Кутепова Татьяна: другие произведения.

Мишкино. Заметки биографии

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    О посёлке Мишкино и деревне Речкалово Курганской области и его жителях. Исторические летописи. Мне прислала для сохранения Татьяна Кутепова и я с удовольствием публикую.

Южно-Уральская Ассоциация генеалогов-любителей

Заметки к биографии

   Мама училась в Мишкинском
  педучилище. Курс был очень дружным. Мама до сих пор с теплотой вспоминает
  Сухоплюеву Тамару (вышла замуж за Костю Старостенко
  и сейчас носит его фамилию), Орлову Галю из Введенки
  (в замужестве - Нечаева), Фёдорову Нину из Мишкино,
  Шестакову Тамару, Тоню Мельникову и
  др. Снимок сделан в Мишкино примерно в 1955году.
  Мои будущие родители - Выползов Афанасий Евдокимович,
   Пономарёва Жанна Александровна - стоят во втором ряду,
  в центре.
  
  Молодые учителя  [Кутепова Татьяна]
   Сейчас многие бывшие однокурсники живут в Кургане, в 2007 году собирались, отмечая 50лет со дня окончания училища.
   В Мишкино проучились только 3 курса. По каким-то причинам училище решили расформировать. Маму направили в Куртамыш доучиваться, а отца - в Катайск, но он поехал с мамой. Про студенческую жизнь можно много чего рассказывать. Учились, проходили практику, занимались в разных кружках и секциях. Особенной популярностью пользовалась лыжная секция. На снимке от 18 марта 1956 года на закрытии зимнего сезона в Мишкино студенты 3-го курса: Бураков Владимир, Коростелёва Фая, Шалашова Галя, Кучин Юрий, Кожевников Владимир, Зайкова Аня. Мои родители стоят крайними справа.
  


  
  
   И в художественной самодеятельности равных этому курсу не было. Уже в Куртамыше, на Новый год, например, решили ставить "Сказку о царе Салтане...". Костюмы делали сами. В районе было гончарное производство, парни съездили туда за глиной, наделали болванок, которые стояли потом в каждой почти комнате общежития, потому что служили основой, на которой из папье-маше делали шлемы для 33-х богатырей. Объёмная и кропотливейшая работа! Таня Останина, "невысокая, пухленькая" играла Черномора. Мама была Царевной-Лебедью. Костюм ей тоже готовили всем курсом. Крылья, например, делали, наклеивая по одному настоящие гусиные пёрышки и пух. Потом ребята придумали, как реализовать строчки "а во лбу звезда горит". Использовали настоящую лампочку с выключателем, спрятали провода в костюме. В нужный момент мама незаметно всё включала, эффект был потрясающий. Время было другое. Телевизоров и разных "чудес техники" тогда не было. В некоторых деревнях ещё не расставались тогда с керосиновыми лампами. Конечно, было получено первое место в смотре.
 []
   Заканчивали училище мои родители в 1957 году уже семейной парой, в ожидании меня. (Фотографии сделаны как раз после окончания училища). Направили их в распоряжение Шадринского районо, а оттуда - в село Понькино, где была семилетняя школа. Я родилась 2-го декабря 1957 года, а весной 1958-го школа сгорела. С тех пор я никогда там не была, не была на своей "малой Родине". Всегда только сетовала на то, что и жила-то там "всего ничего", а всю жизнь, указывая место рождения, испытываю какую-то неловкость от этого, как мне кажется, смешного названия.
   Родителей тогда определили в другую школу Шадринского района, маму - директором, отца - учителем. Но бытовые условия в районе были скверные, да и отца тянуло поближе к родным местам. Поехали в областной отдел народного образования, где работала Замятина Мария Андреевна, бывшая ранее директором Мишкинского педучилища и хорошо знавшая историю создания моей семьи. Она помогла получить новое направление: Мишкинский район, деревня Речкалово. Там освобождалось место в школе. Учительница уходила на пенсию. У неё была дочь-инвалид, за которой надо было ухаживать. Бабушка (Анна Алексеевна Выползова), жившая с нами, потом, по словам мамы, подружилась с этой учительницей и часто ходила к ней в гости.
  

