Шестерина Надежда Сергеевна: другие произведения.

Знакомое лицо

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Любовь, детективная линия, страдания и приколы. Бывший контрабандист пытается начать жить честно. Но вот тут-то и настигает его наказание судьбы за не очень чистое прошлое.

Знакомое лицо.

На Дионе был великий праздник. Не каждое десятилетие случается такое значительное событие, как бракосочетание единственной дочери короля планеты. К тому же, ни у кого не вызывало сомнений, что принцесса Дая и ее избранник составляли прекрасную пару.

Выбор жениха - для каждой девушки дело серьезное и ответственное. А если эта девушка - принцесса и наследница дионского престола, то тут уж степень ответственности зашкаливает за все мыслимые и немыслимые пределы. Ведь тот, кого она выберет в мужья, в будущем станет королем целой планеты.

Но выбор, сделанный Даей, не вызывал сомнений ни у кого, даже у ее принципиальных и консервативных родителей. Разве можно подозревать в чем-то героя, который спас их планету? Наверное, только такой мужественный, умный и непревзойденно дипломатичный человек как Зарион только и мог предотвратить войну, не сулившую Диону ничего, кроме потери независимости и бессмысленных жертв. Несомненно, он станет принцессе достойным мужем, а в будущем - достойным правителем.

И все-таки, был один человек, слегка сомневающийся в выборе Даи.

- Ты уверена, что тебе нужен муж с таким прошлым? - шепотом спросил Зарион свою невесту. Аэрошатер, в котором они сидели, медленно и торжественно плыл по воздуху к очередному храму во главе растянувшейся на много километров свадебной процессии.

- Абсолютно, - улыбнулась принцесса. - Ты заметил, что аэрошатер короля и королевы следует за нашим, а не впереди? Этим жестом мои родители показывают народу, что будущее планеты для них важнее настоящего. И для меня, конечно, настоящее и будущее важнее прошлого.

- Но ты же знаешь, кем я был.

Улыбка Даи стала озорной.

- Когда мы познакомились, я поняла, что мне знакомо твое лицо и я где-то его уже видела. И потом вспомнила - на Квадрионе. Когда я летала туда последний раз, на всех улицах висели объявления "Разыскивается государственный преступник" - с твоим портретом. Тебе повезло, что за этот год на Квадрионе полностью сменилась власть, и нынешнему королю нет до тебя никакого дела.

- Ты готова выйти замуж за преступника?

- Зарион, прошлое есть прошлое. Оно никогда не вернется.

- Да, не вернется, - он коснулся губами ее руки. - Благодаря тебе.

Процессия плыла над толпой размером с целый океан. Дионцы оккупировали ближние башни и крыши всех окрестных домов. Люди радостно размахивали флагами, цветами, головными уборами и просто руками, крича "Ура!", "Слава!" и "Да здравствует!..". Но кое-кто совсем не радовался в этот счастливый для всего Диона день.

"За что вы так жестоки ко мне, о боги? И чем заслужила вашу милость именно она? Почему одной принцессе вы дали любовь, уважение и счастье, а другой - презрение, изгнание и предательство? Она любит тебя героем, Лучезарион Чужестранец - и ты женишься на ней. Я любила тебя никому не нужным бродягой - ты предал и забыл меня. Мне осталось только броситься вниз с этой высокой башни, откуда открывается такой прекрасный вид на твой свадебный кортеж. В свой самый счастливый день ты убил ту, которая ради тебя потеряла все самое дорогое..."

- Девушка, вам плохо? - кто-то участливо погладил ее по руке.

Это оказалась невысокая старушка с бархатными карими глазами. Черты круглого морщинистого лица выдавали в ней уроженку Октавиона.

"Странно...Кажется, я где-то уже видела эту женщину...Но где и когда?"

- Не печальтесь, Ваше Высочество.

- Вы меня узнали?

Старушка улыбнулась:

- Как можно не узнать красавицу Корде-Рио, принцессу Квадриона?

- Бывшую принцессу...- горько усмехнулась Корде-Рио. - Поверила проходимцу, опозорила свое имя, родным отцом изгнана с родной планеты. Любимый человек обещал за мной вернуться, но вместо этого я нашла его здесь женихом и почти мужем другой женщины. И не принцесса, и не жена... Я - никто.

- Полно, Ваше Величество. Рожденная принцессой остается ею до самой смерти.

- Смерть - единственное, чего я сейчас хочу.

Старушка совсем по-матерински покачала головой.

- Если дочь владыки Квадриона столь малодушна, неудивительно, что отец ее низложен...

- Замолчите! - вспыхнула принцесса-изгнанница. - Мне безразлично, кто вы - ни один смертный не смеет называть моего отца малодушным!

- Ваше Высочество, разве желать собственной смерти - не малодушие?

- Это мое малодушие, и оно больше никого не касается. Будущего у меня нет. Умереть - единственное, что я сейчас могу сделать.

- Нет, - снова покачала головой старушка. - Не единственное.

- Что же еще?

- Ваше Высочество, ведь ваша истинная мечта - вовсе не смерть. На самом деле вы хотели бы оказаться сейчас на месте принцессы Даи.

Печальный взгляд Корде-Рио уперся в свадебную процессию.

- Если бы это было возможно...

- Вы когда-нибудь слышали про октавийских отшельников?

- Только легенды. Якобы эти люди владели такими знаниями, которые современным ученым даже не снились. Но существовали ли отшельники на самом деле...

- Мой дед был одним из них. Незадолго до смерти ему удалось создать вот это, - старушка извлекла из старомодной сумочки небольшой пузатый флакончик с карамельно-желтой жидкостью. - Но за всю жизнь ни моим родителям, ни мне не понадобилась помощь этого вещества. А вам оно может пригодиться.

- Что это?

Корде-Рио посмотрела на флакончик со скрытым недоверием. Любую принцессу с детства учат опасаться незнакомцев с выгодными предложениями.

- Дед назвал его "психофизический синтезатор". Вещество, которое делает сознание способным физически изменять внешний облик человека. То есть, принявший синтезатор некоторое время будет как бы обладать искусством самопластики.

В бытность квадрионской принцессой Корде-Рио случалось видеть "хамелеонов" - людей, в совершенстве владеющих искусством самопластики. По своему желанию они могли принять облик любого человека, существующего или не существующего. Но чтобы стать "хамелеоном", нужно было отказаться от привычной жизни и не один десяток лет посвятить сложным тренировкам не только тела, но и души.

- Синтезатор поможет вам принять облик принцессы Даи, - продолжала октавионянка. - И вы с легкостью займете ее место. Мечта исполнится.

Корде-Рио холодно улыбнулась:

- Как все просто... А что будет делать настоящая принцесса?

- Несчастный случай. По старой традиции на второй день после свадьбы молодые посещают Первый Город Диона - точнее, то, что от него осталось. Принцесса, конечно, захочет показать мужу подземные лабиринты. А там много колодцев и прочих опасностей...Да вот, убедитесь сами, - незнакомка извлекла из недр платья потрепанную карту и мягко вложила ее в руки принцессе..

- Убить Даю?

- Путь королей к престолу иногда может быть усыпан розами, а может - и чужими жизнями. Те, в чьих жилах течет королевская кровь, убивают во имя своего пути и имеют на это право. Такова судьба.

- Сколько длится действие синтезатора и насколько долговечен эффект?

- Вы станете "хамелеоном" минут на десять после того, как выпьете содержимое флакона. Желательно иметь перед глазами объект перевоплощения - для полноты сходства. Принятый облик останется с вами навсегда, а прежний станет частью прошлого.

- Я больше не смогу стать такой, как сейчас?

- Мне думается, Ваше Высочество, что будущее рядом с любимым человеком и положение наследницы престола лучше, чем прошлое всеми покинутой принцессы-изгнанницы.

Корде-Рио впервые посмотрела своей собеседнице прямо в глаза.

- Сколько вы хотите за флакон?

- Понимаете, Ваше Высочество, мне сейчас практически не на что жить, и...

- Понимаю. Сколько?

- Девять десятых от того, сколько у вас осталось.

- Деньги ваши.

