Клушин Андрей, Логунов Дмитрий: другие произведения.

Союзная мысль от 29 августа 2017 года

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


Газета "Союзная мысль"

от 29 августа 2017 года

************

  
   Генеалогия дворянских родов
   Арбузовых-Калитиных-Куропаткиных

Андрей Клушин, Дмитрий Логунов

  
   Известный атаман Петр Николаевич Краснов был хорошо знаком с генералом Петром Петровичем Калитиным, так как в 1911-1913 годах был его подчиненным, когда они служили в Джаркенте на границе с Китаем. Он несколько раз обращался в своих документальных и художественных книгах к личности генерала Калитина. П. Краснов до конца жизни не знал, что П.П. Калитин и А.Н. Куропаткин двоюродные братья, но во внешнем облике находил очень большое сходство: "Петр Петрович происходил из мелкопоместного дворянского служилого рода Псковской губернии. Калитины были близки, едва ли не соседи с Куропаткиными. В самой наружности, во внешнем облике генерала Калитина было нечто схожее с Алексеем Николаевичем Куропаткиным" [1, стр.36].
   Тогда не были известны мемуары ни Калитина, ни Куропаткина.
   Генерал Калитин в своих воспоминаниях дает ответ на этот вопрос: "Каждое лето проездом из Петербурга в свое имение Шешурино у нас гостила семья Куропаткиных. Их старший сын, Алексей, впоследствии военный министр, командующий Маньчжурской армией и Туркестанский генерал-губернатор, был скромный серьезный кадет, все время читавший книги и не участвующий в наших детских играх с остальными членами наших семейств <...> Мои предки со стороны матери Арбузовы происходили из крымских татар, которые впоследствии на русской службе приняли христианство <...> Все они были очень ревнивы, раздражительны и очень тяжелы в домашней жизни, имея очень скромных мужей, как мой отец и старик Николай Емельянович Куропаткин, отец известного А. Н. Куропаткина, моего двоюродного брата. Их жены: моя мать и её сестра, моя тетка, Александра Павловна, не могли похвастаться спокойным характером <...> В 1871 году я поступил вольноопределяющимся рядовым на двухлетних правах во 2-ю роту 1-го Туркестанского стрелкового батальона к строгому ротному боевому офицеру Павлу Петровичу Калитину <...> Общество и высшее начальство всегда выдвигало офицеров этого батальона на все выдающиеся назначения по администрации края и военным вопросам. Здесь служили такие выдающиеся личности, как Алексей Николаевич Куропаткин, Павел Петрович Калитин и другие. Летом 1871 года А. Н. Куропаткин уезжал в Академию Генштаба" [2, стр. 8, 11, 40, 44].
   0x01 graphic
   На фотографии стоит слева штабс-капитан Павел Петрович Калитин (будущий национальный герой Болгарии), сидит в центре штабс-капитан Алексей Николаевич Куропаткин (будущий Военный министр Российской Империи), сидит справа вольноопределяющийся Петр Петрович Калитин (будущий генерал от кавалерии, герой Эрзерума). Ташкент, июнь 1871г. Снимок сделан перед отъездом А.Н. Куропаткина в академию Генштаба // РГВИА. Ф. 165. Оп. 1. Д. 5182. Лл.14
  
   Анализируя три родословные поколенные росписи можно видеть как тесно и на разных поколениях переплелись роды Арбузовых, Куропаткиных и Калитиных.
  
   Род Арбузовых. Родословная поколенная роспись.

1 поколение

      -- Пётр Кондратьевич Арбузов

2 поколение

      -- (1) Павел Петрович (? - 1837), капитан-лейтенант, ж. Анна Алексеевна Калитина. В 1792 году окончил Морской кадетский корпус с присвоением чина мичмана. Участник первой русской кругосветной экспедиции под руководством И. Ф. Крузенштерна и Ю.Ф. Лисянского на двух кораблях "Надежда" и Нева" в 1803 - 1806 годах. Судья в уездном суде Холмского уезда, капитан 2 ранга в 1811-1812 гг., в 1824-1826 гг. - в том же чине, Холмский уездный предводитель дворянства.