В Речкалово

  
   Так летом 1958 года мы приехали в Речкалово, поселились в доме, где с другой стороны была почта.
   Низ дома - из красного кирпича - использовали как подвал. Верхняя часть дома деревянная. Здесь были жилые комнаты. Дом внешне я помню с более поздних посещений Речкалово. Но память - удивительная вещь, в ней всплывали какие - то фрагменты моего раннего детства, связанные с отдельными уголками дома, двора. А недавно из архива отца ко мне попала фотография, на которой я узнала его...дом моего детства.
   Конечно, тут он совсем старенький. Сейчас, наверное, его уже нет совсем, но здесь были сделаны мои первые шаги, сказаны первые слова...
   Родители обустраивались, налаживая быт. Бабушка помогала. Приходилось самим печь хлеб, как это делали все в деревне. Только все получали зерно в колхозе, а нам муку привозили по заказу в магазин. ( Я помню этот удивительный магазин, где даже в 60-тые годы в маленьком помещении продавалось всё: инструменты, одежда, продукты. Стоял невозможный запах, как мне казалось, от кирзовых сапог, смазанных солидолом каких-то железяк. Тут же стояли в ряд деревянные ящики или коробки с конфетами, карамельками-голяшками, подушечками, пряниками, печеньем...гвоздями. После великолепия витрин городских магазинов меня это очень поражало). Хлеб и сдобу пекла чаще бабушка. Мама говорит, что она в этом была мастерицей.
  
  
Школа была небольшая, разделили: два класса - маме, два - отцу. Но у мамы, как у директора, было больше забот (одна заготовка дров чего стоила!), а на руках маленький ребёнок. Поехали в Мишкино, в районо, заведовал им тогда Колосов (Дураков) Иван Тихонович, бывший в Мишкинском педучилище их классным руководителем. Он быстро решил этот вопрос, директором стал отец. Сохранилось несколько "школьных" фотографий той поры.
   Первый снимок сделан на фоне школы в 1959 году. Так выглядели сельские учителя в то время.
   А вот мои родители со своими учениками сняты на крыльце школы.
  
  
    []
  
   На следующем снимке мама со своими "четвероклашками".
   Как всякий учитель, помнит своих учеников, рассказывала о них, как будто не было этих пятидесяти лет.
  
  
  
Я, конечно, не запомнила всех, но знакомая фамилия девочки справа - Речкалова Нина (отец её конюхом был) - отложилась в голове.
  
  
  
  
   Один год держали в школьном подвале кроликов. Ребятишки приносили для них корм из дома.
  
  
Осенью их сдали, а на вырученные деньги решили сделать детям подарки к новому году. Купили конфеты, печенье. Мандарины были тогда в большом дефиците, достать удалось мало, поэтому делили по половинке в каждый кулёк. Занимался формированием подарков родительский комитет. Активное участие принимала мать Тани Евреиновой. Её отец, Юра Евреинов, был механизатором и секретарём парторганизации колхоза, его мать работала техничкой в школе, а жена - агрономом. Новогодняя ёлка вообще была событием для всей деревни, ученики всегда делали какие-нибудь инсценировки, посмотреть которые собиралось много зрителей. Люди приходили сами, без приглашения. Слова о школе как очаге культуры тогда не были высокопарными. Контакт с населением, безусловно, был очень тесным. Но самым популярным местом общения сельчан тогда был клуб, где без учителей тоже не обходилось. Снова были смотры художественной самодеятельности в районе, концерты "по заявкам", был большой хор. "Порой не хотелось идти на репетицию, - вспоминает мама, - но прибегут молодые доярочки, постучат в окно - стыдно станет: тоже ведь устали. Соберёмся, пойдём. На выступления делали сарафаны из штор. Снимем, обмотаемся, подвяжем верёвками, выступим, снова повесим на окна".
   Отец очень любил лошадей. Брал их вечерами в колхозной конюшне, обучал в упряжи ходить. Почему-то, как говорит мама, этого никто не мог тогда делать из конюхов. Мама тоже за ним увязывалась, ей, как городской жительнице и любительнице всяких животных, было это очень интересно. Ей и сейчас постоянно подбрасывают кошек и собак, зная, что она никогда их не выкинет, сколько бы их ни было. Тогда ей особенно нравилось давать им клички, одну, например, назвала Лентой. Не сказать, что замысловатые имена давала, но удивляет то, что помнит их. Очень любили зимой, закутавшись в тулупы, кататься в санях. И меня с собой брали, пока бабушка не запротестовала, боясь, что застудят.
  
