Кондаков Матвей: другие произведения.

Мама Стара

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Газета "Союзная мысль" от 25.08.2019 года
  
   РАБОТА В АРХИВАХ НАД РОДОСЛОВНОЙ МОИХ ПРЕДКОВ

НЕМЕЦКИХ КОЛОНИСТОВ

  
   Мать у моего деда была немкой. Дедов отец, солдат Первой Мировой, попал в плен, оказался в Берлине, там они и познакомились. Но родилась она не в Германии, а в России, попала в Берлин еще в детском возрасте, ее отправили туда учиться. После получения 7-классного образования и окончания трехгодичных курсов гувернанток она устроилась на работу, и так началась ее самостоятельная жизнь в европейской столице вдали от своей семьи.
   В Берлин увез ее дядя. Случилось это событие, когда дедовой матери было всего восемь лет. Была у нее сестра Эмма, которую также увезли куда-то другие родственники. Девочек забрали из семьи якобы всвязи с арестом их матери. Что за арест, чьи это были родственники, как их звали, где они сами жили, ничего этого мы не знаем. Был еще один ребенок в этой семье, брат этих сестер Отто, вот он оставался с отцом.
   В нашей семье дедову мать звали Мама Стара, говорили она с сильным немецким акцентом, была очень высокого роста, до старости ее волосы сохраняли насыщенный черный цвет без всяких признаков седины. Она очень много рассказывала о своей жизни в Берлине, но как всегда водится, никто ее сильно не слушал, и никому это было не надо. С ней жила ее старшая дочь, которая дожила до глубокой старости, и уже в моей взрослой жизни мы много раз с ней возвращались к историям из жизни ее родителей. Казалось бы, она-то и должна была знать все о них, но к моему всемерному удивлению, про отца она знала все, а про мать практически ничего. Да, бытовые подробности столичной европейской жизни, трудности проживания в постреволюционной Германии, проблемы выезда в Россию в 1921 году, ее встречу родственниками моего прадеда в сельской глубинке России, как приехала она туда с зонтиком, которого в деревне прадеда никто и никогда не видывал, психологические портреты всех членов семьи того времени, взаимоотношения с ними, это все было известно. А, и еще были известны имена ее родителей, отец был Отто Фрешер, а мать была Амалия. Но что-то о семье, примерный возраст всех ее членов, хотя бы относительный, подробности быта, социальное происхождение и статус в обществе, род занятий, место жительства, информации не было никакой в воспоминаниях и разговорах. Такое впечатление, что семьи у нее никакой не было, и как увезли ее в Берлин, так больше она дома и не была. В родную Россию вернулась, но приехала уже не в свое немецкое поселение, а в деревню мужа за тысячи километров от родного дома.
   Но даже в этом случае все равно какой-то минимальный набор информации о ближайших членах семьи должен был сохраниться в памяти детей. Ну, например такой, дядя потом осел в городе Свердловске, работал на заводе, было у него два сына, один Вася другой Коля, к нам они никогда не приезжали, и мы их никогда не видели, жили далеко.
   Но в истории Мамы Старой было все совсем по-другому. Родственников она своих помнила, любила их и тянулась к ним. Во-первых, в памяти детей зафиксирована ее попытка куда-то уехать (видимо в свое немецкое поселение, и при этом даже оставить семью), во-вторых, по приезду в Россию в 1921 году она сразу установила со своими родными почтовую связь, и в третьих, она все-таки настояла, и в 1926 году они всей семьей от родителей прадеда уехали жить к ее родителям. Известно, что прожили они там 11 месяцев, жизнь в немецком поселении с русским мужем не заладилась, и для сохранения семьи она сама сказала мужу "поехали домой". Она все пять лет рвалась к своим родителям, к дому своего детства, а "домом" в ее восприятии уже взрослой женщины оказалась деревня ее свекра. Место, где родились дети, место, где ты садишься за стол, как полноправный член семьи с дорогими и близкими людьми, и место, где твоим трудом столько всего создано.
   И вот это почти годичное проживание у родителей должно было к детскому восприятию добавить много другой подробной информации о жизни своих предков. Она должна была знать, что брат осел не только в Свердловске, но знать и его точный адрес, иметь какие-то письма или открытки, знать, что он не просто работал на заводе, а допустим, сначала работал по такой-то профессии, потом по такой-то, а потом стал бригадир, вот фото этого периода, вот фото уже попозже, сына то было два, но один учился хорошо, стал тем-то тем-то, а другой не очень, у него жизнь сложилась так-то так-то. Ну, такой усредненный набор, который знают все про своих ближайших родственников, тем более, с которыми вместе какое-то время жили!
   Но к тому, о чем я написал в первых предложениях, мне больше добавить нечего. Подробности о родственниках были тайной за семью печатями, и получалось само собой, что как бы Мама Стара сама ничего о них в помине и не знает, а не просто не рассказывает по каким-то причинам. О месте проживания ее родителей краем уха слышала только сноха Мамы Старой- моя бабушка. Она говорила, что слышала в молодости рассказ Мамы Старой, что ехали в 1926 году из своей деревни поездом до станции Лисичанск. Это и была та маленькая зацепочка, с которой у меня получилось в 2013 году начать свое исследование о судьбе своей прабабушки и ее немецкой семьи. Стало понятно, в каком стогу сена надо искать пропавшую иголку.
   Сохранилось по немецкой аккуратности и точности свидетельство о ее рождении и крещении, а точнее выпись из списка в гохштедском приходе о рожденных и крещенных, из которого мы узнаем, что моя прабабушка Берта Антония Фрешер родилась 3.09.1893 года в деревне Ново-Григорьевка Екатеринославской губернии, и была крещена 24.09 того же года пастором прихода Гохштедт Мелитопольского уезда Таврической губернии. Родители Розентальский поселянин Отто Фрешер и Амалия, урожденная Мельман, оба лютеранского вероисповедания. Восприемники Мартин Шпрингер Альт-Нассауский поселянин и жена его Амалия, урожденная Рапп, Яков Мельман Гринтальский поселянин и жена его Христина, урожденная Мельман. Свидетельство выдано 27.04.1905 года в селе Гохштедт.
   Сохранилась небольшая коллекция фотографий, которые бережно хранила Мама Стара, потом их также еще 50 лет хранила ее дочь. Совместное фото родителей, более позднее фото отца, три фотографии, на обороте которых рукой моего дяди подписано "брат Мамы Старой", причем все три фотографии запечатлели разных людей, фотография сестры Мамы Старой с ее мужем, групповая фотография ее учебного заведения в Берлине, где есть сама Мама Стара еще в детском возрасте, фото обоих детей того дяди, который увез ее в Берлин, сделанное в Познани, и фото женщины с мужчиной, на котором подписано на немецком "Frau dim Mollmann". Каких-либо географических подсказок, дат, имен и подписей, сделанных Мамой Старой, на этих фотографиях нет, единственное, что фото сестры была подписана моим дядей как "Эмма, сестра Мамы Старой", а на одной из фотографий якобы одного брата, но в трех лицах, было дядей же написано "брат Мамы Старой Отто Фрешер".
   С чего началось мое исследование в архивах. В 2013 году на просторах Интернета был найден тематический сайт Geschichte der Wolgadeutchen, было выяснено о наличии метрических книг прихода Гохштедт, также о месте нахождения этого села, его административно-территориальном подчинении. Оказалось, что огромное количество постсоветских немцев интересуются судьбой своих предков. Метрические книги имелись за 1833-1885 годы, хранились в Санкт-Питербурге в РГИА. Для начала было уже неплохо, потому что в эти годы как раз попадала дата рождения отца Мамы Старой, да скорее всего и деда, об остальном я и не загадывал. Созвонился с читальным залом, выяснил все о порядке доступа в архив и о возможности работы именно с лютеранскими метрическими книгами.
   Спланировал свой визит, чтобы не теряя выходных, в понедельник прямо с утра можно было начать работу в архиве, получил допуск и вперед. Заказанные дела мне выдали на следующий день в виде микрофиш. Какого же было мое удивление, что во-первых, они написаны на немецком языке, во-вторых, в отличие от привычных форм ведения церковных книг православного вероисповедания, в лютеранских не указывалось отчество, ни у мужчин, ни у женщин, хотя обязательным условием было упоминание девичьей фамилии женщины, еще у тех, кто вступал в брак, не указывался возраст, а дополнительным параметром идентификации обозначалось место "прописки" мужчины.
