Шевченко Юлия: другие произведения.

Императрица поневоле

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ПРОДА от 28.08.2022



ИМПЕРАТРИЦА ПОНЕВОЛЕ

  
  

Ничто не является ни хорошим, ни плохим.

Всё зависит от того, как мы смотрим на вещи.

/Уильям Шекспир/

  
   - 1 -
  
   С недавних пор я панически боюсь наступления ночи, а уж если приходит время ложиться спать... Впору фенибутом и афобазолом откармливаться! Вот и сегодняшний сон принёс с собой продолжение кошмара из моего воспалённого подсознания.
   - Графиня де Венсан, Вы приговорены к смертной казни за измену короне! - стоящий рядом со мной глашатай, вывел из состояния ступора.
   Переведя очумелый взгляд с гильотины на мужика, разодетого в странный наряд с воланами и абстрактными узорами, несколько раз моргнула. Хотела потереть глаза - мало ли, вдруг дурман развеется, и перенесусь на побережье Тихого океана, где меня ждёт - не дождётся шезлонг и алкогольный коктейль, - но руки, скованные одной длинной цепью с ногами, не получилось поднять на необходимую высоту.
   - Ваше Величество, - глашатай, с удовольствием понаблюдав за моими нервными телодвижениями, повернулся лицом к ложе, которую я не заметила сразу, - прикажете привести приговор в исполнение?
   Отступив на шаг назад, в полной мере смогла насладиться видом царствующей семейки: высокого, темноволосого морального урода и его коронованной подстилки. Не знаю почему, но я была на все сто процентов уверена, что нынешнему королю двадцать семь лет, а его жёнушке - шестнадцать. (Да, в реальности такой союз вряд ли бы существовал - скорее всего, родители девчонки упекли бы молодца на четыре года по соответствующей статье в места не столь отдаленные, но вспомним о том, что это мой чокнутый сон и успокоимся на этом.)
   - Казнить! - монарх царственно кивнул и всего одним словом поставил крест на моей персоне.
   - Какой "казнить"? - от понимания, что адвоката ответчику не назначили, во мне включился конь Юлий из известного мульта. - А как же последнее желание... ну, или хотя бы слово? - взвыв не хуже бензопилы "Дружба", оттолкнула с пути глашатая и вперила требовательный взгляд в ошалелое лицо императора. - Не по закону, уважаемый, поступаете!
   - Что это с ней?.. - отовсюду послышались удивленные шепотки. - Неужели рассудком помутилась?.. Бедняжка... Поделом ей!..
   - Она же раньше рот боялась открыть, так почему сейчас раскричалась? - стражники, стоявшие в нескольких метрах от меня, даже не потрудились понизить голос, и я в полной мере смогла насладиться их недоумением. - За последние несколько дней она ведет себя странно: то тихоня, взгляд от пола оторвать боится, то словно фурия...
   - А вот вас на колени перед гильотиной поставят, посмотрим, как запоете! - огрызнувшись на расшумевшихся зевак, плотной толпой обступивших помост, снова посмотрела на царскую чету. - Ну, так как, будет мне последнее желание?
   - И чего же тебе хочется? - мужские губы искривились в змеиной улыбке. - О помиловании можешь даже не просить.
   Всего одной фразой этот скот похерил практически идеальный план по спасению. Ну, да где наша не пропадала?..
   - Вашество, да как Вы о таком подумать могли? - растянув губы в притворной улыбке, мысленно убила, расчленила и закопала под ближайшим кустом императора, а перед этим ещё и прокляла его род до седьмого колена. - Мне всего лишь хочется знать, за что меня приказано казнить? - гордо вздёрнув подбородок, решила идти до конца - всё равно терять уже нечего. - За то, что была изнасилована Вами, Ваше Величество, и залетела... - поняв по вытянутым лицам общественности, что словечко им незнакомо, быстро поправилась: - понесла? Или за то, что когда Вы узнали о моей беременности, то приказали знахаркам напоить травками, из-за чего я потеряла ребёнка? Или, может быть, из-за того, что после того, как Вы казнили моего отца, я бросилась на Вас и поранила Вашу царственную рожу шпилькой для волос?
   Знать не знаю, было ли в действительности всё, что перечислила, но я свято верила в свои слова. Да и картинки, одна страшнее другой, всплывающие из подсознания, подкрепляли мою уверенность.
   - Сумасшедшая! - с видимым удовольствием выплюнул глашатай.
   - От психа слышу, - повернувшись в сторону индюка, смерила его уничижающим взглядом. - Хотя нет, от клоуна будет точнее. Ибо ни один уважающий себя мужик не будет носить шаровары, которые даже булки... пардон, толстую задницу не прикрывают!
   Простой люд грохнул раскатистым смехом, а вот чтец приказов пошёл красными пятнами. Того и гляди, свалится на помосте с сердечным приступом и тогда меня точно к праотцам отправят, даже пикнуть не успею.
   - Ну, будет тебе, будет, - подобравшись поближе к хрипящему дядьке, дружелюбно похлопала его по руке. - Сядешь на строжайшую диетку, ну, там, капустные листочки, водичка, ничего сладкого-мучного-солёного-копчёного-жаренного-и-тому-подобного, и через два месяца от лёгкого порыва ветерка в открытый Космос улетать будешь!
   - Куда? - ещё больше выпучил глаза оппонент.
   - Туда, - тыкнув вверх указательным пальцем, с многозначительным видом покивала, мол, святую правду говорю, и все об этом знают, один ты, болезный, не в курсах.
   - И что же мне там делать? - активно поддержал диалог дядька.
   Чуть не ляпнув: "Белку и Стрелку искать", вовремя прикусила язык - мало ли, вдруг после моих слов в королевстве разгорятся святые костры инквизиции? И я вместо гильотины получу билет в один конец на собственное аутодафе.
   - Кто угодно может обвинить императора в том, что вседержитель, воспользовавшись своим положением, затащил хорошенькую девку в кровать и позабавился с ней, - видимо, устав слушать наш с распорядителем бессмысленный трёп, голос изволила молвить сама императрица (чтоб её упырь тёмной ночкой поцеловал). - Есть ли у Вас, Беатриса де Венсан, доказательства, которые бы послужили в пользу Ваших слов?
   Нет, конечно... Иначе бы я здесь не стояла, а танцевала джигу на могиле твоего мужа-изменника.
   - Матушка всея Империи, - у меня даже сомнения не возникло, как правильно назвать не только государственный строй страны, в которой сейчас находилась, но и заговорившую со мной девушку, - как я могу располагать уликами против императора? Вы же лично приказали казнить, как Вы выразились, всех "хорошеньких девок", обрюхаченных стараниями царственного кобеля, сидящего рядом с Вами.
   - Да как ты смеешь, так говорить об императоре!?! - дюжий стражник, стоявший ближе всех ко мне, замахнулся, чтобы отвесить зазнавшейся смертнице унизительную оплеуху.
   - Тронешь меня хоть пальцем, - одарив служивого взглядом из серии "я тебя уже четырежды прокляла", злобно проскрежетала: - с того света восстану и всю твою убогую жизнь буду рядом. Будешь на сеновале с крестьянкой развлекаться, а я рядышком процесс комментировать буду. Решишь посвататься к понравившейся служанке, и я тут, как тут - выскажу своё мнение относительно твоего выбора и распишу в красках ближайшее будущее. И даже когда решишь в сартире... пардон, в нужнике, - решив, что это слово уж точно поймут, быстро исправилась, - уединиться, я буду откровенно и в голос смеяться над крохотными размерами твоего дост...
   - Хватит! - властный окрик из императорской ложи, прервал меня на полуслове, а бедный служивый, сбледнув с лица, бухнулся на колени и покаянно склонил голову перед озлобленным императором. - Графиня де Венсан, мы уже наслушались Вашего бреда, который Вы ранее назвали "последнее слово". И теперь я приказываю незамедлительно привести приговор графини в исполнение!
   - Вашество... - дёрнувшись по направлению к Клоду, была схвачена обгавканным мной стражником. Детина особо не напрягаясь, поднял меня над дощатым полом и поволок к гильотине. - Клод, мать твою, ты не можешь так со мной поступить! - Визжать и одновременно пытаться выскользнуть из стальной хватки караульного было очень сложно. - Я же не виновата в том, что ты родился и вырос законченным мудаком!!!
   - Мудак?.. - со всех сторон снова полетел шепоток люда, охочего до кровавого зрелища. - Кто это?..
   - КАЗНИТЬ!!! - во всю мощь тренированных лёгких заорал доведённый до белого каления молодой мужчина. (Видимо, он хоть и не знал значения, употреблённого мной слова, но понял, что оно ооооооочень далеко от лестного и уважительного.)
   Тащивший меня стражник гаркнул: "Есть, Ваше Величество!", и сгрузил брыкающуюся меня на скамейку. Попытавшись вскочить на ноги, была придавлена мужскими руками к горизонтальной поверхности, а в это же время палач умело фиксировал мои ноги и руки жесткими ремнями.
   - Выше подтяни, а то шея в выемку не попадает, - сухо, словно говорил о покупке пачки соли, проскрежетал живодёр.
   Служивый обхватил руками мою голову и с силой дёрнул в сторону специальных пазов. В шейном отделе что-то неприятно хрустнуло, но меня это мало волновало.
   Довольно кивнув, палач шустро захлопнул верхнюю доску с выемкой над моей шеей и, судя по звукам, ещё и щеколду задвинул. Заворожено посмотрев вверх, увидела свою смерть - даже на вид тяжёлое косое лезвие, которое по идее свихнувшегося проектировщика должно было двигаться вдоль вертикальных направляющих. Аналог автоматического топора был поднят метра на два над моей шеей, и удерживался в этом положении верёвкой, зафиксированной на специальном крюке.
   - Беатриса де Венсан, - Клод, повинуясь традиции, в очередной раз открыл свою пасть, - да пусть будут милостивы к Вам боги после смерти.
   А мне же, прикованной к скамье гильотины, отчётливо слышалось другое напутствие - "Будь ты проклята, тварь!".
   Что же, императорская чета добилась, чего хотела: смещала с грязью мой род и честь моего отца - главнокомандующего Первым рыцарским отрядом, опозорила меня как женщину и как претендентку в будущие императрицы, и убила моего не рождённого ребёнка. Ещё бы понять, почему моя скромная персона стала им костью в горле, то и помирать не жалко было бы!..
   - Да, Ваше Величество, - повернуть голову и посмотреть на своего мучителя, не было возможности, поэтому пришлось лицезреть жуткое лезвие гильотины, - боги будут ко мне благосклонны, не сомневайтесь, - не сумев подавить рвущийся истерический смех, издала несколько презрительных смешков. - Но я обещаю, Ваше Величество, мы ещё встретимся!
   Видимо правителю надоело волынку тянуть, и он дал отмашку палачу, который с радостью (я в этом и не сомневалась даже) отвязал верёвку, чем привёл лезвие в движение. Смотря, как остро заточенная сталь приближается ко мне, не смогла сдержать рвущийся из груди крик ужаса...
  
