Шевченко Андрей Вячеславович: другие произведения.

Младший брат дракона

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 8.00*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Дилль - врун, хвастун и мелкий мошенник. Он неистощим на выдумки и после очередной проделки приобретает славу драконоборца. Но у всеобщей известности есть и обратная сторона - в один прекрасный день к нему прибывает курьер с личным приказом короля приехать в столицу и принять участие в охоте на Великого дракона...

  - Хватит врать, всё равно тебе никто не верит!
  Дилль гневно поднялся, опрокинув кружку, и пиво расплескалось по столу пенным озерцом. Скорняк Явиг был мужчиной крепким, и связываться с ним тщедушному Диллю, откровенно говоря, не хотелось. Но выпитое за вечер уже ударило в голову, а потому он сурово уставился на обидчика.- Ты называешь меня вруном? - на всякий случай уточнил он у Явига.
  - Так ведь все рыжие - вруны. А разве кто поверит, что ты отыскал заброшенный серебряный рудник? Покажи хоть какой-нибудь, самый завалящий, самородок!
  - Я же говорю: еле унёс оттуда ноги - рудник начало затапливать в тот самый момент, когда я в шахту полез!
  - Жаль, мельника здесь нет, - ухмыльнулся скорняк. - Он бы тебе припомнил русалку.
  Собравшиеся в пригородной таверне "Кухарка и петух" дружно заржали, вспомнив этот случай. Мельник Ивайло всё время жаловался, что речка Мутная с каждым годом мельчает, из-за чего мельница вскоре должна была остановиться - поэтому цены за помол росли быстрее, чем кролики плодятся. Дилль как-то поймал огромного сома, сунул его в мешок, и подался к мельнику, предложив ему якобы настоящую русалку, которая при надлежащем уходе обеспечит Мутной большую воду. Ивайло, увидев торчащий из мешка здоровенный хвост, возжелал глянуть на русалку, но Дилль сказал, что до полуночи этого делать нельзя, иначе водная дева обернётся рыбой. Дело кончилось тем, что он обменял сома в мешке на пять полновесных золотых оксов . Конечно, обман вскрылся быстро, Ивайло бросился к городскому судье, но Диллю удалось отбрехаться - дескать, мельник явно открыл мешок раньше полуночи. Судья, который не очень-то жаловал прижимистого мельника, посмеялся и оправдал Дилля, правда, пригрозив, что в следующий раз тот так легко не отделается.
  - Да, ладно тебе, Явиг, чего пристал к парню! - крикнул кто-то. - Пусть рыжий врёт дальше - смешно же!
  - Это я, значит, вру? - Дилль, уперев руку в бок и покачиваясь, сказал: - Да я никогда, кроме правды, ничего не говорил!
  Ответом на эти слова был новый взрыв хохота. Рыжего Дилля в Тригороде знали не просто как неистощимого фантазёра, а, скорее, как отъявленного враля.
  - Дружище, тебе не поверят, даже если ты скажешь, что за окном темно, - хмыкнул плотник.
  Дилль глянул в закопченное окно таверны.
  - Конечно, темно, уж давно вечер.
  Почему-то завсегдатаи таверны снова начали смеяться.
  - Видишь? - усмехнулся плотник. - Вот если бы ты принёс самородок с рудника, тогда, может, тебе и поверили бы.
  Дилль весь вечер распинался в "Кухарке и петухе" о серебряном руднике, рассчитывая, что кто-нибудь заинтересуется и решит вложить немного деньжат в прибыльное дело. Само собой, никакого заброшенного рудника он не находил и планировал, собрав с тригородцев некоторое количество золотых, впоследствии обвинить в неудаче предприятия болото, которое всё-таки окончательно затопило шахты...
  Беда была в том, что в Тригороде ему совсем перестали верить. Дилль, конечно, полностью разделял опасения горожан насчёт собственных историй, но ведь и ему жить как-то надо! А заниматься гончарным ремеслом, откровенно говоря, не хотелось, тем более, что у него никакой склонности к магии земли не было. Вот и перебивался от выдумки к выдумке... с каждым разом рискуя вызвать праведный гнев обманутых им.
  - Хорошо! - Дилль опёрся о стол - пол под ногами почему-то качался. - Я вам докажу! Сделаю то, что никто из вас сделать не сумеет! Быть может, тогда вы мне поверите! Сейчас я...
  Дилль застыл, собирая в кучку разбегающиеся мысли. Что такого удивительного сделать, он не представлял. Собравшиеся в таверне тут же загалдели, перебивая друг друга.
  - Неужели начнёшь говорить правду?
  - А, может, ты сумеешь заставить мельника снизить цены?
  - Да чего уж! Он самого короля заставит снизить налоги!
  - Дилль, а ты летать научись! Вот все удивятся!
  - Слышь, рыжий, убей хромого саблезубого медведя, что второй месяц мужиков в лесах у Моховой пади задирает!
  Последнее предложение вызвало общие одобрительные крики. Конечно, если бы Дилль перестал врать или даже научился летать - было бы здорово, но гораздо лучше будет, если этот рыжий прохвост сумеет убить медведя-людоеда, которого уже больше двух месяцев не могут изловить местные крестьяне. Но, в любом случае, рыжий не сумеет сделать ничего достойного внимания, разве что, опять соврёт. В этом были уверены все.
  - Медведь - это раз плюнуть! - нахально заявил Дилль. - Давайте что-нибудь посолиднее!
  - Да ты хоть обычного медведя в жизни видел? - крикнул лесоруб Иритос. - А тут саблезубый людоед! Ты же только его морду увидишь, сразу в штаны наделаешь!
  - Этты... - Дилль икнул, - по собственному опыту говоришь?
  На сей раз смех был в его пользу. Лесоруб смачно плюнул на пол и уткнулся в свою большую глиняную кружку. Дилль польщённо покивал по сторонам, словно артист бродячего цирка.
  - Ну, хорошо! Раз вы настаиваете, завтра я отправляюсь... где, говорите, живёт этот меховой ужас? Моховая падь? Туда, в общем. А через пару недель привезу вам шкуру этого людоеда. И тогда вы признаете, что насчёт рудника я говорил правду. Идёт? По рукам?
  Собравшиеся начали переглядываться. Скорее всего, рыжий не сумеет убить злобного медведя и вернётся ни с чем, а то, и вовсе, медведь сожрёт горе-охотника. Но даже если по какой-то случайности тощий Дилль сумеет содрать шкуру с медведя-убийцы, это ничем собравшимся не грозило. Ну, скажут, что поверили они рыжему... И только скорняк Явиг заподозрил, что простым подтверждением они от Дилля не отделаются - этот пройдоха наверняка задумал что-то пакостное.
  *****
  Дилль уже полдня тащился по еле заметной колее среди травы, что громко прозывалась дорогой в Моховую падь, и непрерывно ругал себя. За то, что толком так и не выучился профессии гончара; за то, что нажрался вчера вечером до поросячьего визга; за то, что так глупо прилюдно подписался убить медведя-людоеда... Горожанам Тригорода тоже досталось - Дилль костерил их всех, вместе взятых, и отдельно тех, кто вчера в таверне подбил его на эту авантюру.
  - Пожалуй, надо уходить из Тригорода, - вслух сказал Дилль. - Моим историям веры не больше, чем рассказам про девственность трижды вдовы, да ещё и этот медведь... О чём я вчера думал, когда соглашался содрать с него шкуру? Да я его даже не найду, не говоря уже о том, чтобы убить!
  Он наклонился над лужей. Оттуда на него глядел тощий молодой человек с копной непослушных рыжих волос. Зелёные глаза, худое лицо, жидкая поросль вместо бороды - нет, так богатыри не выглядят.
  Из ивовых зарослей появился лось, флегматично жующий жвачку. Парень шарахнулся в сторону, а лось, проигнорировав человека, спокойно принялся ощипывать приглянувшийся ему кустик.
  Дилль поглядел на здоровенного, но мирного лося, представил себя, такого маленького и худосочного, рядом с огромным, но кровожадным саблезубым медведем, и содрогнулся.
  - Нет, решено! Ни в какую Моховую падь я не иду! - он развернулся в ту сторону, откуда пришёл. - И в Тригород не вернусь. Надо идти...
  Куда податься, он решить не успел - с небес раздался оглушительный визг. Дилль от неожиданности бросился в придорожные кусты и залёг, уткнувшись носом во влажную траву, а потому не увидел, что произошло дальше. Только услышал свист рассекаемого огромными крыльями воздуха, тяжкий удар, от которого содрогнулась земля, и треск ломающихся деревьев.
  Осторожно приподняв голову, Дилль увидел, как мимо него с исступлённым мычанием стрелой пронёсся перепуганный лось. Парень привстал и обомлел - шагах в тридцати от него на земле бился здоровенный, как сарай, зелёный дракон. Громадная крылатая ящерица неловко взмахивала кожаными крыльями, ломая ближайшие деревья, словно тонкие щепки, и пыталась взлететь.
  Дилль попробовал убежать, но ноги будто приросли к земле. В его голове крутилась дурацкая мысль, что саблезубый медведь по сравнению с этим чудовищем - пушистый малыш, которого можно держать в роли домашнего животного. Второй мыслью, пробившейся в охваченный ужасом мозг Дилля, было неутешительное "медведю не удастся попробовать меня на вкус, потому что сейчас меня сожрёт дракон".
  Однако дракон странным образом не отреагировал на стоящего столбом человека, а продолжал дёрганые попытки взлететь. Внезапно дракон издал оглушительный рёв и выпустил сгусток оранжевого огня, тут же воспламенившего соседние кусты. Дилль совершенно непроизвольно рухнул на землю, молясь всем известным и неизвестным богам. В этот момент зелёный ящер повернулся, и Дилль понял, почему тот никак не может взлететь: в груди у дракона торчал обломок ствола высохшей берёзы.
  Ядовитая драконья кровь толчками била из раны, и там, куда она попадала, трава на глазах жухла и дымилась. Огромные когтистые лапы свирепо скребли землю, оставляя глубокие борозды, шипастый хвост яростно бил из стороны в сторону, но теперь Диллю было понятно, что дракон уже не жилец на этом свете. Ящер испустил ещё один леденящий душу рёв, в последний раз вяло взмахнул крыльями и тяжело рухнул.
  Сколько Дилль простоял, не шелохнувшись, он не помнил. Дракон уже давно не шевелился, его изумрудная чешуя стала матово-зелёной, а парень всё ещё изображал лиговый столб. Наконец он стряхнул с себя оцепенение, потихоньку начал отступать, а затем бросился бежать. Однако, удалившись шагов на сто, остановился.
  - А чего, собственно, я бегу? - слегка дрожащим голосом спросил он себя. - Ящерица сдохла и сожрать меня не сможет. Или не сдохла?
  Нерешительно постояв, он двинулся обратно. Дракон по-прежнему лежал без движения, но Дилль предпочёл обойти его со всех сторон, прежде чем приблизиться. Он завершал уже, наверное, четвёртый круг, когда понял, что попросту боится подойти к мёртвому дракону.
  - Ну же, смелей! - подбодрил он сам себя и опасливо приблизился к спинному шипу ящера.
  Вблизи дракон оказался ещё страшнее, чем смотрелся издали. Зелёная чешуя, покрывавшая тело, выглядела настоящей бронёй; спинные шипы были, как лезвия топора, только что не блестели; острые клыки в пасти чудовища длиной с ладонь Дилля сверкали яркой белизной. От дракона остро несло чем-то жжёным, а от запаха его едкой крови у парня уже начали слезиться глаза. А, может, это от дыма - ведь ближайшие кусты и деревья до сих пор тлели.
  - Да-а, дружище, тебя хоть сейчас на костёр - вон, и вертел уже готов!
  Пытаясь подбодрить себя такой незатейливой шуткой, Дилль внимательно осмотрел обломок берёзового ствола, всё ещё торчащего в груди зелёного крылатого ящера.
  И тут он осознал, что только что стал человеком, сразившим дракона. И не какого-нибудь замшелого сухопутного, какие, говорят, обитают в южных степях на пограничье Ситгара, а настоящего - летающего и огнедышащего. И здоровенного, к тому же! Ведь никто не видел, что дракон пикировал на лося и попросту напоролся на торчащий сухостой!
  - Ну, вот, теперь я настоящий герой! - ухмыльнулся Дилль, и принялся раздумывать, что он сможет прихватить с собой в качестве доказательства своего подвига.
  Голова дракона была слишком большой, чтобы отделить её от шеи при помощи обычного ножа. К тому же, унести её Дилль всё равно не смог бы - башка ящера была размером с приличного телёнка. После недолгого размышления он склонился к мысли, что когтя вполне хватит для доказательства, и принялся кромсать лапу чудовища, стараясь, чтобы едкая кровь не попала ему на руки.
  *****
  Стены Тригорода Дилль увидел, когда солнце уже опускалось на покой, и направился прямиком в "Кухарку и петуха". Едва он появился на пороге таверны, как кто-то из завсегдатаев тут же завопил:
  - Глядите, никак это гроза медведей вернулся!
  Все обернулись, послышались смешки, переходящие в дружный хохот. Не обращая внимания на насмешки, Дилль важно прошествовал к стойке и небрежно сказал хозяйке таверны:
  - Мамочка, налей-ка мне кружку твоего лучшего тёмного пива. И, пожалуй, большую тарелку жареной свинины с овощами.
  Хозяйка таверны, дородная Августина, которую все звали мамочкой, уперев руки в бока, подозрительно уставилась на рыжего прохвоста.
  - Дилль, ты мне должен уже за три вечера, а вчерашний оплатил только наполовину.
  - Вот, держи! - Дилль положил ей в ладонь десяток медных грошей. - Остальное отдам после.
  - Когда? - уже не так сердито спросила мамочка.
  - Как только продаст шкуру неубитого медведя! - крикнул кто-то, и на Дилля посыпались новые насмешки.
  Он не спеша обернулся и нарочито небрежно сказал:
  - Шкуру, но только не какого-то занюханного медведя, а настоящего дракона.
  Несколько мгновений царила полная тишина, а потом таверна взорвалась бурей воплей.
  - Оп-па, новая байка! Давай, рассказывай!
  - Дилль, куда медведя подевал? Дракону скормил?
  - А рыжий-то наш, оказывается, драконоборец!
  Дилль с высокомерным видом слушал выкрики, потом, выбрав момент затишья, сказал:
  - Хотите - верьте, хотите - нет, но только я завалил огромного огнедышащего дракона вот этими самыми руками. Я оставил его у дороги на Моховую падь на том самом месте, где у нас произошла битва. Там, между прочим, все деревья изломаны...
  После этих слов некоторые из присутствующих от смеха попадали на грязный пол таверны. Те, кто усидел на скамьях, держались за животы, стонали и кудахтали. Даже мамочка, обычно почти серьёзно воспринимавшая россказни рыжего плута, утирала выступившие от смеха слёзы.
  Дилль невозмутимо ждал, когда закончится всеобщая истерия, а потом сунул руку в суму, что была перекинута у него через плечо, и вынул большой и зелёный комок, при ближайшем рассмотрении оказавшийся листьями лопуха. Он осторожно развернул лопухи и, достав что-то длинное и изогнутое, швырнул его на один из столов.
  - Хотели доказательств? Что скажете на это?
  Тяжёлый драконий коготь снёс деревянную кружку и перевернул тарелку с остатками жареного мяса. Сидевший за столом водовоз по кличке Водяной вылупил глаза на иссиня-чёрный предмет, с одного конца которого всё ещё сочилась едкая сукровица. Постепенно один за другим завсегдатаи "Кухарки и петуха" начали собираться у стола Водяного, за ними подтянулись прислужники и сама "мамочка".
  - Что это? - спросил Водяной.
  - Коготь с передней лапы дракона, с которым я бился, - как можно небрежнее ответил Дилль. - И которого, конечно, убил. Башку ящерицы, как понимаете, приволочь не смог - ибо слишком она велика, а вот эту костяшку - пожалуйста.
  Люди не сводили глаз со страшного изогнутого когтя, длиной почти в локоть.
  - Если он не врёт, и это действительно коготь, то какой же величины должен быть дракон?
  - Да, перестаньте, рыжий где-то нашёл эту штуку и приволок сюда, чтобы оправдаться за то, что побоялся убить медведя-людоеда! - возмутился скорняк Явиг. - Он просто в очередной раз выдумал историю!
  - Явиг, я прощаю твоё невежество! - высокомерно заявил Дилль. - Чтобы убедиться в моей правоте, предлагаю завтра же с утра отправиться по дороге в Моховую падь на место схватки. Там вы собственными глазами и увидите убитого мной дракона.
  - Да врёт он, не слушайте его! - завопил Явиг, но собравшиеся не стали слушать как раз таки его самого.
  На Дилля посыпался град расспросов.
  - Давай, не томи, рассказывай!
  - А какой был этот дракон?
  - Как ты одолел такую громадину?
  - Он, вправду, плевался огнём?
  Дилль поискал взглядом Августину.
  - Мамочка, где моё тёмное пиво? После этой ужасной битвы у меня в горле пересохло.
  Большая кружка пива была принесена мгновенно. Дилль не спеша отпил несколько глотков и сказал:
  - Дело, значит, было так...
  *****
  С того памятного дня прошло больше трёх месяцев, и на замёрзшую землю уже падали первые снежинки. Дилль, одетый в новенький полушубок, который его упросил принять в дар скорняк Явиг, важно шествовал по тесным улочкам Тригорода. Встречные мужчины раскланивались с ним, а дамы кидали на парня лукавые многозначительные взгляды. Дилль в полном сознании собственной значимости небрежно кивал мужчинам и ласково улыбался женщинам. Особенно симпатичным.
  Стражники у малых городских ворот взяли на караул, когда Дилль вышел из стен Тригорода и направился к "Кухарке и петуху". Таверна и раньше была излюбленным местом Дилля, а в последние пару месяцев он оттуда практически не вылезал, потому что мамочка Августина сочла за честь бесплатно кормить и поить героя-драконоборца. Впрочем, Дилль прекрасно понимал, что хозяйка в накладе не остаётся - стоило ему появиться в "Кухарке и петухе", как в таверну набивалось народа больше, чем мог вместить небольшой зал. И хотя уже все в Тригороде знали историю эпической битвы, всё равно каждый день в таверну приходили желающие лично послушать великого героя.
  Едва Дилль появился на пороге "Кухарки и петуха", как послышался вопль слуги:
  - Дорогу господину Диллитону!
  Он прошествовал к длинному столу и уселся в кресло, которое мамочка поставила специально для него. Около кресла на стене красовались три когтя дракона - их хозяйка выпросила у городской управы, которой Дилль продал убитого ящера. Августина с превеликим удовольствием повесила бы и ещё какую-нибудь "драконятину", но тушу быстренько раскупили по кусочкам жители Тригорода - в первую очередь владельцы чародейских лавок, а засушенная голова дракона теперь красовалась на высоком столбе, вбитом посреди главной городской площади. Поговаривали даже, что рядом собираются воздвигнуть памятник почётному гражданину - Диллитону Тригородскому, но пока дальше слухов дело не шло.
  Люди, собравшиеся в "Кухарке и петухе", тактично подождали, пока герой закусит, а потом начали собираться вокруг его стола. Дилль, прекрасно понимая, чего от него ждут, тем не менее, не раскрывал рта до первого вопроса.
  - Господин Диллитон, - робко обратилась к нему какая-то крестьянка, - а правда, что вы голыми руками убили дракона?
  - Само собой, милочка! - снисходительно улыбнулся Дилль. - Не совсем, конечно, голыми руками. Я его долго выслеживал. Видел, как он разорвал на части пойманного бизонобыка и сжевал его так же быстро, как я этот кусок пирога.
  С этими словами Дилль затолкал в рот кусок капустного пирога, но поперхнулся и закашлялся. Кто-то заботливо похлопал героя по спине, и Дилль, с выпученными глазами приложился к кружке.
  - Так вот, я вышел в чисто поле и крикнул этому чудовищу "Выходи на смертный бой!" А дракон...
  - Вы ещё забыли сказать про силушку богатырскую, - пролепетал мальчишка, с обожанием глядевший на рыжего драконоборца.
  - А, ну да! Говорю, испробуй на себе силушки богатырской, тварь поганая! Тут ящер позеленел со страху и начал огнём жечь всё вокруг. Я думаю, это он хотел скрыться за дымом и сбежать. Но от меня не уйдёшь!
  Дилль высосал до конца кружку, и ему тут же поднесли следующую. К вящей радости мамочки Августины слушатели немедленно последовали примеру героя. Дилль, тем временем, горячась всё больше и больше, входил в раж и размахивал руками, изображая жестокую битву с драконом.
  - ... уже в третий раз бросился на меня! И тут я увидел сухую берёзу, что случайно уцелела на поле битвы. Я схватил её и использовал, как копьё...
  - Вы ещё забыли сказать, что срубили её одним ударом, - вставил всё тот же мальчишка, видимо, знавший эту эпопею уже лучше самого Дилля.
  - Как? А, ну да! Срубил одним ударом! А потом, когда чудовище в четвёртый раз бросилось на меня с небес, я упёр толстый конец ствола в землю, а верхушка его смотрела прямо в грудь пикирующему дракону. Видели бы вы, какой яростью пылали глазищи этого зверя! А огонь, который он выдыхал! Жуткое зрелище! Да он мог бы спалить весь Тригород, если бы я его не остановил! Но я не поддался страху, ведь от меня зависели жизни горожан, вот всех вас, например. И я стоял...
  В этот момент громко хлопнула входная дверь, и в таверну в облаках пара ввалился командир городской стражи Флит по прозвищу Кривой - его лицо с юности было изуродовано ударом вражеской алебарды.
  - Здесь он, здесь! - сказал Флит кому-то. - Входите, господин посланец!
  Дилль недовольно глянул на вошедших - как они смеют прерывать его на самом захватывающем месте?!!
  Вслед за Флитом Кривым в переполненном зале таверны появился мужчина, одетый в утеплённые кожаные штаны и меховую куртку, которую пересекали крест-накрест два широких ремня с пристёгнутыми небольшими сумками. На голове незнакомца красовалась мохнатая медвежья шапка, на которой алел знак службы королевских курьеров. Он окинул взором собравшихся и громко спросил:
  - Кто здесь Диллитон Тригородский?
  Десятки рук сразу же указали на Дилля. Незнакомец достал из сумки свёрнутый в трубку пергамент, развернул его и громко прочитал:
  - Вам, господин Диллитон, личное послание от Его Величества Юловара второго, да будет он здрав долгие года!
  Послышались охи и ахи, Дилль поднялся и горделиво выпятил тощую грудь. Королевский курьер долго перечислял титулы и подчинённые земли его королевского величества, сделал небольшую паузу, набирая дыхания, и, возвысив голос, завершил:
  - ...и настоящим повелеваем: принять Диллитона Тригородского в личный отряд егерей, охотников и ловцов при нашем дворе! Назначить вышеназванному Диллитону Тригородскому жалование в размере десяти золотых оксов в месяц, а также обеспечить ему из казны жильё, коня, одежду и оружие. Опечатано личной печатью Его Величества, как видите.
  Охи и ахи ощутимо усилились, многие завистливо смотрели на Дилля - ещё бы, мало кому из Тригорода вообще удавалось увидеть короля, не говоря уже о том, чтобы служить ему. Курьер с некоторым сомнением посмотрел на тощего драконоборца.
  - Вы, сударь, действительно одолели того дракона, чья голова висит на колу?
  Дилль только кивнул, всё ещё не веря своему счастью.
  - Тогда собирайтесь, Его Величество требует, чтобы вы прибыли в столицу, как можно быстрее.
  - Вот, даже король оценил... - он умолк в порыве скромности и только спросил у курьера: - Когда ехать?
  - Немедленно, как только соберёте необходимые в дороге вещи. Остальное получите в столице от щедрот казны.
  - А почему такая спешка? - спросил Дилль.
  - Дело в том, что провинцию Неонин, что на самом юге королевства, уже больше полугода разоряет дракон. Разрушил город, испепелил многие деревни, жрёт всех, кто попадается ему на глаза, и никого не боится. Маги, например, против него вообще бессильны. Его Величество отправил на юг сначала лучших охотников, потом просто добровольцев, но никто назад не вернулся. Несколько беженцев, что сумели спастись из горящего Неонина, рассказали, что дракон всех охотников изжарил. Ну, не всех, конечно, некоторых он сожрал живьём... Эй, что с вами?
  Дилль вдруг покачнулся и, закатив глаза, рухнул на стол прямиком в тарелку с объедками.
  - Это у него от радости, - предположил Флит Кривой. - Всё-таки, сам король обратил на него внимание.
  - А, тогда ладно, - курьер потёр покрасневший от холода нос. - Проклятый дракон лишил королевство лучших охотников и егерей. Надеюсь, ваш Диллитон сумеет его изничтожить...
  - Сумеет, сумеет, - загалдели со всех сторон. - Вон он какое чудовище сразил!
  - А-а, бросьте, ну какое это чудовище! Башка, что висит у вас на площади, всего-то размером с телёнка, зубы острые, не сточившиеся, да и цвет зелёный. Это же молодой дракон был, можно сказать, птенец ещё. А вот в Неонине зверствует старый, матёрый драконище! Чёрный, как зимняя ночь...
  Дилль, наконец пришедший в себя, услышал эти слова, успел подумать "говорили же мне, хватит врать" и снова потерял сознание.
  *****
  - Дружище, да будет тебе известно, ты - идиот!
  Наградив себя столь нелестным эпитетом, Дилль поплотнее закутался в полушубок, помянув добрым словом скорняка Явига. В почтовой карете царил такой же холод, как и снаружи, разве что ветра не было. Достойный гражданин Пембл - курьер королевской службы и, как выяснилось позже, по совместительству ещё и конвоир, оказался человеком мрачным и малообщительным, а потому парню приходилось разговаривать самому с собой.
  Поговорить ему было о чём: только-только жизнь Дилля наладилась, как всё снова пошло кувырком. Вместо всеобщего уважения и почтения - безразличие Пембла; вместо радужных перспектив - реальная опасность закончить жизнь в пасти дракона. А всё из-за дурацкого тщеславия Дилля.
  Дилль в сотый раз вынул из-за пазухи амулет и с ненавистью принялся его рассматривать, пытаясь отыскать тайную кнопку, которая позволит избавиться от этого так называемого украшения. Когда Дилль впервые увидел этот амулет, глаза его загорелись от восхищения, а первой мыслью была приблизительная оценка стоимости украшения у скупщиков краденого. Выглядела безделушка прелестно: капля из красного золота, размером с фалангу пальца взрослого мужчины, а в середине её красовался какой-то прозрачный камень.
  Клятый Пембл, чтоб ему пусто было, преподнёс Диллю золотую каплю при всём честном народе в "Кухарке и петухе", объявив, что сей амулет - знак королевского служащего, и любой встречный обязан оказывать всяческое содействие его обладателю. Такого амулета в Тригороде ни у кого не было, даже у судьи. И для того, чтобы стать королевским служащим всего-то и требовалось капнуть каплю своей крови на камень. Дилль, под восторженными взглядами завсегдатаев таверны, небрежно кольнул себе палец иглой, капнул каплю крови на камень, тут же ставший красным и...
  И немедленно понял, что сделал это напрасно. Золотая капля стала частью самого Дилля, расстаться с которой он не мог просто физически. Пришла запоздалая догадка, что амулет пропитан каким-то заклинанием, и он - Дилль, попался в ловушку. Догадка тут же подтвердилась, когда королевский курьер протянул парню тонкий кожаный ремешок и, зловеще ухмыляясь, сказал:
  - Повесь амулет на шею и храни пуще глаза. Потеряешь - погибнешь.
  Как Пембл пояснил уже в пути, амулет действительно был зачарован королевской магической Академией, что называется "на предъявителя". Кто капнет своей кровью - тот и становится "королевским служащим", обязанным выполнить поставленную задачу. В случае с Диллем - всего-то и требовалось, что убить огромного чёрного дракона. "Убьёшь дракона - маги снимут заклятье с камня", - буркнул курьер, завершив объяснение.
  Само собой, Дилль попытался сбежать от Пембла при первом же удобном случае. В Тригороде Дилля все знали, а в последнее время даже уважали, но откажись он ехать с королевским курьером - и всё! Никто не понял бы драконоборца, коим теперь гордо назывался Дилль, отказавшегося от славы и денег. Поэтому Дилль сбежал от надзора курьера в соседнем городишке с дурацким названием Бафин. Побег закончился час спустя, когда Дилль заявился к усадьбе городского главы, чувствуя неистребимую потребность попасть в дом. К великому удивлению парня, охрана пропустила его без слов, и только переступив порог дома, Дилль всё понял.
  - За попытку побега - штраф в два золотых окса из будущего жалования, - скучающим тоном сказал Пембл. - И запомни: я тебя найду везде. Вернее, сам прибежишь, потому что твой амулет подчиняется моему. Я могу сделать с тобой всё, что захочу. К примеру, вот так.
  Дилль вдруг почувствовал резкую боль в желудке и сильную тошноту. Курьер невозмутимо глотнул вина из высокого кубка, сделал жест рукой около своего амулета, и внезапная боль у Дилля прошла. Дилль несколько раз глубоко вздохнул, чтобы унять бешеное сердцебиение, после чего так пристально и недвусмысленно уставился на амулет Пембла, что тот поспешил добавить:
  - Покушаться на меня не советую - едва ты приступишь к исполнению замысла, как амулет сразу же убьёт тебя. Всё продумано, так что тебе остаётся только покориться.
  Тогда Дилль попробовал избавиться от зловещего амулета и незаметно швырнул его из окна почтовой кареты... Не прошло и минуты, как он стал задыхаться, перед глазами у него всё поплыло, ещё немного, и Дилль лишился бы сознания, если бы Пембл не сообразил, что произошло. Курьер крикнул вознице, чтобы тот остановил лошадей, а затем пинками погнал подопечного искать амулет. Золотую каплю Дилль нашёл сразу - он словно видел её под снегом. И, едва повесив амулет на шею, сразу же перестал задыхаться. Магия, чтоб её!
  С тех пор Дилль при любом удобном случае доставал проклятый амулет и пытался сделать так, чтобы камень вновь стал белым. Будь он магом, тогда, может быть, и сумел бы разрушить это заклинание... Но о магии Дилль знал только то, что она, мягко говоря, не очень популярна ещё со времён Величайшей битвы между войсками Великой Империи и некромагами . В том смысле, что людей с магическими талантами практически не осталось. Поскольку сам Дилль магом не был и обойти действие заклинания не мог, пришлось ему и дальше послушно ехать с неразговорчивым Пемблом.
  Почтовая карета достигла городишки Верхний Станигель. Пембл оставил Дилля в гостинице при почтовом дворе и куда-то удалился, сказав, что вернётся к вечеру. Дилль послонялся по центру города, поговорил с торговками, узнал нехитрые местные новости, рассказал о себе - мол, знаменитый драконоборец из Тригорода, едет в столицу по личному приглашению короля. Дородные торговки сразу же зауважали заезжую знаменитость и бесплатно угостили пирожками с зайчатиной. На обратном пути к почте из-за какого-то забора на Дилля выскочило с десяток мальчишек, вооружённых колышками и крест-накрест связанными палками.
  - Сдавайся, несчастный вампир! - заорал ближайший к нему пацанёнок лет десяти, тыча в Дилля самодельным крестом.
  "Воображают себя охотниками за нечистью", - усмехнулся Дилль и решил подыграть им. Он закрыл лицо руками, весьма натурально зашипел, крутанулся вокруг себя и рухнул в снег, широко раскинув руки.
  - Это в самом деле вампир! - послышался многоголосый вопль, и мальчишек, как ветром сдуло.
  Дилль смущённо поднялся - ну, вот, перепугал малышню, и поспешил к почтовому двору. Но не успел он пройти и сотни шагов, как услышал за собой топот. Обернувшись, Дилль застыл - на него нёсся здоровенный монах, вооружённый деревянным крестом и вполне себе обычным топором. За монахом вприпрыжку бежали те самые пацаны, что играли в охотников за нечистью.
  - Вот он! Дядька Герон, это вампир! Бей его! - на разные голоса вопили малолетние стервецы.
  Монах, подобно быку, нёсся на него. Дилль понял, что никакие увещевания сейчас на здоровяка не подействуют, а потому поднял руки вверх и проорал "Сдаюсь". Видимо, в планы монаха сдача вампира не входила, а потому он, даже не притормозив, ткнул в Дилля крестом, одновременно занося для удара топор. Дилль, чувствуя себя на удивление хладнокровным, шагнул в сторону и отставил ногу, о которую достойный сын церкви не замедлил споткнуться. Топор полетел в одну сторону, крест в другую, а монах распластался на замёрзшей земле, ругаясь, как бродячий рыцарь при виде людоеда.
  - Исчадье ада, я загоню тебя туда, откуда ты явился! - проревел он, пытаясь подняться на ноги.
  От монаха исходил стойкий запах хмельного. Дилль деликатно наступил на длинную полу чёрной рясы, и монах, уже почти вставший, снова рухнул на землю.
  - Да будет тебе известно, почтеннейший, явился я из Тригорода, но вернуться туда не могу даже при твоей помощи, ибо сам король ждёт меня для личной аудиенции.
  Монах с трудом сфокусировал взгляд на нахальном незнакомце.
  - Так ты не вампир? - по его тону было непонятно, спрашивает он или констатирует факт. - Чего ж ты тогда креста испугался?
  - Решил подыграть мальчишкам, - улыбнулся Дилль. - Я и сам в детстве махал деревянными мечами и толпами уничтожал некромагов, вампиров и даже драконов. А крестов я не боюсь.
  Он поднял деревянный крест и подал его монаху.
  - Тьфу, засранцы, оторвали меня от важного дела! - монах принял сидячее положение, воткнул крест за пояс рясы на манер кинжала и, обернувшись, погрозил мальчишкам. - Ещё раз не сможете отличить честного человека от нечисти кровавой...
  Пацаны бросились врассыпную. Монах поднялся на ноги и оглядел Дилля с ног до головы.
  - Извиняюсь. У нас тут, говорят, в последнее время вампиры появились, вот и приходится быть настороже. Хотя сам я ещё ни одного не встретил. А ты, и вправду, к королю едешь?
  Дилль сразу погрустнел.
  - Вправду. Хотя, если честно, лучше бы я в Тригороде остался.
  Монах недоверчиво посмотрел на парня.
  - Бывал я Тригороде - ничего такого в этом городишке нет, из-за чего следовало бы там оставаться, - безапелляционно заявил он. - Или ты, дружище, мне врёшь, или...
  - Или, - вздохнув, подтвердил Дилль. - Долго рассказывать.
  - Исповедуйся - облегчи душу, - предложил монах.
  - Иди ты, - беззлобно ответил Дилль. - Я в силу Единого не очень-то верю.
  - А если под чарочку-другую? Здесь кабак неподалёку, там подают отличный окорок, ну и хмельное отменное. Между прочим, мальцы именно оттуда меня и выдернули. Вампир, вампир...
  - С этого бы и начинал, - Дилль погремел кошелём с остатками медяков. - Показывай дорогу.
  Когда Пембл, злющий и замёрзший, отыскал Дилля в кабаке, тот уже был, мягко говоря, изрядно навеселе. А монах, представившийся парню, как брат Герон, прикладывал поистине титанические усилия, чтобы не уснуть прямо за столом.
  - ... и тогда я ему крикнул "испробуй-ка силушки бога..." Эй, ты меня слушаешь?
  - Кнешна, - подтвердил долгим кивком монах. - Испробуй силушки Бога - это действительно мощно. А говорил, что в Единого не веришь.
  - А как же в него верить, если я его не видел? - удивился Дилль. - В драконов, к примеру, верю. В магию верю - вон на каждом шагу лавки чародейские. Или фонари замагиченные, что светят у нас в Тригороде на главной площади. Их у нас, кстати, аж три штуки. Да хотя бы вот доказательство, что она есть, - с этими словами он показал зачарованный амулет монаху. - А твоего Единого никто не видел, хотя, конечно, за церковью все признают некую силу.
  - Порочная мысль, - покачал головой Герон. - Ты вампира видел?
  - Не-а.
  - Правильно, иначе уже давно бы на том свете почивал. Но ведь ты веришь, что вампиры есть.
  - Ну-у, рассказывали всякое... К тому же, тела людей находили без крови и с укусами на шее.
  - Я читал в монастырской библиотеке, что после вмешательства Единого, целые вампирские кланы переставали существовать, - привёл заключительный довод монах. - И прочая нечисть креста - символа Единого, боится. Значит, он есть.
  - Символ?
  - Единый. Подожди, ты же мне что-то рассказывал.
  - Да. А на чём я остановился?
  - Что-то про "отведай". Или "испробуй" - пытаясь вспомнить, наморщился монах. - В общем, про еду.
  - Точно! Подсовывает мне "мамочка" тарелку, а там такая гадость. Я ей и говорю, отведай сама, что наварила. А она...
  - А она тебе эту тарелку на голову опрокинула, - послышался рядом с ними сердитый голос Пембла. - Я тебе где велел ждать? Почему покинул гостиницу? Накладываю штраф в два золотых окса из твоего будущего жалования.
  Брат Герон выпучил глаза, услышав про такой безумный штраф. На лице его отчётливо читалась мысль "если штраф в два золотых, то какое же должно быть жалование у драконоборца?" Похоже, под воздействием винных паров мысли монаха имели свойство самопроизвольно материализовываться, потому что этот вопрос услышали все. Пембл машинально ответил "десять оксов", потом спохватился и жестом велел Диллю выметаться из кабака.
  Диллю, конечно, было жалко двух золотых, но с другой стороны он ещё ничего, кроме обещаний не получил. Однако, если так пойдёт и дальше, то он приедет в столицу уже в роли должника. Чтобы больше не нарываться и не испытывать терпение королевского курьера, он попрощался с монахом (тот даже всплакнул) и поплёлся вслед за Пемблом в гостиницу.
  *****
  Собратьев по несчастью у Дилля прибавилось. В Верхнем Станигеле Пембл недаром остановился на целый день - он рекрутировал ещё одного "убийцу дракона" - охотника по имени Йура. Охотник - заросший бородой до самых глаз, оказался мужиком ещё менее разговорчивым, чем королевский курьер. Диллю из него удалось вытянуть только то, что Йура - лучший охотник во всей округе, в одиночку ходил на саблезубых медведей, круглый год жил в лесу, а в городе появлялся только сбыть добычу да взять заказ на новое саблезубое чучело. Разумеется, при встрече с Пемблом он не устоял против искушения получать десять золотых в месяц (на всякий случай - это его заработок за несколько удачных лет), вот так и оказался в одной компании с Диллем.
  Больше длительных остановок в пути не было - то ли Пембл выполнил план по набору кандидатов в смертники, то ли в его списке болванов больше никого не значилось. Дни текли однообразно до отвращения. Дилль взял пример с Йуры и честно пытался спать всю дорогу, однако его деятельная натура протестовала против такого времяпрепровождения. С другой стороны: чем можно заняться в почтовой карете в обществе молчаливых спутников? Единственными развлечениями были безуспешные попытки разгадать тайну зловещего амулета да разглядывание пергамента, который Дилль обнаружил у себя на следующий день после отъезда из Верхнего Станигеля.
  Этот клочок выделанной кожи содержал короткую надпись: "Сия грамота дана драконоборцу Диллитону Тригородскому в утверждение того, что он не вампир, а верный слуга Единого нашего Бога". Подпись: брат Герон. И печать в виде креста, выжженная на тонкой коричневой коже. Когда браг Герон успел нацарапать "сию грамоту", Дилль решительно не помнил. Видимо, в промежутке между бесчисленными пробами вин из погреба (кстати, хозяин кабака разрешал монаху, как постоянному клиенту, ходить в погреб самому).
  "Славно мы в с Героном посидели, - вздохнул Дилль, - пока этот клятый Пембл не пришёл и не попортил компанию".
  В этот момент Диллю в голову пришла мысль, а почему, собственно, Пембл искал его по всем закоулкам Верхнего Станигеля, если мог дать приказ через свой амулет? Ведь в Бафине он так и поступил, и Дилль был вынужден, даже того не понимая, сам прийти туда, где курьер его ждал.
  Он озадаченно почесал в затылке - улучшения мыслительной деятельности не произошло. Обращаться с расспросами к Пемблу, очевидно, было бессмысленно, а потому Дилль за неимением другого занятия принялся думать на эту тему. Полчаса спустя единственным предположением, более менее похожим на правдоподобное, осталось то, что его амулет на какое-то время перестал действовать, из-за чего королевский курьер и не смог приказать Диллю явиться на почтовый двор. А, возможно, амулет вообще перестал действовать.
  Эту догадку Дилль проверил тем же вечером, попытавшись улизнуть с постоялого двора, где путники остановились на ночлег. Амулет действовал - Дилль это понял, когда его с непреодолимой силой потянуло обратно. Проверка работоспособности замагиченной безделушки обошлась парню ещё в два золотых окса, и он в очередной раз решил больше не давать Пемблу поводов для репрессий.
  Однако, странность поведения королевского курьера не давала покоя пытливому уму, и Дилль нашёл, как ему показалось, подходящее объяснение. Видимо амулет не подействовал из-за состояния самого Дилля в тот вечер - как говорится, он "нализался до бровей". Видимо, магия перестала воздействовать на мозг, заполненный алкогольным дурманом, решил Дилль и воспрянул духом. Всё не так безнадёжно - выходит, есть способ сбежать из-под надзора Пембла и его магического амулета. И не просто сбежать, а скрыться насовсем...
  - Ага, и потом всю жизнь пьянствовать, - возразил сам себе Дилль. - Нет уж, такой выход не для меня! Надо придумать что-нибудь другое.
  Но времени придумать у него уже не осталось - на горизонте показались башни Тирогиса. Дилль, забыв про наложенное на него заклятье и не обращая внимания на холодный воздух, торчал в окне кареты и жадно всматривался в сверкающие верхушки знаменитых башен. Вон та, с крышей из красного золота - часть королевского дворца, а две серебряных - это академия магов. Остальные, те, что пониже и менее вызывающие, принадлежат Кланам Высокорожденных. Когда-то давно, ещё до нашествия некромагов, башни в столице служили посадочными площадками для драконов, но после Величайшей битвы прирученных и дрессированных драконов не осталось. Дилль, как и любой житель Ситгара, знал это.
  В ответ на восторженные восклицания парня Йура лишь скользнул равнодушным взглядом в сторону приближающейся столицы и снова захрапел. Пембл, напротив, беспрестанно ёрзал на жёстком сидении, словно ему не терпелось поскорее покинуть надоевшую почтовую карету. На сей раз Дилль вполне разделял чувства курьера - ему опостылело общество мрачных и неразговорчивых попутчиков.
  Дорога к главным воротам города была запружена - это крестьяне и ремесленники ехали в столицу на первозимнюю ярмарку. Одни везли товары в телегах, другие тащили на своём горбу, третьи гнали скот, четвёртые пытались не растерять по дороге своих жён и детей. И каждый считал своим священным долгом высказать мнение о тупицах, которые мешают проезду или проходу к вожделенным воротам. Вопли возниц, ржание лошадей, протяжное мычание коров, детские взвизгивания и басистые окрики стражников - всё это создавало шум, от которого у Дилля, непривычного к такой суете, сразу же закружилась голова.
  Кучер их почтовой кареты с криками "Расступись! Королевская служба!" направил транспорт прямо в гущу собравшихся у ворот телег. Само собой, не прошло и минуты, как карета сцепилась колёсами с телегой, не успевшей убраться с дороги, а сзади их подпёрла повозка ушлого крестьянина, решившего за спиной королевских служащих прошмыгнуть в город. Пембл обречённо откинулся на спинку сидения.
  - Всё, теперь надолго здесь застрянем. Но пешком не пойдём. Будем ждать.
  Курьер оказался прав - карета проторчала у ворот не меньше часа. Диллю оставалось только дивиться бурной столичной жизни - в Тригороде он никогда не видел такого столпотворения. И это только у въездных ворот, а что же тогда делается в самом городе?
  Вскоре он узнал, что внутри Тирогиса народу намного больше, чем он мог бы себе представить. Несмотря на сумерки, горожане продолжали ходить по своим делам, хотя в Тригороде в это время улицы практически вымирали. Карета проехала через большую площадь с высокой башней, затем нырнула в лабиринт узких улочек, миновала несколько мостов и, наконец, остановилась около массивного здания из серого камня.
  - Вылезаем! - скомандовал Пембл и, поправив медвежью шапку, зашагал к входу в здание.
  Дилль выскочил из надоевшей кареты и принялся было разглядывать светящиеся окна здания, но получил тычок в спину от охотника и поспешил к массивной деревянной двери. Внутри здания их встретил высоченный стражник с алебардой. Увидев Пембла, он коротко кивнул и сказал:
  - Сейчас мага позову. Эй, Эрстан, выходи!
  Дилль, разглядывая фрески на стенах, пропустил появление нового действующего лица - им оказался невысокий мужчина лет сорока-сорока пяти. Одеждой он не отличался от любого другого горожанина, и если бы не слова стражника, Дилль ни за что не заподозрил бы в нём мага.
  - Господин маг, я привёз двоих драконоборцев. Моё задание выполнено, прошу принять амулет.
  С этими словами курьер стащил с себя квадратный амулет на кожаном шнурке и протянул его магу. Тот осмотрел безделушку, провёл над ней раскрытой ладонью и спрятал в карман. Пембл вздохнул с таким облегчением, что ему позавидовал бы рыцарский конь, таскавший на себе весь день всадника в полных доспехах.
  - Эх, теперь и отдохнуть можно! - повеселевший Пембл отсалютовал магу и сказал стражнику: - Фрар, когда закончишь дежурство, приходи к "Пьяному мечнику". Я сегодня угощаю.
  Стражник Фрар кивнул. Дилль хотел было спросить, а не угощает ли господин курьер всех желающих, но послышался негромкий голос мага:
  - Следуйте за мной. Я покажу вам казарму.
  Дилль растерянно посмотрел на Йуру. Казарма? Он не ослышался? Охотник с безразличным видом пожал плечами и зашагал вслед за магом, уже скрывавшемся в тёмном коридоре. Дилль поспешил за ними - не хватало ещё потеряться в первый же день.
  - Направо - общий зал, там вы будете принимать пищу, - сказал маг, указывая на закрытую дверь. - Дальше и налево - зал для тренировок с оружием. Прямо - спальное помещение. Выбирайте себе свободные кровати, располагайтесь и знакомьтесь со своими новыми товарищами. Завтра получите униформу у десятника Эрека. Через час - ужин. Не задерживайтесь - это не в ваших интересах.
  Маг ушёл, оставив Дилля и Йуру перед дверью в новую жизнь.
  *****
  Дилль быстро перезнакомился с товарищами по несчастью. Таковых оказалось десять человек, а вместе с двумя новоприбывшими стало двенадцать.
  - Дюжина болванов против дракона - это, конечно, сила, - саркастически хмыкнул Блер - смуглокожий красавчик, чьи волосы были обильно смазаны душистым маслом. - Теперь-то мы его точно завалим.
  - Ты дочку лорда Богри уже завалил в кусты, - хмыкнул Каюрт - коренастый и жилистый мужчина, убивший на дуэли офицера из личной гвардии короля, за что был сослан в драконоборцы.
  - Было дело, - мечтательно протянул Блер. - Хотя если бы не Лилит, я бы не оказался здесь.
  Дилля уже ввели в курс того, что темноволосый красавчик Блер - выходец из южной Беатии попал в отряд драконоборцев благодаря своей любвеобильности - он соблазнил дочку лорда Богри. Лорд, узнав о потере невинности своим чадом, рассвирепел сверх всякой меры, перевернул весь Тирогис в поисках Блера, а когда нашёл - решил избавить женское население столицы от дальнейших покушений со стороны неуёмного беатийца, лишив его мужского достоинства. Блеру столь радикальный способ умиротворения пришёлся не по душе, а потому он предпочёл записаться добровольцем в отряд драконоборцев, нежели влачить жалкую жизнь евнуха. Лорд Богри со своей стороны посчитал, что охальник уже практически мертвец, и теперь ждал известий о его неминуемой кончине в пасти злобного чудовища.
  - У каждого "своя Лилит", - проворчал худой мужчина с тускло-жёлтыми всклокоченными волосами. - Не окажись таможенник столь подлым, сколь и продажным, меня бы вы здесь не увидели.
  Этот мужчина по имени Иннарих был контрабандистом, которого королевские расследователи поймали в момент отправки крупной партии зачарованного оружия в степи хиваши. То ли Иннарих перешёл дорогу каким-то более крупным собратьям по профессии, то ли короля возмутила попытка продать уникальный товар исконным врагам Ситгара, но только заурядное преступление выросло до размеров государственной измены, и контрабандиста приговорили к колесованию или, на выбор, отправке в Неонин с составе очередного отряда драконоборцев. Разумеется, Иннарих предпочёл отсрочить казнь и "добровольно" вступил в ряды борцов с драконом.
  Остальные члены отряда, кроме двоих отъявленных убийц, пойманных накануне, оказались в Тирогисе подобно Диллю и Йуре - их наняли по различным городам Ситгара и привезли в столицу.
  Дилль наслушавшись историй собратьев по несчастью, заодно выяснил, что их отряд уже шестой по счёту, причём пятый ушёл в Неонин буквально на днях. Их предшественники - в подавляющем большинстве пойманные воры, грабители и насильники, были оснащены зачарованным оружием и различными магическими противодраконьими прибамбасами, после чего отправлены в южную провинцию, где погибли в неравных схватках с драконом. Среди населения столицы не было худшего наказания, чем попасть в отряд драконоборцев. И всё-таки Дилль не понимал одного...
  - Послушай, Блер, - обратился он к беатийцу, - я одного не пойму: неужели король рассчитывает, что десять, двадцать или даже пятьдесят человек смогут одолеть дракона? Почему бы ему не послать против чудовища настоящую армию?
  - Э-э, парень, да ты явно издалека, если не знаешь про Неонинское бедствие.
  - Только название города слышал, - подтвердил Дилль.
  - На самом деле, армия уже сражалась против дракона. Конечно, не королевская гвардия, а те, кто располагались в самом Неонине. Когда дракон пришёл под стены города, против него выдвинулись триста тяжеловооружённых всадников, пятьсот пехотинцев и ополченцев и штук двадцать катапульт и баллист. Догадайся с одного раза, кто победил, если Неонин сожжён, а остатки армии и население города разбежались куда глаза глядят.
  Глаза Дилля округлились - он-то в глубине души до последнего надеялся, что все россказни про ужасного огнедышащего дракона, обладающего огромной разрушительной силой, лишь выдумки, а на самом деле ящерица из Неонина окажется просто покрупнее той, что Дилль встретил в тригородских лесах.
  - С тех пор, как Неонин был сожжён, - продолжал Блер, - король повелел собирать отряды из добровольцев на борьбу с драконом. Первый отряд набрали быстрее быстрого - каждому участнику обещали по пятьсот золотых оксов, пожизненное владение участком земли в пригороде Тирогиса и освобождение от всех налогов на десять лет. Само собой, народу в первом отряде было много - человек триста. Если не четыреста. Провожать героев в путь пришла половина Тирогиса.
  - Помню, мы ещё обсуждали, где королевский казначей возьмёт столько денег, если весь отряд вернётся обратно с победой, - усмехнулся Каюрт.
  - А обратно не вернулся никто, - сказал Блер. - Второй отряд был человек в сто, и все полегли под стенами Неонина. А поскольку в третий отряд добровольцев из Тирогиса не нашлось, начали набирать тех, кто попался на каком-нибудь преступлении. Вроде как, одолеешь дракона - получишь помилование. И ещё по провинциям начали искать всяких глупцов.Дилль смущённо почесал затылок. "Всякий глупец" - это он.
  - Убежать из драконоборцев нельзя - каждый отряд сопровождает маг, который управляет зачарованными амулетами. Так что с тех пор в Тирогисе попасть в драконоборцы означает верную смерть, - заключил Блер. - А мы с вами - будущие мертвяки.
  - Не слушай его, парень, - соседняя кровать заскрипела, и здоровенный варвар-каршарец принял сидячее положение. - Знаешь почему те отряды проиграли битвы с драконом?
  - Почему? - полюбопытствовал Дилль.
  - Потому что у них не было каршарцев, - ответствовал достойный варвар. - С вами - я, так что дракону теперь не жить.
  - Страшно подумать, что случилось бы, будь в нашем отряде двое каршарцев, - едко сказал Блер. - Наверное, мы бы не только дракона зарубили, но заодно и всем хиваши задницы надрали.
  - А ты сообразительный, - хмыкнул варвар и снова улёгся, заложив руки за голову.
  Блер остался сидеть с раскрытым ртом, Дилль фыркнул, едва сдерживая смех.
  - Теперь я спокоен за своё будущее, - проворчал беатиец. - С нами Гунвальд, великий и ужасный, а, значит, самое время идти торговаться за награду.
  - Кстати, - встрепенулся Дилль, - когда здесь деньги платят? А то у меня только пара медяков осталась...
  - А тебе что обещали? - поинтересовался Каюрт.
  Услышав про десять оксов в месяц и должность королевского егеря, Каюрт, Блер и контрабандист Иннарих начали ржать. А когда Дилль завершил рассказ тем, что курьер по пути оштрафовал его на шесть золотых, они просто покатились по полу.
  - Ой, не могу! - стонал Блер. - Дружище, не обижайся, но таких простофиль я давно не видал! Мало того, что ты за бесценок подписался на верную смерть, так ещё и должен заплатить за это.
  - Как это? - удивился Дилль.
  - В стандартном контракте у вербовщиков речь идёт о сотне в месяц плюс пятьсот монет по завершении операции, - кудахтал Иннарих.
  - Думаешь, тебя здесь будут бесплатно кормить, поить и одевать? - вытирал выступившие от смеха слёзы Каюрт. - Проживание в этой пажеской казарме стоит двадцать оксов в месяц, еда - сорок, обмундирование - ещё тридцать. Нас, конечно, дурят - на эти деньги года два можно жить припеваючи, просто казна делает всё, чтобы не платить обещанного золота.
  Дилль, конечно, и раньше догадывался, что его обвели вокруг пальца, но не в таких же масштабах!
  - Получается, что кроме штрафа, ты должен будешь казне почти сотню, - пояснил Блер. - С нас берут за месяц вперёд, так что денег тебе не видать... Даже в случае успешного завершения нашего похода.
  - Ну, это мы ещё посмотрим, - проворчал Дилль.
  *****
  Во время ужина он подошёл в магу, сидящему в одиночестве за отдельным столом.
  - Позвольте вас побеспокоить, господин маг, - вежливо обратился он.
  Получив разрешение, он сел на массивный деревянный стул и сразу же "взял быка за рога".
  - Хочу спросить о денежном вознаграждении, которое, как сказал курьер Пембл, полагается мне.
  - Сказать честно, ваше вознаграждение на сегодняшний момент скорее символическое. Один золотой.
  Дилль, уже приготовившийся к тому, что на него "навесят" долг в сотню монет, оторопел.
  - Сколько, сколько?
  Маг достал из поясного кошеля свиток, развернул его, поводил пальцем по строчкам и пожал плечами.
  - В вашем контракте стояла сумма десять золотых оксов в месяц, - принялся терпеливо объяснять маг. - Курьер наложил на вас три штрафа по два окса - осталось четыре. Три из них уже вычтены за проживание, еду и обмундирование. Остаётся один. Получить его можно через три дня в королевском казначействе - у вас будет свободный день, вот и сходите.
  Дилль ничего не понимал. Выходит, товарищи по отряду его разыграли? Ведь ему говорили, что с них вычитают в месяц какую-то баснословную сумму - почти сотню монет.
  - А если бы Пембл не оштрафовал меня? - уточнил он.
  - Всё равно, к выплате полагался бы один золотой, - во взгляде мага Диллю почудилось сострадание.
  - А если бы...
  - У всех, проходящих подготовку, казначейство вычитает ровно столько, чтобы к выплате остался один золотой окс - так распорядился Его Величество. Ещё вопросы есть?
  Вопросов у Дилля была куча, но задал он только один:
  - Амулет. Что будет, если я его потеряю?
  - Не советую, - маг покачал головой. - Вместе с амулетом вы гарантированно потеряете и жизнь. Заклинание подчинения - вещь пренеприятнейшая... Те, кто добровольно жертвует свою кровь руадо , связывают с ним собственную жизнь до выполнения условия заклятия.
  - Руадо? Это ещё кто? - удивился Дилль.
  - Так называется камень в амулете.
  - Добровольно... То есть, если бы ваш Пембл попытался насильно...
  - Заклятье бы не сработало. Оно будет снято с вас в случае успешного завершения задания, и амулет станет просто драгоценной безделушкой.
  - Понятно, спасибо за информацию, - Дилль повернулся, чтобы уйти, но тут его посетила мысль. - Извиняюсь, ещё хочу спросить: курьер Пембл тоже был под воздействием заклинания? Я видел, как он отдал вам свой амулет. Получается, в столице никому не доверяют, даже своим курьерам?
  Маг, прищурившись, смотрел на Дилля, словно решая в уме какую-то задачу.
  - Слишком много вопросов для первого дня, господин Диллитон. Ужинайте, отдыхайте, завтра вам предстоит трудный день.
  *****
  Следующий день для Дилля начался с вопля "Подъём". Он подскочил на кровати, не понимая спросонья, кто кричит. Впрочем, понимание наступило быстро - в дверном проёме стояла некая внушительно-габаритная фигура.
  - Живее, собачьи дети! - взревела фигура. - Моё терпение заканчивается.
  Дилль, откровенно говоря, не привык просыпаться рано, а потому решил проигнорировать крикливого незнакомца. Однако, едва он снова принял лежачее положение, как резкая боль пронзила его живот.
  - Тебе, новичок, особое приглашение нужно? - послышалось рычание со стороны входа. - С первого раза не понял? Повторить?
  Дилль уже всё понял. Проклятый амулет - незнакомец явно воздействовал на Дилля через зачарованную безделушку. Резь в животе тут же прошла, Дилль моментально оделся и выскочил в коридор. Там уже стояли сонные, но полностью одетые драконоборцы. Тот, кто их разбудил, оказался коренастым мужчиной, одетым в полувоенный костюм. Короткая стрижка, лицо, изборождённое шрамами, вислые усы, столь любимые младшими армейскими командирами, всё это говорило, что мужчина в прошлом был солдатом.
  - Для тех, кто меня ещё не знает: я - десятник Эрек, ваш инструктор по воинской подготовке. Зачем воинская подготовка тем, кто готовится поджариться в драконьем пламени, мне неведомо, но приказ есть приказ. Моя задача: преподать вам, бездарям, основы воинской дисциплины. Ну и, возможно, научить вас с какой стороны держаться за меч или копьё. Всё понятно?
  Ответом ему было нестройное согласное мычание. Десятник страдальчески возвёл очи горе.
  - Отвечать нужно "так точно", если вы согласны со мной. А если не согласны, лучше молчите. Итак, приступим к занятиям. Шагом марш во двор! Будем заниматься лёгкой разминкой на плацу.
  Лёгкая разминка в понятии десятника Эрека заключалась в безостановочном беге. Дилль, намотав вместе со всеми уже кругов сто по внутреннему двору казармы, понял, что смерть от драконьего пламени не самый худший способ уйти из жизни, потому что после "лёгкого бега" начались силовые упражнения.
  - Разбились на пары! Первый номер сажает второго себе на спину и бежит к стене до другого конца плаца. Обратно меняетесь. - Десятник достал небольшие песочные часы и перевернул их. - Кто не успеет - будет бегать до обеда. Начали!
  Диллю "повезло" - в пару ему достался тот самый здоровенный варвар-каршарец Гунвальд. Нет, к стене они добрались достаточно быстро - варвар, похоже, даже не заметил ноши, а вот обратно... Дилль, попытавшись взвалить к себе на закорки здоровенную тушу Гунвальда, понял, что если сделает хоть пару шагов с такой тяжестью, то или его спина треснет, или он умрёт прямо здесь и сейчас.
  Не иначе к Диллю благоволили какие-то высшие силы - он не только сумел добраться до десятника вовремя, но даже оказался вполне жив. Гунвальд, который всю дорогу ехал на спине Дилля поджав ноги, хмыкнул "тебе надо больше кушать" и, как ни в чём ни бывало, отправился вслед за десятником в фехтовальный зал.
  - У-у, чурбан здоровенный! - Дилль, всё ещё согнутый в три погибели, погрозил кулаком удаляющемуся каршарцу.
  На занятиях с мечом от Дилля толку не было. Во-первых, он никогда ничего длиннее ножа в руках не держал. А во-вторых, трудно фехтовать, когда ноги дрожат, а спина не разгибается. Десятник Эрек, показывая на скрюченного Дилля, объяснил присутствующим, как фехтовать не надо.
  - Ему дать клюку - вылитая бабка-попрошайка получится. Ну, чего ты согнулся, убогий? Распрями спину, меч перед собой, остриё должно быть на уровне глаз... Где у тебя глаза, на брюхе что ли? Выше поднимай! Выпад! Вернись в стойку! Одновременно надо делать шаг и наносить удар! Выпад! Ты противника кастрировать хочешь? Нет? Тогда бей в грудь. Выпад... Нет, это безнадёжно. Посмотри на Гунвальда или Каюрта. Вы, двое, покажите этому бездарю, как надо делать прямые выпады. Р-раз! Два! Каршарец, у тебя меч, а не копьё. Противника надо уколоть остриём, а ты его проткнул бы насквозь. Что? Неплохо, говоришь? А как насчёт дистанции? Ты же от следующего противника получишь удар, а меч выдернуть не успеешь. А ты, Каюрт, не выпендривайся! Я знаю, что у тебя с десяток дуэлей за плечами, но выпады ты делаешь, как зелёный первогодок. Куда у тебя ступня смотрит? Почему вывернул? Выпад! Тьфу! Кисть и меч должны составлять одну линию, иначе ты мигом останешься без оружия...
  За полдня Дилль узнал о фехтовании на мечах больше, чем за прожитые двадцать лет. Впрочем, ему это не помогло: выпады у него не получались, отскоки он делал плохие, а когда скрещивал меч с напарником, инстинктивно закрывал глаза. Эрек записал Дилля в компанию "совсем тупых", и пришлось бы Диллю бегать по мощёному двору казармы до самого вечера, если бы десятник не решил проверить, как у подопечных обстоят дела с владением копьём.
  Дилль, хотя копьём никогда не орудовал, с шестом обращался уверенно - спасибо покойному дядьке, что гонял его в своё время до седьмого пота. Эрек, посмотрев на "выкрутасы" Дилля, немного смягчился.
  - Ладно, парень, похоже ты не полный бездарь. Хотя копьё вряд ли пригодится против дракона, но это лучше, чем ничего.
  - Мне копьё помогло сразить дракона.
  Десятник собирался что-то показать, да так и замер с поднятой рукой. Остальные тоже уставились на Дилля, как на буйно помешанного.
  - В каком смысле "сразить дракона"?
  - В смысле убить. Это значит, что я при помощи ствола сухой берёзы, который использовал вместо копья, завалил самого настоящего огнедышащего дракона. Его башка до сих пор висит на колу посреди главной площади Тригорода. Не верите - можете спросить у любого горожанина.
  Эрек недоверчиво наморщился, буркнул что-то неразборчивое и удалился. Минут через десять он вернулся ещё более ошарашенный. Подёргав вислый ус, десятник сказал:
  - Спросил у Эрстана. Оказывается, ты не врёшь - в бумаге про тебя так и написано - драконоборец. Ты что, в самом деле не побоялся схватиться с драконом?
  - Само собой! - Дилль приосанился, схватился за болевшую поясницу, снова распрямился и начал: - Дело, значит, было так...
  *****
  После сытного обеда все двенадцать драконоборцев были отправлены на занятия по магической подготовке. В действительности за громким названием крылись долгие и нудные лекции мага Эрстана о свойствах целой кучи бутыльков, пузырьков и порошков. Те, кто хоть что-то понял из этих россказней, изображали некий интерес к происходящему, остальные откровенно зевали.
  Дилль не относился ни к одной из этих категорий. Он не слушал мага и не дремал - он вспоминал с каким вниманием старый десятник слушал его рассказ об эпической битве с огнедышащим чудовищем. После завершения рассказа о Диллевой эпопее, Эрек выпрямился и отдал ему честь по всем правилам воинской дисциплины. И в этот момент Дилль, который врал, как дышал, вдруг почувствовал смущение - старый десятник, побывавший в многочисленных битвах, видел в нём настоящего героя. И почему-то это вызывало ощущение, будто Дилль сделал что-то очень и очень плохое.
  - ... не бывает. Таким образом, гаситель пламени вам не поможет.
  Дилль вернулся к действительности. Что там маг говорил о пламени? Он поднял руку, привлекая внимание Эрстана, поднялся и спросил:
  - Простите, господин маг, но если нам это не поможет, зачем вы об этом рассказываете?
  Маг уставился на него так, словно хотел просверлить во лбу дырку, но Дилль твёрдо выдержал тяжёлый взгляд Эрстана.
  - Помнишь, о чём спрашивал меня вчера вечером? - неожиданно перешёл на "ты" маг. - Именно поэтому.
  Дилль уселся обратно. Вчера маг ушёл от ответа не подтверждая, но и не опровергая предположение Дилля, что курьер Пембл выполнял свою миссию, находясь под воздействием подчиняющего заклятья. А сейчас подтвердил. Вот оно оказывается что - на самого мага тоже наложено заклятие, только, наверняка, ещё более сильное, иначе Эрстан уже давно от него избавился бы. Значит, про то, что заклинание пренеприятнейшее, он говорил со знанием дела.
  Драконоборцы недоумённо посмотрели сначала на Дилля, затем на мага. Ни один, ни другой и не подумали разъяснять смысл сказанного - Дилль с каменной физиономией принялся слушать мага, а тот продолжил лекцию.
  - Ещё раз повторяю: гаситель пламени против дракона не поможет, ибо свойства драконьего огня таковы, что он не гаснет до тех пор, пока есть чему гореть. Кроме того, драконий огонь уничтожает чужеродную магию, а, значит, наложенные на предмет или вещество заклинания разрушаются. Почему так происходит - никому не ведомо. Даже учёные мужи древности не смогли разгадать его секрета, в наше время это не удастся сделать тем более. Да, господин Диллитон?
  - То есть, если я подсуну свой амулет под драконий огонь, наложенное на него заклинание перестанет действовать?
  Остальные драконоборцы, даже те, кто дремал, встрепенулись, ожидая ответа мага. Тот усмехнулся:
  - Именно так. Разрушится не только заклинание подчинения, но и сам амулет. Как это повлияет на ваши собственные жизни - не знаю, потому что подобных опытов никто не проводил ввиду отсутствия в магической академии ручных драконов. Но даже если вы избавитесь от амулета и подчиняющего заклинания, то сомневаюсь, что проживёте достаточно долго, чтобы насладиться свободой. Думаю, дракон, если уж начнёт плеваться огнём, не ограничится вашими амулетами. Я доходчиво объяснил?
  Дилль только руками развёл - куда уж доходчивее! Само собой, злобный ящер, начав жечь, не остановится до тех пор, пока не уничтожит врага. А после Величайшей битвы враги для драконов все, кроме их сородичей - это было известно даже последнему углежогу. Зато теперь Дилль знал, что есть ещё один способ избавиться от ненавистного амулета, правда, ничуть не лучше первого, открытого им случайно.
  - Магическая академия Ситгара, в которой, как вам всем известно, числятся лучшие маги мира, в том числе и ваш покорный слуга, - Эрстан поклонился, - не может вам помочь устоять против старого дракона...
  - Так этот дракон из старых? - Гунвальд даже подпрыгнул на месте от возбуждения. - Из тех самых, что участвовали в Величайшей битве?
  - Да.
  - Ну, теперь я точно попаду в легенды, как убийца одного из Ужасных! - варвар разулыбался, не обращая внимания на саркастические усмешки товарищей. А Блер даже покрутил пальцем у виска, что, как известно, выражает сомнение в умственных способностях собеседника.
  - Убьёте - станете легендой, - без тени улыбки подтвердил Эрстан. - Итак, повторяю ещё раз: академия не может дать вам ничего, что устоит против драконьего огня или позволит выдержать удар хвоста дракона. Однако, на нашем складе перед отправкой вы получите вещи, которые облегчат походную жизнь. К примеру, огниво, которое зажжёт даже пропитанный водой трут. Или непромокаемый плащ-палатку - очень удобная вещь, особенно в этот период - в Неонине сейчас льёт, как из ведра.
  - А неразменного золотого окса нам не дадут? - полюбопытствовал Иннарих.
  - Даже если бы такой существовал в природе, вы бы его не получили, - не поддержал шутки маг. - Кроме того, в походный комплект входит зачарованный нож - заклинание острия, между прочим, на все ножи накладывал сам магистр Гвинард, а он - второй маг академии, мастер седьмого уровня. Так что можете своими ножами хоть гвозди рубить, хоть драконью чешую резать. Хотя, про чешую - это я, так сказать, теоретически... Вот один из образцов.
  Маг взял со стола немаленьких размеров нож, вынул из ножен и с размаху ударил им по каменной стене. Во все стороны брызнули искры и каменная крошка, на стене осталась видимая царапина, а на ноже не появилось ни зазубрины.
  - Я считаю целесообразным перестроить наши дальнейшие занятия, посвятив их изучению свойств предметов, на которые наложены вспомогательные заклинания.
  Дилль восхитился изящности построения фразы мага - ведь мог бы сказать что-то вроде "будете изучать намагиченные предметы", а он вон как загнул. Наверное, этому в академии учат.