   Особенностями работы с лютеранскими метриками я бы назвал еще частое использование двойного имени у младенцев при рождении. Всвязи с этим трудность составления генеалогического дерева состоит в том, чтобы идентифицировать взрослого человека по отношению к выписке о его предполагаемом рождении. Например три младенца в одной семье Карл Христиан, Христиан Фридрих и Фридрих Карл, а потом встречаются в этой же семье через 20 лет три взрослых сына Карл, Христиан и Фридрих, и их будет достаточно сложно соотнести с выписками о рождении. Вообще, одинаковых имен не допускалось у детей в одной семье, но их могли называть различным вторым именем, а первое имя могло быть и тем же самым, Карл-Иоганн, Карл-Вильгельм и т.п. Во взрослой жизни такой ребенок мог быть как Карлом, так и Вильгельмом, вот и найди в метрической книге среди всех Карлов и Вильгельмов, который из них твой. Третьей особенностью я бы назвал меньший относительно православной конфессии набор частоупотребляемых имен, и поэтому во многих семьях с одинаковой фамилией (среди родственников) набор имен достаточно схож, что также создает дополнительные трудности в идентификации тех или иных персонажей, упоминаемых в метрических записях. Четвертой особенностью я бы назвал более позднее и более растянутое по годам вступление в брак в возрасте от 20 и аж до 30 лет, лютеране явно вступали в брак гораздо позднее православного крестьянства, чьим возрастом в это же время (19 век) были обычные 18, 19 или 20 лет. То есть, если находилась запись о браке, то потенциальных кандидатов на роль жениха и невесты надо было искать не в трех-четырех метрических книгах, выбрасывая общераспространенный возраст на вступление в брак, а с добрый десяток за больший промежуток времени. А кандидатов с одинаковым именем и фамилией в такой выборке набирается уже очень и очень много, потому что жених мог быть как 21, так и 29 лет. Пятой особенностью я бы назвал бесконечную миграцию немецких колонистов в поисках лучшей доли, поживут в одной колонии, потом смотришь, пропадают из метрических книг, куда уехали - непонятно. Методом сплошного просеивания найдешь их где-нибудь в колониях на Алтае и т.п. Как известно, отцовский надел всегда оставался младшему сыну от первого брака, остальные сыновья обычно разъезжались, причем могли и в разных направлениях. Единственной их связкой будет место их рождения, например как в приведенной метрической выписке "Яков Мельман, гринтальский поселянин". К слову, в Гринтале в то время было три Якова с фамилией Мельман. Кто из них был крестным моей прабабушки, я вычислил с большим трудом. Шестая особенность это не совсем четкая привязанность населенных пунктов к определенным приходам. Всвязи с постоянным бурным образованием новых немецких колоний на территории Российской Империи дети новых переселенцев могли быть крещены как пасторами из старых приходов, так и пасторами любых соседних приходов, обязательно образующихся спустя некоторое время после возникновения новых колоний. На приведенной выписки о рождении моей прабабушки это хорошо заметно, пастор был из прихода даже не соседнего уезда, он был из соседней губернии.
   Работа с архиве познакомила меня с группой людей, занимающихся той же темой исследования. На форуме я познакомился с Евгением Фрешер из Гамбурга, а он, в свою очередь, свел меня с Владимиром Ивановичем Чутчевым из Тольятти, кто уже давно и очень профессионально составляет родословное дерево всех российских Фрешер. Именно он мне сразу подсказал, что в родословном дереве Фрешер есть всего два Отто Фрешер, которые годятся на роль отца для Мамы Старой по годам своего рождения. Причем потомство обоих 1864 г.р. и 1874 г.р. не известно, но второй явно молод для отцовства в 1893 году, тем более если у Берты Антонии была еще старшая сестра. А вот второй Отто Фрешер, рожденный в 1864 году, по годам подходил идеально.
   Была информация еще о двух мужчинах Фрешер, у которых как раз было отчество Оттович, а одного из них даже звали Отто Оттович, проходящих по спискам жертв Луганской области, в чью территорию как раз и входил Лисичанск. Цитирую по украинскому сайту "Реабилитированные Историей"
   ФРЕЙШЕР (ФРЕШЕР) Отто Оттович, 1898
   р. народження, кол.с. Зоря Бiлогорiвської сiльради Попаснянського р-ну, нiмець, освiта початкова. Проживав за мiсцем народження, колгоспник к-пу iм. К.Маркса. Комiсiєю НКВС i Прокуратури СРСР 14 жовтня 1937 року засуджений до розстрiлу. Реа-бiлiтований у 1961 роцi.
   ФРЕШЕР Густав Оттович, 1895 р. наро-дження, кол.с. Зоря Бiлогорiвської сiльради Попас-нянського р-ну, нiмець, освiта початкова. Проживав за мiсцем народження, бригадир к-пу iм. К.Маркса. Комiсiєю НКВС i Прокуратури СРСР 14 жовтня 1937 року засуджений до розстрiлу. Реабiлiтований у 1963 роцi.
   ФРЕШЕР Емiль Iванович, 1877 р. наро-дження, кол.с. Зоря Бiлогорiвської сiльради Попас-нянського р-ну, нiмець, освiта початкова. Проживав за мiсцем народження, сторож к-пу iм. К.Маркса. Комiсiєю НКВС i Прокуратури СРСР 31 жовтня 1937 року засуджений до розстрiлу. Реабiлiтований у 1959 роцi.
   ФРЕШЕР Карл Iванович, 1882 р. народжен-ня, кол.с. Зоря Бiлогорiвської сiльради Попаснянсь-кого р-ну, нiмець, освiта початкова. Проживав за мiсцем народження, колгоспник к-пу iм. К.Маркса. Комiсiєю НКВС i Прокуратури СРСР 14 жовтня 1937 року засуджений до розстрiлу. Реабiлiтований у 1963 роцi.
   ФРЕШЕР Карл Карлович, 1908 р. наро-
   дження, кол.с. Зоря Бiлогорiвської сiльради Попас-
   нянського р-ну, нiмець, освiта початкова. Проживав
   за мiсцем народження, завiдуючий хатою-лаборато-
   рiєю к-пу iм. К.Маркса. Комiсiєю НКВС i Прокура-
   тури СРСР 14 жовтня 1937 року засуджений до роз-
   стрiлу. Реабiлiтований у 1963 роцi
  
   На этом же сайте в других списках есть данные о депортированных с фамилией Фрешер по Луганской области.
  
   ФРЕЙШЕР Володимир Остапович
   1932? р. народження. Народився: кол. Лисичан-ський р-н Луганської обл. Проживав: Луганська обл. Згідно з Постановою Державного комітету оборони СРСР N? 702 від 22.09.41 направлений на спецпоселення в Північноказахстанську обл., Казахстан. 21.01.56 на підставі наказу МВС СРСР N? 0601 від 16.12.55 обмеження по спец-поселенню зняте без права повернення на місце попереднього проживання.
   ФРЕЙШЕР Олександра Самійлівна
   1894? р. народження. Народилася: кол. Катери-нославська губ. Згідно з Постановою Державно-го комітету оборони СРСР N? 702 від 22.09.41 направлена на спецпоселення в Північноказахс-танську обл., Казахстан. 21.01.56 на підставі на-казу МВС СРСР N? 0601 від 16.12.55 обмеження по спецпоселенню зняте без права повернення на місце попереднього проживання.
   ФРЕШЕР Адольф Іванович 1926? р. наро-дження. Народився і проживав у м. Лисичанську Луганської обл. Згідно з Постановою Державно-го комітету оборони СРСР N? 702 від 22.09.41 направлений на спецпоселення в Північноказах-станську обл., Казахстан. 18.01.56 на підставі на-казу МВС СРСР N? 0601 від 16.12.55 обмеження по спецпоселенню зняте без права повернення на місце попереднього проживання.
   ФРІШЕР Павлина Єгорівна 1888? р. на-родження. Народилася: Херсонська обл. Прожи-вала: Луганська обл. Згідно з Постановою Дер-жавного комітету оборони СРСР N? 702 від 22.09.41 направлена на спецпоселення в Північ-ноказахстанську обл., Казахстан. Померла 26.02.51? р.
  
   Данные из Луганского архива, опубликованные на этом сайте, оказались очень информативными, обозначились какие-то имена, даты рождения и населенные пункты у вероятных родственников Мамы Старой. И тут мне опять сильно помог Владимир Иванович Чутчев. У него уже были координаты потомков Владимира Густавовича Фрешер 1932 г.р., и Адольфа Ивановича 1925 г.р., кто еще в детском возрасте пережил депортацию, и был упомянут на этом сайте по Луганской области. Также у него были координаты внучки Эриха Фрешер 1931 г.р., который тоже происходил с Луганщины.
   В начале 2014 года мне удалось встретиться с Владимиром Густавовичем, он по-прежнему проживал в Казахстане, и переговорить по телефону с Эрихом Рейнгольдовичем, он жил в Америке. Адольф Иванович уже умер в 2002 году, но его дети знали, что дед у них был Иоганн Иоганнович Фрешер, правда местом рождения своего отца указывали Евпаторию, а не Луганскую область. Но поскольку Адольф был в списках именно по Луганской области, он не был отодвинут из поля зрения и тоже был записан, как потенциальный родственник Мамы Старой.
