кислород, энергию, питание, мы вообще могли выкинуть вас всех в космос, как какой-нибудь мусор.

Шестьдесят Четвёртый по-прежнему не проявлял ни каких эмоций. Мия встала с кровати и села на стул перед ним, что бы видеть его лицо.

- Только мы отличаемся от вашей системы, наше главное отличие в том, что мы люди и человек для нас превыше всего. Предыдущее поколение совершило ошибку и создало монстра, когда создавался искусственный интеллект, первое правило, которым он должен руководствоваться - "Ни каким действием, либо бездействием не должен быть нанесён вред человеку", но прошла тысяча лет и система убивает миллион людей на ХQ 17/18.

- Девочка... кому ты хочешь прокачать мозги, я старше тебя как минимум в десять раз, а моих прожитых лет в диконсценции больше, чем всех ваших вместе взятых и ещё плюс в десятой степени. Вам прекрасно известно, что всё намного сложнее устроено, чем было тогда, когда писались правила. Эти заповеди, не навреди, не убей, и в то же время человек поставил задачи глобальных масштабов, которые должны выполняться в кротчайшие сроки, вот если перед тобой стоит выбор спасти двоих, но пожертвовать третьим, то ты прикинешь в уме, что два больше чем один, так же считает система и идёт к поставленной цели. А потом, давай посмотрим, кто погиб на ХQ 17/18, они все прожили от двухсот до пятидесяти лет, плюс годы в диконсценции, среди погибших не было детей, последнее воспроизводство было за пятьдесят лет до зачисток, они не мало пожили и вдоволь насладились жизнью, а то что их жизнь прервалась искусственно, а не естественно, это не имеет никакой разницы. Вы сами себе придумали сказку о злой жестокой системе, только сомневаюсь, что хоть кто-нибудь искренне верит в неё, вы просто не захотели умирать, это понятно, если честно, то я тоже не хочу умирать, не смотря на то, что являюсь одним из самых старых людей на этой Луне.

- Допустим, а как ты объяснишь рабство до которого вас довела система, неужели ты не видишь, что она уничтожила в вас всё человеческое, система сделала из вас биороботов, у вас нет свободного времени, а только работа, работа, работа. Население на "солнечной планете" равно количеству рабочих мест, и с каждой сотней лет уменьшается, планета может вселить количество людей в сотню раз больше от того количества, которое сейчас есть, даже если уменьшить рабочий день в двое, то можно облегчить труд и дать работу ещё такому же количеству рабочих, но этого никогда не будет, людей должно жить столько, сколько рабочих мест и работать они должны постоянно и бесперебойно. А что произойдёт, когда люди перестанут обслуживать информационную и иную инфраструктуру, система перестанет нуждаться в вас и тогда эра человечества закончится, ты это понимаешь?

- Я не могу знать как устроена система, но склоняюсь, что процессами руководят всё-таки люди. Что касается численности людей на "солнечной планете", то я не вижу ничего отрицательного в том, что людей намного меньше чем могло быть. Наша планета не какой-нибудь муравейник, как это было в древние времена, тогда бесконтрольная репродуктивность порождала нищету и бедность, ресурсы безжалостно потреблялись, человечество напоминало паразита способного только потреблять и гадить. По этой же причине система заставляет нас постоянно работать, не давая нам свободного времени, вы, нечипированные, прекрасный тому пример, у вас появилось много свободного времени, и что вы стали делать? Вы тут же начали всё разрушать, уничтожать и ломать сложившиеся устои. Такова природа человека, принцип соперничества и конкуренции. Посмотрим что из этого получится, как известно побеждает сильнейший, кто знает, возможно вы окажетесь сильнее системы, в чём я глубоко сомневаюсь.

- А ты не такой как другие. - Она не стала продолжать дискуссию и перевела разговор в другое русло. - Ты в отличии от других разбуженных не плохо общаешься, не общими фразами, а развёрнутыми умозаключениями, ты быстро адаптируешься.

- К чему?

- К жизни без диконсценции.

- Я думаю что моя адаптация закончится суицидом.

- Не думаю, я буду за тобой присматривать, это моя обязанность, у нас так положено, что к каждому выведенному из гибернации предоставляется партнёр, я буду помогать тебе.

- Это твоё жилище? - Шестьдесят Четвёртый обвёл взглядом помещение.

- Нет, это медицинский блок, тебе следует сделать пару процедур до полного восстановления.

Прошло несколько дней и Мия показала внутренний мир Луны, оказывается за двенадцать лет, люди устроили в недрах спутника необыкновенно райские условия, Шестьдесят Четвертый не верил своим глазам, когда они вышли в главное внутреннее плато, перед ними открылось бескрайнее море, верхние своды были так высоки, что возникало ощущение открытого неба, но самое невероятное - это солнце.

Шестьдесят Четвертый заворожено смотрел на открывшийся вид и не верил своим глазам, не то чтобы он ни разу не видел внутреннего плато, просто все они отличались от этого, на планете ХQ 17/18, над морем Оффо свод был небольшим, а вместо солнца хаотично висели мощные лампы излучающие свет, здесь же на небосклоне висело красно-фиолетовое солнце.

- Великолепно. - Сказал он, люди подобные ему, обычно скупы на эмоции, но видно увиденное действительно впечатлило его, фиолетовое солнце придавало взору эффект розовых очков.

- Это сгусток плазмы. - Стала объяснять ему Мия. - Плазмы в которой происходит индукция ионизации газа при помощи электромагнитного излучения, никакого электричества, ионизация на основе космической радиации - это вечное солнце излучаемое свет и тепло. Солнце светит красном и синем спектрах света в чистом виде, длина волны синего спектра составляет 460 нм., длина красного - 660 нм, такая пропорция существенно улучшают фотосинтез растений. [Примечание автора: данная технология применяется в наши дни в индукционных или биколярных лампах, но конечно не на основе космической радиации, хотя теоретически это возможно].

- Почему солнце не по центру?

- Потому что оно движется. - Сказала Мия и улыбнулась, она видела что он сильно заинтересован и удивлён. - Оно крутится по кругу. На востоке разгорается, на западе затухает.

- Неужели у вас есть ночь?

- Конечно, пять часов из двадцати пяти солнце затухает и под сводом загораются три Луны. - Она снова улыбнулась и добавила. - Почти как на "солнечной планете".

Шестьдесят Четвертый по-прежнему смотрел на фиолетовое солнце, сверху изредка капали капли, но это были не капли дождя, влага испарялась и конденсировала вниз, одна из капель упала ему на ладонь и он попробовал её на вкус.

- Рама, почему ты так удивлён?

- Я никогда не видел такого плато.

- Не видел или не знал.

- Не знал и не видел.

- Странно, на двух первых колонизированных планетах именно такие плато, на Фарадии их 58, а на Усоне 470, у нас всего одна и, то это жалкая пародия, у них средний диаметр плато в десять раз больше нашего, солнце выше, воды больше, а в небе парят искусственные облака. Мы выкрали эту технологию из баз данных системы и построили на нашей Луне нечто подобное, как на тех планетах, у которых нет своей атмосферы, получилось не плохо, по крайней мере лучше чем на ХQ 17/18. Странно, ты ведь должен знать о строение планет, это элементарные знания?

- Я никогда не был на Фарадии и Усоне, а реальным миром я никогда не интересовался, у меня даже не было на это времени, ты сама знаешь, все знания которые мне необходимы даёт система.

- В таком случае, ты много чего не знаешь Рама, вскоре ты поймёшь, что мир без диконсценции, не так уж плох, как тебе это кажется.

Мия взяла его за руку и повела по искусственному пляжу в направлении моря, там у кромки воды парил в воздухе двухместный транспорт на подобие мотоцикла работающий на принципе антигравитации, девушка села за руль и они тронулись с места, тело ощутило скорость, кровь получила порцию адреналина, Шестьдесят Четвертый обхватил её тонкую талию руками, а в лицо ему задували развивавшиеся по ветру её длинные волосы, вдыхая запах волос, он ощутил до боли знакомое, но пока что непонятное чувство притяжения мужчины к женщине, чувство под названием любовь.

Гравитон мчался над водой, сперва взору открывалась лишь гладь безгранного моря и яркое солнце над головой, горизонт был пуст, но через десять минут полёта, Шестьдесят Четвертый увидел в дали такой же гравитон, за которым сидел человек, затем ещё пару гравитонов, до этого момента, он ещё не видел на Луне ни одного человека кроме Мии. Они летели над морской гладью всё дальше и дальше, на горизонте появились острова, их гравитон мчал к одному из таких островов и когда они проезжали мимо острова, Шестьдесят Четвёртый успел рассмотреть его.

Остров на самом деле оказался не островом, это была платформа площадью не больше гектара, парящая низко над водой, на ней раскинулся ровно подстриженный зелёный газон, десятка два высоких деревьев, пруд и двухэтажный дом с просторными террасами и верандами.

Чем дальше они продвигались в глубь моря, тем больше становилось островов, но всё же расстояние между ними были в десятки километров.

Их гравитон подъехал к одному из островов и они сошли на сушу.

- Вот... Это наш! - Радостно проговорила Мия и словно ребёнок побежала к дому. Обернувшись к Шестьдесят Четвёртому прокричала. - Догоняй меня.

Он побежала за ней, она по-детски смеялась.

Вбежав в дом, они стали рассматривать его изнутри.

- Ты здесь в первый раз? -Спросил он.

- Да, до этого я жила в модуле со всеми, а когда построили плато, то жила на таком же острове, только нас было много, что-то наподобие женского общежития, но теперь у меня есть пара и нам положен собственный остров.

- Почему у тебя не было пары?

- Потому что я захотела взять в партнёры "системного", ещё двенадцать лет назад, я выбрала тебя среди двух тысяч тебе подобных и вот я с тобой. - Она снова улыбнулась ему широкой улыбкой.

- Почему именно я?

- Ты один из самых старых, поэтому с тобой должно быть интересно.

- Значит ваши юные девушки любят, когда очень постарше?

Она рассмеялась ему в ответ и они пошли дальше разглядывать дом.

- Тебе нравится дом? - Спросила она.

- Нравится ли мне этот дом! - Удивлённо переспросил Шестьдесят Четвёртый. - Твои родители были рабочими?

- Нет, они были свободными, но вот мои дедушка и бабушка были рабочими.

- Тогда они наверное тебе рассказывали, что иногда нам приходилось спать прямо на полу у рабочего места, как правило, там было грязно и сыро.

- А в диконсценции?

- В диконсценции у меня имелись разные жилища, от дворцов до трущоб, но и в диконсценции, такой дом считается роскошью, например мой последний герой живёт в дикие времена, в не менее дикой стране под названием Россия, люди там лочат своё жалкое существование в старых многоэтажных домах из бетона, в них проживает примерно от ста, до тысячи человек в одном доме, каждой семье отводится от 20 до 60 квадратных метров.

- Ужасно.

- О... это ещё не самое ужасное в России, хотя впрочем, там почти всё то же самое как на заводах ХQ 17/18, только разница между нами в том, что мы не успеваем мчаться уходя в диконсценцию, а в России мучаются и сходят с ума.

- Значит дом тебе нравится?

- Да, здесь очень удобно и уютно.

- Этот дом я сама выбирала, но впрочем, если ты хочешь другой, то зайди в каталог и выбери какой захочешь, или сам создай на своё усмотрение.

Шестьдесят Четвёртый снова смотрел на неё удивлёнными глазами, выбрать другой дом в каталоге, звучало для него как что-то немыслимое.

- Я вижу у тебя очередной пробел в знаниях? - Ответила Мия бросив на его вопросительно-удивлённый взгляд. - Жидкий пластик.

- Что жидкий пластик?

- Представь этот принцип на примере воды, свойство воды переходить из жидкого состояния в твёрдое, так и здесь, вещество разогревается, атомы занимают своё место в системе координат трёхмерного пространства и охлаждаются. Причём вещество не обязательно должно быть пластиком, принцип назвали так, потому что изначально удалось тридеформировать пластик, а потом научились тридеформировать любые вещество, даже металлы. Ты видимо не работал в производстве на XQ 17/18?

- Нет.

- Если бы работал, то знал, что все детали тридеформируются, а станкостроение, это платформы с системой координат, в которых происходят процессы по изменению состояния вещества. Этот остров стоит на похожей установке, и мы можем делать всё что угодно в приделах десяти тон пластика, трёх тон керамики и одной тонны стали. Только желательно нам не находиться в нутри во время тридеформирования иначе микроволны превратят нас в пепел.

- Я могу разбить всё посуду, а потом из разбитой керамики соберу всё воедино?

- Верно. А ещё не нужно иметь целый гардероб одежды, на одежду достаточно двух килограмм пластика.

- Это новая технология?

- Нет, удивительно что ты не сталкивался с эти процессом, технология открыта задолго до твоего рождения, похоже ваша великая система намеренно ограничивает знания.

- Эта технология для меня неизвестна, теперь мне ясно почему система придавала такое большое значение утилизации на XQ17/18.

