Шестовицкая Вероника Михайловна: другие произведения.

Всадники

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Апокалипсис? Что мы думаем о нем? Какие картины всплывают в нашей памяти при ассоциации с этим словом? Что мы чувствуем? Страх или отчаянье? В ожидании неизбужного конца. Начало конца света, все мы жаждем узнать когда он наступит. Правда ли это? Или это всего лишь сказки? Беспомошьный текст Библии, а может Всадники уже среди нас? Уже мчатся по нашей земле? Сметая все на своем пути. Слишишь ли это? Слышишь ли ты преближающуюся поступь копыт? Закрался ли страх в твое сердце? Ты дрожишь? Бойся!

  Один конь был бел, другой конь был рыж -
  Копыта касались залатанных крыш.
  Гранитные ангелы в старом соборе
  На город горящий смотрели из ниш.
  
  Третий конь черен, как зимняя ночь,
  Как стаи ворон, что уносятся прочь,
  Подальше от этого города мертвых,
  Которым уже невозможно помочь.
  
  Последний луч света скользит по холмам,
  По женским рукам и по детским щекам...
  Четвертый конь бледен и синие вены
  Пульсируют в такт невесомым шагам.
  
  Крылатый трубач с лицом мертвеца
  Играл на трубе о начале конца,
  О том, что последний оплот человека
  Падет в этот день под пятою Жнеца...
  
  ... Пройдет этот сон и начнется другой.
  Бетонные стены хранят твой покой.
  Но помни: копыта
  копыта
  копыта
  Стучат день и ночь над твоей головой!
   
  Введение
  
  Меня зовут Викор Гедеон. Раньше я был простым человеком, как и вы, обычным смертным из плоти и крови.
  Я уже плохо помню, как это быть человеком. Я не помню человеческих чувств, я их уже не ощущаю, я не чувствую ни жалости, ни злости, ни любви, ни ненависти. Тот человек, которого когда-то звали Виктор погиб в то самый день, когда я сломал печать и стал всадником. Мне уже не вспомнить имени своей матери или своего отца, я забыл свою прошлую жизнь и начал все с чистого листа. Я больше не человек и теперь мое имя не Виктор, меня зовут Глад.
  
  Глава первая
  Мертвая кровь
  
  Солнце медленно вставало из-за горизонта, его лучи, словно ленты, падали на землю, окрашивая ее во все оттенки желтого и красного. На улицах города ужа начинала просыпаться жизнь. В домах зажигались огни, на улицах гудели моторы машин, все начинало оживать с наступлением утра.
   На коридорах больницы медсестры зажигали свет, будя спящих пациентов, те нехотя открывали глаза, ворча на них, но все же делали все, что им велели. Все начинало просыпаться.
  В палате зажегся свет, в нее зашла медсестра и принялась, будить спящего пациента. Из-под одеяла вылез парень лет 18, он сонными глазами посмотрел на девушку, видно было, что ему очень не хочется вставать так рано. Медсестра улыбнулась ему и покинула палату, открыв жалюзи на окне. Парень остался наедине с самим собой, он посмотрел в окно, за которым кипела жизнь, он почему-то стал грустным, его лицо уже не было таким беззаботным.
  
  ***
  
  Несколько часов спустя к парню пришла женщина, это была его мать, она тепло улыбнулась сыну и, прильнув к нему, обняла. Парень улыбнулся, коснувшись волос матери, вдыхая ее запах. Через несколько секунд она отстранилась от сына и, посмотрев ему в глаза, спросила:
  Как ты Сем? Как себя чувствуешь?
  Все хорошо мам, не беспокойся!
  Женщина улыбнулась, ласково провела ладонью по лицу сына:
  Не боишься?
  Нет! Не капельки!
  Ты у меня такой храбрый.
  Сем смущенно посмотрел в сторону, он не хотел ей врать, но на самом деле ему было очень страшно, ведь на прошлой операции врачи совершили ошибку, и в результате этого Сем перестал ходить. Он уже не мог доверять свою жизнь врачам, после этой ошибки он просто не мог.
  Сем попрощался с матерью, ей нужно было бежать на работу, и поэтому она долго не задержалась. Сему было очень одиноко, он был совсем один в этой палате, из его семьи только его мать навещала его, а младшая сестра, старший брат и отец, они все забыли про него, не навестили ни разу за все, то время, как он стал кочевать из больницы в больницу. Сем расстроено вздохнул, ему не хотелось обо всем этом думать. Но он не мог не думать о предстоящей операции, что будет на этот раз? Допустят ли врачи еще одной ошибки? Сем не может рисковать вновь, он и так уговорил доктора Мюрея чтобы он не говорил ни чего маме о том что из-за их ошибки он перестал ходить. Но он не мог взять и сказать, что не будет вновь рисковать своей жизнью, что он не верит в их обещания о том, что эта операция пройдет нормально. Сем просто не хотел, чтобы его мама убивалась горем, если что-то с ним случится, а так в прочем ему все равно, его жизнь уже окончена. Сем лежал на кровати, потому что не мог даже сесть, только при помощи рук он мог сидеть, но ему не хотелось этого делать. Он не хотел думать о том, что он больше не когда не сможет ходить, не сможет вскочить с этой кровати и, подбежав к своей маме крепко-крепко ее обнять, радуясь тому, что она у него есть, ему большего и не надо. Он был счастлив, что он не брошен всеми, что нужен хоть кому-то в этом жестоком мире. Эти мысли, словно змеи, лезли в голову Сема, не давая ему покоя. Боль, словно кислота, разъедала его сердце, ему было очень больно понимать то, что он брошен всеми.
  
  ***
  
  Сем как-то смог заснуть, хоть его и мучили воспоминания прошлого, его счастливой жизни с семьей, которая его бросила. Снилось ему та трагедия на операции, в голове колоколом билось сердце, все ускоряя темп. Хрипло проглотив воздух Сем, открыл глаза, часто задышав, он, смотрел палату, ни кого, ему очень ни хотелось, чтобы кто-то видел, как он просыпается от очередного кошмара. Положив ругу на грудь, над быстро бьющемся сердцем, он принялся считать удары, отвлекаясь от кошмара, который ему приснился.
  "Что это было? - думал он, осматривая палату, в ней было пусто, только он один. Кругом бурлила жизнь, больница уже давно ожила, и в ней как всегда все куда-то спешили, мчась по своим делам. Сем постарался сесть на кровати, но его руки затекли, и ему не удалось этого сделать, он только и смог снова упасть на подушку. Несколько минут он лежал, смотря в пустой белый потолок словно завороженный. Но пришел в себя от скрипа двери больничной палаты. Опиравшись на локти Сем, посмотрел на дверь, в палату вошли парень и девушка. Сем всматривался в их лица, но не мог вспомнить, кто они, может он их вовсе не знал. Парень тихо запер дверь пропуская девушку вперед. Она подошла к кровати Сема, и привел на ее край, заглянула в глаза Сему. Тот аж вжался в подушку от этих кошачьих глаз которые казалось, смотрят прямо в душу. Несколько секунд они смотрели друг на друга, как вдруг девушка лучисто улыбнулась и заговорила с Семом:
  Привет Сем.
  Кто вы?
  Девушка изобразила удивленный вид, но ей это хорошо удавалось. Она отклонилась назад, отстраняясь от сема, ее лицо стало более спокойным и она вновь стало спокойным.
  Неужели ты не помнишь нас сем? - спросила она, в ее взгляде было что-то странное, не приветливое. Хоть она в семи силами пыталась это скрыть, но это было видно в ее таинственных кошачьих глазах.
   Нет... -запнулся Сем, в его сознании замелькали воспоминания, не знакомые ему картины. И с его языка само собой слетело имя:
  Катя?
  Девушка улыбнулась и неожиданно для Сема она заключила его в свои объятья, обняв его, крепко крепло, так что ему стало сложно дышать. Сем был ошеломлен, но это длилось недолго в его сознании стали всплывать воспоминания. Воспоминания, которые затаились в его голове. Спрятались так далеко, что Сему казалось, будто они не его, что они чужие. Что это что-то не принадлежащее ему лезет в его голову словно змея.
  Девушка отстранилась от Сема, она все еще пыталась строить из себя милую приветливую девушку, но Сем видел ее истинную сущьность. Он нахмурился, Сем стал так серьезен и зол что казалось будто его место занял какой-то другой человек. Девушка изобразила удивление, но Сем понимал что она просто притворяется.
  Что случилось Сем? - удивленно спросила та продолжая изображать удивление которое раздражало Сема.
  Не строй из себя милую девушку Катя, ты не когда не была такой! - нахмурился Сем впившись пальцами в одеяло, она его сильно раздражала, он едва сдерживал себя.
  Наконец девушка проявила свою истинную сущность. Улыбка исчезла с ее лица. Глаза наполнились злобой, а губы растянулись в подлой ухмылке. Она поднялась с кровати и возвышаясь над сеемом посмотрела на него с высока. В ее взгляде было столько гордыни, что сему стало противно на него смотреть.
  Ты все вспомнил... - она запнулась, ее взгляд просто был переполнен гордостью которую даже слепой увидел бы,...не думала что ты вспомнишь.
  Она на мгновение отвернулась, теряя уверенность, но она ловко это скрывала. Переглянувшись с парнем позади себя она вновь посмотрела на Сема. Это был Дима, это точно был он, брат Кати. Сем сохранял уверенность и хладнокровие.
  Зачем вы пришли? - поинтересовался Сем, - Вы не когда не навещали меня...с чего бы вы вдруг сюда пришли? Совесть проснулась?
  Совесть...- глаза Кати наполнились такой злобой что Сема аж передвернуло. - неужели ты думаешь что мое мнение изленилось к тебе? Для меня ты не более чем брошенный щенок, которого подобрала моя мать, он тратит последние деньги на тебя, уделяет тебе внимания больше чем своим родным детям...
  Катя замолчала, ей одолевал такой гнев, она сжала кулаки и стиснув зубы заглянула в глаза Сему, но его это не чуть не насторожило, он тоже был от нее не восторге. Девушка расслабила руки и пряча свой гнев посмотрела не Сема.
  Чего вы хотите? - продолжая злиться, просил Сем, он крепко сжал пальцы в кулаки, так что аж побелели костяшки.
  Катя не чего не ответила, она лишь отвернувшись от него направилась к двери и коснувшись ручки двери, взглянув на Сема через плечо сказала:
  Скоро узнаешь!
  И пора бы уже тебе сказать ей о том, что ты не можешь ходить, ты не сможешь долго это скрывать.
  Катя открыла дверь и покинула палату, высокий парень, ее брат последовал за ней. Сем словно зачарованный смотрел на белые двери палаты, он не мог выбросить из головы слова Кати "скоро узнаешь". "Что она имела в виду? - думал Сем, он не когда не желал им зла, но похоже ему ни когда не ужиться в этой семье".
  
  ***
  
  Утром Сема приготовили к операции, он не мог не думать о том что произошло в прошлый раз на той операции, не мог забыть от мой халатности врачей, из-за их ошибки он лишился ног не больше не когда не сможет ходить. Он очень боялся того что врачи вновь могут ошибиться, но на этот раз он может и не выжить, но Сема уже не волновала собственная смерть, но не хотел жить инвалидом, он жил только ради своей матери.
  Вот до операции осталось несколько минут, Сем очень сильно волновался, она не знал, что будет на этот раз, что может произойти на этой операции, но он знал, что он должен сделать это ради своей матери, не смотря ни на что, это его решение.
  Сем кое как заставил себя расслабиться, страх был очень сильным, но он пытался с ним бороться. К Сему подошла медсестра, она поднесла шприц к капельнице и проколола трубку вводя наркоз. Сем внимательно смотрел на ее, он думал, что с ним будет, если врачи вновь ошибутся, но его сознание начало мутнеть, веки стали тяжелыми, мысли не связными. Сем стал медленно проваливаться в пустоту, в мертвую и непроглядную бездну.
  
  ***
  
  Все готово? - поинтересовался врач, его лицо скрывала повязка, через которую нельзя было рассмотреть его лицо, все кто находился в операционной, дружно кивнули ему в знак согласия, врач вздохнул и произнес: - Хорошо. Да поможет нам господь.
  С этими словами он взял со столика скальпель, удерживая его меду мальцами взглянул на Сема, во взгляде врача была жалость. Несколько секунд он смотрел на парня, а после, обернувшись к своим помощникам, сказал:
  Приступим.
  Он вновь посмотрел на Сема, врач поднес острие скальпеля к бледной коже парня, его руки были твердыми, словно руги робота, они не тряслись, а делали то, что им велели. Лезвие поплыло по коже, алая капля крови скатилась по бледной коже. Несколько секунд все было спокойно, но врач не смог довести скальпель. Почему-то он вдруг убрал скальпель от груди сема и отступил назад.
  Что случилось доктор Чернухин? - спросила удивленная медсестра, но врач ей не ответил. Он выронил из рук скальпель, тот с оглушительным звоном упал на пал, тут же операционную залил пронзительный крик. Врач упал на колени, сжимал руками горло, по его щекам скатывались кровавые слезы, мужчина не мог вдохнуть, он жадно глотал воздух, словно рыба, но воздух не поступал в его легкие. Врач упал на пол весь сотрясаемый судорогами.
  Доктор Чернухин?! - закричал кто-то, к врачу бросилась медсестра, но она тут же стала задыхаться, ее глаза наполнились кровью, она упала рядом с мужчиной, она была мертва, как и он. Врачи, которые находились в операционной, бросились к двери, но она была запрета, кто-то не позволял им выйти. Пульс Сема стал частым, очень частым. Его сердце билось так быстро, казалось, что оно не может биться так быстро. Но вдруг его пульс стал успокаиваться, сердце стало биться медленнее и медленнее и вдруг его не стало, противный писк залил комнату. Люди кричали и вопили в операционной, ни умирали один за другим. Сем выдохнул, он так и не смог выполнить данное себе обещание, его рука безжизненно упала с операционного стола, жизнь покинула его.
  
  Месть падших
  
  Я как всегда был спокоен, мое сердце билось ровно и медленно. Было раннее утро, позади меня кипела жизнь. Но я не принадлежал этому миру, я жил в своем мире, мире спокойствия. Меня не тревожило ничего, ни бурлящая жизнь и гудение оживленной дороги позади меня, я видел только ее, и мне было все равно, безразличен мир, только она, она та кому я буду служить до конца своих дней и, если понадобится, умру ради того чтобы защитить ее.
  Солнце уже встало из-за горизонта, но все вокруг все еще было в багровых тонах восхода. Она сидела в инвалидном кресле, смотрела на алое солнце, которое разными оттенками красного отражалось в ее глазах, ее тонкие красивые руки лежали на коленках, кожа ее была очень бледна, сияла бледным оттенком розового в лучах утреннего восхода. Ветер развивал ее густые черные волосы, откидывая с плеч за спину. Я не мог насмотреться на ее, не мог налюбоваться ее красотой, изящными чертами ее лица.
  Не сводя с нее глаз, я переложил меч из одной руки в другую, дождавшись того, когда она отдаст мне приказ я, поклонившись своей повелительнице и повернувшись к ней спиной, направился к величавым дверям монастыря. Я поднес ладонь к деревянным ручкам двери, коснувшись их пальцами, я на мгновение остановился, собираясь с мыслями. Легонько толкнув двери, я распахнул их. Внутри было много людей, их взгляды были обращены ко мне. Выровняв спину, я расслабил плечи и ступил вперед, украдкой я взглянул назад, желая еще раз увидеть ее. Она сидела неподвижно и строго смотрела не меня. Вновь обернувшись вперед, я твердо, ступая по багровому ковру, простилающемуся по поту от входа до самого распятия. Я медленно прошел мимо монахинь, которые внимательно смотрели на меня, того, кто прервал их утреннюю исповедь. Меня не волновало то, что на меня так смотрят все вокруг, мой взор был обращен вперед, на преподобного. Который не замечал моего появления, он продолжал молиться стоя ко мне спиной. Громко воспевая молитву, он не слышал моих громких шагов, эхом отражавшихся от стен просторного помещения. Все кругом сидели тихо, не произнося ни слова, лишь мои шаги гулко разносились по залу. Вдруг неожиданно для всех я сошел с красного ковра и беззвучно присел на первую скамью у распятия. Я закинул ногу на ногу и опустил взгляд в пол, тут же зал позади меня недовольно загудел, но быстро затих, когда величественные двери собора захлопнулись сами собой. Я не поднимая головы, улыбнулся. Мне была смешна трусливость этих людей, они меня раздражали. Несколько минут все было тихо. Я поднял взгляд на статую Святой Марии, белый мрамор святился оттенками красного в свете горящих вокруг свечей. Через несколько секунд до меня донесся пронзительный крик, но я даже не обернулся. Преподобный, наконец, оторвался от своей молитвы и поднял взгляд на распятие перед собой, его глаза расширись от ужаса. Он испуганно отступил назад. Позади меня закричало несколько женщин, они вскочили со скамеек и бросились к выходу.
  Это происки сатаны! - закричал кто-то сзади.
  Я подло улыбнулся, посмотрев на статую Девы Марии, по ее мраморной коже скатывались кровавые слезы.
  В этом зале грешник! - закричал преподобный, осматривал зал перед собой и тут его взгляд остановился на мне. В отличии от остальных людей, которые кричали и бегали по залу, потому что величественные двери собора не хотели открываться, я сидел спокойно, смотря на распятие. Я перевел взгляд на священника, в его глазах я видел испуг.
  Ты... - глухо произнес он, указывая на меня, но я только улыбнулся ему и сказал:
  Это кара господня, а если кто-то и грешник здесь, то это ты.
  Демон!
  Сын сатаны!
  Я не обращал внимания на крики и возгласы позади. Мимо меня даже пролетело что-то, видимо кто-то из присутствующих в заме швырнул в меня каким-то предметом. Но я продолжил сидеть на скамейке не сводя взгляда с преподобного.
  Ты демон! - панически кричал священник, отступая назад. - как ты посмел заявиться в священное место?
  Я улыбнулся, не замечая, что моя улыбка далеко не милая и дружелюбная, я скалился, словно демон желающий заполучить очередную человеческую душу. Преподобный в ужасе подался назад. Подавив подлый смешок, я вновь заговорил с ним:
  Скажите преподобный...оу, по-моему, с моей стороны будет не вежливо не называть вас по имени. Прошу прощения...
  Я поднялся со скамьи и на мгновение, посмотрев назад, продолжил разговор:
  Отец Филиган...вы помните вашу дочь? Маленькую девочку, которую вы безжалостно избили по полусмерти? Вы даже не соизволили прейти к ней в больницу и сознаться в совершенном вами преступлении...вы просто бросили ее умирать.
  Я на мгновение замолчал, подло посматривая назад, желая увидеть, как мои слова отразились на лицах людей. Все в зале расширенными от удивления глазами смотрели на священника, иногда посматривая на меня. Получив удлидворение от увиденного, я повернулся к священнику и снова продолжил с ним разговор:
  Вы можете сказать, что не понимаете, о чем я говорю, но она вас помнит и хочет, чтобы вы сполна поплатились за боль, которую ей причинили. Отец Филиган...напомните нам, что вы сказали той испуганной девочке, когда избили ее до полусмерти? Скажите,...я хочу это услышать,...все хотят это слышать!
  Священник молчал. Выражение его лица тут же изменилось, он уже не был испуганным служителем, он уже полный ненависти смотрел на меня.
  Он демон! - вскликнул он, указывая на меня - не неужели вы верите его словам? Он хочет затмить ваш разум и забрать ваши души в ад!
  Я устало вздохнул, обернувшись назад, я увидел, как все недовольно гудят, и машут руками, указывая на меня.
  "Вот сукин сын! Как же он меня достал!" - устало думал я, вновь обернувшись к священнику, я долго молчал, слушая его проповедование, меня это сильно раздражало, если бы не ее приказы, то я бы уже давно свернул ему шею.- " Мерзкая тварь, которая по пьяни чуть не убила свою дочь, а после того как осознал что сделал, скрылся, оставив девочку умирать. И этот подонок смеет что-то говорить о Боге?"
   И тут я услышал ее отчетливый голос в своей голове:
  Виктор, не зачем ждать. Сделай, так как считаешь нужным. Путь он почувствует мою боль.
  В тот момент я не слышал ничего кроме ее голоса, который словно музыка прозвучал в моей голове, мое лицо стало мраморным, на котором застыла маска гнева. Встретившись взглядом со священником, я медленно вынул меч. Он даже не успел закричать, как лезвие разрезало воздух, лишив его ног. Священник рухнул на пол, пронзительно крича от боли. Все вокруг с паническими криками бросились к дверям, но они не смогли выйти, ибо я не давал дверям открыться.
  Нет! - кричал священник, он с ужасом наблюдал, как я опустил меч, как его собственная кровь скатывалась по лезвию. В помещении стали медленно гаснуть свечи, одна за другой. Священник смотрел на меня чуть ли не плача от страха. Тень скрывала мои глаза, под длинными прядями волос, не позволяя ему видеть мои полные злости глаза.
  Нет!
  О боже!
  Господи помоги нам!
  Эти крики не сколько не волновали меня, наоборот мне было приятно слышать отчаяние, предвкушать свою победу. Я склонился к священнику, приложив обоюдоострое лезвие меча к его горлу, и спросил:
  Ну что? Скажешь правду или умрешь с грехом?
  Он смотрел на меня с таким отчаянием, любого бы затронуло это, но не меня. Я прищурился, медленно надавливая на меч, но он так и не собирался говорить правды.
  Встретимся в аду! - эти слова спонтанно сорвались с моих губ, но то, что я сделал дальше, было точно не моей волей. Моя рука сама собой сдвинула лезвие с места, и кровь залила пол. Крики вернули меня в свою калию, я оглянулся на испуганных людей позади себя, я знал, что только, что сделал, меня ничуть не волновало, то, что будет дальше. Я не выпуская меч из руки, встал на ноги и медленно обернулся к людям, столпившимся у двери, они испуганно жались друг к другу, с ужасом смотря на мое испачканное кровью лицо. Мои глаза пылали яростью, но это была не моя ярость, это был ее гнев, ненависть ко всем тем, кто так с ней поступил, лишил ее нормальной жизни, лишил всего того, что может иметь обычный человек. Меня окутала бледно голубая аура, излучающая силу и ярость, я разделял это чувство с ней, но моя злость была несравнима с ее неописуемой яростью. Я ступил, вперед прожигая ковер ногами, оставляя после себя пылающие следы. Надо мной яростно вздымалось голубое пламя, оно охватывало меня полностью, но не обжигало. И вот до кричавших от ужаса прихожан собора оставалось рукой подать, но я остановился. Гордо приподняв голову, я смотрел на них, когда окутывающее меня пламя стало расползаться по полу, сжигая все вокруг. В моем взгляде не было, ни жалось, ни пощады. И с моих губ слетели слова, которые были не мои, они были ее и только ее:
  Некто не выживет!
  Монастырь вспыхнул огнем. Я наблюдал это зрелище, оно наполняло меня предвкушением победы, и того что я выполнил ее приказ. Алое пламя отражалось в ее глазах. Мы снова были вместе, и снова я словно безумец не мог на нее насмотреться.
  Мы на пути к осуществлению нашей мечты! - произнесла она, взглянув на меня своими зелеными глазами, я с мраморным лицом поклонился ей сказав:
  Все будут, так как вы пожелаете!
  Несколько секунд я стоял, согнувшись, думая о том, что случилось в монастыре. Длинные пряди волос падали с моих плеч, развиваясь темно-каштановыми лентами на ветру.
  
