Любимов Андрей Григорьевич: другие произведения.

Троицк казачий (очерк-эпитафия)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.33*5  Ваша оценка:


  
   Газета "Союзная мысль" от N 17 (418) от 24 сентября 2015 года

Сборник летописей городов, сёл и деревень Урала и Зауралья. Печатный орган Южно-Уральского Регионального Отделения Межрегиональной Ассоциации генеалогов-любителей

При использовании информации ссылка на сайт  http://www.uralgenealogy.ru/ обязательна

  

Троицк казачий (очерк-эпитафия)

В двух частях

Часть 1

Автор: Андрей Григорьевич Любимов, г. Челябинск

   Говорить о казаках Троицка, значит - о всех казаках обширной округи, по делам службы, или по своим личным, в разное время пребывавших в крепости / городе. Ведь при постоянном их присутствии там, в самом Троицке их проживало совсем немного. Но их могилы с самого начала Троицкой истории были здесь наравне с солдатскими. Казаки всех крепостей Исетской провинции неоднократно бывали в Троицке - как в линейных командировках, так и по иным делам. Кроме охраны и связи, заготовляя и возя лес для крепости, участвовали таким образом в строительстве. Город быстро стал торговой столицей края, в силу этого быстро разросся, являлся самой крупной и укрепленной крепостью Уйской линии.
   Долгое время крепость питали продуктовые обозы. К примеру, в октябре 1745 г. на 80 подводах привезен овёс (глава обоза Андрей Широков, денег ему дано "за провоз" по 50 коп. за подводу). Февраль 1746 года, из Шадринска отправлено в Троицкую крепость 80 подвод овса. В марте в Шадринске снарядили еще два обоза - первый с крупой, на 35 подводах в Челябинскую крепость (глава - деревни Широковой целовальник Федор Коновалов, исполнители - монастырские крестьяне); второй, 18 подвод с крупой - в Троицкую крепость (глава - деревни Ключевской выборный - Василий Полухин). "Прогонные деньги" получены за путь только от Миасской крепости. В ноябре подобный обоз 86 подвод, снова привёз провиант сюда. Деньги, как обычно, Исетская Провинциальная Канцелярия дала возчикам только за путь от Миасской до Троицка, считая, что за предшествующую почти половину пути платить не обязаны... Известно теперь лишь малая часть былого, а ведь подобные обозы собирались тогда не только в Шадринске, но также в слободах Окуневской, Исетской (позже и в Куртамышской). В ноябре 1749 г. один из 4-х Долматова монастыря обозов, 18 подвод с мукой и крупой, отправлен в Троицкую крепость. ИПК позже оплатила дорогу лишь частично. ...Дальний подвоз вынудил впоследствии отдать земли вокруг реки Увелки в ведомство гос. крестьян - это постепенно решило здесь продуктовую проблему, обе Увельские слободы отлично справились с задачей - и себя обеспечивали, и другим оставалось... Казаки поначалу жаловались на отторжение земли, но получили однозначный ответ - расселение их здесь прекратилось (остались в основном компактно в Кичигино).
   Немногочисленные казаки, бывшие коренными жителями Троицка (возможно от начала его основания), по Указу 1755 г. были переселены из крепости за 28 верст, далее стали именоваться чистоозерскими - "состоящими под особливым ведомством Троицкой градской канцелярии". Они работали для нужд крепости: построили и содержали потом водяную мельницу на Увелке; в их обязанность входило заготовка-доставка дров для казенной торговой бани; заготовка-возка леса для строительства казённых домов в крепости; они делали дёготь (служивший универсальной смазкой в то время); заготавливали сено для казённых учреждений; извоз для прогонных казённых нужд... Упоминаний об этих казаках в Троицке за те годы больше, чем о других, хотя из других крепостей казаков бывало здесь количеством - гораздо больше...
   Видимо еще с тех времён некоторые казаки, уезжая в многомесячную командировку на границу, если позволяли средства, брали жён с собой. Одна из рядовых историй тех лет, на бумаге случайно уцелевшая. В августе 1758 г. при рапорте атамана П. Ивлева, в Троицкое Духовное Правление была доставлена женщина, как сказано - "беззаконная женка", отобранная у казака А. Устьянцова (Миасской крепости). Супруги были в Троицке вместе, но у Мавры не было на то письменного разрешения. Их допросили по отдельности (каждого в своём ведомстве). После ареста Мавре пришлось задержаться в Троицке, откуда по команде запросили Челябинское Духовное Правление. Ответ же на запрос гласил: "В Суд не имать... уже наказана". Это было окончанием для неё прежней, очень долгой "черной полосы", вычеркнувшей много лет из её семейной жизни...
   За утратой массы старых документов, к сожалению теперь невозможно подробно рассказать о первых двух-трёх десятках лет существования Троицка. Общей фразой разве сказать, что здесь, как через пограничную крепость, проходили посылаемые в степь казачьи и башкирские отряды - для поиска разбойных отрядов кочевников. С начала 1760-х гг. такие акции в разных местах губернии стали вполне регулярны.
   С первых лет видимо была в Троицке винная торговля, кабак, заведовал оным питейных дел поверенный (чрезвычайно влиятельная должность). Если предположить, что ассортимент здесь был близок к челябинскому, то значит желающему выпить было что выбирать, и главное, было на что. Военные здесь, по Указу от 9.10.1762 года должны были получать двойной провиант и жалованье, даже рядовые. Священник Федор Наумов был здесь в очень выгодном положении. Каждый год здесь тогда бывало всего по дюжине венчаний - но за десяток лет произойдет двукратное их увеличение, Троицкий храм был любимым посещаемым местом православных жителей. (Как известно, при строительстве крепости и десяток лет далее, была здесь сначала походная церковь, пока не возвели деревянный храм.) После долголетнего строительства - в 1762 г. был освящён приезжим иерархом каменный собор. Духовным Правлением обширной округи заведывал протопоп Яков Кудрицкий, но ему чаще была забота о делах в разных местах своего "заказа", чем в самом Троицке.
   Меновой двор работал почти весь теплый сезон, в это время постой в крепости весьма дорожал. В Троицке находилась окружная тюрьма. Известная история, как чебаркулец Фёдор Каменщиков в 1763 г. сначала из дома ездил в Троицк по вызовам следствия (не ближний свет, а ведь тот год был неурожайным, что даже вызвало озабоченность у губернатора), а осенью 1764 г. бит плетьми, арестован и сидел в Троицкой тюрьме. Условия содержания в тюрьме со временем стали для него сносные, к нему привыкли, разрешали гулять по крепости - в период нахождения там Фёдор встречался с приезжими крестьянами и обсуждал с ними (так сказать) местные внутриполитические проблемы. Среди прочего сказывал, что царь Петр Федорович жив и часто приезжал в Троицкую крепость тайно, вместе с бывшим губернатором Д. Волковым "для разведывания о народных обидах". Опасные разговоры вёл Федор... В апреле 1765 г. он сбежал из тюрьмы (видимо с помощью тех же крестьян). Далее, в Шадринском районе собрал письменные жалобы жителей, снабдивших его деньгами и - отравился в Санкт-Петербург...
   В 1765 г. в Троицке упомянуты казаки Чисто-Озерной крепости: Петр Протасов, Степан Рогожин, Петр Костогоров (венчались сами, выдавали замуж дочерей) и две казачьи девицы из Кичигино вышли замуж. Родились дети в семьях Михаила Казанцева, Авдея Назарова, Карпа Копылова, толмача Ивана Киржацкого; у Якова Рогозина умер младенец. Другие упоминания: Иван Емельянов, Лаврентий Лебезин, Семен Чураков - многие побывали здесь...
   В Троицке кроме питейного дома находился винный склад (что-то вроде перевалочной базы), откуда спиртное развозилось по дальним степным крепостям. В 1767 г. указано было отправить "по тысяче ведер казенного вина" в Кизильскую и Орскую крепости. Ценный груз тоже кто-то охранял... Интересно отметить, что в документах тех ранних лет Троицк не раз назван городом, Троицкая канцелярия - городской. В 1767 г. казаки чистоозерцы написали на Высочайшее имя прошение - освободить их от общественных городских служб, а причислить к обычному казачьему делу, в линейные командировки. Жаловались они также на притеснение крестьян Нижне-Увельской слободы и на челябинского купца А. Егорова, заведшего на их земле кожевенный завод...
   Хлеб в местной округе стал хорошим товаром, масса этого товара росла. Строили новые мельницы - в конце 1760-х гг. в каждой слободе или казачьей крепости было их уже по десятку (помол зерна собирал изрядный доход). Муку сбывали на ярмарках в Челябе и Троицке. В хорошие годы казаки продавали до половины своего урожая, хлеб охотно покупали-меняли кочевники-казахи. Край привлекал исследователей Академии, П.С. Паллас в многолетнем путешествии побывал (среди прочего) в Троицке в 1770 г. Отсюда экспедиция пошла далее на Ишим, в путешествии по степи отряду необходима была охрана, коей вероятно были казаки. В следующем году - в степь был послан большой воинский отряд. После долгого похода - войска возвратились обратно через крепости Усть-Уйскую, Крутоярскую, Троицкую. В том же году в крае работали две научные экспедиции - обе побывали в Троицке (причём одна была здесь два раза). В общем, жизнь в крепости была весьма насыщенной...
   На рубеже 1770-х гг. упоминается в Троицке школа и, соответственно, школьники - дети, и взрослые. Потребность здесь в умеющих писать-читать людях, видимо была велика. 1771 год, священник среди прочего записал: у казака Карпа Копылова родилась дочь Марфа, восприемница - казака Парфена Костогорова жена Феодосия. Это обычные "бытовые" записи тех лет (судя по новым упоминаниям "старых" имён, думается, что эти люди постоянно бывали здесь). Отставной драгун женился на вдове Чисто-Озерной крепости казака Авдея Назарова - Ксении. В семьях казаков умерли дети-младенцы: у Гаврила Завьялова, Карпа Копылова, Петра Костогорова; у Федора Титова в разное время двое сыновей - год и 8 лет, у Лаврентия Заслонова сын 6 лет. У Михаила Казанцева сын Семен 13 лет, видимо болел, не сразу угас мальчик, "исповедывался и приобщился. Погребен у церкви". Личное горе людей...
   Коельцы, еткульцы, чебаркульцы, челябинцы, кичигинцы и т.д. - многие из них, как обычно, несли службу в разных крепостях и слободах (к примеру, были они тогда в Верхояицкой крепости, в Варламовской слободе, в Троицке и других местах провинции).
   В 1773 году в Троицке как обычно, среди массы солдат (а также - мушкетеров, драгун, артиллеристов и т.д.) немало и казаков - но в записях, к примеру, метрической книги они встречаются лишь изредка. Летом жена челябинского казака Саввы Панова родила здесь сына. В семье сержанта Ивана Осипова был крестником "казачей атаман" Михаил Дьяконов (чебаркулец). Вероятно он возглавлял командированных в пограничную службу казаков. Осенью, челябинского же казака Данила Варлакова жена родила дочь. Еще - у Петра Анфалова умер сын 2-х лет. В сентябре умер Челябинской крепости казак Иван Стариков - "исповедался и св-х тайн приобщен. Погребен за городом у креста". И наконец, самое интересное упоминание, говорящее о последствии видимо личной трагедии - в тот год здесь покончил с собой атаман Миасской крепости - Федор Воронин, похоронен был - "и зарыт в яру у реки Увелки". Повторимся, это лишь единичные записи о казаках среди солдатской массы, но они лишь "вершина айсберга", говорящие о гораздо более их действенном присутствии здесь. (При гарнизоне такой крепости как Троицкая, их могло быть до сотни.) Поздней осенью количество казаков в Троицке становилось меньше, в мирные дни присутствие проявилось бы в зимней торговле, но в тот год активность замерла. Казаки по-прежнему сопровождали обозы, возили почту, но зимой они стали задерживаться башкирами, исчезать в плену. Многие вдруг были призваны на внеочередную службу и отправлены в Оренбург...
   Во время Пугачевской смуты Троицк испытал казачий ренессанс, однако с отрицательным (скажем так) знаком. Донской казачий офицер был хорош на своем месте, но "оказавшись" царем и смутив бессчетное число простых умов, не смог, в силу своей необразованности, дать здравую программу тем, кто поверил ему. Пойди он раньше в центр России, его победа была бы обеспечена. Застряв на Урале, он упустил время. За период своего царствования в крае он вполне и всласть насладился собственной властью, успев "официально" жениться пару раз, при этом возя с собой гарем из пленных дворянок, обычно в ночь беря к себе парочку из них... В общем, сильный был мужик, также и смерть принял, не упав лицом. Троицкая победа была его самым ярким достижением на Урале - как такое могло произойти? - не совсем ясно. Крепость была самой сильной (не считая Оренбурга) и с хорошим гарнизоном. Ведь при сопротивлении даже гораздо более слабых крепостей воинство Пугачева обычно терпело фиаско (по крайней мере поначалу). Так же было и в конце февраля 1774 г. - к Троицку два раза подходили повстанцы с требованием подчинится царю Петру. Атаман Осип Созонов (Кичигино), видимо знавший и слабые места крепости, и многих её обитателей, самоуверенно пришел сюда с местными казаками и башкирами - но безуспешно, что было закономерно. И более никто не совался (близь находящиеся, выжидавшие киргизы - не в счёт). Из Троицка посылали просьбы о помощи, говоря, что крепость фактически в блокаде. Видимо, за несколько месяцев без подвоза продуктов - там начались серьезные проблемы...
   Далее история известна - "по Оренбургской линии злодеи шед даже до Троицкой крепости церкви Божии сожигали и образа находили после разбросаны, а иные и расколоты". Священство, если не выражало ярко свое подчинение-признание, уничтожалось. Эта же участь постигла священника Троицкого Собора...
  
