Щербаков Дмитрий Анатольевич: другие произведения.

На развилках St

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Они прибыли СЮДА, а потом наши отправились ТУДА. Ну и соответственно...

   Дмитрий Щербаков
  На развилках ST.
  (где S-пространство, а T-время)
  
  
  Как началось продолжение
  
  
  
  
   -Ошиблись номером?
   - Номер - то правильный, я ошиблась планетой...
   (Колин Гринленд "Вернуть Изобилие")
  
   Вечность? Единица времени.
   Станислав Ежи Лец.
  
  Единственный способ определить
   границы возможного - выйти за эти границы.
  Артур Кларк.
  
  
  1 КНИГА
  Содержание
  
  
  
  
  Глава 1 Пол Ланс......................................................стр.3
  Глава 2 Мейс.............................................................стр.22
  Глава 3 Алайна..........................................................стр.42
  Глава 5 Тана...........................................................стр.58
  Глава 6 Ник................................................стр.98
  Глава 7 Вершитель....................................................стр.130
  Глава 8 Далекое эхо Трансильвании ...................стр.168
   Интермеццо Љ1 стр.234
  Глава 9 По долинам и по взгорьям.....................стр.237
   Интермеццо Љ 2 стр. 315
  
  
  
  ГЛАВА 1
  Пол Ланс.
  (за 5 дней до извлечения)
  
  Дайте мне точку опоры,
  и я вам всем с нее накостыляю...
  
   Жизнь разумного существа представляется мне схожей с азбукой Морзе - сплошные точки-тире. Точки являют собой знаменательные, запоминающиеся события нашей жизни, или череду событий, что-то оставляющее след в душе, и что вспоминается впоследствии без каких-либо внутренних усилий. Тире - промежуток между этими событиями, наполненный повседневной рутиной, бытовыми хлопотами и ничегонеделанием, одним словом, смазанное восприятие реальности.
  Вот так и движемся - точки - тире - точки. Вспышка - затухание, движение-остановка. Точка-покой, волна-забвение, жизнь-смерть. Никто не знает где ему лучше, в точке или тире. Каждый сам выбирает под себя.
  Были у меня и времена всплеска и моменты затишья. Но такой точки еще не было...
  
  
  ...................................................................................
  
  
  Оранжевый город, благополучно расположившийся в излучине реки, всем своим видом внушал спокойствие и уют. Ага, как же...
  Не успел я переступить городские врата, как на меня набросили сеть, врезали по затылку чем-то тяжелым, вдобавок напинав под ребра.
  Очнулся не скоро. Голова трещит как транхайский бубен, в который лупят скоморохи на ярмарке в Гуэльзе, что на Арлатанге. Эх, Арлатанг... Словно зацепившись за знакомое слово мозг выдает серию картинок, пытаясь настроить организм на лирический лад.
  Перед глазами, вызывая семантические ассоциации, проплывает небо, темное даже в полдень, ветер, беспрепятственно расчесывающий буйные травы бескрайних степей, осторожно холодит кожу.
  Продолжая психологические перверсии в наведении мостов - от поверхностного в глубь - набегают сладкие воспоминания. С чего-то вспоминаются узкие мощеные улочки Гуэльза, извилистые переулки с массой забегаловок, тенистые террасы балконов, выходящие на море. А за чертой города пологие холмы напоминают о некогда грандиозных горных хребтах, обратившихся в пыль руин, похоронивших под слоем осадочных пород дивные города, уже процветающие в те времена, когда волосатые и низколобые homo erektus на соседней планете вовсю буцкали саблезубых хищников...
  Покой и бесконечность... Покачиваясь на волнах памяти, замечаю, что начинает тошнить. Попытался привстать, кряхтя, как нагруженный мул. Перед глазами заплясали разноцветные мушки и радужные круги. В голове что-то зашумело и забулькало.
  С третьей попытки удается подняться на ноги. Проморгавшись, привалился к стене. Бр-р, стена мокрая, склизкая - рубаха тотчас же пропитывается вонючей гадостью. Повел носом - воздух сперт, вовсю несет перепрелым сеном и навозом.
  Подземелье или подвал, проносится в голове. Ладно, разберемся.
  Делаю шаг и возвращаюсь в исходную точку, читай, валюсь на пол. Не понял... А-а, ну конечно, конечности то связаны. Пошевелил руками - странно, а эти свободны. Идиоты, кто же так связывает пленников...
  Почему-то новый статус сомнений не вызывает.
  Покончить с путами на ногах дело нескольких минут. Доковыляв до окна (маленькая фрамуга на уровне глаз, но прутья толщиной в руку), пытаюсь глотнуть свежего воздуха. Право слово, дамы и господа - животворный эликсир.
  Тем временем завечерело, вон и звезды повылазили. Н-да, а небо то не наше... Где Гончие, Вонючка Енот и Бегущая судорога?
  Куда, Мара меня забери, я вообще угодил?
  ...................................
   ...-поэтому ты признан виновным, пришелец! Что имеешь сказать в свое оправдание?
  Пытаюсь сфокусировать глаза на говорившем, честно уловить хоть одну связную мысль. Я и в мыслях не держу, что после того, как меня шандарахнули по голове, никогда не смогу логически мыслить. Остается один вариант - пытаются втюхать какую-то беспросветную муть.
  Потряс головой, нет, булькать и перекатываться перестало еще вчера, на помутнение рассудка не спишешь.
  Пробовал представить, что нахожусь в цирке, эдакой жуткой пародии вселенского маразма.
  Первые два дня. Не помогает...
  В принципе все бы ничего, но эти клоуны твердо решили меня умертвить.
  -Господа, - вздыхаю я, - уже неоднократно Вам, твердолобым, пытаюсь объяснить, что не ничего такого, что мне инкриминируют, не предпринимал. Злого умысла не имел, шел себе мимо...
  -Это не существенное замечание, - перебивает председательствующий, отмахиваясь рукой. - Давай по сути дела...
  
  ............................................................................................................
  А что было?
  А вышло все очень банально.
  ............................................................................................................
  
  Меня вывернуло из темпоральной спирали как раз на окраине этого богами забытого города. Черт, даже не знаю, в какое Измерение попал. Сей конфуз произошел настолько быстро, что прочитать защитные мантры не успел, и все из-за этого полоумного Чарльза. Надо же додуматься - зачитать вслух "Изгнание мошенника"! Подумаешь - выиграл пять партий подряд с флеш-роялем, и что? Разве это повод заподозрить в нечестной игре?
  Кто из нас господа не мошенник, хоть в малой степени? Защита сработала, как положено - вышвырнуло обоих из Измерения, от греха подальше. Ладно, хоть жив, остался, а вот куда бедолагу отнесло RE-волной - это еще вопрос...
  Особо я не переживал, попадал ранее не в такие переделки, как говорится - не до жиру, быть бы живу. Жалко, только начал обживаться...
  А город манил оранжевым светом. День завалился в послеобед, ночевать под стенами не улыбалось никак. Отряхнувшись от песка, надо же - угодил как раз на пляж, побрел в сторону города. Кто знает, может, найдется сердобольная горожанка, которая приютит, обогреет бедного путника.
  Если бы знать, чем это закончится, удирал бы со всех ног из этого места.
  Еще издалека приметил огромную толпу народу, расположившуюся под центральными воротами в город. За несколько сотен метров слышен рев домашние животных, навьюченных огромными тюками. Пестрые шатры призывно хлопают створками проемов, многочисленные лотки и столики ломятся от обилия съестного, сувениров и одежи. За палатками высятся горы мусора, щедро перемежавшиеся грудами разломанных коробов и бытовых отходов. А гвалт такой, что хочется невольно прикрыть уши. Одним словом, нормальная картина затянувшегося базара.
  Я брел неторопливо, вдыхая чистый воздух. Навскидку конец лета - начало ранней осени (если правильно разобрался в их временах года.). Песок методично хрустит под каблуками, с каждым шагом приближая меня к странной толпе. Издалека прошелся взглядом по лицам и одеждам горожан. Маскироваться не придется - hom-ы всех немыслимых раскрасок и наций, какие-то невыносимые переплетения цветов и одеяний, с непривычки режущие глаз. Скользнув взором по собственной одежде, отметил, что ничем не отличаюсь от присутствующих - стандартные брюки, рубашка с длинными рукавами, на ногах полуботинки военного образца.
  Уже занес ногу на брусчатку, как чуть не был отброшен в сторону ватагой сорванцов. Ловко обойдя препятствие в виде меня, они, радостно щебеча и азартно посмеиваясь, унеслись дальше. У каждого в руке торчала конфета в яркой упаковке. Я покрутил головой, пытаясь выяснить источник их радости.
  А-а, ну конечно... Буквально в нескольких метрах от меня, из-за шатра с белыми полосами на зеленом фоне, выскочил хозяин лотка.
  -Куда они побежали? - рявкнул он, сотрясая воздух пудовыми кулаками. Глубоко посаженные глаза зло сверкнули из-под кустистых бровей.
  Не люблю хамов - ни здрасте тебе, ни до свиданья.
  -Туда, - ткнул пальцем я в противоположном направлении.
  Отодвинув меня, словно коробку, продавец припустил по следу.
  Кстати, вполне позитивный момент - первый контакт прошел успешно. Я понял туземца, а он не удивился моему облику.
  Великая вещь - автоматическая настройка на Измерение. Хорошо командир в свое время настоял на постоянной прошивке, сколько раз выручала.
  И решительно отведя полог, вступил на площадь.
  ..........................................................................................
  
  С деньгами сложнее - разные миры, разная и валюта. Даже если брать с собой по одной монете на каждое Измерение, получится несколько тонн. Так много миров. И еще больше видов денег. Именно с этой целью и образована единая система денежных ценностей. Вся твоя наличность в момент перехода, автоматически трансформируется в эквивалентную сумму местной валюты. Удобно, что не говори, и менялам кислород прикрыт.
  Побренчав в кармане выигрышем, достал одну монетку. Н-да, hom-ы ничего нового не придумали. На аверсе мужской профиль с ястребиным носом, голова в венке, а на реверсе номинал - 98 нтягов. Интересный здесь масштаб цен. Сознание подсказало - неплохо. Почти месячный доход среднего горожанина. Интересно, разменяют ли мне хоть одну нтягу продавцы пирожков?
  А толпа шумела, текла вокруг меня. Базар дышал, словно живой. В палатке напротив оживленно кричали, размахивая конечностями, игроки в карты. Справа удобно расположился игровой аттракцион. Увлеченные hom-ы с азартом катали тяжелые шары, сбивая кегли. Слева, полог настежь, работала рюмочная. Народ дефелировал из одного шатра в другой с завидной регулярностью. Двое homо-в, утратив стыд, справляли малую нужду на какой-то памятник. Еще трое мутузили друг друга с упоением и бесшабашностью.
  Со всех сторон носа касались умопомрачительные запахи стряпни. Желудок призывно заурчал, напоминая, что не ел с утра. Когда масть идет, о пище думать как-то не с руки. Мозг еще взвешивал обдуманность поступков, а ноги сами развернулись в сторону чебуречной. Но, не сделав и нескольких шагов, заметил неладное. С противоположной от места моего появления стороны, раздались крики, и базар пришел в движение. Как подкошенные, hom-ы начали падать ниц, отползая от центрального проспекта, уступая дорогу.
  Из вертикально застывших в немом изумлении, остался я один. Из-за больших шатров вылетела на полной скорости черная карета. Взгляд прикипел к существам, впряженным в нее. Эдакая помесь ящериц и собак, но размером с хорошую лошадь. Псевдо-ящеры щелкая зубами, передвигались достаточно и вскоре достигли меня. Свистнул хлыст, карета остановилась как вкопанная.
  Что-либо кардинально предпринимать уже поздно. Да и не люблю я валяться на земле.
  А дальше началось форменное безобразие и непонятность. Значит, стоя я себе, мыслю о горячей пище, а у кареты откидывается занавеска, из окна высовывается костлявая морщинистая рука и указывает перстом прямо на меня. Ненавижу императивные жесты, никогда не знаешь чего ждать дальше.
  -Но-но, - пробормотал я, невольно отшатываясь назад. - Бабуля, только без рук.
  И словно подтверждая мои предположения, рука решительно отдергивает шторку и взору предстает разгневанная физиономия древней бабки. Крючковатый нос нависает над тонким ртом, скошенным в злобной гримасе, маленькие глазки по-змеиному, с прищуром прожигают пространство. Хаотично бегающий взгляд, наконец, упирается в меня, вычленяя из сотни homo-в. Еще бы, из всех присутствующих только я один продолжаю стоять истуканом, остальные методично продолжают изучать жизнедеятельность кротов.
  Что-то неуловимо меняется в лице старушенции, нижняя челюсть отваливается в немом изумлении, глаза становятся размером с блюдце.
  Я сказал - в немом? Поспешил, каюсь. По ушам резанул каркающий и одновременно булькающий вопль, словно баронесса визжала, набрав в рот воды.
  Инстинктивно дернулся и чтобы не упасть выкидываю левую руку в бок. Слава богам, ухватился за что-то твердое. Краем глаза цепляю невысокий постамент, на котором вознеслось вверх чудо архитектурного дизайна - абстрактная скульптура человека-паука, раскрашенная в жутчайший розовый цвет. Хотя, розовый, скорее всего, был изначально, сейчас же, только узкие полоски цвета пробиваются сквозь маленькие щелочки. Остальное погребено под слоем пыли, грязи и прилепленных объявлений.
  Спайдермен издал низкий звук, памятник слегка покачнулся, но устоял на месте. Пацан напротив, первым вонзивший лоб в землю, осторожно поднял сопливую физиономию, уставился на меня мутными глазками и напрягся. По детскому лицу читается, как мучительно протекает мыслительный процесс в маленькой голове. Что бы успокоить местного обитателя подмигиваю ему, улыбаюсь самой обворожительной улыбкой. Но глаза мальчонки суетливо перебегают с моей улыбки на руку, что мертвой хваткой вцепилась в постамент, пытаясь удержать равновесие. И в ту же секунду паренек издает дикий вопль, не переставая показывать на меня рукой, уносится вдоль расположившихся в колонны коленопреклоненных homo-в.
  Шторка в карете задергивается. Короткий свист хлыста, животные взбрыкивают и резво рвут с места. Из удаляющейся кареты доносится демонический хохот старухи.
  -Не понял... - растерянно обвожу взглядом лица, начавших подниматься homo-в.
  А где-то далеко впереди не прекращается ни на мгновенье вопль мальчугана. Через минуту площадь перед воротами гудит как гигантский улей с пчелами-убийцами.
  Интересно, всегда считал, что моя улыбка действует как - то иначе. Ну, по крайней мере, на детей...
  -Чужак, чужак... - несется со всех сторон. - Попрал законы города... прикоснулся к святыне... осквернил...
  Резко отдергиваю руку от памятника, словно обжегшись, прячу в карман брюк. Секунду подумав, отправляю вторую в соседний. И отскакиваю от памятника, полосуя толпу взглядом.
  Но народ хватал сумки, свертки, телеги, и несся к воротам что есть мочи, сталкиваясь и толкая друг друга. Кого-то уже втоптали в землю, кого-то вышвырнуло за фарватер толпы, дети плачут и визжат, потеряв родителей. Дурдом, одним словом.
  Ко мне, раздвигая могучими плечами толпу, словно медведи среди своры собак, бегут два огромных стражника, бренча своей утварью. Лицо одного пылает ненавистью, зато второй улыбается во всю ширь рта, демонстрируя, по крайней мере, зубов 50.
  Я на всякий случай поднимаю руки вверх, ладонями к ним и смущенно улыбаясь (кто знает, как прореагируют эти жлобы на улыбку - хватит, один раз попробовал), говорю:
  -Ребята, я не местный, ничего дурного не хотел, мне бы просто войти в город да заночевать...
  Одновременно с этим, принимаю боевую стойку (на всякий случай), правую ногу чуть отставляю назад, распределив тяжесть тела. Напрасно. Амбалы, запыхавшись, приблизились ко мне на расстояние копья, остановились.
  -Не местный? - тяжело дыша, спрашивает один.
  -Не-а, - качнул головой я.
  -Вот и чудненько, - они переглядываются и, как мне кажется, успевают перемигнуться.
  -А что, с этим у Вас какие-то проблемы? - я настораживаюсь.
  -Да все в порядке, - они уже убрали копья, один обнимает меня за плечо, словно заботливая мать, увлекая в сторону ворот. - Небось, устал с дороги, помыться не мешало да подкрепиться, не так ли? - дыша перегаром, сипит в ухо.
  -Вообще - то не плохо, - стараясь не дышать его выхлопом, отворачивая голову в сторону, отвечаю я, осознав, что так и не дошел до съестного.
  -У нас такой обычай, - поясняет второй, что шел чуть впереди, то и дело, погоняя отставших от основной толпы, людей. - Мы всегда рады гостям.
  -Да-а? - недоверчиво протянул я. - Никогда бы не подумал. Особенно когда в тебя тычат костлявой рукой...
  -Ты про баронессу Елловскую? - хохотнул первый. - Радоваться должен, что на тебя упал указующий перст ее сиятельства. Отметили тебя, стало быть.
  -А что они так несутся? - интересуюсь я, кивая в сторону homo-в.
  Действительно, к воротам подбегали уже последние горстки, дико озирались, радостно крича.
  -Старый обычай. В начале осени всегда празднуем приход Багряной Листвянницы. Венценосная особа выбирает жерт... hom-а, что будет открывать начало гуляний. Главного ведущего праздника, - ухмыляется тот, что держит меня за плечо. Я пытался, было ослабить хватку, но пальцы впиваются все сильнее. Ладно, решаю, посмотрим, что дальше. В конце концов, захотели бы убить - не стали тянуть и разыгрывать комедию.
  -Да, - протянул я, глядя по сторонам, - разные люди, разные обычаи.
  -Во-во, - оживляется второй. - Что поделаешь, обычай древний, предками выношенный. А раньше, знаешь, сколько желающих открывать гуляния было, у-у, - махнул рукой, дескать, не протолкнешься. - И состязания устраивали, и взятками пытались откупи... в ведущие пролезть.
  -А потом правитель Кадранг решил - пусть указующий перст благородной дамы укажет виновного, в плане отвественного, - вторил второй. - И как отрезало. Не, все-таки мудр Кадранг, не зря памятник отгрохали.
  -Так это... - обернулся я к розовому спайдермену.
  -Кадранг, - подтвердил мои худшие опасения страж. - Мудрый повелитель Лионда. Заступник обиженных и отверженных.
  И все же что-то здесь не так. Слишком наигранно ведут себя стражники, слишком гладко выходит. А народ тем временем уже вбежал в город, но к моему удивлению не поспешил, почему-то по домам, а столпившись прямо за воротами, глазеет на нас, корча гримасы.
  -Домой-то не спешат, - указал я сопровождающим.
  -Дык, хотят порадоваться, преподнести подарки, - успокоил один из них.
  -Подарки? - с волнением переспросил я. Надо признаться, ничто меня не страшит в жизни больше неожиданных сюрпризов. Поэтому так и задергался.
  -Ну да, - кивнул тот, что шел спереди. - Цветы там, да фрукты.
  -Ну-ну, - готовясь к недоброму, пробурчал я.
  Так неторопливо и добрели до ворот. Ботинки начерпали песка, я остановился, чтобы выбить. Стражники внезапно занервничали.
  -Ты это чего встал? - хмуро спросил "напарник", однако руку с плеча снял.
  -Песок набился, выбить надо, - отвечаю, балансируя на одной ноге.
  Выбивая второй ботинок, скосил глаза на притихшую разом толпу за воротами. Нom-ы настороженно следили за моими движениями, улыбки погасли, повисла тишина. Допрыгался, проносится в голове. Выпрямляюсь, обводя окрестности взглядом. Кое-кто прячет глаза, кто-то смущенно улыбается, а кто-то, затаивши дыхание, смотрит за развитием событий.
  -Что-то передумал я ночевать у Вас, - говорю, театрально улыбаясь, - спасибо конечно, за гостеприимство и все такое...
  Стражник, что ранее держал меня за плечо, аж зеленеет, вцепился в руку, словно в горячечном бреду.
  -Не уберешь грабли, оторву вместе с башкой, - сквозь зубы цежу я, не переставая улыбаться. От неожиданности схватка ослабевает, но рука так и не покидает тело.
  Первый страж уже вошел в город, обернувшись, смотрит на нас, медленно вытягивая меч из поясной петли.
  -Да ты пойми, глупый..., - конвоир не договорив, обхватив меня рукой, с силой толкнает в спину. От неожиданности влетаю в ворота. В тот же момент на меня падает сеть, я получаю удар по затылку, от которого сыпет из глаз целым созвездием. Последнее что запомнил, так это восторженный рев толпы, летящие в меня фрукты, да удары под ребра. Что ж, теряя сознание, проносится мысль, хоть в одном не соврали, фруктов действительно много....
  Свет меркнет, здравствуй отключка.
  .......................................................................................
  
  -А что, кормить пленников у Вас не принято? - хмуро интересуюсь у вошедшего.
  Я уже мог передвигаться и выяснил, что темница представляет собой обычный полуподвал, метров шесть в длину, столько же в ширину. В одной стене располагается массивная дверь, (разумеется, запертая с ненужной стороны), через которую и вошел рослый охранник.
  -Почему? - удивляется тот, - вот пожрать тебе принес.
  Кинул в сторону корзину с фруктами. Я горестно вздохнул - ну любят у них фрукты и все тут.
  -А повесомее ничего нет? - попинал носком ботинка корзину. - Мяса кусок, да вина глоток?
  Собеседник ржет так, что чуть не обрушивает свод камеры. Хрюкает, утирая слезы, повизгивая от восторга. Видя, что это надолго, я осторожно присел около корзины, выбрал плод посочнее, напоминающий грушу, принялся жевать, настороженно следя за охранником.
  -Ну, ты и сказанул, - он отсмеялся, а теперь только похрюкивает, - мяса... Да мы сами его не видим уже несколько лет.
  -Оно и видно, - киваю я, - на дрожжах так разнесло?
  Тюремщик действительно выглядит эдаким профессиональным бодибилдером. Широченная грудь, плечи как два узловатых бревна, кубы пресса на животе. А шею, наверное, можно обхватить только двумя руками.
  -Это наследственное, - страж осмотрел свое тело, как мне показалось даже с удивлением, мол, как это угораздило. - Видел бы моего деда, вот тот здоров, а я так, средненький.
  -Ладно, - я уже дожевал третью грушу, честно говоря, больше не лезло, какие-то они питательные оказались. - Ты мне лучше скажи, за каким лешим меня сюда притащили?
  -Лешим? - выпучил глаза страж.
  -Оборот речи, - бросил я.
  -А-а, - протянул он. - Так это, судить тебя будут.
   Теперь у меня чуть глаза не вылезли из орбит. В горле что-то булькает от изумления.
  -Судить?? Так какого рожна, я же ничего не сделал?
  -Как не сделал? - удивился соглядатай. - Ты не пал ниц перед баронессой Елловской.
  -Да откуда мне было знать, что она баронесса?! А тем более бухаться лицом в грязь?! - опешил я.
  -А гербы на карете для кого рисуют? - прищурил глаз стражник. - И ведь специально выкрасили в черный цвет, чтобы сразу было заметно, все равно находятся олухи...
  -Меня втащили в город, врезали по голове, закидали тухлыми овощами, - в сердцах пнул со всей силы лоток, - и за это судить?! Баронесса не переживет единственного знака непочтения?
  -По большому счету плевать на нее, - снисходит до объяснения тюремщик. - Горожане ждут, не дождутся, когда старая карга отправится к праотцам - достала всех. На улицу выйти нельзя, как тут же натыкаешься на ее колымагу. Ты парень, совершил святотатство. Осквернил Кадранга Мудрого грязным прикосновением.
  -Руки, вернее рука была чистой, - мгновенно сориентировался я.
  -Не есть суть физический контакт, - тихо произнес собеседник, впадая в фанатическую нирвану, - ибо сказано "обратится в прах все, но память вечна". Грязными были твои мысли, чужак. Ментальная пелена с мыслями нечестивыми соприкоснулась с аурой прозрачности немыслимой.
  -Та-ак, - я тихонько облокотился на стену, - ничего не понимаю - разок дотронулся до постамента, и все? Религиозный преступник?
  -Ай, - теперь уже он отмахнулся от меня, выходя из транса и направляясь к двери. - Давай не будем вдаваться в нюансы терминологии. Память осквернил? Отвечать должен? А в остальном пусть судья разбирается.
  -Какой судья? - вяло спросил я, отчетливо представляя, что из этой передряги мне уже не выпутаться, древние предрассудки самые, что ни на есть непрошибаемые.
  - А Барсон, выбрали год назад, должен же оказанное доверие оправдывать.
  Надсмотрщик исчез за дверью. Здорово, теперь я еще и жертва непомерных амбиций какого-то судьи, так сказать его предвыборная платформа. На город сползла ночь, в камере стало прохладно.
  -Эй, - ломанулся я в дверь, - принеси что-нибудь теплое, холодно мне.
  -Зачем? - услышал удаляющийся голос. - Все равно помирать послезавтра, можно было и не кормить.
  Н-да, сам виноват дорогуша, не распускай руки, где попало. Сиди теперь, расхлебывай.
  ......................................................................................................
  
  ...Слушается дело "народ Лионда против чужеземца, запятнавшего дланями своими светлую память об отце нашем Кадранге"...
  .........................................................................................................
  
  Зовут меня Пол Ланс, хотя друзья кличут Ланселотом. Вроде был в древне такой рыцарь, что делал, не знаю, но по слухам весь из себя положительный. Я не обижаюсь, хоть горшком назови - только в печку не ставь. Росту во мне 1,80. Довольно крепкого телосложения. Волосы черные, что воронье крыло, глаза голубые, нос прямой, а губы тонкие. Женщины говорят - красив, но мне как-то безразлично, редко приходиться на себя со стороны любоваться. Но судя по тому, как они на меня западают - не врут.
  Я последний из воинов Большого Конвоя. Сорок девять профессиональных бойцов - не больше не меньше. Сорок девять горячих голов, по сути потенциальных смертников.
  Было... да остался один. И не потому, что неуязвимый, просто повезло. Кого-то убили, кто пропал во времяворотах, а кто просто исчез. И такое тоже бывает. А меня судьба гнала с места на место, нигде долго не задерживая.
  До того момента, как перестал функционировать Конвой, работа была в радость. Интересно и оплачивалась соответственно риску. Нас выкидывали в разные места - эдакий мобильный отряд быстрого реагирования. По типу - если уперся лбом в стену - вызывай ИХ! А с учетом, что миров в Измерениях больше, чем считать умеешь, представляете размах? Конкретно прописанная специфика и прейскурант отсутствовал. Приходилось делать практически все -охранять караваны с артефактами, устранять недовольных и защищать подозреваемых, совершать государственные перевороты, отбивать атаки оборотней и разыскивать без вести пропавших. Брали где штурмом, а где хитростью, как города, так и локальные участки подпространсвенных территорий; сопровождали грузы, производили зачистки... Конвой на праздник не зовут.
  Семь боевых команд по семь человек. В каждой свой лидер, лекарь, специалист по переговорам, маг и т.д. Все как один владеют искусством ведения боев, как скоротечных, так и затяжных, в одиночку и в команде.
  Но лавочку прикрыли (налоговая полиция села на хвост последним работодателям), каждый подался, куда глаза глядят. Одни устроились в пункте постоянной дислокации, другие подались в Иномирье счастья искать, да себя показать. Слухами Измерения кормятся, в конечном итоге остался только я. Может потому, что никогда особо за жизнь не цеплялся, а может, час еще не пробил. Кто знает?
  Побывав в разных передрягах, привык надеется сам на себя. И в данном случае, ситуация хоть и ускользала из-под контроля, но можно попробовать рискнуть.
  Можно. Это я вам как специалист заявляю.
  
  ......................................................................................................
  
  Огромный зал, куда меня вводят из темницы, полон народа.
  Скорее всего, для таких заседаний используется здание церкви, потому что окна огромные, все в витражах на религиозные сцены. Куда ни глянь - то рыцарь в доспехах рубит дракона, то дракон в шлеме рубит рыцаря. Ого, за окнами крепчает ветер, дождь льет, словно решил затопить городишко. Hom-ы расселись на лавках плечом к плечу, методично работают челюстями, половина ест, а половина разговаривает. Но все, конечно, ждут меня - главного виновника торжества.
  Пока мы шли по длинным темным коридорам, а за плечами топал отряд из 20 лучников, Шоб (так, оказалось, зовут моего тюремщика) поучал :
  -Сначала поздоровайся с судьей, потом с жителями.. Веди себя учтиво... Не сморкайся прилюдно... Когда начнут кидать фруктами, - не отворачивайся, смотри прямо перед собой (ага, сейчас, разбежался)... В судью не плюй, он и так богами обиженный... Бежать не пытайся, сзади лучники - ребят специально держат для таких целей, представь их радость, когда кто-то пытается удрать из зала суда. Слюни текут от счастья... По матушке не обкладывай, особенно Бартона, он жуть какой щепетильный до этого дела...
  Вот в такой неторопливой беседе мы и добрались до главной залы.
  Едва входим, гул стихает. На мгновенье. И тут же зал взрывается диким воплем. Представьте себе, когда несколько сотен человек орут в едином порыве. Уши закладывает конкретно. Пытался себя успокоить, представить аплодисменты вместо этого шума, но в голову настойчиво лезут крики: умри чужак! Так что релаксации не вышло.
  Прямо посредине зала, напротив стола председательствующего возвышается подиум, на котором стоит сиротливо большая железная клетка.
  -Тебе туда, - кивает Шоб, указывая на нее.
  -Я не собака! - возмущаюсь. - В конце концов, хватит издеваться над sapiensом!
  -Топай, топай. Еще спасибо скажешь, когда тухлятиной закидывать станут. Балбес, это не они от тебя загораживаются, а ты от них. Не будь клетки, тебя уже сейчас рвали на куски.
  Он провожает меня до клетки, раздвигая мощной рукой толпу. Кому-то заезжает со всего размаха в ухо.
  -А ну осади, - рявкает другому, намеривавшемуся продырявить меня острым прутом. Тот сверкает глазами и откатывает назад. С грехом пополам запирают в клетке, наконец, усаживаясь на низкую табуретку, вытягиваю ноги. Осмотреться не дают. Воют трубы, я подскакиваю на месте от испуга.
  Жутчайшая смесь атональных звуков. Но толпа вмиг валится на пол. Что-что, а этот прием у них отработан на отлично. Через зал с дальнего конца медленно, явно наслаждаясь триумфом, шествует невысокий человечек, смешно раскидывая ручонками. Его проплешина сверкает, отражая свет метровых свечей, пускает зайчиков по стенам. Шут гороховый, да и только.
   Карлик подходит ко мне, вперивает взгляд. Вблизи сильно смахивает на хорька, такой же остренький нос, бегающие глаза и кустистые брови.
  -Ты чего сидишь, - взвизгивает он, - немедленно ниц!
  -А не пошел бы? - вяло посылаю его. - Без тебя тошно.
  -Я Бартон, - судья застывает в ожидании произведенного фурора.
  -Кру-уто. Но меня уже выводили по нужде.
   Он на мгновенье запинается, бросая косые взгляды в стороны. Кое-кто поглядывает на нас с пола. Неожиданно Бартон смеется, натужненько, делая хорошую мину при плохой игре.
  -А ты смелый, чужак. Люблю безрассудных homo-в. Такого и казнить не жалко.
   Судья уже обращается к аудитории, которая все еще стоя на карачках, зыркает вверх.
  -А то вспоминая последнего... уж как бедолага лебезил, признавался в содеянном, каялся, даже вешать стало неудобно, так жаль беднягу.
  -Отпустили?
  -Нет, так сожгли. А вот тебя... - узкие глазенки пронзают плоть огнями Святого Эльма, - умертвить милое дело.
  -Не говори гоп, пока не перепрыгнешь, - отвечаю ему. - В чем меня обвиняют?
  Судья неторопливо дефилирует на свое место за столом, всем видом выражая полное безразличие ко мне и презрение к собравшимся в зале суда.
  -Можете встать, честные граждане Лионда, - заявляет Бартон, важно приглаживает плешивую макушку, усаживаясь в кресло.
   Народ зашумел, начал постепенно вставать с карачек, зло глядя в мою сторону. Я же сижу с бесстрастным выражением лица, сосредоточенно разглядывая ногти на пальцах рук.
  -Мы собрались сегодня в этом зале суда, чтобы вынести справедливое решение. Сурово покарать виновного - наш долг! - начинает вещать судья. - Хотя я ни секунды не сомневаюсь в Вашем решении, уважаемые граждане. Но хотя закон беспощаден к нарушителям древних традиций, не будем забегать вперед, соблюдем формальности. Как твое имя? - обращается ко мне.
  -Пока не узнаю, в чем меня обвиняют, отказываюсь отвечать на вопросы, - решаю держать марку до конца.
  -Как же я предъявлю обвинение, если не знаю твоего имени? - деланно разводит руками Бартон, обращая взор на толпу, дескать, вот нахал-то какой.
  -А ну давай называйся, - заорали со всех сторон, вновь полетела тухлятина. Благо клетка имеет ячеистую структуру, долетали только брызги, но тоже малоприятно.
  -Ладно, зовут меня Чарльз Брег, - я прекрасно помню, что некоторые мистические и чародейские обряды напрямую связаны с именами. Своим назваться не решился - а вот именем того, кто меня в это втравил - с удовольствием.
  -Отлично, отлично, - потирает руки Бартон. Раздается хлопок, меня обдает свежим ветром. Из ниоткуда, рядом с коротышкой появляется верзила в желтом балахоне с лошадиным лицом. Судья что-то шепчет ему на ухо. Тот как-то странно сверкает очами в мою сторону, криво усмехается. Хлопок, и снова исчезает.
  Черт, так я и думал, без магии не обошлось. Наверняка Бартон шепнул ему мое имя, тот поспешил внести коррективы в колдовские чары. Это хуже. Конечно, я сам могу в случае чего поворожить, но подвох в том, что каждый раз надо адаптироваться к новому миру. Те формулы, что действуют в одних Измерениях, совершенно бесполезны в других. Странно, но факт - автонастройка изменяет деньги, язык, иногда внешность, но совершенно не затрагивает одежду и заклинания.
  -Слушается дело "народ Лионда против чужеземца, запятнавшего дланями своими светлую память об отце нашем Кадранге", - продолжает судья. - Чарльз Брег, ты обвиняешься в противопоставлении себя венценосной особе. И главное - в покушение на короля!
   -Да ничего подобного! - деланно возмущаюсь я, прекрасно понимая, что выкрутиться уже не удастся, так хоть форсану напоследок. - Я здесь совсем не причем. Не был, не привлекался, в связях, порочащих не замечен!
  -Нам абсолютно все равно, что ты думаешь, - Бартон кажется невозмутимым. - Это, - грозно трясет каким-то талмудом в ярко красной обложке, - Свод Законов нашего города! Его писали наши прапрадеды, мы живем по этим правилам и не собираемся нарушать заповеди, данные предками. Статья 93 гласит, цитирую: "...надлежит рассматривать прямой взгляд как намерение открыто напасть и завладеть состоянием барона Елова. Не опустившие глаза долу, а равно не преклонившие колени в знак уважения члена баронской фамилии, считаются изгоями и преступниками". Приговор - пожизненное рабство с отягчающими последствиями. Но судить тебя будут по статья 115: "...sapiens, прикоснувшийся к особе королевской крови, а равно к изображению оного, будь то портретное или в виде скульптуры, считается виновным в покушении на жизнь монарха, и подлежит умерщвлению, дабы не повадно было остальным следовать по пути безумия и анархии". Приговор - мгновенная смерть.
  -Бред какой-то, - бормочу я. - Послушайте, я своими глазами видел, как двое мочились на постамент. Почему к ним никаких санкций, а меня сразу же под статью?
  -Мочиться можно, руками трогать нельзя, - кратко информирует меня судья, вылезает из-за стола. - Конечно, мы немного отошли от основ, - принялся разгуливать по сцене, так же смешно размахивая руками, - но лишь в самой незначительной части. Во-первых, мгновенная смерть это хорошо, но процесс начисто лишен моральной подоплеки. Отсутствует воспитательный фактор, нет назидательной составляющей для молодежи. Улавливаете? Во-вторых, к чему лишать жизни собственных горожан, когда приезжих, типа тебя, хватает с лихвой. Остается только подождать, когда они совершат святотатство. А потом - БАЦ, привести приговор в исполнение. Получается и нота закона соблюдет и дармовым представлением обеспечены.
  -Но позвольте, - я даже встаю, толпа недружелюбно гудит, - я не местный, не знаком с вашими обычаями? Был бы в курсе, то обошел ваш городишко за несколько лиг стороной.
  -В этом-то вся и соль! - Бартон аж взвизгивает от восторга, - если бы ты знал, то не совершил святотатства! А так - гораздо интереснее. Хотя, - корчит гримасу, - некоторые соседние города уже подозревают об этом, слишком много из их жителей оказывались законопреступниками в нашем городе.
  -Скольких же путников вы умертвили? - закипая от гнева, тихо спрашиваю.
  -Поверь мне - достаточно, чтобы наши предки спали спокойно - мы чтим память!
  -И это все от того, чтобы польстить собственному самолюбию? Чтобы вам не было слишком скучно? Из-за пары бредовых строк в книжке?!
  -Отчасти где-то так, - судья не поддается провокации.
  Я опускаюсь на скамеечку и задумываюсь. Угрохать жизни многих homo-в, даже не подозревавших о варварском обычае, в угоду чего? Потому что так написано? Чтоб веселее стало? Я не удивлюсь, если во время публичной смерти тут устраивают гулянья с ярмарками. К сожалению, это далеко не единичные случаи такого гостеприимства. Встречались и похуже. Но как бы ни было, надо думать, как отсюда делать ноги.
  -Минутку, - встрепенулся я, обращаясь к судье, - а где мой адвокат?
  -Твой - кто?
  -Мой адвокат, - раздельно произношу я, - hom, чья обязанность защищать подследственного.
  -Первый раз слышу о такой ненужной должности, - Бартон разворачивается к зрителям с озадаченным лицом, - воистину издалека ты прибыл к нам, чужак.
  -И, тем не менее, - я непреклонен.
  -Вот глупый человек, - хорек даже развеселился, - зачем? Твоя вина полностью доказана, свидетелей несколько сотен. Поверь, тебе уже никто не поможет. Так что готовься к смерти. Завтра прям с утра и начнем. Увести, - машет страже.
  Меня вытаскивают из клетки, и Шоб вновь ведет темными коридорами. За нами тенью тянутся лучники.
  -Не расстраивайся парень, - проникновенно говорит Шоб. - Тебе предстоит быстрая смерть. Глазом не успеешь моргнуть, как отправишься к праотцам.
  -Это почему? - настораживаюсь я.
  -Старый Элли, пень трухлявый, придумал одну хитрую штуку - жидкий огонь называется. Прыгнешь туда и привет, в момент вознесешься.
  -Что за Элли?
  -Дык колдун местный, у него башка только в одном направлении работает, как гадость, какую сотворить. Недавно представляешь, что учудил? Возился у себя в мастерской, опыты ставил. Видать что-то не заладилось, он возьми да и выплесни пробирку в канализацию. А там семя змей!. Ну и размножились енти гады под землей. Честный люд идет в сортир, дабы нужду справить, садится, а оттуда змеи лезут! Представляешь? Вот ты ржешь сейчас, а тогда не до смеху было. Чуть не убили гаденыша!
  Я действительно довольно красочно представляю себе комизм ситуации и, невзирая на скорую смерть, рассмеялся в удовольствие. Идущие сзади лучники тихонько начали перешептываться, восхищаясь моей выдержкой.
  -А что ж не убили-то?
  -Дык говорю - колдун, - Шоб морщится, - узнал заранее и прятался где-то месяца три, пока холода не настали - змеи сами передохли. А после с повинной явился, мол, признаю ошибку и все такое.
  -А какой он из себя, этот Элли? - спрашиваю я далеко не из праздного любопытства.
  -Да видел ты его сегодня, когда он с Бартоном якшался.
  -Так длинный с узким лицом в желтой робе и есть колдун? - признаться, так и подозревал.
  -Он самый. Спелись с судьей в последнее время.
  Шоб замолкает, топаем молча. Факела горят ярко, тяжело урча, сбрасывая капли масла на каменные плиты. Причудливые тени колеблются, прыгая по стенам и перекрытиям.
  -Слушай, Шоб, - внезапно интересуюсь я, - кто- нибудь пробовал бежать отсюда?
  -Пробовал один, такой же шустрый как ты, - Шоб махает рукой, - утыкали стрелами, что ежика. От них не убежишь, - указывает пальцем за спину, - королевская гвардия, мля.
  Сзади понуро бредут лучники, держа арбалеты наготове и стращая глазами мою спину.
  Так, мило общаясь, доходим до камеры. Шоб гремит ключами, открывая дверь, пропуская меня вперед. Я скосил глаза на лучников. Те разом напрягаются, перехватывая арбалеты поудобнее. Н-да, видно придется придумать план получше и попробовать скрыться во время казни.
  -Что стоишь, проходи. Располагайся и чувствуй себя как дома, - Шоб слегка подталкивает меня внутрь, - но не забывай что ты в гостях, - заканчивает фразу. Конвой коротко хекает. Вздохнув, шагаю в камеру, на пороге оборачиваюсь. Шоб как-то кисло смотрит на меня.
  -Жаль тебя, парень, - тихо признается, вновь гремя ключами.
  -Так поможешь? - быстро спрашиваю, не интересуясь, в каком плане ему нравлюсь - плевать, главное шанс!
  -Не настолько, - отрезает он и захлопывает дверь.
  Пока давал показания, в каморку притащили бутыль вина и корзину с теми же фруктами. Я задумчиво глянул на кувшин. Напиться что ли вдрызг, все равно заняться больше нечем. Осторожно открыл крышку, принюхался - пахло хорошо выдержанным вином. Так же осторожно сунул мизинец и облизал (мало ли что туда напихали?). Вино приятное на вкус со своим неповторимым букетом. Крепленое.
  А, была, не была. Откинув крышку в сторону, прикладываюсь к графинчику. Уф-ф. Первые капли прожигают пищевод, вспыхивают в желудке таким огнем, что еле балансирую на ногах. Хорош-ш-шо.
  Опустошив кувшин где-то на треть, присаживаюсь около стены, вытянув ноги. На фрукты смотрю с отвращением. Как не крути, а влип ты крепко, Пол.
  -Что делать будем? - спрашиваю у альтер эго. Когда мне плохо или попадаю в переделки, всегда разговариваю с этим парнем. Кстати, надежный способ не сойти с ума. А что, есть с кем посоветоваться, да и выслушает завсегда с превеликой радостью. Может еще и совет подкинет, какой.
  -Не знаю, Пол, еще не знаю, - подкинул совет собеседник. Ничего не скажешь, советничек, ети его..
  Думать, если честно, не хочется абсолютно. Может, сказалось действия вина (на практически пустой желудок выдул почти 2 литра), а может, просто намаялся, но тянет в сон. А что, оно и к лучшему.
  Просыпаюсь, когда на город уже опустилась ночь, звезды вторично высыпали в хоровод. Подтянувшись поближе к окошку, смотрю вверх. Небо все еще не мое. Рогатый его знает, на что надеюсь. Может на то, что пока спал, меня развернуло спиралью времени в обратную сторону?
  А где оно вообще, мое небо? Я столько перебороздил Измерений, что сбился со счету. В каждом месте по-своему хорошо, но глубоко в груди сидит заноза, именуемая неуемной страстью к перемене мест. Меня всегда тянет туда, где еще не был. Конечно, умом понимаю, всех мест не увидеть, не пощупать руками, не надышаться воздухом странствий, но тем не менее...
  Однако, как не странно, не чувствую приближение смерти. Всегда уверен, раз не ощущаю легкую поступь костлявой, значит, ничего и не будет. Только один раз в жизни прикоснулась холодная рука к затылку. Влипли тогда с Конвоем в классическую передрягу на Тукме. Двое суток всемером обороняли замок местного лендлорда от упырей и прочей нечисти. Вот они тогда лезли... видать со всей планеты стянулись, чтобы нами поживиться. Признаться, в тот момент здорово перетрухал. Но обошлось. В остальных же случаях, куда бы ни заносила кривая, ни разу не предчувствовал свою кончину. Так и на этот раз, внутренне спокоен - все будет правильно.
  Ладно, отвожу взгляд от неба, придется соображать завтра на месте. Отсюда не вырваться. В первый день обследовал каждый сантим камеры. Камни подогнаны плотно, решетка на окне, напоминающем бойницу, вмурована в стену, толщиной метра в полтора. Не-а, только взрывать если...
  На мыслях о тротиловом эквиваленте снова уснул.
  
  ......................................................................................
  
  Проснулся с первыми криками утренних птиц. Светило уже встало над горизонтом, лучи пробивались в подземелье. Вскочил, глотнул вина - снова обожгло пищевод. Подумав, сточил пару фруктов, силы пригодятся. Принялся разогревать мышцы. Крутанул пару вертушек, поупражнялся в блоках, поотжимался и пустился рысцою в круговую вдоль стен. Через час набрал полную боевую форме. Мышцы согреты, в голове гуляет сквозняк, а глаза горят неугасимым огнем, хоть дорогу подсвечивай. М-да...
  По крикам с улицы догадываюсь, что приготовления к моей казни подошли к финальной фазе, народ собрался. Прекрасно слышны скрипы телег, гогот толпы и крики уличных зазывал. Значит, скоро и за мной придут. Руки на ночь оставили свободными, может, и выведут так, мелькнула мысль.
  За дверями послышались шаги, дверь распахнулась, нагибаясь, вошел Шоб.
  -Стойте там, - бросил охране. Те возмущенно заворчали. - Надо будет, кликну.
  -Как спалось? - спросил меня, хмуро глядя в глаза и подходя ближе.
  -Нормально, - отвечаю я, внимательно изучая его лицо, ища хоть малейшую зацепку. Но с таким невозмутимым забралом можно играть в "ведьминпокер", блефуя на каждом ходе.
  -Повернись, - бросает он, доставая из кармана необъятных штанов веревку.
  Я поворачиваюсь спиной, Шоб начинает связывать руки. Возится долго, у меня закрадывается подозрение пополам с надеждой. Ну не может охранник, специализацией которого являлось сопровождение пленных, так долго связывать руки заключенному!
  Дверь открылась, чья-то узколобая морда просовывается внутрь.
  -Ты скоро? - торопит тюремщика конвой, - судья в нетерпении.
  -Закрой дверь, - рявкает Шоб, - подождет, не впервой, - буркает себе под нос. Дверь судорожно захлопывается.
  -С виду нормальный узел, - гудит мне на ухо, - но стоит с силой развести руки в стороны, веревка упадет.
  -Спасибо Шоб, - так же тихо отвечаю я, - до самой смерти не забуду.
  -Ну, поязви еще, поязви, - надсмотрщик допускает в голос нотку снисходительности. - Готов?
  -К труду и обороне, - стараюсь не шевелить руками, чтобы узел не развязался преждевременно.
  -Тогда пошли, - толкает меня к стене и кричит: - Дверь!
  Дверь молниеносно распахивается и отряд лучников, человек в 15, настороженно глядит на нас.
  -Пошевеливайся, - продолжает играть роль Шоб, - тебя уже заждались.
  И как следует, поддает под зад коленом. Я пулей вылетаю из камеры, цепляюсь носком ноги за порог, пикирую носом прямо на мраморный пол. В последнее мгновенье успеваю сгруппироваться, принимаю удар плечами. Лучники ржут.
  -Давай вставай! - пару раз ощущаю на ребрах их сапоги.
  -Сочтемся, - сквозь зубы цежу я, пытаясь встать.
  -На том свете, - снова смеются стрелки. - Пошли.
  И мы побрели по коридорам. Я впереди, за мной вооруженный отряд, упиравшийся в спину стрелами, замыкает строй Шоб. На этот раз идем недолго, свернули где-то на пятой минуте. Прошли под массивными арками и уперлись в железную дверь.
  -Лицом к стене, - это начальник караула. Тыкаюсь носом в отполированный камень стены. Дверь распахнули, чья-то рука дергает за ворот рубахи и выталкивает на улицу. Яркий свет режет глаза, я зажмурился и остановился.
  -Ты будешь, передвигать ногами или нет, - рыкают сзади. Проморгавшись, открываю глаза. Ага, вот и кавалерия подоспела. Нас встречает такой же по величине отряд лучников, только еще добавилось несколько всадников с копьями. А кони хороши, автоматически отмечаю я. Скакуны гарцуют и взбрыкивают передними ногами, теснят слишком ретивых поклонников. Вокруг толпится народ. Но его сдерживает шеренга стражников, наперевес утыканная рядами копий. Меня тащат за шиворот какими-то улочками и переулочками. Стража не отступает ни на шаг. Люди орут из окон, снова кидают фрукты (прямо какая-то банановая республика) под ноги. Как могу уворачиваюсь, но несколько раз ощутимо заехали в ухо переспелыми сливами. Начало раздражать. Однако как назло, места для маневра не предвиделось. От лучников не скрыться, от всадников не уйти. Эх, мне и надо то каких-то пару минут. Ближе к центру города (а где еще проводить такие развлекательные мероприятия, как ни там) народа становится больше, а шансов на спасение все меньше.
  Наконец доходим до площади. Стража, стоявшая по периметру, расступается, взору открывается гигантский эшафот. Посередине стоит огромная лохань, над которой горят ярко-синим пламенем, языки огня. Вокруг ванны суетится лошадиноподобный Элли, пританцовывая и завывая замогильным голосом. Внизу вокруг эшафота расположилась кучка людей, среди которых обнаружился и судья. Они оживленно о чем-то спорят, но, увидев кавалькаду, поворачиваются к нам, радостно вскинув руки, Барсон восклицает:
  -Ну, наконец-то, вас только за смертью посылать!
  Стоявшие в кругу люди, видать сплошь элита местного значения, заулыбались, некоторые даже аплодируют. Юморист. Крепко пихнули в спину, да когда же это прекратится! я вылетел в круг, а за спиной лучники занимают линию обороны. По инерции пролетел бы гораздо дальше, если бы судья не поймал.
  -Куда же ты торопишься, чужак? На свою смерть всегда можно успеть.
  -Смотри, как бы до твоей не было так близко, - огрызаюсь я.
  Меж тем местный колдун прекратил камлать, надо сказать, голова у меня к тому времени начала трещать капитально, перегнулся через край:
  -Все готово.
  -Ты меня обрадовал, старче, - отвечаю ему. - И что за хрень придумал на этот раз?
  -Веселый нам попался узник, - палач подмигивает судье.
  -Ага, - подтверждает тот. - Ну что, будем начинать? - обратился к кучке собутыльников.
  -Да пожалуй, - тянет один из них, картинно посмотрев на часы, - а то в кабак опоздаем.
   Барсон резвым колобком вкатывается на эшафот, достает откуда-то свиток, разверачивает и приготавливается читать.
  На площади враз установливается тишина. Лишь мерно гудит "вечный огонь", да в такт бьется мое сердце.
  -Уважаемый народ Лионда! Мы собрались здесь, чтобы предать казни преступника, дерзнувшего своим поступком пошатнуть устои спокойствия и процветания нашего города, преступника, посягнувшего на стабильность нашего законодательства. Мы все скорбим о его заблудшей душе и молим Господа простить ему, как мы ему прощаем.
  -Что прямо так возьмете и отпустите?- наивно любопытствую я.
  -Нет, - раздраженно отмахивается Барсон. - Это дежурная фраза. Хочешь испортить нам всю церемонию?
  -Ну что вы, что вы...
  Судья вещает еще с полчаса в таком же духе. Получив передышку, я прокачиваю ситуацию, осторожно вращая головой, подыскивая возможные пути отхода. Ага, если взять это направление, потом дворами, а там уж как вывезет...
  Народ кое-где уже начал откровенно позевывать и переговариваться. Чувствуя, что теряет контроль над толпой, а может, просто спешил на выпивку, Барсон решил закруглиться.
  -Итак, мирные граждане, приступим к процедуре.
  Народ оживился и вытянул лица. Как же, самое интересное пропустят. Время вышло, но я лихорадочно ищу, за что зацепиться. Хоть что-нибудь...
  -Ну что, Чарльз Брег, пора, - судья кивает лучникам и двое из них тотчас водружают лестницу к верхнему краю бадьи.
  -А с чего вы решили, будто я Чарльз Брег? - презрительно бросаю я, искоса посматривая на лучников. Те, поставив лестницу, поспешно ретируются обратно, занимают свои места в строю. На эшафоте остаемся только я, Барсон да колдун суетится около огня.
  -Как это с чего?- удивленно спрашивает он. - Ты же сам сказал, еще на суде.
  -Тогда с чего решили, будто говорю правду?
  -Как же... как это, - вопрос застает его врасплох. Отлично Пол, продолжай дальше в таком же душе, глядишь и проживешь чуть дольше.
  -Что ты хочешь этим сказать, чужак? - шипит Элли, приблизившись к нам. Я, признаться, и забыл, что у колдунов отличный слух.
  -Что хотел, то и сказал, - бросаю на него испепеляющий взгляд. - Придется тебе, старый хрыч, переписывать заклинательные формулы.
  Тот, похоже, действительно опешил. Всю ночь выводил магические кренделя над огоньком, а я взял и кинул его. Хорошо еще им в голову не постучалась мысль, что огню по сути все равно, с именем тебя бросают в него или без. Эх, отсталый народ.
  -Так держать, Пол! - внезапно доносится до меня чей-то веселый голос. Что за дела?! Непроизвольно дергаюсь, но в последний момент сохраняю душевное равновесие. Кто это вздумал окликнуть меня настоящим именем?? Неужели кто-то из старых друзей? Да нет, откуда им здесь взяться... Но удержаться мне стоило больших трудов.
  Судья тоже дергается в поисках смельчака, но его взгляд повсюду натыкался на равнодушные лица граждан.
  -Так кто же ты? - хриплым голосом спрашивает маг. Ага, нашел дурака. Народ начинает волноваться из-за непредвиденной задержки. Ну, держись ребята, сейчас меня понесет.
  -Кто я? - переспрашиваю, обводя суровым взглядом толпу. - ВЫ ХОТИТЕ ЗНАТЬ КТО Я ТАКОЙ?
  Гул стих и народ притаился.
  -Я КАРАЮЩАЯ ДЕСНИЦА ПРОРОКА! Я ПОВЕЛИТЕЛЬ МОЛНИЙ! Я УЖАС, ЛЕТЯЩИЙ НА КРЫЛЬЯХ НОЧИ!
  Народ на площади перешептывается, тараща глаза на меня. Я же развлекаюсь, как могу. Странно, но никто не мешает. Барсон скатился вниз. Элли что-то химичит около бочки, видать перекраивает формулы, адаптируясь под новые имена. Ну, держись, пенек, сейчас я тебе задам.
  -Я ТОТ, КТО ИМЕЕТ СОТНИ ИМЕН, И ТОТ, У КОГО НЕТ ИМЕНИ! - продолжил кричать, нагнетая обстановку.
  -Откуда ты взялся, бэтман? - спрашивает меня во время паузы, один из седоволосых друзей судьи. Они так и стоят внизу, чтобы посмотреть на меня, им приходится задирать головы.
  -Я пришел из-за северного моря, - соблаговоляю ответить я, махнув рукой куда-то в сторону. Честно говоря, не знал, есть ли там море вообще, но если логически рассуждать, то где-то на севере оно должно быть, поэтому ничем не рискую.
  -Ты не мог прийти из-за моря, - сомневающегося джентельмена ну невозможно вывести из себя. - От нас до моря на тысячу лиг простирается Боливийская пустыня, по ней нельзя пройти, оставшись после этого в живых. А за морем вообще жизни нет.
  Тут и я немного призадумался. Соврать что я из преисподни? Потребуют доказательств. Нет, лучше всего разрушать сложившиеся стереотипы.
  -С чего ты взял, смертный, что за морем никто не живет?
  -Да потому что на картах Птолемеуса море простирается до Края Мира, где низвергается в Ад, - он, ухмыляясь, оглядывает сотоварищей, мол уел таки его.
  -Да чихать мне на Птолемеуса! Кто он такой?
  -Великий исследователь...
  -Какой к лешему великий, - резко прерываю я его, - если не был за морем? Я, ПО-ВАШЕМУ, ОТКУДА ВЗЯЛСЯ?
  -Ну, не знаем... Из Грюнвальда пришел?
  -Сдается мне, Питекантрус просидел в кабаке пару лет, а вам, олухам наплел небылиц.
  -А как ты пересек Пустыню? Оттуда еще никто живым не возвращался.
  -На летучем ящере, - брякаю я первое, что приходит в голову. - Только он помер в десятке лиг отсюда.
  -Ящер, ящер.. - зашептал народ. - Он сказал, что прилетел на ящере....
  -Это невозможно! - вскидывает на меня белесые глаза прилично одетый горожанин из первого ряда. - Их нельзя приручить!
  -Не можете управлять домашней скотиной, так и не сравнивайте трансцедентализм с фундаментализмом!
  Народ опять взбаламучивается:
  -У них ящеры заместо собак...
  -А как если он не один прилетел..?.
  -А что если они все маги...?
  -А может и правда, не дошел Птолемеус до Конца Мира...?
  -А вдруг врет...?
  -А если нет...?
  Мне сверху очень хорошо виделось и слышалось, как толпа разделилась на ярко выраженные три лагеря. Первые вроде бы сомневались в услышанном. Вторые орали, что он (т.е. я) все врет, лишь бы лишить нас (т.е. их) представления. А третьи все также откровенно зевали.
  Верхушка знати, что толпилась подо мною, тоже совещалась. Я превратился в одно большое ухо, чтобы услышать, о чем там совещаются. Ведь прекрасно понимал, что участь моя в их руках. Как решат, так оно и будет. А мнение толпы, волновало, может быть, только толпу. Да и то вряд ли.
  -...заканчивать поскорее, да в кабак.... успеем... брехня... семь бед - один ответ...
  Отлично. Похоже, вынесли приговор. Что ж, пора переходить к плану "Б". Вот только придумать не успел. Но знакомые говорят, сильное место Ланса - импровизации.
  Около меня вновь обнаруживается Барсон.
  -Спокойствие, граждане! - ведущий шоу повышает голос до предельных величин. - Вот сейчас быстренько зажарим - и по домам, и все хорошо, и все забудется...
  Оборачивается ко мне:
  -Все, давай сигай по быстрому в котел.
  -Ты хорошо подумал?- спрашиваю его, разминая руки. Только бы Шоб не пошутил.
  -Да-да, - пихает в спину судья, подталкивая к краю бадьи. - Уже скоро, - крикнул в толпу. - Давай быстрее, убогий!
  Время становится тягучим, словно малиновый кисель. В кровь впрыскивается первая толика адреналина. В висках привычно тяжелеет, сердце, сделав кульбит, понижает ритм до пороговых величин. Дыхание выравнивается, насыщая легкие кислородом. В теле наблюдается гибкость и расслабленность перед боем. Секунду на проверку готовности организма, контроль параметров... все, я готов.
  
  Извините, позволю себе небольшое отступление. Hom от природы своей, рассматривался мирозданием, как некий универсальный механизм выживания. И Универсум с лихвой дал нам все, чтобы господствовать в своем ареале. Но большая часть из нас сгорбилась под натиском эволюции и идей за равенство полов. Обленился hom, что и говорить. К чему гоняться за рептилоидами, когда можно спокойно возлежать на шезлонге возле собственного бассейна и вкушать горячительное кастрюльками?
  Поэтому настоящим профессионалам, специалистам по выживанию на поле боя, в моменты опасности значительно легче и проще, чем основной массе, которую пинками сгоняют с насиженных мест и кидают в жерло ратных утех. Я ведь не зря рассказывал вам про Большой Конвой.
  Я - не специалист войны, не ее боевая машина, умеющая в кризисные моменты полностью перевоплощаться в сгусток рефлексов и навыков.
  Я мастер.
  Отличие одного от другого - вторые принимают единственно верное решение для организации своих действий на поле боя.
  И озвученное выше изменение временного контура - не игра слов. Генетически заложенный механизм восприятия опасности способен замедлять для homo-в течение времени, причем, иногда очень значительно. Если абстрагироваться, ты как бы переносишься в другое временное измерение, на шаг вперед. Мир остается на прежней границе, а ты в завтрашнем дне. А как воспользоваться подарком - твое персональное дело. Но будет обидно, если разогнать организм до сверхскоростей и остановиться...
  
  Так вот, время становится тягучим, словно малиновый кисель. Картинка распадается на кусочки мозаики. Такова плата за подключение внутренних резервов. Мозг не успевает охватить все разом, только основные узлы.
  Я понуро бреду к краю помоста... Барсон топает за мною, сопя и шипя в затылок... Около края эшафота ждет колдун...
  Похоже, все-таки вывел формулу и теперь потирает руки в предвкушении удачного эксперимента. Но мне требуется, чтобы судья повернулся спиной, а он как назло усердно подталкивает меня в спину. Я внезапно останавливаюсь, не дойдя до Элли пары шагов. Делаю вид, что прислушиваюсь. Резко развернув голову, кричу:
  -А вот и наши летят!
  Бартон автоматически разворачивается всем телом, судорожно обшаривая глазами небосвод. Я же смотрю только на Элли.
  -Ну что, пожиратель змей? - напрягая руки, тихо произношу, глядя прямо в глаза.- Хочешь, фокус покажу?
  С силой взмахиваю руками в разные стороны. Не соврал Шоб! Узел моментально расходится, в моих руках остается середина веревки. Взгляд мага становится испуганным, он пытается что-то промычать, но ужас уже сковывает чресла.
  Пошел отчет! Серая пелена заволакивает мозг. Время для меня мчится вперед семилигскими шагами.
  Я хватаю концы веревки, наподобие детской прыгалки, с силой захлестываю назад, тащу улов вперед. Шпагат точно лассо скользит по шее судьи, и тот виснет на моей спине, задыхаясь от врезавшейся в шею, веревки.
  С грузом на спине стремглав прыгаю на колдуна, обхватываю ногами за талию худощавое тело. Вот и обезопасился от стрел, по крайней мере, спереди и сзади.
  Все происходит в сотые доли секунды, но на Барсона обрушивается ливень стрел. Судья сразу же обмякает, захрипев. Элли отчаянно верещит, но желтая роба служит отличной мишенью. Через мгновенье душа колдуна держит ответ перед богами. Отлично, теперь я увешан двумя трупами, которые грузно обвисают на мне и неумолимо тянут вниз.
  Дергаюсь вперед, валя на спину колдуна, с усилием, швыряю через себя судью. Нелепо взмывший в воздух, весь утыканный арбалетными стрелами, труп Барсона подпрыгивает вверх, крутит сальто, и приземляется аккуратно в центр огненного пламя. Толпа, все еще теряющаяся в догадках, что же здесь именно происходит, испуганно ахает и взрывается дикими воплями.
  Я же весь в чужой крови лежу на трупе колдуна, остекленевшие глаза которого отражают небо и застывшее изумление напополам с ужасом. Арбалетчики меня достать не могут, ибо нахожусь гораздо выше их, стрелы, выпускаемые охраной, кружат над головой, как стая оголтелых птероящеров.
  В то мгновенье, как тело судьи плюхается в бадью, раздается оглушительный взрыв, и полыхает таким ярким светом, что еле успеваю рефлекторно закрыть веки. В лицо дышит жаром, словно стою у гномьих печей. Передние ряды валятся на землю, схватившись за глаза. Стон прокатывается по рядам. Осторожно приподнимаю голову - белесое марево висит в воздухе, пылая невыносимым теплом, по телу проступает пот. Толпа пластами лежит на земле, у многих из глаз катятся слезы, они трут очи руками, причитают и стонут. Да-а, хорошее зелье сотворил местный колдун.
  -Молодец, - хлопнул по плечу труп и сразу же брезгливо вытер руку о мантию, - ведь можешь когда захочешь. Жаль, не видишь...
  Взвившись в немыслимом прыжке, огромным скачком покрываю расстояние от помоста до первых рядов. Ввинтившись в толпу как угорь, скользнул в глубь рядов. Тут же за спиной свистнули стрелы. Ого, кажись, лучники оклемались.
  Включается вторая ступень. Для меня время наращивает темп, для остальных встает. Адреналин хлещет уже изо всех щелей, тело подхватывает энергетическая волна, бросая вперед, словно копье.
  Я рублюсь через толпу, меняя направления, ухожу в стороны, приседая и пригибаясь от несущейся за мной смерти. Сзади слышатся предсмертные хрипы, люди валятся как подкошенные, Мара пожинает богатый урожай. Я мчусь дальше, к переулку, в котором можно скрыться. Но лучники несутся за мною по пятам, пуская стрелы.
  -Расступись! - орут они, отшвыривая в стороны как кукол, homo-в, продираясь за мной.
  Я крушу челюсти направо и налево, выворачиваю руки, пытавшимся меня задержать, сталкиваю лбами особо ретивых, и протискиваюсь сквозь толпу все глубже.
  Вот и переулок! Рывком прыгаю в его пасть, пробегаю под аркой. Тут же над головой выбивают искры арбалетные болты, чиркнув по каменной кладке, издают жалобный вскрик. Поздно, братцы, теперь меня не остановить. Дорога впереди свободна, только из окон торчат любопытные лица, что-то кричат и показывают на меня пальцами. Что такое? А, тупик. Да ерунда, какая. С разбегу заскакиваю на стену ближайшего дома, перебирая одной ногой по ней, а второй по тупиковой кладке, вскарабкиваюсь со скоростью змеиного броска наверх... мах через стену... соскок с другой стороны. Вперед, Пол, чем быстрее ты сделаешь отсюда ноги, тем лучше.
  
  О, как я бежал! Я летел, словно на крыльях, парил над мостовой, не чуя ног.
  Я срезал углы, перепрыгивая какие-то коробки, бочки, груды мусора, сваленные под окнами.
  Петлял как сумасшедший заяц в период полнолуния, переворачивая за собой тележки и торговые ряды. Сзади слышались проклятья и угрозы в мой адрес, но погоня не думала прекращаться.
  Врывался в дома, проскальзывал через комнаты, пугая жильцов и чиня погром в квартирах.
  Крутил вертушки, ставил блоки, ломал руки и ноги, когда врезался в кучки желающих принять участие в моей смерти.
  Перепрыгивал с крыши на крышу, взлетая огромной птицей над уличными пролетами, обрушиваясь на черепицу покатых сгибов чердаков.
  Я несся как вихрь, оставляя после себя груды перевернутого, разломанного и покалеченного.
  Но парни, несущиеся за мной, не отставали ни на шаг! Где бы я ни приземлялся, откуда бы ни выбегал, где бы ни проскальзывал - везде встречали лучники с натянутыми луками. Стрелы неслись за мной как привязанные, звуки натягивания тетивы слышал ежесекундно. Пару раз меня ранили, ухо уловило радостные крики: я попал в него! Одна стрела торчала из правой икроножной мышцы. Забившись на чердак убогого домишки, обломал оперенье и кончик, само древко вытаскивать, не стал, просто не хватило времени. Второй раз зацепили в левое плечо. Кровь заструилась по телу, правый ботинок неприятно хлюпал, штанина намокла от крови. Но я рвался к свободе, как обезумевший зверь. Метался между домами, трактирами, площадями и каналами.
  Где-то к концу первого часа погони открылось второе дыхание. Но ладно, я хоть проходил тренировку, плюс большая практика, но как эти парни не умудрялись потерять меня из виду, ума не приложу!
  И все-таки они меня загнали...
  Видно где-то неправильно свернул, меня занесло в один из дворовых тупиков, именуемый в большинстве городов, как колодец. С трех сторон высятся стены, высотой, метров в 10, а сзади наседают лучники. Понятно сразу - выхода отсюда нет, но поворачивать назад не рискнул, слишком близко охранники. И поэтому помчался вперед, уже задыхаясь от бешеной гонки, голова кружилась от потери крови, а легкие грозили выпрыгнуть из груди.
  Все! Стена, уходящая прямо на небо, преграждает путь. Повалившись на нее, почти сползая спиной, оборачиваюсь назад. Не спеша, конечно стрелки прекрасно знают, что отсюда не скрыться, по одному, подтягиваются лучники. Уперев руки на полусогнутые колени, тяжело дыша, кося взглядом в их сторону, все еще пытаюсь найти путь к спасению. Мозг трещит от переизбытка альтернатив, но тщетно.
  Ряды расступаются, вперед выходит главный в нагрудной кирасе и с огромным плюмажем из разноцветных перьев.
  -Набегался? - участливо так спрашивает. - Сам запыхался, ребят загонял. Нехорошо.
  Я киваю в ответ, воздух с шумом вырывается из легких, слова застряли в горле. Дескать, нехорошо.
  -А сколько горожан из-за тебя положили? - продолжает укорять командир.- Это же страшно подумать.
  Я опять киваю головой, мол, жуть как страшно. Хотя, одним больше, одним меньше - невелика разница. Они же вон, сколько туристов на тот свет спровадили.
  -Что с ним будем делать? - спрашивает начальник подчиненных, окидывая меня презрительным взглядом.- Здесь прикончим или оттащим на площадь?
  -Да что с ним возиться, - слышатся вразнобой голоса, - и так полдня пробегали. Грохнем здесь и все дела.
  -Я тоже так думаю, - утвердительно кивает главный. - Ну, готовься, - бросает мне, натягивая лук. Остальные, глядя на своего начальника, вскидывают арбалеты.
  -Подожди, - прохрипев, я протестующе выставляю руку вперед.
  -Ну что еще? - серые глаза снайпера смотрят поверх тетивы.
  -А последнее желание?
  -Ишь, чего захотел, - захохотал предводитель, остальные поддерживают начальника дружным смехом. Отсмеявшись, говорит:
  -Ну и что хочешь?
  -Чтоб вы сдохли, - у меня уже не осталось сил, но я собрал всю волю в кулак.
  -Ге-рой, - протянул он, - хоть и бэтман. Начнем, ребята.
  Я группируюсь, выпрямляюсь, встав в полный рост. Сердце бухает где-то под ребрами, во рту пересохло, голова гудит как многотонный набат, но умирать в полусогнутом состоянии не хочется. Просто так я им не дамся, хоть парочку, а прихвачу с собой. Если успею. Приготовился прыгнуть в первый ряд, а покою мне не дает одна мысль - почему же, Мара меня побери, не ощущаю запаха смерти!
  -ПЛИ! - рявкает главный, спуская тетиву.
  Вонзились в воздух стрелы и понеслись ко мне, раздирая пространство жалами и плачем.
  С ревом раненого ящера, отталкиваюсь от стены и взвиваюсь в прыжке...
  ... прыгаю...
  ...и зависаю...
  ...нелепо растопырив руки и ноги в воздухе, словно в паутине. Что за бред, проносится в голове. Посмотрел на лучников - те застыли как изваяния. Стрелы замерли в метре от меня, так же неподвижно вися между небом и землей. Попробовал пошевелить рукой. Ага, как бы не так. То есть я ощущаю конечности, но вот сдвинуть их хоть на сантим не могу. Что происходит... что со мной? Или с миром?
  -В чем дело? - крикнул я. Гх-м, и голос прорезался, но раны все также ноют, сочится кровь, отдавая жженым огнем вглубь мышц.
  -ПОЛ ЛАНС?
  Опять полыхает, вновь прикрываю глаза, но отблеск багряного цвета, в лицо дышит свежим осенним ветром. Волна несет в себе запахи жимолости, сырых листьев и костров. Запахло парным молоком и теплом домашнего очага.
  Хотел помотать головой, чтобы прогнать наваждение, но забыл, что застыл в невесомости. Что за шутки? Передо мной задрожал воздух.
  -Да, Всевышний!- откликаюсь я, когда еще выпадет возможность запросто покалякать с Самим.
  -ГОТОВ ЛИ ТЫ СЛЕДОВАТЬ ЗА МНОЙ? - спрашивает голос, отражаясь от стен каменного колодца, заполняющий собой, каждую клеточку пространства.
  -Я бы с удовольствие, Господь, но боюсь, не могу позволить себе предстать пред тобой в таком виде. Не можешь ли ты придти за мной чуть попозже?
  -ТЫ ВСЕ ШУТИШЬ, ЛАНСЕЛОТ? - усмехнулся голос. - ТАК ЛИ ТЕБЕ СМЕШНО ЗА МЕТР ОТ СМЕРТИ?
  -Что поделаешь, Господь, еще друзья заметили за мной привычку - чем хуже Лансу, тем грубее его шутки.
  -Я НЕ ГОСПОДЬ, ЛАНСЕЛОТ. И ДАВАЙ ОСТАВИМ ШУТКИ НА БОЛЕЕ ПОДХОДЯЩЕЕ ВРЕМЯ.
  Признаться, услышав это, слегка приободряюсь. Коль обещают "более позднее время", значит, есть шанс немного пожить.
  -Кто ты? - спрашиваю, пытаясь сдвинуть голову кверху, почему-то кажется, что голос идет с небес.
  -Я ДЮК АБРАМС, ПОВЕЛИТЕЛЬ КАРА-ДРАНГА, ОДИН ИЗ СЕМИ ХРАНИТЕЛЕЙ ВРЕМЕНИ.
  Срань Господня, кого занесло к нам на пикничок. Я слегка ошарашен. Причем, ошарашен процентов на 20, а ошеломлен на все 250.
  Хранители Времени столь мифические персоны, что порой их сравнивают с богами. Порой легче повстречаться с последними, чем с этими. Мало кто из смертных их вообще видел, а уж разговаривать с ними... Думаю, за несколько тысяч лет, я первый.
  -Рад тебя слышать, Дюк, - я даже не пытался скрыть изумление, - чем обязан?
  -Я ПОВТОРЮ СВОЙ ВОПРОС. ГОТОВ ЛИ ТЫ СЛЕДОВАТЬ ЗА МНОЙ?
  -Куда? - готов вырвать свой язык, но вопрос вылетает быстрее, чем успеваю подумать.
  Наверху тяжело вздыхают.
  -ХОРОШО, ДАВАЙ РАССМОТРИМ ВАРИАНТЫ, ПОЛ. Я СНИМАЮ БЛОКАДУ ВРЕМЕНИ И НЕ МЕШАЮ ТЕБЕ БЛАГОПОЛУЧНО УМЕРЕТЬ. ИЛИ ЗАБИРАЮ ТЕБЯ, НО ТЫ КЛЯНЕШЬСЯ СЛЕДОВАТЬ ЗА МНОЮ ДО ОКОНЧАНИЯ МИССИИ. В СВОЮ ОЧЕРЕДЬ ОБЕЩАЮ ПОКРОВИТЕЛЬСТВО. ЧТО ПРЕДПОЧТЕШЬ? ТОЛЬКО ПРЕДУПРЕЖДАЮ СРАЗУ - БОЛЬШЕ НИКАКИХ ШУТОК.
  -Согласен, Дюк! - ору во всю мочь, - я с тобой!
  В конце концов, не знаю, что меня ждет с Хранителем, но думаю, все лучше, чем остаться умирать здесь.
  -ХОРОШО, ТОГДА СКАЖИ, ПРОЩАЙ ЭТОМУ МЕСТУ И ПРИГОТОВЬСЯ. Я ПЕРЕНЕСУ ТЕБЯ.
  -Прощайте, ребята, - послушно говорю лучникам, застывшим передо мною в нелепых позах, с изумленными выражениями на лицах. Хотел еще помахать ручкой, но конечности так и не отпустило. Да и Мора с ним.
  Мир завертелся.
  Как в калейдоскопе замелькали краски, города, люди, материки и небеса. Воздух вокруг стал настолько прозрачен, что я видел каждую мельчайшую его составляющую.
  Пол Ланс рассыпался на части, скользя по коридорам времени и пространства.
  Я видел гибель миров и создание галактик, звезды играли со мною в прятки, я зачерпывал горстями серебристые струи человеческих грез.
  Но больше всего запомнились вытянувшиеся лица лучников, когда я стал исчезать у них перед носом. Я обрел способность шевелить руками, неподвижность снялась. А стрелы пролетали сквозь меня, выбивали гроздья искр и тупились о стену. Я орал им в каком-то радостном исступлении, размахивая руками:
  -Что, съели? Познакомить вас со своим старшим братом? А скоро всю семейку сюда притащу, вот уж веселье настанет...
  А сухой горячий ветер нес меня все дальше и дальше...
  
  
  Глава 2
  
  Мейс
  (за 3 суток до извлечения)
  
  Женщина, которая сдается
   слишком быстро, потом организует
   сопротивление методом диверсии.
  
  Сухой горячий ветер летел над Бендаргом, захолустным городишком, расположенным на самом краю материка. Пыльные смерчи вздымались на десятки метров, дышать практически невозможно, и немногочисленные местные животные зарывались в землю, чтобы переждать бурю.
  Вдоль центральной улицы, традиционно названной Аллеей Героев, брел, сгибаясь под порывами ветра, одинокий путник. Ничем не примечательная одежда, лицо спрятано от стихии под пылевой маской. Шел целеустремленно, не глядя по сторонам. Дверь заброшенного здания, мимо которого в этот момент проходил, под действием сильного порыва ветра неожиданно распахнулась, путник мгновенно пригнулся, выхватил неуловимым движением из-под плаща арбалет и выстрелил в сторону шума. Металлический болт, урча и вибрируя, в ту же секунду вонзился в деревянную дверь, точно посередине. Человек некоторое время постоял, не двигаясь, затем сунул оружие обратно под плащ, продолжил путь к ярко освещенному строению в конце улицы.
  Примерно в двадцати метрах от цели остановился, уперев руки в бедра, внимательно оглядел здание. Стены из грубо обтесанных вековых деревьев, с веранды две огромные двери ведут внутрь полной посетителей, таверны "Кровавая Мэри". Стоя снаружи, нельзя с уверенностью предположить, в какой части здания располагается бар, а в какой-казино, хотя можно догадаться, что казино находится в глубине здания - легче уберечь выручку от потенциальных грабителей.
  Дверь, скользнув в сторону, открылась, человек тут же нырнул за стоящую рядом повозку, выхватывая оружие. В дверном проеме появилась высокая женщина, сделала, было шаг наружу, пьяно покачала головой и, громко выругавшись, вернулась обратно.
  Человек снова вышел на середину улицы и продолжил осмотр здания. Постояв немного, двинулся налево, обошел строение кругом. Не обнаружив ни одного окна, решил, что в этом нет ничего удивительного, принимая во внимание силу пылевых бурь. Однако привычка, помогавшая не раз оставаться в живых, вынуждала проявлять дотошность, методично изучая все возможные пути проникновения внутрь. Двери заведения закрыты, возможно, заперты. Некоторое время раздумывал, не взобраться ли на крышу, а что, вполне по силам. Стены изъедены постоянными ветрами и пылью, но отказался от этой затеи. Бессмысленно.
  В конце концов, решил, что нет другого выбора, кроме как пройти внутрь обычным путем. Это ему совсем не нравилось - не то чтобы опасался быть узнанным после того, как выполнит заказ, просто предпочитал не привлекать к себе внимания раньше времени - однако не мог найти альтернативы. К тому же пылевая маска вызывает ощущение стесненности, почти клаустрофобии.
  Мужчина осознал, что все еще держит в руке оружие - с того самого времени, как в дверях ненадолго появилась женщина, сунул ствол под плащ. Преодолев три ступеньки, ведущие ко входу, вошел внутрь и стянул с лица маску. Нужно почувствовать здешнюю атмосферу, найти свою жертву, промыть горло от пыли парой кружек пива, а там уже и приступать к работе.
  Как и предполагалось, в кабаке толпились челы. Оно и понятно - куда им еще податься, когда на улице такое? Длинная стойка бара, из отполированного за долгие годы, дерева, тянулась вдоль левой стены, а по правую руку находилась дюжина столиков.
  Здесь и там сновали челы, выходцы из разных сословий. И пытавшаяся произвести впечатление, молодежь, и вконец опустившиеся типы, и женщины, открыто предлагавшие себя, и подозрительные субъекты, скорее всего контрабандисты, и просто зашедшие выпить и посидеть с друзьями древорубы.
  Задняя комната оказалась столь же велика, как и бар, и там толпилось еще больше народу. Вошедший наметанным глазом заприметил рулетку и столы для игры в кости и покер. За двумя столами играли в азартные игры, ранее никогда им не виденные. Он внимательно изучил лица сидящих за столами, пытаясь угадать, кто из них его жертва, если, конечно, она была здесь. Наконец, повернулся и двинулся к бару.
  Короткостриженный, плотного телосложения, моложаво выглядевший человек в желтом фартуке, опускающимся почти до колен, направился к нему с другого конца зала.
  -Добрый вечер, - приветливо сказал он.- Что будете пить?
  -Пиво.
  -Одну секунду, - откликнулся бармен, проходя за стойку и подставляя кружку под кран.- Я не видел вас прежде. У меня хорошая память на лица.
  -Я только что прибыл.
  -К сожалению, сегодня выдалась паршивая погодка,- продолжил беседу бармен.- Обычно Бендарг приятное местечко, но только не этой весной...
  -Я прибыл сюда не за тем, чтобы наслаждаться погодой, - ответил вошедший, сдувая густую белую шапку из пены с кружки.
  -Отлично, - ничуть не расстроился крепыш.- Значит, разочарование вам не грозит.
  Вновь прибывший поднес кружку к губам, осушил половину одним длинным глотком.
  -Мне надо кое-что разузнать, - сказал он, обтерев рот тыльной стороной ладони.
  -Может, смогу помочь?- откликнулся бармен.
  -Я тут кое-кого разыскиваю.
  -Отлично, я здесь знаю почти всех. Кто вас интересует?
  -Ее зовут Корделия Флаймс. Женщина, даже девушка, рост средний. Путешествует инкогнито. Скорее всего с шиком, так как является коронованной особой из Прилегающих Земель.
  -Значит, Флаймс?- переспросил бармен, оглядев зал.- Вы должны ей деньги? Я могу передать их от вашего имени.
  -Просто покажите мне ее.
  -Я надеюсь, вы не ищете неприятностей? Поговаривают, она здесь с хорошо обученной охраной.
  -Тебе нет никакого дела, зачем я ее ищу, - холодно бросил посетитель.
  -Ну и ладно, - ответил бармен, пожав широкими плечами. - Просто подумал, раз вы не знаете ее, возможно, вас нанял тот, кто ее знает. Решил помочь избежать неприятностей.
  -Оставь свое сочувствие для Корделии.
  -Ладно, - сказал бармен, вновь пожав плечами, - по крайней мере, я вас предупредил.
  -Отлично, я предупрежден, а теперь просто покажи ее.
  -Видите ту девушку, что сидит в углу в одиночестве?- спросил бармен, скося глаза.- В красной кожаной куртке?
  Мужчина кивнул, заметив:
  -Она вооружена так, будто собирается на битву. Арбалет около ноги, меч рядом со стулом... Похоже, есть еще и нож в голенище сапога.
  -На самом деле у нее нож в каждом из голенищ, - бармен немного помолчал. - Уверены, что не передумаете?
  -Это моя работа, - ответил посетитель, поворачиваясь к намеченной жертве.
  -Вы могли договориться. Корделия обычно предпочитает драке разговоры.
  -Неужели?
  -По крайней мере, я слышал, что это так.
  -Мне платят не за разговоры.
  Посетитель сделал несколько шагов по направлению к указанной девушке и остановился.
  -Корделия Флаймс! - сказал он громко.
  Большинство сидящих за игорными столами повернулись на голос, а девушка в красной куртке с любопытством взглянула на говорящего. По миловидному лицу скользнула улыбка, озарив белоснежные зубы, но из глаз дохнуло таким холодом, что подошедший невольно содрогнулся в глубине души.
  -Вы мне?
  Пальцы девушки коснулись рукоятки меча.
  -Пора умирать, Корделия!
  -Мы знакомы?- спокойно осведомилась та.
  -Все, что тебя касается - я последний чел, которого ты видишь в жизни.
  Неожиданно, вновь пришедший покачнулся, на лице отразилось недоумение. Он несколько раз моргнул, словно пытаясь понять, что произошло, застонал, повалился лицом вперед, разбросав руки по столику. Кружки зазвенели и покатились, разбрызгивая спиртное на пол.
  Из спины торчала рукоять ножа.
  Бармен, кошачьей походкой подошел к нему, вытащил нож, который метнул со смертоносной точностью, вытер стилет о полотенце, висевшее на шее, спрятал под желтый фартук.
  -Что-то зачастили они к нам, - сказал, переворачивая мертвеца ногой на спину.
  -Все нормально, друзья, - объявила, поднявшаяся со стула женщина в красной кожаной куртке. - Всего лишь небольшое недоразумение.
  Судя по всему, слова имели вес, большинство клиентов вернулось к выпивке и прерванным играм.
  Женщина обошла стол, посмотрела на труп.
  -Когда-нибудь встречал его раньше? - поинтересовалась у бармена.
  -Нет, - ответил тот. - Миледи Мейс, а вы знаете, кто он?
  Женщина покачала головой.
  -Понятия не имею. Но за последний месяц уже шестой. Кто-то не на шутку заинтересован в смерти Корделии,- она помолчала. - И я хочу знать почему.
  -Если бы я не убил его, возможно, смогли бы что-нибудь вытянуть из него,- заметил бармен.
  -Ладно, Бернс, в конце концов, я для этого тебя и наняла. Но не скажу, что ты облегчил работу.
  -Я облегчил вашу работу, миледи, - возразил Бернс. - Он бы с вами разделался.
  Мейс нахмурилась.
  -Почему так думаешь?
  Бармен опустился на колено, ухватил левую руку трупа, показал на средний палец:
  -Тонкая прозрачная нить. Я заметил ее, когда он стоял у стойки, а когда повернулся спиной, то оказалось, что у него на боку нацеленный арбалет со спущенным курком. Пока бы вы хватались за меч, вставали из-за стола, ему достаточно было просто разогнуть ладонь, и в вас сидело с полдюжины стрел.
  - Мора меня забери! - проворчала Мейс. - Сдается, ты действительно облегчил мне работу.
  Она постояла еще некоторое время в раздумьях, решительно тряхнула головой. Рыжие волосы взметнулись над плечами. Как она все - таки красива, подумал Бернс, неудивительно, что местные мужики от нее с ума посходили. Этакая тигрица в женском обличии - грациозная и смертельная одновременно.
  -Надо уходить отсюда, убежище себя изжило. Сдается, события скоро форсируются до неузнаваемости. Не исключен и факт, что в один прекрасный день сюда заявится кто-то, кто знает, как выглядит королева, и наша с тобой уловка треснет нас же по лбу.
  -Резонно, - ответил бармен.- А пока что давайте-ка, оттащим труп в погреб и поглядим, что удастся про него разузнать.
  -У меня предчувствие, что с ним будет так же, как и с другими, которые побывали в твоем погребе ранее,- предположила Мейс.- Никаких улик, документов и денег.
  -Может быть, - согласился Бернс, - но попытаться стоит.
  Миледи пожала плечами, жестом подозвала еще пару челов, чтобы поднять тело. Те потащили его по направлению к казино. Но бармен решительно преградил дорогу.
  -Выйдите через переднюю дверь и обогните здание снаружи, - велел он. - У нас здесь клиенты. Как бы вам понравилось, если кто-нибудь тащил мертвеца перед носом, когда вы выпиваете?
  Те молчали и лишь сосредоточенно сопели. Бернс глубоко вздохнул.
  -Можете не отвечать. Просто сделайте, как я сказал.
  Тащившие тело развернулись и вынесли мертвого через переднюю дверь.
  -С кем только не приходится работать, - вздохнул еще раз Бернс, глядя им в след, - если бы не вы, просто со скуки удавился.
  -А так, убивая челов, ты развлекаешься? - язвительно спросила Мейс. Но видно, что она его не слушает, взгляд глаз направлен в одну точку, лицо осунулось и посерьезнело.
  -Так, - решила она.- Иди в погреб, за место себя пришлешь Франца. Рону скажи, чтобы седлал лошадей, мы отбываем через полчаса. Я к принцессе.
  -Хорошо, миледи, - вздохнул бармен и потопал в другой зал.
  Она посмотрела ему вслед, словно хотела что-то сказать, но передумала и начала подниматься на второй этаж.
  ...................................................................................
  Меня на самом деле зовут Мейс.
  Мейс О*Коннел, личная телохранительница королевы Орланды Флаймс, правящей Прилегающими Землями. Положа руку на сердце, сказала бы ей пару ласковых, между нами, девочками. Жаль далековато она сейчас отсюда. А меня столь далеко от дома вынудил оказаться целый ряд обстоятельств.
  Началось все с того, что королева Корделия вступила в период совершеннолетия. А боги требуют жертвенных приношений. Казалось все бы ничего. Но вот оказия, эти самые приношения следует оказывать в специально отведенных местах, Крадах - жертвенных алтарях давно умерших богов. А у нас как назло этих алтарей отродясь не бывало. Мы поклоняемся другим богам. Но недавно принятый на службу, святой отец из Церкви Воссоединения и Реинкарнации, сумел убедить королеву, что древние боги ничуть не хуже нынешних, и мол, следует почтить память пращуров. Ох, не верила я этому мошеннику, видит небо. Но нашей королеве как что взбредет в голову - так хоть кол на голове чеши. Да и Корделия напела, ей надоело сидеть дома столько лет, хочется и мир посмотреть, себя показать. Нет, девчонка она хорошая, смышленая, только вот своевольная, да с королевскими замашками. Вся семейка у них такая, с придурью.
  Чуяла ведь, что лезем прямо в ловушку... Да сейчас то что, кулаками махать. Взяла с собой полсотни охраны, каждого как на парад отбирала. И чтобы польза в бою была, да в глаза не бросался.
  В принципе, как думала, так все и вышло. Атаковали нас малыми отрядами, устраивали засады, погони, да разве всего упомнишь, что они придумывали. Каких мне усилий стоило не распылить отряд, не погрязнуть во всех этих заварушках и сохранить Корделию живой, трудно сказать словами.
  Но, так или иначе, силы наши убывали, осталось всего четверо: Корделия Флаймс собственной персоной, я, и пара моих ребят из персональной опеки. Последний бой приняли в десятке лиг к востоку от этого городишки, скольких положили... н-да..
  А каких трудов мне стоило уговорить Бернса, бармена местной забегаловки, чтобы пустил под крышу? Но малый, кажется, положил на меня глаз, ничего, пусть повздыхает, не такие зубья обламывали.
  Последнего кварка (почтовая птица такая) отправила 2 недели назад. Просила выслать хотя бы полсотни всадников. От алтаря-то этого всего в паре дней езды, но не рискую выезжать, охраны никакой, втроем мы мало, что сделаем против двух десятков всадников, постоянно ошивающихся поблизости. Это местные головорезы, скорее всего связанны с нашим недоброжелателем.
  Вот и пришлось отсиживаться в трактире. Корделия поначалу визжала, аж уши закладывало. Ну, не королевские апартаменты, ну нет десятка ванн для омовения, а про еду вообще лучше промолчу. Благо хоть дармовая.
  Ребята помогают по хозяйству, я числюсь вышибалой, а принцесса спит целыми днями.
  Уловка, которую применили мы с Бернсом, стара как мир. Я выдаю себя за королеву, Бернс наводит на меня всех киллеров, что рыскают в округе в поисках Корделии, я их убиваю, и расслабляюсь по полной программе. Настораживает другое, за тот месяц, что мы сидим в Бендарге - этот уже шестой. Ох, чую, кому-то перешли мы дорогу. Хотя знаю прекрасно, что пытается "приголубить" нашу дорогую принцессу, никто иной, как православный инок ее королевского величества. То-то он вокруг Орланды петляет, как кобель вокруг суповой кости. Поплачет над безвременной кончиной бедняжки Корделии, да и на престол взойдет, окрутив королеву. А там и ее час недолог.
  Нет, уходить с этой службы надо, заездят меня совсем. Вот доставлю ее высочество до места, а там и рапорт на увольнение подам.
  А отсюда уходить надо, улепетывать. Еще немного и подсчитают убытки от меня, придут к выводу, что лучше спалить всех живых в этом уезде, чем посылать убийц на верную смерть. Ведь все королевство знает, что с Мейс связываться нельзя. Ну не тот я человек, что прощает попытки убийства. Но инок из молодых, да ретивых. Не успел про меня еще узнать, сразу за дело взялся. Ну-ну.
   Как представлю, что сейчас с Корделией будет, когда про отъезд скажу, аж мурашки по коже. Бр-р. Может сразу уши заткнуть?
  ............................................................................
  
  Я остановилась перед дверью, набрала воздуха в грудь, постучала.
  -Кто там?- тоскливо спросил женский голос
  -Это я, Мейс
  -Войди
  Открыв дверь, вошла в комнату. Конечно, не королевская опочивальня. Квадратная комната, с длиной каждой грани около 20 футов. Около дальней стены высится массивный камин, сложенный из неотесанных каменных глыб. Хоть и начало весны, в камине пылает огонь. Я потянула носом. В воздухе витает сладковатый, чуть дурманящий запах сарданды, дерева, что в здешних краях произрастает в изобилии. Его поленья могут гореть всю ночь напролет, отдавая тепло, практически не прогорая. Около стены, противоположной камину, высится огромная кровать с балдахином. В комнате царит полумрак. Это я распорядилась закрывать ставни с утра. На кровати возлежит Корделия Флаймс, наследственная особа королевских кровей, миловидная девушка с длинными белыми волосами.
  -Что ты хочешь, Мейс?- уныло спросила она.
  -Мы уезжаем, Ваше Высочество, давайте собираться.
  -Я не хочу ни куда ехать, - томно протянула Корделия, - здесь тепло и уютно, а эти переезды утомляют.
  -Уютно нам с Вами будет лежать в гробу, - сказала я, начав собирать вещи, - только что мы с Бернсом спровадили на тот свет очередного вашего поклонника.
  -Бернс? - переспросила она, наморщив носик. - А-а, бармен. Милый мальчик.
  -Этот милый мальчик спас мне жизнь. Да я не об этом, - отмахнулась я. - Это уже шестой подосланный убийца за неполный месяц, что мы тут с Вами.
  -Ну и что, вы же неплохо справляетесь с ними? Не понимаю, зачем надо уезжать?
  -Шесть пропавших киллеров - повод задуматься. Мы не знаем, откуда они, кто их послал, как нас вычислили. Бернс сейчас досматривает тело, но думаю, ничего не найдет. На том конце каната против нас играет профессионал. Надо уезжать, Ваше Высочество.
  -Не хочу, - скуксилась ее высочество, - опять эти скачки - не помыться, не умыться...
  -Ну знаете, я тоже была не в восторге от Вашей затеи. Если бы Вы не поддержали свою маменьку, сидели бы сейчас спокойно в Приграничных Землях и в ус не дули. Но раз уж выехали, то надо ехать. А помирать на границе земли мне как-то не светит.
  -Карету не нашли?- жалобно спросила Корделия.
  -Откуда в захолустном городке - карета?- вопросом на вопрос ответила я, протянула дорожный костюм. - Одевайтесь, у нас мало времени.
  Она неторопливо вылезла из кровати, принялась неспешно одеваться.
  -Помоги мне.
  Вздохнув, не мое это дело, королевишен одевать, принялась помогать ей.
  -А Бернс поедет с нами? - внезапно спросила она.
  -Бернс? А он то здесь причем? - удивилась я.
  -Он довольно милый и ... - помахала в воздухе своими длинными наманикюренными пальчиками, подбирая фразу, - такой необычный. Хотя, конечно, чувства такта ему не хватает, - закончила Корделия.
  -Да уж, парень не жил во дворцах, - с издевкой бросила я.
  -Я хочу, чтобы он поехал с нами, - решительно сказала наследница престола, тоном не допускающим возражений, игнорируя мою скабрезность. - Возьми его.
  -Ваше Высочество, - я закончила с пуговицами, отошла в сторону,- я не могу просто вот так взять и потащить его с нами, он не Ваш подданный, каким бы милым не казался, мне не хочется тащить его... (на верную смерть, хотела добавить, но вовремя прикусила язык). У него свое дело, привычные хлопоты и заботы, а у нас проблем выше крыши.
  -Я приказываю тебе, Мейс, - в голосе принцессы появились стальные нотки, - ты еще подчиняешься приказам?
  Я нехотя кивнула. Не-ет, надо завязывать с этой работой, как бы хорошо не платили.
  -Хорошо, попробую.
  -А теперь оставь меня, мне надо помолиться.
  Прикрыв за собою дверь, я спустилась в подвал.
  Труп лежал на столе, раскинув ноги в разные стороны. Тускло светила лампада, почти не давая света. Над телом колдовал Бернс.
  -Ну что, нашел что-нибудь? - спросила я.
  Бернс покачал головой.
  -Нет. Вы оказались правы. Как и в предыдущие разы - никаких меток, ни документов.
  -Да и Мора с ним, все равно уезжаем.
  Бармен дернулся, взгляд голубых глаз застает меня врасплох.
  -Бернс, - замялась, не зная с чего начать, - тут вот какое дело...
  Он все также выжидающе смотрит на меня.
  - Ее Высочество хочет, чтобы ты сопровождал нас до Крадо, - я протестующе подняла руки, не давая ему перебить, хотя он, похоже, не собирался этого делать, все так же внимательно изучая мое лицо. - У нас нет денег, чтобы тебе заплатить помимо нашего договора, и не твое это дело, я не могу об этом просить, но понимаешь, если уж Корделии что в голову взбредет... - беспомощно развела руками.
  -А вы лично, хотите, чтобы я поехал? - внезапно спросил он, наклонившись.
  -Я? А причем тут я?
  -Честно говоря, мне наплевать на Ее королевское Величество...
  -Высочество, - поправила число рефлекторно.
  -Все равно плевать. А за Вами я бы пошел хоть на край света.
   Та-ак, провела по лбу рукой. Уф-ф. Похоже, парень всерьез положил на меня глаз. Вот только любовного романа накануне битвы не хватало для полного счастья. Хотя... с другой стороны, лишняя пара рук в хозяйстве пригодится. Не будь стервой, Мейс, сказала себе. А кому сейчас легко, возразила моя темная половина.
  -Да, я хочу, чтобы ты поехал с нами.
  -Отлично, я Ваш с потрохами. К тому же, неплохо знаю местные тропы.
  -Свои потроха оставь себе, пригодятся, а вот с тропами - это хорошо, как раз надо незаметнее прошмыгнуть до места рандеву. - Погоди, а трактир? - вдруг вспомнила я, - а дела?
  -Ерунда, племянник присмотрит. Он давно на него зубы точит. Сколько у нас времени?
  -Как Корделия спустится, так и рвем.
  -Схожу, соберу вещи, - он улыбнулся, глядя на меня, - встретимся во дворе.
  -Договорились, - мы хлопнули по рукам. Он чуть задержал мою ладонь.
  -Но-но, - сказала я, освобождая кисть, - руку сломаю. Что за вольности такие?
  -Извините, - к моему удивлению, он покраснел.
  -И давай на "ты", мы ведь, похоже, ровесники?
  -Хорошо миледи....Мейс.., - бармен вконец растерялся.
  -Дуй отсюда, - улыбнулась я.
   Бернс сорвался так, словно за ним неслась вся королевская конница.
  Я вышла во двор. Буря и не думала стихать, пыль так и кружит вокруг меня. Накинула маску и направилась в сторону конюшни.
  -Рон! - позвала своего помощника. Голос прозвучал глухо, но тот услышал.
  -Я здесь, - вынырнул из-за постройки с мечом в руке молодой парень.
  -Это ты меня так встречаешь? - хмуро поинтересовалась, кивая на меч.
  -На всякий случай, - ответил Рон, поправив косынку на лице. - Я слышал, еще одного завалили, Мейс?
  -Было дело, - чуть покривила против истины.
  -Ну, так лошади оседланы, вещи собраны, можно и в путь.
  -Оседлай еще одного.
  -Зачем? - удивился он, - у нас же есть запасной.
  -Нет, этот как раз пойдет под седлом, а вот запасного оседлай. Бернс едет с нами.
  -Бернс? - он вопросительно поднял бровь. - Неплохой парень, вроде? - хитро глянул на меня.
  Да что они все, с ума посходили что ли?
  -Корделия приказала, - отрезала я.
  -Да-а? - удивился Рон. - А что, власть Прилегающих Земель простирается до сюда?- наивно поинтересовался он.
  -Ты еще подмигни мне, - рассердилась я. - Он спас мне жизнь сегодня, - сказала, нахмуриваясь. Не люблю ходить в должниках.
  -Понятно, - протянул Рон, отправляясь седлать коня.
  -Как закончишь - зайди к Корделии, - крикнула ему вслед.
  Он махнул рукой, ладно, мол, и скрылся в конюшне.
  Необходимо провести инструктаж, да и королеве дать понять, что не в бирюльки играть собираемся.
  По пути завернула Бернса, тот уже сдал дела долговязому племяннику, и шел к выходу.
  -Возьми Франца, поднимайтесь.
  Минут через 15 все собрались. Мои подопечные стояли у двери, Корделия восседала в кресле. А я ходила между ними:
  -Значит так. Выдвигаемся, пока не закончилась буря, это нам на руку, скроет следы. Рон и Франц едут впереди, я и Бернс - сзади, Ее Высочество посередине. Передвигаемся с максимальной скоростью, но осторожно. В драки не ввязываемся, обходим стороной все населенные пункты. Помощи ждать неоткуда, поэтому рассчитываем только на себя. Все ясно?
  Парни кивнули. Чуть помедлив, кивнула и Корделия. Да неужели? Может, до нее наконец-то дошло, в какую авантюру мы влипли.
  
   ...................................................................... ...................................
  
  Небольшой торнадо замел следы отъезда. Буря будет продолжаться еще пару дней, сказал Бернс. Ну что ж, посмотрим.
  Наша кавалькада неслась на запад. У всех на лицах - повязки, песок так и летит со всех сторон. Я подумала, что никогда не отмоюсь от него. Он был везде: на зубах, в волосах, под одеждой, и наверное, даже во мне.
  Вокруг стояла темень. Ни дорог, ни направлений. Но оказалось, Бернс, действительно неплохо ориентируется в здешних местах, и казалось, видит в темноте. Каким-то неведомым чутьем вел нас практически по прямой. Пришлось поменять его местами с Роном. Мы обошли несколько небольших деревень, проскочили с разгону речку и обогнули Волчьи Овраги (гиблое место, заметил проводник, - там столько нечисти порой собирается, аж жуть).
  За истекшие сутки несколько раз слышали рев диких зверей, бряцание оружия и отголоски каких-то схваток. Но останавливаться и интересоваться, кто там и зачем, не стали.
  К концу первых суток бешеной езды, лошадь Франца влетела в нору суслика и сломала себе шею. Сам он, перекувыркнувшись несколько раз вместе с кобылой, переломил ногу в двух местах. Держался мужественно, хотя и с трудом терпел боль. Из штанины фонтаном била кровь, оголенные обломки костей торчали в разные стороны. Мы наложили жгут, остановили кровотечение.
  -Потерпи, милый, - шептала я, он в ответ лишь скрежетал зубами.
  Пришлось пересадить на запасного коня, и спешно искать место, где можно остановиться.
  -Справа небольшая деревенька! - прокричал Бернс, чуть спуская платок с лица, где-то через полчаса после того, как тронулись в путь по новой.
  -Хорошо, - крикнула в ответ, - найди заброшенный дом или сарай, на худой конец!
  Он мотнул головой, исчезая в пылевой завесе. Мы терпеливо ждали.
  -Крепись, Франц, скоро я полечу тебя, - успокаивала я своего бойца.
  Он только кивнул в ответ. На белом лице появилась вымученная улыбка. Плохо дело, парень потерял много крови.
  Корделия, как ни странно, держалась молодцом. Не скулила и не капризничала. Я только что обратила внимание, что за истекшие сутки она не проронила ни слова.
  Бернс появился минут через 15.
  -Есть, - отдышавшись, сказал он. - Заброшенный сарай, на околице. Едем, - тронулся, взяв коня Франца за узду.
  Сарай, действительно оказался заброшенным. Большим и 2-х ярусным. По всему помещению разброшены тюки с сеном и соломой. В углу, стоит, прислонившись ко второму этажу, большая лестница. За стенами стонет ветер, сквозь щели в стенах и перекрытиях забивается песок, но ночь здесь провести сравнительно безопаснее, чем в открытом поле.
  Пока мы с Роном снимали Франца с лошади, Бернс развел огонь, усадил Корделию около него, предварительно накинув ей на плечи свою куртку. Хотел, было встать, но королева удержала его рукой.
  -Подожди, - попросила его, - посиди со мной.
  Бернс беспомощно стрельнул по мне глазами, но остался на месте. Корделия склонила голову ему на плечо и затихла, глядя на огонь.
  Франца уложили на тюк с соломой. Он был совсем плох. Да и крови потерял достаточно. Я распорола ножом мокрую штанину. Рон аккуратно стянул с ноги сапог. Голень переломлена пополам, да еще так неудачно - в двух местах. Из рваных ран сочится кровь, белые кости торчат острыми краями наружу.
  -Лежи спокойно, парень, - скинула куртку, склонилась над ним. Рон отошел в сторону и присел у огня.
  -Что там? - услышала голос Бернса.
  -Открытый перелом...потеря крови, - послышался ответ.
  Я согрела руки, встала и с силой хлопнула ладонями над головой. Между ладонями проскочила белая молния, приятное тепло разлилось по телу.
  -Что она делает?- испуганно прошептал Бернс.
  -У нее дар, - вяло ответил Рон, жуя кусок пирога, - Мейс лекарь. Может брать чужую боль и лечить челов.
  -Я слышал про таких, но никогда не видел, - восхищенно сказал Бернс и затих. Я почувствовала на затылке его пристальный взгляд
  Провела руками над ногой Франца. Кровь медленно начала останавливаться. Становилось все жарче. Кости нехотя начали вправляться. По спине уже катил пот. Медленно, очень медленно погружала кости в рану. Слой за слоем сращивала мышцы, фасции, нервы и сосуды. Меня знобило и бросало из жара в холод. Пот застилал глаза. Словно нехотя, начала сшиваться кожа и скоро на ноге остался лишь едва заметный рубец.
  -Я передам твою боль, - услышала со стороны хриплый голос. Неужели мой? - Спи, - провела ладонью по его лицу. Франц дернулся и закрыл глаза. Отключился.
  Стряхнула руки. Зеленоватый сгусток энергии метнулся с ладоней в соседний тюк соломы и сразу же вспыхнул. Рон с Бернсом опрометью кинулись к нему, распинали ногами и затушили.
  Без сил опустилась на пол. Перед глазами плавали разноцветные круги, колыхались и вибрировали. Все - таки утомительное это занятие. Чьи-то теплые руки (Бернс? Рон?) перенесли меня к костру, положили на заранее подстеленную попону. Навалилась дремота, но сквозь пелену слышала голоса:
  -Дар отнимает у нее силы, - это Рон.
  -Да-а, не знаешь что и лучше - иметь его или нет, - Бернс.
  Они еще некоторое время переговаривались, но я провалилась в глубокий сон и вырубилась.
   .........................................................................................................
  
  Из сна меня вырвал легкий толчок в плечо. Я моментально перекатилась, вскочила на ноги, сжимая в руке нож.
  -Светает, - Бернс показал на щели в стенах. Действительно, светило уже поднималось над горизонтом, прохладные лучи били сквозь полусгнившие доски сарая.
  -Где Корделия?- спросила я, пряча нож за голенище.
  -Спит.
  Да я и сама уже увидела. Ее Высочество спала, свернувшись клубком, укрытая курткой Бернса. Бедняжка, мне даже стало немного жаль ее.
  -А Рон?
  -Упорхнул на разведку. Буря стихает.
  Порывы ветра стали тише. Он уже не завывал, а лишь посвистывал.
  -Давно у тебя этот дар? - спросил Бернс, помогая накинуть куртку.
  -Давно, - ответила я. - С детства. Мать передала.
  -И как тебе с ним?
  Я пожала плечами:
  -Сначала было страшно, потом привыкла...
  Хлопнула дверь, ворвался Рон.
  -Всадники, вооруженный отряд, человек 30, - запыхавшись от бега, скороговоркой выпалил он, - в лиге отсюда.
  -Та-ак, - протянула я, - недолго музыка играла, не долог был и наш роман.
  Огляделась по сторонам. Франц еще в шоке - не боец. Корделию вообще в расчет не принимаем. Негусто.
  -Значит так, ребята. Нас трое, а их 30, и в открытой схватке нас передавят как курей.
  -Пророчица, - проворчал Рон, плюхаясь рядом с королевой.
  -Чего уселся? - глянула на него, - лошадей в укрытие, Бернс наверх, я внизу. Стрелять по моей команде. Выполнять, иначе впаду в ярость.
  -Поверь мне, Бернс, - обратился к тому Рон, поднимаясь на ноги, - когда Мейс в ярости, в целом мире нет женщины прекраснее.
  -Она и так самая красивая женщина в мире, - ответил тот.
  -Вы мне еще конкурс красоты устройте, - рассердилась я, - бегом отсюда.
  Рон завел лошадей, привязал их к столбам и надел на морды мешки. Я разбудила Корделию.
  -Ваше Высочество, приближается вооруженный отряд. Кто это - друзья или враги, не известно. Давайте поднимемся на 2 ярус.
  -Хорошо, - неожиданно быстро согласилась та.
  Мы с Роном подняли Франца и затащили его по лестнице под крышу. Бернс к тому времени юркнул на другую половину, закопавшись в сено, приник глазом к щели.
  -Приближаются, - бросил он, - челов 10.
  -Передовой отряд, - процедила я, заваливая соломой Франца.
  -Я сейчас, - Рон нырнул вниз.
  -Ты куда? - поинтересовалась я. - Ну-ка занимай место рядом с Ее Высочеством.
  -Вещи подниму, - буркнул он и скрылся с глаз. Услышав подозрительный шум, свесила голову, увидела, что Рон сваливает лестницу вниз.
  -Что это ты делаешь, засранец эдакий? - произнесла задумчиво.
  -Миледи, - он поднял голову, - ваше место рядом с королевой, а я встречу их внизу.
  -На тебя же первого наткнутся....
  -Зато вы останетесь живы.
  Ну, как с такими сражаться, скажите на милость?
  -Они на подходе, - крикнул Бернс.
  Я змеей скользнула в солому, выглянула на улицу. По ней несся отряд всадников. Что-то привычное резануло глаза. Раскраска коней наша! А вот всадников не узнавала. Все в темных одеждах, на головах криво сидят кожаные шлемы, за каждым, из которых вьется конский хвост. Что происходит? Может кварки все-таки долетели, и Орланда выслала подмогу? Но почему воины мне незнакомы? Или наших перебили и заняли их места? Слишком много вопросов роилось в голове, да вот с ответами туговато.
  Отряд тем временем промчался дальше, с окраины деревни вошла основная часть всадников. Они двигались неторопливо, но настороженно обозревали окрестности. Впереди на двух породистых рысаках восседали, судя по всему, вожаки. Смотря, как они держатся, заметно, что парни тертые. Пробежав глазами по рядам, увидела троих монахов. Те, в белых хламидах с крестом на груди, перечеркнутым молнией, молчаливо ступали за передовым отрядом. А вот это уже знакомо, именно этот знак усиленно пытался привить "достопочтимый" отец Дормундер. Но с каких это пор, всадники начали путешествовать с инками?
  Эх, Мора меня побери. Нашли место, где остановиться. Встали прямо около сарая. Однако спешиваться не решились. А-а, ждут донесений.
  Минут через 20 вернулась первая десятка. Я ухом припала к щели.
  -Никто не видел их, - отрапортовал главный передового отряда.
  -Не могли же они сквозь землю провалиться, - пробурчал вожак отряда.
  Что за дьявол, голос мне определенно знаком.
  -Все осмотрели? - спросил весь в черном, второй по старшинству.
  -Все дома, амбары и сараи.
  -А это что? - ткнул в нашу сторону.
  -Не успели еще, он же не жилой, - оправдывался разведчик.
  -Так пойди, проверь! - заорал тот на него.
  Один спешился, взяв арбалет наизготовку, шагнул к дверям. Я перекатилась на бок и свистнула Рона. Тот поднял голову из-за тюка, вопросительно поднял бровь. Один, на пальцах показала ему, с арбалетом. Тот кивнул, понял мол. Провел рукой по горлу. Нет, мотнула головой, приставила указательный палец к подбородку. Живой нужен. Метнулась назад, по пути прикрывая Корделию охапкой сена, та лежала не шелохнувшись, спит что ли?
  Лучник направлялся к дверям. Остальные наконец-то спешились и стояли полукругом. Главный внимательно следил за происходящим. Его глаза, сверкавшие из под шлема, определенно мне знакомы. Да кто же это такие, Мора их побери?
  Скрипнула дверь. Я скосила глаза. Лучник вошел, держа арбалет на уровне груди. Медленно передвигаясь вдоль стены, тем не менее, приближался к Рону. Опа, Рон бесшумной тенью скользнул ему за спину и приставил тесак к горлу солдата. Жертва судорожно сглотнула, дернулась, но обмякла и затихла.
  -Тихо, - прошептал ему на ухо мой помощник, - одно движение и ты труп.
  Рон поймал мой взгляд и подмигнул. Пока все идет неплохо. Вновь перевела глаза во двор. Вожак тем временем скинул шлем, вытирая пот со лба.
  Батюшки святы! Да это же Хоппер! Последний раз с воеводой мы виделись лет эдак тридцать назад, неудивительно, что не признала с первого раза. Как же это я так промахнулась? Хотя.... Другой покрой одежды, другие цвета лат. Может, у них переворот произошел, пока нас не было? На чьей ты стороне, Хоппер, по прозвищу "Резак"? И почему его вытащили из запасников? Ведь если помнится, после памятного боя при Вайтклюе, его надолго определили в обоз. Конечно, я в нем уверена, но в последнее время столько всего произошло... Ладно, проверим.
  Сложила ладони в особую фигуру, крикнула козодоем. Помнит ли этот сигнал, ведь лет сколько прошло..?
  Хоппер мгновенно обернулся, по лицу разлилась белоснежная улыбка. Отклик, мой милый, отклик. Я терпеливо ждала. Всадники переполошились, сомкнули ряды.
  -Оружие в ножны, - прогремел голос моего бывшего зама, - Мейс здесь!
  Его напарник в черном плаще резко развернул коня в сторону нашего укрытия, глаза цвета индиго настороженно скользнули по стенам. Нутром почувствовала - опасный тип?
  В ответ на мой сигнал, Хоппер издал вопль одинокой цапли. У меня немного отлегло от сердца - свой.
  -Выходи, Мейс, мы к вам на выручку! - крикнул он.
  -Оставайтесь здесь, - сказала я Корделии, скатилась вниз. Проскочив мимо Рона, шепнула:
  -Держи его, парень, на всякий случай.
  Рон кивнул и плотней прижал нож к горлу жертвы. Глаза лучника, казалось, скоро выскочат из орбит. Я тихо подошла к двери, выглянула в приоткрытую щель. Стояла в тени, и не особо беспокоилась, что они меня увидят. Вооруженный отряд все также располагался полукольцом. Всадник в черном плаще нагнулся, спросил у Хоппера:
  -А мой лучник, они что, его убили?
  -Поверь мне, - самодовольно ответил тот, - насколько я знаю Мейс, он скорее мертв, нежели жив.
  Тот выругался. Я распахнула двери сарая и вышла наружу. Лучники автоматически вскинули луки, острия 20 стрел, нацелились мне в грудь.
  -Убрать оружие! - снова взревел Резак, - что, моего приказа недостаточно?
   Нехотя опустились луки.
  -В чем дело, Хоппер? К чему маскарад с переодеванием? - я прищурясь, обвела отряд рукой. Поздоровалась, можно сказать.
  -Мейс, - слез с коня тот, подошел ко мне, широко улыбаясь. - Мы получили твои послания. Королева Орланда выслала нас на помощь.
  -Кто эти люди? Я их не знаю. Этот крутой в черном плаще?
  -Это Джаспер, - ответил Хоппер. - Командир всего этого сбро...этих челов, - понизил голос.
  Наемник лишь холодно кивнул, не сводя с меня пристальных глаз, цвета индиго. Он чем-то напоминал хищную птицу, такое же вытянутое лицо как у коршуна.
  -С каких пор мы стали брать на службу наймитов?
  Хоппер вздохнул:
  -Дела в последнее время идут не особо хорошо. А точнее не к Море. Орланда отослала всех на северные границы. Хольфцы вторглись в наши земли.
  - Хольфцы? - переспросила я, - но ведь с ними заключен пакт о ненападении?
  -Ну... они передумали, - воевода почесал затылок, - так мы едем или как?
  -Хорошо, - медленно согласилась я. Ох, не нравится мне это, - сейчас приведу Корделию.
  Зашла в сарай.
  -Рон, отпусти его, - сказала помощнику. Тот с жалостью опустил тесак.
  -Вали отсюда.
  Лучник, торопливо озираясь, засеменил к выходу.
  Сверху свесил голову Бернс.
  -Порядок?
  -Еще не знаю, - скривилась я, - но выдвигаемся. Приведи Корделию, спускайтесь вниз, а мы с Роном поставим лестницу.
  Бернс метнулся по второму этажу за королевой, а мы подтащили лестницу.
  -Что, старина Хоппер объявился? - спросил Рон.
  -Да, с отрядом наемников, будь они неладны.
  -Тебя что-то беспокоит?
  -В последнее время - все, - отрезала я.
  Проходя мимо меня, Корделия как-то странно взглянула. В ее взгляде было столько страха и боли, что я невольно опешила. Но та лишь прошла мимо. Я что-то пропустила?
  Снова вышла первой на улицу. Бернс находился около королевы, а Рон поддерживал на плече Франца, тот еле передвигал ноги.
  -Ваше Высочество, - вскричал Хоппер, преклоняя колено.
  -Встань, свободный, - Корделия опустила руку на его затылок.
  Джаспер сделал широкий жест:
  -Карета подана, Ваше Высочество.
   Конечно, уж он то и не знал, как купить благосклонность королевы. Где они ее взяли, не тащили же с самих Приграничных Земель? Скорее всего, отбили у кого-нибудь. Отряд расступился, и четверка запряженных лошадей медленно выкатила дорожный дилижанс.
  -Прошу Вас, - Резак вновь согнулся в полупоклоне. Корделию сразу же окружили два монаха, повели под руки.
  -Кто такие?- подозрительно ткнула в их спины пальцем.
  -Помощники святого отца Дормундера, - ответил почему-то Джаспер, - они помогут королеве провести церемонию.
  Тем временем монахи усадили Корделию в карету, забрались вместе с ней.
  -Рон и Бернс - по бокам кареты, никого не подпускать, кроме меня, - распорядилась я.
  Парни лишь кивнули и пошли выводить лошадей.
  -Не доверяете нам? - c усмешкой спросил Джаспер.
  -Нет, - ответила, глядя в глаза, - я вас не знаю, а в последнее время не доверяю даже себе.
  -Напрасно, миледи, мы весьма компанейские ребята, - вновь усмехнулся он.
  -Это и пугает, - я запрыгнула в седло, выведенного Роном, коня, - но будет так, как сказала.
  -По коням, - крикнул Хопперс, взлетел птицей в седло.
  Мы тронулись.
  ...........................................................................................................
  
  -Что происходит, Хоппер? - спросила я бывшего воеводу. Мы ехали чуть позади кареты, не слишком близко, но и не слишком далеко, чтобы держать ее в поле зрения. Впереди отряда мчался Джаспер на вороном жеребце, поднимая пыль. Всадники рассредоточились по длине всей колонны. Но как не крути, мы ехали в их окружении.
  -Плохи дела, Мейс, - ответил мой заместитель. - Дормундер гнет королевство под себя. Замок наводнен монахами и наемниками, не знаешь, от кого ждать большей беды. Я чуть ли не с боем выбил место главного в отряде. Но не обольщайся, здесь я играю роль шута, а всем заправляет Джаспер.
  -Чего он добивается? - я нахмурила брови.
  -Не знаю, но вряд ли спешит выполнить приказ королевы Орланды. Дормундер притащил его как раз с северных границ, и теперь этот парень за ним хоть в огонь.
  -Значит, ничего хорошего не ждать, - подытожила я.
  -Точно. Но я с тобой.
  Мы скользили по выжженным прериям, ломились сквозь перелески и поля. Светило повисло в зените, но ветер по-прежнему холодил тело. Что нас ждет впереди? Если завяжется бой, не отстоим Корделию. Франц еще очень слаб, да и с ним, впятером супротив 30 не выстоять. Хотя мои орлы каждый стоит троих.
  Спереди начал приближаться клуб пыли.
  -Мейс к королеве, - пронеслось по цепочке.
  -Миледи, вас хочет видеть королева, - обратился ко мне один из примчавшихся всадников, осаживая коня.
  -Что случилось? - спросила я в недоумении, на всякий случай, натянув удила.
  -Не знаю.
  Бросив вопросительный взгляд на Хоппера, пришпорив коня, понеслась к королеве. Поравнявшись с каретой, соскочила с седла и ухватившись за край крыши, закинула тело наверх. Осторожно спустилась вниз, предварительно стрельнув глазами Бернсу, смотри, мол, в оба. Тот склонил голову, понял.
  Корделия смиренно сидела на диванчике. По обе стороны от нее, почти прижимаясь плечами, располагались два монаха. Они что-то пытались втолковать королеве и, казалось, настолько разгорячились в беседе, что не заметили мое появление. Увидев меня, враз замолчали, стали коситься исподлобья. Я же плюхнулась на противоположное сиденье, уставилась на всю троицу с любопытством.
  -Хотели меня видеть, Ваше Высочество?
  -Да, Мейс, но..., - она беспомощно повела плечами, огляделась.
  -Ясно. Вы, двое, слиняли отсюда, - бросила инкам.
  -Мы не можем оставить королеву, - тихо, но твердо сказал один из них.
  -Что?? - удивилась я, - с каких это пор приказ королевы вас не касается?
  -Отец Дормундер приказал не сводить нам глаз с Ее Высочества.
  -Да неужели? - деланно изумилась я. - Надо же какое совпадение? Ведь у меня тоже приказ не оставлять Ее Высочество. Но только от королевы Орланды! А знаете в чем маленькая разница между ними? Королева Орланда - правящая королева Приграничных Земель, а ваш святой отец - хрен собачий.
  -Нас предупредили, что вы слишком самоуверенная и честолюбивая особа, - начал второй, вытаскивая из-под себя нож.
  Клянусь всеми богами, я даже обрадовалась, но и несказанно удивилась.
  -Ты что же, собираешься меня убить? - спросила бритоголового монаха.
   Тот кивнул.
  -Вы не оставляете мне другого выбора, я свято чту наказание духовного наставника.
  Корделия испуганно вжалась в спинку дивана и часто задышала, озираясь.
  -Что... что происходит? - беспомощно проговорила она. - Зачем вы достали нож?
  Но наши с монахом взгляды уже схлестнулись, вопрос королевы остался без ответа. Нас поглотила жажда действий и злость, распирающая каждого изнутри.
  -Выбор есть всегда... - я незаметно уперлась в сиденье обеими руками, благо держала их за спиной с того момента, как попала в карету, и вдруг в мощном прыжке взвилась ногами вперед, выбила нож у него из рук. Второй ногой вдогонку нанесла удар в горло. Монах дернулся, выплеснул фонтан крови из разбитой гортани. Мои ноги еще не коснулись пола, а рука уже метнулась к голенищу, спустя мгновенье нож вонзился инку в сердце. И в ту же секунду развернулась ко второму.
  -... только часто мы выбираем не тот, который нужен, - закончила фразу, пристально следя за телодвижениями духовного собрата.
  Священнослужитель смотрел полными от ужаса глазами.
  -Вообщем так... из кареты есть два выхода. Один, - кивнула в сторону трупа, - на тот свет, второй, - повернула голову в другую сторону, - в дверь. Какой предпочитаешь?
  Монах скользнул тенью в открывшуюся дверь, послышался звук упавшего тела, вскрик и ругательства всадников, мчавшихся позади дилижанса. Видимо им пришлось сдержать лошадей, чтоб не наехать на тело. Открыв вторую дверь, я вытолкнула мертвого монаха из кареты. Снова звук упавшего тела, ругательства всадников, вот только вскрика не было.
  -Так о чем вы хотели со мной поговорить, Ваше Высочество? - спросила королеву, усаживаясь напротив нее.
  Не успела Корделия открыть рот, бедняжку трясло до сих пор, как карета дернулась, начала останавливаться. Послышались крики охраны.
  -Какого дьявола тут происходит? - раздался рев Джаспера, дверь кареты с силой распахнулась. Ага, вот и кавалерия подоспела.
  Взбешенный наемник пылал гневом.
  -Кто убил моего чела? - его взгляд прыгал с Корделии на меня.
  -Ну, вряд ли это могла сделать королева, - ответила я, вытирая нож о занавеску, - знаете ли - воспитание не то...
  -Какого...- начал снова.
  -... что касается меня, то есть вопрос, как давно монахи стали кидаться со стилетами на королевских особ? Это что, невиданный доселе, способ охраны? - протянула ему тесак монаха.
  -Он пытался ее защитить...
  -От кого, Джаспер, - я в изумлении развела руками в стороны, - от меня? Ваше Высочество, я стала для вас опасной?
  -Все было, как сказала Мейс, - ответила Корделия. Надо отдать должное, она быстро пришла в себя. - А сейчас оставьте нас, сэр Джарвис.
  -Как скажите, Ваше Высочество, - скрежетнул зубами тот, окатив меня взглядом, полным ненависти, захлопнул дверь.
  Карета вновь дернулась, плавно заскользила далее, а в окно просунулась голова Рона.
  -Все в порядке, миледи?
  Я кивнула, голова исчезла.
  -Так что случилось? - вновь обратилась к Корделии.
  -Меня хотят убить.
  Эка новость, подумала я. - Кто?
  -Сначала Дормундер, потом все остальные, сейчас эти монахи.
  -Ну что касается монахов, допустим, убить они собирались меня. А что относительно остальных - откуда такая уверенность?
  -Мейс, - она посмотрела на меня, - хоть я и произвожу впечатление легкомысленной особы, но отнюдь не дура. Я знаю это с самого начала.
  -Что-о? Знали? Но какого же... - у меня вдруг не стало слов. Скольких парней положили не за что, эх-х...
  -Подожди, - перебила меня принцесса, - ты думаешь, мне легко? Когда родная мать поддалась на уловки проходимца и решила избавиться от дочери? Да если бы я не согласилась участвовать в этой авантюре, не сбежала из замка, меня удавили в собственной спальне.
  -Но почему вы не сказали об этом раньше? - продолжала недоумевать я, - ведь можно было избежать...
  -Я хотела, но потом решила, пусть все идет, как шло. Мы вдалеке от Приграничных Земель. Опасность как таковая мне не грозила, а от остальных напастей ты меня неплохо защищала.
  -Неплохо?.. Неплохо?!
  -Но я продолжала искать пути к спасению, - защищалась Корделия.
  -И какие же именно? - язвительно спросила я.
  -Ну, не знаю... Вообще-то хотела уйти из этого мира.
  -Куда?! В царство мертвых? Это хоть сейчас, - мне стало смешно.
  -Нет, Мейс. В другой мир. Есть целая вереница других миров, отличных от нашего.
  -Да? - саркастически спросила я, - и где же находится волшебная дверь?
  -Ты мне не веришь, - покачала головой королева, - и совершенно напрасно. За этим-то я и согласилась ехать к Крадо. Там велика вероятность открыть портал в другое Измерение. Не спрашивай как, долго объяснять, хотя и прошла соответствующую подготовку.
  -Когда?
  -Долгое время провела в библиотеке отца. Он собрал гигантскую подшивку магических фолиантов. От нечего делать сидела и штудировала исследования наших колдунов, и представь себе - нашла! Теперь знаю, как открыть дверь в другой мир.
  -Ладно, будем считать, что я поняла (хотя для меня это как темный лес в период полнолуния в момент наводнения оного упырями, лешими и остальной нечистью). И какой план действий?
  -Вот за этим я тебя и позвала...
  Выбравшись из кареты, пересела на своего коня, припустила в хвост колонны. Мне необходимо побыть одной, собраться с мыслями, выстроить стройный план. Всадники молча расступались, опасливо поглядывая в след. Монахов не видно, очевидно примкнули к Джасперу, в арьергард. Разумеют, подлецы, что попадись мне сейчас, исход будет один - к Море на завтрак. И наемник не спасет.
  Вечером расположились на привал в небольшом лесочке. Карету загнали на центр поляны, сами расположились вокруг. До Крады рукой подать, но пришлось убедить всех выехать завтра с утра, неча по ночам в священное место ломиться, еще духов спугнем. Собрала своих орлов на склоне холма, устроила маленькое совещание, попутно вводя их в курс дела.
  -Дело дрянь, - подытожил Хоппер, внимательно выслушав мой спич.
  -Дрянь... это почти ничего не сказано, - задумчиво протянул Рон, грызя соломинку, глядя как садится светило.
  -Однако выходов не так уж много - либо погибнуть с честью, либо... просто.
  -Вы всегда так развлекаетесь? - спросил Бернс.
  -Чую, настоящее веселье еще впереди, - ответил ему Рон.- Сейчас Мейс планчик набросает, как нам погибнуть с честью.
  -У тебя есть план, или по старинке - импровизируя на месте? - оживился Резак.
  Рон толкнул Бернса в бок и закатил глаза в предвкушении, слушай, мол.
  -План есть, - скривилась я, косясь на Рона, вот ведь зануда, - только как реализовать?
  -Хоть в общих чертах? - Рон перевернулся на живот, уставился на меня.
  -Мы играем по правилам Дормундера и Джаспера до поры, до времени. Корделии надо дать шанс уединиться с монахами, когда те примутся колдовать (про всякие порталы и волшебные миры говорить не стала, засмеют еще). После того, как принцесса вдоволь наиграется, подаст знак, и мы даем стрекача.
  -Это из окружения-то?- поднял вопросительно бровь Бернс.
  -Да-а, план оторви и выбрось, - пробурчал Хопперс.
  -Придумай лучше, - огрызнулась я. В самом деле, думаешь тут за всех, ищешь пути к спасению, так еще и морды воротят.
  -Лучше бы я его не слышал, - Рон вновь перекатился на спину и уставился на небо.
  -Я не возьму в толк, как вырваться из окружения? - недоумевал Бернс.
  -Это еще не все, - замялась я.
  -А-а, так и думал, самое интересное пропустил, - вновь влез в разговор Рон.
  -Когда Корделия подаст знак, будет большая и яркая вспышка, или грянет гром и разверзнутся хляби небесные, вообщем, что отвлечет внимание наемников. А мы воспользуемся сумятицей и слиняем.
  -Лучше бы я этого не слышал, - снова высказался Рон.
  -Ты это уже говорил, - заметил Бернс.
  -Да? Значит вдвойне безнадежно...
  -Что ты предлагаешь? - взвилась я.
  -Взять Корделию и уйти сейчас.
  -Бесполезно, - Хоппер покачал головой, - смотри сам, костры разожгли чуть ли не в лигу диаметром, часовые меняются у кареты каждые 10 минут. Джаспер не дурак, понимает, что к чему.
  -Значит, ждем до рассвета? - спросил Бернс.
  -Да, - кивнула я, - а сейчас спать.
  -Я посторожу, - сказал Рон, вскакивая на ноги и отряхивая себя от прилипшей травы.
  -Только без фокусов, - предупредила его, - знаю твои проделки.
  -Ладно, - пробурчал он, глядя, как мы устраивались вокруг костра.
  -А насчет завтрашнего, - продолжил он, когда все улеглись, - не знаешь наперед, где тебе повезет. К тому же всегда обожал сюрпризы.
  .....................................................................................................
  
