Шевченко Андрей Вячеславович: другие произведения.

Пари Прометея

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 8.96*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фантастическая повесть о вере в людей. Наших людей! Прометею, прикованному к скале, предлагается пари: сможет ли человек повторить его подвиг! Для испытания выбран пенсионер Егорыч...

  Пари Прометея
  В огромной пещере царил серый полумрак. Сумрачный свет сочился откуда-то из стен, создавая причудливую игру мягких полутеней на каменистом полу. В центре пещеры возвышалась скала, слепленная, казалось, из острых осколков. Но некоторые камни были не острыми, а стёртыми до блеска сотнями тысяч прикосновений рук. Рук Прометея.
  Тяжелые цепи сковали грудь и ноги Прометея, намертво пришпилив их к холодному камню. И только руки могли немного двигаться - Кузнец, то ли по недосмотру, то ли сочувствуя поверженному титану, оставил на цепи по одному лишнему звену. Это упущение осталось незамеченным, так как ни одна живая душа не навещала пещеру с момента заточения Прометея. Стервятника, каждый вечер рвущего его печень, титан живой душой не считал.
  Титан смотрел вверх в грязно-серую мглу, скрывающую потолок пещеры. Ни разу за тысячи лет он не смог пронзить взором серый туман. Каждый год, каждый час, каждый миг его окружала серость, и это было одним из элементов пытки, на которую его обрекли за ослушание. И лишь раз в сутки мгла немного темнела, давая знать, что наступает прилёт стервятника.
  Но сейчас послышалось не хлопанье крыльев ненавистного мучителя, а звук шагов. Прометей попытался разглядеть, кто же к нему пожаловал впервые за несколько тысяч лет. В серо-молочной мгле послышались проклятья на головы тех, кто придумал "насыпать сюда столько острых камней". Спустя короткое время раздалось шуршание одежды, и в поле зрения Прометея попало существо, напоминающее человека, но с небольшими анатомическими отличиями. Нос пятаком, курчавая борода словно сделана из проволоки, сквозь кудри на голове виднелись небольшие рожки. И копыта вместо ступней.
  "Помесь сатира и кого-то ещё", - подумалось Прометею.
  Одето существо было вполне респектабельно, но неряшливо. В руке оно держало кожаную папку с тесёмками, размахрёнными на концах.
  - Добрый день, если это можно назвать днём! - сказало существо хриплым голосом. - Меня зовут Дэйв. Я - старший надзиратель за нравственностью. Чтобы не отнимать у тебя много времени, сразу перейду к делу...
  - Времени у меня впереди целая вечность! - голос титана гулко прозвучал под сводами пещеры и затерялся в серой мгле. - Или ты пришёл сюда шутить? А как же насчёт Запрета? Или ты пробрался сюда тайно?
  - Понятно, понятно, после стольких лет молчания появился собеседник. Потянуло, значит, на разговорчики? - развязно усмехнулся Дэйв. - Объясняю: появился я тут вполне легально, правда мне пришлось пройти не одну инстанцию, пока согласовали доступ к "телу". И здесь я не для того, чтобы шутки шутить. Предлагаю тебе пари.
  Брови титана удивлённо взмыли вверх. Меньше всего он ожидал пари. Издевательств, новых пыток - тысячу раз да! Но пари? Пари подразумевает, что выигравший его может получить некую выгоду. Но какая выгода может быть предложена ему - вечному узнику? Дэйв прочитал немой вопрос в глазах титана и продолжил:
  - Дело в том, что я защищаю диплом на звание магистра изощрённых нравственных пыток. Тема моего диплома звучит так: "Вера и способы её лишения лиц, проявивших маниакальное упорство". Между прочим, тему я придумал специально для тебя.
  - Звучит многообещающе, - Прометей усмехнулся в бороду, вот только не поторопился ли ты с "лишением" веры? Я твёрдо верю в то, что сделал всё правильно. И даже сейчас повторил бы всё сначала!
  - Дал людям огонь?
  - Дал людям стремление узнавать новое, совершенствоваться!
  - То есть, дал им понять, какие они несовершенные? Ведь это вытекает из твоих слов?
  - Перестань! - Прометей поморщился. - Это всё уже было. Просто боги побоялись, что в конце концов люди станут равны им, пусть на это и понадобится много времени. Вот только повернуть всё вспять они не смогли. Не смогли загнать людей в узкие рамки ограниченной тупости и животных инстинктов, как пастух загоняет овец в загон.
  - Итак, ты утверждаешь, что люди становятся всё лучше и лучше, и вскоре станут, как минимум, полубогами? Все без исключения?
  - Не передёргивай! Да, люди становятся лучше! Пусть медленно, пусть немного, но я рад, что огонь, который и сейчас горит в моей груди, у есть людей.
  - Иными словами, любой человек готов повторить твой подвиг? - Дэйв ухмыльнулся. - Ты особо на это не рассчитывай. Люди - ничтожество! Все, за исключением мизерного количества окончательно помешанных. Каждый из людей думает только о себе. И это предпосылка моей дипломной работы и нашего пари, если ты, конечно, настолько уверен в себе. То есть в людях.
  Прометей внимательно посмотрел на Дэйва. Просто так никто не рискнёт нарушить Запрет. Значит, кого-то Дэйв заинтересовал настолько, что ...
  - Что ты предлагаешь?
  - Это у тебя времени хоть отбавляй, а я - существо занятое. Поэтому говорю напрямую: темой моей работы заинтересовались на САМОМ ВЕРХУ. Предлагаю тебе вот что: мы даём любому человеку возможность восстановить жизненные силы другого человека. Возможность эта у него будет, скажем, раз в неделю. Восстанавливать испытуемый будет других, но не себя. Улавливаешь?
  - То есть, он сможет вылечить любую болезнь?
  - Да. И любое уродство. И тому подобное.
  Прометей саркастически усмехнулся:
  - Ну, хорошо, он сможет лечить, но что дальше? Кроме того, человек, разумеется, будет избран тобой?
  - Испытуемого выберешь ты, но из числа тех, кого предложим мы. - Дэйв невозмутимо пропустил сарказм мимо ушей. - Итак, он сможет восстанавливать другие человеческие индивидуумы в течение небольшого времени. Скажем, месяцев трёх-четырёх, уж как получится. А потом начнётся самое интересное: мы ему предложим выбор - продолжать лечить других или один раз восстановить себя до состояния ранней молодости. Разумеется, если он выберет один путь, другой ему уже будет недоступен. Ну как, веришь ли ты, что человек, выбранный тобой, откажется от второй жизни ради других? Практически, это маленькое повторение безумия, совершённого тобой в своё время.
  Прометей сощурился - теперь понятно чем Дэйв заинтересовал "самый верх". Человек получает возможность прожить вторую жизнь. Извечная и несбыточная мечта людей, чья кара - краткость жизненного пути! Девяносто девять из ста процентов выигрыша у Дэйва в кармане заранее.
  - Ты сказал "пари". Это подразумевает, что должны быть выполнены какие-то условия в случае выигрыша или проигрыша. Какие же условия будут предложены мне теми, чьими именами я не хочу марать своих губ?
  - Ну, на самом деле, условия пари неважны - важна суть. Но, коли желаешь, изволь, условия просты: если ты выигрываешь, то на оставшееся время жизни подопытного человека освобождаешься от пытки. Если проигрываешь, то опять же на длину жизни того же человека у тебя ускоряется в три раза процесс восстановления организма. В любом случае, для тебя это пустяк, но ведь важна сама подоплёка, не правда ли?
  Прометей нахмурился. Если он будет регенерировать быстрее в три раза, то это приведёт к тому, что и пытка будет также производиться быстрее. То есть, орёл будет выедать ему печень три раза в сутки... Но что такое пусть даже сотня лет по сравнению с вечностью? Да и что такое это пари по сравнению с ВЕРОЙ?
  - Я согласен! - голос Прометея эхом отразился от сводов пещеры.
  Пол дрогнул и со стен посыпались камешки. Дэйв вскинул голову и произнёс:
  - Ага, твоё согласие услышано! - при этом он указал куда-то вниз. - Сейчас я покажу тебе контингент, из которого будешь выбирать кандидатуру. Тому, кого выберешь, я сообщаю первую часть сведений. А тебе даётся возможность следить за ключевыми моментами, чтобы не думал, что мы тут мухлюем. И вообще, тебе от этого пари только сплошные выгоды: и развлечения, и возможность на некоторое время отвлечься от твоего пернатого дружка. Не иначе, кто-то из высших смягчился по отношению к тебе. - Дэйв достал из нагрудного кармана небольшие песочные часы на цепочке и озабоченно взглянул на них. - Времени у меня мало, так что смотри.
  С этими словами он ухмыльнулся и, сложив ладони в чашечку, прошептал какую-то фразу. Над его ладонями появился голубой шар, и в нём Прометей увидел джунгли, поле, сожжённое солнцем, чёрных людей, одетых в набедренные повязки. И мужчины, и женщины были худыми и измождёнными. На их осунувшихся скулах кожа была натянута так, что казалось вот-вот лопнет. Прометей понял, что в данный момент женщины провожают мужчин на охоту. Потом в шаре крупным планом появился человек, лицо которого пересекал ужасный шрам. Одного глаза у мужчины не было, щека разворочена, а шрам уродливо спускался по шее на грудь. Правая рука человека была высохшей и тонкой. Он сидел на драной циновке и с тоской смотрел вслед мужчинам, уходившим на охоту в джунгли...
  Дэйв искоса посмотрел на Прометея и снова произнёс тихую фразу. Картинка в шаре сменилась. Теперь в ней отражался седой неопрятный человек лет семидесяти или восьмидесяти. Серая щетина, мутные глаза, пустые бутылки на полу и засохшие объедки говорили о запое, как минимум недельной продолжительности. Старик, пошатываясь, встал с кровати, подошёл к окну, отдёрнул занавеску и долго смотрел на улицу. Потом закричал, грозя кулаком куда-то вверх...
  Картинка опять сменилась. Теперь в шаре отображалась старушка, в отличие от предыдущего персонажа, одетая очень опрятно, даже изыскано. Судя по обстановке комнаты, жила она, как минимум, в достатке. Три кошки и три собаки, сидевшие возле её ног, казалось, говорили Прометею "старушка очень одинока". Дэйв, словно прочитав мысли титана, сказал:
  - Старая дева, - и, усмехнувшись, добавил: - И даже девственница.
  Потом в шаре снова мелькали люди. Всего было показано пятнадцать человек. Они были разных национальностей, разного цвета кожи, жили на разных континентах. Их объединяло только одно: они все были в возрасте, который принято называть старостью. Их жизнь клонилась к закату. Об этом и сказал Прометей.
  - А как ты хотел? Тем они и ценны для эксперимента, что уже имеют жизненный опыт.
  - Ты так говоришь, будто уже всё подтасовано, как угодно вам...
  - Никакой подтасовки! Кроме того, ты сам выбираешь участника. Ну, давай, говори кто...
  Прометей задумался. Люди, выбранные Дэйвом, были, мягко говоря, далеки от сливок общества. Хотя нет, справедливости ради, надо отметить, что среди них был даже один миллионер. Кто? Кто из них? Прометей верил в людское племя, но нельзя же судить обо всех людях по единичным экземплярам?!! Хотя... почему нельзя? Прометей выдохнул:
  - Пусть будет... второй!
  *****
  - Э-эй, это моя лопатка! Отдай! Ма-а-ма!
  - Нет, это моя лопатка, твоя сломанная, а моя целая! Лёшка, скажи ему!
  Егорыч со стоном закрылся подушкой. Проклятая детвора! Целыми днями галдят и орут! Жил Егорыч в однокомнатной "хрущёвке" на первом этаже с окнами во двор, поэтому всё, что происходило вне квартиры, было слышно так, будто окна отсутствовали вообще. Голова и так трещала с похмелья, а тут ещё детские вопли! Надо попробовать уснуть...
  Егорыч не заметил, как стёрлась граница между сном и явью. Вроде только что он лежал на кровати, а, поглянь-ка, уже находится в каком-то тумане, а перед ним стоит кучерявый тип со свиным пятаком вместо носа. Тип пренебрежительно осмотрел Егорыча с ног до головы, хмыкнул и сказал:
  - Фролов Пётр Егорович, тысяча девятьсот двадцатого года рождения, пол мужской, участник Великой Отечественной войны, вдовец, детей нет, в партиях не состоит, в последнее время пьёт не просыхая, видимо, желая быстрее отдать концы. Всё верно?
  Егорыч оторопело кивнул. Тип продолжил:
  - Времени у меня нет, поэтому объясняю всё по-быстрому. Тебе даётся возможность один раз в семь дней вылечить кого-нибудь из людей. Не животных, а людей, запомни и не перепутай! Лечение твоё будет таково, что пройдёт любая болезнь, даже неизлечимая или смертельная, срастётся любой перелом и заживёт любой шрам. После этого вылеченный тобой станет, можно сказать, образцом здорового человека. Но совершить подобное ты сможешь только один раз в семь дней, не чаще! Кто мы и для чего даём тебе такую возможность - не суть важно и тебя не касается. Запомни самое главное, себе ты ничем помочь не сможешь! - собеседник Егорыча усмехнулся: - Так что, береги своё здоровье, Гиппократ!
  Кучерявый собрался уходить, но обернулся:
  - О том, что у тебя есть сила, узнаешь по характерной дрожи в спине и холоду в нижней части живота. Вылечить сможешь только целенаправленно пожелав помочь конкретному человеку и прикоснувшись к нему рукой. Или любой другой частью тела. Ну, давай, действуй!
  Тип скрылся в тумане, а Егорыч подскочил на кровати, очумело озираясь по сторонам. Он готов был поклясться, что не спал, но и явью это назвать нельзя. В голове опять заухал тяжёлый молот, стуча по вискам и затылку. Старик потёр занемевшую ногу, встал, хромая подошёл к окну и отдёрнул занавеску. Во дворе в песочнице играли и шумели дети, а с верхнего пятого этажа что-то громко кричала своему внуку баба Лиза. Егорыч погрозил ей кулаком и крикнул, предлагая заткнуться... Сверху к крикам бабы Лизы прибавились ещё и возмущённые вопли её соседки Натальи Матвеевны. Егорыч в сердцах плюнул и захлопнул окно.
  *****
  - Должен сказать, Прометей, выбор ты сделал не лучший! - титану в голосе Дэйва почудился оттенок сожаления. - А то ведь получается, что мою дипломную работу могут счесть тщательно отрежиссированной. Это, знаешь ли, чревато попаданием не в корифеи, а, скорее, наоборот. Надо было тебе брать того попа, всё ж, божий человек... Ну да ладно, давай смотреть...
  *****
  Егорыч сидел на лавочке и размышлял о своём видении. Вроде как сон и не сон одновременно. Говорят же "допился до зелёных чёртиков", вот, наверное, и у него было что-то подобное. А может, и впрямь он уже готовится "концы отдать", как сказал тот со свиным носом? Надо бы прекратить глотать дешёвое, отдающее резиной вино и дрянную водку. Егорыч и сам это понимал, но... Выпив, он предавался воспоминаниям, потому что кроме воспоминаний у него уже ничего не осталось.
  Все четыре года войны Пётр Егорович Фролов прошёл от Москвы до Берлина разведчиком на передовой. Он вздрогнул, как всегда при воспоминаниях о войне.
  ... молодое пополнение, прибывшее на линию фронта, практически всё полегло в первом же бою.
  ... взятие Днепра, земли не было видно, потому что шли по трупам своих. Из роты выжило лишь несколько человек, а его тогда даже не ранило. После боя бойцы нашли цистерну со спиртом, которую вовремя не доставили для раздачи фронтовых "ста грамм", и вместе с остальными выжившими в днепровской мясорубке, Егорыч упал насмерть-пьяный прямо около этой цистерны.
  ... пропаганда голосила: "Немецко-фашистские захватчики бегут уже при виде наших доблестных войск!". Да, немецкие союзники сдавались толпами, а вот элитные эсесовские части дрались до последнего. Кто видел поле боя между эсесовцами и штрафниками, официальным сообщениям больше не верил.
  ... Берлин. Гитлеровцы поставили под ружьё всех, кто мог держать оружие. Взвод Егорыча не мог пройти по улице, как было велено командованием, так как из подвала разрушенного дома по всему, что двигалось, долбил крупнокалиберный пулемёт. Рядовой Фролов через развалины соседнего трёхэтажного дома обошёл пулемётную точку, ворвался внутрь и всадил длинную очередь в спины двух немцев. Один сразу уткнулся лицом в землю, а второй... Егорыч на всю жизнь запомнил огромные глаза, худую шею и струйку крови, стекавшую с губ тринадцатилетнего мальчишки, который сползал по стене, оставляя на ней клочки одежды и мяса. "Это ж война, не мы его, так он бы нас..." сказал ему вечером лейтенант, разливая по кружкам спирт. Война давно закончилась, но взгляд невидящих глаз этого парнишки преследовал Фролова всю жизнь.
  С фронта Егорыч привёз в родной Пятикамск только чемодан медалей, хотя более ушлые его сослуживцы не гнушались пограбить немцев, а также обобрать мертвецов, как чужих, так и своих. Он устроился токарем на завод, поселился в общежитии и потянулись гражданские будни, выполненные как по шаблону: день - работа, вечер - водка, ночь - сон. Работа, водка, сон... Он понимал, что не дело делает, но затянул "зелёный змий"... пять лет послевоенной жизни просто вычеркнуты...
  На своё счастье Егорыч повстречал Дусю. Вытянула она его из болота, тормошила, всё пыталась напомнить, что он - человек! Сама пошла учиться в вечернюю школу и его с собой потащила. Потом Егорыч по настоянию Дуси подал заявление в школу милиции. Его приняли: как же фронтовик, человек труда, характеристики с места работы самые положительные. А если и выпивает иногда, так это лишнее подтверждение, что наш человек, а не вражина. Дуся устроилась в эту же школу мыть полы.
  После школы Фролов стал участковым и за годы работы на своём участке навидался всякого: и пьяных дебоширов, и хулиганов, и просто тунеядцев. Детей семье Фроловых бог так и не дал. То ли сказалось ранение Егорыча в пах, когда он задерживал убийцу троих человек, то ли Дуся не смогла, потому что ещё во время войны на стройке сильно простыла. Но несмотря на это жили они душа в душу.
  Через двадцать пять лет безупречной службы Егорыч вышел в отставку в чине старшины и ещё десять лет работал ВОХРовцем на местной тарной базе. Дуся к тому времени уже сильно и долго болела, но когда однажды утром Егорыч обнаружил её бездыханной, у него земля ушла из-под ног. Время похорон и первые месяцы жизни вдовцом Егорыч даже толком и не помнил - всё в тумане горя и безысходности. А потом он, не выдержав одиночества, запил. Сначала понемногу и с кем-нибудь из друзей, затем много и в одиночку, а вскоре докатился и до посиделок с местными бомжами и алкашами в заброшенном здании завода.