  - Однако, прежде, чем предоставить вам походное оборудование, я хочу рассказать об одном зелье, - маг достал из ящика стола бутылёк с ярко-жёлтой жидкостью. - Вот об этом. Скорее всего, оно не сможет выручить вас из беды, но спасёт жизни ваших товарищей. Это - зелье Адогорда, названное так в честь магистра академии, который нашёл способ усмирить и подчинить драконов. Это - драконий яд.
  До этого момента в комнате периодически слышались то тихие разговоры, то достаточно громкие всхрапывания Гунвальда, а теперь маг добился полной тишины. Все, даже варвар-каршарец, в полном молчании уставились на пузырёк с жёлтой жидкостью. Эрстан жестом пригласил всех подойти, драконоборцы сгрудились вокруг его стола, с любопытством рассматривая чудо-средство. Дилль даже осмелился потрогать сургучную нашлёпку: на ней был отпечатан орёл, раскинувший крылья и держащий в когтях не то верёвку, не то дохлую змею.
  "Интересно, - подумал он, - заметили ли остальные, что углубления в сургучной печати забиты пылью? Зелье сделано явно не вчера".
  - Если вы сможете приблизиться к дракону на достаточно близкое расстояние, - негромко говорил Эрстан, - и забросить ему в пасть этот пузырёк, то у вас появится шанс сбежать от чудовища. От воздействия яда дракон на некоторое время будет оглушён и, как говорится в инструкции, на две-три минуты окажется в ступоре. Этого времени вам должно хватить, чтобы убежать. Тем более, страх придаёт сил, значит, убежите вы раза в два дальше, чем можете в обычном состоянии.
  Каршарец презрительно фыркнул, остальные внимательно ждали продолжения.
  - Драконий яд не действует моментально. Он накапливается в организме дракона и постепенно парализует его. Какое количество яда нужно, чтобы обездвижить старого дракона, я вам сказать не могу...
  - Не хочешь? - это подал голос практически всегда молчавший охотник Йура.
  - Не могу, потому что не знаю. До сих пор никто не пытался отравить дракона, которому больше пятисот лет.
  - Пятьсот!!! - все так синхронно выдохнули, словно долго тренировались, а Блер в завершение выдал что-то наподобие "твоюжмедь".
  - Да, дракон, который разоряет Неонин, служил ещё в войсках империи Гариаль , - подтвердил маг. - Могу с уверенностью сказать одно: чем больше яда вы сумеете зашвырнуть дракону в пасть, тем больше шансов у вас на выживание.- И сколько нам дадут этого яда? - поинтересовался Иннарих.
  - Каждому по такой бутылочке, - этот ответ мага вызвал вздох разочарования. - А вы чего хотели? Зелье древнее, редчайшее, ценится на вес золота в соотношении один к ста. Будь у академии пара лишних бочек зелья Адогорда, можно было бы просто вылить их на дракона. Но чего нет, того нет.
  Иннарих прикинул на ладони пузырёк.
  - Здесь не меньше, чем на двадцать оксов, - авторитетно заявил он, после чего вполголоса добавил: - Продать бы...
  - Это зелье вы получите перед выходом, - сказал маг, отбирая бутылочку у Иннариха. - Мой вам совет: берегите его, ведь это ваш единственный, хотя и призрачный шанс выжить.
  - Можно вопрос? - и, не дожидаясь дозволения, Дилль спросил: - Что будет, если дракон дыхнёт огнём на эту бутылку? Рассеется ли магия в этой жидкости от драконьего огня?
  - Бутылка просто треснет от жара, - удивился его непонятливости Эрстан, - а жидкость испарится.
  - Это как раз не вызывает сомнения, - Дилль вздёрнул подбородок и закатил глаза к потолку, словно призывая высшие силы дать ему терпения. - Что произойдёт, если я кину эту бутылку в пасть дракона во время того, как он будет извергать огонь? Продолжит ли действовать яд, или бутылку нужно бросать только тогда, когда в пасти дракона огня нет?
  - Даже не знаю, - маг в растерянности развёл руками. - По логике, драконий огонь уничтожает любую магию, но ведь Адогорд сумел как-то обойти это. И его заклятье работало вплоть до Величайшей битвы. Возможно, и это зелье не подвержено разрушительной силе драконьего огня. Нужно спросить у высших магистров... Завтра я отвечу на ваш вопрос, а на сегодня ваша подготовка закончена.
  *****
  Следующий день начался как под копирку с предыдущего с той лишь разницей, что к отряду присоединились ещё пятеро драконоборцев. Новые члены отряда оказались ворами - королевское правосудие решило не тратить на них места в тюремных камерах, а сразу отправило преступников спасать захваченную драконом провинцию.
  С утра пораньше в казарму заявился десятник Эрек и выгнал всех на "лёгкую разминку". Затем была череда силовых упражнений, в которых Диллю в пару вновь попался каршарец. Дилль понял это так, что высшие силы потешаются над ним, ставя в пару ему огромного и мускулистого Гунвальда, который по окончанию экзекуции опять посмеялся над тощим напарником - "тебе надо больше кушать". Надо ли говорить, что после переноски варварской тяжести на уроке фехтования Дилль снова показал результаты, превзошедшие даже самые пессимистичные предположения старого десятника.
  После фехтования вместо занятий с магическими предметами все были отправлены в манеж, где должны были показать свои навыки верховой езды. В манеже, в отличие от фехтовального зала, все оказались на одинаковой высоте - как выразился мастер Винелус, на высоте чуть выше лошадиного копыта. Драконоборцы по очереди садились на рослого коня и после пары минут скачек оказывались на холодном песке манежа, хотя каждый из драконоборцев, разумеется, ездил на лошади - кто-то чаще, кто-то реже.
  Вот Дилль, например, уже и забыл, когда в последний раз садился на лошадь. Лет, наверное, десять прошло... Поэтому к коню он подошёл с некоторой опаской. Проклятый жеребец, будто чувствуя его замешательство, насмешливо скалил зубы и рыл копытом песок. Дилль глубоко вздохнул, вставил ногу в стремя, легко взлетел в седло и, не успев даже дать коню шенкеля, вылетел из седла, перекувыркнувшись через голову.
  Мастер Винелус поставил какую-то закорючку в свитке и предложил варвару сесть на коня.
  - Мы, каршарцы, с лошадьми не очень-то ладим, - проворчал Гунвальд и поправил на голове шлем. - Я лучше в сторонке постою.
  Но мастер Винелус кивком головы повторил предложение. Варвар вздохнул и одним прыжком оказался в седле. Конь неистово заржал, встал на дыбы, потом принялся скакать по манежу, взбрыкивая и беснуясь, но Гунвальд сидел в седле, словно влитой, ногами крепко сжимая лошадиные бока. А когда конь изобразил очередной умопомрачительный скачок, варвар удивил всех, и коня в первую очередь - он попросту треснул кулаком лошади промеж ушей. Конь, не поверив себе, остановился - да как смеет этот наглый всадник... Наглый всадник посмел ещё разок, а потом ещё. Глаза ездовой скотины потеряли осмысленное выражение, передние ноги подогнулись, и конь рухнул на песок, куда до сих пор отправлял своих незадачливых наездников.
  - Я же говорил, что с лошадьми мы не очень... - варвар смущённо попинал копыто коня. Тот дёрнул ногой, затем с трудом поднялся и, со страхом косясь на каршарца, бочком двинулся куда-то к выходу.
  - Да-а, - мастер Винелус с трудом скрыл улыбку, - если ты и дальше станешь так обходиться с лошадьми - будешь ходить пешком. А до Неонина путь неблизкий.
  - Каршарцы привыкли пешком ходить, - убеждённо сказал Дилль. - Они на своих двоих даже конницу на марше обогнать могут, правда Гунвальд? Помнишь, ты вчера говорил, что сумеешь обогнать коня мастера Винелуса?
  - Чего-о? - на физиономиях мастера-наставника и варвара обозначилось отчетливое удивление: если первый недоумевал, как можно вообще предположить, что пеший обгонит конного, то второй никак не мог вспомнить, когда он успел сказать подобную глупость.
  - Да, да, Гунвальд так и сказал: мол, раз плюнуть. Мы, сказал, каршарцы, ни в чём этим городским задохликам не уступим, пусть они хоть на трёх лошадях сидят. Гунвальд, ты ведь не посрамишь чести Каршара и покажешь мастеру Винелусу насколько быстроноги варв... то есть, каршарцы?
  Гунвальд, конечно, так и не вспомнил, когда он успел столько наворотить, но после слов о чести Каршара вопрос о его участии в состязании был снят. Мастер Винелус, в свою очередь, не стал отказываться - для него проехать на лошади пару лиг было, как для самого варвара слопать круг колбасы - так, лёгкое развлечение.
  Соревнование было организовано быстро - не прошло и пяти минут, как мастер Винелус и Гунвальд уже стояли на линии импровизированного старта. Каюрт, избранный судьёй, дал отмашку, конь мастера Винелуса пошёл лёгкой рысью, а каршарец побежал вслед за ним - и даже какое-то время не очень отставал. Как легко догадаться, мастер Винелус добрался до поворота улицы, означавшего половину дистанции, в то время, когда Гунвальд не преодолел ещё и первой трети. До финиша варвар добрался взмокшим, уставшим и спотыкающимся - мастер Винелус к тому времени уже что-то записывал в своём свитке. Дилль встретил Гунвальда с широкой улыбкой и фразой "тебе надо больше кушать". Варвар нашёл в себе силы только погрозить ему внушительным кулаком.
  Второй день в столице закончился, оставив Диллю неразрешимые пока вопросы. Зачем команда драконоборцев занимается какой-то ерундой, почему маг находится под заклинанием подчинения и, самый главный вопрос - как ему, Диллю, извернуться, чтобы выжить после встречи со старым драконом?
  *****
  Третий день кроме очередного пополнения в виде местных криминальных личностей принёс неприятности: сразу двое из их отряда попытались дезертировать. Ночью они выбрались из пажеской казармы через окно и скрылись в темноте тесных улочек, а стражник, охранявший вход, ничего не заметил. А наутро десятник Эрек обнаружил, что отряд драконоборцев "похудел". Эрек не удивился пропаже, лишь сообщил об этом магу. Эрстан невозмутимо кивнул и сделал несколько пассов над своим амулетом. Через два часа сбежавшие приползли к казарме, причём, приползли в самом натуральном смысле этого слова.
  Дилль, бегавший по мощёному плацу - это наказание ему прописал десятник за болтливость в строю, остановился, когда на брусчатку выползли два дезертира. Замёрзшие, мокрые, грязные, со сбитыми в кровь ладонями и коленями, они сразу же принялись умолять десятника позволить им подняться. Эрек пожал плечами и предложил им двигаться к господину магу - он наложил заклятье, он и снимет. Двое несчастных так ползком и удалились искать Эрстана.
  Остальные впечатлились показательным наказанием. Теперь всем, даже тем, кто ещё лелеял какие-то надежды избежать похода в Неонин, стало понятно - с ними не шутят. Впрочем, подобные надежды могли оставаться только у тех, кто прибыл из провинции - столичные жители уже давно были наслышаны, что такое отряд драконоборцев.
  Дилль предпочитал бегать, нежели ползать в грязи, а потому начал заниматься с утроенной силой - кто знает, что старому десятнику ещё придёт на ум? Конечно, это унизительно для разумного человека, коим Дилль считал себя, беспрекословно выполнять любые приказы любого королевского чиновника, но альтернатива была куда хуже - сегодняшнее представление это лишний раз доказало. Хотя, дезертиры ещё легко отделались - как сказал десятник, маг мог бы просто остановить им дыхание.
  В конце концов, долго эти мучения не продлятся - маг Эрстан обронил на занятиях, что дней через десять их отправят в Неонин. А по дороге на юг или уже в самом Неонине Дилль что-нибудь придумает...
  Задумавшись, он на бегу воткнулся в каршарца - тот как раз наклонился подтянуть голенище сапога. Со стороны выглядело сие действо довольно комично, потому что послышались смешки.
  - Смотри, куда прёшь, задохлик!
  От затрещины разгневанного каршарца Дилль так и сел на пятую точку.
  - Ну, варвар, я тебе устрою...
  - Ты посмел назвать меня варваром?!! Да я сейчас голову тебе откручу!
  - Отставить! - рявкнул десятник. - Ссоры запрещены, не говоря уже о членовредительстве. В наказание вы, двое, будете бегать до самого обеда. Гунвальд - по часовой стрелке, Диллитон - против. Когда встретитесь - кланяетесь друг другу, и продолжаете бег. Может быть это научит вас вежливости по отношению к своим товарищам. Начали! А остальные чего встали? Продолжаем тренировку! И-раз! Взмах! Ховарт, Блер, вы плохо завтракали? Таким взмахом вы даже старую бабку не испугаете...
  *****
  Следующий день у драконоборцев был свободным от бестолковых занятий. Само собой, не у всех, а только у тех, кто завербовался в ряды драконоборцев добровольно. У тех же, кто в городе попался на воровстве или другом преступлении и был сослан в отряд смертников, никаких передышек не было - десятник продолжил гонять их до седьмого пота. Маг Эрстан после завтрака собрал тех, у кого был выходной, и провёл краткий инструктаж.
  - Сегодня у вас по расписанию свободный день. Советую наведаться в казначейство и забрать причитающиеся вам деньги. Как туда добраться, вам подскажет любой городской патруль. Внутри предъявите свой амулет, и дежурный казначей выдаст вам деньги. Потом можете идти куда хотите, но чтобы к ужину все были на месте. Опоздавшие будут наказаны так, что позавидуют вчерашним дезертирам. Всё понятно? Свободны.
  Маг удалился, а драконоборцы, предоставленные сами себе, ещё некоторое время не решались покинуть казарму - вдруг у мага такие дурацкие шутки? Они сейчас уйдут, а потом будут полдня ползать по мощёному плацу. Наконец Блер махнул рукой.
  - Вы как хотите, а я пошёл. Мне надо наведаться к одной барышне - она меня уже две недели ждёт. Ждала, во всяком случае.
  За Блером потянулись остальные. Дилль посмотрел им вслед и направился к магу. Постучав и получив разрешение войти, он с порога поинтересовался:
  - Могу ли я спросить, не выяснил ли многоуважаемый господин маг что-нибудь насчёт уничтожения свойств драконьего яда от драконьего огня?
  Эрстан с удивлением уставился на Дилля.
  - Ну ты и выражаешься! - выговорил, наконец, он. - Я даже сначала не понял, о чём ты спрашиваешь.
  - А я думал, что с магами нужно именно так общаться, - в свою очередь удивился Дилль. - Вы же всегда так разговариваете, господин маг.
  - От нас требуют официоза, - поморщился маг, - вот и стараюсь соответствовать званию высокоучёного представителя магической гильдии. Надоело! Кстати, можешь обращаться ко мне просто по имени, когда мы не на занятиях.
  - Легко, - согласился Дилль. - Так что там старшие маги сказали? Перестанет яд действовать, если на него дракон дыхнёт?
  - Даже не знаю, как сказать... Короче говоря, никто ничего толком не знает. Видишь ли, в академии больше нет драконов, поэтому проверить не на ком.
  - А те, кто раньше шли против Неонинского дракона? Они что говорили?
  - Те немногие, кто выжил после встречи с драконом, всё больше рассказывали, как прятались по щелям, а потом удирали во все лопатки.
  - Значит, кто-то из драконоборцев всё же выжил после встречи с драконом? - встрепенулся Дилль.
  - Сам я этих выживших в глаза не видел, но люди говорят, что видели их, - хмыкнул маг. - Наверное, они после Неонина сбежали куда глаза глядят и в Тирогис больше ни ногой.
  Дилль с трудом подавил в себе возбуждение - получается, есть способ избежать смерти! Скорее всего, драконий огонь уничтожил заклятье амулета, и те, кто сумел убежать с поля боя, освободились. Чтобы не подать виду, как взволновало его это сообщение, Дилль вернул разговор к прежней теме:
  - Неужели и в магических книгах ничего нет про драконий яд?
  - Может, и есть, да только в библиотеке состариться можно, пока что-нибудь откопаешь. А королевский указ по освобождению Неонина нужно выполнять. Вот коллегия высших магов и припомнила этот способ. Он, конечно, не быстрый, но когда-нибудь должен сработать.
  Диллю стало весьма печально от "когда-нибудь сработать". Получается, яд сработает, но не при его жизни, которая вскоре может оборваться.
  - А других способов укокошить дракона нет? - на всякий случай спросил он. - Скажем, какой-нибудь огромный стреломёт? Или заклинание заморозки? Или...
  - Баллисты уже пробовали - пока разворачивали и целились, дракон их спалил. А магия... у драконов она своя, против которой человеческая магия бессильна.
  - Надо же, а я думал, что магия... как бы сказать... для всех одна.
  - Магия, может, и одна, вот только разные разумные существа имеют к ней разный доступ. У драконов - наивысший приоритет.
  - Чего? - не понял Дилль.
  - Говорю, драконы могут такое, что нам было недоступно даже до Величайшей битвы. Хотя, Адогорд однажды сумел обуздать их... к сожалению, как именно, история умалчивает. Видимо, этот способ можно применить ещё раз, иначе чем ещё объяснить, что ящеры ненавидят магов и уничтожают нас при первой же возможности. Хотя, может, просто в память о прошлом порабощении. Поэтому, король и запретил магам приближаться к Неонину. А я думаю, окажись там, на месте, маг - он, может быть, и сумел бы обнаружить какой-нибудь способ.
  Дилль вспомнил рассказ Блера.
  - Странно, а мне говорили, что каждый отряд драконоборцев сопровождает маг.
  - Правильно. Ваш отряд буду сопровождать я. До границы провинции. А потом, когда до Неонина останется пол дня пути, вы пойдёте сами, - маг помрачнел. - Будь моя воля, я бы отправился с вами до конца, но... нельзя.
  - Амулет с заклятьем? - догадался Дилль.
  Эрстан только кивнул.
  - Да, меня как-то угораздило не согласиться с гроссмейстером Адельядо - первым магом королевства, если ты не знаешь. А он такой... вспыльчивый слегка. Вот в наказание я и торчу в этой казарме, а потом вожу отряды к Неонину.
  - Отряды? Так ты уже не в первый раз...
  - Вы будете третьими. Как только прибудет мой сменщик с известием о том, что его отряд полёг под стенами Неонина, так мы и выступим. Может, вам повезёт больше, чем предшественникам, и вы сумеете уничтожить дракона...
  - Звучит обнадёживающе, - проворчал Дилль.
  - Почему бы и нет? Ведь ты убил одного дракона, можешь убить и другого.
  Дилль понял, что не хочет врать этому человеку. Наверное, дело было в амулете, на который неизвестные мастера-маги наложили какое-то странное заклятье... А, может, он начал становиться человеком, который всегда говорит правду (сохрани его высшие силы от этого)? Дилль глубоко вздохнул, словно набирая воздуха перед нырком в воду, и сказал:
  - Я не убивал дракона. Он сам напоролся на сухостой и мирно сдох. А уж в Тригороде я представил всё так, будто сам его сразил. Так что, в этот раз прошлый опыт сражения с драконом мне не поможет.
  Маг долгим взглядом посмотрел на Дилля, затем вздохнул.
  - Жаль. Значит, шансов выжить у тебя стало ещё на один меньше.
  - Когда шансов нет совсем, минус один - это не страшно, - Дилль криво улыбнулся. - Ладно, пойду, погуляю. Оторвусь напоследок.
  - На следующей неделе будет ещё один свободный день, вот тогда и оторвёшься. А сегодня постарайся вернуться ко времени, иначе...
  Эрстан многозначительно показал на свой амулет. Дилль всё понял - скорее всего, сегодня маг обязан наказать опоздавших - не иначе, приказ сверху.
  Стукнув себя кулаком в грудь - ну чем он не королевский гвардеец, подтверждающий приказ начальства? - Дилль покинул казарму.
  *****
  В городе Дилль тут же заблудился. Спросив дорогу к казначейству у прохожего - судя по виду, приказчика из торговой лавки, он последовал совету не упускать из виду главную башню королевского дворца и всё время поворачивать налево. Таким образом Дилль должен был выйти к площади императора Гариаля, в честь которого когда-то называлась великая Империя, а там и до здания казначейства рукой подать. Вот только попал он в лабиринт узких улочек, сориентироваться в которых было попросту невозможно.
  К счастью, Диллю повстречались четыре мальчишки, науськивавших кудлатую дворнягу на пойманную крысу. Пацаны охотно согласились за пару медяков довести его до казначейства, оставили в покое одуревшую от страха крысу и собачонку, которая дрожала ещё сильнее, чем её предполагаемая добыча, и всей гурьбой отправились сопровождать Дилля.
  По дороге, которую Дилль даже не старался запомнить, он расспросил мальчишек, что они знают о драконоборцах. Сведения тут же посыпались на него, как из рога изобилия. Оказалось, что настоящие драконоборцы - крутые мужики, одной левой могущие свалить бизонобыка, вот только как раз настоящих драконоборцев уже давно и нет. А те, кого собрали под знамёна борьбы с Неонинским драконом - слабаки и неудачники, потому что ни один из них не то что не смог победить дракона, но даже не сумел просто выжить.
  - А ты когда-нибудь видел настоящего дракона? - поинтересовался Дилль у самого старшего мальчишки, который больше всех ругал нынешних драконоборцев.
  - Нет, конечно! В Тирогисе драконов нет со времён Величайшей битвы, а кроме города я нигде ещё не был, - ответствовал достойный сын столицы.
  - Ну тогда представь, что мелкий дракон размером вот с эту штуку, - Дилль указал на дровяной сарай, мимо которого они проходили. - А струя его пламени бьёт шагов на десять. Как бы ты сразил этого дракона? Вот он - величиной почти с дом, но ближе десятка шагов ты к нему не подойдёшь.
  Пацаны коротко посовещались, ни к чему путному не пришли и заметно поубавили ругательный пыл.
  - Вот и я думаю, как мне завалить старого дракона, который разоряет Неонин - он, говорят, намного больше, - вздохнул Дилль.
  - А тебе это зачем? - удивились мальчишки.
  - Видите ли, я имел несчастье сразить зелёного дракона в Тригородских лесах. И сам король Юловар, долгих ему лет, призвал меня на помощь против Неонинского чудовища...
  - Так ты из новых драконоборцев? - догадался старший мальчишка. Дилль уже узнал, что зовут его Шаберт, что отец у него портной и пьёт, не просыхая, а мать и братья померли во время чумового поветрия три года назад. - А ты по-настоящему убил дракона?
  Дилль, настроение которого с уходом из казармы несколько поднялось, поведал пацанам хорошо заученную историю эпической битвы. В результате, заслушавшиеся мальчишки сами свернули не в тот поворот, из-за чего пришлось возвращаться. Наконец впереди над крышами домов замаячила огромная голова памятника императору Гариалю, что стоял на одноимённой площади.
  - Дальше нам нельзя, - наморщился Шаберт. - На главной площади запрещено появляться в таком рванье, как у нас. Патрульные так древками алебард попотчуют, что неделю спина будет болеть.
  - Что ж, спасибо вам! - с чувством сказал Дилль. - За работу каждому, как и обещал, по одному медяку. Сейчас...
  Дилль потянулся к поясу и застыл - от кошеля осталась только верёвочка. Кто и когда успел срезать кошель, для Дилля осталось загадкой. Вот тебе и столица!
  Пацаны захихикали, а Дилль нахмурился.
  - Денег не жалко - там и было-то всего несколько медяков, а вот чем вас теперь отблагодарить?
  Хихиканье прекратилось, пацаны выжидающе уставились на него.
  - О, придумал! Вы никуда не торопитесь? - получив ответ, что никуда, Дилль сказал: - Тогда ждите меня здесь. Я сейчас получу в казначействе деньги, которые мне полагаются, как драконоборцу, вернусь и рассчитаюсь с вами. Ждите.
  Дилль направился в сторону площади, когда позади послышался окрик:
  - Эй, чужак! Драконоборец, стой!
  Дилль удивлённо обернулся - к нему шёл Шаберт, но уже какой-то серьёзный. Мальчишка протянул ему кошель - его собственный.
  - Возьми. Мы думали, ты обычный чужак, к тому же обманщик.
  Дилль взял кошель и поинтересовался:
  - Чужак - понятно, а почему обманщик?
  - Да кто же поверит, что такой тощий парень, как ты, смог завалить огромного дракона! - удивился его непонятливости Шаберт.
  - Да? А что ты скажешь на это? - Дилль жестом циркового фокусника извлёк из-за пазухи тот кусок выделанной кожи, что ему подписал брат Герон. - Читать умеешь?
  - Я - нет, вон он немного умеет, - Шаберт жестом подозвал самого маленького мальчишку. - Прочти.
  Тот, запинаясь, прочитал по слогам "Сия грамота дана драконоборцу Диллитону Тригородскому в утверждение того, что он не вампир, а верный слуга Единого нашего Бога".
  - Подписано братом Героном - монахом церкви Единого из Верхнего Станигеля, - заметил Дилль. - А уж церковнику в таком деле можно верить.
  - Так ты... так вы из настоящих?!!
  Дилль прямо-таки чувствовал, как растёт в глазах мальчишек. Если им сейчас ещё что-нибудь показать, то завтра пацаны будут рассказывать о встрече уже не с худосочным рыжим парнем в полувоенной форме, а с громадным и мускулистым драконоборцем, облачённым в зачарованные доспехи.
  - Перестаньте, ну какой я настоящий? Просто однажды повезло, - отмахнулся Дилль. Он заглянул в кошель: семь медяков - чуть больше половины сребреника. - Подставляй руку.
  Он высыпал в ладонь Шаберта монеты и повесил пустой кошель на пояс.
  - Слушай, я по-быстрому схожу в казначейство и вернусь. Вы мне посоветуете какой-нибудь кабачок, где не дерут втридорога и подают не кошатину, а нормальное мясо. А я вам за услугу ещё по монете на брата дам. Идёт?
  *****
  Кабачок назывался "Стойло ржавого дракона". Дилль только хмыкнул, поглядев на вывеску - там нечто коричнево-красное и дракона по виду ничуть не напоминающее дышало пламенем на какого-то зверя.
  - Надеюсь, готовят здесь лучше, чем рисуют.
  Расплатившись с мальчишками, Дилль зашёл в кабак. Внутри заведение напоминало "Кухарку и петуха" мамочки Августины, разве что общий зал размером был побольше. Сходство усиливали три драконьих когтя, прибитые на стене между рыцарскими щитами. За стойкой стоял хозяин в чёрном фартуке, и физиономия его Диллю не показалась слишком уж хитрой. В целом впечатление было благоприятным, и Дилль прошествовал к свободному столу у окна. Хозяин крикнул "Линда, клиент", и к столику подошла служанка.
  Глаза Дилля округлились - девушка оказалась настоящей красоткой. Огромные синие глаза, правильные черты лица, пышная копна светлых волос, завязанных позади в хвост... Под блузкой с оборками угадывались приятные округлости, а широкий пояс из вышитой ткани подчёркивал талию девушки. Длинная юбка не позволяла рассмотреть даже обувь, но Дилль почему-то был уверен, что с ногами у девушки тоже всё в порядке.
  Дилль расправил неширокие плечи и приосанился, придавая себе молодецкий вид. Видимо, перестарался, потому что служанка фыркнула, еле сдерживая смех. Дилль представил себя со стороны, ему самому стало смешно - он махнул рукой и перестал изображать богатыря.
  - Скажи-ка, красавица, что у вас есть покушать? Желательно, чего-нибудь мясного, но только не крысиные тушки.
  - Обижаете, сударь! - служанка вздёрнула носик. - В нашем заведении подают только хорошую еду. Сейчас есть бараньи рёбрышки под чесночным соусом, есть свиной окорок копчёный, колбаса...
  - Мне рёбрышки. А вино?
  - Для людей обеспеченных есть вино урожая двадцатилетней давности - по три сребреника за бутылку. Если попроще, то пятилетнее коричневое мироттийское или шипучее из Гридеха - по одному серебряному оксу. А если совсем простое, то есть прошлогоднее - по три медяка за кувшин.
  Дилль почесал затылок. Он, конечно, прямо сейчас довольно богат - у него в кошеле было одиннадцать серебряных оксов и восемь медных, но транжирить деньги он не привык. С другой стороны, на что ему тратить свои сребреники, если не на еду и выпивку? Всё равно, через неделю, как сказал маг Эрстан, их отправят в Неонин, а там ему деньги, увы, не понадобятся. Дилль уже почти решился заказать вино для состоятельных людей, как из угла зала послышалось громовое рычание.
  - Х-хазяин! Вина!
  Дилль обернулся - в самом тёмном углу сидел не кто иной, как каршарец Гунвальд. Впрочем, сидел - это громко сказано. Варвар уже набрался до такой степени, что его пошатывало даже в сидячем положении - впрочем, это не помешало сыну Каршара потребовать ещё вина.
  - Ты ещё два прошлых кувшина не оплатил, - хозяин подошёл к каршарцу. - Платить будешь или стражу звать?
  - Пр-ринеси вина и зови стражу, - согласился варвар, пытаясь засучить рукава
  Хозяин кабака направился к выходу, бурча под нос "только убытки от этих варваров". Дилль окликнул его:
  - Подожди, милейший! Я заплачу за него.
  Хозяин остановился и, пожав плечами, сказал:
  - Как знаете, сударь. Это вам обойдётся в сребреник и два медяка, не считая того, что он ещё выпьет.
  Дилль присвистнул - это сколько же варвар умудрился потребить! Силён, каршарец!
  - Включите всё в мой счёт, - величественно сказал Дилль. - Я пересяду к своему другу.
  Он перебрался к каршарцу - всё равно стол у Гунвальда пуст, если не считать лежащего на боку кувшина из-под вина и знаменитого каршарского шлема, начищенного до зеркального блеска. Гунвальд уставился на Дилля мутным взглядом.
  - Ты хто? Я тебя знаю?
  - Да-а, ну ты и нажрался, - протянул Дилль. - Закусывать надо больше.
  - Гдетта я уже этта слышал, - каршарец покачнулся.
  - Ты хоть помнишь, что маг Эрстан говорил? К ужину все должны быть на месте. До казармы добраться сумеешь?
  - Какая ещё каз-зарма?!! Я з-занят...
  Сказав это, Гунвальд выхватил из рук подошедшей служанки кувшин, одним долгим глотком наполовину опустошил его, потом на удивление аккуратно поставил посудину на стол, лёг на лавку и громогласно захрапел. Сидевший за соседним столом пьяница завистливо посмотрел на варвара и протянул руку к кувшину. Но, уловив недовольный взгляд Дилля, пьяница срочно передумал, и на полпути к столу его рука резко изменила направление и шлёпнула девушку по мягкому месту.
  Служанка взвизгнула, не раздумывая, схватила полупустой кувшин и шмякнула его о голову нахала.
  - Ах ты, скотина! Недотрога, да? - пьяница, весь в вине и осколках кувшина, поднялся. - Да я тебя...
  Дилль тоже встал, раздумывая, чем бы приложить этого наглеца. Но до драки дело не дошло - кабатчик, габаритами почти не уступавший Гунвальду, выбежал из кухни, схватил нарушителя за ворот и, протащив через весь зал, небрежно вышвырнул на улицу.
  - Спасибо вам, сударь! - служанка сделала лёгкий реверанс.
  - Мне-то за что? - удивился Дилль. - Я же ничего не сделал.
  - Вы хотели вступиться за честь незнакомой девушки, а в наше время это дорогого стоит.
  Дилль покраснел, но не от похвалы, а от того, что не далее, как пару минут назад сам подумывал проделать с соблазнительной служанкой то же самое, за что пьяница получил по голове.
  - Пустое! Это сделал бы каждый, - буркнул Дилль. - Даже этот варвар, не будь он столь пьян.- Значит, сударь, он ваш друг? - хихикнула девушка.
  - Да, мы с ним в одном отряде служим, - вздохнул Дилль.
  - Так вы тоже драконоборец? - веселье мигом сошло с лица служанки. - Ой, как жалко! А вы такой молодой ещё...
  - Гунвальд рассказал где служит? - догадался Дилль.
  - Да, пока совсем не окосел от вина. А вас за что упекли в драконоборцы? Ой, я, наверное слишком любопытна?
  - Видишь ли, девушка, - снова "распушил перья" Дилль, - меня не упекли, а лично король призвал на помощь против Неонинского чудовища. Сказал, господин Диллитон... меня Диллитон зовут... так вот, король мне и говорит, господин Диллитон, без вас государство гибнет...
  - Вы с Его Величеством разговаривали? - изумилась служанка.
  - Ну, конечно! Когда он услышал, как я сразил дракона под Тригородом, то понял, что без меня...
  - Так вы уже сражались с драконом?
  - Если бы сражался! Просто вспотрошил его, как овцу, - как можно небрежнее сказал Дилль. - На мой взгляд ничего особенного не произошло, но Его Величество впечатлился.
  Час спустя Дилль, окружённый уже десятком слушателей, услышал бой колокола, возвещавшего шесть часов вечера. Он поднялся и объявил, что вынужден уйти, так как ему ещё предстоит визит к королевскому министру.
  - Сами понимаете, они же без меня никуда. Как до сих пор со страной управлялись - не понимаю. Эй, хозяин, сколько с меня причитается?
  Хозяин кабака рассыпался в любезностях - благодаря безудержной болтовне Дилля, привлёкшей посетителей, он за полдня сделал двухдневную выручку, что однако не помешало ему содрать с великого драконоборца три серебряных окса. Дилль небрежно расплатился, дал ещё один сребреник симпатичной служанке и, чувствуя себя если не королём, то, как минимум, графом, пошёл к выходу. Но остановился - в углу вовсю храпел каршарец, который за время, проведённое Диллем в кабаке, умудрился высосать ещё два кувшина вина и теперь беззаботно спал. Дилль попробовал разбудить Гунвальда, но понял, что легче заставить памятник императору Гариалю сойти с пьедестала, чем привести в чувство пьяного варвара.
  - Вот какое мне дело до того, как накажет маг этого чурбана? - спросил сам себя Дилль. - Вдруг превратит в трезвенника? А что, варвару только польза будет. Пусть себе спит, а я пойду.
  Дилль вздохнул - само собой, никуда он без Гунвальда не пойдёт. Привести варвара хотя бы в полубессознательное состояние не получается, остаётся один выход...
  - Я тебе ещё это припомню, - прошипел Дилль, взваливая на спину тяжеленного каршарца.
  Гунвальд, так и не приходя в сознание, умудрился захватить с собой шлем - видимо, это у него было на уровне рефлексов. Покидая кабак, Дилль услышал за спиной восхищённый шёпот Линды.
  - Вот он какой, настоящий драконоборец! А с виду и не скажешь, что такой сильный.
  Гордо вытащив варвара на улицу, Дилль сразу же "сдулся" и прислонился к стене. Пацаны, что привели его к этому кабаку, заодно объяснили и обратную дорогу к пажеским казармам. Путь предстоял неблизкий, а с учётом имевшейся на спине тяжести - ещё и мучительный. Дилль ругнулся и поплёлся по узкой улочке, обходя горки мусора и ямы.
  Тирогис располагался намного южнее Тригорода, а потому здесь зима была не столь сурова. Точнее, одно название, а не зима - даже лужи здесь не замерзли. Про воду Дилль вспомнил, когда проезжающая мимо телега едва не столкнула его на середину здоровенной лужи. Дилль хотел послать вслед наглому возчику парочку пожеланий, но в этот момент его осенила мысль - а зачем, собственно, тащить на горбу эту тушу, если можно доехать?
  - Эй, друг, стой! - крикнул он возчику. - Довези до пажеских казарм, я тебе заплачу.
  За два медяка крестьянин охотно довёз "подгулявших". Время ужина близилось, и Дилль пообещал добавить ещё медяк, если возчик ускорит свою колымагу. К пажеским казармам они прибыли вовремя. Расплатившись с крестьянином, Дилль потащил варвара в спальное помещение, где с облегчением сбросил на кровать. Гунвальд при этом даже не перестал храпеть. Блер, чья кровать была рядом с Гунвальдовой, удивлённо смотрел на происходящее.
  - Тебе так понравилось его таскать, что ты теперь этим даже в городе занимаешься? - сыронизировал он.
  - Я отомщу варвару за это! - пообещал Дилль.
  Он с кряхтением распрямился и поплёлся к своей койке. По пути, увидев штопающего дырку на штанах Йуру, Дилль остановился.
  - Слушай, охотник, мне тут мысль в голову пришла. Могу ли я у тебя на время позаимствовать иголку и нитки?
  "Позаимствование" обошлось Диллю в медяк, но месть того стоила. Закончив дело, Дилль проверил, крепко ли пришил к матрасу рукава Гунвальдовой куртки, подёргал его штанины, аналогичным образом прикреплённые к тощему тюфяку, и с чувством выполненного долга пошёл отдыхать, предвкушая пробуждение варвара.
  Пробуждение варвара превзошло все ожидания Дилля. Каршарец, слегка очнувшись от хмельных снов, захотел воды - вполне естественное желание для человека, до того употребившего не один кувшин вина. Однако встать не смог - руки и ноги варвара были словно привязаны к чему-то. Гунвальд, ещё толком не проснувшийся да и - чего уж там! - совсем не протрезвевший, приподнял голову - кисти свободны и шевелятся, но поднять руки он не мог. Ноги вели себя так же - вроде бы и двигались, но сгибаться отказывались.
  Полночную тишину прорезал дикий вопль каршарца. Драконоборцы пососкакивали с кроватей, ошалело вертя головами и пытаясь понять, кто на них напал. Гунвальд каким-то непостижимым образом умудрился принять сидячее положение и теперь орал в темноте, что его приковали.
  - У-у, вражины! Пустите, не то хуже будет! Всё, вам конец - буду всех убивать!
  Ближайшие соседи варвара бросились прочь, а сам Гунвальд вскочил на ноги, но, разумеется, тут же упал. Ругательства Гунвальда увеличились стократно, затем последовал треск рвущейся материи, а по казарме полетели клочки тряпично-соломенной набивки матраца.
  - Ага, не удержать вам сына славного Ольола! Всё, теперь убиваю... А кто меня держал-то? - Варвар покрутился вокруг себя, а за его спиной болтались обрывки матраса. - Ладно, я сейчас добрый, завтра прибью...
  И Гунвальд, шатаясь, отправился в обеденный зал на поиски воды, при этом держась за стены и другие прочные и надёжные ориентиры. А то, что в число этих ориентиров попал и стражник, прибежавший узнать, что за шум в спальном помещении, так это он сам виноват...
  Вскоре казарма успокоилась. Каршарец, похоже, лёг спать в обеденном зале - во всяком случае, обратно он не вернулся, а стражник, которому варвар слегка помял форменную треуголку и самоуважение, ушёл на пост к входным дверям. Драконоборцы улеглись, но периодически из разных углов слышались сдавленные смешки. Дилль, донельзя довольный своей проделкой, уснул сном младенца.
  *****
  Утром произошло сразу несколько событий. Первое - Дилль чуть не лишился головы, которую каршарец хотел ему отвернуть. Второе - варвар извинился перед Диллем (неслыханное дело - извиняющийся каршарец) и признал себя его вечным должником. А третье - в отряде вновь появились новые члены, среди которых оказался один знакомый Дилля. В нехронологическом порядке выглядело это так:
  Гунвальд, быстро прознавший, кто пришил его одежду к матрасу, влетел в спальное помещение и сразу же бросился к Диллю. Прорычав "тебе конец, задохлик", Гунвальд поднял его одной рукой, а второй совсем уже собрался вбить в голову Диллю немного понимания, что шутить над каршарцами нельзя, когда на пороге казармы появились десятник Эрек и маг Эрстан. Варвару пришлось отложить экзекуцию.
  Маг произнёс очень короткую речь:
  - Вчера я вас предупреждал, что опаздывать запрещено. Чтобы в следующий раз вы прислушивались к моим словам более внимательно, я вынужден применить силу.
  Он встряхнул свой амулет, и пятеро драконоборцев, вернувшихся вчера позже обозначенного срока, рухнули на дощатый пол. Лица их исказились от боли, глаза повылезали из орбит, а на губах выступила кровавая пена. Скрюченными пальцами несчастные начали рвать на себе куртки, словно пытаясь добраться до чего-то невидимого под одеждой, но из их уст не вырвалось ни единого стона.
  - Наказание продлится до обеда. Провинившихся не трогать - всё равно ничем вы им не поможете, - мрачно произнёс маг и обратился к десятнику: - Эрек, я приму пополнение, а ты начинай занятия.
  Когда Дилль взмыленный, словно лошадь после пробежки под Гунвальдом, заканчивал неведомый по счёту круг, во двор вывели новых драконоборцев. К постоянно прибывающим новичкам Дилль уже привык, но сейчас он от удивления застыл, словно заправский ярмарочный ротозей на цирковом представлении. Среди новоприбывших один выделялся массивным телосложением и, главное, одеянием - длинная ряса из тёмного материала резко контрастировала с одеждой остальных.
  - А что здесь делает достопочтенный? - спросил у мага десятник.
  - Желает вступить в отряд драконоборцев. С ума сошёл, не иначе. А я его принять не могу, ведь тогда Совет высших магов передерётся с церковным Конклавом. Гроссмейстер Адельядо потом с меня шкуру спустит, причём, в самом натуральном смысле этого слова, - маг повернулся к монаху. - Скажи мне, достойный брат, чем ты собираешься поразить дракона, кроме молитвы?
  - Топором могу попробовать, - монах откинул капюшон, и теперь все смогли разглядеть его лицо.
  - Итишкин кот! - завопил десятник. - Геронище! Вот это да!
  - Э-э, вы знакомы? - спросил маг.
  Эрстан, конечно, удивился, но его удивление не шло ни в какое сравнение с изумлением Дилля, который узнал в представителе церкви Единого брата Герона. Кто бы мог подумать - брат Герон из Верхнего Станигеля собственной персоной!
  - Знакомы ли мы?!! Конечно, знакомы! - вскрикнул десятник, обнимая монаха. - Это же Герон-Мясорубка - лучший топорник всей южной армии...
  Тут Эрек нахмурился и с подозрением уставился на монаха.
  - Так, я не понял, а что ты делаешь в Тирогисе? Ты же вроде как не должен приближаться к столице на сотню лиг. Сбежал из монастыря?
  - Нет, вот и письмо рекомендательное есть от настоятеля, - монах вынул свёрнутое трубочкой письмо. - Можешь не читать, я и так скажу, что там написано.
  - Лучше уж я прочту, - проворчал десятник.
  Быстро пробежав глазами текст, он молча протянул бумагу Эрстану. Маг столь же быстро ознакомился с содержимым письма и растерянно пожал плечами.
  - Ну, если так, то я возражать не могу. Правда, каждый драконоборец должен иметь вот такой амулет... - с этими словами Эрстан достал из мешочка пригоршню золотых капель, внутри которых сверкали белые камушки. - Но монахам...
  - Если должен - давай! - Герон протянул руку.
  Пока маг колебался, Дилль рванулся к монаху, не думая, что за подобное своеволие его могут наказать так же жестоко, как и опоздавших.
  - Стой, Герон, не бери эту пакость! Ты же в рабство попадёшь!
  Впрочем, порыв Дилля остался безнаказанным - маг уже и без того спрятал амулеты обратно в мешочек.
  - Пусть магистры сами решают - положено монаху церкви Единого иметь амулет или нет, - проворчал Эрстан. - А пока приступай к занятиям вместе с другими.
  Отряд драконоборцев, увеличившийся за последние дни до тридцати человек, до обеда продолжал занятия под руководством десятника. Надо отдать справедливость Эреку - несмотря на своё давнее знакомство с монахом, он гонял Герона не меньше остальных - скорее, тому доставалось даже больше.
  Когда вспотевшие и уставшие драконоборцы потянулись в казарму, к Диллю подошёл монах.
  - Здорово, дружище!
  - И тебе не хворать, Герон! Ты с ума сошёл? Зачем ты сунулся в этот гадюшник?
  - Деньжат заработать, - ухмыльнулся монах. - Я как рассказал настоятелю про твоё жалование, так он сразу же согласился меня в драконоборцы спровадить. А что тут творится?
  - Сейчас увидишь, - мрачно ответил Дилль. - Из-за этих проклятых амулетов мы вынуждены выполнять любой приказ начальства, даже самый дурацкий. А тех, кто ослушался, ждёт вот что...
  С этими словами Дилль указал на корчившихся на полу казармы бедолаг. В этот момент появился маг, потёр свой амулет и прошептал что-то. Пятеро несчастных прекратили извиваться - бледные, с трясущимися руками, они сидели на полу и явно ничего не соображали.
  - Они вчера просто опоздали к ужину, - пояснил Дилль. - Поэтому с самого утра вот так и мучились.
  - Однако! - присвистнул монах. - Сурово. Маги что-то новое придумали. Раньше такого в Тирогисе не было. Спасибо тебе за предупреждение.
  На плечо Дилля опустилась тяжёлая рука. Он обернулся - над ним нависал каршарец. Проклятье, ведь варвар обещал отвернуть ему голову! Взгляд Дилля заметался в поисках какого-нибудь укромного места - что-нибудь типа узкой-узкой щели, куда каршарец за ним не пролезет в силу своих громадных габаритов.
  - Стоять! - рявкнул Гунвальд, сжав плечо Дилля, который отпрянул от варвара, собравшись нырнуть под кровать. - Ты это... в общем, извини меня за утреннее.
  Рука варвара разжалась, и Дилль, потерявший опору в виде могучей длани каршарца, всё-таки улетел под кровать, куда только что собирался прятаться.
  - Э-э, ладно, извиняю, - Дилль поднялся. - А с чего это ты передумал меня казнить?
  - Мне сказали, что это ты меня вчера сюда приволок? - полувопросительно-полуутверждающе сказал Гунвальд.
  - Было дело, - кивнул Дилль. - Ты вчера в "Стойле дракона" всё вино выпил и возвращаться в казарму никак не хотел. Да и, честно говоря, не мог. Пришлось тебя на себе тащить, благо, я уже натренировался. Слушай, тебе худеть надо - в следующий раз я тебя не понесу.
  Варвар вздохнул.
  - Мне нельзя - в Каршаре засмеют. В общем, спасибо, Дилль - если бы не ты, валяться бы мне сегодня вместе с теми.
  Каршарец указал на пятерых наказанных, которые до сих пор ещё не пришли в себя и продолжали сидеть на полу. Дилль усмехнулся - эк варвара пробрало - даже по имени его назвал, а ведь раньше кроме как задохликом не величал.
  - Да не за что! Ну не мог же я тебя оставить в этом кабаке...
  - Вот поступок настоящего друга! - варвар хлопнул Дилля по плечу.
  - ... тем более, что та симпатичная служаночка к тебе так ластилась, - не замедлил добавить Дилль, потому что от варварского дружеского похлопывания рука у него просто онемела. - Не мог же я тебя оставить ей на растерзание. Ах, говорила она, какой мужчина...
  - Служаночка? Такая беленькая и вся из себя... - тут Гунвальд изобразил выпуклости женского тела. - И ты, собачья душа, увёл меня от неё?!!
  - Да какая тебе разница - ты же всё равно ничего не вспомнил бы, - убедительно сказал Дилль. Слушай, вот в следующий свободный день, когда ты не будешь так пьян, подойди к ней и поговори, может, чего и срастётся. А лучше без всяких разговоров сразу шлёпни пониже спины - говорят, женщины от этого просто млеют. Тем более, она вокруг тебя уж так увивалась, так увивалась...
  - Увивалась... - пробормотал Гунвальд. - Нет, не помню. Какая жалость!
  - Пить надо меньше. Слушай, а ты всегда так надираешься?
  - Нет, обычно я могу выпить куда больше. Но вчера я был расстроен, вот и расслабился.
  - Расстроен? - переспросил Дилль. - Наконец-то понял, что зря в драконоборцы подался?
  - Нет, меня ограбили, вот я с расстройства и засел в кабаке.
  - Ограбили? - монах оглядел мощную фигуру варвара с ног до головы. - Что-то мне не верится, что в Тирогисе нашлись самоубийцы, напавшие на каршарца.
  - Не, на меня никто не нападал, - вздохнул Гунвальд. - Это был всего лишь тощий вонючий хорёк - торговец амулетами и зельями.
  - Ну-ка, ну-ка, - заинтересовался Дилль, - расскажи поподробнее, как тощий вонючий хорёк ограбил могучего ва... каршарца.
  - Ну, наверное, я сам виноват, - протянул Гунвальд. - Забрёл я в квартал чародеев, иду мимо этой лавки, вижу, амулеты магические висят, травы какие-то, животные всякие засушенные. Думаю, может, этот маг сумеет мой амулет расколдовать, да и зашёл внутрь. Но хозяин лавки оказался не чародеем, а простым торговцем, я и собрался уходить. И, даже не понял как, но по пути опрокинул полку со всякими зельями. Торгаш давай орать, как резаный, что я его разорил и теперь должен ему двадцать золотых. Я уже собрался придушить этого наглеца, но тут набежали патрульные из городской стражи. В общем, меня повязали и в уплату за ущерб забрали тот золотой, что мне в казначействе выдали. Ладно ещё мелочь не нашли - вот на неё-то я и гулял в кабаке...
  - И ты позволил скрутить себя каким-то стражникам? - не поверил Дилль.
  - Вместе с ними был маг, - пояснил каршарец. - Он как увидел мой амулет, так сразу и обездвижил меня.
  - Скажи-ка, - спросил Герон, - а этого "вонючего хорька" звали не Джилбрун?
  - Кажется, стражники к нему так обращались, - наморщился, вспоминая, варвар. - А что?
  - Это известный в Тирогисе пройдоха. Ещё до того, как меня выслали, я слышал о его проделках. Он тогда торговал посудой - поддельным фарфором из Гридеха. Джилбрун приглашал в свою лавку какого-нибудь прохожего, подстраивал крушение якобы дорогущей посуды, после чего набегала толпа подкупленных стражников и грозилась арестовать несчастного, если он не заплатит торговцу. Люди, конечно, платили. Потом Джилбрун имел неосторожность нагреть кого-то из приближённых к воровской гильдии, за что едва не поплатился головой, и прекратил свои пакостные делишки. А сейчас, похоже, взялся за старое.
  - Я ему башку отверну! - свирепо вращая глазами, прорычал Гунвальд.
  - Друг мой, стражники тебя порубят в капусту сразу же после того, как ты выйдешь из его лавки, - монах покачал головой. - Ведь доказательств обмана у тебя нет, и ты нападёшь на гражданина Ситгара безо всяких на то причин. А это карается смертью.
  - Ну и пусть! - варвар упрямо гнул своё. - Зато в следующий раз будет знать, как обманывать каршарцев.
  - С отвёрнутой башкой он уже ничего знать не будет, - усмехнулся Дилль. - Нет, мы накажем его по-другому.
  - Как? - одновременно спросили Гунвальд и Герон.
  - Пока не знаю, но обязательно что-нибудь придумаю.
  *****
  К тому времени, когда у драконоборцев объявили последний свободный день, у Дилля созрел план мести коварному торговцу.
  - Мы будем бить по самому больному для него месту, - сказал он Гунвальду и Герону.
  - И детей у него уже никогда не будет! - кровожадно улыбнулся каршарец.
  - Нет, Гунвальд, не туда. Бить будем по его кошельку.
  - О, - варвар озадаченно почесал затылок. - Думаешь, это больно? У меня кошель несколько раз даже срезали - уверяю тебя, я ничего не почувствовал.
  - Верь ему, - монах похлопал варвара по плечу. - Дилль дело говорит - Джилбрун всегда был скрягой, каких поискать. Вот только как именно ты собираешься это проделать?
  - Для начала мне нужны деньги - чем больше, тем лучше. А ещё твоя помощь, Герон.
  - Моя? - изумился монах.
  - Да, ты будешь продавать чудодейственные эликсиры из знаменитого Карлисского монастыря. Эти эликсиры творят настоящие чудеса - они даже мёртвого на ноги способны поднять. Мужики от них в постели становятся похотливыми и неудержимыми демонами, а женщины взлетают на вершины блаженства. Словом, эти настойки - знак высшего благоволения Единого к людям, и только крайняя нужда заставила настоятеля Карлисского монастыря отправить тебя, скромного брата Герона, продавать чудодейственное средство в столицу. Ну, как?
  - Что-то я не припомню никакого Карлисского монастыря, тем более знаменитого, - пробормотал монах.
  - Зачем нам продавать такое волшебное средство? Лучше сами его выпьем, - заявил варвар.
  Дилль закатил глаза к потолку пажеской казармы, расписанному картинами из жизни древних воителей, и вздохнул.
  - Чувствую, мне придётся тяжко. Это просто легенда такая, - и, видя, что объяснение запутало варвара ещё больше, добавил: - Придумал я всё. Про монастырь и эликсир.
  - Тьфу! - сплюнул каршарец. - А я-то подумал...
  - Так, Гунвальд, ты особо не старайся ни во что вникать - ты в этом деле участвовать всё равно не будешь. Иди, поспи, - Дилль решительно указал на кровать. - А нам с Героном кое о чём потолковать нужно.
  - Почему это я не буду участвовать? - обиделся каршарец. - Я хочу лично начистить рыло этому хорьку.
  - Потому что Джилбрун тебя знает. Ты же не хочешь испортить нашу месть? Нет? Тогда отдыхай и не мешай взрослым дядям обсуждать важные дела.
  Каршарец искоса посмотрел на "взрослого дядю", который макушкой не доставал ему до плеча, некоторое время постоял в раздумьях - а не дать ли нахальному "задохлику" подзатыльник, потом решил, что "не дать", ибо Дилль старается для него же. Спать Гунвальд не пошёл, но и в разговор больше не встревал - только слушал, что придумал рыжий пройдоха.
  - Запомни: твоя задача - не просто продавать эликсир всем желающим по сребренику за склянку, но и при этом громко стенать, что такая чудодейственная вещь уходит практически за бесценок. Самое главное - чтобы Джилбрун услышал это. А потом возжелал приобрести у тебя всю партию по дешёвке.
  Монах кивал, правда, явно ничего не понимая. Дилль раздражённо всплеснул руками.
  - Герон, ну хоть ты-то не тупи! Если ты не сможешь справиться со своей ролью - ничего не получится. Чего ты не понимаешь?
  - Но почему вдруг этот скряга решит купить у меня твой якобы чудодейственный эликсир?
  - Потому что мы создадим около него бурную торговлю. Он уверится, что сможет продавать не хуже тебя и будет готов заплатить нужную цену.
  - По-моему, пустое это занятие, - проворчал Герон. - Столичные жители не дураки и не кинутся покупать за сребреник незнамо что у какого-то монаха.
  - Покупателей я беру на себя, - нетерпеливо сказал Дилль. - Ты понял, что должен делать? Потом прибудет гонец, который сообщит тебе важную новость, что в пригороде Тирогиса умирает бывший настоятель Карлисского монастыря, который желает видеть одного из собратьев. Ты начнёшь собираться и причитать, что теперь придётся ехать обратно с непроданным товаром, и твой нынешний настоятель с тебя шкуру за это спустит. Я не я буду, если Джилбрун не клюнет на это и не предложит купить твой эликсир. Ты не сразу, но согласишься, отдашь ему всю партию за полцены и удалишься. Вот и вся твоя задача.
  - Думаю, справлюсь, - снова кивнул монах. - Только потренироваться надо.
  - Тренируйся, а мне ещё нужно денег раздобыть.
  Дилль подошёл к Каюрту и после недолгих переговоров получил от него один золотой окс и шесть сребреников. После этого Дилль отправился в путешествие по казарме, пытаясь убедить драконоборцев ссудить ему деньги до вечера, при этом обещая вернуть вдвое. Одни раздражённо отказывались, другие разводили руками и объясняли, что денег у них нет ещё с прошлого свободного дня - всё спустили в кабаках да на гулящих девок. Тем не менее, когда Дилль закончил обход казармы, в его кошеле было два золотых окса, двадцать три серебряных и ещё горка медяков в количестве тридцати штук.
  Диллю этого показалось недостаточно, и он направился в комнату к магу Эрстану. Поздоровавшись, он сразу приступил к делу:
  - Эрстан, мне нужно три золотых. Вечером верну шесть.
  Челюсть мага отвисла - никто ещё не обращался к нему со столь странной просьбой. Драконоборцы - и прошлые отряды, и нынешний сбор поголовно предпочитали избегать общения с магом, видя в нём своего врага - что было не так уж далеко от истины. Единственный, кто не боялся разговаривать с ним, был Дилль, но и от него Эрстан не ожидал просьбы занять денег.
  - Надеюсь, ты не задумал напиться вусмерть?
  - А если бы и задумал, разве это хуже, чем смерть от лап дракона? - невесело усмехнулся Дилль. - Нет, мне деньги нужны для дела - надо наказать одного барыгу. Он нашего варвара облапошил, хочу преподать ему урок на будущее. Ну и деньжат наварить немного, если получится.
  Маг постучал пальцами по столу, раздумывая, можно ли доверить немаленькую сумму человеку, которому, собственно, терять уже нечего. Наконец он поднялся, открыл шкатулку и достал из неё пять золотых оксов.
  - Держи. Вдвое можешь не возвращать. Надеюсь, у тебя всё получится. Вернёшься - расскажешь.
  - Непременно. - Дилль подбросил весело звякнувшие золотые кругляши и удалился.
  *****
  - Ну, и куда мы идём? - поинтересовался Гунвальд. - Лавка вонючего хорька не здесь.
  - Сначала нужно провести подготовительные работы, - туманно пояснил Дилль. - Сейчас я найду нужных мне людей, а потом мы обоснуемся в "Стойле дракона" - там будет наш штаб. Кстати, Гунвальд, там же ты сможешь потолковать с той служанкой, что с тебя в прошлый раз глаз не спускала. Помнишь, я тебе говорил, как надо за ней ухаживать? Так что дерзай. Главное - будь напористым. Ага, вот и нужные люди.
  Монах и каршарец недоумённо переглянулись - "нужными людьми" оказались несколько мальчишек-оборванцев.
  - Здорово, парни! - поздоровался Дилль.
  - И тебе того же, драконоборец! - Шаберт - старший из пацанов, поднялся. - Тебя опять куда-то провести надо?
  - Нет, но есть важное дело. Нам нужно уладить дело с одним зарвавшимся торгашом, а у вас есть возможность заработать. Скажем, по паре сребреников на брата.
  Услышав про "пару сребреников", глаза мальчишек загорелись. Дилль улыбнулся и принялся командовать:
  - Тогда начнём. Мне нужно много маленьких пузырьков. Можно глиняных, но лучше стеклянных. Это первое. Второе: мне нужна смола или сургуч и красивые шнурки. И третье: нужна лошадь с повозкой. Лошадь и повозку покупать не надо - просто взять на пару часов.
  Пацаны коротко посовещались. Шаберт почесал грязный нос и сказал:
  - Стеклянные пузырьки можно найти в квартале благовоний, но нас оттуда выгонят. А вот если глиняные - то даже далеко ходить не надо. На соседней улице гончар Николас живёт. Он одно время делал маленькие кувшины для парфюмеров - может, и сейчас что найдётся.
  - Замечательно!
  - Смолу и шнурки мы тоже найдём. А вот лошадь и повозку... Можем попробовать украсть...
  - Не надо! - решительно отмёл это предложение Дилль. - У кабатчика наверняка есть. Ладно, это мы решим позже. Ты, - он ткнул пальцем в сторону одного из мальчишек, - беги к Николасу, узнай, сколько он хочет за свои кувшинчики. Можешь поторговаться, но купи их в любом случае. Держи два сребреника, этого хватит с избытком.
  Дилль дал второму мальчишке двадцать медяков и отправил его за смолой и шнурками.
  - Шаберт - тебе поручается самое важное дело. Ты найдёшь мне людей, которые должны будут подойти вот к этому монаху и купить у него кувшинчик. За это они получат сребреник. Чем больше ты найдёшь народа - тем лучше. Сразу оговаривай, что выглядеть они должны прилично - никаких оборванцев и попрошаек в роли покупателей быть не должно. Только добропорядочные крестьяне или ремесленники. Торговцы тоже подойдут, если, конечно, согласятся. Всё понял? Тогда дуй собирать народ. Встречаемся в "Стойле ржавого дракона".
  Мальчишки разбежались. Гунвальд проводил их взглядом и хмыкнул.
  - Дилль, похоже плакали наши денежки. Думаю, пацаны не вернутся.
  - Вернутся, - убеждённо ответил Дилль. - Украсть деньги они могут запросто, но если ты им доверился - в лепёшку разобьются и всё сделают. Ещё и сдачу вернут, вот увидишь.
  Они отправились в "Стойло ржавого дракона", где у хозяина Дилль арендовал лошадь и телегу. Вскоре примчался первый мальчишка и сообщил, что кувшинчиков у гончара нет - он купил всего штук пять. Дилль поморщился - задуманный план трещал по швам.
  - Ладно, обойдёмся без мелкой посуды, - решил он. - Эти пузырьки оставим для начала, эликсир будем разливать по кружкам, а торгашу продадим оптом. Гунвальд, сходи, купи у хозяина пару больших кувшинов.
  Постепенно к кабаку начали собираться люди, присланные Шабертом. Одних Дилль сразу забраковал, найдя, что вид у них не внушает нужного доверия, другие оказались несколько... туповатыми - они так и не смогли понять, что от них требуется. В итоге Дилль выбрал пятерых, чьи внешность и сообразительность оказались на достаточном уровне, и принялся объяснять им предстоящую задачу.
  Хозяин "Стойла" - здоровенный Рохмиро, хмурился, не понимая, зачем все эти люди собираются в его заведении, если ничего покупать не собираются. Дилль, уловив недовольство Рохмиро, пообещал оплатить временные неудобства. Заодно попросил - за отдельную плату, разумеется, подыскать ему "покупателей":
  - Рохмиро, нет ли у тебя на примете людей, которые смогут купить у этого монаха эликсир и заработать на этом сребреник?
  Хозяин кабака усмехнулся в чёрную бороду и кивнул.
  - Ладно, пройдусь по соседям. Но чтоб без обмана насчёт оплаты.
  Когда вернулся Гунвальд с кувшинами, Дилль отправил мальчишек наполнять их водой. Сам каршарец снял с головы шлем, пригладил волосы и прошёл на кухню.
  - Берите прямо из лужи, да чем грязнее будет лужа, тем лучше, - напутствовал Дилль мальчишек. - А ты, Герон, сразу же запечатай кувшины. И не забудь обтереть, чтобы вид у нашего эликсира был товарный. Я пока займусь...
  Дилль не успел договорить - из кухни послышались возмущённые женские вопли, и в общую залу вывалился Гунвальд с мокрыми волосами. Вслед за ним бежала Линда, держа за ручку осколок кувшина.
  - Кобель несчастный! Я тебе покажу "увивалась"! Вот погоди, сейчас сковороду возьму!
  Каршарец с грацией несущегося бизонобыка пронёсся мимо Дилля и Герона, за ним промчалась разъярённая служанка. Хозяин кабака проводил взглядом убегающего варвара и, решив, что Линда сама справится, удалился на кухню. Дилль и монах обменялись улыбками и принялись в деталях обсуждать предстоящее мероприятие.
  Когда часы на главной башне пробили полдень, в квартале чародеев появилась повозка. Под уздцы лошадь вёл монах церкви Единого с низко надвинутым капюшоном, из-под которого выглядывала только борода. Монах нерешительно потоптался, затем обратился к скучающим стражникам, стоявшим около одной из чародейских лавок:
  - Господа, я думаю, что если некоторое время поторгую здесь чудодейственным эликсиром, то это не будет нарушением городского порядка?
  И в подкрепление своего предположения сунул трём стражникам три сребреника. Старший патруля многозначительно приподнял бровь.
  - Вообще-то мы должны пресекать подобную торговлю, но если мы этого не увидим... Я, конечно, уведу отсюда своих ребят, но ведь есть ещё и дежурный маг, который куда-то отошёл по своим делам. Это ещё монета. Ты, монах, не переживай, я - командир патруля, что прикажу, то маг и сделает. Но на командире, сам понимаешь, ответственность двойная.
  Монах намёк понял, и ещё два серебряных окса перекочевало из его кошеля в ладонь командира патруля.
  - Так, парни, кажется у нас было дело на улице Бондарей. Пойдём-ка, проверим, как там поживает старый Лагель. Может, он нас кружкой-другой угостит. А ты, Берех, найди нашего дежурного мага, отдай ему вот этот окс и скажи, что он свободен ещё часика три-четыре. Думаю, - тут начальник отряда стражи кинул выразительный взгляд на монаха, - этого времени всем хватит, чтобы закончить свои дела.
  Городской патруль удалился, а монах, убедившись, что нужная ему лавка находится рядом, разложил на соломе в телеге несколько маленьких кувшинчиков и три больших. Редкие прохожие кидали безразличные взгляды на монаха и проходили мимо.
  - Чудодейственный эликсир из Карлисского монастыря, - густым басом провозгласил он. - Придаёт сил немощным, здоровых делает ещё сильнее.
  Два ремесленника остановились и зашушукались, из соседних лавок начали выглядывать владельцы, недовольные незваным конкурентом. Хозяин лавки, рядом с которой стоял Герон, тоже вытаращился на монаха с откровенным недовольством.
  - Эликсир освящён лично настоятелем Карлисского монастыря преподобным Изанотом. Принимающие эликсир мужчины в постели становятся похотливыми и неудержимыми, - Герон заставил Дилля повторить его речь, заучил её и теперь воспроизводил почти дословно, исключив только "демонов". - А женщины взлетают на вершины блаженства. Карлисский эликсир - знак высшего благоволения Единого к людям. Покупайте сейчас, пока эликсир неимоверно дёшев - только крайняя нужда заставила нашего настоятеля... - тут Герон сделал паузу - Дилль в последний момент надумал взвинтить ценник вдвое, и теперь монах боялся запутаться. - ... назначить цену в два серебряных окса за маленький кувшинчик.
  Торговцы, услышав такую несусветную цену, прыснули от смеха. Монах невозмутимо продолжал бубнить:
  - Знаменитый Карлисский эликсир. Покупайте, пока дёшево - всего пара сребреников за кувшинчик.
  Торговцы продолжали скалиться до тех пор, пока к монаху не подошёл не то мелкий чиновник, не то ремесленник.
  - Скажи-ка, достопочтенный, ты из того самого Карлисского монастыря, в котором излечилась герцогиня Брантская? Помню, её увезли туда почти при смерти, а вернулась обратно она полной сил.
  - Да, добрый человек, именно оттуда. Я даже помню эту герцогиню - на редкость склочная женщина, да простит её Единый.
  - Склочная! - Дилль, а это был он, всплеснул руками. - Да она ужас всех слуг в герцогском дворце. Я тебе по секрету скажу, что герцог её отправил в ваш монастырь, чтобы она по дороге померла. А она не только сумела добраться, но ещё и буквально ожила. Ох и ругали мы ваш монастырь за это - она нам потом ещё десять лет покоя не давала. А уж бедному герцогу с тех пор совсем жизни не стало - герцогиня его в постели так замучила, что он даже на девок заглядываться перестал.
  Говорил Дилль достаточно громко - разумеется, его рассказ услышали все: и торговцы, и прохожие. И если первые только переглядывались, то вторые начали собираться около монаха.
  - Её отпаивали вот этим эликсиром, - монах поднял один из кувшинчиков. - Если бы не пожар в монастыре, наш настоятель ни за что бы не разрешил торговать эликсиром. Но монастырю нужны деньги.
  - Знаешь, достопочтенный, я, пожалуй, куплю у тебя порцию, - решился "чиновник". - Уж если полумёртвая герцогиня стала такой... ненасытной, то, думаю, мне тоже поможет.
  - Будешь в постели настоящим жеребцом, - подтвердил монах, пряча в кошель полученное серебро. - Но советую взять и вторую порцию - тогда ваша семейная пара будет в полной гармонии.
  - Уж больно дорого, - засомневался покупатель.
  - Знал бы ты, сколько твоя герцогиня платила. Так что два сребреника за кувшинчик - это просто бесплатно.
  Дилль махнул рукой и приобрёл второй кувшинчик. Серебряная монета исчезла в кошеле монаха, а взгляды торговцев стали ещё более недоумёнными.
  - Да пребудет с тобой и твоей женой благословение Единого, - монах широко окрестил покупателя. - Подходите, покупайте - после приёма карлисского эликсира вы забудете на год-два дорогу к лекарям и магам здоровья!
  - Это правда? - осведомилась согбенная старушка, неспешно ковылявшая мимо. - А то я, милок, уже столько денег оставила в лавках этих обманщиков.
  - Бабуся, наш эликсир лечит любую заразу, - авторитетно заявил Герон. - Бери, не пожалеешь. Лишай, ломота в костях, недержание - всё это проходит после двух-трёх глотков.
  Минуту спустя старушка удалилась с покупкой. За ней к монаху подошёл кузнец с жалобой на ревматизм в локтях и после пространных объяснений монаха тоже купил порцию карлисского волшебства. Затем подошла симпатичная светловолосая девушка с перевязанной щекой - это Линда из "Стойла ржавого дракона" тоже решила заработать серебряную монетку. Герон плеснул ей "эликсира" в кружку и заверил, что к утру зубная боль пройдёт.
  Через десять минут около телеги монаха скопилась небольшая толпа - люди делились друг с другом сведениями о чудесном эликсире и покупали, покупали, покупали...
  Глазевший на это столпотворение торговец из ближайшей лавки протолкался через толпу к монаху и набросился на него с руганью.
  - Эй, долгополый, а ну убирайся отсюда! Здесь запрещено торговать на разнос! Я сейчас стражу позову!
  Герон посмотрел на подошедшего - невысокий, остролицый, крохотные, неприятные глазки... По описанию Гунвальда похож на их предполагаемую жертву - Джилбруна. Да и вышел он из нужной лавки.