  К полудню мы въехали в ущелье. Огромные скалистые стены нависли над нами, словно грозясь поглотить. Горы пропустили нас внутрь, отряд двинулся узкими извилистыми каменными коридорами.
  -Плохо дело, - скорчил гримасу Хоппер, - я бы оставил здесь пяток лучников, на всякий случай. Больше-то выходов нет.
  -Думаешь Джаспер сделает тоже самое?
  -Я же говорил, он не дурак. Впрочем, сама посмотри.
  Пять всадников постепенно отставали от колонны и вскоре безнадежно потерялись в конце кавалькады, а потом и совсем скрылись из виду. Мы сделали вид, что не заметили.
  -Прорвемся, - решительно сказала я, но сама не очень поверила в убедительность фразы.
  Внезапно ущелье кончилось и расступилось огромной равниной. Повращала головой, н-да... Пейзаж - оторви и выбрось. Крутые склоны скалистых пород уходят прямо в небо, теряясь в вышине. Посередине равнины хаотически разбросаны огромные валуны, исчервленные рунами. Надписи на них столь старые, что местами выцвели и стерлись от ветров и дождей. Между двумя гигантских камней, возвышается черный прямоугольный камень, который явно служил когда-то жертвенным алтарем. Сразу смолкли птицы, затянулось небо. У некоторых всадников зубы принялись отбивать чечетку, но не от холода.
  -Чудненькая мышеловка, - сказал в наступившей тишине, Рон. - А главное запасного выхода отсюда нет.
  Я зыркнула на него и скомандовала:
  -От королевы ни на шаг, она наш единственный шанс выбраться отсюда живыми.
  Мы двинулись дальше, но отчего-то я внезапно посмотрела вниз. Что за ... Прямо под копытами лошади куда-то вбок уходили четкие следы пары лошадей. Я была готова поклясться, что передо мной никто не ехал. Тогда откуда здесь следы? Я незаметно покрутила головой, никого, да и спрятаться здесь негде. Интересно, кто это может быть - друзья, враги? Хотя, какие к Море друзья, нас окружают наемники. Решив, что задача не для моих мозгов, скрежетнула зубами, продолжая путь. Рано или поздно, тот, кто оставил следы объявится. Там и будем решать...
  Карета встала, кортеж остановился. Баста карапузики - кончилися танцы. Мы галопом пронеслись к самим дверям. Я еще на скаку соскочила с седла, опередила одного из наемников, уже взявшегося за дверцу.
  -Извини, милый, - улыбнулась самой очаровательной улыбкой, от которой бросает в дрожь, - это моя прерогатива.
  Тот мгновенно растворился в толпе.
  -Прибыли Ваше Высочество.
  Корделия величественно вышла из кареты. Тут же, опасливо глядя на меня, рядом с ней материализовались два монаха. Они что, почкуются, что ли?
  -Можно приступать? - полувопросительно сказал один из них.
  Корделия кивнула.
  -Прошу Вас, Ваше Высочество, - Джаспер широким жестом указал в сторону алтаря и осклабился.
  -Распорядитесь приготовить ритуальные вещи, - приказала Корделия, проходя с монахами в указанном направлении. Мы не отставали ни на шаг.
  -Право это напрасно, - Джаспер, не переставая улыбаться, обратился ко мне. Такие улыбки часто доставалось видеть на мордах гиен, когда те загоняют жертву и кружат вокруг в полной уверенности своего превосходства. - Ее Высочеству ничто не угрожает. Мы в безопасности, - он обвел руками каменный колодец, - нападения ждать неоткуда.
  -Мне гораздо безопаснее с клубком диких кобр, чем рядом с тобой, - бросила я, не сбавляя шага.
  Он захохотал.
  -Что поделаешь, миледи, такая уж у нас репутация.
  Монахи тем временем разложили причиндалы, которые принесли в двух огромных сундуках люди Джаспера - черпаки, свечи, магические шары и прочую дребедень. Вскоре затянули протяжные песни, а над алтарем завис алый туман.
  -Как на похоронах, - прошептал Рон одними уголками губ.
  -Ты прекратишь или нет? - шикнула я. И так тошно, так непременно надо подколоть.
  Тьма начала сгущаться над каменной равниной. Хотя и светило вскарабкалось в зенит, вокруг расползлись сумерки. То и дело проносились всполохи белых вспышек. Лучники, стоявшие полукругом, постепенно пятились назад.
  Прямо перед нами восседал на коне Джаспер, рядом с ним, колено к колену, на своем скакуне, сидел Хоппер. Мы подошли ближе и рассредоточились перед алтарем. Я шла в центре, Бернс чуть в стороне и справа, а Рон ушел на левый фланг. Видно, оба нервничают - Бернса бьет мелкий озноб, а Рон покусывает губы. Меня же сжигал изнутри огонь предстоящей схватки.
  За спиной уже клубился лиловый дым с каким-то приторным вкусом.
  Царила тишина. Все понимали, что карты розданы и игра подошла к логическому завершению. Оставалось лишь сделать последний ход. Жалко только, что все козыри не в наших руках. А имея в рукаве темного джокера, глупо надеяться на чудо.
  Внезапно сверкнуло так, что передние ряды лучников переполошились. Уж не этот ли сигнал хотела подать нам Корделия? Я обернулась и обомлела.
  Прямо над алтарем висит в воздухе огромная воронка белого цвета. Переливается цветами радуги, какая-то рябь то и дело бегает от края к центру. Ветер застонал, издавая заунывные звуки, словно невидимый музыкант пробует ноты на гигантской флейте.
  Что это? Неужели Корделии удалось открыть... этот... как она его назвала? а-а, портал? Дверь в другой мир. А ведь это, пожалуй, резко увеличивает наши шансы на спасение. Какой смысл выбираться отсюда через кучу всадников, когда проще сделать пару шагов и попасть в другое место. А там, раз уж Корделия один раз смогла открыть, сможет и второй.
  Раздался крик. Мой взгляд метнулся в сторону, еле оторвавшись от невиданного доселе зрелища. Оба монаха тащили упирающуюся королеву к этому самому порталу. Я начала вскипать.
  -А ну убрали руки от королевы! - взревел Хоппер и внезапно замолк.
  Резво обернулась назад. В горле бывшего зама торчит арбалетная стрела, кровь хлещет струей, затекая под доспехи. Он пытался зажать руками, но голова лишь рефлекторно дергалась, из горла доносились хриплые звуки.
  -К бою! - мой крик резанул по ушам.
  Но мы опоздали.
  -Опустите оружие, миледи, - вперед выехал Джаспер, - лишнее движение и все мертвы.
  Его лучники застыли с натянутыми тетивами.
  Я в бессильной злобе скрипнула зубами. - Я же тебя... по степи размажу!
  Он вновь усмехнулся:
  -Если выживешь. Да и то, вряд ли. - И добавил более жестко: - Бросить оружие!
  Бернс отшвырнул вперед меч, испуганно отскочил назад. Что, неужели испугался? Но тот потихоньку продолжал пятиться задом. Что-то задумал? Рон медленно опустил арбалет и выпрямился, меча глазами молнии. Я же, воткнув катаны перед собой в землю, тоже шагнула назад.
  -Вот и хорошо, продолжим, - махнул наемник монахам. Те вновь схватили, вырывающуюся у них из рук, королеву, потащили ее к порталу.
  -Мейс, помоги! - кричала Корделия. - Они открыли не тот мир!
  Но я находилась под прицелом более 15 арбалетов, единственное что могла - осторожно пятиться назад, постепенно сокращая расстояние.
  -Не-е-ет! - пронесся над равниной крик Корделии.
  Они же ее забросят туда, промелькнула мысль. Но мне никак не успеть. Что делать? Куда открылась дверь? А впрочем, раз Корделия кричит, что не туда, куда надо, значит, дело дурно пахнет.
  Я сгруппировалась, для последнего прыжка и набрала в грудь воздуха...
  И тут же, коротко свистнув в сумрачном воздухе, раздирая лиловую пелену, надо мною пронеслись 2 метательных ножа, один за другим вонзаясь в горла монахов. Чонг! Чонг! Те охнули, нелепо осели на землю, окропляя почву бурными потоками крови. Почва вздыбилась пузырями и моментально впитала животворную влагу. В ту же секунду Корделия метнулась к Бернсу, тот оказался ближе всех. Бармен обнял ее рукой и спрятал за спину.
  -ЧТО?!! - рев Джаспера накрыл равнину. - КТО ПОСМЕЛ?
  Меня, если честно тоже интересовал тот же вопрос - кто? Неожиданно объявившийся союзник, аль помощь подоспела? Хотя какая к Море помощь...
  Позади лучников качнулась знакомая фигура, и тут же конь понес ее к выходу из ущелья.
  Франц!! Каюсь, мы и забыли про него. Как нуждающийся в лечении, он ехал в хвостовом обозе и, в расчет ни одна сторона как потенциального бойца, его не принимала. Сейчас же он отвлекал внимание на себя. Лучники переполошились и посылали стрелу за стрелой, пытаясь настигнуть беглеца.
  Я быстро шагнула назад, крикнула:
  -Бернс, хватай Корделию, прыгайте в это жерло.
  -Что, - удивился тот, - зачем?
  -Не спрашивай, а выполняй, это единственный шанс уцелеть, и спасти королеву.
  -А вы с Роном?
  -Мы не успеем.
  -Я не брошу тебя, - мотнул головой бармен.
  -Брось играть в героя, Бернс, - уже шипела я, - ты должен спасти Корделию!
  Та, словно очнулась от кошмара, тащила парня за рукав к порталу, по пути делая пассы руками, видно изменяя что-то в расчетах.
  -Да что это такое? - крикнул бармен, кивая на разноцветное окно.
  -Выход в другие миры, полные песчаных пляжей и обнаженных теток. Не спрашивай меня, Бернс, просто прыгай. Потом Корделия тебе все объяснит. Она у нас щас самая умная.
  -Хорошо, - решился он, - но только при одном условии...
  -О, боги, - вздохнула я, - ну что еще?
  -Ты найдешь меня.
  -Бернс, да я выйду за тебя замуж, если ты спасешь королеву!
  -Я не тянул тебя за язык, - крикнул улыбаясь он, рывком перехватил Корделию, бросив себе на загривок. И понесся с ней к порталу. Голова королеву беспомощно билась о широкую спину. Глаза закрыты, а губы что-то яростно шепчут.
  -ОСТАНОВИТЕ ИХ! - заорал Джаспер, отвлекшись от преследования Франца, видя, как ускользают пленники.
  Рон в немыслимом сальто, крутанулся вперед, швырнул тесак в командира наемников. Тот увернулся, и нож, летевший в сердце, вонзился в левое плечо, ломая кости и рвя сухожилия.
  -УБИТЬ, УБИТЬ! - визжал он, валясь с коня.
  Стрелы посыпались на нас плотным потоком, но мы с Роном, лавируя как зайцы, неслись уже по ту сторону алтаря. Бернс с Корделией достигали портала, когда Рон резко поменял направление и помчался за ними.
  -Куда! - заорала я, - не успеешь!
  Он и не успел. Рон принял спиной арбалетный болт, предназначавшийся королеве, висевшей на плече у Бернса. От толчка в спину, Бернс не удержался, втолкнул Корделию в окно, и вломился следом под тяжестью, навалившегося на него тела. По инерции, Рон провалился за ними.
  Портал закрылся. Полыхнуло красным светом, раздался громкий хлопок. Дохнул в лицо ветер, небо заволокло тучами.
  Я в бессилии опустилась на землю. Пока меня скрывал от лучников жертвенный камень, высившийся метра на 2,5 в высоту, а в длину тянувшийся на все 20.
  Вот и все. Осталась я одна. Франц, искренне надеюсь, сумел вырваться из ловушки. Корделию с Бернсом отправила, сама не знаю куда. А Рон... Рон погиб, как и положено телохранителю, спасая жизнь королевы. Будь они все прокляты! В сердцах врезала кулаком по камню, тотчас боль отдалась аж до самого плеча. Из-за идиотских амбиций, кому встать на престол, гибнут челы. Хотелось завыть, слезы уже навертывались на глаза, но сдержалась усилием воли. Нет уж, никто не видел Мейс плачущей, а те, кто видел, давно не жильцы.
  По крайней мере, работу свою выполнила.
  За спиной слышались крики лучников, тихо скулил Джарвис, поминая меня, мою мать и всех ближайших родственников. Скоро они додумаются обойти алтарь, и тогда мне конец. Прямо пред глазами простирается равнина, но убегать по ней равнозначно самоубийству. Как не крути, а выхода нет.
  Краем глаза заметила движение справа. Ага, поползли, голубчики. Среагировала молниеносно. Едва только первый всадник высунул голову из-за камня, а нож уже пел последнюю песню. Вскрик, на траву валится бездыханное тело. Опаньки, и слева заходят. Повторим. Такой же вопль, второй всадник брякнулся ниц. Вот только беда, ножей у меня - всего два.
  -Джаспер! - крикнула я, - может, поговорим?
  -Черта с два, собака бешенная! - раздалось в ответ, - что встали, пошли вперед, окружайте ее.
  -Фу, как грубо, разве так разговаривают с дамой?
  -Я буду разговаривать, когда в твой череп налью вина!
  Можно долго так переругиваться, но время не терпит, а мозг не хочет придумать путь к спасению. Стрелы начали вонзаться рядом со мною, осыпая лицо каменной крошкой. Обошли, таки, кругом. Все, прощай Мейс.
  Я вскочила с диким ревом, подтянувшись, запрыгнула на алтарь. Портал закрылся, теперь жертвенник не более чем просто огромный валун.
  -Стойте, опомнитесь! - крикнула, воздев вверх руки. - Ибо творите неведомое вам, зло.
  Конечно, несла чушь, а что остается делать? Кое-кто из всадников опустил луки и прислушался к моим словам, но большинство и не думало этим заниматься. Петляя по отполированной веками поверхности алтаря, я носилась по периметру, инстинктивно уклоняясь от жалящих стел.
  Внезапно земля вздрогнула. Я чуть не слетела с камня, но тряхнуло хорошо, распростерлась как лягва, вцепившись обеими руками за грань. Что происходит? Землетрясение?
  Опять полыхнуло, на этот раз синим светом. Со стороны наемников раздались крики ужаса. Заинтересовавшись, игнорируя опасность поймать зубами стрелу, приподняла голову. Что же увидела? Толпа обезумевших всадников, нещадно нахлестывая лошадей, мчится к выходу с равнины. Причем, вид у них такой, словно за ними гонится сам владыка преисподни.
  Я хищно улыбнулась. Но и призадумалась. Видок у меня на данный момент тот еще, но уж и не настолько страшный, чтобы обратить в бегство вооруженный отряд. Видать, что-то происходит у меня за спиной, что вынудило самых кровожадных беспредельщиков, гордо именующих себя наемниками, пуститься прочь. Сдерживая дыхание, (спокойно, Мейс, спокойно) обернулась. Кровь стынет в жилах, а в горле застревает, самый, что ни на есть, бабий крик.
  Земля вокруг алтаря вспучилась, на поверхность выбиралось полчище мертвецов. Белые кости судорожно хватают грунт, то там, то здесь появляются кисти, предплечья. За ними уже и черепа, с оскаленными в жуткой ухмылке, оскалами. Темные глазницы полны земли, вперемешку с червями. Кое-кто сохранился неплохо. Мясо висит на них широкими ломтями, издавая гниющий запах разложившейся плоти, что волнами плывет во все стороны. Голова закружилась, уже еле сдерживаю позывы на рвоту. Растопырив пальцы, все это стадо прет на алтарь. Я насторожилась, если они смогут забраться наверх, то уж лучше самой попросить наемников вернуться и пристрелить меня.
  Но мертвецы, потоптавшись, решают не штурмовать приступом святилище, а может и не могут, все - таки реликвия, и располагаются в несколько рядов, вокруг меня.
  Приехали, не одно, так другое. И тут понимаю, что попала действительно в безвыходное положение. Ладно, с наемниками при хорошем раскладе еще можно договориться, все - таки челы. А кто из вас пробовал разговаривать с мертвецами?
  -Джаспер! - завопила я.
  Последний всадник притормозил коня, обернулся. Все так же неистово сверкнают глаза, цвета индиго.
  -Спаси меня! - продолжала орать я.
  -Я и так чертовски благодушен к тебе. Ты просила не убивать, что же, пожалуй, прислушаюсь к просьбе. ЭТО САМАЯ ЛУЧШАЯ МЕСТЬ, КАКУЮ ТОЛЬКО МОЖНО ПРИДУМАТЬ! ЧТОБ ТЫ СДОХЛА, СТЕРВА! - донес ветер его слова.
  Ну, признаться, я и не надеялась. Но хамить - то, зачем?
  Когда последний из отряда скрылся в ущелье, на равнину падает тень ночи. Хотя и около двух часов пополудни, но тучи сверху, да этот синий туман, создают иллюзию июльской тьмы.
  -Ну и что будем делать? - спрашиваю ближайших мертвецов с высоты. Те, сверкнув черными глазницами, отвечают:
  -Гы-ы-ы.
  -Очень содержательно, - вздохнула я, усаживаясь по-турецки, обозревая окрестности. Мертвецы все прибывают и прибывают. Вскоре окружают таким плотным кольцом, что вся равнина, кажется, состоит из одних скелетов. Часа через 2 копошение прекращается, понимаю, что вылезли все, кто был. Да-а, интересное местечко, это Крадо. Сколько же здесь челов то загубили? Так, по самым скромным расчетам, вокруг меня плясало порядка двух тысяч человек, т. есть от горизонта до горизонта, простиралось море человской плоти и белоснежных костей.
  -Эй, парни, - вновь обращаюсь к ним, раз уж первый раз поняли, поймут и во второй. - Из вас кто-нибудь сохранил способность к разгову?
  Толпа всколыхнулась, кости пришли в движение, и вскоре к подножью протискивается мертвец, видать из недавно погребенных. На нем даже сохранились кое-где клочки одежды, но рваные мышцы все же проглядывают сквозь дыры в рубахе. И воняет от него так же гадко, как и от остальных!
  -Зачем звала? - прогудел он. Ого, нашли таки говорящего.
  -Вы зачем вылезли? - интересуюсь я у него.
  -Как это зачем? - теперь удивляется мертвец, - сами же вызвали?
  -Не помню что-то такого, - решительно тряхнув головой, заявляю я - дверь между мирами открывали - было, а вот вас никто не звал.
  -Чудная, - улыбается одними губами собеседник. Хрясь, и нижняя губа отваливается. Меня чуть не скрутило от омерзенья. - Ты про побочные эффекты никогда не слышала?
  -Боюсь, вообще не там жила, - тихо признаюсь я. - Что собираетесь со мной делать? - интересуюсь отнюдь не из праздного любопытства.
  -Нужна жертва, чтобы мы могли, вернуться обратно, - вздыхает мертвец, - а раз ты тут, то и вопрос исчерпан.
  Я заволновалась.
  -А вам не подойдут те несколько трупов, что мы тут накромсали? - указываю на зарезанных монахов.
  Он качает головой.
  -Нужна живая жертва, тогда сила заклинания возрастет неимоверно. Тем более предлагаешь монахов, поверь, это самые отвратные челы среди живых.
  -Согласно с тобой на все 100, надо же и вас успели достать?- вновь удивляюсь и задумываюсь.
  -А если буду сидеть до самой смерти и умру от голода?
  -Ты не сможешь продержаться несколько часов?
  -К чему такие жесткие временные рамки? - настораживаюсь я.
  -Мы тебя убьем, когда настанет ночь.
  -Но как, вы ведь не можете забраться на камень?
  -Ночь придет - сможем, - уверенно отвечает он и затихает уже надолго.
  Так мы провели еще некоторое время, разговаривать было не о чем, да и они, не особо интересовались моим духовным миром. День умер на излете, подкралась ночь. Как только на небе появилась первая звезда, внизу началось движение.
  -Пора, - донесся голос моего знакомого.
  И тотчас толпы мертвяков ринулись наверх. Я вскочила на ноги, заметалась как угорелая, спихивая по периметру скелеты обратно вниз, матерясь и ругаясь всеми слышанными ругательствами. Но, разумеется, не могла поспеть всюду. Вскоре ко мне начали тянуться руки, остро пахнуло мертвечиной. Я отбивалась, как могла, крушила черепа, била прямо по улыбающимся оскалам, запутывалась в ребрах и ломала позвоночники ударом ноги. Обглоданные белые пальцы лезли мне за шиворот, хватали за ноги, рвали волосы и норовили проткнуть глаза. От куртки избавилась, дралась уже в одной майке. Такое ощущение, что забрела в лес сухостоя, ветки высохших деревьев царапали и рвали тело. Со всех сторон неслось только: Гы-ы-ы.
  Вырвав у одного мертвеца бедренную кость, орудовала ей как палицей. Черепушки щелкались словно орехи, но эти странные создания могли прекрасно обходиться и без них! Безголовые, без рук или ног, они продолжали бой. В конце концов, я поскользнулась на чем-то склизком, и меня враз ухватили десятки рук. Рывком подняли над толпой, восторженно взревев.
  Что ж... зато я стала ближе к звездам.
  Опять вдарило светом. На этот раз вспышка отдавала зеленью. В лицо хлынул поток свежего воздуха, наполненный ароматом фиалок и ландышей. Букет весеннего леса закружил вокруг меня. Я жадно глотала чистый воздух (после запаха мертвечины-то), слезы растекались по лицу. Пыталась было дернуться, да не тут то было. Меня словно парализовало. Так и застыла - воздетая руками мертвецов к небу, держащаяся на их пальцах.
  Передо мной мгновенно густел воздух, скручивая из пространства тугую воронку, обращенную жерлом ко мне.
  -МЕЙС О*КОННЕЛ? - спрашивает низкий мужской голос прямо из центра сгустка.
  -Ну что еще? - выкрикиваю в ответ. Нет, на сегодня это уже слишком! Сначала какая-то дверь, потом мертвецы, и все время близость смерти. Раздражена до предела, слишком много непонятного в столь короткий срок. И тут еще голос с поднебесья спрашивает, как меня зовут. Белоснежка, блин!
  -ГОТОВА ЛИ ТЫ СЛЕДОВАТЬ ЗА МНОЙ?
  -Ты в своем уме?- жестко так спрашиваю. - Разве можно задавать женщине такой вопрос? Мы ведь даже не представлены друг другу.
  -О, БОГИ, И ЭТА ТУДА ЖЕ, - вздыхает голос. - У ВАС ЭТО НАСЛЕДСТВЕННОЕ?
  -У кого это у "нас"? - подозрительно интересуюсь.
  -Я ДЮК АБРАМС, - игнорируя мой вопрос, отвечает голос. - ОДИН ИЗ СЕМИ ХРАНИТЕЛЕЙ ВРЕМЕНИ.
  -Ни о чем не говорит.
  -МИЛЕДИ МЕЙС, Я ВЕДЬ МОГУ ОСТАВИТЬ ВАС РАЗВЛЕКАТЬСЯ И ДАЛЬШЕ В ЭТОЙ МИЛОЙ КОМПАНИИ. МОЕ ВРЕМЯ ДОРОГО СТОИТ, ЧТОБЫ РАСТРАЧИВАТЬ ПО ПУСТЯКАМ.
  -Ну, коль скоро здесь появился, значит не так и пустяшно, как пытаешься представить.
  Голос ненадолго замолкает, видно собирается с мыслями, а может, просто считает до десяти, чтобы успокоиться. Для того чтобы общаться со мною требуется некоторая практика.
  -Я ПРЕДЛАГАЮ ТЕБЕ РАБОТУ, - наконец говорит он.
  -Ты знаешь характер моей работы? - спрашиваю и осекаюсь. Ведь обещала себе, дура, завязать с этим бизнесом, ан нет, встряла.
  -Я ОСВЕДОМЛЕН О СПЕЦИФИКЕ. КАК РАЗ ПО ТВОЕМУ ПРОФИЛЮ.
  -Где?
  -А КАКАЯ РАЗНИЦА? - невидимый собеседник, похоже, раздражен. О, достала - таки Хранителя. Хотя отмечаю, что замечание вполне резонно - какая к Море, разница?
  -ИТАК... - голос выдерживает паузу, - ГОТОВА ЛИ ТЫ СЛЕДОВАТЬ ЗА МНОЮ ДО ОКОНЧАНИЯ КОНТРАКТА?
  Взвесив все "за" и "против" ("за" почему - то, гораздо больше), принимаю решение:
  -Да!
  -ТОГДА ПРИСТЕГНИ РЕМНИ, МЫ ОТПРАВЛЯЕМСЯ.
  
  ............................................
  
  Меня вырывает из цепких пальцев скелетов, кружит ураганом. Я вижу, как по поверхности жертвенника разлетаются мертвецы. Но парочка рук, крепко вцепившихся в мою одежду, так и остается висеть на мне, словно шаманские обереги.
  Меня несет в потоках света, кидая из стороны в сторону. Какие-то тоннели, светящиеся огни, сливавшиеся в яркие полосы. В какой - то момент я распалась на составляющие - была всем и, в то же время, ничем. Перестала ощущать тело, лишь холод пронизывал душу. В конце концов, плюнула на все, и закрыла глаза.
  И скользила, скользила в воздушном пространстве...
  
  
  Глава 3
  
  Алайна.
  (за 15 часов до извлечения)
  
  Смелость - начало дела,
  но случай - хозяин конца.
  
  Я скользила в воздушном пространстве Академии Бони в разреженной антигравитационной темноте над Кибер-Центром. Вокруг кружат собственные информационные шары, записывая все подряд. Вскоре удается нейтрализовать внешнюю сигнализацию - простое полукруглое холодное поле - и теперь предстоит выбрать возможность войти внутрь.
  Застекленная крыша, двери или окна? Если хочу произвести драматический эффект, можно прорваться прямо через крышу или стену. Хотя, на кой бес мне сейчас нужны спецэффекты?
  Сердце бьется быстро и ровно. Мышцы двигаются легко, без лишних движений. К счастью, вся сигнализация и охрана автоматические. У меня пересыхает во рту при одной только мысли о живом охраннике.
  -Те, кто способен чувствовать, зачастую непредсказуемы, - часто говаривал отец. - Всегда имей дело с автоматическими системами.
  Все - таки решаю попробовать стеклянную крышу.
  Невесомо заскользила вниз, к крыше, освещенной блуждающими огоньками матовой ночной тучки. Парю над стеклом, не притрагиваясь к нему, затем разворачиваю детектор в форме пистолета, сканируя им поверхность крыши, чтобы убедиться в отсутствии электромагнитного излучения. До этого, полгода назад, провела небольшое исследования охраны Кибер - Центра, как знала, что пригодится, но не нашла ничего тревожного. Но в данном случае, считаю, что двойная проверка всех исследований такого рода не помешает. Все - таки рискую собственной шкурой.
  Пожевав нижнюю губу, снова прикрепила детектор к своему маскировочному костюму на липучку. Вынув миниатюрный антиграв, осторожно цепляю к крыше, рука слегка подрагивает. Прежде чем вынуть режущий карандаш, воспользовалась минутой, чтобы выровнять дыхание и успокоить нервы.
  Скорее всего, подо мной подсобка. Держусь за эту мысль обеими руками - вовсе не улыбается свалиться прямо на головы многочисленной охране. Хотя у меня и есть план здания, тут он не сработает - комнаты меняются каждый день. Не знаю, как они это проделывают, но соглашаюсь с такой предосторожностью.
  Заканчиваю резку, стеклянная крыша мягко отплывает в сторону. Антиграв плавно отодвигает ее к заранее подготовленному месту и опускает вниз. Сделав глубокий вдох, беру себя в руки и вплываю головой вперед в образовавшийся проем.
  Голова и плечи с запасом проходят сквозь стеклянную крышу, осторожно осматриваюсь. Вестибюль высотой в два этажа с выходом на крышу, и галереей, огибавшей его с трех сторон. В темноте скорчилась зачехленная мебель. Видимость на затылке поглощается детекторами и проецируется в оптический центр мозга; таким образом, поле зрения составляет окружность почти в 360 градусов, но все равно поворачиваю голову, чтобы воспользоваться преимуществом параллакса. Инфракрасные и ультрафиолетовые сканеры ищут характерное излучение охраны. Аудио - устройства чутко прислушиваются, не упадет ли где-нибудь пыль.
  Все-таки скольжу в комнату на полуночных голографических крыльях. Мои, полугодовалой давности, исследования предполагают, что основная охрана Центра заключается в сигнализации, приводимой в действие мельчайшими компрессионными волнами, вызываемыми движениями тела сквозь пространство. А это в свою очередь предполагает наличие оче-е-нь дорогих систем - чтобы работать, как следует, они должны отличать сигналы, подаваемые входящим вором, от сигналов, создаваемых системой отопления и охлаждения, тепловыми изменениями в строении дома, а также обслуживаемыми роботами.
  Но мой рабочий костюм устроен так, чтобы автоматически справляться с такими системами охраны, он вовремя делает полшага назад, сбивая пульс волн, входивших в соприкосновение с волнами, появляющимися при движении. Вообще-то, такое считается невозможным, и противоречит законам элементарной физики. Но в последнее время, я провела немало времени, занимаясь во всевозможных кружках Академии, и в тайне теперь радуюсь своим, более чем скромным, результатам.
  Мой костюм из числа самых лучших. Вдобавок, обладает таким незаменимым для взломщика, свойством, как естественная мимикрия. Автоматически подстраивается под фон окружающей среды, и силуэт практически невозможно различить в пространстве.
  Но цель моя отнюдь не похищение дорогих безделушек. Конечно, спора нет, они приносят деньги. Но дела обстоят серьезнее, чем просто набивка мешков антикварной рухлядью. Гораздо серьезнее...
  ............................................................................................
  
  Я совсем не собиралась стать вором. Хотя, если честно, давно прельщала возможность путешествий и опасных приключений. И виновато в этом видео, слишком много смотрела в молодости. Что не говорите, а TV - превосходный промыватель мозгов. Родительский дом покинула так давно, что и не помню, когда. За короткий срок сделала карьеру удачливого и ловкого взломщика. Обзавелась довольно широким кругом клиентов, пользовалась возможностью сортировать заказы, и имела надежные места сбыта награбленного. Конечно, нравилось это не всем. Кому-то перешла дорогу, отбив выгодный заказ, кому-то просто крепко насолила, обокрав вчистую. Да плюс еще конкуренция. Кто бы мог подумать, что и в криминальной среде существует своя иерархия. Вообщем, завистников у меня пруд пруди.
  В те времена я не принимала близко к сердцу, все что происходило. Для меня это было своего рода игрой, я реализовывала детские мечты о приключениях и романтической жизни удачливых грабителей. И особо не задумывалась о последствиях, о том, что кто-то переносит утраты личных вещей слишком тяжело, и это может служить поводом для мести.
  На Репликанте, пятой планете системы Матвеус, чудом удалось избежать ловушки. И хотя потеряла все добро, награбленное за это время, считаю легко отделалась. Голографии с моим изображением висели на каждом углу маломальской планеты, ролики с моим участием в главных ролях непрерывно крутились по кабельным каналам планетарных систем. И все-таки мне удалось скрыться. На остатки сбережений чуть-чуть изменила внешность (основную сумму пришлось выложить за изменение радужки глаз и новые отпечатки пальцев) и подалась туда, где никогда не додумались, бы искать вора - в Академию Бони, учебное заведение, готовящее Стражей Порядка.
  Вступительные экзамены сдала слету, какие-никакие, а мозги наличествуют. Да и жизнь такая, только успевай вертеться и шевелить головой. За то время, что проучилась, многое пересмотрела. Изменила точку зрения на некоторые вещи. А уж научилась... Я считаю, что каждому, готовящемуся стать вором, просто необходимо проучиться в Академии Правопорядка. Передо мною открылись безбрежные горизонты бесконечных лазеек в законодательстве, я изучила всю технику, которой пользуются копы, отработала компьютерные программы - каталась как сыр в масле среди баз данных различных ведомств... Конечно, приходилось работать и самой, создавая новые программы, различные приспособления и техническую поддержку.
  Но в конечном итоге, нашла больше, чем потеряла. Потеряла деньги, связи и положение в обществе (мусор, по сути дела), а обрела информацию. А ничто не ценится в мире более высоко, чем информация.
  -Кто владеет информацией, тот владеет ситуацией. А кто владеет ситуацией - тот сам творец своего счастья, говаривал отец. И я с ним полностью согласна.
  На данный момент я училась в предпоследнем классе одной из лучших школ Империи, и вскоре надеялась выпуститься с дипломом отличника.
  Но случилось нечто, что перевернуло всю мою жизнь...
  
  ..........................................................................................
  
  Старшекласснику, готовящемуся к экзамену, позволены некоторые вольности: я могла без разрешения покидать Академию и путешествовать в гражданской форме одежды. И, разумеется, я в полной мере воспользовалась преимуществами новообретенной свободы, в особенности, что касалось Клайда Ольти, кареглазого сына местного дворянина, чья сестра училась со мною. Клайд на несколько лет старше меня. А познакомились мы на соревнованиях по тенго - одного из боевых искусств Империи, причем сестра его в тех соревнованиях не участвовала. Клайд примерно моего роста, симпатичный блондин, у нас даже цвет волос совпадал. И я подумала - а почему бы и нет?
  То злопамятное утро помню как сейчас, вплоть до мельчайших подробностей. В квартире висит запах переплавленных микросхем - Клайд преподавал в местном Институте биполярную макрокарнетику. Приглушенный желтый свет, струившийся сквозь тропическую растительность над головой, танцует на пестрых узорах стекол витражных зеркал. Я сижу в одном из кресел Клайда в его рубашке и понемногу тяну бракаву - разновидность местного табака. Клайд что-то химичит в соседней комнате, одновременно болтая по фону с приятелем.
  -Дорогой, твой пушистый котенок тебе кое-что принес...
  Я не слышала, как она вошла. Сообразила только, что следовало запереть за собою дверь прошлой ночью, а также, что меня с короткой стрижкой и в рубашке Клайда по ошибке приняли за него.
  -Мне жаль, что мы поссорились. Я хотела бы извиниться за свое поведение. Посмотри...
  Бедная девочка, подумала я. Встала, повернулась и вижу Марго Фейдиш, капитана женской команды по тенго, стоявшую в почти прозрачном платьице, нежно розового оттенка. Она являлась также герцогиней Катаринской, но титулы в Академии не ходу.
  -Здравствуй Марго, - невозмутимо произношу я. - Я полагаю, что ты хотела поговорить с Клайдом?
  Оставив изумленную девушку стоять с разинутым ртом в холле, отправилась искать Клайда. Зашла в спальню, сообщив ему о приходе Марго, и заваливаюсь в другое кресло, вновь раскуривая трубку. К тому времени, когда Клайд наговорился по фону и вышел в холл, Марго уже ушла.
  За завтраком Клайд все пытался рассказать мне об их отношениях с Марго, но я дала ему ясно понять, что все и так ясно и нет необходимости что-либо говорить, если ему не хочется. Мне, например, не хотелось разбирать бытовую интрижку. Слишком все банально. Я пробыла у Клайда все утро, потом переоделась и вернулась, назад в Академию готовиться к экзамену по юридическому праву.
  Я не обиделась на Клайда, вовсе нет. Просто изо всех сил пыталась себя убедить в том, что влюблена, да и любом случае мне хотелось извлечь как можно больше из тех нескольких лет, что остались до возвращения в большой мир после окончания Академии.
  Позже я так и не поняла, были ли у Марго помощники. Я как раз выходила из кабинки экзаменатора с подругой Свити. Обе в хорошем настроении, уверенные, что хорошо справились с экзаменом, и занятые разговором. Как вдруг я получаю толчок в спину, по инерции устремляюсь вперед, вытянув руки, чтобы предотвратить падение. Со всего размаха налетаю, на кого бы вы думали? правильно - на Марго. Ту отбрасывает назад, а когда она поворачивается ко мне, лицо пылает от злобы.
  -Прости Марго, - начала я,- меня кто-то..., - но баронесса не дает договорить.
  -Оставь свои извинения при себе, Алайна Форс, я требую сатисфакции!
  -Хорошо, - внезапно успокаиваюсь я, чего лебезить перед этой мартышкой, - значит дуэль?
  Так как контингент Академии набирается исключительно из высокородных отпрысков Системы, то дуэли между студентами запрещены, но, тем не менее, все-таки случаются. В качестве меры предосторожности старшие классы обычно запрещают дуэли учащихся младших, но когда старшеклассники намеривались драться между собой, вмешаться некому. В худшем случае нас могут исключить. По крайней мере, одного - второму на тот момент, как показывала практика, уже все индифферентно.
  -Дуэль, - кивает она, - выбирай секунданта, моим будет Грайза, - и указала на высокую темноволосую девушку, вынырнувшую у меня из-за спины. Я сощурилась, уж не она ли отвесила тот самый пинок? Ну да теперь поздно разбираться, дело завертелось.
  -Моим будет... - я повращала головой, - Свити. Ты ведь не откажешь мне, - тихо спрашиваю подругу.
  Та коротко кивает, не сводя испуганных глаз с нас обеих.
  -Отлично, - Марго собирается уйти.
  -Погоди, - останавливаю ее, - мы не выбрали оружие.
  -Ах да, - герцогиня делает вид что забыла, - выбор за тобой.
  -Я выбираю нейрокибернетическую дуэль, - улыбаюсь я, оставив Марго стоять с открытым ртом, развернувшись, ухожу бодрым шагом в сторону учебного корпуса.
  Чувствовала я себя на тот момент далеко не спокойно, и чем дальше отходила от дверей корпуса, тем отчетливее становилась мысль, что за вежливым ритуалом стоит смертельная реальность, к встрече с которой неумолимо приближаюсь. Остановилась и закурила сигарету, словно в этот момент нечем было больше заняться.
  -Марго не примет никаких объяснений, - запыхавшись от моего быстрого шага, произнесла Свити. - Она настаивает на дуэли.
  Я кивнула и выпустила струю дыма:
  -Очень хорошо.
  -Если бы сражались в рукопашном бою, она бы из тебя отбивную сделала. Я возьму ключ от Кибер-Центра, скажу, назначили дополнительные занятия.
  -Отлично. Не хочешь немного выпить?
  Свити покачала головой:
  - Нет. Сейчас я лучше пойду к себе. Дуэль состоится завтра утром.
  Я поразилась:
  - Так скоро?
  -Лучше поскорее покончить с этим, - нервно рассмеялась Свити, - не находишь? Не хочу, чтобы дуэль мешала занятиям, скоро выпускной.
  Она заскочила на свою маршрутную ленту, а я уныло побрела домой. И уже позже все-таки налила абсента, закурила новую сигарету и притянула к себе терминал. Полулежа за экраном, тупо глядя на пробегавшие цифры, оценивала свои шансы, а по нервам бежал холодок.
  Свити появилась только к вечеру и от порога восхищенно рассмеялась:
  -Ну и хладнокровие, Морра меня побери! Готовишься к экзаменам, как ни в чем не бывало. Я взяла ключ от Центра. Пойдем туда на рассвете. Войдем внутрь одновременно, так будет справедливее.
  Я согласно кивнула. Вместе так вместе.
  -Жаль, что у нас нет доступа к квазерному оружию. Ты бы разнесла ее вдребезги, все-таки лучший стрелок в Академии. У Марго не было бы никаких шансов.
  -Я как раз думала об этом, - кивнула я, - может, сыграем во что-нибудь?
  -Ну, ты даешь! - Свити неопределенно цыкнула зубом. - Короткую партию в покер?
  Еще час или около того мы резались в карты, масть шла, я немного выиграла у подружки. Наконец она поднялась и объявила, что ей пора. Надо еще немного позаниматься перед экзаменом по топографии.
  -Возьмешь марками?
  -Возьму.
  Она рассчиталась, уходя, хлопнула меня по плечу.
  -Значит, зайду в шесть тридцать? До встречи.
  Мне ужасно не хотелось, чтобы она уходила, не хотелось оставаться наедине с мыслями. Но лишь ободряюще кивнула и услышала, как закрывается дверь. Еще долгое время смотрела, как подрагивает в стакане зеленый змий. Напитка оставалось всего на два пальца, но решила его не допивать.
  Можно протестовать сколько угодно. Я могу кричать о том, какое это глупое занятие - дуэли. Если сбегу, со мной просто никто не будет разговаривать, не подаст руки, и больше не примут ни в одно общество. Но останусь живой!
  В ту ночь спать не стала, просто лежала на кровати, обдумывая пути к спасению и глядя в потолок. Выкурила почто весь запас сигарет. Два часа спустя после полуночи меня тошнило от табака, и я твердо знала, что не смогу встретиться лицом к лицу на дуэли с Марго. Пришлось раздумывать, что делать.
  В рукопашной схватке у меня действительно нет ни малейшего шанса против чемпионки Академии и капитана сборной по тенго. К квазеру не подберешься. Поэтому и пришлось выбрать психологическую дуэль. Так хоть у меня есть шанс выбраться живой из передряги. Суть данной схватки сводилась бою в киберпространстве. Разрешалось применять все, что попадет под руку, начиная от огнестрельного оружия, заканчивая собственными кулаками. Но итог всегда один - если ты погибал в компьютерном пространстве, ты умирал и в настоящей жизни, только вот смерть выглядела немного по-другому - как от удара электричеством в мозг.
  А вот по части электроники мне действительно не было равных в Академии. Я придумала, что мне делать. "Каждый дурак может умереть на дуэли" частенько говаривал отец. Я приняла решение: дурой не буду.
  Еще сорок минут потратила на то, чтобы взломать защиту дормитория, скачала несколько программ, сугубо специфичного свойства. Затем захватила нейроверсию своего робота, соответствующе оделась и выскользнула из комнаты.
  
  ..................................................................................................
  
  Я парила над широкими мраморными коридорами, ведущими в различные помещения Кибер-Центра. Убавила обороты микромотора, спрятанного за спиной и дрейфовала на малой скорости вглубь здания. Я знаю, что нужно. Центральный отсек, центр управления всеми терминалами городка, головной компьютер. На схемах, сделанных в прошлый раз, он размещался на самом низшем уровне, за чередой анфилад и каскадов лестниц, спирально закрученных вдоль невидимой оси.
  Преодолев благополучно все подъемы и уклоны, наконец-то оказываюсь перед огромной массивной дверью из тайлара, самого крепкого металла, когда - либо придуманного разумными. Медленно опустившись на пол, не спеша достаю рюкзак из-за плеч, покопавшись в нем, нахожу универсальную отмычку. Конечно, просто отмычкой такую дверь не откроешь, но я не зря провела больше получаса за терминалом, чтобы отключить кодовый механизм запоров этой двери.
  Провела электромагнитное сканирование и обнаруживаю постоянное низковаттное глубинное излучение, характерное, среди прочего, для некоторых систем сигнализации. Но, присмотревшись повнимательнее, понимаю, что фонит сама дверь, а не что-то, присоединенное к ней. Странно все это. Портативным, но довольно таки мощным сканером проверяю контур двери, но ничего не нахожу. А-а, была, не была - решаюсь все-таки. В случае чего, дам деру, только и всего. И сую отмычку в замок.
  Вариатор кодов принялся сосредоточенно работать и перебирать многомиллионные варианты кодовой защиты. Еще через полчаса в замке коротко щелкает, трехметровая дверь начинает открываться. Свершилось!
  Запускаю внутрь парочку информационных шаров, остается ждать. Вскоре те, двумя ошарашенными клубками, выскакивают из зала. Проверяю, ничего необычного. Пустой терминал работает в автономном режиме. Вздохнув и зажмурив глаза, шагаю внутрь.
  Чтобы взломать центральный компьютер мне потребовалось пара минут (годы тренировки не пропали даром). На один из жестких дисков Центра загружаю файла своего робота, подключаю того ко всем командным файлам, распределив их равномерно по всем операционным системам. Мы еще не остановились на какой-то конкретной версии поединка, но какой бы она не оказалась, едва войдя туда, смогу смоделировать своего робота, так как его основные характеристики будут по всей локальной сети.
  Немного подумав, заменяю некоторые процессоры на свои собственные (каюсь, немного недоработанные, но видит небо, мне не оставили выбора). Переадресовав вторичные сигнальные контуры и изменив полярность базовой структуры биполярных модификаторов, заканчиваю измываться над компьютерным мозгом. Остается только надеется, что смогу всем этим воспользоваться.
  Струящимся черным облаком стрелой вылетаю наружу. Остановливаюсь, поставив на место вырезанный кусок стекла, вклеив в оконный проем с помощью жидкого дисперсного растворителя. Мой костюм сообщает, что черные ящики, установленные по периметру снаружи, хорошо справились со своей работой, сводя на нет усилия охранной сигнализации. Миную холодное поле, автоматические нейтрализованное костюмом, мчусь, скользя над поверхностью крыш Академии. Городок спит, только кое-где виднеются непогашенные окна. На небе раскинулась бездна звезд, встречный ветерок неприятно холодит лицо.
  Проскочив в свою комнату, с облегчением вздыхаю. Но все равно тревога не покидает. Стала сомневаться в том, что все получится, оставались сомнения в сделанном.
  Мне пришлось осушить оставшиеся два пальца абсента, принять ванну и одеться для такого важного случая. Попыталась стянуть волосы на затылке, но пальцы не слушались. Уймись, Алайна, сказала я себе, успокойся. Ничего уже не повернуть вспять.
  Хлопнула дверь, пришла Свити.
  -Ты готова?
  Я коротко кивнула, поправила костюм. Пришлось выбрать серебристый комбинезон с множеством карманов (одень свой защитный костюм, все сильно бы удивились).
  -Тогда не будем терять времени, пошли, - Свити направилась на выход.
  Утром еще довольно свежо, капельки росы лежат на траве. К Кибер-Центру мы подошли одновременно с Марго и ее секундантом. Кивком головы поприветствовали друг друга. Свити достала ключ, вставила в замок двери. Повернула ключ - безрезультатно. Что за шутки?
  -Что случилось? - интересуюсь я.
  Свити молча толкнула дверь, та медленно открывается.
  -Не понимаю, - пробормотала подруга, - открыто...
  -Может те, кто занимался допоздна, забыли закрыть? - предположила Грайза, внимательно осматривая замок.
  -Не говори ерунды, - резко осаживает ее Марго, - как же сигнализацию включали?
  Я вся внутренне сжалась - неужели забыла закрыть за собой? Но тотчас остепенилась - я же влетала через крышу, дверью не пользовалась.
  -Ладно, - решила Свити, - не будем долго думать, кто бы это ни был, путь свободен, можем приступать к делу, - она пропустила всех вперед, захлопнула за собой дверь.
  -Я предлагаю каждой выбрать киберверсию поединка и затем методом случайного выбора определить основную, - сказала мой секундант, пока шли по коридорам Центра.
  -Хорошо, - кивнула Грайза, - я предлагаю "Wardoost -666".
  -"Terra death", - сказала Марго.
  Я чуть поразмыслила и назвала "Sarabando". Свити остановилась на " Traffik".
  -Теперь кинем кубик, - пояснила она, - четыре грани будут моделями в порядке названия, две грани пустые.
  Кубик взмыл вверх. Затаив дыхание, мы сосредоточенно следили за его вращениями. Наконец приземлился на пол, взору открылась цифра три.
  -"Sarabando" - объявила Свити, - будут возражения?
  Возражений не было. К тому времени подошли к виртуал-классу. Пропуская соперников вперед, Свити тихонько шепнула:
  -Хорошая примета, выпал твой выбор.
  Я кисло киваю, соглашаясь. Назвала то модель наобум, сама ранее никогда не участвовала в этой версии, поэтому ничего особенного не ожидаю, и своих преимуществ не вижу.
  В кабинете находится несколько машин последнего поколения и ряд кресел.
  -Правила следующие, - объясняет Грайза, доставая из шкафа компьютерные шлемы с пучками проводов, собранных в жгуты, - никаких правил. Вам досталась самая жесткая версия модели. Разрешается использовать все, что найдете в киберпространстве. Бой продолжается до того момента, когда один из вас будет поражен, либо по истечению лимита времени. Времени полтора часа. Все понятно?
  -Да, - соглашаемся мы. Я сижу уже в кресле, приспосабливая шлем на голову. - Нам еще на экзамен надо успеть.
  Вновь уловила восхищенный взгляд Свити, да и Марго скользит с удивлением.
  -Начинаем по моей команде, готовы? - спросила Граза. - Начали!
  И включает сеть.
  Грохнуло так, что заложило уши. Перед глазами всколыхнулись ярко фиолетовые круги. Голову сжало, словно обручем и я растворилась в виртуальной реальности. Что-то идет не так, промелькнула мысль, не должно быть такого. Обычно погружение происходит плавно и без эксцессов. Уж не перемудрила ли я со схемами?
  
  ..............................................................................................................
  
  ...скатываюсь кубарем к двойным дверям, не забывая впрочем, поглядывать по сторонам. Тело сотрясает мандраж - пес его знает, что с обратной стороны. Глубоко вентилирую легкие, опускаю голову, одновременно толкаю створки. Двери плавно, бесшумно идут от меня. Приглашают, значит в гости. Что ж, посмотрим...
  Глаза сразу схватывают все помещение, вычленяют предметы - сосчитали и оценили с точки зрения опасности. Ага, холл небольшой, но просторный, подозрительно пустой. Рядом с выходной дверью непонятная штуковина, отдаленно напоминающая ткацкий станок древних времен, только на трех явно неустойчивых ножках. Надраена до то, что глаза слезятся, хотя по краям следы ржавчины и огнестрельные пробоины. Неужели еще кто-то пользуется такой архаикой, как автоматы? Струны свисают бесформенными усами, противно шевелятся.
  На станке большая ваза, из горловины которой в комнату ползет зеленый туман. Живое или для антуражу? Консистенцией что-то среднее между болотной жижей и фекальными отбросами, однако, проявляет чудеса гибкости. На всякий случай продвигаюсь по правой стене к выходным дверям. Биомасса, словно заметив меня, секунду раздумывает, потом начинает ползти по моим следам. Н-да, неприятно. Особенно если те двери еще и не откроются...
  Перехожу на быстрый шаг, одновременно сканируя холл.
  Больше ничего. Стены неприятного синеватого цвета, местами проступает нижний слой краски - ядовито зеленый, потолок неприятно гудит, словно в глубине спрятаны люминесцентные лампы. Свет неприятно пульсирует, создавая иллюзорную неприязнь.
  Тишина. Полная, давящая на уши, выворачивающая, словно попала в барокамеру. Ни стука шагов, ни шороха, ни звука. Очень сильно давит на мозг с непривычки, словно находишься под метровым слоем воды. Сглатываю, вроде полегчало. Краем глаза отмечаю стремительный бросок биомассы в свою сторону. Словно тигра, кидаюсь к двери, мимолетный взор назад - странно, двойные створки исчезли, рассосались в стене, словно и не было.
  Рывок, и сразу же по ноздрям бьет неприятный резкий запах разложения. (Запах? В игре?!). Ноги рефлекторно скользят по осколкам камней, битому стеклу, обрывкам бумаги. Фф-уу... куда это вынесло? За спиной хлопает дверь - закрылась. Уже хорошо - зеленый туман остался в ловушке.
  Узкий длинный, конца не видать, коридор нависает низким потолком. Целая вереница труб. А-а, канализация, теперь понятен источник запаха. Идут над головой, по сторонам, теряясь в дали. Пол плавно уходит из-под ног. Мгновенье, и я барахтаюсь в вонючей жиже, делая отчаянные попытки не нахлебаться фекалий. Толстые, обмотанные стекловатой, трубы обволакивает пар - горячие заразы...
  И опять тишина. С потолка капает, холодные крупные капли неприятно шлепают по лицу. Сзади начинает давить в спину напор воды. Задержав дыхание, отчаянно лавируя между коллекторов, огрызков металлических реек, избегая прикоснуться к трубам. Вдали мерцают неоновые искорки - не хватало еще оборванного кабеля под напряжением и тогда - пиши Алайна последние письма.
  Напор усиливается. Уже во всю силу рук гребу на середину коридора, тщетно - уносит направо, прямо под развязку труб. Ощетинившись, те выставляют острые края, неприятно отблескивая срезами. Иди к нам девочка, поиграем. Дудки.
  Краем глаза цепляю смутный овал слева - дыра! Вспенивая мутную жижу, словно имперский линкор на форсаже, отчаянно бросаю тело туда. Что в темноте неизвестно, но все лучше, чем оказаться на кольях.
  Словно почуяв бегство жертвы, прямо передо мной образовывается воронка, с жадным чавканьем раскрывая объятья. Но поздно, я ныряю.
  Труба выходит в небольшой овальный, тускло освещенный зал и неожиданно заканчивается широким раструбом - довольно высоко над полом. Поток воды ослабевает еще в трубе, бреду уже по пояс в слизи, под ногами проносится что-то мелкое и живое. Гоню омерзительные мысли прочь - не испытываю ни малейшего желания опустить руку и пошукать в мутной водичке. Вскоре удается добрести до края трубы, высовываюсь.
  Сделала, было, попытку ухватиться за верхний край раструба, но вскарабкаться наверх не удалось. Прыгать вниз головой отчаянно не хочется, но другого выхода нет.
  Вытираю пот с лица (надо же - вспотела, когда интересно?) извазюканным рукавом, привстаю на руках и, рывком подтянув ноги, швыряю тело в воздух.
  Приземляюсь сравнительно мягко, по крайней мере, на ноги. Ага, на обе... Пока еще... В спине буравчиком визжит чувство опасности. Вскакиваю, бросок вправо... влево, осматриваюсь, насколько позволяет тусклое освещение. Жарко, воздух висит мокрым комком, дышать тяжело. Вдобавок сверху полилась догнавшая жижа.
  С омерзением сплевываю, все-таки наглоталась дерьма, или это биомасса просочилась сквозь щели? но один пес - отмечаю препротивные вкусовые достоинства. Поправив ремни комбина, бреду в обход зала.
  Стены, облицованные кафельной плиткой (боже, какой анахронизм!) - есть ни что иное, как источник непредвиденной угрозы. И пол и потолок являют то еще зрелище. Как-то мне удалось побывать с вполне миролюбивым визитом на Сигме-26. Так во время экскурсии, тамошний гид затащил нас в бомбоубежище, в котором сигмовчане пережили 3-ю Мировую. Местный пейзаж слизан один в один. Обшарпанные бетонные стены чудовищной толщины, в зал выходят пучки арматур, толщиной с мою руку. Потрескавшиеся плиты грузно нависают высоко над головой, швы местами развалены, куски бетона висят на честном слове. Начнется камнепад - не уберечься. Пришлось почти крадучись ползти вдоль стен, ибо зияющие безмолвными глазницами черные дыры пола норовили поймать каждый шаг. Не ровен час - загремишь, да и останешься там навсегда...
  Но и этот зал пуст, не считая массивной металлической решетки, запирающей низкий каменный свод эллипсоидной амбразуры непонятного назначения. Вынув нож, включаю вмонтированный в рукоять фонарик (нашла в одном из бесконечных коридоров). Направляю за решетку. Луч падает на глянцевую неподвижную поверхность воды. Опять вода, но вроде эта выглядит чистой. Хотя...
  Бассейн что ли? Если так - то замечу здоровый, ибо свет фонаря не достигает противоположной стенки. Над водой курится белесый туман, подчеркивая реальность сюрреального. Какие-то тени, дергающиеся фантомы зазеркальных отражений... Шумы вдалеке, стоны и шипение. Однако...
  Бесполезно подергала решетку - не открыть. Придется искать другой выход - до конца каменного мешка еще не дошла, может и отыщется что. Если только наверх? Бросаю взгляд ввысь - шершавые стены (мечта альпиниста) наверху не сливаются с потолком. Потолочная крышка наверняка приподнята над закраиной этого могильника, иначе оттуда не проникали бы отблески внешних светильников. Под руку попадает тонкая труба, свисающая сверху. Осторожно тяну с усилием вниз - держит...
  Перехватив нож в другую руку, стремительно обернулась - почудилось какое-то движение с тыла. Минуту всматриваюсь в гребень стены - оружие наизготовку. Вокруг все спокойно. Подозрение, что подкрадывалась Марго, мало-помалу угасает. Почудилось, значит... Креститься надо, девушка, коль блазится невесть что...
  
  .................................................
  
  Уже несколько часов гоняю по этому лабиринту, пытаясь найти какой-либо выход, но тщетно. Меня словно кто-то подгоняет в нужном направлении - одни пути закрыты, другие обстреливаются, и лишь третьи достаточно пустынны. Но именно в них, я больше всего и пугаюсь - за каждым поворотом постоянно ждет непредсказуемое. Чем решать головоломки, через какие трубы попасть наверх, уж лучше бы встрять в перестрелку, разжиться оружием или на худой конец сдохнуть, потерявшись в недрах компьютерной игры.
  
  .....................................................................................................
  
  Но чувство тревоги не прошло, наоборот, набирает силу с каждой секундой. Бегом отсюда, девочка, бегом! Ускоряю шаг, начиная танцевать, подражаю маятнику - из стороны в сторону, когда от стены взмывает вверх кафельная плитка, беззвучно уносясь ввысь. Заинтригованная, провожаю взглядом, и чуть не проворониваю второй выстрел.
  Нырок, перекат. Глаза успевают заметить старт третьей пластины, но тело опаздывает, и плитка врезается торцом прямо под колено. Уй, больно, Морра ее! Еще удар, четвертая и пятая разлетаются в пыль над головой. Ого, так и черепушки можно лишиться. Сжав зубы, бегу вперед, пережидая резкую боль. Веер кафеля срывается со стен. Разноцветными карточками смертельные куски кружат возле меня. Один летит в живот, второй в шею, а третий урча, намерен перерезать голеностопы. Кульбит из разряда аля-цирк Шмушека на гастролях, с ударом плеча о пол и клацаньем зубов. Смерть проходит мимо, дробя крошку под ногами.
  Неожиданно из полумрака выплывает провал с неровными краями, злобно ощеряясь, заманивает в свое нутро. А-а, где наша не пропадала! Влетаю в арку, сразу прижимаясь к стене. Не напрасно - мимо проносится кусок арматуры, словно выпущенный рукой неметкого индея (читала про них, такие краснокожие ребята из заброшенных миров).
  Опять тишина. За спиной прекратился артобстрел, смолкло журчание воды - ой, неспроста.
  Потирая ушибленное место, продолжаю наблюдение. За всем сразу. Опять коридор и опять полумрак. Кстати, потолок кирпичный. "Sarabando" хорошая игра, слов нет. Вот только действие там происходит на одной из межпланетных станций. Такие, знаете ли, металлические штуки, что висят на околопланетных орбитах. Так откуда, скажите на милость, взялся кирпич?!
  Успеваю отметить падение трех кусков массивной штукатурки с потолка. Идут на бреющем, в аккурат на меня.
  Уклон, прыжок, уклон. Ушла?
  От этих да, от остальных нет. В плохо освещенном коридоре в полной тишине безо всякой причины начинается по новой. Кирпичи сыпятся в большом количестве, норовя закопать меня под грудой обломков. Плохо дело
  Никакие уклоны не спасают. Пора вспомнить навыки. Прячу голову в плечи, сгибаю корпус, закрываюсь руками - и, выстреливая с низкого старта, уношусь зигзагами, с частой сменой направления.
  Первый кирпич вдогонку прилетает мне под правый локоть, второй бьет в поясницу, а третий, по касательной задевает левое плечо. Еще один по ноге... его напарник, поправ законы всемирного тяготения, снизу влетает под нижнюю челюсть. Ой!
  Искры веером брызжут из глаз, во рту вязнет язык, пытаясь протолкнуть кровь в глотку, губы стремительно набухают. К искрам присоединяются слезы (больно, сил нет!), все это разбавляется каменной пылью, и не разбирая дороги, я бегу по крошеву, задевая осколки, подворачивая ноги.
  Но все когда-нибудь заканчивается. В конце коридора неожиданно вырисовывается дверь. И со всего маху влетаю внутрь, по инерции проскакиваю пару метров, отпрыгиваю влево. Осматриваюсь. Руки, плечи, спину и ноги ломит от ударов. По шее течет тонкий теплый ручеек, превращая комбинезон на груди в мокрое озеро.
  Большой зал, чистый и светлый. Свет непонятно откуда, но приятно согревает. А вокруг тишина, а вокруг ни души. В комнате никого окромя меня. И ничего окромя меня тоже нет. Только лестница в центре залы, уходящая вниз. Что ж, по крайней мене не стоит задумываться о дальнейших путях исхода. Попробуем посмотреть, а что там внизу...
  Делаю первый шаг на ступеньку. Опора под ногами резко уходит вниз. Вся!
  Падая в темноту, инстинктивно группируюсь, защищая руками голову от повторных ударов. Шумный всплеск... Большой БА-АДА БУМ! Меня накрывает с головой, вода попадает в уши, в нос, и вдобавок внутрь.
  Поводив рукой в темноте, нащупываю гладкую стенку, слабо бьющуюся током. Замечательно, только разряда по мне еще не хватало. Подтянуться бы, от воды подальше, но ухватиться не за что. Откуда-то струйками льется вода, малейший всплеск порождает звучное эхо. Вода неприятная на вкус - резкий металлический запашок. Странно, что я ощущаю все эти тонкости, по идеи, я участвую в компьютерной версии боевика, не так ли? Тогда откуда же, Мора побери, весь этот реализм?! Я устала, у меня кровоточат ладони, стреляет в пояснице и раскалывается голова от удушливого спертого воздуха, мне осточертели эти непонятные гонки!...
  Немного перевожу дыхание, что-то распсиховалась, надо взять себя в руки. Что основалась здесь практически навечно, поняла с самых первых секунд, стоило только вдариться головой об угол металлической перегородки.
  На фоне тускло светящейся горловины появляется силуэт округлого выступа - впечатление такое, будто в люк заглядывает чья-то голова... Делаю вид, что достаю бластер (Где мой верный бластер?!!! Неужели трудно загрузить оружие вместе со мной?!). Силуэт моментально исчезает. Еще немного, и стану опасаться собственной тени, мелькает мысль. Что-что, а перспектива стать параноиком, совсем не улыбается.
  Тихонько вздохнув, включаю фонарик, вожу тонким лучом по сторонам. Да, колодец... Причем, заметно суживающийся кверху. Бурые от налета ржавчины голые стены. (Мозг все еще отказывался верить в происходящее). Примерно на половине высоты колодезного ствола темнеют отверстия, из которых сочится вода. Лестничных скоб, по понятным причинам нет. Натуральная мышеловка. Хотя крокодилов не напустили - и то хорошо...
  Держась на плаву, упрямо высвечиваю удручающе голые влажные стены. "На двух "липучках" я выбралась бы отсюда в два счета!.." - думаю с раздражением. Вдруг в глаза бросается то, на что следовало обратить внимание с самого начала: стены влажные до половины ствола. Несколько выше пояса сливных отверстий пролегает хорошо заметная граница, мокрое-сухое. Вода стояла высоко, потом куда-то ушла. И ушла ведь недавно - стены еще не успели обсохнуть!..
  По-дельфиньи перевернувшись вниз головой, ухожу в глубину.
  Погружаюсь с фонарем, но в мутной воде мало что видно. Короткое лезвие света освещает только само себя, луч расплывается в дымчатой мгле, как в тумане, и я приятно изумилась, когда неожиданно быстро натыкаюсь на вход в подводный тоннель. Входное отверстие затянуто эластичной и скользкой на ощупь мелкоячеистой сеткой. Фильтр! Вспарываю преграду ножом, лезвие мягко берет металлическую сетку, словно марлю. Ну, хоть тут подфартило.
  Вода в тоннеле оказывается чище, могу разглядеть там, в конце, желтое пятно второго фильтра. В конце ли?.. Молчаливой рыбиной устремляюсь вдоль подводного коридора. Мысль о рискованности подводной разведки не беспокоит - полностью доверяю автоматизму чутья, зная по опыту тренировок, до какой степени безошибочно можно оценивать соотношение кислорода в крови с пройденным расстоянием. Да, приходилось проводить и такие тренировки. По настоящему ценные реликвии и драгоценности, знаете ли, не выставляют на всеобщее обозрение. Поэтому и всячески нагружаю многострадальный организм, чтобы если что - а мы готовы...
  Главное в "мертвой зоне" - проверенный путь к отступлению. Остальное полностью возложила на чутье и больше об этом не думаю - для размышлений требуется время, а его как раз нет. Если остановиться, начать размышлять - все, о планах на будущее можно забыть.
  Путь к отступлению не пригодился. Продравшись через вторую преграду, уверенно определяю, что оказалась в новом колодце, и прежде чем всплыть, свечу фонариком вверх. Опасаюсь решеток, что стоят в толще воды - всплыть сможешь, а до поверхности не пробьешься. В ответ блеснуло зеркало поверхностной пленки воды - нет решетки.
  Всплываю и осматриваюсь: колодец просторнее прежнего, и гораздо светлее. В отверстие люка заглядывает сверху краешек светильника. Прямо перед глазами темнеет полузатопленный зев очередного тоннеля, в мрачной глубине что-то надсадно сипит и булькает, но полдня гонок избавили меня от любопытства, боюсь на все оставшуюся жизнь.
  Вплываю в тоннель, нащупываю коленями пол. Здесь можно стоять почти во весь рост, вода доходит до бедер. Выпрямляюсь, растирая забитые мышцы. Осматриваюсь и приваливаюсь спиной к удобно вогнутой стене, даю себе минутную передышку. Провела языком по зубам - один шатается, хороший удар пропустила. Вновь потекла кровь, тягучие капли медленно оседают на воде концентрическими кругами. А интересно, акулы здесь водятся?
  В глубине тоннеля продолжает сипеть и булькать, будто кто-то огромный усиленно полощет осипшее горло и все время пробует, каков результат.
  На воду падает тень. Опять?! Мысленно скуля, пытаюсь скрыться в туннеле, из которого пришла. Застать противника врасплох можно было только внезапным выстрелом из-за укрытия. (Где мой бластер?!!). Наверху что-то зашипело, а внизу загрохотало. Быстро стрельнув глазами в обоих направлениях, убеждаюсь, что попала ногами в жир.
  Источник шипения оказывается брандспойтом, из горловины которого вырывается белесая струя газа. В горле вдруг запершило, нос обжигает какой-то дрянью. Отрава! Ну, нехорошие...
  А внизу, буквально метрах в трех подо мной, толщу воды перекрыла пресловутая решетка, беззвучно выскользнувшая из одной стены. Вот теперь точно - мышеловка!
  Зажав нос руками, прикрыв глаза, рву к клокочущему тоннелю - а что еще делать? Короткие взмахи, нырок...Удар! Опять искры, что за?... Всплываю, суматошно тряся головой - надо же, глаза под водой так и не открыла - врезалась в перемычку.
  В глазах темнеет. Еще нырок, открыла глаза и сразу же зажмурила - режет невыносимо, видно газ успел раствориться в воде. Придется искать наощупь.
  Воздух кончился - наверх. А вот глотнуть свежего не удается. Шипение усилилось, видимо, включили на полную. Горло немилосердно саднит, выступают слезы. Еще минута-вторая, и воздух в легких закончится. Я потеряю сознание и вдохну отраву. Или не вдохну, но тогда двину конями от удушья.
  Снова вглубь, да где же он, ведь рядом грохочет?! Руки провалились в дыру - нашла! Опять всплываю, глоток во всю мощь - обратно пути не будет. Помещение медленно качается перед глазами, видно гадость проникает в кровь. Быстро, ничего не скажешь. Горло немилосердно саднит. Появляются позывы на рвоту. Газ тем временем, заполняет помещение, доводя концентрацию отравы до максимума.
  Вглубь! Ласточкой ухожу под воду. Наощупь, стараясь не пораниться о торчащие металлические штыри (и здесь понатыкали, сволочи), протискиваю тело навстречу неизвестному. Сзади на воду ложиться толстым слоем облако газа. Водорастворимый, зараза. Усиленно молочу ногами, приоткрыв один глаз - лучше остаться одноглазой, но живой, чем мертвой, но с обоими глазами. Со всех сторон рычит и клокочет пена, словно попала в гигантские жернова. Вода вырывается из стен как из форсунок. Такое большое джакузи, хихикаю про себя. А тоннель все не заканчивается, и ответвлений по сторонам не видно...
  Еще секунд сорок, от силы пятьдесят. Я свои силы знаю, не раз подсчитывала, сколько могу продержаться без воздуха в спокойном состоянии, а сколько при активном движении.
  Дальше, Алайна, дальше. Сзади газ смешивается с водой, превращая последнюю в молочный кисель. Воздуха катастрофически не хватает. Да почему же все время вода!!
  Сознание начинает вяло угасать, но где-то на задворках включается резервная система. Рука ощущает холодную струю. Течение! А где течение, там и выход. Кошу лиловым глазом - слабый, очень слабый лучик света пробивает сбоку и сверху, а впереди расплылась кромешная тьма. Наверх, а там будь что будет!
  В глазах уже темно, в ушах стук молотков, сердце рвется из груди, легкие почти пусты. Сил только на один рывок. Ну!..
  Что-то щелкает в голове, горячая волна бьет по конечностям, опаливает мышцы и проносится по позвоночнику. Словно ниоткуда приходит мощь. И осознание этой самой мощи и злости. И я начинаю усиленно молотить ногами, сбивая воду в сметану. За мной тянется пузырчатый шлейф, напополам перемешанный с газовым облаком.
  На последних запасах воздуха, толком не видя ничего вокруг, выпрыгиваю из воды, словно дикая касатка, почти теряя сознание, открываю рот.
  Вдох! Сухой хрип раздается в пустом помещении, немилосердно отражаясь от стен и пугая меня.
  Еще вдох! Обожженные легкие норовят выскочить из груди, во рту явственный привкус металла, дряни и крови. Плююсь сухим кашлем, раздирая горло с каждым судорожным вздохом.
  Рядом валится здоровенная глыба гранита. Меня обдает волной, рефлекторно отплываю в сторону, пытаясь зацепиться рукой хоть за что-нибудь. Тщетно. Сил хватает, чтобы открыть глаза и глянуть по сторонам. Отметить потенциальную угрозу и успеть кое-как среагировать на нее. Например, закрыть глаза.
  Подношу руку к лицу - ой как нехорошо. Бледная конечность вяло падает в воду. Неимоверная слабость затрагивает все члены, дрожь пробирает до костей. Это чем же угостили?..
  Реши злыдни меня завалить прямо здесь, долго топать им не пришлось бы. Но почему-то дают время. Через полчаса барахтанья на мелководье, прихожу в себя. Встаю на ноги, определяюсь с направлением, топаю вперед, машинально вычерчивая зигзюги.
  Но финти не финти, а их тоже не пальцем делали. Металлический пол исчезает под ногами. И с матюками лечу вниз, злобно шипя, как разъяренная кошка - вниз, почему? Нельзя ли, для разнообразия, забросить меня наверх?
  Ни руки, ни ноги не встречают сопротивления, стен тоже не ощущаю. И со всего размаха приземляюсь на какие-то угловатые предметы, одна нога соскальзывает вниз, инерция бросает вперед, удачно падаю на встопорщившийся пол, капитально приложившись затылком об ящик.
  В ушах зазвенело, адская боль хлестко стекает вдоль спины. Надо мной проносятся синие всполохи, разрываясь о противоположную стенку залы. Лазеры?!
  Боль забыта, хотя и скрежещу зубами, чувствуя, как левая нога горит огнем.
  Коль пошли в дело лазеры - время сваливать, - говаривал папа.
  Опаленной мышью (большой такой мышкой) стремглав кидаюсь прочь, спотыкаясь о всякий хлам. Повезло - впереди маячит дверь. Всей массой кидаюсь на нее, продавливаю, вываливаюсь с обратной стороны.
  Вот ведь, Мора! Ну не издевательство?! Опять коридор. Длинный. Темный. Страшный... Шириной метров пять, высотой около четырех. Эдакая коробочка, положенная набок. И тишина...
  Ладно, живой не сдамся. Часть злости, догнавшая меня под водой, никуда не хочет уходить. Тело горит, голова кипит, а разум рвется в бой.
  Вжимаю голову в плечи, корпус складываю пополам, руки прикрывают верх тела. Защитная стойка от ударов, идущих со всех сторон. Вот-вот вдарит. Нервы взвинчены до предела, уши ловят малейший звук, тело готово отреагировать на любую опасность.
  И тут...
  Нет, не так.
  И ТУТ...
  Сзади раздаются мерные шаги. Тяжелые такие, неторопливые, уверенные в своем превосходстве. Ноги мои начинают непринужденно потряхивать. Удивленно (а не праздную ли я труса раньше времени?) бросаю взгляд вниз. Слава богам - ноги стоят ровно. Это пол под ними колышется, а то подумала невесть что...
  ПОЛ?!
  Точно. Паркет (о, хоть какое-то разнообразие) ходит ходуном в такт поступи того, что подкрадывается сзади. А по колебаниям можно предположить, что идет знакомиться со мной нечто, по габаритам превосходящее мастодонта раза в два.
  И алга! В смысле только вперед, ни шагу назад. Я ускоряю темп, изредка поглядывая назад. Но рази в такой темноте что-либо разглядишь? К шагам, которые, кстати, становятся все ближе и ближе, присоединяется прерывистое дыхание. Очень нехорошее дыхание, совсем нехорошее. Словно к тебе подкрадывается утюг размером с небольшой заводик.
  Что делать то? Бежать, или прикинуться ветошью? Лезть на стену или искать развилки? А может назад, навстречу так сказать - встретим чудовище грудью... Не-а, Алайна, это все газ на тебя действует. Да и грудь у тебя не пятого размера...
  А шаги уже рядом, практически над ухом сопит и фыркает неведомый зверь. Чувствую многотонную массу, его готовность раздавить и облизнуться.
  С другой стороны хоть кто-то живой за многочасовые поиски. Удастся ли сговориться?
  Но разум неуклонно подстегивает вперед, апеллируя к извращению мышления после веселящего газа.
  Справа, на высоте груди (ну не пятого размера, что же поделаешь) в стене возникает пролом. Небольшой такой, метр в диаметре. Мне хватит. Подпрыгнув, переваливаюсь рыбкой в затуда, одновременно чувствуя досаду - а не ловушка ли?..
  Поздно.
  Шаги стихают за спиной, топая, удаляясь с той же самой размеренностью. Пронесло!
  Прыжок несколько затягивается, пытаюсь сгруппироваться в полете, но очевидно высота по эту сторону оказывается несколько иной, чем снаружи.
  Удар! Бедные мои кости. Грохаюсь о землю, и по новой - прыжок, перекат, обзор, выводы...
  Что такое? Оказываюсь в горах. Справа высится горный кряж, вершины покрыты белоснежными шапками, местами на склонах видны внутренности гор - расщелины. Сбоку дует холодный ветер, после бассейнов замерзаю мгновенно. Ноги утопают по колено в снегу. Бреду, едва переставляя конечности. Подумать, где-то должен быть обратный вход в лабиринт, или я уже на другом уровне? Если так, то мне совсем здесь не нравится. Хочу домой!
  И тут над головой, с визгом и скрежетом проносится что-то эдакое. Звук недобитого монстра вспарывает тишину, выводя из строя барабанные перепонки, и вызывает целое стадо диких мурашек по коже.
  Атака!
  -АТАКА ПРОТИВНИКА С ПРАВОГО ФЛАНГА, ПЕЛЕНГ ТРИДЦАТЬ! ПЕРЕХОД В БОЕВОЙ РЕЖИМ! - врывается в сознание рев корабельной системы ПЗО. Это память услужливо подкидывает воспоминанья о перелете с Казаранга на Эктопус.
  -Групповая цель, статус враг... наблюдаю ускорение цели... обнаружено сканирование на ультракоротких частотах... скорость цели 148... цель разделяется... расстояние 1700... внимание, ракетная атака... прошу разрешения задействовать средства обороны...
  Вот Морра, а это откуда?! Что вообще происходит, Алайна, ты сошла с ума?!
  Падаю лицом в снег, испытывая острое желание забиться как можно глубже и забыться. Тонкий наст режет и без того покалеченную кожу, вновь начинает кровоточить губа. Долго вглядываюсь в темень, но это только прибавляет решимости сорваться и убежать.
  Вперед и вправо. Чужой голос в голове четко отдает распоряжения. Вот только мне или.... Один пес - вскакиваю и бегу в указанном направлении. Плевать, чей голос - предков или воспаленного рассудка, все одно принуждает к действию. Особенно если собственных идей - ноль.
  Новые вопли, сильнее прежних несутся вдогонку.
  За спиной метрах в трех вдруг бьет в землю с такой силой, что под ногами гудит и плавится снег. Ветер стихает, начинается метель. Но за долю до бурана, успевая заметить портал, величиной с большое колесо, на уровне лица.
  Собираться с духом или нет - такой дилеммы не стояло. Рывком подтягиваю тело, сваливаю его внутрь пролома.
  Встаю легко, но в ногах и спине это движение отдается болью. Не очень сильной, но вполне ощущаемой. И опять голова делает полуоборот, отыскивая источник угрозы. А уши ловят посторонние шумы. А нету никто. Только впереди, метрах в тридцати, слабое свечение. Уже плюс, потопали...
  Воздух спертый, дышать тяжеловато, вентиляции нет. Левая сторона залита водой. Приходиться передвигаться посуху.
  Глаза, привыкнув к скудному освещению, с трудом различают узкий коридор, конец которого исчезает в темноте. Стены из металла, изъедены ржой. Высота коридора едва превышает два метра, под самым потолком опять идут какие-то трубы. Что, орбитальная станция обогревается по старинке? Тем более ржавые, покрытые водой. Равномерный стук капель сводит с ума.
  На полпути к дверям правая стена резко забирает в бок, и я, полагая, что в моем положении все-таки лучше двигаться посуху, сворачиваю за угол. В глаза бьет прожекторный луч ослепляющей яркости, отскакиваю назад. Блещет зарница, яростно шипя. На бетонном полу, залитым прожектором, вздувается малиново-красный волдырь. Полыхнувшее пламя обдает жаром лицо, инстинктивно жмурюсь. Вот как! Какая-то сволочь прицельно лупит по мне. Причем из машинки высшего класс...
  Нож автоматически прыгает в руку, собираюсь сорваться в клинч, не отдавая отчет действиям - против паллера с ножом, как вдруг что-то мягко обвивает ботинки, касаясь колен. Замираю в паническом страхе - кто там?! После малиновой вспышки перед глазами все еще плавают радужные пятна, первые секунды таращусь, не понимая, что это ползет и копошится у ног.
  Зеленоватые липкие стебли червеобразными движениями упорно пытались взобраться выше колен. Я дергаюсь, чувствуя мягкое, но сильное сопротивление. Неожиданно клейкие стебли напрягаются, подобно упругой резине, едва не падаю на пол. Распластавшись спиной на стене, оборачиваюсь. И чуть не роняю нож, свое единственное оружие. Буквально рядом - руку протянуть! - колышется холм желеобразного вещества. В коридоре его скопилось уже предостаточно, однако новые массы слизи напирают, сползая поверх студенистого холма широкими жирными складками.
  Догнала все-таки! Вспоминаю зеленую разновидность быстрорастущей слизи, фонтанирующую в первом отсеке - надо же, она что, весь лабиринт тащилась за мной? Настойчивая... В тягучем, судорожно-медленном передвижении отростков и складок чудится что-то беспомощное, жалкое и мерзкое одновременно. Субстанция растет на глазах, пузырится, причмокивает и шумно взбухает, словно опара у хорошей хозяйки. Освобождаясь, несколькими взмахами ножа отсекаю дрожащие клейкие побеги.
  С десяток секунд выиграла, и этим надо воспользоваться с умом. Быстро срываю с себя куртку, размахиваюсь и выбрасываю из-за угла вверх под прожекторный свет. Опять вспышка. В броске пересекаю освещенный участок, извернувшись ужом, распластываюсь в тени за стояком труб теплоцентрали. Рядом, распространяя удушливый чад, догорают лохмотья расстрелянной одежды.
  Укрытие выглядит надежным: вертикальная связка толстых труб, прикрепленная к опорной мачте. Потолок над ними разрушен и в провал видна развязка пучка на отдельные трубопроводы, разбегающиеся в разные стороны веером, пересекая решетчатые фермы верхних этажей. Путь наверх кажется заманчивым, однако не стоит быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что стрелку (даже если он один) ничего не стоит "снять" идущего верхом первым же выстрелом сквозь это металлическое решето. Про Марго я уже не вспоминаю, здесь идет солидная игра. Если она не дала о себе знать за все это время, что мы торчим в лабиринте, то ее можно смело списывать со счетов.
  Стоп! Я даже содрогнулась внутренне, а что если она не попала сюда?! Что если это я одна, вляпалась в эту заварушку, и теперь расхлебываю собственное "везение"? Не-ет, гони эти мысли прочь, Алайна, гони. Сосредоточься на происходящем. Тебе надо всего лишь найти местечко поукромнее и перевести дух, собраться с мыслями...
  Ага, щазз. Так сразу же мне и дали несколько минут... С противным скрежетом, минуя пролом сверху пикирует металлический штырь. Вращаясь, как заправский бумеранг, железяка легко преодолевает несколько метров, чтобы попасть мне в голову.
  К счастью, головы на месте уже нет. Прыжок в сторону, нырок, уклон (помню про стрелка) - еще две арматурины свистят мимо. Потом еще три, одна высекает кучу искр из стены, вторая урча, пролетает мимо, а третья финиширует на моей правую ногу, улетая дальше.
  Я чуть не падаю, успеваю опереться рукой о выступ в стене и едва не пропускаю новый штырь. Теперь уже тот взлетает над биомассой - противник поменял угол обстрела. А значит выход один...
  Не давая больше шанса невидимке, я одним прыжком оказываюсь около скопления труб, подобно кошке взмываю на верхний этаж. Руки обжигает - горячие! Тут же за спиной веером вонзаются металлические обломки. Не думая не секунды рву прочь по длинному тоннелю.
  Не успев отдышаться от пережитого, попадаю в новый ад. Тоннель перетекает в большую комнату метров в 25 длиной. Огромные светильники горят высоко на потолке. Ярко, все залито белым светом. Гудят дроссели, слышны потрескивания. Вместо бетона под ногами вязкая трясина, болото. Осторожно делаю первый шаг - ноги увязают, с чавканьем отрываю одну, переставляю другую. Подошва тащит за собой несколько килограммов ряски и жижи. Я теряю скорость
  Одна за другой с оглушительным грохотом начали взрываться лампы. Острые горячие осколки стекла буквально градом осыпают плечи и голову. Кругом свистит стекло, с беззвучностью впитывает осколки трясина. Жуть!
  Втянув голову в плечи и закрыв ее руками, я наугад, не глядя, бегу вперед, с трудом выдирая ноги из болота. Глаза беречь, пригодятся!
  С десяток осколков впивается плечи и руки, ранят не глубоко, больше жгут. Осталась без куртки, в одной майке, руки больше похожи на мясные заготовки - кровь льет мелкими ручьями, плевать. Я уже не обращаю внимания на боль, думая об одном - выскочить через дверь.
  Напоследок рвануло особо сильно, словно лампы начинены взрывчаткой. Горячая волна обдает спину, буквально сношу дверное полотно, повезло, что открывается наружу. Вылетаю окровавленным комком, больно приземляясь на пораненное колено. Уй!
  Расходящаяся в периферию анфилада. Широкая и пустая. Ну, еще бы - нет тут никого, окромя тебя, шепчу, вытирая кровь. В чем подвох? Пол опять залит водой, осторожно пробую глубину носком - по щиколотку. Вода холодная.
  Плеск воды выводит из равновесия. Кроме моего загнанного дыхания различаю еле слышное бульканье. Подводный газ?..
  После яркого освещения прежней комнаты глазам необходимо время чтобы привыкнуть. Медленно адаптируюсь к полумраку, медленно бреду по воде, не отрывая подошв от пола. Вдалеке маячит большой шкаф. Легкое гудение. Интересно, что там? Но когда почти уперлась носом - стало враз не интересно. Во рту пересохло, а сердце попросилось наружу, не найдя пути спустилось к пяткам.
  А вот интересно - пяток две, а сердце одно, как они его встречают - по очереди?
  Шкаф оказывается огромадным распределительным щитком! Заслонка открыта и хорошо виден свисающий до самой воды электрический провод с оголенными концами. Концы иногда касаются друг друга, и тогда между ними проскакивает искра.
  Я буквально замираю, а мысль только об одном - коснутся воды или нет?..
  Наверное, именно в такие моменты разумный способен прыгнуть выше головы в прямом и переносном смысле. То есть сделать нечто, выходящее за рамки его способностей в момент полной концентрации всех сил и возможностей.
  Мышцы ног подбрасывают меня вверх и вперед, голова почти достает потолок (а там метра три с половиной!), руки машинально махнули по воздуху и зацепляются за небольшой выступ. Висю как гроздь бананов в двух метрах над водой.
  Внизу щелкает - провода коснулись воды, короткое замыкание, потом рвануло. Шкаф опрокидывается прямо мне под ноги. Спертый воздух разряжается жженой изоляцией и озоном. Дышать становится легко, как после грозы. Мысленно представляю себя погребенной под распредкоробкой, отпускаю пальцы, соскакиваю с выступа.
  Едва почувствовав опору, рву вперед на такой скорости, что вышибаю следующую дверь. На бегу с разгону бью по ней, вкладывая всю силу. Дверь отлетает назад, пропуская меня дальше. А дальше...
  Была воронка водоворота...
  В водяную ловушку я попалась не впервые, так что довольно отчетливо представляю себе физический механизм ее действия.
  Для пловца, затянутого водоворотом, существует только одна возможность спастись - не изнуряя себя в неравной борьбе, пойти ко дну. У самого дна круговой ток воды сжимается, ослабевает, и разумный с хорошим самообладанием имеет немалые шансы быстро покинуть опасную зону, всплыть достаточно далеко от воронки. Те, кто расчетливо погружаются, чтобы спастись, как правило, выживают. Все зависит от гибкости психики.
  Но если имеешь дело с водоворотом в искусственном бассейне... Здесь едва ли не все зависит от диаметра и длины трубы водосброса, у входа в которую и образуется мощный водоворот.
  Крутящийся поток буйствует, брызжет пеной в лицо, норовя захлестнуть. Я чувствую близость центра воронки и стараюсь выровнять дыхание, зная, что способна продержаться без воздуха ровно три минуты, и при любых обстоятельствах не была намерена сокращать этот скудный запас жизненно важного времени хотя бы на одну секунду.
  Воронка чмокает, заглатывая добычу. Я вскидывая руки над головой, погружаюсь в бешеную круговерть.
  Путь по трубе водосброса оказывается недолог: сумасшедший поток с минуту шумно буравит тьму, затем выплескивает куда-то, в наполненное синим светом, пространство и, напоследок обрушив на меня многотонные массы ревущей воды, неожиданно успокаивается.
  Ошеломленная, медленно всплываю на поверхность. Сощурив глаза, привыкаю к прозрачному ультрамарину. Первое, что вижу отчетливо - блестящая отполированная, вполне реальная лесенка, прикрепленная в стенке бассейна...
  Это так неожиданно и дико, что некоторое время ошарашено пялюсь на нее во все глаза. А-а, плевать. Всхожу по ступенькам, бросаю нож рядом, опускаюсь на парапет. Ложусь на спину и, расслабив мышцы, окидываю взглядом ультрамариновый прямоугольник потолка.
  Металлическая облицовка парапета приятно холодит затылок, потолок покачивается. Я прикрываю веки, чтобы не видеть этого покачивания. Удивительно устроен sapiens. Кажется, сейчас ничто не в силах заставить меня шевельнуться, несколько минут неподвижности - вопрос жизни и смерти, не меньше. Появись такая необходимость, я конечно встану, измученная, мокрая, вернусь в исходную точку и снова проделаю тот же путь на втором или третьем дыхании. На четвертом, пятом, шестом... Пока не рухнет ультрамариновый потолок.
  Под сомкнутыми веками покачивалось море бордовой мглы, и я позволяю себе погрузиться в чуткую полудрему - плевать в данный момент на Марго и все остальные опасности.
  ................................................................................................................
  
  ...все шло не так! Я должна была всего лишь принять форму виртуальной модели. Провести пару раундов со своей соперницей, стараясь нанести как можно больше увечий ее компьютерному телу. А тут мало того, что Марго не видать, так еще загрузилась в машинную базу целиком! Я ощущаю боль, руки абсолютно такие же, как и в бытность разумным, злюсь и ругаюсь, как обычно. Хотя последнее далеко не показатель...
  Я оказалась внутри машины! Не знаю, как это произошло, но факт остается фактом - отсюда мне не выбраться. Не было еще прецедентов, чтобы sapiensа извлекали из компьютерной программы в своей оболочке. Хотя и не было прецедентов, чтобы sapiens туда попадал...
  Красная мгла, равномерное колыхание волн и посторонние незатейливые всплески убаюкивает. Внешне я неподвижна, но внутри меня всю колот. Как, как отсюда выбраться? Меня не покидает уверенность, что Свити и Грайза предпримут хоть что-нибудь, но если честно, надежда крохотная. Никто не знает, как это сделать, да и догадались ли они, что со мной произошло? А вдруг мое тело все еще сидит в кресле, окутанное проводами? Тогда кто же я, Морра забери?! И как тебе угораздило вляпаться в эту передрягу, непрестанно спрашиваю себя. Параллельные миры?.. Свернутая реальность?.. .Сон, навеянный лишним глотком абсента?...
  Стоп, а чего я все время летаю как угорелая? У меня же загружена киберматрица робота во все программы этой системы. Ай да Алайна, вовремя вспомнила! Так, глядишь, и носилась бы по коридорам. Осталось лишь найти подходящий процессор и активировать программу.
  Гх-м, за это время ты видела хоть один командный пульт?..
  ОХ, ТЫ БАТЮШКИ МОИ СВЯТЫ!
  Ультрамариновый потолок стремительно падает прямо на меня. Острая боль пронзает тело - не откатиться, ни укрыться не успеваю. Я НЕ ХОЧУ УМИРАТЬ В ИГРЕ!!
  Внезапно ноздрей касается запах буйных трав, вперемешку с озоном. Что-то сверкает в глубине бассейна, на лицо падают капли дождя. Да-да, именно дождя, а не брызги хлорированной воды.
  Тело, словно парализованное отказывается подчиняться, я не могу двинуть ни одной конечностью. Перед глазами встает вся бестолковая жизнь, с ее куролесами и бесшабашностью. Какая жалость, что не слушала все советы отца, может, тогда и не пришлось бы умирать вот так!
  Я отворачиваюсь от сиреневой массы, из глаз скатываются первые слезы. Скорее что ли...
  Что-то опять пошло не так. Потолок замирает от лица на расстоянии нескольких дюймов.
  - АЛАЙНА ФОРС? - мужской голос раздается прямо из ниоткуда.
  -Д-да, - признаться напугана я донельзя. Кто со мной говорит? Или все - крыша уехала окончательно?
  -ГОТОВА ЛИ ТЫ СЛЕДОВАТЬ ЗА МНОЙ?
  -К-куда? - от волнения начинаю заикаться. Ну, еще бы - потолок застыл смертельной массой, норовя обрушиться в любую секунду. Чувствуя себя погребенной заживо в виртуально-клаустрофобическом лабиринте. И в принципе, меня уже не интересует, кто говорит со мной, и возможно ли это в принципе - лишь бы вытащил отсюда живой и невредимой!
  -А ЕСТЬ РАЗНИЦА? - усмехается невидимый собеседник.
  Честно - нет. Но так уж, наверное, устроен sapiens, на волосок от гибели будет интересоваться условиями проживания в загробном мире.
  -Я готова, если ты вытащишь меня отсюда! - кричу вверх.
  -ЭТО ПАРА ПУСТЯКОВ. ДОЛЖЕН ПРИЗНАТЬСЯ, С ТОБОЙ ПРИЯТНО ИМЕТЬ ДЕЛО. ПО КРАЙНЕЙ МЕРЕ, РЕШЕНИЯ ТЫ ПРИНИМАЕШЬ БЫСТРЕЕ...
  -Чем кто? - все-таки не утерпела.
  -НЕ ВАЖНО. ТАК ТЫ ГОТОВА?
  -Да!
  -КСТАТИ, Я ДЮК АБРАМС, ХРАНИТЕЛЕЙ ВРЕМЕНИ.
  -А мы не могли бы продолжить беседу в более спокойном месте?
  -ХОРОШО, - снова едва уловимый смешок. - И ЕЩЕ РАЗ, ДЛЯ ПРОФОРМЫ - ГОТОВА ЛИ ТЫ СЛЕДОВАТЬ ЗА МНОЮ ДО ОКОНЧАНИЯ КОНТРАКТА?
  -ДА!
  -ТОГДА ПРИГОТОВСЯ К ВСТРЯСКЕ. Я ВЫДЕРГИВАЮ ТЕБЯ.
  Сиреневый потолок медленно растворяется в мутном мареве, упругие толчки вбок плавно подталкивают тело - я поплыла.
  Растаивает вдалеке темный коридор киберигры, что-то тяжелое проносится рядом, даже слышу удивленный возглас того, кто называет себя Хранителем времени, но в тот момент остро чувствую только одно - еще не все потеряно. Жизнь продолжается, господа, жизнь продолжается.
  И это вселяет уверенность и дает силы.
  Последнее, из того что открывается в момент переноса в бесконечно длинных коридорах пространственных спиралей, так это огромные черные птицы, невесть откуда взявшиеся, лениво парящие над, безудержно режущей глаза прозрачной синевой, гладью огромного озера...
  
  
  Глава 4
  
  Тана.
  
  Правда бывает удивительнее вымысла,
   зато вымысел правдивее.
  
  ...огромные черные птицы лениво парят над, безудержно режущей глаза прозрачной синевой, гладью огромного озера. Размах крыльев у каждой не менее 5 метров. Они вяло перебирают ими в воздухе, нарезая незамысловатые круги. И с каждым разом, спираль становится все больше и больше. Наконец вожак издает гортанный, клацающий звук и вся стая тут же встрепенувшись, вытягивается в клин, вскоре исчезая за горизонтом.
  Татьяна остается стоять с раскрытым ртом, заворожено следя за перемещениями черной стаи. Но не это заставила ее открыть рот от удивления. Синяя гладь воды, истончается к горизонту, не пропадает вдали, а переливаясь гигантским каскадом, через невидимый глазу барьер, низвергается мегатоннами водяных потоков куда-то вниз. Эхо от звука падающей воды уже не достигает уха, в отдалении слышатся лишь далекие раскаты, напоминающие голоса грома, грохочущего за многие сотни километров отсюда...
  Первые лучи июльского солнца пробираются сквозь тяжелые портьеры и проникают в комнату, где спит Татьяна. Неторопливо начинают свое движение и останавливают бег на щеке спящей девушки.
  Татьяна спит, как приучили в детстве, обе ладошки вместе - и под голову. Солнечные зайчики неспешно кружат по лицу, создавая причудливые отблески, непринужденно подрагивая в такт дыхания.
  Разбудили - таки.
  Она открыла глаза, жмурясь от яркого света. Сладко потянулась и перевернулась на другой бок, спиной к окну. Какой странный сон, подумалось ей, хоть и фантастический, но в то же время реальный?.. Кажется, кожа сих пор ощущает капельки воды на предплечьях, а в ушах стоит шум от низвергающихся водных масс. Странно... Хотела встать, да вроде и спешить то сегодня некуда. Хотя... И вчера не надо было спешить, и позавчера... Таня усмехнулась - что ж, во всем надо видеть плюсы, по крайней мере, за последние полгода выспалась лет на сорок вперед.
  Мысли текут неторопливо, не перескакивали друг на друга, но как бы не вращались, возвращаются к одной единственной - как жить дальше? Работы нет, деньги на исходе. М-да. Сколько не валяйся в постели, дела само собой не решатся. Придется вставать.
  Татьяна выпорхнула из-под легкой простыни, встала и подошла к окну. Отдернула шторы. Океан ультрафиолета врывается в комнату и кружит по ней, невыносимо блестя миллионами крошек пыли. День обещает быть жарким. Таня отворила окно, пахнуло теплом и запахом плавящегося асфальта. Кинула взгляд на часы. Всего 8 часов утра, а печет, хоть святых выноси. Зевнула, чуть не вывихнув челюсть, снова сладко потянулась. На речку, что ли сходить?
  Сделала тройку разминочных движений, крутанула несколько махов ногами. Теперь серия блоков и контрвыпадов. Улыбнулась. Кровь побежала быстрее. Дыхательною гимнастику делать не стала, и так почувствовала себя лучше. Надо будет сказать спасибо Николаю, промелькнула мысль, за эти 6 месяцев он неплохо понатаскал ее в боевых искусствах. Уж от парочки маньяков, точно отобьется.
  Взяла халат, собиралась накинуть, да проходя мимо зеркала, зацепилась взглядом за отражение. Подошла, всмотрелась. Не то, чтобы увиденное не понравилось, но все-таки. Улыбнулась сама себе.
  -Привет, - помахала пальчиками отражению.
  -Привет, - беззвучно отозвалось то.
  На Татьяну пристально смотрела молодая симпатичная женщина, ростом где-то метр семьдесят со стройной фигорой. Высокая грудь, плоский живот. Карими глазами пробежала по бедрам, складок не видать. Тряхнула головой и темные волосы, описавшие полукруг, улеглись в правильное каре. Засмеялась. Нет, - подумала, в свои 28, еще хоть куда.
  Накинула наконец-то халат и направилась в ванную. Проходя мимо комнаты Ника, пару раз приложилась кулаком в дверь:
  -Соня, подъем!
  И уже взявшись за дверную ручку ванной комнаты, услышала за дверью постояльца какое-то урчание, сопение и жалобный стон:
  -Господи, восемь утра всего! Воскресенье ж, мать его так...
  Николай явно не разделял ее радостное настроение.
  Упс. Она и забыла. Для нее все дни уже давно слились в один большой выходной. А Ник где-то пропадал три дня, пришел вчера поздно вечером. Она уже почти спала, выходить не стала, слышала только, как тот протопал берцами в ванную и минут через 20 прошмыгнул в свою комнату.
  -Ладно, не серчай! - крикнула она, - вставай уж, завтраком угощу.
  Пошла умываться.
  Когда на кухне закипал чайник, а стол был сервирован, из комнаты выполз Николай. Таня как раз разливала кипяток по чашкам, когда он появился в дверях.
  -Доброе утро, - буркнул приветствие.
  -Ты сильно не сердись... - начала было, Татьяна, но бросив на него взгляд, дико захохотала, чайник заходил ходуном в руках.
  -Кипятком не ошпарься, - предостерег Николай и поморщился, - что, страшно выгляжу?
  Продолжая смеяться, Таня усиленно закивала головой. Вся правая сторона лица Ника представляла один крупный шар. Глаз закрыт, губы набухли, словно после бурно проведенной ночи. Правое ухо ярко пунцового цвета оттопыривается, как у Лелика из "Бриллиантовой руки". Видя, что Татьяна не собирается останавливаться, Николай махнул рукой и пошел умываться. Когда вернулся, Таня еще всхлипывала и утирала слезы.
  -Хватит ржать-то, - Ник придвинул табурет, усевшись напротив нее, начал размешивать сахар.
  -Тебя где носило? - всхрюкивая, спросила Татьяна. - Опять по замужним бабам таскался?
  -По каким бабам, - протянул жилец, отхлебнув чая. Поморщился, горячо, да и губы болят. - два дня в болоте провалялся, - оттянул ворот тельняшки, принюхался, - думал, вовек не отмоюсь.
  -Болота? В Астраханской-то области? - удивилась Таня, - тут же степи одни да солончаки.
  -Под Волгоградом.
  -А туда за каким потянуло? - подложив ему бутербродов, вновь задала вопрос.
  -Клиент попался шизанутый, - в сердцах бросил Ник, - поблазилось, что его заказали, и не сегодня, так завтра, отправят к праотцам. Вот и умотал в Волжск, дача у него там. Как будто на даче пуля цель не найдет.
  -Ну и?
  -Что ну, а вокруг болота, будь они неладны.
  -Ты то зачем в них полез?
  -А что я? - оправдывался Николай, - дан приказ ему на запад. Мы люди подневольные - сказали охранять, вот и охранял. В болоте отмокал, как тюлень. Вообще, таков стратегический замысел командования. Знаешь, сколько там мошки? - он аж содрогнулся.
  Для него, капитана запаса, бывшего начальника разведки полка, выполнять приказы, которые если и не попахивали идиотизмом, то, по крайней мере, приближались к нему, было чрезвычайно мучительно. Но клиент платит деньги, и приходится создавать видимость отработки. А для внезапно разбогатевших дельцов, чем круче завернуто, тем весомее. Сказывается тлетворное влияние западных боевиков.
  Татьяна поднялась, сходила к себе в комнату, принесла коробку с лекарствами. Порылась, нашла пачку "супрастина".
  -На, - протянула его Нику, - по 1 три раза в день.
  Ник задумчиво повращал в руке лекарство, спросил кисло:
  -Поможет?
  -Должно, - кивнула Таня.
  -Ладно, попробуем. Чем только не приходится травиться... - отправил одну таблетку в рот.
  -Когда я тебя травила, чего несешь?
  -Просто еще не успела, - успокоил ее Николай, - слишком мало времени прошло с нашего знакомства.
  И улыбнулся.
  Татьяна, припомнив первую встречу, тоже усмехнулась.
  -Да-а, смешно тебе, а знаешь, сколько я страху натерпелась? Поди, целый километр нервных клеток сожгла.
  ..................................................................................................
  
  В тот день она возвращалась с небольшой гулянки, устроенной давней знакомой, в честь окончания каких-то курсов. Припозднилась, не особо обращая внимание на мужчину, трущегося у них в подъезде, заскочила в лифт. Мужичонка поспешно запрыгнул следом. А где-то между 4 и 5 этажами вдруг ринулся на нее. Очнувшись от своих мыслей, Татьяна осознала, что с нее срывают куртку, рот зажат мозолистой рукой, да и вообще как-то неуютно прижимают к стене. Поняв, что на нее напал насильник, принялась сопротивляться изо всех сил. Читай - лягалась, выкручивалась и пыталась укусить маньяка за руку. Но тот оказался мужиком не слабым, скрутил Таню как собачонку и лишь злобно засопел. В итоге, на свой этаж Татьяна прибыла в полураздетом одеянии и состоянии, близком к истерике. Двери лифта распахнулись, она заметила высокого коренастого парня в кожаной куртке, который с изумлением наблюдал за открывшейся картиной. Не успел насильник нажать кнопку лифта, как Татьяна, извернувшись, прокричала:
  -Помогите!
  Двери лифта уже начали закрываться, когда парень одной рукой ухватился за створки, а второй с размаха послал таниного обидчика в глубокий нокаут. Тот сполз по стенке и затих. Татьяну всю колотила, только теперь она осознала, чем могла закончиться для нее эта встреча. Она всхлипнула, начала визжать, стонать и хохотать одновременно - началась настоящая истерика. Парень как-то странно глянул и коротко, наотмашь, хлестнул по щеке. Щека моментально вспыхнула, но и истерика прекратилась автоматически. Прикрыв ладонью ушибленное место, проворчала:
  -Однако пощечины вы раздаете налево и направо.
  И пнула со всей силы лежащего насильника в бок, вымещая на том всю злость. Злодей коротко хрюкнул, но из комы не вышел, и больше походил на мешок с отрубями, чем на маньяка.
  А дальше, как пел Лаэртский: и милиция, конечно, как всегда в кино поспела.
  Приехали через полтора часа. Все это время ее отхаживал парень, назвавшийся Николаем. Расположились на кухне. Николай быстро освоился и пичкал Татьяну кофе с коньяком, убеждая, что это прекрасно снимает стресс. Насильник валялся, связанный по рукам и ногам брючным ремнем в коридоре. Он, было, пытался развязаться, что-то угрожающе выкрикивал, но после того как Николай выходил к нему, замолкал надолго.
  Оказалось мужичка давно ищут органы правосудия. Ехать в дежурную часть Таня отказалась, но показания с нее сняли. Но и без ее жалоб у маньяка хватало статей выше крыши.
  Когда вся канитель закончилась, Татьяна осознала себя слегка под-шафешной, видать кофе в организме оказалось мало, а коньяка многовато, или все это упало на старые дрожжи. Тем не менее, с изумлением обнаружила на кухне скромно сидящего парня, спасшего ее от рук насильника. Заметив удивленный взгляд, Николай еще больше смутился и сказал:
  -Я собственно по объявлению, - постучал пальцем по лежащей перед ним газете.
  Татьяна перевела взгляд на кухонный стол и увидела выпуск "Комсомольца Каспия" двухнедельной давности с объявлением о сдаче квартиры. Два месяца назад она ушла с работы. Фирма, где подрабатывала, обанкротилась, и бывшие сотрудники принудительно распустились на вольные хлеба. Сэкономленных денег едва хватило расплатиться с долгами, когда пришла в голову мысль о сдаче одной из комнат в аренду. В наследстве у нее имелась большая 4-х комнатная квартира планировки, с 3-х метровыми потолками. Первыми посетителями стали дети гор с южного Кавказа в огромных кепках-аэродромах. Татьяна не считала себя самоотверженной самоубийцей, и решительно отказала им. После них повалила толпа: и цыганки, и молодые мамаши с толпами разнокалиберных визжащих детей, и просто желающие снять комнату для приятного времяпрепровождения. Складывалось такое впечатление, что людей в городе интересуют только два варианта, - где можно переспать за относительно малую сумму, и можно ли использовать квартиру, как перевалочный пункт для ящиков с помидорами, и еще бог весть какими фруктами-овощами. Татьяне вовсе не улыбалась мысль превратить квартиру в бордель, и помучившись, сняла объявление. В последние две недели ей никто не докучал, не звонил в дверь, не надоедал баснословными деньгами.
  Поэтому вполне понятно ее недоумение - светловолосый парень держал в руках ее двухмесячный кошмар.
  -Но я уже две недели не публикую это!
  -Меня две недели не было в городе, командировка выдалась, - он виновато улыбнулся, - газета попалась на глаза только сегодня. Так вы сдаете комнату?
  Татьяна замялась. Отказать?.. Тщательно все, взвесив, кивнула.
  -Да.
  В конце концов, он спас ей жизнь!
  Тогда же договорились об оплате, не слишком маленькой, но и не слишком большой, нормальной, одним словом. Николай недавно уволился из армии, до этого служил где-то на Курилах, а теперь работал в охранном агентстве. Родных у него не было, воспитывался в детском доме.
  -Женщин не водить, пьяные дебоши не устраивать, ко мне не приставать, - поставила жесткие условия Таня. И надо сказать, Ник их выполнял. Со своими женщинами пропадал где-то на стороне, пьяным она видела его только один раз - отмечали успешное окончание какого-то действительно серьезного дела - об этом даже газеты писали, к ней не приставал. Говорят, между мужчиной и женщиной не может быть дружбы, всегда один тайно влюблен в другого. Но отношения между Таней и Николаем сложились скорее как у брата с сестрой. Она периодически стирала его вещи (благо успела до инфляции приобрести стиральную машину), готовила еду и опекала по-своему. А он таскал ее по театрам, на шашлыки, перезнакомил со всеми коллегами по работе. В агентстве ее называли не иначе, чем " мама Таня".
  
  ...................................................................................
  
  Допивали чай молча, каждый погруженный в собственные мысли. Убрав со стола, не сговариваясь, пошли в гостиную. Ник тут же плюхнулся в любимое кресло и потянулся за газетами. Татьяна же, наоборот, прошлась по комнате, поправила шторы, подровняла книги на стеллажах и потихоньку опустилась на диван. Диван, помнивший революцию 17-го, с гнутыми ножками (наследство), тихонько скрипнул и затих.
  -Да, - вспомнила она, - а, что с клиентом то?
  -С каким? А-а, с этим? Да ничего, - Ник опустил газету, - оказывается кореша пошутили, запустили "утку" про киллера. Вчера приехали к нему на дачу и закатили банкет. А нас домой отпустили. Да мне еще пяток дней накинули, куда с такой рожей сунешься?
  -Да, дела, - протянула Таня, решила, - ладно, сиди, а я пойду по шопам пробегусь, в холодильнике уже шаром покати.
  Николай снова уткнулся в газету единственным глазом. Но вдруг поднял голову:
  -У тебя с деньгами как?
  -Хватает.
  -Насчет работы не звонила?
  -Как всегда, - вздохнула Татьяна, - спасибо, в ваших услугах не нуждаемся. - Ладно, не горюй. Прокручусь как - нибудь.
  -Я тебе подкину.
  -Да ну?
  -Подкину. Мне премию дали.
  -Правда, что ли? - фыркнула она, - за что?
  -Да все за того чудика. Так сказать, за физические страдания. Он меня, бедолага, как увидел, так его самого затрясло.
  -Нет, спасибо, - сказала Таня, - ты и так уж заплатил за 2 месяца вперед.
  -Пару тысяч пожертвую безболезненно, - пообещал Ник, шелестя газетой, словно не слыша ее слов. - И не бузи, мне пять дней дома сидеть, за продуктами не выйдешь - что народ пугать? Вот и прикупи чего-нибудь.
  Татьяна вышла из гостиной. У себя в комнате накинула белый топик, заправила в джинсы, навела макияж. Подцепив сумку, вышла из комнаты.
  Ник заворожено созерцал по 13 каналу очередную ...нцатую серию какого-то бесконечного сериала про полураздетых гоблинов и огромного мужика с огромным мечом, который то и дело рубил головы направо и налево. Порой на экран выскакивала красотка с огромным вырезом и минимумом одежды. Судя по завлекательно-пугающей музыке, всякий раз сопровождающей ее появление, девушка играла в происходящем не последнюю роль.
  -Неплохая тактика, - съязвила Татьяна, глядя, как мужик гоняет чудовищ по экрану.
  -Что? - Ник не сразу сообразил. - Какая к черту тактика? Вместо того, чтобы заманить их в каньон, луцкает на вершине, а монах с этим... - он опомнился. - Тьфу ты, все опошлишь...
  -Туда бы твоих ребят из разведроты, да?
  -Скажешь тоже... Мои ребята их в капусту порубят за пару минут, показывать нечего.
  Он обернулся, посмотрел на нее:
  -Все хорошеешь. Держи деньги.
  -За комплемент и деньги спасибо. Верну как смогу, - сказала Таня, пряча бумажки в карман.
  -Это брось. Машина нужна?
  Николай купил по случаю подержанную "шестерку", даже выучил Татьяну с ней управляться. Она задумалась, потом мотнула головой
  -Не-а. Лучше пешочком прогуляюсь. Денек обещает быть знатным.
  И направилась к двери, бросив через плечо:
  -Ты бы лучше в ящик не пялился, а то совсем ослепнешь.
  -Да я новости хочу посмотреть - не перевернулся ли мир за те 3 дня, пока я отсутствовал?
  -Перевернется он, жди, - пробормотала Таня, захлопывая за собой входную дверь.
  Вышла на улицу. Летний зной моментально обволок фигуру. Около девяти, а жарит как в пустыне, думала она, потихоньку двигая в сторону маршрутки.
  
  .................................................................................................
  