  Постепенно Егорыч превратился в неопрятного, озлобленного человека, практически не общающегося с внешним миром. Из всех знакомых, с ним продолжали поддерживать контакты только друг детства Сергей Никонов да его жена Наталья, живущие в соседнем доме. Был раньше у Егорыча ещё один близкий друг - Пашка. Всю войну прошёл, в милиции три десятка лет - и ни одной царапины. А умер от сердечного приступа в очереди за водкой ещё в восемьдесят седьмом. Вернее, уже не в самой очереди, а в больнице, на руках у Егорыча, когда, казалось, уже всё позади...
  А потом начались эксперименты над советской страной: карточки, инфляция, обмены денег, МММ, дефолты... Появилось много такого, чего Егорыч не помнил со времён войны: беспризорные дети, голод, вши... Могучая некогда держава сначала пала на колени, а затем рассыпалась в прах. Впрочем, Егорыч ничего не знал о том, что творилось сейчас, возможно что-то и улучшилось, но на образе жизни конкретно взятого пенсионера, то бишь его самого, это никак не сказывалось. Телевизора у него уже давно не было, радио он не слушал и в лучшие времена. Бабки, что ежедневно собирались на лавочке у подъезда, тараторили только о своих внуках да сплетничали о соседях. Вообще-то, Егорычу уже было глубоко наплевать на то, куда катится страна, о чём думают люди. Он с утра "заправлялся", если было чем, закуривал свою самокрутку и ...
  Вспомнив о самокрутке Егорыч полез в карман и достал кисет, подаренный ему Дусей много лет назад. Дело в том, что курил Егорыч исключительно махорку. А так как её фабрично не фасовали, то приходилось самому скручивать цигарки, чему он более чем за шестьдесят лет курения, научился замечательно. Вот и сейчас Егорыч приготовился высыпать пригоршню душистой махорки на бумагу, но только недоумённо покрутил головой. Заготовок, которые он делал из газет, в кармане не было. Он поискал в другом кармане - тоже нет. Может, забыл дома? Егорыч кряхтя поднялся и тут заметил стопку квадратных бумажек на краю лавочки. И как это они оказались там? Машинально, наверное, положил... Егорыч насыпал на бумажку махорки, скрутил её в трубочку, лизнул языком, чтобы не рассыпалось, и поморщился. Горечь какая-то во рту. Наверное, с похмелья...
  Старик дрожащими руками зажёг спичку и прикурил. Едва только пламя коснулось конца самокрутки, как бумага зашипела, вся пошла красными искрами, и через несколько секунд Егорыч тупо глядел на огарок в пальцах и на рассыпавшуюся по штанам махорку. Самокрутки как не бывало! Запоздало вскрикнув, старик бросил остаток цигарки и вскочил. Наверное, он так бы ничего и не понял, если бы совсем рядом в кустах не раздалось хихиканье, сначала сдавленное, а потом совсем уже неприкрытое до неприличности. За кустами пряталось несколько мальчишек, которые только что не катались по земле от восторга. Ещё бы: им удалось подшутить над стариком, который их всё время гонял и шпынял по поводу и без.
  - Ах вы, мерзавцы! Я вас! - Егорыч погрозил палкой и сделал шаг в сторону кустов.
  Точно стая вспугнутых воробьёв, мальчишки сорвались с места и, хохоча во всё горло, умчались, выкрикивая на бегу что-то вроде "а здорово селитра зашипела". Старик достал листок газетной бумаги, предназначенный для самокруток, понюхал его, затем лизнул. Опять горечь. Ну, ясно, эти пакостники вымочили бумагу в селитре, высушили её, а затем, выбрав момент, подменили ему заготовки.
  Егорыч выбросил испорченные листки, взял в почтовом ящике принесённую бесплатную газету (идти домой не хотелось), сделал самокрутку и закурил. Посидев на лавочке с полчаса, он совсем уже собрался идти домой, но опять заныла нога. Егорыч поморщился и потёр колено.
  "Плохо быть старым, - невесело усмехнулся он, - но быть старым и больным хуже вдвойне. Вот когда был молодой... носился без устали, как вон те мальчишки".
  Подумал про них Егорыч по той причине, что мальчишки (возможно те же самые, что недавно подшутили над ним) весёлой гурьбой неслись по дороге, как раз мимо лавочки, на которой он сидел. "Побежали к пятому дому, там яму копают!" предложил кто-то из них, и вся ватага дружно помчалась через двор в арку. За ними плёлся худенький мальчишка. При каждом его движении голова так качалась из стороны в сторону, что казалось она оторвётся. Да и сами движения ребёнка больше напоминали ходьбу сломанной куклы, а не человека. Он кричал на бегу "Подождите меня, я с вами!", но внимания на него никто не обращал.
  "Никогда он не догонит своих сверстников", - Егорыч покачал головой.
  Ноги мальчишки, изуродованные полиомиелитом, не были способны не то что догнать кого-либо, но даже просто ровно двигаться. Пацан бешено работал костылями, перекидывая вперёд то своё искорёженное тело, то костыли, но мальчишки уже скрылись в арке соседнего дома. Серёжка (Егорыч даже вспомнил как зовут пацана) с трудом доковылял до лавочки, на которой расположился старик, в изнеможении рухнул на неё и вдруг навзрыд заплакал. Слёзы оставляли грязные дорожки на его щеках, худенькие плечи вздрагивали. Егорычу стало не по себе.
  Он привстал с лавочки, подсел поближе к мальчишке и погладил его по вихрастой макушке. Слов, в общем-то, не было, чего уж тут скажешь! Комок подкатил старику к горлу, и единственное, что он прошамкал, было неуверенное "Ну, перестань..." Сережка вскинул голову и отдёрнулся в сторону.
  - Не надо меня жалеть! Слышите, не надо! Я всё равно буду бегать, так же, как и все... - на последних словах он опять сорвался в плач.
  Егорыч опять погладил мальчика по голове. Если бы он мог ему помочь... Если бы тот бред, который ему не то приснился, не то привиделся, оказался бы хоть немного правдой...
  И тут, словно кто-то подслушал его мысли, у Егорыча появилось чувство, будто на нижнюю часть живота ему положили что-то большое и холодное. Причем положили не снаружи, а внутри. Рука старика, гладившая мальчика по голове, задрожала. Но не так, как дрожат руки после беспробудной пьянки и не так, как после тяжёлой физической работы. Эта дрожь была особенная, будто некая сила пыталась вырваться из Егорыча наружу через его правую руку. Он быстро отдёрнул руку от мальчика и уставился на свою ладонь. Постепенно дрожь затихла, и в низу живота чувство холода тоже начало исчезать. Егорыч глубоко вздохнул, пытаясь унять бешеное сердцебиение.
  Это что же получается? Выходит, свинорылый ему не привиделся? И сказав, что Егорыч сможет сделать здоровым любого человека, он не соврал? Егорыч, атеист до мозга костей, никогда не верил россказням про чудеса исцеления и прочую дребедень. Но чувство присутствия в себе некой силы, чуждой человеку, если и не поколебало его извечное неверие в подобные истории, то во всяком случае подтверждало, что он ещё не допился до белой горячки, и ему ничего не пригрезилось. Тем временем мальчик рукавом рубашки вытер щёки, размазав при этом грязные полосы по лицу, поднялся, опёрся на костыли и собрался идти. У Егорыча в голове мелькнуло "сейчас или никогда"! В конце концов, ведь никто и не узнает, что он пытался сделать...
  - Серёжа, подожди! - Егорыч с кряканьем поднялся с лавочки, но не оттого, что болела нога, а чтобы скрыть смущение. - Постой!
  С этими словами он взял мальчика за плечо. Серёжа молча ждал продолжения. "Ну где же ЭТО?" - в панике подумал Егорыч. Да, вот "оно" начало появляться: опять стало холодно в нижней части живота, опять появилась дрожь в руках.
  "Что же мне надо сказать? Или говорить ничего не надо? А-а, будь что будет! Хочу..."
  Додумать свою мысль Егорыч не успел. Та неведомая сила, пребывавшая в нём и рвавшаяся наружу, холодной волной прошла по всему телу старика и через его руку влилась в мальчика. На какое-то мгновенье Егорычу показалось, что через него кто-то заглянул в мальчика. А ещё Егорычу показалось будто фигурка мальчишки вспыхнула, а потом светящееся марево, окутывающее худенькую фигурку, ушло в землю и исчезло, оставив за собой грязное серо-зелёное пятно. Старик моргнул - пятно исчезло. Поразмыслить по поводу пятна Егорыч не успел, потому что мальчик вдруг скрючился, уронил костыли и упал на пыльную траву. Опешивший Егорыч бросился его поднимать, но тут сверху раздался пронзительный вопль вездесущей бабы Лизы.
  - Ах ты, старый ирод! Да что же ты делаешь! Озверел - мальчонку бьёшь! Марья Фоминична, отгоните прочь этого старого дурака, он же совсем мальчишку убьёт!
  От такой несправедливости у Егорыча просто отнялся дар речи. Он молча передал трясущегося мальчишку на руки подоспевшей Марье Фоминичне, смотревшей на старика с презрением и негодованием, и побрёл к себе домой. Присутствия этой неведомой силы в себе он больше не ощущал, вместо благодарности получил ругань и угрозы... Оскорблённый в лучших своих чувствах, Егорыч зашёл в аптеку, купил два пузырька боярышника и вскоре был беспробудно пьян.
  *****
  - Да-а, ну что ж, с почином, так сказать! - Дэйв ухмыльнулся, сделал пасс рукой, изображение в шаре погасло, а сам шар с шипением исчез. - Извини, но меня ждут дела, а к тебе скоро должны прийти... Точнее, прилететь. А с твоим, гм... визитёром, встречаться у меня нет ни малейшего желания.
  С этими словами, гадко усмехнувшись, Дэйв быстро удалился. Шуршание камешков, устилавших дно пещеры, указывало путь, куда удалился Дэйв, а потом снова установилась извечная вязкая молочная тишина.
  *****
  Из дома Егорыч смог выбраться только на третий день. Да и то по необходимости. С трудом он вспомнил, что вчера приходила почтальонша, приносила ему пенсию и сказала что-то о замене медицинских "полюсов". По правде сказать, этот полис долго был Егорычу без надобности, так как после смерти Дуси он ни разу не обращался в поликлинику, но почти год назад его "прихватило". Сунулся Егорыч в местную тридцать пятую больницу, что была через забор от дома, а там его отослали. Полиса, сказали, нету, иди, получай! А без полиса за деньги - милости просим! Пришлось идти в местный филиал медицинского фонда. Квадратный розовый полис ему сделали на удивление быстро, прямо при нём, и торжествующий Егорыч гордо заявился в тридцать пятую больницу со своим розовым пропуском. А теперь его "полюс" не действует, вроде бы так сказала почтальонша, и надо один сдать, другой получить. И вроде бы даже денег за это не берут...
  Егорыч не спеша собрался (спешить он не мог просто физически, даже если бы желал), нацепил потёртую орденскую планку на лоснящийся с пятнами пиджак и вышел на улицу. Дождавшись троллейбуса, он вскарабкался по ступенькам, обругав при этом водителя. Несмотря на то, что время было совсем не "пиковое", в салоне все сидячие места были заняты. Настроение Егорыча совсем испортилось. Бубня чуть громче, чем вполголоса, о "шляющихся без дела", он прошёл в середину салона и там увидел объект, на котором мог сорвать своё плохое настроение. Объектом этим был парень, сидевший на кресле, над которым было написано "Места для инвалидов, детей и лиц преклонного возраста". Он оживлённо разговаривал с женщиной, стоявшей рядом, при этом вольготно вытянув одну ногу вперёд чуть ли не в середину троллейбуса.
  - Безобразие какое! Молодёжь стариков ни во что не ставит! - громко заявил Егорыч в пространство, демонстративно встав рядом с сидящим парнем. - Совсем уже обнаглели! Мы в своё время всегда уступали места в автобусах пожилым!
  При этом Егорыч как-то подзабыл, что в "его время" автобусов в маленьком Пятикамске практически не было, да и сам город можно было пройти из конца в конец за час. Парень искоса посмотрел на Егорыча, но с места не встал и продолжал негромко разговаривать с женщиной. Егорыч почувствовал, что наливается злобой.
  - Сидит и делает вид что ничего не слышит! А ветеран должен стоять!
  Позади кто-то поднялся, предлагая ему сесть. Но Егорыча уже "заклинило".
  - Ах ты, сопляк! Вот, значит, какова благодарность за то, что я кровь проливал на войне? Не то что тебя, даже твоих родителей ещё на свете не было, когда я воевал! И меня не спрашивали, хочу я этого или нет! Я воевал за светлое будущее. Твоё вот, будущее! А теперь мне места в автобусе нет!
  Парень наклонился вперед, явно собираясь встать, но тут в монолог старика вмешалась женщина, стоявшая рядом, и сказала, что этот парень тоже ветеран войны. Афганской.
  - Афганской, мафганской! - Егорыча аж затрясло от ненависти. - Поразвелось всяких ветеранов! Посмотрите на него - сидит бугай! Да на нем пахать надо, а он - ветеран!
  Парень сжал челюсти так, что побелели скулы. Он встал с места, при этом отодвинув руку женщины, пытавшейся усадить его обратно, и сказал:
  - Дед, меня ведь тоже, не спросив, отправили в Афган. Садись, не кипятись, а то помрёшь раньше времени.
  Когда парень вставал, одна брючина немного задралась, и взору Егорыча предстал не только ботинок, но и алюминиевая трубка, идущая от ботинка вверх. Егорыч почувствовал себя так, словно его окунули в ледяную прорубь - злость испарилась, оставив место лишь горькому стыду. Сидевший парень оказался инвалидом. Женщина развернулась к Егорычу и, запинаясь от переполнявших её чувств, выпалила:
  - Вы! Вы! Кичитесь своим участием в войне. А он, к вашему сведению, орден в Афганистане получил и обе ноги потерял! И не кричит об этом на каждом углу.
  Парню тут же кто-то уступил место, но он сказал, что через одну будет выходить. Так и стоял, опираясь на палочку, которую Егорыч почему-то сначала вообще не увидел. Старик стоял рядом с освободившимся сидением и ловил на себе неодобрительные взгляды пассажиров. Сесть он так и не решился. "А ведь я же могу излечить его!" - мелькнуло в голове старика. Ведь излечил же он мальчишку! Хотя, неизвестно на самом деле, выздоровел тот или нет. Но был же тот внеземной холод...
  Егорыч решился. Он подошёл к парню, положил ему руку на плечо и мысленно возжелал, чтобы неизвестная сила помогла ему вернуть ноги инвалиду. Но ни холода в теле, ни даже отдалённого намёка на присутствие чего-то потустороннего Егорыч в себе не ощутил. Так они и стояли примерно с минуту: парень молча смотрел на старика, Егорыч так же молча смотрел на парня. С некоторым запозданием Егорыч вспомнил, что свинорылый говорил о сроке "раз в неделю". Неделя с момента применения "силы" на мальчишке ещё не прошла. Поняв, что больше ничего не случится, Егорыч опустил руку, пробормотал "Прости, сынок" и вышел на остановке, совсем ему не нужной. Троллейбус уехал, на душе у Егорыча было погано. Он решил, что медицинский полис получит позже, поэтому направил свои стопы в ближайшую рюмочную...
  *****
  Спустя два дня Егорыч всё-таки добрался до филиала медицинского фонда, где выдавались полисы. Он оглядел пустой коридор, попытался заглянуть в разные двери, и за одной из них обнаружил пожилую женщину.
  Женщина, раскладывающая на компьютере пасьянс, доверительно сообщила ему, что теперь они уже заняты чем-то другим (и очень важным), а полисы выдает страховая компания, при чём не та, "что раньше", а другая, потому как произошло деление города на районы влияния между страховыми компаниями. Адрес, где теперь надо было получать медицинский полис, соответственно, был другим. Егорыч вообще ни про какие страховые компании не слышал. Более того, даже не знал, что одна из них уже работает, вернее, не работает... Совсем запутался! Он очумело повертел головой.
  - Идите, идите, Вам там всё сделают. Вот адресок, туда и езжайте. Такими как вы теперь они занимаются, - от женщины исходил смешанный аромат дешёвых духов и слабого перегара.
  Помещение, где выдавались новые полисы, было забито народом, что называется "под завязку". Студенты, подростки, старики и просто безработные разных возрастов плотной массой стояли в очереди к закрытой железной двери, из которой периодически появлялась нервная девчушка и выкрикивала фамилии тех, кому надо было получать готовые полисы. Егорыч оценил длину очереди метров в двадцать пять, притом, что ширина её равнялась ширине коридора, в коем эта очередь располагалась. По краткой прикидке получалось, что стоять ему тут в аккурат до завтрашнего вечера.
  Вдруг Егорыч заметил надпись на одной из дверей, в которой говорилось о быстрой выдаче медицинских полисов. С превеликим трудом протолкавшись сквозь толпу Егорыч открыл дверь, попал в очередной коридор и, сунувшись в первую попавшуюся дверь, спросил о полисе. Сидевшие в кабинете женщины сначала не отреагировали на его вопрос, потом кто-то из них спросил "Работающий?" Вопрос был задан тоном следователя на допросе. Егорыч прошамкал: "пенсионер". Низенькая, полная и грудастая женщина встала, подошла к Егорычу и опять спросила "Работающий?", да так громко, будто он был глухой. Старик недоумённо поднял брови - вроде бы он ответил, может, она сама не слышит? Тогда он погромче рявкнул в ответ: "Пенсионер я! И ветеран войны!" Презрительно возведя очи горе, она махнула рукой куда-то в сторону и сказала:
  - Идите туда, где толпа. Мы "одуванчиков" не обслуживаем.
  Будто оплёванный, Егорыч попятился назад в коридор. В груди защемило: не то от обиды, не то от духоты. Егорыч прислонился к стене, и тут к нему подошла стройная женщина в светлом костюме.
  - Что с Вами, дедушка?
  В её глазах Егорыч увидел настоящее участие.
  "Господи, ну хоть кто-то на человека похож!"
  - Да уж лучше мне, спасибо. Дочка, где бы мне полис получить медицинский? - и предвидя её следующий вопрос, сразу же добавил: - Пенсионер я! И ещё ветеран войны!
  - Тогда Вам нужно в ту железную дверь, неработающее население там обслуживается. Вы скажите, что ветеран, вас без очереди пропустят. И полис сразу же должны сделать.
  Егорыч ярко представил, что он стоит в такой вот очереди, подходит кто-то и заявляет, что он ветеран и просит пропустить. Лично Егорыч удавился бы, но не пропустил. Поэтому он только тяжко вздохнул и сказал:
  - Помру я там, пока достоюсь... Ладно, пойду уж...