  - Позови, - прогудел монах.
  Торговец разъярился ещё больше, когда не увидел стражников, ещё недавно подпиравших стену здания.
  - Куда подевались эти бездельники? Ладно, я с ними потом разберусь, а ты давай, уматывай отсюда!
  - Слушай, отстань, - миролюбиво сказал монах, - не видишь - у меня торговля идёт. Люди-то понимают, что такую чудесную вещь получить всего за два сребреника - это почти бесплатно.
  И отвернулся от сердитого торговца. Тот некоторое время молчал, глядя, как в большом кувшине уменьшается количество эликсира, а толпа жаждущих купить, напротив, растёт. Люди гомонили, толкались, рассказывали друг другу слухи о знаменитом Карлисском монастыре и его чудесном эликсире, а также благодарили Единого за то, что он послал этого монаха в столицу.
  Герон настолько вошёл в азарт, что уже и сам почти поверил в чудесные свойства своего товара, а потому на его лице отразилось настоящее недовольство, когда он снова увидел перед собой торговца.
  - Опять ты?
  - Достопочтенный брат, можно ли перекинуться с тобой парой слов? Давай отойдём в сторону.
  Герон только хмыкнул - торгаш пять минут назад слюной брызгал от ярости, а тут вдруг стал таким вежливым.
  - Говори, только поскорее, - сказал он, последовав за ним. - Времени мало - уже завтра к вечеру я должен уехать обратно, а мне ещё нужно продать весь эликсир. Не продам - настоятель на меня такую епитимью наложит, что небо с овчинку покажется.
  - Собственно, я и хотел тебе помочь, - Джилбрун улыбнулся, по мнению Герона - весьма неискренне. - Вижу, что этот карлисский эликсир - вещь знатная, и готов купить у тебя весь товар оптом. По одному сребренику за полкружки. А тебе не нужно будет стоять на холоде - сможешь сразу отправиться хоть в обратный путь, хоть в кабак.
  Герон не удержался от усмешки. Дилль был прав - торговец попался на крючок. Причём, даже раньше того, как прибудет мнимый курьер. Вот как жадность лишает людей разума!
  - В кабак? Заманчиво звучит. Я почти согласен, вот только мне велели продавать по два окса.
  - Но ты же понимаешь, что я не смогу продавать дороже, чем сейчас просишь ты, - всплеснул руками торговец.
  - Э-э, перестань! Если бы не пожар и не крайняя нужда в деньгах, мы бы продавали такую порцию за золотой окс.
  В глазках Джилбруна заплясали огоньки алчности, однако он по-прежнему пытался уговорить монаха. Герон в свою очередь доказывал, что два сребреника - это смешная цена. Потом Герон сделал вид что сдаётся и махнул рукой.
  - Ладно, уговорил - полтора сребреника. Скажу настоятелю, что один большой кувшин я разбил по пути.
  - По рукам!
  - По рукам! Лошадь с телегой, разумеется, в цену не входит.
  - Ну, о чём разговор, достопочтенный! Твоё копытное меня не интересует. Давай, выгружай товар ко мне.
  Тем временем собравшиеся люди шумели и ругались, требуя продать им животворящее зелье. Герон поднял руки, требуя тишины, и зычным голосом объявил:
  - Сейчас вы получите знаменитый карлисский эликсир, только подождите немного - нам с этим торговцем надо кое-что решить.
  И удалился вслед за Джилбруном в лавку. Не прошло и пяти минут, как монах снова появился на улице и направился к телеге, при этом его раздувшийся кошель весело позвякивал на каждом шагу. Герон благословил толпу, пригласил всех посетить Карлисс и уехал. Джилбрун, ласково улыбаясь покупателям, объявил:
  - Полкружки целительного карлисского эликсира теперь стоит три сребреника. Но поторопитесь - завтра цена может подскочить до четырёх...
  Народ, как по команде, дружно начал расходиться в разные стороны.
  - Эй, эй, вы куда? Это же карлисское чудо! Берите по два сребреника, я пошутил! Куда же вы?!!
  Джилбрун надрывался до тех пор, пока последний потенциальный покупатель не скрылся за изгибом улицы. И тут в голову торговца закралась нехорошая мысль, от которой он разом вспотел. Он макнул палец в жидкость, понюхал, затем лизнул.... Ничего особенного, разве что чудесный эликсир запахом весьма походил на... лошадиную мочу - мальчишки-то наполняли посуду из лужи возле конюшни.
  - Чума на твою голову, монах! - заорал он. - Я найду тебя даже на краю света и заставлю вернуть мои деньги втройне! Я выпущу твои кишки и намотаю тебе же на шею! Я натравлю на тебя всю стражу Тирогиса...
  На крики торговца начали выглядывать обитатели верхних этажей соседних зданий. Невесть откуда появились мальчишки и радостно скалились, глядя на обманутого и разъярённого Джилбруна. Даже владельцы соседних лавок усмехались - нечистого на руку торговца никто не любил.
  *****
  А в кабаке "Стойло ржавого дракона" Дилль, рассчитавшись с нанятыми "покупателями" и четырьмя мальчишками, подсчитывал прибыль. Герон и Гунвальд изумлённо смотрели на горку золота - ну, ладно, каршарец - он до последнего не верил, что план Дилля сработает, а монах сам же принимал от торговца деньги, и тем не менее, всё равно выглядел удивлённым. Дилль сортировал монеты и сверялся со своим списком.
  - ... так, кто у нас тут ещё? Блеру мы должны золотой и один сребреник. Откладываем два и два. Эрстану - десять золотых. Теокийцу с кудлатой бородой - никак не запомню его имя - шесть сребреников. Итак, у нас получается, за минусом оплаты нашим наёмникам, мальчишкам, хозяину кабака за лошадь, беспокойство, за помощь и за то, что он сейчас выгнал остальных посетителей... - Дилль сосредоточенно перекладывал монеты из одной кучки в другую, и вскоре на столе высились две горки монет: большая и маленькая. Ну, совсем маленькая. - Проклятье!
  Монах и варвар озадаченно переглянулись.
  - Может, я чего-то не понимаю, - протянул Гунвальд, - но мне кажется, что барыш у нас невелик.
  - Невелик, - шмыгнув носом, подтвердил Дилль. - Извиняюсь, друзья, немного не рассчитал. Надо было нанимать меньше покупателей. Или если бы Герон сторговал эликсир по два сребреника, а не по полтора...
  - Вот и шёл бы сам уламывать этого прощелыгу! - надулся монах.
  - Не обижайся, Герон, ты справился отлично - я бы так не смог! - уверил монаха Дилль, ещё раз посмотрел в список и вздохнул. - Получается, мы наварились от силы на золотой. Это мой просчёт. Я верну вам затраченные...
  - Тебе в какой глаз дать: правый или левый? - осведомился варвар. - Это же надо "вернёт он"! Да я не знаю сколько тебе должен за то, что ты этого вонючего хорька наказал!
  - Дилль, я был лучшего мнения о твоих мыслительных способностях, - поддержал каршарца монах.
  - Ну, хорошо, тогда пойдём, отдадим долги, - Дилль сгрёб монеты со стола в мешок и отдал его Гунвальду - у каршарца деньги будут под надёжным присмотром. - Эх, и чего я раньше в Тирогис не перебрался? Как здесь, оказывается, легко заработать деньги...
  Друзья покинули кабак и отправились в пажеские казармы. Не успели они пройти и квартала, как им встретился маг Эрстан, спешивший куда-то с сосредоточенным видом.
  - Вот и наш первый кредитор! Эрстан... - позвал его Дилль, вспомнил, что он с магом не наедине и поправился: - То есть, господин маг! Не могли бы вы принять от нас долг?
  С этими словами Дилль высыпал в руку ошалевшего мага десять золотых.
  - С ума сошёл, прямо на улице показывать такие деньжищи? - спросил Эрстан, разглядывая золотые кругляши. - Значит, твоё дельце выгорело?
  - Выгорело, - ухмыльнулся Дилль. - Зло наказано, долги идём возвращать. Мы даже не остались без прибыли, хотя она могла бы быть и побольше. Да и ладно - без пяти минут покойникам деньги ведь всё равно не нужны.
  - Это да, - хмуро сказал маг. - Погоди, ты зачем мне дал десять оксов?
  - Брали пять, отдаём десять, как договаривались.
  - Я же сказал, вдвойне можешь не возвращать, - маг вернул пять монет Диллю.
  Дилль не стал протестовать, сгрёб золотые и предложил немедленно отпраздновать удачно провёрнутое дело. Маг покачал головой.
  - Спасибо, но мне нужно попасть в Академию до вечерней зари. А вы не задерживайтесь, если не хотите пострадать. Завтра в полдень к нам в казарму придут высшие маги из Академии и граф Бореол - лорд-наместник короля в Неонине. Они скажут краткую воодушевляющую речь, после чего отряд уйдёт на марш.
  Друзья проводили взглядами ушедшего мага. Гунвальд сердито махнул рукой.
  - Ну вот, только у нас золотые зазвенели, как он испортил настроение. А я уж думал в "Стойло дракона" вернуться.
  Дилль и Герон синхронно вздохнули - действительно, какая может быть гулянка, если каждую минуту будешь думать о том, как бы не опоздать в казарму. Вдруг рядом послышалось негромкое покашливание.
  - Кхе, кхе, здравствуйте, уважаемые! Драконоборцы, если не ошибаюсь?
  Говоривший оказался невысоким мужчиной с куцей бородёнкой и пухлыми щеками. Дилль нахмурился, отметив крупную брошь в виде паука на груди незнакомца - принадлежность к почтенной гильдии ростовщиков и заимодавцев. Паук был из золота, значит, человек принадлежал к самой верхушке гильдии. Коротко говоря, тот ещё кровосос. Монах тоже скривился - без сомнения, заметил брошь. А Гунвальд, как истинный варвар, плюнул под ноги ростовщику и отвернулся. Ничуть не смущаясь столь откровенным пренебрежением, незнакомец продолжил:
  - Меня зовут Рикнер Златолюбивый. Знаю, знаю, вы думаете, если я ростовщик, значит только и мечтаю, как бы обмануть несчастных. Но я веду свои дела честно - это, кроме великого множества горожан, засвидетельствует вам брат Хисм. А он не просто монах, он - личный причётник герцогини Отморской. Правда, говорить он не может, поскольку дал обет молчания в честь избавления герцогини от чёрной чумы, но его личная печать всегда подтвердит мою правоту.
  Дилль только сейчас заметил, что рядом с ростовщиком стоит ещё кто-то. Брат Хисм оказался ещё меньше ростом, чем Рикнер - он, наверное, мог бы выступать в бродячем цирке в роли карлика. Ни лица монаха, ни его телосложения нельзя было разглядеть - серая ряса из толстой серой ткани надёжно скрывала фигуру, а низко надвинутый капюшон оставлял для обзора только русую бороду. Монах молча поклонился драконоборцам, вертя в руках столбик с личной монашеской печатью.
  - Пусть вас не обманывает моё прозвище, - продолжал вещать ростовщик, - я, конечно, люблю золото, но я также ценю и своё слово. И слово моё крепче камня!
  - Я видел мягкие камни в Стангерде, - буркнул Гунвальд. - Рассыпаются прямо в руках, стоит только сжать.
  - Каршарский юмор известен всем, - сверкнул белыми зубами ростовщик. - Но давайте перейдём к делу. Я случайно услышал ваш разговор с уважаемым магом Эрстаном, а потому рискнул побеспокоить...
  - Короче, чего тебе надо? - на сей раз варварской манерой общения блеснул Герон. - Говори и проваливай!
  - У вас есть деньги, которые, увы, вам могут и не понадобиться, - с делано-сокрушённым видом сказал ростовщик. - Я предлагаю вам отличную сделку: за каждый золотой я готов дать двадцать, когда вы вернётесь с победой из Неонина.
  - А если мы не вернёмся? - поинтересовался Дилль. В принципе, ответ он и так знал, но хотелось услышать от ростовщика.
  - Тогда эти деньги будут потрачены на нужды столицы. Я передам их в королевскую казну, оставив себе только десятую часть. Как видите, я рискую многократно, надеясь получить лишь малую часть...
  - Ну ты и жлоб! - не удержался Дилль. - Ты же ничем не рискуешь - из Неонина ещё никто с победой не вернулся! У тому же, тебе никто не помешает просто прикарманить наши деньги и никуда их не передавать.
  - Брат Хисм будет гарантом того, что я выполню все договорённости, - замахал руками Рикнер. - В противном случае меня постигнет месть Единого, а от этого, как вы знаете, не спасают даже контрзаговоры магистров из академии.
  - Покажи печать, - Герон повернулся к крошечному монаху.
  Тот послушно поднял печать вверх. Краткая вспышка ярко-жёлтого света блеснула на столбике, высветив какие-то буквы. Герон пожал плечами и отступил на шаг.
  - Вроде настоящая. Но что-то не верю я хитрой роже этого паука.
  - А мне кажется, он дело говорит, - прогудел каршарец. - Не знаю, как вы, а я собираюсь вернуться в Тирогис, став победителем дракона. И деньги мне пригодятся.
  Дилль, который в своё возвращение, тем более триумфальное, не очень-то верил, тем не менее задумался. В конце концов, а чем он рискует? В случае успеха у него будут деньги, а если погибнет, то какая разница, что будет с золотом, которое он доверит этому пухлощёкому ростовщику? К тому же, даже в случае собственной гибели можно позаботиться не только о себе.
  - Гунвальд прав, - поддержал он каршарца. - Я, пожалуй, тоже согласен вверить этому честному торговцу наше золото, но с одним условием: деньги получит любой из нас троих, кто вернётся в Тирогис.
  - Не просто вернётся, а вернётся победителем дракона, - поправил его Рикнер. - Разумеется, я согласен.
  Герон лишь пожал плечами.
  - Делайте, как считаете нужным. Я с вами.
  Дилль быстро отсчитал четыре золотых окса ростовщику из тех, что ему вернул маг. Рикнер проводил взглядом оставшийся золотой, который Дилль спрятал в свой кошель.
  - Пять оксов превратятся в ровную сотню, - на всякий случай сказал он.
  - Ты нас совсем без денег хочешь оставить? - возмутился Дилль. - Пусть будут неровные восемьдесят монет.
  - Ну, как знаете, - проскрипел ростовщик. - Брат Хисм, скрепи наш договор своей печатью.
  Маленький монах достал два свёрнутых в трубку листа, походную чернильницу и перо, быстро нацарапал текст и приложил к каждой бумаге печать. Столбик дважды сверкнул, а на толстой бумаге остались коричневые подпалины в виде замысловатой надписи "Брат Хисм".
  - Итак, жду вашего возвращения, господа драконоборцы, а засим позвольте откланяться, - ростовщик действительно сделал низкий поклон и удалился. Маленький монах засеменил вслед за ним.
  - Эх, и чего я раньше в Тирогис не перебрался? - повторил Дилль, глядя вслед ростовщику. - Здесь ведь даже напрягаться не надо - богатые болваны сами деньги готовы отдать. А потом выручку можно в рост пустить и жить припеваючи.
  - Знаешь, Дилль, говорят, что сделка с ростовщиком - это когда и ты, и он уверены, что обманули друг друга. Только чаще оказывается, что в дураках остаются вовсе не ростовщики. Вот я и не пойму: или мы заключили действительно выгодную сделку, или нас развели, как последних варваров? - проворчал Герон. - Ой, Гунвальд, я тебя не имел в виду!
  - Да, ладно, я не обижаюсь! - отмахнулся каршарец. - Зато благодаря Диллю у тебя будет шанс получить всю сумму. Молодец, парень, ты всё-таки придумал, как наказать этого скрягу!
  - Почему именно у меня? - удивился Герон. - Дилль же высказал условие, что деньги может забрать любой...
  - Кто выживет, - закончил Гунвальд. - А поскольку у тебя нет амулета с проклятьем, которые есть у нас с Диллем, то тебя никто не может заставить лезть в пасть к дракону. Поэтому мы можем и не вернуться, а у тебя есть шанс.
  - То есть, ты хочешь сказать, что я буду где-то отсиживаться и смотреть, как гибнут мои друзья? - прошипел Герон. - А потом вернусь и сграбастаю денежки? Так что ли, каршарец?
  - Нет... я подумал... да не кипятись ты! - Гунвальд стушевался, глядя на рассерженного монаха.
  Дилль счёл нужным вмешаться, пока разговор на повышенных тонах не перешёл в настоящую ссору.
  - Герон, Гунвальд прав. Мы не думаем, что ты будешь прятаться за нашими спинами, но у тебя действительно есть шанс вернуться. Пообещай нам, что если мы убьём дракона, но сами останемся там, в Неонине, то ты вернёшься сюда и вытрясешь из ростовщика все деньги до последнего гроша. А потом распорядишься ими, как пожелаешь: можешь купить себе золотой топор, отдать деньги своему настоятелю, чтобы он помолился за наши души перед Единым, или раздать местным бродягам, чтобы выпили за наш с Гунвальдом упокой. Главное, забери золотые у Рикнера, чтобы он в следующий раз трижды подумал, прежде чем нажиться на чужой беде. А станет артачиться - найдёшь этого брата Хисма, и уж тогда от церковного проклятья ростовщику точно не поздоровится.
  Герон несколько раз глубоко вздохнул и кивнул.
  - Ладно, если сам выживу. Ну так что будем делать: вернёмся в "Стойло ржавого дракона" или пойдём в казармы? У нас есть почти два золотых.
  - В кабак!
  - В казармы!
  Гунвальд и Дилль ответили одновременно и посмотрели друг на друга долгим взглядом. Каршарец сдался первым.
  - Ладно, в казармы. Но давайте хотя бы с собой вина купим.
  С этим Дилль и Герон согласились - их только предупреждали не опаздывать, а про вино маг ничего не говорил. По пути они завернули в кабак и на все деньги накупили у хозяина лучшего вина, бочонок пива и две копчёные колбаски на закуску.
  *****
  После того, как они раздали все долги товарищам по несчастью, друзья устроились в уголке казармы. Окружение из бутылок отличного эштигерского вина, коричневого мироттийского - качеством похуже, небольшого двухвёдерного бочонка пива, который каршарец зачем-то решил приобрести, и двух колбасок придавало облюбованному уголку казармы вид кабацкого зала.
  - Слушай, Герон, всё-таки объясни нам, за каким демоном ты собираешься идти в Неонин? - спросил у монаха Дилль, когда первые пять бутылок опустели в результате общих усилий троицы.
  - Да, - каршарец допил вино, занюхал колбаской и отложил кусочек в сторону для последующего употребления. - Что до меня, так я и не знал, во что вляпываюсь. Проклятый вербовщик наврал в три короба, я-то сначала думал, что предстоит охота на обычного дракона. И уже только здесь узнал, как меня провели - наш монстр оказался Великим драконом.
  - Да ведь ты сам говорил, что сразиться с Великим драконом - это твоя заветная мечта, - не удержался от подколки Дилль.
  - А что ещё оставалось? Но я не об этом. Герон, меня провели, Дилля тоже обманули. Но ты-то знаешь, что это дело безнадёжное.
  Герон откупорил новую бутылку, посмотрел на свет сквозь тёмно-зелёное стекло и заговорил:
  - Как вы уже слышали, я не всегда жил в Верхнем Станигеле. Лет десять назад я служил в таранном полку в южной армии - кстати, там я и познакомился с Эреком. Дослужился до десятника, и не случись мне повстречать графа Ликса, давно был бы сотником, а, может, и кем повыше. Но мне не повезло - здесь, в Тирогисе, я столкнулся с графом Ликсом, который развлекался тем, что с дружками по вечерам нападал на прохожих и заставлял бедолаг делать разные пренеприятные вещи. А потом платил символическую плату за унижение, чтобы королевское правосудие не посчитало его выходки преступлением. Как мне потом говорили, не будь в то время у короля отчаянной нужды в трех графских полках, расквартированных на границе с бунтующим Камелем, Ликса давно изгнали бы из столицы за такое времяпрепровождение. Но камельские бунты не прекращались, а потому Ликс продолжал развлекаться на улицах Тирогиса.
  Герон отхлебнул из бутылки и передал её Диллю. Дилль в силу своего далеко не мощного телосложения уже чувствовал себя вполне "нагрузившимся" и не хотел свалиться посреди интересного рассказа монаха, а потому сразу же переадресовал посудину Гунвальду. Каршарец высосал содержимое бутылки так небрежно, словно это было не эштигерское пятнадцатилетней выдержки, а бурда из бочки "дядюшки Бру", потом рыгнул с довольным видом, нюхнул кусок колбаски и приготовился слушать дальше Герона. Монах, убедившись, что все слушатели снова в сборе, продолжил:
  - Ну вот, откомандировали меня, как лучшего топорника, на ежегодные армейские соревнования, что проводятся в Тирогисе в начале лета. Приехал я сюда уже вечером, пока ругался со стражей на воротах, что меня пускать не хотела, уже совсем стемнело. До того я в столице ни разу не был, поэтому дорогу к арсенальной гостинице у прохожих спрашивал. Ну и в одном из закоулков нарвался на Ликса и его дружков аристократов. Хотел спросить, куда мне ехать, а эти мерзавцы взяли и пристрелили из арбалета моего коня. Просто так, для развлечения. Ещё они хотели заставить меня грязь есть, обещая в награду аж целый золотой. - Герон хмыкнул. - В общем, дело кончилось тем, что в Кожевенном переулке остались пять трупов. Наутро, конечно, королевские дознаватели быстро нашли меня, и вместо армейских состязаний я угодил в тюрьму. За убийство дворян из кланов Высокорожденных мне полагалась смертная казнь, но на моё счастье в тот день тюрьму посетил с обходом преподобный Гнесий - если кто не знает - это патриарх. Услышав мою историю, Гнесий проворчал, что графу Ликсу давно надо было башку отчекрыжить, и предложил мне своё покровительство. Само собой, я согласился.
  - И стал монахом? - это было очевидно, но вопрос у Дилля вырвался сам собой.
  - И стал монахом, - Герон просто подтвердил сей факт, а не стал прохаживаться насчёт умственных способностей Дилля. - Родня убитых жаждала моей крови, и только постриг в монахи мог меня спасти от их мести - за убийство монаха полагается пожизненное проклятье, а с церковными проклятьями, сами знаете, никто связываться не хочет. Меня сослали в монастырь в Верхний Станигель с наказом минимум пять лет носа оттуда не высовывать, а к Тирогису запретили приближаться ближе, чем на сто лиг - только по высочайшему на то разрешению. Гунвальд, имей совесть!
  Монах отобрал у каршарца бутылку. Гунвальд пожал плечами и взял другую.
  - Короче, я похоронился в этом демонами забытом Станигеле - скукота там смертная. Единственное развлечение - монастырская библиотека. Если бы не книги, я бы в этом Станигеле совсем спился. Я все книги перечитал по два раза, и начал одолевать настоятеля, чтобы он вытребовал у патриархии новые. Надоел так, что он при виде меня рычать начал. К тому же, время от времени местные жители с жалобами на меня приходили...
  - Ты им, наверное, проповедь задом наперёд прочёл? - предположил Дилль.
  - Не, обычно жаловались, что кому-нибудь морду набил. Ну, ещё пару раз родители невинных девиц приходили. Но на самом деле, те девицы были уже давно не невинными...
  - Подожди, подожди, - Дилль недоумённо развёл руками. - Разве монахам церкви Единого не воспрещены плотские утехи?
  - Воспрещены, - кивнул Герон, - ибо, как говорит наш настоятель, если тратить силы на низменные человеческие наклонности, то Единый не услышит твоего голоса в хоре братьев, а потому всеобщая молитва может не исполниться. Но, - тут Герон хитро усмехнулся, - почему-то наши монахи не упускают возможности... гм... пообщаться с женской половиной человечества. Наверное поэтому Единый не всегда спешит исполнить наши смиренные просьбы.
  - Предлагаю выпить за женскую половину, которая не даёт окончательно завянуть монахам! - провозгласил тост Дилль.
  Гунвальд и Герон тост с воодушевлением поддержали, после чего монах закончил своё повествование:
  - После того, как Дилль проехал через наш городишко, я начал к настоятелю приставать, чтобы он откомандировал меня в драконоборцы. Отец Симеон сначала, конечно, не соглашался, но как услышал, какое жалование полагается драконоборцу, мигом сообразил, что для монастыря эти деньги лишними не будут. Да и, наверное, надоело ему разбираться с моими еженедельными прегрешениями. Короче говоря, снабдил он меня сопроводительным письмом и отправил с глаз подальше. Вот так я и оказался здесь.
  - То есть, ты вместо того, чтобы спокойно жить, собираешься на верную гибель? - спросил Гунвальд.
  - Лучше погибнуть в битве с драконом, чем от скуки в монастыре, - с нетрезвой высокопарностью ответил достойный монах.
  - Уважаю! - каршарец облапил Герона.
  - Предлагаю выпить за храбреца, который боится лишь скуки! - провозгласил Дилль, которому, очевидно, в этот вечер предстояло быть тостующим.
  Потом они выпили за Дилля, сразившего дракона "одной левой" - на сей раз тост произнёс Гунвальд, потому что Дилль из скромности промолчал. Потом за могучего варвара, который, как истинный каршарец не боится ничего на свете, кроме скалки в руках женщины. Потом вино закончилось, и троица плавно перешла на пиво, а вот дальнейшее как-то истёрлось из памяти Дилля. Нет, он, конечно, помнил, как Гунвальду их компания показалась слишком малочисленной, и каршарец пригласил к застолью ещё парочку драконоборцев. То, что они пить не желали никакой роли не играло - варвар оказался настойчивым, и один из приглашённых был макнут головой в бочонок с остатками пива. Поскольку голова Йуры, а именно он оказался жертвой, была не слишком чистая, пить пиво больше никто не захотел, и добрый варвар отдал бочонок пострадавшему. Что с ним сделал охотник, осталось для Дилля неизвестным - он заснул, сидя между Гунвальдом и Героном. Дилль сквозь алкогольную дрёму слышал, что варвар и монах ещё пели какие-то песни и, кажется, кто-то из драконоборцев даже пытался заткнуть певцов. Дилль подумал, что легче остановить бегущего бизонобыка, чем поющего каршарца, и окончательно провалился в сон.
  *****
  На вопль десятника Эрека "Подъём, пёсьи дети!", Дилль лишь сумел оторвать голову от набитой камнями подушки - иначе чем ещё можно объяснить жуткую головную боль? Взглянув на монаха и каршарца, Дилль убедился, что друзья тоже почивали на подушках, набитых булыжниками. Все трое едва шевелились, хотя остальные драконоборцы уже выбежали во двор, опасаясь гнева десятника.
  Видимо, Эреку было знакомо чувство сострадания - он не наказал похмельную троицу, а лишь велел через пять минут быть во дворе. В организме Дилля включились в работу какие-то скрытые резервы, и через пять минут он действительно уже стоял в строю. Прохладный воздух, в котором смешались лёгкий дым, запах свежеиспечённого хлеба и "ароматы" из конюшни, слегка прочистил мозги Дилля. К его великому счастью, а также вящей радости Гунвальда и Герона, десятник объявил:
  - Сегодня силовых занятий не будет. Вместо этого вы должны привести в порядок униформу, чтобы к приходу господ магистров магии и наместника короля в Неонине ваши мундиры были отглажены и сияли чистотой. Особо это касается вас троих! - палец Эрека с заскорузлым ногтём ткнул в сторону Дилля, Гунвальда и Герона, после чего десятник закончил: - Времени на всё вам даётся два часа. Кто не успеет привести себя в порядок, будет маяться животом до самого Неонина. А маги со своей стороны придумают вам ещё что-нибудь.
  С такими доводами было трудно поспорить. Дилль поплёлся в казарму, где с гудящей головой принялся приводить в порядок свой полувоенный мундир. Час спустя он понял, что в результате его стараний сюртук по-прежнему выглядит так, словно на нём плясало по меньшей мере десять человек, а штаны с зелёными лампасами упорно не желают расставаться с винными пятнами. Гунвальд, судя по всему тоже отчаявшийся довести до ума свою одежду, громко выругался и решил уйти в монахи.
  - Дилль, ты только посмотри на Герона! Сидит, ногу на ногу сложил и смотрит на наши мучения! Ему-то хорошо - стряхнул крошки с рясы, и готов. Всё, я тоже записываюсь в монахи! Так, из чего бы мне сделать себе рясу?
  - В одеяло закутайся, - посоветовал Дилль. - Для начала, думаю, сойдёт, а потом братия тебя снабдит настоящей одеждой. Правда, Герон?
  Монах кивнул, пряча улыбку в густой бороде. Гунвальд, принявший "совет" Дилля за чистую монету, принялся сооружать себе рясу из двух одеял - одного, как выяснилось, оказалось недостаточно, чтобы скрыть мощное тело каршарца. Ради помощи другу Дилль забросил чистку собственного мундира, и до самого последнего момента, пока не раздалась команда десятника Эрека, помогал варвару скреплять непослушные края одеял.
  - На выход, собачьи души! - взревел Эрек. - Сейчас прибудут господа верховные магистры и наместник Его Величества в Неонине. Живо на плац!
  На сей раз десятник для ускорения дал команду амулетам драконоборцев. Дилль почувствовал жуткое жжение в районе пятой точки, словно он уселся на горячую сковороду. Он стрелой вылетел из казармы, и только на улице жжение прекратилось. Дилль облегчённо похлопал себя по тощему заду и огляделся. Остальные, видимо, ощущали то же самое - драконоборцы то и дело пытались заглянуть себе за спину, чтобы посмотреть, не прогорели ли их штаны в результате магической атаки десятника.
  - Построиться! - прорычал Эрек. - Ровнее, ровнее! Надеюсь, все привели себя в нормальный вид... А это ещё что? Гунвальд? Где твоя форма и зачем ты напялил на себя одеяла?
  Каршарец гордо выпятил грудь и изрёк:
  - Отныне я - монах. А это - моя ряса. Она же - форма.
  Что там ещё пытался сказать Гунвальд, осталось покрыто мраком тайны: рёв разъярённого десятника заглушил не только голос каршарца, но даже ржание драконоборцев, оценивших шутку варвара. На некоторое время на плацу пажеской казармы воцарился хаос. Десятник орал на каршарца и требовал немедленно убрать одеяла, Гунвальд пытался втолковать Эреку, что нельзя так обращаться с новообращёнными священнослужителями, а драконоборцы покатывались со смеху, глядя на это представление. Поэтому никто не заметил, как во дворе появились несколько важных персон в сопровождении мага Эрстана.
  Два седобородых старца с интересом посмотрели на Гунвальда, но промолчали. Высокий господин, чей костюм был обшит золотыми позументами так густо, что основной ткани почти не было видно, брезгливо поморщился при виде варвара и сделал скучающую мину, всем своим видом показывая, что он понапрасну теряет здесь время. Маг Эрстан, сначала оторопело разглядывавший полосато-шерстяную одежду варвара, когда вник в смысл спора, вмешался.
  - Эрек, прекрати! Хочет ехать в одеялах - пусть едет.
  - Но он же в монахи себя записал! - возмутился десятник. - Самозванец!
  - Он такой же монах, как и ты. Эрек, да заткнёшься ты или нет?!! - прошипел маг, видя, что десятник собирается вновь возмущаться. - Дай сказать господам мастерам из Академии.
  Эрек только сейчас заметил прибывших и заорал "Отряд, смирно". Драконоборцы отреагировали на команду только тем, что перестали громко смеяться - до настоящей воинской дисциплины им было ещё очень далеко. Эрек сквозь зубы пробормотал "вас бы ко мне на пару месяцев...", поправил шляпу и отдал честь новоприбывшим по всем правилам воинского артикула.
  - Доброго вам дня, господа драконоборцы! - громко сказал тот из старцев, что был повыше ростом.
  Второй маг приподнял островерхую шляпу и приветственно кивнул - при этом пышная копна седых волос на его голове колыхнулась, отчего он сразу стал похожим на одуванчик на ветру. Господин "золотые позументы" сделал движение тростью, показывая, что присоединяется к словам мага. Оратор достал бумагу из расшитого бисером кошеля - Дилль отметил, что документ выглядит уже изрядно потрёпанным, и, ничуть не смущаясь, принялся читать текст.
  - Вы - храбрейшие из храбрейших! На вас смотрит весь Ситгар, как на героев, достойных воспевания в эпосах. Вы - единственную надежда населения Неонина на возвращение к мирной жизни. Кровожадное чудовище...
  Дилль перестал слушать главного мага. Неяркое зимнее солнце, тем не менее, ощутимо пригревало; воробьи, беспрестанно чирикая, купались в луже на краю плаца; с улицы раздавались призывные крики разносчиков хлеба и пирожков. Жизнь в Тирогисе била ключом, но, увы, вскоре Дилль ничего этого не увидит. А магистр, словно издеваясь, зачитывает по бумажке приветствие, которое, несомненно, уже знает наизусть. Дилль громко и демонстративно вздохнул, всем своим видом показывая, что не желает слушать дежурные фразы. Видимо, Гунвальда одолевали подобные мысли, потому что каршарец не менее громко и ещё более демонстративно с подвыванием зевнул, чуть не вывихнув при этом челюсти.
  Высокий магистр сбился со чтения, второй маг, похожий на одуванчик, огорчённо покачал головой и сделал пасс в сторону нарушителей порядка. Дилль застыл, чувствуя себя лиговым столбом - такой же прямой и неподвижный. Он попытался пошевелиться, но не смог двинуть и пальцем - по велению магистра-одуванчика его собственное тело перестало подчиняться хозяину, а глаза непроизвольно уставились на главного мага. Безмолвно ругающемуся Диллю оставалось только слушать.
  Впрочем, мучения Дилля и Гунвальда длились недолго. Высокий магистр закончил торжественную речь словами "да пребудет с вами удача" и спрятал бумагу в кошель. Вперёд выступил господин в расшитом золотом костюме:
  - По высочайшему повелению я, граф Бореол, лорд-наместник Его Величества в провинции Неонин объявляю, что тем из вас, кто изгонит дракона, будет присвоено звание почётного гражданина города. Это звание даёт право гражданину на налоговые льготы, на поселение в центре Неонина, а также право безнаказанно плевать в главный городской фонтан.
  В рядах драконоборцев послышались смешки. Лорд-наместник поморщился.
  - Напрасно смеётесь - тому, кто плюнет в городской фонтан Неонина грозит смертная казнь через утопление в этом же фонтане. Так что не советую... Короче говоря, победителям дракона будут предоставлены всяческие льготы и в дополнение к деньгам, обещанным королевским казначейством, из казны Неонина мы выделим ещё по сотне золотых оксов на каждого. Желаю вам победы.
  Тон, которым были сказаны последние слова, не оставлял сомнений в том, что лорд-наместник не верит в их победу.
  - А теперь настало время дать вам наше последнее напутствие, - надтреснутым голосом сказал тот маг, что был похож на одуванчик.
  В отличие от предыдущих ораторов он не стал тратить время на речи, а сразу приступил к действию. Старичок широко развёл руки, пробормотал несколько коротких фраз, после чего троица высокопоставленных чиновников от магии поспешно покинула двор пажеского корпуса.
  Едва оба мага и наместник ушли, как Дилль почувствовал, что снова может двигаться. И вместе с тем, он понял, что с этой минуты в его жизни произошла какая-то перемена. Диллю чего-то страстно захотелось, правда, чего именно, он понять не смог. Судя по озадаченным физиономиям остальных драконоборцев, с ними произошло то же самое. Ситуацию прояснил маг Эрстан, который поднял руку и громко щёлкнул пальцами, привлекая их внимание.
  - Удивлены? Не понимаете, чего хотите? - усмехнулся он. - А между тем всё просто. Вы только что получили от мастера Гвинарда приказ уничтожить дракона.
  Проклятье и чума на голову этого мага! После слов Эрстана Дилль понял, чего он так страстно вдруг возжелал - его неодолимо влекло куда-то на юг, видимо, прямиком в Неонин, где засел злобный дракон. В рядах драконоборцев послышались недовольные возгласы, которые быстро заглохли, когда Эрстан сказал:
  - Это заклятье будет снято с вас только в двух случаях: если вы победите дракона или погибнете в Неонине. Иного не дано. Если кто-нибудь из вас попытается сбежать по пути, то его постигнут жестокие муки, и он всё равно вернётся обратно. Это я вам говорю по опыту прошлых отрядов, так что дезертировать не советую.
  Маг оглядел притихших драконоборцев и закончил:
  - Сейчас каждый из вас получит мешок с провиантом и верховую лошадь, после чего мы отправляемся в путь. Если хотите написать прощальное письмо родным или друзьям - у вас есть ещё полчаса. Бумагу и писчие принадлежности можете взять в канцелярии. Напишите адреса и оставьте письма здесь - позже их развезут по адресатам.
  - Разойдись! - рявкнул десятник.
  Маг и десятник удалились. Несколько драконоборцев отправились в канцелярию писать письма, остальные остались на плацу. Дилль почесал голову и тоже остался. Послания отправлять ему было некому - единственный родственник, который выжил после поветрия чёрной чумы, дядька Явор лет пять назад уехал на ярмарку сюда, в Тирогис, да так больше о нём ничего и не было слышно.
  К Диллю подошли Гунвальд и Герон, которым тоже писать было некому - в Каршаре письменность ценилась только в виде списка убитых врагов, а настоятель Верхнестанигельского монастыря и так знал, где его подопечный. Коротко обсудив свои ощущения после того, как на них наложили новое заклятье, Дилль и Гунвальд пришли к выводу, что:
  - каждому из них не терпится поскорее добраться до дракона и вонзить в него меч;
  - желание это явно противоестественное, потому что Гунвальд, хотя и раньше желал сразить дракона, но при этом не собирался отказываться ни от выпивки, ни от еды - чем в нынешнем состоянии он был готов пожертвовать, о чём сам же с удивлением и заявил;
  - старикашка с причёской, похожей на одуванчик, тот ещё гад.
  Герон, на которого заклятье магистра не легло ввиду отсутствия у него зачарованного амулета, по первым двум пунктам ничего не сказал, а к третьему присоединился.
  - Для него мы не люди, а скотина какая-то! - с негодованием воскликнул монах. - Интересно, король знает, какую власть он дал академии, разрешив использовать такую магию?
  - Это называется заклинанием подчинения, - вспомнил Дилль свой разговор с Эрстаном.
  - Не знаю, как это называется, только очень уж похоже на некромагию, - проворчал Герон. - У нас в Южной армии периодически проводились занятия, как отличить обычного человека от одержимого некромагией... вы сейчас очень походите на тех... одержимых.
  - Ну, ты загнул! - хмыкнул Дилль. - Даже в Каршаре знают, что маги из академии насмерть сражались с некромагами. И ты хочешь сказать, что сейчас академия вовсю практикует некромагию?
  - В Каршаре знают, - подтвердил Гунвальд. - Мы, правда, никогда магию не одобряли, ибо лучшее средство уничтожить врага - это меч в руке. Вот как сейчас помню, напоролся я раз на засаду, а в ней кроме десятка разбойников оказался ещё и маг. Так я...
  - Гунвальд, потом расскажешь о своих ратных подвигах, - махнул рукой на варвара монах. - Дилль, я не утверждаю, что это некромагия в чистом виде, но что-то на неё очень похожее. Пойду-ка я поговорю с Эреком, пока время есть, может, он чего расскажет.
  - А даже если это и некромагия? - зевнул Гунвальд. - Какая разница, каким заклинанием отправляют нас на бой с драконом? Пустое всё это.
  Дилль хотел было возразить, что разница огромная, и что если доказать, что к ним применили некромагию, то можно попробовать отменить их поездку в Неонин, но промолчал. Даже если всё обстоит именно так, как предположил Герон, то конкретно для Дилля и Гунвальда встреча с чёрным драконом всё равно неизбежна. К тому времени когда завертится бюрократическая машина Ситгара и пройдёт расследование, шестой отряд драконоборцев давно и благополучно погибнет под стенами Неонина. Но Дилль всё равно решил не оставить этот вопрос без внимания - чисто от избытка природной любознательности.
  - Я потом с Эрстаном пообщаюсь, - сказал Дилль. - Сейчас перед отъездом у него вряд ли время найдётся, а вот на первой же ночёвке непременно спрошу про некромагию.
  - Спроси, - разрешил Гунвальд и, пользуясь свободной минуткой, тут же захрапел.
  Вскоре к пажеской казарме привели тридцать восемь лошадей - по одной на каждого драконоборца. Дилль, волоча на себе немаленький мешок с различными походными принадлежностями и недельным запасом еды, поморщился, глядя на предназначенного ему коня - тот был старым, облезлым, мосластым и с прогнутой спиной.
  - Похоже, кто-то в королевском казначействе неплохо погрел руки на поставках так называемых коней для наших нужд, - заметил Гунвальд, разглядывая своего скакуна.
  - А я думаю, поскольку никаких надежд на возвращение лошадей нет, нам спихнули тех кляч, которых всё равно собирались пускать на убой, - ответил монах.
  В пользу последней версии говорил и запас пищи в мешках. Насколько помнил Дилль, десятник Эрек рассказывал, что путь в Неонин для верхового занимает неделю.
  - Еды у нас в мешках на неделю. Значит, никто не верит в наше возвращение, - невесело сказал Дилль.
  - На обратном пути вас буду кормить я за счёт королевской казны, - послышался голос Эрстана, услышавшего фразу Дилля. - Если, конечно, кто-то из вас выживет. Между прочим, так сам король распорядился.
  - До чего же приятно знать, как сильно меня ценит Его Величество, - саркастически хмыкнул Дилль и пошёл проверять упряжь своего престарелого скакуна.
  Час спустя отряд под предводительством Эрстана покинул пажеские казармы. Проезжая по улицам Тирогиса, Дилль обратил внимание, что все встречные провожают драконоборцев сочувственными взглядами. Стражники из патрулей при виде их отряда брали "на караул", хотя прекрасно знали, что среди драконоборцев больше половины вчерашних воров и разбойников; встречные девицы и женщины вздыхали и промокали глаза платочками; лавочники, выглядывая из своих лавок, неуверенно желали удачи драконоборцам. Добил Дилля попрошайка, сидевший на перекрёстке двух широких улиц - он сначала принялся канючить милостыню, но, опознав во всадниках драконоборцев, поднялся и, достав из рваной и облезлой шапки пригоршню медяков, протянул им монеты.
  - Возьмите, господа драконоборцы, окажите честь! - прошамкал попрошайка.
  Разумеется, честь выпала на долю Дилля. Он посмотрел на каршарца, затем на монаха - те в ответ пожали плечами. Дилль взял монеты, поблагодарил и спросил:
  - А ты как же?
  - Мне ещё подадут, а вам жить осталось всего ничего. Думаю, вам деньги нужнее.
  Дилль пожалел, что вчера они все свои деньги истратили. Зато ехавший следом Блер достал из кошеля золотой окс и кинул его нищему.
  - Выпей, милейший, за наше здоровье... ну или за вечный наш упокой.
  Попрошайка схватил золотой так быстро, что Дилль даже усомнился в своих глазах - а была ли на самом деле монета? Судя по довольной физиономии нищего - была.
  - Не отставать! - послышался голос мага. - Эй, хвост, ускорьтесь!
  Видимо, в качестве подгоняющего средства маг использовал какое-то воздействие на амулеты отставших, потому что из арьергарда послышались дружные ругательства, и пятеро всадников мигом догнали основной отряд. До главных ворот драконоборцы - даже те, кто плохо умел держаться на лошади, ехали плотной колонной, и только покинув черту города, отряд вновь начал растягиваться. Эрстан остановил своего коня (Дилль не преминул отметить, что лошадка мага была куда моложе и ухоженнее их скакунов), оглядел драконоборцев и сказал:
  - К вечеру мы должны остановиться в селе Молчальное - а туда ехать двадцать лиг. Там есть королевская почта и, соответственно, ночлег. Тот, кто сумеет добраться сегодня до почтового яма, будет спать в тепле и относительно удобно. Остальным ночевать придётся под открытым небом, и непромокаемые плащи вас не спасут от ночного холода. К тому же, завтра отставшие должны будут нагнать основной отряд, то есть, придётся вам встать пораньше и ехать подольше.
  - Господин маг, у меня уже ноги болят, - попытался разжалобить Эрстана один из бывших воришек.
  - Это твои трудности, - пожал плечами маг. - Отстанешь - болеть будет всё тело до самого Неонина. Это я тебе обещаю.
  Дилль, который тоже хотел пожаловаться на нехорошее самочувствие своей пятой точки, прикусил язык - жалобами мага явно не пронять. Остаётся терпеть, тем более, что не ему одному неуютно в седле. Вон, Гунвальд, тоже елозит и морщится, а ведь они только покинули Тирогис и весь путь ещё впереди. Герон, в отличие от своих друзей, сидел в седле, как влитой - сразу видно, что он в своей прошлой домонастырской жизни привык ездить на лошадях.
  - Вперёд! - крикнул маг. - Отставшие спят на земле.
  *****
  В смотровом зале, что располагался на предпоследнем этаже королевской башни, стояли двое мужчин. Тот, что постарше, щеголял в длинном балахоне, расцветка которого постоянно менялась от сиреневого к зелёному и обратно - чтобы достичь такого длительного и непрерывного эффекта потребовался труд явно не одного десятка бытовых магов. На голове его красовалась островерхая широкополая шляпа с пряжкой, украшенной неприлично крупным розовым бриллиантом. Пальцы мужчины были унизаны перстнями с драгоценными камнями. И даже в длинной седой бороде можно было заметить несколько золотых нитей. Судя по всему, человек этот любил одеваться броско и в средствах ограничен не был.
  Второй - мужчина средних лет, был одет в изысканный, но совершенно не бросающийся в глаза коричневый костюм - в таких любят приходить на праздник не очень зажиточные лавочники. Однако, несмотря на очевидную скромность одеяния, собеседник к нему обращался с видимым уважением - в общем-то, ничего удивительного, с королями именно так и разговаривают, а кто этого не понимает, тот рискует лишиться королевского расположения или собственной головы.- Это они? - спросил король Юловар второй, глядя сквозь широкое окно куда-то вниз.
  - Да, Ваше Величество, - кивнул собеседник, даже не потрудившись глянуть туда, куда смотрел король. - Через пять дней они должны прибыть в Неонин, ещё день потратят в поисках дракона, день-два уйдёт на то, чтобы собрать выживших, если таковые будут, и ещё дней семь на обратный путь. Итого, через пятнадцать дней мы будем знать, жив ли ещё дракон.
  - Я почему-то и не сомневаюсь, что он будет жив, - проворчал король. - С этим драконом надо заканчивать. Провинция окончательно разграблена; крестьяне и ремесленники разбежались; южная граница открыта; граница с Запретным пределом не охраняется, и оттуда на мои земли лезет всякая дрянь; пошлина за провоз товаров через Ситгар не берётся... во всяком случае, в казну ничего не идёт. Между прочим, прокуратор уверен, что граф Бореол уже в достаточной степени набрался ума, и в ближайшие лет пять будет шарахаться от хивашских посланников, как от чумы.
  - Прокуратор уверен, а вы сами действительно убеждены, Ваше Величество? Что-то у меня о графе не сложилось впечатление, будто он понял свою ошибку.
  - Ты, Адельядо, наверное не знаешь, но мой прокуратор подсылал к Бореолу фальшивых хивашских шпионов. Они предлагали ему помощь, деньги и...
  - И он их тут же сдал первому встретившемуся патрулю. Разумеется, я знаю об этом, Ваше Величество, иначе я бы не был первым магом. Просто этот случай на мой взгляд не кажется столь уж кристально ясным. Любой мало-мальски думающий человек отказался бы от компрометирующих контактов в той ситуации, в которой оказался граф Бореол, а уж его никак нельзя обвинить в недостатке ума.
  - Иными словами, ты советуешь продолжать держать Неонин в разорённом состоянии?
  - Ваше Величество, у вас есть множество советников...
  - Адельядо! Я спрашиваю тебя, а не множество советников.
  - Думаю, ещё рано снимать эту так вовремя случившуюся блокаду. Надеюсь, Ваше Величество, вы не забыли, что собирались направить в Неонин половину южной армии, потому что граф Бореол собирался переметнуться к хиваши? И какие трудности с кланами Высокорожденных вас ожидали после подобного шага, надеюсь, тоже помните? Дракон решил все проблемы одним махом, так зачем же уничтожать то, что приносит государству пользу? Это с одной стороны. Но если принять во внимание некоторые факты, то может оказаться, что откладывать решение Неонинского вопроса больше нельзя.
  - Что за факты? Адельядо, не тяни, договаривай.
  - Не хотелось бы говорить за глаза, Ваше Величество, но прокуратор Крюэль даром ест ваш хлеб. Он докладывал вам, что граф Бореол собирает добровольцев?
  - Разумеется, это не новость. К тому же, граф всем моим придворным уши прожужжал про наёмников, которых он соберёт и которые наконец-то сумеют уничтожить дракона.
  - Да, так было раньше, - кивнул первый маг. - Я уже говорил, граф Бореол далеко не дурак. Под прикрытием таких разговоров он и в самом деле начал собирать отряд, который может выполнить то, для чего его собирают. И, если это случится, вам, Ваше Величество не позавидуешь.
  - А то я не знаю, чем мне это грозит, - усмехнулся король. - Все кланы Высокорожденных набросятся на меня, как стая собак на кабана и, возможно, порвут на части. Именно поэтому я и держу их на поводках разной длины... Но, погоди, ты сказал, что граф Бореол действительно собирает отряд? Разве в Ситгаре есть ещё добровольцы после того, как мы отправили на верную смерть целую кучу народа? Я думал, этот наш ход отобьёт охоту отправляться в Неонин у любого разумного наёмника.
  - К сожалению, гномов разумными не назовёшь, когда вопрос касается больших денег.
  - Гномов?!! - от удивления Юловар даже закашлялся. - Бореол сумел заинтересовать гномов? Как известно, гномы отчаянно невоздержанны, когда речь заходит об оплате их услуг. Или наш граф сумел добраться до золотого рудника в Запретном пределе?
  - Этот поход оплатят хиваши. Сам же граф является лишь заказчиком, к которому добрые и щедрые гномьи старейшины почему-то воспылали доверием и готовы отправить в Неонин три семейных пехотных хирда при поддержке баллист и хирд огневиков. Пехота и баллисты отвлекут дракона, а огневики подкопаются и взорвут ящерицу - против их взрывчатки, я уверен, даже драконья чешуя не устоит. В итоге, гномы убьют дракона, хиваши будут как бы ни при чём, а граф Бореол станет героем. И никакого обвинения в измене предъявить графу вы, Ваше Величество, не сможете. Напротив, вам придётся хвалить его за то, как он печётся о сохранности королевских земель.
  - Гномьи баллисты и огневики разнесут дракона в клочья, пусть и не без потерь, - король уселся на мягкий пуф и растерянно посмотрел на первого мага. - Или дракон уберётся обратно в Запретный предел, что всё равно освободит Неонин. Адельядо, а тебе откуда стало известно про гномов?
  - У академии свои методы добычи информации, Ваше Величество, - уклонился от ответа маг. - Лучше поинтересуйтесь, почему ваш прокуратор об этом ничего не знает.
  - Ой, Адельядо, перестань! - досадливо поморщился король. - Я знаю о твоей "любви" к Крюэлю, как и о том, что он тебя тоже терпеть не может. Однако, перед лицом опасности, не могли бы вы поумерить свой пыл или обратить его на моих врагов?
  - Так я уже, - гроссмейстер делано удивился. - А за прокуратора сказать ничего не могу.
  - И всё-таки, я не пойму, что ты советуешь, - нахмурился король. - Сначала ты мне говоришь, что надо оставить дракона в покое - мол, пусть продолжает держать Неонин закрытым для всех, а потом сообщаешь, что граф нанимает целый гномий отряд с баллистами. Хочешь, чтобы Бореол выступил в роли победителя чудовища и заработал на этом небывалую популярность как у кланов Высокорожденных, так и у простого народа?
  - Ваше Величество, я всего лишь хотел, чтобы вы приняли осознанное решение, - Адельядо сделал ударение на слове "осознанное". - Да, древний дракон нам очень помог. Да, нужно от него избавляться. Да, надо упредить Бореола и отвести удар, который разрушит сам институт королевской власти в Ситгаре. Но...
  - Но?
  - Не всё так просто, - Адельядо прошёлся по каменным изразцам, украшавшим пол смотрового зала. - Нужно сделать всё быстро, а права на ошибку нет, потому что, Ваше Величество, у нас явно работает очень опытный хивашский шпион.
  - У нас? В смысле, в Тирогисе? Адельядо, да здесь, в столице, хивашских шпионов не меньше армейской роты - начиная от всяких попрошаек на улицах и заканчивая курьерами в королевской бюрократии. Крюэль, которого ты не так давно упрекал в бездействии, выявляет их и ведёт строгий учёт. Не арестовывает, а периодически скармливает им ложную информацию...
  - Ваше Величество, говоря у нас, я имел в виду Академию, - тихо сказал гроссмейстер.
  Король замер на середине фразы. Шпион хиваши в магической академии - это самое худшее, что он мог себе представить. Это означало, что кто-то из магов перешёл на сторону врагов Ситгара, со времён Величайшей битвы поддерживавших некромагов. Кошмар, который предрекали старые пророчества, начал сбываться.
  - Нет опасности от птиц, что клюют плоды, ибо их можно отогнать. Опасен червь, грызущий яблоко изнутри, ибо он невидим глазу, - продекламировал король.
  - Древние пророки были излишне поэтичны, - хмыкнул гроссмейстер, - однако они очень точно подметили: червь опаснее птицы. Нашего "червяка" мы пока не выявили, и до тех пор, пока это не случится, никто не должен знать ваших планов, Ваше Величество.
  - Даже ты? - полюбопытствовал король.
  - Нет, мне можете довериться - у меня абсолютный иммунитет к магическому и астральному воздействию. Конечно, у прочих мастеров есть такой же иммунитет, но... - Адельядо вздохнул, - я не могу вам дать гарантии, что они не работают на Хивашский каганат .
  - Скажи-ка, Адельядо, как я могу проверить, что ты не являешься тем самым шпионом, а? - улыбнулся Юловар.
  Однако гроссмейстер слишком хорошо знал короля, чтобы обольщаться этой улыбкой. Он поклонился и сказал:
  - Ваше Величество, я могу совершить ритуальное самоубийство в доказательство своей верности вам. Хотя, говоря по чести, это ничего не докажет: вы не узнаете, был ли я шпионом, а я уже не смогу ни подтвердить, ни опровергнуть выдвинутых против меня обвинений.
  - Не надо, Адельядо. Если не верить тебе, то кому же тогда? Однако, задачку ты мне подкинул нелёгкую: сделать всё быстро, скрытно и, главное, успешно. Ладно, ступай, я подумаю, что предпринять.
  Первый маг королевства поклонился и покинул смотровой зал. Король поднялся, подошёл к окну и прижался лбом к холодному стеклу. Когда-то на эту башню садились драконы: грузовые, почтовые, курьерские, а в этом смотровом зале находилось по сотне человек одновременно. Теперь тут запустение, а снаружи только ветер несёт рваные облака. Даже птиц не видно - древнее заклинание, отвращающее любых птиц от башни продолжает действовать. Юловар вычитал в летописях, что это заклинание наложили после того, как однажды грузовой дракон отвлёкся на пролетавшего мимо голубя и врезался в башню...
  Король потёр замёрзший лоб. Древние маги укрепили стёкла смотрового зала, сделали их крепче камня, защитили от воздействия огня, но почему-то не подумали сделать непроницаемыми для холода. Юловар, который очень любил проводить здесь вечера, как-то попросил Адельядо утеплить огромные окна. И получил ответ, что мастерства нынешних магов, включая его самого, хватает только на то, чтобы понять суть наложенных заклинаний, но что-то изменить они просто не в силах - та магическая мощь, которую использовали древние магистры, нынешним магам недоступна.
  - Интересно, - задумчиво пробормотал король, - а могут ли нынешние маги разобраться с основами некромагии?
  Ответить на этот вопрос королю было некому. Впрочем, Юловар подозревал, что могут. Прокуратор Крюэль на днях поделился с ним слухами, которыми переполнился королевский дворец: дескать, амулеты подчинения, подаренные королевской власти магической Академией - это происки последователей некромагов. Юловар разгневался и выгнал прокуратора, даже не став слушать еженедельный доклад, но по здравом размышлении был вынужден признать, что действие амулетов сходно с воздействием некромагических жезлов. Во всяком случае, как оно описывалось в хрониках. Разве что амулеты действовали намного слабее и, самое главное, не лишали жертву души, как это делали некромаги.
  Юловар побродил по огромному залу, задумчиво теребя чёрную бородку. Возможно, у этих амулетов самая что ни на есть некромаговская сущность, просто всё дело в неопытности создавшего их. Или в недостатке магических сил... Король вспомнил, как первый маг принёс ему эти амулеты и убедил применить их для подчинения драконоборцев. Надо сказать, амулеты показали себя с наилучшей стороны - управлять людьми стало настолько просто, что не требовалось даже охраны для отъявленных головорезов, которых ссылали в отряды драконоборцев. Да и остальные, кому на время вручали такой амулет, выполняли любые приказы с куда большим рвением, чем это делали раньше.
  Король устало потёр переносицу. Амулеты таят в себе опасность, на первый взгляд невидимую - уже сейчас, после их использования всего лишь в течение нескольких месяцев, многие привыкли повелевать подчинёнными при помощи этих замагиченных штучек. Пройдёт год или два, и никто уже не сможет отказаться от этих амулетов, и сам Юловар в первую очередь - ведь так приятно и удобно контролировать всех и вся. Вот оно сходство: заклинания некромагов давали безусловную власть над людьми, как и амулеты позволяли испытывать нечто похожее, разве что в меньших масштабах.
  Амулеты принёс Адельядо; за всё в академии отвечает он, и без его ведома там ничего случиться не может. Опять же, первый маг откуда-то узнал о гномьем огненном отряде, которому вполне по силам разнести в клочья дракона. И, может быть, его слова о шпионе Хивашского каганата в академии - правда, потому что он и есть тот самый шпион. Неужели прокуратор Крюэль был прав, когда обвинил Адельядо в предательстве?
  *****
  В первый день пути Дилль так отбил свой тощий зад о седло, что к моменту прибытия на почтовый ям в Молчальном, едва смог слезть с коня. А когда слез, застыл, как старый дед, которого прихватил ревматизм - ноги Дилля одеревенели, а спина не разгибалась. Гунвальд вообще просто вывалился из седла, и теперь лежал на земле, ругаясь и пытаясь встать на непослушные ноги. К тому времени, когда Дилль и Гунвальд смогли передвигаться, Герон уже успел расседлать своего коня. Он посмотрел на друзей, проворчал что-то нелестное о потомственных горожанах и пеших варварах, и принялся рассёдлывать их лошадей.
  Дилль, чувствуя себя деревяшкой, зашагал к дому, за ним походкой зомби поплёлся Гунвальд. Внутри драконоборцы уже искали себе место для ночлега, ругались из-за тощих тряпичных матрасов и каждый желал устроиться поближе к печке. Эрстан, видимо привычный к подобной ситуации, отправил десять человек занимать места на втором этаже, остальным велел построиться, после чего начал командовать:
  - Так, первый, берёшь матрас, ляжешь у стены. Второй - твоё место рядом. Теперь третий...
  Вскоре весь отряд драконоборцев был распределён. Дилль и Гунвальд, а также Герон, пришедший самым последним, оказались практически у входа. Дилль поёжился - из щели под дверью несло холодом.
  - Я утром не встану. Замерзну. Гунвальд, ты меня понесешь.
  - Не понесу - я сам превращусь в хладный труп, - проворчал каршарец.
  - Слушайте, а зачем мы будем мучиться на жёстких матрасах на полу, если в конюшне полно мягкого сена? - спросил Герон. - И там теплее. Правда, там лошадками пахнет, но здесь, думаю, к утру будет пахнуть гораздо сильнее и неприятнее, чем на конюшне.
  Поглядев на Йуру, снимавшего портянки далеко не первой свежести, Дилль согласился с Героном. Наскоро перекусив, друзья отправились на конюшню. Дилль счёл нужным предупредить Эрстана - "вдруг маг решит, что мы сбежали и какое-нибудь зловредное заклинание наложит". Вообще-то Дилль хотел поговорить с Эрстаном о своих подозрениях насчёт амулетов и некромагии, но сил после тяжёлого перехода у него совсем не осталось.
  - Завтра поговорю, - буркнул он, рухнул в кучу душистого сена и моментально уснул.
  Однако и на следующий день Диллю не удалось поговорить с Эрстаном. Для разговоров по пути он был слишком занят тем, как поудобнее расположиться в седле, чтобы не травмировать свою не привычную к подобным путешествиям пятую точку. А вечером, на очередной ночёвке, Диллю опять было не до разговоров с магом.
  Дело в том, что ночевать драконоборцам в этот раз пришлось на постоялом дворе, стоявшем на перекрёстке дорог. Несомненно, хозяин постоялого двора привык к большому количеству путешественников - у него кроме огромного огороженного высоким забором двора был добротный дом с большим количеством спален, а также несколько хозяйственных пристроек, в которых при необходимости можно было разместить пару десятков человек. Как сказал хозяин, у него часто останавливаются путешественники и торговые караваны, вот обслуга караванов и ночует в этих пристройках. Дилль подумал, что место для ночлега здесь очень удобное, видимо, поэтому тот, кто планировал маршрут отряда драконоборцев, и назначил здесь остановку.
  Как оказалось, драконоборцы были не единственными постояльцами - во время ужина, когда весь отряд сидел в просторном обеденном зале, со второго этажа спустилась хорошо одетая дама в сопровождении служанки. При виде женщин из-за столов послышались приветственные возгласы, свист и улюлюканье - впрочем, оживление быстро смолкло, когда маг поднялся и многозначительно потрогал амулет, висевший у него на груди. Драконоборцы уткнулись в свои миски, демонстративно перестав обращать внимание на незнакомок. Впрочем, не все - Гунвальд просто пожирал глазами даму. Дилль пихнул локтём каршарца и многозначительно показал взглядом на мага , но варвар только отмахнулся.Состроив недовольную физиономию, дама проследовала к дальнему столу, служанка получив какие-то указания от неё, тут же удалилась. К столу поспешно подбежал хозяин двора и принялся извиняться:
  - Простите, госпожа баронесса, за временные неудобства. Сам бы я ни за что не пустил сюда такую ораву, но что поделать - это приказ королевского прокуратора. Что? Нет, не волнуйтесь, эти люди, хоть и выглядят странно, но на самом деле они никакие не разбойники, а драконоборцы. Вон и господин маг из королевской Академии их сопровождает. Да, да, едут освобождать Неонин от зловредного чудовища.
  Дама уже более благосклонно оглядела собравшихся, задержала взгляд на Гунвальде, не спускавшем с неё горящих глаз, и заказала лёгкий ужин и хорошего вина. Каршарец шумно сглотнул и заёрзал на лавке. Герон усмехнулся:
  - Гунвальд, забудь - она не твоего поля ягода.
  - Не скажи, - возразил монаху Дилль. - Видел, как она нас осмотрела - словно оценивала. Говорят, для высокородных дам такие приключения в путешествиях в порядке вещей.
  Будто услышав слова Дилля, дама, которая в этот момент поднялась из-за стола, довольно громко произнесла:
  - Эй, хозяин, я передумала принимать здесь пищу - подайте мне ужин в третий номер. И проследите, чтобы ночью меня никто не побеспокоил. Завтра мой муж, барон Скодис вернётся с лакеями, а сегодня свою безопасность я доверяю вам.
  При слове "вам" баронесса многозначительно посмотрела на здоровенного каршарца и удалилась в свой номер. Все присутствующие в зале мужчины сопроводили её взглядами - особенно Гунвальд. Когда дама скрылась из виду, каршарец свирепо почесал свою русую бороду.
  - Эх, какая женщина!
  - А чего ты тут сидишь? - удивился Дилль. - Иди к Эрстану, скажи, что отлучишься на час-другой. Он же нормальный мужик, думаю, не откажет и всё поймёт.
  - Зачем отпрашиваться? - в свою очередь удивился каршарец.
  - Гунвальд, ты разве не слышал, как она объявила, что до завтрашнего утра свободна?
  - Чего? - изумился варвар. - Она только сказала, что завтра её муж приезжает.
  - Ну, а я про что? Мало того, она даже назвала номер комнаты. И служанку куда-то услала.
  - И что?
  - Гунвальд, не тупи! - Дилль даже сердиться начал. - Ты видел, как она на тебя посмотрела? Тебе только что сделали явное приглашение.
  - Мне кажется, ты что-то путаешь, - буркнул Гунвальд. - Кроме того, от твоих советов у меня кувшины на голове бьются.
  Дилль невольно разулыбался, вспомнив, как служанка из "Стойла ржавого дракона" гоняла каршарца по всему заведению, чем только укрепил Гунвальда в его подозрениях.
  - На этот раз я тебе дело говорю, - сказал Дилль и обратился за поддержкой к монаху: - Герон, ну хоть ты ему скажи.
  Монах ухмыльнулся и кивком подтвердил правоту Дилля. Впрочем, общеизвестно, что в голову каршарцам попадает немногое, зато если уж что-то попало, то вышибить это оттуда можно только хорошей дубиной. Поэтому Гунвальд, решивший, что его в очередной раз подначивают, на все уговоры друзей только упрямо мотал головой. Дилль, потеряв терпение, воскликнул:
  - Ну, хорошо, если ты не желаешь насладиться объятиями прелестной дамы, я сам поднимусь к ней. А ты, чурбан каршарский, останешься ни с чем.
  - Вообще-то, она не тебе намекала, - рассудительно сказал Герон, но Дилля уже было не остановить.
  - Много вы понимаете! Да женщины от меня просто тают, как воск в печи! И баронесса, между прочим, на меня тоже посматривала с интересом! Готов биться о заклад, что она с превеликим удовольствием предпочтёт принять мои ухаживания, нежели томиться в объятиях неловкого Гунвальда.
  - Дилль, давай-ка лучше заканчивать ужин да спать ложиться, - сказал монах.
  Дилль, уже сам себя убедивший в собственной значимости, в ответ только фыркнул и направился к Эрстану.
  - Господин маг, - официально обратился он к Эрстану, - не будете ли вы возражать, если я на некоторое время отлучусь. Я очень тревожусь за безопасность баронессы - хочу удостовериться, что с ней всё в порядке.
  Эрстан с удивлением уставился на рыжего нахала.
  - А-а, разве тебя приглашали? - сделал он ударение на слове "тебя".
  Дилль подбоченился и уверенно ответил "ну, а кого ещё". Маг хмыкнул и махнул рукой, мол, иди. Дилль с гордым видом отправился к лестнице на второй этаж, по пути сказав Гунвальду:
  - Учись у папы, сынок! Я бы тебя позвал с собой, чтобы ты поучился, как надо правильно обольщать женщин и заставлять их сходить с ума от страсти. Но увы, думаю твоё присутствие ей не понравится. Я тебе потом всё расскажу.
  Монах и те, кто слышал слова рыжего пройдохи, захихикали. "Сынок" возмущённо засопел и пообещал отвернуть "папе" голову, когда тот вернётся. Дилль нарочито неторопливо поднялся по лестнице, осмотрелся в коридоре, нашёл комнату с нарисованным на двери номером три и, не стучась, вошёл. Дама сидела у окна и на вошедшего демонстративно не обращала внимания. Дилль глубоко вдохнул и приступил к обольщению, мастером которого по его же словам он был.
  - О, прекрасная незнакомка, - начал он, - разрешите вашему верному слуге облобызать...
  Чего там Дилль собирался лобызать осталось неизвестным для дамы, поскольку она, услышав голос вошедшего и убедившись, что он ничуть не напоминает собой могучего варвара, пронзительно завизжала.
  - Караул! Грабят!
  Дилль даже обернулся, подумав, что за его спиной кто-то стоит, и дама просто не поняла ситуации. Но позади Дилля никого не оказалось, а вновь повернувшись к баронессе, он получил сильный удар по лбу. "Бум-м-м", - сказал медный тазик, которым баронесса столь удачно запустила в незваного посетителя.
  - Насилуют! - раздался новый крик женщины, а вслед за этим в Дилля полетело зеркальце в серебряной оправе.
  Второй бросок баронессы был ещё удачнее, чем первый. Дилль схватился за разбитый нос, стрелой вылетел из комнаты и кубарем скатился по лестнице в общий зал. Драконоборцы встретили незадачливого героя-любовника громовым хохотом, и даже Эрстан, находившийся в весьма мрачном расположении духа с самого отъезда из Тирогиса, широко улыбнулся. Хозяин постоялого двора выбежал из кухни, вооружённый зловещего вида тесаком, но Эрстан поспешил его успокоить.
  - Любезный Иворр, не беспокойтесь за баронессу. Просто один из моих людей проявил неуместную вежливость.
  - Вы бы получше присматривали за своими людьми, господин маг, - проворчал Иворр. - Я не хочу терять уважаемых клиентов - я имею в виду, конечно, госпожу баронессу. Не то к утру ваши драконоборцы лишатся каких-нибудь частей тела.
  - Непременно лишатся, - раздался голос баронессы, появившейся на верхней площадке лестницы. - Завтра утром барон Скодис весь ваш отряд оскопит. И в первую очередь того мерзавца, что посмел незваным вломиться в мои покои.
  "Мерзавец" ощутимо побледнел, да и остальные драконоборцы тоже притихли. Хотя они были совершенно не виноваты в покушении на честь баронессы, но кто знает этого барона Скодиса - вдруг он окажется короток на речи и скор на расправу?
  - Вы все мерзавцы! - высокомерно произнесла баронесса, небрежно оглядев сидящих за столами мужчин. И, остановив взгляд на каршарце, поджала губки. - А вы, сударь, болван!