   - 2 -
  
   Истошно завопив и в реальности, кубарем скатилась с кровати, запутавшись в одеяле. Лежа на ковре, подтянула колени к животу и свернулась калачиком. В памяти всё ещё были свежи воспоминания о лезвии, молниеносно отделившем голову от тела...
   "Интересно, это шизофрения или другое психологическое заболевание? И если да, то лечится ли оно?" - отдышавшись и хоть немного придя в себя, попыталась отвлечься от кошмара. - "И если я приму лошадиную дозу снотворного, мне же не должны будут присниться никакие сны, верно? В теории, по крайне мере..."
   От печальных мыслей отвлёк мерзкий звук будильника.
   Семь утра - время подъема. Впереди очередной самый обычный день, наполненный офисной рутиной и вечерними домашними делами. А о том, что нужно записаться на приём к психиатру, я вновь подумаю перед сном, когда в очередной раз с содроганием вспомню о Клоде и его ёб... кхм, ёпрст-какой антимилой жёнушке.
   Приняв соломоново решение, начала собираться на работу. На сегодня было запланировано огромное количество дел, и самое важное из которых - встреча и помощь в освоении новому сотруднику. Хотя, думается, заместителю генерального директора вряд ли понадобится помощь обычного (попрошу заметить, вот ни разу не личного) секретаря. Но, чем чёрт не шутит?
   Прибежав в офис за сорок минут до начала рабочего дня, на автомате налила воду в кофемашину и досыпала кофейных зёрен в "бункер". Ткнув на кнопочку "Старт", включила компьютер и отправилась открывать окна - наш генеральный просто помешан на свежем воздухе (но почему-то совершенно не понимает, что при нынешнем состоянии окружающей среды и десяткам экологических проблем, мы не воздухом дышим, а таблицей Менделеева).
   Распахнув все окна и, по пути прихватив пачку печенек из комнаты, отведённой под столовую, вернулась на рабочее место. И надо сказать вовремя! Чашка ароматного кофе уже ждала меня, а на рабочем столе компа высветилась всплывающее окошко, оповещавшее о тридцати семи непрочитанных письмах.
   Погрузившись в деловую переписку и корректировку сегодняшнего списка дел, не заметила, как пронеслись тридцать минут и офис начал постепенно наполняться людьми.
   - Женёк, доброе утро! - мимо пронеслась смешливая хохотушка Валентина, работавшая в отделе кадров.
   - Привет! - только и успела крикнуть в спину пробежавшей мимо девушке, как была отвлечена важным дядькой. - Доброе утро, Семён Анатольевич!
   - Здравствуй, Евгения, - как всегда, скупо и без намёка на улыбку ответил архивариус. - Сделай мне, будь добра, кофейку.
   - Через пять минут принесу, Семён Анатольевич, - заучено улыбнувшись, двинулась к тумбе, на которой стояла кофемашина. - Вам как обычно - без молока и сахара?
   - Да, будь добра, - недовольно поджал губы дядька, видимо обижаясь, что я раз за разом переспрашиваю о его предпочтениях.
   Покладисто пожав плечами, включила нужную программу на кофемашине и повернулась ко вновь зашедшим коллегам. Бросив взгляд на высокого мужчину, одетого в строгий тёмно-синий костюм, почувствовала, как земля уходит из-под ног - передо мной стоял Клод собственной персоной.
   Оживший император из моих кошмаров, заметив на моём лице панику, удивлённо приподнял соболиную бровь, но никак не прокомментировал неподобающее для секретаря крупной компании поведение.
   - Евгения, отчего же ты не приветствуешь моего заместителя? - как и всегда, прежде чем показаться, шеф вначале подал голос, а уже потом и сам вкатился в холл.
   Да-да, наш гендир такой же кругленький, лысенький и с бульдожьей хваткой, как и во многих анекдотах, но мы все его очень-очень честно-пречестно любим (особенно, когда по итогам квартала он сотрудникам премию жалует).
   - Доброе утро, - отвесив себе мысленный подзатыльник, растянула рот в улыбке (ну, и пофиг, что губы дрожат, и вместо приветливой мины получился волчий оскал). - Меня зовут Евгения Бабушкина!
   Соболиная бровь приподнялась ещё выше, но более никак новый сотрудник не выказал своего удивления. Привычно кивнув, мол, понял и попытаюсь осмыслить, молодой мужчина повернулся к генеральному директору и глубоким голосом поинтересовался, на какое время назначен сбор коллектива в актовом зале. Аристарх Николаевич крякнул, и бросил требовательный взгляд на меня.
   - Всем сотрудникам было заранее сообщено, что в десять часов Вы, Аристарх Николаевич, представите коллективу Вашего заместителя! - моментально пришла на выручку, старательно смотря исключительно на любимое начальство.
   - Хорошо, Женечка, - довольно разулыбался Черёмушкин. - А встреча учредителей?
   - На двенадцать часов, - даже не глядя в ежедневник, с лёгкостью смогла воссоздать в памяти расписание генерального. - В промежуток между 10:30 и 11:50 у Вас и Кирилла Петровича зарезервирован столик в "ArtЕ".
   - Женечка, ты, как всегда, умница, - откровенно польстило мне начальство. - Предусмотрела всё и даже больше, - это шеф так неуклюже намекнул на то, что мне удалось забронировать столик в самом пафосном ресторане города.
   - А чем сотрудники будут обмывать вливание нового человека в наш дружный коллектив? - на сцену вылезла местная гюрза (а согласно приказу о приёме на работу "главный бухгалтер").
   - Минеральной водой, Инга Вячеславовна, - поджала губы я, с ужасом понимая, какое негативное впечатление производит главбухша на неподготовленного человека. - Кстати, через десять минут начинается вебинар по учёту основных средств.
   - Уже бегу, - мило прочирикала престарелая нимфетка, и, одарив всех коронным взглядом вдовствующей королевы, унеслась вглубь здания.
   Интересно, мне одной кажется, что Тетерина меня недолюбливает? Или это просто нервишки шалят... Особенно от присутствия Клода... Тьфу, ты, Кирилла Петровича.
   - Евгения, пока Валя подбирает Кириллу Петровичу личного секретаря, вынужден просить тебя оказывать ему всяческую помощь и поддержку, - отвлёк меня от невесёлых мыслей басок начальника. - И первое, что необходимо, это оборудовать рабочее место моего заместителя.
   - Всё готово, - вернувшись в реальность, с головой ушла в работу. - Мебель и технику установили вчера, я лично всё проконтролировала, - а это, поверьте, многого стоит - ибо я даже болтики и дюбеля пересчитала в упаковках, а на офисном кресле зама покаталась по огромному, в двадцать квадратов, кабинету, проверяя прочность колёсиков. - Ноутбук дожидается нового владельца на столе. На него уже установлено необходимое программное обеспечение и антивирусник, - да, я была горда собой, и пофиг, что накануне выползла из офиса в четверть двенадцатого, довольное лицо директора того стоило. - Канцелярией и бумагой на первое время Кирилл Петрович тоже обеспечен.
   - Ну, тогда вопрос, Кирилл, к тебе, - сурово сдвинул брови Аристарх Николаевич, - любимую кружку принёс или Евгеше нужно купить и её? - и, довольный своей шуткой, Черёмушкин басисто расхохотался.
   Дежурно улыбнувшись очередной совершенно не смешной шутке генерального, бросила настороженный взгляд на его заместителя. И просто охренела! Назаров смотрел на своего непосредственного руководителя с жалостью, так обычно смотрят на слабоумного, и с умеренной толикой отвращения, словно увидел прихлопнутого тапком таракана.
   Моргнув несколько раз (жаль, глаза потереть нельзя было - моветон, понимаешь ли, да и косметика моментально размажется), снова вперилась взглядом в мужчину. Но теперь на его губах царила приветливая улыбка, а в глазах плескалось безграничное уважение к Черёмушкину.
   От резкой смены масок Кирилла Петровича у меня моментально всплыли в памяти слова известной фрекен Бок из мультфильма "Малыш и Карлсон": "А-ля-ля-ля-ля-ля! А-ля-ля-ля-ля-ля! А я сошла с ума! Какая досада!".
   Слава всем нетерпеливым контрагентам, потенциальным клиентам и нервным субподрядчикам, на моём столе раздалась требовательная трель телефона и я, извинившись, приступила к своим непосредственным обязанностям. Вежливо сообщив директору, что хотел бы с ним обсудить несколько вопросов до встречи с коллективом, Назаров и Черёмушкин удалились в кабинет генерального.
   Старательно гоня от себя любые мысли на тему: "Почему Кирилл точная копия пришибленного на всю голову безумца Клода?", упорно и в большинстве случаев на автомате выполняла работу, согласно должностным инструкциям. И этот нехитрый способ в очередной раз помог: голова была забита рутинными проблемами, а не Кириллом Петровичем и гильотиной.
   Вот приду вечером домой, приму расслабляющую ванну, заточу бутербродик с чашечкой жасминового чая и лишь после этого соизволю почитать про реинкарнацию (хотя, такая сволочь, как Клод, просто обязан был переродиться навозным жуком!..) и про мистическую схожесть двух совершенно разных людей (один из которых реален, а второй же является частью моего больного воображения, но это так, мелочи!..). Ведь, как известно, ученые свято уверены, что у каждого из нас в мире есть как минимум семь двойников.
   Утро и большая часть второй половины дня прошли вполне мирно и предсказуемо (зря я, что ли, заранее всё продумала, обсудила с директором и подготовила для встречи его новой правой руки?..). И даже брюзжание Инги Вячеславовны, что, мол, могли бы и лёгкий фуршет накрыть в честь грандиозного события, ни капли не испортило настроения. И, начиная часов с трёх, я уже вела мысленный отсчёт минутам, до того момента, как можно будет со всеми попрощаться и отчалить домой.
   Спасть хотелось неимоверно, а сильное снотворное, купленное утром по дороге на работу, внушало оптимизм по поводу моего мирного и глубокого восьмичасового сна. И, как обещал фармацевт, никакие кошмары мне не приснятся - чудо-таблеточки просто "выключают" человека, выпившего их.
   Не успела я налить себе третью кружку кофе, как на столе раздалась трель телефона. Чертыхнувшись, поспешно подняла трубку истерично верещащего аппарата и, не успела даже рта открыть, как была призвана в кабинет Назарова. Причем немедленно.
   Добежав до кабинета заместителя директора, целомудренно одёрнула юбку (ну, в самом деле, не с саблезубыми же тиграми мужчина сражается сейчас, что не может потерпеть до моего прихода минуту-другую), и требовательно постучалась в филенку.
   - Войдите! - раздался властный приказ и я, ощущая себя сомнамбулой, вкатилась в комнату. - Евгения, раз Вы назначены моим секретарём...
   - Временным, Кирилл Петрович, секретарём, - решив, что лучше сразу расставить все точки над "ё", осмелилась перебить руководство.
   - Хорошо, - с олимпийским спокойствием проглотил мою поправку Назаров, - пусть так. Но всё же вынужден попросить Вас сегодня задержаться. К сожалению, мне только сейчас прислали перечень документов, необходимых для завтрашней конференции, и в одиночку я просто физически не успею всё подготовить.
   - Как скажете, Кирилл Петрович, - я уже не первый год работаю секретарём, и каждый день подсознательно ожидаю такого рода приказов. - Перешлите, пожалуйста, список на корпоративную почту, и я сразу же приступлю к подбору всех необходимых бумаг.
   - Благодарю за понимание, - чопорно кивнул мужчина. - Но это ещё не всё, - и сказано последнее предложение было таким тоном, что я сразу поняла - приказ о внеплановой задержке был цветочком, а ягодки будут прямо сейчас. - Завтра Вы летите со мной на конференцию.
   Некультурно уронив челюсть, так и застыла соляным столбом. В голове крутились разнообразные вопросы, начиная с самого банального: "С Аристархом Николаевичем уже согласовали мою командировку?" и до совершенно бескультурного: "А сами что, не справитесь?". Но мне даже возможности озвучить хоть один из них не дали, банально опередив с ответами.
   - Директор уже удовлетворил мою просьбу, отправить Вас со мной на конференцию. Поэтому Вам, Евгения, необходимо созвониться с авиакомпанией и увеличить число забронированных билетов. Думаю, что мы успеем вернуться завтра обратно, так что бронировать гостиницу не имеет смысла, и, следовательно, тащить огромный чемодан со сменным бельём и косметикой тоже нет необходимости.
   Оскорбившись до глубины души, чуть не ляпнула, что в саквояже я будут тащить не личные шмотки, а кипы деловых бумажек Назарова. Но, горжусь собой, всё же с превеликим трудом прикусила не в меру болтливый язык. Но, думаю, рожу мою знатно перекосило, ибо Кирилл Петрович с самой участливой миной поинтересовался всё ли со мной в порядке и не напряжны ли мне его скромные просьбы. Заверив руководителя, что всё просто very well, ещё минут десять выслушивала ценные и не очень указания нового руководителя. А когда покинула, наконец, кабинет заместителя, почувствовала, как начала болеть голова.
   Вернувшись на рабочее место, нашла письмо от Назарова и, вздрогнув от нехорошего предчувствия, открыла его. Как я и боялась, документы, которые нужно найти в архиве и отсканировать в формате .jpeg, были перечислены сто двадцатью одним пунктом.
   Тяжело вздохнув, отхлебнула остывший кофе и схватилась за телефонную трубку. Нужно было изменить бронь авиабилетов и позвонить в гостиницу, с которой мы уже давно и плодотворно сотрудничаем.
   Знаю я заверения, из серии: "мы вернёмся в тот же день" - это уже не просто грабли, а любимый садовый инвентарь, обвязанный синтепоном. Почему-то ни один из командированных не задумался, что помимо наших личных планов, есть ещё и стихийные обстоятельства, например, пурга, гололедица, шквальный ветер и всё в том же не особо радостном духе. А с учётом того, что сейчас середина мая и летим мы не в Сочи, а намного севернее, то лучше перестраховаться. Были уже прецеденты, когда юрисконсульт и переводчик, отправившиеся на международный слёт правоведов, не смогли улететь обратно из-за погодных условий. Так девчата потом ещё долго хвалу моей предусмотрительности возносили.
   Внеся корректировки в количество билетов и гостиничных номеров, принялась за подготовку документов.
   Время шло, список медленно, но верно, полз к концу. И всё благодаря моему терпению, трудолюбию и интересной аудиокниге, повествующей о приключениях Гарри Поттера (слава Всевышнему, Аристарх Николаевич никогда не запрещал включать радио или другую музыку, если это не мешало работе остальных членов коллектива).
   В начале восьмого распрощавшись с генеральным и заверив Черёмушкина, что завтра не дам в обиду его заместителя, с хрустом потянулась и осознала, что зверски голода. Бросив задумчивый взгляд в окно, поняла, что никуда, кроме как на автобусную остановку, не пойду, и полезла в интернет в поисках телефона доставки азиатской кухни.
   Полазив по сайту заведения и определившись с выбором, вспомнила о том, что я в офисе вообще-то не одна и, в отличие от меня, заместитель директора отобедал в районе одиннадцати. И сейчас, наверняка, голодный, аки волк, сидит.
   - Слушаю, - раздавшийся в трубке голос был уставшим.
   - Кирилл Петрович, Вы не голодны? Может Вам забронировать столик в ресторане или, если не против, могу заказать ужин в офис.
   В трубке повисла тишина, которая давила на плечи не хуже многотонного пресса. Нервно поёжившись (и на кой я вообще решила ему позвонить - сейчас бы уже роллы уплетала, а не сидела, покрываясь липким потом), несколько раз глубоко вздохнула. Дыхательные упражнения помогли и в этот раз и к тому моменту, как Назаров отмер, я уже не сидела как на иголках.
   - Закажите мне тоже, что и себе, - коротко рубануло начальство и повесило трубку.
   Насмешливо отдав честь пустому коридору, сделала заказ и снова вернулась к работе. Ожидать доставку еды предстояло минут сорок (и всё из-за треклятых пробок), поэтому нужно было себя чем-нибудь занять, чтобы организм был озадачен не только голодным бурчанием.
   Не знаю, в какой именно момент я уснула, но факт остаётся фактом - впервые за пятилетний стаж меня вырубило на рабочем месте! Нонсенс, товарищи, нонсенс!
  