  - Подождите! Вы мне скажите ваши фамилию, имя и отчество, а я схожу, узнаю, может уже сделали полис. И дату рождения тоже скажите. А сами пока вот тут посидите.
  - Фролов Пётр Егорович, девятьсот двадцатого года рождения, двадцать пятое марта! - с готовностью выпалил Егорыч.
  Женщина ушла и вернулась минут через пять, держа в руках розовую ламинированную бумажку.
  - Вот ваш полис, возьмите! А вот тут распишитесь, что взяли его.
  Егорыч чиркнул свой крючок в каком-то списке и взял полис. Ну точно такой же, как и у него был. И чего волокиту развели?
  - Спасибо, доченька!
  - Не за что, дедуль! - женщина слегка улыбнулась.
  Егорыч спрятал розовый бланк во внутренний карман и пошёл к выходу. Открыв дверь и снова попав в шумящую давку, Егорыч набрал воздуха и начал продираться в конец коридора. Прямо перед ним женщина со слезами на глазах в голос кричала: "Ну, пропустите же моего мужа! У него сердце шунтировано, ему стоять тут нельзя!". Парень, стоящий в очереди шестым или седьмым, сказал ей:
  - Я могу его перед собой пустить! Пусть становится.
  Тут же бабуська, стоящая следом за парнем, взвизгнула:
  - А нас ты спросил, прежде чем пропускать?!! Мы тоже стоим тут за теми же розовыми полюсами. Ишь ты какой быстрый - "пропущу". У меня, между прочим, язва в кишках, а я тут третий день торчу!
  Стоящий рядом мужик с трёхдневной щетиной исподлобья посмотрел на неё и неожиданно рявкнул:
  - Сама ты язва! Сказали же тебе: сердце больное у человека. Пусть вообще без очереди идёт.
  Люди в коридоре, услышав магические слова "идёт без очереди", тут же вскипели. Они не слышали сути разговора, но ведь кто-то пытается их, стоящих здесь не по одному часу, обойти самым наглым образом. Раздались крики, очередь, словно живой организм зашевелилась и в едином угрожающем порыве подалась к заветной железной двери. Стоящие в голове очереди оказались зажаты между стеной и напором людей.
  Снова раздались крики, но на этот раз громче всех кричала та женщина, которая просила за своего мужа. Находившийся рядом с ней седой человек (Егорыч понял так, что это и есть её муж), одной рукой схватившись за левую сторону груди, а другой держась за стену, явно готовился потерять сознание. Народ, стоящий поблизости, тут же расступился, кто-то достал валидол, кто-то принялся махать бумажным листом перед лицом седого гражданина. "Да его на воздух надо, душно же здесь!" - предложил кто-то. Двое мужиков тотчас подхватили его под руки, очередь мгновенно утончилась до размеров, необходимых для прохода аж трёх человек. Егорыч воспользовался образовавшимся коридором, и прошмыгнул вслед за ними. Когда жена "сердечника" проходила мимо, старушка, поднявшая волнение, остановила её и, глядя в пол, сказала:
  - Ты, милая, не серчай! Прости уж меня старую. Станет ему получше, приходите и берите этот проклятый полюс без всякой очереди! А то и я могу ещё раз очередь занять, дождусь, как подойдёт, ты и встанешь...
  Егорыч не стал дожидаться, чем это всё закончилось, и побыстрее покинул душное и негостеприимное помещение. Выйдя на свежий воздух, он ещё раз мысленно поблагодарил женщину в светлом костюме, помогшую ему получить полис. Он даже решился купить ей шоколадку, но в последний момент представил, как будет снова продираться сквозь потную и сердитую толпу... "Ладно, в другой раз занесу" - решил он и захромал на троллейбусную остановку.
  *****
  В дверь позвонили, сначала два раза коротко, а потом длинными непрекращающимися звонками. Егорыч с трудом поднялся с кровати и зашлёпал босыми ногами к выходу. Не спрашивая кто пришёл (а чего уже ему бояться?) Егорыч отпер дверной замок и открыл дверь. На пороге стоял Сергей Никонов - давний и единственный оставшийся в живых друг.
  - Петруха, привет! Как жизнь? Проснулся только что ли? Слушай, Наталья ушла к своему буржую, будет не скоро. А я нашёл её заначку - она "ноль семь" в шкафу спрятала. И когда только успела купить? А молчит, как партизан. Дай говорю, соточку, а она: нету! Ну, давай, собирайся по-быстрому, пошли...
  Всё это Сергей выпалил без остановки, при этом заталкивая Егорыча вглубь комнаты. Егорыч, осовевший и толком не проснувшийся, оделся автоматически. Через десять минут они сидели на кухне у Никоновых, разливая по стаканам "Столичную". Сергей быстро соорудил закуску из солёных огурцов и жареной картошки. Глядя, как Сергей носится по кухне, Егорыч усмехнулся:
  - Серёга, глядя на тебя и не подумаешь, что тебе уж скоро восемьдесят. Я вот так не могу уж, хотя и старше тебя всего на год.
  - Это потому, что Наталья за мной следит. И тебе бы подруга жизни не помешала. - Сергей назидательно поднял указательный палец кверху. - Мы ж тебя знакомили - так нет! Понятно, что с Дусей никто не сравнится, но... А-а, давай выпьем!
  Водка горячим потоком влилась в кровь Егорычу, затуманивая разум, смыв воспоминания о прошлом и текущие заботы. Он оглядел опрятную кухню - гордость Наташи, и вспомнил свою. Свинарник - это мягко сказано! Каждый раз, побывав у Никоновых дома, Егорыч клятвенно обещал себе прийти домой и навести порядок. И каждый раз дальше обещаний дело не доходило.
  Сергей посмотрел на часы и сказал:
  -Через пять минут новости будут. Должны рассказать как там дела в Пакистане.
  Егорыч недоумённо посмотрел на друга.
  - Ах да, у тебя же телевизора нет. Вчера там землетрясение страшное было, уйма народу погибла. Сейчас всё расскажут.
  Сергей включил телевизор. Новости ещё не начались, а на экране какая-то женщина вещала журналистке о том, как в Пятикамске успешно заменяются медицинские полисы. Егорыч навострил уши, ведь воспоминания об огромной озлобленной очереди были очень ярки.
  - И, как вы понимаете, особенное внимание уделяется наименее защищённым категориям граждан - пенсионерам и инвалидам. Медицинские полисы им меняются в первую очередь. И не надо пугаться, что страховые компании - это коммерческие организации. Территориальный фонд отслеживает нарушения правил медицинского страхования и сурово накажет руководителей этих организаций, если они будут задерживать ...
  Журналистка согласно кивала головой практически на каждое слово своей собеседницы.
  - С нами любезно согласилась поговорить о плановой замене медицинских полисов старого образца исполнительный директор территориального фонда Пятикамской области госпожа Хапутина.
  - Во, заливает! - прицокнул языком Сергей. - Наталье её буржуй рассказал, что эта Хапутина сама пришла из страховой компании, и вся эта котовасия со сменой полисов - её рук дело. Нам-то с Натальей по буржуеву приказу полисы с доставкой на дом принесли. А ты поменял?
  Егорыч, вспомнил седого мужика, хватающегося за сердце. Вспомнил плачущего пацана, лет четырех, дергающего маму за платье и просящегося домой. А его маме в очереди за "розовым пропуском" стоять до вечера, иначе в поликлинику не попадёшь...
  - Поменял. Народу там - убийство. Эту директоршу сунуть бы в очередь, пусть бы посмотрела, чего наделала! - прохрипел он.
  - Думаешь ей есть дело до нас? - Сергей усмехнулся. - Что мы, что вон эти пакистанцы, которые без домов остались.
  На экране шли кадры разрушенных домов, спасатели разных стран разгребали завалы, санитары уносили раненых на носилках и мёртвых в мешках. Корреспондент, морщась то ли от пыли, то ли от запаха, рассказывал, как врачи французского передвижного госпиталя всю ночь делали операции, а молодому пакистанцу даже пришили полуоторванную ногу.
  - Кстати о ноге! - Сергей сделал многозначительное лицо и поднял указательный палец кверху. - Серёжка-то из шестого дома ходить сам начал! Представляешь? Самуил рассказывал, выходит малец из подъезда, костылей при нём нет. И сам бодренько так... а ведь он без костылей стоять не мог, не то что ходить.
  Сердце Егорыча забилось, как птичка в клетке, и дышать сразу стало тяжело. Неужели всё это правда? Неужели мальчишка, который всю сознательную жизнь провёл калекой, стал сам ходить?
  - Одного я не пойму, ты чего Петруха, совсем сдурел на старость лет? Ты зачем этого Серёжку бил?
  Егорыч встрепенулся. Та-ак... опять началось!
  - Это кто ж тебе такое сказал?
  - Кто, кто... Самуил конечно! Говорит, баба Лиза лично видела. Да и сама она трезвонит по всей улице.
  Егорычу вдруг стало безразлично, кто и что о нём думает. Голова от выпитого стала тяжёлая, глаза сами собой закрывались. Он невнятно пробормотал:
  - Знаешь, Сергей, я его не бил. Я его излечил. А когда это случилось, он почему-то упал. А баба Лиза подумала что я его бью и начала орать на весь двор. Я даже никому слова сказать не успел. Так и ушёл...
  Сергей Никонов замер и не шевелился, явно пытаясь осмыслить сказанное.
  - Угу, - красноречиво сказал он. - Понятно. А как ты его вылечил? Таблетку дал?
  Егорыч почесал затылок, раздумывая, рассказывать Сергею или нет, потом решился. Он вкратце рассказал про визит свинорылого и про чуждый холод, исчезнувший после применения и более не появлявшийся. Никонов откинулся на спинку стула и облегчённо рассмеялся.
  - Ну, Петруха, здоров ты брехать! А я хоть столько лет с тобой знаком и то сначала всё-таки купился! Слушай, я знаю что это было! Называется белая горячка!
  - Сам ты! "Белий, сапсем гарячий!" - сказал Егорыч, подражая герою "Кавказской пленницы". - Вот погоди, я сейчас...
  Егорыч протянул трясущуюся руку над столом и схватил Сергея за плечо. Кажется, неделя уже прошла... Ну да, сегодня же воскресенье. Да, действительно, снова стало появляться чувство прохлады, плавно переходящей в жгучий холод, рвущийся наружу через руку Егорыча. Но, словно некая плотина закрывала выход, и от этого рука Егорыча тряслась, будто осиновый лист. Пьяные мысли разбегались, чужой холод мешал, Егорыч попытался сосредоточиться, но у него это плохо получилось. Он смог лишь придать направление своему желанию и каркнуть "Желаю...".
  Додумать Егорыч не успел. Холод вырвался из него и перешёл к Сергею. На этот раз не было ни сияния, ни марева. Просто Егорыч послужил передатчиком непонятной энергии и всё. Скрюченные пальцы старика, держащие плечо старого друга, разжались, Сергей Никонов неожиданно упал с табуретки на спину, будто кто-то его сильно толкнул в грудь, и остался лежать на деревянном полу. Прошло секунд двадцать. Егорыч чувствовал, как его тело снова теплеет, пальцы правой руки, словно после длительного пребывания на морозе, кололи иголки. Сергей всё это время молча лежал на полу, не делая попыток пошевелиться. Наконец Егорыч сумел произнести:
  - Сергей, ты как?
  - Замечательно! - Никонов перевёл взгляд с зелёного абажура на Егорыча. - Я трезвый!
  Егорыч помог ему подняться, хотя сам еле держался на ногах. Сергей ощупал себя, зачем-то посмотрелся в зеркало, и сказал:
  - Я, и вправду, трезвый, будто и не пил совсем! И ты знаешь, у меня такое чувство, будто у меня ничего не болит. Даже моё ранение ныть перестало.
  Сергей опять принялся себя ощупывать, при этом недоумённо покачивая головой.
  - Как ты это сделал? А вообще, это что было?
  - Дык, я ж тебе рассказал. Про кучерявого, про силу, - Егорыч вдруг почувствовал себя смертельно уставшим. - Знаешь, Сергей, я, пожалуй, домой пойду. Что-то тяжко мне...
  Егорыч с трудом встал и шатаясь побрёл к дверям. Сергей с застывшим на лице недоумением довёл его до квартиры и пошёл обратно к себе. Перед тем, как зайти домой, Егорыч обернулся: Сергей выходя из подъезда всё продолжал трогать то голову, то высохшую со времён фронтового ранения руку...
  *****
  Через два дня Никонов опять затрезвонил в дверь Егорыча.
  - Смотри! - ликующий Сергей прямо с порога протянул Егорычу авоську, в которой виднелся газетный свёрток и пакет молока. Егорыч принюхался, склонившись к пакету.
  - Вроде пирожками с картошкой пахнет! - неуверенно сказал он. - Наташа что ли напекла?
  - Да ты посмотри, посмотри! Посмотри, чем я держу этот пакет!
  - Ух, ё-ё... - на большее у Егорыча не хватило слов.
  У Сергея Никонова правая рука не двигалась ещё со времён войны. Осколками снаряда ему перебило все мышцы и связки, поэтому рука ниже локтя высохла и стала как кость: тонкая и негнущаяся. Сколько Егорыч помнил Сергея, после возвращения с фронта тот всегда орудовал левой рукой. Правой же он мог лишь прижать к телу не очень тяжёлый предмет. И всё время жаловался, что рука ноет. Сейчас же он стоял и держал правой рукой сетку. Автоматически Егорыч взял сверток и посторонился, давая Сергею войти. Возбуждённый Никонов хватал правой рукой всё, что ему попадалось на глаза. Он сначала переставил с места на место грязные чашки на столе, потом убрал их в раковину, правда при этом уронив одну.
  - Ничего, это к счастью, - кряхтя сказал Егорыч, наклоняясь за осколками.
  Сергей опередил его, быстро наклонившись, поднял остатки чашки. Опять же, правой рукой.
  - Ну, чудеса. Когда ты это заметил?
  - Да вот, сегодня утром. Слушай, Петь, а тебе не кажется, что рука потолще стала?
  Сергей засучил рукав. Егорыч прищурился - вроде, и вправду, на руке стали появляться кой-какие мышцы.
  - Серёга, с тебя бутылка. Это дело надо отметить!
  - Петрух, да я тебе не то что бутылку, я тебе ящик принесу! - расчувствовавшийся Сергей и впрямь собрался идти в магазин.
  - Да ты что! Перестань! Придумал тоже! - Егорыч примолк, потом добавил: - Хотя, ты знаешь, от пары кружек пива я бы не отказался, душа всё равно чего-то просит.
  *****
  Ещё через два дня в квартиру Егорыча пришла Наташа, жена Сергея Никонова. Начала разговор она прямо в тесном коридорчике, не обращая внимания на предложения пройти в комнату.
  - Петенька, сколько лет мы с тобой знакомы?
  - Много, Наташ, уж и не упомню точно. Что случилось-то? Пойдём в комнату, там поговорим. На кухню-то... это... того... - Егорыч замялся. - Грязно там.
  - Петенька, я к тебе с просьбой пришла. Мне Серёжа рассказал, что ты ему руку вылечил, это правда? Я до сих пор сама не своя хожу, ведь он почти всю жизнь одноруким прожил!
  - Ну-у, в общем... конечно... если считать, что я ... - начал тягуче придумывать ответ Егорыч.
  - Ты мне скажи: вылечил или нет!
  - Ну, наверное, я тоже имею отношение к тому, что случилось...
  - Петька! Скажи да или нет! - в глазах старушки начали появляться боевые огоньки.
  Егорыч понял, что крутить дальше не получится. Он вздохнул.
  - Я. В смысле "да". В смысле, что да, я ему руку вылечил. Ну, не то чтобы я, но мне дали силу... или способность... Знаешь, Наташ, объяснять слишком долго. А чего не так? С Сергеем всё в порядке?
  - В порядке! - проворчала Наталья.- Скажи, Петюнчик, ты мне зла не желаешь?
  Егорыч даже отшатнулся.
  - Бог с тобой, Наташ, ты что! Откуда у тебя такие мысли взялись? Да что случилось-то?
  - А то! Уйдёт теперь мой Серёга "налево", а во всём ты виноват! Раньше-то с ним такого не было, а теперь как пить дать уйдёт. А я ж его не удержу!
  В глазах старушки начала копиться подозрительная влага. Рот Егорыча сам собой раскрылся. Ну, ты посмотри что делается! Опять его обвиняют в том, в чём он не виноват! Сначала этот случай с мальчишкой, теперь Наталья... Видимо, эта чуждая сила не такая уж и хорошая. А с чего он собственно решил, что она хорошая? И как определить степень "хорошести"?
  - Да, ты объясни мне что случилось?
  - То и случилось! - Наталья села на краешек ободранного дивана и вздохнула. - Ты понимаешь, мы ведь уже в возрасте. В хорошем возрасте. И всю жизнь прожили вместе, всё преодолели. И состарились вместе... А я вчера утром на него смотрю... Господи, я уж лет двадцать этого не видела.
  - Чего не видела? Да говори ты толком, не тяни!
  Наталья встала и приподнявшись на цыпочки зашептала Егорычу в ухо, словно кто-то посторонний мог её услышать. Егорыч оторопело посмотрел на старушку.
  - Неужто прям вот так? Как в молодости, говоришь? А ты чего?
  - Чего, чего... Ничего! А он быстрее запахнулся в халат и убежал в ванную. Ой, Петюнчик, найдёт он себе моложе и уйдёт к другой! Ты чего ему дал? Лекарство что ли какое?
  - Тьфу ты, пропасть! Я ж тебе говорю: мне дали способность исцелять. Болезни всякие... Сам я не знаю ничего. Первый раз на Серёжке-инвалиде попробовал, так он, и вправду, ходить начал. Во второй раз на нашем Сергее. А как это работает и что из всего этого получится, я не знаю.
  - И есть он просит по три раза в день, аппетит у него зверский какой-то стал! Петенька, сделай мне так же, как и Серёже. Ведь если он... а я ... уйдёт же! - старушка опять начала всхлипывать.
  - Ты понимаешь, Наташ, сейчас я не могу это повторить. - Егорыч смущённо почесал затылок. - Смогу я только в воскресенье. Так что, ты уж потерпи несколько дней...
  *****
  Однако терпеть пришлось не Наталье, а самому Егорычу. За десятки лет своего знакомства с четой Никоновых Егорыч даже представить не мог, какая Наталья, оказывается, настырная. Она приходила к Егорычу домой по два, а то и по три раза в день: то предлагала помочь убраться в его бардаке, то приносила выпечку своего изготовления, а то и просто без повода. Егорыч несколько раз в напрасной надежде прикасался к Наталье, надеясь, что дар к нему снова вернулся, но увы - время ещё не наступило. Егорыч с превеликим трудом дождался воскресенья, разбавляя дни ожидания разливным вином.
  В воскресенье с самого утра звонок в дверь вывел Егорыча из состояния похмельного сна, полного головной боли. Само собой, за дверью стояла Наталья, принарядившаяся ради такого случая в какой-то парадный цветастый фартук.