  Воспоминания
  
  Солнце уже село за горизонт. Его лучи окрашивали землю всеми оттенками красного и желтого. Свет играл, превращая сад в сказочную страну.
  Я провел рукой по цветущему кусту роз, едва касаясь пальцами голубых лепестков бутонов. Кругом было очень красиво, мне нравилось бродить здесь в одиночестве, погрузившись в свои раздумья. Неповторимый аромат роз дурманил меня, не позволяя покинуть их обитель. Мне нравилось быть здесь одному и думать о ней. Это было прекрасное место, словно не из этого мира, словно рай. Я всегда вспоминаю свою мать, которая очень любила заботиться об этом саде, я ни когда не забуду ее, я никогда не видел прекраснее и добрее женщины, чем моя мать, но бог забрал ее у меня, оставив совсем одного в этом пустующем саде, который навещаю только я, ради ее памяти. Мне ни когда не забыть тот день, день, когда погибли мои родители. Я думал, что не смогу этого пережить, но она спасла меня. Она была словно луч света в непроглядной тьме. Словно ангел, протянувший мне руку спасения. Она всегда была для меня единственной, той кому я отдал свое сердце, но я ни когда не осмелюсь ей в этом признаться, все-таки мы живем как брат и сестра, родители удочерили ее, пять лет назад. Тогда она была совсем еще девочкой. Маленьким испуганным ребенком, которого обидел мир, ее все бросили, оставили одну, но мои родители решили ее взять в семью, они единственные протянули ей руку помощи. Они всегда мечтали иметь дочь и, наконец, они получили ее. Но она была скрытной, молчаливой, боялась всего и всех, не доверяла ни кому кроме меня. Не знаю чем, я ей приглянулся, но она могла общаться со мной, и только со мной, больше ни с кем, она ни кого к себе не подпускала кроме меня. Она была для меня словно младшая сестренка, такая милая ласковая девочка, которая росла и цвела словно цветок, пока однажды не превратилась в прекрасную розу. Я долго не замечал того, какой красивой она стала, она была для меня моей маленькой младшей сестренкой. Но все изменилось в тот день, когда я узнал о катастрофе, о той аварии, в которой погибли мои родители. Я долго молчал, не с кем не разговаривал, лишь богу известно, какие мысли меня посещали, будучи, я наедине. Она одна пришла ком мне, когда я был всеми брошен, когда я был на краю пропасти. Она заставила меня опомниться. Вспомнить, кто я есть. Именно ей сейчас я обязан всем тем, что у меня есть.
  Я вложил между пальцами распустившийся бутон голубой розы. Любуясь ее красотой, я вдыхал прекрасный аромат дурманивший меня. Кругом было очень красиво. Мне не хотелось покидать это место, мне хотелось остаться здесь навсегда.
  Наслаждаясь всей этой красотой, я даже не заметил, как быстро стемнело. Спохватившись, я вернулся в особняк. В фае был полу мрак, тусклые светильники освещали красивейший витраж, который был прямо напротив входной двери. Каждый раз эта картина завораживала меня, проползая в мой разум и мысли, словно змея. Я ни когда не пойму, почему мой отец захотел именно этот витраж. Но мне всегда нравилось на него смотреть. Сначала я не разделял мнение отца об этом чудесном творении, но сейчас без сомнения понимаю его.
  Медленно поднявшись по лестнице, я провел рукой по чистым гладким перилам. Кругом было так тихо, и спокойно, что мне казалось, будто я попал не в этот мир, будто это мир беззвучен и молчалив. Тихо ступая, я прошел вперед по длинному коридору, в конце которого из-за приоткрытой двери на пол падал тусклый свет. Я заглянул внутрь комнаты. Она спала на кровати, книжка лежала у нее на груди. Она была так красива, когда спала. Я на цыпочках пробрался в комнату. Забрав у нее книгу, я тихонько накрыл ее одеялом, чтобы ней не было холодно ночью. Положив книгу на тумбочку рядом с кроватью, я погасил свет и покинул комнату.
  
  ***
  
  Оказавшись в своей комнате, я позволил себе выкурить сигарету. Сидя на краю подоконника открытого окна, я смотрел на луну, красота которой затмевала сверкание звезд. Дым причудливыми фигурами клубился над моей головой. Меня не покидали мысли о происшедшем несколько дней назад. Я не мог забыть то ощущение, тот гнев, когда я убивал того священника. Неужели она, моя Анна, может испытывать такую ярость? Ненавидеть кого-то настолько сильно, что ее гнев может пугать и меня? Но я не виню ее. Ведь это он лишил ее нормальной человеческой жизни. Из-за него она не могла бегать, играть с другими детьми. Перестав ходить, она совсем замкнулась в себе, перестала говорить. До того дня, когда мы взяли ее к себе, она не сказала ни слова, она не с кем не общалась, не улыбалась. Но, похоже, только мне было суждено вернуть ее к жизни, и я сделал это.
  Сейчас она для меня не просто сестра, моя младшая сестренка Анна, она для меня нечто большее, та кому я подарил свое сердце.
   Потушив сигарету, я лег спать. Долго я не мог заснуть, ворочался не находя себе места. Я не мог понять, что меня так тревожит. Но все же мне как-то удалось заснуть.
  Мне снился сон:
  Я стоял на краю пропасти. Под моими ногами простилалась бездонная бездна. Я опустил взгляд в пустоту, она словно магнит тянула меня в свои бездны, я ни как не мог побороть свое желание смотреть в эту пустоту, но все же перевел взгляд на окружающий меня мир. Сначала я не мог понять, где нахожусь. Удивленно оглядывался по сторонам, пытаясь понять, что это за место. Окружала меня пустыня, мертвая земля. Слепящее солнце стояло высоко в небе, обжигая своими горячими лучами. Щурясь, я посмотрел на него, прикрывал глаза рукой. Солнце было такое яркое, что я не смог смотреть на него больше секунды. Было ветрено, но солнце неприятно пекло в затылок. Я озирался по сторонам и вдруг увидел, что все стлало медленно меняться. Я моргнул. Неожиданно я оказался далеко от уступа, но теперь вместо меня там был другой человек. Он был в черных длинных одеяниях. Ветер развивал его длинные черные волосы. Я словно завороженный смотрел ему в спину, не знаю что случилось но я словно был прикован к нему взглядом. Неожиданно незнакомец взглянул на меня, не поворачиваясь ко мне лицом. Я не мог разглядеть его лица из-за длинных прядей волос, которые скрывали его глаза. Человек медленно обернулся ко мне. Он был высок и строен. Длинные волосы, словно вуаль лежали на его плечах. Я, наконец, смог разглядеть его лицо. Он был красив, его глаза, словно красные огоньки, светили среди длинных прядей волос. Меня передернуло от его холодного взгляда. Незнакомец ступил назад, приближаясь к краю уступа. Я стоял словно приросший к земле, я не мог двигаться, мои ноги, словно перестали быть моими, они просто не слушались меня. Человек снова сделал шаг назад, пятка его ноги оказалась на весу, в бездну посыпались песок и камни, потревоженные им. Вдруг за его спиной, словно ворон в ночи, возникли огромные крылья, которые были настолько черны, что сливались с темнотой бездны под ногами незнакомца. Его ноги уже были на самом краю уступа, и он прыгнул. Я словно по волшебству сорвался с места и примчался к краю уступа. Мой взор упал вниз, под ноги, в пустую бездну. Пустота, не было даже намека на то, что здесь кто-то был. Я устало выдохнул, озираясь по сторонам, и вдруг вздрогнул, ощутив, как чья-то рука схватила меня за лодыжку. Я онемел о того, что увидел. У меня под ногами уже не была пустая бездна, в ней были лица, много людей, они все тянулись ко мне, пытались схватить, и утянуть к себе в бездну. На моем лице застыл ужас, когда я в этих лицах узнал людей, который я убил тогда в монастыре. Они тянулись ко мне, пальцы все сильней и сильней сжимали мою лодыжку. Я почему-то вдруг пришел в себя, попытался освободиться, но вместо этого я сорвался с уступа, и меня поглотила бездна. Она проникала в меня в мое тело, в мой разум, съедая меня полностью. Я слышал крики, стоны страдания, они просто лезли в мою голову, кричали в ней и сводя меня с ума. Мои глаза ничего не видели, казалось, что я ослеп или это бездна лишила меня зрения. Крики становились все громче, все больше резали мой слух, они становились просто невыносимыми, ужасны. Я закрыл руками уши. Я чувствовал прикосновения, я был жив. Крики продолжали становиться все громче, проникая в меня. Я сжал голову руками, чтобы не слышать их, но крики становились только громче. Я судорожно вдохнул, и мои легкие наполнил воздух, пропитанный запахом горелой плоти и смерти. От этого я рухнул наземь, скрутившись калачиком, продолжая сжимать голову руками. Стиснув зубы, я сдерживался не кричать, но не смог долго протянуть. Пронзительный крик вырвался из моего горла, он был совсем не похож на мой, словно это кричал кто-то иной, не я. Я снова и снова кричал, так громко как мог, пытаясь заглушить вой собственным криком.
  А-а-а-а-... - закричал я сев на кровати. Меня всего трясло и лихорадило. Я испугался собственного дыхания, такого громко, что мне показалось, что это очередные крики, которые последуют меня. Постепенно я начал приходить в себя, убеждаясь в том, что это все лишь жуткий сон и не больше. Мое сердце быстро билось, я прижал руку к груди, успокаивая его, чувствуя свой пульс. Я весь вспотел, майка была мокрая насквозь. Судорожно выдохнув, я упал обратно в кровать, пытаясь успокоить дыхание. Я словно сам не свой смотрел в потолок, жадно глотая воздух. Мне еще ни когда не было так страшно.
  
  Анна
  
  Солнце медленно садилось за горизонт. Его лучи, словно ленты, скользили по земле, окрашивая ее во все оттенки красного и оранжевого. Линия горизонта пылала огнем, казалось земля, где ее касалось солнце, горит. Все вокруг было, словно в огне, пылало алым пламенем. Солнце едва касалось краем горизонта, но оно угрожающе нависало над землей, кровавым диском. На розоватом небе не было не единого облачка. Шептала листва, каждый листок рассказывал свою историю. Я слушал их, их шепот. Больше всего на свете я люблю наслаждаться красотой и спокойствием природы. Прекрасней этого заката ничего нет, с ним ни чего не сравнится. Эта красота позволила мне забыть мой сон, но ненадолго, я снова вспомнил его, те жуткие голоса, те крики, которые врезались в мои уши словно ножи.
  Я вышел из комнаты. В коридоре было темно, но я хорошо ориентировался в таком освещении. Было очень тихо, слишком тихо. Мои шаги громко разносились по коридору, сердце билось медленно, но громко. Я погрузился в тишину.
  Я шел вперед пока не увидел тонкую полоску света, которая падала на пол из-за приоткрытой двери. Я остановился не отводя взгляда от двери. Несколько секунд я не мог собраться с мыслями, не знаю почему. Но то что привело меня в чувства поразило меня не меньше. Я услышал, плачь. Сначала он был тихий, едва слышный, но постепенно он стал усиливаться, становиться громче. На свое удивление я осознал что иду, приближаюсь к двери. Поняв, что я делаю, я остановился. Стоял я рядом с дверью, мне нужно было лишь протянуть руку, чтобы приоткрыть дверь еще больше. Яркий свет залил коридор, я тихо ступил вперед, но то, что я увидел, заставило меня застыть в одном движении. Передо мной была Анна. Она плача навзрыд полу стояла. Твердой хваткой, вцепившись пальцами в подоконник, она подтягивалась, пытаясь встать на ноги, но это не возможно, она уже больше ни когда не сможет ходить. Я был в ужасе. Я не мог видеть ее такой. Неожиданно руки Анны соскальзнули, но она не успела упасть на пол. Я сам того не осознавая, как-то успел подхватить ее, мне не хотелось, чтобы она ударилась. Я онемел, когда встретился взглядом с ее невероятно зелеными глазами. Она была изумлена, мне даже стало немного неловко, но я сдержался, не отвел взгляда. Анна так смотрела на меня. У ее такое красивое лицо по которому быстро скатывались кристальные слезы. Несколько секунд мы смотрели друг на друга, но я все же осмелился отвести взгляд. Я осмотрел комнату, кругом был беспорядок, коляска Анны опрокинутая лежала на полу. Неожиданно я почувствовал как Анна крепко обняла меня. Это меня поразило до глубины души, я не ожидал от нее такого, не знаю почему. Я не мог двигаться. Но придя в себя я обнял Анну за плечи, пытаясь ее успокоить. "Моя Анна. - думал я" я не мог отпустить ее, для меня она была всем, у меня не кого не было ближе ее, после смерти моих родителей, она это все что у меня осталось.
  
  ***
  
  Я услышал шаги, как я определил она были женские. Шаги спешили к двери, по длинному коридору. Наконец в дверном проеме появилась девушка, насколько я знаю это горничная, которая должна ухаживать за Анной, когда меня нет радом. Она изумленная осмотрела комнату, испуганно сложив руки на груди, она наконец заметила меня. Я тем временем подхватил Анну на руки, обернувшись к служанке, я спросил ее:
  Что здесь произошло?
  Девушка замешкалась, заволновалась, она украдкой посматривая на меня что-то промямлила. Меня это только разозлило, но я не позволил гневу завладеть моим разумам. Я нахмурился, мне очень не нравилось когда мои подчиненные не выполняют того что от них требуется, но я был сдержан, и сказал девушке:
  Это не приемлемо мисс, чтобы к моему приходу тут все было прибрано. Я вернусь чтобы удостовериться в этом. Выполните мое указание.
  Я кинул девушке. Она снова что-то промямлила мне, но я не обратил внимания. Я покинул комнату, неся Анну на руках. На удивление она была такой легкой, словно пушинка.
  Куда мы идем, Виктор? - поинтересовалась Анна, я удивился ее вопросу, заглянув в ее зеленые глаза и ответил: - ты ведь не против побыть со мной в саду?
  Анна немного помолчала, но все же ответила:
  Не против.
  Она смущенно отвела взгляд в сторону, я улыбнулся, радуясь ее согласию.
  
  ***
  Она сидела на скамейке освещаемая светом заката. В красных лучах солнца она была еще прекрасней, но я не мог понять, почему она была так грустна. В ее глазах я видел печаль. Не знаю почему, но мне очень хотелось, чтобы она улыбнулась, чтобы она была счастлива, радовалась жизни. Но я знал, что она не улыбнется. Я знаю многое про нее, но она не когда не рассказывает мне про то, что с ней случилось много лет назад. Я много раз спрашивал ее об этом, но она всегда молчала, не когда не отвечала. Я стоял перед ней, мне хотелось сказать ей чтобы она забыла прошлое и жила настоящим, но я не имел права ей этого говорить. Я не когда не смогу понять что она чувствует, каково ей жить с этим, мне очень хотелось чтобы она поделилась со мной своей тайной, я надеялся что ей так станет лучше. Но я не мог знать это наверняка, так что я решил молчать, не говорить ей об этом, не ворошить старую рану. Я все смотрел на нее и смотрел не мог отвести взгляд. Почему я не мог, что я чувствую к ней? Даже если это то, что я думаю, это не может сбыться, я должен подавить эти чувства, я должен оставаться таким как есть, я не должен становиться Анне кем-то больше чем брат. Даже если я и осмелюсь сказать ей о том что я чувствую..., она не поймет, более того она может испугаться этого и станет избегать меня, а больше всего на всеете я не хочу этого. Так что мне придется жить с этим, пряча от нее свои чувства.
  Вдруг Анна посмотрела на меня. Я и не заметил что не свожу с нее глаз. Она была очень удивлена, в ее взгляде я видел метение. Я отвел взгляд, мне не хотелось смущать ее.
  Что с тобой? - вдруг спросила она. Я не ожидал этого вопроса, замешкавшись, я лишь и смог молча взглянуть на нее. Анна пристально смотрела на меня, ей хотелось услышать ответ, но я не мог ей ответит, и мне пришлось лгать:
  Все нормально.
  Я подошел к скамейке, на которой сидела Анна. Она проследила за мной глазами, я чувствовал на себе ее полный любопытства взгляд. Я понимал, что она замечает, что со мной что-то не так, что она замечает странности в моем поведении. Я присел рядом с ней, изображая спокойствие, но я не мог быть спокоен, когда она рядом и особенно когда мы наедине. Я просто не мог быть спокоен, я не могу контролировать свои чувства, находясь рядом с ней. У меня было много женщин, но не одну я не любил, так как Анну, не одна не была достойна этого, не одна из них не была такой как Анна. Долгое время роясь в своих чувствах я понял, что я искал во всех тех девушках которые у меня были, я искал в них Анну, но без успешно, нет ни кого кто бы был похож на ее, она такая одна, такой в мире больше нет. Я вздохнул, наслаждаясь прекрасным вечером и вдыхая приятный аромат цветущих роз смешанным с душами Анны. Огромный алый диск солнца медленно опускался за горизонт, там, где он касалось горизонта, казалось, земля пылает. Я откинулся на спинку скамейки, и хотел уже погрузиться в глубину своих раздумий. Но меня прервала Анна. Она, прильнув ко мне, положила голову на мое плечо, и стала вместе со мной любоваться закатом. Я оторвался от этой красоты и взглянул на нее. Меня поразили ее действия, она так ни когда не делала, но я был рад этому. Улыбнувшись я перекинул руку за плечи Анны, а другая моя рука зависла перед ее лицом. Поначалу это поразило ее, но тут в моей руке, словно по волшебству возникла цветущая голубая роза. Это был мой любимый фокус. Анна слегка улыбнулась, ей не свойственно было улыбаться, и коснулась моей руки. Я вложил розу в ее руки, продолжая улыбаться, сам не понимая, что делаю. Анна взглянула на меня, держа в руках розу. В ее глазах я видел изумление, не понимание. Но страсть овладела мной. Моя рука поскользила по лицу Анны, все внутри меня кричало: "остановись, не делай этого", но я не мог остановиться. Я словно погрузился в объятья своего желания, мне казалось, я потерян, но, то, что привело меня в чувства, поразило меня, я даже не знаю, что я чувствовал в тот момент, страх или ненависть к себе. Тонкие пальцы Анны сжали мою руку:
  Вик...тор...
  Голос Анны заставил меня очнуться, прийти в себя. Я открыл глаза, в тот момент я подумал, что лучше бы я этого не делал. Анна..., она была в смятении, даже больше. Я увидел страх в ее глазах, глазах которые блестели от слез. Тут же я осознал, что она так испугана, что дрожит от страха, ее тонкие пальцы, которые сжимали мою руку, дрожали. Я замер, я не знал, что мне делать. Своими действиями я испугал ее, она точно не могла такого от меня ожидать. Несколько секунд мы смотрели друг на друга, я был напуган не меньше Анны, но мой страх был основан на том, как, же я после этого смогу посмотреть ей в глаза, что я буду делать после этого? Ведь она будет бояться меня, хуже того станет избегать меня. Анна разжала мою руку и отвела взгляд. Тут же я мгновенно отстранился от нее, мне не хотелось усугублять ситуацию еще больше, я был в ужасе от того что только что произошло, я и представить себе не мог что я на такое способен. Анна отвернулась от меня, рукою вытирая слезы.
  Прости! - только и смог произнесли я, тут же вскочил со скамейки и умчался прочь, оставив Анну одну. По дороге в свою комнату я попросил слуг, чтобы позаботились об Анне. Мне пока не стоит к ней подходить.
  
  Вестник
  
  Я не мог избавиться от мыслей в моей голове, мыслей о том, что произошло вечером вчерашнего дня. Уже была глубокая ночь, но за все это время я не сомкнул глаз, после этого я просто не могу спить. Я чувствовал свою вину перед Анной. Своими действиями я жутко перепугал ее. Она больше не приблизится ко мне. Я не знал, что мне делать. Вина просто терзала мою душу, я не знал, что мне делать дальше, я все делал, что она велела, слушала каждое ее слово, был ее послушной куклой, верным войнам, но кукла ослушалась своего хозяина и понесет наказание. А мое наказание - это недоверие Анны.
  В комнате было тихо, очень тихо. Я громко вздохнул, мой взгляд упал на пачку сигарет на краю стола. Руки сами собой потянулись к пачке, я вытянул одну сигарету и уже хотел закурить, но почему-то остановился. Несколько секунд я, не отрываясь, смотрел на сигарету в моих руках. На эту маленькую вещь, которая медленно убивает меня. Хоть сейчас курение не как не сказывается на мене, но все де скоро я буду серьезно жалеть, что не бросил курить. Криво ухмыльнувшись(сам не знаю почему я это сделал) я поднес сигарету к губам и закурил. Маленький огонек зажигалки осветил мое лицо и руки, я затянулся, пытаясь заглушить воспоминания, так и лезущие в мою голову. Я громко выдохнул дым, который медленно клубился вокруг меня, закручиваясь в причудливые фигуры. Несколько секунд я смотрел в никуда, вспоминая события прошедшего дня. Мне было очень неловко. Я знал, что мне нужно было извиниться перед Анной, но я не знал как, как после этого я смогу посмотреть ей в глаза. Ведь своими действиями я сильно напугал ее, она не как не могла от меня такого ожидать. Я сжал пальцы в кулак, я был зол, но не на Анну, а на себя. Меня переполняла злость к себе, я ненавидел себя за то, что не смог сдержать свои чувства.
  Не знаю, сколько я так сидел, но я даже не заметил, как скурил сигарету. Я выронил окурок, тот упал на пал, осыпая его пеплом. Я закурил еще одну и встав из-за письменного стола подошел к маленькому секретеру в конце комнаты. Секретера почти не было видно в таком тусклом освещении, но я спокойно протянул к нему руку и, взявшись за ручку, открыл его. В нутрии сверкнул хрусталь. Я взял в руки хрустальный графин с любимым мартини моего отца. Отвернувшись от секретера, я прошагал обратно к письменному столу. Я с громким стуком поставил графин на стол, на секунду я подумал, что этот стук слышали во всем особняке, но я быстро об этом забыл. Наполнив стакан я сел за стол и откинувшись на спинке стула сделал глоток сладкого напитка. Я устал, голова болела, но я не хотел идти спать, я не хотел думать не о чем кроме сигареты и стакана мартини.
  
  ***
  Мне не вспомнить, сколько я тогда выпил, но проснулся с ужасным похмельем. Жутко болела голова. Я кое-как сел. Сел? Я был в кровати. Не знаю, как я там оказался, но меня это даже не удивляло. Что я мог помнить? Я увидел на столе полупустой графин мартини и подумал: "как я вообще дошел до кровати?". Осмотрев комнату, я спустил ноги на пол. Тут же я почувствовал холод, мои голые ступни коснулись холодного пола. Я встал с кровати, пошатываясь я осмотрел комнату. За очном ужа садилось солнце. Я подумал о том, сколько же я спал? Наверное, много. Откидывая длинные пряди волос за плечи, я прислушивался к звукам у комнате. Было очень тихо. И это не удивительно. Ведь наш с Анной особняк находится за чертой города и здесь всегда тихо. Я подошел к окну, налетел теплый ветерок, кутая меня в свои объятья.
  После я спустился вниз. Я пройдя по длинному коридору я оказался в фае. Было очень тихо и пусто. Ни кого. Я вошел в столовую. В ней тоже было тихо, но на столе стояла полупустая тарелка я едой, открытая бутылка вина. Я посмотрел столовую. Так тихо. Я направился к гостиную и тут услышал фортепиано. Кто-то играл на фортепиано. Я пошел на звук, музыка становилась все громче и громче. Я шел на звук пока не оказался в гостиной. Я увидел Анну. Она сидела за фортепиано, она сидела спиной ко мне, ее руки ветром пробегались по клавишам, комнату заливала восхитительная музыка, которая была наполнена грустью. Я тихонько прошел вперед. Я боялся подойти к ней, я не знал как она теперь относится ко мне, что она обо мне думает. Осмотрев комнат, у я увидел скрипку, которая лежала в черном чехле на небольшом столе. Несколько секунд я смотрел на музыкальный инструмент. Это была моя скрипка, я люблю музыку, но я давно не играл на ней. Я украдкой взглянул на Анну, меня волновало то, заметила она меня или нет. Я тихо вынул скрипку из чехла. Я облегченно выдохнул, ощутив инструмент в своих руках. Я прислушиваясь к мелодии которую исполняет Анна, положил инструмент себе на плечо и плавным легким движением я поднес смычек к струнам, но не коснулся их. Анна продолжала играть, не замечая моего присутствия. Я закрыл глаза и влился в музыку. Зазвучала скрипка, ее тонкая мелодия залила комнату, поглощая все своей мелодичностью. Мои пальцы ветром проносились по струнам, то прижимая их, то отпуская, то заставляя их звучать, то глуша их. Я не слышал, как Анна прекратила играть, я слышал только скрипку, ее мелодию, которая с головой поглотила меня. Я крепко зажал струну, смычек медленно скользил по ней и мои пальцы вслед за ним. Я услышал щелчок, он исходил от струн, я знал, что это за звук, но я не остановился. Я продолжал играть, играть и играть. Я еще сильней зажал струну, звук залил комнату и тут она лопнула. Стальная струна оцарапала мне лицо. Я не почувствовал боли, теплая кровь скатилась по моей коже. Отложив скрипу, я уже хотел покинуть комнату, но неожиданная музыка фортепиано. Прекрасная музыка полная боли и отчаяния. Я знаю эту мелодию, она очень мне знакома. Анна каждый раз играла ее, когда у нее было плохое настроение, когда ей было плохо. Я, не поворачиваясь к Анне, слушал эту музыку. Несколько секунд я так стоял, но вдруг слова слетели с моих губ:
  Анна,...прости меня...я
  Я не успел договорить то, что хотел ей сказать, я не могу закончить эту фразу. Минута молчания зависла между нами, я слушал тишину, не оборачиваясь к Анне, но мне так хотелось увидеть ее лицо, я хотел знать, что она сейчас обо мне думает, кК она теперь ко мне относится. Я слышал тиканье часов, и шум ветра за окном. Я чувствовал взгляд Анны на себе, но я боялся обернуться, я не могу себе этого позволить после того что было. Анна снова обернулась е фортепиано, ее тонкие пальцы легли на клавиши, но звука не последовало.
  Виктор...забудь об этом... - она запиналась, она смещалась, говорись со мной об этом и это не удивительно, но все же, она продолжила - подойди ко мне.
  Ее слова поразили меня, я не могу поверить в то, что она смогла простить мне это. Я медленно обернулся к ней. Она как всегда была красива, смотрела на меня своими кошачьими глазами. Я повиновался ее воле и ступил вперед. Подойдя к Анне, я встал напротив нее, но я старался не смотреть на нее, чтобы не смущать ее. Но следующие слова меня поразили еще больше:
  Почему ты не смотришь на меня?
  Я онемел, такого от нее я точно не ожидал. Несколько секунд я стоял пораженный тем, что только что услышал, но все, же я взял себя в руки. Я положил руку над сердце и, приклонив одно колено поклонился Анне.
  Простите меня, моя госпожа. Такого больше не повторится. - извинился я, не поднимал на нее взгляда, но следующее поразило меня по глубины души.
  То, что было не должно мешать тебе! - повелительно сказала она, в ее голосе слышалась тревога, но я знал, что тому причина.
  Еще раз примите мои извинения, госпожа. - снова извинился я и взглянул на нее. Она смотрела на меня, хоть ей и было сложно это делать, после произошедшего. Я улыбнулся Анне, но та оставалась непоколебима.
  Сыграй мне. - сказала она, слегка улыбнувшись мне.
  Как пожелаете моя госпожа. - повиновался я вставая с колена.
   Я откатил коляску Анны от фортепиано. Анна внимательно следила за мной. Я чувствуя на себе ее взгляд, присел за фортепиано. Я расслабился, мои руки плавно легли на клавиши, я нажал пару из них, давая пальцам освоиться. Я стал вспоминать мелодии, которые знаю, и тут мои руки сами собой промчались по клавишам фортепиано. Музыка залила комнату. Она была полна спокойствия и мира. Я играл и играл, наслаждаясь музыкой, ее прекрасным звучанием. Анна была рядом со мной, она слушала музыку, ее взгляд был устремлен за окно. Снаружи уже садилось солнце, и его лучи окрашивали гостиную в алые тона. Я взглянул на Анну, на мгновение моя музыка прервалась. Это привлекло внимание анны. Она заметила мой взгляд. Я опомнился и продолжил игру. Снова музыка заливала комнату, поглощала меня. Я словно попал в иной мир, мир нот и музыки, в моей голове звучало множество инструментов, а фортепиано играло в такт с ними.
  Неожиданно голос Анны вытянул меня из этого мира:
  Виктор...
  Я прекратил играть и взглянул на нее. Она была так серьезно что мне стало как-то не по себе. Она подперла рукой подбородок, продолжая смотреть на меня.
  Сыграй что-нибудь другое. - попросила она. В ее взгляде я видел тепло, от этого мне еще больше захотелось играть. Для нее, только для нее.
  Да, моя госпожа. - повиновался я и мои руки вновь легли на клавиши фортепиано. Музыка вновь залила комнату.
  