   - 3 -
  
   Удивлённо воззрившись на высокого, статного и абсолютно седого мужчину, стоящего напротив меня, с ужасом поняла, что снова попала в уже набивший оскомину кошмар. Вот только меня в прошлой "серии" казнили и теперь не совсем понятно в качестве кого я здесь: трупа, лежащего в гробу, зомби, способного переплюнуть "Обитель зла" или неупокоенной души, вернувшейся с того света ради кровавой мести.
   - Беатриса, ты меня слышишь? - мужчина недоумённо сдвинул тёмные, чётко очерченные брови. - Ты виделась сегодня с Его Высочеством?
   Уставившись на незнакомца, как на явление мракобесам святого отца, на чистом автопилоте отрицательно помотала головой, совершенно ничего не понимая.
   Так я что, не умерла?.. Или, может, моё подсознание каждую ночь будет преподносить новую сцену из жизни Беатрисы де Венсан? Хотя, если вспомнить, то предыдущие три ночи "сюжет" кошмара был до ужаса последователен и логичен. Тогда почему сейчас произошёл сбой? По идее, я должна была с небес полюбоваться на свои похороны, всплакнуть в самый трогательный момент и самоустраниться из этого ужаса! Но нет, он (ужас то есть) упорно, мать вашу, продолжается!!!..
   - Его Величество желает, чтобы ты сблизилась с его сыном, - устало потерев переносицу, мужчина, зашёл с другой стороны интересующего его вопроса. - Ты же всю жизнь была влюблена в Клода, так почему сейчас смотришь на меня с таким удивлением и страхом?
   - Слышь, дядь, - услышав ненавистное имя, послала к чёрту знатное происхождение де Венсан, которое предполагало послушание, смирение и почтение во всех проявлениях и интерпретациях, вспомнила, что Евгения Бабушкина по своей натуре вспыльчивая девушка, и, как говорится, понеслось: - ты чё несешь, а?
   - Беатриса, ты как со мной разговариваешь? - предсмертный хрип мужика не произвёл на меня должного впечатления. - Я же твой отец!
   - И в каком месте Вы, дядя, мой отец? - ещё больше набычившись, поняла, что про стоп-сигналы можно счастливо забыть. - Любой нормальный и, попрошу заметить, любящий папаша, ни за что в жизни не позволит своей дочери даже близко подойти к такому деспоту и психопату, как Клод. А Вы её... - заметив, как синие (да-да, не фиалковые, не голубые, а именно насыщенного синего оттенка) глаза оппонента медленно вылазят из орбит, поспешно поправилась: - То есть, меня чуть ли не в его кровать впихнули!
   И тут, словно флешбэк из прошлых серий, в памяти всплыло не самое приятное вспоминание. В котором Беатриса прижата Клодом к стене в какой-то захламлённой комнате и этот скот, похабно улыбаясь, приказывает ей раздеться и удовлетворить все его плотские желания. Не дождавшись от девушки, впавшей от ужаса в прострацию, моментального исполнения приказа, садист просто-напросто разорвал на графской дочке платье и, скрутив слабо сопротивляющуюся Беатрису, изнасиловал.
   От увиденного у меня аж руки затряслись, а инстинкт самосохранения поспешно капитулировал.
   - О, так всё было намного хуже! - победно расхохотавшись, вывали на сбледнувшего с лица родителя правду: - Этот, не побоюсь данного слова, мудак, проигнорировав конфетно-букетный период, даже не удосужился обесчестить Вашу доооо... - в который раз чуть не спалившись, оборвала себя на полуслове. - Короче, он отымел меня прямо на пыльном полу кладовки!
   - Беатриса, доченька, о чём ты говоришь? - отец пошатнулся, и, чтобы не упасть, мёртвой хваткой вцепился в моё плечо. - Мы же только вчера вернулись из Асерии, и ты больше десяти лет не виделась с Клодом!
   - Чегооооооо?!!? - теперь пришла моя очередь походить цветом лица на умертвие.
   - Ты же была до беспамятства влюблена в Его Высочество...
   - Прошла любовь, завяли помидоры, батенька, - вспомнилось распространённое выражение, вызвавшее у мужчины ещё больший шок.
   Похлопав дядьку, назвавшегося моим (читай: Беатрисы) отцом по руке, подпихнув ему под спину парочку подушек (не дай Бог, его сейчас Кондратий хватит, что я в таком случае делать-то буду?..), углубилась в размышления.
   Это что же получается, товарищи? Моё психическое заболевание прогрессирует, раз оно способно создавать настолько продуманный мир и такие долгие временные отрезки? Тогда, где привычные всем дурикам зелёные человечки, говорящие белки, летающие тарелки и прочая-прочая, с чем обычно связывают шизофрению?..
   - Доченька, что с тобой произошло? - заискивающий взгляд и тихий голос, которым обычно разговаривают с буйнопомешанными, не возымел на меня должного эффекта. - Триса, ты же знаешь, что можешь рассказать мне абсолютно всё!
   Может, Беатриса, Вам, отец, и доверяет, но вот Евгения - не очень. И вообще, что значит "абсолютно всё"? А вдруг мне захочется поговорить на извечные женские темы, например, стоит мне только стрессануть, как начинаю, пардон, жрать без остановки. Или, тоже многовековая проблема пышек и дам с выдающимися формами, не могу подобрать красивое нижнее бельё - либо ужасный старпёрский лифан без съёмных бретелей, либо модели, которые у меня уже есть. А ведь хочется увидеть в зеркале красивый кружевной бюстик, а не прабабушкину скромность!
   - Папенька, Вы о чём? - прикинувшись дурочкой, попыталась увести мужика на другую тему. - По всей видимости, мне кошмар приснился, - и ведь даже не вру. - И я, переволновавшись перед нашим возращением в столицу, - логично предположить, что козявка Клод не будет обитать в Зажопинске, - восприняла игру подсознания близко к сердцу!
   Синие глаза окинули меня недоверчивым взглядом, но, слава Богу, граф не решился настаивать на более подробном разговоре. И правильно сделал - я в состоянии аффекта такого наговорить могу, что и совковой лопатой потом не разгребу.
   Решив, что неплохо бы и осмотреться, украдкой бросила заинтересованный взгляд по сторонам. Как и ожидалось, цветовая гамма комнаты, обшитой деревянными панелями с витиеватыми рисунками-вензелями, была выдержана в спокойных золотисто-коричневых тонах, а мебель - резная, ажурная и антикварная. Огромные окна от пола до потолка завешаны тяжёлыми гардинами, и только одна створка была приоткрыта и на ветру весело колыхалась белоснежная тюль.
   Мы с Вильямом сидели на низкой софе, обложенные огромным количеством думочек, и перед нами стоял чайный столик. На нём были выставлены две чашки, наполненные терпким кофе, и вазочка с печеньем. Чуть в стороне я успела увидеть каминную решётку и массивное тёмно-коричневое кресло с высокой и немного выгнутой спинкой, которое лично у меня прочно ассоциировалось с мультиком "Красавица и Чудовище" - именно в таком кресле любил сидеть заколдованный принц.
   - Ты странно себя ведёшь, Триса, - наконец вынесли мне вердикт, отвлекая от осмотра помещения.
   Заинтересованно поиграв бровями и поддавшись немного вперёд, приободрила мужика своим любопытством. И он, надо признать, меня не разочаровал!
   - До этого момента ты была тихой, слово боялась сказать, а уж о том, чтобы повысить голос и речи не могло идти. - Граф по совиному наклонил голову и снова одарил меня пристальным взглядом, от которого по спине побежали мурашки. - А теперь же ты... Кричишь, - еле выдавил из себя оппонент, словно это было самое ужасное ругательство за всю его жизнь.
   "Ну, я бы сказала "орёшь, как полоумная," - некстати вылезло на сцену ехидство. - "Но и Ваш, батюшка, вариант тоже подойдёт."
   - Используешь совершенно незнакомые мне, и, думается, всем остальным слова, - продолжил вещать мужик. - И даже энергетика вокруг тебя другая! Уверенная, сильная... Огненная! - и он довольно кивнул, явно удовлетворённый подобранным определением.
   Не успела я открыть рот, чтобы вякнуть нечто заумное про "позднее взросление", как мир вокруг словно замер. Было жуткое ощущение, будто некто нажал на кнопочку "Стоп" и всё остановилось: больше не развевалась тюль - она просто замерла над полом причудливыми волнами, отец Беатрисы, взволнованно смотрящий на свою дочь, застыл с открытым ртом (и оттого неимоверно потешным выражением лица), а ветерок будто самоустранился из помещения.
   - Что за чёрт? - звук собственного голоса, прозвучавшего в давящей тишине, немного приободрил. - И как сие понимать? Очередной выкрутас двинувшегося сознания?
   - Евгения, боюсь тебя огорчить, но это всё реальность, - голос раздавался из глубокого кресла, стоящего возле камина. - И зря ты обидела Вильяма, - в мой адрес понесся укор. - Он хороший и любящий отец.
   - Когда и чем я успела его оскорбить? - как бы пристально не вглядывалась в тёмно-коричневую обшивку мебели, так и не смогла рассмотреть своего собеседника. - И вообще, вести диалог с "голосом из ниоткуда" верный признак шизофрении.
   - Да твоему здоровью, несносная девчонка, можно только позавидовать, - негодующе пробулькал голос и в кресле материализовался седовласый старичок с аккуратной, но довольно длинной бородёнкой, одетый в светлый балахон. - Теперь довольна, аферистка?
   - Более чем, - победоносно растянув губы в улыбке, ещё раз окинула оценивающим взглядом оппонента: негативных эмоций он не вызывал, даже наоборот, ему хотелось безоговорочно верить и по первой просьбе бежать на амбразуру с шашкой наголо. - А Вы, собственно, кто будете?
   - Можешь называть меня Сиятельный, - ничтоже сумняшеся молвил старик.
   - Ясно, - покладисто кивнув, с силой впилась ногтями в ладони - боль моментально отрезвила, и желание подчиниться старичку нехотя отступило. - Значит, будете дедком и давайте перейдём на "ты".
   - Не богохульствуй, - аж подпрыгнул в кресле старичок. - Ты, смертная, между прочим, не с простым холопом разговариваешь!
   - Да поняла я, что ты местный божок, - закинув ногу на ногу (не рискнула этого делать перед графом, ибо помню, как венценосная бабушка поучала Миа из "Дневника принцессы", что сидеть в такой позе неприлично), попыталась не впадать в панику. - Но, уважаемый, я не верю в святых, бесов, божков и прочую паранормальную ахинею.
   - Тогда как ты собираешься объяснить своё присутствие в другом мире? - хитро прищурился дед.
   - Видимо, при падении неудачно приложилась головушкой, вот периодами и выпадаю из реальности, - ответ, в который я и сама свято верила. - И я сейчас не в мире меча и магии нахожусь, а валяюсь под капельницей в ближайшей дурке.
   - Тьфу, какая скептическая, - недовольно сплюнул старец. - Считай, как душе угодно, но факт от этого не изменится: Евгении Бабушкиной больше нет в её мире, так же как и Беатрисы де Венсан - в этом. Я вас, уважаемые дамы, поменял местами.
   - На кой? - да, любопытства мне всегда было не занимать.
   - Я сильно задолжал графине де Венсан, - сквозь зубы проскрежетал местный божок. - И в тот момент, когда её убили во имя моё, я поклялся, что выполню любую её просьбу.
   - Дай, уважаемый, угадаю, - теперь пришла моя очередь изображать провидца, - маманька захотела семейного счастья для любимой доченьки и решила свести её с императорским отпрыском? Вот только неувязочка вышла, - поцокав языком, решительно добила оппонента: - Клод оказался последним пи...аром, и обезглавил обожаемую родителями Трису. Поправь, если я ошиблась, - и растянула губы в такой улыбке, что аж за ушами затрещало.
   - Нет, Евгения, ты не ошиблась, - процедил старичок. - Союз Клода и Беатрисы был предначертан на небесах...
   - Но что-то пошло не так, - невежливо перебила божка, паскудно расхохотавшись.
   - Да, - снова вынужден был согласиться со мной местный вершитель судеб. - Трису подставила фаворитка императора, спутавшаяся с тёмным магом, и бедную девочку казнили, - при этих словах моя рука непроизвольно метнулась к шее, а Сиятельный печально вздохнул. - И, чтобы сдержать обещание, данное умирающей прислужнице, мне пришлось связать твоё и Трисы сознания.
   - Не поняла...
   - А что тут непонятного? - пожал плечами кандидат в покойники. - Твоё тело, оставшись без души, впало в... Как же у вас это называется? - старичок сначала потёр лоб, а потом полез в карман за (вот чудо, так чудо!..) записной книжкой. - О, вспомнил! В кому ты впала, Евгения!
   - Уточню ещё раз, - мой голос был тихий и обманчиво спокойный, - так, на всякий случай. Вместо того чтобы готовиться к деловой поездке, Кирилл Петрович, возможно, сейчас вызванивает медиков, которые доставят моё тело в больницу и подключат к аппарату искусственного дыхания и прочей медицинской ахинее?
   - Всё именно так, - просиял от моей сообразительности старый пердун. - За исключением Кирилла Петровича. Он сейчас увлечён докладом о коммерческих выгодах, которые не заставят себя долго ждать, если ваша компания выйдет на международный рынок во втором полугодии. - Заметив, как сжались мои кулаки, дедок поспешно затараторил дальше: - Но не беспокойся, дочь моя, ты практически в любой момент можешь вернуться в своё тело.
   - Что значит "практически"? - говорить членораздельно удавалось с превеликим трудом.
   - Прежде чем покинуть наш мир, ты должна помочь глупенькой и наивной Беатрисе обрести счастье.
   - А морду вам всем вареньем не намазать?!?! - истошно заорала в порыве неконтролируемой злости, после чего молниеносно подскочила к Сиятельному и схватила его за грудки. - Считай, урод, что ты мне жизнь похерил - никто не захочет иметь в сотрудниках припадочую истеричку, которая из-за переутомления валится в летаргический сон!!!
   - Не переживай так, Евгения, - перепугавшийся дедушка, трясущейся рукой стёр с лица мои слюни (каюсь, когда драла глотку основательно обплевала оппонента). - Мы можем внеси корректировку в заклинание...
   - Вноси, уважаемый, свою корректировку, - встряхнув божка, с усилием разжала пальцы, отцепляясь от его светлого балахона. - Если через минуту не окажусь в своём теле, то тело милой и всеми лелеемой Беатрисы отправится прямиком к местным солдатам. Думаю, вояки будут не прочь порезвиться с графской дочкой.
   - Ты этого не сделаешь, - предсмертно прохрипел дедок.
   - Почему ты так решил?
   - Тебе же потом находиться в теле Трисы, пока она сладко спит в твоём, - паскудно ухмыльнулись мне. - Предлагаю сократить твоё пребывание в этом мире до двенадцати часов ежедневно.
   - Семь и ни минутой больше, - теперь я уже рычала, понимая, что старик прав. - Именно столько отводится мне на сон. Как я успела понять, меня затягивает в ваш двинутый мирок, только когда сознание угасает.
   - Недочёт заклинания, - скромно потупился дедок.
   "В мозгах у тебя, полоумный, недочёт!" - хотела прорычать в ответ, но местное божество в очередной раз меня опередило.
   - Чтобы не вызывать ненужных подозрений у Вильяма, я верну время вспять, - Сиятельный снова полез в карман. У меня создалось ощущение, будто он у него бездонный - так долго и капитально он в нём рылся, но когда старичок вытащил на свет божий огромные песочные часы, я в это уверовала. - И запомни, Евгения, только от тебя зависит, как быстро ты вернёшь контроль своего тела исключительно себе.
   - Это сейчас был непрозрачный намёк на скорейшую свадьбу влюблённых Клода и Беатрисы? - одарив оппонента хмурым взглядом, поняла, что в скором времени превращусь в женскую версию Халка.
   - Не думаю, что Лауре - матери Беатрисы, интересно только бракосочетание её дочери, - заговаривая мне зубы, дедок выписывал руками замысловатые кренделя над часами. - Она и на внуков мечтает посмотреть, а это, сама понимаешь, дело не быстрое... но благородное и для молодых приятное!
   - Какое, нахрен, "приятное" и "благородное" к чертям собачим, - взвившись в очередной раз, уже готова была снова броситься на местного божка, но эта гад волшебный неожиданно подмигнул и пропал из комнаты. Удивлённо озираясь по сторонам, не нашла ничего лучше, как позвать Сиятельного: - Эй, дед, ты где?
   Ответом, ясен пень, была звенящая тишина.
   Не успела я толком испугаться (волшебник из сказки пропасть-то пропал, но вот кнопку "Старт", которая бы привела в движение реальность, не нажал), как меня с силой швырнуло на низкую софу, и свет на секунду померк. Нервно вцепившись в первое, что подвернулось под руку (как позже выяснилось, это была изящная круглая думочка с бахромой), зажмурилась.
   - Беатриса, ты меня слышишь? - мужской голос и вопрос показались знакомыми, поэтому я поспешно распахнула глаза, проверяя свою догадку. Как и обещал Сиятельный, он перенёс меня обратно к тому моменту, когда я впервые увидела перед собой Вильяма де Венсан. - Ты виделась сегодня с Его Высочеством?
   - Нет ещё, - моргнув несколько раз, с силой ущипнула себя за запястье, проверяя, не сплю ли я. Ну, что могу сказать... было больно!
   - Его Величество желает, чтобы ты сблизилась с его сыном, - как и раньше, устало потерев переносицу, главнокомандующий пёр танком к намеченной цели. - Ты же всю жизнь была влюблена в Клода, так почему сейчас смотришь на меня с таким удивлением и страхом?
   И как ответить на поставленный вопрос? Сказать правду не могу - копчиком чую, тогда Сиятельный моментально вернётся, и в очередной раз прочистит мне мозги. И, дай-то Бог, без применения своей магии, из-за которой приходится постоянно бороться с желанием ему угодить. Врать собственному отцу (и пофиг, что он родитель Беатрисы, ведь на данный момент я - это она) не хочется. Итак, вопрос дня: как ответить, но так, чтобы не спалиться?..
   - Я боюсь, батюшка, что не понравлюсь Клоду, - скромно потупив взор, проблеяла первое мало-мальски приличное оправдание.
   Обращение "батюшка", сорвавшееся с языка, гармонично вписалось в образ невинной (а я бы даже сказала "наивной") девушки. Благодаря чему, я сделала вполне логичный вывод: Беатриса именно так и обращалась к родителю. А фривольные "папа", "отец" или о, страх и ужас - словечко, позаимствованное из воровского жаргона - "батя", графиней даже не рассматривались.
   - Триса, доченька, такого определённо не случится, - басисто расхохотался мужчина. От его искреннего смеха на душе почему-то стало тепло-тепло и губы сами собой растянулись в ответной улыбке. - Солнышко, позволь спросить, давно ли ты себя в зеркале видела?
   Кстати о птичках. А как выглядит графиня Беатриса де Венсан? То, что девушка является счастливой обладательницей изящных рук, бледной кожи и роскошной светлой гривы и без осмотра себя, любимой, в зеркале, можно определить. Но вот какого цвета у неё глаза, курносая ли она или нет, есть ли у неё веснушки или нет, и ещё с десяток подобного рода вопросов оставались открытыми.
   - Давно, батюшка, - в очередной раз потупилась, но теперь я опасалась выдать свою заинтересованность. - Не могли бы Вы напомнить, где у нас висит зеркало? - Одарив озадаченного графа обворожительной улыбкой, следующей фразой буквально добила мужика: - И, желательно, в полный рост.
   Граф, стоит отдать ему должное, никак не прокомментировал ранний склероз своей кровиночки, а поднялся на ноги и галантно предложил руку - джентльменский набор приятно порадовал моё циничное сердечко. Кокетливо взмахнув ресницами, приняла предложенную длань и, подобрав свободной рукой пышные юбки треклятого платья, мысленно взмолилась всем известным богам, чтобы не запутаться в кринолиновых подъюбниках и не вспахать носом лакированный паркет.
   - Триса, нас не было в этом поместье каких-то семь лет, а ты, глупенькая моя дочь, - незлобиво пожурил меня отец, - уже забыла расположение своих комнат!
   Нет, я, конечно, читала про то, что аристократы имели не одну и даже не две опочивальни в своём распоряжении (а особы с совсем уж завышенной самооценкой так и вообще являлись хозяевами целых этажей), но не думала, что графская семейка де Венсан из таких же буржуев.
   Из памяти Беатрисы удалось выудить до обидного мало информации о её семье (неблагодарная девчонка, походу, совсем своими корнями и роднёй не интересовалась). Зато про задохлика Клода в моей головушке была целая энциклопедия, включающая в себя огромное количество фактов и сплетен, касающихся его жизни, как социальной, так и личной.
   Как я поняла ещё из прошлых своих перевоплощений во влюблённую идиотку, граф Вильям де Венсан был на хорошем счету у нынешнего императора - папахена Клода, и возглавлял Первый рыцарский отряд. Вильям был не плохим человеком, добрым, бесконечно любящим отцом и бравым воякой, не раз и не два доказавшим право называться "Первым мечом Империи". Но вот с выражением эмоцией у него были некоторые трудности, отчего Беатриса свято верила в то, что отец, хоть и относится к ней хорошо, но не любит её. А в моменты, когда Трису накрывало чёрной волной депрессии, она даже думала, что Вильям её ненавидит, ведь именно рождение Беатрисы привело к тому, что граф де Венсан стал молодым вдовцом.
   Матушка Беатрисы умерла, когда девочка только родилась (и фиг его знает, то ли роды были тяжёлыми, то ли местные акушерки попались необразованные и криворукие), поэтому никаких воспоминаний о женщине, подарившей ей жизнь, у Трисы не сохранилось. Да и воспитание, привитое няньками, не позволяло молодой графине интересоваться сплетнях местных кумушек (и очень даже зря, спешу заметить!..), в связи с этим неблагодарная девица даже не пыталась ничего узнать о родной матери, столь рано покинувшей этот мир.
   Бабушки-дедушки и кузины-кузены, если и существовали у Беатрисы, то о них молодая графиня ничего не знала и знать не желала. (Действительно, зачем занимать память какими-то россказнями о родственниках, если это место может быть занято информацией о цвете и фасоне трусов Клода?..)
   Вот и вся скромная информация о семействе де Венсан.
   Теперь же поразмышляем о том, что мне известно об императорском отпрыске (чтоб его упырь в засос тёмной ночкой поцеловал!..).
   Клод, как был, так и остался (и, руку даю на отсечение, без применения розог в дальнейшем и просуществует) избалованным мальчишкой, которому многое позволялось и почти во всех прихотях и далеко не детских шалостях потакалось.