   В мае штурм удался, видимо здесь не обошлось без предательства - в крепости ведь было много ссыльных поляков; известно также, что повстанцы зимой засылали сюда своих людей под видом мирных крестьян. Но кроме кратких сведений (кочующих по всем публикациям) других почти нет. Сам Пугачев на допросе упомянул кратко - "пошел к Троицкой. Оную хотя и с великим супротивлением, однако ж взял". Упомянув, что своих людей при штурме потерял человек до 30-ти. /И это - с великим-то сопротивлением! 30 человек, это ведь пара пушечных выстрелов. Вот здесь и встаёт вопрос об обстоятельствах события./ А ведь одних только солдат здесь было убито более двухсот. (Среди них: комендант крепости, бригадир Антон Де Фейервар, артиллерии капитан Павел Серебряков, Троицкого батальона капитаны Михаил Осипов, князь Василий Ураков, коллежский асессор Трофим Тоузаков, губернский секретарь Дмитрий Крутов, поручики Федор Аносов, Михаил Ляхович, подпоручик Василий Белоусов, и многие, многие другие - прапорщики, сержанты, десяток капралов, рядовые, плюс чиновники разных ведомств - всего 222 человека.) Почти все офицеры погибли в скоротечном бою, а уцелевшие - после издевательств повешены. Видимо, большую часть солдат перебили, когда организованное сопротивление было утрачено, и каждый оказался предоставлен сам себе. (Ведь раненых и пленных из-за скоротечной победы было гораздо больше, часть из них умерли чуть позже.) Великий был потом пир победителей, при кульминации праздника - убийство многих пленных, как развлечение (не только солдат, всяких), получение удовольствия от массы пленных женщин. В общем - добычи каждому хватило... Это пиршество и подвело многотысячное, изрядно загулявшее воинство - на следующий день они плохо воевали - и от большой армии остались лишь мелкие разрозненные группы. Армия Пугачева не смогла одолеть гораздо меньшую, но лучше организованную силу. Долго еще потом хоронили тысячи трупов...
   Днём позже, после боя с бежавшими из Троицка пугачёвцами, подполковник И. Михельсон записал в своем походном журнале: "Убито на месте сражения и на побеге по меньшей мере человек до 600, в том числе атаман Аника и много казаков яицких с их атаманами"...
   Местные казаки при тех событиях были как с той, так и с другой стороны, хотя и в небольшом, сравнительно, количестве. Пленных казаков разных крепостей освободили здесь более 130-ти (захваченных живыми бунтовщиков было вполовину меньше). Многих изменников, чуть позже казненных, закопали в бесчисленных безымянных могилах, священники не упомянули их в своих записях. Среди них еткульский хорунжий Иван Яковлев Шундеев - повешен. Ему не было еще 30-ти, дома осталось 4 детей. /Бедолага случайно попал в гущу событий - в конце зимы мирской сход в Еткуле постановил просить защиты от разорения их крепости башкирами. Сход же и послал его к Пугачеву, а тот оставил Ивана при себе, определив его за грамотность к себе в "Коллегию". Это вскоре и погубило хорунжего./ О других же, невинно погибших, тогда написали: "убиты известным в России злодеем и погребены в разных местах за городом". ...Через месяц, не успевшие еще эмоционально отойти от недавних событий, уцелевшие жители встречали праздник святой животворящей Троицы в своем любимом храме, благодарили Бога, праздновали - и конечно была масса разговоров, совсем не таких, как в обычные дни.
   Вспоминая те события, не раз задаваясь вопросом, почему измена среди казаков стала тогда массовой, видимо - потому что произошло это от местного казачьего начальства. Их офицеры-командиры оказались во главе заговора, ну а потом пошло "по накатанной" в силу общих событий в крае. Вытекающий отсюда вопрос - почему казачьи офицеры поступили так, документально теперь вряд ли можно подтвердить, но думается, причина крылась в вере - и в доброго царя, и в собственной "старой вере", которую большинству людей здесь приходилось скрывать много-много лет. Это была плата за страх, не раз испытанный ранее, за разные бывшие несправедливости от более высокого начальства, в т.ч. по служебным делам. /Ведь у Уржумцева была немалая семья (7 сыновей и дочь), а семья Невзорова (3 детей) в свою очередь была лишь частью огромного патриархального семейства; в собственности хорунжего были кузница и большая мельница. Большое хозяйство - им в первую очередь было что терять. Но ведь приняли на веру старого царя, однозначно и бесповоротно.../
  
   **
  
   Пострадавший Троицк со временем стал величественней и краше, и присутствие казаков в нём стало еще заметней, но о выводе отсюда массы регулярных войск речь даже не шла. Казаки же продолжали нести свою основную службу - охрану границы. Людей для обширных территорий постоянно не хватало. В начале лета 1783 года комендант А. Корф, ссылаясь на майора Демидова, писал в Челябу, что башкиры пришли в Троицк не в полном числе. Причина оказалась в том, что часть их селений были административно переданы в Пермское наместничество (Далматовскую округу), и теперь они использовались там. В тот год с трудом "наскребли" недостающую часть людей - прибыло в Троицк полсотни казаков "из ближайших к линии крепостей", да башкир немного. Как говорилось в указе о них: что "наряд зачтен им будет при будущем на летнюю линейную службу командировании". Осенью приходили на смену другие, теперь небольшие партии, одну из таковых (мещеряков) препровождал челябинский казак Федор Мурунов. Сдал людей под расписку, пробыл в Троицке еще два дня, и отправился обратно.
   Уездный город начинал строить каменные дома, появились и новые храмы, в т.ч. мечеть для магометан (открыта в 1785 г.) ...
  
   0x01 graphic
   Одно из нововведений 1780-х гг. - Указ Императрицы Екатерины 2-й (от 19.02.1786) - отменяющий термины - "челобитие" и "раб"; Во всех бумагах и прошениях на Высочайшее имя или в государственные органы - вместо слова "раб" - писать "подданный".
  
   В 1780-е гг. во все пограничные крепости и редуты посылались из внутренних мест губернии масса иррегулярных войск - в основном башкиры, также казаки и калмыки. Так, например, в 1784 г. в Орской, Троицкой, Верхнеуральской и Кизильской крепостях было 450 башкир и 350 казаков. Одна "мелкое" упоминание того же года: "Наказ чилябинскому казаку Прокопью Рябкову" - велено ехать ему в Троицкую крепость для взятия у священников метрических за прошлый год книг, а если они не исправны, то выслать с ними в ЧДП причетников. За езду же велено взять 1 руб. 20 коп.
   В июле 1788 года получен Указ из Тобольска - о назначении в Троицкой крепости десятоначальства "вместо протопопии". Таким образом, Троицкое Духовное Правление было ликвидировано. Назначенный начальник должен был подчиняться, как и другие, Челябинскому Духовному Правлению. Практически все бумаги ТДП - впоследствии утрачены. Поэтому мелких вопросов, сугубо местного краеведческого характера осталось немало.
   Далее - текущие дела мирного времени, в одних ведомствах - служебные (часто с пограничным уклоном), в других - "бытовуха". Один примечательный случай, 1789 год - пришел ответ из Уфимского Правления на счёт рапорта Троицкого земского суда, о пойманном в Нижне-Увельской слободе, бежавшего из Оренбурга Василия Панова. Предписано было с дезертиром поступить "по законам отослать при Указе, в здешнюю (Троицкую) нижнюю расправу". Но еще не были пойманы его сослуживцы, также бежавшие - Иван Завьялов, Степан Максимов и Ларион Кошкаров. Надо бы чуть подробнее сказать о тех казаках Оренбургского полка. Они - из разных крепостей Исетской провинции (особенно много было челябинцев, еткульцев.) Разница службы - к примеру, в своём Троицке или в далеком Оренбурге - была огромной. К тому же призваны они были на много лет, наверное, даже не знали на сколько. Единицы из них (из "казачьих детей") смогли со временем жениться в Оренбурге, другим же и это нельзя. В общем, постепенно, скудное питание, болезни - сделали своё дело, масса казаков умерли, как говорится ни за что, ни про что. Не последнюю роль видимо сыграла тоска - долгой оторванности от дома, особенно семейных казаков. Часто ли получали они вести с родины - конечно нет, а ведь не у всех там было ровно - по всякому бывало. К примеру, одного служащего чебаркульца жену домогался "свой" же казачий унтер, в конце концов - добился. Лишь священник попытался вмешаться, но сам получил за то большую проблему. В общем, повторим, разное было - и если бежали со службы, не от хорошей жизни. Конечно, бежали с армии не только казаки, солдат-то гораздо больше. О. Игельстром даже специальный Указ издал тогда по этому поводу - "распубликовать в городах и округах здешнего Наместничества жителям ... чтобы к сыску и поимке их (беглецов) прилагали всевозможное старание...", расписав цены вознаграждения за поимку, где солдаты оценены в два раза меньше ссыльных. Согласно Указу, военные беглецы возвращались туда, откуда бежали. И без наказания никто не оставался... Но пройдет всего год, и чины Оренбургского полка будут награждены медалями "За службу, храбрость и мир с Швецией 1790 г.". Из 150 казаков, бывших в Шведском походе - много местных.
   В конце века было пара-тройка (период, как обычно) трудных лет, когда из-за неурожая 1795 г. сильно вздорожал хлеб. Особенно страдали от того служивые, бывшие на фиксированном жаловании. И казакам было не намного лучше. Из переписки 1796 г. - "по неурожаю в здешней и соседних округах хлеба настоит оному великая дороговизна ... казаки и других чинов люди ... служб отправлять едва находят себя в состоянии". Как следствие, в трудные годы росло число краж и других бытовых происшествий.
   1798 год - Троицкий окружной Суд рассматривал доношение коменданта Орской крепости генерала И. Фока - о допросе трех казаков (Кочнев, Сорокин, Тихонов) Уйской станицы (бывших в Орской в летней службе), один из которых обвинялся в краже денег в Уйском кабаке. Сознался отставной Иван Сорокин, и по силе Указа от 12.11.1721 полагалось ему наказание кнутом 25 ударов (что и сделано было старым отставным атаманом Семеном Буториным) при собрании жителей Уйской крепости, и ссылка в Сибирь. Следствие обычно шло неспешно. Так и в этом случае, Суд собрал сведения от Исетских войсковых дел, от Уйского атамана Макара Коновалова. Отношение о деле отправлено в Оренбург. Мелкие кражи, да таковые же конфликты, составляли основу дел Суда в то время. Еще подобное дело того же года, но сумма весьма солидная - о жалобе Степаниды Тетюевой (дер. Колотовкина), заявившей в мирской избе Верхне-Увельской слободы "подозрение в краже у нее из сундука денег - медной монеты 8 рублей 50 копеек, и имения - всего с теми деньгами на 57 рублей 50 копеек". На месте дело решить не удалось, т.к. подозреваемого односельчанина уличить не удалось - "не пойман, не вор", и через несколько месяцев дело ушло в Троицк. Уездный судья Матвей Иванов наверно весьма нелицеприятно костерил нерасторопных сельчан (он недавно получил "нагоняй" за плохую работу Суда). Надо ли упоминать об этом деле, ведь жители слободы в то время еще не были казаками, однако в деле фигурирует казак Тептярского полка - эти жители, наравне с башкирами, составляли весомую часть казачьих войск тогда, но в будущем, наоборот, ими перестанут быть. В таком случае, не будем вдаваться в подробности дела, лишь вскользь упомянув о нём. Итак, в ту эпоху очень значительная часть дел различных Троицких гос.органов касалось именно местного башкирского и тептярского населения, бывших тогда составляющей иррегулярного войска Оренбургской губернии. К примеру, в тот же 1798 год на пограничную летнюю службу из жителей Троицкого уезда были назначены более 400 человек башкир и мещеряков (в основном башкир). Все они прибывали первоначально в Троицк, некоторые здесь же и служили. Кстати сказать, большая часть назначенных из Челябинского уезда инородцев-казаков также пунктом назначения имела Троицк. Всего в тот год сюда прибыло на летнюю кордонную службу 663 человека - башкир и мещеряков. Судя по другому документу, в Троицке тогда расположилась команда из 370 башкир и 171 русских казаков. Постоянно в городе проживало, и исполняли службу - три десятка казаков.

0x01 graphic

Троицк - вид на Собор и Мечеть. Фото 1870-х гг. - однако, такой же вид являлся взору - на протяжении практически всего 19-го столетия.

  
  