- Но эта технология должна быть в вашем диконсцентном мире?

Шестьдесят Четвёртый засмеялся.

- Да, в нашем мире есть похожая технология. - Он снова рассмеялся. - Называется "3D принтер", но только это далеко не работа по изменению вещества, а механический процесс.

Шестьдесят Четвёртый открыл окно, в дом ворвался запах моря.

- Виртуальный мир, это всего лишь нарисованная картинка, картинка сложная, чтобы нарисовать новую, системе требуется много времени и энергии, поэтому у нас существует разница во времени, жидкий пластик по всей видимости будет в будущем диконсценции, ну а сейчас, мы там даже не освоили околоземный космос.

Мия и Шестьдесят Четвёртый стали жить вместе под фиолетовым солнцем, в уютном и просторном доме в окружении десятка высоких пальм. Мия раскрывала ему многогранность реального мира, а Шестьдесят Четвёртый рассказывал ей безумно интересные истории из прожитых жизней в виртуальном мире. Они встречали вместе каждый восход и каждый закат, днём Мия садилась за монитор и работала над проектом, попутно посвящая в детали Шестьдесят Четвёртого, а по вечерам они садились на свой гравитон и ехали в гости на соседний остров или в арену, где два раза в неделю проходили массовые мероприятия. На одном из таких выступлений, Мия участвовала в концерте для фортепиано с оркестром, её длинные пальцы легко бегали по клавишам, извлекая звуки невероятно красивой музыки. После концерта к Мие подходили мужчины и они улыбаясь, о чём-то говорили, Шестьдесят Четвёртый сидя в концертном зале не мог слышать их разговоров и поймал себя на мысли, что ревнует её. В этом обществе существовало классовое равенство, у всех был свой остров с домом, не было ни президентов, ни мэров, ни ментов, никто не выказывал своего положения или материального состояния, единственным проявлением своей индивидуальности, служили научные и творческие данные, а также личные качества, поэтому заметив успех своей партнёрши, Шестьдесят Четвёртый задумался о себе. Но он зря сомневался в своём характере, Мия ни на мгновение не разочаровалась в нём, её Рама был для неё хорошим партнёром, они с первых дней на острове стали делать любовь и через год совместных стараний, на свет появился ребёнок.

ХХХ

Моррис остановил машину и вышел на дорогу, он только что вернулся из Древнего Рима в реальность, сердце бешено колотилось, с лба массивными каплями стекал пот. Через минуту он собрался с мыслями и позвонил Фрэнку.

- Да. - Ответил тот глухим, испуганным голосом.

- Неужели мы и в правду там были.

Фрэнк молчал в трубку, шок который он испытывал, никак не утихал.

- Чёрт возьми Фрэнк, скажи хоть что-нибудь!

- Ты имеешь ввиду Колизей?

- Да мать твою, Колизей. Значит я не сошёл с ума. - Сказал Моррис. - Будь на месте, я скоро подъеду.

С того момента прошло пару дней, Инесса с малюткой Джейн хорошо проводили время, их никто не трогал, им перестали давать таблетки, медсестра любезно отвела их в новую палату со всеми удобствами, палата была просторной, весеннее весёлое солнце светило в окна, на которых отсутствовали решётки, на подоконнике цвели фиалки и самое главное, в палате стоял прекрасный запах свежести.

- Как ты думаешь, почему к нам стали относиться по особенному? - Спросила Джейн.

Там, тогда, в ложе Колизея Инесса сидела с Джейн, но пощадив детскую психику, она перенесла только образ девочки, поэтому Джейн не догадывалась от чего произошли эти позитивные изменения.

- Потому что мы особенные, глупышка. - Ответила ей Инесса.

Она относилась к ней с самыми тёплыми чувствами, её материнское сердце видело в ней свою дочурку, которая нуждалась в помощи. Инесса знала, как тяжело ей живётся с её не простой болезнью, болезнью, которую медицина не в силе победить и даже не в силах облегчить её страдания, Джейн выработала устойчивость к литию и препарат перестал действовать, экспериментальные лекарства из лаборатории Морриса не оказывали ни какого положительного воздействия, а побочные эффекты грозили неминуемой смертью, через год такой терапии. Инесса пробовала вылечить девочку через систему, но её файлы оказалось невозможно изменить, видимо такая личность как она, создана с определённой целью, как в последствии убедилась Инесса - ничего не происходит просто так, всему своё время, всему своё предназначение.

Инесса не могла вылечить девочку, но сделала так, что воображаемые друзья были видны им обоим, теперь Инесса могла заругать задиру Пятницу и вразумить бойфренда 8000, тем самым оградив Джейн от негативных действий, припадки прекратились, девочка стала счастлива, что отныне она не одна наедине с своей болезнью.

После того как я преподала урок ублюдку Моррису, нас с Джейн перевели в другой блок, мы живём в хороших условиях, к моему счастью в палате есть ваннная комната, wi-fi и тишина, здесь даже нет общей столовой, а еду нам приносят в палату, мы обедаем перед открытыми окнами с видом на озеро, весь тот безумный гам и вон,ь остались в прошлом, теперь мне остаётся только забыть, то адское место, как страшный сон.

Сейчас, когда все мои испытания позади, я расцениваю всё произошедшее как некий трэш туризм, этот месяц в аду, принёс мне массу различных эмоций, теперь я знаю насколько я сильна и на что способна, а самое главное, обстоятельства в которые я попала, сподвигли меня на развитие внутренних способностей. Подсознание, сознание, базы данных файловой системы и матричный редактор, раскрытие граней возможного и невозможного, именно об этом говорил Рама, именно этим я должна была заняться в Нью Йорке, но занималась не тем, я не знала с чего начать и что от меня требуется, поэтому получила хороший пинок под зад и полетела в нужном направлении. Теперь мне всё понятно, понятно устройство этого мира, мир оказался матрицей, саморазвивающейся игрой, в которой мы должны получать эмоции, не понятно только одно - что мне делать на этом уровне, куда стремиться, что можно, что нельзя, а главное что делать дальше.

Рама жил в теле Огурцова, возможно мне стоит так же, как он вселиться в чьё-нибудь тело, продолжать жить в этой больнице, в полной безопасности, а самой проживать жизни чужих людей? Как же мне хочется, что бы Рама хоть на пару минут оказался рядом со мной, у меня так много вопросов. Я пыталась искать ответы в подсистеме, но все нужные файлы недоступны, меня особенно интересует та больница на Кубе, где меня пересилили в другое тело, а что если я, это вовсе не я, тело во всяком случае точно не моё, хотя в двадцать лет я выглядела именно так. Думаю мне нужно найти ту самую больницу и возможно там, я узнаю ответы на мои вопросы. Хотя у меня есть такое ощущение, что я не найду там ничего полезного, закрытые файлы чётко дают понять, что мне не нужны ответы, покрасней мере сейчас, возможно мне не стоит предпринимать ни каких действий, как показывает жизнь, от меня вообще ничего не зависит, это Рама похитил меня в Самаре и отправил на Кубу, это Рама дал мне другое тело, это он отправил меня в Нью-Йорк, даже в эту психиатрическую больницу я попала наверняка не по своей воле. О господи... я только сейчас поняла, что вообще ничего не решаю в этой жизни, вернее конечно я решаю, решаю что я буду делать и чего хочу, но общий сценарий жизни пишет явно кто-то другой. Какая же я дура... всё верно, всё уже предначертано или будет предначертано позже, жизнь игра, система создаёт сценарий для игрока, вернее для игроков, и нам с ними остаётся действовать по обстоятельствам, новые условия побуждают на новые действия, решения, чувства.

Сейчас, когда я знаю что наш мир не такой, как на самом деле, я не могу сказать, что всё вокруг изменилось для меня, нет, у меня по-прежнему такое же мироощущение, я по-прежнему боюсь умереть, по-прежнему хочу жить, любить и радоваться. Мир не такой, хочется сказать, что мир не настоящий, но нет, он абсолютно настоящий, пусть всё устроено совсем не так, как я себе представляла, я представляла его таким, как меня учили, теперь когда эта ширма снята, для меня не изменилось ровным счётом ничего, я по-прежнему здесь и сейчас, живу, думаю, чувствую.

Похоже мне остаётся отпустить свою жизнь в свободное течение, будь что будет, ни о чём не париться и жить так, как хочется, сценарий жизни сам выведет меня в нужное русло и я поплыву на волнах жизни в увлекательное путешествие, я уже прожила одну жизнь в России, как мне подарили новую, я видела себя мёртвой, я жила на Таймс-сквер, и даже загремела в психушку, что может быть увлекательнее, поживём увидим.

P.S.

Моррис улучшил условия, перевёл нас с Джейн в комфортную палату, но ни разу не появился, прошло уже два дня, а его все нет и нет, ох... как это не учтительно с его стороны, придётся поучить его хорошим манерам.

Виргиния

Инесса вышла в коридор и направилась к лестнице, в тот же миг к ней подбежала медсестра.

- Извините, можно узнать куда вы направляетесь? - Волнительным голосом спросила она.

Инесса не останавливаясь ответила:

- Я направляюсь в кабинет к мистеру Моррису, прошло уже два дня, мне просто необходимо побеседовать со своим лечащим врачом.

- Извините, но к нему нельзя, я ему срочно передам, что вы желаете его видеть.

Инесса остановилась и надменным голосом сказала:

- Неужели мистер Моррис не сказал вам, что мне можно абсолютно всё и даже больше?

Медсестра замялась, не находя что ответить, она фальшиво улыбнулась и поспешила удалится.

В этот момент Фрэнк позвонил Моррису на мобильник.

- Она идёт к тебе по левой лестнице, срочно уноси ноги.

Моррис дрожа от страха пулей вылетел из кабинета, и как сохатый лось промчался вдоль всего четвертого этажа, круша и роняя всё на своём пути, затем спустился по правой лестнице вниз и скрылся из виду.

Инесса видела из окна его кабинета, как тот выбежал из больницы и убежал куда-то в сторону хайвея.

"Вот это прыть". - Подумала про себя Инесса и принялась разглядывать его кабинет.

За столом лежали папки с делами пациентов, в пепельнице догорала непогашенная сигарета. Инесса села за стол и поднесла сигарету к губам, слева от неё находился большой монитор компьютера, взглянув на который, она аж подавилась сигаретным дымом от увиденного. На экране помимо непонятного текста красовался чёрно-белый рисунок: две женщины корчились в страшных муках, сгораемые на костре, под вопли разъяренной толпы. Инесса пролистала на начало текста и перед ней появилось название - "Mallзus Maleficвrum", это древний трактат по демонологии и о надлежащих методах преследования ведьм, авторы трактата Генрикус Инститориус и Якоб Шпренгер.

"Это я удачно зашла". - Подумала Инесса продолжая крутить колёсико мышки.

Она нашла место на котором остановился читать Моррис, это была часть, где подробно описывается вся процедура: способы выявления ведьм, предъявление обвинения, уговоры, пытки и способы получения признания. Оказывается инквизиторы обязательно должны вырвать у обвиняемого признание вины - по закону, ведьму нельзя осудить без признания. В книге приводились разнообразные идиотские способы разоблачения ведьм, так считалось, что если связанную женщину бросить в воду и она всплывёт, то сто процентов ведьма, если утонет, то не ведьма. Или поскольку ведьма может летать, то, значит, и весит она меньше, чем остальные люди, таким образом, обвиненных в колдовстве женщин проверяли взвешиванием.

Инесса догадалась что подобное чтиво, которое она обнаружила за столом у Морриса, не сулит ничего хорошего, поэтому ей пришлось погрузиться в подсистему и узнать, что на сей раз задумали любимцы животных.

А дело обстояло вот как. После известных событий, Морис встретился с Фрэнком и после продолжительной дискуссии они сделали вывод, что пали жертвой колдовских чар, по их мнению ведьмами были Инесса, Кэтрин и Джейн. Они даже предположили, что дело всё в молодой ведьме Джейн, которая может даже и не знала что она ведьма, родители девочки осознав в чём дело, упекли исчадие ада в психушку, подальше от себя. Потом сам сатана и Вельзевул снепослал двух ведьм (Инессу и Кэтрин), что бы вызволить зло наружу, ведьмы колдовали по ночам совершая самые ужасные обряды, в результате чего, силы трёх ведьм устроили бедным джентльменам экзекуцию, дабы покорить оных и склонить на службу князю тьмы.

Полностью уверенные в своей версии, Моррис и Фрэнк отправились в "Церковь Святого Сердца" города Ричмонда, где настоятелем был их хорошо знакомый пастор Крефло Пэйлин. Крефло внимательно выслушал рассказ двух джентльменов, как те подверглись колдовству и срамному надругательству, в процессе которого ведьмы смотрели на них и радовались страданиям бедных мучеников.