   Владимир Густавович местом своего рождения указал мне немецкую колонию Мессарош прямо рядом с Лисичанском. Это было чисто немецкое поселение в одну улицу и примерно 40 домов. Отца своего он не помнил, и не мог опознать его на привезенных мной фотографиях, несмотря на то, что один из портретов "брата Мамы Старой" явно имеет сходство с фотографией молодого Владимира Густавовича. Мать его Александра Самойловна в девичестве Скакун, упомянутая в списках депортированных, дожила до 1980 года, умерла там же в Казахстане, и всю жизнь у нее в доме висели портреты ее и ее мужа Густава, но к настоящему времени они уже были благополучно утеряны. Своего деда он тоже не помнил, но хорошо помнил его дом из красного кирпича, в котором он часто бывал, и где было очень много фотографий в красивых деревянных рамках, которые сделал сам дед. Дед был по плотницкой части, делал тачанки, колеса, у него была целая мастерская. В доме он держал прислугу и был даже свой садовник Акмен. Бабушку звали Миля, ее Владимир Густавович тоже никогда не знал. В доме этом во времена детства Владимира Густавовича жила жена дяди - брата отца, вместе со своей дочерью. Отец был бригадиром в колхозе, и был арестован в одну ночь вместе со своим братом. Как звали брата, Владимир Густавович сказал мне, что не помнит. Среди своих родственников он мне назвал девочку Люцию, с которой много играл, и мальчишек, Эрика, Герхарда и Рудольфа. Сын Владимира Густавовича очень и очень похожая копия фотографии Отто Иоганновича Фрешер.
   Эрих Рейнгольдович местом своего рождения также указал колонию Мессарош. Отец его был Рейнгольд Иванович Фрешер 1888 г.р. Мать Паулина Адамовна доживала также в Казахстане, умерла в 1986 году. Герхард и Рудольф это его родные старшие братья. Герхард был 1923 г.р. и умер в 2009 году, а Рудольф умер, когда был в Трудармии. Немецких мужчин на фронт не брали, но их всех в 1941 году в возрасте от 16 до 60 лет забрали в Трудармию, и Адольф Иванович там был, и Герхард и Рудольф Рейнгольдовичи.
   На этом этапе исследования уже не возникало сомнения, что подходящий Отто Фрешер 1864 г.р. действительно является отцом Мамы Старой, потому что именно его братьями по метрическим книгам были Эммануэль Иоганнович Фрешер 1862 г.р., Иоганн Иоганнович Фрешер 1872 г.р., Эмиль Иоганнович Фрешер 1877 г.р. и Карл Иванович Фрешер 1882 г.р., чья комбинация имен начала фигурировать вокруг колонии Мессарош. Они все были детьми от разных браков своего отца. Дед Мамы Старой был женат три раза, первый раз женился в 1857 году на Каролине урожденной Диллман, но овдовел очень скоро в 1859. От этого брака детей у него не осталось. Второй раз женился на Кристине урожденной Эльцер, и овдовел в 1870 году. От этого брака у него осталось четверо детей Луиза 1860 г.р., Эммануэль 1862 г.р., Отто 1864 г.р. и Иоганна 1867 г.р. Третий раз он женился в 1871 году на Катарине Хуссер, урожденной Фёль. От этого брака у него шестеро детей Иоганн 1872 г.р., Христиан 1874 г.р., Эмиль 1877 г.р. Карл 1882 г.р., Евгения-Розина 1886 г.р. и Рейнгольд 1889 г.р. Теперь хочу процитировать метрическую запись о рождении отца Мамы Старой. РГИА ф 828 оп 14 д 134. 1.09.1864 родился Отто Фрешер, крещен 22.09, родители Иоганн Фрешер из Альт-Монталя и жена его Кристина урожденная Эльцер. Восприемники Август Клемс из Альт-Монталя и жена его Мария, урожденная Файст.
   Поскольку Владимир Иванович Чутчев уже разыскал потомков и Эмиля Ивановича и Карла Ивановича Фрешер, моей ближайшей задачей стало внести данные именно о потомстве Отто Иоганновича. Для этого опять пришлось обратиться к архивам. В Луганском архиве хранились метрические книги лютеранского вероисповедания прихода Луганск, образованного в 1900 году. Как водится, немцы-колонисты селиться здесь начали незадолго до этого, с 1885 года, и уже к концу следующего десятилетия колоний стало так много, что потребовалось открытие нового прихода. Основное заселение луганщины немецкими колонистами произошло в период 1908-1913 гг. Колония Мессарош населилась одна из первых в 1890 году. Незадолго до прихода Луганск открылся лютеранский приход Шидлово где-то в самом конце 1898 года, сейчас это территория Донецкой области. По соседнему приходу Берестово метрические книги сохранились с 1912 года, видимо это время основания этого прихода.
   После работы с метрическими книгами прихода Луганск были обнаружены актовые записи о смерти деда Мамы Старой - Иоганна Карловича Фрешер, его третьей жены Катерины, брата Иоганна Карла Карловича Фрешер. Иоганн Карлович Фрешер умер в колонии Липово в 1911 году, жена его Катерина умерла в 1915 году там же, брат Карл Карлович Фрешер умер в 1914 году в Мессароше. Дети Карла Карловича жили и в Мессароше, и в приходе Шидлово, один из его сыновей уехал в Царицын. Первый секретарь Республики Немцев Поволжья Евгений Эдуардович Фрешер 1890 г.р., расстрелянный в 1938 году, это внук Карла Карловича. Также были обнаружены записи о рождении многих Фрешер, которых до этого не было однозначной возможности привязать к тем или иным родителям из-за отсутствия отчества в немецком делопроизводстве, и записи о браке, позволившие проследить судьбу девушек с фамилией Фрешер, куда и за кого они выходили замуж. По приходу Луганск после проделанной работы с фамилией Фрешер на сайте "Реабилитированные Историей" остались с неопределенным родством всего двое человек, Вера Ивановна Фрешер 1923 г.р., жена трудармейца, и Алида Оттовна Фрешер 1903 г.р.
   Выполненная работа в архиве ответила на многие актуальные вопросы, но не ответила на главный, были ли Густав Оттович и Отто Оттович Фрешер братьями Мамы Старой? Косвенно уже все на это указывало, но однозначных доказательств, что Густав и Отто промеж себя, а оба они братья Мамы Старой, не было. Также не попалась никакая информация, проливающая свет на судьбу сестры Мамы Старой Эммы, куда и за кого она вышла замуж. Было только известно, что когда в 1926 году Мама Стара приехала к отцу, Эмма также приезжала повидаться, и они с Мамой Старой друг друга не узнали, ведь последний раз они виделись в глубоком детстве. Значит Эмма жила не в Мессароше.
   После обработки Луганского архива решено было обработать Донецкий. В приходе Шидлово также жили Фрешер, и в том же 2014 году были обработаны метрические книги прихода Шидлово и Берестово. В Берестово Фрешер не оказалось, в Шидлово было в основном потомство Карла Карловича, осевшее там, но в самом начале неожиданно попалась актовая запись о рождении Отто Оттовича Фрешер 26 декабря 1898 года у родителей Мамы Стары! Но продвинуться вперед от этого открытия не получилось, так как не было информации о потомстве Отто Оттовича, вообще были у него дети или нет, и неоткуда было взять дополнительную информацию. Но, по крайней мере, один вопрос был снят, у Мамы Стары подтвердился брат Отто Оттович Фрешер.
   В 2015 году благодаря одному человеку из Канады, зовут его Брайан Шатц, получилось составить родословную всех Мельман. Брайан из метрических книг 1833-1885 годов выбрал мне из всех приходов все выписки по этой фамилии. Он много месяцев занимался этой работой, и здорово мне помог. Без него на это пришлось бы потратить долгие и долгие годы на поездки в архив, дело в том, что Мельманы, как и все немцы в России, очень много перемещались, и было бы очень сложно иметь хоть какое-нибудь представление об этом роде, обработав только один Молочанский приход, к которому относилось поселение Гринталь. Дед Мамы Старой Мельман, например, умер в Симферополе. И вот ты хоть на десять раз пересмотри всю Молочну, а все равно никогда не найдешь, где закончилась судьба ближайшего родственника - родного деда.