   ***
   Если говорить про 19 век подробно, то значит "увязнуть" в сонме эпизодов местных событий, основные (многие) из которых, особенно имевших судьбоносные последствия, описаны уже в разное время во многих публикациях. Поэтому "галопом" через век, упомянем что-нибудь подзабытое или не сказанное еще. ...Начало века мало чем отличалось от ушедшего 18-го. Разве что решили укрепить пограничные редуты казаками, дело пошло с местным саботажем, "со скрипом", растянулось на несколько лет. Одни из первых переселились казаки Чисто-Озерной станицы в 1801-02 гг. (качество воды в месте их жилья ухудшилось, и они нашли себе новое место). Но помимо других проблем, сразу возник и вопрос о посещении храма и обрядовых мирских треб. Хорунжий Панов писал: "Ныне оная Чистоозерская станица по повелению Главной Команды переведена на новоизбранное место по Троицкой дистанции на линию блись Подгорного редута разстоянием от Троицка" в 50 верстах, а от Кичигино, в чьем приходе казаки ранее состояли - 70 верст. Причем в зимнее время проехать можно было только с "крюком", через Троицк, а это уже 100 верст. В практическом плане нереально. Да и кичигинский священник отказался ездить на новое место: "их требы за отдаленностью исправлять не может". Панов просил исключить переселенных казаков из прихода Кичигиной Христо-Рождественской церкви, а причислить поблизости к городу Троицку, к любому приходскому храму. Письмо пошло по инстанциям, вплоть до Оренбурга. Дело решилось довольно быстро (около года) - в силу важности переселения, и потому, что вариантов выбора в данном случае не было. Просто некуда было приписывать казаков, кроме как в сам Троицк.
   Как и раньше в прошлом веке - войска стояли в пограничных крепостях, в т.ч. в Троицке: 4-й Оренбургский линейный батальон, артиллерийская команда, уездная инвалидная команда. Ну и казаки в придачу. Как и раньше, они здесь, в основном, временные жители - большие их команды приходят в Троицк, чтобы потом уйти на летнюю пограничную службу в "линейные" укрепления. В первый год нового века весной сюда прибыли казаки: из Еманжелинской - 43, из Еткульской - 33, из Чистоозерной - дюжина, из Челябинской - около сотни. Примерно такие же цифры были и в другие годы. Впрочем, и солдат, бывало, мотали порой по разным местам, где они проживали какое-то время, быв там также временными жителями. Встречаются упоминания о солдатах Троицкого гарнизона по всем местам уезда. К примеру, 1807 г. - унтер-офицер Иван Пьянков женился в Чебаркуле на дочери местного священника; поручители - местные казачьи офицеры. Или 1810 г. - рядовой Троицкого батальона Петр Евдокимов был крестником в Верхне-Увельской слободе. И т.п. Среди собственно Троицких местных рождений - много крестят женщин степнячек, из киргиз и каракалпаков. Все они - в личном владении местных жителей. Казаки в метриках Троицкого Собора по-прежнему единичны. К примеру, 1812 год - Константин Решетников, Иван Лисин, Иван Спицын, Иван Доможиров, Михаил Клещев, Кидышевского укрепления Прокопий Михайлов. Подгорной станицы Сильвестр Рогожин выдал здесь замуж свою дочь; этой же станицы Осип Кривошеин умер и похоронен здесь. Здесь же - старый казак Парфен Костогоров 77 лет. В городе теперь живет много отставных солдат, и в будущем часть их станут мещане, но будут и казаки. Немало фамилий Троицка, Ильинской, Кизильской крепостей, также крестьян Кособродской слободы (в общей сложности) - станут, по прошествии времени, в числе казачьих.
   1815 год - много казаков еще не вернулись из армии. (Придет примерно половина из ушедших на войну в 1807 и 1812 гг.). В Троицке среди 55 венчаний за 1815 г. упомянуты женихи-казаки: Степной крепости - С. Водопьянов, Кидышевского редута - П. Медведев, Подгорного - С. Рогожин, Каракульской крепости - Я. Дмитриев. Упомянуты еще сотник Петр Беляков, хорунжий Михаил Горбунов, плюс десяток казаков - это среди сотен других записей...
   0x08 graphic
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Внизу - рисунок казачьего писаря, начало 19 века. Сколько было тогда среди "простых" людей личностей творческих, талантливых, светлых ? - а они были... - о том не скажут документы.
   Прошла целая эпоха "наполеоновских" войн, куда местных казаков и рекрутов было взято много. Да и после того - время было непростое. Но житейская статистика оптимистична. К примеру, 1817 год - в самом городе родилось 182, умерло 97. Всего в Троицке и его уезде родилось: 2424 человек (1256 /1168), умерло 1131 обоего пола. (Это только славянское население, без учета магометан.)
   Упомянем один интересный случай - "эхо войны". В 1814 г. венчались в Троицке крестьянин Кособродской слободы Черепанов и Подгорной станицы казачка Любовь Казанцева. Она объявила себя вдовой, т.к. получила известие, что муж её Матвей погиб в 1813 г. в далекой Европе в войне с французами, при взятии крепости Глогау. Было у неё и разрешение от станичных дел. Но через несколько лет муж объявился живым - и возникло следствие, по Духовному ведомству. Были допрошены священники Бирюковы и Емельянов, и пошла неспешная переписка с Консисторией. Завершилось дело (!) лишь в 1821 г. В общем - всякое бывало...
   Дела между разными ведомствами мало чем отличались от подобных, написанных полвека-век назад: максимум бюрократии, минимум эффективности. Ладно бы, если важный случай, но ведь просили ведь и по разным мелочам. А принцип действия оставался прежний, долгая переписка, порой формальные отписки. Просителю же оставалось только ждать (порой несколько лет). Но бывали и скорые разборы. В 1821-22 гг. в Троицке решали дело: просил урядник Грознецкий - на купеческого сына Нигматуллина. Ранее урядник потерял 16 лошадей - украли. Зимой 1822 г., будучи в мещерякской деревне, он признал в двух из многих конских кож, привезенных на продажу из Троицка - свои. Возникло подозрение в конокрадстве или скупке. А сам купец подался в разъезды - то Ирбит, то Шадринск. Позже однако был допрошен в полиции, где сказал, что 60 кож купил у киргиз на Троицком меновом дворе. Дело завершилось - подозреваемые за отсутствием доказательств вины отпущены. Согласно Указу от 10.02.1763 (презумпция невиновности) - лучше "не имея точного обличения виновного освободить, нежели невиновного истязать...". Показательно, что в переписке участвовали кроме чинов рангом поменьше - начальник 2-го кантона майор Беккер, начальник мещерякского кантона сотник Азаматов, командующий Кичигинской ст. - хорунжий Грознецкий, Троицкое гор. Правление, комендант города, уездный Суд и даже Троицкая таможня.
   1820-е гг. характерны тем, что в городе появилось много мещан и крестьян, но преобладают по-прежнему солдаты. Ключевской, Осиповский и прочие редуты, Ильинская, Каракульская, Кизильская крепости и другие места - постоянные жители здесь по-прежнему солдаты 4-го Оренбургского линейного батальона - о них масса записей в Троицке. Ну и казаков чуток - о них упоминаний не больше, чем раньше. К примеру, 1823 г. здесь венчались: Каракульской крепости Михаил Угрюмов + солдатская вдова; Санарской станицы Егор Шелаевский + казачья дочь Ключевского редута. Этого же редута у Харлампия Белькова родился сын. Жена атамана - Елена Уржумцева была крестницей девочки, рожденной крепостной коменданта. Другие фамилии упомянутых казаков (Коновалов, Рудаков и др.) говорят об их челябинском происхождении, но после переселений начала века, возможно, что это теперь постоянные жители местной округи.
   В июле 1829 г. случилось - днем вдруг нашла туча, что наступили сумерки, три страшных громовых удара потрясли город, после чего молния ударила в южное окно Троицкого храма, в алтаре "разсыпалась как горящие угли, брошенные с высоты. Вся позолота иконостаса была опалена до черноты". Дьякон Н. Базанов считал, что удар пришелся в него, от боли он упал в обморок, пролежав так десяток минут. Девочка-подросток была отброшена из центра церкви к одному из приделов, а это более 7 метров. Но кроме повреждений некоторых предметов храма, тяжелых последствий это происшествие не имело. /Событие, не имеющее прямого отношения к данному повествованию, но заслуживающие упоминания./ Без сомнения, что случай долго обсуждал весь город, оно обрастало слухами и предсказаниями, жило в памяти много лет...
   В середине 1830-х гг. озаботились вдруг сугубо мирным делом - озеленением. В Троицке посадили более 3 тыс. деревьев (такая же работа сделана по многим степным станицам). Но видимо акция сверху была разовой (наверное, лишь в годы правления человеколюбивого губернатора Петра Сухтелена). Сколько саженцев прижилось, история умалчивает, часто не до людей бывало, что уж говорить о деревьях.
   ...Еще бы нормальную систему гос. устройства иметь - и развитие стало бы опережающим, но главная болячка - зависимость развития страны от воли, ума и характера лишь одного человека (т.е. как повезет). Как следствие этого - прямая несвобода в эпоху Николая Павловича трети населения (в основном русского в центре страны), медленная, часто неэффективная работа гос. механизма. Развитие шло тихо-вяло, расчет шел на присоединение-освоение новых территорий. /Всё изменится лишь с великими реформами 1860-х гг. - и тогда Россия, как застоявшийся жеребец, рванет с места в карьер./
   С 1841 года в Троицке дежурство 2-го воен.округа ОКВ, + три волости уезда стали казачьими. Не ясно, уцелело ли здание штаба округа в великий пожар следующего года, но если нет, то заново было отстроено, конечно, в первую очередь. Кроме указаний из столицы губернии, даже мелочи (коих было гораздо больше), тоже приходилось решать здесь, держа "руку на пульсе". Любопытно читать, к примеру, список (1847 г.) назначения на охрану соляных озер области - их в то время десятки по области, на каждое из озер по 3 - 5 человек - очень длинный перечень выходил. "На оз. Уткин Кулат - урядника Павла Шеина и казаков, вернувшихся из Ирбита", "на оз. Тоузаткуль - урядника Ефима Пономарева и казаков, возвратившихся из г. Ирбита", на оз. Амекайка - ур. Григория Попова + 3 чел., на оз. Копылово - 3 казака, и т.д. Исходили бумаги с солидной "шапкой" этого учреждения. Еще один, весьма засуживающий внимания документ. 2.12.1846 - город Троицк. Циркуляр. "По обязанностям службы проезжая ныне через станицы Степную, нашел в ней собранными всех служащих казаков 4-х станиц - Уйской, Кособродской, Степной и Подгорной - из которых многие приехали верст за 60 и все находились уже в Степной 4 дня, жалуясь при том мне, что как сами так и лошади их очень нуждаются в продовольствии ибо находясь в таком большом количестве на одном пункте, не находят и за деньги продовольствия. Наконец прибыл туда и командующий полком Г-н подполковник Бобылев и все дело оказалось в том, что ... нужно было выбрать в гвардию только одного урядника и 10 казаков...". В общем, всякого и в службе и в жизни хватало, и дури тоже (перестраховщиков, эгоистов, "кувшинных рыл") - по нашим российским меркам. Окончание того циркуляра: "был уже сделан им Г. Бобылевым выбор из новолинейных станиц ... не предстояло никакой надобности прибегать к таким чрезвычайным сборам, потому что имея ранжирные списки, легко было требовать поименно Всех тех, которые имеют приблизительно от 8 до 10 вершков и более, а прочих ... оставить в домах. Посему находя такие сборы отяготительными для казаков..." - далее же полковник Рооп (командир округа) лишь предложил "неупустительно содержать постаничные списки", ни словом не упомянув о наказании дурного начальника. Можно еще говорить о подобных случаях, к сожалению, их во все времена хватает...
   Солдаты еще оставались в Троицке и других местах, инерция мышления военного руководства в этом плане сохранялась. Но выгодность наличия казаков вместо солдат давно стала очевидной. К примеру, только в самом Троицке (не считая других мест) в середине 1840-х гг. было три хлебных склада для питания солдат. Казачье же обеспечение было почти автономным, в Троицке был провиантский казачий склад, куда от станиц понемногу привозился хлеб. К примеру, 1845-46 гг. были урожайными - излишки "общественного хлеба" сдавали тогда в Троицкий "магазин" (склад).
   Для увеличения состава ОКВ принимали разные меры, одна из них - закрытие школ военных кантонистов в Троицке и Верхнеуральске, с причислением учеников в казаки. Плюс, в казачье сословие зачислили отставных солдат и малолетков - Троицк и его уезд дал самое большое добавление в этом плане (впрочем, цифры здесь не столь важны, в те годы были большие передвижки населения, одни - по указам, другие - мигрировали сами, ну с разрешения, конечно). В 1848 г. губернию потрясла эпидемия холеры, жертв было весьма много. Эпидемия прошлась и по Троицку. Полон был лазарет Троицкого батальона, там лежали и казаки тоже. Некоторых казаков отправляли в Николаевский войсковой лазарет, но что говорить о лечении, когда от холеры там умер сам лекарь, и больница надолго осталась без медика, видимо никто не соглашался (уклонялся) занять вакансию. Эпидемия прекратилась лишь поздней осенью.
   Весьма возросшее число казаков вызвало поначалу некоторые другие проблемы - забот разных хватало. К примеру, 1849 г., одна из многих бумаг Троицкого штаба: "имея ввиду, что нижние чины ОКВ не все вообще имеют полное вооружение, от чего некоторые должны поступить без оружия в нынешний наряд на службу...". К тому же, не смотря на общее увеличение казачьего сословия, служащих в наряды и в полки по-прежнему не хватало. Был некомплект - и стали нарушать очередность выхода на службу, игнорировались семейные обстоятельства некоторых казаков. Полковые и станичные Правления по обоснованным причинам оставляли иных людей дома, но из Троицка в 1849 г. шли категоричные указания, гнать всех на службу (в Кундравах собирали сборный полк для отправки в действующую армию). Приказы по большей части приходилось выполнять, были случаи отправки в армию даже тяжелобольных людей. Неудивительно в таком случае, что некоторые люди пытались уклониться от новых служб под видом болезней (что мало кому удавалось). Командир Округа, полковник Рооп 2-й, требовал не способных к дальним походам казаков, отправлять в другие, менее тяжелые командировки. Тяжелый был год. К примеру, только в Уральском укреплении умерли тогда местные казаки (разных станиц): Жуков, Макаровский, Меньшенин, Синеглазов, Титов, Уваров, Чипышев, Щелканов - о чем сообщал из Троицка начальник (вернувшейся в 1850 г.) транспортной команды, есаул Пашнин. Были сообщения о больных и умерших казаках в больницах и лазаретах других мест и городов, к примеру, в Бирской гор. больнице умер А. Потапов (еткулец). И т.д. Впрочем, смерти от болезней были обычны в любые годы (более или менее). Сообщения начала 1850 г. - умер в Казани служащий казак Михаил Шундеев; "от долговременной болезни в Троицком лазарете умер служащий казак Игнат Панферов". Подобные извещения из Троицка, хотя были не часты, но постоянны (а вскоре таковых станет еще больше, т.к. начнутся дела в Средней Азии).
   В 1851 г. штаб-офицер 2-го округа подполковник Харнский писал из Троицка войсковому старшине Федорову: "На рапорт ко мне Ваш ... имею честь уведомить ... что казаков состоящих на внутренней службе и выслуживших - штрафованные 32 года, и не бывшие в штрафах 30 лет, я не нахожу справедливым командировать их на службу". Проблема нехватки людей на службе ОКВ - пока оставалась...
   В середине века казачьи вдовы организовали здесь монастырь. Прошло еще немало лет, пока окончены были строением каменные церкви и здания монастыря, что стало большим украшением местной округи. Строительство велось в основном на народные, собранные "с миру по нитке" деньги и пожертвования. Также и лес для строительства - был в Троицке очень дорог, тоже и дрова для отопления, всё было привозное и стоило весьма дорого. В отличие от продуктов питания - этого было с избытком, дешево. При поступлении в монастырь возраст должен был быть не менее 40 лет. Но из 30 женщин (поначалу) лишь одна Васса Филипповна Щапина имела такой - все остальные были моложе (именно она подала прошение в Троицкую городскую Думу). Осенью в 1851 г. разрешение (и земля) - дано. Это стало началом Казанского женского монастыря. (25 сестер казачьего сословия Чебаркульской женской общины дали начало двум монастырям - в Челябинске и Троицке.) После Щапиной в монастыре старшей стала Евдокия Бухарина.
   Со временем местность, занятая общиною, обнесена каменной оградой - постепенно возникло большое хозяйство. В течении 10 лет община полностью утвердилась и обустроилась. Очень помогли местные купцы. Здесь были построены разные мастерские, прачечная, пекарня, небольшой лазарет (с собственным приготовлением лекарств). Также было создано - садоводство, пчеловодство, скотный двор, земельные обрабатываемые угодья, небольшой приют. В 1862 г. от ОКВ - отдан в "вечное владение" большой земельный участок в 14 верстах от города (~160 га.), там позже построили дом и часовню. В 1869 г. Атаман ОКВ Константин Боборыкин посещал монастырь и храм при нём. Это был не первый, и не последний гость высокого ранга...
   ...Проблемы с лесом были свойственны губернии на всем протяжении века, и даже не в силу его недостатка (особенно в степи), а по причине чуткого к нему отношения. Лес был всё - прежде всего благоприятная среда, с массой разной живности в нём (имевшим в своем владении лес жителям, были "по боку" неурожайные годы), в то же время стройматериал, товар, топливо. Поэтому, не смотря на бережное отношение, рубили порой без разрешения. Все этим понемногу грешили. Разной переписки на тему леса предостаточно. К примеру, в 1851 г. разрешено было останавливать лес, подвозимый к Троицку казаками, но при этом указано о не стеснении провоза и продажи дров крестьянами и башкирами. История эта тягомотно тянулась несколько лет. Лес требовался для жизни населения, причем много; с одной стороны - меры жесткой охраны были необходимы (чем занимались казаки), с другой - без дров и стройматериала никак не обойтись. В 1855 г. - начальник округа полковник П. Харнский отдал распоряжение о задержании башкир с провозимым ими лесом на базары в Челябу и Троицк. Хотели ввести строгие меры, такие как задержание людей, наличие разрешений от больших начальников. Но на местах это тормозило и нормальную деятельность, иногда получался произвол. (Взятки, к примеру, и тогда умели вымогать.) Далее вмешались Командующий Башкирским войском и Наказной Атаман; последний посоветовал Войсковому Правлению поискать другой способ к сбережению лесов и вместо пикетов вокруг городов, "которые никак не могут достигнуть предполагаемой цели", предложил лучше сторожить сам лес "и принять другие подобные меры, при которых порубка не может никак существовать". (Ну, в общем, тоже не очень мудрствовал.) Проблема леса была тогда слишком всеобщей, и в силу самой эпохи, не имела отличного решения. В 1856 г. вышел даже Высочайший Манифест - прощавший прежних виновных порубщиков и освобождавший их от следствия и суда. Ну а Троицк, несмотря на все те проблемы, строился и рос, в торговом отношении обгоняя уже Оренбург.
   После начала активных действий в Средней Азии, много бумаг Троицкого штаба связано именно с этими делами - организацией и посылкою людей, транспортов, разной перепиской по данному поводу. К примеру, 1856 год - формируется команда для сопровождения весеннего транспорта из Троицка в форт Перовский. Из-за каких-то проблем отправку этого транспорта перенесли на 1 августа. Состав сопровождения, поначалу 1 обер-офицер, 4 урядника и сотня казаков - был увеличен до трех сотен. Это был не единственный транспорт, т.к. 14 мая "начальник корпусного штаба уведомил ... что по представившейся возможности нанять у киргиз 2631 подводу, для перевозки из гор. Троицка продовольственных припасов для форта Перовский, до Оренбургского укрепления, транспорт этот предположен в трех эшелонах, отправится в первых числах июня с.г.". В августе сообщалось, что казаков, командированных на усиление гарнизона форта Перовский по изменившимся обстоятельствам надо командировать туда с осенним транспортом. Еще: "остающихся 125 казаков, в двух эшелонах транспорта, признается не достаточным, по причинам слухов о действиях шайки сына Кенесары на пути ... Из числа этих нижних чинов, за сформированием в Николаевском укреплении для разсеиния скопища кокандцев" - на усиление данного транспорта требовалось больше людей. Составлялись списки казаков, назначенных в транспорт, решались вопросы замены некоторых людей по разным обстоятельствам. Например, отставной казак Никон Осинцев (еткулец) желал нанять на 6 месяцев вместо своего сына другого человека, "по случаю тому, что он Осинцев по старости лет не может управлять хозяйством, а кроме Ивана детей мужеска пола никого не имеет...". Или, вместо Семена Тряскина пожелал идти в командировку его отец - Иван. И т.п. Впечатление - система в ОКВ как-то незаметно развернулась "лицом" к людям, по крайней мере, когда не было каких-либо экстренных обстоятельств. Но конечно, всё зависело от конкретных людей, исполнявших ведущие должности в войске. Разное бывало... В последние дни лета (1856 г.) начальник Еткульской станицы, урядник Шундеев привел в Троицк сборный отряд из казаков N 7, 8, 9 полков - для отправки в форт Перовский. Транспортную команду возглавил есаул Калугин. ...В тот же год, в Нижний Новгород был отправлен казачий отряд более сотни человек. И т.п.
   Троицкий штаб продолжал держать "руку на пульсе" - каждый год формируя сводные казачьи отряды для командирования в степь, в дальние укрепления, также во многие города страны (в т.ч. - весь Урал), и многие иные службы. Кроме Троицкой учебной сотни, некоторых посылали в таковую же в Оренбург. И т.п. В середине века упоминаний о казаках в Троицке - уже очень много. К примеру, в конце 1850-х гг. (58-59 гг.) - родились здесь десятки детей в казачьих семьях. Назовем некоторых их глав: Санарка: Андрей Поляков, Василий Мальцов, Иван Рохмистров, Григорий Ларионов, Михаил Игумнищев, Федор Сулимов, Степан Шадрин. Иван, Сергей - Романовы, Никифор, Николай - Ершевы, урядник Федор Шадрин. Клястицкий: Алексей Баскин, Василиск Мельников, Василий Колобов, Василий Колобов, Дмитрий Кашин, Ефим Грошев, Иван Наумов, Матвей Порошин, Меркурий Куровский, Степан Баранов, Мефодий Толоконников, Сысой Трофимов, Федосей Ляпин, Феоктист Боронин, Филарет Ильин, Роман Шишов. Гавриил, Петр - Кузнецовы, урядники - Петр Лаврентьев, Николай Артемьев. Бобровский отряд: Андрей, Иван - Сальниковы, Ефим, Василий - Дубковы, Иван, Николай - Игумнищевы, Афанасий, Степан - Коковцевы, Василий Сладковский, Иван Коптяков, Николай Половников, Петр Мальцев, Андрей Хотенов, Василий Чигвинцев. Берлин: Василий, Фаддей - Семеновы, Логин, Фаддей - Яковлевы, Амвросий Егоров, Данил Васильев, Николай Цебеков, Яков Маркелов, урядники - Семен Шебардаев, Гурьян Яковлев. Ключевской: Василий Костыгин, Лука Зверев, Козьма Величков, Петр Нифантов, отрядов: Надеждинского - Василий Ядринцев, Тарутинского - Лазарь Анищенков, Назар Волобоев, Челябинской станицы урядник Степан Пахомов - и мн. др.
   Офицеров упомянем - у есаула Алексея Сысоева родилась дочь, крестники: брат, сотник 12 ОКП - Михаил Сысоев и жена командира 8 ОКП, войскового старшины А. Павлова - Елена. Есть пара-тройка записей о "незаконнорожденных" (в т.ч. родила жена казака, бывшего 5-й год на службе в Москве). Немало казаков венчалось в Троицке, к примеру (в те же годы): Алексей Артемьев, Андрей Мальцов, Алексей Ершов, Григорий Федоров, Иван Мальцев, Григорий Куровский, Михаил Аггеев, Андрей Бобылев, Порфирий Мельников - и другие. И так каждый год теперь - по многу... Как видно, большинство казаков были жителями близлежащих к городу станиц, а также с юга области. Такое положение сохранялось долго, почти четверть века - пока не были построены храмы в большинстве поселков ОКВ. Пока же, для большой территории к югу от Троицка приходилось обходиться передвижными церквями. Также жители многих поселков считались номинально прихожанами Троицкого храма, но на самом деле, лишь очень редко бывая там. Однако, прошедшие реформы значительно увеличили население ОКВ. Видно, что и казачье присутствие в Троицке выросло на порядок. Одна типичная метрическая запись - 7.02.1868, родился Александр Л. Афанасьев, ст. Кособродская. Жители этой станицы были не номинальными, а настоящими прихожанами Троицкого храма. Упомянутая запись примечательна тем, что мальчик вырастет, станет есаулом ОКВ...
   Окружное военное дежурство, слово как слово - на самом деле большое хозяйство (в т.ч. канцелярия, казначейство, военный суд, и пр.). Присутствие этих учреждений сделало город своеобразной казачьей столицей юга области. Троицк в 1850-80-е гг. имел более высокий, в среднем, уровень жизни, поэтому отличался от других уездных городов дороговизной содержания здесь, к примеру, учащегося или просто прибывшего на жительство человека. Временных жителей здесь было, к примеру, в перепись 1866 г. - 700 человек обоего пола, а в перепись 1870 г. стало значительно больше. В переписи принимали участие протоирей Г.Т. Аманацкий, помощник Атамана 3 отдела П.В. Батырев, пом. адъютанта 3 отдела Н.Л. Шантарин, многие чиновники. Как сказано - по числу жителей, после купцов и мещан, казаки на 3-м месте. Это были как находящиеся на службе (две роты), так и казаки "проживающие без службы в городе, занимающиеся ремеслами и т.д.".
  