   В октябре 1960-го отца забрали в армию, мама опять стала заведовать школой. Одна не справлялась, уроки вести было некому, и она пригласила работать в школу завклубом Терехову (на снимке справа), у которой не было педагогического образования, но это был выход.
  
  
Приходилось ездить в район на совещания, два раза в месяц за заработной платой. На колхозной конюшне запрягали маме самую смирную и умную лошадь, которую звали Сливой. Она хорошо знала дорогу, можно было ею даже не управлять. Отправляясь в поездку зимой, мама обычно брала "у тётки Варвары" ( Коротовских жили напротив, мы с ними дружили, ходили к ним в баню) большую шаль, закутывалась в неё, укрывалась тулупом. Однажды возвращалась домой, когда уже стемнело (зимой ведь рано темнеет), "привязала поводья к передку, укуталась и уснула. Проснулась от храпа лошади, на какую-то секунду увидела горящие глаза волка. Старая степенная Слива рванула и помчалась в деревню, спасая себя и возницу. Так и подкатила к конюшне с привязанными поводьями. А там уже ждали, волнуясь, конюхи". С тех пор мама стала бояться ездить одна.
   В 1962-м году маму перевели в совхоз "2-я Пятилетка", где открыли восьмилетнюю школу, а мама заочно уже училась в Курганском пединституте. В одно объединение входили восьмилетняя Введенская школа, начальная школа совхоза "Восьмое марта" и школа "2-й Пятилетки".
   "2-я Пятилетка" - совхоз, где, наверное, родился мой отец. Отсюда уходили на войну мой дед, Выползов Евдоким Петрович, и два его сына: Леонид Евдокимович и Яков Евдокимович. Дед погиб под Ленинградом 23.01.1944 года. Я ничего о нём не знаю, кроме мест его гибели, захоронения и перезахоронения, о которых узнала из интернета. Эти сведения потом подтвердил его внук Леонид, но больше он ничего не смог мне рассказать, так как сам ничего не знает. Обидно. В "похоронке" и "Сводной информации о человеке" из "Мемориала" местом рождения деда указан совхоз "2-я Пятилетка". Абсурд, т.к. совхоз был образован в 1932 году, а дед родился в 1896-м году. Предполагаю, что семья деда переехала из села Коровье, т. к. оно указано в "Книге памяти" местом рождения Леонида Евдокимовича, 1922г.р., и Якова Евдокимовича,1926г.р. После нашего разговора Леонид задался вопросом, почему братья отца есть в "Книге памяти", а деда нет. Надеюсь, что к 65-летию Победы он исправит эту ошибку.
   В совхозе я пошла в детсад. Помню, что на утреннике в честь 8-го Марта я читала стихотворение "В марте нет сирени, гвоздики не сыскать, но можно на листочке цветы нарисовать", потом нам давали сливовый компот, выкладывая его из больших железных банок. Мне нравилось в садике, но родители вскоре расстались. Нам пришлось уехать. Больше я в сад никогда не ходила, не было путёвок.
   Позже я бывала в Речкалово, ездили к родителям отчима Речкалова Владимира Иосифовича. Жили мы тогда в Копейске. Там в 1965 году появился мой брат по маме Речкалов Олег Владимирович, который живёт сейчас в Москве. Мы с ним очень дружны, так как я практически вынянчила его, будучи старше на 7,5 лет. Примерно в одно время с Олегом у меня появился и брат по отцу - Выползов Леонид Афанасьевич, живущий в селе Введенском Мишкинского района. С ним я познакомилась недавно, хотя отец хотел этого ещё двадцать лет назад. Я тогда была молодая, глупая, "гордая". Сказала отцу, что у меня уже есть брат.
   Отец никуда, кроме как на отдых, из Мишкинского района не уезжал, последние годы жил в селе Введенском, там и умер в 1998 году. Я об этом узнала недавно. После его смерти Леонид нашёл фотографии, которые отец хранил втайне от своей второй семьи. Теперь они у меня.