  ***
  
  После я проводил Анну в ее комнату. Она выглядела очень усталой, и я упросил ее идти спать.
  Виктор... - запнулась она. Я взглянул на нее. Она почему-то не хотела смотреть на меня, я не знаю, что было тому причиной. Но я предпочел не уделять этому внимания. - да, моя госпожа.
  Ты не мог бы...принести мне немного вина? - виновато посмотрев на меня, спросила она.
  В другой раз я бы сказал что ей нельзя, но не в этот.
  Как пожелаете моя госпожа. - повиновался я улыбаясь ей, мое Анне.
  Анна улыбнулась мне, ее улыбка была полна тепла. Я покинул комнату. Я направился в кладовую за хорошей бутылкой вина.
  Заскрипела старая дверь. Я оказался в кладовой, в ней было темно и прохладно. По кроям от меня стояли стеллажи, до верха заполненные бутылками с вином. Я прошел вперед, в кладовой было плохое освещение, создалось ощущение, что я оказался в каком-то подземелье. Я медленно прошел к самому дальнему стеллажу и вынул из него бутылку вина. Неожиданно для себя я вспомнил то что было очень давно, когда я еще был сорванцом, я помню как любил здесь играть в детстве. Я улыбнулся. Удивительно, что я это вспомнил.
  После я снова вернулся в комнату к Анне, но она уже спала. Она заснула, подпирая подбородок рукой. Она была очень красива, когда спала. Я тихонько пробрался в комнату и поставив на письменный стол вино. Я перенес Анну на кровать и после чего покинул комнату.
  
  Самолет
  
  "Dear passengers prepare for the coming flight* ... - услышал я голос стюардесса. - fasten your seat belts and enjoy the flight**.
  Я пропустил ее слова мимо ушей. Ведь мне не надо было этого делать, я уже был пристегнут и с нетерпением ждал взлета.
  Наконец самолет поднялся над землей и после небольшой турбулентности выровнял полет, и я стал наслаждаться полетом.
  Я закинул ногу на ногу, сидел я один, рядом со мной ни кого не было, хотя в самолете было много людей. Задумавшись, я представил себе предстоящую игру, ведь я буду выступать перед целой сценой, но меня это не, сколько не волновало, я думал только о том, чтобы скорей найти еще одного из нас, чтобы выполнить приказ Анны, я во чтобы, то не стало, выполню его. Меня не могла покинуть мысль о том, как же там Анна, как она там без меня? Кругом все разговаривали, шумели. Меня раздражал этот шум, но я старался на него не реагировать. Я погрузился в свои мысли, в себя, чтобы сосредоточиться на предстоящем концерте. Мои мысли понесли меня вдаль, я представил себя перед огромной сценой. В моих руках была скрипка. Я играл, и играл. Все, замерев, слушали меня, мою музыку, мою скрипку. Музыка звучала в моей голове. Я играл, не обращая ни на что внимания. Мной не овладевал страх перед сценой, я не боялся выступать, но сейчас мне почему-то было страшновато. Вдруг я оказался перед огромным оркестром, в моих руках была палочка, я дирижировал. И это не была моя фантазия, я действительно могу это, но мне редко доводилось сталкиваться с этой частью исполнения музыки. В сущности, я был музыкантом, но мне пришло письмо, провести концерт и я не мог им отказать и вот я здесь, лечу в самолете в Москву, чтобы исполнить концерт. Я открыл глаза, покинув свой мир. Кругом все так и гудело от голосов. Я опустил взгляд, передо мной на столике стоял стакан с водой, вода в нем слегка колыхалась, но не выплескивалась. Я оглянулся, позади меня было много людей, они все разговаривали, улыбались, не замечая моего заинтересованного взгляда. Я смотрел на людей, все они были заняты своим делом, кто-то разговаривал со своим собеседником; кто-то, вставив в уши наушники, слушал музыку. Неожиданно меня прервал звонкий детский голос, писклявый голос маленькой девочки. Я обернулся. Мой взгляд остановился на миленькой маленькой девочке, с тоненькими каштановыми косичками. Она улыбалась, радостно смотря на меня. Я долго смотрел на нее, не выражая ни каких эмоций. Она почему-то напомнила мне Анну, хотя она очень сильно отличалась от этой девочки, когда мы в первый раз встретились. Она была очень молчаливой, скромно и стеснительной девочкой, которую обидел мир. Она не с кем не разговаривала, всегда молчала.
  В моей голове всплыло очень старое воспоминание:
  Я вошел в просторную детскую. В ней было много места, для игр, просто мечта любого ребенка. Когда-то это была моя спальня, но мои родители решили оставить эту комнату для еще одного ребенка. Когда мне было шестнадцать моя мама очень хотела чтобы у нее была маленькая доченька, но на не как не могула забеременеть, а после оказалось что она не может больше иметь детей. Это очень сказалось на ее самочувствии. Я волновался за нее, но я ни чего не мог с этим поделать. Так прошло два года. Я думал, что все налаживается, пока однажды мои родители не приехали домой с ней. Я не знал ее имени, не знал кто она, почему она такая стеснительная и молчаливая. Но что-то в ней было. Она сразу же мне понравилась, когда я ее увидел. Она была не такая как все.
  Я присел на корточки перед маленькой, прячущейся под длинной челкой, девочкой. Я всматривался в ее лицо, пытаясь разглядеть его. Но девочка не давала мне увидеть его. Я улыбнулся и спросил:
  Как тебя зовут?
  Она молчала. Не отвечала мне и не смотрела в мою сторону. Я продолжал на нее смотреть, пытаясь завоевать ее внимание, он она была словно не преступная стена. Но я не собирался сдаваться. Я взял в руки пушистого медвежонка и посадил его девочке на коленки. Та сделала вид, что она заметила этого, но все, же ее маленькие ручки обняли медвежонка. Несколько секунд я смотрел на девочку. Мне пришлось стать на коленки, так как мне сильно разболелись ноги. Я продолжал следить на девочкой. Она была такой грустной и обиженной, что мне хотелось сделать что угодно, только чтобы она улыбнулась. Неожиданно для меня, девочка крепко обняла меня, повиснув на моей шее. Я подхватил ее, чтобы она не упала, ведь ее недвижимые ноги тянули ее к земле. По началу я был очень удивлен. Я не ожидал такого, но поле я все понял. Не помню что именно тогда я подумал, но улыбка озарила мое лицо. Девочка расплакалась, крепко обнимая мою шею, она не желала меня отпускать, а я и не возражал. Пусть плачет, если ей хочется. Ведь нужно иногда выпускать свои эмоции наружу.
  Я опомнился от своих мыслей. Передо мной снова была та девочка с косичками. Она удивленная смотрела на меня. Я не могу по началу понять, почему у нее такое выражение лица, но потом понял, что мои глаза наполнились слезами. Я скрыл это и натянул улыбку, помахав рукой девочке. Та широко улыбнулась и ответила мне тем же. Я повернулся к окну и стал смотреть на пролетающие мимо облака, я вытер слезы, продолжая думать об Анне. Она просто не выходила из моей головы, она была для меня всем, я просто не могу прожить и дня без нее. Мне нужно быть рядом с ней, мне нужно знать, что с ней все в порядке, мне нужно видеть ее зеленые глаза. Я сжал пальцы в кулак. Мне хотелось отогнать эти мысли.
  "Чем быстрей все выполнишь, тем быстрей отправишься к ней! - сказал я сам себе, заставляя себя сосредоточиться на предстоящем концерте. Я закрыл глаза и снова представил себя на сцене.
  
  Москва
  
  Сильный толчок вернул меня в реальный мир. Я открыл глаза. Самолет уже приземлился. Я протер глаза, которые непослушно закрывались вновь. Похоже, я ненадолго задремал. Стюардесса объявила всем, что мы уже прибыли в Москву. Я поежился в кресле. Невольно посмотрев за окно, я старался хоть что-нибудь рассмотреть.
  Покинув самолет, я отправился в гостиницу, чтобы хоть немного передохнуть перед предстоящим концертом. Оказавшись с наружи я понял, что тут довольно холодно, нежели в Англии. До гостиницы я добирался пешком, я не хотел останавливать какие-нибудь такси, или брать напрокат машину, мне хотелось прогуляться по Москве. Кругом было много людей, они все куда-то шли, разговаривали между собой. Я не замечал, как я сильно выделяюсь среди толпы. Мой внешний вид притягивал взгляды, но меня это не волновало, мне хотелось наплодиться прогулкой по городу и поскорей добраться до гостиницы, чтобы выспаться.
  В конце концов, я сдался. Бродя по огромному городу, я сильно вымотался и больше не могу осматривать его достопримечательности. Поймав такси, я все же добрался до какой-то гостиницы, которую мне посоветовал водитель такси. Я оказался внутри огромного здания. Это было дорогой отель, но меня это не очень волновало, мне хотелось только одного, принять душ и выспаться. Я заказал номер и направился к лифту. Я прислонился к стальной стенке, двери закрылись передо мной. Я устало выдохнул и поднял взгляд на экран высвечивающий номер этажа, 2, 3...неожиданно лифт остановился, двери распахнулись. Передо мной стояла девушка среднего роста, обычной внешности. Он вошла в лифт, двери за ней закрылись. Встретившись со мной взглядом она улыбнулась. Я натянул улыбку и снова стал считать этажи, 4, 5, 6...лифт снова остановился, и незнакомка покинула его. Я снова остался наедине сам с собой. Была такая тишина, она просто ласкала мои уши. Справа от меня было узкое зеркало, которое привлекло мое внимание. Я заглянул в его глубь, рассматривая свое отражение. Я отвернулся от зеркала также неожиданно, как и посмотрел в него. Но то что произошло дальше повергло меня в ужас. Мне показалось будто мое отражение не мое, будто оно живет своей жизнью, в тот момент, когда я отвернулся, оно смотрело на меня. Я в оцепенении уставился на свое отражение, которое с таким же ужасом смотрело на меня. Несколько секунд я не мог отвести взгляд, но все, же как-то смог себя убедить, что это все лишь иллюзия, плод моего воображения. Я услышал щелчок. Стальные двери распахнулись. Я поспешил покинуть лифт мне не очень хотелось там оставаться. Я прошел вперед по длинному коридору. Двери, много дверей, я читал номера на них. В голове промелькнуло слово "тихо". Я задумался и остановился прямо перед нужной мне дверью. Несколько секунд я смотрел на номер 235, в моей голове не было мыслей, ни чего, только это число, 235. Я опомнился, вставил ключ в замок и повернул его. Дверь открылась и я вошел в комнату. Что было дальше, я смутно помню, но отчетливо помню, что проснулся на кровати от звонка телефона. Не открывая глаз, я протянул руку к телефону и ответил на звонок:
  Да.
  Здравствуйте мистер Гедеон. Простите, что беспокою вас в столь ранний час, но я хочу вам сообщить, что концерт состоится сегодня в 19:00. Репетиция будет в 17:30. Мы ждем вас мистер Гедеон.
  Я несколько секунд молчал, переваривая все то, что он только что мне сказал.
  Алло? - послышался голос из трубки - мистер Гедеон?
  Да, хорошо. Где должен состояться концерт? - произнес я вкладывая в слова как можно больше уверенности.
  В Драм Театре. - ответил мне голос в трубке.
  Хорошо. Встретимся на репетиции. - сказал я протирая глаза.
  До встречи мистер Гедеон. - тон голоса немного изменился, но это не привлекло моего внимания.
  Несомненно.
  Я положил трубку, плюхнувшись обратно в кровать. Мои глаза так и не хотели открываться, но все, же я заставил себя подняться с кровати, на ощупь я добрался до ванной. После нее я вернулся обратно в комнату. Глаза все еще не хотели открываться, но я знал, что спать уже нельзя, пора просыпаться.
  Приведя себя в порядок, я встал перед зеркалом, чтобы поправить галстук. Мной почему-то одолевал страх. Я не знаю, какой это был именно страх, но я никогда не боялся сцены, не боялся, того что на меня будут смотреть, но мне все же почему-то было страшно. Я выдохнул, так спокойно как мог. В комнате было очень тихо, и я наслаждался тишиной, перед наполненным музыкой вечером. Немного поразмышляв перед зеркалом, я взглянул на часы, было уже 15 часов ровно. Но я пока не куда не спешил, пытаясь влиться в спокойствие этой беззвучной комнаты.
  
  Репетиция
  
  Мистер Гелеон... - услышал я голос за своей спиной, обернувшись, я увидел невысокого, среднего телосложения мужчину. Он быстро подошел ко мне и пожав мне руку сказал:
  Я так рад, что вы пришли. Как вам город?
  Замечательно.
  Мое выражение лица было каменным, мне не очень нравится этот человек, но мне пришлось улыбнуться ему. Тот провел меня в огромный зал, где должен проходить концерт оркестра. Я восхищено рассматривал величавое здание, потолок надо мной вздымался так высоко, что казалось, будто он касается небес. Кругом все было украшено золотом и разнообразными фигурами, в стиле барокко.
  Вот оркестр. - сказал незнакомец раскинув руки в стороны, он показал мне всех участников огромного оркестра. Я внимательно пробежался, осмотрел каждого, мне был интересен каждый человек, но я все, же обратился к незнакомцу, отвернувшись от неприветливо смотрящих на меня людей:
  Может, приступим к репетиции?
  Ну...
  Незнакомец запнулся. Я смотрел на него, ожидая ответа. За моей спиной стали раздаваться голоса, оркестр загудел:
  Он дирижер?
  Но как...?
  Он так молод.
  Он не может....
  Я на мгновение взглянул назад. Меня раздражало их поведение, они едва меня знают и смеют судить, что и как я могу? Подавив злость, я обернулся к незнакомцу и сказал:
  Надеюсь, я не приехал сюда зря?!
  После незнакомец продел меня в уединенную комнату он подал мне бумаги. Я видел, что ему не нравится все это, но он делает, то, что ему говорят.
  Мистер Гедеон... - начал он, я оторвался от бумаг и взглянул на незнакомца, он был немного взволнован, украдкой посматривал на меня, меня это немного раздражало, не люблю когда люди тянут, если хочешь мне что-то сказать, тоне тени, не испытывай мое терпение. - Вы правда сможете провести этот концерт?
  Меня насторожил его вопрос. Почему он вдруг начал это. Я и без него заметил сомнение оркестра в том, что я проведу этот концерт. Но если бы я не мог то я бы точно здесь не был. Я отложил бумаги и закинув ногу на ногу сложил руки на коленке, мой взгляд остановился на этом немного взволнованном человеке. Он был молод меня, но он все же почему-то мне казался не старше меня самого.
  В чем проблема? - спросил я, мой взгляд был обращен только к незнакомцу, но я почему-то этим смутил его, что он посмотрел в сторону, но меня интересовал только ответ, а не его робость. - Я не понимаю вашего сомнения. Если я прибыл сюда, значит, я все проведу и выполню. Не уж то вы думаете, что я какой-то новенек, который решил показать себя на сцене?
  Нет что вы! - убеждал он меня - Я не в коем случает, не думал такого о вас!
  Тогда прекратим этот разговор! - я сказал это немного резко, но мой голос был спокоен. - я не желаю продолжать этот разговор. Я сделаю свое дело, и не сомневайтесь в этом.
  
  Концерт
  
  Огромный зал гудел от голосов наполняющих его. Яркий свет озарял его, перед множеством кресел, всех занятых, стоял невероятно огромный оркестр. Я стоял спиной к зрительному залу спиной и лицом к оркестру, ожидая начала концерта. Я не слышал гула голосов позади меня, предо мной были лишь ноты. Взгляд мой был устремлен на листы с нотами передо мной и смотря на них я слышал музыку, которая звучала в моей голове заглушая голоса, этот гул.
  Вдруг все стало затихать. Свет над зрительским залом стал медленно гаснуть, и единственный свет остался над огромным оркестром передо мной. Я вернулся обратно из своей фантазии. Подняв взгляд, я увидел перед собой всех участников, всех музыкантов, которые должны будут повиноваться движению моей руки и нот.
  Я вздохнул, набирая в легкие воздуха и собираясь с мыслями, я поднял руки и замер. Я сощетал до трех, давая музыкантам, приготовится к игре. И наконец зазвучала музыка. Моя рука летала по воздуху, то резко останавливалась, то резко убегала в сторону. Я погрузился в музыку, мне казалось я тону в ней, наслаждаясь прекрасным звучанием инструментов.
  И вот уже подошло время к концу, пришло время мне заканчивать свой концерт. Я медленно опустил руки, потом снова их поднял, медленно развел в стороны. Зал залил мелодичный звук скрипки. Резко вернув руки перед собой, я словно толкнул воздух, и мои руки замерли, и замерла музыка.
  Несколько секунд была тишина, но после зал залил бурный гул аплодисментов. Я улыбнулся и опустил голову пытаясь отдышаться.
  После я провел еще несколько симфоний. Когда концерт был окончен, я покинул сцену, меня сопровождали бурные аплодисменты, но не ради них я прибыл сюда.
  
  Дождь
  
  Кругом все горело от ярко горящих фонарей. Была глубокая ночь, но на мое удивление этот город был более шумным и полным людей ночью, нежели днем. Мимо меня мчались машины, озаряя все своими лучами фар, я внимательно следил за всем, что меня окружало, пытаясь понять суету этого не знакомого мне мира. Все кругом светилось словно днем, мне было это не понятно, для меня это было новизной, хотя я и слышал, что в этом городе именно ночью все оживает.
  Я вошел в темный переулок. Тут было необычно тихо и спокойно. Я прислушался к тишине, всмотрелся в темноту. Неожиданно начался дождь, сначала он был совсем тихим, но тут же ливнем намочил землю. Для меня это было неожиданно, но я продолжал стоять, мокнуть под холодными каплями. Я осмотрелся, все как прежде тихо, словно это место не принадлежит этому миру. Я снова двинулся вперед. Я не знаю, куда я шел, но что-то заставляло меня идти вперед.
   Я долго шел по этому переулку, на мгновение мне показалось, что он ни когда не закончится. Мне не нравилось это место, что-то здесь было не то, странное ощущение постоянно посещало меня. Но я старался не обращать на это внимания. Дождь так и шел, продолжая собираться лужами на старом потрескавшемся асфальте. Я весь промок, на мне сухой нитки не было, но я продолжал идти вперед. Я был абсолютно один в этом переулке, за все время я не встретил ни единого человека, пусто, словно на кладбище.
  Так я еще бродил какое-то время, но это продолжалось не долго. Меня остановила странное чувство. Это был не страх, не чувство того что за мной следят, чуждое мне ощущение, я даже не знаю как его описать. Тут же я услышал шаги, они раздавались далеко от меня, но я отлично слышал что их хозяин медленно приближается ко мне. Я сделал вид что не чего не замечаю и продолжил идти вперед. Шаги становились все громче, все ближе. И тут я услышал звон мелела и свист воздуха. Я обернулся и улизнул в сторону от острого лезвия меча. Все произошло так быстро, что я даже не смог заметить, кто на меня напал.
  Я ступил назад в тень, тот кто на меня напал что же был в тени, его лица я не видел, я даже не мог разобрать мужчина это или женщина. Меч врага сверкнул в тьме, его лезвие острием было направлено на меня. Я всматривался в темноту, пытаясь понять, кто же этот человек. Сила этой атаки была слишком сильна для слабой девушки, так что это однозначно мужчина. Человек снова бросился ко мне, я отклонился, лезвие пролетело совсем рядом, четь ближе и я бы лишился руки. В очередной атаке я увидел что лицо человека скрывает капюшон. Но я не как не мог разобрать кто это.
  Вновь улизнув от меча, я прошептал слова:
  Свуэ кхрэ мориа.
  Магия лентами и разрядами зажглась вокруг моей руки и через секунду я уже сжимал меч. Незнакомца это удивило, несколько секунд он стоял без движения. Я провел мечом по воздуху, его лезвие оставило голубой тающий след. Мой меч сиял светом, он словно был окутан голубым огнем. Это была не просто магия, это была сила всадника, который мне давал свою мощь. Частично это была магия, которая призывала к силе моего всадника, но только я имел на это право, ибо мне суждено принести голод и страх в этот мир. Незнакомец бросился на меня, его лезвие наткнулось на мой меч, посыпались искры и послышался лязг метала. Магия моего меча осветила незнакомца и то что я увидел повергло меня в такое удивление что когда он попытался меня атаковать я едва смог увернуться от ракующего кленка. Я улизнул в сторону, незнакомец, наконец, оказался на свету и я смог понять кто это.
  Женщина? - выдавил я из себя, думая - "но как такое возможно? Она атаковала очень сильно! Ее атаки даже сильней любого взрослого мужчины."
  Незнакомка сняла капюшон с головы. Это действительно была девушка, она была невероятно сильна и очень красива. Я опустил меч, всматриваясь в лицо девушки. Меня так и не покидало тостранное чувство, которое не давало мне покоя.
  Здравствуй Брат мой. - вдруг сказала незнакомка, я замер, то что она сказала, повергло меня в ступор. Она взглянула на меня своими невероятно голубыми глазами, на мгновение мне показалось, что ее глаза светятся в этом полумраке. Я смотрел на незнакомку. Она была по настоявшему красива: длинные русые волосы, голубые глаза, она была стройна. Но мое внимание привлекло именно, то, что она была полностью облачена в красную одежду. И тут до меня дошло. Всадник! Неужели она одна из нас? Неужели она всадник?
  Кто вы? - поинтересовался я нервно сжимая рукоять меча.
  Незнакомка улыбнулась мне и ответила:
  Мое имя Валентина.
  А как твое, незнакомец?
  Я не хотел отвечать, меня тревожило то что она стопроцентный всадник, здесь не может быть ошибки. Но все же я ответил ей как подобает джентльмену, не ответить это будет не в моем характере, и не в моем воспитании:
  Меня зовут Виктор.
  Но тут же я задал девушке вопрос тем самым застав ее врасплох:
  Почему вы напали на меня?
  Она несколько секунд не знала, что мне ответить, но все же гордо заявила:
  Почему я обязана вам отвечать на этот вопрос?
  Я решил промолчать. Но я не знал что мне делать. Что я должен сделать? Ведь Анна приказала мне найти одного из нас, но как я скажу этой девушке, что я прибыл от Всадника Смерть, и что бы она следовала за мной к Анне?
  Несколько секунд я молча думал, что сказать, но только я собравшись с мыслями открыл рот чтобы сказать, она перебила меня:
  Я знаю, зачем вы здесь.
  Я не как не ожидал, что она такое скажет, я не мог поверить своим ушам. Девушка, смотря на меня, продолжила говорить, а я лишь и мог, молча ее слушать, потому что не мог сказать ни слова:
  Она говорила со мной. Ее голос сказал мне идти с человеком по имени Виктор Гедеон.
  Я пришел в полное замешательство. Я не могу поверить, что она это говорит. Не уже ли такое возможно? Девушка улыбнулась, но эта улыбка точно не была дружественной, она была полна подлости и гордости.
  Не один вы получаете от нее приказы. - заявила она, гордо смотря на меня. - Она связана со всеми нами.
  Я наконец вышел из ступора и смог ей ответить:
  Вот значит как? Хорошо. Тогда полагаю, вы знаете, что вам делать?!
  Мне приказано найти Первого. - заявила она.
  Я снова был поражен ее ответом, но не подал виду. Смотря на незнакомку, я думал о том, точно она ли говорит мне правду? Но как такое может быть правдой? Она стояла в тени, ее лица не возможно было разглядеть, но почему-то она вышла из тени на свет. Выражение ее лица меня насторожило, эта женщина, словно поменяла маски. Она уже не была полна гордости и самоуверенности, она была словно высечена из камня, выражение лица было словно каменная маска, взгляд был полон хладнокровия и убийства, глаза война. Беспощадного убийцы, которой убьет всех кто встанет на его пути.
  Пальцы незнакомки поплыли вниз, коснулись рукояти меча. Я напрягся, крепче стиснув меч в своих руках, я плавно отвел его в сторону. Незнакомка продолжала на меня смотреть, лезвие блеснуло со тьме, я сверкая словно зеркало сверкая в темноте поплыло вверх. Я направил меч острием вперед. Незнакомка подло улыбнулась, и до меня донесся ее голос:
  Расслабься Брат мой! Мой меч не жаждет твоей крови. Он чует!
  Я удивленно опустил меч, я не мог понять, что она имеет ввиду, что это значит. Эти мысли только больше запутали меня.
  Воняло этим всю дорогу! - заявила она, но на последнем слове она дьявольски оскалилась, ступив вперед, она, смотря на меня, что-то беззвучно произнесла, я уловил лишь движение ее губ, но не смог разобрать, что она сказала.
  Я замер прислушиваясь к звукам, мне стало как-то не по себе. Какое-то странное чувство не покидало меня всю дорогу, я не могу понять что это, и что может значить это ощущение.
  Я продолжал слушать тишину, как вдруг ее не пронзил, словно стрела, свист воздуха, разрезанный острым мечем. Я отклонился в сторону, улизнув от лезвия, Валентина бросилась вперед, послышался скрежет метала, землю осыпали стальные искры. Я молнией разрезал воздух, мой меч не коснулся врага, но заставил его отвлечься от атак незнакомки, и это дало ей шанс напасть.
  Всю происходило так быстро, что я даже не мог разглядеть врага. Я не мог понять, с кем сражаюсь, но это был мужчина, невероятно сильный человек.
  Гани его на свет! - закричал я, продолжая нападать.
  Незнакомка ни чего мне не ответила, но неожиданно меня швырнуло в сторону, я ударился о стену и следующее что я ощутил как чье-то колено врезалось мне в пах, я закричал от невыносимой боли, скрючившись я упал на землю, до меня доносились крики, стоны и скрежет метала, звон стали. Перед глазами все потемнело. Я не мог поверить что такое меня сломит. Я хотел встать, но не смог. Харкая кровью, я взглянул вперед. Незнакомка нападала на человека, но мое сознание стало постепенно меня покидать, я не мог понять, почему все так, этот удар не может человеческим, человек не может быть так силен. И вот я упал в тьму, которая словно затянула меня.
  
