Шевченко Андрей Вячеславович: другие произведения.

Не жизнь, а сказка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 8.56*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это просто весёлая и НЕСЕРЬЁЗНАЯ сказка для взрослых! Оборотни, леший, богатыри, капитан милиции, Кощей Бессмертный... героев много. А если кто-то найдёт совпадения с реальной жизнью , то всё случайно и за это я ответственности не несу)))
    ЗЫ Роман почему-то был удалён модераторами. Может, это происки РПЦ, которая обиделась, что в книге Гавриил сидит в кафешке с Люцифером? Выкладываю по-новой...

  Содержание
  Пролог
  Возвращение лешего
  Карнавал в Кощеевке
  Призывник.
  Побег Кощея
  Битва на Ратном поле
  После битвы, в честь победы...
  Прощание с Ратным полем
  Капитан и лягушка
  Четыре богатыря
  В поисках Вия
  Кощей Беззубый
  Безумное-безумное лето
  
  От автора:
  Обожаю "Оливье" - там столько всего намешано...
  Пролог
  Так случилось, что во времена, когда неандертальцы "пешком под стол ходили", к Земле приблизилась комета - одинокий осколок иной вселенной. Хвостатая странница пролетела мимо, но несколько кусочков инородного вещества попали на нашу планету. В местах их падения образовались области с нарушенной причинно-следственной связью: там времена можно было перемешать, как карточную колоду; там пространство укорачивалось по желанию, а вымысел становился реальностью. Там оживали боги, и сказки становились былью. Так возникли оазисы волшебства в скудной пустыне обыденности.
  Постепенно влияние чуждого вещества прошло. Исчезли чудесные области с лица планеты, оставив в памяти людей тусклые воспоминания в виде сказок и легенд. И лишь в нескольких местах, куда упали самые большие осколки кометы, необъяснимые события происходят и по сей день. Например, в Антарктиде, где непонятные, а, подчас, и нереальные случаи списывались на тяжелые условия жизни полярников - дескать, посидишь, год-другой вдали от цивилизации, не только зелёных человечков, а и крылатого мамонта увидишь! Или на острове Пасхи, где, говорят, моаи - каменные истуканы, раз в году оживают... Или Бермудский треугольник...
  Самый же крупный кусочек от кометы упал туда, где впоследствии возник небольшой городок Ольховск, затерянный среди заповедных лесов нашей необъятной Родины.
  Итак, добро пожаловать в мир оживших сказок!
  
  
  Возвращение лешего
  В древней избушке, стоящей посреди дремучего леса, проходило собрание.
  Председательствовал филин, как существо ночное. Всем известно, что самые умные по ночам не спят, мысли мудрые думают и на бумагу записывают. Филин, правда, в бумагомарании никогда уличён не был, однако, на должность председателя его каждый раз выбирали единогласно. Окинув проникновенным взглядом желтых глазищ черную кошку, здоровущего медведя и тощего волка, филин откашлялся и сказал:
  - Прежде чем открыть собрание, я должен сообщить вам: наш уважаемый астролог Глобан, - кивок в сторону бородатого человека с несколько безумным взглядом, - запретил сегодня использование животных форм!
  - Как это? - незамедлительно оскалились участники собрания, но филин категорично взмахнул крылом.
  - Сказано было: никаких кошечек, рыбок, собачек и хомячков! Так что, прошу перевоплотиться и надеть маски! Это - требование звёзд!
  - Знаю я эти требования! - проворчала кошка. - Я перевоплощусь, а Глобан опять ко мне приставать начнёт! Какие хоть звёзды были?
  - Зелёные, - шмыгнул носом астролог.
  Участники собрания издали дружный вздох. Когда говорят розовые или там фиолетовые звёзды - можно и поспорить, а против зелёных не попрёшь. Спустя пять минут в избушке не осталось ни одного представителя фауны. Кошка превратилась в изящную брюнетку, кутавшуюся в длинную полупрозрачную ткань, впрочем, практически ничего не скрывавшую. Медведь стал богатырского сложения мужчиной лет сорока, облачённым в широкие штаны и длинную рубаху, а волк - пожилым, лысоватым очкариком - типичным бюрократом средней руки, одетым в засаленный костюм-тройку. Сам филин обернулся дряхлым дедом, кутавшимся в еденное молью пальто. Старик поглядел на свои босые ноги, поправил на носу очки-"бинокли" с толстенными линзами и с укором обратился к Глобану:
  - Уж мне-то можно было бы остаться птицей! Нелегко ж в таком возрасте по лесу пешком шастать.
  - Сначала сказали, чтоб даже курицы в супе не было! - безапелляционно заявил астролог и добавил: - Потом, правда, разрешили. Эх, я бы от курятинки не отказался!
  - Ну, коли так... - вздохнул дед. - Продолжим! Как вам всем известно, сегодня на закате распустится аленький цветочек! Наша задача - найти человека, который успеет сорвать цветок до полуночи.
  Брюнетка, Топтыгин и Серый тоскливо переглянулись. Каждый год одно и то же - уже двадцать лет они пытались найти подходящего человека, чтобы тот сорвал аленький цветочек, тем самым, вернув лешего в родной лес. Лешак неожиданно пропал три десятилетия тому назад во время сильной грозы. Следы его посредством яблочка на тарелочке Баба-Яга обнаружила вне чащоб только лет через десять. Леший каким-то образом выбрался в цивилизацию, да там и остался. Нацепил на себя человечью маску, взял имя Алексей и заделался председателем колхоза. А про прежнюю жизнь ничего не помнил. Амнезия, с умным видом поставил диагноз астролог Глобан, двести лет назад сбежавший в леса от гнева обманутых клиентов, да так здесь и прижившийся.
  Баба-Яга, узнав о том, что лешак о своих подопечных зверюшках напрочь забыл, понеслась ему на выручку. Не долетела. Рядом с большой глушью, где стояла избушка на курьих ногах, в глуши поменьше располагался военный аэродром. Секретный, понятно. Вот в аккурат над ним и сбили ступу со старушкой - что и говорить, наша ПВО - самая лучшая в мире! Но Яга - бабка боевая, ещё в восемьсот двенадцатом бомбившая французов, а в Великую Отечественную служившая у брянских партизан военно-воздушной силой, сумела дотянуть свой летательный аппарат до чиста поля. И тоже пропала - ни отряд спецназовцев с собаками, ни радары, ни даже яблоко с тарелкой не смогли её отыскать!
  С тех пор вот уже двадцать лет оборотни... э-э, пардон, учёное общество в масках, обитающее возле курьей избы, пыталось самостоятельно вернуть домой и лешего, и старушку-летчицу. Надо ли говорить, что попытки их успехом не увенчались? Думаю, не надо, но на всякий случай повторю: до сей поры лешего вернуть не смогли. Зато когда наступила сия пора - появился шанс на успешное завершение дела. Астролог, пообщавшись с зелёными звездами (прошу не путать с зелёным змием - Горыныч тут совсем ни при чём), обнаружил ошибку, не позволявшую зверям привести человека к аленькому цветку. А именно: они пытались проделать это, находясь в животном облике. Согласитесь, в самом деле, трудно поддаться убеждениям огромного медведя, пусть и говорящего... Особенно говорящего! Или волка!
  Обычно люди, едва завидев в кустах медвежью морду, показывали рекордные результаты в беге на длинные дистанции, при этом, что показательно, двигаясь с непрерывной спринтерской скоростью. Поэтому в большинстве попыток Топтыгин даже не успевал объяснить задачи, стоящие перед потенциальным спасителем леса. Иногда, правда, успевал. Люди, всё-таки, существа странные - в этих случаях человеки делали большие круглые глаза, видимо, подражая филину, начинали глупо хихикать, усевшись прямо на землю, и уже ни на какие внешние раздражители не реагировали. Волку везло не больше, черную кошку же и увидеть-то в темноте весьма проблематично...
  Ну, и опять же, не верили люди, что животные умеют быть мастерами изящной словесности! И когда не изображали из себя лупастые пеньки, шли мимо, плюя через левое плечо на говорящие глюки. В этот раз всё должно было получиться правильно. Ну, не могут же зелёные звёзды ошибаться!
  - Опять комаров кормить задаром! - проворчал очкарик, подняв кверху палец.
  - Вот, Глобан, слушай, что тебе волк позорный бает! - сказала брюнетка. - Тебя-то в избушке гнус не ест, а мы по твоей милости страдать должны!
  Серый польщено улыбнулся - нравилось, когда его так величали. Поначалу, лет эдак пятьдесят назад, он чуть Глобана не загрыз за подобное обращение, но тот разъяснил, что по-польски "позор" означает "внимание". Соответственно, "волк позорный" - это волк внимательный! И даже нашёл в волчьей родословной польские корни. Серому объяснение понравилось настолько, что он не только не слопал астролога, но даже попросил впредь к нему так и обращаться.
  - Все претензии туда, - Глобан умудрился указать рукой сразу в нескольких неопределённых направлениях.
  - А, может, Горыныча разбудим? - озвучил Топтыгин своё предложение.
  Не то чтобы он верил, что трехголовый сумеет отыскать лешака, просто медведю было жутко интересно, кто победит в схватке: змей или истребитель четвертого поколения. Вот уже двадцатый год идёт, как он пытается отправить на поиски лешего дракона. И в двадцатый раз получил один и тот же ответ от филина.
  - Миша, ты хочешь, чтоб Горыныча, как Ягу сбили? Если они ступу углядели, то такую тушу точно не пропустят! А змей, между прочим, последний, остальных богатыри повывели.
  - И кое-кто им в этом даже помогал! - Бруня многозначительно глянула на Топтыгина. Тот сделал вид, что говорят не про него, и временно отказался от намерения запустить Горыныча в цивилизацию.
  - Давайте Глобана изгоним, он цветок и сорвёт! - предложил Серый. В ответ на эти слова Топтыгин закашлялся, пряча смех, а Бруня закатила глаза к закопченному потолку избушки. Глобан настолько прижился в лесу, что давно стал своим, а, значит, сорви он аленький цветочек - толку никакого не будет! Проверяли уже. Поэтому волк и предложил астролога изгнать, чтоб своим тот быть перестал.
  - Сейчас я тебя изгоню! - безумства во взгляде Глобана ощутимо прибавилось.
  - Так, не отвлекаемся! - прошамкал филин. В человеческом обличье разговаривал он гораздо хуже. - Все помнят чары переноса? Тогда расходимся! В нашем распоряжении три часа!
  
  Леночка отчаянно скучала. Скажи ей кто-нибудь ещё вчера, что она будет скучать уже на второй день похода - в глаза бы рассмеялась. Но получилось совсем не так, как представлялось. Началось с того, что подружка от лесного похода отказалась - проблемы какие-то неожиданные, и Лена оказалась единственной девушкой в компании четверых парней. Понятное дело, все заботы о закупке продовольствия легли на её хрупкие плечи. Ребятам эту важную часть подготовки к походу она доверить не рисковала - был прецедент, когда они прикупили на пляж ящик водки и две буханки хлеба. А потом бегали среди загорающих, предлагая поменять водку на закуску. Поскольку в заповеднике выпросить еду можно разве что у медведей, Лена предпочла закупками заняться сама.
  Затем по пути к конечному пункту, сломался "уазик". Шофер, подрядившийся довезти их туда, где "леший живёт", сокрушённо заявил, что поломка серьёзная и дальше машина не поедет. Отмахать десяток километров по лесу, нагруженными, как вьючные ишаки - это ли не отличное начало блаженного недельного ничегонеделания?
  Под вечер, когда были поставлены палатки, на запах готовящейся пищи слетелись комары и шофёр "уазика". На удивлённые расспросы он ответил кратко, мол, до ближайшей деревни идти гораздо дальше, а здесь, всё ж, компания. Смысл его слов стал понятен, когда Боря, так звали шофёра, выставил на общий стол пятилитровую канистру с самогоном и полбулки черного хлеба. Под неодобрительными взглядами Лены ребята достали из рюкзаков фляжки со спиртным, дескать, нельзя же не отблагодарить человека.
  Короче говоря, первый вечер никто из парней толком не запомнил. Следующий день прошёл примерно в том же ключе: когда закончилась городская водка, они приступили к продукту деревенского производства. Продукт оказался намного крепче, чем выглядел - парней "унесло" задолго до обеда. Когда они смогли снова встать на ноги, принялись метать топоры. Видимо, у каждого мужчины в далеких предках числится индеец: Чингачгук или Винету, как минимум. Иначе, чем ещё можно объяснить тот факт, что любой человек мужеского полу, имея в руках топор, обязательно пытается его метнуть в первое же попавшееся дерево! При этом подразумевается, что топор должен воткнуться, но на самом деле результат абсолютно неважен! Главное - сам процесс.
  Попытки вспомнить индейское прошлое привели к обрыву веревки, держащей палатку, пробитию котелка и утоплению одного топора. Результатом активных поисков под водой стало частичное отрезвление участников, но и только. Общим голосованием было решено подарить грозное метательное оружие речным жителям, после чего дегустация деревенского продукта возобновилась.
  Совсем не так Лена представляла недельный отпуск на природе. Сейчас она сидела у костра, разведённого ею же, и смотрела на веселящихся парней. Сева что-то проникновенно рассказывал пришлому шоферу о пошлинах и акцизах, тот многозначительно кивал, хотя, похоже, не понимал ни слова. Олег, держа в руках гитару, спрашивал у Сергея и Николая, кто из них прикрутил лишние струны. Те тщетно пытались струны сосчитать - у каждого выходило разное число.
  Лена вздохнула и решилась. Чувствовать себя смертельно-трезвой в подобном обществе - пытка, достойная средневековых инквизиторов.
  - Плесните и мне яду, что ли!
  Парни наперегонки бросились "плескать", в итоге перед Леной оказались пять протянутых рук с пластиковыми стаканчиками, наполненными мутной, вонючей жидкостью. Она выбрала стаканчик с наименьшим количеством "яда", зажмурилась и сделала честную попытку выпить. Вкус соответствовал запаху, а крепость напитка превосходила всё опробованное Леной ранее. Неудивительно, что она закашлялась, не осилив до конца содержимое пластиковой посудины.
  - Не в то горло пошло, - со знанием дела сказал шофёр.
  - Пахнет, - сдавленно прохрипела девушка.
  - Ничего, после третьей перестанешь замечать!
  От продолжения Лена решительно отказалась и пошла прогуляться к речке. В горле жгло, будто хлебнула кислоты, в голове уже шумело, несмотря на малую дозу "яда". Сидящие у костра даже не заметили отсутствия девушки. Она села на бережок и тронула рукой прохладную воду, чувствуя себя Алёнушкой с картины Васнецова.
  
  - Вон они! Человеки! Пойдём! - Серый ткнул Топтыгина в бок. С таким же успехом он мог толкать, к примеру, валун. Здоровяк не обратил ни малейшего внимания на тычок, принюхиваясь к запахам.
  - Ты чего?
  - Пахнет! - на широкой физиономии Топтыгина заиграла улыбка.
  Серый принюхался.
  - Оп-па! В самом деле! Говорю ж тебе, пошли!
  Топтыгин больше не заставил себя упрашивать и двинулся прямиком через кусты к костру. За ним семенил Серый, протирая на ходу очки и ворча под нос "и кто мне придумал в человеческом обличье очки напялить".
  Городские парни и деревенский шофёр с удивлением уставились на пришельцев. Здоровенный мужик, напоминающий богатыря из легенд, и вполне современный тип в очках и костюме. Только оба босые почему-то!
  - Садитесь, гостями будете! - широко махнул рукой Сева.
  - Некогда нам... - начал, было, очкарик, но получил видимый тычок от здоровяка.
  - Благодарствую! - густым басом сказал богатырь и уселся к костру.
  Николай по-быстрому наполнил стакан, Сергей - другой, и преподнесли гостям. Те переглянулись, очкарик, подняв кверху указательный палец, высказался "Цивилизация, однако" и принялся цедить самогон. Здоровяк одним глотком проглотил угощение и недвусмысленно уставился в пустой стакан. Столь выразительной пантомиме позавидовал бы сам Марсель Марсо - посуда была мгновенно наполнена. К тому времени, когда тощий в костюме прикончил свою порцию, его более крупный товарищ успел приговорить три. Занюхав хлебной корочкой, он стукнул себя в грудь и пробасил:
  - Михаил. Можно просто Топтыгин, - потом, ткнув пальцем в сторону очкарика, добавил: - А он - Серый. Любит, когда волком позорным кличут.
  Серый, глядя на озадаченные физиономии людей, с радостной улыбкой подтвердил сказанное.
  Туристы и шофёр начали, было представляться, но Топтыгин махнул рукой.
  - А-а, перестаньте! Всё равно не запомню! Слушайте, мужики, у нас к вам дело...
  - Наливай! - бодро предложил Серый.
  Здоровяк вздохнул, но от новой порции не отказался.
  - Так вот, - вернулся он к прерванному разговору, - дело есть.
  - Грабить что ли кого? - тоненьким голосом спросил Сева, большой любитель криминальной хроники. - Не, мы - люди мирные!
  - Зачем грабить? - удивился Топтыгин. - Я просто выйти с кем-нибудь из вас хочу. Поговорить надо.
  Выйти, поговорить - знакомое начало... Здоровяк в этот момент смотрел на Севу, парень заметно побледнел, представив себя в роли боксерской груши, на которой богатырь отрабатывает хук справа.
  - Не, мы - люди мирные! - неубедительно повторил он.
  - Да, не трясись ты! Пойдём, поговорим!
  Сева, поняв, что от драки отвертеться не удастся, показал на Серого и обречённо спросил:
  - А с ним можно?
  - Можно, - к великому Севиному облегчению ответил Топтыгин и пихнул очкарика. - Иди!
  - Никто никуда не пойдёт! - заорал Николай, засучивая рукава. - Хотите махач? Ща мы вам устроим!
  Олег и Сергей поднялись, а Борька-шофёр схватил полено. Пришельцы недоумённо переглянулись, и очкарик сказал:
  - Вы чего, мужики? Я всего-то и хотел, что с вашим товарищем цветочек аленький сорвать.
  Топтыгин подивился, как гладко Серый остановил назревающую драку. Парни застыли в нелепых позах, а Борька-шофёр выронил полено и попятился. Сева, уже готовый "выйти поговорить", вдруг быстро оказался за спинами друзей.
  До ушей Топтыгина и Серого донеслось невнятное перешептывание и часто-повторяющееся слово "бедники".
  - Наверное, они думают, что мы им беду принесём, - шепнул Серый и уже громко произнёс: - Ребят, никакой беды тут нет. Да, и времени много не займёт. Раз - и готово!
  - Щас мы тебе покажем "раз - и готово"!
  Парни почему-то рассвирепели и двинулись на незваных гостей.
  Шесть минут спустя все снова сидели вокруг костра, трогая синяки и посасывая костяшки разбитых пальцев. Разборки окончились твердой ничьей: пятеро парней не смогли одолеть Топтыгина, притом, что он только вполсилы оборонялся. Серый же, по странному стечению обстоятельств, оказался вне драки. Как наименее пострадавший, он взял слово и вкратце рассказал о пропаже лешего и безуспешных попытках вернуть его. Парни, выслушав речь очкарика, начали ржать.
  - ...вот видишь, у людей просто не все дома, а ты "педики, педики"!
  - Правильно понимаете, - кивнул Топтыгин. - Не все у нас дома. Лешего нет и Яги. А без Лешака плохо. Про глобальное потепление слышали? Только он и может его остановить.
  Почему-то эти слова вызвали новый взрыв хохота. Серый грустно посмотрел на Топтыгина - похоже, и в этот раз их миссия не увенчается успехом. Волк в маске человека предпринял последнюю попытку.
  - Слушайте, я ж забыл совсем! Цветок аленький может выполнить одно желание того, кто его сорвёт!
  Смех прекратился, люди настороженно смотрели на Серого. Вроде и не шутит. Но ведь сказок не бывает!
  - Любое? - уже не скрывая интереса, спросил Сева.
  - Любое! - в один голос ответили Топтыгин и Серый.
  В Севкиных глазах загорелись алчные звёздочки. Сколько раз он мечтал о подобной возможности! Любое желание! Ха, Сева знает, что нужно делать в подобных случаях, чтобы потом не жалеть всю оставшуюся жизнь!
  - И где этот ваш цветочек?
  На тонких губах Серого заиграла улыбка. Неужели согласится?
  - Дай мне руку!
  - Не давай! Вдруг он всё-таки... - попытались удержать Севу друзья, но тот шагнул вперёд и сжал худую ладонь очкарика.
  Что-то сверкнуло. Когда зрение восстановилось, тощий тип и Севка исчезли.
  - Что? Куда? Как? - посыпались вопросы. Топтыгин многозначительно глянул на канистру и пробасил:
  - Сейчас объясню.
  
  - Здравствуй, Алёнушка! - раздался приятный, мелодичный голос.
  Лена от неожиданности чуть не свалилась в воду. Совершенно беззвучно около неё возникла стройная девушка, кутавшаяся в облако полупрозрачной ткани.
  - А откуда вы меня знаете? - дурацкий вопрос, но ничего более умного в голову не пришло.
  - Девчушку с картины напомнила. Давай "на ты"? Меня Бруней зовут.
  - Лена, - робко сказала девушка. - А вы... ты тоже здесь отдыхаешь?
  - Живу я тут. В лесу.
  Лена недоверчиво поглядела на неё. В таком наряде только в древней Греции разгуливать... Поняв её недоумение, брюнетка звонко рассмеялась.
  - Не веришь? Ну, и ладно! Это маска моя, на самом деле я совершенно другая.
  На ум пришло словосочетание "крем-маска", но ни следа косметики на лице незнакомки Лена не заметила.
  - Хочешь, я тебе чудо-чудное покажу? Ручаюсь, такого ты никогда не видела.
  Неожиданность предложения несколько смутила. Лену ещё в детстве учили конфет у чужих дядек не брать, а тут - "чудо-чудное", да посередь леса, да от полуголой незнакомки...
  - Видишь ли, помощь нам нужна, - Бруня присела около Лены и начала рассказ.
  
  Сева не успел моргнуть, как вдруг оказался на небольшой полянке. Вокруг сплошным забором высились столетние сосны, сверху пробивался мутный лунный свет, а в середине поляны... горел алым пламенем цветок. От него исходили волны красно-розового света, освещая растущую рядом траву. Сева заворожено сказал:
  - Красиво! Как будто светодиод.
  Серый от иноморских ругательств закашлялся. Всяко аленький цветочек называли: и жар-цветком, и гори-травой... Но чтоб вот так! Филин сказал бы "в зобу дыханье спёрло", волк же потерял дар речи.
  - Слушай меня внимательно, - отыскал он всё-таки в себе речь. - Цветок этот не прост! Когда сорвёшь его - выполнит любое желание, но только одно. И загадать ты должен не чего-нибудь эдакое! Твоя задача - вернуться обратно. Вот это и желай.
  - Ты что, за дурака меня держишь? - обиделся Сева. - Стану я глупости загадывать!
  Серый не успел ничего сказать, как парень уже бросился к алому цветку и сорвал его. Сияние слегка поблекло, но не исчезло. Севка радостно улыбнулся. Вот оно! Тот шанс, о котором он мечтал всю жизнь! Вдруг раздался оглушающе-резкий свист, исходящий непонятно откуда, потом поднялся стылый ветер, шурша в кронах сосен.
  Парень присел от неожиданности, но свист уже прекратился, а ветер исчез.
  - Не бойся, сигнализация это. А теперь давай, вертайся обратно...
  - Хочу, чтобы на этой полянке появилось сто тысяч таких же цветочков! - игнорируя совет очкарика, радостно завопил Сева.
  Не успел он закончить фразу, как среди травы выросли алые цветы. Ровно сто тысяч. И каждый из них полыхал розово-красным пламенем. Теперь уже не только трава, но и сосны осветились. Да что там сосны! Столб алого огня взвился до небес!
  Ослеплённый Серый закрыл глаза рукой и простонал:
  - Ну, ты и балбес! Я же тебе говорил, чтоб убирался отсюда!
  - Спокойно, чувак! - самодовольно сказал Сева. - У меня ж теперь ровно сто тысяч желаний в запасе!
  - У тебя в запасе тысяча лет жизни в нашем лесу!
  Но Сева не стал слушать его буркотню, сорвал второй алый цветок и задумался над следующим желанием. Как назло, в голову, кроме пресловутого миллиона, ничего не лезло. Однако почему бы и нет?
  -Хочу миллион! - и уточнил: - Рублей!
  Сева оглянулся. При ярком свете алых цветов он видел только странного худощавого типа. Миллиона, ни в чемоданчике, ни россыпью не наблюдалось. Надо говорить без пауз, понял Сева и четко произнёс:
  -Хочу миллион рублей!
  - Тьфу! - раздался смачный плевок очкарика. - Надо ж быть таким балбесом!
  И Серый, произнеся заклинание переноса, исчез и тут же возник около костра туристов.
  - Миша, этот... - он проглотил эпитет, - загадал полную поляну аленьких цветочков!
  Топтыгин, уже поднявшийся, плюхнулся обратно.
  - А я-то и думаю, откуда средь ночи заря взялась! Ты хочешь сказать, что он тоже здесь застрянет?
  - Уже застрял!
  - Погодите! - Николай схватил Топтыгина за рукав. - Куда Севку дели?
  - Пойду, посмотрю, - пробормотал здоровяк и перенёсся на тайную поляну. Николай, поскольку держался за его рукав, тоже оказался здесь же. Завидев людей, Сева с охапкой аленьких цветов бросился к ним.
  - Колян, ты представь себе, эти цветы желания выполняют! Я загадал сто тысяч цветов, и они появились! Мы ж разбогатеть можем, круче Билла Гейтса станем!
  - Это мак что ли? - жмурясь от яркого света, спросил Николай. - Унюхался, да?
  Топтыгин поражённо глядел на алое озеро цветов - за всю долгую жизнь ничего подобного не видел. Ну, человеки, ну, дают! Надо ж такое придумать! Стоп! Ведь если каждый цветочек исполняет желание, то всё-таки есть шанс отправить эту парочку домой! Для этого достаточно, чтобы второй загадал нужное...
  Но Топтыгин не успел. Пока он приходил в чувство, пока думал мысли умные, Сева успел научить Николая, что надо произнести.
  - Я понял свою ошибку! Цветов-то я наплодил, а воспользоваться можно только раз. Значит так, заказываешь, чтобы можно было загадывать много желаний! Усёк? Ну, давай!
  Николай послушно сорвал цветок и сказал:
  - Хочу, чтобы я мог загадывать много желаний.
  - Почему только ты? - возмутился Сева. - И вообще, ты чего сказал? Болван! Желания и без цветочков можно загадывать! Нужно было требовать исполнения!
  - Да, ты же сам так сказал!
  - Стойте!
  Опоздал! Топтыгин глядел на цветок в руке Николая и подумал, что теперь в лесу точно спокойно не будет. С одним Глобаном нелегко, да ещё двое прибавились...
  - Погоди, не до тебя! - отмахнулся Сева. - Давай, загадывай скорее!
  - Что?
  - Да, что хочешь! Миллион, к примеру!
  Однако, ни миллиона, ни даже рубля не появилось. Парни озадаченно смотрели друг на друга. Топтыгин вздохнул и объяснил:
  - Аленький цветок только одно желание выполняет. И всё! Закон волшбы!
  - Что ж ты сразу не сказал?
  - Сказал, да вы не слушали! Теперь оба будете у нас в лесу жить.
  - ? - задали Топтыгину немой вопрос.
  - Кто из человеков сорвёт аленький цветочек и до полуночи не успеет отсюда убраться - навеки останется. Вы, ясен пень, не успеете.
  - "Отсюда" - это откуда?
  - С волшебной поляны.
  Сева и Николай огляделись. После сказанного, красочное алое полыхание цветов выглядело... зловещим.
  - Слушай, Майкл, а ты нас обратно не сможешь доставить?
  - В том-то и дело, что не могу, - вздохнул Топтыгин. - Сюда можно, а отсюда нельзя. Проверено. Есть один такой, Глобаном зовут. Возжелал со звёздами говорить, вместо того, чтоб вернуться к людям. Теперь в избушке бабы Яги живёт, со звёздами общается.
  - Во, попали!
  - Да, вы не переживайте! Найдём вам занятие. Вот ты кем был?
  - Ик-кономистом! - неожиданно икнул Сева.
  - Не, иконами у нас не разживёшься. Приставим тебя, пожалуй, за белками следить. А ты кто таков?
  Николай пожал плечами и сказал:
  - Мерчандайзер.
  Топтыгин вдруг схватился за живот, постоял так примерно минуту, а потом облегчённо выдохнул.
  - Фух! Откуда тебе известно заклинание медвежьего живота?
  - Чего? - вытаращил глаза Николай.
  - Счастье, что мы на заколдованной поляне - здесь только избранные чары действуют! Слушай, осенью, когда перед спячкой желудок очистить надо, все медведи к тебе в очередь выстроятся! Я первый!
  - Стойте! - Сева схватил здоровяка за рубаху. - Если нас отсюда нельзя вытащить, то кого-нибудь сюда принести ты можешь? Так ведь? Будь добр, сгоняй к нашему стойбищу. Олега или Серёгу притащи, а они и загадают, чтоб мы отсюда убрались.
  Топтыгин покачал головой.
  - Чары переноса лишь дважды в год действуют. Один раз я уже использовал, поэтому снова вернуться сюда не смогу. Серый уже свои попытки истратил. Единственно, Бруня если приведёт кого-нибудь. На Филю надежды нет, старый совсем стал.
  Не успел Топтыгин произнести эти слова, как с легким хлопком на поляне материализовались две женские фигуры. Одну парни знали - Ленка, а вот другая... Стройная брюнетка, одетая, как древняя богиня - то есть, практически обнаженная.
  - Пожалуй, я бы не прочь остаться в такой компании, - протянул Николай.
  Бруня, услышав эти слова, сразу стала похожей на кошку - того и гляди, когтями лицо располосует. Николай срочно передумал оставаться. Лена изумлённо смотрела на необычайное зрелище: полыхающие цветы на поляне, окрашенные алым сосны и темное небо над головой.
  - Вы эту красоту мне припасли? - осведомилась она у парней, всё ещё держащих в руках по охапке аленьких цветочков. Те срочно засмущались. - Ну, и не надо, сама себе букетик соберу!
  - Девонька, - поспешил предупредить её Топтыгин, - ты, прежде чем рвать цветы, меня послушай!
  - Спокойно, Миша, - улыбнулась Бруня. - Я ей уже всё сказала.
  - А ты-то, откуда узнала, что сюда ещё одного человека надо принести? - удивился Топтыгин.
  - Серому спасибо. Он, когда его бить собрались, взвыл нечеловеческим голосом. Мы с Леной к костру пошли, там всё и узнали.
  - Бить? - изумился Михаил. - За что?
  - Да вы ж двоих человеков умыкнули! Вот оставшиеся и решили вызнать, куда.
  Пока Бруня с Топтыгиным разговаривали, Сева, не оставивший мысли разбогатеть, пытался проинструктировать Лену:
  - Ты, главное, меня слушай! Произнесёшь одной фразой "вернуться обратно к костру и стать миллионерами". Нет, даже миллиардерами. Фраза одна? Одна! Ленк, ну, что тебе стоит?
  Бруня, наконец, услыхавшая смутьяна, проворковала:
  - Фраза одна, а желаний два. Волшба цветка может её вернуть к костру, а тебя миллионером сделать. Вот прямо здесь. И будешь ты в лесу финансами ворочать...
  - А если попробовать...
  Николай не дал Севе закончить, отвесив ему легкую затрещину.
  - Перестань! Не хочу в лесу жить! Я хоть и мерч... - тут он глянул на опасливо схватившегося за живот Топтыгина, и поправился, - хоть и работа мне не ахти какие богатства приносит, но жить можно. Обойдусь без миллионов! Лен, не слушай баламута!
  - Ну, возвращаемся?
  И Лена наклонилась за аленьким цветочком.
  
  На следующий день ближе к обеду к стоянке туристов подошёл мужчина. После вечерних приключений парни смотрели на незнакомца подозрительно, а вот Лена, непонятно почему, вдруг прониклась к нему доверием.
  - Здравствуйте! - громко поздоровался незнакомец. - Отдыхаете?
  - Отдыхаем, - ответила за всех Лена, мучительно пытаясь вспомнить, откуда ей известно это лицо.
  - Далеко забрались. Не ваш ли "уазик" на дороге стоял?
  - Наш, - ответил Борис и заволновался: - А почему стоял?
  - Меня сюда военные добросили на БТР. Глядим, "козелок" сломавшийся. Механики проводок какой-то соединили, машина и завелась. Её в ближайшую деревню погнали, участковому на руки сдать.
  - Ух, ё-ё-ё! - ещё сильнее заволновался Борька. - До Сидоровки тридцать вёрст пилить! Ну, удружили!
  - Проводок? - Олег пристально посмотрел на шофёра. - Боря, а кто говорил, что "УАЗ" наглухо сломался?
  - Да, я с женой поругался, хотел с вами пару дней отдохнуть. Кто ж знал, что вы ещё десять километров шагать будете? А мне теперь и обратно пешком идти... да ещё и с щекой расцарапанной...
  Незадачливого шофёра ругать не стали - он и так сам себя дважды наказал. Даже трижды: четыре длинные царапины на щеке, оставленные Бруней, наглядно продемонстрировали Николаю мудрость его решения не приставать к брюнетке. Незнакомец, тем временем, подошёл к дереву, служившему мишенью для топоров, и неодобрительно покачал головой.
  - А вот это напрасно.
  С этими словами он провёл по изрубленной коре ладонью, и древесные раны, исходящие соком, прямо на глазах исчезли. Не умеет человек так делать. Только...
  - Так вы леший? - пролепетала Лена.
  Незнакомец улыбнулся, а глаза его почему-то блеснули фиолетовым.
  - Теперь - да! До этого был председателем колхоза, потом в партию аграриев подался.
  - Пущин! - Сева даже подпрыгнул. - Вы - Пущин, глава аграриев!
  - Был, - мужчина усмехнулся. - До вчерашнего вечера. Я так понимаю, мои детки сумели кого-то из вас на поляну к цветочку провести. Спасибо, в благодарность за возвращение памяти, не буду ругать вас!
  - За что?
  - За деревья, - леший подошёл к речке, сунул в воду руку и вытащил злосчастный топор. - Ваше? Не разбрасывайте. В следующий раз баловать начнёте - я про благодарность и не вспомню.
  От этих слов повеяло такой уверенностью в неотвратимости наказания, что люди содрогнулись. Бывший глава партии аграриев, а нынешний леший, махнул на прощание рукой и неслышно скрылся в ивовых зарослях. Исчез так, что ни одна ветка не шелохнулась.
  - Дрова-то хоть рубить можно? - неуверенно спросил Николай, но ответа не последовало.
  - Хозяин вернулся, - пробормотал Сева. - Боря, сколько, ты говоришь, до деревушки?
  
  Супруга Борьки-шофёра мгновенно распознала в царапинах женские коготки. Лишь подтверждение Лены в том, что Боря "налеве" не был (парням она не поверила) заставило её сменить гнев на милость.
  По всем местным каналам крутили новости о загадочном исчезновении главы аграрной партии Алексея Ивановича Пущина. Коротко посовещавшись, наши туристы единогласно решили о лесной встрече забыть - всё равно никто не поверит, что Пущин и леший - одно и то же лицо.
  Сева, разумеется, по возвращении в город не удержался и рассказал о лесном приключении. В результате слушатели только зауважали крепость деревенского самогона - надо же, какой галлюциноген, и взяли адресок производителя. Вскоре слава о Борькином продукте разошлась далеко за пределы области. Борька неплохо подлатал семейный бюджет, но в один непрекрасный день к нему наведались соответствующие органы - пришлось вновь сократить производство до отметки "чисто для себя".
  Николай, знающий волшебное слово, ближе к осени, начал серьёзно подумывать о походе в глушь с целью оказания услуг катарсиса медвежьему населению в обмен на лесопродукты. Пока раздумывал, наступила зима, пришлось поход передвинуть на следующую осень.
  В декабре к Лене в гости приехала странная пара: стройная брюнетка и худой очкарик. Приезжим город понравился. Парни, как один, собрались по первому же Лениному звонку для встречи старых знакомцев и Нового года. Вечеринка получилась весёлой - пострадал только неугомонный Сева - он потом ещё целый месяц ходил с расцарапанной щекой.
  Глобальное потепление в одном отдельно-взятом заповеднике неожиданно прекратилось. Впрочем, никто этого не заметил, кроме метеорологов, но им уже давно перестали верить.
  Столб алого огня посреди лесного массива засекли соответствующие службы. Иноморские наблюдатели заволновались - русские испытывают новое оружие. К их великому сожалению уже на следующий день спутники перестали наблюдать в любых диапазонах не только область подозрительного свечения, но и секретный аэродром, что только подтвердило опасения иноморских спецслужб.
  В заповедник началось паломничество иностранных шпионов. Но, странное дело, они блуждали по лесам неделями, не в силах не то что найти район загадочного свечения, но и просто выйти к людям - даже GPS-навигаторы не помогали. Когда же шпионы добирались до цивилизации, то оказывались непосредственно возле отделения милиции в Сидоровке. Как они туда попадали, оставалось загадкой. За полгода областная ФСБ выполнила десятилетний норматив по отлову вражьих агентов.
  Впрочем, наши тоже не могли объяснить, с какой стати вдруг секретный аэродром перестал визуально наблюдаться из космоса. А вместе с ним, и целый заповедник. Но это оказалось не единственной странностью. Нерадивые военные, обитавшие на аэродроме, вдруг поголовно записались в местный Гринпис: перестали вываливать в лесу мусор, глушить гранатами рыбу и ездить на охоту с автоматами. Собственно, охотиться они вообще перестали. И даже грибы собирать прекратили - не один, и не два человека жаловались, что рыжики говорят человеческими голосами, а опята вообще матом ругаются.
  Наши военспецы заподозрили применение психотропного оружия массового действия. Секретную военную базу было решено закрыть после вопиющего случая: истребитель четвертого поколения был сбит во время тренировочного полета. Благополучно-катапультировавшийся пилот клялся и божился, что сражался со Змеем Горынычем. Летчика отправили во внеочередной отпуск ввиду явного нервного срыва. Ему, конечно, не поверили. Но тогда, скажите, кто весь вечер в лесу орал "Оле, Оле, Оле, Оле! Горыныч - чемпион!"
  После возвращения лешего, жизнь в заповеднике наладилась. Всё бы хорошо, но не хватало пропавшей бабы Яги. И Лексей Иванович созвал общее собрание...
  
  Карнавал в Кощеевке
  
  Пожилая Вера Константиновна, секретарь начальника Ольховского управления внутренних дел, попутно бывшая делопроизводителем и кадровиком, сказала капитану Прошину:
  - Ваня, тебя шеф вызывает. Срочно говорит.
  Высокий, плечистый Прошин устало поморщился.
  - Опять очередного "глухаря" приготовил. Он один?
  Вера Константиновна кивнула, и капитан, не постучавшись, вошёл в кабинет начальника.
  - Капитан Прошин по вашему приказанию прибыл!
  - Садись, Иван, я тебя не по службе вызвал, - полковник Нечаев указал на стул и сразу "взял быка за рога": - Вот какое дело: у Трошина среди документов мы пригласительный нашли. На карнавал. Красавицы, рыцари, драконы... много чего обещано. Хочешь съездить? Ты же в отпуске два года не был, хоть денёк отдохнёшь. Может, там ничего и не заметят: Трошин, Прошин...
  - Товарищ полковник, дела же... - пробормотал Иван, никак не ожидавший такого поворота дела.
  - Ну, раз ты такой деловой, вот тебе мой указ: бери этот пригласительный и дуй, - полковник всмотрелся в яркую надпись, - в Кощеевку. Считай, что ты находишься на задании. Иди в бухгалтерию, пусть командировочные выпишут. Держи, - Нечаев протянул Прошину аляписто-раскрашенную бумажку, - как туда добираться - здесь написано. Транспорт за счёт принимающей стороны.
  - "Глухарь"? - сочувственно спросила Вера Константиновна у вышедшего капитана.
  - Хуже! - ошарашено ответил Прошин и побрёл в бухгалтерию.
  
  Карнавал! Веселье, смех, маски, брызги шампанского... Бразилия, Венеция, Китай - самые знаменитые карнавалы проходят именно там. Но куда им до Кощеевки! Вот где истинный размах, присущий лишь хозяину города - великолепному Кощею Бессмертному.
  Гости прибывают на праздник не просто со всего мира, а даже и из других времён. А то и вовсе не из наших реальностей. Себя показать, на других поглазеть... Где ещё увидишь такое скопище героев, красавиц и чудовищ в одном месте? Правильно, только в Кощеевке! Бессмертный, побывав на знаменитых людских празднествах, решил затмить их. И объявил по всему свету (и гораздо дальше), что организует вселенский карнавал, на котором каждому участнику гарантируется неприкосновенность, развлечения и бесплатная выпивка. На самопиар Кощея съехалось, слетелось, сошлось и сползлось великое множество гостей, охочих до бесплатных удовольствий.
  
  Принимающая сторона обеспечила транспорт в виде убитой "шестерки" цвета "баклажан". Водитель, понятно, выходец с южных гор, лихо гнал машину, полностью игнорируя ограничивающие знаки, ямы и ухабы. Но, несмотря на это, Прошин по пути задремал. А проснулся уже на месте.
  Капитан не успел толком разглядеть ни высоченный замок, сложенный из серого камня, ни окружающую обстановку, как к нему подошли два прислужника в костюмах то ли бесов, то ли чертей и любезно предложили следовать за ними. Его провели в огромный зал, уже заполненный сотнями, если не тысячами гостей. От многообразия масок и образов у Ивана закружилась голова. Рыцари в доспехах, феи в сверкающих платьях, зеленокожие людоеды, инопланетяне с глазами-плошками, циклоп, макет трехголового дракона, к счастью, не огнедышащий... Упс! Огнедышащий! И, кажется, не макет! Дама, которой змей случайно подпалил платье, завизжала так, что в двух окнах треснули бронированные стекла, а левая голова несчастной животины на неделю оглохла. И правильно, нечего на сирен перегаром дышать!
  Прошин растерянно бродил по мрачноватому залу, размером с несколько "Лужников", и старался не очень пялиться на присутствующих. Они были... слишком правдоподобны. Или организаторы карнавала выкупили всех костюмеров Голливуда? Любопытно, из чего сделали вон ту метровую жабу? Подойдя поближе, он оглядел со всех сторон гигантское земноводное, только сейчас заметив на голове жабы небольшую золотую корону, насквозь пробитую какой-то спицей. Надо понимать, что это стрела царевича, усмехнулся Прошин. Он не удержался и ткнул жабу пальцем в бок с целью проверить качество материала. Жаба посмотрела на Ивана и отчетливо произнесла:
  - Нахал! Приличных девушек сначала целуют, а потом уж пальцами тыкают!
  И с достоинством отвернулась.
  Ошарашенный капитан попятился и столкнулся с человеком в костюме трупа. Уж чего-чего, а мертвяков Прошин повидал за годы службы в милиции, поэтому оценил достоверность деталей костюма. Синие ногти, мутные, белесые глаза, выпавшие клочки волос, кожа нездорового оттенка... Однако, какого оттенка она ещё может быть, откуда здоровье у трупа?
  - Эх, я бы сейчас попил твоей кровушки, - облизнул черные губы распухшим языком мертвец. - Жаль, Кощей запретил гостей трогать.
  - Классный прикид! - кивнул Прошин. - Киношные зомби отдыхают. Вот только с запахом вы перестарались.
  И капитан поспешил удалиться, ибо от собеседника пованивало. Чтобы больше ни с кем не столкнуться, он передислоцировался к стене. Неподалеку от себя Прошин заприметил русоволосого парня богатырского телосложения, одетого по древней моде: в длинную до колен рубаху и полосатые широкие штаны. На ногах, само собой, красовались лапти. Но не костюмом привлёк парень внимание капитана, а затравленным взглядом. Чувствовалось, что он явно не в своей тарелке, как, впрочем, ощущал себя и Прошин. Странный какой-то карнавал...
  Уловив взгляд капитана, парень просветлел лицом и шагнул к нему.
  - Уф! Хоть кто-то на человека похож!
  - Да, с нарядом я не подгадал, - поморщился Прошин. Одет он был в свой единственный серенький выходной костюм от "фабрик Расс Вет", поэтому смотрелся среди пестроты маскарадных одеяний и масок, как бомж на заседании кабинета министров. - Вот у вас одёжка в самый раз для карнавала!
  Парень оглянулся.
  - У нас? Я тут один.
  Прошин сориентировался.
  - Наряд твой, говорю, в самый раз.
  - Я и не наряжался. А что здесь за шабаш?
  Ясно, парень не в теме... Капитан, как мог, объяснил. Русоволосый гигант, наморщив лоб, совершал мыслительный процесс.
  - То есть, здесь все другими прикидываются? А ты, каков на самом деле?
  - Ну, видишь ли, - засмущался Прошин, - я такой же, как и выгляжу. Нет у меня костюма праздничного.
  - Вот и хорошо! - обрадовался собеседник. - А то вокруг рожи страшные, да маски злобные! Энтот вон, вообще безликий! Жуть какая! Как же без лица-то?
  Капитан оглянулся и посмотрел. Мимо них прошёл человек в костюме для спортивного фехтования.
  - Не обращай внимания, лицо у него есть. Под маской. Давай, познакомимся, что ли? Меня Иваном зовут.
  - И меня тоже! - обрадовался парень.
  - Иван-царевич? - сделал попытку пошутить Прошин.
  - Не, царевич - это следующая ступень. Пока я просто дурак.
  Капитан смущенно кашлянул, но Иван абсолютно-серьёзно подтвердил:
  - Так и зовут: Иван-дурак
  - Давай, лучше я буду к тебе обращаться просто Ваня?
  - Простованя? Не, слишком длинно. Лучше Иваном зови.
  На том и сошлись.
  Неподалеку послышалась ругань, и мимо них промчались три перепуганных бесёнка в белых передниках. Проследив направление, противоположное бегству бесят, Прошин увидел здоровенного, широкоплечего варвара в рогатом шлеме, о чём-то спорящего с жирным субъектом, по виду, явно евнухом. Объектом ссоры был бочонок с эльфийским вином, из которого слуги Кощея цедили в крошечные рюмки нектар и разносили гостям. Варвар, держа двумя пальцами крошечную золотую посудину, рычал на старшего слугу:
  - Да, мне этого хватит только понюхать! А я пить хочу!
  Напрасно евнух пытался донести до разъяренного гиганта, что эльфийское вино употребляется только такими малыми дозами. Заинтересованные Иваны подошли поближе. Распорядитель счёл их сообщниками своего оппонента и поспешил удалиться, бросив на произвол судьбы бесценное вино. Варвар хмуро глянул на подошедших, приняв их, в противоположность евнуху, за местных стражников. Простодушный Иван-дурак снял со стены черпак, украшенный подделками драгоценных камней.
  - Из этого пить удобнее.
  - Клянусь Кромом, ты дело говоришь!
  С этими словами варвар одним ударом вышиб крышку бочонка, зачерпнул розовую тягучую жидкость и протянул ковшик Прошину.
  - За знакомство! Меня Конаном зовут!
  
  Хозяин бала восседал на черном троне, стоящем на возвышении, чтоб все видели его последнее приобретение: Алмаз Судьбы. Здоровущий сверкающий камень, размером с кулак взрослого мужика, был искусно вделан в корону; от его тяжести головной убор постоянно съезжал набок, поэтому Кощей со своими красными глазами и желтым лицом выглядел... слегка с глубокого похмелья. Вполне возможно, именно это обманчивое впечатление и сыграло роковую роль в последующих событиях. Но обо всём по порядку.
  
  Началось с того, что хозяин карнавала увлёкся ссорой, происходящей между близнецами братьями: Марсом и Аресом, которые при отсутствии сторонней драки, норовили сцепиться меж собой, и не заметил, как у него увели сегодняшнюю гордость: Алмаз Судьбы. Сняли с короны, заменив мраморной заготовкой для яйца Фаберже, равной алмазу по весу. Багдадский вор, знаменитый тем, что его никто никогда не видел, на этот раз слегка оплошал. Минотавр, один из телохранителей Кощея (для какого рожна бессмертному телохранители?), успел заметить нахальную смуглую физиономию преступника, перед тем, как тот скрылся в толпе, о чём и сообщил хозяину.
  Бессмертная личность оглядела со всех сторон мраморный камушек на короне и рассвирепела! Опозориться перед таким количеством гостей! Кощей, не теряя времени, продекламировал заклинание и взмахнул руками - тотчас во всём замке наглухо закрылись окна, двери, потайные лазы и прочие отверстия, через которые вор мог бы скрыться от праведного гнева пострадавшей стороны.
  - Уважаемые гости! - разнёсся по огромному залу усиленный мегафоном голос Кощея (он предпочитал по мелочам не разменивать магию, используя вместо неё блага цивилизации). - Среди вас скрывается вор! Приношу извинения за предстоящее неудобство, но каждому придётся пройти досмотр. Сейчас мы по-быстрому найдём поганца, отрубим ему голову, и веселье будет продолжено! Итак, маски долой!
  Некоторые послушались призыва организатора карнавала, большая же часть - нет, кто из чувства противоречия, кто от лени. Отряд минотавров начал планомерное просеивание присутствующих, показывая лицо каждого гостя тому стражу, который успел заприметить личность багдадского вора. Дело двигалось довольно быстро... но недолго.
  
  Минотавры, производящие фейс-контроль, добрались до трёх человек у стены. Один, как вы уже догадались, был капитаном милиции Прошиным, второй - Иваном-дураком, третий - Конаном-варваром. Троица окружила бочонок с эльфийским вином, и мирно потребляла розоватую жидкость ковшиком, совершенно не обращая внимания на происходящее в зале. Внешность ни одного из трёх не подходила под описание "смуглый, маленький, худощавый", но туповатых минотавров это не смутило. Прошину и Ивану-дураку они не сказали ни слова, потому что лица у тех не были закрыты масками, а вот к варвару, на голове которого красовался глубокий шлем с рогами, закрывавший пол-лица, обратились с вежливой просьбой удалить на время головной убор.
  - Слышь, рогатый, снимай шляпу!
  Конан поперхнулся розовым вином.
  - Я рогатый? Это ТЫ, морда коровья, МНЕ говоришь?
  Минотавр, за спиной которого находилось тридцать, вооруженных до зубов, товарищей, храбро ответил:
  - Тебе.
  Это короткое слово было последним, что быкоголовый запомнил в этот вечер. Лягни его конь, и это бы оказалось ласковым похлопыванием по сравнению с прямым правой киммерийца. Тело минотавра в полёте смело первые два ряда товарищей, что напомнило Прошину кегельбан. Конан, решив, что инцидент исчерпан, вновь приложился к ковшику. Кощеева стража, в полном составе ринулась на смутьяна, но по пути натолкнулась на мощную длань Ивана-дурака.
  - Да, подождите вы! Дайте человеку выпить!
  Минотавры попытались обойти несокрушимую фигуру русского богатыря с флангов. После двух сочных ударов, справа и слева от Ивана лежали две кучки быкоголовых, временно потерявших ориентацию в пространстве.
  - На, освежись! - пробасил Конан, протягивая ковшик. Ваня отвлёкся, не увидев, как под ноги ему подкатился один из стражей, и упал, тотчас похороненный под горой тел.
  Прошин ринулся на помощь, но киммериец ухватил его за плечо.
  - Подожди, щас он их сам сделает.
  Но Ваня по-прежнему не показывался из-под горы навалившихся на него стражников. Капитан не утерпел.
  - Наших бить?
  Хотя он и не дотягивал комплекцией до Ивана и Конана, был, однако, не маленьким, к тому же знал боевое самбо. К своему несчастью, минотавры тоже вскоре познакомились с этим боевым искусством. Но перевес был на стороне кощеевых телохранителей - ещё полсотни быкоголовых сбежалось на шум, и вскоре двух Иванов просто задавили массой. Конан, увидев, что враги начали одолевать, с криком "Кром!" ринулся в драку.
  С периодичностью в пять секунд из кучи-малы с жалобным мычанием выползал минотавр и падал без сил. Повсюду виднелись отбитые рога, а из выбитых коровьих зубов, ковром устилавших черный пол, не один десяток шаманов мог бы сделать себе амулеты на счастье. Марс и Арес азартно болели, правда, непонятно за кого, прочие гости предпочли предоставить просторы зала для кулачных забав и удалились на безопасное расстояние от свалки. Но постепенно сопротивление трёх богатырей было сломлено, и вскоре они, связанные, предстали пред красные очи Кощея.
  - Та-ак, кто это у нас? - близоруко щурясь, спросил Бессмертный. - С этими двумя всё понятно, а ты кто таков?
  Прошин понял, что обращаются к нему.
  - Капитан милиции Прошин, - честно ответил он, не видя смысла запираться.
  - Варвар, дурак и милиционер. Кунсткамера какая-то!
  Конан и Иван-дурак в ярости заворочались, заподозрив, что их обозвали нехорошим словом. Минотавры встревожено попинали пленников ногами - не ровен час, порвут веревки. Принесли цепи, и киммерийца начали опутывать железом, оставив Ивана на второе.
  - Прошин? - переспросил Кощей. - Но ведь я приглашал Трошина!
  - Полковника Трошина месяц назад арестовали за взятки. А пригласительный на ваш корпоративчик мне отдали.
  - Ай-яй-яй! Какого хорошего человека упекли!
  - Хорошего? Да, он же оборотень в погонах!
  - А я про что! Ну, ладно, забыли. Ты, капитан, сюда незваным пришёл, а потому лишаю я тебя неприкосновенности обещанной.
  - Не больно-то и надо, - буркнул Прошин.
  - Как раз таки больно! - хихикнул Кощей. - Голову тебе отрубят на потеху дорогим гостям. Вот вора поймаем, и вам двоим, сделаем "секир-башка".
  Теперь настал черёд капитана дергаться в попытках разорвать верёвки, что вызвало лишь смех хозяина карнавала. Тем временем, Конан, изображая из себя гигантскую гусеницу, подполз к Бессмертному и попытался укусить его за ногу. Не получилось - Кощей успел отпрыгнуть. Воспользовавшись тем, что минотавры отвлеклись на киммерийца, Иван-дурак напрягся и с криком "Эх, мать!" порвал опутывавшие его веревки. С невнятным рёвом Ваня расшвырял по сторонам минотавров, имевших глупость встать у него на пути, и с хаканьем приложил Кощея пудовым кулаком.
  Видел ли, уважаемый читатель, фокус официантов, когда они резким рывком сдергивают скатерть со стола, а тарелки и рюмки остаются на месте? Если видел, то может представить картину, как мгновенно исчез с возвышения Кощей, а его корона ещё некоторое время продолжала висеть в воздухе, прежде чем упасть на черный каменный пол. Минотавры навалились на Ивана, снова послышалось богатырское "мать", и быкоголовые разлетелись по сторонам, аки вороны черные. К великому сожалению капитана Прошина, Конана и Марса, ставившего на богатыря, вскоре Ивана вновь связали и на сей раз заковали в цепи.
  Из-за трона появился Кощей с перекошенной от Ванькиного удара и злости челюстью. Опозориться дважды за вечер - подобного с ним тысячу лет не случалось! Сначала алмаз увели прямо с головы, а теперь челюсть едва не свернули! И, главное, ему опять досталось именем загадочной русской матери. Уж сколько раз он пытался её идентифицировать и изничтожить, и всё без толку!
  Кощей поводил языком во рту и выплюнул два зуба, добавив материала для создания амулетов.
  - Ну, вот, опять к дантисту идти! Этому бугаю тоже башку срубить! Нет, всем троим!
  - Да я тебя не то, что к стоматологу, к патологоанатому отправлю! - прорычал Прошин, которого в этот момент упаковывали в цепи.
  - Я там уже был, ничего умного он мне не сказал, - хладнокровно заявил Кощей. Убедившись, что возмутители спокойствия надежно связаны, он вспомнил про насущные проблемы и снова рассвирепел:
  - Вора нашли?
  Красные глаза Бессмертного чуть ли не метали молнии. Телохранители пытались прятаться друг за друга, и это у них плохо получалось. Наконец наиболее храбрые, а, вернее, наименее ловкие, оказавшиеся впереди, пояснили Кощею, что тот минотавр, который видел лицо похитителя, слегка занемог после схватки с богатырями, поэтому самостоятельно перемещаться не может. И говорить тоже. И видит одним глазом. Немного. По этой причине, мол, досмотр гостей и прекратился.
  Принесли минотавра. Если бы Прошин увидел его десять минут назад, то, не колеблясь, сказал, что быкоголовый попал под "Камаз". И даже под два. Ходить он не мог по причине неестественно выгнутых конечностей, передние зубы отсутствовали напрочь, один глаз совсем закрылся, через другой минотавр глядел в узенькую щёлку. Кто конкретно его так отделал - богатыри заезжие или собратья потоптали, выяснить уже было невозможно. Да, никто и не интересовался - и без этого проблем хватало - роту минотавров три человека проредили наполовину.
  Кощей распорядился, чтобы останки главного свидетеля обвинения пронесли в центр зала, а сам пошёл следом, непосредственно руководить процессом поимки наглого вора. Быкоголовые телохранители растянулись длинной цепью.
  - Типичный мафик девяностых! - проворчал Прошин. - Сам наркоманского вида, и в услужении толпа быков!
  Минотавры, как один, ушли за хозяином, оставив трех человек у подножья трона без присмотра. Увидев, что охрана проявила поголовное невнимание к связанным пленникам, милиционер воспрял духом.
  - Ребята, надо удирать, пока на нас никто не смотрит!
  Богатыри переглянулись.
  - Ваня, - сказал Иван-дурак, - я тебе своё звание отдаю. Безвозмездно!
  - Как ты бежать собираешься? - мрачно поинтересовался Конан. - Или цепи рвать умеешь? Мне это не под силу.
  И киммериец дернулся в напрасной попытке разорвать толстенные звенья цепи - даже его чудовищной силы не хватило. Ивану, даже при помощи загадочной русской матери тоже не удалось избавиться от оков. Прошин хитро улыбнулся и показал свободные руки.
  - А я могу.
  И лихорадочно принялся разматывать с себя железяки.
  - Но как? - в глазах богатырей читались уважение и легкая зависть.
  - Помогли, только я не видел, кто конкретно, - пояснил капитан и огляделся. Под троном Кощея явно кто-то прятался, но Прошин благоразумно решил сначала освободить товарищей, отложив на потом установление личности скрытного спасителя. Однако снять цепи оказалось не так легко, как представлялось: конечные звенья оказались защелкнуты на замок. К тому же богатыри постоянно ворочались, требуя ускорить процесс. Помучившись пару минут, капитан вполголоса позвал:
  - Эй, друг! Помоги ещё раз!
  Из-под трона шариком выкатилось что-то небольшое, волосатое. Сначала Прошин решил, что это один из местных пацанят-бесят, но, приглядевшись, ахнул. Перед ним находилась самая обыкновенная обезьяна. Если быть точнее, шимпанзе. На талии у него капитан разглядел поясную сумочку, столь любимую торговцами на рынке. Достав из неё отмычку, шимпанзе в пару секунд вскрыл замки. Варвар и русич, ругаясь, освободились и с удивлением уставились на обезьяна.
  - Твой что ли? - спросил Конан у Прошина.
  - Я свой собственный! - ответил шимпанзе.
  Капитан потряс головой, надеясь, что ему показалось. Обезьяна говорит! С ума сойти! В отличие от него, человека цивилизованного, его товарищи ничуть не удивились.
  - Конан, - представился варвар.
  - Наслышан, - вежливо кивнул шимпанзе.
  - Иван.
  - Царевич? - уточнил обезьян.
  - Нет, пока просто дурак.
  - Очень приятно! Насколько я осведомлён, не в ладах с хозяином?
  - Дык!
  - А чего сюда пришёл?
  - Дык!
  - Ладно, не утруждайся, велеречивый ты наш.
  Шимпанзе обратил взор своих крошечных карих глаз на Прошина.
  - Иван, - в свою очередь представился Прошин.
  - Тоже дурак?
  - Нет, капитан милиции. А ты... вы кто такой?
  - Потом! Давайте, лучше, скроемся, пока быки снова на вас не насели.
  Ваня, тот, что побольше, посмотрел на трон Кощея, под которым прятался шимпанзе, и покачал головой:
  - Там даже я не помещусь, чего уж говорить про четверых!
  На сморщенном обезьяньем личике промелькнула улыбка.
  - Идите за мной.
  Они проследовали за провожатым, долго шли какими-то запутанными коридорами, пока не оказались в небольшой комнатке.
  - Ничего не трогать! - предупредил шимпанзе. - В этом замке полно ловушек.
  Конан, отдернул руку от золотой вазы.
  - Итак, позвольте представиться: багдадский вор к вашим услугам.
  - А я думал... - протянул изумлённый Прошин.
  - А мне говорили... - не менее удивлённый киммериец не закончил фразы.
  - Тебя звать-то как, братишка? - Ваня, по-видимому, никогда не слыхавший о Багдаде, ничему не удивился.
  - Шимми.
  - О! - встрепенулся варвар. - В Вендии я слышал песню "Шимми, Шимми! Аха, аха!"
  Ивану Прошину мотив показался знакомым - не иначе в одном из индийских фильмов слышал.
  - Да, это воспевают мои подвиги, - скромно сказал обезьян. - Скоро ещё один куплет добавится, как я украл алмаз с короны Кощея прямо на его голове.
  - Так это тебя сейчас ищут? - догадался, наконец, Прошин.
  - Меня. Честно говоря, я бы и не рискнул тырить эту каменюку, но уж очень соблазнительно было. Кощей сидел никакой, явно вчера не один бочонок выпил, стражи его мух хвостами гоняли. Ну, я и подменил украшение. Уж извиняюсь, что на вас по моей вине минотавры напали. Зато, пока они с вами валандались, я успел под трон спрятаться - уж там-то меня в последнюю очередь искать стали бы.
  - А чего полез нам помогать? Пересидел бы шумиху и свалил потихоньку.
  - Сам не знаю, - пожал худыми плечиками Шимми.
  - Можно мне на алмаз посмотреть? - застенчиво попросил Иван-дурак.
  - Можно, конечно! Да, я и сам его ещё не толком не разглядывал.
  Шимпанзе полез в поясную сумку и достал большой прозрачный камень, сразу заигравший в тусклом свете масляных ламп.
  - Красота! - хором сказали Иваны, а Конан, приглядевшись, презрительно хмыкнул:
  - Подделка! Не даёт алмаз таких красных отсветов. Надул тебя Кощей, брателла! Зря башкой рисковал.
  Шимми с досады плюнул.
  - И верно! Алмазы тепло руки не берут, а этот уже нагрелся. Тьфу! Не будет нового куплета в песне!
  Обезьян разочарованно швырнул камень на пол, а большой Ваня поднял его.
  - Пригодится. Ваське подарю.
  - Какому Ваське? - спросил Прошин.
  - Не какому, а какой! Васька - это невеста моя, Василиса Премудрая.
  Пока Ваня любовался на неожиданный трофей, Шимми и Конан решали, как незаметно скрыться из кощеева замка. По-любому выходило - никак. Капитан милиции участия в обсуждении не принимал. Честно говоря, он сам себе удивлялся. Ещё полчаса назад Прошин находился в полной уверенности, что попал на обычный карнавал, устроенный кем-то из местных олигархов. Но теперь, под давлением фактов, он был вынужден признать, что присутствующие здесь существа, не ряженые люди или манекены, а вполне реальные. Один Шимми чего стоит! И минотавры дрались по-настоящему - до сих пор бока болят! А уж от мертвяка как воняло!
  - Подождите! Выходит, Кощей тоже всамделишный?
  Конан и Шимми с жалостью посмотрели на Прошина.
  - Только дошло что ли?
  А Иван-дурак добавил:
  - Вот что моё звание с людьми делает!
  После такого откровения, капитан Прошин впал в ступор. Причем, его занимал не столько вопрос, как отсюда выбраться, сколько, как он сюда попал. Размышления прервал звук мелодичного "дзинь", а следом упоминание загадочной русской матери. Капитан милиции встрепенулся и увидел, как Иван со слезами на глазах рассматривает осколки кощеевского алмаза. У Конана и Шимми отвисли челюсти, а Прошина разобрал смех.
  - Правду про нас говорят, что не потеряют, то сломают! Вань, ты как умудрился?
  - Дык! - высказал свою коронную фразу Иван, - В руках крутил, потом углядел внутри полосочку какую-то, хотел рассмотреть, а он, гад, взял и рассыпался! Чего я теперь Ваське подарю?
  - Какую ещё полосочку? - интуиция, ни разу не подводившая Прошина, подсказывала: что-то здесь нечисто.
  - Да, там внутри. Было. В камне.
  - А сейчас она где?
  - Пёс её знает! - пожал саженными плечами Иван. - Тут где-то.
  Части пестрой мозаики, завертелись в голове капитана, постепенно складываясь в известную с детства картинку. В самом деле, по-другому и быть не может!
  - Кощей, говорите, настоящий? - криво усмехнулся Прошин. - Ну-ка, ребята, давайте поищем на полу полосочку, что нам Ваня добыл!
  - Рехнулся? - спросил Шимми у Конана. Тот утвердительно кивнул головой.
  - Эх, вы! К первоисточникам надо чаще обращаться! Сказки, то бишь, читать! Ну-ка, Ваня, скажи, где смерть кощеева находится?
  - За тридевять земель в тридесятом море стоит остров...
  - Подробности опусти! Самый последний пункт расскажи.
  - Чё опустить?
  - Ладно, я сам. Короче говоря, смерть Кощея находится в яйце...
  - Эх, Иван, не туда ты бил! - сокрушённо сказал Конан. - Не в челюсть надо было!
  - ... в котором спрятана игла! - возвысил голос Прошин, привлекая внимание. - Вот в этой игле и заключена смерть Кощея! Теперь поняли?
  - Предлагаешь на остров отправиться? - деловито спросил Конан.
  Только Шимми, кажется, уловил мысль капитана милиции. Его комичное личико вдруг озарилось пониманием.
  - Ты хочешь сказать, что это яйцо я и украл?
  - Ну, да! А полосочка, которую видел Ваня, не что иное, как игла с кощеевой смертью!
  - Что ж ты молчал? - хором возмутились Иван-дурак и Конан и упали на пол, хлопая ладонями по камням.
  - Но, как же так? - недоумённо спросил обезьян. - Носить на себе свою погибель? Не понимаю!
  - Как раз всё логично! Кощей ведь не думал, что сюда заявишься ты и утащишь у него алмаз прямо с башки. С другой стороны, никому и в голову не придёт, что Алмаз Судьбы - это и есть то пресловутое яйцо.
  Тем временем ползающие по полу гиганты обнаружили тоненькую иголку в щели между камнями.
  - Вот она! - ликующе прокричал Иван и, мстительно ухмыльнувшись, сказал: - Всё, Кощеюшка, конец тебе!
  С этими словами богатырь напрягся, чтобы надломить иголку.
  - Он всегда мать упоминает? - спросил обезьян у Прошина.
  - Да, - ошарашено ответил капитан, - и я тоже в таких случаях.
  - У вас одна мать? - продолжал генеалогические исследования Шимми, но Прошин только отмахнулся.
  Иван, могущий одним движением разогнуть подкову, не сумел сломать иглу, только пальцы порезал об острые края.
  - Мальчишка! Дай мне! - с усмешкой сказал Конан. - Смотри и учись!
  Однако вскоре и он озадаченно посасывал ранку на пальце. Игла по-прежнему была целёхонька. Прошин осторожно взял тоненькую железку и попытался согнуть - никакого эффекта. Спустя пять минут экспериментальным путем было установлено, что если положить иглу поперёк щели меж двух камней, после чего ударить по ней тяжелым комодом, то комод развалится на составные части.
  Иван-дурак взглянул на мебельные осколки и сказал:
  - Я в коридоре нехилую секиру видел. Ща принесу...
  Никто не успел остановить его (впрочем, даже Конану вряд ли бы это удалось). Через пару минут Ваня вернулся, вооружённый здоровенным топором, отобранным у статуи рыцаря.
  - Клади мелкую тварь! - злорадно поглаживая рукоять, сказал богатырь.
  Прошин аккуратно положил иглу поперёк щели. Все отодвинулись к стенам, чтобы не мешать богатырскому удару. Ваня замахнулся и с хаканьем опустил секиру на зловредную иглу.
  Грохот был, наверное, слышен даже в глубине замковых подвалов. От удара железа о камень вылетел такой сноп искр, что любители устраивать короткое замыкание в трансформаторных подстанциях умерли бы от зависти. Лезвие топора наполовину ушло в камень, а игла... осталась целой.
  Ваня попытался выдернуть застрявшее оружие, но топор засел крепко. Взревев от ярости, богатырь изо всех сил дёрнул рукоять, оружие освободилось из каменного плена, и Иван улетел к стене. Ладно бы просто улетел, но по пути он снёс крепление для масляной лампы. Нет, пожара не случилось. Железяка на самом деле служила рычагом, при повороте которого в полу открывался тайный ход.
  Никто не успел понять, что происходит, как все четверо ухнули в темень.
  