"Если эта женщина подослана нынешними властями Квадриона, чтобы отравить потенциальную претендентку на престол, зачем было отговаривать меня кидаться с башни? Хотя, возможно, перед тем, как успешно выполнить задание, она решила получить и от меня денег. Что ж, если здесь яд - я ничего не теряю. - думала Корде-Рио, ощущая в ладони холодное стекло флакончика. - И все-таки, где же я раньше видела эту старушку?"

Вечером этого же дня из здания дионского космодрома Љ 1 вышли, а точнее - буквально выбежали, трое мужчин. К ним тотчас же подлетели два аэромобиля со значками дионской службы внутренних дел.

- Привет! Что так долго? - спросил один из водителей стройного ясноглазого человека, самого высокого и представительного из всей тройки.

- Метеоритные потоки, чтоб им ни дна ни покрышки! - вместо того, к кому был обращен вопрос, быстро заговорил явно нервничающий коренастый брюнет с давно не стриженой шевелюрой. - Эта гадина каким-то макаром успела раньше проскочить, а нам пришлось болтаться в пространстве и ждать, пока каменный дождик кончится. Всю операцию провалим, итишкин пистолет!

- Не суетись, Евген, - осадил его ясноглазый. - Программу своих действий ты знаешь, так что флаг в руки - и вперед. Ей тоже время понадобится, чтобы найти объект.

- Она на все способна, - проворчал Евген, запрыгивая в аэромобиль.

- К резиденции славных монархов Диона, - сказал ясноглазый, вместе с коллегой забираясь в другую машину.

Праздничный вечер был в самом разгаре. Дая с любопытством наблюдала за теперь уже мужем. Зарион азартно и задорно сражался с гостями в одну из дионских подвижных игр.

- Ваше Высочество, - тихо позвал сзади голос слуги, - Их Величества просят вас подойти в Комнату Важных Встреч. В одиночестве.

Ничего не понимая, принцесса знаком объяснила вопросительно взглянувшему на нее мужу, что должна ненадолго отлучиться.

- Дая, с тобой хотят поговорить представители октавионской службы охраны порядка, - лицо у отца было какое-то слишком серьезное. У сидящей рядом с ним королевы - тоже.

Из-за стола поднялся высокий человек с ясными глазами.

- Добрый вечер, Ваше Высочество. Позвольте представиться: Назар, старший лейтенант октавианской службы охраны порядка, отдел межпланетных правонарушений. А это - мой коллега, специалист нашего отдела, Арсен, - он указал на тоже поднявшегося невзрачного человека в очках.

- Добрый вечер, господа Стражи, - это было традиционное обращение к охранникам порядка, принятое повсеместно в Туманной Восьмерке. - Надеюсь, после того, как вы объясните мне, что случилось, вы будете гостями на моей свадьбе?

- С удовольствием, если успеем, - кивнул Назар и обратился к королю с королевой.- Ваши Величества, с принцессой нам необходимо поговорить наедине. Вы уже все знаете.

- Да что же случилось? - Дая постаралась не выдать, что начинает волноваться. Вспомнились сегодняшние слова Зариона...- Надеюсь, ваш визит не связан с прошлым моего мужа?

- И да, и нет, - развел руками старший лейтенант. - Мы прибыли на Дион, чтобы поймать опасную преступницу. Взгляните, - он протянул Дае фотографию. - Имен у нее очень много, так что перечислять бессмысленно. Между собой мы называем ее Ведьмой.

- Что-то непохожа, - Дая разглядывала доброе лицо старушки с карими бархатными глазами.

- То-то и оно! Не встречалась ли вам случайно сегодня такая бабушка?

- Нет.

- Между тем, она сейчас на вашей планете в этом городе, мы знаем точно, - говорить продолжал Назар. Арсен молчал, изредка кивая и смущенным движением поправляя очки.

- Чем же она опасна?

- Страшная женщина. Спекулирует...мягко говоря сомнительными веществами, выдавая их за чудодейственные снадобья. То, что покупатели умирают, Ведьму, само собой, не волнует. А на этот раз она особенно отличилась. Не только сбежала из октавионской тюрьмы, но и ухитрилась украсть из экспериментальной лаборатории два препарата. Продать их она собирается здесь, на Дионе - это мы знаем точно.

- Меня, конечно, ваша новость не обрадовала, - кивнула принцесса. - Но все-таки, почему вы сообщаете ее мне, да еще в такой секретной обстановке? И причем здесь Зарион?

Внезапно откуда-то раздалась музыка - государственный гимн Диона. Извинившись, старший лейтенант выхватил из кармана-невидимки плоскую трубку телефона.

- Назар! - завопила трубка голосом Евгена. - Она успела!

- Успокойся . У нас есть план "Б", если ты не забыл.

- Помню.

- Так что ж ты всполошился? Сам говорил, что план "Б" интереснее, вот и радуйся. А то улетели бы, толком планету не посмотрев. Так что действуй, как договаривались, и держи связь. Все.

- Насчет вашего мужа, - вернулся ясноглазый к разговору с принцессой, - у нашей службы претензий нет. Но вы, конечно, знаете, что год назад на Квадрионе его разыскивали как государственного преступника? (Принцесса кивнула). А за что - знаете? (Она покачала головой). А ведь он не совершал никаких государственных преступлений. Тем не менее, владыке Квадриона (как вы наверняка знаете, это был вспыльчивый и непредсказуемый человек), зачем-то понадобилось объявлять рядового контрабандиста чуть ли не врагом государства.

- Но зачем?

- Хороший вопрос. А вам Зарион ничего не рассказывал о том, чем занимался на Квадрионе?

- Рассказывал. Но мне бы не хотелось...

- Спокойствие. Квадрионским спецслужбам сейчас не до вашего мужа, а октавионским и своих забот хватает. Вы, конечно, знаете, что в прошлом Зарион промышлял контрабандой?

- Да. Но я не выспрашивала подробностей той жизни. Видите ли, у Зариона изменилось мировоззрение, он стал другим человеком. Мне не хотелось лишний раз напоминать. А...разве кроме контрабанды было что-то еще?

Назар кивнул, иронично дрогнув уголком рта.

- Было. Не волнуйтесь, это не страшно. Просто вот тут и начинается самое интересное...

Корде-Рио очень спешила. Неизвестно, в котором часу Дая и Зарион (как больно произносить их имена вместе!) будут сегодня в Первом Городе, а ей нужно быть там намного раньше. План, родившийся этой ночью, был уже продуман до мелочей.

Главное - успеть.

Она поднялась ужасающе рано. Гостиница мирно спала, и Корде-Рио видела только сонная горничная, которой бывшее высочество сдало номер. Но, конечно, горничную нисколько не интересовало, куда это постоялица собралась в такую рань, а тем более - почему решила съехать досрочно.

Корде-Рио зашагала к выходу. Снова и снова прокручивая в мыслях детали задуманной операции, она глядела себе под ноги. Поэтому не заметила открывшуюся прямо перед ней дверь, буквально налетела на вошедшего, вздрогнула и уронила свой чемоданчик.

- Ой! - Корде-Рио испуганно уставилась на невысокого невыразительного очкарика.

- Извините, - вежливо улыбнулся он. - Это я виноват...

В лучах утреннего солнца древние руины выглядели уныло и неприглядно. Сплошное нагромождение каменных глыб - бесформенное, беспорядочное, бессмысленное.

- Наверху совсем неинтересно, - вздохнула Дая. - Давай спустимся, я покажу тебе подземные лабиринты. Карта есть, защитные пояса мы проверили.

Зарион не стал спорить, хотя и считал, что не заложить из-за религиозных соображений хотя бы опасные колодцы - несусветная глупость. Но Дая объяснила, что Город много лет считается святыней, и никакие, даже самые маленькие изменения здесь недопустимы. Переделать хоть что-нибудь - значит осквернить и навлечь на себя серьезные неприятности.

Надевая защитный пояс, Зарион машинально подумал, что шахтеры Мониона за эти замечательные приспособления отдали бы любые деньги. Прекрасная штука - создает силовое, магнитное и амортизирующее поле, вмонтирован ультразвуковой передатчик. С таким поясом ни обвал не страшен, ни потеря, а уж заблудиться - только если что-то испортится. На Монионе официально запрещены октавионские товары, что для знающих людей - не проблема...Зарион тряхнул головой, прогоняя ненужные мысли.