  - Заходи! - буркнул Егорыч, щурясь на яркую лампочку в подъезде. - Чаю будешь?
  - Петенька, ты ж знаешь, что и чая-то у тебя никакого нет! - старушка отрывисто хихикнула.
  Егорыч вдруг понял, что она на самом деле видимо очень нервничает. Он решил не откладывать дело в долгий ящик и сказал:
  - Так, давай, садись на диван, да поплотнее, чтобы не свалиться! - заметив недоумённый взгляд Натальи, пояснил: - Ты понимаешь, когда я прикоснулся, Серёга на пол с табуретки полетел! Да и мальчишка, тёзка твоего мужа, тоже шлёпнулся. Видимо, оно так действует...
  - Оно кто? - шёпотом спросила старушка.
  Егорыч описал широкий круг рукой и многозначительно произнёс:
  - Лечение! Ну, приступим!
  В душе Егорыча вдруг проснулся артист. Он поднял вверх кисти рук, пошевелил пальцами, потом их сжал и разжал несколько раз. Сам того не желая, он, что называется, работал на публику. Нужно придать делу более сложный вид, а то - подошёл, прикоснулся... никакого таинства!
  Наталья забралась почти к стене, и Егорычу пришлось одним коленом тоже залезть на диван, чтобы положить руки ей на плечи. Он прислушался к своим ощущениям - да, вот оно, это чувство силы. Ну тогда...
  Не успел Егорыч додумать фразу, как опять неведомая сила выплеснулась из него через руки на Наталью.
  Егорычу показалось, что старушку окутало голубоватое сияние, тут же, впрочем, исчезнувшее. Никуда Наталью не швырнуло, она осталась сидеть на старом диване, прижав руки к груди, словно прислушиваясь к тому, что там у неё происходит. Так и сидела не шевелясь. Егорыч тоже сел на шаткую табуретку и молча ждал, что же будет дальше. Наконец Наталья глубоко вздохнула, разгладила на коленях фартук и нетвёрдым голосом сказала:
  - У меня такое чувство, будто я из бани вышла, а до этого месяц не мылась. Точно очистили меня всю! И будто я после этой бани сто грамм спиртяки приняла.
  Наталья хихикнула, поднялась с дивана и на негнущихся ногах пошла к выходу. Удивлённый Егорыч тоже засеменил вслед за ней.
  - Наташ, давай я тебя провожу. Чего-то ты не очень выглядишь...
  - Нет, Петенька, мне очень хорошо! Не провожай, я сама дойду!
  И старушка всё той же нетвёрдой походкой начала спускаться по лестнице. Егорыч проводил её взглядом, пока за ней не захлопнулась дверь подъезда, и вернулся в квартиру. Как же интересно получается: выпившего Сергея неведомая сила отрезвила, а Наталья, сроду не пившая водку, не говоря уж про спирт, стала точно пьяная. Егорыч поморщился - снова заболела голова. За окном опять загалдели мальчишки, игравшие в "слона". Егорыч высунулся из окна и наорал на них. Сверху тотчас высунулась баба Лиза, будто ждавшая, когда же Егорыч подаст голос, и принялась на весь двор отчитывать его, дескать малышам играть негде, а он, ирод старый, только и знает, что кричать...
  Егорыч в сердцах плюнул, погрозил ей кулаком и захлопнул окно.
  *****
  Всю следующую неделю Егорыч провёл, запершись в квартире и не открывая никому. Почему-то ему совсем не хотелось видеть людей, особенно чету Никоновых. Хотя и Сергей и Наталья каждый день приходили его проведывать, он упорно не открывал дверь, ссылаясь на "выпитое". Между тем, Егорыч за неделю капли в рот не взял.
  Первые два дня он пролежал в каком-то ступоре. В среду пришла Наталья и настойчиво начала предлагать устроить генеральную уборку в его "берлоге". Егорыч наотрез отказался и почти грубо выпроводил Наталью. Зато потом он сам решился прибрать у себя в квартире. После трёх дней уборки квартирка преобразилась. Конечно, табуретки всё так же скрипели и шатались, посуда оставалась такой же старой и местами потрескавшейся, но по крайней мере квартира больше не напоминала берлогу. Хотя на окна у Егорыча сил не хватило и сквозь запылённые стёкла с трудом пробивался солнечный свет.
  В субботу Егорыч, чтобы избежать встречи с Никоновыми, с утра пораньше вышел из дому, добрался до автостанции и взял билет до Краснодонска, где жил его старый сослуживец. С Василием Петровичем он вместе работал ВОХРовцем и отношения у них были всегда ровные, почти дружеские. Василий года два назад приглашал Егорыча в гости, пасека мол своя есть, рыбалка...
  В кассе Егорыч устроил скандал, потому что забыл дома удостоверение участника ВОВ, соответственно, билет ему хотели продать по обычной цене. Но старик так разъярился, стучал палкой по стенам и требовал подать ему чуть ли не мэра города, что кассирши предпочли не связываться с ним и продали билет по льготной цене. Егорыч с раздувающимися от негодования ноздрями всю дорогу до Краснодонска бубнил соседу о грабителях и неуважении к пенсионерам. Сосед, явно не выдержав пытки, вскоре перебрался со своими сумками на другое сидение.
  Егорыч у Василия дома бывал, но так как последний раз это случилось лет десять назад, то дорогу он напрочь забыл. По адресу, написанному на тетрадном листке, ему подсказали, где искать нужный дом. Калитку, замотанную куском ржавой проволоки, Егорыч открыл, однако обитая черным дерматином дверь была заперта, а на ней была приклеена какая-то бумажка с печатью. Старушка из соседнего дома, выглянувшая на стук, подозрительно оглядела Егорыча с ног до головы и сообщила:
  - Умер Василий Петрович! Уж скоро, как полгода. А квартиру его опечатали, потому как наследников найти не могут. А вы случайно не брат его будете?
  Егорыч прислонился спиной к низенькому заборчику. Все, кого он знал, уходят. Уходит целое поколение и он, принадлежащий своему времени, стоит в той же очереди. И, может, даже в первых рядах.
  - Вам плохо? Может водички дать? Так вы кто будете покойному-то?
  - Да какая разница! - Егорыч развернулся и пошёл на автостанцию, тяжело опираясь на дубовую палку.
  Он был так подавлен, что даже не стал устраивать скандал и приобрёл билет до Пятикамска за полную стоимость.
  Приехав в город, Егорыч купил в ближайшей аптеке несколько пузырьков с настойкой боярышника. Один он выпил прямо около аптеки, постоял, ожидая пока "лекарство" горячей волной побежит по жилам, и поплёлся к остановке. По пути он встретил старого знакомца, алкоголика с тридцатилетним стажем, которого он даже когда-то упекал в вытрезвитель, работая участковым.
  "А теперь в друзьях ходим", - с горькой усмешкой подумал Егорыч и предложил: - "Пить будешь?"
  Естественно, отказываться никто не стал, и последнее, что запомнилось Егорычу в этот день был какой-то двор с кучей картонных ящиков...
  *****
  На следующий день Егорыч с превеликим трудом сумел проснуться. Как он добрался до дома и когда - не помнил. Голова просто разламывалась, но похмелиться было нечем. Как выяснил Егорыч, порывшись по карманам, он вчера потратил все деньги, отложенные им на поездку к Василию Петровичу. А, может, и собутыльники обобрали. Короче говоря, Егорыч остался без копейки, а пенсию должны принести ещё дня через три, если не задержат. Можно конечно у Сергея с Натальей попросить в долг, но это будет приправлено обязательными нравоучениями с Натальиной стороны. Нет уж, он оставит Никоновых на крайний случай.
  Егорыч попил холодной воды, и его снова "повезло". Он вышел на улицу, чтобы немножко освежиться и унять головную боль. Вот те раз! Оказалось, что жэковские работяги сняли лавочку, стоявшую около подъезда, и с ленцой ремонтировали её. Егорыч в раздражении обругал их, мол, не нашли другого времени, чтобы чинить, и поплёлся к соседнему подъезду.
  Там на скамейке восседал блаженный Самуил Абрамович Вальс. Он был ровесником Егорыча и ушёл на фронт добровольцем, хотя имел бронь от института. На фронте Вальса контузило, да так, что он сделался "немножко дурачком". Впрочем, совершенно безобидным. Ему выписали инвалидность и, сколько помнил Егорыч, он восседал на лавочке возле дома или совершал моционы по двору. Далеко от дома он не уходил, потому что боялся заблудиться. Ему оставляли ключи от дома, если не было соседей и даже просили присмотреть за маленькими детьми. Вальс никому не отказывал и, самое главное, никогда не было случая, чтобы с ребёнком, оставленным под его присмотром, что-нибудь случилось. Частенько Егорыч у него вызнавал подробности какого-либо происшествия, когда того требовала служебная необходимость.
  Егорыч сел напротив Самуила Абрамовича и молча предложил ему самокрутку. Кустистые брови Вальса сомкнулись на переносице, сопровождая работу мысли, после чего он вежливо отказался от курева. Егорыч пожал плечами - было бы предложено. Разговаривать ему совсем не хотелось, зато хотелось Вальсу. Самуил принялся тараторить обо всём, что случилось во дворе, в соседних домах, потом перешёл на проблемы города. В этот момент к подъезду подбежала девчушка, лет четырнадцати и на ходу поздоровалась.
  - Здравствуйте, Самуил Абрамович! Здравствуйте Пётр Егорович!
  - Здравствуй, здравствуй, Оленька! - Самуил поднял указательный палец кверху. - Твой брат, Серёжка, убежал играть в футбол на школьное поле. Родители уехали сначала в магазин, потом на дачу. Сказали, вернутся к вечеру, и чтобы ты разогрела борщ в холодильнике, поела сама и покормила брата.
  - Слушаюсь, дядь Самуил! Спасибочки! - Оля весело упорхнула в подъезд.
  Следом за девчушкой к подъезду подошла женщина и остановилась, глядя на стариков. Егорыч молча смотрел на неё, а Самуил Абрамович сразу принялся расспрашивать, мол кто она, да чего хочет. Женщина, перевела взгляд с Вальса на Егорыча, потом обратно, и спросила:
  - Скажите, а кто из вас Фролов будет?
  Самуил Абрамович тотчас вытянул палец, указывая на соседа. Женщина, уже совершенно не обращая внимания на Вальса, подошла к Егорычу и сказала:
  - Мне сказали, что вы людей лечите. Пётр Егорович. У моего сына рак. Мы уже ко всем народным целителям съездили и химиотерапию делали. Всё бесполезно! Мишу из больницы выписали, потому что уже помочь ничем не могут. А тут мне сказали, что вы прямо чудеса творите. Вся моя надежда на вас! Я копила деньги, думала в Москву в клинику сына свозить, но местное лечение всё высосало. У меня десять тысяч осталось. Я их могу вам прямо сейчас отдать. Только помогите!
  На глазах у женщины появились крупные слёзы. Мысли Егорыча лихорадочно закружились вокруг магического словосочетания "десять тысяч".
  "О как! Да я смогу столько купить... Чёрт, да я ж сгорю! Столько водки мне не выпить"!
   Егорыч перевёл дыхание и посмотрел на Вальса, с нескрываемым интересом следившим за происходящим. Да-а, Сёма разнесёт теперь новости не хуже сороки. Женщина полезла в карман, явно пытаясь достать деньги, но Егорыч остановил её жестом и сказал:
  - Подождите, не здесь. Конечно, я помогу вам. А откуда вы узнали, что я лечу?
  - Жена вашего друга, Наталья Семёновна, рассказала своей подруге, моей сотруднице. А уж она мне и посоветовала к вам идти. Нашла вашу квартиру - дома никого. Хорошо хоть рабочие подсказали, что вы тут рядом сидите. Вон те, что лавочку чинят.
  Женщина показала и Егорыч автоматически обернулся. Ну да, те самые, которых он "обласкал". Жэковцы разговаривали с водителем здоровенного чёрного "жипа", как называл такие машины Егорыч, и показывали как раз в его сторону. Внедорожник плавно тронулся с места и остановился у подъезда, около которого сидели старики. Тонированное стекло опустилось, и в окно высунулся мордатый бритоголовый парень в зеркальных солнцезащитных очках.
  - Кто из вас тут Егорыч? - парень обратился ни на кого конкретно не глядя, но таким тоном, словно привык, что его слушают всегда.
  Егорыч немного приподнял руку, показывая, что это он. Парень сдвинул очки на лоб, оглядел Егорыча с головы до ног, потом обозрел окрестности, и только после этого вылез из машины. Но вместо того, чтобы подойти к старику, он открыл заднюю дверь и небрежно кивнул: "Садись".
  - Зачем это? - у Егорыча по спине пробежал неприятный холодок. Видывал он раньше таких во время службы, да только все они сидели: кто поблизости в КПЗ, кто далеко на зоне. А этот рядом и на свободе. Второй парень, точная копия первого, сидел на переднем сидении, позади джипа стояла вторая машина, а в ней - ещё трое таких же мордоворотов. - Не, у меня дела, занят я. Вот с этой женщиной.
  - Садись, говорю! Шеф поговорить с тобой хочет.
  Только сейчас Егорыч разглядел, что на заднем сидении восседает тучный господин. Видимо, он и есть шеф. Так ведь это же Натальин "буржуй"! Ну, коли так, значит ничего дурного случиться не должно.
  Самуил горящими глазами наблюдал за происходящим.
  "Вот неладная принесла их прямо сюда! - подумал Егорыч. - Теперь Вальса точно не остановить!"
  Старик кряхтя забрался на чёрное кожаное сидение и оглядел машину. Да-а, в такой он первый раз. Бритоголовый водитель закрыл дверь и сам уселся на водительское место, ожидая приказаний. Егорыч тоже молчал, справедливо полагая, что если его потрудились найти, значит и объяснят, чего от него надо.
  "Буржуй", он же Лев Карлович Яснопольский, был местным магнатом, владельцем и директором химического завода (это было официально известно) и множества фирм и компаний (об этом знали все, кроме, само собой, налоговой инспекции). Несмотря на огромное состояние, Яснопольский не построил себе дворца за городом, а просто скупил все квартиры на этаже в доме, где жил с детства. Огромная квартира требовала постоянного ухода, и после нескольких неудачных попыток найти подходящую домработницу, Яснопольский позвал Наталью Никонову, которая была когда-то подругой его матери. Наталье Лев Карлович доверял гораздо больше, чем заверениям кадровых агентств, поэтому, несмотря на её преклонный возраст, она уже лет пять работала у "хозяина города".
  Сам Егорыч помнил Лёву ещё с детского возраста, когда по долгу службы приходил разбираться с отцом мальчика - тот был горьким пьяницей и месяцами пропадал по вытрезвителям. Мальчишка же сумел не пойти по стопам отца, закончил институт, работал в комсомоле, обкоме партии, а потом вдруг в одночасье превратился из обычного партийного функционера в выдающегося и удачливого коммерсанта. Поговаривали, что перед этим событием странным образом пропало энное количество партийных финансовых средств, но в связи с развалом налаженного устоя жизни никому дела до этого не было. И через несколько лет Лев Карлович стал негласным хозяином города. Из кудрявого поджарого мальчика, каким его помнил Егорыч, Яснопольский превратился в обрюзгшего, расплывшегося от жира, практически лысого мужчину. Сейчас он с трудом помещался на просторном сидении машины.
  "Натуральный буржуй, - подумал Егорыч, - ему бы ещё цилиндр на голову и сигару в зубы".
  - Здравствуйте, Пётр Егорович! - глухой бас Яснопольского, казалось, тонул в мягкой обшивке салона. - Вы не будете возражать, если мы с вами проедемся ко мне домой?
  Вопрос был задан вежливо, но Егорыч прекрасно понял, что его просто поставили в известность. Он пожал плечами и откинулся на спинку сидения.
  - Ну и замечательно! Домой!
  Мордатый водитель завёл двигатель, и джип рванул с места. За ним поехала машина с охраной. А старик Вальс и женщина молча смотрели им вслед.
  *****
  - Ну, Прометей, как ты думаешь, что сейчас случится? - спросил Дэйв, тыча пальцем в шар. В шаре было видно, как женщина, подошла к подъезду, в котором жил Егорыч и села на свежеотремонтированную лавочку. - Может, заключим ещё какое-нибудь мелкое промежуточное пари? Я уверен, что сейчас испытуемый забудет про эту женщину и сделает для этого толстого господина всё, что тот попросит. Все люди продажные, просто одни больше, другие меньше. Но для каждого из них есть цена. Ну, так как?
  Прометей промолчал. Не хотелось ему верить в слова Дэйва, не хотелось...
  *****
  Уж на что Егорыч со своей ногой ходил медленно, но даже он сумел бы подняться два раза на второй этаж за то время, которое потребовалось Льву Карловичу, чтобы добраться до своей квартиры. "Шкафы"-охранники уже давно успели осмотреть подъезд сверху донизу и теперь стояли между этажами, зыркая в подъездные окна на предмет наличия засевшего где-нибудь на улице снайпера. Тяжело отдуваясь, Лев Карлович произнёс:
  - Всё никак не соберусь провести сюда лифт. Очень много перестраивать нужно, а не хочется нарушать гармонию. Дом-то старый. Я в нём вырос, потому и переезжать не хочется. Но подниматься мне тяжело, хоть и второй этаж. Проходите, Пётр Егорович, не стесняйтесь.
  Егорыч вошёл в квартиру Яснопольского. Н-да, такой обстановки он не видел никогда. Да и где он мог такое увидеть. Разве что в музее? Кстати, очень похоже: те же картины в толстых резных рамах, статуэтки какие-то. Только пахло тут не пылью хранилищ - в воздухе витал аромат не то духов, не то неведомых фруктов. Егорыч присел на краешек дивана и тут же попытался схватиться за подлокотник - диван оказался таким мягким, что ему показалось, будто бы он сел мимо. Яснопольский не подал виду, что заметил смущение старика и спросил:
  - Не хотите ли выпить чего-нибудь? Вино, коньяк?
  Егорыч помотал головой. Конечно, где-то внутри скреблось желание... Потом, решил Егорыч, получит деньги и уж тогда... Женщина наверное ждёт. И чего же, интересно, "буржую" понадобилось? Хотя, смутно Егорыч уже догадывался, для чего его позвали. Словно подтверждая такой ход мыслей, Лев Карлович сказал:
  - Пётр Егорович, я человек занятой, поэтому давайте сразу перейдём к делу. Наталья Семёновна рассказала мне про вас и вашу замечательную способность лечить людей. Я, конечно, сначала ей не поверил. Но когда она практически у меня на глазах помолодела лет на двадцать... Бодрая стала, сноровистая, по дому просто бегает. Я её прямо не узнаю. Ещё она сказала, что вы вернули руку её мужу. Случай совершенно неслыханный. Это действительно так?