  Тем временем в огромном зале досмотр подходил к концу. Минотавру, видевшего лицо багдадского вора, показывали очередного гостя, и быкоголовый исправно, раз за разом отрицательно мычал. Сам Кощей с волшебным рентген-моноклем в глазу также осматривал присутствующих на предмет магических личин. Отсвет красного глаза Бессмертного, преломленный моноклем, напоминал луч лазерного прицела, отчего хозяин замка выглядел, как заправский снайпер.
  Вора так и не нашли. Осталась последняя порция гостей, не охваченных осмотром. Дотошные минотавры тупо отобрали тех, кто в масках. Кощей, с недовольным видом оглядел их. Человек в костюме операционного хирурга, здоровый негр с деревянно-травяным нагромождением на голове, подводный пловец в полном обмундировании, спортивный фехтовальщик, сварщик, хоккейный вратарь... Так, с ними всё понятно - каждый в своей маске! Но зачем сюда приволокли даму в роскошном домашнем халате?
  - Её зачем? - Кощей издалека ткнул пальцем в даму.
  - Сама призналась Ваше Бессмертство, что на ней косметическая маска! - с готовностью доложил старший охранник.
  Кощей только теперь сообразил, что означают разнообразные ягодки, огурцы и зелень, густо наложенные на лицо особы.
  - Её на стол надо в виде главного блюда, - проворчал он. Ретивые минотавры ринулись к даме. - Стоять, болваны! Я же пошутил!
  Кощей перешёл к следующему гостю. Им оказался высокий, стройный человек в черном. Бессмертному было достаточно одного взгляда, чтобы понять - этот не украдёт. Зорро - он и в Кощеевке Зорро. Стоящий рядом человек в железной маске изысканно ругался по-французски.
  - Говорит, Людовик четырнадцатый, - услужливо пояснил минотавр.
  Кощей побрёл дальше. Мужчина в длинном пальто, широкополой шляпе, с лицом, замотанным шарфом и огромных черных очках-черепахах.
  - Скидавай маску! - рявкнул минотавр.
  Человек пожал плечами, быстро разделся и... исчез. Кощей вздохнул. Конечно, человек-невидимка лучший кандидат на роль вора, но ведь стражник запомнил лицо... а лица у невидимки не видно.
  - Ладно, одевайся, - буркнул Бессмертный в никуда. - А это кто?
  - Грабитель.
  Кощей поглядел на человека в темном облегающем костюме и с женским чулком на голове.
  - Скорее, фетишист.
  Следующим оказался улыбающийся худенький мальчишка. Вот тут Кощей встрепенулся. Рентген-монокль показал, что на самом деле существо выглядит совершенно по-другому. Не теряя времени, Бессмертный произнёс заклинание снятия личины и... ничего не произошло. Худенький мальчишка по-прежнему идиотски лыбился. Кощей разозлился и вновь произнёс заклинание. Результат прежний. Только после пятого раза личина мальчишки спала, и на его месте показался здоровенный, жирный тролль. Он достал откуда-то замызганную бумажку и по слогам радостно прочитал:
  - Мэджик резистанс сто двадцать!
  - Тьфу! - в сердцах плюнул Кощей. - И нечего на пиджин-лингво ругаться!
  Минотавр-свидетель оживился и промычал:
  - А он похож! Только тот был маленький. И не зелёный.
  Кощей задумчиво посмотрел на радостного тролля. Вроде бы всё подходит: и мордой похож, и маленьким быть может... Бессмертный поглядел на огромную ладонь тролля. В такую лапу кощеева корона целиком поместится и ещё место останется. Нет, не могло это существо украсть алмаз, ловкости бы не хватило.
  Кощей проигнорировал Джима Керри, похотливо скалившегося в зеленой маске, и остановился перед последней гостьей. Дама во всем белом: ослепительно белое роскошное платье с глубоким декольте, длинные, выше локтей, кружевные перчатки, белая шляпка с легкомысленными цветочками и белая маска на лице.
  Кощей остановился. Странно, почему-то ему казалось, что он знает эту женщину. Бессмертный закрыл один глаз и пригляделся к ней через рентген-монокль. Никого! Открыл глаз - вот она, стоит перед ним, игриво помахивая веером. Закрыл глаз - опять пусто! Кощей не мог припомнить никого, кто умел бы проделывать подобные штуки, во всяком случае, он таких на карнавал не приглашал.
  - Как звать? - напустил на себя суровый вид хозяин замка.
  - Запамятовал? Да, Коша, давненько мы с тобой не встречались.
  Кощей вдруг почувствовал слабость в ногах. Кошей его когда-то звала только... Смерть.
  - Ты?
  - Я.
  - Я тебя не звал!
  - Само собой! - усмехнулась дама. - Я всегда незваной прихожу. Но в этот раз ты сам себя превзошёл. Зачем каждому гостю неприкосновенность обещал?
  - Уже не каждому! - быстро проговорил Кощей. - Есть здесь пара твоих клиентов, сейчас оформим. Вот только вора найду.
  - Нет, Коша, раз уж ты меня обидел и не позвал на праздник, то никаких клиентов! - твердо сказала дама в белом.
  - Подожди, подожди! Хочешь сказать, что я смутьянам даже голову отрубить не смогу? - всполошился Кощей.
  - Каким смутьянам? - с невинным видом спросила дама.
  Кощей оглянулся - у подножия трона лежали лишь обрывки цепей, пленники исчезли. Бессмертный только начал набирать воздуха для разъяренного крика, когда раздался страшный грохот, в стене открылся тайный ход, и с воплями и ругательствами в главный зал вывалились три человека и одна обезьяна.
  Минотавр-свидетель встрепенулся и шепеляво заорал:
  - Вон тот, маленький! Это вор!
  Кощей, придя в себя от изумления, слащаво сказал даме в белом:
  - Вот этим смутьянам головы и отрубим. Сами пришли.
  Но Смерть легким движением руки остановила кощееву стражу и подошла к барахтавшимся на полу.
  - Рано им. Варвар ещё королём не стал, и Иван правителем будет. Шимми-ловкач тоже не одного богача ещё огорчит. Да и капитану расти и расти по служебной лестнице.
  - Откуда вы меня знаете? - Прошин первый из четверки сумел подняться на ноги. Он посмотрел в черные глаза дамы, блестевшие из-под маски, и содрогнулся. - Мне ваш взгляд как будто знаком...
  - Ещё бы, - усмехнулась дама в белом, - ты не раз мне смотрел в лицо. Только в других обличиях.
  - Ну, хватит любезничать! - сверкая красными глазами, Кощей подошёл к Смерти и сказал: - Если ты их сейчас забрать не желаешь, то я, пожалуй, посажу смутьянов в темницу. Глядишь, через год-другой они тебя сами молить станут придти за ними.
  Иван Прошин во все глаза смотрел на величественную даму.
  - Так вы сама Смерть? - с трепетом в голосе спросил он.
  - Она самая.
  - Чего ж ты этого скелета не приберёшь? - вдруг осмелел капитан. - Сколько времени по белу свету шляется, народ мутит!
  - Не могу...
  - Он на Руси, как заноза в заднице! - подал голос Иван-дурак.
  - Кстати, о занозе... - Конан крутанулся вокруг себя, явно пытаясь что-то достать. Прошин глянул варвару за спину и рассмеялся.
  - Ваня, не только на Руси, но и в Киммерии.
  С этими словами капитан милиции аккуратно, но быстро выдернул из кожаных штанов Конана ту самую иглу, которую они безуспешно пытались сломать. Кощей при виде крошечной блестящей железяки оцепенел.
  - Мадам, не желаете ли завладеть этим? - Прошин протянул даме в белом трофей. - Я думаю, ваш старый знакомец...
  Кощей прыгнул на капитана с проворством, которого никто не ожидал. Кроме Ивана-дурака. Богатырь одной рукой успел сдвинуть Прошина в сторону, а другой встретил летящего Кощея. Бессмертный совершил немыслимый кульбит и затих на полу. Смерть усмехнулась, взяла из рук Прошина иглу и с интересом посмотрела на неё.
  - Занятно. Ну, Коша, пойдём. Теперь-то ты не откажешься, а?
  Кощей, лёжа на полу, злобно глянул на милиционера.
  - Всё, капитан, конец тебе! Освобожусь и прибью!
  - Ну, ты нахал! - удивилась Смерть. - Я в руках твою себя держу, а ты ещё планы на будущее строишь!
  С этими словами дама в белом схватила Кощея за шкирку, и они исчезли.
  Ошарашенные произошедшим, гости с уважением и страхом смотрели на людей, уничтоживших бессмертную личность. Слуги Кощея растерянно переглядывались. Минотавры мялись с ноги на ногу, не понимая, что им теперь делать.
  Конан, ничуть не опечаленный скоропостижной кончиной бессмертного хозяина, увидев пухлого евнуха, с которым недавно ругался, заорал:
  - Эй, друг, неси нам вина! Продолжаем гуляния!
  Плотина молчания прорвалась после этих слов. Присутствующие загалдели, кое-где даже послышались приветственные крики в адрес варвара. Карнавал продолжался...
  
  Утром на мощёном дворе кощеева замка товарищи прощались. Прошина ожидала баклажановая "шестерка" с носатым водителем. Возле Конана стоял черный, как смоль жеребец с красными глазами. Иван-дурак поглядывал на самоходную печь, дымившую не хуже паровоза. Шимми, вздыхая, смотрел на торговый караван.
  - Ребята, я одного так и не пойму! - решил озвучить мучавший его вопрос Прошин. - Ну, ладно, я сюда попал по ошибке - Кощей другому пригласительный прислал. А вы-то как здесь оказались? Вы ж не упыри какие, чтоб в чести у злыдня ходить!
  - Я, понятное дело, с профессиональным интересом приехал, - ответил Шимми. - Только вот уезжаю ни с чем.
  - А мне сказали, что снять заклятье с Васьки может только Кощей. Если ему три раза в репу постучать. А я только дважды успел... Теперь он помер, может, и Васька расколдовалась.
  - Эй, дарагой! - послышался возглас носатого водителя. - Паехали, а?
  Прошин отмахнулся. Самоходная печь выпустила клуб черного дыма - Иван-дурак грозно нахмурил брови. Черный жеребец заржал и топнул копытом. Конан дернул узду и сказал:
  - А я уж и не помню, как сюда попал. Агний, чтоб ему пусто было, наворожил мне путь туда, где богатства великие и вино хорошее. Богатств особых я не заметил, а насчет вина он не обманул. Кстати! Эй, пухлый друг!
  Евнух заметался по двору, но, поняв, что от бдительного варвара не скрыться, покорно подошёл.
  - Значит так: неси нам четыре большие фляги эльфийского вина. Мы с собой возьмём, чтоб в дороге не помереть от жажды.
  Евнух умчался выполнять приказ - попробуй ослушаться одного из победителей могучего Кощея!
  - Эй, дарагой! Ну, поехали, а? Время - дэньги!
  Печь выпустила облако черного дыма, а жеребец Конана злобно заржал и навалил горку конских яблок.
  - В миграционную службу сдам! - пригрозил Прошин водителю, и тот сразу же уткнулся в радиоприемник, готовый ждать столько, сколько нужно.
  - Травой топить буду! - рявкнул Иван. Печь издала тонкий звук, дым стал из черного серым.
  Конан не стал тратить слов - он просто врезал кулаком жеребцу в лоб. Горка конских яблок увеличилась.
  - А ты на чём уедешь? - спросил Прошин у Шимми.
  - Вон в том экипаже, - показал обезьян на одну из телег в караване.
  - Но там же клетка!
  - Вот в ней и поеду, - усмехнулся Шимми. - Нельзя мне известность приобретать, сами понимаете. А про животное разве кто подумает, что оно и есть тот самый багдадский вор? Ну, что, прощаемся, да идите меня сдавать...
  Три человека и обезьян обнялись, после чего на Шимми надели поводок и повели к начальнику торгового каравана. Шимпанзе заперли в клетке. На прощанье Иван-дурак сказал караванщику:
  - Сено чистое ему постели и меняй чаще.
  - Будешь плохо обращаться с ним - на том свете найду! - Прошин сделал грозное лицо.
  - Флягу у него заберёшь, я и на этом свете тебя найду, - сказал Конан, засовывая флягу в клетку Шимми.
  Караванщик клятвенно уверил благородных господ, что непременно выполнит все их указы.
  По возвращении во двор их ожидал сюрприз в виде остатков роты минотавров. Быкоголовые выстроились, и старший объявил:
  - Господа, мы хотели бы отправиться с вами. Будьте нашими командирами!
  Прошин представил себе минотавров в городе - ему поплохело уже от одной такой мысли.
  - Не, ребята, мне с вами не по пути.
  - И со мной тоже не надо, - покачал головой Иван. - У нас же буренки доиться перестанут от одного вашего вида.
  - Значит, едете со мной, - пожал плечами Конан. - Только потом не жалуйтесь!
  Варвар вскочил на черного жеребца, русский богатырь взгромоздился на самоходную печь, а капитан милиции сел в "шестерку". Помахав на прощание руками, они разъехались в разные стороны. Прошин трясся в шедевре отечественного автопрома и думал: если бы не порванный в хлам костюм и не фляга с чудесным вином, то можно было бы решить, что ему всё приснилось. И не заметил, как уснул по-настоящему.
  
  Худой, как скелет, Кощей нервно метался по темной, тесной комнатке, освещая путь себе красными глазами. Смерть его определила в высокую башню, откуда хода нет. Туда есть, а оттуда - нет. Пока ещё Кощей не разобрался с механизмом действия этого заклинания. Вот как разберётся, так и сбежит отсюда. Наивная Смерть заперла вечноживущего пленника, а сама удалилась в лабораторию, чтобы там при помощи гидравлических прессов и разнообразных заклинаний сломать иглу. И невдомёк ей, что игла-то не настоящая! Ну, сломает она её, а Кощей-то окажется жив!
  Бессмертный злорадно хихикнул, представив выражение лица Смерти, когда она поймёт ошибку. Единственно, о чём сейчас переживал пленник - как бы заколдованная дамочка в его отсутствие не удрала из замка. Зря он, пожалуй, согласился уйти со Смертью! Нет, не зря! Если бы не позволил себя увести, она бы настоящую иглу могла обнаружить...
  Кощей прекратил хождения и позволил себе помечтать, как он будет жестоко мстить трём богатырям и обезьяну.
  
  Прошин позвонил Нечаеву и попросил недельный отпуск. Не потому, что отдохнуть собрался, а чтоб синяки и ссадины подлечить. Серенький костюм Иван тщательно осмотрел и пришел к выводу, что им в нынешнем состоянии побрезгуют даже бомжи: рукава оторваны, на спине пиджак разошёлся, на брюках дырок больше, чем материи. Поскольку костюм был единственный, он заслуживал хотя бы торжественных похорон. Иван завернул его в старую газету и понёс на мусорку. Похороны обошлись без слёз.
  На обратном пути Иван услышал из кустов робкое, но громкое покашливание. Рефлексы, обостренные недавним приключением, не подвели - Прошин за секунду оказался метра на четыре в стороне. Наверное, мировой рекорд побил по прыжкам с места в сторону, жаль, представителей книги Гиннеса не было рядом.
  Зато рядом оказалась большая, метр в высоту, бесформенная туша гигантской лягушки. Она выползла из кустов и человечьим голосом промолвила:
  - Здравствуй, добрый молодец! Вот я тебя и нашла! Коли пальцем в меня ткнул - жениться должен!
  Иван Прошин успел отметить золотую корону, пробитую стрелой, на голове жабы и впервые в жизни потерял сознание.
  
  
  Призывник.
  
  Весна. Природа оживилась после долгой снежной спячки. В лесах наметились первые проталины, из которых выглядывала изумрудно-зеленая травка. В городе из-под черного снега проявились сигаретные бычки и застарелые собачьи экскременты. В столетнем сосновом бору с веточек падали хрустальные капельки тающего снега. В микрорайоне "Лапшиха" огромная сосулька рухнула с крыши, окончательно уничтожив престарелый "Москвич-412", несколько лет гнивший под домом. В дубраве дятел весело выбивал звонкую дробь, выискивая спрятавшихся жучков-короедов. На улице Кивсяка дорожные рабочие осатанело долбили отбойными молотками, и без того ущербный после зимы, асфальт.
  Серегу Ложкина приподнятое настроение окружающего мира нисколько не радовало. Скорее, наоборот. Появление весенних ям на проезжей части предвещало автолюбителям повышение водительского мастерства, путем беспрестанного объезда дыр в дороге, а ему лично - год потерянной жизни. Потому что скоро начинается весенний призыв в армию. А Сереге зимой стукнуло восемнадцать...
  Несмотря на сокращение срока службы с двух лет до года, недавний выпускник школы искренне не желал проникаться солдатским бытом, но был обречён тащить армейскую лямку. В принципе, имелась гипотетическая возможность избежать попадания в ряды вооруженных сил... Для этого нужно было иметь мозги или большие деньги. Мозги для поступления в институт, а деньги...
  Серега тяжко вздохнул - всё равно у него нет ни того, ни другого. Нет, конечно, мозги у него были, но, если так можно сказать, слегка в запущенном состоянии. Деньги тоже имелись. На проезд в маршрутке. Иногда даже в один конец. Потому как на зарплату специалиста по переноске и укладке объемных товарных ценностей, а попросту говоря, грузчика, не пошикуешь. Отец устроил Серегу на временную работу, чтоб до призыва в армию не болтался без дела.
  - Ну, дают! - сказал кто-то рядом. Серега обернулся - неподалеку от него стоял невзрачный мужчина в сером пальто. - Совсем рехнулись: вместо ремонта дороги, знак ставят!
  Реплики относились к дорожникам, которые прекратили долбить асфальт и теперь что-то вкапывали. При детальном рассмотрении оказалось, что рабочие установили знак "Неровная дорога". Серега только хмыкнул:
  - Как в армии! Круглое - носят, а квадратное - катают!
  Мужчина пристально посмотрел на невольного собеседника.
  - Судя по вашему виду, молодой человек, вы в армии ещё не служили, однако, поговорки уже знаете.
  - Готовлюсь, - уныло протянул Сергей. - Парни рассказывали о дурдоме в войсках.
  - Не слышу в голосе радости! - сверкнул белоснежными зубами мужчина. - А где патриотизм?
  - Я - патриот, - неубедительно вякнул Серега, - но служить не хочу.
  - Понятно, - улыбка на лице мужчины угасла. - Тогда возьмите визитку. Приходите, как настанет время.
  Серега взял белый картонный прямоугольник и прочитал:
  - Фирма "Призывной помощник". Освобождаем от службы в армии на законных основаниях. А вы...
  Сергей фразы не закончил - мужчины рядом не оказалось. Парень повертел головой по сторонам - кроме дорожников, любовавшихся новеньким знаком, никого не было видно. Спрятав визитку во внутренний карман, Серега отправился в путь. Но не домой, а к другу детства. Который тоже не хотел служить "срочку".
  
  Мишка встретил его градом новых идей.
  - Значит так: я узнал пару способов, как откосить. Верняк! Проверено не раз! Способ первый: ловим столько мух, сколько сумеем, отрываем им крылышки и клеим себе на грудь. Рентген показывает туберкулёз в запущенной стадии.
  - Почему? - спросил Серёга.
  - Потому что рентгеновские лучи отражаются от мушиных крыльев. А глазом их никакой врач не заметит!
  - А отвалятся? Да, и где ты сейчас мух возьмёшь? Холодно ещё.
  - На этот случай есть второй способ: точим стержень химического карандаша в порошок и перед осмотром, вдыхаем. Рентген показывает не просто туберкулёз, а полное отсутствие легких!
  - А это вредно?
  Мишка почесал нос.
  - Честно говоря, не знаю.
  - Чего-то мне не хочется пробовать.
  - Мне тоже, - кисло сказал Мишка.
  - Совсем забыл! Смотри!
  Серега достал визитку, Мишка внимательно прочёл её и тут же загорелся.
  - Й-е-с-с! Отмажемся, как пить дать!
  И потух.
  - Сколько они берут, интересно?
  - Я не спросил, - ответил Сергей, и поправился: - Не успел спросить. Мужик, будто испарился.
  - Не беда! Завтра после работы сходим и узнаем.
  
  Фирма располагалась в аккуратном двухэтажном особняке на Лесной улице.
  - Никогда тут не был, - сказал Мишка. - Нехило живут, однако.
  - Арендуют, - без уверенности в голосе ответил Серёга. Просто ему хотелось так думать. Ведь если здание принадлежит фирме "Призывной помощник", то даже подумать страшно, сколько они заломят за свои услуги.
  - Добро пожаловать, проходите!
  Входная дверь широко распахнулась. Приятели так и не поняли, откуда появился здоровенный детина - у входа его не было, а изнутри он не выходил. Просто возник, как из воздуха. Пиджак "швейцару" был явно тесен - под тканью угадывались громадные мышцы. Улыбка на лице по задумке обладателя явно должна была выглядеть дружелюбной, но парням она почему-то напомнила оскал Кинг-Конга. Михаил боком протиснулся в дверь, за ним шмыгнул и Серега.
  - Нам бы... - хотел обратиться Сергей к охраннику, но тут Мишка издал модный киношный возглас:
  - Вау!
  За стеклянным столиком сидела обворожительная девушка. Чёрные волосы, уложенные в замысловатую прическу, огромные зелёные глаза, ярко-красные губки бантиком, обтягивающий тонкий свитер, выгодно подчеркивающий аппетитные формы, и короткая юбочка - мечта о секретаре для мужчины-руководителя и предмет ненависти для его жены.
  - Добро пожаловать в фирму "Призывной помощник"! - мелодично произнесла брюнетка.
  - Мы... это... - промямлил Мишка, пожирая глазами девушку.
  - Да... мы того... - подтвердил Серега, тщетно пытаясь оторвать взгляд от коленок девушки, видневшихся сквозь прозрачную столешницу. Наконец он совладал с собой настолько, что сумел найти визитку.
  - О! - девушка ослепительно улыбнулась. - Присядьте, я сейчас доложу о вашем прибытии.
  Она удалилась, изящно обогнув пальму. Парни остались одни в холле. Швейцар-охранник опять непостижимым образом исчез.
  - Не, ты видел? - Мишка даже подпрыгнул в кресле.
  - Слюни утри! - Сереге почему-то стало тревожно. - Что-то мне всё это не нравится.
  - С ума сошёл? - искренне удивился Мишка. - Она тебе не понравилась?
  - Понравилась, - после недолгого колебания признался Серега. - Просто как-то подозрительно... Чтобы такая солидная фирма возилась с нами за гроши? Не верю.
  - Так ведь мы же ещё ничего не знаем. Да и не платили. Спросить пришли, а за спрос, как известно, денег не берут. Не дрейфь!
  - Охранник странный - появляется и исчезает. Мужик тот тоже странный был.
  - И ты странный, - хохотнул Мишка.
  - Сам посмотри! - Сергей ткнул пальцем в стеклянный стол. - Где ты видел администратора за пустым столом? На нём же не то, что компьютера, бумажки нет!
  Михаил ответить не успел. Послышался перестук каблучков, и из коридора появилась брюнетка.
  - Проходите, вас ждут! Вторая дверь направо.
  - А-а... вы нас не проводите? - Мишкины глазки стали настолько маслеными, что на них можно было яичницу жарить. Зато зелёные глаза девушки так яростно сверкнули, что Серёга пихнул друга в бок и прошипел:
  - Забыл, зачем пришёл?
  В кабинете сидел мужчина. Тот самый, что дал Сереге визитку. Про таких говорят: никакой. Посмотришь, и потом не вспомнишь ни цвета глаз, ни прически, ни телосложения. Запоминались лишь дурацкие старомодные очки круглой формы. Мужчина что-то писал на бумажном листке, и даже головы не поднял, хотя явно слышал, как стукнула дверь.
  - Здравствуйте! - громко произнёс Серёга.
  Очкарик оторвался от бумаг, жестом указал на стулья, и снова погрузился в писанину. Друзья сели, но с чего начать разговор, не знали. Неловкое молчание длилось уже больше минуты, когда Серёга заметил, что человек, сидящий за столом, бос. В смысле, необут. Даже носков не было. В костюме и босой?
  Мужчина прекратил писать, бросил ручку на стол и потянулся. И что-то мелькнуло в его облике... звериное. Будто не очкастый замухрышка сидел перед ребятами, а свирепый хищник. Серега вздрогнул, наваждение пропало, но ощущение странности происходящего только усилилось. Мишка же явно ничего не замечал и пялился в коридор, видимо, мечтая поглазеть на девушку из холла.
  - Ну-с, значит, в армию не хотим?
  Мишка вернулся в реальность.
  - Не-а. То есть, ага. В смысле, не хотим.
  Серега промолчал - чего говорить, и так всё ясно.
  - Вы как, совсем желаете, или временно?
  - Чего? - в один голос спросили друзья.
  - Говорю, хотите получить отсрочку на время или заставить военкомат окончательно про вас забыть?
  Друзья переглянулись.
  - А-а, сколько будет стоить? - выдавил из себя Мишка. - Одно и другое?
  - Деньги нас не волнуют, не переживайте! О финансовой стороне вопроса можете забыть. Итак, что вы скажете?
  Друзья вновь переглянулись - Мишка с радостью во взоре, Серёга, с нарастающей тревогой. Он слишком хорошо помнил поговорку "бесплатный сыр только в мышеловке".
  - Окончательно! - выпалил Мишка.
  - Можно поподробнее узнать? - спросил Серёга.
  - Пожалуйста! Вариант с отсрочкой подразумевает создание на законной основе временной невозможности призвать совершеннолетнего индивидуума в ряды вооруженных сил, - тоном заправской канцелярской крысы проговорил очкарик. - В зависимости от пожеланий клиента временной промежуток варьируется от полугода до полутора лет.
  - А точно не призовут? - недоверчиво спросил Мишка.
  - Гарантия непризыва - сто процентов! - назидательно поднял палец кверху очкарик. - Теперь рассмотрим случай с пожизненной отсрочкой. Клиенту наша фирма обязуется предоставить законный способ отказа от службы в рядах армии и флота, а также в нестроевых частях. То есть, клиент полностью освобождается от обязанности уплатить долг Родине по её защите от внешних или внутренних врагов. И, заметьте, всё на законных основаниях!
  Серега поморщился. Звучало, конечно, всё правильно, но как-то... нелицеприятно.
  - Я бы предпочёл вариант с отсрочкой, - твердо сказал он.
  Мишка поглядел на друга и нехотя подтвердил своё согласие.
  - Мудрое решение, - одобрил очкарик, - тем более что вариант с отсрочкой плавно перетекает в пожизненную льготу по истечении срока действия первой части договора. Если, конечно, клиент сам не захочет разорвать контракт и пойти служить в армию!
  Тут очкарик улыбнулся, и в его лице вновь мелькнуло что-то звериное.
  - Чего куда перетекает? - Мишка, похоже, совсем запутался.
  - Объясняю! - очкарик вновь поднял палец кверху (Серега подумал, что это один из его любимых жестов). - Мы предоставляем вам отсрочку, к примеру, на полгода, а по истечении срока, даем пожизненную гарантию непризыва. Так сказать, в виде поощрения. Ферштейн?
  - Нихт ферштейн! С какой стати вдруг вы без денег готовы помогать? - Серёга решительно выпалил мучавший его вопрос и ядовито добавил: - И вам, наверное, зарплату не платят, да?
  - Наша фирма - общественная организация, - пожал худыми плечами очкарик. - А ваш покорный слуга, вообще, здесь на стажировке.
  Возразить на это было нечего. И всё-таки Серёгу с каждой минутой сомнения терзали всё сильнее. Что-то здесь неверно, неправильно, не так...
  - Итак, приступим! - Серёга не удивился, когда очкарик снова поднял палец кверху. - Во-первых, нужно подписать договор.
  - Прочитать сначала можно? - в Мишке, наконец, проснулись зачатки благоразумия.
  - Читайте. Между прочим, моя редакция.
  Друзья углубились в чтение пунктов договора, продираясь сквозь трехэтажные предложения и перлы словоблудия очкарика, ибо писал он ещё заковыристее, чем говорил.
  - Класс! - прицокнул языком Мишка. - Никаких обязанностей, одни права! Мне подходит!
  Серёга почесал кончик носа - в отличие от друга, он не понимал, почему фирма обязуется "сделать всё" и бесплатно.
  - А я что должен буду делать? - осведомился он.
  - Ваша задача - подписать договор. И всё! - лучезарно улыбнулся очкарик.
  - Ну, нет! Ничего подписывать я не буду!
  Сказав это, Серега, как ни странно, почувствовал себя легче. Мишка пнул его ногой и прошипел:
  - Ты что, сдурел? Это же гарантированная и бесплатная отмазка!
  - Не буду! - Серёга насупил брови. - Не верю я в такую благотворительность!
  - Ну, и дурак! - в сердцах воскликнул Мишка. - А я подпишу! Дайте мне ручку!
  - Какую ручку? - осведомился очкарик.
  - Как какую? Авторучку. Чтобы подписывать договор!
  - А-а, понял! - очкарик усмехнулся и поднял указательный палец кверху. - Нет, авторучка - это вчерашний день. Наши договоры подписываются кровью!
  - ??? - молча и изумлённо спросили друзья.
  - Договор имеет настоящую силу, только если подписан кровью. А чернила и стереть можно. Так что...
  Он полез в стол, достал небольшую коробочку, открыл её и толкнул через стол. Мишка заглянул внутрь - там, в пластиковых упаковках лежали перышки с заостренными кончиками, такие в любой поликлинике можно увидеть.
  - Прокалывайте палец, прикладывайте к договору. И всё!
  Серёга злорадно посмотрел на друга, мол, что я говорил о странностях! Мишка упрямо поджал губы, схватил перышко, проткнул палец и с размаху отпечатал его на бумажном листе.
  - Получите!
  Очкарик взял бумажку, зачем-то понюхал и спрятал в стол.
  - А вы? - это он спросил у Сереги.
  - Нет!
  Мужчина уставился на Серегу настолько пронзительным взглядом, что парню стало не по себе. Полминуты помолчав, он сказал:
  - Знаете, у нас есть альтернативные варианты...
  - Вы имеете в виду альтернативную службу? Ночные горшки выносить? Спасибо, не надо!
  - Ну, что вы! Я вас провожу к нашему шефу, он расскажет подробнее. А вы, Михаил, можете идти! Брунильда! Проводи клиента!
  Появилась брюнетка, Мишкин взгляд снова осоловел, и он походкой зомби побрёл вслед за девушкой, не спуская глаз с её "пониже талии". Впрочем, Серега тоже проводил взглядом точёную фигурку.
  - Да, Бруня производит впечатление! - небрежно сказал очкарик и постучал в дверь напротив. - Святогор Иванович, к вам молодой человек!
  - Пусть заходит! - послышался густой бас.
  Серёга вошёл. За большим столом сидел богатырского вида дед. В просторной, белой рубахе, с серебряным обручем на голове, стягивавшим длинные, седые волосы, он напоминал кузнеца из киносказок Роу, которые Серега так любил в детстве смотреть. Только плечи старика, пожалуй, раза в два пошире будут, чем у киногероев.
  - Святогор Иванович, а как насчёт нашей пропажи? - робко осведомился очкарик.
  - Пока, к сожалению, ничего, - развел руками дед. - Ты, Сергей Вольфович, иди. Если станет что известно, я сразу же скажу.
  Очкарик неслышно испарился. Старик обратил внимание на Серегу, взор его синих глаз был строгим, но не осуждающим.
  - Раз ты ко мне попал...
  Он не успел договорить. В коридоре раздался яростный вопль, а потом что-то среднее, между воем и плачем. Первым был женский голос, а вторым... Мишкин. Серега бросился на помощь другу. Однако, как выяснилось, нужды спасать его уже не было. Мишка стоял у стены, держась руками за левую сторону лица, а неподалёку громоздкий охранник-швейцар мягко, но настойчиво оттирал изящную брюнетку от жертвы.
  - Брунильда! - раздался из кабинета деда громовой бас. - Опять клиентов не уважаешь?
  - Святогор Иванович, он мне такое сказал!!! - взвизгнула девушка, норовя обойти охранника. Тот технично шагнул в сторону, преградив ей путь. Судя по всему, подобное случается уже не в первый раз, решил Серега. Подойдя к другу, он убрал его руку от лица. От самого виска до скулы на Мишкиной физиономии красовались четыре параллельные царапины.
  - И чего ты ей сказал?
  - Да, ничего особенного! - морщась, сказал Мишка. - Ну... что попка у неё красивая.
  - Пусти, я ему ещё дам! - послышался вопль девушки.
  Серега ухмыльнулся, глядя на четыре полосы на щеке друга, и сказал:
  - Иди домой, бурундук, пока со второй стороны не добавили!
  - Не добавит! - очкарик подошёл к Мишке. - Но совет правильный. Сильвестр Бруню долго не удержит, даже, несмотря на преимущество в весе. А царапины, молодой человек, можете считать авансом к договору.
  Мишка и Серега переглянулись, не поняв усмешки очкарика. Тот, впрочем, и не подумал разъяснять смысл сказанного, а лишь указал на дверь.
  - Идите и не волнуйтесь. Весенний призыв вас не коснётся.
  Мишкино "спасибо" прозвучало уже из-за дверей - он пулей покинул опасный холл. Охранник громко вздохнул и перестал сдерживать девушку. Она вырвалась на оперативный простор, сбросила с ног туфельки, при этом, облегчённо вздохнув, и выжидающе сверкнула зелёными глазищами на Серёгу. Тот сделал максимально-нейтральное выражение лица и попятился обратно в кабинет, где его по-прежнему ждал старик.
  - Так вот, - сказал Святогор Иванович, словно его и не прерывали, - раз ты ко мне попал, значит, не совсем безнадёжен. Серый, хоть и бюрократ чистой воды, но напрасно сюда человека не направит.
  Странное дело, но Серёга почувствовал себя каким-то... успокоенным.
  - В каком смысле "не совсем безнадёжен"? - полюбопытствовал он.
  - Видишь ли, работа нашей фирмы заключается в том, чтобы пробудить дух патриотизма в людях...
  - Офиге... в смысле, неужели?
  Серёга закашлялся, выпученными глазами глядя на старика. Бесплатно отмазать от армии - это пробудить дух патриотизма? Однако!
  - Именно так! Знаешь, в каждом, кто сюда обратился, проснулась сознательность и любовь к Родине.
  - И что, все служить пошли?
  - Ага! Куда ж им деваться - договор-то кровью подписан!
  Тут старик хитро усмехнулся, и Серёга окончательно уверился, что был стопроцентно прав, не подписывая бумагу.
  - Зачем вы мне это рассказываете?
  - Потому что ты другого сорта человек!
  - И вы думаете, что я тоже в армию пойду? - с вызовом спросил Серёга.
  - Это уж тебе решать. Ты - не наш клиент. И, знаешь, я чувствую, что ты способен на великие поступки.
  - Спасибо, конечно! - Серега совсем потерялся. - Только я не понимаю...
  - А, чтобы лучше понять, я тебе предлагаю экскурсию по местам боевой славы.
  У парня голова пошла кругом: куда он попал? Исчезающий охранник, царапучая администраторша, босой очкарик-хищник, договоры с кровью! А старик экскурсии какие-то предлагает! Будто не замечая смущения посетителя, глава странной конторы продолжил:
  - Куда бы ты хотел отправиться? Могу показать тебе древний Кремль. Или южную защитную стену тысячелетней давности. Или, к примеру, Ратное поле.
  Серёга напряг извилины. Про Кремль знал всякий, про стену тоже что-то мелькало в памяти, а вот о Ратном поле - он услышал впервые. И дело даже не в том, что в школе он учился сплошь на международные оценки - трояки, просто такое название всё равно запомнилось бы...
  - Давайте поле, - без особого энтузиазма сказал он.
  Старик оживился и, улыбнувшись, сказал:
  - Я же говорил, что в тебе что-то есть! Раз ты поле выбрал, я сам тебя туда отведу.
  - А если бы Кремль или стену? - не удержался Серёга.
  - Тогда тебя туда отвёл бы Серый. Или Бруня.
  Ох, напрасно он это сказал! Серега вмиг пожалел, что сделал не тот выбор - как экскурсовод, Бруня могла дать сто очков старику. Потом вспомнил Мишку, ставшего похожим на бурундука, и успокоился. Тем более что у него и времени ни на какие экскурсии нет. О чём и сказал.
  - Не переживай, мы быстро обернёмся, - улыбнулся старик и встал.
  Серега поражённо смотрел на него. Оказалось, что дед - настоящий гигант. Когда он поднялся, голова его едва ли не доставала до потолка. Рядом с таким богатырём парень почувствовал себя пигмеем, карликом, гномом - макушка его находилась где-то по грудь старику.
  - Дай мне руку!
  Серёга схватился за протянутую ладонь. Вдруг свет в его глазах померк, а когда зрение вернулось, парень понял, что он находится уже совсем в другом месте.
  Они стояли в чистом поле. Оно, и в самом деле, было чистым, словно по нему только что прошлась команда гастарбайтеров-уборщиков. Ухоженная травка, какой позавидовал бы любой футбольный стадион, идеально-ровная земля - ни кочки, ни ямки не видно.
  А в чистом поле яростно бились два всадника. Кони нещадно взрывали копытами красивую травку, а сражающиеся обменивались ударами мечей, как заведённые, напомнив Серёге старую игрушку, где два мужика по очереди бьют молотками по наковальне. Тук-стук - удар мечом в щит, затем то же самое, но с другой стороны. Судя по взмыленным коням, сражение длилось уже немало времени, но на лицах всадников не было видно ни следа усталости. Они продолжали упорно долбить друг друга - так, наверное, ученик столяра забивает свой первый гвоздь: бьёт молотком, не попадает по шляпке, но усердия хоть отбавляй... Тук-стук, тук-стук...
  - Где это мы? - ошарашено спросил парень.
  - На Ратном поле, как ты и хотел.
  - Я бы от одного удара свалился, - пробормотал Серега, изумлённо глядя на всадников. - Вот это бой!
  - Разве так сражаются? - старик недовольно нахмурился. - Совсем от рук отбились!
  Тук-стук-БУМ! Один из всадников пропустил-таки удар, и закачался в седле - на шлеме его красовалась солидная вмятина.
  - Победил Осило! - раздался вдруг громкий голос, очень похожий на диктора Левитана. - Следующая пара: Людвиг Железный и Иван-Дурак!
  Серега, внимание которого было приковано к сражавшимся, только теперь заметил, что на поле полно народа. Воины самых разных национальностей стояли отдельной кучкой - кто ухаживал за конями, кто беседовал с будущим, а, может, бывшим противником. Насколько Серега разбирался в древнем вооружении, перед ним находились представители разных государств: русские витязи, немецкие латники, римские легионеры, степные конники, мускулистый негр и даже один австралийский абориген с бумерангом за поясом.
  Отдельно находились зрители, столь же разношерстные, как и воины. Но если воинов ещё можно было как-то различить по вооружению, то у зрителей было сложнее определить, кто за кого пришёл болеть. Разве что с высокой негритянкой, закутанной в длинную, цветастую тунику всё ясно. Да ещё, вон, русская девица...
  Девушка, на которую Серега смотрел, в этот момент обернулась. У него захватило дух. Да, Брунильда, конечно, была эффектна, но стоящая в толпе зрителей русоволосая девушка была... прекрасна! Серега утонул в её синих глазах и даже не сразу понял, что она взвизгнула и помчалась... к нему, раскинув руки, будто ещё издалека хотела обнять. Парень обомлел, не зная, как себя вести. Впрочем, замешательство его длилось недолго - девушка, не добежав, десятка шагов до него, радостно завопила "Дядька Святогор!" и бросилась на шею старику.
  - Варюшка! - взревел старик и подхватил её на руки. - Это, и вправду, ты? Выросла-то как!
  - Сейчас Ваня биться будет! - сообщила сверху Варя.
  - Посмотрим, посмотрим, - проворчал старик, опуская её на землю. - Помнится, только дрыном и умел махать...
  - Да ты что, дядька! - возмутилась девушка. - Он же недавно самому Кощею два зуба выбил!
  - Ну? - поразился старик. - Даже мне это не удавалось! Ну, ладно, давайте смотреть.
  В чисто поле выехал рыцарь, с головы до пят закованный в железо. И конь его, тоже был сплошь покрыт бронёй. А Иван-дурак вышел пешим, волоча за собой... здоровую оглоблю.
  - Ну, что я говорил? - расстроился старик. - Ничему не научился!
  - Э-э, Святогор Иванович, - осмелился подать голос Серега, - а ведь так нечестно! Один в броне и на коне, а другой в рубахе и пеший. Да и без оружия совсем.
  - Здесь, на Ратном поле, всё честно! Богатырская удаль меряется не силой мышц, не бронёй или оружием! Если вот здесь, - тут старик положил Сереге руку на левую сторону груди, - есть великая душа, то быть воину богатырём! А коли тут ничего нет, так ты хоть в танк засядь - всё одно побьют!
  Варя хихикнула.
  - Кстати, а если сюда кто на танке приедет? - Серега решил не обращать внимания на ехидную усмешку девицы.
  - Для танков отдельное поле. Курской дугой зовётся. Давайте смотреть!
  Серега замолк.
  В общем-то, смотреть было особо не на что. Железный рыцарь отъехал в сторону, развернулся и направил коня прямиком на Ивана, столбом торчащего посреди чиста поля. Конь летел пущенной стрелой, копьё рыцаря наметилось точно в грудь стоящего. Людвиг Железный не боялся промахнуться - в такую широкую грудь трудно не попасть. Но Ваня не позволил сделать из себя курицу-гриль. Эхо несколько раз повторило его возглас "мать, мать, мать", а потом ещё долго носило по полю звук гулкого удара.
  Иван-дурак отшагнул в сторону и взмахнул оглоблей навстречу мчащемуся коню. Животное каким-то дальним закоулком разума сообразило, что встреча с толстой деревяшкой грозит ему, как минимум, крупными неприятностями, и в последний момент умудрилось пригнуть голову. А вот всадник, похоже, дальние закоулки мозга перед боем отключил, поэтому даже не подумал уйти от удара. Оглобля со свистом рассекла воздух и с ужасающей силой врезалась в его щит. Рыцаря смело с коня вместе со щитом и копьём, Ваня по-прежнему стоял, держа в руках половинку оглобли. Рыцарский конь проскакал до края поля и теперь оттуда опасливо косился на мощную фигуру в длинной, белой рубахе.
  - Победил Иван-дурак! - послышался голос невидимого конферансье. - Следующая пара: Садык Быстрый и Н Губу Черный лев!
  Тем временем, Иван подошёл к лежащему на земле рыцарю и, крякнув от усилия, взвалил его себе на плечо.
  - Говорил же я тебе, что оглобля лучше копья! - басил он.
  - В следующий раз драться будем на булавах! - прохрипело из-под железного шлема.
  - Как скажешь!
  - Ваня, дядька Святогор пришёл! - завопила Варя.
  Иван огляделся, увидел внушительную фигуру Святогора и радостно всплеснул руками. Рыцарь, висевший на плече богатыря, шлёпнулся на траву.
  - Дядька! Сколько лет не виделись!
  Иван, забыв про ношу, бросился к старику и от души врезал ему кулаком в грудь.
  - Привет, дядька!
  - Здорово, племянничек! - от ответного удара Иван-дурак пошатнулся и уселся на пятую точку. - Так ничему и не научился?
  - А чего учиться-то? Оглобля всяко лучше! Вот и Людвиг подтвердит... А где он?
  Ваня сбегал за рыцарем, встряхнул его и поставил на ноги. Железный человек качался, как пьяный, но не падал.
  - Эх, как был бестолковкой, так и остался, - вздохнул Святогор. - А что за история с Кощеем?
  - Он Ваську заколдовал! - веселье слетело с лица Ивана. - Я к нему в замок и отправился, способ вызнать, как с неё заклятье снять.
  - Вызнал? - на лице старика читалось явное любопытство.
  - Куда там! - сокрушённо махнул рукой Иван. - Только и успел, что два раза ему в репу дать. А потом Иван Прошин Смерть на него натравил. Она Кощея схватила и всё! Я думал, что с его кончиной Васька расколдуется и домой вернется. А её всё нет и нет...
  Варя дотянулась до плеча Ивана-дурака и утешающее похлопала. Святогор что-то хмуро обдумывал. Серега ошеломлённо слушал этот бред.
  - Погодите-ка! Какой ещё Кощей? - вмешался он в разговор.
  - Самый обыкновенный. Бессмертный, - ответила Варя и беззастенчиво спросила: - А ты, вообще, кто сам будешь?
  Серега замялся. Ответить правду язык не поворачивался. Выручил старик.
  - Он сюда на стажировку прибыл. Себя показать, других посмотреть.
  - О, молодец! Дай пять! - Иван протянул руку Серёге.
  - Непохож на богатыря-то! - хихикнула вредная девица.
  - Молчи, Вареник! Мало ли что не похож! Я такой же, как он, был, когда на поле впервые попал. Дядька напрасно сюда ещё никого не приводил!
  Сереге стало тошно. Открытая и простецкая физиономия русоволосого гиганта выражала искреннюю радость. А ведь он не знает, как и почему Серега здесь оказался... И оттого обман становился ещё неприятнее.
  - Неправду сказал Святогор Иванович! - будто издалека услышал он свой голос. - Я от службы в армии хотел отмазаться... А сюда случайно попал!
  - Я ж говорила, что непохож, - воскликнула девица, но уже без задора в голосе.
  - Отмазаться? - озадаченно переспросил Иван - он явно не понял термина.
  - Ну... воевать не хотел, - нашёл наиболее близкий вариант Серега.
  - А вот это правильно! - неожиданно одобрил Иван. - В войне ничего хорошего нет! Вот если бы ты отказался Родину защищать - тогда дело тухлое!
  Серёге стало совсем плохо. Оттого, что Иван непременно презрительно отвернется, когда услышит, что он, Серёга Ложкин, именно это и отказывался делать.
  - А на Ратное поле, наверное, ты пришёл, чтоб мастерству воинскому научиться? - продолжал допытываться наивный Иван-дурак.
  Серега беспомощно посмотрел на старика. Тот, как ни странно, улыбался, но молчал. Варя тоже примолкла, с любопытством глядя на пришлого парня.
  - Брат! Я тебя научу владению копьём! - послышался глухой голос из-под железного шлема. - И ты проткнёшь этого здорового чурбана вместо меня! Если только не умрёшь с похмелья после сегодняшнего вечера!
  - Э, Людвиг, брось! - Ваня несильно двинул в плечо рыцаря, но тому хватило - он рухнул на траву. Иван снова его поднял и продолжил: - Вот когда ТЫ меня подденешь на копьё, тогда и парня учить будешь! Нет, друг, я тебя научу крутить оглоблю! Кстати, как тебя звать?
  - Сергей!
  - Не слушай этих оболтусов! - вмешался Святогор. - Куда тебе оглоблей бить - ты же её не поднимешь! А на коня хоть раз садился? Вот и не дергайся! Пойдём, я тебе одёжку подберу, да оружие по руке...
  - Пойдёмте, - потерянно пробормотал Серёга и поплёлся вслед за стариком в сторону огромной палатки.
  По пути многие воины узнавали старика, улыбались, здоровались. На Серегу косились, но ничего не спрашивали, видимо, здесь не заведено проявлять излишнее любопытство.
  Святогор первым делом заглянул туда, откуда раздавался лязг и звонкие удары по железу. Даже Серега сообразил, что здесь находится походная кузня. Тут пахло калёным железом, жжёным углём и потом. Старик о чём-то поговорил с кузнецом, показал на парня. Бородатый кузнец, одетый лишь в кожаный передник на голое тело, осмотрелся и отрицательно покачал головой.
  - Говорит, нет для тебя панциря, - раздосадовано сказал Святогор.
  - А я думал, вы мне меч ищете, - пробормотал Серега.
  - Ты длиннее столового ножа когда-нибудь в руках что держал? То-то же! Дай тебе меч - сам зарежешься!
  Раздалось неправедное хихиканье. Серега оглянулся - ну, разумеется, рядом стояла синеглазая Варя. Она перебросила русую косу через плечо и улыбалась. По Серегиному мнению - прямо-таки издевательски.
  - А зачем мне вообще меч и панцирь? - возмутился он, уже не заботясь о том, что про него подумают.
  - Сейчас поединки пройдут, потом общая сеча будет, - невозмутимо ответил Святогор. - Кто из богатырей последним на ногах останется - получит славу и общее признание. А признание великих воинов - дорогого стоит!
  - Это что же, я должен буду дубасить незнакомых людей по голове? Варварство какое-то! - возмутился отпрыск цивилизации. - И Ивана тоже?
  - В первую очередь, - подтвердил старик и усмехнулся: - Всё равно ему не повредишь!
  - Ну, знаете! - выдохнул Серега.
  В этот момент он поглядел на девушку и, неожиданно для самого себя спросил:
  - А поцелуй прекрасной принцессы победитель не получает?
  На Вариных щеках обозначился видимый румянец. Святогор пригладил усы, скрывая улыбку.
  - Коли есть у богатыря принцесса - получает!
  - Если панциря нет, то шапку хотя бы дайте!
  - Какую шапку? - не понял старик.
  - Ну, эту... шлем.
  - Ай-яй-яй, совсем из ума выжил! - посетовал Святогор. - Панцирь спрашивал, а про шелом забыл!
  Он ушёл к кузнецу, вернулся со шлемом, отдал "стажеру" и снова удалился. Серега крутил железную "шапку" в руках, не зная, какой стороной её надеть. К нему подошла Варя.
  - Давай, помогу. Вот так надо.
  В глазах её ещё плескались игривые бесенята, но лицо было серьёзным. Она тихо, чтобы не слышали стоящие неподалеку воины, спросила:
  - Никогда ещё не бился, да?
  Серега вздохнул, взглянул ей в глаза и кивнул. Вместо ожидаемой им усмешки, она так же тихо сказала:
  - Я так и подумала. Знаешь что? Не ходи ты в сечу. Побьют и не посмотрят, что неопытный! Сам видел, как Ванька Людвига отделал. А они, между прочим, старые супротивники, хотя и друзья. Или вон, погляди что делается.
  Серега послушно посмотрел в поле. Там сражались конный степняк и австралийский абориген. Кочевник набросил аркан на противника, но абориген, похожий на сморщенную обезьяну, полностью проигнорировав пленившую его веревку, подпрыгнул, и ногой так заехал коню в голову, что несчастная степная лошадка закружилась вокруг себя, как собака, которой привязали к хвосту консервную банку. Воспользовавшись заминкой противника, абориген сбросил с себя аркан, ловко сдернул всадника с коня и одним коротким ударом добил его. Степняк замер на земле в нокауте, а абориген, радостно улыбаясь, торжествующе застучал себя кулаком в грудь.
  Серега удивлённо смотрел на невзрачного человечка - маленький, а силища какая!
  - Видел? Не ходи!
  Он посмотрел на девушку. Варя была серьёзна и явно переживала за здоровье неопытного в боях парня. И в этот момент Серега понял, что он способен выйти в чисто поле и дать бой. И даже, несмотря ни на что, победить! Увидев его улыбку, Варя поняла всё без слов.
  - И ты такой же безбашенный...
  Она пошла к зрителям, потом обернулась и сказала:
  - Я буду за тебя болеть, - и грустно улыбнулась, - хотя, видимо, недолго.
  - А Иван как же? - спросил Серега. - Жених всё-таки...
  Варя засмеялась так заразительно, что он тоже разулыбался, сам не зная, чему.
  - Ванька жених? Да, ты что! Он брат мой! И потом, у него есть невеста, Василиса. Только Кощей её украл и заколдовал...
  Она сняла с плеч тонкий красный платок и повязала ему на шею.
  - Брат? - почему-то на душе у Сереги стало легко. - Отлично! Жди меня, и я вернусь!
  - Куда собрался? - раздался позади бас Святогора.
  - Как куда? В сечу!
  - Молодец! - одобрил старик. - Вот тебе инструмент!
  В руках он держал... Нижняя челюсть Сереги отвалилась, да так внизу и осталась. Деревянный молоток на длинной ручке! Парень мигом забыл о приличиях и вежливости.
  - Дед, ты что, сдурел? Да меня с этим молотком засмеют!
  - Напрасно ты так думаешь. Это не простой молоток. Это - киянка-самобойка!
  Серега поглядел на киянку. Ручка отполирована до блеска, чего не скажешь о самом молотке - весь в выщербинах и вмятинах.
  - Ты не гляди, что она неказисто выглядит. Бьёт наповал! Еле у Гефеста выпросил!
  - У Ге... У того самого?
  - Ну, да. Любит он на Ратное поле наведываться. Говорит, столько железяк погнутых нигде больше нет. У него со Сварогом очередь: день один, день другой. Так что, тебе повезло, что сегодня здесь Гефест отирается - у Сварога не то, что киянки, гвоздя гнутого не выпросишь!
  - О-о-о! - слова у Сереги закончились, остались только междометия.
  Наверное, у каждого чувства есть предел. Удивление, вызванное увиденным сегодня, закончилось. Теперь он воспринимал происходящее, как... обыденную реальность. Оказаться на древнем ристалище? Проще простого! Сойтись в рукопашной с величайшими воинами мира? Да, пожалуйста! Взять на время у знакомого бога молоток? Легко! Влюбиться в прекрасную незнакомку...
  Серега встряхнулся. О чём это он только что подумал? Влюбиться? Ещё не хватало! Это за пять-то минут? Ну, подумаешь, глаза у неё синие, да коса русая! Ну и что с того, что стан гибкий, а смех звонкий! Эка невидаль, что Серега ещё никогда девушки прекрасней не встречал!
  - Святогор Иванович, когда начнётся? - в панике завопил он, не в силах изгнать образ Вари из своих мыслей.
  - Чего стоишь? Беги! Уже начинается!
  Богатыри вышли в поле, образовав широкий круг. Серега Ложкин, недавний выпускник средней школы номер два города Ольховска, занял место между темнокожим африканским воином Н Губу и Людвигом Железным. Рыцарь покосился на соседа сквозь забрало.
  - Знатная колотушка! Слышь, Н Губу, надо бежать, пока не поздно!
  Негр, улыбаясь, почесал широкий нос, но ответить не успел. Раздалось громкое конское ржание, и на Ратное поле выехал всадник. Из перелеска вслед ему неслись крики, что-то вроде "Очередь соблюдать надо! Тебя тут не стояло!", но новоприбывший только отмахнулся. Габаритами он не уступал Ивану, за спиной у него виднелась рукоять двуручного меча, а на голове красовался рогатый шлем.
  - Хо! Махач! Это я удачно заехал!
  - Конан! - раздался крик Ивана-дурака. - Здорово, морда рогатая!
  - Иван! Чтоб меня! Держись, брат, щас мы всех положим!
  Варвар достал из-за спины меч и двинул коня вперёд. Двуручный меч он держал одной рукой... достаточно легко, чтобы играючи помахивать им. Он настолько напоминал одного из всадников смерти, что собравшиеся воины непроизвольно отступили на пару шагов. К счастью, Иван успел перехватить Конана и объяснить ему, что здесь происходит.
  - А... ну, если так... Тогда до смерти убивать не буду. А чего ты дрын в руках держишь?
  - Это оружие моё.
  - О! - потерялся Конан и озадачено почесал рогатый шлем в районе затылка. - Вот прямо им, значит? И что, действует?
  - А то! Людвиг, подтверди!
  Железный рыцарь проскрипел что-то неразборчивое, что при желании можно было бы принять за согласие.
  - Ну, раз здесь тренировочным оружием бьются... - Конан сунул меч в ножны, удалился к кузнице и вернулся со здоровенным ломом. - Я готов!
  Иван приподнял рогатый шлем на голове варвара, склонился к его уху и что-то зашептал. Конан, выслушав друга, стрельнул озадаченным взглядом на Серегу, воинственно держащего колотушку.
  - Ладно, уж... ради дела... - послышался бас киммерийца.
  Когда круг воинов, пополнившийся ещё одним участником, снова восстановился, послышался голос конферансье Левитана:
  - Участникам общего боя приготовиться...
  Но дать команду к началу сражения он не успел. В этот момент произошло такое... о чём рассказать лучше в следующей главе.
  