По очередной дионской традиции (о том, что предстоит назубок выучить их все, Зарион старался не думать) фонари в Первом Городе зажигать запрещалось - только факелы.

- Почему ты так пристально на меня смотришь? - вдруг спросила Дая, когда они осторожно спускались по щербатой каменной лестнице.

- Стараюсь понять, почему ты все утро бросаешь на меня странные взгляды, - прямо ответил он.

- Я...- Дая замялась. - Я хотела задать тебе нескромный вопрос...Но, наверное, потом, не здесь...

- Что ты! Да это самое лучшее место для разговора по душам - никто не подслушивает и не надоедает с церемониями.

- Скажи, за что тебя объявили государственным преступником на Квадрионе?

Сперва он молчал. Потом открыл рот, чтобы что-то сказать, но передумал и промолчал еще несколько минут.

- Зарион! - наконец, не выдержала Дая.

- Забыла? - Зарион в мгновение ока превратился в саму невозмутимость. - Ты же взяла с меня обещание не вспоминать о прошлом.

- А бывшие контрабандисты всегда держат свое слово? - лукавые ямочки на ее щеках появились и пропали.

Внутри Зариона шевельнулось что-то неприятно холодное. На какую-то секунду ему показалось, что Дая все знает.

- Только если помогают морально устойчивые жены! - он снова был весел и невозмутим.

- Ха-ха! Ну, а все-таки?

- Что - все-таки?

- Зарион, ты - не государственный преступник. Ты просто не мог им быть! Ну, признайся честно - ты рассказывал пошлые анекдоты про короля-самодура, а доносчик сработал оперативно.

- Вот видишь, и рассказывать нечего!

- Значит, это правда, Зарион? Правда?

"Я не могу ей врать, - мучительно признался он самому себе. - Но рассказать о Корде... Черт побери, почему у меня не амнезия!"

- Смотри! - ахнула Дая. Их факелы осветили гранитную стену - белым вакуумным маслофломастером на ней кто-то вывел загадочное: "Вчера, сегодня, завтра..." и пририсовал стрелу, указывающую вперед.

- Совсем свежая, - определил Зарион - Дети, наверное, развлекаются.

- Какие дети?! Ты что!!! - на лице у Даи было неописуемое беспокойство. - Да сюда ни один дионский ребенок под страхом смерти не пойдет! Первый Город принимает только совершеннолетних членов королевской семьи. А что-то писать на стенах...на такое не способен даже самоубийца!

- Значит, кто-то не очень местный решил спрятаться от кого-то очень местного... И боялся заблудиться.

- Пойдем.

- Куда? Ты что! - он едва успел схватить жену за руку. - Даже не думай.

- Зарион. Никому, кроме нас, даже охране, сюда заходить нельзя. Я, принцесса и будущая королева, столкнувшись с оскорблением священного прошлого своей планеты, назад не отступлю. Ты - мой муж, будущий король.

- Послушай, - голос его стал таким же твердым и суровым. - Это "оскорбление священного прошлого" какое-то подозрительно явное. Кстати, сколько претендентов на твою руку остались без надежды?

- Ты что... - ее тихий полушепот разрезал тишину, как лезвие - бумагу. - Ты что...не сможешь меня защитить?

Встретив через несколько шагов точь-в-точь такую же надпись, они уже не удивились. Это только заставило их ускорить шаг. Далее "Вчера, сегодня, завтра ->" стало встречаться только перед развилками коридоров, обозначая нужный выбор

- Так я и знал, - зло сказал будущий король Диона, когда на очередной развилке белая надпись раздвоилась вместе с коридором.

- Значит, их было двое и они разделились, - предположила Дая.

- Не факт. Может, это один человек обнаружил тупик, вернулся и пошел другим путем. А может, их не двое, а больше...Первый Город же не охраняется. Дая, я прошу ради твоей собственной безопасности: вернемся.

"У меня что-то плохое предчувствие", - хотел добавить Зарион, но промолчал. Ситуация и так до зубной боли напоминала... нет, не фильм, а его собственные похождения в бытность контрабандистом.

- Чего ты боишься? Оружие у нас с собой. Как члены королевской семьи мы имеем право выстрелить в любого, кто покажется нам подозрительным. Сейчас мы разделимся, и...

- Дая, нет. Одну я тебя не отпущу.

- Тогда жди меня здесь.

Он осветил фонарем ее лицо и снова пристально заглянул в лиловые глаза.

- Ты не хочешь, чтобы я шел с тобой. Почему?

- Сам же говоришь: мало ли, кто там. Если что - я позову тебя на помощь.

- Если мы пойдем вместе, не придется никого звать.

- Да, - она не отвела глаз. - Возможно, потому, что мы не успеем...

- Тогда первым пойду я.

- От перестановки слагаемых...

Сумма не меняется. Зарион представил, как идет вперед в одиночестве, зная, что жена осталась позади, и в любую минуту из темноты на нее может наброситься...Но если вперед отправится Дая, будет то же самое. С той лишь разницей, что Зарион будет стоять, в любую минуту готовый броситься на помощь...Да, пожалуй, так лучше. К тому же, он сам не пожелал бы этим типам встретиться сейчас с принцессой Диона. Стрелок она превосходный, обладает способностью видеть в темноте. Факел - это так, для романтики.

- Ладно, иди. И погаси факел, чтобы не привлекать внимания. Если что...

И все-таки это нестерпимо - стоять в темноте, напрягая слух и подозревая во вражеских намерениях каждый малейший звук. Знать, что Дая идет по лабиринту совершенно одна, подвергаясь неизвестно какой опасности неизвестно от кого. К этому и без того мерзкому состоянию вскоре добавились размышления о том, что дионяне, должно быть, не просто из-за суеверного страха обходят стороной Первый Город. Людей не так легко провести, во все времена рождались смельчаки, не признававшие запретов. Возможно, как раз по следам одного из них сейчас идет Дая.

Но жители Диона, хоть и известны по всей Туманной Восьмерке своей религиозностью и преданностью тысячелетним традициям, все же не дремучие дикари, а вполне цивилизованные люди. И если ВСЕ дионяне от мала до велика считают нужным смотреть на это место издали, и то лишь по большим праздникам, а королевские особы посещают два-три раза за всю жизнь, одним суеверием это не объяснить. Должно быть что-то еще...

...Дая вскрикнула только один раз.

Стараясь ни о чем ни думать, Зариона почти пролетел по коридору, следуя белым указателям. И едва успел затормозить, выбежав на овальную площадку обрыва.

С площадки открывался вид на огромный каменный зал. До пола - несколько метров отвесной стены. А там, внизу, неподвижно светлеет распластанное женское тело...

- Дая!!! - акустика в зале была хорошая, и эхо под сводами долго не могло успокоиться. Но, наконец, тишина вернулась, и снизу послышался слабый стон:

- Где я? Что случилось?

Когда ему удалось спуститься, она была без сознания, но дышала, и вообще оказалась целой и невредимой. Видимо, пояс не совсем вышел из строя и все-таки смягчил падение.

Ароматическая мазь подействовала только в аэрошатре по дороге в резиденцию. Дая открыла глаза.

- Осторожнее, не двигайся, - Зарион заботливо поправил бархатные подушки. - Тебе больно? Никогда не прощу себе, что отпустил тебя одну!

Вместо ответа она судорожно сжала его руку.

- Зарион! - в прекрасных лилово-лучистых глазах действительно была боль, но не телесная. - Я люблю тебя!

- Я тоже, тоже, - он бережно обнял ее.

- Но, кроме этого, я больше ничего не помню, - жалобно всхлипнула она над его ухом. - Не знаю даже, кто я такая. В голове - пустота...Мне страшно.

- Назар! Какого веника ты вырубил трубу? Итишкин пистолет! Звоню битый час! Спите вы там с Арсеном, что ли?

- Попрошу без двусмысленных намеков! Как хорошо, что я вовремя отключился, иначе ты сорвал бы самую красивую часть операции...