   Цитирую запись о рождении матери Мамы Старой. РГИА Ф 383 оп 14 д 162 Елизавета Амалия Мельман родилась 20 июня, крещена 10 августа 1869 года в Гринтале. Родители Кристоф Мельман и Мария, урожденная Мельман. Восприемники Вильгельм Боэм и его жена из Альт-Монталя. Прежде чем обозначить именно эту Амалию, как мать Мамы Старой, пришлось произвести огромное количество аналитической работы. Амалий и Эмилий было около десятка штук, рожденных в 1860-х годах. Но только у двух из них в прямом родстве были родной или двоюродный брат Яков Мельман или родная/двоюродная сестра Христина Мельман. Причем сами эти Яков и Христина Мельманы тоже в восприемники любили взять другого Якова Мельман и жену его Роберту, урожденную Мельман, часто брали Вильгельма Мельман и жену его Каролину, урожденную Мельман. Вильгельм приглашал в крестные Иоганна Мельман и жену его Каролину, урожденную также Мельман. Получался целый клубок одинаковых имен в близком родстве или с этим Яковом или с этой Христиной, и по их восприемникам приходилось ориентироваться, из какой семьи наша Амалия или Эмилия происходить может или наоборот не может. Дело в том, что и Фрешер в 1809 и Мельман в 1805 приехали в Россию не кланами, а каждый сам по себе одной семьей, поэтому они не успели сильно размножиться к концу 19 века. И если Яков Мельман был из какой-то одной семьи, то Христина не могла быть ни из этой семьи, ни из какой из двоюродных. Тут приведена существенно упрощенная методика аналитики, на самом деле приходилось исследовать родственные связи не только восприемников, но и восприемников всех восприемников. Сначала я рассматривал в качестве потенциальной матери Эмилию Мельман 1861 года рождения. У нее был родной брат Яков Мельман, но она была старше Отто. Чутчев меня все время наставлял "у немцев так не принято, чтобы невеста была старше жениха, думай" или "ищи лучше, должна быть другая комбинация", но потом Владимир Иванович раздобыл из какого-то архива список немецких колонистов по колонии Мессарош, записавшихся в какое-то общество в 1917 году с указанием возраста. Из этого документа следовало, что Амалии Фрешер 48 лет, значит, она ну никак не могла быть Амалией Мельман 1861 года рождения, такой погрешности быть не могло, значит матерью Мамы Старой была все таки вторая претендентка, вот этой самой Елизаветой-Амалией Мельман 1869 года рождения. Забегая вперед скажу, что в 2016 году в архиве была найдена актовая запись о ее смерти в 1928 году, составленная уже по советским требованиям к актам гражданского состояния. В ней было указано ее отчество "Христофоровна", т.е. подтверждено, что именно эта Елизавета-Амалия, дочь Кристофа Мельман, и есть мать Мамы Старой.
   Кто еще были братья и сестры у Амалии. Поженились ее родители 13 октября 1855 года в Молочанском приходе. В этом браке у них было восемь детей, кроме Амалии Каролина 1856 г.р., Аугустина 1858 г.р., Христина 1860 г.р., Фридрих 1861 г.р., Анна-Мария 1864 г.р., Анна-Елизавета 1866 г.р. и Яков 1874 г.р. Бабушка Мамы Старой Анна-Мария умерла 10 августа 1876 года в Гринтале 38 лет по метрической записи. Дед 27 февраля 1877 года женился еще раз на Христине Старк. От этого брака у него еще дети Кристоф 1879 г.р., Антония 1881 г.р. Вильгельм 1882 г.р. и Вольдемар 1884 г.р., все они родились в Гринтале Молочанского прихода. Не очень понятно, как Кристоф оказался в Симферополе, его смерть показана в приходе Нейзатц 17 декабря 1885 года 51 года по метрической записи.
   Карл Штумпф написал книгу "The Emigration from Germany to Russia in the Years 1763 to 1862", в которой приводит данные по колонии Гринталь из ревизии 1811 года. Глава семьи Генрих Мельман 46 лет, учитель из Мекленбурга, жена его Катарина 44 лет, дети Карл 20 лет, Людвиг 15 лет, дочери Доротея 13 лет и Елизавета 7 лет. Старший сын Генриха Фридрих в 1811 году показан уже своей отдельной семьей Фридрих Мельман 22 лет жена его Елизавета 18 лет и сын Август полугода.
   Отделение Фридриха в отдельный двор способствовало более быстрому обособлению его клана от остальных Мельман. Правда я просматривал в РГИА кроме метрических книг еще ряд хозяйственных документов, вот например ф 383 оп 29 д 381 стр 174 "О пособии молочанским колонистам", там есть ведомость домашнего скота от 24.03.1813. В ней не только Фридрих Мельман выделен в отдельный двор, но уже и Карл Мельман отделен от отцовского хозяйства. Эта обособленность в скором непродолжительном времени позволила потомкам Мельман заключать между собой браки в 1870-х годах в большом количестве. Брак в 1855 году деда Мамы Старой Кристофа Мельман и бабушки Анны-Марии Мельман имел явные следы близкого родства.
   Кристоф родился 3.06.1834 года в Гринтале, родители Людвиг Мельман и Елизавета, урожденная Косславская. Другие дети от этого брака Кристиан 4.12.1816 (высчитана по возрасту в момент смерти), Карл около 1818 г.р. Яков около 1820 г.р. Генрих 1824 г.р. Готлиб около 1825 г.р. Август 1832 г.р. и девицы Елизавета около 1827 г.р., Каролина около 1829 г.р. и Анна-Мария около 1830 г.р. Людвиг умер вскоре после рождения Кристофа 4.09.1834 там же в Гринтале 38 лет по метрической записи, а Елизавета второй раз вышла замуж за Иоганна Каспара в колонию Лейтерхаузен и умерла 3.10.1848 43 лет по метрической записи. Запись о смерти матери Людвига, умерла 29.06.1835 года в Гринтале Мария Мельман 77 лет, место рождения Мекленбург, муж -Генрих Мельман. Генрих умер в 1848 году. То, что жена его в ревизии 1811 года записана как Катарина, а в актовой записи в 1835 году как Мария указывает или на наличие у нее двойного имени или ошибку пастора при записи в метрическую книгу. Маловероятно, что он бы женился второй раз на женщине своего возраста, да еще и именно из того самого места, откуда приехал сам. Возраст Катарины-Марии в метрической записи подсчитан неверно, ей не 77, а 67 полных лет в середине 1835 года.
   Анна Мария родилась 10.02.1838 года там же в Гринтале, родители Август Мельман и Иоганна, урожденная Линке, поженились в 1833 году. Другие дети от этого брака Анна Каролина 1847 и Амалия 1849 года рождения. Август умер 25.06.1855 43 лет по метрической записи, а Иоганна вышла замуж за Петера Эйтеньера в 1858 году, когда умерла неизвестно. Родители Августа, упомянутого в ревизии 1811 года полугодовалым младенцем, отец Фридрих Мельман умер в Гринтале 27.05.1880, родился в Мекленбурге, вдовец 96 лет (на самом деле 91), и мать Елизавета Мельман, урожденная Вендланд, умерла также в Гринтале 29.06.1871, родилась в Польше, возраст 77 лет 4 месяца и 14 дней. Такая точность подсчетов свидетельствует о том, что уже в те времена эти переселенцы имели с собой какие-то документы о дате рождения с мест своего проживания до переселения в Российскую Империю.
   В 2016 году я продолжил свою работу в Луганском архиве. В отличие от нашей страны, актовые записи там имеют меньший срок недоступности, как персональные данные, и в архивах в общем доступе находятся актовые записи до 1937 года. Была сделана выборка по фамилии Фрешер из документов Золотаревского сельсовета, к которому относилась колония Мессарош, из которой я узнал дату смерти матери Мамы Старой и ее отчество. Умерла Амалия Христофоровна Фрешер 4.10.1928. Что подтвердило мой расчет, что она была дочерью именно Кристофа Мельман. Встретилась там и запись о смерти некоего Фрешер Отто Емон. 2.10.1933, указан возраст 54 года, причина смерти - от старости, место смерти колония Мессарош. Но жителей в Мессароше с именем Отто Фрешер было всего двое, отец Мамы Старой 1864 г.р. и Отто Эмильевич Фрешер 1904 г.р., сын Эммануила Карловича. Но про того двоюродного племянника старого Отто достоверно известно, что его забрали в Трудармию в 1941 году, откуда он уже не вернулся. Так что по предварительной версии, которую надо будет проверить по другим документам, это и есть актовая запись о смерти отца Мамы Старой. Ну только было ему не 54, а 79 лет. Также там встретилась актовая запись о браке Отто Оттовича Фрешер, возраст 29 лет, прожиток - свое сильско господарство, дата 20.06.1928, невеста Миллер Ерина (наверное Эрна по-немецки) Германовна 27 лет из села Кабани Купянского округа, домогосподарка. Но актовых записей о рождении детей почему-то не было до самого 1937 года. Из родных Эрны Германовны на том же сайте "Реабилитированные Историей" по Харьковской области упоминается ее родной брат Миллер Владимир Германович 1902 г.р., бухгалтер колхоза. Арестован 23.10.1930 по ст.54 за антисоветскую деятельность. В тех же документах ЗАГСа попалась актовая запись о рождении Вольдемара Густавовича 25.12.1932 года, где про отца Густава Оттовича записано, что он чорнорабочий колхоза "Карл Маркс", про мать Александру Самойловну, что она также чорнорабоча того же колхоза. Здесь же записи о рождении и Адольфа Ивановича, и Эриха Рейнгольдовича, и многих других Фрешер, кто родился у детей Иоганна Карловича и у детей его брата Карла Карловича. Также по актовым записям следовало, что в Мессароше жил еще и их племянник Иоганн Августович Фрешер, сын Августа Карловича. После обработки этих сведений, дополнивших недостающие пробелы от памяти ныне живущих людей до метрических выписок 1880-х годов и ранее, Владимир Иванович прислал мне родословное дерево моих Фрешер от самого первопоселенца до упомянутого отца Мамы Старой Отто Фрешер.