  
   0x01 graphic
   Фото из замечательной книги о Троицке - "На перекрестке времен и судеб".
  
   *****
   Реформы 1860-х гг. дали больше свободы казакам, появились т.н. войсковые граждане - оставаясь номинально в служащем сословии, они жили свободной мирной жизнью, занимаясь любым подходящим делом в городе и деревне. Разрешить перейти в состояние "граждан" могло лишь Войсковое Правление, оценивая материальное состояние семьи (именно семьи, а не формального заявителя, которым мог быть и "малолеток" 19 лет), понятно, что оное должно было быть крепким. Такие семьи часто совмещали в своих занятиях земледелие, ремесла, торговлю, тяготея более к тому делу, где получалось наиболее удачно... В середине 1870-х гг. в крупных станицах имелось обычно ~ по полсотни семей "войсковых граждан". В то время глава семейства "граждан" должен был платить за год 4 рубля серебром за свое неучастие в военной службе, плюс (естественно) все местные сборы и платежи. Но прослойка войсковых граждан не стала массовой, т.к. казачье население в конце века значительно выросло, и не стало надобности служить всем подряд, был жребий. Поэтому, многие вели сугубо мирную жизнь...
   В 1872 г. Атаман 3-го отдела ОКВ среди многого прочего, предписывал "об открытии еще вновь девичьих школ и об увеличении числа учащихся в мужских школах". Подобные общезначимые приказы-бумаги растворялись среди сотен других, более мелкого свойства. К примеру, "урядник Алексей Подкорытов выслан в Троицк в комиссию Военного Суда для выслушивания приговора". Или - предписание 3-го отдела - об извещении родственников умерших в Туркестане казаков Петра Тарасова и Якова Смолина. Или - казак Иван Манаков просит остаться на вторичный срок службы в Туркестанском военном округе - к этому препятствий не имеется. ... Войсковой старшина Чернов присутствует на смотре и учениях. ...Приказ Атамана - о назначении в 3-й отдел инструктором портупей-юнкера Пяткова. ... Сотник Печенкин просит отпустить со службы своего подчиненного - из-за домашнего пожарного разорения. И т.д. Подробности большинства упоминаемых дел теперь уже неизвестны. Также немало было дел с участием казаков, гражданской, как правило, мелкой бытовой и хозяйственной направленности - решал их Троицкий съезд мировых судей... И т.д.
   В 1873 г. заложена в Троицке гимназия, окончена постройкой через три года, при ней церковь. При освящении церкви (1877) колокольный звон был во всех церквях города. День, бывший весь пасмурным, во время крестного хода совершенно прояснился, придав поток желающих остаться на всенощное бдение. Немало интересного прозвучало в речи священника: "Начало премудрости есть страх Божий. Вопрос о мудрости земной - вопрос о народном образовании. Он составляет заботу всех благоустроенных обществ и государств. Он положен как бы в основу мудрого царствования нашего Царя - Отца Отечества. Голос царя русского, как голос ангела-хранителя, не остается без отклика в сердцах верных сынов нашей отчизны. Откликнулся на зов Его в лице своих представителей общества и наш богохранимый Троицк"... И т.п. Да, с царем тогда действительно повезло - редкий случай. Речь священника вполне отражала основу взглядов на жизнь массы людей тогда. ...Статус города вырос ещё больше. По мере возможности, учились в гимназии и выходцы из казачьих семей. К примеру, дети казачьих офицеров - В. Зайков, В. Матушкин, П. Панов, А. Нифантов, будущий есаул Нагаев, дети казаков - А. Замятин, А. Степаненков, Д. Фролов, П. Шибанов, В. Шерстобитов, и многие другие. Также немало детей казачьего сословия учились в Троицком городском училище...
   Типичные записи из послужных списков казаков 3-го (с 1884 г.) воен.отдела ОКВ: "Находился в учебном лагере на реке Увелка", что был рядом с Троицком. "Находился в учебном лагере для строевых занятий", это обычно по 2 - 3 месяца весной-летом. Подобные сборы повторялись через несколько лет, пока человек числился в службе (находясь в другое время обычно в основном дома). Или, типичные бумаги Троицкого окружного отдела ОКВ, не связанные с войсковой деятельностью: О переселении лиц казачьего сословия в другие места; О выдачи зерна из общественных магазинов жителям станиц, для осеменения полей; Утверждение решений станичных Судов по бытовым и хозяйственным делам; О взыскании денег с войсковых граждан за освобождение от службы, сдача денег в казначейство - войсковой капитал. ...Десятки личных дел и ходатайств. И многое, многое другое. Кроме Управления окружным отделом, в Троицке был и полковой штаб (N 3 ОКЗП). К примеру, одна из его бумаг: "назначенный в пеший казачий батальон N3 Павел Бухарин (Долгодеревенской ст.), по случаю смерти жены, от 1-й высылки в гор. Троицк, для женитьбы оставлен (дома) до 30 марта, к каковому времени он должен быть готовым к выступлению на службу в батальон". И т.п. По случаю семейных, хозяйственных обстоятельств, обычно давали отпуска служащим. Общее переплеталось с личным...
   0x01 graphic
   Фото из книги - "На перекрестке времён и судеб".

Троицк казачий (очерк-эпитафия)

Часть 2

   Из разных лет отметим один - 1883, полный неурожай хлеба из-за сильной засухи и массы саранчи. Напряженным были потом 1891-92 гг. (написано о том много публикаций), это широко будировали в прессе - разное было, но голодных смертей не случалось. (По советским меркам странный какой-то голод.) Конечно, многим в такие годы было трудно (иным очень трудно), однако нормальные сельские семьи всегда имели запас зерна, муки и много чего прочего... В конце века рост городского населения шёл, в том числе, и за счет жителей окрестных станиц. Немало в общей сложности казаков, выйдя из служивого сословия стали мещанами (как тогда называли большинство городских жителей). Среди Троицких городских жителей ("мещан") были выходцы из обеих Увельских станиц, Кочкаря, Кундравов, Чебаркуля и многих других мест уезда...
   Упомянем еще о монастыре - в 1883 году Филипп Иоакимович Медведев завещал монастырю 400 га, также сделала вдова хорунжего Дарья Сныткова - 200 га.
   Много набралось высоких и знатных посещений монастыря за его полувековую историю, в т.ч. 22.07.1891 - наследник престола Николай Александрович. Монахинь проживало здесь в разные годы до 200 и более. На рубеже века это было огромное, передовое, доходное хозяйство, + школа. Надо ли упоминать, что все делалось там не только добротно и основательно, но и красиво - деревянная резьба, цветники вокруг, украшения - всё с душой, старанием, молитвой.
   Рубеж века, надо ли опять перечислять упоминания казаков в Троицке. Их много. Упомянем некоторых офицеров: сотники Степан Шибанов, Василий Зайцев, Иван Доможиров, подъесаул Дмитрий Ворожев, хорунжие Константин Печенкин, Иван Нагаев и многие, многие другие... (не будем долго перечислять, чтобы не повторять ФИО.)
   В замечательной книге о Троицке "Возвращаясь к прошлому" (Е.И. Скобелкин, И.В. Шамсутдинов) среди прочего вспоминается: о выращивании казаками станиц юга области - арбузов и дынь, в этом плане "безраздельно властвовали, не зная конкурентов, казаки из новолинейных станиц Алексеевки и Николаевки, что под Варной. Арбузы, привозимые ими на базар, превосходили среднеазиатские и астраханские как по величине, так и по сахаристости ... обилие солнечных дней позволяло селекционерам-самоучкам выращивать свои местные сорта овощей, плодов, ягод...". Упоминается и о строгом карантине перед Троицким рынком, когда с каждого воза брали десяток арбузов, пополам резали их, и если хоть один оказывался не спелым, браковали и уничтожали всю партию...
   Край как-то незаметно вступил в пору своего великого процветания, где основой было несколько составляющих: богатая природа и ресурсы, жизненная триада большинства населения: семья-земля-свобода. Ну и "не жадное", вполне справедливое государство, как необходимая надстройка.
   0x01 graphic
   Начало ХХ века. (Фото - музей с. Верхние Караси)
  
   В одной из книг начала 21 века автор, говоря о жизни своих недавних предков, с недоумением замечает: "ХХ век в России был болезненно скрытен ... В результате слишком многое было вымарано ... навсегда вычеркнуто из памяти. Потомки и наследники российского ХХ века, оборачиваясь, видят не руины, а серое безмолвие, туман, сделавшийся стеной. Публикация документов, монографии ... не могут пробить стену, отделяющую нас от совсем недавнего прошлого. Парадокс заключается в том, что все эти документы не приближают, а - наоборот - отдаляют это недавнее прошлое на космическое какое-то расстояние, превращают позавчерашнюю современность в древнюю историю".