  ***
  
  Я открыл глаза. Голова жутко трещала, казалось, что по ней ударили чем-то большим и тяжелым. Я слабыми руками помог себе подняться с земли.
  Виктор? Виктор!
  До меня постоянно доносился женский голос, постоянно повторял мое имя и какие-то еще слова, которые я не мог разобрать. Я едва мог поднять голову чтобы увидеть кто зовет меня. Я увидел перед собой ту самую незнакомку Валентину, она странно на меня смотрела и что-то говорила, но я не слышал ее голоса. Я не понимал что происходит, почему я ни чего не слышу? Я стал вспоминать последнее из того что со мной было, но это не дало ответов на то почему я в таком состоянии.
  Спустя пару минут все прошло. Я уже слышал Валентину, мог смотреть на нее и отвечать на ее вопросы.
  Какого черта это было? - возмущенно, но и в тоже время немного испугано спросила незнакомка. Продолжая держаться рукой за голову, я посмотрел на нее, я не понимал, что она хочет узнать, почему я отключился и ли что-то иное...
  Как ты это сделал? - снова задавала вопросы она, да еще и хорошенько тряханула за плечи. Я и так еле сидел, а она меня еще и трясет. Закружилась голова, но все быстро прошло.
  Отвечай! - требовала она снова хорошенько тряханув меня.
  Прекрати меня дергать! - рявкнул я, привередливо оттолкнув девушку от себя, толчок мой был слишком слабым чтобы она отстала от меня, так что она продолжила расспрашивать. - Я не понимаю о чем ты!
  Как ты разобрался с ним? - повысив голос спросила она, эти слова завели меня в ступор. Я не сразу понял, что она сказала, но что есть сил смог встать на ноги и осмотреться. Но, то, что я увидел, повергло меня в ужас. Кто такое мог сделать? Это не мог быть человек, человек на такое не способен!
  На земле прямо передо мной лежал человек, точнее, то, что от него осталось. Вокруг все было к крови, она казалось, растекаясь повсюду. В луже крови лежал обезглавленный и разрубленный на две части человек, точнее это был не совсем человек, рядом с остатками тела лежали испачканные в крови два отрезанных крыла, которые когда-то были белыми.
  От ужаса я не мог пошевелиться, не мог двинуться с места. Нет. Мне не было страшно. Я был в ужасе от того что было перед моими глазами, и я ясно ощущал то что это точно не сделал человек. Всматриваясь в эту расчлененку, я вдруг ощутил то, что сначала не осознавал. Вкус крови. Металлический вкус который вязал мне рот. Я взглянул на свои руки, они были в крови, я весь был в крови. Это завело меня в еще больший тупик.
  Что это? - едва мог выдавить я, меня так все это пугало что я только и мог смотреть на свои окровавленные руки, это не мог сделать я, физически не смог бы такое сделать.
   Это я хотела задать тебе этот вопрос! - заявила Валентина, я не видел ее, так как она стояла позади меня. - как ты это сделал?
  Я не делал этого! - снова рявкнул я. Это просто не могло быть правдой, я не мог такого сделать без чьей либо помощи. И тут до меня дошло. Я замер от того что мысли и какие-то картины полезли в мою голову, но это были не мои воспоминания, они не могли принадлежать мне.
  Передо мной поплыли картины в них я убил этого человека, просто одной левой, не прикладывая особых усилий я взмахнул мечем раз - одно крыло, кровь окатила меня всего, а от этого я стал еще яростней и хладнокровней, два - второе крыло, три - голова с плеч, четыре - напополам. Но самое яркое, что мне запомнилось это, то, что я ясно знал, что это был не я, словно я был наблюдателем, будто моя душа отделилась от тела и следила за всем тем ужасом, что оно творило. Неожиданно предо мной застыла картина: кровь, она повсюду, где не глянь одна кровь. Я стол среди нее и багровые капли стекали по моим губам, но я не был ранен, это была чужая кровь, кровь этого человека, которого я убил.
  Я не мог устоять на ногах и упал на окровавленную землю, больно ударившись коленками. Меня всего трясло, страх забрался в мое сердце, доводя меня до безумия.
  Виктор! Виктор! - незнакомка бесконечно повторяла мое имя, но я не отзывался, и неожиданная пощечина привела меня в чувства. На мгновение я замер, не понимая, что произошло. Ощутив боль, я прикоснулся рукой к лицу, сознание вернулось ко мне. Кое-как я смог подняться на ноги, стараясь не смотреть назад на труп в луже крови, я прислонился к стене, чтобы не упасть.
  С тобой все хорошо? - поинтересовалась Валентина, подходя ко мне. Я с трудом повернул голову, чтобы на нее взглянуть и резко ответил:
  А что, похоже, что я в порядке?
  Она сделала вид, что не услышала моих слов, отвернувшись от меня. Я отошел от стены, было трудно стоять, ноги едва меня держали. Желание взяло надо мной верх, я все же взглянул назад, туда, где в луже крови лежал разрубленный на часть труп. Мной вновь одолел страх, но как-то я смог заставить себя отвернуться. Изнутри меня всего трясло, я не мог очнуться от того что недавно произошло, мне нужно было время чтобы все это переварить, все переосмыслить.
  Дождь так и продолжал идти, не прекращая свой темп, громко барабаня по крышам, разгоняя ночных гуляк и пряча от зорких глаз кровавое место преступления.
  
  Глава вторая
  Чума
  
  И я видел, что Агнец снял первую из семи печатей, и я услышал одно из четырёх животных, говорящее как бы громовым голосом: иди и смотри. Я взглянул, и вот, конь белый, и на нем всадник, имеющий лук, и дан был ему венец; и вышел он как победоносный, и чтобы победить
  
  Середина дня. Осеннее солнце высоко стояло в небе, но его лучи лишь изредка освещали землю, тусклые тучи закрывали его, угрожая разразиться громом. Они долго боролись друг с другом, казалось, вот ясные лучи осеннего солнца прорвались сквозь тучные серые облака, но вновь тонули в них. Но сколько ясные лучи не старались прорваться, все же проиграли схватку. Небо разразилось громом, молния сверкнула среди туч, и крупные капли дождя осыпались на землю.
  Я стоял посреди людной улицы. Сильный дождь заставлял всех спешить по своим делам прячась под зонтиками. Поток воды лился по краям дороги, лился с козырьков домов.
  Я спрятался под козырьком случайного магазина. Закрыв мокрый зонтик я закурил. Уже давно пробыв здесь, я думал о том как бы поскорей вернуться в отель, в теплую сухую кровать и хорошенько выспаться. Отойдя в сторону я пропустил выходящих из магазина людей. Мне была не привычна такая суета, но я продолжал оставаться в своем воображении, прячась от этой суеты.
  Так я стоял несколько минут пока чей-то голос не вытянул меня из моего воображения и вернул в этот непривычный мне мир.
  И давно ты тут? - раздался громкий женский голос.
  Я оглянулся. Ко мне, прячась под темно-вишневым зонтиком, подошла женщина. В ее лице я узнал Валентину, ее привлекательные черты лица, длинные русые волосы и красную одежду.
  Порядком. - ответил я выдохнув струйку сигаретного дыма.
  Валентина скривилась, отмахиваясь от дыма:
  Прекрати!
  Извините. - попросил прощения я и в последний раз затянувшись выбросил сигарету. - Вы что-нибудь нашли?
  Мне особо и не пришлось стараться. - заявила она сложив зонтик и спрятавшись под козырьком рядом со мной. Я осмотрелся, убедившись в том что нас ни кто не подслушивает. Вновь обернувшись к Валентине, я спросил:
  Что вы узнали?
  Несколько недель назад в главной центральной больнице произошло массовое заражение врачей, при операции пациента на сердце, неизвестным вирусом. Некто не знает, что это была за инфекция, но, ни кто из врачей не выжил. Но на всеобщее удивление в том инциденте выжил пациент, которого оперировали, но сейчас он в коме и не известно выйдет ли он из нее.
  Интересно...
  Что интересно?
  Это не может быть простым инцидентом. Здесь что-то есть?!
  Не знаю...
  Я задумался, приложив руку к подбородку, меня мучила мысль о том, что могло стать причиной смерти тех людей.
  Что будем делать? - просила Валентина, не сводя с меня глаз. Я взглянул на нее, решая что делать. Около минуты я молчал. После украдкой взглянув на Валентину, открыл зонтик и вышел из-под козырька магазина.
  Пошли. - сказал я прибавляя шаг, медленно удаляясь от девушки. Я услышал, как она открыла зонтик и как ее быстрые шаги приближались ко мне. Наконец нагнав меня, она спросила:
  Если это он, то, что ты будешь делать?
  Я подумаю над этим.
  Валентина замолчала, услышав мой ответ. Я шел рядом с ней, мне очень хотелось закурить, но я сдержался. Не знаю почему, но мне не хотелось раздражать Валентину.
  Молча, не разговаривая всю дорогу, мы, наконец пришли к больнице. Кругом было людно, но мы безо всякого труда смогли спокойно войти в больницу и идти туда куда нам надо. Я расстегнул пальто и развязал тугой шарф. Осмотревшись, я спросил:
  Куда идти? В какой он палате?
  Пошли.
  Валентина пошла вперед меня, указывая мне путь. Мы подошли к лестнице и по ней поднялись на третий этаж. Перед нами оказался длинный белый коридором, мне на мгновение стало в нем не по себе, я оглядел его, по его краям были палаты, и нам нужно было определить, какая из них нам нужна. Валентина снова пошла вперед, я снова последовал за ней. Мы подошли к палате номер 58. Я огляделся. Коридор был совсем пустой, не единого человека, на мгновение мне это даже показалось странным. Меня отвлек щелчок замка, я обернулся. Валентина повернула ручку и вошла внутрь палаты. Я вошел вслед за ней, но я увидел, то, что заставило меня остановиться, замереть на месте. На больничной койке передо мной лежал мальчик лет 18-17-ти, он был еще совсем ребенком. К нему было подключено множество аппаратов, которые искусственно поддерживали его жизнь. Меня удивило, какие у него были белые волосы и бледная кожа практически белая.
  Он же еще совсем ребенок. - удивленно произнес я.
  Что здесь удивительного? - возмущено спросила Валентина, взглянув на меня - Так то отдает нам приказы еще моложе его!
   Я не обратил внимания на ее слова, продолжая смотреть на мальчика передо мной. Но вдруг в моей голове прозвучал голос:
  Виктор, прогони прочь сомнения. Слушай мой голос.
  Да, моя госпожа.
  Валентина не поняла, что я имел ввиду произнеся эти слова, ее это привело в замешательство.
  О чем ты? - спросила она, он я не ответил ей, я ступил, вперед приближаясь к кровати, на которой лежал мальчик и в моей голове звучал голос, очень знакомый мне голос, голос Анны:
  Слушай мои приказы и позволь мне управлять тобой.
  Да,...моя госпожа.
  Я встал на месте. Я чувствовал, что со мной что-то не то, что я начинаю терять контроль над своим телом. И тут мои руки не по моей воле коснулись, груби этого мальчика, моя ладонь легла на его грудь, и я почувствовал неописуемый приток силы, даже скорей не силы, а жизни. Я знал, что это не моя воля, но я не сопротивлялся. Почему-то я знал, что это все делает Анна, но я и знал что это не ее сила, она просто не способна на такую мощь, это подвластно лишь всаднику Смерть. Через мои руки прорвалась энергия, словно разряд она содрогнула грудь мальчика, но не чего не произошло, он даже не открыл глаз. Тоже самое повторилось еще раз и снова ни чего не произошло. Несколько минут я стоял на месте, без движения, но вдруг что-то изменилось. Я почувствовал вибрацию, здание задрожало, земля под моими ногами стала ходить. Я убрал руки груди мальчика и отошел назад. Палату залил яркий свет, такой ярки и белый что мне заболели глаза, и еще писк, он просто въедался в мои уши, казалось, что от него лопнет голова. Это все не прекращалось, но сквозь яркий свет и ужасный звук я смог разглядеть, как здание стало разваливаться на куски, огромная трещина побежала по потолку, по стенам.
  Бежим! - крикнул я, и на бегу схватив Валентину за руку, выскочил из палаты. Мы быстро сбежали вниз по лестнице и покинули больницу. Прогремел взрыв, но это было больше похоже на треск разваливающегося здания.
  Я замер, не в состоянии отвести глаз от разрушающегося здания. Изнутри послышались крики, мольбы о помощи, но я даже не двинулся с места. Я чего-то ждал, но я не знал чего, что-то заставляло меня смотреть на двери больницы, но зачем я туда смотрел? Несколько минут я с Валентиной стоял, не двигаясь и смотря на здание, мимо нас мчались люди, с криками, кто-то даже крикнул нам, чтобы мы бежали, но я даже не обернулся. Все затянуло дымом и на расстоянии около метра от земли ни чего не было видно. Я всматривался в пыль, пытаясь что-то рассмотреть, но я ни чего не могу увидеть. Позади меня и Валентины скопилось много людей, которые смотрели на то, как медленно рушится здание, но неожиданно я услышал громкие возгласы и крики.
  Смотрите!
  Вон там!
  Что он делает?
  Кто это?
  Я оглянулся назад. Все люди кричали и указывали на крышу здания. И тут я услышал голос Валентины:
  Виктор смотри!
  Я обернулся и взглянул туда, куда указывала Валентина. На крыше здания стоял человек, но я едва мог разобрать его, так, как из-за пыли, ни чего не было видно. Но я отчетливо увидел белые крылья за его спиной, когда он расправил их и взлетел в небо. Толпа позади, закричала, все стали панически кричать и метаться кто куда. Меня окутала пыль и ветер, я закрыл лицо курами, ветер становился только сильней. И тут я едва смог заметить из-за пыли, передо мной на землю опустился человек. За его спиной были огромные белые крылья, и его длинные волосы развивались, словно ленты на ветру. Я убрал руки от лица, когда ветер немного успокоился. И увидел перед собой высокого длинноволосого мужчину, за спиной которого были белые крылья. Толпа позади меня затихла, не единого звука не раздавалось за моей спиной. Незнакомец стоял передо мной, холодно смотря на всех, кто его окружал. Эта минута молчания показала мне вечностью, я думал, что она не когда не закончится, но голоса вновь стали звучать, люди за моей спиной постоянно повторяли:
  Это ангел?
  Ангел!
  Я всмотрелся в лицо этого человека, пытаясь понять, кто он. Незнакомец стоял, спокойно рассматривая людей, но мне это казалось очень странным. Я точно знал, что это не ангел, он просто кажется им, но таковым не является. Человек медленно обернулся ко мне, его взгляд упал на меня. Он был такой холодный, казалось, пробирал до костей. Но я оставался спокоен. Он смотрел на меня с удивлением на лице, не неожиданно его губы растянулись в улыбке. На этот раз удивление было на моем лице. Я не мог понять, что так развеселило его.
  Неожиданно поднялся сильный ветер, разгоняя пыль и выше вздымая ее к небу. Ветер прекратился так же неожиданно, как и появился. Я не чего не видел через густое облако пыли, но словно стрела жуткое ощущение пронзило мое сердце. Я не знаю, что именно я чувствовал в тот момент, я не знаю как описать это чувство. Краем глаза я заметил, как что-то промелькнуло мимо меня, это была едва различимая фигура, из-за своей скорости она была просто незаметна, но я мог видеть ее хоть и на мгновение. Люди вокруг заходились в кашле от пыли, которая просто въедалась в легкие, они не видели присутствия этого странного существа, которое мелькало вначале вокруг меня, а потом двинулось в их сторону. Я услышал, как лезвие разрезало плоть, кровь брызнула в стороны и медленно залила все вокруг. Тот человек, которого убила та таинственная фигура, даже не успел понять, что произошло. Я замер, мои ноги, словно стали из свинца, я не могу пошевелить не рукой ни ногой. Ужас просто овладел моим телом. Люди вокруг меня кричали и метались. Я слышал их крики, но так и не двигался с места, я видел, как передо мной возник высокий мужчина с огромными белыми крыльями за спиной. В руке он держал колье, которое было все крови. Я смог ступить назад, мои губы сами собой произнесли слова и в моих руках возник легкий обоюдоострый меч, его лезвие светилось, синим сиянием из-за возникших на нем символов, магических букв. Наконец у меня было время рассмотреть, получше этого человека. Это точно не как не мог быть тот парень из больничной палаты. Это был крепкий, высокий, длинноволосый мужчина. Тот мальчик выглядел на старше 18 лет, а этот человек выглядит даже старше меня. Я отвел меч в сторону, напряг мышцы спины и ног, чтобы можно было в любой момент напасть или отразить атаку. Для меня было странно, что этот человек в больничной одежде, которая как оказывается, ему маловата. Это выглядело очень нелепо, но именно по этому признаку я понял, что этот мужчина этот самый мальчик из палаты, он каким-то образом превратился в этого мужчину, но как такое возможно? Я отвлекся и он атаковал. Я едва успел остановить его меч, который вот-вот бы лишил меня головы. Человек впился в меня взглядом, он смотрел так, словно видел мою душу. Я сдерживал его натиск, но становился все сильней и сильней. Мои руки ослабели, но прежде чем лезвие меча моего врага смогло двинуться с места, я смог улизнуть от него. Но встречи с ним мне все рано было не избежать, человек неожиданно метнулся ко мне и вонзил меч мне в плечо, я бы не как не успел, избежать этого, мне не куда было деться, кроме как напороться на меч. Кровь хлынула из раны, боль впилась в мое тело и, крик боли вырвался из моего горла.
  Твой крик ласкает мой слух. - улыбнулся человек поворачивая лезвие вогнанное в мое окровавленное плечо, я закричал, боль ныла просто невыносима, - Как же это прекрасно! Кричи! Кричи еще!
  Я смог набраться сил, собрать последние силы, что у меня остались и оттолкнуть человека от себя. Со стоном боли я вынул меч из плеча и отбросил его в сторону.
  Интересно... - подло улыбнулся человек, впившись в меня взглядом, - меня это заинтриговало.
  Другого я от тебя и не ожидал, брат мой. - слетели с моих губ слова, но это были не мои слова, я снова канул в бездну, как в том переулке.
  