   Цитирую по той же книге Карла Штумпф "The Emigration from Germany to Russia in the Years 1763 to 1862", по данным из ревизских сказок 1811 года первопоселенцем с этой фамилией в Россию был Вильгельм Фрешер 31 года, кузнец, жена его Анна 28 лет, дети Доротея 7 лет, Анна 4 лет, Карл 2 лет и Христина полугода. В этой же книги указан год приезда в Россию - 1809, и место поселения - колония Нейдорф. До 1831 года жили в Нейдорфе, а потом эту колонию выселили, и Фрешеры перебрались в Розенталь. Умер Вильгельм 20.03.1847 в Розентале, по возрасту, указанному на момент смерти его дата рождения 20.09.1780, а место его рождения деревня Гард возле Франкфурт-на-Одере, королевство Пруссия (на современной польской стороне реки Одер). После ревизии родились еще Мартин в 1813 году, Вильгельмина в 1815 году, Вильгельм в 1817, Август в 1819 (к 1815 году умерли Анна и Христина, в архивах сохранилась похозяйственная перепись сентября 1815 года, у Вильгельма Фрешер показана семья 6 человек, трое мужского пола, трое женского). После этого у Вильгельма родились еще Анна-Мария в 1825 и Готлиб в 1826. Однозначно эти два ребенка не отнесены ни к первому браку Вильгельма, ни ко второму. Хотя Владимир Иванович склоняется, что все-таки это были дети уже от второго брака. По законам немецких колонистов, отцовская земля доставалась младшему сыну от первого брака, и отцовский надел достался именно Августу, а не Готлибу. А имя Анна-Мария было у родной сестры второй жены кузнеца Вильгельма. После Готлиба были еще дети Михаил 1832 г.р., Луиза 1834 г.р. Христиан 1840 г.р. и Анна-Магдалена 1846 г.р. Вот эти дети уже точно родились от второго брака Вильгельма с Евой-Маргаритой Митцель 1803 г.р. После смерти Вильгельма она еще раз вышла замуж в Альт-Монталь за Иоганна Шунтера в 1848 году, и в том же году опять овдовела. Умерла она 15.04.1851 в Альт-Монтале в возрасте 48 лет, местом ее рождения указано Zuzenhausen, Baden. Анна умерла еще до метрических книг, и однозначно сказать, когда именно случился второй брак, невозможно. Но после дополнительной работы в архивах с метрическими книгами можно попытаться установить принадлежность восприемников детей Анны-Марии и Готлиба к детям или первого потока или все-таки второго.
   Из 12 детей кузнеца Вильгельма моим предком был его старший сын Карл 1809 г.р. Карл женился до времени метрических книг, до 1833 года. Жена его была Барбара Арнольд, приехала эта семья в Россию также в 1809 году. Но их отец умер к ревизии 1811 года, и поэтому об этой фамилии не было сведений в книге Карла Штумпфа. Но Владимир Иванович решил эту головоломку, по актовым записям о смерти братьев Барбары нашел место их рождения, и в этом приходе нашел по немецким метрическим книгам ее точную дату рождения 7.03.1808. Когда Барбара умерла, неизвестно, она была жива в момент смерти мужа. Дети Карла Христиан 1832 г.р., родился в Розентале и умер после 1885 года в Розентале, Август 1833 г.р., родился там же, умер после 1885 в колонии Эбенфельд, приход Кронау, Карл 1836 г.р., родился там же, умер в 1914 году в Мессароше, приход Луганск, а последний сын Иоганн 1838 г.р. родился уже в деревне Павло-Кичкас, ныне это левобережный район города Запорожья, был сапожником у ее хозяина Э.Марка, предводителя дворянства Александровского уезда Екатеринославской губернии. Умер Карл 19.06.1857 в Павлокичкасе. Дети наверное с матерью перебрались обратно в Розенталь. У Кристиана Карловича дети родились все в Розентале, он является прямым предком и для Евгения Фрешер из Гамбурга, и для Владимира Ивановича Чутчева. Дед Евгения рассказывал, что помнит в Розентале дом своих предков с написанной на нем датой постройки -1833 год. У Августа Карловича дети рождались в Карлсруэ, а с 1873 года в Эбенфельде. У Карла Карловича дети родились в Розентале, у Иоганна Карловича дети Луиза в 1860 году, Эммануэль в 1862 и Отто в 1864 родились в Альт-Монтале, Иоганна в 1867 году в колонии Тифенбрун, а Рейнгольд в 1869 году в Розентале.
   Иоганн Карлович это дед Мамы Старой. Родился он по метрической записи 14.06.1838, был учителем, видимо поэтому такая разная география рождения его детей. Дети от его следующего брака все родились в Ней-Монтале. Это все колонии того же прихода Хохштадт. В метрических записях о бракосочетании своих детей он везде указывался, как Иоганн Фрешер розентальский поселянин. То есть его прописка по прежнему оставалась в Розентале. В 1890 году думаю он был в числе основателей колонии Мессарош. Как человек более интеллектуальной профессии, он мог грамотнее ориентироваться в экономической жизни, в перспективах развития того или иного региона, и понимать, что дешевая земля на Донбассе, куда в то время тянули железнодорожную ветку, является более выгодным местом жительства для его огромного семейства. Он выехал туда с шестью своими подрастающими детьми, с ним же поехал его старший сын от другого брака Отто и дочь Иоганна. Муж Иоганны был Исаак Гехт. У Луизы муж был Генрих Яков Кюблер, их дети рождались в Ней-Монтале, Эммануэль осел в колонии Гуттерталь, приход Евгенфельд, где был убит анархистами 3.04.1918 года, о чем имеется запись в соответствующей метрической книге в архиве города Запорожье. О потомстве Эммануэля пока данных нет, требуется дополнительная работа с документами этого архива.
   Про предыдущие поколения, о которых за давностью лет в памяти ныне живущих людей уже ничего не могло сохраниться, собрана вполне приличная информация. А о тех людях, которые более приближены нам во времени, так никакой информации и не появилось за эти годы. В 2018 году я решил проработать личные дела расстрелянных Густава и Отто Оттовичей Фрешер, которые находятся на хранении в Луганском архиве, может быть в них будет какая-то информация о родстве Мамы Старой с ними.
   И действительно, хоть оба они к 1937 году жили своими отдельными семьями, Отто Оттович в своей анкете указал Густава, как своего родного брата. Благодаря этому документу удалось ответить на второй вопрос, да, действительно, Густав и Отто промеж себя родные братья, а значит и Густав также родной брат Мамы Старой. Теперь стало понятно, почему фотографии разных людей в семейном архиве были подписаны одинаково как "брат Мамы Старой". Хоть дата ареста у них одна и та же, и как рассказывал Владимир Густавович, отца арестовали в одну ночь с его братом, однако оба они проходят по разным делам, хотя у обоих стандартная формулировка обвинения того времени "член террористической контр-революционной организации". Старший брат Густав проходит по делу вместе с дядей Карлом Ивановичем Фрешер, его сыном Карлом Карловичем и Попп Иваном Христиановичем. Вместе с Отто Оттовичем проходят по делу Мельман Густав Иванович, Шпрингер Карл Карлович, Шпрингер Александр Карлович, Шпрингер Фридрих Августович, Цейтер Август Карлович, Цейтер Эмиль Карлович, Цейтер Христиан Карлович, Цейтер Лоренц Карлович, Фалькенштерн Альберт Лукьянович и Фрейн Густав Иванович.