  
  Побег Кощея
  Кощей Бессмертный изобретал способ бегства. Он перебрал известные ему заклинания открытия: отпирание ворот, бурение дырки, отмыкание замка и откупоривание бутылки. Всё впустую! Стены тюрьмы не желали расступаться перед ним. Да, Смерть, похоже, постаралась на славу, создавая эту темницу. Но ведь и Кощей не лыком шит - ему известно столько заклинаний, что впору издавать сборник. Хотя, честно сказать, в этом случае получился бы сборник плагиата. Но всё равно, что-нибудь, да, найдётся подходящее случаю - нужно лишь покопаться в памяти. Кощей покопался. Как назло, кроме заклинания увеличения кариозного дупла в зубе, больше ничего в голову не приходило. Бессмертный почесал затылок - тоже не помогло.
  Вдруг воздух замерцал, и перед Кощеем возникла Смерть, на этот раз уже не изображавшая из себя даму в белом. Теперь она была в рабочей одежде - длинном, черном, до пят, одеянии, с капюшоном на голове, из-под которого на свет выглядывал лишь костлявый подбородок. Худая рука её сжимала косу, на древке которой темнели слова "per dimidium". Отсвет красных глаз Кощея отразился на сверкающем лезвии косы.
  - Ах ты, мешок костей! - взорвалась Смерть. - Обманку мне подсунул, думал не пойму?!
  - Смеральда, ну, чего ты сразу обзываешься? - примирительно сказал Бессмертный. - Мешок. Костей. Сама выглядишь не лучше. Слушай, а хочешь, я тебя научу заклинанию эротического очарования?
  - Меня? - Смерть принюхалась. - Трезвый, вроде. С ума сошёл?
  - Не, я на полном серьёзе, - Кощей придал своей желтой физиономии максимальную убедительность. - Меня будешь очаровывать. Так и быть, я согласен.
  И театрально раскинул руки, словно предлагая броситься к нему в объятия. Черная фигура прошипела что-то невнятное и взмахнула косой. Раздался резкий свист и звонкий удар. Смертельная именная коса, обычно рубящая любую цель на две части (откуда и название на латыни), на этот раз встретила достойного соперника в виде башки Кощея. Удар не причинил ни малейшего вреда Бессмертному, лишь рентген-монокль слетел на пол.
  - Всё, Коша, отсмеялся ты своё! Я прочие дела бросаю и отправляюсь на поиски твоей себя! - рявкнула Смерть и, перевернувшись через голову, испарилась, сверкнув чем-то белым на прощанье.
  Кощей хихикнул. Понятно, почему Смеральда взбеленилась - небось, иглу поддельную недавно сломала, думала кощееву себя там найти... И обнаружила, что старый мешок костей её снова обманул.
  - Ну, не такой уж и старый! - приосанившись, поправился Бессмертный, оглядывая себя с худых ног до тощей груди. - И не костлявый, а поджарый!
  Однако, шутки шутками, но нужно было срочно искать способ бегства. Кощей, предвидя реакцию Смерти, заранее подготовил пару едких реплик, чтобы вывести могущественного врага из равновесия (кстати, дурацкий экспромт про "эротическое очарование" сработал не хуже). Потому что, когда Смеральда успокоится, она начнёт размышлять: а почему, собственно, Кощей отправился с ней и позволил себя заточить, если игла была не настоящая? И поймёт, что действительная его смерть в тот момент находилась где-то рядом.
  Кощей, поджав тонкие губы, размышлял. Интересно, что это так сверкнуло, когда Смерть отсюда убралась? Может, ему показалось, но он был почему-то уверен, что на Смеральде в момент исчезновения снова были белые одежды. А в первый раз, когда она была в белом - исчезала отсюда в черном.
  - Ха! - усмехнулся Кощей. - Старое, доброе заклинание наведённого морока!
  Он быстро снял с себя одежду, вывернул её наизнанку и снова надел. Теперь морок рассеется. Однако мышино-серые стены выглядели по-прежнему. Стоп, Смерть не просто сменила одежды, она ещё и кувыркалась! Бессмертный вздохнул, ушёл в угол и встал на голову, придерживаясь руками об пол, отчего стал похож на йога: такой же худой и вверх ногами. Теперь предстояло вновь опробовать заклинания открытия врат и т.д. и т.п.
  Два часа стояния на голове не улучшили ни самочувствия, ни настроения Кощея. Зато появилась новая идея! Раз уж Смерть здесь всё шиворот-навыворот сделала, то и заклинания надо читать задом наперёд. Кощей принялся читать слова с конца к началу, постоянно сбиваясь, путаясь и забывая то, что только что произносил.
  Шесть часов спустя до него дошло, что переводить фразы можно и в нормальном положении, для этого не обязательно стоять на голове. Кощей сел и осторожно пощупал макушку - не стала ли она плоской? А что, было бы удобно! С плоской макушкой можно много чего придумать...
  - Прекратить! - сам себе скомандовал Кощей. - Не отвлекаться!
  - Слушаюсь!
  - На чем мы остановились?
  - Предпоследним было универсальное заклинание для вскрытия банковских ячеек, последним - создание пещер для циклопов...
  Кощей, за долгие столетия жизни, очень хорошо научился общаться сам с собой. Любой психиатр душу заложил бы за такого пациента - год-два работы с ним, и всемирная известность в кармане! Кстати, Кощей как-то имел пару приватных бесед с неким господином Фрейдом. Нет, вы не подумайте, что Бессмертный обучил его заклинанию эротического очарования! Но некоторые кощеевские идеи глубоко укоренились в благодатной почве. Результаты, думаю, вам известны...
  - Пещеры, пещеры, - бормотал Кощей, пытаясь уловить какую-то мысль. - Кроме циклопов, что-то же ещё было... Если во сне Вы видите зияющую пасть пещеры, освещенную лишь луной, то в реальной жизни Ваш путь к намеченной цели будет тернист... Нет, сонник здесь ни при чём! Что же ещё связано с пещерами? Сталактиты, спелеологи, разветвленная сеть подземных ходов, арабские террористы, Бен Ладен, Аладдин... Есть! Вспомнил! Как же я мог забыть про "Сезам откройся"?!!
  От радости Кощей хлопнул себя по лбу с такой силой, что даже откинулся на спину. Водрузив рентген-монокль на место, он снова встал на голову и продекламировал:
  - Сезам откройся!
  Ничего не произошло. Злясь на себя, что снова не удосужился заранее перевести слова, Кощей, стоя на голове, трансформировал высказывание:
  - Ясйоркто мазес!
  Пол под ним провалился, и Кощей рухнул с высоты десятка метров. От удара о каменный пол у него посыпались из глаз искры, а голова свернулась набок. Он с трудом поднялся на ноги и попытался оглядеться. Со свернутой шеей это оказалось затруднительным, пришлось заняться самотерапией. Наконец Бессмертный вправил всё на свои места, огляделся и присвистнул.
  Похоже, он оказался в музее Смерти. Повсюду гробы, саркофаги, человеческие и прочие черепа, жертвенные ножи, яды в колбочках, несколько пачек сигарет различных марок, сигары... О, настоящие Habanos!
  Кощей оживился, вскрыл упаковку, сунул сигару в рот и осмотрелся в поисках огня. Ничего подходящего близ себя, не обнаружив, чиркнул пальцем по авиабомбе, на боку которой красовалась надпись "Смерть фашистским оккупантам", а под ней маленькими буквами виднелось "per dimidium". Кобальтово-синий ноготь Кощея вышиб искру из металлического корпуса, Бессмертный ловко поймал её, раздул и прикурил сигару. Выпустив облако дыма, он направился к двери.
  Только чудом можно объяснить, что бессмертная голова Кощея осталась на его тощей шее. Дверь на самом деле оказалась гильотиной - не иначе Смеральда притащила её из Франции времён одной из революций. Не успел Кощей дернуть ручку, как со зловещим шуршанием нож гильотины обрушился вниз, просвистев перед самым носом несостоявшейся жертвы. Кощей вынул изо рта ровненько-обрубленную половинку сигары и пробормотал:
  - Однако! Машинка для обрезки сигар великовата...
  Он попробовал открыть магические врата - бесполезно. Здесь его колдовство, как и в прошлой темнице, действовать отказывалось. Впрочем, трюк с обращённым "Сезам откройся" тоже не сработал. Бессмертный побродил по огромному залу, внимательно разглядывая стены, пол и потолок, а в результате пришёл к выводу, что обычного выхода отсюда Смеральда не предусмотрела.
  - Может, бомбу взорвать? Разнесём всю башню!
  - Не надо. Обломками завалит. Смерть вернётся и сцапает нас готовенькими.
  Убеждённый самим собой и весьма раздражённый этим, Кощей уселся в пыточное кресло и зажёг новую сигару. Внезапно его талию охватил стальной обруч, на голову опустилась плита с шипами, а из сидения высунулись острия ножей. Кощей, конечно, был Бессмертным, но не до такой же степени, чтобы получать удовольствие от колючек на макушке и... снизу. Он попытался встать с пыточного кресла, но не пускал железный обруч. Чтобы убрать его, нужно было встать, а для этого надо было убрать обруч, который...
  Минут десять он вёл упорную и тщетную борьбу с предательским креслом. Единственным успехом Кощея был отрыв от колючего сидения на ширину ладони, после чего он незамедлительно рухнул обратно. Верхняя плита с шипами поднялась, когда приподнялся Кощей, и с силой опустилась ему на голову, когда он снова оказался сидящим. Бессмертный взвыл:
  - Ну, Смеральда, чтоб тебя! Я тебе твой любимый "пер димидиум" сделаю!
  Обруч, сдерживавший пленника, внезапно открылся, что-то с силой толкнуло Бессмертного в спину, и он улетел на середину длинного зала. Поднявшись и стряхнув с себя пыль веков, Кощей погрозил кулаком пыточному креслу и вдруг замер, поражённый догадкой. Желтое лицо его расплылось в широкой улыбке.
  - А-а, старая, вот я тебя и расколол! Попалась на своей любви к латинянам!
  Он не поленился вернуться к пнувшему его креслу и вскоре обнаружил на подлокотнике надпись "per dimidium".
  - Та-ак, замечательно! - Кощей радостно потер ладони. - Ну, где у нас ещё писульки есть?
  "Писульки" оказались почти на каждом экспонате. Кощей презрительно плюнул через дырку в зубах, образовавшуюся после удара Ивана-дурака.
  - Да, Смеральда, не думал я, что ты так проста...
  Он подошёл к двери-гильотине и, узрев на косяке латинские слова, торжественно каркнул:
  - Пер димидиум!
  Лезвие ножа с шорохом поднялось и застыло в верхней точке. Но соваться в дверной проем, Кощей не спешил. Вдруг снова рубанёт? И окажется он в двух местах одновременно: тело здесь, а голова неизвестно где! С Кощеем уже пару раз случались похожие вещи, и никаких приятных воспоминаний они не вызывали.
  Он схватил полуметровое чучело трехголового мини-дракона (змеи Горынычи становились такими маленькими во времена долгой засухи), и сунул его в дверной проём. Чучело осталось целым. После этого Кощей безбоязненно шагнул в неведомую тьму.
  И сразу же перед ним возникли сотни, нет, тысячи сверкающих дорожек. Каждая из них делилась ещё на несколько, те, в свою очередь, ещё... Вдалеке дорожки терялись в сплошном сиянии.
  Кощей ненадолго задумался. А какая, собственно, разница, по какой из них идти? Куда бы дорожка ни вела - лишь бы подальше от владений Смерти! И он бодро сделал шаг вперёд. Неведомая сила завертела его, унося в неизвестность. И только теперь Кощей сообразил, что дорожки, скорее всего, обозначают чью-то смерть.
  В любом случае, было уже поздно что-либо изменить. К тому же, Кощей-то -Бессмертный! Он улыбнулся, спрыгнул со светящейся линии и... по грудь увяз в ледяной жиже! Над головой его нависло серое небо, а вокруг простирался лес рогов. Тысячи и даже десятки тысяч утонувших оленей. Кощей осмотрелся - понятно: тундра, болото, гекатомба... Вот куда его вывела смертельная дорожка! Ну и пусть! Главное, что здесь должна заработать магия!
  Он сотворил врата до своего замка и шагнул в них. Врата за ним с чавкающим звуком схлопнулись. Кощей недоумённо нахмурился - странно, раньше таких эффектов он за пространственными порталами не замечал. Оказалось, что изрядная часть далекого северного болота переместилась вместе с ним в замок. Кощей стоял посреди огромной, грязной лужи.
  Ругаясь вполголоса, он прошлёпал на сухое место и заорал:
  - Эй, все ко мне!
  Ещё совсем недавно на этот крик сбегались все: от мелких бесенят до огромного евнуха Евгена. И даже каменный идол, стоящий неподалёку от трона, частенько пытался передвинуться поближе к хозяину. Теперь же ответом на кощеевский вопль послужило мертвое молчание. Никого! Даже каменный идол исчез! Бессмертный огляделся и только теперь заметил разгром, царящий в главном зале.
  Весь пол был засыпан горами праздничного мусора, оставшегося после карнавала. Стены исписаны неприличными иероглифами - не иначе, постарались кобольды, подумал Кощей и пожалел, что пригласил их. Гобелены или исчезли, или были разодраны в клочья. Судя по тому, что когти, располосовавшие ткань, оставили глубокие следы на каменных стенах - это поработали вампиры. Кол им в глотку, пожелал Кощей, и решил больше не звать их на праздники.
  Он уставился на три обожжённых пятна на стене, образовавших аккуратный треугольник. Потом он заметил ещё парочку подобных геометрических фигур. Потом ещё... много.
  - Ну, Горыныч! Опять нажрался и по стенам палил! А ещё последний в своём роде! - злобно прошипел Кощей и зарекся видеть в своём замке всяческих змеев.
  Это напомнило ему о чучеле мини-Горыныча, которое он унёс из музея Смерти и до сих пор держал в руке. Бессмертный с досады треснул чучелом по колонне из черного мрамора. Во все стороны брызнули черные осколки, верхушка колонны откололась и рухнула на каменный пол, едва не прибив хозяина замка. Кощей удивлённо поглядел на чучело - оказывается, оно крепче камня!
  - А по виду и не скажешь!
  - Можно вместо булавы использовать, а?
  - Зачем? У нас меч джедаев есть!
  Но вскоре выяснилось, что легендарный меч джедаев - он же кладенец, как и прочие колюще-режущие орудия умерщвления, исчез из кладовой. А также пропала огромная коллекция стразов и всевозможных подделок, которые Бессмертный собирал долгие века. Это напомнило Кощею об Алмазе Судьбы, в который он спрятал фальшивую иглу со своей смертью, и обстоятельства утери великолепной подделки. Кроме того, заколдованная дамочка с настоящей смертельной иглой тоже исчезла.
  Он и до этого находился не в лучшем расположении духа, а теперь, увидев разгром в замке и полное отсутствие челяди и охранников, совсем рассвирепел.
  - Всё, конец им!
  - Правильно!
  - Ивана в жабу превращу, как и его невестушку!
  - Правильно!
  - Конана сделаю дистрофиком - пусть потом попробует мечом помахать!
  - Правильно!
  - Обезьяна буду в клетке держать, пока не сгниёт!
  - Правильно!
  - А милиционера...
  - Правильно!
  - Да что ты заладил "правильно, правильно"! - заорал сам на себя Кощей.
  - А чего ты языком треплешь? Дело надо делать!
  - О-о, уважаю! - проникся Кощей. - Может, выпьем?
  - Отставить! К тому же, всё равно вино без нас выпили! Приступаем к мести!
  - А дамочку искать не будем? Как бы Смеральда к нам не подкралась!
  - Я думаю, что жаба с кем-то из четверки ушла. Она такая... Так что и отомстим, и иглу вернём!
  Бессмертный, тоскливо глянув на разграбленные кладовые и пустые винные бочки, начал раздумывать, с кого он начнёт.
  - Чего тут гадать? С Ивана, конечно! И жабе место подходящее...
  - Без тебя знаю, - огрызнулся Кощей. - К тому же он мне два зуба выбил!
  Он прихватил чучело мини-Горыныча, создал врата и шагнул в них. Всё-таки, плен у Смеральды не прошёл даром - Кощей малость увлёкся и ошибся. Он прекрасно знал местность, где проживал Иван-дурак, но настолько пылал гневом и жаждой мести, что одним из условий создания портала стало местонахождение Ивана. Откуда Кощею было знать, что Ваня в этот момент развлекался воинскими забавами?
  И оказался Бессмертный прямо посередь богатырской сечи. Причём, в прямом смысле! Ровнёхонько в середине круга.
  Битва на Ратном поле
  - Это же Кощей собственной персоной! - заорал Иван-дурак. - Бей его!
  - Шайтан-бабай! - воскликнул степняк. - Кирдык ему!
  - Чахлик невмерущий!
  - Назгул!
  - Выкидыш Аида!
  Воины потрясали оружием, выкрикивая оскорбления в адрес врага рода человеческого. Только Конан всё не мог вспомнить, как в Киммерии звали Кощея. Так и не вспомнив, он молча дал шпор коню и, помахивая ломом, двинулся на тощую фигуру, оторопело стоящую в середине бойцового круга.
  Его движение послужило сигналом к наступлению. Конные и пешие воины бросились в атаку на скелетообразного Кощея. Казалось, нет силы, способной противостоять этому напору! Лучшие из лучших приходили сразиться на Ратное поле, а теперь, когда они объединились... Даже штрафбат, который не отступает (потому что некуда), дрогнул бы...
  А Кощей не дрогнул. Он только проморгался, попав из полутемного зала на яркий свет, после чего скрестил чучело мини-Горыныча с ломом Конана. Киммериец успел удивиться два раза: в первый раз, когда увидел странное оружие противника, а второй - когда согнувшийся лом вылетел из его рук от мощного удара Кощея. От обратного смертельного удара варвара спас шарахнувшийся в испуге конь - замершие в вечном оскале пасти трехголового чучела просвистели у самого носа Конана. Меч Конан оставил у большой палатки, но для настоящего воина оружием является всё! Киммериец схватил круглый щит, притороченный сбоку к седлу, и запустил им в Кощея.
  Если бы его бросок видел тренер дискоболов, то он от зависти искусал бы локти. Не свои, конечно, соседские, желательно, кого-нибудь из соперников. Конан в истинно-эллинской манере размахнулся и бросил щит. Кругляш летел параллельно земле и в полёте издавал странное гудение - ну, чем не НЛО? Непостижимым образом Кощей сумел избегнуть контакта со спортивным киммерийским снарядом. А вот атаковавший Бессмертного сзади римлянин не сумел - щит с гулким ударом шлепнул его прямо в лоб. Кабы не шлем с гребнем, Юлий уже путешествовал бы во владения Плутона. А так он спокойно улёгся на мягкую зеленую травку, раздумывая над смыслом жизни.
  На тощую фигуру набросились со всех сторон. Кощей, невзирая на худобу, как оказалось, отличался весьма солидным ударом и потрясающей ловкостью. Несмотря на подавляющее преимущество в численности, собравшиеся ратники никак не могли достать его. Иные удары он отбивал, от некоторых уходил...
  Диктор Левитан, объявлявший о начале боёв, изменил тембр голоса. Теперь он напоминал футбольного комментатора:
  - Наша дружина атакует! Какой замах у Ивана! Какой удар! Жаль, Садык Быстрый неудачно занял позицию - теперь от Ваниного удара он не скоро придёт в сознание. Да, посмотрите, его уносят... А Кощей продолжает оказывать ожесточенное сопротивление! Он юрким ужом проскальзывает между атакующими, хитрым шакалом бьёт коня Людвига Железного по морде, ловкой выдрой снует за спину рыцарю и... Людвиг падает мертвой коровой на траву! Посмотрите, что делается...
  Голос замолк - кто-то из зрителей швырнул в него гнилым яблоком. Целой корзиной. Комментатор, учтя замечания, что своих нехорошо сравнивать с дохлыми коровами, коротко передохнул и вновь принялся освещать место событий.
  - Незыблемой скалой лежит поверженный герой Людвиг! Ой, на него наступили... два, три... много раз наступили. Да, вот в чем преимущество сплошных доспехов - Людвига уже наполовину втоптали в землю, а он ещё шевелится! Другой бы на его месте... А, вот и другой! Посмотрите на Осило! Ох, как ему досталось! Злобен, злобен Кощей! Ах, нет, это не Кощей его так. Да, можно сказать, попал под дружественный огонь Осило...
  Кто-то из зрителей подбежал к большому рогу и загудел в него. Глубокий звук тревожного рога прокатился по полю и замер где-то у опушки леса. Тотчас из-за деревьев начали появляться вооруженные всадники - воины, ожидавшие своей очереди выйти на Ратное поле.
  - Слышите? - надрывался комментатор.- Уже вувузелы ревут, призывая запасных! Да, они уже прекратили разминаться у кромки поля и выдвигаются! Но пока они доберутся, схватка может закончиться и без их участия! Пошёл в атаку Н Губу Черный лев и... получил по затылку бумерангом! Грымз, кажется, никак не запомню имя нашего легионера из Австралии, неудачно совершил бросок.
  Абориген, увидев, что бумеранг не достиг цели, разъярённо завопил и ударил себя в грудь кулаком. Серега Ложкин стоял как раз за ним. Он, со своей колотушкой, всё ещё не сумел подобраться к тощему старику со сверкающими красными глазами. Окружающие его воины активно лезли к Кощею, как попрошайки к святому Иерониму, и Серёгу раза три чуть не затоптали. К тому же, шлем оказался ему великоват и постоянно сползал на глаза. Парень мудро решил на рожон не лезть и пристроился за аборигеном, справедливо рассудив, что если тот пробьется, то и ему дорогу расчистит. А не сумеет, так ведь этого скелета есть, кому угостить. Вон, хотя бы Иван что делает...
  - ...Иван-дурак наносит удар... мимо! Второй удар - мимо! - комментатор захлёбывался словами, словно от него зависел успех всего предприятия. - Глазам не верю! Иван бьёт головой... Кощей уворачивается! Да-а, не дружит с головой Ваня! На помощь ему приходит Конан! Они пытаются сделать знаменитую стеночку и раскатать зловещего злодея! Но что это? Кощей достаёт из широких штанин... вирус гриппа аш пять эн один! Шучу, шучу, не волнуйтесь! Нет, но Кощей, в самом деле, что-то достал... Ух!
  Бессмертный - великий колдун, маг, чародей, шаман, вуду и прочая, и прочая, до сих пор никак не успевал пустить в дело магию. Согласитесь, трудно отбиваться от наседающих богатырей, делать пассы руками и произносить заклинания, и всё это одновременно! Но, воспользовавшись секундной заминкой в рядах атакующих, он достал из-за пазухи какую-то склянку и хлопнул её оземь. Вспыхнул яркий синий свет, на долю секунды ослепив всех присутствующих. Густые облака голубого тумана скрыли тощую фигуру, и тут произошёл, как бы, маленький взрыв, центром которого был Кощей. Голубой туман практически моментально распространился во все стороны, и всё, чего или кого он коснулся, становилось бледно-синего цвета.
  - Ишь, ниндзя выискался! - ожил голос. - Думает, можно от богатырей скрыться, пустив им туману в глаза? Не выйдет, спрут империализма! Уважаемые зрители, посмотрите, как отливает синевой конь Конана! Наверное, съел чего-нибудь... вот синева... и льётся...
  Комментатор утих - судя по всему, впал в ступор. И было от чего! Воины, зрители, трава на Ратном поле и прилегающие леса не просто перекрасились в цвет слабой синьки. Они застыли, подобно изваяниям из гипса! Синего гипса. Не было больше слышно лязга оружия и ржания коней, хриплого дыхания воинов и возбуждённых криков болельщиков. На поле воцарилась тишина.
  Склянка, разбитая Кощеем, была ни чем иным, как универсальным замораживателем. Эту банку Бессмертный спёр у бога холода Имира в то время, когда... Словом, просто спёр! Она была единственным уцелевшим полезным предметом, который Кощею удалось обнаружить в своём разграбленном замке. И вот, пригодилась!
  Кощей радостно ухмыльнулся, глядя на замерших противников. Как удачно! Это сколько же врагов одним махом он сейчас отправит к Смеральде?
  - Посчитаем? Головы, как и деньги, счёт любят!
  - Перестань! Смеральда обойдётся и без точного подсчёта! Оптом - тоже неплохо!
  Дело в том, что Кощей не знал, сколь долго продлится действие замораживателя. Не хватало ещё, увлёкшись подсчётами, обнаружить, что враги снова ожили! Хотя, тут Бессмертный ухмыльнулся, пусть оживают, только тогда уж все сразу. Бестолковые богатыри больше били своих товарищей, чем его, и постоянно мешали один другому. Окажись их всего двое-трое, и тогда Кощею пришлось бы гора-аздо тяжелее!
  - Мэджик резистанс сто двадцать! - рявкнул кто-то за спиной Бессмертного.
  Кощей оторопело обернулся. Кто-то ещё может говорить? Австралийский абориген, похожий на крупную обезьянку, улыбался, глядя на него. Нехорошо, так, улыбался. Можно сказать, плотоядно даже.
  - А ты, почему не замерз? - ничего умнее в данный момент Кощею в голову не пришло.
  - Мэджик резистанс сто двадцать! - повторил абориген.
  - А-а, я тебя вспомнил! - желтое лицо Бессмертного изобразило неискреннюю улыбку. - Тролль, будь я неладен! Я ж тебя на карнавал звал. И даже имя помню... Грусть, Грызть...
  - Грыст! - прорычал тролль-абориген. - Я тебя есть!
  Серёга Ложкин недоумённо огляделся. Что случилось? Какая-то холодная волна пронеслась мимо него, а потом все вдруг замерли, превратившись в синих истуканов! Тишина пронзительная - даже жаворонки не поют в небе. А на поле способными двигаться остались только тощий старик, которого все зовут Кощеем, австралийский абориген, да он, Серега.
  Кощей, между тем, никак не мог взять в толк, чего хочет тролль.
  - Ты у меня есть? Зачем? Ты мне не нужен! А-а, в услужение хочешь?
  - Я тебя есть! - повторил абориген и пояснил для особо непонятливых: - Ам, ам! Ты моя обидеть тогда, ты моя обидеть сейчас два раза много!
  - Нет, вы посмотрите на него! - патетически указал костлявым пальцем на тролля Кощей. - И чем же я мог тебя обидеть, морда зелёная?
  - Тот раз маска снял, веселье брысь! Сейчас драка украл, веселье умер вообще!
  - Ну, извини, зелёненький! Придётся тебе повеселиться в другом месте! Я сейчас всех здесь к Смерти в музей отправлю! А если ты ноги в руки не возьмёшь, то и тебя тоже.
  Серега никак не мог понять, почему красноглазый старик величает смуглокожего аборигена "зелененьким". Дальтоник, наверное. Парень посмотрел на застывшую картину боя. Воины замерли: кто во время движения, кто готовился бить... Конан застыл на коне, вставшем на дыбы, напоминая памятник Петру Первому. Иван-дурак замер, широко размахнувшись обломком оглобли. Н Губу, видимо, поднимался, держась рукой за ушибленный затылок. Людвиг Железный, наполовину втоптанный в землю, превратился в голубой барельеф. Те, кто спешил на помощь из перелеска, тоже превратились в статуи...
  А зрители? Они как? Взгляд Сереги метнулся к шатрам на краю ратного поля. И они тоже застыли! Серёга отыскал глазами Святогора Ивановича и стоящую рядом с ним тоненькую фигурку Вари. Они, как смотрели на бой, так и стояли, окаменев, держась за руки.
  "Как Дед Мороз со Снегурочкой! - некстати мелькнуло в голове у Серёги. - А по весне растают!"
  - Я тебе растаю! - чувствуя, как бешенство захлёстывает его, прорычал Сергей, и двинулся на Кощея, помахивая колотушкой. Тем более что теперь никто ему путь не загораживал.
  - Ты мне чего? - удивился Бессмертный. - А ты кто, вообще? Тоже тролль?
  - Я тебе покажу тролля!
  - Он тролль нет! - рявкнул Грыст, видимо, уязвлённый сравнением с таким щуплым существом. - Обида три раза - Кощей капец кирдык!
  - Но наша дружина так просто не сдается! - ожил вдруг комментатор. - Посмотрите, Гроздь или Гвоздь, не помню, как правильно его величать, пошёл на Кощея с голыми руками! А наш юниор, впервые вышедший на такой серьёзный матч, тактически грамотно обходит противника сбоку. Пока что он нанёс Кощею столько же ударов, сколько и Глист - то есть, ни одного.
  - Да, заткнёшься ты или нет! - одновременно закричали Серёга и Кощей. Произошло это так синхронно, словно они долго репетировали перед коллективным воплем. Грыст присоединился к общему "фу", сказав "голос кирдык".
  - Ну, и пожалуйста! - рассказчик явно обиделся. - Вот тогда не стану комментировать, как молодой богатырь метится киянкой-самобойкой в Кощея!
  - Чего? - успел спросить Бессмертный, повернувшись, и схлопотал киянкой по зубам. Серега, прекрасно помня, что его единственный шанс - неожиданность, воспользовался тем, что противник отвлекся. И от души врезал Кощею!
  - Стоб тебя! - выругался Кощей, отпрыгнув назад. Его красные глаза стали большими красными глазами, когда он обнаружил, что лишился ещё пары зубов. Грыст совершил длинный прыжок и ударил тощую фигуру по всем правилам богатырской сечи - то есть, нимало не заботясь о собственной безопасности. Кощей элегантно, будто учитель танцев, присел, абориген промахнулся и пролетел мимо.
  Серега заорал дурным голосом, вспомнив японских самураев из фильмов, и бросился в атаку. То ли у него плохо вышел боевой клич, то ли у Кощея был иммунитет к японским самурайским крикам, но только Серёгины старания не произвели на тощего старика никакого впечатления. Он небрежно выставил вперёд чучело мини-Горыныча и ехидно улыбнулся. На верхней челюсти Кощея остались только два центральных зуба, отчего он сразу стал напоминать грызуна.
  - Ну, сто вояки? Если васи братки не сумели меня одолеть, то куда вам, селеномордым, да селёным?
  Ни Грысту, ни Серёге не понравилось их сравнение с зелёным цветом (хотя, чего уж тролль так запривиредничал, непонятно), и они удвоили атакующие усилия.
  - Пусть, пусть никто не узнает, - продолжал между тем бубнить расстроенный голос, - как яростно бились два последних представителя нашей дружины. И останется покрыто мраком тайны, что наш австралийский легионер чуть не лишился головы после ответной атаки Бессмертного. А младший состав нашей группы, воспользовавшись моментом, снова пошёл на сближение... удар... Го-о-ол!!! Кощей обезоружен! Наши повели в счётё!
  Кощей, увлёкшись попытками добить поскользнувшегося тролля, пропустил-таки удар колотушки. Сказать честно, это и ударом-то можно назвать лишь с большой натяжкой. Вот если бы Ваня или Конан били... или тот же Грыст попал в вёрткого врага... Но честь достать Кощея снова выпала на долю Серёги. Он и не надеялся поразить насмерть тощего, увёртливого и, похоже, действительно бессмертного противника, просто... ну, как говорится, не задаром же пропадать! Киянка несильно, в общем-то, задела Кощея по руке.
  - Уау! - сказал он, выронил чучело мини-Горыныча и затряс кистью, словно обжегшись. - Больно!
  Грыст в изумлении замер. Серёга тоже, забыв ударить второй раз - так и стоял, держа колотушку над головой. Неистребимый Кощей, легко выдерживающий убойные удары богатырей, нет, даже БОГАТЫРЕЙ, вдруг взвыл от боли!
  - Мой атаковать, твой бить! - вынес стратегическое решение тролль и ринулся в атаку. Серега вновь издал псевдосамурайский вопль, приготовившись в удачный момент ударить.
  Кощей не успел поднять с травы своё странное трехглавое оружие - на него налетел тролль-абориген. Вихрь ударов, который посыпался на Бессмертного, вверг бы в смущение даже Майка Тайсона. Благородный сэр Кощей, вынужденный сражаться в плебейско-кулачной манере, сразу потерял преимущество в дистанции и скорости, чем не замедлил воспользоваться молотобоец Ложкин.
  Серега, улучив удобный момент, с огромным удовольствием припечатал колотушкой по спине Кощея. Тот снова взвыл, хватаясь за поясницу, как жертва радикулита из телерекламы. Серега, пользуясь временной неподвижностью противника, повторил удар. Три раза. Больше не успел, потому что Грыст тоже не остался в стороне. Четвертый удар киянки-самобойки пришёлся в пустоту - Кощея унесло шагов на десять от тролльего маваши-гири.
  - Грыст... да, уважаемые друзья, я наконец-то выучил это труднопроизносимое имя... итак, Грыст атаковал Кощея в стиле каратэ Шотокан. Вы видели посылку бедра при ударе? Было выполнено безупречно - все судьи десять баллов! Ой, а чего это Грыст захромал?
  Посылка бедра явно далась троллю нелегко - он запрыгал на одной ноге. Серега посмотрел на захромавшего напарника и понял, что судьба битвы ложится на его плечи - абориген явно больше не боец. Кощей, между тем, лихорадочно вспоминал заклинание вызова демонов ярости. В отличие от недальновидных противников, он-то прекрасно понял, в чём дело. И знал, что неминуемо проиграет, если не призовёт на помощь кого-нибудь. Или чего-нибудь.
  Пока Серега с киянкой-самобойкой не добрался до него, Кощей быстро-быстро произнёс заклинание вызова демонов ярости:
  - Придите на мой сов, могуцие бродяги! В колицестве не меньсе трех десятков!- у Бессмертного из-за выбитых зубов страдало произношение, но он решил не обращать на это внимания. - И цёрным морем затопите поле, пожрав тела стоясих сдесь людисек! Придите попить крови! Всываю к вам, о слобные сосданья!
  Кощей закончил заклинание, и за его спиной появилась сверкающая арка. Серега, хотя никогда в жизни с магией дела не имел, ясно понял, что тощак только что вызвал к себе на подмогу кого-то. И этот "кто-то", скорее всего, придёт сюда не на пирожки с чаем!
  Из арки раздалось рычание, от которого кровь стыла в жилах, потом послышались разноголосые крики, звон оружия. Из портала повалил дым, а затем раздался басистый вопрос:
  - Чего ты делаешь? Всываешь? И вообще, ты кого это Церномором и злобным созданьем обозвал?
  Кощей, Серега и захромавший тролль с изумлением уставились на дородного воина появившегося в клубах дыма из пространственного портала и отряхивавшего с себя клочки чего-то горящего и дымящегося. Мужчина был высок, широкоплеч, с длинной, седой бородой. Он был, что называется, в годах, но никто не усомнился бы в его силе. Кощей, во всяком случае, точно не усомнился. Завидев громадную фигуру, он взвизгнул и бросился бежать. Серега припустил вслед за ним, но не догнал - Кощей успел сотворить врата и скрылся в них.
  Парень не рискнул прыгать в неизвестность, но поднял валявшийся на траве шлем, свалившийся с головы кого-то из бойцов, и запустил им в голубоватое сияние. Шлем исчез, портал с легким хлопком закрылся.
  - Кто звал? Что тут творится? - густым басом осведомился незнакомец, протирая слезившиеся глаза.
  - Вас Кощей вызвал, - ответил Серега, на всякий случай, пододвигаясь поближе к аборигену - тот, всё-таки, испытанный товарищ, а новоприбывший неизвестно кто. Тем более, его Кощей вытащил сюда.
  - Что? Где он? - прорычал богатырь. - Отряд, бросай ерундой заниматься! Здесь Кощей! Был!
  Последнее слово он озвучил уже расстроенным тоном, узрев, что Бессмертного и след простыл. Из сияющей арки один за другим начали появляться воины, и каждый из них стряхивал с кольчуг, со шлемов и с оружия что-то тлеющее. И вонючее - в воздухе отчетливо чувствовался смрад, похожий на "ароматы" с городской свалки. Воины вышли и построились, не переставая при этом тушить себя и товарищей. Предводитель пересчитал подчинённых, удовлетворённо кивнул и сурово посмотрел на Серегу и Грыста:
  - А вы кто? Приспешники скелета?
  - Мы скелета? Сам скелета!
  Серёга глянул на Грыста - тот плотоядно ухмыльнулся, явно нарываясь на драку. Командир отряда даже не нашелся, что сказать на такое обвинение - уж как его не обзывали за долгую жизнь, но скелетом никогда. Да, и не похож он на скелета!
  - Мы в сече должны были участвовать, а тут Кощей появился, - пояснил Серега.
  Высокий мужчина обернулся, огляделся и ругнулся.
  - Так мы на Ратном поле оказались? Ну, дела! Говоришь, Кощей осмелился сюда заявиться? Он что, совсем с ума сошёл от бессмертия?
  Серега пожал плечами. Грыст молча разглядывал отряд, явно задумывая что-то непотребное, судя по пакостной улыбке.
  - Чешуёй, как жар горя, тридцать три богатыря, появились из портала, и Кощея здесь не стало! Нет, не победить ворогам нашу дружину! Плачет от счастья Черномор, ах, нет, это ему дым глаза ест!
  - Язычник! - рявкнул командир отряда, он же Черномор, как понял Серёга. - Язык-то я тебе укорочу!
  Потом он посмотрел на, в буквальном смысле слова, горящих и тлеющих богатырей и ухмыльнулся.
  - Вот же болтун! Но прав! Горят. Это демоны виноваты. А... что тут у вас делается?
  До Черномора только сейчас дошло, что на поле присутствует ещё народ, который почему-то упорно изображает из себя скульптурную группу.
  - Кощей склянка хлоп, туча у-у-у, все морозь. Мертвый синий! Бахатыр бить не убить совсем сильно, - тут тролль показал на Серегу. - Грыст успел нет ам-ам Кощей - нога кирдык.
  Судя по опустившейся чуть ли не до пояса бороде, нижняя челюсть Черномора отвалилась далеко вниз.
  - Чего он сказал? Кто перевести может?
  - Тупой? Понимай нет? Драка? - глазки аборигена заблестели. Серега пихнул его легонько и нахмурился. Странно, но сотоварищ по махачу с Кощеем послушался безмолвного жеста и перестал нарываться на новую драку.
  - Пожалуйста, переведу! Если язык обещаешь не трогать!
  Черномор страдальчески закатил глаза и нехотя согласился.
  - Только давай без стихов!
  - Грыст рассказал нам о том, что произошло здесь всего лишь несколько минут назад, - тоном репортера "желтой" программы завещал голос. - Подобного скандала никогда ещё не видало Ратное поле! Криминальный авторитет по кличке Кощей...
  - Язычник! Убью! - глаза Черномора стали походить на кощеевские - во всяком случае, красноты в них ощутимо прибавилось.
  - Злые вы, - печально произнёс голос. - Один грозится вырвать язык, другой кричит "голос кирдык"... Кстати, рифма...
  Послышалось зловещее шуршание - это Черномор выхватил из ножен меч.
  - Отряд!
  - Кощей разбил какую-то склянку, всё вокруг заволокло синим облаком. И все замерзли. Молодой богатырь, находящийся здесь на стажировке, волшебной киянкой самобойкой несколько раз прилично попал в Кощея. А Грыст не успел съесть Бессмертного, хотя и очень желал. Но он ногу подвернул, - пулеметной очередью выпалил голос перевод тролльей речи.
  - Понятно, - пробурчал Черномор. Он подошёл к ближайшему замерзшему воину, потрогал его, понюхал и облегченно вздохнул: - Ничего страшного. Через минут пять размёрзнутся - даже магии не потребуется!
  Потом он задумчиво поглядел на Серегу.
  - Стажер, говоришь?
  - Стажер.
  - Волшебная киянка? - в голосе богатыря отчетливо прозвучало сомнение.
  - Ага. Волшебная, - подтвердил Серега. - Мне её Святогор Иванович дал.
  - Что-о? Святогор здесь? Где он? - оживился Черномор.
  Серега показал в сторону палаток.
  - Отряд, вольно! - скомандовал Черномор. - Можете расслабиться немного... Расслабиться - не значит поединок устраивать!
  Последнее относилось к вскинувшемуся аборигену. Черномор ушёл, а Грыст задумчиво так произнёс:
  - Поединок нет. Много поединок одна куча сразу да! - и спросил у Сереги: - У?
  - Не-а, с толпой тоже нельзя. Куда ты торопишься, успеешь подраться! К тому же, ногу повредил.
  - Да, нога - это ерунда! - сказал Грыст и тут же прихлопнул рот ладонью. Но поздно!
  - Так ты по-нормальному говорить умеешь?
  - Т-с-с! Это тайна! - шумно зашептал Грыст и воровато оглянулся.
  Стоящие неподалёку воины из отряда Черномора тут же отвернулись и сделали безразличные лица, на которых прямо-таки было написано "мы внимательно слушаем".
  - Никому не говори, а то меня отсюда турнут! Ладно?
  Серега пожал плечами и кивнул. Соседние воины машинально тоже. Грыст подозрительно посмотрел на них - те сразу же принялись изображать производственную гимнастику для шеи.
  - Так что я снова становлюсь аборигеном!
  - Ну, давай!
  После битвы, в честь победы...
  
  Пришла "весна". Первыми начали оттаивать дальние от места "холодного взрыва" воины и зрители, потом пришла очередь участников сечи. По одному, по два они начинали шевелиться, кряхтеть, ругаться. Последними в себя пришли Иван-дурак и Конан, находившиеся ближе всех к кощеевскому эпицентру.
  - Где эта костяшка? - рычал киммериец, пошатываясь в седле. - Дайте его сюда, я им собаку накормлю! И собаку дайте!
  Судя по всему, варвар ещё не отошёл от наркоза.
  Иван-дурак помахал сломанной оглоблей и бросил её.
  - Вот, поганец, такое оружие сгубил!
  - А мне шлем испортил и чуть голову не снёс! - Юлий снял искорёженный шлем и показал всем огромный шишак на лбу, размером с лампочку тревожного оповещения, и такой же красный.
  - У него восемь ног, не меньше! - послышался снизу глухой голос. Все посмотрели на Людвига, наполовину втоптанного в матушку сыру землю. - Авторитетно заявляю! Уж как он по мне топтался!
  Серега и Грыст молчали. Наконец кто-то из бойцов обратил внимание на пополнение из отряда Черномора.
  - О, черноморцы! Что ж вы к шапочному разбору пришли? Здесь Кощей побывал!
  - Мы-то хоть пришли, а вы вообще статуй изображали!
  Слово за слово, и посыпались насмешки, плавно переходящие в оскорбления. Как-то само собой получилось, что новоприбывшие и те, кто должен был участвовать в сече, встали друг напротив друга. Безо всяких командиров построились в две ровные шеренги. Осталось только команду к атаке дать...
  - Подождите, подождите! Ну, вот, теперь я готов! - неугомонный Язычник вновь ожил. - Итак, продолжаем репортаж с Ратного поля, организованный...
  Кем был организован репортаж, так и осталось тайной для Серёги, потому что раздался крик в два голоса, напрочь заглушивший комментатора:
  - Отставить!
  Святогор и Черномор приближались с такими физиономиями... лучше, не буду вам рассказывать про ассоциации с занятым туалетом! Видимо, черноморцы прекрасно знали, чем грозит им подобное выражение лица командира, потому что вмиг рассосались по полю - как и не было никого. Святогор подошёл к бойцам несостоявшейся сечи и укоризненно покачал головой.
  - Мало вам Кощей поддал!
  - А чего они, дядька, отморозками да голубыми статуями обзываются? - Иван в слове "статуями" сделал ударение на букву "я". - Язычник сразу же рифму придумал.
  Черномор ухмыльнулся, но Святогор, не глядя, заехал ему локтем в бок.
  - Вы бы вместо всеобщей драки лучше подумали, куда Кощей делся.
  - А и, правда, где костяшка?
  Воины переглядывались и пожимали плечами. Последнее, что каждый помнил - это голубой туман, а потом темнота. Серёга и Грыст по-прежнему молчали, как двоечники в кабинете директора.
  - А ты здесь как оказался? - спросил Святогор у Черномора.
  - Через портал, понятно! Открылись красные врата - тревога номер один! Мы туда. А там демонов пылающих - тьма! То есть, наоборот, геенна огненная! И кто-то зовёт меня так жалобно "церномор". Я вперёд пошёл, а ребят оставил с демонюками разбираться. И вот сюда попал. А эти двое мне уже сказали, что врата, оказывается, Кощей открыл. Похоже, он ждал демонов, что мы покрошили, а появился я.
  - Какие двое?
  - Стажёр молодой, да мелкий такой, на обезьяну похожий...
  - Сам скелета! - не выдержал Грыст. - Драка борода швырк-швырк капут бахатыр!
  - Чего? - изумился Черномор. - Язычник, переводи!
  Похоже, комментатор помнил угрозу воина по искоренению ему языка, потому что перевёл без стихов:
  - Говорит, ты сам мелкий! На смертный бой зовёт, всю бороду грозится вырвать.
  - Ишь ты! - удивился Черномор, поглаживая длинную бороду. - Откуда ты такой боевитый?
  - Погоди! - Святогор недоумённо посмотрел на вышеобозначенных личностей. - И ты, Сергей, тоже не поддался волшбе Кощея?
  - Выходит, не поддался, - пожал плечами парень. - Я к нему никак подобраться поближе не мог, пристроился за Грыстом, думаю, он сильный, пробьётся... Тут что-то холодное мимо меня пронеслось, и все замерли.
  - То есть, абориген тебя от магии хладной защитил. А ты, почему не замёрз? - спросил Святогор у Грыста.
  Тщедушный абориген тяжко вздохнул и, потупив взгляд, пробормотал:
  - Мэджик резистанс сто двадцать.
  Богатыри удивлённо переглядывались, явно не понимая.
  - Язычник! - позвал Черномор.
  - Сопротивление к магии у него хорошее, - пояснил тот и гордо добавил: - Почти, как у меня. У меня сто тридцать! Вот, как сейчас, помню...
  - Щас я проверю твоё сопротивление моему мечу! - рявкнул Черномор.
  - Сдается мне, темнишь ты, братец! - пристально глядя на аборигена, сказал Святогор. - Ну-ка, рассказывай, как есть!
  Грыст опять тяжко вздохнул, напомнив Сереге бегемота из зоопарка, и забормотал что-то. Миг - и перед изумлёнными воинами предстал огромный, толстый, зеленокожий тролль. Ростом он превосходил даже Конана, да и шириной плеч, пожалуй, тоже. На макушке у него красовался небольшой клок волос, в остальном же череп тролля блистал девственной зеленью. Маленькие глаза, здоровенный, увесистый нос, губы - как у негра после драки, то есть, огромные. Из одежды на нём были только кожаные штаны. В общем и целом - далеко не красавец! Послышалось дружное богатырское "о-о-о", а кое-где раздался звон вынимаемых из ножен мечей.
  - Подождите! - Черномор нахмурился. - И зачем сюда нечисть зеленая заявилась?
  - Сам скелета! - тихо огрызнулся тролль.
  - Да чего с ним разговаривать! - послышался чей-то крик. - Башку ему с плеч!
  Послышались одобрительные возгласы. Серега недоумённо посмотрел на воинов - кажется, они всерьёз намеревались устроить кровавую баню Грысту. Но он же...
  - Ты куда? - Святогор попытался поймать парня, но тот увернулся, подошёл к троллю и встал рядом.
  - Вы что, ополоумели? - заорал он.
  Заинтересованные богатыри примолкли.
  - Кого вы собрались бить? Товарища своего? Который вас от смерти спас? Пока вы отдыхали в анабиозе, Грыст с Кощеем сражался насмерть. Я свидетель! И Язычник подтвердит!
  Собравшиеся не поняли, где они отдыхали.
  - Да, он же людоед! - вновь раздался чей-то голос.
  - Не знаю, людоед он или нет, а только с таким товарищем я бы не побоялся встать плечом к плечу в битве! - парень исчерпал свой невеликий запас красноречия и закончил: - Короче, первый, кто попытается напасть на Грыста, получит по башке вот этой самой волшебной киянкой!
  Серега не понял, что он сказал такого весёлого, но послышались смешки, постепенно переходящие в открытый смех. Широко улыбался Святогор, смеялся Черномор, неприкрыто ржали в голос богатыри.
  - Вы мне не верите? - Серега почувствовал, как в нём вскипает злость. Грыст положил свою огромную ладонь ему на плечо.
  - Спасибо, друг, за поддержку! Но я сам разберусь, а то достанется тебе ни за что.
  - Я не уйду! - упрямо помотал головой парень. - Иван, не подходи! Я ж не посмотрю, что ты брат Вари!
  К ним направлялся Иван-дурак с сосредоточенным видом.
  - Да, убери ты свою колотушку! Значит так, - Иван обернулся к воинам, - чувствую, Сергей правду говорит! Так что, если чего... в общем, я с ними!
  Конан пожал плечами, спрыгнул с коня и тоже присоединился к небольшой группе. Постепенно, по одному, по два, присутствующие перетекли сюда же, в итоге получилось, что все воины сгрудились вокруг Грыста и Серёги.
  - Молодцы! - Святогор протолкался к ним и внимательно посмотрел на тролля. - А теперь рассказывайте, что было после синего тумана. Давай ты, Грыст. Я же слышал, что ты и не на тарабарском умеешь разговаривать.
  - Да, рассказывать особо нечего. Вы все замерзли, а мы с... - тут он посмотрел на Серегу и продолжил, - с другом напали на Кощея. Он ловкий, чуть меня не прикончил. Если бы не Сергей, мне конец бы наступил. Он волшебной киянкой Кощею по руке ударил, тот своё оружие выронил, и вопить принялся, как ошпаренный. Тогда Сергей ещё ему добавил, а я ногой приложил. Да не совсем удачно, захромал. Тут Кощей врата создал, а из них Черномор появился. Собственно, всё. Кощей сбежал.
  - Да, боян из тебя никакой! - Святогор почесал нос и улыбнулся. - Так ты тоже думаешь, что киянка волшебная?
  - Конечно! - без тени сомнения воскликнул тролль. - Слышали бы вы, как верещал Кощей!
  Вновь послышались смешки, впрочем, быстро замолкшие, потому что Грыст нахмурился.
  - Верить нет? Драка?
  Вопрос из уст двухметрового тролля прозвучал гораздо убедительнее, чем в то время, когда он изображал аборигена.
  - Киянка эта, - Святогор усмехнулся, - самая обычная. Ею кирасы выправляют, шлемы. И ничего в ней волшебного нет.
  - Так вы её не у Гефеста взяли? - обиженно спросил Серега.
  - Почему же, у него! Он киянкой и работает.
  - Но тогда...
  - Видишь ли, здесь, на Ратном поле тех, кто впервые выходит на сечу, вооружают такими колотушками. Чтобы остальные видели - перед ними новичок. Здесь ведь испытание воли и души, а не мышц и силы. Нет, сила нужна, но... не для новичков. Если бы их в первом же бою прибивали, то на Ратном поле сражаться некому стало бы.
  Серега покраснел. А он-то думал, что всё по-настоящему! Перья распушил... а сам птенец несмышленый!
  - А Кощей как же?
  - Кощей сюда попал неизвестно как и непонятно почему. На его появление никто не рассчитывал. Вон Черномор расследованием и займётся - это его прямая обязанность.
  - Но, - Грыст, внимательно слушавший рассказ, не утерпел и вмешался в разговор, - почему тогда Кощей орал, когда Сергей его лупил колотушкой?
  - А он орал? - спросил Черномор.
  - Как резаный! - подтвердил тролль.
  - Может, ты, в самом деле, стажеру дал какую-нибудь особенную киянку? - спросил воевода у Святогора.
  - Да, самую обычную... Сергей, дай-ка мне инструмент!
  Серега отдал колотушку. Все принялись рассматривать киянку.
  - А это что? - ткнул пальцем Конан.
  Воины склонились к колотушке, раздалось звучное "БАМ", когда некоторые столкнулись шлемами. Но на такую мелочь никто внимания не обратил, потому что все пристально разглядывали две небольших желтоватых штучки, крепко впившиеся в дерево молотка.
  - Не помню, было это или нет, когда я инструмент брал, - нахмурился Святогор. - Может, амулеты заговорённые? Пойти, спросить, что ли у Гефеста?
  - Да это же кощеевы клыки! - заржал вдруг Грыст. - Сергей ему киянкой по зубам съездил в самом начале! Вот Кощей и выл - наверное, не нравилось, когда собственным зубом били!
  Богатыри поражённо молчали. Черномор кашлянул:
  - Теперь понятно, почему он "всывал к Церномору".
  - А что, симпатично! Пожалуй, братец, тогда и я к тебе буду так взывать! - ухмыльнулся Святогор.
  Возмущённый Черномор хотел что-то возразить, но его опередил Н Губу, которому очень не понравилось его сравнение с "голубыми отморозками":
  - А отряд твой отныне будет церноморским!
  Раздался дружный смех. Черномор только рукой махнул - начни оправдываться, и кличка насмерть приклеится. А так, поскалятся час-другой, да забудут...
  Святогор, согнав улыбку, сказал:
  - Вот так, совершенно случайно, у нас появилось оружие против Бессмертного! - старик с трудом выдернул один кощеевский зуб из киянки и протянул Черномору. - Черныш, держи. Ты, как главный блюститель порядка, должен иметь его при себе! А второй зуб мы оставим на колотушке. Если Кощей ещё раз сюда заявится - так этой киянкой по лбу и получит! Язычник!
  - Весь внимание!
  - Возьми киянку и храни её! В случае необходимости, если Бессмертный вдруг возымеет наглость появиться здесь ещё раз - отдашь старшему на поле! Да, чтоб сразу отдавал, без стихов и прибауток, понял?
  С этими словами Святогор бросил киянку на измятую траву, и деревянный молоток просто испарился. Будто ничего и не падало! Серега даже глаза протёр, себе не поверив.
  - Понял, понял, как не понять! - игривым тоном сказал Язычник. - Понесу киянку, я в свою землянку...
  Послышалось коллективное богатырское... ну, от которого эхо разносит "мать-мать-мать". Язычник умолк. Святогор снова взял слово:
  - По праву самого старшего из присутствующих... - тут он посмотрел на Черномора, словно ожидая возражений, но тот промолчал, - я решил, что в сече победителями являются стажёр Сергей и тролль Грыст, как единственные выстоявшие в битве с Кощеем, а, кроме того, не позволившие злодею погубить всех на Ратном поле! Два коротких, один с раскатом!
  И все присутствующие, включая подтянувшихся зрителей, завопили "Ура" Ура! Ура-а-а!"
  Удивление на лице у Серёги можно было сравнить только с глуповатой улыбкой тролля, не верящего своим большим ушам.
  - Молодец, брат! В первом бою стать победителем сечи - никогда такого не было! - Иван-дурак от души хлопнул Серегу по плечу. - Ты куда?
  Иван поднял парня и отряхнул его. Серега поморщился - рука онемела от Ваниного поздравления. А если бы Иван всерьёз приложился? Железный Людвиг тоже решил осчастливить победителя, с размаху хлопнув Грыста по спине.
  - Поздравляю...
  - Спасибо!
  От ответного хлопка Людвиг зарылся забралом в землю.
  - Ой, прости!
  - Не, всё нормально! - послышался снизу глухой голос. - Я привык!
  Воины подходили, поздравляли, шутили... И не было обиды, что первыми стали новички, впервые вышедшие на поле. Не было злости. Никто уже не порывался приготовить из тролля отбивную - его приняли в свои ряды.
  - Вот не верила, что ты, в самом деле, богатырём окажешься! - улыбка на Варином лице говорила обратное.
  - Да, какой из меня богатырь! - Серега засмущался.
  - Пока что никакой! - подтвердил Святогор. - Тебя тот же Грыст в бараний рог свернёт. Да ещё и подудит!
  - А в какое место подудит? - живо поинтересовалась девушка.
  - А ну, малявка, брысь, когда богатыри разговаривают! - Иван-дурак легонько поддал сестре. Та, остановившись только шагов через десять, показала брату язык. - Ну, а теперь, празднуем!
  Послышались одобрительные выкрики, и воины, быстро подобрав оружие и доспехи, направились к шатрам. Серега потянул за рукав Святогора.
  - Святогор Иванович, это надолго?
  - Не, - махнул рукой старик, - до утра, не дольше. Ну, бывает, что и до следующего утра...
  - Родители волноваться будут! - Сереге, конечно, не хотелось показаться маменькиным сынком, особенно, когда он стал победителем сечи, но и не думать о родителях он тоже не мог.
  - А, вон ты о чём! - понимающе кивнул Святогор. - Не переживай, вернёмся в тот же вечер, когда сюда ушли.
  - Как это?
  - Не смогу объяснить тебе по-правильному, это ты лучше к Мерлину иди. Или вон, к Черномору - он тоже маг хоть куда! Знаю только, что время, проведённое на Ратном поле, в счёт жизни не идёт!
  - Как это?
  - Да, что ты "закакал"? Раз говорю, значит, так оно и есть! Сколько ты здесь ни пробудь - вернёшься почти в тот же час! Там, дома, время для тебя не идёт! Здесь обретаешь опыт, но возраст не меняется.
  - То есть, если я тут поселюсь, то буду жить вечно? - уловил самую суть парень.
  - Теоретически да. Практически - до тех пор, пока тебя отсюда не вышибут. А тебя непременно вышибут.
  - Куда? То есть, откуда?
  - С первого места! Сейчас ты и тролль - первые. Значит, имеете право принять участие в следующей сече. Остальные, кто не сильно ранен, должны разъехаться по домам. Раненые подлечатся и тоже отправятся.
  - А победители...
  - А победители могут продолжать повышать своё воинское мастерство в следующих поединках. Если и другой раз становятся первыми - на третью сечу выходят. И так далее. Но долго никто первым не остается - очень уж тяжко днём биться, а потом до утра праздновать, а потом снова биться... Насколько помню, только Геракл продержался пять сеч подряд.
  - Ух, ты! Геракл! - искренне восхитился Серега. - А кто его... ну, это... с первого места? Неужели нашёлся богатырь, который самого Геракла победил? Он же величайший герой!
  Святогор смущённо кашлянул.
  - Ну, уж ты сказал... просто богатырь, чего там...
  - Неужели вы?
  - Я.
  - О-о-о! А вас... ну, тоже...
  - Илья Муромец.
  - А его?
  - Черномор.
  - А Черномора кто?
  - Роланд Неистовый! Слушай! - не выдержал пытки любопытством Святогор. - Если тебе так интересно, иди к Язычнику. У него всё записано: кто, кого, когда. Целая турнирная таблица за несколько сотен лет!
  - А Язычник - он кто?
  Старик оглянулся по сторонам - как назло, все чем-то заняты - не на кого спихнуть дотошного парня. Вздохнул и ответил:
  - Полевой он местный.
  - Кто?
  - Полевой. Знаешь, домовые бывают? Ну вот, а Язычник - полевой. Здесь на Ратном поле живёт. За травой следит, поединки объявляет. Таблицу опять же ведёт, только её никто в глаза не видел.
  - Святогор Иванович, а...
  - А мы пришли уже! - торопливо сказал старик и нырнул в шатёр. Сереге ничего не оставалось, как последовать за ним.
  В самом большом шатре был накрыт длинный стол. Чего только на нём не было! Не было на нём кильки в томате и шаурмы - остальные мыслимые и немыслимые деликатесы присутствовали. Глаза у Сереги разбежались при виде жареных поросят, цельных осетров, разносолов всяких мастей и даже заморских яств, названия которых он не знал. В воздухе витал аромат жареного мяса, специй и вина.
  Только узрев перед собой гору еды, Серега понял, насколько он проголодался - физические упражнения с киянкой развивают аппетит неимоверно! Но, прежде чем сесть за стол, он доложил старику:
  - Святогор Иванович, у меня денег немного.
  Тот непонимающе уставился на парня.
  - Ну, платить, наверное, надо будет за ужин...
  - Не надо! Здесь всё вскладчину собрано. Считается хорошим тоном приносить с собой на сечу еду и выпивку, причем, обязательно и то, и другое. Раньше везли, так сказать, на собственное усмотрение. Ну, сам понимаешь, по завершении сечи на столе стояли бочонки с пивом, брагой, мехи с вином! И ни куска еды! Потом ввели правило, чтоб и закуску везли.
  - А мы, почему ничего не взяли? Посчитают за жмотов!
  - Новичкам можно - они же ещё ничего не знают.
  Грыст, стоявший рядом, заволновался, но, услышав, что никто его в жадности не обвинит, облегчённо вздохнул и начал искать место, куда сесть. Святогор указал на почетные места во главе стола.
  - Победители сидят там!
  Богатыри со смехом и гамом рассаживались за столы. Лавка под тяжестью тролля жалобно скрипнула. Серега примостился рядом с Грыстом.
  - А где черноморцы? - поинтересовался парень у Святогора.
  Тот окинул взглядом шатёр и узрел Черномора у входа.
  - Непорядок. Черныш, ты почему своих людей не зовёшь?
  - Мы сюда незваными прибыли, так что пойдём восвояси. Я попрощаться зашёл, когда ещё свидимся...
  - Друзья! - громовым басом сказал Святогор, обратившись к собравшимся. - Нас не уважают - не хотят выпить с нами чарку-другую!
  Тотчас поднялась буря воплей. Если раньше богатыри даже не замечали отсутствия черноморцев в шатре, то теперь затащить их сюда стало делом чести. Вскоре за столами стало ощутимо теснее. Святогор поднялся, поднял кубок с вином.
  - Первый тост, по традиции, в память о славных воинах, которых с нами уже нет!
  Присутствующие поднялись и в полном молчании осушили чаши, кубки, плошки, кружки и прочую посуду - кому куда налили зелено вино.
  - Второй тост, по традиции, в честь победителей сечи! - не сделав даже малейшего перерыва, провозгласил Святогор.
  На сей раз раздались приветственные крики, и воины дружно стукнулись посудой.
  - Третий тост, по традиции, за участников, доблестно сражавшихся!
  Крики стали ещё громче.
  - Четвертый тост...
  Серега, державший в руке здоровенный оловянный кубок с приятно-пахнущим вином, почувствовал, что если осушит его за четвертый тост, то содержание пятого не узнает. В голове у него уже шумело. Парень огляделся: воины, как ни в чём ни бывало, глотали хмельное литрами. Во всяком случае, Грыст так и делал. Серега уважительно посмотрел, как тролль опрокинул в себя немаленький кувшин пенного пива и только головой покачал - ему до Грыста далеко.
  - Не желает ли великий победитель сечи откушать? А то ведь можно и в осетра физиономией упасть!
  Рядом стояла улыбающаяся Варя с большим блюдом в руках. Серега вскочил.
  - Садись, Варь!
  Девушка покачала головой.
  - Зрителям нельзя с богатырями сидеть за одним столом! - и лукаво улыбнувшись, добавила: - А гулять можно.
  - Я мигом!
  Но вылезти из-за стола ему не дали. Святогор Иванович дернул парня за рукав, и Сереге волей-неволей пришлось плюхнуться на место.
  - Успеешь погулять! Сначала товарищей ратных надо уважить!
  Товарищей уважал Серега ещё долго. Чтобы не опьянеть окончательно, он налёг на еду, а обманчиво-ласковое вино оставил в покое. Помогла ему в этом Варя - она лично подливала ему в кубок из отдельного кувшина. С квасом.
  - Други, давайте чокнемся! - к Сереге и Грысту подошёл Иван с трехлитровым деревянным черпаком. - За нашу победу и смерть Кощею!
  - Смерть Кощею! - рявкнули присутствующие, будто только и ждали команды.
  Ополовинив черпак, Ваня поставил его на бочонок с вином.
  - А вы знаете, чем костяшка нас бить пытался?
  - Что-то вроде короткого трезубца у него было, - наморщился Грыст, пытаясь вспомнить.
  - Что с тобой? - испугался Иван.
  - А? Нет, ничего, вспоминаю просто.
  - А-а, я тоже, когда думаю, говорят, сильно искажаюсь.
  Варя, стоявшая неподалёку, прыснула в кулачок, но услышали все. Серега, пытаясь сдержать рвущийся наружу смех, отвернулся в сторону, чтобы Иван не обиделся. Ваня, не замечая усмешек, продолжал речь:
  - Так вот, никакой это был не трезубец. Знаете что? Вовек не догадаетесь! Ща принесу!
  Немного вихляющей походкой (наверное, устал после сечи) Иван-дурак удалился из шатра и вскоре вернулся, держа в руке чучело мини-Горыныча.
  - Во, глядите, с чем на нас Кощей воевать пришёл!
  Воины внимательно (каждый в меру степени опьянения) рассматривали чучело, удивлённо цокали языками и передавали его дальше. Когда чучело добралось до Святогора, он покачал головой.
  - Гляди, Черныш, маленький змей Горыныч. Помнишь, как мы таких же, только больших, лупили? А как они огнём плевались!
  - Само собой! А ты помнишь, как один такой тебе зад поджарил? - ударился в воспоминания Черномор.
  - Не, не помню, - как-то быстро ответил Святогор. - Ваня, поставь чучело куда-нибудь, потом отдадим Язычнику. На память. Других-то змеев уж и не осталось.
  Иван не глядя сунул чучело куда-то за себя. Как позже выяснилось, в свой же черпак с вином.
  - А вы тот самый Черномор? - полюбопытствовал Серега, обращаясь к длиннобородому воеводе.
  - Ага, - кивнул он, - а какой "тот самый"?
  - Ну, Пушкин ещё писал про вас и ваш отряд: "Все они, как на подбор, с ними дядька Черномор". Больше, извиняюсь, не помню.
  - Пушкин, Пушкин, - пробормотал Черномор. - Кучерявый такой? Как же, был здесь! Он в какую-то ссылку ехал, да по пути сюда заглянул.
  - Здесь? Пушкин? - удивился Серега. - Но я думал, что он поэт, а не воин!
  - Ну и что? - в свою очередь удивился воевода. - Пушкин, да, не воин, но великой души человек!
  - Согласен! Великий был человек!
  - Умер?
  - Погиб.
  - Ну, вечная ему память. Вот Язычник расстроится-то...
  - А он тоже Пушкина знал?
  - Конечно! Он же полевого рифмам и научил. Ох, и у великих бывают ошибки. Великие. Теперь житья нет от стихов Язычника. По поводу и без повода...
  - Да, заметно.
  - А мне он нравится, - икнул Грыст. - Опять же, по-тарабарски разумеет!
  - А ты сам где так непонятно научился разговаривать?
  - Почему-то люди считают, что тролли только так и умеют говорить. И когда меня встречали, такую чушь начинали нести! Пиджин-лингво называется. Хочешь - не хочешь, научишься.
  Тролль приложился к очередному кувшину. Он на окружающую еду не обращал внимания, зато пил, как лошадь. Серега незаметно ткнул его в бок.
  - Слышь, Грыст, ты бы закусывал! Вот, осётр жареный!
  - Я рыбу не люблю!
  - Поросёнок...
  - Не хочу! Он хрюкает!
  - Что ты! Это твой сосед справа чавкает!
  - Всё равно не хочу! - тролль капризно скривился. И без того не красавец, теперь он стал просто страшноватым.
  - Огурцы маринованные, грибы... Самая лучшая закуска!
  - Не люблю я траву! - поморщился Грыст. - Мне б чего-нибудь такого...
  - Какого? - Серега стало любопытно, чего же возжелал тролль. - Слушай, Грыст, а, может, ты, и вправду, людоед?
  - Конечно! Щас тобой закусывать начну! Интересно, чего это там Н Губу наворачивает?
  Негритянский воин с аппетитом ел что-то из огромной плоской миски. Он несколько раз радушно предложил сидящим рядом угощение, но те отказывались, и в знак признательности прикладывали руки к горлу. Со стороны это походило на попытки сдержать рвотный позыв.
  Тролль поднялся и заковылял к Н Губу. Тот, увидев приближающегося зелёного гиганта, схватился за кувшин.
  - Выпьем?
  - Что это у тебя такое интересное? - задал контрвопрос Грыст, ненавязчиво заглядывая в тарелку.
  - Саранча в сахарном сиропе.
  - Угу, - многозначительно сказал тролль, - говорят, хорошая закуска.
  - Брат! - завопил Н Губу. - Ну, наконец-то, нашёлся настоящий ценитель!
  Вскоре черный и зелёный братья наперегонки опустошали блюдо с национальным африканским угощением, запивая его изрядным количеством вина из греческих виноградников. Черный брат оказался менее выносливым - на третьем кувшине срубился под стол. Грыст пробормотал:
  - Закусывать надо было!
  И придвинул к себе поближе блюдо с саранчой.
  По мере разгара вечеринки приглашённые зрительницы, они же официантки поневоле, исчезли от греха подальше. Серёга, воспользовавшись тем, что на него перестали обращать внимание, незаметно улизнул из застольного шатра. Заметив неподалеку от кузницы тонкую девичью фигурку, он зашагал к ней. И чем ближе подходил, тем больше робел. Никогда он за собой подобного не замечал, и оттого робел ещё сильнее. Приблизившись к Варе, он окончательно смутился и стоял столбом, не зная, как начать разговор. Девушка улыбалась и молча поглаживала косу.
  - Я... вот... - чувствуя себя красноречивым, как великий немой, промямлил парень.
  - Вижу! - весёлых бесенят в глазах Вари прибавилось. - Сбежал?
  - Ага! Они там уже друг друга перестали узнавать, так что про меня забыли.
  - Рановато. Ваня рассказывал, что такое состояние обычно ближе к полуночи наступает.
  - В те разы Кощея не побивали. Варь, а здесь есть речка?
  - Ваня говорил, есть. Зачем тебе? - удивилась девушка. - Никак купаться ночью собрался?
  - Просто я всегда мечтал прогуляться при луне с красивой девушкой по берегу речки! - робость прошла, и Серега галантно подал Варе руку. - Покажешь?
  - Пойдём.
  Но едва они добрались до края Ратного поля, как послышался ехидный голосок:
  - Пойдём к речке прогуляться, будем вдоволь целоваться!
  Серега сорвал здоровую сосновую шишку и запустил ей в траву.
  - Мимо! Богатырь, а попасть не можешь!
  - Ну его! - Варя потянула Серегу, сорвавшего вторую шишку. - Ему скучно, вот и дразнится.
  Пара удалилась в сторону речки. Среди травы возникла небольшая лохматая фигурка, почёсывающая голову.
  - Робин Гуд выискался! - проворчал Язычник. - Надо же, с первой шишки в лоб попал!
  А в шатре веселье продолжалось с особо-изощрённым размахом. Правда, только среди тех, у кого ещё функционировали хватательные рефлексы, чтобы держать чашу (кубок, черпак и прочее) и глотательные, чтобы суметь залить в себя ещё немного алкоголя. Что бы ни говорил Святогор, но выпивки богатыри привезли с собой куда больше, чем закуски. Уже исчезли со столов разносолы, от поросят остались дочиста обглоданные кости, прекратили своё существование цельно-жареные осетры. И кое-кто начинал поглядывать на весело-хрумкающего Грыста - может, в самом деле, не так уж плоха эта саранча? Одним из этих "кое-кто" был Людвиг Железный.
  Он, сняв доспехи, оказался довольно тщедушным парнем с рыжими вихрами и веснушчатым лицом. В силу своей "негабаритности" рыцарь довольно быстро накачался до степени, когда земной поклон даётся без труда, а вот выпрямиться получается не всегда. Знающие люди в лице Конана сказали:
  - Ноги на месте, а головы нет.
  На что Людвиг пробормотал чуть ли не из-под стола:
  - Рыссарю голова не нужна.
  Наконец целиком приняв вертикальное положение, он узрел Грыста, с аппетитом поедающего что-то... что-то такое... похожее на жареные стручки фасоли.
  - Зелёный брат, хочешь, я научу тебя владеть копьём? - спросил Людвиг, пристально глядя на большое блюдо.
  Тролль подвинул к рыцарю тарелку.
  - Угощайся, рыжий брат!
  Наверное, саранча в сахарном сиропе обладает отрезвляющим действием, потому что после пятой пригоршни неизвестной пищи, отправленной в рот, Людвиг вдруг осознал, что стручки по своей природе не имеют длинных ножек. Да и вкусное хрустящее зерно, лежащее отдельной горкой, при ближайшем рассмотрении оказалось такими симпатичными беленькими жареными червячками. И даже с глазками...
  - Что случилось?
  Грыст только подивился. Надо же, только что рыцарь еле сидел на лавке - того и гляди упадёт, а, смотри-ка, сколько сил у него оказалось! Худосочный Людвиг на своем пути к выходу затоптал троих богатырских побратимов, в том числе и Конана. Тролль заглянул в тарелку - еда, как еда! И какая муха рыцаря укусила? А, кстати, вот муха дохлая! Должно быть, из-за неё Людвигу так поплохело...
  - Ты чего там нашёл? - Иван-дурак наклонился, пытаясь разглядеть под столом, что там обнаружил Конан.
  - Ты уверен, что Кощея отсюда изгнали? - синие глаза киммерийца сурово смотрели на Ивана из-под стола.
  - Э-э, ну да! А что?
  - Кто-то на него похожий меня с ног сбил! Простому смертному это никогда ещё не удавалось!
  - Ну, уж, ты загнул! Никогда! Я бы попробовал, но ты и так на земле.
  Друзья некоторое время (не такое уж и долгое, учитывая количество выпитого) поразмышляли над тем, можно ли сбить с ног человека, если он и без того лежит.
  - И, всё-таки, это был Кощей! - упрямо сказал Конан. - Рыжим только стал! Похоже, он и сейчас неподалёку, слышишь, как рычит?
  Сквозь тонкие стенки шатра с улицы доносились страшные звуки. Бедный Людвиг, как выяснилось, искренне не любил саранчу и жареных червячков. И как только он об этом вспоминал, звуки снаружи становились ещё страшнее.
  - Где мой меч? Я ща костяшке башку отрублю! - выдвинул блестящую идею киммериец.
  - Давай лучше чучело змеево возьмём! - внёс контрпредложение Иван. - Будем бить Кощея его же оружием!
  Сказано - сделано. Чучело мини-Горыныча мирно торчало в углу, воткнутое в пустой черпак. Ваня схватил грозную кощееву палицу за хвост.
  - Пойдём, - Конан потянул Ивана к выходу. - Кощей рычать перестал, вдруг сбежит!
  - Подожди! - Ваня нахмурился. - Тут стояло моё вино!
  Киммериец заглянул в угол.
  - Вот же оно, целый бочонок!
  - Нет, в черпаке было...
  - Кощей выпил, точно говорю! - чтобы придать максимальной убедительности своим словам, Конан кивнул. Голова его опустилась, но не поднялась. Тотчас раздался богатырский всхрап - варвар заснул, как боевой конь - стоя.
  Ваня не заметил потери соратника. Он с удивлением рассматривал чучело змея, ставшее почему-то мягким. Серега сказал бы резиновым, но Иван ничего не знал о технологиях получения из нефти резины, бензина и продуктов пропитания. В его земле не знали, что из черной, тягучей жидкости можно сделать печенье. Впрочем, справедливости ради, надо заметить, и о печенье тоже знали немногие.
  Как бы то ни было, богатырь держал в руке уже не грозное кощейское оружие, от удара которого вдребезги разлетались щиты, а, скорее, нечто похожее на общипанную трехголовую курицу, цвета грязной морской волны - этакая курица-мутант, протухшая задолго до того, как попала на прилавок. Ваня недоумённо помотал чучелом - три головы бессильно болтались в разные стороны.
  - Вот, поганец, и это оружие испортил!
  Расстроенный Иван-дурак бросил мини-Горыныча. Интересны шутки судьбы: не потреби Ваня немереное количество хмельного, ему и в голову не пришло бы швырнуть чучело в бочонок с вином. И тогда оно навеки осталось бы в виде тушки курицы-мутанта...
  На пороге появился слегка отрезвевший Людвиг Железный. К троллю он больше не рисковал подходить (даже не глядел в его сторону). Рыжий рыцарь подрагивающей походкой направился к Ивану, обходя по пути препятствия в виде беседующих на полу богатырей. Эпоха неузнавания в шатре уже прошла - наступила эра задушевных разговоров. Причем, смысл разговора, как такового, был неважен - имелся бы собеседник, который мог бы поддержать тост.
  Среди общего безумия только Святогор и Черномор сохранили способность ясно мыслить. Правда, это если не подниматься. Стоило встать, и почему-то голова тотчас отключалась. Наверное, всё дело в огромной высоте, на которой она (богатырская голова) оказывалась. А сел на лавку - и снова, как огурчик - такой же зелёный и готов продолжать мариноваться. Выявив эту закономерность, старшие богатыри больше не рисковали вставать. Они тоже вели неспешную беседу.
  - Как мои рекруты поживают? - спросил Святогор.
  - Нормальные ребята. Последний, Витька, всем хорош: и силён, и умён, и душой не обделён! Но вот пятого удара моей палицы уже не держит. Слабак, короче! - непоследовательно закончил Черномор.
  Святогор возмутился:
  - Однако! Покажи мне, кто пять ударов ТВОЕЙ палицы выдержит!
  - Ты! - чем сразил собеседника наповал. - Лучше расскажи мне, как ты там устроился. Засел, как барсук в норе и носу не кажешь. Вот уж лет двадцать, если не больше. Только со слов присланных ребят и знаю новости про тебя. Правда, я им не особо верю. Врут напропалую и не краснеют! Может, и про тебя врали всё!
  - И чего они тебе рассказывают?
  - Много всякого. Ну, например, что магии там нет!
  - Ага. То есть, нет.
  - Так не бывает! - категорично заявил Черномор, имевший наряду с должностью командира специального отряда ещё и звание магистра-чародея. - Магия везде есть!
  - Там нету. Её людские выдумки заменяют.
  - Тогда там скучно, без магии-то.
  - Ну, не скажи! - возразил Святогор. - Я долго привыкал, чужим поначалу всё было. А потом во вкус вошёл, пользоваться начал многим. Там есть и яблоко с тарелкой - показывает всё, что пожелаешь, и ковёр-самолет - перенесёт в другую страну, даже поспать не успеешь...
  - Нашёл, чем удивить, - буркнул Черномор. - А порталы есть?
  Святогор покачал головой.
  - Вот видишь! И никаких ковров не надо: раз, и я уже на месте.
  - Ты забыл одну вещь, - усмехнулся Святогор. - Портал кто делает? Ты! То есть, чародей из первой мировой десятки! Или те, кто магией владеет. А самолётами там могут пользоваться все.
  Черномор признал довод убедительным, но остался при своём мнении.
  - Всё равно, без магии скучно. Ни за какие коврижки не согласился бы там сидеть!
  - А я и не за коврижки там торчу! - обиделся Святогор. - Среди шлака алмазы отыскиваю - настоящих людей! Помогаю им себя найти. И никакой награды не требую за это!
  - Знаю я! - Черномор положил руку на плечо Святогора. - Таких, как ты, днём с огнём поискать - не отыщешь!
  - Да, брось! - смутился Святогор. - Скажешь тоже! Слушай, Черныш, дело у меня к тебе есть. Как раз по твоему ведомству! Женщина одна пропала, найти требуется.
  - Найдём, коли надо! - солидно сказал воевода. - Кто такая?
  - Ну, - Святогор замялся, - видишь ли, она не совсем обычная женщина...
  - Ой, Святик, не тяни кота за хвост! Говори прямо! Царевна, что ль, какая?
  - Не.
  - Медуза-Горгона? Уж необычнее некуда!
  - Короче, Баба Яга это! - выпалил Святогор.
  - Тю! Всего-то? Да я тебе их целый ворох притащу! Ты как предпочитаешь - целыми получить или всё-таки без голов можно?
  - Ты что! - испугался Святогор. - Мне она живой нужна!
  - Как скажешь! - кивнул Черномор. - Достанем побитую, но живую!
  - И бить нельзя!
  Воевода с подозрением заглянул в кубок Святогора - что он там такое пьёт, если запрещает бить Баб Яг?
  - С ума сошёл?
  - Да, пойми ты, голова длиннобородая, что ЭТА Баба Яга - совершенно не такая, как её сестрички! Детишек не ест, людей в печи не жарит, зелья отравленные не варит!
  - Какая же тогда это Баба Яга? - задал справедливый вопрос Черномор.
  - Самая настоящая. Живёт в чащобе, имеет избушку на курьих ногах, в ступе летает. Наверное, на неё жизнь ТАМ повлияла, но только, говорят, мировая старушенция, - принялся втолковывать Святогор. - Верные люди... ну, то есть не совсем люди, за неё поручились жизнью! И даже леший местный лично просил. Сам приходил.
  - Так, - нахмурился Черномор, - ничего не понимаю! Убить нельзя, бить нельзя, и, главное, леший за Бабу Ягу на поклон к богатырю пришёл! Чудные дела у вас там творятся! А говорил "магии нет"! Давай-ка с самого начала...
  