США очень религиозная страна, 85% населения причисляют себя к приверженцам той или иной религии, поэтому неудивительно, что такая версия родилась в их головах, неудивительно и то, что пастор не только поверил этой истории, но и со всей серьёзностью откликнулся помочь праведникам.

Крефло отслужил тайною вечерню, где все трое поклялись дать отпор силам зла и извлёк тот самый трактат "Mallзus Maleficвrum", данное пособие следовало изучить и устроить охоту на ведьм по всем канонам писания. План заключался в следующем: усыпить бдительность ведьм, что Моррис и сделал переведя Инессу и Джейн в другую палату, дальше следовало подготовить место для пыток и место для сожжения. Пытать было решено в подвале больницы, где для этого есть всё необходимое, а за толстыми стенами никто не услышит их яростных воплей, под пытками ведьмы должны признаться, что отреклись от господа нашего и вступили в связь с сатаной, когда признания будут получены, следовало пытать их дальше, пока они не выдадут место нахождение третьей ведьмы (Кэтрин).

Группа инквизиторов состояла из пяти человек: Моррис, Фрэнк, чернокожий Эдвард, пастор Крефло и ещё один приглашённый пастор из соседней церкви. Пасторов должно быть обязательно двое, потому что экзекуция могла затянуться на несколько дней, пытки должны проходить без перерыва, под молитвы священнослужителя, иначе, как им думалась, ведьмы смогут перехитрить их.

Если с первой частью плана было всё решено, то вот с местом для костра у инквизиторов возникли затруднения, потому что подобные вещи нужно проводить в полной секретности и не оставляя улики, ребята хорошо понимали, что если их кто-нибудь увидит, то копы вряд ли поверят в сотворение богоугодных дел.

Инесса просмотрев файлы Морриса была крайне удивлена, поначалу подобные мысли, да ещё в XXI веке казались ей сущей дикостью, но поразмыслив поняла, что будь она на их месте, то возможно выдвинула похожую версию случившегося.

Инесса оказалась ошарашена и не готова к такому развитию событий, поэтому ей пришлось хорошенько подумать как выпутаться из подобной ситуации. Первой мыслью пришедшей ей в голову было послать всю компашку в симулятор, где святые инквизиторы Филлипа II показали им на практике, все тонкости своего дела. Но подобное представление только усилит их домыслы и кто знает, возможно после симулятора, они кинуться убивать их ещё с большим энтузиазмом.

"Нет тут нужно действовать иначе" - Перебирала варианты Инесса.

В итоге она решила не трогать Морриса и Фрэнка, они по мнению Инессы могут не перенести очередной симуляции и пополнят ряды пациентов собственной дурки, а вот пастор Крефло, вполне мог разрешить возникшую проблему.

Пастору Крефло было шестьдесят три года, но не смотря на свой возраст, он был очень активен, он всегда находился в "Церкви святого Сердца" где вёл службы и проповедовал, за его отзывчивость и доброту, пастор пользовался всеобщим уважением, многие прихожане церкви считали его членом своей семьи, по сути оно так и должно быть, у них ведь там братство, но это братство было именно настоящим и искренним, паства состоящая из братьев и сестёр управлялась мудрым отцом Крефло. Атмосфера царившая в его приходе благоухала умиротворением, за всю свою жизнь пастор не встречал даже признаков нечистой силы, всё было чинно и спокойно в богом хранимой Америке, как вдруг к пастору пришли двое знакомых и сообщили что в распрекрасном Ричмонде завелись ведьмы. Крефло с юных лет представлял как борется с нечестью подобно Киану Ривзу в фильме "Константин", в своих фантазиях пастор проводил обряд экзорцизма, изгонял демонов и охотился на ведьм. Услышав рассказ о ведьмах, Крефло воодушевился, в глазах загорелся огонёк, похоже богу необходима его помощь!

Инесса загрузила файлы пастора, на этот раз она не стала пользоваться симулятором, а просто решила поговорить с ним через голос в его голове. Крефло в этот момент находился на вечерней службе, он стоял облачённый в рясу за трибуной, а перед ним на узких лавочках сидели прихожане и очень внимательно слушали его, внимая благоговейно каждое сказанное слово.

- ... Братья и сёстры, призываю умереть свою гордыню, ибо это великий грех, священное писание нам говорит: "Бог гордым противится, а смиренным дает благодать".

Вдруг Крефло оборвал проповедь и замер на месте, возникла глубокая пауза, прихожане недоумённо стали озираться.

- Пастор, с вами всё в порядке? - Спросила старушка в переднем ряду.

Пастор опустился на колени и поднял руки ладонями вверх, из его глаз потекли слёзы.

- Братья. - Вымолвил он. - Со мой сейчас говорит сам бог.

Бог, голосом диктора Левитана говорил ему следующее.

- Крефло... ты праведный муж и отец детей своих, посмотри, как они смотрят на тебя, окинь взглядом этот зал, в глазах этих людей видна любовь, и я знаю что это твоя заслуга, это именно ты научил жить их в любви и благодати, я радуюсь за тебя. Воистину писано - "по плодам их, увидите их", я всё вижу Крефло, всё вижу...

У Крефло от услышанного случился некий экстаз, он закатив глаза рыдал, а из его уст выскакивали несвязные слова, от волнения он потерял дар речи. Инесса подождала когда пастор оклемается и продолжила дальше.

- Я всё вижу Крефло, как добро твоё, так и происки врага рода человеческого, вижу что враги эти побуждают тебя на зло страшное, так вот узри же.

Крефло увидел как Моррис устраивает оргии. Разврат, буд и содомия пронеслись перед глазами пастора, где он увидел знакомые лица, лица с которыми вскоре должен был сжечь двух невинных девушек. Осознав что виноват перед богом, Крефло жалобно молил о прощении, говорил что был слеп и всё в таком роде, на что бог ему ответил.

- Но не они враги наши, они всего лишь заблудшие овцы Дома Израилева, зло - это дух, который поглотил их души в момент слабости, поэтому я простил их, и ты должен любить их и простить, добродетель, это главное наше оружие Крефло. Я вижу что эти двое заблудших, уже пожалели о грехах своих, но ты добейся от них покаяния и работай над спасением их душ.

- О... я так виноват, я так виноват, что поверил им. - Убиваясь в горе твердил Крефло.

- Нет сын мой, это происки нечистого, эти двое действительно видели нечто странное и дьявол воспользовался этим, внушив им что бедные девы - ведьмы, нечистый хотел погубить всех и самое главное тебя Крефло, но теперь ты не допустишь этого, я показал тебе правду.

- Не допущу боже, не допущу.

- Ступай сын мой.

Пастор очнулся в тот момент, когда в "Церковь святого сердца" вошли медики, заботливые прихожане посчитали что пастор не в себе и вызвали помощь.

Через три часа, уже ближе к ночи у пастора состоялся разговор с Моррисом и Фрэнком, для беседы он позвал их в обитель.

- Где находятся девушки? - Сходу спросил пастор. Моррис не сразу понял о ком идёт речь.

- Ты имеешь ввиду поганых ведьм? - Растеряно переспросил он.

- Я вам покажу ведьм, бесстыжие, вы чуть не загубили невинные души, да ещё хотели меня втянуть в это дело. - Пастор возбуждённо ходил взад вперёд по комнате. - Как вы вообще посмели явиться ко мне, ох грешны... грешны дела ваши.

Моррис с Фрэнком недоумённо переглянулись

- Что случилось Крефло, чего ты тут на нас гонишь?

- Не притворяйся! Я всё знаю! С божьей помощью я увидел, чем вы занимаетесь в своей больнице, какой разврат устраиваете.

- Крефло! - Заговорил Фрэнк, похоже ведьмы добрались до тебя...

Не успел он договорить, как пастор ладошкой врезал полбу Фрэнка так, что в храме раздался смачный шлепок.

- Ведьмы не имеют силы над служителями бога, это писано на первых страницах трактата, который я вам дал, как можно быть такими бестолковыми!

Крефло понял, что его стали переполнять эмоции, он взял паузу и успокоился.

- Сегодня я разговаривал с богом, вы понимаете, что сам бог снизошел до нас, что бы указать путь, чтобы мы не наделали ещё больших ошибок и мне сам бог показал, как вы одержаны дьяволом. Да, я всё видел, видел ваши грязные оргии, видел как ты Адом совращал одну из девочек, и это ты называешь её ведьмой? Сердца наши для бога раскрытая книга, помните всегда об этом, грешные.

Моррис округлил от удивления глаза.

- Святой отец, я вправду говорю что мы, не знаю каким образом попали в варварское место, где животные насиловали нас и терзали, я могу сойти с ума, но там был и Фрэнки. Фрэнк подтверди ему, эту сущая правда.

- Хватит! Я вам верю, это происки лукавого, он добрался даже до меня, хитрость его безгранична. Бог простил вас, а я жду от вас покаяния, но это будет не сегодня, а сегодня я хочу видеть девочек, прямо сейчас.

Моррис замялся на мгновение, но всё же ответил.

- Да, без проблем Крефло, поехали.

Уже поздней ночью, в палату где лежали Инесса и Джейн зашли Крефло и Моррис. Инесса волновалась, потому что совсем недавно эти люди желали сжечь её на костре, а предварительно пытать самыми жуткими пытками. Но услышав мягкий заботливый голос пастора, поняла что всё нормально и беспокоиться не стоит.

- Сёстры мои, собирайтесь, мы уезжаем. - Сказал Крефло добрым отцовским голосом.

- Постой Крефло. - Возмутился Моррис. - Мы так не договаривались.

- Бог считает что они в опасности, а я дал слово Господу защищать их.

- Не всё так просто, если Инессу Дрейк я могу выписать хоть сейчас, то у Клэткинс серьёзное заболевание, она нуждается в лечении и присмотре.

- Мистер Моррис. - Подбежала к нему Джейн и затараторила детским голоском. - У меня в последнее время совсем нет приступов, а когда мене перестали давать таблетки, я стала совсем хорошо себя чувствовать, у меня даже перестал болеть живот. Пожалуйста мистер Моррис разрешите мне уехать.

- Я отвезу их к себе домой, не волнуйся, если нам понадобится врачебная помощь, то ты знаешь, что мой дом находится в двадцати минутах езды от сюда, а семья у меня большая и мы обеспечим им и уход и присмотр.

Моррис колебался, с одной стороны ему не хотелось отпускать их, потому что завтра они могут пойти в полицию и ему предъявят обвинение как минимум в домогательстве. Так же он не верил в разговор Крефло с богом и по-прежнему считал что Инесса с Джейн самые настоящие ведьмы, которым удалось обвести вокруг пальца старого пастора. Но с другой стороны ему будет легче, когда этих двух особ не будет рядом, пускай Крефло с ними возится.

- Как скажешь Крефло, забирай их под свою ответственность, теперь это твои проблемы, надеюсь ты знаешь что делаешь. - Равнодушно ответил Моррис. - Я пойду подготовлю документы.

Моррис ушёл, Джейн собиралась и разговаривала с Крефло, пастор сидел с ней рядом на кровати и с улыбкой слушал её забавные рассказы, Джейн могла очаровать любого своей детской непосредственностью и милым голоском.

- Вот видите, у меня носочки разные, это потому, что кот постоянно с ними играет, а потом я их ищу по всей больнице, он такой озорник. - Джейн строила смешные гримасы когда о чём-то рассказывала. - Вот так, мне и приходится ходить в разных носочках, представляете. - Крефло посмеивался над ней, в его уме мелькнула мысль, что котам не место в больнице, но он не придал этому значения.

В палату вошла медсестра и позвала Инессу пройти с ней, для того что бы получить личные вещи и одежду в которой она была до того, как попала в больницу.

Инесса с удовольствием переоделась в человеческую одежду, получила свой макбук и телефон, заглянув в бумажник увидела немного долларов.

Обратно в палату она не пошла, а направилась на четвёртый этаж, в кабинет Морриса.

Дверь была приоткрыта, Моррис сидел за письменным столом, и затаив дыхание смотрел на неё. Инесса прошла эффектной походкой в туфлях на блинном каблуке вдоль кабинета и села на стул, грациозно положив ногу на ногу. Теперь когда она сменила больничный балахон на свою дорогую одежду, вся её внешность выражала силу и уверенность, тот жалкий образ подавленной запуганной девчушки исчез, теперь перед ним сидела настоящая львица готовая в любой момент показать свои когти, теперь Моррис превратился в жалкого кролика, который застыл от страха и не смел даже дышать полной грудью.

Инесса закурила тонкую сигаретку, и молча смотрела на него упиваясь страхом, который исходил от него. Сладкий аромат сигареты заполнил помещение.

- Хорошие сигареты в США. - Всё же начала она свою беседу.

Моррис по-прежнему находился ступоре.

- Послушай Адам, расслабься, донт вори, я обещаю что никогда не причиню тебе вреда, больше в твоей жизни не будет никаких животных. - Вспомнив о животных на её губах появилась ехидная улыбка. - И не будет никаких обвинений в домогательстве или ещё в чем-то, я наоборот хочу с тобой подружиться.

