Шерус Серст: другие произведения.

Кикиморы и кабали

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Иван узнаёт о себе много нового, но всё же остаётся в неведении.


Кикиморы и кабали.

  
   Поднялись шухер и суматоха.
   - Кикимора! - вскрикнула Ира, всмотревшись куда-то, и, серной перепрыгивая через кусты и выброшенные рекой топляки, рванула туда. Следом за ней побежал и Женя.
   - Кеша попался! - ойкнула Ольга. - Светка, побежали, они вдвоём не справятся.
   - Идиот, - процедила Светлана. - То уводну в тачку посадить хочет, то к кикиморе в лапы полезет. Кто его звал к реке, что он там забыл? Лена, Иван, вы вообще проинструктировали этого чудика, чтоб он не шлялся где ни попадя?
   - Светка, как можно быть такой злюкой! Она ж его сожрёт! - взорвалась Оля, безнадёжно махнула рукой и тоже бросилась туда, откуда неслись Кешины крики. Прогулочным шагом, чертыхаясь и ворча, двинулась за всеми и Света.
   Олимпийское спокойствие хранили лишь Никодимус, Флёра, Фёдор Тимофеевич, которые испытующе смотрели на меня. Глаза Лены стремительно наполнялись смесью тревоги и каких-то непонятных мне надежды и ликования.
   Меж тем слепящий свет в моих глазах медленно померк, а затем и вовсе погас. Возможность анализировать происходящее вернулась, во всяком случае, в той степени, чтобы понимать, что проблемы надо решать по мере их поступления. Поэтому я решил отложить все расспросы на потом и побежал выручать Иннокентия.
   - Ваня, береги себяааа!..- донёсся до меня крик Лены. - Погоди, я с тобой!!!
   Тело заработало на автопилоте - быстро осознал я. Сила и ярость прибавлялись на глазах, а ноги двигались, как у беговой лошади. Я отлично видел в темноте, а способность удивляться происходившему со мной, похоже, была блокирована каким-то мудрым участком головного мозга. Всё воспринималось как данность, как нечто должное. Я лихо обогнал Свету (невеликое достижение), потом Олю. Вот и кромка воды.
   Ноги Кеши уже полностью были в реке. Бедняга вцепился руками в куст ивняка и не кричал, а выл - дико, без слов, словно перепуганное животное. Ира торопливо делала пассы руками, шипя сквозь зубы: "Сгинь, гадина! Убирайся, тварь!", а Евгений швырял в кикимору камнями, причём каждое попадание вызывало сверлящий уши визг и вой. Судя по пшикам и поднимавшемуся от воды пару, камни в полёте успевали раскалиться.
   Кикимора была омерзительна. Она напоминала скелет, одетый в драный халат из плоти. То тут, то там выпирали то кость, то полусгнивший внутренний орган. Глаза водяной нечисти светились тусклым гнилушечным светом, а исходивший от неё тошнотворный запах гнилой рыбы и тления вызывал рвотные позывы. Пальцами обеих рук кикимора явно мёртвой хваткой впивалась в Кешины лодыжки.
   Где-то через полминуты, проведённые мной в оцепенении, к Ире присоединились Ольга и Светлана. Ведьмы словно хлестали кикимору невидимыми плётками. Та дико завизжала и перестала волочить Кешу к себе, но хватку не ослабляла. Несчастный уже не мог орать и, по пояс в воде, лишь стонал в каком-то полузабытьи, отчаянно сжимая ветки ивы.
   В это моменту меня в голове словно что-то взорвалось, наполнив тело яростью и мрачным торжеством. Я очнулся, осознав, что стою по колено в воде рядом со зловонным порождением топей и болот. Ещё через долю секунду пальцы мои сжали осклизлую пупырчатую голову кикиморы и раздавили её, словно спелую ягоду. Черепушка, издав гнусное чавканье, распалась, обратившись в пригоршню слизи, перемешанной с чёрными осколками кости. Расползлось в мерзкий кисель и декапитированное тело. Ира и Евгений тут же выволокли Кешу из воды, а меня вывернуло наизнанку.
   - Какой превосходный экземпляр, - послышался бесстрастный голос Никодимуса.
   - Ванечка, как ты?!
   Не щадя ни туфелек, ни платья, Лена вбежала в воду и припала ко мне, обнимая и целуя.
   - Выйдем отсюда.., - еле смог выдавить из себя я.
   - Как трогательно, - всё тем же холодным голосом проговорил Посторонний. - Иногда я завидую вашей эмоциональности. Но ни разу ещё это "иногда" не длилось дольше секунды.
   Он засмеялся, словно отщёлкивая костяшки счётов.
   - Принцесса читает об апаше, апаш - о принцессе, - бросила Флёра. - Я, напротив, готова отдать половину знания и силы за капельку бесстрастия.
   Ира и Ольга трясли и хлопали по щекам Кешу. Евгений достал из внутреннего кармана пиджака плоскую флягу, поднёс к губам пострадавшего.
   -Хлебни, сын Уробороса!
   Кеша закашлялся и дико выпучил глаза. Присевшая на пенёк Света съязвила:
   - Жалко родственницу, а Женя?
   Ревенант взвился:
   - Мудрейшая Флёра, по какому праву эта фифа надо мной издевается? Femme de luxe себя строит? Так Лукреция Борджиа почище была, я вам всем скажу.
   - Не сомневаюсь, - обрубила Флёра. - Успокоились, оба! Плавник лучше пособирайте, сушиться будем. Светлана, без разговоров, Ольга, помогай. Ира остаётся с профаном. Новобрачных не трогаем. Всё.
   Явно незлобливый по природе ревенант уже минут через пять накинул на плечи озябшей Свете свой пиджак. Та благодарно кивнула.