  - Брррат! - Людвиг повис на Иване, как престарелая дева на кандидате в женихи, - Если ты сейчас же не дашь мне запить ту гадость, которой меня тролль попотчевал, я умру! И некому тогда будет тебя учить владению копьём! Ты же знаешь, что только я мастер в этом оружии!
  Этот довод показался Ивану убедительным, хотя он по-прежнему считал оглоблю надёжнее. Богатырь окинул взглядом разграбленные столы - хмельное, только что в избытке находившееся повсюду, вдруг исчезло. Ну, не то чтобы исчезло окончательно, просто перекочевало к разбившимся на группки воинам. Тут Ваню осенило - там, где беседовали Святогор и Черномор, стоит полный бочонок вина!
  - Пойдём, я тебя спасу!
  Иван-дурак направился к почетной части стола, за ним поволокся Людвиг. Проходя мимо спавшего стоя киммерийца, рыцарь задел Конана. Реакция варвара была незамедлительной и жесткой - его рука стальной хваткой вцепилась в горло Людвига.
  - Ык! - сказал железный товарищ, болтаясь в полуметре от земли.
  - Ваня, Кощей пойман! - сказал с ещё закрытыми глазами Конан.
  Иван искренне восхитился киммерийцем.
  - Я вот так, с закрытыми глазами не умею!
  - Попутешествуешь с моё - научишься! - Конан открыл один глаз. - Выпить есть?
  - Ык! - повторил просьбу Людвиг.
  - Конан, это не Кощей. Ты Людвига поймал!
  Варвар открыл второй глаз и, убедившись, что держит не Бессмертного, разжал пальцы. Рыцарь рухнул на землю, жадно хватая воздух.
  - Рыжик, что с тобой? - Конану стало совестно, что он перепутал богатыря с Кощеем.
  - Он пить хочет, - пояснил Иван.
  Киммериец, наконец, понял, почему Людвиг сидит с широко-раскрытым ртом и выпученными глазами.
  - Чего ж ты человека мучаешь? - попенял он другу. - Налил бы!
  - Мы как раз шли к бочонку, но тут ты проснулся и помешал!
  - Во-первых, я не мешал! Во-вторых: я не спал! В-третьих: я вообще никогда не сплю! Ни одному простому смертному ещё не удавалось усыпить меня!
  Иван понял, что Конан проспаться явно не успел, что мудрено за такой короткий промежуток времени. Уже втроём они добрались бочонка, но тут их ждало жестокое разочарование. Источник благодати был практически пуст, лишь на дне плескались жалкие остатки любимого напитка Диониса. А из бочонка выглядывал хвост бывшей палицы Кощея с небольшим жалом на конце.
  Ваня достал потяжелевшее чучело и с подозрением уставился на него. Людвиг издал душераздирающий стон и сунул голову в бочонок, надеясь достать до дня. Конан изрёк:
  - Кощей выпил. Наверное.
  В этот момент одна из голов мини-Горыныча шевельнулась, приподнялась, посмотрела на Ивана-дурака и тоненьким голосом сказала:
  - Здравствуй, папочка!
  Иван от неожиданности выпустил чучело из рук, и оно упало обратно в бочонок. Точнее, на голову Людвигу. Рыцарь издал вопль, частично заглушённый трёхведёрной посудиной, но достаточно громкий, чтобы на него обратили внимание присутствующие. Те, кто ещё способен был это делать. Людвиг вынырнул из бочонка, с его рыжих волос по лицу стекали красные струйки вина.
  - Линяешь, что ли? - удивился Конан.
  - Меня змеи атаковали! В бочке!
  - Красная горячка, - со знанием дела сказал киммериец.
  Но на Людвига уже не смотрели. Общее внимание было сосредоточено на практически пустом бочонке, откуда раздавалось переругивание в три тоненьких голоса.
  - Спасите, тонем!
  - Молчи, дура, когда ещё в вине купаться будешь!
  - Сама молчи! Буль-буль! Я-то на самой глубине!
  - У-у-у, какой сушняк был! Как хорошо!
  - Спасите, тонем!
  - Молчи и пей!
  Собравшиеся вокруг богатыри пытались издалека заглянуть внутрь бочонка, но лезть туда руками никто не желал. Наконец, Иван-дурак (ну, а кто же ещё!) глубоко вздохнул, сунул руку в кадушку, пошарил там с сосредоточенным видом, вытянул за хвост чучело и поднял его высоко вверх. Лапы и крылья мини-Горыныча бессильно болтались вдоль тела, но все три головы, как по команде, поднялись, уставились на Ивана зелёненькими бусинами глаз и в три голоса пропищали:
  - Папочка!
  Только чудовищным усилием воли Иван сумел повторно не отпустить чучело. Вернее, уже вроде и не чучело...
  - Папочка! - совершенно неподобающе размерам, тоненько хихикнул Конан.
  Прочие богатыри молча пялились на зеленоватую говорящую тушку, и, да простят меня сии грозные воители, в глазах у них читалась откровенная тупость. Святогор и Черномор изумлённо переглянулись. Змеи Горынычи, вроде как, повымерли. Давно уже. И полностью. И не без помощи присутствующих здесь.
  - Это то, что я думаю? - нарушил, наконец, всеобщую тишину Святогор. - Или мы вина с мухоморами напились?
  - Наверное, то! - пожал саженными плечами Черномор. - Смотря, о чём ты думаешь. Если о том, что эта говорящая мочалка - настоящий змей Горыныч, то да. С мухоморов их было бы гораздо больше.
  - Мочалка нет! - пропищала одна из голов бывшего чучела. - Тупой? Понимай нет? Драка?
  - Ой, не могу! - захохотал Святогор. - Черномор и мочалка - матч века! Язычник будет в восторге!
  Воины представили себе эту картину, да ещё и с комментариями полевого, и тоже разулыбались. Только Иван остался серьёзным. Он сурово насупился и встряхнул мини-Горыныча.
  - Цыц, малявка! Ты как со старшими разговариваешь?
  - Мочалка нет... - снова начала одна голова, но Иван рыкнул:
  - Я слышал, что ты... вы не по-тарабарски умеете говорить! Ишь, тролли мелкотравчатые выискались!
  - Где-то я уже это слышал, - тихо пробормотал Святогор.
  Грыст протолкался вперёд и с интересом уставился на диковинку.
  - Не, мелковаты для троллей. Да и голов много. Но мелкотравчатые - это верно!
  - Это у тебя голов недостаточно! - нахально заявила средняя голова, затем повернулась к Ивану и, сразу сбавив обороты, попросила: - Папочка, опустил бы ты меня, а? Я ж не летучая мышь!
  - И меня! И меня! - поддержали крайние головы, а затем все три хором сказали: - Нас!
  Ваня хотел было просто отпустить хвост, но тогда мелкий ужастик снова упадёт в бочку с остатками вина. Кстати...
  - Кстати! - напустил на себя ещё более суровый вид Иван (Варя, если бы видела, каталась бы в истерике от смеха) - Вы вино выдули?
  - Это она! - левая голова кивнула на центральную.
  - Я? - возмутилась средняя. - Да я чуть не утонула! Ты же кричала больше всех "пей, пей"!
  - Да, да, я слышала, - подлила масла в огонь правая.
  - А ты забыла, как сама...
  Богатыри обалдело смотрели на мгновенно-развернувшуюся свару - базарным торговкам у мини-Горыныча учиться и учиться. Ивану надоело держать в воздухе извивающуюся тушку, и он аккуратно опустил её. Впрочем, свара не прекратилась, даже когда мини-Горыныч улёгся на утоптанную траву. Почему улёгся? Да потому что лапы его явно не держали.
  - Молчать! - рявкнул Иван. - Последний раз спрашиваю: вы вино выдули?
  Три головы синхронно кивнули и даже умудрились придать мордам виноватое выражение. Богатыри, как по команде, дружно вздохнули - силён, малявка, опустошить целый бочонок!
  - Врут! - вынес обвинительный вердикт Людвиг, до сих чувствовавший во рту вкус симпатичных червячков, а потому обиженный больше других. - Кадушка в три раза больше этой курицы!
  - Мы почти не пили! - пропищала средняя голова. - Мы впитали!
  - Мы сухие были, а теперь размокли.
  - Мы усохли, когда тридцать три года и три месяца и три дня дождей не было.
  - Когда это такое случилось? - спросил Черномор, не помнивший подобных катаклизмов.
  - Во время долгой засухи, - проинформировали головы хором.
  - Понятно, - сказал воевода тоном доктора Ватсона, которому Холмс только что объяснил решение задачи. Единственное, что он понял - страшная засуха была настолько давно, что про неё все уже забыли.
  - И чего с ним теперь делать? - вслух и ни у кого конкретно спросил Святогор.
  После этого вопроса воцарилась тишина. Действительно, как поступить со змеем?
  - Может, обратно засушить? - подал голос Людвиг.
  Все три головы тут же уставились на рыцаря и попытались плюнуть в него огнем. Но, то ли из-за малого размера, то ли из-за долгого перерыва в жизнедеятельности, никакого пламени у мини-Горыныча не появилось. Зато тушку окутало облако горячих винных паров. Богатыри повели носами, пытаясь по запаху определить сорт вина.
  - Ещё мелкий, а уже пытается сжечь! - Черномор нахмурился: - Предлагаю уничтожить! Как застарелого и злейшего врага! Пока не поздно!
  У воеводы слова с делом не расходились. Он, не дожидаясь всеобщего одобрения (ибо должность такая), кряхтя, потянулся к мечу, прислонённому к стенке шатра.
  - Папочка, спасай! - раздался трехгласый вопль, и мини-Горыныч мгновенно оказался у ног Ивана-дурака.
  Черномор вынул из ножен меч, на лезвии которого кроваво блеснули отсветы фонарей и факелов, и шагнул в сторону мелкого чудища, намереваясь вернуть того в исходно-мертвое состояние. Богатыри молчали и отводили взгляды. Святогор вздохнул и тоже отвернулся.
  - Погоди, воевода! - Иван-дурак сделал шаг вперёд, закрыв от смертельного удара трехглавую тварь.
  - Отойди, не мешай! - нахмурился Черномор.
  - Не отойду! - Иван тоже нахмурился. - Зверёныша убивать не дам!
  - Какой тебе это зверёныш! - рассердился воевода. - Это же змей Горыныч, только мелкий! И пока он не вырос, надо его прикончить!
  - Сказал же - не позволю! - набычился Иван. - Нельзя маленьких обижать!
  - Ты что, совсем дурак, да? - в ярости заорал Черномор.
  - Да! - спокойно ответил Ваня.
  Черномор только руками развёл - действительно, даже приставка к имени есть.
  - Уйди по-хорошему!
  - А по-плохому что случится? - спросил Иван, начиная закатывать левый рукав.
  - Отряд! Ко мне!
  Воины из отряда Черномора начали неловко протискиваться к командиру и располагаться за его спиной. Конан, нимало не сомневаясь, шагнул и встал рядом с Иваном. Людвиг Железный отстал от киммерийца ровно на полсекунды. Раздалось сопение бегемота, и Грыст, выковыривая из зубов саранчину, присоединился к друзьям.
  В воздухе ощутимо запахло не просто ссорой, а полноценным боем. Вот странное дело - стоит начаться какой-нибудь заварушке, и общество выпивших мужчин тут же делится на две части: на смертельно-пьяных и протрезвевших. Первые участия в драке не принимают по причине невозможности подняться на ноги, зато те, кто такую возможность имеют, сразу же оказываются в самой гуще событий.
  Поскольку в праздничном шатре собрались богатыри во всех смыслах этого слова, то даже лежащие на полу в состоянии летаргического опьянения зашевелились. Что уж говорить о тех, кто стоял на своих двоих? И неизвестно, чем бы всё закончилось, если бы не Святогор.
  - Хватит! - прозвучал его крик.
  Святогор при этом ударил по столу ладонью - ни в чём не повинная деревяшка раскололась в двух местах, и посуда посыпалась на пол. Не обращая внимания на произведённые разрушения, Святогор поднялся и обвёл грозным взглядом присутствующих. Участники сечи сразу стали меньше ростом, а воины из отряда Черномора, наоборот, выпрямились и встали по стойке "смирно". Даже их воевода опустил меч.
  - Совсем ополоумели!
  - Дядька, он ведь животину неповинную казнить собрался!
  - Молчи! Выпороть тебя мало за непослушание и пререкания!
  - Правильно, Святик! - подал голос Черномор, но Святогор тут же обрушился и на него.
  - И ты молчи! Ты порки вдвойне заслуживаешь! Вот сейчас возьму розги...
  - Не посмеешь! - взвился воевода. - Мы же близнецы и двойняшки!
  - Посмею! По праву старшего! Я тебя на десять лет старше! Вот только попробуй меч подыми, враз чику напорю!
  Конан изумлённо слушал разговор старших богатырей.
  - Они что, серьёзно? - громким шепотом спросил он у Ивана.
  - Конечно, - так же "тихо" ответил тот. - Святогор по старшинству имеет право. Вон, видишь, розги в ведре мокнут?
  Киммериец поглядел в указанное место, содрогнулся при мысли о том, что и ему может достаться таким же образом, и пробормотал "Варвары". Людвиг беспокойно почесал "чику", словно ему уже её напороли. Только Грыст не волновался - его шкуре дубины не страшны, чего уж про розги говорить!
  - Не посмеешь! - ярился Черномор. - Я воевода, и магистр!
  - А я тебя на десять лет старше!
  - Мы близнецы!
  - Но я тебя на десять лет старше!
  - Да у тебя борода вдвое короче моей!
  - Длинна борода, да ум короток!
  - Ты меня тупым назвал?
  - Ты таким родился!
  - В жабу превращу!
  - От жабы слышу!
  Иван-дурак испустил громкий вздох облегчения, да и воины из отряда Черномора расслабились и даже начали улыбаться. Прочие же, не знакомые ранее с возрастными богатырями, тревожно переглядывались - не ровен час, драку устроят, да ещё и с применением магии!
  - Поубивают ведь друг друга! Вань, ты бы утихомирил их! - Конан не сводил взгляда с разбушевавшихся богатырей.
  - Ну, конечно! Жизнь дороже! Теперь они про всё на свете забудут, но их крики нам ещё часа два слушать придётся, - заметив удивлённые взгляды друзей, он пояснил: - Святогор и Черномор - братья-близнецы. И родились в один час. Но Святогор на десять лет старше.
  Грыст закашлялся, глядя выпученными глазами на Ивана.
  - Как же такое может быть?
  - Может, - раздался снизу писклявый голос. - Если существо попадает в волшебный временной кокон, значит, оно будет великим магом.
  - А ты откуда это знаешь? - спросил Иван, который никак не мог запомнить, куда пропал в младенчестве Черномор.
  - А и не знаю! Само вспомнилось!
  Мини-Горыныч высказал мудрую мысль, свернулся калачиком меж лаптей "папочки" и заснул, начисто игнорируя опасность быть обезглавленным.
  - Вот, нахалёныш! - Иван осторожно ткнул лаптем в бок животину - та не шевелилась. - Уморился поди!
  - Уморишься тут - бочонок вина в одиночку приговорил! - Людвиг, несмотря на то, что пару минут назад грудью встал на защиту мини-Горыныча, по-прежнему обижался на него.
  - Не печалься, там на дне что-то плескалось! - утешил его Конан. - Да и на столах... вернее, под столами что-нибудь найдём. Короче, от жажды не помрёшь!
  - А у меня закуска осталась! - добавил Грыст.
  Услышав это, Людвиг вмиг стал похож на тролля цветом лица и, как и прочие богатырские побратимы до него, приложил ладони к горлу в знак искренней признательности. Грыст пожал плечами.
  - Ну, как знаете! Было бы предложено!
  Святогор и Черномор продолжали шуметь, обвиняя друг друга в соплячестве, маразматических наклонностях и прочих смертных грехах, при этом, ежеминутно угрожая "напороть чику" и "я сам тебе напороть чику". Черноморцы, вновь смешавшись с вольными богатырями, уничтожали остатки хмельного, начисто забыв про командира. Людвиг Железный, пытаясь забыть вкус червячков, без устали мерился силами с вином, в котором ожил Мини-Горыныч. А мелкий змей - причина ссоры братьев, мирно дрых под столом, куда его сдвинул Иван - чтоб не наступил кто ненароком.
  
  Луна уже отправилась на боковую, солнце ещё нежилось в постели. На краю Ратного поля появились две фигуры, всю ночь гулявшие по берегу речки Серебрянки.
  - Что там за шум? - встревожено спросил Серега. В общем-то, он не обращался к Варе, потому что она тоже только что вернулась. А, посему, очень удивился, получив ответ.
  - Братья в очередной раз схватились! - послышался голос Язычника. - Эх, жаль, нет мне доступа к застольному шатру - уж я бы прокомментировал!
  - Какие братья?
  - Святогор и Черномор, конечно. Других здесь нет. В данное настоящее время.
  - Вообще-то, надо говорить либо данное, либо настоящее время! - поправила Язычника Варя. - Выражайся правильно!
  Полевой что-то пробормотал о зазнайках. Серега удивлённо посмотрел на девушку.
  - Ты знаешь, как надо правильно строить предложения? - для него самого русский язык всегда был самым нелюбимым предметом.
  - Знаю немного. Меня Василиса учила. Пока её Кощей не заколдовал. Она и Ваньку пыталась научить, но бесполезно. Пока он на следующую ступень не поднимется - толку не будет.
  - Какую ступень?
  - Пока Иваном-царевичем не станет, - пояснила девушка. - Василиса так и сказала, как раз перед тем, как исчезнуть.
  - А куда она делась?
  - Никто не знает. Ваня на Кощея поход затеял. В замок к нему ходил. И даже два зуба Бессмертному выбил.
  - Да, да, - Серега вспомнил, что Иван рассказывал вкратце эту историю Святогору. - И будто кто-то Кощея убил.
  - Нет, не убил, а саму Смерть натравил. И не кто-то, а Ванькин побратим, великий богатырь капитан милиции Иван Прошин.
  - И ты всё помнишь? Даже имена?
  - Как не запомнить, если Ванька по двадцать раз в день мне эту историю рассказывал!
  - Капитан Прошин? - нахмурился Серега. - Уж не Иван ли Николаевич?
  - Отчества не знаю.
  - Неужели мой сосед? - изумился парень. - Не, не может быть! Прошин - он же совсем обычный. Как он мог попасть к Кощею в замок?
  Серега умолк. А он сам, обычный восемнадцатилетний парень, разве не попал на Ратное поле, где плечом к плечу с троллем сражался с мифическим бессмертным антигероем? Где Черномор знает Пушкина! Где былинные богатыри из разных времён и эпох меряются силой, а потом сидят за одним столом! И где он встретил Варю!
  Серега посмотрел на девушку. Варя рассмеялась - вид у Серёги, похоже, был ещё тот!
  - Ну, вот, - продолжила рассказ девушка, - Ванька вернулся, а Кощей умер. Но Василиса всё не появлялась. Тогда Иван в горе страшное впал, забрался в погреба дворцовые и начал по-настоящему, по-богатырски пить с утра до утра...
  - Не лопнул? - не удержался Серега.
  - Нет. Захожий дед-оракул сказал, что как только Иван безобразить перестанет, сразу отправится на поиски невесты, но когда сие произойдет, ему неведомо. Хочешь, правду скажу? Только Ваньке ни-ни! Батюшка велел насыпать в вино сон-травы, а когда мой братец уснул, всё хмельное из подвалов унесли. Три дня погреб перетаскивали - умаялись все! В общем, через неделю Ваня вышел наверх, трезвый, как шпион на свадьбе, и, как и говорил дед-оракул, сразу же начал подготовку к поискам Василисы.
  - Армию собирать начал? - попытался угадать Серега.
  - Нет, тренироваться стал, - неопределённо хмыкнула Варя. - На дружине царской. А когда он дружину поголовно разогнал, а все окрестные драчуны по углам попрятались, Ваня решил на Ратное поле отправиться. Он мне много рассказывал про это место, вот я и напросилась с ним.
  - Просто замечательно, что ты с ним отправилась! - воскликнул Серега и покраснел.
  Варя тоже зарделась. Язычник, не упускавший обычно возможности съязвить, на этот раз почему-то промолчал. Наверное, потому что в темноте порозовевших щек парочки не заметил. В разговоре возникла пауза. Из шатра опять донесся громкий крик кого-то из братьев, и Серёга, чтобы замять неловкость, сказал:
  - Пойду, погляжу, что там творится!
  - Я тоже пойду. Ваню надо начинать приводить в чувство, а не то он тут на две недели застрянет.
  Сереге стало интересно, каким образом тоненькая и хрупкая девушка может отрезвить громадного и мускулистого брата. Варя, словно прочитав его мысли, загадочно улыбнулась:
  - Увидишь. А коли сам упьешься - и на себе можешь испытать!
  Откуда-то из поля донёслось покашливание, и Язычник буркнул:
  - Не советую, молодой человек. Испытание не для слабонервных.
  Но замечание старого полевого парень уже не услышал - он и Варя вошли в шатёр.
  Прощание с Ратным полем
  
  В праздничном шатре витал суровый хмельной дух, а также крепкие словечки Святогора и Черномора, которые как начали ругаться, так по сю пору и не остановились. Варя и Серега, в отличие от прочих присутствующих, долго и с любопытством слушали эпитеты, которыми награждали друг друга братья.
  - Я бы чего-нибудь поела, - сказала, наконец, девушка, - но, похоже, здесь всё съедено до нас.
  Серега оглядел опустевшие столы.
  - Пойдём, у Ивана спросим, может, чего осталось.
  Иван, Конан и Грыст, по всей видимости, вели беседу о высоких материях, потому что разводили руками на всю ширь, поднимали их вверх насколько возможно или изображали округлые формы.
  - Рыбалку или женщин обсуждают! - усмехнулась Варя.
  Оказалось второе.
  - Видел бы ты мою невесту! Талия - вот такая! - при этом Грыст в очередной раз развёл руки в стороны. Тролль был внушительно-велик, и размах его огромных рук равнялся росту Конана. Если не больше.
  - Ну, ты скажешь! - махнул рукой варвар. - Такой талии даже у тролльчих не бывает!
  - А я тебе говорю: бывает! Это тебе не ваши женщины, которых пальцем ткни - враз переломятся! Моя невеста крепка, как столетний дуб!
  - И такая же корявая! - сделал невинное лицо киммериец.
  - Конечно! То есть, нет! И у неё вот такие...
  Тролль выставил перед собой руки, но, увидев Варю, смутился и не закончил фразы. Так бы и осталось неизвестным, что у невесты Грыста "такие", если бы Ваня настойчиво не поинтересовался:
  - "Такие" что?
  - Глаза, - буркнул тролль.
  - А руки зачем выставил? Навыкате у неё глаза, что ли? - спросил наивный Иван-дурак. Конан полез под стол, давясь смехом, при этом нечаянно наступив на мини-Горыныча.
  Раздалось шипение и вопль. Шипел маленький дракон, а заорал Людвиг, которого вино всё же побороло. Бедолаге приснилось, что он оказался в змеюшнике, а, открыв глаза, увидел перед собой три шипящие головы. Тут любой заорёт.
  - Ой, кто это? - пролепетала Варя, наклоняясь к мини-Горынычу. - Какой хорошенький!
  Людвиг принял было восклицание на свой счёт, но, убедившись, что объектом является не он, снова повалился под стол. Богатыри переглянулись - похоже, у красной девицы помрачение рассудка! Что, скажите, может быть "хорошенького" в трехглавой ящерице болотно-зелёного цвета? Мини-Горыныч явно не разделял их взглядов на собственную красоту, потому что тотчас бросился к Варе и принялся тереться о неё всеми тремя головами сразу.
  - Ну, чисто котенок! - умилилась девушка. - А как его зовут?
  - Не знаем, - пожал плечищами Иван. - Он Кощею палицей служил, потом в бочке с вином отмок. Его Черномор зарубить хотел, а...
  - Папочка меня защитил, - сообщила Варе средняя голова.
  - Так ты ещё и разговариваешь! Ой, как здорово!
  "Уси-пуси" произвели на мини-Горыныча самое благоприятное впечатление. Он устроил короткое совещание между головами, после чего все три хором пропищали:
  - Здравствуй, мамочка!
  Варя окончательно растаяла, схватила ящера на руки и, сюсюкая с ним по пути, удалилась в сторонку. Богатыри ошеломлённо глядели ей вслед - кто бы мог подумать, что такая страшилка понравится девушке?
  Серега некоторое время постоял около бодрствующей троицы и, убедившись, что понять их разговор способны только они сами или кто-то, "принявший на грудь" подобное количество хмельного, подошёл к ссорившимся братьям.
  Святогор и Черномор к этому времени уже основательно охрипли, отчего ругались полушепотом. Со стороны это выглядело, как забота о воинах, лежащих около столов на сонном одре.
  - Святогор Иванович, - обратился к возрастному богатырю парень, ничего не знающий об опасности для жизни того, кто осмелится нарушить течение священной ссоры, - вы бы передохнули. Да и вы, Черномор Иванович, тоже. Орёте, как Касперский при виде вируса. Устали, небось!
  Оба брата замолкли и уставились на Серегу, как солдат на старшину - и в лоб дать хочется, и, вроде как, нельзя.
  - Ты бы укоротил ему язык, - буркнул, наконец, воевода.
  - Вот если попадёт к тебе в дружину, сам и укорачивай!
  - Ты же у нас старший брат! - язвительно заметил Черномор. - С тебя и первый спрос!
  - А кто длинной бородой хвастает? "Даже у Мерлина такой нет"! - передразнил Святогор.
  Серега, чувствуя, что ссора снова набирает обороты, снова вмешался:
  - Вы уж меня извините, я не местный...
  - Заметно, - пробурчал воевода.
  - Вы мне объясните, в чём причина ссоры?
  - С какой стати я тебе должен объяснять? - вспылил было Черномор, но тут же нахмурился. - Собственно, особо говорить и не о чём!
  - И всё-таки?
  Братья переглянулись - во взглядах у них явно читалась растерянность. Святогор откашлялся, и сипло сказал:
  - Видишь ли, мы близнецы и двойняшки...
  - Знаю, знаю, но Черномор на десять лет младше. И что?
  - Не перебивай старших, а не то... Ну, ладно! В общем-то... ну, да... вот поэтому!
  - Ага! - выдавил из себя красноречивый Черномор.
  Серегин рот поневоле растянулся до ушей. Легендарные богатыри не могли связать двух слов. А почему? Да потому что сказать нечего!
  - Вы ссоритесь из-за какой-то ерунды! Вы же братья?
  - Братья! - хором подтвердили богатыри.
  - Ну и? Чего вы делите? Про ваши деяния легенды сложены, дети в школе учат... чёрт, жаль я сам плохо помню, но вот если Ксюшу сюда притащить, она бы вам полный цикл стихов выложила! Узнали бы школьники, как легенды ссорятся из-за пустяка - ухохотались бы!
  - Ладно, ладно, критикан! Иди к Варваре, а нам поговорить надо! - Святогор кашлянул и, глядя мимо Черномора, спросил: - Выпьем что ли?
  Воевода, так же глядя куда-то в сторону, ответил:
  - Давай.
  Они уселись на лавку и стукнулись огромными кружками.
  - Ты, молодец, не побоялся их утихомирить! - Сереге показалось, что Варя выглядит немного грустной. Головы мини-Горыныча дрались между собой за право покусать палец, которым она рассеянно водила у них перед носами.
  - Ерунда! Чего бояться? Ну, поговорили...
  - Вот превратил бы тебя Черномор в лягушку, узнал бы, чего бояться!
  - В ля... Чего ж ты не предупредила?
  - Не успела. Я же не знала, что ты к ним сунешься!
  Серега присел и с любопытством уставился на трехголового змея.
  - Никогда не думал, что увижу Горыныча вживую! У нас таких нет!
  - У нас тоже. Всех богатыри повывели.
  Они помолчали, потом Варя, вздохнув, спросила:
  - Ты отсюда куда отправишься?
  Сергей тоже вздохнул. Вот они и добрались до темы, о которой он боялся заговорить с девушкой.
  - Домой.
  - А я подумала, может, ты к нам в гости заглянул бы, - она щелкнула по носу правую голову Горыныча, куснувшую палец сильнее, чем надо. - Ваня тебя бы научил военным премудростям.
  - Я бы с радостью, но... - Серега умолк, подбирая слова, - понимаешь, я сейчас не могу.
  - Понимаю, - тихо сказала девушка. - Она красивая?
  - Кто?
  - Ксюша?
  - Какая Ксюша? - парень искренне удивился.
  - Ты только что про неё Святогору рассказывал.
  - Фу! - Серега вздохнул так облегчённо, словно свалил с плеч Грыста, которого полночи таскал на себе. - Ты что! Ксюха - это всего лишь моя бывшая одноклассница, отличница-зубрила. Я про неё и вспомнил, только потому, что она учебник литературы от корки до корки наизусть выучила.
  - Тогда почему ты не хочешь... - Варя смутилась, - почему домой так рвёшься?
  - Мне нужно. Помнишь, Иван сказал "Родину защищать отказался"? Ну, так вот, это я и отказывался делать! Не хотел служить срочную службу - думал, время впустую терять! А, побывав здесь, всё понял. Я приеду к тебе, обязательно! Через год или чуть больше. Если только ты захочешь меня ждать.
  Девушка звонко рассмеялась:
  - Конечно, буду тебя ждать, глупенький! Неужели ты думаешь, что я так просто откажусь от богатыря - победителя Кощея? Даже не сомневайся!
  Сергей опустил руку и сжал ладонь Вари. Он, глядя в её замечательные синие глаза, попытался взглядом передать бушующие в нём чувства...
  Тут бы автору самое время опустить занавес над трогательной сценой, ибо негоже подглядывать за молодыми, но... Мини-Горыныч, узрев, наконец, перед собой не один, а целый десяток пальцев, с удовольствием вцепился в них всеми тремя головами. По странной случайности, все укушенные пальцы принадлежали Сереге.
  - Убью, червяк!
  Трехголовый дракон с быстротой молнии оказался у Ивана-дурака на коленях и уже оттуда выпустил три жидких облачка винных паров.
  - Папаня, обижают!
  - Тебя обидишь, как же! - проворчал Серега. - Иван, ты бы покормил животину, а то она мне чуть пальцы не отгрызла.
  - Тыщу лет не ела, - кивнул мини-Горыныч.
  - Ела? - переспросил Иван. - Или ел?
  Головы переглянулись, вновь устроили короткое совещание и огласили приговор:
  - Не ела!
  - Значит, Горынычем тебя звать нельзя - это мужское имя! - философски подперев щеку рукой, заметил Иван. - Я нарекаю тебя Горыней!
  Конан и Грыст шумно повосторгались мыслительными способностями побратима и предложили это дело обмыть. К их разочарованию, обмыть оказалось уже нечем. Но их разочарование из стадии обычного перешло в разряд великого, когда ко всему прочему Варя решительно объявила:
  - Всё, погуляли, и хватит! Уже светает. Пора трезветь и по домам собираться!
  Конан и Грыст хмуро посмотрели на девушку и демонстративно проигнорировали её высказывание, продолжая искать на столах и под ними уцелевшее хмельное.
  - Ваня, светает уже! Ты же сам мне велел тебя тормошить, когда "заря омоет светом спящий лес"?
  Иван, продолжая подпирать голову рукой и глядя куда-то вдаль, мечтательно произнёс:
  - Эх, Васька, глаза твои...
  - Очень хорошо, Вань, что ты про Василису упомянул! Заклинание отрезвления помнишь? Ну, так вот, Василиса меня ему выучила!
  Серега только улыбнулся, глядя на огромного Ивана, втянувшего голову в широченные плечи - богатырь сразу стал похож на напакостившего мальчишку.
  - Варежка, ты так не шути!
  - Я и не шучу! Оно уже готово! Осталось решить - на кого!
  - Только не на меня! Я уже почти совсем практически абсолютно совершенно трезвый!- Иван постарался придать лицу серьёзное и торжественное выражение - получилось, в лучшем случае, комично.
  - Тогда хватит пить!
  Иван вздохнул так, что стенка шелкового шатра зашевелилась, и удручённо кивнул головой.
  - Ваня, ты богатырь или нет? - Конан удивлённо смотрел на побратима. - Чего эта малявка тобой помыкает, как повар поваренком? Хочешь, я ей...
  Варвар задумался, выбирая способ казни. На помощь ему пришёл тролль:
  - Чику напорем! И розги есть!
  - Погодите, я тоже хочу посмотреть на девичью чику, - Людвиг схватился руками за ноги Конана и Грыста и принялся поднимать себя из-под стола.
  - Я вам сейчас покажу "напороть и посмотреть"! - рассердилась Варя.
  Серега стоял позади девушки - Иван его чуть не растоптал, метнувшись туда же. Поспешность его стала понятна чуть позже, когда Варя скороговоркой, как заправский рэпер, произнесла заклинание и махнула рукой в сторону незадачливой троицы. Внутри шатра вдруг поднялся ветер, бушующий только вокруг варвара, тролля и рыцаря. Всех троих со страшной силой завертело внутри магической воронки, так что вскоре уже нельзя было разобрать - где руки Конана, а где ноги Грыста. Худосочный Людвиг же мелькал рыжеватым смазанным пятном. Это напомнило Серёге центрифугу в стиральной машинке "Сибирь", с той лишь разницей, что стенок у этого магического цилиндра не было видно. Однако отсутствие стенок не помешало заклинанию удерживать внутри дюжего варвара и ещё более дюжего тролля. Ну и, рыцаря, конечно.
  Серега обалдело смотрел на представление, как, впрочем, и остальные присутствующие. Только Черномор недовольно покачал головой и спросил у девушки:
  - Алка зельцер?
  Получив утвердительный ответ, он поскорее пересел подальше и приложился к кувшину с вином. Святогор последовал его примеру.
  - Алка зельцер? - удивлённо переспросил Сергей. - Или мне показалось?
  - Нет, не показалось. А что тебя так удивляет?
  - Ну, как же! У нас так средство от похмелья называется.
  - У нас тоже. Только не от похмелья, а от пьянки! А у вас название кто-нибудь из сведущих использует. Потому что в словах этих - сила немереная! Только часто применять нельзя - для здоровья вредно.
  - Варь, может, хватит? - спросил Иван, с жалостью глядя на коричнево-зелено-рыжеватый крутящийся цилиндр.
  - Я не смогу остановить заклинание, - пожала плечиками девушка. - Пока хмельное из них окончательно не выжмется - будут вертеться.
  Богатыри шумно обсуждали зрелище, но подходить близко никто не рисковал. Горыня, сидевшая на руках Ивана-дурака, долго смотрела на вращающийся цилиндр, потом издала придушенный писк, и все три головы её потеряли сознание - похоже, впали в транс.
  - Вот, и зверюшка просит! - Иван помотал "зверюшкой" вверх-вниз, и головы Горыни согласно закивали. - Варь, останови!
  - Говорю же тебе, не могу! Потерпи, скоро уже. А, вот и первый!
  Людвига вышвырнуло из цилиндра, к счастью, не очень сильно. Он проехал на пятой точке пару шагов, притормозил о лавку, поглядел вокруг ошалелыми глазами и рухнул на утоптанную траву. Темно-коричневая его одежда выглядела так, словно её намочили, а потом долго и старательно мяли.
  Глаза Вари вдруг стали испуганными. Девушка вдруг замахала руками и закричала:
  - Всем отступить! Быстрее!
  Собравшиеся начали потихоньку отступать, а после громового рыка Черномора "Вы что, не слышали?", ускорились. И вовремя. Конану и Грысту повезло меньше Людвига. Вернее, меньше повезло шатру, потому что спустя пару минут варвара и тролля выбросило из цилиндра прямо на шелковую стенку. Даже не заметив этого препятствия, они улетели в наступающий рассвет. Летчиков обнаружили в двух десятках шагов от праздничного шатра - мокрых и мятых, но целых и невредимых. Правда, они, приземляясь, сломали какой-то сундук, да пару лавок у соседнего шатра...
  Черномор мрачно смотрел на веселящихся богатырей, которые тащили обратно бесчувственных варвара и тролля, и перевёл суровый взгляд на Варвару.
  - Подойди ко мне, племяшка!
  Что-то в его голосе было такое... смех и восклицания разом прекратились. Все настороженно посмотрели на Черномора и девушку. Даже когда воевода ругался с Иваном, желая отсечь голову змею Горынычу, и то не было у него такого странного голоса. Даже когда ссорился со Святогором... Похоже, Черномор рассердился не на шутку. Варя приблизилась, виновато потупив взгляд.
  - Ты поняла, чем могло кончиться?
  - Да!
  - Двухнедельная полная блокада! Нет, месяц! Чтоб в другой раз не только о себе думала!
  - Спасибо, дядька! - удрученно пробормотала Варя.
  Черномор вытянул руку и положил ладонь на голову девушки. Раздался беззвучный взрыв - все ощутили мягкий удар в грудь, как от резкого порыва ветра. Сереге даже показалось, что вокруг девушки на миг вспыхнуло синеватое сияние.
  - Уйди с глаз моих! Вот найдётся Василиса, я ей всё скажу, что думаю про её ученицу!
  - Сначала её найти надо, - тихо сказала Варя, удалившись подальше от сердитого Черномора.
  - Что случилось? - спросил Серега у девушки.
  - Черномор меня наказал - наложил запрет на использование магии. Аж на месяц! Хорошо, хоть так, а мог бы и на год! Что бы я тогда делала?
  - Но за что? Ты же просто парней отрезвила!
  - Не просто! Видишь ли, заклинание это неуправляемое - если уж наложил, то остановить его никакой возможности нет. И чем больше человек выпил, тем дольше его выжимать будет. Ну и тем сильнее выбросит... А я про это не подумала. Они же пострадать могли, да и мы тоже. Представь, если бы в тебя Грыст врезался!
  Серега представил, каким плоским бы он стал в случае попадания в него тролля.
  - Да уж, хорошего мало.
  - Вот и я о том же, - вздохнула девушка. - Учиться мне ещё и учиться! Ладно, пока теорией займусь, буду тренироваться предложения правильно составлять.
  - А ты разве не умеешь? - удивился Серега.
  - Умею немного. Василиса учила. Эх, мне бы книжек умных...
  Послышались сердитые возгласы. Это пришли в себя Конан и Грыст. Людвиг, несмотря на то, что первым вывалился из антиалкогольного цилиндра, до сих пор мирно спал под лавкой.
  - Ой, башка трещит! - варвар поморщился, поглядев на Грыста. - Сколько ж мы вчера выпили?
  Маленькие глазки тролля стали красными после процедуры отрезвления и очень живописно смотрелись на его зеленой физиономии. Тут парочка узрела, что прочая богатырская братия осталась в состоянии блаженного благодушно-благородного благоговения, вызванного непрекращающимся употреблением хмельного. Иван-дурак широко улыбался, глядя на них, открыто радуясь, что сумел избежать "зельцера".
  - Не понял! - Конан в недоумении развел руками. - А вы?
  Ваня, теперь уже не боящийся заклинания сестрички, заулыбался ещё шире.
  - А мы вовремя трезвыми прикинулись! Правда, Горыня?
  Три головы вразнобой закивали.
  - Так что, можно смело продолжать! - закончил Иван.
  - Мы тебя не догоним, - буркнул тролль.
  - Да, и нечем, - Конан уже трезвым рассудком оценил мизерные шансы обнаружить уцелевшее хмельное.
  Полог шатра распахнулся и внутрь вошёл невысокий худощавый азиат в черном кимоно. Совершив церемониальный поклон, он помахал перед носом ладонью.
  - Однако! Надышали вы изрядно!
  Святогор поднялся и опробовал на прочность шаткую землю. Ничего, вроде бы устоять можно!
  - Ну, богатыри-братья, час времени на сборы. Скоро новая сеча начнётся - вон, Хитохи-сан появился!
  Японец, узрев Святогора, забыл всякую степенность и, испустив пронзительный вопль, бросился к пожилому богатырю.
  - Здравствуй, брат Святогор! О, и Черномор здесь!
  - Здорово, самурай! - братья по очереди хлопнули его по плечам.
  Худенького японца мотнуло сначала вправо, потом влево. В ответ он сказал "кия", совершив два неуловимо-быстрых удара, и оба старших богатыря плюхнулись на лавки, почёсывая животы.
  - Да, удар у тебя по-прежнему силён! - признали они хором, а Черномор, широко улыбаясь, спросил:
  - А как насчёт "в землю по пояс"?
  Хитохи-сан погрозил ему пальцем. Братья рассмеялись. Все трое тут же углубились в воспоминания.
  - Чего он там говорил про "в землю по пояс"? - спросил Конан у Ивана.
  - Ты разве не слышал? На одной из сеч Хитохи-сан круто поссорился с Добрыней Никитичем. И безо всякого оружия почти одолел его - говорят, кто видел, просто ахали от удивления, что такой доходяга великого богатыря в бараний рог скрутил. А Добрыня тогда рассердился и ка-ак даст Хитохи! Тот в землю по пояс и провалился. Поговаривали, что без Язычника не обошлось - якобы он землю под Хитохи разрыл. Но факт остается фактом - с тех пор он очень уважает русских богатырей. Ещё бы, он после добрыниного удара месяц сломанные ключицы лечил!
  - Меня бы ваш Добрыня так не вбил! - ухмыльнулся Грыст.
  - Не, так не вбил бы! - согласился Иван. - Только по колени.
  - И по колени не смог бы! - помотал головой тролль.
  - Ты Добрыню не знаешь! Да, чего там Добрыня - он из великих! Даже я тебя вобью по колени в землю!
  - Нет!
  - Да!
  - Нет! Ты сам на ногах еле стоишь!
  - Вот протрезвею, и вобью! Слушай, а поехали со мной? Будем тренироваться вбивать друг друга в землю! - с воодушевлением выпившего человека воскликнул Иван. - И Конана с собой возьмём! Ну, согласны?
  Хотя и протрезвевшие, тролль и варвар не смогли отказаться от такого заманчивого предложения. Очнувшийся Людвиг, не разобравшись в деталях, тоже выразил желание отправиться с ними. Русский богатырь, тролль и киммериец посмотрели на худого рыцаря и хором сказали:
  - Войдёт по макушку!
  Дальнейший разговор их свёлся к подсчётам глубины проникновения в землю рыцаря, облачённого в полные доспехи. Грыст и Конан утверждали, что доспехи будут мешать, поэтому голова может остаться над землёй, а Иван настаивал, что железо, наоборот, придаст рыцарю стойкости - "колом войдёт". Объект обсуждений мотал рыжей головой, пытаясь понять, во что он ввязался...
  Сергей и Варя вышли из шатра. На кромке Ратного поля уже стояли новые воины, готовые выйти на сечу, поодаль толпились зрители. Язычника не было видно, зато прекрасно слышался его голос, как у диктора на вокзале:
  - Внимание, внимание! Участники сечи номер шесть тысяч триста сорок два собираются у коновязи. Сварог проверит ваше оружие, а Эскулап проведёт тест на допинг. Наставникам, зрителям и болельщикам необходимо пройти к шатру номер восемь! Повторяю...
  - Здесь про допинг знают? - удивился Серега.
  - Конечно, - ответила девушка. - Вдруг кто перед сечей кувшин-другой для храбрости примет!
  - Варь, - всполошился парень, - а ведь Святогор говорил, что я, как победитель, должен участвовать в следующей сече! Мне, наверное, туда надо!
  Девушка решительно потащила его обратно в шатёр.
  - Зачем?
  - К Святогору!
  Серега устыдился - мог бы и сам сообразить. Святогор, Черномор и Хитохи-сан, позабыв обо всём на свете, что-то горячо обсуждали. Серега замер, не сей раз не рискуя прервать их - квакать на болоте и питаться комарами он желанием не горел. Но Варя настойчиво пихнула его в спину. Он подошёл к старшим богатырям и, вспомнив все известные формулы вежливости, заговорил:
  - Святогор Иванович, не будете ли вы так любезны... И вы, Черномор Иванович тоже... И вы, простите, не знаю вашего имени... Могу ли я осмелиться прервать вашу высокоучёную беседу?
  Троица посмотрела на супервежливого парня. Хитохи-сан с любопытством глядел на Серёгу, но, поскольку всю ночь хмельное кувшинами не хлебал, комментарии оставил при себе. Зато братья не замедлили удивиться.
  - Чего это с ним? - спросил воевода у Святогора. - Психика не выдержала?
  - Сам не пойму, - изумился тот, - Может, хлебнул лишку? Сергей, сколько у меня пальцев на руке?
  И, сделав "козу", пошевелил двумя пальцами. Серега, убедившись, что в лягушку его превращать не собираются, осмелел и отбросил куртуазность.
  - Пальцев у вас пять, и от перемешивания количество не уменьшается! Святогор Иванович, там сеча новая начинается...
  - Ох, ё-ё-ё... - вскричал Хитохи-сан, а эхо, очень слабенькое в шатре, повторило шепотом "мать". - Совсем забыл!
  И выскочил наружу. Серега удивлённо сказал:
  - Японец, а ругается по-нашему!
  - Уважает шибко! - туманно пояснил Святогор. - Так чего ты хотел?
  - Вы говорили, что я, как победитель, должен участвовать в новой сече. Мне бы оружия какого раздобыть. А то ведь даже киянку забрали.
  Святогор захохотал и хлопнул брата по плечу.
  - Видишь? А ты в психике сомневался! Кремень, а не человек! И пальцы считать умеет, и в бой рвётся!
  - Балбес, а не человек! - сказал Черномор, впрочем, беззлобно. - И куда ты собрался? Тебя ж там прибьют, и как звать не спросят! Ты ведь уже статус новичка потерял - теперь воином являешься. А с воина и спрос другой!
  - Но ведь мне говорили... - растерянно пробормотал Серега, переставший понимать, что происходит.
  - Тебе говорили, что ты, как победитель, ИМЕЕШЬ ПРАВО выступить в следующей сече. Это не означает, что ты ДОЛЖЕН там выступать. Мой тебе совет - потренируйся сначала!
  Святогор кивнул.
  - Вот когда опыта наберёшься - тогда и выйдешь! А пока домой отправляться надо. Ну, Черныш, покажи класс!
  Черномор вздохнул:
  - Эх, хорошо посидели. Жаль...
  Воевода скороговоркой произнёс что-то неразборчивое, волосы и борода у него зашевелились, как от дуновения легкого ветерка. Со Святогором происходило то же самое. Неощутимый для прочих ветерок пару секунд ерошил шевелюры братьев, после чего пропал. Варя завистливо вздохнула.
  - Это чего было? - шепотом спросил у неё Серега.
  - Алка-зельцер. Видел, как Черномор умеет? Раз - и готово: оба трезвые, и никакой опасности для окружающих!
  Действительно, Черномор и Святогор поднялись, как ни в чем, ни бывало, будто и не опустошали кувшины всю ночь. Воевода отправился разбирать богатырские завалы возле столов в поисках воинов из своего отряда, а Святогор сказал Сереге:
  - Ты готовься к отправке, а я, тем временем, попрощаюсь.
  Старик ушёл, а Серега пробормотал:
  - Голому собраться - только подпоясаться. Варь, я почему-то только сейчас подумал... А как я тебя найду?
  - Дядька Святогор подскажет.
  - А вдруг его на месте не будет, когда я вернусь?
  Варя смешно наморщила носик, подумала и заявила:
  - Тогда я сама тебя отыщу.
  - Она отыщет, не сомневайся! - сказал подошёдший Иван. - Думал я тебя в гости зазвать, но дядька сказал, что дела у тебя долгие и важные. Что-то там со службой...
  - Откуда же он знает? - удивился Серега.
  - Дядька, он такой! Ну, побратим, бывай! Но в гости всё равно ждём. Правда, Варька?
  Девушка кивнула, застенчиво улыбнувшись.
  - Парень, ты молодец! Против Кощея устоял! - Конан хлопнул Серегу по плечу. Поскольку киммериец уже протрезвел, то рука у Сереги отходила уже не так долго, как после прошлых поздравлений. - Для простого смертного - это неплохо! Вот, держи, на память!
  Варвар протянул Сереге здоровущий кинжал с чернёным лезвием и эбеново-черной рукоятью.
  - Стигийская работа, что удивительно! Обычно они всё больше колдовством промышляют...
  - Фе, кинжал! - вперёд протиснулся Людвиг. - Брат, я дарю тебе своё лучшее копьё! Пробивает всё, главное - попасть!
  - Тогда уж и коня подари, - тролль сделал шаг вперёд, затерев Людвига во второй ряд. - Сергей, если понадоблюсь - только свистни.
  С этими словами Грыст протянул ему крохотный свисток.
  - В нём магии на один раз, поэтому свисти только в самом крайнем случае!
  Серега растерялся.
  - Ребят... да вы что... спасибо! У меня с собой ничего и нет, чтобы отдариться...
  Он принялся судорожно шарить по карманам. Несколько пятирублёвых монет, мятая десятка и ключи от дома. Всё! Ну, не деньги же совать людям! Хотя, вот ножик-брелок... Серега отцепил его от связки ключей и призадумался. Кому отдать-то?
  - Что это? - с любопытством спросил Людвиг, умудрившийся снова протиснуться на первые роли.
  Серега раскрыл крохотный ножик.
  - Шило что ли? - спросил Иван.
  - Камни из лошадиных копыт доставать, - сказал рыцарь.
  - Зубочистка, - догадался тролль.
  - Обрядовый нож маленьких стигийцев, - почесал нос варвар.
  - Меч для Горыни, - сказала Варя.
  - А и, правда! - Серега присел и протянул ножик трехголовой крылатой ящерице. - Горыня, это тебе. На память!
  Все три головы склонились над брелоком, обследовали его и одновременно сказали:
  - Спасибо!
  Потом средняя добавила:
  - Мамочке отдай, пусть у неё хранится.
  - Мамочка, - тоненько, явно подражая Конану, хихикнул Грыст.
  - Горыня, ведь получается, что я мамочка змея Горыныча, - сказала Варя, спрятав крохотный ножик. - Это не совсем правильно. Я же человек, а не змея!
  Людвиг закашлялся, пытаясь скрыть смех. Киммериец схватил его рукой за плечо.
  - Что, икота напала? Пойдём на воздух.
  Варвар и рыцарь удалились из шатра. Судя по их вздрагивающим плечам, икота с Людвига перекочевала на Конана. Ваня тоже хотел было улыбнуться, но вспомнил, что сам он является Горыне "папочкой". Если он сейчас начнёт смеяться над Варей, то не будет ли это означать, что смеётся он над самим собой?
  За этим тяжким раздумьем и застал его Святогор.
  - Чего пригорюнился, змеев папа?
  Грыст неприлично хрюкнул. Иван-дурак вздохнул - ну, вот, новое прозвище приклеилось.
  - Ты, Иван, не переживай - стал серьёзным Святогор. - Найдём Василису. Черномор здесь будет смотреть, я там её следы поищу. А ты, Вань, знаешь что? Сходи-ка к Вию! Он, хотя и злобный, но, если сумеешь его уговоришь - совет дельный дать может. Говорят, даже оракулы к нему иной раз заглядывают, опытом обмениваются.
  - Где же я Вия найду? - опешил Иван. - Его нет, он - сказка!
  - Нет, не сказка. А искать его надо по нечистым церквям - это всем известно.
  Ваня примолк, подсчитывая, сколько ему известно таких церквей. Получалось - ни одной.
  - Что это за церкви такие? - спросил Грыст.
  - Это такое заведение, где снаружи всё правильно, а изнутри блуд да пьянство процветают, - доходчиво объяснил Святогор.
  Тролль стал выражением лица похож на Ивана-дурака. Только зеленого цвета. Потом большие губы Грыста разъехались в понимающей улыбке.
  - А я знаю такое место!
  - Вот и замечательно! - похвалил Святогор. - Сводишь Ваню туда.
  - Обязательно! - кивнул тролль. - А ещё Конана и Людвига.
  - Само собой - чем больше вас будет, тем лучше!
  Грыст снова согласился.
  - Ну, богатыри, бывайте! А нам с Сергеем пора. Двинули? - и протянул парню ладонь.
  Серега в последний раз посмотрел в замечательные глаза Вари, махнул на прощанье всем присутствующим и схватился за протянутую руку. И хотя на этот раз он ожидал перехода, но внезапность смены обстановки всё равно ошеломила его. Только что они со Святогором находились в праздничном шатре, и вдруг оказались в том самом кабинете, из которого и началось удивительное приключение.
  Старик-богатырь, как ни в чём ни бывало, уселся в огромное кресло, Серега, почесав нос, плюхнулся на стул.
  - Ну, Сергей, вот мы и вернулись. Спасибо тебе!
  - Мне за что? - удивился парень.
  - Что я с братом повидался, племянников повстречал. Если бы не ты, я б на Ратное поле не знаю, когда попал.
  - Но почему? - Серега ничего не понял.
  - Потому что туда переносятся волею судьбы, а я стар уже для воинских забав. Иной воин желает страстно поучаствовать в сече богатырской, да только так никогда и не попадает на Ратное поле. Тебе жребий счастливый выпал. А я уж просто сопроводил тебя. За то и спасибо!
  - Да, пожалуйста! Святогор Иванович, можно вопрос задать?
  - Задавай, - кивнул старик.
  - Варя сказала, что вы можете мне помочь её найти. Вот через год я...
  Святогор улыбнулся.
  - Приходи через год, помогу. Тем более, что тебе, как победителю, на Ратное поле дорога открыта.
  - На поле - это хорошо. А к Варе? - настырно спросил Серега.
  - А из Ратного поля ты сможешь отправиться туда, куда пожелаешь. Хоть к черту на рога, лишь бы знать, как это место выглядит.
  - Но я же не знаю, где она живёт!
  - Зато мне это ведомо, - усмехнулся старик, - поэтому с тобой вместе и отправлюсь. Заодно и братца своего, Гороха, повидаю.
  Серега быстро сложил в уме два и два. Горох - брат Святогора. Варя - племянница. Значит...
  - Значит, по отчеству она Гороховна? - невольно улыбнулся он.
  - Да, - снова усмехнулся старик, - но ты особо не скалься. Горох, хоть и царь, мужик вообще-то нормальный, спокойный. Но иногда бывает не в духе. Особенно, когда насчёт его имени шутки шуткуют. В такой момент может и на кол посадить.
  - Царь? - Серегины глаза округлились. - Выходит, Варвара - царевна?
  - Ну, да, а ты разве не знал?
  Серега отрицательно мыкнул. Святогор усмехнулся:
  - Да, ладно, не переживай! Горох - царь демократичный. Ему род и племя не важны - был бы человек хороший. Василиса, невеста Ивана, тоже не из князей. Н-да, - помрачнел Святогор, - куда ж она пропала? Раньше только бабу Ягу искал, а теперь и Василису...
  - Бабу Ягу? Настоящую?
  - Угу. Сергей Вольфович! - басом крикнул вдруг Святогор. - Зайди на минутку!
  На полке с дзыньканьем разлетелась стеклянная вазочка. Старик поморщился.
  - Посуду какую-то хлипкую ставят...
  В дверь заглянул очкарик.
  - Святогор Иванович, опять вы про кнопочки забыли? Это ведь уже четвертая вазочка на этой неделе...
  - Да, ну тебя с твоими кнопочками! - отмахнулся Святогор и поднял указательный палец кверху. - Ты посмотри на мой палец и на кнопочку! Да я их три штуки сразу нажму! Проще уж крикнуть...
  - Как знаете, - пожал плечами очкарик. - Спишем на расходы предприятия. Но вы должны помнить, что балансовая стоимость одной вазочки...
  - Ой, уймись! - страдальчески наморщился Святогор и обратился к Сереге: - Представляешь, он бухгалтерии за зиму выучился. Мне конец!
  - Да, мы время напрасно не теряем. Бруня тоже курсы закончила.
  - Курсы моделей, - закатил глаза старик. - И на первой же фотосессии расцарапала фотографу физиономию.
  Парень закашлялся, скрывая смех. Очкарик строго посмотрел на него и удивлённо сказал:
  - Надо же! Всего полчаса, а какая разительная перемена!
  Серега осмотрел себя с ног до груди - никаких изменений не заметно. Хотя, конечно, стигийского кинжала и двухметрового копья при нём не было, когда он в этот кабинет зашёл.
  - На Ратном поле человек побывал, - пояснил Святогор. - И даже победителем сечи оказался.
  Очкарик уважительно протянул руку Сереге - тот смущённо пожал худую ладонь.
  - Поздравляю! Сам на поле не бывал, но наслышан, наслышан. Топтыгин всё мечтает туда попасть...
  - Нельзя ему, ты, Сергей Вольфович, сам понимаешь. Туда же только люди допущены.
  - Да, и зело печально это правило, - вздохнул очкарик. - А уж как Миша хочет с богатырями силой померяться!
  - А кто он? - не удержался Серега.
  - Обычно - медведь, - равнодушно сказал очкарик, словно оповестил, что на улице дождь.
  - Медведь? Но, Святогор Иванович, а как же Грыст? Он ведь тоже не совсем человек!
  Старик нахмурился. Худой очкарик заинтересованно блеснул стеклами.
  - И в самом деле, тролль-то попал на сечу, - задумчиво сказал Святогор. - Наверное, дело в том, что был он в образе человеческом!
  - Ну, если дело только в этом, то Топтыгин легко перевоплотится! - воскликнул очкарик.
  - Медведь в человека превратится? - изумился Серега. - А так разве бывает?
  - Ну, да! Я же вот стою здесь.
  - А... вы кто? Тоже медведь?
  - Вообще-то, говорить об этом посторонним лицам строго и категорически воспрещается, но, ввиду чрезвычайных обстоятельств, вызванных посещением данного человеческого индивидуума неординарной магической местности...
  - Тьфу! - от души плюнул Святогор. К счастью, на пол. - Волк он! Позорный!
  - Умеете вы уважить, Святогор Иванович! - расплылся в широкой улыбке очкарик и пояснил Сереге: - Люблю, когда волком позорным кличут. А Святогор Иванович, чуткой души человек, умеет в нужный момент слово ласковое сказать. Даже про вазочку вспоминать не хочется. Хотя расходы на приобретение новых материальных ценностей...
  - У тебя в цирке знакомых нет? - страдальчески скривившись, спросил у Сереги Святогор. - Представляешь, какой бы из него дрессированный волк получился?
  - Вы меня, зачем звали-то? - деловым тоном заговорил очкарик. - Если просто поболтать, то некогда мне. Дел уйма!
  - Давно бы так, - буркнул Святогор. - Спросил я про вашу пропажу. У всех, кого встретил. Никто не ведает, даже Черномор.
  - У-у, - сокрушённо прокомментировал очкарик, - даже Черномор не знает? Совсем плохо! Алексей Иванович так надеялся на него...
  - Черныш обещал помочь. Раз сказал - значит, сделает. Теперь вот что. У племянника моего, Ивана, беда случилась - невесту Кощей украл. Василисой её звать. Мастерица, говорят, и кудесница. Если чего про неё узнаете - немедленно мне сообщите. Да, забыл! В уточку обращаться умеет!
  Очкарик серьёзно кивнул.
  - Разошлём весть. Так, я пошёл? Дел действительно полно. Ах, да! С последним контрактом всё в порядке!
  - Уже? Быстро вы... Ну, ступай.
  Святогор проводил взглядом очкарика и обратился к Сереге:
  - Вот, другу твоему отсрочка обеспечена.
  Серега, честно сказать, уже и забыл, зачем он сюда пришёл. Столько всего случилось, что до этого момента он и не вспоминал о Мишке.
  - До осени военкомат его тревожить не будет. Мы своё слово держим. Пусть он об этом помнит!
  Больше Сереге из Святогора ничего вытянуть не удалось - на все расспросы тот только загадочно улыбался. Парень понял, что пора закругляться. Он поднялся и... неожиданно для самого себя поклонился старику в пояс.
  - Спасибо вам, Святогор Иванович, за науку!
  - Пойдём, провожу тебя.
  - Э-э, можно мне здесь копьё и кинжал оставить? Дома, боюсь, не поймут...
  - Оставляй, заберёшь, когда пожелаешь. Серый сохранит в лучшем виде.
  Они вышли в просторный холл. За стеклянным столиком Брунильды не оказалось, впрочем, Серега об этом и не жалел. Теперь, когда он познакомился с Варей, другие девушки ему казались какими-то... ненастоящими.
  - Прошу! - огромный, как двустворчатый шкаф, охранник возник прямо из воздуха и распахнул входную дверь.
  Серега и Святогор вышли на мраморное крыльцо, дверь тут же захлопнулась.
  - Не любит Сильвестр тепло выпускать, - усмехнулся старик. - Старые привычки нелегко изжить.
  - А как ваш охранник умудряется появляться и исчезать? Только что его не было, и вдруг возникает ниоткуда!
  - А чего тут удивительного? - пожал плечами Святогор. - Домовые все так умеют делать.
  - Так он домовой?!! - Серега от удивления промахнулся мимо ступеньки и улетел бы носом вниз, если бы старик не поймал его за ворот куртки. - Спасибо! Но я всегда думал, что домовые маленькие, лохматые, бородатые...
  - Да, да, наш Селивёрст тоже таким был. Потом фильмов насмотрелся, а как-то раз нашёл журнал про культуристов. Захотел похожим на них стать и первым делом начал меня упрашивать, чтоб я ему паспорт справил. Пришлось сходить к знакомым в РОВД. Н-да. В паспортном столе чуть со стульев не попадали, когда Селивёрст обозвался Сильвестр Ш.Неггер.
  - Может, Шварценеггер? - улыбнулся Серёга.
  - Нет. Ш.Неггер. "Ш" - это от Шнырь. Раньше он был Селивёрст Шнырь - обычный домовой, а теперь - сам видишь: побрился, в спортзал месяцок походил...
  Серега тоже имел опыт похождения в тренажерный зал, но на мышечном объёме это никак не сказалось. Наверное, потому, что хватило парня только на месяца на полтора. Но чтобы нарастить такую гору мышц за месяц - нереально!
  - Он что, все стероиды в городе съел?
  - Что ты! Не говори этого слова при Сильвестре - он сразу буйным становится! Нет, просто любит заниматься. Оборудовал подвал тренажёрами и с утра до утра тягает железо. А наверх выбирается только двери открыть, поручения специальные выполнить, да за морковкой. Он её тоннами ест - говорит, расти помогает. А в другое время его от штанг не оторвать - как и Топтыгин, тоже мечтает в сече сразиться.
  Серега невольно нахмурился, представив Сильвестра в роли своего противника на Ратном поле. Да, с ним тяжело будет биться! Надо бы выучить пару-тройку приемчиков... Парень вдруг поймал себя на мысли, что он думает о будущем участии в сече, как о деле решённом. И вовсе не потому, что оттуда можно будет отправиться к Варе.
  - Святогор Иванович, так ведь Сильвестр тоже выглядит... э-э, как человек. Грыст, к примеру...
  - Удружил твой Грыст, нечего сказать! Теперь ведь все, кто обличье человеческое принять может, на Ратное поле побегут. Ну, да ладно - это не твоя забота. Ты ступай, ума набирайся и опыта. На рожон не лезь, но и трусливому бесчестью не позволяй запятнать душу! Впрочем, чего я тебя учу? Ты и сам всё понимаешь! Ну, счастливо!
  Оттого, что Святогор говорил с ним, как с равным, в Серегиной душе зажегся огонёк самоуважения. Парень пожал крепкую ладонь старика, развернулся и ушёл прочь. Не оглядываясь.
  
  Серёга брел по знакомым улицам. Домой он не торопился, поэтому избрал пеший способ путешествия. Не столько из-за пресловутой пользы пеших прогулок, сколько для того, чтобы привести мысли в порядок. Подумать только! Всего лишь час назад он сидел за одним столом с былинными богатырями, а чуть раньше - сражался с Кощеем! Скажи кому - не поверят! Мишка точно не поверит.
  Серега вздохнул. Вокруг привычная глазу современного городского жителя обстановка. И тут ему пришла в голову страшная мысль: а вдруг над ним подшутили? Может, старик владеет каким-нибудь гипнозом? И не было никакого Ратного поля, не было богатырей, застолья? Не было Вари?
  В этот момент Серега нащупал в кармане костяной свисток, что подарил ему тролль, и на душе сразу стало легче. Нет, он не выжил из ума и не подвергся гипнозу. Значит, и Варя ему не привиделась! Повеселев, Серега почти бегом отправился к Мишке. Ему не терпелось рассказать другу о своих невероятных приключениях. Добравшись до Мишкиного дома, он открыл калитку и пошёл через двор. Дворняга Фантик, служивший в роли сторожевого пса, зашёлся лаем, потом вдруг резко замолк, принюхиваясь, и до дверей только сопровождал взглядом парня. Серега подивился странному поведению собаки - Фантика обычно не заткнуть, даже когда он знает вошедшего.
  Мишка открыл дверь. Физиономия его не выглядела готовой служить лицом здорового образа жизни: на левой щеке четыре царапины, правый глаз припух, а под ним уже обозначился темно-фиолетовый синяк. И левая рука белела новенькой гипсовой повязкой.
  - Про царапины я помню, а фингал откуда? - удивлённо спросил Серега. - А с рукой как угораздило? Напали что ли?
  - Да, ерунда! - махнул здоровой рукой Мишка. - Заходи, расскажу. А ты чего, в пионеры записался?
  - Почему?
  Мишка ткнул пальцем в красный Варин платок, который до сих пор был повязан у Сереги на шее. Серёга молча снял алый лоскут и спрятал во внутренний карман. Кто-то скажет: подальше от чужих глаз, а на самом деле - поближе к сердцу. Уже сидя на кухне и ожидая, когда вскипит чайник, он узнал, что случилось с его другом.
  - Я из фирмы этой вышел и на остановку подался, - рассказывал Мишка, разливая заварку по чашкам. - Честно говоря, я толком даже не понял, как всё произошло. Подошёл автобус, народ начал в него залезать, ну, и я, конечно, тоже. Стою на нижней ступеньке, думаю, не заберусь - некуда уже. И вдруг сзади какой-то огромный мужик попытался с разгона в автобус заскочить.
  - А откуда ты узнал, кто там был, ты же спиной к остановке стоял? - тоном следователя спросил Серега.
  - Это мне потом сказали. Не перебивай! Хотя, в общем-то, рассказывать больше и нечего. Мужик этот меня придавил к дверце, а руку я убрать не успел. В травмпункте сказали, что трещина в кости. Гипс, вот, наложили.
  - Понятно, - пробормотал Серега, - а синяк откуда?
  Мишка вдруг покраснел.
  - Ты понимаешь, передо мной на ступеньку выше девушка стояла... Кстати, похожая на ту симпатичную секретаршу. Наверное, ей показалось, что я к ней пристаю...
  - Я почему-то не удивлён, - хмыкнул Серега.
  - Да, ты что! - возмутился Михаил. - Меня к ней тот амбал прижал! А она, не глядя, ка-ак двинет локтём! Ну, и мне прямо в глаз. Короче, никуда я не уехал, так и остался на остановке с фингалом и сломанной рукой. Одно утешение - до осени теперь в военкомат меня не затребуют! Так что, зря я в эту контору ходил! Кстати, а с тобой о чём беседовали? Что-нибудь пообещали?
  В Серегиной голове цветным калейдоскопом закружились обрывки: бесплатная отмазка, договор с кровью, слова Святогора, что Мишкин контракт выполнен. И "шкаф" Сильвестр, выполняющий специальные задания.
  - Слушай! - свистящим шепотом сказал Серега. - Я догадался!
  - Это до тебя только дошло, что тебе там сказали? - ядовито осведомился Мишка и усмехнулся: - Наверное, теперь жалеешь, что от договора с ними отказался?
  - Ты дурень, понял? Ты хоть понимаешь, во что вляпался?
  - И во что? - неуверенно спросил Мишка. Улыбка сползла с его лица. - Ты о чём?
  - Подумай немного, даже если это для тебя болезненно! Тебе обещали, что военкомат до осени не потревожит? Обещали! Что-нибудь в договоре было о способе, которым тебя собираются отмазать?
  Мишка прищурил, и без того заплывший глаз.
  - Вроде, нет.
  - Вроде, - передразнил друга Серёга. - Вот тебе и обеспечили законный способ освобождения от службы! Сломали руку!
  - Фу! - облегчённо выдохнул Мишка. - Я уж было напугался...
  - Ты что, ничего так и не понял? Помнишь, что сказал очкарик? Временное освобождение от армии становится постоянным!
  - Чего? - Мишка явно тупил.
  - Того! Тебе обеспечат пожизненное освобождение от службы в армии. К примеру, инвалидом сделают!
  - Хе-хе, - нервно хихикнул Мишка, - шутник ты! Не посмеют! Да и зачем?
  - Затем, что ты договор кровью подписал!
  Мишкина физиономия стала бледно-зеленого цвета. До него, наконец, дошло. Серега продолжал:
  - Мне... их директор сказал, что все, кто к ним обратился, пошли служить. Мол, совесть в них проснулась. Теперь я понимаю, отчего она проснулась!
  Мишка тоскливо посмотрел на загипсованную руку.
  - И что мне теперь делать?
  Серега усмехнулся:
  - Говорил тебе, странно там! Не слушал... Я думаю, у тебя только один выход: как рука заживёт, дуй в военкомат! А лучше - прямо завтра!
  - Что, со сломанной рукой?
  - Ага. А то ведь, если ногу сломают, добираться станет труднее.
  Довод был убедительным. Мишка обречённо спросил:
  - А ты как? До чего договорился?
  Сереге вдруг расхотелось рассказывать другу о своих приключениях. Всё одно не поверит.
  - А я тоже в военкомат иду. Только без посторонней помощи. Ладно, Мишань, пока! Домой пойду, предки, наверное, уже волнуются.
  Мишка с удивлённым выражением лица остался размышлять о своей горемычной судьбе, а Серега отправился домой.
  За ужином он обратился к отцу:
  - Батя, ты не мог бы завтра позвонить дяде Пете и попросить его об одной вещи?
  Дядя Петя - это друг детства Серёгиного отца и по совместительству - военный комиссар. Он Серегу знал, как облупленного, и даже как-то предложил помочь с отсрочкой от армии. На что отец капитально обиделся и месяц с ним не разговаривал, а Серегу чуть ли не выпорол. "Каждый мужчина должен пройти службу в армии! Иначе он - не мужчина!" После того случая Серега уже не рисковал обращаться с просьбами "отмазать" его от службы ни к отцу, ни к его другу, а пытался самостоятельно отыскать способ.
  - Зачем? - отец помрачнел. - Опять? Мы же с тобой уже говорили...
  - Ты бы сначала дослушал, - спокойно и внушительно сказал Серега. - Я хочу, чтобы ты попросил его помочь мне попасть в десант. Или, ещё лучше, в спецназ!
   Отец в изумлении выронил ложку, удивлённые мама и младшая сестра Сереги - Людка, ахнули! Даже кошка перестала умываться и внимательно посмотрела на виновника переполоха.
  - Не иначе, медведь в лесу сдох, если ты в армию собрался! - нахально заявила Людка. Она подошла к брату, положила ему ладонь на лоб, с сосредоточенным видом нахмурила брови и объявила: - Температуры нет. Значит, помешательство! Надо "скорую" вызывать!
  - Брысь, болтушка! - усмехнулся Серега. - Ну, как, пап, попросишь?
  Получив в ответ утвердительный кивок, он, как ни в чём ни бывало, принялся за ужин. Отец с матерью молча переглянулись. И лишь когда дети ушли из-за стола, родители грустно улыбнулись друг другу.
  - Как будто он повзрослел за один день! Позвонишь Петру?
  - Конечно! Только не позвоню, а сам схожу.
  А Людка, тем временем, пристала к Сереге, чтобы он рассказал ей про древний Рим. Она уже скоро заканчивала пятый класс и изучала историю древнего мира. Но ведь самой читать не так интересно, как слушать брата. А Серега, хотя и был закоренелым троечником, историю любил и по этому предмету всегда получал четверки и пятерки. Поэтому младшая сестра частенько просила его что-нибудь рассказать: и, вроде как, уроки учишь, а в то же время, ничего не делаешь. Но сегодня, к удивлению Люды, Серёга отказался рассказывать про древний Рим.
  - Ну, его! Давай, лучше, я тебе расскажу про одно удивительное место! Будешь слушать? - получив в ответ энергичный кивок головой, он продолжил: - Место это называется Ратное поле...
  