   Нет, конечно, к чести Его Величества, он приучил сыночка к ведению государственных дел и умению экономить каждый медяк в казне (не зря же, эта шмакозявка с шестнадцати лет присутствовала на всех встречах императора и его верноподданных), но вот уважения к женскому полу в общем и к графской дочке де Венсан в частности, не было ни на грош.
   Ах да, цесаревич тоже рос без материнской заботы (думаю, что все психологи и психоаналитики бы хором заявили, что именно это и послужило причиной его стойкого презрения к женщинам). Императрицу, после того, как она родила наследника, отправили в женский монастырь, ссылаясь на какое-то тайное донесение "добрых" людей. Ссылка оказалась для женщины фатальной - она занедужила и скончалась спустя три года. За это время, как поговаривали местные источники информации (читай: вездесущие служанки), мать и сын так ни разу и не встретились, что ни в коей мере не печалило молодого цесаревича.
   Отмахнувшись от совершенно ненужной информации о соплях, кашле и продуктах, от которых у бедняжки Клода начинается диарея, ещё глубже погрузилась в воспоминания Трисы о её прошлой жизни.
   Между молодыми людьми была разница в восемь лет, поэтому нет ничего удивительного в том, что юноша совершенно не заинтересовался десятилеткой (пусть и хорошенькой, словно фарфоровая куколка), которую ему представил отец. Император, по каким-то загадочным причинам выбравший именно Беатрису в невесты сыну, совершенно не слушал никаких возражений ни Вильяма, кричащего о том, что рано ещё знакомить будущих супругов, а вот лет через ...цать будет самое то, ни от придворных советников, настойчиво сватавших за Клода заморских принцесс и активно пропагандирующих политические браки. А маленькая дурёха, увидав красивого, статного (чего уж греха таить-то?..) юношу моментально в него втрескалась.
   Да, сначала это была детская привязанность, плавно переходящая в подростковую зависимость, но когда девушке исполнилось лет шестнадцать-семнадцать, она поняла, что быть императрицей - не только на законных основаниях обжиматься с любимым в спальне, но и жить шоколадно, утерев нос завистливым жабам-подружкам! Вот только инфантильная Триса, не знающая суровой правды жизни, не учла фаворитку Его Высочества, которая устала греть постель Клода по особым дням и наметила себе цель в виде короны и массивного кресла, стоящего по правую руку от императорского трона.
   Активные действия Анабеллы по окольцеванию парня совпали с трагическими для всей Империи событиями - отца Клода подкосила неизвестная болезнь. (И что-то мне подсказывает, что сей недуг был ниспослан самодержцу тёмномагическим пособником мерзкой девицы, но опять же, ушлую тварюгу никто за руку не ловил, поэтому доказать её причастность к этой тёмной и печальной истории практически нереально.) Не только местные, но и выписанные из других государств-империй доктора лишь разводили руками, не в силах помочь занедужившему императору. И, спустя десять дней, промучившись в страшной агонии, император отправился в мир иной.
   Естественно, на ошеломлённого Клода свалилось нежданное бремя власти, ответственности и горя - всё-таки парень потерял единственного родителя (пусть император открыто не выражал свою любовь, но он, так же как и Вильям, души не чаял в своём ненаглядном, но придурковатом чаде), и остался совсем один. Воспользовавшись моментом, Анабелла напоила свежекоронованного императора до полной отключки, и, вместо того, чтобы свалить в свои покои, осталась на всю ночь в спальне Клода. А сунувшийся поутру камердинер застал безмятежно спящих в нежных объятиях друг друга императора и хитрую девицу. Оправдав расчет подстилки, по двору моментально понеслись сплетни и слухи о том, что Его Величество сам определился с кандидаткой в будущие императрицы вопреки воле почившего отца.
   Исправно работающее сарафанное радио за несколько дней донесло сплетни и до поместья де Венсан. Вильям, выслушав тихий шепоток своего помощника, побагровел и приказал срочно собирать чемоданы Беатрисы - девушка в спешном порядке переезжала на постоянное жительство к жениху. Видимо, была задета не только честь семьи (всё ж таки не часто на престол восходят дворянки из низшего сословия, в то время как графский титул послали лесом), но и отцовская гордость (как так получилось, что этот слепой охламон осмелился променять его красавицу-доченьку на какую-то жабу облезлую?!?).
   Думаю, если бы папенька знал, к чему приведут его активные действия, то самолично отвёз бы дочку в женский монастырь и заточил бы там до самой старости. Но мужик даром провидца не обладал, поэтому и произошли не самые приятные события, приведшие к исчезновению графского рода... Но обо всём по порядку.
   Итак, Беатриса, гремя многочисленными саквояжами, приехала ко двору, чем заставила Анабеллу изрядно понервничать. Ибо сынок, чувствующий ответственность и давший умирающему отцу (всё же почивший император был дальновидным мужиком) клятву породниться с графской семейкой де Венсан, начал усиленно обхаживать Трису. То цветочки ей преподнесёт, то по оранжерее с ней под ручку прогуляется, то уток в пруду покормят вместе...
   Не знаю, что уж там нашёптывала императорская подстилка своему любовнику на ухо тёмными ночами, но спустя четыре месяца вялотекущих ухаживаний Клод почему-то решил, будто Беатриса - аналог местной шлюхи и, затащив девушку в кладовую, обесчестил. (Искренне надеюсь, что подонок сильно удивился, а может быть даже и устыдился, спешно покидая комнату, когда понял, что Триса ещё не делила ложе с мужчиной. Но в воспоминаниях несчастной Беатрисы перекошенной рожи императора, к сожалению, не было. Вместо того чтобы окатить насильника тонной презрения и врезать ему по яйцам, - хотя, согласна, это нужно было делать до того, как её изнасиловали, - моя подопечная истерично рыдала, пытаясь кое-как прикрыться разодранным платьем. Да-да, помимо физического и морального унижения, Клод на ней в порыве страсти и наряд испортил, поэтому пришлось девушке сидеть в пыльной и холодной комнате, пока нерасторопная дура-фрейлина не хватилась хозяйки.)
   Хоть и была поздняя ночь, когда фрейлина привела де Венсан в её покои, но слухи, распускаемые прислугой, разлетелись по дворцу со скоростью света и на следующий день на Трису весь двор и даже большинство слуг смотрели с откровенным презрением. Мол, соблазнила императора, а теперь опустила наглые глазёнки в пол и ещё смеет строить из себя невинную овечку. Сгорая от стыда, Триса предпочла отсиживаться в отведённых ей покоях, а не посещать светские рауты.
   Император и счастливая до розовых соплей Анабелла забыли о графской дочурке, но спустя три месяца доктор, заботившийся о здоровье будущей императрицы, сообщил, что девушка беременна. Беатриса была призвана пред светлые очи Клода и, клянясь именем Сиятельного, убеждала выродка, что носит под сердцем его ребёнка. Согласно воспоминаниям Трисы молодой мужчина ей поверил, и даже попросил Анабеллу всячески помогать матери будущего наследника.
   Ясен пень, что эта змея подколодная согласилась.
   Спустя три недели Беатриса потеряла ребёнка...
   Пока сердобольная старушка, приставленная к помутившейся рассудком Трисе, присматривала за молодой графиней, Вильям решился на измену короне. (Всё же мужик сильно любил свою дочку, и никому не позволял обижать кровиночку. Хотя, как по мне, так лучше бы её домой забрал и выдал бы за соседского барона или князя - ну, чем не вариант?..)
   Прибыв во дворец со своим отрядом, главнокомандующий местными вооружёнными сила отправил ребят на тренировочное поле, а сам пошёл засвидетельствовать своё почтение императору.
   По официальной версии граф де Венсан отправился поприветствовать Клода, но поскользнулся на мокрой лестнице и при падении сломал шею. (Ну да, ну да, так я и поверила, что Вильям настолько неуклюж.) По неофициальной же, нашёптываемой по углам придворными дармоедами и слугами, отец Беатрисы таки добрался до тронного зала и, пожелав долгих лет в местном аду Клоду, бросился на сопляка, обесчестившего его дочь. Если верить всё тем же кумушкам, мужчина не смог убить ублюдка - стража венценосной особы сработала на "ура" и быстро скрутила агрессора, но зато умудрился метнуть в паршивца кинжал. Острое зазубренное лезвие всё же нашло свою цель, а именно вонзилось в плечо императора, когда тот пытался увернуться от смертоносного оружия. (От всего сердца надеюсь, что он испытал мнооооооооожество не самых приятных ощущений, пока лекари извлекали метательный нож. И да, жаль, что предварительно батюшка не додумался намазать лезвие быстродействующим ядом, но, как известно, поздно пить "Боржоми", когда почки отказали.)
   Граф Вильям де Венсан был казнён прямо в тронном зале - вышколенные стражники просто проткнули его своими мечами, не дожидаясь приказа императора. Тело главнокомандующего было в тайне вывезено слугами в неизвестном направлении, и захоронили ли они отца Бетарисы со всеми почестями или нет, история умалчивает.
   Но вернёмся к несчастной девушке, которая не успела ещё свыкнуться с мыслью, что потерял ребёнка, как получила новый удар обухом по голове. Зашедшая тем же вечером, когда на императора было совершенно нападение, Анабелла, как бы невзначай перебрав алкоголя, с радостной лыбой поделилась с соперницей последними "горячими" новостями. Услышав о смерти отца, Триса впервые в жизни хлопнулась в обморок.
   Через несколько дней Беатриса вновь была призвана в тронный зал, где присутствовал один только император - видимо, он совершенно не опасался девушку, и считал её не многим сильнее новорожденного котёнка. Клод с самой гадостной улыбочкой просветил бывшую невесту, что он, весь такой добрый и замечательный, замял дело о нападении Вильяма на монарха, но конфисковал все земли, принадлежавшие фамилии де Венсан, и лишил Беатрису графского титула. Девушка покорно кивала, но даже слезинки не проронила (уже только за такую выдержку её можно было начать уважать), и, когда раздосадованный император, решивший ещё больше унизить глупышку, приказал подойти к нему, с покорностью выполнила и это.
   Спасибо огромное Клоду за его вспыльчивый характер и язык без тормозов, ибо именно он был виноват в том, что Триса наконец озверела и набросилась на него.
   Подошедшую Беатрису молодой мужчина усадил к себе на колени. Не заботясь о том, что стражники, охранявшие снаружи вход в тронный зал, всё прекрасно слышали, полез шаловливыми ручонками (оторвала бы их и в одно интересное место ему засунула!..) ей под юбку. Девушка, продолжая исполнять роль сомнамбулы, безучастно слушала о том, что теперь ей суждено прислуживать во дворце, ибо податься-то сиротинушке больше не куда, и будет она, Триса то есть, горшки из-под императорских отпрысков, рождённых Анабеллой, выносить. А величественный и гордый род де Венсан, не одно поколение преданно служивший короне, оборвётся, ибо не позволит Клод кому-либо ещё притрагиваться к Беатрисе. Но и бастардов от дочери изменника он тоже не горит желанием иметь, поэтому после каждого раза, когда императору взбредёт в голову уединиться с девушкой, она будет пить специальные травки, которые, в случае нежелательной беременности, приведут к выкидышу.
   Не знаю, то ли парад планет сложился в правильной последовательности, то ли начался метеоритный дождь, но в мозгу Беатрисы что-то щёлкнуло, и она сложила воедино очевидные вещи (шампанское в судию!..). Триса с лёгкостью сопоставила такие слова, как "дети", "травки", "выкидыш", и для полноты картины подсознание вывело ещё одно словечко - "Анабелла".
   Сообразив, что Клод, не желавший иметь отпрысков от графини де Венсан, специально приставил к ней свою фаворитку, которая была прекрасно осведомлена о нужных настоях, Беатриса резко активизировалась.
   Вцепившись ногтями в холёную морду императора, девушка, опасаясь, что молодой мужчина начнёт орать благим матом и на его вопли сбегутся стражники, с любопытством косящиеся из коридора на предполагаемые ласки парочки, врезала коленом по мужскому достоинству, чем на время обезвредила Клода. Пока император корчился на троне, Триса выхватила из причёски довольно длинную и острую шпильку, и, недрогнувшей рукой, вогнала своё грозное оружие под основание ключицы обидчика (хотя лучше бы в глаз всадила, ей-богу!..). Как же Клод тогда орааааал! Даже боль в причинном месте отошла на второй план!
   Естественно, Беатрису моментально схватила стража (эта дурёха даже не подумала о том, чтобы попытаться сбежать) и, не обращая внимания на яростные попытки лягнуть хоть кого-нибудь, без особых почестей отконвоировала в местные казематы. Там её сначала посетила Анабелла, поблагодарившая за освобождённое место императрицы, а спустя несколько часов явился и Клод в сопровождении цирюльника. (Насколько я поняла, в этом мире, также как и в Древней Греции, не было большего позора для аристократа, чем остриженные волосы - всем сразу становилось понятно, что представитель голубой крови очень сильно опечалил императора, и его, аристократа в смысле, разжаловали до простого раба.)
   Не рискуя отходить от стражи, Клод с удовольствием наблюдал за процессом пострига налысо Беатрисы, и с милой улыбочкой оголодавшей гарпии сообщил о том, что девушку приговорили к смертной казни.
   Моя же скромная персона, вовлечённая во всю эту историю Сиятельным, появилась в тот момент, когда графиню, покорно стоящую на коленях перед средневековым парикмахером, брили наголо.
   Сами понимаете, что, оклемавшись от первого шока и подумав, будто вижу очень реалистичный сон, я покорно... Ну, ладно, почти покорно (лёгкая контузия цирюльника, микроинфаркт Клода и пополненный матерный словарный запас стражи в расчет не беру) поплыла по течению. Ровно до того момента, пока меня не решили познакомить с гильотиной.
   Но вернёмся в настоящее, где я иду под ручку с пока ещё живым отцом.
   До описанных выше событий должно пройти не меньше года - насколько смогла понять, Беатрисе, когда её отправили на ПМЖ к будущему мужу, исполнилось семнадцать лет. Поэтому времени на то, чтобы предотвратить всё, что случилось в прошлой жизни с Трисой, ещё есть... Пусть и не так много, как мне бы того хотелось.
   Спасибо Сиятельному, что оставил при мне все воспоминания молодой графини де Венсан. (Руку даю на отсечение, что воспользоваться ими могу только я - ведь сейчас Трисе всего лишь шестнадцать лет, и девчонка ещё не пережила ничего из того, что случилось с ней в прошлом.) А я же, прекрасно помня о пословице "Предупреждён - значит, вооружён", уж позабочусь о том, чтобы стерва Анабелла неудачно с кобылы свалилась, а Клод импотентом стал.
   Пока я не спеша копалась в воспоминаниях Беатрисы, мы с Вильямом поднялись на второй этаж по длинной разветвлённой лестнице - их в старину ещё называли "лестницей поцелуев", ибо люди, идущие с разных сторон, могли случайно "поцеловаться" - столкнуться на общей площадке.
   Окинув в очередной раз своё временное жилище заинтересованным взором, с сожалением поняла, что скучаю по родным пенатам, обставленным в стиле минимализма. Сейчас же, идя следом за Вильямом по длинному коридору, постоянно натыкалась взглядом на пасторальные пейзажи, в изобилии развешанные на стенах, небольшие резные столики, на которых стояли вазы с живыми цветами и, как апофеоз мещанства, длинную ковровую дорожку с густым ворсом, устилающую пол.
   Покорно минуя несколько дверей, ведущих в другие помещения усадьбы, следом за Вильямом зашла в третью комнату и буквально остолбенела. Это оказалось небольшое по размерам помещение с выходом на огромный балкон. Всё пространство было залито ярким дневным светом - благо здесь было достаточное количество окон, а из мебели (о, отрада очей моих) стояла пара глубоких светлых кресел, повёрнутых к огромному трёхстворчатому переносному зеркалу.
   Почувствовав мужские руки на плечах, с удивлением обернулась к графу, смотрящему на меня не только с любовью, но и с отеческой гордостью (и с чего глупышка Триса решила, будто отец её не любит?..). Видимо отец гордился, что Беатриса выросла "студенткой, комсомолкой, спортсменкой, и, наконец, просто красавицей".
   Подтолкнув меня по направлению к напольному трюмо, Вильям сам стал поодаль и с интересом наблюдал за моей реакцией. И, думаю, моя отвисшая челюсть его не столько опечалила (ведь, как известно, это либо явный признак слабоумия, либо полное отсутствие манер), сколько позабавила - я краем глаза видела, что мужчина широко и довольно улыбается.
   - Ну, дочь моя, что скажешь? - граф де Венсан первым нарушил затянувшееся молчание. - Теперь-то, надеюсь, ты не сомневаешься, что сможешь покорить сердце Его Величества?
   - Нет, батюшка... - вместо внятного ответа получилось блеяние овечки, но это было простительно, ибо Евгения Бабушкина пребывала в состоянии крайнего шока.
   Всю свою жизнь я привыкла видеть в зеркале невысокую, полненькую (попрошу заметить не толстую, а именно фигуристую, с полной грудью, хорошей попой и десятком лишних килограмм) девушку. От родителей мне достались карие глаза, тёмно-каштановые волосы (сами понимаете, в зависимости от возраста, настроения и моего материального благосостояния длина и цвет последних варьировались от натурального до "Охренеть можно! Дочь, что ты с собой сделала?!"), курносый нос и много-много веснушек, которые, вопреки логике большинства девиц, я очень люблю. Но сейчас из зеркальной глади смотрело совершенно незнакомое, мать его, лицо небесной нимфы, которая, к тому же, была счастливой обладательницей стройного тела!
   Как уже упоминала ранее, Беатриса де Венсан имела светлую шевелюру. А сейчас же я смогла воочию убедиться, что свои нереально светлые, словно выбеленные сединой волосы, девушка унаследовала от отца (Вильям, прости меня, грешную, что изначально приняла тебя за седого!..). Огромные серые глазищи в обрамлении густых и длинных чёрных ресниц могли свести с ума любого мужика, а стервозно изогнутые брови, словно подведённые грифельным карандашом, однозначно добили бы самых стойких представителей сильного пола. Картину "Нимфа небесная, одна штука" довершали острый носик и пухлые губки - да-да, именно той формы, о которой грезят красавицы, закачивая в себя ботекс (или какую хрень они там вкалывают?..). Росточком моё новое тело было высокое - не меньше 180 сантиметров, и даже платье, состоявшее из кучи юбок и подъюбников, не могло скрыть всех изгибов стройного стана.
   "Расстрел через повешенье!" - тихо вздохнуло чувство собственного достоинства, когда офонаревший мозг всё же смог проанализировать картинку, увиденную в зеркале. - "Теперь точно обзаведусь полным набором шикарнейших комплексов..."
   - Ну, раз нет, - ещё веселее проговорил Вильям, снова подходя ко мне и приобнимая за плечи (смотрелись отец и дочь, надо признать, великолепно - оба статные, высокие и, сразу видно, аристократы), - значит, не побоишься вечером отправиться на приём к Его Высочеству?
   - О каком приёме идёт речь, батюшка?
   - Триса, император уже столько лет тебя не видел, - бархатно рассмеялся мужчина. И я, к своему ужасу поняла, что буквально плавлюсь от тембра его голоса, да и внешностью Вильям был... Короче, во вкусе Евгеши - рядом с ним я чувствовала себя защищённой маленькой девочкой. - И ему любопытно узнать, как ты жила всё это время и какой красавицей выросла. И поверь, это не пустые домыслы, а информация из надёжного источника, - граф неприкрыто намекнул на свою шпионскую сеть, но называть конкретного человека всё же не захотел. - Так что вечером, моя дорогая, нас ждёт встреча с Его Высочеством и Его Величеством!
   Обрадовал, так обрадовал... И ведь даже расслабиться, глотнув бокальчик алкоголя, нельзя будет - мне, как особе несовершеннолетней, да ещё и пришедшей с отцом, ничего крепче лимонада не нальют.
   Нервно передёрнув плечами, не знала, какими максимально доходчивыми словами донести до родителя Трисы, что в данный момент все знания по этикету, бальным танцам и виртуозному ведению светского трёпа напрочь отсутствуют в моей светловолосой головке. Нет, конечно, я могу покопаться в памяти и даже найти нужные знания, а тело графской дочки, которая не один и даже не два раза отрепетировала вальс (или какие тут местные танцы), на автопилоте под музыку нужные па будет совершать, но, согласитесь, это будет всё равно не то. Словно вместо живого человека, все действия будет выполнять робот, у которого, ко всему прочему, ещё и замедленная реакция.
   - Батюшка, у меня красные дни...
   А что, женские дни в любом мире, Веселенной или Галактике являются ужаснейшим временем, когда милая представительница слабого пола становится злее Цербера, чувствует себя надутым шариком, у которого ещё и адски болит низ живота - чем не железная отговорка? Поэтому ни на какой светский раут в ближайшие пять дней Беатриса (то бишь я) не сможет пойти. (Искренне надеюсь, что этого времени мне с головой хватит, чтобы почитать книги по этикету и освежить в памяти бальные танцы, иначе Его Величество собственными руками освежует уже меня.)
   - Дочь моя, о чём ты говоришь? - свёл тёмные брови к переносице мужчина. - Я тебя, Триса, снова не понимаю.
   Подавив дикое желание выматериться в голос, уже собралась подробно объяснить смысл предыдущих слов, как почувствовала, что меня бесцеремонно трясут за плечо. Удивлённо нахмурившись, не поленилась обернуться, чтобы испепелить взглядом наглеца, посмевшего вмешаться в наш с Вильямом разговор. И, знаете, совершенно не удивилась тому, что позади меня никого не было... И ведь даже на Сиятельного не спихнёшь - он бы, появись у него желание со мной пообщаться, снова "заморозил" время и пространство, а не шалил втихомолку.
  