  И удалилась. Хозяин постоялого двора, убедившись, что инцидент исчерпан, исчез на кухне. Дилль поморщился, но не из-за разбитого носа, а из-за насмешек, которые вот-вот должны были обрушиться на него. И, конечно, предчувствия его не обманули.
  - Ну-ка, расскажи нам, как надо правильно обольщать женщин, - само собой, первым в дело вступил варвар.
  - А я тебя предупреждал, - без тени сочувствия сказал Герон.
  - Как он её зажёг - баронесса прямо-таки загорелась от страсти! - заржал Блер.
  - Главное - быстро-то как!
  - Ну, а вы что хотели - всё-таки Великий Соблазнитель женщин!
  Редкие поначалу смешки постепенно перешли во всеобщий хохот. Дилль только негромко огрызался, понимая, что быстро экзекуция не прекратится. И, в самом деле, пока Эрстан не скомандовал "Отбой", драконоборцы обсуждали во всех подробностях любовный поход Дилля, ставший главной темой этого вечера. Само собой, после произошедшего Дилль даже и не подумал завести с магом разговор, который планировал ещё в Тирогисе - все его мысли сосредоточились вокруг прибытия неизвестного барона Скодиса.
  *****
  Всю ночь Дилль сквозь сон прислушивался - не слышно ли стука копыт, возвещавших о прибытии барона. Утром он проснулся раньше всех и в первую очередь помчался на конюшню, взнуздать своих скакунов - и основного, и сменного, чтобы в случае тревоги вскочить на коня и умчаться от жадных лап барона.
  Когда Дилль вернулся в общий зал, Эрстан уже проснулся.
  - Ты чего так рано вскочил? - поинтересовался маг. - Не спится?
  - Ну, вроде того, - выдавил из себя Дилль. - Мы когда отправляемся?
  - Сейчас народ подниму, позавтракаем и в путь.
  - Могу помочь всех разбудить.
  - Да ладно, я сам, - тут, видимо, маг вспомнил вчерашнее приключение Дилля и догадался: - Барона ждёшь?
  - Сказать честно, не хотелось бы с ним встречаться.
  - Не переживай, думаю, обойдётся. Сам посуди, где это видано, чтобы благородная дама путешествовала только в сопровождении служанки? Которую, кстати, она куда-то услала на ночь. Судя по всему, баронесса та ещё штучка, так что её муженёк уже должен бы привыкнуть к подобным приключениям.
  - Хорошо бы так, - печально проворчал Дилль. - И всё-таки, может мы ускоримся?
  - Спешишь на битву с драконом? - криво усмехнулся маг. - Что-то рановато: заклинание мастера Гвинарда обычно начинает действовать в полную силу только на четвёртый день пути, когда до Неонина рукой подать.
  Тут Дилль вспомнил, что хотел поговорить с Эрстаном об амулете, но маг уже отправился будить спящих драконоборцев. Предоставленный сам себе, Дилль прислушался к своим внутренним ощущениям - желание сразиться с драконом, которое появилось после визита "мага-одуванчика", никуда не делось, но и не усилилось. Это было странное состояние: при мысли о схватке с чудовищем Дилль по-прежнему испытывал ужас, но одновременно кровь у него закипала от желания выйти против дракона и вонзить ему в глаз свой меч. То, что меча у Дилля не было (вредный десятник вместо этого выдал только лёгкую кавалерийскую пику), никакой роли не играло. Дилль, который раньше за собой подобной кровожадности не наблюдал, решил расспросить товарищей по несчастью - что они чувствуют после заклятья мастера Гвинарда.
  К каршарцу обращаться было бесполезно - Гунвальд и в прежние времена бредил дракой с драконом, а потому заклятье только усилило его стремленье попасть в список величайших героев всех времён и народов. Дилль подошёл к Блеру. Беатиец, услышав вопрос, пожал плечами.
  - Чувствую, что если не прикончу неонинского дракона, то сам помру. Примерно так. А при мысли о побеге совсем тошно становится - сам готов в петлю залезть. В общем, крепко нас этот демонов магистр прижал.
  Дилль ради интереса решил продумать план побега - благо, лошадь есть, а охраны, кроме мага, никакой. Однако, едва он начал размышлять, в какую сторону податься, как на него навалилась такая смертная тоска, что все мысли о дезертирстве исчезли сами собой. Дилль невольно восхитился мастерством "мага-одуванчика" - насколько же мощное и искусное он наложил заклятье. Потом подумал, что если выживет, обязательно свернёт башку этому умельцу, прислушался к своим ощущениям, убедился, что мысли о мести не возбраняются, и с удовольствием стал придумывать способы казни мага Гвинарда.
  Гунвальд, узнав о планах мести, с удовольствием подключился к придумыванию способа умерщвления зловредного старикашки. Варвар припомнил все способы казни, применяемые в Каршаре. Северяне, как известно, невеликие затейники в части пыток, однако один способ Диллю весьма понравился, как образец моральной и физической пытки одновременно. Гунвальд рассказал, что преступника сажают в клетку, разделённую на две части перегородкой. В большей части клетки сидит голодный медведь, в меньшей человек может только стоять, прижавшись к стене - в противном случае жадные и когтистые лапы дотянутся до него. И несчастный (преступник, конечно, а не медведь) стоял так до тех пор, пока не падал с ног от усталости, а дальше в дело вступал медведь. Впрочем, согласно варвару, если преступник выдерживал трое суток, то его щадили.
  - Выпускаете что ли? - спросил Дилль, удивлённый, что каршарцы, оказывается, знают, что такое пощада.
  - Вот ещё! Он же преступник. Нет, просто башку отрубают. Дарят быструю смерть, что есть величайшая милость.
  - Мне кажется, - сказал Герон, внимательно слушавший каршарца, - что после трёх дней таких мучений любая смерть покажется милостью.
  - Хороший способ, жаль у нас нет такой клетки, - вздохнул Дилль. - Да и медведя нет.
  - Да и мы ещё не победили дракона, - завершил разговор Гунвальд.
  Дилль только подивился непоколебимой уверенности варвара в своей победе, и решил брать с него пример. Что толку думать о проигрыше и смерти? Чему быть, того не миновать. Зато как приятно поразмышлять, каким он вернётся героем, как будет его приветствовать народ на улицах Тирогиса, как женщины будут слать ему воздушные поцелуи и приглашения провести с ними вечер...
  Впрочем, победные мысли Дилля испарились сами собой уже вечером, чему весьма поспособствовала одна особа, которую друзья встретили в общем зале постоялого двора, где отряд остановился на очередную ночёвку.
  Весь день моросил мелкий дождь, водоотталкивающий плащ спасал от падающей с небес влаги, но почти не защищал от холодного пронизывающего ветра. К тому времени, когда отряд добрался до постоялого двора, Дилль замёрз и окоченел, а потому с великим трудом расседлал свою лошадь, задал ей корм, и поспешил в дом в надежде занять место потеплее. К его великому сожалению около большого каменного очага всё уже было занято, а потому Диллю пришлось довольствоваться местом в углу. Гунвальд и Герон присоединились к нему чуть позже. Как выяснилось, они хотели заказать горячего вина с пряностями, но были вынуждены отказаться - это не входило в оплаченный королевским казначейством скудный ужин, а хозяин постоялого двора заломил цену в серебряный окс за кружку. Маг, который в прошлые дни категорически запрещал драконоборцам употреблять спиртное (Дилль даже подозревал почему), сегодня отнёсся к алкогольной инициативе снисходительно и разрешил приобрести согревающего тем, у кого деньги есть.
  Поскольку свои последние гроши друзья оставили в Тирогисе, им пришлось довольствоваться ужином, оплаченным магом от щедрот королевской казны. Отсутствию вина больше всех опечалился каршарец - Гунвальд без аппетита прикончил свою порцию и первым отправился спать. Дилль и Герон пошли вслед за ним, а по пути монах сказал, что во всём нужно находить хорошее: они могут выбрать самую удобную комнату, пока остальные сидят в общем зале. Хмурый варвар буркнул "чего тут выбирать" и толкнул первую попавшуюся дверь. Раздался хруст, словно внутри что-то сломалось, чему Дилль нисколько не удивился - каршарец зачастую не соизмерял свою силу.
  - Оп-па, это мы удачно зашли! - физиономия Гунвальда расплылась в широкой улыбке. - Красавица, не хочешь ли испытать настоящих мужских объятий? Если что, я себя имею в виду.
  Дилль и Герон с любопытством выглянули из-за спины варвара - в комнате стояла высокая темноволосая девушка. Походный костюм ничуть не скрывал её женственности, зато вид обнажённого меча, выставленного в их сторону, навевал устойчивые мысли, что девушка явно не желает испытывать мужские объятия. Во всяком случае, в данный момент. Впрочем, Гунвальда это ничуть не смутило.
  - Дорогуша, убери-ка меч, и я...
  - Учтите, свою свободу я дорого продам! - воскликнула девушка, взмахнув мечом. Меч свистнул, рассекая воздух, и Дилль поймал себя на мысли, что девушка с этим оружием обращается куда лучше его самого.
  - Погоди, Гунвальд, - он протиснулся между каршарцем и дверным косяком. - Простите моего неотёсанного друга, милая незнакомка, мы ни в коем случае не хотели вторгаться в вашу комнату. Просто мы искали свободный номер...
  - Вы с драконоборцами или сами по себе? - прервала его девушка.
  Голос её был слегка хрипловатым, что, впрочем, даже нравилось Диллю.
  - Мы и есть драконоборцы, - Дилль куртуазно поклонился. - Позвольте представить моих друзей: Гунвальд, сын Ольола, - могучий северный воитель, непобедимый в рукопашной схватке и не ведающий страха. Герон - монах церкви Единого, гроза всяческой нечисти, владеющий топором как тот, кто изобрёл это оружие. И ваш покорный слуга, Диллитон Тригородский, драконоборец в третьем поколении, сразивший уже более десятка драконов.
  Гунвальд явно хотел возмутиться столь наглым враньём насчёт десятка драконов и даже открыл рот, чтобы высказать рыжему обманщику всё, что он о нём думает, но девушка, нетерпеливо взмахнув мечом, произнесла:
  - Да заходите же быстрее и закройте за собой дверь, пока ваш маг сюда не нагрянул.
  Уловив в её голосе тревожные нотки, друзья послушно вошли внутрь и плотно затворили за собой дверь. Дилль осмотрел засов, вывороченный из косяка "с мясом" и покачал головой - а ведь Гунвальд даже не напрягался и всего лишь легонько толкнул дверь.
  - Сломал засов - теперь сам сторожи, - хмыкнул Герон. Каршарец вздохнул и опёрся спиной о дверь.
  - Значит, вы тоже из числа самоубийц? - переспросила незнакомка, убедившись, что каршарец своим могучим телом прикрывает вход.
  - Разве мы похожи на самоубийц? - возмутился Дилль.
  - Похожи, похожи, - проворчала девушка, опуская остриё меча до уровня пояса. - Я-то знаю - сама была в первом отряде. И больше не хочу попасть в драконоборцы. Надеюсь, вы не сдадите меня своему магу?
  - Ты хочешь сказать, что воевала против неонинского дракона? - изумился Дилль - в его голове хрупкая девушка никак не увязывалась с огромной огнедышащей ящерицей.
  - Как же ты уцелела? - спросил Герон.
  - А он вправду из Великих? - это от двери подал голос каршарец.
  Незнакомка вздохнула:
  - Вы так и не ответили, скажете обо мне магу или нет.
  Все трое принялись уверять девушку, что даже под пытками не скажут Эрстану о её присутствии в гостинице.
  - А ему и не надо вас пытать, - усмехнулась она. - Вашему магу достаточно пожелать, и вы всё сами расскажете. Ну, да ладно, надеюсь, до отбоя он вас ни о чём не спросит, а ночью я уеду отсюда.
  Девушка ловко спрятала меч в ножны (Дилль лишний раз убедился, что она не впервые держит оружие в руках), села на кровать и представилась:
  - Меня зовут Тернлис Мироана, что на беатийском означает Тернлис Кровавая. Обычно кровопускание я делаю с помощью меча, но при близком знакомстве могу пустить в ход и нож.
  Диллю что-то совсем расхотелось знакомиться поближе с этой симпатичной, фигуристой, но опасной девушкой. Герону, судя по его вытянувшейся физиономии - тоже. А вот каршарцу, кажется, было наплевать на прозвища - он откровенно пялился на неё, несомненно мысленно раздевая её и проделывая с ней всяческие любопытные вещи. Тернлис, заметив его похотливый взгляд, вновь вынула меч и демонстративно положила себе на колени.
  - Я была в первом отряде драконоборцев. Похоже, в живых из всего отряда остались только несколько дезертиров - те, кто сбежал ещё до подступов к Неонину, да я.
  - А ты, значит, не сбежала? - уточнил Герон.
  - Да, у меня ума не хватило ещё по пути бросить это дурацкое занятие. Но уж больно хороша была обещанная награда. Я и ещё шестеро моих друзей, кто зарабатывал на жизнь наёмничеством, едва прослышав о вознаграждении за уничтожение дракона, не сговариваясь, подались в драконоборцы. А что, разве плохо получить кучу денег и возможность поселиться в столице Ситгара? Какому наёмнику и когда выпадал такой удачный шанс?
  - Рисборну Криворукому выпадал, - сказал Гунвальд. - Он был вождём хирда и как-то захватил небольшой городишко на южной границе Каршара с Ирифом. Он там навёл такой порядок, что жители соседних городов сами попросили Рисборна принять их под его защиту. И не успел герцог Ирифский опомниться, как лишился половины своих городов. А на границе Каршара появилось новое государство, которое теперь знают, как Рисборн.
  - Тоже мне - государство, - фыркнула Тернлис. - Десяток городишек и дикий народ, который вместо земли пшеницу растит на скалах, а также жрёт тухлую рыбу и хлещет вонючее пиво.
  - Скажи-ка об этом рисборнцам - мигом головы лишишься, - Гунвальд усмехнулся, но Диллю показалось, что в глазах каршарца мелькнули злые искры. Похоже, ему не понравилось, как Тернлис отозвалась о северной земле и её обитателях.
  - И не подумаю - мне жить ещё не надоело. По этой же причине я не стремлюсь вновь оказаться в драконоборцах.
  - Слушай, Тернлис, а какой он, дракон? - спросил Дилль. - Он и вправду...
  - Огромный, - закончила за него девушка. - Одна только голова этого чудовища размером с эту комнату.
  Дилль обвёл глазами бревенчатые стены комнаты, и ему ощутимо поплохело. Если это только голова, то какой же величины должен быть весь дракон?
  - А сам он здоровенный, чёрный и страшный. Я, как увидела это чудовище, сразу поняла, почему раньше Гариаль был великой империей, сломившей хребет даже самим некромагам, до этого покоривших половину цивилизованного мира. Любой станет великим, если у него в армии будут такие драконы. Представьте себе, что эта махина не просто быстро двигается, но ещё и выдыхает огонь...
  - На какое расстояние? - спросил Дилль.
  - А? - девушка сбилась с рассказа. - Ну-у, где-то шагов на десять. Или двадцать.
  - Десять или двадцать - это большая разница. А, может, тридцать? Точнее сказать не можешь? - продолжал приставать с расспросами Дилль.
  Тернлис рассердилась.
  - Слушай, умник, мне было не до замеров расстояния огненного выдоха дракона. Когда мы его увидели, то одна половина отряда помчалась в атаку, а вторая бросилась бежать. Но уйти не удалось никому - во всяком случае, я больше никого из своего отряда не встречала.
  - А ты как спаслась? - поинтересовался Герон.
  - Мне повезло - я провалилась в городскую канализацию. Проклятый дракон разрушил добрую треть Неонина, а, может, просто продавил своей тяжестью улицу. И когда я споткнулась на бегу и свалилась в дыру, то оказалась в вонючей и кишащей крысами канализации. Ненавижу крыс! Но над моей головой ревел дракон, сверкало драконье пламя, слышались крики умирающих, и я предпочла потерпеть общество серых крыс. Чтобы разделаться с нашим отрядом дракону понадобилось минут пять, а потом он ушёл. Я проторчала среди крыс добрых полдня, пока решилась выбраться наружу, а потом пешком отправилась подальше от Неонина - лошади-то частью разбежались, а частью погибли.
  Дилль представил описанное девушкой и решил, что серых крыс он не боится совсем, а потому спокойно может нырнуть в канализацию Неонина. Главное, вовремя заметить нужную дыру. Но едва он так подумал, как почувствовал, что в груди вскипает неодолимая ярость, вложенная в него магистром-"одуванчиком" - магия требовала схватки с драконом, а не спасения в вонючей канализации.
  - Проклятый маг, чтоб ему пусто было! - проворчал себе под нос Дилль, достал из-за пазухи амулет и, показав его девушке, спросил: - Слушай, Тернлис, а у вас амулетов не было?
  - А-а, ты про эти замагиченные штучки, - понимающе кивнула она. - Нет, наш отряд был полностью из добровольцев. Это следующих начали снабжать такими "подарками". Я так понимаю, вы, даже если не хотите, всё равно выйдете против дракона. Но поверьте, ваши мечи будут бессильны против него, даже если вы и подберётесь достаточно близко, чтобы пустить их в ход.
  - Мой меч пробьёт что угодно! - хвастливо выдал Гунвальд, на что все только поморщились.
  - А топор? - спросил монах.
  - Топор не оставит и царапины на драконьей чешуе, если, конечно, он не выкован из гномской звёздной стали, - безапелляционно заявила девушка.
  - Спасибо, обнадёжила, - буркнул Дилль. - Расскажи ещё что-нибудь про эту зверюгу. Какие у дракона есть слабые места?
  - Какие слабые места могут быть у Великого дракона? - удивилась Тернлис.
  - Мало ли, - неопределённо пожал плечами Дилль. - Например, быстр он или медлителен? Насколько он тяжёл? Он летает, перепархивает с места на место или вообще только ползает? Впадает ли он в спячку после сытной кормёжки и, если да, где берёт такое количество еды. Ведь город разрушен, поселения опустели, живности вокруг никакой нет. Не думаю, что дракон питается трупами, что остались после побоища.
  - Ну ты даёшь! - во взгляде Тернлис мелькнуло уважение. - Я как-то не задумывалась над такими вопросами. Хотя особо и времени-то не было: мы едва приехали к Неонину, сразу вступили в бой. Ну, не совсем сразу, дракон прежде нас спросил, привели ли ему мага, а когда узнал, что мага с нами нет, заревел и напал. В общем-то, вот и всё. Теперь-то я поумнела и второй раз ошибку не повторила бы, доведись мне снова вступить в схватку с драконом.
  - Какую ошибку? - спросил Герон.
  - Привела бы с собой мага, - пояснила девушка. - И пока дракон разбирался бы с его чародейством, нашла бы способ прикончить чудовище, а ещё лучше - попросту сбежать.
  - Даже если бы мы и сумели притащить в Неонин мага, то сбежать всё равно не смогли бы, - сказал Дилль.
  - Да и не хотим мы бежать от славы, которая нас ждёт после уничтожения Великого дракона, - встрял Гунвальд.
  Девушка буркнула что-то вроде "слабоумный". В этот момент из коридора послышались голоса драконоборцев, ищущих себе место для ночлега. Кто-то ткнулся в дверь, каршарец рявкнул "Здесь уже занято". Потом Гунвальду пришлось ещё несколько раз повторить эту фразу, потому что на второй этаж поднимались новые драконоборцы, и каждый из них пытался попасть в эту комнату.
  - В следующий раз надо будет заселяться в самый дальний от входа номер, - проворчала Тернлис.
  Гунвальд вышел в коридор, и больше никто не пытался забраться в комнату, занятую девушкой.
  - А почему ты так боишься мага? - шёпотом спросил Дилль.
  - Что за глупые вопросы! - поморщилась Тернлис. - Он велит вам порезать мне руку, капнет моей кровью на этот демонов амулет, и я окажусь у него в абсолютном плену. Не хочу стать такой же рабыней, как вы.
  Тут Дилль вспомнил один из первых своих разговоров с Эрстаном - тот говорил, что заклятье подчинения действует только в случае, если кровь принесена добровольно. К примеру, сам Дилль так и сделал. Он хотел было сказать об этом Тернлис, но из коридора послышался голос мага.
  - Все определились с ночлегом? Гунвальд, а ты какого демона тут торчишь?
  Судя по голосу, Эрстан уже изрядно хлебнул согревающего.
  - Господин маг, монах Герон, Диллитон и я ночуем в этой комнате. Я как раз собирался вам об этом сказать.
  - Понятно, - буркнул маг. - Ложись уже. А вы куда?!! Ну-ка, всем спать! Если через пять минут я увижу хоть кого-нибудь в коридоре, вместо сна будете всю ночь животом маяться!
  Гунвальд влетел в комнату, а в коридоре затихли голоса драконоборцев.
  - Надо бы изобразить, что мы спим, - сказал Герон, - вдруг маг сюда заглянет.
  В комнате было всего две кровати - на одной сидела Тернлис, на второй - Герон и Дилль. Каршарец плотоядно хмыкнул и направился к девушке.
  - Ну, красотка, высший жребий определил нам с тобой... Кхе...
  Гунвальд не закончил фразу - у его горла оказалось остриё меча.
  - Только попробуй, - прошипела Тернлис. - Я, между прочим, девственница - это даёт мне силу Сульмиры в бою. И если ты думаешь, что я променяю помощь матери-воительницы на жалкую ночь с бестолковым варваром, то жестоко ошибаешься.
  - Ну, нет, так нет, - каршарец развел руки. - Однако...
  Гунвальд одним молниеносным движением отвёл меч в сторону, переместился влево, резким рывком вырвал оружие из рук девушки и сделал шаг назад. Дилль поразился, насколько, оказывается, быстр варвар - недаром каршарцы славятся, как лучшие рукопашные воины во всех северных и средних землях.
  - Прежде, чем грозить незнакомцу, убедись, что сможешь привести угрозу в исполнение, - несколько высокопарно закончил каршарец.
  - Отдай меч! - девушка выхватила нож и бросилась на обидчика.
  Дилль и Герон не успели прийти на помощь Гунвальду - тот сам справился с рассвирепевшей фурией, в которую превратилась Тернлис. Каршарец с удивительной для такого здоровяка грацией уклонился от удара в живот, перехватил руку девушки и небрежно вывернул ей кисть.
  - Остынь немного, подруга, - он толкнул её, и Тернлис плюхнулась на кровать, откуда только что так быстро вскочила. - Сразу видно, что ты никогда с каршарцами раньше не сталкивалась.
  Лицо Тернлис так исказилось от ярости, что Диллю осталось только удивляться - минуту назад перед ним сидела вполне симпатичная девушка, а сейчас на неё нельзя было смотреть без страха.
  - Тебе конец, варвар! - прошипела она. - Позже я найду тебя и отомщу!
  - Видите, друзья, наша новая знакомая тоже стала верить, что мы победим дракона, - усмехнулся Гунвальд, обращаясь к Диллю и Герону. - Раз собралась мстить, значит, убеждена, что мы выживем.
  - Действительно, - хмыкнул монах. - Гунвальд, в тебе просыпаются наклонности настоящего мыслителя.
  - Вот ещё! Каршарцам не нужно думать - главное, уметь сразить врага, - Гунвальд покрутил в руках меч и нож Тернлис, видимо, хотел отдать ей оружие, но передумал. Он задумчиво посмотрел на девушку и сказал: - Думаю, нам ложиться спать нельзя, пока эта дама здесь. Мне, во всяком случае, точно.
  Дилль и Герон синхронно улыбнулись - да уж, Гунвальду не позавидуешь. Хотя, рассудил Дилль, им самим никто не гарантировал, что кровожадная беатийка не перережет им горло за то, что их друг оскорбил её. Значит, надо поскорее спровадить Тернлис из комнаты - она же всё равно собиралась покинуть постоялый двор.
  - Гунвальд, мы с Героном пойдём вниз и попытаемся отвлечь мага разговором. А ты проследи, чтобы наша новая знакомая ушла отсюда незаметно для Эрстана. И всем будет хорошо.
  Дилль и монах спустились в общий зал. Маг в одиночестве сидел за одним из столов, как отметил Дилль, очень удачно - спиной к лестнице на второй этаж.
  - Господин маг, разрешите спросить вас? - с ходу начал Дилль.
  - Какого демона? - Эрстан оторвался от большой кружки с вином - между прочим, уже почти пустой. - Я же велел всем спать!
  - Господин маг, у меня важный вопрос, - затараторил Дилль. - Я хотел спросить вас ещё в Тирогисе, но всё никак не удавалось. Это касается наших амулетов. Вот и наш преподобный брат Герон тоже хочет услышать ваш ответ.
  Получив от Дилля тычок в бок, Герон согласно кивнул. Эрстан нетрезвым взглядом посмотрел на них и махнул рукой.
  - А-а, к псу всё! Садитесь. Пить будете? - и, не дожидаясь их согласия, крикнул: - Эй, хозяин! Ещё три кружки мироттийского!
  Когда владелец постоялого двора принёс заказ, маг сделал длинный глоток и поморщился.
  - Кислятина! Наверное, это мироттийское было разбавлено водой и заправлено уксусом уже раз десять. Провинция, чтоб её!
  Дилль хлебнул и согласился. Однако, дарёный грош лучше пустого кошелька, а потому он не стал возмущаться качеством вина.
  - Господин маг...
  - Давай попроще, а? - скривился маг. - Мы же вдвоём, а преподобный брат в отряде числится только номинально.
  - Эрстан, - не стал упорствовать Дилль, - у меня вот какой вопрос: а ты не задумывался, что наши чудесные амулеты напичканы некромагией?
  Маг задумчиво посмотрел в кружку, не спеша с ответом. Дилль и Герон прихлёбывали вино и ждали, что он скажет. Наконец маг покачал головой и усмехнулся.
  - Надо же, даже тебе, человеку, далёкому от магии, это понятно. А нашим магистрам...
  - В монастырской библиотеке я читал про некромагическое воздействие, - сказал Герон. - Очень похоже на то, что ваши амулеты - это просто сильно уменьшенные копии некромаговских жезлов. Как по размерам, так и по действию.
  - Наши отцы магии считают, что раз заклинание подчинения не отбирает разум и душу, то его корни не лежат в некромагии, - сказал Эрстан. - И никаких возражений слышать они не хотят. Да никто в академии уже и не возражает, после того, как мы с мастером Вальдени поспорили с гроссмейстером Адельядо.
  - И за это тебе тоже вручили такой амулет? - догадался Дилль. - И теперь ты должен сопровождать драконоборцев, хочешь того или нет?
  - Ага. Вручили. Не такой, как у вас - он на порядок сложнее, но тоже с заклинанием подчинения.
  - Но ты же говорил, что это заклинание действует только если добровольно капнуть своей кровью на камень! - воскликнул Дилль. - Зачем же ты...
  - В магической академии своя иерархия и собственные нерушимые законы, - туманно пояснил Эрстан. - К тому же, моё наказание кончится, как только Неонин будет освобождён от дракона. Гроссмейстер Адельядо весьма вспыльчив, но он - человек слова. Если сказал, что снимет, значит, снимет.
  С этими словами маг достал из-за пазухи амулет на золотой цепочке. В отличие от амулетов драконоборцев, его "украшение" было выполнено в форме звезды, но с таким же кроваво-красным камнем в середине.
  - Он позволяет управлять через твой амулет твоим организмом, Дилль, - сказал маг. - Захочу - заставлю тебя прыгать, захочу - остановлю сердце. Представляешь, какую власть над тобой и твоими товарищами мне дали?
  Дилль с отвращением посмотрел на украшение мага - всё-таки очень неприятно сознавать, что являешься настоящим рабом любого, кому этот амулет подчиняется.
  - Ладно ещё, что я не властолюбивый человек, - продолжал тем временем Эрстан, - видели бы вы, что творят в нашей академии другие со своими подопытными.
  - Может, потому тебя и поставили старшим над драконоборцами, - сказал Дилль. - Выходит, твой главный магистр не такой уж и дурак, иначе до Неонина никто живым бы не добрался.
  - Может оно и так, только мне от этого не легче. Мне, между прочим, вообще всякое насилие чуждо. Я же в академии сначала врачеванием занимался, а потом бытовиком был.
  - Кем? - одновременно спросили Дилль и Герон.
  - Бытовым магом. Моя специальность - заклинания создания кулинарных ароматических приправ, усиливающих вкус продуктов. А последние пять лет занимался перемещением вкусоароматических свойств.
  - Что ты делал? - не понял Дилль.
  - Делал так, чтобы твоя еда казалась вкуснее, чем есть на самом деле, - пояснил ему Эрстан. - А перемещение вкусоароматических свойств - это когда ты ешь кусок репы, а он пахнет жареным мясом.
  - А-а, так это ты про "пахучки" говоришь, - протянул монах.
  - Почему пахучки? - удивился маг.
  - Так в народе это заклинание прозвали, - пояснил Герон. - Но запахом сыт не будешь. Короче, сплошной обман.
  - Как это обман? - обиделся Эрстан. - Напротив, прямая забота о неимущих. У бедных людей нет денег, чтобы купить мясо, но они могут есть чёрствый хлеб со вкусом тушёной говядины. Или жевать какую-нибудь солёную краснопёрку, но со вкусом запечённого осетра.
  - Хорошо ещё, что эти заклинания недешёвые, не то в кабаках подавали бы крысятину с ароматом жареной оленины, - хмыкнул Дилль. - Знаешь, Эрстан, ты не обижайся, но твои заклинания совсем не для простого народа. Чтобы поесть хлеба со вкусом говядины я должен купить заклинание "пахучку", то есть, как ты там его назвал... А оно в чародейских лавках ой какое недешёвое!
  Маг вздохнул и опять приложился к кружке.
  - Да, знаю. Когда-то магия была намного мощнее. Да и дешевле в обиходе. Вот и получается, что я, как и многие в академии, занимаюсь магией ради магии, а в обычной жизни моя работа мало пригодна.
  - То есть, маги тоже не всё могут? А я-то думал, что маги всемогущи, - сказал Дилль.
  - Я, как маг, не совсем бесполезен, однако возможности мои ограничены знаниями и, самое главное, ослабленным магическим фоном. Всемогущи! - фыркнул Эрстан. - А кто может всё? Даже самая могущественная сущность - Единый, и то не умеет всего, чего уж говорить о простых людях, хотя и наделённых даром управлять некоторым количеством магической энергии.
  - Единый всё может, - твёрдо сказал Герон, - нужно лишь уметь его попросить.
  - Ой, перестань, достопочтенный! - маг расхлябанно махнул рукой в сторону монаха - хорошо хоть не той, в которой была кружка. - Единый дух, конечно, многое может сделать, но не надо возводить его в абсолют.
  - Ты бы всё-таки не путал сущность и дух, - заметил Герон. - Наши учёные богословы за такое уже все розги о твою спину изломали бы.
  - Вот только не надо здесь разводить теологические споры. Какая разница, как называть то существо, которое мы же сами и создали? Важно только то, что оно есть. Так сказать, реальность, данная нам в ощущениях.
  - Не создали, а лишь послужили инструментом в руках Высшего провидения, - поправил мага монах.
  - Вопрос спорный! - Эрстан погрозил пальцем Герону. - Вы, монахи, можете считать произошедшее вмешательством неких высших сил, но на самом деле это было лишь плодом работы человеческой мысли. Ну и, конечно, самопожертвования высших мастеров.
  - Казуистика! - горячо воскликнул Герон. - Ты подгоняешь факты под ложную теорию!
  - Как раз-таки наоборот - это ваши богословы трактуют события так, чтобы удобнее было манипулировать!
  Дилль переводил взгляд с одного на другого, постепенно теряя смысл беседы. Он никогда не увлекался ни магией (ввиду полного отсутствия талантов к ней), ни богослужением (считая монахов бездельниками и дармоедами). А потому сейчас не совсем понимал, о чём говорят эти двое. Нет, конечно Дилль в общих чертах знал историю происхождения Единого - как и любой житель цивилизованных стран, но те детали, в которых маг и монах не соглашались друг с другом, были ему непонятны.
  К тому же, Дилль до этой минуты так и не увидел Тернлис, которая уже должна была спуститься. Может, она передумала? Тогда нужно уводить Герона, пока эти двое не сцепились всерьёз. А вдруг Тернлис не передумала уходить, а просто по какой-то причине задержалась? Дилль даже застонал - что делать-то? Может, сходить, проверить, пока его собеседники заняты друг другом?
  Между тем маг и монах от словесного несогласия перешли уже к более весомым аргументам в споре.
  - ...ты же сам сказал, что твоя магия бесполезна!
  - Думаешь, если я признался в ограниченности магии, значит, я бессилен? Хочешь, в жабу тебя превращу?
  - Ну, попробуй! - Герон демонстративно закатал рукава рясы. - Но если не сумеешь, я тебе вот этим кулаком вколочу понимание в башку!
  - Во-от! - Эрстан обвиняюще ткнул пальцем в сторону монаха. - Когда заканчиваются истинные доводы, в ход идёт голая сила.
  - А как же тебя ещё вразумить, если ты очевидных вещей не понимаешь? - удивился Герон.
  - Так, стоп! - Дилль поспешил вмешаться, пока они не передрались по-настоящему. - Я - человек далёкий от магии и церкви, поэтому никак в толк не возьму, о чём вы спорите.
  - Чего тут непонятного? - продолжал кипятиться маг. - Он утверждает, что Единый может всё. А на самом деле это не так. Единый - могущественная сущность, этого никто не отрицает. Но во многом это могущество либо бесполезно, либо ограничено.
  Дилль дёрнул за рукав начавшего подниматься монаха.
  - Дай ему сказать, Герон. Продолжай, Эрстан.
  - Вот, к примеру: никто не обладает такой убойной силой против демонов, как Единый. Так это, монах?
  - Воистину, - кивнул Герон. - А также силён он против нечисти: упырей, вампиров, змееголовов всяких. И сила его частично передаётся нам, скромным служителям церкви...
  - А теперь скажи, много ли ты видел в своей жизни демонов?
  - Лично я - не видел. Но рассказывали о том, что сильны они неимоверно, и...
  - Да, да, и обожают пить души человеческие. Вот только незадача: уже триста лет никто этих демонов не видел. Выходит, сила у Единого есть, но она бесполезна - просто некуда её применять.
  Диллю этот спор напомнил первую встречу с Героном.
  - Знаешь, Эрстан, по-моему тут ты не прав, - сказал Дилль. - Может быть, именно потому, что в мире есть Единый, к нам демоны больше и не суются. Значит, польза от его могущества есть, и ещё какая.
  - М-да, - Эрстан почесал затылок, - не совсем удачный пример. Ну, хорошо. Вот, смотри, амулет! И у Дилля почти такой же. Я не могу снять заклинание ни с его амулета, ни со своего собственного. Может твой Единый это сделать?
  - Уверен, что да, надо только как следует его попросить.
  Однако, судя по тону монаха, уверен он был как раз в обратном. Как и Дилль, Эрстан тоже это заметил.
  - Ну так попроси! Только не говори, что для свершения тебе нужно собрать целый монастырь монахов.
  - Вообще-то, - протянул Герон, - чем больше братьев обращается к Единому, тем больше шансов на то, что просимое исполнится. К тому же, Единый не всегда склонен исполнять желания людей.
  - Вот, я об этом и говорю! - Эрстан торжественно поднял кверху указательный палец. - Сила Единого ограничена как числом просящих, так и его собственными возможностями. А мы, маги, всегда можем сотворить заклинание, и ограничением служит лишь отсутствие знаний по какому-нибудь конкретному вопросу или слабость подвластного магического потока.
  - Ну, скажи ещё, что и от настроения мага ничего не зависит, - саркастически хмыкнул Герон. - В этом, по-моему, вы от Единого ничем не отличаетесь - он тоже, бывает, самые простые просьбы выполнять не хочет.
  - Герон, мне кажется, что ты только что приравнял Эрстана к Единому, - заметил Дилль. - И вообще, не понимаю о чём вы спорите, если оба согласны с тем, что Единый существует и даже обладает характером, как любой человек.
  Маг уставился на Дилля.
  - Чтобы объяснить тебе тонкости различий между взглядами магической академии и церкви, придётся начать ещё с Величайшей битвы, - сказал наконец Эрстан. - Это слишком долгая история.
  - Мне тоже интересно было бы послушать, - сказал Герон. - В Верхнем Станигеле представителей академии никогда не было, и обо всём знаю только со слов настоятеля да из некоторых книг.
  - К тому же, мы никуда не торопимся, - поспешил добавить Дилль, памятуя, что Тернлис всё ещё не ушла. Спать в её присутствии не получится (уж слишком девушка кровожадная на его взгляд), значит, нужно по-любому дождаться, пока беатийка покинет постоялый двор.
  - Ну, если хотите... Эй, хозяин!
  На зов мага подошёл мальчишка, подметавший зал.
  - Хозяин спит уже, господин маг. Чего желаете?
  - Чего это он в такую рань спать завалился? - нетрезво удивился Эрстан. - Ах, да! Так, малец, неси сюда той кислятины, что вы вином зовёте. Кувшин... нет, два! И ещё притащи мяса какого-нибудь, хлеба. Да поживее! Держи, сдачу оставишь себе.
  Эрстан кинул мальчишке сребреник, и пацан умчался на кухню, воодушевлённый перспективой заполучить пару медяков.
  - Надо было сказать, пусть свечу новую поставит, - проворчал Эрстан, глядя на крошечный огарок. - Впрочем, маг я или нет?
  С этими словами он щёлкнул пальцами, и над столом зажёгся небольшой шарик, распространявший слабый жёлтый свет.
  - Так-то лучше. Мы о чём говорили?
  - Ты хотел начать с Величайшей битвы, - напомнил Дилль.
  Маг плеснул в свою кружку вина, выпил, пожевал хлебную корку и только потом начал:
  - Если вы помните историю, то триста лет назад, а точнее - триста двадцать, к границам империи Гариаль подошли войска некромагов. К тому времени некромаги уже лет десять планомерно завоёвывали юг континента, и все южные страны оказались поглощены их мерзкой машиной управления. Некромаги выжигали личность человека, оставляя нетронутым физическое тело, рабски послушное командам хозяина.
  - Почти как и мы, - не удержался Дилль, потрогав свой амулет.
  - Почти, - согласился Эрстан. - Но всё-таки между нами и теми несчастными, которых касался жезл некромага, есть разница. Мы с тобой владеем собственными разумом и телом, к тому же, заклятье с нас можно снять. А жертвам некромагии пути назад не было. Из таких людей получилась огромная и послушная армия: они выполняли любой, даже самый жестокий приказ, не жаловались на жажду и голод и шли в атаку с яростью берсеркеров. Правда, эта армия имела один существенный недостаток: её солдаты были неумелыми. Некромагия выжигала не только душу человека, но и уничтожала память, а, значит, умения и знания. И вчерашние знаменитые воины превращались в пустые оболочки, ценные только тем, что были бесконечно преданы хозяину.
  - Если на мастера меча нападает десяток неумелых, пусть и сильных врагов, он их пошинкует за минуту, - хмыкнул Герон.
  - Десяток, да. Может быть даже сотню. А двести? Пятьсот? Твой мастер, Герон, когда-нибудь устанет, и тогда его сомнут. У некромагов было одно, но огромное преимущество перед империей Гариаль - они не знали жалости и поголовно превращали жителей захваченных стран в своих марионеток - не только мужчин, но и женщин, детей, стариков. В результате, когда их армия двинулась на Гариаль, её численность переваливала за два миллиона. Некоторые даже считают, что их было раза в два больше, но, поскольку, никто одержимых не считал, а сами некромаги никого на этот счёт не просветили, то это осталось скрыто туманом истории.
  Дилль невольно присвистнул. Он, честно говоря, не мог представить такую толпу народа, зато прекрасно понимал, что это очень много.
  - Чем же они питались? - удивился он. - Это какую же прорву еды нужно, чтобы накормить такую армию?
  - В книге "До и после Величайшей битвы" мастер Новальдр писал, что в армии некромагов постоянно царил голод. Болезни косили её солдат тысячами за день. Живые поедали мёртвых, чтобы поддержать свои силы, а зачастую самые ослабевшие солдаты поедались живьём. Ужасно, конечно, но это даже каннибализмом назвать нельзя - жертвы некромагии уже не относятся к людям и не осознают никаких моральных ценностей. Чтобы заменить павших новыми марионетками Верховный Ковен гнал армию на новые завоевания. И, само собой, после очередной победы численность армии некромагов увеличивалась.
  И император Линтар - тогдашний правитель империи, и совет мастеров знали, что собой представляет Верховный Ковен и понимали, что вести какие-либо переговоры с некромагами столь же бессмысленно, как и просить голодного саблезубого медведя отказаться от еды. Вокруг империи уже объединились все, кто не хотел влачить жалкую участь безмозглого раба. Северные земли прислали свои лучшие пехотные хирды; Мессантия дала пять конных полков, знаменитых своей неудержимой лавой; гномьи подгорные поселения прислали бронированных пехотинцев и огневиков; и даже варвары-кочевники, в течение сотен лет грабивших восточные границы империи, принесли временную присягу императору Линтару и обещали нанести удар с тыла войскам некромагов. И без учёта союзников у самой империи было много войск, но главной ударной силой оставались драконы. Именно драконы, едва появляясь на поле боя, вселяли ужас в сердца врагов императора и обращали их в бегство. Именно эти создания сделали империю тем, чем она стала.
  - До того, как разрушилась, - заметил Герон, наливая себе вина.
  - Опять же, не без помощи драконов, - согласился Эрстан. - Но это произошло позже. А на Величайшую битву драконы вышли вместе с людьми. И, как писал мастер Новальдр - а он сам был участником этой битвы, поначалу всем казалось, что орды некромагов будут попросту смяты одними только драконами. Император Линтар, сидя на походном троне и попивая вино...
  Тут маг прервался, чтобы повторить деяния императора Линтара. Дилль счёл, что пример достоин подражания, и одним долгим глотком осушил кружку. Монах же, не стесняясь, отставил свою кружку в сторону и пил прямо из кувшина.
  - И это называется святой человек! - Эрстан покачал головой. - Монах должен служить образцом целомудрия и воздержания, разве не так?
  - Так, - ответил Герон, утираясь рукавом рясы. - Как и маг, коему положено следовать той же стезёй.
  - Слушайте, оставьте ваши шпильки на завтра, - Дилль отобрал кувшин у Герона, налил вина магу и себе и вернул посудину монаху. - Эрстан, рассказывай дальше.
  - Не помню, о чём я говорил, - наморщился маг. - Это не вино, а какая-то кладезь забвения.
  - Ты рассказывал, как император Линтар пил вино и наблюдал за битвой, - подсказал Дилль.
  - Датышто! - возмутился маг. - Император Линтар никогда вина не пил! Он вёл праведный образ жизни: за женщинами не ухлёстывал и, например, не обжирался, как некоторые.
  С этими словами он кинул взгляд на сосредоточенно жующего монаха.
  - Ну да, потому у него наследников и не было. Не отвлекайся! - прошамкал Герон. - Император сидел на походном троне и...
  Видимо слова монаха указали Эрстану забытый путь повествования, и он, полуприкрыв глаза, продолжил:
  - Так вот, Его Величество наблюдал, как первыми в бой вступили катапульты. Они швыряли огромные камни, которые проделывали в рядах войска некромагов длинные коридоры из раздавленных и изуродованных тел. Потом, когда одержимые приблизились, катапульты стрелять перестали, а в бой вступили таранные полки. Они врезались в армию некромагов и резали её, как горячий нож режет мягкое масло. Старые драконы - их было около сотни, защищённые кроме собственной чешуи ещё и заговорённой бронёй, шли на остриях клиньев, и их огонь сжигал врага тысячами. За драконами двигались тяжеловооружённые пехотинцы, которые зачищали освободившееся пространство и оберегали отряды лучников, сеявших колючую смерть среди одержимых. Более молодые драконы, способные подолгу летать, жгли некромагов с воздуха. Конница империи и мессантийцев начала атаку с флангов, сокрушая крылья вражеской армии. Хирды гномов и северян, следовавшие за конницей, рубили войско некромагов с таким азартом, словно находились на празднике "пьяной весны", а не на кровопролитнейшей битве. А ведь император даже не ввёл в бой магов. Да и легион Несгибаемых - императорских гвардейцев, тоже стоял в резерве.
  Дилль слушал мага, представляя картину этой ужасающей бойни. Он-то прекрасно помнил, как тряслись у него колени при виде огнедышащего дракона, и какой страх обуял его тогда. Что же должны были испытать войска некромагов при встрече со старыми драконами?
  - По всем правилам военной науки, враги должны были дрогнуть и начать паническое бегство, - продолжал Эрстан. - Но у людей, лишённых души, нет никаких чувств и собственных желаний - есть только приказ хозяина. А некромаги приказали своим рабам идти в атаку. И несчастные шли, устилая своими трупами степь. Постепенно драконы начали уставать, и их огонь уже не так часто пылал над полем боя. Лучники расстреляли все стрелы и отошли. Пехотинцы продолжали рубку, но то и дело в их ряды прорывались некромаговские берсерки. Конница Мессантии разогнала левый фланг армии некромагов, но завязла в мягкой земле заливных лугов, после чего оказалась отрезанной от основных имперских сил. Обратно прорвалась едва ли половина мессантийских рыцарей.
  - Да-а, это был эпический махач, - глубокомысленно качая головой, сказал монах. - Эрстан, может, закажем ещё вина?
  Маг сбился и замолк.
  - Герон, не отвлекай его, интересно же! - Дилль сунул монаху свою кружку. - Эрстан, давай, продолжай! Ты рассказываешь так, будто сам участвовал в этой битве.
  - Я просто раз сорок перечитывал книгу мастера Новальдра. Герон, держи сребреник и закажи вина, - маг достал из кошеля монету и отдал монаху. - Так, я на чём остановился?
  - Что мессантийские рыцари завязли в болотах, - напомнил Дилль, - и почти все погибли.
  - Болота у нас на севере Ситгара. А там, где была Величайшая битва, болот нет. Просто мессантийцы выскочили на заливные луга, где земля ещё была вязкой после весеннего половодья, а коннице, как понимаешь, нужна под ногами твёрдая поверхность.
  - Понимаю, - кивнул Дилль. - А зачем?
  - Что значит "зачем"? - удивился Эрстан. - Сила конницы в неудержимости удара. А если лошади вязнут в рыхлой земле, то рыцари становятся неуклюжими. Мессантийцы были знамениты своей тяжёлой кавалерией - недаром они сумели без поддержки лёгкой кавалерии и пехоты опрокинуть левый фланг некромагов до того, как достигли этих демоновых лугов. Там они застряли, и туда на помощь своим войскам пришли сами некромаги. В результате треть прославленных мессантийских воинов осталась лежать в земле, а примерно четверть обратилась в зомби и бросилась в атаку своих же товарищей.
  - То есть, некромаги обратили мессантийцев?
  - Да, у них это было неплохо отработано за годы прежних завоеваний. Отряды некромагов численностью по двадцать-тридцать человек садились на лошадей и ждали приказа главнокомандующего. Когда тот видел, где возникает проблема, он посылал один-два отряда в место прорыва. И пока воины империи рубились с одержимыми, некромаги подъезжали поближе и начинали обращать убитых людей в зомби. После чего мёртвые-немёртвые поднимались и уничтожали всех в пределах досягаемости.
  - Подожди, подожди! - Дилль даже головой потряс. - Ничего не понимаю. Чем отличается одержимый от зомби?
  - Ты серьёзно? Это же знает каждый солдат в Южной армии. Маркитанты, рабочие и даже шлюхи, обслуживающие вояк, это знают.
  - Но я-то не служил в Южной армии и, уж тем более, не обслуживал солдат, - хмыкнул Дилль.
  - Тогда запоминай - кто знает, что в жизни пригодится, - маг ткнул в сторону Дилля обгрызенным свиным ребром. - Одержимый - живой, хотя и бездушный, а зомби - это мертвый человек, поднятый при помощи некромагии к псевдожизни. Говорят, что у зомби нет души, но есть какое-то подобие разума. Во всяком случае, достоверно известно, что поднятые действуют весьма разумно - в смысле умения убивать. Видимо, мёртвые-немёртвые обладают всеми прежними умениями живого человека - так считали лучшие маги древности, да и наши нынешние мастера согласны с этим. Представь себе отличного фехтовальщика, который не боится ран и не опасается за свою жизнь - это же настоящая машина для убийства. А поднятый маг? Он ведь и после смерти способен манипулировать магическими потоками. Уничтожить зомби можно только расчленив его - желательно на множество мелких кусочков. Вот таких, как этот.
  С этими словами Эрстан достал из блюда кусок свиного ребра и помахал им. Во все стороны полетели капли мясного сока, жира и жареного лука. Дилль с трудом скрылся от этого кулинарного душа и ещё с большим трудом вернулся в исходное положение - всё-таки, каким бы кислым и разведённым ни было это вино, в голову оно било весьма и весьма неплохо. Кстати...
  - Кстати, а где наш монах? - Дилль завертел головой. - Он же хотел ещё что-то заказать. Вот только у кого?
  Мальчишка-прислужник, подогнув ноги, дрых на соседней лавке. В этот момент из кухни послышалось пыхтение, и в зале появился монах, обнявший одной рукой два кувшина. В другой руке он держал здоровенный окорок.
  - А вот и я! Ваш заказ выполнен - вот выпивка, а вот закуска.
  - Ты где был-то? - Эрстан бросил рёбрышки обратно на блюдо и принялся кромсать окорок ножом. То ли нож у него был заговорённый самим магистром как-его-там-звать, то ли окорок был свежим, но только кружочки мяса у мага получались с ровным срезом и тоненькие, как листы пергамента.
  - В кладовую сходил, - пояснил монах. - А чего? Малец спит, думаю, утомился за день, жаль будить пацана...
  - И, конечно, захватил винца, сколько смог унести, - саркастически заметил маг. - Надеюсь, не такого кислого, каким наш хозяин нас потчевал?
  - Хозяин - тот ещё жук! На, попробуй, чего я раздобыл.
  С этими словами Герон налил в кружки принесённое вино. Дилль попробовал и выругался. Эрстан, не отрываясь, высосал полкружки, отдышался и погрозил кулаком куда-то в сторону кухни.
  - Я его казню! Заставил нас пить кислятину, когда у него было такое вино!
  Рассказ о Величайшей битве прервался, потому что сотрапезники некоторое время отдавали должное вину, копчёному окороку и ловкости монаха. Наконец Дилль, чувствуя, как у него уже далеко не слегка кружится голова, прекратил возносить хвалу богу виноделия, и попытался вернуть мага на путь повествования.
  - Э-э, Эрстан...
  - Ты что, заикаться начал?
  - Нет, - Дилль помотал головой. - Просто хотел сказать, чтобы э-э-Эрстан...
  Он прихлопнул рот ладонью - язык категорически отказывался служить. Впрочем, маг прекрасно понял, что хотел сказать Дилль. Мало того, он даже сам вспомнил, на чём остановился.
  - Я рассказывал Диллю, чем отличается одержимый от зомби, - пояснил он монаху.
  - Так это любому первогодку в южной армии известно, - хмыкнул Герон. - Кстати, о поднятых: я помню, как мы однажды столкнулись с тремя зомби, которых занесло к передовым заставам...
  - Стоп! - Дилль поднял руку. - Герон, ты завтра расскажешь, сегодня очередь мастера Эрстана. О, я смог произнести его имя! Ну-ка... э-э-Эрстан... Тьфу!
  - Не старайся, - ухмыльнулся маг. - Так вот, о зомби: владея секретом псевдооживления мёртвой плоти, некромаги могли бы стать владыками мира за пару лет, имея таких неустрашимых и умелых воинов, как зомби. На счастье всего остального человечества у поднятых есть один, но существенный изъян. А заключается он в том, что зомби терпеть не могут истинно живущих.
  - А это ещё кто? - удивился Дилль.
  - Это ты, я, Герон и все остальные люди. И гномы. И драконы. Короче, все те, у кого есть душа. Одержимые, которых коснулся жезл некромага, души не имеют, и зомби для них не опасны. Что такое душа? Ответ на этот вопрос знали некромаги, но их уничтожили, и теперь тебе об этом не скажут даже высшие магистры или церковные сановники. Зомби могут точно определить, обладает ли существо душой. И, если обладает, зомби нападёт, пытаясь умертвить своего врага. Вот почему некромаги, которые поднимали мертвецов на поле боя, сразу же сбегали подальше от места колдовства - в противном случае зомби покрошили бы своих создателей вместе с теми, против кого их поднимали. Возвращаясь к мессантийской коннице: когда часть рыцарей погибла, некромаги подняли их. И мессантийцам пришлось сражаться уже не только с одержимыми, но и со своими бывшими товарищами. Вот почему обратно в расположение имперской армии вернулась едва ли половина мессантийцев. Одержимые вместе с поднятыми рыцарями навалились на имперские войска, и правый фланг империи дрогнул. Тогда император Линтар послал туда магов.
  Эрстан мечтательно закатил глаза к потолку.
  - В то время магическое поле, доступное магам для манипуляций, было мощным - не чета тому, чем мы можем оперировать теперь. Боевые маги могли вызывать огненные облака размером в сотню шагов в поперечнике, могли устроить ледяной дождь над небольшим городом, могли переворачивать землю под целым пехотным полком... Да мало ли, чего они могли - теперь об этом можно только читать. Один из сводных магических отрядов, в который входили маги различных специальностей, не только остановил наступление одержимых, но и стёр весь левый фланг армии некромагов в пепел. Мастер Новальдр писал, что над полем боя пылал огонь боевых заклятий, с небес сыпались ледяные глыбы, а земля поглощала одержимых тысячами. И, конечно, некромагам уже не удалось поднять новых зомби - из пепла не очень-то наподнимаешь. Этот контрудар воодушевил имперскую армию, и началось повсеместное наступление.
  - А почему император сразу не пустил магов в бой? - спросил Дилль.
  - Потому что боевые маги быстро изнемогают, - с неохотой пояснил Эрстан. - Не будь так, в армию не брали бы пехоту и рыцарей. Маги могли бы побеждать любого противника, не вступая с ним с личный контакт. Но всё в мире имеет обратную сторону: плата за могущество - его кратковременность. Вот император Линтар и держал магов на крайний случай. И когда маги вступили в бой, казалось, судьба битвы стала решена. Одержимые дрогнули, хотя и не ведали, что такое страх, и начали отступать под натиском имперцев. Восточные варвары, как и обещали императору, ударили в тыл войскам некромагов, сея там панику. Они, конечно, были те ещё хитрецы - ждали до последнего, и только когда чаша весов склонилась в пользу империи, вступили в бой.
  - Не совсем правильно с моральной точки зрения, - буркнул Герон, - зато очень правильно с точки зрения сохранения собственного войска. Не могу сказать, что осуждаю вождей восточных варваров. Они просто выбрали нужное время для неожиданного удара.
  - Давай оставим это для военных историков и стратегов, - поморщился Эрстан. - Как бы то ни было, армия некромагов таяла на глазах, и даже поднятые зомби, которых летучие отряды некромагов формировали из павших на поле боя, уже не могли переломить ситуацию. И тогда Верховный Ковен прибег к ужасному заклинанию, которое было разработано высшими некромагами, но никогда ещё не применялось ввиду огромной опасности для всего мира. Заклинание это называлось "призыв демонов".
  Ставка Верховного Ковена была разбита на вершине высокого холма - не очень удачное место для сокрытия от имперских магов. Но высшие некромаги возвели защитный купол на холмах, и все заклинания имперцев теряли силу по мере приближения к ставке Верховного Ковена. И даже драконы, которых посылали сжечь главных злодеев, не смогли преодолеть эту защиту - бедные ящеры умирали прямо в воздухе и падали наземь уже мёртвыми тушами. Секрет этой защиты так и ушёл в небытие вместе с некромагами. Одни выжившие после Величайшей битвы магистры склонялись к мнению, что это была какая-то очень сильная разновидность магии рассеивания, другие говорили, что эта завеса была частью антимагии демонов. Но как бы то ни было, до высших магов Верховного Ковена никто из наших так и не сумел добраться. А потом в бой вступили демоны.
  Дилль заворожённо слушал мага, а Герон даже перестал жевать.
  - Верховные жрицы Ковена открыли портал в мир демонов. Говорят, это было ужасное и величественное зрелище. Посреди одержимых вдруг заклубилось огромное облако алого тумана, которое начало вращаться вокруг какой-то невидимой глазу точки. Те из одержимых, кого это облако задело, моментально испарились, остальные бросились врассыпную. Ряды армии некромагов окончательно смешались, и одержимые начали отступать. Император Линтар решил, что настал перелом в битве и дал приказ к общему наступлению. Драконы бросились в атаку, хирды северян и гномов с воплями и специальными боевыми ругательствами врезались в толпы одержимых, рубя их на куски, лучники, уже стёршие пальцы до крови, посылали тучи стрел во врага. Казалось, победа близка, но... Облако алого тумана вдруг сомкнулось до размеров среднего пехотного шатра и превратилось в огнедышащий вулкан, извергший из себя удушливый дым и огонь. А вместо лавы из этого "вулкана" начали появляться невиданные существа. Одни выглядели как куски камня и были огромны и неуклюжи, другие походили на собак и были мелки и проворны, третьи имели строение человека, но с козлиной головой на плечах, четвёртые оказались с крыльями и ядовитыми жалами на хвостах. Мастер Новальдр писал, что разновидностей появившихся демонов было около пары десятков. И все они с визгом и воплями бросились на ближайших к ним людей. А поскольку ближе всех оказались сами некромаги, то им первым и наступил конец. Появившаяся орда смяла ставку Верховного Ковена, как яичную скорлупу, после чего демоны принялись уничтожать армию некромагов. Имперцы обрадовались неожиданным союзникам, впрочем, не все. Драконы, например, едва увидев вулкан, исторгающий из себя орды чужаков, заревели, как один, перестали обращать внимание на одержимых и ринулись в бой против демонов. Возможно, облачённые в зачарованную броню драконы из таранных полков и смогли бы смять демонов. Но в этот момент портал между мирами расширился - со смертью некромагов заклинание портала вышло из-под контроля. "Вулкан" увеличился в размерах, полнеба окрасилось в багровые тона, а поле битвы залило жутко-красным светом. Наверное, такого же цвета, как эта зловещая жидкость, - маг с нетрезвой торжественностью указал на лужицу пролитого вина.
  Дилль посмотрел на красную лужицу, как на личного врага. Он даже почти решился уничтожить её, как символ демонического портала, но потом решил оставить уборку мальчишке - вдруг из того получится охотник на демонов...
  - Злобные демоны тысячами появлялись из портала и рвали на части всех, кто оказывался в пределах досягаемости из когтистых лап. Как сказал мастер Новальдр "несть им числа и имя им - легион". Кстати, легион "Несгибаемых" в полном составе полёг на месте Величайшей битвы, защищая императора от врагов. А демоны косили всех без разбора. Им было безразлично, кто перед ними: человек, гном, дракон или одержимый. С каждой минутой число вторженцев увеличивалось, а армия империи Гариаль и её союзников таяла. Стало ясно, что если не остановить демонов, то наш мир погибнет. И тогда маги академии решились на то, что впоследствии сказалось на судьбе следующих поколений. Они принесли себя в жертву одному единственному заклинанию, которое должно было создать могущественную сущность - врага кровожадных демонов.
  - Асэтаваместапоподробнее, - послышалось неразборчивое бурчание монаха.
  Дилль поглядел на Герона и не удержался от ухмылки - монах, изрядно утомившийся от борьбы с вином, сидел с закрытыми глазами, но из рук не выпускал ни кусок окорока, ни кружку. Сам-то Дилль уже давно глотал вино "через раз", боясь окончательно окосеть и пропустить такой захватывающий рассказ. Маг, хотя и начал пить раньше Герона, выглядел так же, как и в начале посиделок - просто ощутимо нетрезвым. Возможно, решил Дилль, у него на такой случай припасено какое-нибудь отрезвляющее заклинание, которым Эрстан периодически пользуется. Хотя, зачем одновременно пить и отрезвляться, Дилль представить себе так и не смог.
  - Подробнее? Да, легко! - маг тоже закрыл глаза и принялся декламировать, явно заучив отрывок наизусть: - Первый маг империи Альдевифф снял с себя одежду, обувь и защитные амулеты, оставшись таким, каким пришёл в этот мир. Три гроссмейстера последовали его примеру: Жибор, Корап и Триген - мастера воздушной, водной и земляной стихий. Альдевифф зажёг магический огонь и держал его в поднятой руке, Жибор сплёл из воздуха огромный кокон, Корап призвал влагу и создал из неё плотный шар, а Триген уплотнил под магистрами землю так, что она стала походить на камень. Когда подготовка была закончена, эти великие люди пронзили свои сердца кинжалами. И брызнула горячая кровь на заготовленные элементы стихий, а души их сплелись воедино и перетекли в магические сосуды. И объединились четыре магических сосуда в единую сущность, поглотившую кроме четырёх стихий личности гроссмейстеров. И обрела эта сущность разум и ужасающую мощь, забрав в своё владение большую часть магического поля. И...
  - Не обрела эта сущность ничего, - монах приоткрыл один глаз. - Наши учёные богословы говорят, что архимаги просто создали подходяшш... подходящий сосуд, который послужил воплощением духа Бога.
  - Ничего твои теологи не знают! - маг отмахнулся от монаха. - И домыслами досужими пытаются извратить ясную картину. Гроссмейстеры пожертвовали своими жизнями, и их души послужили фундаментом для заклинания. И их прижизненные умения и навыки передались созданному сверхсуществу. И оно стало самым могущественным магом с начала времён - этой сущности подчинились все четыре основных стихии.
  - Само собой подчинились, - кивнул Герон. - Ещё бы какие-то стихии не подчинились божественному воздействию!
  - Тьфу на тебя, монах! - Эрстан скорчил страдающую физиономию и повернулся к Диллю. - Теперь-то ты понимаешь, в чём разногласие между магами и монахами?
  Дилль честно попытался напрячь мозги, но соображать сейчас он был не в состоянии, а потому лишь покачал головой. Маг схватил один из полупустых кувшинов.
  - Вот, смотри! Когда-то это был кусок глины, затем гончар вылепил из него сосуд. Виноград, что выращивал виноградарь, превратился в вино. Наш хозяин соединил вино и кувшин, в результате чего мы увидели его на своём столе. И теперь скажи, кому мы должны быть благодарны за этот чудесный вкус: гончару, виноградарю и тавернщику или Единому?
  - Конечно, Единому! - прогудел монах. - Он вразумил гончара, виноградаря и тавернщика, и теперь мы можем попробовать этот божественный напиток. К тому же, тавернщика можешь сразу исключить из списка - он, гад такой, зажал это чудесное вино. А соединил вино и кувшин ваш скромный слуга. Значит, я тоже послужил делу божественного промысла. Это символично.
  Договорив, монах закрыл глаза и захрапел.
  - Вот и спорь с ними, - Эрстан развёл руками. - Упёртые, все, как один. Но ты-то человек разумный и, надеюсь, понимаешь, что Единый - это плод самопожертвования магов. И даже имя ему дали Единый, ведь в этом существе воедино слились все основные природные стихии.
  Дилль кивнул - версия Эрстана больше походила на правду. Маг, между тем, продолжил свой рассказ.
  - Едва воплотившись в физическое тело, Единый собрал огромное количество магической энергии и обрушил её на демонов. Небеса запылали, из багровых туч полились потоки огня, земля задрожала так, что никто не смог устоять на ногах, а в воздухе заклубились чудовищные смерчи. К великому сожалению во время схватки сверхсущества с ордами демонов пострадали и войска империи - магический огонь как-то не разбирал, кого жечь. А смерчи сдирали кожу с гномов так же успешно, как и с козлоголовых демонов. Император Линтар дал сигнал к отступлению, но все уже и так бежали, сломя голову. Больше всех пострадали старые драконы - они были на острие атаки на демонов и не успели вовремя убраться из-под удара Единого. Конечно, магия на драконов не действовала, но даже драконью чешую можно пробить огромным куском камня, если запустить его с достаточной силой. А сил у Единого оказалось в избытке.
  Тут маг тяжко вздохнул.
  - Вот после его появления мы, маги, и стали ограничены в магических средствах. Единый подобрал под себя столько энергии, сколько смогло уместить его физическое тело. При этом он опустошил магический фон нашего мира. Именно благодаря Единому мы теперь довольствуемся крохами, в то время как наши предки могли совершать настоящие чародейства. Понимаешь, Дилль, знания - это, конечно, великое дело, но если нет силы, то грош цена таким знаниям. Маги сейчас подобны ослабевшему после болезни кузнецу - тот тоже знает, куда и как надо бить по заготовке, но вот сил поднять кувалду у него нет.
  Аналогию Дилль понял и искренне посочувствовал Эрстану. Потом подумал, что будь у магистра-"одуванчика" сил побольше, и лично он, Дилль, вообще не имел бы никакой возможности избавиться от зловещего амулета, а потому сочувствовать магам перестал. Выразилось это коротким "Так вам и надо!"
  - Что значит "так вам и надо"?!! - возмутился Эрстан.
  - То и значит, что не отнял бы Единый у магов силу, сейчас весь Ситгар ходил бы в ваших амулетах! - выпалил Дилль, забыв, что так разговаривать с человеком, который может распоряжаться твоей судьбой, как угодно, не совсем разумно.
  Впрочем, Эрстан, разгорячённый изрядным количеством вина, даже не подумал обидеться. Напротив, согласился.
  - Это ты, парень, верно подметил. Думаю, что обладай Гвинард силами великих магов прошлого, он бы и не такие амулеты настряпал.
  - Гвинард? Это который приходил к нам и который на одуванчик похож?
  - Одуванчик? - маг фыркнул. - Этот одуванчик может разложить тебя на составляющие и совершенно не напрячься при этом. Когда встретишься с ним, даже не вздумай назвать его так - мигом окажешься в земле в состоянии перегноя.
  - Когда встретишься! А ты откуда узнал, что у меня есть план, как спастись? - удивился Дилль и тут же прикусил язык. - Ой!
  Ну он и остолоп - взял и проболтался! Нетрезвые мысли Дилля завертелись в голове в попытках отвлечь мага от последних слов, но напрасно.
  - Так, так, - Эрстан пристально уставился на Дилля. - И какой же у тебя план, если не секрет?
  Дилль беспомощно посмотрел на монаха - тот громогласно храпел и помочь ему ничем не мог. Дилль тяжко вздохнул и, словно ныряя в ледяную воду, выдохнул:
  - Я думаю, что знаю один способ, как временно обезвредить амулет.
  - Думаешь? Или знаешь?
  - Ну-у, думаю, что знаю, но не уверен в обратном.
  - Чего-о? - маг удивлённо уставился на Дилля. - Ну-ка, говори по-человечески!
  - В общем, есть один способ... И мы им сейчас как раз занимаемся.
  - Дилль! - загромыхал маг. - Если сейчас же не скажешь, я тебя заставлю!
  - А, давай! Заодно и проверим, правильный ли способ.
  - Ах вот ты как? - Эрстан вынул свой амулет, сосредоточенно посмотрел на него, что-то шепча вполголоса и, потерев амулет о свой подбородок, торжественно гаркнул: - Всё! Говори, я приказываю!
  Дилль не ощутил ни малейшей склонности рассказывать магу о чём-либо. Он показал магу язык и победно скрестил руки на груди. Эрстан с сомнением посмотрел на Дилля, затем повторил чародейство, но теперь уже произнося заклинание далеко не шепотом:
  - Твой язык - раб мой, а твои мысли прозрачны для меня! - И под конец маг провыл в полный голос: - Вергеруу!
  - Последнее что было? - спросил Дилль, давясь от смеха при виде обескураженной физиономии Эрстана. - Похоже на клич оборотней во время брачного периода.
  - Нет, это речевой символ окончания семантической части заклинания, - машинально ответил маг. - То есть, ты отказываешься рассказывать?
  - Угу, - радостно сообщил Дилль, и на всякий случай сделал солидный глоток вина.
  Он, конечно, за вечер набрался "по самые брови", но кто знает, вдруг хмель начнёт выветриваться быстрее, чем обычно. И тогда он вновь попадёт под влияние мага. Ах, как хорошо знать, что ты ни от кого не зависишь...
  - Дилль, скажи мне, как ты это сделал? Я ведь тоже... - маг с ненавистью посмотрел на свой амулет. - Погоди, но если ты можешь не подчиняться приказам, зачем тогда ты здесь? Почему не убежал?
  - Эх, Эрстан, этот способ слишком недолго действует...
  - Дилль, если ты сейчас же не скажешь, я тебя побью! - маг для убедительности даже начал закатывать рукава своей мантии.
  Руки его, в отличие от ручищ варвара, не выглядели впечатляюще мускулистыми, а потому Дилль пропустил угрозу мимо ушей, говорить, однако, продолжил:
  - Понимаешь, ещё в Верхнем Станигеле я обнаружил, что хмельное блокирует магию амулета. Курьер Пембл, что конвоировал меня, отправился на поиски ещё одного болвана-добровольца, а мы с братом Героном засели в кабаке. Ну, конечно, выпили, как следует. А потом примчался обозлённый Пембл и принялся орать, что искал меня по всему городу. Уже по пути в Тирогис я начал размышлять, почему он меня искал, а не дал через свой амулет приказ вернуться. И решил, что поскольку я был весьма навеселе, магия амулета на меня не подействовала.
  - И сейчас ты не подчинялся мне, потому что вылакал не меньше кувшина вина, - быстро ухватил самую суть маг. - То есть, поскольку я пьян не менее тебя, а, скорее, даже наоборот, на меня моё заклятье тоже не действует?