  Капитан и лягушка
  - Иван, имей совесть!
  - Анатолий Семёнович, ну, не могу!
  - Капитан Прошин!
  - Товарищ полковник!
  - Ладно. Три дня!
  - Да, вы что! Мне надо минимум две недели!
  - Иван, имей совесть!
  - Анатолий Семёнович, ну, не могу...
  Программист назвал бы этот разговор бесконечным циклом с отсутствием контроля. Поясняю для простых смертных, не приобщённых к высокому искусству разбираться в закорючках СИ и Паскаля, на работе не вынужденных чинить всё, что в названии имеет слово "электрический" и не говорящих в обычной жизни так, что их никто не понимает... О чём это я? Простите, автор всё ж таки программист! Так вот, бесконечный цикл - это когда нет условия, при котором цикл заканчивается. Вот и в разговоре, если так можно назвать набор повторяющихся фраз полковника Нечаева и капитана Прошина, явно отсутствовало условие останова.
  Завершался, наверное, пятый круг, когда полковника "расклинило".
  - Ладно, чёрт с тобой, четыре дня!
  - Анатолий Семёнович, хотя бы десять дней, а?
  - Иван, имей совесть!
  - Анатолий Семёнович, ну, не могу...
  Они готовы были впасть в новый виток бесконечного и бессодержательного разговора, но в этот момент зазвонил телефон внутренней связи.
  - Товарищ полковник! Блин! Новое ограбление!
  - Капитан Лукашкин, с каких это пор вы себе позволяете выражаться при докладе начальству?!! - стальным голосом произнёс Нечаев. В другой раз Лукашкину точно не поздоровилось бы, но не сейчас.
  - Товарищ полковник, новое ограбление, на этот раз обчистили дом предпринимателя Блина! - внёс Лукашкин поправки в донесение.
  - Блин! - громко произнёс Нечаев. Наверное, получше запоминал фамилию потерпевшего для дальнейших оперативных разработок. Потом он принялся бегать по кабинету и ещё несколько раз повторил эту фамилию. - Вот, видишь, что делается? Что ни день, то новое ограбление! Ребята с ног сбились, гастролёра ищут, работают по шестнадцать часов в сутки... а тебе четыре дня отпуска подавай!
  - Десять, - вполголоса сказал Прошин.
  - Пять, - полковник тяжело уселся в кресло и спросил: - Вань, да что с тобой? Ты уже отгулял отпуск за два прошлых года и за этот. И ещё просишь! Дел полно!
  Иван Прошин молчал, вперив пристальный взгляд в кривой паркет производства сталинских времен, словно пытаясь угадать секрет его долгожительства. Ну, что он мог сказать полковнику Нечаеву? Нет, разумеется, можно было бы для разнообразия сказать правду. Тогда Анатолий Семёнович вызовет дурбригаду прямо сюда, в здание управления. И любой человек, находящийся в здравом рассудке, поступит так же.
  - Мне нужно десять дней! - упрямо повторил он.
  Полковник Нечаев тяжко вздохнул и подписал заявление.
  - Это - последний раз! Ещё придёшь с такой просьбой... лучше не приходи!
  Прошин, уже за дверью кабинета, пробормотал:
  - В следующий раз, похоже, я приду с заявлением на увольнение.
  
  Чтобы понять, как капитан Прошин докатился до такой жизни, нужно вернуться назад во времени примерно на полгода. А именно: к одному из осенних дней, когда полковник Нечаев чуть ли не силой отправил его на карнавал в Кощеевку. Уважаемый читатель помнит ту историю, поэтому не буду описывать всё с начала, в надежде увеличить объём романа. Достаточно будет лишь упомянуть, что по завершении нечестивого корпоративчика, за Иваном увязалась здоровенная, метр в высоту, волшебная жаба. А узнал об этом капитан уже дома. Ну, на самом деле, около помойки, но это роли не играет. Итак, давайте вернемся к этому моменту.
  Тогда Иван впервые в жизни потерял сознание. А пришёл в чувство оттого, что кто-то хлопал его здоровущим резиновым ластом по лицу. "Откуда в Ольховске аквалангисты?" - подумал он, ещё не открыв глаз. Зато когда открыл - тут же поспешил зажмуриться. Над ним участливо склонилась гигантская лягушка (уж каким образом бесшеяя жаба умудрилась склониться - неизвестно, но выглядело это именно так) и передней лапой усердно хлопала капитана по щекам.
  - Изыди! - Иван приоткрыл один глаз и, сам себе изумившись, шустро перекрестил жабу.
  То ли оттого, что Иван был атеистом, то ли крестил не в ту сторону, но только сей могущественный жест, в каждом фильме про вампиров вгоняющий в дрожь любую нечисть, на жабу не произвёл никакого впечатления. Она лишь перестала шлёпать жертву по щекам и удовлетворённо проговорила:
  - Ну, наконец-то! Хлипкий ты какой-то! Однако, не беда! Я тебя, мой болезный, быстро откормлю!
  Иван быстро сел и даже умудрился отодвинуться от жабы на несколько шагов, не отрывая пятой точки от земли.
  - Чего тебе от меня надо? - хрипло спросил он.
  Жаба озадаченно посмотрела одним глазом на капитана.
  - Я ж тебе уже сказала. Забыл? Ладно, повторю: коли пальцем ткнул - жениться на мне должен! Поэтому и пришла за тобой. Так что, вот она я - бери!
  Иван почувствовал, что сейчас потеряет сознание во второй раз в жизни. Бред не заканчивался, маразм крепчал, абсурд властвовал, сюрреализм пёр изо всех щелей... Прошин с трудом собрался с мыслями. Сумасшедшая волшебная жаба почему-то решила, что он должен на ней жениться! Мало ли кого он в жизни пальцем тыкал?!
  - Э-э-э, сударыня, - промямлил Иван, не зная, как обратиться к гигантскому земноводному, - вынужден вас огорчить. Я не имею ни малейшего желания жениться.
  - Вообще?
  - В ближайшее время - точно! Ни на вас, ни ком другом! - уже твердым голосом сказал Иван. В конце концов, разве его могут заставить...
  Додумать эту гордую мысль он не успел - жаба невозмутимо квакнула:
  - Не беда. Я подожду.
  Прошин поперхнулся.
  - Ждать долго придётся! - счёл своим долгом сообщить он.
  - Да, сколько угодно! Я никуда не тороплюсь! - всё так же невозмутимо ответила жаба.
  - Вот и замечательно! - Иван поднялся и отряхнул с брюк дорожную пыль. В принципе, ничего страшного не произошло. Нужно лишь только спровадить сказочную суперлягушку подальше отсюда. - Тогда я пошёл, а вам - до свиданья!
  - Так и я с тобой! - решительно квакнула жаба и запрыгала по дороге вслед за капитаном.
  - Стоять! - в отчаянии завопил Иван. - Со мной нельзя! Сказала, будешь ждать? Вот и жди! Где-нибудь!
  - Когда рядом - ждать удобнее!
  - Нет!
  - Да!
  У Ивана мелькнула мысль попросту убежать от назойливой жабы. В конце концов, он - один из лучших бегунов в управлении, даже несколько грамот имеет, а жаба неуклюжая... Нет, не годится. Ведь она сумела его найти, найдёт и второй раз. Нужно избавляться от неё сразу и окончательно!
  Однако задумать это было легче, чем выполнить. Жаба ни в какую не хотела уходить, а в итоге вообще расплакалась.
  - Куда ж ты меня гонишь? - сквозь всхлипывания донеслось до Ивана. - К Кощею злобному? Он же меня на цепь сажал, в сыром погребе держал и мухами кормил! Ты, добрый молодец, этого мне желаешь?
  Капитану стало неловко. Действительно, куда ей идти? Кощей - личность пренеприятнейшая, в этом Прошин был совершенно солидарен с жабой. Тут его осенило.
  - Слушай... кстати, а как тебя звать?
  - Не помню! - с готовностью ответила жаба. - Называй, как хочешь! Для начала можешь просто милой звать.
  - Мила? Ладно, неважно! Ты же была на карнавале, значит, видела, как Кощея Смерть забрала. Так что, смело можешь отправляться куда хочешь - скелет тебе больше не помешает! Он мертв!
  - Как бы не так! Сегодня Кощей мертв ничуть не больше, чем вчера! - возразила жаба. - Иначе я бы снова красной девицей стала. Поэтому, лучше я с тобой останусь!
  Оборонительная стратегия Ивана рушилась на глазах. Он предпринял последнюю попытку:
  - Нельзя, понимаешь? Я уже женат! Что я жене скажу?
  Жаба на минуту задумалась, потом сказала:
  - Скажешь, что теперь на мне женат! Ну, ладно, я сама с ней поговорю. Пойдём!
  Капитан обречённо вздохнул и поплёлся домой. Главный ужас заключался в том, что никакой жены у Ивана не было. Подружки, конечно, когда-то имелись, но почему-то быстро исчезали из его жизни. Прошин торопливо перебрал их в уме (количество не переваливало за три) и отказался от мысли пригласить кого-нибудь из них на роль временной жены - две умрут от испуга, увидев громадное говорящее земноводное, а третья, пожалуй, действительно начнёт претендовать на замужество. Получается - из огня, да в полымя...
   Всю дорогу от мусорки до дома Ивана терзала мысль, что сейчас ему встретится кто-нибудь из соседей, но, к счастью, этого не произошло. Они добрались до избушки, и Иван поспешил впустить во двор здоровущую жабу. Она протиснулась в калитку и целеустремлённо прошлёпала до дверей дома. Соседская собака неуверенно тявкнула, потом заскулила и примолкла.
  Иван включил свет, и жаба зажурилась. Потом, открыв один глаз, осведомилась:
  - Волшебство? Ты не просто богатырь, а ещё и чародей? Надо же, как мне повезло!
  Иван промолчал, а она отправилась на обследование территории. Инспекция двухкомнатной избушки завершилась быстро.
  - Ну, положим, жены никакой у тебя нет! - заявила жаба тоном Баталова из "Москва слезам не верит".
  - Она в отъезде, - буркнул Иван. - Слушай, может, ты всё-таки домой пойдёшь?
  - Я не помню, где мой бывший дом. Я вообще ничего не помню из прошлой жизни, - ответила жаба и радостно добавила: - Зато теперь я знаю, где мой нынешний дом!
  Прошин застонал и указал ей на коврик у входной двери.
  - Ну, если собралась тут жить - вот твоё спальное место!
  Не тут-то было! Ивану от лягушки пришлось выслушать:
  а) длинный перечень тягот и лишений, которым подвергал её Кощей;
  б) ещё более длинный список лягушачьих пожеланий и удобств, необходимых ей для полноценного существования;
  в) сравнение некоего богатыря-капитана Прошина с Кощеем и идентичность их поведенческих злоумышлений против свободолюбивой лягушачьей натуры;
  г) а также, что кроме двух вышеозначенных особей мужского пола, все остальные мужики ничуть от них не отличаются, а только и думают, как бы в постель к ней, жабе, залезть!
  На пункте "г" Иван не выдержал!
  - Это Я к ТЕБЕ лезу?! Ну, знаешь...
  От негодования он даже не нашёлся, что ещё сказать. Жаба, убедившись, что сказанное ею дошло до сознания хозяина дома, с достоинством плюхнулась на его кровать. Ивану пришлось довольствоваться стареньким диванчиком с торчащими из матраца пружинами.
  С тех пор жизнь Прошина кардинально изменилась. Жаба оказалась настырным существом, имеющим на всё собственное и непререкаемое мнение. Ту неделю отпуска, что Иван выпросил у Нечаева, ему пришлось провести в хозяйственных заботах. Гигантская лягушка была, как выяснилось, существом чрезвычайно-чистоплотным, поэтому её указания по наведению порядка Ивану приходилось выслушивать с утра до вечера. Причём, не просто выслушивать, но и воплощать в жизнь. Однажды он не выдержал:
  - Слушай, Мила, ты волшебная или нет?
  - Конечно волшебная, что за вопрос!
  - Тогда почему ты сама, как в сказках, по ночам не убираешься, хлеб не печёшь и покрывала не вышиваешь? - заорал Иван, нервная система которого за несколько дней знакомства с лягушкой изрядно пошатнулась.
  - А ты сам пробовал такими ластами иглу взять? - веско спросила жаба, поднимая лапу.
  Иван нашёл контрдовод:
  - В сказках лягушки превращаются в девушек! Вот превращайся и шей!
  - Неужели ты думаешь, что если бы я могла стать человеком, то ходила бы в этой ужасной личине?
  Он так не думал - никакая девушка, ни за какие коврижки не согласится добровольно жить в образе лягушки.
  - Между прочим, ты мне можешь помочь.
  - Чем?
  - Поцелуешь - вернешь мне человеческий вид! Я вообще не понимаю, почему ты этого до сих пор не сделал! Аль я не мила тебе?
  Иван закашлялся, скрывая смущение. Попробуй, скажи, что лягушки ему не нравятся! Однако в словах Милы был смысл - стоило рискнуть. Во всяком случае, после того, как она станет человеком, можно будет смело выпроводить её туда, откуда явилась.
  Он зажмурился, на ощупь нашёл лягушачью морду и быстро чмокнул её.
  - А говорил, что чародей! - послышался унылый голос Милы.
  Иван открыл глаза - она по-прежнему сидела в образе лягушки.
  - Неправильно ты целуешь! Надо с чувством, с затягом...
  От "с затягом" Иван наотрез отказался. А потому пришлось ему продолжать выполнять ценные указания захватчицы по приведению в порядок внутреннего убранства жилища.
  К счастью, дом у него был небольшой: две комнаты, кухня и прихожая. Избушка и земельный участок в восемь соток достались ему в наследство от бабушки, покинувшей сей суетный мир пять лет назад. Дом был старый, но не гнил и не разваливался, в отличие от соседей-ровестников - в своё время дед Ивана не поскупился и привёз откуда-то бревна лиственницы. И за это Прошин не раз поминал добрым словом предка - в противном случае жабе непременно понадобилось бы устроить полный ремонт дома.
  За неделю отпуска он устал больше, чем за три года безотпускной службы. И был более, чем счастлив, выйти на работу. До того момента, когда, собственно, это было необходимо сделать - до полвосьмого утра понедельника.
  - А ты куда? - удивлённо спросил Иван у жабы, целеустремлённо прыгавшей вслед за ним по дорожке.
  - Как куда? - не менее удивлённо переспросила она. - С тобой, конечно! Куда ты - туда и я!
  - Глупости! - Иван нетерпеливо посмотрел на часы. - Я на работу иду!
  - Барщину отрабатывать? - уточнила понятливая жаба. - Я тебе помогу. Буду стихи читать, чтоб тебе лучше работалось.
  У Ивана волосы встали дыбом, когда он представил собственное появление в здании управления в сопровождении громадной жабы, декламирующей стихи.
  - Слушай, Мила, нельзя тебе, понимаешь? Сиди дома, вечером я вернусь...
  Услышав, что до вечера ей придётся сидеть в одиночестве, жаба окончательно укрепилась в желании пойти с Иваном. Никакие уговоры не помогли - жабья туша упорно тащилась вслед за капитаном. В полном отчаянии Прошин позвонил Нечаеву и попросил отгул, сказавшись больным.
  Полдня переговоров с жабой не дали результатов - она и слушать не хотела, чтобы торчать в избушке взаперти. Логические доводы на неё не действовали, эмоциональные всплески и перлы устного народного творчества она пропускала мимо ушей. Она лишь молча сидела круглой тумбочкой у дверей, как подозревал Иван, чтобы не пропустить момент, если ему вздумается незаметно улизнуть.
  Отчаявшись убедить настырное создание, Иван переоделся и отправился в магазин. Жаба, поняв, что раз суженый снял серый богатырский костюм с погонами, значит, на работу не пойдёт, не стала протестовать против краткого похода за продуктами. Тем более что они, продукты, уже готовы были повторить судьбу динозавров - то есть, исчезнуть окончательно.
  Когда Иван забирал с прилавка пятикилограммовый мешок макарон, в голову ему пришёл дьявольски-хитрый план. Во всяком случае, так ему показалось в тот момент. Для претворения задумки в жизнь Иван приобрёл два трехлитровых баллона с пивом (марку не уточняю - здесь могла бы быть ваша реклама) и две бутылки водки. Дотащить все закупки за один раз он не смог, пришлось повторить поход, заодно, удвоив запасы спиртного. Продавщица, знавшая Прошина как человека практически-непьющего, откровенно удивилась, а в ответ на её недоумённый взгляд, Иван кратко пояснил: "Гости из тайги приехали".
  Придя домой, Иван принялся высчитывать количество алкоголя, требуемое для обездвиживания жабы. Наверное, он неправильно решил эту задачу, потому что по расчётам выходило, что надо было покупать полную пивную бочку.
  - Не, не может быть, она же меньше пивной бочки! - забывшись, вслух сказал Иван.
  - Кто? - незамедлительно спросила жаба.
  - Ты, кто же ещё! - не подумав, ответил Прошин.
  Надо ли говорить, что после этих опрометчивых слов, ему пришлось выслушать много чего эмоционального, но малопознавательного? В качестве примирительного жеста Иван принялся стряпать. Мила, увидев "рожки-макарошки" с тушенкой, наотрез отказалась употреблять белых червяков, а попробовать согласилась только после того, как он наложил себе и съел целую тарелку.
  - В целом, терпимо, - резюмировала она полчаса спустя, опустошив здоровенную кастрюлю.
  Иван поглядел на мешок макарон и прикинул, на сколько его хватит. От силы на неделю. Аппетит у Милы был под стать её размерам, то есть, не маленький.
  Он вздохнул и приступил к выполнению "дьявольски-хитрого" плана. Раз уж расчёты не удались, настало время выяснить эмпирическим путём сопротивляемость жабы алкоголю. Иван открыл одну из бутылей пива, наполнил кружку, отхлебнул пенку и делано причмокнул:
  - Вкуснотища! Тебе налить?
  На какое-то страшное мгновенье ему показалось, что сейчас жаба скажет, мол, она пожизненная трезвенница, но Мила согласилась. Кружки ей было явно мало, поэтому в ход пошла кастрюлька. Посуда опустела неприлично быстро, после чего жаба попросила добавки. Иван внутренне возликовал. Воспользовавшись тем, что суперлягушка отвернулась, он быстро вылил в кастрюльку ещё и бутылку водки - "ёрш" получился, что надо! Мила подозрительно принюхалась, но вновь опустошила трехлитровый "бокал".
  Иван с неподдельным интересом смотрел на неё, ожидая увидеть признаки надвигающегося опьянения. Признаки отсутствовали напрочь! Во всяком случае, визуальные. Опять же, откуда Ивану знать, как ведут себя пьяные жабы? Наконец, минут десять спустя, первый признак проявился.
  - Ой, да не вечер, да не ве-эчер! - немузыкально запела жаба. - Мне-э малым мало спалось!
  За окном завыл соседский пёс.
  - Тише ты! - зашипел Иван. - Соседи подумают, что я тебя убиваю!
  - А ты их в гости зови! Мне-э малым мало спало-ось!
  Пение с приквакиванием продолжалось весь день. Соседский пёс к вечеру охрип. В отличие от жабы, которой "малым мало спалось", Ивану заснуть не удавалось долго, потому что Мила прекратила истязать его слух только около двенадцати ночи. Кроме концерта, убойные дозы "ёрша" на жабу не оказали никакого другого воздействия. Прошин ворочался и изобретал новые планы по обездвиживанию жабы.
  
  На следующий день Иван, вновь отпросившись у Нечаева, поплёлся в аптеку. У симпатичной продавщицы он попросил много успокоительного и ещё больше снотворного.
  - Сейчас запрещено без рецепта отпускать такие лекарства, - сказала девушка. - У вас он есть?
  - Какой рецепт, я за всю жизнь и на больничном-то никогда не был, - раздосадовано сказал Иван. - Что же мне делать?
  - Вас бессонница мучает? - сочувственным тоном спросила продавщица.
  - Да, можно её и так назвать, - буркнул он. - Успокоительное нужно мне, а снотворное... Девушка, вы не знаете, чем жабу усыпить можно?
  Он бы ещё спросил её, сколько дней в эскимосском календаре!
  - Может, попробовать алкоголем? - предположила она. - Набрать в пипетку...
  - Исключено! - замотал головой Иван. - Не помогает категорически!
  Продавщица ошеломлённо покачала головой и начала искать успокоительное посильнее из того ассортимента, который был доступен без рецепта.
  - Может, вам травку позаваривать? - роясь в ящиках, спросила она. - Пустырник, к примеру.
  Из аптеки Иван вышел нагруженный ворохом лекарственных пачек, разного калибра действия. Из таблеток можно было сложить нехилую пирамидку, а из травы - собрать целый стог. Прошин искренне надеялся, что этой горы медикаментов хватит на то, чтобы усыпить жабу. Хотя бы на день! Главное - не перестараться, ведь так можно животину и совсем отравить. Хотя волшебная лягушка была существом незваным, надоедливым и взбалмошным, но не до такой же степени, чтобы умертвлять её!
  Вечером Иван приготовил коктейль из таблеток, настоя нескольких трав и пива и сунул лягушке. Та уставилась одним глазом в двухлитровый графин, а другим - на капитана.
  - Зачем?
  - Для улучшения пищеварения, - мрачно буркнул Иван. - Пей, а то не женюсь на тебе!
  Шантаж подействовал. Жаба беспрекословно осушила графин и... рухнула там, где стояла. Иван злорадно потёр руки - теперь-то она никуда не денется.
  Утром он, подобно Самсону, раздирающему пасть льву, открыл спящей жабе рот и влил туда ещё один графин адского коктейля, после чего благополучно сбежал на работу. Но каждую минуту с содроганием ожидал, что вот-вот откроется дверь, ввалится необъятная жабья туша и спросит "Где тут мой суженый?"
  Так прошло дней десять. Жаба спала сном спящей царевны - то есть, беспробудно, разве что храпела изрядно, Прошин относительно-благополучно ходил на службу. И даже перестал вздрагивать каждый раз, когда открывалась входная дверь. Он периодически забегал в аптеку, где скупал весь запас разрешённых успокоительных средств. Аптекарша Лена - Иван уже познакомился с ней - удивлялась, но исправно приберегала для странного клиента лекарства.
  А потом Иван засомневался - всё ли в порядке с лягушкой. Всё-таки, десять дней без еды! Он долго колебался, но всё же решил прекратить спаивать жабу, надеясь найти способ вразумить её лягушачье высочество.
  Прошёл день, другой, а жаба по-прежнему изображала из себя кочку с лапками - даже глаз не открывала. Прошин забеспокоился не на шутку - вдруг он её невзначай отравил? Может, лягушачьему организму нельзя вводить человеческие лекарства? Знакомых ветеринаров у него не было, поэтому за советом он отправился опять же в аптеку.
  - Лена, скажите, может ли лягушка впасть в кому от тех лекарств, которые я у вас покупал?
  Девушка, выслушав вопрос, впала в лёгкий ступор. В каждый визит бравый капитан задавал всё более странные вопросы. Лена решила: либо он пытается за ней ухаживать, либо у него не все дома. Но даже милиционеры так с девушками не заигрывают! Какая жалость, молодой, а уже того... С подобными неуравновешенными типами советуют обходиться как можно вежливее.
  - Не думаю, - с максимально-серьёзным видом ответила Лена. - Вы же знаете, что сначала на лягушках или на мышках проводят опыты, а потом уже лекарства дают людям. Если лекарство поступило в продажу, значит, он безопасно и для людей, и для лягушек.
  Видимо, такой ответ удовлетворил странного капитана, потому что он удалился, и даже без покупок. Правда, уже через день он снова появился в аптеке, и вновь с тем же вопросом. Девушка, глядя в лихорадочно-блестевшие глаза Прошина, на всякий случай проверила, открыт ли путь к отступлению, если вдруг покупатель начнёт буйствовать.
  - Понимаете, она спит и даже не шевелится! А я ей уже несколько дней не давал коктейля!
  "Псих!" - вынесла окончательный диагноз Лена, но рассудительным тоном поддержала разговор:
  - Зря вы переживаете! Ваша лягушка просто уснула на зиму, вот и всё. У вас какая температура в аквариуме? Вам бы в зоомагазин надо сходить - они там подскажут, как правильно лягушек содержать.
  Прошин радостно рассмеялся и хлопнул себя по голове. Лена попятилась - ну, вот, пожалуйста, приступ буйства начался!
  - Ох, я и дурак! Правильно! Конечно! Снег же выпал, и дома прохладно стало! Спасибо вам, Лена! Дайте я вас расцелую...
  - Не надо! - девушка мысленно выругала хозяина аптеки, сэкономившего на тревожной кнопке.
  - Жаль, - улыбающийся до ушей Иван не замечал явного испуга Лены. - Скажите, а что вы делаете сегодня вечером?
  - Работаю! В другом месте! - выпалила девушка. - И меня муж встречает! А он чемпион России по боксу!
  - Извините! - до Ивана дошла нелепость ситуации, и он поспешил домой.
  Действительно, по-другому и быть не может! Наступили холода, и жаба впала в зимнюю спячку. Проблема решилась сама собой. Иван от радости даже подпрыгивал, чем, несомненно, вызывал недоумение прохожих - идёт высокий, крепкий мужчина в форме капитана милиции и припрыгивает, как первоклашка. Но Прошину уже ничего не могло испортить настроение!
  Дома он перетащил Милу в дальний угол, накрыл одеялом и... постарался забыть о её существовании. Спустя месяц он, в самом деле, уже и не вспоминал о том, что в его доме живёт, точнее, дрыхнет, волшебная, говорящая жаба, вздумавшая выйти за него замуж. Иван несколько раз порывался заглянуть в аптеку, поговорить с кареглазой продавщицей, но теперь, когда формального повода не было, отчего-то робел. К тому же, она не свободна...
  Однако Ивану казалось, что девушка сказала ему неправду о замужестве, однажды он решился и попросил ребят из информационного центра узнать о ней. Два дня спустя Прошин, окрылённый тем, что Лена узами брака не связана, купил у носатого кавказца букет цветов за сумасшедшие деньги (применительно к зарплате честного капитана милиции) и пришёл в аптеку. Надо было видеть его огорченную физиономию, когда он узрел вместо милой, стройной девушки обрюзгшую, бесформенную тётеньку с явными усиками под носом, впечатление производившую, мягко говоря, отпугивающее. В противоположность внешнему виду, женщина оказалась добродушной и веселой и рассказала, что Лена взяла двухнедельный отпуск, потому что к ней приехали какие-то гости.
  Адрес Лены Иван знал - спасибо айтишникам! Он добрался до её дома, постоял в нерешительности минут десять, но так и не собрался с духом позвонить в дверь. Тогда Иван положил букет роз на порог, нажал кнопку звонка и бросился бежать. И всю дорогу домой ругал себя последними словами за трусость. Возможно, ему стало бы немного легче, если бы он увидел выражение лица Лены, когда она держала в руках букет. Удивление и радость, перешедшие в полное смущение, когда худощавый очкарик, гость девушки, деловито обнюхав цветы, сказал:
  - Их подарил настоящий мужчина! Чувствую! Не пойму только, чего он убежал?
  А вторая гостья, миловидная зеленоглазая брюнетка, с улыбкой легонько ткнула пальчиком в бок Лену.
  - А говорила никого нет! Признавайся, кто он такой?
  Лена покраснела, как варёный рак. Но не оттого, что у неё завелся неизвестный ухажёр. Просто почему-то ей хотелось, чтобы эти цветы подарил тот капитан...
  А виновник девичьего смущения с головой окунулся в работу, стараясь забыть Лену. Но нет-нет, да и заворачивал в сторону аптеки, долго смотрел на заледенелые окна, сквозь которые виднелась ладная девичья фигурка, а потом уходил. Однажды во время очередного "застоя" Иван услышал за спиной скрипучий голос:
  - Давно бы уж зашёл, да поговорил!
  Прошин, как ужаленный, обернулся - около него невесть откуда возник незнакомый мужчина, кутавшийся в легкое пальто. На голове его красовалась старенькая, потертая ондатровая шапка, а носу блестели круглые очки.
  - А? - интеллигентно спросил Иван.
  - Я ж тебя узнал! Ты - тот, кто Лене цветы принёс.
  - Вы меня с кем-то путаете, - смутился Иван.
  - Возможно, - легко согласился незнакомец. - Но я бы на твоём месте зашёл и поговорил. Очень советую!
  Иван посмотрел долгим взглядом на аптеку, потом снова на мужчину. И остолбенел. Прошин стоял один посреди улицы, словно никогда и не было незнакомцев, советовавших поговорить с девушкой. Капитан ошалело обвёл взглядом улицу - пусто, как в коммерческом банке во время дефолта! Не мог же незнакомец, в самом деле, исчезнуть... но исчез.
  Иван собрался с духом и зашагал в сторону аптеки. Но подойдя к прилавку и взглянув в карие глаза Лены, он вдруг растерял всю решимость и забыл все слова, которые хотел сказать.
  - Добрый вечер! А у вас витаминки есть?
  И сам рассмеялся нелепости ситуации. Лена тоже улыбнулась, глядя на сконфуженного посетителя.
  - Для лягушки? Растёт плохо?
  - Тьфу, тьфу, ей уж некуда расти! Лена, не надо витаминок! Простите за навязчивость, но... что вы делаете сегодня вечером?
  Девушка глубоко вздохнула и ответила вопросом на вопрос:
  - А это не вы букетик роз мне под дверь подкинули?
  - Я. Больше не буду! - Иван покраснел и уточнил: - Под дверь бросать!
  - А мужа не боитесь?
  - У вас же нет никакого мужа!
  - Тогда через час я свободна, - улыбнулась Лена.
  
  Январь и февраль пролетели, как один день. Иван встречаясь с Леной, чувствовал, как с каждым разом его всё сильнее и сильнее тянет к ней. Но, словно дамоклов меч, над ним висел призрак волшебной лягушки. Иван никак не решался рассказать о ней Лене - очень боялся, что девушка сочтёт его или умалишённым, или просто решит разорвать начавшиеся отношения. Каждый день он изобретал способ избавиться от Милы, и каждый раз отвергал его, как нереальный или совсем уж негуманный. Он даже всерьёз подумывал, а не сбежать ли ему совсем из дому - может, жаба не сумеет его найти.
  С приближением весны Иван стал настолько задумчивым, что с него впору было писать портрет мыслителя. И вот, в один из прекрасных, солнечных, весенних деньков, он услышал громкое покашливание из угла, где зимовала суперлягушка.
  - С добрым утром! Как спалось?
  - Как убитой, - отчаянно зевая, ответила Мила. - Ой, чего это всё переменилось?
  Конечно, обстановка претерпела некоторые изменения - ведь над Ивановой душой никто не стоял и не бубнил "тут пыльно, там беспорядок". Он, соответственно, слегка забывал драить до блеска пол и натирать посуду - ну, скажите, какому мужчине придёт в голову делать это по собственному почину? Поэтому намётанный глаз жабы сразу узрел нарушения, и она глумливо улыбнулась. "Точно, как старшина в армии!" - забилась паническая мысль в голове Ивана.
  - А чего ты хотела? Ты же всю зиму ухо давила!
  Жаба замерла с открытым ртом на половине зевка и только спустя минуту с лязгом захлопнувшегося капкана сомкнула челюсти.
  - Всю зиму? Да ты хуже Кощея! Тот хотя бы не усыплял меня!
  - Ты сама заснула, как холодно стало! - резонно возразил Иван.
  Он уже набрал воздуха, чтобы сказать лягушке о том, что он познакомился с девушкой и хочет на ней жениться, и что Миле ничего не светит - ни в образе жабы, ни в человеческом виде, когда услышал:
  - Надеюсь, ты мне не изменял, пока я почивала?
  Иван помотал головой - чем-то ему не понравился тон лягушки.
  - Очень хорошо, - деловито сказала Мила. - А то я вспомнила, как зелье отворотное варить. Выглядит, как водичка, действует безотказно, одно плохо - в червяка превратить может.
  - Кого? - не удержался от вопроса Иван.
  - Тебя, кого же ещё! А зачем мне муж-червяк? Разве что на обед...
  Иван, конечно, усомнился, что Мила говорит правду. Не бывает такого, чтобы выпил водички - и, бац, ты уже червяк! Но уже на следующий день был вынужден поверить, что самозваная невеста действительно умеет что-то такое... да, кто её знает, чего она вообще может! Она же волшебная...
  Подтверждением паранормальных способностей Милы оказалась способность деревянного санитарно-гигиенического узла типа "сортир" непредсказуемо и хаотично перемещаться по участку. Произошло это так: жаба вылезла на крылечко погреться на солнышке, а в этот момент ветер донёс до неё "ароматы" из деревянного туалета. Весьма недовольная тем, что пришлось прервать медитацию, Мила попросила Ивана "убрать вонь". На что он ей деликатно намекнул, мол, тебе надо, ты и убирай. Ну, она и убрала.
  На следующее утро Иван ошарашено замер на дорожке, ведущей к туалету. Деревянной будки темно-зеленого цвета не было. Дорожка благополучно заканчивалась в том месте, где уже лет тридцать торчала будка, а теперь виднелась только темная проплешина земли. Самое странное, что и ямы в земле тоже не было.
  Капитан-богатырь Прошин стоял столбом, не в силах понять, кому понадобилось красть у него с участка сортир. И каким образом это сделали - никаких следов подъемного крана на земле не наблюдалось. В этот момент он вдруг узрел пропавший объект - будка преспокойно стояла на другом краю участка. Не веря собственным глазам, Иван осторожно приблизился к ней и открыл дверь. Всё на месте, даже яма в земле с, простите за негигиенические подробности, содержимым.
  Прошин усомнился в собственном рассудке. Может, будка всегда здесь стояла? В полуобморочном состоянии Иван зашёл в дом. К счастью, суперлягушка быстро привела капитана в порядок.
  - Ну, как, кочует?
  - Кто? - слабым голосом спросил Иван.
  - Туалет.
  - Кочу... Так это твои проделки? - взвился он.
  - Ты же сам сказал "убирай, куда пожелаешь". Вот я и колдонула разок. Теперь будка будет кочевать по участку и вставать так, чтобы ветер не доносил до дома запах.
  - Кочевать? - тупо повторил Иван. - А если ветер изменится?
  - Тогда и будка переместится, - жизнерадостно ответила Мила.
  - То есть, если я захочу по нужде, мне сначала надо будет сортир найти и догнать? - грозно спросил Иван. - Немедля возвращай всё на место!
  - Не могу, - как-то слишком быстро ответила жаба, - я обратное заклинание забыла.
  - Интересно, значит, колдовать на туалет ты можешь, а чародействовать на посуду нет?
  - Ага, ага, - торопливо подтвердила жаба, - посудную магию не помню.
  С того дня темно-зелёная будка жила собственной жизнью: периодически перемещалась туда-сюда. Что самое удивительное - вместе с ямой. Иван не раз пытался проследить, как это происходит, и каждый раз упускал момент. Стоило моргнуть, и будка уже оказывалась совершенно в другом месте. Пару раз это сыграло злую шутку с Иваном - посудите сами: спешит он по делам (очень спешит), уже руку протянул, чтобы дверь открыть, и вдруг туалет исчезает из-под самого носа. После чего приходится бежать на другой конец участка.
  Само собой, после случившегося Иван уже не помышлял о том, чтобы представить друг другу Лену и Милу. Мало того, с Леной ему приходилось разговаривать по телефону вне дома - жаба настойчиво интересовалась, кто это там беспокоит её суженого. Кончилось это тем, что дома Иван стал отвечать на звонки всё реже и реже, Лена начала на него обижаться - и совершенно справедливо. Постепенно, их отношения зашли в тупик, из которого Иван выхода не видел - всюду маячила волшебная жаба. Зато он совершенно случайно обнаружил способ, как оставить настырную жабу дома. Оказалось, она никогда не видела телевизора.
  Впервые узрев двигающееся и говорящее изображение, Мила погрузилась в настоящий транс. Ивану тут же пришла в голову мысль, как использовать неподдельный интерес жабы к телеящику.
  На следующее утро, когда он собрался на службу, жаба, вперившись в телевизор, лишь слабо махнула ему ластом - мол, иди, не отвлекай, и продолжила смотреть передачу о вкусной и здоровой пище. Иван демонически улыбнулся (Люцифер удавился бы от зависти) и отправился на работу.
  Всё в жизни имеет обратную сторону. То, что жаба перестала рваться за "суженым", было несомненным плюсом, однако появился и существенный минус. В отличие от современных жителей, выработавших иммунитет против телеспама, мозг Милы оказался неспособным противостоять ненавязчивому действию рекламы. Вечером, когда Иван зашёл домой, стряхивая с куртки капли дождя, он услышал:
  - Ты мокрый, как подмышка с обычным дезодорантом!
  С этого дня все разговоры жабы заключались либо в пересказе бесконечных сериалов, либо перечислении рекламных советов сомнительного качества. Первую неделю Иван крепился, потом его нервы начали сдавать. Особенно после того, как жаба затребовала шампунь против перхоти и супер-пупер зубную пасту.
  - Зачем тебе шампунь и паста? - зарычал Иван. - У тебя же ни волос, ни зубов нет!
  - А когда я превращусь в девушку, уже поздно будет! Кариес, знаешь, как быстро развивается? Почти так же быстро, как перхоть! Надо нанести упреждающий удар - не дай себе засохнуть! А, забыла! Ещё надо гель для унитаза - там у нас живут миллиарды страшненьких ужастиков!
  - Ты о чём? - выпучил глаза Иван. - У нас и унитаза-то нет!
  - Неважно! И ещё средство от комаров купи!
  - Зачем средство, если есть ты? - удивился Прошин. - Тебе ужин прямо в рот летит, зачем отказываться?
  - Вот сам комарами и питайся! Они нынче генномодифицированные!
  - А ты в лес иди - там всё экологически-чистое. Всё, Мила, мне на работу пора!
  - Кстати, о работе: а где твоя пушка?
  - Пушка?
  - Ну, ствол!
  - Пистолет что ли? - догадался Иван. - В кабинете, в сейфе, а что?
  - Ты должен его всегда носить под мышкой - в боевиках крутые копы даже спят со стволами!
  - Да, пусть хоть с брёвнами спят! Отстань!
  - Неправильный ты капитан-богатырь! Что, и бронежилета нету?
  - У меня бронетрусы - мне хватает!
  Жаба быстро прокрутила в памяти просмотренные боевики - бронетрусов ни у кого из героев не было, после чего сразу же зауважала Ивана, как профессионала своего дела.
  Но ничто не вечно на земле - однажды утром Иван обнаружил суперлягушку, горько рыдающую над сгоревшим телевизором. Он проверил ящик - кинескоп приказал долго жить. Легче выбросить, чем отремонтировать. Понятно, после этого Мила срочно засобиралась вместе с Прошиным на службу. Ивану пришлось оформить ещё день отпуска и сгонять в магазин за новым телевизором. Капризная жаба тут же раскритиковала новый аппарат.
  - Опомнись! Новый лучше старого в десять раз! - Иван ткнул пальцем в старенький "Горизонт", тысяча девятьсот мохнатого года выпуска.
   Но жаба по-прежнему отказывалась смотреть в новый телевизор, потом, правда, сменила гнев на милость и спросила:
  - А он 3D показывает?
  На робкое оправдание Ивана, что легче купить вертолёт, чем 3D-телевизор, Мила решительно махнула лапой.
  - Тогда ничего смотреть больше не буду!
  И, действительно, перестала пялиться в экран. Следствием чего явился ещё один полноценный отпуск капитана. А потом ещё... и ещё...
  
  Вот как получилось, что Иван истратил весь неизрасходованный отпускной лимит за несколько лет. Как назло, именно в это время в городе появился "гастролёр", нахально-ворующий ценности из любых, даже супер-охраняемых домов. Неизвестный дерзко забрался даже в отделение "Сбербанка", утащил оттуда несколько серебряных юбилейных монет и успел скрыться до приезда наряда. Сотрудники ольховского управления милиции перетрясли все известные им притоны, обшарили злачные места и даже имели разговор с местными авторитетными ворами. Всё впустую - даже сами "товарищи по ту сторону закона" разводили руками и клялись, что никто из местных не причастен к ограблениям. И, если "гастролёра" они поймают - тому мало не покажется. Опера были склонны верить авторитетам - нарушение чужой территории всегда каралось жестоко.
  Однако, ни усилия правоохранительных органов, ни потуги "потусторонников" результатов не дали - неизвестный вор по-прежнему дерзко и нахально грабил дома. Каждую ночь! И когда Иван, сказавший лягушке, что идёт за хлебом, забежал в управление, полковнику Нечаеву как раз сообщили об очередном ограблении.
  По пути домой капитану повстречался мелкий вор-карманник Федя-Снайпер. Почему снайпер? Да потому что он постоянно "попадал". Его ловили не раз и не два, хотя доказать вину могли не всегда - от улик в виде украденных кошельков он избавлялся мастерски. Впрочем, жертвам это не мешало устраивать незадачливому вору хорошую трёпку. Прошина Федька уважал искренне, как человека принципиального и честного, хотя тот носил погоны и находился по другую сторону незримых баррикад. Возможно, дело было в том, что однажды Иван не позволил торговцам линчевать Федьку на Ольховском рынке, так как в тот раз воришка был совершенно невиноват. Два другие раза Прошин Федьку лично ловил на рынке практически "за руку", но, как всегда, доказать ничего не смог - пришлось отпустить, снабдив для ускорения подзатыльником.
  - Здрасьте, гражданин начальник! - шутовки поклонился Федька. - Давненько не встречались!
  - К твоему счастью, - буркнул Иван, глядя на дамский кошелёк в руках вора. - Попадёшься же когда-нибудь, Федька! Или торгаши шею свернут!
  - Пусть сначала поймают! - вор задорно улыбнулся, а кошелёк исчез.
  - Всенепременно поймают, дай только срок!
  - А вот срока мне не надо!
  - А тебя и не спросят! Слушай, ты что-нибудь знаешь о "гастролёре"?
  Федька недовольно нахмурился - не дело трепаться с милиционером о собратьях по профессии. Но ведь и Кривой - "старшой" квартала на днях злобствовал, требовал подать ему наглеца в любом виде! Так что, похоже, в данный момент всё в одной упряжке.
  - Сами ничего не знаем, - проворчал Снайпер, - всех на ноги подняли, а толку нет! Одно могу сказать - не наш он, приезжий. И отморозок полный - лезет везде, никого не боится! И, главное, никто его не видел! А зачем лезет - не поймём!
  - Как это? - удивился Прошин. - В смысле, "зачем лезет"?
  - Вот тебе, начальник, и в смысле! Сегодня ночью к Блину залез! Зачем, спрашивается? Взял пару колец, браслет, да часы золотые. А тонну баксов оставил лежать на тумбочке!
  Иван удивлённо поднял брови - действительно, странный вор. Утащить пару ювелирных украшений и не тронуть тысячу долларов, лежащих на видном месте - непостижимо! Жаль, что Иван так и не успел ознакомиться со сводками - теперь приходится расспрашивать вора о воре.
  - И что, в остальных случаях так же было?
  - Да. Мы думаем, чокнутый к нам пожаловал - деньги не любит, ему металл подавай! Но, профессионал! Мастер, каких поискать! Он же умудряется в такие дыры залезать, что не всякий ребенок протиснется! Вот бы у него поучиться!
  Иван вздохнул, с сожалением глядя на Федьку, и пошёл домой. По пути его взгляд наткнулся на красочное объявление, висящее на заборе. На нём были нарисованы разноцветные лошади с элегантными наездницами, красноносые клоуны, пара жонглёров и дрессировщик с тоненькими закрученными по-чапаевски усиками, командующий разнообразным зверьём. "Цирк-шапито А.К. Розенкрайцера - лучший в мире!" - вот что гласило это объявление.
  Внезапно Ивану пришла в голову мысль. Сначала он её прогнал, потом вернул, рассмотрел со всех сторон и пришёл к выводу, что "может и срастись". Мысль, в общем-то, была проста, как три рубля: попробовать спровадить волшебную жабу в цирк. Насовсем! Нужно было только преподнести ей эту идею подобающим образом.
  Иван посмотрел на часы - скоро Мила забеспокоится и, чего доброго, отправится на его поиски. Но время ещё было - он развернулся и отправился к цирку, раскинувшему свои шатры на площади Революции. Площадь до сих пор не переименовали, на ней происходили все более-менее значимые городские события: от митингов в поддержку той или иной партии до ночных гуляний выпускников школ. Сейчас здесь львиную долю территории оккупировал цирк.
  Иван заглянул в окошечко кассы.
  - Мне с директором поговорить надо, - сказал он, показывая развернутое удостоверение.
  - Пройдите мимо клеток, он в сиреневом фургоне.
  Иван зашагал к заметному фургону, по пути пялясь на клетки с животными, как школьник, сбежавший с уроков. Лошади высовывали к нему морды из стойл и явно попрошайничали, хищники были отгорожены от зрителей двойной решеткой, а вот обезьяны сидели в обычной клетке. Пол в обезьяннике был завален апельсиновой и банановой кожурой, кусочками яблок и засохшими хлебными корочками.
  Капитан поневоле остановился около приматов - он с детства любил наблюдать за ужимками человекообразных. Три шимпанзе: вроде как, папа, мама и детёныш, с любопытством уставились на пришельца. Малой тотчас подбежал к решетке и вытащил наружу лапу, мол, давай угощение.
  - Нет у меня ничего, - с сожалением сказал Иван. - В следующий раз приду...
  Детёныш словно понял и переместился на сторону, соседнюю с львиной клеткой. Мамаша тут же рявкнула на детёныша и отвесила ему здоровенную плюху. Обезьяныш с визгом умчался прочь. Папаша-обезьян пристально уставился на человека своими крошечными глазками, отчего Прошину стало не по себе, но взгляда он не отвел - не хватало ещё уступить какому-то животному! Дуэль взглядов продолжалась около минуты, после чего, словно сговорившись, они синхронно отвернулись и отправились по своим делам: шимпанзе принялся выискивать блох у самки, а Иван пошёл к сиреневому фургону.
  Внутри помещения на колесах было на что поглядеть. Полки на стенах завалены книгами, статуэтками и свернутыми в рулоны афишами, под потолком висела клетка с попугаем - пернатый дрых, покачиваясь на жердочке и изредка теряя равновесие. Тяжелый, деревянный стол с резными ножками украшали два аквариума: в одном сидела одинокая лягушка, в другом копошилось штук десять белых мышей.
  - Здравствуйте!
  За письменным столом сидел мужчина лет сорока. Иван сразу уловил сходство оригинала за столом и копии с афиши: те же жиденькие, прилизанные волосы, те же усы, закрученные кверху.
  - Здгавствуйте! - с пресловутым акцентом сказал директор. - Что вы хотите пгедложить?
  Прошин на пару мгновений опешил - откуда директор зоопарка знает, что он сюда пришёл именно с предложением? Потом в дело включился рассудок и подсказал хозяину, что личность за столом всего лишь таким образом начинает переговоры, сразу поставив посетителя в роль просителя. А заодно рассудок подсказал, что если он, то бишь хозяин, сразу выложит цель прихода, то потом придется долго уламывать чернявого директора. А, возможно, ещё и приплатить за устройство Милы в цирк...
  С целью взять инициативу в свои руки, Иван торжественно достал красное удостоверение и ткнул его под нос директору.
  - Капитан милиции Прошин. Как вы думаете, что я могу предложить вам?
  Чернявый тип мельком глянул на красную книжицу и развязно усмехнулся:
  - Ой, да бгосьте вы, уважаемый, бгать меня на испуг! Я в жизни столько повидал, что вам и...
  В этот момент он вгляделся в лицо капитана и заметно побледнел. Он уставился на Ивана, как алкоголик на белую горячку - недоверчиво и с ужасом, потом вскочил на ноги, схватил стул у стены, переставил его поближе к столу и предложил капитану садиться.
  - Ох, простите, я ж не знал, что вы представитель власти! Чем могу служить? Быть может, билетики в первый ряд нужны? - затараторил он уже безо всякого акцента. - Лучшие места! Сейчас оформим! Эй, Симеон!
  - Отставить! - рявкнул Иван на предприимчивого директора. - Не надо билетиков! А что с вашим прононсом случилось?
  - Ах, иногда забываюсь! Не обращайте внимания! Так, чем могу служить? - чернявый директор преданно уставился на Прошина.
  Ивана поразила произошедшая перемена, ему даже показалось, что швырни он сейчас палку, и директор цирка с лаем притащит апорт. Прошин удивлённо поглядел на собеседника, и нахмурился. Странно, лицо Розенкрайцера показалось ему знакомым, хотя где бы они могли встречаться? Увидев посуровевшую физиономию капитана, директор ощутимо вспотел: на лбу у него выступили бисеринки пота. Иван удивился ещё больше. Чем дольше длилось молчание, тем несчастнее выглядел хозяин цирка, и тем больше недоумевал Прошин. Интуиция вполголоса ему подсказывала: что-то нечисто. Но вот что именно? Ладно, это можно и позже выяснить, а сейчас времени было слишком мало. Капитан приступил к делу:
  - Вы за животными хорошо ухаживаете?
  - Да, мы очень стараемся. Кормим отлично, - промямлил директор и совсем убито добавил: - и поим всласть.
  Интуиция капитана заорала сиреной, но Иван никак не мог понять, в чём дело.
  - Оно и видно! К другим я не заглядывал, а вот около обезьян остановился. Выглядят они, конечно, неплохо...
  Директор вдруг вскочил и, пробормотав "извините, я сейчас", выскочил из фургона. Иван оторопело проводил его взглядом, пожал плечами и приготовился ждать. Прошло пять минут, десять, а хозяин цирка всё не появлялся. Иван посмотрел на часы - пора идти. Значит, в другой раз выяснит, каковы условия содержания животных - нельзя же Милу засунуть к каким-нибудь живодёрам!
  Прошин для очистки совести спросил у человека, убиравшего лошадиное стойло, не видел ли тот, куда подевался директор. Получив отрицательный ответ, Иван поспешил домой. Проходя мимо клетки с обезьянами, он опять уловил пристальный взгляд самца, но дуэли устраивать не стал - время поджимало.
  Домой он успел вовремя - Мила уже тащилась к калитке. Дав ей команду на разворот, он сходу принялся её "обрабатывать":
  - Помнишь, ты после просмотра какого-то сериала сказала, что хотела бы стать актрисой?
  - Помню. А что?
  - Могу это тебе устроить. Только не знаю, сумеешь ли ты, - с деланным сомнением сказал Иван.
  - Думаешь, ква... квалификации не хватит? - приквакнула от возмущения Мила.
  - Нет, просто требования очень суровые.
  - Где? У кого? - глаза жабы разгорелись от любопытства.
  - Ты только представь себе, - игнорируя вопрос жабы, произнёс Иван, - сотни, нет, даже тысячи зрителей! И ты в главной роли! Афиши, на которых огромными буквами написано "Любимица публики, несравненная Мила!" Тебя снимают фотографы, твои портреты в самых модных журналах...
  - О-о-о, - простонала жаба, - великолепно! Что для этого надо?
  - Завтра я поговорю с директором цирка, он придёт сюда на тебя поглядеть. Ты уж постарайся...
  Мечтательно-прикрытые глаза жабы вдруг широко распахнулись.
  - В ЦИРК?!! МЕНЯ?!!! В роли дрессированной обезьянки, да? Да я тебя самого в обезьяну превращу!!!
  Иван в панике бросился в дом, успел закрыть за собой дверь и даже подпёр её плечом. Рассвирепевшая жаба произнесла что-то вроде "гыр-гыр-гыр", и магический разряд с силой ударился в запертую дверь. Ивана отбросило метра на два, он быстро оглядел себя с ног до головы. Руки, ноги целы и, к счастью, ничуть на обезьяньи не похожи!
  Он насторожено прислушался - снаружи всё было тихо. Но открыть дверь и узнать, чем занята жаба, не рискнул. Однако и сидеть, покорно ожидая решения своей участи, он тоже не собирался. Прошин аккуратно открыл окно, неслышно выбрался на улицу, а, осторожно выглянув из-за угла, увидел Милу, озадаченно глядевшую на дверь. Иван тоже посмотрел туда и остолбенел - на двери красовался барельеф обезьяны, вырезанный из дерева. Если быть точным - шимпанзе.
  - Сумасшедшая жаба! - пробормотал он и, на всякий случай, спрятавшись за угол, крикнул: - Мила, прекрати колдовать!
  - Ой, прекратила уже! - заголосила вдруг жаба. - Что ж я теперь с тобой деревянным делать буду?
  - Сама ты деревянная! - разозлился Иван. - А ты что, опять обратное заклинание забыла?
  - Я и не знала его никогда! Ох, дубовенький ты мой! Ну, ничего, я тебя на стенку повешу...
  До Ивана, наконец, дошло: Мила считает, что она превратила-таки его в обезьяну. Правда, деревянную. Капитан возликовал - вот он, шанс сбежать! Он уже сделал несколько шагов в сторону забора, но остановился. А как же жаба? Ведь она так и будет сидеть у двери и с голоду помрёт.
  Ругая себя на чём свет стоит, он вышел из-за угла, подошёл сзади к суперлягушке и рявкнул:
  - Ещё раз такое учинишь - суп из тебя сварю! И французов на обед позову!
  Жаба ойкнула и завалилась набок. Пришлось Ивану сбегать в дом, набрать ведро воды и окатить тушу. Мила открыла один глаз.
  - Так ты живой? А я думала, что замагичила тебя вусмерть.
  - На мне бронетрусы, помнишь? Магию, сглаз и порчу только так отводят! Ну, всё, пошутили, и хватит! Поднимайся и марш в дом - не ровен час, соседи увидят!
  Мила поплелась в дом, Иван тоже. У двери он остановился и поражённо покачал головой - обезьяна, как живая, таращилась из барельефа. Резчик по дереву из Милы получился отличный.
  - Может, тебя в краснодеревщики определим? - спросил он уже дома. - Будешь животных под заказ ваять.
  - Я не помню, как у меня получилось, - виновато сказала Мила. - Рассердил ты меня, вот и вырвалось...
  Иван ещё раз поздравил себя с тем, что вовремя успел закрыть дверь - не то быть бы ему обезьяной! Сидел бы в одной клетке с тем самцом из цирка, а директор с кнутиком представлял бы его широкой публике... Как-то незаметно с разукрашенной двери Иван переключился на странного хозяина цирка, сбежавшего из собственного фургона. Именно сбежавшего - в этом Иван был почему-то уверен. Но чего он мог испугаться? Может, у него нелады с законом и, увидев капитана милиции, Розенкрайцер дал дёру? Но нет, он же сначала даже чуть ли не усмехался, глядя на милиционера!
  А потом он вдруг резко изменил поведение, будто узнав Прошина. Иван в полном недоумении честно попытался вспомнить: у него не то, что хозяев цирка - обычных цирковых артистов в знакомых не водилось!
  Странный директор настолько заинтересовал Прошина, что он решил отправиться в управление, чтобы попробовать на компьютере сделать портрет по словесному описанию. Мила, против его ожиданий, покорно осталась дома, видимо, чувствовала свою вину за обезьяний барельеф.
  Час спустя Прошин, сидя рядом с Геной - на всю голову двинутым на компьютерах админом, глядел на черно-белый портрет директора цирка, созданный по его описанию.
  - Вроде, похож, - кивнул Иван. - Запускай поиск.
  Как и следовало ожидать, в Ольховской базе Розенкрайцер не значился.
  - Вань, если хочешь, я запрос в область отправлю, - откинулся на спинку стула Гена. - Но раньше, чем недели через две ответа не жди.
  - Так долго?
  - Угу, раньше никак. Слушай, - Гена ткнул в монитор, - а, вот если ему бороду прилепить - вылитый вакхабит получится! Может, он террорист?
  - Бороду? - Иван вгляделся в изображение. - Гена, ну-ка, попробуй...
  Пару минут спустя Прошин не веря своим глазам смотрел на черно-белый портрет человека, которого здесь быть не должно. Но Иван его видел собственными глазами пару часов назад!
  - Гена, с меня пиво. Столько, сколько пожелаешь и в любое время!
  - Это ты опрометчиво пообещал, - админ потер руки. - Тогда я начинаю составлять график поставок!
  - Начинай!
  Иван пулей вылетел из кабинета айтишников и бросился к площади Революции, опасаясь, что цирк уже уехал. Но шапито по-прежнему стоял на месте и, похоже, никуда не собирался. Иван снова показал волшебное красное удостоверение и прошёл на служебную территорию. В фургончике директора не было, и никто из цирковых не знал, куда он подевался. Обыскивать цирк Иван, конечно, не имел права, пришлось поверить на слово.
  Он подошёл к обезьяньей клетке. Шимпанзиная троица с любопытством уставилась на капитана, особенно младшенький. Детёныш опять высунул лапу сквозь прутья клетки, требуя обещанное лакомство.
  - Погоди, не до тебя пока, - буркнул Иван и посмотрел на главу обезьяньего семейства. - Привет, Шимми!
  Шимпанзе оскалил зубы в дурацкой улыбке и швырнул в капитана банановой кожурой.
  - Шимми, хватит придуриваться! Я же знаю, что это ты!
  Шимпанзе упал на спину и заухал, изображая крайнюю степень веселья.
  - Шимми! - Иван нахмурился. - Ещё одно ограбление - и я тебя по-полной посажу, понял? В "обезьянник" хочешь?
  Шимпанзе неприлично заржал. До Ивана дошло, что Шимми и так сидит в обезьяннике, и рот капитана растянулся в непроизвольной улыбке.
  - Ну, не хочешь говорить - не надо! Слушай меня, чертяка! Я живу в трёх кварталах отсюда. Две улицы прямо, потом направо. Номер пятнадцать на Фруктовой. Бревенчатый дом с коричневой крышей, на коньке флюгер в виде петуха. Запомнишь? В общем, жду тебя в гости.
  Шимпанзе перестал ухмыляться и принялся деловито очищать апельсин. Иван постоял ещё минуту возле клетки и отправился домой.
  На улице уже стемнело. Мила одним глазом смотрела в телевизор, следя за незатейливыми событиями бесконечного сериала, другим - наблюдала за "суженым". Иван мрачно глядел на сковородку жареной картошки и размышлял, сможет ли он съесть её один. Мила, насмотревшись очередной передачи о вреде еды, решительно объявила, что будет худеть и садится на диету, а всякие высококалорийные продукты он может кушать сам. Взамен она потребовала приобрести ей легкие, полезные и экологически-чистые. И даже список продиктовала. Прошин понял, что его финансы не переживут лягушкиной диеты и попытался образумить Милу. Ага, конечно! Тот, кто пробовал убедить женщину отказаться от похудения, прекрасно понимает тщетность любых доводов.
  Вдруг за спиной Ивана раздался голос:
  - Ты мой портрет на двери в честь меня вырезал что ли? Вижу, подготовился.
  Прошин подпрыгнул от неожиданности, супержаба взвизгнула и опрометью ускакала в соседнюю комнату. Около стола стоял собственной персоной низенький, кривоногий, волосатый Шимми и улыбался неповторимой обезьяньей улыбкой. Иван схватил его в охапку.
  - Здорово, примат!
  - Тише ты, раздавишь меня!
  - Это я от радости, - сказал Иван, опуская на пол шимпанзе. - А ты что, говорить уже научился?
  - Смейся, смейся, - проворчал обезьян, - тебя бы в клетку засадили, я б на тебя поглядел.
  - Как ты сюда забрался? Я ведь даже шороха не слышал!
  - Через окно, понятно! В твои окна слон влезет, а ты ничего не услышишь!
  - Но и Мила тоже ничего не слышала.
  - Жена?
  Иван закатил глаза к потолку.
  - Любовница? - допытывался Шимми.
  Иван вздохнул и сказал:
  - Ты же её видел.
  Обезьян наморщил лоб.
  - Жаба что ли? - шепотом спросил он.
  Получив в ответ молчаливый утвердительный кивок, Шимми поражённо замолчал.
  - Мила, выходи, не бойся! - крикнул Иван. - Шимми - друг!
  - А я и не боюсь, - послышался тоненький голосок, и один глаз жабы осторожно выглянул из дверного проёма.
  Потом Мила вылезла целиком и уставилась на Шимми.
  - Так он настоящий? А я думала что он - тот, с дверей. Ожил и сюда пришёл...
  Иван было улыбнулся наивным страхам лягушки, но потом подумал, что если можно волшебным способом сделать барельеф, значит, можно и оживить его. Судя по испугу Милы, ожившие барельефы добродушием не отличаются. Он решил оставить "на потом" подробности оживления статуй, и перешёл к насущным проблемам:
  - Мила, Шимми - самый настоящий! Настоящее некуда! - и посмотрел на обезьяна: - Ну, расскажи, как ты докатился до воровства в моём городе?
  Шимми вздохнул и печально поглядел на сковороду с жареной картошкой. Иван хлопнул себя по лбу:
  - Фу, совсем я с ума сошёл! В гости зазвал, а сам допрос устраиваю! Садись Шимми!
  Обезьян мгновенно оказался за столом.
  - Ух, наконец, я по-человечески поем! А то эти бананы, да апельсины мне уже поперёк горла встали!
  - Я сейчас, - сказал Иван, спустился в подпол, вытащил оттуда приличных размеров мех и, заговорщицки подмигнув, спросил у Шимми: - Помнишь?
  - Неужто эльфийское? - улыбаясь до ушей, воскликнул обезьян. - Я его с тех пор не пробовал - Агасфер, чтоб его жлоба разорвало, отобрал тот бурдюк, что вы мне сунули!
  - Агасфер? - удивился Иван. - Кто это?
  - Ты же его видел! - в свою очередь удивился Шимми. - В тот раз он караванщиком был, здесь он - хозяин цирка.
  - Розенкрайцер?
  - Он самый. Агасфер Каинович Розенкрайцер, чтоб он сдох! Так ведь не сдохнет никак...
  - Просто, я не знал, что его так зовут. Имя странное, похоже на одного библейского персонажа...
  - Вечный Жид, хочешь сказать? Он и есть!
  - Ты и Библию знаешь? - изумился Иван.
  - Библию не знаю, зато, к моему несчастью, знаю Агасфера!
  - Значит, он отобрал у тебя бурдюк? А ведь его предупреждали...
  - Поэтому и сбежал Агуша, когда тебя увидел. Уж чем-чем, а храбростью он никогда не отличался. Теперь весь караван на голове стоит! Все раздумывают, что дальше делать и кто руководить будет. А я, поскольку на дело гнать некому, к тебе в гости решил заглянуть.
  - Это хорошо, что пришёл, - сказал Иван, разливая по кружкам тягучее эльфийское. - Только не понял: что значит "гнать некому"? Я думал ты - свободный художник.
  - Был когда-то, - обезьян тяжко вздохнул. - Пока с Агасфером не встретился. С тех пор на него и работаю.
  - А можно мне картошечки, - застенчиво осведомилась Мила. - Под вино, так сказать.
  Иван хотел было спросить, как, мол, насчёт диеты, но подумал, что женщина всегда остается женщиной, даже в лягушачьей шкуре. Поэтому он молча отложил порцию для себя и Шимми, а остальное отдал жабе.
  - Ну, за встречу!
  Иван и Шимми чокнулись с ковшиком, который неловко держала Мила. Супержаба в один глоток осушила ковшик и громко вздохнула.
  - Маловата посудка.
  - И не проси! - Иван снова наполнил её ковш. - Это вино вообще наперстками пьют!
  - Ты об этом Конану скажи, - рассмеялся Шимми.
  
  Посиделки затянулись далеко за полночь. Точнее, почти до рассвета. Шимми рассказал Ивану и Миле как он попал в зависимость от Агасфера - тот опоил его вином и заставил подписать пергамент о добровольном рабстве. Услышав это, Иван недоумённо махнул рукой:
  - Клятва, данная под принуждением, клятвой не считается! Убежал бы ты, и дело с концами!
  - Нельзя, - покачал головой шимпанзе, - клятва была дана мною добровольно, хотя и по пьянке. Кроме того, подписано кровью.
  - Тогда понятно, - квакнула Мила. - Нельзя ему, Иван, убегать.
  - Ты помнишь содержание договора? - приступил к расследованию Иван.
  Обезьян поморщился.
  - Конечно, каждое слово!
  - А не было ли там пункта, что если Агасфер сам покидает тебя, то контракт считается разорванным?
  - Было, но только немного в другой форме. Мол, если Агасфер куда-нибудь исчезнет, я должен буду его найти и снова служить ему верой и правдой. А Вечный Жид, чтоб вы знали, только и делает, что кочует по земле, да бегает от старых неприятелей. Он, наверное, рекордсмен по количеству нажитых врагов. А мне каждый раз приходится отыскивать его. Поэтому, завтра-послезавтра, цирк свернется, и отправимся мы на поиски нашего бегуна... И я буду по-прежнему обчищать дворцы и замки во славу алчности Агасфера.
  - Шимми, а почему ты берешь только металл? Мне сказали, что вчера ты на столе деньги оставил...
  - Агасфер не верит в бумажные деньги! Говорит, золото всегда в цене, и серебро тоже. Потому я и не беру...
  - Но ведь он мог бы на бумажные деньги купить драгметалл! Не понимаю!
  - Его пару раз обманули при покупке - теперь он требует, чтобы я тащил к нему только золото и драгоценности.
  - Отправил бы кого-нибудь из своих подчинённых...
  - А он не верит никому! - ухмыльнулся Шимми. - В кабале у него только я - остальные обычные наемники. Агасфер утверждает, что все вокруг воры.
  - Обычно так сами воры и говорят, - заметила Мила.
  Иван вспомнил патетические высказывания полковника Трошина, бывшего начальника управления, арестованного за взятки и коррупцию, и молча согласился.
  - Слушай, Шимми, а где хранит Агасфер тот пергамент, который ты подписывал?
  - Обычно - в сундуке специальном где-то в фургоне...
  - Так чего ж ты не выкрадешь его? С твоими талантами - это же раз плюнуть!
  - Я даже подойти к этому сундуку не могу - он магией крови защищён.
  - Тогда подговорил бы кого-нибудь...
  - Нельзя. Договор подписан кровью, - печально сказал обезьян. - Это - непреложный закон.
  - Глупости!
  - Нет, обезьян прав, - подала голос Мила. - То, что кровью подписано - ни стереть, ни изменить нельзя!
  - Это что же получается, - возмутился Иван, - выходит, ты в вечном рабстве у Вечного Жида?
  - Выходит так, - Шимми сделал глоток эльфийского вина. - И Шанель тоже.
  - Шанель?
  - Супруга. И дитё...
  Если раньше Иван ещё сдерживал негодование, то, услышав про "дитё", он совершенно потерял контроль над собой. Он вскочил на ноги и забегал по комнате, вполголоса ругаясь. Наконец, он остановился и сказал:
  - Я это так не оставлю! Шимми, вставай, мы идём в этот, так называемый, цирк! Я с твоей магией никак не связан!
  - И что?
  - И то! Я выкраду твой договор из сундука!
  - Я с вами, - подала голос жаба, но Иван возразил:
  - Мила, ты остаёшься дома! И не возражай!
  Удивительно, но жаба послушалась.
  
  Редкие в такой ранний час прохожие с удивлением глядели вслед странной парочке: высокому, атлетически-сложенному мужчине и ковыляющей рядом с ним обезьяне.
  - Если он вернулся, то уже, наверное, манатки собирает, - Шимми еле поспевал за широко-шагающим капитаном.
  - Если он вернулся, я ему голову откручу! - рычал Иван, - Есть у вас там какая-нибудь лазейка, чтобы внутрь служебной территории незаметно забраться?
  - Сколько угодно! Но только для меня!
   - Эх, жаль, что нельзя к нему официально придти!
  - Почему?
  - Да потому что никто мне ордера на обыск не выпишет. Понимаешь, бумага специальная нужна, чтобы законно обшарить фургон Розенкрайцера. А так придётся мне самому, словно вору, втихую лезть.
  - Но тебе же нельзя! Ты ведь должен бороться с такими, как я...
  - Ага, это моя работа. Но сейчас не тот случай!
  Шимми остановился.
  - Чего встал? Пойдём, скоро совсем рассветёт!
  - Ты готов ради обезьяны совершить проступок?
  - Ты - не просто обезьяна! Ты - мой друг! Давай, Шимми, поторопись!
  - Погоди, - на маленьких глазках шимпанзе показалась подозрительная влага. - В глаз что-то попало.
  Шимми быстро вытер глаза и засеменил вслед за Прошиным.
  - Иван, подожди! Понимаешь, согласно клятве я не могу принести вред хозяину ни словами, ни делом. Но я бы тебе советовал раздобыть официальную бумагу.
  - Что ты этим хочешь сказать?
  - У Агасфера... - тут шимпанзе закашлялся, а глаза его чуть ли не повылезали из орбит.
  Обезьян, несмотря на мучения, несколько раз пытался объяснить свою мысль, но закончилось это тем, что он чуть не потерял сознание от удушья. Иван ошеломлённо смотрел на Шимми - похоже, клятва на крови, действительно, страшная вещь! Вон как бедолагу корёжит.
  - Не надо, помолчи! - Иван уже сообразил.
  Если Шимми советует раздобыть ордер на обыск, значит, в фургоне у директора находится нечто такое, что может оправдать вторжение в частную собственность. Попросту говоря, ворованные обезьяном вещи! Только Шимми не может этого сказать.
  Иван достал мобильник и набрал номер полковника Нечаева.
  - Анатолий Семёнович! Это капитан Прошин... Нет, я не сошёл с ума звонить в четыре утра! Мне нужен ордер на обыск... Да, нет же, я трезвый... Нет, до утра ждать нельзя! Я "гастролёра" нашёл... Что значит "молчал до сих пор"? Вот, говорю... Хорошо, буду вас ждать в управлении.
  Иван нажал кнопку отбоя и посмотрел на обезьяна.
  - Ну, Шимми, если я ошибся - мне конец!
  - Не ошибся, - прохрипел шимпанзе.
  - Ты иди к себе в клетку, а я пошёл за ордером. Не переживай, всё будет хорошо! Я тебя вытащу!
  - Спасибо, друг!
  Шимми пожал Ивану руку, запрыгнул на ближайшее дерево и серой тенью заскользил с ветки на ветку. Прошин глубоко вздохнул и почти бегом отправился в управление.
  Дежурный в управлении удивился, увидев пришедшего среди ночи капитана Прошина. А потом снова удивился, когда в дежурку ввалился взлохмаченный полковник Нечаев, одетый в синий тренировочный костюм. Иван рассказал Нечаеву о том, что по агентурным данным директор цирка-шапито и есть "гастролёр". И очень похоже на то, что он уже сбежал из города, бросив украденные вещи.
  - Иван, - Нечаев внимательно посмотрел на Прошина, - ты в последнее время очень странно себя ведёшь! То отпуска какие-то требуются, то ты вора нашёл, которого весь город ловит, а поймать не может... Ты понимаешь, что если мы вхолостую вломимся в цирк, то мне придётся уволить тебя? Прокурор - он ведь старый дружок Трошина и такого промаха нам не простит! Да и не даст он нам сейчас ордера, тянуть начнёт, придумывать станет, как палок в колеса навставлять!
  - Я понимаю, Анатолий Семёнович, - спокойно сказал Иван. - Прокурору ведь можно и в течение суток сообщить о проведённом обыске. Дайте мне ордер за вашей подписью.
  - Не только дам, но и сам с тобой пойду! - буркнул Нечаев. - Получать по шапке - так всем вместе!
  Спустя десять минут Нечаев, Прошин и дежурный наряд уже стояли у входа в цирк. А ещё через двадцать минут из тайника в двойной стене фургона были извлечены несколько кованых сундучков. Зевающие цирковые артисты, приглашённые в понятые, оживились, увидев спрятанные ящички, Иван тоже. Пока сержант разбирался с содержимым большого сундучка, он приступил к изучению содержимого маленького. Но едва Иван поднял крышку, как из сундучка повалил густой дым и резко запахло горелым.
  Когда фургон проветрили, выяснилось, что содержимое меньшего ящика превратилось в пепел. А вот из большого извлекли великое множество золотых украшений: кольца, брошки с драгоценными камнями, часы, кулоны, серебряные монеты. И даже два килограммовых слитка золота.
  Пока составляли опись, пока понятые подписывали протокол, Иван улучил момент и подошёл к клетке с обезьянами.
  - Шимми, ничего не вышло, - расстроено сказал он. - В сундуке всё сгорело, там только пепел остался!
  - Глупости! - нетерпеливо фыркнул Шимми. - Там всё цело!
  - Да я же сам пепел видел!
  - Говорю тебе, это простейшее...
  Обезьян захрипел. На помощь ему пришла супруга:
  - Он не может сказать, но это всего лишь заклинание отвода глаз!! Агасфер этот фокус уже не раз проделывал: сначала вроде как сожжёт пергаменты, а потом достаёт их целёхонькими!
  Иван, за последнее время уже ничему не удивляющийся, кивнул.
  - Хорошо, тогда я этот сундук арестую. Вот только ваше семейство я официально забрать отсюда не смогу - повода никакого нет.
  - Мы сами себя отсюда заберём, - широко ухмыльнулся Шимми, - ты только сундук не забудь!
  