3 поколение

      -- (2) Мария Павловна (род. после 1810), м. Пётр Васильевич Калитин
      -- (2) Александр Павлович (1809 - 1878), родился в селе Борок, Холмский уезд, Псковская губерния. Обучение: 1828, Морской кадетский корпус. Получил орден Св. Георгия 4-го класса за 18 морских кампаний в 1841 году за N 6675. В декабре 1853 года в связи с начавшейся Крымской войной 1853-1856 гг. А. П. Арбузов был назначен помощником военного губернатора Камчатки В. С. Завойко и капитаном над Петропавловским портом. Вскоре после прибытия на Камчатку А. П. Арбузов, будучи по характеру прямым и неуступчивым, испортил свои отношения с губернатором В. С. Завойко, отрешившим его от всех занимаемых должностей. Случилось это перед самым открытием военных действий, когда англо-французская эскадра была уже в Авачинской губе. Дважды англо-французский десант высаживался на берег, но был отбит. Во время третьего десанта противника Арбузов принял решение контратаковать врага и обратился к защитникам с призывом: "...друзья, я с вами, клянусь крестами Св. Георгия, которые честно ношу 14 лет, не осрамлю имени командира! Если же вы увидите во мне труса, то заколите и на убитого плюйте! Но знайте, что и я потребую точного исполнения присяги - драться до последней капли крови". В ответ прогремело "ура", и началась рукопашная схватка. Арбузов сражался в первых рядах с саблей в руках. Очередная попытка захватить порт окончилась провалом. Вражеская эскадра взяла курс на Сан-Франциско. Оборона Петропавловска закончилась победой над втрое превосходящим по численности противником. Однако В. С. Завойко в своем рапорте умолчал о решающей роли А. П. Арбузова в обороне Петропавловска. Женат на Александре Егоровне Куркоаской (Мамонтова). Похоронен: Осташков, кладбище мужского Житенского монастыря.
      -- (2) Александра Павловна, м. Николай Емельянович Куропаткин
  
   Род Калитиных. Родословная поколенная роспись.

1 поколение

      -- Никифор (Никита) Калита

2 поколение

      -- (1) Иван Никифорович (Никитич) Калитин, в 1543 вотчина в Новгородской Деревенской пятине.

3 поколение

      -- (2) Дмитрий Иванович, 1505

4 поколение

      -- (3) Иван Дмитриевич, 1585-1586, 1589 (бараш, шатёрничий), 1598, помещик.
  

5 поколение

      -- (4) Петр Иванович, 1618, 1638-1641, 1647

6 поколение

      -- (5) Иван Петрович, помещик Новгородского и Ржевского уездов 1611/1617, 1619, 1627, 1647.

7 поколение

      -- (6) Савва Иванович 1693

8 поколение

      -- (7) Михаил Саввич

9 поколение

      -- (8) Алексей Михайлович, капитан

10 поколение

   10. (9) Василий Алексеевич, солдат лейб-гвардии Семеновского полка (1768), отставной прапорщик (1771)
   11. (10) Алексей Алексеевич, поручик (1768), капитан

11 поколение

   12. (10) Василий Васильевич, капитан-лейтенант
   13. (11) Анна Алексеевна, м. Арбузов Павел Петрович (?1837), капитан 2-го ранга

12 поколение

   14. (12) Петр Васильевич (1808-1865), подпоручик, в 1836-1838 заседатель земского суда в Холме, кавалер ордена Св. Анны 3-й степени с бантом, имел серебряную медаль за взятие Варшавы и знак отличия за военные достижения 4-й степени, городничий г. Холма в 3.09.1837-29.05.1838, 29.04.1841-21.06.1845, ж. Арбузова Мария Павловна (после 1810-1865), чья мать см. 13 (11), троюродная сестра своему мужу.