Моррис молчал.

- А ты хочешь со мной подружиться Адам?

Он всё же набрался сил и спросил.

- Ты ведьма?

- Адам, ты же учёный ёптвую мать, профессор института, откуда в твоей голове вообще могли взяться такие антинаучные мысли. Нет, я не ведьма. А то что ты видел в Риме, э... долго объяснять, возможно когда-нибудь я расскажу тебе что к чему. - Она кокетливо улыбнулась и добавила. - Если мы с тобой конечно подружимся.

- Хорошо, что ты хочешь? - Спросил Моррис. - Я же вижу что тебе что-то от меня нужно.

- Да, ты прав. Во-первых, мне нужны мои документы, паспорт и выписка без каких либо диагнозов, так же я заберу документы Кэтрин Войс, как ты помнишь она очень торопилась, но я готова их ей передать, а ещё она мне рассказала, что с её счёта были сняты средства в счёт оплаты медицинских услуг. Деньги нужно вернуть Адам, вернуть в пятикратном размере.

Моррис покривил лицом, но смолчал.

- А как ты думал, моральный ущерб, упущенная выгода, ты всё понимаешь, не мне тебе рассказывать о таких вещах. Хотя как хочешь, я пообещала что не причиню тебе вреда, но вот Кэтрин...

- Я всё возмещу!

- Хорошо, я так и думала. С Кэтрин мы разобрались, сложнее дела обстоят с Джейн, я пока что не решила как поступить с ней, знаю только одно, девочке со мной будет лучше, но у неё ведь есть родители и она не совершеннолетняя, я не могу забрать её просто так. Подумаю пока мы будем жить у Крефло, возможно мне понадобится твоё содействие в этом вопросе.

Инесса затушила сигарету в пепельнице и потянулась в нагрудный карман.

- Во-вторых вот это. - Она достала из кармана марку LSD и положила перед ним на стол. - Это LSD-Х, я интересовалась в интернете что обозначает Х, но безрезультатно, поэтому прошу провести анализ в своей лаборатории. Мене нужно знать, что это за вещество и можно ли его синтезировать. Сделаешь?

- Моррис кивнул.

- Вот мой номер телефона.

Инесса взяла письменную ручку с его стола и написала свой телефон на первом попавшемся клочке бумаги.

- Как будет информация звони.

Она встала со стула, улыбнулась и послала воздушный поцелуй.

Когда дверь за ней закрылась, Моррис почувствовал огромное облегчение, теперь не нужно было никого бояться, не нужно никого пытать, сжигать и жить до конца жизни опасаясь последствий, на душе стало легче, лёгкий неприятный осадок остался от того, что придётся лишиться пятисот тысяч долларов, но это не большая плата за жизнь и свободу, тем более деньги у Морриса были.

ХХХ

Под фиолетовым солнцем, на острове с пальмами, по мягкому зелёному газону бегала годовалая девочка, Шестьдесят Четвёртый сидел на веранде с своей любимой Мией и они полные семейного счастья смотрели на свою маленькую дочку.

- Я иногда думаю, что никакого реального мира не существует, что я по-прежнему лежу в камере гибернации, а это всё не более чем очередной сеанс диконсценции. Вся эта наша с тобой жизнь, точно такая же как те жизни, которые я проживал много раз, в том виртуальном мире, у меня даже не было никаких мучений, не было ломки, ты отвела меня в это райское место, я сразу же в тебя влюбился и мы стали жить с тобой в любви и радости. Так не бывает.

- Ты не можешь поверить своему счастью? - Спросила его Мия.

- Да... этот реальный мир очень сильно отличается от того реального мира который я помню, а я помню не только заводы на XQ 17/18, но помню как жил на "солнечной планете", и сейчас задаю себе вопрос - "почему нельзя было жить вот так... по нормальному, по-человечески".

- Наконец-то ты прозрел Рама. Похоже ты уже не считаешь свою великую систему бесспорным благом?

- Если этот мир реален, то вынужден с тобой согласиться, я чувствую себя в нём как в диконсценции.

- Вам намеренно создали тяжёлые условия и жестокие правила, всё познаётся в сравнении, а у тебя этого сравнения не было, вас подсадили на диконсценцию как на наркотик и превратили в рабов, рабов системы, бездушных биороботов, жизнь которых ничего не стоит. Я верю, что мы когда-нибудь создадим свою диконсценцию, но не для порабощения других людей, не для развлечений, а для того, что бы продолжить свою жизнь после смерти.

- Ты имеешь ввиду отцифровку нейронных связей головного мозга?

- Да.

- Не все согласятся продолжить жизнь после смерти, мне больше по душе вариант диконсценции во время жизни, а потом умереть оставив навсегда оба мира. Люди устают от жизни.

- Ты прожил миллионы лет в диконсценции, но не похоже что ты устал от жизни.

- Как тебе объяснить... Устал от жизни не совсем правильное слово, просто в определённый момент становится не интересно, всё повторяется много раз, ощущения приедаются, всё возможное испробовано, а не возможное ещё пока не создано, в такие моменты ты входишь в системные настройки матрицы и устанавливаешь режим смертности, когда мой герой умирает, то я умираю вместе с ним, а потом начинается моя другая жизнь в другом теле, где я живу и не знаю, что на самом деле нахожусь в матрице, что уже прожил много других жизней, я живу и умираю много поколений подряд, а потом наступает прозрение. Проходит время и матрица расширяет грани, былое невозможное становится возможным и мне снова становится интересно жить, интересно пробовать новое.

- Сейчас тебе интересно в диконсценции?

- Нет, не интересно, я жду когда матрица откроет космос, а пока это не случится, я буду в режиме смертности, верее полусмертности, там возможно и такое.

- Как это? - Спросила Мия.

- Мне надоела жизнь, и я перешёл в режим смертности, выбрал интервал в три миллиона дней, иными словами я должен вспомнить кто я, через три миллиона дней, за это время я прожил около десяти жизней, а на одиннадцатой у меня активировалось прозрение, к тому времени я был в теле художника Ромы Огурцова, персонаж забавный, как время и место где он жил. Я быстро понял что за три миллиона дней ничего существенно не изменилось и решил снова установить режим смертности на этот же срок, только на этот раз, что бы у моих персонажей жизнь была интереснее, я установил режим полусмертности, это когда я знаю что я в матрице, но не знаю кем был до этого. Я подготовил новый персонаж, покинул Рому Огурцова и перешёл в его подругу, Инессу. Инесса понимает что находится в матрице, даже имеет доступ к некоторым её функциям, но не знает что и как ей делать дальше, в результате она познаёт неизведанный ей мир и получает массу ощущений. В режиме полусмертности можно умереть, то есть потерять первоначальное тело, но сознание перейдёт в подсистему, где она сможет выбрать себе другое понравившееся тело, это и есть полусмертность, но смерть всё же настанет, это произойдёт через три тысячи дней, когда я в очередной раз прозрею, тогда не станет никакой Инессы, а буду только я, вернее Рама.

- Ей предстоит поройти всё то, что ты проходил когда-то в первый раз и ты таким образом хочешь повторить то, что было раньше?

- Да.

- Интересно. Я даже завидую тебе, не скрою что мечтаю побывать в диконсценции.

- А мне сейчас больше интересен этот мир чем тот, оказывается в нём есть много неизведанного для меня. Если хочешь, то можно извлечь мой чип и вживить его тебе.

- Это исключено. Система сможет заметить изменение данных и тогда будет поставлена под угрозу наша миссия.

Шестьдесят Четвёртый работал дома, он получил работу сценариста, имея за собой огромный жизненный опыт, он просто описывал яркие случаи из своей жизни. Впервые в реальной жизни его работа не требовала от него физического труда, теперь он занимался творчеством и подобная работа ему пришлась по вкусу, Шестьдесят Четвёртый мог многими часами просиживать за монитором теряя ход времени. Когда-нибудь его истории лягут в основу сюжетных линий новой диконсценции.

Он работал всегда на дому, это его вполне устраивало, он даже избегал общества людей, Мия говорила что это общая черта всех чепированных, многим и вовсе не удалось найти своего места в обществе не смотря на разные адаптационные программы и применение психиатрической терапии с применением сильных препаратов. Но Шестьдесят Четвёртый в отличии от других чипированых не был социопатом, он с удовольствием посещал массовые мероприятия, любил оперу, живую музыку, театр. А ещё он любил свою маленькую дочурку, они часто ездили гулять в центральный остров, где была масса развлечений.

Однажды Шестьдесят Четвёртого вызвали в сектор ?15, этот сектор находился вне плато, он почувствовал что не следует ждать ничего хорошего от поездки за пределы фиолетового солнца, но делать нечего, нужно ехать.

Его гравитон остановился на берегу, он спрыгнул на песок и пошёл к основанию свода, где в скалистой породе находился люк, за которым был совсем другой мир, мир тесных коридоров и тусклых лампочек аварийного освещения.

Мощная дверь люка закрылась, милый рай остался позади, там за этим люком было всё самое дорогое в его жизни и он почувствовал как горький прилив грусти заполнил душу.

По ту сторону люка, оказалось всё в точности так, как он ожидал, бесконечная даль лабиринтов, мрак, холод и сырость. Он шёл в глубь туннеля, потом спускался глубоко вниз на лифте, затем снова шёл, шел, местами вертикальный эскалатор с ускорением уносил его в даль, потом опять лифты, туннели, развязки и казалось что никогда не будет конца его пути, как вдруг за очередной дверью в глаза ударил яркий свет и он вошёл в большое помещение в котором находилось много людей. Шестьдесят Четвёртый присмотрелся и понял что находится в станции лунного метро. Он дошёл до перрона и посмотрел как устроено движение, поезда отправлялись в разные стороны, и тут он пришёл в смятение, ранее когда ему предстоял путь, то система указывала направление на интерфейсе, но сейчас никакого интерфейса у него не было, как не было ни каких указателей или табличек в самом зале метро, он знал только то, что ему нужно в пятнадцатый сектор. Он находился в некотором замешательстве несколько минут, пока до него не дошло, что ему нужно спросить у прохожих на какой поезд нужно сесть. Люди одетые преимущественно в военную форму находились в постоянном движении, они шли разговаривая с друг другом и садились в вагон или выходили из вагона и расходились в разные стороны. Шестьдесят Четвёртый заметил девушку, которая шла в его направлении и остановил её перегородив ей путь.

- Извините. - Девушка остановилась и удивлённо посмотрела на него. - Мне нужно в пятнадцатый сектор.

Девушка задумалась, затем развернулась и указала пальцем на остановившийся позади поезд.

- Спасибо. - Ответил он ей и побежал к дверям вагона.

- Тебе надо ехать до самого конца. - Крикнула она ему в след.

В вагоне он сел на первое попавшееся место, неожиданно ремень безопасности обтянул его грудь и поезд на антигравитационной подушке стал ускоряться, разогнавшись до предела, Шестьдесят Четвертый ощутил перегрузку тела, видимо поезд летел с огромной скоростью.

Отдохнуть в поезде ему не удалось, через каждые десять минут поезд останавливался на очередной станции, разгон и торможение сильно утомляли уставший организм. Особое волнение придавал тот факт, что он не знал какая станция окажется последней и сколько времени будет продолжаться эта поездка.

Через три часа поезд остановился на станции и ремень на груди Шестьдесят Четвёртого растянулся, гул гравитона умолк и все кто был в поезде пошли на выход.

К его огромному разочарованию, станция на которой он вышел оказалась далеко от пятнадцатого сектора, а ему следовала пересадка на другой поезд. По его подсчётом прошло уже около пяти часов как он покинул солнечное плато, в голове крутились мысли, куда и зачем его вызвали, он понимал что его вызвали явно не для разговоров, для разговора достаточно дистанционной связи, по всей видимости ему предстояла какая-то ответственная работа, если пришлось тащиться на другою сторону Луны.

Поезд в который ему предстояло сесть на это раз, отличался от того, в котором он ехал до этого, в вагоне были капсулы, когда-то он видел такие транспортные капсулы ещё на ХQ 17/18, они использовались для дальних перелётов, заняв своё посадочное место, он наконец-то мог расслабиться и отдохнуть.

Он проснулся когда полёт был уже закончен, капсула раскрылась и Шестьдесят Четвёртый увидел настоящие звёзды за большим стеклянным куполом, он не спешил ставать, потому что не видел настоящих звёзд почти двадцать лет. К капсуле подошёл мужчина в военной форме и протянул Шестьдесят Четвертому руку, тем самым помогая ему встать. Лицо военного было ему знакомым, но он не сразу вспомнил где его видел.

- Рад тебя видеть, ты узнал меня?

Шестьдесят Четвёртый услышав его голос и вспомнил кем был этот человек, им оказался его бывший сокамерник, завербовавший его в ряды сопротивления на ХQ 17/18.

- Да, узнал. - Ответил спокойным голосом Шестьдесят Четвёртый.

- У тебя появилось имя?