(Э. Лурье "Дальний архив. 1922-1959")

   *****
   Прошли многие судьбоносные события начала 20 века. Прошла нежданная война, уронившая как никогда авторитет власти в массе образованного общества; а после неё - ненужно громкий Высочайший манифест о даровании многих свобод, вызвавший массовые беспорядки в среде общества необразованного. Столкнулись лбами убеждения многих людей, затрещал нововведенный парламент, но нашелся на "правых и левых" - мудрый, сильный человек, сделавший почти чудо - и через пару-тройку лет в стране следа не осталось следа от бывших потрясений. После смерти премьера (не оцененного своим временем) вплоть до начала войны шла инерция его программы. В 1912 г. принят закон о всеобщем начальном образовании. По объему продукции тяжелой промышленности Россия тихо буднично, без напряга и громких слов, вошла в число передовых стран мира. Темпы развития были вторые в мире, уступая лишь американским. Правительство было озабочено задачей - куда за каждый год вывозить сотни миллионов пудов хлеба, мяса, масла. Основная масса населения тогда - сельские жители, живущие без указки сверху - полнокровной, здоровой, трудовой жизнью. Местный уровень управления полностью в их руках, с этой автономией местные общества справлялись блестяще. Россия вступила (наконец-то) в период своего процветания. Перспективы были лучшие в мире! Крайности общества - лишь мало заметные прослойки. Основная масса людей жила добротно, создавая достойную жизнь себе, своим семьям, являясь здоровой основой общества, и страны.
   Упомянем чуток из тех лет - 1907-08 гг. - казаков в Троицке. Есаул Порфирий А. Лебедев, подъесаулы Александр М. Токарев, Петр А. Щепихин, Иван П. Терский. Родились дети в семьях многих казаков - урядники: Осип Лямзин (Кособродская) и Василий Брусков (Усть-Уйская). Александр, Николай Ежов (Каратабан), Василий Нехорошков (Кичигино), Павел Кузнецов (Кочкарь), Федор Арзамасов (Варламово), Иван Надеин (Магнитная ст.), Константин Пермяков (Михайловская ст.), Павел Бухарин и Александр Красноперов (Травниковская ст.) - и т.д.
   Венчались: Петр Шибанов (Полтавский пос.), Иван Уланов (Хомутинино), урядник Терентий Чулков и т.д. (подобные упоминания можно приводить долго).
   Троицк - город торговый, богатый и красивый, что прежде всего бросалось в глаза. Кроме того, называли "уральской Меккой" - наравне с русскими храмами в городе - 7 мечетей. Дальше по впечатлению, город кроме того и казачий. Таким образом, торговый, религиозный, военный центр Южного Урала. Город передовой "модерн" архитектуры, современный, красивый, с новинкой века - кинотеатром. Здесь - десяток учебных заведений, библиотеки, насыщенная мульти - культурная жизнь. Производство товаров обретало современный промышленный вид. Предприниматели вроде Павла Солодникова (сотрудничал с т-вом Нобеля и др.), ухватив "нью вэйв" - быстро сколачивали каптал... В городе было немало почетных граждан, отдававших много сил и средств любимому городу. Трудно представить, каким мог стать Троицк в ближайшие годы - созданные огромные капиталы пошли теперь в строительство, в современное производство. Близкая перспектива была слишком многообразна, в двух словах - уральский центр на перекрестье цивилизаций Европы и Азии... Казачье начальство: Атаман 3-го отдела ОКВ (1912 г.) - генерал Ипполит Угличинин, его помощник - войсковой старшина Василий Токарев, также здесь сотник Григорий Ильиных, и др. Городской судья - Митрофан Струков, выходец из Кундравов; в той же станице, в пос. Черновском, находились учебно-показательные угодья (посевы) Троицкого с/х общества. Жизнь города и уезда тесно переплеталась, взаимодействуя и давая результаты для блага людей и общества. Шло естественное, эффективное развитие экономики, от отдельного двора-хозяйства до макро-уровня. Заметим - это при минимуме гос. аппарата (бюрократии), вялой высшей власти - Россия процветала.
   1913 год, Троицк - казачья столица юга области - на пике своего расцвета (скажем теперь это задним числом). Кроме упомянутых казачьих учреждений, в городе квартирует N 6 арт. батарея ОКВ, командир оной - есаул К.Я. Гурьев, здесь же - сотник Н.А. Прутов и др. Управление 3-го воен.отдела - это два десятка человек (большинство обер-офицеры ОКВ, выходцы из разных станиц). Троицкий Окружной суд охватывал кроме своего уезда также Верхнеуральский и Челябинский, в нём также служило несколько чиновников, выходцев из ОКВ.
   *****
   Чуть терпения - о последних годах Троицка с его казачьей составляющей скажем подробней. Напоследок.
   1915-й был первый полный календарный военный год (более подробно о нём). ...На второй год войны Троицк всё больше стал напоминать столпотворение, вполне подобное библейскому. Столько разных людей и народностей прибывало в нём. В этом тесном "вареве" приживались кто как мог, благодаря как местному традиционному гостеприимству, так и гос. помощи тем семьям, где были призванные на военную службу. В общем, здесь тогда всё еще соответствовало поговорке "в тесноте да не в обиде" (если не в жуткой, то уж точно, сильнейшей тесноте). При этом не было и намека на голод - в городе работали и процветали предприятия, говоря современным языком, общественного питания, где кухня была такова по разнообразию и колориту, что было, пожалуй, исключением для всего большого Урала.
   Не смотря на войну штат Управления 3-го воен.отдела ОКВ остался чрезвычайно скромным - кроме Атамана Д. Серова еще 7 человек: войсковой старшина, В. Токарев, подъесаул А. Избышев, сотник Н. Завершинский, есаул П Мезенцев и три чиновника (всего-то). Минимум бюрократии, главная работа - в войсках.
   Немало служащих казаков, бывших в городе, и жён своих вызвали к себе, пристроив их жить на квартиры. Как следствие, из-за этого совместного пребывания и население страны, несмотря на войну, не сокращалось. Несколько примеров из многих. В начале года родились в Троицке дети в семьях казаков: станица Березинская: Семен Еремин + Татьяна, Алексей Котельников + Раиса; Долгодеревенская: Дмитрий Егоров Подкорытов + Параскева, (далее без имён жён) Николай А. Подкорытов; Кособродская: Федор Андронов Ситников; Кундравинская: Петр Ив. Осипов; Нижне-Увельская - Иван Шалимов; Николаевская: Алексей Левин; Степная: Василий Водопьянов, ... Андрей М. Фролов, Яков Пшеничников, Алексей Ткачев, отставной войсковой старшина Василий Чулкин - и т.д. Лето 1915 г. еще: Подгорного пос. Яков Вас. Костогоров. Чесменского пос. Гаврил Афонасьев. Еткульской ст. - Иван Потапов, Ключевской ст. - Василий Софьин. Пос. Белый Ключ - Василий Тарасенков радовался рождению сына. ...Иван Никитин, Федор Заварухин, Андрей Дубровин - и т.д. Осенью население Троицка увеличилось за счет казаков: Еткульская ст. - Михаил Минеев, Петр Руднев, Нижнеувельская ст. - Алексей И. Лопаев, Степан Варлаков ... У прапорщика ОКВ - Василия Твердохлебова род. сын, воспр. - прапорщик ОКВ Владимир Пензин и дочь прапорщика Н. Плотникова. И мн. др. Особенно много было из ближних станиц: Ключевской, Кособродской, Нижне-Увельской. Масса казаков были-стали крестниками детей в семьях не только горожан, но и людей, временно живших тогда в Троицке...
   Лето 1915 г. было крушением надежд на быстрое завершение войны, русская армия отступила из некоторых западных губерний....
   Продолжим перечень отцов семей, казаков, временно живших в Троицке, где были рождения детей: осень-зима 1915 г. - (НижУвел. ст.) у Ал-ра Варлакова род. Николай, воспр. - Миасской ст. Александр Ф. Пятков. У подъесаула Александра Починского (Магнитная ст.) род. Владимир, воспр. мещанин А. Туманов и жена подъесаула Мамаева. Далее сокращенно: Еткульская - Тимофей Емельянов, Каменно-Озерная - вахмистр Николай Мордвинцев, Коельская - Николай Хардин, Челябинская - Степан Григорьев, Сергей Чичимов - и т.д. Сюда приезжали к родне и знакомым девицы иногда из дальних мест, в силу любовных обстоятельств будучи беременны, но без перспективы замужества в ближайшее время. К примеру, у девицы Тани Б-й (Долгодеревенская ст.) родился Георгий. И т.д. Война многое упрощала...
   Касаемо венчаний - в городе заключили союз множество людей из разных мест уезда и губернии... Пара казачьих примеров 1915-16 гг. Нижне-Увельской ст. - Иван Бобылев, Березинского пос. - Иван Пушкарев, Клястицкого пос. - Егор Артемьев. Полоцкой ст. Евфросиния Долганова вышла за местного мещанина. У псаломщика Петра Милицина крестники сына - инженер В. Федоров и жена есаула Анна А. Печенкина. Священники, кстати, имели немало родства с казаками - к примеру, фамилия офицеров ОКВ и священников - Чертыковцевых. Или священник А.И. Головашов и его брат - казак Звериноголовской ст. - Г.И. Головашов. Дочь священника Зоя Скворцова вышла замуж за прапорщика ОКВ Г. Ситникова. Ну и т.д. Многие-многие иные "пересеклись" в Троицке в те годы...
   ...Уездный город начала 20 века - это обычно пара-тройка десятков тысяч людей, большинство которых жило на месте уже не первым поколением, где не смотря на вроде немалую цифру населения, на самом деле почти все знали друг друга (или друг о друге), пусть даже не в личном знакомстве. То же во многом касалось и родства, разветвление связей помнилось и держалось долго, по привычке стародавней... Новый век усилил скорость жизни, как и перемешивание сословий (на самом деле медленное их отмирание). Примеров масса: при крещении сына в семье учителя Троицкой мужской гимназии Вячеслава Матушкина, восприемники: военврач Евгений и жена офицера ОКВ - Настя - Матушкины. //Ветврач 3-го отдела ОКВ Михаил Скуридин крестными к сыну пригласил коллегу, прикомандированного к ОКВ и жену почетного гражданина, работавшую акушеркой - Людмилу Воротову. // У дочери учителя гимназии Бориса Гвоздева - воспр. были: студент Московского университета - А. Гвоздев и дочь священника Александра Шиллерова. // Или семья Кривощековых, живших тогда в Троицке. Из их воспоминаний: "из окон нашей квартиры был вид на слияние двух речушек, а за ними на горе стоял монастырь"... Летом детей отправляли "к дедушке в Зверинку". Он был казак, а сын его учитель... И т.п. Война усилила тенденцию людского перемешивания (в войну население городов много увеличилось). При начавшемся бурном прогрессе (в т.ч. в общественном плане) условности сословий медленно, но верно исчезали - тем паче в условиях войны, взбудоражившей общество.
   Много упомянуто о казаках в Троицке в разных бумагах тех лет (точнее, в куцых их остатках, порой оборванных и случайных). Войсковые старшины Василий Алексеевич Токарев, Александр Корабельщиков, сотники Владимир Л. Мамаев, Константин А. Ильиных, подъесаул Николай К. Титов, хорунжие: Александр А. Лавин, Василий Н. Пестряков, Никифор А. Барсуков, Александр А. Колбин, Евгений Новак, Вавил А. Шеметов, вахмистр Николай Якушев... Казаки - Березинской станицы Павел Печенкин, Василий Чернышев, Еткульской ст. - Абрам Журавлев, Никита Сухоруков. Звериноголовской - Иван Землин, Петр Зайцев, Ключевской - Константин Дернов, Иван Кирсанов, Василий Тропин, Николай Пестов. Кособродской - Гаврил Лазарев, Григорий Протасов, Михаил Васильев; Миасской - Иван Вторушин, Петр Баженов, Павел Устьянцев. Наваринской - Иван Третьяков, Нижнеувельской - Степан Ф. Лопаев, Николаевской - Семен Юркин и Тимофей Боровков, Челябинской - Николай Воронин ... - и т.д.
   Из письма с фронта, осень 1915 г.: "...бои идут все время сильные. 8-го на 9-е сентября был бой у деревни Рудники. Наша дивизия ходила в наступление на Австрийские окопы. 2-я сотня и 3-я 12 полка шли с фланга а мы были в пешем строю. Когда по лесу загремело ура то Австрийцы зволновались и ударились в бегство. Тут их порубали и покололи как следует и взяли в плен около 700 и 2 пулемета. После этого боя неприятель отступил верст на несколько ... А в этом месяце т.е. в октябре 3-го на 4-е октября были бои на реке Стыри. Наша дивизия прорвала неприятельский фронт. 3-я и 5-я сотня нашего полка шли в атаку - взяли в плен 500 ниж. чинов 3 пул. и 50 офиц. Правый и левый фланг была пехота. Наступление было одновременно. Когда порвали фронт то было работать всем легче...". Скажем, что письма были самые разные, их были тысячи только по Троицкому уезду (как и по другим уездам). Кроме рассказа о фронтовой жизни и боях, письма нередко несли настроение автора - от бравого до смурного, где бывали и критика начальства, иных недостатков, а иногда - общее неприятие войны. Но среди многих, нигде не встретилось сомнение в итоге - будущая победа само собой разумелась, это было - вне всякого сомнения...
   Процесс нивелирования сословий можно показать на одной Троицкой семье. Жили здесь тогда мещане Мунькины, большая семья, где молодые мужчины в начале нового века стали чиновниками почтового ведомства. Слово "мещане" не отображает даже близко весь спектр профессий и занятий городских жителей (в советское время стало отрицательным, хотя само слово мещанин - просто местный житель). Глава семейства - Гервасий Лукич Мунькин - бывший казак, урядник Карагайской станицы, не раз бывавший там выборным атаманом. Когда-то из-за конфликта с другим, старшего звания офицером, испытав несправедливость к себе, вышел из казачьего сословия. К тому времени целый век (как минимум) - все мужчины этой семьи - ряд поколений, были военными, чьи жизни прошли на фоне военной службы царю и Отечеству: отец - казак; дед Гервасия был солдат, прадед - драгун. (Далее - память не сохранилась.) Воевали... С 1830-х гг. - Мунькины - массовая фамилия Карагайской станицы. Часть их позже перешла в Михайловскую станицу. Активно проявили себя в гражданскую войну (ясно, на чьей стороне). Позже, в 1930-е гг. многие пострадали от репрессий, некоторые расстреляны. Так погибли - двое из четырех (!) сыновей Гервасия. Вот тебе и "мирное" время (убитых без счету - кто с кем воевал?). ...То, что Лука и Гервасий прожили до преклонного возраста, предопределило передачу семейной информации от поколения к поколению подробно, вплоть до массы деталей ушедших времен... Когда происходит подобное, то и смысл бытия становится более глубок.
   0x01 graphic
   Семья Гервасия Л. Мунькина.
   События (после 1917 г.) разбросали эту семью, далее никого из них не осталось в Троицке. Подобный же исход, уход, бегство - был итогом очень-очень многих семей, ранее живших здесь, как говорили когда-то - в "богохранимом" городе...
   Добавим, что семей, имевших глубокую память, в прежней России было очень много - практически все дворянские, но и в других сословиях масса - где информация сохранялась очень и очень долго... Далее же, как говорится - "всё изменила революция", срубившая под корень миллионы нормальных семей - в лучшем случае обезличив их, убив память. Ведя теперь свою историю от т.н. революции, уничтожившей процветающую страну - народ сильно изменился. Конечно, семьи с глубокой памятью рода остались, но много ли...
  
   /Сейчас на форумах Интернета - бывает вдруг переписка: то из Молдавии пишет семья, чьи предки были из местных казаков - Фальковы, Башарины, Ширяевы и др. Без архивов знают точные сведения вплоть до начала 19 в. Или на Украине - семьи потомков местных казаков, иные пока ищут с помощью открывшихся возможностей, а знание некоторых о предках просто удивляет. // В свете новых событий надо ли говорить о тех людях подробно... /// Можно еще привести подобные примеры - от Белоруссии до Магадана - но не будем отходить от темы.
  