13 поколение

   15. (12) Павел Петрович (30.08./10.09.1846-19/31.07.1877).
   Родился 30.08.1846 г. в Псковской губернии, воспитывался в Павловском кадетском корпусе и 25.08.1863 г. поступил в 1-е военное Павловское училище, которое 7.08.1865 г. окончил по первому разряду и был произведен в подпоручики. Перед ним открывалась блестящая служебная карьера, но он выбрал то место на карте, где требовались его храбрость и знания - Средняя Азия. По своему прошению распределился в Оренбургский линейный батальон, впоследствии 1-й Туркестанский стрелковый, в котором со временем будут служить четыре брата Калитины. Прибыв по назначению 16.11.1865 г., Павел Петрович вскоре получил и боевое крещение в Джизакской экспедиции против Бухарского эмирата - в январе-феврале 1866 г. Калитина заметили и за отличие в сражениях он был произведен 14 марта в поручики. Русские войска 14 мая двинулись к столице эмирата и после четырехдневной осады 24 мая 1866 г. Ходжент был взят штурмом. За участие в этом деле Павел Петрович получил 24.07.1867 г. орден Св. Анны 4 ст. с надписью "За храбрость". За боевые отличия при Ура-Тюбе и Джизаке П. П. Калитин был награжден 6.10.1867 г. орденом Св. Владимира 4 ст. с мечами и бантом, а 20.02.1868 г. орденом Св. Станислава 3 ст. с мечами и бантом.
   22.02.1868 г. назначается инструктором батальона. Он участвовал в отражении нападения бухарских войск на русский лагерь под Катта-Курганом 27-29 мая, в кровопролитном сражении на Зерабулакских высотах 2.06.1868 г. Показав себя наилучшим образом, он назначается командиром роты (24.08.1868 г.). За бои под Катта-Курганом П. П. Калитин был произведен 7.07.1869 г. в штабс-капитаны (старшинство в чине с 27.05.1868 г.), за успешные действия на Зерабулакских высотах получил 2.08.1869 г. орден Св. Станислава 2 ст. с мечами, а за взятие Самарканда 19.01.1870 г. - корону к этому ордену. 1.02.1870 г. назначается ротным командиром 10-го Туркестанского стрелкового батальона. 30.10.1871 г. он награжден чином капитана. За отличное мужество и храбрость, проявленные в Хивинском походе, П. П. Калитин был награжден годовым окладом жалованья (22.06.1873 г.), чином майора (18.01.1874 г.) и золотой саблей с надписью "За храбрость" (25.01.1874 г.). За отличие в делах с кокандцами (за взятие Махрама и выполнение особо важного поручения курьера из Намангана в Петербург 7 ноября 1875 г.) П. П. Калитин был пожалован 5.04.1876 г. орденом Св. Анны 2 ст. с мечами и был произведен 16.11.1876 г. в подполковники.
   С 31.05.1876 г. он находился в отпуске, который брал для отправки в Сербию на сербско-турецкую войну добровольцем, но обстоятельства его задержали, а вскоре и война закончилась, добровольцем отправился на еще не начавшуюся войну с Турцией, но на которую была уже начата частичная мобилизация с 1 ноября. Он подал рапорт об отзыве его из отпуска и по собственному желанию отправился в Кишинев к Главной квартире Дунайской действующей армии (как и Скобелев), куда 13.01.1877 г. был прикомандирован (в это время стали формировать новые Оренбургские линейные батальоны, из-за чего батальоны с таким названием, прикомандированные в Туркестане и где служил Павел Петрович, были переименованы в Туркестанские, вероятно, в один из подобных батальонов и собирался попасть Калитин), а с началом войны 12 апреля уже 17 апреля 1877 г. назначается командиром 3-й дружины Болгарского ополчения.
   Ополчение было организовано по штату русской армии и состояло из 6 дружин (батальонов), по 1000 человек в каждой, разделенных на 3 бригады, и вспомогательных частей. Общая численность составляла 7444 ополченца, включая около 500 русских солдат, унтер-офицеров и 81 офицера. 21 июня 1877 г. Болгарское ополчение переправилось через Дунай и вступило в Болгарию, а 26 июня прибыло в Тырново. На главную задачу - занятие перевалов через Балканы и продвижение вперед, к Адрианополю - выделялся небольшой Передовой отряд генерал-лейтенанта И. В. Гурко (12 тыс. человек), половину которого составляли дружины Болгарского ополчения, привыкшие к партизанским действиям. Занимавший Эски-Загру (Стару-Загору) авангард отряда И. В. Гурко (3500 чел.) оказался против наступавшего опытного 15-тысячного корпуса Сулеймана паши, шедшего из Черногории. Помочь основные силы Дунайской армии не могли - они были скованы по флангам осадой крепостей Плевны на западе и Рущука на востоке.