  Человек в белом
  
  За горизонт медленно садилось солнце. Его лучи в последний раз касались земли, исчезая где-то в дали. Огненно-красный диск угрожающе нависал над землей, казалось, он вот-вот воспламенит землю и она вспыхнет ярко-красны пламенем, высоко вздымаясь до самого неба. Птицы уже перестали петь, их сменили цикады, ночные музыканты. Прекрасный сад в последний раз согревался теплыми лучами заходящего солнца, готовясь к наступлению ночи голубые розы сверкали под лучами умирающего солнца, стройные тонкие тюльпаны закрывали свои бутоны от холодной ночной росы.
  Исчезающие лучи едва могли проникать в просторную комнату через задернутые шторы, которую освещал слабый свет настольного светильника. У окна в кресле сидела Анна, исчезающий свет проникал в комнату через шторы, падая на плечи девушки, слегка освещая книгу на ее худеньких неподвижных коленках. Красивые зеленые глаза быстро пробегались по строкам. Она была охвачена чтением, увлеченно читая одну страницу за другой. В комнате было очень тихо. Неожиданно откуда не возьмись, появился теплый ветерок, который взъерошил аккуратно уложенные волосы девушки. Анна оторвалась от чтения книги и с удивление осмотрела комнату, все окна в ней и дверь были заперты. Откуда мог взяться сквозняк? Анна, устало вздохнув, опустила голову и снова принялась читать, чтение вновь охватило ее, и она не сперва заметила, как дверь в ее комнату открылась, и в нее вошел высокий широкоплечий мужчина в белых длинных одеяниях. Анна, услышав шаги, оторвалась от книги и посмотрела вперед, увидев человека, она от испуга выронила книгу из рук. Мужчина стоял в нескольких метрах от нее, пристально смотря. В тусклом желтоватом свете настольной лампы блестели его длинные русые волосы, которые покрывали широкие плечи мужчины, и белая одежда, казалось, была золотой или цвета охры. Анна замерла, испуг сковал ее тело, казалось цепями, так что она не могла пошевелить и пальцем. Человек ступил вперед, с каждым сделанным шагом он все ближе и приближался к Анне, та испугано впилась пальцами в подлокотники кресла, если бы она могла встать с этого кресла и убежать прочь от этого незнакомца, то она непременно сделала бы это. Человек уже был так близко, что если бы Анна протянула бы куру, то коснулась бы его длинных одежд. Девушка запрокинула голову, чтобы увидеть лицо мужчины, возвышающегося над ней. Он приблизился так близко, что полол его плаща, касался коленок Анны. Незнакомец склонился к девушке, коснувшись пальцами ее подбородка, заставляя ее смотреть только ему в глаза.
  Кто...вы? - едва смогла произнести Анна, ее голос был таким тихим, что едва можно было различить слова, которые она сказала. Человек смотрел на Анну настороженно и внимательно. Анна вся дрожала, ей было страшно, неописуемый страх заставлял ее сердце биться сильней и быстрей. Она еще сильней впилась в подлокотники своего кресла, чтобы сдержать дрожь, которая сотрясала ее тело.
  И это наш предводитель? - с насмешкой сказал он, его голос был мягок и красив, но его звучание было вкрадчивым, словно въедалось в душу. - Как такой слабый человек может быть таковым?
  Страх, который кричал в голове Анны, немного отступил, эти слова задели ее, но она знала, что это правда, что она и в правду беспомощна и слаба, что она даже не может подняться с этого кресла, чтобы спасти саму себя. Мужчина, наконец, отстранился от Анны, она испуганная и отчаянная опустила голову, слезы покатились по ее щекам. Незнакомец стоял перед ней и внимательно смотрел на нее, а ее страдания, на ее отчаяние. Но неожиданно прозрачные кристальные слезы сменились кровавыми каплями, которые медленно катились по бледной коже девушки. Мужчина насторожился, он хотел отступить назад, но не стал, он наоборот приблизился к Анне и склонился к ней, но только его рука вновь потянулась к лицу девушки, как незнакомец рухнул на пол от удара, который пришелся ему по лицу. Удар был такой сильный, что мужчина захаркал кровью. Он полный злости посмотрел на Анну, та смирно сидела в своем кресле, она была спокойна, глаз не было видно из-под тени, которая скрывала их, кровавые слезы так и катились по щекам девушки. Анна аккуратно сложила руки на коленках, она внимательно смотрела на мужчину, который тыльной стороной руки о белую перчатку вытирал кровь с подбородка, хоть ее глаз не было видно.
  Здравствуй, брат мой. - сказала Анна не своим голосом. - Захотел помериться силой?
  Сестра... - злобно прошипел мужчина. Он поднялся с пола и, возвышаясь над Анной, полный ярости смотрел на нее. Анна даже не подняла головы. Вдруг ее лицо перекосил гнев, она вздернула руку и сжала пальцы в кулак. Незнакомец вскрикнул и упал на землю, словно его сковали невидимые цепи.
   Не думай, что я допущу то, что ты будешь смотреть на меня с высока! - повысила голос Анна. Она была так зла, что еще сильней сжала пальцы в к кулак. Мужчину еще сильней прижало к полу. - Если ты хочешь помериться силой, то я могу это устроить!
  Это...больше...не повториться! - запинаясь, произнес мужчина, чувствуя, как его еще сильней прижимает к полу, до хруста костей. - Простите!
  Анна не произнесла ни слова, только снова стиснула пальцы в кулак. Мужчина кричал, захрустели кости. И вдруг Анна разжала пальцы и все прекратилось. Мужчина освободился от невидимых цепей, он кое-как смог подняться на ноги, харкая кровью. Анна своей силой переломала ему ребра, но для этого человека это было всего лишь царапиной. Анна плавно положила кури на подлокотники кресла.
  Печать сломана? - вдруг спросила она у мужчины.
  Да. - сухо ответил тот, он внимательно смотрел на Анну, его внимание было обращено только на нее.
  Это тот мальчик? - удивилась она - Он помог мне сломать печать.
  Да это он. - ответил мужчина.
  Хорошо. - казалось с облегчение произнесла Анна, откинувшись на спинке кресла. - Осталась всего три.
  Брат мой... - сказала Анна, на мгновение замерев, смотря на мужчину, но снова заговорила. - Ты должен защищать эту девочку. Защищай ее так, чтобы до моего пробуждения на ее теле не было ни царапинки.
  Мужчина молча приложил руку к груди и приклонив колено произнес:
  Да будет воля ваша.
  Не подведи меня, брат мой.
  Об этом и не может быть и речи.
  Мужчина встал, не сводя глаз с Анны. Та тоже смотрела на него, кровавые слезы уже давно скатились с ее лица, испачкав ее одежду.
  И брат мой... - неожиданно сказала она, за мгновение замолчав, ожидая внимания мужчины. - Мор, не подведи меня, ты ведь знаешь что я всегда и везде.
  Я не подведу вас. - сказал он, но в его голосе слышалась злость.
  Анна подло улыбнулась. Его ответ развеселил ее. Мужчина продолжал смотреть на нее, Анна опустила голову и вдруг вся обмякла и едва не выпала из кресла. Незнакомец подхватил Анну на руки и отнес ее на кровать. Отойдя от кровати, он внимательно смотрел на девушку, он был зол.
  Почему я должен быть охраной у человеческой девчонки? - в злости прошептал он, казалось, что он прошипел эти слова словно змея.
  Мужчина развернулся и умеренным шагом покинул комнату, дверь за ним тихо проскрипела и закрылась.
  
  
  Виктор
  
  Слепящее солнце сияло высоко в небе, обжигая своими горячи лучами мою кожу. Кругом меня окружала чахлая пустыня, пустая и безжизненная. Горячий воздух, который я глотал при каждом вдохе, казалось, сжигает мои легкие. Я оглянулся назад. Голая пустыня и следы на желтом песке, которые исчезали где-то вдали. "Это мои следы?! - думал я, смотря вдаль". Я снова посмотрел вперед. Пустыня. Дул горячи ветер, который развивал мои волосы и черную одежду, которая была на мне. Меня удивил мой внешний вид. На мне была странная из какой-то легкой тонкой ткани черная рубашка и из такого же материала брюки. Я голыми ступнями стоял на песке, но песок под моими ногами был холодный, так как на оборот он должен был быть горячий. Меня это сильно удивило, такая горячая пустыня и холодный песок. Я ступил вперед, и мои ноги понесли меня туда, куда глаза глядят.
  Я долго бродил по этой мертвой земле и уже выбился из сил, мои ноги совсем перестали меня слушаться, и мне с большим трудом удавалось переставлять их. Я шел из последних сил, но все же мои ноги подвели меня. Я упал землю, мои руки провалились в холодный песок. Едва не наглотавшись песка, я кое-как мог приподняться и встать на колени. Ветер пустыни яростно гонял песок вокруг мен, я часто дышал, жадно глотая воздух, оглянувшись я увидел все ту же мертвую пустыню простилающуюся позади себя. Превозмогая боль и усталость в ногах, я поднялся с песка и, раскачиваясь из стороны в сторону, снова побрел вперед, куда глаза глядят. Но меня не на долго хватило. Обессилив, я во весь рост упал на холодный песок, попытался подняться, но не смог. Невыносимая жара вытянула из меня все силы. Так я лежал на песке под палящим солнцем какое-то время, пока не услышал шаги, которые медленно приближались ко мне. Они становились все громче, все ближе. И вот наконец-то кто-то остановился передо мной. Я набравшись сил приподнялся чтобы увидеть того кто стоит передом ной, но мог только увидеть его ноги. В голову мне пришло, что это мужчина. Несколько секунд я смотрел на ноги человека передо мной. Но вдруг он сдвинулся с места и следующее что я почувствовал это то что меня пинком перевернули на спину. Я закрыл глаза от слепящего солнца, сквозь пальцы я увидел человека перед собой. Это был тот человек, который являлся мне во снах, всадник. Собой он закрыл от меня палящее солнце, и я смог внимательней рассмотреть его. Это точно был тот человек. Он смотрел на меня, снова его отталкивающие глаза смотрели прямо в мои глаза.
  Вот мы и снова встретились. - сказал он отчетливым и спокойным голосом. - И на этот разя снова должен тебя спасать?!
  В от раз вы меня не спасли. - ответил я, но тут же закричал от боли, мужчина со всей силой уперся ногой в мою грудь, я чувствовал что вот-вот мои ребра начнут ломаться. Мои пальцы вцепились в его ногу, во всей силой, но это было бесполезно. Я кричал от боли, которая становилась все сильней.
  Не пытайся соревноваться со мной. - заявил мужчина на удивление спокойным голосом. - тебе не когда не победить меня. Как бы ты не сопротивлялся, ты все рано станешь моей оболочной. Он все надавливал на мою грудь, боль была жуткая, но неожиданно он становился и убрал ногу. Я перевернулся на бок, пряча руками грудь, которая все еще болела.
  Скучно. - бесстрастно сказал он не сводя с меня глаз, я взглянул на него, скрижеча зубами злости. - Будет скучно просто так убить тебя.
  Вставай! - приказал он
  Я кое-как смог подняться на ноги, не знаю, зачем я помыкаю его приказам. Всадник внимательно смотрел на меня, когда я отступил назад, увеличивая расстояние между нами. Силы вернулись ко мне, хоть грудь все еще ныла от боли. Я смотрел на него, все отступая назад. Он тоже смотрел на меня. Чего он ждал? Я внимательно следил за каждым его движением, он ступил в сторону, его шаги были легки и беззвучны, казалось, его ступни не касаются песка.
  Бери свой меч! - снова приказал он, но где я мог его взять. Всадник вздохнул и закрыв глаза вознес правую руку над головой. Поднялся ветер закружив песок вокруг него. Всадник не открывал глаз, ветер развивал его длинные черные волосы. Это зрелище продолжалось несколько секунд, как вдруг вспышка света ослепила меня. Я закрыл глаза, пытаясь защитить их. Когда же сияние исчезло я вновь смог взглянуть на всадника. Я увидел, что над его руками, которые она держал на уровне груди, зависла сверкающая на солнце мера. Я был поражен этим зрелищем, но голос всадника вернул меня к реальности:
  Все предначертано уже очень давно, дитя. Этот путь ты сам избрал, но самое главное, что тот, кому мы служим, возжелал этого, чтобы ты был избранным, чтобы ты избрал этот путь. Ты родился, чтобы исполнить это предназначение. Всевышний избрал тебя на этот пусть, и он решит судьбу этого мира, ему мы подчиняемся, а не падшим.
  Я внимательно слушал каждое его слово. Произнося все это, он не открывал глаз, казалось, что он и так может видеть меня. Неожиданно весы над его руками накренились, одна чаша перевесила другую. Всадник, так и не открывая глаз, продолжил говорить:
   Моя сила намного перевешивает твою. Это бесполезное сражение, в конце пути ты встретишь только смерть.
  Вдруг всадник открыл глаза, бесстрастно смотря на меня, он произнес:
  Но если ты желаешь умереть, то я дарую тебе смерть, человек.
  Я отступил назад, атмосфера стала накаляться, я всем телом чувствовал, как энергия вокруг меня растет. Но всадник был спокоен, не двигаясь, он внимательно смотрел на меня, мера так и весела над его ладонями. Я не знал, что мне делать, я не хотел соглашаться, и не хотел с ним сражаться, ведь он прав в том, что мне не сравниться с ним. Я опустил взгляд, задумавшись над своим решением. Приклонив калено, я опустил руку в песок и набрал его в ладонь. Я чувствовал на себе взгляд всадника, но я все же смог заговорить:
  Человеческая жизнь это все равно, что песок в песочных часах.
  Я поднял руку, и песок струйками посыпался вниз с моей ладони.
  Песок, который сыпется как жизнь. Каждая песчинка это прожитый день. Я прожил свою жизнь не для того чтобы просто лишиться ее и хочу отстоять свое место в этом мире. Я знаю, что мне не выиграть эту схватку, но я рискну.
  Я отвел руку в сторону и в ней возник мой меч, но на этот раз я не произнес заклинание, чтобы его призвать, он возник сам собой, но меня это ничуть не удивило, ведь я знал, что это все не реально. Всадник нахмурил брови, его взгляд стал намного злей, чем был. Но вдруг его губы расползлись в дьявольской ухмылке. Весы, которые зависали над его ладонями, рассыпались в песок, всадник опустил руки. Я сжал меч обеими руками и приготовился к бою, встав в стойку. Всадник резко отвел руку в сторону, и в ней тут же возникло копье. Я насторожился, по спине пробежался холодок от страшного взгляда всадника. Я следил за ним, за каждым его движением. Он ступил в сторону, едва касаясь земли ступнями, ведя острием копья по песку, вычерчивая прямую линию. Всадник все двигался в сторону осторожными шагами, он мягко положил свободную руку на руку, в которой держал копье чуть выше локтя. Он быстро провел, попьем по воздуху, и оно плавно провалилось наконечником в песок. И вдруг всадник сорвался с места, напав на меня. Я едва успел увернуться, от его копья, которое едва не пронзило мое плечо. Он двигался так быстро, что я только и мог уклоняться от его атак. Всадник снова атаковал меня, я уклонился, но случайно зацепился за что-то и упал на спину. Я увидел его над собой, он вознес копье над моим сердцем.
  Ааааааааа - закричал я резко сев на кровати. Сердце колоколом билось в висках, казалось, что оно вот-вот выпрыгнет из груди. Было темно, я ни чего не видел. Отдышавшись, я попытался на ощупь найти тумбочку. Ища ее я что-то опрокинул, но все же смог зажечь свет. Комнату озарил яркий свет, щурясь я встал с кровати и понял что с тумбочки я сбросил телефон. Кое-как добравшись до ванной, я принял душ. Я едва мог стоять, так что мне пришлось быстро покинуть ванную. Оказавшись в комнате, я завалился на кровать, но уснуть я так и не смог.
  
  ***
  
  Я стоял на балконе, наблюдая за солнцем, которое медленно садилось за горизонт, устало касаясь своими теплыми лучами моей кожи. Подо мной гудела дорога, по которой быстро мчались машины. Сигарета дымилась между пальцами, струйка дыма от нее подымалась и клубилась над моей головой. Мои мысли все были том как бы скорей вернуться к Анне, мне не хотелось оставаться здесь, я должен быть там с ней. Я устало вздохнул. Только я поднес сигарету к губам как вдруг зазвонил телефон, не поворачивая головы я посмотрел назад, меня раздражал этот звонок. Выбросив сигарету, я покинул балкон и вошел в комнату, поднял трубку:
  Да.
  Здравствуйте Виктор.
  Я удивился, кто это может быть?
  Да. - ответил я, внимательно слушая звуки в трубке.
  Чудный вечер, не находите? - произнес голос, мне это фраза показалась странной, не понимаю для чего он это сказал. Я не отпуская трубку присел на край кровати.
  Простите что беспокою вас уважаемый, но я связался с вами для того что назначить вам встречу. - заявил незнакомец, меня насторожили эти слова, что этому человеку от меня нужно?
  Встречу? - удивился я - но почему я должен идти на встречу с тем, кого впервые слышу? Простите мою грубость, но кто вы?
  Неожиданно в трубке раздался смех. Меня это еще больше насторожило, я впился пальцами в трубку, слушая смех, который раздражал меня.
  Вам не зачем пока это знать. И тем более вам не чего не остается, как согласиться. - снова заговорил голос в трубке.
   О чем вы? - не понимал я, мне стало совсем не по себе после этих слов. Человек снова засмеялся, но на этот раз это веселье было коротко.
  Вот, вы уже заинтересовались. - вкрадчиво говорил голос, казалось что этот человек пытался пробраться ко мне в душу, но это не так то просто. - сегодня в восемь вечера, под старой церковью. До встречи мистер Виктор Гедеон.
  Незнакомец бросил трубку. Его последние слова еще больше запутали меня. Откуда этот человек знает мое имя, а тем более и фамилию? Кто он такой? Я положил трубку, в которой радовались прерывистые гудки, единственное, что сейчас было в моей голове то как добраться до места, где назначено рандеву и узнать, что это за человек.
  
  Церковь
  
  Солнце уже давно спряталось за дома. Его лучи уже не освещали землю и не согревали мою кожу. Я шел на место, где мне была назначена встреча с тем незнакомцем. Но как я смогу узнать его, если даже не когда не видел? Мне остается только ждать, что он сам меня найдет.
  Тучи медленно затягивали небо. Вот-вот мог начаться дождь. Я шел по тротуару, слева от меня мчались машины, а справа проходили люди, все куда-то спешили, но только я не куда не мчался, меня волновало, то, как мне найти ту церковь. Множество зданий, но ни чего похожего на церковь. Я внимательно озирался по сторонам, надеясь увидеть церковь, но не чего подобного не увидел, только дома. Вдруг я остановился, вспомнив, что мне нужно позвонить Валентине, чтобы сообщить ей о том, что она должна прибыть на это назначенное мне рандеву и выяснить все пока я буду отвлекать этого человека. Я не могу допустить того чтобы наш план был раскрыт, если это произойдет я подведу Анну. Я осмотрелся, в поисках таксофона, и когда я его все же увидел что неожиданно сверкнула молния и крупные капли дождя осыпались на землю. Я перебежал дорогу и спрятавшись в телефонной будке, полез к карман за монеткой. Дождь громко барабанил на крыше будки. Мне все же удалось найти монетку и закинуть ее в таксофон. Набрав нужный мне номер, я оглянулся, желая убедиться в том, что за мной никто не следит и не подслушивает разговор. Послышались гудки, 1, 2,3 я принялся из считать. И вдруг в трубке раздался знакомый голос:
  Да.
  Здравствуйте Валентина. Это Виктор Гедеон.
  Виктор?! Что-то случилось?
  Да. Простите, что беспокою вас в такой час, но мне нужна ваша помощь.
  Помощь? Хорошо.
  Мне нужно чтобы вы прибыли на место где мне некий незнакомец назначил рандеву, это около старой церкви. Вы знаете, где это?
  Да знаю.
  Мне нужно чтобы вы пока я буду с ним беседовать, выяснили обстановку. Мне кажется что он что-то знает и я хочу это выяснить. Мы не можем допустить раскрытие нашего замысла, мы не можем подвести Анну.
  Я все поняла. Ждите меня. Я не позволю ни кому разрушить замыслы Анны, а тем более предначертанную нам судьбу.
  Спасибо.
  Не нужно благодарности. Вы как я понимаю, не можете найти эту церковь, да?
  Да.
  Валентина объяснила мне, куда нужно идти, я все внимательно слушал, после чего она попрощалась и положила трубку. Я смог отыскать место встречи. Я нашел ту церковь, и меня удивило то, что она заброшена, заперта на замок и окна в ней забиты. Пока я ждал того человека я успел осмотреть это место, это была готическая церковь, из-за того что ее закрыли она сильно обветшала и казалось что вот-вот может рассыпаться. Интересно, почему он назначил такое место? Есть ли тут особые намерения или это просто совпадение?
  Вы уже здесь?! - услышал я голос за своей спиной. Обернувшись, я увидел человека темную фигуру, около церкви в темном углу стоял высокий мужчина, в темноте я не мог разобрать его лица. Я сделал шаг вперед, чтобы хоть немного приблизиться к незнакомцу, мне очень хотелось увидеть лицо этого человека, но в такой темноте это было невозможно.
  Не приближайтесь! - приказал человек, я тут же остановился, внимательно смотря на него. Он так и продолжал стоять в тени, не желая открывать мне свое лицо.
   "Кто он такой - думал я, мне было не понятно его скрытность, ведь это он сам меня пригласил меня на встречу, зачем же прятаться".
  Зачем вы назначили эту встречу, если прячетесь от меня? - нахмурившись, спросил я, мне очень хотелось услышать ответ на этот вопрос, но человек молчал, смотря на меня через тьму. - Почему вы молчите?
  Незнакомец так и продолжал молчать. Меня это начало раздражать, но я тоже молчал, ожидая, что он все же заговорит. Наконец он вышел из тени, и я смог разглядеть его. Это был высокий мужчина, в черной одежде, со светлыми волосами в роговых очках. Его глаза внимательно смотрели на меня, мне даже стало как-то не по себе.
  Кто вы? - спросил я незнакомца, надеясь что хоть в этот раз он ответит на мой вопрос. Мне было как-то не по себе, когда он вышел из тени, и я смог разглядеть его, атмосфера вокруг меня изменилась, что-то странное витало в воздухе.
  Вы действительно хотите это знать? - спросил он - Что изменится, если я отвечу на ваш вопрос?
  Нет, не чего не изменится. - резко ответил - Но я хочу знать от куда вы знаете кто я такой?
  Я все знаю о вас Виктор Гедеон. - подло ухмыльнувшись, сказал он.
  Меня это просто взбесило, откуда он, черт возьми, знает кто я такой. Как? Неожиданно я почувствовал, как что-то в окружении стало меняться. Я не мог понять что это, но только через какое-то время я понял, что это не мир вокруг меня меняется, а человек передо мной. И прежде чем я успел пошевелить хоть пальцем, непонятная сила швырнула меня назад. Я отлетел на несколько метров, пробив ветхие двери церкви. С грохотом я упал на пол, крик вырвался из моего горла, боль была сильная, похоже я сломал пару ребер, грудь жутко болела. Кое-как я смог подняться на ноги, мне казалось, что я попал в зрительный зал, так как чувствовал, как множество глаз смотрит на меня. Я осмотрелся, в церкви ни кого не было кроме меня, но это чувство не покидало меня. Я услышал шаги, кто-то приближался. Обернувшись я увидел того человека, он переступил порог церкви и медленным шагом приближался ко мне. Я отступил назад, мне не было страшно, мне не хотелось быть вновь отброшенным этой силой, я знал что это его рук дело. Я знал, что он не тот за кого себя выдает. Вдруг он остановился, внимательно на меня смотря. Я тоже смотрел на него. Вдруг боль сковала мою грудь, и я со стоном прижал к ней руку.
  Ты всего лишь слабый человек, но на твоих плечах такая тяжкая ноша. - заговорил человек, но удивился сказанному, даже скорей поразился. Что он имеет в виду?
  Что? - переспросил я, но ответа не последовало. Он лишь улыбнулся мне и направил руку вперед, и снова меня откинуло назад, словно сильным ветром. Я упал среди скамеек, разломав пару из них, исчезнув среди них, меня завалило обломками. Было больно, я чувствовал как становится трудно дышать, от того что на меня навалились обломки, давя мне на грудь, болели сломанные ребра и невозможно было вдохнуть воздух без боли. Я почувствовал, как чья-то вильная рука потянула меня за пальто и вытянула из-под обломков и скамеек, которые на меня навалились. Я упал на пол, грудь просто горела от боли, но я смог встать на ноги. Я снова увидел того человека, как я понял это он вытащил меня из-под обломков. Я отступил назад, у меня не было сил сражаться, но мне не чего не оставалось, как биться за свою жизнь из последних сил. Меч появился в моих руках и я набравшись сил бросился на незнакомца, я знал что в таком состоянии мне его не победить, но стоит попытаться. Он ушел в сторону от лезвия, открылся, и он смог ударить меня коленом в поясницу. Я вскрикнул от боли, едва не упал на пол, но смог устоять, я не могу ему проиграть, нужно выложиться по полной, ради нее, я не мог ее подвести. Я обернулся, взглянув на человека позади меня. Гнев подчинил меня и я, крепко сжав кленок в руках, рванул вперед, замахнувшись, я полоснул по воздуху. Он снова улизнул от моего меча, но в следующий раз я не промахнусь. Я уловил движение ветра, определяя, где сейчас может появиться атакующий. Я обернулся, продел мечем горизонтальную линию по воздуху, но в этот раз мне удалось только поцарапать его. Человек отскочил в сторону, сжимая рукой предплечье. Кровь скатывалась по его бледным пальцам. Я, едва стоя на ногах, пошатнулся назад, но кое-как смог устоять.
  "Черт! - думал я, все перед глазами плыло, катилось из стороны в сторону. - Неужели это конец? Я не могу вот так сдаться!"
   В этот момент я совсем обессилил и не смог даже меч удержать в руках. Метал выпал из моих рук и со звоном упал на пол. Наверное такую слабость и немощность я не когда не испытывал до этого момента. Ноги мои согнулись сами собой. Я упал на пол и стал медленно терять сознание. Все мутнело перед глазами, но я отчетливо слышал шаги, странно, то, что их становилось все больше, словно в церковь вошли еще люди, но я не смог даже поднять головы, и тут, же упал в бездну.
  