  Прикупив продуктов, хотела уже вернуться домой, но ноги зачем-то понесли в центр. Мелькнула мысль, а почему бы и нет? Деньги есть, посижу, развеюсь немного.
  Свернула на Кирова и попала в объятия пестрых зонтиков одной из многочисленных кафешек, раскиданных на площади.
  Солнце палило нещадно, хотя едва минуло 10 часов. Нагретый лучами воздух, осязаемым маревом поднимался с асфальта и висел неподвижно, слегка подрагивая в полутора метрах от земли. Народ, спасаясь от зноя, искал затемненные участки, которые давали бы хоть какую-нибудь тень. Все столики летних кафе уже заняты, люди, прячась под разноцветными зонтиками, поглощали в неимоверных количествах прохладительные напитки, мороженое и просто сидели, откинувшись на спинки кресел, изнывая от жары. Тихо, ненавязчиво играла музыка. Мысли текли неторопливо, даже думать лень в такую погоду.
  Поэтому внезапно раздавшийся громкий хлопок, заставил вздрогнуть и повернуть головы, чуть ли не большинства людей, праздно проводящих время.
  Прямо посередине участка парка, где скопилось больше десятка летних кафешек, между фонтаном и огромным разлапистым дубом, всколыхнувшись, мгновенно загустел воздух, принимая форму шара. Сфера вспыхнула неимоверно ярким светом, многие зажмурили глаза. От эпицентра ярко-белого круга исходил такой ощутимый жар, что люди, случайно оказавшиеся поблизости, невольно отпрянули, инстинктивно прикрывая руками лица. Грохнуло, будь здоров.
  Татьяна находилась далеко от того места, где это произошло. Но как только прозвучал первый отголосок взрыва, глаза, помимо собственной воли, метнулись в ту сторону. У нее иногда случались такие приступы, вот и сейчас, до происходящего не меньше трехсот метров, а зрение сфокусируется особым образом. Она могла отчетливо разглядеть даже мельчайшие подробности. Как-то при просмотре передачи о животных, вернее о видах зрения среди них, подметила, что такая особенность характерна для орлов. Основная цель наблюдения увеличивается в несколько раз, оставляя по периферии расплывчатые образа.
  Хотела встать, но неведомая сила вдавила в кресло. Глаза на мгновенье заволокло пеленой. В висках запульсировало, кровь прилила к сердцу. Стало трудно дышать. Внезапно отпустило. Воздух тут же посвежел, да так, что начало ломить зубы.
  Мгновенно похолодели конечности, с изумлением отметила, что ее бьет озноб, несмотря на 30 градусную жару! Глаза самопроизвольно навели резкость, и уже не отрываясь, сосредоточила внимание на происходящем.
  Шар лопнул как мыльный пузырь, разлетелся на сотни разноцветных осколков. Народ, приученный в последнее время к терактам, с криками кинулся опрометь, валя стулья и переворачивая столики. Но осколки шара исчезали, таяли буквально в воздухе, на глазах изумленной публики.
  В самом центре переливчатых брызг стоял человек.
  Хотя до него почти с полкилометра, Татьяна вдруг ощутила острый запах свежескошенных трав. В воздухе повеяло розами и календулой. Густое марево из смешавшихся благовоний, повисло над территорией парка.
  Человек резко обернулся, будто почувствовал ее присутствие. На Татьяну глянули ярко серые (почти стального цвета) глаза уже не молодого человека. Короткая стрижка, высокий лоб с сетью морщин, обвитый золотой диадемой; прямой нос и тонкие губы выдали в нем волевого и сильного человека, которому можно дать около 50. Но глаза.... Именно глаза и портили все дело. Из них повеяло такой древностью, что Татьяна невольно откинулась назад. Взгляд незнакомца, казалось, достиг самых потаенных глубин души. Но, даже закрыв глаза, Таня все еще продолжала видеть его.
  Плечи чужестранца обволакивает черный плащ из какой-то странной кожи, та переливается темным, почти осязаемым, светом на солнце. На ногах плотно сидят добротные сапоги с хитрой боковой шнуровкой, на поясе висит большой рог, отделанный неизвестным металлом, ярко красного цвета. "Тайлар" - мягко подсказывает чужой голос, словно шелест листвы. За спиной, поверх плаща, торчит такой огромный меч, каких Татьяна не видела даже в сериалах про Конана, что непрерывно смотрит Николай. Резная рукоять возвышается над головой пришельца как крест.
  Пытаясь отогнать наваждение, Таня энергично тряхнула головой. Не помогает. Уже и чужие голоса слышатся...
  С момента появления пришельца прошло всего несколько секунд, а Татьяна уже подавлена и ошеломлена происходящим. Ее распирает изнутри какая-то неведомая энергия, но, несмотря на это, ощущает каждой клеточкой тела жуткий холод. Стакан с апельсиновым соком, зажатый в руке, быстро покрывается тонкой пленкой инея, и это в середине июля, самого жаркого месяца лета!
  Человек огляделся по сторонам, вскинул руку к бедру, сорвал с пояса рог и приложил к губам.
  Низкий протяжный звук пролетел над парком. Взметнулись ввысь, с неистовым курлыканием, стаи голубей, до этого мирно разгуливавшие по асфальтовым дорожкам. Многие из отдыхающих зажали уши руками, закричали от неведанного страха. Тело Татьяны вибрировало в унисон с этим чарующим и пугающим одновременно, звуком. Скорее догадалась, чем поняла - звук трубы раздается в диапазоне инфразвука, не слышанного ухом, но ощущаемого организмом.
  "Рог Мощи", вторично пронесся чужой голос в голове, и она поняла, что человек не просто трубит в рог, он призывает...
  Пришелец отнял Рог от уст, наклонил голову набок, словно к чему-то прислушивался, вдруг сорвался с места. Он бежал по направлению к парку.
  Люди, толпившиеся вокруг Татьяны, заголосили. Часть кинулась прочь, часть осторожно пятилась назад, мол, если что, успеем дать стрекача. А часть, также как и Татьяна, осталась на местах. Что касалось ее, то она просто не могла встать со стула, пригвожденная к нему. А остальные просто зеваки.
  -Маскарад какой сегодня в городе? - наклонившись к Тане, проговорил короткостриженный парень в клетчатой рубахе с подвернутыми рукавами.
  -Вв-в-ряд-ли, - дрожа от холода, еле смогла выговорить она. Зубы клацали с каждым сокращением мышц.
  -Ты что, мерзнешь? - удивился тот. - На-ка, хлебни с моего бокальчика, - протянул бокал, судя по запаху, с чистейшей водкой.
  -Сс-пп-асибо, нн-не-надо,- мотнула головой Татьяна.
  -Ну, как хочешь, - не обиделся парень, вновь переключаясь на происходящее. - Смотри, как бежит, явно из спортсменов, - указал на бегущего.
  Тот действительно несся как на крыльях. Плащ развевался на бегу и взмывал вверх, словно огромные крылья. Бежал быстро, но поступь настоль грациозна, что Татьяне невольно сравнила чужестранца с мчащимся тигром.
  -Не, ну бэтман, - продолжал глумиться, сидящий рядом парень.
  Бегущий не походил на летучую мышь, скорее на черную молнию, несущуюся во весь дух. Не сбавляя хода, приложил рог к губам, и вновь над площадью пронесся низкий тревожный гул.
  Справа от беглеца всколыхнулся воздух, вспыхнул ослепительно зеленой вспышкой, мгновенно загустев до состояния желе. Незнакомец в ту же секунду принял левее, помчался через низкие кустарники, перепрыгивая их, а то и просто ломясь сквозь, словно лось в брачный период.
  Из зеленого шара, один за другим, вылетело пятеро настолько фантасмогорных чудовищ, что даже те зеваки, кто оставался на своих местах, подскочили и пустились прочь
  На огромных зеленых зверях, чем-то похожих на отвратительных ящеро-гусениц, таких же зеленых и сегментарных, но с шестью лапами, каждая из которых заканчивалась полуметровыми когтями, восседали не менее отвратные создания. Похожие на гипертрофированных кузнечиков надевших латы из темно зеленого металла. Каждый из пятерки держал в своей руке? (или щупальце?) копье.
  С гортанными криками ринулись по следам убегающего человека. Как ни быстро бежал тот, зеленокожие создания настигали с каждой секундой. Вперед вырвался один из "кузнечиков", в движении перехватывая копье для нанесения удара. Но в последнее мгновенье, бегущий сделал гигантский скачок в сторону, в прыжке выхватил оружие. Огромной, блестящей на солнце дугой, взмыл в воздух широкий меч. Извернувшись, человек нанес рубящий удар по конечностям "коня". Взревев от боли, зверюга рухнула всей массой на траву, разбрызгивая вокруг струи ярко-зеленой крови. Всадник вылетел из седла, пролетев в воздухе метров пять, врезался в ствол акации, что густо росла в парке. Не успел подняться на ноги, как к нему подскочил человек, молниеносно вонзая меч в грудь. Снова густой фонтан окатил траву.
  Пришелец не успел в третий раз поднести ко рту свой горн, рядом хлопнул ветер, взметнув вверх сухую траву и листья, колыхнулся белый шар. Разбив оболочку, из него вырвался гигантский конь вороного окраса, помчался наперерез. Человек на бегу, взмыв птицей, устремился в седло, натянув поводья, помчался прочь от четверки настигавших чудовищ.
  -Может кино снимают? - неуверенно спросил сосед Татьяны, указывая на "Газель" с эмблемой местной телекомпании. Таня скосила глаза, это чудо в клетчатой рубахе еще сидело за соседним столиком. Из всех отдыхавших в кафе, остались только они. А на углу Ленина и Адмиралтейской (ранее Желябова) действительно примостился грузовой фургон. Рядом стояла женщина с микрофоном, что-то оживленно говоря. Над ней высился бородатый мужик, держа на плече профессиональную видеокамеру. Картинка рывком скакнула Татьяне в глаза, с более близкого расстояния удалось рассмотреть ведущую теленовостей.
  -Не кино, а выпуск местной брехаловки, - хотела сказать, но не смогла произнести ни слова. Холод железным обручем сдавил горло. Апельсиновый сок в стакане уже превратился в лед, соломинка, вмерзшая в его, торчала, словно зажатый льдинами "Челюскин".
  Зрение вновь перенастроилось на происходящее на площади. Там события разворачивались с пугающей быстротой и нарастали как снежный ком.
  Всадник в черном плаще уже мчался по улице Ленина. В городе ранее эту улицу использовали для парадов и демонстраций, лишь недавно вновь открыли для движения автотранспорта. Машин в это время на ней скопилось мало, но водители тех, что двигались, в недоумении прижимались к обочине и непрерывно сигналили. Прямо посередине проезжей части летел огромный вороной жеребец с всадником на спине. За ним, буквально по пятам, неслись зеленые рептилии, как порождение хаоса, с безобразными седоками. Зверюги угрожающе ревели и задевали легковушки. От таких соприкосновений, машины разворачивало, и покореженные, те вылетали на тротуар. Одна ящерица буквально промчалась по крыше одиноко припаркованной новенькой "десятки". Брызнули стекла, сработала сигнализация, и помимо рева сегментированных чудовищ, площадь наполнилась противным воем сирены, переливающейся на разных тональностях.
  На углу переулка, ведущего от Набережной 1 Мая, к площади, рядом с ТЮЗом, грохнул еще один пузырь. Реальность встрепенулась белым светом, из-за угла вылетел белый единорог, с развевающейся гривой. На нем, крепко обхватив ногами круп, неслась женщина в красной куртке. Сапоги, достигающие колен, оканчивались шпорами, которые в чарующем ритме вонзались в круп невиданного скакуна. За спиной, крест накрест, виднелись два прямых меча. В глаза бросились ярко-рыжие волосы, перехваченные на затылке синей лентой, вздернутый прямой нос, миловидное лицо, округлой формы и огромные, миндалевидные зеленые глаза. И эти глаза извергали молнии.
  С воинствующим криком женщина на боевом единороге буквально врубилась в первого преследовавшего зверя. Единорог с разлета протаранил круп ящерицы рогом. Пресмыкающееся начало заваливаться на бок, когда рыжеволосая всадница рывком выхватила из-за спины меч, снесла одним ударом голову наезднику. Вверх взметнулась струя зеленой жидкости, а женщина, рванув удила скакуна, увела того из-под опадающей струи. Сзади уже наседала оставшаяся троица. Рыжая развернула единорога, устремляясь за одиноким всадником.
  Движение в центре встало. Эти невесть откуда взявшиеся создания, парализовали главную артерию города. Воздух наполнился разнокалиберными звуками. Хрипели звери, визжали тормоза, гудели машины. Народ в панике кидался в рассыпную, боясь быть задавленными. К небу поднимался дым от взорвавшейся "десятки". Взрывной волной повыбивало стекла первого этажа двух близлежащих домов. То и дело слышались удары машин, врезавшиеся во впередистоящий транспорт. Ругань шоферов, плач детей и издалека доносившиеся звуки милицейских сирен и "Скорой помощи" сгладили широким мазком всю прелесть июльского утра с его неторопливостью и тишиной.
  Посреди этого безумия, словно дьявол во плоти, мчался вороной конь, неся человека в черном плаще. Чуть поодаль от него, летела огневолосая валькирия на белоснежном единороге. А за ними неслись три нелепых огромных зверя, совершающие какие-то немыслимые скачки, держа на своих хребтах, странных созданий грязно-зеленого цвета.
  Улица Тредиаковского тянулась к Кремлю длинным широким подъемом, и имеено по ней устремилась кавалькада. Перед всадниками расступились деревья, показалось то самое маленькое кафе, где застыла в недвижении Татьяна и ее случайный спутник. Столики расположились на своеобразном подиуме, состоящим из бетонных плит, к проезжей части спускавшимся плавной лестницей с довольно крутыми ступенями.
  Что-то гортанно крикнув, черный всадник на ходу перемахнул ногой через седло и соскочил с коня. Последний вломился в заросли кустарника, затерялся среди них. Мчавшаяся за ним женщина, проделала тот же финт, только единорог влетел в кустарники по другую сторону лестницы. Не сбавляя темпа, оба пронеслись вверх по ступеням, к ровной площадке. Добежав, синхронно развернулись, заняли оборонную позицию.
  Мужчина застыл с мечом чудовищного размера, держа его на вытянутых руках перед собой. А женщина, взмахнув раз над головой, стала обладательницей двух прямых клинков. Левый выставила вперед, а правый завела за голову.
  Скачущие звери уже достигли начала лестницы, двое из них огромными скачками, понеслись по ступеням.C обеих сторон ограждали густые заросли кустарников, и промчавшись, как в желобе, ящерицы выскочили как раз напротив поджидающих бойцов. Третий зверь немного замешкался, троим просто не протолкнуться в коридор, столь велики туши, и теперь топтался на месте, озираясь по сторонам.
  Взгляд Татьяны скользнул по обезумевшей морде чудовища, она заметила, что в пылу погони у зверя упали защитные шоры. Зверь в панике топтался на месте, рыча от страха. Изумрудная пена лохмотьями летела в разные стороны. Всадник, вплотную наклонившейся к башке монстра, уже не помышлял об укрощении, а держался из последних сил, пытаясь усидеть в седле.
  Грохнул в вдалеке очередной взрыв, желтой вспышкой окрасило верхушки деревьев. По Советской, от пересечения с Кировой, летел пущенной стрелой, рыцарь в кожаных доспехах с копьем на перевес. Громадный рысак, выбивал подковами искры из булыжников, да так, что те превращались в одну сверкающую дугу.
  -Вперед Конвой! - раздалось над парком.
  Зеленый всадник пытался осадить кое-как ящерицу, но рысак налетел подобно молнии. Не сбавляя темпа, конь оторвался задними ногами от земли, в длинном прыжке нанес передними копытами удар в голову рептилии. Уродливая башка последнего лопнула как арбуз, зверь грохнулся оземь, подминая под себя седока, окончательно запутавшегося в подпруге. Рыцарь, даже не нагибаясь, коротким ударом копья пронзил грудь "кузнеца", когда тот еще находился в воздухе, и так же рывком выдернул оружие. Рысак перепрыгнул через бьющуюся в агонии массу, помчался по ступеням к площадке, на которой к тому времени развернулось настоящее побоище.
  Когда два воина-агрессора выскочили на открытое пространство, они, словно сговорившись, осадили рептилий. Мгновенно соскочив, всадники выхватили короткие мечи, стали понемногу продвигаться вперед. Их звери, видно такое приходилось проделывать не раз, начали обходить обороняющихся, злобно рыча и делая агрессивные выпады.
  Теперь вблизи, Татьяна смогла как следует рассмотреть зеленотелых пришельцев. Невысокого роста, тела темно-зеленого цвета, закованные в хитиновый покров насекомых, твердые и блестящие. Головы, словно увеличенные копии голов стрекозы, с огромными фасетчатыми глазами. Но строение тела человекообразное, хотя нижние конечности сгибаются в обратную сторону и имеют костяные наросты в виде отогнутых назад шипов. Переговаривались они клекотом, щелкая и издавая резкие цокающие звуки.
  Черный боец настороженно следил за зверем, обходившим слева, кося глазами на наступающего противника. Зеленая рептилия в очередной раз сделала выпад, тряся крокодилоподобной мордой в сторону человека. И в то же мгновенье сверкнул огромный меч, отделяю голову от тела. Кровью залило часть площадки. Что-то яростно крича, кинулся на обороняющегося "кузнец", размахивая коротким мечом. Пришелец легко ушел от рубящего удара, играючи отбил выпад. Развернувшись вокруг оси, как бы пропуская, напирающего противника, послал вдогонку смертоубийственное орудие, половиня зеленого по горизонтали.
  На правом фланге билась женщина. Ее клинки почти образовывали в воздухе круг, так она вращала ими, не оставляя ни одного шанса противнику пробиться сквозь оборону. Зверюга медленно обходила справа, припадая на передние лапы и угрожающе шипя. Атакуя зеленого наездника, рыжая пропустила момент, когда внезапно сгруппировавшаяся тварь прыгнула в ее сторону. Женщина вскинула глаза вверх, но рептилия уже висела в воздухе, распластавшись с оскаленной пастью.
  И именно в это время влетел на площадку рыцарь в кожаных доспехах. Конь еще не вписался в поворот, а воин уже послал копье прямо в пасть летящей ящерице.
  -Мейс в сторону!
  Женщина, услышав голос, прыжком, едва уловимым глазом, скакнула в сторону. Тяжеленная туша чешуйчатого зверя со всего размаха рухнула на всадника, так и не успевшего отойти. Раздался глухой чавкающий звук, перекрывший вопль "кузнеца", тело скрылось под массой рептилии.
  -И вновь его меткий бросок спас жизнь прекрасной незнакомки, - разошелся в улыбке всадник на красавце-рысаке. Он соскочил с коня: - Что поделаешь, люблю эффектное появление. Милорд, - кивнул мужчине в черном плаще.
  Тот, обтерев меч о попону убитого зверя, лишь хмуро склонил голову в ответ.
  С Татьяной что-то происходило. Она вдруг смогла слышать голоса всех, кто находился на площади. В голове раздался плач женщин, возбужденные голоса мужчин и детский лепет. Она даже зажмурилась и встряхнула головой, пытаясь от них избавиться. Но словно нож сквозь масло, доносились голоса, тех, кто неизвестно как попал в этот мир - троицы, что расположилась неподалеку. От того, кого назвали милордом, исходила волна мощи, накрывающая ее с головой. Таня терялась в догадках. От двух других, веяло чем-то неземным, далеким, но в тоже время, неуловимо близким. Вдобавок, аура всех троих полыхала ярко-желтым цветом, тогда как у местного населения встречалась лишь вариация красной.
  Сосед по столику, не выдержал и ретировался, как только на территорию кафешки выскочили звери. И теперь она одна сидела среди разбросанных стульев и перевернутых столиков, под разноцветными зонтами-колокольчиками.
  -Я ничего не пропустила? - раздался голос откуда-то сверху, Татьяна в изумлении перевела глаза к небу. Прямо над стоящими среди убитых воинами, завис огромный металлический робот, держа на могучих руках белокурую девушку в сером комбинезоне. В ее бездонных васильковых глазах застыл немой вопрос. А в голосе слышалось неподдельное изумление.
  -Все только начинается, незабвенная, - вновь улыбнулся рыцарь в кожаных доспехах. Он уже достал копье из пасти зеленого зверя, приспосабливая оружие к седлу рысака.
  Мейс скользнула взглядом, коротко свистнула. Из кустов показалась голова единорога, а из противоположных зарослей, длинным скачком, перекрывшим несколько метров, влетел на площадку вороной конь.
  -Алайна, - голос милорда прозвучал неожиданно звучно и молодо, для человека, чей возраст явно превышал полсотни лет. - Попробуй-ка соорудить защитный купол. Я думаю, у тебя получится, это место чем-то смахивает на твой мир.
  -Хорошо, милорд, попробую, - с сомнением отозвалась светловолосая девушка, соскальзывая с рук робота. Тот перехватил ее, осторожно опуская ее на землю. Блондинка покопалась в его груди, после чего, робот беззвучно взмыл вверх и повис в воздухе на высоте пяти метров. Раскинул руки в стороны, из пальцев тотчас брызнул синеватый свет, полусферой накрывая группу. Теперь они оказались отгорожены от окружающих куполом, похожим на электрическое поле, только стенки казались прозрачными, с чуть заметной синевой.
  Татьяну начало отпускать. Она, превознемогая боль, почувствовала как отступает холод от кончиков пальцев, как нестерпимо зудит кожа и перестают клацать зубы. На щеках вспыхнул румянец, потеплели глаза. С сомнением пошевелила руками - получилось! Правда, еще больно, но могла уже двигаться и ощущать тело.
  Четверка странных людей собралась вокруг милорда, что-то оживленно обсуждая. Татьяна прислушалась, ей показалось, что она должна принять в происходящем непосредственное участие.
  -...мы уже там, или в домене, милорд? - адресовала вопрос старшему, рыжая женщина, которую они называли Мейс. - По каталогу таких миров еще полторы сотни.
  -Мы хотя бы попали в основной поток, или нас снова...? - вторил ей парень с копьем. Татьяна всмотрелась пристальнее, показалось, что они чем-то схожи, чисто внешне, какое-то неуловимое сходство, то ли разрез глаз, то ли форма лица.
  -Прибыли по назначению, - ответил обоим мужчина в черном плаще. - Гроздь Миров та, но конкретнее...
  -Скользим дальше? - перебила его Алайна, занятая поправкой многочисленных карманов на серебристом комбинезоне.
  -Сказано - "...да отыщется сама при необходимости", - вздохнул милорд, - только вот когда?
  Может, я смогу вам чем-то помочь? - внезапно раздалось в голове. От неожиданности он даже запнулся, мгновенно обернулся, заскользил глазами по далекостоящим людям. Взгляд внезапно уперся в светло-карие глаза одинокой девушки. Та сидела совсем рядом, пристально с любопытством разглядывала незнакомце.
  Кто ты? мысленно спросил он.
  Но девушка в белой майке продолжала молча смотреть на него. Не понимает мысленную речь, промелькнуло в сознанье, но как-то же задала вопрос?
  -Кто ты? - повторил вслух.
  -Ты с кем разговариваешь, Дюк? - насторожился рыцарь в кожаных доспехах, хмуря брови.
  Но милорд только мотнул головой, не приставай.
  Меня зовут Татьяна, - услышал он. Странно, подумал, Дюк. Говорит вслух, а я воспринимаю ее мысленно.
   Я живу здесь. Вам нужна помощь?
  -Что ты можешь нам предложить?
  -Милорд, с вами все в порядке? - забеспокоилась уже Мейс, глядя, как главный продолжает беседовать с пустотой. Но тут ее дернула за рукав куртки Алайна, кивком показывая на сидевшую неподалеку, девушку.
  Толком не знаю, сказала Татьяна, но что-то подсказывает, вам необходима моя помощь.
  -Как ты меня можешь слышать? - удивился Дюк. - Через этот купол не может проникать никакой сигнал, в том числе и речь.
  Не знаю, пожала плечами Таня, получается...
  -Это та кого мы ищем? - внезапно спросил у Дюка рыцарь.
  -Не знаю, Пол, - задумчиво протянул милорд, - слишком просто получается.
  -Но помощь действительно необходима, - вмешалась Алайна, - мы слишком отличаемся от окружающих, нам нужен кров, пища и время, чтобы обсудить дальнейшие планы.
  -Она права, - сказала Мейс, - нужно убираться, слишком много зевак, - показала рукой на вновь формируемую толпу народа.
  Дюк принял решение:
  -Ладно, воспользуемся ее предложением, а там посмотрим.
  Обратился к Татьяне:
  -Сможешь вывести нас отсюда?
  Могу... я могу даже предложить место, где можно остановиться.
  -Хорошо, - он обратился к Алайне. - Сними защиту для одного человека, - показал рукой на стоящую около столика Татьяну.
  Алайна кивнула, подняв руку, призывая к себе робота. Тот послушно опустился. Блондинка что-то переключила у него на груди, перед Татьяной возникло прозрачное окно в куполе.
  Дюк сделал приглашающий жест.
  Во что я впутываюсь? промелькнула запоздалая мысль, но подхватив пакеты с продуктами, шагнула сквозь силовое поле.
  -Нам нужно отсюда уходить, - сразу взяла быка за рога, подходя к ним, познакомиться можно и после, - вон уже спецназ пробирается.
  -Кто? - спросил Пол, вблизи чертовски похожий на Мела Гибсона. В голубых глазах задрожали озорные огоньки.
  -Э-э, местные стражи порядка, - выкрутилась она.
  -Понятно, - кивнула Мейс, направилась к единорогу. Прекрасный зверь преклонил передние ноги, согнулся в почтительном полупоклоне. Мейс одним взмахом влетела в седло. Татьяна как завороженная смотрела, как единорог принимает величавую позу.
  -Значит так, - Дюк быстро прокачал ситуацию, - поедешь с Алайной. Кент ведь сможет выдержать двоих?
  Блондинка кивнула.
  -Будете впереди, мы следуем за вами. Выбирай самый короткий путь, по возможности нелюдимый.
  -Хорошо, - ответила Татьяна, следя с нескрываемым интересом, как огромный робот тихо опускался вниз.
  -Кент, нужен двухместный глайдер.
  Робот начал складываться, изменяться как самый простой трансформер. Вскоре приобрел вид совершенно земного мотоцикла, только без колес.
  -Что это? - изумленно спросила Татьяна.
  -Сама не понимаю, - недоуменно почесала затылок Алайна, - обычно после этой команды получался глайдер.
  -Во что он перевоплотился? - спросил Дюк, подходя к ним.
  -Милорд, э-э-... - смутилась девушка.
  -Кент, в чем дело? - обратился к роботу главный.
  -Милорд, парадокс Измерений, здесь я могу выглядеть только так.
  -Вот тебе и ответ.
  -Но я не могу управлять этой штукой! - чуть не всплакнула Алайна. - Глайдером могу, свингболом могу, ракетным крейсером да, а этим нет!
  -Гх-м, вообще - то он похож на местный вид транспорта, - робко заметила Татьяна. Взгляд Дюка уперся в нее.
  -Ты можешь?
  -Ну-у, в детстве пробовала, - неуверенно ответила Таня, пытаясь вспомнить свои навыки езды на мотоциклах. Она одно время тусовалась с рокерами, и те несколько раз катали ее на железных конях. Тогда все девчонки хотели хоть как-то отличаться друг от друга. Кто занимался балетом, кто подался в тренировочные секции по восточным единоборствам, кто просиживал ночи напролет в подъездах под гитару, ну а Татьяну понесло к рокерам, или как их сейчас называют - байкерам. Правда, чем эти поездки обычно заканчивались, Татьяна вспоминать не хотела, хорошо хоть платить за поврежденные мотоциклы не пришлось. Зато на всю жизнь запомнила картину одного утра. Когда подкатила прямо к школе на сверкающей хромом "Яве", небрежно перекинув ногу через седло, сняла шлем и передала напарнику. - Заедешь за мной после уроков, - бросила через плечо и прошла через замеревших от изумления одноклассниц к дверям. Другое - как это было достигнуто. До этого пришлось просидеть около часа за углом, поджидая, когда соберется толпа. Иначе перед кем играть-то? А с хозяином мотоцикла рассчиталась блоком сигарет, купленным на сэкономленные от обедов в школе, деньги. Но цель была достигнута - на целую неделю стала героиней школы. Пока ее не переплюнула какая-то пигалица из соседнего класса. Та просто вышла замуж.
  -Мы едем, или мне только кажется? - ехидно спросил Пол, наглым образом вырывая Татьяну из воспоминаний. Он уже забрался на коня, великолепный рысак бил копытом асфальт, и Пол еле сдерживал поводья.
  -Ты правда умеешь им управлять? - тихо спросила Алайна у Татьяны. - Вот с такими рогами вместо руля?
  Таня обошла робота кругом - седло, руль, рычаг переключения передач - все как на мотоциклах ее молодости. Вот только колес нет... Странно, а на тех вроде были.
  -А где колеса? - спросила вместо ответа на вопрос.
  -А зачем? - теперь уже улыбнулась Алайна. - Встроенного антиграва вполне хватает для планет с малой силой притяжения.
  -Ага, - кивнула Таня, стараясь не упасть в грязь лицом, - а как же. Просто сразу не догадалась...
  -Так едем, или нет? - вновь прозвучал голос Пола, - потом налюбуетесь на это чудо техники, незабвенные. А то вон стражи порядка уже на подходе.
  И действительно, бригада спецназа продиралась сквозь народ, расталкивая локтями любопытных, орудуя дубинками.
  -Куда положить сумки? - спросила у Алайны, показав руки, занятые пакетами.
  -Сюда, - сзади у робота открылся контейнер, Татьяна опустила багаж.
  -Ну что, попробуем? - уселась на место водителя. Алайна примостилась сзади, обхватив ее руками. Робот походил на "Харлей", руль также высоко поднят. Эх, видели бы меня мои знакомые, пронеслось в голове, обзавидывались бы.
  Повернула ключ, байк утробно заурчал. Татьяна поддала газ. Мотобайк сердито хрюкнул басом. Таня переключила скорость, потихоньку выжимая сцепление, накрутила ручку газа. Машина стремительно рванула вперед, так, что Татьяна вцепилась в руль, боясь вылететь из седла.
  -Купол! - заорал сзади Пол. - Уберите купол, ах вы мартышки!
  Ткнув наугад в какую-то из кнопок, Таня продолжила движение. Дисплей робота скорее соответствовал приборной доске "Боинга", чем скромному мотоциклу. Вспыхнув, пропала стена купола. И вовремя, в ту же секунду машина пронеслась сквозь завесу. Робот неумолимо забирал вверх, вскоре под кормой показались верхушки деревьев.
  -Твой дом где-то над облаками? - расслышала вопрос Алайны.
  Стиснув зубы, Таня налегла на руль. Тот податливо пошел от нее, заложив крутую дугу, начали снижение. Как у самолета, подумала она. На себе - летим вверх, от себя - начинаем снижение.
  Немного поэкспериментировав, Татьяна расслабилась окончательно - все оказалось куда проще, чем ожидала. Кент сам моделировал поток, периодически выпрямляя завалившуюся машину. Вождение Татьяны свелось только к управлению движением, да еще регулировкой скорости. А какой русский не любит... ну, в курсе, короче.
  Они понеслись на немыслимой скорости, вскоре Таня ощутила бешеный прилив адреналина. Ей нравилось! Байк скользил над проезжей частью, лавируя меж потоками машин, обходя с разных сторон. Встречный ветер бил в лицо, но это еще больше распаляло. Вскоре вынырнули около набережной. А не резануть ли через канал? - мелькнуло в голове.
   Незабвенная, - раздался вдруг в мозгу голос Пола, - уж не задумала ли ты лететь прямиком через воду? Имей в виду, наши скакуны, конечно, могут совершать прыжки, но это слишком даже для них.
  От неожиданности, Татьяна чуть не выпустила руль, но скоординировавшись, приняла влево, байк, вздрогнув корпусом, заложил крутую дугу. Сзади ойкнула и покрепче перехватилась Алайна.
  -Что это, телепатия? - крикнула Таня, пытаясь перекричать встречный ветер и гормональную бурю.
  Что-то около этого, отозвался в голове голос спутницы, немного другая разновидность.
  Ты тоже можешь читать мысли? удивилась про себя Татьяна.
  -Если ты можешь их воспринимать, почему я не могу делать обратного? - теперь изумилась Алайна.
  -Откуда вы, ребята? - тихо спросила Таня.
  -Ох, долгая история, приедем - Дюк расскажет, если сочтет нужным.
  Они вынеслись на улицу Кирова, помчались по ней. Слава богу, что на Кенте отсутствуют колеса. Иначе на скорости, да по такому дорожному полотну, н-да, собственной пятой точке точно не позавидуешь. В зеркало заднего вида, Татьяна наблюдала, как за ней несется милорд Дюк на вороном коне. Следом, грациозно летит единорог, на котором восседает Мейс, слегка испуганно косясь по сторонам. Замыкает колонну огромный рысак с Полом наверху. Последний восхищенно озирается, с его лица не сходит улыбка.
  -Какое же допотопное все у вас, - сказала вдруг Алайна.
  -Почему? - обиделась Таня.
  -Если не ошибаюсь, это двигатели внутреннего сгорания? - блондинка указала на вереницу машин, которую огибали.
  -Да.
  -Вы что же, до сих пор не справились с тяготением?
  -Ну почему, в космос уже летаем.
  -А на поверхности планеты лень применить смекалку? - поинтересовалась Алайна. По ее разумению выходило: коль такие умные, то почему не богатые?
  Не нашедшись, что ответить на вопрос, Татьяна вновь переключилась на управление роботом. Они летели на уровне метров двух от поверхности земли. Двигатель байка (если он был вообще) тихо урчал. Таня старалась не газовать, чтобы следовавшие за ней всадники не отставали. Ловя изумленные взгляды прохожих и водителей троллейбусов, Таня чувствовала себя на вершине блаженства.
  Миновали Паробичев бугор. Байк свернул налево, сквозя мимо детского садика, вызывая восторженные крики детворы, высыпавшей во двор. Направо, мимо теплоцентра и вниз с холма на Луконина. Собиралась лететь прямо к дому, но внезапно пришедшая мысль, резко нарушила планы.
  Господи, о чем она раньше думала? А лошади? Куда их девать? Ладно, с людьми, те-то разместятся в квартире, места хватит. А как быть с животными? Они еще и в туалет ходят, ехидно вставило альтер эго. Н-да...
  А что если... Ну, конечно же! Гараж! Как раньше не догадалась? Николай оставил машину на стоянке, собирался отогнать на техосмотр, гараж, стало быть, пустует. Вот только разместятся ли там лошади? Уж больно крупные, а рысак Пола, так вообще прародитель парнокопытных. Но придумать ничего лучше не смогла, поэтому остановилась на гараже. Ладно, на месте разберемся, решила она, прокладывая путь сквозь дворы, по направлению к железнодорожным путям, где находился гаражный кооператив.
  Им повезло, все кто хотел выехать - уже выехал, людей на территории массива не наблюдалось. Она завернула робота в междурядье, сбавляя скорость, подкатила к зеленому гаражу Николая. Ключи от него с недавних пор висят на связке с ключами от квартиры. Спасибо Нику, настоял.
  Лихо затормозила, глуша мотор. Соскочили с Алайной почти одновременно.
  -Круто водишь, - сказала та, отряхивая костюм от астраханской пыли. Что поделаешь - бич города.
  -Стараемся, - ответила Таня, глядя, как подъезжают остальные спутники.
  Дюк придержал вороного, остановился. Следом встал единорог, а Пол вообще выехал с другой стороны гаражного ряда. Осматривался, наверное.
  -Куда ты завел нас, Сусанин, герой? - вопросил он, глядя на Татьяну. - Если ты, незабвенная предлагаешь поселиться здесь, то я начинаю жалеть, что нас не прибили сайконзы.
  Та поразилась-откуда знает про легендарного крестьянина? Алайна громко расхохоталась:
  -Да не знает он, просто мысли твои прочитал.
   С ними надо ухо держать востро, стараясь как можно (тише?) думать, подумала Татьяна.
  -Это гараж, - пояснила она, - здесь мы держим машины, ну которые встречались вам по пути, такие средства передвижения.
  -Видели, - кивнул Пол.
  -Надо оставить лошадей здесь, - сказала Таня, открывая створки гаражных ворот, - мы не можем подъехать на них к дому.
  -Почему? - спросила Мейс. Она вообще первый раз обратилась к Тане, голос рыжей оказался слегка с хрипотцой, но невероятно чарующий и завораживающий.
  -Слишком много свидетелей, - пояснила аборигенка, - не удивлюсь, если вас еще и по ящику покажут, так весь город на охоту выйдет. А бабки, что сидят около подъездов, обязательно сдадут.
  -По какому ящику? - поинтересовался Пол.
  -Э-э, по телевизору...
  Видя непонимающий взгляд пришельца, пояснила:
  -Это такой вид распространения местных новостей, что-то типа зеркала, по которому можно посмотреть, что происходит в разных местах.
  -Сильная штука, - одобрительно кивнул Пол, - но боюсь, моя коняга в этот курятник не войдет.
  -А куда нас сдадут "бабки"? - спросила Алайна, скептически ухмылявшаяся в тот момент, когда Таня объясняла Полу предназначение телевизора. Уж она то, конечно знала - что это такое, раз персональный робот под рукой.
  -Э-э, бабки - это такие пожилые женщины. Им часто нечего делать, вот и наблюдают за соседями, чтобы потом распространять разные сведения в самом искаженном варианте, - чуть не вспотела от напряжения Татьяна, строя фразу за фразой.
  -Жуть какая, - отшатнулась белокурая, - и как вы с ними боретесь?
  -Да кому они нафиг нужны? - отмахнулась Таня, - к тому же, иногда обладают действительно ценной информацией.
  -Вот это практичность, нечего не скажешь, - восхитился Пол, - надо же, приспособили старух к общественно полезному делу, - заглянув в гараж, протяжно присвистнул.
  Гараж не велик, стандарт - четыре на шесть метров, а что делать - земельный кодекс...
  -Ну... не знаю, что и придумать... - беспомощно развела руками Татьяна, - в моей квартире они точно не поместятся.
  -Спешивайтесь, - скомандовал Дюк. С неохотой Мейс и Пол опустились на землю.
  -Возьмите вещи, отойдите.
  -Но как, Дюк? - снова спросил Пол, - только если кобылица Мейс...
  За подобную реплику получил полный гнева взгляд рыжеволосой валькирии.
  Дюк не ответил, снял сумки с седла, прислонил к кирпичной стене. После чего провел рукой от гривы до хвоста своего коня, и тот... исчез. Ошарашенная Татьяна смотрела во все глаза. Ну не то, чтобы вороной совсем исчез, просто стал размером с собаку. Таня перевела изумленные глаза на пришельцев, но те не особо удивились таким превращениям.
  -Другое дело, - удовлетворительно крякнул Пол, уступая место Дюку. Аналогичную процедуру тот провел с двумя оставшимися жеребцами. И теперь вместо трех огромных коней, по полу гаража бегами три карликовые пародии на лошадей, ростом с хорошо откормленного дога, смешно перебирая копытами и бренча сбруей.
  -Как он это делает? - шепотом спросила Таня у Алайны.
  -Морра его знает, - бесхитростно ответила та, - у Хранителей еще и не такие фокусы в рукаве.
  -Куда теперь? - спросил Дюк, смотря на нее.
  -Вы собираетесь так идти? - спросила Татьяна, указывая на одежду.
  -Что-то не нравится?
  -У нас так не ходят, - замялась она, - тем более с холодным оружием наизготовку. И потом не знаю, как переодеть робота.
  Робот, которого они называли Кент, успел вновь трансформироваться и высился двухметровой металлической мощью над ними.
  -Милорд, вы могли бы одолжить Кенту свой плащ, - обратилась к Дюку Алайна. Тот коротко кивнул, снял черный плащ. Под плащом у него оказалась черная водолазка, плотно обтягивающая грудь. Пояс обхватывал широкий кожаный ремень, на котором в жесткой фиксации притаились метательные ножи.
  -На, - передал вещь роботу. Тот накинул плащ на плечи, и издалека стал более или менее походить на человека, почему- то блестевшего на солнце металлическим блеском.
  -А остальные? - спросила Таня.
  -Видно придется идти так, - ответил Пол, - видишь ли незабвенная, я не захватил с собой парадное платье.
  -А, ладно, - махнула рукой Татьяна, - бог не выдаст - свинья не съест, пошли. Только быстро и не озираясь по сторонам.
  Гуськом, один за другим, вышли из гаражного кооператива, перешли железнодорожную насыпь, направились к дому, где жила. Осторожно выглянув из-за угла дома, Татьяна огляделась. Есть все-таки бог на свете - ни одной старушки не видно. Жара загнала всех по квартирам.
  -За мной, - бросила новым друзьям и ринулась наискосок, через двор к подъезду. Те, осторожно следовали за ней, не забывая осматриваться по сторонам, крепко сжимая оружие.
  Заскочив в подъезд, Таня шумно выдохнула. Проскочили. Теперь главное не встретиться с соседями по дому, а то разговоров потом не оберешься. Пришельцы, проскользнув как тени в подъезд, также бесшумно и таясь, замерли в темноте, настороженно смотря на нее.
  -Нам наверх, - сказала Татьяна и вызвала лифт.
  -Что это? - брезгливо спросил Пол, когда двери лифта открылись, поморщил нос. Конечно, аромат тот еще, но живущие безвылазно в мегаполисах уже привыкли - снюхались. Опять - не переть же пехом на восьмой этаж? В воздухе повис запах мочи, разлитого кем-то портвейна (хотя почему кем-то? Сашка - алкаш с 5 этажа, опять всю ночь гулял) и стойкого дезодоранта. Татьяне сразу стало стыдно за свою родину.
  -Это такое средство передвижения наверх или вниз, - пояснила она, густо краснея, заходя в кабину.
  -Я в эту мышеловку не полезу, - твердо заявила Мейс, сделала шаг назад.
  -Я пожалуй, тоже воздержусь, - вздохнул Пол.
  -А я как все, - вторила Алайна, зажимая нос пальцами.
  -Хорошо, - вздохнула Таня, - пойдем пешком. Направилась вверх по лестнице. Дюк встал за спиной, а остальная троица с роботом обреченно шагала в хвосте, по ходу живо интересуясь наскальной живописью, густо покрывавшей стены, комментируя вслух прочитанное:
  -...А этот Вася, который к тому же еще и козел, какой-то сексуальный маньяк, видишь, сколько ему в любви призналось женщин...
  -...да вот одна и нарисована здесь...
  -...ну-ка, ну-ка, дай посмотреть. Да-а, теперь понятно, почему он выбрал себе козлячью жизнь, с такой встретишься, потом всю жизнь икать будешь...
  -...а вот еще круче...
  -...а смотри, как родителей почитают - кругом только про мать...
  -...а кто такой Децл? ...
  -Тихо, - прикрикнула на них Таня, - не шуметь, уже подходим.
  Она готова хоть сквозь землю провалиться, от стыда. Ну почему пришельцы не сваливаются на голову начальнице ЖЭКа или ТСЖ, чтоб им, а не Татьяне, было пусто, за такое "изобразительное искусство"?
  Наконец добрались до 8 этажа, встали перед дверью.
  -Пришли, - сказала Татьяна, облегченно перевела дух, вставляя ключ в дверь. Что-то не выходит. А-а, Николай же дома, совсем память потеряла. Позвонила два раза длинной трелью и один раз короткой в звонок. Спутники насторожились, перехватили поудобнее мечи. А когда в коридоре за дверью послышались шаги, опасливо отодвинулись подальше. Что у них за жизнь такая, подумала Таня, чуть что, сразу за оружие?
  -Танюха! - раздался за дверью голос Ника, он знал, что это она, в свое время разработали целую систему звонков друг другу. В настоящий момент Татьяна дала понять, что с ней неожиданные гости, будь готов предстать во всем приличии. Но тот видно все позабыл.
  -Тут по телеку та-а-кое показывали! И где? В центре города! Какие-то монстры, море крови и океан соплей. Ваще жуть!
  -Открывай, давай, - поторапливала Таня, косясь глазами на насторожившуюся пятерку. Те прислушались. Сообразили, что ли, что речь о них?
  -Да ключ куда-то положил, а вот он, открываю...
  Дверь скрипнула, мимо Татьяны молнией проскочила Мейс.
  -А тут... - начал Ник, но не договорил. Острие прямого клинка уперлось ему в горло и самая прекрасная женщина в мире (ну, так ему показалось, по крайней мере), спросила:
  -Этот с нами, или убить?
  -С нами, с нами, - скороговоркой выпалила Татьяна, опасаясь за жизнь Ника. Она уже видела, как Мейс орудует мечами.
  -Сожалею, - кивнула рыжеволосая женщина Николаю, элегантным движением отправила меч куда-то за спину, но по тону, каким было сказано, Ник догадался, что она ни капельки не сожалеет.
  -Твой раб? - спросил Пол, отодвигая застывшего в немом изумлении Николая, проходя в прихожую.
  -Кто это раб? - возмутился Ник, но в коридор протиснулась Алайна:
  -А за что тебя заточили?
  -Куда? - опешила Таня.
  -В темницу. Это же место отбывания наказания, или я неправ? - спросил Дюк, входя следом.
  -Почему? - продолжала недоумевать Таня, - я здесь живу, это мой дом.
  -Здесь? - презрительно обвел руками Пол. - Ты гораздо мужественнее, незабвенная, чем я вначале о тебе подумал.
  Последним протопал робот, хорошо хоть этот промолчал, но глаза сверкнули та-а-ак выразительно, что Татьяна в сердцах хлопнула дверью.
  -Проходите в гостиную, - крикнула она, пытаясь перекричать Пола. Тот уже веселился вовсю, дергая за шнурок на лампе, приходя в восторг оттого, что лампочка зажигается и гаснет по его прихоти.
  -Кто ЭТО??? - диким шепотом просвистел на ухо Николай. - Это ТЕ САМЫЕ, что устроили побоище на площади? Тебя в заложники взяли?
  -Господи, ну какие заложники, ты же видишь - пришла самостоятельно, руки не связаны, кляп во рту не торчит... Лучше проводи их в зал, посмотрим, что можно приготовить поесть, - Татьяна удалилась на кухню.
  -Пожалуйста, в гостиную, - крикнул Ник, указывая дорогу. Но "гости" в полном составе, разве кроме старшего, так и стояли в прихожей. Они собрались вокруг Пола и все вместе хохотали над его чудачеством.
  -Они меня не слушают, - обиженно пробормотал Николай, придя на кухню, - а этот Гибсон скоро лампочку сожжет. Откуда ты таких диких нашла?
  -Сами на меня свалились, - ответила Татьяна. - А тебе уже и лампочки жалко?
  -Мне не жалко, - вспылил Ник, - не слушают они меня, говорю же...
  -А кто он такой, чтобы его слушать? - раздался голос Пола из коридора.
  Татьяна вышла к гостям.
  -Это мой друг, Николай.
  -А что у тебя с лицом приключилось? - спросила Алайна, с интересом рассматривая Ника. Тот вспыхнул, прикрыл правую половину физиономии. Совсем забыл, как выглядит, а тут эти налетели, не успел даже полотенце намотать.
  -Пчелы покусали, - ответила Таня.
  -Меду захотел?
  -Ну-ка, разойдись, - сквозь толпу протиснулась та самая рыжеволосая с миндалевидными глазами, которая его чуть не прирезала, подошла к Николаю.
  -Покажи, - потребовала она.
   Ник помотал головой, промычал что-то непонятное, мол, и так пройдет, чего уж...
  -Покажи, - попросила она еще раз, но тише.
  Ник поднял глаза и, встретившись взглядом, понял, что пропал. Зеленые глаза незнакомки, притягивали лучше магнита. Поняв, что тонет в бездонных очах, помотал головой, пытаясь отогнать наваждение.
  -Не бойся, - услышал голос, от которого пробежали мурашки по телу. Казалось, обертоны затронули первобытные струны и распалили желание.
  Рыжая взялась за подбородок обеими ладонями, Ник все-таки нехотя отнял руки от лица.
  -Ерунда какая, - фыркнула незнакомка, сложив пальцы левой руки особым образом, прищелкнула ими. Тут же ее ладонь стала ярко белой. Ник отшатнулся, но Мейс взяла правой рукой за шею, придержала. Когда щеки коснулась разгоряченная ладонь, он почувствовал, как начинает спадать опухоль и разглаживаться кожа лица. Открылся заплывший глаз, он с изумлением смотрел на женщину, стоявшую перед ним. Ее руки оказались необыкновенно мягкими, вдобавок пахли розами. Нику захотелось, чтобы она еще долго не отнимала рук, а он бы стоял так до вечера.
  -Я передам твою боль, - сказала рыжеволосая воительница.
  -Спасибо, - прошептал Ник, не отрывая взгляда от огромных зеленых глаз. Что-то в них дрогнуло, большие ресницы подняли поток ветра.
  -Да не за что, - удивленно ответила она, опуская руки.
  -Ух ты, - восхищенно воскликнула Татьяна, - у тебя все прошло!
  Ник провел рукой по лицу. Действительно, ни опухоли, ни отека. Только трехдневная щетина поцарапала ладонь.
  -Побриться бы, - вздохнул он.
  -Ничего, зато выглядишь настоящим мачо, - поддела Таня. - Пожалуйста, пройдите все в зал, - попросила гостей, - я быстренько соберу чего-нибудь съестного.
  Пол нехотя отошел от светильника, протопал в комнату. За ним потянулась Алайна и Мейс. Дюк уже давно сидел в любимом кресле Ника, а робот так и застыл в коридоре.
  -Чем же я их кормить буду? - задумалась Татьяна.
  -Ну, мать, даешь, - удивился Николай, - ты же на базар пошла...
  -А ведь точно, - всплеснула руками она, - совсем плохая стала.
  -У тебя тоже проблемы? - в коридор высунулась голова Мейс.
  -Э-э, нет, просто говорится так, - нашлась Таня.
  Коротко хмыкнув, рыжая скрылась в зале.
  -Вот только сумки...- хозяйка покосилась на стального робота, загромоздившего собой весь проход к двери.
  -Алайна!
  -Что? - выглянула светловолосая девушка.
  -А как мне сумки достать из твоего...э-э.. из..
  -Из Кента? Ничего проще. Ступай за хозяйкой и выгрузи ее вещи, - приказала блондинка роботу, исчезая в проеме комнаты.
  Таня направилась в кухню, массивный человекообразный исполин бесшумно двинулся следом. Ник замкнул процессию, вжавшись в стену, чтобы пропустить робота, и хмуро поплелся в конце.
  -Выгружай, - скомандовала Татьяна роботу.
  -Слушаюсь, госпожа, - на удивление, голос Кента прозвучал в нормальном человеческом диапазоне. Она-то думала, что такая махина будет орать как портовая сирена. Через пару мгновений на кухонном столе высилась груда пакетов.
  -Ух, ты, - удивился Ник, - сколько затарила!
  -Сам заказывал на неделю.
  -Да уж, но боюсь, что это богатство исчезнет через 40 минут в животах гостей.
  -А ты, стало быть, жрать не будешь? - сощурила глаза, нахмурив брови, поинтересовалась Татьяна.
  -Как это не буду? Ты что, как тебе в голову только могла прийти такая чудовищная мысль? - ужаснулся Николай.
  -Тогда на-ка, почисти лук, - сунула ему в пригоршню несколько больших луковиц.
  -Ага, - Ник принял луковицы, постояв в раздумье пару секунд, ссыпал их в открытое жерло робота. - Давай приятель, поработай - дедовщину в армии еще никто не отменял, - направился из кухни.
  -Ты куда собрался? - окликнула Таня.
  -Побриться, не могу же я с такой физиономией предстать перед гостями.
  -А как же обед, ты же хотел помочь?!
  -Вон у тебя какой большой кухонный комбайн есть, пусть пашет, - Ник скрылся в ванной.
  Таня задумчиво оглядела робота.
  -Ты можешь почистить лук? - спросила его.
  -Конечно, госпожа.
  -А нарезать хлеб, поджарить мясо и потушить овощи?
  -Я могу все это проделать более чем в 240 способах, на каком вы желаете остановиться? - поинтересовался Кент, и принялся перечислять названия иноземных вариантов приготовления пищи.
  В самом деле, думала Таня, пока робот продолжал невозмутимо бухтеть, что я буду гробиться на кухне, когда есть такой непревзойденный помощник.
  -Хватит, - остановила она, - остановимся вот на чем... - и принялась посвящать робота в тайны астраханского кулинарного искусства, используя всевозможные справочники, высыпанные из навесных шкафов.
  -Незабвенная, - в кухню заглянул Пол, - а где магическое зеркало?
  -Какое зеркало? - не сразу поняла Татьяна, - в прихожей висит.
  -Нет незабвенная, я уже пробовал, оно показывает только меня. Я имею в виду то зеркало, передающее изображения других homo-в и событий.
  -А, телевизор, - догадалась. - Ник! - тот уже вышел из ванной, гладко выбритый и даже набрызганный туалетной водой. - Включи гостям ящик.
  Пол повел носом.
  -Чем пахнет? - внезапно спросил он.
   Ник принюхался и сказал в недоумении:
  -Моя туалетная вода " Секрет Сервис".
  -Покажи, - настоял Пол.
  -Да ради бога, - Ник скрылся в ванной, вернулся с флаконом зеленого цвета.
  -Побрызгать? - ехидно спросил он.
  -Да, - величаво кивнул Пол, - божественный запах.
  Сделав круг вокруг неподвижно стоящего гостя, Ник окатил его с ног до головы, по кухне поплыл приторный запах, перемешиваясь с запахом жарившегося мяса.
  -А ну пошли отсюда, - Татьяна бесцеремонно вытолкала обоих из кухни, закрыв за ними дверь, - нашли место, где приводить себя в порядок.
  Нимало не обидевшись на такое обращение, Пол с Ником протопали по коридору и вошли в гостиную
  -Чем воняет? - сморщила нос Алайна (так, по крайней мере, послышалось Нику имя этой девушки.)
  -Что ты, незабвенная, понимаешь в истинно мужской красоте? Это же "Секрет Сервис", - надменно сказал Пол, усаживаясь в кресло, - включай магическое зеркало.
  Ник только скрипнул зубами, ишь, раскомандовался. Но поймал вскользь взгляд рыжей, оттаял. Отошел в дальний угол комнаты, так, чтобы стоять позади всех, щелкнул пультом. На стареньком "Фунае" вспыхнуло изображение, показалась ведущая местных новостей, та самая, которую Татьяна видела на площади.
  -Ух, ты! - Пол аж подпрыгнул на месте. - А куда ноги дели?
  -Какие ноги? Чьи? - не понял Ник.
  -Дак вон одна голова торчит, - Пол указал на ведущую, - неужто отрезали, изверги?
  Ник чуть не расхохотался, но вовремя опомнился, прыснул в кулак, они ведь не читали про Карлсона, живущего на крыше.
  -Э-э, понимаете ли, это не живой человек. Это своего рода изображение. Просто запечатлено в одном месте и посредством, э-э... магических лучей, переносится на каждый телевизор города, т. есть волшебное зеркало, уф-ф, - Ник чуть не вспотел, пытаясь скомпоновать современные знания и бабушкины сказки в одну кучу.
  -У вас что, действительно считают электромагнитные волны - магическими лучами? - услышал ироничный голос блондинки. - Вы действительно такие древние, или только притворяетесь?
  От неожиданности Ник не знал, что и сказать.
  -Да тише Вы, - сказала огневолосая женщина, - нас показывают, - мотнула в сторону экрана головой.
  Действительно, ведущая закончила пламенную речь о событиях в центре города и исчезла. А на экране разворачивалась, недавно произошедшая, баталия. Ник все это уже видел полчаса назад, но, тем не менее, с интересом вновь уставился в телевизор.
  Одновременно как бы сравнивая людей на экране с существами, находившимися вместе с ним в одной комнате. Он все еще отказывался верить в то, что это одни и те же. Кто они, в конце-то концов? Что нездешние, понятно - видно невооруженным глазом. Из другого мира? Галактики? Измерения? Он терялся в догадках. В свое время увлекался научно-фантастическими произведениями, но теперь не мог подобрать ни одной более - менее подходящей версии. Да и Татьяна тоже хороша, внезапно разозлился, притащила домой кого попало, даже документы не спросила, относится к происходящему как к само себе разумеющемуся. Хотя ладно, она всегда на своей волне, всегда в какие-нибудь истории попадает.
  Так ничего не придумав, Ник оставил на время размышления.
  -А, вот значит, как все было, - сказал Пол, глядя в телевизор. Там мужик в черном плаще рубился с зеленокожими мутантами. Сейчас же он спокойно сидел во втором кресле, невозмутимо смотрел на себя в экране. И в данный момент не казался таким уж грозным и свирепым, как выглядел по телеку. Но даже пребывая в полудреме, от него исходили волны какой-то непонятной мощи, будоражившей Ника.
  -Вот и сестренка Мейс пожаловала, - продолжал комментировать происходящее Пол, глядя, как огневолосая валькирия крушила единорогом рептилии чужаков, - на своем пони.
  "Сестренка"? Он сказал "сестренка"? Ник скользнул взглядом по лицам, на миг показалось, что меж ними промелькнуло неуловимое сходство. Внезапно его глаза встретились с пристальным взглядом бездонных ярко-зеленых глаз Мейс, Ник смущенно отвел взор. Что она, мысли, что-ли его читает?
  -А вот и я! Неповторимый и всегда готовый к битве, - казалось, самодовольству Пола не будет предела, - ух ты, как я его затоптал! - продолжал восхищаться "Мел Гибсон".
  -Это не ты его затоптал, а конь, - саркастически заметила Алайна.
  -Ну и что, а на коне - кто? Ты раскрой глаза, незабвенная, вот он я, во всей красе, - ничуть не смутился черноволосый красавец.
  -Иди тогда поцелуй себя ненаглядного, - отмахнулась Алайна, дескать, что с больного возьмешь.
  У Ника складывалось впечатление, что эти двое специально подтрунивают друг над другом, ведут какую-то, только им понятную, игру. Но правда, самовлюбленность и себялюбие Пола бьют, пожалуй, через край. А с другой стороны - сам себя не похвалишь, никто не похвалит, да еще в такой компании: вечномолчащий старший; ничему не удивляющаяся и своеобразно-презрительно-на-все-реагирующая, Мейс; непонятно, где витающая Алайна и робот. Н-да, и впрямь особо на похвалу рассчитывать не приходится. Вот и старается парень, как может. А, судя по репликам, может неплохо.
  Гх-м, что-то бросился защищать Пола, промелькнула мысль. Мужская солидарность, что-ли?
  Сюжет прервался, пошла реклама.
  -Не согласен, - возмущенно замахал руками Пол, - почему так мало меня показывали.
  -Ты всю драку, Морра знает, где шатался, выскочил, как сам знаешь, кто из табакерки, под конец - а туда же, в главные герои метишь? - метнула взгляд Алайна.
  -А тебя вообще не показали, - отомстил он блондинке.
  -А мне плевать, не особо заботит - показали или нет. Для моей профессии даже полезно - меньше в лицо будут знать.
  Ника подмывало спросить, что же за профессия такая, но вслух только пробурчал:
  -Вы еще подеритесь, горячие финские парни, - щелкая пультом, настраивая телевизор на музыкальную программу.
  Эти двое хмуро глянули на него, но тут же переключили внимание на экран. Там извиваясь в танце, что-то пела, синхронно подхлопывая себя ладошками, Кайли Миноуг.
  -Вау! - восхищенно сказала Алайна, не отрывая взгляда от певицы.
  -Что она поет, не пойму, - капризно протянул Пол.
  -Cant get you out my heart, в переводе с английского: ты не сможешь удержать мое сердце, или что-то в этом роде - разъяснил Ник.
  -Да? - тот вопросительно поднял бровь, - а мы, на каком языке разговариваем?
  -На русском, думаю, - с сомнением произнес Николай.
  -Неужели? - теперь Мейс насмешливо подняла глаза.
  -Ну не знаю - как Вы, а я разговариваю на русском языке, - вспылил Ник. Вот ведь привязались, возмущенно подумал, свалились откуда-то на нашу голову и еще насмехаются....
  -Действительно нехорошо получилось, - внезапно сказал Дюк замогильным голосом, глядя на него, словно отвечая на возмущенную ноту протеста. Заметьте - невысказанную вслух. Ник опешил.
  -Ой, не могу, - на диване скрючилась вдруг от смеха Алайна, - он так смешно думает...
  Пол откровенно скалил зубы, а Мейс иронично улыбалась, пряча улыбку в уголках прекрасных губ.
  Они, что же, все-таки мысли читают? изумился про себя Николай.
  -Не всегда и не у всех, - ответил на вновь невысказанный вопрос Дюк.
  -Но как? - удивленно спросил Ник, - и зачем?
  -Как - это пусть тебе Алайна отвечает. Как только закончит ржать, - сказал Пол, обнажая белоснежные зубы, - а "зачем"... это и сам понимаешь. Все-таки незнакомая обстановка, странные люди, неизвестные обычаи...
  -Прости меня, - утирая слезы, сквозь смех проблеяла Алайна, - но ты действительно так смешно думаешь... - она вновь зашлась в смехе.
  -Развлекаетесь? - спросила Татьяна, заглядывая в гостиную, - давайте сдвигайте стол, еда готова.
  -Незабвенная, - обратился к ней Пол, - прежде чем начнем трапезу, подскажи, где у тебя уборная, а то так сильно хочется, что сил уж никаких нет.
  -Пол! - возмущенно воскликнула Алайна, - как невоспитанно, фу!
  -С утра не было возможности пописать, что теперь, умереть? - нимало не смутился Пол.
  -Никому умирать не надо - по коридору прямо, - мотнула головой Татьяна.
  Пол поднялся, бесшумно выскользнул из комнаты.
  -Ник, помоги, - Татьяна попыталась разложить стол, двигала его по комнате.
  -Осторожно, - прошептал ей, когда головы соприкоснулись над поверхностью стола, - они могут читать мысли.
  -Я знаю, - так же шепотом ответила она, - просто забыла сказать.
  -Забыла?! Забыла?!
  -Да не до этого, сам же видел...
  -Незабвенная, - в зал заглянула голова Пола, - что-то я не разберусь с управлением. А время уходит... - многозначительно посмотрел на собравшихся в комнате.
  -Ник, помоги ему, - ответила Таня.
  -Как ты себе это представляешь?! - вспыхнул Николай. - Подержать, что ли?
  Но вышел вместе с Полом. Дойдя до ванной, пропустив Пола внутрь, вошел следом.
  -Что непонятного?
  -Да все. Что это, например? - Пол указал на унитаз.
  -Это...гх-м, это...так сказать основное звено всей системы.
  -Чего? - опешил Пол, - я просто писать хочу.
  -Вообщем, если по-маленькому - то мочишься прямо в центр, попадешь? - решил поиздеваться над гостем Ник.
  Тот утвердительно кивнул.
  -А если по-большому - садишься и справляешь свои надобности. Итог один - дернешь за веревочку, дверка и откроется.
  -Какая?
  -Вода польется, смоешь после себя, - отрезал Ник, - понял?
  -Попробую, - задумчиво протянул Пол, с интересом разглядывая систему спуска воды.
  -Вот и хорошо, - Ник вышел. Не успел дойти до гостиной, как послышался шум сливаемой воды, вслед за этим дикий хохот Пола.
  -О, господи, - вздохнул Николай. И как он забыл, что тому только дай подергать за веревочку, вспомнить хотя бы инцидент со светильником в прихожей. Радовался ведь как ребенок.
  Оттолкнув его, в проход выскочила Алайна, с интересом посмотрела в конец коридора. Вслед за ней потянулась Мейс, сжимая рукоять меча. Только Дюк, словно застывший, продолжал невозмутимо смотреть телевизор.
  Дверь ванной распахнулась, оттуда вывалился хохочущий Пол.
  -Там...там.. - в изнеможении опустился на пол, сползая по стенке, продолжая хохотать как сумасшедший. - Я как дерну...она ка-ак полилась...ой не могу..
  -Идиот, - проворчал Ник.
  Снова послышалось урчание воды, вновь взрыв хохота, только теперь к Полу присоединилось и сопрано Алайны.
  -Что там? - спросила Таня, когда Николай вошел в комнату.
  -Ай, - отмахнулся тот, - нашли себе новую игрушку. Они что, всегда так на веревочки реагируют?
  -Не знаю, - пожала плечами Татьяна, - мы ведь, в сущности, мало знакомы.
  В комнату вошла Мейс, пряча улыбку. Господи, подумал Николай, какая же она все-таки красивая, и чужая одновременно. Вновь проняла дрожь, тело содрогнулся в какой-то сладострастной истоме.
  -Ты чего? - удивленно спросила Таня.
  -Знобит, - соврал он, но заметил изумленный взгляд рыжей.
  -Как всегда, - ответила та на молчаливый вопрос Дюка, уселась на диван. Милорд же наоборот придвинул кресло поближе к столу.
  Еще минут пять из коридора раздавались всплески смеха и шум сливаемой воды. За это время Татьяна, с помощью Кента успела сервировать стол, достала откуда-то бутылку коньяка.
  -Заначка, - пояснила Николаю, когда тот вопросительно поднял бровь.
  Наконец в гостиную ввалилась смеющаяся парочка, придерживая друг друга за плечи, не переставая смеяться.
  -Руки помыли? - хмуро спросил Ник.
  -Мама учила меня на руки не писать, - хрюкнул Пол и вновь заржал.
  -Прошу всех к столу, - Татьяна успела уже переодеться и привести себя в порядок. Теперь на ней было короткое, до колен, облегающее платье, серебряного цвета. Заметила удивленный взгляд Пола и заинтересованные взгляды девчонок. Дюк вообще никак не прореагировал. А что касается Ника, то он уже видел ее в этом платье.
  ...................................................................................................
  
  Все-таки ей удалось всех рассадить. Причем по принципу - мальчик-девочка. Ник оказался зажатый между Мейс и Алайной, а Таня уселась между Дюком и Полом.
  -Нам надо о многом поговорить, - внезапно сказал Дюк глухим голосом, - но сначала отведаем пищу.
  -Прежде чем мы начнем, может все-таки познакомимся? - встрепенулась Татьяна, видя, как Пол уже тащит кусок пирога к себе на тарелку.
   Дюк кивнул, хорошо, мол, отвернулся к телевизору.
  -Меня зовут Татьяна, можно просто Таня, - начала с себя, как с хозяйки дома.
  -Тана? - переспросил Пол.
  -Нет, не Тана, а Таня.
  -Т а - н а, - старательно проговорил он по слогам, но так и не получилось.-Тана, - подытожил, сделав гримасу, не получается, видишь, по-твоему.
  -Ну, Тана, так Тана, - согласилась та. -Это Николай, - указала на своего квартиранта.
  -Можно просто Ник, - Николай склонил голову, - бывший военный, сейчас работаю в охранном агентстве.
  -Воин? - заинтересовался Пол.
  -Охрана важных персон? - пристально взглянула Мейс.
  -Д-да, - запнулся Николай, - что-то не так?
  -Родственная душа, - заулыбался Пол, подмигнул рыжей.
  -Меня зовут Алайна, - сказала блондинка, - профессиональный вор.
  -Как вор? - переспросила Татьяна, во все глаза, смотря на Алайну.
  -Просто, - пожала плечами та.
  -Я Мейс, - следующей была огневолосая, - телохранитель королевы.
  -Сказал же - родственная душа, - встрял Пол, - что касается моей персоны, то зовут ее обычно Пол Ланс, хотя друзья кличут Ланселотом. В прошлом воин Большого Конвоя. Сейчас...- он повел плечами, - как получится, всего помаленьку. А это милорд Дюк Абрамс, один из семи Хранителей Времени, - указал на коротко стриженого мужчину в черном кожаном костюме, который продолжал, как ни в чем не бывало, смотреть телевизор.
  -Откуда Вы? - задал наконец-то сакраментальный вопрос Николай.
  -Из разных мест, но это долгая история, - ушел от ответа Ланс, - а я есть хочу.
  -Давайте приступим к еде, - сказала Татьяна, принялась накладывать по тарелкам салаты.
  -А Кент? - встрепенулась Алайна. - Его же не представили?
  -Точно, - кивнул Николай, - пропустили. Он разумный?
  -Естественно! Искусственный разум на квазикристаллах, сама растила, - добавила горделиво.
  -А я-то все думал, - хлопнул себя по лбу Пол, - откуда в нем столько... э-э-э...
  -Договаривай, договаривай, - угрожающе продолжила блондинка, пристально глядя в глаза.
  -Нет, передумал, и потом уже ем, - отвернулся от нее Ланс, - лучше пожертвую словом, чем другом.
  -А почему Кент? - поинтересовался Ник, чтобы разрядить обстановку. И в самом деле, то ли сокращения от "кореша", то ли марка штатовских сигарет.
  -Кент -сокращение от Кентавра, - усмехнулась Алайна, оторвав пылающий взгляд от ланселотовской физиономии, - Квантовый Единообразный Наглядно Трансформируемый Ассоциативно Вариативный Робот.
  -Ух, ты, - выдохнул Ник, - сила.
  -Можно уже есть? - взмолился Пол.
  Приступили к трапезе. Поначалу гости пробовали осторожно, на кончике вилки, распробовав же, принялись поглощать еду с небывалой скоростью. Ланселот налегал на салат "оливье", и вскоре опустошил огромную бадью. Мейс отдавала предпочтение селедке под шубой и картошке. Алайна наслаждалась фруктами: бананами, киви и манго. А Дюк просто забрал себе отбивные и мясные рулеты. Где-то к середине обеда Татьяна спохватилась и предложила гостям коньяк. Бутылку так же быстро приговорили. Женщины раскраснелись, а Пол даже пытался пропеть какую-то заунывную песнь о нескончаемых подвигах великого героя (имя его, как потом оказалось, забыл) на непонятном языке, но его тут же заткнули. От обиды он подмел все, что еще оставалось на столе. Наевшись, разом отпрянули от стола.
  -У-фф, - сказал Пол, поглаживая живот, - славно перекусили.
  -Перекусили? Да я налопался так, что скоро тресну, - возразил Николай - спасибо Танюша.
  -Это все Кент, - смутилась Татьяна.
  -Кент в данном случае выполнял роль мясорубки и пароварки, - покачала головой Алайна, - так, что это полностью твоя заслуга. Действительно, очень вкусно.
  Таня принялась убирать со стола, Алайна помогала. Кент мыл тарелки и сушил в своем нутре, сразу же после этого, расставляя по местам. Управились в шесть рук быстро.
  Солнце как-то быстро проскочило середину дня и начало подумывать об уходе со сцены, но жара и не думала спадать. Надсадно гудел кондиционер, нагоняя в квартиру прохладу.
  Гости развалились кто в креслах, кто на диване, молчали и смотрели телек. Мейс перелистывала старинные фолианты, доставшиеся Татьяне в наследство. Большинство из них датировано прошлым веком. Ник подсмотрел название книги, которую с видимым увлечением читала Мейс, и присвистнул - рыжей достался "Анти-Дюринг" Ф.Энгельса.
  Когда Татьяна вошла в зал, Дюк глянул на нее и произнес:
  -Теперь пришла пора поговорить...
  
  ...................................................................................................................
  
  - Я Хранитель Времени. Мой род стоит у истоков основания жизни во многих Измерениях. Я принял титул от отца, тот принял от деда, а прапрадед у самого Сотворителя Службы Хранителей. Я контролирую процессы движения временных потоков в одном из семи участков Вселенной. Слежу за их чистотой, вношу коррективы, изменяю временные заводи и устраняю парадоксы. В моей власти повернуть время вспять на своем участке, если это служит Цели.
  -А какую цель вы преследуете? - спросила Татьяна
  -Конечная цель - соблюдение пространственно-временного равновесия во Вселенной. И мне это пока удавалось, до недавнего времени.
  -Во Вселенной начался развал, а я ничего не приметил? - деланно изумился Ник.
  -Я обладаю огромной силой и мощью. Но не все могу проделывать руками, опираясь только лишь на внутренние резервы. Мне необходимы магические материалы и средства для движения энергетических масс сквозь временные струи. Одним из таких механизмов и является Шар Равновесия.
  Дюк замолчал, подбирая слова.
  -Шар находился в Морган Тауне, под контролем самых сильных ведьм древней цитадели магии. О расположении бастиона знает очень узкий круг разумных, только те, кто работает непосредственно с высшими категориями. Ни один из смертных не мог пройти незамеченным даже по соседнему миру, чтобы об этом не становилось известно в Цитадели. Но в один день Морган Таун оказался разрушен, а ведьмы убиты. Шар исчез...
  -Значит, нашелся тот, кто посмел, - задумчиво произнес Ник, - и...?
  -Что "и"? Тот, кто это сделал, не оставил никаких следов. Вообще никаких. Не было ни возмущения в силовых контурах магических полей, ни малейшей зацепки по астральным каналам, ни банальных отпечатков рук или ног. Словно кто-то нематериальный взорвал Цитадель и исчез.
  -Чем это вам грозит?
  -Нестабильностью. Вначале все будет идти по накатанной линии, но через некоторое время начнет разваливаться механизм контроля за темпоральными конъюгантами и все полетит в Тартар.
  -Но вы как-то планируете его найти, этот Шар? - спросил Николай.
  -Пытался, но тщетно. Перевернул весь участок, вплоть до захолустного Измерения, разложил в атомную пыль не один мир, но... Шар исчез из моего региона.
  -А у остальных 6 Хранителей не интересовались, может объявился у них?
  -У них его тоже нет. Ситуация выходит из-под контроля. Если начнутся временные завихрения на моем участке видимой Вселенной, остальные шесть тоже окажутся вовлечены. Нарушится пространственно-временная ось мироздания.
  -Что приводит нас к первоначальному вопросу - что вы тут делаете? - спросил Дюка в лоб Николай.
   Дюк замолчал. Остальные сосредоточенно сопели.
  -Раз я не могу вернуть Шар, то попробую вернуться в то время, когда он был украден, и попытаться воспрепятствовать.
  -Так в чем же дело? - изумилась Татьяна.
  Милорд покачал головой.
  -Не все так просто. Моей мощи не хватит это проделать, равно как и силы остальных Хранителей.
  -Минуточку, - встрял в диалог Николай, - а как же эти разговоры о движении временными потоками вручную? А ваша мистическая сила, что позволяет поворачивать время вспять...?
  -Отличный ход Ник, - внезапно подхватил Ланселот, - представь себе, я задал буквально этот же вопрос, знаешь, что мне ответили...?
  -Пути господня неисповедимы? - буркнул Николай наугад.
  -Точно, - расхохотался Пол, - как ты угадал?
  -Просто некоторые вещи чересчур очевидны. Когда не находишь объяснения проще свалить это на проделки могущественной силы, чем попробовать пораскинуть мозгами.
  -Шар играет роль центрального столпа, держащего на себе время, - произнес Дюк, - в нем сконцентрированы все временные потоки моего участка Вселенной. Он поддерживает баланс между временем и пространством. Я могу вращать темпоральными спиралями, изменять время, только лишь опираясь на Шар Равновесия. При любом раскладе, даже если я сделаю, что-то не так, у меня есть шанс вернуться назад, к Шару, попытаться проделать все вновь. Он как матрица, как слепок с первопричины, эталон, одним словом. Но сейчас...- Хранитель покачал головой. - Лишь попробую изменить временную цепь, начнутся необратимые изменения, без оригинала я не смогу восстановить правильный порядок. Любое вмешательство начнет безостановочный процесс, который закончится распадом времен. И ни у меня, ни у кого иного в мире, нет такой силы, способной удержать целостность пространственно-временных связей во всей видимой Вселенной одним усилием воли.
  -Опять ничего не понял, - возмутился Ник, - то вы говорите, что не можете вернуться в прошлое, но с другой стороны именно это и собираетесь проделать. Как прикажете вас понимать?
  -Мне нужен Вершитель.
  -А это еще кто такой? - вконец запутался Николай.
  -Магический Жезл, или его еще называют Посох Силы. С его помощью я смогу повернуть Колесо Судьбы в обратную сторону и вернуть Универсум в прошлое.
  -Ух, ты, здорово! А где этот посох?
  -Мне больше нравится слово Жезл. Он где-то здесь, в ваших Измерениях.
  -Что значит "в ваших Измерениях"? По-моему у нас оно одно - планета Земля, на которой мы и находимся в данный момент, нет?
  -Видишь ли, Ник, - вступила в разговор Алайна, - одна планета - это не Измерение. Измерение состоит из сотен, тысяч планетарных систем, таких как ваш Млечный путь.
  -Но Млечный Путь это галактика... - опешил Николай от таких масштабов.
  -Правильно, - кивнуло дите высокотехнологичного мира, - а совокупность галактик и составляет Измерение. Общность Измерений, составляют Временные Зоны, а те в свою очередь, сливаясь, превращаются в отдельные Регионы, из которых в дальнейшем складываются Участки. Понял?
  Ник помотал головой, слишком мудрено закручено. Как они собираются искать этот посох, который даже не на Земле, а где-то в тысячах неизведанных галактик? Бред какой-то. Хотя сюда они как-то попали?
  -Как вы его собираетесь искать? Чтобы посетить Марс нужен космический корабль. Или у вас переносной портал в другие миры?
  -Не знаю, - качнул головой Дюк, - это зависит не от меня.
  -А от кого?
  -Даже если бы я его нашел, взять его в руки не могу.
  -Милорд, - взмолилась Татьяна, - вы не могли бы перестать говорить загадками?
  -Вершитель обладает огромной мощью. Он может открывать врата между Измерениями, а может повергнуть в Хаос любой мир. И его сила напрямую зависит от внутреннего резерва обладателя. Милорд обладает огромными запасами магической энергии, и только при соприкосновении с Жезлом, его может запросто разорвать на молекулы, а этот мир исчезнет, - пояснила Алайна.
  -Ну-у... вы все-таки планировали его заполучить? Пусть возьмет другой, Пол, например, или Мейс.
  -Спасибо тебе, незабвенная, - язвительно процедил сквозь зубы Ланселот, - я еще пожить немного хочу.
   Дюк посмотрел на него и тот умолк.
  -Видите ли, в чем дело. Жезл очень долгое время провел в ваших окрестностях. А эти магические вещицы имеют свойство впитывать в себя отражения тех мест, где им приходиться бывать подолгу. Делают это специально, с целью канализировать внутри себя энергетические потоки местного пространства. Другими словами, я не могу его взять, потому что мы не должны соприкасаться, а Пол и остальные, потому что они из других Регионов. Он не будет их слушать. Нет, его может взять только человек этого мира, но далеко не простой. Нужна Пифия.
  -О, боги, а это кто такая? - терпению Ника пришел конец. Ну, прямо как в той детской игре, где начинаешь с одного, а заканчиваешь десятым.
  -Она же Пророчица, Предсказательница, Предвидящая, та, кто видит будущее, скрывающая в себе универсальные энергетические ресурсы магии.
  -Ну и где ее искать?
  -А это, в свою очередь приводит нас к вопросу - что вы тут делаете?
  -Мы?? Да живем тут вообще-то, - развеселился Ник.
  -Я спрашиваю не тебя, - Дюк посмотрел на Татьяну.
  Та недоуменно обвела всех взглядом, но вновь вернулась под пристальный взгляд Хранителя.
  -Почему ты оказалась на площади?
  -Совершенно случайно, клянусь. Я хотела идти домой, но что-то заставило меня направиться в центр.
  Серые глаза милорда как рентгеном, буравили насквозь. Таня ощутила прилив крови к коже, почувствовала, как румянец заливает щеки.
  -Ты ведь не такая, как все? - скорее утвердительно, чем вопросительно бросил вдруг Дюк.
  Татьяна вздрогнула от неожиданности. Теперь все присутствующие в комнате смотрели на нее, затаив дыхание. Они ждали ответа. Но готова ли она дать? Готова ли признаться? Вот в чем вопрос. То, что она носит в себе все эти годы, вынуждена будет вот так вот взять и открыть? Но внезапно почувствовала, что не может врать. Слишком поздно спохватилась, что сидящие в комнате люди - не совсем люди и обладают над ней непонятной властью.
  -Ну... я... действительно немного отличаюсь от остальных. Но не могу предвидеть будущее! - протестующе выпалила она. Свершилось - таки - получите и распишитесь.
  -А что можешь? - вопрос милорда Абрамса прозвучал так вкрадчиво, так приглушенно...
  Татьяна задумалась. Ох, тяжело шла из нее правда-матушка.
  -Я могу чувствовать изменения в мире, но только глобальные катастрофы - это когда наводнения, землетрясения и так далее...
  -Еще?
  -Я могу слышать за многие километры; могу видеть так, как никто не видит, вплоть до составляющих, при желании и сквозь стены. Чувствую боль других людей, могу читать мысли. Но это происходит не всегда! Приходит само собой, я не знаю, как с этим управляться. Это сильнее меня!
   Дюк удовлетворенно кивнул
  -Ни хрена себе, - потрясенно пробормотал еле слышно Николай. - Вот так вот живешь, живешь с человеком - и вдруг на тебе...
  -Что еще? Ты сказала не все.
  А шли бы вы все, внезапно со злостью подумала Татьяна, ишь шарит в ее голове, как у себя в кармане, ничего ведь не утаишь.
  -У меня... получалось пару раз изменить реальность. Я знала, что должно было произойти, меняла ситуацию в свою пользу....
  -А что это такое, как не предвидение, незабвенная? - хлопнул в ладоши Пол.
  -Это она, Дюк? - спросила Алайна.
  -Слишком просто вышло, - протестующе произнесла Мейс, - не успели перенестись, как нашли оракула.
  -Пусть и все наши остальные проблемы решаются также быстро, - воскликнул Ланселот. - А насчет быстроты, вспомни, что мы около трех стандартных лет, искали выход в эту реальность. Неудивительно, что боги больше не могли без жалости смотреть на наши муки, и немного помогли.
  -Все равно слишком просто, - настаивала на своем рыжая.
  -Кто-нибудь объяснит мне, что происходит? - спросила Татьяна, слегка повысив голос, потому что переорать Пола и Мейс уже не было никаких шансов.
  Все стихли, тишина неловкой паутиной повисла в комнате.
  -Мы думаем, что ты та, кто нам нужна. Ты оракул, предсказатель будущего, - сказала, наконец, Алайна.
  -Я?? - от волнения у Тани даже сперло дыхание. - Я?
  Дюк медленно кивнул:
  -Только молодая и необученная. Но все так притянуто за уши, что я право, теряюсь в догадках...
  -Но Дюк! - возмутилась Мейс, - Пандора ничего не говорила тебе о том, что предстоит иметь дело с необученной ведьмой!
  -Пандора? Это которая богиня? - удивился Ник.
  -Сама ты ведьма! - огрызнулась Татьяна.
  -Ничего личного, - поднял руку Дюк, - женщин, занимающихся магией и обладающими паранормальными способностями, называют ведьмами. Это скорее почетное, чем оскорбительное слово.
  -У нас это слово имеет несколько другое значение, - буркнула Таня.
  -А роза пахнет розой, хоть розой назови ее, хоть нет, - продекламировал Пол строчку Шекспира.
  -Ты это к чему? - нахмурился теперь уже Ник.
  -А к тому, что Тана именно та ведьма, что нужна нам, олух!
  -За олуха ответишь, - угрожающе начал приподниматься со стула Николай, - а насчет Танюхи, это кукиш тебе с маслом!
  -Мальчики успокойтесь, пожалуйста, еще нам драки не хватало, - вцепилась в Ника Алайна, утянула его обратно на стул.
  -Это что же получается? - не успокаивался тот, - захотели, забрали человека, не спросив согласия, не захотели - выбросили, так, что ли?
  -У нее нет выбора, - сухо констатировала факты Мейс.
  -Выбор есть всегда! - отрезала Таня. - Так что там насчет меня?
  -Ты не можешь отказаться, - сказала Алайна, - мы должны закончить начатое.
  -Интересно, получается, - снова вмешался Ник, - вы должны, а обязана почему-то Татьяна?
  -А что касается твоего вопроса, Мейс, то она и про него ничего не говорила, - как ни в чем не бывало, продолжил Дюк, ткнул пальцем в сторону Кента.
  -Но это одна погрешность, а сейчас мы нанизываем одну на другую!
  -Знаешь что, миледи, - обратилась к ней Алайна, - может ты и сама погрешность, а про Кента попрошу больше так не выражаться. Он, между прочим, тебе жизнь спас, забыла?
  -Да что вы на меня накинулись? - вскрикнула Мейс, - я пытаюсь предостеречь от необдуманных ошибок...А-а-а, - махнула рукой, - в конце концов, что мне больше всех надо?
  -Вот именно, незабвенная, - сказал Пол, - я всегда считал, что из всех религий, сотворенных homam-и для самоубаюкивания, пофигизм - самая лучшая. Плюнь на все. Авось прорвемся.
  -Ты совершенно права, Мейс, от погрешностей при расчетах никуда не деться, - обратился к ней Дюк, - но время не ждет. В Кара-Дранге уже начали распадаться спирали Хроноса, если не поспешим, можем не успеть. Скоро ситуация пройдет пиковый момент, даже мое вмешательство не спасет миры от Хаоса. А если удача сама идет в руки, глупо отказываться.
  -Все великие замыслы проваливались по двум причинам - либо от недостаточного планирования, либо от чересчур тщательного, - задумчиво пробормотал Ник.
  -Вот-вот, - захохотал Ланс, - я им твержу постоянно тоже самое, но куда там - они же бэтманы...
  -Минуточку, - протестующе подняла руки Татьяна, - если я правильно поняла, вы собрались меня как-то использовать в своих целях? Без меня меня женили, так что ли получается?
  -Видно вы не очень внимательно слушали меня, - вздохнул Дюк, - хорошо, попробую еще раз, только, пожалуйста, на этот раз, попытайтесь вникнуть.
  - Уж мы попробуем, - пообещала Таня.
  Дюк немного помолчал. За время разговора на Астрахань все-таки опустился вечер, на небо выползли первые звезды. Ник встал, включил светильники. Точечные светлячки вспыхнули под потолком, по сидящим в комнате разлился матовый свет.
  -Ткань времени неоднородна по своей структуре, - начал Дюк, - и в разных участках Вселенной ведет себя по-разному. Но в целом все образования пространственно-временных связей можно рассматривать как эдакую паутину. Вроде разрозненную на составляющие отрезки, но, тем не менее, связанную в единое целое.
  -Разве временной поток не представляет собой прямой вектор? - поинтересовался Ник, вспоминая фантастические рассказы юности.
  -Прямой вектор? - казалось, Дюк слегка опешил, - то есть вперед и назад?
  - Угу, - кивнул Ник.
  Хранитель покачал головой, явно в замешательстве.
  -Время представляет собой самый густой кисель из обрывков пространственно-временных связей, временных завихрений, темпоральных каскадов, ловушек и мертвых зон. А ты, прямой вектор... - скривил рот Дюк.
  -Но у нас, по крайней мере, время идет только вперед. Еще никому не удавалось вернуться хотя бы в прошлое, - заметила Татьяна.
  - А у Вас и не мир вовсе, незабвенная, - сказал Пол, - а Временная Помойка.
  - Нет, это уже слишком! - вспылил Ник. - Почему вы нас оскорбляете? В конце концов, мы вас не приглашали, сами свалились. Спору нет, нам и самим не особо нравится то, что окружает, но это не дает Вам повода клеветать на наш мир.
  - Опять ничего личного, - поднял руку Дюк, - уж не обессудьте, но миры вашего типа, действительно называют Временными Помойками, или Энергетическими Свалками.
  -Но почему? И где это их называют? Кто?
  -Этим определением пользуемся мы, Хранители Времени, но это скорее сленговое выражение, чем нормативный статус.
  -Что же Вы ребята забыли в этой самой энергетической помойке? - процедил сквозь зубы Ник, - извините, что принимаем Вас в помойном ведре, где случайно живем, знали бы, так подготовились получше - объедков там понасобирали или отбросов...
  -Успокойся, пожалуйста, Ник, - обратилась к нему Мейс, чуть хриплым голосом, невероятно чарующим и завораживающим, - милорд никого не хотел обижать. В конце концов, это всего лишь слова.
  -Да? - ехидно переспросил Ник, - значит, если я назову тебя лахудрой, не обидишься?
  -Выбирай выражения! - внезапно в голосе Мейс прозвучала, целая гамма стали, ярко-зеленые глаза вспыхнули молнией.
  -А что такого? В конце концов, всего лишь слово, незабвенная, - язвительно ввернул Ник ланселотское словечко, а что, вполне таки универсальное обращение к женщине, не избитое и производящее впечатление.
  -Вы еще подеритесь, горячие финские парни, - вернула Алайна Нику его фразу, хитро прищурила голубые глаза. - Сами помиритесь, или придется делать за вас? - обратилась по очереди к обоим.
  Ник ощутил, что вся злость внезапно куда-то улетучилась, ему стало стыдно. Встал, прошел по направлению к дивану, где сидела Мейс, опустился на одно колено и взял ее за руку. Рука рыжей необыкновенно горяча, но не отдернула, только смотрит широко раскрытыми глазами на происходящее. Да и все в комнате внезапно замерли.
  -Простите меня, Мейс, я вел себя как последний дурак. Сам не понимаю, что нашло. Если действительно интересует мое мнение, то я считаю вас самой красивой женщиной под этими звездами.
  В глазах Мейс что-то дрогнула, но рука по-прежнему находилась во владении Ника.
  -Вау! - восхищенно протянул прямо над ухом Пол, - никак в любви объясняешься?
  -А сейчас можно ему в рыло заехать? - спросил с надеждой в глазах Николай Татьяну.
  -Заткнул бы рот, Пол, - посоветовала Алайна.
  -Я только и делаю, что молчу последние 30 минут.
  -Какой ужас, как ты страдаешь, наверное, что слушают не тебя? - с издевкой в голосе спросила блондинка.
  Ник отошел от Мейс, сердце учащенно колотилось о ребра. С сомнением прислушался к ощущениям. Серьезно - влюбился? И в кого? В инопланетянку! Не-е, полный бред. Земных девушек не хватает?
  -Все наигрались? - хмуро спросила Татьяна, - знаете, хотелось дослушать Дюка.
  -Никаких проблем, - воскликнул Пол, прерывая треп с Алайной, - прошу вас милорд, продолжайте, - сделал широкий жест рукой, - аудитория готова.
  Дюк ни мало не обившись на эту выходку, неторопливо продолжил:
  -Во Вселенной находится немыслимое количество миров, или Измерений, как Вам будет угодно. Не все они населены гуманоидами...
  Они сидели в полутемной гостиной, залитой светом неоновых ламп нижерасположенного магазина, и под отдаленный рокот бушующих мыслей о неведомых странствиях, Хранитель продолжал рассказывать.
  И не только о цивилизации кибернетических организмов. Об Измерениях насекомоподобных разумных, тысячелетиями накапливающих неисчерпаемые запасы пищи, так и не пригодившиеся в дальнейшем. О расах, сделавших смерть объектом искусства. О ложных сексуальных традициях одного Измерения, которое практически все усилия направляло на разрешение воспроизводства. О бесплодных, голых мирах, никогда не знавших жизни. И о других мирах, где, усилиями алхимиков, шли химические реакции, и где в результате этих действий, зарождалась шаткая, эфемерная жизнь, чтобы через доли секунды опять уйти в небытие. О метановых Измерениях, где кипела фтороводородная жизнь; о голубых закатах дальних миров, где небо и твердь поменялись местами...
  Об этом и о бесконечно многом еще.
  Слушая Хранителя, Ник утратил чувство времени, ощущения, кто он, где находится и зачем; позабыл обо всем на свете, как мальчик, самозабвенно слушающий невероятные истории старого матроса, вернувшегося из дальних, неведомых стран.
  -...но как бы все эти миры не отличались друг от друга, есть один объективный признак, по которому можно объединить (или разделить) все Измерения - это потоки времени, - подвел Дюк речь к главному.
  -Есть два типа Измерений, которые находятся на разных концах Стержня Развития. На одном конце - миры, где временные потоки текут по законам хронодинамики, не смешиваясь, друг с другом. Законы физики, химии, тяготения и всякой кинетики и статики работают, невзирая ни на что, ни на какие помехи. Все подвластно Единой Цели Бытия, определенной Мирозданием для каждого такого конкретного мира.
  -На другом конце Стержня Развития расположились миры, где заправляет всем магия, причем Магия с большой буквы. Жители тех Измерений впитывают магическую энергию с молоком матери. Бывало, лежит еще в люльке, а пальцами такие хитросплетения выплетает, что в соседних городах деревья с корнем вырывает.
  -А между ними, - Хранитель поморщился и пошевелил пальцами в воздухе, подбирая нужное слово, - неисчислимое количество разбросанных в паутине пространства - времени миров, чей статус еще не определен. Это так называемые промежуточные миры. В них есть что-то и от первой и от второй группы. Там вообще Мора ногу сломит. В этих мирах довольно причудливо переплелись в неразрывный клубок высокие научные технологии и самые древние магические обряды. Эдакий симбиоз магии и техники, одним словом. Законы там есть, но только действуют по-разному, в разное время, в различных направлениях, да и когда захотят. По мере склонения чаши весов развития в одну, или в другую крайность, такие миры постепенно движутся к соответствующему концу Стержня.
  -А мы, к какой группе принадлежим? - не утерпел Николай.
  -Не торопись, я еще не закончил. В свое время вся Видимая Вселенная была разделена на 7 зон, каждому Хранителю по 1. Конечно, спору нет, Вселенная безгранична и непознаваемая, мы не можем контролировать ВСЕ мирозданье. Но поверьте, то, что в нашей власти - это больше, с чем можем совладать. У каждого из нас находится строго определенное количество Измерений, принадлежащих к 1 и 2 группе, а также целый ряд промежуточных миров.
  -Есть миры, не принадлежащие ни одному из Хранителей. Они входят в общий реестр, но не фигурируют ни в одном из списков Хранителя своей зоны. Часть этих Измерений принадлежит к так называемым заповедным мирам. Из них вышли все остальные Измерения. Они как первояйцо, давшее жизнь множеству множеств. Любое нарушение их темпоральной структуры непоправимо влечет за собой чудовищные изменения во всех 7 зонах видимой Вселенной.
  -Они как-то охраняются? - полюбопытствовала Таня.
  -Конечно, но не таким образом, как я оберегаю свои. Моя магия там не действует, равно как и ничья другая, пришедшая извне. Эти миры очень настороженно относятся к чужакам. Измерения научились использовать внутренние ресурсы, и готовы дать отпор любому, посягнувшему на их гомеостаз. Они постоянно контролируют свой пространственно-временной континуум.
  -А другие миры? - спросил Николай, - ты сказал "часть из них заповедные", а вторая часть?
  -А вторые мы именуем "Энергетическими Свалками".
  -Хотелось знать почему?
  -У таких миров как ваш, нет ни малейшего шанса на дальнейшее развитие. Вы тупиковая ветвь эволюции разумных. В Вас слишком много аутоагрессии. В здешних областях смешались осколки промежуточных миров и грани заповедных Измерений, но не в виде симбиоза, а в виде свалки. Любой маг извне не властен в Энергетических Свалках, я например, не могу изменять потоки времени, наоборот, должен сдерживать магическую энергию - Ваш мир тянет ее со страшной силой.
   -Да, это он может... - проговорил задумчиво Николай, пытаясь осознать, что услышал. - Значит тупиковая ветвь эволюции?
   А есть ли вообще повод верить им, пронеслось в голове. В конце концов, я их вижу в первый раз, кто они такие -не знаем, может проходимцы какие-нибудь?
  В углу тихонько прыснула в кулачок Алайна. Ник покосился на нее, чего вдруг? А, ну да, они же, скорее всего, прочитали мысли.
  -Ты можешь, верить мне, или нет, Николай, - проворчал Дюк, - но факт остается фактом. Мы вынуждены исключать такие Измерения из общей структуры участков, дабы они не подверглись воздействию со стороны Ваших миров.
  -Сильно же вас прижало, раз решились сюда нагрянуть...
  -Вершитель, - задумчиво сказала Татьяна, барабаня пальцами по столу.
  -А что происходит потом с такими мирами, как наш? - спросил Николай.
  -Ничего. Такие Измерения могут существовать еще очень долгое время, пока не уничтожат сами себя. Заметь, я не говорю, что есть альтернатива. Вопрос только во времени самоуничтожения. Тогда, после смерти миров, мы обратно включаем их, пустынные и безжизненные в списки, начинаем культивировать новые программы развития жизни. Своего рода круговорот.
  -То есть, рано или поздно наш мир погибнет? - хмуро поинтересовался Николай.
  -Да, причем очень скоро.
  -Как скоро? - забеспокоилась Татьяна.
  -С моей точки зрения это случится практически завтра, но если судить, по-вашему, времяисчислению, то конкретно эта планета может протянуть еще лет 150-200.
  -Ух, ты, прямо от сердца отлегло, - саркастически заметил Ник, - а то уж начал волноваться, не пора ли оборачиваться белой наволочкой и выдвигаться в сторону кладбища.
  -Судя по тому, что вы рассказали, - перебила его Таня, обращаясь к Дюку, - мы все равно безнадежны. Распад Вашей империи ничем нам не навредит.
  -Вам - нет, но погибнет вся Видимая Вселенная.
  -А нам какое дело? - спросил Николай.
  -Вот этим, вы, жители заброшенных Измерений и отличаетесь от остальных. Вам нет дела ни до кого, вы слишком зациклены на себе и собственных проблемах. Переполнены ненавистью, злобой и самодовольством.
  В комнате повисла угнетающая тишина. Каждый погрузился в мысли и размышления.
  -Я не могу тебе приказать, - сказал, наконец, Дюк, смотря Татьяне прямо в глаза. Она поежилась и почувствовала себя неуютно под его взором, - моя власть не простирается на Ваш мир, я лишь могу просить тебя о помощи. Поверь, ситуация настолько серьезная, что не остается выбора в действиях. По своей воле, я бы ни за что не полез в Отстойники. Но я прошу тебя помочь нам.
  -Подумать только, - покачала головой Татьяна, - в моих руках судьба Вселенной?
  -Я слишком много повидал, - сказал Пол серьезным голосом, - но не вижу ничего смешного в том, что ты сказала. Зачастую судьбы homo-в зависят от одного только движения избранного.
  -Не нравится мне как ты это произносишь, - заметил, хруря бровь, Николай. - Hom-ы... как собак обзываешь.
  - Hom-ы мы и есть нom-ы, - развел руками Ланселот. - Мейс кличет нас - челами, Алайна - разумными, вы-людьми... Сказано же - нет разницы как называть, важно, что внутри.
  -Мы все не хотели вмешиваться в это, - заметила Мейс, возвращаясь к теме, - но карты легли таким образом, что не оставалось выбора - смерть, или продолжить, то, что начал Дюк.
  -Но у меня то выбор есть? - заметила Таня.
  -Разве? - удивилась рыжая воительница, - у тебя есть шанс помочь мирам, не важно - своим, или чужим. А что касается смерти, вы все равно обречены, так ли важно когда умрете, завтра, или через 100 лет?
  -Тебе дана великая сила и великое знание, - сказал Дюк. - Ты обязана применить их во славу и на пользу разумных существ. Не часто бремя столь огромной ответственности ложится на мыслящего. Не утрать дарованное тебе. И не используй его во зло. Но и не дай ему пролежать бесплодно. То, что получила, пришло в силу вселенского умысла, который ты не можешь ни понять, ни оценить. Я уверен, это не простая случайность.
  -Перст божий, - вырвалось насмешливо у Татьяны.
  -О, нет, - покачал Хранитель головой, - я какое-то время общался с богами. Поверь, им до нас абсолютно нет дела. Все вопросы магической силы решает само мироздание - кому, сколько, зачем. Боги в этих проблемах не компетентны. Если тебе уготован дар, то с этим ничего не поделаешь.
  -Я не просила его. И если меня спросили заранее, я бы отказалась.
  -Вопросы крови самые запутанные, говорил один персонаж? Так уж выпали кости, что тебе, заметь, не Нику, не соседям, а именно тебе, достался дар! Ты серьезно думала, что удастся просидеть с ним на одном месте?
  -Самое главное - понять, в чем состоит твой долг. Выполнить его легче легкого, - внезапно встрял Ланс.
  -Если я соглашусь, акцентирую внимание на слове - если, что от меня потребуется?
  -Мы найдем Вершитель, после этого перенесемся в другое Измерение, в то, где находится Колесо Судьбы. А там... уже мои проблемы. Я обучу тебя азам магии, но и с таким подручным, как Жезл, ты станешь могущественней многих чародеев и ведьм.
  -А по пути будем сражаться со всякой чистью и нечистью, набивать пузо разносолами и яствами и совращать прекрасных женщин, спать на перинах и поджигать замки знати, - радостно закончил Пол.
  -Но реально, - сумрачно проговорила Алайна, - сунем голову в такую петлю, что у тебя и воображения не хватит представить ее размеры. А конец веревки будет время от времени попадаться в руки каждого встречного, который с превеликой радостью затянет его потуже.
  -Веселенькую картинку нарисовали, - протянула Татьяна, - мне необходимо подумать. А пока будем пить чай. Ник, помоги накрыть на стол.
  За окном окончательно стемнело. Весь небосклон оказался вдруг усеянным звездами, воздух насытился вечерней свежестью. Наконец-то можно выключить кондиционер. В квартире сразу стало тише, лишь по "Авторадио" ненавязчиво звучала музыка.
  Николай сидел на подоконнике и курил, задумчиво глядя вверх. Мириады миров, подумать только. В голове все еще не укладывалось, что где-то есть обитаемые миры и люди (нom-ы, челы и т.д.) не одиноки во Вселенной. Посмотреть бы хоть одним глазком...
  -Что скажешь? - спросила Татьяна, разливая чай по бокалам.
  -Ты о чем?
  -Принять предложение, или нет?
  Николай немного помедлил с ответом:
  -Раз в жизни Фортуна стучится в дверь каждого человека, но человек в это время нередко сидит в ближайшей пивной и никакого стука не слышит. Марк Твен. Тебе повезло оказаться в нужном месте в нужное время, довольно таки редкое стечение обстоятельств...
  -Что-то не пойму... - нахмурилась Татьяна.
  -Ты ведь сама уже решила, - философски заметил он, пуская дым вверх.
  -А я хочу выслушать твои доводы! - рассердилась она.
  -Да сколько угодно: во-первых, ты уже полгода без работы, кстати, надо спросить - заплатят за спасение Вселенной, или будешь нахаляву работать?; во-вторых - все-таки это грандиозное приключение из всех мыслимых и немыслимых маршрутов; в-третьих - почему нет?
  -Что-то не так? - забеспокоилась Татьяна.
  -С чего взяла? - удивился он.
  -Голос у тебя какой-то странный, да и настроение не очень то...
  Ник натужно рассмеялся:
  -Слышали бы нас сейчас соседи, господи, сидим на кухне и рассуждаем - отправляться ли тебе в другие миры, или нет. И главное для чего, всего-навсего, спасти Мироздание. Бред ...
  -Думаешь, стоит согласиться?
  -Знаешь что, незабвенная, - усмехнулся Николай, - я бы на твоем месте, получи такое предложение, на всех конечностях прыгал от радости.
  -Значит, решено! - тряхнула головой Татьяна, - пошли сначала чай пить, а Вселенная немного подождет.
  Когда закончили чаевничать, а последние рулеты и кексы исчезли в прожорливом чреве Пола, Татьяна выпрямилась за столом и произнесла:
  -Я решила.
  -И что же именно? - Дюк отодвинулся, серые глаза Хранителя буквально буравили Татьяну.
  -Согласна!
  -Вот и замечательно, незабвенная! - подхватил Ланс.
  -Ты поступила правильно, - соглашаясь с Полом, кивнула Алайна.
  -А я? - тихо спросил Николай. - Мне можно с вами?
  Взоры присутствующих в комнате остановились на нем.
  -Боюсь, это невозможно, - склонил голову Хранитель.
  -А если... - Алайна переглянулась с Полом.
  -Нет, - отрезал Дюк, - не выйдет.
  -Понимаю, - удрученно кивнул Николай. - Еще одна погрешность?
  -Так вот в чем дело? - ахнула Таня. - Я без Ника никуда не поеду!
  -Но это невозможно, - повторил Дюк.
  -Почему? Что вам стоит забрать меня одну или вдвоем?
  -Ты хотел услышать про Пандору? - обратилась Мейс к Николаю, - самое время послушать.
  -Пандора - могущественная ведьма моего края. У ведьм есть что-то типа клана, но она самая сильная. Обладает даром предвидения и пророчества так, как никто другой. Для нее, что прошлое, что будущее - все едино, - сказал Хранитель.
  -И она нашептала Вам, чтобы не брать с собой Ника? - саркастически заметила Татьяна.
  -".. будет найден Жезл, пойдут с тобой три воина и оракул с заброшенных Измерений..." - таково предсказание. Но когда я извлекал Алайну из ее мира, в кольцо захвата случайно попал робот. Это не входило в планы. Причем, Кент был в ее мире все лишь компьютерной программой! А в Кара-Дранге явился во плоти! Предсказание довольно таки тонкая грань между явью и вымыслом. Условия, составляющие его должны строго соблюдаться, иначе дальнейшие последствия могут привести к тому, что все предсказание пойдет в разнос. Так и случилось. Вместо того чтобы попасть в Отстойники, мы вынуждены были в течение трех лет метаться по другим мирам, прежде чем удалось открыть портал.
  -Не знаю, как мы будем это решать, - категорично сказала, наконец, Татьяна, барабаня пальцами по блюдцу, - но без Ника я никуда не поеду!
  Дюк покачал головой
  -Я действительно не знаю, как...
  На мгновенье в его глазах промелькнула искорка. Таня моргнула, но глаза Хранителя все продолжали хранить каменную твердость. Показалось...
  -Если у Вас столько проблем из-за меня, то снимаю свою кандидатуру, - сказал Ник, - и не перечь, - заметил Татьяне, пытавшейся встрять в монолог. - В конце концов, жил годами без космических вояжей, раньше времени не помру.
  Татьяна сокрушенно покачала головой, отступать от своих намерений она не собиралась. Решила взять с собой Николай, значит этому быть. Командир сказал бурундук птичка - и никаких сусликов!
  -Ну, хорошо, - сказала она, - опустим на время эту тему. Меня еще интересует момент, где искать Вершитель?
  Дюк развел руками:
  -Не знаю.
  -Как это? - удивилась Таня, - не знаю и все?
  -Дело в том, что искать его будешь ты, - улыбаясь, проговорила Алайна.
  -Я? - изумлению Татьяны, казалось, нет предела, - да я даже не знаю, как он выглядит.
  -Не волнуйся, незабвенная, Дюк сейчас все расскажет, и даже покажет.
  -Что и фотографию прихватили с собой? - съехидничал Николай.
  -Фотографию? - переспросил Дюк и внимательно всмотрелся в лицо Ника. - Нет, все гораздо проще.
  -Вы опять пошарили у меня в мозгах? Мне все-таки не хочется, чтобы Вы практиковали это далее, - вздохнул Николай.
  -Мы постараемся, - улыбнулась Алайна, - но ты так интересно думаешь...
  -Могу узнать, что уж такого интересного нашли?
  -Отложим технические вопросы на потом, перейдем к делу, - сказал Дюк и обратился к Татьяне, - смотри внимательнее.
  Хранитель прищелкнул двумя пальцами правой руки, между ними проскочила искра. Дюк развел руки в стороны, в пространстве между ладонями вспыхнуло и затрепетало изображение. Короткий стержень, переливающийся всеми цветами радуги и расписанный непонятными знаками. Очень похоже на скандинавские руны, подумала Таня. Надписи сливались в причудливые узоры, тесно переплетающиеся между собой. Зрелище притягивало взоры. Изображение тихо пульсировало, проекция оказалась трехмерной. Таня на мгновенье пришло в голову сравнение с хорошо выполненной голограммой.
  -Вершитель, - начал говорить Дюк, - или Вращатель Измерений. Своего рода космическая отмычка между Вратами. С его помощью можно открывать пространственно-временные порталы и уходить в другие Измерения практически из любой точки пространства Вселенной. Хотя это не основное его предназначение. Конкретики в данном вопросе нет. Поговаривают, что Вершитель уже существовал, когда пришел Сам. И разумеется, сей факт несколько тревожит высший пантеон богов. Поэтому Жезл объявлен вне закона, ибо с его мощью можно многое.
  -Например? - облизнулась Татьяна.
  -Для личностей, не имеющих магических способностей - Вершитель сущая находка. С его помощью можно провести целые армии и народы в любое Измерение. Можно... ладно, многое возможно. Вот поэтому он хранился в надежном месте. До недавнего времени.
  -Дай-ка, угадаю,- заметил Николай, - с недавнего времени пропажи участились?
  -Нет. Вершитель пропал гораздо раньше Шара. Но заметных сдвигов в космическом равновесии это не вызвало. Скорее всего, тот, кто выкрал, не знает истинную цену своей добычи.
  -Ага, свиснул магическую штуку просто из-за любви к искусству?
  -Может и такое быть. Не очень большое количество разумных знает о его мощи. С виду, так вообще обычный скипетр, действительно представляющий некоторую ценность в коллекционном отношении. Его вполне могли выкрасть по случайности.
  -А что он еще делает? - спросила Татьяна. Вещица ее явно заинтересовала.
  Дюк немного помолчал, и продолжил:
  -Повторюсь - откуда он взялся неизвестно, по всей вероятности создан о-о-очень давно. Я нашел только обрывочные заметки в манускриптах. А вот кто создал и с какой целью - не ясно. Поэтому по умолчанию - основное назначение, это открытие ворот в Измерения. Но мы заметили одну странность - сила Жезла напрямую зависит от особенностей того, кто им управляет. В свое время он находился в руках одной, не совсем здоровой в психическом плане, ведьмы (чокнутой! - заржал Ник). На счастье, ее дурь ограничивалась одной галактикой. Но и там она покуролесила на славу. С помощью Вершителя переворачивались материки, горы менялись местами с океанами, создавались такие помехи в соседних мирах, что я вам скажу! Но ни один портал ей так и не удалось открыть!
  -Вау!
  -Да, неплохо. Моим коллегам понадобилось несколько сот лет, чтобы изолировать ее от Жезла. Та еще была работенка.
   -А как им управлять? - поинтересовался Ник
  -Зависит от личности обладателя. Вершитель настраивается на волну хозяина. Некоторые ударяли им о землю, некоторые вращали перед собой и читали заклинания. А некоторые просто несли в руках.
  -А я все равно не понимаю, как нам его отыскать? - спросила Татьяна.
  -Что ж, пришло время для первого урока. Расслабься и сосредоточь свое внимание на Жезле. Он сам подскажет путь. Какое - то время вы будете связаны магической энергией. Он отреагирует на твое биополе, как только откроешь разум. Постарайся запомнить путь, хотя бы направление.
  Свет в комнате начал тухнуть, вскоре погас совсем. В темноте светился только переливающийся стержень, все так же висевший между ладонями Хранителя. Отблески отражения падали на Татьянино лицо, создавалось впечатление, что она медленно погружается в нирвану. Глаза заволокло пеленой, взгляд потух, она начала медленно скользить по неведомым волнам. Все затихли и сидели не шелохнувшись. Дюк осторожно отпустил одну руку, Жезл остался все также парить в воздухе. Свободной рукой Хранитель приблизился ко лбу Татьяны, сделав, какие-то хитрые пассы, тихонько щелкнул пальцами.
  Мир для Татьяны потерялся. Вначале ничего особенного не происходило. Она как бы взлетела невесомой тенью высоко вверх. И застыла там, испуганно озираясь по сторонам. Ни холода ни жары не испытывала - было никак. Она увидела только разноцветные круги, что вытягивались в линии и ведут вдаль. Какая разница куда лететь, если не знаешь направления, подумала Таня. Нехотя развернулась и, как ей показалась, начала движенье. Постепенно вошла во вкус, как во время езды на Кенте. Пейзаж сдвинулся, она неслась на бешеной скорости по лабиринтам ярко-белого света, скользя на поворотах и заходя в виражи. Но чувствовала, что находится еще на Земле. Никакими космическими путешествиями и не пахло. Она проносилась на высоте птичьего полета над дорогами, полями, лесами и реками. Импульс нес куда-то на северо-запад, сознание следовало за ним, словно стрелка компаса, чувствующая направления магнитной оси. Какая-то часть разума еще находилась в комнате, а часть кричит от восторга в поднебесной выси. Она обрела свободу. Теперь то поняла, что чувствовала Маргарита. Невидима и свободна! Невидима и свободна!- рвался крик. Быстрее, быстрее, еще быстрее. Мир внизу слился в одну разноцветную линию, глаза перестали различать что-либо. Скорость возросла до чудовищных величин. Каким-то дальним участком мозга поняла, что Вершитель проснулся и обнаружил ее. И теперь как бы тянул за свой конец веревки. Татьяна завизжала от объявшего ужаса.
  Под занавес мир вспыхнул яркой вспышкой, рассыпался на составляющие. Но она успела. Успела увидеть, где спрятался Вершитель. Где ждал ее. И еще - поняла, что никогда ничего не хотела так сильно, как заполучить этот Жезл.
  Таня отключилась.
  Когда вернулось зрение, одним глазом увидела, как Ник трясет за грудки Пола:
  -ЧТО ОН С НЕЙ СДЕЛАЛ!? Я ХОЧУ ЗНАТЬ!
  Голова Ланса изумленно болталась из стороны в сторону.
  -Снимите-е его-о с меня-я, - выл Ланселот, пытаясь отцепиться от Николая.
  -Успокойся Ник, она просто отключилась, - висела сзади Алайна.
  -Я сейчас вас всех разом отключу!! - не унимался бывший разведчик.
  -Ни-ик, - позвала Таня.
  Тот, услышав ее голос, отпустил Ланселота, бросился к ней:
  -Танюша, с тобой все в порядке??
  -Все нормально, просто перенапряглась с непривычки и отключилась на некоторое время, - она с изумлением обнаружила себя лежащей на диване. В комнате снова горит свет, а часы показывают одиннадцать вечера. Она отсутствовала около получаса.
  -Ну что, незабвенная, все в порядке? - спросил Пол, отряхивая костюм, - а то твой друг, чуть душу из меня не вытряс, как будто я тебя отправил в путешествие.
  -Что видела? - задал вопрос Дюк.
  Татьяна задумалась, пытаясь вспомнить ощущения. Приподнялась на одну руку, но осталась лежать на диване.
  -Свет, - сказала она, - много яркого света. Ровная линия на северо-запад. Вспышка...и все.
  -Уже неплохо, - покачал головой Дюк, - видно в тебе больше силы, чем я предполагал. Сразу попасть на прямую трассу в ментальном рейсе...
  -Конечно, неплохо, - встрял Пол, - в прошлый раз, открывая портал, руководствовались инструкциями типа "пойдите туда, не знаю куда, принесите то, не знаю что". Так что северо-запад, это просто праздник какой-то. Прогресс.
  -Не язви, - осадила его Мейс. - Милорд, как мы отсюда портал откроем?
  -Да также как и раньше, - сказала Алайна, опередив Дюка.
  -Вряд ли, - погрустнел Ланс, - сила то у Дюка в здешних Измерениях не ахти какая, а Тана портал открыть не сможет без Вершителя.
  -Так мы что, снова застряли? - испугалась блондинка.
  -По-видимому так, - сказала Мейс, - или милорд... другое мнение? - обратилась к Хранителю.
  Дюк молчал. Его глаза только внимательно смотрели на остальных.
  -Секундочку, - поморщилась Таня, сказалось непривычное ощущение от полета. - А зачем нам покидать Землю?
  -Ты же сказала, что Жезл находится на северо-западе? А знаешь, сколько там Измерений и миров лежит? - спросил Ланс.
  -Сказала, - недопонимала Татьяна, - только не то, что Вершитель обитает где-то в другом Измерении.
  -Как это? - удивился Пол, - ты о чем?
  -Ты думаешь, что Жезл находится в вашем мире? - изумилась Алайна.
  У Хранителя буквально отвалилась нижняя челюсть. Но мгновенье спустя возвратил ее в природное положение. А Мейс даже привстала с места.
  -По-моему да, - утвердительно кивнула Таня, - конечно, отсюда далековато, но, по крайней мере, на Земле.
  -Перебор, - протянула Мейс, плюхнулась в кресло, - это уже слишком.
  -Да, совпадений более чем достаточно, - сказал, наконец, Дюк, - но может это к лучшему?
  -Что они хотят этим сказать? - спросила Алайна. Переводя взгляды с Мейс на Хранителя, обращаясь к Лансу.
  -А то, незабвенная, что нам опять дико повезло. И оракул и Вершитель находятся в одном мире! - воскликнул Пол.
  -Ага, два в одном - в одном флаконе, - вставил Николай, до этого не принимавший участие в разговоре.
  -Но это... хорошо? - продолжала недоумевать Алайна реакциям своих друзей, - или нет?
  -Смотря как посмотреть, - хмыкнул Ланселот, - с моей точки зрения, просто отлично. Боги благоволят к нам. Если спросим Мейс, то она заведет старую песнь о погрешностях. Дюк таинственно промолчит, - Пол покосился на хозяев квартиры, - Тана будет удивляться нескончаемо долго, а Ник начнет саркастически язвить на наш счет.
  Ник коротко хекнул, но промолчал. В конце концов, Пол точно подметил возможные реакции окружающих.
  -Я не язвлю, - не вытерпел он, - просто пытаюсь быть немного реалистичным. Я, конечно, не скитался с вами по другим Измерениям, но попутешествовал по матушке Землю достаточно, чтобы с изрядной долью уверенности сказать - планета довольно большая.
  -Больше чем Серпей? - спросила Алайна.
  -Не говори ерунды, - поморщилась Мейс, - он не был на Серпее.
  -Так как вы собираетесь продолжать поиски? - вновь попытался вернуть пришельцев в русло беседу, спросил Ник.
  -Мы пойдем на северо-запад, только и всего, - ответил Пол.
  -Угу, - поддакнул Николай, - до первого поста милиции, или первой психушки. А если еще и сказки начнете рассказывать про другие миры, то точно далеко не уйдете.
  -У нас есть лошади, - настороженно произнесла Мейс.
  -Н-да, просто блеск, - заметил Николай, - план оторви и выбрось. А как насчет денег, одежды и документов?
  -В самом деле, - вмешалась Таня, - момент не продуман.
  -Ну, кое что из своего гардероба я ссужу Полу и Дюку, - задумчиво произнес Ник, - а тебе, мать, придется пожертвовать своими костюмами для дам, размерчики вроде подходящие, - скользнул взглядом по точеным фигурам Мейс и Алайны.
  -Это все решаемо, - подал голос Хранитель. У Ника сложилось впечатление, что периодически тот выпадал не только из разговора, но и из существующей реальности. Словно погружался в анабиоз и отключался от происходящего. - Давай определимся с видениями, Тана.
  -Да?
  -Кроме света, что еще ты видела?
  Таня задумалась на секунду.
  -Дом, - внезапно вспомнила она, - но не новый, а старый, весь обвитый плющем или виноградом. И огромный забор по периметру.
  -Еще?
  -Вроде рядом дорога проходит...
  -А дом, сколько этажей, какой формы?
  -Обыкновенный дом, - пожала плечами Таня, - ой, скорее похож на замок. Этажей вроде бы три. Но очень высокий.
  -Был день, или ночь?
  -Сумерки, и туман вокруг... белесый такой.
  -Достаточно, - прервал ее Дюк, - у вас карта местного мира есть? - обратился к Николаю.
  -Где-то была. Большая или маленькая?
  -Желательно побольше.
  Ник вышел из комнаты. Спустя некоторое время вернулся с охапкой карт под мышкой.
  -Выбирайте, - вывалил кипу на стол, - напокупал в свое время, когда помоложе был.
  Дюк покопался в ворохе и вытащил одну, политическую карту мира, размером полтора на два метра.
  -Это весь ваш мир?
  -Какой есть.
  -Тогда подойдет, - расстелил на полу рулон Хранитель. - Теперь, Тана, укажи место, где мы находимся.
  Таня ткнула пальцем в верхний угол Каспийского моря:
  -Здесь.
  -Отлично, сориентируем карту по сторонам света.
  -А я вот и компас притащил, - Ник вытащил из кармана старый армейский геодезический прибор. Выровняв карту по магнитной оси, отступил назад, внимательно смотря за действиями Дюка.
  -Теперь, Тана, закрой глаза, - давал тот пояснения, - положи ладонь на свой город.
  Рука Татьяны замерла над Астраханью.
  -Представь в уме тот дом, о котором рассказывала. Представь подробно, как можно, реалистичнее. Представила? Теперь вновь открой свой разум, но не так широко, как в первый раз. Позволь внутренней памяти вести тебя, ладонь должна стать проводником.
  Татьяна глубоко вздохнула и расслабилась. По телу прошла небольшая дрожь. Вдруг рука дрогнула и медленно заскользила в верхний левый угол карты. Все следили за ее движениями, затаив дыхание. Ладонь проскочила границу с Украиной, пересекла Молдавию, вторглась в Западную Европу и замерла. В комнате стояла мертвая тишина. Нет, рука вновь дрогнула, понеслась стремительно вверх. Николай даже вспотел от напряжения. Татьянины пальцы уверенно форсировали Ла-Манш и замерли над туманным Альбионом.
  -Здесь, - сказала она, открыв глаза. Вздох облегчения вырвался у присутствующих.
  -Ты уверена? - спросил Хранитель.
  -Да, - твердо ответила Таня.
  -Что же, теперь тоже самое, на более крупной карте, определимся с городами.
  Они выбрали из груды карт ту, на которой изображена Англия, продолжили исследования. Стараясь унять дрожь, Николай сходил на кухню покурить. Когда вернулся, Таня с Дюком, перебирая карту за картой, определились с городом. Ник криво хмыкнул.
  Действительно, где, как ни в Ливерпуле хранить магическую штуку.
  -Ну, вот и все! - сказал Хранитель. - Мы определились с местом нахождения Вершителя.
  -Как всегда осталась самая малость, - высказался Пол, - надрать задницу плохим ребятам, отобрать игрушку и свалить отсюда. Только и всего.
  -Пол...-скривилась Мейс. - Ты можешь говорить более конструктивно и без сленговых выражений?
  -О, прости, Мейс, автоматически вырвалось, - извинился Ланселот, скосил глаза на Николая. - Посмотрел вот на этого...настройка и сработала.
  -А ведь это Ливерпуль, - Ник задумчиво тер пальцами подбородок.
  -Да, Англия, - также задумчиво сказала Татьяна.
  -А в чем дело, незабвенная? - спросил Пол, - там живут не hom-ы?
  -Живут там люди, да только попасть туда затруднительно. Разве у вас ковер-самолет припрятан?
  -Что за штука? - удивился Ланселот.
  -Значит нет, - подытожила Татьяна.
  -Так в чем проблема, то? - выпытывала Алайна.
  -Эта территория находится далеко за границей, - вздохнула Таня, - чтобы туда попасть, необходимы загранпаспорта, визы и валюта. А у нас нет ни того, ни другого.
  -О, боги, - выдохнула блондинка, - как все запущено.
  -Я, кажется, могу помочь, - сказал вдруг Ник.
  -Чем? - обернулись все к нему.
  -У меня один приятель живет недалеко, в Манчестере. Это почти рядом с Ливерпулем. Он должен мне услугу. Где-то и телефончик был...
  -С какой стати он нам помогать будет? - нахмурил брови Ланс. - Чем меньше народу об этом знает, тем лучше.
  -С каких пор у тебя завелись друзья за Ла-Маншем? - также настороженно спросила Татьяна. - Я раньше ничего о нем не слышала.
  -Во-первых, я тебе и не все рассказывал, а во-вторых - он мне должен!
  -Отдать долг - правое дело, - кивнул Пол.
  -Расскажешь, - скорее утвердительно, чем вопрошающе сказала Таня.
  -Как-нибудь, - отступил Николай от темы. - Вообщем так, - обратился к присутствующим, - хоть вы и не можете меня взять в другие миры, но этот мир мой. Вы гости, я хозяин. Позвольте быть радушным и помочь хотя бы здесь?
  -От помощи мы никогда не отказываемся, - улыбнулся Пол, - особенно если вовремя.
  -Тем более он знаком с местными условиями, - поддержала Мейс.
  -Ну, хорошо, - сказал Дюк, - я думаю, ничего страшного не случится, тем более, пока все удачно складывается. Мы сэкономили кучу времени.
  -Тьфу-тьфу-тьфу, не сглазить, - постучал по дереву Пол.
  -Вот только как быть с паспортами и деньгами? - задумался Ник.
  -Покажите мне ваши деньги, - внезапно попросила Алайна.
  -Ну конечно! - всплеснул руками Ланс, - как я сразу не догадался?
  -О чем? - недоумевала Таня.
  -Потом, потом. Тащи денежку, незабвенная.
  Продолжая недоумевать, Татьяна вышла из комнаты. Порыскала в сумочке, нашла сдачу от утреннего анабазиса по рынку. Утреннего? Неужели все это длится один день? Непостижимо. На выходе столкнулась с Ником.
  -Ты куда?
  -Сейчас приду, - тот исчез в своей келье.
  -Вот, - вывалила на колени Алайне кучу бумажек. Вернулся Ник и положил сверху пару сотенных бумажек с портретом Франклина.
  -На черный день копил, - буркнул он.
  -Не-ет, ребята, вы все-таки примитивно устроены, - фыркнула Алайна, рассматривая купюры, - это же работа для школьников. Ни тебе степеней защиты, не интегрированных дзетта линий, ни контрастных флам-лучей. А бумага то, бумага...
  -Ты о чем сейчас говорила, незабвенная? - с интересом спросил Николай. - Сможешь сотворить фальшивки?
  -Нет такой валюты, которой наша Алайна не смогла бы подделать, - с гордостью сообщил Пол, - ведь так, дорогуша?
  -Не знаю, - сказала та, - у вас есть трансблайзеры?
  -По-моему нет, - запнулась Таня.
  -А контрастные модуляторы, преобразователи Берта, прайсеры, на худой конец - паралайнеры?
  Таня беспомощно посмотрела на Николая. Сама она была далеко от всей компьютерной техники.
  -У нас есть компьютеры, принтеры и ксероксы. Еще вроде бы копиры какие-то есть, и сканеры, - сказал тот.
  -Древние вы разумные, - подытожила Алайна, - первобытный век.
  -Но ведь сможешь? - не унимался Пол.
  -С этим оборудованием, что перечислили - не знаю. Хотя... Если пропустить через Кента, да использовать его квантовый ревербератор... Потом отфильтровать криволинейные импульсы на выходе... Я думаю, можно попробовать.
  -Вот видишь, - хлопнул Ланс Николая по плечу, - а вы волновались. Верь - и все получится.
  -Значит так, - продолжала размышлять Алайна, - мне нужны самые последние местные технологии, плюс качественная типографская краска и образцы всех необходимых документов.
  -Что приводит нас к первоначальному вопросу, - вздохнул Ник, - где взять деньги?
  -Как у вас обстоят дела с драгоценностями? - Дюк снял с пальца огромное кольцо с большим желтым камнем.
  -Всегда в почете, - сказал Ник, с интересом рассматривая перстень, протянутый ему Хранителем. - Что за камень?
  -Рубин.
  -Желтого цвета? - изумилась Татьяна.
  Дюк кивнул:
  -Очень редкий камень, подарок одного...
  -Жаль расставаться с памятным подарком?
  -Лучше скажи, сможешь продать его? - вместо Дюка, спросил Ланс. - А за Дюка не волнуйтесь, еще наколдует.
  Этой фразой Ланс заслужил мрачный взгляд серых глаз. Но должного эффекта, надо сказать, не произвел.
  -Попробуем, - взвесил перстень на своей ладони, сказал Ник, - тяжелый какой.
  -Ну вот, основное решили. Завтра с утра Ник, возьмешь Пола с Алайной, купишь необходимое, - проговорил Дюк.
  -А я, мне что делать? - спросила Таня
  -Ничего. В магии тебе упражняться рано. Да и сложно начинать без Жезла. Если хочешь, возьми Мейс, покажешь ей город.
  -Ты как? - вопросительно вскинула брови Татьяна, обращаясь к Мейс.
  -Пожалуй, не против, - чуть помедлив, как-то с сомнением, ответила рыжая.
  -Все, идите спать, день тяжелый, - сказал Дюк.
  -Да уж, этот денек я не забуду до конца дней, - отозвался Николай, откровенно зевая.
  -Поверь мне парень, - ответил ему Пол, - все проходит...
  -Пройдет и это, - автоматически закончила за него Таня, погруженная в мысли.
  -Точно так, незабвенная, - осклабился Ланселот, - ловишь на лету.
  Часы показывали уже час ночи. За окном стих гул улиц, троллейбусы прекратили бег. Лишь одинокие автомобили проносились, шурша покрышками по асфальту. Цикады раздирали голосовые связки, или что там у них, пытаясь заглушить ночь. Погасли один за другим окна соседского дома.
  -Ник, - обратилась к нему Татьяна, - придется тебе взять Пола к себе.
  -Без проблем, - отозвался он, - надеюсь, ты не храпишь?
  -Представь себе, нет, - сказал Ланс.
  -Так, девочки. Вас мы определим в пустую комнату, все равно простаивает. А вам, милорд, придется расположиться в зале, сейчас только диван разложим.
  -Благодарю, но в этом нет необходимости. Я не нуждаюсь во сне, - ответил Дюк.
  -Ладно орлы, марш по комнатам, дело уже к рассвету идет, а завтра день выдастся не легче, - скомандовала Татьяна, и повела Мейс с Алайной, показывать ночлег.
  
  ................................................................................................
  
  -Ты спишь, как большинство людей? - спросил Ник у Пола.
  -Смотря как посмотреть, - последовал ответ, - в последнее время, где только не приходилось, и в болоте, и стоя, и на спине коня...
  -У меня все проще - кровать с чистыми простынями.
  -Ты спасаешь мне жизнь, Ник, - зевнул Ланс, растянулся на застеленной кровати, с наслаждением вытянув ноги.
  -Все в долг, приятель, все в долг.
  А вот Ник долго не мог уснуть. Ворочался с бока на бок, но одна мысль так и не давала покоя. Прокручивая в голове события прошедшего дня, поражался, как все буднично вышло. Сколько разговоров в прессе о летающих в тарелках братьях по разуму, фантасты трудились не покладая рук, формируя у населения алгоритм встречи инопланетных друзей, а вышло то...
  То, что его не приняли в компанию по завоеванию других миров, конечно слегка задело. Но он российский офицер, в конце концов, не привык отступать. Мудрость да хитрость города берет. Ничего, придумаем, как пробраться на борт. На каждую хитрую гайку есть болт с обратной резьбой.
  Но и не это мешало уснуть. Сердце стучало как угорелое. Стоило закрыть глаза, как перед ним вставала Мейс. Он пытался отогнать видение, а оно настойчиво не исчезало. И уж пытался изо всех сил, но часть разума категорически противилась. Ник внезапно понял, что безумно хочет эту женщину. И не только физически. Он осознал, что хочет проводить с ней все оставшееся время, встречать рассветы и провожать закаты. Жить вдвоем на берегу моря, вдали от всех. Только он и она. Хотел баюкать ее на своих руках, ловить вдохи и радости и нянчить детей..
  Конечно, у него были подружки до этого, и не одна. Был момент, когда умудрялся одновременно встречался сразу с тремя. Но до сих пор, ни одна из пассий не будила таких чувств. Между мужчиной и женщиной все решается в первые пять минут. Когда он понимает, что это именно та женщина, с которой стоит связать судьбу. А она понимает, что он именно тот, кто будет отцом ее ребенка. Больше не прибавить, не убавить. И когда впервые увидел глаза Мейс, понял, что пропал. Он утонул в ее зеленых бездонных глубинах.
  Но почему Мейс? Ведь и Алайна, если присмотреться, вполне соответствует земным канонам красоты. Блондинка, высокая, с отлично сложенной фигурой. Да мало ли таких? Толпы, что сводят с ума одним лишь видом.
  Но видно, что-то есть в этой рыжей иноземке, что стирает все границы в голове Ника и выворачивает наизнанку все желания, мечты и фантазии. Что-то случилось с ним в том момент, когда клинок Мейс прикоснулся к шее, и их взгляды встретились.
   И есть что-то в человеческой психике, что позволяет нам безошибочно выделять из сотен людей, того, кто приговорен тебе судьбой. Как бы ты не избегал этого, отрицал и пытался бежать - жизнь снова и снова будет подсовывать тебе того, кто предназначен. Только слепой не сможет разглядеть в этом знаке указующего перста судьбы. Ник чувствовал, что Мейс, это то, что даровано ему провидением, и не собирался от нее просто так отступаться.
  Ворочаясь, как на вертеле, все же понял, что уснуть не удастся, пока не уточнит интересующие детали. Очень уж сильно интересовал один вопрос.
  -Пол? - позвал вполголоса в темноту.
  -Ну?
  Странно, кажется, и не спал вовсе, а как распинался то- и в болоте, и стоя на голове...
  -Гх-м, ты же все равно читаешь мои мысли?
  -Допустим, - последовал лаконичный ответ.
  -Значит, можешь ответить на вопрос? - Николай затаил дыхание.
  -Могу.
  Тишина.
  -Тогда ответь, пожалуйста.
  Пол привстал на локте, перегнувшись на бок, спросил, глядя на Ника:
  -Зачем тебе это?
  -Ну... знаешь, как бывает, не дает заснуть назойливая мысль и все тут, - соврал Николай.
  -Если судить по вопросу, спать ты собирался укладываться еще в полдень, - хмыкнул Пол, - ладно, отвечу. Она действительно моя сестра, только очень, очень и очень далекая. Наши предки состояли в каком-то немыслимом родстве, но постепенно стали отдаляться друг от друга. И вот на тебе, свиделись их потомки. Я признаться, сам чуть не офонарел, когда Дюк сказал. Но ему виднее.
  -А она, то есть, Мейс... она не замужем? - робко спросил Ник.
  -Мейс? Замужем?? - грохнул Пол и заржал во всю мощь легких.
  -Вы угомонитесь, или нет!! - забарабанила в стенку Алайна, - спать же охота!
  Но Пол хохотал взахлеб, словно не мог остановиться.
  -Не то спросил? - насупился Николай.
  -Ох, парень, еще как не то! - сквозь хохот простонал Ланс, - Мейс, и замужем?! Ой, не могу...
  Отсмеявшись, рывком сел на постели.
  -Подбиваешь клинья? - подмигнул Нику.
  -Почему? - смутился тот, - нравится она мне, - решил таки сыграть в открытую.
  -Да, девчонка знатная, только не в моем вкусе. Да еще и родственница, как оказалось. Но запомни - от "нравится" до замужества бездна, - назидательно сказал Ланс.
  -Знаю, - махнул рукой Николай, тоже сел на постели, - а что делать? - задал сакраментальный вопрос.
  -Хочешь - думай, а хочешь - сухари суши. Хода нет - ходи с бубей. Тьфу ты...опять настройка халтурит.
  Некоторое время молча сидели, каждый на своей кровати.
  -Слушай? - внезапно спросил Пол, - у тебя ничего нет?
  -Чего - ничего? - не понял тот.
  Пол выразительно щелкнул по горлу и подмигнул.
  -А, - догадался Ник, - где-то была заначка, - полез под кровать.
  -И закусь! - напомнил Ланс.
  -Догадался, - огрызнулся Николай, - тебя кормить, что на ветер кидать.
  -Что - что, а поесть люблю. В жизни так мало радостей, что приходится себя чем-то ублажать.
  Ник распотрошил старый вещмешок, извлек из его недр пару банок кильки в томатном соусе и полкило сухарей. Вскоре на стуле, куда это водрузил, появилась пара пластиковых стаканчиков и непочатая бутылка водки, объемом в 0,7л.
  -Девчонок позовем? - спросил разведчик.
  -Ты что? - сделал круглые глаза собутыльник, - весь праздник испортят.
  -Ладно, как хочешь.
  -Потом, твоя Мейс, будет всю пирушку мораль читать о вреде алкоголя.
  -Почему "моя"? - зарделся Николай, хотя фраза понравилась.
  -Не придирайся к словам, разливай!
  Ник разлил по одной.
  -За тех, кто на борту! Кто за бортом - напьются сами!
  Грохнули. Прислушались к ощущениям.
  -Хорошо пошла, - крякнул Ланс, подцепив пару килек вилкой, отправил в рот.
  -Ты говоришь прямо как завзятый хрон из нашего мира, - восхитился Ник.
  -Чего? А-а, автоматическая настройка. Слышал же, как я в твоей манере пару раз начинал говорить?
  Видя недоумевающий взгляд Николая, пояснил:
  -Автоматическая настройка на Измерение, средство наипервейшей важности для путешественников в иные миры. Ну, подумай, если я попал в мир, где не могу ни есть, ни пить местной пищи - я же к исходу вторых суток испустил дух. Имеется два варианта - постоянная, прошивается в сознание и срабатывает самопроизвольно, и непостоянная. Последняя разработана на каждое Измерение в отдельности. Стоит намного дешевле, но и возможности ограничены. А не приведи случай быстро делать ноги?
  -А у вас какие?
  -У меня прошитая, еще со времен Конвоя. Работали в экстремальных условиях - никогда точно не знаешь, в какой мир вызовут. Дюку принципиально не нужна - он выше Измерений, что на соседний двор пройти. А у девчат - временные, пролонгированные. Чуть доплачиваешь и ее слегка модернизируют. Ну что, между первой и второй - перерывчик небольшой?
  -Опять сбой? - улыбнулся Николай и поинтересовался, - куда гоним?
  -Чтобы напиться до безобразия, - сказал с чувством гордости Ланс, - мне хватает одной рюмки. Не могу только запомнить, тринадцатой или четырнадцатой.
  -Много пить и не быть пьяным - свойственно и мулу, - парировал выпад Ник, припоминая восточную мудрость.
  Когда пропустили уже по третьей, Николай решил вернуться к вопросу, с которого начал, но не успел.
  -Да не замужем она, не замужем, - скривился Пол, отвечая на невысказанный вопрос, - перевел-таки разговор на баб.
  -А что, мужчин подходящих нет? - поинтересовался Николай.
  -Как грязи, - отмахнулся Ланс, - счастья нет.
  -Как так? - опешил тот.
  -А вот так, - отрезал Ланселот, - у моей сестренки слишком завышенные требования к законному супругу. Чтоб не пил, не курил, и цветы всегда дарил, ну и далее в таком же духе. Был вроде, какой-то муж, хотя информация спорная. То ли пропал, то ли развелись, а может и убила тайком, да тело прикопала. Не-ет, мутная история. Подкати к Дюку - может и сдаст информацию. Я же боюсь, - вздохнул тяжело, - не родился на данный момент такой hom, которого она возьмет в мужья. Да ты сам посмотри на нее, всю жизнь в разъездах, режима никакого, пятую точку отбила о круп единорога. А любой самке что надо? Дом, мужа и детей кучу. А этой все неймется. На абордаж, и вперед шашкой махать. Тьфу, прости всевышние.
  -А, - протянул Ник, - понятно тогда все.
  А у самого сердце так и стучало - не замужем! Шанс все-таки есть. Что же, уже неплохо.
  Пол внезапно поморщился.
  -Что случилось? - забеспокоился Ник, - килька просрочена?
  -Да нет, - проскрежетал Ланс, - Алайна застукала.
  -Как? - удивился Николай, но быстро догадался, - а, вы же друг у друга в голове ночуете. Хотя, как так можно жить?
  -Сам виноват, - досадовал Пол, - всегда блок ставил, а тут... водка что ли, паленая? - посмотрел на бутылку.
  -"Калашников", - сказал Николай, - из Удмуртии, хорошая водка. Ее в Глазове разливают.
  -А кто спорит, что плохая? Вот только блоки с мозгов снимает...
  -Да-а, так всегда, - вздохнул Ник, - что есть, то есть.
  Дверь распахнулась, в дверях появилась Алайна, закутанная в Татьянин шелковый халат. Белоснежные волосы разлетелись по плечам, а на лице застыло удивленное выражение. Повеяло чем то домашним и родным, что у Ника невольно кольнуло сердце, а в голове промелькнула крамольная мысль: если бы она первая, а не Мейс, ткнула ему в шею холодную сталь? Тут же помотал головой, отгоняя наваждение. Но Алайна чудо как хороша в это мгновенье.
  -Вы что, мальчики, в одиночку пьете?
  -Тише, - зашипел Пол, вскочив и зажав ей рот ладонью. Увлек за собой, насильно посадил на кровать. - Тихо, - пригрозил ей, - а то сейчас опять толпа сбежится, а у нас и так мало.
  -Могли пригласить, - насупила губки блондинка.
  -Да? А кто пару минут назад долбился головой в стену с воплями: спать хочу, дайте немедля спать мне? А?
  -Честное слово, мы хотели...- начал Ник, но, поймав сумрачный взгляд Ланса, осекся на полуслове.
  -Мы хотели, - твердо повторил тот, - но забыли, ясно?
  -Ну и не надо! - Алайна хотела встать, но Пол вцепился в ее рукав.
  -Куда? Сиди уж, раз пришла, не хватало, чтобы всех разбудила.
  -Кого? - удивилась блондинка, - Мейс спит, словно цаплик, Дюк ловит теней в потустороннем мире, то ли в спячке, то ли в анабиозе. Только вот Тана...
  -Она водку не пьет, - мотнул головой Ник.
  -Вот и чудненько, - оттаял Пол, - ра-азливай!
  Ник достал третий стаканчик, плеснул на донышко. Ему доводилось пить в компании женщин, правда, то были жены офицеров, но тягостные впечатления от тех пирушек сохранились на всю жизнь - нет уж, пусть начинает понемножку, а то вон у Пола какие-то блоки в голове отключились, а он мужик все-таки, что же говорить о молодой девушке?
  -Ты краев не видишь? - спросил Ланс, - лей, не жалей.
  -А не развезет? - усомнился Николай.
  -Кого, Алайну? - хмыкнул Пол, - знай, смертный, это самая выносливая женщина, из всех, кого я только знал, а знал не мало, верь.
  Ну-ну, подумал Ник. Еще чуть-чуть и дойдет до "ты меня уважаешь?".
  Чокнулись и приговорили свои дозы.
  -Ух, ты, - выдохнула Алайна, - крепкая какая!
  -А то, - подмигнул ей Пол, - "Какашников"!
  -"Калашников", - поправил Ник.
  -Один пес, - отмахнулся Пол, - закусим лучше.
  -А знаешь, незабвенная, что наш герой удумал? - шамкая набитым ртом, обратился Ланс к блондинке.
  -Не-а, чего? - полюбопытствовала та, сосредоточенно пережевывая дары Каспийского моря, прислушиваясь к ощущениям.
  "Скажешь - убью!" подумал Ник.
  -Зверь! - восхищенно воскликнула Алайна, - что же он такое задумал, что от одной мысли в дрожь бросает?
  -Ладно, не боись, - ободряюще подмигнул Пол Нику, - я еще не совсем с ума сошел, чтобы бросить тебя на растерзание своей...- умолк он, правда, вовремя.
  Пока Пол травил свои байки, Ник рассказывал случаи из армейской жизни, а Алайна - про свои казусы, не заметили, как кончилась бутылка. Алайна раскраснелась. У Пола резко поднялось настроение, он потер ладони в предвкушении.
  -А больше нет, - обломал Ник.
  -Совсем? - насторожился Ланс.
  -Угу, - кивнул Николай, - может, спать будем?
  -Да так хорошо сидим, - запротестовала Алайна, - успеем выспаться.
  -И песни еще не пели, - потягиваясь и радостно скалясь, вторил Ланс.
  -Какие еще нафиг песни?! Разбудишь весь дом, - испуганно замахал руками Ник
  -Сам же слышал - Мейс спит, Дюк в отключке...
  -А соседи??
  -Что соседи? Какие такие соседи?
  -Да за стеной, и под нами!
  -Вы что? - ужаснулась Алайна, - как в термитнике живете?
  -Хуже, - буркнул Ник, - иногда, мне кажется, что меня окружают одни крокодилы.
  Прыгнувший в голову образ, видно настолько поразил иноземцев, что те отшатнулись.
  -Кошмар, - промолвила после некоторого молчания блондинка.
  -Надо выпить! - твердо сказал Пол, - а то не усну теперь, особенно если нас окружают эти "каркадилы".
  -Да нет больше, - повторил Николай.
  Пол прищурился, замолчал на какое-то время.
  -Есть, - выдохнул он, - у Таны осталась еще одна бутылка напитка, что пили днем.
  -Коньяк?
  -Не знаю, может и из коней делают, главное чтобы по мозгам вдарило.
  -Так ее будить придется, - насторожился Ник.
  -Зачем? - удивился темноволосый красавец, - забыл, с кем имеешь дело? Давай Алайна, действуй.
  Та бесшумно встала, беззвучной тенью выскользнула за дверь.
  -Куда она? - спросил Ник.
  -За бутылкой, конечно. И не тормози, а то гляжу, к подушке примериваешься? Она же профессиональный вор. Вошла, хапнула и исчезла. Делов то.
  -Я забыл, - потер лоб Николай.
  Видимо спиртное все-таки растормаживает настройки, Ланселот начал разговаривать практически по-местному.
  Н-да, если такими темпами будем гнать, то в аэропорт я точно не попадаю.
  -Сколько водки не бери - все равно два раза бегать - назидательно сказал Ланс. Чем собственно и подтвердил предположение Ника о сбитых параметрах.
  Около них материализовалась Алайна.
  -Достала, - глаза ее радостно сверкали.
  -Вот и умничка, давай, - Пол принял тару и ловко отвернул крышку.
  После четвертого стакана, Ник отключился. Сквозь дрему вроде слышал заунывные песни Пола, стук соседей и визг противной собачонки с 4 этажа. Но вскоре пелена накрыла с головой, утаскивая в кому. Лопасти гигантского геликоптера закружили над головой, и табуны лошадей понеслись перед глазами с востока на запад.
  