   Главное сражение и боевое крещение болгарского ополчения развернулось 19 (31) июля 1877 г. у Эски-Загры, где "войска сильно были теснимы турками. В таком трудном положении Калитин, получивший уже две легкие раны, не взяв на себя отступать, решил атаковать турок. Увлекаемая офицерами храбрая дружина опрокинула турок. Во время штыковой атаки болгар был убит знаменщик 3-й дружины, унтер-офицер Марченко. Вместе с ним поверглось на землю и прекрасное знамя, подаренное болгарам Самарою. Калитин, заметивший это падение, мигом соскакивает с лошади, хватается за древко и, снова вскочив в седло, выносится с высоко поднятым знаменем пред фронт своей дружины. "Ребята, знамя наше с нами! Вперед -- за ним! за мною!"?- звучным голосом кричит он своим ополченцам, не замечая, что с этого момента он сам сделался почти исключительною целью турецких стрелков, и, повернув лошадь, устремляется на турок. В это мгновенье, зашатавшись в седле и бессильно свесив на грудь голову, Калитин вдруг упал на землю: он был пронизан тремя пулями" [3, стр.141]. Один анонимный болгарский ополченец описывал: "Знамя переходит из рук в руки; под ним падает пять человек, но оно с обломленным древком и погнутым копьем вынесено унтер-офицером 2-й роты" [4, стр.178].
   Другой ополченец подпоручик Кисов вспоминал: "Началось отступление; ополченцы, останавливаясь, отстреливались от наступавших по пятам турок. Из четверых, несших тело героя Калитина, трое, пройдя несколько шагов, были убиты или ранены и были замещены другими; в момент, когда мы нагнали носильщиков, были убиты еще двое из них: Н. Атанасов и П. Стойчев. Далее нести тело героя Калитина не было возможности и потому отдано было приказание его оставить. Ополченцы осторожно опустили тело своего храброго командира на землю, сняли шапки и осенили себя крестным знамением; все вокруг из видевших эту трагическую сцену тоже творили молитву - таковы были боевые похороны и погребение героя Калитина" [5, стр.186].
   Однако помимо основной официальной версии смерти на поле боя [6, стр.227] существует еще одна версия. Из воспоминаний С. А. Цурикова: "Утром следующего дня отряд стал подниматься на гору; я же вдоль главного Балканского хребта отправился к Хаинкиою. Со мной ехал адъютант начальника болгарской дружины генерала Столетова поручик Лукашев и, кроме двух казаков и денщика, моими спутниками были еще два офицера и шесть казаков Уральского полка*, которые должны были проехать со мной одну треть дороги и затем свернуть в район, уже занятый турецкими войсками, к Малым Балканам, чтобы отыскать тело своего ташкентского товарища Калитина, командира одной из болгарских дружин. Дорогой казачьи офицеры мне рассказывали, что накануне Калитин был тяжело ранен. Во время отступления его несли на руках; но ему было так трудно, что он просил положить его в глухом ущелье, на берегу ручья, несмотря на близость наступавших турок, которые могли его замучить.
   Впоследствии узнал, что верные товарищи нашли его на прежнем месте; турки не набрели на умиравшего Калитина, и он, по крайней мере, отдал Богу душу без страшных истязаний. Его тело привезено было к своим и предано земле по-христиански, с подобающей воинской почестью. Еще мне рассказывали, что Калитин потому велел оставить себя в ущелье, что несшие его болгарские дружинники могли и во время отступления драться с наседавшими на них турками. Честь и слава такому витязю и таким верным казакам товарищам, которые добровольно, подвергая свою жизнь опасности, смело пробрались через неприятельские позиции, чтобы совершить тихий, но, тем не менее, великий подвиг человеколюбия и товарищеского долга" [7, стр. 538].
   Свидетельство Цурикова уникально. Оно даже пересекается с другими сведениями, но кроме одного - тело было мертво уже на поле битвы. Но за телом пошли не болгары, а казаки, причем с объяснением, что они его нашли там, где оставили. У болгар информации об этом нет. Значит, болгары оставили умирающего Калитина, посчитав его мертвым (если бы оставили живым, то для них это было бы позором). А его подобрали отступающие вслед за болгарами казаки, которые его оставили в ущелье, спрятав, и потом за ним пришедшие. Теперь понятна причина, почему Калитина посчитали погибшим под Стара-Загорой. Оказалось, что когда генерал Н. Г. Столетов, начальник Богарского ополчения, писал рапорт командиру 8-го корпуса Ф. Ф. Радецкому 20 июля, то сообщили о Калитине, его подвиге и его смерти (те, кто сообщил, явно были не в курсе всех событий, где были те люди, в основном болгары, которые раненого Павла несли, неизвестно, возможно, просто отдыхали, те, кто знал реально, что произошло с подполковником на следующий день вместе с Цуриковым, вышли на поиски Павла, пока они ходили, Столетов уже написал Радецкому и этот рапорт сохранился в истории [8, стр. 122]). Цуриков и исправил эту оплошность через 24 года, но на его сведения никто не обратил внимания!