  Егорыч неопределённо пожал плечами. Яснопольский склонил голову, отчего подбородка у него совсем не стало видно в складках.
  - Скажите, а вы можете вылечить меня от ожирения? Образ жизни я веду достаточно неподвижный, поэтому, как видите, у меня довольно много избыточного веса. Мне нужно сбросить килограмм этак шестьдесят, на большее, я боюсь, меня не хватит. Вы можете гарантировать мне такой результат?
  Егорыч внутренне съёжился. Его ведь даже не спрашивают, хочет он или нет. Его ставят перед фактом, при этом требуя результат. Пожалуй, лучше отказаться, от греха подальше. Чуть что не так пойдёт - прихлопнут его, как муху, и глазом не моргнут. Он кашлянул и произнёс:
  - Лев Карлович, я же ничего не знаю, как и что происходит. И уж результат совсем не могу сказать... я имею в виду... может, лучше мы пробовать не будет, а то не ровен час...
  Егорыч исподлобья глянул на Яснопольского и наткнулся на его холодный и жёсткий взгляд.
  - Пётр Егорович, а давайте попробуем! Вы постараетесь приложить максимум усилий для выполнения своей задачи, а я, в свою очередь, авансом уплачу вам, скажем, пятнадцать тысяч рублей. И если результат будет удовлетворительным, позже я вам передам ещё восемьдесят пять тысяч.
  У Егорыча пересохло в горле. Сто тысяч рублей! Это же какая куча деньжищ!
  "Не-ет, теперь я точно сгорю!"
  Но отказаться? Тем более женщина ждёт его у подъезда - он ведь ей уже пообещал. Но разве можно сравнить десять тысяч и сто! У Егорыча покраснело в глазах и наверняка давление поднялось до потолка, как говорила Дуся. Все мысли сосредоточились на магической сумме сто тысяч, и ни о чём другом он уже думать не мог и слабым голосом спросил:
  - А если вдруг не получится?
  Яснопольский, с интересом наблюдавший за переменами, происходившими с лицом Егорыча, улыбнулся и сказал:
  - А вы постарайтесь, чтобы получилось. Если не получится - вернёте деньги.
  Егорыч больше не колебался. Да плевать ему на всё! Он никому ничем не обязан. С трудом поднявшись с дивана, в который он глубоко провалился, Егорыч подошёл ко Льву Карловичу и сказал:
  - Дайте мне руку.
  Яснопольский протянул ему руку, и Егорыч сжал пухлые пальцы "хозяина города". "Ну, поехали", - подумал Егорыч, потусторонняя сила вспыхнула в нём и в одно мгновенье перетекла в большое тело Льва Карловича. Яснопольский вздрогнул, будто его ударило электрическим током, зачем-то покрутил головой и спросил "Это всё?". Опустошённый Егорыч кивнул и выпустил руку Льва Карловича. Нахмурившийся Яснопольский, словно прислушивался к каким-то своим внутренним ощущениям.
  - Это точно всё? А дальше вы что будете делать?
  - Дык, ничего не буду, - пробормотал Егорыч - Вот я так делаю, а потом что-то происходит с людьми. Собственно, это и есть лечение.
  - И когда станет ясно, подействовало ваше лечение или нет?
  - Через три-четыре дня, - почти твёрдо сказал Егорыч, но на всякий случай добавил: - Видимо.
  - А сами себя что же не вылечите? Или считаете, что ежедневное употребление алкоголя в больших дозах является нормой жизни?
  Егорыч замялся.
  - Дело в том, что на меня моя сила не действует. Не могу я себя лечить. А почему, не знаю!
  Яснопольский был явно недоволен, однако он полез во внутренний карман пиджака, достал толстое портмоне, вынул и отсчитал пятнадцать бумажек по тысяче, после чего протянул их Егорычу со словами:
  - Если через три дня я не почувствую себя лучше, к вам за деньгами заедут мои ребята. До свидания.
  Егорыч сжал деньги в потной руке и выскочил из квартиры-музея, чуть не забыв при этом свою палку. Охранник проводил посетителя и с лязгом захлопнул за ним дверь толщиной, как на подводной лодке. Старик вышел на улицу, спрятал деньги во внутренний карман засаленного пиджака, а потом ещё прижал к телу рукой, чтобы не дай Бог не потерять.
  Через десять минут он подошёл к своему подъезду, благо, что дом Яснопольского был недалеко. Женщина, про которую Егорыч уже и забыл, всё ещё сидела и ждала его. Увидев ковыляющего старика, она вскочила и полезла в карман, видимо пытаясь достать деньги. Егорыч подошёл к ней и, глядя на окурок на асфальте, грубым голосом сказал:
  - Приходи через неделю. Сейчас уже ничего не получится.
  - Да ведь вы обещали, сказали что можно... - женщина умоляюще пыталась заглянуть в глаза старика. - Сын со дня на день может... Врачи совсем отказались...
  У неё перехватило горло. Егорыч, всё также глядя на сморщенный окурок, буркнул:
  - Я же сказал - через неделю, - и поковылял в подъезд. Открыв дверь, он обернулся и добавил: - В воскресенье, с утра.
  Женщина, молча смахивая с глаз слёзы, побрела по пыльной улице.
  *****
  - Хорош, ой хорош! - Дэйв сделал пасс рукой и шар погас. - Ну, Защитник людей, убедился на чём свет стоит? Жалкие сто тысяч, а какой результат! Погоди, старик скоро наверняка додумается, что может миллионы зарабатывать. И неужели после сегодняшней сцены, ты думаешь, что он обратит внимание на подобных женщин с их умирающими детьми? Не-ет, гораздо важнее убрать лишний жир с тела богатого клиента! А между тем мы ещё не добрались до основного экзамена.
  Улыбка Дэйва безмерно раздражала Прометея. Он молчал. Да и что можно сказать этому прихвостню высших? Он не сомневался, что ни Дэйв, ни кто-либо другой даже не подумал вмешаться в решение испытуемого. Старик самостоятельно совершил этот поступок. Конечно, Егорыч не показатель. Должны же на Земле остаться ЛЮДИ! После многотысячелетнего одиночества и оторванности от внешнего мира Прометей всё ещё хранил в груди огонь, часть которого он передал людскому племени на заре времён. Ну, не может же быть, что люди растоптали в себе этот огонь до последней искры!
  *****
  Три дня Егорыч валялся в своей квартире, окружённый всяческими деликатесами и полупустыми бутылками с иностранными наклейками. Старик, наплевав на то, что к нему могут прийти за деньгами телохранители Яснопольского в случае, если "лечение" не сработает, пошёл в магазин и накупил такого, чего никогда в жизни не пробовал. Егорыч наслаждался незнакомыми продуктами, жалея лишь об одном - что Дуси нет рядом с ним, ведь она за всю свою жизнь никогда не пробовала иноземных яств.
  На стуки в дверь он не открывал, особенно, если слышал мужские голоса. О том, что за невозвращённые деньги у него могут отобрать последнее, что у него есть - квартиру, Егорыч старался не думать и пил. Засыпал, приходил в себя и снова пил.
  День и ночь у него смешались, он совсем потерял чувство времени. Поэтому, когда в очередной раз придя в полусознательное состояние Егорыч услышал бухающие удары в дверь, он первым делом посмотрел в окно. Не то утро, не то вечер. Во всяком случае не ночь. Шатаясь, Егорыч подошёл в двери и посмотрел в глазок. Так и есть, в подъезде стоял один из "шкафов" Яснопольского. Ещё два удара сотрясли хлипкую дверь.
  "Ну всё, конец мне!"
  Егорыч бросился к столу и из горлышка допил остатки какого-то синего ликёра, попутно уронив на пол пару пустых бутылок. Одна упала на другую и раздался звон бьющегося стекла. Егорыч замер в позе пионера-горниста, облившись остатками липкой жидкости. За дверью послышалось: "Слышь, там чего-то разбилось! Жив старый хрен!", после чего раздался звук мощного пинка, и дверь с треском слетела с петель. "Шкафы" зашли в комнату, брезгливо морща носы.
  - Вот он, живой и здоровый! Слышь, дед, собирайся, поехали. Эй-эй, ты чего?
  Силы покинули Егорыча, комната поплыла у него перед глазами, и он сам не заметил, как опустился на пол. Сквозь шум в голове он услышал возглас: "Слышь, братан, не дай Бог дед загнётся, шеф нам бошки поотрывает! Давай быстро в тридцать пятую поехали, она ближе всех!". Егорыч почувствовал, как его подхватили под руки и буквально волоком потащили куда-то, после чего он погрузился во тьму.
  *****
  Егорыч очнулся в больничной палате. Палата была одноместная, на окнах аккуратные светлые занавески, кровать застелена белоснежными простынями, на прикроватной тумбочке бутылка негазированной минеральной воды и стаканы, накрытые салфеткой. Присутствовали даже холодильник и телевизор.
  Егорыч ошарашено принялся соображать, каким образом он мог очутиться в такой палате. Наверняка ошибка. Никогда он не попадал в такие условия, даже когда ему давали путёвку в санаторий имени ВЦСПС. И куда девалась его одежда? На нём была больничная пижама, причём, хорошего качества. Егорыч встал с кровати, оборвав при этом какой-то проводок, закреплённый на руке. Тотчас что-то запищало. Спустя полминуты в палату влетела медсестра.
  - Ой, вы очнулись? А зачем вы встали? Немедленно обратно в кровать. Доктор вам прописал постельный режим. Ложитесь, ложитесь!
  Медсестра мягко, но настойчиво затолкала Егорыча обратно в кровать, снова прикрепила ему на руку какие-то провода, измерила давление и ушла. Но пару минут спустя вернулась, дала ему горсть таблеток и сделала укол.
  - Через два часа я вам капельницу поставлю. А завтра на процедуру очистки крови пойдёте. Не переживайте, это совсем не больно и недолго! - прощебетала медсестра и снова упорхнула.
  Егорыч ничего не понимал. Чтобы вот так ухаживали за простым пенсионером? Что же перевернулось на этой грешной земле?
  Наверное подействовали таблетки или укол - его начало клонить ко сну. Засыпая он всё ещё пытался понять, что происходит...
  *****
  На следующий день к нему в палату пришёл Яснопольский, главный врач больницы и ещё какие-то доктора. Егорыч вытаращил глаза - "хозяин города" визуально похудел килограммов на двадцать-тридцать! На голове появился какой-то пушок, и голова Яснопольского, обычно матово-блестящая, смотрелась как-то неухожено. Одежда на нём выглядела так, будто коммерсант купил её "на вырост". Видимо это его ничуть не смущало, потому что он вёл себя... ну, по-хозяйски. Он небрежным мановением руки избавился от людей в белых халатах и присел на стул. Стул скрипнул и, кажется, даже немного треснул. Яснопольский улыбнулся и сказал:
  - Доброе утро! Вы, Пётр Егорович, меня просто испугали! Я отправил ребят к вам, отвезти оставшуюся часть оплаты, а они говорят, мол, трое суток никто его не видел. Помер, говорят, наверное! Вы уж извините, что дверь сломали, уже всё починено. Мы вам бронированную дверь поставили, взамен бывшей фанерной. Ключи вам мы передадим когда выпишетесь отсюда.
  - Дык... - старик не нашёлся даже что сказать. Единственное, что он вынес из сказанного, так это то, что ему выплатят оставшиеся деньги. - Спасибо!
  - Не за что! Это я вам должен спасибо сказать. Знаете, с тех пор, как стал... пришёл в такую... большую форму, я ещё никогда не терял в весе так много. Двадцать восемь килограммов за три, нет, четыре дня - это не поддаётся никакому объяснению! Между прочим, я даже ходил на операционное удаление жира - не помогло. Врачи мне сказали, что мой случай лечению не поддаётся, ибо сердце что-то не в порядке, образ жизни такой веду, что... А сейчас у меня просто зверский аппетит, я ем по четыре раза в день, но при этом я худею! - Яснопольский неожиданно наклонился вперёд и спросил: - Наталья Семёновна сказала, что вы просто дотрагивались до неё и всё. И со мной то же самое. А на самом деле что вы делаете?
  - Господи, да я и не знаю, как это происходит! - Егорыч почему-то решил не рассказывать Яснопольскому про визит свинорылого. - Просто как будто что-то через меня проходит в человека и всё. А потом через неделю снова можно... это... опять лечить.
  - Почему через неделю? То есть вы набираетесь сил, так это надо понимать?
  - Ну да! - с облегчением выдохнул Егорыч. Яснопольский сам придумал объяснение за него. - Вот в аккурат по воскресеньям я и могу пользоваться своим... даром!
  - По воскресеньям? Как-то даже немного пугающе звучит!
  - Так уж получилось! Наверное можно перенести и на понедельник...
  - Нет, нет, зачем терять лишний день! Пётр Егорович, у меня к вам есть деловое предложение. Как вы отнесётесь к тому, что я вам буду платить за каждого клиента, скажем, тысяч по сто пятьдесят? Клиентов я сам найду. Офис организую, все условия... И квартирку вашу либо подремонтируем, либо можем новую приобрести, если пожелаете. Само собой, за лечение здесь платить вам не придётся - главврач мне слишком многим обязан, чтобы заговаривать о деньгах. Кроме того, я обеспечу вас охраной на предмет защиты от назойливых посетителей.
  - Какая ещё охрана? - недоумённо спросил старик.
  - Подумайте: сейчас, когда вести о ваших способностях разнесутся по городу, найдутся толпы желающих излечить, к примеру, грыжу или ещё какую-нибудь мелочь. Зачем вам распыляться на такую ерунду? Опять же появятся просто любопытные бездельники. О журналистах я уж и не говорю - эти хуже мух. Вашей спокойной жизни уже пришёл конец, хотите вы этого или нет.
  Егорыч задумался, почёсывая седую щетину. Нет, он не думал о предложении Яснопольского. Шестьсот тысяч в месяц - да неужто он откажется от таких деньжищ? Но то, что прежняя жизнь действительно оказалась разрушена вмешательством сверхъестественных сил, ему раньше просто не приходило в голову. В самом деле, начнут ходить посторонние люди, расспрашивать, упрашивать...
  Егорычу захотелось напиться - прямо здесь и сейчас!
  - Единственный вопрос, который нам осталось решить, это как вам выплачивать деньги. - Яснопольский даже не дожидался согласия старика. - Я могу выдавать вам наличными или, если хотите, можем открыть на ваше имя счёт в банке, которому вы доверяете.
  Егорыч смутно представлял, что такое счёт в банке, да и не доверял он им. В смысле, банкам.
  - А может, просто на сберкнижку?
  *****
  Яснопольский был человеком, мгновенно чуявшим дело, которое может принести прибыль. От обещания офиса и ремонта квартиры до выполнения у него ушло ровно два часа. Через два часа бригада ремонтников уже начала сдирать старые обои со стен однокомнатной квартирки. За то время, пока Егорыч находился в больнице, в его квартире успели закончить ремонт и сменить мебель. В помещении, снятом под офис в соседнем доме, всё ещё шли отделочные работы, поэтому Яснопольский привёл к Егорычу первого клиента прямо в больницу.
  Первым клиентом оказался глава города Максим Сергеевич Пешков. Сначала Егорыч даже оробел - как-никак первый человек в городе, его лицо мелькало на всех предвыборных плакатах с известными государственными людьми, а старушки у подъездов полушёпотом обсуждали слухи о связях главы городской администрации с "мафиозами". Егорыч, конечно, не знал на самом ли деле глава имел связь с бандитами, но во всяком случае перед Яснопольским он только что не заискивал, и вообще, вёл себя так, словно задолжал ему много денег и не мог их отдать.
  Дальше всё прошло совершенно буднично. Пешков уселся на стул, рядом с кроватью. Егорыч взял его за руку, выпустил "силу", и главу города буквально отшвырнуло к стене. Стул при этом, сильно скрипевший ещё после восседания на нём Яснопольского, сломался окончательно. Очумевший Пешков несколько раз потряс кистью, будто она у него онемела, молча пожал всем руки и пошатываясь удалился из палаты. Яснопольский широко улыбаясь крикнул ему вслед:
  - Максим Сергеевич, не забудьте послезавтра перечислить вторую половину! Ну-с, дела пошли! - это он сказал уже Егорычу: - Послезавтра заканчивается курс лечения. Простите великодушно, пришлось вам принудительно его назначить, раз уж вы не в состоянии исцелить сам себя. Помещение готово, я его покажу, думаю вам понравится. Вот, Пётр Егорович, возьмите новую сберкнижку. Мы её открыли на ваше имя и уже положили сто пятьдесят тысяч рублей за этот сеанс и восемьдесят пять тысяч долга за прошлый. Прошу!
  Лев Карлович конечно не сообщил старику, что с клиента он взял сумму в пятьдесят раз большую, нежели перечислили Егорычу. Уже с одного сеанса все вложенные затраты на аренду помещения и ремонты окупились многократно. Теперь Яснопольскому оставалось лишь получать деньги, причём, налогом не облагаемые. К тому же он за неделю потерял в весе более пятидесяти килограммов и всё ещё продолжал худеть. При этом никаких растяжек кожи не наблюдалось. Новые волосы из пушка уже превратились в довольно-таки солидную причёску. Возможно, он ошибался, но, кажется, у него начали расти новые зубы - по крайней мере под двумя коронками что-то неимоверно зудело.
  Одно только немного омрачало существование Яснопольского - так как его организм всё ещё продолжал избавляться от излишков жира и шлаков, он очень сильно и довольно вонюче потел. Не помогали даже сильные дезодоранты, в остальном же он чувствовал себя великолепно. У Льва Карловича было такое ощущение, что он снова вернулся в двадцатилетний возраст. В конце концов, он опять начал интересоваться женщинами! Софья Иосифовна - его жена, располневшая лет с двадцати двух, с тоской глядела на худеющего мужа и понимала, что теперь остановить его она уже не в силах.
  Егорыч дрожащей рукой открыл серую книжку. Да, действительно, его имя. И двести тридцать пять тысяч, перечисленных вчера. Егорыча затрясло - сколько же это будет, если всё сразу в руки взять? Никогда бы не подумал, что у него будет столько. Э-эх, деньжищ-то сколько, а выпить нет ни грамма!
  Словно прочитав его мысли, Яснопольский жёстко произнёс:
  - И с выпивкой вам нужно прекращать! Следующим курсом лечения будет курс освобождения от алкогольной зависимости!
  Егорыч опустил голову - зачем же ему деньги, если он перестал быть хозяином самому себе?!
  *****
  Неудивительно, что пролежав в больнице неделю, Егорыч стал чувствовать себя намного лучше физически. Его организм, подорванный беспробудным многолетним пьянством, был очищен с помощью каких-то современных аппаратов и лекарств. На морщинистых щеках старика заиграл блёклый румянец, у него даже стала меньше болеть нога. Всё бы хорошо, но Егорычу жутко хотелось выпить. Неважно чего - водки, вина, пива, одеколона... Он попросил медсестру принести ему немножко спирта, но девушка наотрез отказалась, дескать, врач строго-настрого запретил. Затосковавший Егорыч вяло провел ещё один сеанс лечения какой-то местной "шишки", кажется, владельца угольных шахт.