- Так вы уже?

- Думаешь, ты один такой работящий? Докладывай обстановку.

- Ведьма пока не засветилась ни в одном из контролируемых пунктов.

- Плохо. Скажи ребятам, пусть держат ушки на макушке, и предупреди, что я скоро поменяюсь с тобой местами.

- Угу.

- Не "угу", а "есть", голова садовая. Слушай последний приказ, самый важный. Если ты в ближайший час посмеешь потревожить мой сон, я расскажу твоей маме, что ты не работаешь над чистотой своей речи.

- Итишкин пистолет, Назар!!

- Вот-вот, и об этом тоже. До связи.

Придворному врачу сказали только, что принцесса упала со скалы. Оказалось, ничего не сломано, и вообще все в порядке. Самая малость - участился пульс и слегка поднялась температура. Но конечно, это потому, что она переволновалась. Постельный режим, полный покой на пару дней - и все будет хорошо.

Зарион старательно кивал в такт словам медика. Но мысленно все больше мрачнел.

Хорошо еще, король с королевой вчера отбыли на Трион. Иначе как бы он им объяснил такое сложное совпадение: свадьба - несработавший амортизатор - амнезия? Его тесть и теща, конечно, люди хорошие. Но прежде всего они - политики. А когда единственная наследница престола теряет память, да еще при таких сомнительных обстоятельствах, к тому же фактически без свидетелей...

Конечно, Зарион и Дая еще никому не открыли правды. Но если в ближайшее время память не восстановится...

"Неплохое начало медового месяца" - совсем сумрачно подумал Зарион.

Вдоль стен поднимались аккуратные штабеля видеодисков. Принцессе было необходимо посмотреть на свою жизнь до замужества. Надо ли говорить, что любая принцесса практически с самого рождения привыкает жить в постоянном окружении видеокамер...

Вот Дая, сидя в кресле, весело улыбается и машет рукой в камеру. Вот - общается с журналистами - сначала без помощи пресс-секретаря ведет свою пресс-конференцию, потом дает отдельные интервью. Вот она занимается в спортзале гимнастикой, стреляет в тире из ружья...

Корде-Рио нажала паузу, откинулась на подушки. В который раз за сегодняшний день все происходящее показалось жутким сном. Неужели это было на самом деле - старушка с октавионским снадобьем, первобытно-холодный гранит лабиринта, испуганно-огромные глаза Даи, ее обмякшее тело и его бесшумное падение в провал, перевоплощение, Зарион?..

Бывшая принцесса Квадриона, навсегда утратившая прежний облик, тряхнула головой, чтобы избавиться от мыслей, несших неуместный, ненужный и какой-то слепой страх. Нельзя расслабляться! На волнение, сомнения и воспоминания нет времени. За максимально короткий срок нужно затвердить наизусть, впитать в себя тысячу мелочей - манеры, привычки, увлечения и антипатии Даи. Чтобы вернувшиеся родители ни на секунду не усомнились в том, что перед ними - родная дочь. И, самое главное, чтобы различия не заметил тот, ради кого она пошла на такое - Зарион. Если слишком долго изображать амнезию, он обязательно заподозрит неладное. Возможно, он уже сейчас задумался над этим. Нет, нет, нет! Квадрионских принцесс с малолетства обучают наблюдательности и актерскому мастерству. Два дня - и к принцессе Дае вернется память, а вместе с ней - покой и счастье рядом с любимым человеком.

Принесли ужин.

"Проклятье! Как я не догадалась посмотреть видеозаписи с торжественных приемов и обедов?!"

- Ни за что не соглашусь ужинать без тебя, - сказал вошедший Зарион.

"Дае" стало слегка не по себе. Что, если он уже подозревает ее, и ужин - это проверка? Человек может забыть всю свою жизнь. Но вкусы, любимая и нелюбимая еда - нечто большее, чем память.

Принцесса грустно вздохнула:

- Совершенно нет аппетита.

- Но ты не ела весь день!

Она так же грустно пожала плечами.

- Ну нет, ты не отделаешься! Вот я лично просто умираю от голода. Но пока ты не поешь хоть чуть-чуть, к еде не притронусь.

- Зарион! - кажется, она хорошо скопировала укоризненный взгляд Даи.

"Муж" подвез к ней передвижной столик. И встал позади него, сложив руки на груди.

- Посмотри - я заказал все твое самое любимое.

Как бы не так. А вдруг здесь на самом деле то, что Дая терпеть не может... не могла?

"Сейчас я проснусь..."

- Ты смотришь так, словно думаешь, что я собрался отравить тебя.

- Ты что! - "Можно и так сказать..."

Медленно блуждая взглядом по столу, она мучительно вспоминала свои официальные встречи с Даей...Глаза задержались на одной тарелке. Что-то знакомое. "Я точно где-то видела эти синие звездочки. Но где, когда?"

Тут память наконец-то развернула перед Корде-Рио нужный эпизод. Торжественный вечер в честь совершеннолетия принцессы Диона. Дая и Корде-Рио стоят у стола и ведут пустую светскую беседу. Именинница каждые пять минут накалывает на тонкую однозубую вилку точь-в-точь такую же синюю звездочку. Это какие-то копченые моллюски. "Я их очень люблю. Хотя врачи советовали не увлекаться: вредно для печени".

Предательский вздох облегчения едва не вырвался на свободу.

- Послушай, ты в самом деле думаешь, что Ведьма настолько глупа, чтобы с ходу бросаться обменивать полученные деньги? - Назар расслабленно полулежал в кресле и смаковал знаменитый дионский чай.

- Итишкин пистолет!- Евген в сотый раз яростно бросил тонкую пластинку на стол. Если бы телефон был произведен не на Октавионе, он бы давно разбился.

- Нет, еще немного - и я начну думать, что у тебя такая же неустойчивая психика, как у нашей знакомой принцессы, - безжалостно улыбнулся Назар. - Что ты дергаешься? Хочется знать, что сейчас делает Ведьма? Так я тебе скажу: пластическую операцию.

- Черта с два, - мотнулись черные вихры. - Здесь тебе не Октавион с высокими технологиями. На Дионе чуть-чуть форму носа изменить - и то надо неделю готовиться, потом неделю отлеживаться. А ты сам сказал, что у Ведьмы в запасе два-три дня.

- Ну, значит, изменяет внешность другим способом, - пожал плечами Назар. - Да не звони ты каждые пять минут! - взмолился он, видя, что коллега снова берет телефон. - С планеты Ведьма никуда не денется, пока не использует вторую часть задумки. А если случится чудо, и почтенную леди засекут до начала операции "Зелье", мы узнаем об этом первыми.

- Тебе легко говорить, - буркнул Евген, откидываясь в кресло. - Не ты гонялся за ней по всей Туманной Восьмерке, как проклятый, целую вечность.

- Если честно, любезный друг, я вообще удивляюсь, как тебе удалось ее поймать! Не иначе, помогла счастливая случайность.

Пока Евген искал ответ, который не выдал бы, что коллега абсолютно прав, Назар протянул ему несколько исписанных листов:

- Вот, ознакомься со своей речью. Лучше выучи ее наизусть, чтобы не ляпнуть что-нибудь специфически октавионское. Сленг, знаешь ли, в общении с королевскими особами не приветствуется.

Евген буркнул что-то неразборчивое, а из третьего кресла раздался тихий голос Арсена:

- И все-таки - завтра или послезавтра?

Ясноглазый октвионянин ответил не сразу. Сначала он некоторое время зачем-то размешивал в чашке остатки чая.

- Завтра, - наконец, сказал он. - Не знаю, хватит ли ей отпущенного нами времени...Но Ведьме дарить лишний день мне не хочется.

Корде-Рио не могла уснуть. Она просыпалась в холодном поту от одного и того же кошмара. Бездонно-черный коридор, идущая впереди Дая, бесшумный прыжок, зажатый рот, шприц в шее... широко распахнутые глаза, в которых застыло вечное изумление. И вдруг мертвое лицо начинает меняться, становясь лицом Корде-Рио!

В который раз вскочив в постели с застрявшим в горле криком ужаса, "Дая" окончательно поняла, что не уснет.