   Карл Карлович в своей анкете указывает дату рождения 10.02.1908, место рождения колония Мессарош Лисичанского района Донецкой области, происхождение - родители из кулаков (у отца 30 десятин земли), в колхоз вступили, не раскулачены, в Белой армии не служил, судим на 3 месяца принудительных работ в 1933 году за порчу колхозного картофеля (заморозил), должность в колхозе имени Карла Маркса заведующий хатой-лабораторией. Состав семьи жена Лина Фридриховна 26 лет, дочь Люция 3 года, сын Лео один год. Карл Иванович в своей анкете указывает дату рождения 8.05.1882. местом рождения ту же колонию Мессарош, хотя по метрическим выпискам родился он в Ней-Монтале, происхождение сын крупного кулака (у отца 150 десятин земли и арендованной 10-15, лошадей 18-20 голов), в колхоз вступили, не раскулачены, был лишен права голоса, в Белой армии не служил, арестовывался лисичанским районным отделением милиции в 1934 году, сидел полтора месяца. Состав семьи жена Ольга Петровна, работает в колхозе, сын Карл 1908 г.р., член колхоза, сын Эдмунд 1911 г.р., учитель в селе Романовка Дзержинского района. Попп Иван Христианович в анкете указывает дату рождения 6.01.1906, также сын крупного кулака (у отца земли 175 га), работал в хозяйстве отца до 1928 года, состав семьи жена Клара Людвиговна, колхозница, дочь Гульда 10 лет, Эльза 8 лет, Тоня 5 лет, сестра Ирма. Карл Иванович Фрешер называет Попп Ивана Христиановича своим родственником.
   Густав Оттович в анкете указывает дату рождения 4.09.1895, место рождения колония Мессарош, происхождение из середняков, образование - окончил сельскую школу, в Белой армии не служил, репрессиям не подвергался. Состав семьи жена Александра 1894 г.р., сын Михаил 1914 г.р. и сын Вольдемар 1932 г.р. Ордер на арест выписан 21 августа 1937 года, арестован 24 августа. В его деле имеется справка, выданная на него 15 сентября 1937 года из Золотаревского сельсовета Лисичанского района. По социальному положению замозжий (закоренелый) середняк, земли 30 десятин, коней 5-6, коров 3-4, в сезон нанимал на работу 3-4 человека, служил в Белой армии, работая в колхозе бригадиром, занимался шкидящтвом (вредительством), сгноил 12 га сена, развалил в своей бригаде трудовую дисциплину. В протоколе допроса от 13 сентября Густав сообщает, что отец имел 30 десятин земли и колесную мастерскую, у самого Густава после революции было 10 га земли, про службу в Белой армии уточнил, что был в обозе с лошадьми 3 недели. Следующий протокол допроса в деле от 5 октября 1937 года.
   Все обвиняемые свою вину признают, дело заканчивается Заключением от 25 октября 1937 года, в котором сержант госбезопасности, который "вёл" "дело", постановляет следственное дело по обвинению вышеперечисленных человек направить в 3 отдел ГУГБ НКВД ССР. На обороте приписка, сделанная 3 октября 1963 года "справка решения суда по делу не имеется". Не очень понятно, почему в официально опубликованных данных указывается дата 14 октября, как дата осуждения к ВМН, то ли эти листы изымали из дел в период хрущевской оттепели, то ли расстреливали их быстрее, чем успевали на местах оформлять бумаги, без документов сказать трудно. Но в деле имеются справки, что осужденные были приговорены к ВМН именно в этот день. Дата 14 октября встречается в деле не единожды, причем в одном месте указано, что они были не просто приговорены 14 числа, но и подвергнуты ВМН в этот же день. Это соответствует порядкам того времени, читал я на каком-то сайте, что осужденные к ВМН редко доживали до следующего дня. Такие приговоры старались приводить в исполнение в тот же день.
   О судьбе своего родственника пыталась выяснить только жена Ивана Христиановича, а потом еще в 1992 году его внук писал, чтобы реабилитировали деда. На основании ее заявления дело было еще раз рассмотрено, определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда УССР от 31.08.1963 постановление от 14.10.1937 в отношении всех четырех осужденных отменено, а дело прекращено за отсутствием состава преступления. Многим таким вдовам во время войны было сообщено официальным документом, что их мужья умерли в лагерях. Заместителем начальника Приишимского РОМВД Северо-Казахстанской области от 3 августа 1953 года был послан запрос начальнику Лисичанского отделения РОМВД Ворошиловградской области о проверке Фрешер Александры Самойловны всвязи с решением вопроса по освобождению из спецпоселений. Запрос содержит некоторое количество информации о жене Густава Оттовича.
   Фрешер (девичья фамилия Скакун) Александра Самойловна, уроженка села Золотаревки Лисичанского района Ворошиловградской области, украинка. По месту рождения проживала до 1941 года, в 1922 году вступила в юридический брак с Фрешер Густавом Оттовичем. В 1941 году Александра Самойловна вместе со своим сыном Владимиром Густавовичем (Остаповичем) 1932 г.р. как семья немца была выселена в Казахстан. Родители и родственники отец Скакун Самуил Павлович, мать Скакун Маланья Васильевна, по национальности украинцы, уроженцы Лисичанского раойна, умерли там же. Муж Фрешер Густав Оттович 1905 г.р., немец, 23 августа 1937 года арестован органами НКВД, место нахождения его неизвестно. По месту рождения в настоящий момент проживают брат Скакун Василий Самойлович, сестра Бударина Мария Самойловна, сестра Синявская Анна Самойловна, работают в колхозе. Сын от первого мужа Ткаченко Ефима Ефимовича - Ткаченко Михаил Ефимович 1914 г.р. - уроженец села Волчеяровки Лисичанского района, работает зоотехником. Кроме того были братья Скакун Фадей Самойлович, Кузьма Самойлович, Андрей Самойлович и Михаил Самойлович, погибли на фронтах Отечественной войны.
   Отто Оттович Фрешер в своей анкете указывает дату рождения 26 декабря 1898 года, место рождения колония Мессарош Лисичанского района Донецкой области, профессия и специальность - конюх в том же колхозе имени Карла Маркса. Происхождение из крестьян-середняков, в Белой армии не служил, в 1936 году нарсудом Лисичанска за халатное отношение к работе как бригадира по свиноферме присужден к 6 месяцам принудительных работ с вычетом стоимости. Состав семьи жена Ирина Германовна домохозяйка, дочь Гетрида (в другой анкете написано Гетвига) 7 лет, брат Густав. В деле также имеется справка, выданная на него Золотаревским сельсоветом. По социальному положению замозжий середняк, земли 30 десятин, коней 5-6 голов, коров 3-4 штуки, нанимал батраков постоянных 2 человек, сезонных 5-6 человек, имел близкую связь с фабрикантом Миллером, у которого был завод в городе Купянске, выпускавший весь сельскохозяйственный инструмент. Став головою колхоза, срывал весенний сев, занимался систематической пьянкою, организовывал вечерки с такими же колхозниками, что приводило к развалу труда и дисциплины в колхозе. Писля чого пробравшись бригадиром тваричной ферми займався шкидящтвом, саме полив живими в груби поросят после чего сгинуло 150 голов за що був засудженний.
   Про эту дочь Отто Оттовича рассказывал Владимир Густавович, он никак не мог вспомнить ее имя, но говорил, что она с матерью жила в доме деда. Потом, говорит, эту девочку увезли родственники в Крым. Было бы интересно найти ее потомков. Она должна быть Гетвига (Гертруда или Герта) Оттовна Фрешер, если ее мать не вышла повторно замуж после 1937 и до 1941 года. В случае повторного замужества матери у нее запросто могло быть и другое отчество и совсем другая фамилия.
   Интересны и характеристики на Отто Оттовича, которые даются спустя 20 лет после этих событий, когда началась первая волна реабилитирования в 1960-х годах. Первый протокол допроса от 22.12.1960 Штейна Эдуарда Карловича 1907 г.р., уроженец города Луганска, проживающего в хуторе Заря Лисичанского района Луганской области. "По существу заданных мне вопросов поясняю следующее. В настоящее время в хуторе Заря (бывшая немецкая колония Мессарош) никого из проживавших там до 1941 года, кроме меня, нет. Я проживал в колонии Мессарош с 1920 по 1941 год, затем работал на заводе в Свердловской области, в 1956 году возвратился в бывшую колонию Мессарош. Мельмана Густава Ивановича, Фрешер Отто Отовича, Шпрингера Карла Карловича, Шпрингера Александра Карловича, Шпрингера Фридриха Августовича, Цейтера Августа Карловича, Цейтер Емельяна Карловича, Цейтер Христиана Карловича, Цейтер Людвига Карловича, Фалькенштерна Альберта Лукьяновича, Фейн Густава Ивановича я знал, как бывших жителей колонии Мессарош. Примерно в 1936 году Шпрингер А.К, Фалькенштерн и Фейн переехали жить в соседнюю колонию Берестовую. В 1937 году все вышеперечисленные лица были арестованы органами НКВД. Мне, как депутату сельского совета приходилось присутствовать при их аресте. В производственном отношении я всех их могу охарактеризовать с положительной стороны. Я их знал, как неплохих работников. Колхоз имени Карла Маркса был в то время передовым в районе. Мне не было известно, чтобы кто-то из перечисленных лиц наносил вред в работе. В отношении их политической настроенности я ничего отрицательного о них сказать не могу. Мне неизвестно, чтобы кто-нибудь из них высказывал антисоветские суждения. Когда их арестовали, то все говорили, что они занимались вредительством и состояли в какой-то антисоветской организации, но мне неизвестно, чтобы в колхозе совершались вредительские акты. Больше в отношении их ничего сказать не могу".