  Яснопольский, появившийся в палате у Егорыча впервые за неделю, сообщил, что следующий сеанс будет проводиться уже в новом офисе, и что Егорыча врачи решили лечить "наездами". На немой вопрос старика он пояснил, что бригада врачей будет приезжать раз в два дня и проводить процедуры, необходимые для завершения курса лечения.
  - А эти... - Егорыч неопределённо махнул рукой, - аппараты всякие, капельницы?
  - Всё, что надо они привезут с собой! - твёрдо сказал Яснопольский. - Я вижу, что вам тут не очень комфортно, поэтому готов понести дополнительные расходы, чтобы вы могли находиться в привычной обстановке. А ещё лучше, если вы согласитесь пожить у меня в загородном коттедже. Вам там будет хорошо. Опять же, лишних лиц не будет.
  Егорыч отрицательно покачал головой.
  - Я уж лучше дома.
  *****
  Егорыч как-то незаметно лишился свободы передвижения. Яснопольский поначалу настойчиво предлагавший Егорычу перебраться в отдельный особняк, даже свозил его туда, но старик наотрез отказался. Уж слишком не по себе ему было в огромном коттедже, окружённом высоким забором. Тогда Яснопольский поступил просто: он купил соседнюю однокомнатную квартиру, в которой разместил охрану Егорыча. Охранники имели чёткую установку отгонять непрошенных посетителей от дверей Егорычевой квартирки.
  Наверное они установили видеокамеры, потому что в подъезде не сидели. Но стоило кому-нибудь постучать к Егорычу, как тут же отворялась соседская дверь и одетый в чёрный комбинезон охранник недружелюбным голосом спрашивал, какой вопрос у посетителя к Петру Егоровичу. После этого, не слушая просьб и возражений, охранник вежливо выталкивал посетителя из подъезда.
  Стоило Егорычу выйти на улицу, как охрана тотчас располагалась неподалёку. Старушки, обычно бойкие на язык, сразу же примолкали и неодобрительно качали головами вслед Егорычу. Дети, носившиеся по двору, словно стайки воробьёв, старались играть в стороне. Даже старик Вальс, болтовню которого обычно было не остановить, не желал долго разговаривать, тут же находил причину и удалялся прочь. Егорыч постепенно перестал выходить на улицу и оказался в странной изоляции - в своей же квартире вроде как в тюрьме.
  Однажды терпение его лопнуло. Он купил в соседнем магазине бутылку водки и докторской колбасы на закуску. Денег у него теперь было намного больше, чем он мог потратить, но Егорыч не стал покупать дорогущие бутылки с красивыми этикетками, а по старой привычке взял обычную "Столичную". К нему прямо на выходе из магазина подошёл "охранитель" и твёрдо отобрал бутылку со словами "Лев Карлович категорически запретил". Взбешённый Егорыч сунул охраннику ещё и колбасу и заковылял домой.
  Его организм требовал алкоголя. Дома не было ни грамма, в магазине покупать не дают, дружков-собутыльников не пускают. Егорыч оглянулся - охранник так и топал вслед за ним со свёртком колбасы и бутылкой - видимо не решился сдать обратно, побоявшись, что старик уйдёт без него.
  "Я те покажу "запретил"!" - с остервенением подумал Егорыч.
  Он прикинул в уме, куда ему лучше податься, чтобы скрыться от преследования. Со своей ноющей ногой он должен был оторваться наверняка и сразу. На общественном транспорте бесполезно - охранник поедет там же. Взять такси, так ведь он тоже сядет. Оставались чёрные ходы. Егорыч - старый участковый, когда-то знал каждый закуток, но с тех пор многое перестроили. Он вспомнил один дом, в котором был сквозной подъезд, причём вторая дверь выходила на улицу прямо к остановке. Если повезёт, то...
  Егорыч не поленился пройти три квартала, периодически отдыхая в тени домов. Мимо по своим делам шли люди, в палатках лица кавказской национальности призывали купить натёртые до блеска фрукты. К Егорычу привязалась кудлатая дворняга и, виляя хвостом, кротким взглядом принялась выпрашивать что-нибудь съестное.
  - Нет у меня ничего, дурёха!
  И тут Егорыч вспомнил, что у него есть колбаса, которая в настоящий момент находится у "злыдня". Он развернулся и махнул рукой охраннику, чтобы тот шёл к нему. Когда парень приблизился к Егорычу, старик молча взял у него из рук свёрток и демонстративно отдал всю колбасу дворняге. Псина, обалдевшая от такого счастья, схватила кусок и умчалась в подворотню. Охранник недоумённо посмотрел на Егорыча.
  - Я сейчас в гости к другу зайду. Только попробуй за мной пойти! - Егорыч постарался придать взгляду свирепость. - Вот его квартира, с голубыми занавесками на окнах. Через три минуты выйду. Не переживай пить там не буду.
  И пока охранник раздумывал, будет ли это нарушением инструкций, Егорыч шмыгнул в подъезд, надеясь, что второй выход не закрыли. Оказалось не закрыли. Егорыч вышел на улицу и кинулся к остановке, куда как раз подошёл троллейбус. Старик злорадно ухмыльнулся, представив себе лицо парня, когда он поймёт, что его провели.
  На третьей остановке Егорыч сошёл и отправился прямиком к ближайшему коммерческому ларьку. У окошечка стояла очередь из трёх человек. Немного, но сил ждать у Егорыча не было. Он бесцеремонно вклинился.
  - Пропустите-ка, ветерана Великой Отечественной. Я кровь проливал не для того, чтобы в очередях выстаивать!
  Он обернулся к стоящим в очереди, ожидая возражений и ругани, и обомлел. Перед ним стояла та самая женщина, которая просила вылечить её сына. А Егорыч тогда к Яснопольскому предпочёл поехать. До этой встречи он даже не вспоминал про неё, но сейчас ему стало неудобно. Вроде пообещал, да не сделал. Егорыч решил исправить ситуацию. Он поглядел на женщину - она выглядела смертельно уставшей. Из-за чёрной косынки её бледное лицо казалось совсем белым, а под глазами темнели круги, как от недосыпания. Егорыч понял, что она его тоже узнала, откашлялся и сказал:
  - Здравствуйте! А я вас помню! Я, это... не мог тогда. Зато вы приводите вашего сына, ну, скажем, в это воскресенье.
  О том, что он скажет Яснопольскому, Егорыч ещё не придумал. Тот уже запланировал сеансы на месяц вперёд. А-а, ерунда, придумает что-нибудь. Женщина посмотрела на старика невидящим взглядом и сказала:
  - Ничего моему Мишеньке уже не надо. Умер он. На третий день, как я к вам приходила. И мне от вас больше ничего не надо. Уходите.
  Егорыча будто ударили в живот. Так, что сердце заколотилось, как у зайца. Все слова, которые он мог бы сказать, застряли у него в горле. О чём говорить, если он мог спасти человека и не захотел этого делать? Старик посмотрел на окошко ларька, потом на женщину и, опустив голову, поплёлся прочь, чувствуя себя совершенно разбитым.
  Как в тумане он добрался до какого-то продуктового магазина, покорно отстоял очередь, взял бутылку водки и закуску и направился в парк Пушкина. Почему скверик назвали парком да ещё в честь великого поэта никто не понимал, ведь Пушкин даже проездом здесь никогда не бывал... Егорыч нашёл скамейку подальше от гуляющих людей и начал пить. Прямо из бутылки, потому что стакан купить не догадался. Много ему и не надо было - после пятого глотка он уже крепко захмелел.
  Не то ветер качал верхушки деревьев, не то у Егорыча расплывалось в глазах. По дорожке к нему приближался кто-то, одетый в тёмные одежды. Это опять была та женщина. Она, сурово глядя на старика, остановилась в пяти шагах от скамейки, на которой сидел Егорыч и сказала: "А вот и мой Миша!" Оказалось, что рядом с ней стоял мальчишка, одетый в немецкую форму, которая на нём болталась, как на вешалке. "Здравствуйте! А мы с вами знакомы. Вы мне ещё одежду тогда испортили". С этими словами мальчишка развернулся спиной, и Егорыч увидел разорванный на спине автоматной очередью китель и торчащее сквозь него окровавленное мясо. В левой стороне груди у Егорыча что-то защемило, да так, будто ему в грудь вонзили длинную спицу - не вдохнуть, ни выдохнуть. Старик медленно завалился на бок, перевернув при этом бутылку.
  Проходившие мимо парень с девушкой замедлили шаг.
  - Кажется, ему плохо, - нерешительно сказала светловолосая девушка. - Может, "скорую" вызовем?
  - Знаешь, по-моему ему как раз очень хорошо. Погляди, полбутылки один высосал, а теперь спать завалился. Пойдём.
  *****
  - Ну что, Прометей, всё происходит именно так, как я тебе и говорил. - Дэйв пренебрежительно указал ладонью на изображение в шаре. Он вольготно расселся на обломке скалы, закинув одну ногу на другую. - Вот, пожалуйста, старик попросту укокошил неизвестного ему паренька своим бездействием, продавшись при этом прожжённому дельцу. А всё почему? Денег хочется! Ведь он мог бы лечить смертельно больных, а не убирать жир с телес воротил подпольного бизнеса! Ты не находишь, что если вместо этого старика поставить любого другого, он вёл бы себя точно так же?
  Прометей усмехнулся в бороду:
  - Я помню название твоей диплома или чего у тебя там. "Лишение веры..." Вот ты утверждаешь, что все люди такие низкие и продажные. Но ведь я им дал Огонь! Тот самый, что горит в моей груди и тот, что, по несчастью, имеется и у твоих хозяев. Тот, что заставляет людей быть любопытными, стремиться к познанию, к улучшению себя! А теперь ответь мне на вопрос: уж коли у нас всех есть общее, значит, люди получились похожими на твоих хозяев? Такие же продажные и полные животных инстинктов?
  Дэйв на мгновенье стушевался, но тут же на его волосатом лице мелькнула улыбка превосходства, мол, это я уже не раз обсуждал и ответ знаю.
  - В груди тех, чьё имя будет благословенно, нет места низменным инстинктам, что имелись в людском племени от их создания. Да и ты, из породы титанов, передал им не все свои лучшие качества. - Дэйв вдруг пригнул голову, словно опасаясь, что его могут услышать. - Я имел в виду, у вас, титанов, и так нет ничего, сравнимого с Богами, а уж людям от вас досталось так... отребье. Поэтому ты в ближайшем будущем увидишь, как твой Егорыч будет зарабатывать, совершенно игнорируя мольбы страждущих. А их, сам знаешь, очень много.
  - А если даже и так, то старик поступит точно в соответствии с манерами твоих хозяев! Ведь в их силах исправить многое! Они могут помочь, укрепиться людскому хрупкому ростку, но не делают этого! Они заняты собой! И старик уже поступил так же, как и они, но в своём, маленьком масштабе.
  Кучерявый сатир вскочил на ноги, хотел сказать что-то резкое, но сдержался, увидев презрительную усмешку титана.
  - Лучшее доказательство - это то, что будет. А что будет, ты и сам знаешь! И знаешь, что прав не ты - фанатик, а я!
  С этими словами сатир жестом погасил голубой шар и величественно удалился из пещеры.
  *****
  На сей раз Егорыч очнулся не в больничной палате, а в длинном помещении, окрашенном грязно-голубой краской. В комнате стояло с десяток кроватей, на которых из спальных принадлежностей были лишь тёмно-серые матрасы. На соседней койке раскинувшись спал мужчина, одетый только в трусы. Дышал он хрипло и с присвистом. Егорыч решил, что ему плохо и наклонился над лежащим, однако, уловив перегар, перебивавший даже стойкий запах хлорки, понял, что перед ним собрат по вытрезвителю. Ну что ж, не привыкать, Егорыч уже не раз бывал тут. Не узнал сразу, видимо ремонт сделали. Он усмехнулся и снова улёгся.
  Через два часа дежурная врачиха в сопровождении сержантов вошла в комнату, проверить вынужденных постояльцев. Егорыч к тому времени уже вполне пришёл в себя, хотя и пошатывался изрядно, а вот соседу не повезло - его повели принимать водные процедуры. Егорыч знал что это такое, поэтому постарался выглядеть максимально бодрым и трезвым. Под душ с ледяной водой идти не хотелось.
  - Опять вы здесь, Пётр Егорович! - с упрёком сказала немолодая врач. - Вы же когда-нибудь помрёте от этой водки проклятущей или замёрзнете! Ведь у вас с сердцем плохо было, когда сюда привезли, пришлось уколы делать. Ещё два-три раза таких и всё! А ведь вы наш ветеран!
  - Был ветеран, да весь вышел, - сказал Егорыч, опустив голову. - Мне уже лучше. Давайте, я заплачу и пойду. Деньги у меня есть. Такса за постой не выросла?
  Врачиха жалостливо посмотрела на старика и вздохнула:
  - Идите, Бог с ними, с деньгами. Отчитаюсь как-нибудь.
  *****
  Яснопольский на выходку старика отреагировал только тем, что охранники теперь его не отпускали одного ни на шаг. Еду ему приносили прямо домой из магазина, причём, надо отдать справедливость "буржую", самого хорошего качества. Правда, как потом выяснилось, деньги за продукты вычитали из Егорычева жалования за сеансы. Буржуй он и есть буржуй!
  Стоило Егорычу изъявить желание выехать к старому сослуживцу за город, как ему тут же был предоставлен "жип". Егорыч сначала отказался и от машины, и от поездки, но потом даже пожалел. Ему вдруг подумалось, что ни у кого из его оставшихся знакомых нет личной охраны. Выходишь, а вокруг тебя битюги подозрительным взглядом рыскают по сторонам, как бы с тобой ничего не случилось... Н-да, пожалуй в этом что-то есть...
  Когда Егорычу пришло письмо с приглашением на праздничный концерт, посвящённый пятидесятилетию создания пятикамской милиции, Яснопольский нахмурился - мероприятие было назначено на обед в воскресенье. И на это же время планировался сеанс обновления - так Лев Карлович называл егорычево лечение, губернатору соседней области. Но Егорыч категорически воспротивился предложению "не ходить", а когда Яснопольский сказал, что "нажмёт" на кого надо и концерт перенесут... ну тут старик просто разбушевался. Знал он, конечно, о влиянии "хозяина города" на власть предержащих, но ведь должно остаться хоть что-то нетронутое! В конце концов Яснопольский согласился и начал придумывать чем бы ему занять важного клиента во время непредвиденного ожидания.
  Охранники само собой не пошли внутрь Дворца спорта, где проходил концерт. Но ждали старика у выхода! Едва Егорыч вышел, как они тут же ему напомнили о предстоящем сеансе. Он даже толком не успел ни с кем поговорить, сказал только, мол, дела, и под удивлёнными взглядами бывших сослуживцев сел в большой чёрный мерседес. По дороге домой старик принялся в очередной раз подсчитывать свои деньги, теперь уже с учётом новых ста пятидесяти тысяч. У него получалось, что теперь он миллионер, и даже с "хвостиком"! Егорыч начал смаковать это волшебное слово! Вот бы никогда не подумал, что он сможет о себе так сказать!
  Внезапно раздался противный визг тормозов, и Егорыча бросило на спинку переднего сидения. Послышался глухой удар по капоту, потом машину швырнуло на обочину дороги. Тут же сработали подушки безопасности, и водитель, и охранник, сидевший на переднем сидении, оказались прижатыми к креслам какими-то белыми мешками. Егорыч такого раньше и не видывал. Впрочем, он и сейчас почти ничего не видел, потому что разбил нос до крови, а из глаз текли слёзы. Сморщившись, он пытался сообразить, что же произошло.
  - Твою мать! - водитель пытался выбраться из машины. - Убью сопляка!
  Наконец водитель, а за ним и охранник вылезли из машины. Егорыч кряхтя и утирая рукавом кровь, тоже открыл дверь. В полуметре от него находился дорожный столб. Ещё чуть-чуть, и машина врезалась бы в бетонное основание и неизвестно, чем бы всё могло закончиться. У Егорыча по спине пробежал холодок - только начал жить по-человечески и на тебе!
  Водитель и охранник склонились над кем-то, лежащим на асфальте. Егорыч подошёл поближе. Маленькая скрюченная фигурка мальчишки судорожно вздрагивала, словно ещё пытаясь убежать от чёрной машины.
  - Вот зараза! Весь капот измял из-за него! - водитель зло сплюнул. - Чего с ним делать-то? Надо везти щенка в больницу, подсудное дело как-никак!
  - Не! Он в неположенном месте перебегал, ничего тебе не будет! - сказал охранник. - Лев Карлович отмажет!
  - Много ты понимаешь! Положено или не положено, я всяко его везти в больницу должен, а потом уж разборки будут.
  Егорыч автоматически посмотрел на машину - действительно, на капоте вмятина, мерседесовский значок напрочь отлетел, радиаторная решётка тоже поломана. Каково же тогда пацану? Старик склонился над мальчишкой - у того на губах выступила кровавая пена. Правая рука подёргивалась, а левая, неестественно согнутая, была сломана. Сквозь тонкую кожу было видно острую кость - ещё немного и кровь хлынет наружу.
  Рядом с местом аварии мгновенно начали собираться зеваки. Кто-то просто молча смотрел, кто-то на всякий случай записывал номер машины. Сквозь собравшуюся толпу пробралась женщина и сразу принялась осматривать пострадавшего мальчика.
  - Я врач. Достаньте быстро аптечку! Что значит "нет аптечки"?
  - Ну нет и всё! - пожал плечами водитель.
  - Ну так остановите какую-нибудь машину и возьмите аптечку там! И кто-нибудь, пожалуйста, вызовите "скорую"! - последнюю фразу врач сказала уже в толпу собравшихся. - Скажите что очень тяжёлое ранение, пусть немедленно выезжают.
  Егорыч подошёл к лежащему на асфальте мальчишке, которому в этот момент женщина осторожно ощупывала грудную клетку.
  - Как он?
  Женщина подняла голову на старика.
  - Плохо. Весь переломан. Его так ударило, что он летел метров десять. Боюсь, что до приезда "скорой" может и не выдержать. Что вы делаете? Зачем вы его трогаете?
  - Так это... вылечить хочу! - пробормотал Егорыч.
  - Не трогайте! И вообще отойдите, не мешайте мне! Ну, кто-нибудь дайте же аптечку!
  Егорыч послушался врачиху и отошёл в сторону. Старик глубоко вздохнул - он ведь может спасти мальчишку. Достаточно протянуть руку и коснуться... А что потом сказать Яснопольскому? Ведь у него какой-то жутко-важный клиент! Лёва просто рассвирепеет, особенно после того, как пришлось отложить сеанс из-за концерта. Опять же сто пятьдесят тысяч никогда лишними не бывают... К тому же, сейчас "скорая" приедет и всё будет нормально.