Не такой рисовалась ей в мечтах эта ночь. Страстно-отрывистые поцелуи Зариона остались в прошлом, в бескрайних квадрионских садах, и не торопились возвращаться в настоящее. Здесь и сейчас все было другим. И даже она сама - уже не Корде-Рио. Не с ней, дерзкой квадрионянкой, хотел быть Зарион сегодня ночью...

Именно поэтому - "Извини, ты же понимаешь: не надо сегодня...Мне лучше спать одной".

Пользуясь темнотой ночи, эти невыносимые мысли вернулись, а вслед за ними - не менее невыносимые сомнения. Днем их успешно заглушал голос рассудка. Но теперь, когда ночь стерла границу между логикой и интуицией, выпустила на свободу скрытые страхи и обнажила истинную действительность...

"Принятый облик останется с вами навсегда, а прежний станет частью прошлого...Мне думается, Ваше Высочество, что будущее рядом с любимым человеком и положение наследницы престола лучше, чем прошлое всеми покинутой принцессы-изгнанницы". Эти слова голос странной старушки вновь и вновь произносил в ее памяти. К нему примешивался еще один голос, слабый, грустный и отчаянный: "А как же я? А я?"

Это был голос ее, Корде-Рио. Той, что должна навсегда исчезнуть, уже почти исчезла, и этот голос, возможно, - все, что от нее осталось.

Голоса продолжали повторять, и повторять, и повторять, пока не слились в бессмысленный поток звуков. Их бесформенная мешанина затягивала сознание, как водоворот, и интуиция подсказывала, что это - путь в никуда, в безграничное небытие, в пустоту, где ничего нет, и никогда не будет...И вот уже приветливо распахивается какая-то отвратительная щель, из нее дует холодный, пронизывающий ветер несуществования, и засасывает, засасывает неумолимо...

"Я не хочу умирать!!!"

Корде-Рио вздрогнула и очнулась. Руки машинально ощупали лицо - чужое, чужое! Но даже такая - она все равно Корде-Рио. Та, что полюбила бродягу-контрабандиста, ради которого потеряла все - все, кроме себя. И никогда, никогда она не станет кем-то другим!

Чужими ладонями принцесса закрыла чужое лицо. Только что она сама вынесла себе окончательный приговор. Пути назад у нее не было - а теперь оказалось, и вперед идти невозможно.

Подумать только - всю оставшуюся жизнь изображать женщину, отнявшую у тебя любимого человека! И делать вид, что твое любимое блюдо - тошнотворные синие звездочки.

Уткнувшись в подушку, Корде-Рио отчаянно разрыдалась. "Если бы здесь был Назар!.."

Год назад, в самом начале своего изгнания, Корде-Рио жила на Октавионе, совсем одна. Было ясно, что взятые в дорогу деньги рано или поздно закончатся, а что будет дальше? Вот тут-то экс-принцессу и угораздило ввязаться в некрасивую авантюру. Втянувшие ее в это дело личности, конечно, уверяли, что все абсолютно законно. А в результате использовали, подставили, и перед ней замаячила реальная перспектива сесть на пятнадцать лет в Октавионскую тюрьму. Законы на этой планете строжайшие, а исполнители - почему-то неподкупные (никто до сих пор так и не разгадал эту тайну октавионского менталитета). Короче, уже тогда Корде-Рио перестала бояться мысли о самоубийстве. И если бы не человек с запоминающимися ясными глазами, выследивший настоящих преступников и неизвестно как заставивший их во всем признаться - кто знает, что было бы с ней сейчас.

"Назар! Ты спас меня от тюрьмы, спаси теперь от этого безумия!"

Слезы пошли с новой силой. На Октавионе Назар помогал несчастной запутавшейся жертве обмана, изгнанной из родного дома. А здесь...что бы она сказала ему? "Я убила Даю, выдала себя за нее, помоги мне избежать наказания?"

Как положено принцессе, Корде-Рио до мелочей знала законодательство каждой планеты Туманной Восьмерки.

За убийство королевской особы на Дионе казнят (раскаяние ничего не значит). Причем, особым способом. Когда орудие казни - страх жертвы, а палач - ее собственный рассудок. Осужденного запирают в камере и заполняют ее психотропным газом. Это вещество бьет прямо в подсознание - и перед смертником материализуются самые жуткие сны и фантазии. Собственный страх останавливает сердце...

Назар не захотел бы спасать убийцу.

Даже если бы узнал, как она противна самой себе, как хочет искупить вину - чем угодно, только не смертью!

...Разбудило осторожное прикосновение к лицу.

- Ты что, опять не спала всю ночь? - голос у Зариона был не то, чтобы встревоженный, но...

Тяжелый вздох был совершенно искренним.

- Не могла. У меня так и не получилось ничего вспомнить...

- Только не говори об этом тому, кто дожидается аудиенции.

По спине прополз скользкий холодок.

- Кто это?

- Из октавионской службы охраны порядка.

Холодок на спине превратился в ледяной ужас.

- Говорит, очень срочно. Сбежала какая-то преступница, и почему-то он думает, что ты ее видела.

"Дая" посмотрела на него беспомощно.

- И что мне делать?

От этого взгляда Зарион почти незаметно вздрогнул. И быстро провел рукой по глазам, словно прогоняя какое-то наваждение.

- Вставать тебе пока нельзя - принимай его здесь, - он подошел к собранию кнопок на стене, нажал одну и сказал в микрофон, - Одеяния для приема официальных лиц или что-нибудь в этом роде - в покои принцессы.

- Евген, старший следователь октавианской службы охраны порядка, отдел межпланетных правонарушений, - отрекомендовался невысокий чернокудрый крепыш. - Изви...Прошу прощения, что потревожил Ваше Высочество... в такое раннее время. Но дело...э-э...заставившее меня решиться на это... некорректное действие, настолько серьезно, что... не терпит отлагательств, - Евген старательно проговаривал ненавистные официальные слова, терпеть которые не мог с самого начала своей службы в охране порядка. Впрочем, принцессе были не заметны его усилия. "Этот человек не знает Даю. Хоть с кем-то не нужно притворяться..."

- Слушаю вас, господин Страж.

- Из тюрьмы на Октавионе...э-э... совершила побег заключенная, представляющая большую социальную опасность. Мы располагаем точными сведениями, что сейчас она здесь, на Дионе, в столице. - "Тьфу! Еще пара фраз из таких монстров, и я за себя не отвечаю..." - Знакомо ли вам, Ваше Высочество, это лицо?

Огромным усилием Корде-Рио удержала краску на лице. Иначе стала бы бледнее покойника.

С фотографии смотрели добрые бархатные глаза той самой старушки. И тут только принцесса вспомнила, что два года назад на улицах Октавиона висели плакаты...

- Я ее не знаю. Чем она опасна? И почему вы пришли с этим ко мне?

- Урбина Яв, она же Ведьма, - октавионянин не мог уже ни усидеть, ни устоять спокойно на одном месте. Он расхаживал туда-сюда по комнате и почему-то выглядел чересчур сердитым. - Власти нашей планеты... приговорили ее к пожизненному заключению за торговлю ядовитыми веществами...

У Корде-Рио потемнело в глазах.

- Выдавая эту дря...то есть, непроверенные препараты за лекарства, - продолжал господин Страж, - она плевать...э-э...не интересовалась последствиями. А люди травились до смерти, итиш...и тишина, - неуклюже вырулил он из опасного речевого оборота. Язык, пользуясь эмоциональностью хозяина, заплетался окончательно, упорно не желая укладываться в рамки казенных формулировок. - Ведьма сбежала из тюрьмы, а потом...("Нет, я больше не могу!!!") ухитрилась спереть из Экспериментальной лаборатории пару пробирок с недавно изобретенным веществом... Черт знает, кто финансировал эти шпионские разработки.

- А причем тут я?

- Ведьме выгодно всучить препарат тому, кто больше заплатит. Кому-нибудь из королевской семьи - вам, например.

- Что это за субстанция?

Раздвоение личности - полное. Лицо Даи серьезно и сосредоточенно, голос ровный. А сидящая в ее теле Корде-Рио вот-вот сойдет с ума.