   А ординарец 3-й дружины осетин Николай "Дудар" Караев (1919 г.см.) говорит прямо [9, стр. 21]: "Я вспомнил о смерти полковника Калитина, много плакал, но это не помогает. В нем поразили меня много доброты, его всегда лестные слова и его большая храбрость. Это заставило меня пойти на его могилу... Это уже ближе к тому месту, где сказали заночевать, то есть Горещия Ключ в долине Казанлык". Не есть ли это указание на место, где находится могила Павла Петровича Калитина?
   Эта версия смерти Калитина удивительно пересекается с другой смертью: "когда в деле под Эски-Загрой был ранен поручик 3-й дружины Попов, и ранен смертельно, то его успели вынести из боя, но всякое движение причиняло ему такую боль, что он упросил, чтобы его оставили спокойно умереть. Попова донесли до ущелья, уложили у подошвы горы и прикрыли буркой, ветвями. Затем, когда мы отступили на Шибку, то офицеры вызвали в охотники смельчаков уральцев съездить к Эски-Загре и доставить оттуда, по общим предположениям, умершего уже Попова. Действительно: из уральцев нашлось несколько молодцов, которые за известное вознаграждение (кажется, 300 р.) отправились чуть что не в неприятельский лагерь, разыскали и доставили труп Попова, который и похоронен с военными почестями" [10, стр. 91].
   "Страдая от раны в живот, Попов просил оставить его на дороге, говоря, что имеет достаточно сил, чтобы застрелиться в случае прихода турок. Его положили в сторонке в глухом месте, покрыли его буркою, поставили рядом воды и сыру. Тело Попова найдено было в том же положении, как он был оставлен, высланными на другой день, по просьбе товарищей из 4-й дружины, казаками. Тело было привезено последними в Шипку и здесь похоронено" [11, стр. 293-294].
   Героически погибший на поле боя П. П. Калитин был исключен из списков своей родной воинской части 1-го Туркестанского стрелкового батальона только после окончания войны с Турцией 11 мая 1878 г. Однако 19 июля 1880 г. военный министр Болгарии русский генерал-лейтенант Казимир Эрнрот Приказом N 130 вписал имя подполковника Калитина "на вечные времена" в список Первой роты Радомирской дружины [12, стр. 145]. Его имя и сейчас звучит первым при перекличке президентского полка Болгарии. Маршал Б. М. Шапошников впоследствии вспоминал, служа в 1903-1907 гг. в той же части, где ранее служили погибшие герои: "В этом же бою были убиты оба ротных командира - капитан Федоров и поручик Попов**. Болгарская армия чтила память павших героев, и в особенности подполковника Калитина. Во время моей службы был поставлен на средства, собранные офицерами, памятник павшим бойцам батальона, в том числе Калитину, Федорову и Попову. Он стоял в сквере, перед казармами батальона. Память о старшем Калитине свято хранилась в батальоне. Веселый и жизнерадостный, Калитин, по воспоминаниям старожилов, был смелым в бою и веселым в повседневной жизни" [13, стр. 94]. В. И. Немирович-Данченко вспоминает слова Скобелева "по поводу виденной... картины, изображающей смерть... Калитина со знаменем болгарской дружины в руке: "Вот завидная смерть... Я бы хотел покончить свою жизнь такой именно смертью"" [14, стр. 18]. Кузен и сослуживец Павла Петровича генерал Алексей Николаевич Куропаткин бережно хранил память о своем близком друге. С нежность. Он упоминает о "брате Павлике" в своих мемуарах, специально попросил свою кузину скопировать письма болгар его родной сестре и сохранил их в своем архиве. Благодарные болгары сохраняют память о русском герое. Он погиб, защищая Самарское знамя, первое государственное знамя свободной Болгарии. Павел Калитин - национальный герой Болгарии. В Стара-Загоре существовало общество унтер-офицеров запаса болгарской армии, названное в честь героя "Дружество на запасните подофицери "Подполковник Калитин"", основанное 1 апреля 1912 года. В честь подполковника Павла Калитина названо болгарское село Калитиново (ранее Джуранли), чуть ли не в каждом селе или городе есть улица его имени, а болгарский певец Бедрос Киркоров с особым чувством исполняет песню "Подполковник Калитин". В 2007 году болгары изготовили, привезли и установили памятник Павлу Калитину на его Родине в России, в г. Холме Новгородской области.