***

   Мы с Леной сидели на расстеленном плаще Никодимуса, любимая гладила мне волосы, повторяя лишь "как я всё угадала". Удивляться её словам я ещё не был способен. Меня словно выжали наизнанку, ощущение безразличия и опустошённости полностью застилали окружающую действительность. Я безвольно опустил голову на плечо Лене.
   Флёра встала передо мною, откинула капюшон, открыв светло-пшеничные кудри.
   - То, что ты сейчас сделал, это красиво, но неэкономно. Всё равно, что подавить пулемёт водородной бомбой. Но это ничего, подучим.
   Твёрдой походкой она подошла к по-рыбьи глотавшему воздух Иннокентию.
   - Хорош, нечего сказать. Зачем к реке пошёл, дурачок?
   Флёра положила руку на голову Кеше, отчего глаза того сразу налились мыслью, а страдальческое выражение понемногу сошло с лица. Никодимус и Фёдор Тимофеевич завели длинную беседу на неведомом мне наречии.
   - Ну, этим там обнимаются, целуются...а мне что? Скучно стало, я и решил прогуляться. А потом слышу "Кеша, Кеша", и голос такой ласковый...
   - Всё понятно. Благодари судьбу, что это была кикимора, а не твоя знакомая с остановки. Не факт, что даже мы с Никодимусом тебя отбили бы. Ну, ничего. Скоро страдания твои утешатся. А, Рыжик?
   Флёра шутливо взъерошила волосы смущённой порозовевшей Ире. Меж тем Евгений, Света и Оля вернулись, неся нехилые охапки веток, щепок и палок, и ссыпали свои трофеи в кучу. Старшая ведьма вперила в неё взгляд кобальтовых глаз, рядом с которыми Светины напоминали дистиллированную воду, и вскоре по древесине затанцевала саламандрочка. Взметнулось белёсое пламя, осветив всё вокруг, стало жарко.
   - Пойдём, Вань, - повлекла меня Леночка, - простыть боюсь.
   Силы восстанавливались, во всяком случае, настолько, чтобы ноги начали двигаться, а жена могла взять меня под руку без риска повалить. Меж тем в сознании творилось что-то непонятное. В ушах звучала негромкая мелодичная музыка, я долго искал её источник, пока не догадался поднять глаза к небу. Я мог поклясться, что это звучали луна и звёзды! Так сходят с ума?!
   - Молодой человек, Вы читали Платона? - всё тот же ехидный голос Фёдора Тимофеевича, зависшего рядом со мною подобно краснопузому вертолётику.
   - Ну, у меня был в универе курс философии...семестр.
   - Почитайте, в Вашем новом положении это будет полезно!
   Глаза мои свободно видели в темноте. От луны, помимо музыки, исходили какие-то испарения. В реке кипела жизнь, некие полупрозрачные или, напротив, непроницаемо тёмные сущности вершили свои повседневные дела и делишки. Рыбы оживлённо жестикулировали плавниками, флиртовали и отплясывали танцы, а раздувшийся утопленник, лёжа на дне, штудировал толстенный фолиант.
   Лена явно понимала, что со мной происходит, потому что вела себя очень бережно и предупредительно. Она вела меня к костру, словно опытный наездник молодого пугливого коня; я даже не ожидал подобных телячьих нежностей от своей крутобёдрой бойкой, острой на язык жёнушки.
   Мы сели у костра в кружок, Фёдор Тимофеевич привычно устроился на плече Лены, Никодимус, скрестив ноги по-турецки, обосновался напротив нас. Флёра сбросила плащ, подстелив его под себя. На старшей ведьме было плотно облегавшее фигуру платье, точно сшитое из серебряных нитей, и высокие рыжеватые сапожки.
   - Посмотри-ка на Ивана внимательнее, Никодимус, будь добр. Я на 99 процентов уверена, что Лена права, но надо убедиться.