  - Видимо, да. Попробуй сделать то, что тебе делать запрещено, - предложил Дилль.
  - Гроссмейстер Адельядо строжайше запретил мне приближаться к Неонину на расстояние дневного перехода, - задумчиво проворчал Эрстан. - Сказал, что магов в Ситгаре слишком мало, чтобы попусту скармливать их дракону. Поэтому завтра мы с вами расстанемся - отряд поедет в Неонин без меня, а я буду несколько дней ждать на постоялом дворе Эоноса, не вернётся ли кто-нибудь из вас, после чего отправлюсь в Тирогис за новыми драконоборцами.
  Эрстан побарабанил пальцами по столу - дробь получилась весьма неровная, ввиду нетрезвости мага.
  - Раньше я при приближении к Неонину испытывал какой-то жуткий страх, - поделился маг с Диллем. - Это действие заклятья гроссмейстера Адельядо, чтобы, значит, не вздумал нарушить его приказ. Сейчас ничего такого не чувствую, но ведь нам ещё целый день ехать до постоялого двора Эоноса. Поэтому проверить твою теорию на себе я смогу только завтра. Слушай, а, может, дело не в том, что пьян ты? Может, это я не могу управлять амулетом?
  - Вполне, - кивнул Дилль. - А, скорее всего, всё вместе влияет. Кто его знает, этого Пембла - может, он там, в Станигеле, набрался, а потом пытался меня вызвать через амулет. Я не проверял.
  - Эта тема весьма интересна, - маг покрутил в руках свой колючий амулет. - Самое забавное, что никто в академии до этого не додумался.
  - Так вроде магам пить запрещено, - вспомнил Дилль расхожую истину. - Вот никто и не проверял.
  - Ну да, в Академии не то чтобы "сухой" закон, но напиваться запрещено.
  - Но ты же пьёшь! - удивился Дилль.
  - Пользуюсь тем, что никто из старших магистров меня не видит, - усмехнулся Эрстан. - Да и активные заклинания, для которых нужна трезвая голова, я сейчас не практикую. И, судя по всему, до той поры, пока кто-нибудь не прикончит этого дракона, практиковать не буду ещё долго. Уж, извини, Дилль, но я не верю в то, что ваш жалкий отряд сумеет извести дракона, даже при помощи древнего яда.
  Дилль подумал про огнедышащую тварь, которая поджидает его где-то в сотне лиг отсюда, и едва не пустил слезу от жалости к себе. Потом он вспомнил, что он - настоящий мужчина и плакать не должен. Потом он решил, что хоть мужчины и не плачут, но посочувствовать себе они имеют полное право. Потом он...
  - Эй, ты уснул что ли? Монах храпит, ты медитируешь, с кем поговорить-то? Ну и собеседники!
  Дилль выпал из полудрёмы от хлопка по плечу. Эрстан, разбудив его, плюхнулся обратно на скамью.
  - Э-э-Эрстан, я не сплю и всё помню! Ты рассказывал про Величайшую битву, - Дилль выловил из памяти рассказ мага. - Давай, говори дальше, я весь внимание. Единый отобрал у магов силу, и теперь вы стали больными кузнецами. И...
  Дилль поставил локти на стол и опёрся подбородком на руки, приготовившись слушать, но глаза его тут же начали самопроизвольно закрываться.
  - Сам ты больной кузнец, - беззлобно усмехнулся маг. - Вижу, ты совсем сварился. Ладно, давай расходиться - уже скоро первые петухи петь начнут. Буди монаха и марш спать! Днём по пути договорим.
  Дилль растормошил Герона, и монах, пошатываясь, поплёлся вслед за ним по скрипучей лестнице. Уже перед дверью Дилль оглянулся - маг всё ещё сидел за столом, держа в одной руке кружку с вином, в другой - колючий амулет.
  Герон ввалился в комнату, споткнулся обо что-то, выругался, рухнул на кровать и ту же громогласно захрапел. Дилль подсвечивая себе дорогу огарком свечи, который прихватил со стола, разобрал, что предмет, о который монах споткнулся, имеет немаленький размер. Вообще-то, всё правильно - башка у Гунвальда большая, и шлем каршарца должен быть соответствующим. Варвар всегда носился со своим шлемом, как дурень с писаной торбой: ежедневно чистил и полировал, примерять никому не разрешал, а на ночь аккуратно ставил в изголовье. Почему же сейчас шлем лежал на полу, рядом с сапогами и горкой одежды? Странно. Сам же Гунвальд, широко раскинув руки, громко храпел на кровати.
  - О, демоны, а где же наёмница? - шёпотом выругался Дилль, оглядывая углы небольшой комнаты.
  Разумеется, ни в углах, ни под кроватями девушки не оказалось. Потом, заметив приоткрытое окно, из которого несёт холодом, Дилль сообразил, что Тернлис удалилась именно через него. Видимо, решила не искушать судьбу и, чтобы не попасться на глаза магу, покинула дом таким нетрадиционным способом.
  - Ну и хорошо, - пробормотал Дилль. - А то уж очень она воинственная.
  Он с трудом сдвинул монаха к стене, высвободив себе немного места на кровати и лёг. Уснул он ещё до того, как его голова коснулась тощей подушки.
  *****
  Эрстан из-за ночных посиделок проспал, а потому отряд драконоборцев проснулся гораздо позже назначенного времени. Каршарец, выспавшийся и довольный, разбудил друзей простым и доступным способом - скинул их с кровати на пол. Выслушав их пожелания сдохнуть и утопиться, Гунвальд, радостно ухмыляясь, отправился завтракать. Дилль с трудом доковылял до общего зала, по пути трогая голову - не раскололась ли она на части? Герон, чувствовавший себя не лучше Дилля, явно изображал зомби, причём, оживлённого бестолковым учеником некромага, так как прихрамывал на обе ноги и по пути натыкался на всё, на что можно наткнуться.
  Дилль плюхнулся на скамью, осоловелым взглядом обвёл стол и, узрев кувшин с водой, немедленно присосался к нему.
  - Оставь немного другим умирающим, - прохрипел Герон, падая на скамью рядом с Диллем.
  Каршарец, уже доканчивая свою порцию каши с мясом, поинтересовался:
  - Когда это вы успели так набраться? Между прочим, каша здесь отвратительная, а мясо явно крысиное. Или кошачье, в лучшем случае. Вы будете?
  Дилль с Героном переглянулись и синхронно помотали головами. Каршарец пробормотал "и правильно", после чего пододвинул к себе миски товарищей. Диллю, конечно, была понятна наивная хитрость Гунвальда, но сейчас его организм всё равно категорически отказывался принимать пищу. А каршарцу нужно много еды - вон он какой здоровенный, пусть ест.
  В углу Дилль углядел Эрстана - маг смотрелся помятым, но по сравнению с ним и монахом выглядел несказанно лучше. Не иначе, применил какую-нибудь бытовую магию, решил Дилль. Поскольку его организму ничего в плане магической помощи не светило, он отправился на улицу. Свежий воздух немного прочистил мозги, и Дилль седлал своего скакуна уже чувствуя себя почти человеком.
  Вскоре у конюшни появились остальные драконоборцы, и спустя полчаса отряд тронулся в путь. Дилль, чувствуя какое-то странное нетерпение, пустил коня лёгкой рысью, при этом периодически привставая на стременах и пытаясь разглядеть, что там впереди. Остальные драконоборцы, как он подметил, занимались тем же самым. И только маг и монах ехали спокойно.
  Дилль сообразил, что это заклинание мастера Гвинарда вступило в силу, как и предупреждал Эрстан. Интересно, что же будет завтра, когда до Неонина останется с десяток лиг.
  - Чтоб тебе пусто было, маг! - адресовал он проклятие магистру-"одуванчику".
  К Диллю приблизился каршарец.
  - Я так и не понял, где вы вчера пропали? - Гунвальд заговорил так, словно продолжая только что прерванный разговор.
  - Это мы пропали? - возмутился Дилль. - Да мы мага разговорами отвлекали до самой глубокой ночи, чтобы он наёмницу не увидел.
  - Хорошо отвлекали, даже встать утром не сумели, - усмехнулся каршарец. - Могли бы и меня позвать.
  - Ты же Тернлис сторожил, - возразил Дилль. - А когда мы пришли, ты уже дрых. Кстати, когда она мимо нас прошла? Я так её и не заметил.
  - Ну-у, - варвар замялся, - понимаешь, она немного задержалась.
  - Так, так, - широко ухмыльнулся Дилль. - Судя по тому, что ты пропустил наши посиделки с магом, задержалась она надолго. Только не говори, что лишил бедняжку девственности и, тем самым, поддержки Сульмиры в бою.
  - Ну, если она и пользовалась поддержкой Сульмиры-воительницы, то давным-давно, - каршарец пожал плечами. - Мы замечательно провели время, а потом Тернлис ушла через окно. Вообще-то, я этого даже не заметил - уснул случайно.
  - Фу, Гунвальд, дамы этого не любят, - заметил Дилль.
  - Похоже, ты прав, - кивнул каршарец. - Я проснулся, Тернлис нет, а в подушке рядом с моей головой торчит её кинжал. Интересно, что она хотела этим сказать?
  - Думаю, что она вспомнила про оскорбление, которое ты ей нанёс, но в последний момент передумала укорачивать тебя на голову, - предположил Дилль. - Значит, ты не совсем безнадёжен. Скажи мне спасибо.
  - За что? - удивился варвар.
  - Ну как же! Это же я тебя обучил, как надо обольщать женщин.
  - Ах ты мелкий рыжий...
  Каршарец двинул коня к Диллю, но тот уже ускакал в голову отряда.
  - Эй, Дилль! - послышался окрик мага. - Можно тебя на пару слов?
  - Да, господин маг, - Дилль, соблюдая иерархию, поклонился. - Чего изволите?
  - Это по поводу нашего ночного разговора, - Эрстан понизил голос. - Я поразмышлял и пришёл к выводу, что план у тебя скверный. Тебе не удастся убежать. Даже если твоё предположение верно, и хмельное ослабляет действие заклятья, то едва ты начнёшь трезветь, как вновь побежишь в Неонин прямо в пасть к дракону.
  - Я думал об этом, - кивнул Дилль. - Если пить не переставая...
  - Да? - маг недоверчиво взглянул на него. - Мне почему-то показалось, что ты - человек цельный, и не станешь превращаться в вечно пьяное животное.
  - А какая разница - быть пьяным животным или мёртвым человеком? - криво усмехнулся Дилль. - Впрочем, ты прав, вечно пьяным жить не хочу. Мне лишь нужно, чтобы заклятье вашего треклятого магистра не помешало швырнуть в пасть дракону этот демонов амулет. И для этого мне нужно вино - чем крепче, тем лучше.
  - Ты хочешь что? - Эрстан от изумления дёрнул поводья, и его конь послушно остановился. - С ума сошёл? Ты же погибнешь!
  - Я и без того обречён, так почему бы не попробовать? Единственное, что препятствует моему плану - это отсутствие денег. Купить вино не на что.
  Дилль недвусмысленно и нахально уставился на мага, впрочем, не ожидая, что тот согласится раскошелиться.
  - Об этом не беспокойся, я всё устрою, - нахмурился Эрстан. - Лучше подумай, если ты такой умный, что с тобой станет, когда драконий огонь начнёт разрушать заклятье подчинения.
  - Что может быть хуже, чем стать обедом для дракона?
  - Ну, к примеру, ты можешь стать зелёным склизким пятном, но у тебя останется память человека. Или стать каким-нибудь полубезумным одержимым. А то и настоящим зомби.
  - Да ладно, - не поверил Дилль.
  - Я не шучу. С магией вообще шутки плохи, а уж с такой нехорошей вещью, как заклятье подчинения, надо держаться вдвойне осторожно. Любая ошибка чревата неминуемой смертью. Так что, у тебя ещё есть время, чтобы придумать какой-нибудь другой план спасения.
  Слова мага получили подтверждение буквально через полчаса. Дорога, по которой двигался отряд драконоборцев, упёрлась в разрушенный мост, некогда соединявший берега широкой реки. Из воды торчали каменные опоры, на которых виднелись обломки деревянного настила.
  - Река Лоча - граница провинции Неонин, - негромко сказал Эрстан.
  - Господин маг, - спросил его Иннарих, - мост разрушен, неужели мы будем переправляться вплавь?
  - Ты что-то имеешь против купания? - мрачно пошутил Эрстан.
  - Слишком холодно, - проворчал бывший контрабандист. - К тому же, я плавать не умею.
  - Не беспокойся, мы переправимся на пароме. Вон он, ждёт нас.
  Пока ждали подхода парома, Дилль поинтересовался у Эрстана.
  - А кто мост разрушил? Надеюсь, не дракон?
  - Нет, сюда дракон не добрался. Он вообще дальше Неонина не пошёл. Мост рухнул, когда через него переправлялись толпы беженцев. Говорят, много народа тогда утонуло.
  - Никто плавать не умел?
  - Нет, говорят, здесь упырей много. А после той катастрофы их, конечно, только прибавилось.
  Дилль посмотрел на мутную воду Лочи и содрогнулся. Отчего-то ему показалось, что едва он ступит в воду, сотни утопленников схватят его своими бледными руками и немедленно утащат на дно. Он поделился опасением с Гунвальдом и Героном. Те удивлённо посмотрели на него.
  - Против моего меча никакой упырь не устоит, - сказал каршарец. - Пусть только попробует напасть.
  - Дилль, - сказал Герон, - здесь нет некромагов, значит, и утопленников поднять некому. Так что, зря переживаешь.
  - У нас в Тригороде тоже некромагов отродясь не было, однако ожившие утопленники нет-нет, да и появлялись, - возразил Дилль.
  - Молитва Единому решит эту проблему.
  - Пока ты молиться будешь, окажешься на дне какого-нибудь омута, - послышался голос мага. - Знаешь, монах, твой Единый, конечно, сущность сильная, но в таких случаях помочь явно не сумеет.
  - Нечисть бездушная трепещет только от одного имени нашего Бога, - напыщенно ответил Герон, однако, в дальнейший спор вступать не стал.
  - Скажешь это упырям, когда они тебя на дно тащить будут, - посоветовал маг. - Так, первый десяток! Заводите лошадей на паром.
  Дилль схватил за поводья своего коня и повёл его по дощатому настилу на паром. Пожилой конь упирался и явно не хотел покидать твёрдую и надёжную землю. Дёргая за уздечку и ругаясь, Дилль сумел-таки затащить конягу на паром. Привязав поводья к перилам из сучковатых брусьев, он уставился на глинистую воду, в которой шевелились бурые водоросли.
  - Утопленников ищешь? - хихикнул Гунвальд. - О, смотри, вон один тянет к тебе свою лапу!
  - Тьфу на тебя! - вздрогнул Дилль - там, куда указывал каршарец, в самом деле, водоросль очень походила на человеческую руку. - И без твоих шуточек на душе пакостно.
  - Пить надо было меньше, - наставительно ответил варвар. - Или меня с собой позвать.
  - Твой конь тоже упирался? - спросил Дилль.
  - Ага, - беззаботно ответил Гунвальд. - Я ему по морде надавал, мигом послушным стал.
  - Животные что-то чуют, - сказал Дилль. - Не нравится мне здесь.
  - Да ладно! - махнул рукой Гунвальд. - Вон, смотри, паромщик тут всю жизнь живёт и ничего. Бодрый и здоровый.
  В этот момент паромщик заорал что-то непонятное, бросил на доски просмоленную шапку-треуголку, схватил багор с крюком на конце и начал тыкать им в воду. Лошади испуганно заржали, пытаясь сорваться с привязи.
  - Что за... - Дилль замер на полуслове.
  Из воды высунулась серая рука, затем появился и сам утопленник. Мокрые волосы прилипшие к землисто-серому опухшему лицу, закрывали глаза, однако упырю зрение явно не требовалось. Он ловко вскарабкался на борт парома и, издав невнятное мычание, бросился в атаку. Охотник Йура, оказавшийся к нему ближе всех, заорал, отступил на шаг, споткнулся о моток верёвки и рухнул на доски. Паромщик огрел упыря багром и попытался столкнуть обратно в воду.
  Герон, выкрикивая слова какой-то молитвы ткнул в ожившего мертвяка крестом, что, впрочем, не оказало на того никакого воздействия. Упырь громко зашипел, ринулся было к лежащему Йуре, но вновь получил по башке багром и остановился.
  - Изыди, демоново отродье! - взревел монах. - Проклятье, где мой топор?!!
  Топор Герона был закреплён на седле, а его лошадь забилась в самую гущу испуганных сородичей. Диллю было не в пример легче достать своё оружие - его конь, хотя и вращал глазами, храпел и пытался встать на дыбы, сорваться с привязи всё же не сумел. Дилль одним движением выдернул из крепления лёгкую пику, которой его снабдил десятник Эрек, и с хаканьем воткнул её в грудь мертвеца. Удар получился славный - пика пробила упыря насквозь. Однако, это произвело на нежить впечатление не большее, чем лицезрение креста - мертвец взмахнул заплесневелой рукой, и Дилль отлетел к перилам, едва не свалившись в воду.
  - Пустите-ка вперёд тех, кто умеет драться по-настоящему, - послышался бас каршарца.
  Одним прыжком Гунвальд преодолел разделявшие его и утопленника пять шагов и рубанул врага мечом. Мертвяк развалился на две части, а на настил парома высыпались вонючие полусгнившие внутренности. Для верности Гунвальд ещё несколько раз рубанул мечом, и куски мертвяка перестали шевелиться.
  Паромщик коротко поблагодарил каршарца и принялся сталкивать багром вонючие останки за борт. Дилль подавил рвотный позыв и повернулся к каршарцу.
  - Здорово у тебя это получилось. Вот только...
  - Учись, "папаша"! - покровительственным тоном сказал Гунвальд Диллю. - Это тебе не твоей тростиночкой махать.
  - Чему учиться-то? - вскипел Дилль. - В следующий раз хоть посмотри, куда бьёшь. Ты зачем мою пику разрубил?
  Пика была разрублена на несколько частей вместе с мертвяком, и вместе с ним же была выметена с парома в воду.
  - Нечего оставлять оружие врагу - о нём заботиться надо, - варвар невозмутимо сдвинул шлем на затылок. - В смысле, об оружии, а не о враге. Вон Герон, к примеру, свой топор сохранил.
  - Кстати, Герон, - Дилль повернулся к монаху, - что-то я не заметил, что упырь так уж испугался твоего креста. Лучше бы ты мертвяка топором огрел.
  - Да промашка вышла, и с крестом, и с топором, - Герон озадаченно почесал кончик носа. - Ну, с топором всё ясно - я с ним теперь даже за столом не расстанусь, а вот почему упырь креста не испугался?
  - Просто он знал, что в одиночку монах бессилен и бесполезен, в отличие от мага, - послышался голос Эрстана.
  - Что-то я не заметил, чтобы от тебя была какая-то польза в этой схватке, - съязвил Герон. - Если бы не Гунвальд, мертвяк выел бы Йуре мозги. А, может, и ещё кому-нибудь.
  - Я пропустил момент появления нежити, - пожал плечами Эрстан. - А потом Гунвальд покрошил эту тварь так быстро, что я даже не успел заклинание приготовить.
  - Короче говоря, одинокий маг - существо бессильное и бесполезное, - сыронизировал Герон.
  - Сейчас одинокий маг, уже приготовивший заклинание, покажет одному монаху, что такое настоящая боевая магия, - вскипел Эрстан.
  Он на полном серьёзе протянул руку в сторону монаха и начал что-то бормотать. Дилль поспешил встать между спорщиками.
  - Эрстан... то есть, господин маг! Вы сможете продолжить ваши споры с досточтимым братом Героном вечером, а пока приберегите ваше заклинание - вдруг объявится ещё один утопленник. Кстати, они тут часто появляются?
  - Почём мне знать, - буркнул маг, опуская руку. - Я за всё время, сколько тут был, только второго увидел. Спроси у паромщика. Эй, Микаэл, много в вашей реке упырей обитает?
  - Много, досточтимый! - паромщик смыл из ведра остатки слизи с досок и пинком отправил в воду какую-то серую тряпку - видимо, кусок одежды утопленника. - Бывает, по паре штук на дню вылезают. А бывает, что и за неделю никого не встретишь. Сейчас зима, они по омутам больше сидят, а вот летом в воду лучше не соваться. Это всё хиваши виноваты, чтоб их засыпало песком!
  Драконоборцы, стоявшие на берегу, заслышав про "пару штук в день", быстро отошли воды. Те, кто стоял на пароме, как-то незаметно для себя скучковались в середине судна - подальше от бортов. Паромщик, заметив это, усмехнулся.
  - Да не бойтесь вы этих синюшных! Такого багром обратно в воду столкнёшь, и все дела. Почему-то они долго после этого снова на поверхность не вылезают.
  Дилль скорчил недовольную физиономию. Он, к примеру, ничуть ожившего мертвяка не испугался, хотя и увидел его так близко впервые в жизни. Никакого страха, только чувство брезгливости и отвращения. Может, это заклинание магистра-"одуванчика" сделало Дилля таким бесстрашным? А что же тогда будет, когда он дракона увидит? Впадёт в боевое безумие?
  Гунвальд словно прочитал мысли Дилля.
  - Слушай, паромщик, мы, к твоему сведению, драконоборцы. И если уж не боимся схватиться с огнедышащим драконом, что нам какой-то ходячий мертвяк? Поэтому ещё раз вякнешь про трусость, сделаю с тобой то же, что и с мертвяком.
  Паромщик явно хотел сказать что-то язвительное по поводу драконоборцев и схватки с огнедышащим чудищем, но вспомнил, как каршарец быстро разделал упыря, и промолчал. Впрочем, он был не совсем неправ - Дилль увидел, как Йура, выглядевший бледнее бледного, трясущимися руками достал из-за пазухи целую связку амулетов и оберегов и принялся их перебирать.
  - Эй, дружище, ты как? - спросил у него Дилль, но охотник не обратил на вопрос ни малейшего внимания, продолжая перебирать нанизанные на кожаный шнурок когти и зубы.
  - Похоже, сейчас он не ответит даже как его зовут, - заметил Герон. - Перепугался. Всё-таки не каждый день оживший мертвяк пытается тебе выесть мозг.
  - Ладно, на берегу придёт в себя, - проворчал Дилль.
  Однако, ни во время переправы, ни после выгрузки на берег Йура так и не пришёл в чувство. Когда первый переправившийся десяток драконоборцев расположился на пожелтевшей траве (и, на всякий случай, подальше от воды) охотник по-прежнему перебирал обереги и амулеты, что-то бормоча себе под нос.
  Чтобы ждать остальных было веселее, Гунвальд развёл костёр, воспользовавшись замагиченным огнивом. Ещё в Тирогисе на занятиях Эрстан рассказывал про эту столь необходимую в походе штуку и, как оказалось, не соврал - огниво воспламенило сырые ветки так легко, словно это был высохший мох. Вскоре драконоборцы сидели у костра, делясь впечатлениями о коротком бое Гунвальда с упырем. Каршарец жмурился, как кот, нализавшийся сметаны, и грелся в лучах заслуженной славы.
  - Упырь - это ерунда! - наконец даже Гунвальду надоели хвальбы в свой адрес. - Я послушаю, что вы скажете, когда я прикончу дракона.
  - Опять каршарец за своё, - хмыкнул заросший до самых глаз бородой уроженец Теока. - Неужели ты всё ещё веришь, что мы выживем?
  - Да, дракон - это тебе не жалкий упокойник. У него один коготь больше, чем твой меч, Гунвальд, - бывший контрабандист Иннарих даже руки развёл, чтобы показать размер когтей дракона.
  - И пламя ядовитое он выдыхает, - вздохнул Дилль. - Слышали, что маг рассказывал? В драконьем огне горит даже то, что гореть не может.
  К этому времени паром привёз вторую партию драконоборцев и отправился за третьей. В суете и толчее, которая возникла на берегу после высадки лошадей и десяти человек, никто не обратил внимания на Йуру. А охотник снял с кожаного ремешка зачарованный амулет, швырнул его в костёр, замер, словно прислушиваясь к своим внутренним ощущениям, облегчённо выдохнул и решительно направился к лошадям.
  - Всё, с меня хватит! Я уезжаю домой, а вы можете гибнуть, - громко сказал он.
  Все удивлённо посмотрели на охотника - куда он собрался? Ведь каждому понятно, что через пару десятков минут он приползёт обратно с мольбами не наказывать его слишком сурово. Дилль обернулся на Йуру как раз в тот момент, когда тот уже схватился за луку седла.
  - Эй, дружище...
  Закончить Дилль не успел - охотник вдруг пронзительно закричал, рухнул на землю и начал рвать на себе одежду.
  - Что с ним?
  - С ума от страха сошёл, не иначе.
  - Да помогите же ему кто-нибудь!
  - Вот сам и помогай, вдруг это заразно.
  Драконоборцы растерянно переговаривались, не решаясь подойти к Йуре. Охотник скорчился на жухлой траве, разорвав на груди одежду, лицо его побагровело, глаза вылезли из орбит от напряжения, а губы посинели. Он пытался что-то сказать, но из горла вырывалось лишь хрипение.
  - Герон, может, им демоны завладели? - предположил Дилль. - Давай, изгоняй - это же твоя прямая обязанность.
  - Завладей им демоны, нам всем тут же конец настал бы, - ответил монах, мрачно глядя на затихшего охотника. - Тут что-то другое, но что именно, не понимаю. Ладно, прочту очистительную молитву. На всякий случай.
  Когда третья партия отряда во главе с магом переправилась на левый берег Лочи, Йура уже был мёртв. Притихшие драконоборцы смотрели, как Герон бубнил молитву за упокой души усопшего. Эрстан узнав, что здесь произошло, обыскал тело охотника и коротко спросил:
  - Где его амулет?
  Дилль только сейчас понял: Йура попытался избавиться от зачарованного амулета, за что и поплатился собственной жизнью. Остальные, видимо, подумали о том же - отовсюду послышались перешёптывания драконоборцев.
  - Я видел, как он что-то кинул в костёр, - сказал теокиец. - А потом собрался уехать, но его скрутило.
  Эрстан разворошил костёр и обнаружил среди раскалённых углей амулет Йуры - зачарованная безделушка от жара потеряла каплевидную форму и лишилась камня.
  - Всё ясно. Вот почему труп чёрный, как головёшка. Кто-нибудь ещё хочет попробовать освободиться? - осведомился Эрстан, обводя взглядом драконоборцев. - Нет? Я почему-то так и думал. А ведь я вас предупреждал... Закопайте его.
  Пока несколько человек рыли могилу, Эрстан подошёл к Диллю и сказал:
  - Вот подтверждение моих слов. Ты больше ничего путного не придумал? - получив в ответ отрицательное мотание головой, маг только вздохнул. - Жаль. Вино завтра я тебе обеспечу, но больше ничем помочь не смогу.
  - Всё нормально, - Дилль пожал плечами. - Спасибо.
  - За что?
  - За человеческое отношение. Не ко мне - ко всем драконоборцам. Ты приказал похоронить охотника, а не бросить его на растерзание упырям.
  - Ладно уж, - маг смутился. - Пойдём, прощаться с охотником.
  Похороны прошли быстро, и вскоре отряд драконоборцев, численность которого сократилась ещё до прибытия в Неонин, покинул берег Лочи. В противоположность прошлым дням, когда многие драконоборцы выбивались из сил, пытаясь попасть в ритм, заданный магом, последний день пути оказался неспешным. Эрстан пустил своего коня тихой рысью, и ему даже приходилось сдерживать наиболее ретивых.
  - Трувор, Блер! Куда помчались? Вернитесь в строй! А ты... как этого бродягу зовут, кто помнит? Нерд... как? Нердхильд? Язык сломать можно. Эй, Нердхильд, стой! Стой, говорю, не то хуже будет. Ну, держись...
  Маг использовал свой амулет, и ускакавший далеко вперёд Нердхильд - в недавнем прошлом бродяга и воришка, схватился за спину. Поскольку конь ничего не ведал о внезапно заболевшей спине ездока и продолжал скакать, то Нердхильд вылетел из седла и, картинно раскинув руки, распластался на земле.
  - В другой раз будешь слушаться приказов, - наставительно сказал маг, когда провинившийся со стонами взбирался в седло. - Так, внимание всем! Кто следующий покинет строй - побежит за отрядом на своих двоих.
  Больше попыток вырваться не было. Дилль чувствовал в себе необычайный подъём - его неудержимо влекло куда-то вперёд. Туда, где за туманной дымкой горизонта сидел дракон. А потому Дилль периодически давал шпор своему скакуну, но вовремя вспоминал угрозу мага и дёргал поводья. Возрастной конь, не понимая, чего хочет всадник - двигаться вперёд или же остановиться, укоризненно мотал головой и протестующе ржал. Остальные драконоборцы, подобно Диллю, так же дёргали своих лошадей, отчего отряд в целом выглядел, как слегка нетрезвый.
  - У-у, демонов магистр! - злобно прошипел Дилль, посылая проклятья магу-"одуванчику". - Вернусь - по одной все волосинки тебе выдерну!
  Гунвальд, ехавший рядом с Диллем, мучил своего коня ещё сильнее. Каршарцу, видимо, очень не терпелось вступить в схватку с драконом - он то и дело привставал на стременах, а потом всей своей немаленькой массой падал в седло. Бедная коняга при этом вздрагивала всем телом.
  - Дружище, уймись! - попытался успокоить он каршарца. - Ты своим задом коня прибьёшь, и будут тебя звать не Гунвальд - убийца дракона, а Гунвальд, убивающий задницей лошадей.
  На сей раз шутка Дилля явно не удалась. Варвар повернулся к нему, и Дилль вдруг понял, что его друг сейчас ничего не соображает. Лицо каршарца походило на маску ярости, а в глазах плескалось безумие.
  - Как ты сказал, недоносок? - прошипел Гунвальд. - Меня, величайшего воина северных земель, не будут звать убийцей драконов? Знаешь, что я сейчас с тобой сделаю за эти слова?
  С целью продемонстрировать свои намерения, Гунвальд выхватил из ножен меч. Оторопевший Дилль до последней секунды не верил, что каршарец собирается напасть на него, и только когда Гунвальд двинул коня в его сторону, занося меч для удара, понял - варвар не шутит. Защищаться Диллю было нечем: единственное оружие - пика, покоилась на дне Лочи вместе с останками утопленника. Но даже будь Дилль вооружён, вряд ли бы он сумел остановить атаку могучего варвара. А потому Дилль попросту свалился с коня, и меч варвара только расщепил луку его седла.
  - Гунвальд, ты с ума сошёл? Демоны тебя побери, стой! - послышался вопль Герона, когда варвар с рёвом выдернул меч из искорёженного седла Диллева скакуна и бросился в новую атаку.
  Каршарец на крик монаха отреагировал чисто по-варварски - просто проигнорировал. И наступил бы Диллю конец от меча каршарца, если бы не Эрстан. Маг успел применить заклинание амулета, и Гунвальд застыл в момент удара - он как раз накренился в седле, чтобы удобнее было достать мечом лежащего на земле Дилля. Заклинание, которое использовал маг, подействовало просто замечательно: каршарец превратился в неподвижную статую, после чего медленно и величественно рухнул на землю рядом с Диллем.
  - Какая муха его укусила? - Герон наклонился над каршарцем. - Дилль, чем ты его оскорбил, что он на тебя с мечом бросился?
  - Я только и сказал, что если он так будет продолжать, то убьёт свою лошадь, - ответил Дилль, пытаясь стряхнуть с одежды налипшую грязь. - А он словно взбесился и на меня кинулся. Спасибо Эрстану, не то я повторил бы судьбу речного упыря.
  - Похоже, на него заклинание Гвинарда подействовало раньше времени, - маг, не слезая с лошади, смотрел на неподвижного Гунвальда. - Брат Герон, будь добр, угости нашего доблестного варвара.
  С этими словами Эрстан отстегнул поясную фляжку и протянул её монаху. Герон недоумевающе посмотрел на фляжку, не понимая, с какой стати нужно поить каршарца, однако выполнил просьбу мага, влив половину содержимого посудины в горло каршарца. Гунвальд, в каком бы магическом ступоре не находился, полфляжки вина заглотил исправно.
  - А теперь на всякий случай свяжи ему руки, - сказал Эрстан.
  - Тебе надо, ты и вяжи, - непочтительно ответил монах. И ещё более непочтительно приложился к фляжке.
  - Оставь в покое лекарство, вредитель! - зарычал маг, отбирая фляжку. - А вы чего стоите? Свяжите руки каршарцу, иначе он всех нас порубает вместо дракона.
  Дилль раньше других бросился выполнять приказ - уж он-то пострадает в первую очередь, когда каршарец протрезвеет и его вновь потянет на подвиги. Вскоре руки могучего варвара были надёжно связаны, и Дилль принялся приводить Гунвальда в чувство.
  - Гунвальд, очнись, пора ехать, - каждое слово Дилль сопровождал ударом по щеке варвара.
  Каршарец что-то промычал, открыл глаза, посмотрел на низкие облака и только потом уставился на Дилля.
  - Где это я? Перестань хлестать меня, не то... Эй, почему у меня руки связаны?
  - Вроде бы очухался, - с удовлетворением сказал Эрстан и обменялся взглядами с Диллем.
  Дилль в свою очередь многозначительно посмотрел на флягу с вином: мол, что я говорил? Действует.
  - Слушай меня, Гунвальд, - маг ткнул в сторону каршарца указательным пальцем. - Поскольку на тебя заклинание Гвинарда действует слишком сильно, и недавно ты чуть не отправил к демонам Дилля, то до постоялого двора Эоноса будешь ехать со связанными руками.
  - Я ж убьюсь! - возмутился варвар. - Как же держаться на лошади?
  - Хорошие наездники всегда держат поводья перед собой, и верёвка этому не помешает.
  - Но я-то не хороший наездник, - проворчал Гунвальд. Потом он нахмурился и повернулся к Диллю. - Подождите, что значит "чуть не отправил тебя к демонам"?
  - То и значит, что не вмешайся господин маг, ты бы меня на кусочки порубил, - сердито сказал Дилль.
  - Когда это? - округлил глаза каршарец. - Не помню такого.
  - Мастер Эрстан сказал, что на тебя заклинание того гада-магистра слишком рано подействовало, - пояснил Дилль.
  Злиться на варвара он уже перестал - Гунвальд ведь был не в себе из-за заклятья. Что ж, это ещё один пунктик в длинный счёт к магу-"одуванчику", чтоб ему пусто было! Дилль помог каршарцу взобраться на коня, маг скомандовал "вперёд", и драконоборцы двинулись к постоялому двору Эоноса, где они могли в последний раз отдохнуть перед тем, как отправиться на смертный бой с драконом.
  *****
  Толком отдохнуть не получилось. Когда отряд подъехал к постоялому двору Эоноса, глазам Дилля предстало жалкое зрелище: покосившийся дом, крытые жухлой соломой пристройки и высоченный забор, несколько пролётов которого лежали в грязи. Из труб не шёл дым, доказывающий, что внутри кто-то готовит еду, чтобы накормить и обогреть гостей. Двор, видневшийся сквозь прорехи в заборе, напоминал утреннюю городскую площадь после празднования дня рождения короля - такой же захламлённый и безлюдный. Драконоборцы остановили лошадей у распахнутых настежь ворот, и маг, озадаченно пожав плечами, спешился.
  - Странно, куда все подевались? Рассёдлывайте коней, я сейчас вернусь, - сказал он и пошёл к дому.
  - Я - человек нетребовательный, - буркнул Герон, - но даже мне кажется, что постоялый двор должен выглядеть как-то более приветливо.
  - Может, внутри всё выглядит лучше, чем снаружи? - предположил Дилль.
  Гунвальд, который ехал под их бдительным надзором, беспокойно поёрзал в седле, но промолчал. В этот момент входная дверь распахнулась, из дома вывалился всклокоченный мужчина средних лет и с воплем "наконец-то", бухнулся в ноги магу.
  - Эонос, ты чего? - спросил Эрстан удивлённо и попятился. - Что случилось?
  - Господин маг , тут эта... тама... - залопотал он, указывая рукой в сторону дома. - Ждут вас, значит. Два дня уже.
  - Кто ждёт? Выжившие драконоборцы?
  - Нет, они... эта... видеть желают мага.
  - Да кто "они"? Эонос, говори толком, я ничего не понимаю! - рассердился Эрстан.
  - Вы, ваше магство, сами увидите, если в дом войдёте.
  - Эонос, я тебе сто раз говорил, чтобы ты ко мне не обращался "ваше магство"!
  - Хорошо, ваше магство, больше не буду. Вы бы в дом зашли да решили всё, а то мои постояльцы разбежались...
  Ничего не понимающий маг покачал головой и пошёл вслед за хозяином. Дилль, с интересом слушавший их разговор, слез с коня и повёл его под навес к коновязи.
  - Дилль, мою клячу тоже забери, - послышался голос каршарца. - А лучше руки мне развяжи, я и сам с конем управлюсь.
  - Тогда я твой меч реквизирую во избежание моих травм.
  - Ты мой меч чего сделаешь? - не понял Гунвальд.
  - Заберу. А то ты после очередного приступа мне башку снесёшь.
  - Я что, припадочный что ли? - оскорбился каршарец. - Это всё магия, чтоб её!
  - Так и я про то же. Ну как, меч в обмен на верёвку?
  - Нет, пусть он лучше при мне будет. Всё равно ведь развяжете когда-нибудь.
  - Я бы на твоём месте особо на это не рассчитывал. Эрстан сказал, что до самого Неонина ты так и останешься связанным, - Дилль не удержался от подначивания наивного варвара. - Мне особенно понравилось, когда он рассуждал, как ты в сортир со связанными руками ходить будешь.
  - А чего тут рассуждать? - удивился Гунвальд. - Ты мне руки связал, значит, ты меня в сортир и поведёшь. Обслуживать будешь, раз не хочешь развязывать.
  Дилль даже поперхнулся, представив сказанное варваром, а Герон, услышав это, технично испарился подальше - вдруг каршарец и его решит привлечь к обслуживанию своей персоны. Дилль начал готовить аргументированные возражения против гигиенических планов Гунвальда, когда на крыльцо постоялого двора вылетел - именно вылетел, а не вышел, маг.
  - К бою! Здесь полный дом вампиров!
  Вот чего у драконоборцев было не отнять, так это реакции. Не успел Эрстан прокричать о вампирах, как бо́льшая часть отряда ринулась прочь от постоялого двора - кто на лошади, а кто и на своих двоих. Бо́льшая часть от оставшейся меньшей части неуверенно топталась на месте, не решаясь ни удрать, ни вступить в бой с неведомо каким количеством монстров. И лишь несколько человек отозвались на призыв мага - Герон, моментально вооружившийся топором и крестом, Блер и Каюрт, ставшие спиной к спине, и Гунвальд, по-прежнему со связанными руками, но уже вооружённый мечом.
  Дилль ринулся было удирать, но остановился - ну не мог он бросить Гунвальда и Герона на растерзание вампирам! Он побежал к своему коню за пикой, но с ругательствами повернул обратно - варвар её порубил на дрова ещё на берегу Лочи. Дилль вынул нож, заговорённый самим магистром как-его-там и встал за широкой спиной каршарца. Как выяснилось через несколько секунд, это было наименее безопасное место, которое только можно придумать.
  - Здравствуйте, уважаемые! - послышался густой бас.
  На пороге появился мужчина. Телосложением он походил на каршарца, а макушка его почти доставала до верхнего косяка дверного проёма. Одежда незнакомца была явно хорошего покроя и качества, на плечи мужчины был наброшен короткий плащ из бордовой парчи, придававший владельцу вид респектабельного вельможи, а на широкополой шляпе красовалась пряжка с крупным камнем - Дилль, конечно, не успел толком разглядеть, но ему показалось, что камушек - это бриллиант.
  Хотя Дилль никогда раньше вампиров не видел, никем другим это существо быть не могло. Лицом монстр походил на человека, разве что глаза у него были огромные, раскосые и с вертикальными зрачками. Ну ещё верхние клыки слегка выглядывали, приминая нижнюю губу. Да, пожалуй, цвет лица был неестественно белым с лёгким салатовым оттенком. Впрочем, Дилль был уверен, что наверняка сейчас он сам от вампира цветом лица ничуть не отличался, разве что физиономия Дилля слегка позеленее от страха. В общем, встреть он такого мужика в сумерках на улицах города, и прошёл бы мимо, даже не поняв, что это вампир. Ну, это если предположить, что вампир даст спокойно пройти мимо, а не вцепится в горло.
  Те драконоборцы, кто ещё не определился - удирать или нападать, при виде появившегося вампира сразу же приняли верное решение и испарились. Дилль с великим трудом подавил в себе желание убежать вслед за ними.
  Вампир же, судя по всему, страха перед стоящими людьми вообще не испытывал. Он шагнул в сторону мага и, вытянув руку, повторил:
  - Здравствуйте, уважаемые! Я хочу...
  - Изыди, демонское отродье! - взвыл Герон и напал.
  Топор монаха рассёк воздух в том месте, где только что стоял вампир - несмотря на внушительные размеры монстра, двигался тот необычайно быстро. Секунда, и он уже оказался сбоку от монаха. Сделав неуловимо быстрое движение рукой, вампир хлопнул Герона в плечо, и монах вместе со своим топором растянулся на земле.
  - В атаку! - прокричал маг и выпустил во врага заклинание.
  Дилль решил, что если Эрстан воспользовался боевой магией, то заклинание выбрал явно неудачное - оно оказалось слишком медленным. Какое-то сизое облако полетело в вампира, который небрежно сдвинулся в сторону. Облако достигло стены дома и взорвалось, разбросав в стороны крохотные искры и ошмётки штукатурки.
  - Мастер фейерверков? - с усмешкой спросил вампир.
  Пока маг готовил новое заклинание, каршарец решил вступить в бой. Гунвальд с рёвом взмахнул мечом - при этом замах был таким мощным, что он едва не раскроил голову Диллю, стоявшему за его спиной. Дилль, почувствовав, как лезвие варварского меча примяло его треугольную форменную шапку, возблагодарил всех известных и неизвестных богов за то, что они ограничили его рост нынешним - будь Дилль повыше хотя бы на ширину ладони, и его жизнь окончилась бы прямо сейчас. А варвар, чтоб ему пусто было, даже не заметил бы, что случайно прибил своего друга.
  Каршарец, и впрямь, ни на что не обращал внимание - для него сейчас существовал только враг, которого нужно было порубить на кусочки. И Гунвальд с энтузиазмом, присущим северным варварам, принялся за дело. То, что его руки были по-прежнему связаны, ничуть не мешало каршарцу наносить рубящие удары по вампиру. Точнее, по тому месту, где тот только что находился.
  На помощь каршарцу пришли Блер и Каюрт, и их мечи засверкали в лучах заходящего солнца. Герон с ругательствами присоединился к попыткам достать вампира, но его топор со зловещим свистом только рассекал воздух. Вампир двигался настолько быстро, что ни острия мечей, ни лезвие монашеского топора его не задевали. Более того, Диллю показалось, что вампир прямо-таки наслаждается неудачными попытками врагов. Трое драконоборцев и монах носились по двору, а между ними серой молнией мелькал силуэт вампира.
  Каршарец, похоже, пришёл в настоящее бешенство, взревел совершенно дурным голосом и ускорился. Его меч превратился в сплошную сверкающую полосу, а Блер, Каюрт и Герон были вынуждены отступить, чтобы не попасть под каршарскую раздачу. Теперь, как успел разглядеть Дилль, надменная улыбка пропала с лица вампира. Он громко зашипел и выхватил из ножен меч с чёрным лезвием. Воздух тут же наполнился звоном металла.
  Эрстан по видимому нашёл другое атакующее магическое средство, и, прошептав какие-то слова, выбросил в сторону вампира руку. Наверное, это было парализующее заклинание, сообразил Дилль, когда Герон, попавший под магический удар вместо вампира, вдруг застыл с поднятым топором. Постояв несколько секунд, монах рухнул на землю, так и не выпустив оружия.
  Там, где мечи и топор не могли справиться с вампиром, ножику, пусть и заговорённому, делать было нечего. Дилль спрятал нож в ножны и осмотрелся. Около сарая лежала неплохая палка, которую можно попробовать использовать в роли боевого шеста, и Дилль немедленно вооружился более привычным оружием. Конечно, баланс у деревяшки был никудышный, но это лучше, чем ничего.
  Шанс воспользоваться новоприобретённым оружием появился у Дилля, едва он сделал несколько шагов в сторону метавшихся по двору бойцов. На пороге дома появился новый вампир - на этот раз не такой здоровенный, как первый. Телосложением он, скорее, напоминал Дилля - такой же невысокий и худощавый, а потому Дилль счёл, что этот противник куда предпочтительнее, чем тот здоровяк, с которым не могут справиться трое драконоборцев, монах и маг.
  Дилль лихо крутанул свою деревяшку и напал на вампира, нанося один удар за другим. Тот нелепо замахал руками и отступил. Дилль не успел порадоваться успеху своей неистовой атаки, как его окутало тёмное облако. Он отпрянул - облако последовало за ним. Дилль отбежал на несколько шагов - тёмное облако переместилось, словно приклеенное. Оно ни жгло, ни леденило и вообще не причиняло вреда, просто искажая окружающее до неузнаваемости.
  - Ах ты, зараза! - Дилль выругался, пытаясь сквозь тёмное колышущееся марево разглядеть противника. - Дай мне до тебя добраться - все рёбра переломаю!
  - Ты первый напал, - голос вампира послышался откуда-то сбоку. - Мы только поговорить хотели.
  - Поговорить? - Дилль повернулся туда, где судя по голосу должен был находиться вампир. - Просто поговорить?
  - Ну да. Старейшины предупреждали, что люди поголовно сумасшедшие и без разговоров бросаются в драку, но я, честно говоря, не верил. Теперь верю.
  - А разве вы не явились, чтобы убить нас и выпить всю кровь? - удивился Дилль.
  - Нет, конечно. Как же разговаривать, если твой собеседник - труп?
  Дилль опустил палку и помахал рукой перед лицом - темное облако не исчезло.
  - Слушай, раз вы такие миролюбивые, ты не мог бы убрать эту штуку? - нахально спросил Дилль у вампира. - Обычно я предпочитаю видеть, с кем говорю.
  - Мог бы, но не стану этого делать. Подозреваю, что тогда ты снова нападёшь на меня.
  Дилль решил зайти с другой стороны.
  - Всё-таки, лучше бы ты убрал, иначе я не смогу остановить бой. Или ты совсем не волнуешься, что твоего дружка сейчас порубают в капусту?
  - Нет, не волнуюсь. Орхам - мастер клинка, ему и десять человек не страшны.
  Дилль прислушался - звон мечей, топот и сопение продолжались. Судя по всему, этот Орхам действительно мастер фехтования - другого бы уже на куски порубили. Вдруг раздалось громкое шипение, и что-то мягко толкнуло Дилля в грудь.
  - Что это было? - непроизвольно вырвалось у него.
  - Похоже, ваш маг решил упростить жизнь Орхаму, - в голосе вампира отчётливо слышалась ирония. - Он только что обездвижил ещё одного своего бойца.
  - У-у, недоделка магическая, - ругнулся Дилль и заорал: - Эрстан, останови бой! Вампиры пришли не драться, а поговорить!
  - Чего? - послышался голос мага.
  - Говорю, вампирам помощь от нас нужна! Они с миром пришли!
  Спустя несколько секунд Эрстан нерешительно сказал:
  - Блер, Каюрт, опустите мечи. Это действительно так?
  Дилль, конечно, не видел, кого спрашивает маг, но догадался, что старшего вампира.
  - Да, - ответил Орхам. - Мы пришли с миром. Вы, насколько я понимаю, маг.
  - Я - мастер Эрстан, маг, официальный представитель академии магии при отряде драконоборцев. С кем я говорю?
  - Мастер Орхам - официальный представитель клана Григот. Старший наставник.
  - Вам действительно нужна помощь? - в голосе мага Дилль услышал недоверие.
  - C чего вы взяли?
  - Но ведь так сказал... Дилль!
  - Чего угодно вашему магству? - Дилль, всё ещё окутанный тёмным облаком, куртуазно поклонился.
  - Я сейчас устрою тебе "ваше магство"! - прорычал Эрстан. - С чего ты решил, что вампирам нужна помощь? И вообще, что это такое у тебя вокруг головы?
  - Вокруг головы у меня такая специальная штука, которая вызывает боевое безумие. Чувствую, ещё минута, и я перебью всех: и вампиров, и людей. Держаться больше нету сил...
  - С ума сойти! - ахнул маг, и спустя пару секунд тёмное облако, окружавшее Дилля, исчезло. - Так лучше?
  - Лучше, - Дилль облегчённо вздохнул, когда пелена перед глазами рассеялась. - Уж не знаю, зачем этот юный вампир наложил на меня заклинание берсерка...
  - Что ты врёшь?!! - вскипел "юный вампир". - Это просто заклинание искажающего тумана, чтобы на время ослепить противника.
  - Странно, а я почувствовал, что готов перебить всех, кто под руку попадётся. Эрстан, похоже это твой собрат не только по ремеслу, но и по умению вести боевые действия. Он тоже работает против своих.
  И маг, и молодой вампир злобно уставились на Дилля. Орхам, сунув меч в ножны, сердитым тоном сказал:
  - Теовульф, я же тебя предупреждал. Вот, смотри, что получилось.
  - Но, мастер Орхам, я же говорю, это было простое...
  - Умолкни. Ещё одно подобное нарушение, и ты отправляешься обратно, - убедившись, что его слова дошли до Теовульфа, Орхам повернулся к Диллю. - Итак, молодой человек, почему вы решили, что нам нужна от вас какая-то помощь?
  - Хозяин сказал, что вы ждёте мага уже два дня, - Дилль пожал плечами. - И если вы не выпили кровь из местных, не устроили засаду и не бросились на нас едва мы приехали, значит, очень хотели пообщаться с магом - не с драконоборцами же! Не думаю, что вы, мастер Орхам, лично знакомы с мастером Эрстаном, значит, вам нужен был любой маг. К тому же, во время боя вы, мастер Орхам, откровенно развлекались, хотя могли бы покрошить всех нас за минуту. Вот я и решил, что вампиры пришли просить о магической помощи.
  Старший вампир так пристально уставился на Дилля, что тот почувствовал себя неуютно. На бледном лице Орхама никакие эмоции не отражались, и Дилль никак не мог понять, рассердился вампир или нет. Если рассердился, то помощи ждать неоткуда - Эрстан явно растерян из-за своих магических неудач, Блер и Каюрт даже в подмётки не годятся Орхаму в части фехтования, а Герон и Гунвальд по-прежнему лежат в отключке, устроенной им магом. Дилль уже начал всерьёз подумывать "взять руки в ноги", когда Орхам повернулся к молодому напарнику и сказал:
  - Учись! Этот человек, ничего не зная, узнал многое лишь благодаря своей наблюдательности. А ты, бестолочь, не можешь даже за себя постоять. Это же надо: ввести противника в боевой транс вместо того, чтобы обезвредить его!
  - Но, мастер...
  - Не желаю слушать твои оправдания! Ты наказан до второй степени.
  - Мастер Орхам, - вмешался Дилль, - не ругайте его. Ваш Теовульф не хотел убирать своё заклинание, вот я и приврал насчёт берсерка - просто хотел побыстрее избавиться от тумана перед глазами. А то облако, которое он наслал на меня, штука отменная - я сразу ослеп и был полностью обезврежен.
  - Был бы ты полностью обезврежен, мы бы до сих пор махали мечами, так что нечего корчить из себя защитника обиженных, - проворчал старший вампир и обратился к магу: - Мастер Эрстан, не могли бы мы переговорить в более располагающей обстановке?
  - Разумеется, - к магу вернулось самообладание. - Но прежде нужно собрать вверенный мне отряд и расположить людей на ночлег. Как только освобожусь - я к вашим услугам. Скажите, в какой комнате вы остановились, я пришлю посыльного когда буду готов.
  - Вообще-то хозяин был настолько любезен, что предоставил в наше распоряжение весь постоялый двор, - усмехнулся вампир, обнажив верхние клыки. - Хорошо, мы подождём в первой комнате. Тео, за мной.
  Вампиры скрылись в полутьме, царившей в доме. Эрстан проводил из взглядом и повернулся к жалким остаткам отряда в лице Дилля, Блера и Каюрта.
  - Мир сошёл с ума! - обескураженно произнёс маг. - Скажи мне кто час назад, что я не просто выживу после встречи с вампирами, но и буду с ними вполне мирно разговаривать, я бы ему в лицо рассмеялся.
  Дилль полностью поддерживал точку зрения насчёт сумасшествия мира - он видел настоящих вампиров, даже дрался с ними (хотя дрался - это, конечно, сказано громко) и до сих пор живой. А ведь сколько существовало легенд и страшилок, повествующих о неминуемой мучительной смерти того несчастного, кто повстречает кровавого монстра!
  - Эр... э-э-э, господин маг, как насчёт Герона и Гунвальда? Вы их, надеюсь, не насмерть обездвижили? - спросил он у мага.
  Эрстан бросил сердитый взгляд на Дилля.
  - Нет, конечно. Скоро заклинание исчерпает силу, и они смогут двигаться. А вы чего стоите? Ну-ка, бегите собирать лошадей!
  - И это благодарность за то, что мы не дали вампирам его прикончить, - поделился Блер с Диллем, покидая постоялый двор.
  Пока Дилль, Блер и Каюрт искали своих лошадей, воспользовавшихся неразберихой и куда-то удравших, маг дал сбежавшим драконоборцам команду к возвращению. Дилль нашёл своего скакуна в ближайшем овраге - поводья запутались в колючих ветвях шиповника, а вот кони Блера и Каюрта убежали гораздо дальше, из-за чего их наездникам пришлось изрядно побегать, прежде чем поймать своих скакунов.
  Спустя четверть часа отряд драконоборцев вновь был в полном составе: беглецы вернулись, а каршарец и монах уже стояли на ногах. И если первые молчали, опасливо озирались вокруг и явно ожидая, что из-за угла на них вот-вот выскочит вампир, то Гунвальд и Герон не особо стесняясь в выражениях высказывали магу всё, что они думают о его искусстве обезвреживать противника.
  - Да когда такой союзник рядом, никаких врагов не надо! - бушевал Герон.
  - Если бы не ты, я бы этого вампира на полосочки покромсал! - рычал Гунвальд, совсем забыв о субординации.
  - Молчать! - Эрстан, видимо, решил, что лучшая защита - это нападение. - Слушать мой приказ: коней расседлать, поставить в конюшню и задать корм. Через десять минут жду вас всех в общем зале - кто опоздает - пеняйте на себя!
  Маг круто развернулся и скрылся в доме.
  - Задать корм, - проворчал Гунвальд. - Я бы ему самому задал... как следует! Представляешь, Дилль, этот недоумок наслал на меня какое-то паршивое заклинание, и я превратился в неподвижное бревно.
  - И на меня тоже! - Герон погрозил ушедшему магу кулаком. - Я и раньше не особо любил магическую братию, а теперь они мне вообще врагами стали.
  - Да ладно тебе, - Дилль попытался успокоить разгневанного монаха. - Эрстан сам сказал, что он в академии занимается всякими запахами. Он ведь не боевой маг.
  - Нечего лезть в драку, если кулаками махать не умеешь!
  - Герон, а ты подумай: Эрстан, не владеющий боевой магией и холодным оружием, не удрал, в отличие от наших доблестных товарищей-драконоборцев. Он, пусть неумело, но честно дрался, не оставив нас на растерзание вампирам.
  - Ну, так-то да... - Герон сразу сбавил тон. - Ладно, пусть живёт. Дилль, Гунвальд, идите, не то опоздаете, а маг на вас что-нибудь пакостное испробует. Я лошадей поставлю.
  Оставив коней на попечение монаха, Дилль и Гунвальд пошли в дом. По пути Дилль достал нож и разрезал верёвки, всё ещё стягивающие руки каршарца.
  - Если бы сразу меня развязали, кусочки этого вампира сейчас бы по всему двору валялись, - заявил каршарец, потирая занемевшие кисти.
  - Гунвальд, ты не обижайся, но если бы Орхам дрался всерьёз, то по двору лежали бы кусочки всех нас. Второй вампир сказал что Орхам - мастер клинка.
  - Подумаешь! - всё ещё задиристо, но уже не так уверенно сказал варвар. - Вот теперь, когда я свободен, мы можем с ним сразиться.
  - Гунвальд, перестань! - заволновался Дилль. - Я знаю, что ничем хорошим для тебя это не кончится. Да и для нас с Героном тоже.
  - А для вас почему? - удивился каршарец.
  - Потому что мы не позволим вампиру спокойно убивать нашего друга. В итоге, погибнем все. Гунвальд, я тебя очень прошу, не нарывайся, а?
  - Там видно будет, - уклончиво проворчал каршарец и, пригнувшись, зашёл в дом.
  Внутри Дилль с удивлением обнаружил, что мастер Эрстан умеет ругаться, причём так витиевато, что половину ругательств Дилль услышал впервые. Жертвой был хозяин постоялого двора Эонос.
  - ...и вместо того, чтобы по-человечески объяснить, ты, пустоголовый гомункулус, едва не устроил бойню! Кипиттвоёмолоко! Эонос, ты о чём думал все эти два дня?
  - Как бы меня не сожрали, ваше магство, - дрожащим голосом честно ответил хозяин.
  - Тьфу! У тебя мякина вместо мозгов! И не называй меня "ваше магство" - что за уродское выражение?!! Ты приготовил еду для отряда?
  - Так ведь, ваше магс... то есть, господин маг, вампиры же заняли дом. Жену с детьми я сразу к родственникам спровадил, кухарка сбежала, даже беглые из Неонина и те подались от греха подальше. Один я остался. А от вампиров сбежали даже куры, я уж про свиней не говорю...
  - И?
  - Нету еды.
  - Тебе за что королевская казна платит, падаль бацилльная? Чтобы драконоборцы были согреты, покормлены и имели крышу над головой! А ты, гнилопакостник, всю живность вместе со своими домочадцами к родственничкам отправил. Ничего не приготовил - доставай из погреба всё, что там есть. Да пошевеливайся! А вы чего встали, как хивашские истуканы? Всем сесть и ждать ужина, трусы несчастные, - это маг сказал уже драконоборцам. - Вы, двое! Идите с хозяином и помогите ему принести еду и пиво.
  "Двоими" оказались, конечно, Дилль и Гунвальд. Дилль "помог" бледному и причитающему хозяину, взяв два окорока и три круга копчёной колбасы.
  - Нет, эта колбаса только для благородных постояльцев, - попытался возразить Эонос.
  - То есть, мы, по-твоему, неблагородные? - осведомился Дилль, прибирая ещё один кружок. - А ты знаешь, что я - незаконнорожденный сын герцога Браухшвагерского?
  - Нет, что вы, я только имел в виду...
  - Тогда помолчи, - завершил прения варвар и взвалил на плечо десятивёдерный бочонок пива.
  Бочонок был внушительно тяжёл, и лёгкость, с которой каршарец понёс его, убедила Эоноса больше не спорить. Разорение погреба продолжилось после того, как Эрстан счёл, что принесённого будет мало для тридцати восьми человек.
  - Поделом тебе, - безжалостно ответил маг на стоны хозяина, - в следующий раз не прячь продукты от королевских служащих.
  - Да, ваше магство, - Эонос понурил голову.
  - Уйди с глаз моих! - маг сердито махнул рукой. - И чтобы до завтрашнего утра я тебя не видел.
  Хозяин испарился. Эрстан обвёл суровым взглядом драконоборцев.
  - На ужин вам даю времени пока горит магический шар. Кто не успеет поесть - ляжет спать голодным. Время пошло.
  В подтверждение своих слов маг зажёг светящийся шарик, размером с кулак мужчины. Шарик пульсировал и постепенно уменьшался в размерах. Дилль быстро сообразил, что времени на еду маг отвёл совсем немного, и бросился отламывать кусок от круга колбасы "для благородных". Гунвальд завладел здоровенным окороком и кромсал его ножом. Драконоборцы, переругиваясь, черпали кружками пиво прямо из бочонка и жадно заглатывали куски мяса и зачерствевшего хлеба.
  - Время кончилось, - объявил Эрстан, когда с лёгким хлопком светящийся шарик исчез. - А теперь всем спать! Спать, я сказал!
  Последние слова Эрстана явно были приправлены магическим приказом, потому что Дилль почувствовал неодолимую потребность закрыть глаза и уснуть. Неважно, что вместо подушки у него под головой оказался чей-то сапог - Дилль устроился поудобнее и немедленно провалился в сон без сновидений.
  - Вставай, нечего бока отлёживать!
  Дилль был выдернут из сладкого сна самым безжалостным образом - при помощи каршарца. Гунвальд одной рукой приподнял его, а второй легонько похлопывал по щекам. От этих дружеских похлопываний голова Дилля болталась из стороны в сторону, как пьяница по дороге из кабака домой.
  - Я убью тебя, варвар! - промычал Дилль, тщетно пытаясь отмахнуться.
  - Глаза сначала открой, убивец, - насмешливо сказал каршарец. - Давай, поднимайся, господин маг желает видеть тебя проснувшимся и бодрым.
  Дилль с трудом сфокусировал взгляд на Гунвальде, затем огляделся. Остальные драконоборцы лежали вповалку по всему обеденному залу: кто уснул прямо за столом, кто упал на пол, а один - бывший вор, умудрился заснуть стоя, прислонившись к стене. На пороге общего зала стоял Герон и удивлённо рассматривал эту картину.
  - Что тут происходит? - выдавил из себя монах.
  - Мастер Эрстан усыпил всех, а потом разбудил меня, чтобы я помог ему разбудить Дилля, - пояснил Гунвальд.
  - Ну, чего застыли? - послышался сварливый голос мага. - Давайте, растаскивайте товарищей по углам - освободите место для переговоров.
  Гунвальд и Герон принялись освобождать длинный стол от спящих товарищей, а толком не проснувшийся Дилль помогал им морально - подбадривал издалека. Тем временем Эрстан разбудил Блера и Каюрта и отправил их помогать каршарцу и монаху. Вскоре стол в центре общего зала был освобождён, а храпящие драконоборцы растасканы по углам.
  - Садитесь и покушайте нормально, - проворчал маг. - Вы, кто не удрал от вампиров, заслужили хотя бы такую малость.
  Вот кого не надо было упрашивать, так это Гунвальда. Не успел маг закончить первую часть фразы, как каршарец уже чавкал, жуя кусок вяленого мяса. Дилль присоединился к Гунвальду, поедая колбасу "для благородных" - в конце концов, он ведь незаконнорожденный сын какого-то герцога, фамилию которого выдумал и тут же забыл. Герон - как истинный монах, сначала опробовал пиво и лишь потом приступил к трапезе. Блер и Каюрт тоже не отставали от товарищей. И только Эрстан задумчиво смотрел на огонь в очаге, начисто забыв про еду и выпивку.
  Наконец маг поднялся и сказал:
  - Ладно, пора приступать к делу. Пойду, позову вампиров - нужно же узнать, чего им понадобилось от нас. Между прочим, если вы устали, то можете идти спать - наверху полно свободных комнат.
  Разумеется, никто из пятерых драконоборцев спать не ушёл. Гунвальд явно мечтал сразиться со старшим вампиром и надеялся, что удобный случай для этого представится. Блер и Каюрт остались охранять мага, держа обнажённые мечи на коленях, и Герон тоже приготовил крест и топор, демонстративно положив и то, и другое на стол. А Дилля снедало любопытство - что такое произошло в землях вампиров, что клыкастые пошли на поклон к жалким людишкам, которых считали если не едой, то закуской точно?
  Он ёрзал от нетерпения до тех пор, пока на лестнице не появился маг в сопровождении вампиров. Дилль выпрямился и постарался придать себе приличный вид - ну, во всяком случае, как он его понимал. Гунвальд поковырялся кончиком ножа в зубах и нарочито отвернулся, словно не замечая приближающихся кровососов. Герон положил одну ладонь на крест, другую на топорище, явно готовясь пустить в ход и то, и другое. Блер и Каюрт остались недвижимы, но Дилль-то видел, как побелели костяшки их пальцев, стискивающих рукояти мечей.
  - Садитесь, господа, - Эрстан указал на лавку, стоящую по другую от драконоборцев сторону стола.
  Старший вампир осмотрел комитет по встрече и усмехнулся, продемонстрировав отменные верхние клыки.
  - Если вы готовитесь вступить со мной в бой, то напрасно сели столь тесно, - заявил он. - В случае драки вы только мешать друг другу будете.
  Гунвальд немедленно сдвинулся в сторону, освобождая себе место для манёвра, чем вызвал новую усмешку Орхама.
  - В углу защищаться хорошо, а вот нападать оттуда тяжко. Пока ты выберешься, я тебя пять раз успею разделать на части.
  - Ну, это мы ещё посмотрим, - поднимаясь, угрожающе проворчал каршарец. - Сейчас-то у меня руки не связаны.
  - Гунвальд! - окрикнул маг. - Уймись, сейчас не время.
  - Между прочим, ты неплохо владеешь мечом, - заметил старший вампир. - Для человека своего возраста, разумеется. Ты заставил меня даже немного вспотеть.
  - А что, вампиры потеют? - не удержался Дилль. - Вы же мертвецы!
  - Дилль! - вновь послышался голос мага. - Помолчи!
  Против ожиданий, Орхам не рассердился - напротив, он расхохотался так заразительно, что люди тоже заулыбались, правда, не понимая причины веселья вампира. Второй вампир - Теовульф, как запомнил Дилль, тоже смеялся, правда не так громогласно, как его старший товарищ.
  - Ой, насмешил! - Орхам даже головой потряс. - Вампиры, конечно, умирают, но сейчас мы такие же мертвецы, как и вы.
  - Между прочим, мы - без пяти минут покойники, - вновь не удержался от замечания Дилль. - Так что поаккуратнее со сравнениями.
  - Да? - Орхам стал серьёзным. - Хорошо, тогда не буду. Я прожил триста десять лет и умирать не тороплюсь.
  - Сколько?
  Как показалось Диллю, этот вопрос задали по меньшей мере пятеро из шести человек - только маг остался невозмутимым.
  - Я родился через десять лет после той битвы, которую вы, люди, называете Величайшей, - невозмутимо сказал Орхам. - И я - первый из вампиров, для которых этот мир стал местом рождения.
  - Этот мир? - маг нахмурился. - То есть, вы...
  - Наши предки не местные, если ты, мастер Эрстан, имеешь это в виду, - кивнул Орхам. - Они пришли сюда в составе армии Покорителей. Вы их демонами зовёте.
  При этих словах Герон взмахнул крестом в сторону вампира.
  - Изыди, нечисть! Именем Единого!
  - И не подумаю, - фыркнул Орхам. - Не скажу, что принадлежу к числу поклонников Единого, как некоторые мои родственники, но уважаю его, как существо, могущее свернуть шею практически любому врагу в этом мире.
  Сказать, что монах окаменел, значит не сказать ничего. Герон с выпученными глазами и раскрытым ртом превратился в статую изумления, причём, весьма далёкую от изящества. Остальные, впрочем, выглядели не лучше. Наконец монах пришёл в себя, почесал крестом макушку и полуутвердительно спросил:
  - То есть, ты креста не боишься?
  - Скажи, достопочтенный, боишься ли ты красного льва с щитом и мечом? - вопросом на вопрос ответил Орхам. - Насколько мне известно - это символ королевской власти Ситгара. Думаю, нет. Хотя, как существо здравое, ты должен понимать, что за этим стоит сила, способная сломать тебя, как сухую тростинку. Таково и моё отношение к символу Единого - бояться не боюсь, но знаю, что вслед за носителем креста может прийти и тот, кого этот крест представляет. А сражаться с Единым - это самоубийство. Не тот у меня вес.
  - А что ты, мастер Орхам, говорил про демонов? - спросил маг.
  - Наши предки служили наёмниками, - пожал плечами вампир. - У Покорителей было великое множество воинов разных рас, которых они навербовали на завоёванных ранее мирах. Наш мир был в числе тех, кого демоны почти полностью разрушили, поэтому оставшиеся в живых предпочли служить завоевателям, нежели влачить жалкую жизнь в сожжённом и бесплодном мире. Когда открылись врата в Тангрин, наш полк вошёл в этот мир в числе первых.
  - Тангрин - это мы? - спросил маг. - Никогда раньше не слышал такого названия.
  - Само собой, - кивнул вампир. - Так зовут ваш мир там... у демонов. Ну, ещё Хранители об этом знают.
  - Это ещё кто?
  - Драконы. Они - Хранители миров. Следят за тем, чтобы чужаки не проникли в охраняемый ими мир. В случае проникновения - уничтожают такого нарушителя, вне зависимости от того, мирный путешественник он или завоеватель. Наши ветераны говорят, что основная опасность при завоевании чужого мира - это Хранители. Во всяком случае, так было до того, как Покорители решили вторгнуться сюда, на Тангрин - здесь ваши местные маги создали такого монстра, против которого оказались бессильны не только демоны, но и сами Хранители миров. Результат вы знаете - армия вторжения перестала существовать.
  - Ага, значит, даже вампиры признают, что Единого создали маги! - не преминул отметить Эрстан.
  - Ересь полнейшая! - тут же включился Герон. - Маги создали лишь тело, а божественный дух был привнесён извне.
  - Монах, ты оглох? Хочешь, уши прочищу? - невежливо осведомился Эрстан.
  - Я сам тебе сейчас мозги прочищу! - вскипел Герон.