  Уже утром, когда Иван возвращался домой, ему вновь повстречался Федька-Снайпер. Вор в притворном испуге вскинул руки.
  - Начальник, я чист, как тест на беременность монашки!
  - Болтун, - невольно улыбнулся Прошин.
  - От имени нашего сообщества мне поручено передать вам решпект и уважуху! - выговорил Федька, на удивление серьёзно.
  - За что? - удивился Иван.
  - За "гастролёра". Вы просто всех сделали: и ваших, и наших!
  - Когда же вы успели узнать? - вскинул брови Прошин. - Ещё ведь чернила на протоколе не засохли!
  - Сорока на хвосте принесла, - ухмыльнулся Федька. - Симпатичный у вас сундучок. Ну, побрёл я...
  - Бреди, бреди... - озадаченно пробормотал Иван, крепче сжимая драгоценный сундук с пеплом договора Шимми. Капитана очень заинтересовала "сорока", по-видимому, вплотную работающая с преступными элементами.
  Дома его ждало зрелище не для слабонервных: суперлягушка, взахлёб беседующая с Шанелью о преимуществах диеты из гусениц перед пиявочными припарками, и Шимми, пытающийся поймать малого, который самозабвенно носился чуть ли не по потолку. Увидев хозяина дома, обезьяныш кинулся к нему и в мгновение ока взлетел на плечо. Шимми, тяжело дыша, погрозил пальцем сыну.
  - Да, ладно, тебе, Шимми, не ругай его, - примирительно сказал Иван, обводя взглядом учинённый разгром. - Убраться - не сложно!
  - А причём тут уборка? - удивился Шимми. - Он последнюю кружку эльфийского вина вылакал прежде, чем я успел к ней приложиться!
  - Юный алкоголизм надо пресекать, - согласился Иван, и тут до него дошёл смысл слов, сказанных обезьяном. - То есть, как это, последнюю?
  - Так это! Пока мы с тобой в цирк ходили, Мила распробовала нектар.
  Теперь Ивану стала понятна покорность, с которой супержаба согласилась остаться дома одна. Ну, и ладно! Он аккуратно ссадил мальца с плеча, поставил сундучок на пол и откинул крышку. Шимми тут же сунул палец в пепел и поворошил черно-серые хрупкие пластинки, некогда бывшие пергаментными свитками. Дамы прекратили косметическую беседу и присоединились к разглядыванию угольков.
  Теперь, когда драгоценный договор был вырван из жадных лап Агасфера, дело оставалось за малым: привести его в изначальный вид. Как вскоре выяснилось, обезьянье семейство магией не владело. Иван, само собой, тоже. Оставалась Мила. Она, как существо волшебное и с колдовством дружное, была единственным кандидатом на роль спасителя Шимми.
  - Ты уверен, что пергаментный свиток был? Не бумажный? - уточнила она. - От этого зависит способ восстановления.
  Шимми клятвенно уверил, что подписывал именно пергамент. Мила, пыхтя и сопя, долго разглядывала сгоревшее содержимое сундука, потом, закрыв глаза, принялась вполголоса бормотать:
  - Древний дух, древний дух, оживи! Свою шкуру, свою шкуру покажи! Шкура древняя, кровью подписанная...
  - Надеюсь, она знает, что делает, - тихо сказал Иван Шимми, вспоминая барельеф на двери.
  - Имеешь поводы к сомнению? - как-то по-канцелярски спросил обезьян.
  - Ну, как тебе сказать? Вот, убедись!
  В итоге колдовства Милы сундучок оказался обтянут окровавленной шкурой. Жаба, открыв глаза, внесла поправку в заклинание:
  - Сундук деревянный обратно явись, серый пепел развейся, в шкуру тонкую обратись!
  Над сундуком взметнулось серое облако, моментально заполонившее всю комнату. Чихая и кашляя, Иван поспешил распахнуть окно. Когда пепел осел, глазам присутствующих предстал сундук, изнутри обитый крокодиловой кожей. А по всей комнате оказались разбросаны и развешаны тонкие кожаные ремешки. Некоторые даже с пряжками.
  - Мила, тебе только в кожгалантерее работать, - заметил Иван. - Может, не надо больше?
  Но жаба упрямо принялась бормотать новое заклинание. Иван и обезьянье семейство, решив не искушать судьбу, удалились из дома и теперь наблюдали за процессом восстановления через раскрытое окно. На сей раз, сундучок окутало плесенью. Теперь он выглядел, как светло-серая моховая кочка. Кроме того, в воздухе отчётливо запахло тысячелетней тухлятиной. Жаба ойкнула, замахала лапами и принялась исправлять упущение:
  - Сейчас я заморожу запах!
  Борода плесени разлетелась по комнате отдельными клочками, а сундучок покрылся толстым слоем льда. Температура в комнате явно упала ниже ноля.
  - О, я вижу пергаментные листы, правда, что на них было написано - непонятно, - с воодушевлением квакнула жаба.
  - Мила, ты сейчас заснёшь, как тогда, осенью, - сказал Иван и, видя, что она готовиться к новой магической атаке, добавил: - Только не надо тепла прибавлять, а то ты дом спалишь! Оставь, как есть, скоро лёд оттает, тогда и посмотрим.
  Но, как уже сообщалось, Мила была существом настырным. Она всё-таки продолжила магичить:
  - Явись, покажись, в блеске ярком, в виде начальном...
  - Зачем ей блеск? - шепотом спросил Шимми.
  Иван пожал плечами.
  - Наверное, так надо. Но, давай, на всякий случай, отойдём подальше.
  Мила закончила заклинание, внутри дома что-то громко стукнуло, после чего воцарилась тишина. Иван зашёл в дом и обомлел. Мало того, что вся комната была засыпана пеплом, обвешана клочками серой плесени и кожаными ремешками, так теперь там, где раньше находился сундучок, стоял огромный прозрачный куб, внутри которого четко виднелись коричневые пергаментные листы.
  Мила небрежно махнула лапой.
  - Вот, получайте!
  Шимми прижал нос к холодной поверхности куба и прочитал на одном из листов:
  - Я, Шимми, добровольно и навеки отдаю себя в рабство Агасферу Розенкрайцеру... Да, это оно! А как достать?
  Иван обошёл куб со всех сторон и попытался сдвинуть его с места. Куб не шелохнулся.
  - Тяжелый. Может, разбить? Мила, что это за материал?
  - Понятия не имею. Вам восстановленный договор был нужен? Вот он. А что за стекляшка - не знаю!
  Иван буркнул что-то нелестное о недоделанных магах, достал нож и колупнул прозрачный куб. На гладкой поверхности не осталось и следа.
  - У меня стеклорез есть, - Шимми кинулся в угол и достал из поясной сумочки предмет треугольной формы.
  - Что это?
  - Зуб дракона. Бронированные и заговоренные стекла только так режет! Дай-ка...
  Но и зуб дракона не оставил на кубе даже царапины. Шимми с удивлением поглядел сначала на драконий стеклорез, потом на прозрачный куб, и челюсть его отпала книзу.
  - Не может быть! Это же алмаз!
  Будь у Ивана на голове фуражка - волосы, вставшие дыбом, сбросили бы её на землю. Алмаз, объёмом в кубический метр? Такого не бывает! Но не верить Шимми, как повидавшему не одну сотню драгоценных камней, у Ивана причин не было. Он уселся на пол около кристально-чистого куба.
  - Эх, на него можно островок приобрести, - потирая руки, сказал обезьян.
  - Шимми, - слабым голосом сказал Иван, - на этот алмаз можно всю Африку купить. И Австралию в придачу.
  - Надо только мой договор из него достать.
  - А что там ещё внутри? - подала голос Шанель.
  Иван вгляделся во второй пергаментный лист и с удивлением прочитал:
  - Я, Кощей Бессмертный, закладываю свою душу демону Барбатосу в обмен на оказание услуг по нахождению сокровищ... Не понял, откуда здесь взялась кощеевская закладная?
  - А, это Агасфер упёр, когда грабил замок Кощея, - пояснил Шимми.
  - А что, замок Кощея разграблен? - изумился Иван.
  - Ну, да! После карнавала Агуша для виду увёл караван, потом вернулся и принялся тащить всё, что плохо лежало. Даже каменного идола утащил, зачем, правда, непонятно. Долго возил, продать никому не удалось, бросил где-то. А когда дошло до продажи кощеевских сокровищ... Ох, он и ругался потом! Оказалось, что почти все кощеевы драгоценности - сплошные подделки. Как Алмаз Судьбы, помнишь?
  Прошин помнил. Алмаз Судьбы оказался дешевым стразом, в котором они обнаружили смертельную иглу... Иван вздрогнул.
  - Как вы думаете, Кощей похож на последнего идиота? - Шимми, Шанель, Мила и даже мелкий посмотрели на Ивана. Он продолжил свою мысль: - При всех его недостатках, он - далеко не дурак! И я уверен, что он спрятал в фальшивый алмаз фальшивую же иглу! А мы, да и сама Смерть, всё за чистую монету приняли! Вот почему Мила до сих пор не превратилась в человека!
  Лягушка огорчённо вздохнула - занавески на окнах колыхнулись от её дыхания.
  - Значит, надо отыскать настоящую иглу и прикончить скелета! - Шимми широко улыбался - ничто ему не могло испортить настроение, потому что он обрёл свободу.
  - На острове Буяне стоит дуб столетний, на дубу том сундук кованый... - пробормотал Иван. - Как туда попасть? Кто-нибудь из вас силён в географии?
  Среди присутствующих географов не оказалось.
  - Должен же быть какой-то способ укокошить Кощея и вернуть Миле человеческий вид! Ладно, поживём - увидим, - философски сказал Иван.
  - Как скажешь, - согласился Шимми. - Мы у тебя поживём.
  Иван смущённо кашлянул - он совсем не это имел в виду. Но нельзя же сказать Шимми, мол, скатертью дорога!
  К тому же, с появлением обезьяньего семейства в доме Прошина Мила перестала рваться с ним на работу и с удовольствием вела задушевные беседы с Шанелью. Шимми с обретением свободы прекратил воровские вылазки и понемногу чинил всякие мелочи, до которых у Ивана руки не доходили.
  Шушпан, так звали сына Шимми, некоторое время честно сидел в доме - дня два, наверное. Потом родители за ним не уследили, и Шушпанчик убежал к соседским ребятишкам. Вскоре вся улица знала, что в доме Прошина живёт целое семейство дрессированных обезьян - ребятишки с утра выстраивались перед калиткой в очередь, чтобы поиграть с Шушпаном.
  Гигантский алмаз, ввиду невозможности сдвинуть его, накрыли красной скатертью - получился неплохой стол, стоимостью... точную цифру сказать трудно. Если уважаемый читатель прибавит к ста двадцати рублям - цене скатерти, много-много нулей, то получит примерную стоимость импровизированного стола.
  Ивана устраивало почти всё. Только одно омрачало его существование - он не знал, как помириться с Леной. Расскажи он ей о суперлягушке и трёх говорящих обезьянах, она ему не поверит! А вживую показать ей волшебных существ он не мог - кто знает, что Миле взбредёт в голову при виде хорошенькой девушки? Не хватало, чтобы Лена превратилась в ещё один барельеф на двери!
  Единственный выход из сложившейся ситуации, по мнению Ивана, заключался в умерщвлении Кощея посредством волшебной иглы. Тогда Мила расколдуется, к ней вернется человеческий вид и память, и можно будет её спровадить домой.
  Дело оставалось за малым: найти кощееву смерть!
  Четыре богатыря
  
  - Царь-батюшка, спаси! Жизни никакой нет!
  Дородный боярин Феоктист Миодов, хромая, приблизился к царю Гороху, строгавшему ножом деревяшку.
  - Что у тебя стряслось?
  - Дык, варнаки эти... в смысле, три варнака и Иван Горохович с ними, вчера в моём дворе побывали! Всё пиво выпили, и водку тоже! Два стола разбили вдрызг, лавки поломали. Две штуки. Ворота в щепки разнесли! Собак злющих, сторожевых испортили - теперь они ко всем лижутся! Писаря моего чуть не удушили...
  - Сам зазвал их, - спокойно сказал царь, которому уже рассказали подробности вчерашних похождений сына и его друзей. - Кто хотел Настасью с рыцарем познакомить? Так что, нечего теперь мне пенять! У тебя мебель хлипкая и ворота узкие. А писарь твой сам виноват.
  - Это чем же? - возмутился боярин. - Он, как мышка, в углу сидел.
  - Тем, что на Кощея похож, - объяснил Горох. - Ты, прежде чем гостей звать, меня бы спросил. А я тебе бы рассказал, что Конану, это который такой же большой, как Ваня, и не такой зеленый, как тролль, везде Кощей мерещится. Особенно после первой бочки пива.
  - Да, пёс с ним, с писарем! Я тоже пострадал! Ногу чуть не сломал в собственном дворе! Смотри! - боярин выставил вперёд ногу, замотанную грязно-белой тряпкой, на которой красовались остатки коровьей лепешки.
  Царь принюхался и поморщился.
  - Фу! Смотреть надо, куда ступаешь!
  - Да я не про это! - Миодов быстро убрал ногу. - Эти варнаки... ну, в общем, все четверо вчера дырок мне во дворе наделали! Я в одну и попал.
  На царской физиономии отчетливо обозначилось удивление - про дырки ему Ваня ничего не рассказывал.
  - Глубокие дырки-то? - заинтересованно спросил Горох.
  - Не очень. Примерно по колено, но есть и глубже. Я утром вышел во двор и ногу вывихнул! А если б я погиб? Как же моя семья без кормильца? Царь-батюшка, я требую сатисш... сатифа... короче, желание моё выполни!
  - Какое ещё желание? - с любопытством спросил царь.
  - За моё пострадание требую выдать мне рыцаря Людвига для последующего его оженивания на моей единственной и несравненной Настасье свет Феоктистовне, дабы в случае несвоевременной моей кончины была у неё опора и...
  - Оженива... ты что, с ума сошёл?!! Насильно женить иностранного гражданина? Войны с меченосцами хочешь? К тому же, твоя Настасья в два раза больше Людвига! И на две головы выше! Лучше Конана бери. Или Грыста - он тоже парень хоть куда.
  - Да, ты что, государь! Чур, меня от таких женихов! Один - варвар бестолковый, другой - страшила зеленая! А рыцарь - благородных кровей. Да и кормить легче...
  - Зато люди они хорошие. Ну, не желаешь, не надо! Ступай себе, разберусь я с твоими дырками.
  - А, может, отдашь Людвига? - уже уходя, спросил Миодов.
  - А на кол? - ласково осведомился Горох.
  Контрпредложение возымело действие - боярин умчался из царских покоев, даже не прихрамывая. Горох, тяжко вздохнув, отложил недоструганную деревяшку и отправился на поиски Ивана и его друзей. Искать долго не пришлось - достаточно было пойти в ту сторону, откуда раздавался шум и громкий разговор. Как и следовало ожидать, четверка богатырей обособилась возле винного погреба, взяв в плен несколько бочек свежего пива.
  Двое дворовых издалека и с почтением глазели, как зеленокожий тролль одним махом опустошил приличных размеров ковш.
  - С тебя монета, - сказал один другому, - я же говорил, что он залпом выпьет!
  - Спорим, что второй ковш залпом не осилит?
  - Осилит, - за спинами дворовых сказал царь, - и даже третий!
  Работники тут же забыли о зрелище и поспешили заняться неотложными делами. Горох подошёл к четверке богатырей - те настолько увлеклись приведением пивных бочек в изначально-пустое состояние, что совершенно не замечали присутствия самодержца.
  - Вы зачем вчера дырок во дворе боярина Миодова наделали?
  Иван-дурак и Людвиг Железный, взглянув на хмурую физиономию государя (обычно именно это и величают царственным выражением), втянули головы в плечи. Тролль протянул ручищу к ковшу, чтобы предложить царю пивка.
  - А тебе что за печаль? Иди своей дорогой! - буркнул Конан, не оборачиваясь. - Грыст, соблюдай очередь! Куда второй раз за ковшом полез?
  - Тупой? Понимай нет? Зад большой башка стоит! - на тарабарском сказал тролль, выразительно показывая варвару глазами на стоящего позади царя.
  - Это у тебя в заду большая башка! - оскорбился варвар.
  - Тьфу! - от души плюнул Грыст. - Обернись!
  Иван и Людвиг хихикнули. Конан обернулся и понял, что послал не кого иного, как самодержца, но ничуть не смутился. У киммерийцев демократия и говорить можно всё, что пожелаешь, кому угодно. Правда, за это могут и навалять, поэтому суровые северные варвары больше молчат...
  - А, привет, твоё величество! Садись, выпьем, поболтаем...
  - Ну, нахал! - удивился Горох и уселся на колоду для рубки дров.
  Ему тут же поднесли ковш, из которого царь сделал несколько глотков и передал посудину Людвигу.
  - Ну, так кто-нибудь объяснит мне, зачем вы у Миодова дыр во дворе наделали? Он, между прочим, чуть не убился утром. Требовал с меня за это виру.
  - Во, дает! - изумился Иван. - Виру у царя?
  - Ага. Говорит, отдай, мол, рыцаря, я его оженю на дочери своей. Да, вы её знаете - Настасья! Вы же её вчера видели.
  Рыжий Людвиг поперхнулся пивом и вскочил на ноги.
  - Так! Интересно, кузнец починил мои доспехи? Пойду, потороплю, мне ехать срочно надо!
  - Ты же ему только сегодня утром отдал, - рассудительно сказал Иван-дурак, - значит, не готовы. А чего это ты засобирался? Вроде, только что никуда не торопился.
  - Я тебе позже расскажу, - пообещал Людвиг, уже убегая к кузнице.
  Конан широко улыбнулся и крикнул ему вслед:
  - Слабак! Испугался девки большой!
  Царь, сделав нейтральное выражение лица, продолжил рассказ, словно его и не прерывали:
  - А я боярину и говорю, мол, девица твоя по всем статям Конану подходит. Он большой, она тоже. Дети будут богатырями...
  Киммериец вытаращился на Гороха, задумчиво почесал нос и сказал:
  - Пойду-ка я, погляжу, что с Людвиговыми доспехами. Он же бестолковый, сам кузнецу объяснить не сумеет. А скоро ехать надо...
  Тролль было рассмеялся при виде спешащего варвара, но его улыбка быстро завяла.
  - ... ну, и что, что страшновата невеста? Грыст наш тоже не красавец, чего уж кривить душой. Вот, думаю, пара подходящая получится! О чём боярину и сказал.
  Зеленокожий великан стал салатового цвета - надо понимать, побледнел, вскочил, опрокинув ковш с пивом, и бросился вслед за товарищами. Иван-дурак чуть ли не катался от смеха.
  - Ой, батя, развеселил! Умеешь ведь шутить!
  - Не пойму, ты-то чего смеёшься? Какие шутки? Миодов наотрез отказался от моих предложений! Тогда я и подумал, а почему бы тебя на Настасье не оженить? А чего, ты про Василису всё равно забыл - искать её и не думаешь. А Наська - девка хоть и немаленькая, да страшненькая, но всё ж боярского роду. Миодов, как услышал мои слова...
  Иван, как услышал эти слова, рванул в сторону кузни с полной спринтерской скоростью. Даже знаменитейшие американско-негритянские бегуны не смогли бы его догнать. Конечно, не смогли бы, ведь это не над ними нависла угроза женитьбы на боярской дочке. Вот он, секрет скорости - надо бы тренерам наших спринтеров этот способ на заметку взять.
  Горох усмехнулся - как удачно сегодня боярин заявился. Царь, честно говоря, уже изрядно утомился выслушивать жалобы горожан на проделки непутёвого сына и его друзей. Да и дружина в полном составе привыкла прятаться по углам, когда на горизонте появлялась богатырская четверка - не ровен час, на поединок вызовут. Отказаться, вроде как, воинская честь не позволяет, а результат поединка заранее известен: шею намнут. Поскольку дружинники предпочитали иметь свои шеи ненамятыми, они весьма преуспели в искусстве пряток. Вот и сейчас, в царском дворе не видно ни единого стражника. Воевода Сполох - Красный нос, тоже ежедневно одолевал царя просьбами услать подальше заезжих богатырей. Ваня пока один был - половину дружины перебил, тренируясь воевать Кощея, а уж когда четверо...
  Но нельзя же сказать "убирайтесь" героям Ратного поля! А они, без сомнения, герои - далеко не каждый богатырь может похвастаться тем, что бился с самим Кощеем! Даже Илья Муромец! А Ванька, хоть и непутёвый вдоль и поперёк, даже дважды дрался со злобным скелетом! Кое-кто из бояр сомневался, что Иван-дурак выбил два зуба Бессмертному - мол, приврал, но даже им пришлось поверить в то, что Кощею наваляли на Ратном поле - уж Варя придумывать не стала бы. И всё-таки, ратные подвиги - это одно, а шалопайство в мирное время - совсем другое.
  Вот почему Горох так обрадовался, когда Миодов стал домогаться руки Людвига для своей дочери. Идея, пришедшая ему в светлую, царскую голову была проста и незатейлива, однако, оказалась вполне действенна.
  - Надо бы поглядеть, куда они подались, - проворчал себе под нос Горох, - а то ведь уедут, не дождавшись отеческого благословения.
  Четверка нашлась около кузницы. И все четверо давали умные советы кузнецу, который ненавязчиво пытался избавиться от непрошенных советчиков.
  - Шли бы вы... в винный погреб, да работать не мешали! Сказал же, починю доспех! Через неделю.
  - Да что тут чинить! - кипятился Людвиг, припрыгивая от нетерпения. - Дел-то на пять минут: распрямить, залудить, сделать пять заплат!
  - Шесть заплат. И ещё поножи новые сделать, - добавил Конан.
  - И шлем ещё, - вставил Грыст.
  - И наплечники. Мы тебе поможем, - сказал Иван-дурак. - Давай молот!
  - Не дам я тебе ничего - у тебя силища дурная! Кто мне в прошлый раз железных лепешек вместо подков наделал и кувалду сломал? И вообще, раз вы такие умные, то сами свои доспехи и починяйте! - рассердился бородатый кузнец, указывая рукой куда-то на землю.
  Царь пригляделся: возле стены кузницы лежала горка металлолома, в которой даже учёные археологи, собаку съевшие на реконструкции древностей, не смогли бы узнать полный доспех рыцаря.
  - Это как же вас угораздило так доспехи изломать? - изумился царь.
  - А тебе какое дело? Шел бы ты... - не оборачиваясь, сказал приветливый Конан, но, получив толчок от Людвига, посмотрел на говорившего и тут же поправился: - в кузню, нам помогать.
  - Вот я тебе по шее помогу! - сказал Горох, глядя на варвара снизу вверх.
  Конан смущённо поковырял ногой землю: послать дважды за утро царя - это даже для киммерийца чересчур. Ваня пришёл на выручку побратиму:
  - Мы, батя, вчера спор давний вспомнили, вот и начали выяснять, кто кого глубже в землю вобьёт. Я Людвига почти по пояс вбил, - с гордостью завершил оправдательную речь Иван.
  - А я только по колени, - застенчиво молвил Грыст.
  - Это потому, что у Людвига доспехи уже покорёжены были, - великодушно сказал Иван-дурак. - Они мешали вбиваться. Да и место ты вчера выбрал утоптанное...
  - Точно! - Конан хлопнул себя по лбу. - Я ж его тоже вбивал на тропинке. Ха! Вань, на грядке и я бы его по пояс вбил!
  Горох ошеломлённо покрутил головой. С ума сойти!
  - То есть, дырки в земле от Людвига остались? - на всякий случай ещё раз уточнил он. Получив радостное подтверждение от всей богатырской четверки, царь начал закипать. - Ну почему, как богатырь - так балбес-балбесом? Вам силу девать некуда? Тогда я вот что скажу: используем вас завтра же - нам надо столбы ставить. Чтобы люди работные ямы не копали, вы будете дырки делать. Опыт, я вижу, у вас уже есть... Конан и Грыст забойщиками будут, Людвиг вместо копра сойдёт. А ты, Ваня, на смену рыцарю готовься - твоей голове и без доспехов ничего не станет.
  Кузнец стал фиолетовым, пытаясь сдержать рвущийся наружу смех, Конан покраснел, Грыст вновь приобрёл салатовый оттенок, Людвиг пожелтел. Горох подумал, что если Ваня посинеет, то вскоре весь царский двор сможет наслаждаться неожиданной радугой. Ваня не посинел, но торопливо заявил:
  - Батя, никак нельзя нам столбы ставить! Мы же наказ дядьки Святогора вспомнить не могли. А вот только что вспомнили: он нам велел Вия найти!
  - Ну? - вытаращил глаза Горох. - И зачем?
  - Дядька говорил, что Вий может подсказать, где Василиса скрыта.
  - Он бы ещё вас в преисподнюю отправил, - проворчал царь.
  - Так ведь почти туда и сказал идти. Ищите, сказал, церковь нечистую. Я даже о таких и не слыхал. А вот Грыст знает...
  Тролль и Конан активно закивали - им очень не хотелось ставить столбы. Да и угроза женитьбы на боярской дочке не миновала - лучше подобру-поздорову убраться подальше. Людвиг поднял с земли гнутый-перегнутый шлем, попытался примерить и лишь горестно вздохнул:
  - Не налезает! - и посмотрел на кузнеца. - Будешь править или нет?
  - Мне только полдня угли разжигать надо...
  - Не печалься, сейчас поправим, - бодро сказал Иван и заливисто свистнул.
  У присутствующих от свиста заложило в ушах, а с крыши выстрелили перепуганные голуби. Спустя несколько секунд раздался громкий треск, топот, и вскоре около кузницы красовалась собственной персоной трехголовая, жалохвостая зеленовато-бурая тушка Горыни. Все три головы преданно уставились на Ивана-дурака и хором произнесли:
  - Здравствуй, папочка! - а затем, увидев царя, добавили: - Здравствуй, дедуля!
  Горох с трудом скрыл улыбку. Когда он впервые увидел мелкое трехголовое чудовище, ковыляющее за Варей, первым его желанием было позвать Сполоха во главе всей дружины и казнить ужастика. Более того, Горох даже позвал воеводу. Исполнению царского приказа помешало то, что богатырская четверка грудью встала на защиту Горыни... Дружинники долго потом залечивали синяки и переломы. Да и Варя напустилась на отца не хуже разгневанной орлицы.
  К чести Гороха надо сказать, что он, познакомившись поближе с трехголовой летающей ящерицей, сумел преодолеть старые предрассудки и разрешил поселиться ей в царском тереме. И даже втихую подкармливал Горыню, когда никто не видел. А Варя никак не могла взять в толк, почему это её подопечная к царю ластится и дедулей его зовёт. Прочие же обитатели царского двора мини-Горыныча побаивались открыто.
  - Ну-ка, дунь на угли, чтоб горели жарко, - сказал Иван-дурак Горыне.
  Та, за последнее время откормившаяся и ростом бывшая уже с приличную собаку, завиляла хвостом с жалом на конце и начала набирать воздух.
  - Сожжёте сейчас всё, - кузнец попятился.
  - Не бойся! - покровительственным тоном сказал Конан. - Ваня знает, что делает!
  Ваня знал. Хотя, если быть совсем честным, то знал, что хотел. А знать, что хотеть и знать, что делать, согласитесь - две большие разницы. Он указал Горыне на тлеющие в горне угли, и та послушно дунула на них из всех трёх голов.
  Вместо ожидаемого огненного смерча раздалось громкое шипение - угли в горне погасли, а кузню заволокло густым паром. Кашляя, Иван вывалился наружу, за ним тащилась Горыня, виновато склонив головы. Кузнец хмыкнул и втянул носом воздух.
  - Похоже, "Кагор".
  Горох принюхался и подтвердил догадку.
  - И даже, кажется, из монастырских погребов. Богатыри, вы случаем не знаете, куда на днях бочка "Кагора" из монастыря уплыла?
  Трое тут же сделали честные лица, а Ваня, эх, простота, спросил:
  - Батя, а откуда ты узнал, что мы бочку по реке из монастыря сплавили?
  Конан, Грыст и Людвиг синхронно закатили глаза к небу.
  - А животину зачем спаиваете? - сурово спросил Горох.
  - Так Горыня ничего, кроме хмельного, не пьёт! Говорит, организм не позволяет воду потреблять. К тому же, она в вине к жизни вернулась, пропиталась насквозь...
  Царь покачал головой.
  - Значит, вот вам мой царский указ: неделю на сборы и дуйте искать Василису. Ваня, без невесты не возвращайся! А если за эту неделю кто-нибудь ко мне с жалобой на вас придёт - тут же зову боярина Миодова с Настасьей! Ясно?
  Четверо богатырей переглянулись и согласно кивнули. Неделю без происшествий они продержаться смогут...
  
  На самом деле, продержались они только шесть дней. Доспехи Людвига кузнец привёл в порядок уже на третий день. Починку лат и предстоящий отъезд было решено обмыть, куда же без этого! Иначе доспех крепости иметь не будет, а в пути счастья не видать! Единственным препятствием на пути к празднеству было отсутствие выпивки и закуски. Впрочем, четверка героев быстро решила эту проблему.
  Мероприятие началось с опустошения кладовой... и закончилось бегством от дородной поварихи с огромным черпаком. Иван тащил здоровенный копченый окорок, Конан - котёл с кашей, Людвиг (вот ведь рыцарь весь из себя, а туда же) - вязанку сдобных бубликов. Горыня присоединилась к грабежу средь бела дня, утащив круг колбасы, и по пути её головы дрались между собой за право первой укусить колбаску. Грыст с бочонком солёных огурцов прикрывал отход - повариха даже сломала о тролля черпак. В целом, кроме поцарапанной спины Грыста, набег завершился удачно.
  Царь Горох в своё время уловил закономерность: богатыри притягиваются к винному погребу тем сильнее, чем дольше они в него не наведываются, а потому распорядился поставить здоровенные замки на толстые дубовые двери в винное хранилище. Впрочем, это не смогло остановить богатырей - они просто сняли с петель тяжеленные двери и вместе с замком отнесли их в сторонку. После чего боевые действия против "зеленого змия" развернулись в полную силу. Кстати, о змиях: Горыня тоже участвовала в пиршестве, о чём потом горько пожалела.
  Первым неладное почувствовал тролль. Он выпил уже пару кувшинов пива, как всегда залпом, слегка закусив их здоровенным куском окорока, когда вдруг раздалось громовое урчание. Богатыри переглянулись.
  - Горыня, ты чего рычишь? - спросил Иван.
  Ответом ему было легкое мурлыканье - челюсти двух голов мини-Горыныча были заняты колбасой, а третья усиленно пила вино из ковша.
  - Не, она рычит тоньше, - пояснил Иван присутствующим, будто они сами не слышали.
  - Ребята, это я... - Грыст не успел закончить фразы - последнее "я" было заглушено громовым "бр-р-р". Тролль схватился за живот и со страдальческим выражением лица стрелой вылетел из винного подвала. Побратимы проводили его недоумёнными взглядами.
  - Ну, не хочет - нам больше достанется, - сказал Людвиг, словно мог составить конкуренцию огромному троллю.
  С этими словами рыцарь аккуратно вынул голову Горыни из ковша и приложился к нему длинным глотком. Затем наступила очередь Ивана и Конана. Горыня между тем ссорилась - правая и центральная укоряли левую за единоличное пьянство, та нечленораздельно оправдывалась:
  - Вы ш-ш-ш заняты были - колбасу с двух сторон ели. Вот, скажите, почему у колбасы третьего конца нет?
  И икнула, выпустив облачко винных паров. Правая и центральная закатили глаза - если уж левую потянуло на философствование, значит, скоро запоет.
  Следующей жертвой стал Людвиг. Его урчание было несравненно тише Грыстового, но услышали его все. Рыцарь подскочил и выпрямился, став похожим на своё любимое оружие - копьё, после чего, схватив живот в охапку, бросился вон. Иван и Конан не успели долго поудивляться странному поведению товарищей - их постигла участь Грыста и Людвига.
  Вскоре в окрестностях винного погреба с четырех сторон (по числу богатырей) раздавались оглушающие звуки. Царь, выглядывавший из окна верхнего этажа, заорал кому-то внизу:
  - В атаку!
  Кому кричал Горох, стало понятно спустя секунду - отовсюду появились дружинники, вооружённые... вениками из крапивы и чертополоха. Дружинников было не меньше пятидесяти человек - царская гвардия почти в полном составе. Они, зловеще ухмыляясь, тиграми кинулись в кусты, в которых скрылась четверка богатырей. Прошло несколько томительных секунд, а потом практически одновременно раздались вопли... от которых эхо разносит... ну, сами знаете.
  Из кустов сирени выскочил Иван, придерживая руками спадающие штаны. Его преследовало человек десять дружинников, размахивающих жгуче-колючими вениками, и каждый из них считал своим священным долгом, как следует хлестнуть Ваню... ну, уж куда получится. Три других богатыря также появились на царском дворе в сопровождении почетного эскорта с опахалами.
  Четверка героев бестолково металась по двору, периодически теряя штаны и получая по оголённым местам крапивными вениками. Улюлюканье дружинников перекрывалось взвизгиванием их жертв и громовым урчанием богатырских желудков. Когда урчание достигало апогея, хозяин взбунтовавшегося желудка пытался устроиться где-нибудь в укромном уголке, но именно укромного уголка-то и не было - дружинники с вениками оказались просто вездесущими. Они, аки коршуны, бросались на беспомощных богатырей и от души хлестали их крапивкой. Удивительно, но даже тролль, к крапиве нечувствительный, тоненько всхрюкивал, когда очередной дружинник ласково похлопывал его своим веником.
  Избиение продолжалось почти полчаса, пока царь не смилостивился над страдальцами и не скомандовал отбой развлекавшимся от души дружинникам. Те, отомстив, наконец, за прятки по углам, гордо промаршировали с царского двора под предводительством Сполоха - Красного носа. И только теперь истерзанные богатыри, сверкая красными... ну, кому куда досталось... сумели уединиться в кустах, откуда тотчас послышались оглушающие звуки.
  Откуда богатырям было знать, что Горох распорядился подсыпать в пиво и вино слабительного порошка? Царь знал Ивана, как облупленного, да и его дружки-герои ничем от непутёвого царского сына не отличались. Горох был уверен, что без происшествий они и трёх дней не выдержат... шесть же дней без хмельного, драк и сломанных ворот оказались для царя приятным сюрпризом - не перевелись ещё богатыри в земле нашей! Однако, на всякий случай, он велел подготовился. Разумеется, "всякий случай" настал!
  Со стонами, почесывая спины и то, что ниже, четверка, наконец, выбралась из кустов. Вид у богатырей был совсем не богатырский - Царь Горох, глядя на них сверху, широко ухмыльнулся и скрылся в комнате.
  Конан поморщился, завязывая тесемку на штанах.
  - Варварская страна! Ваня, как ты здесь живёшь?
  - Обычно - неплохо, - шмыгнул носом Иван-дурак и с опаской прислушался к своему животу.
  - Грыст, что с твоими штанами? Неужто тебя так... э-э-э, пучило? - спросил удивлённый Людвиг
  Иван и Конан посмотрели на тролля. Действительно, крепкие кожаные штаны Грыста в нынешнем виде не пригодились бы даже огородному пугалу - от них остались только рваные кожаные полоски, скреплённые на поясе верёвкой. Кутюрье современного модного дома, увидев это произведение искусства, тотчас принялся бы создавать новый стиль одежды. Тролль о моде не имел никакого представления, а потому стыдливо прикрывал ручищами... в общем, выглядел типичным футболистом в "стенке".
  - Это потому что его веником с разрыв-травой били, - пояснил Горох, вышедший полюбоваться на результаты "сечи". - Его счастье, что он к магии сопротивляется...
  Послышалось протяжное "о-о-о" - разрыв-трава, при умелом обращении, легко ломала амбарные замки и лезвия мечей. При неумелом - превращала кожаные штаны в рваные лоскутки.
  - То-то я и думаю, чего мне пощипывало, - пробормотал Грыст, напрасно пытаясь расположить кожаные полосочки так, чтобы они прикрывали самую важную часть тела.
  Иван, Конан и Людвиг вздохнули одновременно и завистливо - им-то после крапивно-чертополоховых веничков жгло немилосердно.
  - В общем, так, богатыри, - начал царь, - если ещё раз попробуете залезть без спроса куда-нибудь, я велю не просто слабительного порошка в пиво насыпать! Я вас...
  В кустах сирени послышались тоненькие страшные звуки, и на свет божий явилась страдающая Горыня. Правая и центральная головы рычали на левую:
  - Как пить - так ты одна, а как животом маяться - так всем!
  - Тебя это тоже касается! - строго выставил палец в сторону Горыни царь.
  - Ой! - пискнула Горыня и скрылась в сиреневых зарослях.
  Но не оттого, что испугалась царского гнева, а потому что... Послышалось громовое бурчание, и четверка богатырей дружно бросилась по кустам.
  - Ишь ты! - покачал головой царь. - Молодец Варюшка! Не обманула - порошок-то, в самом деле, двойного действия...
  
  Следующим утром, рано-рано на заре, смертельно-трезвые богатыри вышли из стольного града. Охрана на воротах проводила их насмешливыми взглядами - у каждого стражника на копье болтался крапивно-чертополоховый бунчук, как символ великой победы.
  Ехать сидя никто из богатырей не мог по вполне понятным причинам - крапиву дружинники нарвали самую злобную, да и чертополох выбирали самый породистый. Конан и Людвиг вели коней в поводах, Ваня вел за собой на канатике самоходную печку. Грыст, как исконно пеший путешественник, не обременял себя дерганьем за веревку - всё равно, ни один конь не пожелает нести на себе троллью тушу. К тому же, у Грыста и без верховых животных проблем хватало: он никак не мог привыкнуть к новым штанам.
  Во всех царских закромах не нашлось кожаных штанов гигантского размера - те, что лежали по сундукам, да кладовым оказались маломерками. Поскольку за ночь никто троллю не смог сшить штанов нужного размера (да, никто особо и не рвался), то Грысту пришлось довольствоваться "мелочевкой".
  - А чего ты маленьким не станешь? - с трудом сдерживая улыбку, спросил тролля Людвиг, глядя на его обтянутые формы.
  - В самом деле, ты же на Ратном поле обезьяну изображал! - Конан в отличие от рыцаря от улыбки удержаться не смог. - Превратился б снова в малька, и тебе эти штаны огромными бы стали!
  - Год два раз нема, лимит кирдык - по-тарабарски ответил Грыст, но поняли его все - больше двух раз в год перевоплощаться тролль не может.
  И вот теперь он, в штанах в обтяжку, шествовал по пыльной дороге вслед за друзьями. Представители сексуальных меньшинств, увидев ТАКОГО тролля, запрыгали бы от неистовой радости. К счастью, в землях царя Гороха меньшинств не водилось, иначе количество инако... инако... инакомыслящих резко бы уменьшилось после встречи с Грыстом.
  Пешее путешествие продолжалось долго, наверное, часа два. Потом путники устали и сделали привал, точнее, приляг. Ваня снял с печки котомки с едой, и богатыри, давясь не смоченным в пиве мясом, принялись завтракать. Возможно, именно по причине отсутствия хмельного завтрак и закончился очень быстро.
  - Может, ещё отдохнём? - проныл Людвиг, непривычный к пешим прогулкам.
  - Не, надо идти, - решительно возразил Конан, даже не пошевелившись, чтобы подняться.
  - У меня идея! - с воодушевлением воскликнул Ваня. - А чего мы тащимся пешком, если есть печка?
  - Какая разница, где я не могу сидеть: на лошади или на печке? - жалобно спросил Людвиг.
  - Так ведь мы будем не сидеть, а лежать!
  - Места на четверых не хватит! - с сомнением посмотрел на бело-серую печку Грыст.
  - А мы всё лишнее скинем!
  У Вани слова с делом не расходились - тут же на землю полетели вязанки дров, горкой лежащие возле печной трубы. Людвиг, обрадованный перспективой не переставлять ноги с утра до вечера, помог побратиму сбросить пару вязанок. Рыцарь хотел выбросить и круглый чурбак, но Ваня запретил его трогать.
  - Ну, вот, милости прошу! - радушным жестом пригласил Иван друзей.
  Две рыцарские лошади и черный жеребец Конана были мгновенно привязаны к канатику, богатыри возлегли на печку, и путешествие возобновилось. Лежа поперёк печки на животах (по-другому не получалось) все четверо наслаждались солнышком, легким ветерком и ничегонеделаньем. Людвиг даже задремал, и Грыст тоже слегка всхрапнул - лошади чуть поводья не оборвали с перепугу.
  Если всё идёт хорошо, то обязательно случится что-нибудь эдакое... Комфортабельное путешествие закончилось час спустя - печка, выпустив клуб прозрачного дыма, остановилась в широком поле.
  - Чего стоим, кого ждём? - осведомился Конан ни у кого конкретно.
  Ваня, кряхтя, слез с печки и заглянул в топку.
  - Дрова прогорели! Конан, кинь вязаночку!
  Киммериец осмотрел невеликую поверхность печи. Два раза.
  - Нет здесь никаких вязанок! Похоже, мы все их скинули. А вот эта деревяшка не пригодится?
  Киммериец показал чурбак, который Иван не разрешил выкинуть в прошлый раз.
  - Нет, это жечь нельзя! - Ваня поскрёб макушку, окинув взглядом широченное поле, на дальнем краю которого виднелась жидкая березовая поросль. - Придётся топать за дровами. Конан, бери топор и иди!
  Конан надвинул рогатый шлем на самые глаза.
  - Это только простые смертные топором дерево рубят! Я больше по шлемам бить специалист. Пусть лучше Людвиг сгоняет.
  Как вскоре выяснилось, топор - это не рыцарское оружие. Вот если бы копьём дрова рубить...
  - Пусть Грыст идёт. Погодите, я его разбужу.
  Рыцарский тычок локтем тролль даже не заметил. Тогда Людвиг, недолго думая, достал кинжал и кольнул остриём Грыста. Метод подействовал - тролль почесался.
  - Не так надо, - ухмыльнулся Конан. - Грыст, Настасья к тебе пришла!
  Зря варвар это сказал - тролль, даже не успев открыть глаза, бросился бежать. Лёжа, конечно, далеко не убежишь, поэтому Грыст всего лишь насмерть перепугал лошадей, и без того взвинченных его храпом. Черный жеребец, рыцарский верховой конь и вьючная лошадка, которая везла доспехи и оружие Людвига, освободились и понеслись прочь. Рыцарь тоскливым взглядом проводил удаляющуюся скотину.
  - Ничего, тебе размяться не помешает, - приободрил его Конан.
  - Тебе, между прочим, тоже, - хмыкнул Ваня.
  - Чего разбудили? - проворчал Грыст, на всякий случай, оглядываясь - нет ли поблизости той самой Настасьи.
  - Тебя дрова ждут. Во-он в том лесочке. Так что, бери топор...
  - А вы?
  - А мы лошадей пойдем ловить.
  Грыст понял, что обречен стать дровосеком, потому что ни одна кляча, находясь в здравом уме, не приблизится к троллю по собственному желанию.
  - Где топор?
  - На печке, - сказал Иван. - У трубы лежит.
  - Лежал, - поправил его Людвиг. - Я его случайно вместе с вязанкой дров выбросил.
  Вот не то эхо в поле! Не разносит оно далеко крики воинские...
  Грыст отправился корчевать деревья киммерийским двуручным мечом (в отличие от рыцаря, Конан со своей железякой не расставался даже на печке). А три его богатырских побратима до самого темна ловили коней.
  
  В первой же попавшейся придорожной корчме богатыри застряли надолго. Питательно-питейные заведения на каждом шагу не встречаются, поэтому побратимы постарались заправиться, как следует! Как обычно пишут о путешествиях? Дни тянулись за днями и были похожи один на другой... Ну, так вот, к нашим путешественникам это не относится! Хотя бы потому, что на второй день голова болит не в пример сильнее, чем в предыдущий.
  Поистине героическим усилием оторвали себя богатыри от столов в корчме и снова отправились в путь. Крапивно-чертополоховые ранения уже зажили, поэтому Конан и Людвиг горделиво восседали на конях, снисходительно посматривая на Ивана-дурака и Грыста, по-прежнему ехавших на печке. Почему снисходительно? Да потому что приходилось с завидной регулярностью рубить дрова для самоходной печи. А она оказалась весьма прожорливой - "Хаммер" по сравнению с ней мог бы показаться малолитражкой! Запас купленных у корчмаря дров закончился уже к следующему вечеру.
  Вот и приходилось отряду останавливаться на лесозаготовки. Конан и Людвиг тут же начинали проверять сбрую, амуницию, место для ночлега и даже придирчиво осматривать траву и чуть ли не тыкать носом в неё своих скакунов - короче, пускались на всё, лишь бы не заготавливать дрова. Иван и Грыст, орудуя по очереди конановским мечом, поминали волшебные топоры-саморубы и пилы-саморезы, которые, по слухам, изготавливали гномы. Но подземельцы жили в Кацапских горах, что находились в недельном переходе к северу, поэтому добираться до жадюг-гномов, чтобы попытаться выторговать у них волшебный инструмент, было бессмысленно.
  Впрочем, вскоре у дровосеков-богатырей появилась надежда на помощь. На третий день судьба подкинула им бесплатную рабочую силу в виде шайки разбойников. На лесных братьев должно быть снизошло помутнение рассудка - их осенила блестящая, но безрассудная мысль напасть на наших путешественников. Они бы сначала хоть посмотрели, на кого выскакивают из засады...
  Но разбойники в количестве двадцати бород к своему несчастью не стали разбираться, кто перед ними, и с воплями и улюлюканьем вывалились из зарослей, потрясая разнокалиберным оружием и веревками. Потенциальные жертвы притормозили коней и печку. Лицо Конана расплылось в широкой и дружелюбной улыбке.
  - Ну, наконец-то, махач!
  Киммериец спрыгнул с коня и двинулся на спешащих к нему разбойников. Ваня и Грыст, похватав в руки по березовому полешку, десантировались с печки, и сразу же оказались в гуще событий. Людвиг лихорадочно пытался достать меч, упакованный где-то на вьючной лошадке.
  Блестящая мысль о нападении стала казаться разбойникам уже не столь сверкающей, когда первая пятерка лесных братьев полегла от кулаков Конана - киммериец даже не потрудился достать меч. Сверкание идеи совсем померкло, когда березовое полешко Вани уложило вторую пятерку нападавших. И желание драться пропало бесследно у оставшихся стоять на ногах, когда вступил в дело Грыст - тролль небрежно присоединил ещё пять лесных бород к горке уже отдыхающих на траве. Уцелевшие в короткой схватке разбойники бросились к рыцарю, всё ещё пытавшемуся освободить меч.
  - Сдаёмся! Пощады! - хором завопили они, подбегая к Людвигу, надеясь найти у него защиту от трех кровожадных демонов.
  В этот момент Людвигу, наконец, удалось рывком освободить меч - лезвие его описало широкую дугу и случайно отсекло полбороды ближайшего разбойника. Поняв, что и здесь пощады ждать не приходится, уцелевшие лесные братья бросились врассыпную. Не ожидавшие такой подлости богатыри, только начавшие развлекаться, не успели поймать никого из беглецов.
  На дороге осталось лежать пятнадцать человек в живописных позах, а вокруг валялось разбойничье оружие. Окажись здесь художник баталист Верещагин - мир увидел бы шедевр "Апофеоз войны -2 "
  - Ну, вот, я даже размяться не успел, - расстроено протянул Конан.
  - Я тоже, - сказал Людвиг, тщетно пытавшийся теперь засунуть меч туда, откуда с таким трудом его вытащил.
  - Ты вообще монстр! - похвалил Конан. - Видел, как они от тебя бросились наутек?
  - А то! - рыцарь всё ещё пытался пристроить меч на место, поэтому не увидел ехидной ухмылки киммерийца.
  - А с этими что делать будем? - спросил Грыст, показывая на разбойников, валявшихся повсюду в беспамятстве.
  - По уму, надо бы их Сполоху на расправу отдать, - сказал Ваня. - Но это же назад возвращаться.
  - Отпустим что ли?
  - Так они ж опять разбойничать начнут, - возразил Иван.
  Тем временем жертвы помутнения рассудка начали приходить в чувство. По одному, по два они открывали глаза и со стонами ощупывали подбитые глаза, вывихнутые челюсти и шишки на головах.
  - Придётся с собой тащить, - недовольно сказал Конан. - А у нас закуски и без того почти нет.
  Вульгарная провизия, само собой, сразу же превратилась в закуску, как только в корчме друзья прикупили три бочонка пива. Но вот-вот закуска должна была вернуться в исходное состояние - Грыст, например, в принципе не признавал мелкой посуды.
  - Пусть тогда пользу приносят - дрова для печи рубят, - изрёк Людвиг, любующийся упакованным мечом.
  Ответом ему было поражённое "о-о-о" трех побратимов - им подобная мысль даже в голову не приходила. Очухавшимся лесным братьям быстро обрисовали ситуацию и поставили перед выбором: либо они едут с богатырями в роли дровосеков и истопников, либо их предают смертной казни через поедание. На роль палача был выбран, само собой, Грыст, о чём Конан разбойников и уведомил. Грыст улыбнулся, вспомнив, что на Ратном поле его тоже подозревали в людоедстве.
  Если разбойники сначала и колебались, то, увидев улыбку тролля, мигом отбросили все сомнения и тут же согласились сопровождать отряд в роли кого угодно. Правда, перед богатырями тут же возникла задача: как охранять пленных? Они же должны перемещаться: рубить дрова и приносить их к печке. После недолгого совещания было решено связать разбойников по два - левую ногу одного к правой ноге другого. Тогда, даже если они решатся на побег, далеко не убегут.
  Идея, в общем-то, была правильная... это если не принимать в расчёт страх разбойников перед дружелюбной улыбкой Грыста. Стоило отпустить связанных попарно пленных в лес для сбора дров, как они помчались в разные стороны, петляя, словно обкурившиеся дихлофоса тараканы. И опутанные ноги им не помешали развить невероятную скорость. Богатыри, разинув рты, только проводили глазами исчезающих разбойников. В итоге, команда добровольных помощников дровосеков составила одну персону - пленника с кудлатой бородёнкой, которому не хватило пары.
  - Н-да, неудачно получилось, - почесал затылок Ваня.
  - Ну, уж этот от меня не уйдёт! Он у меня знаменитым дроворубом станет! - прорычал Грыст, которому надоело корчевать деревья. - Лично следить за ним буду!
  - Да и я глаз с него не спущу! - пообещал Ваня.
  Мужичок затрясся мелкой дрожью, когда зелёный великан схватил его за шкирку, поставил на ноги и сунул в руки трофейный топор.
  - Держи и шагай вон к тому дереву!
  Несчастный разбойник был до того запуган троллем, что даже не подумал обратить оружие против пленителей. Он покорно подошёл к указанному дереву и принялся его рубить. С двух сторон от него стояли Грыст и Ваня и зорко наблюдали, периодически давая советы, как лучше рубить и как правильнее складывать полешки. Спустя три часа, когда солнце уже готовилось укатиться на боковую, требуемое количество дров наконец-то было заготовлено и перетаскано к печке.
  - Вы вдвоём в десять раз быстрее бы это сделали, - зевая с риском вывихнуть челюсти, сказал Людвиг. Конан промолчал - он спал.
  Ваня и Грыст переглянулись - действительно, такими темпами они никогда не доберутся до нужного места. Пришлось им снова браться за инструменты, благо, что киммерийский двуручник можно было оставить в покое - после разбойников осталась уйма топоров. Пленённый в результате проникся горячей благодарностью к рыцарю.
  
  На следующий день пленника усадили на печь, и Ваня с Грыстом устроили ему форменный допрос. Для начала они спросили, как его зовут.
  - Филипп Красивый, - важно представился он, вздернув кудлатую бороду вверх.
  - Красивый? - рот Грыста расплылся в улыбке. - Это кто ж над тобой так пошутил?
  - Кто-кто, - мужичонка вдруг засмущался и покраснел, - Баба Яга наша.
  - Так, Филька, а с этого места поподробнее! - оживился Иван, услышав про бабу Ягу. Уж так повелось, что старушки, обитающие в лесных чащобах, числились исконными врагами мирных поселян, царской власти и богатырей. Зато с Кощеем, да прочей нечистью дружбу водили! Или вот, с разбойниками! А Ваня, хоть пока и дурак, но всё же осознавал свою ответственность, как царского сына за то, что творится в землях русских.
  Филька, благодарный за то, что его не только не съели, но ещё и накормили и напоили, охотно отвечал на вопросы. Оказалось, что разбойничья шайка в этих местах обитает давно, но с переменным успехом. Периодически они нарывались то на царских дружинников, то на богатырей одиночек, ищущих славы. Результаты этих схваток были одинаковы - шайка отгребала по-полной, а выжившие разбегались по лесам. Потом пострадавшие в неравном бою разбойники вновь собирались в доме Бабы Яги, она их подлечивала и снова отправляла продолжать нападения на честных граждан и торговцев (заметьте, даже разбойники разделяют эти две категории людей!!!).
  - То есть, притон ваш у старушки находится? - уточнил Грыст.
  - Ага, - мрачно подтвердил Филька, - у новой Бабы Яги.
  - А старую куда дели? - спросил Конан, ехавший рядом с печью и внимательно слушавший разбойничьи откровения.
  - А кто её знает! Старая села в ступу и улетела по делам. А вернулась уже другая. Мы, было, хотели её... а она... Короче, когда те, кто выжил, в себя пришли, признали её новой Бабой Ягой и нашим вожаком. Дерётся она так, что только держись! Правда колдовать она не шибко горазда, но такие зелья варит - закачаешься! А потом и упадёшь!
  Услышав, что баба Яга руководит разбойничьей шайкой, Ваня помрачнел. Он слушал, слушал Фильку, а потом вдруг остановил самоходную печь.
  - Ты чего? - Людвиг очнулся от дрёмы - конь его чуть не воткнулся в печь.
  - Неправильно это!
  - Согласен! - кивнул Грыст. - А что неправильно?
  - То что мы разбойничье гнездо не разорили! Придётся возвращаться!
  - Опять согласен. Заодно и зелье попробуем, - снова кивнул Грыст.
  - Какое зелье? - спросил Людвиг, проспавший весь разговор с пленником.
  - От которого качаешься, а потом падаешь, - пояснил ему киммериец, который тоже заинтересовался плодами работы неизвестного алхимика-самоучки.
  - Это от Ваниной оглобли сначала качаешься, а потом падаешь, - проворчал Людвиг. - Можно никуда и не ездить. Только подковы стачивать.
  - Ага, как в следующий раз за стол сядем, надо будет не забыть Ваню попросить огреть тебя оглоблей, - заметил Конан. - На пиве сэкономим.
  Рыцарь быстро осознал, что удар дубины никак не заменяет кружку пива и покорно развернул коня в обратную сторону.
  
  Вскоре богатырский отряд добрался до места, где разбойники так неудачно устроили на них засаду.
  - Показывай дорогу! - скупо сказал Ваня.
  Филька с сомнением посмотрел на печь.
  - Не пройдёт она - там заросли да овраги.
  Грыст спрыгнул с печки и сделал пару разминочных движений с поленом, случайно при этом сломав пару молодых берёзок. Конан вынул из-за спины двуручник и взмахнул им, срубив, как тростинку, березку толщиной с руку взрослого мужчины. Людвиг спешился и принялся копаться в тюках, пытаясь распутать доспехи и оружие из веревок и мешков. В конце концов рыцарь подозвал Фильку на помощь, и вдвоём дело у них начало двигаться гораздо быстрее. Ваня снял чурбак, висевший на боку печки, подошёл к трубе и с размаху затолкал деревяшку в дыру, для пущей надёжности пару раз побив кулаком. После чего попробовал вытащить - чурбак застрял наглухо!
  - Порядок, можем идти! - Иван-дурак отёр о себя руки - на штанах появились две черные полосы сажи.
  Конан и Грыст следили за его действиями с недоумением.
  - Вань, ты зачем чурбак в трубу затолкал? - киммериец первым не выдержал пытки любопытством.
  - Ну, как же! - удивился Ваня непониманию такой очевидной вещи. - Вот разгоним мы разбойников, придём сюда, а печки-то и нет - угонят за милую душу! Бегай потом, ищи воров! А с противоугонным чурбаком печка дальше ста шагов не уедет. Я насмерть его забил - никто вытащить не сможет! Это я сам такой способ придумал!
  Киммериец и тролль обменялись многозначительными взглядами - Ваня умнеет не по дням, а по часам!
  - Скоро левел ап - дурак капут, царевич быть! - по-тарабаски сказал Грыст.
  - Вань, а ты сам-то сможешь чурбак вытащить? - спросил Конан.
  Иван-дурак нахмурился, вернулся к трубе, безрезультатно подергал деревяшку и спрыгнул на землю.
  - Не, я тоже не могу. Вернемся обратно - будем думать, как достать. Ну, двинулись!
  - Однако, левел ап скоро нет, - вполголоса поделился Грыст мыслью с киммерийцем.
  - Похоже на то, - Конан пожал плечами.
  - Погодите пару минут, я сейчас! - послышался глухой голос.
  Все обернулись на Людвига. Рыцарь уже облачился в знаменитый ударопрочный полный доспех и теперь пытался вскарабкаться на коня. Худенький Филька толкал Людвига вверх, но сил у него явно не хватало.
  - Ща, помогу, - буркнул Грыст, и одним движением подкинул рыцаря в седло.
  Правда, немного не рассчитал сил: Людвиг благополучно перелетел коня и со скрежетом плюхнулся на землю с другой стороны.
  - Извиняюсь! - смущённо сказал тролль и снова помог. На этот раз не так сильно.
  Людвиг выпрямился в седле и повелительным жестом протянул руку.
  - Филипп, моё копьё!
  Филька бросился к другой лошади, отцепил оружие и отдал рыцарю.
  - Зря это, - покачал головой киммериец, - ты со своим копьём застрянешь в лесу. Взял бы чего покороче.
  - Для истинного рыцаря только копьё - настоящее оружие! - послышалось из-под забрала.
  Конан пожал плечами и обратился к Ване:
  - А ты чего с голыми руками?
  - Дай-ка мне твой ножик, - ответил Иван, забрал у Конана двуручный меч и срубил приличной толщины берёзу. После чего обкорнал мечом ветки и вернул двуручник хозяину.
  - Вот и у меня оружие есть, - сказал Ваня, держа в руках двухметровую дубину.
  Вскоре отряд был готов к бою. Даже Филька, добровольно записавшийся в оруженосцы к рыцарю и вставший на путь исправления, прихватил полено с печки и повёл богатырей к разбойничьему логову. Пять минут спустя Людвиг запутался копьём в зарослях орешника. Чтобы он не мешал продвижению отряда, его переместили в арьергард. Ещё через десять минут рыцарь шутки ради поддел копьём осиное гнездо, висевшее метрах в трех над землёй на ветвях дуба.
  - Смотрите, как я мастерки снял эту штуку! - воскликнул он, держа на кончике копья осинник.
  Филька, Иван и Грыст обернулись, Конан повернулся в седле... Без сомнения, уважаемый читатель хотя бы раз в жизни видел выступление ансамбля народного танца, поэтому вполне может представить, какие коленца начали выделывать богатыри, пытаясь избегнуть жал разъяренных ос. Они в такт махали руками, пускались вприсядку, крутились вокруг себя... Конан показывал чудеса джигитовки - директор любого цирка без раздумий принял бы его в конным акробатом на любых условиях. И всё это было сдобрено настоящими воинскими боевыми кличами, вроде "Людвиг, убью!" и "Рыжик, тебе конец!" и "Рыцарь кирдык!" Филька же, как и подобает настоящему, хотя и самозваному оруженосцу, бросился отгонять полосатых злыдней от беспомощного рыцаря.
  Людвиг, конечно, был защищён доспехами, но ведь от ос они не спасают. И стоило десятку-другому забраться ему под панцирь и в шлем, как рыцарь тут же принялся исполнять импровизированный танец ходячего барабана. Гулкие удары железной перчатки по шлему и кирасе заглушили воинские кличи его побратимов. Вторая рука Людвига была занята - он не мог бросить любимое оружие, даже с осинником на конце. В довершение всех бед, его конь, как оказалось, почему-то не любил, когда его жалят осы. А, может, он воспринял происходящее, как сигнал "к бою"... Громко заржав, рыцарский жеребец понёс. Людвиг болтался в седле, не прекращая попыток прибить ос, попавших ему под доспехи и продолжавших жалиться.
  Богатыри приняли единственно-верное решение - бежать! Конану это было выполнить легче - его Черныш любил ос не больше рыцарского коня. Больше всех досталось Фильке, меньше других пострадал толстокожий Грыст. Это выяснилось спустя пять минут и полверсты бега сквозь лесные заросли.
  - Где этот недоумок? - прорычал Конан, нос которого стал похож на лиловую сливу.
  - Вроде, туда поскакал, - проговорил Ваня, размышляя, почему дубина так плохо действует против ос.
  - Догоню и прикончу! - киммериец осторожно тронул кончиком пальца нос и поморщился.
  - Нам всё равно в ту сторону надо, - подал голос кудлатый Филька, - избушка бабы Яги как раз там.
  Богатыри переглянулись - получается, зажаленный и беспомощный рыцарь сейчас попадёт прямиком к логову разбойников. Нет, конечно Людвиг заслуживал самой мучительной казни за свою дурацкую проделку, но... от рук друзей. С целью не дать разбойникам перехватить инициативу, богатыри поспешили туда, откуда до сих пор слышался железный грохот.
  Судя по всему, они не успели. Стук железной перчатки по панцирю прекратился, когда запыхавшийся Филька сообщил, что до избушки осталось шагов двести. А потом... потом раздался удар грома такой силы, что уши заложило.
  - Колдовство! - прокричал полуоглохший Иван. - Грыст, вперёд!
  Конечно, колдовство, ведь на небе не было ни одной тучи! Грыст, как имеющий мэджик резистанс сто двадцать, издал леденящий душу вопль и напролом ломанулся сквозь заросли, оставляя за собой солидную просеку - куда до него танку! В этот момент из соседних кустов выскочил разбойник с вытаращенными глазами. И без того чем-то явно напуганный, он, увидев тех самых "кровожадных демонов", заорал дурным голосом и бросился бежать, оставляя за собой просеку не хуже Грыстовой, разве что шириной поменьше.
  - Наверное, это был часовой, - на ходу прокричал Конан.
  Часовых у разбойников, видимо, было много - богатыри спугнули ещё троих - таких же пучеглазых, да в кустах прошуршало не меньше пяти. Если бы избушка бабы Яги находилась чуть дальше, то просек в лесу стало бы существенно больше. Вернее, и леса бы не осталось - так, пеньки, да бурелом.
  Словно стая кровожадных... пусть будет, динозавров, наши герои вломились на полянку, где торчала избушка на курьих ногах. Почему динозавров? Грыст был зелёным, Конан - в рогатом шлеме, а Ваня... Ваня вообще был страшен во злости! Уж из троих одного динозавра можно собрать!
  Итак, они примчались, готовые крушить черепа разбойников, которые осмелились поднять руку на их временно-беспомощного друга, но... На полянке не наблюдалось ни одной лесной бороды. Конь Людвига, при седле и сбруе, мирно стоял у домика, разве что нервно поводил ушами, косясь на Ваню - царский сын превзошёл даже тролля по производимому на животных впечатлению. Неподалёку в громадном котле булькало какое-то варево. Любимое копьё рыцаря торчало, воткнутое в землю, покорёженный шлем валялся посреди поляны, а вот самого Людвига нигде не было видно.
  В этот момент из избушки послышалось причмокивание и рыцарский стон.
  - Людвига едят! - заорал Ваня и влетел в избушку, даже не заметив, что на пути была дверь.
  Конан и Грыст не успели за ним - раздалось громкое кудахтанье, и избушка вприпрыжку побежала вдоль поляны. По-видимому, ей не понравилось Ванино обращение с дверью. Никто об этом не догадался, и меньше всего конь Людвига. Животина, узрев приближающийся домик, с диким ржанием бросилась наутёк. К своему несчастью, в направлении "наутёка" как раз и находились Конан, Грыст и Филька. Они попятились, а потом и побежали . Похоже, сработал стадный инстинкт, потому что троица даже не подумала разбежаться в разные стороны.
  Наблюдатель со стороны немало позабавился бы, увидев носившихся по кругу киммерийца, тролля и кудлатого разбойника, за которыми скакал рыцарский конь, которого преследовала изба на курьих ногах. А из дверного проема избы периодически выпадали какие-то горшки, сундуки, лавки и прочая утварь. Ваня выпал на третьем круге. Он же и сообразил, что надо сделать, чтобы остановить творившуюся вакханалию.
  - Цыпа-цыпа-цыпа! - проворковал русский богатырь. - Хорошая избушка! Кудь-кудь-кудь! Бо-бо сделали? Ай-яй-яй, нехорошие! Иди ко мне, я тебе дверку прилажу!
  Избушка, недоверчиво кудахча, прекратила носиться по поляне и подошла к Ивану. Пока он раздумывал, как прикрепить сорванную с петель дверь, Конан, известный своим умением находить взаимопонимание с животными, усмирил рыцарского коня - врезал ему кулаком в лоб. Жеребец сразу прекратил панику и уселся по-собачьи на траву.
  - Ну, вот, порядок! - сказал Ваня, любуясь прилаженной дверью.
  - Ты её вверх ногами прикрепил, - заметил Грыст. - Что с Людвигом? Где он?
  Иван-дурак вдруг покраснел и поплотнее прикрыл дверь.
  - Там он, - неопределённо махнул он рукой. - Я сначала думал, что его едят...
  - Пойду, погляжу, - заинтересованно сказал Конан, глядя на зардевшегося Ивана-дурака.
  Но не успел киммериец подойти к крыльцу, как дверь широко распахнулась и глазам богатырей предстала черноволосая девушка в длинном, светлом и испачканном донельзя платье. Она была фигуриста, стройна, но... как бы так сказать, чтоб её не обидеть? Мускулистая она была, вот! Незнакомка внимательно оглядела богатырскую братию и царственным жестом откинула за плечи длинные волосы.
  - Стигийская колдунья, чтоб меня! - удивился Конан. - Откуда она здесь?
  - Степная пэри, - пробормотал тролль, восхищённо разглядывая формы девушки, угадывавшиеся под платьем.
  - Это она Людвига ела, - сообщил Ваня. - Вернее, не то чтобы ела...
  - Вы хотели бабу Ягу видеть, вот она, - Филька на всякий случай спрятался за спины богатырей.
  И правильно сделал. Девушка оглянулась, осмотрелась и вновь повернулась к пришельцам. Только теперь выглядела она, мягко говоря, сердитой.
  - Так это ты МЕНЯ назвал бабой Ягой? Я тебе покажу бабу! За Ягу головой ответишь!
  Незнакомка схватила выпавший из избушки ухват и наметилась пересчитать все ребра Фильке.
  - Да ты же сама так нам представилась! - на бегу оправдывался несчастный, уворачиваясь от ударов.
  Иван нерешительно смотрел на темноволосую фурию, гонявшую разбойника, Грыст тоже. Только Конан не растерялся - киммерийцы славятся своим умением обращаться с животными, дверьми и женщинами. Он просто схватил пробегавшую мимо девушку и легонько её встряхнул. Наверное, Ване показалось, что зубы девушки при этом громко клацнули. Как бы то ни было, она прекратила преследование Фильки - согласитесь, трудно догонять кого-нибудь, болтаясь в руках могучего варвара.
  - Пусти, я тебя убью! - девушка извивалась, пытаясь вырваться. - Или нет! Я скажу моему жениху, чтобы он отрубил тебе голову! Берегись, он страшен в гневе!
  - Как скажешь, - пожал плечами Конан и разжал руки. - Давай сюда твоего жениха!
  Девушка неэстетично шлёпнулась на траву.
  - Он - великий маг и чародей, да к тому же рыцарь! А, вот и он! Тебе конец, невежа! - снизу пригрозила она и вдруг изменилась в лице. - Ох, чего ж он, в самом деле, такой страшный-то?
  Все обернулись в ту сторону, куда смотрела незнакомка. В дверном проёме стоял Людвиг, собственной персоной. Если бы не знакомые чиненые-перечиненые доспехи, да рыжая шевелюра, узнать его никто из богатырей не смог бы. Лицо рыцаря превратилось в перекачанный футбольный мяч, нос раздулся, глаза заплыли, губы стали больше, чем у Грыста. Оно и понятно: осотерапия в сочетании с битием головы железным кулаком никак не способствует улучшению внешности.
  Рыцарь, пошатываясь, на ощупь попытался выбраться наружу, но ввиду собственного плачевного положения не смог узреть ступенек и с грохотом и лязгом рухнул на травку. Всё тут же бросились его поднимать.
  - Он сейчас похож на моего братца Брыста, - сказал тролль, разглядывая опухшего Людвига.
  - Твой брат - просто красавец, - хмыкнул Конан. - Тоже любит осинники рвать?
  - Не, он такой по жизни. Между прочим, не последний жених у наших девок. А я вот, нет.
  - Да-а, - протянул Ваня, - ваших женщин понять трудно.
  - Зато я их прекрасно понимаю, - подала голос незнакомка, - неужели можно сравнить какого-то страшного тролля с таким красавцем!
  С этими словами она поглядела на "красавца" и тяжко вздохнула.
  - Наших женщин тоже трудно понять, - философски сказал Иван и принялся сдирать с пострадавшего рыцаря доспехи.
  Когда рыцарь был извлечён из брони, приступили к общему врачеванию. "Баба Яга" оказалась никудышной целительницей - на лечение любой хвори она предлагала только "зелье", зато целый котёл. Пришлось богатырям заниматься самотерапией - принять пиво, благо, оно нашлось в избушке, внутрь и в виде примочек на укусы. Филька, опухший почти так же, как и Людвиг, выпив кружку янтарного целительного напитка, спросил:
  - А чего вы от зелья отказываетесь? Баб... - вжав в голову в плечи под злобным взглядом девушки, он откорректировал высказывание: - в смысле, ОНА нас так же лечила.
  Грыст подошёл к булькающему котлу и понюхал варево.
  - Пахнет, как обед тётки Стрыки.
  - О! - польщено улыбнулась девушка.
  - Ненавижу обед тётки Стрыки! - закончил Грыст.
  - Нахал! - она оскорблено отвернулась.
  Тролль с недоумением посмотрел на девушку и пожал плечами.
  - Понимаешь, - обратился он к Конану, - тётка Стрыка в роли приправ использовала ВСЁ! Что видела, то и кидала в котёл.
  - Этот рецепт называется ирландское рагу, - промычал Людвиг.
  - О, он живой! - богатыри одновременно посмотрели на виновника переполоха.
  Конан, нос которого нестерпимо зудел от укусов, спросил:
  - Как будем его казнить? Предлагаю закинуть ему в штаны осинник.
  - Конан - ты варвар! - Ваня покачал головой. - В штаны - это слишком жестоко. Лучше просто за шиворот.
  - Предлагаю подкинуть дубинку: если она упадёт Людвигу на голову толстым концом, то суём за шиворот, если тонким - в штаны! - предложил соломоново решение тролль.
  - Вы с ума сошли? - девушка решительно поднялась. - Я не позволю мучить великого чародея и благородного рыцаря!
  - А ты кто вообще? - с любопытством спросил Иван-дурак. - На всякий случай, чтоб ты знала, с бабами Ягами у нас разговор короткий. Или, к примеру, на кол сажают, или голову...
  Ваня не успел развить мысль - девушка высокомерно вздернула подбородок и представилась:
  - Я - дева-воительница Марья! Степняки, коих я несметно побила, меня Моревной прозвали. А из степей в путешествие по свету отправилась. У амазонок я была известна, как Ипполита. А ещё, как Зена - королева воинов. У северян, где мужики в таких же рогатых шлемах ходят, - тут девушка показала на Конана, - я известна, как Брюнхильда. У меня ещё множество имён: Брадаманта, Аталанта, Фатима... Поэтому, кто ещё раз обзовётся бабой Ягой - голову с плеч снесу!
  Речь девушки произвела впечатление. Филька, раскрыв рот, благоговейно внимал её короткому рассказу. Грыст, напротив, явно не уловив ни одного слова, разглядывал соблазнительные девичьи формы. Ваня, нахмурившись, пытался разобраться во множестве незнакомых имён и названий. Конан, как человек бывалый и немало путешествовавший, удивлённо вскинул брови.
  - Брюнхильда? Уж не та ли, что поклялась замуж выйти только за того, кто её одолеет?
  - Она самая!
  - Это как же тебя Людвиг победил? - изумился киммериец. - Я помню рассказ, как Брюнхильда вышибла дух из Кривого Харальда за то, что он ей что-то сломал! Что именно, правда, не помню. А Харальд был раза в три помощнее нашего Людвига!
  - Ноготь он мне тогда сломал, - небрежно сказала девушка. - А я маникюр до этого два часа делала.
  - Мани... - Ваня не смог повторить тарабарское слово. - К бою готовилась, что ли?
  - Можно сказать и так!
  - И всё равно не понимаю, как тебя Людвиг одолел, - продолжал допытываться Конан.
  - Как, как, - проворчала девушка. - Нечестным способом. Я из избы на шум вышла, гляжу мечется по поляне всадник, орёт, дубасит себя почём зря. Разбойнички мои глаза вытаращили, заорали "демоны" и по кустам. Только я собралась заняться всадником, как его конь из седла выкинул. Рыцарь прямо в меня прилетел - мы в обнимку с ним в избу обратно и ввалились.
  - Все равно не понимаю. Разве это может считаться поражением? - Конан пожал плечами. - В меня тоже немало простых смертных влетало, но ни один из них не может сказать, что одолел киммерийского воина!
  - Ну, он не то чтобы одолел... - Марья замялась, - он при этом ещё и поцеловал меня случайно. Да, вы, наверное, слышали - гром грянул, когда заклятье с меня спало.
  - Заклятье? - Иван насторожился. - Значит, ты всё-таки не просто воительница, а ещё и колдунья?
  - Не, - Марья помотала головой, - это заклятье на меня Кощей наложил. Сказал, мол, только когда меня поцелуют, тогда оно и спадёт.
  - А что за заклятье?
  Марья покраснела и превентивно-угрожающе нахмурилась.
  - Только попробуйте улыбнуться! Он мне внешность оставил, но в бабу Ягу заклял и отпустил злобствовать. Вот я до этого момента и исполняла свою роль.
  - Как же ты костяшке позволила на себя колдовские путы наложить? Дала бы ему в репу, да и дел-то! - удивился Иван-дурак.
  - Обманул он меня, - Марья Моревна покраснела так, что деревенские девки, мажущие щеки свеклой, на её фоне показались бы бледными поганками. - Я его убивать пошла, а он предложил кинуть монетку. Сказал, если решка, то разрешит мне ему голову срубить... Откуда ж мне было знать, что у него монетка с двумя орлами?!!
  - А Людвиг, значит, не просто с тебя заклятье снял, но ещё и в женихи набился?
  Марья посмотрела на опухшего рыцаря, вздрогнула и обречённо сказала "Ага".
  Людвиг, услышав, что он внезапно стал женихом, заворочался. Он несколько раз попытался открыть глаза, после чего промычал:
  - Невеста? Подымите мне веки. Я хочу на неё поглядеть.
  Грыст и Конан услужливо выполнили просьбу. Вид при этом у рыцаря был такой, что его собственный конь забился в припадке, а Марья Моревна просто рухнула замертво. Пожалев животное, киммериец и тролль перестали "подымать веки" рыцарю.
  - Теперь я понимаю, отчего при взгляде на Вия люди сознание теряют, - сказал, поёживаясь, Иван-дурак. - Кстати, раз мы здесь с делами закончили, надо двигаться дальше. Баб... в смысле, Марья больше не заколдована, разбойники разбежались, а нам ещё Вия искать.
  - А её куда денем? - спросил Грыст, показав взглядом на лежащую без сознания девицу. - Оставить здесь - волки сожрут.
  - Она сама кого хочешь сожрёт, - встрял Филька. - Не то что волки - медведи от неё разбегутся! У неё кулаки знаете какие? Кувалды!
  Людвиг взволнованно заворочался и изрёк что-то похожее на "забыть её здесь" - видимо, рыцарю не улыбалось стать женихом девы-воительницы с кувалдообразными кулаками. Конан потрогал распухший нос и мстительно сказал:
  - Её с собой возьмём!
  Но уже по пути к самоходной печке киммериец, глядя на Марью, ехавшую на его коне и помыкающую Филькой, вполголоса поделился с Иваном опасениями:
  - Женщина на корабле - это не к добру.
  - У нас же нет корабля! - не понял Ваня.
  - Ну, ладно, женщина на печке, - перефразировал Конан.
  - Не, - не согласился Иван, - женщина на печке как раз хорошо!
  Впрочем, Иван вскоре убедился, что киммериец оказался прав.
  В поисках Вия
  