   Взгляд Постороннего уже не вызывал никакой дрожи.
   - На этом лице была Гиппократова маска. Он точно делал шаг за врата жизни.
   - Я же говорила, я же говорила! - Лена захлопала в ладоши.
   - Не может быть! - воскликнул Женя. - Я в нижнем мире всех знаю. Не было его там отродясь!
   - Тихо вы! - рявкнула Флёра. - Продолжай, Никодимус.
   - Его образ остался нетронутым, память сохранилась, в отличие от ревенантов, кикимор или упырей. Он не может менять свою внешность. Это раз. Он вернулся в мир живых, но Уроборос отпустил его. Это два. Он утратил смертное тело, но не тело вообще, это три.
   - Итак?
   Голос и лицо Флёры выражали высшую степень нетерпения, руки мяли и комкали подол платья. Глаза и рты ревенанта и ведьмочек, кроме обнимавшей мои плечи Лены, напоминали коллекцию букв "о", Кеша же погрузился в какую-то блаженную отрешённость от мира.
   - In summa: чароплётка Елена права. Это кабали.
   Флёра удовлетворённо кивнула головой.
   - Но их же больше нет! - подала голос Светлана.
   - Один неглупый профан сказал, что факт - самая упрямая в мире вещь, - парировал Никодимус.
   - Это я и подумала, когда Елена рассказала мне об Иване. Поэтому я попросила её показать своего парня, но так, чтобы он не знал об этом. В условленное время я пришла в кафе, где они проводили вечер.
   Хм, а точно. Кроме неопределённости с возрастом Флёры меня мучило ещё и ощущение, что я её где-то видел. На лица я очень памятлив. Ну конечно! Та солидная дамочка в длинном оливковом пальто, которая вошла через полчаса и устроилась за соседним столиком, цедя американо. То-то мне казалось, что она всё приглядывается к нам. И Лена тогда вела себя малость скованно.
   - Я несколько раз на пару секунд улавливала следы маски Гиппократа на его лице и в то же время понимала, что это не ревенант и не упырь. Потом всё снова исчезало. Так и не смогла принять какое-то решение...
   - Уж я бы сходу поняла, если что, - обиженно протянула Лена. - Он живой и тёплый. Но тогда, на даче, он точно раскрылся, на секунду, но раскрылся.
   - Теперь я уверена на все 100. А значит, - Флёра потёрла ладони друг о друга, - Лена, Света, Ольга, Ирина, вы уходите из "Brocken Airlines". Чтобы послезавтра написали заявления, все четыре. Катать тележки и обеспечивать связь с ячейками есть кому и так. Ковен в моём лице создаёт временную рабочую группу из вас, Евгения и Ивана. Ты одобряешь моё решение, Никодимус?
   Посторонний кивнул.
   - Тебя не даром зовут Мудрейшей, о, Флёра! Капитул Посторонних в моём лице одобряет это решение.
   - Курировать вас будем мы оба.
   Евгений, Ира, Ольга и Света наперегонки затараторили:
   - Вспомните пророчество!
   - Король - мертвец!
   - Возвращение Королевы - Феникса!
   - Нагльфар! Армия мертвецов!
   - Последняя битва!
   Флёра горделиво приосанилась.
   - Фёдор Тимофеевич!
   Она протянула вперёд левую руку, на которую сел наставник Лены.
   - Блестящая работа. Вы отличный наставник, и вырастили из этой девушки настоящую ведьму с зорким глазом. Ваше кураторство окончено. Подумайте до завтра, какой награды Вы желаете.
   Фёдор Тимофеевич молча склонил чёрную головку.
   Флёра встала, Никодимус подал ей лазурный плащ, в который она весьма эффектно завернулась.
   - Теперь-то архонты у нас попрыгают. Северу и Югу возвещаем, Западу и Востоку говорим: война у порога, и выиграем её мы! Раньше я верила в это, теперь знаю.