   16. (12) Петр Петрович (30.10/11.11.1853-6.06.1927), генерал от кавалерии, ж. Степанова Надежда Викторовна (1871-1919). Русский генерал, участник Туркестанских походов и Первой мировой войны, востоковед, оставивший мемуары. Первый русский путешественник, прошедший Каракумы с юга на север. Знал 8 иностранных языков. Брат героя Русско-Турецкой войны 1877-1878 гг. Павла Петровича Калитина. Учился в Нижегородском кадетском корпусе, который по случайности не окончил. В 1871 г. поступил вольноопределяющимся в 1-й Туркестанский стрелковый батальон, в котором 2-ой ротой командовал его старший брат Павел. В рядах этого батальона Калитин принял участие в 1873 г. в Хивинском походе, за отличие был награждён знаком отличия Военного ордена и в 1874 г. произведён в прапорщики. В 1875-1876 гг. в составе отряда генерала В.Н.Троцкого участвовал в покорении Кокандского ханства; был удостоен чина подпоручика и награждён орденами св. Анны 4-й степени на саблю, 3-й степени с мечами и бантом, св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом. В 1880-1881 гг. был в Ахал-Текинской экспедиции, состоял в распоряжении Куропаткина, и вскоре произведён в штабс-капитаны и награждён орденами св. Станислава 2-й степени с мечами, св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом и св. Георгия 4-й степени, причем последний Калитину вручил свой собственный генерал М.Д.Скобелев. Впоследствии усердием Калитина возле Денгиль-Тепе, на месте стоянки туркестанской колонны Куропаткина, был воздвигнут памятник в честь погибших здесь товарищей. В 1885 г. Калитин был назначен состоять при войсках Кавказского военного округа и заведующим Туркменской конной милицией, в 1890 г. произведён в подполковники. В 1893 г. назначен командиром Туркменского конно-иррегулярного дивизиона, в 1895 г. -- произведён в полковники.
   10.06.1899 г. Калитин назначен командиром 1-го Волгского полка Терского казачьего войска. В 1902 г. произведён в генерал-майоры, 28.05.1903 г. назначен командиром 2-й бригады 2-й сводной казачьей дивизии (в Кременчуге, во время Первой русской революции временный военный генерал-губернатор Кременчуга (с 20.10.1905 г.)), в 1906 г. -- начальником Уссурийской конной бригады (В Никольске-Уссурийском), в 1907 г. -- начальником Забайкальской казачьей бригады (в Чите), с 22.09.1909 г. получил назначение командующим Западно-Сибирской казачьей бригадой (в Джаркенте), а 23.09.1909 г. произведён в генерал-лейтенанты.
   Участник 1-й мировой войны. Победитель битвы за русскую крепость Ардаган (25.12.1914-18.01.1915), за что получил орден Св. Георгия 3-й степени. С 4/17 .02.1915 г. -- командир 1-го Кавказского армейского корпуса. 22.03/4.04.1915 г. произведён в генералы от кавалерии. 17.05.1915 г. награждён орденом св. Георгия 3-й степени за отличия в боях 14.12.1914-13.01.1915 гг. в бытность начальником Сибирской казачьей дивизии. 19.05.1916 г. награждён Георгиевским оружием с бриллиантами и надписью "За храбрость" за штурм Эрзерумского укрепрайона. За всю войну таким оружием было награждено всего 8 человек. 12.03.1917 г. назначен членом Александровского комитета о раненых.
   Во время Гражданской войны участвовал в Терском восстании 1918 года против советской власти, затем находился в резерве чинов при штабе Главнокомандующего ВСЮР Деникина, а затем при штабе Кавказской армии Врангеля; эвакуировался из Новороссийска 28.02./13.03.1920 года в Константинополь, затем комендант русского лагеря беженцев на о. Лемнос, перебрался в Константинополь, а затем эмигрировал в Болгарию, недолго в Югославию, а позже перебрался во Францию, где работал ночным сторожем на автомобильном заводе, писал заметки в русских эмигрантских газетах. Участник организационного комитета  и делегат Российского зарубежного съезда 1926 года в Париже. Был первым председателем Союза Георгиевских кавалеров. Скончался 6.06. 1927 г. в Париже от паралича сердца. Его могила стала первой русской могилой на Сент-Женевьев де Буа, несомненно, главном некрополе русской эмиграции во Франции.