   Второй протокол допроса от того же числа Фрешера Михаила Остаповича 1915 года рождения, уроженца села Волчеяровки Лисичанского района Луганской области, украинца, гр. СССР, б/п, судимого в 1939 году по статье 162 "а", работающего зоотехником в колхозе "Путь Ильича", проживающего в поселке Белогоровка Лисичанского района Луганской области. "По существу заданных мне вопросов поясняю следующее. В 1922 году моя мать вышла замуж за немца Густава Оттовича, который меня усыновил, и с того времени по 1941 год я жил в бывшей колонии Мессарош. Мельмана Густава Ивановича, Фрешер Отто Отовича, Шпрингера Карла Карловича, Шпрингера Александра Карловича, Шпрингера Фридриха Августовича, Цейтера Августа Карловича, Цейтер Емельяна Карловича, Цейтер Христиана Карловича, Цейтер Людвига Карловича, Фалькенштерна Альберта Лукьяновича, Фейн Густава Ивановича я знал. Они проживали в бывшей колонии Мессарош. Во время организации колхозов братья Цейтер вступили в колхоз неохотно, все они, кроме Емельяна работали в колхозе плохо. Со слов моего отчима Фрешера Густава Оттовича, бывшего бригадиром (арестован органами НКВД в 1937 году), мне известно, что они данные им наряды не выполняли, работать не хотели. Цейтер август Карлович и Лоренц Карлович умышленно ломали инструменты и колхозный инвентарь. О Цейтере Емельяне ничего отрицательного мне не известно. О политической настроенности братьев Цейтер мне ничего не известно. Мельман Густав Иванович к работе относился недобросовестно, я знал его как симулянта. Он был презрительно настроен к не немецкому населению. Говорил, что хорошо мыслить и делать могут только немцы, а остальные народы к этому не способны. Фрешер Отто Оттович в колхозе работал плохо, расхищал колхозное добро. Мне известен случай, когда он украл телку. Однажды он (это было до коллективизации), работая председателем комбеда, смешал зерно с песком, этот факт раскрыли, и он признался, но не был наказан тогда. Он осуждал колхозный строй и советскую власть. Женат он был на дочери помещика (женился после того, как был председателем комбеда). Он был родным братом моего отчима и, бывая у нас, говорил, что настанет время и имение, принадлежавшее ранее родителям его жены, возможно станет его собственностью. Шпрингер Александр Карлович работал заведующим клуба. Работу вел неплохо, имел авторитет, но мне известно, что во время проводимых в клубе репетиций, он говорил молодежи, что работать все должны хорошо, раз колхоз создан, но должно прийти время и хозяйства снова станут частной собственностью. В библиотеке клуба он держал запрещенные книги и давал их читать молодежи. Шпрингера Карла Карловича, работавшего ветфельдшером, я знал мало, но со слов зоотехника Юрченко Павла Петровича, коммуниста, мне известно, что он вредительски лечил скот. О его политической настроенности мне ничего неизвестно. Юрченко Павел Петрович после Отечественной войны в бывшей колонии Мессарош не проживал и где он, и жив ли он, мне неизвестно. Шпрингер Фридрих Августович был кулаком. После организации колхоза сам в колхозе не работал. Работала его жена. Занимались воровством, сына даже судили за расхищение колхозной собственности. О политической настроенности Шпрингера Ф.А. мне ничего неизвестно, но знаю, что он презирал всех не немцев. Фалькенштерн Альберт Лукьянович жил рядом с нами. От работы в колхозе уклонялся, сожалел о частном хозяйстве. Осуждал колхозный строй. Фейна Густава Ивановича я помню до коллективизации. Хозяйство у него было запущенное и плохое. Сам он вел разгульную жизнь, пьянствовал. После организации колхоза я его не помню. Больше ничего о вышеперечисленных лицах я сказать не могу, так как о них мне больше ничего не известно".
   Для большей полноты сведений о событиях того времени хочу привести еще один протокол, оказавшийся в деле Отто Оттовича. В деле имеются многочисленные справки по другим делам 1937 года, которые по запросам родственников уже в хрущевские времена проверяли наличие информации об осужденных. Ниже я приведу список имен и фамилий людей из колонии Мессарош, о ком есть информация из составленных в 1960 году обзорных справок для ответов обратившимся родственникам осужденных.
   Допрос от 14.12.1959, город Петропавловск, Мельман Готлиба Ивановича 1902 г.р., уроженца колонии Липово Артемовского района Донецкой области, немца, б/п, помощника пчеловода Бишкульского совхоза Приишимского района. "До 1937 года я проживал в колонии Мессарож Лисичанского района Сталинской области, работал в колхозе Карла Маркса рядовым колхозником. 16 февраля 1937 года я был арестовал органами НКВД, а 31 мая 1937 года осужден военным трибуналом Харьковского военного округа по ст. 17-54-2 и 54-11 УК УССР к 10 годам ИТЛ. Признан я был виновным в том, что состоял в антисоветской организации и проводил антисоветскую работу, направленную к подготовке свержения Советской власти. Виновным себя в этом я никогда не признавал и сейчас не признаю. На предварительном следствии я показывал, что в 1927-30 годах в колонии Мессарож мы действительно собирались в выходные дни знакомые и родственники, вместе проводили свободное время, отдыхали. Разговоры на этих собраниях велись на разные темы, но не антисоветского характера. В то время проводилась коллективизация сельского хозяйства и, безусловно, этот вопрос также обсуждался. Бывали случаи, когда кто-либо из присутствующих отрицательно отзывался о коллективизации, т.к. некоторые люди нежелательно воспринимали это мероприятие. Вот об этих отдельных нездоровых разговорах я и говорил на следствии, хотя и не считал это антисоветской деятельностью. Следователем мои показания записывались всегда в извращенной форме, после отказа подписать их он оформлял протокол повторно и под всякими предлогами убеждал меня и добивался моей подписи. Вот поэтому в протоколах допроса на предварительном следствии зафиксированы мои признательные показания, которых я никогда не давал. Я должен сказать, что физические меры воздействия ко мне не применялись и видимо это было не нужно, так как следователь, используя мою слабость, неспособность защищаться, брал от меня все что нужно было для подтверждения обвинения. Ознакомившись со своими показаниями, данными на предварительном следствии, я должен заявить, что они не отражают действительности. Из протоколов допроса видно, что показания эти неконкретны, голословны, в них даже не отражено ни одного факта проведения мною антисоветской агитации. Таких фактов не имело место, а поэтому они не могли найти отражения в протоколе допроса. На суде я также не давал признательных показаний. Почему в протоколе судебного следствия записано, что я признаю себя виновным частично, в настоящее время я объяснить не могу. Возможно в суде меня неправильно поняли или я сам недостаточно ясно отдавал ответ в том, что показывал. Также я не могу объяснить, почему признавали себя виновными проходящие вместе со мной по делу Шпанберг, Скорно и др. Еще на следствии мне давалась очная ставка с Шпанберг Владимиром. Он признавал себя виновным и давал показания на очной ставке о фактах, которых не имело места. О существовании в колонии Мессарош контр-революционной группы мне ничего не известно. Сам я ни в какие группы или антисоветские организации не входил и никогда завербован в них не был. Участники таких групп или организаций мне неизвестны. В 1931 году иностранные специалисты Шредер и Виттенборн действительно были в колонии Мессарож и на квартире моего брата Мельман Рихарда вели разговоры с колонистами в моем присутствии. В разговоре мы обменялись мнениями о жизни, но антисоветской направленности в этих разговорах не было. Никакой организационной деятельности по созданию организации Шредер и Виттенборн не проводили. В 1933 году я и мои братья Иван и Рихард были арестованы органами НКВД. Под арестом я был 15-20 дней, а затем был освобожден. Брат Иван также был освобожден, а Рихард был осужден на 3 года. В то же время были осуждены Вертман Александр Фридрихович и Вертман Карл Фридрихович. Мне неизвестно, по одному они делу проходили или по разным делам. Возможно, что я и мой брат арестовывались по тому же делу, но определенно сказать по этому вопросу ничего не могу. В 1933 году меня допрашивали по тем же фактам, по которым мне предъявлялось обвинение в 1937 году. Дело в отношении меня и моего брата Ивана в 1933 году было прекращено. Возможно, что брат Иван был оправдан судом, знаю, что на меня дело было прекращено следствием, а брат Иван был освобожден несколько позднее меня. Где в настоящее время находятся Шпанберг И.Я., Скорно М.К., Мельман И.И., Боровской А.К., Лошаков Н.П., для меня неизвестно, с ними не встречался с 1937 года. Антонова, Заранского, Шец я совершенно не знаю и привлекались ли они к уголовной ответственности, мне не известно. Знаю, что Вертман Федор Федорович был раскулачен в 1929-30 году и куда-то сослан. После 1930 года я с ним не встречался и о нем ничего не слышал. Более подробных показаний по существу ранее данных своих показаний и показаний однодельцев я в настоящее время дать не могу из-за давности прошедших событий. Утверждаю, что осужден я был необоснованно, т.к. преступления перед Советсткой властью я никогда не совершал. Считаю, что мой брат Мельман Иван Иванович осужден также необоснованно. В период коллективизации он был активным сторонником этого мероприятия, знаю, что он всегда хорошо работал, был активным общественником". Проходящие по этому делу осуждены Скорно К.К. 1901 г.р. и Шпанберг В.И. 1909 г.р. к ВМН, Скорно М.К. 1897 г.р., Мельман Г.И. 1902 г.р. и Мельман И.И. 1898 г.р. на 10 лет, Шпанберг И.Я. 1880 г.р., Лошаков Н.П. 1885 г.р. и Боровской А.К. 1893 г.р. на 8 лет. По делу, по которому проходил Отто Оттович Фрешер, все 11 человек были осуждены к ВМН.