  - Господа, вы спорите о недоказуемом, - развёл руками Орхам. - У нас есть предания, в которых рассказывается о могущественных существах различных миров. Подобно нашему Единому они могут творить и уничтожать. Они могут благоволить к местным народам или умертвлять их. Разве это плохо, если вам помогает местный божок? Разве вам станет легче от того, если вас уничтожит бог, создавший тысячи миров? На мой взгляд, разницы никакой.
  Маг и монах обменялись сердитыми взглядами и, приняв обоюдное молчаливое решение, прекратили спор.
  - Вот, сразу видно разумного человека, - сказал Дилль, которому ужасно надоели пререкания Эрстана и Герона по поводу божественной или магической сущности Единого. - Прошу прощения, то есть, разумного вампира. Мастер Орхам, если их не остановить, то спорить они будут до завтрашнего утра. Так что вы лучше не затрагивайте эту больную тему, а сразу переходите к делу. Если, конечно, это не предназначено только для ушей господина мага. А то мы можем уйти.
  Маг встрепенулся - видимо, вспомнил, что он тут главный, и кивнул.
  - Секрета никакого нет: слушайте, если желаете. Я - официальный представитель клана Григот, прибыл сюда, чтобы при помощи представителя академии магии попасть на приём к королю Юловару.
  - Да я как-то не особо вхож в королевский дворец, - хмыкнул Эрстан. - Это вам надо к гроссмейстеру Адельядо - он от короля не вылезает.
  - Надо - пойдём к гроссмейстеру, - ничуть не смутился Орхам. - И вы, мастер Эрстан, сопроводите нас к нему.
  - С чего бы это? - удивился маг. - Наш верховный маг - человек весьма занятой, и добиться его внимания непросто.
  - С того, что клан Григот решил принести Его Величеству Юловару второму вассальную присягу. И я уполномочен советом старейшин это сделать. Думаю, причина достаточная, чтобы побеспокоить вашего гроссмейстера.
  Если бы сейчас с небес ударила молния и разнесла в щепки весь постоялый двор, то и она не произвела бы такого потрясающего эффекта, как слова Орхама. Люди застыли, пытаясь понять - шутит вампир или нет. Дилль посмотрел на лица товарищей - удивлённые и даже глуповатые (последнее, конечно, о Гунвальде), и поспешил закрыть рот, чтобы не выглядеть смешным.
  - Если то, что вы сказали, правда, - наконец выдохнул Эрстан, - я, разумеется, сопровожу вас к магистру. А уж он проведёт вас к королю.
  - Замечательно, - кивнул вампир.
  - Мастер Эрстан, это, конечно, не моё дело, - решил вклиниться в разговор Дилль, пока маг не надавал опрометчивых обещаний, - но на месте короля я бы трижды подумал, прежде чем дать аудиенцию вампиру. И не простому вампиру, а мастеру клинка. Что если клан Григот решил убить нашего короля, для чего и послал мастера Орхама?
  Орхам пристально уставился на Дилля, и зрачки в больших глазах вампира превратились в две узкие вертикальные щёлочки. Дилль не отвёл взгляда, но занервничал. Этот мастер Орхам - чисто кот, готовящийся прыгнуть на мышь. Дилль понимал, что если вампир сейчас нападёт, то он защититься не успеет, однако начал вытаскивать нож из ножен - не пропадать же без борьбы.
  Очевидно, подобные мысли были и у остальных драконоборцев: Герон оставил в покое крест и положил вторую руку на рукоять топора; Гунвальд сдвинулся немного в сторону от стола, явно освобождая себе место для атаки; Блер и Каюрт синхронно поднялись. Маг остался неподвижен, но на правой руке у него между пальцами появилось голубоватое сияние - не иначе, Эрстан приготовил какое-то заклинание.
  - Браво, молодой человек, - усмехнулся Орхам. - А я всё думал, когда же меня спросят о чём-нибудь подобном. Надо признать, что эта мысль приходила в голову старейшинам, поэтому я уполномочен совершить ритуальное самоубийство в доказательство правоты своих слов. Чтобы вы знали: вампиры слишком ценят свою жизнь, чтобы заканчивать её раньше времени. У нас самоубийства запрещены под страхом забвения имени. Надеюсь, до подобного доказательства дело не дойдёт, однако я готов сделать это, чтобы следующему послу клана Григот было оказано доверие. Надеюсь, я ответил на вопрос?
  На это возразить было нечего. Нет, Дилль, конечно, подумал, что, вампиры, известные своей кровожадностью и коварством, возможно именно так всё и задумали. Первый посланец умрёт на королевском дворе, зато следующий сумеет подобраться к королю и... Но эту мудрую мысль Дилль оставил при себе: у Его Величества полным-полно советников, стражи, прокураторов разных мастей и даже целая Академия магии под боком - есть кому подумать о безопасности короля. А Диллю лучше подумать о собственной безопасности: чего доброго, так он и до завтра не доживёт - кто знает, как этот мастер Орхам отнесётся к излишне подозрительному парню? Короче говоря, Дилль был совершенно солидарен с вампирами, что заканчивать жизнь преждевременно и по собственному желанию - это дурной тон, а потому он промолчал.
  - Я вполне удовлетворён вашим ответом, - сказал маг, и голубоватое сияние исчезло с его руки. - И по прежнему подтверждаю, что постараюсь устроить вашу встречу с гроссмейстером Адельядо.
  - Благодарю. Когда мы отправимся?
  - Дня через два-три. До тех пор, пока я не уверюсь, что никто из драконоборцев не сумел вернуться из Неонина.
  Дилль вздохнул - в беседе с вампирами он как-то совсем забыл о той печальной участи, что ожидала его в столице южных земель Ситгара.
  - Мы будем ждать вас, господин маг, - Орхам церемонно склонил голову. - Тео, пойдём в нашу комнату.
  Вампиры ушли. Гунвальд остервенело почесал свою русую бороду и с явным сожалением спрятал меч в ножны.
  - Жаль до драки не дошло. Я бы ему показал!
  - Гунвальд, прекрати! - маг поморщился. - Он же посол к королю.
  - А мне-то что? - удивился каршарец. - Я же не король.
  - За нападение на посла полагается каторга сроком лет на двадцать.
  - Пойду-ка, нападу на посла, - проворчал Дилль. - Глядишь, сменяю верную смерть на двадцать лет жизни.
  - Да, что-то я забылся, - смутился Эрстан. - Но всё равно, на вампира нападать не нужно. К тому же, Дилль, шанс выжить у вас всё-таки есть, хоть и крошечный.
  Герон, Гунвальд, Блер и Каюрт недоумевающе посмотрели на мага. Только Дилль понял, о чём тот говорит, и ответил:
  - Чтобы этот шанс появился, нужны деньги, а у нас их нет.
  Эрстан кивнул.
  - Понятно, Эонос кредит вам не откроет. Ладно, давайте ложиться спать, утром я решу эту проблему.
  *****
  Утром, как маг и обещал, проблема с приобретением вина была решена - Эрстан заплатил за четыре небольших кувшина из своих денег. Отозвав в сторону Дилля, Гунвальда Блера и Каюрта, маг выдал им по одному кувшину.
  - Предсмертные премиальные? - криво усмехнулся Блер.
  - Хмель ослабляет действие заклинания подчинения, - без обиняков пояснил Эрстан. - По пути в Неонин Дилль расскажет про свой план, и это вино - часть вашего шанса на спасение. Заклинание мастера Гвинарда, пробуждающее боевую ярость, уже действует - вы и сами это чувствуете. И чем ближе вы окажетесь к дракону, тем сильнее оно будет действовать. Ослабить его действие я могу лишь частично и ненадолго - потом оно возобновится с утроенной силой.
  - Берите и молчите, - посоветовал Дилль, пряча свой кувшин в заплечную суму. - Спасибо, Эрстан! Ты - хороший человек, и если мне суждено выжить, я когда-нибудь отплачу тебе добром на добро.
  - Ступайте, пусть вас не оставит удача! - маг вздохнул. - Я буду ждать вашего возвращения.
  - Нам голову дракона обязательно привозить или на слово поверишь? - Гунвальд вынул меч на ширину ладони и со щелчком вогнал его обратно.
  - Свою голову обратно принеси, дурень! - беззлобно сказал маг.
  Гунвальд залихватски сдвинул шлем на затылок и широко улыбнулся.
  - Конечно привезу, иначе как я буду есть и пить! Да и мой зеркальный шлем должен на чём-то держаться.
  - Он неисправим, - проворчал Эрстан и направился к основной части отряда. - Внимание!
  Драконоборцы, в нетерпении ёрзавшие в сёдлах, уставились на мага.
  - Отсюда и до самого Неонина вы поедете без меня. Старшим отряда назначается... - Эрстан посмотрел долгим взглядом на Дилля и закончил: - Каюрт. Всем понятно?
  Получив в ответ согласный разноголосый хор, маг махнул рукой.
  - Езжайте, и да пребудет с вами удача!
  Выехав за ворота постоялого двора Эоноса, Гунвальд спросил:
  - Дилль, а чего это маг назначил старшим Каюрта? Ты же настоящий драконоборец, тебе бы и командовать. Может, переизберём?
  Каршарец, в отличие от мага, не знал правду о сражённом Диллем драконе.
  - Пусть Каюрт командует - он вроде бы раньше в армии служил, - отмахнулся Дилль. - Гунвальд, сейчас другое главное - это наши заклятые амулеты. Мы должны избавиться от них.
  - Да кто же против? - изумился варвар.
  - Тогда слушай меня: когда мы найдём дракона, ты должен будешь швырнуть свой амулет в драконье пламя. Это единственный способ уничтожить заклинание.
  - Ты уверен?
  - Конечно, нет! Помнишь, маг говорил, что драконье пламя уничтожает чужие заклятья? Возможно, нам это поможет. Главное: выбрать нужный момент, бросить амулет, самому не попасть под драконий огонь и удрать подальше.
  - Ну-у, - протянул каршарец, - бросить-то я брошу, а вот удирать не собираюсь. Я этого ящера покромсаю. Мелко-мелко! Где он? Поскорее бы доехать!
  В глазах Гунвальда словно зажглись огоньки - он дал лошади шпор и ускакал в голову отряда. Дилль, который и сам чувствовал прилив безумного желания отрубить голову дракону, с трудом сдержался, чтобы не последовать примеру каршарца. Нужно сохранять холодный разум, напомнил он себе и направил коня к монаху.
  - Герон, - окликнул он того, - можно перекинуться с тобой парой слов?
  Монах, который после вчерашнего разговора с вампирами был сам не свой, кивнул и отъехал в сторону.
  - Ты заметил, что на Гунвальда заклятье магистра-одуванчика действует сильнее, чем на кого-либо другого?
  - А чего ты удивляешься? - буркнул монах. - Гунвальд и без всяких заклятий бредил дракой с Великим драконом.
  - Герон, ты должен проследить, чтобы в Неонине Гунвальд выпил то вино, которое нам дал маг.
  - Зачем? - удивился монах.
  - Оно ослабляет действие заклятья. Я боюсь, что наш каршарец совсем обезумеет от магической ярости и забудет, что должен бросить свой амулет в драконий огонь.
  - Ничего не понимаю, - монах даже головой помотал. - Давай ещё раз.
  Дилль рассказал Герону о том, что у него и Гунвальда есть призрачный шанс избежать смерти - нужно лишь избавиться от зачарованного амулета.
  - Уверенности в успехе - никакой, но попытаться стоит, - закончил Дилль. - Гунвальд, конечно, и после этого может броситься в бой с драконом, но пусть он это делает сам, а не по приказу демонова "одуванчика".
  - Я прослежу, - пообещал Герон. - А ты? За двоими одновременно мне не уследить.
  - Надеюсь, моя природная осторожность поможет сохранить остатки разума, - криво усмехнулся Дилль. - Хотя чувствую, что окажись здесь дракон, я бы...
  Дилль не закончил фразу - внутри у него вскипело озеро безумной ярости, призывавшей вступить в бой. Магия требовала от него крови и убийств. Дилль вцепился в поводья и с превеликим трудом сосредоточился на медной заклёпке, что красовалась на луке седла. Постепенно приступ ярости прошёл, и он смог вздохнуть свободно.
  - Надо бы снять эту заклёпку и всё время с собой носить - она хорошо успокаивает, - хмыкнул Дилль. - Интересно, а как остальные справляются?
  Остальные справлялись никак - драконоборцы один за другим высылали коней в галоп. Отряд уже растянулся на сотни шагов, а впереди всех мчался каршарец. Монах пришпорил коня и бросился догонять Гунвальда. Дилль, как он ни боролся с магией, тоже поддался всеобщему безумию, хлестнул своего старенького скакуна, и тот неодобрительно всхрапнув, перешёл в галоп.
  Мимо мелькали пригорки, рощицы куцых берёзок, небольшие овраги - Дилль замечал это, пребывая словно во сне. Вполне добротная насыпная дорога, что вела в Неонин, пролетала под копытами Диллева коня лига за лигой. Далеко впереди показались стены Неонина, когда, не выдержав этой безумной скачки, лошади начали падать. Первым пал конь Гунвальда - всё-таки, весом каршарец превосходил любого из драконоборцев. Бедная коняга, вся покрытая пеной, рухнула, и никакие увещевания и пинки разъярённого варвара не смогли поднять животное.
  Один за другим кони останавливались. Те, чьи скакуны отказывались двигаться , шли дальше пешком. Диллю повезло - его конь продержался дольше других. Хотя, подумал Дилль, везение сомнительное - ведь в результате он оказался далеко впереди остальных. Его товарищи ещё пылили по дороге мимо полузасохших ячменных полей, а он уже стоял перед распахнутыми настежь главными воротами.
  В защитной стене, окружавшей город, неподалёку от ворот зияла огромная дыра. Возникало такое впечатление, будто удар невероятной силы разнёс стену, разбросав в стороны бревенчатый скелет, на который накладывались глиняные кирпичи. Причём, как отметил Дилль, многие кирпичи выглядели оплавленными, а толстенные брёвна обгорели до головёшек.
  - Похоже, наш дракон пробрался в город именно здесь, - проворчал он. - А дырка-то будет размером побольше ворот. Интересно, зачем ему понадобилось разрушать стену, если он мог её перелететь? А, может, наш монстр уже не может летать?
  Дилль с содроганием представил себе размеры дракона, проделавшего эту дыру.
  - Самое разумное - это уехать обратно, - сказал он, но, подчиняясь заклятью, отправился на поиски дракона.
  Внутри Неонина царила разруха и запустение. На улицах валялись брошенные вещи, стояли сломанные телеги, многие дома были сожжены и разрушены. Никого живого Дилль не нашёл, только иной раз среди обгорелых брёвен и гор битого камня серыми тенями мелькали полуодичалые коты. Он пробирался сквозь завалы, ругаясь и чихая от пыли, при этом то и дело его взгляд натыкался на полуразложившиеся трупы. Иные мертвецы были сожжены в пепел, и только по очертаниям оплавленной брони можно было догадаться, что при жизни человек являлся солдатом. Другие были раздавлены в лепёшку, будто попали под здоровенный мельничный жёрнов. Обходя очередного мертвеца, Дилль увидел валявшееся в пыли копьё.
  - О, отлично! Ну, теперь береги глаза, морда драконья! - кровожадно воскликнул он, в то же время уголком сознания понимая всю тщетность попытки поразить огромного дракона этой тростинкой.
  С копьём наперевес Дилль прошагал три или четыре квартала, когда понял, что не имеет ни малейшего представления, куда двигаться. Вообще-то, дракон - это не кошка и спрятаться в какую-нибудь щель не может. Значит, надо просто забраться повыше, откуда можно обозреть окрестности. Самым подходящим для этого местом был дворец наместника, стоящий на холме в центре города. Туда Дилль и отправился по дороге, петлявшей по крутому склону холма.
  Дворец наместника Бореола - Дилль даже вспомнил, как зовут этого господина в обшитом золотом костюме, некогда окружала внушительная стена - видимо для того, чтобы простолюдины не мешали ему руководить городом. Теперь же на стене уцелели лишь два-три участка, а остальное превратилось в руины.
  - Прямо-таки не стена, а рот старого бродяги, - усмехнулся Дилль. - У того тоже пара зубов уцелела, да и от тех толку нет.
  Он перелез через груду битого кирпича, миновал сад с мандариновыми деревьями - некогда ухоженными, а теперь растоптанными и изломанными, и направился к дворцу. Трёхэтажный дворец наместника был разрушен и превращён в гору из брёвен и красных кирпичей. Что этажей в здании раньше было три, Дилль понял по уцелевшему правому крылу, но забраться туда не решился - не до конца разрушенная мраморная лестница держалась на честном слове и при любом неосторожном движении могла упасть.
  Дилль начал карабкаться по горе мусора, что осталась от дворца - сверху он точно сумеет обнаружить дракона. По пути он оступился на квадратной балке и едва не рухнул вниз, в последний момент сумев ухватиться за какой-то длинный изогнутый крюк, торчавший из мусора. Крюк был словно выкован из тёмной стали, а на его поверхности виднелись глубокие царапины и сколы.
  - Интересно, зачем во дворце была нужна такая штука? - спросил сам себя Дилль и тут же ответил: - Наверное, на ней висела люстра. Говорят, в королевских залах такие огромные люстры, что на них тратят сотню осветительных заклинаний за раз. Вот бы глянуть на это...
  Теперь Дилль был осторожнее, больше не пытался изобразить пикирующую птицу и благополучно добрался до вершины того, что когда-то было дворцом наместника. Поскольку он стоял на самой верхней точке в городе, то взору его предстала картина полной разрухи.
  Над городом летали стаи ворон и каких-то более крупных птиц - скорее всего это из степей на поживу налетели стервятники. Крыши некоторых домов отливали коричневым золотом - видимо, в них обитали зажиточные граждане, остальные строения - те, что уцелели, выглядели попроще. В тех местах, где прошёл дракон, зияли рваные коридоры из разрушенных домов и сломанных деревьев. Целые сожжённые кварталы свидетельствовали, что там дракон не погнушался пустить в ход свой огонь.
  Дилль сверху увидел главную площадь с пресловутым фонтаном, в который запрещено плевать под страхом утопления. На площади стояли несколько драконоборцев и что-то оживлённо обсуждали, при этом яростно размахивая руками и мечами. Вскоре к ним подошла ещё одна группа, в которой Дилль разглядел каршарца и монаха в тёмной рясе. Гунвальд не стал вступать в обсуждение, махнул рукой и бегом отправился на поиски дракона. Монах поспешил вслед за каршарцем, а остальные драконоборцы единой группой направились к холму, на вершине которого сейчас восседал Дилль.
  - Хорошо, что Герон не оставил нашего варвара, - проворчал Дилль. - Может, он сумеет удержать его от самоубийства. Кстати...
  Вспомнив про самоубийственное стремление варвара сразиться с драконом, Дилль испытал новый приступ боевой ярости, а потому решился откупорить вино. Наверное, делать это было ещё рановато, но ведь когда дракон найдётся, пить вино будет поздно - оно просто не успеет подействовать. Дилль опустошил примерно треть кувшина. В течение нескольких минут никаких изменений в самочувствии он не ощутил - ему всё так же хотелось найти дракона и надрать ему... ну, до чего можно дотянуться, то и надрать. При этом собственная безопасность Дилля ничуть не волновала. Затем кровавая пелена перед глазами начала рассеиваться, и Дилль уже вполне осмысленным взглядом осмотрел окрестности. Нет, дракона он не увидел, зато начал более трезво оценивать реальность.
  - Смешно: я выпил вина и начал трезво мыслить, - хохотнул он. - Надо будет Герону рассказать, пусть использует этот довод в споре с настоятелем, когда тот будет ругаться на вечное героновское пьянство.
  Монах и каршарец исчезли где-то среди полуразрушенных улиц Неонина, зато отряд драконоборцев, плотной группой приближавшийся к дворцу наместника, Дилль видел отлично. Впереди бежал Каюрт, за ним, размахивая мечами, спешили остальные.
  - Куда ж вы так мчитесь? - пробормотал Дилль. - Каюрт, Блер, я ж вам говорил, чтобы вы вина хлебнули. Видно, не послушались доброго совета - вон как бегут. Ну ничего, сейчас они приблизятся, я им подскажу, как на тот свет не торопиться.
  Когда драконоборцы подошли к подножью холма, на котором высились руины дворца наместника, Дилль, набрав воздуха в лёгкие, заорал что было сил:
  - Каюрт, Блер! - он замахал руками, привлекая внимание. - Выпейте то, что вам дал маг!
  Драконоборцы, услышав его вопль, подняли головы.
  - ..де дракон? - донеслось до Дилля.
  - Я его не вижу!
  - Ищи! Мы сейчас поднимемся.
  - Поднимайтесь, поднимайтесь, - буркнул Дилль. - Дракон, скорее всего, уже покинул город, иначе мы бы давно испробовали на себе его огонь. Эй, Каюрт! В Неонине нет дракона!
  - А где он? - прокричал Каюрт, задрав голову.
  - Откуда мне знать?!! Наверное, ушёл куда-нибудь в степи, - заорал в ответ Дилль и уже самому себе добавил: - Надеюсь, в этом случае нам не нужно будет тащиться невесть куда в поисках собственной погибели.
  В этот момент торчащее бревно, за которое Дилль держался, зашевелилось, как живое, а глиняные кирпичи под его ногами заходили ходуном.
  - Эй вы там, поосторожнее! - возмутился он. - Я всё-таки на самой вершине стою - мне падать дальше, чем вам.
  Огромная груда битого кирпича и брёвен начала расползаться, а во все стороны полетели клубы пыли. Ноги Дилля разъехались, когда прямо под ним образовалась здоровенная трещина. Он рухнул ничком, чувствуя, как съезжает вместе с кучей камней. Бревно, за которое он держался минутой ранее, с глухим стуком упало и покатилось вниз, едва не придавив Дилля. Он проворно откатился в сторону и, чувствуя, как из-под ног уходит шаткая опора, подпрыгнул и ухватился за вертикально торчащий кусок стены.
  Снизу сквозь грохот и шум слышались крики драконоборцев. Вокруг всё тряслось и рушилось, Дилль мёртвой хваткой вцепился в край стены, молясь, чтобы она не опрокинулась на него. Кусок, за который он держался, был, к счастью, прочным - не в пример обломкам, с шуршанием и скрежетом скатывавшимся вниз.
  - Да что же такое происхо...
  Дилль не договорил - раздался оглушительный рёв, и из-под обломков здания среди клубов пыли появилась голова на длинной шее. Разумеется, это был дракон, и появился он всего в каких-нибудь нескольких шагах ниже Дилля. Голова была здоровенная - этот ящер мог бы без труда проглотить лошадь и даже не поперхнуться. Насколько длинной была шея, Дилль разглядеть не сумел - остальная часть тела дракона оставалась скрытой под кучей строительного мусора, в которую превратился дворец.
  Дилль, изо всех сил державшийся за спасительный кусок стены, к своему ужасу вдруг обнаружил, что на самом деле уцепился вовсе не за обломок здания, а за спинной гребень дракона. Выяснилось это очень просто - когда последние куски кладки и брёвна свалились, глазам перепуганного драконоборца предстала широкая спина ящера, на которой мог бы построиться целый десяток солдат, и ещё осталось бы место для командира. Крупная чёрная чешуя, покрывающая дракона, была пыльной, исцарапанной и скользкой - подошвы полувоенных сапог Дилля скользили по ней, как по льду.
  - Где-е маг? - послышалось громовое рычание. - Вы привели мага?
  Заклинание магистра "как его там", наверное, продолжало действовать, но ужас, вселяемый одним только видом огромного ящера был настолько велик, что легко победил человеческую магию. Во всяком случае, Дилль и думать забыл о том, что должен броситься на дракона и попытаться убить его пусть даже ценой собственной жизни. Возможно, это выпитое вино ослабило действие заклинания, но ведь и остальные драконоборцы вели себя ничуть не храбрее Дилля. Сверху ему было хорошо видно, как его собратья по несчастью - те, кого не прибило падающими кусками кирпичей и брёвен, бросились врассыпную ещё до того, как дракон заговорил.- Кто из вас маг? - вновь вопросил дракон, но, само собой, не дождался ответа. Если ответом не считать пузырёк с драконьим ядом, что шлёпнул его по морде, после чего упал и разбился о камни. Оказалось, склянку швырнул теокиец, который не смог убежать из-за того, что ногу его зажало между упавшими брёвнами. Видимо теокиец решил использовать драконий яд, чтобы выгадать некоторое время для освобождения, но промахнулся.
  Отвратительная вонь от едко-жёлтого содержимого бутылька достигла Дилля, отчего его желудок едва не вывернулся наизнанку. Дракону, вероятно, запах понравился ещё меньше - ящер оглушительно взревел и ударом когтистой лапы смёл теокийца в сторону вместе с кучей камней. Огромная гора, в которую дракон зарылся, словно взорвалась, когда он одним прыжком выбрался наружу. Вновь издав громогласный рёв, дракон ринулся на врагов. Точнее, вдогонку им.
  Дилль болтался на спине дракона, как болтается плохо привязанный вьюк на спине взбесившегося осла. Во время одного из прыжков дракона Дилля едва не выбросило, однако он сумел не только не свалиться на землю, но и влезть между двумя зубцами, где закрепился, держась руками и ногами. Для верности он бы ещё и зубами вцепился, но чёрные пластины были для этого слишком жёсткими.
  С той высоты, где Дилль находился, картина побоища, учинённого драконом, была видна в мельчайших деталях. Нескольких драконоборцев ящер растоптал, даже не замедлившись, ещё двое или трое были погребены под развалинами дома, по которому ящер ударил хвостом. Затем наступил черёд огня, о котором слагались легенды: дракон изверг струю пламени, воспламенившую сразу три дома, окружающие их деревья и нескольких драконоборцев. Волна жаркого воздуха, дошедшая до Дилля, заставила его зажмуриться, хотя, возможно, он просто не смог смотреть на вспыхнувшие, как сухие факелы, фигуры людей.
  " А ведь Тернлис наврала - драконий огонь бьёт гораздо дальше, чем на двадцать шагов, - мелькнуло в голове у Дилля. - Жуть какая, даже камни горят".
  Булыжники, которыми была замощена улица, возможно не горели сами по себе, но раскалились докрасна в тех местах, куда била струя пламени дракона. С быстротой, казалось недоступной такому крупному зверю, дракон метался по горящему городу, методично уничтожая осмелившихся бросить ему вызов людей. Дилль увидел, как когтистая драконья лапа превратила Иннариха в кровавую лепёшку. Как Блер издали швырнул в дракона бутылку с ядом, ещё в полёте испарившуюся в жгучей струе пламени - сам Блер повторил судьбу стеклянного снаряда долю секунды спустя. Как Каюрт, прекративший безнадёжно убегать, с безумным отчаянием бросился на огнедышащего монстра лишь для того, чтобы быть разорванным пополам чёрным когтём.
  Рёв дракона прекращался только тогда, когда он выпускал очередную струю пламени. Потоки жаркого воздуха разносили клочки пепла и чудовищный запах гари. Дилль, ухватившийся за спинной гребень монстра, думал только об одном - как бы не разжать руки, и всё-таки оказался не готов, когда дракон расправил крылья, оттолкнулся и взлетел. Несколько резких толчков огромного тела подбросили Дилля, и он наверняка свалился бы на землю, не взлети дракон в этот момент - так Дилль снова оказался на спине чудовища.
  Огромные крылья были покрыты крупными чешуйками и совсем не походили на птичьи. Однако, это ничуть не мешало дракону взлетать, а потом резко пикировать вниз, при этом выпуская очередной огненный залп. Дилль сообразил, что таким образом ящер расправляется с остатками отряда драконоборцев - высматривает их среди развалин Неонина и затем уничтожает. Однако помочь своим товарищам он не мог - ему бы самому удержаться на чёрной и скользкой спине дракона.
  Тем временем дракон, убедившись, что поблизости врагов не осталось, приземлился, проломив при этом какой-то глинобитный забор. Огромные чёрные крылья сложились и тесно прижались к туловищу - видимо на земле они только мешали. Дракон посмотрел на гору мусора, что некогда была дворцом наместника, тяжело вздохнул, отчего листья на стоящей неподалёку яблоне затрепетали, как от порыва ветра, и улёгся на землю.Дилль находился в каком-то ступоре. Ещё пять минут назад он стоял на вершине холма и разговаривал со своими товарищами, а сейчас они все мертвы, сам же он сидит, скрючившись, на спине огнедышащего чудовища и боится не то что шевельнуться, а даже дышать. Как ему теперь выкручиваться, Дилль понятия не имел. Незаметно слезть на землю - нереально. Сколько он просидит без движения на спине этого монстра? Час, два? Всё равно наступит тот момент, когда руки откажутся держать его, или ноги сведёт судорогой, и Диллю придётся пошевелиться. И тогда дракон поймёт, что у него имеется незваный наездник...
  То ли на него подействовали эти полные безысходности мысли, то ли проснулась магия амулета, но только Дилль почувствовал, как у него в крови забурлила ярость. Что толку сидеть и дрожать от страха, если конец предопределён? Уж лучше моментально погибнуть в бою, нежели мучиться в ожидании смерти, чувствуя, как липкий страх постепенно убивает его не хуже драконьего огня!
  Тут в голову Дилля закралась другая мысль: дракон ведь может уснуть. И тогда, возможно, удастся потихоньку слезть с этого чудовища и убраться от него подальше. Мысль эта была так привлекательна, что самоубийственная ярость в крови Дилля бесследно исчезла, и он приготовился к долгому ожиданию. Впрочем, долго ждать ему не пришлось. Дракон вдруг поднял голову, словно прислушиваясь к чему-то, затем повернулся...
  Съёжившийся в комочек Дилль увидел перед собой огромную драконью морду. Огромные зелёные глаза с вертикальными зрачками не мигая смотрели на него, и от этого взгляда кровь стыла в жилах. Губы дракона раздвинулись, обнажая гигантские клыки, каждый из которых был выше Дилля, а в глубине драконьей пасти заклубился дымок.
  "Сейчас пальнёт", - панически подумал Дилль и, сам не зная зачем, крикнул:
  - Прекрати сейчас же! Ты же хотел видеть мага - так я здесь.
  Дракон немного склонил набок голову, будто подробнее разглядывая человека, а затем пророкотал:
  - Ты не маг.
  *****
  Эрстан, проводив драконоборцев, отправился в дом, где с угрюмым видом уселся за стол и принялся в задумчивости барабанить пальцами по шершавой поверхности. Настроение у мага было ужасное - он опять отправил на смерть людей. То, что сам он не может поехать в Неонин, злило мага неимоверно, но противостоять заклятию гроссмейстера Адельядо он не мог просто физически.
  Эонос - хозяин постоялого двора, прокрался из кухни в общую залу и, опасливо оглядываясь, спросил, не угодно ли чего его магству.
  - Моему магству угодно с тебя шкуру спустить за то, что ты нас вчера подставил.
  - Ваше магство, - сделал круглые глаза Эонос, - так ведь вампиры в доме поселились. На вас вся надежда была. Кто же, как не королевский маг с ними справиться может?
  - Действительно, - саркастически заметил Эрстан. - Королевские маги могут всё. Даже дракона прибить. Вот только не разрешают.
  Хозяин не понял, почему маг усмехается.
  - Ладно, живи, - Эрстан залез в кошель, отсчитал два серебряных окса и отдал хозяину. - Это тебе за те кувшины, что я утром брал. И принеси мне ещё парочку. Больших. Да пусть вино будет покрепче.
  - А закусывать чем будете?
  - Я тебе сказал, что принести, - резко ответил маг.
  Эонос поспешил выполнить заказ и вскорости вернулся, неся в руках два пузатых кувшина солидной вместимости.
  - Ваше магство, - увидев, как скривился маг, Эонос тут же поправился: - Ваше чародейство, а долго у меня эта нечисть жить будет? А то ведь...
  - Недолго, - раздался голос Орхама.
  Как вампир спустился с лестницы не слышали ни маг, ни хозяин двора. И если Эрстан только вздрогнул от неожиданности, то Эонос, тихо взвизгнув, испарился из общей залы.
  - Еды принеси! - рыкнул ему вслед вампир.
  - Похоже, вам, мастер Орхам, придётся за едой идти самому - вряд ли хозяин вас услышал, - заметил Эрстан. - Кстати, а чем вы питаетесь? Надеюсь, не...
  - Нет, - усмехнулся вампир, угадав, что не договорил маг. - Мы едим то же, что и люди.
  - А у нас ходят слухи, что вампиры питаются человеческой кровью, - напрямик сказал Эрстан.
  - Брехня, - Орхам поморщился.
  - Но ведь находили целые деревни, где все поголовно жители были высосаны досуха.
  - Послушай, маг, ты можешь отвечать за весь род людской? - неожиданно перешёл на "ты" вампир. - Думаю, нет. Точно так же и я не могу отвечать за тех, кто поступал так с мирными людьми. - Он немного помолчал и нехотя добавил: - Они не из нашего клана.
  - Значит, у вас есть несколько кланов?
  - Да. У нас есть традиция пить кровь побеждённого врага. Врага, с которым ты сражался, но не мирного жителя. Клан Григот следует заветам старших. А за другие кланы не скажу.
  - Я слышал рассказы путешественников, что далеко на юге есть племена, которые поедают сердца врагов, чтобы стать сильнее. Ерунда, конечно. В смысле, я насчёт "стать сильнее", а не про рассказы.
  - Напрасно ты так думаешь, - вампир, похоже, окончательно перешёл на "ты". - Кровь - это источник силы. Ну скажи, какая ещё жидкость может дать столько энергии?
  - Вино, - ухмыльнулся маг. - Нет?
  Вампир так и застыл с открытым ртом, потом опомнился и согласно кивнул.
  - Ну, в какой-то мере, ты прав. Между прочим, вино мы пьём с неменьшим удовольствием, чем кровь.
  Маг намёк понял и молча придвинул один из кувшинов к Орхаму. Эрстан сделал несколько больших глотков и закрыл глаза, прислушиваясь к своим внутренним ощущениям. Нет, ничего не изменилось. Тогда он приник к кувшину и глотал вино до тех пор, пока не почувствовал головокружение. Вампир удивлённо смотрел, как маг напивается с утра пораньше - сам же он только отхлебнул.
  Эрстан открыл глаза и схватился за медальон.
  - Ну-ка...
  Он сделал несколько пассов и на амулете сверкнули яркие искорки.
  - Что ж, господин магистр, кажется я готов освободиться.
  Эрстан отпустил медальон и снова приник к кувшину, совсем забыв про вампира, который с удивлением наблюдал за странным поведением мага. Тот, поставив кувшин на стол, вновь схватился за амулет, и на сей раз рой искорок был гораздо плотнее.
  - Ага! - торжествующе воскликнул Эрстан. - Действует! Ай да Дилль, ай да молодец!
  - Дилль, это который рыжий и тощенький, если не ошибаюсь? - осведомился вампир.
  - Он самый.
  - Умный парнишка, хотя и слишком языкастый.
  - Да. Жаль, погибнет сегодня. Фу, в меня уже не лезет, а надо!
  Эрстан поморщился, но геройски опустошил свой кувшин.
  - Зачем? - полюбопытствовал Орхам. - Это такой магический ритуал?
  - Слушай сюда, вампир, - кувшин вина заставил Эрстана забыть про то, что перед ним сидит посол и мастер клинка. - Я сейчас напьюсь до зелёных попугаев и уеду. В Неонин. Скорее всего, обратно не вернусь, потому что дракон меня того... сожрёт. Поэтому ты или сам езжай к королю, или жди следующего отряда драконоборцев. Старшим с ними будет... ой, забыл! Ты представляешь, забыл, как мастера Вальдени зовут!
  - Наверное, его зовут мастер Вальдени, - без тени улыбки предположил Орхам.
  - Тощщно, - маг шумно вздохнул. - Так ты ж его знаешь! Вот с ним и езжай. А я... Что? Вино кончилось? Дай-ка...
  Бесцеремонно отобрав кувшин у вампира, Эрстан приложился к нему. По усам и подбородку его сбегали красные струйки и окрашивали серо-зелёный походный мундир некрасивыми багрово-коричневыми пятнами. Наконец маг поставил посудину на стол, правда, едва не промахнувшись, с трудом поднялся на ноги и предпринял третью попытку почародействовать над своим медальоном. На сей раз украшение окутало не облако искр, а настоящее магическое пламя, от которого борода и кафтан Эрстана немедленно затлели. По обеденной зале пополз запах жжёной шерсти.
  - Получилось! - ликующе воскликнул маг, небрежно сбивая огонь. - Всё, я пшёл. Прощай, вампир!
  Пошатываясь, маг вышел из дома и с трудом побрёл к конюшне. Орхам проводил его озабоченным взглядом, затем зычно крикнул:
  - Тео! - подождав и не получив ответа, Орхам взревел: - Тео, немедленно ко мне!
  Послышался топот, после чего перед старшим вампиром оказался его ученик.
  - Опять магичить пытался? - глядя на чумазую физиономию Тео, спросил Орхам. - Я тебе это уже раз двести запрещал?
  - Да я же только чуть-чуть попробовал, - робко возразил молодой вампир. - Не сильно совсем.
  - Ты каждый раз не сильно пробуешь, а в результате только по чистой случайности никто не погибает. Если ещё попытаешься самостоятельно заняться магией, я тебя свяжу. И до самого Тирогиса будешь ехать в виде катушки ниток. Ты меня понял?
  - Да, мастер, - уныло ответил ученик, видимо, прекрасно зная своего наставника - сказал свяжет, значит, свяжет.
  - Найди хозяина и потребуй у него еды, - проворчал Орхам. - А я уеду ненадолго.
  - Куда, мастер? - Тео округлил глаза. - Я не хочу оставаться один! Можно я с вами поеду?
  - Нет. Я скоро вернусь. Наш проводник собрался в Неонин, хочет повидать Хранителя и умереть. Но, думаю, до города маг не доедет.
  - Почему?
  - Потому что полтора кувшина вина с утра пораньше не способствуют путешествию, - несколько туманно пояснил Орхам. - А ты займись хозяином и завтраком на двоих.
  Старший вампир удалился, оставив своего подопечного размышлять, не имел ли в виду наставник, что из "заняться хозяином" вытекает "завтрак на двоих"? И, если да, то что вдруг случилось с Орхамом, который никогда на памяти Тео не пил кровь гражданских - ни людей, ни вампиров.
  *****
  Голова была отвратительно непропорциональной, раздутой с одной стороны, словно дракон затолкал себе за щеку целого быка. Возможно, подумал Дилль, так оно и есть - вдруг драконы, как хомяки, прячут за щеками еду про запас, а потом потребляют её по мере необходимости? Что за дурацкие мысли лезут ему в голову в последнюю минуту жизни! Сейчас дракон дыхнёт на него, и Дилль превратится в пепел, даже не успев вскрикнуть...
  Но дракон не выпустил огонь, а просто приблизил свою уродливую морду к человеку, раскрывая огромную, как пещера, пасть.
  "Значит, сожрёт, - решил Дилль - Видно, не хочет дышать огнём себе на спину".
  - Не надо кусать меня, - крикнул Дилль, тщетно пытаясь забиться между спинными пластинами. - Вы обязательно заденете свой гребень, а потом будете страдать зубной болью!
  Дракон с шумом втянул воздух - Дилля при этом едва не выдернуло из спинно-гребенчатого убежища.
  - Нет, я не чувствую в тебе магии, - рыкнул дракон. - Значит, ты бесполезен.
  В драконьей глотке вновь заклубился дым, и Дилль в который уже раз попрощался с жизнью и зажмурился. Прошла секунда, другая, а Дилль был ещё жив.
  - Что ты сказал насчёт зубной боли?
  Дилль открыл один глаз и обнаружил, что драконья морда находится от него на расстоянии вытянутой руки - так близко, что можно разглядеть каждую мелкую чешуйку на носу дракона.
  - Я сказал, что зубы будут болеть, если укусить что-нибудь твёрдое, - срывающимся голосом крикнул он.
  - Не ори, я и так тебя хорошо слышу, - проворчал дракон, обдав Дилля горячим дыханием. - Ты что-нибудь понимаешь в зубах?
  Дилль закашлялся от едкого дыма, что не помешало ему сообразить - дракона, видимо, очень волнует тема зубов, значит, нужно попробовать заинтересовать его чем-нибудь подобным.
  - Само собой, я же лучший дантист всех северных земель, - сдавленно прохрипел Дилль. - Очереди выстраивались по сотне человек, чтобы попасть ко мне.
  - Дантист? А что же ты здесь делаешь? - усмехнулся дракон.
  - На меня, как и на моих товарищей, наложили заклятье, и я был вынужден отправился сюда, чтобы... сражаться с вами, - промямлил Дилль, не решаясь употребить словосочетание "сразить дракона". Кто его чешуйчатого знает, вдруг обидится? - Вот из-за этого амулета я и был вынужден побеспокоить вас.
  Дилль дрожащими руками достал магический амулет и показал его дракону.
  - Сражаться со мной? - на драконьей морде отчётливо проявилась презрительная гримаса. - Смешные вы - люди. Что могут ваши мечи против меня?
  - У меня нет меча, - поспешил ответить Дилль. - Я вообще человек мирный.
  - Ага, люди вообще все мирные, - фыркнул дракон. - Стоило мне появиться в пригороде Неонина, как на меня набросилась целая армия. И потом те, кто сюда пробирался, мирно бросали в меня бутылки с мочой василиска - за это убивать надо!
  - Так вы ж их и убили, - Дилль сообразил, что за жёлтую жидкость ему подсунул маг, и ощупал сумку. Не хватало ещё, чтобы злополучная бутылка вывалилась именно в тот момент, когда дракон, кажется, настроился на мирный лад.
  - Естественно! Любой, покусившийся на твою жизнь, должен быть уничтожен - это первый принцип дракона.
  - А если кто-то не покушался на жизнь дракона, а просто случайно оказался на его спине? Может ли дракон великодушно меня отпустить?
  - Знаю я вас, людей: сначала попросишь отпустить, затем притащишься с какой-нибудь дурацкой просьбой, а потом обнаглеешь и вовсе на шею сядешь.
  - Да что вы, на вашу шею ни за что не сяду! - вполне искренне воскликнул Дилль.
  - Значит, насчёт первых двух пунктов ты согласен?
  - Клянусь, если вы меня отпустите, то постараюсь больше вам на глаза не показываться! - Дилль интенсивно закивал в подтверждение своих слов.
  - Лучше уж сразу прикончить тебя - хлопот меньше будет, - задумчиво сказал дракон.
  - Я ж вам на один зуб - мной много не наедитесь, - осмелел Дилль.
  - Кстати, о зубах, - дракон поморщился, отчего его скривлённая морда приобрела совсем ужасное выражение. - Они у меня болят.
  Дилль почувствовал, как по спине потекла тонкая струйка пота. Зачем он, спрашивается, назвался дантистом? Однако, отступать было некуда, и он, набравшись храбрости, спросил:
  - Не могу ли я вам помочь?
  - Думаю, не можешь, - после непродолжительной паузы ответил дракон. - Раньше этим занимались только маги. А ты - не маг.
  - Пусть я не маг, зато разбираюсь в зубах не хуже того, кто их придумал, - соврал Дилль. - Да я всех коров в Тригороде перелечил, между прочим!
  - Ты что, сравниваешь меня с коровой? - глаза дракона нехорошо сощурились.
  - Упаси Единый, конечно нет! - замахал руками Дилль. - Я веду речь о том, что мог бы посмотреть ваши зубы и, возможно, прописать рецепт-другой...
  - Я сама тебе сейчас пропишу рецепт-другой! Мне не нужны рецепты, мне нужно избавиться от зубной боли! - послышалось новое рычание дракона.
  "Сама?!! Это же не дракон, а драконица, - мелькнуло в голове Дилля. - А я ей про коров рассказываю".
  - Сударыня, прошу прощения, если оскорбил вас, - Дилль прижал руку к сердцу в знак искренности своих слов. - Поверьте, мне очень больно смотреть на то, как мучается такая прекрасная драконица. К тому же, уж простите за откровенность, эта опухоль вам совсем не идёт.
  - Сама знаю, - проворчала драконица. - Эта опухоль не просто мне не идёт - она меня уже почти убила. Вот почему мне был нужен маг.
  Мысли Дилля понеслись, как перепуганные зайцы. Маг в наличии имеется - всего лишь в половине дня пути. Однако, привезти сюда Эрстана будет непросто: на мага наложено заклятье, не позволяющее ему ехать в Неонин. Правда, если его напоить, то действие заклинания ослабнет, но ведь от пьяного мага и толку не будет. К тому же, когда Эрстан протрезвеет, заклятье будет действовать ещё сильнее, а это может просто умертвить его. Значит, остаётся одно: нужно ехать в Тирогис, рассказать обо всём самому главному магу, и тот пришлёт сюда целый взвод врачевателей и целителей.
  Дилль всё это и выложил драконице. Та внимательно его выслушала и в ответ на просьбу отпустить его за помощью в Тирогис, отрицательно качнула головой.
  - Нет, - выпустив клуб дыма, сказала она. - Даже если ты и не сбежишь - во что я не верю, и даже если Академия выделит мага - в чём я сомневаюсь, то помощь придёт слишком поздно. Моя энергия заканчивается - я и так уже еле двигаюсь. Этот последний бой отнял у меня последние силы.
  Дилль вспомнил, как драконица носилась по городу, разрушая всё на своём пути и сжигая драконоборцев - это называется она еле двигалась! Какова же она тогда в полной силе?
  - И всё-таки разрешите мне съездить хотя бы до постоялого двора - Эрстан должен ждать там тех, кто мог бы выжить после встречи с вами. Я попробую привезти его сюда, и он сумеет оказать вам помощь.
  - Ты просто сбежишь, - вздохнула драконица. - Я знаю людей.
  - Клянусь, не сбегу! - Дилль вдруг почувствовал, что он в кои-то веки говорит правду.
  Если драконица отпустит его, то он приведёт сюда Эрстана, пусть даже для этого придётся тащить его на собственной спине.
  - Мне бы надо самой добраться до мага, но сил уже нет, - драконица положила голову на груду глиняных кирпичей, некогда бывших высоким забором, и полуприкрыла глаза. - Настало моё время уходить в вечность.
  Дилль застыл. Чешуйчатый монстр умирает - похоже, его силы тают прямо на глазах. И если дракон не притворяется, а также не сожрёт и не испепелит его, то он, Дилль, вновь может стать знаменитостью - для этого достаточно лишь подождать, а потом изобрести подробности великой битвы. И тогда Дилля будут прославлять, как величайшего драконоборца всех времён, дамы будут вздыхать и томно просить прогуляться с ним по тёмным аллеям, мужчины будут завистливо хмурить брови и за его спиной говорить "я бы тоже так смог"... Чванливый господин наместник короля в Неонине будет прилюдно кланяться ему и благодарить за освобождение города от кровожадного чудовища.
  Блистательное будущее ослепительной молнией промелькнуло в мозгу Дилля. Просто сиди тихо, как мышка, чтобы дракон забыл про твоё существование - так говорил внутренний голос. Но какое-то непонятное чувство заставило Дилля совершить прямо противоположное. Он встал и крикнул:
  - Эй, не смей умирать! Я скоро вернусь и приведу сюда мага.
  Драконица подняла голову, а её зелёные глаза сверкнули неземными огнями.
  - Похоже, ты действительно готов сделать это, человек, - в голосе драконицы Диллю послышалась усмешка.
  - Готов, готов, - проворчал Дилль, ища место, чтобы спуститься на землю. - Если слезая с тебя не убьюсь, то притащу тебе Эрстана. Он в академии был врачевателем и бытовиком, значит, должен соображать, как вылечить дракона.
  Чешуя на спине драконицы была скользкой, Дилль не удержался и поехал, как зимой по ледяной горке. Воздух - неважная замена надёжной опоре, и схватиться за него Диллю не удалось, а потому он скатился с крутого чёрного бока и рухнул на землю, подняв облачко пыли. Встав, он, прихрамывая, заковылял вдоль громадного туловища к голове драконицы.
  - Извини... то есть, извините, сударыня, могу ли я задать вам вопрос?
  На драконьей морде отчётливо обозначилось удивление.
  - Ну, задай, - хмыкнула драконица.
  - Правда ли, что драконий огонь уничтожает любое человеческое заклинание?
  Драконица фыркнула, с земли поднялась туча пыли и пепла.
  - Нашёл о чём спрашивать! Ну, допустим, уничтожает, хотя и не всякое, и что?
  - Могу ли я попросить вас дунуть на этот демонов амулет? - Дилль показал ей медальон. - Дело в том, что я вновь начинаю чувствовать его магию и, прошу прощения, желание убить вас. Боюсь, что это заклятье помешает мне добраться до постоялого двора.
  - А что, до этого ты не чувствовал заклятья?
  - До этого я слишком боялся вас, сударыня, чтобы думать о чём-то другом. А теперь, когда страх прошёл, магическая ярость вновь туманит мой мозг.
  - То есть, ты меня уже не боишься? - чешуйчатая бровь драконицы поднялась. - Не будь у меня так мало времени, я бы с удовольствием провела над тобой пару экспериментов. Ладно, давай свою магическую поделку.
  Дилль бросил амулет на землю и поспешно отбежал в сторону. Драконица вытянула губы трубочкой, из пасти её сначала вырвалась струя дыма, а затем полыхнул огонь. Золотой амулет растаял, как снежинка в кузнечном горне - на том месте, где он лежал, осталось только докрасна раскалённое пятно сплавленного песка. Дилль почувствовал, как на мгновенье его с ног до головы окатило невидимым жаром, а затем это чувство исчезло. А заодно пропало и ощущение, что амулет был его частью.
  - Ура-а! - не удержался и завопил Дилль. - Спасибо тебе, прекрасная драконица! Я снова свободен! Так, жди меня здесь и никуда не уходи. Я вернусь так быстро, как только смогу.
  Дилль бросился вниз по улице и даже успел пробежать шагов сто, но одна мысль заставила его остановиться. Когда драконица гонялась за драконоборцами, Гунвальда и Герона среди них не было. Значит, каршарец и монах ещё живы, хотя это ненадолго - заклятье заставит Гунвальда бросится в бой, и драконица испепелит неугомонного варвара. А с ним и монаха.
  - Проклятье! Проклятье на мою голову тысячу раз! Уйти или вернуться?
  Само собой, Дилль не раздумывал ни мгновенья и помчался обратно. Драконица слегка повернула голову в его сторону, когда он приблизился к ней.
  - Прошу прощения, сударыня, могу ли я...
  - Ты ещё здесь?
  - Тут где-то бродят мои друзья - они тоже под заклятьем. Монах и каршарский варвар. Пожалуйста, не убивайте их!
  Взгляд зелёных глаз драконицы был таким пронзительным, что Дилль поневоле попятился. "Ну, теперь она меня точно сожжёт, - мелькнуло в голове у него. - Что я за дурень - шёл бы себе восвояси!"
  - Вот знала же, что сначала попросит отпустить, затем притащится с дурацкой просьбой, - сказала драконица.
  - Но ведь они мои друзья, - пролепетал Дилль. - Я не могу... Сударыня, вы ведь ради друзей тоже бы рискнули, не правда ли?
  - У драконов нет друзей, - глухо кашлянула она. - Уходи, пока я не передумала.
  Драконица тяжело вздохнула и вновь положила голову между когтистых лап. Дилль попятился, прошёл таким образом с десяток шагов, но остановился. Его внутренний голос, всегда советовавший быть осторожным, на сей раз не говорил, а орал благим матом "уходи и не возвращайся", но Дилль стоял неподвижно - не хуже памятника императору Гариалю.
  Ни каршарца, ни монаха пока не было видно, но их появление - дело нескольких минут, потому что только слепой и глухой мог бы не заметить и не услышать ревущего и плюющегося пламенем дракона. Ни Гунвальд, ни Герон не страдали вышеназванными физическими особенностями, к тому же варвар просто бредил схваткой с драконом. Значит, едва он появится здесь, как его природный темперамент вкупе с заклинанием боевой ярости заставит Гунвальда броситься в бой. Дилль, конечно, высоко ценил воинские способности каршарца - он даже со связанными руками успешно противостоял вампиру, но тут Гунвальду ничего не светило. Дракон был попросту слишком огромен, чтобы его можно было поразить мечом - это понятно любому разумному человеку. Но не каршарцу, который, как известно, к разумным существам не относится.
  Самым логичным решением было поискать Гунвальда, затем обездвижить его - попросту говоря, дать по башке чем-нибудь тяжёлым, отобрать амулет и упросить дракона ещё раз уничтожить злобную магическую поделку из магической Академии, после чего ехать за магом. Но что, если Дилль отправится в одну сторону, а каршарец с монахом придут с другой?
  Дилль яростно почесал кончик носа, словно это могло улучшить мыслительный процесс. Нет, уходить отсюда нельзя - нужно остаться и перехватить варвара до того, как он ринется на дракона. Единственная загвоздка - это сам дракон. Ну, или драконица. Она же ясно дала понять, что не собирается больше терпеть его присутствие. И если Дилль будет мозолить ей глаза, то рискует не только ничем не помочь своим друзьям, но и сам превратиться в пепел. Оставался один выход - заинтересовать драконицу, при этом, желательно, чтобы она его не сожрала. Так, она что-то говорила о зубах...
  Дилль, глубоко вздохнув, зашагал к драконице.
  - Мадам, простите великодушно, не будет ли наглостью с моей стороны спросить ваше имя? Я буду рассказывать своим детям о могучей и прекрасной драконице...
  - Вот же привязался, как чешуйный лишай! - по огромному телу прошла дрожь. - Умереть спокойно не даёт! Тринн меня зовут!
  - А я - Дилль. Госпожа Тринн, а почему, собственно, вы собираетесь умирать? Такой прекрасной драконицы я ещё никогда не видел, и, право слово, мне искренне жаль...
  - Мне тоже жаль, - саркастически хмыкнула драконица, - что умирать приходится в обществе такого болтливого и назойливого существа, как ты. Будь на твоём месте мастер-маг, я бы, возможно, и поговорила с ним о своей болезни, а на тебя тратить последние силы не хочу.
  Дилль переборол искушение заткнуться и просто подождать - а вдруг драконица помрёт прямо сейчас? Несмотря на её слова о слабости, сил у неё вполне может хватить на то, чтобы испепелить каршарца и монаха, когда они кинутся в драку.
  - Послушайте, - заорал Дилль, видя, что драконица закрыла глаза, - мне же нужно описать Эрстану, что с вами произошло. Он, может быть, по пути сюда придумает лекарство.
  - Для драконов не существует лекарств, - Тринн открыла один глаз. - Зато существуют яды. Меня отравил съеденный мной хивашский шаман.
  Дилль принялся лихорадочно вспоминать, чем отличаются от остальных людей хиваши. Говорили, что они поклоняются демонам и пытаются возродить запрещённые искусства, вроде некромагии, но никто никогда не упоминал, что у хиваши ядовитая кровь. Или печень, к примеру. Наверное, драконица что-то напутала.
  - Уважаемая Тринн, я, конечно, не специалист по хиваши, но, насколько я помню, они люди. А люди ядовитыми не бывают. Уж это-то я знаю.
  - Ядовитее людей расы нет, - буркнула драконица. - Если ты такой знающий, скажи, отчего у меня болят зубы? Или ты думаешь, что я по жизни такая кривомордая? Из-за этой опухоли я уже несколько месяцев ничего есть не могу: при любом укусе - боль страшная.
  Дилль сделал умный вид, хотя на драконицу это вряд ли произвело впечатление.
  - Вот так сходу я ничего сказать не могу, - глубокомысленно заявил он. - Сначала нужно осмотреть пациента, а уж затем делать выводы.
  - А что ты понимаешь в драконах? - удивилась Тринн.
  - Ничего, - признался Дилль. - Но я же потомственный дантист - все мои предки лечили зубы, а прадед даже вырвал зуб мудрости у герцога Орландского.
  - И что?
  - Ну, говорили, что герцог Орландский с тех пор изрядно поглупел.
  - Да я не про твоего герцога! Ты дантист, и что?
  - Я могу осмотреть ваши прелестные зубки на предмет болезни, - сказав это, Дилль непроизвольно содрогнулся - величиной каждый "прелестный зуб" был едва ли не с него самого.
  - Глупый человечишка, - прошипела драконица, - даже если у меня больные зубы, разве ты сумеешь их вылечить или вырвать? Только маг мог бы справиться с такой задачей, да и то не каждый.
  - Я просто погляжу, чтобы сообщить подробности магу, а уж он решит, какое лечение вам предложить, - сказал Дилль, в душе костеря Гунвальда и Герона: где их носит? - Госпожа Тринн, разрешите произвести осмотр?
  Драконица проворчала что-то невнятное - то ли ругалась на драконском языке, то ли это у неё просто в животе бурчало. Дилль, как это ни удивительно, совсем перестал бояться этого огромного бронированного и огнедышащего монстра - наверное, всё дело в разговоре. Ведь если с тобой разговаривают, значит, жрать не будут. К тому же, Тринн сама сказала, что кусать ей больно. Хотя для того, чтобы избавиться от назойливого человека, ей не требуется его съедать - одно движение когтём, и прощай Дилль! К тому же, в отличие от зубов, её огнетворный аппарат работает вполне исправно, и она может пустить его в ход в любой момент.
  - Уйди, - рыкнула она, - в последний раз предупреждаю.
  - Нет, я не понял! - возмутился Дилль. - В конце концов, кому это надо? Ты же пришла сюда за помощью, а теперь, когда эта помощь совсем рядом, отказываешься. Нет, я решительно не понимаю драконов!
  Драконица наклонила голову, словно примеряясь, как бы поудачнее пыхнуть на него огнём. Хотя чего ей метиться, ведь всего лишь один её огненный плевок может испепелить целую роту?
  - Драконов никто не понимает, - Тринн вздохнула, и Дилля обдало её жарким дыханием. - Ну, смотри, раз напросился.
  Челюсти драконицы раскрылись, а Дилля пробрала дрожь. Одно дело стоять рядом с огромным драконом, и совсем другое - добровольно лезть к нему в пасть.
  "Вот уж действительно, напросился! И вообще, зачем я сказал, будто что-то понимаю в её зубах? Уж сколько мне говорили - хватит врать! И вот к чему это привело."
  Дилль попытался издали заглянуть в пасть - там царила полутьма, как в пещере. Собственно, и размером пасть пещере не уступала. Он подошёл поближе, опять заглянул и, конечно, ничего, кроме частокола огромных бело-серых зубищ, не увидел. Придётся всё-таки лезть...
  Он сбросил на землю сумку - не хватало ещё, чтобы бутылочка с мочой василиска разбилась прямо в пасти дракона, решительно выдохнул и только собрался пролезть между передними зубами Тринн, как её челюсти с лязгом схлопнулись. Дилль совершил изумительный по красоте прыжок спиной вперёд, одним махом оказавшись шагах в десяти- Ты чего копаешься? - спросила драконица. - Долго мне сидеть с открытой пастью?
  - Ты меня съесть хотела? - Дилль спрятал руки за спину, чтобы драконица не увидела, как они трясутся.
  - Хотела - съела бы, - проворчала драконица. - Просто тебя спросила.
  - А зачем тогда пасть закрыла?
  - А ты сам пробовал разговаривать с открытым ртом?
  Дилль попробовал - получилось неразборчивое мычание.
  - Тринн, ты не могла бы заранее предупреждать, когда собираешься заговорить?
  - Интересно, как?
  Действительно, как? Для того, чтобы предупредить, она должна заговорить, а для того, чтобы заговорить, она должна сомкнуть челюсти. Дилль искренне не хотел в этот момент оказаться меж её зубов.
  - Ну, мыкни, хотя бы. Я быстренько вылезу, и ты скажешь всё, что хочешь. Идёт?
  - Мыкни? - зрачки драконицы сначала сузились, а затем расширились. - То есть, ты меня всё-таки сравниваешь с коровой?!!
  - Упаси Единый и всякие прочие боги! - возопил Дилль. - Как у тебя язык повернулся такое сказать? Разве можно такую грациозную и обаятельную драконицу сравнивать с неуклюжим травоядным животным? Тринн, да ты самая прекрасная и смертоносная драконица, которую я когда-либо видел!
  Что показательно, на этот раз Дилль говорил чистую правду - он действительно других дракониц не имел счастья лицезреть. Или несчастья, это уж как посмотреть.
  - Мелкий лгун! - громыхнула Тринн. - Посмотри на меня, разве я прекрасна?
  - Конечно! - убеждённо сказал Дилль. - Ты прекрасна, как майская гроза - такая же красивая и смертельно опасная.
  - Майская гроза, - проворчала драконица. - Надо же такое придумать.
  - Я только хотел сказать... - растерялся Дилль, но Тринн его прервала.
  - Умолкни. Мне нравится это сравнение. Чего стоишь? Хотел сделать осмотр - так смотри.
  Драконица вновь раскрыла пасть. Дилль только вздохнул - женщины всегда остаются женщинами, даже если они драконы. Вот и пойми, рассердилась она или нет? Наверное, нет, иначе Дилль уже перевоплотился бы в облачко чёрного пепла.
  Он сделал второй подход, но остановился, с сомнением посмотрев на свои пыльные сапоги.
  - Тринн, мне разуться или можно прямо так?
  Челюсти схлопнулись (на этот раз Дилль отпрыгнул всего лишь на шаг), и драконица сказала:
  - Давай так.
  - Ну, как скажешь, - пробормотал Дилль.
  Он осторожно перелез через передние зубы и сделал пробный шаг по шершавому коричнево-чёрному языку.
  - Тринн, ты только не вздумай чихнуть! - проорал он.
  Драконица ответила утробным рычанием, и от этих гулких вибраций Дилля затрясло.
  - Однако, у неё и голосок, - тихо сказал он. - Надеюсь, она ответила, что не будет чихать, иначе я вылечу отсюда, как камень из пращи.
  Как это ни странно, но дыхание драконицы не было вонючим. Оно даже не пахло дымом, хотя запах гари всё же витал в воздухе. Для самоуспокоения Дилль решил, что так и должно пахнуть там, где полыхало драконье пламя . А потому он отбросил всякие мысли о том, что Тринн вдруг кашлянёт огнём, и занялся делом.
  Он осмотрелся и поначалу, разумеется, ничего подозрительного не обнаружил. Ну торчат здоровые, как каменные столбы, зубы, и что? Дилль отметил, что на некоторых зубах есть сколы и трещины, однако, может ли это причинять боль дракону, не знал. Он с умным видом поколупал шершавый зуб (хотя для кого старался - непонятно, ведь всё равно его никто не видел), затем продолжил осмотр.
  От передних клыков Дилль перешёл дальше. Всем известно, что драконы - хищники, а потому даже коренные зубы Тринн были остроконечными, хотя и немного сточившимися от возраста. Ну ещё бы, за пятьсот лет что угодно может сточиться!
  Дилль припомнил, какая сторона драконьей морды была опухшей - левая, значит, от него правая. Он внимательно осмотрел щёку Тринн и даже потыкал её пальцем - ощущение при этом возникло, будто Дилль ткнул заслонку ещё не остывшей печи. Нёбо драконицы было опухшим, а десна левой стороны отличалась от правой ещё и цветом: если правая была коричнево-чёрной с оттенком красного, то левая выглядела как фиолетово-красный нарост, наполовину скрывающий зубы. А зубы, как уже упоминалось, у драконицы были немаленькие.
  Если судить по кожевеннику Филипу - соседу Дилля по Тригороду, у которого зубы болели всегда, а пару раз в году от этого опухала щека, то у драконицы были те же самые признаки. Лечился кожевенник, насколько Дилль помнил, всегда только одним средством: крепким пивом. И через неделю-другую опухоль у него спадала, правда, проходила ли зубная боль, кожевенник не говорил. Возможно потому, что зубов у него с каждым годом становилось всё меньше и меньше.
  - Интересно, сколько пива должна выпить драконица, чтобы ей это средство помогло?
  Кроме несусветного количества пива, которое понадобилось бы для лечения дракона, метод не вызывал доверия ещё и по причине сомнительности первоисточника - как Диллю всегда казалось, дядька Филип просто пользовался поводом, чтобы безнаказанно напиться. Жена кожевенника, кстати, тоже придерживалась подобной точки зрения, а потому Дилль решил, что этот способ сейчас явно неприменим. А какой тогда способ применим?
  Дилль пожал плечами - ну, осмотрел он драконью пасть, и что? Всё равно никакого вразумительного лечения предложить он не мог, так что следовало завершать эту дурацкую затею и вылезать из драконьей пасти, пока Тринн не надумала закрыть челюсти или чихнуть. Единственное, чем он мог реально помочь драконице - это запомнить что и как выглядит, чтобы потом подробно описать Эрстану. Дилль напоследок ещё раз осмотрелся и собрался вылезать, когда заметил одну вещь, которой явно не место в драконьей пасти.
  Он сделал пару шагов, оказавшись почти в глотке дракона, и присмотрелся к предмету, часть которого виднелась между зубами. Выглядел этот предмет, как обломок довольно толстой палки с узорами - они были то ли вырезаны на дереве, то ли нарисованы краской. Десна дракона вокруг деревяшки приобрела траурно-чёрный цвет, и даже сероватые драконьи зубы слегка потемнели от этого соседства.
  - Эге, - протянул Дилль, - вот теперь всё ясно. Чем бы ни была эта деревяшка, именно из-за неё и болят прекрасные драконьи зубки. Однако, что теперь делать?
  Самым очевидным было попытаться выдернуть деревяшку, но Дилль справедливо опасался, что едва он приступит к выполнению, как драконица от боли сожмёт челюсти. Видимо, именно поэтому ей и требовался маг, который мог бы провести операцию, не залезая дракону в пасть и не рискуя собственной жизнью.
  Окрылённый успешным завершением осмотра, Дилль легконогим кузнечиком перепрыгнул драконьи зубы и, отбежав на несколько шагов, чтобы видеть морду драконицы, сказал:
  - Тринн, теперь мне всё ясно. Недаром меня зовут лучшим зубником всех северных земель.
  Вообще-то зубниками звали тех, кто просто дёргал больные зубы, а дантистами были те, кто пытался эти самые больные зубы лечить при помощи настоев или магии, но Дилль про это как-то забыл - в конце концов, он ещё не успел привыкнуть к своему новому званию. К счастью, драконица не обратила на это внимания. Её челюсти с шумом схлопнулись, и Тринн вопросительно уставилась на Дилля. Он приосанился и с важным видом спросил:
  - Ты что-то говорила про хивашского шамана, которым имела несчастье поужинать?
  - Вообще-то, позавтракать. Да, а что?
  - Думаю, что часть его застряла у тебя меж зубов, отчего у зубы и разболелись.
  - Пф! - фыркнула Тринн. - Как он мог застрять? Да я его сожрала и даже не заметила этого. А вместе с ним уничтожила целый отряд сброда, именующих себя воинами пустыни. Кстати, все они были довольно вонючими.
  - Давай оставим в стороне твои гастрономические пристрастия, - поморщился Дилль. - Насколько я понимаю, застрял не сам шаман, а его посох. Во всяком случае то, что торчит у тебя между двух коренных зубов, очень его напоминает. Такая деревяшка, расписанная какими-то узорами.
  - Посох, - задумчиво сказала драконица. - Мерзкие хиваши пришли в Запретный предел с чёрным колдовством. Видимо, по пути их отряд сильно потрепали разные твари, потому что многие воины были ранены и не доставили мне особенных хлопот. Зато три хивашских шамана швырялись какими-то зелёными молниями, а один из них даже попытался открыть демонский портал, чем окончательно взбесил меня. Я его и сожрала в назидание другим. Хотя, конечно, никого ритуальное пожирание не испугало, потому что остальных я перед этим просто сожгла.
  - На мой взгляд дело простое: нужно всего лишь вытащить кусок шаманского посоха у тебя из десны, - сказал Дилль. - Ну и какие-нибудь примочки сделать.
  - Примочки не нужны - если отрава будет удалена, мой организм сам начнёт восстанавливаться.
  - Тем лучше! - бодро воскликнул Дилль. - Тогда я по-быстрому смотаюсь за магом и приведу его сюда. Правда, придётся придумать, как обойти действие заклинания, запрещающего ему приближаться к Неонину. Зато когда я его приведу, он поможет тебе избавиться от отравленного куска дерева.
  - Иди, - согласилась Тринн. - Но ты всё равно не успеешь. Мои силы истощились.
  Дилль, уже собравшийся уходить, остановился и недоумённо посмотрел на драконицу.
  - Прости, Тринн, но я не понимаю. На мой взгляд ты не выглядишь смертельно истощённой, хотя, конечно, опухоль красоты тебе не придаёт.
  - Драконы устроены не так, как люди, - устало выдохнула Тринн, и от её выдоха с земли поднялось облако пыли. - Я выгляжу вполне здоровой, но жизненные силы у меня закончились.
  - И всё же...
  - Представь себе кувшин, - перебила его Тринн. - Обычный глиняный кувшин. Со стороны не видно, полон он или пуст. И только заглянув в него, ты узнаешь, сколько в нём воды. Так вот, в моём кувшине воды осталось всего несколько капель. И даже если ты побежишь так быстро, как можешь, то к моменту твоего возвращения они уже испарятся. Поэтому, когда останется последняя капля, я взлечу - всегда хотела умереть в полёте.
  - В полёте? А зачем же зарылась в развалины дворца? - не удержался он от вопроса.
  - В подвале дворце было много золота. Оно придаёт сил драконам.
  Дилль недоверчиво посмотрел на драконицу и задумался. С одной стороны он, ничем не рискуя, мог уйти и заявить Эрстану, что дракон мёртв, а Неонин освобождён, потому что Тринн к тому времени действительно уже умрёт. С другой стороны... с другой стороны Дилль просто не мог не попытаться спасти драконицу. Хотя она, конечно, перебила кучу народа и разрушила целый город, но ведь Дилля-то она не сожгла. К тому же, этот самый народ в лице воинов, различных мастей наёмников, охотников и драконоборцев сам на неё нападал, за что и поплатился. Хотя бы в благодарность за сохранение жизни, он должен попробовать помочь ей.