  
  Глава 5
  
  Ник.
  
  Первый бой - труднейший бой!
  Выдержишь - потом, как хочешь,
   можешь маневрировать.
  
  Табуны лошадей неслись перед глазами полным аллюром с востока на запад по огромной безжизненной пустыне. Нестерпимо ярко палит солнце, отчего трудно глотать. Язык разбух, не помещается во рту. Над всем этим раздавается чудовищный колокольный звон, где-то вдалеке копер вбивает сваи в покрытую сетью трещин почву с противной ритмичностью.
  -Вставайте, граф, вас зовут из подземелья, - кто-то усиленно тряс за плечо, - вон и будильник звонит.
  Голова Ника моталась из стороны в сторону. Лошади сыпались по наклонной плоскости с запада на восток. Колокольный звон звенел, не переставая, копер участил свой ритм.
  -Ч-тт-о? - кое-как Нику удалось открыть глаза, язык отчего-то прилип к гортани. Голова трещала до изнеможения. Над кроватью стоял Пол с неизменной улыбкой на лице. И скалил зубы, сволочь.
  -Вставай, говорю, утро проспишь.
  -Пи-тть, - прохрипел Николай, бессильно рухнул на подушку. Что за черт, пронеслось в голове. Выпили то, всего ничего, а котел трещит как после недельного запоя.
  -А ведь ты пьян? - удивленно констатировал сей неблагопристойный факт Пол. - Гх-м, и когда только успел? - продолжая недоумевать, протянул полный до краев стакан.
  Ник в два глотка осушил огромный бокал, подаренный на день рождения Татьяной. Животворная влага огромным куском льда проскочила по пищеводу и ухнула в желудок. Уф-ф, по крайней мере, языком уже можно было ворочать.
  -Издеваешься? - прокашлялся он, - вместе же пили? - и замер в изумлении.
  По Полу заметно не было. Ланс явил себя свежим, как огурчик, гладко выбритым и пахнущим туалетной водой. Его, причем, водой. Вдобавок, успел где-то прицепить парадно-выходной костюм - темную тройку. И теперь щеголял в ней, явно наслаждаясь самим собой. Не дать, не взять, Мэл Гибсон, собственной персоной.
  -Как тебе это удается? - восхищенно покачал головой. А вот это явно лишнее. Видимо, часть жидкости поднялась вверх, и теперь перекатывалась в черепной коробке справа налево. Вновь безжизненно рухнул на подушку.
  -Говорю - вставай. Все уже собрались, тебя одного ждем. Собирались же перстенек Дюка толкнуть, да технобарахла Алайне прикупить. Али забыл?
  Ник вцепился зубами в подушку. Господи, стыдно то как.
  -Хотя, если так пить до беспамятства, то не мудрено, что вообще хоть что-то помнишь, - нагло издевался, стоящий над ним красавчик.
  -Я сейчас приду, - сквозь силу сказал Ник, - только умоюсь и приведу себя в порядок.
  -Давай, давай, а то Тана чай не наливает, пока все не соберемся. А есть как хочется... - Ланселот уверенной походкой направился к двери.
  Собрав силы, Ник с трудом натянул рубаху. Вот с джинсами пришлось повозиться. Пару раз опрокидывало на кровать, но мужественно сползал на пол, чтобы вновь повторить процесс попадания ногами в штанины. С грехом пополам, дошагал до двери. Осторожно выглянул в коридор. Никого. Живем. Стремительной рысью, ему показалось достаточно быстрой, добрался до ванной. На самом деле - кидало от стены до стены. Да и брел, подперев плечом одну из стен. Забаррикадировавшись в ванной, включил воду и глянул, наконец, в зеркало.
  Только слипшиеся голосовые связки не дали возникнуть дикому воплю, рвущемуся из самого подсознания. На него с удивлением смотрело лицо среднестатистического бомжа с 30-ти летним стажем употребления горячительных напитков и клея. На голове колуном слиплись волосы. Так они еще и торчат в разные стороны! Под глазами красуются два огромных синяка. Самих глаз не видно, так, узкие глазенки китайского поросенка. Лицо красное и одутловатое. А уши вдобавок почему-то дергаются. КОШМАР!
  Сунул голову под кран. На миг отпустило. Голова нагло продолжает разламываться на части. Никогда у него еще не было такого чудовищного похмелья. Что-то тут не так. Почему тогда Ланс благоухает, ведь выпил раза в два больше? Хотя, черт его знает, какая физиология у пришельцев. Может водка для них, что минералка для нас? Только в туалет чаще бегаешь и все.
  Так, волосы намочил и прилизал назад. Туалетную воду просто вылил сверху, не до церемоний. Истратил полтюбика зубной пасты, не помогло. А, черт, жвачки нет. С ушами что делать, он не знал, поэтому оставил их так, дергающимися. Глаза не открывались, ладно. Нашел Татьянин крем для лица. Секунду смотрел на него, раздумывая, как его применить. Вот олух, написано же - для лица. Ага, пошло веселее.
  Спустя минут 10 был в принципе готов к выходу в свет. Вот только был ли свет готов к его появлению? Осторожно подкравшись к залу, застал все компанию, как раз в момент, когда Татьяна разливала чай.
  Реакция, в принципе, предсказуемая. Алайна смеялась как угорелая, Пол загадочно ухмылялся. Татьяна уронила блюдце. Мейс смотрела хмуро, а Дюку вообще не отреагировал. За что Николай был готов расцеловать Хранителя.
  -Ты что, Ник, пил? - прошептала Таня. - В одиночку?! Всю ночь?!!
  -Ну почему... просто это... - начал ворочать языком Николая, но каждое слово мучительно отзывалось в голове, - я... мы.. .ну так, немного...
  -Чего говоришь, Ник? - гаденько спросил Ланс. - Как же ты мог всю ночь, в одиночку? А нас пригласить?
  -А он часом не алкоголик? - наивно поинтересовалась Алайна.
  -Он вообще не пьет, - растерянно проговорила Татьяна, выгораживая Николая.
  -Видно, - отчеканил Пол, - вон, даже стоять не может.
  Ник действительно осторожно присел около двери на заботливо подставленный Татьяной стул.
  -А силен чел! - восхищенно проговорила вдруг Мейс. - Эти, - кивнула на притихшую внезапно парочку, - с тобой пили?
  -Да кто пил! - повысил голос Пол, - чего несешь?
  -Молчать! - бросила Мейс, в комнате повеяло холодом. - А если бы он не справился? Вы хоть отчет отдаете в том, что сделали?
  -А что они сделали? - испуганно спросила Таня.
  -Не догадываешься? - усмехнулась Мейс, глядя на Николая.
  Тот отрицательно мотнул головой, какое там. Он и думать то не мог. В организме все гудело и булькало.
  -Ложись на диван, сейчас я тебе сниму...
  Кое-как добрался до дивана, вытянулся и затих. Рядом села Мейс и положила правую руку ему на лоб. Вновь, как и в прошлый раз, встретились взглядами. Ее зеленые глаза, казалось, впитывали целиком. Он снова начал погружаться в глубины морских пучин.
  -Не дергайся, - сказала рыжая хрипловатым голосом, прищелкнула пальцами обеих рук. Ее ладонь стала ядовито красного цвета. Мейс взяла голову Ника в руки, в ту же секунду он почувствовал, как начинают проясняться мозги. Такое ощущение, что через тело прогоняют ток высокого напряжения. С удивлением отметил, что может здраво рассуждать, а боль ушла. Словно глотнул морозного воздуха, в теле появилась необычайная легкость. Похмелье, как рукой сняло.
  -Я передам твою боль, - сказала она.
  -Спасибо, - как и в прошлый раз, прошептал Ник.
  -Не за что, - улыбнулась вдруг Мейс.
  Ник сел на диване, с наслаждением потянулся, прислушался к ощущениям. Восхищенно помотал головой. Как и не пили вчера. Да, кстати...
  -Так что они провернули? - спросил целительницу, сознательно игнорируя красноречивые взгляды Алайны.
  -Свое похмелье тебе скинули, - усмехнулась рыжая.
  -Как это? - опешил Николай.
  -Элементарно, - пожала плечами Мейс, - если знаком с этим фокусом. Им не нужны похмельные симптомы с утра, вот и отгрузили тебя свои. Магия наведенных состояний. Если тебе это о чем-то говорит.
  -Ага, - начал медленно оборачиваться к Полу Николай, - значит так, у вас понимают законы гостеприимства?
  -Не сердись, Ник, - смущенно проговорила Алайна, - мы действительно не подумали, извини.
  -Я на тебя не сержусь, скорее всего, и идея не твоя, - ответил Николай, продолжая пристально смотреть на Ланса.- Ну?
  -Ты это, Ник, - наконец проговорил тот, - не обижайся, бес попутал, а?
  Несколько секунд все молчали.
  -Ладно, - внезапно широко улыбнулся Николай, - не сержусь. Российского офицера так просто не возьмешь. Эх, не было вас рядом со мной, когда брали Беслана Аймиева в Шелковском. Вот там был настоящий бодун! Фокусу то хоть этому научите?
  -Да проще простого, - обрадовался Ланс тому, что все так закончилось, - пара пустяков.
  -Ну и хорошо, - сказала Таня, - садись уже к столу, остыло все.
  
  ...........................................................................................
  
  -Будьте осторожны при продаже, - напутствовала партнеров Мейс, - иногда сделки с драгоценностями чреваты неприятностями.
  -Не боись, незабвенная, - успокоил ее Ланс, - будем смотреть в оба. Если по радио вдруг скажут, что до обеда уничтожена половина города, знай - то мы!
  -Хорошо, наверное, быть полным идиотом? - съязвила Мейс. - Всегда приподнятое настроение и все такое...
  -Ну, тебе виднее, - парировал выпад Пол, - привыкла по себе судить...
  Он резким движением вытолкал Николая и Алайну в коридор, захлопнул за собой дверь раньше, чем успела ответить Мейс.
  -Ты чего толкаешься? - возмутилась блондинка.
  -Хочешь целый день слушать заумные речи?
  -Нет, что ты! - передернула плечами Алайна.
  -А я бы не отказался, - мечтательно проговорил Ник. И тут же поймал на себе изумленные взгляды спутников. Причем, Пол смотрел как на полного дебила, а во взгляде Алайны, проглядывалось сочувствие, что возникает при встрече с безнадежно больным.
  -Пошли, - смутился Николай, - чего стоять, - начал спускаться по ступеням.
  Алайна проводила фигуру задумчивым взглядом, переглянулась с Полом:
  -Она ему ничего в мозгах не передвинула?
  
  .........................................................................................
  
  -Теперь куда? - спросила блондинка.
  Они уже два часа колесили по городу на никовской "шестерке". Ни в одном из ювелирных магазинах перстень Дюка брать не хотели. То денег у них таких нет, то у Ника документов на камень. Вообщем куча всяких нюансов. Частные скупки шарахались от камня, как от огня. Благо, хоть камень выдерживал все проверки, проводимые скрупулезными мастерами. Качали головами как китайские болванчики, цокали от удивления языками и разводили руками: рубин, да еще желтого цвета? Невиданно, колоссально! И еще одно уяснил Ник: цена на камень варьировалась от 10 до 200 тысяч. Долларов, естсс-нно.
  -Есть одно местечко, - процедил сквозь зубы Николай, прибавляя газу, обходя красную девятку, нагло втиснувшуюся на его полосу со встречной.
  -Куда прешь! - рявкнул на водителя, - совсем ослеп?
  -Эй, зачем кричишь, дарагой, - донеслось в ответ, - всем места хватит, ехай своей дорогой.
  -Что за местечко? - поинтересовался Пол, - такое же, как и раньше?
  Ник только зыркнул на него, крепче вцепился в руль. Язвить, видите ли, ему вздумалось.
  Лихо притормозив около неприметного здания, частной скупки, пользующейся славой, где можно по-быстрому, без лишних хлопот обменять камни на деньги, и наоборот, Ник вышел из машины.
  -Сидите, я скоро, - бросил спутникам, скрылся за дверью.
  В магазине царил полумрак. За прилавком, вяло, перелистывая газету, топталась продавец. Кассирша на кассе дремала, склонив голову, а охранник созерцал потолок, самозабвенно и с упоением ковыряя при этом пальцем в носу. Увидев Ника, вошедшего в помещение, все разом встрепенулись. Николай кожей почувствовал на себе горячие взгляды. Так, наверное, ощущает радость жизни кролик, попав в общество трех голодных удавов.
  -Чего изволите? - улыбнулась продавец, молодая еще девчонка, отработанным движением посылая газету в угол. - Интересует что? Цепочки, кольца, браслеты?
  -Мне бы продать, - начал Ник, озираясь по сторонам.
  Девчонка за прилавком приуныла, зато оживилась кассир.
  -Что хотите продать? - спросила так, что Ник почувствовал, как его раздели и оценили одним лишь взглядом.
  -Перстенек вот, - сказал, доставая из кармана рубин. И тут же услышал, как запнулось дыхание у этой полной темноволосой женщины.
  -Сколько хотите за него? - хрипловатым голосом произнесла та, не сводя глаз с камня.
  -А сколько дадите? - взгляды встретились, теперь в ее взоре боролись алчность и страх. Некоторое время смотрели друг на друга, словно играли в гляделки. - А документы у вас на него есть? - внезапно, безо всякой причины спросила властным взглядом.
  Встрепенулся охранник. Победил страх, подумал Ник. Вздохнул, спрятал перстень, побрел к выходу.
  -Ходят тут всякие, понимаешь... - раздалось в спину.
  -А потом штаны пропадают, - закончил за нее Ник, толкая дверь. Та поддалась с трудом, Николай поднажал сильнее. С той стороны кто-то ойкнул и отлетел. Дверь распахнулась.
  Зажмурившись от июльского солнца, Ник поймал вопросительные взгляды Пола и Алайны, развел руками. Они объездили все ювелирные конторы в городе и не смогли продать камень. Что теперь делать?
  -Продаем, покупаем? - кто-то задышал в ухо. Николай резко развернулся. Черт, откуда он взялся? Прямо перед ним возник белобрысый парень с бегающими глазами и вытянутым лицом, покрытым оспинами. На таксу похож, автоматически отметил Ник, и усомнился в правильности выводов, такса мужского пола - такс?
  -Если продаем - выгодно куплю, если покупаем - дешево продам, - вновь зарядил парень свою пластинку.
  -Ага, - поддакнул Ник, - ты продашь, потом всю жизнь икать буду. Нет.
  И направился к машине.
  -Я слышал краем уха, будто вы хотите продать желтый камень, ориентировочно рубин, не ошибаюсь? - прищурился потенциальный покупатель.
  -Однако и уши у тебя, - пробормотал Николай, - откуда инфо?
  -Вы своим перстнем переполошили весь город, - пожал плечами тот, - мой хозяин хотел бы взглянуть на него.
  -Нет, - вновь отрезал Ник, отвернувшись, неожиданно уперся в Пола.
  -Оп-ля... ты чего вылез? - спросил Николай.
  -Что-то намечается? - одновременно с ним спросил Ланс, стрельнул глазами в сторону дилера.
  -Мы уже поговорили, - сказал Ник.
  -Ваш друг очень прямолинеен, - заметил белобрысый, обращаясь теперь уже к Полу.
  -Что есть, то есть, - осклабился тот, - продаем?
  -Я думаю, вы продаете, а я покупаю, - заметил "такс", - разве нет?
  -Никогда не отказываюсь от выгодной сделки, - улыбнулся еще шире Пол, - сколько?
  -Подожди, - потянул его за рукав Ник, - что ты делаешь?
  -Пытаюсь продать камень, Ник, - ответил Ланс, - кстати, ты пытался сделать это все утро, может, я попробую?
  -Мы не можем продать ему перстень, - зашипел Николай.
  -Почему? - спросили в один голос блондин и Пол. Ага, спелись уже, голубчики.
  Ник улыбнулся одними губами дилеру:
  -Одну минутку, ладно?
  Тот театрально взмахнул руками:
  -Да ради бога, я подожду. Главное, чтобы дело сделалось.
  -Что ты делаешь? - вновь задал Полу вопрос Николай.
  -А что он делает? - спросила подошедшая Алайна.
  -Я нашел покупателя, незабвенная, - пояснил Ланс, - а Ник портит сделку.
  -Зачем? - удивилась та.
  -Да потому что, нас по любому кинут, - принялся объяснять Ник, - либо подсунут "куклу", либо пустят пулю в лоб и закатают под асфальт. Никогда не имейте дело с уличными торговцами, они вас точно поимеют! Вы про организованную преступность слышали, что-нибудь?
  -Ой, вот только втирать нам не надо? - сказал Пол.
  А может не настройки сбились, подумал Николай, а он по жизни так изъясняется?
  -Он таки спрашивает, слышали ли мы про организованную преступность, - внезапно в голосе Ланселота прорезался одесский акцент. - И кого спрашивает? Алайну, что состоит в Гильдии воров, или меня, слышишь, незабвенная, меня, почетного члена Синдиката убийц. Ты ничего не попутал?
  Ник молча смотрел на них, переводя взгляд с одного на другого. Нет, настройки здесь не причем - профессиональный жаргон бандюков ни с чем не спутаешь. И умудрились они с Танюхой влезть в это дело?
  -Членские взносы мы платим регулярно, - продолжал Ланс, - так что не запугивай.
  -Кинут нас, - выдохнул, наконец, Ник, - что бы вы тут не расписывали.
  -Конечно, кинут! - радостно кивнул Пол. - Да я бы и сам тебя с удовольствием кинул, но...- обнял коллег за плечи, нагнул головы в круг. Из речи пропал одесский говор, произнес другим тоном:
  -Конечно, он собирается нас надуть. Думаешь, я только у тебя в мозгах читать могу? Но прелесть в том, что это мы его киданем, пользуясь твоей терминологией!
  -Как это? - удивился Ник.
  -Комплементарно, Кваксон, - подмигнул Пол. - Вы не поверите, но у него на самом деле есть деньги! Только он еще не решил, дать нам половину фальшивками, или вообще ничего не давать.
  -Деньги с собой?- встрепенулся Николай.
  -Н-да, - посмотрел на него Ланс, - он может и идиот, но не настолько же!
  -Тогда, начнет ныть, что "бабки" у него дома. Или у приятеля, нам придется туда ехать...
  -И поедем! - перехватил инициативу Пол, - а вот там уже сориентируемся по обстоятельствам.
  Ник вздохнул.
  -Я, конечно, понимаю, что вы ребята крутые и все такое, но только у себя на родине. А у нас есть такие штучки, начальная скорость вылета пули из которых, достигает 900м/с. Ты умеешь двигаться быстрее?
  -Ник, Ник, успокойся, - положил ему руку на плечо Ланс, - никто не собирается лезть под пули. Но мы тоже не лаптем щи хлебаем. Алайна, дите высокоразвитых технологий. Я - последний из воинов Большого Конвоя. Да мы вдвоем с ней можем перевернуть твой городок с ног на голову, и заметь, еще до обеда. А нас трое! Усек?
  -Что ты меня успокаиваешь?! - вспылил Николай. - Думаешь, я труса праздную? Да я вас хочу уберечь от неприятностей.
  -А мы как раз хотим нарваться, - злорадно, потирая руки, произнес Пол, в глазах загорелись нездоровые огоньки. -Повеселимся?
  Алайна согласно кивнула. Николай немного подумал, а-а, катись оно все в черную дыру. Он честно пытался отговорить от бездумного поступка. Но у иномирян, похоже, мозги повернуты только в сторону драки. Или местный геомагнитный фон так на них действует?
  -Ладно, попробуем надрать тыл системе. Но если нас потом спросят, а нас обязательно кто-нибудь да спросит, знайте - я был против!
  -Мертвые не кусаются, - ухмыльнулся Пол, - да шутю я, шутю, - поспешно добавил, видя, как напрягся Николай.
  -Любезнейший! - вскинул руку Ланс, пошевелил пальцами в воздухе. - Не могли бы подойти к нам?
  Белобрысый тотчас же материализовался возле них.
  -Сколько вы готовы выложить за камень? - взял быка за рога Пол.
  -Дозволено ли мне взглянуть на него? - вежливо поинтересовался блондин, щурясь от солнца.
  -О, несомненно, - расшаркался Ланс и обернулся к Нику, - покажи перстень.
  -Только не здесь, - мрачно покачал головой Ник.
  -Вы абсолютно правы, - неожиданно поддержал дилер, - мы смотримся несколько старомодно, пытаясь провернуть сделку возле дверей магазина. Что скажете, если предложу расположиться в салоне моего автомобиля?
  -Херня! - сказал Ник.
  -Замечательно! - сказал Пол.
  -Значит, решено, - белобрысый коротко свистнул. Тут же, из-за угла медленно выплыл белоснежный кузов шестисотого "мерса" и покатил к ним. Помимо водителя в машине находилось еще двое. Все трое в надвинутых на глаза кепках, с квадратными подбородками и пустыми глазами.
  -Не-ет, - решительно сказал Николай, - не полезу я в эту..гхм, нечто я одичал что ли?
  Небрежным движением пальца "такс" указал обоим громилам на дверцу. Когда те нехотя покинули салон, машина подпрыгнула на рессорах. Качки отошли в сторону, закурили, но глаз с хозяина не спускали.
  -Шикарное авто, - промурлыкала Алайна.
  -Мне больше БМВ 7-ой серии нравится, но как говорится - noblesse oblige, - вздохнул парень. - Кстати, - обратился к ним, - мое погоняло Батон, могу узнать ваши?
  -Васька Куралесов, - автоматически вырвалось у Николая, - меня вся Тарасовка знает.
  Батон молча проглотил пилюлю, выжидающе посмотрел на его спутников.
  -Плотник, - сказал Пол, видя недоумевающий взгляд криминального дельца, пояснил, - бью всего два раза. Один раз в лоб, второй - в крышку гроба.
  -Лиса, - представилась Алайна и улыбнулась. Но почему-то от ее улыбки у Ника побежали мурашки по спине.
  -Отлично, прошу, - Батон распахнул заднюю дверь машины.
  Не успел Николай и глазом моргнуть, как Ланс юркнул на сиденье. Следом уселся Батон, и Нику ничего не оставалось, как сесть третьим. Алайна заняла место рядом с водителем.
  Батон неуловимым движением достал из кармана ювелирную лупу, вставил в правый глаз. Теперь стал похож на циклопа, подумал Ник. Циклоп выжидательно уставился на него. Чего?
  -Ах, да, камень, - спохватился Николай, осторожно достал рубин.
  Батон включил в салоне свет, принялся с видом знатока драгоценностей, скрупулезно созерцать камень.
  -Ну, - не выдержал минут через пять Ник.
  -Так сколько? - одновременно с ним спросил Пол.
  -Д-да, - мечтательно произнес парень, снимая лупу, кося глазом на камешек, - редкая вещица! - даже причмокнул от удовольствия.
  -Не тяните кота, уважаемый - встряла Алайна, - сколько?
  -Ну... с учетом отделки (не совсем качественно, надо сказать выдержана обработка граней)... да и камешек мутноват слегка, - набивал цену Батон, - э-э, двенадцать, - выдохнул, наконец.
  -Двадцать, - отрезал Ник.
  -Пятнадцать, - поднял Батон.
  -Двадцать, - гнул свое Николай.
  -Больше 15 не могу, - вздохнул дилер, развел руками ,- увы.
  -Предлагаю остановиться на 18, - сказал Ланс.
  -17, - видно Батон забыл, о том, что у него нет больше денег.
  -17,5, - внесла свою лепту Алайна.
  -Предлагаю прислушаться к мнению дамы, - улыбнулся Пол.
  -Да, - вновь протянул хозяин "мерса", - послушай, женщину и сделай наоборот.
  -А потом подумай, и сделай как сказала женщина! - жестко осадила блондинка.
  -Хорошо, - хлопнул он в ладоши, - 17,5.
  -Деньги? - протянул руку Ланс, улыбаясь во все зубы.
  -Господа... вы меня обижаете. С такой суммой, согласен, незначительной, но все же, да по городу? Знаете, сколько вокруг жулья? Денег у меня с собой нет...
  -А я что говорил? - язвительно бросил Николай Полу.
  -...но они есть у моего босса, - закончил фразу Батон.
  -Который живет...? - продолжила Алайна
  -...за городом, - улыбнулся остроконечным лицом владелец машины. - Его утомляет городская суета. Опять же к природе ближе...
  -А вокруг скотомогильники...- вновь встрял Николай.
  -Да что же такое! - возмутился Батон.
  -В самом деле, Ник, сколько можно? - сказала Алайна.
  -Васька просто перенапрягся, - заметил Пол, сердито глянув на Николая.
  -Какой я тебе Васька...- начал было Ник, но спохватился, сам же назвался... - Василий Николаевич! - вывернулся кое-как.
  -Василий Николаевич, не бузи, - заткнул его Пол. - Поедем к шефу? - спросил Батона.
  -Если так сильно горит...
  -Сильно!
  -Тогда поедем. Но боюсь, в одной машине не уместимся.
  -Я на своей поеду, - буркнул Ник.
  -Все равно много.
  -Тогда пересади одного своего бугая к Вась... к Василию Николаевичу?
  -Нет, - отрезал Ник, - пусть пешком топает, - с этими словам полез из машины.
  -Тайм-аут, - сложила ладони буквой "Т" Алайна, выпорхнула вслед за Николаем.
  -Он у вас всегда такой? - спросил Батон Ланса.
  -Через раз, - спокойно ответил тот, - и "раз", когда он белый и пушистый, был вчера.
  
  .........................................................................................................
  
  -Ты чего распетушился? - спросила Алайна Ника.
  Николай уже завел "шаху", пристегивал ремень безопасности.
  -Нормально, - буркнул в ответ.
  -Все идет не так, как представлял? - поинтересовалась блондинка. - Не чувствуешь себя хозяином ситуации?
  Ник подумал и кивнул:
  -Сами в петлю лезем.
  -Никки, успокойся. Просто игра перешла на качественно иной уровень. Позволь нам с Полом взять бразды правления в свои руки? Поверь, мы проворачивали и не такие аферы.
  -Ладно... Слушай, а ты и впрямь Лиса? - спросил, улыбаясь.
  -А ты и впрямь Васька Куларесов?
  Оба рассмеялись.
  -Ладно, черт с вами, валяйте, - расслабился Николай. - Но если спросят...
  -Да- да, ты был против.
  -Именно! - еще шире улыбнулся Николай.
  -Я буду поддерживать с тобой ментальный контакт, - бросила Алайна, отваливая от борта машины.
  -Стой, - спохватился Ник, собравшись вылезти, но забыл про ремень безопасности, запутавшись в нем, чертыхнулся.
  -Что еще, мы же все обсудили? - остановилась блондинка.
  -Да я не об этом. Я о ментальном контакте, будь он не ладен.
  -А что о нем? - удивилась Алайна. - Я буду передавать, какой дорогой едем, как развиваются события и остальную информацию...
  -Погоди, - становил ее Ник, - упустила один момент. Это вы можете шарить у меня в голове, а не я у вас!
  -Ох-х, - выдохнула Алайна, - ты прав!
  Задумалась на несколько секунд.
  -Заметано, - приняла решение. - Пол сказал, чтобы я ехала с тобой. Он будет передавать через меня.
  -А не рискованно оставлять его с тремя качками? - забеспокоился Ник.
  -Я тебе так скажу, - ответила Алайна, - однажды он в одиночку забрел в логово оборотней, что в Кенском Лесу. Так вот потом, не только об этих оборотнях, но и о лесе никто не слышал... А лес был велик, очень велик...
  -Он их что, съел? - поразился Ник.
  -С него может статься. Мы едем или нет?
  -Едем, едем, - взмахнул рукой Николай, указывая Алайне на кресло, рядом с водительским, - карета подана!
  -И вновь неустрашимый герой отправляется в неизвестность для схватки с врагом. Трепещите отбросы общества! К вам идет, смерть! - ни с того, ни с сего вдруг произнесла Алайна. Заметила недоумевающее лицо Ника, подмигнула и промурлыкала:
  -Пол начал репортаж.
  -О, боги, - простонал Николай, возводя глаза к крыше, включая первую передачу, - дайте мне силы пережить этот день...
  
  .......................................................................................................
  
  -... и огромные летучие мыши будут стонать ночами, оплакивая жалкую участь мерзких недоносков, рискнувших бросить вызов повелителю драконов...
  -Алайна! - взмолился Ник, - перестань. Я уже 30 минут слушаю эту ересь, скоро взорвусь!
  -По-моему неплохо, - пожала плечами Алайна, - я всегда утверждала, что у Пола талант плести словесные кружева.
  -Ланс, как и мышьяк - полезен лишь в малых дозах, - буркнул Ник, принимая вправо.
  Они уже давно выехали из города и неслись по Аксарайской трассе. "Мерс" пару раз пытался оторваться, но Алайна умело корректировала Николая. Тот, меняя направления, вскоре догонял венец производства немецкого концерна в лице "шестисотого". Скорее всего, Батон просто выпендривался, камень то был у Ника. Алайна всю дорогу трещала как угорелая, передавая самодовольные мысли Пола, чем ужасно нервировала водителя.
  Ник даже пытался включить радио, но и это не помогло.
  -Этот парень не умрет в своей постели, - заметил, прорываясь сквозь очередную словесную тираду, - и на эшафоте будет юродствовать.
  -Эх, Ник, знал бы, сколько эшафотов за его спиной осталось пустыми, благодаря языку, - вздохнула Алайна.
  -Приглянулся Смерти? - усмехнулся Ник. - Старушка без ума от льстивых комплементов?
  -Морре? Нет, проще - он сам Смерть, - серьезно произнесла блондинка.
  А Ник от изумления не нашелся, что ответить. Несколько минут ехали молча. Николай украдкой покосился на Алайну, но так и не решился задать вопрос.
  -Ну, что? - улыбнулась та. - Спрашивай, не терзай меня.
  Ник смутился:
  -Откуда знаешь, что спросить хочу? Может, просто любуюсь красивой женщиной?
  -За комплемент спасибо, но меня не проведешь.
  -Да не за что, - хмыкнул Ник, - просто констатирую факт. Если бы выглядела неважнецки, так бы и сказал.
  -От темы не уходи. Я все равно прочла вопрос, так что формулируй.
  -Но, если ты его знаешь, может, нет надобности говорить?
  -Э, не-ет, - покачала головой Алайна, - ты должен отвечать за свои слова. И потом, может, я неправильно поняла?
  -Ладно, - решился Ник, - я хотел спросить: какая ты? Имею в виду какая на самом деле? Все остальные более или менее понятны, а вот с тобой теряюсь. То ты ведешь себя как капризный ребенок, то выдвигаешь заумные тезисы, что кажется, прожила длинную жизнь. То разглагольствуешь о неземных критериях, словно умудренный годами профессор. Кто ты из них? Какая из масок настоящая?
  -Ну, Ник... ты и выдал, - качнулась в изумлении блондинка. - Во-первых, я женщина, и все смены поведения - просто зов природы. Я абсолютно не пытаюсь что-то скрыть, прячась под вуаль. Я такая, какая есть, просто пойми и прими это.
  -Что-то в этом роде и ожидал, - пробормотал Ник.
  -Что касается остальных... не знаю, не знаю. Мы знакомы с тобой всего второй день. А с ними я уже около 4-х стандартных лет. И знаешь, до сих пор они мне кажутся загадкой. Каждый так многоплановен и по-своему загадочен, что ни одна из характеристик просто не подходит. А ты "понятны", - передразнила.
  -Да проще простого, - откликнулся Ник, - поживешь немного с Танюхой, скоро сам научишься разбираться во всех тонкостях человеческой души, не хуже дедушки Фрейда.
  -Ваш Дюк, например, вылитый флегматик - сильный и уравновешенный человек. Отличается медлительностью, редко выходит из этого состояния. Это привлекает к нему окружающих. Мимика не выразительная, преобладает спокойное, ровное настроение. Чувства и настроение обычно отличаются постоянством. Задания выполняет медленно, но обстоятельно.
  -Да, - улыбнулась Алайна, - почти такой, как ты описал.
  -Пол - врожденный холерик, сильный, неуравновешенный и подвижный тип. Для него характерна склонность работать рывками, неумение сдерживать себя, вспыльчивость, раздражительность, агрессивность. В деле, которое его заинтересовало, может проявить большое упорство. Пожалуй, чересчур энергичен, решителен, инициативен. Во взаимоотношениях общителен, мнения свои высказывает смело, при вынужденном ожидании проявляет нетерпение открыто. Обидчив, но обида проходит быстро.
  -Точно! - захохотала блондинка. - А Мейс?
  -Ну, Мейс, это вообще отдельная песня. Судя по ней, ярко выраженный сангвиник. Сильный, уравновешенный, подвижный человек. Достаточно владеющая собой женщина. Во взаимоотношениях доброжелательна. Быстро реагирует на замечания, легко осваивается в любой обстановке, предпочитает подвижную работу, не любит однообразия. Стремится к смене впечатлений, отзывчива. Эмоции - преимущественно положительные - быстро возникают и быстро сменяются. Сравнительно легко переживает неудачи.
  -Угадал, - замурлыкала Алайна.
  -Что касается Кента, - Ник поморщился, - не знаю, стоит ли его относить к людям? Но если только предположить такую возможность, то типичный представитель меланхолического склада. Малоподвижный тип. Выражены замедленность движений и речи, сдержанность мимики. Обычно замкнут в себе и малообщителен. Очень медленно и болезненно осваивается в новой обстановке. В привычной обстановке это большой труженик, исполнительный работник.
  -А вот с тобой вышла заминка, но похоже, ты ярчайший набор всех вышеперечисленных качеств, нежели что-то одно.
  -Ты раскрыл только внешние параметры, - улыбнулась Алайна, - но зачастую, оболочка и содержимое - не одно и то же. Что ты можешь знать о наших глубинных переживаниях? Ни-че-го. Хотя, в моем случае, угадал.
  Яркое солнце светило так ярко, что Николай опустил солнцезащитные козырьки. Асфальт плавился по всей дороге.
  -Через двести метров съезд с дороги, не пропусти, - подсказала Нику напарница.
  -Эх, - выдохнул он, перекладывая усилия на руль, выжал сцепление, заскользил на нейтрали.
  -Вот, - указала Алайна, - по левому борту.
  -Ага, вижу, - Николай, включив, левый поворотник, устремился по едва видимой колее, сквозь камыши. Узкая тропа петляла, как след пьяного зайца в полнолуние.
  -Не нравится мне все это, - сказал Ник, - забрались, черт знает куда.
  -Не поминай всуе, - строго заметила девушка.
  -Что, вот так возьмет и выпрыгнет? - поинтересовался он.
  -Отсталый вы народ, - вздохнула Алайна.
  -Да, - радостно кивнул Ник, - мы такие. Дикие, но симпатишные-е-е.
  -Подъезжаем, - рассмеялась блондинка, - приготовься.
  -Да я как полковник Васин - на все согласен.
  Камыши внезапно расступились, "шестерка" выкатила на асфальтовое покрытие. Дорогой это трудно назвать. Заасфальтированный участок простираетя в обе стороны метров на сто, являя собой улицу, вдоль которой расположились дома, да нет, дворцы - один краше другого. Все покрытые металлочерепицей, готические башни устремлены вверх, покатые крыши ниспадают причудливыми волнами, а стены замков увиты виноградом.
  -Ух, ты, - выдохнул Ник, - живут же нищие...
  -Нам туда, - указала Алайна на сиротливо плетущийся по улице "мерседес". Ник тут же пристроился в хвост.
  Вскоре остановились около третьего с края дома. Входные ворота распахнулись, беззвучно приглашая внутрь. "Мерс" въехал беззвучно, прокатился несколько метров, мигнул фарами и встал. По привычке, спрятав лицо от камеры, висевшей тут же, на одном из столбов, Ник, рывком подал машину и лихо затормозил в нескольких сантиметрах от кормы белоснежного красавца.
  -Поставил бы рядом, - сказала Алайна.
  -Ну, уж дудки, - отмахнулся Николай, - когда будем рвать когти, хочу иметь преимущество в первенстве выезда из ворот.
  -Да ты стратег, Василий Николаевич, - хлопнула по плечу Алайна, вылезая из машины. Вновь повозившись с ремнем безопасности, Николай, кряхтя, выкарабкался и поспешил к ней.
  Батон, Пол и подошедшая к ним Алайна, с изумлением смотрели на что-то внутри салона "Мерседеса" через распахнутую дверь.
  -Не угонят? - спросил Ник, подходя к ним, поигрывая брелком на пальце, - я на сигнализацию ставить не стал.
  Батон отрешенно посмотрел на него, перевел взгляд внутрь машины. Заинтригованный Николай тоже глянул. На заднем сиденье храпели в обнимку два бугая-телохранителя.
  -Сморило ребят, - хохотнул Ник, - вот тебе и новое поколение. "Пепси" перепили?
  -Сам не знаю, что с ними, - недоумевал Батон, переводя взгляды с Ланса на своих орлов, - первый раз такое, главное не добудишься ведь!
  -И я что-то не разберусь, - прекрасно играл изумление Пол, - всю дорогу прижимались, прижимались ко мне. Я уж думал, заигрывают, а оказывается, спать укладывались.
  Ой, ли? Ник внимательно посмотрел на него. Немного зная Пола, можно смело предполагать, проделки - его рук дело. Поймав взгляд, Ланс еле заметно подмигнул, отвел взор.
  -Шансы немного уровнялись, не так ли? - выдохнула в ухо Алайна.
  -Да-а, - протянул Ник, почесывая затылок и адресуя фразу сразу всем. - Что делать будем? Торговаться на солнце, или все-таки в дом зайдем?
  -Да-да, - засуетился Батон, - пойдемте внутрь.
  Его глаза зацепились на Нике:
  -Камень с собой?
  Тот хлопнул по карману:
  -Он всегда со мной, чего не скажешь о твоих деньгах.
  -Деньги будут, - ощерился белобрысый, - уж этого добра навалом, - направляясь к двери.
  -Чего тогда жался из-за пяти штук? - крикнул вдогонку Ник.
  -Не гони, - проговорила Алайна, цепляя за руку Николая, устремившегося за хорьком, - куда помчался?
  -Хочу поскорее закончить этот фарс.
  -Чего разошелся? То силой не загонишь, то бежишь чуть ли не первый. Что случилось?
  -А мне нравится дергать тигра за усы, - усмехнулся Ник.
  -Ну-ну, - покачала головой блондинка, - имей в виду, дома еще пятеро.
  -Разберемся, - небрежно ответил Ник, - нам с Полом по двое, тебе одного на заглоточку.
  -Обижаешь, начальник, - фыркнула Алайна, - делить будем поровну, а не по-братски. Хотя...- на секунду задумалась, - действительно, пошли вперед, а там разберемся.
  -Мой любимый девиз, - осклабился Ник и предложил ей руку, согнутую в локте, - прошу графиня.
  Пол с Батоном, проходя в дом, оставили дверь открытой. Ник сначала осторожно заглянул, взору представился шикарный холл. Полы блестят мрамором. Огромные бронзовые светильники горят на идеально ровных стенах. Народа нигде не видать. Голоса раздаются откуда-то слева. Уверенно протопав через холл, Ник, наугад ткнул первую попавшуюся двухстворчатую дверь, и очутился в еще большем зале. Посередине комнаты дорогущая кожаная мебель, в одном из кресел уже сидит Пол, небрежно водрузив ноги на ажурный столик. В дальнем углу комнаты горит камин. Странно, но в доме не ощущается жары. Сплиты хорошие стоят, или толщина стен не позволяет зною пробираться внутрь, подумал Ник.
  Они с Алайной расположились напротив Ланса, на широком диване. Батон топтался у других дверей.
  -Ну и где деньги, уважаемый? - протянул Пол, обращаясь к хозяину дома, - у нас еще дела.
  -Хозяин сейчас спустится, - усмехнулся тот.
  -Приготовься, - одними губами прошептала вдруг Алайна. Ник внутренне напрягся, но все равно не успел вовремя отреагировать.
  В комнату стремглав ворвались несколько человек в масках на головах и с оружием.
  -Э-э-э, - возмущенно сказал Ник, пытаясь привстать, - что за шутки?!
  И тут же получил удар пистолетом по голове.
  -Команды базарить не было, - произнес, вставший за ним, громила.
  Николай рухнул на диван. Почувствовал, как по затылку потекла кровь. Голова жутко затрещала. Только утром Мейс подлечила, и вот тебе. Да что же это такое?!
  -Он мой, - прошептал, превознемогая боль.
  Пол развел руками, забирай хоть всех, улыбнулся. Охранники окружили троицу и застыли, с наведенными стволами. Ровно пятеро, Алайна не ошиблась, да плюс Батон. У двоих стволы с глушителями.
  -В чем дело, уважаемый? - вежливо осведомился Ланс у хозяина дачи. То, что мифического босса не видать как своих ушей, уже ясно. Хотя, наверное, один Ник до сих пор еще уверен в его существовании. Также ясно, что если не предпримут никаких мер, то очень скоро их вынесут из дома вперед ногами. А может - не вынесут, прямо в подвале и закопают.
  -Я подумал, а на кой вам деньги, таким орлам? Птицам деньги не нужны, - ощерился белобрысый, подходя ближе. Но остановился все-таки на достаточном расстоянии. - Я хочу получить камень, и немедленно, - в голосе зазвучали железные ноты.
  -Так возьми, - бросил Ник, потирая шею. Ладонь намокла от крови.
  -Ответ неверный, - сказал Батон, бросил взгляд на того, что стоял за спиной у Николая. Холуй моментально среагировал, сунул стволом в шею.
  -Ты не слышал, что сказал босс?! Достал камень и передал мне, быстро!
  -А если... - начала Алайна.
  -Заберем у ваших трупов, хотя возиться в крови мне лично претит. Но ребята не такие брезгливые. Камень!
  -Босс, - окликнул Батона один из боевиков, что стоял в стороне, - может, бабенку употребим по назначению? Хороша ведь, стерва.
  -А этот мой, - прошептала Алайна.
  -Может быть, может быть, - задумчиво гладя свой подбородок, бросил Батон. - Так что с камнем?
  -Что, даже торговаться не будешь? - весело спросил Пол.
  У белобрысого вопросительно поднялись брови.
  -Торговаться? С вами? - он опешил от наглости. - Я с трупами не торгуюсь.
  -Слышь, Калач, может, так договоримся? - спросил Николай. - Ты нас не видел, мы тебя. Хрен с ним, с камнем, убивать то зачем?
  -Ты знаешь, сколько стоит ваш камешек в номинале? - прищурился Батон. - Четверть миллиона зеленью. Да за такие деньги я вас самолично удушу. Тем более, птички вы залетные, справки успел навести, искать никто не будет. Ты вроде местный, а вот эти, - указал на спутников Николая, - точно не отсюда.
  -Ну а все-таки? - продолжал свою игру Пол.
  -Да что вы мне можете еще предложить?
  -Ваши жизни в обмен на 40 штук баксов (с учетом вновь открывшихся обстоятельств), я ведь правильно сосчитал?
  Взгляд дилера моментально стал пронзительный.
  -Откуда знаешь...?
  -И понятия не имею, как они могли оказаться в небольшом черном кейсе, с кодовым замком Љ 416577, стоящим на стеллаже за книгами в...
  -Довольно, - взвизгнул Батон, - кончайте их, чего уши развесили, - заорал гориллам.
  -А вот теперь начали, - бросила Алайна, накинув капюшон комбинезона, растворилась в воздухе. Ошеломленный Ник все еще пятился на то место, где она только что была. Но вторая половина дивана оказалась пуста, лишь вмятые подушки, указывали на ее недавнее присутствие.
  В ту же секунду щелкнули затворы, Пол в мгновение ока перевернулся на руках назад. Взвился в свечке и ногами обхватил шею стоящего за ним охранника. У Ника отвалилась челюсть, елки-палки, люди не могут так быстро двигаться. Он и глазом то не успел моргнуть за это время.
  -Не спи! - рявкнула над ухом Алайна, Ник почувствовал сильный толчок в бок. Его буквально ураганом смело с дивана. В ту же секунду прозвучал выстрел. Пуля, предназначенная Николаю, разбила вдребезги журнальный столик, осколки веером брызнули во все стороны.
  Очутившись на полу, Ник, мгновенно сориентировавшись, крутанул вертушку, валя наземь того, который стрелял. Откатился за диван, краем глаза замечая, как Алайна наносила точные удары по одному из бандитов. Капюшон откинут, блондинка вновь стала видимой.
  -Один готов! - радостно прозвучал голос Пола.
  Поваленный на пол Ником охранник, начал подниматься, нащупывая руками выпавший пистолет. Ник, перекатившись через себя, очутился рядом с ним, рефлекторно ударом ладони в область сердца нанес удар. Пальцы автоматически сложились в хитрую комбинацию, глаза определили заветную точку - и все, нет человека... У поверженного горлом пошла кровь. Не жилец, пронеслось в голове. Заметив еще одного, оббегавшего диван и палящего по нему из ствола, Ник прыжком добрался до валявшегося ствола.
  Пули взвизгивали рядом с ним, выбивая длинные искры из мраморного пола, рикошетили во все стороны. Изогнувшись в прыжке, Ник нажал на курок. Мчащийся на него в маске мужик, поперхнулся, начал заваливаться на диван. Не долго думая, Ник выпустил всю обойму. Тот хрюкнул, перевалившись через спинку дивана, со всего размаха, грохнулся на остов столика. Торчавшие стекла вошли в него, как нож в масло. Еще один фонтан крови оросил дорогую обивку дивана.
  -Ай-я-яй, - донесся до него голос Ланса, бьющий через край весельем, - какую вещь испортил. Испачкал всю мебель. Батон тебе этого не простит, да, Батон?
  Ник выглянул из-под спинки и увидел, как Пол хорошо поставленным чедан-кеками, толчковым ударом в промежность, заставил одного из бандитов взвыть от боли и рухнуть на колени. Не давая опуститься телу, Ланс как-то непринужденно и неуловимо свернул тому шею.
  -Второй готов, - возвестил он, - ты как? - спросил у Ника.
  Николай прислушался к ощущениям: пока ничего, сердце работает, как хорошо отлаженный мотор, слюноотделение в норме, анализ воспринимаемой информации адекватен реальной действительности.
  Тем, кто сам это не испытал, объяснить довольно сложно. Нормальный человек при убийстве себе подобного в первый раз впадает в самый настоящий ступор.
  Ступор - вполне обычная реакция нормального человека на ненормальное дело своих рук. Если ты выжил в такой ситуации, во второй раз уже не будешь падать на колени возле убитого, а будешь действовать, потому что ты уже опытный убийца. Но когда приходится убивать после довольно долгого временного промежутка, сознание, бывает, взбрыкивает, несмотря на большой опыт и хорошую подготовку...
  -Нормально, - хрипло ответил Николай, поднялся с колен, отряхнулся. - Нормально, мля...
  -Ну, что же ты, Батон? - укоризненно покачал головой Пол, направляясь к замершему от страха хозяину дома. Все происходившее не укладывалось для того, ни в какие рамки. Прошло буквально десять секунд, а на полу в гостиной валяются 4 трупа. Да еще не те!
  -Тебе предлагали по-хорошему договориться, поторговаться. А ты? И главное, какое дельное предложение тебе сделали. Не-а, не понимают у вас выгоды.
  Ник слегка развернулся направо. Алайна веселилась во всю. Ее противник, давно уже обезоруженный, стоял как кукла с окровавленным лицом, качаясь из стороны в сторону под ударами.
  -Помочь? - кашлянул Ник.
  -Только попробуй, - весело огрызнулась валькирия.
  -Как хочешь, - вздохнул Николай, грузно опустился в кресло.
  Батон, дико вереща, кинулся из комнаты. Пол все так же, пружинящей походкой, шел следом за ним.
  -А тебе? - бросил Ник Лансу. Тот встал на месте.
  -Ты хочешь испортить мне настроение? - густые брови поползли вверх.
  -Да нет, что ты, - проговорил Николай. - Веселье только началось, не так ли?
  -Естес-снно, - откликнулся Ланселот, - расслабься. Вон винца хлебни, - кивнул на каминную полку, где действительно стоял ряд разноцветных бутылок.
  -Я за рулем, - автоматически сказал Ник.
  -Да? Тогда порули... - и скрылся за дверью.
  Николай осмотрелся. Позади валяется два трупа с неестественно вывернутыми шеями (Ланс поработал), один лежит в луже собственной крови ничком на полу (его работа). Еще один, нанизанный на остатки столика, как гигантский нетопырь на булавку, изумленно заглядывал Николаю в глаза (тоже он постарался). Ник взглянул на свои руки, с отвращением заметил, что до сих пор сжимает пистолет. Докатился, вздохнул он. Боевая машина смерти по имени Ник Горнов вернулся! Давал ведь слово, так его и разэдак!
  Нет, конечно, ему приходилось убивать, но одно дело, когда делаешь это на войне. И совсем другое, когда убиваешь между завтраком и обедом, в мирное время. После того случая, в Ханкале, дал себе зарок, не применять больше оружие против людей. А вот и не вышло.
  В сердцах отбросил ствол. Напиться, что ли? А машину вести? - ехидно спросило альтер эго. А людей убивать? - оппонировал сам себе. Да пошли все! Какой день был хороший с утра, естественно после того, как Мейс вывела его из похмелья. Мейс...
  Чувствуя, что еще немного, и он либо загрузится, либо вскипит, решительно развернулся к камину. Зацепил ближайший пузырек (оказалось "Джек Даниельс"), снова упал в кресло. Сделал пару глотков. Начало отпускать.
  Алайна все еще билась со своим противником. Спихнув ногой труп со стола, чтобы не загораживал обзор, Ник с удовольствием принялся следить за поединком, одновременно прикладываясь к виски и комментируя события.
  -Йоко-гери (удар ногой в сторону)... Ну, неплохо, неплохо для девушки...
  -Джодан-чоку-цуки (верхний прямой удар кулаком), переходящий в мае-жиджи-ате (удар локтем вперед)... Очень недурственно получилось у тебя, только больше чувства вкладывай, с оттяжечкой....
  -Коронный маваши-гери и... конечно же нидан-гери (двойной в прыжке)... Замечательно, малыш, где так прыгать научилась?...
  Когда в бутылке оставалось примерно на палец от дна, в комнату вошел сияющий Ланселот.
  -А вот и он, герой дня! - громко поприветствовал всех.
  -А вот и он, больной зуб, - поморщился Ник, пытаясь примостить бутылку на одну из уцелевших ножек стола. Но та, почему-то все время соскальзывала.
  -Э-э, брат, да ты же пьян, - удивленно бросил Пол.
  Николай кивнул, может быть, но совсем чуть-чуть.
  -Не утомилась? - спросил Ланс Алайну проходя мимо, ударом по шее, отключая охранника.
  -Это нечестно! - закричала та. - Он был мой!
  -Он и сейчас твой. Домой заберешь? Ладно, я деньги принес, - потряс чемоданчиком.
  -Ух, ты, - сразу оживилась блондинка, - а сколько там?
  -Батон где? - качнулся вперед Ник и икнул.
  -Он что, опять пьян? - удивилась Алайна, присмотревшись к Нику, - когда только успел?
  -Видимо, нам подсунули непросыхающий экземпляр, - весело ответил Ланс.
  -Алкоголь в малых дозах безвреден в любом количестве, - протянул Николай, пытаясь сфокусировать взгляд.
  -Отвечаю по порядку, - сказал Пол, кидая кейс на кресло, - денег удалось изъять ровно половину, 20 тысяч. Остальные видать растащили его ребята, - указал на валяющиеся тела. - Не я один знал тайну черного чемоданчика.
  -Отлично! - хлопнула в ладоши Алайна, - ой, а это много или мало?
  -Достаточно, - заверил ее Ник, - оптимальная цена за пять трупов.
  -Вообще-то их шесть, - смущенно сказал Ланс, - Батон тоже, э-э, немного умер.
  -Тебя это беспокоит? - озабоченно спросила блондинка Николая. - Хочешь об этом поговорить?
  -Знаешь, я как-то не привык убивать по утрам! И не строй из себя Курпатова - не идет.
  -Ты еще скажи, что они пай-мальчикам! - возопил Пол.- Да они нас убили глазом не моргнув, если бы мы не успели сделать это первыми. А если им какие-нибудь растяпы попались? А? Подумай об этом. Вообщем, мы сделали то, что должны сделать. А именно - избавить ваше общество от нехороших homo-в, - Ланс в сердцах пнул ближайшее распростертое на полу тело. - Вопросы есть?
  -Только один. Ты правда съел всех оборотней в Кенском Лесу? - внезапно спросил Николай.
  -Чего? - опешил тот, - причем тут оборотни?
  -Нет, ответь? - не унимался Ник.
  -Делать мне больше нечего, как собак порционировать! - возмутился Пол. - Правда, - добавил через несколько секунд с мечтательной улыбкой, - мясо слегка жестковатое...
  -Значит, сожрал, - подытожил Николай, - не жалко?
  -Нет! - отрезал Ланс. - Они узнали на собственной шкуре смысл поговорки: "с волками жить, по-волчьи выть". И хватит о санитарах леса, ладно?
  -Мальчики, только не ссорьтесь, - вмешалась Алайна, - мы же при деньгах, да и дело провернули, а?
  -Да-а, - протянул Пол, - что было, то было. Жаль, мало повеселились.
  -Знаешь, Пол, - икнул Ник, - у тебя довольно серьезные проблемы с психикой. Я бы посоветовал тебе пройти курс рациональной психотерапии. Мало повеселились - мало людей убили?
  -Он опять? - развел руками Пол. - Знаешь, Алайна, стукни-ка его по кумполу, чтобы эмоции разложились по полочкам, а иначе придется сделать мне. Но тогда - последние мозги вылетят.
  -В самом деле, Ник? - возмутилась валькирия в сером комбинезоне. - Все хорошо кончилось, не начинай заново. А что касается этих, - она, так же как и Ланс ранее, от всей души, приложилась ботинком в бок близлежащего тела, - так и надо, нечего было наезжать. Я правильно употребила это слово?
  Несколько минут висела тишина. Пол молча возился с кодовым замком, усиленно пыхтя, бросая искоса настороженные взгляды в сторону Ника. Тот сидел, понуро повесив голову, а руки задумчиво вращали бутылку. Виски плавно переливалось на донышке.
  -Да ладно, пес с ними, - выговорил наконец, - что сделано, то сделано. Сами первые полезли. А вот если послушали меня, то я бы сказал, что...
  -... был против! - закончили одновременно за него Пол с Алайной и загоготали как сумасшедшие.
  Ник криво усмехнулся:
  -Сме-ш-ш-но, - протянул, и не выдержав, тоже усмехнулся. Видно, своеобразная реакция на случившееся.
  Так смеясь, направились к выходу. Ник по пути узрел за камином столик с пишущей видеоаппаратурой. Молча приложился ногой по центру, вытащил все кассеты, бросил в камин. Пламя, урча протянуло к ним жаркие щупальца, вскоре от видеозаписей остался только пепел. Все также молча, сгреб с каминной полки несколько фирменных бутылок с выпивкой.
  -Не, посмотри на него? - изумился Ланс, - и этот hom все утро ревел, что его спаивают. Каков, а? Ник, не многовато?
  -Я не себе, - обиженно ответил Николай, - вечером ныть будете, да и победу...хм-м... отпраздновать надо. Бегать по ларькам я не собираюсь. Все равно пропадает зазря...
  -О, загадочная душа обитателей заброшенных Измерений, - задумчиво проговорила Алайна, - какая страсть к халяве и выпивке по поводу...
  -А я понимаю - хозяйственность, - саркастически отпустил реплику Пол, пнул входную дверь.
  Июльское солнце встало в зенит. Душным столпом их окутало зыбкое марево, Ник с ужасом заметил, что его начинает развозить.
  -Э-э, брат, ты же совсем кривой, - сказал Пол, обхватывая с одной стороны за плечо. За второе придержала Алайна.
  -Как машину поведешь? - полюбопытствовала она.
  -Ик, не знаю, - признался Николай, - а может, вы тоже умеете хмель снимать, как Мейс? Поводите руками, прочтите пару псалмов и ... "упс" - я уже трезвый?
  -Ты будешь квасить, а я "упс" делать?! - возмутился Ланс. - Я тоже выпить хочу!
  -Да, проблема, - задумалась Алайна.
  -Думай быстрее, - поторопил Ник, - не хватало еще, чтобы мы тут до вечера встали, с чемоданом денег и пятью трупами в доме.
  -Шестью, - поправил Ланс.
  -Чего шестью? - не понял Ник.
  -Шестью трупами, я же сказал, что Батон тоже представился. Разводит теперь, наверное, святых апостолов.
  Ник представил картину, заржал как угорелый. Да так, что еле устоял на ногах.
  -Не-е, хана дело! - подытожил Пол, глядя на беспомощные попытки Николая удержать равновесие, - хоть сам садись за бублик.
  -А что, идея, - вскинула голову Алайна, - сможешь?
  -Делов то, - бросил Пол, уверенно распахивая дверь "мерседеса", - всю дорогу только и смотрел, как они это делают.
  -А почему не на моей? - попытался сфокусировать внимание на происходящем Николай. Но тщетно, глаза и мысли никак не хотели собираться в кучу.
  -Во-первых, сам езди на э-э...тьфу ты, даже слов нет, выразить какая она у тебя. Я до обеда на ней вдоволь накатался, затекло все, - Ланс махнул рукой.
  -Все претензии к господину Каданникову, генеральному директору ВАЗа. Можешь ему письмо написать.
  -Напишу, напишу. Я ему такое напишу, что он у меня ушами свистеть научится, - загадочно пообещал Пол, - это же надо, такие чудовища производить - все скрипит, бренчит, пищит, хрюкает. И пахнет хуже горных троллей! А тесно то, как...
  -А во-вторых? - поинтересовалась Алайна.
  -А во-вторых, - Пол хитро улыбнулся, - тут педалей меньше, - указал на 2 педали "мерса". - Ты у нас умная, поедешь на никовом ТАЗе, там их больше почему- то, а ног у меня всего две.
  -Автоматическая коробка передач, - мотнул головой Ник. - Я с тобой поеду.
  -Решил изменить своей?
  -Всю жизнь мечтал, чтобы меня вытошнило на "мерседесовскую" панель, - сказал Николай, умащивая тело на переднее сидение.
  -Попробуем, - задумчиво сказала Алайна, теребя длинные локоны, - не антиграв, конечно, но разберусь... Ладно, езжайте первыми, я за вами, - она направилась к "шестерке".
  Спустя некоторое время, "жига", взвизгнув покрышками, дернулась с места, оставляя черные полосы на асфальте, вылетела со двора.
  -Она же мне сцепление пожгет! - заорал Ник, дернув, было дверь.
  -Ты к-куда?! - цапнул его за рукав Ланс, - сиди уж, трогаемся. Да, и пристегнись обязательно.
  Ник безвольно откинулся на спинку и на некоторое время вырубился.
  ..................................................................................................................
  
  Спустя некоторое время очнулся, с изумлением уставился в лобовое стекло, пытаясь уловить смысл происходящего.
  -А чего это мы задним ходом двигаемся? - осторожно спросил Пола. - Для конспирации?
  -Вот оно что, - протянул тот, - а я думаю, чего еле ползем? - и резким рывком руля, развернул машину на 180 градусов
  Ник отключился.
  ..................................................................................................................
  
  Ник включился. Машина дергалась. Посмотрел Лансу на ноги.
  -А ты зачем сразу две педали жмешь? - спросил он.
  -Вот оно что, - протянул тот, - а я думаю, чего еле ползем? - и резким движением правой ноги, вдавил педаль газа до упора.
  Ник отключился.
  ..................................................................................................................
  
  Ник включился. И ужаснулся. "Мерседес" несся подобно ракете. Скосил глаза на спидометр. Периодически стрелка билась о правый угол шкалы.
  -Зачем так гонишь? - прокричал Лансу, - левой педалью не пробовал работать?
  -Вот оно что, - удивился тот, ударил левой ногой по педали. Скрип тормозов, за кормой протянулись две дымящиеся черные полосы торможения. Машина рывком встала как вкопанная.
  - ...твою мать, - последнее слово, из вырвавшейся у Ника фразы, совпало с гулким ударом головы о переднюю панель мерса, - ТЫ ЧЕ, ОХ... ЗВЕРЕЛ?!!
  -А я советовал тебе, пристегнись, - ехидно заметил Ланселот, - но куда там, ты же бэтман...
  -ДА Я ТЕБЕ СЕЙЧАС...
  Пол вдавил педаль газа, Ника отбросило на спинку сиденья, он отключился.
  ..................................................................................................................
  
  Ник включился. И в ужасе закричал. Они летели по встречной. Машины так и брызгали врассыпную. Отовсюду неслась ругань, гудки и визг тормозом. Стрелка спидометра словно приклеенная, закрепилась на отметке "150". "150" км/час?! И где? В центре города! В час пик! Господи, как они еще живы, то... Везде же висят ограничители скорости "40"!
  Ник с содроганием взглянул в зеркало заднего вида, ожидая увидеть груды исковеркованного металла, море крови и кучи трупов.
  Лучше бы он это увидел! Потому что обнаруженное сзади, ввергло его в еще больший ужас. Позади них, словно на невидимой привязи, неслась "шестерка"! За рулем разглядел двух улыбающихся Алайн с развевающимися волосами. Судя по выражению лиц, блондинки были счастливы, как никогда.
  Да он сотни не мог выжать на своих дровах. Как?! Как она умудрилась разогнаться до "150"!? Мотору - кирдык, отрешенно пронеслось в голове.
  Чувствуя, что холодный липкий пот проступает по телу, Ник судорожно отвернул первой попавшейся бутылке крышку, отхлебнул прямо из горла. Не помогло. Дрожащим голосом, произнес:
  -Пол, родной, езжай по правой стороне. Я тебя очень прошу...
  -Вот оно что, - изумился тот, - а я смотрю, не то что-то...
  И лихо вывернул руль. "Мерс", не сбавляя скорости, перемахнул через паребрик, с разгону вклинился в нестройный поток машин попутного направления. Точно такой же маневр проделали и Алайны.
  -А можно чуть потише? - взмолился Николай, не переставая прикладываться к горлышку.
  -Можно! - жизнерадостно откликнулся Пол, поворачивая счастливое лицо к Нику, - а зачем?
  Ник отключился.
  ..................................................................................................................
  Ник включился.
  -Слушай, ты точно не била по голове? - раздался изумленный голос Пола.
  -Да нет же, говорю!
  -Чего он тогда не очнется никак? - продолжал наседать Ланс.
  -Откуда я знаю? - возмущенно ответила Алайна. - Твоя, между прочим, идея его напоить.
  -Я посоветовал чуть-чуть, для поднятия духа, - оправдывался Ланселот.
  -То-то у него дух и воспарил. А тело нам осталось, - саркастически заметила блондинка.
  -Ппочему-у сттоим? - проворчал Ник, открывая один глаз.
  -Наконец-то! - всплеснул руками Пол. - Адрес говори, бэтман ты наш.
  -Чей? - не врубился Николай.
  -Да свой же, свой домашний адрес! Мы уже все купили, везти куда?
  -А-а, Планетарская 10, квартира 73.
  Ник отключился.
  ..................................................................................................................
  Ник включился.
  -Приехали! - сказал Пол. - Выматывайся.
  Ник с удивлением отметил, что его слегка отпустило. Выспался, что ли? И тут же вспомнил кошмар, что преследовал всю поездку.
  -Что это было?
  -Где? - спросил Ланс. - Привиделось что?
  -Когда ехали?
  -Ничего, - изумился Ланс, - нормально добрались. Да ты спал всю дорогу, укачало...
  Ник провел рукой по лицу. Приснилось?
  -В душ, только холодный душ спасет гиганта мысли, - забубнил он, принялся вылезать из машины. Однако, не забыв захватить бутылки.
  -Смотри-ка? - удивилась Алайна. - Еле на ногах стоит, а какая тяга...
  -Я на лифте поеду, - буркнул Николай.
  -Да сколько угодно, - ответил Пол, захлопывая дверцу, - тебя подождать на площадке?
  Ник понуро кивнул, направляясь в лифт. В кабинке долго смотрел на кнопочки, никак не мог вспомнить, на какой этаж ему надо. О, на восьмой! Нажал, прислонился лбом к холодной двери кабины. И если бы Ланс не подхватил его, когда створки внезапно раскрылись, наверное, сплющил лицо о бетон.
  -Оп-п, - выдохнул Пол, принимая Николая, - живой? А мы думали, никогда не приедешь.
  -Туда, - кивнул Николай, указывая на дверь квартиры, - я там живу.
  -Ну, звони, - улыбнулся Ланс, пропел, - па-а-аследний гя-ярой.
  -Попрошу без иронии, - с пафосом в голосе ответил Ник, уткнулся лбом в кнопку звонка.
  Дверь резко распахнулась. Теперь уже Алайна рывком ухватила его за шиворот: - К-куда?
  -Что с тобой, Ник? - всплеснула Татьяна, перехватывая за плечи, - ты ранен? Ведь чувствовала же...
  -Прямо в мозг, - отчеканил Пол, пропуская Алайну и захлопывая за собой дверь.
  -В голову? - ужаснулась Таня, принялась осматривать Николая. Тот лишь мычал и тряс головой
  -Да стой же ты, горе луковое!
  -Т-танюха, - выдохнул Ник, - ты зачем мне голову чешешь? У меня, между прочим, спина болит, во-о-от...
  -Снова пьян! - принюхалась Татьяна. - Ну, знаешь, это уже чересчур! Решил в запой уйти? - спросила, одновременно отпуская тело.
  Николай, потеряв опору, съехал по стене, бережно прижимая к груди военные трофеи.
  -Что у вас? - в коридор выглянула Мейс, - помощь нужна?
  -Нам нет, - весело сказал Пол, - а вот Нику, не помешает.
  Мейс с сомнением посмотрела на сидящего, на полу Николая, с глупой улыбкой обнимавшегося с бутылками, перевела глаза на спутников, спросила:
  -До чего туземца довели? Знаете же, что организм недоразвитых челов не способен выдержать такие нагрузки.
  В коридоре повисла тишина.
  -Категорически не согласен, - едва донесся снизу тихий голос Николая. - Если рассматривать только эмпирически...
  -М-да, - потер подбородок Ланс, - вот ты Мейс молчишь, молчишь все время, но если брякнешь...
  И прошел в гостиную. Алайна шагнула, было за ним, но остановилась около рыжей.
  -Между прочим, этот "туземец", как ты выразилась, сегодня жизнью рисковал вместо тебя, дорогуша. И заметь, исключительно по своей воле.
  Татьяна молча подняла Николая, метнула гневный взгляд в сторону Мейс, повела в спальную. Ник как-то сразу сгорбился, тяжело вздыхая, понуро побрел удерживаемый с одной стороны Татьяной, а другой, касаясь стены.
  Таня довела его до постели.
  -Ложись, проспись. Все лучше, чем позориться перед этими...
  Николай рухнул на кровать. Передал ей бутылки, потер руками лицо.
  -За что меня так? - поднял взгляд вверх. - Что я ей плохого сделал?
  Вздохнув, Татьяна присела рядом, обняла за плечи.
  -Не расстраивайся, Ник. Люди бывают разными, не стоит принимать близко к сердцу. И потом, мне почему-то кажется, у нее сложная жизнь. Вообщем, не суди, да не судим будешь.
  -Вот и я about it, - кивнул Николай.
  -Кстати, - Таня поднялась с постели, - чего опять напился? С радости, аль с горя?
  -Скорее с горя, - горько усмехнулся Ник, поправляя подушку. - Я Танюша, сегодня двух людей убил.
  -Господи боже, - охнула Татьяна, вновь опускаясь на кровать, заглядывая Николаю в глаза, - как убил?
  -Если интересует способ, то одного руками, второго застрелил.
  -И что теперь будет? - спросила Таня.
  -Скорее всего, ничего, - скривился Ник, - умчались быстро, свидетелей нет.
  -А-а, - протянула, успокаиваясь, Татьяна, - тогда ладно.
  -Что ладно?! - вспылил Ник. - И ты туда же! Всех интересует только, что теперь будет, а не то, как я себя чувствую. А чувствую я себя хреново, ясно? Я людей убил, живых. Понимаешь, ты это, или нет? Не на войне, а в городе. За просто так. Опять...
  -Ник, Ник, успокойся. Все это действительно ужасно. По-моему мы с тобой влезли в это дело, не обдумав, как следует, - Татьяна потерла пальцами лоб, - да, захотели приключений на свои вторые 90, их есть у нас...
  -А выбор бы-ы-л... - откидываясь на подушку, сказал Николай, - но я сам же посоветовал тебе принять в этом участие.
  -Не вини себя, - положа ему руку на грудь, сказала Таня, - мне не 10 лет, привыкла отвечать за свои действия.
  -Равно как и я, - буркнул Николай. - Ладно, не загружайся. Я посплю немного, отойду. Выпивку отдай Полу, пусть захлебнется.
  -Конечно, конечно, - Таня встала, немного постояла около кровати, пристально вглядываясь в лицо друга. Потом вздохнула и вышла.
  Проходя мимо зала, ненадолго задержалась. В комнате стоял Пол, навытяжку перед Дюком, приложив руку к голове, в манере рейнджеров, рапортовал бойко и с издевкой:
  -Задание выполнено, мой фюрер! Деньги экспроприированы в количестве 20 тысяч. Имущество, необходимое для фабрикования фальшивок приобретено, прибудет позже.
  -Камень? - спросил Хранитель.
  -Не понадобился, сэр! - извлек из кармана перстень, вручил Дюку. Тот вопросительно поднял бровь.
  -Ник что-то напутал, драгоценности у них не в ходу. Пришлось действовать по обстоятельствам.
  -Потери?
  -Шестеро со стороны неприятеля. С нашей - временная непранспортабельность Ника, вызванная, э-э... стрессовой ситуацией.
  -Что же, - задумчиво проговорил Хранитель, - неплохо. Да, и прекрати разыгрывать из себя идиота!
  -А он не разыгрывает, милорд, - саркастически заметила Алайна, - он по натуре такой.
  -Что?! - встрепенулся Ланс. - Я рисковал своей жизнью, лез под пули. А 900 метров в секунду, не хило?! Милорд, пули так и свистели у меня над головой! И для чего все? Чтобы выслушивать упреки? Да в то время, когда я... Нет, где вы были, в ночь с 19 на 31, а? Отвечать немедленно!
  Пола понесло. Алайна хохотала и увертывалась от его рук. Оба носились по комнате как угорелые. Татьяна вздохнула и пошагала на кухню. Что деньги добыли, оборудование купили - это конечно, хорошо. Но, деньги кровавые, принесут ли удачу, вот вопрос.
  В кухне у окна, спиной к двери, стояла Мейс. Таня от неожиданности замерла на пороге.
  -Как он? - не оборачиваясь, спросила рыжая.
  -Ты о ком?
  -Не притворяйся, знаешь... о Нике.
  -Почему бы тебе самой не спросить у него?
  Несколько мгновений обе молчали. За окном начинал сгущаться вечер. Уже застрекотали первые сверчки.
  -В чужих городах, - внезапно заговорила своим чарующим, чуть с хрипотцой, голосом Мейс, - есть всегда что-то завораживающее и пугающее. Завораживает то, что видишь их в первый раз. Неизвестность, дух приключений, интрига. Правда, через сотню, другую, все они начинают казаться на одно лицо - становятся обезличенными и одинаковыми. А пугает то, что невольно вспоминаешь, как давно не был дома. И тоска волнами накатывает... Думаешь, вдруг придется умереть, так и не увидав дома, не прикоснувшись к деревьям своего мира, не пройдясь по родной земле...
  Чуть опешив, Таня машинально поставила чайник на плиту. Неожиданно Мейс раскрылась совсем с другой стороны. Оказывается, рыжая не совсем циничная и немногословная. Есть в ней какая-то боль, но спрятана так глубоко, что и не видно.
  -О чем я? - словно очнувшись, спросила Мейс, развернувшись, прошла мимо Татьяны. Остановилась, глядя зелеными глазами в упор, произнесла:
  -Спасибо тебе.
  -Мне? За что? - удивилась Таня.
  -Ты помогла понять одну вещь, - ответила та, - добавила, - береги его, он хороший чел.
  -Кто? - все еще не понимала Таня, - Ник?
  Рыжая кивнула, направилась в коридор.
  -Подожди, - окликнула Татьяна, - ты думаешь, он мой парень?
  Мейс обернулась:
  -Разве нет?
  -Да нет же, - рассмеялась хозяйка квартиры, вот, в чем оказывается, собака порылась.
  -Нет? - вопросительно приподняла брови рыжая.
  -Да!
  -Не понимаю, но как-нибудь позже поговорим об этом? - чуть помедлив, сказала Мейс.
  -Когда пожелаешь, - развела руками Таня.
  -Но вдвоем.
  -О чем речь, сестренка.
  Теперь изумилась Мейс:
  -Почему ты меня так назвала? Я ведь не твоя сестра?
  -Человек человеку не товарищ, а брат, - уклонилась от ответа Татьяна. В самом деле, брякнула по привычке. Кто их знает, иномирян, может, у них есть свои какие-нибудь ритуала по проявлению родственных чувств? - Все мы сестры по оружию.
  -Опять не понимаю, - тряхнула головой рыжая.
  -Ну и ладно, поговорим, когда момент выдастся, а сейчас иди, а то заснет.
  Мейс хотела что-то сказать, но передумала и вышла, погруженная в себя.
  -Вот так-то, - улыбнулась сама себе Татьяна, - вот так-то. Главное - поменьше пафоса, дорогуша.
  
  ..................................................................................................................
  Ник то проваливался в дремоту, то всплывал на поверхность. Какая-то горечь циклично накатывала, голова продолжала раскалываться уже отнюдь не от алкоголя. Наворочавшись, кое-как устроился в позе эмбриона, лицом к стенке, поджав под себя ноги и руки. На какое-то время затих, успокоившись.
  В дверь постучали.
  -Не заперто, заходи, - не меняя позы, сказал Николай, думая, что Таня чего-то забыла.
  -Ты будешь со мной говорить? - раздался сводящий с ума голос.
  При первых же звуках, Ник стремительно развернулся в сторону двери и чуть не скатился с кровати. На пороге стояла Мейс, пристально смотрела на него.
  -Конечно, о чем речь, заходи, - Ник чувствовал, что трезвеет на глазах. Уже одно присутствие лекаря, сводило на нет все алкогольную интоксикацию.
  Мейс неторопливо прошлась по комнате, присела на кровать. Ник отодвинулся в угол, не сводя глаз с нее.
  -Ты меня боишься? - удивилась та.
  -Нет, что ты, то есть... да, да нет же...- мысли и речь все еще путались местами.
  -Успокойся и ложись, - скомандовала рыжая. Николай улегся, Мейс положила прохладную ладонь ему на лоб.
  Тотчас же по телу Ника пробежала дрожь, почувствовал, как остатки похмелья покидают тело, орагнизм наполняется жизненной энергией. От руки Мейс, необыкновенной мягкой и в то же время крепкой и жесткой, идет запах травы некошеных лугов, пахнет молоком и порохом одновременно. Запахи далеких сражений перемешиваются с дымом родного очага. Господи, взмолился он, полжизни бы отдал, чтобы так вот лежать и лежать.
  -Хочешь сказать, что до конца жизни будешь регулярно напиваться, а я буду выводить из запоя? - рассмеялась Мейс.
  О, боги, и смех у нее какой-то особенный.
  -Ты читаешь мои мысли, - не открывая глаз, произнес Ник.
  -Нет, - качнула она головой, - ты высказываешься вслух.
  -Не может быть, - опешил Ник, широко раскрыл глаза. Попытался вылезти из-под руки Мейс.
  -Лежи, - еще строже сказала та, чуть надавила на виски.
  Некоторое время оба молчали. Из гостиной доносился хохот Алайны и сбивчивый речитатив Пола. Очевидно, ребята все еще веселятся, пересказывая события сегодняшнего дня Татьяне и Дюку.
  -Я не хотела тебя обижать, Ник, - произнесла вдруг Мейс.
  -Я знаю, - ответил он, - просто так вышло.
  - В последнее время выходит все чаще и чаще, - вздохнула Мейс.
  -Потому что ты потеряла себя, - сказал Николай. Изумленный взгляд этой сумасшедше привлекательной женщины заскользил по лицу.
  -Что ты хочешь этим сказать? - в ее голосе послышались нотки страха.
  Ник снял руку с головы, все прошло несколько минут назад, чувствовал себя как после приема допинга. Казалось еще немного, и разорвет изнутри энергией. Все еще держа ее руку в своей, уселся на кровати.
  -Понимаешь, Мейс, до определенного момента, мы не задаем себе вопроса - что ищем, в чем цель нашего существования. Есть люди, которые на протяжении всей жизни, так и не озадачиваются этим вопросом. И это - по своему счастливые люди. Им не надо искать, что не определено. Не надо забивать голову какими-то предназначениями. Иногда, жалею, что не один из них. А есть другая каста, которая тщетно пытается понять - в чем смысл путешествия, именуемого жизнью. Но бывают в жизни ситуации, когда меняется привычный уклад, стиль жизни, ее ритм. И многих это выбивает из колеи. Они начинают переосмысливать судьбу, жизненные планы - ищут шаги. Некоторым удается приспособиться к новым условиям, привычкам - найти силы, новую любовь, друзей. А некоторые так и не находят ничего. Но это не значит, что не найдут, просто они все еще в пути. Им необходимо время, чтобы разложить по полочкам свою жизнь. И кто знает, может, то новое, что им уготовано, намного лучше того, что было, и того, о чем грезится?
  -Ты рассуждаешь, словно сам пережил, - задумчиво сказала Мейс, в голосе послышалась горечь признания.
  -Было дело, - усмехнулся Николай, - но я выкарабкиваюсь. Боюсь, ты находишься только в самом начале этого пути.
  -Может быть, может быть, - задумалась Мейс, но руки по-прежнему не отнимала. - Странный ты человек, Ник.
  -Чем же странный? - удивился Ник. - Может, тебе просто не с кем поговорить по душам? Все же очевидно.
  -Да? - пристально глянула на него рыжая.
  -Не для всех, конечно. Есть пословица: рыбак рыбака - видит издалека. Сдается, мы чем-то похожи. Поэтому мне и легче понять твое состояние.
  -Так ты не сердишься больше на меня? - спросила она.
  -Да ты что? - еле выдохнул он, - давно отошел. Мир? - чуть сжал ее ладонь.
  -Мир, - улыбнулась она.
  Еще немного, я начну выть, подумал Николай, чувствуя, как погружается в ее ауру. От такого тесного соприкосновения с этой женщиной, начало стучать в висках, гормоны понеслись аллюром по организму. Мейс источала такую женственность, словно рядом сидит сама Ева. Женщина с большой буквы...
  -Пойдем к остальным, - прохрипел он.
  -Хорошо, - тряхнула Мейс головой, вставая, освободила руку.
  -Ты иди вперед, а я зайду, умоюсь, - сказал Ник и свернул в коридоре в ванную. Над раковиной долго лил на себя холодную воду, пытаясь загасить огонь, который разожгла Мейс. Очевидно, в ней намного больше внутренней силы, чем думал. И еще понял - он умрет за нее. Либо они будут вместе, либо вообще жить не стоит. Потому, что другую такую не найдет, а узнав Мейс, размениваться по пустякам не хочется.
  -Что ты делаешь, Ник? - обратился к зеркалу. - Тебе вновь удалось влюбиться в не ту женщину. Поздравляю, на этот раз она вообще из другого мира...
  Отражение неожиданно подмигнуло. Ник даже опешил слегка. Бывает. Списал на остаточные явления алкоголизации организма, вытер насухо голову и освежившись дезодорантом, направился в зал.
  Ланс по привычке нес какую-то чушь. Алайна чуть посмеивалась. Дюк с Танюхой что-то обсуждали в дальнем углу. И лишь Мейс, его Мейс, сиротливо сидела в отдельном кресле, задумчиво смотрела телевизор.
  -Минуточку внимания, - прочистил горло Ник.
  -Оба-на, - удивился Пол, - явление шестое, те же и Николай, герой дня.
  -Я смотрю, ты вновь трезв? - подняла одну бровь Алайна, скользнула взглядом в сторону Мейс. Та никак не отреагировала.
  -Что-то случилось?- спросила Таня, отрываясь от беседы с Хранителем.
  -Да, - дождавшись, когда все глаза в комнате сфокусируются на нем, продолжил, - я хочу сказать всем спасибо, за то, что дали возможность почувствовать себя нужным и живым. Кстати, мы с Мейс помирились, так что не стоит игнорировать ее присутствие.
  Пол с Алайной переглянулись и заржали в унисон.
  -С чего ты взял, что мы ее инго...игро...игнорируем? - сквозь смех выдавила Алайна.
  -Я сижу здесь, потому что удобно, - изумленно посмотрела на Николая Мейс.
  -Да? - нимало не смутился тот, - значит, мне так показалось, я опять не то ляпнул.
  -Когда, кажется - креститься надо, - сказал назидательно Пол.
  -Ай, - махнул на того Ник, - давайте поедим, что ли? А то целый день не жрамши.
  -Да у меня готово все, - Татьяна вспорхнула со стула, выглянув в коридор, крикнула: - Кент, тащи все сюда.
  Робот, до этого дремавший в углу прихожей (чем-то это место ему приглянулось), встрепенулся и прошагал в кухню.
  -Выдрессировала ты его, - удивился Пол, - а меня, вот на дух не переносит.
  -Харизма у тебя такая, - усмехнулась Таня.
  -Не, я не понял, чем тебе моя харя не нравится? - возмутился Ланс.
  -Харя твоя тут не причем, - встрял Ник, усаживаясь за стол, - харизма есть внутреннее обаяние, природный магнетизм, что ли.
  -Да знаешь, сколько во мне магнетизма! Ты тоже так считаешь? - внезапно понизив голос, спросил у Алайны.
  -Нет, Пол, - ласково ответила та, - я так не считаю. Конечно, у тебя есть харизма. Но и кроме нее, куча других качеств, которые мне очень нравятся.
  Кент, расставив на столе тарелки, вновь исчез в темном углу прихожей. Когда все расселись, Алайна критически обвела яства взглядом, заметила:
  -Чего-то не хватает...
  -А не хватает главного, - подхватил Ник, - чувства гордости.
  -Да нет, более существенного. Ты ведь кое-что прихватил с собой, а Ник?
  -Выпивку, - осклабился тот, - нет уж, увольте, я пас.
  -А тебе никто и не наливает, - самодовольно сказал Пол, - твое дело изъять и доставить, а уж как надо употреблять внутрь, я тебе покажу. Тащи.
  Ник сходил на кухню, вернулся с тремя различными бутылками.
  -"Золото Маккены", - перевела Таня надпись на бутылке.
  -Кстати, о птичках, - выразительно посмотрела на Пола Алайна, - никто ничего не забыл?
  -Ты о чем, незабвенная? - поинтересовался тот, с изумлением глядя на нее, - о каких таких птичках речь?
  -Да все о тех же, о золотых...
  -Каких еще зо...- внезапно осекся, хлопнул себя по лбу, - тысяча извинений, дамы и господа, - вскричал и метнулся из-за стола в прихожую.
  -Куда он? - поинтересовался Ник.
  -Не тебе одному мелочь по карманам тырить, - усмехнулась блондинка.
  Пол влетел в гостиную с набитыми карманами.
  -Всем смотреть на меня, - скомандовал он. - Как все знают, мы с напарниками провели утром военный рейд. Итогами миссии стало не простое, сиречь вульгарное изымание денег, а нечто большее.
  -Не тяни, - сурово сказала Алайна.
  -Вообщем, я взял на себя смелость и немного поэкспроприировал на досуге. Вот...- с этими словами, вывалил из карманов пиджака две груды золотых украшений, - на всех хватит.
  -Откуда это у тебя? - удивленно подняла брови Татьяна.
  -Тебе же сказали, - скривился Ник, - поэкспроприировал.
  -Лучше не спрашивай, - заметила Мейс, - а то потом окажется неизвестно что...- но глаза при этом странно заблестели.
  -Мародер, - проворчал Николай, накладывая себе картошки.
  -Не-е-а, - протянул Пол, - то военный трофей! - выбрал из кучи металла толстенную золотую цепь, кинул ее Николаю.
  Ник поймал на лету, не отрываясь от накладывания второго блюда.
  -Я не собака, чтобы с цепью на шее ходить, - заметил сердито, но цепь не вернул.
  -Не хочешь, отдай назад, - вскипел Ланс, - стараешься, стараешься для них, и все не то!
  -Не кипятись, Лансик, - промурлыкала Алайна, - а что там еще есть?
  -Тебе, - Пол порылся в груде золота и вытащил изумительное колье с драгоценными камнями, - вот.
  За столом судорожно вздохнули от восхищения.
  -Уважил, уважил девушку, - аж зажмурилась от удовольствия блондинка.
  -Это Мейс, - Пол выложил перед ней два массивных золотых браслета, ограненных изумрудами, - под стать глазам, незабвенная.
  Браслеты больше походили на два нарукавника, почти полностью закрывали предплечья рук. Мейс тут же их нацепила, браслеты сели как влитые.
  -Спасибо, Пол, - выдохнула она, любуясь драгоценностями.
  -Это хозяйке дома, - Ланселот обошел стол и выгрузил перед Татьяной горсть старинных колец, брошек и сережек. - Извини, не знаю твоих предпочтений, поэтому брал на свой вкус.
  -Ух, ты! - восхищенно вздохнула Таня, - все мне?
  -Нет, я буду серьги носить, - саркастически заметил Ланс. -Ну, а милорду в коллекцию, или для пары...- засунул руку во внутренний карман и рывком извлек на свет здоровенный перстень с огромным ярко-синим камнем, такой невообразимой чистоты, что у сидевших за столом, чуть не заслезились глаза. - Сапфир, милорд, - протянул камень Дюку.
  -Что ж, - вымолвил тот, приняв подарок Пола, примерил на палец. - Будет интересно поисследовать на досуге. Кто знает, какими свойствами он обладает?
  -Вот так вот всегда, - заявил Пол, - нет, чтобы радоваться, так он - "поисследуем на досуге", "разложим на атомы и сравним молекулярную решетку", - передразнил Хранителя Ланс.
  -А остальное мне, - тоном, не допускающим возражений, сказал Ланс, смахивая остатки украшений со стола, обратно в карман.
  -Как это?! - встрепенулась Алайна.
  -Я там такое колечко чудное заприметила, - в унисон вторила Мейс.
  -Потом опять делиться будем, сначала еда!
  -Обещаешь? - продолжала наседать Алайна.
  -Слово! А сейчас есть хочу, не могу.
  Следующие 15 минут над столом слышалось только сопенье и чавканье. Причем и то и другое, производил Пол.
  -Это ты когда же успел? - поинтересовался у Пола Николай.
  -А когда ты искал in vino veritas, - с набитым ртом промычал тот, - кстати o vino, нацеди-ка стаканчик.
  И лишь когда подали чай, тщательно прожевав остатки пищи, Ланс внимательно посмотрел на блондинку.
  -Интересует меня один вопрос, незабвенная, откуда ты узнала, что я обчистил сейф Батона?
  Алайна плотоядно улыбнулась.
  -Милый, - язвительно произнесла та, - не забывай, с кем имеешь дело. Думаешь, я не заметила, как отяжелели твои карманы? Сначала грешным делом подумала, уж не переложил ли ты туда часть денег из общей казны...
  -Ты обвиняешь меня в воровстве у своих? - побагровел Ланс, слегка привставая со стула.
  -...но слегка прижавшись к тебе около выхода, поняла что ошиблась. То были не деньги, а украшения.
  -Что, по одному прижатию и поняла? - не поверил Ник.
  -Существуют сотни способов обыска без рук, - улыбнулась Алайна.
  Остаток дня прошел в атмосфере шуток и добрых подтруниваний над Полом. Но тому, видать было абсолютно по барабану, он развлекался, как мог, чувствуя себя центром внимания.
  Ближе к 19 вечера в дверь позвонили. Татьяна, предварительно посмотрев в глазок, открыла дверь. На пороге стоял моложавый парень в форменной робе и бейсболке с логотипом торговой фирмы.
  -Планетарная 10-73?
  Татьяна утвердительно кивнула.
  -Компы заказывали? К Интернету подключаться будем?
  Таня сделала приглашающее движение, дескать, заносите и подключайтесь. Пара рослых грузчиков принялась энергично затаскивать громоздкие коробки в квартиру. Вскоре, вся прихожая оказалась завалена компьютерами, принтерами, сканерами и еще какой-то неизвестной оргтехникой. Ничего, успокоила себя, расписываясь в квитанции о доставке, главное, чтобы Алайна в этом разбиралась. Дилер взял под козырек, и исчез.
  -И чего с этим делать? - спросил Ник, почесывая затылок.
  -Давайте куда - нибудь перетащим, - скомандовала Алайна, прервав попытку Ланса распаковать одну из коробок.
  В конце концов, скопище вычислительной и мыслящей техники извлекли из недр картонной тары и перетащили в комнату, где поселили девчат. Пустые упаковки свалили на лоджию, благо метраж позволял.
  -Значит так, - заявила Алайна, критически осмотрев мониторы, факсы и ксероксы, - буду работать всю ночь. Поэтому, заваривайте мне огромное количество вашего кофе, тащите сюда образцы документов, денег и всего, чего нужно.
  -Я пас, - откровенно зевнул Пол, - спать хочу, намаялся что-то, - и тихо, тихо заскользил в спальную.
  -Где же мы эту макулатуру найдем на ночь глядя? - протянул Николай, ероша волосы, - надо было раньше сказать...
  -Делайте что хотите, - отрезала блондинка, - но чтоб образцы были не позднее 2-х часов. Пока аппаратуру настрою, - и свистнув Кента, скрылась в комнате.
  -Есть одна знакомая, - вспоминая, проговорила Татьяна, - попробую ей отзвониться, вроде в том году по Европе каталась. Документы должны же остаться? Значит, я сажусь на телефон и освобожу его минут через 20, пока все кости перемоем и т.д.
  -А мне что делать? - спросил Николай.
  -Отдыхай пока, вскоре машина понадобится.
  -Я тогда лучше к Алайне пойду, помогу ей.
  Но разобраться в хитроумных устройствах современной техники, ему в тот вечер не удалось. Минут через 15 в комнату просунулась голова Татьяны.
  -Погнали, у нас мало времени, она в театр собралась. Можем не успеть.
  -Кто же в театры в 8 вечера ходит? - спрашивая уже на ходу к лифту, усомнился Николай. - Поди, по мужикам?
  -Все, может быть, - согласилась Татьяна, - хотя, какая к лешему разница, главное, что бумаги сохранились, и готова пожертвовать их нам на пару дней безо всяких расспросов.
  Николаевская шестерка сиротливо стояла у подъезда.
  -Как же я про нее забыл? - всполошился он.
  -Да кому она нужна, - отмахнулась Татьяна, усаживаясь на переднее сиденье.
  -Она то может, и не нужна, а вот если вдруг искать начнут, тогда далеко ходить не надо, бери тепленьких. Да, - вспомнил еще и про "мерседес", - а где батоновский аппарат?
  -Ох, это уже я забыла, - Татьяна порылась в сумочке и вытащила миниатюрную копию "мерседеса", - на, брелок тебе.
  -Зачем? - фыркнул Николай, выруливая со двора, - я тебя про настоящий спрашиваю, вроде к подъезду подъезжали...
  -Это он и есть, - улыбнулась Таня, - когда ты притворялся спящим, Пол с Алайной вытащили Дюка, тот его и уменьшил. Чтобы не возиться - перегонять, или с обрыва спихивать...
  -Ловко, - восхитился Николай, взвешивая сувенир на ладони, - теперь у меня есть свой "мерс"! А я ведь сидел там, внутри, - принялся показывать Тане, где именно находился в тот момент, когда Пол учился водить машину.
  -На дорогу смотри, - отбрыкивалась она, - вот въедем в иномарку, век не расплатимся.
  -Куда она из колеи денется? - успокоил Николай, - смотри, вот тут сидел я, а вот тут...
  Хорошо, что Танина подруга жила недалеко, минут через 10, вынырнули в тихом, спокойном районе. Ник притормозил около 12-ти этажки, Татьяна заскочила в подъезд.
  -Жди, я скоро, - бросила на ходу.
  И действительно, минут через 5 уже юркнула обратно в машину.
  -Все, - выдохнула, бросая пачку документов на заднее сиденье. - Погнали.
  Уже потом, после того, как поставили машину на стоянку, Ник рассмотрел кипу бумаг, которую выклянчила Татьяна у подруги. Чего там только не было: загранпаспорта, всевозможные визы, корешки таможенных квитанций, и еще куча непонятной документации.
  -Притащили? - спросила Алайна, выглядывая из комнаты. Из приоткрытой двери раздавалось щелкание принтеров, мерное гудение компов и пахло горелой изоляцией. - Чего печатать будем?
  -Вот это, это и это, - сказал Ник, выбирая из пачки необходимые бумаги, - эти в двойном экземпляре на каждого. Фамилии придумаешь сама.
  -Угу, - коротко хмыкнула блондинка, сгребая макулатуру в охапку, направляясь в комнату.
  -Только наши с Татьяной фамилии должны быть настоящими! - крикнул вслед Николай.
  -Учтем.
  -А номера банкнот - разными. И не делай одних сотен, нашлепай еще двадцаток и пятидолларовых. Полгуляй в Сети, найди изображения гринов.
  -Еще пожелания будут? - Алайна встала на пороге.
  Ник покачал головой, вроде бы все, что хотел сказать, сказал.
  -Тогда иди спать! - блондинка скрылась в келье.
  -Начало положено, - сказал оптимистично Николай, - пошли Танюха, чайку врежем?
  -Сколько можно? Вода в меня больше не лезет, спать пойду, - подавляя зевок, ответила Татьяна.
  -Действительно, - пробормотал Ник, наблюдая, как та медленно дефилирует в спальную, - фигли не поспать, если не фиг делать? Самому что ли завалиться?
  Едва он дотянул до постели, как сон сморил и его. И с мыслями об Англии, магических палках и куче опасностей, подстерегающих их за каждым поворотом, уснул.
  
  ..................................................................................................................
  
  -Я думаю, пары миллионов для начала хватит, - сказала Алайна, поднимая на стол небольшой саквояж.
  -БАКСОВ??! - хрипло спросил Николай.
  -Не знаю, какие еще названия есть у этих фантиков, что ты мне вчера дал, я и сделала.
  -А они настоящие? - спросила Татьяна, заворожено перебирая груду денег, вываленную на стол.
   Пол не выдержал, загоготал. Даже Мейс фыркнула.
  -Милая, - обратилась к Татьяне Алайна, - я всю ночь печатала эту бумагу. Ты, всерьез думаешь, что они настоящие?
  -Да, глупость, конечно, - согласилась Таня, - а нас не поймают?
  -Не должны, - задумчиво произнес Ник, пристально разглядывая доллары, - сделано на совесть. Еще и выглядят, как ходившие в обращении, шершавенькие на ощупь.
  -Пришлось стиральную машину приспособить, - сказала Алайна, - так хватит, или нет пары миллионов?
  -Все-таки не верится, - пробормотал Николай, откидываясь на спинку кресла, не сводя глаз с груды зеленых банкнот, разбросанных по поверхности стола. - Подумать только - два ляма баксов!
  -Уверена, что стремлением сделать побольше, не свела его с ума? - хитро прищурившись, спросил Пол блондинку.
  -Свыкнется, - отмахнулась та, - он и золото не хотел брать, а сейчас смотри - цепь так и блестит. Всю ночь, поди начищал...
  -К делу, - прервал их Дюк.
  -Ага. Вот паспорта на всех, - кинула документы поверх денег, - вот загранпаспорта, это въездные визы, вид на жительство, билеты на самолет, поезд. Еще что-то заказывали? Пока машина настроена, и что надо, минут через 10 будет на руках.
  -Больше не надо, - успокоил ее Ник, - осталось только сесть на поезд, добраться до Москвы, а там, первым самолетом до Англии. С билетами поспешила - купим реальные.
  -А быстрее никак не добраться? - скривился Пол.
  -Быстро только кошки родятся, - ответил Николай.
  -Видел бы ты наших кошек...
  -Тогда надо собираться, - сказала Мейс, привставая со стула.
  -Не торопись, - подал голос Хранитель, - ты никуда не едешь.
  -Как это не еду?? - изумилась она. - Вы поедете за Вершителем, а я тут буду сидеть? С каких пор такая дискриминация? Нет уж, дудки. Я еду.
  Дюк качнул головой:
  -Я тоже не еду.
  -Вообще никто не поедет, - развеселился Пол, - вот здорово! Будем сидеть и ждать, когда Жезл сам прилетит?
  Дюк осмотрел всех серыми глазами, по комнате словно пролетел сквозняк. Дохнуло холодом, сразу расхотелось шутить и возмущаться:
  -А, равно как и Тана.
  -Я то за что? - вскинула брови та. - Только хотела мир посмотреть, себя показать, и на тебе...
  -Еще успеешь, - коротко бросил Дюк.
  -Ну и? - забарабанил пальцами по столу Пол. - Милорд, вы заставляете меня нервничать.
  -Ты - поедешь. Вместе с Алайной, и...Ником.
  -Вау! - подпрыгнул Ник в восторге. - Круто!
  -Чем обоснован выбор? - холодно поинтересовалась Мейс.
  -Мы неплохо спелись, - многозначительно ввернул Пол.
  -Не спелись, а спились, - подправила Таня.
  -Попробуй прислушаться к ощущениям, - внезапно сказал ей Дюк. - Что предчувствуешь?
  -Как прислушаться? Уши вовнутрь завернуть?
  -Закрой глаза и представь, что они все сделали и вернулись. Что чувствуешь? Вот они уже звонят в дверь...
  Таня послушно закрыла глаза и честно попыталась мысленно нарисовать картину. Настраивалась, правда, долго. Вот действительно звенит звонок. Она идет открывать. На пороге стоит улыбающийся Ник, со шрамом на лбу, идущий от правого виска к уху. Пол, скалящий зубы, выглядит немного уставшим. Алайна, белокурая бестия, держится позади. В руках длинный саркофаг из черного дерева. Нет, решительно ничего не ощущается. Ну, представила она и что? Что должна чувствовать, то?
  -Но что-то видела? - заинтересованно спросил Ланс. Очевидно, последнюю фразу произнесла вслух. В комнате вновь висела тишина.
  -Представила себе картину возвращения, - смутилась она, - и что? Ник со шрамом на лице, Пол веселый как всегда, только мятый какой-то, а Алайна с саквояжем под мышкой. Никакого предчувствия. Ни-че-го. Абсолютно.
  -Как выглядит саквояж? - спросил Дюк.
  -Скорее саркофаг... из темного дерева, - припоминала Таня, - рельефные буквы по периметру, с синеватым отливом. Да зачем? Это ведь просто грезы. Я могла нафантазировать и другие цвета?
  -Могла, - согласился Хранитель, - только Вершитель хранится в саркофаге, из черного дерева - андраца. А буквы - защитные руны, выплавлены из особого вещества в смеси со звездными лучами.
  -Так... что получается? Она, по сути, предсказала наше возвращение? - опешил Ник.
  -Получается так, - кивнул Пол. - Теперь, чтобы мы не делали - вернемся живыми и невредимыми.
  -Ага, а у меня шрам по всему лицу...
  -Уж лучше шрам на живом, чем мертвое лицо без шрама, - заметила Алайна.
  -Все равно не поняла, почему я не еду? - прервала общее веселье Мейс.
  Дюк вопросительно приподнял одну бровь.
  -Не ты ли сетовала, что загружаю работой? А твои заверения, не соваться в пекло?
  -Да? - поддакнул Ланс. - Ответствуй нам!
  -Уж не в отпуск ли хотите отправить? Или чего доброго, в отставку? - угрожающе спросила рыжая.
  -Поедут Пол, Алайна и Ник, - отрезал Хранитель, - ты мне нужна здесь.
  -Зачем? - последовал молниеносный вопрос.
  -Всему свое время, - закончил Дюк, показывая рукой, что разговор окончен.
  От возмущения на лбу Мейс образовались две параллельные складки, но она сдержала порыв негодования.
  Позже решили, что Николай занимается дорогой (приобретением билетов, оформлением виз, словом, всем необходимым для выезда за рубеж трех человек), а Пол с Алайной получают инструктаж у Хранителя, в части касающейся Вершителя.
  На оформление документов у Ника ушло три дня. Сроки явно не реальные в наше время. Но, имея под рукой хитросплетенные агрегаты Алайны, он в течение минуты получал любую справку, оформленную должным образом, со всеми печатями и подписями. Блондинка залезла в Интернет и качала оттуда со страшной силой все необходимые образцы документов. Поэтому нужды стоять в многокилометровых очередях в инстанциях, Николай явно не испытывал. Выпросил на работе отпуск за свой счет на неопределенное время, и в принципе, был волен распоряжаться временем, как вздумается.
  Но, даже имея справки, целыми днями пропадал на вокзале, в аэропорту, в турагентствах, заскакивая домой лишь на пару минут, чтобы перекусить. В те редкие мгновенья, что корчился за обеденным столом, прислушивался к разговору Дюка с подручными, с утра склоняющихся над картой Англии. Пол с Алайной с умными лицами проникновенно слушали все, что рассказывал Хранитель.
  Мейс в первый день бестолково слонялась по квартире, чуть ли не в полный голос стеная от безделья. Наконец, Татьяне надоело видеть мучения рыжей, и она утащила ее в город, чтобы прогуляться по магазинам, заскочить в кинотеатр да показать достопримечательности. Глазение на исторические ценности и посещение театров, особенного энтузиазма у Мейс не вызвало. А вот набег на магазины, похоже разбудил в ней женщину. Да и Татьяна отрывалась по полной - в кое время появились шальные деньги, решила тратить их с толком.
  После первого похода они притащили немыслимое количество пакетов и сумок с платьями, костюмами и бижутерией. Теперь уже у Алайны на лбу сформировались вертикальные складки. Но Мейс не собиралась останавливаться на достигнутом. Вскоре, вся комната оказалась загроможденной коробками с модельной обувью, платьями от кутюр и килограммами драгоценностей. Похоже, что воевода веселилась во всю, за последние неизвестно, сколько там сот лет.
  Татьяна пропадала вместе с ней. Надо сказать, девушки быстро нашли общий язык, открыто игнорировали остальных, хихикая и перешептываясь по углам. Утром, приготовив еду, исчезали на целый день.
  Поэтому, Ник обедал в одиночку, хмуро размышляя о превратностях судьбы.
  Наконец, к концу третьих суток, основные задачи решились. Они собрались в гостиной. Пол с Алайной закончили получать инструкции от Хранителя, Ник развязался с бумагами, а Таня с Мейс, обессилено рухнули в кресла, мученически вытянув длинные ноги.
  -Поезд завтра в полночь, - заявил Николай, - документы у меня. В Москве будем послезавтра в шесть утра, а в 11 - самолет в Лондон. Места люкс.
  -Уже уезжаете? - протянула Татьяна.- Жаль...
  -Вот и отлично, не будем время тянуть, - сказал Дюк, - вещи собрали?
  Пол с Алайной синхронно закивали головами, причем в явной противофазе. Не собранным оказался, конечно же, Пол.
  -Осмотритесь на месте, - инструктировал в последний раз Хранитель. - Дом найдете сами или с помощью знакомого Ника, не имеет значения. На рожон не лезть! Это тебя, Ланс, касается. Дальше по обстановке. Основные правила обращения с Вершителем вам дал, - кивнул Алайне. - Если что, я на связи. Вопросы?
  Но все так уже разжевано, что вопросов не нашлось.
  На следующий день Таня тепло попрощалась с уезжающими. Непонятные чувства обуревали ее, так, что даже всплакнула.
  -Не плачь, сестренка, - улыбнулся Пол, - вернемся живыми и невредимыми.
  -Тебе хорошо говорить, - вздохнул Ник, - а у меня вся голова будет располосована.
  -Не говори ерунды! - пригрозила Алайна. - Не хватало, что бы и ты начал изменять реальность.
  -Чего? - опешил Николай, - я не умею...
  -У нас говорят - не накаркай, - сквозь слезы улыбнулась Татьяна. - Езжайте уже.
  -Берегите себя, - сказала Мейс, глядя, почему-то Нику в глаза.
  Он на мгновенье смутился.
  -Ну... если ты просишь, постараемся.
  -Все! - отрезал Пол, - долгие проводы - горькие слезы. Ветер странствий зовет. Не в первый раз уходим. Пошли, есть повод повеселиться.
  Обнялись со всеми, вышли, хлопнув дверью.
  -Прошлый раз повеселились, чуть живыми ушли, - проворчал Ник, спускаясь по лестнице.
  -Разве это было веселье? - удивился Ланс, - вот, помню случай...
  ..................................................................................................................
  
  Астраханский вокзал поражал унынием и безликостью. Громоздкое серое здание (не то от пыли, не то от обветшалости стен), одним видом наводит безграничную тоску. И если отъезжающие вздыхают свободно, когда родные стены вокзала остаются за кормой состава, то на гостей города сей незаурядный пейзаж действовует шокирующе.
  Привокзальная площадь, забита частниками; толпы, буквально орды, переселенцев из Дагестана, Ингушетии и еще, бог весть каких кавказских республик, слоняются взад вперед; продавцы полосатых палочек в изрядных количествах - все это отнюдь не скрашивает железнодорожные врата города. Полчища грязных, орущих и толкающихся детей гор всех возрастов и половых различий, преследуют честный люд от дверей купе до дверей такси, умоляя поделиться наличностью, хлебом, пивом и вообще, чем сподобится. Цыганообразные мамаши с колоритной статью и апломбом, в пестрых многослойных юбках, подолами подметающие асфальт, украшенные килограммами презренного желтого металла, жалостливо рассказывают окружающим о своей тяжелой судьбинушке, пытаясь вызвать скупую слезу из глаз трудового люда. В ход идут все варианты: от- "дай погадаю, касатик, вижу счастье тебе будет.....или не будет", до- "дай быстро закурить и объясни старой немощной женщине, как доехать до Дуньплюньсиндюковки".
  На что хочется отвечать, что гальванические ванны с собой не носишь, ибо судя по количеству требуемого золочения конечностей, таскать с собой надо не менее пары пудов платины; и что сами не местные, путаем трамваи с автобусами; курить бросили аж позавчера и вообще, страдаем приступами немоглухоты.
  По долгу службы Ник успел побывать если не на всех вокзалах необъятной родины, то, по крайней мере, на большинстве. В результате наблюдения пришел к выводу - все они, в своей массе, одинаковые. Как сказал по этому поводу Э.Рязанов - "и в типовые двери, врезаны типовые замки". Одинаковые проекты, одноконвейерные кресла, шаблонные фонтаны и дикие кассиры. Пожалуй, в России, после пользующихся дурной славой ГАИшников, на втором месте жестко держат пальмовую ветвь гражданской неприязни - именно кассиры билетных касс.
  Стада кочующих южан, казалось, мигрируют по всей стране. То ли Северный Кавказ так проводит иммиграцию из своих республик, путем выселения вышеозначенных граждан за пределы вышеобозначенных границ, то ли сами они бегают от правительства - но факт остается фактом, их слишком много для РФ. Складывалось такое впечатление, что таборы переезжают вместе с Ником в соседнем вагоне. Не успевал состав прибыть в другой город, как его окружает такая же толпа "детей гор", что оставил на прошлой станции, жадно и с каким-то умилением, смотрящая в рот.
  Вскоре, он выработал свою тактику поведения. Шел уверенным шагом и строго намеченным курсом, сосредоточенно разрезая толпу, лавируя в ней как Титаник меж айсбергов, игнорируя тянущиеся к нему руки, требовавшие закурить и денег на билет до Семипалатинска.
  Их для него не было в природе. И баста!
  Но для Пола с Алайной они были!
  -Чего тебе, убогая? - спросил Ланс одну, когда цыганка ухватила за рукав.
  -А дай, касатик, погадаю? - проникновенно спросила она, заглядывая в глаза, взором преданной собаки.
  -Зачем? - удивился тот, осторожно отцепляя руку с брезгливым выражением лица, мало ли, может зараза какая-нибудь пристанет.
  -Вижу, будет тебе счастье, пройдешь ты через все препятствия, денег получишь больше, чем сможешь унести. И будет тебе любовь, большая - пребольшая...
  Алайна стояла с открытым ртом, внимательно вслушиваясь в этот бред.
  -Они что, все предсказатели? - тихо спросила Николая. - Целый народ оракулов?
  -Не слушай ее, - скривился тот, - обычные проходимцы. Пошли уже, поезд скоро тронется, - толкнул Пола, препирающегося с цыганкой относительно предполагаемой суммы денег, которую Ланс, по идеи, должен приобрести.
  Тот словно очнулся от транса.
  -Чего она лопочет? - спросил Ника. - Не понимаю. Почему так мало золота предсказала?
  -Она мыслит несколько в других категориях, - сказал Ник, потянув того за рукав.
  Озлобленная бабка, видя, что добыча ускользает из рук, бросая разъяренные взоры на Николая, кинулась с воплями за ними.
  -Опомнись, красивый! Все предскажу, ничего не утаю. Только дай на пропитание детишкам. Ты же не хочешь обидеть сироток?
  Пол обернулся, подождал, когда та подбежит, неожиданно схватил ее за горло. Приблизив свое лицо к лицу гадалки, пугающим шепотом спросил:
  -А хочешь... я тебе глаза выколю, незабвенная?
  Из цыганки, словно выпустили воздух. Глаза судорожно заметались по площади, в горле запнулся крик. Как назло, никого из ихней "банды" рядом не оказалось. Так что взывать не к кому.
  -Не надо, - испуганно попросила он, - я все поняла.
  -То-то же, - Пол ослабил хватку, подхватил сумку, - пошли, сколько вас еще ждать?
  Ник выкупил купе на троих, чтобы не мешали в дороге. Памятуя случаи непредсказуемого веселья у спутников, при включении-выключении света, смывании воды в бачке унитаза, немного опасался реакции на закрывающуюся дверь купе. Опасения, надо сказать, не напрасные. Но ошибся в масштабах. Пол ржал, как будто его укусила бешеная собака. Алайна, так вообще лежала пластом на нижней полке, глядя, как Ланс забавляется с дверью. Неизвестно, какие механизмы психики запускались у них в том момент, но их это здорово веселило. А ведь они еще не обнаружили светильники в изголовье, вздохнув, подумал Николай. Вот смеху то будет.
  Поначалу иномиряне ни в какую не хотели заходить в купе. Повторилась история с лифтом. Давила ли на них клаустрофобия, или на то были какие-то свои причины, Ник так и не понял. Но стоило немалых трудов все-таки затащить их внутрь.
  Наконец расселись. Проводник собрала билеты, выдала белье и принесла чай. Ник попросил не беспокоить дорогой. Все что надо, у них есть. А чего нет, сами и найдут. Поэтому никакой свежей прессы, пончиков и быстрозаваривающейся лапши - не предлагать.
  -Ну? - спросил Пол, подозрительно глядя на чай. - Так и будем вздыхать?
  -Ты про что? - насторожился Николай
  -Чай не водка - много не выпьешь, - заметил Ланс, многозначительно посмотрел на него. Николай вздохнул - автоматическая настройка пришельца окончательно сбилась в параметрах. Теперь иномирянина уже практически не отличить от аборигенов. - Доставай.
  -А я и не брал ничего, - сказал Ник.
  -Как это не брал? - опешил Ланселот. - Совсем ничего не взял?!
  -Сколько можно пить? Меня уже тошнит, - взмолился Николай. - Я до вас в рот почти не брал, только по большим праздникам.
  -Общение с нами - большой праздник, - заметила Алайна, заправляя постель.
  -Во-во, - поддакнул Пол, - прикинь - к тебе наведываются гости из другого Измерения. Чуешь разницу между нами и своими постоянными друзьями?
  -Да! Мои столько не пьют.
  -Не обращай внимания на мелочи, - отмахнулся Пол, - думай, где взять? Может у этой тетки в синей куртке? То-то она все косо посматривала на стол.
  -Если думаешь, что смотрела только из-за того, что там нет бутылки, ошибаешься, - сказал Ник. - Половины из той еды, что мы взяли, она не видела никогда в жизни.
  В дорогу собрали капитально, что и говорить. Татьяна лично закупала продукты, желая поразить иномирян обилием и разнообразием земной пищи. Поэтому на столе было все, в разных пропорциях конечно, но практически все из того, что может предложить на сегодняшний день продовольственный рынок.
  На столе и в сумках вповалку располагалась холодная телятина, чередовавшаяся с вареными яйцами, копченый окорок, котлеты из щуки, раки вареные с укропом в пиве; колбасы - сортов десять, и вареная и копченая и молочная, и сервелат и т.д.; сыров тоже набралось порядком - и Чедер, и Гауда, и Пармезан, и еще какая-то масса с плесенью; осетрина вареная, жареная, балык из севрюги, стерлядка копченая, грибы маринованные и соленые, несколько булок хлеба, пакет с приправой, огурцы и помидоры, редиска с бананами, кефир, термос с кофе, термос с чаем и далее в этом же духе.
  -Вы как хотите, водку больше не пью, - категорично сказал Николай.
  -Ну и не надо, - обрадовался Ланс, - во - первых нам больше достанется, а во-вторых...
  -Чего, во-вторых? - насторожился Николай, чувствуя подвох.
  -А во-вторых, что нам мешает вновь перекачать тебе свои ощущения? Мейс рядом нет, спасать никто не будет.
  -Вы же не будете этого делать? - на всякий случай спросил Николай. - Не по-товарищески...
  -Не будем, - чуть помедлив, вздохнула Алайна, - но и запретить никто не может. Усек?
  Ведь с них станется, подумал Николай. Накачают под завязку, так что "мяу" сказать не смогу. А нам еще в аэропорт ехать... Подвиг Б.Н.Ельцина в Ирландии, повторять не хочется. Чего страну позорить?
  -Тогда пиво, - махнул рукой Николай, - оно слабее будет.
  -Какое пиво? - теперь насторожился Ланс, - раньше пили?
  -Нет, - улыбнулся Николай. Надо же, гости употребили все, что нашли в супермаркетах около дома, а пиво не приметили.
  -Пиво - это вещь! Особенно с воблой. А под балычок, у-у-у....
  -Хочу пиво, - заявила Алайна. - Он весь светится, когда про него вспоминает, ты заметил? - спросила Пола.
  Тот покусал губы в раздумьях, переводя взгляд с Ника на Алайну и обратно.
  -А-а, где наша не пропадала, - махнул рукой, - пиво, так пиво. Оно тоже ударяет?
  -Угу, только в туалет бегать придется. Мочегонный эффект.
  -Вот ты и побегаешь за нас всех, - ухмыльнулась Алайна.
  -Э-э-э нет, так дело не пойдет! - замахал Николай руками. - Каждый пьет и писает только за себя. Пьет и писает. Никаких переливаний похмелья и всего остального, иначе... Уговор?
  Собеседники, немного поломавшись, нехотя согласились.
  -Ладно, уболтал.
  -Ближайшая остановка в Баскунчаке - стране вечнозеленых арбузов и воблы, там и возьмем, - решил Николай.
  Часа через 4 поезд остановился. Николай вышел на платформу, его тут же оккупировали продавцы на детских колясках, с ассортиментом, не хуже чем в городских супермаркетах.
  -Стоп, - остановил галдеж мановением руки. - Пива и воблы на все, вон в то окно, - сунул ближайшей из торговок несколько купюр среднего достоинства. Та, разглядев бумажки, крякнула от удовольствия, принялась с энтузиазмом швырять бутылки и чалки в окно купе, где ехал Ник с друзьями.
  -Поубиваешь! - взвыл Пол, пропустив меткий бросок бабки.
  -А вот поберегися! - Ник поднатужился, швырнул в окно гигантский арбуз. В купе что-то крякнуло, воцарилась тишина.
  -Чего молчишь? - настороженно спросил Николай, - не поймал?
  В окне показалась физиономия Ланса:
  -А зайди любезный сюда, - очень тихо попросил, - сам и увидишь.
  Что-то чересчур мягко стелет, подумал Ник. Уж не пришиб ли он их там?
  -Э-э, я лучше еще чего-нибудь прикуплю, начал отступать вдоль перрона.
  -А ну сюда, живо! - рявкнул Ланс, - и так складывать некуда.
  Николай нехотя поплелся в купе. Вошел и ахнул. Стены, дверь и полки в арбузных ошметках. Блондинка сидела в эпицентре взрыва.
  -Не рассчитал, - вздохнул он.
  -Твое счастье, что не попал ни в меня, ни в Алайну, - сказал Пол, - теперь возьмешь совочек и приберешься, понял?
  -Угу.
  Как бы ни так. А волшебная сила денег тогда на что, подумал он, отправляясь искать проводницу. Хватило трех минут и нескольких сдвоенных купюр, чтобы через 10 минут купе блестело, как новое.
  -Другое дело, - окинул Ланс взглядом помещение, - можешь ведь? Начнем?
  Поезд тронулся, и они расселись вокруг столика. Ник вскрыл по бутылке. Белоснежная пена вздыбилась и осела.
  После первого глотка гости прислушались к ощущениям.
  -А ничего! - восторженно заметил Пол. - Освежает.
  -Закуси балычком, - посоветовал Николай, подсовывая под руку кусок осетринки. - И скажи, что плохо. Только попробуй.
  -Объеденье, - зажмурила глаза от удовольствия Алайна, смакуя отрезанный кусок.
  -Так, - разошелся Николай, - теперь кальмаров, - начал подсовывать ломтики тонко нарезанных щупалец.
  Короче, через пару часов, проведенных в обществе пива и морепродуктов, все основательно набрались. Дверь в туалет не стояла на петлях. За окном начало светать и Пола пробрало.
  -Спою! - категорично заявил он, обведя спутников мутным взором.
  -Не надо! - так же категорично ответил Николая. - Парень ты хороший, но вот поешь хреново. Соседей разбудишь.
  -Что ты мне все время соседями угрожаешь? - возмутился Ланселот, - я петь хочу. Душа полета требует, понимашь?
  И затянул:
  ...А черный ц-а-аплик!
  Что ж ты вье-еесься.... Над мое-е-е-ю головой...
  А ты добы-ы-ычи не добьес-с-сься... а черный ца-аплик - я не твой...
  Ник слушал, затаив дыхание. Песня натурально исполнялась про черного ворона, любимое произведение Василия Ивановича. Только с какого перепугу, Пол затянул про цапликов? Он уже слышал это слово, когда ночью отмечали встречу. Алайна сказала: Мейс мол, спит как цаплик. Интересно, что за зверь такой?
  Ланс пел негромко, что, несомненно, радовало. Благо, в стенку никто не стучал и проводница не орала по всему вагону. Пол сидел, задумчиво подперев руками голову, вперив взор в окно. Ностальгия... Когда закончил, Николай не утерпел и спросил:
  -Слушай, что за цаплик такой? Я второй раз про него слышу. Зверек, что ли мелкий? Помесь суслика с цаплей? Почему летает?
  -Какого еще суслика? Цаплик, он же летающий дракон, или "черная смерть" - огромный ящер с перепончатыми крыльями, самое злобное и хитрое создание во всех Измерениях. Псевдоразумное существо с задатками интеллекта. Размах крыльев метров пять. Череп длинный, клюв два метра. Дыхнет - факел такой, что половину села зажарить можно. А зубов сколько... - Ланс обреченно взмахнул рукой.
  -Ничего себе, - опешил Ник, - это же птеродактиль натуральный! А говорили, что Мейс спит как цаплик? Так ужасна во сне?
  -Цаплики большую часть времени проводят в спячке, - терпеливо объясняла Алайна, - потому что, бодрствуй все время - на Измерениях не осталось бы жизни вообще. Эти демоны всеядны. Мало того, атакуют стаями, несметными полчищами. Прилетают, уничтожают все что находят, и опять в горы, на покой. Зрелище страшное. Не остается даже самих домов, чего уж там говорить о скотине и живности. А во время спячки -безобидные создания, делай что хочешь, им даже глаза открыть лень.
  Кошмар, подумал Николай, ящеры с повадками саранчи и аппетитом белой акулы. Эдакие Змеи Горынычи быстрого реагирования. Теперь стал понятен смысл, который вкладывал Ланс в песню. Ты не вейся надо мною...
  -Как же вы с ними боретесь? - полюбопытствовал Ник.
  -А кому они нужны? - скривился Пол. - Спят себе и спят. В горы к ним никто не лезет, умный в скалы не пойдет. Хотя... какие-то остолопы в консервных банка, именующие себя гордым словом - рыцари, периодически отправляются сразиться с Горынычами. Потом даже башмаков не находят. А когда ящеры просыпаются, так об этом известно заблаговременно. Есть специальная служба, контролирующая сон цапликов - Служба Спасения 911, названная в честь первого стадо, напавшего на поселения. Уж не знаю, кто в такой суматохе сосчитал ящеров, но чудиков всегда хватало. С тех пор и повелось, только цаплики просыпаются - близлежащее население уходит в бункеры. Правда, часть живности оставляют на поверхности. Не будь еды, неизвестно что придумают.
  -А почему "цаплик"? Звали бы их просто ящерами там или летающими драконами...
  -Не путай драконов с цапликами. Драконы располагаются на вершине пирамиды, они высшая ступень эволюции летающей живности - элита. А цаплик, он же "цеплик" - производное от "цапать" и "цеппелина", если тебе это что-нибудь говорит.
  -О многом. И в первую очередь о размерах, - ответил Николай, вспоминая дирижабль жесткой конструкции "Гинденбург", с виниловой обложки. Тоже дело случая - 63 полета, год эксплуатации, а сгорел при посадке в течение 10 секунд. - А почему их просто не перебить, пока спят?
  -О балансе сил в природе слышал? - поинтересовалась, зевая, Алайна. - И потом - не все спят. Есть дежурное охранение, контролирующее подходы к гнездам. Боевые самцы в рассвете лет - к таким попробуй, сунься.
  -Да, - согласился Ник, - жуткие зверюшки.
  -Не будем о грустном, - резюмировал Ланс, - еще по бутылочке и на боковую?
  Возражений не последовало.
  Следующие сутки пролетели как несколько минут. Пиво, балык из осетринки, курица с креветками, да крепкий сон - что еще можно желать человеку, путешествующему поездом?
  В шесть утра по Москве Павелецкий вокзал распахнул жерло и поглотил состав скорого поезда Љ 5 "Лотос". Столица встретила приезжих моросящим дождем. Алайна выразила опасения относительно полетов в дождь. Но Ник успокоил ее, объяснив, что современным самолетам дожди ни почем, и вообще - улетать в дождь добрая примета.
  Москва, надо признаться, не произвела должного впечатления на иноземцев. Они немного побродили по сонному городу. Ближе к 9-10 часам на улицы начал выползать народ. Друзья несколько испуганно сторонились этих энергичных, с пожаром в глазах, людей, несущихся куда-то сломя голову.
  -Слишком шумно, людно и бестолково, - высказался Пол, оглядевшись по сторонам.
  -Согласна, - поддакнула Алайна, - на базар похоже.
  Зато в метро оторвались. Нику стоило огромных трудов согнать их с полосы эскалатора, где они нарезали уже восемнадцатый круг. На электричке, потом на такси - добрались до Шереметьево-2. До самолета оставалась уйма времени. И они с толком провели его в буфете. Из разговоров улетающих, отдыхающих за соседними столиками, Пол узнал о беспошлинной торговле в аэропортах. И тотчас выразил желание, познакомится поближе с содержимым товарных полок. Вскоре, сумка под завязку набилась бренди, виски и коньяком.
  -Куда тебе столько? - схватившись за голову, вопрошал Николай, - мы же через 2 часа будем стоять в эпицентре этих самых напитков!
  -А я сейчас хочу, - отрезал Пол, - кто его знает, что будет через 2 часа, а так душу согревают тем, что их есть у меня.
  Алайна ограничилась покупкой в местном магазине ноутбука. Тут же влезла во всемирную паутину и начала куролесить. В первую очередь, науськанная уже хорошо поддатым Лансем, отправили полное гневных излияний письмо на сайт АвтоВАЗа, самому г-ну Каданникову лично. Что именно написали, Ник так и не узнал, но, судя по фразам: "за козла - ответишь", и "больше скорость-каюк машине" можно догадаться, что ничего хорошего там не было.
  Потом, Алайна официально от имени концерна "Даймлер", отказалась от совместного производства "Шеви-Нивы", сославшись на то, что пока ВАЗ не научиться выпускать реальные автомобили, а не НЛО, ни о каком сотрудничестве речи и быть не может.
  И на десерт, молодая хакерша, бомбанула несколько частных банков, перевела наличность через десяток тут же взломанных ею фирм на Андалузских островах, в пару центральных банков Лондона. Таким образом, финансовые возможности путешественников увеличились в несколько десятков раз.
  Ник только покачал головой, оставив спутников в дебрях Инета, отошел в сторону перезвонить Ричарду, англоязычному товарищу, которому спас жизнь во время военного инцидента на Второй чеченской войне. Накануне Алайна снабдила его компактным переговорным устройством, автоматически подстраивающимся под речь собеседника в двух направлениях. То есть Ник одев на шею кулон, болтал по-русски, а Дик слышал прекрасную английскую речь. Ну и наоборот соответственно. Плюс блондинка скинула на все сотовые по немыслимой куче наличности в американском эквиваленте, теперь они могут болтать часами не только с забугорьем, а хоть с самой Альфой Центавры, не беспокоясь, что баланс подойдет к концу.
  Пока устанавливалась связь с туманным Альбионом, Николай припомнил, как они познакомились.
  Тогда разведгруппу, которой командовал Николай, десантировали в непосредственной близости от Иракской границы, с целью присмотреть за активизировавшимися мародерами из числа наемников. Группу Ричарда, забросили с аналогичным заданием, но с другой стороны границы. Повезло ей меньше. Уже через сутки от английского спецподразделения практически ничего не осталось. Мало того, что угодили на минные поля, так еще и взяли в плен, невесть как оказавшиеся в здешних местах, нохчи.
  Ник узнал об этом совершенно случайно из перехваченных радиодонесений. Против англичан ничего принципиального не имел. Была одна заноза за 18 июня 1815 года, когда англо-нидерландские войска герцога Артура, который Веллингтон и прусские войска гражданина Блюхера разгромили армию Наполеона.
  Но эта проблема меркла перед ненавистью к чехам, made in Chechnya. Несколько его друзей погибли в первую компанию в Грозном, он органически не переваривал отдельных представителей этого народа, с оружием в руках.
  Конечно, приказа на освобождение англичан у них не было (да и никто бы и не дал такую установку - обе группы находились в заданном районе совершенно нелегально), но Николай решил немного отступить от обязательной программы, откатать произвольную. С небольшим количеством бойцов, вступил в деревеньку, где квартировали парни Буслаева.
  Пленных в ту ночь не брали. Из отряда Николая не пострадал никто, чего нельзя было сказать о чеченцах. 40 боевиков отправились с последним докладом к Аллаху, или к лицу его замещающего.
  Англичан, уже простившихся с жизнью, доставали из зинданов по одиночке. Те, со слепу, не разобравшиеся в происходящем - говорили то все по-русски, решили, что их собираются кончать. Благо, обошлось все несколькими свернутыми челюстями с заграничной стороны.
  На коллег из-за пролива факт спасения русскими парнями произвел неизгладимое впечатление. Расставались по-тихому, но тепло. Все, кого удалось спасти, молча резали ладони огромными тесаками, смешивали кровь с кровью николаевских ребят, становясь, таким образом, побратимами.
  Ник побратался с Диком, командиром английской разведгруппы. Этот крепкого телосложения, темноволосый парень, с живыми глазами, долго и настоятельно звал Ника к себе в гости в Манчестер, обещая перезнакомить со всей родней и с женой Бертой. А то, как будут рады видеть человека, спасшего их отца, маленькая Вероника и ее брат Джон, и говорить нечего.
  Николай, поняв, что в той ситуации просто так не отвяжется, дал клятвенное обещание как-нибудь заглянуть на огонек. Объяснять англичанину, какие трудности пришлось бы пройти, для того чтобы вылететь за границу, тогда не хотелось. Да и обещал для красного словца. Кто же знал, что встреча окажется роковой?
  И Ник вновь задумался о причинно-следственных связях. Не зря, видно, решил в тот раз ослушаться приказа, пригодилось же!
  Вчера, когда позвонил Диксону, тот чуть ли не на ушах начал прыгать. Обещал встретить и предоставить все услуги, которые только выполнимы. Наконец - то ему удастся отплатить Нику, пусть и на таком уровне, но все-таки...
  Николай дозвонился до Манчестера, успокоил Дика - вылетают, через 2 часа будут в Лондоне. Ричард заверил, что тотчас выезжает встречать. Расстались довольные друг другом.
  Надо сказать, что перелет не вызвал особых восторженных чувств у Алайны с Полом. Ну, ладно Алайна, привыкшая к межзвездным перелетам, но Ланс то никогда не поднимался в высоту! Однако хитроумный Пол, ополовинив запасы спиртного, вполне миролюбиво уснул и не приставал с вопросами. Последние словами, которые успел расслышать Николай, были: " Держись Англия, смена идет..."
  