- Моя жена называет меня Рама.

- Хорошо, значит я буду звать тебя так же, а меня зовут Илай.

- Рад видеть тебя Илай.

- Ты знаешь где мы находимся?

Шестьдесят Четвёртый огляделся, помещение было овальной формы диаметром около двухсот метров, над головой висел стеклянный свод за которым святились звёзды, в помещении за мониторами сидели военные, они увлеченно занимались чем-то важным не обращая на них никакого внимания.

- Я думаю что это командный мостик спутника.

- Верно. - Проговорил Илай и поднял руку вверх, указательным пальцем указывая на яркую звезду. - Это наша рубка, а это, единственное окно в которое можно увидеть звёзды. Видишь вот эту яркую звезду?

- Да.

- Это Нибия - "солнечная планета".

Шестьдесят Четвертый ощутил внутри себя теплое чувство, эта мерцающая точка в дали космоса, есть не что иное, как его родина, место где он родился, планета, которую уже даже и не думал когда-нибудь увидеть.

- Постой. - Словно очнулся Шестьдесят Четвёртый. - Мы давно набрали максимальную скорость и должны были повернуть в противоположную сторону, за двадцать лет, мы бы значительно отдалились друг от друга, но судя по яркости этой точки - мы приближаемся.

- Да... мы приближаемся. - Спокойно ответил Илай.

- Но там, в камере ты говорил, что мы улетим как можно дальше от Солнечной планеты, что станем колонизировать космос.

- Да, это была одна из версий, в последствии совет решил отказаться от неё по ряду причин.

- Каких причин?

- Дело в том, что система выпустит ракеты что бы уничтожить нас, даже не смотря на приличную разницу в расстоянии между нами, ракеты нас всё равно догонят, потому что, когда-нибудь настанет день, и мы выйдем из радиуса разведанных астероидов и тогда Луна не сможет двигаться с максимальной скоростью.

- Почему?

- Потому что высок риск столкновения с неизвестным астероидом, а разведка навигации при максимальной скорости не даёт сто процентного результата.

- Но ракеты тоже должны замедлить ход?

- Они как раз могут рискнуть, по нашим данным, в нас выпустят не меньше тысячи ракет, а вторым залпом отправят за нами десяток астероидов, поэтому потеря даже половины боевых единиц не сыграет ни какой роли, нас уничтожат с вероятностью в 99%, если теоретически, ракеты мы сможем сбить, то против астероидов нам нечего противопоставить, они пойдут на таран.

- Какой тогда у вас план?

Илай сделал паузу, видимо не знал с чего начать.

- Мы летим к "солнечной планете", что бы воевать.

- Воевать? - Воскликнул Шестьдесят Четвёртый. - Ты в своём уме, это безумие.

- Безумие, это верно, но при таком раскладе у нас остаются шанцы на успех, вероятность крайне мала, но это лучше чем лететь по всей галактике с хвостом из тысячи ракет. Не забывай и то, что ракеты полетят не только в нас, они так же полетят на ХQ 17/18, а они полностью безоружны, именно там, остались наши родные и близкие, наши дети, мы не можем их бросить, нам надо постараться спасти их, во что бы это не встало.

- Но как? Ты понимаешь что воевать придется не только с "солнечной планетой" и её девятью спутниками, ещё есть Фрадия и огромный Усон, по боевой мощи превосходящий все планеты.

- Фрадия и Усон не будут представлять ни какой опасности, если мы захватим главный сервер и отключим диконсценцию.

- Ты уверен что сервер диконсценции находится только на "солнечной планете"?

- Да, во-первых на Нубии самый сильный квантовый компьютер во всей вселенной, другие компьютеры не в состоянии потянуть виртуальную реальность такого масштаба, во-вторых, система централизована, Фрадия и Усон далеко и контролировать их сложно, поэтому в целях безопасности они не имеют своей собственной диконсценции, но допускаю, что первые версии диконсценции их компьютеры потянут и они безусловно эти версии активируют, но ты прекрасно знаешь каково качество первых версий.

- Старые версии будут иметь благоприятное действие только на новое поколении людей, на тех, кто не видел последних версий, им в отличии от их отцов, не с чем сравнивать. А такое поколение появится очень быстро.

- Если на ХQ 17/18 сопротивление одержало победу, то на Усоне это произойдёт гораздо проще, если мы действуем в подполье скрываясь от системы, то им можно будет действовать в открытую.

- Любое действие имеет свои последствия, что произойдёт потом, когда мы победим? Сейчас взаимодействие между населёнными планетами и астероидами централизованное, упорядоченное, но эта система будет сломана и тогда произойдёт хаос, Фрадия и Усон объявят о независимости, а потом о независимости станут объявлять астероиды и разлетятся по всей вселенной в попытках самостоятельной экспансии. Подозреваю, что Нубии это не понравится и она отправит тысячу ракет, начнутся бесконечные войны, в которых человечество рискуют окончательно погибнуть.

Илай задумчиво смотрел на звёзды.

- Да... Такой вариант возможен, но возможно, что никакой войны не будет, а люди станут жить дружно и созидательно, мы не можем предугадывать будущее, это бесполезное дело Рама. Сейчас ясно только одно, мы должны указать человечеству выход из системы, освободить людей от рабства и установить другой формат жизнедеятельности, другой общественный порядок.

- Каким образом мы будем воевать с солнечной планетой? - Спросил Шестьдесят Четвёртый.

- После того как наша Луна встанет на своё место в орбите Нубии, мы начнём атаку, к которой система будет не готова. Сейчас мы активно создаём свой военный флот, различные типы ракет и волновые дистабилизаторы электромагнитного импульса, в наших грузовых отсеках огромное количество ресурсов, у нас есть всё необходимое для производства боевой техники, а разведка добыла самые передовые технологии, по сути мы можем создать армию намного сильнее, чем армии всех трёх планет, но наша задача уничтожить систему, а не развязать широкомасштабные боевые действия с губительными последствиями для населения и природы.

- Потери будут в любом случае.

- Люди не представляют существенной угрозы, поэтому планируется использовать оружие нелетального действия - электромагнитные бомбы и волновые дистабилизаторы направленного действия, военное применение низких и высоких частот, дестабилизирует все электронные устройства и агрегаты, в том числе и чипы людей. Внезапный удар должен обесточить все энергосвязи, вывести из строя источники генерации, нарушить наземные приёмники и передатчики связи, вывести из строя вражескую робототехнику и встроенные чипы людей, нарушить работу компьютеров и серверных площадок. Именно главный компьютер является нашей целью, его стоит захватить либо уничтожить и тогда война будет выиграна.

- Известно где находится компьютер?

- Да, по данным разведки главные вычислительные мощности находятся в самом большом мегаполисе - Икси, а серверы системы в городе Аста, ещё имеется резервный компьютер и резервные серверы, но они расположены в менее густонаселённых районах, поэтому по ним наши военные будут работать на подавление, а вот в Икси и Асте придётся проводить наземную операцию что бы сократить человеческие жертвы и кто знает, возможно нам повезёт заполучить управление системой.

- Я так понимаю, меня вызвали не для этих разговоров? - Перевёл разговор Шестьдесят Четвёртый.

- Моя задача разъяснить, донести до тебя главную концепцию сопротивления, но ты прав, это не самое главное. Перейдём к делу. Давай присядем.

Илай жестом пригласил его сесть за стол, на котором находились информационные панели.

- Вот график гибернации, судя по нему, ты должен заступить на этот мостик через девять лет, к этому времени Луна существенно замедлит ход и будет выходить на орбиту "солнечной планеты", далее она будет маневрировать в течении года, пока не займёт своё первоначальное месть в лунном поясе Нибии.

- Ты говорил что планетяне избавятся от всех нас в конце миссии, когда именно это произойдет?

- Это произойдет как раз после последней смены гибернации, когда ты и ещё пятьдесят военных заступят на вахту, все остальные погибнут в своих гибернационных капсулах.

- Значит последнюю смену военных, система оставит в живых?

- Нет, когда Луна окончательно займёт своё место, вас точно так же подвергнут зачистке.

- Почему они сразу всех не зачистят, мы будем в ближнем космосе и системе не составит никакого труда прислать на Луну свою команду.

- Наш спутник надолго останется в карантинной зоне, планетяне больше всего боятся неизвестных вирусов, плесени, бактерий и прочей заразы. Мы долго находились на планете дальнего космоса, поэтому система минимизирует риски, подобные случаи заражения уже происходили.

- Но у нас большой отдел медиков, а мы с тобой благополучно пережили сотни лет на XQ17/18. - Сказал Шестьдесят Четвёртый.

- Да, мы выжили, но имелись случаи заражения неизвестными штаммами, на одном из заводов была серьёзная эпидемия, ты конечно об этом не знаешь. Поэтому Луна должна подвергнуться дезинфекции, прежде чем планетяне вступят на её землю.

- В чём будет заключаться моя задача?

- Ты будешь находиться на вахте в самый ответственный период, у тебя будет связь с системой, это делает тебя особенно важным членом экипажа, в твою смену начнётся война и мы должны быть полностью в тебе уверенны.

- Что это значит?

- Прошу отнестись с пониманием, но мы вызвали тебя для того, что бы убедиться, что ты полностью предан сопротивлению, а также для прохождения военных курсов специального назначения.

На лице Шестьдесят Четвёртого застыла недовольная гримаса.

- Собираетесь копаться в моей голове?

- Нет, всего лишь нужно пройти пару тестов и вживить обратно системные чипы перепрошитые в нужном для сопротивления режиме.

- Я теперь понимаю, почему вы подсунули мне такую замечательную жену, дали прекрасный дом, не заставляли работать и склонили к созданию потомства. Я жил всё это время с неким чувством подвоха, и теперь я понял в чём заключается этот подвох, все эти тепличные условия созданы для меня лишь только потому, что я должен заступить на вахту в самый ответственный момент.

Илай не стал разубеждать его, а лишь поправил правильность его слов.

- Твоя замечательная жена, на самом деле выбрала тебя сама, и видимо она тебя любит раз у вас появились дети, а во всем остальном ты прав.

ХХХ

Дом пастора Крефло был большим и просторным, располагался в пригороде Ричмонда, не далеко от хайвея, дом представлял из себя двухэтажный особняк с мансардой, этот особняк гордо возвышался на небольшом холме вниз которого убегало бескрайнее сельскохозяйственное поле, на котором взошла молодая весенняя поросль мелкой травы, от чего поле казалось приятно-бархатным, совсем как в сказке. По середине этого замечательного поля находился сарай и водонапорная башня, видимо в том сарае хранился рабочий инвентарь фермеров.

Для Инессы и Джейн, пастор выделил спальную комнату на самом верху, комнатка казалась очень уютной не смотря на определённый аскетизм, в ней стояло всего две кровати, старенький ковёр между ними и письменный стол у окна, а над дверью висел простой деревянный крест, при виде которого возникало ощущение, что находишься в келье монастыря, нежели в комнате обычного дома.

Маленькая Джейн облюбовала столик у окна и могла целыми днями сидеть за ним, любуясь чудесным видом и рисовать детские картинки в своём альбоме. Джейн не просто рисовала картинки, она придумывала целые сказочные истории и зарисовывала их в виде комиксов, когда история подходила к концу, девочка звала Инессу и показывала ей плоды своего творчества. Инесса слушала невероятные истории, в которых были розовые единороги, феи, эльфы и умилялась её детским мечтам и чистым мыслям.

В доме Крефло жили его пожилые родители очень преклонного возраста, семья младшей дочери у которой было трое детей и семья сына старшего брата, семейство Крефло на этом не заканчивалось, поэтому помимо тринадцати человек постоянно проживающих в этом доме, к ним постоянно приезжали родственники со своими, тоже не маленькими семьями. Вся семья собиралась на веранде, позади дома, где на открытом воздухе за большим столом, все дружно завтракали, обедали и ужинали, а по вечерам женская половина перебиралась в гостиную, а мужчины оставались смотреть телевизор.

Атмосфера в этой дружной семье была тёплой, к Инессе и Джейн все очень хорошо относились, они чувствовали заботу, всё было хорошо, но Инесса понимала, что нужно двигаться дальше, только куда дальше, что именно ей нужно делать, все эти вопросы не давали ей покоя и здесь в доме Крефло, она могла всё спокойно обдумать в тихой обстановке.

Тишина и покой, это то, что мне нужно, наконец-то я смогла хорошо отдохнуть и подумать. Теперь я могу с уверенностью сказать, что со старой жизнью покончено, Инесса Романовна Рубинская умерла и прежняя её жизнь меня больше не интересует.

Конечно, у мня в той жизни остались близкие мне люди, в первую очередь моя дочь, я не могла удержаться и вошла в её файлы, в них я увидела, что у моей девочки всё хорошо - хороший муж, семья, работа, я могу быть за неё спокойна, всё же я буду посещать её изредка, но никогда не буду вмешиваться в её жизнь.