  Поход за магом отпадал. Оставалось одно: снова лезть в пасть к Тринн с опасностью закончить жизнь меж драконьих зубов. Превратиться в фарш Диллю совсем не улыбалось, а потому он решил сначала взять с драконицы твёрдое обещание не смыкать челюсти.
  - Тринн, я сейчас попробую вытащить этот посох. Возможно, тебе будет очень больно, но ты должна сидеть с раскрытой пастью, как... как... - он запнулся, подбирая сравнение.
  - Как последний ротозей на ярмарке, - усмехнулась драконица.
  - Ага, именно так. Сама понимаешь, если ты меня схрумкаешь, то больше никакой помощи уже не дождёшься.
  Зелёные глаза драконицы уставились на Дилля так пристально, что он почувствовал себя закуской - всё-таки человеку очень трудно понять, хотя бы примерно, о чём думает дракон. Возможно, Тринн сейчас размышляет о том, что неплохо бы в последний раз почувствовать вкус крови...
  - Ты готов рискнуть собственной жизнью, чтобы помочь мне? - наконец спросила она. - Это, знаешь ли, смертельно опасно.
  - Да знаю, конечно! - немного дрожащим голосом ответил Дилль. - Но, думаю, если ты хочешь выжить и избавиться от отравляющего тебя хивашского посоха, то сумеешь удержаться и не схлопнуть челюсти. Если обещаешь сидеть, как последний ротозей, то да - я готов.
  На чёрной морде Тринн прямо-таки было написано "ну, я тебя предупреждала", но отступать было поздно. Тринн положила голову между лап и широко раскрыла челюсти. Дилль уверенно пробрался через частокол передних зубов (подумать только, он добровольно лезет дракону в пасть уже второй раз!) и прошёл к тому месту, где между верхних зубов торчал осколок шаманского посоха.
  Дилль посмотрел сначала на кусок деревяшки, затем на здоровущую опухоль. До того, как предложить свои услуги зубника, он как-то не подумал о том, сколько гноя скопилось в раненой десне драконицы. К тому же, вспомнил Дилль, драконья кровь жгучая и, возможно, ядовитая, поэтому когда он выдернет осколок, на него прольётся целый душ этой гнойно-кровяной смеси.
  Широкополая шляпа могла бы защитить голову, но её Дилль потерял ещё во время вынужденного полёта на драконе. Зато плащ-накидка, выданная каждому драконоборцу от щедрот магической Академии, лежала в сумке, которая валялась на земле около дракона. Правда, мастера маги заговорили её только от проникновения воды, но вдруг она поможет и сейчас? Хуже не будет, решил Дилль.
  Переодевание заняло несколько секунд - Тринн даже не успела удивиться, зачем её самозваный врачеватель вылезал. А, может, она уже настолько ослабла, что и говорить не в силах? И если верно последнее предположение, то Диллю только оставалось надеяться, что драконица не схлопнет челюсти, когда слабость окончательно её одолеет. В любом случае следовало поторапливаться - нечего здравомыслящему человеку делать в пасти у живого дракона. Правда, после того, как Дилль добровольно туда залез, он уже не относил себя к категории здравомыслящих.
  Он схватился за край посоха - дерево, несмотря на вырезанные на нём узоры, было скользким. Выдернуть эту ядовитую занозу оказалось делом не таким лёгким, как думалось вначале. Пальцы Дилля сорвались, когда он попытался потянуть вниз застрявший в десне дракона посох. Обмотав посох полой непромокаемого плаща, Дилль вновь дёрнул. На сей раз пальцы удержали деревяшку, но осколок шаманского посоха словно прирос к драконьей плоти.
  - Интересно, насколько он глубоко засел? - пробормотал Дилль. - Вот же зараза!
  Он попробовал расшатать посох, подёргав его из стороны в сторону, но тут из драконьей глотки раздалось гулкое ворчание, а саму пасть заполнил лёгкий дымок. Дилль откровенно испугался - видимо, его усилия доставили Тринн немалую боль, и дальнейшее расшатывание грозило ему либо расплющиванием между огромных зубов, либо мгновенным сожжением, если драконица решит выплюнуть источник боли.
  - Тринн, перестань! - завопил он. - Потерпи немного, я уже почти закончил!
  Дилль, конечно, соврал - он ещё даже не начинал. По-хорошему, посох надо бы вырезать, но на такую операцию Дилль решиться не мог из остатков чувства самосохранения.
  - Ну, ладно! Придётся идти на крайние меры.
  Он схватился за край посоха и повис на нём - деревяшка немного выдвинулась вниз, но целиком выходить никак не желала. Тогда Дилль покрепче сжал пальцы, упёрся ногами в опухшую десну драконицы и, перевернувшись таким образом, застыл в позе перевёрнутого с ног на голову крестьянина, тянущего из земли древесный корень. Кровь прилила к его голове, мышцы заныли от усилий, пальцы заскользили по поверхности посоха - ещё чуть-чуть, и Дилль упал бы спиной прямо на один из нижних драконьих зубов. Но в этот момент вредная хивашская деревяшка подалась и медленно начала выходить из распухшей десны.
  - Ага, - пропыхтел Дилль, - то-то же! Ну, ещё немного...
  Посох, до начала операции торчавший всего на ладонь, вылез уже на длину локтя. Только Дилль подумал, что неплохо бы ему встать на ноги, как посох вдруг резко пошёл вниз и с хлюпаньем покинул драконью плоть. Дилль, разумеется, рухнул на спину, при этом крепко приложившись затылком о твёрдый, как камень, драконий зуб. Ослепительный сноп искр взорвался у него в голове, на несколько мгновений Дилль потерял сознание от боли, а потому не увидел, как из раны, нанесённой дракону хивашским посохом, тугой струёй забила не то жидкость, не то пар. Само собой, струя ударила прямо в Дилля, окутывая его туманной дымкой.
  Тринн не сомкнула челюстей, однако из её глотки вырвался такой громовой рёв, что его мог бы услышать даже глухой. Дилля этот сумасшедший рёв привёл в чувство - он со стоном попытался подняться, но ноги его не держали. Да и где они, ноги-то? Нижняя половина тела онемела, и он её совсем не чувствовал. Дилль попытался схватиться за что-нибудь, но вдруг понял, что не ощущает не только ног, но и рук. Мозг давал команду пальцам, но ответа от них не получал. Так бывает, когда рука онемеет: вроде бы она шевелится и слушается, её видно, но при этом рука словно чужая.И тут Дилль понял, что это сравнение неполное, потому что теперь он не только ничего не ощущал, но и перестал видеть. Исчезло всё: руки, ноги, даже огромные молочно-серые драконьи зубы - зрение полностью отказало ему, как отказало раньше чувство осязания.
  "Всё, теперь мне точно конец! Должно быть, я себе шею сломал при падении, и теперь драконица попросту меня проглотит - выбраться-то я не могу. Что ж, по крайней мере, боли при этом я не почувствую".
  Тринн издала новый рёв, но теперь Дилль его слышал словно издалека, и с каждым мгновением звук этот становился всё тише и тише, пока совсем не исчез. С философским спокойствием Дилль отметил, что у него пропал и слух.
  "Похоже, умираю. Вот оно, значит, как происходит. Похоже, сейчас я узнаю, есть ли жизнь после смерти."
  *****
  Граф Улистан - один из лучших полевых командиров южной армии, недовольно посмотрел на застрявшие в грязи фургоны, в которых ехали маги, и отрывисто распорядился дать плетей.
  - Кому, ваше сиятельство? - осведомился ехавший рядом вестовой - разбитной малый по имени Вадиль.
  - Магам, конечно, неплохо бы, но нельзя, - буркнул граф. - Пусть погонщикам всыплют, как следует.
  Поговаривали, что Вадиль является внебрачным сыном графа - уж очень он походил внешне на королевского полководца. Так оно или нет, но граф Улистан позволял этому вестовому такое, за что другой не вылезал бы с гауптвахты. Вот и сейчас парень, вместо того, чтобы мчаться передавать приказ графа, лишь расплылся в широкой улыбке.
  - Это можно, ваше сиятельство! Дать этим дурням плетей, чтобы неделю сидеть не могли. Вот только кто потом будет управлять фургонами?
  - Солдат полно, - махнул рукой граф Улистан.
  - И после показательной порки погонщиков солдаты, ваше сиятельство, станут бояться прогневить своего командира, ведь если они ошибутся, то их будет ждать порция отличных палок. И вы не заметите, как любовь и уважение солдат к вам сменятся на робость и боязнь.
  - Нотации читать мне вздумал, сопляк! - взъярился граф.
  - Никак нет! - Вадиль выпрямился в седле. - Просто нижайше прошу вас тщательно подумать, прежде, чем отдавать такой приказ.
  - Уйди с глаз моих! - рявкнул граф Улистан. - И позови капитана Ольбиса.
  Вестовой ускакал, а через минуту перед графом находился капитан.
  - Ольбис, дай в помощь этим болванам два взвода, - граф указал в сторону суетившихся около фургонов погонщиков.
  - Слушаюсь!
  - А если за то, что пришлось возиться в грязи, твои парни надают по шее погонщикам, то ты этого можешь ведь и не заметить, - как бы между прочим сказал граф.
  - Я к тому времени как раз буду занят в голове колонны, ваше сиятельство, - заверил начальника капитан. - Не могу же я уследить за всем сразу.
  - Выполняй!
  - Слушаюсь! - капитан немного поколебался и, понизив голос, спросил: - Господин граф, а маги ничего моим парням не сделают?
  - Пусть только попробуют! - нахмурился граф. - Я им лично кишки выпущу. Каждому!
  Капитан умчался, и через несколько минут тридцать солдат уже копошились по колено в грязи вместе с погонщиками. Маги из королевской академии, которых отправили в составе особого полка для выполнения важнейшего поручения, даже не подумали вылезти из фургонов, чтобы облегчить вес транспорта. Это, разумеется, не добавило энтузиазма солдатам, но в конце концов фургоны покинули грязевую ловушку, а по завершении операции по освобождению возницы украсились несколькими синяками. Один из погонщиков пожаловался магам на произвол "грязной солдатни", и вскоре к графу Улистану подошёл магистр Бертефо - глава сводного отряда магов.
  - Господин граф, я вынужден просить вас наказать ваших подчинённых, - сказал магистр таким тоном, словно не просил, а приказывал. - Они избили наших погонщиков.
  Граф Улистан, был человеком военным и прямым, однако уловил интонацию мага не хуже завсегдатая придворных раутов.
  - Магистр, я вынужден отклонить вашу просьбу, - ледяным тоном ответил он, - поскольку это отрицательно скажется на моральном облике солдат. Кроме того, я бы настоятельно рекомендовал вам и вашим товарищам пересесть из фургонов на коней - так полк существенно ускорит передвижение.
  - Я вам уже говорил, что это невозможно, - подчёркнуто вежливо сказал маг. - У нас слишком много ингредиентов, необходимых для битвы, которые нельзя увезти верховому.
  - В таком случае, не жалуйтесь, если вы отстанете на марше и останетесь ночевать под открытым небом.
  - Я и не жалуюсь, - магистр Бертефо скорчил недовольную физиономию. - Однако, без нашей поддержки вашей грязной солдатне с драконом не справиться. Помнится, под стенами Неонина полегло немало вояк, а всё потому, что с ними не было магов.
  - Солдатня, как вы изволили выразиться, грязная потому, что вытаскивала чьи-то толстые задницы из грязи! - рявкнул, потеряв терпение, граф. - В следующий раз они и пальцем не пошевелят, чтобы помочь вашим неумехам! Что же касается погибших в бою с драконом, вы правы. Солдаты честно сложили свои головы, а неонинские маги трусливо убежали, едва на горизонте показалась драконья тень.
  Магистр вздёрнул подбородок, явно хотел сказать ещё какую-то резкость, но сдержался и, круто повернувшись, ушёл в свой фургон. Граф Улистан, выплеснув злость, остыл и с беспокойством подумал, что теперь ему не миновать головомойки от короля - этот магистр Бертефо наверняка нажалуется первому магу, а тот с Его Величеством на короткой ноге. Так распишет, что граф будет виновен во всех смертных грехах.
  - Ну и пёс с ними! - военачальник махнул рукой.
  Неприязнь между военными и магами имела давние корни, а после Величайшей битвы, когда сила магов значительно уменьшилась, лишь усугубилась. Вот и сейчас, когда специальный полк под командованием графа Улистана получил приказ уничтожить дракона, разорявшего Неонин, в дело вмешался гроссмейстер Адельядо - так сказал курьер, доставивший приказ Его Величества. По словам курьера это именно гроссмейстер утвердил короля в мысли, что без поддержки магов солдатам ни за что не одолеть кровожадного ящера, и к полку Улистана был прикомандирован отряд этих столичных шутов в длинных балахонах.
  Граф заметил, в Южной армии в последнее время творилось что-то странное. Сначала были какие-то непонятные учения, из-за чего войска безо всякого толка носились туда-сюда вдоль границы. Затем вдруг пришёл приказ отправить в Тирогис всех магов - от магистров до последних учеников. Не то чтобы граф не любил магическую братию, но он трезво оценивал помощь магов - от врачевания до связи с отдалёнными форпостами. И тут вдруг такой безумный приказ! Все, кто имел хоть какое-то отдалённое отношение к магии были усланы в Тирогис, а взамен из столицы приехали двадцать магистров - несомненно опытных боевых магов, но на взгляд графа весьма чванливых. Граф отнёсся бы к этому спокойно, если бы не одно "но": командовать столичными магами он не имел права. А что это за армия, если командир не может приказывать подчинённым?
  Магистр Бертефо - старший магического отряда, с первых же минут показал, что не собирается подчиняться графу - он прогнал штатных погонщиков, заменив их своими из академии. А на вопрос "зачем" ответил, что армейские возницы не обучены управлять фургонами осторожно - дескать, побьют хрупкие стеклянные сосуды с магическим содержимым. А на предложение графа посадить магов на коней, магистр Бертефо ответил презрительным отказом. В тот момент граф Улистан едва не забыл, что магов под страхом смертной казни запрещено вызывать на дуэль, и едва не дал пощёчину наглецу...
  Неизвестно, до какой степени накалились бы отношения между графом и магистром, если бы не встреча, о которой графа особо предупреждал король. Фактически, маршрут движения полка был составлен таким образом, чтобы эта встреча обязательно состоялась. К графу Улистану подскакал Вадиль и выпалил:
  - Ваше сиятельство, наши разведчики обнаружили отряд. Тот самый, о котором вы говорили.
  - Отлично! Сотников ко мне. Быстро! И скажи магистру Бертефо, что я прошу его присоединиться.
  Вскоре перед ним стояли пять капитанов и магистр Бертефо.
  - Господа, разведка донесла, что в двух лигах от нас обнаружен большой отряд гномов, идущий параллельным курсом, - без всякого вступления начал граф. - Ваша задача: окружить неприятеля, при этом постараться никого из этих коротышек не прибить. И довести до сведения их командира, что его желает видеть граф Улистан.
  На изумлённых лицах военных было отчётливо написано "когда это гномы успели стать неприятелем?" Зато на лице магистра Бертефо читалось понимание - не иначе гроссмейстер заранее ему всё рассказал. Граф Улистан решил, что, наверное, это и к лучшему - не придётся опять спорить с этим заносчивым магом.
  - Задача ясна? Вопросы есть?
  - Что делать, если гномы начнут применять оружие? - поднял руку Оттар-плешивый, командир первой сотни.
  - Надеюсь, не начнут. Но коли так случится - делайте всё, чтобы сохранить жизни своих парней. Даже если придётся истребить всех гномов до последнего. Морр, ты обойдёшь караван справа, Ольбис - слева. Магистр Бертефо, прошу вас дать этим двум ротам по одному магу для координации действий. Оттар, Аюмунд, Миро, стройте людей - вы пойдёте в лоб как только от магов будет получены сведения, что обходные роты встали на позиции. И чтобы никаких звуковых сигналов! Атака по красному флажку. Приступайте!
  Сотники отдали честь и убежали выполнять приказы. Граф вздохнул и обратился к магу:
  - Магистр, я так понимаю, вы осведомлены о приказе короля насчёт этого гномьего отряда.
  - Да, - последовал короткий ответ.
  - Значит, у вас должно быть что-то, что способно остановить огневиков. Я не хочу, чтобы мои парни изжарились, если гномы окажут сопротивление.
  - Стоило бы позволить вам самим справиться с гномами, - буркнул магистр. - Я бы посмотрел на остатки вашего полка... если бы вообще остался кто живой.
  - Магистр, я могу принести извинения, если каким-то образом задел вас, - выдавил из себя граф Улистан, про себя решив, что если сейчас маг в самом деле потребует извинений, то он плюнет на всё и зарубит наглеца. И пусть потом с ним делают, что хотят...
  - Не нужно таких жертв, ваше сиятельство, - на лице магистра Бертефо не дрогнул ни один мускул. - Напротив, я прошу прощения, что сам был настолько несдержан.
  Граф задохнулся от изумления. Заносчивый и надменный маг сделал шаг к примирению.
  - В таком случае давайте забудем наши разногласия. Итак, что у вас есть?
  - Огнеупорные накидки. Отлично защищают от огня, но не от взрыва. Их можно надеть под доспехи.
  - Замечательно! А нейтрализовать огневиков вы не сможете?
  - Гномья магия отлична от человеческой, - пожал плечами Бертефо. - Максимум, что мы можем попробовать, это дистанционно повлиять на огневые заряды гномов - вдруг они сработают. Но на вашем месте я бы на это особо не рассчитывал.
  - Понятно. Сколько у вас накидок?
  - Двести пятьдесят.
  - Ого! И где же они?
  - В фургонах, - тонко улыбнулся маг.
  Граф покачал головой.
  - Магистр, ещё раз приношу свои извинения! - сказал он, на этот раз вполне искренне. - Если бы вы сразу сказали...
  - Но вы ведь не спрашивали.
  - Ладно. Распорядитесь выдать накидки, я сейчас пришлю солдат, которые начнут атаку.
  Четверть часа спустя две с половиной сотни пехотинцев уже облачились в огнеупорные накидки и ждали команды к наступлению. Магистр Бертефо, получив уведомление от магов, сопровождавших обходные роты, кивнул графу Улистану, дескать, все на позициях. Граф, привстав на стременах, махнул рукой. Сигнальщики подняли красные флаги, и двести пятьдесят огнеупорных пехотинцев двинулись наперерез отряду гномов.
  Сам граф, ёрзая от нетерпения в седле, остался на месте, наблюдая за продвижением своих солдат. Как воспримут гномы появление ситгарских войск? Причём, не просто появление, а явную атаку. Сам граф, будь его воля, сначала послал бы к гномам парламентёра - всё-таки эти коротышки числились союзниками Ситгара, но Его Величество дал чёткие и недвусмысленные указания, как он должен действовать при встрече. Поэтому графу оставалось только выполнять приказ.
  - Ваше сиятельство, - послышался голос мага, - обходные роты вышли на линию атаки. Видят гномий караван.
  - Спасибо, магистр. Лучше бы гномы не начинали сражение, а их командир мирно пришёл сюда.- Кто их, подземельцев, знает, - бесцеремонно вмешался в разговор вестовой Вадиль. - Они хоть и коротышки, но дерутся, как клятые демоны. Вполне могут махач устроить, хотя у нас и преимущество.
  - Господин Вадиль, я не спрашивал вашего мнения! - нахмурился граф. - Магистр, что там у обходных?
  - Ждут приказа, ваше сиятельство.
  Две с половиной сотни пехоты и две сотни конных застыли перед гномьим отрядом. Граф смотрел, как гномы, едва завидев войска, шустро поставили свои крытые фургоны в круг и заняли оборону. Что-что, а драться гномам не впервой. Наверняка гномы укрепили транспорт не только металлом, но и всяческими заклинаниями, а, значит, ни сжечь, ни растащить фургоны быстро не удастся. Люди будут встречены ливнем арбалетных болтов - гномьи арбалеты славились своей пробивной силой. И это не считая огневиков, чей огонь жжёт не хуже драконьего. Спасут ли от него огнеупорные магические накидки, неизвестно. После атаки выживет едва ли половина солдат, имеющихся у графа. Или вообще никого не останется.
  Граф тяжело вздохнул. С одной стороны королевский приказ, с другой - его долг командира перед своими подчинёнными. Он никогда не сожалел, посылая солдат на верную смерть, если так было нужно. Но сейчас совсем другой случай. И в его силах сохранить жизни парням.
  - Передайте вашим подчинённым, пусть обходные остаются на виду у гномов, - решился граф. - Я еду к гномам. Если со мной что-нибудь случится, командование принимает капитан Оттар. Вестовой! Вызови Оттара сюда. Магистр, прошу оказать капитану содействие, если я... не вернусь.
  - Господин граф, насколько мне известно, король запретил вам даже приближаться... - начал было магистр, но Улистан прервал его.
  - Если вы ничего не скажете гроссмейстеру Адельядо, то и до Его Величества ничего не дойдёт.
  - Но Его Величество желает...
  - Чтобы гномы не добрались до Неонина вперёд нас. Я и собираюсь выполнить этот приказ. Но сначала хочу попробовать сохранить жизни своих солдат. Или вы, магистр, собираетесь сражаться с драконом без поддержки, только своей магией?
  - Думаю, Его Величество будет недоволен.
  - Если я погибну, то мне будет всё равно, доволен мной король или нет.
  Граф дал своему коню шпор и поскакал к занявшему оборону гномьему отряду. Подъезжая, он отметил, что стенки фургонов обшиты бронзовыми пластинами. Гномы - народец ушлый, недаром они укрепили фургоны бронзой, а не железом - пусть бронза не так крепка, зато на неё заклятья ложатся куда лучше. А то, что у гномов есть своя особенная магия, знает каждый.
  - Чё вам надо? - послышался крик с той стороны фургонов.
  Граф почему-то сразу догадался, что под словом "вам" гном подразумевает его солдат, а вовсе не уважительное отношение к нему лично. Впрочем, оскорбляться на хамские привычки гномов, это всё равно что злиться на птиц, что сеют помёт на головы людей - уж так устроены и те, и другие.
  - Я - граф Улистан, командующий особым полком. Хочу поговорить с вашим командиром.
  - Ну, говори, - вновь послышался крик.
  Граф с трудом сдержал раздражение.
  - Может, ради соблюдения минимальных приличий, он выйдет ко мне?
  - А ты притащил пехотинцев тоже ради приличий? - ядовито спросил невидимый собеседник. - Ладно, сейчас выйду.
  Из-под фургона железным шариком выкатился гном и вперевалку направился к графу. Выглядел он как и прочие представители этого подземного народа: маленький рост компенсировался шириной плеч, густая рыжая борода пестрела заплетёнными в неё лентами, а одежда была так ушита бляшками и пряжками, что гном казался каким-то железным големом, а не существом из плоти и крови. В одной руке гномий командир держал круглый щит, в другой красовался мясницкий топор с блестящей режущей кромкой. Граф не раз был свидетелем, как такими топорами легко рубились средних размеров булыжники, а на их лезвии не оставалось ни зарубки - недаром гномы славились своими металлическими изделиями, как и магами металла.
  Граф спешился, но даже так он был почти вдвое выше гнома. Впрочем, коротышку это ничуть не смущало - он сдвинул гребенчатый шлем на затылок и вопросительно уставился бусинками тёмных глаз на человека.
  - Ну, и по какому праву вы готовитесь напасть на наш мирный отряд? - хриплым голосом спросил гном. - Войны хотите? Так Его Подгорное Величество Ситгару это живо обеспечит.
  - Вы забыли представиться, - напомнил граф.
  - Вовсе не забыл, просто не желаю, чтобы почтенное и славное имя Дисэля трепалось кем попало, - буркнул гном.
  - Так вот, господин Дисэль, что касается войны, - сказал граф Улистан, словно продолжая давно начатый разговор, - Его Величество Юловар второй, будь он здрав долгие года, весьма недоволен тем, что по его землям бродит вооружённый отряд. Который, заметьте, не поставил в известность о своём намерении посетить наше государство ни королевский двор, ни даже таможню. Посудите сами, что должен думать королевский прокуратор о таком отряде? Я бы на его месте заподозрил, что незваные и вооружённые гости собираются заняться грабежом или мародёрством в городе, где сейчас зверствует великий дракон.
  - Какая наглость, обвинять честных гномов в мародёрстве! - в голосе гнома, однако, не слышалось искреннего возмущения. Уж чем-чем, а умением обшарить карманы полёгших на поле битвы гномы славились издавна. - Я - глава торгового каравана, который держит путь на юг, в Ургис.
  - У вас и подорожная есть? - спросил граф, не сомневаясь, что никакой подорожной грамоты у гномов нет. Не ошибся, конечно.
  - Ты не поверишь, граф, но мы её потеряли. Вот прямо вчера.
  - Я почему-то так и думал. Значит, мирный караван? Идёте в Ургис? А почему такой крюк? Дорога на Ургис намного западнее.
  - Там, говорят, дороги ливнями совсем размыло, - не моргнув глазом, ответил гном - похоже, ответ был заготовлен заранее. - Вот и пришлось плестись через Неонин. А ведь у нас товар скоропортящийся.
  - Какой, если не секрет?
  - Мозги крысоящеров. В Ургисе пользуются бешеным спросом у местных мужиков. Ну, ты понимаешь, о чём я? Мозги крысоящеров делают из любого задохлика настоящего бизонобыка. Ну, ты понимаешь, о чём я. Кстати, могу по себестоимости продать пару банок - твоя жена будет за это весьма благодарна.
  - Спасибо, не нужно, моя жена и без того счастлива.
  - Ну, тогда любовнице угодишь, - пожал плечищами гном - при этом звякнуло не менее десятка металлических блях. - Покупай, пока я добрый.
  - Слушай, господин Дисэль! - вскипел граф. - Ты не на рынке, а я не покупатель!
  - Ну и зря, что ты не покупатель, - невозмутимо ответил гном. - Такой товар редко где встретишь.
  - Отвечай, зачем вы идёте в Неонин! - вскричал граф.
  - Дык я ж уже всё сказал, - чёрные бусинки гномьих глаз сверкнули из-под кустистых бровей. - Мы - простые торговцы...
  - И огневиков с собой везёте для обороны от разбойников?
  Гном нахмурился и отступил на шаг.
  - Каких ещё огневиков? Кто простому начальнику каравана выделит элитные войска?
  - Слушай меня, господин гном! - граф Улистан слегка наклонился вперёд, словно желая получше рассмотреть коротышку. - Моё терпение заканчивается. Отвечай на мои вопросы, или я дам команду к атаке.
  - Ты, граф, мне не угрожай! Гномы Ситгару никогда врагами не были, но и от драки мы уклоняться не станем, - гном отступил ещё на пару шагов, явно готовясь нырнуть под защиту фургонов. - Лучше о своей безопасности подумай - ты к нам гораздо ближе, чем к своим войскам. И сейчас на тебя нацелена сотня арбалетных болтов.
  - Стоит тебе сделать одно неверное движение, и мои ребята живьём разорвут вас. И ни арбалеты, ни заговорённые фургоны, ни огневики не помогут. Ну, говорить будем или предпочитаешь погибнуть?
  - Поговорим, - хмуро ответил гном, вновь подходя к человеку.
  - Зачем вы взялись за это дело? - напрямую спросил граф.
  - За какое?
  - Думаешь, нам не известно, для чего ваш караван идёт в Неонин? Ваши старейшины согласились убить дракона, за что вам готовы заплатить столько золота, сколько сможет унести каждый уцелевший в битве с драконом. Вот только знают ли ваши мудрейшие, что золото это кровавое?
  - Золото, оно и есть золото, - буркнул Дисэль.
  - Даже если это золото хиваши?
  - А эти-то здесь причём? - гном удивился, причём, весьма натурально.
  - При том, что заказ был от имени графа Бореола, а оплачивать убийство дракона будут хиваши. Наш король, честно говоря, был весьма разочарован, когда узнал, что славные сыны Подгорья якшаются с последователями некромагов. А ведь было время, когда наши и ваши отцы бились плечом к плечу против этих отродий.
  - Что ты несёшь, граф! - завопил Дисэль.
  - Правду, господин гном. И, судя по твоему удивлённому виду, вас обвели вокруг пальца. Что ж, по крайней мере, это позволяет считать вас если не умными, то хотя бы по-прежнему честными.
  Коротышка с негодованием посмотрел на невозмутимого графа.
  - Мудрость наших старейшин не подвергается сомнению, - наконец заявил он. - Докажи, что говоришь правду.
  - Подумай сам, уважаемый: откуда такие деньги у наместника короля в Неонине? Неонин - провинция не из беднейших, но и богатой её не назовёшь. Там нет золотых шахт - они остались в Запретном пределе. Там нет больших караванных путей - немногие купцы желают торговать в хивашских степях. Так откуда может взяться такое количество золота, которое вам обещано? Или ваших старейшин банально обманули, или здесь замешаны хиваши, которые давно уже точат зубы, чтобы оттяпать Неонин от Сигтара.
  Гном пробурчал что-то неразборчивое. Граф продолжил:
  - Поскольку Его Величеству не по нраву то, что сыны Подгорья решили участвовать в заговоре против ситгарской короны, я получил приказ воспрепятствовать отряду истребителей дракона проникнуть в Неонин. А потому решай, мастер Дисэль: вы попробуете пробиться или вернётесь обратно. Времени тебе даю до полудня.
  - Чего тут решать, - гном подёргал ленточки в бороде. - Если ты сказал правду, то нам нет никакого резона встревать в ваши распри с хиваши. К тому же, если мы сойдёмся с твоими воинами и, без сомнения, победим, у нас останется недостаточно сил для того, чтобы одолеть Великого дракона. Как ни крути, всюду засада.
  - И что? - спросил граф.
  - Мы возвращаемся в Подгорье, - Дисэль сунул топор в ременную петлю, а щит закинул за спину, словно доказывая, что не собирается драться. - Доложу мудрейшим, а они уже пусть решают, что дальше делать. Всё-таки контракт - дело святое, а гномы всегда славятся тем, что выполняют взятые на себя обязательства.
  - Это да, никто и не спорит, - согласился граф Улистан. - Ваша верность слову известна всем. Но чтобы у тебя, мастер Дисэль, не возникла мысль всё же попробовать продолжить путь в Неонин, я отправлю с тобой пару сотен верховых. Они проводят ваши фургоны до границы с Подгорьем. И не вздумай улизнуть ночью - с моими парнями будут маги, которые найдут ваши следы даже под водой.
  - Мне нужно подумать, - поморщился гном. - Ты обещал время до полудня.
  - Думай, - граф Улистан вскочил в седло.
  Мастер Дисэль смотрел, как уезжает граф, а в голове его крутились самые противоречивые мысли. Надо же, его отправили раздувать угли для кузницы хиваши! И ведь никто из мудрейших ни полсловом не обмолвился. Выходит, забыли старые тачковозы, как их предки воевали с некромагами... А, может, и не забыли. Может, у них свои планы, о которых он, скромный командир боевого каравана, разумеется, не знает. Скорее всего так, ведь недаром его проинструктировали, как вести себя, если караван будет перехвачен воинами короля Юловара: в бой не вступать, для виду посопротивляться на переговорах и вернуться обратно в Подгорье. Значит, знали мудрейшие, что всё так и произойдёт. Потому и велели ему, Дисэлю, тянуть время, сколько получится задерживая около себя ситгарские войска, чтобы дать возможность настоящим истребителям дракона проникнуть в Неонин и убить Великого.
  Гном вздохнул. Контракт - это святое.
  *****
  Вокруг царила перламутровая тьма, наполненная мириадами малиновых искорок. Искры не стояли на месте: удалялись и приближались, кружились в хороводах, сталкивались и разбегались в стороны. Те, что приближались к Диллю, увеличивались в размерах, превращаясь в косматые огненные сполохи, а затем беззвучно лопались. Огненные сполохи появлялись и исчезали так быстро, что Дилль не мог уследить за ними - только яркие вспышки оставляли бело-оранжевые круги, плавно тающие в скользко-фиолетовой мгле. Откуда-то накатила тёмно-зелёная волна, пытаясь проглотить рой живых огоньков, но взорвалась клочьями заплесневелого тумана, оставив после себя неприятный тухло-мятный запах. Где-то на пределе ощущений возникла чёрная воронка, вбирающая в себя малиновые искры и ошмётки вонючей волны - воронка была громко-шершавой.
  Дилль понял, что сходит с ума. Все чувства, доступные человеку, перепутались: он не понимал где в этой перламутрово-фиолетовой мгле верх и низ, почему здесь звук пахнет мятной тиной и отчего калейдоскоп разноцветных искр такой прохладно-скользкий. При всём при этом, он по-прежнему не чувствовал своего тела.
  "От меня, наверное, осталась только душа, - подумал он. - А, может, я стал привидением? Но что тогда вокруг меня? Вряд ли привидения обитают в таком странном мире".
  Окружающее неуловимо изменилось. Рой искр перестал водить сумасшедшие хороводы - маленькие светлячки теперь застыли, словно мелкие пузырьки во льду реки. Дилль пригляделся к ним (если, конечно, можно приглядываться, не имея глаз) - при внимательном рассмотрении каждая искра, оказывается, отличалась от своих подружек. Одна мерцала чаще остальных, другая имела слабый салатовый оттенок, третья была окутана лёгким туманом, у четвёртой в центре двигались тёмные точки...
  Дилль потянулся к одной из искр - она мгновенно увеличилась в размерах, заполнив собой окружающее пространство. Сквозь клочья перламутрового тумана он увидел бескрайние леса, над которыми парили тысячи колючих шаров. Периодически из гущи деревьев вверх выстреливали зелёные щупальца, хватая неосторожных летунов и утаскивая их вниз. Одно из щупалец вдруг появилось совсем рядом с Диллем - он в страхе отпрянул, перламутровый туман сомкнулся, и видение исчезло.
  Дилль обратился к другой искре, и та, подобно своей предшественнице, распахнула перед ним занавес из перламутровой изменчивой мглы. На сей раз он увидел город гномов: коренастые бородатые коротышки деловито сновали по вырубленным в скале ходам. Одни долбили новые коридоры, другие тащили тачанки с расколотыми камнями, третьи - их было меньше всех, несли в руках добычу: какие-то прозрачные пластины. В середине города стояла огромная сверкающая пирамида, сложенная из таких же прозрачных пластин. Бросив взгляд по сторонам, Дилль вдруг заметил на одной из горных вершин дракона - тот, не мигая, смотрел прямо на него.
  " Он меня видит что ли?" - удивился Дилль.
  Дракон взмахнул крыльями и взлетел. Он сделал несколько кругов над городом - при этом гномы прекратили работать и, побросав инструменты и размахивая короткими ручонками, помчались прятаться в дыры в скалах. Дракон, однако, не обратил на мелких рудокопов никакого внимания - он сложил крылья и начал пикировать. Прямо на Дилля. Только поспешное бегство спасло Дилля от огненного дыхания дракона - он успел укрыться за перламутровой мглой в тот самый момент, когда багрово-чёрное пламя уже почти опалило скалу.
  Третья искра открыла Диллю огромную водную гладь, на поверхности которой плыла черепаха. На панцире черепахи росли немаленькие деревья - получается, черепаха не ныряла в воду уже много десятилетий. Эдакий плавучий остров. Занавес вдруг закрылся, скрыв черепаху от Дилля.
  Следующая картинка представляла собой город зеркал: дома-зеркала, улицы, блистающие серебряным стеклом, сверкающие зеркальные памятники. Жители, правда, выглядели обычными людьми.
  Затем его перенесло в подводное царство: вокруг сновали рыбьи косяки, колыхались водоросли, со дна поднимались пузырьки воздуха. За крупной рыбой гнались русалки: от талии и выше вполне себе люди, а вместо ног у них были рыбьи хвосты. Они размахивали трезубцами и крупноячеистыми сетями. Рыба неожиданно развернулась, бросилась на преследователей и ловким ударом острого носа вспорола живот одному из охотников. В тёмно-синей воде поплыли красные разводы - кровь у русалок оказалась такой же, как и у людей.
  После этого Дилля начало носить с такой быстротой, что он уже не успевал замечать деталей: одна картинка сменяла другую почти моментально. Жёлтая степь, по которой бродят животные с длинными шеями. Караван воздушных кораблей, цепочкой плывущих меж облаков. Заледенелые горы, над которыми парит здоровенный дракон. Грандиозная битва, где сошлись две армии - воинов было так много, что фланги армий скрывались где-то за горизонтом. Приоткрытая ажурная дверь посреди леса - в проёме Дилль успел разглядеть точно такую же картину: лес, посреди которого стоит такая же приоткрытая дверь. Чёрная пирамида, к которой выстроилась вереница людей в чёрных балахонах, а на вершине строения сидит не то горгулья, не то дракон...
  Будь у Дилля голова, она непременно заболела бы от избытка и многообразия картин. На какое-то время он совсем перестал воспринимать происходящее. Перед ним мелькали новые и новые обстановки, города, пейзажи, существа, а он словно впал в какой-то ступор, перестав реагировать на безумную смену сцен. Единственное, что Дилль отмечал, что почти везде он видел драконов: эти крылатые (а иногда и бескрылые) ящеры встречались с завидным постоянством. Возможно, он видел драконов потому, что его вот-вот должна сожрать Тринн. А, может, уже сожрала, потому-то он и попал в это странное место.
  Дилль вспомнил про Тринн и, как ни странно, ему стало легче. Нереальные картины постепенно перестали мелькать, и вскоре Дилль вновь оказался в безмятежной перламутровой мгле, в которой светились малиновые искры.
  "Ну вот, мы вернулись туда, откуда начали. И что дальше?"
  Тот, кто затащил Дилля сюда, должен бы дать какой-то знак, что делать дальше, но увы: окружающий его туман лишь мягко клубился, а сквозь него всё так же слабо светились искры.
  "Что ж мне так не везёт-то! - с досадой подумал Дилль. - Интересно, какие клятые демоны меня сюда притащили?"
  Словно отвечая на его вопрос, замигала одна из искр. Дилль мысленно пожал плечами и потянулся к ней. Распахнулся облачный занавес, и Дилль увидел демонов. Такими, как их описывали монахи и сказатели: с багрово-красной кожей, уродливых, с рогами на головах. Одни были большими и неуклюжими, словно каменные тролли, другие - маленькими и подвижными карликами, третьи выглядели как пауки, четвёртые напоминали летучих мышей, пятые походили на рогатых саблезубых медведей... Но все они были воинами: шипастые металлические доспехи и разнообразное колюще-режущее оружие не оставляли в этом сомнений. Демоны выстроились на каменном плацу, а перед ними стоял командир: краснокожий, мускулистый, покрытый уродливыми шрамами великан. Он что-то рыкнул, и строй демонов разделился надвое, после чего, повинуясь взмаху руки командира, демоны бросились друг на друга. Последовала короткая ожесточённая схватка, в которой полегла едва ли не половина солдат. Тяжело раненых добили, а те, кто остался на ногах, вновь встали в строй. Диллю стало не по себе: ну и порядки у них! Если они так относятся к своим товарищам, то что ожидает тех, кого демоны завоюют? Диллю вспомнился рассказ вампира: Орхам говорил, что его родной мир демоны превратили в пепелище. Недаром, видимо, демонам приписывают непомерную жестокость. Что ж, это зрелище лишний раз подтверждает правдивость сказаний.
  Воспоминание о вампире вернуло мысли Дилля к веренице событий, которые в конечном счёте закончились для него заточением в эту перламутровую тюрьму. Если бы войска наместника короля в Неонине не напали на Тринн, едва завидев её; если бы сама Тринн спокойно объяснила, что ей нужно вместо того, чтобы бросаться в бой и жечь людей; если бы маги из королевской Академии не были столь упёртыми и сверхосторожными, всё могло бы повернуться по-другому. Маги сумели бы без труда вытащить обломок хивашского посоха у драконицы, а он - Дилль, не закончил бы свою жизнь в пасти Тринн.
  Занятый этими мыслями, Дилль даже не заметил, как мир демонов исчез, скрытый туманной завесой. Зато он обнаружил, что теперь часто-часто замигала другая искра - она отличалась от прочих красивой ярко-голубой аурой. Поскольку заняться здесь было больше нечем, Дилль потянулся к ней.
  Он увидел, как сквозь серую мглу тускло светит солнце. Редкие деревья вздымали к серому небу голые ветви, пожухлая трава сухо шелестела от еле заметного ветерка, тёмная вода в небольшой речке была мутной и маслянистой на вид. Но не унылость этого пейзажа наводила на мысль о бренности всего живого, а множество скелетов, лежащих повсюду. Видимо, когда-то здесь произошла грандиозная битва, в которой полегли десятки тысяч воинов, и некому оказалось предать их земле.
  Кости и черепа людей перемешались с лошадиными, а кое-где даже виднелись скелеты, явно принадлежавшие драконам. Были ещё останки, по которым Дилль не сумел определить, кем эти существа являлись при жизни - не то громадными собаками, не то медведями. А ещё он обнаружил скелеты, похожие на человеческие, но с рогами на черепах. И повсюду валялось оружие: заржавевшие мечи, обломки копий, дубины, палицы, покорёженные доспехи, разрубленные щиты, развалины катапульт, остовы колесниц.
  Больше всего мертвецов скопилось около холма, на вершине которого находились остатки шатров. Дилль немного приблизился, но к вершине холма добраться не смог - словно что-то не пускало его дальше. Там, среди разорванных полотнищ стояли (стояли!!!) человеческие скелеты. Тринадцать штук. Обрывки одежды, болтающиеся на зеленоватых костях не позволяли определить, кем были мертвецы при жизни. Что не воины, это ясно - ни доспехов, ни оружия на скелетах не видно. Зато высокие деревянные посохи, которые держали в руках мертвецы, наводили на мысль о магах. Или шаманах - Дилль не очень-то разбирался, чем отличается магический посох от шаманского.
  Скелеты стояли, образовав круг, а их посохи светились ровным зеленоватым светом. Возможно, какое-то мощное заклинание продолжает действовать, понял Дилль, поэтому он и не может приблизиться к скелетам. Впрочем, ему не очень-то и хотелось это делать - даже находясь в своём нынешнем бесплотном образе, он чувствовал смертельную опасность, исходящую от круга скелетов.
  - Как ты здесь оказался?
  Будь Дилль в теле, он бы подпрыгнул, причём так высоко, что одним прыжком оказался бы на крыше дома. Услышать живой голос посреди этого царства мёртвых - это, как минимум, неожиданно. Он попытался обнаружить, кто заговорил. Никого! Может, показалось?
  - Ведь ты человек, - это был то ли вопрос, то ли утверждение. - И ты не некромаг. Что же ты здесь делаешь?
  Значит, не показалось. А то Дилль уже начал сомневаться в собственном рассудке после путаницы чувств и череды сумасшедших картинок, там в перламутровом мире.
  - Сам не знаю, - ответил он, и не услышал своего голоса. Интересно, дойдёт ли ответ до его невидимого собеседника? - Просто оказался тут.
  - Живым не место среди мёртвых.
  - А я разве живой? - робко осведомился Дилль.
  - Пока да. Но, это ненадолго, если не вернёшься. Тело без разума подобно растению.
  - А разум без тела подобен пустому месту, - заметил Дилль. - Я бы вернулся, но не знаю куда и не знаю как.
  - Тебе туда, - на короткое мгновение пелена серых облаков расступилась, образовав светлую дорожку. - А как вернуться, сам поймёшь. Уходи!
  Можно сказать, что Дилль получил здоровенный пинок - его швырнуло и со страшной скоростью понесло над полями, усыпанными скелетами. Серая мгла, заволокшая поле давнишней битвы, вдруг закончилась, и показалось голубое небо, на котором ярко светило обыкновенное жёлтое солнце. Да и мелькавшая внизу растительность больше не напоминала мёртвый лес - обычная степь, заросшая зелёной травой.
  Дилля вознесло под небеса - во всяком случае, взлетел он выше облаков. А затем его швырнуло вниз. Прямо в город, часть которого была разрушена, а некоторые дома горели. Этот город Дилль видел раньше, только, разумеется, с земли. Неонин. Вон и остатки дворца наместника виднеются на холме...
  Он завис над тем местом, где шла жаркая схватка дракона и человека. Драконом была, похоже, Тринн - Дилль не настолько много общался с племенем крылатых ящеров, чтобы отличить одного дракона от другого. А человек, прыгавший перед чёрным монстром, был не кто иной, как каршарец Гунвальд собственной персоной.
  "Дорвался-таки до драки с драконом", - подумал Дилль, глядя, как Гунвальд совершает чудеса акробатики, пытаясь подпрыгнуть повыше и поразить мечом Тринн.
  Рядом с огромной тушей драконицы, Гунвальд казался крошечным, а его меч выглядел безобиднее зубочистки по сравнению с любым из её когтей. Несмотря на это, каршарец не оставлял попыток поразить своим оружие драконицу - он активно рубил мечом то лапу, то бок Тринн. Разумеется, ни один из ударов не принёс ей ни малейшего ущерба, зато после очередного сильного выпада меч Гунвальда сломался, оставив в руке доблестного варвара обломок длиной не больше локтя.
  - Всё равно я тебя достану, тварь! - в ярости заорал каршарец, отбегая в сторону. - Иди сюда, схватись с сыном славного Ольола!
  Тринн фыркнула и ударом шипастого хвоста развалила и без того полуразрушенный дом.
  - Оставь меня в покое, мелкий паршивец! - пророкотала она.
  - Испробуй моих кулаков, чёрное чудище! Иди сюда! - надрывался Гунвальд, сам, однако, к драконице больше не приближаясь.
  - Меня попросили тебя не трогать, поэтому уйди по-хорошему! - прорычала Тринн. - Иначе я...
  - Давай, давай, потрогай! - проорал варвар и, повернувшись к драконице задом, приспустил штаны. - Поцелуй меня в зад, демонова ящерица!
  Зрелище оголённых ягодиц варвара явно воодушевило драконицу на атаку. Тринн с невероятной для такого громоздкого тела скоростью приблизилась к Гунвальду и поддала лапой прямо по голому заду каршарца. Немаленького размера варвар пушинкой вспорхнул и улетел на кучу битых глиняных кирпичей, ещё недавно бывших чьим-то домом. От драконьего удара начищенный до блеска шлем свалился с его головы да так и остался лежать в пыли. Тринн презрительно фыркнула и щелчком когтя отправила шлем вслед за хозяином.
  Тут внимание Дилля привлекло движение за спиной драконицы. Некая фигура в длинном тёмном одеянии, в которой он с удивлением опознал непутёвого монаха церкви Единого брата Герона, крадучись подбежала к тому месту, где Тринн стояла до атаки на Гунвальда, и схватила... Вот тут Дилля пробрало! Герон взвалил себе на спину не что иное, как самого Дилля, точнее, его бесчувственное тело, и изо всех сил помчался прочь от драконицы. Впрочем, попытка выкрасть останки друга Герону не удалась - Тринн развернулась и двумя молниеносными прыжками настигла монаха.
  - Оставь его в покое, лишенец! - рыкнула она, и монах рухнул вместе со своей ношей. - Кто знает, вдруг он сумеет в лабиринте миров найти дорогу и вернуться домой. Однажды так и случилось, может, и сейчас такое повторится.
  - Р-разве ты не собираешься его... нас съесть? - голос Герона дрожал и прерывался.
  Дилль монаха таким испуганным ещё никогда не видел. Да что там, он вообще Герона испуганным не видел, даже во время схватки с мастером клинка Орхамом, когда Эрстан так бездарно обездвижил своих соратников.
  - Вообще-то, теперь, когда Дилль вытащил эту заразу у меня из зубов, я вполне могу и закусить, - задумчиво сказала драконица и, прищурившись, посмотрела на монаха.
  Морда драконицы, избавившаяся от уродливой опухоли, сверкала зубастой улыбкой - Дилль готов был поклясться, что это именно улыбка, а не оскал. Герон, однако, в драконьей физиогномике разбирался не больше, чем суслик в дворцовом этикете, а потому закрыл глаза и сжался в преддверии неминуемой смерти.
  - Шучу, расслабься, - драконица уселась по-собачьи, обернув свои ноги длинным шипастым хвостом. - Будем ждать.
  Герон довольно долго оставался в той неудобной позе, в какой его настигла драконица, потом, видимо, решил, что помирать лучше с удобствами и уселся на грязную мостовую, скрестив ноги. Тринн никак не отреагировала на его движение, и монах слегка осмелел.
  - Дозволено ли мне будет спросить, - слегка подрагивающим голосом начал он, - чего вы ждёте?
  - Когда наш путешественник соизволит вернуться в своё тело, - фыркнула Тринн. - Возможно, ему нравится болтаться бестелесным и наблюдать за нами, но к его сведению тело, покинутое разумом, умирает даже быстрее, чем дракон без магии.
  Герон покрутил головой, но никого не увидел. Дилль всполошился. Тринн, получается, чувствует его присутствие и сообщает, что нужно вернуться. Знать бы ещё как?
  - Если ты такая знающая, подскажи, что именно мне нужно сделать, чтобы снова стать человеком? - с сарказмом сказал он.
  Непонятно, услышала ли драконица его вопрос или просто решила поделиться информацией, но только Тринн произнесла:
  - Вспомнить нужно чувства, присущие организму. Как ты потягиваешься и выпускаешь когти, когда просыпаешься. Как захватывает дух во время первого полёта. Как болят мышцы после долгой схватки. Как ты чувствуешь отвердевание новой чешуи после очередной линьки. Как боевая ярость вызывает к жизни огонь...
  Драконица продолжала говорить, но Диллю хватило той фразы, где говорилось о "захватывании духа во время первого полёта". До встречи с Тринн он никогда не летал, если не считать полётом падение с крыши соседского сарая, куда Дилль, ещё мальчишка, залез воровать яблоки. И когда Тринн взлетела, дух у него, действительно, захватило так, что он даже забыл как нужно дышать. Это чувство боли в груди от нехватки воздуха возникло так явственно, словно Дилль снова обладал телом. И ещё у него болел затылок и ныла спина. А ещё затекла рука, на которой он лежал.
  Дилль пошевелился. Драконица наклонилась над ним и сухо сказала:
  - Наконец-то решился.
  - А что со мной было? - слабо прошелестел Дилль.
  - Ты сумел вернуться из лабиринта миров. Немногие из драконов могут похвастаться таким подвигом - лишь один из тысячи. Ты прошёл испытание лабиринтом, и заслужил честь называться братом дракона. Но это только полдела. Сейчас наступит вторая часть.
  Дилль не успел понять, о чём она говорит - его скрутило. Если в прошлый раз Дилль потерял контроль над органами чувств, то теперь всё осталось на месте. Просто каждая мышца в его теле почему-то зажила собственной жизнью - это было не больно, но неприятно. Руки дёргались, пальцы сжимались и разжимались, голова моталась из стороны в сторону. Дилль чувствовал острые камешки, по которым елозила его левая рука, и ощущал боль в коленке, которой он стукнул по вывороченному из мостовой булыжнику. Обоняние доносило запах дыма от горящих домов и странный пряно-свежий аромат, исходящий от драконицы. Слух и зрение тоже были на месте. Но тело не слушалось хозяина. Вообще.
  - Что с тобой? - Дилль увидел, как над ним склонился Герон. - На-ка, глотни!
  Вино из фляги только напрасно расплескалось - Дилль не смог сделать ни одного глотка.
  - Оставь его в покое, - послышался гулкий голос драконицы.
  - Я только хотел помочь...
  - Сейчас ему никто помочь не может. Он всё должен сделать сам: определиться или умереть.
  Герон исчез из поля зрения Дилля. На короткое время мелькнула чешуйчатая морда Тринн, а после этого он видел только синее небо с редкими облачками. Да ещё ветер периодически проносил клубы чёрно-сизого дыма.
  "Умереть! - возмущённо подумал Дилль. - Я в последнее время только и делаю, что помираю различными способами. Как я могу победить, если враг - это моё собственное тело? Да я ведь даже слова сказать не могу!"
  Мышцы шеи самостоятельно сократились, и он пребольно ударился затылком о камень.
  "Надо что-то делать, иначе я сам себя прибью!"
  Легко сказать "что-то делать"! В прошлый раз драконица дала подсказку, а сейчас кто укажет верный путь? Тринн выразилась предельно ясно "он всё должен сделать сам". Интересно, она ведь что-то знает - видимо то, что произошло с Диллем, происходило и раньше с кем-то ещё. И совсем не обязательно, что его предшественники погибали, если существует вероятность "победить". Осталось только понять, что ему нужно предпринять.
  Дилль постарался не обращать внимания на дёрганья своих непослушных мышц и рассуждать логически. Тогда, когда он был бестелесным, для возвращения потребовалось вспомнить ощущения, присущие его телу. И когда восстановилась связь между воспоминаниями и ощущениями, он вновь стал самим собой. Правда, ненадолго. Тело снова вышло из-под контроля, а, значит, нужно вернуть всё на круги своя.
  Для начала Дилль попробовал понять, может ли он управлять хоть чем-нибудь - времени на это потребовалось меньше, чем Гунвальду опустошить кружку пива, то есть, пару мгновений. Ни одна часть тела не желала отзываться на команды мозга. Тогда Дилль решил начать с малого и восстановить контроль хотя бы над одним пальцем. Например, над указательным.
  Он принялся вспоминать всё, что связано с этим замечательным пальцем. Им можно указывать - хотя и говорят, что это невежливо, но ведь даже название пальца говорит само за себя. Им можно привлечь внимание или погрозить. Им можно ковыряться в носу или колупать засохшую краску. Ещё можно покрутить у виска, обозначая сомнение в умственным способностях собеседника. И даже игриво ткнуть барышню в бочок - хотя за это можно и по физиономии схлопотать. Последнее возникло в памяти Дилля особенно ярко: однажды он ткнул пальцем на тригородском базаре молоденькую крестьянку, желая услышать, как та взвизгнет. Крестьянка сначала взвизгнула к вящему удовольствию Дилля, а потом так огрела его по спине, что он ещё неделю не мог сгибаться.
  Он без труда вспомнил, какие ощущения вызывает боль от пореза - ведь сколько раз, строгая какую-нибудь деревяшку, он случайно чиркал ножом по пальцу. А сколько раз обжигался, пробуя пальцем, горячая заслонка на печи или нет! И потом бедный указательный палец ещё долго ныл от ожога. Вспомнив всё это, Дилль честно попытался хотя бы согнуть этот необычайно полезный орган, но тот - предатель, всё равно отказался подчиняться.
  Дилль не сдавался и изо всех сил пытался заставить пошевелиться палец. И кто знает, получилось бы у него что-нибудь или нет, если бы не порыв ветра, который взметнул в воздух тучу пепла и дыма от горящего дома. Глаза Дилля запорошило пеплом, а руку начало жечь - не иначе на неё попал какой-то уголёк. Дилль автоматически дёрнул рукой, стряхивая с неё уголёк и, о чудо, рука ему повиновалась. Правда, всего мгновение, затем снова став непослушной.
  Выходит, дело вовсе не в мышцах, а в неспособности мозга отдать нужную команду. А нужная команда появилась сама собой, когда возникла, пусть и небольшая, но опасность. Опасность исчезла, и тело вновь Дилля не слушается. Значит, нужно внушить себе нечто такое страшное, во чтобы сам бы поверил, и это заставит тело вновь повиноваться мозгу.
  Оставалось придумать такую страшилку. Дилль принялся лихорадочно соображать, но обычно такой изобретательный, сейчас он ничего придумать не мог. Ну что с ним может случиться? Разве что нападёт на него кто? К примеру, хиваши или стая бродячих собак. А он тут валяется, весь такой беспомощный... Нет, тут же с сожалением подумал Дилль, никакой враг на него не нападёт, когда рядом сидит огромная чёрная драконица. Этот вариант отпадал.
  Ещё может пойти ливень и утопить его. Дилль честно попытался представить себе такой силы ливень и не смог. К тому же, облаков на небе раз, два и обчёлся. Из них выльется разве что слепой дождик.
  Оставался огонь. Совсем рядом горела крыша дома, подожжённого Тринн. Вот она, реальная опасность! В любое мгновение крыша может рухнуть, и тогда рядом с Диллем упадут горящие брёвна, а жаркий огонь начнёт жечь его неподвижное тело, причиняя нестерпимую боль.
  Тут Дилль в самом деле забеспокоился. Проклятье, а ведь горящий дом действительно рядом, и никто тушить его не собирается! А неконтролируемый огонь - штука чрезвычайно неприятная. За те двадцать лет, что Дилль прожил, он практически каждый день сталкивался с огнём, но то был огонь ручной, послушный человеку. И при этом ожоги случались с постоянством, достойным лучшего применения.
  Порывы ветра периодически доносили до него горячий воздух. Дилль начал вспоминать, какой он - огонь, чтобы вызвать в себе ощущение ужасной опасности и заставить тело повиноваться. Во-первых, огонь жжётся. Во-вторых, он опасен и способен убить всё живое. В-третьих... тут Дилль задумался. Да, огонь ужасен в своей необузданной мощи, но, справедливости ради, надо отметить, что не всегда приносит только беды. Он дарит тепло озябшим и сохраняет жизнь замерзающим. Огонь - символ домашнего уюта. В огне из куска руды рождается сталь. А когда человек умирает, говорят, что погас огонь его души.
  В общем, заключил свои измышления Дилль, без огня человек не стал бы человеком, а бродил бы в потёмках как в прямом, так и в переносном смысле этого слова. И тут он сообразил, что выступая одновременно в роли прокуратора и адвоката огня, он набрал доводов больше "за", чем "против". Соответственно, убедить себя в ужасающей опасности от соседствующего пожара не сумел. Что бы ещё придумать?
  - Поздравляю! - послышался драконий рык, и над ним появилась морда Тринн. - Ты сумел!
  - А что я сделал? - поинтересовался Дилль и удивлённо распахнул глаза - он, оказывается, мог говорить.
  И не только говорить - руки и ноги перестали дёргаться и вели себя как вполне законопослушные члены организма. Дилль уселся, постанывая от боли во всём теле - такое впечатление, что его долго и усердно били.
  - Ты определился.
  - Определился? - озадаченно переспросил Дилль. - С чем?
  - С принадлежностью, - пояснила драконица, чем ещё больше запутала Дилля. - Правда, не без странностей, ну, да теперь уже ничего не поправить. В завершение тебе нужно обрести внутреннее равновесие - и это ты тоже должен сделать сам.
  - Да я, вроде, и не шатаюсь, - попытался пошутить Дилль, однако в противоположность сказанному покачнулся от внезапно навалившейся слабости и едва вновь не распластался на земле.
  Тринн шумно фыркнула, явно не оценив его потуги пошутить.
  - Ты подтвердил владение телом, а теперь должен подтвердить владение духом. Тот, кто не может совладать с силой, становится её рабом. Только ярость поможет дракону преодолеть себя. Ты всё понял? - драконица заглянула в лицо Диллю, изогнув длинную шею и став похожей на громадного чёрного лебедя. - А, теперь я должна возвращаться. Если выживешь и окажешься в Запретном пределе, младший брат, заглядывай в гости. Так и быть, есть тебя не стану.
  Огромные чёрные крылья на мгновение закрыли солнце, когда Тринн взлетела. Сделав круг и проревев на прощанье, она полетела на восход и вскоре скрылась из виду. Дилль ошарашенно смотрел ей вслед, забыв обо всём на свете. К действительности его вернул голос монаха:
  - Дилль, - сиплым шёпотом сказал Герон, - как думаешь, она совсем улетела?
  - Нет, частично, - хмыкнул Дилль. - Ну ты и спрашиваешь, мне откуда знать? А чего шепчешь?
  - Голос сел. Наверное, от страха. Когда она надо мной свои зубищи оскалила, думал всё, конец. Никогда в жизни такого ужаса не видел.
  Герон встал и пошёл к развалинам дома, куда драконица отправила каршарца. Дилль с трудом поднялся - его мотало из стороны в сторону, и спросил:
  - Как он?
  - Живой, только башку немного разбил, - просипел монах. - Да на заднице синяк здоровенный.
  Герон влил остатки вина из фляги в рот пострадавшего. Живительный нектар привёл северного варвара в чувство - Гунвальд закашлялся, затем резво вскочил на ноги.
  - Где дракон? - завертел он головой. - Я сейчас его точно прибью!
  - Штаны надень сначала, - усмехнулся Дилль. - И вообще, с чего ты решил дракону показывать свою задницу? От магии совсем башню снесло?
  Каршарец поспешно натянул штаны.
  - А как бы Герон к тебе подобрался? Дракон же не хотел от тебя отворачиваться. Вот и пришлось придумывать на ходу, - несколько смущённо пояснил Гунвальд. - А что, сработало ведь.
  - Сработало, - согласился Дилль. - Никто не любит, когда к ним задом поворачиваются, особенно дамы.
  - А где дама? - удивился каршарец.
  - Дракон оказался драконицей. Её Тринн зовут, - тут Дилль примолк, что-то соображая. - Погоди, то есть ты сражался с Тринн, чтобы отвлечь её от меня?
  - Ну да, - подтвердил Гунвальд. - После того, как я пришёл в сознание, мы с Героном разработали план твоего спасения: я должен был отвлечь дракона, а он вытащить тебя в безопасное место.
  - Ты пришёл в сознание? - Дилль выпучил глаза. - А ты разве его терял? Я же с вершины холма видел, как вы с Героном сначала поговорили с остальными из нашего отряда, а потом куда-то ушли.
  - Ушли, - проворчал варвар, потирая то голову, то ушибленный зад. - Заплутали в этом Неонине. Тогда Герон, чтоб ему пусто было, предложил выпить вина, а потом так огрел меня по башке, что я выключился.
  - Это для твоего же блага, - счёл нужным оправдаться монах. - Иначе заклинание магов заставило бы тебя бездумно броситься на дракона. А так, пока ты пришёл в себя, вино ослабило действие заклятья. Поэтому, - тут Герон обратился уже к Диллю, - к тому времени, когда мы узнали, где дракон, наш великий северный воин уже вполне мог соображать. Во всяком случае, настолько, насколько ему это вообще доступно.
  Дилль ухмыльнулся - монах сделал то же самое, что собирался сделать с варваром он сам.
  - Вот в следующий раз я тебя огрею твоим же топором и посмотрю, как ты будешь соображать, - буркнул недовольный каршарец. - Хотя, конечно, после этого магия перестала мне мозги туманить. Я, если честно, когда дракона увидел, понял, что одним мечом его никогда не победить.
  - И всё равно полез драться?
  - Надо же было тебя как-то вытаскивать, - пожал плечами Гунвальд. - Мы с Героном увидели, как ты лежишь в отключке, а над тобой навис дракон. Правда, почему-то не жрал тебя и огнём не плевался. Просто сидел.
  - Он будто рассматривал, - добавил монах. - Голову то так повернёт, то эдак. Мы с Гунвальдом подумали, что примеряется, с какого бока тебя лучше укусить. Ну и ничего лучше не придумали, как отвлечь его внимание и вытащить тебя. Правда, ничего не получилось.
  - Спасибо вам, друзья! - с чувством воскликнул Дилль.
  - Да ладно, пустяки! А как ты оказался возле драконицы? - поинтересовался Гунвальд. - И почему она тебя не сожгла?
  - Наверное не сожгла из-за того, что у неё закончились силы, а я опасности не представлял. А вот как я оказался на земле... Видимо, Тринн меня выплюнула, за что ей моя искренняя благодарность.
  - Видимо выплюнула? - повторил Герон, выпучив глаза. - Значит, она всё-таки пыталась тебя съесть?
  - А я всегда подозревал, что он ядовитый, - хмыкнул каршарец. - Даже драконы не могут Дилля сожрать.
  - Нет, она не пыталась меня съесть, - вздохнул Дилль. - Дело в том, что я залез к ней в пасть и там потерял сознание.
  - А зачем ты туда залез? - теперь глаза монаха и каршарца стали совсем круглыми от изумления.
  - На самом деле драконица пришла к Неонину, чтобы маги помогли ей вылечиться, - пояснил Дилль. - А войска, расквартированные здесь, напали, не разбираясь. Как сказала Тринн, кто нападает - тот враг. Мол, это святое драконье правило. Вот она и задала жару всем, до кого добралась. Ну и драконоборцы, которых король сюда посылал, тоже не пива попить с ней приходили. Между прочим, знаете, что за драконий яд нам маги подсунули? Тринн сказала, что жёлтая жидкость - это моча василиска. Не знаю, насколько она ядовитая, но вонючая, просто ужас!
  Гунвальд поспешно залез в свою суму и вытащил из неё бутылочку с ярко-жёлтой жидкостью.
  - А я про эту штуку совсем забыл. Надо было...
  - И тогда Тринн тебя точно прибила бы, - закончил Дилль. - Она сначала не нападала на наших, только спрашивала, привели ли ей мага. Вместо ответа теокиец ей швырнул бутылку с этим так называемым ядом, и драконица совершенно озверела. Ну и, собственно, после этого все наши превратились в угли.
  - А ты-то как уцелел?
  - Да, понимаете, я застрял у неё на спине. Она закопалась в развалины дворца наместника, а я забрался на самую верхушку этой горы мусора, чтобы поискать дракона. В общем, во время избиения драконоборцев я был на её спине ни жив ни мёртв от страха. А когда она уничтожила всех и обнаружила меня, я думал, всё, конец пришёл. Ну и ляпнул, мол, она просила мага - так я вот он. Но её провести не удалось - видимо, драконы чуют магию, как мы - запах свежего хлеба. Тогда я сказал, чтобы она меня не кусала, а то зубы заболят. А она сказала, что у неё и так зубы болят.
  - Погоди, погоди, - сипло прервал его Герон. - Значит, из-за болящих зубов этот чёрный ужас и пришёл в Неонин?
  - Ну да. Тринн сказала, что помочь ей может только маг. Думаю, если бы тот господин чародей, что был старшим в Неонине, не сбежал и помог драконице, то и люди бы уцелели, и город не был бы разрушен.
  Послышались отборные ругательства на каршарском и верхнестанигельском монашеском - краткий пересказ сводился к тому, какие тесные родственные связи имели место между магами из Академии и трусливыми шакалами из хивашских степей. Гунвальд и Герон, отведя душу, вновь обратили взоры на Дилля, требуя продолжения рассказа.
  - Да, собственно, продолжать особо нечего, - сказал он. - Я хотел добраться до постоялого двора, где остался Эрстан, и привести сюда мага. Но Тринн сказала, что я не успею, потому что сил у неё осталось только на то, чтобы взлететь и умереть в полёте. Я хотел было убраться отсюда, но вспомнил, что вы в битве ещё не участвовали. Ну и попросил драконицу вас не трогать, потому что вы ничего из-за магических амулетов не соображаете и сразу броситесь в драку. Пришлось остаться ждать вашего прибытия, а пока суть да дело я залез к Тринн в пасть, где и обнаружил то, из-за чего у неё болели зубы.
  - Сам залез в пасть к дракону?!! Ну ты и псих! - во взгляде каршарца читалось искреннее уважение.
  - А что делать-то было? Уйди я, и драконица вас прикончила бы. Вот и пришлось поработать драконьим зубником.
  Каршарец и монах уставились на Дилля так, словно он был самим Гариалем Великим, вернувшимся с того света.
  - Дилль, я твой вечный должник, - торжественно заявил Гунвальд. - В любое время ты можешь потребовать мою жизнь, и я с радостью отдам её тебе.
  - Нужна мне твоя жизнь, - смущённо пробормотал Дилль. - Шлем дашь поносить?
  - Ни за что! - последовал немедленный ответ. - Жизнь - сколько угодно, а шлем - нет. Кстати, а где он?
  - Драконица его вслед за тобой отправила, - сказал монах. - Дилль, так что ты нашёл у дракона?
  Варвар сбегал к развалинам дома и вернулся со своим знаменитым шлемом - помятый и сплющенный тот больше походил на старую кастрюлю, чем на доспех.
  - Дилль, ты вроде хотел его поносить, - спросил Гунвальд, вертя в руках останки шлема. - Пожалуй, я тебе его совсем подарю.
  - Гунвальд, да уймись ты со своим шлемом! - рассвирепел Герон. - Дай Диллю рассказать, что он обнаружил в драконьей пасти.
  - Обломок посоха хивашского шамана, которого Тринн сожрала с полгода назад. Он - в смысле обломок посоха, застрял у неё меж зубов и отравлял драконицу. А когда я его выдернул, она, видимо, сразу начала восстанавливать силы. Только я уже ничего не помню - так башкой ударился об один из её зубов, что сознание потерял.
  - Не про этот ли обломок ты говоришь? - спросил Герон, указывая почему-то на Дилля.
  Дилль опустил голову и только сейчас заметил, что до сих пор сжимает в руке злополучную деревяшку.
  - Он самый, - удивлённо ответил Дилль. - Надо же, из-за такой малости чуть целый Великий дракон не помер.
  Все трое принялись рассматривать кусок шаманского посоха, длиной чуть более локтя. На гладком дереве, отполированном до блеска, виднелись узоры и насечки, образовывавшие какой-то сложный узор. Один конец посоха был обломан, а второй когда-то был навершием - в утолщении дерева виднелись остатки бронзового крепления и углубление.
  - Здесь, похоже, был вделан камень, - Гунвальд ткнул пальцем в углубление.
  - А, может, даже черепушка какая, - выдал мысль монах. - Всё-таки хиваши никогда не брезговали связываться с чёрным искусством некромагии.
  - Тьфу! - сплюнул Дилль. - Надо его в огонь бросить.