  
  Глава 6
  Вершитель
  
  Я специализируюсь по Вселенной
   и всему тому, что ее окружает.
  
  
  -Смена пришла, - сказала Блейс в видеоглазок. Она поднялась вверх по ступенькам, остановилась на площадке перед входом в зал. Чармуш лениво покосился на монитор, зевнул во весь рот. Здоровенные желтые клыки выскользнули из пасти, и тут же спрятались. Потянулся, нехотя нажал кнопку замка, распахивающего дверь в зал.
  -Все спокойно, - пробурчал басом. Потом тяжело встал, медленно ступая, сгибая и разгибая плечи, направился к выходу. Все также медленно начал спускаться вниз по ступенькам, разыскивая, что бы такое разломать.
  Сторожа из него сделали, позор на головы старейших! Нашли пастуха, мля... Вот шеи кому ломать, это как раз в его стиле.
  Для такого клеуса, как Чармуш, работы не было. Этот мыслящий достигал в высоту 2 метро, ширина плеч колебалась в районе 1.80 в поперечнике. Верхние руки составляли порядка 70 см в обхвате, а грудь обмеривал двумя связанными веревочками, хитро именуемыми в здешних краях - сантиметром. В родном Измерении - пограничном мире, где власть клеусов ограничивалась недостатком ресурсов и свирепым нравом местных форм жизни, на Чармуша смотрели бы с почтительным благоговением и страхом. Вполне оправданным благоговением и страхом, как привык считать он сам.
  Клеус протопал в свою комнату, стараясь ступать тяжелее, чтобы проломить паркет, но не вышло. Комната, что ему выделили, обставлена в местном стиле: тяжелые темные шторы на окнах, огромная кровать с балдахином, ковры, с густым, по самую щиколотку, ворсом. Этого образа жизни Чармушу следовало остерегаться. Если он не будет осторожен, такая жизнь может сделать мягким его самого.
  А становиться мягче не было ни малейшего намерения. Он властный отпрыск клеусов высшей марки, из числа пионеров, своей силой и волей раздвинувших границы Империи и покоривших целые планеты, заполненные чужеземцами, стоявшими ниже клеусов по развитию. Изнеженные бароны в дворцах, думали, что победы происходили по мановению их руки. Чушь! Это сделали личности, такие как Чармуш, и притом - самым лучшим и эффективным способом: проламывая головы и разрывая внутренности врагам.
  Чармуш считал себя кровавой личностью - титаном в ярости, нагоняющим страх в своем веселье, плюющим на законы, придуманные для того, чтобы защитить тех, кто слабее. Он не признавал никаких обычаев, кроме собственной воли, никаких мотивов, кроме собственного обогащения. Презирал все нации и народности кроме клеусов.
  Пора заявлять о себе в открытую, думал он. Его, прирожденного вождя клеусов заставляют делать грязную работу?! Единственной в этой толпе, кто хоть на что-то годился, был Керрингтон - человек, явно боготворивший силу, честь и отчаянные подвиги. Недаром хозяин нанял его, уж кто, а Чармуш наделен всеми перечисленными качествами в избытке.
  Клеус протянул руку под кровать, вытащил футляр с мечом. Достал меч с длинным тайларовым лезвием - для него никаких легких сплавов - обеими руками поднял над головой. Отчетливо представил перед собой барона Гордо, вассала в приграничном мире, и разрубил видение надвое. Клинок вихрем плясал перед ним, кроша Гордо на мелкие кусочки. Второе сердце Чармуша бешено заколотилось. Скоро, ой как скоро он станет полноправным владыкой своего мира. Смерть врагам! Он заставит себя уважать, согнет непокорные головы под собой. Кровь быстрее побежала по жилам. Он - Чармуш... Чармуш... ЧАРМУШ!!! Славный представитель своей расы! Яростный воин с тайларовым клинком! Кровавый вождь клеусов с сердцами, полными бесстрашного величия!
  Чармуш ударил назад, гигантская ваза эпохи Дзен разлетелась на куски, усеяв покрывало кровати мелкими осколками. Чармуш зарычал, обрушил меч вниз. Меч пронзил ковер, затканный розами, глубоко вошел в пол и застыл, дрожа.
  Чармуш сплюнул. Это неподходящая комната. Негодное задание. И соратники у него неподходящие.
  Легким движением вытащил меч из пола. Тот повис в руке, как знамение. Чармуш взвесил ситуацию.
  Его хозяин - или так называемое вышестоящее начальство - держит в доме непонятную реликвию, которую никто никогда не видел. Для того чтобы охранять саркофаг - Блейс или Чармуш не требуются, это работа обыкновенных систем безопасности и хорошо оплачиваемых наемников из числа местных жителей. Какой прок нанимать высококлассных бойцов из других Измерений, взять ту же Блейс, наемную убийцу из отдаленного мирка? Или его, грозу приграничных земель? На эти вопросы Чармуш ответить не в силах.
  Его губы раздвинулись, язык перекатывался во рту. Ну, допустим, отнесем на счет экстравагантности нового хозяина, лорда Керрингтона. Какими уж силами и ухищрениями тот смог пробиться в его Измерение, Чармуш не знал, но факт, что смог, заставил зауважать лорда еще сильнее.
  Надо держать уже востро и ждать своего шанса. Клеус знал - час настанет.
  Ухмылка Чармуша стала шире. На ковер закапала слюна. Это будет замечательно.
  
  ...................................................................................................................
  
  - Бинго! - воскликнула Алайна. - Очко в нашу пользу!
  Блондинка посмотрела на цифры, сменявшиеся на компьютере, откинулась на спинку стула, сцепив руки на затылке. В то же время микрофлипперы, запущенные еще днем на северо-западе Ливерпуля, начали обеспечивать устойчивую связь периферии с компьютером.
  -Серьезно? - к ней подтянулись Пол с Ником, встали позади правого плеча. - А что именно?
  -По-моему, я нашла, - гордо сообщила Алайна. - Я забралась в компьютеры телефонной компании, взяла координаты всех исходящих вызовов за последнюю неделю, зафиксированных на западе Ливерпуля.
  -И что нам это дает? - недоуменно спросил Ник. - Ну, покажет твой комп какой-нибудь Северо-западный филиал Английского банка, и?
  -Порадуюсь за Английский банк и все, - удивилась Алайна. - Причем тут банк?
  -Но ты же планируешь сравнить частоту вызовов, и таким образом, определить какой из особняков тратит деньги налогоплательщиков на свои телефонные нужды, не так? Только с чего взяла, что кто тратит больше, те, кто нам нужен?
  -Мысль интересная, но бестолковая, - улыбнулась блондинка. - Так мы действительно ничего не узнаем. Но ты не думал потянуть за ниточку с другого конца?
  -То есть? - опешил Николай, а Ланс хмыкнул.
  -Ник, - обратилась к нему Алайна, - нам надо с чего-то начинать. Вы не высказали ни одной здоровой мысли. Я же поразмыслила и приняла решение. Если правильно уловила ситуацию, то вы переживаете компьютерный и мобильный бум? Так вот, на фоне повального использования высоких технологий, из одного особняка, расположенного в интересующем нас месте, ни разу, я подчеркиваю - ни разу, не произведен ни один вызов! Что скажешь?
  -Скажу, там никто не проживает.
  -А если его снимают уже месяц, и владельцы постоянно находятся внутри?
  -Все равно ничего не дает. Может это престарелая пара, не пользующаяся услугами сотовых операторов?
  -Может. Но что-то мы должны сделать? Давайте хоть проверим дом.
  Алайна, пробежав пальцами по клавиатуре, вывела на монитор информацию:
  -Смотрите. Десять последних дней - и ни одного входящего и исходящего звонка. Не странно?
  -Можешь узнать, какой фирме принадлежит дом?
  -Сейчас. "Джоунс, Джоунс, Джоунс и Трейси, ltd.", - сказала она.
  
  ..........................................................................................................
  
  "Джоунс, Джоунс, Джоунс и Трейси, ltd." располагали небольшим офисом в центре Плаун-Сити. У двери находилась медная панель, которую, по-видимому, ежедневно полировали. Дверь отливала матовостью снаружи, но изнутри прозрачна, так что служащий, сидящий в офисе, мог видеть приближавшегося клиента и выбрать соответствующую линию поведения.
  Ланселот переступил порог, лениво направляясь к стойке. Томно взглянул на служащего сквозь черные продолговатые очки (Ник настоял, чтобы их одел, на кой? он и в темноте прекрасно видит, но Николай сказал, что так произведет впечатление крутого мена, только вот не разъяснил - что это такое, а копаться в мозгах времени не хватило).
  -Мне бы с Трейси перекинуться, надо одну тему перетереть.
  -Осмелюсь поинтересоваться - почему именно Трейси? - спросил служащий. - Сэр Джоунс вполне компетентен во всех вопросах.
  -А мне как раз хочется с Трейси. Шустрый парень, раз сумел пробиться в такую компанию, - ухмыльнулся Ланселот, указывая на название фирмы.
  -Боюсь, ничем не можем вам помочь, - скорбным голосом сообщил клерк. - Во-первых, леди Трейси - женщина, а во-вторых, скончалась шестнадцать лет назад...
  Служащий являлся потомственным англичанином и поэтому надменно смотрел на Ланса, почти незаметно выражая презрительность к этим "новым русским", что наводнили страну, последовавшие за первой ласточкой Абрамовичем, ставшем крестным папой "Челси".
  - Я провожу вас к сэру Джоунсу. Как мне о вас доложить?
  -Зови меня, братан, Пашей Гуэльзским, - Ланс выплюнул кусок жвачки, прилепил резинку к мраморной столешнице, невзирая на протестующие возгласы. - Я тут проездом, - достал ворох визитных и кредитных карточек, что Алайна соорудила ему накануне.
  - Сэр, - служащий мельком бросил взгляд на золотые карточки "Манхеттен экспресс" и "Виза", заставил себя поклониться, нелепо размахивая полами фрака. Выкарабкавшись из-за стойки, повел Пола в офис, отделанный лакированными панелями розового дерева.
  -Подождите здесь, пожалуйста, - служащий указал на стул, затем на встроенный в стену бар: - Могу предложить вам кофе, чаю? Возможно, вина?
  -Эта... я слышал у вас виски, вроде неплохое? "Джек Денильс" есть?
  -"Даниелс". Это в Шотландии, сэр...
  -А какая разница? - искренне удивился Пол.
  -Могу предложить только вино.
  -Вино, так вино, - Ланс тяжело рухнул на стул, пронзительно скрипнувший под ним. - Давай, тащи выпивку.
  Ланселот начал потягивать напиток, а клерк исчез в недрах конторы. Алайна пробила по сети, что у этих старичков все поставлено по старинке. Подсоединить компьютерные платы оказалось невозможно, рекогносцировку пришлось проводить старомодным образом - ловлей на живца. Николай утром отправился к своему другу, договариваться о помощи, Алайна черпала потоки информации из всемирной паутины, а на дело пришлось идти ему, Лансу, чем он с удовольствием воспользовался. Да и роль, которую навязал ему Ник, понравилась - какой-то "новый русский", богатый до безобразия нувориш, сыплющий деньгами направо и налево. Пришлось экстренно догружать сознание фразеологизмами, перегружать языковые настройки, обогащая местную речь оборотами "типа-а", "чиста-а" и "конкретна-а". Оказалось, что словарный запас "новых русских" строиться на обыгрывании трех вышеперечисленных слов. И что самое интересно - они умудряются понимать друг друга! А некоторые индивиды, так вообще строят свою речь исключительно на трех китах!
  Со взаимопониманием проблем не возникло - Алайна, еще до того как подняться по трапу самолета, нацепила на шею каждому универсальный переводчик. И теперь не имело значения, на каком языке говорит оппонент - и ты его понимаешь, и он тебя. На вопрос Ника (вот ведь любознательный разумный!) как оно действует, Алайна завернула про преобразование психологических флюктуаций собеседников, интегрированность ментальных потоков... тут Ланс зевнул, потеряв интерес. Какая разница как, работает же?!
  Джоунс оказался человеком - средних лет, с приятными манерами, одетым в костюм, сшитый по классической моде. Ланс от души сжал протянутую ладонь, да так, что старичок взвыл от боли. Вдобавок Пол еще и хлопнул того по плечу, явно выказывая доброе расположение к канцелярской крысе.
  -Здорово, Джоунси, - поприветствовал Ланс. - Я, типа-а, по делу, - снова уселся на стул. Джоунсу ничего не оставалось, как последовать его примеру.
  -Моя жена желает, чиста-а, совершить путешествие по Англии, - сообщил Ланселот, одновременно вытаскивая из кармана кучу фотографий, - надеется конкретна-а провести месяц в Ливерпуле, подруги посоветовали. Знаете, как бывает, съездила одна клуша, и давай типа-а взахлеб рассказывать остальным курицам, как там у них, то есть у вас, тут крута-а. Ваще, - Ланс вовремя вспомнил жест, который показал ему Ник, сунул под нос оторопевшему предводителю фирмы козу с обеих рук. - Так вот, братан, короче моя благоверная будет здесь через полгода месяцев, считая с сегодняшнего дня. И ей бы чиста-а хотелось иметь конкретную резиденцию, ну, типа-а ни у кого из подруг еще такого не было, а она, чиста-а может себе это позволить... на мои деньги, усек? Гы-гы-гы.
  -Вы, несомненно, пожелаете иметь дом в городе? - немного повременив, спросил хозяин фирмы. От амбиций и манер этого русского Джоунс явно не в восторге, его бы воля - запретил им вообще выезжать из своей страны. Ах, как было хорошо, когда существовал железный занавес. Но он прогрессивный человек, и если уже ничего нельзя поделать, то упускать жирный куш и подавно не намерен. Можете быть спокойны, сдерет с этого вульгарного человека столько, что мало не покажется.
  -Эта, типа-а, смогом, что ли дышать? Не-а, не пойдет! - решительно отринул предложение Пол. - Давай конкретна-а за городом.
  Алайна произвела несколько снимков со спутника, Ланс прекрасно знал расположение особняка, отличительные черты, короче все то, основываясь на чем, можно смело вистовать, если понимаете, о чем речь.
  -Ей нужна вместительная халупа, чтобы собрать клевый тусняк, ну, типа-а, вечеринки проводить, и так чиста-а, отдохнуть не в напряге, сечешь? Чтобы обставлен на уровне, конкретна-а так, желательно деревья по периметру, с площадкой для гольфа и плюс бассейн. Это реально, братан?
  - О, да, разумеется, - сказал сэр Джоунс. - У нас имеется несколько зданий, которые могут вам подойти. Говорите через полгода?
  -Тут че, типа-а,- эхо? - спросил Ланс, вертя головой. - Шесть месяцев, старче!
  -Не соблаговолите ли взглянуть? - хозяин офиса достал откуда-то из-под себя внушительный альбом с репродукциями загородных особняков.
  Ланс осмотрел изображения ряда резиденций, любая из них могла подойти под это описание. Он знал от Алайны, что, учитывая размер арендной платы, которую берут за месяц "Джоунс, Джоунс, Джоунс и Трейси, ltd.", они могут распрекрасно позволить себе ПОСТРОИТЬ площадку для гольфа, если понадобится. Пол бросал взгляд на адрес каждой из фотографий, и, только когда появилась тринадцатая резиденция, откинулся назад, поднял голову, чтобы взглянуть сквозь очки на здание в древнегерманском стиле с узорчатой красной крышей.
  - Провалиться мне на месте, братан!- вскричал он. - Это как раз то, что надо! Если я хоть что-нибудь понимаю во вкусах своей жены, то она будет кипятком писать от счастья. О, кей, я беру его в аренду на год, сколько с меня? - вытащил из внутреннего кармана горсть тысячных купюр. Несколько из них спланировали на пол, но никто даже не привстал, чтобы поднять деньги. Оба сверлили друг друга глазами.
  Уши сэра Джоунса вспыхнули. Он чуть подался вперед. Едва заметный свет, слишком слабый, чтобы назвать блеском, появился в глазах, но Пол заметил, как проглотилась наживка.
  -Позвольте, я покажу Вам холл. Это один самых величественных наших особняков. Вы сделали чудесный выбор, м-р Па-ша.
  Ланс замурлыкал, изображая восторг по поводу "клевой халупы", обстановки, изысканного вкуса мифической жены и заботливости, с которой убран дом. Поскольку его старуха собирается тусить в окружении многочисленных произведений искусства, осведомился об охране и получил краткий обзор системы защиты поместья. Попросил копию, чтобы иметь возможность послать любимой, успокоить своего пупсика, что с коллекцией Рембрандта ничего не случится, и она может лично обозреть мебель и убранство. Ланс поинтересовался, возможно ли осмотреть дом. Сэр Джоунс ответствовал, что в настоящее время дом снял месяц назад лорд Керрингтон со своими людьми, но снял только на три месяца, можно позвонить и спросить, не будет ли ему неудобен визит. Вы дадите свой номер телефона м-р Паша?..
  Отчего же не дать? Если надо, так бери братан и саму трубу, какая фигня, новую куплю. Нет? Не надо? Только номер? На.
  Ланс дал номер сотового телефона, он ведь проездом, еще недельку погуляет по улочкам Манчестера, глядь, может и на Бекхэма напорется, чем Мара не шутит, так что звоните в любое время. Что? Манчестер в другой стороне? А-а, забыл, что в Лондоне. Фигня - базар, смотается в Манчестер.
  Он поднялся, неожиданно для англичанина запечатлел смачный поцелуй в щеку. Сэр Джоунс проводил до двери, настороженно держась немного сзади, неизвестно что еще выкинет этот русский.
  .....................................................................................................................
  
  - Ага...что тут у нас... счета, оплата... а вот...! Как говоришь, его зовут, лорд Керрингтон. Ну-ка, что на него есть? Так, подключим базу данных, плюс данные МИ-6...ага, ага... Переехал в Англию в...что такое?!.. не может быть...двести лет?? И это с учетом-то вашей средней продолжительности жизни...?
  -Чего? - подвинул Алайну Николай, уселся рядом. - Какие двести лет?
  -Сам смотри,- развернула монитор блондинка. - Его родной особняк построен в 1786 году, там, где и должен стоять - в Глазго, лордом Джозефом Бентли Керрингтоном, дальше в нем жили последовательно Джон Байрон Керрингтон, Дик Бассет Керрингтон, Дуглас Берримор Керрингтон, и наконец настоящий владелец Дирк Бигуди Керрингтон, который почему-то пустился в бега.
  -Ну и что?
  -Сравни инициалы!
  -Похожи, но может у лордов принято называть детей на одинаковые буквы?
  -Ник, ни у одного нет даты рождения! Только даты смерти. Смотри, про Джозефа ничего неизвестно, откуда приехал, чем занимался - вообще ничего. Но, тем не менее, он потомственный лорд, получивший верительную грамоту из рук самой королевы, здорово да? Появляется неизвестно откуда, и бац - уже лорд. Интересно, во сколько это ему обошлось... Так вот, умер он в 1802 году, а в 1808 в доме поселяется его сын - Джон, как две капли похожий на отца. Где он скрывался до этого времени - неизвестно. Как Джозефу удалось скрыть от общественности наличие сына - тоже вопрос. И что еще примечательно - ни один из них официально не женат! То есть они, будучи при жизни, переписывали имущество на последующего продолжателя династии, официально признанного ими как наследника.
  -Ты хочешь сказать, что это один и тот же человек? - нахмурил брови Николай.
  -Это единственное логическое заключение, - пожала плечами блондинка.
  -Но люди не живут по двести лет!
  -Ник, - вмешался Ланселот, - то, что не живут, еще не значит, что этого не может быть. Например, не захотел афишировать особенности организма - не подсудное же дело?
  -Сдается мне, что тут не все так просто, - процедила сквозь зубы Алайна, - взгляните-ка на нашего противника.
  Николай с Полом прильнули к экрану. На них смотрел высокий, гораздо выше среднего роста человек, с худощавым лицом. Николай автоматически отметил напряженные скулы, тонкие губы и орлиный нос. Глаза, словно рентген, буравили матовую поверхность монитора. По спине поползли мурашки. Темные волосы, как у Ланса, аккуратно зализаны назад, так, что остроконечные уши прячутся в густой шевелюре.
  -На Дюка похож, - неожиданно сказал Ник, отрывая взгляд от Керрингтона, - что-то в глазах...неземное...
  -А ведь верно, - всмотрелась Алайна в фотографию, - только не в глазах, а в ушах...
  -Уши как уши, - буркнул Николай. Дирк Бигуди произвел на него двоякое впечатление, в нем силы не меньше чем в Хранители, это несомненно, да и не живут люди по двести лет, хоть тресни! А с другой стороны, показался Нику даже симпатичным. Вообщем, двоякие чувства вызвал владелец таинственного особняка.
  -Проверь-ка на морок, - внезапно сказал Ланселот, - что-то у меня настройки зашкаливают.
  -Какой морок? - поинтересовался Николай.
  -А ведь точно, - Алайна нырнула под стол, вывалила содержимое рюкзака на пол, принялась сосредоточенно в нем копаться. - Нашла!
  Неуловимым движением сунула диск в винчестер. По монитору поползли вереницы загрузочных файлов.
  -Что за программа такая? - не унимался Ник.
  -Почти ваш "фотошоп", - усмехнулась блондинка. - Позволяет снять наваждение и лицезреть картинку, так сказать, воочию.
  Программа тем временем удалила часть волос с головы портрета. Присвистнув от удивления, Пол с Ником вновь всмотрелись в экран.
  -Однако, - вырвалось у Пола.
  У Дирка оказались остроконечные уши, больше общепринятых раза в два, сильно раскосые глаза без зрачков и молочная кожа.
  -Дядя то на эльфа похож, - подытожила Алайна, криво усмехаясь.- На Светлячка.
  -Не понял? - Ник не отрываясь всматривался в монитор. - Какой светлячок?
  -Светлый эльф. Градация эльфоидов предусматривает более сотни параметров, но основополагающих два - светлые и темные.
  -А-а, хорошие и плохие?
  -Нет. Не надо мыслить пограничными состояниями. Не бывает в чистом виде хороших и плохих, черного и белого, добра и зла. Просто Светлые эльфы и Темные. Светлые, если память не изменяет, делятся более чем на 70 подвидов, один из которых Светлячки. Кипельно белые кожные покровы, сказывается полное отсутствие тирозиновых аминокислот, ну и еще ряд особенностей.
  -Били мы и эльфов и дедушек их, - пробормотал Ланселот, не отрывая взора от портрета, поймав углом глаза, недоумевающий взор Ника, пояснил, - песня такая, "Раз бился я с эльфом". Длинная и заунывная, вообщем тебе не понравится.
  -Эльф так эльф, - беспечно бросил Ник, он как-то вдруг перешел черту, за которой перестают удивляться существованию живых эльфов в центре современной Англии. Может, пресытился? - Еще что-нибудь нашла?
  -Не скажи, - покачала головой Алайна,- не с каждым эльфом можно справиться. Но Светлячки под данную категорию не подпадают. Склонности к магии - средненькие, боевые качества оставляют желать лучшего. А вот если бы попался Темный...
  -Не накликай! - пригрозил Ланс, кусая губы, - неизвестно кто еще внутри особняка.
  -Проверим, - дернула плечом. - Я пробила адрес, проведя перекрестную проверку при помощи файла охраны, и выяснила, что Керрингтон ввел многостороннюю дополнительную охрану.
  - Какого типа? - поинтересовался Ланс.
  - Лайперы, скорберцы и ганзы.
  - Продолжай, все едино ни о чем не говорит.
  -Хопперы тоже присутствуют. Так что, похоже, он охраняет не только...
  -Ты чего несешь? - перебил ее Ник. - Какие к лешему - лаймеры и скорберцы? У нас нет таких средств защиты...
  -Как это нет? - теперь уже удивилась Алайна. - Вот же они стоят, на первом этаже, смотри сам - видишь, вдоль окон тянутся серебристые линии, это и есть лайперы...
  -Стоп, - прервал ее Пол. - Он серьезно...
  Несколько мгновений все молчали.
  -Значит...?
  -А то и значит...
  -Кто-нибудь разъяснит, в чем, собственно дело? - переводя взгляд с одного на другого, спросил Николай.
  -Керрингтон на самом деле эльф? Не похож, а самый настоящий эльфоид. Обалдеть! - Алайна откинулась в кресле, восторженно глядя на Ника.
  -Эльф залетный, - утвердительно бросил Ланселот. - Я не знаю, где он достал эти средства, но раз их не производят в вашем мире, то напрашивается только один вывод - он не местный. Не с этого Измерения. У вас же нет разумных, кроме homo-в?
  -Дельфины, - обронил Николай.
  -Не смешно, - улыбнулся одними губами Пол. - Значит эльф. Что ж...это объясняет и долголетие и уши. Можешь достать план здания? - обратился уже к Алайне.
  - Нет такого плана, который нельзя достать. Я проверю управление планирования. Это даст возможность воспользоваться "спайдером", моя собственная разработка, кстати.
  Все еще откинувшись в кресле, Алайна пробежалась пальцами по клавишам, проследила, как установилась связь с сервером управления планирования, затем ее программа вклинилась в защиту, как имперский крейсер сквозь завесу насекомых. Алайна улыбнулась, а по центрам псевдонейронной связи уже бежали данные.
  -Заглянуть в хозяйственный компьютер Керрингтона? Если сможем проверить поставки продовольствия, удастся узнать, сколько разумных в доме.
  Ник обдумал предложение:
  - Если уверена, что таким образом себя не выдадим, почему нет?
  -Не с моим "пауком".
  -Тогда вперед.
  Алайна запустила новую программу, та весело заработала. Блондинка поднял глаза на парней, стоявших за ее спиной.
  -Дрожите? Бросьте, рано еще.
  -Хочешь обвинить меня в трусости? - Ланселот нахмурился.
  -Надеюсь, вы не драться собрались? - забеспокоился Николай.
  В это время коротко звякнул бимер встроенной видеосвязи, по монитору поползли первые данные.
  - Что слышно?
  - Не торопи, - Алайна сосредоточила внимание на цифрах. - Похоже, у лорда вчера были гости. Много вина и обед на четыре персоны. - Она засмеялась. - А сегодня утром слуги приготовили завтрак на шестерых. Второй завтрак тоже на шестерых. Интересно, из кого складывается цифра "шесть"?
  -Придет время - узнаем, - сказал Пол, - не та загадка, что трудно разгадать.
  -Самое интересное, что вот уже несколько дней в меню входит сырое мясо и рыбные головы.
  -Отдают предпочтение сыроедению? - пожал плечами Николай.
  -Согласна, - немного с натяжкой произнесла Алайна, - встречала особей, перекусывающих свежатиной, но не тухлым же мясом?!
  Николай с Лансем содрогнулись.
  -Тухлым? Ты сказала тухлое мясо?
  -Угу, мясо и рыба - первоклассная тухлятина. Покупается за ничтожную цену на частной мясобойне.
  -Странно, зачем? - спросил Ланселот. - Собак кормить? Проверь-ка насчет живой охраны.
  -Посмотрим... ого, помимо всего он заказал еще и охранную сигнализацию.
  -Сигнализацию чего? Дома, или какого-нибудь конкретного помещения, предмета?
  -И того и другого.
  -Подождите, - вмешался Ник, - мы что, уже решили, насчет него?
  -По-моему да,- кивнула Алайна.
  -Даже если это не он, ничего страшного, - поддержал ее Ланс, - зайдем познакомимся, пошуруем немного, что не так - извинимся и уйдем. Но вот если он...
  -Надеюсь, противотанковых мин нет? - ради красного словца поинтересовался Николай.
  -Так... - Алайна бегло пробежала глазами мельтешащие в хаотичном порядке цифры,- так... несколько доберманов... парочка тигров... лазерные сенсоры... датчики Хользала, есть...! Есть твои мины, - радостно возвестила она.
  -О, господи, - вздохнул Николай, чувствуя, как по спине пробежали мурашки - мутанты.
  .....................................................................................................................
  
  Лорд Керрингтон задумчиво погладил подбородок:
  -Мне не нравится, что хозяйственный компьютер вышел из строя. Вы уверены, Леббс, что не вы являетесь причиной поломки?
  -Ваша светлость, как можно, - нос и кончики ушей дворецкого даже побелели от возмущения.
  -Верю, верю, - проговорил Дирк. Леббса он знал еще с детства, не доверять просто не было оснований. Забавно как-то получается, всех своих дворецких качал на руках. Хотя в книгах, почему-то все происходит наоборот.
  Уши лорда опустились:
  -Нам следует усилить охрану дома.
  -Я знаю двоих разумных, сэр. Мне посоветовали друзья, что использовали их в качестве охраны для собрания Группы на случай подрывных актов.
  Керрингтон задумался:
  -Чем меньше будут знать о нас, тем лучше.
  -О, мы не станем упоминать настоящей причины, зачем они здесь. Просто скажем, что есть повод подозревать неприятности. Дадим комнату внизу, так легче их вызывать, но мешать не будут.
  Морщины на лбу у лорда сложились в продольные складки:
  -Хорошо, Леббс, - произнес он. - Вызывайте.
  Дворецкий потянулся к аппарату межпространственной связи.
  
  ......................................................................................................................
  
  -Не нравится мне этот домик, - сказала, наконец, Алайна, просматривая голограмму резиденции Керрингтона. Ник уже просмотрел ее дважды, нервно теребя цепочку на шее, затем поднял глаза.
  -Нам необходимо составить план, - произнес он. - Как вы представляете себе мероприятие?
  В комнату вошел уверенной походкой Ланселот, за ним Ричард.
  -Ну что, видели результаты моей работы? - радостно спросил их Пол. - Ладно, ладно, можете не хвалить меня, давайте лучше послушаем, что разведал наш английский друг.
  Диксон большую часть утра провел в слежке, растянувшись под буковым деревом с крупными листьями. Он расположился на небольшом возвышении примерно в полумиле от особняка. С этой позиции можно обозреть сверху все, что находилось позади дома, а также задний портик с двойным рядом колонн, выходивший на гладкий просторное поле для гольфа, окруженное аллеей деревьев с красными плодами. Через мощный бинокль, Ричард разглядывал окна, выходившие на задний двор, замечая время от времени мелькавшие там неясные очертания фигур, периодически до того странные, что начал думать о разыгравшемся воображении. Свой "лендровер" Диксон припарковал в незаметном месте, по другую сторону холма.
  С утра смотреть особенно было не на что, разве что на лорда, игравшего в гольф. Поставив бинокль на максимум, Ричард разглядел, что, помимо клюшки, Керрингтон вооружен пистолетом странной конструкции. Проследив за игрой достаточно долго, выяснил, что лорд страстный и искушенный игрок.
  Но следил не только за игрой. Включив бинокль в режим инфракрасного сканирования, просмотрел каждый дюйм лужайки, что вела к дому. Увиденное не обрадовало. Мало того, что подступы нашпигованы минами различных конструкций, по двору носится стая доберманов жуткого вида, где-то на заднем дворе раздается басовитое урчание тигров.
  - Что тут скажешь, - вздохнул Диксон. - Конечно, не мое дело, Ник, но похоже мероприятие предстоит серьезное.
  -Насколько?
  -Намного. Такого количества мин я не видел со времен Персидского залива. Весь двор окутывает инфралазерная сеть, куча непонятного оружия. И тигры, Ник! Живые тигры, в Ливерпуле!
  -Тигры нам не помеха, - потер подбородок Ланселот, - а вот несколько лишних рук не помешает. Как насчет солдат удачи?
  Ричард замялся.
  -Есть пара ребят - Скив и Чарли, ты должен их помнить, - обратился к Николаю. - Правда, последнее время они переживают кризис, даже не знаю, как сказать...
  -Если вопрос в деньгах - то не вопрос, - улыбнулся Николай. - Получат столько, сколько назовут. Кстати, ты получишь в 2 раза больше.
  -Я не из-за денег тебе помогаю! - вспыхнул англичанин.
  -Знаю, знаю, - обнял друга за плечи Ник. - Я премного тебе благодарен, но пойми и меня. Всякий труд должен вознаграждаться. Поэтому не перечь - деньги уже переведены на счет. Не хочешь брать себе, сделаешь подарки детям - оплатишь учебу.
  При упоминании о детях, Диксон успокоился. В конце концов, он тоже еле сводит концы с концами.
  -Ладно. Но только детям!
  -Раз решили простые вопросы, - встрял Пол, - пора переходить к сложным, а именно - сначала поужинаем, а потом нападем на замок, или наоборот?
  ...................................................................................................................
  
  - Моя очередь.
  Блейс окинула удивленным взглядом длинный меч, пристегнутый к поясу Чармуша, отметила странный дерзкий блеск в его глазах. Подумала о том, какие мысли пришли на этот раз в голову обезьяны, затем решила, что тот, по всей видимости, провел послеобеденный отдых подогревая себя записью "Майн камф" - местного царька, правившего на планете несколько десятков лет назад. Гребень на ее затылке слегка приподнялся - этот пещерный житель со своим мечом и пристальным взглядом выглядит по-настоящему жутко, она порадовалась, что не может прочесть мыслей Чармуша.
  Блейс спустилась по лестнице для слуг, стараясь не шуметь. Странно, что именно сегодня напарник прицепил на пояс меч. Наемница склонялась к мнению, что у низких существ, стоящих несколько ниже по умственной лестнице, более развито чувство опасности и интуиции. Уж не почувствовал мутант что-то? А раз так, надо на всякий случай тоже подготовиться...
  ......................................................................................................................
  
  -Все чисто, за холмом, к севере-востоку, какое-то движение, вроде работает движок "МАНа", - сообщил Диксон, одетый в маскировочный костюм из мягкого свободного крепа, скрывавший все, кроме бледного овала лица. Маскировочные голограммы, что дала Алайна, еще не включились.
  -Думаешь, кто там? - спросил Стив, подгоняя запасной маскировочный костюм, сняв заранее пистолеты. Он показал себя способным к применению неизвестного оружия, зеленый берет все-таки, но, ни Ник, ни Пол не имели ни малейшего представления о том, как тот будет себя вести в деле, решили экипировать только оружием, против которого в их маскировочных костюмах имелась встроенная защита, на всякий случай...
  -Опасаешься контрнаблюдения? - переспросил Пол. Из клубящейся черноты голограммы его голос доносился жутким звуком.
  -Возможно, хотя я больше склоняюсь к мысли, что грузовик просто застрял, или перегружает наркоту, благо место здесь тихое, да и от трассы далеко.
  Диксон качнул головой:
  -Послать ребят?
  Ник встрял в разговор:
  -С того места, где он буксует, не видно и половины подходов к дому - если это наблюдатели или сторожа, то лучшее место на крыше. Но вполне возможно, что имеем дело с непрофессионалами.
  -Ага, - поддакнул Ланселот. - Непрофессионалы, которые понатыкали вокруг периметра мины?
  -Никогда не недооценивай противника, и не переоценивай тоже - назидательно сказала Алайна, только что вернувшаяся после короткого облета над деревьями, во время которого прошлась мощным биноклем по фронтальной части дома. - Там, на втором этаже, есть бронированное окно, рядом с юго-восточным углом. Оно довольно отчетливо видно, странно, почему его выделили?
  Пол достал пачку фотографий, разложил широким мазком на уже чуть влажной траве. Алайна отключила маскировку, указала рукой в мягкой перчатке на одну из них:
  - Вот здесь.
  Ланс отобрал нужную фотографию, подыскал несколько экземпляров с видом второго этажа:
  -Смотри.
  Спереди дом имел форму широкой и низкой подковы, крытую веранду, поддерживаемую мягкими "дужками" подковы. На юго-восточном углу, на втором этаже, находится гостиная, занимавшая всю "дужку" подковы. Прямо к северу от гостиной располагается круглая библиотека высотой в два этажа с замысловатой спиральной лестницей из кованой стали и огромной хрустальной люстрой. Из окон гостиной, выходящих на запад, открывается вид на крышу веранды, а в северо-западном углу гостиной находилась дверь, что вела в верхний парадный холл. Если идти по этому холлу, то за следующей дверью к западу и будет комната с занавешенным окном.
  Ник начал волноваться, ситуация испытывала терпение.
  -Доступ ко второму этажу слишком легкий, - пробормотал он. - Слушайте. В доме, в нескольких шагах от комнаты, которую они так тщательно охраняют, находится лестница для слуг, а сразу за углом от нее - парадная лестница, ведущая в нижний этаж. На восточной стороне мы имеем спиральную лестницу вокруг библиотеки, с этой лестницы открывается доступ в юго-восточную гостиную, а от этой гостиной всего несколько шагов до нужной нам комнаты. От парадного крыльца к балкону на переднем портике - две ступеньки, и они ведут к бронированному окну. Так? А в другом месте - гляньте-ка сюда, - имеются четыре другие лестницы и два лифта.
  -Это дает нам несколько выходов, - заметил Диксон.
  -Это означает, что на любом участке пути мы можем нарваться на неприятности, - хмуро поправил его Ланселот. - Не забудьте предположить, что они охраняют саркофаг, а мы можем и не справиться со стражником без шума. Поэтому план надо составлять так, чтобы не позволить поднять тревогу.
  -Диверсия, сэр, - предложил Скив, - если попробовать ворваться с черного входа...
  Ланс скорчил такую мину, что десантник умолк.
  -Думаю, в этом нет нужды, - сказал Николай, - разделение сил вызовет хаос, диверсией практически ничего не добьемся. Если ее проигнорируют и сосредоточат внимание на защите Вершителя... - он нахмурился, теребя затылок. - Нам необходимо распечатать комнату, не повредив при этом охранную сигнализацию.
  -Предоставь это мне,- сказала Алайна, проверяя отладочные системы проникновения.
  Ник сжал кулаки, словно принимая решение.
  -Очень хорошо. Пол, ты и Ричард войдете в гостиную второго этажа в юго-восточном углу. Ланс, подойдешь к двери в холл и встанешь там наготове, чтобы разобраться с охранниками в коридоре. Дик, твоя конкретная задача будет заключаться в блокировании двери, ведущей на лестницу в библиотеку. Тебе надо не просто запереть ее, поставь перед ней что-нибудь из мебели - самое тяжелое, что найдешь. А потом помоги Лансу, если понадобится. Я пойду к незагороженному окну рядом с потайной комнатой. Любые охранники, которые окажутся в коридоре, будут заперты между мной и Ланселотом.
  -А Алайна?
  -Она через окно убедится в том, что саркофаг действительно там, прежде чем кто-то из нас предпримет какие-то действия.
  Ланселот бросил на Ника взгляд, выражающий смутные чувства. Вроде все правильно, парень предложил самый лучший вариант, но кто, Мара возьми, его уполномочивал принимать решения, не посоветовавшись с ним?! И остальные приняли его план без единого слова, тоже мне...
  -Успокойся Полли, - сказала вдруг Алайна, - не кипятись по пустякам, какая разница, кто предложил, главное, чтобы сработало.
  Вот оно что, догадался Ник. Алайна прочитала возмущения Ланса, конечно, мог и сам догадаться, такой бравый мачо, как Пол, вряд ли потерпит посягательства на свою гениальность.
  -Ладно, - пробурчал Ланселот, скользнув хмурым взглядом по Николаю,- зато всегда можно будет отбрехаться, что предлагал не я...
  -Предлагаю зайти с юго-востока, - сказал осторожно Николай, косясь на Ланса,- чтобы нас не могли заметить те грузчики за холмом, чем бы они ни занимались. Мы должны находиться под прикрытием, пока Алайна не подаст сигнал...
  -Все ясно? - рыкнул Пол, пронзая каждого взглядом ярко-синих глаз. - Повторять инструкции будем?
  -Незачем, - улыбнулась Алайна, накидывая капюшон, растворяясь в воздухе. - Идите за мной. Ждите сигнала.
  И она повела их на короткой дистанции вдоль минных полей, и дальше - через первый ряд тройной сигнализации, холодное поле в форме полусферы, окружавшее здание, как невидимый пузырь. Ланс, контролируя маскировочный костюм Ника и Диксона через микроэлектрод, показал, как пробираться сквозь сеть.
  Внезапно, около западных ворот появился ярко освещенный автомобиль. Алайна приросла к месту, жестом давая понять, что бы резко включили маскировку. Маскировочный костюм Ланса уже был включен, поэтому он без опаски поднял бинокль:
  -Большая, длинная машина, - произнес он.
  Николай отобрал у него бинокль, сам взглянул на непрошенных гостей.
  -"Бентли-Континенталь", - пробормотал в недоумении. Посетители? Гости?
  Роскошное купе величаво въехало в открывшееся ворота, остановилось на заднем дворе. Нет, не посетители, заключил Николай, если пользуются входом для слуг. Сантехники, повара, может, люди, устанавливающие новые охранные устройства. Если последнее верно - время действовать быстро. Но с другой стороны, когда это сантехники разъезжали на машинах голливудских звезд и мировых политиков?
  - Может сослужить пользу, - заметил Ланселот, - если в доме будут посторонние, менее вероятно, что применят насилие.
  Диксон всем видом выражал сомнение. Он все еще сражался с маскировочным костюмом, пытаясь включить ночные голограммы. Ланс протянул руку через разделявшее их расстояние, нажал рычаг на поясе Ричарда.
  -Спасибо, - отозвался тот.
  Но никто ему не ответил. Напарники уже бежали к дому в сопровождении информационных шаров, стараясь держаться поближе к земле.
  ....................................................................................................................
  
  Алайна плыла над густой, ухоженной лужайкой. Дом впереди залился светом; железные жалюзи, шрамами покрывавшие единственное окно в верхнем этаже, резали глаз и явственно свидетельствовали - что-то не так. Сенсоры Алайна запустила вперед, те нашли и рассекли защиту здания. Девушка развернулась, ногами вперед проскользнула через магнитную ловушку, потом добралась до генератора волн и бесшумно отключила его. Окружавший маскировочный костюм голографический образ стал приобретать более светлые оттенки в тон освещенным пятнами света стенам.
  Она безо всяких усилий поднялась на второй этаж, нейтрализовала ряд мин-кнопок, указанных ей миниатюрными маячками. Отправляя рано утром Диксона на разведку, дала тому с собой небольшой кулек, распорядившись просто подбросить маячки вверх, как можно ближе к дому. Ричард молча взял, благо по внешнему виду те похожи на маленькие микросхемы. Не споры сибирской язвы и ладно.
  Алайна подплыла к окну, тщательно стараясь не касаться ногами балкона, попыталась заглянуть в щелку между лопастями стальной портьеры. Безрезультатно. Отключила сенсоры, реагирующие на изменение нагрузки с внешней стороны, быстро включила в общую сеть дубляж программы с измененными файлами, и активировала режущее устройство. Начала медленно вырезать аккуратный кружок в броне. Весело фыркая брызгами, пошел плавиться металл. Особые поглотители шума и раскаленных капель, впитывали то и другое.
  Пропустила сквозь отверстие микроинформационный шар и направила его таким образом, чтобы тот осторожно устроился под кружевными оборками штор. Обзор из шара поступал прямо в мозг Алайны.
  Матово-черный шар прокатился вдоль края шторы, скользнул по темным панелям комнаты, и сосредоточил изображение на центральном стеклянном саркофаге, что стоял прямо посередине комнаты. В нем, ничем не держась, парил в голубом тумане Жезл. Вершитель!
  Они действительно угадали с комнатой.
  Алайна убедилась, что информационный шар зафиксировав самое необходимое, совершает облет комнаты - опасности не обнаружено. Перешла на канал связи и прошептала: - "Начинаем". Позади нее, на самом краю восприятия, которое давал маскировочный костюм, остальные члены группы, окутанные ночью, решительно двинулись через лужайку.
  -Держать связь, - пронесся по наушникам зловещий шепот Пола.
  Веселье начиналось...
  ........................................................................................................
  
  Керрингтон закурил сигару, дважды постучал ей по колонне заднего портика и посмотрел на двоих новых охранников - Альфу и Бету. Оба дюжие молодцы с хорошо развитой мускулатурой, у обоих с собой маленькие чемоданчики и баулы побольше - со снаряжением. Бойцы сняли шляпы в присутствии лорда. Поскольку руки оказались заняты саквояжами, шляпы, в конце концов, зажали подмышками.
  -В этом доме нет нужды применять личины, можете расслабиться, - приказал лорд. Он говорил на их родном языке, языке вымершей цивилизации Блумберл.
  -Комнаты скоро будут готовы. Леббс проведет в библиотеку. Можете подождать там. Устали с дороги?
  - Да, милорд, нет милорд, - из двоих, Бета был более разговорчив, хотя оба не отличались особой беглостью ни в одном из известных языков. - Мы рады, что можем быть полезны.
  -Сюда, - бесшумно появился дворецкий, повел их мимо кабинета в дальнем конце дома и небольшой бальной залы, затем через бильярдную, библиотеку - в кухню. В приглушенном свете проблеснули тома в кожаных переплетах. Лорд Керрингтон молча следовал за ними. Какое - то угнетающее чувство давило, но разобраться с ощущениями не удавалось.
  -Прошу, можете свободно ходить по нижнему этажу, - произнес он, встав на пороге кухни. - Можете заказать себе, что хотите - Леббс принесет. На верхнем этаже расположен мой персональный музей, - постаралась выделить заглавные буквы, и увидел, как глаза пехотинцев сверкая, устремились к лестнице ведущей наверх - очень прошу, не подниматься туда, собьете настройки сверхчувствительных датчиков. Если же произойдет что-то, нарушающее спокойствие, уверен, знаете, как реагировать.
  - Да, милорд, - Бета быстро поклонился, и Альфа, после небольшой паузы, последовал его примеру.
  Как только Керрингтон отвернулся, все трое переглянулись. Ничего, что им не доверяют на сто процентов. Служба время от времени требовует жертв. В конце концов, справедливо рассудили наемники, это принесет пользу - меньше знаешь, крепче спишь. А солдат спит - служба все равно идет, а раз так - то денежки, которые им причитаются, получат в любом случае...
  .....................................................................................................................
  
  Леббс не уверен, что ему хотелось быть в данный момент в компании старых приятелей-наемников. Он переваривал их только в человеческом обличии, вид же естества никогда не внушал благочестивых чувств, вызывал отвращение. В первый раз, когда он увидел, что скрывается под маской человека, рвало долго, вплоть до потери сознание. Вторым желанием было схватить автомат и перестрелять омерзительных тварей. Но сдержался. Больше никогда в жизни у него не возникло мысли разузнать, какими делами занимается хозяин.
  Дворецкий молча курил у одной из греческих колонн, стряхивая пепел с сигареты на лужайку. Завтра надо все убрать, на той неделе начинать подыскивать новое жилье. Что-то его светлость занервничала в последнее время. Это уже шестой дом, который меняют за третий год.
  Налетел ветер, взъерошил волосы Леббса. Ему придется принять душ, чтобы удалить запах табака из одежды. Альфа и Бета не переносят запаха сигарет, а с ними еще предстоит пить всю ночь, вспоминая общие истории и послушать новые, наверняка интересные и пикантные.
  ....................................................................................................
  
  В нескольких метрах над головой дворецкого, лучевой резак Алайны бесшумно плавил планки, загораживавшие окно, принявшись уже за само стекло. Поглощатели дыма и расплавленных капель, а также удерживатель вырезанных фрагментов поднялись в воздух над головой, удерживаемые антигравитатором. Ник, почти невидимый в костюме хамелеона, контролировал ее действия, стоя сзади.
  Алайна различила посторонний запах, замерла. Запах табака. Кто-то курит прямо под ней. Нервы стали выделывать странные маленькие прыжки. Она включила радиоприем и среди усиленного жужжания насекомых отчетливо услышала движения Леббса внизу. Пожевала губу, сообразила: все, что требуется сделать этому разумному, - сойти с крыльца и поднять голову вверх, чтобы заметить, что с окна срезаны стальные ставни.
  - Ник, - сказала Алайна одним горлом, - прямо подо мной кто-то есть.
  Ответ последовал незамедлительно:
  -Дворецкий. Под костюмом непонятный ствол. Курит - Ник повел носом, этот маскировочный костюм чудо как хорош, максимально обостряет чувства, - вроде "Данхил", короче с ментолом.
  Алайна моргнула, быстро вырезала достаточную для ее габаритов дыру, вплыла внутрь дома.
  Что-то все уж просто выходит, пронеслось в голове, а что если...
  ......................................................................................................
  
  -Ничего себе местечко, - сказал Бета.
  -Еще какое, партнер, - Альфа подошел к плите, сунул нос в ближайшую кастрюлю. - У-у, и тут тухлая рыба, - протянул он, - сколько можно?
  -Пивка бы, - пробормотал Бета, раскрывая холодильник. - Пристрастился к местному, знаешь. Ага, нашел. Держи! - бросил банку напарнику. Тот поймал ее ловко развернувшимся правым щупальцем. Они находились одни, потом милорд сам разрешил снять маски. - Всего пара банок, - разочарованно проговорил наемник, проведя ревизию в холодильнике. - Закажу-ка еще десяток, ты как? - обратился к товарищу.
  -Нормально.
  Бета простучал по клавишам домашнего сервис-центра, заказывая роботу дюжину банок пива.
  -Тесно как, - сказал, выкарабкиваясь из человеческой личины. - Меня это всегда щекочет, а тебя?
  -И не говори, - поддержал друг, откупоривая банку, - издержки профессии. Зато платят хорошо.
  -Точно.
  -Никогда не видел столько книг, - захлебываясь от взболтавшейся пены, сказал Альфа, - помнишь, через помещение шли, ими битком набиты шкафы?
  - У моего брата тоже есть несколько штук.
  -Он что, интеллектуал?
  Оба рассмеялись, если эти кудахчущие звуки можно было назвать смехом.
  Бета поставил чемодан и саквояж, уселся за стол
  -Интересно, - кивнул одной из голов в сторону потолка, - что он там охраняет?
  -Не надо. Не положено...
  -Слышь, пойдем глянем, хотя бы на книги. Никак не могу прийти в себя - зачем так много держать?
  -Ладно, уговорил - пойдем, почитаем что-нибудь, - они вновь захрюкали над остроумной шуткой.
  .................................................................................................
  
  Диксон последовал за Лансем вверх по боковой стороне дома, к темным окнам юго-восточной гостиной. Он уже стал осваиваться с маскировочным костюмом и с удовольствием переходил от ночных усилителей образа к инфракрасному восприятию, просто наслаждаясь контрастом точек обзора.
  Ланселот работал ловко и споро, через несколько секунд очистил окно от сигнализации и вырезал стекло. Дик следил за тем, как отделившийся кусок стекла мягко поплыл в небо, завис в воздухе, не колеблясь от ночного ветерка. Затем, вздрогнув, сообразил, что Пол уже вошел в дом и надо идти следом.
  С помощью усилителя образа, вид гостиной показался Диксону аморфным - все выглядело ярким и не имело перспективы. Он спрыгнул на пол, мягкий ковер поглотил вес без единого звука. Свет пробивался из-под двери, ведущей в коридор, а далее в кухню. Другая дверь, как запомнил, ведет в круглую библиотеку. Ричард слышал раздававшиеся где-то голоса, какие-то щелкающие звуки, но не был уверен, откуда они доносятся. Воздух, казалось, пропитался запахом тухлятины. Начало подташнивать.
  Ланс все еще скользил вдоль стен, остановился около двери, ведущей в коридор. Диксон вспомнил, что ему полагается заблокировать дверь в библиотеку, стал искать глазами тяжелую мебель. В комнате находились две длинные кушетки, несколько стульев и письменный стол. Он направился к столу и потащил тот по толстому ворсистому ковру в направление двери. Беззвучный голос Ланса донесся до его ушей:
  - Не надо. Могут услышать.
  Дик замер у двери в библиотеку.
  - Интересно, а там что? - раздался голос прямо из-за двери.
  Ричард повернулся к двери, соображая, что же предпринять. Давно он не участвовал в военных операциях, слегка подрастерялся. Биение сердца стало громче, чем доносившийся голос из-за двери. По плану такого не предусматривалось. Единственное, что пришло в голову, так это навалиться на дверь, придерживая ту закрытой.
  Но дверь отворилась с пугающей легкостью.
  Осьминогообразное чудовище уставилось на десантника с приветливым любопытством. Реакция Диксона была неадекватной - во-первых, он совершенно позабыл об оружии, висевшем на поясе, во-вторых, забыл о том, что благодаря маскировочному костюму его трудно разглядеть. Короче, Диксон остолбенел. Мозг отказывался воспринимать увиденную информацию, он был буквально в шоке от того, что столкнулся нос к носу с жуткой, склизкой тварью. Если исчезающие маскостюмы, гравшары он еще "проглотил", списав на новые супертехнологии русских, то вид инопланетного чудовища застал его врасплох.
  А когда людям становится страшно, они действуют одним хорошо предсказуемым действием - кулак "зеленого берета" врезался со скоростью хорошего курьерского поезда, погружаясь чуть ли не до локтя в синюю желеобразную массу, отбрасывая ту назад, на металлические перила лестницы. Осьминог отскочил, Дик ударил снова, попав скорее удачно, чем запланировано, во что-то твердое. Скорость отдачи возросла. Бета отлетел назад, потеряв сознание. Ричард отступил в гостиную и захлопнул дверь. Обернулся к Полу - тот уже вынул оружие и воспользовался бы им, если Диксон не стоял на пути. В костяшках пальцев десантника пульсировала жестокая боль. Глаза же Пола, еле видимые из-под маскировочной сети, горели бешенством.
  -Никогда не видел ничего подобного, - проговорил Дик, тут же прижал обе руки ко рту.
  Он произнес фразу в полный голос.
  ............................................................................................................
  
  Уши Чармуша навострились при постороннем звуке. Ты-то уж точно не видел подобного, дружок, подумал он. Развернулся, вытащил меч левой рукой, правой вынул ствол, ринулся к двери. Помчался по коридору с диким ревом.
  Чармуш-храбрец! Чармуш Величественный! Смерть идет навстречу вам, трепещите!
  Он будет рубить самозванцев в капусту.
  
  ......................................................................................................
  
  Альфа наблюдал, как Бета рухнул без сознания, сбитый смутно различимой фигурой. Наблюдал без всякого удивления - у Альфы не хватало воображения ожидать слишком много, поэтому он никогда не удивлялся, когда ожидания не оправдывались.
  Мощная охранная система, решил Альфа, обладает сильным ударом, наверное энергетическое поле. Надо бы оттащить Бету подальше, может отойдет?
  Но тут он услышал вопль, звуки выстрелов и заключил, что что-то не так.
  Подошел к сервисной плате, тронул домофон скукоженной культей.
  - Это Альфа, из библиотеки, - проквакал он. - Наверху драка.
  Затем отправился за оружием.
  
  ..........................................................................................................
  
  Ланс услышал голос Диксона, и чуть было не убил того, вот ведь лопух, где только Ник нашел такового вояку? Поняв, что действовать надо быстро, немедленно подавил смятение и круто обернувшись к двери, ведущей в коридор, распахнул ее с оружием наготове. Ланс ожидал увидеть кого угодно, но только не это создание - на него неслась пара центнеров мышц, волосатых до безобразия с огромным мечом в могучей руке. Оскаленная морда, капающая слюна, маленькие глазки, спрятанные глубоко под надбровными дугами. Жуть, одним словом. Громадная обезьяна уже распласталась в воздухе, занеся одну ногу в ударе.
  Ланс молниеносно отступил в сторону. Монстр приготовился ударом ноги распахнуть дверь, но промахнулся, с грохотом повалился на пол в середине комнаты. Диксон, выпучив глаза, уставился на вторженца. В глотке задохнулся дикий вопль, мысли лихорадочно перескакивали с одного на другое - кто это, чем лучше убить, да что вообще происходит в старой доброй Англии? Так и не разобравшись в обуревавших чувствах, выстрелил из парализатора. Сверкающее облачко энергии, рассыпавшее многоцветные искры, заволокло помещение. Дьявол, не помогло.
  Ланселот закрыл за собой дверь с другой стороны, поискал глазами, чем бы стукнуть обезьяну. Тут надо что-нибудь весомое! Но быстро передумал. В конце концов, Диксон все-таки какой-то "зеленый берет", авось справится.
  Монстр же легко вскочил на ноги, вслепую нанося удары в неосвещенной комнате - видеть противника в маскировочном костюме он не мог.
  -Готовьтесь к смерти, твари! - ревел Чармуш, вслепую паля из пистолета. Разрывные пули вдребезги разносили мебель, щепки покрывали напольное покрытие толстым слоем.
  -Откуда взялся этот неандерталец? - крикнул Ричард, но его вопрос вновь остался без ответа -след Ланселота медленно остывал.
  
  ....................................................................................................................
  
  Алайна билась в конвульсиях. Невидимые лучи хлестали тело, сама она замерла в полувисячем положении. Ни крикнуть, ни позвать на помощь не может - спазм сдавил горло. Ловушка!
  Ник внимательно проследил как девушка проникла в комнату, ужом последовал за ней, но воспользовался при этом окном в подвал. Беспрепятственно проник на второй этаж, занял соседнюю комнату с той, где расположилась Алайна. Немного заволновался, когда пропала связь. И тут его сердце екнуло при звуках вопля Чармуша и последовавшей затем драки.
  -... твою мать, - выругался про себя, все пошло наперекосяк. Нельзя предусмотреть всего, забыл сказать друзьям, в любом, даже хорошо отшлифованном плане всегда надо отводить место дураку, то есть обязательно найдется тот, кто своим поведением запустит цепную реакцию непреднамеренных случайностей, и завалит дело. Ник стрелой ринулся к окну, вышибая перегородки.
  Стоя на крыльце снаружи, дворецкий Леббс услышал шум, с удивлением взглянул наверх. Потом вынул пистолет и, на бегу активируя защитные поля, помчался к одной из наружных лестниц, соединявших парадное крыльцо с балконом. Увидел вырезанное полотно стальной занавеси, а затем - то, во что превратилось соседнее окно, когда Ник вылетел из него в маскировочном костюме. Леббс припал на одно колено, выстрелил несколько раз, пучки плазмы выбили горящие щепки из здания.
  Ник чисто инстинктивно развернулся, хотел, было уже упасть на голову дворецкому, но случайно зацепился воротником за острый край рамы. Последовавший за этим рывок, чуть его не задушил, Ник захрипел и обвис. Но долго себе позволить этого не мог, поэтому, не успел Леббс и глазом моргнуть, как Ник проворно вскарабкался по остаткам окна и скрылся внутри комнаты. Оказавшись внутри, обозвал себя последними словами - какого... вообще вздумал выпрыгивать из окна, испугался? Вынул собственный пистолет, вышиб еще несколько щепок из окна, просто для того, чтобы предложить дворецкому этим путем не соваться.
  ...................................................................................................
  
  Блейс в одиночестве поглощала обед в кухне, когда голос Альфы по домовому коммуникатору объявил тревогу, сообщив о драке на верхнем этаже.
  Драка! радостно подумала она. Вот что значит доверять ощущениям (про то, что скачала их у Чармуша, предпочла не вспоминать). Сердце подпрыгнуло при мысленно нарисованной картины: вот она в разгаре боя, бросается в битву под бурный аккомпанемент драматической музыки. Она не умела ничего, кроме убийств. Ее родина - небольшой мирок, в одном отдаленном Измерении. И славилась планета тем, что на ней можно заказать любого наемного убийцу, за относительно небольшие деньги. Она дите Клана. Ей платят, она делает работу. Не больше, не меньше.
  Высококлассная наемная убийца по имени Блейс включила маскировочный костюм, вынула пистолет и со всей скоростью, на какую способна, понеслась вверх по служебной лестнице.
  .................................................................................................
  
  Взору Николая открылась ужасающая картина. Во-первых, в комнате мерцает свет, переливы желтого и красного создавают невыносимую атмосферу кровавого марева. Во-вторых, прямо перед ним корчится в диких муках Алайна. Ее тело подкидывает и трясет. Такое ощущение, что кто-то невидимый хлещет ей по щекам. Блондинка застыла в нелепом положении - висела в стеклянном кубе, словно муха, застывшая в янтаре, одна рука сжимает Жезл, а пальцы другой отчаянно жестикулируют.
  - Алайна, что с тобой? - испуганно прошипел Ник, все еще пытаясь соблюсти инкогнито.
  -Ник, - прохрипела та, - не подходи ко мне!.. это ловушка...Нам не выбраться отсюда с Вершителем...
  -Почему?
  -Он не пускает меня, я не могу от него отцепиться...
  -Я позову Ланса.
  -НЕТ! Ты не понял - мы не имеем права его трогать - он служит... только Пифии. Похоже, мы раскрыли рот слишком широко - такой кусок не проглотишь...
  -Тогда вынесем тебя вместе с ним, - решил Ник.
  -Вы не сможете... Вся комната ни что иное, как проводник магической энергии, придется вырубать ее из дома. Жезл создал кокон, который оградил меня от внешнего мира, но в свой мир не пустил. Магия, применяемая Вершителем, существенно отличается от всех остальных - он сам решает...
  -Ты хочешь сказать, что в данный момент, эта железка решает - жить тебе или умереть? - начал злиться Ник.
  -Суть ты уловил...
  -Я скоро! - опрометью кинулся к двери.
  -Не туда! - крикнула Алайна. - Там тебя ждут, в ту дверь...
  Николай проследил за ее взглядом, разглядел дверь и метнулся туда.
  -Уходите, - донесся голос Алайны, - мне не поможешь. Передай Полу...
  -Сама и передашь! - рявкнул Ник, скрываясь в коридоре.
  Не успел выскочить на открытое пространство, как над ним засвистели выстрелы, несколько цветочных горшков стекли на пол в оплавленном состоянии,
  -Однако, - пробормотал Ник, развернувшись, спиной ввалился в какую-ту очередную комнату. Прямо на него надвигалась еле различимая тень в маскировочном комбинезоне. Все бы ничего, но тень держала в руке пушку, извергающую периодические дозы смерти в его направлении.
  Так, отстреливаясь и двигаясь спиной назад, Николай промчался сквозь какой-то холл и вылетел в очередную дверь.
  
  .....................................................................................................
  
  Свирепая радость наполнила лорда Керрингтона, когда тот услышал объявление Альфы. Он подскочил к ближайшему серверу, нажал пальцем команду "Внимание всем".
  -Убить их! - закричал лорд и приготовился бежать за своими ружьями в личный кабинет. Затем в голову пришла мысль, у него же висит на поясе пистолет. Надо сказать, что с лордом сыграло злую шутку то обстоятельство, что он слишком долго готовился защищать Реликвию, так долго, что перебрал в уме несколько миллионов вариантов развития события. Поэтому они пустились в миграцию, поэтому и нанимали наемников, меняли пароли на комнатах, ставили всевозможные ловушки. И сейчас мозг просто метался в панике, тщетно пытаясь выбрать хоть один правильный вариант действия.
  В конце концов, не выбрав ничего, опрометью кинулся на звуки бойни, сшибая горшки с цветами на своем пути.
  ...........................................................................................................
  
  Ланселот летел как на крыльях, не хватало того, чтобы так сразу взять и погубить дело, не успевши ничего предпринять. Но на повороте, споткнулся и улетел в дальний угол, сбивая побелку со стены. Сгруппировался при падении и только поэтому чуть-чуть опоздал распахнуть очередную дверь и ворваться в комнату, чтобы перестрелять всех, кто там находился. Он прибыл как раз вовремя, чтобы увидеть, как дверь в юго-восточную гостиную с треском захлопнулась. В коридоре сразу стало тоскливо и пусто. А потом пистолет этого нафуфыренного индюка в ливрее начал выбивать осколки из стены позади него. Ланселот криво хмыкнул, вынимая "Беретту".
  Дверь в комнату, расположенную прямо по курсу, отворилась. Взору Ланса предстал Ник, который одновременно умудрялся бежать, падать спиной назад, и еще и палить перед собой из пистолета.
  - Что, пострелять захотелось? - ехидно поинтересовался Ланс из темноты.
  Ник подскочил чуть не до потолка, разворачиваясь с перекошенным лицом, навел паллер на Ланса.
  .........................................................................................................
  
  В комнате, откуда вывалился Ник, бушевало пламя. Очевидно, некоторые из выстрелов воспламенили обивку кресел и те вспыхнули словно сено. Сработали автоматические системы пожаротушения, но лорд Керрингтон был странным парнем, и недолюбливал потолочные распрыскиватели. Вместе с ними содержал в арсенале целый батальон роботоподобных механизмов, в чьи обязанности входило поддержание жизнеобеспечения дома в надлежащем гомеостазе. Из стены высунулась одинокая металлическая рука, держащая баллон с пеной, принялась заливать пожар ядовито красными струями вонючей жидкости.
  
  .............................................................................................................
  
  -Обезьяна? - проговорил Диксон, снова зажав себе рот, когда рыжий гигантский неандерталец развернулся на звук голоса и занес чудовищных размеров меч над головой. Дик немного растерялся, гадая - разрубят ли его надвое или нет. Увернулся и со всей скоростью, на какую способен, нырнул за кушетку. Меч со свистом рассек подушки, вспорол обивку и с треском располовинил спинку тахты. По комнате закружил хоровод перьев.
  Диксон, наконец, вспомнил, что он "зеленый берет", выскользнул из убежища, нырнул за спину Чармуша, поднял металлический стул и ударил им в висок рыжей обезьяны. Чармуш взвыл, разворачиваясь, а меч сверкающей дугой описал смертельную фигуру. Ричард умудрился только на грани инстинктов припасть на одно колено, а иначе стоял бы сейчас безголовый. Хриплый высокий голос по коммуникатору посулил всем смерть. Чармуш снова круто развернулся, а спецназовец поднял стул, чтобы перехватить его. Меч до половины вошел в стул, подрагивая застрял. Дик, вывернул стул, вырвал меч из рук обезьяны и швырнул в угол.
  -Смерть вам, человекообразные твари! - заревел Чармуш. Его оскаленная харя прямо таки светилась благоговейным восторгом и ненавистью одновременно.
  -Ах ты, мартышка, - рявкнул озлобленный англичанин, будет тут еще каждая макака желать ему смерти, нанес сокрушающий удар Чармушу. Почувствовал, как под кулаком хрустнули кости и хрящи. Из носа австралопитека хлынула кровь. Чармуш бешено замахал конечностями, пытаясь нанести ответный удар не подходя близко, но десантник врезал снова. Попал. Ногой впечатал волосатому в живот, а затем, крутанувши вертушку, влепил неандертальцу точно в лоб. Оглушенный Чармуш повалился на пол.
  - Это послужит тебе уроком, примат - твердо сказал Дик, отряхнул руки от пыли, подобрал валяющийся на полу парализатор. Потянулся к двери в коридор. Надо догнать Пола.
  
  ..........................................................................................................
  
  Блейс добежала до верха служебной лестницы. Через сенсорные усилители и торжествующую мысленную музыку, звучавшую в голове как аккомпанемент картине, рисовавшейся мозгом, услышала чужой голос hom-а: - Это послужит тебе уроком, примат, - а затем - быстрые шаги. Похоже, тот куда - то спешил. А спешить он мог только к своим помощникам. Блейс внезапно вспомнила, что с собой у нее только легкий станнер. Также сообразила, что если выйдет за дверь, то уже не сможет избежать драки, а врываться в неравный бой, не зная соотношения сторон - вряд ли разумно, по крайней мере, ее Наставник никогда этого не делал.
  И в память о своих рано ушедших из жизни предках, решила немного подождать.
  ............................................................................................
  
  Дворецкий Леббс понял, что в пистолете подходит к концу заряд энергии, а дополнительных зарядов нет. Кроме того, понял, надо что-то делать, и быстро. Если не предпримет каких - либо мер, лорд Керрингтон самолично распластает его на лужайке, которую, кстати, он же и подстригает! Одного вора вроде бы загнал в комнату, но сам туда ринуться не решил, грабитель палил как сумасшедший во все стороны. Но делать нечего, выбирать не приходится. И перекрестившись, ринулся вперед, нырнул головой вперед сквозь разбитую стеклянную дверь, в комнату откуда выпал Ник, ударился о пол и покатился с пистолетом наготове.
  Комната освещалась пламенем, вдобавок облака дыма растворяли стены. У дворецкого защипало в глазах. Он смутно разглядел руку с оружием, высунувшуюся из стены, и тремя выстрелами наобум вдребезги разнес простейшего робота, пытавшегося потушить пожар.
  -Проклятье моей голове, висеть мне на лужайке, - пробормотал Леббс, осознав ошибку, и захрипел. Комната стремительно наполнялась дымом.
  ....................................................................................................
  
  Втискиваясь в защитный пояс и нащупывая разрывное ружье, Альфа прислушивался к грохоту и глухим ударам, раздававшимся сверху. Он поднял глаза, нахмурился, задумчиво оглядев бесчувственное тело Беты. Решил что прямой путь наверх, по спиральной лестнице, сопряжен с опасностью. Альфа открыл окно, выходившее на небольшое восточное крыльцо, бросил взгляд на окна юго-восточней гостиной. В одном из них зияла аккуратная дыра. Явно путь к спасению, избранный злодеями.
  Альфа улыбнулся. Ей-богу, он расставит ловушку.
  Скорчившись за металлическим цветочным горшком, убрал закрывавшие обзор папоротники, затем сконцентрировал внимание на окне. Личность с большим воображением могла бы подождать, пока враг не предпримет попытку бежать, а потом перехватить их одного за другим. Альфа же воображением не отличался.
  Когда иномирянин выстрелил, воздух зашипел.
  ..........................................................................................................
  
  Ланс подобрал чей-то оброненный паллер, проверил заряды и активировал его.
  - Сюда, - сказал он, указывая на открытое окно, но, как только собрался перепрыгнуть через подоконник, на дисплеях маскировочного костюма предостерегающе заиграли огоньки - индикаторы невидимых разрывных разрядов, с треском летевших в окно. Ланселот остановился, огляделся и увидел дверь в библиотеку. Одной рукой ухватил за шиворот Николая, еще не отошедшего от стрельбы и встречи с ним, дернулся в сторону:
  -ТУДА!
  -Но Пол...
  -БЕГОМ! Иначе из нас фарш сделают!
  ..........................................................................................................
  
  Блейс сняла с пояса информационный шарик, пустила его заглянуть за угол. Пришлось вглядываться очень внимательно, чтобы разглядеть hom-а, чье присутствие выдавали только смутные, странные, искаженные очертания маскировочного костюма. Тот стоял у двери в гостиную, видимо, охраняя арьергард. Остальные набились в гостиную.
  Блейс поразмыслила над ситуацией. В мозгу зазвучали драматические аккорды. Блейс Бесшумная, Блейс-Воительница подкрадется к кучке бандитов сзади и перебьет их одного за другим! Если ей удастся все сделать правильно, они даже не узнают, что смерть находилась у них за спиной.
  .......................................................................................................
  
  Ланс, тащивший за воротник Ника, прорвался таки через дверь в библиотеку, увидел под собой какое-то движение и тремя хорошо рассчитанными выстрелами из подобранного паллера вдребезги разнес моторизированную тележку, по просьбе Беты спешащую с большим выбором пива. Ковер заполнила пена. Ник судорожно сглотнул, почувствовав приступ сожаления.
  -Сюда, - крикнул Ланселот, бросаясь через перила на первый этаж. Николай, все еще не въехавший в происходящее, калейдоскоп событий вертелся перед ним в хаотичной последовательности, он не успевал реагировать на происходящее с должной долей быстроты, последовал за ним.
  Приземлившись с грациозностью пантеры, Ланселот опрометью кинулся из холла.
  -Стой! - вдогонку донесся до него крик Ника, шлепающегося на лестницу. - Алайна...
  
  .........................................................................................................
  
  Блейс присела на корточки, привела себя в боевую готовность, затем со всей скоростью, на какую способна, ринулась на смутно видневшуюся в дверном проеме фигуру. Первый разряд Диксона ударил мимо, а для второго уже не было времени. Блейс врезалась в Дика, вминая того в косяк. Десантник потерял дыхание, мешком осел на пол. Наемная убийца, у которой тоже из глаз сыпались искры, нащупала тело "зеленого берета" под маскировочным костюмом, нашла шею и, предположив, что над ней где-то должна быть голова, ударила рукояткой станнера. Оружие сработало, Диксон провалился в темноту.
  Блейс незаметно улыбнулась под голографическим панцирем. Вот так делают дела!
  
  ........................................................................................................
  
  Сознание Чармуша пробуждалось сквозь резкое мерцание звезд. Дюжина жалких человекообразных существ, должно быть, расположилась вокруг него с дубинками. Но еще не все кончено - он пребывал в уверенности, что изрубил в капусту, по меньшей мере, пятерых или шестерых, а у остальных наверняка не осталось сил для битвы. С трудом поднялся на ноги, нащупал меч, затем вытащил его из металлического стула. Тут же стало лучше. Где эти поганые сволочи?
  В коридоре, кто-то в маскировочном костюме был занят борьбой, а в ярком освещении библиотеки Чармуш увидел Ника и Ланселота, валившихся через перила на первый этаж.
  Свет! Как только клеус сумел разглядеть врага, его было уже ничем не остановить. Если предатели не выключили свет, с ним бы и раньше никто не справился.
  С ревом Чармуш поднял клинок и ринулся в бой.
  Наконец-то действие! Смерть предателям!
  
  ..........................................................................................................
  
  Рыча под нос какую-то древнюю песнь, лорд Керрингтон бросился вниз по коридору в библиотеку, прижимая к груди новый отражатель, недавно приобретенный за бешеные деньги, со складным параатакующим стволом и неогроновым прицелом.
  
  .......................................................................................................
  
  - Что с ней?! - проревел Ланселот, немало не смущаясь тем фактом, что голос разнесся по этажу, - ГДЕ АЛАЙНА?!
  Николай судорожно вздохнул. Он поднялся с колен, но все еще оставался стоять на лестнице второго этажа в библиотеке, по одну сторону двери, наблюдая боковым зрением за движением сумрачных теней в коридоре. И куда пропал Дик, не вовремя пришло ему на ум? Через открытую дверь виднелись обломки дымившегося робота, пивной ручей, заливающий дорогой ковер, и чуть в стороне синяя желеобразная куча какого-то тряпья (разумеется, ему даже в голову не пришло что это Бета). И тут он услышал вопль, от которого кровь застыла в жилах. Гигантская горилла мчалась, причем на очень приличной скорости, только затем, чтобы разорвать их на куски! Драться еще и с гориллой у Ника не было никакого желания.
  Его мысль в этот момент, похоже, сработала поразительно четко. Он не успел ответить на вопрос Ланса, который бежал уже вверх, перепрыгивая через несколько ступеней кряду. Николай бросился выше на лестницу и поставил ногу на порог.
  С ревом Чармуш ринулся через порог, зацепился за ногу (с ревом), описал идеальную с точки зрения архитектора дугу (с ревом), пролетел над бесчувственным телом Беты и перилами из кованой стали, упал (все с тем же ревом) на шесть метров вниз, приземлившись на пол библиотеки.
  Клеус приземлился, дом содрогнулся. Пиво взметнулось фонтаном до хрустальной люстры. Ник, мимо которого только что промчался самый настоящий австралопитек (собственной персоной!), (буквально в нескольких сантиметрах!!), (дьявол его побери!!!), наконец-то выдохнул.
  Чувствуя некоторую слабость, осторожно заглянул через перила. Чармуш распростерся внизу в виде буквы Х, зловещая улыбка мерзко скалилась навстречу. У Николая внутри все перевернулось.
  -Что с Алайной! Где она! - налетел сзади Пол. И вновь от удара дыхание Ник дрогнуло.
  -Она в ловушке. Вершитель поймал ее...
  
  ........................................................................................................
  
  Блейс присела на корточки на пороге, онемев от изумления, следя, как гигант Чармуш промчался через гостиную, хрипло ревя. Затем последовал грохот, сотрясший весь дом, но ни выстрелов, ни звуков борьбы.
  Пришло время предпринять еще что-нибудь, помимо разведки.
  
  ........................................................................................................
  
  Дворецкий Леббс, вручая душу богам Низшей Категории, полузадохнувшись от дыма, вылетел в коридор под прикрытием струи пламени. Он почти ничего не видел и свой марш-бросок в сторону юго-восточной гостиной совершил, шатаясь.
  Сквозь застилавшие глаза слезы он увидел фигуру в маскировочном костюме у двери гостиной. И думать нечего, вот он, этот самый вор, что ускользнул, от него! Леббс поднял оружие и выстрелил.
  Блейс взвизгнула, когда выстрел дворецкого разнес стену прямо над головой. Ее костюм давал обзор коридора за спиной, разумеется, она видела его появление. Киллерша даже обрадовалась, что Леббс появился прикрывать ее тылы. Однако, вместо предложения помощи, он, принялся стрелять в нее!
  Это, заключила Блейс, полная несправедливость. Она и так с трудом понимала действия hom-ов, но этот поступок повернул ее мировоззрение в обратную сторону. Блейс даже не задумалась о том, почему дворецкий открыл огонь, что с него взять - всего лишь hom, низшее звено эволюции. Нет, больше ее сейчас занимала мысль - сможет ли костюм отразить огонь.
  Блейс, как сумасшедшая, кинулась к служебной лестнице. Еще один выстрел из огнемета попал в стену, над местом, где только что промелькнула ее тень.
  Леббс, от дыма почти ничего не соображавший, задыхаясь и шатаясь, бросился в погоню. На этот раз ворюга от него точно не уйдет.
  
  ......................................................................................................
  
  Они вновь очутились на втором этаже, в аккурат около двери, из которой ранее вывалился Ник. Ланселот мельком глянул на витражное окно, сообразил, что тот, кто стреляет разрывными снарядами по второму этажу со своей позиции легко достанет и восточную террасу. Показал на дверь, ведущую внутрь дома.
  -Туда, а потом - на север, обойдем дом по периметру.
  Напоследок Ланселот сделал несколько залпов в направлении Альфы. Откуда-то из темноты раздался сдавленный хрюк, стрельба прекратилась.
  -Попал? - с надеждой спросил Ник. - Входим?
  -И не мечтай, - отрезал Пол. - Не имею ни малейшего желания лезть под пули только из-за того, что попался на уловку какого-то идиота. Давай, шуруй, - указал на дверной проем.
  Ник бросился в него, выбил дверь, и... грудь с грудью столкнулся с лордом Керрингтоном, сбивая того с ног.
  -Упс.
  Мгновенно освободил эльфа от паллера, коротким тычком послал лорда в нокаут.
  -Что там? - из-за плеча появилась голова Пола. - А-а, ушастый. Бери его.
  -Зачем?
  -Если Алайна во власти Вершителя, он нам нужен.
  -Тот, кто нам мешает - тот нам и поможет, - кряхтя, взваливая эльфа на плечо, проговорил Николай.
  Помчались вдоль периметра.
  -Ланс, - крикнул Ник, бегущему впереди Полу, - как насчет Диксона?
  Бойцы миновали лестничный пролет, устремились по ровному коридору. Ланселот только дернул плечом. Мол, твой hom, вот и заботься. Он думал об Алайне, что ему чужие проблемы?
  Хаотичный огонь вроде стих.
  -Ричард? - горлом спросил Ник, в ответ справа услышал стон.
  Осторожно заглянул в гостиную, увидел силуэт Диксона, распростершегося на пороге - над англичанином в стене зияла дыра от разрывного снаряда.
  Врагов поблизости не наблюдалось. Ник тенью проскользнул в гостиную, свалил Керрингтона, предварительно связав тому руки и ноги, да еще и кляп засунул, кто их знает - вдруг чародействовать задумает? Затем уложил Дика и эльфа вповалку на стоящую здесь же тележку для дров. Вес Диксона практически сводился к нулю - поскольку "зеленый берет" был в антигравитаторах. Поспешил вслед за Лансем, толкая перед собой два бездыханных тела.
  
  ..................................................................................................................
  
  Дворецкий в пылу драки выскочил с черного входа, размахивая оружием. Ослепленный отблеском пожара, наступил на один из ярко окрашенных мячей для гольфа, грохнулся на газон, приложившись затылком о камень. Сквозь слезы, застилавшие глаза, Леббс успел рассмотреть небо и подумать, что на сегодняшнюю ночь ничего больше не увидит, кроме разбросанных пустых звезд и горящих комет.
  ...............................................................................................................
  
  Первое, что почувствовал Бета, очнувшись - приторный запах пива. Он приложил руку к одной из поврежденных челюстей, шатаясь поднялся на ноги. Разноцветные искры застилали глаза. Покачиваясь, схватился за перила из кованой стали. Когда зрение прояснилось, увидел Чармуша, распростертого внизу в огромной луже в окружении обломков робота.
  -Эй, - крикнул Бета, - я что-нибудь пропустил?
  Тишина была ему ответом, лишь где-то рядом горела комната. Взгляд охранника скользнул по стенам - практически на каждой зияли выщербленные дыры от плазменных резаков.
  Бета икнул и решил скрыться из виду. Он, по всей видимости, что-то сделал не так, когда открыл ту дверь. Помалкивая, осторожно нырнул назад в гостиную.
  ...............................................................................................................
  
  -Я же сказала - уходите, - сквозь зубы процедила Алайна.
  -Без тебя? - деланно удивился Ланс. - Обижаешь, незабвенная. Так, вкратце - в чем проблема? Да, Ник - свали своего друга у стены, Светлячка подтащи поближе, а сам проверь двери, не хочется, чтобы оторвали в самый интересный момент.
  Николай молча выполнил поручения, заняв пост у двери, через которую вошли - противоположная от пожара обуглилась, прикипев к косяку. Захочешь - не войдешь. Ланс о чем-то беседовал с Алайной, даже отсюда видно, как тяжело приходится блондинке - каждое слово давалось с трудом. Морщится, делает паузы при каждом вздохе. Близко подойти к ней не удалось, как понял Ник, Вершитель создал собственный энергетический кокон, включив в него девушку.
  Из-за дверей доносился топот погони, одиночные выстрелы, но все вдали. Очевидно, немногие уцелевшие в сумасшедшем налете, продолжали по запарке гонять невидимых врагов. Что же, к лучшему. Ланселот к тому времени растормошил хозяина особняка, руки правда развязывать не стал, парализатор держал под горлом - приведись случай вздумается эльфу колдануть, то Пол наколдует по полной.
  -Ник, - позвал Ланс, - подопри дверь чем-нибудь тяжелым, и бегом сюда, похоже, мы влипли...
  -В чем дело? - спросил Николай, наскоро забаррикадировал дверь тяжеленной софой, привалив пару кресел для надежности.
  -Ситуация такая, - Ланс вытер взмокший лоб, - Алайну мы вытащить не можем, уйти без нее тоже.
  -Ты со своими советовался? - хмуро поинтересовался Ник.
  -Бесполезно, - махнул рукой Ланс.- Жезл блокирует все линии связи - ни туда, ни оттуда.
  -А Керрингтон что говорит на этот счет?
  -Ничего, ему похоже, крышу сорвало, бормочет по-своему, я только разобрал слова из военной песни.
  Эльф сидел на полу с выражением злорадной улыбки на лице, откровенно щеря зубы.
  -Дела-а, - протянул Ник, - но ведь должен быть выход? Нет безвыходных ситуаций, есть неправильный подход к решению.
  -Умный такой, вот и думай! - бросил Пол. - Я не вижу. Хотя, если взорвать комнату...
  -Я сгорю заживо, - процедила Алайна, - хорош план, нечего сказать.
  -Сама что предлагаешь?! - вскипел Ланселот. - По твоей, между прочем, милости...
  -Погоди, - перебил Николай, - не гони волну. Алайна говорила, что комната является проводником, пояснишь?
  -Вершитель замкнул энергетические потоки, смешав свою энерговолну с волнами окружающего мира. Подобное действие всегда осложняется тем, что размеры поля относительно невелики, в данный момент представлены параметрами этой комнаты.
  -Ничего не понял, - честно признался Николай. - Какая отсюда мораль?
  -Чтобы мы не предприняли с Алайной, в первую очередь надо раскодировать комнату, а задействовать поле, не повредив связь Алайны с Жезлом нельзя, - разъяснил Пол. - Теперь понял?
  -Нет, - откровенно сказал Ник. - Стой, стой, - протестующе поднял руку, видя, как Ланс набрал полную грудь воздуха для монолога. - Вы голову не загружайте парамагическими штучками. На данном этапе суть проблемы сводится к тому, чтобы снять поле с комнаты, я правильно уловил?
  -Д-да, - запнулся Ланс.
  -Может, я заблуждаюсь, но ощущение что по коже ползают мурашки. Это случайно не то самое, о чем глаголешь?
  -Разумеется. Все пространство вокруг пропитано энергетическими линиями, нет ничего удивительного, кожа отличный проводник.
  -Если все выглядит именно так, то проще простого, - сказал Николай, видя недоумевающие лица друзей, пояснил:
  -Любое поле есть направленное движение элементарных частиц, правильно?
  -Да, - Алайна кивнула. - Даже магия слов есть ничто иное, как узконаправленный поток словесной воли.
  -Отсюда вывод: чтобы нарушить связь надо дестабилизировать поток.
  -Мы не можем это проделать,- скривилась в пароксизме боли Алайна. - Все магические силы окружающие Измерение пробудятся на раз.
  -Чего-чего, - переспросил Николай, - они сделают?
  -Очнутся... пробудятся, - пояснила Алайна. - Об этом узнает каждый маг на триста парсеков вокруг.
  - Ясно, - кивнул Ник. - Все равно, что написать на небе огненными буквами "Мы здесь" и еще стрелку пририсовать для наглядности. Ну и что?
  Ланселот от удивления даже перестала рыскать по комнате.
  -Но... На нас начнется охота. Большая Охота, Ник. Все...
  -Подумаешь, - пожал плечами астраханец, - нам же лучше. Сами сбегутся - не придется по галактикам гоняться.
  - Ник...
  -Значит, так, - Николай почесал затылок. - Давайте еще раз хорошо подумаем. Исключительно теоретически предположим, что мы все же сняли энергополе, и... короче, свалили отсюда по-тихому. Сигнал "аларм", батальоны просят огня и все такое. Вопрос: где нас будут искать в первую очередь?
  - Везде, - мрачно ответил Пол.
  - Хороший ответ. Но... уточните.
  - Везде, - повторил Ланселот. - Дружище, ты не знаешь возможностей настоящих магов. А тем более магов, почувствовавших колебания Жезла. Они мертвого разговорят и развоплотят любую живность в надежде напасть на след. Поверь - найдут очень быстро.
  -И...
  -И мы умрем.
  -Прикольно, но не более того. Я спрашиваю - как вы планировали отсюда драпать, в смысле из страны?
  -Так же как и прибыли, - недоумевающе ответил Ланселот. - На самолете.
  -А вот то вряд ли, - поморщилась блондинка. - Вершитель создает слишком много помех, все электроника ни к... ну ты понял. Упадет ваш самолетик, если вообще взлетит.
  -Отлично,- сказал Николай, - тогда так, иллюстрирую мысль наглядно. Кратчайшее расстояние между точками "А" и "Б" или, в данном конкретном случае, между точкой "В" (Вершитель) и точкой "Д" (Дом), есть прямая. Все это знают, и злобные упыри и кровососы тоже. И ловить нас бросятся в первую очередь на эту прямую. Отсюда вывод... какой?
  -Не знаю.
  -А вывод меж тем крайне прост. Двигаться надо от точки "В" в сторону, противоположную точке "Д".
  -Бред, - буркнул Ланселот.
  -Конечно, - радостно согласился Николай, - но ведь новый! В связи с чем, позвольте все-таки попробовать нарушить Ваш затянувшийся connekt с волшебной палочкой.
  Алайна, похоже, суть уловила. И глянула на Ника с уважением. Если сделать поправки на чудовищные гримасы от боли, то да - именно с уважением.
  Между тем, Николай ничего нового не предложил. Просто воспользовался очередной уловкой армейского разведчика - появляйся там, где тебя не ждут. И вообще, как гласит поговорка - разведчик должен понимать противника лучше, чем себя. Поймешь противника - станешь настоящим разведчиком. Не поймешь - станешь трупом разведчика.
  -Интересно, но может сработать, - прошипела Алайна.
  -Другое дело. А то сразу "мы умрем". Умереть может каждый, а ты попробуй не крякнуть, как любил говаривать Дональд Дак. Лучше сделать так, чтобы они все умерли.
  -А...- Ланселот в недоумении уставился на него. - Ты чего наплел?!
  -Вставай, говорю и пошли.
  -Куда?!
  -Рушить пространство и время.
  -Собираешься взорвать мироздание? - с издевкой спросил Пол. - Как?
  -Надо будет - взорву. А насчет остального - элементарно, - фыркнул Николай, направляясь к стоящей на ажурном столике электрической лампе, молча отключил от сети, одним движением ножа обрезал под корень шнур, повернулся к друзьям:
  -Я забыл предупредить, возможно, немного поколбасит.
  -Э-э-э, Ник, что значит "поколбасит"? - обеспокоено вскрикнул Ланселот. - Это опасно?
  В глазах Алайны проскочил огонек понимания, попыталась улыбнуться.
  -Не более чем затея, - ответил Ник, закончив зачищать концы электрического провода. - Готовы?
  -НЕТ!
  Николай резким движением вставил штепсель в розетку. В тот же миг между проводами проскочила голубая искра, но он не стал замыкать концы, КЗ не получилось. Наоборот - весь заряд электричества устремился в открытое пространство, в комнату. А если вспомнить слова Алайны, что комната один большой проводник хаотически разбросанной в воздухе энергии, можно представить, как почувствовали себя присутствующие.
  Ника тряхнуло, полетел вверх тормашками, перевернулся в воздухе, ударился со всего размаха о стол, приложившись лицом о стекло, ну и разбил его в хлам (стол, разумеется). Ланселота скрутило волчком, невидимая тяжесть пригвоздила к полу. На Диксона заряд подействовал более чем странно - десантник очнулся, с удивлением наблюдая за происходящим. Керрингтон вообще никак не отреагировал - видно у эльфов все-таки другая структура организма, сделал заключение Николай, вставая с пола и размазывая кровь по лицу.
  Тяжелее всего пришлось Алайне - на нее страшно смотреть. Кожа приобрела землянистый оттенок, губы разъехались в гримасе, от волос валил дым.
  -Ты как?- кинулся к ней Николай.
  -Тер-р-пимо-о, - простонала в ответ. - Пполуч-ч-илоссь?
  -Даже слишком, - рядом материализовался Ланселот. - Ого, как это меня торкнуло... Слышь, Ник, а мушки перед глазами - нормально, или на самом деле...?
  Николай проследил за направлением движения глазных яблок Ланселота, присвистнул: воздух вокруг стал настолько прозрачен, что можно сосчитать микробов. Остро повеяло озоном. Ник вдохнул полной грудью, чувствуя ускорение бега крови по сосудам. Вдобавок стала видна прозрачная сфера, в которую заключена Алайна. Белоснежно-красноватый кокон плотно облегал тело.
  -Эге, у тебя шрам! - воскликнул Пол, показывая пальцем на голову.
  -Где? - цапнул за лоб Николай, тут же облегченно рассмеялся.
  -Ты чего? - на всякий случай насторожился Пол.
  -Знал бы, как я дергался все время, - хлопнул его по плечу Ник.
  -Отчего?
  -Да от этого самого! Может ты и забыл предсказание Таньки, я же прекрасно помнил - "а у Ника на голове шрам"! Вот он, соизвольте взглянуть.
  -А ведь точно, - удивился Пол, - гляди-ка сбывается... Значит мы найдем выход, ведь Алайна была с Вершителем... в том предсказании Таны?
  -А как же, конечно найдем. Вернее чего искать - нашли уже.
  -Где? - не понял Ланселот.
  Алайна зажмурилась в страхе, поняла, о чем говорил Николай.
  -Вот, - Ник сунул Полу под нос кусок обгоревшего провода. Тот отшатнулся:
  -Ты что, хочешь еще раз?!
  -Я может, не секу в магии, - сказал Ник, методично зачищая конца шнура по новой, - но почему не совместить ваши знания с моими? Эдакий маленький пример немагической магии.
  -То есть?
  -Я не знаю, на чем базируется ваша магическая сила, просто выслушайте, как я это понимаю. То, что собираюсь сделать, намного опаснее предыдущего эксперимента. Этот успех закрепил в убеждении - мы на верном пути. Алайна, - обратился к ней. - Я собираюсь замкнуть электрическую дугу на коконе, потребуется твоя помощь. Получается, что я разрушу одну составляющую, принадлежащую нашему миру. Ты со своей стороны должна будешь применить свои магические способности, чтобы разрушительный процесс протекал навстречу друг другу. Сможешь проделать?
  Алайна медленно кивнула.
  -Вот и хорошо, - обрадовался Николай. - Сосредоточься на поле. Я не знаю, как оно выглядит, но если ты его чувствуешь, то должна понять, что имею в виду.
  -Ты откуда это знаешь? - дернул за рукав удивленный Ланселот.
  -Ниоткуда, рассуждаю логически, - пожал плечами Николай. - Ты-то молчишь, - подколол Ланса.
  -В голову ничего не идет, а так конечно я бы...
  -Приготовились? - не стал тянуть Николай. - Включаю!
  Сунул шнур в розетку, с опаской, осторожно коснулся белесого кокона, обволакивающего Алайну.
  И на всякий случай закрыл глаза.
  
  ......................................................................................................................
  
  ...эйфория смывает сознание. Буйные краски - лазурь, золото, багрянец, аквамарин... Бешеная какофония звуков, безумная скорость - чудом не внушающая страха...
  ...почему так больно?...
  ...видит людей, уныло бредущих по дороге в никуда, на которой кошмары служат верстовыми столбами, а ужас - указателем пути; людей, что катапультировались из общей, лишённой сомнений реальности, пропахшей квашеной капустой и построенной по простому принципу живи-как-живётся; людей, случайно получивших доступ к молекулярному уровню процессов, протекающих в их головах, а следовательно и во Вселенной тоже...
  ...чего?...
  ...а прибой все накатывается и с шумом разбивается о белый песок. Светит огромная зеленая луна. Налетевший с моря бриз овевает вспотевшее лицо и отправляется дальше охлаждать джунгли. Позади из темноты раздается несколько странных криков, а с пляжа впереди доносятся звуки веселья....
  ...и не потому, что Аннушка разлила масло...
  ...согласно концептуальной...
  ...в их лёгких кипел космос, в их мыслях жили медузы, кончики их пальцев сожжены окурками и астероидами, пролетающими мимо; на их пенсию можно было купить солнце, их нервы порваны, жилы разрезаны, вены вскрыты. У них вместо крови пенопластовая крошка, а вместо зрачков чёрные дыры, затягивающие в ад душевно-головной системы, словно не в меру расшалившийся ребенок скатерть со стола, пейзажи и комнаты, лица врачей, трещины на стенах, закаты, ампулы, беседы, нравоучения и попытки посторонних объяснить их действия психологически понятными причинами. Но эти дыры иногда подрабатывали фонтанами, исторгающими во внешнюю тьму радиоволны, реплики царей, диалоги пауков, афоризмы демонов, признательные показания шпионов, сгустки матерщины, музыку, руки электричества и прочую поживу для специалистов...
  ...чье это?...
  ...мертвые серые волны набегают на оплавленный песок и с точностью метронома откатываются обратно, туда, где морское пенящееся месиво смыкается у горизонта с мутным небом, изорванным провалами атмосферных дыр и вихревых колодцев, предвещающих торнадо. Небо нехотя сплевывает мелкие, слабо светящиеся брызги в грязную земную плевательницу; земля в местах попадания вяло дымится, остывая спекшейся коркой. Ветер мечется над побережьем, свистит в сухих скелетах немногих сохранившихся зданий, ворошит грязный плед пепла, обнажая погребенные под ним кости. Небо равнодушно разглядывает останки. Плевать оно хотело...
  ...как боль, острым осколком застревает ...
  ...над миром, где шурует дождь, в душе тоска, в руке чашка горячего кофе, связанная с пальцами изящным фарфоровым ободком, и я сижу одна в кафе на набережной, открытым всем осенним ветрам, в последнем открытом кафе, одна под оранжевым зонтиком, ветер уносит пепел, на сердце грусть, играю словами - кофе, ветер, кафе, - будто гладкими камешками, а рядом река, вечный двигатель тусклых волн, прямо напротив меня красный бакен, приседающий и встающий, словно клоун на манеже, и мир падает мне в ладонь спелым яблоком, стоит лишь протянуть руки, но ведь в одной из них чашка с кофе, а в другой сигарета, и если говорить начистоту, мне просто лень ловить этот безумный, мерцающий огнями мир в дырявые сети дождя, есть дела поважнее, к примеру, сидеть в кафе на набережной, со вкусом затягиваясь сигаретой любимой марки, прихлёбывать горячий кофе, осторожно касаясь губами грубого фарфора, и чувствовать соль времени, выступающую на поверхность осени из вязкой гущи ноября, достаточно протянуть руку, прервать падение капель, раздавить каблуком лист, лежащий в луже вниз лицом, бросить окурок, сплюнуть коричневый сладкий сгусток в тяжёлую воду и тем самым остановить
  ...боль, выворачивает суставы, скручивая сухожилия в канаты, начать...
  вращение земли, её бесконечный, лишённый смысла бег в пространстве, стереть с лица города усталость, словно мел со школьной доски, и попытаться улыбнуться тому обстоятельству, что солнце по-прежнему восходит на Колыме, а садится возле Бухенвальда, да, утро, осень, горечь, боль, но нечем дышать, печаль и нежность, две холодные руки, легли на горло, поскрести ложкой по дну, заказать ещё одну порцию, последовательно сжечь все спички, посмотреть на пепел, продать квартиру, курить билет до славного города Парижа и броситься там с моста, рыжее на сером, две строчки в газете, неизвестная русская девушка, полиция выясняет причины, вскрытие показало, или отдаться первому встречному, или приобрести пистолет и поставить жирную точку, или устроить грандиозную попойку для блаженных, или убить врача, милиция делает выводы, никакой разницы, делай что хочешь, всё равно ничего не изменишь, а раз так, то можно с чистой совестью окунуться в воспоминания о свадебном ужине, не так давно имевшем...
  ...чьи это мысли?...
  ...но несмотря, ни на что...
  ...почему же ТАК БОЛЬНО!!!
  
  ..................................................................................................................
  
  Боль живет своей жизнью, подчиняясь собственным правилам и рефлексам. Каждая клеточка тела горит нестерпимым огнем. Огонь жжет изнутри, не утихая ни на мгновенье...
  Сознание медленно возвращалось. Перед глазами уже плавают гигантские рыбы, медленно шевеля хвостами. Концентрические круги калейдоскопа красок смешиваются в приемлемых пропорциях, не пытаясь свести с ума.
  -Мм-м, - рот издал нечленораздельные звуки, слюна оказалась ядовито холодной. Зубы ломит так, что отдает в виски.
  -О! - раздался торжествующий голос Ланса откуда-то издалека. - Очнулся!
  -А я что говорила, никуда он не денется, - справа донесся голосок Алайны. - Лежи, лежи - тебе еще долго не прыгать.
  -Ччч-то со мннн-ой? - расцепил запекшиеся губы Николай. - Где...?
  -В машине. Пол везет нас тоннелем под водой, - коротко пояснила Алайна.
  Ла-Манш, догадался Ник. Значит, все получилось? Но почему ничего не помнит?
  -Потому что Вершитель попытался войти с тобой в контакт.
  -О-ооо, - простонал Николай.- Почему так больно?...
  Зрение медленно проясняется. Справа от него лежит, откинувшись на спинку сиденья Алайна. Белые волосы нежно трепет ветер. На лице блондинке застыла улыбка, смешанная с гримасой боли.
  -Жезл предназначен не тебе.
  Они полулежат в салоне фешенебельного автомобиля. Ник не стал уточнять марку машины, но полный алкогольных напитков бар, два ряда диванов и меховой коврик на полу красноречиво говорит об уровне не ниже "Кадиллака". Тонированная перегородка пересекает салон от водителя.
  -А где Пол? - хрипло поинтересовался Ник.
  -За рулем.
  И Николай тут же почувствовал, как адреналин стал впрыскиваться в кровь в лошадиных дозах.
  -Мне уже лучше, мне несравненно становиться лучше, - забормотал он, пытаясь привстать на локтях.
  -Ты что задумал? - насторожилась Алайна.
  -Хочу по-быстрому покинуть корабль, - признался Ник, тщетно дергая дверные ручки.
  -Во-первых - центральный замок. Во-вторых, никуда ты отсюда не денешься - на машину наложены чары. В-третьих - с чего бы это вдруг?
  -Так Ланс же за рулем?!
  -И...?
  Ник притих, пытаясь ощутить бешенную кильватерную качку и вездесущих тошнотиков, как испытывал один раз, после перестрелки в доме Батона. Не ощутил. Странно, но машина летит плавно, не нарушая общего ритма движения тоннеля.
  -Автоматическая настройка? - догадался он.
  -Она, - лицо Алайны как-то внезапно скукожилось, глубокая морщина пересекла лоб.
  Ника осенило, Алайна находилась в контакте с Вершителем дольше него. Если он до сих пор не может спокойно икнуть, что ощущает она, черт побери?! Как справляется с дикой болью? Кстати, если далее в таком контексте - как там Пол?!
  -У нас разное строение организмов, - ответила на невысказанный вопрос блондинка. - Но ты прав - мне досталось немало. Ланселот не притрагивался к Вершителю, поэтому он в норме.
  -Почему это произошло? - поинтересовался Николай, жмурясь от пронизывающей боли. - Он что, всегда так действует?
  -Я же сказала - Жезл предназначен не нам. Меня он собрался только проучить, чтобы не хватала чужое. Что касается тебя, думаю, просто ошибся.
  -То есть?
  -То и есть. Ты пропитан атмосферой здешнего Измерения, да к тому же долгое время находился в близком контакте с Таной. Неудивительно, что он вас перепутал.
  -Ты хочешь сказать, что Танюхе придется испытать весь букет ощущений, что до сих пор не покидает нас? - ужаснулся Ник.
  -Не факт, - качнула головой Алайна. Движение далось ей с трудом. Она скривила губы, но все же развернула голову к Нику. - Никто не знает, что именно испытывает Пифия при работе с Вершителем. Думаю, возникает вроде наркотической зависимости, только на ментальном уровне. Иначе все кто обладал Жезлом, стремились бы избавиться от него. А статистика говорит об обратном.
  -Кстати, где он? Посмотреть бы, я его толком и не разглядел.
  -В багажнике. Но у меня нет, ни малейшего желания снова брать его в руки.
  -У меня тоже, - подумав, перехотел Николай. - Остается Пол?.
  -Ага, - попыталась усмехнуться блондинка. - Щаз-з! Он думал я в отключке, пока тащил на плечах. Ох, и наслушалась...
  -Как все закончилось? Я даже с Диком не успел попрощаться.
  -Нормально. Ланс верещал, словно подстреленный вепрь, но тащил нас за периметр. Диксон волочил эльфа. Два "берета" прикрывали отход, поливая из автоматов. Иномиряне, нанятые Керрингтоном, подорвались на минном поле, видно не успели ознакомиться с формуляром.
  -А дальше?
  -Дали денег твоим друзьям за молчание. Признаюсь, думала Пол и тут сквалыжничает, но удивил - отвалил по полной за молчание. Потом твой друг нанял машину, и вот, - она медленно обвела глазами внутренность машины.
  -Ага, понятно. Помнишь, Татьяна говорила что-то про футляр для Вершителя?
  -Ник, если бы он до сих пор валялся в багажнике просто так, мы уже сошли с ума. Конечно он в футляре.
  -А где...
  -Там же, в сейфе лежал.
  -А-а...
  -Кстати, Диксон еще набор ножей тебе передал.
  -О! - обрадовался Николай. - Выходит, не забыл, чертяка.
  -Ума не приложу, - раздался голос Пола, - зачем они тебе?
  -Нож, брат, вещь крайне необходимая в некоторых ситуациях.
  -А по мне - железяка как железяка, только лишние хлопоты - то порежешься ненароком, то тебя им же и проткнут.
  -А это смотря, в чьих руках находится...
  Помолчав некоторое время, все же спросил:
  -Так что... выходит, справились?
  -В принципе да, - вяло ответила Алайна. - А на практике - еще не доехали.
  -А погоня? - насторожился Николай. - Куча разъяренных колдунов и чародеев на хвосте?
  -Плевать я на них хотела, - призналась блондинка. - У меня нет сил противостоять еще и магам. Пусть Дюк справляется.
  -Каким образом? Он же дома остался, а мы чешем в направлении Франции.
  -Чего такой приставучий, а? Думаешь, у Хранителя не хватит сил стряхнуть погоню с нашего хвоста?
  -А есть погоня-то?
  -В том то и дело, что нет. А это настораживает. Мы подняли такой пласт маговолны, что будь в твоем мире чародеи - у всех пробки повышибало.
  -У нас нет магов, - резюмировал Николай.
  -Ага, - поддакнула Алайна. - У вас и эльфов не было до недавнего времени, - потом подумала и добавила: - И нас не было. И Вершителя...
  Да-а, Земля становится и впрямь оживленным местечком, пронеслось в голове Николая. Не пора ли линять отсюда? Куда? поинтересовалось альтер эго, - тебя не берут с собой, у тебя нет проездного. А мы зайчиком, зайчиком парировал выпад Николай.
  -Будем гнать до посинения? - на всякий случай спросил Ник.
  -Сначала да.
  -А потом?
  -Как стемнеет остановимся в каком-нибудь мотеле. Ночью - потому что Лансу придется вытаскивать нас из машины. Ты же не хочешь привлечь к себе внимания?
  Ник мгновенно нарисовал картину в уме, усмехнулся. Занятная надо сказать вышла картинка. Права Алайна, ночью и еще раз ночью, подальше от посторонних глаз. Но вот вопрос с преследованием так и оставался открытым. Запугали то основательно - Большая Охота и т.д. И где она?
  .................................................................................................................
  
  К вечеру с удивлением заметил, что тело постепенно восстанавливалось. По крайней мере, уже мог самостоятельно садиться на сиденье и двигать руками. Понемногу начал разминать ноги. Алайна искоса подсматривала за его упражнениями, но вслух ничего не говорила.
  Начало смеркаться. Николай с восторгом смотрел на проносящийся за окном пейзаж. Во Франции ранее бывать не приходилось. Но честно сказать, Ланселот сознательно избегал городов, рулил по автомагистралям. Развязки, кольцевые, прямая. И опять - развязки, кольцевые, прямая.
  -Почему мы свернули направо? В этот... как его... Дюнкерк?
  -Морской порт.
  -На корабле пойдем? - занервничал Ник. - Предупреждаю сразу - меня на большой воде тошнит.
  -Не пойдем, - успокоила блондинка, - заедем в порт, и назад.
  -А зачем? - не унимался Ник.
  -Тебе не кажется, что он слишком быстро акклиматизируется? - спросил голос Пола из переговорного устройства.
  -Не кажется, - ответила Алайна. - Я вижу.
  -Э-э, вы о чем? - забеспокоился Ник.
  -Ты как себя чувствуешь?
  Николай прислушался к ощущениям.
  -Лучше, чем раньше. Уже даже двигаться могу. А что, что-то не так?
  Алайна прищелкнула языком.
  -Не так. Ты должен лежать пластом еще неделю.
  -А тогда почему...
  -Знала бы - ответила, - отрезала блондинка. Но потом смягчилась. - Понимаешь, если бы не видела какой силы удар тебе пришлось выдержать, подумала бы, что легко отделался. Но если меня Вершитель только отпугнул, то тебе вскрыл ментальные поля.
  -Чего вскрыл?
  -Образно говоря, вошел как нож в масло в твою душу, он-то думал ты избранный. Но ты оказался не готов принять его, поэтому некоторые цепи замкнулись обратным контуром, вызвав перенапряжение нейронных связей. В итоге мозг начал реверсировать в прошлое, пока не сработало отсечение...
  -Сама поняла, чего нагородила? - хмуро спросил Ник.
  -Вместо того, что принять мощь Жезла, ты начал проваливаться в прошлое. То есть к тебе вернулась память предков, тело начало необратимо меняться, подстраиваясь под каждого конкретного носителя. И чтобы не допустить перерождения, мозг просто отключился. В данный момент в одной матрице содержится нескольких психотипов. Тебя должно дергать из стороны в сторону, в попытках совместить все образы в один. Соответственно ты должен пускать слюни, а в голове должен быть компот из обрывков прошлых жизней. Ты же сидишь и задаешь вопросы!
  -Это плохо?
  -Это утомительно!
  -Извини, Алайна.
  -Не сердись. Ты восстанавливаешься слишком быстро. Я не понимаю почему, но факт. К сожалению моих сил не хватает на такую быструю регенерацию.
  -Ладно, буду молчать, - насупился Ник. Надо же, он оказался суперменом. Вот уж чего, а такого от себя не ожидал.
  -Можешь поболтать со мной, - сказал Пол, - раз невтерпеж.
  -Ага! - обрадовался Николай. - Так зачем нам в порт?
  -Обладай магическими способностями, чтобы ты сделал для сбивки хвоста? - вопросом на вопрос ответил Ланселот.
  -Пустил погоню по ложному следу, - без запинки ответил Николай.
  -А конкретнее?
  -Ну-у, имей я тот потенциал, что у вас... слепил двойников и отправил их в противоположную сторону.
  Снова быстрый взгляд Алайны.
  -Что? Опять не так?
  -Уже не знаю, что и думать, - похоже Алайна забыла про боль. - Если он догадался до такого, то потенциальные враги и подавно? - вопрос явно адресовался Полу. - Будем менять план?
  -Сомневаюсь, - в раздумье произнес Ланселот. - Придумано не нами, да и потом Тана все-таки видела нас вернувшимися...
  -Она еще слишком неопытна, - возразила Алайна.
  В машине воцарила тишина, лишь радио что-то бубнило на местном диалекте.
  -Нет, - наконец сказал Пол. - Как наметили, так и будем действовать. Тем более порт через пару миль.
  Свернув с автострады, автомобиль плавно скользнул в объятия города. Широкие улицы постепенно сменились узенькими мостовыми. В городе зажглись фонари, нежно подсвечивая старинные здания. Ближе к порту почувствовалось оживление. Словно ненасытное жерло запихивало в себя машин и людей.
  Пол припарковался на соседней улице.
  -Сидите, я скоро, - бросил коллегам, направился в здание порта.
  Алайна поморщилась.
  -Он собирается найти трех похожих на нас людей и навести на них чары личины.
  -Что-то в этом роде я и предполагал, - сказал Николай, не удивляясь тому, что Алайна ответила быстрее, чем задался вопрос.
  Через пару часов Ланселот вернулся.
  -Порядок. Поехали, найдем ночлег.
  Прокатившись десяток миль прочь из города, нашли таки одинокий мотель. Гостиница являла собой ряд одиноко стоящих домиков, расположенных в равном удалении друг от друга.
  -Именно то что нам и надо, - заметил Ланс, и, оставив их в машине, вошел в центрального здание.
  После, перегнав машину к крайнему бунгало, перенес Алайну с Ником в номер. Николай попытался сам выползти из машины, но был застигнут Полом в момент минования бампера. Получив пендель от дружеской ноги Ланса, кротко покорился силе последнего, и был немедленно водружен на крепкое плечо и транспортирован в тот же номер.
  Домик состоял из двух комнат, обе с огромными кроватями. На одной разлеглась Алайна, а на вторую Пол свалил Ника. Не прошло и нескольких минут, как оба пострадавшие забылись во сне. Памятуя слова Алайны, что в его голове на данный момент находится несколько человек, Ник попытался во сне увидеть хоть какие-нибудь картины из прошлого. Надо сказать, что возлагал на это определенные надежды. Потому что в одном из наваждении, навеянном Вершителем в замке Керрингтона, он был женщиной. Интересно же, как оно там на самом деле ...
  Но ночь перечеркнула все мечты - никогда еще в жизни он так крепко не спал.
  ..................................................................................................................
  
  -Что ты там говорила, про разное строение организмов? - поинтересовался Ник на следующее утро.
  Ему стало намного лучше, по крайней мере, твердо стоял на ногах. У Ланса и Алайны вырвался удивленный возглас, когда самостоятельно дошлепал до соседней комнаты.
  -Ты как себя чувствуешь?
  -Отлично. Еще немного и смогу танцевать.
  -Не-е, с ним определенно что-то неправильно, - протянул Ланселот, вставая с дальнего дивана. - Раз уж проснулись, пора выдвигаться. Поедим в машине.
  Собрав вещи и подхватив Алайну на руки, вышли на улицу. Еще только - только рассвело. Воздух, пронзительно свежий, ворвался в легкие. Ник закашлялся с непривычки. Не то, что в Астрахани с ее газоперерабатывающим заводом. Двадцать пять лет работает на износ, в прилегающих водоемах передохла вся рыба, в ближайших селах люди не вылезают с больничных, резко возросла детская смертность - а каждый день по телевизору - "завод работал в штатном режиме, выбросов в атмосферу не было". Как так?!
  Вместо "кадиллака" стоял "700-й БМВ", сверкая хромированными колесами.
  -Где взял? - поинтересовался Николай.
  -А нет там больше, - ответил Ланс, аккуратно сажая Алайну на заднее сиденье. - Ты вперед?
  -Не-а, с тобой много не поболтаешь. Назад сяду.
  -Как знаешь. Только утомишь Алайну - пешком пойдешь.
  Машина завелась с полтычка. Мягко вырулив на автостраду, Пол дал газу. Шоссейное полотно словно скакнула под колеса, и они понеслись.
  Конечно, не реально пересечь всю Европу, ворваться на просторы СНГ и домчаться до Астрахани за 2 суток. Несколько раз приходилось менять машину (например, Ник сбился со счета после пятой "Вольво"). Они просто влетали в дорожный "карман", где уже стояла очередная тачка, быстро переносили Алайну в салон, и тут же уносились прочь. Николай не стал забивать голову, откуда берутся новые машины, просто принял факт, что через полтысячи километров придется сменить марку.
  Может Ланселот научился водить машину - гнали без остановок (Пол вообще не закрывал глаз), а может иномиряне использовали свои магические штучки - но факт остается фактом - через 2 суток "Ауди" 6-й модели вынырнул из калмыцких степей, пронесся по объездной и ворвался в вечерний город.
  Из последних двух дней Нику мало что запомнилось - дорога разговоры, еда, сон. Он чувствовал себя лучше с каждой минутой, и вскоре вошел в норму.
  Разве только некоторые моменты бесед позднее всплывали в мыслях ...
  ......................................................................................................................
  
  ...да потому что мы не люди, - рассмеялась Алайна, - hom-ы да, но не такие как вы.
  -Как так?! - опешил Ник.
  -Не люди не в том смысле, что ты вкладываешь в это слово, - пояснила блондинка. - По крайнем мере - не в физическом отношении.
  -Но у вас же одна голова, две руки, две ноги и ... остальное..?
  -Да, выглядим почти одинаково. Но вот у Ланса с Мейс, например, по два сердца - одно рабочее, другое в резерве, а у меня нет селезенки и печени. Что касается Хранителя, то думаю, 200
  что даже тот сам не в курсе как устроен его организм. По крайней мере, когда ему воткнули меч в сердце, он, как ни в чем не бывало, рубился еще полчаса, прежде чем вытащить железо из груди.
  -Ты про случай на Большой Восьмой? - обронил Ланселот.
  -Да.
  -О-о, Ник, та была еще драчка... - начал Пол, но блондинка прервал словоблудие жестом.
  -Даже не знаю что и сказать, - вымолвил, наконец, Николай. - А с виду...
  -Я тебе уже говорила, что видимость обманчива. Не всегда то, что кажется простым, таковым оказывается. Но в духовном плане - мы конечно люди. То есть у нас, также как и у вас, есть нравственные понятия, мораль, мечты и желания. Нами движут те же стремления, как и вас. Но возможностей больше. Ты же понимаешь, что жизнь не могла развиваться одинаково во всей Вселенной? Но тот факт, что человекообразные разумные являются преобладающим видом - говорит о многом.
  -Я могу не есть несколько месяцев, - похвалился Ланселот.
  -Не заметил, - усмехнулся Ник.
  -Вот именно поэтому я и наедаюсь впрок, чтобы потом переваривать.
  -И куда в тебя столько лезет?
  -А у меня кроме сердец, еще и три желудка.
  -Что и у Мейс тоже три...?
  -Нет, - рассмеялась Алайна. - У нее как раз один, но вот...
  -Что?! - встревожился не на шутку Николай.
  -Ничего, - смутилась блондинка. - Придет время, сам узнаешь.
  А в голове Николай вихрем пронеслись страшные образы - один ужаснее другого. Но как бы круговорот не набирал скорость - превалировало одно видение... ну вы поняли - то самое... которое с зубами...
  ..........................................................................................................
  