- Эта штука помогает одному человеку превратиться в другого - как "хамелеон". Но зелье еще не прошло кучу тестов, им можно пока кормить только подопытных крыс. Человек отравится в легкую, и боли будут такие, что смерть покажется счастьем ...Так вам лицо Ведьмы не знакомо?

- Нет.

- Тогда я пошел. Желаю вашей планете гармонии, а семье - процветания.

- Счастливой охоты, господин Страж.

У самого входа Евген обернулся и зачем-то очень отчетливо, едва не по слогам, произнес:

- Мы поймаем ее. Будьте уверены.

Пока жена принимала октавионского стража, Зарион сидел в соседней комнате. Со стороны могло показаться, что человек слегка задремал в кресле. Но это была уловка для отвода лишних глаз. На самом деле Зарион напряженно думал, и положение дел ему не нравилось все больше и больше.

Минувший день и сегодняшнее утро, кроме непредсказуемых событий, содержали несколько подозрительных эпизодов. Наблюдательность, это второе "я", без которого ни одному контрабандисту в своей профессии делать нечего, прилежно подметила все странности.

Первое. Позавчера, на торжественном вечере, Даю куда-то уводил слуга. Вернувшись, она отказалась от игр, сослалась на усталость и пошла спать.

Второе. Сон у Зариона был что-то уж слишком крепкий. Так спят только после хорошего снотворного. Впрочем, возможно, после посещения девяносто трех храмов - тоже. Но теоретически снотворное могли подсыпать. Очередной священный ритуал - пить пахучий чай перед первой брачной ночью...Которая, кстати, так и не состоялась!

Третье. Наутро Дая выглядела невыспавшейся (сказала, снились кошмары). То есть, жена провела бессонную ночь, а муж спал, как убитый.

Четвертое. Почему именно в руинах Первого Города начались расспросы о Квадрионе?

Пятое. Увидев белую надпись, уравновешенная и здравомыслящая Дая как по команде превратилась в воинственного религиозного фанатика.

Шестое. Трюк с потерей памяти Зарион знал очень хорошо и сам не раз им пользовался.

Седьмое. За ужином Дая тщательно скрывала замешательство и растерянность.

Восьмое. Вторая ночь после свадьбы тоже не стала первой брачной.

Девятое...Нет. Не может быть, показалось. Но откуда эта знакомая, принадлежащая совсем не ей, беспомощно-недовольная интонация? "И что мне делать?" - спросила она точь-в-точь так, как когда-то спрашивала Корде. И так же точно - с отчаянием и любовью в глазах - смотрела на него, как несколько минут назад посмотрела Дая...

Взять отдельно каждое из этих девяти наблюдений - и, вроде, ничего странного. Что люди, память не теряют, что ли? Но сложить вместе все девять - очень занимательная картинка получается. И даже страшная. Потому что последнее звено в этой цепи - вещество, помогающее изменять внешность.

Зарион вскочил, как ошпаренный кипятком.

И снова сел.

"Бред... Кажется, от хорошей жизни я становлюсь мнительным".

А интуиция яростно сотрясала сознание, не желая ничего слушать. Без хорошо развитой интуиции где бы сейчас был Зарион? В тюрьме, конечно. Шестое чувство всякий раз точно подсказывало, куда прятать контрабанду так, чтобы не нашли. И не находили...Словно невидимым пальцем указывало, кому из незнакомых верить, а кому нет. И не ошибалось...В нужный момент в мыслях всплывали не всегда уместные слова. И оказывалось, что именно их надо было сказать...

Но - Дая, Корде-Рио! Даже интуиции он не мог позволить...

"Если не вернешься, я сама тебя найду. Где бы ты ни оказался".

Он не вернулся на Квадрион.

"Нашла!" - как током ударила мысль, но тут же была отброшена прочь.

Зарион не знал, где сейчас квадрионская принцесса, жива ли. И не хотел об этом думать. Не так уж приятно вспоминать, что ты поступил с девушкой как последняя свинья.

Боль появилась внезапно - словно выскочила, повинуясь какому-то сигналу. Она началась в животе и за считанные секунды расползлась по всему телу.

Услышав, как за октавионским стражем закрылась дверь, Зарион вошел к жене - и увидел ее лежащей в позе эмбриона. Он не понял сперва, что это за тихий рыдающий звук и откуда...Пока принцесса не подняла на него искаженные болью глаза.

Вся система его подозрений дрогнула и начала неумолимо рушиться. "Мало ли что может случиться, - со скоростью света мчались мысли, - бывает же иногда совершенно непредсказуемое и странное, когда самые веские доказательства оказываются набором случайностей и совпадений..."

- Дая, что с тобой, что?

- Зззари...он...- что-то невидимое и страшное пожирало ее изнутри. Он ощутил почти физически: из последних сил сдерживается принцесса, чтобы не извиваться, как червяк на крючке.

Лица врачей были озабочены и бледны. Зариону пришлось по десять раз отвечать на вопросы, касающиеся жизни Даи в последние два дня.

- Я не раз предупреждал Ее Высочество, что копченые моллюски гораздо более вредны, чем кажется, - Зарион так и не вспомнил, кто этот сокрушающийся седенький старичок - доктор или советник.

Впрочем, другие врачи совсем не считали, что в странном недомогании принцессы виноваты синие звездочки. Обследование показало сильное раздражение особых центров головного и спинного мозга, но вот причина этого раздражения для всех оставалась полнейшей загадкой.

Об этой странности Зарион узнал только вечером. С утра поручив жену заботам медиков, он целый день втолковывал ближайшему окружению принцессы, почему происходящее необходимо сохранить в строжайшей тайне от всех и не нужно звать никаких жрецов, пусть они даже десять раз посвященные-перепосвященные.

- Как это - не знаете?! - естественно, едва не заорал Зарион на врача, сообщившего ему результаты обследования.

- Нет никаких данных...симптомов...которые указывали бы...И даже снотворное почему-то не действует...- бледный медик нервничал.

- Вы не можете распознать банальное отравление?!

- Но это не отравление! Желудок Ее Высочества в полном порядке...как и прочие органы. Самое правдоподобное объяснение - сильнейший стресс. Это частично подтверждается, но пока что утверждать с полой уверенностью мы не можем...И...есть еще одно предположение. Оно объяснило бы все сразу, но...- медик почему-то начал с опаской озираться.

- Да говорите же!!!

- Ваше Высочество! - подлетел слуга. - Ее Высочество желает поговорить с вами наедине. Срочно.

В покоях принцессы шагу было некуда ступить - кругом сплошные провода медицинских громоздких аппаратов. Вот же отсталая и упертая планета! Все-то у них по-старинке, хотя чего стоит с дионскими-то финансами закупать приборы на Октавионе - те же приборы, но самый тяжелый из которых не больше мяча?

Она выглядела очень плохо. На щеках зеленовато-серые пятна, ладони в нескольких местах прокушены - до крови, в глазах - нехороший и нездоровый блеск. Так блестят глаза сумасшедших и самоубийц.

День. Целый день непереносимой, непонятной боли.

- Зарион!.. - немыслимым усилием села в постели.

- Немедленно ложись! Жить надоело?

- Лучше...смерть...- слова с трудом протискивались сквозь сведенные зубы.

- Перестань сейчас же!

- Казнь...Пусть...Быстро...

"Бредит!"

- Ложись, я кому говорю! - Зарион схватил ее за плечи, стараясь уложить обратно.

- Золотые хризантии!!! - выкрикнула вдруг она так страшно и громко, что недавний контрабандист, которого не так-то просто было чем-то напугать, замер от неожиданности. - Только я знала...кто на самом деле... сорвал их...

Внутри Зариона все окаменело.