***

   Зародившийся во мне бесёнок протеста за время этих разговоров вырос во вполне солидного демона, не Лапласовского всезнайку, но весьма крупного, рогатого и задиристого.
   - Так, ребята и девчата, - начал я. - Вижу, Вы тут все на одной волне. Но мне-то что делать, а?
   - Ваня! - прошептала Лена.
   - Подожди, - силы почти вернулись ко мне, и тем крепче я злился. - Меня тут, смотрю, уже и в народном хозяйстве использовать решили. Война ещё какая-то. А вообще-то я сюда жениться приезжал. И то только потому, что ты очень просила.
   Флёра молча улыбалась, Никодимус был всё так же бесстрастен.
   -ТАК МОЖЕТ БЫТЬ КТО-ТО ОБЪЯСНИТ, ЧТО ЗДЕСЬ ПРОИСХОДИТ? КАК Я УБИЛ ЭТУ ТВАРЬ? ПОЧЕМУ У МЕНЯ В УШАХ ИГРАЕТ ЦЕЛАЯ КОНСЕРВАТОРИЯ? ПОЧЕМУ ВЫ ГОВОРИТЕ, ЧТО Я УМИРАЛ?
   Меня трясло от бешенства.
   - Сядь, Иван, - мягко сказала Флёра. - Я объясню тебе. Пока вкратце, иначе мы просидим тут ни одну неделю, потом постепенно и подробнее. Нет, конечно, можно организовать подвоз еды сюда, по нужде бегать в лес, а мыться и стираться в речке, но вот держать столько времени репеллентный купол не получится. Нас банально заедят комары.
   - "Потом", - буркнул я. - А если никакого "потом" не будет? Если я не пожелаю никого из вас, кроме Лены, видеть, и заживу своей жизнью?
   Флёра пожала плечами, потом невозмутимо поправила волосы.
   - Тебя никто не неволит. Лену тоже. Ковен возлагает на неё большие надежды, но сможет обойтись без неё. И она без ковена тоже. Ведьм - одиночек полно, хотя я считаю, что спасение наше только в корпорации. Она сможет дальше летать, работа сложная, но интересная, соглашусь. Мы не будем считать её врагом и предателем, будем общаться и встречаться на праздниках. Но я обязана тебя предупредить кое о чём: никто из ушедших от судьбы этому в итоге не порадовался.
   - Судьбы нет! - встрял в разговор окончательно оклемавшийся Кеша. - Мы сами создаём свою судьбу.
   Задрав штанину, он мрачно созерцал синяки от пальцев кикиморы.
   - Охренеть, это похлеще чем в "Сиянии".
   - Я рада, что с тобой всё в порядке, сын Уробороса, - ласково проговорила Флёра. - И отчасти ты прав. В повседневной суете нет места судьбе. Феникса не интересуют мелкие людишки. Они, ты верно заметил, сами строят свою жизнь. Как могут, так и строят, во всяком случае, меня не впечатляет. Но иным людям он вручает свой дар. Это и называется судьбою.
   - Стоиков читайте, стоиков! - проворчал Фёдор Тимофеевич.
   Старшая ведьма села рядом со мной.
   - Ты кабали, Иван. Так зовут людей, погибших до того, как они выполнили своё предназначение. Их Феникс возвращает обратно в мир, даруя им своё тело взамен смертного. И над ними уже не имеет власти Уроборос, как не имеет он её над всеми, кто умер.
   Флёра перевела дух и продолжила:
   - Раньше кабали были нередки. Людей было мало, для многих миссией становилось оставить на земле хотя бы потомство. Но сейчас это не проблема. В мире массового человека почти нет сверхзадач, люди похожи друг на друга, как медяки. Смерть любого из них не изменит в мире ничего. Поэтому уже лет двести никто не встречал ни одного кабали.
   - Восстание масс! - пискнул Фёдор Тимофеевич.
   - Именно. Ты можешь отринуть свою судьбу. Но Феникс быстро поймёт это и заберёт у тебя тело. Сознание же твоё пополнит ряды псевдосущих, превратившись в ларву. Эоны иллюзорного бытия, наполненные лишь бесплодным сожалением об отвергнутом подарке! Говоря языком твоего времени, ты станешь голограммой, Иван. Есть и другой вариант. Уроборос снова закогтит тебя и затолкает в то, что осталось от смертного тела. Так начнётся твоя карьера упыря - будешь убивать и высасывать одиноких путников, пока не нарвёшься на кол или серебряную пулю. Елене одной, думаю, тоже будет несладко.