  Ангел смерти
  
   Я лежал на холодном песке пустыни, мои руки погрузились в песок, пытаясь вцепиться в посыпающееся покрывало. Надо мной замер высокий мужчина в черной одежде, это был Глад, он обеими руками удерживал копье над моим сердцем, острее копья не двигалось, словно кто-то нажал стоп, остановил его. Лицо Глада было безо всяких эмоций, словно высечено из камня. Я испуганно смотрел в эти страшные глаза, в которых не было, ни капли пощады и прощения. Он смотрел на мене, не двигаясь, словно он не мог двигаться, наконечник копья, не дрожа, ровно смотрел на мое сердце. Наконец Глад выровнял спину, оставив копье в правой руке, острее которого медленно поднялось над моим сердцем и коснулось кожи шеи. Я судорожно сглотнул, отползая назад от острого копья.
  Страшно? - язвительно спросил он, оцарапав кожу моей шеи, теплая багровая капля скатилась по моей шее, я стиснул зубы, злобно смотря на Глада, - Боишься смерти?
  Я молчал, мне не хотелось отвечать на этот вопрос, ведь если я скажу ему правду, он все равно не поймет меня.
  Отвечай! - рявкнул он, выражение его лица изменилось, но не сильно.
  Я опустил голову, мне не хотелось больше смотреть в эти глаза. Мне не хотелось отвечать ему, но все же я ответил:
  Я не боюсь смерти, но я не хочу умереть сейчас, не хочу оставить ее одну, если я уйду сейчас, то ее мечта не исполнится и, я не выполню данное ей обещание.
  Всадник молчал, я не видел его лица, мне не хотелось его видеть, мне хотелось просто исчезнуть из этого места, мне хотелось чтобы он оставил меня, хотел вернуться обратно, но если я вернусь обратно, то там будет тот человек, а почему я вообще здесь? Что происходит там? Я поднял взгляд на всадника. Он все так же смотрел на меня без всяких эмоций. Заглянув мне в глаза он наконец заговорил:
  У тебя есть выбор. Погибнуть здесь или пойти со мной. Выбирай смертный.
  Меня передернуло от мысли о том, что будет, если я соглашусь пойти с ним, но и что будет, если я выберу первый вариант? Я просто погибну и не могу выполнить обещание, которое я дал Анне. Я опустил голову, собираясь с мыслями и силами. Я не хотел умирать, но и не хотел идти за ним, но у меня не было выбора. Я снова взглянул на всадника, возвышающегося надо мной, закрывал собой солнце, которое слепило меня.
  Я согласен. - сказал я скрывая неуверенность в голосе, но похоже он заметил это и приклонив одно колено протянул ко мне руку, испуг пробрался в мое сердце когда его могильно холодные пальцы коснулись моего подбородка, этот холод, он пронзал до костей, казалось что я окоченел от него и не мог пошевелиться. Всадник смотрел мне в глаза, словно гипнотизируя.
  Мне нужно согласие, а не вранье. - заявил он, его брови сдвинулись на бледном лбу, - Мне нужно твое добровольно согласие.
  Ты еще дитя, но тебе суждено нести такую тяжкую ношу. - говорил он все смотря мне в глаза. Вдруг он убрал руку и я с облегчением вздохнул, больше не чувствуя пронзающего холода. Всадник встал, снова возвышаясь надо мной. Я не поднимал головы, мне не хотелось смотреть вверх, мне хотелось провалиться сквозь землю и не когда больше не видеть его.
  Раз ты поклялся ей в том, что поможешь исполнить ее мечту, то не разочаруй ее, - голос всадника заставил меня взглянуть вверх на него, меня поразило то, что он сказал. Он смотрел на меня, своим холодным взглядом. Он прав, ведь я дал ей обещание, а значит, я должен его исполнить. Я сжал пальцы в кулак, собираясь с силами, с мыслями.
  Хорошо, - шепнул я сам себе. Всадник протянул мне руку, призывающим движением пальцев намекая мне на то, чтобы я подал ему руку. Я не медля поднял куру и протянул ее всаднику, мои пальцы коснулись его ладони, я снова почувствовал холод, пронзающий могильный холод, но я был уверен в своем решении и крепко сжал кисть всадника, тот потянул меня на себя. Тут же все стало меняться. Я вдруг оказался в совершенно новом и чуждом мне месте. Всадник отпустил мою руку, я опал на колени, не понимая, что только что произошло. Он отвернулся от меня и прошел немного вперед, остановился. Это было очень странное место, что-то наподобие темной бездонной комнаты, но и стен тоже не было, только пол, который был зеркальным, я опустил взгляд и снизу на меня смотрели испуганные глаза моего отражения.
  Я помогу тебе, человек, но только ради того чтобы спасти тебе жизнь. Мне нужно твое тело чтобы прибывать в вашем мире, если его уничтожить, то я не могу прийти в мир людей, просто убив тебя нечего, не решишь, я могу воспользоваться и мертвым телом, но в этом есть свои минусы, и в моих интересах чтобы ты остался в живых. - говоря эти слова, всадник не разу не взглянул в мою сторону, но мне и не нужно было видеть его лица, я знал, что оно всегда одно, высеченное из камня.
  
  ***
  
  Дождь шел, не преставая, стуча по крышам, скапливаясь в лужи на асфальте. В темноте едва просматривался мрачный силуэт заброшенной церкви, которую изредка озаряли вспышки молний. Через разваленные трухлявые двери внутрь церкви проникала вода, заливая пол. В просторном зале церкви виднелись силуэты людей, в блинных белых плащах. Они все были разбросаны по церкви, все находились на большем расстоянии друг от друга, словно могли вцепиться друг другу в глотки став чуть ближе. Они все смотрели на распятие, возвышающееся над полом церкви. Над этом распятии был распят человек, подранный плащ видел за спиной, руки раскинуты в сторону и привязаны к перекладине распятия веревками.
  И это тот кто убил одного из нас? -донесся удивленный голос из темноты.
  Да, это его рук дело, - сказал мужчина в темной одежде и роговых очках, которого хоть немного освещал тусклый свет из окна церкви, - Но мне кажется, что здесь замешан, не только он. Их было двое.
  С ним была та девчонка, оболочка Войны?! - снова спросил голос из темноты.
  Да она самая, у нее вполне хватило бы сил! - умеренным тоном ответил мужчина в очках.
  За стеной церкви, у двери, их разговор тихо подслушивала Валентина, она уже давно прибыла на место и могла пока только подслушивать, потому что ей не под силу стравиться со всеми ими.
  Чего мы ждем? - снова донесся голос из темноты, - Давайте покончим с ним.
  Мужчина в черном, взглянул на распятие, на котором был распятый Виктор. Мужчина указал на пол под распятием и провел рукой по воздуху, на полу под распятием вспыхнул огонь, угрожая сжечь Виктора. Люди отвернулись и все как один направились к выходу.
  Глупцы... - эхом прошуршал голос в тишине церкви. Все тут же замерли и обернувшись взглянули на распятого Виктора. Тот приподнял голову, из-под ресниц сверкали алые как кровь глаза.
  Слушай меня внимательно человек. - сказал всадник не оборачиваясь ко мне, я так и сидел на земле и смотрел ему в спину, внимательно слушая каждое его слово, - Ты выбрал этот путь и чтобы не случилось ты уже не сможешь отступит назад. Готов ли ты к этому мальчик?
  Я помолчал, думая что мне ему ответить, но собравшись с мыслями я ответил на его вопрос:
  Да, я готов. Все ради нее.
  Всадник оглянулся, я снова увидел его холодные глаза. Но его взгляд не был долгим, после он снова отвернулся от меня и до меня донесся его голос:
   Слова истинного человека. Не зря ты был избран. Я всадник мальчик. Мне ни когда не понять человеческих чувств, в моей груди не бьется сердце, у меня его нет. Я не живой и не мертвый, я всадник, не имеющий тела, всего лишь иллюзия, душа. Но я следую приказам всевышнего. Я столетия сплю в своем гробу, окропленном кровью смертных, и когда я восстаю, то не что не сравнится с моей жаждой крови, с голодом, который я испытываю, и не что не остановит меня, пока я не утолю свою жажду крови.
  Я внимательно слушал его, впитывая каждое его слово. Он стоял передо мной, словно изваяние. Я опустил голову, пытаясь переварить все, что он только что сказал, мне на мгновение показалось, что он говорил эти слова с какой-то горечью, но я убедил себя в том, что это мне только показалось.
  Виктор освободился от веревок и спустился на землю. Под ногами полыхало пламя, Виктор слупил вперед, оставляя за собой пытающие следы. Люди в белых плащах отупили назад, нервно сжимая мечи в своих курах. Виктор остановился, злобно скалясь он смотрел на своих врагов.
  Вы испуганы? - вдруг заговорил Виктор, после чего злобно расхохотался, - И вы называете себя ангелами? Ха-ха...не смешите меня! Вы мерзкое отродие посмели идти против его воли?! Я не пощажу не одного из вас, пуская кровь каждого из вас я буду утолять свою жажду!
  Люди попятились назад, выставляя вперед мечи. Виктор снова ступил вперед, ангелы, наконец, проявили свои истинные сущности, у каждого из них за спиной расправились белые крылья. Виктор еще шире улыбнулся, пугая всех присутствующих своими вампирскими клыками. Безумная ухмылка слегка отпугнула ангелов, но только слегка. Один из них бросился вперед, вознес меч над головой.
  Сейчас я отрежу вам белые крылышки, которых вы не достойны! - яростно вскрикнул Виктор и уклонившись от меча ангела метнулся вперед и оказавшись за его спиной вцепился зубами в шею ангела, тот завопил пытаясь вырваться из цепкой хватки Виктора, но тот не давал ему вырваться. Одной рукой он вцепился в крыло ангела и помянул его вниз, тот кричал, всхлипывая от боли и от крови. Виктор просто нажива отрывал ему крылья. Ангелы, дрожа в лихорадке, наблюдали это ужасающее зрелище. Ангел в черном бросился к Виктору и вознеся меч над головой. Виктор выбросил руку вперед, ангел опустил меч. Кровь брызнула ангелу в лицо, пальцы Виктора сомкнулись на его горле. Ангел подло улыбнулся, увидев, что его меч вошел Виктору в плечо. Виктор украдкой взглянул на свое плечо, после снова на ангела перед собой.
  И ты думаешь, что это тебе поможет? - с насмешкой спросил Виктор, - Не смеши меня!
  Он еще сильней сомкнул пальцы на шее ангела, словно клешни, и тут послышался хруст костей, он переломал ангелу шейные позвонки. После чего он отбросил тело в строну. Ангелы в ужасе отступали. Виктор вынул меч из плеча и просил его на пол, звон стали залил просторный зал.
  Ну что... - начал Виктор, злобно скалясь, - Пришла и ваша очередь. Подходите по одному!
  Валентина пряталась за стеной, осторожно выглядывая из-за нее, в ужасе наблюдая кровавую расправу. Зал залили душераздирающие крики, звуки рвущейся плоти и плеск крови. Валентина прикрыла рот рукой, чтобы не закричать.
  Господи... - только и смогла произнести она.
  Расправившись со всеми, Виктор откинул с лица длинные окровавленные пряди волос. Он провел рукой по губам, вытирая кровь.
  Великолепно, - шипящим голосом произнес он. Тут он вдруг ослаб и упал на пол, в лужу крови.
  Я в ужасе смотрел в спину всаднику, меня трясло в лихорадке от того что я только что увидел. Господи, зачем я согласился? Зачем я помог ему вырваться в этот мир? Гореть мне в аду. Всадник, не оглянувшись, ступил вперед, медленным шагом удаляясь от меня.
  
  Анна
  
  Ааааа - пронзительный крик залил комнату. Анна испуганно открыла глаза, сев на кровати она осмотрела комнату, все еще дрожа от страха.
  Это был сон? - прошептала она, смотря на трясущееся руки.
  Анна попыталась встать с кровати, но только упала с нее, не громко вскрикнув, она соприкоснулась с полом, больно ударившись плечом. Анна подняла взгляд в описках инвалидного креста, но его не было поблизости.
  Черт! - прошипела Анна, попытавшись встать, но не чего из этого ее вышло.
  Вдруг она услышала шаги за дверью своей спальни. Анна замерла, слушая отчетливые шаги, которые становились все громче и все ближе. Повернулась ручка двери и медленно приоткрылась. Анна попыталась как-то сдвинуться места, но ее неподвижные ноги не позволили ей даже не сантиметр проползти вперед. В комнату вошел человек. Анна понятия не имела кто это, в ожидании всматривалась в темноту, чтобы увидеть лицо человека. Она увидела светловолосого парня, невысокого роста и среднего телосложения. Он удивленно смотрел на нее.
  Кто вы? - спросила Анна, желая услышать ответ, и парень ответил ей:
  Я Сем, а кто вы?
  Я Анна. И почему вы в моем доме?
  Это я у вас хотел спросить. Как я тут отказался? И почему вы лежите на полу?
  Услышав эти слова, Анна разозлилась. Как он смеет такое спрашивать? Если бы она могла, то с пребольшим удовольствием встала бы на ноги, но не может.
  Я не могу встать! Разве не видишь? - рявкнула Анна, ей было больно все больше осознавать, что она так беспомощна, что не может даже встать.
  Не можете? - удивленно произнес парень, он осмотрелся вокруг, ему на глаза попалось инвалидное кресло, которое стояло у окна. - Простите, я не знал! - извинился парень, в его взгляде была жалость к Анне, но ей не нравилось когда на нее так смотрят. Анна отвернулась. Она и так прекрасно знает, что беспомощна, не зачем на нее так смотреть, от этого становится еще больней. Парень подошел к Анне и протянув ей руку сказал:
  Давайте помогу, нельзя же сидеть на холодном полу.
   Я могу обойтись и без вашей помощи! - дерзко отказалась Анна от помощи парня оттолкнув его руку. Парня это очень удивило, даже скорее шокировало. Он убрал руку, наблюдая за Анной. Она попыталась сама подняться, но у нее не хватало сил.
  Прекрати эти детские капризы и дай мне руку, - вдруг сказал парень не своим голосом. Эти слова поразили Анну, а от этого голоса бросило в дрожь. Она взглянула на парня рядом с собой и от его взгляда, ей стало жутко, и холодно от страха. Эти глаза прямо как у того человека, который вчера откуда не возьмись, появился в ее комнате. Неужели он это этот парень? Анна словно под гипнозом протянула ему трясущуюся руку, ей было очень страшно, она не могла понять, почему она так боится этого человека, но страх был сильней ее. Парень не взял руки девушки. Вместо этого он подхватил ее на руки. Анна испуганно вскрикнула, но сразу затихла удивленная тому, что такой хилый парень держит ее безо всяких усилий. Но здесь не было ничего удивительного, ведь это был не он, а всадник в его теле.
  Вместе они покинули спальню. Анна не отрываюсь, смотрела на светловолосого парня, но скорей его волосы были белые, как лист бумаги. Еще у него была очень бледная кожа.
  "Куда он меня несет?" - подумала Анна, посмотрев в полумрак коридора. Ее немного смущало, то, что этот абсолютно незнакомый ей парень несет ее на руках. Кто он вообще такой? Но вдруг в сознании Анны мелькнули воспоминания того как Виктор носил ее на руках и как она жалась к его груди, чувствую себя в безопасности рядом с ним. То этих мыслей смущение еще больше охватило Анну, и она не заметила, как вцепилась в майку парня, который нес ее на руках.
  Вас что-то беспокоит? - вкрадчивый мужской голос вернул Анну обратно в реальность, вытянув ее из воспоминаний. Она удивленно взглянула на парня и тут поняла что крепко вцепилась в майку парня. Она тут же убрала руки, смущено произнеся:
  Простите...
  Парень помолчал. Видимо обдумывая, что сказать. После произнес:
  Может вы все-таки будете держаться? Мне неудобно нести вас и еще пытаться удержать.
  Его голос был так холоден, что по спине Анны пробежал холодок. Она послушно обхватила руками его шею, опустив взгляд. Ей не нравится этот человек, ей хотелось, чтобы он оставил ее в покое и больше не когда не появлялся здесь. Она не понимала, почему звучание его голоса заставляет ее дрожать в испуге.
  Наконец они покинули темный коридор и оказались перед лестницей, которая вела вниз в холл. Парень спустился по ступенькам, держа Анну на руках. Оказавшись внизу, парень неожиданно остановился. Анна сначала не поняла почему он остановился, но тут же увидела куда был обращен его взгляд. Парень смотрел на огромный витраж, который украшал холл дома. На нем были изображены четыре всадника. Они мчались вперед сметая все на своем пути, не щадя никого.
  Такими нас изображают люди...? - бесстрастно произнес парень, не отрывая взгляда от витража. Анна удивленно взглянула на парня, после на витраж, он всегда завораживал ее. Вдруг парень отвернулся от витража и снова стал спускаться по ступенькам. Анна снова опустила взгляд. Она не могла перестать думать о Викторе. Как он там? Думая об этом Анна не заметила того что парень несущий ее на руках внимательно рассматривает ее. Она только и могла думать о Викторе, только мысли о нем сейчас тревожили ее разум.
  Вас что-то тревожит? - услышала Анна голос парня. Она подняла взгляд и невольно встретилась с холодными глазами парня. Тут ей стало так холодно, что казалось, онемело все тело.
  Нет. Все нормально. - робко произнесла Анна снова опустив взгляд. Ей было неловко из-за того что она не может скрыть то что ее волнует. Парень немного помолчал, и вдруг с его губ слетело то, что Анна не как не могла ожидать, это просто поразило ее, но и в тоже время испугало:
  А вы красивы...
  Анна испугалась этих слов, испугалась того что их произнес этот человек. Которого она так боится и ей настолько сильно захотелось убежать прочь от него, но если бы она могла то не медля это сделала.
   Зачем вы это говорите? - спросила Анна, пытаясь заставить голос перестать дрожать. Парень не ответил на ее вопрос, он лишь склонился к ней пытаясь поцеловать. Анна испуганно вскрикнула влепив парню звонкую пощечину, но он даже не шелохнулся. Он был настырный и снова попытался коснуться губ девушки, но так отчаянно пыталась от него отбиться.
  Прекрати! - громко закричала Анна, снова ударила парня, а ему все не почем. Неожиданно комнату накрыла тьма, в ней были едва различимы две фигуры.
  Да как ты смеешь! - раздался грозный женский голос, прорезавший тьму как нож. Тьма исчезла. Анна обхватила ногой шею парня и прокрутившись на ней навалилась на него всем весом, повалив на пол. Упершись коленками в лопатки парню, она обездвижила его, парень кричал от боли, потому что Анна давила ему на позвоночник, казалось, что она вот-вот переломает его. Анна вцепилась пальцами в волосы парня и запрокинула его голосу назад, склонившись к его уху, она прошептала:
  Если хоть пальцем тронешь эту девочку, то не думай, что я буду милосердна.
  Ты снова подвел меня! И в этот раз ты должен понести наказание.
  Анна тут же отпустила парня. Отойдя от него она ждала пока он поднимется с пола. Когда же наконец он стоял на ногах Анна громко произнесла:
  Здесь мало места. Мне бы не хотелось развалить на части этот дом.
  Она направила руку на двери и они сами собой распахнулись. В холл влетел холодный ветер, наполняя его запахом недавно прошедшего дождя. Анна вновь взглянула на парня, сказав:
  Ну что Мор? Ты готов понести свое наказание? Не надейся на мою жалость! \
  Это не наказание! - заявил парень, злобно улыбнувшись. - Это показуха! Ты решила показать кто из нас сильней, сестра?
  Анна оскалилась, гнев переполнял ее. Но она заставила себя успокоиться. Ступив вперед она сводила глаз с парня, медленно двигаясь по кругу она выжидала подходящий момент чтобы напасть. Наконец она остановилась, так что прямо перед ней была дверь, а между ней и выходом стоял Мор.
  Что случилось сестра? Боишься проиграть? - подло улыбнулся парень, после чего расхохотался.
  Не будь так наивен! - грозно заявила Анна и метнулась вперед, с разворота она ударила Мора в живот, и тот от удара вылетел через парадные двери. Анна улыбнулась сказав:
  Неплохо вышло...хм...
  Анна сорвалась с места и побежала вперед, прострочив через распахнутые двери. После двери сами собой закрылись.
  
  Битва титанов
  
  Холод опускался к земле. Тучи медленно сгущались, затягивали небо, затмевая собой звезды. Вдалеке слышались осторожные раскаты грома, лишь кое-где блестела молния. Черные тучи медленно приближались, грозя разразиться дождем. Луна светила высоко в небе. И тучи еще не погасили ее блеск.
  Две фигуры. Одна светилась в лучах луны. Мужчина, облаченный в белое, стоял освещаемый луной, его загадочный взгляд был обращен на темную, едва различимую в сумраке женскую фигуру. Женщина стояла неподвижно, смотря на мужчину перед ней. Это был дуэль. Кругом было тихо, лишь ветер и изредка грохочущий гром прорезал тишину.
  - Пожалуй, начнем. – сказала Анна расслабив плечи. Сила. Она просто кипела в ее теле. Плескалась за края. Анна хотела дать ей волю, хотела сражаться. Но нельзя было сказать этого по выражению ее лица, оно было бесстрастно. Непоколебимое спокойствие и уверенность.
  - Узнаю тебя сестра, – подло улыбнулся Мор, - твоя сила так и рвется наружу, плещет за края. Я ощущаю ее каждой клеточкой своего тела. Сила…это то чего ты всегда так жаждала. Не так ли? Но ты как всегда спокойна.
  - Как же ты наивен Брат мой. – произнесла Анна безо всяких эмоций, словно мраморная статуя. - Не видишь дальше своего носа. Ты разочаровываешь меня. И ты хочешь сказать, что ты Всадник? Похоже, этот мир и тебя испортил. Ты стал испытывать человеческие чувства. Как это низко. Как ты мог так опуститься Брат мой?
  - Человеческие чувства? – усмехнулся Мор. - Это ты наивна Сестра! То, что я пытался поцеловать эту девчонку не более чем способ разгневать тебя и выманить в этот мир.
  - Хм…, - издала смешок Анна, но он был как-то не уместен в сочетании мраморного лица, без намека на улыбку, - забавно. Но я права. Я не когда не говорю нечего безосновно.
  Мор смотрел на Анну пылким, полным злости, необузданного гнева взглядом. Он просто кипел от злости, произнесенные слова Анны разозлили его настолько сильно, что он был готов разорвать ее на части, но где-то в глубине буши он знал, что она намного сильней его.
  - Я прекрасно знаю что это все был трюк с этой девочкой.. - заявила Анна, все с таким же спокойным лицом. - Гнев. Гордыня. Вот что засело глубоко в тебе.
  Мор только и смог злобно оскалить зубы от этих роковых слов, которые Анна вонзала в него словно ножи, и она не собиралась останавливаться.
  - Это человеческие пороки. .- снова говорила она. - Грехи. И я хочу выбить их из тебя, и я сделаю это!
  - Попробуй если сможешь! – яростно вскрикнул Мор. С криком он бросился к Анне и со всей силой ударил ее по лицу, но она даже не пошатнулась, всего лишь сдвинув тонкие черные брови, взглянула на Мора полным злости взглядом, только ее глаза выдавали ее эмоции, но это только на этот раз, лицо ее продолжало оставаться маской спокойствия. Луна озарила лицо Анны, ее кожа казалась такой белой, ни живой и ни мертвой, словно мраморная кожа статуи. Она не произнося ни слова, неуловимыми движениями рук свалила Мора наземь, тот даже не успел сообразить, что произошло. Анна уперлась ногой в грудь мужчины, все сильней и сильней нажимая на ребра готовая вот-вот все их переломать безо всяких усилий. Мор закричал от боли, вцепившись в ногу девушки, он попытался освободиться, но та была словно стальная. Наконец лицо Анны перекосило дьявольской ухмылкой, но ненадолго, она прекрасно могла совладать со своими эмоциями, ловко пряча их, обратно, в глубь себя.
  - И это все что ты можешь? – спокойно спросила она, - Ты жалок!
  Анна убрала ногу с груди Мора и отошла назад, не сводя глаз с него.
  - Вставай и сражайся! - приказала она грозным голосом, - Или не бывать тебе одним из нас!
  