  -...аешь, Ник, работа со Стихиями - это основополагающий элемент большинства заклятий. Собственные силы мага весьма ограничены, и чародею приходится строить заклинание, опираясь на природную мощь различных Стихий.
  -Типа - огонь и вода?
  -Ти-па, - передразнила его блондинка. - Это все что знаешь? Стихии Огня и Воды, Воздуха и Земли - вот четыре столпа, на которых держится магия. Каждый маг в своей работе обязательно опирается на любую из этих Сил.
  - А может один маг опираться на все 4 стихии? - поинтересовался Николай.
  -Ты можешь назвать хоть одного смертного который бы и на дуде играл и хлебушек собирал одинаково профессионально?
  -Нет, - подумав, ответил Ник.
  -То-то и оно. Именно для этих целей и существует специализация. Это когда маг работает с какой то Стихией особенно легко, что чаще всего и определяет его дальнейшую профпригодность.
  -Блин, что еще и профсоюзы магов есть? По узкой специализации разграниченные?
  -Конечно! Маги Воздуха всегда хорошо работают с погодой и всем тем, что подчинено воздушной стихии. На всех аэропостах...
  -Где? - переспросил Ник.
  -На аэро..., словом, там, где осуществляется перевозка разумных по воздуху, всегда берут именно магов Воздуха. Это так сказать, один из вариантов сервиса, представляемый крупными летными компаниями пассажирам. Чтобы и тем, и тем спокойнее было.
  -А кроме сферы бытовых услуг их еще где-нибудь используют? - потянулся Николай, подавив зевок.
  -Вообще-то это свободные разумные, - нагнула голову Алайна, - и твое "используют" не уместно. Впрочем, маги Воздуха всегда наводили ужас на врага, вызывая смерчи и ураганы, срывая с небес испепеляющие молнии. Лишь маги Огня могли сравниться по своей мощи с воздуховиками.
  -А она огнем как дыхнет, как дыхнет...
  -Кто она?
  -Годзилла.
  -При чем здесь Годзилла? - вздохнула Алайна. - Тебе уже не интересно?
  -Что ты, что ты! Продолжай, пожалуйста.
  -Традиционный антипод Воздуха - Твердь. Маги Тверди лучше прочих знают растения и повелевают ими. Благодаря твердыне, на любой территории, даже в условиях вечной мерзлоты, можно снимать по четыре урожая в год. Но следует помнить, что Твердь - это и почвотрясения и провалы, что могут поглощать целые армии. Магия поверхности является, по сути, магией для домоседов, а не странствующих воинов магов.
  - Прикольно...
  - Дальше. Оставшиеся две Стихии Огня и Воды - две силы, что находятся в вечном единоборстве друг с другом, причем борьба намного сильней борьбы Воздуха и Тверди. Огневики - все практически 100% боевые маги. В мирной жизни сложно найти применение способностям мага Огня. Вспыльчивые и агрессивные, как и их Стихия, маги оседают в армиях или разведке. Испепеляющие фаэрболлы и шаровые молнии сжигают неприятеля толпами. Ну а Водная стихия самая востребованная в мирах, покрытых водой - Повелителя вод всегда ждут с распростертыми объятиями на любом флоте...
  -Н-да... а вы?
  -Что мы? - не поняла Алайна.
  -Вы какой специализации?
  Ланселот переглянулся с Алайной, оба рассмеялись.
  -Ник, мы не маги, - ответил Ланселот.
  -То есть? - удивился Николай. - Вы же оперируете какими-то понятиями, я сам видел, как несколько раз вы применяли магию?
  -А... это обычная бытовая магия для широкого потребления. Существует несколько разновидностей магических заклинаний, которые подвластны каждому смертному. В том или другом объеме. Для мелких нужд, так сказать.
  -Я могу научиться? - загорелся Ник. - Научите!
  Алайна покачала головой.
  -С тобой не пройдет. Жители Заброшенных Измерения не чувствительны к магическим волнам. То есть, сколько бы ты не повторял заклинания - ничего не выйдет. В вашей атмосфере не хватает необходимого объема магической концентрации.
  -А-а-а, - уныло протянул Ник. - Жаль...
  .............................................................................................................
  
  -...или взять меч Дюка - Kraimor. Вроде, что про него говорить - меч как меч. А вот и нет! Мало того, что во Вселенной таких как Kraimor всего 7 штук - по одному на Хранителя Времени, так это еще не просто кусок тайларовой ленты.
  -А что?
  -Ты его видел?
  -Видел. Обычный двуручник, с рукояткой, рассчитанной на хват двумя руками. Бывшее оружие швейцарских пехотинцев, у ас по крайней мере. Носится без ножен, на плече. Клинок в ширину 6 см. Длина рукояти около 30 см, весит до 5 кг. В длину метра два. Сталь черного цвета.
  -Хорошо разглядел, - похвалила Алайна, - признатьс,я поражена твой наблюдательности.
  -Разведка, - коротко бросил Николай. - Просто интересуюсь холодным оружием. Я его как увидел, так и прикипел взглядом. Но в чем фикус то?
  -Во-первых, это не сталь, а тайлар, самый крепкий сплав существующий в Измерениях. Во - вторых Kraimor не просто меч, а скорее живое существо.
  -Что-о??
  -Существо с зачатками интеллекта, - кивнула блондинка. - Не каждому оружию дается имя. Но меч Хранителя носит его вполне заслуженно.
  -Верно, - задумался Ник.
   Не каждому мечу дается имя. Вспомнил земную историю, когда рыцари сходили с ума, обожествляя холодное оружие. Чего только не вытворял цвет рыцарства с мечами - и спали вместе, и за стол сажали, берегли пуще глаза.
  На ум пришли имена только двух: мечик отпрыска Утера Пендрагона - "Эскалибур", да оружие убиенного франкийского маркграфа - "Дюрандаль". Всего два. Ан нет, оказывается, есть еще и третий - Kraimor. Постой-ка, а "Бурезов" Эльрика из Мельнибонэ, а этот...как его...ну, меч Волкодава...? Впрочем, какая разница. Полно их, оказывается, нареченных.
  -У Хранителей, - продолжала тем временем Алайна, - кровное родство с этими мечами. Поэтому те и служит хозяину верой и правдой, но остерегайся чужак взять его в руки!
  -А ваше оружие? - полюбопытствовал Николай.
  -У него тоже есть имя, но в отличии от Kraimorа - просто имя, без сверхъестественных заморочек. Мой хлыст - "Doom", копье Пола - "Glave".
  -А в переводе?
  -"Glave" означает...
  ............................................................................................................
  
  -Я знаю, что это означает! - кричал Ланселот, размахивая руками.- Это означает, что нам придется сидеть в этом мирке еще кучу времени!
  -Тебя уже зовет ветер странствий? - усмехнулась Мейс.
  -Да! Меня уже воротит от ...ммм...местной кухни... что-ли..
  -Тебя от водки воротит, а не от еды, - отрезала рыжая. - Если бы ваша светлость потрудилась приложить немного усилий, чтобы осмотреться, то нашла немало интересного.
  -Пример? - бросил Ланселот. - Приведи хоть один, что мог заинтересовать меня.
  -Зная твою натуру, - рассмеялась Алайна, - это ювелирные магазины, ипподром и "Макдоналдс".
  Пол задумался, пытаясь найти опровержение. Но он действительно не был, ни в одном из перечисленных мест.
  -А "Макдоналдс"... там что?
  -Сходи Лансик, не пожалеешь, - снисходительно сказала блондинка и потеряв интерес к возмущениям Пола, переключила внимание на пару - Пифия-Хранитель.
  Те сидели около окна, на диване и разговаривали. Причем Тана наседала, а Дюк медленно, словно с неохотой, отвечал...
  Их возвращение прошло так, как и предвидела Татьяна, за исключением некоторых моментов. Но и те списали на неопытность молодой ведьмы. Алайну пришлось заносить, руками она уже могла шевелить, но ноги пока не слушались. И именно из-за этого пришлось отложить время перемещения в другое Измерение. Провидческий дар дал сбой и в части того, что саркофаг с Вершителем находился у Алайны. Блондинка не то, что держать в руках, даже смотреть на Жезл отказывалась. Хорошенькую, видно, шутку сыграл с ней Посох магии.
  Алайну отнесли в спальню, снабдив всем необходимым, что положено больным, но блондинка сразу, же провалилась в глубокий сон. Хранитель хмуро постоял рядом с ней, сделал несколько пассов руками и вынес вердикт:
  -Оклемается через две недели. Пропустила сильнейший магоудар. Немногие встают после такого.
  Так что за Вершителем пришлось спускаться самому Дюку.
  Вернулся с деревянным саркофагом темного цвета, напоминающим футляр из-под скрипки. Но держал, словно ядовитую змею. Осторожно поставил на стол в гостиной, кивком подзывая Татьяну:
  -Твоя сила доставлена, Пифия.
  -Я не Пифия, - буркнула Таня, но уже не смогла отвести взгляда от стола. Древняя, наверное, самая древняя вещь во Вселенной спокойно лежала посреди астраханской квартиры.
  Остальные с опаской подтянулись поближе. На боках футляра вспыхнула синевой и застыла рельефная вязь неизвестного письма.
  -Достойным будь, держа Силу мира в руках своих, - перевел текст Абрамс.- И Сила Миров тебе покорится.
  -Да прибудет с тобой Сила, сестра, - пробормотал Николай, вспоминая джедаев.
  -Мне надо достать его, или существует какой-то ритуал? - спросила Таня, зябко поводя плечами. Несмотря на 30-ти градусную жару, ее бил озноб, совсем как в тот раз, на площади, в момент встречи с пришельцами. Предмет, находившийся в саркофаге, то ли поглощал энергию, то ли излучал, но настолько чужеродную, что по спине ползали мурашки.
  -Никакого ритуала не существует, - произнес Хранитель. - Кроме одного момента...
  -Не томи Дюк, - протянул Ланселот. - Мы что зря корячились?!
  -Вершитель должен признать за тобой право на обладание. Иначе...
  -Что? Ты меня пугаешь.
  -Иначе последствия для тебя могут быть страшнее, чем для Алайны.
  -С чем это связано?
  -С тем, что ты Пифия. Чем больше накоплено собственного резерва - тем тяжелее последствия. Алайна обладала посредственным потенциалом. В тебе же его... - Хранитель качнул головой, - даже я чувствую, чего уж говорить о Вершителе.
  Татьяна вновь поежилась. Хорошенькое дело - остаться до конца дней своих калекой, но... Она не ощущала угроз от Жезла. Наоборот, тот звал ее, радовался, словно... как бы точнее выразиться... словно пес, что радуется возвращению хозяина. Натосковался ты бедняжка, с жалостью подумала Татьяна, застоялся мой конь...
  -Я готова, - сказала Таня. Хранитель кивнул.
  -Открывай, если чувствуешь в себе силы.
  Татьяна вздохнула, осторожно отщелкнула замки, приоткрыла крышку. Ник на всякий случай отодвинулся подальше - хватит с него одного удара. Далеко не факт, что второй перенесет также легко.
  Из-под крышки вырвался голубой туман, раздалось негромкое гудение. Словно работает трансформатор, подумал Николай, и приготовился, если что отдернуть Татьяну.
  Но та, зачарованная, протянула руки и вытащила на свет Жезл. Наконец-то все могли воочию увидеть его.
  Вершитель оказался точь-в-точь таким, каким показывал Дюк на голограмме. А именно - короткий стержень, не больше полуметра в длину, шестигранный, но гладкий на рукоятке. Набалдашник выполнен в форме овала, с заключенным внутрь драгоценным камнем красного цвета. Сейчас же камень еле светится розовым. По стержню змейкой переливается меняющийся цвет. Тело Жезла расписано рунами, сливающимися в причудливый узор.
  -Он греется, - настороженно бросила Татьяна.
  -Входит в рабочий режим, - пояснил Дюк. - Ему нужно время, для того чтобы выйти на пик.
  -Сколько?
  -По - разному, - пожал плечами Хранитель. - Для кого-то хватало нескольких месяцев, а кто-то ждал десятилетия. Все зависит от обладателя и его скрытого резерва.
  -Ты как себя чувствуешь? - поинтересовался Николай.
  -Нормально, - ответила Таня. - Только мурашки по рукам бегают.
  -Устанавливается контакт.
  Таня покрутила Вершителем в руках.
  -Как говоришь им пользоваться? Помахать в воздухе? - не дожидаясь ответа, резко взмахнула Жезлом над головой.
  Вот реакции коллег, правда не поняла. Все как один дружно повалились на пол.
  -Не делай резких движений! - вскричал с пола Хранитель. - Лучше положи его!
  Татьяна осторожно и с недоумением поместила Вершитель обратно в саркофаг. Жезл заскулил, чувствуя момент отторжения.
  -Потерпи, ненадолго, - прошептала Таня, закрывая крышку.
  -Ты бы, незабвенная, - отряхиваясь, проговорил Ланселот вылезая из-под стола, - поосторожнее с чудесами-то. А то не ровен час - грохнешь небосвод на многострадальные головы.
  И словно в ответ на его слова за окном прогремел гром. Мгновение и солнечный день сменился грозовой пеленой. Загрохотал дождь, гулко отбивая тяжелый ритм по жестяным подоконникам.
  -Это...я? - испуганно ойкнула Таня, прижав руку к губам.
  -Извини, упустил, - сказал Хранитель. - Все время забываю, что ты необученная ведьма, сужу по внутреннему потенциалу. Придется одновременно с лечением Алайны заняться твоим обучением. Поднатаскать хотя бы азам магии.
  -А если я не справлюсь? Если неспособна овладеть магией? - спросила Таня.
  -Вершитель признал тебя, - бросил Дюк, мол, чего дальше рассуждать. Больше за вечер он ни сказал ни слова.
  
  .....................................................................................................................
  ...для этого надо какое-то определенное место? Пересечение геомагнитных линий с 37-й параллелью?
  -Что? А-а, нет, не обязательно. Портал можно открывать с любой точки. Конечно, есть места, где это делается гораздо легче, но только не у вас. Я имею в виду Заброшенные Измерения - здесь из любого места необыкновенно трудно открывать Врата.
  -Надо лишь встать спиною к Вратам и идти прямо вперед. К центру Круга... где Башня... Но не изо всех миров до нее можно добраться.
  -Какая Башня?
  -Нет, ничего, это я так... цитируя одного мастера, - проговорила Татьяна, погруженная в раздумья. - Если мы находимся в точке "А", и если двигаться по прямой, то, в конце концов можно придти к противоположным Вратам... точке "С"... на том краю света. А посередине отрезка "А-С" расположена точка "В". Центральная точка. Темная Башня.
  Дюк как-то странно посмотрел на нее.
  -Он в чем-то прав, твой мастер. Не знаю, какую башню имел в виду, но до Колеса действительно можно добраться только из нескольких миров, своего рода пограничных зон.
  -С досмотром и обысками, - вставил Ланселот, жующий бутерброд.
  -Мне придется открывать ворота в один из пограничных миров? - спросила Татьяна.
  -Да. Но не сразу.
  -То есть?
  -Сначала я так и хотел. Но без должной подготовки, ты не сможешь сразу попасть туда. Поэтому решил, сначала отправимся в одно из близлежащих Измерений. А уже оттуда рукой подать до Приграничья...
  ...............................................................................................
  
  Усилиями Хранителя, выздоровление Алайны шло гораздо быстрее. А может просто Вершитель, решил откачать часть своей энергии назад, чувствуя благожелательное отношение хозяйки к белокурой технократке. Сроки выдвижения заметно сократились.
  Татьяна целыми днями тренировалась, а Николай...
  А Николай целыми днями сортировал имущество, безжалостно перетряхивая чемоданы, затиснутые на антресоли. И каждый раз, когда ему казалось, что все - наконец-то собрался, как на глаза попадалась очередная вещица, ну без которой просто никак... И вновь вжикала молния баула, вновь взметался ворох одежды над кроватью, укладка начиналась снова.
  Ланселот было предложил помощь, но Ник только сурово зыркнул исподлобья, как у Пола мгновенно пропало всякое желание. Пробормотав только насчет верблюда, который сломал хребет под непосильной ношей, удалился на кухню. Хочет абориген возиться со своим барахлом - да ради всех богов. Сам же потом взвоет, когда придется маневрировать. А качественно делать ноги, таща за спиной неподъемный груз - то еще занятьеце. Практика показала, наилучший выбор - бери то, что унесешь на себе, и что потом можно безболезненно оставить. Век живи - век учись. Сам он не берет с собой на дело ничего, кроме запасного комплекта одежы и верного оружия. Мозги есть, руки-ноги работают - всем остальным можно разжиться по ходу дела.
  Ник обо всем этом интуитивно догадывался, но жалко оставлять кровно нажитое. Хотя если присмотреться, практически все имущество Николая составляло вооружение. Конечно, пришлось взять некоторое количество золотишка (зачем нужны доллары и тем более рубли в других мирах?), но основной вес пришелся именно на оружие. И право удивляться тут нечему. Николай провел всю сознательную жизнь в режиме "война". После детдома, поступил в Суворовское училище, затем Омское ВОКУ (Омское ВОКУ - школа офицеров, Омское ВОКУ - школа мужчин, здесь я научился пить водку из стаканов, здесь я научился обманывать женщин!), а потом понеслась - Югославия, Приднестровье, Вторая чеченская, Персидский залив...
  Поэтому для гражданской жизни Ник оказался, немного не подготовлен. Пришлось искать работу максимально близкую по специфике к военной, где можно носить оружие. А уж путешествовать в запредельные миры, полные неизведанного и опасного, да без оружия ?!- такое в голове просто не укладывалось.
  Но помимо гонки вооружений в голове пульсировала одна мысль, едва ли не доминантная - он будет рядом с Мейс! Кто знает, может и выгорит? И валькирия все-таки соблаговолит бросить взор в его сторону, не, а что? Путешествие предстоит долгое, а они очень удачно разбиты на пары - Пол с Алайной (хоть и чураются друг друга, но видно же!), Татьяна все свободное время кружит возле Хранителя в надежде выведать очередную крупицу волшебства, и остаются только бесхозные он, да Мейс. А кто готов поручиться, что теснота не способствует продуктивному общению на более коротких дистанциях?
  Могут спросить - а с чего бы вдруг? Помнится, иномиряне как один категорически протестовали против его кандидатуры на роль сопровождающего.
  А просто...
  ..................................................................................................
  
  ... накануне состоялся тяжелый разговор Дюка с Татьяной. И если быть беспристрастным - Хранителя с Пифией.
  -А я говорю, что без Ника не поеду! - твердо стояла на своем Таня.
  -Он не может следовать с нами, - хмуро вздыхал Дюк в десятый раз. - Он не справится.
  -Откуда такая уверенность? - возмущалась молодая колдунья. - Он, между прочим - офицер российской армии, а это вам не хухры-мухры.
  -Ты такого высокого мнения об армии? - скептически замечал Абрамс.
  -Вы можете хаять сколько угодно наше Измерение, мир, но страну в обиду не дам! - категорично заявляла Таня. - И не вам судить о мастерстве наших военных. Кстати, если бы не Николай, то Алайна до сих пор еще висела в коконе!
  -Действительно, - пробормотал Хранитель. - Так быстро восстановиться... и именно поэтому, он не годится для нашей миссии!
  -Что так? Он же справился с ударом?
  -Вот именно! Я даже понять не пытаюсь, как ему удалось, и меньше всего мне хочется идти в упряжке со смертным, чьи возможности не укладываются в привычные алгоритмы реагирования.
  -Не укладываются, или вы не желаете их укладывать? - хитро прищурилась Татьяна.- Может как раз эти возможности, и спасут наши жизни?
  -А если нет?
  -А если да?
  Минутная пауза. Татьяна перестала волноваться. Она все равно додавит Хранителя - Ник пойдет с ними, или команда останется без Пифии. Жалко конечно, в таком случае придется расстаться с Вершителем, но и без Жезла она многому научилась за пару недель. Неизвестного осталось еще много, но приложи она с умом новые возможности... Нет, хочется посмотреть на другие миры, до безобразия хочется, но если найдет коса на камень, то и с накопленным уже багажом можно оторваться по полной, не отходя от кассы. В смысле не покидая Землю.
  -Ты твердо уверена в нем? - спросил Дюк, внимательно пронизывая ее взором снайпера.
  Таня содрогнулась под тяжелым взглядом.
  -Да. Я уверена в нем, - постаралась, как можно тверже ответить Пифия. Но где-то в глубине шевельнулась мыслишка - серьезно? На секунду замявшись от сомнения, одернула себя, повторила еще тверже:
  -Я уверена в Николае. Он нужен нам.
  -Пусть будет так, - поднял ладонь Хранитель. - Но все-таки сомневаюсь в целесообразности твоего выбора... Пифия.
  -Сомневайся на здоровье, - легко согласилась Таня. - Так я обрадую его?
  -Как хочешь.
  Пифия выскользнула из зала, нашла Ника на кухне.
  Раздавшийся секундой позже радостный рев счастливого обладателя туристической визы в другие Измерения, всполошил весь подъезд.
  Не теряя ни минуты из оставшегося времени, Ник судорожно принялся улаживать дела. Первым делом уволился с работы, пару дней пребывал в разъездах, скупая в магазинах все, что может пригодиться. Домой заскакивал только для того чтобы свалить очередное приобретение. Вскоре комната напоминала военно-полевой склад. Под занавес, поздно ночью, Ник притащил под курткой АКСМ и несколько цинков с патронами.
  На резонный вопрос Татьяны - зачем, скорчил гримасу и уклончиво ответил:
  -Пригодится.
  -Тиха украинская ночь, а сало надо перепрятать, - жуя очередной бутерброд гигантских размеров, проговорил Ланс, показавшись на мгновенье в дверях кухни.- Ваша почва родит такое? - указал на разводы чернозема, испачкавшие рукав никовской куртки.
  -Ага, в подвале прикопан был. Мало ли что...
  -Это правильно, - одобрил Ланс, откусив кусок, - Вшихта терши орушие пот рухой...
  ....................................................................................................
  
  Быстро только сказка сказывается, да дело долго делается. Пролетело еще 2 недели в сборах и подготовках. Август приблизился к логическому завершению.
  И когда все уже было десятки раз перерешено и разжевано, Алайна обрела прежнюю прыть, а Ник наконец-то собрался - Хранитель собрал всех в гостиной.
  -Завтра выдвигаемся, - буднично произнес Дюк.
  -Как, уже завтра?! - всполошилась Таня. - Может, еще немного потренируемся?
  -Не к чему, - отрезал Абрамс. - Все что хотел тебе дать - дал, остальное освоишь в процессе.
  -Долгое сидение на месте провоцирует развитие геморроя, - глубокомысленно заметил Ланселот, опять что-то сосредоточенно жуя. - Завтра - хороший вариант, да и астрологический прогноз, что показывали по ящику, указывает на то. Типа-а, звезды расположились удачно для отправляющихся в путь
  -Завтра - ничем не хуже другого дня, - сказала Мейс.
  -Не буду спрашивать - все ли собраны, - продолжил Дюк, - но один момент смущает. Ты как собираешься нести свой груз? - обернулся к Николаю.
  -В багажник закидаю, - бесхитростно ответил тот.
  -Хочешь пройти через портал на машине?
  -Да. А что, нельзя?
  -Можно, я просто уточняю. Раз решили с вещами, тогда приступим к последнему инструктажу.
  -Может, нам нет необходимости слушать это все в ...нцатый раз? - спросил Ланселот, указывая на себя, Алайну и Мейс. - Мы слышали уже неоднократно.
  -Есть необходимость. Раньше с нами не было их, - указал на Николая и Таню Хранитель. - Поэтому ты заткнешься и все-таки выслушаешь, что я говорю. Итак, порядок таков...
  .................................................................................................
  
  Рано утром, часиков эдак в пять, путешественники одинокими тенями выскользнули из подъезда. До гаража добрались без приключений, даже не возникло проблем с Кентом. Накануне вечером Николай перенес все свои и Татьянины вещи в машину, провел внеочередное ТО, распугав при этом лошадок пришельцев. Как и было решено, прицепил прицеп, с незапамятных времен пылившийся в дальнем углу.
  Машина завелась с полпинка. Ник осторожно сдал назад, умудрившись никого не задавить. Алайна к тому времени сидела на хромированном "Харлее", небрежно свесив ноги на одну сторону. Ник было хотел поинтересоваться - откуда, но заметил, что колеса байка не касаются земли. Да и вообще, на колеса эти штуки не особенно походили. Кент! Он же у нее трансформер, блин.
  Тем временем Ланселот по одной животине грузил парнокопытных в прицеп. Накрыл сверху тентом. Правильно, чего светиться раньше времени. А так тихо доедут до места, не привлекая внимания.
  Молча уселись в машину.
  -Куда едем, шеф?
  -За Началово, через окружную под новую развязку, - ответила Татьяна за Дюка.
  Алайна рыкнув двигателем (или что там, у роботов бывает?), уверенно заложила вираж.
  -Ну, с богом, - вздохнул Ник, провожая глазами блондинку. - Тронулись.
  До места добрались через двадцать минут. Аккуратно сверну в лесок, проехав пару километров, Ник заглушил мотор на поляне. Место выбрали со вкусом и на капризного наблюдателя - со всех сторон окружали деревья, автострада проносится где-то вдалеке, а ближайшие деревни раскинулись за песчаным валом, тянувшимся на многие километры.
  Блондинка уже поджидала, сидя на коряге. Рядом стоял невозмутимый Кент, пуская солнечные зайчики во все стороны.
  -Прибыли. К машине, - Ник заглушил мотор.
  -А все-таки не зря мы с Алайной послали письмецо на завод, - прокряхтел Ланс, вываливаясь с заднего сиденья. - Ох, не зря...
  -Не ерничай, - бросила Мейс, - лучше открой животных.
  -Денек-то какой! - прищурил один глаз Николай. Поправил камуфляж тигрового окраса (специально берег для торжественного случая), нащупал многочисленные ножи, рассованные по потайным карманам и вздохнул.
  Солнце уже пробивалось через листву, от земли поднимался утренний пар, высушивая росу.
  -Наш последний день на Земле, - напомнила Татьяна, моментом сбив радостный настрой.
  -Тьфу на тебя, накаркаешь!
  -Чего? - удивилась Таня. - Действительно последний, хоть исплюйся.
  Хранитель тем временем произвел нехитрые манипуляции позади машины, на поляне один за другим возникли лошади. Вернее - две лошади и один единорог. Последний, радостно заржав, ткнулся мордой в рукав Мейс.
  -Ох, ты мой хорошенький, изголодал, наверное... - рыжую мгновенно пробило на сентиментальность, принялась сюсюкать с единорогом, ласково теребя гриву.
  Николай тотчас же представил себя на месте этой диковинной коняги, радостно хрюкнул, столкнулся с пытливым взглядом Алайны.
  -Чего...? - проговорил смущенно.
  -Странный ты парень, Ник, - только качнула головой блондинка.
  -Все, по коням! - послышалась команда Хранителя.
  Ник торопливо запрыгнул на водительское место, пристегнулся, ожидая перемещения.
  - Придется тебе проститься с роботом, - бросил через плечо Алайне Дюк.
  -А почему... - начал было Ник, но не успел.
  -Через барьер не пройдет, уйдет в параллель, - опередил его Хранитель. - И вообще не отвлекай, не до тебя.
  Ник закрыл рот, завел двигатель, сгорбился за рулем, готовясь в любой момент вдарить по газам.
  Остальная команда уже восседала на лошадях. Ланселот невозмутимо щурился вдаль, Мейс склонила голову к шее единорога, что-то успокаивающе проговорила и выпрямилась. Чуть вдалеке Алайна прощалась с Кентом, отдавая последние указания безмолвно застывшей фигуре.
  Жаль что робот не с нами, подумал Николай. Может так случиться, что понадобится грубая сила.
  Татьяна расчехлила Вершитель, нацелившись через лобовое стекло на дальний край поляны.
  Неожиданно небо над головами заволокло тучами. Ник высунул голову в дверь, глянул вверх, присвистнул. Ничего себе... Оказывается тучами и не пахло. Стало стремительно темнеть, на землю опускалась ночь. И это в 9 часов утра...?!
  Из Жезла резанул желтый луч, полоснуло по глазам. Прямо перед ними распахнулась дверь. Ну не дверь, а как модно говорить - портал. Так вот ты какой - северный олень... Зыбкое марево прямоугольной формы дергалось и кривлялось посередине поляны. От непривычки, у Николая заслезились глаза. Украдкой смахнув влагу с уголков век, проморгался, тщетно силясь разглядеть, что будет дальше.
  -Градиент настройки - 15, - донесся голос Дюка. - Еще вправо забери... Так, ослабь коэффициент... Дай четкую картинку... куда тебя понесло?... хорошо, стабилизируй поток...Конечно, не то что хотелось, но для первого раза сойдет...
  Вокруг стало совсем темно. Звезды слабо мерцали в вышине, пытаясь перебороть отблеск странного портала.
  -Поехали. Ник с Таной первые, остальные за ними, - прозвучала команда Хранителя.
  Легко переключив скорость, Николай тронул машину вперед. Тихо шурша, шестерка покатилась навстречу двери в другие Измерения. Я же не вижу ничего, пронеслась мысль, недолго и в ящик сыграть. Пошарив рукой по рулевой колонке, включил дальний. Луч света выхватил из темноты прозрачный экран, медленно пульсирующий в своеобразном режиме - вспышка-затухание - вспышка. Реагируя на поток фотонов, картинка дрогнула, и на мгновенье Николаю показалось, что видит вдалеке горный кряж, хаотически разбросанные в предгорье деревья и больших птиц, нарезающих в кристально чистом небе круги.
  Но в тот момент, когда капот машины заехал в портал, изображение резко дернулось, сменившись как в калейдоскопе. Беззвучно жахнула вспышка, и растерявшись, Ник автоматически утопил педаль газа.
  -КУДА!? - рявкнул за спиной Дюк. - Отмени поправки, сдай в обрат!!! НЕ ТУДА...!
  -Поздно, - скорее выдохнул, чем произнес Николай, бросая украдкой взгляд на Татьяну. Та, остолбенело таращилась сквозь лобовое стекло, не отводя взора от увиденного. То ли ей не верилось в собственные возможности, то ли оказалась не подготовленной к происходящему, но факт остается фактом - помощи от нее в данный момент не жди. И выполнять распоряжения Хранителя никто не собирается.
  Где-то в отдалении все еще слышался голос Дюка, да ворчание Ланса. Ник бросил взгляд в зеркало заднего вида, но кроме пульсирующей завесы ничего не увидел.
  -Прыгнули, - усмехнулся одними губами. - Но вот куда?..
  
  
  Глава 8
  Далекое эхо Трансильвании.
  Короткий путь всегда заминирован.
  Иван Сусанин
  
  Едва они пересекли мерцающую грань портала, как Ник совсем перестал что-либо понимать. Только что на улице был вечер, вдруг БАЦ - в глаза светит солнце. Только что сидел за рулем "шестерки" (пусть хоть старенькой, зато под крышей), как вдруг оказался верхом на козлах с вожжами в руках. Его ВАЗ внезапно превратился в ветхую повозку с тентом, управляемой шестеркой белых лошадей. Где-то сзади, в кузове, испуганно ойкнула Татьяна. Николаю впору самому взвыть от непонятности и бессилия. Право было от чего. Неизвестно, что случилось с машиной, так они еще и оказались в эпицентре беснующегося табуна лошадей. Скакуны самых невероятных раскрасок дико ржали, носились туда-сюда, сталкиваясь друг с другом, молотили воздух копытами. Лошади, впряженные в повозку, нимало не озадаченные тем, что тянут телегу, с радостью приняли самое активное участие в несанкционированном конячьем празднике жизни.
  Короче - поднимая столбы пыли, по широченному простору песка носился табун сошедших с ума лошадей. Словно поплавок в бесшабашном море, то там, то здесь, вырывался на свободное пространство белый тент шайтан - арбы, как успел окрестить повозку Ник.
  Сзади визжала Татьяна, не привыкшая к дикой скачке. Телегу качало из стороны в сторону, рессоры на колесах, почему-то отсутствовали. Вскоре Нику порядком поднадоела эта непонятная гонка за лидером. Начало укачивать и мутить.
  -А ну стоять!! - рявкнул он, натягивая вожжи. Шестерка взвилась на дыбы, присела на задние копыта. От резкой остановки Ник чуть не вылетел с козел прямо под колеса бешено молотящих передними ногами воздух лошадей. Чудом зацепился ногой за какое-то приспособление, и теперь отчаянно балансировал на одной ноге. На Татьяну посыпался багаж, состоящий из коробок и чемоданов.
  Но как бы, ни было, лошади, впряженные в повозку, встали. Дрожали всем крупом, с морд летела клочьями желтая пена. Глаза, налитые кровью, отчаянно вращались в орбитах.
  -Что это было? - сзади судорожно вцепилась в плечо Николая рука Тани. Голос дрожал и сбивался. Ее шатало из стороны в сторону, горожанка прикладывала поистине титанические усилия, чтобы удержать равновесие.
  Наперерез повозке, режа табун словно волк, мчавшийся сквозь стадо овец, несся жеребец Пола. За ним в кильватере, галопировали остальные спутники. Лошади, составляющие табун, дергались во все стороны, но всадникам это не причиняло ни малейшего неудобства. Скорее наоборот. На лице Ланса застыла белозубая улыбка. Он то и дело вертел головой по сторонам, жестко бил хлыстом, особо зарвавшихся особей.
  -Ну... как покатались? - радостно спросил Николая и Таню, подъезжая к повозке. Спрыгнув со спины рысака, ухватил переднего коренного за удила и с силой дернул вниз. Тут же вся бесноватая шестерка повалилась на колени. Ник судорожно сглотнул, а Татьяна с шумом выдохнула воздух.
  -Вот так-то, - назидательно сказал Ланс, отряхивая руки, - жестче надо с ними, жестче...
  Подъехала остальная команда. Алайна с Мейс спешились, подошли к фургону.
  -Что случилось? - недоуменно спросил их Ник, переводя взгляд с Пола на Дюка, - куда делась машина? Откуда, черт возьми, взялся табун?
  Мейс тем делом помогла спуститься Татьяне, бережно придерживая за плечи. Усадила на землю.
  -Моя вина, - проговорил Дюк, - забыл предупредить.
  -О чем? - изумился Николай, - что-то в толк не возьму...
  -Так называемый пространственно-стандартный парадокс, - ответила за Хранителя Алайна, осматривая лошадей, - а ничего, хорошие коняги достались, - похвалила Ника блондинка.
  -Какой еще к лешему парадокс? - возмутился тот, - откуда стадо?
  -Суть парадокса в том... - Дюк тоже спешился, - ...что в отраженье, стоящее по уровню развития ниже, чем то, откуда прибываешь, нельзя пронести предмет, не имеющий аналогов в этом мире. То есть, ничего, что хотя бы косвенно, указывает на более высокий статус цивилизации. Ментально-физическая надстройка каждого Измерения сама регулирует тот уровень развития и изменения предмета, который ты намерен пронести. Конкретно на нашем примере - никаких машин, огнестрельного оружия и вообще сложных механизмов. Их здесь просто нет! А вот, преобразить во что-то, имеющее здесь похожую структуру - пожалуйста.
  -Например, мой Кент был всего-навсего компьютерной программой, - подхватила мысль Хранителя Алайна, - а при переносе его в мир Дюка, обрел обличье биоробота, потому, что те имели место в Кара-Дранге.
  -То есть, вместо машины - повозка, - задумчиво проговорил Николай, внезапно его лицо расплылось в улыбке:
  -А лошади то, лошади...- он захохотал.
  Татьяна вопросительно подняла одну бровь:
  -Что лошади?
  -Вы знаете, - продолжая смеяться взахлеб, обратился Николай к спутникам, - в нашем мире существует довольно архаичный обычай измерять мощность двигателя в лошадиных силах. Так вот, в моем их было 75...
  Татьяна тоже расхохоталась.
  -Стало быть, весь этот табун...
  -...ничто иное, как лошадиные силы, загнанные под капот, - закончил за нее Ник.
  -Интересная трактовка, - заметила Алайна, прислонившись к борту повозки, - по крайней мере, с лошадьми проблем знать не будем.
  -А с чем будем? Куда нас на этот раз занесло? - саркастически спросил Пол.
  Осмотрелись. Они находились прямо посередине пустыни. Сухой ветер сушил кожу и неприятно обжигал лицо. Под ногами раскинулся целый океан красного песка. Чуть вдалеке виднелись барханы, плавно переходящие в дюны. Ни одного деревца, дающего хоть мало мальскую тень. Воды, судя по всему, тоже не сыскать. Яркое солнце невыносимо слепило глаза, и Ник с Таней, не договариваясь, достали из кармана солнцезащитные очки, нацепили на нос. У Татьяны оказались чоки круглой формы, в память Джона Леннона, а Николай водрузил продолговатой формы.
  -Пустыня, - пожал плечами. - Без начала и конца.
  -Это даже ежу видно, - огрызнулся Ланс, внимательно посмотрел на Татьяну, - куда идти?
  Та беспомощно оглянулась на Дюка.
  -Сориентируйся по сторонам света, - подсказал тот, - поймешь.
  -Чего?
  -Определишь, куда идти. Одно направление будет отличаться от остальных. Но как - определишь сама. Это сугубо индивидуально.
  Татьяна, кряхтя, встала с песка. Еще немного пошатывало, но она твердо, уперев ноги в землю, выпрямилась во весь рост. Суховей тут же взметнул волосы, она ощутила тысячи мельчайших песчинок, пощипывающих лицо. Медленно начала поочередно поворачиваться по кругу. Вот ветер бьет в лицо, сейчас толкает в спину, в вот заходит то с одного бока, то с другого. А это что? Внезапно ощутила, как помимо жаркого дыханья песчаного ветра в лицо, в грудь ударила струя холодного потока. От неприятных ощущений Татьяна даже вздрогнула и поежилась.
  -Определила? - спросил Хранитель.
  -Д-да, - чуть с сомнением произнесла она. - Ветер холодный дует в грудь, с той стороны, - указала направление.
  -На север, - прищурившись, определил Ланс. - Что ж, неплохо.
  -Но это то самое чувство? - не успокаивалась Таня. - Может, путаю что?
  -Сама как определяешь? - спросил Хранитель.
  -Вроде что нужно.
  -Тогда зачем спрашивать? Пойми, ты меняешься. Ни я, ни кто-либо из нас, за исключением разве что Николая, не знал твоих чувств и ощущений, до момента как к тебе попал Жезл. А теперь и подавно. Став его обладателем, ты начинаешь медленно, но непоправимо изменяться. И если твои ощущения скрыты густой пеленой от тебя же самой, то, что говорить о нас, не знавших тебя в лучшие времена?
  -Как меняюсь? - испугалась Таня. - Я в кого-то превращусь? Не хочу!
  -Успокойся, - поднял ладонь Дюк, - ни в кого ты не превратишься. Вершитель, пытается настроиться на твою волну. Ищет пути и способы. Ничего плохого от этого не получишь, наоборот, Жезл как бы очистит тебя - отсеет ненужное, усилит качества, необходимые для более полного и качественного его использования.
  -А вдруг отсеет, что считает ненужным, а оно как раз то, без чего я не могу обходиться? - не унималась Таня.
  -Невозможно, - сказал Дюк, - ничто не будет отторгнуто без твоего согласия. Если ты не готова, то переформирование просто не пойдет, пойми. Подвергнутся изменениям только те чувства и качества, которые ты сама определишь.
  -А как я узнаю, что мне нужно, а что нет?
  -Ты и не будешь ничего знать. Вершитель периодически справляется с банком данных подсознанья, сам анализирует, сам выбирает, сам отсеивает и укрепляет.
  -Не желаю, чтобы кто-то копался в моей голове, - нахмурила брови Таня.
  -Разве сейчас, держа его в своих руках, замечаешь это? - чуть улыбнулся Дюк.
  Таня прислушалась к ощущениям, и, наконец, тряхнула головой
  -Нет, ничего.
  Хранитель развел руками, дескать, чего тебе еще надо.
  -Ну что, дергаем? - спросил Николай, пытаясь удержать зуд в ногах, те словно зажили отдельной жизнью. Их тянуло туда, за горизонт. Подумать только - другой мир! Сколько тут неизведанного и необычного. Ник тут же захотел осмотреть как можно больше. Да что там осмотреть, его теперь ни за какие коврижки не выгонишь отсюда! А сколько земель лежит впереди! Он чувствовал, что еще немного, и закружится голова от предстоящих приключений и надежд.
  -Я бы на твоем месте не слишком гнал лошадей, - улыбнулся Пол, ехидно скаля зубы.
  -А что? - встрепенулся Николай.
  -Ты ведь, помимо машины, еще кое-что брал с собой. Посмотрел бы, так... ради разнообразия...
  Николай недоуменно уставился на него, соображая.
  -Ох, ты, блин...- опрометью бросился к повозке. Он же набрал целый арсенал оружия: АКСМ (чеченский трофей), СВД (подарок одного снайпера), набор ножей (подаренный Ричардом), гранатомет (случайно попавший к нему при списании оружия в части), а если в этом Измерении не знают азов технических изысканий, то что говорить об оружии... Сейчас он лихорадочно перебирал вещи, сваленные в задней части повозки (в "Жигулях" это был багажник).
  -Ничего себе...- раздался из недр телеги удивленно-растерянный голос, - и что теперь мне с этим делать?
  -А что там? - остальные подтянулись к тенту, заинтересовавшись.
  Ткань откинулась, на землю спрыгнул Николай, держа в руках непонятный симбиоз арбалета, автомата и снайперской винтовки. Отполированный черный эбонитовый приклад, инкрустированный серебром. На месте цевья от ствола отходят две металлические дуги, как у арбалета. Снизу пристегнут жесткой сцепкой барабан для стрел. Одну из них Николай держал в руке. Стрела представляла собой тонкий металлический стержень, лишенный оперенья. Зато острие, чуть ли не в три раза больше обычного. Грани заточены так остро, что Ник, буквально коснувшись случайно ладонью стрелы, тотчас отдернул руку, порезавшись до крови. Поверх ствола, расположен оптический прицел, сделанный, конечно, немного кустарно, но это именно он, сомнения не возникает. Барабан, как прикинул навскидку воин, вмещает не менее сотни болтов.
  -Что это? - недоуменно спросил Ник, - где мой АКСМ?
  -Ты держишь его прототип, - ухмыльнулась Алайна, бережно принимая арбалет у оторопевшего Ника. - Ну-ка, посмотрим...у-у, автоматическая подача стрел... оптика - допотопна, но в целом сойдет... спусковой курок с переключателем с одиночного на автоматический огонь - вот это действительно круто... гляди-ка, даже предохранитель есть... легкость в обращении... Вообщем, - белокурая бестия встала в картинную позу, приложив оружие к бедру, - покупайте наших слонов!
  -Если мыслить логически - то АКСМ должен превратиться в шнеппер. Разновидность арбалета, стреляющая каменными пулями, - пояснил, видя недоумевающие взгляды коллег.
  -Оглянись, - посоветовал Ланс. Видишь хоть один камень?
  -Ясно, - вздохнул Николай. - Ни винтовки, ни гранатомета, благо хоть ножи остались.
  -Этого добра во всех мирах навалом, - заметил Пол,- до сих пор не понимаю, зачем набрал?
  - А ндравятся, - улыбаясь, прищелкнул языком Ник, принялся вновь перебирать вещи.
  Дюк, тем временем, придирчиво осмотрел упряжь, проверил у каждой лошади подковы (не хватало еще из-за какой-нибудь мелочи встать надолго), удовлетворенно коротко хмыкнул.
  -Фонарика нет, - донесся из повозки констатирующий голос Николая, - зато есть какой-то замусоленный факел...
  -Фонарь тоже был не первой свежести, - заметила Таня, - проверь, на всякий случай, может это вечный огонь?
  -Издеваешься? Н-да...радио отсутствует..
  -А говорящего зверька там нет? - усмехаясь, спросила Алайна.
  -Шутите? Я половины вещей найти не могу! А вторая половина превратилась в черт знает что! - возмущенно заметил Николай.
  -Не поминай всуе, - строго сказала Алайна. - В чем конкретно не можешь разобраться?
  -Да вот, например, - сунул ей в руки какой-то непонятный механизм. Алайна осторожно приняла на руки и принялась рассматривать. Объект представлял собой небольшой куб, легко помещался в ладони, состоял из немыслимого переплетения колесиков, шестеренок и паутинообразных деревянных нитей. Вдобавок, сбоку приделана ручка. Да, и на противоположной стороне размещается красная кнопка. Чудо техники тикало, колесики крутились, шестеренки тихо щелкали.
  -Ничего не понимаю, - наконец, призналась Алайна, - а что было?
  -Я знаю? Говорю, половины вещей нет. Даже не вспомню, что брал.
  -На будильник похоже, - сказала Татьяна, всмотревшись внимательнее, - вот зачем ручка?
  -Не брал я будильник, мне хватает хронометра, - Ник засучив рукав на правой руке, показал здоровенный японский циферблат.
  -Тогда на кофемолку, - сказал подошедший Ланс, - ручка для того, чтобы кофе молоть.
  -А кнопка зачем? - спросил Ник, - сахар добавлять по вкусу?
  -Ты это, - Алайна сунула обратно штуку, - спрячь ее куда-нибудь от греха подальше, а то не ровен час - рванет и молекул не останется.
  -Чего тогда возить с собой? Лучше сразу закопать под бархан и все?
  -А вдруг она представляет собой что-нибудь стоящее? - парировала вопрос блондинка. - Кто знает, пригодиться в дороге?
  -Сомневаюсь, - критически покосившись на прибор, заметил Николай, - меньше всего мне хочется таскать с собой непонятную штуковину, которая в один прекрасный момент может разложить нас в пыль, - но все-таки запихал кубик на самое дно одного из мешков.
  -Повозкой сможешь управлять? - с сомнением спросил Ланс.
  -Если у меня права на управление всех транспортных средств, то наверное, смогу, - саркастически обронил Николай.
  -Машины это одно, лошади - другое, - глубокомысленно сказал Пол.
  -Не впервой, управлюсь как-нибудь...
  -"Как-нибудь" подразумевает под собой "кое-как". А "кое-как" всегда тянет за собой "ни фига себе!" - философски заметил Ланселот, отходя в сторону.
  
  ........................................................................................................
  
  Бархан за барханом печально исчезали под колесами телеги. Отряд методично пожирал километры пустыни (или лиги, по исчислению Пола), а палящее солнце делало свое неторопливое дело. Часов через пять Ник окончательно сомлел. Его спутники еле сидели в седлах, а конца бесконечных песчаных холмов не видать.
  -Хоть какой-нибудь захудалый оазис появился, что ли? - взмолился Николай, вытирая пот со лба. Его периодически подбрасывало на козлах, наверняка отбил себе все нижние полушария. Татьяна лежала пластом в повозке, не рискуя высовывать голову наружу.
  Табун разогнали, поймав только шестерку запасных лошадей. И те, скрепленные вместе, уныло плелись за повозкой.
  Впереди, на коне величаво плыл Дюк. Глаз Хранителя сосредоточенно вглядывался в горизонт, что-то ища. За ним, цепочкой расположились остальные. Ник, с повозкой замыкал колонну. Колеса ужасно скрипели, периодически буксуя в непролазном песке. Тогда он, помня наставления Ланса, охаживал спины лошадей. Те взбрыкивали, но дергались изо всех сил, выдергивая телегу из песчаных ловушек. Еще немного, и лошади падут, печально подумал Николай, видя, как беспомощно трясут головами животные.
  -Еще десяток лиг, и можно сделать привал, - прокричал Дюк. - Впереди небольшой оазис.
  Народ оживился. Даже лошади воспрянули духом, потащили повозку чуть быстрее. И впрямь, через два часа песчаного кошмара, на горизонте появилась небольшая точка, уверенно приближавшаяся с каждым шагом. Лошади, выбивавшиеся из сил, дернули вперед на последнем издыхании.
  Небольшой оазис представлял собой участок с деревьями и небольшим подземным озерцом. Пока Ник распрягал лошадей, Пол начал собирать дрова для костра. Девчонки, успев набрать воды в бурдюки и фляги, поодиночке падали в воду, переводили дух после многочасового перехода. Дюк отправился якобы на охоту. Кого он намеревался добыть в пустыне, Ник мог только догадываться. Но есть хотелось все сильнее и сильнее. И уже практически наплевать на то, что придется хрямать какого-нибудь варана, или змею, нафаршированную сусликами. Лишь бы было...
  После девчат очередь нырнуть в воду пришла и мужской половине. И только после того, как все напились и искупались, пустили к водопою коней. Те, жадно припав губами к животворной влаге, пили шумно, отфыркиваясь и раздувая бока.
  Дюк, действительно притащил пару огромных ящериц, и теперь, разделывал их в стороне от костра. Каждая ростом с шестилетнего ребенка, вздумай сесть на задние ноги. Вдоль спин у земноводных шли костистые гребни, хвост плоский, как у сома. Когда Николай глянул на морды ящериц, его пробил озноб. Он почувствовал, как мурашки, каждая, наверное, ростом с одну такую четырехногую, толпой пронеслись по спине. Было в ящерках что-то омерзительное и душевыворачивающее. И если вначале еще хотел предложить Хранителю помощь, то сейчас зарекся даже подходить к ним близко.
  Однако, пошарив в рюкзаке, нашел кучу трав и приправ к мясным блюдам. Оттащил это добро Дюку. Тот молча принял подношения, тщательно рассмотрев каждый пучок, коротко кивнул, одобряя выбор.
  Девчонки накрывали на стол, резали овощи и ломали хлеб. Николай утащил со стола кусок краюхи. Хотел еще чего-нибудь, но его заметили, и надавав тумаков, прогнали прочь. Ухитрившись, все-таки выхватил с краю головку чеснока, улегся неподалеку, жуя хлеб с фитонцидами и задумчиво обозревая окрестности.
  Небо в этих краях отнюдь не привычной синевы, заметил наметанным глазом, а скорее какого-то зеленоватого оттенка. Хотя уже ближе к вечеру, но звезд не видно. Ему страсть как хотелось посмотреть на здешние звезды, чтобы с потаенной грустью путешественника, оказавшегося вдалеке от дома, отметить, что и звезды здесь, блин, определенно не наши.
  Дюк закончил с мясом. Медленно вращаясь на самодельном вертеле, коптящиеся туши издавали умопомрачительный запах, народ стал медленно подтягиваться к столу. Наконец, мясо приготовилось, Хранитель аккуратно снял обоих варанов с костра, церемониально водрузил пищу на стол. Все молчаливо сглотнули слюну, пока он разделывал ящериц. Вскоре посреди стола высилась огромная груда дымящегося мяса, а запах, витающий над едой, кружил голову.
  -Можно приступать, - сказал Дюк.
  Приглашения и не требовалось. Разом взметнулись руки, груда мяса испарилась сразу на треть. Некоторое время за импровизированном столом не разговаривали - только хрустели перемалываемыми костями. На вкус ящерицы ничем не отличались от гигантских куриц. Разве только факт, что бегали ранее на четырех ногах, заставлял немного скептически относиться к потребляемой пищи. А, впрочем, какая к лешему разница? Протеины, они и в пустыне протеины.
  Ник жадно налегал на мясо - шашлычок удался на славу, но чего - то не хватало. Подумав, достал из кармана заначенную головку чеснока, и аккуратно чистя ее, жевал вместе с мясом, ловя на себе скептические взгляды новых друзей. Вот сейчас самое то.
  -Целоваться даже не лезь, - улыбнулась Алайна, глядя, как Николай поглощает чеснок.
  -Совсем? - промычал он набитым ртом.
  -Абсолютно, - отрезала блондинка.
  -А мне можно лезть? - спросил Ланс, подмигивая.
  -Тебе? - Алайна задумалась, но потом тряхнула головой, рассмеялась. - Тебе можно. Только слюни подбери сначала.
  -Понял? - Ланс надменно усмехнулся Николаю. - Жуй побольше своей отравы, и с тобой вскоре совсем перестанут общаться. И все достанется мне...- Пол даже глаза закатил в предвкушении.
  -Чего достанется? - поинтересовался Ник. - Мне и раньше не особенно обламывалось. А насчет запаха, - отстегнул клапан одного из многочисленных карманов, достал оттуда продолговатый предмет, предъявив его Полу, - есть "Орбит", защита от кариеса и запаха изо рта, понял, деревня?
  Первой отвалилась от стола Татьяна. Сытно икнув, набил брюхо и Ник. Аккуратно вложил нож в ножны, прикрепил все это к поясу, оружие должно быть под рукой. Ланс заметил движение, скептически заметил:
  -Ночью будешь ворочаться - заденешь и пропорешь брюхо.
  -Не первый год владею холодным оружием, - ответил Николай, - привычка.
  -Ну-ну, - качнул головой Ланселот, - дались тебе эти ножи. Только ночью не буди, если вдруг порежешься...
  Поодиночке откидывались на спину и остальные участники ужина. Девчата медленно, но верно насыщались, и кажется, достигли критической точки. Лишь Ланселот продолжал методично закладывать в свои ненасытные жерла, кусок за куском.
  -Не лопнешь?- усомнился Ник, глядя, как исчезает с фантастической быстротой мясо.
  -Да ни в жисть, - с набитым ртом осклабился Ланс, - маловато будет.
  -И куда в него столько лезет? - вздохнула Таня, - меня уже тошнит от такого обилия.
  -Разве ж это обилие?- удивился Ланселот, - вот, помню один раз...
  -Прожуй сначала, - строго сказала Алайна, с умилением глядя на него, - подавишься, и никто тебя больше не услышит.
  -На это точно можно надеяться? - Николай даже привстал на локте, чем заслужил мрачный взгляд Пола.
  -Не дождетесь...
  Николай завалился на спину, устремил взор ввысь. Ага, появились - таки звезды. Как не крутил больше головой, так и не нашел Полярной звезды, а равно, не одного знакомого созвездия. Чужие звезды мерцали с непонятными интервалами, излучая чужой свет далеких систем.
  -Чего головой крутишь? - заметила его телодвижения Алайна.
  -На небо смотрю, - вздохнул он, - думаю, узнаю чего...
  Народ грохнул. Хохотали все, даже Ланс, тщетно борясь с недоеденным куском.
  -Откуда? - размазывая слезы по щекам, спросила Алайна. - Ты что, бывал здесь раньше?
  -Вроде нет, - с сомнением сказал Николай, - хотя впечатление, что этот мир мне знаком.
  -О все похожи один на другой, - заметила Мейс, - после сотого, сливаются в гигантский калейдоскоп.
  -Ты говорила об этом, - вспомнила Татьяна.
  -Разве? - удивилась рыжая. - Хотя...
  -В чем-то я с тобой согласен, - сказал Ник, - сам попутешествовал. Да, некоторые города похожи, зачастую даже сильно. Но всегда имеется какая-то изюминка, какой-то нюанс, вечно ускользающий от глаз. И когда его находишь, влюбляешься в этот уже неповторимый и неординарный город...
  -Какая к Маре разница, - прожевал, наконец, Пол, - одни города, другие. Главное мы все живы и здоровы. Хотим - едем в тот город, или Измерение, не хотим - не едем. Вот и вся философия. А уж кто и зачем едет - искать ли изюм, по делам, или просто так - дело личное.
  Воцарила тишина. Слышался только шелест листвы, да басовитое гудение лижущих языков костра, обволакивающих выбеленные ветрами бревна, потрескивающие под воздействием огня.
  -Кто такая эта Мара, к которой вы регулярно отправляете всех подряд? - переворачиваясь со спины на живот, поинтересовался Ник.
  -Ты серьезно? - широко раскрытые глаза Алайны смотрели на него в упор. - Ты хочешь сказать, что не знаешь, кто такая Морра??
  -Не знаю, мне теперь умереть?
  -Тогда и познакомишься с ней, - хмыкнул Ланс, - только я как могу, оттягиваю встречу. Не готов еще к встрече со старушкой, знаешь ли.
  -Так это смерть? - догадался Николай.
  -Не просто смерть, а Богиня Смерти, - строго поправила его Алайна. - Мора, или как ее еще величают - Мара или Морра. Никогда не задумывался, как образовались слова: мёртвый, мор, уморить, морг, и так далее? Нет? А жаль...
  -А какая она, ну... богиня? Старуха с косой?
  Все опять рассмеялись.
  -Чудак hom, - сквозь слезы всхлипнул Пол, - кто же ее видел?
  -Тогда может, и нет богини? - с потаенным чувством надежды спросил Ник.
  -Раз не видел - сразу нет? Не-е-еа, брат, с таким подходом к основам мировоздания, далеко не уедешь, - протянул Ланселот, подкидывая дрова в огонь. - Ты и этого мира не видел, так что же его тоже не существует?
  -Но вы бывали в них, видели, рассказали другим. А вот от богини смерти никто не возвращался, не рассказывал...
  -Она есть. Просто поверь, - сухо сказала Мейс. - Равно как и остальные.
  -Их несколько? - наивно спросил Николай. - Я имею в виду - смертей?
  -Нет, Ник, смерть у каждого своя, но Мора одна, просто может принимать разные личины ... это как менять одежду.
  -Понятно, - протянул Николай, - а вообще, много их, богов? У нас, например, всего один, а у вас?
  -Более чем, - отозвалась Алайна, перевернулась на спину. - Весь список оглашать?
  -Основных, пожалуй.
  -Боги первого порядка присутствуют во всех мирах, где господствует hom, т.е. человек, по-вашему. Мору вы уже знаете - богиня смерти, Лада - богиня любви; Вар - бог войны, Фулка - богиня плодородия и земледелия, изобилия и счастья; Фейт - бог ненависти и рождения в одном лице.
  -Как это? - удивился Николай. - Так бывает?
  -Еще как, - усмехнулся Пол. - По идее считается, что hom рождается переполненным ненависти ко всему свету.
  -Зачем?
  -А чтобы жизнь медом не казалась! Никто ему ничего не преподнесет на блюдечке, сам должен добиться всего без посторонней помощи. Отсюда и мораль - оставайся голодным, в переносном смысле. А это возможно только в случае - если ничего не ждешь от окружающих.
  -Но это не означает, что ты должен быть переполненным ненавистью к родным и всему что окружает? - возмутилась Татьяна. - Я согласна - оставаться голодным - замечательный стимул, но нельзя же из-за этого проклясть мать?!
  -Еще несколько дней назад ты была уверена, что этого, - Ланс обвел руками мир, распростертый вокруг них, - не существует. Этого не может быть. Но вот ты здесь, и оказывается есть миры по другую сторону твоего понимания. Так почему так уверена, что нельзя рождаться с чувством ненависти? И потом, чего привязались к нам с богами? Терзайте Дюка, он с ними на короткой ноге.
  Но Хранитель молча проигнорировал выпад Ланселота.
  -Я где-то читал, - вмешался Николай, - что ребенок при рождении действительно бывает зол на окружающих. Ведь его вырывают из теплой, уютной среды и почти силком вталкивают в холодный мир, для которого он еще не приспособлен. У него закрыты глаза, он не может скоординировать действия из-за того, что мышечные группы еще не развиты, ему холодно и голодно, оказывается, нужно дышать, а не умеет, ему трудно это делать. Конечно, как тут не взвыть?
  Ланселот молча развел руками, обращаясь к Татьяне, сама видишь.
  -С одним разобрались. Есть еще и второго порядка? - спросил Ник, больше для того, чтобы разрешить спор.
  -Есть, - отозвалась уже Мейс. - Стрибог - повелитель птиц и всего воздушного пространства, бог ветров и погоды; Аква - богиня воды, всех океанов и морей; Флеш - бог огня и Терра - богиня земли. Это природные боги, или боги второго порядка.
  -А третьего?
  -Нет, - Алайна открыла глаза. - Третьего, четвертого и остальных порядков не существует.
  -Как так?
  -Те, которых перечислили, есть на всех Измерениях и во всех темпоральных зонах. Бывает, называют по-другому и выглядят иначе, но это те же самые. Везде, где есть воздух, есть Стрибог; где есть вода, или жидкость ее заменяющая - Аква, ну и так далее...
  -Но не везде есть сферы жизнедеятельности, которые присущи только hom-ам, - добавил Пол. - Есть несколько миров, населенных существами, которые не знают что такое торговля и преступность, поэтому им не нужны боги торговли, боги дорог, боги воров и боги справедливости.
  -Как это не нужны? - не понял Ник. - Разве боги могут существовать в связи с нашими желаниями? Они же просто есть и все, нет?
  -Конечно, нет, - рассмеялась Алайна. - Рассуди сам - зачем мне нужен бог, услугами которого не пользуюсь? У меня есть парочка, и достаточно. Я чту этих, молюсь, когда выдается свободное время, приношу жертвы, они за это благодарны и помогают. А с остальных, какой прок? Иными словами - выбирая богов, мы выбираем судьбу. Запомните это раз и навсегда - мы, и только мы выбираем себе покровителей, а не наоборот.
  -Как-то все запутанно, - мотнула головой Татьяна. - У нас есть бог, но один.
  -Как один? - удивился Ланс.
  -Да вот так - один.
  -И он отвечает за все? - с сомнением прищурила глаз Мейс. - Никакого разделения обязанностей?
  -Вроде нет, - уже засомневался Николай. - Раньше люди поклонялись многим богам, но пришла религия, в которой фигурирует только один бог, правда у разных народов зовут по-разному, но суть от этого не меняется, равно как и число главных персонажей.
  -Как же тогда ваши боги творили Вселенную? - спросила Татьяна. - Они что, собрали совет и принялись рядить, кто будет создавать черепах, а кто улиток?
  -Именно так, - отрезал Ланс. - По крайней мере, есть у кого спросить.
  -Ладно, запутали вы меня основательно, не поймешь, кто есть, а кто только, кажется. Первые, вторые порядки, потом те которые есть, но не во всех мирах, меняющие личины и ипостаси, бр-р-р, - передернул Николай плечами. - Может, спать пойдем?
  -Спать так спать, но от лошадей надо избавляться, - заметил Ланс, меняя тему и тоже переворачиваясь на спину, - в пустыне воды на них не напасемся, да и сдерживают нас.
  -Ты к чему? - спросила Татьяна.
  -Да, немного деньжат не помешало бы, - отозвалась Алайна, - хотя у нас есть с собой некоторая сумма, но деньги никому еще не мешали. Только кому продавать? Народу смотрю - не протолкнешься...
  -Завтра выйдем на торговый тракт, - уверенно сказал Дюк.
  -Откуда знаешь? - удивилась Татьяна, она уже привыкла, что темы беседы за вечер могут меняться очень быстро, надо только научиться поспевать за ними, а то останешься в потемках и не узнаешь подробностей. - Один песок кругом, дорог не видать.
  -Да, откуда уверенность? - нахмурила брови Мейс
  -Пока вы глазели по сторонам, мы несколько раз пересекали следы. Правда, караван прошел давно. Но оазис-то ухожен! Значит, где-то рядом есть жилье. А если есть жилье, значит, есть постоялый двор, где мы остановимся на ночлег, заодно и коней продадим.
  -Хорошо, - согласился Ник, - делайте что хотите, а я спать хочу.
  -Дежурство будем распределять? - спросил Ланс у Хранителя. Тот ковырял прутиком в костре, поднял глаза:
  -Не думаю. Место тихое, опасности не чувствую... ложитесь спокойно, если что, присмотрю.
  -Ну и ладненько, - потянулся Николай, поднялся, неторопливой походкой пошел расстилать спальный мешок. Остальные еще некоторое время сидели около костра, но постепенно поодиночке разбрелись на ночлег.
  Ник довольно долгое время ворочался, никак не мог уснуть. Вот всегда так, когда хочешь спать - никогда нормально не получится. Было уже далеко за полночь, все давно уснули, только к нему никак не шел сон. Внезапно почувствовал накатившую безмерную усталость. Николай откинулся навзничь, веки самопроизвольно слипались, а сон, которого так страстно желал, начал затягивать дымкой мозг.
  Он спал и видел сон.
  Один из кустов, что рос неподалеку внезапно всколыхнулся, из-за него высунулась морда жуткого чудовища. Ник безучастно смотрел на истекающую слюною пасть с огромными желтыми клыками, подсвеченными отблеском костра. Он знал, что спит, но удивляла необыкновенная жизнеспособность кошмара, реалистичность. Он даже (во сне, разумеется) улегся удобнее, подложил руку под голову и уставился на зверя. Фигура чудовища, коренастая и гротескно перекошенная, отдаленно напоминающая человеческую, но вместо лица щерилась отвратительная морда бестии, под сильно выдающимися надбровными дугами блестели маленькие, налитые кровью глаза.
  Чудовище бесшумно направилось в его сторону. Когда лапы монстра потянулись к горлу Николая, тот вдруг с ужасом понял, что это ВОВСЕ НЕ СОН, отчаянным усилием воли сорвал опутавшие невидимые узы и метнулся в сторону. Лапы чудовища сомкнулись в пустоте, но Ник, несмотря на всю ловкость, не смог избежать их кошмарных объятий и секундой позднее уже летел на землю, отчаянно пытаясь вывернуться из стального захвата.
  Схватка разворачивалась в абсолютной тишине, прерываемой лишь тяжелым дыханием обоих противником.
  -Подъем! - заорал Ник, пытаясь разбудить друзей. Но те, лежали в своих мешках, даже не шелохнулись. Да и Дюк куда-то исчез, Ник быстро огляделся, нет его, вот черт, когда нужен, никогда рядом не бывает.
  Он успел пропихнуть левое предплечье под обезьянью морду, из последних сил стараясь удержать гигантские клыки подальше от горла, на котором уже сжимались пальцы чудовища. Снова попытался крикнуть, но не сумел - косматые пальцы по капле начали выдавливать из него жизнь. Контуры стоянки растворялись в алой мгле, клубившейся перед глазами, взгляд не смог остановиться на чем-то конкретном. Ник стиснутой в кулак правой ладонью, словно железным молотом, колотил по рвущейся к горлу слюнявой пасти. Под ударами трещали кости и зубы зверя, кровь хлыстала из разбитых тканей, но все так же зловеще блестели глаза чудовища, костистые пальцы сжимали сильнее и сильнее...пока колокольный перезвон в ушах Николая не возвестил о том, что душа отправляется искать новое пристанище.
  Когда душа Ника погружалась в полузабытье, безжизненно упавшие пальцы наткнулись на предмет, в котором мозг воина узнал собственный нож. Непослушными пальцами медленно начал вытаскивать клинок. Вот ведь, отозвался внутренний голос, а послушал бы Ланса, и что... Ник собрал остаток сил, ударил вслепую. Страшные пальцы ослабили давление, в тело вернулась жизнь. Ник рванулся вперед, подмял под себя противника. Силясь разглядеть сквозь постепенно тающий розовый туман бьющееся тело обезьяночеловека, раз за разом всаживал по самую рукоять лезвие, пока, наконец, чудовище не обмякло и перестало оказывать сопротивление.
  Ник с трудом поднялся на ноги - голова кружится, в горле колотит, мышцы дрожат, словно попал раздетым на лютый мороз. Но постепенно пришел в себя. Из раны на шее текла кровь - цапнул пальцами по подбородку, отметил, что поток тромбируется и ток крови затихает.
  С удивлением обнаружил, что друзья спокойно спят, словно и не слышали ни криков, ни борьбы. Внезапно опять почувствовал, как подхватывает волна необычайной усталости. Нащупав самый длинный нож, с трудом стряхнул оцепенение и сонливость, направился к кусту, из-за которого появился чудовище. Исходившая оттуда энергия казалась физически ощутимой. Он далек от всех этих магических штучек, как сказали новые друзья, но, тем не менее, чувствовал бешено атаковавшую мозг чужую волю, та угрожала вернувшейся душе, пытаясь поработить тело и разум. И было в ней что-то настолько не человеческое, что его даже начало тошнить и выворачивать. Дважды поднимал руку, и дважды та бессильно падала. Николай вынудил ее подняться в третий раз, всем телом обрушился на шевелящийся куст, проваливаясь сквозь него, больно царапаясь колючками. Лишь мгновенье видел странную полусогнутую фигуру с непонятными выростами на спине. А затем, когда с невероятной силой ударил гипнотический взгляд противника, зажмурился и махнул лезвием наотмашь, наугад. Лишь почувствовав, что кинжал увяз в чем-то, открыл глаза и долго смотрел на лежавшее у ног в быстро растущей луже крови мертвое тело с отделившейся головой.
  Николай почувствовал, что начинает рвать, ибо смотрел прямо в остекленевшие глаза гигантской ящерицы, родственницы тех, что съели за ужином. В бездонных зрачках земноводной твари промелькнуло что-то, напоминающее укоризну и сожаление, это не глаза животного, в них светился интеллект!
  В лагере поднялся переполох. Мейс сорвалась с места, хватаясь за мечи. Откуда-то из кустов выскочил Дюк, с Kraimorом наготове.
  -Что? - воскликнули они, чуть ли не в один голос, окидывая очумелыми взорами стоянку. - Ник, что происходит!? Что за чудовище там валяется? О, господи, это же ящерица?!!
  Татьяну начало тошнить, она быстрее всех разобралась в том, какую роль в произошедшем играл ящер.
  -Она...- Николай сплевывал горькую желчь, - она наслала сон...
  -Точно, спал как убитый, - Ланс озадаченно покрутил головой.
  -...а ее подручный должен был нас всех перебить! Господи, я видел ее глаза - они разумные! Мы ели разумных существ!
  -Ну... тут дело такое, - Пол почесал затылок, переводя взгляд с одного на другого, - либо мы их, либо они нас. Не спорю, у нас получилось лучше.
  Ника вновь вывернуло.
  -Нет, не могу смотреть, - Ланс развернул его, потащил к дальним кустам:
  -Мы тебе, конечно, благодарны, что спас наши жизни, но не мог бы справлять свои экстракции в стороне от костра, там спать еще, знаешь ли?
  Николай покачал головой:
  -Я спать не лягу! Ну вас нахрен, вместе с Дюком! - очень похоже передразнил Хранителя: "Место тихое... опасности не чувствую... ложитесь спокойно... присмотрю." За кем он присматривал, хотелось бы знать?!
  -Мне тоже хотелось, - задумчиво произнес Ланс, - знаешь Коля, у Хранителей свои тараканы в голове. Пойдем спать - утро вечера мудренее.
  -Не уболтаете, идите ложитесь, а то понадеялся тут на одного и чуть себя не проспал!
  -Как хочешь, - сказал Ланс, - только в следующий раз не геройствуй - ори громче.
  Николай проводил воина хмурым взглядом, медленно вытер рот. Остальные тихо разошлись по местам. Когда Николай вышел к костру, трупа гигантской обезьяны уже не было, его отволокли и закопали, что ж... правильное решение.
  Он не ложился до самого утра. Сидел около костра, подбрасывая хворост, вздрагивая от каждого шороха. Сидел и думал о странном симбиозе, что чуть не перерезал их ночью. Размышлял и о том, что в животном мире все как у людей: кто-то делает грязную работу, а кто-то посылает тебя на дело, сидя в кустах, и умудряясь поиметь гарный кусок добычи.
  
  ..................................................................................................................
  
  Темные точки только появились на горизонте, как Хранитель удовлетворенно кивнул:
  -Караван.
  Все подтянулись, несколько ускорили ход, хотя караван и еле полз, но Дюк, поторопил друзей, чтобы не разминуться. Путников в песках особо не дожидаются - интереса в них никакого, а делиться водой да провизией станет не каждый. Чужаки, одним словом. Длинная цепочка груженых животных тянулась почти с параллельного направления, немного сбоку. Дюк направил группу наперерез.
  Пол чуть приотстал, сравнявшись с обозом, перегнулся в седле:
  -Ник, на всякий случай готовься к драке.
  -С чего вдруг?
  -Всякое бывает, - не стал вдаваться в подробности Ланс. - Пустыня хорошее место для сведения счетов. Через пару ночей трупы заносит так, что если специально искать - не найдешь.
  -Спасибо, успокоил, - буркнул Николай, внутренне собираясь.
  -Не за что, - осклабился Ланселот, - я тебя предупредил. По пустякам не дергайся, но будь начеку.
  Постепенно распозналась цепочка тяжело груженых зверей, отдаленно напоминающих тягловых мастодонтов из первых серий "Звездных войн". Около дюжины всадников на массивных низкорослых конях, полдюжины ослов, груженых под завязку так, что их ушей не видать из-под груза, навьюченного на спины. Впереди грациозно неслись трое всадников, но потом к ним прибавилось еще трое. Заметили. Кони не плелись вяло, наоборот, резвые, головы плывут параллельно земле, чего не скажешь о никовской шестерке - морды последних клонятся с каждым шагом к ногам.
  Караван шел мимо, но Пол направил коня наперерез, двое всадников нехотя свернули, направляясь к ним.
  -Мир вам! - крикнул Ланс, поднимая вверх пустую руку, соскакивая с рысака. - Я вижу вы народ торговый... Да и кони ваши не устали, как на подбор. Не хотите приобрести еще нескольких? У нас они налегке, зазря только корм жрут, да и вода денежку стоит.
  На него посмотрели изучающе, не выражая никаких чувств. Всадники оказались поджарые, смуглые, подбородки отливали синевой. Глаза ярко синего цвета подозрительно поблескивали, словно после дозы мескалина.
  -В пустыне кони обходятся дорого - вода задарма не достается, - сказал с расстановкой передний.
  -Да ты посмотри, какие коняги! - восторженно заявил Пол, указывая на шестерку белоснежных красавцев, привязанную за кормой телеги. - Одно загляденье! Выносливые, сколько прем, а им хоть бы хны.
  Всадник помедлил с ответом, спросил осторожно:
  -Откуда у такой странной компании такие кони?
  -В наследство достались, - ответил Ланс, выжидающе смотря на главного, - не бойтесь, не краденые.
  Всадник с сомнением рассматривал их непокрытые головы и одежду. Одеты как-то странно - все в штанах, даже женщины, не похоже, что заложницы или рабыни. Неужто шествуют одной командой? Странный зверь с рогом на лбу, пригвоздил взгляд. Откуда такой? Заплечные мешки, сапоги странной формы, вроде и ботинки, но высокие, почти до середины голени. А у того, что обозом управляет, вообще какой-то пятнистый наряд, непривычной раскраски, сливающийся с ландшафтом. У него, да женщины, что сидит рядом на лице черные стекла, закрывающие глаза. Не-е-т, странная компания попалась, не местные.
  -Хорошо, - уклончиво ответил, наконец, всадник. - Узнаю у хозяина.
  Он не сдвинулся с места, зато сорвался другой, настегивая безжалостно коня, припустил к каравану. Из шатра, который нес головной корабль пустыни, высунулась голова в огромном цветном тюрбане. Хозяин зло гаркнул, провел ребром ладони по горлу, всадник даже отшатнулся. Наездник попятился вместе с конем в сторону.
  -Не нравится мне такое гостеприимство, - сказала Алайна задумчиво, внимательно всматриваясь в действия стражника. - Ох, совсем не нравится...
  -Чую, быть веселью, - тихо проговорил Ланс, оборачиваясь к остальным, - и коней не продадим и по шее настучат.
  Всадник примчался на взмыленной лошади. Явно воду не берегут, кони так и гарцуют под ездоками. Не сводя глаз с шестерки странных людей, что-то шепнул старшему. Тот в лице не изменился, только подобрался, а пальцы поползли к рукоятке меча. Его спутники насторожились.
  Ланс словно бы в раздумье отступил на шаг, выставив впереди себя Алайну с Дюком. Мейс подвигала плечами, устраивая мечи поудобнее в заплечной привязи.
  -Хозяин считает, - сказал старший всадник резко, - что вам надо остаться с нами. В пустыне придется тяжко, возможно даже умрете. Не важно, с конями или без.
  -Сюда то дошли? - возразил Ланселот.
  -А если хотим умереть? - спросила Алайна, пристально глядя караванщику в глаза. Тот, от ее взора немного смутился, покосился назад, обозы медленно останавливались, в задумчивости почесал нос. Внезапно лицо просветлело.
  -Наши боги не позволяют разумному оставаться без помощи!
  -Мы молимся другим богам, - ответила Алайна. - Хотите навязать помощь?
  -Да, - ответил всадник зло. - Дуракам закон не писан, если писан, то не читан, а если читан - то все равно понят неправильно! А вы они и есть. Я в жизни не слышал, что hom-ы могут ходить в том, что на вас одето.
  -Ты нас по одежке судишь? - удивилась блондинка. - Мы не пойдем с караваном. Или покупайте коней, или расходимся своими дорогами.
  Всадник обернулся к своим. Из шатра высунулся человек в ярко-красном тюрбане. Что-то кричал, размахивая руками. Всадник повернулся к группе и раскрыл карты:
  -Вас продадут в рабство. Это лучше, чем смерть от обезвоживания в песках.
  Трое всадников выхватили мечи, а старший неспешно потащил из перевязи короткий кривой ятаган. Над ухом Мейс свистнула стрела, меч старшего вылетел из рук серебристой молнией. Мейс догадалась, что стрелу пустил Ник, только у него арбалет в компании. Она с криком выдернула мечи, на которых яростно блеснуло белое солнце. Всадники опешили. Но один все же пустил коня вперед, ощерился, пугая, показывая желтые зубы. Дюк широко размахнулся, всадник без труда увернулся, уходя от рубящего удара, но Хранитель с невероятной скоростью крутанулся на месте, встречая обнаженным тайларом свесившегося на бок всадника. Коротко свистнул воздух, широкое лезвие Kraimorа рассекло не только всадника, но и лошадь. На песок, орошая рядом стоящих фонтанами крови, грузно завалились четыре половинки. Передняя и задняя часть лошади еще били копытами, подминая под себя то, что ранее было всадником.
  Ланс хрипло вскрикнув, закрылся копьем от второго. Металл зазвенел о металл. Всадник яростно рубил, но Пол всякий раз выставлял над головой копье. На его лице застыла зловещая улыбка. Снова свистнула стрела Ника, а Мейс встретив натиск, отразила удар легкого меча, от души приложилась сама...
  Концы катан достали ноги всадника, разрубив до костей, рассекли бок коня. С треском развалился живот, из широкой раны хлынула горячая темно-красная кровь. Дюк только взглянул на это, коротко хмыкнул, достал двуручным мечом еще одного, снося голову.
  Николаю стало скучно сидеть в повозке, посылая стрелы, не выпуская арбалет из рук, метнулся, как песчаный смерч, к каравану. За ним следом понеслась Мейс. Но где Ник вспахивал песок ногами, словно волочил привязанное за собой дерево, Мейс едва касалась ногами земли. Сзади еще слышался лязг: последний из всадников и Ланс сражались яростно и неистово. Дюк медленно отошел в сторону, зорко посматривая в сторону каравана.
  -Может, отпустим? - спросила Татьяна Дюка, внимательно смотря за битвой.
  -С радостью, только они не захотят, - задумчиво произнес Хранитель, осторожно вытирая меч от крови. Тягучие красные капли медленно падали, моментально сворачиваясь в песчаные катышки.
  Со зверей, сошедших с экрана из бессмертной саги Джоржа Лукаса, соскакивали вооруженные люди. Мелкие в кости, низкорослые, но защищенные металлическими щитками на груди и плечах, с круглыми щитами. Они торопливо выравнивались в линию, направили острия своих мечей на бегущих.
  Ник на ходу выпустил пару стрел, обе легли с завидной точностью, но на третьем выстреле, споткнулся, пропахал несколько метров на животе. Воины, взвыв от радости, кинулись вперед. Но из-за камуфлированной спины вынырнула Мейс, отводя мечи для удара. Бойцы отшатнулись - лезвия мелькали так часто, что не видно даже рук, их держащих. Огневолосая фурия налетела как буря.
  Двое на горбатых длинноухих зверях, помеси зайца и лохматого страуса, поспешно направили скакунов на Алайну с Полом, спешащих на подмогу. Николай, изловчившись, ухватил за ногу одного седока, дернул изо всех сил. Тот распластался в пыли, как лист бумаги на асфальте. Ланселот одним прыжком оказался на странном звере, забрался в еще более странное седло. Сонный зверь заорал диким голосом почуяв чужака. Пол же бешено выкатил глаза, рванул за узду, направил на головного: там сгрудились конные и пешие воины, бестолково размахивая мечами.
  Алайна билась со вторым всадником, уверенно отражая атаки ударами хлыста. Не давая ей основательно развернуться, Николай, прицелившись, перекатился на спину, выпустил пару стрел. Те, коротко взвизгнули, прошили и всадника и странного зверя навылет, улетели далеко в пустыню.
  Человек в красном тюрбане орал и брызгал слюной.
  -Хоть разорись теперь, - процедил Пол сквозь зубы, направляя скакуна навстречу. - Мы мирные люди, но наш бронеящер живет на запасном холме...
  По ходу движенья Ланс затоптал пару пеших воинов, теперь разворачивал зверя, чтобы наброситься на хозяина обоза.
  Но караван всколыхнулся. Впереди заорали, защелкали бичи, тяжелые звери сдвинулись с места. Пошли, ускоряя шаг, пока не ударились в бега. Тяжеленные тюки раскачивали повозки из стороны в сторону. Уцелевшие всадники щелкали кнутами, кричали и кололи животных сзади мечами.
  -Странно лошадок продали, - протянул Николай, вытирая пот со лба, - впрочем, наверное, у вас всегда так - рубин тоже хотели по-честному...
  Ланс задумчиво проводил караван взглядом, потом покосился на Ника, стоящего рядом - попросить стрельнуть что ли, для острастки? Но передумал, не годиться в спину бить, хотя те первыми напали. А учить злодеев - только время терять.
  Вздохнув, огляделся. Песок взрыхлен, истоптан, местами пламенеет пятнами крови. Около десятка людей лежат в страшных позах, два убитых коня и один умирающий зверь, разбросанные короба, где уцелевшие а где разбитые. Поднявшийся ветерок разматывает по пустыне красный и синий шелк, катит коробки и теребит волосы.
  -Нормально, - произнес Ланс, злая улыбка осветила хмурое лицо. - Сторговались. Если еще вывернуть карманы, да пошарить по тюкам и всяким коробочкам...
  Он хлопнул по седельной сумке, прислушался, сорвал бечевку и сунул руку в раздутый мешочек. Сказал убежденно:
  -Хорошо продали. А это на сдачу.
  Вытащил горсть серебряных монет, подбросил на ладони.
  Далеко по дороге в клубах пыли удалялись остатки каравана. Всадники нещадно нахлестывали ушастых зверей, тыкали палками и шлепали мечами. Ослики чуть приотстали, их тащили за узду, подталкивая.
  -Видно, придется дальше нам лошадок вести, - сказала подошедшая к ним Алайна, - бросать жалко, доведем до разумных, просто так оставим, а?
  -Ага, одним уже собирались оставить, - прищурился Ланс, - благо хоть штаны спасли. И потом - еще надеешься встреть разумных? - направился к коню.
  Когда все сидели в седлах, Дюк собирался начать движение, как Татьяна вдруг подняла руку:
  -Придется менять направление.
  -Это еще почему? - удивился Ланселот, гарцуя на рысаке, - с какой стати? Нам же на север?
  Татьяна отрицательно покачала головой:
  -Холодный ветер дует с другой стороны... оттуда, - указала пальцем в след скрывшемуся из глаз каравану.
  -Да ну! - Пол пристально вгляделся туда, куда указала Таня. - Чувствовал ведь, не стоит отпускать...
  -Уверена? - подъехал к повозке Дюк. - Не ошибаешься?
  -Нет, ветер поменял направление, - твердо повторила она. - Я не знаю, как там все получается, но надо следовать за караваном. Что-то стоит на пути, темное и опасное, но двигать именно туда.
  Хранитель кивнул, когда разговор начинает идти про судьбоносные решения, лучше не перечить превратностям судьбы - надо, значит, надо. Тронул коня, группа вытянулась за ним.
  -Да, и еще одно! - вновь выглянула из повозки Татьяна.
  -Что, незабвенная? - нахмурился, оборачиваясь Пол.
  -Скоро грянет буря, темной молнии подобной...- улыбнулась специально для него.
  -О, Боги! - взметнул тот руки к небу. - Только воды с неба нам не хватало. Предлагаешь принять душ, не отходя от кассы?
  ................................................................................................................
  
  
  Раскаленное добела солнце сыпало искрами, что обрушивались на головы, как удары молота. Под копытами лошадей плавился песок, уже расжаренный до оранжевого огня. Сухой воздух, как в домне мартеновских печей, выжигал изнутри грудь и царапал горло.
  У Ника от слепящего песка, которому ни конца, ни краю, слезились глаза, не спасали даже очки. Остальные пили чаще обычного, маясь в плотной одежде. Пот градом бежал по лицам, глаза покраснели и воспалились. Еще немного, подумал Николай, и нам с Татьяной придется складывать их в повозку.
  Он первый заметил над горизонтом белое пятнышко. То стремительно росло, темнело, и ползло прямо на них. Внезапно подул ветер - горячий и злой, бросил крупинки обжигающего песка в лица. Ланс торопливо закрыл глаза рукой, а Дюк растянул губы в едва заметной улыбке. Видно приходилось тяжко.
  Гроза налетела с южной торопливостью. Только что стояла невыносимая жара, марево и воздух был недвижим, как враз все перевернулось с ног на голову. Небо одним взмахом потемнело. Раздался грохот, перешел в сухой злобный треск, разверзлись хляби небесные. В напряженном воздухе слепяще-ярко вспыхивали белые молнии - рогатые, ветвистые, похожие на разлапистого осьминога.
  Впереди между небом и землей встала серая мерцающая стена. Верхушки барханов закипели, размылись в обжигающем ветре. Стена начала стремительно надвигаться на людей. Изогнутые барханы исчезли, их сминало, втаптывало, размывало неземной мощью.
  Дюк обернулся и закричал:
  -На землю! Быстро!
  Девчонки еще переглядывались, а Пол с Хранителем уже соскочили, еле держа лошадей в поводу, одним движением скидывая вещи наземь. Ник секунду размышлял - остаться в повозке, или последовать их примеру, но потом, резким движением ухватил Татьяну за пояс, выскочил наружу, покатился с песчаного склона.
  Серая стена прыгнула как кобра. Нижняя часть стала невыносимо красной от взлетающего под ударами падающей воды песка. За стеной в необъятной толще угадывались частые сполохи молний. Там дико взревело, затрещало и разорвалось на части.
  Алайна истошно взвыла: ледяная волна воды обрушилась с такой мощью, что ее вмяло в рыхлый песок по самые уши. Она отплевывалась, жадно хватала воздух ртом, но вокруг была только падающая вода. Зашипело, взвились струи пара, на распаренной коже тоже зашипело, но вскоре блондинка заледенела - вода падала из небесной проруби.
  Мейс очутившись между барханами, встала на четвереньки, намотав повод на кулак -единорог обезумел и пытался бежать, куда глаза глядят. От грохота раскалывалась голова. Земля подскакивала и дергалась. Кони били копытами, неистово ржали в страхе.
  Ланс сел на кипящий под холодными струями песок, опустил голову и накрыл ладонями. Вода стекала по рукам, под ним сразу же образовалась лужа, не успевала уходить в песок.
  Ник, укрывая собой Таню, слегка ошалел от грохота и сверкания - трещало, словно рушился небосвод. Вода сверху лилась как из брандспойта. Вот бы набрать ее, промелькнула мысль, он уже почти вскочил, чтобы бежать к повозке и расстилать брезент, как в темноте грохнуло. Татьяна ощутила страшный удар, вскрикнула и, поскользнувшись, упала лицом в лужу. Рядом обугленная воронка заполнялась водой, взвился шипящий столб пара, его тут же прибила к земле стена низвергающейся воды. Ник ухватил подругу за плечи и слегка приподнял.
  Быстро светлело, ливень прекратился, словно отрезали. Завеса воды удалялась, а от барханов не осталось и следа. Люди и животные лежали на ровной, как каток зимой, песчаной пустыне - волнистой, взрыхленной струями и исходящей паром.
  Алайну трясло от холода, зубы стучали, в голове гудели огромные шмели. Солнце вновь обрушилось злобным цветом. Дюк вел в поводу своего коня, а Мейс тащила за упряжь упирающегося единорога.
  Ник осмотрел Татьяну, не обнаружил никаких следов повреждения, шутка ли - молния ударила в нескольких метрах от них, рысью кинулся к повозке. Тяжелый набухший тент еле сдерживал скопившуюся на крыше воду. Повозка шаталась от большого объема воды. Николай пулей заскочил внутрь, собрал несколько прорезиненных мешков (преображенных канистр), осторожно взрезав ножом над собой тент, начал оперативно подставлять под льющуюся струю, мешки. На седьмом вода кончилась. Но и это неплохо, подумал Николай, увязывая горловины бурдюков, какой никакой, а запас.
  -Все живы? - раздался голос Дюка. Хранитель медленно приближался к группе. Его конь еле волочил ноги по образовавшейся грязи.
  -Вроде все, - с сомнением сказала Алайна, еще вздрагивающая от озноба.
  -Я воды набрал, - спрыгнул Николай с борта телеги, - на несколько дней хватит.
  -Молодец, - похвалила его Мейс, - а мы не догадались...
  -Догадаешься тут, - буркнул Пол, грязный и мокрый, - когда молниями голову к барханам прижимает, не подняться.
  -Несколько дней не понадобится, - заявила Татьяна, всматриваясь из-под ладони в необъятную даль пустыни, - завтра к вечеру будем на месте.
  -Это тебя удар молнии просветил? - саркастически бросил Ланс.
  Татьяна задумчиво глянула на него, качнула головой:
  -Не нравится мне, что нас ожидает. Что-то гнетет, давит, а что именно не пойму...
  -Тогда и нефиг расстраиваться, - приобнял ее за плечи Николай, - приедем - посмотрим, не понравится - поедем дальше.
  -Н-да, - тихо сказала Таня, - если будет возможность уехать...
  
  .........................................................................................................
  
  Ближе к вечеру второго дня, Дюк, ехавший впереди, внезапно остановился. Пустыня как-то внезапно уступила место степи. Ну, пусть не совсем степи, но уже заметны редкие кустарники на барханах, и песка стало поменьше, его постепенно подменяла твердая поверхность суглинка.
  Ланс, почти дремавший в седле, не уловил момента и налетел на Хранителя.
  -Оп-па, ты чего встал, приехали?
  Дюк молча указал на следы под ним. Алайна моментально соскочила с коня и ринулась вперед.
  -Здесь прошел караван! - уверенно заявила она. - Хотя дождь и смыл следы, но колеи от колес все еще видны.
  -Это все? - хмуро поинтересовался Дюк.
  -А что еще? - удивилась блондинка.
  Хранитель ничего не ответил, только как-то настороженно зыркнул прямо по курсу. Ник кряхтя, с интересом подошел к ним. От сиденья на козлах у него разболелась поясница. Хоть сиденье и осталось от старых "Жигулей", но все-таки.... Не зря же Ланс с Алайной писали петицию на Авто ВАЗ - посторонних людей и то проняло после одной поездки, а что говорить про россиян, вынужденных в силу своих финансовых возможностей передвигаться на этом чудовище целыми сутками?
  Мельком осмотрев окрестность, Ник пришел к выводу, что здесь состоялся бой. Но вот что странно - ни следов резни, ни разбитых телег, ни мертвых. Они и то оставили после себя гору трупов, стервятникам работы на неделю, а тут все аккуратно прилизано, чистенько, что невольно возникает сомнение - а не специально ли подчищено?
  Песок вокруг ног Хранителя словно вздыблен, местами виднеются еле заметные следы, но натренированный глаз Ника заприметил странность - кое-где следы от сапог перекрываются отпечатками голых ног. Причем трехпалыми отпечатками водоплавающих, ибо между пальцами довольно четко виднелась перепонка! Что за бред, пронеслось в голове, откуда в пустыне водные жители? А может они как морлоки, что живут в песках и утаскивают жертвы под землю?
  Чуть в стороне, он расширил круг поиска, заметил сорванное распятие. Поднял, всмотрелся, коротко хмыкнул. На деревянном кресте распят какой-то человек, но не Иисус, а коротко стриженный, полноватый человечек, одетый в стандартный костюм-тройку. Да-а-а, странная религия в этих местах. Но не это привлекло внимание разведчика - к обратной стороне распятия словно приклеен кусок обгоревшей кожи, темно-зеленой и воняющей до отвращения. А вот крови нет.
  -Каравану конец! - сказал Николай, отряхиваясь от прилипшего к рукам песка. - Всех перерезали. Только странно - следов крови так и не нашел.
  Все с интересом посмотрели на него.
  -Перебили караван? - с изумлением спросил Пол. - Им попались более крутые, чем мы?
  -Нет, - Николай протянул Хранителю распятье, - вот, нашел... взгляни.
  Дюк с интересом принял крест и нахмурился, увидев клочок обгорелой кожи.
  -Что это? - подъехала Мейс.
  -Не hom-ы, - сказал Дюк.
  -Кто именно? - спросила Алайна.
  -Понятия не имею, - ответил Хранитель, - но обозы направились во-о-он туда, - указал на еле заметную темную точку на горизонте, - кто-то же их тащил?
  -Постоялый двор? - Пол всмотрелся в указанном направлении.
  -Возможно, - сказал Дюк, - хотя большеват для обычного трактира...
  
  ......................................................................................................................
  
  Прямо перед ними раскинулся средневековый замок. Остроконечные шпили башен таранят небо. По периметру замок огораживает высокий забор, никаких тебе рвов и опускающихся помостов, просто голая пустыня вокруг, а посередине стоит огромный черный дворец.
  -Не нравится мне тут, - внезапно сказала Мейс, - гнилью несет, - демонстративно повела носом.
  Николай тоже принюхался, но ничего сверхъестественного в воздухе не обнаружил:
  -Воздух как воздух, - заметил он, - а домик действительно странноват. Узнать бы кто в теремочке живет?
  -Сейчас подъедем и узнаем, - тронул Ланс рысака.
  -Подожди, - одернула Татьяна.
  -Сквозняк вновь поменял направление? - вопросительно поднял бровь Ланселот. - И правильно, не особенно хочется туда лезть, если честно.
  -Нет, - покачала головой Татьяна. - Все остается без изменений. Нам именно туда, вот только... Будьте осторожны, ладно? Не могу передать словами те чувства, что ощущаю...
  -Живы то хоть будем? - бодро спросил Ланс, но все расслышали за этой бравадой настороженность.
  -Если постараемся, то да, - чуть с сомнением произнесла Таня. - Хотя...
  -Что хотя? - настороженно спросила Алайна.
  -Нет, ничего, - отмахнулась та от тяжких дум. - Просто мне показалось, что для одного из нас, этот визит изменит жизнь настолько круто, что не берусь даже рассмотреть ближайшую перспективу...
  -Значит, не помрем! - подытожил Пол. - Тогда вперед, а там разберемся - кому пряники, а кому.. гх-м! - направил коня в сторону замка.
  -А конкретнее? - поинтересовалась Мейс. - Один из нас, кто?
  -Не могу предсказать, - с усилием высказалась Татьяна. - Ускользает от понимания.
  -Хоть мальчик или девочка? - встряла Алайна.
  -Кто-то из нашей компании, все, что могу видеть на данный момент, - Татьяна даже вспотела от напряжения.
  -Хватит приставать к человеку, - сказал Ник, аккуратно препровождая ее в повозку, - сунемся, тогда узнаем, кто, зачем и почему?
  Алайна молча переглянулась с Мейс, обе ничего не сказали, только зачем-то поправили оружие, вздохнули.
  -Действительно, запугиваем себя раньше срока, - сказала блондинка. - Может, ничего страшного?
  -Может и нет, - пожала плечами рыжая, - но гнилью все равно несет!
  
  .......................................................................................................................
  
  Ланс тупо и сосредоточенно колотил в ворота. Звуки ударов гулко отдавались в окружающем безмолвии. Над воротами висела каменная вывеска с явной тарабарщиной, никто из присутствующих так и не смог прочитать написанное.
  -Какое-нибудь "добро пожаловать", - предложил Николай.
  -Скорее уж "оставь надежду, всяк сюда входящий", - заметила Татьяна. Ее слегка знобило, то и дело ежилась в шаль, обнаруженную на дне сумок. Глаза горят огнем, а кожа наоборот, бледная.
  -Тебе нездоровиться? - бросил Ник, заметив перемены в поведении подруги.
  -Нет, все нормально, знобит что-то, не бери в голову...
  Окошко в дверях отворилось со скрипом, на друзей уставилась остролицая физиономия. Густые брови, свисая над маленькими глазками, угрожающе шевельнулись.
  -Чего надо? Кто такие?
  -Путники, божьей милостью приблудившиеся в данном регионе малоизвестного нам пространственного континуума, - загнул Пол, весело скаля зубы. - Пусти, батя воды испить, а то так кушать хочется, что переночевать негде, а?
  -Идите куда шли, - отозвался остролицый и попытался захлопнуть форточку.
  -Но-но, не так скоро, - просунул Ланс в окошко свою длань, - еще и не поговорили толком.
  -Какие разговоры, - начал закипать страж ворот, - я же сказал - проваливайте, не до вас!
  -Мы заплатим золотом! - крикнул с козел Николай, вспоминая известный кинофильм.
  Морда в дверях на мгновенье дернулась:
  -Сколько?
  -Вот это другой разговор! - повеселел Ланс. - А то - проваливайте! Отец, давай открывай калитку, там и сторгуемся, нам ночь провести, а утречком дернем дальше, вы нас и не вспомните.
  Страж в раздумьях перетаптывался в воротах, никак не придя к заключению - брать взятку или нет. Пол продолжал наседать, умасливая. Таня молча ткнула Николая в бок, тот, увлекшись актерской игрой Ланса, на некоторое время отключился от реальности.
  -Чего? - глянул на нее.
  Татьяна молча указала рукой вниз. Ник перевел глаза и внезапно увидел четкий отпечаток колеса одной из повозок обоза, пропавшего в нескольких лигах отсюда. Прямо под ним на земле валялся кусок шелковой ленты красно-синего цвета, которую везли караванщики. Вернее, она была синяя, но оттого, что пропиталась кровью, приобрела цвет грязно бурой ткани.
  -Вот и ненайденная кровь, - пробормотал Ник, мгновенно сбрасывая оцепенение. По крайней мере, следы четко ведут в замок.
  Он соскочил с телеги и твердым шагом направился к воротам. Там разгоралась настоящая полемика. Молча отодвинув Пола плечом, Николай коротко, практически без размаха двинул кулаком в окошко. Остролицый, взвизгнув, отлетел от створок с окровавленным лицом. Николай просунул руку внутрь, нашарил засов, дернул, двери начали медленно отворяться.
  -Понял? - обратился к ошеломленному Лансу. - А ты - пожалуйста, да извините... Будь проще, потянутся - посылай! - и пошел загонять повозку.
  Гуськом въехали во двор замка. Двор оказался достаточно широк, слева расположились конюшни, оттуда доносилось ржание и топот. Прямо перед ними раскинулся парадный вход во дворец, украшенный деревянными колоннами. Огромные витражные окна высились с двух сторон от входа. Дворец не казался таким уж высоким, как издалека. Николай соотнес в уме высоту замка с привычными ему этажами каменных домов на своей родине, по высоте выходила пятиэтажка.
  -Однако, - пробормотал он, разглядывая махину. - А ну как выскочат, как выпрыгнут - пойдут кулачки по закоулочкам...
  -Раньше надо было думать, - оскалил зубы Пол, - но ты же бэтман...
  Страж ворот валялся тут же с окровавленным лицом. Поняв, что обещанного золота не дождаться, ему стало обидно за державу. Он вскочил и с криком кинулся во дворец. Полы балахона смешно развивались на ветру, словно по двору летела летучая мышь переросток. Гх-м, не так уж и недалек Ланс...
  -Плевать, - решил Николай, направляя повозку к конюшне, - не ночевать же под открытым небом?
  Не успел он докатиться до привязей, как во двор высыпала целая толпа встречающих. Одеты как привратник, в длинные темные балахоны, с капюшонами на головах. Хозяева застыли на некотором расстоянии от друзей, выжидающе уставились. Глаза, едва виднеющиеся из-под капюшонов, смотрят настороженно.
  -Чего? - вспылил Николай. - Мы по-хорошему просили пустить переночевать, предлагали заплатить! Нечто вы звери какие, позволять путникам ночевать под открытым небом?
  -Меня зовут Гебель, я основатель Ордена Долгого Пути, - медленно поклонился впередистоящий обитатель замка, - это мои братья. Мы проповедаем мир...
  -Наш народ тоже миролюбив и незлобив, - улыбнулся Пол. - Восемьсот лет провел в походах и боях...
   -...и занимаемся магическими изысканиями по теме долгожительства, - не смущаясь, продолжил хозяин замка. - Самому старшему из нас уже четыре тысячи лет, а молодому недавно минуло девятьсот лет.
  -Очуметь, - удивился Николай, - как у вас получается?
  -Мы далеко продвинулись в поисках, - горделиво заметил старший, - но вернемся к вопросу раздора - брат неправильно понял вас, боги велят помогать странникам, хотя путники и нечасто захаживают в наши края. Пожалуйста, располагайтесь, - обвел рукой вокруг.
  -Предлагаете заночевать на дворе? - удивилась Алайна. - Мы могли проделать это и за воротами замка.
  -Нет, нет, - замахал руками другой долгожитель, - вы опять неправильно поняли. Мы предлагаем привязать лошадей и пройти в замок. Там вас накормят, покажут покои, где сможете вдоволь отоспаться, - вдруг при этих словах, орденоносец чмокнул губами. Это было настолько неприятно, что Татьяну передернуло. Встречающие как-то занервничали, закрыли собой говорившего. Бывает, подумал Ник, мало ли какие дефекты речи встречаются, но ему не понравилось, что местный при этом очень уж плотоядно смотрел на шею Алайны...
  -Ник, займись лошадьми, - сказал Дюк, спешиваясь.
  -Да, - поддержал его Пол, - а мы тебе место за столом придержим.
  Николай вздохнул, повел лошадей к конюшне. Та располагалась несколько на отшибе, но на территории двора. Алайна неожиданно вызвалась помогать ему.
  -С чего вдруг? - спросил Ник, распрягавший лошадей.
  -Ты делай свое дело. А я огляжусь немного, - заявила блондинка, накинув капюшон, исчезла из поля зрения. Немного подумав, Ник согласился, впрямь надо оглядеться. К тому времени, когда закончил возиться с конями - каждому насыпал овса, натаскал воды из колодца, осмотрел копыта, из-за дверей беззвучно появилась Алайна.
  -Ну, нашла чего-нибудь?
  Блондинка только отрицательно качнула головой:
  -Следов крови нет, а на заднем дворе валяются разломанные телеги с того самого обоза, замаскированные под груду всякого хлама. Половину уже сожгли, но кое-что обнаружить можно. Странно, почему трупов нигде не видать?
  -Так и вывесят их на воротах, - саркастически заметил Николай. - Заходите, мол, гости дорогие, отведайте человеченки...
  -Накаркаешь! - отмахнулась Алайна. - Но остальных предостеречь надо, на самом деле неизвестно, чем потчевать станут?
  Когда вошли в замок, Пол уже уплетал за обе щеки громадные куски. Сок тек по подбородку, братья, снующие в длиннополых балахонах, то и дело подтаскивали новые блюда. Один подливал вино гостям из длинного высокого кувшина. Дюк с Татьяной сосредоточенно жевали, прислушиваясь к ощущениям. Мейс вообще не ела, а только тянула вино, которое планомерно подливал ей виночерпий.
  -Давай к нам! - увидев вошедших, махнул Пол.
  -Лошадей распряг и накормил, - тихо сказал Николай, проходя мимо Дюка. - Алайна нашла остатки каравана, трупов по-прежнему нет.
  Тот молча кивнул, продолжая отламывать небольшие кусочки мяса, в том же задумчивом состоянии.
  Николай уселся лицом к двери, чтобы видеть входящих, к тому же в поле зрения попадал большой участок двора. Хотя, в этом замке, наверное, следует опасаться удара в спину.
  -Осмелюсь предложить немного мяса и вина, - материализовался около него послушник, с полотенцем наперевес.
  -Вино не пью, завязал, - категорично произнес Ник, - а мясо...- посмотрел на своих спутников, те методично жуют, никто не умер. Однако Мейс почему-то не ест, а ведь она доктор. А с другой стороны, предупредила бы. - Ладно, давай немного мяса и хлеба.
  Буквально через мгновенье перед ним стояла дымящаяся тарелка с грудой кусков, да краюха хлеба. Николай осторожно надкусил кусочек, прожевал. Пресно, то ли соли не хватает, то ли еще какой отравы.
  -А соль есть? - подозвал взмахом руки официанта.
  -Не держим, - сдержанно ответил тот.
  -Про кетчуп, наверное, спрашивать бесполезно? - видя недоумевающую реакцию собеседника, вздохнул. - Хоть чеснок?
  Что-то ужасное промелькнуло в глазах проповедующего Долгий Путь. Он испуганно отшатнулся, но тотчас взял себя в руки.
  -Не держим, - произнес обитатель замка.
  Николай продолжал, не отрываясь смотреть в глаза послушника. Не любят чеснок? Тогда чего так дергаться? Кстати о чесноке, вспомнил сам, пошарил в кармане. Так и есть, завалялась пара долек с последней трапезы. Достал, обдул и принялся очищать. Со стоящим рядом прислужником, творилось что-то нехорошее. Его всего трясло, бедолагу, официант опасливо жался вглубь зала, отворачивая лицо. Николай списал все на гастрономические огрехи. Ну, не едят тут такой пищи, не едят. Так что же теперь, всех в вампиры записывать?
  Чуть не поперхнулся от собственной догадки. Вампиры?? Осторожно надкусив чеснок, стал медленно потреблять мясо, вкус ощутимо изменился в лучшую сторону. Но мозг сосредоточенно работал, пытался припомнить все, что связано с детьми Носферату. Итак, что у нас говорит за вампиров? Боязнь чеснока, выявленная, так сказать, доподлинно и визуально - раз. Отсутствие крови около места нападения на караван - два. Так так, уже что-то...
  Постой-ка, а с чего ты вдруг начал увязывать нападение на караван с жителями замка? Н-да-а, призадумался, действительно с чего? А следы? Следы то ведут сюда! - воскликнул мысленно, но тотчас сам себе и оппонировал: и что? Увидели разбитый обоз, впряглись и притащили. Вещи забрали, все равно никого рядом не было, а телеги сожгли, даром не нужны, только место занимают. Не вытанцовывает гипотеза, Ник.
  Но все равно, что-то же позволило связать нападение на караван с этими долгожителями? Долгий Путь, блин... уж не оттого живут по несколько тысячелетий, что кровушку народную пьют? И на шею косились как-то странно...
  Ну косились - разозлился - может на цепочку смотрели? У самого золотая висит, подарок Ланса, может и Алайна, повесила чего-нибудь, хотя она не увлекается бижутерией, говорит, давят ей все эти крестики - кулончики... Стоп! Ник от волнения заглотил больше мяса, чем смог прожевать, и теперь мучительно давился куском, вставшим поперек горла. Слезы накатились на глаза, захрипел и повалился на бок.
  -О, один уже готов, объелся, - лаконично отметил Ланс, не прекращая процесса насыщения.
  Мейс вскочила, со всей силы хлопнула Николая по спине. Мясо моментально проскочило дальше по пищеводу, Ник судорожно глотнул воздуха. Никогда еще тот не был так свеж и желанен! Мутными глазами посмотрел на друзей, но кроме Мейс, остальные начисто проигнорировали случившееся. Тоже мне друзья, в сердцах подумал Николай, умри сейчас спокойно, никто и глазом не моргнет.
  -Пойду воздухом подышу, - буркнул, выходя из-за стола. Его и не думали задерживать. Друзья вяло возились в тарелках, а прислуга вообще избегала смотреть в его сторону. Когда Ник дышал на них, обитатели испуганно отворачивались, моментально исчезая из поля зрения.
  Неслышно выскользнул за порог. Он привык доверять своим чувствам, и те буквально кричат, о том, что в замке опасно. Скрипнул зубами, вспомнил, что заставило запнуться. Распятье! Чем еще отгоняют вампиров? Чесноком, серебром и святым крестом! Кто-то из каравана разобрался в напавших, сунул остромордому крест. Пусть не Христос здесь в фаворе, распятье то подействовало! Кусок обгорелой кожи, что приклеился с обратной стороны креста, красноречиво говорил о том.
  На крыльце Николай постоял, всматриваясь в залитый мертвым светом луны двор. За короткое время глаза привыкли к темноте, уже видны стали серебристые кончики саксаула, что густо произрастает на барханах.
  Спиной Николай ощутил пристальный взгляд недобрых глаз, но оборачиваться не стал. Осторожно спустился с крыльца. Небо за вечер очистилось, кое-где еще плывут тучки, затмевая звезды. Луна (или как она в этих краях называется - забыл спросить) - солнце мертвецов и упырей - подсвечивает края туч злым, неживым светом. Как назло сегодня полнолуние, отметил про себя. Пронеслась хвостатая комета, уносясь за виднокрай. Пойти коней проверить, что ли?
  В сарае беспокойно фыркал конь Ланса, стучал и молотил копытами единорог. Ник вслушался. Изнутри доносился монотонный скрипучий голос - визгливый и шепелявый, словно говорившему выбили несколько зубов. Николай ударом ноги распахнул дверь.
  Рысак фыркал и пятился, упираясь задом в стену. Маленькое, кривоногое с длинными, как у зайца ушами, создание, спутывало гривы шестерке лошадей, что волокли повозку. Николай одним прыжком оказался рядом, ухватил за длинную черную шерсть (некогда разбираться - что это или кто, а то глядишь, совсем без коней останешься), от души приложил вислоухого головой об стену.
  -Что же ты делаешь, сволочь?!
  Существо страшно оскалило зубы - белые, с острыми клыками, жутко зашипело. Ник ударил его снова о стены, только бревна загудели. Зверек взвыл, крупные глаза без зрачков уставились на Николая с такой злобой, что тот вздрогнул и пошел гусиной кожей. А не ядовитое ли, пронеслась мысль. Но, осерчав на самого себя за испуг, оскалился и рявкнул командным голосом:
  -Зашибу!
  Из горла вырвался какой-то совсем уж звериный рык. Существо затряслось, взвыло, отчаянно замолотило по воздуху всеми конечностями. На ногах оказались копыта, пару раз больно заехал Николаю по руке. Но тот намотал на кулак кожу ночного жителя, со всей силы принялся охаживать головой существа все бревна в конюшне.
  -Лошадей вздумал перевести, змееныш?... На чужое добро позарился? А вот тебе!...
  Зверек верещал, сучил ногами, брыкался, но с каждым разом, все громче и громче прикладывался узколобой головой к бревну. Кони фыркали и стучали копытами. Лошади, предмет неудачной купли-продажи, смотрели на происходящее наплевательски и равнодушно. У Николая устала рука, швырнул существо в угол, осмотрелся, потянулся к лопате, стоящей неподалеку.
  -Ну, молись ведьмин сын, - размахнулся черенком, намереваясь вышибить дух прислужнику сумрака.
  Жертва внеплановой проверки конюшни упала на колени, или те сами погнулись, но факт - стоять уже не могла, взвыла из последних сил, и взмолилась:
  -Не губи!...Пощади!!
  -Будешь лошадей портить?!..
  -НЕ-Е-ЕТ!..
  -А я говорю - будешь?!...
  -НЕ-Е-ЕТ!!...
  -Будешь?!!...
  -БУДУ, БУДУ!!...
  -А-а, - усмехнулся Ник, - я так и знал, - отведя черенок для удара, коротко вдарил сбоку. Голова существа дернулась, тот отлетел на несколько шагов. Николай тихо подошел, потыкал лопатой в притворившееся бездыханным тело.
  -Сжечь что ли? - задумчиво проговорил вслух, пристально смотря на реакцию распростертого у ног зверя. Тот взвился свечкой, но Ник оказался к этому готов. Хлесткий удар, уже с другой стороны и жертва улетает в другой угол, точно угодив в корыто с водой.
  -Тачдаун! - удовлетворенно хмыкнул Ник, направился следом. Существо лежало вниз головой, жадно пило воду, фыркая и размазывая кровь вперемешку с соплями.
  -Кто такой?! К какой части приписан?! - рявкнул Николай. - Пошто животину тиранишь, дрянь?!
  -Не бей! Конюшник я! - умоляюще протянул руки вверх, приподнимая свое опухшее от ударов лицо, зверь.
  -И что мне с того? - удар берцем отправил конюшника в прерванный полет по сараю. - Пошто, спрашиваю, над конями издевался?!
  -Первый раз такого зверя вижу, - отплевываясь, шепелявя, указал конюшник на единорога, - непривычный, дай, думаю поизгаляюсь немного, а тут ты вошел...
  Тресь! Лопата сломалась о бок домового.
  -О-ей-ей! - взвыл конюшник, - ты мне все кости перебил, калекой же остануся, кому такой нужен...
  -Еще и шкуру сниму, - проникновенно сказал Николай, присаживаясь рядом на корточки. Конюшник глянул в его глаза, не сколь ни усомнился, что странный человек в одежде, непонятной раскраски, говорит правду. - Поговорим?
  -Дык я завсегда не супротив хорошей беседы, - кряхтя, принимая сидячую позу, проговорил местный конелюб, - о чем гутарить?
  -Да хоть об обозе, что недавно въехал в эти ворота? - прищурился Николай.
  -Какой обоз... - начал было конюшник, как железная рука Ника сжала податливое горло.
  -Скажу...скажу... - захрипел он. Рука отпустила. - Чуть не задушил, - посмотрел с укоризной на Николая.
  -Правду... живо, у меня времени нет!
  -Хорошо, был обоз, - вздохнул домовой, настороженно глянул на Николая, - только, чур, я тебе ничего не говорил, ничего не видел, и на очной ставке бахвальствовать не буду.
  -Лады. Дальше.
  -А все! - удивился чернокожий. - Пригнали караван, homo-в затащили внутрь, лошадей сюда. Утром всех вывели, куда - не знаю.
  -Что с людьми сделали? - нахмурил брови Николай.
  -Не знаю, - испуганно отодвинулся конюшник, - из замка никто не выходил.
  -Это все?!
  -Клянусь!!!
  -Ладно, - Николай встал, похоже, пришла пора поговорить с хозяевами замка. - Лошадей накормишь, напоишь, гривы расчешешь, а не то приду утром, и...ну ты в курсе, короче?
  -Все сделаю, хозяин - самый лучший овес подберу, водицы кристальной принесу, только не бей, мне еще жениться...
  Ник, рисуя в уме картину свадьбы домового, заржал, как конь.
  -Смотри у меня! - пригрозил кулаком, посмеиваясь, направился обратно в замок.
  Переступил порог с уже заранее подготовленной в уме фразой: а куда караван дели? - как внезапно заметил изменения за столом, из-за которого встал пять минут назад. Ну, во-первых, отсутствует Дюк. А во-вторых, боевые товарищи лежат лицами в тарелках, бездыханные и обездвиженные.
  -Что еще за дела такие?!! - зарычал страшным голосом Николай, молниеносно скидывая арбалет со спины, но страшный удар в затылок взметнул перед ним сонм синеватых искр. Адская боль пронеслась по телу, он провалился в бездну небытия.
  
  ..................................................................................................................
  
  Колокольный звон, донесшийся издалека, показался Николаю ударом гигантского набата. Тело сотрясло от резонанса и вздернулось вверх. Руки нетерпимо заныли в запястьях. Ноги горят от жара, пробирающего до костей. Он с трудом открыл глаза.
  -Нашего полку прибыло, - мрачно произнес голос Пола сбоку, - живой хоть?
  Николай обвел плавающим взором окружающее пространство, глянул вверх. И что - висит с воздетыми руками на прочном канате, уходящем ввысь. Под ногами разверзлась бездна пылающего огня. Рядом, по кругу висят, словно туши в мясной лавке, сотоварищи. В помещении темные отблески огня отражаются от стен, колыхая странный воздух подземелья. Углы комнаты терялиются в полумраке.
  -Что со мной? - спросил, с трудом ворочая пересохшими губами, и тут же сморщился от боли в голове.
  -Минимум - сотрясение, - услужливо подсказала Алайна, - повезло, что череп крепкий.
  -А как сами?
  -С нами проще, - усмехнулась Мейс, раскачивающаяся рядом с ним, но с другой стороны, - просто отравили. Подсыпали снотворное зелье в вино, и ... - она покачала связанными руками.
  -Танюха же предупреждала, - вновь поморщился от боли Ник.
  -Все мы крепки задним умом, - вздохнул Ланс, - дорвались до бесплатной еды, вот и поплатились... А тебя почему не зацепило?
  -Я чеснок ел, - сказал Ник.
  -И что?
  -Видно послужило антидотом, оказался устойчив к яду.
  -Никак в толк не возьму - причем тут чеснок? - недоумевал Ланс.
  -До сих пор не поняли, куда попали? Это же логово вампиров!
  -Вот это аллюр! - выдохнул Ланселот. - Ничего не попутал?
  -Хотелось бы, - попробовал усмехнуться Николай, но тело содрогнулось от боли. - Караван распотрошили они, мне конюшник сказал. Вчера на закате обозы втащили в замок. Людей затащили внутрь, лошадей куда-то перевели, чтобы мы на них не наткнулись, а телеги сожгли на заднем дворе, но не все. Алайна подтвердит.
  -Вот почему впускать не хотели, - догадалась Татьяна, - не успели скрыть следы!
  -Какой конюшник? Какие следы? - неверяще протянул Ланс.
  -Пол, создается впечатление, что ты местами выпадаешь из реальности, - жестко сказала Мейс, - как Хранитель.
  -Кстати, где Дюк? - спросил Николай. - Я его в зале не видел.
  -Утащили, - вздохнула Алайна, - я видела, но что-либо предпринять была не в состоянии.
  -С нами что сделают? Зачем повесили, почему сразу не убили? - поинтересовался Ник.
  -У них пока еды хватает, - скривила губы в ухмылке Мейс, - пойдем на десерт, видишь, поджаривают?
  -Вещи, оружие?
  -Все сняли еще в зале и уперли.
  -Нас охраняют?
  -А зачем? Куда с этого вертела денешься? Даже если удастся освободиться от веревки, сорвешься в пропасть.
  -Да-а, дела, - качнул головой Николай, но потом понял, что зря. В черепушке что-то замкнуло, перед глазами вновь потемнело. - Какие планы? Что-нибудь придумали, как выбираться?
  -Тебя ждали, нетерпеливый наш, - съязвил Пол. - Конечно, думали.
  -И?
  -Да ничего не придумали, - сказала за всех Татьяна, - может, у тебя получится?
  Николай молча посмотрел вверх - руки связаны в запястьях. Вниз, до огненного потока несколько метров. Попробовал подергаться на привязи, получилось, веревка начала раскачиваться. А что по периметру?
  -Алайна, - позвал блондинку, - ты напротив меня, глянь ночным зрением, есть края у этой бездны?
  -И смотреть не буду, так скажу, - ответила та, - рассмотрела, пока ты был без сознания. Висим над огромной ямой, но, как и у каждой ямы у нее есть края. Как раз позади нас, метрах в трех.
  Ноги у них не связаны, Николай незаметно провел носком одного ботинка по голенищу второго. Так и есть! Нож, постоянно носимый в потайном кармашке, оказался на месте. Вот и решение!
  -Хорошо, - сказал Ник, - попробуем раскачаться?
  -А толку? Со связанными руками будем качаться до скончания века.
  -Руки, знамо дело освободить перед этим. Как думаешь, хватит амплитуды соскочить?
  -Канат грызть будешь? - поинтересовался Пол.
  -Я тебе сейчас фокус покажу, - многообещающе сказал Николай.
  -Думаю, соскочим, - высказалась Алайна, определяя траекторию полета. - До края точно долетим.
  -Ну и хорошо, - обрадовался Ник, - тогда начинай раскачиваться параллельно мне, так, чтобы я мог до тебя долететь.
  -Пустое же дело, Ник, - скривил физиономию Ланс, - что это даст?
  Алайна решила все-таки прислушаться к Николаю, принялась набирать обороты. Послала тело вперед, пошла назад, и так далее, наращивая амплитуду.
  Николая, напряг мышцы, взвился на руках вверх. Через секунду, оказался стоящим на руках вверх ногами, крепко обхватив щиколотками канат. Перебирая руками, начал подниматься все выше и выше, до тех пор, пока в руках не оказалось достаточно свободного хода веревки, чтобы встать на нее ногами. Осторожно перевернулся. Сердце стучало как угорелое, сразу же взмок, перед глазами растекся туман. Встал на зафиксированном участке каната, держась руками на уровне груди. Глубоко вздохнул и аккуратно присев, достал из берца отточенный клинок. Коротким взмахом перерезал веревку на руках.
  Остальные молча, зачарованные смотрели на него. У каждого в груди шевельнулась надежда, спастись можно! Но сейчас все в руках этого странного парня с Земли.
  Держа нож в зубах, Николай спустился по канату до конца, сделав пару оборотов вокруг кисти - как бы не выпустить - улучив момент, когда Алайна колыхнулась в самой ближней от него точке маятника, принялся раскачиваться в противофазе. Он собирался, раскачавшись, отпустить свой край веревки, перелететь на канат, что держал блондинку. Оставалось надеяться, что канат выдержит тяжесть двух тел, но покуда проделывал свои трюки, убедился в крепости веревки. Авось прорвемся, пронеслось в голове, иначе при самом плохом раскладе - мгновенная смерть.
  Теперь они качались друг напротив друга. Николай видел слегка испуганные глаза Алайны, попробовал ее успокоить дружеским подмигиванием, рот то занят. Когда достигли апогея в движении, Ник улучив момент, Алайна только начала рывок к нему, кивнул - сейчас. Отпустил руки, взмыл над пропастью. Огонь снизу вдруг показался намного ближе, чем до этого. Сердце сжалось, но всего на секунду. Сосредоточил внимание на подлетающей девушке. Рывок, захват! Есть! Повис на канате, обхватив Алайну ногами, как ствол березы. Отпустил свой канат, и, перехватывая нож, осторожно приподнялся вверх, чтобы остаться после того, как отрежет Алайну:
  -Не прекращай движения! Давай вместе! И попробуем развернуться лицом к краю!
  Они принялись вдвоем сильнее раскачивать веревку. Теперь проносились эдаким тяжеленным грузным маятником, мимо остальных. Все затаили дыхание - именно сейчас решалось, удастся или нет? Кое-как им удалось развернуться, теперь даже Ник видел край ямы. Гладко отполированный угол из темного гранита. Навскидку прикинув расстояние до него, успокоился - достанут.
  -Приготовься, - шепнул Алайне, почувствовал, как та напряглась, - сгруппируйся и катись как можно дальше от края.
  Ближе, еще ближе, еще...
  -Пошла!!
  Ник резанул своим ножом чуть выше места, где привязаны руки Алайны. Канат дернулся, мгновенно оценив разницу в весе, Ник еле успел перехватиться рукой. Его тут же вздернуло вверх, словно на резинке. Улетая, увидел, как Алайна кубарем катится по каменному полу. Достала! Что ж, теперь займемся остальными.
  Напротив оказалась Татьяна:
  -Раскачивайся! - крикнул ей, принялся сам проделывать аналогичный маневр...
  
  Когда очередь дошла до Пола, почувствовал, что выдыхается. Умаялся качаться. На гранит валились грузным кулем. Ник почувствовал, как его подхватывают под руки, но пелена перед глазами все еще застилает вид. Он хрипло задышал, мотая головой из стороны в сторону. Затылок прихватило сильнее прежнего. Практически не противился, когда отвели в сторону, почувствовал, что нежные, и в то же время твердые руки, укладывают голову на колени. Скорее догадался, чем увидел, как Мейс обхватила ладонями черепную коробку. В ту же секунду боль начала отступать все дальше и дальше, пока не пропала совсем. В тело приливалась жизненная сила, распространяя по организму заряд бодрости. Усталость испарилась мгновенно. Вскоре почувствовал себя свежим и окрепшим.
  -Достаточно, - прошептал он, - меня же разорвет!
  -Я передам твою боль, - донесся шепот Мейс.
  -Ты самая прекрасная женщина, какую я только видел в жизни, - вдруг произнес он, открыв глаза. Мейс смотрела удивленно и недоумевающе. Николай смутился, решил перевести разговор в другую плоскость:
  -Спасибо, родная, - чуть прикоснулся губами к ее руке. Рыжая дернулась, но замерла, не зная как реагировать.
  -Ну что, братцы кролики? - Николай вскочил на ноги, его распирала изнутри дарованная Мейс жизненная энергия. - Будем бить, али пряники дарить?
  -Пряники, говоришь? - Ланс методично хрустел кулаками, прищурив глаза, - ох, дождется Гебельс от меня зда-а-арового такого пряника...
  -Гебельс? - удивилась Татьяна.
  -Он вечно все путает, - подмигнул ей Николай, - Гебель - местный гуру, лидер общества фанатов и почитателей красной водицы, неужто забыла?
  -Нам бы Дюка вытащить, - сказала Татьяна, растирая затекшие запястья.
  -Сначала вещички забрать не мешает, - потянулась Алайна, - все оружие там.
  -Стойте, стойте, - обернулся Ник, - они, что же, и Вершитель захватили? Так с ним такого могут навертеть...
  -Однако не навертели? - заметила Мейс, поднимаясь с колен. Ее немного покачивало, все-таки часть сил отдала Николаю.
  -То есть? - пристально всмотрелся в ее лицо Ник.
  -Наверное еще не разобрались с вещами, - успокоила Алайна. - Когда не используешь Жезл, он ничем не отличается от обычной железки, но вот когда применишь...
  -А-а, - успокоился Ник. - Тогда живем.
  -Да и не до нас им сейчас, трубы горят, похмеляются...
  Татьяна сосредотачивалась на ощущениях, кружа на месте.
  -Разобралась? - спросил Пол. - А то кулаки чешутся, страсть.
  -Не пойму, - пробормотала Таня, - не могу настроиться...
  -И не настроишься, - усмехнулась Алайна, - он же маскируется. До тех пор пока в руки не возьмешь, не выдаст в эфир ни капли энергии.
  -А раньше находила? - удивилась Пифия астраханского розлива.
  -Раньше он тебе помог, а сейчас не хочет. Место здесь плохое, вот и схоронился, чтобы не дай боги, не обнаружили.
  -Хоть на что-нибудь настроилась? - поинтересовался Ланс. - Куда идти? Кого бить?
  -С кем биться, определились, - проговорил Николай, - а направление куды бечь, в случае чего, не помешает...
  -Что-то слабо излучает в той стороне, - неуверенно указала Татьяна в дальний угол холла, - но не уверена до конца....
  -Не уверена? - переспросил Пол.
  -Да! Не уверена! - огрызнулась Таня. - Ты думаешь, для меня это нормально? - обвела вокруг руками. - Маги, вампиры, прыжки через костер? Я обычный городской человек, слышишь - не чел, не hom, ч-ел-о-в-е-к! Который до вашего появления ни сном, ни духом не ведал, ни о какой там магии с ее энергетическими потоками!
  -Танюша, успокойся, - обнял ее Ник, - не расстраивайся по пустякам, в принцмпе - какая разница куда бежать? Все равно в ловушке. Замок пятиэтажный, упырей в нем - не счесть, куда бы ни пошли, все едино на них наткнемся.
  -Да не хотел я на тебя наседать, - смущенно сказал Ланс, - просто переспросил, в том направлении или нет?
  -Ладно, - определилась с ощущениями Татьяна. - Тянет туда, - кивнула в указанный ранее угол. - Хотите - пойдем, не хотите - думайте сами.
  -Раз не можешь учуять Жезл, значит там Дюк? - наклонив голову, спросила Алайна.
  -Понятия не имею, кто или что там! - отчеканила Татьяна. - Но что-то определенно есть. Хотя, если вам все равно куда идти, могли и не спрашивать...
  -Пойдем? - сказал Николай, посмотрел на остальных. - Спасем Хранителя? А там глядишь, он поможет и до Вершителя добраться.
  Ланселот осмотрелся, закончил разминать суставы, зло прищурился:
  -Кончились времена охоты на ведьм - теперь ведьмы начинают охоту на вас! Пленных не брать, не отставать, без весомых причин в драку не лезть, - распорядился он, обернулся к Николаю, - не возражаешь, покомандую?
  -Боже упаси, - открестился тот, - распоряжайся на здоровье.
  -Тогда за мной, - Ланс перешел на быстрый шаг, но внезапно остановился.
  -Что еще?
  -Забыл сказать спасибо, чудо земное, за спасение...
  -Не за что, - расплылся в улыбке Николай, - видишь, пригодился - таки ножик!
  -Выходит, есть что-то в этих метательных штучках, - задумчиво проговорил Пол, - дашь пару уроков, чисто память освежить?
  -Без проблем! - они уже еле поспевали за Ланселотом. - Но почему только метательные? Знаешь, что можно вытворять с ножами? Его можно кидать, им можно колоть, резать, пилить. Ножи подразделяются на специализированные и национальные, последние в свою очередь...
  