Цветы правящей династии Квадриона - золотые хризантии. Огромные солнечные короны лепестков, листья и стебель - словно выточены из изумруда. Год назад скрывающемуся от грабительских долгов контрабандисту пришлось стать помощником королевского садовника. В первый же день он срезал с клумбы все золотые хризантии, чтобы подарить прекраснейшей из девушек - младшей дочери короля, принцессе Корде-Рио. Он не знал, что цветы правящей династии (не только на Дионе есть нелепые обычаи) запрещено срывать даже королю... "Лучезар-Чужеземец не виноват. Цветы мои, и значит - я могу..." - это были последние слова Корде-Рио перед тем, как разъяренный отец наложил на нее печать молчания и темноты. Целый месяц она провела в Комнате Вины - своего рода карцер для благородных особ. Еще тогда следовало Зариону догадаться, что у дочери такого отца, выросшей в условиях постоянной угрозы подобного наказания, скорей всего, неустойчивая психика. Но тот, кто хоть немного позволил себе поддаться женскому очарованию, не умеет мыслить здраво...

Зарион вздрогнул, очнувшись от воспоминаний. Словно из тумана выплыло бледное лицо Даи...

Нет. Не Даи. Кого-то другого с ее лицом...

Двухсекундное противостояние двух почти безумных взглядов - в гробовой тишине.

- Я не Дая...Я...

- Корде-Рио?! - сухой охрипший голос карканьем оцарапал ему горло.

- Да! - не ответ, а хлесткий плевок. - Твое...спасение от долгов...

От потока пришедших тотчас же вопросов едва не лопнула голова. Но в одно мгновение стало все ясно кроме одного.

- Где Дая? - он снова сжимал ее плечи, но уже не ласково, нет - угрожающе и отчаянно.

- В колодце...в Первом Городе...

Остальной мир для Зариона перестал существовать.

Сначала существовал только длинный коридор, потом - только первое подвернувшееся средство передвижения, потом - верхние руины Первого Города, потом опять коридор - гранитный, холодный.

"Убейте меня, кто-нибудь...Убейте, пожалуйста..."

Тихо скрипнула дверь. Принцесса даже не стала поднимать глаз на пришедшего, зная, что это не Зарион. Просто пришли - за ней.

Скоро все кончится. Очень скоро.

- Нам...многое известно, госпожа Корде-Рио, - печально проговорил над ней знакомый голос октавионского стража. - Вы купили у Ведьмы психосинтезатор, убили принцессу Даю и заняли ее место.

- Да!..Да!.. - не выдержав, Корде-Рио зарыдала в голос. Она больше не могла ни притворяться, ни сдерживаться - вообще ничего больше не могла.

- Вас будут судить и приговорят к казни.

- О, скорей бы!

- Хотите избавиться от боли и сохранить жизнь?

- Господин Страж...Я потеряла ...дом...любовь...надежду на счастье...веру в людей...собственный облик...чистоту души... Мне ...незачем жить.

Возникла пауза. Корде-Рио не видела, что Евген почему-то озабоченно стучит по своему уху, словно его заложило. Наконец, он заговорил снова.

- Поможете нам поймать Ведьму - спасете многих от того, что сейчас испытываете сами.

- Что я могу сделать?

- Она попытается найти вас и продать якобы противоядие. Вам нужно только вложить ей в руку вот это, - Евген протянул принцессе небольшой металлический шарик.

Удивительно, но как только Корде-Рио приняла решение - нестерпимая боль как будто стала тише.

- Я помогу.

Ближайшее окружение принцессы подоспело как раз вовремя.

- Ваше Высочество! Ваш супруг пытался убедить нас, но мы все равно считаем...

- Да...конечно...обряд. Вы правы.

Приближенный почтительно преклонил колени.

- Что подсказывают вам голоса богов?

- Я выбираю...Добровольное Прошение в храме Утренней Зари...

Наверху, должно быть, уже стемнело. На Дионе по ночам не холодно, но в подземном каменном лабиринте это как-то не чувствуется. Впрочем, холода Зарион тоже не ощущал - хотя уже несколько часов сидел неподвижно на гранитных плитах, не в силах разжать пальцы, вцепившиеся в края каменного колодца. Силы исчезли после того, как Зарион убедился, что ничего сделать нельзя и осознал, что Дая...

- Почему? - неожиданно для самого себя заговорил бывший контрабандист: словно здесь незримо находился кто-то еще, кто обязательно должен был услышать. Ожившее древнее эхо долго упивалось, повторяя и коверкая звук на разные лады. - Я не понимаю... Человек жил, считая, что совести у него нет и по недосмотру природы (или родителей) никогда уже не будет. Обманывать людей было естественно - как разговаривать с ними, как дышать. Это же так просто - делать честное лицо славного парня, обаятельно улыбаться, шутить и подмигивать, в нужный момент уходя от ответственности...Какое ему было дело до тех, кто позволил себя обмануть? Они виноваты сами, что доверяют первому встречному...И любой обман сходил с рук, вновь и вновь оборачиваясь удачей. Но стоило измениться, стать другим - и жизнь отрезала часть его самого, незримую, но как воздух необходимую часть...

Первый Город хранил молчание внимательного слушателя.

- Дая. Ты меня больше не слышишь...и не услышишь. Но я все равно расскажу...хотя должен был сделать это намного, намного раньше. Мысль о Квадрионе после нашего с тобой знакомства сидела во мне, как заноза. Тогда, два года назад, я, жалкий глупец, уверенный в собственной безопасности и безнаказанности, натворил таких дел и долгов, что охоту на меня начали одновременно на Гексионе, Сикстионе и Пентионе. Пришлось скрываться в нижнем поясе Туманной Восьмерки, куда я раньше заглядывал редко - в основном сбыть то, что не проходило на верхнем поясе. Королевские сады Квадриона казались идеальным убежищем. Сама знаешь, какой характер был у тогдашнего короля. Лишний раз связываться со вздорным стариком никто не хотел, на что я и рассчитывал. Сменил имя и стал помощником садовника...- Зарион сделал паузу, утонул в могильной тишине и поспешил выбраться из нее. - Когда я увидел младшую принцессу, Корде-Рио...мы оба словно с ума сошли. Ей было все равно, кто я такой - бродяга, контрабандист, или кто-то еще. Узнав о моих бедах с деньгами, она, не задумываясь, вынесла нужную сумму из сокровищницы своего отца. И провернула все так изобретательно, что недостачу открыли нескоро - уже когда я улетел. Я обещал Корде-Рио, что, уладив все дела, приобрету жилье и вернусь за ней. Но... оказавшись, на других планетах, снова вдохнув привычной жизни, я не захотел возвращаться. И даже когда стало известно, что Корде-Рио отец выгнал с планеты, лишив права называться принцессой - мне уже было все равно, где она и что с ней...До сих пор не понимаю, почему мог поступать так бессердечно и совсем ничего не чувствовать...Дая! Корде-Рио не единственная, кого я обманул и предал. Знаю одно - все это было до тебя, в другой жизни, как будто даже не со мной, а с кем-то другим...Хотя, я понимаю, что это слабое оправдание. Когда я познакомился с тобой, мир перевернулся - я никогда не думал, что со мной может такое случиться. Чтобы быть рядом с тобой, я снова поменял личную карточку, записался добровольцем в дипломатическую службу, пустил в ход все, что знаю, лишь бы отвести от Диона никому не нужную войну...и это помогло мне понять, что на самом деле я дипломат, а не контрабандист. Я не врал, когда говорил, что покончил с прошлым. Но получилось, что это оно покончило со мной... с нами. Это я, я один виноват во всем. Прости меня...

- Прощаю...- произнесла гранитная тишина тихим голосом Даи.

Богослужение Добровольного Прошения в храме Утренней Зари началось с вечера и должно было длиться, пока первые лучи дионского солнца через нежно-розовый витраж не осветят изображение Богини над подиумом. А то и дольше...

К лежащей на подиуме принцессе по очереди в полном молчании подходили люди, с ног до головы скрытые под просторной ритуальной одеждой. Это были жители Диона, готовые бодрствовать среди ночи только ради того, чтобы просить Богиню даровать наследнице престола выздоровление. Каждый останавливался перед подиумом на некоторое время и читал молитвы - так, чтобы только принцесса могла слышать их.

Время остановилось.

Невнятное бормотание еле пробивается сквозь плотную оболочку боли...

Внутри все кровоточит и рвется по швам...

Ткани живота невидимо расползаются под невидимым ножом...

А душа...душа медленно умирает, отравленная ядом собственной черноты...