14 поколение

   17. (16) Елизавета Петровна (1891-1942), м. Грибановский Виктор Иванович (1887-1937), полковник.
   18. (16) Наталья Петровна (1895-1929), м. Андрей Николаевич Краузе (1894-1926), полковник.
  
   Род Куропаткиных. Родословная поколенная роспись.

1 поколение

      -- Емельян Куропаткин
   2 поколение
      -- (1) Николай Емельянович, обучение: школа военных кантонистов и школа топографов, титул: дворянин1844, штабс-капитан 1859, ж. Александра Павловна Арбузова
   3 поколение
      -- (2) Алексей Николаевич Куропаткин (17/29.03.1848-16.01.1925). Первый брак Клара Эмилия Цецилия Эрнестовна фон Прюссинг, второй брак Александра Михайловна Тимофеева. Военный министр 1898 - 1904. Генерал от инфантерии 06.12.1900. Генерал-адъютант 1902.
      -- (2) Павел Николаевич (15.01.1861- 24.04.1938). Генерал-майор. Арестован 11.11.1937, 24.04.1938 расстрелян, 31.07.1989 реабилитирован, по заключению Тверской областной прокуратуры. Женат на Любови Юлиановне Жебровской р. 1872
      -- (2) Пётр Николаевич (21.06.1869-?), ж. Ольга Николаевна Калитина
   Два брата Калитиных - два беззаветно храбрых русских воина нашли свое пристанище за рубежами России, только один - подполковник Павел Петрович Калитин - лежит в Болгарии по своему выбору, а второй брат, младший - Петр Петрович Калитин - на кладбище Сент-Женевьев де Буа в вынужденном изгнании от России, которую оба любили больше жизни, как и их двоюродный брат Алексей Николаевич Куропаткин соратник легендарного Скобелева, один из последних военных министров дореволюционной России. Куропаткин отказался от предложенной ему англичанами эмиграции и потерял своего родного сына, который был расстрелян по приказу ЧК.
   Тесные и родственные отношения генералы П. П. Калитин и А. Н. Куропаткин поддерживали до конца своих дней, и примером тому может быть отрывок из последнего сохранившегося письма П. Калитина своему брату.
   25 января 1923г.
   Дорогой друг и брат Алексей Николаевич!
   Поздравляю тебя с Новым годом и желаю здоровья и бодрости, сообщи мне как, что ты делаешь, чем занимаешься и проводишь свое время? Спасибо тебе, что сообщил моим детям о наших адресах, благодаря чему теперь все мы в переписке, но у меня тяжело на душе, что я и оба зятя не можем им помочь материально, так как сами же питаемся все черною работаю и я как инвалид кормлюсь кое как на беженском положении в лагере и за это благодарю Бога, что не умираю с голоду, обуреваемый всеми старческими недугами своего 69-летнего возраста. <...> Тому назад более 2 месяцев я вместе со своим зятем Краузе перебрался из Болгарии в Германию, где и живем в беженском лагере в деревянных бараках, бывшего помещения Германского аэродрома. Спасибо есть крыша, дают угол и немцы разрешают в окружающих лесах собирать валежник и подчищать деревья от сухих сучьев. Болгары в последнее время под известным влиянием начали очень скверно относиться к своим избавителям и интернировали всех высших чинов Контингента. К беженцам относятся безразлично, но более враждебно, чем прежде, и жить там стало тошно, но старые люди относятся с теплым чувством, коммунистическая молодежь плохо. Знамя чтут и уважают память Павлика тоже, народный герой, и меня за то кормила и содержала Старая Загора, зачислив в граждане. <...> Конечно это не исполнимая мечта, очень бы хотелось перед смертью повидать близких и сложить свои кости в родной земле после всех странствий и пережитых испытаний, пока будущее темно и беспросветно. Ты все же можешь считать себя счастливым, что живешь дома на своей земле не то, что мы бродячие цыгане в особенности это тяжко на старости лет быть бесприютным бродягою. Здесь в Берлине в большой моде издания в русских книжных магазинах, всевозможные мемуары и воспоминания. Мне кажется издание твоих воспоминаний, мемуаров, таких интересных, вполне своевременно, теперь некого и нечего бояться, нет бывших Высокопоставленных лиц и сановников, кои были бы мстительны и вредны. Ты занимал такие высокие посты, что имеешь полное право ярко осветить все дела прошлого и характеры лиц твоей эпохи? Эти мемуары еще более упрочат твое доброе имя и обличат твоих недругов и недоброжелателей. И теперь церемониться нечего - можно писать какую угодно правду, ибо ты опираешься на факты. Если ты захочешь, то я спишусь с Красновым, живущим по близости в Баварии, он имеет в Берлине субсидируемый Князем Лейхтенбергом книжный магазин и с удовольствием возьмутся за издание. Я тоже хочу настрочить маленькие воспоминания, как переслать рукописи - найдем способ. Пиши, мой друг. <...>
   Любящий тебя друг и брат целую и обнимаю. П.Калитин [15, лл.93-94об]
  