   Я сглотнул. Из услышанного до меня дошло лишь то, что особого выбора, похоже, нет. Обвёл глазами Лену, Свету, Евгения, Олю, Иру, Никодимуса - все лишь кивали, подтверждая слова Флёры. Нда, это называется, прокатился домой с дачки.
   - Хорошо. Если я приму этот самый дар, что со мной будет? Пройду, так сказать, свой путь.
   - Как минимум станешь героем в том смысле, который вкладывали в это слово древние греки. Найдёшь своё местечко в вечности, и само гераклитово пламя будет тебе нипочём. А так, Феникс щедр на награды, так что у этой лестницы нет предела.
   - А Лена?
   - Иван, насколько я знаю, ты не раз говорил Лене, что вы теперь одно? Говорил, Лена? - лукаво спросила Флёра.
   Жена кивнула.
   - Такие слова слышат не только люди. Тот, кто любит, должен разделять участь того, кого он любит. Сколько раз ты перечитывал эту фразу, а?
   - И какова же, по-Вашему моя судьба?
   - Иван, не разочаровывай меня! - звонко расхохоталась старшая ведьма. Фёдор Тимофеевич презрительно прожужжал. Никодимус поднял очи горе.
   - И всё же?
   - Решать тебе, но я бы сказала, что судьба твоя в красивом платье сидит рядом с тобою и хочет поцеловать.
   Что тут скажешь? Флёра была права.
   - Остальное чуть позже, - она поднялась и накинула капюшон. - Ты, кажется, говорил, что приехал на свадьбу? Вот и давай веселиться! Айда к тебе, Женя!
   - Для меня будет честью принять Вас, о, мудрейшая Флёра, и Вас, Никодимус! - склонился ревенант.
   - Ещё один только вопрос! - взмолился я.
   - Да, Иван, - обернулась Флёра.
   - Как это было?
   - А что ты видел и слышал, когда выпил лунной воды?
   - Свет...визг тормозов...
   - Так. А фраза про грузовое такси ничего тебе не говорит?
   Она и это знает. Так. Пятничные посиделки на работе. Пьяный в дымину, я набираю номер на мобильнике. Стоп. Дальше что? В том-то и дело, что не знаю. Очухался-то я уже дома в кровати.
   - Ты так и не смог вызвать такси, вышел из офиса и пошёл домой пешком. На переходе тебя сбил джип. Была глубокая ночь, так что никто ничего не видел. Водитель вывез твоё тело в лес и там закопал. Но, поверь мне, это уже нисколько не важно.
   Флёра коснулась моего плеча.
   - А с ним что делать?
   Света кивнула головой в сторону Кеши.
   - Вопрос, - отозвалась старшая ведьма. - И на старуху бывает проруха.
   - Вы прекрасны в любом возрасте, мудрейшая Флёра, - куртуазно вступил в беседу ревенант.
   - Навести морок и почистить память, - продолжила Света. - Пусть дрыхнет в машине, а потом увезём его домой. Очнётся в постельке и решит, что с перепою видел странный сон. Делов-то!
   Ира взвилась разъярённой кошкой:
   - Ну ты и стерва, Светка!
   - Света, так нельзя. Он вообще-то свидетель у Ивана, - прибавила рассудительная Ольга.
   - Именно. Значит, так: берёшь его на поруки, Ира, - резюмировала Флёра. - Я не застала тех времён, когда нерадивую ведьму или назойливого профана можно было превратить в жабу. Но всё равно жизнь вам обоим, если что, я смогу осложнить крепко. Так что смотрите у меня!
   Она полушутливо, полусерьёзно погрозила Кеше и Ире пальцем.
   - Ладно, гасите костёр и по машинам.
   Евгений залил кострище остатками лунной воды, и вскоре мы все уже вернулись туда, где оставили автомобили. Рядом с жигулёнком Лены и Светиным подержанным шевроле стоял видавший виды советский газик. Никодимус забрался в него, галантно подал руку Флёре. Завёлся мотор, и через секунду внутри машины утробно заурчал Линдеманн:

Ist doch so gut gewuerzt

Und so schoen flambiert

Und so liebevoll

auf Porzellan serviert,

Dazu ein guter Wein

Und zarter Kerzenschein,

Ja, da lass ich mir Zeit,

Etwas Kultur muss sein

  
   Газик сорвался с места, звонкий голос Флёры перекричал музыку: "Догоняйте!"
   - Фигасе у вас начальство музон гоняет, - хмыкнул Кеша.
   - Всё это было бы с тобой, не ухайдакай Иван кикимору. Я немецкий в школе учила, - не удержалась-таки Света.

***

   Машина ехала, управляемая фамильяром, а в голове моей роился сонм вопросов. Чисто по-женски Флёра сумела наговорить с три короба, не сказав почти ничего. Те крохи, что она выдала мне, вызывали только новые "что" и "почему". А этот Никодимус? Бойся тех, кто молчит и внимательно слушает!
   Впрочем, посмотрев на безмятежное счастливое личико Лены, я решил взять себя в руки. Какой смысл терзать себя загадками без ответа? Флёра права, у нас свадьба, а значит, будем веселиться. Все проблемы на потом!
   Праздник оказался великолепен, мы веселились от души. Особенно поразил меня красочный фейерверк, устроенный саламандрами и сильфами. Евгений установил в своей резиденции мощнейшую стереосистему, так что стены домика сотрясались то от современных мелодий, типа Voodoo People (очень в тему!), то от антикварных менуэтов и паван, которым нас учили Флёра и Никодимус. И быть мне ларвой, если, танцуя со старшей ведьмой, я волновался сильнее, чем обнимая в пляске стан любимой!
   - Секрет гидромерии утрачен, но, поверьте, винцо превосходное! - перекрикивал музыку ревенант, поднося нам с Леной в перерывах между танцами бокал за бокалом. Ира меж тем почти не отходила от Кеши. Тот вскоре достал из кармана флэшку с любимой музыкой.

I hold the torch ov Heraclites, -

   рычал голос пана Нергала.
   - Гераклит - это дело, - буркнул Евгений.
   Домой мы вернулись где-то после восьми утра. Лена на автопилоте умылась и тут же отключилась, я же всё сидел в другой комнате, рассматривая фотографии и картины на стенах: портреты Тарковского, Линча и Ивана Павлова, Ботичелллиево "Рождение Венеры". Киприда - не богиня, а девушка, озябшая и смущённая, стройная и трогательная в своей красоте и беззаступности - казалась мне воплощением поглощавшего меня мира закатной магии, мира Елены и Флёры.
  

Апрель 2018 г.

Комментарии

   Femme de luxe (франц.) - "женщина - люкс", шикарная женщина.
   In summa (лат.) - в сумме, в итоге.
  
   В произведении использованы песни рок-групп Rammstein и Behemoth.
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Грин "Горничная особых кровей" (Любовная фантастика) | | Н.Королева "Стажировка в Северной Академии" (Фэнтези) | | Я.Ясная "Академия Семи Ветров. Спасти дракона" (Любовное фэнтези) | | В.Десмонд "Золушка для миллиардера " (Романтическая проза) | | О.Обская "Проснуться невестой" (Любовное фэнтези) | | Жасмин "Несносные боссы" (Романтическая проза) | | А.Минаева "Королева драконов" (Любовное фэнтези) | | С.Елена "Пламя моей души" (Приключенческое фэнтези) | | Anna Platunova "Искры огня. Академия Пяти Стихий" (Приключенческое фэнтези) | | М.Генер "Волк для Шарлотты" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"