   - 4 -
  
   Недоумевала я (пугаться, кажется, разучилась с недавних пор) ровно до того момента, пока не смогла разобрать напряжённый мужской голос. Звали меня по имени и ооооочень настойчиво.
   - Евгения, просыпайтесь! - и меня снова ощутимо потрясли за плечо. - Бабушкина, Вам плохо? - теперь в ход пошли лёгкие похлопывания по щекам. - Женя, мать вашу, очнитесь! - и меня хорошенько встряхнули.
   - Всё-всё, я проснулась, - уперевшись руками в мужскую грудь, попыталась сфокусировать взгляд на лице заместителя гендира. - Кирилл Петрович, можете меня отпустить - впадать в беспамятство больше не собираюсь.
   - Бабушкина, не борзейте! - злобно гаркнуло новое начальство, отпуская мои многострадальные плечи (если на моей нежной коже останутся синяки, прокляну, ей-богу!..) и отступая на несколько шагов назад. - Я уже собирался в "Скорую" звонить.
   - Зачем? - мозг не успел ещё перестроиться от перехода из одного мира в другой, поэтому я сейчас тупила не по-детски. - Вы всегда докторов вызываете, когда видите спящего человека?
   - Ты хоть тогда храпи, чтобы было понятно, что спишь, - моментально окрысился оппонент, переходя на фривольное "ты" (видимо, перенервничал, бедненький). - Я, когда подошёл к твоему столу, думал, что ты коньки отбросила! Дыхание и пульс были очень слабыми, а на внешние раздражители вообще никак не реагировала. Что прикажешь делать в такой ситуации?
   Всё-таки Сиятельный, скотина недобитая, не подправил своё идиотское заклинание! И вместо того, чтобы выглядеть, как сладко спящий человек, я больше напоминала потенциального пациента реанимации. Ну, ничего, при следующей встрече обязательно это с ним обговорю!..
   Да, я искренне верила в то, что моя шебутная душонка покидает материальное тело, стоит организму провалиться в сон. Ведь никакие галлюциногенные препараты и шизоидные видения не сравнятся с тем, что мне удалось увидеть и (внимание, сейчас самый веский довод!..) почувствовать на собственной шкуре - я отчётливо распознавала тактильные и обонятельные ощущения. А тот факт, что утром я вымотана, словно всю ночь вагоны разгружала, говорит сам за себя - у меня уже давно не было полноценного семичасового отдыха, ибо вместо того, чтобы видеть сны, я играла роль глупенькой Беатрисы де Венсан.
   - Дать человеку выспаться, - оторвавшись от мыслей, бросила взгляд на экран компьютера, и поняла, что проспала всего лишь тридцать минут. Из чего можно было сделать вполне логичный вывод, что время в моём мире и мире Трисы течёт по-разному.
   - Бабушкина... - в очередной раз прорычал начальник, то сжимая, то разжимая кулаки.
   - Кирилл Петрович, я уже двадцать восемь лет Евгения Александровна Бабушкина, и прекрасно об этом знаю, - решительно отмахнувшись от претензий Назарова, устало потёрла щёки - спать хотелось неимоверно.
   - Евгения Александровна, а Вам никто не сообщал, что грубить руководителю крайне нежелательно? - мужчина скрестил руки на груди и всем своим видом показывал, что он крайне недоволен моим хамским поведением. - Хотел бы заметить, что на бирже труда с рабочей силой сейчас проблем нет. Стоит только подать заявку и из квалифицированных секретарей, в совершенстве владеющих иностранными языками, очередь выстроится.
   - Угрожаете? - поднявшись на ноги, пожалела, что не могу испепелить упыря взглядом. - Так спешу расстроить - увольнение не тот способ, которым можно меня напугать.
   - Как интересно, - сарказм, источаемый заместителем Черёмушкина, можно было на хлеб намазывать. - Так расскажите мне, Евгения, чего же Вы боитесь.
   "А пароль от онлайн-банка и паспортные данные тебе не поведать, мудило?" - озлобленная на весь белый свет ведьма, до этого момента мирно почившая в моём подсознании, моментально проснулась и показала зубы. Правда, пока только мысленно, но если Кирилл Петрович в скором времени не вспомнит о чувстве самосохранения, то реплики, произнесённые внутренним голосом, будут транслироваться вслух.
   - Я так же, как и все, Кирилл Петрович, боюсь смерти, - вспомнив о казне Беатрисы, нервно передёрнула плечами. - Особенно, если мне суждено умереть не от старости, а от рук какого-нибудь психопата.
   - Что Вы имеете в виду? - не уловил ход моих мыслей Назаров, а затем быстро перевёл тему, видимо, решил, что ему и своих тараканов хватает: - И вообще, вместо того, чтобы думать о всяких глупостях, лучше бы занялись работой. Как я понял, Вы даже половину документов из списка не закончили сканировать!
   - Обижаете, - растянув губы в довольной улыбке, продемонстрировала лист с напечатанным реестром документов, на котором оставалось всего семь не вычеркнутых пунктов. - Ещё два, ну, от силы три часа, и я поеду домой.
   - Дополнительный билет забронировали? - мужик упорно искал к чему бы придраться. - И где заказанные час назад роллы?
   - О завтрашнем вылете можете не волноваться, - потыкав пальцем по сенсорному экрану, приложила телефон к уху. - И если бы Вы не отвлекали меня пустыми разговорами, то я бы уже давно позвонила в доставку!
   Полюбовавшись на вытянувшееся лицо заместителя Черёмушкина, вполне вежливо переговорила с оператором, ответившим на звонок. Девушка, постоянно извиняясь за доставленные неудобства, связалась с курьером и выяснила, что он уже поднимается в лифте на нужный этаж. Распрощавшись с сотрудницей службы доставки и пожелав ей хорошей смены, вышла из-за стола и распахнула дверь в фойе, под пристальным взглядом тёмно-карих глаз. И, надо сказать, вовремя - как раз в этот момент из лифта вышел молодой парнишка, облаченный в зелёную униформу и с огромным зелёным же рюкзаком-холодильником за плечами.
   - Добрый день, - заметив меня, парнишка радостно разулыбался, - это Вы заказывали еду из японского ресторана?
   - Мы-мы, - отодвинув меня с пути, навстречу курьеру вышел Назаров. Знаком показав парню, чтобы тот проходил в офис, всё же недовольно буркнул: - Почему так долго?
   - Так пробки, - совершенно не смутился парнишка.
   - Пробки... - в полголоса передразнил оппонента Кирилл Петрович, а мне стало смешно. После последнего посещения мира Беатрисы, я перестала ассоциировать Назарова с Клодом, и, соответственно, бояться заместителя директора. На закономерный вопрос: "Почему?" даже под пытками ответа не дам, ибо сама его не знаю пока. - Сколько с нас?
   - Заказ уже оплачен, - споро выгружая многочисленные пластиковые контейнеры и баночки, ответил молодой человек.
   - Евгения..? - заместитель генерального снова одарил меня пристальным взглядом.
   - Не волнуйтесь, Кирилл Петрович, заказ был оплачен с корпоративной карты.
   "И, если Вы боитесь вкушать пищу, купленную женщиной, то не нервничайте, сегодня Ваша гордость не пострадает!" - ведьма в очередной раз ввернула шпильку.
   Протянув улыбчивому курьеру чаевые, пожелала ему удачной смены (вежливость - наше всё!..) и закрыла дверь. Подумав, всё же повернула щеколду замка - хоть бизнес-центр и охраняется бдительными секьюрити и находится под круглосуточным наблюдением видеокамер, но с замкнутой дверью мне всё же будет поспокойней. Тем более что первым, кого встретит на своём пути злоумышленник, будет несчастный секретарь (то бишь я), а уже потом Назаров и, надеюсь, бдительные охранники.
   - Кирилл Петрович, Вы у себя в кабинете будете ужинать? - посмотрев на еду с нескрываемым вожделением, всё же перво-наперво поинтересовалась мнением начальника.
   - Нет, я поем вместе с Вами, Женя. - Ослабив узел галстука, мужчина расстегнул две верхние пуговки на рубашке и закатал до локтей рукава. - Насколько знаю, в офисе есть кухня, - не столько спросил, сколько констатировал.
   - Скорее столовая, - подхватив часть лоточков, направилась в сторону нужной комнаты. - Если Вас не затруднит, не могли бы Вы тогда захватить оставшуюся еду?
   - Без проблем, - покладисто согласились со мной, подхватывая остальную провизию. - Давно здесь работаете?
   - Пять лет, - войдя в тёмное помещение, извернулась и смогла-таки локтём включить свет. - Почему вдруг такой интерес?
   - Нужно же налаживать дружеские отношения с моим секретарём, - весело и по-мальчишески открыто улыбнулся оппонент.
   - Временным секретарём, - в очередной раз скрупулезно поправила нового сотрудника. - Кстати, почему Вы не прислали в отдел кадров требования, которым должен соответствовать Ваш будущий секретарь?- Поймав недоумевающий взгляд, милостиво пояснила: - Валентина пожаловалась, когда убегала домой, что так и не получила от Вас никакой информации.
   - Аристарх Николаевич заверил меня, что его компетентные сотрудники сами прекрасно найдут мне помощника, - сгрузив на стол провизию, Назаров уселся на свободный стул.
   - И он прав, - сдержано улыбнувшись заместителю, в удивлении вздёрнувшего брови, в очередной раз пояснила: - Есть у Вали на примере одна милая женщина, недавно разменявшая пятый десяток. Стажа и, следовательно, опыта Наталье Олеговне не занимать, а с учётом её возраста можно будет смело исключить интрижки на рабочем месте.
   - А что, - вооружившись палочками и забрав свою порцию васаби и соевого соуса, Назаров, кажется, не повёлся на мою издёвку, - меня такой вариант полностью устраивает. Как она относится к частым командировкам?
   - Положительно, - окунув ролл в соус, положила на него сверху имбирь. - У Натальи Олеговны двое непоседливых внуков-младшеклассников, которые живут с ней. Но как только она выйдет на работу, пацанята вернутся к родителям, и Белкина сможет спокойно вздохнуть.
   Понятливо покивав, Кирилл Петрович на некоторое время замолчал, занятый поглощением вкусной пищи. Мне показалось, что он полностью ушёл в свои мысли (скорее всего, связанные с работой и предстоящей командировкой), поэтому и я позволила организму расслабиться.
   Да, я открыто дерзила Назарову. Да, я до сих пор не могу внятно объяснить тот факт, что он, как две капли воды, похож на Клода (за исключением цвета глаз, конечно). И да, рядом с ним, сидя в неформальной обстановке или оставаясь один на один, я не чувствовала давления из серии "крутой босс - подчинённая". Но это мои чувства и двинутое мировосприятие, странно же, как раз то, что заместитель генерального директора только угрожал увольнением (и то, это не звучало достаточно правдоподобно), и относительно нормально реагировал на мою гавкотню. Вопрос дня: в честь чего подобное отношение к самой обычной мне?..
   - Евгения, я Вам кого-то напомнил? - неожиданный вопрос, заданный заинтересованным тоном, чуть не довёл до кондрашки. - Вы, когда меня утром увидели, аж побледнели, - мужские губы тронула лёгкая улыбка. - Честно говоря, думал, что Вы в обморок хлопнитесь.
   - Что я, тургеневская барышня, что ли? - чуть не подавившись едой, раздражённо передёрнула плечами. - Да, Кирилл Петрович, Вы напомнили мне одного не самого приятного человека.
   "Который, к тому же, существует в другой реальности," - мысленно дополнила, по понятным причинам не озвучивая эти слова.
   - Надеюсь, сейчас Вы понимаете, что мы с ним абсолютно разные люди? - отложив палочки, мужчина открыл ещё одну баночку соевого соуса.
   - Кирилл Петрович, я адекватный человек, и практически сразу поняла, что Вы не можете быть Клодом, - обиженно надув губы, с ужасом сообразила, что проболталась.
   - Клодом? - как я того и боялась, оппонента заинтересовало странное имя моего знакомого. - Он иностранец?
   - Ага, - вяло промямлила, мысленно прикидывая тему, которая бы отвлекла начальство от ненужных расспросов. Как назло ничего достойного в сонном мозгу не появлялось.
   Слава и хвала чуткости Назарова, ибо мужчина не стал развивать явно неприятную для меня тему. Вместо этого он молча и по-армейски быстро схомячил свою порцию и, вежливо поблагодарив, как за вкусный ужин, так и за приятную компанию (честное слово, аж зарделась), покинул столовую.
   Решив, что с лёгкостью смогу делать два дела одновременно (кушать и параллельно сканировать необходимые документы), вернулась на рабочее место. Домой хотелось жутко, поэтому изворотливый мозг и искал способы наибыстрейшего завершения задания, подкинутого заместителем генерального директора.
   Как и планировала, с оставшимися семью пунктами справилась за час, и уже радостно щёлкнула на компьютере кнопку "Завершить работу", когда перед моими красными от недосыпа и переутомления очами появился Кирилл Петрович.
   - Закончили, Евгения? - одарив меня задумчивым взглядом, молодой мужчина вскинул левую руку и посмотрел на наручные часы.
   - Так точно! - довольно оскалившись, отдала честь.
   - К пустой голове не прикладывают, - наигранно нахмурился оппонент, но быстро оттаял и разулыбался. Отчего моё дурное сердечко неожиданно пропустило удар... - Собирайтесь, я Вас подвезу.
   - Зачем? - глаза от удивления стали по форме как пятирублёвая монетка. - Автобусы ещё прекрасно ходят, и, на крайний случай, мне отлично известен номер телефона такси.
   - Мне вот интересно, - мужчина, в который раз за вечер, потёр подбородок, - я на суахили разговариваю? - и так требовательно посмотрел на меня, что пришлось отрицательно помотать гудящей головой. - Тогда почему Вы, Евгения, постоянно со мной спорите, пререкаетесь и не выполняете прямые приказы?