  - Думаю, лучше эту штуку сохранить, - рассудительно сказал монах. - Предъявишь магу, как доказательство.
  - Верно, - Дилль спрятал обломок в суму. - Ну, чего стоим? Пошли обратно?
  - А как же магия амулета? - спросил Герон. - Вы с Гунвальдом разве не должны...
  - Ну, я-то от своей безделушки давно избавился, - Дилль самодовольно хмыкнул, увидев в очередной раз вытянувшиеся физиономии друзей. - Попросил Тринн дунуть разок, и демонов амулет превратился в пар, а вместе с ним и моё заклятье.
  Гунвальд достал висящий на шее амулет и повертел его в руке.
  - Между прочим, а я больше не чувствую магии этого магистра-одуванчика, - заявил он.
  - Наверное, вино ещё продолжает действовать, - предположил монах.
  - Не, - помотал башкой варвар. - Я уже трезвый. Похоже, заклятье перестало работать. Я больше не хочу нестись куда глаза глядят в поисках дракона.
  - Значит, - глубокомысленно сказал монах, - дело в том, что дракона в Неонине уже нет. А раз так, то условие заклятья перестало существовать, и магия больше не действует.
  - Ну и замечательно! - каршарец широко улыбнулся и швырнул свой амулет на землю. - Пошли отсюда.
  Но едва они прошли с полсотни шагов, как Гунвальд схватился за грудь и поморщился.
  - Чума на голову этих магов! - выругался он. - Я не могу уйти без этого амулета - задыхаться начинаю.
  Каршарцу пришлось вернуться за золотой каплей.
  - Чего стоите, время теряете? - фыркнул он, обгоняя ждущих его друзей. - Если мы поднажмём, то до темноты сможем вернуться на постоялый двор - там нас ждёт вино и еда. Хотя, конечно, вам городским слабакам да монахам-бездельникам за мной не поспеть.
  - Дилль, у тебя удар послабже, - ускоряя шаг, сказал Герон. - Дай этому неотёсанному варвару пинка по левой части задницы.
  - Почему именно по левой? - удивился Дилль.
  - На правой у него уже есть подарок от драконицы. Надо соблюдать симметрию.
  *****
  К вечеру они до постоялого двора Эоноса не добрались, поэтому заночевать пришлось в шалаше на краю ржаного поля. Утомлённый выпавшими на его долю переживаниями, Дилль уснул мгновенно, едва лёг на жидкую подстилку из охапки сухой травы. Наутро неутомимый каршарец разбудил друзей воинственным кличем.
  - Подъём, лежебоки!
  И для придания веса своим словам он принялся хлестать Дилля и Герона свежесорванным веником.
  - Смерть варварам! - заорал Дилль, когда крапивный веник ожёг его босые ноги. - Герон, поднимайся, надо намять бока этому каршарскому чурбану!
  Монах, толком не проснувшийся, только почёсывал икры ног, куда его хлестнул каршарец, и хлопал глазами, глядя, как Дилль швыряется в Гунвальда всем, что ему попадалось под руку. Каршарец, широко ухмыляясь, держал перед собой растрёпанный зелёный веник на манер меча и делал выпады в сторону Дилля, периодически попадая тому по рукам. Дилль, исчерпав запас снарядов в виде сапог, обвёл глазами невеликую внутренность шалаша.
  - Ну, погоди, сейчас я тебе устрою! - прорычал он.
  Жаль, что шеста под рукой нет - вот бы он отыгрался на каршарце. Получив очередной тычок жгучим веником по рукам, Дилль окончательно озверел. На глаза ему попался обломок жезла, выпавший из перевёрнутой сумки, Дилль схватил его и принялся фехтовать с варваром. Он не успел даже скрестить свою деревяшку с лохматым оружием Гунвальда. Едва Дилль нацелился в каршарца, как раздался громкий хлопок. Дилль почувствовал толчок в грудь и спиной вынес хлипкую стенку шалаша. Гунвальд отлетел на добрых пять шагов и, проехав задом по траве, взвыл - всё-таки удар драконицы не прошёл бесследно для его пятой точки. Больше всех повезло Герону - монах ещё не успел подняться, а потому ударная волна лишь прижала его к земле.
  - Что это было? - послышался из-под развалин шалаша голос Герона. - Опять какие-то штучки, которыми вас снабдили эти неумехи из Академии?
  Каршарец поднялся и, потирая зад, свирепо уставился на Дилля.
  - Признавайся, ты это нарочно сделал!
  - Знаете, по-моему это натворил шаманский посох, - Дилль осторожно положил деревяшку на землю и отодвинулся. - Едва я его взял, как он сделал это.
  - Я тебе сейчас устрою "это"! - прорычал Гунвальд. - Меня из-за твоей магии будто лошадь лягнула!
  - Да я-то здесь причём?!! Я же не маг какой-нибудь! - Дилль на всякий случай приготовился убежать - конечно, каршарец ему обязан по гроб жизни, но, рассвирепев, может и забыть о такой малости. - Посох это сделал, вот ему и устраивай взбучку. Или к хиваши сходи - всё-таки их шаманов поделка.
  - Ну да, ты же не маг, - немного остыв, проворчал Гунвальд. - Тогда как у тебя получилось оживить этот посох?
  - Понятия не имею, - искренне удивился Дилль. - Наверное, он сам.
  - Может, у тебя в роду были хиваши?
  - Тьфу на тебя, варвар! - возмутился Дилль. - Надо же такое придумать! Мои предки, между прочим, сражались в Величайшей битве против некромагов. Во всяком случае, что-то такое дед рассказывал, когда я ещё совсем маленький был.
  - Так, давайте-ка уберём эту штуку подальше, - распорядился Герон, освободившийся из-под завалов веток. Он двумя пальцами взял обломок посоха за кончик и аккуратно опустил в свою суму. - И больше к ней никто притрагиваться не будет до тех пор, пока не отдадим её магам. Хотя лучше бы передать этот обломок не магам, а святым отцам - чувствую, пропитана сия деревяшка колдовством чёрным. А кто лучше нас - смиренных рабов Единого может с такой пакостью справиться? Правильно, никто. Так что, забудьте, что вообще эту штуку видели.
  - Ты же сам говорил, что этот обломок нужен, как доказательство, - возразил Дилль.
  Монах поморщился. С одной стороны ему не хотелось отдавать в руки магов артефакт, напичканный нечестивым колдовством, с другой... С другой стороны, этот обломок будет доказательством несостоятельности магов, из-за которых Ситгар надолго потерял такой важный город, как Неонин. А то повадилась магическая Академия по поводу и без повода обвинять Церковь. Пусть теперь маги повыкручиваются перед разгневанным королём... После недолгих колебаний победило злорадство, как это ни прискорбно для смиренного служителя Единого. Герон буркнул:
  - Ладно, отдашь эту штуку Эрстану. Но до тех пор она у меня побудет.
  Поскольку еды с собой у них не было, то завтрак в виде пары глотков родниковой воды занял совсем немного времени, после чего они отправились в путь. Как назло, солнце припекало весьма основательно, на что каршарец всю дорогу ругался:
  - Нет, ну что это за край такой! Где это видано, чтобы среди зимы солнце так пекло? Всё в этом Неонине не по-человечески. То ли дело у нас на севере...
  Невзирая на солнцепёк, Гунвальд шагал вполне себе быстро, а уставший и наглотавшийся пыли Дилль еле волочил ноги. Наверное, сказалось нервное потрясение, на которое у него вчера попросту времени не было - у любого нервы сдадут после гибели товарищей из отряда драконоборцев и после того, как сам не один раз побывал на волосок от смерти. Дилль ещё с утра почувствовал, что с ним что-то не так. Его постоянно подташнивало, голова кружилась, а руки и ноги были словно обёрнуты кусками толстого одеяла. Герон, заметив неладное, осмотрел Дилля и развёл руками.
  - Возможно, ты вчера слишком сильно треснулся башкой. Был бы ты каршарцем, ничего бы твоей голове не было - вон Гунвальду как от драконицы досталось, и нормально. Скачет, как горный козёл. А всё потому, что мозги - это излишек.
  Дилль через силу улыбнулся попытке Герона поднять ему настроение. К счастью для монаха Гунвальд этой речи не слышал. Спустя пару лиг Диллю стало лучше, и они с Героном наконец-то нагнали неутомимого каршарца, который то убегал далеко вперёд, то садился на обочину дороги подождать отставших.
  Вчера, Дилль, подгоняемый магией, нёсся во весь опор к Неонину и не обращал внимания на расстояние, которое он проехал. Ему казалось, как, впрочем, и Гунвальду, что проскакали они совсем недолго, а, значит, обратный путь тоже не займёт много времени. На деле получилось, что ковыляя пешком и без магической подпитки они добрались до постоялого двора Эоноса к тому времени, когда появились признаки первых сумерек.
  Как и в прошлый раз постоялый двор встретил их мёртвой тишиной. По-прежнему тихо поскрипывали створки распахнутых настежь ворот, а несколько пролётов забора всё так же лежали на земле.
  - Нам здесь опять не рады, - констатировал каршарец. - Если я сейчас войду и не увижу перед собой кувшин вина, то точно прибью хозяина.
  - Если ты его найдёшь, - проворчал Дилль. - Я имею в виду хозяина, а не вино.
  Наверное, Гунвальд обладал каким-то провидческим даром - не успела наша троица переступить порог постоялого двора, как на глаза им попался кувшин, безо всякой человеческой помощи летевший со стороны кухни прямо на каршарца. Гунвальд, как истинный воин, обладал отменной реакцией - он с ругательством уклонился, предоставив летающей посудине возможность атаковать другого. Другим, конечно, оказался Дилль, шедший следом за варваром.
  Дилль в последний момент заметил приближающийся кувшин, окружённый странным светящимся ореолом, и успел только выставить перед собой руку в тщетной надежде защититься. К счастью, летающий снаряд, не долетев до Дилля всего одного шага, вдруг потерял скорость, рухнул и покатился по полу. Кувшин остался цел, а вот вино разлилось по доскам багровым озерком.
  - Ну вот, и вино пролилось, и привидения пожаловали, - послышался невнятный голос.
  Дилль присмотрелся: в самом тёмном углу сидел не кто иной, как Эрстан. Представитель королевской академии магов был, мягко говоря, весьма нетрезв. Волосы мага, обычно аккуратно уложенные, напоминали собой воронье гнездо, а кафтан, в другое время застёгнутый наглухо, сейчас был расстёгнут до пояса. Несколько пустых глиняных кувшинов на его столе красноречиво повествовали, как маг дошёл до такого состояния.
  - Сам ты привидение, - невежливо отозвался Герон. - Докатился: напиваешься в одиночку.
  - А что делать, если даже вампиры отказываются составить компанию? Ладно, тогда буду пить с вами. Привидения вино пьют?
  - Не знаю, пьют ли привидения, а я если сейчас не глотну вина, то точно помру, - заявил Гунвальд и проверил посуду на столе мага. - Не понял! А где вино?
  - Там, - маг махнул рукой в сторону кухни. - Эонос, подлец, сбежал, приходится самому...
  Эрстан сделал несколько пассов, с его руки сорвался прозрачно-белый шарик и улетел куда-то в подсобные помещения. Дилль с удивлением проводил взглядом магическую субстанцию - раньше он как-то не замечал чтобы Эрстан так открыто демонстрировал магию.
  - А вот и вино, - заплетающимся языком проговорил маг, и сделал приглашающий жест рукой.
  Возможно его жест предназначался Гунвальду, Герону и Диллю, но, похоже, очередной кувшин понял это как приказ приблизиться и метнулся к магу, с размаху шмякнув того прямо в грудь.
  - Да чтоб тебя демоны задрали! - возопил Эрстан, отплёвываясь и отряхивая одежду от вина.
  - Лучше я сам схожу, - буркнул варвар, подобрал два пустых кувшина и удалился на кухню.
  Дилль и Герон уселись на лавку, маг разъезжающимися в стороны глазами уставился на них.
  - Ну и каково оно на том свете? - глядя сквозь них, спросил он.
  Дилль и Герон обменялись удивлёнными взглядами. Маг вздохнул:
  - Вы бы это... летели отсюда, - посоветовал он. - Не дело мёртвым беспокоить живых. И вообще, я пытался вам помочь... и помог бы, если бы не этот клятый амулет!
  Эрстан помахал перед ними своим медальоном.
  - Щ-щас я его...
  Между пальцев мага заструились искры и устремились к медальону. Раздался громкий хлопок, и всю посуду воздушным ударом снесло со стола. Сам Эрстан опрокинулся на спину, Герона смело с лавки, а Дилля крепко приложило об стену.
  - Опять не получилось, - печально возвестил маг, лёжа на спине и глядя в закопченный потолок.
  - Я его сейчас прибью за такие шутки! - прорычал монах, вытирая кровь, капавшую с носа на бороду.
  - Не стоит этого делать, преподобный, - раздался звучный голос, - он всё равно ничего не соображает. Лучше подождать, пока протрезвеет - может, хотя бы поймёт, за что его убивают.
  Дилль поднял голову, Герон обернулся. На лестничной площадке стоял вампир Орхам - в противоположность магу элегантно одетый и абсолютно трезвый.
  - Эрстан в таком состоянии уже третий день, - сказал вампир. - Надирается с утра пораньше до зелёных зюзей и всё пытается добраться до Неонина. Пару раз я его обратно приносил, один раз он сам вернулся, почти трезвый. Объяснил, что вино отключает чары амулета, и снова нажрался. А в перерыве между походами он пытался снять заклятье с амулета - в результате чуть не спалил дом. Наш хозяин решил, что жизнь дороже, и ночью сбежал. Я уже подумывал связать мага, чтобы он протрезвел.
  - Вот оно что, - протянул Дилль. - Слышишь, Герон? Эрстан-то, оказывается, действительно пытался нам помочь.
  Монах молча поднял мага и уложил на лавку, Эрстан прерывисто вздохнул и захрапел. Орхам спустился с лестницы, за ним в обеденном зале появился и молодой вампир Теовульф, с любопытством уставившийся на драконоборцев.
  - Вижу, что вы уцелели после встречи с Хранителем, - проговорил Орхам. - Или вы с ним не встречались?
  - Мы с ним не просто встречались, а даже сражались, - заявил каршарец, вышедший из кухни с двумя кувшинами. - Здоровенная тварь. Я об его когти меч сломал.
  Вампир обернулся к варвару - на его бледном лице Дилль прочёл откровенное удивление. Гунвальд прошествовал к столу, поставил один кувшин, а ко второму приложился.
  - Сражались? Мечом против дракона? - недоверчиво переспросил Орхам. - И остались после этого живы?
  - Как видишь, - лаконично ответил монах, отхлебнул вина и передал кувшин Диллю.
  Дилль, тошнота у которого всё не проходила, с трудом сделал пару глотков.
  - Верится с трудом, - хмыкнул старший вампир.
  - Может, ему в ухо дать? - спросил у монаха Гунвальд. - Никто ещё не так не оскорблял сына славного Ольола.
  Орхам проигнорировал угрозу и уселся на лавку. Теовульф пристроился рядом с наставником.
  - Расскажите мне об этом, - попросил старший вампир. - Несомненно, ваша битва достойна того, чтобы о ней сложили песни.
  Гунвальд подозрительно посмотрел на Орхама - не издевается ли тот, но на бледном лице вампира не было и тени усмешки.
  - Ладно, - смилостивился каршарец. - Сейчас перекусим и расскажем.
  - Я, пожалуй, отдохну немного, - сказал Дилль. - Что-то мне совсем нехорошо.
  - Тебя проводить? - спросил Герон.
  - Сам доберусь, - буркнул Дилль и на подгибающихся ногах отправился наверх. В первой же комнате он рухнул на кровать и провалился в тяжкий сон.
  *****
  Проснулся Дилль от голода. Сквозь мутное стекло светило восходящее солнце, а с улицы доносилось щебетание каких-то птах. Дилль сел на кровати, постанывая от ломоты во всём теле. Едва он принял вертикальное положение, как снова закружилась голова. Он с минуту размышлял, что лучше: опять увалиться в кровать или спуститься в обеденный зал? В борьбе между головокружением и голодом победил голод - Дилль понял, что умрёт, если не проглотит кусочек чего-нибудь съестного.
  Он, осторожно ступая и держась за стены, вышел из комнаты и направился к лестнице. Едва он появился на площадке, как снизу раздались приветственные выкрики.
  - А вот и наш победитель дракона! - проревел каршарец. - Дилль, мы тут в твою честь пьём.
  - Поднимем же чаши за Дилля-драконобойца! - провозгласил Герон, поднимая не чашу, но целый кувшин.
  Тост с воодушевлением поддержали оба вампира, сидящие за одним столом с монахом и каршарцем. Судя по всему, эта компания праздновала победу над драконом всю ночь, и силы их явно заканчивались. Герон, сделав несколько глотков, уронил голову на столешницу и громогласно захрапел. Каршарец, почему-то завёрнутый в красивый плащ старшего вампира, сосредоточенно обгладывал совершенно голую кость. Орхам, ещё недавно одетый, как на приём королю, сейчас напоминал скорее завсегдатая кабака, неделю не вылезающего из питейного заведения. Его ученик Теовульф выглядел приличнее остальных - видимо, наставник не позволил ему надраться до того счастливого состояния, в котором находился он сам.
  - Но я же никакого дракона не убивал, - слабо возразил Дилль.
  - Ты его победил, а жив дракон или мёртв, уже неважно, - торжественно сказал Орхам. - Надо же, вот не думал, что воочию увижу человека, осмелившегося залезть в пасть дракона и уцелеть при этом. Даже среди самых отчаянных вампирских воинов нет таких сумасшедших. Поздравляю, юноша!
  - С тем, что я сумасшедший? - хмыкнул Дилль. - Сомнительный комплимент. Скажите, тут найдётся что-нибудь поесть - я с голода умираю.
  - Дилль, всё, что у нас есть - твоё! - Гунвальд обвёл рукой стол, заваленный обгрызенными костями, плавающими в лужицах пролитого вина.
  - Да уж! - Дилль поморщился. - Ладно, поищу сам.
  Он направился в кладовую, где уже бывал в день прибытия. В прошлый раз кладовая выглядела куда более наполненной, чем сейчас. Дилль после долгих поисков обнаружил кусок сала, покрытого коркой соли, засохший в сухарь ломоть хлеба и пару чесночных головок - вот и вся добыча. Он вернулся в общий зал и приступил к трапезе. И хотя он был голоден, как отшельник во время великого поста, еда вызывала какое-то непонятное отвращение. Едва Дилль начал жевать чесночный зубчик, как оба вампира уставились на него с самым недружелюбным выражением лиц.
  - Извиняюсь, забыл, что вы боитесь запаха чеснока, - поперхнулся Дилль, убирая подальше от вампиров свою немудрёную провизию.
  - Мы не боимся, - с достоинством ответил Орхам, - просто запах чеснока нам очень неприятен - он напоминает вонь от ядовитого горючего зелья, при помощи которого Завоеватели испепелили наш родной мир. Так что, ешь свой чеснок, господин победитель дракона, только постарайся не дышать в нашу сторону.
  - Вот оно как, - глубокомысленно протянул каршарец. - А я как-то встречал охотников на вампиров, которые носили целые ожерелья из чеснока. Помнится, они утверждали, что лучшего средства защиты нет.
  - Юный отрок, - повернулся к Гунвальду старший вампир, - скажи мне, нравится ли тебе запах собачьего дерьма?
  - Нет, конечно!
  - Остановит ли тебя то, что твой враг будет обмазан собачьим дерьмом?
  - Нет, конечно!
  - Вопрос о твоих охотниках на нас считаю закрытым, - фыркнул Орхам. - К тому же, если бы эти, так называемые охотники действительно повстречали наших воинов, то хвастаться победами над вампирами было бы некому.
  - Я тоже так думаю, - пожал плечами Гунвальд. - Ты, к примеру, мечом владеешь лучше всех, с кем я когда-то сражался. А у того сброда вообще не было бы ни одного шанса в бою против тебя.
  - Само собой, - как должное принял похвалу Орхам. - Ты для человека тоже весьма неплох. Вот только слишком азартен. Это нехорошо для фехтовальщика.
  - Видел бы ты наших берсерков! - возмутился каршарец. - Я по сравнению с ними просто сонный младенец.
  - Берсерки хороши только один раз. Я же говорю об истинном искусстве...
  Пока шёл спор о фехтовании, младший вампир со скучающей физиономией смотрел то на разгорячённого каршарца, то на наставника. Герон спал, положив руки на стол, а голову на руки. Немного утолив голод, Дилль заметил, что кое-кого не хватает. А именно мага.
  - Послушай, Теовульф, - обратился он к молодому вампиру, - ты не знаешь, куда подевался Эрстан?
  - Прогуляться ушёл. Сказал, что свежий воздух лечит похмелье лучше всяких заклинаний.
  Дилль подумал, что магу понадобится очень много свежего воздуха.
  - А ты, как я понял, тоже маг? - спросил он.
  - У меня есть природный дар, но насколько он сильный, никто сказать не может, - заметив недоумённый взгляд Дилля, Теовульф пояснил: - У вампиров вообще нет магов. И не было никогда.
  - То есть ты - личность исключительная?
  - Причем во всех отношениях, - мрачно подтвердил собеседник.
  - Ты так говоришь, будто это плохо, - пожал плечами Дилль.
  Теовульф с таким видом переставил с места на место высокую глиняную кружку, словно это было важнейшим занятием в мире, затем поднял на Дилля взгляд своих кошачьих глаз и выдавил:
  - Я - полукровка.
  - И? - Дилль ничего не понял.
  - Мой отец - вампир, а мать - человек. Она была родом из Ситгара.
  До Дилля дошло. У людей тоже полно заморочек по поводу происхождения, но когда дело обстоит так... получается, у парня жизнь совсем печальная.
  - А-а, - протянул Дилль, - теперь я понял, почему ты так хорошо по-нашему говоришь.
  - У земель клана Григот с одной стороны Запретный предел, с другой - Ситгар. Поэтому каждый воин нашего клана должен знать ситгарский. А, к примеру, воины клана Сталгард обязаны учить ещё и хивашский.
  - Ну, с вашей длительностью жизни можно сколько угодно языков выучить.
  - Вампиры живут очень долго, зато рождение ребёнка у нас большая редкость. Видимо, только поэтому меня и не прибили сразу. Думаешь, это легко - быть самым слабым, самым неловким, самым неприспособленным к воинскому искусству? А на фоне остальных наших я всегда казался каким-то калекой и жалким уродцем, - вампир, посмотрев украдкой на старшего товарища и убедившись, что тот по-прежнему увлечён спором с каршарцем, залпом допил вино. - Даже те, кто в сражениях лишился руки, могут без труда одолеть меня в бою на мечах.
  - Ну, если они владеют мечом так, как твой наставник, это неудивительно. Кстати, а Охрам разве тебя ничему не учит?
  - Учит. Точнее, учил. Потом забросил это неблагодарное дело.
  - Ну, не всем же быть великими воинами, - попытался немного утешить собеседника Дилль. - Я вот тоже мечом махать совсем не умею, и ничего - жив до сих пор.
  - Ты не понимаешь! У нас быть воином, значит, быть на вершине власти. Только воины могут стать вождями клана. Только к воинам прислушиваются. И только воин может ответить воину - остальные должны молча проглатывать оскорбления.
  Дилль подумал, сколько же обид пришлось вытерпеть этому парню, и посочувствовал.
  - А чего же ты не ответил на оскорбление магией? - спросил он. - У нас, например, воинам с магами вообще запрещено связываться. Правда, это получилось из-за того, что после Величайшей битвы магия стала редкостью, вот какой-то из прежних королей и издал такой указ. Но насколько я помню, и до той битвы к магам особо никто не спешил приставать - разве что находился любитель превращаться в лягушку.
  - Я не умею превращать недругов в лягушек, - сокрушённо покачал головой Теовульф. - И даже то, что умею, не всегда могу повторить. Будь у меня учитель магии...
  - Так вот почему вам был нужен маг! - осенило Дилля. - Орхам хочет пристроить тебя в Академию?
  - Тише ты! - шикнул на него вампир. - Никто об этом не должен знать раньше времени.
  - А что тут плохого? - удивился Дилль.
  Он представил, как вампир ходит среди этих надутых и важных магов, и невольно улыбнулся. Да, это будет замечательное зрелище! Если, конечно, мастер Орхам сумеет убедить короля принять вампирский клан в качестве подданных. И если глава Академии согласится принять вампира в качестве ученика, а не экспоната.
  - Потом расскажу, - вполголоса ответил Теовульф и глазами показал на дверь.
  Дилль обернулся - у входа стоял Эрстан.
  - А-а, вот и его магство пожаловало, - Дилль помахал рукой. - Ну ты и нажрался вчера! А ещё говорят, что у магов сухой закон. Представляю, что было бы, разреши вам начальство шляться по кабакам.
  - Уймись, трещотка, - Эрстан поморщился - судя по всему, порция свежего воздуха оказалась явно недостаточной. - Что у вас произошло в Неонине? Эти два пьяницы ничего мне не смогли толком объяснить, кроме того, что весь отряд погиб от драконьего пламени, а вы трое выжили.
  - Угу, - кивнул Дилль.
  - Чего "угу"? - вскипел маг. - Гунвальд наплёл мне, что ты победил дракона, а после два часа хвастался, как он сломал о когти чудовища свой меч. А монах, чтоб ему пусто было, рассказывал басни о том, как ты залезал дракону в пасть. Что за бред?!!
  - Вовсе не бред, - возразил Дилль. - Гунвальд действительно дрался с драконом и сломал свой меч о его коготь. Я думаю, что даже если бы у Гунвальда был не обычный меч, а клинок из гномьей звёздной стали, он всё равно бы его сломал - когти-то у дракона ого-го какие!
  - Ого-го какие, - тупо повторил ещё не до конца протрезвевший маг. - Ничего не понимаю. Разве может такое быть, чтобы каршарец сражался с драконом и остался после этого жив?
  - Может, если попросить дракона не трогать этого каршарца.
  - Попросить? Дракона? Не трогать? - медленно и раздельно спросил Эрстан. - Ты издеваешься надо мной? И кто его попросил?
  - Я, - победно ухмыльнулся Дилль.
  Маг со всей доступной ему серьёзностью посмотрел на Дилля.
  - Так, господин враль, если ты сейчас же не расскажешь мне всю правду, я применю заклятье подчинения, - пригрозил он, вытаскивая свой амулет. - И вина напиться ты не успеешь.
  - Так я же и говорю правду. А заклятье ты применить не сможешь, потому что я попросил Тринн дыхнуть огнём на мой амулет. Что она и сделала, - Дилль откровенно потешался над Эрстаном.
  Гунвальд и Орхам прекратили свой спор и с интересом слушали разговор Дилля и мага.
  - Я, наверное, всё-таки не протрезвел, - в никуда пожаловался Эрстан, вертя в руках колючий медальон. - Я почему-то не чувствую твоего амулета.
  - Говорю же тебе, его больше нет. И заклятье на меня больше не действует.
  - Так ты всё-таки сумел? - дошло, наконец, до мага. - Молодчина, Дилль! Значит, драконий огонь может уничтожить даже такое мощное заклятье! Надо написать на эту тему трактат, - тут Эрстан нахмурился. - Но, всё-таки, как вы сумели сбежать от дракона?
  - Ладно, слушай, - смилостивился Дилль. - Я, как известно, всегда говорю только правду. Дело, значит, было так ...
  *****
  Выслушав героическую эпопею и ни разу не прервав рассказчика, маг погрузился в долгое раздумье, периодически поглядывая на Дилля странным взглядом. Не верит, подумал Дилль. Ну и ладно. Главное, что он и его друзья остались живы там, где сотни и даже тысячи других сложили головы. Каршарец и оба вампира тоже молчали, ожидая, что скажет маг. Монах по-прежнему спал.
  - Скажи-ка, - наконец спросил Эрстан, - не чувствуешь ли ты приступов головокружения?
  Дилль удивился - откуда он узнал? Хотя, скорее всего, это Гунвальд или Герон обмолвились, что Диллю по дороге стало нехорошо. Или просто знает, что у человека, треснувшегося башкой о крепкий драконий зуб, всегда болит и кружится голова. Эрстан же врачеватель, хоть и маг.
  - Есть немного, - подтвердил он. - И подташнивает постоянно. Надеюсь, я не беременный.
  - Понятно, - не поддержал шутку Эрстан. - И, наверное, началось это вчера?
  - Да. А в чём, собственно, дело? Что произошло?
  - Да ничего страшного, не считая того, что ты в любой момент можешь умереть, если тебе не оказать квалифицированную помощь.
  Дилль выпучил глаза на совершенно серьёзного мага - нет, тот явно не шутил.
  - Это как-то связано с тем клятым амулетом?
  - Амулетом? Нет, заклинание подчинения тут ни при чём. Просто в твоём организме присутствует такая доза изначальной магии, что твоё сердце может остановиться в любую минуту.
  Вампир Теовульф, услышав про магию, оживился и придвинулся поближе.
  - Какой ещё первоначальной магии? - изумился Дилль.
  - Не первоначальной, а изначальной, - поправил его Эрстан. - Первоначальную магию изучают в Академии в младших классах, а изначальной магией обладают только драконы.
  - Шутишь? - потрясённо спросил Дилль.
  - К сожалению, нет. Если всё произошло так, как ты рассказал, то ты получил огромную дозу магической квинтэссенции.
  - Вообще не понимаю, о чём ты говоришь, - пожал плечами Дилль.
  Каршарец и оба вампира согласно закивали головами.
  - Чего тут непонятного? - разгорячился маг. - Когда дракон заболевает, он лечит себя не так, как люди. В его организме образуется огромное количество свободной магической субстанции, при помощи которой дракон и пытается восстановиться.
  - Ты уверен, что протрезвел? - осведомился Дилль.
  - Я только не пойму, почему ты не умер прямо в пасти драконицы, - не обратив внимания на шпильку, продолжил маг. - Человеческий организм просто не в силах справиться с подобной нагрузкой. Во всяком случае, все предыдущие случаи, когда люди соприкасались с драконьей квинтэссенцией, заканчивались смертью. Людей, конечно, а не драконов. Хотя, как написано в летописях, однажды некий маг сумел выжить после такого контакта...
  Дилль убедился, что маг не шутит - уж слишком серьёзная у Эрстана физиономия. Можно сказать, даже торжественная какая-то. Чего это с ним?
  - Ладно, пока отложим это - надо заняться делом, пока ты не перешёл в мир иной, - Эрстан поднялся. - Дилль, ты много пил?
  - У меня и без выпивки голова кругом идёт, - проворчал Дилль. - Я с вечера даже глотка вина не сделал.
  - Плохо, - заявил маг. - Во-первых, тебе нужно выпить как можно больше жидкости. Вино хлебать не обязательно, можешь пить воду.
  - Но...
  - Никаких "но! - маг осмотрел нетрезвый контингент, сидящий за столом и ткнул пальцем в молодого вампира. - Ты! Беги на улицу, принеси ведро воды из колодца.
  Теовульф без возражений поднялся и ушёл выполнять приказ. Старший вампир выпрямился и, видимо, хотел сказать что-то резкое, но передумал.
  - Я, что, лошадь?!! - возмутился Дилль. - Я столько не выпью!
  - Жить хочешь - выпьешь, - оборвал его Эрстан. - Твою кровь нужно разжижить. Сиди, не дёргайся.
  Гунвальд и Орхам с откровенным любопытством следили за происходящим, периодически прихлёбывая вино. Маг положил ладонь на лоб Дилля и закрыл глаза. Ладонь была прохладной... или сам Дилль был настолько горячим? В любом случае, неприятных чувств он не испытывал, а потому принялся спокойно ждать, что произойдёт дальше. Он думал, что маг сейчас начнёт чародействовать и бормотать заклинания, но Эрстан сделал то, чего от него никто не ожидал - рухнул на давно не мытый пол.
  - Что это с ним? - поинтересовался вампир, не делая даже попытки подняться и помочь магу.
  Дилль похлопал Эрстана по щекам, но результатов это не принесло. К счастью, в этот момент вернулся Теовульф с полным ведром воды. Полведра было вылито на голову мага, и вскоре он открыл глаза.
  - Я знаю - это был похмельный обморок, - авторитетно заявил Гунвальд. - Сам иногда так отрубаюсь. Голова после этого трещит...
  - Я тебе сейчас устрою такое похмелье, что твоя голова совсем развалится, - еле ворочая языком, проговорил маг. - Дилль, ты выпил воду? Пей, на время тебе должно стать легче.
  Дилль совсем не испытывал жажды. Он со вздохом приложился к ведру, радуясь, что половину содержимого успел вылить на мага. Кровь в висках так застучала, словно в его голове поселились гномы-кузнецы - да не один-два, а целая артель. Однако, оказалось, что маг говорил правду - чем больше Дилль пил, тем лучше себя чувствовал. Постепенно биение в голове пропало, а тошнота улеглась.
  - Дилль, тебе нужно спешить в Тирогис, - мрачно сказал Эрстан. - Моих сил не хватит, чтобы помочь тебе. А ведь я квалифицированный маг-врачеватель.
  - Пить надо было меньше, - непочтительно напомнил Гунвальд.
  - Надо было, - не стал ввязываться в пререкания маг. - Но даже будь я на вершине своих медитативных способностей, и то не сумел бы ничего сделать.
  - Может, мои способности пригодятся? - спросил Теовульф.
  - Вряд ли, - покачал головой Эрстан. - Если я правильно оценил, то для обряда нужна сила, как минимум, десятка магистров. Поэтому нужно спешить в Тирогис.
  Каршарец присвистнул. Дилль поморщился - откуда тут посреди неонинских степей возьмутся королевские магистры?
  - Почему надо спешить?
  - Потому что твой организм, не сумев перераспределить возникшую магическую нагрузку, перегорит и откажется функционировать. Попросту говоря, ты помрёшь в страшных мучениях.
  Дилль икнул - вот те раз!
  - Да что за напасть такая! - с негодованием воскликнул он. - То я должен был умереть в схватке с драконом, потом Тринн меня чуть не проглотила, потом я должен был с чем-то определиться или умереть. А теперь я должен помереть в страшных мучениях вообще непонятно из-за чего!
  - Почему же непонятно? - удивился Эрстан. - Все, в ком внезапно просыпается магический дар, испытывают головокружение и тошноту - так человеческий организм реагирует на избыток неструктурированной магии.
  - А я-то здесь причём? - в свою очередь удивился Дилль. - Я с магией никогда не дружил.
  - Теперь дружишь. Ты получил от драконицы столько квинтэссенции, что хватит на пятерых магистров.
  Дилль замер, пытаясь осознать сказанное. Каршарец обменялся озадаченным взглядом с Диллем и пожал плечами - дескать, сам ничего не понимаю.
  - То есть, я теперь маг? - уточнил Дилль. - И могу всякие такие штучки делать?
  - В теории - да. На практике ты пока ничего не умеешь. И если мы не успеем за два оставшихся дня собрать консилиум магистров, чтобы привести в равновесие твой организм и полученный магический дар, то ничего уметь и не будешь.
  - Два дня? Но ведь до Тирогиса неделя пути...
  - Именно, - мрачно подтвердил Эрстан.
  Дилль впал в прострацию. Гунвальд выругался и свирепо поскрёб бороду. Орхам невозмутимо застегнул свой кафтан и сказал:
  - Господин маг, наши с Тео кони уже давно отдохнули. Берите их и скачите изо всех сил. А мы будем добираться пешком.
  Дилль коротко поблагодарил вампира, тот так же кратко кивнул. Сборы заняли немного времени - фактически сразу после того, как кони были взнузданы и осёдланы, Дилль и Эрстан выехали. Вслед им смотрели Гунвальд и оба вампира, а монах, добудиться которого у каршарца не получилось, всё так же храпел за столом.
  Спустя пару часов с тех пор, как был покинут постоялый двор Эоноса, навстречу им показался караван, двигавшийся в сторону Неонина. Фургоны, обшитые толстыми бронзовыми полосками, тащили лошади-тяжеловозы с косматыми гривами и мохнатыми ногами, а управляли лошадьми гномы. Одни фургоны были вполне обычными крытыми экипажами, а вот в нескольких гномы перевозили баллисты, чьи силуэты явно угадывались под толстой тёмно-зелёной тканью.
  Несмотря на припекающее солнце, возницы были облачены в плотные куртки, ушитые металлическими бляхами, и в шлемы, полностью закрывавшие лица подземельцев.
  - Жарко им, наверное в таких доспехах, - сказал Дилль. - Интересно, зачем они здесь?
  - Молчи, береги дыхание, - посоветовал маг. - Нам нет дела до гномов, им нет дела до нас.
  И действительно, когда два всадника пролетели мимо едущего каравана, ни один из возниц не то что не попытался заговорить с ними, но даже не повернул в их сторону голову. Проскакав мимо последнего транспорта, Дилль оглянулся - за откинутым пологом фургона стоял коротышка с арбалетом. Остриё арбалетного болта светилось ярко-красным светом.
  - Эрстан, мне кажется, что в этом караване едут огневики, - сказал он, когда фургоны скрылись из виду. - Гномы с кем-то воевать собрались - недаром ведь и баллисты с собой везут.
  - Пусть делают, что хотят, - отмахнулся маг.
  Час спустя, когда взмыленные от неистовой скачки кони уже тяжело дышали, произошла ещё одна встреча. На сей раз это оказались не гномы, а вполне обычные люди. Верховой разъезд. Всадники, увидев Эрстана и Дилля, немедленно направили своих коней к ним.
  - Кто такие? - властным голосом спросил один из них.
  Дилль, конечно, не особо разбирался в военной форме и значках принадлежности, но даже он сообразил, что перед ним находятся солдаты регулярной ситгарской армии - скорее всего южной. Эрстан остановил коня, не доезжая десятка шагов до ближайшего всадника.
  - Я - королевский маг, магистр Эрстан. Командир отряда драконоборцев. Позвольте узнать, кто вы?
  - Маг, - поморщился старший. - Кто мы такие, вам ответит наш командир, если захочет. Хильдюк, Иван, сопроводите их.
  Двое всадников отделились от группы. Эрстан запротестовал:
  - У нас нет времени, чтобы тратить на болтовню с вашим начальством! Мы везём срочное сообщение в Тирогис.
  - Какое, если не секрет? Уж не о том ли, что ваши драконоборцы, магистр, убили неонинского дракона? - ухмыльнулся старший.
  Остальные разведчики засмеялись, оценив шутку командира.
  - Именно так, - холодно ответил маг. - Неонин освобождён от драконьего ига.
  Смех прекратился, лица солдат вытянулись. Всадники начали переглядываться между собой: кто недоверчиво, кто с радостной улыбкой - ведь если маг сказал правду, то им не нужно будет вступать в бой с драконом, который уже извёл кучу народа.
  - Вы хотите сказать, что ваш сбр... ваши люди сумели убить Великого дракона? - медленно переспросил старший.
  - Я не сказал, что мои люди убили дракона, я сказал, что Неонин освобождён, и дракона там нет.
  - Тем более, вам нужно повидать графа Улистана, - решил старший отряда.
  Эрстан высокомерно задрал подбородок.
  - Уверен, Его Величеству не понравится, что такое важное известие задержалось из-за того, что какому-то десятнику вздумалось проявить несвоевременную власть.
  - И всё же, я должен настоять. Следуйте за моими людьми, ваше чародейство, а мы продолжим разведку.
  Эрстан повернулся к Диллю.
  - Не думаю, что это нас надолго задержит. Наверное, там какой-то небольшой отряд разведчиков, который патрулирует границу Неонина. Поговорим по-быстрому с их командиром и отправимся дальше. Кстати, может, обменяем коней на свежих...
  Маг ошибся. Разведывательный отряд оказался целым полком. Сквозь поднимаемые копытами лошадей клубы пыли Дилль разглядел пехотинцев, шагавших по почтовому тракту вслед за конницей. Последними тащились высокие крытые фургоны.
  - Ничего себе, патруль! - присвистнул Дилль.
  Маг только озадаченно пригладил бородку.
  Навстречу им ехали конные сотни. Тяжёлые рыцари вальяжно покачивались в сёдлах, а их доспехи тащили запасные кони. Сами рыцари были одеты в расшитую малиново-зелёным униформу. Лёгкие кавалеристы, державшие торчащие вверх пики, на остриях которых развевались разноцветные флажки, с интересом смотрели на Эрстана и Дилля. Пехотинцы, тащившие на себе кроме оружия ещё и походный инвентарь, напоминали вьючных осликов. Да и обречённые взгляды этих солдат очень напомнили Диллю выражение глаз этих животных.
  Сопровождающие остановились и коротко доложили какому-то человеку о задержанных. Дилль удивлённо отметил, что командир такого большого отряда и, по словам старшего разведчика, графа, ничуть не выделяется из толпы прочих всадников: такой же малиново-зелёный камзол, такие же буро-зелёные штаны и коричневые ботфорты. И перевязь обычная кожаная, а не ушита золотом или хотя бы серебром. А ножны и рукоять меча безо всяких каменьев... Странный какой-то граф. Другие на его месте не преминули бы выделиться из толпы. Вот взять хотя бы того же наместника короля в Неонине - так был разодет и расшит златотканой вязью, что глазам было больно на него смотреть...
  От этих мыслей Дилля оторвал Эрстан, который ткнул его кончиком хлыста. Маг направил коня к командиру и, поскольку тот не пожелал слезть с коня, Эрстан также не стал спешиваться - в конце концов, маги не обязаны подчиняться военным согласно эдикта от какого-то далёкого года после Величайшей битвы...
  Против ожиданий мага, командир не только не рассердился нарушению негласного этикета, но и первым представился:
  - Граф Улистан, командующий особым полком. С кем имею честь?
  - Эрстан, королевский маг. Сопровождал отряд драконоборцев.
  Граф посмотрел на Дилля, затем снова обратился к магу:
  - Ваш отряд не слишком-то велик. Дозорные доложили, будто вы утверждаете, что дракона в Неонине больше нет?
  - Именно так, ваше сиятельство, - Эрстан решил не нарываться на неприятности и стал обращаться к графу как положено.
  - Вы это точно знаете?
  - Со мной человек, который и освободил Неонин от дракона, - маг сделал жест в сторону Дилля.
  Граф Улистан повернулся к гарцующему рядом всаднику:
  - Вадиль, вели протрубить привал, - и обратился к Эрстану и Диллю: - Я желаю узнать подробности.
  Дилль тихонько вздохнул. Вот так вот: "я желаю". И попробуй возрази! Эрстан, тем не менее, попытался:
  - Ваше сиятельство, мы чрезвычайно торопимся. Нужно доставить это известие в Тирогис...
  - Я имею полномочия от Его Величества решать все вопросы, касающиеся провинции Неонин и засевшего в городе дракона, - негромко сказал граф и спешился, бросив поводья подскочившему Вадилю, который уже успел вернуться.
  Эрстану и Диллю ничего не оставалось, как последовать его примеру. По приказу графа на обочине дороги быстро расстелили тканый ковёр, на который поставили походный столик и три раскладных стула. Не успели вынужденные гости усесться, как несколько солдат под руководством Вадиля уже поставили на стол угощение.
  - Извините за оловянные кубки, но мы в походе, - сказал граф. - Прошу.
  Дилля от одного взгляда на еду и вино затошнило. Маг, поняв, что с ним творится, попросил принести чистой воды.
  - Ему сейчас хмельное нельзя, - пояснил он удивлённо поднявшему бровь графу. - Последствия знакомства с драконом.
  Граф Улистан подождал пока гость напьётся и вопросительно посмотрел на мага. Эрстан откашлялся и быстро пересказал всё, что раньше ему поведал Дилль. Граф подпёр рукой подбородок, размышляя о чём-то своём. Молодой парень, которого граф звал Вадилем, не сводил восхищённых глаз с тощего рыжего драконоборца, осмелившегося сунуться в драконью пасть.
  - Ваше сиятельство, а теперь отпустите нас, - напомнил о своём существовании маг. - У нашего героя осталось только два дня на то, чтобы пройти обряд инициации.
  - А что будет потом?
  - Господин маг утверждает, что если он не найдёт десяток магистров из Академии, то я умру, - решил высказаться до сей минуты молчавший Дилль. - Ваше сиятельство, не окажете ли любезность: дайте нам свежих коней. Боюсь, наши лошади не выдержат долгой скачки. А до Тирогиса ещё далеко.
  - Коней я вам не дам - всё равно за два дня до Тирогиса вам не успеть.
  При этих словах лицо Эрстана пошло гневными красными пятнами, а Дилль, наоборот, почувствовал себя абсолютно умиротворённым. Казалось бы, на глазах рвутся нити его жизни, а он спокоен, как бизонобык после случки. Граф невозмутимо продолжил:
  - Зато у меня есть человек двадцать магов. Их старший утверждает, что все они не меньше, чем магистры.
  - Маги? В этой глуши? - воскликнул Эрстан. - Граф, пожалуйста, отведите нас к ним!
  - Незачем, я вижу, что магистр Бертефо уже идёт сюда. Видимо, хочет узнать причину остановки.
  - Бертефо? Здесь? - Эрстан подскочил, будто подброшенный пружиной. - Дилль, ты спасён! Граф, если вы не возражаете, мне нужно переговорить с коллегой.
  Он бросился навстречу подошедшему магу, обменялся рукопожатием и отвёл его в сторону. Граф Улистан посмотрел на Дилля таким взглядом, словно собирался пробуравить в нём дырку.
  - Значит, вы, сударь, драконоборец?
  В другое время Дилль не преминул бы "загнуть" что-нибудь эдакое, но сейчас он чувствовал какую-то опустошённость. В его голове царил туман, и все выдумки, на которые Дилль всегда был горазд, куда-то испарились. Поэтому он ограничился лёгким кивком.
  - И вы готовы поручиться жизнью, что дракона в Неонине больше нет?
  - Тринн улетела, - пожал плечами Дилль. - Когда мы втроём покидали Неонин, в городе из живых были только одичалые кошки да стервятники. Не думаю, что с тех пор, как мы ушли, в Неонине объявился ещё какой-нибудь дракон.
  Граф перестал буравить взглядом собеседника и устало потёр переносицу.
  - Если то, что вы рассказываете - правда, то мои солдаты вас будут на руках носить, - сказал он. - Всё-таки не каждый день тебя призывают, чтобы вступить в смертельную схватку с Великим драконом - умирать-то никому не хочется.
  - Поверьте, ваше сиятельство, я знаю об этом не понаслышке, - сухо сказал Дилль.
  - Ах, да! - граф всплеснул руками. - Извините. Но всё равно, я обязан выполнить приказ короля и обследовать город. Хотя гномов мы спровадили, но найдётся немало других желающих пограбить. Те же хиваши...
  - Куда вы их спровадили? - удивился Дилль, забыв про "ваше сиятельство".
  - Кого?
  - Гномов.
  - Обратно в Подгорье, куда же ещё!
  Дилль поднял брови. Интересно, он с графом говорит об одних и тех же гномах? А как же караван, который он с Эрстаном недавно встретил?
  - Наверное, мы говорим о разных гномах, - медленно проговорил Дилль. - Пару часов назад мы встретили на Неонинской дороге гномий караван, и он явно двигался в сторону города, а вовсе не в Подгорье, которое находится совсем в другой стороне.
  - Караван? - граф прищурился. - Гномы? Вы уверены?
  - Я их видел так же, как сейчас вижу вас. И у них огневики - когда мы проехали мимо, один из этих огнестрелов смотрел нам вслед. Словно раздумывал: пристрелить или не надо.
  Граф издал такое длинное и замысловатое ругательство, что Дилль только подивился - оказывается, этот представитель знати умеет ругаться не хуже скорняка Явига. Тот, помнится, очень умело выражался, особенно когда попадался на выдумки Дилля. А поскольку попадался он частенько, Дилль имел представление, насколько широк размах ругательств Явига.
  - ...хитрозадые колченогие коротышки, - закончил граф. - Проклятье, нас обвели вокруг пальца, как последних болванов! Два часа назад, говоришь? Чума на их головы! Вадиль!
  - Незачем так кричать, ваше сиятельство, здесь я, - молодой парень, показавшийся Диллю весьма похожим на графа, подошёл и вытянулся в струнку. - Команду на ускоренный марш?
  - Схватываешь, - кивнул граф. - Вели трубить.
  Вестовой умчался, и вскоре взревели боевые рога. Кавалеристы запрыгивали в сёдла, пехотинцы поспешно подбирали оружие и амуницию. Маги - Эрстан и Бертефо, что-то оживлённо обсуждавшие, с удивлением заозирались.
  - Что случилось, ваше сиятельство? - крикнул Бертефо. - Кто на нас напал?
  - Никто на нас не напал, из нас просто дураков сделали. Магистр, велите своим возчикам ускориться так, как только возможно. Я с рыцарями догоню гномов и задержу их, а вы постарайтесь не сильно задерживаться.
  - Каких ещё гномов? - удивился магистр.
  - Тех, о которых мы с вами не знали. Эти мелкие засранцы послали второй караван. И вот этот господин утверждает, что в нём есть огневики, - граф указал на Дилля.
  Маг обратил на Дилля вопросительный взгляд, Дилль кивнул.
  - Но, граф, в Неонине ведь уже нет дракона...
  - Мы об этом знаем только со слов людей, которые пока ничем не доказали правоту своих слов, - холодно сказал граф.
  - Но мы договорились с магистром Эрстаном... Нам нужно произвести инициацию, иначе этот молодой человек погибнет...
  - Я запрещаю вам тратить свои магические силы на что-либо не связанное с предстоящей битвой, - отрезал граф. - Думаю, не мне вам объяснять, что с нами сделает король, если дракон окажется в Неонине, а гномы поспеют туда раньше нас. К тому же, жизнь одного человека по сравнению с интересами целого королевства - ничто.
  Все осознали правоту его слов: магистр Бертефо посмотрел на Эрстана и с сожалением развёл руками, лицо Эрстана окаменело, а сам Дилль... снова остался спокоен. Словно речь шла не о нём и его жизни. Наверное, всё дело в том, что он просто устал от известий о предстоящей неминуемой смерти. Последний месяц он только и делает, что готовится к смерти от разных причин...
  - Единственно, чем я могу вам помочь, - граф Улистан обратился к Диллю, - это пообещать, что как только вопрос с Неонином и гномами решится, я разрешу магам сделать всё для вашего спасения. Или, если вы предпочитаете ехать в Тирогис, я распоряжусь дать вам свежих лошадей.
  - До Тирогиса нам не успеть, - встрял в разговор Эрстан. - Дилль, поедем с ними.
  *****
  - Попей, - Эрстан протянул Диллю фляжку.
  - Не хочу, - поморщился Дилль.
  Несмотря на пригревающее солнце и быструю скачку, Дилля слегка морозило. И мысль о воде вызвала новый приступ дрожи и головокружения. Он крепче сжал поводья, чтобы не свалиться с лошади.
  - Может, нам надо было остаться в фургоне с магами? Вдруг Берт передумал бы и согласился провести инициацию...
  - Ты же прекрасно знаешь, что он не согласился бы, - поморщился Дилль. Приступ прошёл, голова вновь стала ясной, а дрожь в руках пропала. - Ты чего останавливаешься? Давай, пришпоривай, не то отстанем.
  Впрочем, Дилль напрасно волновался - в это самое время передовые разъезды донесли, что искомый караван обнаружен. Граф Улистан скомандовал, и конные сотни двинулись на перехват каравана, обхватывая его живыми клещами. Гномы, как и следовало ожидать, немедленно поставили фургоны в круг.
  Когда Дилль и Эрстан догнали группу всадников со штандартами третьего особого кавалерийского полка, самого графа они там не обнаружили. Вестовой Вадиль, встретив вопрошающий взгляд мага, пояснил, что его сиятельство направился к гномам, и если всё пройдёт нормально, то драки с подданными подгорного короля не будет.
  - А если не нормально? - спросил маг.
  - Тогда будем драться, - просто сказал вестовой. - И за смерть графа порвём этих коротышек голыми руками. Но, надеюсь, они из ума ещё не выжили.
  - Впервые вижу, чтобы командир выступал в роли парламентёра, - поделился с Диллем Эрстан.
  Видимо, дипломатические таланты графа были весьма высоки, потому что гномы его не прикончили. Мало того, обратно к своим подчинённым Улистан вернулся в сопровождении двух коротышек, обвешанных оружием и закованных в доспехи.
  - Вот тот человек, который утверждает, что изгнал дракона из Неонина, - едва подъехав, сказал граф, указывая на Дилля.
  Оба гнома уставились на Дилля неприязненными и недоверчивыми взглядами.
  - Он не выглядит героем, - наконец буркнул один.
  - У него нет ни меча, ни топора, - сказал второй коротышка. - Он свалится даже от удара самого хлипкого гнома.
  - Разве такому слабаку по силам совладать с Великим драконом? - гном патетически вскинул ручонки. - Поведай правду, человече, что ты просто соврал, а Великий по-прежнему бесчинствует в Неонине.
  Дилль, с любопытством разглядывавший гномов, очнулся. Он, конечно, любил приврать по поводу и без, но сейчас, когда он не сказал ни слова лжи, эти коротышки, увешанные железяками, обвиняют его во вранье! Да как они смеют!
  Волна негодования захлестнула Дилля - он с трудом удержался от того, чтобы не наговорить резкостей и лишь сказал:
  - Дракона в Неонине нет. Если хотите встретить Тринн - ищите её в Запретном пределе.
  Гномы переглянулись, в их взглядах Дилль увидел замешательство.
  - Откуда тебе известно имя драконицы? - наконец спросил один из них.
  - Сама сказала.
  Гномы о чём-то пошушукались, затем тот, на броне которого поблёскивали золотые вставки - командир, наверное, повернулся к графу Улистану.
  - Слушай, граф, у нас есть к тебе деловое предложение. Мы должны доехать до Неонина и убедиться, что дракона там нет. Тогда наши старейшины будут свободны от долгового обязательства.
  - Ты сказал "деловое предложение", - ничуть не оскорбился таким фамильярным обращением граф. - В чём моя выгода?
  - Как в чём? - искренне удивился гном. - Мы не будем с вами драться.
  - А мне кажется, что кое-кто из моих ребят не прочь поддеть на копьё особо наглых гномов, - невозмутимо сказал Улистан. - Так что выгода сомнительна. Предложи мне ещё что-нибудь.
  Гном, насупившись, посмотрел на графа.
  - Мои огневики сожгут две трети твоих рыцарей ещё до того, как они сумеют подобраться к нам на сотню шагов. Разве сохранить жизни своих солдат - это слишком мало для тебя?
  - Солдат рискует своей жизнью каждый день, - пожал плечами граф. - Оставшиеся в живых доберутся до вас. И тогда лучшим выходом для вас будет выпустить самим себе кишки.
  - Ты мне не угрожай! - вскинулся гном. - Где это видано...
  Граф и командир гномьего каравана принялись сыпать угрозами. Эрстан, наклонившись в седле, шепнул Диллю:
  - Чувствую, это надолго. Давай отъедем в сторону и спешимся.
  Дилль согласился, вот только отъезжать не стал. Он слез с коня и разлёгся на жухлой придорожной траве. Кавалеристы третьего особого полка, заметив его выходку, недовольно хмурились, но молчали. Затем лежащего Дилля увидел граф и замер на полуслове. Удивлённые его поведением гномы обернулись и тоже уставились на Дилля.
  - Продолжайте, не останавливайтесь, - поощрил их Дилль, подперев голову рукой. - Вы так занимательно спорите о том, чего нет.
  - А чего нет? - одновременно спросили гномы.
  - Дракона в Неонине нет. Драки, которой вы грозите друг другу, нет. И даже намерений драться ни у кого из вас нет. Но вы продолжайте.
  Граф Улистан нахмурился, кавалеристы недовольно зароптали, гномы схватились за рукояти топоров. В другое время не сносить бы Диллю головы за подобное нахальство. Однако граф Улистан взял себя в руки и сказал:
  - Этот наглый молодой человек прав. Мы спорим ни о чём. Его Величество Юловар второй, да будет он здрав долгие года, ценит давние дружеские отношения между Ситгаром и Подгорным королевством, а потому, мастер Ильмрис, предлагаю поехать с нами и лично убедиться, что в Неонине вам делать нечего. Если откажетесь - даю вам пять минут на то, чтобы вернуться к своим товарищам и вместе с ними встретить смерть.
  Выслушав ультиматум, гном - он же мастер Ильмрис, как понял Дилль, подёргал косички на бороде и буркнул:
  - Согласен.
  - Тогда я дам вам коней - мы не будем ждать ни ваш, ни наш караван. Пойдём ускоренным маршем. Мне, как и вам, необходимо знать правду, чтобы предоставить королю информацию.
  Оба гнома вскочили на коней - Дилль только подивился, как хорошо, оказывается, эти коротышки держатся в сёдлах. И это несмотря на то, что почти всю жизнь проводят под землёй. Сам Дилль за время путешествия в Неонин и обратно уже наловчился скакать... точнее, не падать с лошади во время скачки. В общем, даже до гномов ему далеко.
  Конные сотни двинулись по Неонинскому тракту, поднимая в воздух облака удушливой пыли. Зимние дожди должны были превратить неонинскую землю в сплошную слякоть, но, видимо, с погодой что-то случилось, и осадки давно перестали выпадать, а потому дорога была такой же сухой, как и летом. Пыль из-под лошадиных копыт взлетала, застилала глаза и лезла в горло, отчего жажда у Дилля усиливалась с каждой минутой. Эрстан, заметив искажённое лицо товарища, протянул ему флягу, Дилль опустошил её, но жажда не унялась. К счастью, впереди показался постоялый двор Эоноса.
  Эрстан пришпорил коня и умчался к группе всадников, среди которых он отыскал графа и принялся о чём-то с ним говорить. Сначала граф только отмахнулся, но затем, видимо, переменил решение и приказал сделать краткий привал. Эрстан, граф Улистан и нескольких офицеров въехали во двор и спешились. Когда Дилль остановил коня перед коновязью, до него донёсся голос мага.
  - Вы, ваше сиятельство, главное, сразу за оружие не хватайтесь. Всё-таки посол к Его Величеству...
  На породистом лице графа отчётливо читалось недоверие, однако он послушно кивнул. Маг первым нырнул в полутьму входа, и вскоре послышался его крик "Заходите". Граф вошёл в дом, за ним последовали офицеры, а последним шмыгнул и Дилль.
  Внутри почти ничего не изменилось. Герон всё ещё дрых, уронив голову на стол. Гунвальд заглядывал в кувшин, видимо, пытаясь отыскать на дне вино. Зато Орхам выглядел вполне прилично - он, похоже, с момента отъезда Дилля и Эрстана больше не пил, а к приходу важных посетителей даже успел застегнуть камзол.
  - Чтоб меня! - в полном изумлении граф Улистан уставился на Орхама. - Действительно, вампир.
  - Позвольте представить вам, - поспешил проговорить Эрстан, - господин Орхам, посол к Его Величеству и полномочный представитель клана...
  Он запнулся, явно забыв название.
  - Григот, - негромко подсказал Орхам.
  - Да, полномочный представитель клана Григот. И ещё мастер клинка.
  - Мастер клинка? - похоже, до графа дошли только последние слова. - А вы, господин маг откуда это знаете?
  - Мы на себе опробовали, - без тени улыбки ответил Эрстан, и повернулся к вампиру. - Господин Орхам, позвольте представить вам его сиятельство графа Улистана, командира особого кавалерийского полка. Его сиятельство на текущий момент имеет исключительные полномочия в провинции Неонин.
  Граф и вампир поклонились друг другу: Улистан с некоторой опаской, Орхам - изящно, словно заправский придворный.
  - Позвольте спросить, - обратился к графу Орхам, - распространяются ли ваши полномочия...
  Он не успел закончить фразу - в полутёмный зал ввалились оба гнома. В отличие от людей, их глаза привыкали к резкому переходу от света к темноте гораздо быстрее, а потому гномы сразу же углядели, что лицо незнакомца существенно бледнее, чем положено обычному человеку. Прибавив к этому вертикальные зрачки и слегка выпирающие кончики верхних клыков, гномы пришли к естественному выводу, что перед ними вампир.
  - Нежить! Смерть вампиру! - раздались их выкрики, и коротышки, выхватив топоры, бросились в атаку.
  Их никто остановить не успел, да и попробуй остановить колобок, покрытый заговорённой бронёй и вооружённый острейшим топором! Орхаму, однако, это удалось - он легко избежал нескольких свистящих ударов топора, затем неуловимо быстрым движением так двинул одного из гномов, что тот кубарем улетел к стене. Второй коротышка взревел басом и бросился в атаку, однако в бой вмешался Гунвальд. Он протянул руку и, ухватив гнома за шиворот, поднял в воздух.
  - Моих друзей обижать? Да я тебя...
  - Отставить! - рявкнул граф.
  Командный голос подействовал на всех. Орхам выпрямился и скрестил руки на груди, Гунвальд, немного подумав, отпустил гнома, и тот шлёпнулся на пол, лязгнув многочисленными пластинами доспехов. Второй гном - тот, что командир, поднялся на ноги, помотал головой, сделал было шаг по направлению к вампиру, но встретив предупреждающий взгляд графа, остался у стены. Сопровождавшие графа офицеры и без того стояли, как хивашские истуканы.
  - Господин Ильмрис, вы желаете устроить войну с Ситгаром? - ледяным тоном осведомился граф. - С каких это пор гномы позволяют себе нападать на послов других народов?
  - А где тут посол? - спросил один из гномов.
  - И кто эти другие народы? - эхом отозвался второй.
  - Я вижу только нежить, которую должно порубить топором.
  - На мелкие кусочки. А зубы вырвать и сделать ожерелье.
  - Ручонки коротки, - ласково улыбнулся Орхам.
  От его улыбки в дрожь бросило не только людей, но и гномов. Однако неукротимые коротышки, собравшись с духом и покрепче ухватив топоры, вновь двинулись в атаку, пытаясь обойти вампира с двух сторон.- Как дети малые, - громко и с отчётливым презрением сказал Дилль, которому надоело это представление.
  - Ты кого, хлюпик, назвал малым дитём? - немедленно повернулся к нему старший гном.
  - Не просто малым, а ещё и неразумным, - пожал плечами Дилль. - А как ещё величать, если вы не понимаете, что вас уже тридцать раз могли на ленточки порезать?
  Гномы явно собирались устроить хорошую взбучку Диллю, но в дело вмешался граф Улистан.
  - Так, Ольбис, Морр, выведите отсюда уважаемых подземельцев. И проследите, чтобы они больше не попали в дом до тех пор, пока я не закончу.
  Гномы сердито плюнули на пол и с гордо поднятыми бородами вышли на улицу в сопровождении офицеров. Орхам кивнул Диллю.
  - Спасибо. Мне пришлось бы действительно пускать в ход меч. Однако ты рискуешь заиметь врагов, а гномы - существа злопамятные.
  - Ну, их память меня не волнует. Эрстан говорит, что магия меня может прикончить уже завтра.
  - Тогда почему вы с магом ещё здесь? - удивлённо поднял бровь вампир.
  - В отряде графа есть маги, - пояснил Эрстан. - И как только он убедится, что в Неонине нет дракона, то разрешит моим коллегам помочь Диллю.
  Граф негромко кашлянул, напоминая о своём существовании.
  - О, простите, ваше сиятельство! - спохватился маг.
  - А эти люди кто? - спросил граф, кивком головы указывая на стоящего каршарца и спящего монаха.
  - Члены отряда драконоборцев, которые вместе с господином Диллитоном изгоняли дракона из Неонина, - пояснил маг. - Гунвальд, сын Ольола, великолепный и бесстрашный воин. А тот, что спит, монах церкви Единого, преподобный Герон. Упрямец, спорщик и пьяница. Посредственный монах, но хороший рукопашный боец.
  - Понятно, - граф поморщился, оглядев заваленный объедками стол. - Господин вамп... то есть, господин Орхам, вы что-то спрашивали, когда нас так некстати прервали?
  - Я имел честь спросить ваше сиятельство, распространяются ли ваши полномочия на переговоры?
  Дилль удивлённо подумал, что Орхам, похоже, обучался придворному этикету - ишь, как ловко выражается! Хотя, за триста лет и не такому выучишься.
  - Нет. Магистр Эрстан уверял меня, что вы едете в Тирогис с посольской миссией чрезвычайной важности?
  - Да. К Его Величеству королю Ситгара.
  - Тогда, - нахмурился граф, - боюсь, дальше главных ворот Тирогиса вам не проехать. Вас попросту убьют. Если не стража на воротах, то патрули на улицах. И как вы собираетесь попасть во дворец? Гвардейцы ведь тоже не даром едят свой хлеб.
  - Меня не так просто убить, - невозмутимо ответил вампир. - Магистр Эрстан обещал помощь во встрече с главой магической академии. А уж главный маг устроит встречу с королём.
  Граф искоса посмотрел на Эрстана, о чём-то поразмышлял и заявил:
  - Я не имею права вести с вами официальные переговоры, но могу передать королю вашу просьбу об аудиенции.
  - Благодарю, - коротко поклонился вампир.
  - Но только после того, как побываю в Неонине. Сначала мне нужно убедиться, что город свободен от дракона. На обратном пути я заберу вас в Тирогис.
  - Мы можем присоединиться к вам, - предложил Орхам.
  - Вы? И много вас? - настороженно спросил граф.
  - Я и мой ученик.
  - Хорошо. У вас есть кони?
  - Уже нет - своих скакунов мы отдали магистру Эрстану и господину Диллитону.
  - Думаю, мы подыщем вам лошадей. А вы уверены, что животные вас... э-э-э, не опасаются?
  - Не больше, чем людей...
  Пока граф и вампир обсуждали лошадиный вопрос, к Диллю подошёл Гунвальд.
  - Этот Орхам - нормальный парень, - сообщил он. - Пьёт, как лошадь, сильный, как тигр, а уж мечом как машет...
  - Я понял, Орхам - каршарец, - усмехнулся Дилль.
  - Любой северный клан почёл бы за честь иметь в своих рядах такого воина, - напыщенно ответил варвар. - Слушай, а куда это вы собрались?
  - Обратно в Неонин, - поморщился Дилль. - Графу нужно удостовериться, что Тринн покинула город.
  Гунвальд сосредоточенно посозерцал потемневшую от времени потолочную балку и нахмурился.
  - Я не понял, он, что, не доверяет нашим словам?
  Интонация, с которой был произнесён этот вопрос, была знакома Диллю - следующим действием каршарца будет прямой правый в челюсть графу.
  - Конечно доверяет, - поспешил успокоить он варвара. - Но ведь в отличие от нас, он - человек государственный. Сам понимаешь, королю врать нельзя. Граф за это головой отвечает.
  - А-а, ну тогда ладно, - смилостивился Гунвальд. - Может, выпьем?
  - Извини, Гунвальд, мне сейчас не до вина - и без того голова кругом идёт.
  Каршарец почесал волосатую грудь и сказал:
  - Тогда я с вами отправлюсь. Орхам уезжает со своим вампирским пацаном, а Герон упился так, что его и драконом не поднять.
  - Тогда тебе нужно спросить разрешения у графа - он, всё-таки, командир.
  Гунвальд нахмурился и шёпотом спросил:
  - Дилль, а как правильно графа называть? Я раньше-то даже с баронами не разговаривал.
  - К графу надо обращаться "его сиятельство".
  Гунвальд кивнул, придал своей потрёпанной физиономии максимально сосредоточенный вид и бесцеремонно вклинился в беседу графа и вампира:
  - Извиняюсь! Его сиятельство, я хочу с вами поехать.
  Граф Улистан, не поняв, почему к нему обращаются так, словно он отсутствует, недоумённо посмотрел на каршарца. Вампир Орхам сохранил невозмутимое выражение бледного лица, а два офицера, стоявшие рядом с графом, прыснули со смеха. Дилль поспешил вмешаться, увидев побагровевшее лицо друга - варвар явно собрался познакомить смешливых военных со своими кулаками.
  - Ваше сиятельство, Гунвальд - плохой оратор, но отменный воин. Видели бы вы, как он сражался одним только мечом с драконом! Я за него ручаюсь, да и магистр Эрстан тоже. Ему бы коня...
  - Я и не сомневаюсь, что ваш друг отличный воин, - сказал граф. - Но он не состоит на регулярной службе, так зачем я должен брать его с собой?
  На этот вопрос ответа у Дилля не было.
  - Если вы хотите ехать в Неонин, сударь, - обратился к каршарцу граф, - я не буду вам препятствовать. Но коня не дам.
  Считая вопрос исчерпанным, граф вышел из дома. Офицеры, с лиц которых улыбки исчезли, едва они услышали, как каршарец сражался одним мечом с драконом, поспешили вслед за командиром. Дилль повернулся к варвару.
  - Ну и ладно. Ждите с Героном меня здесь. Думаю, завтра к вечеру я вернусь.
  - Не задерживайся, - сказал Гунвальд. - Нам ещё до Тирогиса неделю добираться.
  - Удачи! - пожелал Диллю маг. - Я поговорил с Бертефо - он сделает всё, что нужно. Ты можешь доверять ему. Хотя характер у него, конечно, ужасный...
  - А ты? - встревожился Дилль.
  - А мне дальше ходу нет, - криво усмехнулся Эрстан. - Мой-то амулет, в отличие от твоего, по-прежнему цел.
  Дилль совсем забыл про заклятье, не позволяющее Эрстану приближаться к Неонину. Он попрощался с друзьями (даже спящего монаха похлопал по плечу) и вышел во двор, откуда доносились крики и ржание лошадей.
  - Долго мы вас ещё будем ждать, господин драконоборец? - недовольным тоном осведомился граф. - Догоняйте.
  Прозвучали кавалерийские горны, и конные сотни пришли в движение. ....................................
Оценка: 8.00*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"