Шестакова Елена Аркадьевна: другие произведения.

"Белый танец, белый танец..."

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Парень познакомился с девушкой, у которой погиб жених на Чеченской войне.

  Каждую весну мать "пилила" своего великовозрастного сына Андрея за то, что никак не может он вовремя съездить на кладбище к могилке бабушки - подкрасить надпись на памятнике, посадить цветы да просто вспомнить о старушке. Самой матери добираться туда было не под силу: болели ноги, пошаливало сердце. Обычно к середине мая Андрей наконец проникался чувством долга и в один из выходных ехал на автобусе до старого кладбища. Место это он искренне не любил: малолюдное, унылое, запущенное. Там не могли развеять печаль даже светлые берёзы, а люди, если и встречались, казались молчаливыми тенями, не имеющими отношения к солнечному миру, шумящему за оградой погоста.
  Вот и нынче Андрей хотел побыстрее управиться с делами, убрать кое-какой мусор, оставшийся после таяния снега, и больше не появляться здесь. Вдруг он услышал совсем близко жалобные всхлипывания. Метрах в пяти от него за светлой оградкой на низенькой скамейке сидела девушка и тихонько плакала. Парень пригляделся и увидел, что холмик, над которым грустила она, совсем свежий, недавний. Девушка была очень хрупкая, вся какая-то воздушная, с пушистыми светлыми волосами, падающими на плечи. Ну почему её оставили одну плакать здесь? Неужели никто не мог её утешить, пожалеть, хоть как-то ободрить? Над чьей могилой она плакала? Андрею захотелось подойти к ней и отвлечь от грустных мыслей. Но какой повод мог он придумать для того, чтобы нарушить её уединение и печаль?
  Он нерешительно двинулся к девушке, остановился у ограды, сказал тихо:
  - Извините, ради Бога. Вы не могли бы минут на пятнадцать одолжить мне лопатку. Я бы вскопал землю для посадки цветов.
  Девушка подняла на него серовато-зелёные глаза, в которых прятались боль и тоска, и ответила почти равнодушно:
  - Да, конечно, возьмите вон там.
  Вскоре он снова подошёл к ней и увидел, что плакать она перестала, но глубоко задумалась, не замечая ничего вокруг. Он слегка кашлянул, положил лопату у скамейки и спросил нерешительно:
  - Могу я чем-нибудь помочь?
  Девушка отрицательно качнула головой, помолчала, потом спросила:
  - А у вас там кто?
  - Бабушка, - заговорил Андрей, приободрившись.- Я её очень любил. Она такие пироги пекла, пальчики оближешь. И сказки мне, маленькому, перед сном рассказывала не хуже Арины Родионовны. А если упаду, коленки разобью, не только йодом мазала, но лечила какими-то добрыми приговорами. Пошепчет над ссадинами, подует на них, сразу вся боль уходит. Когда умерла, я так плакал. Теперь вот каждую весну езжу, цветы сажаю... А у вас тут кто?
  - А у меня жених, - вздохнула девушка и отвернулась, пытаясь незаметно смахнуть со щеки слезинку. - Здесь ещё бабушка и дедушка Димы похоронены. Рядом место оставалось. Вот его и положили...
  - Но почему? Он же совсем молодой, - осторожно спросил Андрей, взглянув на фотографию симпатичного темноволосого юноши.
  - Он в Чечне погиб, ему всего 22 года было. Теперь никого и не удивишь этим, привыкли. Насмотрелись смертей по телевизору, начитались газет про всякие ужасы, смирились, будто так и надо, если мальчики не возвращаются домой с войны. Скосила их пуля где-то вдали, на Кавказе, на чужой стороне. А по-настоящему больно бывает лишь немногим - тем, кто своих близких потерял. Плачут об убитых солдатах мамы, жёны и невесты, у отцов на висках седина пробивается. Но почему-то никак не кончается эта проклятая война! Мне друг Димы рассказывал, как тот в бою погиб. Рано утром десантники на двух "Уралах" и БТР поехали на зачистку в какое-то село. И попали в засаду. Боевики такой огонь открыли, сразу половина ребят полегла: даже в бой не успели вступить. А когда подоспела помощь, почти никого в живых уже не осталось. Те, кто в БТР сидел, заживо сгорели. Вот ужас-то! Ну почему же всё так страшно, так непоправимо в нашей жизни? И не спасает даже любовь.
  Девушка низко опустила голову. Андрей взял её за руку и сказал, пытаясь утешить:
  - Ну, что теперь делать? Значит, судьба такая...
  - А мне судьбой предначертано быть вечной невестой и всю жизнь приходить сюда, к Димке. Иногда мне кажется, будто моя душа обожжена в том бою. Мне с подругами идти в кино или на дискотеку больше не хочется. Всё равно уже никогда мне весело не будет. Знаете, песня есть такая - "Белый танец". Она будто про меня. Там девушка продолжает ждать своего парня, который погиб в Афганистане. Она не может в это поверить! И танцует одна в пустом зале, как будто бы с ним. И повторяет, как заклинание: "Возвращайся, возвращайся от обугленной границы. Не могу я в белом вальсе со своей бедой кружиться". Я заметила: в жизни многое повторяется: Афганистан, теперь вот Чечня... Парни гибнут, а их невесты остаются со своим горем и одиночеством. Почему так?
  Не было ответа на её горестный вопрос, и Андрей не нашёл ничего лучшего, как предложить:
  - А хотите, я вас приглашу в кафе? Можно будет потанцевать, и тогда станет легче, потому что вы будете кружить в белом вальсе не со своей бедой, а...
  Он осёкся, сообразив, что говорит что-то не то. Неуместно было сейчас предлагать девушке такое. Но она, кажется, поняла его правильно, покачала головой и сказала:
  - Спасибо вам. Но я ни с кем и никогда не хочу больше танцевать. Потому что раньше танцевала только с Димкой.
  