   В 1915 г. здесь умерли, в основном от туберкулеза (чахотки) и начавшихся в конце лета холеры и тифа, казаки. Веринского пос. Ефим Баландин, Каракульского пос. Василий Орлов, Ключевской ст. Михаил Решетников и Ефим Монаков. Могутовского пос. Василий Лебедев, Могутовской ст. Игнат Плеханов, НижУвел. ст. Григорий Софронов, Травниковской ст. Петр Портнягин и Василий Широковский. Миасской ст. Иван Пиджаков, Василий Замятин и Степан Софонов; Челябинской ст. сотник Иван В. Смолин. Большинству из них было по 20 лет с небольшим. Многие из них прошли больничное лечение, но возможности медицины тогда оставляли желать лучшего. Еще: Коельской ст. - Наталья Мохирева, НижУвел. ст. - Надежда Евдокимова, Николаевской ст. - Анастасия Юркина, Велико-Петровского пос. - Наталья Пилюгина. Уйской ст. - Екатерина Мурзина. От старости умерла вдова есаула Матрона Медведева (78 лет разбил паралич). Березинской станицы казачка 30-ти с небольшим лет... Также умерло немало младенцев (что впрочем, было обычным). Конечно "мёрли" не только казаки, все подряд: другая солдатская молодежь, и всех сословий гражданские (в т.ч. беженцы), и дети...
  
   ***
   1916 год - трудности росли, так же и смертность, вызванная начавшимися эпидемиями из-за скопища людей, ухудшения их условий жизни. Из книги "Три вяза" (А. Холодов-Воронцов): Кроме прочих, "в Троицке, в предместье Амур, размещалась по обывательским домам 5-я запасная сотня. Сотни содержались в двойном против штата состава, а также исполняли функции команд выздоравливающих для нескольких сотен эвакуированных казаков. По списку каждая сотня насчитывала 552 человека". (!) Упоминания о казаках в Троицке подобны, как и раньше: Алексеевский пос. - Тимофей М. Шевяков. Бобровский пос. - фельдшер Александр Ф Суханов. пос. Каратабан - Николай Д. Ежов. Каракульский пос. - Федор В. Пономарев. пос. Коелга -фельдшер М.Д. Паньков. Кособродской ст. - Алексей Печенкин. Михайловский пос. - Петр Ф. Аржеников. пос. Шигаево - Федор К. Максимов. Великопетровской ст. - Христофор В. Колобынцев. Еткульской ст. - Петр А. Саночкин. Черниговский пос. - Иван С. Третьяков, плюс десятки других упоминаний. Венчались: Миасской ст. - Петр К. Малков, (Хуторского пос.) Михаил Н. Безгодов, Николаевского пос. Иван Н. Щукин, Суналинский пос. - Филипп И. Вопилов. Сотники - Алексей Л. Иванов, Павел М. Белоглазов. ... И т.д. Постоянно бывал в Троицке Гавриил В. Енборисов - выдающаяся, яркая личность (в скором времени - "Дон Кихот" гражданской войны). В 1916 г. он был среди поручителей на свадьбе прапорщика Ситникова. Далее, у него здесь родился внук (сын Николая).
   Зачем эти перечисления, при чтении кажущиеся бесконечными? Росла Россия, не смотря на войну. Все знали, русская победа - лишь дело времени, что с дальних западных окраин страны враг будет изгнан в ближайший год - лето 1916 г. это вполне подтвердило. Среди многих иных, осенью того года в Ключевской станице Решетниковы читали письмо с фронта: "...боевые действия у нас продолжаются с большими пользами для нас. Немцев ... все побиваем, несть конца сколько. По всему видно что им уже приходит конец. По разсказу пленных мы уверены что будет победа наша ... всепокорнейше прошу Вас мои дорогие не оставить моей просьбы во первых помолитесь за нас и защитников наших дабы даровал нам Господь скорую и блестящую победу над врагом нашим дабы вернуться нам на родину здоровыми и невредимыми и мы бы после того зажили новою жизнью, которая была бы полезной для нас и для Государя"... Война добавляла в жизни провинции трудности - нестабильности, и нервозности оттого, но не более. Происходящее тогда, вся жизнь была как бы временная - все ждали победы, и в связи с этим радости, и чего-то далее очень светлого... Случилось же невероятное, никем не ожидаемое! Подробностей отречения царя люди знать не могли - шок, как свершившийся факт пережили, и небо на землю не упало. Это перевернуло многие умы. Вера в таком случае рушилась или - сохраняясь, приобретала фатальный вектор (видя, как рушатся устои)...
   1917-й - начало года было обычным. Венчались здесь: пос. Берлин - Георгий Михайлов, пос. Березовский - Иван Новоселов. Веринский пос. - Евдокия Звонарева, Петропавловский пос. - Семен Шнуров. Еткульская ст. - Сергей Меньшенин, Тимофей Емельянов. Ключевкая ст. - Андрей Заварухин, Валентин Глазунов, Яков Болотов, вдова Агапия Вершинина. Коельская ст. - Вячеслав Калашников. Степная ст. вдова - Параскева Пастухова, девица Елена Шестакова. НижнеУвельская ст. - Михаил Уланов, сотник Константин Ильиных - и т.д. Упоминаний о казаках и офицеров ОКВ - масса. Троицк был на пике казачьего представительства в городской составляющей. (Есть также единичные упоминания здесь украинских, донских, забайкальских казаков.)
   Постепенно, как везде - начинался большой бардак. Троицк отличился громким спирт-погромом. Кто-то потравился, кто опился как никогда еще, кто-то успел хорошо "затариться", неплохо после заработав на ходовом товаре. "Опился вином при разгроме винного склада" (23 апреля) - эта надпись стала эпитафией короткой жизни нескольких солдат 131 запасного полка (всем по 19 лет было). Слабо устойчивая часть людей, понемногу теряла свой "культурный слой". Влекла невозможная ранее расслабленность, росло удивление от понимания, что теперь ничего не будет - за очень многое... Радикальная масса росла, внимая таковым же идеям. Удача притягивалась к более решительным, не цеплявшимся за прежний моральный "хлам". Всякий, даже люмпен мог стать на место иного начальника, просто явочным порядком. Благо теперь можно было половить "рыбу в мутной воде" - для ушлых и сообразительных открылись невиданные возможности... Казаки же как-то остались почти в стороне: по-прежнему пашут да служат, воюют, и призывники отправлялись на фронт в то время, когда "солдатики" скопом шли оттуда. Театр абсурда разворачивал великое представление...
   В госпитале, от ран, полученных в действующей армии, умер Гаврил Крупцов Алексеевский пос. (27 лет). Иван Нехорошков (25) пос. Кичигино - застрелился; также Моисей Никитин (33) Ново-Мельниковский выселок, "от выстрела в сердце". В мае - есть убитый солдат, в июне - убитый мещанин. Лето - вроде лучший период года, но город вдруг начал не справляться с нараставшим потоком проблем... Стало больше происшествий. Касаемо казаков: в июле сгорела на пожаре целая семья - Закамалдины. В августе умер от побоев пожилой казак (из пос. Ключи). Попал под паровоз казак (Челябинской ст.). Были несчастные случаи - утонувшие, скоропостижно умершие и пр. Весьма заметной в жизни стала криминальная составляющая. Умерло немало брошенных младенцев. Ну и пленные, от ухудшения содержания (в связи с этим рост болезней) начали умирать.
   Родителями стали: Еткульская ст. - Иван Печенкин, Александр Меньшенин, Долгодеревенский пос. - Николай А. Подкорытов. Нижне-Увельский пос. - Алексей Лопаев. Ключевская ст. - Алексей Погудин, Николай Еремеев, Ал-др Лаврентьев, Семен Глазунов. Луговской пос. - Федор Зайкин, Осиповский пос. - А.В. Медведев. Михайловская ст. - Константин Михайлов, пос. Боровая Санарка - Ал-др Шлыков. Тимофеевский пос. - Петр В. Гредусов. Хуторской - Владимир Медведев. Веринский пос. - вдова Юлия Спицына, девица НижнеУвельской ст. - Татьяна Лебедева, Дуванкуль - вдова Надежда Кайгородова. Также - сотник Николай Г. Колбин, подъесаул Николай Н. Титов. Войсковой старшина - А.М. Бушмелев, Войсковой старшина В.А. Токарев - и т.д. (Среди прочего, есть записи о переходе некоторых староверов из "раскола" в православие - для решившегося это был очень важный шаг). Умерли: Михайловской ст. - Иван Бочкарев (57), Ключевского пос. урядник - Иван Полинов (45), Усть-Уйского пос. - Николай Чудинов (23) и Василий Михайлов (20). пос. Тарутино - Михаил Аристов (45), Еткуль - Иван Щапов (22), и некоторые др. (женщины также) - все от туберкулеза (и солдат немало). От разных болезней: пос. Кичигино - Иван Пушкарев (21), пос. Барсуки - Александр Красноперов (35). пос. Варламово - Параскева Тетюева (22), Травниковской ст. - Антонина Портнягина, и некоторые др. Также, умерло немало детей-младенцев, несколько стариков (казачьего сословия). В конце года появился тиф. При слабости нормальной власти, это было лишь началом больших бед. 1917-й - дурной, черный год, но стал лишь первым в их долгой-долгой череде...
  
   ****
   Оценки гражданских войн схожи среди высказываний людей разных времен и разных стран. К примеру: "Гражданская война сделала нас такими, какими мы есть ... Это был перекресток нашего бытия, и этот перекресток был адским" - (Ш. Фут). Многие люди, пережившие время российской гражданской войны - также называли те дни (годы) адом.
  
   0x01 graphic
  
   Зима 1918 г. - венчаны казачьего сословия, разных станиц: Александра Лаврентьева, Александра Шеломенцева, Евдокия Токарева, Пелагея Токарева, Таисия Мальцева, Фекла Лебедева, Параскева Золотухина, Василий Хохряков, Гавриил Бельков, Иван Туранин, Никита Копейкин, Никанор Клюшин, Николай Амбурцев, Иван Шнеков, Петр Уржумцев, и др.
   Вряд ли надо здесь писать про войну в Троицке 1918 г., изгнание красных и т.п. - есть десятки публикаций на эту тему - события рассказаны подробно, за исключением упоминаний собственно людей, участвовавших в них. Поэтому будем грешить наоборот, ставя главным "ФИО".
   Троицк 1918, лето - родителями стали: Алексей Колоткин (Суналинский пос.), Андрей Спиридонов (Ямской пос.), Иван Борисенков (Ключевской выселок), Николай Тумаев (Сосновка, Ниж-Увел. ст.), Николай Перетыкин (Малышево), Василий Устьянцев (Устьянцево), отставной войсковой старшина Харитон Расторгуев - и т.д. Далее еще, родителями стали: Григорий Глазунов (Каракуль), Дмитрий Заварухин, Дмитрий Лебедев и Василий Матвеев (Ключевской), Василий Арестов (Тарутино), Михаил Крохин (Чесма). Георгий Новиков (Крутоярский), Алексей Мальцев, Александр Протасов, Василий Свешников и Сергей Васильев (Бобровский). Илья Пичугин (Сарафаново), Исаак Осипов (Уштаганский), Николай Ежов (Каратабан), Павел Мельников (Щапино). Иосиф Кузнецов (Усть-Уйское), Петр Лазарев (Луговской), Яков Зарецкий (Карс), Петр Падерин и Павел Никитин (Кособродская). Также войсковой старшина Харитон Расторгуев, хорунжий Николай Енборисов (ко времени рождения он уже погиб), подъесаул Герасим Шелоумов, подпоручик 3 ОКП Иосиф Неяров. И т.д. (Некоторых до сих пор волновали вопросы веры, к примеру, Таня Ершова (пос. Берлин) - из раскола присоединена к православию.)
   Из тысяч казаков, разным образом прошедших в то время через Троицк, упомянем чуть более лишь одного, чьи события вполне отражают таковые же у многих иных. Евгений Русаков (1888 г. рожд. Кременкуль). Показав в подростковом возрасте хорошие способности в учебе, сам смолоду стал учителем. В службу взят с января 1914 г. - начал её в Троицке, далее война, участвовал более года; потом Троицк - служил в запасной сотне, с 1917 г. работал в заводских мастерских Троицка, с октября - их начальник. В 1919 г. переведен на ту же должность в Челябинск, откуда летом эвакуирован в Сибирь. Его душевное состояние менялось по мере развития событий, как и у тысяч других казаков. Добровольно остался на ст. Тайга, где с февраля 1920 г. стал работать в местном военкомате переписчиком. Позже вернулся на родину... И вновь, сотни казаков, вернувшихся домой, прошли тогда через Троицк: Василий Гришин (Звягино) "прибыл из белой армии, следуемый по выздоровлению в г. Троицк в УВК", Алексей Зырянов, Алексей Казанцев, Алексей Койнов, Алексей Костылев, Андрей Медведев, Андрей Рыбалов, Артем Ермолин, Василий Вдовин, Вавил Хохряков, Василий Зонов, Василий Лебедев, Василий Новиков, Григорий Зуев, Григорий Осипов, Данил Сутормин, Дмитрий Стариков, Дмитрий Чернев, Ефим Амбурцев, Егор Фомичев, Елизар Койнов, Егор Порубеев, Иван Еремеев, Иван Пономарев, Иван Соболев. Иван Угрюмов, Степан Коновалов, Александр Манаков, Матвей Комлев, Матвей Некрасов, Максим Воронин, Михаил Литвинов, Михаил Софронов, Нефед Паньков, Николай Алексеев, Николай Звездин. Николай Федоров, Николай Ческидов Павел Лопатин, Павел Уткин, Петр Лучевников, Павел Стародубцев, Константин Голощапов, Павел Широков, Петр Лоскутов, Петр Шлыков. Поликарп Демин, Степан Пичугин, Степан Шишкин, Степан Тетюев, Василий Шешминцев, Федор Логинов, Федор Деревсков, Филипп Кузнецов, Фок Хохряков, Фома Юзеев. Шайдула Хамитов, Яков Кошигин... и многие, многие другие, явились в Комиссию по регистрации перебезчиков при Троицком уезд. Военкомате. (Но не будем забегать вперед.)
  