   В деле имеются справки о делах и других осужденных по колонии Мессарош. Упоминается дело на группу Моос Роберт Петрович, Попп Готлиб Христианович, Мельман Эдгар Иванович, Фрешер Эмиль Иванович, Ганске Генрих Фридрихович, Цейтер Густав Карлович, Попп Фридрих Христианович, все приговорены к ВМН 31 октября 1937 года. Упоминается дело на Браун И.И., всего 26 человек, по которому проходит и Мельман Рихард Иванович, осужденных 23 февраля 1934 года к различным срокам лишения свободы. Упоминается дело на Попп Александра Александровича 1911 г.р., арестованного 4.10.1941 в колонии Мессарош, осужден 18.11.1942 по статье 58-10 часть 2 за антисоветскую агитацию к 10 годам лишения свободы.
   Избирательность меры наказания в деле, по которому я процитировал показания по истечении 20 лет осужденного по этому делу Готлиба Ивановича Мельман, объясняется временем рассмотрения этого дела. По этому делу проходят те, кого арестовали еще в конце 1936-начале 1937, и судили в первой половине 1937 года. Те, кого хватали и "судили" уже позднее, получали однозначный "вышак".
   Вот еще документы, не знаю, из какого архива и какие выходные данные, предполагаю, что из Харьковского. Список колонистов землевладельцев, имеющих землю в Харьковской губернии 1870 -1918. По фамилии Фрешер там упоминаются Иоганн Карлович Фрешер и Христиан Иоганнович Фрешер, по фамилии Шпрингер Мартын Яковлевич и Мартын Мартынович, по фамилии Мельман Данил Фридрихович, Иоганн Данилович и Яков Карлович, по фамилии Эльцер Фридрих Михайлович и Эммануил Фридрихович.
   Благодаря сохранившимся документам нетрудно заметить, что даже в нашей мессарошской семье Фрешер было несколько браков с фамилией Мельман. Двоюродная сестра Мамы Старой Ида Эмильевна Фрешер 1906 г.р. вышла в 1928 году замуж за Эдгара Ивановича Мельман 1908 г.р. Эдгар был последним сыном от второго брака Иоганна Фридриховича Мельман 1855 г.р. из Карлсруэ, его мать Христина, урожденная Талер. Перечисленные выше Рихард 1889 г.р., Иван 1898 г.р., Готлиб 1902 г.р. это его братья. Еще в этой семье были Густав Иванович 1900 г.р., приговорен 14.10.1937 к ВМН, и Эмилия Ивановна Вертман 1893 г.р., умерла в 1973 году в Казахстане. Муж ее был Вертман Карл Фридрихович 1891 года рождения. Арестован в 1937 году, получил 5 лет, из мест лишения свободы не вернулся. Дядя Мамы Старой Иоганн Иоганнович Фрешер 1872 г.р. третьим браком в 1924 году женился на вдове Паулине Георгивне Мельман. От ее первого мужа Иоганна Мельман у нее были дети Ольга 1907 г.р. и Альберт 1917 г.р. Что это были за Мельманы, я пока не выяснил.
   Из Мельман ближайших родственников Мамы Старой по документам нашел актовые записи о рождении детей у ее дяди Якова Кристофовича. Женился он в 1899 году на Эрнестине Корелл, дети у них родились в Гринтале Эмма 1899 г.р., Хильда 1903 г.р., Эмиль 1907 г.р. и Эдгар 1909 г.р.. В 1914 году они зафиксировались как восприемники у брата Эрнестины в приходе Берестово, но среди актовых записей о рождении по этому приходу не фигурируют. Другой ее дядя Фридрих Кристофович 1861 г.р. был бездетным (по крайней мере по первому браку), жены его Мария Шнайдер (умерла в 1906 в Гринтале) и вдова Елизавета Зеель, урожденная Шветцер (брак в 1908 в Гринтале). Тетки Мамы Старой по матери Каролина вышла замуж в Карлсруэ за Иоганна Мельман 1855 г.р., сына Фридриха Карловича, Аугустина в Гринтале за Иоганна Остерлейна, Христина там же за Готлиба Хоффмана, про Анну-Марию и Анну-Елизавету сведений нет, они выходили замуж уже после 1885 года. Яков Мельман, который был восприемником при крещении Мамы Старой, это Яков Мельман, рожденный 24.02.1851 года в семье Кристиана Людвиговича Мельман, двоюродный брат матери Мамы Старой. Христина его жена родилась 29.01.1857 в семье упомянутого чуть выше Фридриха Карловича Мельман из Карлсруэ, им обоим по родству троюродная сестра. Родные братья матери Мамы Старой жили в это время в Гринтале, а ближайшие родственники на Луганщине по ее линии это были вот эти Мельман.
   От наследников Иоганна Фрешер учителя до сих пор не найдено потомство единственной дочери Христиана Иоганновича Лидии 1918 г.р., она осталась сиротой еще в раннем детстве, и вышла замуж в Мессароше в 1933 году за Владимира Готлибовича Готзелих. Не найдены потомки сына Карла Иоганновича Карла 1908 г.р., упомянутые в деле его дети Люция 1934 г.р. и Лео 1936 г.р., не найдены потомки дочери Отто Оттовича Гетвиги 1930 г.р., не найдена дочь Отто Иоганновича Эмма Оттовна в девичестве Фрешер примерно 1891 г.р. и потомство Эммануэля Иоганновича Фрешер 1862 г.р. из колонии Гуттерталь, приход Евгенфельд. Также хотелось бы составить родословную Эльцер - бабушки Мамы Старой по отцу.
   Судьба наследников деда Фрешер сложилась так. Сыновья Эммануэль убит анархистами в 1918 году, Христиан пропал в 1919 году, Отто умер своей смертью до 1937 года (ориентировочно в 1933), Эмиль, Карл расстреляны в 1937 году, Иоганн и Рейнгольд расстреляны во время депортации в 1941 году. Внуки, про детей Эммануэля информации нет, оба сына Отто Густав и Отто-младший расстреляны в 1937, оба сына Карла Карл и Эдмунд 1911 г.р.,(он был учителем), расстреляны в 1937, у Христиана сыновей не было, единственный сын Эмиля Альберт 1909 г.р. умер в Трудармии в 1942 году, единственный сын Иоганна Иоганновича Адольф Фрешер 1925 г.р. прошел через Трудармию, три сына Рейнгольда Рудольф не вернулся из Трудармии, Герхард 1923 г.р. прошел через Трудармию, вернулся, а Эрих 1931 г.р. был еще маленьким в 1941 году.
   Всех девятерых маленьких Фрешер подержал на своих руках старый дед - Иоганн-учитель, а ныне продолжают его фамилию и род только внуки Владимира Густавовича 1932 г.р. и внуки Адольфа Ивановича 1925 г.р.
   Вот такое оказалось объяснение странному молчанию Мамы Старой. Все она знала и про своих братьев, и про своих родственников, но поскольку и сама до 1956 года, как лицо немецкой национальности, ходила и отмечалась в милиции, разумно предпочитала держать язык за зубами. Сейчас мне известны потомки только Густава, надеюсь, что со временем найдутся и потомки Отто, и потомки Эммы, и жизнь большой семьи немецких колонистов Фрешер обязательно продолжится на их неласковой Родине - России, так сурово с ними поступившей перед германским вторжением. Как суровая мать, она все равно должна чувствовать свое дитя, свою 200-летнюю связь с ним.
  
  
   Кондаков Матвей
   г. Челябинск
   Март 2018
   matvejkondakov@yandex.ru

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"