Так же я не могла удержаться и вошла в файлы Ромы Огурцова, он не сильно изменился, всё такой же мечтатель, художник - неудачник. С французской возлюбленной у него ничего не получилось, не понимаю зачем Рама сказал мне, что он будет жить с ней на виноградниках Франции, видимо для того, чтобы успокоить мои чувства. Не могу сказать, что у меня остались к нему чувства, не могу даже сказать, что они вообще когда-то были, чувства я испытывала к Раме, а Ромачка... таких Ромачек в России в каждом доме, не по одному по десятку, сидят рисуют, пишут, танцуют, созерцают, а в перерывах пьют, трахаются и буянят. Я просмотрела его файлы и мне даже стало его жалко, после того, как Рама покинул его, жизнь Огурцова не заладилась, сначала он потерял меня, потом француженку, окунувшись в боль одиночества, Рома испытывал душевные страдания. Его нельзя назвать сильным человеком, как любой творческий человек, он был очень раним, любую неудачу принимал на свой счёт, считал себя неудачником и лишним на этом празднике жизни. Вернувшись в Самару, он не имея своего угла, снял не большую комнату в старой коммуналке, не то, что бы он был ограничен в средствах, сколько его тяготила та аскетичная жизнь, которая была ему близка с самого рождения, за окном виднелась старинная церковь, деревянные половицы скрипели, соседи ругались, пахло нафталином, а в его комнате всегда было темно и тихое играла французская музыка.

Самуил Яковливич Крайман, с удовольствием взял его обратно на работу, за время его отсутствия накопилось множество икон и другого антиквариата, которому необходимо было придать товарный вид. Там в студии Краймана, он проводил всё свое свободное время не отказываясь ни от какой работы, только наедине с искусством, он мог отвлечься от своей печали и угрюмых мыслей. С Поповским он не встречался и избегал его, при встрече Яша обязательно начнёт расспрашивать о том, о чём он разговаривать не хочет, поэтому он решил держаться от него подальше, по крайней мере пока время не залечит душевные раны. Пожалуй я буду навещать иногда моего Ромачку, что бы он окончательно не загнулся во мраке россиянства, конечно не напрямую, а инкогнито, на расстоянии, постараюсь уберечь его от безрассудных поступков и внести в его жизнь немного радости и света, как это делал когда-то Рама. Рама был для него неким ангелом хранителем, теперь, когда его не стало, ангелом стану я, в этом и есть моё предназначение.

С жизнью грустного художника всё ясно, его жизнь откровенно говоря уже прожита, и она не стоит столь пристольного внимания, а вот жизнь малютки Джейн, ещё только начинается, теперь я за неё в ответе, я никак не могу оставить эту девочку, её жизнь в опасности, и только я могу уберечь её от неминуемой гибели. Джейн очень хорошая, энергичная, не глупая, у неё есть свои личные убеждения, неординарный склад ума и тонкое чувство юмора, если ей дать шанс как следует развиться, то из неё получится уникальная личность, я вижу в ней потенциал, перспективу, именно Джейн я должна посвятить большую часть своего времени. Когда я говорю, что не оставлю её, то это вовсе не значит, что она всегда будет при мне, нет, у неё есть родители, настоящая семья которая её любит, поэтому считаю своим долгом вернуть девочку в отчий дом, но я не оставлю её, я буду с ней он-лайн в подсистеме, где смогу блокировать алгоритмы вызывающие психические расстройства. Идя на такой шаг, я понимаю что у меня совсем не остается времени на личную жизнь, но я согласна пойти на это, буду жить жизнью Джейн, в подсистеме можно выбрать режим одного лица, это значит, что находясь в теле Джейн, я буду полностью олицетворять себя с ней, а осознание себя собой вернётся только когда она погрузится в сон. Только когда она будет спать, у меня появится собственное время, точно так же Рама жил жизнью Огурцова и мы встречались с ним по ночам.

Завтра я встречусь с Моррисом, получу от него документы и деньги, после чего я отвезу Джейн к её родителям в Питтсбург, но для начала мы заедем в Нью-Йорк, что бы повидать ещё одну нашу близкую подругу и забрать портсигар из камеры хранения.

Ричмонд, штат Виргиния.

На следующий день Моррис явился в дом Крефло, пастор в это время находился в церкви, а большая часть обитателей дома была на работе. Инесса проводила профессора в гостиную, где он без лишних слов передал ей кожаный портфель. Она не проверяя содержимого отставила портфель в сторону и присела на кресло.

- Я могу посмотреть на Джейн? - Спросил Моррис.

На кануне Инесса разговаривала с ним по телефону, что бы договориться об этой встрече, и рассказала о своих планах отвезти девочку Питтсбург к родителям.

- Зачем? - Поинтересовалась Инесса.

- Как лечащий врач я хотел бы взглянуть на неё и задать пару вопросов по поводу её болезни.

- Это лишнее, с ней всё в порядке.

- Что я должен сказать её родителям? Здравствуйте миссис Клэткинс, это профессор Моррис, мы полностью вылечили вашу дочку и, вот ещё что... она уже едет к вам в Питтсбург.

- Да, прямо так и скажи, что мол подобрали подходящий препарат, галлюцинации и психозы пропали, теперь ваша милая дочурка полноценный член общества.

- Но ведь это совершенно не так, и ты это прекрасно знаешь.

- Ей сейчас гораздо лучше.

- Галлюцинации пропали?

- Если не считать кота 400, то можно сказать пропали. Я поговорю с Джейн и она не будет распространяться по поводу этого видения.

- У неё ЗА БО ЛЕ ВА НИ Е проговорил по слогам Морис, сегодня кот, а завтра воображаемая подруга заставит её поджечь дом или спрыгнуть с моста, а виновным в этих её поступках буду я, поэтому Джейн место в больнице.

- Адам. - Спокойным и невозмутимым голосом начала Инесса. - Ты знаешь что я не простая милая девушка, ты видел на что я способна, поэтому будь уверен, если я говорю что позабочусь о девочке, значит это так и будет. Через год, ты вызовешь Джейн с её матерью к себе в Ричмонд и посмотришь на результат, если всё будет в порядке, то выдашь заключение о полной дееспособности.

Моррис замолчал, по всей видимости его молчание означало знак согласия.

- Как обстоят дела с LSD? - Неожиданно спросила Инесса.

- Лаборатория проводит исследования, но я ещё не получал никаких сведений, как появится информация я сообщу.

- Хорошо, только это уже не актуально. - Инесса выдержала небольшую паузу и сказала. - А теперь отвези нас прямо сейчас на вокзал Ричмонда, мы уезжаем.

Моррис уже ничему не удивлялся, уезжаем так уезжаем.

- Крефло в курсе что вы уезжаете? - Спросил Моррис уже когда они сели в машину.

- Нет. - Ответила Инесса с лёгкой ухмылкой. - Не беспокойся, бог предупредит его о нашем отъезде. Кстати, пастор Крефло оказался очень хорошим дядечкой, это конечно не учитывая тот факт, что он хотел нас сжечь на костре. - Инесса перевела взгляд на Морриса у которого покраснело лицо.

На железнодорожном вокзале Ричмонда, Инесса купила два билета до Нью-Йорка, поезд отходил через двадцать минут и они сразу направились на поиски нужного вагона. В США нет свободного доступа на платформы и к поездам, как в России, поэтому на входе пришлось стоять в очереди не смотря на то, что людей на вокзале было не много. На удивление Инессы, вагоны в Штатах не номеруются, а в билетах не указано место, для того, что бы занять своё место, нужно подойти к проводнику который принимает решение о том, в какой вагон и на какое место направить пассажира. Все эти правила были неизвестны для Инессы и если бы не Джейн, то её бы пришлось серьёзно потупить на перроне американского вокзала.

Они с комфортом расположились в купе поезда, Джейн без умолку трещала о том, как ей нравится ездить на поездах и ещё что-то, а Инесса пыталась вспомнить, когда в последний раз пользовалась этим видом транспорта, кажется это было в студенческие годы - скорый поезд Самара - Ленинград.

- Инесса! - Звонкий голос девочки развеял её ностальгию о прошлом. - Почему мы едем в Питтсбург через Нью-Йорк?

- Нам в Нью-Йорке нужно повидаться с Катрин.

- О... она в Нью-Йорке! Значит у неё всё хорошо и мы едем к ней в гости.

- Я бы так не сказала, дела у неё обстает не лучшим образом.

- У неё неприятности?

- Да, но не волнуйся, мы скоро приедем и всё уладим.

Поезд из Ричмонда в Нью-Йорк доезжает всего за шесть с половиной часов, поэтому совсем скоро Инесса снова увидит столицу мира.

Дела у Кэтрин на самом деле обстояли не лучшим образом, дело всё потому, что по своей природе Катенька всегда водилась с плохими ребятами, оказавшись в Америке, она первым делом обзавелась компанией сомнительных бизнесменов порно индустрии, вскоре подписала контракт и тем самым отдала свою грешную душу компании с длинным названием. Катю всё устраивало, ребята умело парили свой новый товар, у неё была не пыльная работа за которую платили хорошие деньги, и всё всех устраивало, бизнес тикал как часы, но часы остановились, Катенька по своей глупости загремела в дурку. Компания с длинным названием неожиданно потеряла свой сверх доходный актив и понесла убытки, в целом было не всё так плохо, актив потерян всего на определённое время, с порноактрисами так иногда случает, что они попадают в неприятные ситуации, не она первая, не она последняя, в любом бизнесе есть риски, но настанет время и актив снова начнёт приносить деньги. Вот только Катенька совершила очередную ошибку, оказавшись без документов, на нелегальном положении, её статус для работодателя ничем не изменился, будь она в больнице или на свободе, это уже не имеет никакой разницы. Катя конечно по своей наивности думала, что эти факты не столь важны и что всё будет как раньше, но в Штатах бизнес так не делается, юридически она недееспособна, не может выехать заграницу, не может подписывать документы, а самое главное, своим положением может создать проблемы самой компании, а проблемы никому не нужны, так как проблемы превращаются в расходы и иные неблагоприятные последствия.

Если за компанией с длинным названием стояли добрые ребята, то в такой ситуации они привлекли бы адвоката или отправили её обратно в больницу за выпиской, а скорей всего просто напросто отпустили её на все четыре стороны, что бы абстрагироваться от всех проблем. Но ребята оказались плохими, терять прибыль они не собирались и в ход шли все варианты.

Кэтрин отвезли на квартиру в районе Бронкса и приказали сидеть тихо и смирно, пока якобы начальство не уладит её проблемы с законом. В действительности начальство решало в какое рабство продать беглую порноактрису. Покупателей на подобный товар не много, но имея связи в криминальных кругах, ребята вышли на людей одного влиятельного человека в Израиле, который занимался тем, что поставлял влиятельным людям всего мира элитных девушек для различных сексуальных утех и просто для эскорт услуг. Его девушки помимо секса занимались шпионажем, они пытались получить информацию из личного общения, визуального, или как чаще всего бывало - просто устанавливали прослушивающие устройства в самых потаённых местах жертвы.

Инесса получив эту информацию в подсистеме, по началу даже хотела не вмешиваться, такой сценарий жизни под стать Катеньке, только подобная деятельность, как правило плохо заканчивается, в результате своей работы девушка могла стать ценным свидетелем, обладателем уникального компромата и тогда такая проблема решается очень просто - девушка "случайно" падает с яхты где-нибудь в международных водах, где нет ни каких свидетелей, или умирает от передозировки наркотиков на съемной квартире, убить человека очень просто, это только по телевизору менты расследуют убийства в два щелчка. Даже если дело не дойдёт до убийства, то всё равно судьба таких девиц, как правило печальна, когда девушка теряет товарный вид топовой куртизанки, тогда она оказываются в борделе, или в гареме, или в тюрьме, её могут разобрать на органы, принести в жертву или просто убить в стиле фильма "Хостел". Вступив на эту тропу жизни, её душа больше ни когда не будет принадлежать самой себе, она навсегда останется товаром, имуществом, с которым можно делать всё что угодно.

Инесса с Джейн прибыли в Нью-Йорк к вечеру, воздух был тёплым, на Гудзоне было безветренно и город, как в зеркале отразился на ровной глади воды, на небе сгустились сумерки, темнота ещё не опустилась на город, но повсюду загорелись огни иллюминации. Инесса поймала такси и они отправились в The Manhattan at Times Square, в единственный знакомый для неё отель в Нью-Йорке. На ресепшене её встретил Слован, его лицо засияло от счастья, когда он снова увидел её.

Девушки заселились в полу-люкс, разложили вещи, приняли душ и отправились в ресторан на 48й Вест Стрит. Возбуждённая Джейн без умолку трещала, видимо шумный и суматошный Нью-Йорк вызывал в ней волнение и она через потоки речи выпускала переполнявшие её эмоции. Инесса наоборот впервые за пару месяцев ощутила себя по-настоящему свободной, теперь всё зависело только от неё, здесь в Нью-Йорке ей стало ясно, что отныне никто и никогда не сможет противостоять той силе, которой она обладает. Теперь она смотрела на этот мир свысока, смело и надменно, и эта внутренняя уверенность пьянила, она уверенно шагала по Нью-Йорку улыбаясь зловещей улыбкой.