"Назар!!! Приди, спаси меня! Наза-а-ар!.."

Странно - от мысленного повторения этого имени становилось чуть легче...

- Ваше Высочество, я очень виновата перед вами.

Лица под капюшоном ритуальных одежд было не видно - но Корде-Рио узнала бы этот голос из тысячи!

Наконец-то. Значит, скоро - казнь и смерть. Какое счастье!

- Я не предвидела, что снадобье имеет побочный эффект. К счастью, у меня есть хорошее средство от боли. А у вас теперь много денег...

Обезболивающее! "Без боли я - Дая, - молнией пронеслось в мыслях, - и хотя октавионцы все знают, будет время скрыться.

- Да, я дам вам денег...Много-много...- поспешно зашептала она. - Только спасите меня...Сейчас...Деньги будут, много...

- Конечно-конечно, - ласково проворковал голос старушки. - Я доверяю вам, Ваше Высочество. Я же знаю, вы не захотите, чтобы я выдала вас...

Холодное стекло похожего флакончика обожгло ладонь - и рука принцессы проворно вложила на его место металлический шарик.

Ведьма испустила дикий, страшный вопль. Дионцы шарахнулись к стенам, а преступница упала на пол, словно накрепко скрученная невидимой сетью - впрочем, так и было на самом деле: не зря же славится Октавион высокими технологиями!.

Корде-Рио куда-то везли, потом куда-то несли, потом куда-то опустили - ей уже было все равно.

- Госпожа Корде-Рио! Госпожа Корде-Рио! - тихий настойчивый голос заставил ее открыть глаза.

Знакомое лицо. Где она могла раньше видеть этого невыразительного человека в очках?

- Выпейте, - он протянул ей чашку с золотисто-желтым питьем. И с каким-то странным нажимом, глядя ей прямо в глаза, добавил - Это вам поможет.

В одно мгновение боль исчезла, как будто ее кто-то убрал. Зато начало происходить нечто другое - тоже очень-очень хорошо знакомое, испытанное буквально на днях...

- Зеркало...Немедленно дайте зеркало!

Человек в очках улыбнулся, медленно прошел в другой конец комнаты. Несколько минут постоял там, вернулся и протянул ей...

И Корде-Рио увидела там себя - о, боги, себя, саму себя!

- Забирай свой дурацкий наушник! Больше не вздумай мне его совать! - раздался за дверью сердитый голос. - И мне до лампочки, что моя мама - глава движения за чистоту речи!

- А, по-моему, у тебя получалось великолепно - прямо светский лев, - шутливо издевался другой голос.

Корде-Рио приподнялась на постели.

Не может быть...

Дверь открылась, и перед ней предстал явно рассерженный Евген. А вслед за ним вошел...

- Ты?! Что ты здесь делаешь?

- В данный момент - уже ничего, - задорно улыбнулся ясноглазый. - А несколько минут назад завершал операцию по задержанию Ведьмы.

- Что вообще происходит? Я опять...о, боги! - Корде-Рио закрыла лицо руками.

Он знает все. Он знает, что она - убийца.

Корде-Рио почувствовала: постель рядом слегка прогнулась. Это Назар сел с ней рядом.

- Не бойся, - он настойчиво и осторожно отвел ей ладони от лица. - Вот, познакомься с нашим гипнотизером. Его зовут Арсен.

- Мы виделись с вами в гостинице, помните? - представленный улыбнулся - той самой вежливой улыбкой, которая...

Внезапно оконные стекла сотряс радостный рев. Евген отвел занавеску - и многозначительно взглянул на Назара.

- Пошли посмотрим! - потребовал тот, взяв Корде-Рио за руку, помог ей подняться.

Внизу приветственно шумела толпа дионцев. Все головы были задраны вверх, все глаза устремлены на балкон. А там стояли и весело махали в ответ...

Зарион и Дая!

...Когда Корде-Рио очнулась от обморока, Евгена и Арсена в комнате уже не было.

- Твои нервы никуда не годятся. А ведь я предупреждал - не ввязывайся больше в авантюры.

- Назар, немедленно объясни мне, что происходит!

- Ну...во-первых, ты никого не убивала. Это уж Арсен постарался - внушил тебе, что этот безумный план осуществился так, как ты и планировала. План, скажу я тебе, бредовый, но Арсен по таким делам мастер.

- То есть...- Корде-Рио едва находила слова от возмущения, - меня загипнотизировали?!

- Ага. Причем, Арсен запрограммировал твое подсознание на появление чувства боли - после того, как ты услышишь определенную комбинацию слов от Евгена. И так же точно - со снятием боли.

- Но у меня действительно изменилась внешность! По-твоему, это тоже гипноз?

- Нет, - ясноглазый был невозмутим.- Это настоящий психосинтезатор.

Корде-Рио долго смотрела на него в молчании. В ней боролись два желания - побить этого человека и броситься его обнимать.

- А теперь - еще раз, с самого начала.

- Все очень просто, - Назар подмигнул ей - так, словно прекрасно знал о ее противоречивом желании. - На Дион ты улетала в таком состоянии, что дураку было ясно - или убьешь кого-нибудь сдуру, или сама убьешься. Поэтому, когда Ведьма сбежала из тюрьмы, я тотчас же проследил, чтобы ей рассказали твою печальную историю. Во всех подробностях. Как я и ожидал, милая старушка тотчас же собралась на Дион. Мы шли за ней по пятам, но ловить не спешили - решили дать уйти подальше. Чтобы начала осуществлять задуманное и понемножку терять бдительность. Как я и предполагал, ты клюнула на предложение убить принцессу - хотя, Ведьма могла уговорить и человека с более крепкими нервами. Она честь по чести продала тебе "болевой" синтезатор. К счастью, возле гостиницы мы тебя вовремя перехватили, выведали коварные планы - и вместе с принцессой Даей в Первом Городе обставили все так, как ты придумала. Всю ночь трудились, рисуя эти твои дурацкие стрелочки! Для принцессы было самое трудное уговорить Зариона отпустить ее одну вперед, но сыграла она просто великолепно. А синтезатор ты действительно пила - мы дали тебе настоящий.

- Под гипнозом?

- Именно!

- Так Дая все знала?!

- Мы с самого начала ее предупредили.

- А Зарион?

Назар ухмыльнулся.

- Он ничего не знал. Так что, наказание за предательство тебя получил по полной программе.

Корде-Рио не знала теперь - смеяться ли, сердиться на этого хитроумного ясноглазого нахала, или просто забыть произошедшее, как дурной кошмар.

- И что теперь?

- Как - что? Возвращаемся на Октавион.

- А я?

- А для тебя у меня две новости - плохая и хорошая. Так как намерение убить все же было, твое дело рассмотрел тайный суд старейшин. И постановил лишить тебя права посещения Диона. Это плохая новость.

- А хорошая?

- Тебя приговорили к качественному лечению нервов и всестороннему перевоспитанию. И ответственным за это дело назначен...угадай, кто?

- Угадала, - буркнула пристыженная Корде-Рио. - Я только не понимаю, зачем ты со мной возишься.

- Нет, это невыносимо! - Назар картинно схватился за голову. - Ох уж, этот квадрионский менталитет. Ну неужели так трудно понять: любовь - это желание сделать человека счастливым...А не стремление убить соперника, чтобы занять его место.

Глоссарий

Туманная Восьмерка - 1) галактика, имеющая форму расплывшейся восьмерки; 2) восемь планет в одной из ее систем. Нижний пояс - Монион, Дион, Трион, Квадрион. Верхний - Пентион, Сикстион, Гексион, Октавион. Уровень технического развития возрастает по мере удаления планеты от звезды. Соответственно, самая высокоразвитая - Октавион, самая отсталая - Монион.

Аэрошатер - дионское средство передвижения по воздуху. В Туманной Восьмерке считается одним из самых старомодных.

"Хамелеоны" - древняя октавионская школа, адепты которой умеют сознательно управлять изменением своей внешности на биологическом уровне.

Психосинтезатор - средство, полученное в лабораториях Октавиона, позволяющее человеку на короткое время приобретать способности "хамелеона".


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"