  Размышления старика прервал мужчина, принёсший аптечку из остановившейся машины. Женщина только начала перерывать содержимое маленькой сумочки, как в конце улицы раздался вой сирены "скорой помощи". Заскрипели тормоза, и из бело-красной машины почти на ходу выпрыгнул молодой парень в мятом белом халате, держа в руках блестящую металлическую биксу. Женщина-врач, сидевшая на корточках около мальчишки, подняла на подошедшего взгляд и спросила:
  - Что у вас есть?
  Парень посмотрел на густую струйку крови, неожиданно вытекшую изо рта мальчишки и сказал:
  - Я, конечно, только фельдшер, но, кажется, ему уже ничего не нужно.
  Женщина схватила тонкую руку, пытаясь нащупать пульс, потом оттянула веки лежащему и заглянула ему в глаза. Сморщившись так, будто вот-вот заплачет, она спросила:
  - А в машине... - голос её прервался.
  Фельдшер предугадав её вопрос, отрицательно покачал головой:
  - У нас машина класса "А", а не реанимобиль. Власти в очередной раз сэкономили. Потому фельдшеры и разъезжают, а не врачи! - парень безнадёжно махнул рукой. - Хотя, на "скорой" скоро и врачей не останется при такой зарплате. Пойду, вызову труповозку.
  Егорыч очнулся от столбняка. Он с кряхтеньем присел на корточки и дотронулся до синеющей руки мальчика. Плевать на Лёву! Старик пожелал, чтобы неведомая сила вышла из него в исковерканное тело, но вдруг понял, что не ощущает в себе её присутствия. Даже намёка на присутствие. Как же так, неужели сегодня не воскресенье? Да нет, ведь сегодня же сеанс! Егорыч схватил холодеющую окровавленную кисть мальчика и с исступлением желал, чтобы появился предвестник силы - холод. Но тот, кто давал Егорычу возможность лечить, на этот раз молчал.
  Водитель "скорой" посмотрел на посеревшее лицо мёртвого мальчишки, сокрушённо покачал головой, достал из машины серо-белую простыню и накрыл лежащее тело. Простынь тотчас же начала пропитываться кровью. В толпе заохали бабуськи. Женщина выпрямилась, как-то растерянно осмотрелась вокруг и ушла.
  В это время водитель мерседеса говорил охраннику:
  - Серёг, слышь, лови такси и вези Егорыча на сеанс. Я тут надолго застрял. Шефу сообщи всё, пусть позвонит куда надо, чтоб меня долго не кантовали.
  Егорыч выпустил руку мёртвого мальчика и посмотрел на кровь на своей ладони. Всё! Выходит, что повторить деяния Иисуса Христа Егорычу не суждено! Верно, про воскрешение свинорылый ничего не говорил, а мёртвым здоровье не нужно.
  Охранник подошёл к Егорычу, помог ему подняться и повёл в такси. Старик позволил увести себя с места катастрофы и всю оставшуюся дорогу был словно в тумане. Он только что потерял себя.
  *****
  - Ну? Удостоверился? - ехидный голос Дэйва тоненьким сверлом вкручивался в мозг Прометея. - Я же тебе говорил, что он продался. Видел, как он стоял и равнодушно смотрел? У ни в чём не повинного мальчишки впереди была такая долгая жизнь, полная открытий и любви. Старик же одним отсутствием движения всё это перечеркнул, хотя ведь мог не только спасти, но и сделать пацана абсолютно здоровым! Но он предпочёл отстраниться. А потом, типа, решился! Само собой, когда увидел, что уже поздно! Понятно, можно и на публику поиграть, хотел мол, но не получилось, извините, братцы! Ещё бы, ведь за его лечение миллионы платят! А как раз поэтому, твой Егорыч и не стал попусту растрачивать свой потенциал. Правильный старик-то! Конечно, зачем делать бесплатно то, за что можно получить деньги?
  Прометей гордо молчал. Но слова полусатира едкой кислотой осаждались на душе. Ну, неужели?
  - Итак, заключивший пари, ты согласен, что действия испытумого были совершены им по его собственному желанию и с моей стороны вмешательства не было? - заговорил вдруг Дэйв тоном прокурора на заседании. - Я считаю, что первый этап нашего испытания подошёл к завершению. Настало время для второго, завершающего этапа, который, собственно, и определит победителя в нашем споре. Хотя, чего уж там, я уверен в исходе, как-то даже неинтересно стало. Однако, пари есть пари! Ну как, согласен ты на завершение, или ещё месяцок подождём? Как видишь, я могу тебе это позволить.
  *****
  Егорычу было плохо. Очень плохо. Он заперся в своей квартире и никому не открывал. Особенно битюгам из своей бывшей охраны. Особенно после того, как он заявил Яснопольскому, что больше не желает иметь с ним никакого дела. Местный магнат с прищуром посмотрел на старика - и попытался его уговорить не спешить с решением. Предлагал отправить его на отдых в заморские страны, чуть ли не в кругосветный круиз, причём при полной оплате им, Яснопольским, всех расходов. Терять большие деньги, достающиеся практически из ничего, коммерсант явно не желал, поэтому готов был идти практически на всё. Он даже предложил спонсировать Общество ветеранов войны и милиции, лишь бы Егорыч передумал. Но старик был непреклонен.
  Понимая, что от Яснопольского просто так не отвязаться, он немного слукавил. Сказал, что ему вновь было видение, но на этот раз его предупредили, чтобы за денег лечения больше не было. Иначе вместо абсолютного здоровья пациент может получить солидный набор всяческих болезней. То есть результат может оказаться прямо противоположным желаемому.
  Яснопольский был явно ошарашен услышанным, однако, учитывая сверхъестественную природу дара, вполне поверил в сказанное. Не хватало ещё загубить какого-нибудь высокопоставленного чиновника, воровского авторитета или финансового воротилу - мигом схлопочешь пулю в лоб. Яснопольский не был сверхжадным - он никогда не вырывал с корнями поля своей деятельности. Глядишь, через некоторое время на таком поле вновь вырастет то, чем можно поживиться. Единственное, о чём Яснопольский попросил Егорыча - провести сеанс оздоровления с его женой, Софьей Иосифовной. Бесплатно, разумеется, с улыбкой добавил коммерсант. Егорыч согласился и, наконец, наступил долгожданный покой. Охранники из соседней квартиры исчезли и никто его больше не сопровождал в походах в магазин.
  Егорыч практически перестал выходить на улицу. Он чувствовал себя убийцей. Перед его глазами всё время маячили прозрачные тени мальчишки-немца со спиной, разорванной пулями, неведомого Миши - сына женщины, одетой в чёрное, и переломанного мальчишки в клетчатой рубашке. Егорыч больше не мог этого выносить - он закупил водки, закуски, закрылся дома и запил. Он снова потерял счёт времени, смутно помнил, что кто-то стучался к нему несколько раз. А Егорыч этого "кого-то" посылал ... Потом он пришёл в себя от того, что ему стало плохо - в пьяном сне снилось, будто на грудь наступил здоровущий мужик и не даёт дышать. Старик высосал таблетку валидола, выспался и снова продолжил.
  Когда наступил момент просветления, хотя на самом деле просто кончилась водка, Егорыч снова увидел три призрака, скорбно стоящие в тёмном углу комнаты. Конечно, умом он понимал, что их нет, скорее, это называется "допился"... Но раз ему была дана сверхъестественная сила лечить, значит, есть и другие... силы! Привидения например! Егорыч содрогнулся. По комнате словно пронёсся ветерок и две тени исчезли, в углу остался только один - тот, последний. Тень, наклонив голову, с упрёком смотрела на старика, как бы спрашивая, неужели моя жизнь стоила дешевле ста пятидесяти тысяч.
  - Дык, я это, невиноват! - хрипло прошептал Егорыч пересохшими губами. - Это Яснопольский.
  Егорыч оправдывался перед собой и тенью, зная, что Яснопольский не виноват в том, что старик стоял и смотрел, как умирает незнакомый мальчишка. Ведь это Егорыч был тем молчаливым зрителем, у которого в душе желание помочь ребёнку боролось с алчностью. Он же понимал в тот момент, что мальчик пострадал, и пострадал сильно, но пока старик колебался, уже произошло непоправимое. А Яснопольский... просто он, как бес-искуситель, совратил Егорыча! Вот и всё.
  Перед глазами старика возникло туманное облако, сквозь которое смутно проглядывала обновлённая обстановка квартиры. В колеблющемся облаке начал появляться силуэт, спустя несколько секунд воплотившийся в того самого "свинорылого и кучерявого беса", который являлся Егорычу в прошлый раз. Однако, гость выглядел каким-то ненастоящим, будто полупрозрачным.
  "Ух, лучше этот свинорылый пусть будет полупрозрачным, чем призрак мальчишки станет реальным!" - уже ничему не удивляясь, подумал старик.
  На этот раз Егорыч не испугался за свой рассудок. Он испугался, что свинорылый пришёл забрать у него волшебный дар. А иначе, зачем он опять сюда пожаловал? Пришелец насмешливо улыбался, глядя на съёжившегося Егорыча.
  - Ну-с, здравствуй, здравствуй, Гиппократ! Вижу, что дела твои шли неплохо.
  - Чего уж! - Егорыч замялся, не зная что сказать. - А ты кто? Бес что ли?
  Дэйв громко заржал и махнул волосатой рукой.
  - Я бес? Не! Мелко берёшь. Бесы - сплошь воры и жулики. Но тебе-то какая разница? Ведь я же тебя не обманул. Что сказал, то ты и получил. Людям так сказать помог, сам подзаработал. Разве не так?
  Егорыч вспомнил дергающегося в агонии мальчишку на асфальте и промолчал. Вроде бес всё верно говорит, но ведь...
  - Ну так вот, - говорил тем временем Дэйв, - поскольку ты проявил себя с наилучшей стороны, моим руководством было решено премировать тебя. Эх, везёт же некоторым! Значит так! Тебе предлагается план действий для определения твоей дальнейшей жизни. Вариант один: ты останешься таким же, каков ты есть сейчас. И даже дар излечения остается при тебе - можешь продолжать его использовать. Правда, не так часто, а, скажем, раз в месяц. А то в вашем Пятикамске про кладбище забыть придётся! - Дэйв хохотнул и продолжил. - Собственно, больше никто ни в чём ограничивать тебя не собирается. Живи как жил весь срок, который тебе отпущен.
  Дэйв помолчал и поднял кверху палец, привлекая внимание Егорыча.
  - А вот второй вариант, это который как премию выдают, намного интереснее. Тебе разрешено использовать энергию излечения для себя. Причём, ты слушай, слушай, старик, это будет не просто излечение, а полное омоложение организма до состояния двадцатилетнего возраста. Другими словами, тебе даётся шанс начать свою жизнь сначала. Будешь молод, полон сил, здоров как бык... племенной! - Дэйв опять заржал.
  Егорыч туповато глядел на "свинорылого" - до старика смысл сказанного полностью явно не дошёл. Картинно вздохнув и приподняв кустистые брови, Дэйв принялся втолковывать заново:
  - Короче, попросту говоря, у тебя есть выбор: либо ты продолжаешь изредка кого-нибудь исцелять, либо один единственный раз можешь применить свой дар к себе. Получишь и здоровье, и молодость! Но дара больше не будет, так что ты ни заработать на нём больше не сможешь, ни излечить кого-нибудь. В общем-то, ты и так неплохо подкопил, так что будешь вполне обеспеченным молодым человеком. Если не пропьёшь.
  В глазах Егорыча что-то мелькнуло. Он встрепенулся.
  - Так если исцеление на меня подействует, значит, я и от алкоголизма вылечусь! Оно ж все болезни лечит. Или я не прав?
  - Прав, прав. Да ведь снова начать, это ж, как вы говорите, как два пальца об асфальт...
  Егорыч шумно сглотнул и сказал:
  - Нет, коли я вылечусь, ни капли в рот не возьму!
  Кучерявый пожал плечами.
  - Ну, это твоё дело. Значит запомни: тебе даётся один-единственный шанс! В следующий раз хорошенько подумай, куда направить силу. Как решишь, так и будет. Итак, моя миссия выполнена, так что вот прямо с воскресенья можешь и приступать. Прощай, старик!
  Бес, или кто он там, развернулся и ушёл вглубь тумана, а вскоре и само облако исчезло.
  Егорыч глядел на угол, оклеенный обоями в цветочек - будто ничего и не было. Его мутило. Но не от выпитого, хотя, судя по валяющимся пустым бутылкам, выпил он немало. Егорыч с трудом сдерживал дрожь волнения - он может стать молодым! Чувствовать налитые силой мышцы, а не дряблые верёвки, смотреться в зеркало и видеть упругую кожу лица и шапку густых чёрных волос, а не морщинистые обрюзгшие щёки и лысину с редкими островками растительности непонятного цвета.
  В юности Егорыч мог таскать пятидесятикилограммовые мешки и при этом ещё и пританцовывал, а сейчас ничего тяжелее сетки с тремя бутылками водки не мог поднять. Неужели он снова сможет бегать, испытывая при этом не одышку и головокружение, а радость? Неужели он сможет отдалить от себя воняющий тленом и гнилью призрак недалёкой смерти? Неужели на него снова, как много лет назад, будут смотреть девушки и будут его хотеть? И он сам будет хотеть! Господи, да ведь он уже и забыл как это!
  Егорыч в диком волнении вскочил с дивана, торжественно собрался приложить руку к груди и сказать "хочу", но вспомнил, что проклятый пришелец сказал "надо начинать в воскресенье". А сегодня... а какой сегодня день Егорыч не имел понятия. Календарей он сроду не имел, телевизор старый сломался, а новый ему Яснопольский почему-то не поставил. Нужно срочно узнать, может, сегодня уже суббота. Тогда завтра он сможет приступить... Егорыч торопливо обул башмаки и выскочил на улицу. Разумеется, насколько слово "выскочил" можно применить к прихрамыванию, сопровождаемому постоянным кряхтением.
  На улице Егорыч даже поначалу зажмурился - до того ярко светило солнце. Видимо, недавно прошёл дождь - асфальт блестел водой, будто гигантский дворник умыл город из шланга. В небольших лужицах бултыхались взъерошенные воробьи. Словно подражая им, по лужам носились мальчишки, с хохотом топая по грязной воде и обрызгивая друг друга. Баба Лиза вывела на прогулку внука и сейчас искала на лавочке возле песочницы местечко посуше.
  Молодая женщина с девочкой подошла к бабе Лизе и о чём-то заговорила с ней. Старушка активно закивала головой, и женщина ушла, поцеловав девочку на прощанье. Егорыч немного постоял, глубоко вдыхая тёплый летний воздух, и пошёл по направлению к бабе Лизе - ведь не у мальчишек же, в самом деле, спрашивать какой сегодня день.
  Егорыч степенно подошёл к лавочке, на которой расположилась язвительная старушка, и уселся рядом, не спросив у неё разрешения. Баба Лиза неодобрительно глянула на помятое и небритое лицо Егорыча, видимо, хотела что-то сказать, но промолчала. Егорыч откашлялся и произнёс в пространство:
  - Да-а, жизнь нынче пошла. Не успеешь оглянуться - а месяца и нету. Денёчки летят, как листья осенние. Э-хе-хе, старость - не радость.
  Баба Лиза усмехнулась.
  - Егорыч, ты б пил поменьше! Кто угодно счёт дням потеряет, коли столько пить будет, сколько ты употребляешь. И старость тут ни причём!
  Егорыч оживился.
  - Как это ни причём? Я вот, например, раньше всегда знал, какое число сегодня.
  - Так ты на работу кажен день ходил! - парировала баба Лиза. - Вот и знал! А сейчас дома сиднем сидишь, да на ребятишек дурниной орёшь! Постыдился бы!
  - А чего они под окнами шумят? Голова и так болит, а они...
  - Пить меньше надо! - повторила баба Лиза сурово. - Или бы уж допился бы до белой горячки, чтоб тебя в дурку забрали. Глядишь, и во дворе спокойнее стало бы! Ваня, ну-ка не бросайся песком в девочек! Сейчас маму позову, если не перестанешь! Лидочка, иди я тебя отряхну!
  Егорыч автоматически глянул на песочницу, расположенную неподалёку от лавочки. Трёх или четырёхлетний карапуз, по-видимому, играл в гараж, места ему не хватило, и он расширил поле своей деятельности на "дом" девочек, которые накрыли песочный стол. Девочки в отместку сломали ему гараж, после чего началось посыпание детских голов песком, сопровождаемое хоровым плачем. Теперь букеты, сделанные из травинок и листиков были перемешаны с палочками, изображавшими когда-то крышу гаража, а чумазые и заплаканные дети были рассажены взрослыми по углам песочницы.
  К бабе Лизе подошла бледная девочка лет пяти, та самая, которую мама оставила на попечение старушки. Егорыч никогда особо не утруждался запоминанием детских лиц, но всё ж они постоянно мелькали перед глазами. А эту девочку он не помнил, как, впрочем, и её маму. Приезжие, наверное, явно не "бабылизины" родственники. Несмотря на лето, девочка была очень бледна, будто просидела всю жизнь не видя солнца. Старушка тщательно отряхнула её сарафан от песка.
  - Иди, играй, золотце! Не будет больше Ваня озорничать. Иди, садись в тенёк под грибочек.
  Девочка послушно пошла к песочнице и села на бортик, но не играла, а молча смотрела на роющихся в песке детей.
  - Горе-то какое, - неожиданно тихо сказала баба Лиза Егорычу (он привык слышать её либо громко говорящей, либо кричащей), - такая маленькая, и такая страшная болезнь!
  - У кого? Какая болезнь?
  - У Лидочки. У неё лейкемия, - видя, что Егорыч, видимо, вспоминает, что это такое, баба Лиза пояснила: - Рак крови. На глазах ребёнок тает. Это внучка Фёдоровой Нины Павловны - они прошлым летом приезжали, так девочка прямо живчик была, хохотушка, носилась, как угорелая. А сейчас от неё просто тень осталась. Нина Павловна слегла от горя. Девочке операцию должны сделать скоро, мозг костный менять, кажется... Если её родители деньги найдут. А откуда они такую прорву денег возьмут? Да говорят, не всегда эта пересадка помогает. И как страшно! Ладно бы я чем таким заболела, я старая, своё уж отжила, а ведь она дитё совсем...
  Баба Лиза всхлипнула и вытерла глаза накрахмаленным платочком. Егорыч совершенно некстати подумал, что, наверное, неудобно таким жёстким платком тереть глаза. Вдруг старушка резко повернулась к нему.