  Май опушил берёзы свежей листвой, а в июне таинственные тени от деревьев накрыли кладбище какой-то особенной, печальной аурой. Теперь Андрей ездил сюда каждое воскресенье только лишь затем, чтобы увидеть Валентину - ту самую девушку, хрупкую и печальную. Они часами могли сидеть вместе и разговаривать о жизни и смерти, о судьбе и Боге, а иногда о Димке, который в речах Валентины всегда представал как живой, жизнерадостный и добрый парень, который словно бы отлучился куда-то на минутку, но скоро придёт и присядет рядом, вступит в беседу.
  Валентина рассказала, что она хочет стать учительницей младших классов, потому что очень любит детей. А ведь если работа в радость - это уже половина счастья. Другая половинка - в семье, в близких людях. Но не каждому собственная семья и счастливая любовь судьбой предназначены. Вот если бы Димка был жив, они могли бы создать дружный, весёлый, радостный и тёплый дом. Но нет больше солдата - о чём же мечтать?
  Андрей тоже поведал всё о себе. Да, собственно, и рассказывать-то было не о чем. Закончил "технолог", работает в одной из фирм программистом. Мама все уши прожужжала о том, что пора бы ему жениться. Да пока никак не получается. Вот и вся небогатая биография. Может, самые интересные и значительные события ждут его впереди?
  
   В то злополучное воскресенье Андрей приехал на кладбище пораньше. Ещё издали он увидел, что около Димкиной могилы происходит что-то не совсем обычное. Там орудовали трое мужчин, явно не похожие на родственников. Двое раскурочивали светлую оградку, а третий, совсем молоденький, стоял на стрёме и смотрел, чтобы им никто не помешал. "Значит, это и есть пресловутые сборщики цветных металлов, - с неприязнью подумал Андрей. - А для них ведь ничего святого не существует даже на кладбище". Он замер, затаился возле большой берёзы. Что же теперь делать? Как им помешать? Ведь мужчин трое, а он один. Если сунешься с увещеваниями - получишь по зубам, а толку не добьёшься. Надо бы найти служителей кладбища и попросить их навести порядок. Вот только есть ли они на старом погосте? Тут всё так позабыто-позаброшено, травой заросло. Андрей всё-таки решил идти на поиски подмоги, как вдруг увидел такое, что заставило его без раздумий, без оглядки на последствия броситься вперёд - к Димкиной могиле. Младшему из вандалов, как видно, надоело стоять без дела и глазеть по сторонам, он решил поразмяться, покуражиться над чьей-то памятью. Поднял с земли ломик, молодецки размахнулся и хотел уже изо всех сил ударить по памятнику, прямо по фотографии, с которой, улыбаясь, смотрел Димка. Такой беззащитный, такой молодой, хотя его уже и не было на белом свете. Но он по-прежнему оставался милым для Валентины. Сейчас лицо его разобьётся вдребезги от удара, и тогда по Валиному сердцу полоснёт ещё одна боль, нахлынет беспросветное отчаяние.
  Забыв об опасности, Андрей крикнул громко и яростно:
  - Стой! Стой, гад!
  И метнулся вперёд. Парень замер, не успев ударить. Удивлённо повернулся к Андрею. А тот уже перемахнул через оградку, вырвал лом из рук парня и отбросил в сторону. Мужики угрожающе двинулись к Андрею.
  - А ну вали отсюда, пока рёбра не переломали. Да побыстрее, - рявкнул старший, бородатый детина лет пятидесяти, по внешнему виду очень смахивающий на бомжа. - Видали мы таких заступников.
  - Может, он родственник? - неуверенно спросил парень.
  - Всё равно пускай убирается. Милиции тут нет, копалей нет. Что он сделает один-то против нас?
  - Я буду драться насмерть! - сказал Андрей глухо. - Это мой брат здесь лежит, ясно? Я его в обиду не дам!
  И он встал спиной к памятнику, как бы закрывая его собой от злой, разрушительной силы этих нелюдей.
  - А мне хоть брат, хоть сват,- рыкнул бородатый и размахнулся для удара.
  Андрею удалось отпрянуть, и он беспорядочно замахал кулаками, пытаясь отбиться от троих мужчин. Но драться он не умел. Понял, что расправа будет короткой. Промелькнула мысль о Валентине. Будет ли она плакать о нём так же, как о Димке? Будет ли жалеть, вспоминать?
  Неожиданно он услышал звуки, доносившиеся откуда-то со стороны: громкие мужские голоса и пронзительный девичий крик. Кладбищенские грабители вдруг засуетились, прихватили инструменты и бросились бежать, оставив Андрея у памятника. Он привалился спиной к холодному граниту и сполз вниз, уронив голову на холмик могилы. К нему подбежали двое мужчин и Валентина, его Валечка. В глазах девушки он успел заметить ужас, панику, отчаяние и...- сияние радости! Наверное, оттого, что она с помощниками всё-таки подоспела вовремя, отогнала от Андрея беду. И не случилось непоправимое...
  
  Свадьба была немноголюдной, но какой-то очень тёплой и доброй. Родственники и друзья поздравляли молодых, угощались, танцевали и пели. Тамада поставил кассету с красивой музыкой и торжественно провозгласил:
  - А теперь белый танец! Дамы приглашают кавалеров. Ну а невеста - жениха!
  Валентина в прозрачной фате и воздушном белом платье с улыбкой подошла к Андрею и сказала:
  - Пойдём, Андрюша. Это наш с тобой белый танец. Мы будем кружиться вдвоём - ты и я.
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"