   - Ну, насчёт первой и второй претензии ничего сказать не могу, - смущённо потупив взор, мысленно посетовала на склочный характер. - А вот по поводу указаний... Про доставку меня до родных пенат, это что же, был приказ?
   - Самый взаправдашний, - вновь широко улыбнулся Кирилл Петрович. А я же, чувствуя, как принцесса внутри меня затрепетала от волнения (всё-таки Назаров был красивым, статным и сексуальным мужиком), воссоздала в памяти образ Вильяма, который с лёгкостью мог составить конкуренцию нашему новому сотруднику. - Правда, пока отдан в устной форме, но, если продолжите упираться, то и на бумаге со всеми соответствующими подписями и печатями не поленюсь издать.
   Круглые от удивления глаза, решили перебраться на лоб, стоило их законной хозяйке испытать ещё больший шок. Выглядела я при этом, скорее всего, уморительно.
   - Женечка, - поняв, что приказной тон не помогает, заместитель зашёл с другой стороны: - Вы устали, а завтра нужно быть в аэропорту в семь часов. И да, кстати, утром заеду за Вами. Так что будьте готовы к пяти часам.
   - Я сама... - в очередной раз попытавшись сообщить шефу, что уже давно совершеннолетняя и глубоко самостоятельная личность, потерпела полное фиаско.
   - В пять часов буду у Вашего подъезда, - строго сообщили мне, бескультурно перебив. - И, чтобы утром не плутать по незнакомым улочкам, хочу сегодня изучить маршрут.
   - Ну, если дело только в изучении маршрута, тогда не вижу причин отказываться, - сдавшись под натиском упёртого мужика, достала из тумбы сумочку. - Я готова.
   - Люблю оперативных людей, - Кирилл Петрович сделал мне комплимент и первым направился на выход.
   Закрыв офис и сдав объект под охрану, встала рядом с Назаровым. Мужчина вызвал лифт, и, переписываясь с кем-то по мессенджеру, совершенно не обращал на меня никакого внимания. Пока спускались на подземную парковку, мы так же не обмолвились ни словечком. Зато я успела мысленно обругать себя последними словами за то, что, как малолетняя дурочка повелась на брутальную внешность, и добавить ещё один плюсик к карме графа де Венсан. Сто против одного, что благородно воспитанный мужчина никогда бы не допустил тягостного молчания между ним и дамой, окажись они тет-а-тет.
   Когда двери лифта открылись, выпуская нас в прохладу подземной парковки, мои мысли перескочили к другому вопросу (хотя и довольно запоздалому). А именно: доверяю ли я Кириллу Петровичу или нет?
   Раз попёрлась с ним тёмной ночкой на безлюдную парковку и согласна с ветерком прокатиться тет-а-тет, то, наверное, определённая степень доверия имеет место быть. Хотя, если вспомнить утверждения психиатра Бухановского, составлявшего психологический портрет Чикатило, жертвы доверяли советскому Джеку-Потрошителю как раз из-за его внешности - он был самым обычным высоким и физически развитым мужиком. Поэтому, наверное, с Назаровым всё же лучше держать не только ухо востро, но и перцовый баллончик в руках. Опять же, давайте вспомним о том, что Кирилл Петрович смотрел сегодня на своего непосредственного руководителя без должного уважения. Хотя и это вполне объяснимо: все мы люди и бывают моменты, когда даже горячо любимого человека хочется пристукнуть... Хотя нет, за любимого гендира порву любого, как Тузик грелку!..
   - Евгения, о чём задумались? - в мои мысли вклинился глубокий мужской голос. - Садитесь!
   Вернувшись в реальность, со стыдом осознала, что стою перед любезно открытой дверцей синего внедорожника. Щёки предательски заалели, когда поняла, что неосознанно задерживаю Назарова. Поэтому поспешно уселась на пассажирское место и, чтобы скрыть смущение, окинула заинтересованным взглядом салон иномарки, в котором всё так и кричало о достатке и роскоши.
   - Пристегнулись? - мужчина, занявший водительское кресло, бросил на меня быстрый взгляд. - Молодец! - Заметив, что я, как законопослушный гражданин, перво-наперво защёлкнула ремень безопасности, не поскупился на похвалу. - Адрес назовите.
   Покорно назвав улицу и номер дома, откинулась на спинку кожаного кресла и, выбросив из головы все мысли, бесцельно уставилась в окно.
   Всё-таки больше всего мне нравится ночной город, подсвеченный разнообразными вывесками, гирляндами, и расчерченный тысячами линий из фонарных столбов. Но самый захватывающий вид - когда стоишь на мосту, а внизу раскинулся железнодорожный вокзал, где сотни огонёчков-фонарей рассекают тёмное пространство. А быстрые поезда стрелами мчатся сквозь освещённый участок и скрываются в темноте, и лишь по слабым отблескам, которые прорезают тьму из подсвеченных окошек, становится понятно, что состав не исчез, а движется дальше. Для меня, всю жизнь мечтавшей уехать из родного города, это своего рода чудо.
   Ни водитель, ни я, не были настроены на дружескую беседу, поэтому в салоне витала умиротворяющая атмосфера, разбавляемая ненавязчивой фоновой музыкой, которую включил Назаров. Несмотря на огромное количество выпитого за день кофе, в сон клонило с непреодолимой силой (всё-таки бодрствовать в двух мирах, отдуваясь за себя и за Беатрису - то ещё сомнительное удовольствие), и я, поддавшись искушению и понимая, что ехать нам ещё минут тридцать, устало прикрыла глаза.
   Не знаю, то ли Кирилл Петрович обладал глазами на ушах (могу поклясться, что он, не отрываясь, следил за дорогой, на которой, несмотря на поздний час, было довольно плотное движение), то ли я просто-напросто храплю (Боже, вот стыдоба-то будет), но, спустя пять минут, когда из подсознания начали смутно проступать очертания комнаты, обставленной с буржуазным шиком, мужчина подал голос:
   - Женя, Вы любите ходить в кино?
   Осоловело моргнув, с горем пополам согнала разбегающиеся мысли в кучу, и согласно кивнула. Я совершенно не понимала мотивов, толкнувших заместителя генерального директора поинтересоваться тем, как провожу своё личное (на минуточку!) время.
   - А какой жанр Ваш самый любимый? - всё не унимался оппонент.
   - Качественный хоррор, например, первая часть "Астрала" или "Паранормальное явление"... Я, после просмотра этих фильмов, дня три с включённым ночником спала.
   Ответив на заданный вопрос, скромно умолчала, что с недавних пор ещё и к фэнтези пристрастилась. Один Леголас (что во "Властелине колец", что в "Хоббите") чего стоит! Ну, а потом меня в этот жанр в прямом смысле затянуло (чтоб Сиятельному дурно стало!..)...
   - Я почему-то думал, что Вы, как и большинство девушек, от романтических и слёзопробивательных романов балдеете, - искренне удивился мужчина.
   Никак не отреагировав на ехидное замечание, скорчила недовольную гримасу, увидев которую, Кирилл Петрович искренне расхохотался.
   - Женя, всё же Вы отличаетесь от девушек, которых я знаю, - сделал сомнительный комплимент новый коллега.
   Так и подмывало спросить, что же меня выдало - рога, копыта или хвост, но (горжусь собой!) титаническим усилием воли мне удалось сдержаться. Прекрасно помня о том, что нападение - лучшая защита, с самой милой улыбкой проблеяла приторно-подхалимским голоском:
   - А Вы, Кирилл Петрович, чем в свободное от работы время занимаетесь?
   - Спортзал, бассейн, - безразлично пожал плечами оппонент. - Сидячий образ жизни ещё никому красоты не добавлял, - и бросил на мою персону оценивающий взгляд.
   С достоинством выдержав осмотр, ехидно ухмыльнулась и якобы в недоумении приподняла бровь. Я уже давно и безоговорочно приняла тот факт, что Евгения Бабушкина - пампушка.
   Нет, конечно, в период подросткового максимализма и эгоцентризма и даже на первых курсах универа я старательно бегала на аэробику и жевала исключительно капустные листики без соли и перца, но, увы и ах, с генетикой не поспоришь, и на место ушедших кило пришёл гастрит.
   В один далеко не прекрасный день, попав в больницу от сильного приступа болячки, нарвалась на чудо-доктора, которая в доступных выражениях объяснила дурёхе малолетней, что не в стандартных 90-60-90 счастье. И если она, врачиха то есть, узнает о том, что пациентка Бабушкина снова загремела на койку с острым приступом гастрита, то меня незамедлительно отведут к психиатру, который в особо жестокой форме выбьет дурь, называемую "постоянные диеты, сбитый цикл и язва желудка". Клятвенно заверив женщину, что подобного больше не повторится, прошла курс лечения гастрита и теперь о диетах больше не думаю.
   Мне вполне достаточно того, что продолжаю ходить на стрейчинг, посещать сауну и, вместо плотного ужина хомячу витаминные салатики или азиатскую кухню, если уж совсем прижмёт. И уже много лет подряд мой вес прочно держится на отметке "80", что меня, честно говоря, полностью устраивает.
   Хотя, после проведения энного количества времени в идеальном теле Беатрисы, боюсь, что могу и пересмотреть свою точку зрения...
   - Что-то не так, Женя? - заместитель генерального правильно расценил мою мимику. - Или Вас задели мои слова?
   - Почему Вы так решили? - сейчас я испытывала искреннее недоумение. - Это же прекрасно, что Вы занимаетесь спортом и не забываете накачивать кубики пресса. Кстати, у Вас сейчас четыре кубика или шесть?
   - Восемь, - моментально последовал ответ, а следом за ним и заманчивое предложение: - Продемонстрировать?
   - Что, прям в машине? - не ожидавшая я столь щедрого подарка судьбы (вот, что значит, давно мужика не было), аж воздухом подавилась.
   - Почему бы и нет, всё равно на светофоре стоим, - самым серьёзным тоном ответили мне. И вот тут я поняла, что надо мной откровенно потешаются.
   "Тоже мне, нашёл клоунессу!" - злобно прошипела разобиженная мегера внутри меня. - "Ничего-ничего, посмотрю, как тебе, сволочь, придётся по вкусу кофе, в котором будут плавать мои бациллы!"
   - Кирилл Петрович, я предпочитаю не только зрительный, но и тактильный контакт, - невинно потупив хитрые глазки, самым скромным голосом проблеяла очевидное: - А за тридцать секунд, что будет ещё гореть красный, Вы максимум три пуговицы расстегнёте, а дальше Вам придётся снова за дорогой следить.
   - До следующего светофора, - всё не унимался Назаров.
   - Это вряд ли, - выдавив дежурную улыбку, кивком головы указала на поворот во дворы. - Мы почти на месте - следующий съезд мой. Поэтому поверю Вам на слово и милостиво разрешу не оголяться.
   - Евгения!.. - злобно прорычал заместитель Черёмушкина, плавно притормаживая возле моего подъезда.
   - Я уже двадцать восемь лет Евгения, - оперативно открывая дверь и выпрыгивая на улицу, прекрасно понимала, что своим алогичным поведением довожу мужчину до белого каления. - Ещё раз спасибо, Кирилл Петрович, за то, что подвезли и желаю добраться до дома без происшествий!
   Подавив совершенно неуместное желание послать воздушный поцелуй водителю, захлопнула дверцу и стремительно зашагала к родному подъезду. Я была на сто процентов уверена, что хамоватое поведение мне ещё аукнется... Не зря же между лопатками свербело от тяжёлого взгляда Назарова.
   Поднявшись на лифте на семнадцатый этаж, столкнулась в автоматических дверях с соседом, который ночью решил вынести мусор. Вежливо кивнув мужчине, не так давно переехавшему в наш дом, первой выскочила из лифта, и полезла в сумочку в поисках ключей.
   Найдя связку, неосознанно бросила взгляд на соседушку, так и продолжавшего стоять возле лифта, и прижимающего к груди синий пластиковый мешок с мусором.
   - Что-то не так? - мне откровенно не нравился ни сам мужик, ни сложившаяся ситуация.
   - Нет, всё прекрасно, - широко улыбнулся оппонент и нырнул в подъёмник.
   Дождавшись, когда лифт начнёт опускаться, отпёрла дверь квартиры и быстро шмыгнула в тёмный коридор. Включив свет в маленьком коридорчике, служащем ещё и прихожей, заперлась на два замка, а потом ещё и цепочку накинула. Бережённого, как говорится, Бог бережёт.
   Поспешно приняв ванну, закуталась в одеяло (хоть на дворе и май месяц и днём солнышко нагревает температуру до двадцати пяти градусов, но ночи всё ещё холодные), и задумалась о том, что сейчас происходит в мире Трисы.
   О том, что графиня де Венсан в данный момент самостоятельно управляет своим телом и, возможно, радостно улыбается козявке Клоду, чинно восседая за столом на приёме, организованном Его Величеством, думать совершенно не хотелось. Эта влюблённая по самые уши дурында таких дров наломать может, что не Клод, а я собственными руками её удушу. Но будем верить словам Сиятельного, и надеяться на то, что девушка сейчас сладко почивает в своей постели. Ведь, как мне пообещал дедок, только одна из нас может бодрствовать (и, слава Богу, эта возможность отводится мне, как самой адекватной). Или я что-то неправильно поняла?..
   Устало вздохнув, закрыла глаза, прекрасно понимая, что участи поменяться телами с Беатрисой на ближайшие часы, всё равно не избежать. Момент, когда провалилась в сон, благополучно пропустила. Впрочем, как и всегда. Зато пробуждение было приятным - в кои-то веки нежусь на шикарной кровати с балдахином, - и, что раздражает больше всего, уже привычным - передо мной вновь стояла совершенно незнакомая девушка, и ласково улыбалась.
  