   Мама до сих пор носит одну фамилию с сыном, хотя с его отцом рассталась 30 лет назад. Вот такой речкаловский след в нашей семье.
   Деревня Речкалово в моём представлении - это настоящая русская деревня. Когда я читаю, например, произведения Виктора Астафьева о его детстве, я всегда представляю, дом, двор, огород именно такими, которые я видела в Речкалово. Настолько, наверно, всё было типичным. Кухонка да горенка всего-то, а ведь всем хватало места, выросли там восемь детей деда Осипа(Иосифа) и бабушки Елены Речкаловых: Николай, Владимир, Геннадий, Шура(в замужестве Городнова), Стюра (Столярова), Дарья (Коротовских), Зина (Жукова), Галина(фамилию не помню, но жила на ст. Роза). В 60-годы все уже были семейными, жили в разных местах Челябинской и Курганской областей. На лето приезжали в Речкалово внуки. Летом 1967 и 1968 гг. и нас с Олежкой туда отправляли на какое-то время, пока родители ездили на юг отдыхать. Не очень-то нас (меня во всяком случае) там ждали, но куда деваться-то. Особое место в моей благодарной памяти занимает дед Осип, который жалел меня и всегда по-доброму относился ко мне. Бабушка Елена не обижала меня, но и не любила. Я была просто "чужой". О детстве всегда пишут как-то поэтично, солнечно, одухотворённо, но "из песни слов не выкинешь".
   Прошло много лет, но живёт во мне какая-то необъяснимая любовь к русской печке с полатями, как это было у Речкаловых. Горяченькие красные кирпичики, а на них мешочки с семечками тыквенными, семечками подсолнуха, сушёной лесной клубникой, высушенными ранетками-дичками (собирали их в заброшенном колхозном саду).
   Я помню их огород, тропинка от которого спускалась к речке, чтобы носить воду для полива. Меня огорчало то обстоятельство, что там нельзя было купаться, т.к. берег был заросший, дно неизвестно какое. Купаться бегали в проулок.
   Однажды Олежка чуть не утонул. Ему было 1,5 года, а я, нянька, потащилась с ним за ребятишками, которые пошли купаться. Мне тоже хотелось. Вода у берега была прозрачная. Навсегда осталась перед глазами картина песчаного дна. Что у берега-то стоять?! Пошли по мосткам, чтоб глубину увидеть... Упал мой братец с мостков в воду, прыгнула, спасла. Речка, конечно, мелкая была, но малышу хватило бы. Сушили одежду потом у Дружининых, пытаясь скрыть "преступление"... Всё тайное становится явным, а в деревне тем более. Влетело-о-о...
   Дружинины жили рядом, были родственниками бабушки Елены. У них в доме я впервые увидела, как моют некрашеный пол, и попробовала "парёнки". Бабушка Елена почему-то не одобряла мою дружбу с их девочкой, но мы всё равно дружили.
   Недавно я стала бабушкой. Как всякая бабушка, я буду рассказывать внукам истории из своей жизни. А ещё я обязательно займусь своей родословной, чтобы дети мои, внуки знали корни свои. Да и братьям надо помочь, ничего-то они не знают...
   Чуть - чуть копнула, а уже интересно. Оказывается, что основана наша деревня Речкалово в пятидесятые годы 18 века выходцами из с. Речкалова Ирбитского уезда Пермской губернии. А мама родилась в Перми. Её настоящая фамилия Акишева. Пономарёвой она стала после удочерения. Её отец умер, когда ей было полгода. Акишевы встречаются в Ирбитском уезде с 17 века. Возможно, мамины корни там. Мир теснее, чем нам порой кажется. Пока некому мне рассказать об отцовской маминой ветви, не могу найти пермских родственников. Связь прервалась в 80-е годы.
   В Челябинске, на одном из кладбищ, покоится прах отца маминой мамы, в девичестве Горшковой Марии Алексеевны. В общем, "много ещё впереди..." Время нужно...
  
  
  
  

  Татьяна Кутепова  

    []
  
    []
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"