   *****
   1919 год - особенно тяжелый из-за затянувшейся гражданской войны. Троицк испытал короткий апогей своего казачьего представительства. Здесь были Атаман Дутов (не постоянно) и Правительство ОКВ - сотни офицеров и тысячи казаков прошли в то время через Троицк, много событий было за тот короткий период (так, к примеру, казаки ликвидировали летом местное подполье). Но из-за целого ряда причин, фортуна на фронте отвернулась от "белых". Впрочем, и в тылу среди военных - было много не боевых потерь. Масса больных, масса умерших, в том числе и молоденьких призывников (также чехи, также бывшие пленные, пошедшие вновь на военную службу, вчерашние рабочие - солдаты камских полков), ну и конечно казаки. Среди умерших в Троицке: 3 ОКП - Александр Буторин (20), 5 ОКП - Яков Сидоренко (27), Яков Казанцев (33) - все от тифа и воспаления легких. Михайловской ст. - Иван Родионов (34) от воспаления легких. Березинского пос. - Иван Матвеев (21), Крутоярской ст. - Федор Путилов (28), Николай Петров (39) - все от туберкулеза. Кособродской ст. - Никифор Афонасьев (43) от тифа. Донецкой и Ключевской ст. - Александр Фомичев и Иван Зверев, оба от воспаления легких. Подъесаул Иосиф Расторгуев (30) "от чахотки легких". Степной ст. - Юлия Лукьянова (28) от чахотки; Клястицкого пос. - Иван Токарев (40) от болезни желудка; пос. Тарутино - Ксения Резанова (18) порок сердца. Ну и т.д.
   Среди солдат-призывников большая смертность (ни за что, ни про что) вызывала шок у молодых ребят, отбивая желание служить в армии, вызывая мысли о том, как бы найти причину уклонится, исчезнуть в любое другое, более безопасное место. И думается, не последнее место в массовости болезней (их распространения) было от нерасторопности иных чинов, от которых зависело положение в городе. А в условиях войны и один человек, бывший не на своем месте, мог наделать много вреда, дискредитируя власть. К сожалению, таких примеров было тогда много (как с одной, так и с другой стороны, но у красных всё компенсировалось репрессиями и устрашающей массовой жестокостью.) Немало чинов стремились тогда зацепиться за любое место в тылу, использую для этого связи и знакомства. А в силу мягкости т.н. режима Колчака, в тылу тогда и осталась значительная часть людей, не хотевших воевать, также росла тыловая бюрократия. Система копировала ошибки царской власти образца 1916 - 17 гг., создавая тыловые полки, муштруя в них тысячи солдат, так нужных в тот момент на фронте...
   Много умерло заключенных в тюрьме, от возникшей там эпидемии тифа, в т.ч. Тимофей Ничиженов (19 лет). От иных болезней, там же - Александр Согрин (19), Григорий Захаров (28), Трофим Жехов (27). (От эпидемии умер и сам начальник тюрьмы - Василий Марков.) Были и самоубийства (военный застрелился, гражданский повесился). Но человеческий муравейник так устроен, что, не смотря на количество умерших и погибших, остальные продолжают жить обычными заботами и делами - и так, в принципе, до последнего "муравья"...
   Сквозь смерть пробивалась (с ней в сравнении теперь редко) новая жизнь. Родителями стали: Михаил Серебряков (Алексеевский пос.), Михаил Дубков (Бобровский пос.), Михаил Окунев (Варваринский пос.), Аркадий Шундеев (Еткуль), Григорий Лебедев, Роман Тарасенков, Григорий Баландин (Ключевская ст.), Григорий Упругин (Клястицкая ст.), Иван Рукавишников и Федот Гашков (Коелга), Иван Ваганов и Сергей Мосеев (Кундравы), Василий Батищев и Никита Ласточкин (Лейпциг), Мирон Черняев (Николаевская ст.), Борис Смолин (Никольский пос.), Федор Коробельников (Ниж.Увел. ст.), Прокоп Воронин (Разсыпная ст.), Павел Данилов (Тарутино), Андрей Щапин (Травники), Петр Осипов (Уштаганский), Александр Казанцев (Хомутинино), Иван Медведев и Иван Пшеничников (Осиповский), Михаил Мурашев (Чебаркуль), войсковой старшина Иван Григорьев, есаулы Петр Рыжков и Николай Сыромицкий, подъесаулы Василий Садчиков и Георгий Шамин, сотники М. Ненашев, К. Ильиных, М. Небылицын, чиновник окружного Управления ОКВ - В. Птицын, окружной врач Е. Матушкин, хорунжий Н. Тихонов, чиновник военного времени М. Вишняков, и др.
   Венчан подъесаул Анатолий Керенцев; поручители на свадьбе были - подъесаулы М. Федоров и М. Быков, хорунжий П. Савин и гражданин Кубанского казачьего войска И. Иноземцев. Венчан Михайловской ст. казак М. Степанов; поручители: казаки Звериноголовской ст. - В. Пастухов, В. Дегтярев и Нижне-Увельской ст. - А. Квашнин, В. Казанцев. Последние дни перед захватом Троицка, видимо многие еще не знали о быстром приближении красных. Подъесаул Михаил Быков должен бы знать, кажется значимым его решение не откладывать венчание с невестой Софией, "гражданкой Троицка", венчались 10 июля. В связи с этим скажем - не смотря на отступление, дух войск еще не был упадочным. Среди казаков многие считали, что неудачи временны - уходя сейчас, они скоро вернутся. Поэтому и поток снявшихся с родных мест, ушедших в беженских обозах, был огромен (схож библейскому, многое тогда напоминало эти тексты). И поэтому казаки при начале отступления (также и в сентябре, октябре) проявили еще массу героизма, нанося большие потери противнику (но это уже не к теме Троицка). ...Доставлен в больницу 15 июля Афанасий Коротовский (3 ОКП) 19 лет - "убит"; 19 июля убиты - Игнат Орлов и Александр Невзоров (Кундравинской ст.). В конце июля красные подошли вплотную к Троицку. В районе Ершовской и Хомяковской мельниц прошли ожесточенные бои с казаками, с большими потерями для красных. В городе в то время многие умирали от тифа. После прихода красных, упоминаний о казаках в Троицке стало много меньше. В городе началась эпидемия тифа во всех его разновидностях. Теперь здесь массово умирали красные солдаты - всё та же молодежь ~ по 20 лет, пушечное мясо войны. Очень скоро все узнали живодёрское нутро новой власти. Образно сказать - началась эпоха смерти...
  
   ******
   Время переменилось за какие-то несколько месяцев кардинально - физически, даже кожей своей люди ощущали эту перемену, сменился в сознании цвет времени, темные тона стали основными, как и настроение большинства. Масса брошенных детей. Если раньше многих брали в семьи (со временем усыновляя), теперь этого нет, нормой стало - отбери, конфискуй, реквизируй, поживись за счет другого, выживи сам, если сможешь. Возник Троицкий "УГИК" (центр руководства двадцатью волостями уезда). Одно из первых его постановлений: все лица, бежавшие при наступлении Красной Армии из Челябинской губернии и возвращающиеся из Сибири к месту своего жительства, обязаны в двухдневный срок с момента прибытия зарегистрироваться в Уездной ЧК. "Никакие требования о возвращении имущества, конфискованного у этих лиц предъявлены быть не могут"... Новые руководители - вполне литературные Шариковы. Считали, что вся жизнь других людей должна вращаться вокруг них - создали сонм приказов о сдаче-регистрации всякого имущества, обязав население ходить за всевозможными разрешениями и справками. То же самое касалось теперь и любого перемещения товаров (да вообще, всяких вещей и продуктов) - на это положили лапу пожалуй все ново-возникшие "советские" учреждения. Деятельность, которой самое мягкое определение - идиотизм - быстро привела к тому, что город остался без топлива, продуктов и товаров. Пара мелких примеров. В начале 1920 г. губ.ЧК сделало выговор Троицкой ЧК, что те "поторопились сделать обыск", и потому не дали одному Делу "стать фактом". А суть в том, что семья Зарубиных сами варили мыло, их за это обвинили в спекуляции, тут же признав виновными, конфисковали в доме вещи вплоть до чулок и ниток. Мужчину в семье арестовали. Или тогда же: ЧК завело дело N 457 - о нескольких верхнеуральцах - посмели оные несколько раз приехать "в Троицк за товарами с целью спекуляции ... дело для наложения самого сурового наказания передать в Губчека ... а отобранные деньги в сумме 95 тыс. рублей и отобранные товары уже сданные в Райпродком конфисковать". Один из шести обвиняемых умер под следствием... Эти, из сотен подобных эпизодов, просто мелочь тех дней. В те же дни, к примеру, по уезду много событий - "Варненское восстание" (избили на рынке и разоружили продотряд из Питера), и много других подобных, стихийных, без всякой связи меж собой, проявлений местного недовольства - мелочи, из которых впрочем складывается макро-картина. Настало совсем дикое время - больше года под названием продразверстки шел примитивный грабеж, что привело к небывалому голоду, вымиранию и деградации местного населения (катастрофа шла более двух лет, получив имя - "голодомор").
   В Троицке голод начался раньше, чем в поселках уезда. Из города люд потянулся в село. Из воспоминаний: "Наступил 20-й год. Голодная и холодная зима. Не было дров. Папа рубил какую-то корягу, ударил топором по колену и разбил коленную чашечку. Потерял много крови. Долго лежал, не мог работать. Мама меняла свое приданое на всякую снедь. Однажды в доме совсем не было еды ... пошли на базар продавать красивую сахарницу ... Весной совсем стало трудно, и по приглашению папиного знакомого мы уехали в глухую деревню с громким названием "поселок Лейпцигский", а попросту Липцы"... Но вскоре и село ободрали, "как липку".
   Один из бесчисленных конфликтов в то время показывает типичное отношение к новой власти, и к тем, кто шел на её сторону. В марте 1920 г. выборы в Нижней Санарке на конференцию в Троицк завершились арестом недовольных. Избранный поначалу Д. Ершев (ранее - адепт новой власти) говорил: "в коммунисты идут только для того чтобы сохранить шкуру и набить карманы", вступают "в партию из-за куска хлеба и из-за материального удовольствия". (Говорил человек, раньше очарованный сов.властью: в июле 1918 г. арестован в Троицке по личному приказу Смирных; был через две недели отпущен, но не скрывая своих убеждений вновь арестован в конце года Троицкой следственной комиссией; отсидел три месяца, был мобилизован в белую армию, но почти сразу сбежал из полка...) Событие в Санарке происходило на фоне прибытия в поселок солдат. Они по поручению Троицкого Райпродкома изымали продукты (в т.ч. отбирали коров и прочую живность). Шли аресты жителей, выступавших против грабежа. Т.к. подобное происходило повсеместно - естественно, что озадаченные люди, пассивно сопротивляясь, весной посеяли совсем мало, лишь для себя. И так повсюду...
   И в таких условиях, не зная чего ждать, на что надеяться, люди жили долго...
   Ограбленного хлеба (и прочего) конечно не хватило на всю Россию. Потому что хлеба не стало - т.к. нарушена была основа нормальной жизни. За Уралом - Поволжье и далее, все большие города терпели сходные муки голода. Питерский дневник З. Гиппиус: "А сегодня опять с "человечиной". Это ядение человечины случается все чаще ... Притом выскакивают наружу, да еще в наше поле зрения, только отдельные случаи. Сколько их скрытых...". Награбленного не хватило для всех - лишь некоторым...
   Элементы макро-картины. По данным ГПУ, весной 1922 года в Самарской губернии было зафиксировано 3,5 миллиона голодающих, в Симбирской - 1,2 миллиона, в Саратовской - 2 миллиона, в Татреспублике - 2,1 миллиона, в Чувашии - 800 тысяч, и т.д. Масштабы трагедии запредельны, речь идет не об одном миллионе погибших...
   1921-22 гг. По прошествии полутора лет всяческого беспредела, когда вокруг стало "шаром покати" - из Троицкого "Укомголод" в Челябу писали теперь просьбы и требования - помочь станицам, "терпящих невыносимый голод". Шариковы негодовали, где же харчи, куда делись - "Категорически настаиваем немедленно о высылке продуктов", "Положение кошмарное" (и кучи ошибок в тексте). А что же люди? Жители ближней Кособродской писали: "питаются исключительно только травой, которой тоже уже не стает, люди должны будут помирать с голоду...". Из Теренкульской станицы: "больные страдают от голода, за отсутствием продовольствия опухают и в скором времени предвидится голодная смерть". Из Полтавской: "Многие граждане совершенно погибают от голода ... некоторые начали питаться лишь падалью да режут кошек и собак, что невыносимо терпеть и переживать русскому гражданину". Ну, про "граждан" забыть бы теперь надо, а пережить еще придется... В Кичигино арестовали казачку - зарезала мальчика для пропитания, на допросе говорит отрешенно: "вкусное мясо, сладкое". С юга области подобных сообщений много больше. Наследницкая ст. - две гражданки зарезали трех детей в пищу; пос. Рымник - мать зарезала свою 3-летнюю дочь в пищу; две женщины съели умершую гражданку - и т.п. Александровская станица: "Население придет к абсолютному уничтожению, помощь помгола выражающаяся в выдаче ничтожного количества продуктов для детей не удовлетворяет 10-й части голодающих. Но кроме детей голодают и все взрослые ... у населения нет продовольствия ... в поселках нет кошек и собак, население перед гибельным концом ... десятки семей бегут..." /24.02.1922/. Станица Лейпциг: за январь 1922 г. погибло голодной смертью 126 человек; февраль - "обреченных на голодную гибель состоит на учете 1,5 тыс. человек. По улицам бродят голодные люди, представляя из себя не что иное, как какой-то скелет не человеческого вида, обернутый лоскутьями. Голодных смертностей достигает ежедневно до 25, день за днем все страшнее ... малым детям невозможно уже ходить по улице, т.к. голодные бродящие охотятся на них, как на зверьков, считая лакомой добычей...".
   Другие доклады подобны - кругом сплошь люди мрут с голода, трупы убирать некому - "настроение населения паническое, собаки, кошки, мослы падали съедены, кражи скота ужасные, нет сил бороться. Развивается людоедство...". Пропавшие дети, которых не удалось обнаружить (это если искали, что было далеко не всегда) - "масса случаев убийств своих детей". Это типичные сводки, но были и совсем из ряда вон - с просьбами разрешить съесть своих детей (всё равно ведь все скоро умрут, не сегодня-завтра)...
   0x01 graphic
   ейзаж" кладбищ степных станиц
  