  Ещё на полпути к печке Марья Моревна умудрилась "приласкать" каждого.
  - Филька, куда ты смотришь? За Людвигом приглядывай, чтоб не свалился! Ветки перед ним раздвигай!
  Зажаленный осами и опухший Людвиг болтался в седле и, само собой, дороги не видел. Кудлатый Филька озадаченно поглядел вперёд - чтобы раздвинуть все ветки перед рыцарем понадобится, как минимум, полк!
  - А ты не сиди пеньком, пригибайся! - это уже рыцарю.
  Грыст усмехнулся:
  - О, Людвига назвали настоящим именем!
  Марья тут же обернулась.
  - Ты, зелёный, помалкивай! И ты, с лиловым носом, тоже!
  Тролль и киммериец сердито посмотрели на деву-воительницу, но нашли в себе силы не связываться с ней. Иван, которого черноволосая бестия пока не трогала, улыбался... но недолго.
  Они добрались до печи, и Ваня полез извлекать из трубы противоугонный чурбак. А потом и Конан к нему присоединился. Марья, узнав, что ехать нельзя, а печная труба забита деревяшкой, продолжительно высказалась вслух. Если из соображений цензуры вычеркнуть специальные русско-тарабарские термины, то останется короткая фраза "только последний дурак может сотворить такое с собственной печкой". Ваня оскорбился:
  - Я, конечно, дурак, но не последний! И вообще, ТЫ куда ехать собралась?
  - А вы куда едете? - вопросом на вопрос ответила Марья.
  - Мы невесту мою ищем, Василису Премудрую.
  - Да-а, твоей невесте такой жених достался, что не позавидуешь. Ладно, придётся помочь вам в поисках.
  - Не надо! - в один голос крикнули Иван, Конан и Грыст. Людвиг тоже промычал что-то отрицательное.
  - Поздно, я уже решила! К тому же, без моей помощи вы непременно в беду угодите!
  Пытаясь вытащить чурбак, Конан вполголоса ругался на Ивана:
  - И чего тебе приспичило разорять разбойничье гнездо? Сидела бы она сейчас в избушке, командовала своими разбойниками...
  - Дык, кто ж знал, что она хуже бабы Яги? - так же вполголоса оправдывался Ваня.
  Наконец, с превеликими усилиями чурбак был извлечён из трубы. Марья настояла, чтобы Людвиг был уложен на печь, мотивируя это заботой о здоровье рыцаря, а сама лихо вскочила в седло рыцарского коня. Конан, получивший обратно своего жеребца, возражать не стал, Ване и Грысту и вовсе не было дела на чём поедет дева-воительница. Богатырский отряд, пополнившийся двумя членами, снова отправился в путь.
  Грыст, как единственный знающий местонахождение нечистой церкви, исправно указывал дорогу между вздрёмываниями. Добираясь до очередной развилки дорог, Ваня останавливал печку, будил тролля и тот, толком даже не проснувшись, махал рукой, после чего снова валился спать. Как объяснил Грыст, тролли всегда спят, когда не дерутся, не едят и не пьют.
  Печь доехала до перекрестка с указующим камнем, стоящим на обочине дороги. Конан, свесившись с седла, прочитал вслух:
  - Кто направо поедет - коня потеряет. Кто налево поедет - голову потеряет. Кто прямо поедет... дальше неразборчиво написано.
  - Направо не поедем, - решительно изрекла Марья, поглаживая гриву коня.
  Конану тоже не улыбалось потерять верного Черныша.
  - Вань, спроси у Грыста, нам куда?
  Заспанный тролль, услышав про надпись, сразу оживился.
  - О, скоро на месте будем! Нам налево!
  - Туда, где голову теряют? А не прямо? - на всякий случай переспросил Иван. - Ты уверен?
  - Ну, конечно! - воскликнул Грыст. - Скоро приедем туда, куда нас Святогор послал.
  Ване не терпелось увидеть нечистую церковь, поэтому он разогнал печку до максимально-возможной скорости. И чуть не проскочил мимо цели.
  - Стой! - заорал Грыст и показал на придорожный хутор. - Нам сюда!
  Ваня остановил печь. Когда клубы дорожной пыли осели, взорам богатырей предстал симпатичный дом - стены выкрашены в розовый цвет, крыша - салатово-зелёная, ставни расписаны русалками, а у крыльца горели два красных фонаря.
  - Чего это они днём фонари жгут? - удивился Иван.
  - Так принято! - пояснил Грыст. - Я сам толком не знаю.
  - Ну, и куда мы приехали? - ледяным тоном спросила Марья у тролля, разглядывая русалочьи груди на ставнях.
  - Куда? Там же на камне было написано "налево поедешь - голову потеряешь". Насколько я знаю, все, кто налево ходит - голову теряют.
  - Философ, - процедила Марья. - Если это нечистая церковь, то я - ангел с крылышками!
  - Да уж, ты не ангел с крылышками! - согласился Конан, но тут же поправился: - В смысле, этот дом непохож на нечистую церковь,
  В этот момент на крыльцо вышла объемистая женщина в ярком шелковом халате с вышитыми на нём змеями Горынычами.
  - Здравствуйте, гости дорогие! Прошу вас, проходите! Мы вас обслужим по высшему разряду!- она увидела Марью, на секунду замялась, но тут же выпалила: - И тебя, девушка обслужим, не сомневайся! У нас стражник на все конечности мастер!
  - Подымите мне веки, я тоже хочу поглядеть на нечистую церковь! - заканючил Людвиг с печки.
  Филька честно попытался ему помочь. Женщина, увидев взгляд рыцаря, на подгибающихся ногах попятилась обратно в дом. А спустя секунду на крыльце появился здоровенный верзила, ростом и сложением не уступающий богатырям. В дверном проёме угадывались женские фигурки, одетые ничуть не более русалок на ставнях.
  - Грыст, ты куда нас привёл? - свирепым шепотом спросил Иван у тролля.
  - Да ведь Святогор сам сказал, мол, нечистая церковь - это где с виду всё пристойно, а внутри блуд да пьянство процветают! - пожал плечищами Грыст. - Это здесь. С виду прилично, а внутри всё остальное. И обслужат, и нальют.
  - Кем мне тут заняться? - прогудел верзила, увидел Марью и глазки его радостно блеснули. - О, какая красотка! Ну, пойдём - я к твоим услугам!
  - Я вам всем сейчас устрою "обслуживание"! - сердито прошипела Марья Моревна, закатала рукава платья и спрыгнула с коня.
  Описать дальнейшее не представляется возможным, потому что все основные события происходили внутри дома. Нет, как она с одного удара свалила верзилу, конечно, богатыри заметили. Бедняга остался лежать на крыльце, по-прежнему радостно улыбаясь, но уже голубому небу. Да во рту у него количество зубов резко уменьшилось.
  Из дома послышались звуки тяжких ударов, треск ломающейся мебели и взвизгивания. Почему-то никто из богатырей не сомневался, что взвизгивает не Марья. И действительно, из дверей и окон начали вылетать полуобнаженные красные девицы. Причем, красные, в прямом смысле этого слова - видать, рука у Марьи тяжелая. Взлохмаченные обитательницы веселого дома разлетелись по двору переполошёнными курами и попрятались по сараям и кустам. Вскоре наступила тишина.
  Богатыри озадаченно переглянулись - надо же, как им не повезло! Из дома вышла Марья Моревна, спуская рукава и отряхивая руки.
  - Вот, значит, как вы невесту Иванову ищете?!! Ну, ничего, как Василиса найдётся, я ей всё расскажу! И про тебя, и про дружков твоих непутёвых да зелёных, которые блудливы, аки кобели подзаборные! А ты, Людвиг, чего вылупился? На девок поглядеть решил? А сиську тараканью не хочешь? Осинник тебе в штаны!
  Ваня тут же горько пожалел, что рассказал Марье про Василису. Людвиг поспешил зажмуриться. Грыст сокрушённо вздохнул - похоже, здесь больше делать нечего. Конан хмыкнул и спросил у тролля:
  - Грыст, а других нечистых церквей ты не знаешь?
  - Так вам этого мало? - взвилась Марья Моревна. - Ах, вы, злыдни писюкавые! Плесень рукозадая! Упыри бочковые!
  Глядя на разбушевавшуюся Марью, Грыст изумлённо сказал:
  - А она по-тарабарски такими словами ругается, что я в первый раз слышу.
  Всю дорогу до указательного камня богатырям пришлось выслушивать негодующие тирады девы-воительницы. Если бы их выдать в эфир, то слышался бы сплошной "пи-ип" с редкими включениями "винторогих козляков" и "дятлов-переростков". Всё-таки, богатыри - потому и богатыри, что умеют выносить невиданные трудности! Побратимы до самого перекрёстка стойко не обращали внимания на ругающуюся девицу. Но когда наступила пора решать, куда дальше держать путь, Грыст не выдержал. А, может, ему "зелёная поганка" не понравилась?
  Тролль молча слез с печи, сдёрнул всадницу с коня и огромной ручищей заткнул ей рот. Девушка брыкалась и царапалась, как дикая кошка, но Грыст стойко переносил мучения.
  - Зато тихо стало, - пояснил он удивлённым побратимам и взглядом показал на камень. - Налево ехать больше смысла нет. Остается направо, где кони дохнут, или прямо.
  - Давайте, прямо! - предложил Конан. - Черныш мне ещё пригодится. Ваня, ты заболел?
  - Нет, задумался просто! Поехали прямо. Людвиг, твоё мнение?
  Рыцарь согласно мыкнул. Фильку спрашивать не стали - он права голоса ещё не имел. Марью тоже - её право голоса заткнул Грыст.
  - Она мне ладошку ест, - сообщил тролль друзьям. - Может, отпустить? А то зубы сломает...
  - Отпускай! - хором сказали Конан и Иван-дурак, отодвигаясь при этом на несколько шагов.
  Грыст ослабил хватку, и Марья Моревна освободилась. Богатыри приготовились выслушать о себе много новых тарабарских слов... Удивлению их не было предела, когда вместо очередных ругательств они вдруг услышали:
  - Эх, и что же мне теперь несчастной делать?
  - А ты несчастная? - осторожно спросил Грыст.
  - А как же иначе? - спросила дева-воительница почти спокойно. - Сами посудите: я замуж поклялась выйти только за того, кто меня одолеет. По зрелом размышлении, я решила, что Людвиг меня не победил. Ну, подумаешь, заклятье снял, тем более случайно! Это любой дурак может! Поэтому я рыцаря вычеркиваю из списка женихов.
  Даже лопнувший дирижабль не издал бы такого громкого звука, каким был облегченный вздох Людвига.
  - Списка? - с внезапным подозрением спросил Конан. - У тебя есть список женихов?
  - Ну, да! - невозмутимо сказала Марья. - Первый в нём - ты! Второй - Грыст!
  Должно быть коню киммерийца под ноги бросился какой-нибудь таракан и испугал его, потому что жеребец вдруг встал на дыбы. Грыст отпрыгнул назад, но недалеко -помешала печка. На глиняной стене тут же образовалась солидная вмятина.
  - Тише ты, транспорт поломаешь! - шикнул на тролля Иван, с трудом сдерживаясь, чтобы не рассмеяться.
  - И как мы в твоём списке оказались? - слегка заикаясь, спросил Конан.
  - Глупый, ты же меня там, на поляне, поймал и победил! А Грыст здесь, только что!
  - Ой, лучше бы я выслушивал её ругательства! - схватился за голову тролль. - Знал бы - не притронулся!
  - Не переживайте, я пока ещё не решила, кого из вас выбрать! - неправильно поняла волнение богатырей Марья.
  Грыст и Конан, получившие отсрочку, как-то присмирели и стали невероятно-задумчивыми. Варвар даже начал как-то слишком пристально вглядываться вдаль - не иначе намечал путь к бегству. Прочая же компания пребывала в относительно-приподнятом состоянии - на их независимость никто не покушался.
  
  На следующий день дорога исчезла. Ваня остановил печь и уставился на две колеи, теряющиеся в густой траве. Конан, привстав на стременах, посмотрел вперёд.
  - Дороги там нет! Только какая-то развалина.
  Действительно, впереди просматривался полуразрушенный дом. Вернее, нагромождение бревен, отдалённо напоминающее полуразвалившийся дом - творение безумного архитектора. Пространство перед развалюхой заросло густейшей травой и разнокалиберными цветами - от крошечных красно-черных "божьих коровок" до огромных подсолнухов. Ваня спрыгнул с печки, наклонился к какому-то ярко-красному цветку и понюхал.
  - Красивый! И пахнет здорово!
  - Дурью маешься! - проворчала Марья. - Нам явно сюда. Наверное, это вход.
  Суровая дева-воительница спешилась и решительно направилась к темной дыре. Богатыри переглянулись, но следовать за ней не торопились. И правильно.
  Едва Марья подошла к входу, как изнутри раздался душераздирающий вой, и из тьмы к девице бросилась какая-то бледная фигура со сверкающими глазами. Три коня - два рыцарских и киммерийский жеребец, услышав дикий вой, тут же сделали три солидных кучки "яблок", а из поддувала печки вывалилась горка золы. Дева-воительница, не раздумывая ни мгновенья, размахнулась и от души нанесла два хука туда, где сверкали глаза неведомого противника. Послышалось "кляк-кляк", потом короткий стон, а затем... А затем был громкий "бум" и грохот рушащихся бревен.
  Строение, непонятно за счёт каких сил державшееся, обрушилось. Вход исчез, скрыв от богатырей Марью и неведомое существо. Побратимы тут же бросились разгребать завалы. Силой Ивана, Конана и Грыста создатель не обидел, потому тяжеленные брёвна довольно быстро были убраны. Людвиг, как наиболее пострадавший в неравном бою с осами, и Филька, почему-то побежавший менять штаны, в разборе завала участия не принимали.
  Наконец богатыри узрели две светлые фигуры. Одна - Марья, а вторая - неизвестно кто. Обе были вытащены на травку, после чего побратимы приступили к расследованию. Черноволосая девица имела здоровущий шишак на голове и мирно лежала в беспамятстве, чему богатыри были только рады. А вот обитатель бывшего полуразвалившегося, а ныне развалившегося полностью дома, их заинтересовал.
  Был он среднего роста, тощий, одет в какое-то рубище грязно-серого цвета. На вид - старичок преклонных лет. И на лицо страшненький по любым меркам: нос крючком, длинная, лохматая седая борода, а вокруг глаз два черно-фиолетовых круга.
  - На Людвига похож, - заметил Ваня. - У него тоже глаз не видно.
  - Эй, просыпайся! - Конан легонько похлопал незнакомца по щекам, чуть не оторвав тому голову.
  Киммерийские методы могут разбудить даже Рипа Ван-Винкля.
  - Опять ночь? - простонал незнакомец, тщетно пытаясь открыть глаза.
  - Нет, ясный день, ты разве не видишь? - удивился Ваня.
  - Ежу понятно, что не вижу! Тебе бы так врезали! - рассердился незнакомец, потрогал глаза и поморщился: - Опять с фингалами две недели ходить!
  - А я думал, ты всегда такой... синеглазый!
  - Что за жизнь такая - понаедут дураки, шуток не понимающие, да ещё и издеваются! Опять, небось, дом развалили?
  - Так эта груда брёвен называлась домом? - уточнил Грыст.
  - Груда? - убито спросил старичок. - Подымите мне веки, я хочу посмотреть!
  - Он ещё и дразнится, - проворчал Людвиг, открывший себе рукой один глаз.
  Сердобольный Ваня помог незнакомцу. Тот, взглянув на разруху, обречённо вздохнул:
  - Работы на месяц. И чего вам у Вия понадобилось?
  - А ты откуда знаешь, что мы Вия ищем?
  - А чего ж мне не знать, если вы сюда пришли? Я - Вий!
  - Ой! - Ваня отпрыгнул в сторону. - А я думал, ты сказка!
  - Сам ты дурак сказочный! - сердито проворчал Вий.
  - Смотрите-ка, меня определил сразу! - обратился Ваня к друзьям. - Точно Вий!
  - И цветочки, наверное, вытоптали, - продолжал бурчать Вий, ползая на карачках и на ощупь трогая траву и цветы. - Хоть кто-нибудь удобрил их, или я опять впустую пострадал?
  - Чего? - богатыри с удивлением уставились на Вия.
  - Когда сюда приезжает кто, я шумлю слегка, - пояснил тот. - Ну, и от испуга некоторые удобряют землю. Цветочкам удобрения нужны, а где их взять? Вот я и придумал способ. Поэтому некоторые недалекие люди и назвали мой дом нечистой церковью. Ну, так никто из вас не внёс свой вклад?
  - Лошадки, разве! - пожал плечами Конан.
  - И я разок... удобрил, - пискнул Филька, поменявший, наконец, штаны.
  - И то ладно, - буркнул Вий. - А то ведь как бывает? Приедут, в глаз дадут, да ещё и дом порушат! И всё зазря!
  - Каждый раз в глаз бьют?
  - Каждый, - кивнул Вий. - Как будто других мест нет! Потому и приходится просить веки мне поднять... Даже присказка уже появилась...
  - В темноте только твои глаза и видно, потому туда и метятся, - пояснил Ваня. - Ты бы зажмуривался, а потом пугал!
  - Вот балбес! Как же я увижу, куда иду? Наткнусь на основной столб и сам же дом разрушу! - возмутился старичок.
  - Сам балбес! - в кои то веки Ваня рассердился. - Дом твой всё одно разрушен, а так ты ещё и с фингалами на пол-лица!
  - Хм, - Вий задумался, - а дурак ведь дело говорит! Решено, в следующий раз попробую шуметь с закрытыми глазами!
  - Отлично! - в разговор вмешался Конан, как всегда, с киммерийской дипломатичностью. - Мы тебе совет умный дали, а ты нам сейчас кое-что скажешь!
  - Скажу, - подтвердил Вий. - Обратная дорога там, откуда вы приехали. Чтобы на неё попасть вам надо развернуть коней...
  - Э-э, нет, так просто ты от нас не отделаешься! Нам нужно знать, куда Кощей упрятал Иванову невесту!
  - Мало ли кому что нужно! Если я всяким проходимцам буду...
  - Будешь! Потому что в противном случае мы тебя с собой в стольный град захватим. А там при всём честном народе царь тебя велит на кол посадить!
  - Ух ты! А за что? - неподдельно удивился Вий.
  - Ну... как это? Ты - злобный, вот! - Конан, похоже, исчерпал запас красноречия и молча взглядом показал Ивану, дескать, выручай.
  - Да! Ты - очень злобный! - с воодушевлением начал Ваня, но на том перечень преступлений Вия и иссяк. Русский богатырь почему-то не смог припомнить никаких подробностей.
  Грыст пожал плечами: мол, я вообще не в курсе. Людвиг самозабвенно изображал Будду в нирване, что с его опухшим и неподвижным лицом было выполнить незатруднительно.
  - А ещё? - спросил Вий. - Неужели только и говорят, что я всего лишь злобный? Не, ну что за жизнь такая?!! Стараюсь, стараюсь, слухи ужасные о себе распространяю, а на выходе что? Злобный! Тьфу!
  - Ты о себе слухи распространяешь? - удивился Ваня.
  - А как же! Иначе, все, кому не лень, сюда потащатся! И так оракулы да волхвы одолевают, мол, подскажи, да расскажи, да дай попробо... а нет, это из другой истории! Ну, в общем, катитесь своей дорогой!
  - А хочешь мы тебе заудобряем всю поляну совершенно безвозмездно? - предложил Грыст. - А ты нам в благодарность скажешь, где Ванькина невеста!
  Странно, но почему-то Грыстово предложение пришлось не по душе Вию, и он начал ругаться на тарабарском (тролль лихорадочно запоминал новые слова). Вдоволь отведя душу, обитатель разрушенного дома немного успокоился.
  - Ладно, чувствую, от вас мне не отвязаться! Уговорили! Я отвечу на ваши вопросы, а взамен вы...
  - Не захватим тебя с собой для казни! - закончил Конан.
  - Нет, взамен вы...
  - Удобрять-то где угодно или специальное место есть? - спросил Грыст.
  - Тьфу! - рассердился старичок. - Вы помолчать можете?
  - Это взамен того, что ты нам скажешь? - уточнил понятливый Ваня. - Хорошо, ты говори, где Василиса, а мы помолчим!
  Вий застонал и попытался изобразить, как закатывает глаза к небу, во всяком случае, голову вверх он поднял.
  - Ну, почему все богатыри такие непробиваемо-тупые?!!
  - Доспех потому что хороший! - подал голос с печки Людвиг.
  Вий заорал так, что ближайшие к нему цветочки растеряли все лепестки, а трава полегла наземь. Лошади сорвались с места и поскакали куда глаза глядят. Филька, по-видимому, обладал сверхбыстрой реакцией - он тут же помчался догонять скакунов. Правда, странным образом, бежал он впереди лошадей...
  - Я вас всех сожру сейчас! - брызгал слюной Вий. - Жаль только, не вижу ничего!
  - На ощупь слабо? - ухмыльнулся Конан. - Начинай с Марьи - она к тебе ближе всех!
  - Марьи? - старичок вдруг притих. - Надеюсь, среди вас нет римлян, кои так любят мужчин Мариями нарекать?
  - Вообще-то, на Ратном поле был с нами римлянин по имени Юлий... - промолвил Иван.
  - Всё у них не как у людей! Подымите-ка мне веки, хочу посмотреть что за Марья!
  С подозрительной поспешностью Конан и Грыст бросились выполнять желание Вия. Старичок оглядел с ног до головы темноволосую девушку, всё ещё лежащую без сознания, и радостно хмыкнул:
  - Придумал! Я завтра вам говорю, где находится ваша пропажа, а вы мне оставляете эту девушку!
  - Дед, ты с ума сошёл? - возмутился Иван.
  - Не может быть и речи! - поддержал Ваню Конан. - Никаких "завтра"! Говори прямо сейчас пока она... в смысле, торопимся мы зело!
  - Я не про это! - Иван попытался пояснить мысль. - Девушка ведь...
  - Да, дед, девушка ведь - это тебе не мешок с удобрениями! Прибрал бы куда подальше. Пока не увели! Я бы на твоём месте в самый дальний чулан её убрал.
  - Нет, я хочу сказать... ык! - Ваня почесал бок, куда его от души двинул киммериец.
  - Ваня, ты же ОЧЕНЬ ХОЧЕШЬ узнать, где твоя Василиса, не правда ли? - ласково спросил Конан, строя зловещие рожи побратиму.
  - Конечно, хочу, но... ык! - локоть Грыста вонзился в другой бок Вани.
  До Ивана, наконец, дошло. Он тяжко вздохнул.
  - Да, Вий, торопимся мы. Так что давай, говори, где Кощей Василису спрятал, да поедем мы...
  - Значит, по рукам?
  - По рукам!
  Сухонький Вий тут же принялся бормотать какое-то заклинание, сбиваясь и начиная заново. Через пару минут он плюнул и ругнулся:
  - Не вижу ничего! Кабы некоторые недоумки мне зрение временно не испортили...
  - Да ведь это же не мы, а... ык! - похоже, у Вани подобное окончание фраз стало нормой.
  Конан и Грыст, удостоверившись, что побратим не проболтается Вию, принялись обихаживать старикашку. Тот некоторое время ещё посердился, но потом сменил гнев на милость:
  - Ладно, есть ещё способ. Ступайте к лесу и тащите сюда пяток желтых мухоморов. С красными шляпками не берите, только желтые! Запомните или это вам не под силу?
  Богатыри уверили, что вполне могут отличить красный мухомор от желтого. Людвиг, всё ещё буддообразный, был исключен из списка поисковиков, Ваню отправили ловить сбежавших лошадей, а тролль и варвар бегом пустились в лес.
  - Так, Грыст, берём первые попавшиеся мухоморы и бежим обратно!
  - Вию желтые нужны были, - удивился тролль.
  - Ты думаешь, он на вкус отличит? А нам поторопиться надо, пока Ваня вперёд нас не вернулся и лишнего не наболтал. Или Марья в себя не пришла!
  Последняя фраза киммерийца прогнала все сомнения Грыста. Два богатыря принялись бегать по лесу в поисках мухоморов любого цвета, но, как назло, яркие грибы с кокетливыми точечками на шляпках куда-то попрятались. Зато поганки встречались чуть ли не на каждом шагу.
  - Может, мы... - спросил Конан, пристально глядя на блёклую шляпку поганки.
  - Нет! - на этот раз Грыст был непоколебим. - Он ведь гадать собрался, а на поганках разве что получится?
  - Да? - удивился варвар. - А я думал он грибы есть будет!
  - Кто же мухоморы ест?
  - Ну, к примеру, наши северные мужи перед боем. Нажрутся, а потом им море по колено! Собственно, вот так и гибнут во цвете лет!
  - Травятся?
  - Нет, тонут.
  Так, ведя разговор, они собрали требуемое количество мухоморов. И среди них оказался даже один желтый. Когда Конан и Грыст вернулись к груде брёвен, Ваня ещё бегал по полям, вылавливая сбежавших лошадей, а Марья по-прежнему изображала статую спящей красавицы. Вий и Людвиг, оба с закрытыми глазами, мирно беседовали о ботанике.
  - Понимаешь, к каждому цветочку свой подход требуется, - вещал старичок. - Но любой из них ласку любит, погладить просит. И каждый, как, к примеру, кошка, душу лечит.
  - А чего их гладить-то? - недоумевал рыцарь. - Ну, кошку, я понимаю, когда настроение плохое можно за шкирку из комнаты выкинуть - сразу на душе легче становится. А цветок куда кинешь? Он же и так на улице!
  - Эх, приземлённая ты личность! Нет в вас, богатырях, чувства прекрасного! Замечательно, что девушка с вами оказалась... Да-а, теперь будет мне с кем беседы вести! Учить её буду за цветочками ухаживать...
  Хорошо, что Вий сидел с закрытыми глазами - улыбка на лице Людвига была весьма саркастическая...
  - Дед, вот твои мухоморы! - Конан бесцеремонно вторгся в ботаническую беседу.
  - Подымите мне веки, я взгляну!
  Грыст выполнил просьбу, а Конан с ловкостью фокусника принялся демонстрировать заказчику желтый мухомор.
  - А остальные? - требовательно спросил старичок.
  Бедный Вий не знал, что Конан, до того, как стать воином, испробовал себя в роли вора. И ловкостью рук мог бы потягаться даже с самим Шимми. Поэтому желтых мухоморов Вию было показано пять.
  - Надо же! И где вы их так быстро набрали? - удивился старичок. - Я обычно полдня трачу, пока найду. Ну, кладите их в каменную ступку, что у дома стоит, толките ясеневым пестиком в кашицу и дайте мне.
  - Грыст, ты делай, что Вий сказал, а я помогу Ване коней ловить, - убегая сказал Конан. - Торопиться надо!
  У развалин дома Грыст отыскал каменную ступу, бросил туда грибы и кулаком растолок их в кашу - искать ясеневый пестик ему было некогда. Откуда троллю было знать, что ясеневый аромат отбивает мухоморью дурь?
  - Куда это? - спросил он, держа в ладонях грибную кашицу.
  - Мне дай, - Вий протянул сухонькую ручонку, зачерпнул буро-серой смеси и сунул себе в рот. - М-м, странно! Я же видел, что мухоморы желтые, а на вкус, как красные. И ясенем не пахнет. Ну, ладно, надеюсь всё получится.
  Сказав это, старичок принялся уплетать грибное пюре. Грыст смотрел на Вия и его терзали смутные сомнения в благополучном исходе сеанса ясновидения. Людвиг одним глазом заинтересовано наблюдал за происходящим с печки.
  К тому времени, когда Иван и Конан вернулись с лошадьми, Вий уже хихикал и пытался взлететь.
  - Ну, сказал он где Василиса? - спросил у тролля Ваня.
  - Нет, он пока только анекдоты травит, да порывается гнездо свить.
  - Дед, давай быстрее, а? - прорычал Конан, оглядываясь на Марью.
  - Быстрее? Тогда прутики тонкие брать надо! Но гнездо хлипкое получится...
  - Ты обещал сказать, где Кощей...
  - Где Кощей? У себя в замке сидит и планы зловещие строит!
  - Нам не Кощей нужен! - вскричал Иван. - Говори, куда он Василису дел!
  - А кто такая Василиса?
  - Невеста моя!
  - А ты кто таков?
  - Иван-дурак. Царский сын.
  - Зачем дураку невеста? Странно... - хихикнул Вий и улёгся на траву.
  Богатыри беспомощно переглянулись. Положение спас не кто иной, как Людвиг.
  - Вий, а Вий, тебе цветочки не жалко? - подал голос с печки рыцарь.
  - А? Что? - забеспокоился старичок. - Кто здесь?
  - Мы здесь! - продолжал Людвиг. - Цветочки твои топчем, ждём, когда уйти можно будет!
  - Когда? Да немедленно! Прямо сейчас уходите!
  - Сначала скажи Ивану, где его невеста! - Людвиг довёл до логического конца разговор.
  Шантаж про цветочки сработал - Вий очухался ровно настолько, чтобы суметь поддержать более-менее связную беседу:
  - Как твоя невеста выглядит? Ой, землю не трясите!
  - Васька - красивая! - мечтательно начал Иван, но его подстегнул киммериец.
  - Что красивая - все знают. Волосы какие, глаза?
  - Глаза Васькины, словно два сапфира...
  - Тьфу! Хочешь, чтобы Вий тебя в рудники отправил?
  - Так вам злато-серебро найти надо? - спросил Вий, услыхав про рудники. - А, может, чего попроще? Может, вас в каменоломню отправить? А что, станете гномами... Гы, гномы под два метра ростом!
  Богатыри начали чувствовать, что медленно, но верно сходят с ума. К счастью, Ваня вовремя вернулся к действительности.
  - Значит так: Васька - красивая, стройная, с длинными волосами! Магичить умеет. Только, боюсь, сейчас она в виде лягушки живёт.
  - Что ж ты молчал? - возмутился Вий. - Я-то запоминаю приметы, а, оказывается, она - лягушка! Кстати, зачем тебе лягушка? Это ненормально! Нашел бы девицу...
  - Кощей Ваську заколдовал! - терпеливо пояснил Иван.
  - Понятно, - сказал Вий. - Особые приметы?
  - Ну, может, корона у неё на голове есть? - с сомнением сказал Ваня. - Всё-таки, она почти царевна...
  - Значит, зелёная, с длинными волосами... А, нет! Без волос! Лысая что ли? Богатырь, зачем тебе лысая невеста?
  - Дед, не отвлекайся! - направил варвар Вия в нужное русло.
  - Ладно! Итак, зеленая лягушка с короной на голове. Понятно, сразу бы так и сказали! А то ходють вокруг, да около... Нет, чтобы сразу сказать, мол, так и так...
  - А чья коняга подсолнух жрёт? - спросил Грыст. - Убрать её или пусть дальше цветник портит?
  Вий намёк понял. Он замер в позе сурка - эдакий столбик посреди травы. Прошла минута-другая, богатыри начали переглядываться - уж не уснул ли старичок? Оказалось, не уснул. Вий вдруг заговорил утробным голосом:
  - Вижу жабу! Как и заказывали, с короной на голове!
  - Это Васька! - завопил Иван. - Где она?
  - В ином мире! - всё так же утробно сказал Вий.
  Ваня побледнел.
  - Умерла?
  - Нет, просто в другом.
  - Как же её найти? - в отчаянии завопил Иван.
  - Сейчас я установлю паракинетические взаимосвязи между объектами!
  Богатыри не поняли, что старичок собирается сделать, но терпеливо ждали.
  - А кто такой капитан-богатырь Прошин?
  Ваня и Конан переглянулись.
  - Да, это же Иван Прошин! Откуда ты его знаешь?
  - Космическая сила говорит, что найти невесту царского сына вы сможете при помощи капитана-богатыря Прошина!
  - Отлично! - воскликнул Ваня. - Заодно и побратима повидаем!
  - Чума на мою голову! - подтвердил Конан.
  Грыст и Людвиг, с капитан-богатырём лично не знакомые, промолчали.
  - А где искать Прошина? - осведомился Иван.
  - Там же, где и жабу! - тихо сказал Вий, явно готовясь впасть в спячку.
  - Эй, эй, попасть к ним как?
  - Ищите старого богатыря Свято...
  Вий не договорил и рухнул на траву. И уже никакие, даже киммерийские методы не помогли привести его в чувство - красные мухоморы сделали своё дело. Поняв, что сеанс закончен, богатыри засобирались. Конан вскочил в седло, Ваня и Грыст присоединились к Людвигу на печке.
  - Постойте, а где Филька? - спросил рыцарь.
  - Он дальше наших коней убежал, не нашли мы его! - ответил Ваня и, глядя на девушку, пробормотал: - Ну, Марья Моревна, прощай, не поминай нас лихом!
  - Чего уж! - сказал Конан. - Можно и просто "не поминай"!
  
  - Старый богатырь Свято... Святогор что ли? - в двадцатый раз вопрошал Людвиг.
  - Похоже на то! - в двадцатый раз отвечал Грыст.
  - Ваня, где твой дядька обитает?
  - Где-то там! - в двадцатый раз отвечал Ваня. - Батя знает!
  Русский богатырь был непривычно задумчив и тих. Впрочем, не только он. Конан тоже выглядел опечаленным, рассеянно перебирая косички на гриве Черныша. Да и тролль с рыцарем не очень-то веселились. А причина подобной задумчивости и тихой грусти была одна. И Ваня первый решился её озвучить:
  - Всё-таки неправильно мы сделали, что Марью Вию оставили!
  - Согласен! - мрачно подтвердил Конан.
  - Может, какой-нибудь другой способ был старого дурака убедить? - вслух высказался Грыст.
  - Был бы такой способ - мы бы придумали! - сказал Людвиг.
  - А ведь Вий - последний остался! Других уже нет! - Ваня промокнул глаза рукавом.
  - Скоро и этого не будет! - Конан глубоко вздохнул: - Может, вернёмся?
  - Смысла нет. Я думаю, Марья уже в себя пришла и убралась оттуда восвояси! Может, Вия она не тронула? - несмело предположил Людвиг.
  - Слушайте, а если она в нашу сторону "восвояси" подалась? - вдруг спросил Грыст.
  Варвар сразу забыл о том, что только что предлагал вернуться.
  - Так, Вань, что-то твоя печь еле двигается! Дров что ли нет? Хочешь, я сам нарублю?
  - Да уж, - поддержал тролль, - надо побыстрее до стольного града добраться! Вдруг твой батюшка куда войной, к примеру соберётся? Догоняй потом его! А он нам должен сказать, где Святогор обитает!
  - Грыст, ну что ты там копаешься? Зачем останавливаетесь? - киммериец выхватил у тролля дрова из рук и, не слезая с коня, забросил несколько полешек в топку. - Эх, не умеете вы дрова в печь на ходу закидывать! Всё вас учить надо!
  Богатыри ускоренным маршем продолжали путешествие.
  Кощей Беззубый
  Кощей уже который месяц сидел один-одинёшенек в разграбленном замке и дулся на весь белый свет. От отсутствия собеседников он не страдал - в любое время мог поговорить с собой любимым, а вот то, что сбежала вся прислуга - это уже Бессмертному не нравилось. Пацанята-бесята, нанятые им путем долгих интриг совершенно бесплатно, златолюбивые евнухи, которых чертовски трудно было обмануть и заставить работать на себя, тупоголовые, но сильные минотавры-телохранители - всё они исчезли, стоило Кощею ненадолго отлучиться. А уж про мелких упырей, обслуживающих сады, и говорить нечего! Тем и в присутствии хозяина не было лучше забавы, чем в самоволку на кладбище сбегать, а уж когда за Кощеем Смерть пришла... И даже каменный идол исчез, хотя, каким образом, Бессмертный решительно не понимал.
  - Короче говоря, - в очередной раз сказал себе Кощей, - нет верности в низших существах!
  - Потому что некоторые скупердяи не хотят платить за верность!
  - Это уже обсуждалось! И я убедительно доказал, что верность не купишь! Может, ты забыл, как маг, которому я выплатил сумасшедшую сумму в золоте за охрану моей драгоценной персоны, сбежал на следующий же день? Вместе с деньгами, между прочим!
  - Ага! Ты ж ему заплатил фальшивым золотом - тем самым, что у царя Эрзаца упёр! Как оно самоиспарилось, так маг и сбежал!
  - Да? - искренне удивился Кощей. - Не помню!
  - Лечиться надо!
  - Сам такой!
  Кощей рассорился сам с собой, чего терпеть не мог, поэтому впал в депрессию. Лучшим выходом было какое-нибудь развлечение или занятие, достойное его Бессмертства.
  - Ну, чем же мне заняться? Богатырей что ли каких погонять? Или девок красных украсть пару-тройку?
  - Богатыри тебя уже самого погоняли! - проворчала обиженная половина. - И толку девок красть, если они от тебя табунами сбегают! Лучше бы уборкой в замке занялся! Или к какой бабе Яге в гости бы наведался.
  (Да простит читатель автора, который взял на себя смелость не воспроизводить в точности шепелявые звуки, издаваемые Кощеем! Всё-таки, сие произведение пишется на русском, а не на олбанском языке... Пусть уж главный антигерой говорит по-человечески... просто будем помнить, что зубов у него изрядно уменьшилось после очередного свидания с богатырями.)
  Кощей мрачно огляделся. Да, действительно, уборкой не мешало бы заняться. Хотя, и с богатырями сразиться тоже хотелось. Но стоило Бессмертному вспомнить, как его отлупили на Ратном поле, мысли о честных (да и нечестных) поединках тут же вылетали из головы. Спина до сих пор болела... Нет, решил Кощей, прежде, чем махач с богатырями устраивать, сначала надо сил набрать, зубы вставить, магии поднакопить...
  Он вздохнул, пнул валявшуюся на полу карнавальную шляпу, забытую кем-то из давних гостей, и отправился в личный кабинет. Там царил такой же беспорядок, как и во всем замке. Кощей нашёл наиболее сохранившееся кресло (остальные предметы меблировки в порыве безнаказанности погрызли бобры-оборотни), почти с комфортом расселся в нём и начал думать думу. Думал Кощей со скоростью принятия решений в мэрии любого российского города, то есть, очень долго.
  С одной стороны надо было найти сбежавшую лягушку. С другой стороны - наказать нахальных богатырей. С третьей стороны - вставить зубы, потому что магические поделки имели обыкновение рассасываться день спустя. С четвертой стороны - навести порядок в замке. С пятой - заняться наймом новых слуг и телохранителей. С шестой - украсть пару-тройку красных девиц для превращения в лягушек. С седьмой...
  Когда количество сторон многоугольника задач перевалило за второй десяток, Кощей прекратил геометрически-арифметические измышления и решил начать с уборки - всё-таки он величайший злодей, а не заурядный вампир, живущий в трущобах. Для приведения замка в порядок требовались демоны-уборщики, а их услуги стоили недёшево. Но на этот случай у Кощея имелось одно универсальное средство оплаты, от которого ещё ни один демон, архидемон или князь тьмы не отказался. Проверено не раз!
  Бессмертный на неровном полу начертил ногтем пентаграмму, положил в её углы по кучке мусора (благо, за ним не то что ходить - даже тянуться не надо было) и произнёс заклинание вызова. В пентаграмме заклубился вонючий дым, кусочки мусора втянуло внутрь, и вскоре перед Кощеем красовался не кто иной, как повелитель демонов-уборщиков Му Сор ибн Насир - нескладный, криворукий и воняющий хуже городской свалки летом.
  Кощей поморщился, демонстративно зажав нос.
  - Фу! Ну и амбрэ!
  - А дым Отечества нам сладок и приятен! - продекламировал демон. - Зачем вызвал?
  - Догадайся с одного раза? - ядовито спросил Кощей.
  Повелитель уборщиков огляделся по сторонам и покачал рогатой головой.
  - Сюда две полных бригады потребуется, не меньше! А у меня все на неделю вперёд расписаны!
  - Да, ладно, хватит цену-то набивать! - махнул рукой Бессмертный.
  - Я серьёзно! В последнее время люди ленивыми стали, шеф новый бизнес придумал - клин... нинг называется! - с трудом воспроизвёл слово демон. - То есть, мы вместо людей уборкой занимаемся. В общем, гони монету за ложный вызов, да я обратно пошёл!
  - Не торопись! Раз две бригады надо, значит, присылай две! Платить, так платить!
  - Ну? - глазки демона загорелись. - Сколько?
  - Одна! - Кощей поднял кверху указательный палец. - У меня больше нет.
  - Одна чего? Тысяча? Тысяча чего? Золотых? Только не надо мне по курсу Центробанка считать!
  - О каком золоте ты говоришь? Отдаю тебе самое драгоценное, что у меня есть - душу!
  - О-о! - протянул ибн Насир и хищно улыбнулся - за душу Кощея ему отвалят раз в десять больше, чем за душу простого смертного. А то и в сто! - Согласен! По рукам!
  - Какие руки? Договор подписывай! Знаю я вашу братию - душу заберёте, а убраться не уберётесь!
  И вписал имя демона и название услуг на пергаментный договор, где уже имелась надпись "Я, Кощей Бессмертный, закладываю свою душу..." Помоечному повелителю призадуматься бы, с чего это у клиента имеется заранее заполненная форма... Да и фраза "ежедневно наводить в замке порядок до самой смерти клиента" должна была бы его насторожить...
  - Отлично! - забирая свой экземпляр, сказал Кощей. - Гони ко мне своих демонов, да поскорее! Работы - непочатый край!
  Окрылённый удачной сделкой, повелитель демонов-уборщиков, или клинингов, как теперь они по-модному назывались, прислал две бригады уже через пару минут. Кощей тут же принялся эксплуатировать волосато-хвостато-рогатых и вонючих работников ведра и швабры.
  В разгар битвы за чистоту во дворе замка раздался гром и оглушительные ругательства! Заинтересованный Кощей выглянул в разбитое окно - внизу в клубах серного дыма стоял Люцифер собственной персоной. В отличие от прибывших ранее адских обитателей он выглядел обычным сорокалетним мужчиной. Старший помощник адского шефа орал на повелителя демонов-уборщиков так, что от стен замка откалывались камушки, а в черном пруду аспиды начали всплывать кверху брюхом. Отвесив напоследок главному клинингу солидную затрещину, Люцифер решительно направился внутрь замка. Ибн Насир, явно потерявший ориентацию в пространстве, тупо глядел то на пергаментную грамотку, то вслед разозлённому начальству.
  Кощей вздохнул - похоже, бесплатное использование адских услуг сейчас прикроют. И точно - с приближением воплей Люцифера мелкие бесы бросали швабры, тряпки и вытягивались в струнку. А когда он проходил мимо, бросались наутёк.
  - А-а, вот ты где! - нехорошо улыбаясь, вскричал Люцифер, увидев хозяина черного замка. - Давно мне уже надо было сюда наведаться!
  - Хочешь мне что-то предложить? - невинно осведомился Кощей. - Только это "что-то" должно быть стоящим - моя душа, знаешь ли, очень ценна!
  От такой наглости у Люцифера перехватило дыхание, и он несколько секунд только молча открывал и закрывал рот.
  - Не, ну ты нахал! Да ведь ты продал свою душу уже двадцати восьми рядовым сотрудникам и шести руководителям! - заорал Люцифер, потрясая пачкой пергаментов. - Барбатосу за сокровища продал? Продал! Услугами суккубы пользовался? Пользовался! Мулцибер, адский архитектор, тебе замок возвёл? Возвёл! Абаддон тебе боевых демонов посылал? Посылал! Знаешь, как это называется?!!
  - Они мне оказывали услуги - я им платил.
  - Да, какая же это оплата! Ты же бессмертный, твоя душа к нам никогда не попадёт!
  - Ну, если твои подчинённые до этого сами не додумались, я не виноват. Это были честные сделки.
  - И это говорит злодей без чести и совести?
  - А спрашивает отец лжи и пороков! Минус на минус даёт плюс! - блеснул математическими знаниями Кощей.
  - Какой ещё плюс? - Люцифер сбился с мысли. - Ты мне зубы не заговаривай! Кстати, а что у тебя с зубами?
  - Да... приключилось вот...
  Люцифер посмотрел на пачку коричневых листов в своей руке и швырнул их на пол.
  - Не, я понимаю, сокровища, суккуба... замок, наконец! Но зачем ты подставил целое подразделение боевых демонов в количестве тридцати девяти особей?
  - В смысле "подставил"? - удивился Кощей. - Я их на помощь вызывал на Ратное поле. Против богатырей. А вместо них Черномор появился со своими витязями. Так что, ничего не знаю ни о каких боевых демонах! Наоборот, я, пожалуй, Абаддону неустойку выставлю...
  - А кто создал портал от лагеря витязей до самых адских бездн? Да ещё и позвал самого Черномора? "Церномор" приди! - передразнил Люцифер шепелявый выговор Кощея. - Не успели трижды тринадцать демонов выйти, как их в капусту порубали!
  - То есть, богатыри вам тоже наваляли! - ухмыльнулся Кощей. - А вы всё не решаетесь их воевать!
  - Просто они вне сферы наших интересов! - заявил Люцифер, но спеси у него поубавилось. - У нас там и своих проблем хватает!
  - Зато я с богатырями бьюсь денно и нощно! За вас вашу работу делаю - то есть, отгребаю по-полной! И что взамен? Упреки и ругань! Нет ни на этом, ни на том свете справедливости! Подумаешь, какой-то жалкий замок выстроили, да пару сундуков сокровищ нашли!
  - Слушай, имей совесть! - возмутился Люцифер. - Такого "жалкого" замка даже у меня нет! А ты забыл, что сундуки с сокровищами были размером с телегу? Барбатосу тогда пришлось два мира обокрасть! Кстати, куда ты дел такую кучу драгоценностей?
  - Ну, это его трудности! - отмахнулся Кощей, игнорируя вопрос о сокровищах. - А ты, собственно, зачем сюда пожаловал?
  Люцифер сосчитал до десяти, чтобы успокоиться.
  - Слушай, Кощей, твоему нахальству нет предела! Как ты собираешься расплачиваться за оказанные услуги? Только не говори мне, что душой! Хотя, если назовёшь мне месторасположение смертельной иглы, я, пожалуй, утрясу вопрос с нашим казначеем...
  - Месторасположение! - хмыкнул Кощей. - Если бы я сам его знал!
  И прикусил язык. Не сболтнул ли он лишнего? Судя по пакостной улыбке Люцифера, так оно и есть.
  - Так, выходит, у тебя спёрли иглу? Ай-яй-яй, злодеи! - притворно посочувствовал Люцифер. - Тогда пойду я. А бумажки, пожалуй, могут и пригодиться...
  С этими словами замначальника ада собрал с пола пергаментные листы, которые сам же бросил, и удалился. Кощей, полный нехороших предчувствий, подошёл к разбитому окну и увидел, как Люцифер забрал у Ибн Насира пергамент с договором и распорядился продолжать уборку замка клиента. Кощей вернулся в кресло и принялся ругаться:
  - А я говорил, что чистоплотность до добра не доводит! Сначала надо было жабу искать!
  - А то ты не знаешь, что уже искал! И ещё двух зубов лишился! Эх, неудачно как всё вышло! Теперь все демоны ада кинутся на поиски моей иглы!
  - Это богатыри виноваты во всём! Предлагаю продолжить их поиски, а, заодно, и жабу найдём!
  - Сначала мне к стоматологу надо наведаться. В прошлый раз, видишь, что получилось! Портал к черноморским витязям сделал! Как бы мне без зубов ещё чего не напутать!
  Уж кто-кто, а Кощей прекрасно понимал ценность слов в магических ритуалах. И порядок следования, и произношение - всё играло роль. Вот самый простой пример: восклицание "Ну, да!" обозначает спектр от одобрения до недоверчивости. А "Да, ну!" - спектр от недоверчивости до "шел бы ты своей дорогой". Видимо, из-за шепелявости что-то сработало не так, как задумывалось, а капризные магические силы уловили сходство в невнятно-произнесенных словах "черное море" и Черномор. Мысли Кощея закрутились вокруг заклинания вызова демонов - он подумал, что если бы там были слова "белым морем затопите...", то, наверное, из портала вывалилась бы пачка "беломора".
  Кощей важно прошествовал по грязным коридорам, попутно давая указания бесам, вышел во двор и направился к конюшне. Там, убедившись, что никто его не видит, прошёл к угловому стойлу, захламлённому старыми уздечками и потрескавшимися седлами. Бессмертный произнёс заклинание удаления невидимости - оно получилось только с третьего раза - шепелявость всё-таки мешала. Среди хлама и паутины появился скелет коня - универсальное кощейское средство передвижения. В силу заклинания невидимости его никто не тронул, а вот остальных скакунов увели бывшие слуги.
  - Привет, Костяшка! Как спалось?
  Конь-скелет в ответ попытался укусить хозяина, за что был тут же наказан заклинанием ревматизма. Эта попытка помагичить получилась у Кощея безукоризненно - наверное потому, что ревматизм и шипящие звуки прямо-таки созданы друг для друга.
  - Так-то лучше! - удовлетворенно сказал Бессмертный, глядя на присмиревшего скакуна. - Надо бы тебе зубы выдрать - жевать траву тебе всё равно не светит, так хотя бы кусаться не будешь. Но это позже... пока просто железный намордник поноси!
  Кощей ещё минуту посомневался - может, стоит рискнуть и сделать портал в тот мир, чем скакать на норовистом скелете? Но нет, без зубов можно опять ошибиться и попасть совершенно не туда, куда планировал! К примеру, к тому же Черномору! А сидеть двести лет на цепи в сырой темнице Кощею не улыбалось - он прекрасно знал что это такое! В те разы везло: его освобождали дураки, коих не только на Руси, но и в других странах не счесть. Но везенье - штука скользкая, дураки могут и не найти заточённого Кощея, скажем, лет тысячу. Или две!
  Поэтому он решил отправиться конно-скелетным способом - дольше, зато безопаснее. Кощей накинул шерстяной плащ со множеством дырок и старую широкополую шляпу, что были приторочены к седлу, осмотрелся на предмет поиска оружия, ничего подходящего не обнаружил, злобно плюнул, помянув недобрым словом воров всех мастей, и вывел коня из конюшни. Нет, конечно, он мог бы прихватить какой-нибудь меч или дубину, но... нельзя! Главные злодеи по законам вселенской магии должны быть вооружены чем-то ужасным и необычным - кладенцом, к примеру, или тем же чучелом змея Горыныча на крайний случай. Иначе главный антигерой мигом превращается в заурядного злодея средней руки...
  - Ладно, буду притворяться мирным путником.
  - Дожился! Раньше в черных доспехах, да шлеме рогатом, да с мечом-кладенцом страх сеял, а теперь где всё это?
  - А теперь украли!
  - У какой крали?
  - Ты балбес!
  - От такого слышу...
  Беседуя сам с собой, Кощей выехал за ворота замка. Ибн Насир проводил его недоумённым взглядом - уж очень нелепо смотрелась фигура в ковбойской шляпе и рваном черном плаще на коне-скелете!
  
  Был когда-то у Кощея знакомый дантист Жан Перье, или, как называл его Бессмертный, зубник. Зубы дергал профессионально, даже элегантно, чему никто не удивлялся - до того, как стать дантистом, Перье лет двадцать проработал городским палачом. К великому сожалению Кощея в очередной визит для заточки зубов он персонального дантиста на месте не обнаружил - тому припомнили прошлую работу.
  Потом богатырь Сила Пудович не признал Кощея в кабаке (к великому счастью Бессмертного - признал бы - совсем бы прибил) и обеззубил вздорного старикашку. Пришлось Кощею снова наведаться в иной мир. Там многое изменилось, но главное оставалось прежним - анестезия отсутствовала напрочь! Разве что, кувалдой по голове...
  Бессмертный, не опасающийся богатырских булав и острых рыцарских мечей, тем не менее искренне боялся зубной боли. Доктор, к которому обратился бессмертный злодей, оказался человеком для того времени передовым, вошёл в курс фобий пациента и решился на смелый эксперимент - в качестве анестезии дал понюхать какого-то белого порошка.
  Никогда ещё Кощей так не летал! Сколько тысяч лет он прожил на свете, а кокаина никогда не пробовал! Потому даже не заметил, как ему вновь навставляли полный рот острейших зубов. Счастливый Кощей щедро отблагодарил дантиста, оплатив услуги акциями несуществующего алмазного рудника.
  Потом Бессмертный довольно долго не обращался за стоматологической помощью - пока в очередной раз не лишился всех передних зубов - тогда его конь-скелет постарался, лягнул от души! Кощей отправился к испытанному дантисту, однако на сей раз его поджидало разочарование - доктора арестовали за распространение белого порошка среди широких слоёв пациентов, коих к кабинету доктора выстраивалась километровая очередь. Передовиков-новаторов среди дантистов больше не оказалось, и пришлось Кощею терпеть. А терпеть он терпеть не мог!
  И сейчас заранее содрогался при мысли о том, что ему предстоит.
  - Шевелись, скотина! - прикрикнул он, скорее чтобы дать выход напряжению, чем действительно погоняя коня.
  Конь-скелет шумно вздохнул и ни на йоту не ускорился. Впрочем, Кощей и не настаивал. В чём он имел преимущество перед остальными людьми, путешествующими по дорогам и странам - так это в отсутствии потребности спать. А его коняга не нуждалась ни в еде, ни в отдыхе.
  Как-то однажды, Кощей оказался в обществе девяти мрачных всадников, гонявшихся за какими-то кольцами, и ему очень понравились их кони-скелеты с пылающими глазами. Он даже попытался выторговать у назгулов одного, но сердитые плащеносцы в ответ лишь потыкали в Кощея своими ядовитыми кинжалами. Потом даже некоторое время мирно посидели рядом, видимо, ожидая, когда же тощий старик помрёт в страшных муках. Вот чего у Кощея не отнять - так это любви к розыгрышам! В тот момент, когда убивцы решили, что дело сделано, он вскочил на ноги и негромко сказал "Бу", отчего у двух назгулов даже слегка нарушилась координация! Безмерно удивлённые живучестью жертвы, черные всадники предприняли ещё попытку, потом ещё...
  В общем, разъехались они в разные стороны, не договорившись ни по поводу коней, ни по поводу смерти Кощея. Но после этого Бессмертный занялся опытами над лошадьми и путём долгого голодания довёл своего лучшего скакуна до состояния скелета. Конь получился почти назгулский: стал злобным сверх всякой меры, в отдыхе не нуждался, ничего не ел и не спал. Кощея огорчало лишь одно - эффекта пылающих глаз добиться ему так и не удалось. Вот этот конь и вёз сейчас его в иной мир.
  
  Вскоре Кощей выехал на утоптанную лесную дорогу со следами ребристых шин.
  - Скоро будем на месте.
  - Переодеться не забудь!
  - Переоделся бы, да не во что!
  - Опять будут психом величать и в дурку посадят!
  - Я из Синг-Синга убежал, а уж из дурки убегу и подавно!
  Читатель может удивиться, откуда Кощею известно название американского исправительного заведения с сомнительной репутацией. На самом деле ничего удивительного тут нет - он однажды побывал тамошним клиентом, как, впрочем, и в медицинском заведении, в простонародье именуемом дуркой. В Синг-Синге он пробыл, правда, недолго - ровно столько времени, сколько нужно, чтобы накопить сил для создания портала и... освобождения рук из кандалов.
  Кощей периодически устраивал экскурсии в иной мир и с жадным интересом посещал музеи пыток (а иногда и действующие модели), собирая новые методы извлечения информации из упрямых обитателей тюремных застенков. Честно сказать, он не очень любил иной мир. Там магическая энергия расходовалась моментально и собрать силы для мощного заклинания зачастую бывало сложно, а иной раз и вовсе невозможно. Кроме того, там многие разговаривали на тарабарском и Кощея понимать упорно отказывались. Впрочем, Бессмертного это не сильно печалило - он в достаточной степени владел пиджин-лингво, чтобы найти общий язык с уголовными элементами всех мастей и рангов. Да и золото вносило понимание в разговор...
  В тот раз нелегкая его понесла в страну пресловутой всеобщей свободы. Ещё во время последнего визита в Ольховск Кощей наворовал газет, откуда и узнал об ужасах заокеанской демократии, что его, как специалиста в данной области, очень заинтересовало. Дело было во времена, когда две великие державы, мягко говоря, не дружили... читатель, возможно, даже помнит подобные газетные статьи. Кощей решил отправиться в Америку, а в целях маскировки решил приодеться так, чтобы его за океаном не приняли за чужака. К своему удивлению, в магических фолиантах он не нашёл описания одежды американцев - наверное потому, что там про Америку ничего и не было написано.
  Тогда Бессмертный снова обратился к прессе, где в каждом номере имелся рисунок старичка с козлиной бородкой, на голове которого красовался цилиндр, а в зубах непременно была зажата толстая сигара. Кроме того, обязательным атрибутом американца был монокль и звездно-полосатый жилет. Старичок творил различные нелицеприятные вещи, что Кощею сильно понравилось.
  Он, посовещавшись сам с собой, взял газетную карикатуру за образец. Сигары Бессмертный любил - их запас всегда хранился у него в магическом сундучке, рентген-монокль в наличии имелся. Цилиндр Кощей соорудил из самоварной трубы, а жилет - из старого полушубка, которому пришлось оборвать рукава и побрить. Больше всего он промучился, нанося звёзды на жилет - они всё время получались шестиконечные. Нет, Кощей в газетах видел парня с шестиконечной звездой на шлеме, но подозревал, что он всё-таки не из Америки. А ему нужно было выглядеть истинным сыном демократической свободы...
  Вскоре одиозная фигура главного злодея всех времён и народов вынырнула из магического портала на Бермудах. Сориентировавшись на местности и истратив почти все припасённые магические силы, Кощей перенёсся в Америку. Разноцветные прохожие удивлённо глядели на ожившего "дядю Сэма", но молча проходили мимо, а Кощей, в свою очередь, пялился на негров, которых до той поры видел только через тарелочку с яблоком. Рентген-монокль при этом зловеще поблескивал красным.
  Не прошло и десяти минут, как к Кощею подошли полицейские и вежливо поинтересовались, какого черта старик так вырядился и не является ли он русским шпионом. Из всей речи уловив лишь пару знакомых тарабарских слов, Бессмертный высказался в том смысле, что надо бы русский учить, а то дожились, родного дядю Сэма не признают. Полицейские в свою очередь, из ответа Кощея уловив лишь пару знакомых слов, достав наручники, вежливо пригласили его в участок. Бессмертный, руки которого оказались скручены за спиной, понял происходящее так, что ему сейчас покажут "демократию в действии". И не ошибся.
  Поначалу его приняли за русского шпиона, потом за сбежавшего русского диссидента, потом за сумасшедшего эмигранта, потом... просто за сумасшедшего. И отправили в Синг-Синг за оскорбление устоев демократии. Посадили его в одиночку и приковали руки к стенам железными цепями.
  Каждому, кто читал сказки, с малых лет известно: Кощей, скованный кандалами, убежать не может, а потому, согласно сведениям из первоисточников, засиживался он иной раз в тюрьмах до тех пор, пока оковы от ржавчины не распадались. Или пока какой захожий дурак не освобождал раньше времени. Американские надзиратели русских сказок, разумеется, не читали, а приковали пленника чисто из соображений природного любопытства.
  Они частенько практиковали невинные опыты: сколько продержится прикованный пленник, если его не поить, а в метре от него поставить ведро с водой. Одни голосовали за три дня, другие надеялись на четыре. Когда минула вторая неделя, а пленник по-прежнему был жив, здоров и сильно ругался, надзиратели решили полярно изменить ход эксперимента. Они начали делать ставки: сколько литров воды зараз выпьет пленник после такой затяжной жажды.
  Бедолаги даже не подозревали, что их ждёт, и только удивились, когда Кощей, залпом выпив ведро воды, попросил второе. Ну, не читали американцы наших первоисточников, а потому не знали, что после двух вёдер воды Кощей освобождается от кандалов так же быстро, как блондинка от денег. Невежественность и любопытство - совершенно гремучая смесь! Само собой, они поднесли пленнику второе ведро, каковое тот и опустошил. А после этого началось избиение младенцев!
  Кощей, давно уже накопивший изрядный запас магических сил, наконец-то смог пустить его в ход. Раньше это он не мог сделать по причине скованных рук, освободить которые не мог из-за слабости, которая возникла по причине отсутствия воды, которая способствует росту кощейских сил! Фух, ужасное предложение! Короче, Кощей порвал кандалы, словно бумажные, и задал перцу надзирателям. Дубинки с электрошоком, обычно наглухо валящие жертву с ног, на сей раз оказались совершенно бесполезными! Ну, посудите сами, что Кощею какая-то дубинка после богатырской булавы?!!
  Если читатель возьмёт на себя труд порыться в Интернете на предмет темы "бунт в тюрьме Синг-Синг", то, возможно, обнаружит некие необъяснённые странности. Почему вдруг куча арестантов освободилась и куда бесследно исчезли пять белых надзирателей, а также один черный и один сумасшедший заключенные? Официалы в Америке прикрыли эти сведения, но мы-то с вами теперь знаем, что явилось причиной!
  Кощей открыл все камеры, выпустив сотоварищей по заключению на мнимую свободу, а пятерых надзирателей он, горящий желанием отблагодарить за гостеприимство, забрал с собой, и дальнейшая судьба их покрыта мраком тайны. А вот негр из соседней камеры, прошмыгнувший за Кощеем в портал, благополучно сумел убежать в леса до того, как хозяин замка обнаружил незваного гостя. Куда негр подевался тоже никому неизвестно, но ведь нет-нет, да и народится у нас младенец с темной кожей - выходит, не сгинул афроамериканец!
  (Ой! Совсем забыл о модной политкорректности! Просьба в предыдущих абзацах читать не негр, а афроамериканец! Хотя, не надо, не утруждайтесь! Проверка орфографии подчеркнула красным слово "афроамериканец" - то есть, официально у нас это слово неизвестно. Для очистки совести попробовал писать через дефис - результат тот же самый. Читайте - негр!)
  