  - Егорыч, а Егорыч? Говорят, будто ты целителем народным сделался, народ излечиваешь, прямо чудеса творишь. Правда это, аль нет? Будто Никонов Сергей после того, как у тебя полечился, снова рукой искалеченной двигает. Старик Вальс всем про это рассказывает, да ведь каждому известно, что он - дурачок. Соврёт - недорого возьмёт. Я лично думаю, что Никонов куда-нибудь съездил на операцию.
  Егорыч в ответ неопределённо пожал плечами. Старушка не унималась.
  - А тогда чего буржую Лёве от тебя надо? Охранников понаставил в подъезде, никого не пущают.
  - Лиз, отстань! Нет там уже никаких охранников. Не веришь - сама сходи, убедись.
  - Сегодня нет, завтра будут! Ну не может же быть, чтоб богатей просто так сделал ремонт такому пьянчуге, как ты! Уж прости, Егорыч, что называю тебя так, да только ты ж не просыхаешь! К тому же, я тебе это в глаза говорю.
  - Ну спасибо, что глаза мне открыла, а то без тебя я и не знал, - с усмешкой произнёс Егорыч.
  - А потом ещё Вальс говорил, будто ты Серёжку Макарова от полиомиелита вылечил...
  - Враки! Сама подумай, ну как можно вылечить от такого?
  - Вот мне и интересно! И ещё говорят, будто ты большие деньжищи зарабатываешь...
  - А ты деньги в чужом кармане не считай! - взвился Егорыч. - Не твоё это дело!
  - А что это ты на меня разорался? Сидит тут, перегаром дышит, да ещё и кричит!
  - Тьфу! - в сердцах плюнул Егорыч. - Ну до чего же ты вредная, Лизка! Вот сколько тебя помню - всю жисть такая! И как только Борис, царство ему небесное, с тобой сорок лет прожил? Маялся небось, каждый день!
  - Ах ты, алкаш! Ты моего Борю не трожь! Это Дуне твоей памятник надо ставить, что с таким сколько лет прожила... Да другая бы ещё в молодости тебя бросила! А я так и не посмотрела бы вообще!
  Они ругались в голос, совершенно не обращая внимания на улыбки соседей, расположившихся на соседних лавочках. Перепалки Егорыча с бабой Лизой уже давно стали чуть ли не традицией. Со стороны они выглядели как два дерущихся петуха, только что перья в стороны не летели. Ну, или как петух и курица, если угодно. Распалённый Егорыч встал с лавочки и, пристукивая от избытка эмоций палкой по асфальту, прохрипел:
  - Я может, и пью, может, и много. Зато я могу разом и вылечиться, и молодым стать! А ты как была каргой старой, так ей и помрёшь!
  - Это я-то карга?! Люди, да вы посмотрите на него! Сам одной ногой в могиле стоит!
  - Говорю тебе, молодым стану! Вот в ближайшее же воскресенье! Других, правда, лечить уж не смогу, зато сам стану... Эт тебе почище, чем в коньке-горбунке будет!
  - Ха! Будет! Мальчик Егорыч будет! Ой, не смеши меня! - старушка тоже встала, уперев руки в бока. - Да по тебе психушка плачет, допился уже до белой горячки, несёшь невесть чего! И чем интересно тебя сегодняшний день не устраивает? Почему бы прямо сейчас мальчиком не стать?
  - А какой сегодня день-то? - баба Лиза до того завела Егорыча, что он только сейчас вспомнил, для чего сюда пришёл.
  - Воскресенье, родимый! Ну, давай, начинай! А уж я тебя в песочек посажу, куличики полепишь.
  Егорыч шумно сглотнул набежавшую слюну. Выходит, он прямо сейчас может выпустить неведомую силу на себя. Господи, неужели он снова будет молодым? Егорыч несколько раз сжал и разжал кулак, чувствуя, как в животе опять появляется знакомое ощущение пронзительного холода. Снова затряслась рука от избытка энергии, рвущейся наружу. Баба Лиза с интересом смотрела на разом замолкшего Егорыча, планируя дальнейшие насмешки над ним. Старик глубоко вздохнул и начал поднимать правую руку к своей груди. В этот момент рядом раздался детский голосок.
  - Баба Лиза, а когда моя мама придёт?
  Рядом со стариками стояла та самая Лидочка. Девочка, ожидая ответа на свой вопрос, посмотрела сначала на бабу Лизу, а потом на Егорыча. Он встретился с ней взглядом, и рука его застыла на полпути. Егорыч смотрел в большие карие глаза девочки и видел впереди долгую жизнь, полную ежедневных открытий, первую любовь, поцелуи украдкой, боль расставания, крик первенца, смерть близких, смех счастья, слёзы горя, тяжесть потерь, радость побед и горечь поражений. Всё, что должна была когда-нибудь пережить эта девочка было как будто перечёркнуто жирным чёрным крестом. Словно она смотрела на Егорыча из-за витрины, на которой нерадивый маляр размашисто оставил два мазка кузбасслака.
  Рука Егорыча опустилась.
  Баба Лиза тем временем рассказывала девочке, что её мама скоро придёт, она пошла к важному дяде по важному делу. Ей нужно найти много денежек, чтобы Лидочка была здоровой, а Лидочка должна быть послушной, чтобы мама не огорчалась. Пока старушка ворковала, Егорычу в голову пришла мысль. А ведь действительно! Он же может помочь девочке, не тратя на неё чудо-силу! Достаточно обратиться к Яснопольскому и сказать ему, что это его внучка! Он найдёт деньги и врачей! Девочка будет спасена!
  Рука Егорыча поднялась.
  Тут же откуда-то из глубины сознания пришла назойливая мыслишка, упорно твердившая о том, что "буржуй" не станет беспокоиться о какой-то чужой девочке просто так, за здорово живёшь. Значит...
  Рука Егорыча опустилась.
  Проклятье! Он обрекает на верную смерть эту девчонку! Сразу же перед глазами возник образ мальчишки-немца, преследовавший его всю жизнь. Егорыча начала трясти мелкая дрожь! Призрак опять укоризненно качал головой, не одобряя колебаний старика. "А фиг тебе!" - злорадно подумал Егорыч. У меня на книжке лежит куча денег. Я просто заплачу за операцию, и девочка будет спасена. А я буду жить с молодым телом и с чистой совестью!"
  Рука Егорыча поднялась.
  Опять! Опять всплыли теперь уже слова бабы Лизы "не всегда эта пересадка помогает". "Да, ну я-то здесь при чём! - запротестовал Егорыч. - Кому-то помогает, кому-то нет!" Следом выползло осознание того, что его собственное "лечение" не давало осечек до сих пор и на сто процентов поможет девочке.
  Рука Егорыча опустилась.
  Баба Лиза удивлённо смотрела за жестикуляцией Егорыча.
  - Ты чего тут семафоришь? Плохо стало? Может, валидолу дать?
  Егорыч отмахнулся от неё и сказал Лидочке:
  - Дай мне свою руку.
  - Мне родители не велели чужим руки давать. И конфеты брать тоже нельзя! - сообщила девочка, спрятав руки за спину.
  - Не бойся, я тебе ничего плохого не сделаю. Вон и баба Лиза скажет.
  Глаза у бабы Лизы почему-то стали испуганными, однако она негромко вякнула что-то утвердительное. Девочка протянула руку, и Егорыч взял её маленькую ладошку в свою ладонь. Рука девочки была тонкая и бледная, сквозь кожу просвечивали синие вены. Оставалось только произнести одно слово... и тогда всё. Можно распрощаться с надеждой на будущую жизнь, на молодость, на абсолютное здоровье, на...
  Да ведь этим одним словом Егорыч практически подписывал себе смертный приговор! Старик не мог не то что произнести, он не мог даже подумать то слово, которое выпустит энергию на девочку. И не мог истратить её на себя! Как он потом посмотрит ей в глаза? А с другой стороны - ведь он уже никогда не увидит больше эту девчонку. Он бросит этот засиженный мухами Пятикамск и уедет куда-нибудь в столицу, купит дом с участком и с садом, непременно с садом! Познакомится с красивой девушкой и у него будет впереди ещё целая жизнь! А девочка... ну что ж, будет ещё один камень на сердце.
  "Переживу как-нибудь" - Егорыч решился и посмотрел на Лидочку.
  На худеньком личике, исчёрканном болью и непрерывными болезненными и неприятными процедурами, жили, казалось, только глаза. Оттого, что лицо девочки было худым, её большие карие глаза выглядели огромными. А синева под ними только подчеркивала их бездонность. Егорычу показалось что он тонет в этой карей глубине. Не должно быть таких глаз у пятилетней девочки, дети должны быть беззаботными и весёлыми! А этот взгляд, был исполнен кроткой покорности судьбе, перенесённой боли, мимолётной радости бытия и... прощения! Казалось, девочка заранее прощала Егорычу его выбор и смотрела на него понимающим, мудрым взглядом. Возвышающийся над ней Егорыч почувствовал себя как когда-то давно в детстве - маленьким мальчиком, стоящим рядом с мамой, утешавшей его.
  Егорыча пронзило понимание того, где он уже встречал этот взгляд - однажды, много лет назад, он зашёл в церковь, хотя был пожизненным атеистом, а уж попов ненавидел всей душой. Вот там-то, на коричневой от времени иконе, как потом ему сказали - Божьей Матери, он и увидел этот же самый взгляд - прощающий, скорбящий по нему, заблудшему, и любящий одновременно.
  Голова у старика закружилась, и он, не выпуская руки девочки, опустился на лавочку. Лидочка не делала попыток вырвать руку и только продолжала молча смотреть на него. Баба Лиза наклонилась к Егорычу:
  - Э-эй, ты чего это?
  Егорыч посмотрел на расплывающийся по краям силуэт бабы Лизы.
  - Отстань! - скорее каркнул, чем сказал он.
  Да за что же ему достался такой нелёгкий жребий - взвешивать на весах души свою судьбу и судьбу чужого ребенка?!! Кто же ему дал такое право - решать, будет жить человек или нет?!! Кто они?!!
  - С-суки! Будьте вы прокляты! - прохрипел Егорыч и, сжав правую руку в кулак, погрозил куда-то. Баба Лиза на всякий случай отошла подальше.
  И тут у него в груди начал разгораться пожар. Сначала зажгло где-то внутри, потом жжение распространилось до грудины и разошлось направо и налево. Егорыча бросило в пот - он разом взмок. Ему показалось, что разрезали грудь и теперь пытаются раскрыть в стороны рёбра, чтобы показать всем, что у него там внутри. Егорыч вспомнил, что Пашка перед смертью описывал свои ощущения во время инфаркта - сейчас было то же самое. Он схватился правой рукой за сердце и почувствовал, как накреняется земля и бьёт его, почему-то сбоку.
  "Вот и всё!" - пронеслось у него в туманящейся голове. Последний шанс выжить, вот он, сейчас. Сейчас или никогда! Холод в низу живота не уходил, но он никак не мог затушить пожар в груди - эти две стихии были сами по себе в одном теле. Всё, что нужно, это выразить желание и режущая боль пройдёт.
  - Хочу... - чуть слышно просипел Егорыч, и сознание его померкло. Испуганная девочка заплакала, пытаясь вырваться - пальцы старика, вцепившиеся в неё мертвой хваткой, оставили на её руке синяки.
  *****
  Дэйв склонился над голубым шаром и, отчаянно жестикулируя, азартно поддерживал происходящее на детской площадке заштатного российского городка. Прометей тоже смотрел в шар, но молчал. Он уже и сам не верил ни в свои слова, ни в Егорыча, который стал невольным предметом их пари. Когда старик упал, схватившись за сердце, а потом голубой шар залило слепящей волной, выпущенной Егорычем энергии, Дэйв ликующе завопил:
  - Вот он, миг торжества! Полюбуйся, Прометей, перед тобой ответ на извечный вопрос! Ты проиграл изначально, и этот эпизод - всего лишь ещё одно тому подтверждение! Уж извини, что стервятник будет к тебе наведываться почаще, но, в конце концов, ты должен мне быть благодарен за доставленное развлечение.
  В этот момент глухо сотряснулись стены пещеры и откуда-то сверху посыпались камешки. Дэйв судорожно сжал свою папку.
  - Не может быть! Этого просто не может быть! - прошептал он. - Этот алкоголик... Тварь! Сгною! Проказу нашлю! Гнить будешь до гроба!
  Голос Дэйва сорвался на визг. В этот момент Прометей понял: несмотря ни на что, он выиграл. Старик - обычный человек, чей закат уже виден невооружённым глазом, пожертвовал собой, чтобы спасти ребёнка. Прометей выиграл практически стопроцентно-проигрышное пари!
  Дэйв продолжал брызгать слюной и от бешенства в клочья разорвал свою папку. Под сводами пещеры раздался гулкий смех титана:
  - Ну, приспешник, иди, передай своим хозяевам, что прав был я! Я рад, что в груди этого старика горит Огонь. Пока жив хотя бы один такой человек - мне легче переносить пытки, на которые меня обрекли! Я ещё раз убедился, что всё было не зря.
  Дэйв сделал гигантское усилие и почти успокоился, хотя его волосатое лицо периодически подёргивалось, как от нервного тика.
  - Да-а, не ожидал я такой глупости, честно надо сказать. Зря я включил в свой список русских - они странные по жизни. Что ж, придётся похоронить труд нескольких веков и поискать тему для другого диплома.
  Дэйв небрежно пнул обрывок папки. В этот момент послышались гулкие тяжёлые шаги, и из тумана возникли две человекоподобные фигуры. Прометей удивлённо вскинул брови, увидев, что это каменные големы, которых издревле использовали для грязных работ. Дэйв тоже обернулся к ним и махнул рукой.
  - А вы тут зачем появились? Ступайте прочь! Мойры почему-то решили благоволить этому отступнику. Эй, вы не слышите, что я говорю?
  Големы, не обращая внимания на слова Дэйва, подошли к нему и с неожиданным, для такого неуклюжего телосложения, проворством, схватили его под руки. Сатир отчаянно задёргался, но вырваться из холодных серых объятий не мог. Он вопил и требовал объяснений. Один из големов, гулким утробным голосом сказал:
  - Ты проиграл пари. Надо платить!
  - Ну и что! Да, проиграл, но ведь по условиям пари, Прометею будет дан отдых от стервятника, на срок оставшейся жизни испытуемого. Я-то тут причём?
  - Стервятник должен есть, - произнёс другой голем. - Ты заменишь Прометея на срок жизни испытуемого.
  Прометей усмехнулся:
  - Ты глупец, Дэйв. Неужели ты думал, что "эти" сделают что-нибудь просто так? А теперь на своей шкуре испытаешь их благодарность.
  Когда визг полусатира и шаги големов затихли и в пещере воцарилась тишина, Прометей глубоко вздохнул. Сколько он не увидит стервятника - год, два, пять? Спасибо за это старику, но не так это и важно. Главное, что Прометей был прав тогда, тысячелетия назад, и прав сегодня. Скрежещите зубами, возомнившие себя всесильными, придёт ещё время людей!
  *****
  В приёмном покое первой городской больницы три бабушки шумели на женщину в белом халате.
  - Да поймите вы, нельзя туда к нему ходить! Перевели его уже из реанимации в палату восстановления. Нельзя его тревожить, там же и другие лежат. К тому же, даже если бы и можно было - время для посещений только до пяти вечера, а никак не в восемь! Вот через неделю можно посещать будет, тогда и приходите!
  - Не могли мы раньше! Пока дети с работы пришли, пока доехали сюда... Да вы поймите, мне его надо обязательно увидеть!
  - Говорю же вам, нельзя! Вон идёт заведующий кардиологическим отделением - у него спросите.
  Старушки кинулись к молодому человеку в белом халате.
  - Товарищ доктор, нам нужно к Фролову попасть, в седьмую! Разрешите пройти, а то ваша церберша нас не пускает!
  Врач усмехнулся. "Церберша" покраснела от негодования.
  - Всё правильно Антонина Михайловна вам говорит. Нельзя его тревожить пока. И так еле спасли. Хорошо, что машина неподалёку оказалась, вовремя помощь оказали. А вы ему кто будете?
  - Соседи мы. Ну, хоть меня пустите! - грузная пожилая женщина настойчиво давила на тщедушного врача. - Я ему хоть спасибо за внучку скажу. Ведь обследовали её - нет лейкемии, как не было! Он же её от смерти верной спас! Ну, пустите!
  - О как! Он что же, чудеса творит, сосед ваш?
  - А по-другому и не скажешь! Выздоровела внучка-то! И я от радости на ноги поднялась, будто вторую жизнь мне подарили!
  - Что ж он себя тогда не вылечит? Ещё бы чуть-чуть, и всё. Организм ослаблен, сердце ни к чёрту! Пьёт, курит. Бросить придётся, если жить хочет.
  - Не знаем мы, не может он себя! А он точно поправится?
  - Конечно! Через месяц выпустим! Ещё самолично ему спасибо скажете! Не волнуйтесь, он - дед боевой, всю войну прошёл. Мы его подлатаем, будет как новенький! До ста лет точно доживёт!
  - Ой, доктор, спасибо! А вы ему передайте пирожков. Скажите, те, что с грибами от Натальи Никоновой, а с мясом - от Елизаветы Николаевны!
  - Да вы с ума сошли! Ему нельзя жирное! Он же на диете специальной!
  Старушки переглянулись и хором объявили:
  - А вы тогда себе возьмите! Ночь-то длинная!
  Врач усмехнулся и сказал:
  - Спасибо вам от всей нашей ночной смены! Я ему скажу, что вы здесь были. На той неделе к нему ненадолго приходить можно будет.
  - Уж вы похлопочите, а то нас кажен день отсюда гоняют! - пожаловалась самая бойкая из старушек. Они ещё немного потоптались и ушли.
  Врач достал из кармана пачку сигарет, прочитал на ней "Минздрав предупреждает" и пошёл на крыльцо. Закурив, он полюбовался закатывающимся солнцем, а потом перевёл взгляд на облезлый корпус здания приёмного покоя. Ремонт нужно делать, денег в больнице нет, а людей лечить надо каждый день.
  "Чудеса! - усмехнувшись, подумал он. - Мы и сами иной раз чудеса творим, с того света вытаскиваем! А дали бы денег на завершение нового корпуса, который уже десять лет строят, мы бы и не такие чудеса показали".
  Врач не верил в чудо. Он верил в людей.
  *****
  Егорыч лежал на спине, вытянувшись в струнку. Боль в груди затихла, но вставать не разрешали совсем. Да и не хотелось - слабость была такая, что даже рука казалась свинцовой - не поднять. Но он не испытывал сожаления от сделанного выбора! Раз в месяц, говорил кучерявый? Пусть будет раз в месяц!
  "И как только выйду, - решил Егорыч, - первым делом найду того парня, что в автобусе уступал мне место. А потом... потом будет видно".
  Егорыч глубоко вздохнул и закрыл глаза.
  "И пить брошу!" - подумал он, засыпая.
Оценка: 8.96*9  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"