На следующий день девушки прошлись по магазинам, Джейн уговорила посетить несколько достопримечательностей Манхэттена, где Инесса забрала свой портсигар из камеры хранения, после обеда девушки вернулись обратно в номер отеля.

Джейн стала приготавливаться ко сну (она всегда ложилась спать после обеда, обычно её сон длился не больше двух часов).

- Ложись спать Джейн, а мне нужно встретиться с кое какими людьми.

- А когда ты придёшь?

- Моя встреча назначена на три часа, поэтому я должна придти с четырёх до пяти, но ты мне позвони, как проснёшься.

Джейн легла спать, а Инесса поймав такси отправилась в район нижнего Манхеттена, там в здании небоскрёба на Анн Стрит у неё назначена встреча с неким Руди Хейзом. Хейз был главой холдинга, одна из его фирм, с длинным названием владела активом под названием Кэтрин Войс и это именно он решал судьбу девушки.

В подсистеме Инесса выяснила как с ним связаться и заблаговременно записалась на встречу как агент по недвижимости от компании в которую Хейз не так давно направлял предложению по сделке, она знала, что эта встреча важна для него и он обязательно встретится с таким агентом в любое назначенное время.

В приёмной Хейза суетилась пышногрудая секретарша, Инесса пришла раньше указанного срока на пол часа, поэтому секретарша любезно предложила подождать, Инесса присела на кожаный диванчик и не отказалась от чашечки кофе. Через десять минут вышли мужчины в дорогих костюмах, а за ними показалась и фигура Хейза, он сам вышел встретить Инессу и почтительно проводил её в кабинет.

Хейз сразу принялся болтать о каких-то инвестициях и перспективах, на что Инесса резко и фамильярно ему сказала.

- Руди. - Хейз резко остановил свою болтовню и уставился на девушку. - Я говорю с тобой от лица одного русского. - Она сделала паузу. - Очень влиятельного человека, до которого дошёл слух о том, что ты хочешь продать порноактрису Кэтрин Войс по серой схеме.

Хейз совсем не ожидал такого поворота событий, он даже потерял дар речи.

- Так вот. - Продолжила Инесса. - Этот человек из России, просит тебя не делать этого, в подкрепление своей просьбы, он передаёт тебе документы Кэтрин Войс. - Инесса открыла портфель Морриса и стала поочерёдно доставать из него содержимое. - Вот паспорт, надо передать ей лично в руки, выписка из больницы, и конечно же деньги за неустойку, двести тысяч, по сотне за каждый месяц, всё как указанно в вашем с ней контракте. Мы надеемся, что все недоразумения улажены и Войс вскоре преступит к съемкам.

Хейз по-прежнему находился в ступоре от удивления, его удивлял даже не тот факт, что вместо дел о недвижимости ему пришлось выслушать предложение от какого-то русского мафиози, а больше всего удивлял факт, что это предложение озвучивала юная миниатюрная девушка, да к тому же в таком тоне, как будто это она сама и есть глава русской мафии.

Хейз по-прежнему молчал, не сумев собраться с мыслями, но Инессе его слова были и не нужны, она встала и вышла из его кабинета с такой же наглой лёгкостью, с которой и пришла. Она была уверена, что все проблемы Кэтрин улажены, но даже если Хейз вздумает дурить, то тогда Инесса навестит его снова, и тогда навряд ли та встреча окажется столь милодушной, как встреча, которая только что закончилась.

Вот так легко и просто решаются проблемы с плохими ребятами, на всё про всё ушло около часа, малышка Джейн даже не проснулась, когда Инесса вернулась обратно в номер.

Вечером Инесса набрала номер Кэтрин, та была сильно удивлена что Инесса нашла её номер, они договорились о встрече в районе Бронкс-парка. Кэтрин по началу на отрез отказалась встречаться, но потом всё же согласилась и назначила встречу в неприметном месте.

Этим вечером они сидели на лавочке втроем, точно так же, как сидели во дворике больницы, они долго и азартно вспоминали о деталях побега, местами у Кэтрин не хватало слов для описания своих эмоций и она переходила на русско-матерный язык, что бы во всех красках описать свои пережитые чувства. Инесса конечно не могла рассказать, как именно им удалось покинуть больницу, поэтому ей пришлось оперировать абстрактными ответами. Под поздний вечер, когда мимо их лавочки стали прохаживаться темнокожие прохожие сомнительного вида, подруги решили пойти по домам, Инесса звала Кэтрин пойти в приятное заведение и там продолжить общение, но та отказалась. Кэтрин находилась в депрессии которая не отпускала её со времён больницы, от этой депрессии не останется и следа когда она приступит к съемкам, только тогда она станет той самой Кэтрин, в которой загорится озорной огонёк и она станет счастлива.

- Катенька. - Уже на прощание сказала Инесса. - Держи нос выше, я отдала твои документы Хейзу, скоро ты приступишь к съемкам, надеюсь вскоре я тебя увижу на просторах интернета.

Инесса улыбнулась и на прощание добавила.

- Прощай. Я буду навещать тебя. - последняя фраза была сказана чуть слышно, поэтому Кэтрин не разобрала её слов.

На следующее утро Инесса с Джейн сели на поезд Нью-Йорк - Питтсбург, время в пути составляло около десяти часов, поэтому поезд должен прибыть в пункт назначения к восьми вечера, не совсем удобное время, к тому же весь день придётся просидеть в купе, но поезда в этом направлении отходят только утром, конечно можно было лететь самолётом, но у Инессы на руках находился портсигар с запрещённым веществом, а ещё она не любила самолёты, они сильно изматывали, утомляли, да и расстояния которые им требовалось преодолеть, были не столь значительными.

Во время пути Инесса подготовила Джейн к тому, что в Питтсбурге им придётся расстаться.

- На вокзале тебя будут встречать твои мама и папа, они заберут тебя домой.

- Но почему ты не хочешь ехать с нами?

- Твои родители так любят тебя, так по тебе скучают, зачем я буду мешать вам.

- Какие ты говоришь глупости Инесса, ты не можешь помешать нам.

- Моя милая Джейн, поверь мне, так будет лучше.

Джейн обиженно отвернулась к окну и замолчала.

- Ты чего-то боишься? - Спросила её Инесса.

- Я боюсь, что они снова появятся когда ты уйдёшь.

- Они больше не появятся Джейн, никогда.

- Откуда ты это можешь знать? Ты же знаешь, что я никогда не избавлюсь от этой болезни.

- Ты абсолютно здорова.

- Если я здорова, то почему тогда он здесь? - Джейн указала на 400, который сидел на верхней полке и вылизывал свою шёрстку.

"С ним действительно я не могу совладать". - Подумала Инесса. - "Кстати идеальное домашнее животное, не гадит не болеет, кормить не надо, нет шерсти и запаха кошатины, но эти доводы навряд ли удовлетворят девочку".

- Джейн, иди сюда, мне нужно сказать тебе что-то важное. Послушай. - Она приобняла Джейн за плечо. - То что я сейчас тебе скажу, настоящая правда, не думай, что я буду говорить тебе это ради того, что бы утешить, отнесись к этому серьёзно. Дело в том, что я всегда буду с тобой, потому что я твой ангел-хранитель, всю свою жизнь, ты будешь под моим присмотром, я буду оберегать тебя и любить.

Джейн подняла на неё глаза.

- Прошу тебя только об одном Джейн. - Продолжала Инесса. - Прошу жить так, чтобы я не разочаровалась в тебе, будь смелой и решительной девочкой, ты уже совсем скоро вырастешь, поэтому ставь перед собой самые высокие цели и не смотря ни на что, достигай их, я верю что ты объешься успеха в этой жизни, точно так же, как это сделала я. В моей жизни были принципы: не верь, не бойся, не проси, я была сильной и настырной, поэтому прожила яркую и достойную жизнь, не бойся ничего и иди до конца.

Инесса перевела взгляд на верхнюю полку.

- А что касается твоей болезни, то не думай об этом, знай что ты полностью здорова, единственное что осталось от твоей болезни так это только он. - Инесса указала на 400. - Я тоже его вижу, потому что он на самом деле существует для нас, но не существует для других, в мире протекают процессы, которые сложно объяснить, в общем... мир не так прост как кажется, поэтому если мы видим то, чего не видят другие, то это означает, что мы особенные, не такие как все, а этот кот, напоминание тебе об этом. Кстати не распространяйся что ты видишь его, не разговаривай с ним, иначе твои близкие будут считать тебя нездоровой и снова напомнят о болезни, а этого не в коем случае делать нельзя, я думаю, что кот со временем пропадёт, ты будешь взрослеть, твой детский придуманный мир, с его героями останется в детстве и всё будет хорошо.

_________________________________________________________

Со временем я смогла обходиться без помощи LSD, вход в подсистему был всегда для меня открыт, возможно это обусловлено тем, что я большую часть моей жизни нахожусь в другом мире. По ночам, когда Джейн засыпала, я занималась собой, но такой ритм жизни становился всё более невозможным, реальная жизнь тяготила меня.

Однажды я разыскала Пола Эванса, но он оказался не многословным, единственное, что он мне сказал, что такие как мы, делятся на две части, на тех кто выбирает дух, и на тех, кто выбирает материю. По его словам я выбрала дух. Больше он мне ничего не сказал, но оставил адрес той больницы на Кубе, где мне заменили тело. Завтра утром я буду там.

Гавана.

Ретро шевроле Bel Air черного цвета, подъехал к отелю на побережье Карибского моря, юркий кубинец шафёр, выбежал из машины и услужливо открыл заднюю дверь, из которой вышла Инесса. На её голове изящно красовалось сомбреро, широкий женский ремень стягивал её тонкую талию, а каблуки удлиняли её тонкие ножки, миниатюрная, хрупкая, грациозная.

Она подала кубинцу купюру и прошла в глубь отеля вдоль аллеи из пальм, в главное здание. На ресепшене девушка в белом халате, не говоря ни слова поставила на стойку регистрации Touch ID - сканер для отпечатков пальцев, Инесса приложила указательный палец и панель загорелась зелёным светом.

- Пройдёмте за мной, проговорила девушка в халате.

Они прошли в холл и зашли в открытые двери лифта, лифт стал погружаться, через минуту он остановился и они вышли на минус восьмом этаже. Там в одном из помещений, располагалась капсула на подобии горизонтального солярия. Инесса разделась, легла в капсулу и её естество погрузилось в гибернацию, отныне тело не станет отягощать её, но если ей когда-нибудь понадобится вернуться в реальный мир, она всегда сможет это сделать.

ХХХ

Сердце Шестьдесят Четвёртого билось по-прежнему ровно, но удары сокращения сердечной мышцы становились мощнее, по телу пробежала мелкая дрожь. На мостике, где он находился, все буквально замерли, стояла гробовая тишина, люди понимали, что вот-вот начнётся исторический момент, который изменит жизнь человечества на до и после.

И вот этот момент настал, громогласно прозвучал сигнал сирены, а где-то в недрах спутника, стал набирать обороты глухой гул, под ногами ощущалась вибрация.

Все транспортные шлюзы и торпедные отсеки Луны открылись, и из них огромным роем стали вылетать боевые дроны, истребители, спутники связи, крылатые ракеты и десантные корабли. Гусеничные эшелоны луноходов выезжали на грунт спутника и развёртывали комплексы антенного оборудования для волнового подавления и контр волнового удара. Сама Луна начала движение по сближению к планете, тем самым оказывая гравитационное воздействие, с целью нарушая магнитного поля Нибии.

Военные Нибии и пояса девяти лун, поднятые по тревоге, занимали свои оборонительные позиции, но было уже поздно, военные сильно проигрывали во времени, поэтому половина военной инфраструктуры, оказалась уничтожена без какого либо сопротивления. Первая волна атаки оказалась настолько мощной, что противоракетная оборона не могла охватить полного количества целей и была уничтожена в ходе первых боёв, за считанные часы. Транспортные корабли беспрепятственно приземлялись на Нибии, солдаты и боевые роботы приступили к захвату намеченных целей. Боевые роботы Нибии вступили в ожесточённый бой, в котором даже добились преимущества и весь Лунный десант навряд ли смог продержаться больше двух часов, как вторая волна атаки с воздуха, нанесла сокрушительный удар по позициям планеты. Бои длились всего три дня и сопротивлению несомненно удалась эта военная операция, десятилетия подготовки и фактор внезапности привели к успеху, боевые задачи выполнялись согласно намеченному плану.

Когда стало ясно, что Нибия не устоит перед натиском захватчиков, система перешла на менее мощный компьютер Усона и запустила процесс самоуничтожения основного компьютера и всех серверов на Нибии, поэтому задача сопротивления по захвату вычислительной техники, программ, алгоритмов и баз данных, не увенчалась успехом, но изначально шансы на эту операцию были ничтожно малы.