  .............................................................................................................
  
  Ник мчался по длинным извилистым коридорам, как лось во время весеннего гона. Порой казалось, слышит впереди звуки схватки, но после очередного поворота влетал в пустоту. Хотя пустыми огромные темные холлы назвать трудно - под высокими сводами билась туча летучих мышей, нетопырей и прочей нечисти. Под ногами сновали гигантские жуки и сороконожки. Освещали изобилие ползающих, летающих и снующих тварей, жарко горящие факела, развешенные на стенах. Светильники шумно горели, покрывая стены замка едкой копотью, роняя на пол тягучие капли масла. Но людей не было.
  И Ник, чертыхаясь да отплевываясь от противной паутины, норовящей запеленать тело, мчался дальше, склоняя на все лады друзей, что не могли оставить какой-либо знак у развилки. Там было три поворота, Николай, немного замешкавшийся (сказать по правде, зевавшийся по сторонам) и немного поразмыслив, как коренной городской житель и завсегдатай супермаркетов (а попавший в них, в девяносто процентах случаев начинают свой анабазис поворота направо), влетел в правый коридор. Видно зря.
  Вот и мчался теперь в одиночестве и полной тишине по катакомбам. Ладно, хоть негромкая песенка позволила немного отвлечься от мрачных мыслей.
  Ник даже налетел на опору от ошарашенности. Какая к лешему песенка? Замер на мгновенье, прислушался... да нет же, действительно, откуда-то спереди, раздается тонкий, женский, или детский голосок, напевающий бодренькую песнь с незатейливым мотивом. Николая начало разбирать любопытство. В конце концов, несколько минут ничего не решат, подумал он, крадучись, продвинулся вперед, скользя одинокой тенью по отполированным плитам пола. Около ветхой, покрытой толстым слоем паутины и густой пылью, двери, остановился. Определенно внутри кто-то находится, и этот кто-то еще и поет!
  Осторожно потрогал ручку. Дудки, закрыто. Тщательно осмотрев дверное полотно по периметру, хмыкнул - двери в замке как на подбор, крепкие и толстые, да только вот петли являют собой редкостный образец хлипкости. Чуть подав назад, не особо-то в этих коридорах развернешься, толчком бросил тело в дверной проем. Ударился с такой силой, что влетел внутрь комнаты, распластавшись, как медуза на двери, поднимая клубы пыли. Голос коротко ойкнул, песня моментально затихла.
  Проклиная святых угодников, и не только их, Ник поднялся с пола, отряхиваясь от пыли, но этими движениями только усугубил положение. Годами копившаяся, она равномерно покрывала ВСЕ в комнате. И теперь, при каждом движении, взвивалась, кружила вокруг, причудливо переливаясь в отражении маленьких точечных светильников, опоясывающих келью.
  Ник принялся неистово чихать. Рот, нос и глаза оказались забиты по самое основание слоями слущенного эпителия. Вдобавок, принялся тереть глаза, но вовремя остановился. Поздно! С обоих глаз пробили дорогу каналы слез, оставляя замысловатые узоры на грязном лице.
  -Ну и кому тут спокойно...гх-м, тьфу...не сидится? - задал риторический вопрос в никуда. Из-за слезной пелены, застилающей глаза, все двоилось и плавало. Комната оказалась пуста. По крайней мере, кроме Николая никого не было. Акустическая галлюцинация? Хотя...он немного призадумался. Может, дверью кого зашиб? Немного попрыгал на дверном полотне:
  -Эй, есть кто живой? То есть... был?
  Под дверью никто даже не пискнул. Странно - кто-то же пел?! Спотыкаясь, шаря перед собой рукой впереди себя, двинулся к выходу, горестно сетуя на любознательность. И чего полез? Все равно не по-русски...
  -У тебя это привычка или хобби? - внезапно рядом спросил тоненький голос.
  -Чего?...Кого?... - отпрянул Ник от неожиданности в сторону, одновременно выхватывая нож, тщетно пытаясь протереть глаза рукавом.
  -Повторяю вопрос: всегда ли ты, таким образом, входишь в помещения? - повторили со стороны двери.
  -Я это... у меня, блин как чешется то... хобби у меня, песню зашел послушать, - пытаясь проморгаться, сказал Николай и чихнул. - Закрыто было... меломан я...
  -Не три глаза, закрой их.
  Он послушно выполнил просьбу. Хотели бы убить, воспользовались моментом, когда шарился как слепой котенок. Рядом что-то произнесли на непонятном языке, тягучем и шипящем одновременно. Вспыхнул яркий свет, и тут же потух.
  -Ух, ты! - выдохнул Николай. Глаза открылись сами. Зрение восстановилось полностью, вдобавок автоматически очистился от паутины и пыли.
  Напротив, у стены, рядом с выходом стоял небольшой столик. На нем расположилась большая клетка из металлического сплава, около полуметра высотой. Но не этот факт был примечателен. В клетке, на качелях, словно попугай на жердочке, раскачивалась белокурая девчушка, сантиметров тридцать ростом. Ниспадающие белые локоны аккуратно заправлены за остроконечные ушки. Серо-зеленые, чуть раскосые глаза смотрят настороженно, отнюдь не со страхом, а скорее с любопытством и насмешкой. Большой, чувственный рот искривлен в ухмылке. Пленница одета в белоснежный сарафан, который заканчивается так высоко, что Николаю стало неудобно откровенно пялиться на это чудо природы. Слов нет, девчушка обворожительно хороша. При небольшом росте, сложена идеально, а длинные открытые загорелые ноги будоражат кровь.
  -Ты кто?- спросил, наконец, осознав, что не стоит стоять истуканом и нагло разглядывать хозяйку комнаты.
  -Олль.
  -Тролль? - переспросил Николай.
  -Уши мыл сегодня? - поинтересовалась девушка.
  -Не успел, - откровенно признался тот.
  -Я сказала - Олль.
  -А я Николай, можно просто Ник, - спохватился он.
  -Рада встрече, Ник, хоть и несколько экстравагантно она произошла.
  -Я тоже, в смысле рад. Э-э-э, послушай... ты верно эльф? Или может фея?
  -А ты вампир? - Олль приостановила бег качелей.
  -С какой стати? - опешил Николай, - я человек!
  -А я - дайана!
  -Никогда про них не слышал, - признался Ник.
  -Равно как я и про человеков, - последовал ответ.
  -Надо говорить - людей. Один - это человек, много - люди. Погоди-ка, погоди...- ему показалось, что ослышался, - не слышала про людей? Или как по-вашему ... homo-в?
  Девушка отрицательно покачала головой:
  -Никогда. А что, звучит странно?
  -Но ведь...мы... - Николай не нашел слов.
  Появление в Астрахани Хранителя с командой он воспринял нормально - люди, человеки, хоть и имеют по три желудка. Сложнее было бы найти общий язык с монстроподобными тварями, даже имей они, самые что ни на есть доброжелательные помыслы. И потом, Дюк всячески подчеркивал, что род людской превалирует в Универсуме. А тут вдруг - никогда не видела ни одного представителя homo sapiens...
  -Мните себя венцом мироздания? - насмешливо поинтересовалась Олль.
  -До недавнего времени так и было... - почесал затылок.
  -Произошло что? - поинтересовалась дайана.
  -Долгая история, - признался Николай - а меня время поджимает.
  -Что ж... будет момент и желание, заходи - расскажешь, - она снова принялась раскачиваться на качелях, - пока.
  -Пока, - машинально ответил Ник, направляясь из комнаты. Только пройдя несколько метров, остановился. Чего заходил то? Немного подумав, решительно повернул назад.
  -Слушай, Олль, - начал с порога, - ты чего в клетке сидишь?
  -Пленница, - равнодушно пожала та плечами, но видно, что рада его возвращению, - мне по статусу положено - сижу за решеткой в темнице сырой, ты в курсе, вижу...
  -Тебя эта остромордая братва засадила? - догадался Николай.
  -Угу.
  -Бежать или колдовать, не пробовала? Какие-нибудь: эни-бени, рики-факи и упс - освободилась?
  -Ник, вампиры прекрасно знают о моих возможностях, поэтому и наложили чары, снять которые могут только они. Я, конечно, пытаюсь подобрать ключик к заклятью, но пока не получается - большой разброс вариантов. Но время терпит...
  -А как насчет грубой физической силы? - спросил Николай, обходя клетку кругом. - Слов нет, прутья толстоваты, но парочку развести можно? Сейчас попробую...
  -Зачем тебе это? - насторожилась Олль.
  -Как зачем? - удивился тот. - Ты остаток жизни собираешься в ней провести?
  -Я и так сижу пятнадцать лет, - последовал ответ.
  -Пятнадцать лет?!
  Дайана вновь пожала плечами:
  -Живем мы тысячелетиями, что такое пятнадцать лет? Так, мгновенья...
  -Но тебя хоть кормят? - все еще изумленный донельзя, спросил он.
  -Нет. Но я могу долгое время обходиться без пищи. И потом, что предлагают - есть нельзя.
  -Понимаю, - задумчиво протянул Ник, - диета...
  -Нет... блевать хочется.
  -Беспредел, - возмутился Ник. - За что хоть заточили?
  -Давай сначала определимся - зачем хочешь меня освободить? - спросила Олль.
  -Как зачем? - возмутился Николай. - Неужто позволю, чтобы прекрасную женщину подвергали жестоким пыткам? А мужская гордость, а солидарность пленников, в конце концов!? И вообще, гусь свинье не товарищ, а брат, - сказал назидательно.
  -То есть, - подытожила она, - опуская ту тарабарщину, что наговорил - из чувства добродетели?
  -Ну, - кивнул Ник, - а ты про что?
  -Наши добрые качества больше вредят в жизни, чем дурные, - пробормотала маленькая пленница. - Значит, золота тебе не нужно? - поинтересовалась осторожно.
  -Золота? Какое еще к лешему золото?
  Олль вздохнула:
  -Элементарное. Au, атомарный номер 79, атомарная масса 196, 9665, радиус атома 0,137 нм, радиус иона 0,151 нм, относится к благородным металлам, хотя не знаю, может у Вас измеряется в других пропорциях?
  -Да нет, наверно в тех же самых...
  -"Да нет наверно" это как? Как можно одновременно утверждать, отрицать и сомневаться? Тебя вообще кто-нибудь понимает?
  -Я загадочная русская душа, мне по рангу положено говорить загадками, - таинственно сказал Ник. - Могу предложить полный вариант - "да нет наверное нет". Ты от темы не уходи, что там про золото?
  Олль вздохнула:
  -По преданию, каждый, изловивший дайану, может требовать золота столько, сколько унесет. А некоторые могут переносить довольно много...
  -У кого требовать?
  -У Главных Братьев.
  -Они что, за всех платят? - удивился Николай. - Сколько бы Вас не поймали, так прямо за всех? Оптом дешевле?
  -Есть независимый Фонд Выручки Попавших в Беду, оттуда и производятся выплаты, - нехотя пояснила Олль. - Каждая дайана в течение жизни откладывает определенную сумму, никогда ведь не знаешь, кого похитят? Правда... - добавила еле слышно, но Николай расслышал, - ...потом выкупленной приходится остаток лет работать, чтобы погасить долг.
  -Однако правила у Вас, - насторожился Ник. - И сколько за тебя дадут?
  -Я хранитель Рода, имею допуск ко всему запасу... потяну на много.
  -Н-да, - протянул Ник, - с учетом, что живете тысячелетиями, золота набралось не мало.
  -Поэтому и спрашиваю - зачем тебе это все?
  -Золотишком, конечно, неплохо запастись, - размышлял вслух Николай, - только куда его девать? С собой таскать? Напаришься... Да и Маяковский говаривал, денежный вопрос портит отношения... Знаешь, - решил он, - нафиг мне твое золото не нужно. Просто не могу смотреть, когда истязают homo sapiens. Ты хоть не hom, скорее elfo, но что sapiens - несомненно. Давай вытащу тебя из этой клетки, а дальше - действуй, как захочешь.
  Олль недоверчиво покачала головой:
  -Сколько живу, первый раз вижу такого.
  -Да плевать мне на золото! - вспылил Ник - Хочешь, так сиди еще пятнадцать лет, жди, когда кто-нибудь зайдет! Но по секрету скажу - люди здесь больше не появятся, мы первые, и надеюсь, последние.
  -Ты сказал "мы"? Ты не один?
  -С друзьями. Разминулись немного. Ну что, вытаскивать тебя?
  Олль качнула головкой:
  -Не получится.
  -Леший с тобой, - буркнул Николай и развернулся к выходу, его и без этого ждут.
  -Подожди, Ник! - воскликнула дайана, соскочив с качелей, прильнула к прутьям.
  -Что еще? - обернулся.
  -Я согласна! Я принимаю твою помощь, хотя и не могу прочесть твои мысли, однако вижу искренность в намерениях.
  -Странно, - вернулся обратно Николай. Присел около клетки, головы оказались на одном уровне, - а друзья только и делают, что шарят у меня в мозгах.
  -Они маги? - понимающе спросила Олль.
  -Не поверишь - все до одного. Это только я такой вот... г-хм...обыкновенный.
  -Ты необыкновенный, - дайана прищурилась, - мне за всю жизнь первый раз предлагают бескорыстную помощь. Боюсь, мы только что создали прецедент в многотысячной летописи дайан, не знаю к добру это, или наоборот.
  -Ты же прорицательница, вот и проверь.
  -Эта способность слабо развита, - улыбнулась Олль.
  -Видно, - развел руками Николай, - тяжелое у тебя было детство. Все в нашей жизни случается когда-то в первый раз. Ланселот меня убьет, - пробормотал он, осматривая клетку, - посторонись...
  -Нет, Ник, - твердо сказала Олль, - без магии ничего не сделаешь, купол можно разрушить только чарами.
  -Чарами говоришь, - потер подбородок Ник, - и где я их возьму... в два часа ночи?
  -Видишь, - пригорюнилась дайана, - но все равно, спасибо за предложение.
  -Предложением сыт не будешь. А Вершитель подойдет? - как бы невзначай спросил Николай.
  -Посох Магии?!! - вскричала дайана. - Он у тебя??
  -Эк тебя разобрало? - удивился он. - Ну... есть поблизости, что из этого?
  Олль продолжала метаться по клетке:
  -Ты хоть представляешь, какая в нем сосредоточена сила?
  -Приблизительно разве, - вздохнул он. - Прекрати бегать туда-сюда, в глазах двоится!
  Олль замерла. Зеленые глаза взглянули с восхищением:
  -Извини, подумала, что он попал к тебе случайно. Ты, вижу, не особо силен в магии, вот и... Ведь ты не маг?
  -Нет, - честно признался он. - Не стану отрицать очевидное. Хотя с радостью соглашусь на невероятное.
  -Как тогда освободишь меня? Разнесешь вместе с клеткой, даже атомов не останется... знакомо слово?
  -Совсем за дурачка то не держи, - усмехнулся он, почесал нос, - коль знаю молекулярный вес золота, то разберусь как-нибудь с твоим сленгом. Только, э-э-э, если честно, то Жезл вообще-то не у меня, а у подруги (о том, что та зеленая в этих магических штучках, как и он, решил не говорить).
  -А подруга достаточно сильна в колдовстве? - насторожилась дайана. - Она маг?
  -Пифия, - коротко ответил Николай.
  -Ух, ты! - откинулась Олль на противоположный скат клетки и долго пристально всматривалась в него. - По мелочи не ращмениваетесь? В курсе, что Пророк в сочетании с Вершителем - самая гремучая смесь из всех возможных?
  -А то, Дюк все уши прожужжал, как, мол, это круто... Сделаем так, - после секундного размышления, решил Николай, - дотащу до Таны, а там придумаем, идет?
  -Слово?
  -Базар кирякм! Мужик сказал - мужик сделал!
  Ник выскочил в коридор, посшибал факелы, вытащил из подставок цепи, что крепились к стене, зацепил клетку на манер ранца.
  -Усидишь? - спросил дайану, примеряя груз.
  -А куда денусь, не волнуйся, - услышал сзади.
  -Я за свою спину волнуюсь, - буркнул Николай и выскользнул в коридор. Клетка оказалась тяжелой, больно била по плечам. Метров через двести вспотел под непомерным грузом, остановился, принялся растирать шею и плечи.
  -Что встали?
  -Врала, что не кормят? - с укором бросил Николай. - Весишь то!
  -Тяжело? - поинтересовалась дайана.
  -Домик не из легкого сплава, - выдохнул Ник, задумавшись: - Или сработал закон сохранения массы?
  -Сама чары накладывала! - с гордостью призналось дите эльфо-феечной направленности.
  -Что? Еще и ты руку приложила? За каким таким? - изумился он.
  -А как от вампиров отстраниться, рассуди сам? Ой, слушай, может тебе уменьшить вес?
  -Не знаю, - с сомнением сказал Николай, - я и так килограмм восемьдесят вешу, а будет меньше, так лягу вместе с твоим вигвамом.
  -Да не твой! - рассмеялась Олль звонким переливчатым смехом. - Клетки...
  -Что же раньше молчала?!
  -А ты не просил! - дайана произнесла несколько слов на своем языке. Словно шорох осенних листьев пронесся за спиной. Тяжесть, давившая на плечи, внезапно исчезла. Николай несколько раз поднял и опустил клетку - килограммом пять, совсем другое дело!
  -Так лучше? - участливо спросила Олль.
  -Несравненно, незабвенная, несравненно, - облегченно вздохнул, - помчались?
  И они понеслись дальше.
  -Что ты говорила о заклятье? - выкрикнул на бегу.
  -Вампиры наложили на прутья чары, чтобы я не смогла убежать. Но парни они пренеприятные, если заметил...
  -Да уж, этого не отнять, - обронил Николай, внимательно вслушиваясь в слова.
  -...вот я и наложила заклятье поверх их чар, чтобы не смогли до меня дотянуться.
  -Круто, а каким способом?
  -До сих пор не догадался?
  Некоторое время бежали молча. Ник все размышлял над загадкой дайаны, когда вдруг сообразил:
  -Господи! - даже притормозил. - Серебро! Ты превратила прутья клетки в серебряные!
  -В десяточку! - снова рассмеялась Олль. - Они даже приблизиться ко мне не могут. Вскоре про меня забыли, видел слой пыли на полу, вот и веселила себя как могла.
  Впереди заслышался шум схватки. Ник отчетливо слышал звуки мечей, лязг оружия, приглушенные крики. Сгруппировался, завернул за угол.
  И вновь пустой зал! Даже сплюнул в сердцах, опять никого.
  -А куда мы собственно бежим? - осторожно спросили из-за спины.
  -Забыла? Ищем моих друзей, - огрызнулся он.
  -Помню, но почему именно в этой стороне?
  -Да потому, что мы туда бежим, и потом...- Ник замолчал, переваривая услышанное. - Ты... хочешь...сказать... - начал медленно, - ЧТО МЫ ВСЕ ВРЕМЯ БЕЖИМ НЕ ТУДА??!
  -Ага! И если бы спросил раньше - сэкономили кучу времени.
  -Тьфу ты, леший вас всех забери, предсказателей на мою голову, что еще можешь, сундучок с секретами? Заметь, на этот раз, спрашиваю? - встряхнул багаж за спиной.
  -Да все, - последовал лаконичный ответ. Кстати, поосторожнее с желаниями, неровен час - сбудутся.
  -И эта туда же, - вздохнул Николай, - таки движемся, или где?
  -Если нужен путь к друзьям, это в одну сторону, если наружу - в другую, есть еще непонятный источник магической энергии - но в другом конце замка. Куда?
  -Больно умные все стали, как погляжу, - процедил сквозь зубы Ник, - показывай дорогу к друзьям.
  Сзади хихикнули:
  -Дай сориентироваться... ага, прямой вектор... контуры ауру, помноженные на синхронность, или нестабильность - ай, не важно... среднеквадратичное отклонение... исключаем магнитные помехи... ага! Есть контакт! Значит, давай направо, вторая развилка налево, а там дуй по прямой!
  Корректируемый дайаной, Ник помчался в обратном направлении. Минут через пять бешеной гонки, Олль, трещавшая все это время про обычаи леса, внезапно напряглась:
  -Впереди бой, боюсь, твоим друзьям приходится туго.
  -Щас мы все поправим, - сопя, пропыхтел Николай. Притормозил у развилки, стараясь отдышаться.
  -Налево, - подсказала дайана.
  -Давно понял, - фыркнул Ник.
  -Откуда? - удивилась та.
  -Все время поворачивал направо, и как оказывалось, бежал не туда. Мне и сейчас охота повернуть в правый коридор, стало быть, верный путь лежит слева.
  -Мудреная философия, - качнула головой Олль.
  -Куда там, суровая правда жизни, - ответил Николай, вытащил нож.
  -Надеюсь, не с ножом ринешься? - забеспокоилась спутница.
  -Что есть, - пожал плечами Ник, - остальное отобрали.
  -Ножом много не нарубишь, возьми хоть факел, - посоветовала дайана. - Там все-таки вампиры! А насчет вашего багажа...гх-м, давай посмотрим... силовая решетка нестабильна... концентрические круги в апогее... экстраполярность зашкаливает, странно... оп-па, есть, зацепила... Так ваши вещи за этим залом - видно твои друзья туда и пробивались...
  -Вот и чудненько, - Ник выхватил горящий факел, пару раз взмахнул в воздухе, - сойдет, для сельской местности.
  Потом подумал, вытащил второй:
  -Для равновесия, - бросил реплику за спину.
  -Ну-ну, смотри, сам не поджарься, - парировала дайана.
  -Держись крепче, не до тебя будет, - рывком бросился на дверь.
  -Открыто! - крикнула Олль, и Ник, в последний момент еле сумел перегруппироваться, вместо прыжка лишь с силой вдарил по ручке ногой. Дверь с оглушительным грохотом распахнулась. Чавкающий звук удара, дверь заклинило в полураскрытом положении.
  -Извиня-и-мся, что без стука, - ощерился Николай, глядя, как один из замковской братии сползает по стене с размозженной головой.
  Перевел взгляд вперед и присвистнул. Зал л большой, метров пятьдесят в длину. У самой дальней стены царит нездоровое оживление. Слышатся возгласы Пола, крик Алайны и оханье Таны. На правом фланге ожесточенно рубится Мейс, молча и яростно. Ее клинки как гигантские лопасти пропеллера, вспарывают воздух, а вместе с ним и обитателей замка. Зал наполнен остромордыми вурдалаками. Сотни полторы, не меньше, отметил автоматически Ник.
  -Ну, и который тут Гебельс? - пробормотал он, поправляя клетку, с ревом бросился в толпу:
  -Держитесь, я иду-у-у! - заорал друзьям, смахивая факелом голову ближайшему вампиру. -Ночной дозор! Всем выйти из судорога!
  В рядах упырей началось оживление, засуетились гады. Но сумятицу быстро прекратили, заметив, что нападает на них всего один hom. Задние ряды обернулись, стали сжимать кольцо вокруг Николая.
  Ник работал двумя руками одновременно. Скоро факела в руках превратились в один большой огненный круг. Он прижигал тела упырей, бил наотмашь, просто глушил сверху, как дубиной. Вампиры лишь болезненно стенали, морщились, откатывались назад, а на их место вставали новые ряды. Долго не продержусь, подумал Ник. Он сделал всего несколько шагов вперед по направлению к друзьям и понял - огня эти твари не боятся, а дубиной много не навоюешь. Вдобавок начали ныть.
  Вскоре заприметил одну странность - упыри стараются не заходить к нему за спину, а нападают по фронту. Что за дурацкая тактика, пронеслось в голове. Как же они меня в кольцо то возьмут? Сначала приписал это магической силе Олль, мол, колдует себе потихоньку, спину прикрывает. Но, прислушавшись к ее бормотаниям, отказался от этой версии - лепет дайаны больше походил на молитву, чем на заклинанья. И тут его осенило! Даже хотел хлопнуть себя по лбу, но вовремя спохватился. Не хватало еще голову факелом проломить, вот вампиры-то посмеются. Ну, конечно же! Серебро! Они боятся приблизиться из-за серебреной клетки дайаны.
  Зашвырнув в толпу оба факела, Ник, извернувшись, выскочил из импровизированных лямок. В мгновенье ока, отцепив их и соединив вместе, прищелкнул цепь к верхнему кольцу, что красовалось на куполе клетки.
  -А вот теперь, Ольга, держись по-настоящему, - подмигнул ошарашенной дайане. Та, раскрыв широко глаза от ужаса, вцепилась мертвой хваткой в прутья, даже заметив как побелели костяшки пальцев. Поняла девчонка, что задумал.
  -Эх, раззудись плечо, размахнись рука! - гаркнул молодецким голосом, принялся раскручивать клетку над головой. Первые ряды вампиров смело как из пушки.
  Дальше все происходило как в кино - только клетка приходила в соприкосновение с телом вампира, как тот мгновенно оседал на пол большой горстью праха. Остромордые один за другим распадались в пыль, ложились густым слоем по периметру.
  -А кто из вас, фашистов, хочет на карусели покататься?! - орал Николай, описывая круги вокруг себя. - Карусель, карусель - кто успел, тот присел - прокатись на нашей карусе-е-ели-и...
  Двинул вперед, как жнец, сеющий вокруг себя смерть. Упыри в панике жались к стенам, старались избежать встречи с серебром, но Николай уже вошел в раж, гонял их по залу, специально вклиниваясь в места наибольшего скопления вампиров.
  
  ......................................................................................................................
  
  Таня, тяжело дыша, прислонилась спиной к мокрой стене. Силы на исходе. Их слишком много, подумала, болезненно морщась. Рук своих почти не чувствовала, казалось, все тело превратилось в один большой синяк. Они рубятся целый час, но вампиры наседают и наседают.
  Рядом грохнулась Алайна.
  -Больше не могу, - простонала, смахивая пот со лба. Белые волосы сцепились в один большой пучок и повисли грязным хвостом. Комбинезон весь пропитан кровью и потом. Дышала блондинка как загнанная лошадь. Видя, что девчонки уже не в силах стоять на ногах, Пол лишь скрежетнул зубами и крикнул Мейс:
  -К центру! Сходимся к центру!
  Та услышала, бросила мимолетный взгляд назад, кивнула - поняла. Вскоре Ланс с сестрой рубились плечо к плечу, загораживая спинами Алайну и Тану. Но и они быстро уставали. Движения Пола стали чуть замедленны, воин старался бить точнее, чтобы каждый удар достигал цели. Мейс также избегала траты энергии. Вампиры, заметив состояние оброняющихся, усилили нажим.
  -Долго не простоим, - бросил Ланс сестре.
  -Значит, будем отбиваться лежа! - огрызнулась та, снося голову очередному упырю.
  -Держитесь, я иду-у-у...- раздался вопль с другой стороны зала.
  Пол вопросительно поднял бровь, посмотрел на Мейс. Та, как ни в чем не бывало, рубила нечисть, даже плечом не повела.
  -Ник?? - отдуваясь, спросила Алайна, ползком пытаясь подняться по стене.
  -Давно пора, - сквозь зубы бросила Мейс, вонзая клинок в грудь очередной жертвы ее ярости.
  Но прошло около пяти минут, а ничего не изменилось.
  -Нас четверо, и то не справляемся, а он один, - прошептала Тана.
  -Если этот землянин ничего не придумает, я его живьем съем, - процедил Пол.
  -То-то Ник все бормотал про странную судьбу оборотней из Кенского Леса, - вздохнула Татьяна.
  А далее начало происходить что-то странное. Атака вампиров внезапно захлебнулась. Упыри уже не бросались на топор Ланса, не искали встреч с клинками Мейс, откатывались назад и жались к стенам.
  -Ничего не понимаю, - облокотившись на алебарду, подобранную по дороге, сказал Пол, внимательно следя за происходящим. - Что творится?
  Мейс привалилась к стене, дрожа телом, но клинки держала перед собой.
  С центра зала доносилось уханье, чередующееся веселыми песнями и переливающимся звонким детским смехом. Было так дико и неожиданно - услышать детский голос в замке, наводненным вампирами, что все четверо переглянулись в недоумении.
  -Он, что... ребенка где-то нашел? - спросила Алайна, пытаясь разглядеть хоть что-то в пылу битвы. Над залом царил туман, то там, то здесь в воздух взметались клубы пыли.
  -Выпивку дармовую - у него нюх на такие вещи, вот и чудит теперь, или травки курнул, - высказал точку зрения Ланс.
  Толпы вампиров в ужасе разбегались по холлу, по миграции кучек угадывалось приблизительное местонахождение Николая.
  -Такое ощущение, что сам лезет в драку, - обронила Мейс, пристально всматриваясь в передвижения упырей.
  -Клевая дурь! - позавидовал Пол. - Крепко цепляет...
  Внезапно, огромная толпа вурдалаков из центра метнулась в стороны, как волна при отливе, освободила проход. Над их головами всплеснулось темное облако мутной взвеси, начало оседать. И именно в этот момент друзья увидели Ника. Тот шел, улыбаясь, твердым шагом, раскручивая над собой какую-то цепь с прикрепленным к ней непонятным предметом. И от одного только его вида - грязного, полосатого и улыбающегося - разбегались вампиры.
  -Всем здрасте! - крикнул Николай и улыбнулся. Лицо покрывала толстым слоем грязь, пыль и паутина. Камуфляж потерял лоск и яркость тигровой раскраски, превратившись в серую ткань, изляпанную кровью. Настроение, правда, веселое.
  -Ты где шлялся? - хмуро спросил Пол.
  -Да так, - смутился Николай, не объяснять же, что прозевал поворот, - заходил в одно место, песню послушать.
  Поймал на себе недоумевающие взгляды товарищей.
  -Не-е-е, определенно забористый ганджубас попался, - подытожил Ланс.
  Ник смутился и спросил:
  -Чего стоите, берем вещи и побежали дальше, - указал подбородком на дверь, прячущуюся позади их спин.
  -Как вещи? - недоумевающе спросила Татьяна, - мы же к Дюку пробивались...
  -Дюк в другой стороне, - внезапно вспомнил Николай слова Олль про непонятный источник энергии, - а здесь только вещи.
  -Занятно..., - задумчиво проговорила Мейс, бросая косой взгляд на Тану. -Не рассчитала сил, или...
  -Да, учуять Жезл вслепую - это что-то, - восхищенно пробормотала Алайна.
  -Давай к барахлу! - крякнул Пол, но тоже покосился на Татьяну с изрядной долей удивления во взгляде. Бросился к двери.
  -Налево! - крикнул Ник, метнувшийся следом.
  Друзья дернулись в левую сторону.
  -Направо! - раздался голос из того самого предмета, который Николай теперь сжимал подмышкой.
  Все остановились.
  -Эт-то, что еще такое?! - удивленно начал оборачиваться Ланс. - Кто там у тебя?
  -Э-э... потом покажу, ладно?
  -Вы бы определились, доктор, в какую дверь? - спросила Алайна. Бедная, ее качало на ногах.
  -В правую, в правую, и давайте живей, руки устали.
  Пол с размаху кинулся на дверь.
  -Открыто! - запоздало крикнул звонкий голос и икнул. Но Ланс уже вдарился о косяк. Дверь крякнула и распахнулась.
  Пол кубарем влетел в комнату, тут же напоролся на что-то. С грохотом покатились предметы, раздалось бряцание оружие, лязг падающих мечей и звон разбитого стекла. Перекрывал весь этот бедлам громкий голос Ланс, поносящий всех и вся. Девушки ворвались чуть осторожнее, ощупывая перед собой руками стены. Ник вошел последним, закрыл за собой дверь на массивный засов.
  -"Маркдай"! - крикнул Ланселот, в комнате, где-то под потолком, вспыхнул свет. Вся келья оказалась битком забитой оружием. Вдоль стен с откинувшимися крышками стоят сундуки, полные шлемов, ножей и мечей. В беспорядке на полу валяются кольчуги всяких размеров, щиты разнообразной формы. Ланс растянулся на полу на груде сумок. Таня радостно вскрикнула, быстро обежав комнату взглядом:
  -Наши вещи! - ринулась в ближайший угол.
  Ник осторожно поставил клетку с дайаной на какую-то подставку, присев, участливо спросил:
  -Ты как?
  Олль подняла на него мутный взгляд и промямлила что-то невразумительное. Девушку раскачивало из стороны в сторону, как при океанском шторме.
  -Мара всем вам на загривок! - вскричал вдруг Ланс, скользнув взглядом в их сторону. - Живой эльф! Держи ее! - ринулся с распростертыми руками.
  -Ник! Ты обещал! - закричала Олль тонким звонким голосом и заметалась по клетке.
  Но Ланселот не добежав пару шагов, вновь споткнулся о незамеченный край круглого щита, покатился по полу.
  -Но-но! - предостерегающе сказал Николай, вставая и загораживая собой клетку. - Осторожнее на поворотах. Куда грабли распускаешь?
  -Это же эльф! - восторженно зашипел снизу Пол. - Не понимаешь? Ты поймал эльфа! Теперь мы столько золота огребем...
  -Если хоть пальцем ее тронешь, то огребешь немного не того... - загадочно пообещал Ник.
  Все как-то разом встрепенулись, с интересом подтянулись к ним.
  -Надо же, - подошла Мейс, пристально всмотрелась в жительницу клетки, - действительно, эльф. Думала, только в сказках и встретишь...
  -Какая хорошенькая! - протянула Алайна, присаживаясь около клетки. - Как тебя зовут, малыш?
  Но Олль отошла в дальний угол клетки и настороженно осматривалась, бросая взгляды полные мольбы, на Николая.
  -Ее зовут Олль, - пояснил он, - она не эльф, а дайана.
  -Похожа на эльфа, - задумчиво сказала Таня, подходя к ним, - только крыльев нет. Где ты ее нашел?
  -Вы что, одичали? - Ланс, наконец, поднялся с пола, отряхивался. - Мы можем с нее столько золота поиметь...
  -Ничего ты с нее не поимеешь! - твердо сказал Ник. - Я обещал ее выпустить, и сделаю это. Заметь, совершенно безвозмездно!
  -Он сошел с ума! - протянул Пол, призывая взглядом остальных присоединиться к утверждению. - Первый раз удача попала к нам в руки. А он отказывается ее немного пощипать. Тебя, часом, нигде по дороге головой не роняли?
  -Послушай, Ланс, - разозлился Николай, - можешь хоть раз не думать о еде и золоте? Вопрос закрыт. Денег не получишь!
  -Зачем тебе столько золота, Пол? - спросила Татьяна, перебирая вещи, сваленные в кучу.
  -Как зачем? Как это зачем? Ну... по крайней мере, все к этому стремятся, на него же можно столько всего прикупить, да еще и останется! А уж вытворять, имея полные карманы бабок... - мечтательно закатил глаза Ланселот.
  -Например, фигуру отлить в полный рост, да? - съязвила Алайна.
  -На коне, - поддержала Мейс, девчонки грохнули от смеха.
  -Вы сошли с ума, - констатировал Пол, переводя взгляд с одной на другую. - Ладно, Ник - провинциальный hom, отягощенный вдобавок ко всему гигантским чувством непонятной добродетели, но вы то - прожженные искатели приключений...?
  -Знаешь, Пол, - сказала, отсмеявшись Алайна, - не золото правит миром. Иногда полезнее раздавать, чем брать. Любовь, честь и отвагу - не купишь ни за какие богатства мира!
  -Другим, оказывая помощь, себе поддержку создаем, - пробормотала Таня, сосредоточенно перетряхивая одну за другой сумки.
  -Да ну вас! - в сердцах махнул рукой Ланс. - Бойтесь! Бойтесь первого движения души, потому, что оно по обыкновению - самое благородное! А кому нужно благородство в наше время? - уныло пошел забирать свой баул.
  -А в самом деле? - спросила Мейс. - Что теперь с ней делать? Отпустишь, или...
  -Никаких или... - сурово сказал Николай. - Олль помогла мне, я помогу ей. И все - никаких золотых гор и долгосрочных обязательств.
  Пожав плечами, девчонки разбрелись по углам, в надежде найти что-нибудь стоящее.
  Ник, убедившись, что на клетку с пленницей больше никто не покушается, уцепил Татьяну за рукав, намеревавшуюся последовать примеру Алайны и Мейс:
  -Можно тебя на минуточку?
  -Конечно, - удивилась Тана.
  Когда отошли на несколько шагов от остальных, продолжил:
  -Твой волшебный костыль при тебе?
  -Вершитель? - Тана похлопала по мешку. - Да, с собой, а что?
  -Ты не могла бы сделать мне маленькое одолжение? - попросил Ник.
  -Запросто, какое?
  -Надо выпустить Ольгу из клетки.
  -Хочешь использовать Жезл как домкрат? - удивилась Татьяна.
  -Если так просто, - вздохнул Николай. - Понимаешь, на клетку наложено пара заклятий - одно Ольгино, а второе вампирское. Олль то свое снимет, а вот внутренние чары разрушить не может. Вот я и подумал - у тебя в руках, как сказал Дюк - космическая отмычка, не все ли равно, что ей открывать?
  -Ни-и-к, - протянула Таня, - я ведь умею только открывать портал, да и то, как выяснилось, не совсем удачно. А вдруг не получится, испарю клетку вместе с эльфом?
  -Она дайана, - поправил Ник. - Ты успокойся, все получится. Сосредоточься на Жезле, как учил тебя Хранитель. Открой свой мозг потоку энергии, а потом скажи чего-нибудь волшебное, типа "кара-бозлер", и бум-с - дотронься до клетки. Вершитель все сам сделает.
  -А если будет БОЛЬШОЙ бум-с? - с подозрением спросила Таня. - И что еще за "кара-бозлер" такой?
  -Старая нагайская песня, что-то за черные очи, - отмахнулся Ник, - у нас ребята на границе пели, все уши прожужжали, навсегда запомнил. Ты главное сосредоточься на клетке - надо открыть во что бы это ни встало.
  -Ну... давай попробуем, - с сомнением произнесла Тана, доставая Вершитель. Друзья медленно подошли к клетке. Ник присел:
  -Олюш, - тихонько позвал дайану. - Танюха сейчас немного поколдует и освободит тебя. Только ничего не бойся, ладно?
  -А чего мне бояться? - удивилась Олль. - Вершитель в руках самой Пифии!
  Она не заметила, как Ник с Таной быстро обменялись взглядами.
  -Да, ты это... глаза еще закрой, на всякий случай, - сказал дайане, отошел подальше от клетки.
  Но вместо эльфы, глаза закрыла Таня. Она сфокусировала внутренне зрение на Жезле. Представила себя огромным проводником чистой энергии, ясно увидела всю молекулярную решетку клетки и испуганную дайану в ней. Переполняющая ее энергия питала тело и мозг, наполняла мощью каждую клеточку. "Обрадованный", тем что нашлась хозяйка, посох не жалел ни капли магического потока. Таня решилась.
  -КАРА-БОЗЛЕР! - едва дотронулась до купола клетки.
  Ну что сказать... был О-О-ЧЕНЬ БОЛЬШОЙ БУМ-С...
  С оглушительным взрывом брызнули во все стороны прутья. Вспыхнул ярко-красный свет, комнату заволокло пеленой.
  -Мары на вас нет! - раздался оглушительный голос Пола. - Вы что, с ума посходили?! Не нужно мне золото!...
  Когда Ник поднялся с пола, пелена спала, вся команда лежала на полу. Алайна с Мейс подозрительно всматривались в его сторону. Над Лансем в стене веером торчали серебреные прутья. Один из них пригвоздил найденный было плащ к сундуку. Таню отбросило в другой угол комнаты, она с трудом выкарабкивалась из груды поваленных щитов и шлемов.
  -Ничего себе, "кара-бозлер"! - прохрипел Николай. - Эк, меня шандарахнуло! - бросил взгляд на подставку - ни той, ни клетке в поле зрения не оказалось...
  -Олль! - закричал он. - Ты где?!
  Но в комнате стояла тишина.
  -А это еще что? - спросил Ланс, бросая взор прямо поверх плеча Николая. Тот резво развернулся, обомлел. В воздухе проявлялось видение двух черных глаза, смотревших с укоризною.
  -Кара-бозлер, - медленно выдохнул Ник, прокручивая в уме варианты спасения бегством от разгневанного и потревоженного духа, вызванного не без его прямого участия.
  Неожиданно один глаз подмигнул, привидение медленно растаяло в воздухе.
  -Прямо как чеширский кот, - сказала Таня, выползая из угла, - кота без улыбки я видела, но вот улыбку без кота...
  -Ты сама как? - спросила Алайна.
  -Нормально, - ощупала себя со всех сторон.
  -Так приспичило поколдовать? - подозрительно поинтересовалась Мейс, вставая с пола.
  -Ник попросил, - развела руками в сторону Татьяна. Все молча посмотрели на виновного, но тот целеустремленно и сосредоточенно переворачивал вещь за вещью, тщетно пытаясь отыскать в этом бардаке дайану.
  -Олль! Олюшка, ты где?
  -Совсем тронулся! - Пол покрутил пальцем у виска. - А я предупреждал - эльфы опасны для вашего здоровья!
  Раздавшийся вдруг хлопок заставил всех инстинктивно пригнуть головы.
  -Господи, опять! - взвыл Ланс. - Тана, ну сколько можно?
  -Это не я, - растерялась та.
  -Я свободна! - возвестил звонкий девичий голос. - Я свободна!
  -Олль!
  Прямо перед Ником всколыхнулся воздух, в нем повисла дайана.
  -Жива?!
  -Конечно, милый. Ты освободил меня, как и обещал. Я этого не забуду!
  -Милый! - передразнил Ланс. - Не забуду! Чую, это нам так аукнется, потом костей не соберем...
  -Не обращай внимания, у него характер такой, - сказал Ник. - Чертовски рад, что все обошлось, а признаться, были сомнения...
  -Если понадоблюсь - только свистни, - сказала дайана, на мгновенье замерла, потом решительно чмокнула Николая в щеку и с тихим хлопком исчезла.
  В ту же секунду в дверь ударили чем-то тяжелым. Они и забыли, где находятся.
  -А ведь выломают, - хмуро заметил Пол. Он подобрал свою сумку и теперь тщательно осматривал копье.
  -Прорвемся, - сказала Алайна, - до сих пор живы?
  -А не попробовать, ли договориться? - с надеждой спросила Татьяна.
  Николай в раздумьях покачал головой:
  -Добрым словом можно многого добиться, но добрым словом и пистолетом, можно добиться большего.
  -Жалко тогда, что клетки больше нет, - вздохнула Тана, - у тебя так замечательно выходило...
  Ник задумчиво потер подбородок, запустил пятерню в шевелюру:
  -Так прутья остались! - зарыскал по комнате, собирая металлические прутья. Вскоре набрал целую охапку. Видно, дайана как-то хитро сняла заклятье, или Вершитель так сработал - но прутья клетки так и остались серебренными.
  -Сделаем кресты, - предложил он, - будем держать их перед собой крест - накрест, а? А из этих, - поддел ногой оставшиеся, - сделаю себе и Лансу нунчаки.
  -Чего? - удивился тот. - Какие чанки?
  -Нунчаки - орудие бойцов с Окинавы, смотри, - Николай подхватил два прута, продел их сквозь дырки в кольце и взял по одному орудию в руку. Начал неторопливо, но вскоре увеличил скорость. Издалека стал похож на большой вентилятор, чаки слились в два широких круга и мелькали так быстро, что двоилось в глазах. - Понял?
  -Круто! - оценил Пол, - только мне сделай по две связки, я их на копье прикреплю, по одному на каждый конец.
  Ник критически осмотрел копье Ланса, уменьшившееся до размеров среднестатистической дубины и удовлетворенно кивнул, сделаю.
  -Я с крестом пойду, - заявила Татьяна, вытаскивая из кучи прутьев парочку, намертво приваренных друг к другу, - сгодится.
  -А вот мечами и хлыстом много не навоюешь, - заметил Николай, покосившись на оружие Мейс и Алайны. Те молча пожали плечами, что есть, тем и воюем!
  Ник коротко свистнул. Хлопнул воздух, на его плечо бухнулась пунцовая от смущенья Олль:
  -Звал, милый?
  -Э-э-э, - смущенно произнес Николай, ловя на себе ироничные взгляды Мейс и блондинки, - можешь посеребрить мечи, хвост кнута и копье?
  -Без проблем, - дайана начала делать пассы руками.
  -Да! - спохватился, - и наконечники стрел тоже.
  Потом подумал и добавил: - И пару ножей, на всякий случай.
  Дайана кивнула, хорошо милый.
  -Иншшалла ссара хишши, - пронесся по комнате шорох листьев, - готово!
  Ник критически глянул что получилось, остался доволен.
  -Спасибо, Олль.
  -Помни, только свистни, - она вновь исчезла.
  -Хар-р-рошую ты себе подружку нашел, Ник, - заметила Алайна.
  -Плохих не держим, - отшутился он.
  -Ник, - предостерег его Пол, - эльфы, народ такой - сначала ути-пути, вроде бы как хорошие, а потом - раз, и на шею сядет!
  -Так она и так у него на плече сидит, - смеясь, сказала Татьяна.
  -А-а, - протянул Ланс, заговорщицки подмигнул, - прикармливает?
  -Да бросьте вы, - отмахнулся от нападок Николай, - я же для общего блага.
  В дверь снова врезали. Из щелей посыпалась труха. Послышалось злобное сопение и переговоры упырей - решали, поджечь им дверь, или продолжать дальше орудовать топорами.
  -Тараном что ли бьют? - спросила Алайна.
  -Зря ты Тана Вершителем воспользовалась, - сказал вдруг Пол, подгоняя кольчугу.
  -Почему? - не уловила смысл та.
  -Сама посуди - раз он здесь валялся, значит, они не поняли, что это такое, а теперь, разок, почерпнув из него силы, ты выпустила на волю такую массу магической энергии, что переполошила весь замок. Нас же живыми не выпустят, пока не получат Жезл.
  -Дудки им, а не Жезл! - огрызнулась Таня.
  -Они и раньше не горели желанием живьем выпускать, - хмуро поддержал подругу Ник, чувствуя ответственность за происходящее, ведь он попросил Татьяну выпустить Олль.
  -Ладно, куда двигаем? - спросила Мейс, беря наизготовку катаны. По отполированной поверхности мечей заскользили зайчики.
  -Наверх, - сказала Алайна, - вроде как спускались.
  -Я так наоборот снизу к вам прорубался, - подметил Николай, - значит, вниз.
  -Короче, - сказал Ланс, перехватывая копье, - идем все время прямо. А там разберемся.
  -Прикольный подход к делу, - пробормотал Ник, - чуть что - так шапками забросаем?
  -Минуточку, - воскликнула Татьяна, - куда это вы собрались?
  -На свежий воздух, незабвенная, куда же еще? - удивился Пол.
  -А вы ничего не забыли? - вполголоса спросила она.
  Все осмотрелись, лишний раз поправили снаряжение (в бою не до этого), недоуменно переглянулись:
  -Вроде все на месте...
  -Спрошу по-другому, - вздохнула Таня, - вы никого не забыли?
  Пауза.
  -Ох ты, фугас мне в глаз! - хлопнул себя в лоб Ланс. - Про Дюка - то совсем из головы вылетело.
  -А точно ведь, - ахнула Алайна, прикрыв ладонью рот, - его же вытаскивать надо.
  -А искать его где? - хрипловатым голосом спросила Мейс. - Один раз пытались, не вышло, - стрельнула глазами в сторону Тани. Та лишь беспомощно повела плечами:
  -Я ничего не чувствую...
  И все посмотрели на Николая.
  -Чего? Что вы на меня уставились? - смутился тот. - Я - то откуда знаю?
  -Но ведь ты нашел нас, не так ли? - сладким голосом подкатилась к нему Алайна.
  -Так это не я - Олль дорогу показывала, она как-то может ориентироваться в.... - и осекся.
  -Ну и? - женская половина команды синхронно ехидно улыбнулась. - Свисти, милый, свисти...
  Хлопнул воздух, на плече у Николая материализовалась Олль. На голове красуется шлем с плюмажем, с тела ниспадает ажурного плетения кольчуга, а руке застыл небольшой меч.
  -Эт-то что еще за дела? - возмутился Ник. - Ты куда собралась?
  -На войну! - бодро отрапортовала дайана.
  -А ну марш домой! Ишь ты, на войну...
  -Со стороны послушать - папаша отчитывает непослушную дочь, - как бы невзначай обронила Алайна, не переставая гаденько ухмыляться.
  -Никуша, - подхватила игру Олль, - ну пожалуйста, ну хоть разочек на войну, возьми меня с собой - я тебе еще пригожусь...
  -Хитрый план, Колян, - шепнул Пол, проходя мимо, - сразу - то не раскусил. Решил все себе хапнуть? Смотри, не забудь с друзьями золотишком поделиться...
  -Ай, будь оно неладно! - переводя затравленный взгляд с Ланса на дайану, воскликнул Ник. - Чур, под ногами не путаться!
  -Ты меня даже не увидишь! - радостно заверила его Олль.
  -Будешь стрелы собирать, - буркнул тот, взводя арбалет. - Ну... пошли что ли?
  -Боевой порядок таков, - инструктировал напоследок Пол, - я впереди, Тана в центре, Алайна с Мейс по флангам, Ник замыкает. Пленных не брать! Куда надо поворачивать - кричите громче, могу не расслышать в милитаристском угаре. Все ясно? Готовы умереть за правое дело?
  -Я не боюсь умереть, - буркнул Николай, - просто не хочу при этом присутствовать.
  -Ишь ты, - сбился с мысли Ланс, - он шутит? Смерть - это зачерненная сторона зеркала, без которой мы не увидим смысла жизни, усек? Ну-ка, все быстро проверили оружие. Проверили? Тогда вперед!
  И распахнул дверь:
  -А ВОТ И МЫ!!!
  
  ....................................................................................................................
  
  
  -Мочи его Мейс, мочи! - орал Ланс, бешено вращая своим гигантским орудием. С обеих сторон от него отлетали груды пепла и полуразложившиеся тела. Вращение копья, с приделанными по бокам прутьями, больше походила на работу взлетающего геликоптера. Рыцарь уворачивался от сыплющихся ударов, уверенно несясь по извилистым, как след змеи в прерии, коридорам, молотя во все стороны лопастями.
  Группа следовала за ним. На правом фланге Мейс молча и сосредоточенно сносила одну голову за другой, молниеносно работая обоими мечами.
  Слева бесперебойно раздавались звуки щелкающего хлыста. Казалось, Алайна управляет живой змеей, бросая ее по всем направлениям. Татьяна неслась в центре, то и дело суя распятие в морды прорывающихся к ней вампирам. Вершитель надежно укрепился в рюкзаке. Упыри словно сошли с ума, почуяв мощь Жезла, и, похоже, собирались лечь костьми, но захватить во, чтобы это не встало, магический посох.
  Ник мчался в хвосте, прикрывая тылы. Его стрелы с пугающей точностью находили цели, выбивали одного за другим, обитателей замка, рискнувших напасть на группу. Олль то и дело, пропадала с плеча и появлялась то там, то здесь. Своим маленьким мечом дайана колола спины вурдалаков, словно молния, носясь среди этого хаоса, сея смерть и внося еще большую неразбериху в происходящее. Периодически кричала о смене направления движения. Хоть Пол и предупреждал, чтобы команды подавались громче, слышал прекрасно, порой дайана только буркала, что неплохо бы свернуть после третьего поворота налево, как Ланс молниеносно принимался пробиваться на левый фланг.
  -Смерть Гебельсу! - раздавалось под сводами подземелья, Пол веселил себя как мог. - Гитлер капут!
  -Вниз! - крикнула Олль, появляясь на плече Ника, запихивая ему в колчан подобранные стрелы. Тот скривился:
  -Чего кричишь? Оглохну же.
  Ланс с размаху въехал в пах подвернувшемуся вампиру, перепрыгнул через него и устремился вниз по лестнице. Все остальные так же быстро скатились по крутому спуску, перескакивая через распростертое тело, лишь Николай, оглоушил упыря чаками - не гоже оставлять кого попало за спиной. Коридор оказался узким, впору для двоих, да и то - плечом к плечу.
  -Ник, вперед! - рявкнул Пол, посторонился. Николай с арбалетом наперевес прошмыгнул сквозь строй. Ряды сомкнулись.
  Молчаливой колонной друзья спускались все ниже и ниже. Ник держал палец на спусковом крючке, пристально всматриваясь в темноту. Огни больших факелов отбрасывали причудливые тени, последние кривлялись, дрожали и прыгали вдоль стен.
  -Не нравится мне это, - пробурчал Пол, - слишком узкий коридор, нет возможностей для маневра. А что, другого пути нет? - спросил у дайаны.
  -Не туда свернули? - предположил Ник.
  -Сам прекрасно знаешь, что другого пути нет, и свернули правильно, - ответила сразу обоим Олль.
  -Откуда? - удивился Николай.
  -Да знаю, знаю, - поморщился Ланс,- все таки лучше, если дорога была шире.
  -Ты тоже чуешь Хранителя? - никак не мог взять в толк Николай.
  -Тут любой почует, несет так, что уши закладывает... Кроме тебя, конечно. С магией у тебя просто беда.
  -Чем несет? Мертвечиной?
  -Мертвечиной не прет - ЕЙ ВОНЯЕТ! А идем мы по потоку энергии, видно у них там магический генератор, - ответил Пол.
  -Нафига упырям генератор? - спросил Николай. - У них же факела кругом, электричества в помине нет.
  -Магический генератор, а не электрический, - пояснила Алайна. - Слушай, вампиры достаточно редки в любых Измерениях и отличаются от всех остальных существ, использующих магию тем, что постоянно испытывают энергетический голод. Вообще, эти твари, считаются самыми сильными магами, они применяют чары при самом минимуме энергетической мощи, буквально высасывая ее из пальца. И именно поэтому вынуждены постоянно аккумулировать ее в себе, ища новые источники.
  -Представляю, что с ними происходит, когда попадают в сильный магический поток... - пробормотал Николай.
  -Именно, - поддакнула блондинка. - То же самое, что с алкоголиком после пятилетнего воздержания, когда тот дорвется до бутылки. Это пользуясь твоей терминологией.
  -Что-то вы часто ей пользуетесь, - буркнул Ник, - пора с вас гонорар брать за плагиат.
  -Вот поэтому им нужен постоянный источник магической энергии, - встрял Ланс, - имея такую подпитку, они способны вытворять, черт знает что.
  -То-то оживились, - заметила Татьяна.
  -Они что, собираются использовать Дюка вместо генератора? - допер, наконец, Ник.
  -Вот именно - собираются, но кто им даст? - процедил Пол сквозь зубы, озабоченно оглядываясь.
  -Чего головой вертишь? - насторожился Ник, сам, периодически посматривая на остальных.
  -Вперед смотри, - огрызнулся тот, - идут за нами.
  -Много? - подняла одну бровь Мейс.
  -Достаточно.
  -А сколько их впереди... - вздохнула Алайна.
  Коридор внезапно кончился, группа вылетела на развилку. Далее дорога упиралась в огромный столб, уходящий одним концом в невидимую высь, а другим в безмерную бездну. Вокруг разверзлась пустота, друзья оказались стоящими посередине бесконечного колодца. Вдоль столба по краям шли две узенькие тропинки, смыкающиеся на той стороне и упирающиеся в одиноко маячившую дверь.
  -Нам туда? - неуверенно спросил Николай.
  -Увы, - откликнулась дайана, все это время тихо сидевшая у него на плече.
  -Плохи дела, - нахмурилась Мейс.
  -Да, не ахти, - согласился братец, подталкивая остальных, - туда попадем, а вот обратно...
  Ник почесал затылок:
  -Прорвемся как-нибудь, - уверенно зашагал по узкой грани.
  -Что мне в нем нравится, - задумчиво проговорила Алайна, смотря, как Николай идет над краем бездны, - так то, что суетится в пустяковых ситуациях, а когда дела обстоят действительно худо - ему все по барабану, выражаясь его языком, - поправила заплечный мешок и пошла следом за Ником.
  Мейс с Полом переглянулись:
  -Старушка на подходе? - спросила рыжая.
  -Не чувствую, - ответил Ланс.
  -Тогда пошли, - Мейс принялась догонять ушедшую парочку.
  Пол вздохнул, взял Таню под руку и медленно двинул следом.
  -Что за старушка? - с интересом спросила Татьяна.
  -С косой, - буркнул Пол. - Смотри лучше под ноги, а то лететь нам до центра мира...
  Олль возилась с дверью. После нескольких неудачных попыток, виновато пожала плечами, уселась на косяк.
  -Чего встали? - подошел Пол.
  -Проблемы с дверью, - ответил Ник.
  -А открывать не пробовали? - удивился Ланс.
  Ник отошел в сторону:
  -Сам попробуй, умник.
  Пол критически осмотрел дверь - толстая, из плотно пригнанных друг к другу металлических брусьев, вдобавок покрыта слоем бронзы толщиной с палец.
  -А никто и не говорил, что будет легко, - резюмировал, - глупо надеяться, что они оставят Хранители всего лишь за ширмочкой. Короче, без волшебной палочки не обойтись.
  -Ты про Вершитель? - догадалась Тана.
  -Про него, незабвенная. Только на этот раз без сюрпризов.
  -Я, конечно, попробую, - протянула Татьяна, нехотя вытаскивая из мешка Жезл, украдкой посмотрела на Николая.
  -Просто ткни в замок, - прошептал тот одними губами, - не напрягайся, может чего выйдет.
  Татьяна вздохнула:
  -Отойдите, сейчас я его...
  Все послушно, и что самое примечательно - довольно резво, отскочили в сторону. Таня зажмурила глаза... так, на всякий пожарный... с силой ткнула в дверь:
  -Откройся!
  Грохнуло так, что заложило уши. Дверь вместе с петлями снялась с косяка и улетела далеко в темноту, шлепнулась на пол, неприятно дребезжа. С дверного проема повалил сизый дым.
  -Если так дальше пойдет, - отплевывался Пол, - буду держаться подальше, вздумай тебе поворожить. Просто открыть не могла?
  -Не могла! - огрызнулась Таня.
  -Быстро внутрь! - встрепенулась дайана. - Вампиры сейчас достигнут выхода.
  Пулей заскочили внутрь. Ник, как всегда, залетел последним, кряхтя, принялся поднимать дверь, намереваясь вернуть ту на свое природное место.
  -Идите! - весь багровый от натуги, крикнул он, пытаясь подогнать полотно к косяку, - догоню.
  -Такое уже было однажды... - начал, Пол, оборачиваясь, но Алайна дернула за рукав:
  -Тогда с ним не было эльфы. Пошли быстрее.
  В помещении сгущалась тьма, но с каждым их шагом становилось светлее, словно вспыхивали встроенные светильники, но вскоре догадались, что свет идет спереди. Пол даже присвистнул от удивления:
  -Ни струя себе, фонтан!
  Прямо перед ними пылал огненный круг, на поверку оказавшийся верхней частью колодца, уходившего, казалось в саму преисподнюю. Короче, тот же самый жертвенный круг, над которым недавно висели и они. Прямо в центре круга лежал, нет... висел, окутанный огненной паутиной Дюк. К нему, со всей поверхности края тянулись желтые, пульсирующие нити.
  -Эй, Дюк! - прокричал Пол. - Мы здесь!
  Но тот даже глазом не моргнул.
  -Он в коконе, - сказала Алайна, - понадобится время, чтобы вытащить его оттуда.
  -Хороший ответ, Алайна, - зло прищурился Ланс, - как раз необходимый. Как его, Мара возьми, оттуда вытащить?! Эта паутина испепелит нас, только попробуй прикоснуться к ней.
  -Попробуем Вершителем? - неуверенно спросила Таня.
  -Э-э, нет! - довольно живо отскочил от нее Пол. - Никаких Вершителей! Хватит с меня прошлых представлений. Забыла, что с дверью сделала? Хочешь и Хранителя разложить на составляющие?
  -Без магии не обойтись, - задумчиво теребя локон, произнесла Алайна, - это ведь магический контур...
  -Без магии не получится, а с магией не можем? - подвела итог Мейс, переводя взор с одного на другого.
  -Так, - развел руками Пол, - предлагай?
  -У Ника спросим? - неуверенно предложила Таня. - Он мне помог пару раз с Жезлом...
  -Ник? Помог? - казалось, удивлению Мейс не будет предела. - У него же нулевой маг-потенциал?
  -Мысль дельная, - задумалась Алайна, покосилась на Ланса, - помнишь, в Ливерпуле?...
  -Давай попробуем, - побарабанил тот по древку. - А подать нам специалиста по немагической магии!
  -Ник! - крикнула Татьяна. - Иди сюда!
  Из темноты появилась фигура Николая с уже неизменно сидящей на плече дайаной:
  -Дверь поставил, - отряхиваясь, сказал он, - несколько минут простоит, а там...
  -Мара с ней с дверью, - прервал Ланс, - что с Дюком делать?
  -А что с ним? - удивился тот, разглядывая огненную паутину, опутавшую Хранителя, - трясти надо...
  Мейс демонстративно фыркнула и отвернулась. Ник с недоумением посмотрел на нее.
  -Чего трясти-то? - наседал Пол. - Дюка? Паутину?
  -Это анекдот, - вмешалась Таня. Ее несколько оскорбила реакция Мейс, она пыталась реабилитировать недоумевающего Николая перед глазами остальных. - Смысл в том, что нечего смотреть, надо действовать.
  -Ник, - обратилась к нему Алайна, - мы уже высказались, но ничего дельного не предложили, ты чего присоветуешь?
  -Дык это же элементарно, Ватсон, - Ник почесал шевелюру, - Тана режет эти веревки, - указал на нити, идущие от края пропасти к Дюку, - своим резаком. Алайна становится на место, где прошла Таня, хлыстом цепляет Хранителя. А далее мы с Полом вытягиваем его из ямы. Вопросы?
  -А я что говорил? - Ланс хлопнул Николая по плечу. - Це гарный хлопец... когда не пьет. Понятно? - обратился к остальным. - Тогда за дело!
  Тана достала Вершитель, покрутила его в руках. Ник подошел и приобнял за плечи:
  -Расслабься, ничего рушить и взрывать не надо. Представь что у тебя в руках лазер, видала кино про инженера Гарина? - Татьяна мрачно кивнула. - А еще лучше вспомни Люка Скайвокера, последнего джедая, помнишь их огненные мечи? Сооруди себе такой же. Лучом аккуратно разрежь по периметру всю эту ботву, двигаясь по часовой стрелке. Остальное - наша забота.
  Татьяна вздохнула и отвела в сторону руку с Жезлом.
  -Давай, - подбодрил ее Ник, - смелей.
  Татьяна еще глубже вздохнула, зажмурила глаз, и вдруг из верхнего конца Жезла с басовитым урчанием вырвалось белое пламя.
  -Отлично, - сказал Николай, - режь по краям.
  Таня, держа Вершитель в вытянутой руке, осторожно приблизилась к краю пропасти, соприкоснулась с одной из нитей. Руку дернуло, но нить исчезла в бушующем пламени Посоха. Таня хихикнула.
  -Ты чего? - насторожился Пол.
  -Щекотно, - улыбнулась она.
  -Давай пили, смеяться потом будем.
  -Убавь обороты, - посоветовал Ник, - сконцентрируйся на пламени, создай острое жало, а не как у газовой горелки.
  По мере того как Татьяна передвигалась, нити плавились по всей длине. Вскоре освободилось достаточно места, чтобы встать Алайне. Та, медленно раскручивая хлыст, примерилась к удару.
  -Смотри, не порежь, - предостерег Ник.
  -Помнишь как его имя? - спросила блондинка, кивком указывая на хлыст. - "Doom", что в переводе - судьба. А от нее, как известно, не убежишь...
  Щелк! Молнией раскрутился кнут, через мгновенье Дюк оказался захвачен длинными черными змеями. Хлыст обернулся несколько раз вокруг тела, цепляясь лезвиями друг за друга.
  -Готово!
  -Вот и ладушки, - поплевал на ладони Ланс, перенял у нее из рук хлыст, отодвигая девушку, уступил место рядом Николаю. - Тана, поднажми!
  По периметру колодца плыл оранжевый туман. То ли Татьяна прибавила мощи, то ли у нитей перестало хватать энергии, чтобы удерживать Хранителя, тем не менее, через несколько секунд паутина исчезла в яро-белом пламени Вершителя. Остался только Дюк, обвитый пульсирующим коконом. Хранитель висел неподвижно, прямо над самым центром бездны. Все затаили дыхание.
  -А он башкой не вдарится о борт колодца? - запоздало спросил Николай.
  -Раньше надо было думать, - скептически заметил Пол, - хотя... у него знаешь, какая голова крепкая? И потом, за те несколько тысяч лет, что прожил, наверное, не так прикладывали...
  -Кто знает, - усомнился Ник, ухватив удобнее ручку хлыста, - может, он и прожил те тысячелетия только потому, что по голове никто не бил?
  -Чего-то не движется? - нахмурился Ланс, дергая хлыст.
  -Дернем? - предложил Ник и рванул со всей силы.
  Тело Хранителя дрогнуло, словно соскальзывая с невидимого ложа, ухнуло вниз.
  -ДЕРЖИ! - заорал Пол, поспешно наматывая хлыст на руку. Рывок такой силы, что чуть не загремели вниз, ноги заскользили по гладкому полу.
  -Хватайтесь за нас! - прокричал Ник остальным. Те, бросились на выручку, вцепились в поясные ремни Пола и Ника.
  -На счет "раз", как в сказке про репку! Надеюсь, читали? - скомандовал Николай, поднатужившись, начал отсчет.
  Тело Дюка ползло вверх рывками, равномерно стукаясь о стену.
  -Что же он тяжелый такой? - взмок Николай.
  -Это не он тяжелый, - кряхтя от натуги, заметил Ланс, - это мы легкие. Сильные, но легкие. Кто знает, сколько он бутербродов слопал за тысячи лет? Вдруг не все в мозг пошло...
  С последним рывком тело Дюка выскочило из колодца и... взмыло вверх.
  -Это нормально? - ошеломленно спросил Ник, глядя, как Хранитель витает под сводами комнаты.
  -Нет! - отрезал Пол. - Это не нормально! Но так гораздо проще тащить, не находишь?
  Дверь начала трещать под ударами.
  -Догнали - таки, - констатировала Мейс, доставая мечи.
  Пол быстро сориентировался и сунул конец хлыста Алайне:
  -На, возись с ним...
  -Почему я?! - возмутилась блондинка.
  -Твой хлыст, значит все, что к нему привязано - твое. Тащи его куда-нибудь...
  Они встали полукругом, защищая Алайну с Дюком. Блондинка чуть подобрала конец хлыста, Хранитель висел теперь прямо над головой, все в той же позе почившего мертвеца.
  -А когда всех порубим, что делать? - спросил Николай, взводя АКСМ
  -Ты смотри на него, - удивленно вскинул брови Ланс. - Опять шутит! В дырку вон ту, в полу, прыгать - вдруг с той стороны мира выскочим...?
  В дверь уже лезли руки, разламывающие засов. Доски из металла неумолимо гнулись под тяжестью нападающих. Полотно стонало от ударов топора, но все еще держало. Кто-то невыносимо ревел, звук явно продуцировали не вампиры.
  -Эх, знатоки, - процедил Ланс, бросая на Ника и дайану презрительный взгляд, - не могли додуматься дверь серебром покрыть? В осаде бы отсиделись неизвестно сколько...
  -Сам дурак! - огрызнулся Ник. - Покрыли... в два слоя!
  -Чего же они тогда... - опешил Пол.
  -А это не вампиры, - сказала холодно Мейс. - Это тролль!
  -Твою мать, святую Анжелину! - тихо ахнула Алайна. - Влипли...
  Взор Ника до этого бесцельно плутавший по подземелью, внезапно остановился на странном сооружении, угрюмо скособочившемся в углу холла. Не может быть...
  -Я сейчас! - ринулся в сторону.
  -Куда?! - заорал Пол. - Живо назад! Бежишь, как крыса с корабля?! Нет там ничего, я знаю!
  -Капитан знает все. Но крысы знают больше...- донесся удаляющийся голос Николая.
  Дверь рухнула, в комнату ворвался монстр. Метра три в высоту, здоровый, грязный, с маленькой головой на квадратных плечах. Глаза блестят неудержимым бешенством. Он рявкнул, на оторопевших друзей пахнуло сгнившей рыбой и полуразложившейся гнилью. Под шагами мутанта задрожал пол.
  -Все не так плохо, как кажется, - успокоила друзей Татьяна.
  -Думаешь? - скептически приподняла одну бровь Мейс.
  -Все гораздо хуже, - горестно закончила фразу Таня.
  -Фф-у-у-у, - отвернулась Алайна, - чем его только кормят?
  -Не знаю, но если не пошевелимся, то станут кормить нами! - крикнул Пол, увеличивая копье, и складывая прутья в суму.
  -Что ж, - Мейс пошла уверенным шагом навстречу гиганту, - все равно когда-нибудь должно случиться...
  Панг! Панг! Две стрелы воткнулись в голову чудовищу и завязли в кости, как уши у зайца. Тролль взревел, обернулся, ища источник боли, когти на огромных конечностях взрыли камень, зверюга вращалась на месте, словно бульдозер, оставляя в обсидиане глубокие борозды.
  -Скорее сюда! - донесся голос Николая.
  -Что он удумал на этот раз? - спросила Алайна.
  -Не знаю, - Татьяна сорвалась с места, понеслась на голос, - Но в прошлом у него получа-алось..!
  Тролль взревел с удвоенной силой, видя как жертвы ускользают прямо из - под носа. К тому времени в голове у него торчало уже четыре стрелы.
  -Гоните к Нику! - крикнул Пол.
  -А ты? - вскрикнули в один голос Мейс и Алайна.
  -Я задержу эту жабу!
  Алайна мгновенье смотрела в ожесточенное лицо Ланса, быстро поцеловала в щеку и припустила к остальным.
  -Быстрее! - крикнул Николай, когда Татьяна первой заскочила на прямоугольное сооружение, висевшее в сантиметрах тридцати от пола.
  -Ох, ты, - платформа покачнулась, едва успела уцепиться за поручни, - что это?
  -Не поверишь, - усмехнулся Николай, - лифт!
  -Как у вас? - перепрыгнула Алайна через поручни. Дюк следовал за ней как привязанный. Да, собственно говоря, он и был привязан.
  -Лучше! - убежденно сказал Ник.
  -Едет куда? - заскочила на парапет Мейс.
  -Куда-то вверх. Где Пол?
  -Остался прикрывать отход.
  -Черт, - выругался Ник, принялся перелезать через барьер, - один не выстоит.
  -Ты куда?! - закричали девчонки.
  -Я скоро, - подмигнул Николай, - не уезжайте без нас. К тебе это тоже относится, - пригрозил пальцем дайане. И скрылся в темноте.
  Ланселот широко встал, расставив ноги для упора, копье перехватил для штыкового удара. Камень под ногами гудел и вибрировал, тролль, заметив одинокую жертву, двигал прямо на него. Перед Полом мелькали то огромные складки зеленой кожи на животе, то чудовищные мышцы рук. Тупая морда монстра отвесила нижнюю челюсть, обнажая ярко-красную, как раскаленная лава, пасть. Огромные выпуклые глаза, странно лиловые смотрели бессмысленно, но с угрозой.
  Ланс оглянулся, стиснув зубы, девчонки уже скрылись из глаз. Зверь опустил голову, готовясь на бегу подхватить добычу, как регбист подбирает с поля мяч. Пасть распахнулась шире, Ланс увидел себя с копьем в огромных шарах глаз, из под ног полетели каменные брызги, пыль закрыла и без того грязное брюхо. Воин поспешно попятился, едва не поскользнулся, но верно угадал направление удара: тролль просвистел буквально в миллиметре от него, бессмысленно загребая руками воздух. Молниеносно вскинув копье, Пол ударил по ноге монстра и тот со всего размаха грохнулся прямо рядом с ним. Земля дрогнула, обсидиан взметнулся вверх из-под брюха и рук с такой силой, что едва не сбил с ног. Ослепленный каменной крошкой, отплевываясь, Ланс размахнулся со всей мочи, с силой отправил копье в распахнутую пасть.
  Рев потряс зал. Пол рухнул на колени, голова чуть не взорвалась от звона и грохота. Тролль вздернул моду, обнажая белое горло - тонкий слой кожи под подбородком, но пришибленный ревом Ланс лишь с трудом поднялся на ноги. Из пронзенной глотки брызнула тонкой струйкой серая кровь. Ланса обдало холодом: и только? Рана невелика, лишь дырка в глотке. Как же такого убить?
  Монстр взвыл, опустил голову, ринулся на врага. Ланс закричал, прыгнул навстречу, ударил два раза крест-накрест, зацепил узкий раздвоенный язык. Его подбросило, перекувырнувшись через голову, больно ударился о камень. Мелькнул увесистый кулак. Откатился в сторону, выставил копье над собой, кольнул зверя в лапу. Рядом что-то грохнуло, шваркнуло, и брызнула грязь.
  Быстро ударил по лапе, что вмялась в камень, покатился, крепко сжимая орудие. Внезапно потемнело. Пол попытался ударить снизу в живот, однако острие только беззубо звякнуло о толстую складку кожи, оставив царапину. Страшная пасть метнулась к нему, а сбоку ударила когтистая рука. В глазах вспыхнули искры, Ланс упал навзничь, от боли перехватило дыхание. Оперся локтями, пытаясь привстать, охнул и упал на спину. Внезапно с ужасом понял, что рука сжимает воздух - копь от удара вылетело.
  Тролль с ревом ринулся к жертве. Пахнуло смрадом, Пол увидел пред собой ужасный красный зев, толстый язык и широченную глотку, в которой клокотала серая кровь. Как завороженный смотрел на острые клыки...
  Внезапно тролль раздраженно мотнул головой. Ланс услышал крики. Чудовищная лапа опустилась рядом, задев и больно отбросив на несколько метров Пола.
  Ник кружил вокруг монстра, всаживая в того весь метательный арсенал. Один кинжал вонзился в огромный выпуклый глаз. Потекла толчками серая маслянистая жидкость. Тролль попытался нащупать лапой нож, ушедший в мозг по самую рукоятку, ухватился. Дернул и взревел, послышался треск, зазубрины распороли глазницу. С шипением брызнули новые струи крови. Монстр заревел так страшно, что камень завибрировал под ногами.
  -Беги Ник! - закричал Пол, не слыша собственного голоса.
  Зверь топтался на месте, ревел и хватался руками за морду, тряс головой. Ник отправлял стрелу за стрелой, остро наточенные молнии щелкали по маленькой, твердой голове, как по гранитному валуну. Гигант ревел от боли и обиды, из носа торчал обломок стрелы, кровь текла между пальцами, шерсть на руках слиплась и повисла сосульками. Вскоре голова монстра утыкалась стрелами и издалека походила на волан для бадминтона. Потеряв ориентацию, тролль вертел башкой, похоже, потерял и равновесие. Его медленно, но неуклонно сносило к краю пропасти. Чуя огонь, монстр попытался дернуться в другую сторону, но из клуба дыма внезапно выскочил Ланс, резким движением копья подсекая поджилки на ногах у гиганта. Отчаянно взревев, тролль исчез в пропасти.
  -Живой? - подхватил еле стоящего на ногах Ланса Николай.
  -А что мне будет? - через боль выдавил Пол, пытаясь улыбнуться. Но вместо улыбки скорчил гримасу боли.
  -Тогда бегом. А то уже вампиры бегут.
  Почти волоча еле передвигающего ноги Ланса, Ник устремился к лифту. Переваливая тело Пола через поручни, крикнул:
  -Олль, руби концы, отчаливаем!
  Дайана ткнула какую-то кнопку, лифт с пробуксовкой тронулся вверх. В подземелье с дикими криками ворвались упыри, начали швырять дротики в их сторону. Но лифт, набирая обороты, стремительно уносился ввысь, дротики не долетали каких-то несколько сантиметров до днища платформы. Мейс тут же принялась за брата. Обхватив его грудь руками, пыталась помочь дышать.
  -Как ты привел его в рабочее состояние? - держась за поручни и качаясь из стороны в сторону, крикнула Татьяна.
  -Это все Ольга, - переложил Ник лавры на дайану.
  -А ты девчонка не промах! - похвалила Алайна.
  Олль сидела на перилах, беззаботно качая ногами и горделиво улыбаясь:
  -Нам, девушкам, надо держаться вместе, если понимаете о чем я, - вместо ответа ухмыльнулась она и подмигнула изумленной Мейс.
  Лифт мчал сквозь этажи с ошеломительной скоростью. Они проносились через толщу стен, какие-то комнаты, залы и потайные комнаты.
  -Если и дальше будем так, вылетим через крышу, - мрачно заметил Ланс, приведенный в чувство сестрой.
  -А какая разница? - пожал плечами Николай. - Ты же все равно собирался вынырнуть с другой стороны мира? - и, видя испуганный взгляд Пола, торопливо добавил, - шучу, шучу. Положись на Ольгу, прилетим куда надо.
  Смазанной молнией лифт стремился вверх. Перекрытия и холлы скользили перед глазами, ветер свистел за кормой, вспенивая пространство. Олль напряглась:
  -Я торможу механизм, приготовьтесь выпрыгивать.
  Все слегка встревожились, крепче вцепились в перила. Лифт дрогнул, начал замедлять ход. Где-то наверху задрожали лебедки, площадка начала раскачиваться из стороны в сторону. Наконец, заскрипели шестерни - лифт встал.
  -Быстрее! - крикнула дайана. - Долго не удержу!
  В мгновение ока площадка опустела. Прокатиться с ветерком понравилось всем, но перспектива вылететь через крышу в неизвестность, никого не вдохновила. Лифт лязгнул, словно спущенная катапульта исчез в верхних этажах, круша переборки и разламывая перекрытия.
  -Сейчас куда? - Пол вновь уцепился за копье, осмотрелся.
  -На запад, - сказала Олль.
  -Не мудри, - строго указал ей Ланс, - пальцем покажи!
  Дайана молча ткнула пальцем в дальнюю дверь. Группа подхватила пожитки, двинулась в указанном направлении. Едва открыли дверь, как в замке раздался душераздирающий крик, послышался шорох крыльев, писк летучих гигантских мышей и запах гнили явственно ударил в нос.
  -Кровососы не теряют надежды, - заметил Ланс, - поспешим!
  Они бросились бежать, вышибая двери, огибая столбы и минуя темные развилки. Несколько раз поскальзывались в мышином помете, чертыхались, но только зверели от происходящего, все равно мчались, направляемые дайаной куда-то вдаль. Изнутри замок казался в несколько раз больше, чем виделся снаружи. То ли имел несколько добавочных подземных этажей, то ли вампиры шутковали с пятым Измерением, но факт - они бежали, бежали и бежали...
  Как-то совершенно внезапно выскочили в зал, где накрывали на стол, вроде все случилось несколько часов назад, а ощущенье, что плутали по подземельям неделю.
  -Выход там! - крикнул Николай, указывая на парадную дверь, и осекся. Прямо напротив входа встали два огроменных пса - волкодава, с оскаленными пастями. Меж клыков сочилась слюна, а глаза закатились в предсудорожной агонии, красные белки глаз злобно щурясь, следили за малейшим движением. Собаки как собаки, подумал Ник, только у каждой по две головы.
  -В окно! - крикнул Пол. - Прыгайте в окно, я их задержу!
  В ту же секунду со всех щелей в зал начали влетать вампиры, остановились и принялись заходить с флангов.
  Николай, вспоминая старую поговорку самоубийц - выпрыгивая в окно, не стоит закрывать его за собой, с размаху высадил дубовым стулом огромный витраж с причудливой картинкой. Осколки так и брызнули. Мейс мечами расчистила оконный проем, прыгнула на подоконник и исчезла во дворе. Ник одним махом подхватил Татьяну, буквально выкинул через окно. Алайна вскочила сама, таща за собой парящее тело Дюка, растворилась во тьме. Николай бросил взгляд на Пола. Тот рубился с передней шеренгой, оставляя за собой груды пепла.
  -Седлай лошадей! - не оборачиваясь, крикнул он. - Я скоро!
  Ник перемахнул через подоконник, приземлился на карачки, вскочил и опрометью бросился в конюшню.
  Дверь вышиб с лету. Длинноухий конюшник свечкой взвился в воздух, не успев открыться дверь даже на пару локтей:
  -Все сделано хозяин! - заверещал он, тряся головой и вжимая оную в плечи. - Кони накормлены, напоены, хвосты и грибы расчесаны, ранки подлечены...
  -Выводи! - страшным голосом закричал Ник. - Всех, живо! - и глянул в окно.
  Во дворе замка вновь закипел неравный бой. Мейс вступила в схватку с огромными летучими мышами. Земля под ее ногами устилалась телами разрубленных летунов, которые медленно оседали, превращаясь в черный туман. Алайна мечет сверкающие дротики, удерживая одной рукой Дюка. А Тана, закрыв глаза, машет Вершителем, как простой дубиной направо и налево. Из замка раздался бешеный рев, переходивший в жалобный скулеж и дикий хохот Пола. Не сошел бы парень с ума, пронеслась у Ника мысль, после всего, что случилось то...
  Хрясь! Выламывая соседнее окно вместе с рамой, во двор вылетел изувеченный труп гигантской собаки, разбрызгивая струи крови. Летучие мыши испуганно дернулись в стороны, метнулись стаей в сторону конюшни.
  Ворота сарая с треском распахнулись, во двор вынесло шестерку белоснежных лошадей, впряженных в повозку. Лошадок слегка занесло на повороте, телега же, зацепив ворота, вырвала их с корнем. Кони пугливо жались, неистово молотили копытами воздух. Изловчившись, Николай ухватил за узду коренного, крикнул, пытаясь переорать пыл боя:
  -Алайна! Тащи сюда Хранителя, уматывай из замка!
  Услышав крик, блондинка, не переставая выпускать уже огненные шары, кинулась к повозке.
  Один за другим из конюшни выскочили единорог Мейс, верховые кони остальных. Белоснежный красавец с рогом во лбу с ходу напорол первую, попавшую в его поле зрения летучую мышь, сбросил с рога и загарцевал, безжалостно топча копытами распростертое тело. Секунду спустя Мейс уже сидела верхом на нем.
  -Тану, уводите Тану! - кричала она, уворачиваясь от наседающих сверху тварей.
  Посыпались осколки с третьего окна, оттуда выскочил Пол, весь окровавленный, грязный, но пребывающий в бодром расположении духа.
  -Сваливаем! - заорал он, бросаясь бежать. Его рысак, услышав голос хозяина, галопом помчался к нему. И тут...
  Словно шлюзы волгоградской плотины, распахнулись парадные двери замка, казалось, вся нечисть, до этого где-то прятавшаяся, кинулась к ним. Прямо за Лансем, огромными прыжками мчался двухметровый вурдалак, размахивая цепью с колючим пудовым металлическим ежом на конце. Пол не слышал шагов за спиной - двор взорвался бедламом, криками, звоном мечей и хлопаньем крыльев. Он, не оборачиваясь, бежал к коню, но вампир уверенно догонял... Сердце у Ника сжалось, не успею, не успею, простучало в висках.
  -Пол!! - взвыл он, срываясь с места наперерез упырю.
  -Ложись!! - спокойный громовой голос Таны перекрыл весь гам.
  Ланс сделал удивленные глаза, увидел направленный в его сторону Вершитель. В прыжке начал оборачиваться назад, в ту же секунду чудовищная булава догоняющего вурдалака сорвалась с плеча. Неимоверным рывком, Пол откинул голову назад, острие шара пронеслись буквально в миллиметре от лица. Ланселот грохнулся со всего размаха спиной в грязь, выставляя копье, пропахал несколько метров на спине, поднимая волну грязи.
  Ахнул залп! Николай споткнулся, ласточкой ушел в землю, прикрывая голову руками. Белый огонь растворил в себе преследователей.
  -Так вот он как действует... - услышал Николай, изумленный голос Татьяны, настороженно поднял голову: подруга с интересом рассматривала Жезл. - Как просто...
  Она переложила посох из одной руки в другую, перехватила удобнее, встала, держа у бедра. Отблески огня осветили фигуру, Николай слегка содрогнулся - с лица Татьяны не сходила зловещая ухмылка, глаза задернулись поволокой.
  -Боги, за что? - раздался хриплый голос Пола, ворочающегося в грязи. - Что я такого сделал?!
  -Ланс! - вскричал Николай, Пол находился как раз на линии огня, а Татьяна похоже не собиралась менять огневую позицию. - Давай бегом оттуда!
  Тот, перевернувшись на живот, осмотрелся. И уже рывком поднявшись на руках, застыл, когда взгляд упал на лицо Тани.
  -Не-е-е-т!! - страшным ревом пронесся его голос над территорией двора, Ланс протянул одну руку в запрещающем жесте. - Не делай ЭТОГО!!
  Второй залп заглушил все. Вскрикнув, Пол, пригибаясь к земле, лавируя, словно бежал по минному полю, помчался к Нику. Из Вершителя вылетела молния, разошлась при выходе по фронту широкой полосой, деля всю живность на две половины - верхнюю и нижнюю. Двор моментально покрылся половинчатыми телами. Ноги вампиром еще продолжали бежать, а туловища непонимающе скребли руками по земле, головы не понимали, куда вдруг исчезла опора.
  С каждым выстрелом ночь становилась светлее. Вдруг пошел дождь. От Татьяны повалил пар, но она, не замечая этого, поливала огнем все вокруг. Одна из молний случайно зацепила одинокую башню, та стала заваливаться во двор.
  -Займись ею! - крикнул Пол Николаю, кивая на Таню, проносясь мимо.
  -Почему я? - несколько запоздало прокричал тот вдогонку.
  -Ты ее этому научил, ты и останавливай! - Пол исчез в повозке.
  Башня со скрежетом все-таки завалилась, двор содрогнулся от удара каменных глыб. В воздух взметнулись тонны пыли, цементные блоки раскидало по периметру, сметая по пути все живое. Но их чудом не зацепило.
  -Я ее этому не учил!! - заорал Ник. - Как остановить?!
  -Глуши! - крикнул из повозки Пол, привязывая Хранителя. - Бей по башке и тащи сюда!
  Легко сказать - глуши, думал Николай, подбираясь по-пластунски к Татьяне, а ну как разрежет пополам, что тогда?
  Тана увлеченно валила одну башню за другой. Луч резал камень, что нож масло. Замок рушился на глазах. Алайна с Мейс уже гарцевали около ворот, в ужасе смотря на происходящее. Двор превратился в хаос - горела конюшня, вдалеке рушились стены замка, из окон бил огонь, пожирая деревянную обшивку, клубы дыма перемешивались с прахом вампиров, в который те превращались целыми стаями. Упыри уже не обращали внимания на кого бы то ни было - уже все равно что будет с убегающими homa-ми. Вурдалаки метались из стороны в сторону лишь с одной целью - уйти от всепожирающего луча.
  Посреди этого безумия, в позе Рембо и большой луже стояла Тана. Вершитель в ее руках бабахал с завидной регулярностью, извергая дозу белой смерти в различных направлениях, хаос принимал масштабы вселенского кошмара в отдельно взятом замке. Глаза Пифии закрылись, рот дергался не то в усмешке, не то от пароксизмов боли, из носа и ушей текла кровь, а кожа стала белее листа бумаги.
  Если Ник еще сначала сомневался, стоит ли рисковать своей шкурой, то теперь, бросив взгляд на Татьяну, вышел из оцепененья - не его подруга управляла сейчас Жезлом, уже Вершитель взял ее сознание под контроль. Это он веселился, руша все вокруг, и, похоже, ему все равно - где свои, а где чужие. Мгновенно перехватив один из метательных ножей, швырнул в голову Татьяны, рукояткой вперед. Сделав несколько вращательных движений, клинок замкнул траекторию полета в финальной точке - Татьяна покачнулась.
  Время зависло. Ник протер глаза, но итог тот же - мир застыл, словно в "Матрице".
  ...вот Вершитель вылетает из рук Тани и, режа воздух, словно густой кисель, медленно вращаясь, улетает вперед. Огромная огненная дуга проскакивает между ним и мокрой землей. Николай спинным мозгом чувствует, как вздрагивает земная кора, словно кричит из глубин мантия. Тут же взбухает поверхность, трескается, как переспелый астраханский арбуз, грязь расступается, образовывая трещину, та стремительно и неумолимо увеличивается в размерах.
  ...Вершитель вырубается, шипя и исходя паром, валится в лужу. Тана медленно падает в месиво из грязи, пыли, воды и каменной крошки.
  Рывком Николай скакнул вперед, на бегу, словно игрок в регби, подхватил Жезл, легко избежав столкновения с обезумевшим упырем, застывшим в совершенно диком, неправдоподобном движении, секунду назад несущегося по какой-то замысловатой траектории. Крикнул Татьяне, чтобы следовала за ним, помчался назад.
  Не слыша за спиной ее дыхания, обернулся и обомлел.
  ...каменный козырек падает прямо на распростертое тело Таны. Вот уже подломились опоры, начала рушится основная переборка, и многотонная туша неумолимо оседает вниз, грозя навсегда похоронить под собой тело необученной ведьмы. Взревев от безысходности, Ник, не особо метясь, изо всех сил - главное подальше от вампиров, (не так ли?) зашвырнул Вершитель в сторону повозки, понесся к Татьяне.
  В последний момент, ухватив ту за капюшон, рывком выдернул из-под зоны обвала, чувствуя, как трещит ткань на ветровке. Каменная плита упала, разлетаясь на куски. Ник испуганно отшатнулся, вновь оба повалились в грязь.
  ...дождь поливает со страшной силой, но капли воды испаряются, едва коснувшись земли. Трещина в земле от удара растет в геометрической прогрессии, из нее показываются первые языки пламени.
  Время стремительно ускоряется, мгновенье - и вновь реальный отсчет.
  -Ох, уж мне эти сказочники, ох мне эти сказочки, так их и разэдак...! - клял Николай всех магов, колдунов и чародеев вместе взятых, волоча на себе напряженное и холодное тело Татьяны. А все ли нам рассказали про этот Вершитель, подумал он. И спросить то не у кого, Хранитель валяется в анабиозе.
  Подбегая к повозке, услышал дикий вопль Пола:
  -Это уже слишком! - орал тот, перекрывая криком децибелы вакханалии, кружащей вокруг. - Кто швырнул эту железку?!! - Ланс перегнулся через край повозки, вся левая половина лица залилась кровью.
  -За что ты хочешь меня убить, что я тебе сделал? - тихо спросил он, нос к носу столкнувшись с Николаем.
  -Извини Пол, - бухаясь в борт, сказал Ник, - не хотел, так получилось...
  -Не хотел?! Не хотел?! - Ланс глядел обезумевшим взглядом на него, глаза начало заволакивать кровью.
  -Принимай! - крякнул Николай, перехватив Татьяну, закинул ее внутрь. Тело только глухо брякнулось на дно. Конечно, этот олух, и не думал ее подхватить. В самом деле, надоел уже орать, не специально же он, в конце концов. Хотя... Ник усмехнулся про себя, бросок тот еще - метров с пятидесяти, в отверстие в тенте, размером полметра на столько же... гх-м, не у каждого получится... А с другой стороны, если бы ему так засветили, он уже полчаса бился насмерть, если выжил, конечно же...
  Пол лишь скрежетнул зубами, молча упаковал Татьяну. Выскочил злой, как ведьмак на шабаше:
  -На козлы! Погонишь телегу, - запрыгнув на коня, аллюром унесся со двора. Алайна и Мейс выскользнули за ним темными двойниками.
  Раздался оглушительный треск - лопнула-таки земная кора. Чудовищные столбы огня взвились над постройками, стали медленно оседать. Развалины замка рушились в образовавшуюся пустоту, проваливались в бездну. Пропасть словно пожрала их, утробно урча, расползаясь все шире и шире.
  Эх, и натворили дел, подумал Николай, взлетая на козлы и пристегивая лошадей. А что, они первые начали, оправдывалось альтер эго, нефиг лезть, остались бы живы? Хотя, как могут остаться в живых мертвецы?
  За решением дилеммы несколько утратил контроль над обстановкой, и дико взвыл от резкой боли в правой голени. Опустил голову вниз, столбенея - в ногу, мертвой хваткой вцепилась голова вампира, неизвестно где до этого прятавшегося. Об отсутствующем теле упыря, сказать что-либо было затруднительно, особенно после всего, что они тут устроили.
  -Ах, ты дрянь! - Ник опустил со всего размаха арбалет. Голова дернулась и откатилась прочь, оскаливая клыки в яростной усмешке.
  -Надеюсь, слюна вампира действует только при укусе в шею, - пробормотал Николай, наспех осматривая рану. Боль не острая, вроде никуда не отдает, кровь свернулась моментально. Но след укуса виден хорошо... Злая темная половина сознания, словно в насмешку проворчала: если вас ранил плотоядный зомби, у вас нет никакой надежды, потому что рано или поздно, сколько бы антибиотиков ни приняли, вы станете одним из них.
  -Пошли смертные! - пришпорил лошадей, и те, обезумевшие, понесли со двора.
  Удар, последовавший за этим, чуть не сбросил Николая с козел на пылающую землю. Лошади натужно ржа, с небольшой пробуксовкой кинулись вперед. Колеса противно заскрипели, начало заносить на поворотах. Грязь полетела ошметками во все стороны. Ник недоумевающе обернулся, что это было?
  Вот ведь леший его побери! Не знаю, уж как Ланс привязывал Дюка, пронеслось в голове, но мужика мы точно добили! На высоте метров трех над повозкой, словно воздушный шарик, наполненный гелием, плыло тело Хранителя. Может, действительно Пол схалтурил, может, от встряски тот сам выплыл из телеги, но факт остается фактом: именно бездыханным телом Дюка, он только что разнес каменную вывеску над воротами! Обе половинки валялись в грязи, расположившись таким образом, что буквы, которые не смогли прочесть ранее, превратились во фразу. Николай был далек от немецкого языка, но эту запомнил еще с уроков истории: "Jedem das seine" - "Каждому свое". Девиз Фридриха Великого, выбранный для учрежденного им Ордена Черного орла, высшей награды Пруссии; но эти же слова "украшали" ворота одного из фашистских концентрационных лагерей - лагерей смерти...
  Ник, скрежетнул зубами, отвернулся и заорал на лошадей, без того скачущих во всю прыть:
  -Чего встали?! Пошли!
  Коняги поднажали, повозка понеслась стрелой. Шесть коней вылетели с территории замка, Ник сразу же заложил крутой поворот вправо. Прямо по курсу внезапно разверзлась земля, из недр всколыхнулось жаркое марево. Испуганные лошади неслись вдоль трещины, которая уже составляла порядка десятка метров.
  Ник правил повозкой, чудом удерживая лошадей между Сциллой и Харибдой - справа колыхались языки пламени, жадно пожирающие останки каменных строений, а слева прямо из земли, текла раскаленная лава. Повозку жутко подбрасывало и трясло на каждой кочке. Беспокоясь, как там Татьяна, он постоянно оборачивался, каждый раз упираясь взглядом на летящее за телегой тело Дюка, пикирующее на трехметровой высоте, и все еще привязанного концом хлыста за что-то внутри. Видя эту картину, рот Николая, против воли, расплывался в усмешке.
  -Чего лыбишься, маньяк? - внезапно вынырнул из темноты Пол, появляясь слева по борту. - Не видишь куда прешь?
  Вслед за ним, материализовались Алайна и Мейс.
  -Через сто метров поворот, - выкрикнул Ланс, пытаясь перекричать выброс горячей воды и пара из недр земли, - забирай влево и гони! Гони, Ник! - умчался вперед.
  Действительно, показалась трещина, где земля только начала трескаться. С усилием, Николай заложил крутую дугу. Кони дернулись, приняли влево. На полном ходу пронеслись через разделительную полосу, едва повозка проскочила трещину, как из нее взметнулся столб дыма, земля начала обваливаться на глазах.
  -Но-о, залетные! - закричал Ник, пришпоривая лошадей.
  Минут через двадцать у него болела не только задница, все тело пробивала дрожь от сумасшедшей гонки. Они мчались в темноту, куда именно он абсолютно не видел. Куда несемся, пронеслось в голове, а если яма какая, или обрыв?
  Внезапно выпорхнула из ночи Алайна.
  -Ник, через пару лиг на востоке будет оазис, правь туда!
  -Какой в ... оазис?! - взбеленился он. - Я же не вижу не зги!
  -Лошади, Ник, - донесся голос уже удаляющейся фурии, - лошади сами найдут путь...
  Несколько мгновений Николай остолбенело смотрел в пустоту. Спору нет. Всем известен факт, что животные, чуя воду и отдых, сами находят путь к райскому месту. Вот только с теми животными, что впряжены конкретно в эту повозку, подобного не происходило. Зверюги продолжали неумолимо мчаться вперед. Чего там Алайна твердила о востоке? И где он, в конце концов?
  Не-ет, так дело не пойдет. Нужен свет, причем срочно. Жаль Татьяна без сознания, сам он не решался браться за магический Жезл, хватит, одна вон уже наколдовалась. Хотя... Вроде Пол, когда влетел в склад с вещами, что-то крикнул и вспыхнул свет, причем безо всякого посоха, заметьте. Может рискнуть, попробовать? Вспомнил слова Алайны, что магия слов - особым образом закодированная информация, сочетающая в себе все мыслимые и немыслимые причинно-следственные связи. Да и Марк, который Аврелий в свое время глаголил, что если что-то тебе не по силам, то не решай еще, что оно вообще невозможно для человека. Но если что-нибудь возможно для человека и свойственно ему, считай, что оно доступно и тебе. Во как! Иными словами: если это словесное магическое заклинание известно одному, то с аналогичным успехом может быть повторено любым, если тот его слышал. А Ник слышал...
   Вот только что Ланселот крикнул? "Маст дай"? Не-ет, это Дюк Нюкем должен умереть, а у Ланса вышло как-то грозно и торжественно. "Майкфлай"? "Мордай"? "Маркдай"? Точно - "Маркдай"!
  -Маркдай! - крикнул Ник во всю глотку, заблаговременно переложив вожжи в левую руку, а правой, на всякий случай, прикрыл глаза.
  Всполохнуло так, что даже через закрытые веки увидел солнечных зайчиков, водящих хоровод вокруг жертвенного огня. Ночь раскололась пополам. Отовсюду лил ярко-белый свет, режущий глаза. Ник проморгался, ужаснувшись от увиденной картины.
  -Я убью его!! - орал вдалеке Ланс, тщетно пытаясь осадить коня. Метрах в двухстах по правому борту, (так вот где восток, оказывается), рысак бил копытами в воздухе, выплясывая непонятные кренделя на задних ногах. Пол пытался усидеть в седле, чудом балансируя между жизнью и смертью. - Кто его научил?!!
  Единорог Мейс нес всадницу куда-то к горизонту. Рыжеволосая наездница припала головой к белоснежной гриве скакуна, пытаясь остановить сумасшедшую гонку.
  Во время вспышки, Алайна неслась стремглав, догоняя Мейс с братом. Внезапно ее конь встал как вкопанный, и блондинка совершила дли-и-и-иннный такой полет через голову коня. В тот момент, когда Ник ее увидел, та летела, отчаянно вереща метрах в десяти от лошадки.
  Ник ужаснулся, не дожидаясь когда ушей достигнет звук падающего тела, тихо прошептал:
  -Маркдай, но немножко...
  Свет начал мерцать, постепенно затухать, ночь превратилась в вечерние сумерки. Слегка белесоватый свет парил в атмосфере, создавая несуразные образы окрестностей. Неожиданно перестал идти дождь.
  Шмяк! Алайна таки приземлилась. Тут же вскочила, пытаясь отряхнуться от земли, чертыхаясь и ругаясь почем зря, но, осмотрев свой далеко не чистый наряд, видимо, поняла бесполезность сего занятия, махнула рукой. В самом деле, все и так перемазаны с ног до головы, несколько грязных пятен на комбинезоне существенной роли не играют. До Ника донеслись отнюдь не лестные высказывания обо всех его ближайших родственниках, вплоть до седьмого колена, где бы они ни были; о намерении некоторых слоев населения поменять ему пол на противоположный путем противоестественного воздействия на область чуть пониже спины; о его умственных способностях, явно затормозившихся на уровне одноклеточных, и еще много... много чего донес ветер... Он даже не слышал некоторых выражений, он - офицер, всю сознательную жизнь проведший в казарме! От удивления, Ник сидел с открытым ртом, явно не веря, что все это произносит такая милая и хрупкая девушка, как Алайна...
  На всякий случай Николай попридержал коней, слез с козел, делая вид, что осматривает упряжь, следил искоса за друзьями. Попасть под горячую руку любого из них, совсем не улыбалось.
  Пол выхватил чудо-копье, и собрался было мчать на разборки. Еле-еле усмирил своего рысака, тот все еще спотыкаясь, пытался взять правильный курс.
  -Писец, - обречено вздохнул Николай, имея в виду отнюдь не пушного зверька. Приготовился к схватке - теперь уже вряд ли удастся отвернуться от мордобоя.
  Внезапно, откуда-то от горизонта донесся голос Мейс. Ник напрягся, но тотчас успокоился - крик не испуганный, воинствующий, нет, просто рыжая нашла место, где можно перевести дух.
  Ланс лишь сверкнул налитыми кровью под завязку глазами, вонзая шпоры в бока скакуна, развернулся и помчался на крик Мейс.
  Абсолютно тоже самое проделала и Алайна, только взгляд голубых глаз был на-а-амного красноречивей.
  -Ну и ладненько, ну и чудненько, - пробормотал Николай, махом закидывая тело на козлы. - Поехали ребятушки, - потянул вожжи, слегка пришпорил лошадей.
  А интересно, пришло в голову - куда все время исчезает Олль? Она испарилась, когда стали выпрыгивать в окно замка, и до сих пор не появлялась. Хотя... стоит только свистнуть, напомнил себе, но вовремя одернул, вот еще, поболтать захотелось? Нечего девчонку дергать, может гнездо себе где вьет?
  Сзади что-то взорвалось. Да как! Николай даже привстал на козлах, чтобы посмотреть. Замок окончательно исчез с лица землю, провалился полностью вниз. Теперь на его месте бушевало пламя. Ночь, подсвеченная с помощью Ника, озарилась исполинским пионерским костром.
  -Разверзлись хляби небесные, и грянул гром, - не к месту вспомнилось ему, - а жаль...
  -И чего конкретно? - бухнулась на плечо дайана. Вот она, легка на помине, но Ник обрадовался собеседнице.
  -Жалко, говорю, такой замок загубили, как архитектурное сооружение - ему цены нет.
  -Тю - гляньте на него, - удивилась Олль, - по вампирам взгрустнулось?
  -Да нет, причем тут они, - отмахнулся Николай, - замок добротный, строили его, наверное, строили...
  -Знаешь, сколько там живности замучили? - внезапно серьезным голосом спросила дайана. - Сколько погибло, скольких запытали?
  -Да... тоже верно, - почесал затылок Ник, - все равно жаль, отдать бы его кому-нибудь, каким-нибудь людям...
  -Да опомнись ты! - наехала на него Олль. - Не было там никого, кроме вампиров, не было! Здесь в диаметре полтыщи лиг не одно живое существо не живет.
  -А караван тогда откуда взялся? - удивился Ник.
  -Какой караван? - теперь удивилась Олль. - Понятия не имею, свалился откуда-нибудь, как и вы. Кстати, сами откуда будете?
  -Это вряд ли, - сам себе под нос пробормотал Ник, вспоминая, как появились они в этом Измерении, но спохватился - она же мысли читает, что ей твое бормотание? Но дайана сделала вид, что ничего не расслышала, сидела, облокотившись одной рукой о его голову.
  -Вдруг, какие пленники остались неспасенные? - продолжил гнуть свою линию Николай.
  -Ты опять? - сдержанно спросила дайана. - Какие нафиг пленники? Я уже скоро как ты буду выражаться, наверное...
  -Конюшник, например. Нужная скотинка, хоть и вредная.
  -Нужная? Нужная? - у Олль округлились глаза. - Да эта сволочь у лошадей кровь пила, пока его хозяева гостей под салат укладывали.
  -А-а, тогда ладно, черт с ними со всеми, - успокоился Ник, - поделом им.
  -Опять упоминаешь того, кого не следовало, - с укоризной в голосе сказала дайана.
  -Приехали почти.
  И правда, кони пошли резвее (не соврала теория!), вскоре в ночи засверкал огонек костра, разведенного друзьями.
  -Тебе туда, - указала Олль.
  -Нам, - поправил Ник.
  -Не-е-ет, - рассмеялась дайана, - тебе. Я ненадолго отлучусь. Но потом непременно нагоню, - она исчезла так же неожиданно, как и появилась.
  -Опять не успел спросить, куда она все время исчезает? - вздохнул Николай, принялся разворачивать повозку.
  Пол занял круговую оборону, правильно - к чему лишний раз рисковать? Лошадей поставил по трем сторонам света, оставив место для телеги. Внутри импровизированного круга горел костер. Девчонки уже спали, закутавшись по самые макушки в спальные мешки. Это днем здесь солнечный ад, напомнил себе Ник, а ночью - чуть ли не подмораживает.
  -Лошадей не распрягай, - буркнул Пол, бросая взгляд на Николая. - Ужин на костре. Часа через четыре разбудишь меня, - и отправился спать.
  -Угу, - только и кивнул Ник, чувствуя себя виноватым, еще бы - у Ланса на всю левую сторону лица красовался огромный кровоподтек, волосы слиплись от пота и пыли, а кровь, жуткими разводами засохла на шее.
  -Это... Пол, - окликнул Николай, - извини меня. Я серьезно не хотел...
  -Утром поговорим, - услышал в ответ голос Ланселота.
  -Утром, так утром, - кряхтя, произнес Ник, подсаживаясь к костру. Интересно, где они успели ужин раздобыть? На вертеле, обливаясь собственным соком, кружился крупный тетерев. Жир медленно скатывался в огонь, издавая умопомрачительный запах. В животе у Ника тотчас заурчало, понял, что жутко хочет есть, а то все эти схватки и погони... пожрать толком не когда. Тут же на плаще лежал порезанный добротными кусками хлеб, валялась головка лука и немного соли.
  Не дожидаясь, когда птица прожарится, схватил вертел, начал медленно приспосабливаться, чтобы укусить поболее и не обжечься. О, это целая наука: во-первых, надо выбрать самый аппетитный кусок - зацепиться за него взглядом, зафиксировав изображение в мозгу, потом закрыть глаза. Дать устойчивой картинке медленно войти в подсознание, чтобы организм понял - для него нет ничего вожделеннее на данный момент, чем этот кусок птицы. Медленно, но широко раскрыть рот и ка-а-ак куснуть от души! Обязательно чтобы брызнул сок, чтоб потек горячей струей по подбородку, и все это медленно, не торопясь - жевать, жевать и жевать, чувствуя, как рот наполняется слюной и горячим нежным мясом, как все это падает в желудок и...
  С той стороны костра хрустнула ветка.
  -Вот и поели, - вздохнул Ник, вытирая губы от слюней, что невольно заполнили рот при одном только воображении, мгновенно оторвавшись от своих мечтаний, протянул руку к арбалету. - Эй, кто там за дверью, выходи по одному!
  -Что, даже кусочком не угостишь? - услышал насмешливый голос Олль.
  -Тьфу ты, - Ник отложил оружие, вновь протянул руку к вертелу, - так ведь и заикой можно оставить! Лети сюда.
  -Боюсь, в моем настоящем состоянии это несколько затруднительно, - на освещенное пространство вышла Олль.
  Николай чуть не поперхнулся куском. Да, это Олль. Но не та кроха, что сидела в клетке, а большая!! Да она с меня ростом, ошеломленно пронеслось в голове, попытался привстать. Он ошибся, дайана оказалась на несколько сантиметров пониже.
  -Ты...это...как? - потеряв способность четко мыслить, попытался спросить, восторженно рассматривая девушку, стоящую перед ним. Право, посмотреть было на что. Метр восемьдесят рост. Волосы уложены в хвост. Ушки, эти милые остроконечные ушки, что будоражили кровь, смотрятся чертовски мило. Глаза дайаны смеялись, губы сложились в приветливую улыбку. На голове красуется золотая диадема с переливающимися камнями. Одета все в тот же белый ультракороткий сарафан, заканчивающийся чуть ниже бедер. Ник скользнул взглядом по точеной фигурке девушки, открыл рот от восторга. Высокая грудь, ладный стан. А ноги... Длинные, загорелые, стройные, начинаются сразу от плеч. Я сплю, ущипнул себя, определенно сплю.
  -Ты так и будешь стоять истуканом? - улыбнулась Олль, проходя мимо остолбеневшего Николая, беря его за руку. - Может, предложишь даме поесть?
  -Что...а, это...конечно, - на него пахнуло запахом леса, свежей хвои и парным молоком.
  Дайана величаво уселась на вовремя подставленное Ником седло, аккуратно вытянув ноги к костру, одернула сарафан.
  Николай торопливо рвал тетерева на составляющие, обжигаясь и внутренне матерясь.
  -Как тебе удалось? - спросил, стараясь не смотреть в ее сторону, уж очень аппетитно выглядела дайана. А что если, вот например... или... Нет, категорично наступил на горло собственной песни, какие мысли на ночь, Ник, как не стыдно...
  -Я попробовала, - сладко потянулась Олль, - и у меня получилось. Хотела посмотреть на твою реакцию.
  -Посмотрела? - Николай разложил на плаще куски птицы, придвинул половину дайане. - Довольна?
  -Более чем! - рассмеялась та переливчатым смехом. - Право, оно того стоит!
  И видя, нахмуренные брови Ника, торопливо добавила:
  -Но ненадолго, буквально часа три. Моя магия не простирается так далеко от дома, и потом привыкла к своему росту.
  -А тебе идет! - прошамкал восторженно Ник полным ртом. - Здорово! Впечатляет, жаль что мало времени...
  -Думаю, пару часов нам хватит? - насмешливо прищурилась Олль, игриво смотря на него.
  -На что...хватит? - поперхнулся Николай.
  -Ф-фу, Ник, что за крамольные мысли? - улыбнулась дайана. - Конечно, рану твою осмотреть, а ты что подумал?
  -А что на моем месте подумает любой мужик в возрасте от 12 до 75 лет, видя рядом с собой такую обворожительную женщину в три часа ночи?
  -Нахал, - махнула рукой Олль, осторожно отламывая крылышко, - но ход твоих мыслей мне нравится.
  -Кстати, о ране? - начал было Ник, но дайана его перебила:
  -Потом, потом.
  Пожав плечами, потом, так потом, Николай попытался проглотить кусок птицы, но тот как назло застрял в горле.
  -Не идет всухомятку? - хлопнула по спине Олль.
  -Могли бы и воды оставить, - прохрипел, косясь на друзей, - ишь, спят непробудным сном, а я ведь рядом бился, тоже спать хочу. А ежели враг какой?
  -Не беспокойся за них, - посмотрела Олль на спящих, - я сонные чары наложила, чтоб не беспокоили. Несколько суматошные у тебя друзья...
  -Мне нравятся, - вновь пожал плечами Ник.
  Несколько мгновений слышался только хруст разгрызаемых костей.
  -Так говоришь, не хочешь горло промочить? - спросила дайана, ловко выхватывая из воздуха бутылку.
  -Что это? - ловя, брошенную литру, спросил Ник, рассмотрев этикетку, ахнул: - "White horse"? ну мать и даешь... - ловким движением свернул пробку.
  -Последнее время ты думал только о лошадях, - рассмеялась Олль, - вот и подумала, а почему нет?
  -Да-а, - потер затылок Николай, - действительно, одни белые лошади - передо мной, подо мной, в голове...
  Когда от тетерева не осталось и костей, а виски поубавилось почти наполовину, Ник отвалился от импровизированного стола:
  -Уф-ф, наелся, напился - красота!
  Олль аккуратно промокнула губы кусочком хлеба, пододвинулась поближе:
  -Не возражаешь, если привалюсь?
  Легким движением, словно тот был невесомым, приподняла Ника за шиворот, посадив прямо, облокотилась на него. Так и сидели, удерживая друг друга спинами, молча смотря на небо. Николаю ничего не хотелось говорить, просто наслаждался ситуацией. Чувствовал тепло, исходящее от привалившейся к нему прекрасной женщины. Кровь бурлила в чреслах, но он сознательно гасил инстинкты продолжения рода. Да к тому же в ноге немного дергало от укуса. Хотел попросить Олль посмотреть, но спохватился - раз уж сказала пока повременить, то ничего, подождем.
  -Ольга, - попросил он, - расскажи, что ли о себе? Откуда ты? Что делаешь на родине? Как живете, какие обычаи и нравы?
  -Зачем? - не поворачивая головы, спросила дайана.
  -Интересно, - признался Ник. - Я первый раз вижу такую...такое..., - немного замялся, - ну в общем, эльфу.
  -Надоело говорить - я не эльф - дайана.
  -Если честно, не вижу разницы. Не разбираюсь в вашей генеалогии.
  -Ладно, - смилостивилась дайана, - так уж и быть, расскажу, но коротко, если рассказывать всю историю Рода, не хватит и десятка лет.
  -Чуть-чуть и то хорошо, - согласился Николай, перевернувшись на живот, улегся поудобнее, приготовился слушать.
  -В одном далеком-далеком Измерении, - начала Олль, и Николай тут же фыркнул, так начинались практически все сказки его мира, - существовал древний мир, славившийся своими оракулами. Населяли его жрицы, обладавшие весьма обширными чародейскими силами. В их услужении состояли всевозможные духи, но не простые, а особенные, силами которых они могли творить чудеса, например, возбуждать бури на морях, принимать обличия других, в том числе и животных, а также предсказывать будущее. Вот этот народ, судя по смутному смыслу, дошедших до нас сказаний и легенд, и послужил родоначальником нескольких родов - фей, эльфов и дайан, впоследствии населивших все близлежащие миры. Размножившись, они мало-помалу занимали все Измерение, и когда от носителей магических Сил было уже не провернуться, начали перебираться в другие миры. Эдакая космическая экспансия своего рода. Те, кто в последствии трансформировались в дайан, наконец, нашли несколько миров, устраивающих их по всем параметрам, начали осваивать их.
  Олль замолчала, развернувшись, встретилась с заинтересованным взглядом Николая, тот слушал, открыв рот.
  -Часть селилась среди гор, в скалистых местностях, некоторые предпочитали леса. Впоследствии, Измерения укрупнялись до такой степени, что превратились в один гигантский мир, это к северу от Видимой Вселенной. Мы образовали настоящее Царство дайан, столицей которого стал мир и город, с одинаковым названием - Авалон.
  -Постой-ка, постой, - встрепенулся Николай, - что-то уж больно знакомое. Разве не феи создали Царство Фей?
  -Что толку оперировать незнакомыми названиями? - усмехнулась Олль. - Я рассказываю историю своего мира, если у Вас имеются аналогичные названия, то это еще ничего не доказывает.
  -Авалон, который город, находился на острове, так? - взволнованно спросил Николай. В голове проносились целые строчки из некогда прочитанной книги. Странно, уж он был точно уверен, что не запомнит оттуда ни одной буквы... - Зачарованное место, где обитатели проводят время в вечном празднике, не ведая никаких забот и горестей, - продолжал сыпать этнографическими подробностями, удивляясь сам себе.
  -Вот еще! - фыркнула Олль. - Да у нас забот невпроворот, - то урожай, то налоги, то набеги варваров, а ты - вечный праздник...
  -Само слово Авалон - означает остров яблонь...
  -Да-а, - мечтательно произнесла его собеседница. - Яблонь у нас много, особенно весной, когда начинают цвести все одновременно, знаешь, какой аромат стоит...? Стоп, откуда знаешь? Я еще не успела рассказать. А в совпадения не верю!
  -А не надо, я и так знаю про твой мир, - широко улыбнулся Ник. - Хочешь, расскажу?
  Дайана вскинула заинтересованный взгляд на него и коротко хмыкнула:
  -Попробуй...
  -Авалон часто описывали древние поэты Франции, - перед глазами Николая вставали целые пласты энциклопедических знаний, он с гордостью демонстрировал свою начитанность. Олль же, немного поежилась - опять эти незнакомые географические термины, толку то в них? - В поэме о Вильгельме Курносом, был такой король давным-давно, имеется упоминание, что Авалон чрезвычайно богат, другого такого богатого города никогда не было и построено.
  -Точно, - удивилась дайана, - все так. Стены сложены из особенного камня...
  -...жилища щедро раскрашены изумрудами, - подхватил Ник, - топазами, гиацинтами и другими драгоценными камнями, крыши домов покрыты золотом, а в брусчатку улиц вкраплены гигантские бриллианты.
  -Но не этим велик Авалон, - включилась в игру дайана, - а...
  -... процветанием волшебной медицины - там излечивают даже самые ужасные раны. После страшного боя под Кубелином наш, в смысле - земной, король Артур волшебной силой перенесен туда на излечение, и фея Моргана вылечила его.
  -Правильно, - совершенно искренне проговорила Олль, не сводя взора с Николая. - Был такой случай. Нашу правительницу действительно зовут Моргана, странно...
  -Что... действительно? - опешил от неожиданности Ник. - Совпадение?
  -Не-а, - хитро качнула головой Олль. - Не похоже.
  -Но тогда... выходит короля Артура перенесло в другое Измерение? Неужели все сказки о нем - правда?..
  -Если относительно так называемых "подвигов" - да. Он провел у нас не такой уж большой срок, подружился с Морганой, только пока шел процесс излечения, пытался навязать ей точку зрения на правление. Носился с этой идеей как маленький, то какой - то круглый стол приплетет, то обветшалый горшок - дескать, священный ...
  -Священный Грааль...?? - выдохнул Николай. - Он...что...действительно существовал?
  -Тебя даже в лице перекосило, - отметила Олль. - Горшок-то? Существовал, и что? Ваш Артур случайно забыл его у нас, но так и не вернулся, чтобы забрать. Мы немного подождали, подождали, и приспособили под свои нужды.
  -Под какие? - хрипло спросил Николай.
  Дайана косо глянула на него:
  -Я, по-моему, прямо выразилась - под нужды. Не под свои разумеется, Моргана немного сдала, а бегать до уборной уже в тягость...
  Николай только тряхнул головой - ни рассмеяться, ни удивиться у него не вышло. Это надо же - сосуд, в который стекала кровь Христа - приспособить под ночную вазу старой ведьмы...
  -Если данный факт, действительно имел место... приключение Артура несколько меняет нашу историю, объясняет некоторые его действия. Одержимость постройкой Камелота - желание воссоздать аналог Авалона?
  -Да, он загорелся идеей, когда мы показали ему все прелести столицы.
  -Выстраивая логическую цепочку, я прихожу к совершенно непредсказуемому финалу... Бог все-таки есть? - несколько с опаской, понизив голос, спросил дайану.
  -Что значит - "все-таки"? - удивилась та. - Да их немеренно!
  -То есть? - не понял Ник. - А-а, в курсе, Алайна просвещала. Нет, я про своего Бога, который - аз есмь альфа и омега...
  Дайана некоторое время молчала, только склонив голову набок, задумчиво глядела на Николая. Наконец, словно очнувшись ото сна, встрепенулась:
  -Знаешь, Ник, ты странный людь.
  -Человек, - автоматически поправил ее. - Это чем же?
  -Каждый выбирает богов по себе. Откуда мне знать - есть у тебя бог или нет?
  -Как это - есть у меня? Не наоборот - я у него? Мы что, выбираем себе богов на базаре? Заверните вот этого - поспелее будет, а вот червивого не возьму?
  -Конечно, - серьезно сказала Олль. - У вас не так? Выбирая богов, мы выбираем судьбу.
  Николай отрицательно качнул головой, пытаясь переварить услышанное. Дайана точь-в-точь повторила слова Алайны, произнесенные на привале, когда Ник боролся с магическим наваждением чудовищной ящерицы.
  -У нас по-другому... да шут с ними, не будем вдаваться в теологические дебри. Тем более я так и не понял, кто ты на самом деле - эльфа или фея.
  -Вы их как-то различаете?
  -Ну... - начал, Николай, чувствуя, что ступил на скользкую почву мифологии, и почувствовал себя, аки корова на льду, - насколько мне известно, то феи такие летающие женщины... хотя эльфы тоже вроде летают... но у этих хоть крылья есть... гх-м...ни хрена не помню... ой, извиняюсь...так, короче - феи это гении или демоны судьбы... ммм... от них зависит направление человеческой жизни в ту или иную сторону, в смысле на хорошую стезю, или на плохую, смотря по желанию или настроению феи, которая присутствует при рождении человека на свет. Фух....
  -А эльфы? - весело спросила белокурое создание, явно издеваясь над бедолагой.
  -Эльфы, - задумался он, - это такие летающие женщины... и не только, мужики тоже бывают... они духи воздуха и земли. Хотя, если перечитать Толкиена вообще бред получается. Короче, эльфы особый самостоятельный народ. Живут где придется, ибо среди них есть всякие, равно как и среди людей - и богачи и бедняки. По нраву они тоже и злые и добрые, веселые и печальные. Упс...
  -Чего еще за "упс" такой? - насторожилась Олль.
  -Да так, - кисло скривился Николай, виновато посмотрел на дайану, - вспомнил кое-что...
  -Не тяни, рассказывай.
  -Вообщем, дамы эльфов прельщают смертных своей обворожительной красотой, а также изяществом и легкостью своих белых одеяний. (Круто загнул?). Под покровом ночной тьмы эльфа прекрасна. Но если ее захватит предательский рассвет, то вся красота тотчас улетучивается, подобно ночному призраку. Вместо сверкающих глаз обозначаются темные впадины, алые щечки превращаются в мертвые кости, обтянутые кожей, исчезает даже волна прекрасных белокурых волос, и вместо нее, появляется клок серой пакли. Заметь - процитировал близко к тексту.
  -Ужас, - передернула плечами Олль.
  -Приятного мало, - согласился Николай. - Так общаешься, общаешься, а петух кукарекнет - и ага!
  -Ага? - не поняла Олль. - Ты боишься, что я превращусь в такую страхоэльфину?
  -Опасаюсь, - честно ответил он. - Ночь то еще не кончилась.
  -Ой, не могу...! - Олль захохотала.
  -Хоть кто-то из нас смеется, - вздохнул Николай, насупившись.
  Ольга отсмеялась, размазывая слезы по лицу и всхлипывая от судорожных колик.
  -Ник, я дайана! И не имею никакого отношения ни к эльфам, ни к феям. Как тебе доказать? Хочешь, останусь до рассвета, сам убедишься, что с первыми лучами солнца не превращусь в дым?
  -Да ладно, чего там, - смутился Николай. - Верю, просто хотелось конкретики, и все...
  -Можешь считать меня чем-то средним между этими классами.
  -Ладно, - улыбнулся Николай. - Договорились. Будем спать?
  -Не-а. Забыл, зачем вашего короля перекинули к нам?
  -Подлечить?
  -Вот именно. Так что, поговорим о ране. Ты ведь знаешь, чем это чревато?
  -Знаю, - хмуро глянул на нее, сон как рукой сняло, - поэтому хочу тебя предостеречь, Олль. Не то, чтобы не ценю твое отношение, но если проговоришься об этом моим спутникам, то, боюсь, больше мы с тобой не увидимся. Извини, конечно, за грубость.
  -Твои отношения с друзьями - это твое дело, - ничуть не обиделась дайана, - не хочешь им говорить, не говори, меня это не касается. Но позволь кое-что рассказать. Никогда, слышишь, никогда укус вампира не проходит бесследно. Если мы не примем соответствующих мер, то через некоторое время начнешь замечать, что тебя прельщает запах и вид свежей крови. Станешь испытывать отвращение от обычной пищи, косо посматривать на шеи своих товарищей. И в один прекрасный миг будешь не в силах совладать с собой - перегрызешь горло тому, кто окажется рядом. И не оттого, что превратишься в зверя, нет - ты не сможешь с этим бороться! Это как самый сильный наркотик. Поверь мне Ник, никто не может устоять перед вампирской тягой, никто. Даже самые сильные маги обходят стороной скопища вурдалаков. Никто и никогда их не трогает. От этого нет исцеления, от этого невозможно избавиться - это навсегда!
  -Ты спас мне жизнь, Ник, - сказала, наконец, Олль, - и я не хочу, чтобы ты кончил жизнь с осиновым колом в сердце или с серебряным штырем в голове. За этим и пришла - снимай штаны!
  -А говорила - ничего такого не будет, - буркнул Николай, подчиняясь приказу.
  -Ты глянь на него?! - удивилась дайана. - Шутишь?!
  -Меня Ланс все время укоряет, - скривился Ник, - что мне умереть, что ли?
  -Умирать, положим, тебе еще рано. Ох, ты...
  Ник глянул вниз и коротко присвистнул: дела-а-а. Рана имела неприглядный вид. Вокруг укуса кожа потемнела и вспучилась, огромный кровоподтек занимал почти всю голень. Круто, подумал он, теперь нас с Лансем можно в цирке показывать за деньги - братья-погорельцы с собственной программой.
  -Похоже, опоздали, - печально произнесла Олль, - надо было делать сразу же.
  -Сразу некогда, - вздохнул Ник, - мы улепетывали из замка, а потом тебя рядом не было.
  -Да, моя вина, - сказала дайана.
  -Э-э-э постой, подруга, - встрепенулся Николай, чувствуя виноватые нотки в голосе девушки. - Что за фокусы? С чего ты взяла, что отвечаешь за мои действия? Сам подвернулся, моя жизнь - сам и отвечаю за свои поступки, мысли и желания, ясно?
  -Ясно, - пристально посмотрела в его глаза Олль.
  -И потом я ничего не чувствую, - сказал Ник, видя, что напряжение немного снялось, - по крайней мере, крови не хочется, разве что глоточек виски?
  -Ну-ка сидеть! - повысила голос дайана. - Руки прочь от бутылки, это лекарство.
  -Ага, - поддакнул Николай, - таки можно мне принять внутрь, тетенька дохтур?
  -И так принял достаточно. А что из твоего мира, только усилит эффект воздействия. Лежи, буду накладывать чары.
  Она обработала рану, поливая магомодифицированным (по анологии с ненетически модифицированными продуктами) виски на ногу прямо из бутылки. Ник кряхтел и сопел, видя, как драгоценная микстура утекает в землю, но пить получившийся состав, после того как Олль изменила структуру алкоголя, как-то расхотелось. Потом дайана наложила поверх раны какие-то травы, смешала лепестки с вонючей мазью и припечатала сверху. Сказала несколько длинных фраз на своем языке, принялась пассами изменять органическую составляющую структуру раны (по крайней мере, Ник это понял так).
  -Ф-фу-у, ну и вонь! - повел носом Ник, привставая на лопатках
  -Терпи коза, - а то мамой будешь, - валя его на спину, назидательно сказала дайана, принялась накладывать бинт. - Будем надеяться, что на некоторое время остановила инфекцию, но гарантий на будущее не дам.
  Ник осмотрел ногу. Голень туго забинтована, под брюками выпирать не будет. Под повязкой дергало, кололо и чесалось одновременно.
  -Спасибо, Олюш, - улыбнулся он. - За будущее не волнуйся, справимся как-нибудь, живы, будем - не помрем. И что ты со мной возишься?
  -Мне ужасно нравится, когда ты меня так называешь, - тихо сказала дайана, упаковывая оставшиеся травы в сумку. - А почему вожусь?... - пожала плечами, - не знаю...
  Развернулась, взглянула Николаю прямо в глаза. Казалось, ее сине - зеленый взгляд, цвета морской волны, заполонил пространство вокруг.
  -Нравишься ты мне Горнов. А теперь спи, посторожу так и быть...
  А ведь я ей не говорил свою фамилию, подумал Ник, чувствуя, как перед глазами качнулось зыбкое марево сна. Ох, уж мне эти колдуны-самоучки, тудыть их, в качель...
  И отключился.
  