   В книге "Возвращаясь к прошлому" упомянут эпизод, как дети в одной Троицкой семье стали сиротами: "Не было одежды, не было топлива. Все было променяно на хлеб из лебеды. Отец не в силах был работать ... и его перевели в сторожа. Порой он приносил куски сырой шкуры. Их варили и ели. Но не стало ни лебеды, ни шкур, и как-то утром, собираясь на работу, отец упал на самодельную деревянную кровать и умер с голоду. Был сильный мороз...". Так 6 детей попали в разные дет.дома, где ютились "кучи" детей: "И дети, дети, без штанишек, а просто в нижних красноармейских рубашках с засученными рукавами". "В стране в ту пору ... к началу 1922 года общее количество беспризорных детей, лишенных всяких средств к существованию, составляло 7 миллионов ... в Троицке, по всей видимости, счет беспризорных шел не на десятки, а на сотни и тысячи".
   Масса детей стали сиротами, какая-то часть из них попала в созданные детдома, но и там положение было плачевно. Телеграмма из Троицка в Губисполком (январь 1922 г.), просят дать продукты детям: "положение с продовольствием детдомов Уздрава более чем катастрофическое, за отсутствием продуктов дет.питания ... усиливают с каждым днем смертность детей. Средств приобретения этих продуктов Уздравотдел Уездисполкома не имеет. Примите срочные меры спасения детей...". Но той зимой главной мерой борьбы с голодом было сокращение самого населения - за счет небывалой смертности.
   На местах была паника и апатия, всякого рода начальство с тревогой выжидало "куда кривая выведет", обеспечив себя повышенными пайками. Чекисты например, приказом от 2.10.1921 просто взяли и назначили себе и своим сексотам усиленный паек, увеличив его в полтора раза - для "поднятия упадка сил и энергии из-за недостатка питания, дабы не лишиться некоторых из самоотверженных работников Губчека...". Троицкий Райпродком в те дни тоже отправил ходатайство о выдачи себе премии - "за особо энергичную работу по сбору продналога", однако в этот раз самоотверженным работникам пищевого фронта отказали (в губ. центре теперь и самим было мало). Обычная мера выбивания продналога - аресты на местах или отправка в "дом заключения" - ошарашенные люди, молясь теперь за "царское время", отдавали "хлеб, яйки, млеко" и прочее. Большинство людей жили одним днем, нищие теперь семьи - со страхом держались за последнюю корову... Можно еще раз повториться, фоном существования тех лет было разрушение нормальной жизни и смерть.
   Очередные из многих, сводки за апрель - май 1922 г.: "С наступлением теплых дней усилилось передвижение голодающих. Ночлежные дома переполняются всевозможным людом и являются центрами разнесения заразных болезней. После оттепели обнаруживаются по дорогам много трупов ... Казачье население менее сочувствует изъятию церковных ценностей, нежели крестьяне...". Опустошили все храмы, с таким трудом строившиеся "с миру по нитке" и украшавшиеся простыми, но в то же время выдающимися местными прихожанами. Среди других ограбили Троицкий Собор, церкви Казанского монастыря и т.д. ...Новая власть уже тогда принесла больше бед, чем всё, что было ранее в предыдущей российской истории. Родился монстр - сонм всевозможных начальников и иных приближенных к "пище", концлагеря, войска внутренней охраны, аресты и посиделки в тюрьмах для массы народа - все это довольно быстро стало привычными атрибутами новой жизни. Голодомор помог власти сломать население - более не было выступлений и массовых восстаний, что сотрясали прошлый 1921 год. Состояние общественного сознания давно уж описал начальник губ.ЧК в одном из своих докладов: "есть много шипунов и из под тишка шипящих на Соввласть и ея местных правителей". Местные правители - безусловно видели, что творили (некоторых даже тревожила совесть), но высокая должность, куда вдруг нежданно - негаданно занесло, это было куда дороже. Своё себе ближе... 1922 год - "Положение Троицкого уезда чрезвычайно тяжелое ... голод произвел опустошения, неисправимые в течение многих лет ... Дом малолетних преступников представляет кошмарную картину: голодающие дети занимаются разговорами - кто сколько раз участвовал в людоедстве. Положение Верхнеуральского уезда не лучше...".
   Сам Троицк тихо переживал подобное. Были рапорты типа: несколько человек съели девочку 14-ти лет; два мальчика съели третьего; у двух башкир нашли человечину. В одном доме сварили и съели умершую мать и еще одну, неизвестно где взятую женщину; в поселке Амурском семья съела трех своих умерших детей и двух зарезала; задержали на Амуре двух граждан, варивших на квартире человеческое мясо, где обнаружено 4 обезглавленных трупа - и т.п. Конечно, милиция кое-что находила, но понятно, что подобное совершенное действо было совсем уж не на показ - а чаще бывало, просто исчез человек, а куда, мало ли...
   Но кто жив, живет прежними делами - и так, в принципе, до последнего "муравья"... Человеческий муравейник так устроен - нет человека, прими к сведению, ну а если горе - время всё спишет, жизнь живых идет своим чередом.
   Из очередного приказа тех дней: "За последние дни замечается прогрессирующий рост уголовной преступности по городам Челябинской губернии. Кражи, грабежи и убийства, совершаемые с небывалой дерзостью и жестокостью принимают характер безудержного и оголтелого бандитизма ... в условиях голода и разрухи, равными мародерству во время военных действий - Челябинский Губисполком постановил: принять самые решительные меры и безпощадные к ликвидации уголовного бандитизма в городах... Все дела о кражах, как с применением насилия, так и без такового будут изъяты из общей подсудимости и направлятся в высшее отделение Губревтрибунала с целью применить к ворам-рецидивистам высшую меру наказания. Оказывающие при задержании сопротивление, будут расстреливаться... без всякого следствия". Много погибло в те черные дни. А правых или виноватых, кого больше? - то не узнать теперь, да уже и не важно.
   ...В Троицке при облаве в притоне арестовали вдруг 8 разных начальников. Те резались в карты, пили самогон, никому не мешали. Поначалу забрали у них деньги, самогон. Ну и досталось же потом исполнителям, нагнали жути на них - "сволочи, собаки, мы вам паек урежем, с голоду сдохните". Недоразумение вышло. /Если вспомнить - первые аресты ретивых советских "работников" руководителей случались еще осенью-зимой 1919 г. К примеру, начальник 4 района Троицкой уездной милиции - А. Устюжин был тогда обвинен в преступлениях по должности и присвоении конфискованного имущества. Однако, он и ему подобные - отделывались символическими наказаниями, ведь разных паразитов для функционирования ново-созданной гос.системы нужно было много...
   Фобия насчет казаков с лихвой компенсировалась репрессиями против них. Через Троицкую тюрьму прошло немало казаков (а многие скрывались, числились в розыске). Многие сидевшие там отделались испугом, отпущены "за отсутствием состава преступления". Например, Логин Гневашев, Кузьма Мохирев /Коельской ст./, группа чебаркульцев, Н. Батырев, и многие другие. Но кому-то не повезло. К примеру, Д. Гашков и В. Турковский (Таянды); И.В. Кузнецов, М. Фомин, К. Фокин, М. Золотухин, расстреляны офицеры ОКВ - Петр Попов и Кузьма Нечеухин. (Несмотря на то, что Попов сам перешел к красным.) И некоторые другие. По уезду разъезжали чекисты, выискивая новых жертв. "Удостоверение" сотрудникам Троицкой уезд.ЧК - тт. Гайдукевич и Чарохчани "командируются по Троицкому уезду для ареста лиц, замеченных в контрреволюционном выступлении против Советской власти, и лиц, которые ведут пропаганду и саботаж"... Этим пришлым в наш край вообще было всё равно, кого и за что прибивать. Но конечно нашлось, "всплыло" и своё, местное непотребство. Немало людей тогда погибло ни за что, ни про что. Ретивые деятели новой власти иногда устраивали массовые расстрелы, к примеру, 1921 г. - действия начальника милиции Троицка - Моисеева признаны правильными, а расстреляны были 39 человек, в ответ на убийство чекиста Гербнева. Или, по приказу начальника Троицкой горуездной милиции (осень 22 г.) - 34 убитых в станице Полтавской. Ну а про мелочи и говорить не стоит, "работа такая"... А какие конфискации были - тащили всё подряд, от женского белья, ниток и гвоздей, до монет, орденов, ювелирных и иных ценностей (кому как удача улыбнется)... Горе и подавленность воцарилось в нормальных, добропорядочных семьях. Смерть стала массовой и привычной - как и небывалый поток бытовых преступлений, бандитизма, примитивная дурь новых гос.органов... Определяющая черта новых начальников - неприятие тяжелого труда, а сельского (нескончаемого) тем паче - тошно ж вспомнить, не приведи Господи. (Прежние чиновники тоже землю не пахали, но хотя бы жизни крестьянской не мешали)... Голод или балансирование на грани оного - стало основой бытовой жизни (не на пару-тройку лет, а на пару поколений вперед)... В эти годы многие местные казаки боролись против новой власти, и многие погибли...
   В 1922 г. судили троицких "ментов" (в т.ч. начальника Троицкого "угро") за преступления по должности - обвинялись "в избиении арестованных, вымогательстве, издевательстве над арестованными, присвоение вещественных доказательств..." - в общем полный набор уголовщины под прикрытием мундира, пытали в том числе женщин - раздевали, били до бесчувствия... и т.д. Куда там прежним жандармам до них, дети в сравнении - за один бы подобный случай раньше вся Россия шумела бы и негодовала. А теперь - нормально; власть-то "народная"... Что в прежней России было бы абсурдом - в СССР стало нормой.
   Троицк - заречная слобода, форштадт, амур, и другие, со своими особенностями колоритные места, стали теперь совсем не безопасными, но дурнейшие предчувствия не могли предположить, что сама власть, предназначенная к сбережению государства и своих граждан, станет главной опасностью. Троицк познал власть "большого Хама" в полной трагичной мере. И остановился в своем развитии жизни, захирел прежде знаменитый город. Свершения в стране достигались теперь смертью бессчетного числа людей, достигнув при "эффективном менеджере" апогея - и в мирное время, и в военное.
   Последней столицей казаков ОКВ (всей русской восточной эмиграции) стал Харбин. Казаки среди прочего смогли создать там свою прессу (выходил, к примеру, сборник "Оренбургский казак"). Среди массы трудностей они сохранили свое достоинство и самосознание. Харбин - "посреди всеобщего революционного разрушения старой России являлся осколком прошлой великой Российской империи, настоящим русским городом, с русской архитектурой, обычаями, укладом жизни, православной верой". То был последний некрополь, который сохранялся еще почти полвека...
  
   0x01 graphic
   Офицеры ОКВ - Харбин.
   ...Зуев, Лапаев, Ильиных, Пашнин, Печенкин, Потапов, Кручинин... эти и многие, многие другие казаки в изгнании - когда-то часто бывали в "своём" Троицке, или жили там в разное время, и конечно считали этот город непременной частью своей любимой малой родины. Безусловно, всех их мучила тоска о своих потерянных родных местах и близких - о прежней жизни... Эта тоска подвела многих казаков, в 1920-е гг. разным образом вернувшихся обратно домой.
   "Судьба оставшихся в СССР казачьих офицеров , как правило, была трагичной - почти все они не пережили рубеж 1940-х гг., будучи репрессированы", то бишь - убиты.
   Фото и цитата - из книги "Офицерский корпус ОКВ 1891 - 1945" (А.В. Ганин, В.Г. Семенов).
   *******
   Еще в годы гражданской войны М.А. Булгаков с пессимизмом заметил: "Безумство двух последних лет толкнуло нас на страшный путь, и нам нет остановки, нет передышки. Мы начали пить чашу наказания и выпьем её до конца...".
   Воспоминание о Троицке - 1933 год. "Город был полон погибающим от голода народом. Особенно много было казахов - больные женщины, старики, исхудавшие как скелеты, распухшие дети, скитались по улицам, стучали в дома, прося любые отбросы, а иногда падали тут же на глазах горожан на землю и умирали. По утрам на подводах вывозили мертвецов, подбирая их на улицах и дворах... Жители запирали детей, сами постоянно держали дворы и дома на запорах. Распространялись жуткие слухи о людоедстве, о том, что на базаре торгуют пирожками и пельменями с мясом младенцев...". Что тут сказать? 1920-30-е гг. - а далее... Апокалипсис состоялся в отдельно взятой стране. Только вот те, кто его заметил, ощутил на своей "шкуре", не смогли сказать о том (живые не могли, а мертвые тем паче) - и были в основном благополучно забыты. Кто сказал, что добро всегда побеждает. Это не про нас. Страна советская - бледная тень, какой могла стать Россия в 20 веке. Но не стала.
   Разрушено со временем слишком много (восстановить невозможно) - касаемо людей в первую очередь. Ну а сам город? Разломав многие из лучших зданий, построили через пол века серые коробки, обезличивая его в ряду многих других. Всё доломать не успели (по разным причинам). Троицку повезло, если сравнивать. В активе за весь век - несколько заводов и самая большая ГРЭС, цену достижений вспоминать официально не принято.
   0x01 graphic
   Из книги "На перекрестке времен и судеб".
   Этот очерк был бы более уместен лет 30-40 назад, когда были еще живы дети тех людей, о ком говорится. Повзрослев, дети обычно хотят знать подробности жизни своих родителей. Многие хотели нормально жить. Сколько людей помнили старый дом, прежнюю семью своего детства... Ведь за 20 век мало кто остался на месте.
   "Епитафия" - это надпись на надгробной плите. Что еще сказать - всех этих людей давно нет (хотя - лишь относительно давно), потомки часто не знают после деда-бабки никого, зная свою историю и страны от т.н. революции. И всё же им забытым, убитым, всуе исчезнувшим или тихо сгинувшим где-то - "вечная" память. Аминь.
   Р.S . Почему из нескольких городов прежней Оренбургской губернии для упоминания о казаках был выбран Троицк? Ведь уездных столиц было несколько, а в 1918 г. был создан и 4-й воен.отдел ОКВ. Ответ прост - Оренбург и Челябинск в силу своей ускоренной урбанизации в начале 20-го века представляли собой более сложную картину, где казачья составляющая становилась лишь заметной частью более сложного общегородского колорита. Орск, Троицк и Верхнеуральск были меж собой более схожи. Но всё же Троицк - более мощный и важный торговый центр, окруженный более плотно населенными пунктами, большинство из которых населяли казаки, к началу 1910-х гг. имевший свою железную дорогу, что еще более подняло его важность, ускорило развитие и, как тогда казалось, светлую перспективу...
   0x01 graphic
  
  
  
  
  
   Разрешение на публикацию от Любимова Андрея:
   От кого: Andrey Lyubimov al_an64@mail.ru
   Куму: Ольге Щетковой
   вчера, 30 августа 2015 года,23:29
   2 файла
   Ольга, здравствуй!
   Посылаю доработанный очерк про "Троицк..."   В 1-ю часть добавил немного,  во 2-ю гораздо больше, но по-моему - вполне достаточно
   С уважением, Андрей Любимов. 30 августа 2015 года.
  
  
   От редактора:
   Мне посчастливилось поработать за десять лет в архивах Шадринска, Оренбурга, Уфы и Челябинска. Когда читаешь некоторые дела, то волосы буквально встают дыбом. После прочтения иных дел невозможно заснуть и тема не отпускает тебя многие дни, месяцы и даже годы...
   Всё, что написал Андрей Любимов - не выдумка, не подборка интересных или "жареных" фактов. Все события реальны и собраны на основе глубоких, серьезных исследований в Челябинском Государственном архиве.
   Если Вы по-настоящему любите историю - работайте в архивах, благо - они ещё открыты.
   Благодарю Андрея Любимова за такое прекрасное, детальное и неравнодушное исследование. Он - настоящий краевед-исследователь Урала.

Ольга Щеткова, Челябинск-Сатка.

***************************************************************************************

Редакторы газеты "Союзная мысль" -

А.Г. Любимов, О.А. Щеткова.

При использовании информации ссылка на сайт  http://www.uralgenealogy.ru/ обязательна.

Электронные версии газеты "Союзная мысль" выходят с 04 ноября 2009 года два раза в месяц (плюс дополнительные и экстренные выпуски) на сайте Южно-Уральской Ассоциации генеалогов-любителей http://www.uralgenealogy.ru/ и распространяются авторами статей по краеведению и генеалогии, опубликованных на данном сайте, и постоянными читателями во всех уголках России и за рубежом.

Электронные выпуски газеты "Союзная мысль" с 2009 по 2012 года переведены в бумажные носители и сданы в архив города Челябинска -

ГУ ОГАЧО - в личный фонд О.А. Щетковой "Летописи городов, сёл и деревень Урала и Зауралья".

Электронные выпуски газеты "Союзная мысль" с 2013 по 2015 годы опубликованы ещё и на страничке Щетковой О.А. на сайте "Журнала "Самиздат" по прямой ссылке:

http://samlib.ru/s/shetkowa_o_a/index_8.shtml

E-mail:loo_chetkova@mail.ru

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 8.33*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Иванова "Королевская Академия. Элитная семерка"(Любовное фэнтези) Е.Рэеллин "Команда"(Киберпанк) С.Бессараб "Не в добрый час: Книга Беглецов"(Антиутопия) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) О.Британчук "Да здравствует экология!"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) В.Каг "Отбор для принца, или Будни золотой рыбки"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"