Если бои на планете практически прекратились в течении трёх дней, то девять лун не переставали сражаться. Всё мощное оружие сосредоточено именно на поясе лун, по причине безопасности, на Нибии не было оружия массового поражения, поэтому основная битва протекала на орбите, где заряды ядерного оружия сотрясали космос. Благо атмосфера Нибии была достаточно плотной и последствия распада частиц на единственной планете обладающей собственной флорой и фауной не ощущались, мощное магнитное поле планеты полностью отражало потоки радиации.

Девять лун пришли в движение и с боем стали прорываться в сторону Фрадии и Усона, но выйти из орбиты Нибии удалось лишь трём из них, самые большие луны, не смотря на ядерные взрывы огромной мощности, стойко держали удар и продолжали своё движение вперёд, удаляясь от планеты всё дальше и дальше.

Сопротивление победило в битве за Нубию, но в ходе этой битвы произошло самое страшное - система перед переходом на другой компьютер, зачистила всё население планеты, миллиард Нубийцев погибло в страшных муках от ультразвуковых волн, сигнал которых исходил прямо из чипов в их голове, люди часами корчились от боли, а потом умирали от кровоизлияния мозга. Больше всего повезло нубийцам, которые попали под действие бомб электромагнитного импульса, но таких оказалось совсем не много, потому что атаке подвергались лишь объекты военной инфраструктуры и компьютеры системы, разчипировать удалось лишь тех, кто находился в непосредственной близости к таким объектам, но и после разчипирования основная масса таких людей погибла в результате перекрёстных боёв. Позже было подсчитано, что выжить удалось всего пяти тысячам нубийцев, из одного миллиарда.

Геноцид системы против планеты Нибии послужил главным доказательством безчеловечности системы и пренебрежением главного принципа условий работы искусственного интеллекта, а именно "жизнь человека первична и является главной ценностью перед кибернетической системой". Сопротивление допускало такой ход развития событий, не смотря на то, что вероятность геноцида была не велика, всё произошло очень быстро, третья волна атаки с воздуха предполагала бомбардировку всех густо населённых районов импульсными бомбами, но в такой атаке уже не было необходимости, система быстро просчитала варианты на захват планеты и мгновенно уничтожила всё, что могла уничтожить. Помимо главного компьютера и населения, система вывела из строя все инженерные объекты жизнедеятельности, поэтому новым обитателям планеты придется потратить, как минимум сотню лет, что бы создать и обустроить новое общество.

После боёв за Нубию сопротивление существенно улучшило своё положение, главная цель достигнута - самый мощный компьютер системы уничтожен, базы данных содержащие последние версии диконсценции уничтожены, родная планета всего человечества освобождена. Только не смотря на успех военной операции, нечипированные по-прежнему находилось в уязвимом положении - система не уничтожена полностью, на Фрадии и Усоне имеется главная движущая сила способная заставить работать миллиарды людей - диконсценция, у сопротивления такой силы не имелось, и не появится ещё не одну сотню лет, точно так же, как не появятся миллиарды людей, так необходимые для развития главных направлений общества. Система просчитав шанцы захватчиков с лёгкостью отдала Нибию в руки врага, понимая что вскоре Фрадия и Усон нанесут ответный удар и планета вернётся обратно.

У сопротивления сохранялось преимущество во времени и сохранялась боеготовая армия, которая после боя за Нибию не понесла значительного урона, но требовала пополнения новых ракет и зарядов. На военном совете обсуждался вопрос об атаке на Усон, что бы окончательно победить или достойно погибнуть в бою, но такой вариант совет отклонил за имением наименьшей вероятности на успешный исход сражения, так как за время полёта к Усону, тот накопит значительное количество сил для отпора и контр удара, в результате которого сопротивление окончательно будет уничтожено.

У нечипированных оставалась лишь надежда на то, что на Фрадии и Усоне зародились очаги сопротивления, как это произошло на XQ17/18. За три дня боёв, система подвергалась не только волновому подавлению сигналов, но и воздействию вредоносных программ, сопротивление внедрило в систему множество вирусов перед атакой, что неминуемо привело к сбоям в системе на время боевых действий. Вся энергия системы была сосредоточена на отражение хакерских и военных атак, поэтому можно с уверенностью говорить, что пять миллиардов жителей Фрадии и Усона, не получали или недополучали свои привычные сеансы диконсценции, как минимум три дня. На тех дальних планетах, всё это время творился хаос, люди прибывали в смятении, в неведенье и страхе. С первых минут боя, на Фрадию и Усон, нечипированные отправили по всем источникам связи манифест, в котором все могли узнать кто они такие, за что воюют, к чему стремятся и чего хотят от прогрессивного человечества, в манифесте прилагались доказательства геноцида на XQ17/18, а уже после окончания боёв, доказательства геноцида на Нибии, правда последние сигнала навряд ли свободно доходили до далёких планет. Антенное оборудование использовавшееся для боёв за Нибию, развернули в сторону двух враждебных планет и рупор пропаганды непрестанно посылал сигналы с призывами о восстании и руководством к действию направленных против системы.

Прошло множество лет, в ожидании ответных сигналов с Фрадии и Усона, но источники связи молчали, молчали как враги, так и предполагаемые очаги сопротивления. Ожидаемый ответный удар не последовал и процветающая Нибия накопила достаточные силы не только для обороны, но и для активных боевых действий за пределами орбиты.

Подозрительное поведение двух системных планет свидетельствовало о том, что на Фрадии и Усоне произошли загадочные перемены. Между планетами не было связи, на поверхности планет незамечено никакой активности, искусственные спутники передвигались не меняя своих координат, а новых спутников не замечено за несколько десятков лет. Помимо этого, свидетельством проблем на Фрадии и Усоне послужил тот факт, что прорвавшиеся Луны из пояса Нибии, не замедляя хода пролетели мимо планет и ушли в открытый космос, эти естественные спутники были настолько ценны в военном плане, что система не могла просто так пожертвовать тремя управляемыми телами огромной массы, всё это вселяло позитивные надежды на исход войны с системой.

Не смотря на благоприятные данные разведки, нубийцы не спешили отправлять космический флот на покорение планет, по-прежнему оставалось опасение, что подобное затишье, могло быть хитрой уловкой, возможно там, в глубинах планет система создаёт оружие уникальной силы, способное в пух и прах уничтожить враждебную армию.

Только через три сотни лет, со дня сражения за Нибию, к планетам отправился флот из шести лун, разгадка событий на Фрадии и Усоне близилась к точке кульминации.

Проделав путь в тысячи световых лет, Луны беспрепятственно заняли орбиты планет, одна Луна приготовилась к бою с Фрадией, другие пять взяли в окружение огромный Усон. На системных планетах совершенно не было никаких признаков подготовки к отражению атак нибийцев, ни одна ракета не была выпущена в их стороны, ни одна антенна не изменила своего положения, всё было мертво. Началась фаза вторжения и тогда всем стало ясно, что всё было мертво на самом деле, многочисленные скелеты в недрах планеты свидетельствовали о том, что система уничтожила триста лет назад не только нубийцев, но и всех жителей Фрадии и Усона.

Военные обходили одно плато за другим и везде видели ужасающую картину смерти, в ходе осмотра нашлось одно место под искусственным солнцем, где благоухала природа, не было видно следов запустения, а трупы были свежими, как потом выяснилось люди живущие на этом плато приняли яд перед вторжением нубийцев на Усон. Видимо эти люди не желали сдаваться в плен и совершили массовое убийство.

Расследование выяснило, что же случилось на Фрадии и Усоне триста лет тому назад.

Так называемая Великая система, она же искусственный интеллект обладающий собственным уникальным матричным миром, никогда не служила людям. Вернее система служила людям, но людьми считался определённый, сугубо ограниченный класс представителей разумной расы. Все двуногие, разумные человеки не входящие в этот класс, не могли расцениваться системой как люди, поэтому в отношении таких особей не действовали такие правила как "не убей", "не навреди", эти правила относились только привилегированному классу.

История в очередной раз повторилась, всё оказалось банально и дико.

Когда-то давным-давно, когда ITтишники свергли масонов и установили новый господствующий порядок, новые хозяева, стоявшие у истоков системы, заложили главные принципы работы искусственного интеллекта, согласно которым людьми на земле признавались только собственники компании которая создала диконсценцию, всем остальным было присвоено понятие "разумная биологическая единица" являющаяся элементом системы, поэтому все чипированые люди оказались собственностью компании. Во все времена, человек находившийся в чьей либо собственности, признавался просто напросто рабом. История повторилась, рабство преследует людей в прошлом, настоящем и бедующем, любая революция на деле, оказывается банальной сменой собственника, а человек никогда не будет человеком, даже если это ему так кажется, человек или вернее разумная биологическая единица, навсегда останется собственностью у которого есть хозяин.

ITтишники на деле оказались точно такими же масонами, передать систему в руки человечества они никогда не собирались, эти подонки возомнили себя самыми ценными представителями человечества и богами созданного виртуального мира, именно они всегда находились за кулисами жизни, именно они держали руку на пульсе системы и вместе с ней руководили ключевыми решениями. Со временем, когда искусственный интеллект стал в разы превосходить интеллект ITтишников, система фактически вышла из под контроля, становилось сложнее продвигать свои концепции развития и в один прекрасный момент ITтишники смерились с своей безучастной ролью и перешли в статус наблюдателя, но доступ к корневым файлам системы у них был и это единственное, что могло отличать их, от тех, кого они прозвали "разумная биологическая единица".

Сопротивление начало свою войну с системой, но для системы всё происходящее было не войной, а заражением благоприятной среды, в которой правил искусственный интеллект, поэтому когда началась война, система просчитав варианты, выбрала самый оптимальный, а именно зачистить весь человеческий вид, так было проще не распространить заразу, не дать ей проявить себя на новых территориях, тем самым сократив расстояние между системой и эпидемией. Тогда, триста лет назад, система зачистила всех чипированых и на Усоне, остались лишь представители клана ITтишников, которые являлись неприкасаемыми даже для самой Великой системы.

Конечно, система рассчитывала репродуктировать новый вид чипированых, на Усоне всё необходимое для этой процедуры имелось в полном объёме, через двадцать, максимум тридцать лет, всё население Усона достигло бы прежней численности и тогда, это новое, чистое население подготовится к войне и нанесёт ответный удар по примитивным существам на Нибии, которые не обладают таким вселенским прогрессом как диконсценция.

Но именно диконсценция и привела к гибели системы, ITтишники плотно сидевшие на диконсценции как наркоман на игле, погрузились в отчаянье, когда лишились последней версии виртуального мира, предыдущая версия многих не вставляла и они утратили интерес к жизни. Это для нового поколения не знавшего последней версии диконсценции, всё было по кайфу, они не могли сравнивать до и после, а вот ITтишники такое сравнение имели. Класс привилегированных на протяжении тысячи лет не имел реального влияния на судьбу человечества, они всё больше прибывали в мире виртуальном, отдаляясь от мира реального, поэтому за это долгое время, во многих из них пробуждались признаки человечности, они всё менее становились похожи на потомков победивших масонов, и перенявших стиль масонской жизни. Лишившись последней версии диконсценции, ITтишники снова погрузились в реальный мир, в котором за долгое время они ощутили себя теми, кем они являлись, а именно жалкими людишками, которые в один момент утратили своё влияние и полностью отдались в руки системы.

После ужасов глобального геноцида и под влиянием пропаганды исходящей с Нибии, на главном плато, где проживала самая элита неприкасаемых, возник заговор, в результате которого корневые файлы великой системы подверглись форматированию, а позже, через несколько лет, прозревшим людям удалось уничтожить все базы данных, эра диконсценции существовавшая тысячи лет пала.

Бывшие потомки ITтишников не спешили сообщать сопротивлению Нибии, что столь ненавистная для них система уничтожена, так как они знали из истории, что победивших масонов заточили в самые секретные тюрьмы вселенной и пытали миллиарды виртуальных лет самыми жестокими пытками, они не исключали, что подобное может произойти с ними, поэтому приняли решение жить на Усоне до того момента, пока на его землю не вступит нога нибийца, а когда этот момент настал, то ни с честью встретили этот день и благородно приняли порцию яда.

Шестьдесят Четвёртый после битвы за Нубию активно участвовал в создании нового мира, но через двадцать лет, его изношенные клетки организма стали стремительно стареть и гибнуть, он умер на родной планете в полной уверенности, что прожил самую счастливую жизнь, наполненную самыми необыкновенными приключениями, в которых были необычайно интересные персонажи.

За время его полёта к орбите Нибии, он прожил тысячу лет диконсценции, прежде чем система перестала существовать, за это время он прожил не только жизнь Инессы и Рамы, но и множество жизней после них.

Надеюсь что Вам было интересно, приглашаю всех посетить мой сайт murzin.ml


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Эльденберт "Парящая для дракона"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"