Примечания.

   * Уральской отдельной казачьей сотни (а не Уральского полка) под командованием войскового старшины Е. Я. Кирилова и сотника Г. П. Любавина, старшего субалтерн-офицера, входившей в авангардный отряд генерала Рауха.
   ** Поручик Андрей Попов (?1877) был в 3-й дружине заведующим оружием, командиром же 3-й роты был его однофамилец штабс-капитан Попов Николай Николаевич (1846 - ? после 1896).

Список литературы.

      -- Краснов П. Н. На рубеже Китая. Париж, 1939.
      -- Калитин П. П. Воспоминания боевого генерала // Логунов Д.Ю. Генерал Калитин. Страницы жизни. Челябинск, 2014.
      -- Старчевский А. А. Памятник Восточной войне 1877-1878 гг. СПб., 1878.
      -- Ю. Бой ополчения под г. Эски-Загрой. (Из воспоминаний болгарского ополченца) // Сборник военных рассказов, составленных офицерами - участниками войны 1877-1878. Т. 3. СПб., 1879.
      -- Из боевой и походной жизни. Воспоминания полковника запаса Болгарской армии С. И. Кисова / пер. М. Горюнин. София, 1903.
      -- Г.-м. Раух. Начальнику передового отряда (полевая записка). 19 июля 1877 г., 8 час. 50 м. вечера, бивак на левом берегу р. Тунджи // Сборник материалов по Русско-турецкой войґне 1877-1878 гг. на Балканском полуострове. Т. 24. СПб., 1900.
      -- Цуриков С. А. Воспоминания о войне 1877-1878 годов // Исторический вестник. 1901. Т. 83. N 2.
      -- Описание Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. на Балканском полуострове. Т. 3: Действия с 9 по 31 июля 1877 г. Ч. 1. СПб., 1904.
      -- Караев-Дудар Н. А. Записки на опълченеца. София, 1984.
      -- Из дневника генерала Депрерадовича о Русско-турецкой войне 1877-1878 // Древняя и новая Россия. Май, 1880.
      -- Старчевский А. А. Памятник Восточной войне 1877-1878 гг. СПб., 1878.
      -- Известия на държавните архиви. Т. 33. София, 1977.
      -- Шапошников Б.М. Воспоминания. Военно-научные труды. М., 1974, с.94.
      -- Немирович-Данченко В.И. Скобелев. Личные воспоминания и впечатления. Издание 3-е. В двух частях. Ч.1. СПб. [1903].
      -- РГВИА. Ф. 165. Оп. 1. Д. 2879.
  
   Сведения об авторах:
   Логунов Дмитрий Юрьевич / Logunov Dmitrii Yurjevich
   logunovd333@yandex.ru
   Клушин Андрей Александрович / Klushin Andrei Aleksandrovich
   kloushin@mail.ru
  
  
  
   **************
   Редактор: Щеткова О.А.
   loo_chetkova@mail.ru
   Печатается с разрешения авторов.
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"