  ...................................................................................................................
  
  
  -Вставай, скоро рассветет, - толкнула в бок Олль, - буди Ланселота.
  Ник открыл глаза, ночь и думала сдавать позиции, мерещится дайане? А вот костер уже догорел, но от углей еще несет жаром. Эльфа сидела рядом, поджав коленки, задумчиво смотрела на красноватые угольки.
  -Ты чего такая грустная? - спросил Ник.
  -Да так. Пыталась покопаться в будущем...
  -И как результаты? - Ник поднялся, попрыгал, сделал несколько махов руками, присев напротив дайаны, обхватил ее за ноги.
  -А по-разному, Ник, - тряхнула головой та, - по-разному. Вот, например...
  -И даже слушать не хочу! - Ник зажал уши ладонями. - Никаких предсказаний, никаких пророчеств и тому подобной белиберды! Человек сам кузнец своего счастья. Знать прошлое достаточно неприятно; знать еще и будущее просто невыносимо!
  -Как знаешь, - засмеялась Олль, вставая. - Мне пора, Ник, до встречи.
  Прошла мимо него, направляясь в сторону редких деревьев, обернулась:
  -Кстати, я так и не нашла у тебя ни одной ветви в будущем. Прошлое читается, настоящее с трудом, а вот будущее категорично закрыто. Интересно, с чего бы? - добавила, - помни, только свистни...
  Дайана исчезла. Ник некоторое время смотрел в ту сторону. Потом пожав плечами, пошел будить Пола.
  
  .....................................................................................................................
  
  
  Не успел Николай притронуться к Лансу, чтобы тряхнуть, как тот открыл глаза, хмуро спросил:
  -Чего?
  -Ничего, - удивился Ник, - сам просил разбудить через четыре часа. Бужу вот.
  -А-а, - протянул Пол, сладко потянулся, не успел Ник моргнуть глазом, как тот вскочил на ноги. - Все спокойно?
  -Чужих не было, - с секундным замешательством ответил Ник, сознательно умолчав про Ольгу, а то начнет опять про вредных эльфов, золото и так далее. И, в конце концов, дайана уже не чужая.
  -А своих? - подозрительно спросил Ланс, оглядываясь по сторонам.
  -Да не было никого, - немного резче, чем следовало, сказал Ник. - Дежурь, я чуть вздремну.
  -Намного не рассчитывай, - бросил вдогонку Пол, - подниму через два часа.
  -Ничего себе! - Ник даже остановился. - Как ты, так четыре часа, а как я - так два?
  -Так я и старше тебя в несколько раз, - хмыкнул Ланс, - мне режим надо соблюдать. Иди-иди, я костер подкормлю...
  -Трепло, - буркнул Ник, улегся на его место, укутался плащом, и буквально провалился в глубокий сон.
  
  ....................................................................................................................
  
  
  Часа через полтора, Пол поднял девушек.
  -Светает, - коротко сказал он, - собирайтесь, через полчаса выдвигаемся.
  -Я заметила, - открывая глаза, сказала Мейс, - что время, необходимое, для того чтобы по-настоящему выспаться - всегда на пять минут больше.
  -Куда на этот раз? - сонно поинтересовалась Алайна, зевая. - Без Таны но направление не узнаем. Да темно еще, где светает-то?
  -Вот-вот и утро. Плевать куда! Главное подальше отсюда. Найдем укромное местечко, выждем, когда истечет срок действия заморозки у Дюка.
  Пока девушки приводили себя в порядок, Ланс вновь осмотрел повозку, вдруг за полтора часа что-то изменилось? Тана лежала как каменная, крепко связанная ремнями. Тело девушки на ощупь оказалось холодное, но веки уже начали слегка подрагивать. Возвращается к жизни, с облегчением подумал Пол, хорошо. Хуже дела обстоят с Дюком, Хранитель по-прежнему висел над повозкой в непотребном состоянии. Ланс притянул его к земле, перебирая руками хлыст, заглянул в лицо. Ноль реакции, только на макушке красуется гигантская шишка, да на пол-лица расползся синяк. Пол нахмурился - когда они его вытянули из ямы, синяка вроде не было. Ник?
  Ланс задумался о другом - а что если Тана не сможет вывести Хранителя из энергетического транса, что тогда? Дальше что? Поход организовал Дюк, его квест, они только на подхвате, помогают, так сказать, поскольку постольку... Хотя Алайна сказала что необходимо время для выхода из магабиоза, само пройти не сможет?
  В задумчивом состоянии начал собирать вещи, разбросанные вокруг костра. В зарослях оживленно переговаривались Алайна с Мейс, фыркались и плескались водой. Оказалось, что ручей протекает совсем рядом.
  -Ничего себе?! - неожиданно вскрикнула Алайна. Ланс тут же схватил оружие, всмотрелся в кустарник.
  -Нет, что вы на это скажете? - не переставая удивленно качать головой, к костру вышла Алайна, держа в руках пустую бутылку из-под шотландского виски.
  Пол с подозрением взял посуду из рук блондинки, отвинтил крышку, принюхался:
  -Свежая! Вот ведь жучара! - произнес с восхищением. - Ну как у него получается? В то время пока мы спали, этот hom нашел где-то выпивку, скорее всего дармовую, нет - почти уверен, в одиночку оприходовал, и спит теперь сном праведника, а?
  -Ты про Ника? - поинтересовалась Алайна.
  -Нет, - саркастически заметил Пол, - я всю ночь тихо кирял в одного...
  -Это еще что, - на поляну вышла Мейс, отряхивая мокрые волосы, - чуть ниже по ручью весь берег истоптан следами, которые ведут к костру, и исчезают на той стороне.
  -Хочешь сказать, что всю ночь за нами наблюдали, а Ник и ухом не вел? - начал закипать Ланс, бросая злобные взгляды на мирно спящего виновника.
  -Во-первых, ночь еще не кончилась, - Мейс упаковала полотенце, - во-вторых, они довольно мирно беседовали все это время, следы местами пересекаются, а кое-где идут рядом.
  -Он что, общался с вампирами? - опешил Пол. - С врагами...?
  -Ну... если враги ходят на каблуках...
  Ланс застыл с открытым ртом, а Алайна внезапно захохотала:
  -Ой, не могу! Парню палец в рот не клади. Он и на том свете найдет выпивку и женщин!
  -Чтоб я так жил, Мара, - протянул Пол, уже с завистью смотря на Николая, - почему - как в репу, так мне, а как прекрасных женщин со спиртным - так ему?
  -Нас за прекрасных женщин значит, не считаешь? - нахмурила брови Алайна. - Недостаточно хороши?
  -Нет, что ты, - смутился Ланс, - вы замечательные девушки, я имел ввиду немного другое...
  -Наверное, в нем есть то, чего нет в тебе, - задумчиво сказала Мейс.
  -Чего у меня нет "такого"? - насупился Ланс. - Я веду себя как-то не так? Или у меня три руки?
  -По крайней мере, Ник никогда еще не старался сделать что-то для себя; он не страдает патологическим тщеславием, жадностью и не орет на друзей, - сказала Алайна, до конца не простив "прекрасных женщин".
  -Со стороны так выглядит? - искренне удивился Пол.
  -Нет, это мы с Мейс такие, - Алайна вновь расхохоталась. Даже Мейс сдержанно хмыкнула.
  -Все! Хватит смеяться, - оборвал Ланс, - раскудахтались. Вам дай волю, будете кости перемывать до вечера. Собрались? Тогда будите этого... Казанову, и поехали. А с ним позже поговорю - он у меня узнает, как распивать спиртное на посту, да еще общаться с неизвестно кем...
  -Хочешь научить, да? - преданно глядя Лансу в глаза, спросила Алайна. - Или наоборот, взять пару уроков? - с хохотом еле увернулась от брошенного в ее сторону сапога.
  -Замерли оба! - внезапно бросила Мейс, крутанувшись на пятках, внимательно всмотрелась в кусты, что окружали их.
  -Что? - насторожился Ланс.
  -Пока не знаю, но мы не одни, - еле слышно шепнула рыжая. - Буди Ника, понадобится арбалет.
  -Солнце еще не взошло, - проговорила Алайна, доставая оружие.
  -Ты это к чему? - нахмурилась Мейс, Пол ушел тормошить Николая.
  -Пока на небе властвует Спутник мира - мы под присмотром дьявольской силы. Недаром все спутники называют солнцем мертвецов!
  -Слушай, мы уже не в Заброшенных мирах, почему местный диалект и жаргон никак не отвяжется? - риторически спросил не в тему Ланс, направляясь будить Николая. - Я уже замучался косноязычно изъясняться и вас понимаю через раз. В моем мире нет никакого Спутника и солнца, а Напарник и Светило.
  -Думаешь, кто-нибудь уцелел и шел по нашим следам? - игнорируя вопрос брата, спросила Мейс.
  -Все может быть, но лучше способ не рисковать - валить всех!
  Неслышно подошел Пол, сердитый и раздраженный, с арбалетом в руках:
  -Все что смог, - бросил АКМ Мейс. Та ловко поймала за приклад, недоуменно взглянула:
  -А Ник?
  -Дрыхнет, как цаплик! Не смог его разбудить, представляешь?!
  -Сильнее трясти надо было, - заметила блондинка.
  -Куда сильнее? Разве что сапогом не бил - не встает и все, словно в кому провалился...
  -Как много их упало в эту бездну, в смысле много стало по комам валяться, - нахмурилась Мейс, - выходит, втроем держать оборону, а ими позже займемся. Перетащи в повозку, пока время есть.
  Пол послушно выполнил приказ, кулем свалил Ника в телегу, задернул тент, отдуваясь, хмуро спросил:
  -Обороняться? Не слышу не одного звука.
  -Слышать не обязательно, - понизила голос Алайна, - достаточно о взглянуть, во-о-он туда, - указала рукой направление.
  Во тьме что-то зашевелилось, через секунду Пол увидел, как кусты беззвучно раздвинулись, из них вышли двадцать огромных сверкающих глаз. Влажные клыки здоровенных гиен блестели в свете, все еще висевшего над ними, планетоида. Наполненные кровью глаза сияли так, что стало ясно: этих зверей сотворила не природа.
  -Десять, - прошептала Мейс, натянув тетиву арбалета до самого упора.
  Одна из гиен прыгнула, утробно рыча, сорвался одиночный болт - и гиена с воем в прыжке завалилась на землю - стрела торчала точно в горле. Остальная свора словно сорвалась с цепей, понеслись навстречу замершей в неподвижности троице. Гиены не прекращали движения, хотя на них ураганным потоком сыпались стрелы Мейс. Рыжая пускала настолько точно и сильно, насколько позволял арбалет и выучка воина.
  В боевом порыве ни разу не промахнулась, только меньше половины бестий смогли домчаться до них. Но внезапно, за спинами, раздался вой, Ланс судорожно обернулся - еще десяток зверей заходит к ним с тыла. Встали спина к спине, но, поняв, что так не удержать оборону, рассредоточились вокруг повозки. Ланс запрыгнул на подножку, с непонятным ожиданием стал смотреть на приближающихся монстров.
  Глядя вниз на пылающие глаза гиен, убедился, что имеет дело не с обычными животными. Трудно даже предположить, какая магия, какое колдовство вдохнули жизнь в эти существа, но ясно, что против них действуют магические заморочки, а как назло и Хранитель и Пифия, находятся в обездвиженном состоянии. Одно только успокаивает, что дохнут они от обычного оружия так же, как и простые смертные. Да нет, не от обычного оружия - заклинание дайаны еще не потеряло силу, серебро не исчерпало возможности. Мейс послала последнюю стрелу в мохнатое тело, которое уже распростерлось в полете, исчадье ада дернулось на лету, мотнуло пастью, грохнулось к ее ногам, простреленное насквозь, поднимая тучу пыли.
  -Стрелы кончились, давай в рукопашную! - прокричала она.
  -Давно готовы, - ощерился Пол, перехватывая копье.
  Десятка гиен, заходившая с тыла, бросилась на него и Алайну. Первые, оставшиеся в живых, налетели на Мейс. Молниеносный удар катаны рассек одну из них пополам. Остальная тройка сбила ее с ног. Разбив узкий череп ненавистного существа рукояткой меча, Мейс почувствовала, как захрустели кости, а кровь и мозги облепили руку. Моры на вас нет, выругалась про себя, только что умывалась, опять! Откинула мечи, дотянулась до ножей ближнего боя, раз пошла такая пляска...
  Пол крушил диких зверей пропеллером, в который превратил копье. От него отлетали одна за другой, с диким предсмертным визгом, мертвые тела гиен. Алайна резала живую плоть хлыстом, держа монстров на расстоянии.
  Ланселота сбили с ног, копье отлетело в сторону. Он схватил за горло двух бестий, те уже рвали и кусали кожаные доспехи. Глаза заливал пот. Того и гляди, прокусят, пронеслось в голове. С раскрытых пастей гиен капала слюна, а воняет так мерзко, что начало тошнить. Правой рукой разорвал горло мохнатой твари, левая же соскользнула с горла второй гиены, но успел сломать ей переднюю лапу. Короткий визг первой, крик второй, совсем похожий на homo-вский, огласили поле боя. Пораженный криком, Ланс бессознательно разжал пальцы. И тогда первая гиена, брызгая кровью из разорванной артерии, бросилась на него, впилась клыками в горло, но прежде чем почувствовалась боль от укуса, зверь рухнул перерубленная пополам мечом Мейс.
  Вся в крови сестра брякнулась рядом:
  -Это оборотни, Пол, - выдохнула она - хорошо, что у нас оружие серебренное... - о том, что было, будь у них обычные мечи, тактично промолчала.
  Вторая гиена подпрыгнула на трех лапах, наметившись в живот Мейс, как это делают волки, и даже почти достигла куртки. Ланс поймал покалеченное животное, рывком поднял вверх и с силой бросил тело гиены на обод колеса. Коротко хекнув, переломился позвоночник, зверь замер. Оставшихся в живых животных, разметелили в считанные секунды. Встали плечо к плечу, переводя дух.
  -Какие оборотни? - сплюнул Пол, вытирая от пота лицо. - Думай, что говоришь! От укуса вампира hom-ы превращаются в вампиров, а не в собак.
  -Кто говорит о вампирах? - в свою очередь сплюнула Мейс. - Тут не может жить поблизости стая волкодлаков?
  -Что за мирок такой! - в сердцах бросил Ланс. - Куда ни глянь - либо вампир, либо оборотень, тьфу ты...
  -Воздух! - крик Алайны застал врасплох.
  Громкое хлопанье раздалось над головами, воздух содрогнулся под порывами воздушных волн. Опять пахнуло гнилью и перегаром. Пол с Мейс моментально кинулись на землю, перевернулись еще в полете, шаря глазами в небе, выискивая противника.
  Удара сверху не последовало, но земля задрожала, послышался треск за спиной. Вскочили на ноги, всмотрелись в темноту. Только-только начинало светать, уже можно разглядеть размытые белесые черты большой фигуры, что нарисовалась в тылу. Что-то стояло, скорчившись, делало непонятные пассы руками. Земля заходила ходуном, огромные пласты ее вдруг начали вздыматься вверх, надвигаясь на них, словно падали костяшки домино. Они изо всех сил прыгнули, пролетели несколько метров, приземлились и сломя голову бросились бежать, лавируя на бегу, как зайцы, намеренно уходя дальше в степь, чтобы оставить повозку в стороне.
  Сзади оглушительно треснуло, столб пыли поглотил всех троих, земляной пласт разлетелся на несколько кусков, которые накрыли с головой. Ланса отбросило в сторону и слегка оглушило. В голове стоял перезвон, где находились Мейс и Алайна он не представлял, да если честно, даже не представлял где верх, а где низ. На ногах у Пола оказался огромный валун, и уверенности, что ноги остались целы, не было. На голове кровоточила открывшаяся рана, волосы слиплись от грязи и пота, кровь сочилась из ран на шее и руках. Опираясь на одну руку, Пол попытался подняться.
  -Что за дела?! - возмущенно промычал он, пытаясь сдвинуть камень. - Кто такой?!
  В мгновенье поднявшийся ветер унес пылевую завесу, на фоне звезд промелькнула черная тень. Ланс краем глаза увидел крылатого дьявола, что приземлился в нескольких метрах от него. Летучее создание двигалось с огромной скоростью. На какое-то мгновенье Полу показалось, что вытянув вперед мохнатые руки, на него мчится hom на кривых ногах, с бесформенной головой и плоским лицом, на котором горят красным огнем узкие глаза. За спиной топорщились два бесформенных кожаных мешка - крылья, догадался Пол.
  -Вот ведь Мара, здравствуй...! - только и смог выдохнуть Ланс. - Привидится же такое...
  Но это создание не было ни homo-м, ни зверем, ни демоном. Не имея даже минуты в запасе, Пол попытался достать копье, выпавшее из рук, лежащее неподалеку, но не смог дотянуться. С отчаяньем навалился на валун, пытаясь освободить ноги, неимоверным усилием удалось немного сдвинуть кусок гранита, но понял, что не успеет и чудовище нападет раньше.
  -Мейс! Алайна! Помогите, кто-нибудь! - крикнул изо всех сил, но только тишина отозвалась в ответ. Крылатый монстр не уменьшал скорость.
  -Ты умрешь! - прокаркало он, несясь на кривых ногах, протягивая мохнатые руки с острыми когтями на концах к лицу Пола. - Вы уничтожили моих братьев! УМРИТЕ ЖЕ И ВЫ!!!
  -Гебельс! - догадался Ланс, подумал - они не проверяли списки убитых, сочли, что все вампиры перебиты. Сколько раз надо повторять, вздохнул про себя, не оставляй врагов за спиной, чревато...
  В это мгновенье над лежащим воином молнией промчалась по направлению к чудовищу гибкая, белоголовая, яростная как пантера, фигура женщины. Раскинув руки, возникла между Полом и приближающейся смертью.
  -Алайна! - воскликнул Ланс. - Что ты делаешь?! Он же тебя сметет!
  Блондинка взглянула на него, в глазах сверкнул непонятный огонь любви и ненависти. Любви к нему - ненависти к отвратительному монстру, что угрожает Полу. Тело девушки блеснуло в предрассветном свете, как слоновая кость, глаза вспыхнули неугасимым огнем, волосы развеялись под порывами ветра. С приоткрытых губ сорвался звучный крик, похожий на удар стали о сталь. Чудовище, натолкнулось на невидимую стену, его сплющило, сжало и отбросило на несколько метров назад. Гебель отлетел, раскинув руки и ломая крылья. Чудовищный крик боли сотряс воздух.
  В следующее мгновенье фигура Алайны исчезла, а крылатое создание, бывшее в миру отцом-настоятелем Ордена Вампиров, медленно поднялось из пыли, в страхе подняв обе руки, защищаясь от необузданного гнева Алайны.
  Пол рывком вскочил, со страшным криком отбросив камень. По ногам пробежали иголки, мышцы дернулись и зашевелились. Целы, пронеслось в голове, значит, могу передвигаться. Чувствуя, как разгорелся в теле огонь безумия, Ланс, подобрал копье и метнулся к чудовищу. Руки напряглись, когда сделал замах. Гебеля качало из стороны в сторону, он что-то завывал, не отпуская рук от лица. Пол замешкался, не то... убивать, жавшегося в страхе врага, как-то не по честному...? В тот же миг, почувствовал мощный удар в бок, отлетел в сторону, неловко приземляясь на землю.
  Вынырнувшая из темноты Мейс, нисколько не озадачивала себя этическими вопросами, взмахнули два меча - огромное тело монстра рассеклось надвое. Туловище вампира отлетело в одну сторону, ноги в другую. А Мейс, залитая алым светом, встающего светила, с окровавленными мечами в руках, остановилась, глядя на поверженного противника. Красные глаза монстра подернула мутная пелена, спустя мгновенье и они закрылись. Огромные лапы свело судорогой смерти. Так закончил жизненный путь представитель расы вампиров.
  -Живой? - Мейс протянула руку брату, рывком поднимая с земли. - Извини, замешкалась, бежать далековато.
  -Спасибо, - отряхнулся от налипшей грязи Ланс, - я бы и сам справился. Хорошо, что Алайна вовремя успела, а то стоптал бы меня Гебельс.
  -Так это был он? - удивилась Мейс. - Не сказала бы, глядя на эту жалкую пародию, - пнула носком сапога по отрубленной голове.
  -Он, - подтвердил Пол, - мы его пропустили, думали, всех положили под развалинами, ан нет, самый хитрый ускользнул раньше.
  -Ладно, с вампирами разобрались, пойдем с нашими разбираться, как-то из транса надо выводить.
  -Сейчас, - сказал Пол, озираюсь, - Алайну подождем, она где-то здесь.
  -Кто, Алайна? - рассмеялась Мейс. - Да она у повозки ждет!
  -Как у повозки? - удивился Ланс. - Я же тебе говорю, она только что была тут, и если бы не встала на пути этого монстра, меня ты нашла в виде закуски!
  -Да не могла она тут быть! - закипела Мейс. - Нас откинуло обратно к телеге, как только я сориентировалась с направлением, ее оставила охранять остальных, а сама кинулась к тебе на помощь, въехал?! Она просто физически не успевала раньше меня.
  -Но...как же ...так? - беспомощно взглянул на нее Пол. - Я же видел! Она пронеслась надо мной, и... кинулась на вампира. А он отчего-то испугался, весь скособочился... а потом - бац, и исчезла...
  -Ты перенервничал Пол, - успокоила брата Мейс, беря под руку, - пора ехать, кто знает, какими еще существами наполнены здешние края.
  -Кто же меня спас?
  -Я! Вот этими самыми руками! - Мейс поднесла к лицу два крепких кулака. - Впечатляет?!
  Ланс покачал головой, что-то не сходилось. Он же совершенно ясно видел Алайну, та даже обернулась на его оклик, не-е-ет, надо разобраться... Мейс фыркнула и решительно зашагала назад к повозке. Из-за горизонта медленно прорезывались первые лучи солнца, занимался рассвет. Пол тяжело вздохнул, но сестренка права, надо убираться. Перекинул копье через плечо, устремился широким шагом за рыжей. Идти было больно, видно все-таки что-то передавило камнем, но кряхтел, твердя, чем дольше ходишь, тем быстрее идет заживление.
  Когда подошел, Мейс уже заканчивала сборы, закидывала вещи в повозку. Хорошо, что кони не разбежались, отметил машинально Ланс, направляясь к скакуну. Но тут внезапно из-за тента выскочила Алайна, увидев его, с радостным криком помчалась наперерез:
  -Лансик! Живой! - в долю секунду оседлала Ланса, ухватив обеими руками за шею, громко чмокнув в губы.
  -Ты постой, постой, красавица моя, - отстранил блондинку Пол. - Это ведь была ты? - посмотрел в глаза.
  -Где? - жизнерадостно откликнулась Алайна.
  -Спасла меня от вампира? Встала на его пути?
  -Нет, - недоуменно тряхнула головой, - Мейс приказала оставаться тут, - она медленно слезла с Ланса, встала рядом. - А что случилось?
  -У него галлюцинации начались, - усмехнулась Мейс, проходя мимо, - вообразил, что видел, как ты билась с Геббелем.
  -Я не билась с ним, - сказала Алайна, - только представила... - прикусила язычок, - ... но это не может быть по-настоящему...
  -Что? Что ты сказала? - встрепенулся Пол, да и Мейс притормозила: -Что представила?
  Алайна беспомощно, немного испуганно уставилась на них исподлобья:
  -Ну... я все равно не успевала прийти на помощь Лансу... Вот и представила, что мысленно нахожусь рядом с ним, именно в том момент, когда ему нужна помощь. Не знаю, как получилось... А было что-то, да...?
  Ланс застыл с разинутым ртом. Мейс скептически скривила губы, покусала их и сказала только одно:
  -Что происходит? Не группа, а сборище непризнанных медиумов! Все разом научились колдовать! Даже Ник, и тот нахватался магических премудростей. Да и Алайна вот... Остался только ты, братец, давай... удиви сестренку...
  -Я сделала что-то не то? - испуганно переводила взгляд с одного на другого Алайна. - Меня не было рядом с тобой, это была не я, - принялась энергично отрицательно качать головой.
  -Конечно не ты, - сказала Мейс, - твой призрак, проекция если хочешь. Эмоции, помноженные на сильное желание, плюс чувственный ментальный контакт и породили фантом.
  -Глупая, если не ты, меня бы уж давно не было рядом, - ласково обнял Алайну Пол. - Какая разница, как тебе удалось, главное, что ты для меня сделала.
  -Я не хотела, чтобы ты пострадал, - уткнулась блондинка носом ему в плечо.
  -Начинается, - скривилась Мейс, - я пошла седлать коней, поторопитесь.
  -Все нормально, живы здоровы, - осторожно гладил Пол Алайну по голове, - нечего раскисать, нам надо продолжать путь.
  -Значит, я молодец? - подняла глаза блондинка.
  -Еще какая! - улыбнулся Ланс, поцеловал ее в лоб. - Чтобы я без тебя делал...
  -Ты был бы мертв! - радостно заверила Алайна.
  Пол поперхнулся:
  -Спасибо, незабвенная, вот уж успокоила, так успокоила...
  -Я старалась!
  -Пошли уж, горе мое, - увлек ее за повозку, но вдруг остановился, как вкопанный:
  -Оп-па! А это еще что такое?
  Те гиены, что нападали на них, исчезли. Трупы зверей на глазах превращались в обнаженные человеческие тела. На земле распростерлись высокие худощавые воины с орлиными чертами лица, кожа слегка отсвечивала бронзовым оттенком. Часть была поражена стрелами, кто в глаз, а кто в горло. Другая часть зарублена острыми мечами Мейс и исполосована хлыстом Алайны. Не прошло и минуты, как тела рассыпались в прах.
  -Ой! - испуганно дернулась Алайна, крепче вцепившись в рукав Ланселота.
  -Раньше надо было ойкать, - покосился он, - сейчас уже бесполезно - мертвые не кусаются, - глянул на Мейс. Та в ответ только кивнула:
  -Похоже, действительно последний вампир, ибо с его гибелью, гибнут и слуги. Другого объяснения нет.
  -Или просто солнце взошло, - прищурив один глаз, указала Алайна на первый луч, пробивший низко расположенные облака на горизонте.
  
  .......................................................................................................................
  
  Ник открыл глаза. Прямо над ним навис ветхий шатер с квадратной заплаткой. Он вспомнил, что в бытность, когда повозка была еще "ВАЗ"ом, именно по этому месту пришелся удар кирпичом. Он имел неосторожность припарковаться около обветшалого дома, пока ходил по делам, от стены отвалился здоровый кусок штукатурки, с крепко впаянным в него булыжником, и, сорвавшись, рухнул на крышу "Жигулей". А теперь, после переноса через портал, на этом месте красуется заплата.
  Ник обвел глазами пространство, гх-м, лежит в повозке, причем именно на том самом месте, где ранее располагалась Татьяна. Странно, с чего бы его перенесли в телегу? Вроде укладывался на земле, и потом, почему не проснулся, когда перетаскивали? Спал то всегда чутко...
  Сквозь щели в тенте внутрь пробивались солнечные лучи, значит уже день, определил Ник. Неужели Пол смилостивился и дал ему выспаться? Да не-е-ет, отогнал мысль, вряд ли, надо знать Ланса. Что-то тут не то.
  Ударом всколыхнулся воздух, на грудь упала Олль:
  -Очнулся? - спросила она. Волосы разметались по плечам, а на лице блуждала радостная улыбка. Она вновь приняла свой обычный рост, сидела, подогнув колени.
  -Вроде выспался, - с сомнением, прислушиваясь к ощущениям, ответил Николай. И зевнул во весь рот.
  -Выспался? - рассмеялась дайана. - Да ты дрых больше трех суток! Мы тебя и разбудить-то толком не могли.
  -Трое суток? - изумленно спросил Ник, пытаясь привстать на локтях, но запутался в одеяле. В голове как-то странно засквозил ветер, перед глазами поплыло.
  -Э-э-э, - предостерегающе сказала Олль, заметив, как Николай переменился в лице. - Лежи, давай! - уперлась ладошкой в лоб. - Я скоро!
  Дайана исчезла, через мгновенье Ник услышал ее голос рядом с повозкой:
  -Он очнулся!
   Через секунду тент был отброшен в сторону рукой Татьяны, улыбаясь, прорицательница, карабкалась в повозку:
  -Ты как? - присела рядом, беря за ладонь.
  -В норме, только шатает что-то, должно быть от голода. Погоди-ка, погоди-ка... - спохватился, - ты то, как сама?
  -Нормально, - рассмеялась Таня. - Очнулась вчера утром.
  -А Дюк? Так и парит в небесах, аки орел горный?
  -Вылазь, - ухватила за рукав Таня, - сам увидишь, мы немного соскучились без тебя. Ланселот веселит нас байками о твоей волшбе.
  -Это он может, - кряхтя, сказал Ник, аккуратно пытаясь перелезть через борт. В последний момент его занесло, чуть качнувшись, начал оседать. Но с двух сторон подхватили руки Мейс и Алайны, вставшие помочь Татьяне.
  -Привет Ник! - звонкий голос Алайны ворвался ушные перепонки.
  -И вам всем... здрасте-е.
  -Явление последнее - те же и Великий Чародей, собственной персоной, - саркастически отпустил шпильку Пол, окинув пронзительным взглядом троицу. Сам сидел около костра и о чем-то беседовал с Дюком. С Дюком? Определенно Хранитель выглядел гораздо лучше, чем Ник, по крайней мере, явно свежее.
  -Милорд? - удивился Николай. - С вами все в порядке?
  Дюк, внимательно бросивший взгляд в него, коротко кивнул:
  -Со мной все в порядке, рад что решил не оставлять нас. Присаживайся, - сделал приглашающий жест рукой.
  Удерживаемый с трех сторон женщинами, Николай опустился на землю.
  -Ложись-ка ко мне на колени, - сказала Мейс, усаживаясь удобнее. Ник не дал себя долго упрашивать, с готовностью вытянулся во весь рост. Едва только ладонь целительницы коснулась лба, почувствовал, как моментально уходит вялость и апатия, организм вновь наполняется живительной силой.
  Татьяна с Олль тем временем возились с едой, отбирая аппетитные куски, кидая их в большую посудину.
  Движения Мейс стали плавными. Одной рукой она держала голову Николая, а второй водила над телом.
  -Я передам твою... - и внезапно осеклась. Николай сквозь пальцы увидел, как напряглось лицо рыжей, возле бровей возникли две параллельные складки.
  -Что-то не так? - осторожно спросил он, убирая руку с лица. Остальные тоже заметили заминку и выжидающе смотрели на них.
  -Не могу понять, - произнесла, наконец, Мейс, - что происходит с твоим телом... - пожала плечами.
  -Сожет обходиться без жратвы? - обрадовался Пол. - Вот здорово! А его порции отдавайте мне, чтобы не пропадали! И стану я толстый и ва-а-аще красивый! Женщины будут любить только меня одного, красота...
   За что тут же получил от Алайны звонкую затрещину:
  -Ты когда - нибудь угомонишься или нет? Тебя плохо кормят?
  -Колдовать надо меньше! - насупился Ланс. - А то ишь, пошел сыпать заклятиями направо и налево...
  -В мужчину, которого любят все женщины, не влюбится ни одна из них, - многозначительно произнесла Татьяна.
  Николай внутренне сжался и поймал на себе выразительный взгляд Олль. Он и сам догадался в чем дело. Очевидно, колдовские примочки дайаны не помогли, процесс превращения в вампира начался. Это и объясняет долгую отключку.
  -Разберемся, - выкатился Николай из объятий Мейс, начал ползком приближаться к столу.
  -Странно... - задумчиво произнесла Мейс, не изменив позы. Глаза так и не открыла, а губы сжались в тонкую линию. - Не понимаю...
  -Да ладно тебе, - успокоила Татьяна, приобняв за плечи. - Вот он, живой здоровый, уплетает за обе щеки убитого тобой гуся. Оклемается.
  Мейс словно очнулась от спячки, вздрогнула всем телом и беспомощно оглядела присутствующих:
  -Почему экран...? - выдохнула она, - потом разберусь...
  -Вот и чудненько, - отошла от нее Таня.
  Некоторое время смотрели на Николая. Тот рвал гуся большими кусками и глотал, почти не прожевывая.
  -Вот до чего магия доводит, - тихо сказала Алайна.
  -Подавится? - с надеждой спросил Ланс, не спуская восхищенного взгляда с процесса.
  -И не мечтай! - с набитым ртом, ответил Ник, - лучше расскажи как твоя голова?
  Усмешка тотчас же сползла с лица Ланселота.
  -Скажи спасибо Мейс, а не то отделал бы, как бог Флор черепаху.
  -Спашибо, - прошамкал Ник.
  -Кусай понемногу, глотай почаще, - заметила Алайна. Однако не перестала подкладывать в тарелку куски еще горячего гуся.
  -Я пошштараюшь, лушше рашкашите, как вы шправилишь с этими двумя? - жуя горячее мясо, кивнул в сторону Татьяны и Дюка.
  -Я сама отошла, - отозвалась Татьяна, - очнулась еще в более мерзком состоянии, чем ты до недавнего времени. Казалось, все тело один большой синяк. Но в голове царила такая ясность мысли, что не перестаю удивляться до сих пор, - с надеждой посмотрела в сторону Хранителя.
  -Вершитель, наконец, настроился на твою волну, - снизошел до разъяснений Дюк. - Отсеял негативную энергию, которая все эти годы накапливалась, и открыл сознание.
  -А тело болит до сих пор?
  -Оно все еще хранит информацию о негативных переживаниях, о страхе, что преследовал ранее, о твоем горе и печали. Оно пытается уцепиться за ту часть, которая была тобой целой. Но в мыслях, ты уже другая. Тело не отпускает, происходит своего рода, перестройка личности, которую мы знали, как Тану.
  -Как бабочка из кокона, - задумчиво проговорила Татьяна. - Интересно, кем я стану?
  Дюк пожал плечами:
  -Тебе решать. Но в любом случае - это будешь Ты.
  Солнце встало в зенит. Они расположились около небольшого леска, и ветер лениво теребил верхушки деревьев, но внизу - ни дуновенья. В высокой траве стрекотали кузнечики. Одним словом, благодать. Ник перевел дух, отвалился от стола:
  -Спасибо всем.
  -Не за что, - ответила Алайна, убирая тарелки.
  -Ас Дюком как справились? - не угомонился Николай.
  Татьяна рассмеялась:
  -После того как я выползла из повозки, это не доставило больших затруднений - говорю же, научилась использовать силу Жезла. Не всю, конечно. Но и того, чем овладела, хватит с избытком, по крайней мере, на данный момент.
  Ник повалился в траву, смотрел, как лениво проплывают в вышине облака.
  -Наверное, километров двести отмахали, - сказал он, - от того места, где последний раз останавливались на ночлег.
  Громкий хохот его спутников, заставил подняться из травы.
  -Двести километров, - фыркнула Алайна, - да мы тысяч пятьдесят уже накрутили.
  -Пятьдесят тысяч километров? - у Ника округлились глаза. - За два дня? Вы что, нашли истребитель?
  -Коля, - с укоризной сказала Таня, - ты до сих пор невнимательно слушаешь. Я просто открываю порталы, но не в другие миры, а внутри этого, мы переносимся вперед со страшной скоростью. Только и всего. Конечно, уже давно могли бы махнуть куда надо, но ты валялся без сознания, я не хотела рисковать твоим здоровьем.
  -Но каков же этот мир? - не переставал удивляться Николай. - У нас вся Земля в диаметре сорок тысяч, а тут пятьдесят тысяч километров, и все по прямой...
  -Нет, его все же приложили головой, - цокнул языком Пол, - ты когда идешь по своему диаметру, ощущаешь его округлость?
  Николай смущенно замолчал, вновь повалился на спину. Получается, так и крутят по одному и тому же маршруту?
  -Но согласен, - закончил мысль Ланс, - мир действительно велик.
  -Это еще что, - заметил Дюк. - Тот мир, в который нужно попасть, больше этого в сотни раз. Там вся ваша Земля легко поместится в самое заурядное озеро. Представьте, каковы там океаны?
  -Это что же за мир то такой? - удивился Николай.
  -Первомир, - пожал плечами Хранитель, - один из основателей всех остальных Измерений, он как центральный столб бытия. Должен предупредить заренее, что некоторые законы, в том числе и магические, там не действуют.
  -Помню, - кивнула Татьяна, - эти миры сами защищают себя от постороннего магического вмешательства.
  -Вот именно.
  Несколько минут все валялись молча, смотря в небо.
  -Знаешь, Дюк, - вдруг сказал Николай, не отрывая взгляда от облаков, - я тут подумал на досуге, пришла таки в голову интересная мысля.
  Поднялся из травы, посмотрел на Хранителя, тот выжидающе косился на Ника:
  -Ну?
  -Спору нет, ваша Пандора - та еще предсказательница, - начал Николай. - Но ведь и Татьяна, как оказалось, не лаптем щи хлебает - пророк! А стало быть, ее пророчества могут сбываться с равной долей вероятности, что и у Пандоры. И когда Таня решила, что я должен быть с вами в этом крестовом походе, она, по сути, аннулировала предсказание ведьмы, создав свою картину реальности. Что скажешь?
  Тема заинтересовала остальных, навострили уши. Дюк коротко хмыкнул, почесал кончик носа. Ник, обученный Таней азам психологии, прекрасно распознал этот знак невербального общения. Ой, соврет, пронеслось в голове, или уже соврал...
  -Начну с того, - сказал Хранитель, опуская глаза долу, - что сказал вам не всю фразу, произнесеннуюПандорой...
  -Я так и знал! - взвился в воздух Пол. - Чувствовал ведь, что где-то не состыковывается!
  -И что она сказала? - хмуро поинтересовалась Мейс, глядя исподлобья на Дюка.
  -Фраза, которую вы слышали, начиналась так: "Будет найден Жезл, и пойдут с тобой три воина и оракул с заброшенных Измерений..."
  -А заканчивалась? - затаив дыхание, спросила Алайна.
  -"...а также все те, кто вызовется, и коих сочтешь нужным позвать за собой".
  -И стоило огород городить? - поинтересовался Николай. - К чему сказки про погрешности?
  -Сам не догадываешься? - вопросом на вопрос ответил Дюк.
  -Понял, - скривился Ник, - можно было сразу сказать. Все равно твердо решил уйти с вами, незачем лапшу на уши вешать.
  -Решить мало - заслужить надо. Тебя не мелочь по карманам тырить звали, а мир спасать! - назидательно проговорил Ланс.
  -Сидел бы уж, - огрызнулся Ник, - весь заслуженный из себя...
  -Но-но, без взаимных колкостей, - строго сказал Хранитель, и посмотрел на Мейс, - сделай мне, пожалуйста, массаж, вторые сутки тело ломит непонятно от чего, а голова просто раскалывается. Кстати, - обвел пронзительным взором присутствующих, - никто не знает?
  -Это не я! - одновременно вскричали Пол с Ником.
  -Та-а-а-ак, - медленно проговорил Дюк, - значит, ваших рук дело?
  -Я его честно предупреждал, милорд, - скороговоркой выпалил Ланс, - не дергай за хлыст, а не то его (то есть ваша) светлость будет биться головой о стенку колодца. Но куда там, он же бэтман...
  -Я не виноват, что эта треклятая вывеска висела как раз посреди дороги, - вместе с Полом, оправдывался Ник, - и вы аккурат в аккурат вошли по всей длине, если бы Ланс привязал тело нормально...
  Громовой раскат хохота заглушил окончания обоих рассказов. Рядом корчилась от смеха Алайна. Олль с Татьяной заливались гомерическим хохотом, так, что у обоих из глаз текли слезы. Поняв, что кто-то из них сболтнул лишнего и мог вообще не рассказывать свою версию, Пол с Ником притихли на полуслове.
  -Так вы меня два раза приложили? - недоумевающе переводил взгляд с одного на другого, Хранитель.
  -Ой, не могу! - визжала Алайна. - Оба... по голове... и оправдываются...
  -Мы больше не будем, - виновато опустив глаза, пробурчал Николай.
  Мейс тем временем подошла сзади к Дюку, начала массажировать шею.
  -Застарелый остеохондроз шейного отдела позвоночника с ущемлением нерва, сейчас поправлю, - сказала рыжая, резким движение загоняя позвонки на место.
  -Так мы зря признавались, что ли? - незаметно пнул Ланс Николая в бок.
  -Вишь ты, промашка вышла, - одними губами прошептал тот, - поспешили малость...
  Дюк сидел с блаженным лицом, хитро кося прищуренным глазом на притихших друзей:
  -Вы серьезно думали, что уделали меня? - улыбнулся, наконец. - Эх, простота...
  
  .....................................................................................................................
  
  Ближе к вечеру начали собираться. Исчезла дайана, Ник не успел с нею проститься. Когда упаковали пожитки, а друзья восседали на своих конях, Дюк вновь обратился к спутникам:
  -Еще раз напоминаю, что мы попадем в один из миров, с которого началось распространение параллельных Измерений. Эта земля жестока к чужакам и стремится любой ценой удержать внутреннее равновесие и сохранить тот континуум, что сложился за последние сотни тысячелетий. Любая наша оплошность, особенно - подчеркиваю - особенно употребление магии, может стоить жизни. Поэтому прошу сохранять хладнокровие в любых ситуациях, ломиться напропалую, размахивая заклятьями, и вообще - не употреблять магии.
  -Тяжеловато придется, - заметила Алайна.
  -Я предупредил! - отрезал Дюк.
  -Прорвемся, - сказал Ник, перебирая вожжи, -мы на Земле до сих пор успешно воюем безо всяких магических прибамбасов, и ничего...
  -Ясно все, хватит лясы точить, - рысак под Лансем перебирал копытами, выказывая нетерпения, - действовать пора. А то засиделись...
  Татьяна взглянула на Дюка, Хранитель коротко кивнул.
  Пифия достала из рюкзака Жезл, подмигнула Нику, смотри, мол. Тот, как и в прежний раз смотрел широко раскрытыми глазами, даже рот раскрыл от предвкушения.
  Татьяна что-то понажимала на Жезле, вероятно изменяя конфигурацию внешних ворот портала, широко взмахнула рукой. Прямо посередине поляны, метрах в двадцати от них, вспыхнул и погас свет. На земле встало закутанное в бордово-фиолетовое марево - большое зеркало, по матовой поверхности пробежали алые всполохи. Татьяна плавно повела рукой и портал начал приближаться к ним, одновременно увеличиваясь в размерах. Когда застыл метрах в пяти от них, по покрытию внезапно пробежала рябь, зеркальная стена очистилась. Из проема дохнуло озоном, морозный ветер со снежных гор ворвался в этот мир. Сквозь тончайшую пленку покрытия, Николай увидел остроконечные шапки скалистых хребтов, покрытые тоннами снега, гигантские пропасти ущелий и крутые склоны гор.
  -Дальше на юг, - скомандовал Дюк, Тана послушно изменила направление Жезла. Картинка дрогнула. С бешеной скоростью пронеслись виды бескрайних полей, склоны зеленых лугов, акватории морей и густые чащи хвойных лесов.
  -Три градуса вправо.
  Татьяна снова изменила курс.
  БАЦ! На плечо Нику упала Олль. Он покосился на дите леса, спросил:
  -Что-то случилось?
  -Да! - ответила та, отряхиваясь от каких-то прилипших листьев. - Я иду с вами.
  Николай разглядел у нее за спиной небольшой рюкзачок, с выпирающем шлемом и пучами трав.
  -Не выйдет, малыш, - покачал головой, - на этот раз дела обстоят иначе, чем раньше - мы перебираемся в другое Измерение.
  -И что? - удивилась дайана. - Как будто раньше в других мирах не была?
  -Эх, Олька, Олька, - вздохнул, - зачем тебе это? Зачем лезешь в неизвестно что? Ты даже не можешь себе представить, что нас ждет.
  -Милый, - улыбнулась Олль, - именно это меня и привлекает. За эти три дня, что провела с вами, отдохнула так, как за последние восемьсот лет не отрывалась. И думаешь, что я это пропущу? Да не за какие богатства! Короче, иду с вами, и точка!
  -К Дюку! - махнул рукой Николай. - Все вопросы по кастингу к нему. Он у нас за главного...
  -Да! - сказал Хранитель, не оборачиваясь, по-прежнему контролируя Татьянины действия.
  -Что "да"? - не понял Ник.
  -Пусть идет с нами, если уж так сильно хочет.
  Дайана взвизгнула от переполняющего чувства восторга. И тут же оказалась на шее Дюка. Видимо, желая отблагодарить.
  А вот дальше пошло, как обычно...
  Хранитель от неожиданности вздрогнул, и, наклоняясь вперед, случайно задел Татьяну. Та, совершенно не ожидала, что кто-то ударит ее по спине, испуганно дернулась и широким жестом послала Вершитель в портал. Прозрачная поверхность вспучилась, мгновенно поглощая Жезл. Не особо раздумывая, Таня скакнула вперед и скрылась из глаз изумленных друзей в портале.
  -НЕ-Е-Е-ЕТ! - закричал Хранитель, поворачивая голову и видя что, происходит, но поздно - Татьяна исчезла.
  -Быстрее! За ней!
  Один за другим пулями проскочили в портал. Ланс первым исчез с поляны, за ним словно тень испарилась Алайна, Мейс немного замешкалась, оборачиваясь к Нику, но тут же была увлечена в зазеркалье мощной рукой Дюка.
  Все произошло столь молниеносно, что Ник, только что сидевший в окружении друзей, внезапно остался один. Нет не один, на шее сидела Олль, дрожащая от ужаса за содеянное, и робко жалась к его голове.
  -Быстрее Ник! - раздался голос с другой стороны портала. - Он сейчас свернется! Прыгай!
  Но лошади, впряженные в повозку, встали как вкопанные. Матюкнувшись, Ник принялся швырять мешки в открытый проем, не особо заботясь, пришибет там кого или нет.
  По блестящей поверхности перехода пошла рябь, как в старых телевизорах, когда заканчиваются передачи. И уже не затрачивая драгоценные секунды на вещи, Николай прижал Ольгу рукой, ласточкой нырнул в сверкающее окно.
  Сзади грохнуло, портал свернулся. Не было больше не леса, ни поляны, ни телеги с лошадьми. А были зловещие взгляды товарищей, испепеляющие не меньше, чем дайану. Ну да, горестно вздохнул он, ведь мы в ответе за тех, кого приручили...
  
  .....................................................
  
  
  -Ты понимаешь, что натворил? - наседал Пол. Они упали с двухметровой высоты в песок. Ник так и остался сидеть на земле под пристальными взглядами. - Вынырнули, Мара знает где, в нескольких миллионах лиг от запланированного места! А могли очутиться сразу около Колеса!
  Ник поморщился. Ну... промахнулись малость, с кем не бывает? Рука Татьяны дернулась в последний момент, а каждый сантиметр движения Жезла там, это сотни тысяч километров здесь! Что теперь, убить его за это? Дайана притихла, испуганно вжавшись в его плечо, пугливо озиралась вокруг. Взоры окружающих мало чем напоминали равнодушные. По сути - их вина, придется шагать пешком несколько тысяч верст.
  -Ребята! - взмолился он, поднял руки вверх. - Давайте жить дружно, а?
  -Тьфу ты, - в сердцах сплюнул Ланселот, демонстративно отворачиваясь.
  -Н-да, - вздохнула Татьяна, - Ник и магия просто не созданы друг для друга.
  Остальные ничего не сказали, но взгляд их глаз был куда красноречивей слов.
  Ник, потупив глаза, носком ботинка ковырял пожухлую траву, косясь исподлобья на спутников.
  -Теряем время, - сказал Дюк, словно ставя точку в дебатах, разведенных о профнепригодности Николая. - Собирайте вещи. Тана, куда?
  Татьяна сориентировалась по ощущениям, уверенно ткнула рукой:
  -На запад!
  -Почапали, - уныло протянула Алайна, закидывая походный мешок за спину.
  -Хорошо хоть оружие успели захватить, - сказала Мейс.
  Что было, то было.
  Так начался их первый день в этом заповедном мире, под палящим солнцем, с минимумом воды, без лошадей, но с одним на всех желанием - накостылять Нику по шее! Хотя он в принципе здесь ни причем, знали, что виновата дайана, но все-таки... А чтоб не повадно было!
  
  
  Интермеццо 1.
  
  -Кто-нибудь объяснит мне, что именно происходит?!
  Тишина.
  -Я не понял... так и доложить Самому, что Вы не в курсе?!
  -Погодите, погодите, Секретарь, право не стоит нагнетать и без того неясную обстановку. Мы сами толком не разобрались, в чем дело.
  -Да? Оч-ч-чень интересно, просто чрезвычайно... А кто как не Вы, должны владеть информацией, я уже не говорю о том, что должны предвидеть и координировать усилия в нужном направлении, чтобы не допустить подобного?
  Тишина, слышны только еле уловимые вздохи.
   -Прямо не Совет Богов, а детский сад! Ладно, кто прояснит ситуацию? Только или как можно короче, или как можно приятнее.
  -Позвольте попробовать мне?
  -Говорите В...
  Вздох.
  -На одной из подвластных территорий, происходит нечто, неподдающееся нашему пониманию...
  -Извините, что перебиваю Вас, милейший, но уж не Заповедный ли мир Вы называете "одной из подвластных территорий"?
  -Его, Высокорожденный...
  -Продолжайте, только на этот раз, постарайтесь не искажать факты, а то придется докладывать, что Вы намеренно пытаетесь ввести нас в заблуждение.
  Едва заметные смешки по залу.
  -Хорошо. В одном из заповедных миров появились две Силы, равные по возможностям, что само по себе уже является нонсенсом. Появление во Вселенной Сил такого калибра было замечено всего несколько раз - во время Эпохи Хаоса, когда начали стремительно развиваться спиральные галактики на севере Видимой Вселенной, во времена Смуты, когда часть Универсума начала менять полярность...
  -Вы можете не утруждать себя пересказыванием истории, я в курсе, что случилось за последние несколько сот миллиардов лет, продолжайте...
  -Я к тому, что появление ярко выраженной Силы всегда служит толчком к началу катастрофы. Последний всплеск Силы такого размаха зафиксирован 50 триллионов лет назад, и то нам удалось погасить этот огонек. В настоящее время имеем дело не с одной мощью, а с двумя! И факт, что они появились внезапно, в одно и то же время, да еще и в одном мире, не может не заставить схватиться за голову!
  -То есть Вы, уполномоченные остальными следить за развитием Вселенной, оказались не готовы?! А Ваши хваленые прогнозы...?
  -Не было никаких предпосылок! Неужели Вы думаете, что мы сидим, сложа спирали?! Ни намека на появлении Силы, а это начинает прогнозироваться задолго до ее появления, уж не мне Вам рассказывать...
  -А может, все-таки были, да Вы не доглядели?
  -Позвольте мне вмешаться, Высокорожденный, мне можете верить, я никогда не ошибаюсь.
  -А-а-а, сам Н..., что же, говорите.
  -В... прав, мы не видели ничего, что могло предвещать данное явление, и предлагаю на этом закрыть обсуждение темы. Какая разница - могли прогнозировать, или не могли, это уже случилось! Вы только вдумайтесь - предыдущие носители Силы в одиночку переворачивали Вселенную с ног на голову, а что предстоит теперь, когда имеем дело одновременно с двумя представителями! А если они столкнуться...?
  -Но откуда-то они должны были взяться?! Не бывает ничего из ниоткуда!
  -Несомненно, Вы правы, это как раз одна из тех головоломок, над которой мы ломаем разум.
  -К чему-то конкретному пришли?
  -Ну...у нас есть версия, не знаем примите ли ее, или нет, но она хоть как-то объясняет сей феномен.
  -Не тяните.
  -Объяснение следующее - обе Силы дремали, находясь в магобиотическом состоянии. И в какой-то момент, неизвестный толчок спровоцировал их резкий рост. Причем, развитие взаимодействия пошло такими темпами, что мы не успели вмешаться. И к чему это может привести, остается только догадываться...
  -Как это дремали? Вы же должны проследить все возможные связи предыдущих носителей, генетические коды, отсеять претендентов на субатомном уровне?
  -Все так и проделано, Высокорожденный, вынужден огорчить - ни одна из этих, молодых Сил, не имеет отношение к предыдущим!
  -Как...это? Не может быть!
  -Оказалось - может. Они возникли сами по себе, на всплеск повлиял какой-то неизвестный фактор, совсем не тот, что провоцировал ранее остальных носителей.
  -Вычислили его?
  -Пока нет.
  -Вы отдаете себе отчет в том, что только что подписали приговор?
  -Естественно, Секретарь...
  -А что будет, если они начнут плодиться, как грибы после дождя?! Представляете в какой коллапс вгонит Универсум?!
  -Конечно, представляем. И поверьте - для этого достаточно тех двух, что имеем. Оперируя Силой только одного из них можно разнести мироздание на куски, так что не имеет смысла волноваться о последующих носителях.
  Пауза.
  -То есть, подытоживая услышанное, на текущий момент имеется два, абсолютно новых всплеска Силы, не встречаемые ранее за историю развития Универсума. Вы это пытаетесь донести до меня?
  -Именно.
  -И что Мы намерены предпринять?
  Тихий смешок по залу.
  -Мы, как раз над этим думали, Высокорожденный, до момента, как Вы начали обвинительную речь.
  Вновь пауза.
  - Мы же не будем цепляться к словам, не так ли, уважаемый Совет? Мы стоим выше недомолвок и обид. Поймите и меня - Сам несколько недоумевает, отчего Совет никак не может решить проблему, он не в курсе, что на этот раз все иначе. Могли бы, и просветить старика, между прочим, он на мне отрывается!
  -У Вас, уважаемый, должность такая. Но, являясь рупором Самого, иногда переносите его замашки на свои собственные, на будущее будьте поосмотрительнее в выражениях. Что касается его информированности, тут вынужден с вами согласиться, решили, справимся сами, чего старика лишний раз нервировать...
  -Вот видите! Значит, не так уж я и не прав?
  -Прав, не прав - какая разница? Что делать, чтобы избежать дисбаланса?
  -А-а-а, узнаю старину К... все также сразу быка за рога?
  -Хоть за яй.., будь от этого какая польза.
  -Ладно молодежь, посмотрим, чем располагаем. Кто доложит о первой стороне?
  -Местной или пришедшей извне?
  -Ты бы лучше Л... сидел и внимательно слушал, о чем говорят старшие. Как раз местная Сила нам и неизвестна! Так какого... задаешь неправильные вопросы?! Конечно о пришельцах! Этих можно отследить по пульсирующим следам переходов. Но вот кто такие, откуда? Что, рогатый всем в бок, никто не знает?
  -Разрешите мне, уважаемый ...
  -Д...? Ты знаешь?
  -Видите ли, Высокорожденный, так уж вышло, именно мой отдел курирует данную область, хотя исключительно по собственному почину...
  -Что ты мелешь, по какому собственному почину? Ты в курсе, что это закрытый регион пространства? Что ты там делал? Твоих рук?!
  -Что Вы, что Вы, Н..., никакие разработки там не ведутся, и вообще, ничем не занимаемся. Так, приглядываем и все...
  -Знаю я Ваши приглядки, эх, выпороть бы тебя, да жаль плоти у тебя нет!
  -Право, Н... вы несколько погорячились. Ведь на данном этапе, Д... располагает необходимой информацией!
  -Не знаю... Вам Секретарь, конечно, виднее, однако по мне, все эти интриги за спинами никогда добром не заканчиваются. Или стар я стал для этого дерьма?
  -Надеюсь, риторический вопрос?
  -Говори уж, чего накопали всем отделом.
  -Гхм... занимался не весь отдел, Высокорожденный. Большая часть сотрудников и сотрудниц находятся в отпусках. Но как только я заметил некоторые неувязки, так срочно отозвал одну из сотрудниц, да Вы ее знаете - Лада, богиня любви, ну она еще нам за пивом гоняла, когда в сауне прошлый раз заседали?
  -Да-а-а, толковая девчонка! Уверен, мозги у нее есть? Может, опять не тем местом думала?
  -Поверьте - толковый сотрудник. Бывает в разных местах, по долгу службы, то в одной командировке, то в другой, - с Измерения по нитке - так и накапливается клубочек информации.
  -Ладно, ознакомились с ее докладом, повторяться не будем, отдашь один экземпляр Секретарю. Давайте лучше сориентируемся на персоналиях, мы ведь так и не определились - кто из них?
  -Хорошая мысль, В... Будем трансовать или ассоциируем характерологические струны?
  -По мне так лучше трансонуть, но Вам, молодежи, чувствую, не по душе древние способы, так К...?
  -Так то оно так, уважаемый В... что если прибегнуть к другому способу?
  -О чем это Вы, К...?
  -Если попытаться определить запас энергии в каждой персоналии?
  -Предлагаешь расчленить составляющие имени, чтобы выявить дремлющие вибрации бесчисленных возможностей?
  -Да. Почему бы не выявить коэффициент - показатель самореализации, показывающий максимальную выраженность потенциальных зародышей Силы, которыми обладает носитель? Соотнесем параметры излучения волны с его внутренними и внешними гранями, и плюс к этому задействуем цветовой спектр?
  -Ну, что же...Мысль несколько необычная, хотя...может сработать. Давайте попробуем, с кого начнем?
  
  
  
  Глава 9
  По долинам и по взгорьям.
  
  Перемены - это неизменность в меняющихся обстоятельствах.
  Самюэл Батлер.
  
  Следующие 5 суток они молча брели под палящим солнцем. С водой дела обстояли плачевно - ее и так было немного, основные запасы остались в повозке, приходилось экономить чуть не каждый глоток. Есть в такую жару совершенно не хотелось. Лишь ближе к вечеру, когда зной немного спадал, путники делали привал и перекусывали.
  Как Ник понял из сбивчивых объяснений Татьяны, выкинуло их довольно далеко к востоку от пункта назначения, где-то в пятистах тысячах километров. Честно говоря, Николаю было по барабану - близко или далеко, пять тысяч или пятьдесят. Ему откровенно нравилось это приключение, и чем дольше оное продолжается, тем интереснее становится. Поэтому, глубоко в себе, Николай даже радовался тому, что поход продлится еще какое-то время.
  Жезлом для создания портала внутри этого мира не решили воспользоваться, помня предостережения Дюка. Лошадей осталось только три, единорог Мейс так и остался в лесу, по ту сторону портала. Вначале пробовали ехать по двое, но кони быстро уставали. Сейчас же верхом ехали Дюк, Алайна и Мейс, а Пол, Ник и Тана молча вели под узды. Весь груз, какой Ник успел закидать, забили в седельные сумки, оставив на себе лишь оружие.
  Местное светило палит безжалостно. Высоко, в прозрачном небе не видно ни одного облачка. Под ногами хрустит высохшая трава, песок забивается в ботинки, острые камни, валявшиеся на всем протяжении пути, так и норовят впиться в подошву. Пейзаж отнюдь не радует глаз разнообразием, хотя местами на поверхность пробивается молодая поросль. Степь, что объяла их, простирается до самого горизонта. Никакого движения. Не слышно птиц, не видно грызунов. Вообще ничего. Только солнце и легкий ветерок дует в спину.
  К середине шестого дня Дюк умчался на разведку. Остальные понуро брели по следам.
  -Я уже все ноги стерла, - вздохнула Татьяна, останавливаясь на секунду, чтобы выбить камень из подошвы ботинка, - а конца этой саванне не видать...
  -А вот друга своего благодари, - заметил Пол, - я, например жду, не дождусь, когда лошади падут, и он нас на себе повезет.
  -Ты мне до конца дней вспоминать будешь? - хмуро заметил Николай
  -А как же, ми-и-лай, а как же! - оживился Ланс. - Зло должно быть наказано! Ты будешь мучиться угрызениями совести, не спать ночами, потеряешь аппетит и спокойствие. И вот тогда я буду счастлив, покой и умиротворение войдут в мои сердца.
  -Хочешь в жабу превращу? - насупившись, прошептала Олль на ухо Нику, - будет сидеть, квакать под кустом.
  -Не надо, - тихо усмехнулся Ник, - скучно ему, пусть болтает.
  -Он слишком вольно обходится со словами, навлечет беду на наши головы.
  -Вы о чем шепчетесь? - подозрительно спросил Ланселот.
  -Так, ни о чем...
  -Опять же пример, - картинно обращаясь к Тане, игнорируя Ника, заявил Пол, - поимел себе эльфа, вынашивает злонамерные козни супротив нас. Ручаюсь, только что они обсуждали какую-то гадость в отношении меня. Я то парень крепкий, выдюжу, а вот когда за Вас примутся...
  -Знаешь, Пол, - подала голос Алайна, - тебе бы полечиться от паранойи и невежества.
  -Чего?? Это кто еще мне указывает? Что-то не вижу этого микроба.
  -Ты кого микробом назвал?!
  -Вот-вот, и я об этом же. Жара стоит несусветная, вода на исходе, а вокруг одни инфузории щебечут!
  -КОНЧАЙ НЫТЬ! ДОСТАЛ УЖЕ! - взорвалась блондинка.
  -ТЫ ЧЕ НА МЕНЯ ОРЕШЬ?! - рявкнул Ланс.
  -Ну все, сейчас получишь, - Алайна соскочила с лошади.
  Пол бросил мешок в пыль, встал в боевую стойку. Отвел копье за спину, застыл, прищурив глаза. По губам скользнула нехорошая улыбка.
  Остальные в недоумении смотрели на них.
  -Вы что, серьезно? - забеспокоилась Тана. - Ну-ка прекратите немедленно!
  -Еще чего, - зло усмехнулась Алайна, - не лезь под руку, а то и тебе достанется.
  Бывшие напарники встали друг против друга.
  Дайана с тихим всплеском воздуха ойкнула и пропала. А Ник внезапно догадался.
  -Держите их! - крикнул остальным, прыгая на спину Полу. Такой реакции Ланс не ожидал - не ждал нападения сзади, поэтому слегка растерялся, но тут же взвыв от ярости, принялся сбрасывать с себя наездника. На Алайну коршуном спикировала Мейс. Только что она сидела невозмутимо в седле, а уже через мгновенье вяжет руки блондинке. Алайна трепыхалась, визжала так, что уши закладывало. Оставив лежать ее на земле, Мейс устремилась к катающимся по земле друзьям. Выбрав момент, сунула руку в бешеную мясорубку, что устроили Пол с Ником, нажала какие-то только ей известные точки на голове Ланса. В ту же секунду того словно выключили. Он внезапно обмяк, отключился. Ник кое-как выкарабкался из-под тела Ланселота, весь помятый и грязный, с кровоточащими ссадинами на подбородке. Подниматься не стал, только сел, скрестя ноги.
  -Здоровый, черт, - сказал отдуваясь и отряхиваясь.
  Мейс к тому времени отключила и Алайну. Вдвоем с Таней перекинули обоих через седла, закрепив седельными ремнями.
  -Что это с ними вдруг? - испуганно спросила Таня, когда перевели дух и успокоились.
  -Солнце, - ткнул пальцем вверх Ник, - обыкновенный солнечный удар. Ек солярис температурис - сурфуль дурнуль, - изрек с умным видом.
  -Чего? - отпала челюсть Таны.
  Ник махнул рукой, дурачусь, не видно, что ли.
  -Почему нас тогда не накрыло? - не унималась Татьяна.
  -Мы с тобой живем в Астрахани, незабвенная. У нас температура летом под сороковник в тени зашкаливает, а на солнце так все 60. Адаптировались.
  - А ты, Мейс, - обратилась она к рыжей, - как? У тебя не будет приступа?
  -Тяжело, пока сдерживаю порывы, хотя дается с трудом, - честно призналась та.
  Ник вскочил на ноги, принялся рыться в седельных сумках. Вернулся с тремя банданами. Обильно полил каждую водой из фляжки, протянул девчатам:
  -Вяжите, полегчает.
  Покрутил головой в поисках дайаны. Нашел. Та сидела на голове лошади, дергая животину за уши. Лошади не особо нравилось, она фыркала и мотала головой туда сюда.
  -Тебе сделать?
  Олль отрицательно качнула головой:
  -Пользуясь твоим выражением - пофигу мороз.
  -Зря всю воду вылил, - неодобрительно сказала Мейс. Повязав бандану, стала похожа на пиратшу - красивую и сексапильную. - Неизвестно, сколько еще до нее идти.
  - У меня осталась почти полная фляга, - обнадежила Татьяна.
  -Недолго, - усмехнулся Ник на замечание рыжей, - часа через 4 придем.
  -Откуда знаешь? - изумленно уставились на него три пары женских глаз.
  -Чую.
  -Как это? Как собака?
  -Понятия не имею. Не спрашивайте - как, чую и все.
  -И давно у тебя это? - подозрительно спросила Тана.
  -Со вчерашнего дня. Там, - он указал рукой на северо-запад, - что-то есть. Большое и влажное. Хотя вроде, откуда в степи лесу взяться?
   Несколько минут сидели молча, обдумывали новость Ника.
  -Ты что с ребятами сделала? - спросил он Мейс.
  -Отключила на время, включив центр телесного терморегулятора. Очнутся, как температура тела понизится.
  -Хранитель несется, - уверенно заявила Олль, указывая рукой на горизонт.
  Сколько ни пялились, как не напрягали глаза, ничего не увидели. Ник с сомнением посмотрел на дайану.
  -Несется, несется, - авторитетно сказала та, - причем как раз оттуда, куда ты указал.
  И действительно, минут через 20 увидели вдалеке облако пыли, а вскоре возле них притормозил вороной Дюка.
  -Что случилось? - спросил он, глядя на бездыханные тела Алайны и Пола, свесившихся по бокам лошадей.
  -Солнышком голову нагрело, немножко поплохело, - прищурился от яркого света, Ник.
  -А на лице у тебя порезы - о лучи поцарапался, или солнечные зайчики наставили?
  Ник чуть ошарашено смотрел на него. Дюк и шутить изволит?
  -Право Дюк, нагрело головы с непривычки, ребята бузить начали, мы с Мейс их успокоили. Да не волнуйся так. Она их просто усыпила, на время, чтоб рецидивов не было.
  -Я не волнуюсь, хотя вид у вас странный, опять же косыночки на голове...
  -Что там милорд? - нетерпеливо спросила Тана
  -Где?
  -На северо-западе, порядка 4-х часов хода. Там есть лес?
  От удивления Дюк широко распахнул глаза, казалось, даже слегка онемел. Но через мгновенье в серых очах проскочила молния.
  -Я же предупреждал вас не пользоваться магией.
  -Мы и не пользовались, - усмехнулась Мейс, - Нику было видение.
  -Тебе??
  -А что такого, - смутился тот, - бывает иногда, привидится.
  -И давно мерещится?
  -Со вчерашнего дня, - сухо ответил Ник.
  -Да, удивляете вы меня все больше и больше, - Дюк слез с лошади и рывком подкинул туда Таню. Та пыталась было возмутиться, что как все пойдет пешком, но Дюк только глянул на нее, та и притихла.
  -В общем, так - степь, по которой идем, ничто иное, как самое обычное плато. На северо-западе начинается спуск. Ниже лежит лес. Пробовал спуститься - места проходимые, думаю, даже на лошадях проедем. Пола с Алайной размораживать не будем, мне как-то спокойнее, когда они молчат. Двинули.
  Ник все-таки ошибся немного. До спуска пришлось идти все 8 часов. Где-то на середине дороге их покинула Олль.
  -Надо мне отлучиться, Ник, - зашептала она ему в ухо.
  -Слушай, куда ты все время пропадаешь? - удивился тот
  -Объясню, когда вернусь, - пообещала дайана, и с тихим бухом, исчезла.
  Уставшие, еле добрели до обрыва. Началось смеркаться. Немного продвинулись по склону вглубь.
  -В ночь спускаться не будем, - сказал Дюк, - не хватает только ноги переломать в темноте. Внизу есть подходящая площадка для ночлега, еще не лес, но уже не степь. Ник - разводи костер, Мейс - поднимай отмо... замороженных, хватит им спать, я на ужин чего-нибудь поймаю. Да, - спохватился он, - вода у меня под седлом, если не хватит, ниже по склону есть ручеек, можете сполоснуться, когда закончите.
  И исчез в зарослях. Да так, что ни одна веточка не дрогнула.
  -А я? - встрепенулась Татьяна, - мне делать?
  -Наслаждайся пейзажем, - обронила Мейс, протаскивая мимо Алайну.
  -Зачем?
  -Должен же хоть кто-нибудь из нас думать о прекрасном и возвышенном, а то все мысли только о еде, воде и где поспать, - ответил, ехидно улыбаясь, Николай, распрягая лошадей.
  Татьяна отошла в сторону, чтобы не мешать, и направилась к обрыву. Встав на самом краю, не боясь высоты, посмотрела перед собой. Наконец то выдалось мгновенье, повнимательнее рассмотреть мир, в которой она перенесла спутников. Прямо под ногами начинается лес, тянувшийся до горизонта. Огромные деревья-исполины тихо качают верхушками. Ветерок ласкает листву и едва уловимый шелест дубравы что-то нежно нашептывает окружающим. Нежными прикосновениями струи ветра ощупывают лицо. Над лесом медленно садится солнце, и горизонт окрасился в глубоко пурпурный цвет. На небе по-прежнему отсутствовали облака. До безумия лазурная высь притягивает взор. Воздух звенит, наполняясь ожиданиями несбывшийся до сих пор мечты. Татьяна внезапно почувствовала себя настолько маленькой и беззащитной перед этим миром, что захотелось спрятаться куда-нибудь подальше. Но любопытство взяло свое. Она забылась и не помнила, сколько так простояла на грани. Ветер внезапно поменял направление, подул в спину. Казалось, что наполни рукава, так и взлетит вверх. Она так сильно захотела оказаться сверху над суетой, чтобы никто, не один голос не мог долететь до нее, и тогда бы...
  -Почему я лежу поперек лошади?! - долетел возмущенный голос Пола.
  М-да, вот так и рушатся воздушные замки. Приземление оказалось еще быстрее, чем ожидала. Глубоко вздохнув, сбрасывая наваждение, словно не подошедшее платье чужого мира, Тана развернулась, строго посмотрела на Ланса.
  -Потому что вел себя неподобающим образом, хамил и лез в драку, - произнесла стальным голосом.
  -Й..а? - от волнения Пол поперхнулся. Медленно слез с лошади и настороженно осмотрелся по сторонам. - А где мы?
  -Это второе. Первым делом извинись перед Алайной и Ником, с которыми дрался.
  -Я? С Алайной и Ником? Но за что... почему? Ничего не помню, - Ланс провел пятерней по вспотевшему лбу и поднял вымученные глаза на Тану. - С ними все в порядке?
  Она не успела ответить, как снизу затрещали сучья, на полянку вынырнул Николай с охапкой дров.
  -Очнулся, баламут? - улыбнулся он, - чего стоишь, помогай.
  -Это я его так, по лицу? - тихо спросил Пол у Таны. Та утвердительно кивнула.
  -Где я? - раздался голос Алайны, - уже перенеслись?
  -О, еще одна очнулась, - Николай подошел поближе и присел рядом с блондинкой:
  -Как ты?
  -Вполне, - она попыталась привстать на локтях, - в голове шумит только. А что случилось?
  -Местное солнце немного ударило вам в голову, но хвала всевышним, мы быстро разобрались в чем дело.
  -А почему Пол связан?
  -Он... э-э, немного вспылил и полез с тобой в драку.
  В это время к ним подошел Ланс.
  -Я это...ну, типа того.... извиниться хочу, - глухо произнес он, - правда, не помню ничего.... Тана говорит, вроде дрался с вами? - пытливо глянул на них. Ник слегка качнул головой. - Я право....не знаю, что на меня нашло... Типа...не сердитесь, а?
  -Не сержусь, - сказал Николай, - так вышло. Давай пять, - и они пожали друг другу руки.
  Скоро на полянке пылало 2 костра, один для освещения и для отгона мошки, а второй - под угли. Пока Ник следил за кострами, все по очереди сходили на ручеек и сполоснулись. Сейчас же группа сидела чистая и посвежевшая. Когда вернулась Мейс, Ник потянулся, захватил чистое белье и направился к воде. Ручеек сбегал вниз по склону, образуя на излете небольшое проточное озерцо, размером 3 на 2 метра. С невыразимым облегчением рухнул в водоем. Какое-то время просто лежал и смаковал мгновения. Потом начал с ожесточением скоблить кожу.
  Когда вернулся, была бы возможность, так и спал в воде, Дюк свежевал зайцев, на вертеле медленно вращалась парочка здоровенных глухарей. Друзья как зачарованные сидели вокруг костра и сглатывали слюну. Только сейчас Николай вдруг почувствовал, как проголодался. Шутка ли, 5 дней питаться впроголодь, да и то вечером, вперемешку с песком. Дюк пересыпал зайцев травами, бухнул ушастых в угли. Сделал приглашающий жест:
  -Кушать подано.
  -О, благодетель наш, кормилец, - Пол рвал зубами мягкое мясо птиц, сок тек по подбородку, но он умудрялся одновременно говорить, смеяться, жевать, глотать, и запивать.
  Наевшись, все разом отвалились от стола.
  -Славно потрудились, - пробормотал Николай, вытирая губы.
  -Пол, - протянула Алайна. - Ты хоть наелся?
  -Да... на один кутний зуб, - последовал ответ, - заморил червячка и ладно.
  -Его, пожалуй, проще убить, чем прокормить, - пробормотала Татьяна, укладываясь на боковую.
  -Есть люди, которые наглеют, если их ежедневно кормить, - заметила Мейс
  - День выдался трудный, всем спать, Ланс на охрану, - скомандовал Дюк, - завтра начнем спуск.
  
  ......................................................................................................................
  
  -Умный в гору не пойдет, умный гору обойдет, - кряхтел Ник, сдерживая под узды лошадь, норовящую сорваться со склона.
  Уже часа три продолжался спуск со скалы. Дороги как таковой не нашлось, да и не видно, что кто-нибудь ранее проходил здесь. Ноги скользили на листве, нападавшей с деревьев. Местами почва под ногами превращалась в грязь, скорее всего рядом бьют подземные ключи. И они месили суглинок, вязли в болотной жиже, но неумолимо продолжали двигаться вниз. В принципе, все равно, куда приведет выбранный путь, главное, что ведет на запад, а туда и надо. Каждый из группы сумел приложиться к матушке земле по паре раз. Так и двигались - чумазые, уставшие, перемазанные грязью и с прилипшими листьями, но неунывающие и хохочущие после каждого кувырка товарища.
  Таких больших деревьев Татьяне видеть не приходилось. Хоть Астрахань и считается южным городом, да еще и расположенным в степи, но все же деревья в нем присутствуют. На мгновенье защемило сердце, когда вспомнились пирамидальные тополя на площади Ленина. Весной астраханцы переживают еще одну зиму, когда цветет тополь. Белый пух кружит над городом, скапливается огромными сугробами на проезжих частях, парит, подобно настоящему снегу. А цветущие акации, источающие неземное благоухание? Есть в городе и целые массивы деревьев, но сейчас, находясь в этом предлесье, ей стало немного не по себе. Гигантские стволы обступают ее и спутников со всех сторон. Верхушки деревьев устремляются так высоко, что порой не видно где заканчиваются. Разлапистые кроны тяжело свисают и при малейшем дуновении ветерка, шевелят листвой. Создавалось впечатление, что деревья приветствуют их, входящих с миром под сень леса. Высокая и густая трава обхватывает гибкие фигуры. Двигаться все труднее и труднее. Сочные стебли папоротников раздвигаются лишь, после того как навалишься на них всем телом. Потом бесшумно смыкаются за тобой, воссоздавая картину девственности и постоянства. А кузнечиков, сколько их вокруг! Целыми стаями они носятся в воздухе, стрекоча и переливаясь разноцветной палитрой своих крыльев. Где-то в вышине слышится перестук дятлов, заливаются как заведенные кукушки, раздаются трели остальных пернатых обитателей леса...
  Ник также как и Таня отвлеченно вертел головой. На лице застыла восторженная ухмылка. Она видела, как Ник пару раз подходил к стволам и пытался то ли обхватить их, то ли рассмотреть вблизи. Кора деревьев оказалась покрытой жесткой коростой, отломать которую невозможно. Корковый слой, словно вздувшиеся вены, огибал ствол со всех сторон и являл собой хитроумные переплетения, устремившиеся вверх. Ник восхищенно качал головой, цокал языком, осторожно гладил стволы и бежал догонять своих.
  -Что как дите малое носишься? - поинтересовалась Алайна у него.
  -Деревья очень большие, - честно ответил Николай, - у нас таких нет.
  -Разве это большие? - тотчас протянул Пол, - вот я один раз попал в лес, там такие-е-е деревья... Правда, оказалось, что весь лес состоит из одного единственного дерева, на зато какого!
  -Уж не Кенский ли? - прищурив один глаз, ехидно спросил Ник.
  -Дался тебе тот лес, - вздохнул Ланс, - не ел я их, понимаешь, не ел!
  Но его лицо вновь приняло мечтательное выражение, глазки странно замаслились, а рот скривился в сладострастной ухмылке.
  -Что за лес такой? - заинтересовалась Татьяна, - второй раз про него слышу.
  -Тебе лучше не знать, - заверил Николай, - крепче спать будешь.
  Они пару раз останавливались передохнуть, ну и перекусить заодно. Ближе к вечеру выехали на небольшую прогалину - уютную полянку, внезапно открывшуюся среди деревьев исполинов. Огромные стволы деревьев по периметру огораживали ее, защищая от ветра. Дюк скомандовал привал. Распределили обязанности, и народ разбрелся кто куда.
  Пол нарвал какой-то травы и начал нагло заверять, что съедобная. Ник осторожно приблизил пучок к лицу и его передернуло. Почувствовал, как тело покрывается мурашками. Если был покрыт шерстью, встала бы дыбом. И не удивительно - от травы несет чесноком. Надеясь, что никто ничего не заметил, демонстративно, сдерживая дрожь в руках, протянул обратно Лансу.
  -Я это не ем, я не козел.
  -Ты что? - удивился тот, - это же разновидность черемши, самая та приправа к мясу.
  -Мясо буду, а траву сами ешьте, - категорично отрезал Николай, и отошел в сторонку. - Пойду грибов насобираю.
  Девчонки по очереди попробовали черемшу, остались довольны. Ланс запалил костер. Дюк отправился за мясом, а Алайна с Таней распаковывали вещи. Мейс задумчиво смотрела в огонь, обхватив руками колени. Ник глянул из чащи на нее, и сжалось сердце. В данный момент, она показалась ему беззащитной, хрупкой и одинокой девушкой. И еще - она была дико красива. Ему хотелось прижать ее к груди, замереть и не отпускать уже никогда из своих объятий. Но только горестно вздохнул, из груди вырвался утробный рык.
  Уж он то понимал, что если начинает тошнить от запаха чеснока, то вампирская зараза распространилась по организму. А чутье? Никогда ведь раньше не отличался интуицией, а тут за 50 км учуял воду с деревьями. Н-да, хоть какой то плюс. Он понуро брел по лесу, не особо разбирая дороги. И не заблудишься ведь, усмехнулся, все равно чутье назад приведет. А в минусах что? Вспомнил слова Олль: "...станешь испытывать отвращение от обычной пищи и косо посматривать на шеи друзей. И в один прекрасный момент не сможешь совладать с собой и перегрызешь горло тому, кто будет рядом". Покачал головой. Пока на кровь не тянет, но кто знает что будет дальше? Воспитанный на фильмах Голливуда, живо представил классический портрет вампира. Чахоточный вид, бледная кожа, горящие глаза, длинные пальцы и клыки, не умещающиеся во рту. Прикольно. Неужели станет таким же? Осмотревшись по сторонам, присел на поваленный ствол и закатал штанину. Осторожно разбинтовал повязку, придирчиво осмотрел рану. Края ранки затянулись, отек спал. И если бы не багровый синяк на всю голень, правая нога ничем не отличалась от левой. И то хорошо. Хоть по внешнему виду не скоро догадаются. А что будет, когда догадаются? Ник призадумался. Убить не убьют, но покинуть группу придется однозначно. Жаль, скривился он. Хорошая компания подобралась. Да и Мейс ему не видать как своих ушей. Хотя и так шансов никаких. Слишком замкнутая девушка, и воинствующая в придачу. Кажется, кроме работы ничто не волнует. Но не так уж мало он почерпнул из общения с Татьяной. Дедушка Фрейд называл это сублимацией - перевод сексуальной энергии в общественно полезный труд. Знать не все в порядке в личной жизни у рыжей. А, ладно, махнул рукой, не станем заглядывать так далеко. Поживем - увидим.
  Повязку прикопал под листвой. Начало темнеть, на лес навалились вечерние сумерки. Он уверенно зашагал к костру. Тут и чутье не понадобится, Ланс развел такой костер, что можно заметить за версту. По дороге насобирал грибов, благо растут на каждом шагу. Так, с охапкой подберезовиков и белых, и вышел из леса.
  Вся компания сидела вокруг костра и наперебой галдела. Дюк разделывал оленя, и над поляной плыл запах приправных трав, которыми пропиталось мясо.
  -О, охотничек наш вернулся, ничего не найдя, - заметил его Пол и радостно осклабился.
  Ник молча свалил улов под ноги Татьяне и достал нож из ботинка.
  - Почисти, пожалуйста. У тебя лучше получается.
  Таня молча принялась очищать грибы. Когда жили в городе, именно она и занималась этим. Ник притаскивал целые ведра шампиньонов, а она занималась их готовкой. К Татьяне присоединилась Алайна, и четыре руки принялись срезать шляпки и очищать грибы от налипшей листвы.
  -Что хмурной такой? - участливо спросил Пол, - аль с медведем повстречался?
  -Всхмурнулось, - буркнул в ответ Ник, принялся разворашивать костер. Поймал на себе быстрый взгляд Мейс. А ведь она тоже что-то заподозрила, подумал вскользь.
  -Зря, - бодро заметил Ланс, громко чавкая своей разновидностью черемши и дыша на Ника запахом чеснока, - может, накатим?
  Ник принялся незаметно отодвигаться от него. Запах действовал раздражающе. Но внезапно уперся в Мейс, сидевшую боком.
  -Чего подкрадываешься? - настороженно спросила она.
  -Вот еще? - изумился Николай, - делать нечего, как подкрадываться. Просто Пол дышит перегаром, а меня тошнит.
  -С каких пор? - спросила Алайна, не оборачиваясь и не прекращая ловко работать ножом, - ты ведь его трескал за милую душу, когда покинули ваш мир, неужели забыл?
  -Могут у меня поменяться гастрономические интересы, или нет? - начал раздражаться Ник. Слишком щекотливую тему выбрали для обсуждения.
  -Конечно, могут, - согласилась блондинка, - но не так скоро? Часом не беременный?
  -Может тебя вампир, какой куснул, и ты превращаешься в него? - напрямую спросил Пол, гаденько улыбаясь при этом. - Они к чесночку неравнодушны.
  Ник застыл на месте. Внутри все напряглось.
  -Никто. Меня. Не кусал, - членораздельно ответил он, - просто не хочу есть твой чеснок. ПОНЯТНО?
  -А что ты орешь? - тихо спросила Мейс. - Не хочешь, так не ешь, но твое нежелание не означает, что должен повышать на нас голос.
  -Да ну вас всех к лешему! - в сердцах бросил Ник и встал. - Чего привязались?
  -Не поминай всуе! - строго наказала Алайна. - Не ровен час, накликаешь.
  -Леший, леший, ле-е-е-ший, - назло ей скороговоркой проговорил Николай, внутренне кипя.
  -Перестань вести себя словно маленький, лучше разожги еще один костер, - попросила Татьяна, пытаясь разрядить сложившуюся ситуацию
  -Какой, этот? - еле сдерживая себя от внезапно охватившей злости, указал на здоровенную кучу наваленного сухого валежника, лежавшую на краю поляны, в нескольких шагах от них.
  -Ага, - Татьяна сидела спиной к ним и не видела, куда указал Николай, думая, что спрашивает про заготовленные дрова, которые Пол сложил горкой около первого костра.
  -ГОРИ!!! - заорал Ник всей дури, давая выход злости, и протянул руку к веткам. В ту же секунду с кончика пальцев короткой зеленой стрелой сорвалась молния и устремилась к сухим стволам. Грохнул воздух, и 3-х метровая груда сухостоя в одно мгновенье вспыхнула гигантским пламенем. Температура на поляне достигла критической, Николай почувствовал, как начали трещать брови. Еще через миг огненный вихрь исчез, так же быстро как и появился. А новорожденный колдун получил мощный удар в грудь, отлетел на несколько метров, чудом не угодя в горящий костер.
  -Ни хрена себе! - прохрипел он, пытаясь приподняться, - что это было?
  По поляне, смерчем кружил пепел. На месте сваленного валежника красовалась воронка, метров пять в диаметре и метра два в глубину. Трава на дальнем крае выжжена подчистую. Ник поднял взор и внезапно уперся во взгляды остальных.
  На него смотрели по-разному: изучающе (Дюк), с интересом (Мейс), с изумлением (Алайна), с испугом (Татьяна), ошарашено (Пол).
  -Как тебе это удалось? - поднял одну бровь Хранитель.
  -Если б знать, - покачал головой Ник. В голове что-то булькнуло, в груди противно защемило.
  -Так Ник у нас волокет в магии? - наконец спросил Пол, прищурив глаз.
  -Ни в чем я не волоку, чего привязались. Сказал же, не знаю, как вышло, - отрезал Николай. Интересно, но вся злость куда-то испарилась.
  -Может у них что в Измерении не так? - предположила Алайна адресуя вопрос Дюку, - могли просмотреть его на предмет способности к магии?
  -Не было у него никакой способности, - сказала Мейс, все так же с интересом смотря на него, - все это чувствовали.
  -Ник, это здорово! - к Татьяне вернулась речь, - ты можешь колдовать! Ой, - спохватилась, - вы же милорд предупреждали насчет применения...
  -Успокойся, пока все стабильно, - успокоил ее Дюк.
  -Как стабильно? - огрызнулся Ланс. - Ты на каждом шагу кричишь чтобы мы не вздумали колдовать. А тут на тебе - выплеск неконтролируемой энергии, и все стабильно?
  -Самое примечательное в этом знаете, что? - Хранитель обвел насмешливым взглядом группу и вновь уставился на главного героя, явно игнорируя высказку Ланса.
  -Что? - спросили разом.
  -Николай вообще не использовал магию!
  -КАК ЭТО? - вновь выдохнули все
  -А так. Ник не использовал ту магию, которой оперируем мы. Он открыл неучтенный канал энергии. Причем, принадлежащий этому миру! Вот поэтому, его выходка никак не повлияла на стабильность магических потоков.
  -Что за чушь? - поморщился Пол, - разве такое возможно?
  -Видно как-то настроился на биоритмы этого Измерения. И это самое непонятное. Такое возможно только в двух случаях - либо ты великий маг, хотя бы моего уровня, способный черпать энергию из всего; либо ты просто маг, родившийся в этом мире.
  -Как мы знаем, ни то, ни другое к Нику не относится, - закончила за него Алайна.
  -Дела-а, - протянула Татьяна.
  Николай уже встал, не очень то удобно лежать под косыми взглядами товарищей, которые рассуждают о тебе так, словно и рядом нет.
  -Что ты испытывал в тот момент? - внезапно спросила Мейс, пристально глядя на него.
  -Злость, - ответил Ник, - всеобъемлющую и всепоглощающую. Завели вы меня. Извините, что вспылил, наорал и все такое..
  -А сейчас как? - продолжала допытываться Мейс
  -Нормально, - пожал плечами, - спалил все, со вспышкой.
  -Вот вам и ответ, - рыжая обвела взглядом остальных.
  -Ты бы это... чудовище непознанное... - исподлобья глянул Пол, - поосторожнее в следующие разы со своей злостью, ладно? А то неровен час, спалишь нас.
  -Да успокойтесь вы, - улыбнулся Николай, - я же говорю, случайно вышло, сам себя боюсь, - успокоил таким образом.
  Вновь расселись возле костра, Дюк успел уже насадить оленя на вертел, и теперь, медленно вращая, поджаривал мясо.
  -А мы вот бутербродики пока поедим, с чесночком, - заикнулся было, Пол, но спохватился и покосился на Николая, - тебе не предлагаю, сиди голодный и жди мясо.
  -Подожду, подожду, - заверил его Ник, и видя как девчонки с аппетитом поглощают траву, попытался предостеречь, - вы бы не налегали так сильно на эту ботву, хоть Ланс и говорит, что похожа на черемшу, может отрава какая?
  -Да нет, Ник, - прошамкала полным ртом Татьяна. - Действительно съедобная штука, попробуй?
  -Ну тебя к лешему, - отмахнулся Николай.
  -Ник, я устала уже повторять, - Алайна прожевала и теперь взялась за него, - не стоит произносить вслух такие вещи, это почти всегда чревато неприятностями.
  -Какими неприятностями? - удивился он, - обычный фразеологизм.
  -Не-ет, Никушка, не обычный фразеологизм. Слова являются закодированными сгустками энергии, эдакими посланцами мысли. Слово - не что иное, как отдаленное и ослабленное эхо мысли. Ничто в мире не берется ниоткуда, и не пропадает в никуда. Если адресуешь слова кому бы то ни было, будь уверен - они до него дойдут. Рано или поздно, так или иначе. Ибо не могут долгое время находиться в информационном поле Измерения, засоряя эфир. Поэтому, эгрегоры, контролирующие этот слой поля, заинтересованы отправить их по адресу, чем скорее, тем лучше. Надо вообще осторожно высказывать пожелания, потому что бывают моменты, когда слова, сказанные тобой, могут принимать материальное воплощение. Они также являются носителями твоего биополя, той же магической энергии - и чем оно у тебя сильнее, тем больше вероятность, что пожелания сбудутся. Ты сможешь изменять реальность.
  -А что, есть люди, которые все, что не скажут - материализуют? - ужаснулся Ник. - Как тогда они разговаривают, или пользуются междометьями?
  Алайна усмехнулась:
  -Ты путаешь обычную речь с пожеланиями. Каждое высказанное пожелание - есть часть твоего сокровенного желания, а оно обладают намного большей внутренней силой, чем простые слова. Понимаешь? И чем искренней желание, тем больше вероятность, что сбудется. А еще на это влияет настроение. Ты можешь желать чего-нибудь хорошего, но с такой кислой рожей, что смотреть тошно, а можешь подкрепить таким зарядом оптимизма, что и моргнуть не успеешь, а пожелания сбудутся, не успевши сорваться с уст.
  -То-то мы моргнуть не успели, - хмуро заметил Ланс, - все таки будь осторожнее, а?
  -Подождите, подождите, - взволновалась Татьяна, - но ведь благодаря поступку Ника, мы получили доступ к магии. Ну и что, что не той, которой привыкли пользоваться, но зато она никак не влияет на равновесие данного Измерения. Так?
  -Немагическая магия? - усмехнулась Мейс.
  -Мысль здравая, - задумчиво потер подбородок Ланс, - но ты уверена, что следующий раз он не взорвет землю под ногами, или не обрушит небосвод? Знаешь, незабвенная, с самобытной силой следует быть предельно осторожным.
  -Согласен, - неожиданно сказал Дюк. - Ланселот прав - если он сам не знает, как это получилось, может не стоит пока пробовать? Но и запускать такой дар тоже не годиться. Больше никаких вспышек злости и вообще, Ник, будь эмоционально сдержаннее. А вы все не задирайте его по пустякам. И еще: если вдруг тебе Ник, так сильно приспичит, тренируйся где-нибудь на стороне?
  -Как скажете, - Николай пожал плечами, - я совсем не собирался заниматься этим специально.
  -Интересно, получается, - пробормотала Алайна, - для нас может и пустяки, а вдруг для него целая трагедия?
  -Я слышал тебя, Алайна, - внезапно заявил Ник. С учетом, что сидел на противоположном конце круга, все равно слышал тишайший шепот. - Я не хочу, чтобы вы относились ко мне как к гранате, с выдернутой чекой. Не хочу, чтобы боялись меня. Да, что-то изменилось, но я остался все таким же, как и был. Хотя если считаете меня опасным, что ж... могу уйти, - закончил он, горестно усмехаясь. Все случилось даже раньше, чем предполагал. Неужели выгонят?
  -А ведь хорошая речь, - усмехнулся Пол, - ты уходишь, мне достается твоя порция, я сыт и доволен. Девчонки меня холят и лелеют. Чем не счастье?
  Он посмотрел на Николая.
  -А если серьезно: решил соскочить? Трудностей испугался?
  -Это кто еще испугался? - начал подниматься Николай.
  -Да ты! Что за нюни, в конце концов? Кто тебя боится? Тоже мне, бэтман...
  -Понял, - поморщился Николай, - ладно, глупость сказал. Давайте забудем все, и так до фига чего наворотили.
  - Вот именно, не льсти себе.
  Все-таки стемнело. В ночи раздавался стрекот сверчков. Цикады словно раздирали глотки. Где-то неподалеку ухнул филин, или кто там еще водится в этих лесах.
  Они сидели вокруг костра и ужинали. Оленина получилась на зависть вкусная. Мейс сварила из ягод компот, и мясо запивали им. Слегка кисловатый на вкус, но явно богат содержанием витаминов, как высказалась Таня.
  Все кроме Дюка и Ника закусывали травой, что нашел Пол. Ник не мог ее выносить уже по органическим причинам, что же касается Дюка, то тот не ел ее по собственным соображениям. Временами Николаю казалось, что Хранитель ехидно улыбается, глядя на компанию. Но из-за летящих искр и отблесков костра, невозможно утверждать наверняка. Подливка из грибов тоже оказалась на славу.
  Вообщем, все занимались тем, что поглощали мясо с грибами, и запивали компотом, когда это случилось. Словно выключатель щелкнул.
  -Ты чего на меня уставилась? - внезапно спросила Алайна у Мейс.
  Та чуть не подавилась от возмущения.
  -Я?! Больно мне нужно таращится на тебя! Достаточно твоего чавканья, что отбивает аппетит не хуже, чем храпенье Пола по ночам.
  -Чего?? - взвился Ланс, - когда я храпел? Ты чего несешь?
  -А вот чего надо, то и несу! А будешь рыпаться - мозги быстро прочищу.
  -Давай попробуем, - вскочил на ноги Пол, бросая недоеденный кусок. - Давай сестренка, наконец, выясним, кто старший в семье.
  Мейс грозно сверкнув очами, в ту же секунду оказалась в воздухе. Они встали друг напротив друга, сжигая соперника взглядом.
  Ник терялся в догадках. Ситуация напомнила ту, когда Алайну с Полом сморило солнце. Но сейчас ночь! Искоса посмотрев на Татьяну, которая всегда разнимала дерущихся, удивился еще больше. Та сидела в непонятном оживлении и крепко сжимала кулаки, словно, сама участвовала в драке. Он, казалось, так и слышал возгласы: а ну поддай этому покрепче! Врежь ему!
  Алайна медленно тянулась к оружию. Не было ясно, чью сторону она выберет, но оставаться в этой ситуации безоружной ей явно не хотелось.
  Дюк молча отстранился от костра, наблюдал за сценой со стороны. Помощи от него не дождешься, определил Николай, вставая на ноги.
  -А ну, положили оружие, иначе всех приложу о землю! - довольно грозно сказал он.
  -Не каркай! - оппонировал Пол, нимало не прислушиваясь к словам Николая. - Дело семейное, сами и решим.
  -Я дерусь с победителем, - заявила Алайна, наматывая на руку судьбоносный хлыст.
  -Вы всерьез намерились устроить драку меж собой? - удивился Ник. - Что с вами? Опомнитесь, мы же одна команда!
  -Чего надо? - окрысилась на него Алайна, - разберемся?
  -Нет увольте, я не хочу с тобой драться, - заартачился Николай.
  -А я хочу! - заявила блондинка.
  -И я хочу! - поддержал ее Ланс
  -И я! - усмехнулась недоброй улыбкой Мейс.
  -И я, - сказала Татьяна, привставая с землю. - Вы меня завели. Давайте силой померимся, что ли? - она потянула руку к Вершителю, надежно связанному в рюкзачке.
  -Даже не вздумай! - закричал Николай, кинулся перехватить руку. Но Татьяна, легко и непринужденно, словно кутенка, отшвырнула его в сторону. Ник пролетел несколько метров по воздуху, со всей дури брякнулся спиной об землю. Он уже перестал удивляться происходящему. Даже тому, что Таня внезапно обрела силу супермена. Просто тупо сидел и смотрел, как его друзья начинают драку.
  У Татьяны не получилось достать Жезл из мешка (и слава богам), и она, лупила противников кулаками. Ланс пару раз зацепил ее своим копьем, но на большее рассчитывать и не смел. Его смела ударами мечей Мейс, которая тут же попала под серию выстрелов алайниного хлыста. В конце концов, воители побросали оружие и долбили друг друга, чем придется. На поляне стоял дикий рев, смех, рычание, и раздавались звонкие удары по телу.
  Ник встал. Пора положить конец этому беспределу. Он вновь почувствовал, как тело охватывает злость. Даже немного испугался, но уже за себя. Что если не совладает со вновь обретенной силой, и спалит друзей вместе с поляной?
  -А НУ УГОМОНИЛИСЬ БЫСТРО! ИНАЧЕ ВСЕХ К ЛЕШЕМУ ОТПРАВЛЮ! - он твердым шагом подошел к замерявшей от неожиданности четверке, растолкал их безо всякого труда. Каждому не пожалел отвесить по смачному подзатыльнику. Они отлетели в разные стороны, и смотрели на Ника с обидой и благодарностью одновременно. Пелена ненависти спала с глаз. Но появилась боль.
  -Чем это ты меня? - спросил Пол у Алайны, вытирая кровь с лица.
  -Сама не знаю, - чуть не плача ответила та, пытаясь застегнуть разорванный комбинезон. - У меня спина болит.
  -Что на нас нашло? - вяло спросила Мейс у Ника. У нее на лбу красовались две длинных кровоточащих царапины. Рыжая то и дело вытирала лоб рукавом.
  -ДУРЬ! - рявкнул Ник. - Сколько можно выяснять отношения путем драки?!! Вы что, белены объелись? Ты то Танюха, куда полезла? Они бы тебя в порошок стерли. А?
  -Хорош порошок, - проворчал Ланс, - так засадила, до сих пор в глазах рябит.
  -Я не знаю, - смущенно проговорила Татьяна, - меня дед раззадорил, наподдай, говорит этим лохам, ну, я и...?
  Новая беда, озадаченно подумал Николай, уже и глюки начались. Тронулись? А он почему нормальный? Неужели вампирский иммунитет сказывается? Может он уже больше не человек, раз их всех зацепило, а его нет?
  -Какой такой дедушка, милая? - как можно мягче спросил ее. С психами всегда надо разговаривать очень мягко, чтобы не пугать их раньше времени.
  -Да вон тот, - указала Татьяна на край поляны. - Он давно там стоит и смотрит на нас.
  Все разом обернулись в направлении, указанном Татьяной. Действительно, около старого дерева кто-то стоял! Далеко, Ник не смог разобрать кто именно стоит там. На всякий случай, покрепче сжали оружие в руках. Сам факт, что кто-то стоял и смотрел на них из темноты, когда все находились в невменяемом состоянии, подействовал отрезвляюще.
  -Эй, дед! - взмахнул Николай рукой. - Давай к нам! Накормим!
  Фигура неторопливо отлепилась от ствола и побрела к ним. Чем ближе подходила, тем лучше ее можно было рассмотреть. Это действительно оказался пожилой человек, одетый в какую то рваную одежду - то ли фуфайку, то ли телогрейку, вывернутую наизнанку. При ходьбе дед прихрамывал и сутулился. Правда, передвигался довольно шустро и без палки, для его то возраста. На голове застыл колтун волос, не расчесываемых, наверное, с начала века. Седые волосы торчали во все стороны: они и ниспадали вниз, и лезли за уши, и стремились вверх. Глаза бегали, и довольно затруднительно сказать, хотя бы какого они цвета. Уже почти подойдя к ним вплотную, он поднял руку и, шутя, погрозил Татьяне пальцем.
  -Ай-я-яй, дочка, зачем рано раскрыла меня? - проскрипел колючим голосом. - Я бы еще посмотрел. Давно таких развлечений не видывал.
  Мейс все еще внимательно всматривалась в сторону густой стены леса, пытаясь различить хоть одну мелькнувшую тень. Но тщетно. Ник просто повел носом, и не уловил больше запахов. Только от деда несло так, словно тот не мылся несколько лет.
  -Давай дед, присаживайся к огоньку, - усадил того Николай. - Угощайся, не стесняйся, тут все свои.
  -Спасибо, мил человек, - прошамкал дед. - Вижу что свои - чужих и то слабее бьют, - рассмеялся скрипучим смехом. Ощущения такие, словно перетряхивали песок в железной бочке.
  -Э-э-э, постой дед, - спохватился, наконец, Пол, - ты откуда взялся? Зовут тебя как? Что делаешь в такую пору в лесу?
  Дед к тому времени запихал в рот здоровенный кусок мяса и тщетно пытался что-то сказать. Но кроме мычания получалось плохо.
  -Чего пристал к человеку? - спросил Ланса Николай, - дай поесть с дороги, а потом и поговорим.
  Дед усиленно закивал на эти слова, так, дескать, так. И зашарил глазами по столу.
  -Чего дедушка? - спросила Татьяна. - Хлеба, водички? Травки попробуешь? Знаешь, к мясу хорошо идет? -протянула ему пучок псевдочеремши
  Дед, как увидел что у нее в руках, чуть не сиганул обратно в лес. Глаза вылезли из орбит, он беспомощно переводил их с одного на другого. Татьяна испуганно выронила траву, он тут же аккуратно сгреб ее со стола и швырнул в огонь. Пламя фыркнуло, благодарно приняло приношение.
  Дед прожевал мясо и покрутил пальцем у виска:
  -Ну, вы совсем уж... дикие разумные. Вы, что же... ели эту траву?
  -Да, - ответил Пол за всех, - черемша обыкновенная. Дикий чеснок.
  -Тю, глянь на него, - изумился дед, - это же "дикий нрав" или "раздорка", по-нашему. Дюже вредная трава. Звери, кто наестся ее, так и норовят на рожон полезть. Силы мерещатся им, немереные. Кто же ее из мыслящих станет есть?
  -Вот в чем дело то! - рассмеялся Николай. - Оказывается, влияет на психику. Ну, спасибо Пол, накормил. Благо хоть я есть не стал, а то поубивали бы друг друга. А вы тоже хороши, - посмотрел с укоризной на девчонок, - вкусная, черемша мол...
  -Кто же знал, - смутился Ланс, - похожа ведь, зараза.
  -У черемши листья остренькие, - продолжал поучать их дед, - а у этой, словно раздвоенное копытце на кончике. Эх вы, городские...
  -А сам кто? - пошел в атаку Пол, - сельский житель?
  -Поди-ка ты, сельский... Я лесной. Живу и кормлюся в лесу. Домик у меня здесь неподалеку. Увидал вспышку, дай, думаю, посмотрю, кто с огнем в лесу озорничает. Ну и пришел. Однако драчка была, я вам скажу! - оживился он, - загляденье! Как она тебе отвесила, а? - даже причмокнул губами от восторга.
  -Зовут тебя как? - не унимался Ланс. - И что значит - в лесу живешь? Больше жить негде?
  -Меня не зовут - сам прихожу. А насчет жилья - почему негде? - удивился дед. - Хочешь в город езжай, он здесь неподалеку, верст двести отсюда (на этих словах Пол крякнул, а Ник присвистнул). Только спокойнее мне в лесу, давно тут обитаю. Почитай с самого рождения.
  -А чего грязный такой? Вон, посмотри на себя - весь в каких-то лохмотьях, да репьях. На голове цаплики гнезда могут вить.
  -Дык спал я, - начал оправдываться дед. - А по весне проснулся, не успел еще себя в порядок привести.
  -Это сколько же вы, дедуля спите то? - настороженно спросила Мейс.
  -А вот с осени укладываюсь, так почитай всю зиму и сплю. Что еще зимой делать?
  -Так, дед, - сказал Ланселот, - давай баки не втирай. Талдычь всю правду. Кто, откуда, зачем?
  -Дык и говорю, - засуетился дед, - зовут меня Афанасий, ну, Афоня в народе. Родился в лесу, родители с местного поселения. Они еще молодыми из деревни ушли. Шибко не возлюбили их односельчане. Вишь, какое дело у них вышло, мать то одного рода, дюже знатного и почитаемого, а отец - из простого. Но любили друг друга страшно. И вот однажды...- и он пустился в такие дебри, что уже на второй минуте все запутались в именах, датах и месторасположениях.
  Чем дольше слушал Николай, тем больше сомнений закрадывалось в душу. Больно складно врет. Да и история его родителей не что иное, как вольный пересказ Ромео и Джульетты, описанной в бессмертной повести Вильяма, нашего, так сказать, Шекспира. Николай пару раз поймал взгляд Татьяны. Она тоже недоуменно поглядывала на него, вспоминая что-то знакомое.
  Ник повнимательнее всмотрелся в ночного собеседника. Ну старый, грязный, лохматый. Живет в лесу. Спит зимой, как медведь. Могут быть у человека слабости? Могут. Правда, зипунок не по сезону, и застегнут как-то не так. В чем дело, то? А-а, пиджачишко дедов застегнут справа налево, как носят женщины. Так, так, так... Какие то проблески заскользили у Николая в голове. Как он шел? Правильно, прихрамывая. На какую ногу? На левую. А если все вместе свести в кучу? Ай-да, старичок - лесовичок, ловко он их вокруг пальца обвел.
  -А ведь ты лешак, дед! - весело перебил речь гостя, Николай.
  Дед замолк на полуслове и пристально посмотрел на него.
  -Молодец, - улыбнулся в ответ леший, - как узнал то?
  -Свои способы и приемы, - уклонился от ответа Николай.
  -Как леший? Какой леший? - взбаламутились девчонки. Даже Пол немного оторопел от такой новости.
  -А натуральный, - поклонился дед. - Имя настоящее - Афанасий. А так, позвольте представиться - леший данного леса. Смотрю за порядком, чтобы зверюшек моих не обижали, да ветки не ломали. Мало ли каких дел в лесу? За всем нужен глаз да глаз.
  -Ну дед, ну, отмочил! - заржал Ланс, - а плел то, плел - мама из рода Комуфлетти, папа из Мондеков...
  -Нас как нашли? - полюбопытствовала Алайна.
  Лешак вздохнул.
  -Вот за это сердит. Но щас, смотрю, вроде нормальные hom-ы, отошел немного.
  -Чего? Не томи. Как мог на нас сердиться, если мы даже не знали о твоем существовании?
  -Поясняю же! Только на бок перевернулся - вызывают! Словно Сила какая-то подкинула на кровати - иди, мол и все. Пришлось вставать и идти. А ведь не мальчик ужо, как-никак вторую тыщу годов разменял. Зачем звал? -он уперся глазами в Николая.
  -Я? - тот аж опешил, - У меня и в мыслях не было!
  -Предупреждала ведь! - в мгновенно наступившей тишине четко раздался голос Алайны. - Осторожнее с желаниями и словами...
  -Да я как-то и не думал, - ошеломленно пробормотал Николай, - что ТАК вот выйдет...
  -Зря, милок, - прошамкал лешак, - думать, оно завсегда пользительно будет. Но, коль уж обещал - выполняй!
  -Чего обещал? - насторожился Николай.
  -Как чего? - удивился Афоня. - Ты обещал их всех, - он обвел рукой, внезапно притихших спутников, - прямиком ко мне отправить, аль не припоминаешь, что кричал в пылу битвы?
  -Советовали ведь, не злись по пустякам! - процедил сквозь зубы Пол, выразительно глядя на Николая.
  -Сами хороши, конопли какой-то налопались, чуть до смерти себя не поубивали. Что, мне сидеть сложа руки? - огрызнулся Ник.
  -Тебе придется привыкнуть к приобретенному могуществу, Николай, - наконец хоть что-то сказал Хранитель, до этого не принимавший участия в происходящем.
  -Не хочу я такого могущества! - пытался сопротивляться тот. - Хочу как лучше, а выходит как всегда.
  -Придется с этим смириться, и еще жестче контролировать эмоции - коротко сказал Дюк.
  -Так что делать будем? - напомнил о себе лешак.
  -Знаешь дед, шел бы своей дорогой, - вяло отмахнулся от него Ланс, - и без тебя тошно, видишь, что творится? Чародей на чародее и чародеем погоняет...
  -А пожалуй пойду, - неожиданно согласился Афанасий, и даже встал на ноги. - Спасибо за хлеб, соль добрые hom-ы, - поклонился и зашагал обратно в лес, но остановился на пол дороги:
  -Только боюсь, вы отсюда не выйдете. Лес знаете какой огромный? Будете себе плутать и плутать годами, покамест не одичаете. Ну, бывайте здоровы...
  -Э-э-э, дед, как там тебя... Афоня, не балуй! - заорал Пол, бросаясь в вдогонку за лешим, но тот, вроде только что был здесь, и вдруг исчез. Ланс кинулся в непролазную чащу, еще минут пять до костра доносилось чертыханье.
  -Довыделывался?! - в сердцах бросил Николаю, возвращаясь к костру. - Пропал лешак, будь неладен. Теперь точно не выберемся из леса!
  -Действительно так серьезно? - спросила Татьяна.
  -Хотелось бы успокоить, но боюсь не удастся, - вздохнула Мейс, - не стоит недооценивать силы леших. Тем более, в их родном лесу. Мы можем гулять годами, пока ему не надоест насылать мороки. А потом, либо забудет о нас, либо в болото уведет, да утопит.
  -Из-за тебя! - зыркнул на Ника Ланс.
  -Чего привязался? - вспылила Алайна. - Не лез бы со своею травой, ничего не случилось. Сам виноват, слабо признать?
  -А чего вы ее трескали, вроде не навязывал? - сопротивлялся Пол.
  -Молчи уж, чтобы тебя никто не слышал до утра! - сердито сказала блондинка. - Язык твой - враг твой. Ведь именно ты не дал дослушать альтернативное предложение лешего. Чего он хотел?
  Ланселот сконфуженно молчал. Демонстративно отвернулся от всех, лишь сердито сопел, и смотрел в сторону.
  -Мы можем хоть сейчас выслушать, - заметил Николай, поймал на себе недоумевающие взгляды друзей, пояснил, - предложение Афони.
  -Как это? - удивилась Таня, - он ведь исчез?
  -Да никуда он не делся, - Ник подбросил еще пару поленьев в костер, - вон за деревом стоит, слушает, - указал в сторону.
  -Нет там никого, - всмотрелась Мейс в указанное направление.
  -Так он же маскируется, - усмехнулся Николай, - только запах от него... - повел носом. -Афоня! Хватит дурку валять, выходи, мы согласны выслушать тебя! - крикнул он.
  Так же кряхтя, неторопливо, из леса двинулась фигурка лешего, вскоре дед доковылял до костра.
  -А ты парень не промах, - заметил Николаю, усаживаясь на прежнее место, - с тобой надо ухо в остро держать.
  -Не серчай, дед, что не дослушали, - попытался сгладить углы Ник, - угощайся, рассказывай, ночь длинная.
  -Пожалуй поем еще немного, - согласился леший, и начал набивать брюхо. Жареное мясо исчезало с катастрофической быстротой. Вскоре на импровизированном столе не осталось даже костей. Афоня сытно рыгнул, погладил живот:
  -Ну вот, немного перекусили, и то хорошо.
  Алайна прыснула в кулачок, этим движением лешак напомнил Пола.
  -Теперича к делу, - сказал леший и отряхнул пару иголок с рукава. - По началу, действительно, хотел вас поводить по своим владениям, уж больно не люблю, когда выдергивают из постели спозаранку. Но, как сказал, поостыл немного, мозгами поразмыслил и решил. Есть у меня одна работенка. Не слишком сложная, но и не совсем простая.
  -Именно так говорил Немедийский царь Гераклу, - пробормотал Николай вполголоса.
  -Балует в моих владениях одна шайка, - вздохнул леший. - С недавних пор, годиков пять почитай как. И все бы ничего, но только достали они меня. И раньше были с ними хлопоты - зверей истребляли, лес портили. Чего я только с ними не делал - и жути насылал, и по одному в трясине топил, ничего не помогало. Потом, годика три назад, объявился у них новый вожак. Приперся откуда-то с другом и девкой. Как узнал что я туточки обитаю, так целую облаву устроил. Нашел таки, подлец. Хотел чтобы я ему дружка его выходил, раненый был сурьезно. Я то, страсть как не люблю в дела hom-ские лезть. Но пригрозил совсем меня со света белого извести. Ладно, друга вылечил, и заключили с ним перемирие. Они лес не портят - я им не мешаю. Но вот надысь, опять у них беда приключилася. Девку ихнюю колдун местный, Агагюл, прихватизировал. Упер значитца в замок свой, да запер там. Сами они идти туда боятся, чародей все-таки. И опять до меня - выручай. Я им в ответ - не было уговора, чтобы снова вас выручать, да и не мое это дело. А они в крик - пожгем, дескать лес, животину всю истребим. Ну как с такими быть?
  -И все из-за девки? - усомнился Ланс.
  -Из-за нее, проклятой. Полюбовница она атамана местного, нету грит, житья без нее, что хочешь делай, но вытащи ее оттуда. Вот и подумал, может поможете мне? Сведу вас с ними, а там как договоритесь, а? -леший с надеждой посмотрел на них. - А нет, так заплутаю до смерти, - пригрозил он.
  -Ладно, дед, не пугай, пуганные, - сказал Николай. - Что за колдун, лучше скажи?
  -Обыкновенный чародей, маг, по-нашенски. Не то чтобы вельми крут, но кое-чего могет. Сидит взаперти, опыты какие-то ставит. Все хочет хам...хамункулуса вывести. Из искусственной, так сказать, среды. Замок у него недалеча тута, верст 40 с гаком.
  -А гак то большой? - полюбопытствовал Ник, памятуя несуразность размеров лешего.
  -Да не, пяток верст. Но место гнилое, как раз на болоте.
  -Дед, мы ведь по делу в ваших краях. У нас время нет в ваши разборки встревать, - сказал Ланс. - Насколько эта авантюра может затянуться?
  -Да что там делать? - удивился леший. - Завтра будем на месте. Потом ворветесь в замок, накостыляете Агагюлу (давно пора, надо сказать, наглый стал - в гости не зовет, выпить не предлагает, зазнался), хапнете энту девку, да по своим делам. День, другой от силы. Я посмотрел как вы тута друг дружку лупцуете, так сразу и подумал, что лучше никого не найти.
  -Ладно дед, понятно, - сказал Николай, повернулся к спутникам, - какие будут предложения?
  -Встрять, мы встряли, - высказалась Алайна, - если лешаку не помочь, время потеряем вдесятеро больше. Заведет ведь, в чащу и бросит. Выхода не вижу, надо ехать.
  -Я тоже согласен, - чуть помедлив, сказал Пол, - частично, приключилось из-за меня, поэтому мне и исправлять ситуацию. Опять же, не веселились давно, пора и кости размять, - заметив ироничные взгляды друзей, потер заплывший глаз, торопливо добавил, - в честной битве, имел ввиду.
  -Времени нет, - сухо сказал Дюк, - мы не можем.
  -Чую нездешний ты? - прищурив один глаз, спросил Афонасий. - Только супротив меня в лесу никто не выстоит. А если родственничков позову? А водяной, кикиморы и русалки? Нет, больше времени потеряете, когда от моих мороков будете отбиваться. И потом - уговор есть уговор! Обещали - делайте.
  -Дед, знаешь что это такое? - на всякий случай спросила Татьяна, доставая из рюкзака Вершитель. Может, получится устрашить старичка?
  -Ну палка железная, - скривился леший. - Я тебе таких, знаешь сколько насобираю, по местам боевой славы? Или оглоушить хочешь? - развеселился он.
  -Н-да, не фонтан, - вздохнул Николай. - Ладно, Афоня, поможем тебе. Завтра приведешь нас к этой шайке. А там разберемся, что к чему. Может, и спасать уже никого не надо будет.
  -Вот и ладушки, - обрадовался леший, - завтра с утра я у вас как штык!
  -Эта, дедуля, - сказал Пол, - нам бы лошадок еще тройку, не пешком же на дело идти?
  Лешак опять покрутил пальцем у виска:
  -Ты, милай, где в лесу лошадок видал? Аль, травы дурной обожрался? Одни лоси кругом.
  -Да хоть лосей ездовых, но пешком не попремся.
  -Не, точно с придурью. Кто на лосях ездиет? Засмеют ведь.
  -Поедем мы. А ты, если хочешь, можешь пешком бежать, - отрезал Пол, - Короче, лосей под седло, и еды какой-нибудь. Иначе, сам штурмуй замок.
  -Ладно, - почесал затылок леший, - придумаем чего-нибудь, - и исчез.
  -Утро вечера мудренее, - сказал Николай, - давайте укладываться, завтра тот еще денек выдастся.
  -Что-то у нас, как не денек, так тот еще, - проворчала Алайна, но пошла распаковывать спальные мешки.
  ....................................................................................................................
  
  -А, вот лосей кому? - радостно возвестил голос Афони, чуть свет. - Вставать будете, али так грузить, сонными?
  Ник приоткрыл один глаз. На поляне мирно паслись три лося, нет, лосихи, пощипывая траву. Не оседланы конечно, кто же шьет седла под лосей? Но зверюги высокие и спокойные. Сам леший восседал, на ком вы думаете? На зайце! Правда, этот заяц не уступал в росте пони. Пушистый зверек, и вот он то как раз - под седлом!
  -Ешкин кот! - проговорил Ланс, рассматривавший эту кавалькаду другим глазом. - Где же ты такого надыбал, старче?
  -Ровесник мой, - гордо сказал леший, - раньше все такими были. Потом почему-то, измельчали. Болели, наверное, много. И не ешкин кот, а зайец. Ешкиных котов почитай и не осталось вовсе. Так... один где-то бродит среди болот и все.
  -Ой, какой милый! - завизжали девчонки, кинулись потискать зайку.
  -Но-но, - Афоня чуть сжал ногами бока зверька, тот сделал опасливо пару шагов назад. Прижал уши и стал косо посматривать на приближающийся комитет по встречи с зайцами, в лице женских представителей. - Зверюга пуганая, может и взбрыкнуть.
  Ограничились рассмотрением диковинного чуда природы с близкого расстояния. Зайец фыркал и сопел ноздрями, аки лев рыкающий.
  
  Ехали, практически не останавливаясь. Делали только передых на обед. Лоси бежали прытко, но неровно. Правда, Ник и так не привыкший к верховой езде, особой разницы между лосихой и лошадью не чувствовал, да признаться и недолюбливал последних - посередине неудобны, а по краям опасны. Леший вел их какими-то, только ему известными, тропами. Местами так запущенными и заросшими, что приходилось возвращаться назад.
  -Давно не хаживал тута, - оправдывался Афоня, - учета и контроля никакого... с такой жизнью то.
  Но, так или иначе, километров десять в час делали. Ближе к вечеру зайец лешего встал на склоне.
  -Опять заблудился, старый? - усмехнулся Ланс, подъезжая к нему.
  -Приехали, - дед указал вниз, - вон тама, через пару-тройку верст и будет ихний лагерь. Я туда не поеду, сил нет смотреть на них.
  Николай внимательно глянул под горку. Тропа шла по пустынному склону, но далее терялась в густых зарослях.
  -А не перестреляют нас в этих кустах? - усомнился он.
  -Могут, - радостно закивал лешак, - они все могут. Особенно с тех пор, как у них появился новый атаман. Удумали сторожевые посты строить на подступах к лагерю, так что утыкают стрелами точно ежика.
  -Куда же ты нас гонишь? - ледяным голосом спросила Мейс
  -Придумаете что-нибудь, - успокоил их Афоня, - hom-ам проще договорится, чем лешим.
  -С нами ты, однако, быстро общий язык нашел, - заметила Таня.
  -То вы, а то они, - разъяснил леший. - Думаете я магов от простых смертных не отличу? Эх, молодежь... Ну, будем прощаться. И главное, сделайте так, чтобы они меня больше не тревожили, иначе разозлюся по-настоящему. И напоследок: наложил я заклятье на вас, пока энту девку не спасете, бессмысленно даже искать дорогу из леса.
  -Ну даешь, Афоня! - возмутился Ланс. - А если ее давно прибили? Мы что, так и будем до конца жизни по твоим владениям скитаться?
  -Не прибили, - успокоил леший, - жива. Агагюл в жены хочет взять, дабы посредством ее выродить на свет своего хам...хамммункулюса, тьфу, язык сломаешь пока енту гадость выговоришь.
  И сделав на прощанье ручкой, повернул зайеца назад, и задал стрекача.
  -Он серьезно насчет заклятья?
  -Серьезно не серьезно, а есть слово - честь. Обещал - делай. Все просто.
  -Поехали потихоньку, - тронул лося Николай, - посмотрим, что там за сторожевые посты.
  Один за другим медленно спускались со склона. Пол осторожно раздвинул ветви зарослей, преградивших путь, осмотревшись, въехал внутрь. Остальные спутники осторожно скользнули в образовавшуюся щель. Лес как лес. Кругом деревья. Никаких признаков жилья и вообще, человека.
  Ехали минут тридцать, выбирая дорогу, но придерживаясь направления, указанного лешим. Встали передохнуть на какой то поляне, по периметру окруженной деревьями.
  -Чего-то не видать никого, - начал кипятится Ланс. - А не в болото ли нас погнал?
  -Нет, - сказал Ник, вдыхая запах носом, - рядом живут люди. Чую дым от костра.
  -Странный ты стал в последнее время, - заметила Алайна. - Запахи за лиги стал чуять...
  -А вот так и стоим как встали! - внезапно откуда-то сверху раздался молодой веселый голос. - Дергаться не советую, ибо...
  В то же мгновенье над головой у каждого просвистела стрела и ткнулась в ствол дерева.
  -А мы и не дергаемся! - быстро сориентировавшись в обстановке, крикнул Николай вверх. - Мы как раз к вам и ехали! Проводите-ка к атаману!
  -Шустрый больно, как погляжу, - с верху начал спускаться парень в зеленой одежде. Вскоре добрался до нижнего сука, и уселся на нем, болтая ногами, но по-прежнему держа в руках арбалет. На вид ему 22-23 года. Чумазое лицо с торчащими во все стороны волосами, и белоснежная улыбка. - Если что, на вас нацелено восемь стрел, каждому по одной.
  -Нас шестеро, - заметила Алайна.
  -А про запас! - рассмеялся парень. - Ладно, шутки в сторону. Кто такие, куда путь держим, чего везем? Оружие предлагаю начать сдавать прямо сейчас, медленно опускаете на землю и отходите в сторону.
  -Я же объясняю, - Ник медленно опустил автоарбалет на землю, - ехали к вам, помочь в одном деле.
  -Откуда знаете про наши дела? - насторожился парень.
  -Леший рассказал, - поморщился Пол. - Кончай волыну тянуть, веди к шефу, время поджимает.
  -Леший, говорите? - задумчиво произнес собеседник, - а откуда мне знать, что не врете? Ребят вроде вас, давно в этих краях не видно. Уж не легавые ли?
  -Пропала у вас девка... утащил ее колдун местный, Агагюл... в замок не лезете, от великой храбрости наверное?- саркастически заметил Пол.
  -Кто же к чародею сам в пасть лезет? - удивился парень. - Это только атаман наш лихой ветер, а мы хлопцы осторожные.
  -Оно и видно, - заметила Мейс. - Стоять долго будем?
  -Может вас прямо здесь порешить? - как бы сам с собой продолжал разговаривать парень.
  -Ага, давай, - поддакнул Ник, - потом только сдадут тебя твои же парни, что сидят сверху. Обрадуется атаман, когда узнает, что прибыла помощь, а ты ее всю расстрелял?
  -Да-а, прав чужак - проблема подбора кадров, - вздохнул разбойник. - Ладно, доедем до атамана, он разберется, что за помощь такая.
  Коротко свистнул. Словно по команде, сверху посыпались остальные дозорные. Каждый одет в короткий зеленый камзол и такого же цвета брюки. Нику сразу вспомнилась комедия про Робин Гуда и мальчиков в трико. Все это напоминало фильм Мела Брукса. Бородатые "мальчики" вывели из зарослей по лошади, один собрал оружие. Таня предусмотрительно засунула Жезл подальше, на дно рюкзачка. И после того как главный дал команду, процессия тронулась.
  Ехали молча, лишь разбойники изредка переглядывались и коротко хмыкали в бороды. Вскоре показался палаточный городок. Около домиков стояли треноги, почти на каждой висел котел, в котором что-нибудь да варилось. Проходы между палатками (скорее палатки напоминали промежуточный вариант между щитовыми домиками и шалашами), содержались в чистоте. Народ вывалил на центр, посмотреть кого поймали. Ник и его друзья ощутили на себе слишком много внимания. Что касается остальных, то они может и привыкшие, но Николай почувствовал себя неуютно под пристальными в