   - 5 -
  
   - Проснулись, графиня? - спросила очевидное горничная, поправляя идеально белый передник.
   Согласно кивнув (как будто у меня были другие варианты), прикрыла глаза, собираясь с мыслями. Я знала, что стоящую передо мной служанку, зовут Лили, и она - личная горничная молодой графини де Венсан. Судя по ощущениям, для Трисы девушка была сродни докучливому домашнему питомцу - когда Лили была нужна, её звали, если в ней необходимость отпадала, гнали прочь.
   Откинув в сторону одеяло, спустила ноги с высокой кровати. Заметив мои телодвижения, девушка учтиво подтолкнула под мои ступни мягкие не то шлёпки, не то тапочки и выжидательно замерла рядом.
   Сказать, что чувствовала я себя неуютно, значило бы скромно промолчать. Усилием воли подавив дикое желание забраться обратно в постель и проснуться в своём мире, переместилась за туалетный столик, на котором высился строй из мало понятных баночек, пузырьков и флакончиков. Зато разномастные расчески, одна к одной лежавшие в ряд, приятно порадовали глаз.
   - Лили, ты же знаешь, что сегодня Его Величество пригласил нашу семью на званый вечер? - посмотрев на отражение служанки, дождалась её утвердительного кивка. - Думаю, ты уже подготовила соответствующий случаю наряд и придумала, как уложишь мои волосы, - снова бросила пристальный взгляд на зеркальный силуэт, дожидаясь согласного покачивания головы. - Тогда, пока будешь заниматься причёской, не могла бы ты вкратце рассказать, какие столовые приборы для каких блюд нужны?
   - Ч-чтоооо?! - аж начала заикаться Лили. - Графиня, что Вы такое говорите?
   - Понимаю, звучит странно, - взяв в руки деревянный гребень, неспешно провела им по волосам, - но не могу вспомнить практически ничего из этикета...
   - Что Вы имеете в виду? - подойдя ко мне, девушка аккуратно забрала из моих рук расчёску и сама взялась за расчёсывание волос. - Вас же, графиня, с малолетства учили этикету. А сейчас Вы говорите о том, что забыли, в какой руке вилку держать!
   - Неправда, - надувшись, словно мышь на крупу, поджала губы: - прекрасно помню, что вилкой суп не хлебают, в скатерть не сморкаются и ножом в зубах не ковыряются.
   - Всё же Вы, графинюшка, забыли о том, что локти на стол класть тоже неприлично, - незлобиво улыбнулась горничная.
   "Уела, ничего не скажешь!" - довольно причмокнула стервозность.
   - Спасибо, что напомнила, - не осталась в долгу и я. - Тебе что, трудно в двух словах рассказать о том, какой вилкой улиток жрут, а какой ложкой суп-пюре поглощают?!
   - Графиня... - удивление, недоверие, а затем и ужас, плавно сменявшие друг друга на миловидном личике Лили, говорили красочнее любых слов: девушка пребывала в глубоком культурном шоке.
   Тихий стук положил конец нервному стрессу горничной. Отложив гребень, Лили поспешила открыть дверь и, судя по её вмиг просиявшему лицу и по вежливо-почтительному "Ваше Сиятельство", ко мне принесло батюшку.
   Решив, что пора на практике оттачивать навыки, счастливо приобретённые графиней де Венсан, но нифига незнакомые Евгении Бабушкиной, резко активизировалась. Растянув губы в приветственной улыбке, поспешно поднялась с низкого пуфика и изобразила кособокий реверанс. Взгляд Вильяма, после того, как он увидел и оценил мои телодвижения, стал удивлённым, а у Лили - испуганным.
   - Триса, доченька, ты себя хорошо чувствуешь? - сипло прокаркал батюшка.
   Граф бросил требовательный взгляд на горничную, словно ожидая, что та перескажет ему по памяти всю мою амбулаторную карту. Лили, и сама пребывающая в нервном шоке (ну, как же, графиня, которую с пелёнок приучали к этикету и оттачивали все движения до совершенства, неожиданно окосела, одеревенела и поглупела) держалась за косяк и, наверняка, мысленно прикидывала, кого лучше звать: лекаря, дьякона или сразу экзорциста.
   - Ты так неожиданно в обморок упала... - родитель нахмурился и, судя по его лицу, готов был пригласить местное светило медицины для моего лечения. Ну, или препарирования, если брать во внимание наш с Трисой обмен телами.
   "А что, прежде чем упасть в обморок об этом нужно заранее предупреждать?" - хихикнула стервозность, но была зверски затоптана чувством вины.
   Да, мне было стыдно, что из-за косячной волшбы Сиятельного бедный Вильям (заинька моя, иди Женечка тебя крепко-крепко обнимет и скажет, что всё обязательно будет хорошо!..) переживает и молниеносно теряет нервные клетки. Но что я, обычная девушка, не обладающая магией, могла сделать, кроме как сказать извечное: "Don't worry. Be happy!" Боба Марли?
   - Чувствую себя прекрасно, - прочирикала в ответ, мысленно матерясь, как последний сапожник. - Приношу свои извинения за столь непочтительное приветствие. Во сне, батюшка, нога затекла, вот и не получилось красивого реверанса.
   Пояснять, почему хлопнулась в обморок, я не собиралась, ибо мне просто нечего сказать взволнованному отцу. Ну, в самом деле, не блеять же, мол, в комнате было душно, вот я, болезная, и сомлела?..
   - Да?! - хором и совершенно недоверчиво уточнили Лили и Вильям. Переглянувшись, парочка с ещё большим подозрением посмотрела на меня.
   - Честное пионерское! - наплевав на то, что не являюсь юным ленинцем, приложила руку к сердцу. - Чувствую себя отлично - хоть сейчас в открытый Космос можно отправлять!
   Выражение крайнего удивления на лицах моих оппонентов говорило красноречивее любых слов: по их скромному мнению по мне не экзорцист, а местная дурка плакала крокодильими слезами. Испугавшись, как бы и правда в жёлтый дом не упекли, нервно кашлянула и с самым невинным видом в пространных выражениях поведала о том, что недавно прочитала несколько довольно занимательных книг пока ещё мало известного автора, и некоторые особо красочные словосочетания не только запомнила, но и совершенно неосознанно использую. Вооооот...
   - Беатриса, очень похвально, что у тебя такая тяга ко всему новому, - как мне показалось, граф де Венсан не особо поверил россказням дочери, - но, прошу тебя, не используй ничего подобного в присутствии членов императорской семьи или при дворе.
   - Как скажите, папенька, - потупив хитрые глазки, скромно шаркнула ножкой по полу.
   Ну, вот скажите мне, пожалуйста, как я могу ручаться за свой язык без костей? Если козявка Клод выбесит меня, могу же и крепким словцом облагодетельствовать...
   - Лили, подмастерье мадам Анны привезли платье, - переведя взгляд на горничную, граф всё же вспомнил о цели своего визита. - Спустись, будь добра, в малую гостиную и проверь, всё ли в порядке с вечерним туалетом Беатрисы.
   - Как прикажете, Ваше Сиятельство! - вежливо поклонившись, девушка спешно ретировалась из моей спальни.
   Оставаться один на один с графом совершенно не хотелось (чуйка буквально вопила о том, что грядёт нечто малоприятное, после чего мои нервные клетки будут зверски убиты), но, увы и ах, Вильям вознамерился поговорить со своей дочерью.
   Ловко отослав горничную, батюшка подошёл к огромному окну, занавешенному ярко-синими с золотистым тиснением шторами, и одним движением сдвинул плотную ткань в сторону. Потянув на себя створку, впустил в комнату прохладный ветерок и яркие солнечные лучики.
   - Никогда не любил этот цвет, - недовольно поморщился мужчина.
   - Значит, надо поменять, - философски пожала плечами, забираясь с ногами на кровать.
   Вычленив из глубин памяти Беатрисы родовой герб семьи де Венсан, с трудом удержалась, чтобы с силой не хлопнуть себя по лбу.
   Геральдический щит для родового герба семейства де Венсан был выбран самой распространённой формы - треугольной остроконечной. На фамильном гербе было всего два колера: узкая золотая (или, как ещё называют, жёлтая) кайма вокруг края щита и ярко-синий (или лазурь) основной цвет. По центру, повернув голову в правую геральдическую сторону, красовался огромный чёрный ворон с расправленными крыльями. Это древнее правило было установлено, чтобы животное, изображённое на гербах и на щитах, которые рыцари держат слева от себя, не казалось убегающим от противника.
   Если мне не изменяет память, то золотой цвет является символом знати, силы, могущества, надёжности, богатства и великодушия. А с точки зрения христианских ценностей, которые, думается, и Сиятельному придутся по душе, жёлтый колер сопоставляется с милосердием, справедливостью, верой и смирением. Синий же цвет олицетворяет собой верность, безупречность, правдолюбие, честность и великодушие.
   Да и ворон был не просто так изображён на фамильном гербе графа.
   Чёрный ворон по праву признан интеллектуалом животного мира, который может быть предан не меньше собаки. Своего хозяина птица будет любить больше жизни, а в случае опасности защищать до последнего. И ворон никогда не признает нового владельца. По словам орнитологов, птицы умирают от тоски в течение нескольких месяцев после разлуки с любимым хозяином.
   Сопоставив герб и всю информацию, связанную с геральдикой (ещё раз земной поклон Сиятельному за то, что оставил мне все знания и воспоминания Беатрисы), с лёгкостью сделала вывод: фамилия де Венсан предана императорской семье до мозга костей. И, если правящей чете будет грозить опасность, моя семья первой придёт на помощь обожаемому сюзерену. В случае же если трон будет захвачен узурпатором, так же первой бросится на амбразуру с мечами наголо, но присягу верности новому самодержцу не принесёт.
   - Хотя нет, синий с золотым - это же цвета дома де Венсан, поэтому сменить колер занавесок не получится... - Сообразив, что в очередной раз ляпнула глупость, поспешила перевести разговор: - Батюшка, о чём Вы хотели поговорить?
   Граф де Венсан повернулся ко мне лицом и одарил настороженным взглядом, заметив, что я снова закуталась в одеяло, но промолчал, хвала всему святому. Мужчина облокотился о подоконник, и устало потёр переносицу, из чего я сделала неутешительный вывод: разговор, может быть, и не будет долгим, но вот малоприятным - точно!
   - Беатриса, никто и никогда не скрывал, что тебя растили как будущую императрицу, - первой же фразой Вильям с лёгкостью оправдал мои наихудшие ожидания. - Поэтому, моя дорогая Триса, как бы мне ни хотелось, я не могу разорвать твою помолвку с Его Высочеством!
   Вот вам и любящий папочка... Нет бы сказать, мол, если тебе, доченька, не хочется выходить замуж за козявку Клода, то я в лепёшку расшибусь, но не допущу этого. Но нет, меня в очередной раз ткнули носом в тот факт, что наш с мудилой брак уже давно обговорён и в бюджет страны заложена специальная статья расходов, названная "Празднование бракосочетания по договорённости". Хотя, если вспомнить, как этот таракан обращался со своей наречённой, то это скорее будет брак по принуждению.
   - Да, батюшка, я трезво оцениваю сложившуюся ситуацию, - хранить молчание и дальше было бы верхом неприличия. - И поверьте, отец, у меня даже мысли подобной не возникало, ведь я лю... - вытолкнуть из горла нужное слово никак не удавалось: - Лю...
   - Лю..? - Вильям, поддавшись вперёд, одарил меня заинтересованным взглядом. - Что ты подразумеваешь под "лю", Триса?
   "Ну-ка, тряпка, соберись!" - мысленно отвесив себе пощёчину, попыталась подавить жгучую ненависть к императорскому отпрыску. - "В конце концов, представь на его месте Ченинга Татума, и признайся ему в пылких чувствах!"
   Сказано - сделано! Припомнив свои пошловастенькие сны, в которых Татум был в главной роли (а вот не надо было в "Супер Майкле" сниматься), поймала за хвост вдохновение и выпалила на одном дыхании:
   - Люблю я его, батюшка, страсть как люблю!
   - Слава Сиятельному! - облегчённо выдохнул граф, и устало спрятал лицо в ладонях. - Если бы ты сказала, что Клод тебе неприятен как мужчина, я бы, честно признаться, не знал, как поступить тогда. Но, спасибо Сиятельному, ты влюблена в будущего императора!
   "Ты ещё праздник с фейерверками в честь этого закати!" - злобно зашипела, практически булькая от злости. - "И вообще, может наплевать на запреты дедка, и в красках поведать отцу о том, как его любимая кровиночка не только чести, титула, но и жизни лишится в ближайшем будущем как раз из-за безграничной любви к Клоду?"
   "Я тебе, окаянная, поведаю!" - в мысли вклинился местный божок, чем чуть не довёл до нервного срыва.
   Воплю, который я издала, мог бы и сам Витас позавидовать с его коронным "Аа-ааааа...". А бедный Вильям, заслышав мои рулады, чуть в открытое окно не вывалился, но, слава и хвала военной выправке и умению за считанные секунды брать себя в руки, быстро сориентировался и подскочил к кровати. Выдернув меня из кокона одеяла, быстро ощупал на предмет телесных увечий и, не найдя искомого, откровенно озадачился.
   - Беатриса, почему ты кричала? - и с такой тревогой в глаза заглянул, что я аж умилилась и рассказывать о том, что со мной заговорил Сиятельный, передумала.
   - Таракана, батюшка, увидела... - смущённо понурилась, радуясь тому, что Триса до одури боится насекомых и мелких грызунов.
   Вильям оторопело замер, а мне же в голову пришла просто замечательная идея, как не опозорить благородное имя де Венсан на званом вечере. Правда, для этого, нужно заручиться поддержкой местного божка, и пока отец топчется в моей комнате это сделать довольно проблематично. Следовательно, нужно выпроводить батюшку, и срочно решить насущные проблемы, пока Лили не вернулась с моим вечерним туалетом.
   "Эй, дед, ты ещё тут?" - решила вначале прощупать почву.
   "А где же мне ещё быть?" - моментально последовало в ответ. - "Я - везде и лик мой проявляется во всём!"
   "Да-да," - бескультурно перебила оппонента. - "Никуда не уходи - нам нужно поговорить!"
   - Батюшка, - переведя взгляд, полный слёз на отца, шмыгнула носом, - право, мне неудобно Вас о таком просить, но Лили всё ещё не вернулась... А время-то поджимает: нужно же успеть принять ванну, нанести макияж, сделать маникюр-педикюр, причёску соорудить...
   - Доченька, я тебя понял, - сбледнул с лица родитель, видимо, опасался, что такими темпами я и до страшного слова "эпиляция" доберусь. - Я поищу твою горничную, а ты пока отдохни, - и меня со всеми почестями уложили обратно на кровать, закутали в одеялко и даже в лобик поцеловали, - ибо вечер обещает быть трудным.
   Закончив с напутствиями, родитель поспешно выскочил за дверь, а меня, каюсь, пробрало на "ха-ха". Уткнувшись лицом в подушку, старательно пыталась подавить рвущийся на волю смех, отчего издаваемые мной звуки больше походили на предсмертный хрип хрюшки.
   "Трудный вечер"... Ну, что же, поживём - увидим!
   "Чего ржёшь, ненормальная?" - видимо, даже у божества есть предел терпения. - "О чём поговорить-то хотела?"
   Обрисовав Сиятельному сложившуюся ситуацию, практически в приказной форме потребовала помощи, мол, это же он, дедок в смысле, притянул меня в этот мир, вот пусть и восполняет пробелы в моих знаниях. Иначе двор, узнав о полном отсутствии манер и грации у Беатрисы, может осудить её грядущую свадьбу и найти для императорского отпрыска более подходящую кандидатуру.
   К моей вящей радости, местный божок кочевряжиться не стал. Натужно крякнув, типа, как всё сложно, пообещал, что теперь проблем с этикетом и танцами у Евгении Бабушкиной более не будет.
   Удивлённо и недоверчиво хмыкнув, скептически изогнула бровь и на полном серьёзе поинтересовалась, где гром и молнии, искрящийся свет или, на худой конец, закадровая музыка, нагнетающая атмосферу. На что получила довольно-таки наглый ответ: "Перетопчешься!" (понабрался-таки, болезный, от меня всякой гадости) и на этом наше свидание с Сиятельным завершилось.
   И, надо сказать, вовремя!
   Открыв глаза, наткнулась взглядом на Лили, которая с трепетом расправляла складки на... Нет, у меня просто язык не поворачивается, сказать "платье"! Сей шедевр портняжного искусства размахом юбки напоминал трёхместную палатку, а жёсткий корсет и кринолин навевали безрадостные мысли о пыточных инструментах средневековья.
   Платье было настолько пышным, что я оооочень сильно сомневаюсь, что смогу с кем-либо потанцевать (хотя, каюсь, новый дар Сиятельного уж больно хотелось опробовать в действии). Если только расстояние между мной и партнёром будет на всю длину вытянутых рук, и мы с молчелом будем отплясывать с оттопыренными попами. Так сказать, внесу скромную лепту в развитие бути-дэнса в мире меча и магии.
   И чёрт бы с фасоном вечернего наряда! Меня убило наповал совершенно другое - цвет платья. Оно было кипельно белое, и навевало не самые приятные мысли о замужестве и бракосочетании. Иначе как "свадебное" назвать его было просто невозможно.
   Не спорю, платье было изумительное и чертовски соблазнительное. Нежный, закрытый кружевом верх, превосходно сочетался с длинной пышной юбкой, оформленной ажурным фестоном. Как ни странно, ни перчаток, что так любили аристократки XV века, ни кокетливой вуали, не наблюдалось, зато были довольно удобные лодочки на высоком, но устойчивом каблуке.
   Думаю, батюшка ради намечающегося мероприятия непременно достанет из сейфа полный комплект соответствующих случаю украшений, и буду я сверкать и переливаться в лучах заходящего солнца, что новогодняя ёлка - гирляндами. Зато всем и сразу будет понятно, что Беатриса де Венсан является натурой не только романтической, но и любящей роскошь.
   - Госпожа, как Вам платье? - словно не замечая моего оторопелого взгляда, весело щебетала горничная. - Правда же, оно прекрасно?
   - Д-да, - с трудом выдавив из перехваченного спазмами горла утвердительный ответ, прокашлялась - мне просто жизненно необходимо уточнить парочку вопросов. - Лили, а кольца в кринолине какие?
   - Железные, конечно, - весело рассмеялась девушка, словно я ей лучшую шутку Петросяна рассказала.
   - Ага, понятно, - надежда на то, что в этом мире уже вовсю пользуются пластиком, издохла в муках. - И сколько их?
   - Семь, - улыбка на миловидном личике стала ещё шире. И, честно говоря, мне в голову закралась крамольная мысль, что служанка потешается над хозяйкой. - Начиная с малого, расположенного ниже талии, и заканчивая огромным, придающим красивую форму подолу.
   - И последний вопрос, - нервно сглотнув, силой воли отогнала от себя негативные думы, - вес сего чуда, я имею в виду, платье и украшения, можешь озвучить?
   - Так 247 унций, - словоохотливо сообщили мне.
   Угу, 247 унций, всего-то!.. Осталось только понять, чему эта самая унция эквивалентна в привычных мне тоннах/центнерах/килограммах/граммах, и жизнь тогда вообще раем покажется!..
   - Не желаете ли примерить платье, графинюшка? - всё не могла налюбоваться на наряд Лили.
   - Спасибо, пока не горю желанием, - брякнув, не подумав, заметила вытянувшееся лицо горничной и быстро внесла корректировку в ответ: - Вначале мне бы хотелось освежиться после сна, позавтракать...
   - Конечно, графиня.
   Моментально переключившись с темы шмоток на насущные проблемы, девушка шустро выудила из огромного шкафа простенькое тёмно-синее платье длиной до пят и с готовностью подскочила ко мне.
   Дождавшись, когда поднимусь на ноги, горничная уже потянулась к завязкам сорочки, как до меня дошло, что сейчас придётся оголяться перед совершенно посторонним человеком. И мне, честно говоря, срать с высокой колокольни, что Лили тоже девушка, и она вряд ли найдёт на теле Беатрисы что-то новенькое. Так же, сильно сомневаюсь, что дурочка-графиня соизволила себе татушку набить, так что рабочий люд особо шокировать будет нечем. Но Евгения Бабушкина не привыкла принимать ванну и переодеваться с посторонней помощью (хотя да, бывают вечера, когда мне помогают раздеться, но это, согласитесь, совершенно другая ситуация!..), и начинать чувствовать себя барыней не планирую.е