  Возвращаясь к Кощею, автор должен отметить, что Бессмертный с тех пор ни разу больше не ступал на землю бесчисленных свобод человечества - он не оценил свободу полиции надевать наручники на любого подозрительного типа. Кощей с тех пор предпочитал делать вылазки в иной мир только в районе Ольховска. И всё было хорошо, тихо и мирно. Пока в гости к Кощею не нагрянул в дугу пьяный Дионис со свитой.
  Каким образом Дионис, он же Либер, он же Вакх, он же Бахус попал к кощееву замку объяснить не смог ни он сам, ни его многочисленная свита. Ровно как и цель прибытия. Кощей подозревал - просто искали место для очередного пикника. Замок нетрезвым странникам понравился немаленькими размерами и обширными винными подвалами, и они решили погостить у Кощея некоторое время.
  Вот тогда-то Бессмертный и узнал, что такое настоящая вакханалия! Бассариды, сатиры и корибанты кроме беспробудного пьянства устраивали ещё и... в общем, забавы с суккубой после этого показались Кощею детскими невинными шалостями. Незваные гости перевернули вверх дном весь замок, изломали гору мебели и споили шестерых минотавров и даже двух упырей.
  Кощей, видя творящие на его территории безобразия, вознамерился было изгнать пришлую компанию, но... не решился. Всё-таки, именно Дионис придумал вино! И он же может его и испортить. А пить всю оставшуюся жизнь (то есть - всегда) протухшую кислятину Кощей не желал. Кроме того, Бассарей оказался очень даже приятным собеседником, когда не был сильно пьян.
  Честно сказать, случилось это лишь однажды, когда Дионис, прогуливаясь на карачках по берегу пруда, рухнул в черную воду. А вылез совершенно трезвый. Зато аспиды, выведенные Кощеем специально для пожирания эмоций пленников, все до единого оказались беспробудно пьяны, каковыми потом оставались ещё месяца два.
  Дионис, стряхивая с себя черную тину и лягушачью икру, оглянулся вокруг.
  - Где это я?
  - У меня в незваных гостях, - недружелюбно, зато честно ответил Кощей, мучаясь с похмелья.
  - А ты кто? - трезвый Дионис оказался гораздо зануднее Диониса нетрезвого. - И зачем заманил великого Бассарея в этот убогий замок?
  - Если бы я тебя заманил - ты бы в кандалах в подполе сидел! Дай похмелиться!
  За чарочкой Кощей и Дионис разговорились, и бог виноделия и винопотребления как-то между делом заметил, что у Бессмертного скучно. Кощей возмутился:
  - Да, ты что! У меня казематы знаешь какие? Оборудованы по последнему слову пыточной мысли! Попадёшь туда - не заскучаешь!
  - Я к тому, что гостей у тебя маловато, - добавляя крепости пиву, сказал Дионис.
  - Ну, не скажи! Одних девок красных в гостях у меня не меньше двух десятков!
  - А где они? - живо заинтересовался Бассарей. - А то мои вакханки, честно сказать, поднадоели!
  - Пшли, покажу, - Кощей, пошатываясь, повёл гостя вглубь дворцовых подвалов.
  По пути Дионис радостно потирал руки - любил он поразвлечься с простыми деревенскими девушками. Когда же они добрались до места, Бессмертный щелкнул пальцами, толстенная дверь со скрипом отворилась, и взгляду изумлённого Диониса предстали лягушки, сидевшие в гнёздах. В количестве не менее двадцати штук. Увидев мучителя, лягушки злобно заквакали, но насесты не покинули.
  - Вот они! - Кощей радостно осклабился. - Ну, как?
  - А-а, - Дионис изумлённо смотрел на отряд земноводных, - девушки где?
  - Да, вот же они! - удивляясь непонятливости гостя, сказал хозяин. - Видишь, как веселятся!
  - Но... зачем?
  - Превратил в лягушек? А как же мне иначе василиска вывести?
  - Василиска? - Дионис недоумённо почесал бородку. - Но ведь таких зверей не бывает! Они - сказка!
  - Не, - Кощей замотал головой, - не сказка! Всего-то и нужно, чтобы змеиное яйцо лягушка высидела! Поверь мне, Бассарей, я все магические трактаты изучил!
  - Понятно, - поскучнел Дионис, сообразивший, что развлечения с девушками откладываются на неопределённое время, - верю. Но мне женщины нравятся... э-э-э, так сказать, в естественном виде. В общем, как я и говорил, скучно у тебя! То ли дело на карнавалах у людей...
  Кощей на критику отреагировал только тем, что упёр у бога алкоголя мешок волшебного концентрата, при помощи которого можно было превратить самое захудалое вино в коллекционное эльфийское. А когда пьяно-безумная, точнее, безумно-пьяная толпа покинула его замок, Кощей принялся размышлять над словами Диониса. Не то чтобы Бессмертному требовалась хорошая компания или известность, но... дополнительная слава ведь никогда не помешает. А посему он забросил все дела и отправился в иной мир на людские празднества - опыта перенять.
  Но стоило ему сделать рейд по городам-карнавалам - и что?!! Разве можно было прислушиваться к словам того, кто придумал вино? Кончилось всё потерей зубов, полным разгромом замка, поголовным бегством прислуги и потерей всех девиц-лягушек.
  Вспомнив про это, Кощей в очередной раз проклял своё тщеславие. Кто из бесов тогда его надоумил увеличить стандартную лягушку до гигантских размеров и выставить её на всеобщее обозрение на время карнавала?!! Да ещё и поручив ей хранить бесценную смертельную иглу! Понятно, что Кощей перехитрил всех, даже Смеральду, но теперь ведь и сам не знает, где находится его смерть! Да ещё Люцифер, будь он неладен, прознал о пропаже - с этого момента каждый мелкий бес будет землю рыть в поисках кощеевой иглы!
  Пока Кощей ничего не мог предпринять - наличие отсутствия зубов изрядно подкосило его магическую мощь. Но он посетит зубника и... держитесь, что богатыри, что демоны!
  
  Утром на улицах Ольховска появился странный всадник на худющей лошади. Надвинув широкополую шляпу на самые красные глаза, Кощей шепеляво обратился к первому же встречному с вопросом, как найти стоматолога.
  - Эй, человече, где тут зубники обитают?
  Прохожий недоумённо глянул на тощую конягу, потом на всадника. Странно одет: широкополая шляпа, плащ... И это летом, когда от жары из яиц цыплята вылупляются ещё по дороге на базар? Парень почесал в затылке и спросил:
  - Зубники - это кто?
  - Заплечных дел мастера, кто же ещё! - рявкнул Кощей, в душе ужасно боявшийся мастеров сверла и клещей (не подумайте, что плотников). - Зубы мне новые нужны!
  - А-а, понятно! - парень подошёл к коню сбоку и, глядя на Кощея, указал рукой: - Вон туда вам надо. А на следующем перекрёстке свернёте направо. Там под вывеской "Тридцать два богатыря" и найдёте, что вам нужно!
  - Тридцать два богатыря? - переспросил Кощей. - А с другим названием нету?
  - Это ближе всех, - пожал плечами парень.
  - Ладно, иди своей дорогой! - буркнул Кощей.
  Парень сердито посмотрел на удаляющуюся фигуру.
  - И это вместо спасибо? - проворчал он себе под нос. - Ну, не больно-то и надо. Так, что тут у нас?
  С этими словами Федька-Снайпер раскрыл мешочек, который только что стащил с пояса странного всадника. Добычей оказалась всего одна монета, правда, на вид золотая. Федька повертел монетку в руках и решил, что она явно старинная - на одной стороне её был изображен худой мужик в короне, на другой - череп, перечеркнутый двумя костями.
  - Занятно! Ладно, потом разберёмся!
  Федька спрятал монетку в карман, швырнул мешочек в придорожную траву и, весело посвистывая, отправился по делам - пожалуй, утро начинается неплохо!
  
  Кощей, кряхтя, спустил свою драгоценную персону из седла на землю и дал по морде коню, вознамерившемуся цапнуть его даже через железный намордник. Бессмертный поглядел на вывеску "Тридцать два богатыря", пробормотал "Ох, не нравится мне это название!" и вошёл в стоматологический кабинет. Там он проследовал прямиком к доктору и, пока не выветрились остатки решимости, выпалил:
  - Быстро, давай, зубы делай!
  Слегка ошалевший от подобного обращения, стоматолог пробормотал:
  - Рано ещё... Персонал не пришёл...
  - Неважно! - отмахнулся Кощей. - Приступай!
  - А-а, вы записывались?
  - Ну, конечно! - не моргнув красным глазом, соврал Кощей. - И даже оплатил всё наперёд! Не медли, начинай, а не то плохо придётся всем!
  С этими словами он прыгнул в кресло и крепко зажмурился. Прошлый опыт общения с дантистами научил Кощея, что легче всего переносить пытку с закрытыми глазами. Не ожидавший такого напора стоматолог только развел руками и спросил:
  - Вы лечить хотите?
  Кощей активно замотал головой.
  - Нет! Мне новые зубы нужны! Давай, вставляй их по-быстрому, да я пошёл!
  Врач попытался объяснить, что быстро такие дела не делаются и сначала надо лечить, но старикашка решительно отмел все его возражения:
  - Твоё дело вставить мне зубы! Мне нужны крепкие и острые!
  - Острые? - бедолага-врач выпучил глаза - никогда ещё он не встречал таких странных пациентов. - В смысле, чтобы жевать легче было?
  - Тупой? Понимай нет? Не жевай, а кусай, откусывай, отгрызай! Острый грызь-грызь!
  Врач снова пристально оглядел пациента и пробормотал что-то о сумасшедших оленеводах. Единственное, что его смущало - откуда оленевод взялся в Ольховске? Наверное, в гости приехал, решил дантист и успокоился. В конце концов, северные народности - наивные дети природы, поэтому на них, как правило, не обижаются. А с зубами у них всегда проблемы - цинга, геологи заезжие... Да и денег у российских эскимосов, говорят, немерено...
  Последняя мысль стала решающей, и Самуил Львович Кац, врач высшей категории (недавно купил), приступил к осмотру пациента. Спустя три минуты картина ему уже была ясна - потянет на три-четыре тысячи зелёненьких!
  - Уважаемый, - утробным басом обратился Кац к Кощею, - я понял вашу проблему. Вам импланты нужны! Но это будет стоить!
  Кощей открыл один глаз - обычный здоровый ярко-желтый цвет его лица от переживаемого ужаса сменился на бледно-зелёный. Всегда торгующийся до последнего, сейчас он лишь слабо кивнул.
  - Согласен! Только давай побыстрей! И ещё... , - Кощей придал лицу умильное выражение (врач даже отшатнулся), - у вас нет белого порошка?
  Кацу на ум тут же пришли воспоминания о письмах с белым порошком, которые посылали куда-то в Америку. Может, старичок из ФСБ?
  - Н-нет, а что вы имеете в виду?
  Кощей растолковал, и врач облегчённо вздохнул.
  - Нет, наркотиков не имеем. Но вы не беспокойтесь, анестезия у нас на высшем уровне! Один укольчик - и больше ничего не почувствуете!
  - Мне тройную дозу!
  Самуил Львович, взявший за правило не противоречить пациентам, если те увеличивают стоимость работ, согласно кивнул.
  ќ- А ещё для вас я включу телевизор...
  Над креслом зажегся экран, на котором замелькали мультяшные фигурки. Кощей удивлённо узнал в одном из персонажей себя и вперился в телевизор, забыв, зачем и где он оказался. Кац поглядел ещё раз на желтые зубы пациента и принялся рыться в поисках подходящих по цвету образцов.
  - О, молодец! Дай ему, дай!
  Врач обернулся и онемел - пациент азартно махал кулаками, явно сопереживая Кощею из мультика.
  - Оленевод-то, похоже, телевизора никогда не видел! - пробормотал Кац себе под нос и мысленно увеличил стоимость услуг в два раза.
  - Слышь, дантист, дай мне такую штуку! Это ж как меня изобразили! Ах, люблю!
  Кац начал всерьёз подумывать: а не подсунуть ли за дополнительную плату ещё и сборник мультфильмов? Решить не успел - позади раздался вопль:
  - Негодяи! Это же нечестно! Это же я так должен был сделать! Дантист! Ты что мне подсунул?!! Опять меня в тюрьму?
  Кац в панике посмотрел на экран - там Кощея аккуратно упаковали в кандалы и оставили в темнице.
  - Вы не волнуйтесь, это же всего-навсего мультфильм...
  Но странный оленевод разбушевался не на шутку. Кац решил поставить другую запись, но, как назло, медсестра куда-то убрала все диски, припасённые для показа малолетним пациентам. Тогда он, недолго думая, включил местный канал, транслировавший четыреста какую-то серию нудного и бесконечного сериала.
  Кощей сразу же вспомнил где он находится. И лицо его снова приобрело зеленоватый оттенок. Врач показал ему подобранные образцы имплантов.
  - Вот, смотрите, новые будут выглядеть совсем, как старые!
  - Такие же желтые? Это хорошо! - слегка сотрясаясь, пробормотал Кощей. - П-приступай!
  Врач пожал плечами и приступил... Два часа спустя Кощей обнаружил, что у него снова полон рот зубов, правда разговаривать он пока толком не мог - всё-таки тройная доза анестетика сделал своё дело. Кац, любуясь делом своих рук, размышлял, когда оленевод придёт к нему снова. Судя по всему, через неделю - Самуил Львович не слишком старался укрепить новые зубы. Откуда врачу было знать, что его поделки уже час спустя намертво прирастут?
  После многих неудачных попыток смастерить себе магические зубы, Кощей научился оживлять вставные. Они получались самые что ни на есть настоящие, но... как и всё на свете, медалька имела обратную сторону. Самым главным минусом было то, что намагиченные зубы имели на хозяина огромное влияние! И на Ратном поле это в очередной раз подтвердилось! Там, где богатырская палица лишь слегка царапала - кощеевы зубы наносили хозяину урон не хуже уникального артефакта!
  - Ну, вот и всё! - Самуил Львович задумчиво почесал кончик носа, размышляя, попытаться ли продать клиенту сборник мультфильмов или пусть его?
  - Замечательно! - невнятно пробормотал Кощей - язык ему всё ещё отказывался служить. - Теперь о расплате!
  - Сейчас я принесу счёт...
  - Погоди! У меня есть для тебя кое-что!
  Кощей полез к поясу и вместо мешочка с неразменным золотым кощеевиком обнаружил лишь обрывок верёвочки. Бессмертный тупо глядел на бечевку, судорожно пытаясь найти выход из дурацкой ситуации. Если он сейчас не оплатит услуги доктора, то зубы в самый неподходящий момент рассыплются - проверено не раз! Гораздо дешевле заплатить... вот только, как оказалось, нечем!
  Дело в том, что один из законов вселенской магии гласит: покупатель обязан расплатиться! Точка! Чем расплатиться - это уже другой вопрос: хоть прошлогодней сплетней, хоть собственным глазом! И Кощей, маг один из самых могучих, как никто другой знал об этом. Он, договариваясь о сделке, всегда платил - другое дело, что его оплата не всегда, точнее, никогда не устраивала продавца. Но буква закона была соблюдена, а большего его Бессмертному Злодейству и не надо!
  Сейчас, собираясь заплатить неразменным золотым, Кощей вдруг обнаружил, что его банально украли. На всякий случай он обшарил себя ещё раз - пусто, как в голове у прапорщика! Врач заинтересовано следил за пациентом, который активно хлопал себя по тощей груди и бокам - после каждого хлопка в воздух летели облачка пыли.
  - Могу предложить услуги пылесоса! - намекнул он. - Недорого!
  Кощей злобно посмотрел на дантиста, раздумывая, не плюнуть ли на вселенскую магию и не казнить ли нахала, но вовремя одумался. Казнить всегда успеет... тем более, что в потайном кармашке он обнаружил маленькое и колючее зернышко - подарок суккубы. Та по роду своей деятельности частенько снабжала клиентов подобными вещичками... Кощей же, невзирая на возраст, сумел обойтись без стимуляторов.
  - Вот что у меня есть! - Бессмертный неискренне улыбнулся. - Это величайшее сокровище я берёг для себя... эх! Отдаю его, хотя зубишки, коими снабдил ты меня не стоят и тысячной...
  - Лучше деньги! - строго сказал Кац.
  - Тупой? Понимай нет? Деньги нет. Ёрсагумби на!
  - Чего? - вытаращился на Кощея врач.
  - Ёрсагумби! Тибетское средство! Даже древние старики после его приёма чувствуют себя двадцатилетними юношами!
  - Бегают быстро?
  - Тупой! Понимай нет! - это уже был не вопрос, а утверждение. - В постели!
  - В постели? Спят здоровым сном?
  - О-о-о! Баран тугай швырк-швырк - кипяток мозг кирдык! - от души выругался Кощей. - Ты знаешь вообще, что такое женщина? Может, хотя бы слышал иногда? Может, кто-нибудь рассказывал тебе, что делают с женщинами в постели?
  - А-а, - наконец начавший понимать, Кац заинтересовано поглядел на колючее зернышко, - ясно! И что это такое?
  - Нет, точно тупой! Я ж тебе уже говорил! Это - ёрсагумби!
  Самуил Львович в очередной раз списал обращение "тупой" на нецивилизованность оленевода и молча выслушал целую лекцию, которую ему устроил пациент. Кощей, не желая платить деньгами (которых у него и не было) разливался соловьём о необычайной пользе древнего тибетского средства - ну, не мог же он, в самом деле, сказать откуда у него это зернышко.
  - ...китайские императоры в очередь выстраивались! А у них гаремы, знаешь какие были? То-то! И только ёрсагумби делало их неистовыми...
  Кац глядел на взбудораженного оленевода и с тоской понимал, что он, стоматолог с тридцатилетним стажем, лопухнулся, как выпускник училища! Он сделал работу, за которую не получит ни копейки!
  - ... столетние старики снова женятся! И отбивают у внуков невест...
  Доктор вздохнул - похоже, придётся звать милицию. Но тогда и налоговая не преминёт заглянуть, поискать непорядки в счетах Каца... А найти можно - сам Самуил Львович знал об этом лучше других. Нет уж! Лучше потерять разовый заработок, нежели бесконечно доиться в карманы служителей финансовой Фемиды!
  - ...вот что такое ёрсагумби! Отдаю тебе - пользуйся! Но не переусердствуй!
  С этим напутствием Кощей уронил колючее зернышко в ладонь доктора - тот ещё раз вздохнул и убито кивнул, соглашаясь с неизбежным. Акт купли-продажи свершился - теперь новые кощеевские зубы не рассыплются в самый ответственный момент. Кощей улыбнулся, сверкнув желтыми новинками, и совсем уже собрался оставить доктора наедине с его приобретением, когда вдруг услышал из телевизора знакомую фамилию.
  - ... об этом нам расскажет один из лучших оперативников города - капитан Прошин.
  Изображение в телевизоре сменилось, и теперь место полковника Нечаева занял Иван Прошин и, смущаясь, начал рассказывать что-то о работе Ольховской милиции. Кощей не стал слушать и, радостно потирая руки, пробормотал:
  - На ловца и зверь бежит. А ведь я тебе, капитан, обещал "найти и прибить"! Первую часть я уже выполнил - осталась вторая!
  Злобно хихикая, Кощей выбежал прочь, отвязал коня от перил, вскочил в седло и был таков. Самуил Львович долго глядел на шипастое семечко на своей ладони и, в конце концов, сообразил, что ни слова о применении чудо-средства он от странного пациента так и не услышал. Кац, конечно, уже давно не чувствовал себя юнцом, и ёрсагумби ему бы пригодилось, но... но ведь это на один раз!
  
  Деловая и деятельная натура Самуила Львовича не позволила гормонам взять верх над расчетливостью. Он посадил колючее зёрнышко в землю, и вскоре в горшке появился странный фиолетовый росток. Кац недоверчиво рассмотрел его и попытался определить что это такое. Ни энциклопедии, ни Интернет не помогли - растение ни науке, ни широким слоям пользователей всемирной помойки оказалось неизвестным. А вскоре появились цветы, затем колючие плоды...
  Полгода спустя Кац забросил стоматологическую клинику и открыл фирму "Ёрсагумби", торгующую древним тибетским средством для усиления мужской потенции. Читатель может удивиться, как такой прожженный делец решился на авантюру... но, прежде чем пускать препарат в широкую продажу, Самуил Львович провёл несколько экспериментов.
  Опыт над котом показал, что все особи женского рода, даже не принадлежащие к семейству кошачьих, попали в сферу его внимания. Например, соседская овчарка Люська, которой с тех пор совсем не стало житья!
  Второй эксперимент Самуил Львович втихую провёл над техником Ромой - подсыпал ему в кофе толчёного ёрсагумби. Рома пропал на неделю - когда ему пытались дозвониться в трубке всё время звучал веселый женский голос.
  Кроме техника, Кац заодно лишился администратора клиники и медсестры. Он сыпанул дозу Катерине Петровне, женщине строгих правил и безукоризненного поведения. И администратор вдруг решила приударить за медсестрой Анечкой, известной своими нетрадиционными увлечениями женским полом.
  Ну, и заключительный и решающий опыт Кац поставил над собой - результат превзошёл все его ожидания! В постели он чувствовал себя хищником, непрестанно терзающим нежную жертву! Чудо-средство действовало безотказно! Настолько безотказно, что Самуил Львович даже сам не успел заметить, как женился на своей соседке Софочке, которую издавна недолюбливал за длинный язык и склочный характер. Бедный, бедный Самуил Львович! Откуда ему было знать, что ёрсагумби от адской суккубы действует и как привораживающее средство? И надо же ему было первой повстречать именно Софочку!
  Разумеется, Кац умолчал об этом свойстве чудо-средства, тем более, что никакие анализы в тестовых лабораториях обнаружить ничего подобного не могли. Спустя полгода работы фирмы "Ёрсагумби" количество бракосочетаний в Ольховске выросло на порядок, правда, иной раз даже всякое видавшие служители ЗАГСов изумлялись странности выбора женихов.
  Ну и ладно! Совет, как говорится, да любовь!
  Безумное-безумное лето
  Жара царила над страной! Ослепительно-желтое солнце выжигало мысли о любом передвижении, заставляя людей прятаться в тень зонтиков и навесов. Продавцы напитков обслуживали посетителей с алчным блеском в глазах - жаркое лето превратило ручеёк доходов в цунами прибыли. Автобусы и маршрутки стали передвижными печками массового действия. Офисные работники липли к кондиционерам, чтобы на следующей неделе попасть в больницу с воспалением лёгких. На телевидении и в прессе всерьёз обсуждался законопроект о введении сиесты. Ведущие метеопрогнозов разводили руками и обещали, что "лето когда-нибудь кончится", правда, определённых сроков не называя. Даже день десантных войск прошёл практически незамеченным - в городских фонтанах купались все, а не только нетрезвые обладатели старых тельняшек.
  Всему виной была случайность: совпавшие и чрезмерно-затянувшиеся отпуска двух особ: перегонщика грозовых облаков из небесной канцелярии и котельщика адской нагревательной станции. В их отсутствие стажёры умудрились "наломать дров", и полконтинента захлестнуло сорокаградусной жарой. А исправить ошибки оказалось некому...
  Ольховск в полной мере испытал на себе знойные "прелести" безумного лета. Два месяца беспрестанного пекла ввергли город в непрерывно-сонное состояние. Жизнь в нём, и без того "не бившая ключом", теперь практически замерла. Лишь по утрам можно было увидеть некоторое оживление - люди спешили на работу, да влюблённые парочки брели себе куда глаза глядят.
  Как известно, влюблённые не просто часов не наблюдают, а вообще ничего не замечают! Одна такая парочка чуть не попала под колёса грузовика - кудрявый парень и темноволосая девушка до того загляделись друг на друга, что не заметили, как вышли на проезжую часть. Водитель "Камаза" громогласно высказал, что думает об умалишённых, и газанул, оставив парочке на прощанье облако смрадного дыма.
  Мальчишка лет тринадцати, наблюдавший за этой сценой, широко ухмыльнулся и вприпрыжку понёсся по улице. Красная майка пузырём вздувалась от встречного жаркого ветра, но ему, судя по всему, было наплевать на жару.
  - Ох, как же приятно снова почувствовать руки и ноги! - бормотал он себе под нос. - Замечательно! Неповторимо! Сколько лет прошло... Ну-ка!
  Он вытянул руки вперёд, словно делая гимнастику. Шедший перед ним шагах в пяти мужчина бомжеватого вида с пластиковым пакетом, наполненным бутылками из-под пива, вдруг споткнулся и с шумом грохнулся на асфальт. Пакет, соответственно, тоже приложился к тротуару. Мужчина заглянул в пакет и крепко ругнулся: содержимое его повторило судьбу СССР - развалилось на независимые кусочки, соединить которые уже никому не под силу.
  - Вот же не везёт! - мужик встряхнул пакет и, убедившись, что ничего целого внутри не осталось, горестно вздохнул: - На что мне теперь похмелиться?
   Мальчишка широко улыбнулся, но радость с его лица улетучилась, когда он увидел, как мужчина протянул руку и поднял из травы сотенную купюру.
  - Опа! Сотня! Обронил кто-то... Эх, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло!
  И поспешил к ближайшему магазину.
  Пацан недоумённо нахмурился и поглядел на свои ладони, словно они совершили предательство.
  - Не понял! А если попробовать...
  Мальчишка оглянулся и, заприметив на другой стороне дороги водителя, подходившего к автобусу, выкрутил в его сторону фигу. Как результат: автобус не завелся. Водитель, помучив стартер, открыл капот и углубился в механические недра. Минут пять спустя он вынырнул, вытер руки замасленной тряпкой и снова попытался завести машину. Автобус проскрежетал ржавое "не-а-а-а" и остался недвижим. Пацан, по-прежнему держа фигу в сторону водителя, счастливо улыбался.
  В этот момент мужчина резко обернулся, словно его кто-то уколол иголкой, и увидел направленную в его сторону комбинацию из трёх пальцев. Надо ли говорить, что это не улучшило его настроения? Рыкнув "вот я тебе!", он сделал шаг в сторону мальчишки - и того словно ветром сдуло. Удивительно, но сразу после этого автобус послушно завёлся...
  Отбежав подальше, пацан остановился и сделал задумчивую физиономию.
  - Что-то не так, но в чём закавыка - не пойму! Откуда водитель узнал, что это я...
  Позади раздалось тоненькое хихиканье. Мальчишка обернулся и узрел неподалёку тощую девчонку - сплошные косички и веснушки. Легкое светлое платьице, сандалии на босу ногу - совершенно обычная девчонка, каких можно повстречать десятками... Но, взглянув в её глаза, пацан сразу понял, что она не местная - не бывает такой бездонной синевы у местных! Осталось выяснить, чья она...
  - Я знаю кто ты! - девочка вдруг стала серьёзной. - Уходи! Пока цел!
  - Пока цел? - темные глаза мальчишки стали совсем черными. - Уж не угрожаешь ли ты мне? Ха, а ведь я тоже знаю: это ты подсунула сотню тому мужику, да?
  - И водителю автобуса намекнула, ага! - согласно кивнула девчонка. - И дальше тебе не разрешу безобразничать!
  - Хотелось бы на это посмотреть! - воскликнул пацан с вызовом, уперев руки в бока.
  - Послушай, не порть мне командировку, а? - мрачно сказала девчонка. - Я за последние шестьдесят лет впервые в теле! Дай спокойно насладиться забытыми ощущениями! Уйди по-хорошему!
  Он хотел было возмутиться, но... неожиданно для себя выговорил:
  - А я почти сто лет. Если быть точным - девяносто девять.
  - И тоже впервые?
  - Ага.
  - Понятно, - в лазурно-синем взгляде девчонки холодность пропала. - И сразу на подвиги потянуло?
  - Ну, не то чтобы потянуло... По статусу положено, понимаешь?
  - Чего уж тут не понять! - она вздернула веснушчатый носик. - Мне вот тоже положено за такими, как ты приглядывать! А я, может, хочу просто воспользоваться удобным моментом и погулять... пока время есть.
  Мальчишка внимательно посмотрел на собеседницу, громко вздохнул и нерешительно сказал:
  - Предлагаю свою кандидатуру на роль сопровождающего! Не возражаешь?
  - Не возражаю, - сказала девчонка и хихикнула: - А ты кем был, что так выражаешься?
  - Когда-то до вице-губернатора дослужился, а что?
  - Оно и чувствуется - канцелярщина из тебя так и прёт!
  - Размеренное построение предложений не есть признак канцеляризма!
  - Вот и я о том же!
  - А могу ли я пригласить даму на бокал вина?
  - В такую жару? Хотя, почему бы и нет! Дама согласна! Даму зовут Марией.
  И девчонка сделала реверанс, приподняв полы воображаемого длинного платья.
  - Николай Гаврилович! - кивнул мальчишка. - Можно просто Коля.
  - И что мы будем пить?
  - Сейчас узнаем. Я предпочитал шамбертен, но найдётся ли он здесь и сейчас - сие мне неведомо!
  - Мне будет достаточно и лёгкого малинового вина.
  Они подошли к стойке в уличном кафе и пристроились за высоким мужчиной. Тот, несмотря на утренний час, был хорошенько подшофе и явно продолжал накачиваться - заказал две рюмки водки и одну выпил прямо у стойки.
  - И ещё сигареты, - мутным взглядом он оглядел ряды ярких пачек и добавил: - Парламент!
  Официантка шлёпнула на стойку сигареты.
  - Ещё шестьдесят рублей. Что-то не так?
  - Даже, не знаю! - и мужчина прочитал вслух большую надпись на пачке: - Курение является причиной импотенции! Это что?
  - Ну, как же! Сейчас всех заставили писать такие надписи - на каждой пачке сигарет есть!
  - На каждой про импотенцию? - настойчиво спросил мужчина.
  - Нет, на каждой разные, - пожала плечами девушка и взяла несколько пачек. - Вот тут про сердце написано, здесь про легочные заболевания...
  - Так, дай-ка мне про сердце, а про импотенцию забери обратно!
  И довольный удалился к столику. Официантка, закатив глаза, пробормотала ему вслед что-то нелестное и посмотрела на новых посетителей, которых едва видно было из-за стойки.
  - А вам чего надо? - приветливо поинтересовалась она.
  - Моей даме и мне по бокалу холодного шамбертена! - величаво сказал мальчишка.
  - Ты чё, малёк, издеваешься? - официантка слыхом не слыхивала, что такое шамбертен, но твёрдо знала: из ассортимента кафе для детей только сок и минералка. - Тебе сколько лет-то?
  - Ты, женщина, даже не представляешь, сколько мне лет, - начал пацан, но досказать мысль не успел - девушка, которую одним махом произвели в женщины, сердито махнула рукой:
  - Брысь отсюда! Не доросли ещё по кафе ходить!
  И, отвернувшись, принялась переставлять какие-то бокалы.
  - Ну, я тебе! - прошипел мальчишка.
  - Не надо! Она же права! - схватила его за руку девочка. - Пойдём!
  - Нет! - он дёрнулся, вырвав руку. - Получай!
  Состроив "козу", мальчишка направил её в сторону несговорчивой официантки - та не замедлила споткнуться, и разнокалиберные бокалы со звоном посыпались на пол.
  - Это ещё что такое?
  Пацан почувствовал, как неодолимая сила тащит его ухо кверху. Неодолимой силой оказался русоволосый парень лет двадцати пяти.
  - Пусти! Пусти, хуже будет!
  - Да? - парень недобро усмехнулся. - И что ты, бес, можешь мне сделать?
  Мальчишка испугано замер, больше не пытаясь вырваться. Парень, по-прежнему держа за ухо жертву, посмотрел на девчонку - её синие глаза стали огромными, она тихо ойкнула и прикрыла ладонью рот.
  - Так, херувимчик бесчинствует в компании с бесом! Занятно! Ты чем должна заниматься?
  - П-поисками! - слегка заикаясь, ответила девчонка.
  - Угу, - парень мрачно посмотрел на неё и рявкнул: - Так занимайся!
  Она попятилась, однако, набралась храбрости спросить:
  - А Колю вы отпустите, ваша крылатость?
  - Колю! Какой он тебе Коля? Был когда-то Коля, да весь вышел - теперь он бес! - проворчал парень, впрочем, уже не так сердито. Он вздохнул и отпустил мальчишку. - Исчезни, пока я добрый!
  Пацан бросился бежать с такой скоростью, что обогнал легковушку, и вскоре скрылся за изгибом улицы. Девочка мелкими шажками удалилась из кафе, а потом тоже бросилась бежать.
  - Что тут делается? - почесал затылок парень. - Уже третий херувим занимается непонятно чем! Да и младшие ангелы не лучше... Какое-то сумасшествие над городом!
  Он посмотрел по сторонам, вытер пот со лба и подошёл к стойке в кафе.
  - Мне... - он замялся, оглядев стройные ряды бутылок, вздохнул и продолжил: - минералку!
  Усевшись за столик, он снова вздохнул, наливая минеральной воды в стакан.
  - Хорошо, хотя и жарко! - сказал он вполголоса.
  Возможно ему показалось, но на дальнем конце улицы мелькнули две детские фигурки, держащиеся за руки: девчонка в светлом платьице и мальчишка в шортах и красной майке.
  
  Сомнительная прохлада утра уже ушла, на смену ей заявился знойный летний день. В уличном кафе, несмотря на рабочее время, почти все места были заняты - свободными оставались только столики без зонтиков. Из-за климатических "закидонов" и мужчины, и женщины начали одеваться на манер остапбендеровских мулатов: в светлые штаны и легкие маечки. Посетители кафе тоже не выбивались из рядов многочисленных поклонников мулатской одежды.
  Тем удивительнее выглядел человек, только что подошедший к барной стойке. Мужчина, несмотря на жару, был одет в черный, строгий костюм, накрахмаленную ослепительно-белую рубашку, застегнутую до самого подбородка, а на ногах у него красовались лакированные, черные ботинки. Он, поколебавшись, заказал черный кофе, взял чашечку и уселся к пустующему столику, над которым не было зонтика. Посетители вяло проследили взглядами за странным человеком, официантки посмотрели друг на дружку и пожали плечами.
  Мужчина, совершенно не обращая внимания на пекущее солнце, помешивал ложечкой горячий кофе. Сидящий за соседним столиком русоволосый парень расслабленно махнул рукой.
  - Пересаживайтесь сюда, тут не занято.
  - Спасибо, мне и здесь неплохо, - сдержанно ответил мужчина.
  - Там же зонтика нет, - высказал очевидную вещь парень. - И жарко.
  Человек в черном посмотрел на собеседника: шорты, сшитые из сплошных дырок, майка с непонятным рисунком и надписью "рок-н-ролл жив", на ногах растоптанные шлёпанцы - одет вполне ординарно для местного населения. Но, самое интересное, что лицо его показалось мужчине знакомым.
  - Ничего, здесь не жарко по сравнению с тем местом, откуда я прибыл, - несколько отстранённо ответил он, пытаясь вспомнить, где мог встречать этого аборигена. На кого-то тот похож... Вот если представить его с русой бородой, длинные волосы зачесать назад, да одеть в белую броню...
  После произнесённых слов парень, нахмурившись, посмотрел на мужчину пристальным взглядом, будто пытаясь что-то вспомнить. Если убрать дурацкий черный костюм, приклеить бородку клинышком и облачить в чернёные доспехи...
  - Рафик!
  - Сэм!
  Два удивлённых возгласа прозвучали одновременно.
  И тут же изумление в их глазах сменилось холодной настороженностью. Ни архангел Рафаил, ни ангел смерти Самаэль никак не ожидали подобной встречи. "Интересно, зачем он здесь оказался?" - вот вопрос, который задавал себе каждый из них.
  - Какими судьбами? - Рафаил взял запотевший стакан газировки, демонстрируя завидное спокойствие.
  - Рафик, а тебе-то что за печаль? - Самаэль отметил показную невозмутимость собеседника и усмехнулся: - Кстати, хорошо выглядишь! Вроде даже помолодел. Очередной курс от Самого?
  При этом он указал пальцем куда-то вверх.
  - Ты тоже, гляжу, подлечился, - легкая улыбка промелькнула на губах Рафаила. - Во время нашей последней встречи выглядел ты плачевно.
  Улыбки и вежливые слова могли обмануть посторонних, но не самих давних врагов. Последняя их встреча закончилась колоссальной дракой. Самаэлю досталось больше - ему пришлось даже позорно бежать с поля боя. Впрочем, Рафаилу тоже не поздоровилось - курс прогрессивной реабилитации с полным восстановлением внешности тому свидетельство. А на месте их битвы осталась мертвая пустыня - даже камни там превратились в песок, а песок рассыпался в прах.
  Но тогда дело происходило в далеких от цивилизации горах, а сейчас вокруг находилось множество людей, которые, не подозревая о близкой смертельной опасности, продолжали заниматься своими делами, не обращая внимания на собеседников. Рафаил содрогнулся, представив, сколько невинных пострадает, если он схватится с Самаэлем. Впрочем, тот, кажется, был не в настроении драться. Странно. Раньше такого за ангелом смерти он не наблюдал.
  Архангел в драных шортах глотнул минералки, поморщился и откинулся на спинку пластикового стула.
  - Так, всё-таки, как ты здесь оказался, Сэмми? Неужели за мной пришёл? И, скорее всего, не один?
  - Слишком много чести - за тобой бегать. Нет, я один и по своим делам. А ты-то что тут делаешь?
  - Ты не поверишь... Отдыхаю.
  Предводитель ангелов смерти недоверчиво посмотрел на архангела. Неистовый Рафик, гроза демонов, на каникулах? И с минералкой? Что-то сдвинулось в этом странном мире!
  - Ты прав, не верю. Кто же вместо тебя моих подчинённых будет гонять?
  - Ну, этим у нас любой с радостью займётся! А вот ты на кого своих подопечных бросил?
  - Да... есть пара заместителей.
  Оба одновременно улыбнулись, отдав дань уважения скрытности собеседника, и углубились в дегустацию напитков. Архангел, морщась, тянул газировку, ангел смерти прихлёбывал кофе. Тоже скривившись.
  - Снова очередную пакость готовишь? - вернулся к разговору Рафаил.
  - Ну, почему же сразу пакость? - сделал невинное лицо Самаэль. - Я здесь, можно сказать, на экскурсии. Местные достопримечательности осмотреть хочу.
  - Не возражаешь, если я с тобой пройдусь?
  Самаэль насмешливо глянул на архангела.
  - Боишься меня одного оставить? Ты же пару минут назад вообще не знал о моём присутствии здесь!
  - А теперь знаю! И желаю отправиться с тобой на экскурсию. С чего начнём?
  Мужчина в чёрном оглянулся. Куда идти, он понятия не имел. Начался обеденный перерыв, люди из зданий потянулись на улицу. На противоположной стороне дороги у горы арбузов комфортно расселся в тени деревьев выходец из средней Азии. Несчастный владелец отечественной "пятерки" обречённо смотрел на закипевшую машину, из-под капота которой густыми облаками валил пар. Самаэль вздохнул и сказал:
  - А-а, гори всё синим пламенем! Не пойду я сейчас никуда! Эй, красавица!
  Он махнул рукой, подзывая официантку.
  - Графин холодной водки и бутылку колы! - затем, поколебавшись, добавил: - И две рюмки!
  Когда принесли заказ, Рафаил покачал головой.
  - Сэм, не бережёшь ты печень! - и указал на бутылку коричневой газировки. - Превратишься в клиента вашего заведения раньше времени - с кем я сражаться буду?
  - Привычка запивать - у нас, знаешь ли, жарко, - сказал Самаэль и разлил по рюмкам водку. - Ну, здоровья желать я тебе не буду, сам понимаешь. Тогда за встречу?
  Рафаил с готовностью отставил в сторону минералку.
  - За встречу!
  К концу обеденного перерыва, когда несчастные служащие потянулись к душным рабочим местам, владелец "пятерки" плюнул на машину, причём в буквальном смысле слова, и ушёл пешком, а выходец из средней Азии уснул, держа в руках ломоть арбуза, за столиком царила уже непринуждённая обстановка. Наверное, это общая атмосфера расслабленности, витающая над городом, так подействовала на старых врагов, ведь они совсем забыли, что по идее должны железной хваткой вцепиться в противника и любой ценой довести его до бесконечно-мертвого состояния. Обычное мертвое состояние, понятно, в их случае не гарантировало результата.
  Неприятели заказали уже третий графин. Официантка принесла вместе с пузатым сосудом два пакетика орешков.
  - Мы это не заказывали, - указал на них Самаэль.
  К этому времени его пиджак уже висел на спинке стула, ослепительная рубашка была расстегнута чуть ли не до пояса, а лакированные ботинки сняты. Архангелу в этом плане было легче - одежда из дырок проветривалась гораздо лучше.
  Девушка пожала плечами.
  - Хозяин велел дарить за счёт заведения тому, кто в такую жару третью бутылку заказывает.
  - Но почему? - искренне удивился Рафаил.
  - "Белочку" угощать будете, алкаши, когда она придёт! - сердито сказала официантка и удалилась.
  - Дикий город! - покачал головой ангел смерти. - Белки средь бела дня в уличных кафе попрошайничают!
  - В такую жару не только белки с ума сходят, - Рафаил философски подпёр щеку рукой. - У нас недавно, знаешь, что случилось? Пробило грозодержатель, и ураганы посыпались на землю. Дыру надо было заваривать, вот начальник грозовиков и пригласил спеца из ваших - оно и понятно, вы с огнём лучше нас обращаетесь. Чин по чину пригласил, разрешения все выписал. И только ваш спец грозодержатель варить начал, как вдруг его скрутило всего - от пятака до кончика хвоста. Подождали, пока бес в чувство придёт, опять к ремонту приступили. А его снова колбасить начало не по-детски! И так две недели подряд. Короче, починили грозодержатель с великим трудом, за это время пол-Америки затопило. Ваш спец отбыл со словами "у нас в аду таких мучений не придумают". А после этого заявляется толпа святош, уставших вусмерть, и объявляют, что спасли всех от адского нашествия. Дескать, две недели подряд адский огонь тушили, который неведомым образом в Светлые Чертоги проник.
  - Эх, Рафик, а ты думаешь, у нас всё просто? - Самаэль чокнулся с архангелом. - Представляешь, шеф ввёл новые правила, сэкономить решил! Поотирался у людей, посмотрел, как они работают, нахватался умных мыслей. Раньше у наших бесов какая зарплата была? Пятьдесят единиц уважения в месяц - ни больше, ни меньше! А шеф собрал всех и говорит: теперь зарплата будет всего десять единиц. И только в случае, если бес оприходует не меньше тысячи душ. Кто план не выполнит и меньше тысячи соберёт - штраф на ту же десятку. Зато если кто пять тысяч душ накопит - сразу триста единиц получит. Хотя, сам понимаешь, рядовому собирателю больше двух с половиной тысяч душ в месяц не потянуть. Ну, тебе замашки нашего шефа известны - он ведь ради прибыли сам себя обмануть готов.
  - Адская задумка, - ухмыльнулся архангел. - А что, твой шеф правильно рассуждает - сотрудников надо стимулировать. Им есть куда стремиться, да и он внакладе не останется.
  - Если бы так! Шеф, где был, когда эту схему подсмотрел? В Европе. А самые ушлые бесы, где работают? Правильно, здесь! Они, знаешь, что придумали? Собираются вчетвером, троим оставляют по тысяче, чтобы штраф не наложили, а четвертому отдают собранные души, чтобы у того больше пяти тысяч вышло. А потом делят барыши поровну. Простой арифметический подсчёт показывает, что на каждое мохнатое рыло теперь приходится около восьмидесяти ЕУ. То есть, в полтора раза больше, чем до сокращения расходов на зарплату. Бесы, шефствующие над другими странами, быстро это дело пронюхали. Короче, адская бухгалтерия в шоке, шеф срочно составляет новый бизнес-план. Грозится теперь у Америки опыт перенять.
  - Бесполезно, пусть лучше здесь ищет, - Рафаил повёл рукой вокруг.
  - Ты хочешь сказать, что прямо в этом городишке есть хорошие специалисты? - заинтересовался Самаэль. - Адресок можешь дать?
  - Знаешь, мне кажется, что в этой стране подобные специалисты на каждом шагу.
  - Предлагаю выпить за эту страну!
  Архангел поддержал тост.
  - Та-ак, - послышался рядом с ними зловещий голос. - Пьянствуем в рабочее время!
  Рафаил обмер с рюмкой в руке - около столика стоял серафим Гавриил в облике сорокалетнего мужчины. Конечно, без нимба, шести крыльев и пламенного меча, но от этого не менее значительный. Самаэль судорожно вскинулся, тщетно пытаясь отыскать в себе силы для боевого перевоплощения.
  - Не дергайся, он тебя не обидит! - тут же послышался другой голос.
  Самаэль посмотрел в ту сторону и облегчённо вздохнул - рядом неведомым образом возник Люцифер. В прошлом, тоже серафим, а, значит, равный по силам Гавриилу.
  - Потому что ТЕБЯ ОБИЖУ Я! - рявкнул Люцифер. - Докатился! Пьёшь в компании архангела! Позор!
  Рафаил и Самаэль стали меньше ростом.
  - Ты полегче на поворотах! - заметил Гавриил. - Всё-таки, я здесь!
  - Так ведь я же про архангела, а не про серафима!
  - А, ну да! - кивнул Гавриил и обратился к своему подчинённому: - Тебя сюда зачем послали?
  - В отпуск, - вместо Рафаила ответил Самаэль.
  Лицо серафима начало багроветь - Люциферу даже стало немного жаль архангела. Чтобы уравновесить неравенство, он принялся за Самаэля. В течение трёх минут на архангела и ангела смерти обрушивались потоки начальственной брани. Спасла потерпевших официантка. Она, подбоченившись, осмотрела критическим взглядом двух кричащих мужчин и посоветовала им:
  - Хотите орать - идите в городскую думу! А здесь нечего клиентов распугивать!
  И гордо удалилась.
  - Марш отсюда! - рявкнул в последний раз Люцифер.
  - Изыди с глаз моих! - Гавриил махнул рукой.
  Подчинённых, как ветром сдуло. Серафим и "серафим в прошлом" тягостным взглядом смотрели им вслед. Архангел и ангел смерти шли в одном направлении, но по разные стороны улицы. Некоторое время.
  - Смотри, они опять вместе! - покачал головой Люцифер. - Пятьсот душ закладываю, что в ближайший кабак отправились!
  - Я бы с удовольствием спас эти души, но, боюсь, ты прав. А ведь Рафаил - лучший офицер! Командир сводных ангельских полков!
  - А мой-то - предводитель объёдинённой орды демонов! А туда же!
  - Куда катится этот мир? - сокрушённо вздохнул Гавриил и уселся за освободившийся столик.
  Люцифер плюхнулся на место Самаэля. Тотчас около них возникла официантка.
  - Заказывать что будете? - спросила она, убирая со стола графинчик и рюмки.
  Гавриил кашлянул, Люцифер почесал ухо. Они обменялись взглядами и поняли друг друга без слов.
  - То же, что этим, ушедшим, подавали! - буркнул серафим.
  Официантка оглядела новых клиентов - с виду люди обеспеченные, но кто их знает!
  - Деньги вперёд!
  - Я расплачусь, - Люцифер протянул девушке купюру.
  Спустя пару минут, перед ними красовался пузатый запотевший графинчик и бутылка колы.
  - Отраву тоже надо пить? - глядя на коричневую бутылку, с сомнением спросил Гавриил.
  - Пей. САМ потом тебя излечит.
  Они чокнулись без тоста.
  - Как у вас там наверху дела?
  - Не очень. Управление погодой заклинило напрочь. Облака сюда пригнать некому, потому что главного перегонщика два месяца найти не можем. А он паролей везде натолкал. Пропал где-то в этом городишке. Смешно - здесь и воробью спрятаться негде!
  - Даже вы найти не можете? - изумился Люцифер. - За это надо выпить!
  Пауза, два громких выдоха, и рюмки уже пустые.
  - Может, вам пару-тройку хакеров нанять? Могу подсобить из нашего резерва.
  - Ага, вам доверишься, потом всю жизнь каяться будешь. Нет уж, мы сами. Лучше расскажи, у вас как дела?
  - Да, тоже не очень. Утечку тепла перекрыть до сих пор не можем. Температура в аду продолжает падать - всё сюда, на землю идёт. Грешники в котлах резвятся, просят поддать жару, подлецы. А главный котельщик пропал, как в воду канул! Тоже, между прочим, здесь же, в Ольховске!
  - Может, в самом деле, под водой?
  - Не, искали уже.
  - И вы тоже не нашли? - ответно изумился Гавриил. - За это надо выпить!
  Со стороны барной стойки послышались возмущённые крики. Серафим заинтересованно посмотрел туда: официантки выясняли отношения, размахивая руками.
  - ... здесь вот она лежала!
  - Говорю тебе, не брала!
  - Тогда кто взял?
  - Да, никто не брал! Ты, наверное, сама выронила!
  Люцифер улыбнулся фирменной адской улыбкой.
  - Мою неразменную тысячу ищут!
  Гавриил покачал головой.
  - В следующий раз платить буду я!
  Так за беседой незаметно опустел второй графин. С третьим официантка притащила две пачки орешков и, предвосхищая вопросы, сказала:
  - От хозяина, для белок.
  Когда она удалилась, Гавриил и Люцифер обменялись недоумёнными взглядами.
  - Не понял, кажется, нас здесь за грызунов принимают!
  - Правильно, потому что вас сейчас в хомяков превратят! - послышался густой бас.
  Люцифер вскочил на ноги и вытянулся в струнку. Выпитое сказывалось, поэтому падший ангел качался в стойке "смирно", ног, впрочем, от земли не отрывая. Гавриил захлопал себя по боку, пытаясь нащупать рукоять отсутствующего пламенного меча.
  - Шеф, я провожу мероприятия по розыску пропавших сотрудников! - доложил Люцифер.
  - Нашёл? - на серафима шеф Люцифера не обращал ни малейшего внимания.
  - Так точно! Самаэль обнаружен и отправлен на розыски первых пропавших!
  Шеф, находящийся на земле в образе пожилого мужчины, поморщился и обратился к Гавриилу:
  - Слушай, ты не мог бы перестать хлопать, пока я с подчинённым разговариваю? Сбивает с мысли, понимаешь!
  Серафим, наконец, вспомнил, что меч остался далеко отсюда, и прекратил попытки его обнаружить. К тому же, в присутствии старшего по званию положено стоять по стойке смирно, руки держать по швам и поедать начальника глазами. Гавриил, как и Люцифер минутой ранее, вскочил и замер. Подобно Люциферу, тоже покачиваясь.
  - Ну, ладно, чего уж ты?! - удивился шеф. - Ты же из другого подразделения. Сиди.
  - Пусть стоит! - раздался ещё один голос. - Слушай, Дьяко, а тебе идёт благородная мелированная седина!
  - Фу, напугал! - Дьякоб круто обернулся. - Ты не разучился незаметно подкрадываться, поздравляю! Кстати, о седине, Светоч: зато ты, похоже, чересчур обесцветился!
  Действительно, если у шефа Люцифера черная шевелюра и борода были разбавлены седыми полосками, то у начальника Гавриила, наоборот: сплошь седые волосы с проглядывающими темными прядями.
  - Что поделать, из образа нельзя выходить!
  Дьякоб оценил двойственность высказывания и широко улыбнулся. Гавриил и Люцифер по-прежнему стояли навытяжку с каменными физиономиями.
  - Ну, Гаврюша, что ты здесь делаешь? - осведомился седой старец у серафима.
  - Искал Рафаила, ваша святость!
  - Нашёл?
  - Так точно! Архангел отправлен на поиски тех, кто пропал в попытках найти исчезнувшего перегонщика!
  - Так, выходит, вы всем раем на землю перекочевать решили? - кротко спросил Светоч. Взгляд старца упал на тощего кошака, искавшего между столиков, чего бы стащить съедобного. - Пожалуй, я вам помогу. Поселю каждого из вас здесь. В виде кота.
  - Не только они! Мои всем адом тоже сюда переселяются! - сказал Дьякоб. - В виде хомяков. Вон, и орешков уже накопили.
  - Хомячки? - усмехнулся старец. - Да, будет занятно посмотреть на битву хомяков.
  - Ты своему шесть крыльев-то сделаешь? - ехидно улыбаясь, спросил Дьякоб. - Я Люциферу оставлю - пусть резвится! Только мой хомяк черным будет - традиции нарушать нельзя.
  - Ладно, мой будет белым. А давай сделаем Гавриила белым с черными крыльями, а Люцифера - черным с белыми крыльями?
  - Замечательно!
  Глаза Гавриила и Люцифера стали круглыми. Когда начальство шутит такими вещами - это всё, конец! Так недолго и на самом деле грызуном стать. Лучше бы уж ругались...
  - А ну, брысь! - рявкнул вдруг Светоч. - Чтоб к утру отыскали всех!
  Дьякобу даже не понадобилось подтверждать приказ. Гавриил и Люцифер исчезли моментально - только инверсионный след в виде двух облачков пара некоторое время витал в воздухе. Две девушки, сидевших неподалёку, удивлённо протёрли глаза, но промолчали - решили, что у них коллективный тепловой удар, усиленный воздействием содержимого бутылки мартини.
  - И это высший эшелон власти! - Светоч, тяжко вздохнув, сел на стул. - Как думаешь, найдут заблудившихся?
  - Думаю, нет! - Дьякоб тоже уселся. - Потому что мы в России. А здесь, если уж кто заблудится, то навеки. Поляки, к примеру, много могли бы сказать по этому поводу. Девушка, нам того же, что предыдущим посетителям.
  Официантка окинула сумрачным взглядом двоих старцев. Что за день такой сегодня? Везде люди, как люди - минералку, соки пьют. Тоннами! А здесь "беленькую" графинами хлещут! И даже орешками не заедая!
  Пожилая парочка чинно беседовала - никто бы не заподозрил в старцах САМИХ. Да, никто и не заподозрил...
  - Слушай, Дьяко, а чего это твой контингент в полном составе ошивается в Ольховске? - чокаясь, как бы невзначай спросил Светоч. - Только не говори мне, что они все хором ищут главного котельщика!
  - Да, наверное, по той же причине, что и твои архаровцы: начиная от младших ангелочков и заканчивая Гавриком, - так же небрежно ответил Дьяко.
  Оба усмехнулись себе в бороды - чего скрывать, если и без того всё известно?
  - Ну, ладно, я! А тебе она зачем? - спросил адский шеф.
  - Что значит "зачем"? - возмутился Светоч. - Кощей стал слишком независимым! И в этот мир без спросу ходит! Ну, ладно, прочие мелкие шастают туда-сюда! А он всё-таки маг из сильнейших...
  - По-моему, он вообще никогда разрешения не спрашивал, - кивнул Дьяко. - Он ни тебя, ни меня ни во что не ставит!
  - А как нам туда - так нельзя! Вселенская магия, чтоб её! - продолжал негодовать светлый старец.
  - А у меня, представляешь, он шесть отделов "обул"!
  - Что? - изумился Светоч. - Кощей сапожником стал?
  - Да, нет! - с досадой воскликнул Дьяко. - Душу свою, говорю, продал всем, кому не лень было к нему наведаться! Я посчитал убытки - чувствую, дефолта не миновать!
  Седой старец усмехнулся в бороду.
  - Хочешь, правду скажу? Это мои хлопцы Кощея надоумили насчёт продажи души...
  - Ах ты... - чернобородый свирепо прищурился. - Да, я тебе знаешь, что за это сделаю?
  - А кто научил каменного идола в меня верить? Твоя идея была, если забыл! У меня пять ангелов состарилось, пока этот идол одну молитву прочитал! Давай, лучше, по чарочке!
  Дьяко сердито попыхтел, но всё-таки чокнулся со Светочем.
  - Ладно, может, и прощу. С условием: если ты первый кощееву иглу найдёшь - меня сразу известишь!
  - Аналогично?
  - Аналогично! Девушка, ещё графин, пожалуйста!
  Обжигающий день утомился мучить землю, на смену ему прокрался душный, безветренный вечер. Кафе заполнилось людьми, однако суета и толчея не помешали официантке принести бонусных орешков двум пожилым посетителям. Как и их предшественники за этим столом, старцы начисто проигнорировали жареные дары леса. Официантка, убедившись в этом, сказала напарнице:
  - Пустое придумал хозяин. Таким клиентам, чтоб пачку орешков осилить, ведро выпить надо! Странные личности сегодня нас посещают!
  Подруга её удручённо кивнула. Сегодня весь день был какой-то очень странный! Например, тысячные купюры вытворяли ужасные вещи, а точнее - исчезали. В первый раз девушка подумала, что ошиблась - мало ли, не заметила, как сунула деньги в кассовый ящик. Но когда тысячная бумажка прямо на глазах исчезла у неё с ладони - она, атеистка по жизни, неумело перекрестилась.
  В этот момент Светоч встрепенулся, поглядел в сторону барной стойки, потом перевёл взгляд на собеседника.
  - Так, опять шельмуешь?
  - Да, что ты! - на лице Дьякоба читалось искреннее недоумение. - Ты же меня знаешь!
  - Вот именно, знаю! Давай, говори, чем бедным девочкам напакостил!
  - Фу, сразу напакостил! Пошутил просто. Денежки у них иногда пропадают.
  - Иногда?
  - Когда с серебром соприкасаются! А нечего серебро на себе таскать! Не люблю я этот металл, сам знаешь!
  - А как насчёт серебряной пули?
  - Они и пули на себе носят? - удивился Дьякоб. - В виде кулонов?
  - Нет, это тебе. В филейную часть. Как в тот раз, помнишь?
  Адский шеф поёрзал на стуле, явно что-то вспомнив. Светоч сделал незаметный жест, и в кассовом ящике количество купюр увеличилось. Девушки-официантки, конечно, ничего не заметили. Зато заметил кое-кто другой.
  - Браво, мальчики! - послышался насмешливый голос.
  Около их столика стояла высокая, худая старуха в темных одеждах.
  - Я и думаю, куда это райско-адские руководители подевались? А они здесь фокусы девушкам показывают! Хороши!
  Дьякоб и Светоч одинаковым жестом пригладили бороды, будто пытаясь создать более благопристойный вид перед лицом Смерти.
  - Присаживайся!
  - Угощайся!
  Проигнорировав приглашение, старуха смерила их осуждающим взглядом.
  - Ваши подчинённые пропажу в поте лица ищут, а вы тут... - она присмотрелась к коричневой бутылке, - химию глотаете! Что о вас люди подумают?
  Неизвестно, устыдила ли Смерть двух шефов или они просто неуютно чувствовали себя в её обществе, но только Дьякоб глубокомысленно произнёс:
  - Мне тут поговорка вспомнилась: если хочешь, чтобы было сделано хорошо - сделай это сам!
  - Предлагаю лично заняться поисками, - с полуслова понял Светоч. - Пойдём, Дьяко!
  Они поднялись и направились к выходу.
  - Ах, да! - Светоч обернулся и шевельнул пальцем в сторону столика. На пластмассовой поверхности материализовалась горка пятирублёвок на сумму триста семьдесят пять рублей: стоимость последнего заказа.
  - А чего железом-то? - шепотом спросил Дьякоб.
  - Чтоб ветром не сдуло, - так же шепотом ответил Светоч.
  Старцы вперевалочку удалились. Смерть покачала головой, глядя им вслед.
  - Как были мальчишками, так и остались!
  К старухе подошла блондинка в длинном воздушном платье довольно откровенного покроя и хихикнула:
  - Вот, дают! Вечер совершенно безветренный, а они "чтоб ветром не сдуло"!
  Смерть обернулась так резко, словно её укололи шилом туда, куда Светоч грозился послать серебряную пулю Дьякобу.
  - Ты? - сердито прошипела старуха.
  - Я, - девушка улыбнулась. - Что, не рада меня видеть?
  - А чего мне радоваться? Ты меня не посещаешь!
  - Да, действительно, тебя никто не любит, даже те, двое!- согласилась девушка, показав вслед ушедшим. - Но, ты знаешь, я всё-таки попробую что-нибудь придумать!
  - Ой, не смеши меня! К Смерти приходит Любовь! Да люди животики надорвут!
  - Ну, почему же? Главное - подыскать тебе пару! Я постараюсь, честное слово!
  - Совсем с ума сошла? - буркнула Смерть, но уже не так сердито. - Давай, присядем что ли?
  - Давай. Ой, орешки, как мило! Ты будешь?
  - Шутница ты, Люба! У меня столько зубов нет!
  Старуха и девушка уселись за столик. К ним тут же подошла официантка
  - Что будете...
  Смерть небрежным движением отогнала её прочь. Девушка, выронив блокнотик для заказов, в страхе попятилась, даже не понимая причины своего испуга.
  - За что ты её так? - укоризненно сказала Любовь и подмигнула парню, сидевшему неподалёку.
  Юноша тут же вскочил, поднял блокнотик и подал его официантке. Девушка в смятении поблагодарила, посмотрела ему в глаза и... Они застыли, глядя друг на друга и перестав обращать внимание на окружающее.
  Смерть, поглядев на вновь созданную пару, покачала головой.
  - Да, правду говорят: Любовь - зла! У него ведь девушка уже была.
  - А она мне не понравилась, - Любовь беззаботно улыбнулась. - Будет себя хорошо вести - опять к ней приду и укрою её своим теплым дыханием.
  Старуха уставилась на блондинку своими черными, бездонными глазами.
  - Так! Так-так! Дыханием, говоришь? Кажется, я начинаю понимать, что произошло!
  - Неужели? Смеральда, я тебя поздравляю! Ты научилась понимать, как рождается новая любовь! - иронично воскликнула девушка. - Свершилось! Дайте мне что-нибудь...
  - Умолкни, балаболка! - оборвала её старуха. - Скажи-ка мне, бестолковое создание, не соединяла ли ты месяца эдак два назад кучерявого светловолосого паренька с темноволосой красавицей?
  - А как же! Сейчас посчитаю... Да, около восемнадцати тысяч пар! Или тебе точное количество нужно?
  - Уточняю: а конкретно в этом городишке?
  - Было. Около восьмидесяти пар, а что?
  - Ага! Уточняю ещё раз: а не соединяла ли ты своими узами главного перегонщика грозовых облаков из небесной канцелярии с главным котельщиком адской нагревательной станции?
  - Однополая любовь? Тогда причём здесь светловолосый парень и темноволосая красавица?
  Если бы Смерть была чайником, она бы уже закипела. Старуха тяжко вздохнула несколько раз, прежде чем сказать:
  - Да потому что светловолосый парень - это перегонщик облаков, а девушка - главный котельщик из ада!
  Блондинка, хлопая очаровательными ресницами, пыталась сообразить. Наконец она несмело улыбнулась.
  - Правда? Вот я замахнулась!
  Смеральда возвела очи горе.
  - О, дайте мне терпения! Ты хоть понимаешь, что полрая и пол-ада с пеной у рта ищут и не могут найти своих главных специалистов?
  - Ну, и пусть ищут, я-то здесь причём?
  - Да притом, что ты их скрыла своей любовной пеленой! И этих двоих теперь не могут обнаружить даже лучшие ищейки!
  - И? - продолжая хлопать ресницами, спросила Любовь.
  - Тебе не жарко? - задала неожиданный вопрос Смерть.
  - Н-не очень! Вообще-то душновато. Но ведь лето...
  - Это лето не кончится никогда, если те двое не вернутся обратно! Ты должна уйти от них - тогда они вернутся туда, откуда пришли!
  Любовь перестала изображать из себя героиню анекдотов и нахмурилась.
  - Но ведь тогда они уже не смогут больше встретиться. Нет! Я не разлучу их!
  - Тогда их найду я, и они всё равно вернутся обратно! - зловеще сказала Смерть.
  Несколько минут прошло в тягостном молчании. Любовь вздохнула и промолвила:
  - Если бы ты знала, какая из них замечательная пара получилась...
  Старуха поднялась.
  - Давай их сюда, не то...
  - Послушай, Смеральда, - взмолилась Любовь, - дай мне одну попытку! Только ты мне должна помочь!
  - Я? - изумилась Смерть. - Ты в своём уме?
  - Да, ведь Светоч и Дьякоб прислушиваются только к тебе! Надо будет предложить им...
  Девушка принялась что-то шептать на ухо старухе. Смерть нахмурилась.
  - А мне-то что с этого перепадёт?
  - Не знаю. Наверное, ничего.
  - М-да! Ну, по крайней мере, честно. Ладно, жди меня здесь.
  Старуха ушла, а девушка осталась в летнем кафе, нервно поедая орешки. Час спустя Смерть вернулась, села на стул и буркнула:
  - Они согласны. Но через два месяца, чтоб стажеры успели обучиться.
  Девушка бросилась целовать старуху, но та отстранилась.
  - Но-но, нечего! Иди, отсылай парочку по рабочим местам! Хотя, нет, постой!
  Любовь замерла.
  - Эти оболтусы так хорошо сидят... Почему бы и нам не поддаться общему сумасшествию?
  Смеральда махнула костлявой рукой, подзывая официантку.
  - Графинчик водки и колу! - потом старуха посмотрела на Любовь и добавила: - И ящик орешков.
  
  На следующий день над Ольховском прошла внезапная гроза, обильно полившая истосковавшуюся по влаге землю. Ведущие метеопрогнозов разводили руками, не в силах объяснить, откуда вдруг над городом сформировался огромный грозовой фронт. А через два дня дожди начались и по всей стране. Температура буквально за несколько дней снизилась до среднестатистических двадцати по Цельсию, а затем, и вовсе, поползла вниз. Лето кончилось, даже как-то слишком быстро.
  Светоч и Дьякоб сдержали слово. Через два месяца, когда стажеры обучились всем необходимым премудростям, главный котельщик адской станции и главный перегонщик облаков из небесной канцелярии были уволены по статье "в связи с обретением второй половины" и переведены на постоянное место жительства на землю. Разумеется, с полной очисткой памяти о том, кем они являлись до последнего времени.
  Ольховск после летних поисковых мероприятий был объявлен заповедной зоной, в которой запрещалось проводить боевые действия. Наказанием за ослушание было изгнание из Светлых Чертогов или пожизненное лишение Единиц Уважения - и неизвестно, что хуже!
  А в октябре в городе прошла совершенно обычная, на первый взгляд, свадьба. Молодожёны, светловолосый парень и темноволосая красавица, являли собой пару, каких по всему миру можно отыскать тысячи. Родителей, к сожалению, у них не было, зато дальних родственников оказалось невероятное количество: от троюродных братьев по линии внучатого прадедушки жениха до дядьки сестры отчима двоюродной племянницы невесты. Хотя все они были, как говорится, "седьмая вода на киселе", но приняли самое горячее участие в устройстве свадебных торжеств.
  Свадьба была великолепной! Венчаться молодые не пошли по причинам, понятным только толпе родственников, которые, между прочим, оказались не просто активными помощниками, но и достаточно обеспеченными людьми - кроме кучи разных разностей, молодым подарили квартиру и автомобиль. Правда, как потом оказалось, в квартире нужно делать капитальный ремонт, а автомобиль почему-то не заводился... Что поделать, родственники со стороны невесты не могли не оставить фирменного знака! Ремонт квартиры и пропавшую искру в катушке зажигания пришлось обеспечивать родственникам со стороны жениха.
  Застольные торжества затянулись на неделю.
  Можно было бы рассказать о том, как в самый неподходящий момент неожиданно закончилось содержимое графинчиков, и седому бородатому дяде жениха пришлось продемонстрировать искусство превращения воды в вино. И как удивились потом рабочие завода целому бассейну портвейна во дворе заводской столовой, в которой проходило застолье. И как они же удивились ещё больше, когда портвейн оказался безалкогольным - Люцифер по завершении посиделок не смог не отметиться в очередной раз!
  Но это уже совсем другая история!
  
  Эпилог
  В салате "Оливье" намешано много чего, и оттого он такой вкусный и любимый практически всеми жителями нашей необъятной и великой Родины. В этом романе автор постарался намешать много разных разностей, чтобы уважаемый Читатель с искушённым вкусом мог выбрать понравившийся кусочек и насладиться им. А если кому-то понравится больше - значит, мой "салат" удался вдвойне.
  Уважаемый Читатель, прочтя эту книгу, возможно, недоумевает, откуда взялась такая пёстрая смесь из героев сказок, былин, легенд и вполне современных людей. Почему они бродят из одного мира в другой, и что это за миры? Откуда взялись Светоч и Дьякоб? Что за тарабарский язык, которым иногда пользуются герои книги? Почему Вий оказался "просто злобным"? Куда делась Василиса, сможет ли её отыскать Иван-дурак и причём здесь капитан Прошин?
  Ответы на эти и другие вопросы, может быть, будут даны во второй книге. Почему может быть? Потому что автор не гарантирует, что "Не жизнь, а сказка" будет закончена во второй книге.
  
  Конец первой книги.
Оценка: 8.56*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"