  ***
  
  Я открыл глаза. Тьма. Непроглядная тьма, сквозь которую не видно нечего, казалось, что я и не открывал глаз, но ведь я знал, что мои глаза открыты. Я словно ослеп, но мои глаза видели, просто мгла не давала мне увидеть в ней хоть один, самый крошечный лучит света. Я нащупал пол, пальцы скользили по гладкой поверхности пола, скорее всего, это был паркет или что-то в этом роде. Я попытался сесть, но боль сковала все мое тело. Я с криком упал обратно на пол. Грудь просто пылала, боль была ужасна, мои сломанные ребра, похоже, давали о себе знать. Я пару раз глубоко вдохнул и, набравшись сил, уперся руками в пол и оттолкнул себя от пола, с судорожным криком я смог усадить себя. Грудь еще сильней кричала от боли, но боль уже была не так сильна. Я смог встать на ноги. Вокруг было все также темно. Я осмотрелся, сам не зная зачем, ведь все равно не чего не видно. Протянув вперед руки, я ступил вперед: шаг, еще один и еще один. Вдруг я споткнулся обо что-то и едва не рухнул на пол. Неожиданно нащупав стену, я держаться за нее побрел вперед, потупи, повалив пару стульев, невесть откуда взявшихся. Вначале я попытался найти выключатель, если здесь таковой вообще есть. Пошарив руками по стене, я понял, что его здесь нет.
  - "Дверь. – подумал я, - Мне нужна дверь".
  Я снова побрел вперед, но без помощи стены, которая мне помогала устоять на ногах, я не далеко продвинулся, стукнувшись коленками обо что-то наподобие стола, я упал на пол, но смог защитить грудь, мне не хотелось переломать оставшиеся уцелевшие ребра. Встав на коленки, я на ощупь попытался понять, обо что я споткнулся. Все-таки это был стол, и мне в голову почему-то пришла мысль, что я не туда иду, но разворачиваться с проложенного пути я не стал. С трудом поднявшись на ноги, я обогнул стол и острожными шагами побрел вперед, в поисках двери. На удивление я не встретил на своем тупи препятствий, но рано радоваться, все возможно. И эти мысли оказались правы. Тут же я стукнулся лбом о стену, которая была прямо передо мной.
  - Чтоб тебя… – фыркнул я, потирая бол, который все еще болел.
  - Дверь, – снова напомнил я себе. Вытянув руки и, коснувшись стены, я стал искать дверь, но снова ничего. Видимо я все-таки шел не туда.
  - Вииииииктор…
  Голос, словно нож, резанул мой слух, я обернулся. Никого, только я один сам с собой в одинокой комнате. Я насторожился. Дурной знак, это нечего хорошего не сулит. Я повернулся спиной в стеле и лицом к темной комнате. Странно то, что я не мог понять женский или мужской это был голос. Но меньше все сейчас мне хотелось снова встретиться с Гладом. После того что я видел…это ужасно. Это просто ужасно, он монстр, зверь, которого я по своему неведению выпустил на волю и теперь это только моя вина и только мне отвечать за то, что он натворит на свободе. От этих мыслей у меня подкосились ноги, я прислонился к стене пытаясь забыть всплывшие в памяти картины.
  - Вииииииктор…
  Я вздрогнул от этого голоса, он был такой холодный, леденящий душу и кровь. Я осмотрел комнату, но я по-прежнему не чего не видел, и это было странно, как бы ни было темно мои глаза уже должны были привыкнуть, но нет.
  На мгновение все затихло. Тихо. Зловещая тишина. Мертвая тишина. Где я? Что это за место? Вопросы словно тараканы полезли в мою голову. Я с легкостью их отогнал, снова прислушался к тишине. Ни звука.
  Поначалу я не заметил, что стена позади меня стала мягкой и гибкой, что она стала затягивать меня.
  - Что за чертовщина? – испуганно вскликнул я. Неожиданно невидимые руки обхватили мою грудь и потянули меня в стену. Я попытался освободиться, меня все сильней и сильней затягивали, все глубже и глубже.
  - Виктор!
  Отчетливый голос залил комнату, но казалось, что его приглушают стены, будто он доносится извне комнаты.
  - Виктор! Виктор очнись!
  Голос становился все громче и громче. Пока не стал таким громким, что мне захотелось зачать уши. Я судорожно, поневоле выполнил свое желание и в тот момент перестал сопротивляться силе тянувшей меня в стену, и тут же рывком меня отбросило назад.
  - Виктор! Виктор! Открой глаза! Ну же!
  Я открыл глаза. Зрение с трудом привыкло к свету, если столько провести в непроглядной тьме, то свет причиняет сильную боль. Прикрывая рукой глаза, я попытался что-нибудь рассмотреть, но не мог, слишком больно.
  - Виктор! О Боже?! С тобой все хорошо? Что с тобой случилось?
  Снова громкий голос сверлил мои уши, я не мог это терпеть. Голова так сильно болела, что казалось, будто она вот-вот лопнет, да и еще кто-то бесконечно орет и повторяет мое имя.
  - Тише… - прошептал я, - Не ори пожалуйста. Моя голова не выдержит.
  - Ой, прости, прости, – поспросил прощения голос. После тот кто выкрикивал мое имя, замолчал. Я позволил глазам привыкнуть к свету, хоть и поначалу было больно. Я увидел Валентину, она стояла на коленках, склонившись надо мной, с таким любопытством смотря на меня, что это немного смутило. Как я сразу не догадался, что это был ее голос, только она так может громко кричать мое имя. Мысленно я усмехнулся, эта мысль рассмешила меня, но тут же я вспомнил руки, которые тянули меня. Что это было?
  - Виктор ты помнишь что-нибудь? - настороженный голос Валентины вернул меня в реальный мир, оторвав меня от моих размышлений. - Хоть что-нибудь из вчерашнего вечера?
  Я молчал, внимательно смотря в глаза Валентины, полынные внимания и любопытства, но в тоже время в них была крошечная, едва уловимая искра страха. Я отвернулся от нее, думая, что ответить и я решил ответить, так как есть, нет смысла скрывать.
  - Я помню все, - сказал я настолько твердо, как только мог. Не поворачивая головы, я взглянул на Валентину, выражение ее лица изменилось, она была напугана, но меня это не удивило. Мне тоже было страшно, но я боялся не Глада, я боялся того что я натворил протянув ему руку, но у меня не было другого выбора, мне пришлось это сделать ради нее, ради Анны. Я сжал пальцы в кулак, скапливая в нем всю злость.
  - Хочешь знать подробности? - с напряжением спросил я. Валентина помолчала, после ответила: "Нет. Не нужно. Я все видела собственными глазами".
  Услышав этот ответ, я расширенными от удивления глазами уставился на девушку. Неужели она все сидела? Все те ужасные картины? Всю ту кровь, которая сейчас на моих руках? Она отвела взгляд в сторону, похоже, она думала о том, что случилось вчера ночью. Это было ужасно, все то, что творил я, но это ведь был не я, а он этот монстр. Сколько же злобы и кровожадности в нем?
  Вставай Виктор. - велела Валентина. Я взглянул на нее, голову мою переполняли мысли о вчерашнем дне, я не как не мог о них забыть. - Нужно идти, пока нас не нашли.
  Я повиновался и попытался сесть на полу, но ничего не вышло, сильная боль сжала моб грудь и я снова упал на пол, издав короткий крик. Похоже ребра болят не только во снах.
  Вставай Виктор! - Валентина повысила голос - Ни ной как баба. Ты мужик или нет?
  Да иди ты...лучше помоги, руку подай. - попросил я
  Валентина послушно протянула мне руку, я сжал ее запястье, и она резко потянула меня за руку и усадила на полу. Сильная женщина. Валентина поднялась на ноги и задавая лишних вопросов взяла меня за руку и рывком подняла на ноги. У меня даже слегка закружилась голова, оттого как все быстро произошло. Тело все болело, но мне ничего не оставалось, как терпеть, превозмогая боль, я ступил вперед.
  Пойдем. - велела Валентина украдкой посмотрев на меня. Она повернулась ко мне спиной и направилась к выходу, и только теперь я смог осмотреться и понять где я нахожусь. Это помещение напоминало гараж, только во много раз больше, похоже, это какой-то склад. Я озираясь по сторонам, изучая каждую деталь помещения, последовал за Валентиной. Тихо. очень тихо. Я не слышал не единого звука помимо своих и Валентининых шагов. Меня это насторожило. Но не мне одному это показалось странным. Валентина тоже прислушалась, остановившись напротив двери. Я тоже остановился, прислушался. Тихо, не единого звука. Но что-то беспокоило Валентину, она стояла без движения, слушая тишину вокруг себя. Это продолжалось около минуты. Я не замечал ничего опасного, что могли бы меня насторожить или хотя бы заинтересовать, и я рискнул нарушить молчание, обратившись к Валентине:
  Что слу...
  Я даже не успел договорить фразу как Валентина вдруг обернулась ко мне и громко закричала:
  Ложись!
  Тут же меня оглушись взрыв. Я упал на холодный пол, от толчка Валентины, который опрокинул меня. Краем глаза я заметил, как Валентина отскочила в сторону, крепко стоя на ногах, она вынула меч из ножен и направила оружие вперед себя. Тут боль снова свела мое тело, и я в попытке встать, снова упал на пол. В помещение ворвались вооруженные люди, в густом белом дыме практически ничего не было видно, лишь их очертания. Я вновь попытался встать на ноги, боль была просто ужасна, но я сжав зубы заставил себя встать на ноги. Валентина мельком взглянув на меня, отвела меч в сторону и крикнула мне:
  Не лезь в это сражение! Ты не сможешь сражаться в таком состоянии! Лучше сиди и не лезь мне под руку, а то убью ненароком!
  Но не могу же... - закричал я ей в ответ, но не успел договорить: "Я сказала спрячь свою задницу и не мешай мне!"
  Она взмахнула мечом и ринулась в бой. Дым так и висел над полом, не желая рассеиваться, и сейчас я только и мог видеть, как в нем иногда быстро мелькал багровый плащ Валентины и алые брызги крови. Я долго за этим следил, за кровавым сражением, за тем как на пол падают раненые или уже убитые люди, как все вокруг заливается темно-алой кровью. Я стоял, словно завороженный, не в состоянии оторваться от этого зрелища и не заметил как на мне замелькали красные огоньки, и тут Валентина вырвалась из белого дыма и навалившись на меня, повалила на пол. Я вскрикнул от боли, ударившись спиной, но не столь от удара о бетонный пол, как от боли в груди. Когда я очухался от боли, то Валентина уже стояла на ногах, направив меч вперёд себя. Она, посмотрев на меня через плечо сказала:
  Сиди тут и не рыпайся!
  Но я не могу так просто сидеть!
  Можешь! Еще как можешь!
  Валентина отвернулась от меня и снова осмотрела помещение. Вокруг так и было много белого дыма, через который ничего не было видно. Я замер в ожидании. Что сейчас будет? Валентина стояла передо мной готовая в любой момент атаковать, наш враг затих, выжидая чего-то, но чего? Вдруг я почувствовал сильную боль, тут же я зашелся в кашле, едва успев закрыть рукой рот. Валентина украдкой посмотрела на меня, но после снова устремила взгляд вперед.
  Ты в порядке? - осторожно спросила она. Я не смог ей ответить, кашель просто ужасен, и когда я наконец смог убрать руку я, то я понял что кашлял кровью, которая залила всю мою ладонь. Валентина вновь взглянула на меня. Впереди раздался щелчок, кто-то снял орудие с предохранителя, и это снова заставило Валентину посмотреть вперед и приготовиться к атаке.
  Держись Виктор. - сказала она твёрдо, не оборачиваясь ко мне. - Потерпи еще немного. Я сейчас разберусь с ними, а потом мы залечим твои раны.
  Я слушал ее слова, не отрываясь, смотря на свою окровавленную ладонь. Поначалу я просто смотрел, как багровая кровь крупными каплями скатывается по моей ладони, но потом что-то начало просыпаться во мне, сначала незаметно, едва касаясь моего разума, не давая уловить тьму, которая медленно стала захватывать мой разум. Это что-то стало все быстрей овладевать мной, моим телом, моим разумом, и я не замечал этого, пока не снова не упал во тьму.
  
  ***
  
  Луга светила высоко в небесах, затмевая, совей красотой робкое сияние звезд. Ее свет, такой холодный, не то серебряный, не то бледно-голубой освещая спящую землю. Среди стальных деревьев и растения стояли двое: мужчина и женщина. Они не двигались, не говорили, просто стояли и смотрели друг на друга, словно очарованные друг другом, но на их лицах не было, ни капли восхищения, они были без эмоций, словно мраморные статуи.
  Ну что...Мор, брат мой, ты готов? - заговорила женщина, она отвела руку в сторону и в ней возникла рукоять косы, лезвие, сверкало в свете луны , готовое в любой момент разрезать плоть, словно нож масло. Мужчина улыбнулся, он был уде вооружен, который вступить в бой.
  Посмотрим, кто побелит...сестра... - сказал он, выдержав паузу перед последним словом. Анна стояла на месте, не двигаясь, удерживая увесистую косу в руках. Еще несколько минут они стояли неподвижно, смотря друг на друга. Анна плавно выдвинула ногу вперед, ее тело напряглось, словно она была зверь, готовая к прыжку. Невероятно быстро она переложила рукоять косы в другую руку и отвела ее назад. Ноги девушки оторвались от земли. Лезвие сверкнуло в серебряном свете луны, поднялся сильный ветер, заставляя листву громко шептаться. Метал соприкоснулся, землю осыпали искры. Волна воздуха ударила по деревьям, все замерло, условно умерло. Анна стояла перед Мором, держа перед собой рукоять косы, которой она остановила его меч. Лезвие косы касалось остриём горла Мора и стоило Анне захотеть, и она лишила бы его головы. Но Мор тоже не промах, стоило Анне дернуться, и он разрезал бы ее напополам своим мечом.
  Ну что, сестра... - начал Мор, он, скалясь, надавил на меч, пытаясь ранить Анну. - Похоже мы с тобой оба в ловушке. Выживет тот, кто будет быстрее. Отмосфера вокруг наколялась, казалось что воздух воеруг Анны и Мора нагревается, что еще чуть-чуть и он закепит. Лезвие меча наколилось, и стальная рукоядь косы тоже. Анна сдержывала натиск, ей было тядело, но на ее лице это не как не сказывалось. Снова стал подниматься ветере, но только намного сильней, срывая листву с деревьев и яростно круся из высоко в воздухе. Анна смотрела на мора так, словно хотела разорвать его на части, это читалось в ее глазах, полных ярости, и только сейчас выражение ее лица изменилось, она злобно оскалисась, вс ее существо кричало, что она убьет его не сморя ни на что и не станет сдерживаться. Анна стала все сильней и сильней отталкивать от себя Мора, в ней проснулась неведовая сила, сила которая скрывалась грубако внутри ее, сила которая сокрушит все, стоит только Анне взмахнуть рукой. Мор стал отклоняться назад, у него не хватало сил противостоять ей, но он изо всех старался устоять перед это силой. Анна слегка ослабила давление и это позволило ей удизнуть от меча в сторону, прокатившись по земле, она словно ветер оказалась за спиной своего врага, и смертельное лезвие косы снова было у горла Мора. Но все-таки меч задел ее, ранило ее плечо. Но Анна этого не замечала, это была всего лишь царапина, которая быстро затянулась, словно по волшебству. Мор ликующе улыбнулся, радуясь тому что достал ее. Анна потянула косу к себе и ее лезвие коснулось кожи ее врача, оцарапало ее и алая капля крови скотилась по бледной коже.
  Что с тобой...сестра... - сказал Мор в очередной раз выдержав паузу перед последним словом. - Почему ты медлишь? Ты не хочешь убивать своего врага? В чем проблема? В том, что я твой брат?
  Анна сдвинула тонкие черные брови, его слова разозлили ее. Она еще сильней потянула косу, ее лезвие еще сильней оцарапало кожу Мора и на этот раз полилось больше крови.
  Тебе надоело жить, Мор? - строго спросила она, убрав косу. Мор облегченно выдохнул, обернувшись к Анне. Та встала на ноги, плавно опустив косу к земле. Но она прекрасно знала, что Мор снова попытается напасть так оно и произошло. Он взмахнул мечом, но его лезвие лишь разрезало воздух рядом с Анной. Она ударила коленом врага в живот и, выполнив головокружительный прыжок, отскочила на несколько метров. Действия Мора привели ее в ярость, и она дала волю своей силе. В небе стали сгущаться тучи, закручиваясь в смерч над головой Анны, вокруг поднялся очень сильный ветер, готовый все внести, сровнять с землей. Он опутал свою хозяйку, которая его призвала, раскидывая в стороны ее головы и подолы расстёгнутого пиджака. Воздух вокруг снова стал нагреваться, кипеть. Анна сжала косу, ее лезвие засветилось красным. Глаза девушки стали менять оттенок, она уде не были зелеными, стали становиться однородно белыми.
  Достаточно! - раздался громкий мужской голос, он словно гром пронёсся по округе, в небе засверкали молнии.
  Но тут же все прекратилось, гроза утихла, ветер перестал выть. Из рук Анна и Мора исчезло оружие, и они словно повинующиеся чьей-то воле как один приклонили одно колено и приложили куру к груди.
  Простите Повелитель. - произнесла Анна закрыв глаза, ее лицо было чистым и белым, без единой ссадины или царапины, словено она вовсе не сражалась. - Это больше не повторится.
  Вдруг загремел гром, засверкали молнии, но се тут же утихло. Анна еще какое-то время стояла, так приклонив колено, после чего стала. Впереди шел Мор, медленно удаляясь и постепенно скрываясь среди тьмы ночи, до Анны доносилось лишь шуршание травы под его ногами. Анна так и стояла, смотря ему в след, даже когда он крылся во тьме. В небе высоко светила луна, Анна перевела взгляд на нее, на ее лице появилась едва заметная улыбка.
  
  ***
  
  Валентина взмахнула мечем и бросилась в бой. Засвистели пули. Она словно в танце, кружилась, уклоняясь от пуль и в то же время, сражая своих врагов. Дым стал рассеиваться, стало видно, как Валентина сражается, как падают поверженные враги и пол заливают брызги крови.
  Виктор сидел на полу, словно завороженный смотря на свою ладонь, в его глазах был страх, но он вдруг исчез, его губы расползлись в дьявольской улыбке.
  Валентина ускользнула от очередного залпа пуль. Кровь стучала в висках, сердце колотилось в груди. На полу было много крови и убитых людей, некоторые из ни ещё были живы, но их раны были не совместимы с жизнью.
  Валентина быстро промчалась вперед, пули проследовав за ней изрешетив бетонную стену, и помещение вновь наполнилось пылью. Девушка скользнула вперед, прокатившись по полу, тут же из окна над ней посылались осколки стекла, которое разбили пули.
  Виктор, слегка пошатываясь, встал на ноги, пули свистели совсем рядом с ним, но он даже не замечал этого. Валентина заметила его, и сломя голову кинулась к нему, она знала что если она не заставит его, наконец, где-нибудь спрятаться от пуль, но его точно убьют.
  Виктор! - закричала она, так громко как могла, но она окаменела, когда встретилась взглядом с его глазами. Ее ноги словно вросли в пол, и она не могла пошевелиться, только смотреть на Виктора, глаза которого были словно алая кровь. Он смотрел на нее не долго, отвернувшись, он, дьявольски улыбаясь взгляду на врага, людей, которые в него стреляли, но почему-то промахивались. Валентина проследила за ним взглядом, но тут же она услышала свист воздуха, и все сотряс мощный взрыв. Все заполонил едкий дым, удушливый и непроницаемый, сквозь который ничего не было видно. Едва различимая черная фигура выпрямилась среди пыли. Не возможно было различить, кто это, были видны лишь очертания человеческого силуэта, но зато отчётливо были видны ярко-красные глаза, которые словно огоньки светились среди полумрака. Из-за взрыва был уничтожен единственный источник света в этом старом складе, от светильника на потолке остались лишь безнадежно торчащие в стороны оголенные провода, на кончиках которых блестели искры электричества. Мрак пронзил свет прожекторов, ворвавшийся в помещение словно стрела. В полосках света, пронзающих занавес дыма, было видно как клубни выли огибают идеально ровный шар бледно-красного оттенка, в центре которого была Валентина, она вся сжалась приклонив колено к земле и защищая руками грудь. Шар слегка дымился от недавнего взрыва. Валентина в долю секунды успела прикрыться щитом, ели бы она этого не сделала, то сейчас от нее осталось бы лишь мокрое место. Но ее щит был безупречен, ни что не способно разбить его.
  Вот ублюдки... - сквозь сжатые зубы прошипела Валентина, - чуть позднее и я была бы поджаристым цыпленком гриль.
  Вы в порядке? - раздался голос из полумрака.
  Да, все отлично. - улыбнувшись ответила девушка, она встала на ноги и слегка искрящийся шар исчез.
  В темноте послышались шаги, одинокие, кто-то разгуливал по складу. Люди прятавшиеся среди пыли и дыма собирались с силами чтобы напасть вновь. Сзади Валентины возник высокий черный силуэт, девушка обернулась. Это был Виктор, точнее это было всего лишь его тело, глазами которого на все смотрел всадник.
  Нужно выбираться отсюда. - сказал Виктор, внимательно осматривая помещение перед собой.
  Валентина внимательно смотрела на него, слушая каждое его слово. Но их разговор был не долгий. Люди начали шевелиться, и нужно было действовать.
  Ну что... - начал Виктор, он в последний пробежался взглядом по складу и взглянул на Валентину, - Война, покажи им, на что способны бессмертные? Что такое настоящая война.
  А то... - сказала Валентина, она улыбнулась Виктору и перевела взгляд вперед себя. - Я покажу им что такое "гнев войны".
  Виктор довольно улыбнулся. Валентина дьявольски оскалилась и сжав меч обеими руками, она приняла позицию готовности. Девушка закрыла глаза и плавно отвела меч в сторону, вздохнула. Сила наполняла ее тело, словно сосуд. Виктор следил за девушкой, не замечая того что происходит вокруг него.
  Понеслась. - сказала Валентина с искрой ярости в голосе. Тут же она сорвалась с места, и все залил свист пуль.
  Стреляйте! - кричал кто-то в полумраке. - Убейте ее!
  В тусклом свете замелькал алый плащ, оставляя за собой полосу багровой крови, словно кисть, движимая умелой рукой художника.
  
  Глад
  
  Солнце уже высоко стояло в небе, его лучи освещали землю, согревая ее. Яркие лучи проникали в просторную комнату, нескромные апартаменты. У стены стоял удобный диван, перед ним стеклянный кофейный столик, на противоположной стене висел современный телевизор, который в данный момент работал и показывал дневные новости. На стенах красиво обставленной мебелью комнаты висели картины современных художников, в стиле авангардизма и классицизма, эти картины прекрасно дополняли это помещение, сочетаясь с его современностью. Из соседней комнаты доносился тихий свист ветра. В спальне было темно, ветер приподнимал темные шторы, поникая сквозь открытый балкон. В комнате был идеальный порядок, аккуратно застеленная кровать, все вещи на своем месте, не единой пылинки. Едва заметная сквозь непрозрачные шторы фигура зашевелилась. В удобном кресле сидел Виктор, опираясь локтём о перила балкона, и ладонью поддерживая голову, он, не отрываясь, смотрел на шумный город. Ветер откидывал его длинные волосы за спину, солнце отражалось в его серых глазах.
  Раздался стук в дверь. Виктор оторвался от наблюдения за оживлённым городом. Он убрал руку от лица и обернулся к распахнутой двери балкона. Несколько секунд он сидел, слушая звуки вокруг себя. Снова послышался стук, но на этот раз он был увереннее и громче первого. Виктор плавно и не спеша снял одну ногу с другой и поднялся с кресла. Отодвинув рукой легкие занавески он вошел в комнату и неторопливой походкой пересек ее. Очередной стук в дверь не заставил его ускориться, Виктор подошел к двери и открыл ее. Перед ним стояла Валентина, высокая стройная блондинка. По выражению ее лица можно было сказать, что она была раздражена, похоже, тем, что Виктор слишком долго шел к дверям.
  Почему так долго? - строго спросила она. Виктор открыл дверь нараспашку и пропустил Валентину внутрь.
  Простите. - вежливо извинился он, закрывая за девушкой дверь.
  Валентина медленно прошла вперед, и встала посредине комнаты, обернувшись к Виктору. Тот обернулся к ней и жестом предложил ей сесть, девушка улыбнулась и подойдя к просторному дивану, присела на его край. Виктор пересек комнату, и уже было хотел сесть на диван рядом с Валентиной, но остановился, обернувшись к включенному телевизору. Тот показывал новости, которые заинтересовали его. На экране был запечатлен момент сражения Валентины со спецназом. В темноте и пыли не было видно ее лица лишь багровый плащ и светлые волосы, но этого могло хватить, чтобы распознать ее, довольно броский внешний вид позволил бы ее быстро найти среди толпы. И именно поэтому девушка сейчас был облачена не в свой любимый багровый плащ, а в черное пальто.
  Я знала что они просто тянули время. - заявила Валентина. Виктор, не оборачиваясь, посмотрел на ее, внимательно слушая ее слова. - Они знали, что им не победить, но воспользовались телевиденьем, чтобы нас найти.
  Нужно быть начеку. - сказал Виктор снова повернувшись к телевизору, в тот момент когда показывали снимок высокого длинноволосого мужчины, его самого. Но на этом снимке было не разглядеть его лица, из-за тени, которая скрывала его глаза, и Виктору было это на руку.
  Интересные существа люди. - навал Виктор, он медленно ступил вперед приближаясь к телевизору перед собой. - Они думают, что они самые умные, что они это сам Бог, но люди отказываются верить в то, что где-то действительно есть Бог и что кара его уже здесь. Люди отказываются слышать поступь копыт, которая преследует их, они пытаются обмануть смерть, но как бы они не старались им этого не сделать.
  Валентина замерла, слушая каждое его слово, словно завороженная его голосом. Но страх сковал ее тело и она только и могла смотреть на Виктора перед собой.
  Неужели вы... - запнулась Валентина, не договорив то, что хотела сказать. Виктор остановился перед телевизором, он медленно поднял руку и поднес ее к его корпусу. Валентина молча смотрела на него, словно потеряла дар речи.
  Да, я не Виктор. - сказал он, не оборачиваясь к девушке. - Я удивлен, что вы смогли догадаться.
  Пальцы Виктора скользнули по корпусу телевизора и нащупав кнопку жали ее. Телевизор выключился, и к комнате наступила тишина, только дыхание Валентины и Виктора звучали в этом беззвучии.
  Но как? - наконец решилась задать вопрос Валентина. - Печать не сломана. Как вы можете прибывать в теле Виктора. И что и ним? Почему вы в его теле?
  Виктор молчал, слушая девушку. Он не оборачивался к ней. Обдумав что сказать он наконец заговорил:
  Сколько вопросов сразу. В другом случае я бы просто выбил из вас жизнь. Не люблю, когда от меня что-то требуют, да и тем более человек, какая-то букашка пытающаяся язвить. Но вы не человек, нет, вы частично человек, и для вас я сделаю исключение.
  Виктор обернулся к девушке. Та, вжавшись в диван, смотрела не него. Она была испугала, он видел в ее глазах страх, в глазах истинного война был ужас.
  Виктор пока не может прибывать в своем теле. - начал он.
  Не может или ему не дают? - ехидно спросила Валентина. Виктор улыбнулся уголками губ и на мгновение отвел взгляд в сторону, словно был чем-то смущен, но после он снова взглянул на девушку, и в его глазах было далеко не смущение. Злость. Вопрос Валентины сильно разозлил его, но Виктор сдержал нахлынувший гнев. Он умеренной походкой приблизился к девушке, посмотрел на нее сверху вниз, словно воин на павшего перед ним поверженного врага.
   Валентина запрокинула голову, заглянув в глаза Виктора, она снова оцепенела. Так урок был их цвет, словно свежая кровь, такая алая и еще теплая.
   Вы люди слабы. - снова заговорил он. - Задаете вопросы, на которые не можете найти ответ. Но ведь есть вещи в этом мире, которые не суждено понять и нельзя, но вы все равно из кожи вон лезете, чтобы подчинить себе все и вся. Думаете что Боги, но человечество так наивно. Не стоит заблуждаться, по сравнению с нами, всадниками, вы просто назойливые мухи, а уж по сравнению с Богом вы ничто, просто ничто.
  Валентина замерев от ужаса, смотрела на Виктора и слушала каждое его слово, словно кукла, которая не может ни говориться, ни двигаться.
  Испокон веков мы овладевали телами людей, чтобы уничтожить этот мир, люди которых мы выбирали, говоря нам да, предавали свой народ, свою расу. Вы, люди, слабы. Вами так просто манипулировать. - Виктор осторожно коснулся подбородка девушки и снова продолжил:
  Из всех вас, четырех избранных, вы самая сильная. Вы не когда не задавались вопросом, почему вы единственная никогда не встречались с тем, кто должен прийти в этот мир?
  Валентина удивленно распахнула глаза. Она убрала руку Виктора от своего лица и насторожено осмотрела его с ног до головы.
  О чем вы? - переспросила она. Виктор приглушенно хмыкнул, улыбнулся: "Не делайте вид, будто вы не понимаете, что я имел ввиду".
  Валентина промолчала, продолжая насторожено смотреть на него. Виктор отвернулся от нее и пересек комнату, подойдя к небольшому черному чемодану, прядом с которым, стоял прислоненный к нему футляр скрипки. В чемодане были заранее собранные вещи.
  Вы уходите? - удивленно спросила Валентина пытаясь разглядеть, что Виктор берет в руки. Тот взял в руки вещи и поставил вещи на край кофейного столика, поле чего принялся надевать черное пальто.
  Мы ухом. - поправил он.
  Мы? - еще больше удивилась Валентина.
  Я не повторяю дважды. - нахмурился Виктор застегивая пуговицы. Девушка встала с дивана, одернула черное пальто с блестящими тоже черными пуговицами.
  Виктор откинул волосы за спину, и взяв вещи в руки направился к двери. Валентина проследила за ним глазами, и только она открыла рот, чтобы что-то сказать, как он вдруг перебил ее:
  Не задавайте лишних вопросов. Неужели вы решили, что у меня есть хоть какое-то желание отвечать на них.
  Виктор посмотрел на девушку, не оборачиваясь к ней. Та удивленно смотрела на него, но все же смирилась и отвела взгляд в сторону. Виктор снова повернулся к двери. Освободив одну руку он открыл дверь и встав сбоку от нее взглянул на Валентину и жестом велел ей покинуть комнату. Девушка, устало вздохнув, повиновалась и умеренным шагом пересекла комнату и вышла из гостиничного номера. Виктор покинул комнату вслед за ней. Заперев дверь, он обернулся к Валентине, которая стояла у стены, внимательно следя за ним.
  Подумайте над тем что я вам сказал. - велел Виктор. Девушка удивилась, даже скорее запуталась.
  О чем? - поинтересовалась она.
  Вы вспомните. - улыбнулся Виктор и умеренным шагом направился вперед по коридору, пройдя мимо Валентины, он прошел какое-то расстояние, но остановился обернувшись. - Вы идете?
  А...да, конечно... - опомнилась она и поспешила вслед за ним.
  Они подошли к лифту. Виктор нажал кнопку вызова, так засветилась, и послышалось, как лифт стал спускаться вниз. Наступила минута молчания. Виктор поднял голову и уставившись на экран показывал номера этажей стал читать. Валентина осторожно повернула голову и стала внимательно за ним следить. По ее мнению он довольно странно себя вел, для всадника. Так они стояли около минуты.
  Вас что-то беспокоит? - вдруг спросил Виктор, посмотрев на Валентину, та не сразу сообразив застенчиво отвела взгляд с сторону и ответила:
  Нет, все в порядке.
  Виктор несколько секунд последил за девушкой, после чего его отвлек звон, и двери лифта перед ним раскрылись. Они вместе вошли в пустой лифт и двери перед их лицами плавно закрылись. Они не проронив ни слова, спустились вниз не первый этаж. Виктор вернул ключи от номера и вместе с Валентиной покинул гостиницу.
   Они оказались снаружи. Был тихий солнечный день. Но что-то делало его не таким как все. Тихо. Было очень тихо, очень тихо. По дороге перед отелем не ехала не единая машина, не было не единого человека, который бы проходил мимо. Виктор остановился, прислушался. Валентина удивленно взглянула на него, не понимая, что его остановило. Она видела, что он встревожен, озирался по сторонам. Но только она открыла рот, чтобы спросить его, почему они остановились, как тот вдруг взял девушку за руку, и сильно сжав ей запястье, поволок за собой.
  Что вы делаете? - испуганно вскликнула Валентина пытаясь вырваться. - Мне больно!
  Делай то, что я говорю, если хочешь жить! - разозлился Виктор.
  Девушка перестала вырываться, повиновалась ему. Ей больше ничего не оставалось, кроме того как слушать его. Виктор не отпуская запястье Валентины, посмотрел вверх. В здании напротив гостиницы сверкнул красный блик, словно кто-то посветил в глаза лазером. И тут он увидел человека с винтовкой, который уже держал палец на курке и был готов стрелять. Был готов убить Валентину.
  У Виктора только хватило времени закричать девушке, чтобы она бежала и оттолкнуть ее в сторону, когда раздался выстрел. Виктор стоял на месте, алая капля крови скатилась по его лицу, и тут же его тело словно марионетка упало на землю.
  Всю округу залил крик Валентины. Она вскочила на ночи и подбежала к уже мертвому Виктору, и упала рядом с ним на колени. В ее глазах застыл ужас, когда она увидела лицо, его глаза, голубые как море, безжизненно смотрели в никуда. Он уже был мертв, но Валентина нервно потрясла его за плечи, не веря тому, что это правда. Она смогла прийти в тебя только тогда когда рядом с ней, соврем рядом с ее ухом засвистел ветер, и поля пролетела мимо, разбив стекло двери гостиницы. Девушка вскочила на ночи и так быстро как могла, помчалась прочь. В след за ней помчались люди, с оружием, стреляя ей в спину, но все пули пролетали мимо нее. В небе закружил вертолет, громко разрезая воздух своими лопастями. По дороге с рычанием моторов мчались большие военные машины. Все они преследовали только одного человека, Валентину.
  
  Глава третья
  Война
  
  И когда он снял вторую печать, я слышал второе животное, говорящее: иди и смотри. И вышел другой конь, рыжий; и сидящему на нем дано взять мир с земли, и чтобы убивали друг друга; и дан ему большой меч.
  
  На шумный город опустилась ночь. Машины уже не так быстро мчались по дорогам. Уже не так много их фар освещало все вокруг. Суета начинала затихать. По пустому переулку быстро промчалась девушка в черном пальто. Она забежала в узкий переулок между двумя стоящими рядом домами. Неподалеку раздавались громкие возгласы, но слов было не разобрать. Девушка забежала за дом и спряталась за какими-то вещами, в темноте было сложно разораться, что это за вещи, да на это и не было времени. Она присела на корточки и закрыла рот ладонью, чтобы преследователи не услышали ее. Послышались шаги, в переулок забежали люди.
  Ищите ее! - раздался эхом мужской голос. - Ищите везде!
  Девушка, по-прежнему закрывая рот рукой, осторожно выглянула из-за вещей, за которыми пряталась. Между домами ходили люди, они искали ее. В их руках было оружие. Девушка задержала дыхание, чтобы они не услышали, как она дышит. Но желание вдохнуть взяло свое. Девушка громко набрала воздуха в легкие. Один из вооруженных людей, который стоял ближе всех обернулся в ее сторону. Он, медленно переставляя ноги, приблизился к ней. Девушка замерла, впившись глазами в человека стоящего совсем рядом с ней, еще чуть-чуть и ее увидят. Он подходил все ближе и ближе. Человек сжал в руках оружие, направил ствол пулемета вперед. И вот уже прицел упал на нее, как вдруг все замерло, точнее не приостановилось. Все двигалось, но только очень медленно, словно кто-то замедлил время. Девушка замерла, она встретилась взглядом с мужчиной в военной форме, который направлял на нее оружие. Он удивленно распахнул глаза и вот уже хотел что-то закричать и его палец уже нажал на курок, но глаза девушки сверкнули красным. Тут же время снова пошло своим прежним ходом. Девушка словно молния метнулась к человеку перед ней и со всей силой ударила его по ногам. Тот с криком упал на землю. Девушка очень быстро встала на ноги и удар ее ноги, пришедшийся человеку по шее, переломал позвонки.
  Что там? - послышались крики.
  Девушка взяла в руки пулемет военного, которого она только что убила и выкатившись из укрытия стала полить по своим врагам. Люди с криками стали падать на землю, кто-то отчаянно отстреливался, но все промахивались. Девушка стреляла до тех пор пока не кончились пули. Осознав, что оружие в ее руках бесполезно, она выбросила его, с такой яростью швырнув в стену что разбила кирпич строго здания. Она вскочила на ноги и метнулась к человеку в форме, который дрожа от страха, стрелял в нее, попросту тратя патроны, ведь не один из них не попадал в нее. Она двигалась так быстро, невероятно быстро, это была не человеческая сила и скорость. Девушка голыми руками перебила всех, кто стоял у нее на пути. И вот, наконец, остался всего один человек. Мужчина стрелял до тех пор, пока у него не кончились патроны. Девушка словно призрак оказалась прямо перед ним.
  Нет, нет! - молил он, упав на колени перед девушкой. - Пожалуйста, не убивай меня. Я никому не скажу! Я никому не скажу! Ничего не скажу!
  Хочешь жить? - дьявольски улыбаясь, спросила та. - Боишься умереть?
  Пожалуйста, пожалуйста... - мямлил мужчина. - Я хочу жить! Я никому ничего не скажу!
  Хорошо... - продолжала улыбаться сказала девушка. - Я сосчитаю до трех. Успеешь убежать, будешь жить. Не успеешь ты труп.
  Мужчина чуть ли не на карачках пополз прочь, встал на ноги и побежал. Девушка смотрела ему в след.
  Три. - сказала она и метнулась вперед. Она настигла бегущего человека и обхватила руками его шею. Она наклонила его назад и, приблизившись губами к уху мужчины сказала:
  Я скажу тебе правду. Мне нужна власть и разрушение, кровь и горы трупов, смерть и только смерть. Больше ничего. Я никого не оставлю в живых, все падут от моего меча!
  Девушка привстала на носочек одной ночи и приподняла локоть руки, которой душила человека, тут же послышался глухой хруст костей.
  
  ***
  
  Высоко светило яркое солнце на кроваво-красном небе, освещая под собой груды развалин которые когда-то были домами. Под кровавыми небесами простилалась красная земля, она была залита кровью и устелена трупами мертвых. Город смерти. Это был город призрак.
  Валентина открыла глаза. Она лежала на крыше высокого, чудом сохранившегося здания. Солнце слепило ее. Прикрывая глаза рукой, она поднялась на ноги и с ужасом осмотрела все вокруг. Мёртвый город ужаснул девушку. Валентина подошла к раю крыши и посмотрела вниз, там расстилалось поле сражения, мёртвые люди, оружие. Здесь была война.
  Прекрасно, не правда ли? - вдруг раздался громкий женский голос позади Валентины. Она обернулась и от ужаса едва не ступила за край крыши, но успела опомниться, если бы она не остановилась, то лежала бы уже внизу вместе с теми убитыми людьми. Перед ней стояла высокая женщина, облаченная в золотые доспехи, плечи ее покрывал длинный, до самой земли красный плащ. Валентина замерла на месте, впившись взглядом в незнакомку. Женщина улыбнулась, легким движением руки, облаченной в стальную перчатку, откинула сверкающие золотом светлые волосы за спину.
  Прекрасно? - наконец смогла Валентина выдавить из себя вопрос.
  Женщина положила руку на ножны на поясе, внимательно посмотрев на девушку перед собой. У Валентины сжалось сердце, когда она встретилась взглядом с кроваво-красными глазами незнакомки, ее глаза бросали в ужас, это были глаза беспощадного убийцы, не человека, существа, не имеющего души.
  У каждого свое понимание прекрасного. - незнакомка снова улыбнулась, но как-то странно, в ее улыбке чувствовалась какая-то угроза. - А что для тебя прекрасно, человек?
  Этот вопрос застал девушку врасплох. Она запуталась и не знала что ответить. Незнакомка еще шире улыбнулась. Она около минуты смотрела на Валентину, после перевела взгляд на солнце, стоящее высоко в небесах. Оно светило очень ярко, обжигая своими лучами.
  Это время апокалипсиса. - сказала женщина вновь посмотрев на Валентину. - Это будущее. Вот так будет выглядеть ваш мир после того как мы придем на землю. И ничто не спасёт его.
  Женщина очень внимательно смотрела на девушку, казалось, что она съест ее одним взглядом. Она снова продолжила разговор:
  Было сложно пробраться в твой разум. Ты очень сильная для простого человека и это первый раз за всю мою долгую жизнь, когда я испытываю уважение к столько низшему существу, но ты очень сильна. Ты родилась воином и навсегда им останешься.
  Я явилась тебе, чтобы сказать, что делать, направить на нужный путь. Ты должна сломать шесть печатей, чтобы освободить меня, чтобы сломать последнюю печать, которая освободит меня из заточения, и вместе мы начнем войну в этом мире.
   Незнакомка дьявольски улыбнулась, не сводя глаз с Валентины. Она была полна силы, в этой женщине кипела ярость и жажда убивать. Она подняла руку и сложила пальцы.
  Пора. Тебе пора возвращаться. - сказав эти слова незнакомка щёлкнула пальцами и все тут же исчезло.
  Валентина очнулась. Она ровно села на скамье, на которой сидела все это время. Яркий свет бил в глаза девушки и ей пришлось прищуриться, чтобы осмотреть место, в котором она находилась. Церковь. Она поняла это, когда услышала пение. Девушка осмотрелась. Она одна сидела на последней скамье у дверей. Осторожно выглянув вперед, она увидела священника, который пел молитву. Рассмотрев все, что ей нужно, она снова удобно уселась на скамье и задумалась. Несколько минут Валентина сидела, погрузившись в свои мысли. Ее волновало то, как ей выйти отсюда, чтобы на нее ни кто не обратил внимания, ведь ее точно разыскивают по всему
  городу.
  Просто убей их всех. - раздался женский голос рядом с Валентиной. Она обернулась и увидела ту самую женщину. Она сидела на скамье рядом с ней, закинув ногу на ногу, ее руки были скрещены на груди, голова была немного наклонена и глаза закрыты. Похоже, она была совершенно спокойна и даже была рада здесь находиться. Валентина словно очарованная смотрела на нее, не веря своим глазам. Придя в себя, она осмотрела, желая убедиться, что она не одна ее видит.
  Они меня не видят. - разрешила она сомнения Валентины. - Только ты.
  Почему? - шёпотом спросила девушка, снова осмотревшись по сторонам, надеясь, что ее ни кто не услышал. Люди вокруг слушали молитву и не обращали на нее никакого внимания.
  Да потому что они простые людишки. - с насмешкой сказала женщина.
  Но я ведь тоже человек. - напомнила ей Валентина.
  Ты не простой человек. - заявила незнакомка. Она открыла глаза и посмотрела на Валентину. Девушка удивленно смотрела на нее, не понимая, что она имеет в виду, чем она может отличаться от обычных людей.
  Я не понимаю. - удивилась Валентина. - Чем я отличаюсь?
  Ну хотя бы тем что ты видишь меня, а другие нет. - хитро улыбнулась женщина.
  Валентина промолчала. Она понимала, что не дождётся от нее прямого ответа, так что придется разобраться в этом самой. Валентина отвернулась от незнакомки и снова осмотрела помещение, пытаясь понять, как ей выйти тихо, без лишнего внимания.
  Просто убей их всех. - снова велена женщина. Валентина повернулась к ней, поражённая тем, что та сказала.
  Они же невинные люди. - сказала Валентина пытаясь смотреть в глаза женщины, но ее глаза были такие жуткие, глаза убийцы.
  И что? - улыбнулась незнакомка. - Те военные тоже были люди.
  Эти слова ужаснули девушку. Они действительно были люди. Как она сейчас смеет говорить об этом.
  Убей их! - приказала незнакомка
   Нет! - громко сказала Валентина. Все вокруг обернулись к ней. Девушка опустила голову, чтобы люди вокруг не могли рассмотреть ее лица. Незнакомка, не видимая для посторонних глаз, так и сидела возле Валентины, внимательно следя за ней. Валентина переждала несколько минут, пока прихожане успокоятся. Она осторожно выглянула исподлобья и увидела, что обжи с право от нее шепчутся и посматривают на нее. Неужто узнали? Валентина тихонько встала со скамьи и направилась к дверям. Она спиной чувствовала, что все прихожане смотрят на нее, но она все же открыла дверь и вышла из церкви. Девушка на мгновение оглянулась и быстрым шагом направилась вперед, прочь от этого места.
  Человек! - окликнул ее голос. Девушка остановилась и обернулась назад. Та женщина стояла, прислонившись спиной к дверям церкви. - Первая печать. Ты должна сломать ее.
  Где эта печать? - спросила Валентина.
  Она перед тобой.
  Что?
  Первая печать. Что сломать ты должна постараться.
  Я не понимаю. Где эта печать?
  Кровь невинных. Ты должна пролить кровь.
  Что?
  Валентина замерла в ужасе. Почему она должна сделать это. Неужели нет другого способа.
  Я не сделаю этого! - отказалась девушка.
  А кто тебя будет спрашивать! - дьявольски улыбнулась женщина и прежде чем Валентина успела что-либо сообразить, она сложила пальцы, и раздался громкий щелчок, и Валентина упала на землю, словно марионетка, которой обрезали ниточки.
  
  Воскрешение
  
  Время близилось к вечеру. Солнце только что село за горизонт и лишь у горизонта небо горело красным. С другого края неба ползли темные, практически черные тучи, ночью нужно ожидать дождь. Поднялся ветер, не сильный, но и не слабый.
  Женщина-врач, одетая в белый плащ подошла к операционному столу. В руках она держала скальпель, лицо было срыто маской. Перед ней на столе лежал парень лет двадцати пяти. Врач отложила в сторону скальпель и взяла к руки папку с документами. Она открыла ее и стала читать вслух:
  Виктор Гедеон. Иностранец. Двадцать три года. Умер от выстрела в голову.
  Женщина замолчала, стала молча читать документы в руках. И вдруг парень на операционном столе с громким вдохом открыл глаза. Врач в ужасе выронила папку, листы разлетелись по всей комнате. Она в панике бросилась к дверям и выбежала из помещения. Виктор, отдышавшись, осмотрелся пот сторонам. Он был в морге. Виктор с трудом смог сесть, но когда попытался слезть со стола, упал на пол. Его ноги совсем не держали его. Виктор только сейчас почувствовал жуткий холод. Он, издав глухой стон, неуклюже сел на полу сдавшись и обхватив руками коленки. Парень был абсолютно без одежды, но сейчас его больше волновал озноб, который заставлял его дрожать словно в лихорадке. Он не мог согреться, хотя в помещении было довольно тепло. Парень рассеянно смотрел по сторонам, видимо не понимая, что происходит и что он здесь делает. Он обхватил руками колени и опустил голову, пытаясь согреться. Около минуты он так и седел, но, похоже, он так и не мог согреться. Виктор попытался встать, но случайно задел передвижной металлический столик, тот опрокинулся и все хирургические инструменты со звоном рассыпались по полу. Парень едва не распластался на полу, но все же смог приподняться на руках и снова сесть. Он снова весь сжался, пытаясь согреться.
  За дверью послышались шаги и голоса. Дверь открылась, и в помещение вошли двое: та женщина-врач и мужчина, похоже, военный. Но только он смог рассмотреть лицо Виктора тут же вынул пистолет из кобуры и направил оружие на парня.
  Какого черта? - изумился он
  Нет! - вскликнула женщина и попыталась отобрать у военного пистолет, но тот и не думал отдавать ей оружие. - Что вы делаете? Его нельзя убивать! Он же чудо!
  Чудо? - снова изумился военный, но тут же его лицо перекосила злоба. - Этот подонок убил невинных людей!
  Мужчина посмотрел на Виктора, который не обращал на них не малейшего внимания, дрожа от холода. Женщине все-таки удалось заставить мужчину отпустить оружие. После она сняла с плеч белый халат и осторожно подошла к Виктору. Тот даже не замечал ее. Она опустилась перед ним на колени и прикрыла халатом обнаженное тело парня. Он наконец обратил внимание на женщину перед собой. Виктор заглянул ей в глаза, его глаза были полны страха и растерянности. Женщина положила руки ему на плечи, и украдкой осмотрев на военного у дверей, спросила парня:
  Как ты себя чувствуешь?
  Виктор не ответил. Он отвел взгляд, натягивая белый халат на плечи. Врач снова глянула в сторону военного и опять провернулась к Виктору.
  Как тебя зовут? - спросила она.
  Зачем вы у него это спрашиваете? - возмутился мужчина - Словно вы не знаете?!
  Парень отвлекся от своих мыслей. Он посмотрел в сторону военного, тот сильно сжал пистолет в руках, преодолевая желание направить его на Виктора и нажать на курок. Виктор снова повернулся к женщине.
  Как тебя зовут? - переспросила она
  Кто вы? - наконец заговорил парень.
  Я врач. - ответила ему женщина. - Меня зовут Вера.
  Где я? - снова спросил Виктор.
  Ну... - задумалась она, думая, что ответить. - В морге.
  Виктор выслушал каждое ее слово.
  Расстроенно опустив голову, он слова подтянул халат на плечи. Женщина внимательно смотрела на него, она осторожно коснулась его лица, внимательно изучая его, особенно его лоб. Не было ни единого намека на рану от пули, чистая и бледная кожа. Врач убрала руки и спросила Виктора:
  Ты помнишь, что случилось?
  Нет...я...
  Женщина насторожилась, она не могла понять в чем дело. Почему он так странно себя ведет.
  Ты помнишь, как тебя зовут? - снова спросила она
  Нет... - снова дал тот де ответ Виктор - Я ничего не помню.
  Врач отвернулась от парня и взглянула на военного у дверей, тот в изумлении смотрел на нее, не веря тому что услышал. Женщина встала на ноги и посматривая на Виктора подошла к мужчине.
  Что вы намерены делать? - спросила она его.
  Какого черта тут происходит? - возбужденно спросил военный, эта ситуация его сильно волновала и завела в тупик. - Как он может быть жив? Ему ведь башку прострелили!
  Я понятия не имею! - ответила женщина, похоже, она тоже была в замешательстве. - Но тем неимение он жив и абсолютно здоров. За исключением того, что у него озноб. Но это не удивительно все-таки он долго пролежал в морозильнике. Мужчина устало покачал головой.
  Нужно что-то делать... - устало вздохнула врач, взглянув назад через плечо, Виктор так и сидел на полу, сжавшись и дрожа от холода.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Свадьбина "Секретарь старшего принца 3"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Е.Мэйз "Воровка снов"(Киберпанк) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) Я.Малышкина "Кикимора для хама"(Любовное фэнтези) Н.Трейси "Селинда. Будущее за тобой"(Научная фантастика) А.Робский "Охотник 2: Проклятый"(Боевое фэнтези) С.Росс "Апгрейд сознания"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) К.Леола "Покорители Марса"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"