   - Лили, не могла бы ты попросить повара поторопиться с завтраком? - отпрянув от девушки, что невинная монашка - от эксгибициониста, для надёжности ещё и руки на груди скрестила. - Уж больно кушать хочется! Да и ванну с горкой пены и душистыми маслами тоже бы неплохо организовать пораньше. Нужно же пяточки отпарить, иначе все чулки порву, а уж про свои несчастные локти скромно умолчу. Я ими что, землю капала?
   - Н-нет, - осоловело заморгала горничная.
   - Тогда почему они чёрные и шершавые, как наждачная бумага? - вошла я в раж, и нагло клеветала на идеальную и мягкую, словно попка у младенца, кожу Беатрисы. - Итак, не будем же терять время даром: сначала завтрак, а потом банька!
   - Так баню топить или воду для ванны греть? - совершенно потеряла нить беседы Лили.
   - Ванну.
   - Как прикажете, госпожа, - покорно согласились со мной, но от прямых обязанностей отлынивать не решились: - Но вначале я помогу Вам переодеться к трапезе.
   - Не нужно, - добавив в голос металла, с превеликим трудом сдерживалась, чтобы не вытолкать надоедливую горничную взашей. - Вначале выполни мою просьбу, а потом займёмся гардеробом и волосами, - каюсь, пошла ва-банк.
   - Как Вам будет угодно, - вежливо поклонилась в ответ Лили и поспешно ретировалась из комнаты.
   Кажется, девушка обиделась.
   Если подумать, то Беатриса всегда спокойно пользовалась помощью горничной (и, между прочим, правильно делала - негоже графской дочурке своими драгоценными ручками пуговки застёгивать-расстёгивать, да полотенчиком холёное тельце тереть). А сегодня почему-то решила взбрыкнуть... Вот Лили, считавшая Трису ожившим эталоном идеальной хозяйки, и надулась. Ну и фиг с этим! Я-то спокойно самостоятельно справлюсь с обслуживанием себя, любимой, а уж настоящая графиня де Венсан найдёт способ подлизаться к сноровистой горничной. И тогда в тандеме "Беатриса - Лили" снова воцарится мир и гармония.
   Воспользовавшись отсутствием прислуги, быстро переоделась в домашнее платье (благо, тут никакой шнуровки и особо хитрых завязочек не было), и пробкой вылетела из спальни. Путь мой лежал в обитель многочисленных калорий и невероятных вкусностей - то бишь в столовую.
   Без особого труда найдя нужное помещение (кажется, у меня с каждым разом всё лучше и лучше получается ковыряться в воспоминаниях дочки Вильяма), толкнула тяжелую дверь и чуть не захлебнулась слюной - до того вкусные запахи витали по комнате. Обстановка в столовой была выдержана в светлых тонах, ничего громоздкого, исключительно мебель с плавными линиями и изгибами, и много-много света, льющегося из огромных окон, занавешенных лёгкими шторами. (Как я успела заметить, графская семья отдавала предпочтение пастельной гамме и дневному освещению.)
   За небольшим круглым столом, сервированным на две персоны, уже сидел отец Беатрисы и был настолько поглощён газетной статьёй, что не сразу заметил моё скоромное присутствие.
   - Доброе утро, графиня, - передо мной учтиво склонился вышколенный слуга, облачённый в сине-золотой брючной костюм-двойку. (Даже в такой мелочи, как одежда обслуживающего персонала, аристократы были вынуждены использовать свои фамильные цвета.) Мужчина вежливо отодвинул стул, и, после того, как я присела за стол, набросил мне на колени салфетку. - Чаю, графиня?
   - Нет, спасибо, - окинув стол голодным взглядом, потянулась за хрустящим тостом. - Кофе, пожалуйста, без молока и сахара.
   Вильям, сидевший напротив меня, аж замер, услышав мою просьбу. Граф де Венсан отложил так заинтересовавшую его газету, озадаченно свёл брови на переносице и строго посмотрел на дочку.
   Нервно передёрнув плечами, с опозданием поняла, что в очередной раз совершила нечто такое, что было абсолютно не свойственно Трисе. Осталось только понять, что именно.
   - Батюшка, приятного аппетита! - попытавшись отвлечь озадаченного мужчину от неприятных дум, включила дурочку. - Как думаете, мне стоит плотно позавтракать или лучше оставить побольше свободного места для вкусностей, которые приготовит императорской повар?
   Манёвр не удался. Вильям несколько раз моргнул, оставил мой вопрос без ответа и изумлённо пробормотал:
   - Триса, ты же не любишь кофе. Ты постоянно что-то твердила про нарушение сна и цвет кожи, кажется. Хотя нет... Как же ты говорила, о, Сиятельный?
   - Цвет зубов, Ваше Сиятельство, портится при употреблении напитков, содержащих кофеин - вот слова молодой госпожи, - услужливо подсказал слуга, наливавший мне терпкий кофе из высокого медного кофейника.
   - Да, точно, - граф аж просиял, когда ему напомнили правильное высказывание дочери. - Спасибо, Лаврентий!
   Мужчина, названный Лаврентием, почтительно склонил голову.
   Закончив с разливом напитков, слуга отошёл на несколько шагов от стола, и замер каменным изваянием возле неприметных дверей, видимо, ведущих на кухню. Лаврентий зорко высматривал, не нужно ли любимым хозяевам чего-нибудь подложить, принести, унести или долить.
   Скрипнув зубами, лишь могла надеяться, что это было не слишком заметно. Иначе нотаций на тему моего непристойного поведения наслушаюсь на десятилетия вперёд.
   Молодец, Триса! Не графиня, а невежественная деревенщина просто!..
   У неё в доме огромнейшая библиотека, в которой (готова биться об заклад) найдётся пара-тройка медицинских книжек, где будет описано такое химическое вещество как натуральный алкалоид, характеризующийся наркотическим эффектом - то есть непосредственно кофеин. Прочитав сие научные труды, написанные учёными умами, девушка бы узнала, что он повышает энергию, тонизирует, помогает при гипотонии, а также широко распространен и входит в состав множества продуктов питания. И Триса бы знала, что отказываться от только кофе глупо, тогда нужно отказаться от всех продуктов содержащих кофеин, а именно чая, напитков на основе какао, шоколада и даже мяса.
   - У меня регулярно наблюдается повышенное давление? - сделав первый глоток любимого напитка, довольно зажмурилась.
   - Нет...
   - Имеются заболевания сердечно-сосудистой системы? - никак не хотелось мне успокаиваться.
   - Нет, слава Сиятельному! - аж вздрогнул Вильям.
   - Имеются нервные или психические расстройства? - немного скорректировала следующий вопрос. Ибо спрашивать про обладание Трисой неустойчивой нервной системы не стала. Мало ли, вдруг батюшка ответит положительно (а если вспомнить мои последние закидоны и периодические провалы в памяти молодой графини, то граф однозначно скажет "да"), и тогда вся моя просвещенческая миссия полетит коту под хвост.
   - Нет, конечно же! - аж подскочил на месте де Венсан. - Триса, со здоровьем у тебя всё в полном порядке, иначе бы твою кандидатуру в претендентки на будущую императрицу даже рассматривать не стали!
   - Вот и ладушки, - приговорив в процессе беседы первую кружку кофе, потянулась за кофейником, опередив расторопного Лаврентия. - Тогда не вижу смысла отказываться от вкусного напитка. А цвет лица и оттенок зубов можно скорректировать при помощи косметики, батюшка.
   И, главное, не забыть вежливо улыбнуться. Вильям - мужик не плохой и всем сердцем любящий свою дочурку. И негоже срывать плохое настроение на несчастном отце, который даже не догадывается, что в теле его обожаемой кровиночки сейчас находится совершенно посторонняя девица. С не самым приятным характером, между прочим.
   Дальнейший завтрак проходил в благословенной тишине: я не знала о чём можно говорить, чтобы не привлечь лишнего внимания, а граф де Венсан, видимо, окончательно и бесповоротно забраковал себя как отца, вот и молчал. Честно говоря, испытывала по этому поводу двоякие чувства. С одной стороны я безумно была рада, что не приходится судорожно искать ответы на задаваемые вопросы и ежеминутно контролировать свою речь. С другой же, мне было стыдно, что подрываю столь тёплые и дружественные отношения между отцом и дочерью.
   - Батюшка, как долго мы будем добираться до дворца?
   Допив вторую кружку кофе и схомячив несколько бутеров, решила попытаться наладить контакт с ближайшим родственником.
   Игнорировать взгляд, которым на протяжении всего завтрака награждал меня Лаврентий, и который можно охарактеризовать как "офонаревший", было легко и привычно. Видимо, на его памяти ещё никто не сооружал пятислойные конструкции из тоста, мяса, помидорки, огурчика и листика салата и не бормотал себе под нос проклятия из-за отсутствия майонезика с лимонным соком или, на худой конец, кетчупа.
   - Думаю, час - полтора, - осторожно ответил мужчина.
   Взгляд синих глаз был печальный, словно, у собачули, которую пнул любимый хозяин. Вот, ей-богу, если бы могла, то сама бы себе подзатыльников навешала и крепко-крепко обняла Вильяма. Но, думаю, будет довольно странно, если я вдруг проявлю не дюжую гимнастическую растяжку или же, наоборот, прижму к груди мужчину, и тихо буду нашёптывать ему какие-нибудь пошленькие слова и романтические глупости. (И таки да, от одного только взгляда на графа, у меня подкашивались ноги, и мне было глубоко плевать, что он отец Трисы, а я же, в свою очередь, ей сейчас и являюсь.)
   - А чем Вы будете заняты в дороге? - всё не унималась я, старательно давя в себе неуместные порывы нежности.
   - Мне нужно просмотреть кое-какие бумаги, - отодвинув от себя пустую кружку и прочитанную газету, граф одарил меня пристальным взглядом. - Приношу свои извинения, что не смогу развлечь тебя беседой, Беатриса, - глубокий голос мужчины выдавал его искреннюю печаль. - Если хочешь, можем взять с собой Лили. Сможете в дороге поболтать о нарядах или о чём ещё женщины любят посекретничать.
   Ну, начнём с того, что слово "посекретничать" не подразумевает наличие посторонних ушей, которые в любом случае будут повёрнуты в сторону шушукающихся. А во-вторых, общаться с Лили равносильно сидению на пороховой бочке. Ну, а подожжённым фитильком послужите Вы, батюшка. Ибо, стоит мне ляпнуть нечто несуразное, как вы уже вдвоём с горничной наброситесь на меня и буквально выудите правду. И искренне надеюсь, что обойдётся без пыток, поэтому...
   - Спасибо за Вашу заботу, но вынуждена отказаться, - взвесив все "За" и "Против", придумала другой способ скоротать время. - Я лучше книгу с собой возьму - приглянулся мне один фолиантик в библиотеке, да всё недосуг было почитать, а тут такая возможность выпадает!
   - Книгу? - удивлённо переспросил оппонент. - То есть, печатное издание без картинок?
   Кажется, я пропустила нечто очень и очень важное ...
   - Да, батюшка, книгу, - скрипнув зубами, мысленно выматерилась.
   Я, конечно, подозревала, что Беатриса только журналы о моде и местные бульварные газетёнки читала, а о беллетристике или о трудах учёных умов даже не слышала. Но не думала, что всё настолько плохо! И как её только претенденткой в будущие жёны императора выбрали? Ну, не за точёную же фигурку и не за смазливое личико, правда?!?!..
   Сказать, что на меня взглянули по-новому, значило бы тихо промолчать. И граф, и Лаврентий неприлично вылупились на скромную меня, что впору было краснеть и нервно хихикать, продумывая план спешного бегства. Но, горжусь собой, я даже бровью не повела!
   - И что же за книга привлекла твоё внимание, дочка? - поняв, что дырку взглядом во мне всё равно не прожечь, Вильям продолжил беседу.
   - "Свод законов Изгоротской Империи" и "История становления Великой империи", - дала честный ответ, чем ввергла родителя в ещё больший ужас. - Прошу меня простить за столь дерзкие слова, батюшка, но я же будущая императрица, и, как особа, приближённая к императору, должна своего мужа не только поддерживать морально, а также, при необходимости, словом и делом помогать.
   - Что ты имеешь в виду, говоря "словом и делом"? - моментально напрягся мужчина, и взмахом руки отослала Лаврентия из столовой.
   - Под "словом", отец, я подразумеваю дельный совет, а не восхищённые придыхания малолетней влюблённой дурочки, из серии "Да, государь, Вы, несомненно, правы!", - скривившись от приторного послевкусия фразы, налила себе стакан воды. - А под "делом"... Отец, я же прекрасно знаю, что Вы никогда и ни при каких обстоятельствах не предадите Империю, и, следовательно, императора.
   - К чему ты клонишь? - Первый меч Империи сидел прямо, словно палку проглотил.
   - Обучите меня военному искусству! - выпалила на одном дыхании и позорно зажмурилась. Да, мне было страшно смотреть на оппонента - я буквально кожей ощущала его негодование.
   - Беатриса, о чём ты говоришь? - как я и ожидала, страшным голосом взревел мужчина. - Ты - девушка! Будущая жена, мать и хранительница семейного очага...
   - Теперь ясно, откуда пошло "Kirche, Kinder, KЭche"! - во мне моментально проснулась озлобленная на весь мужской пол феминистка.
   Нет, я не против того, чтобы за меня носили тяжеленные сумки, передвигали или собирали мебель, и вообще проявляли любые признаки галантности, но вот слушать указания из серии "женщина должна молча повиноваться мужику" не буду!
   - Ч-что, прости?.. - я в очередной раз ввергла в шок оппонента, отчего он аж потерял весь боевой настрой.
   - "Босая, беременная и на кухне" говорю, - довольно вольно перевела немецкое устойчивое выражение. - Отец, это несправедливо! Я же не виновата в том, что родилась девочкой! Нужно было заранее высчитывать даты, чтобы зачать пацана!!!
   "Ой, кажется, сболтнула лишнего!" - как мысленно, так и в реальности закрыв болтливый рот ладошкой, сползла на краешек стула и приготовилась к низкому старту. - "Сильно сомневаюсь, что благородной деве пристало знать такого рода вещи... Да и говорить о подобном с отцом не есть хорошо."
   Несколько томительно долгих минут ничего не происходило. Звука швыряемых в стену столовых приборов и посуды не было, битья кулаком по столу и громогласного "Да как ты, сопля малолетняя, с отцом разговариваешь?!!!" (каюсь, в подростковом возрасте подобный рык отчима был способен зарвавшуюся меня быстро на место поставить) тоже не было слышно. Да и сидеть с зажмуренными глазами быстро надоело.
   Приоткрыв глаза, с удивлением увидела массирующего виски Вильяма. Мужчина хранил скорбное молчание и делал дыхательные упражнения: вдох - выход, вдох - выдох... Так и подмывало спросить: "Ну, как, помогает?", но в таком случае я бы точно кулаком в лоб получила, поэтому вынуждена была молчать и ждать того момента, когда граф де Венсан возьмёт себя в руки.
   Спустя минут пять, когда я налила себе ещё одну кружку кофе и сгоношила очередной многоярусный бутер, батюшка отмер:
   - Триса, расскажи мне, что ты знаешь о военном искусстве?
   - Если вы думаете, что скажу про владение мечом и навыках рукопашного боя, то жестоко ошибаетесь, - надувшись, словно мышь на крупу, надкусила бутерброд. Вот не надо меня за ляльку неразумную принимать, не надо! - Военное искусство включает в себя стратегию, оперативное искусство и тактику, тесно связанные между собой, - заученно оттарабанила, по праву гордясь хорошей памятью - не зря же целый час убила, выискивая на просторах интернета определения военных терминов.
   - Это всё слова, а мне нужны конкретные примеры, - сдвинул брови к переносице оппонент. - Представь себя в роли главнокомандующей армии. Представила? - получив мой согласный кивок, мужчина принялся фантазировать дальше. - Ночью тебе сообщают, что город будет оккупирован вражескими войсками на рассвете, и они же, агрессоры, перекроют все дороги. Твои действия?
   "Думаю, десятка два "Калашникова", парочка гранатомётов и ящик гранат с лёгкостью бы решили проблему," - припомнив арсенал огнестрельного оружия моего мира, пожалела о том, что его нельзя использовать в мире меча и магии. - "Но мы моделируем ситуацию на мир, развитие которого тянет на ХV - XVI века, значит, буду вспоминать военные ходы и тактики, описанные в истории."
   - Разделила бы имеющиеся военные силы на несколько частей. Самую большую оставила бы в городе и демонстративно выставила бы на стены, чтобы противник был уверен, что я собралась сражаться. Оставшиеся взводы партизанскими тропами отправила бы в тыл врага...
   - О каких партизанских тропах ты, Триса, говоришь, если город окружён плотным кольцом агрессоров? - меня некультурно перебили, и с видимым удовольствием усложнили задачу.
   - Хорошо, - скрипнув зубами, теперь уже припомнила военный арсенал начала XX века. - Тогда "Коктейли Молотова" мне в помощь! - совершенно не фильтруя речь, фонтанировала идеями.
   - Чьи коктейли? - изумлённо распахнул глаза Вильям. - Дочь моя, ты что, на поле битвы собралась чайные церемонии разводить?
   - Нет, конечно, - оскорбившись до глубины души подобной оценкой моих умственных способностей, просветила отца на тему военных разработок: - Это обобщённое название простейших зажигательных гранат. Их конструкция максимально проста: стеклянная бутылка, содержащая горючую жидкость, и запал - на горлышке закрепляется смоченная горючим тряпка, которая перед броском поджигается. Если хорошо размахнуться и бросить такой снарядик в гущу вражеского войска, то военные потери в стане супостата будут приятно греть душу.
   Бросив настороженный взгляд на графа, по достоинству оценила шальной блеск в синих глазах и улыбку, полную предвкушения.
   И это, попрошу заметить, я только приподняла завесу над таинством, называемым "убей весь род человеческий, а потом сойди с ума от содеянного". Что же будет с Первым мечом Империи, если, не приведи Господь, безалаберная я обмолвлюсь о противотанковых минах, тяжёлой технике, системах ПВО, ракетных комплексах "Тополь М" или об атомных бомбах?..
   - И где же ты услышала про такие занимательные снаряды? - всё же проявил осторожность главнокомандующий Первым рыцарским отрядом.
   Так и хотелось ответить в рифму про Караганду, но (горжусь собой!..) смогла удержаться. Говорить правду было нельзя, поэтому в очередной раз пришлось нести небылицу (искренне надеюсь, что граф не пошлёт слуг проверять мои слова):
   - Батюшка, у нас в библиотеке такое количество книг, что и не упомнишь, из какого манускрипта какую информацию почерпнула, - и глаза честные-честные.
   - Хорошо, - погрузившись в свои мысли, главнокомандующий вернулся к поставленной ранее задаче, - ополченцы быстро поймут, что к стенам города лучше пробираться маленькими группами и разделятся на отряды по три-четыре человека. В такой ситуации снаряды будут малоэффективны. Итак, город окружён, что предпримешь дальше?
   - Выставлю обученных воинов на стены - арбалеты и луки прекрасно проредят строй противника. Моим бойцам будет проще прятаться от вражеского обстрела, нежели солдатам, пересекающим голую местность. - Подкорректировав первоначальный вариант, выжидательно уставилась на мужчину.
   - Приблизим задачу к реальным условиям, - оправдал мои наихудшие ожидания Вильям. - Войско, которое должно было охранять город, по твоему приказу отправилось на подмогу в другое селение. В твоём распоряжении старики, женщины и дети.
   - Значит все, кто будет способен держать автом... - запнувшись на полуслове, быстро исправилась: - меч, секиру, топор, косу, да хотя бы тот же дрын, возьмут в руки своё оружие и станут на защиту города. - Вспомнив описываемые в истории холодящие кровь реалии Второй Мировой, где не было деления по возрасту и полу, перенесла их в этот мир. - К горючим снарядам добавим град из камней, раскалённое масло или смолу, выливаемые на головы захватчиков...
   - Хорошо, а если провизии и воды хватит только на три дня? - меня вновь перебили.
   - Тогда я вступлю в переговоры с главнокомандующим вражеских войск и попробую выторговать жизнь хотя бы детей. Хотя, сильно сомневаюсь, что агрессор пойдёт на уступку, - сжав кулаки от чувства безысходности (де Венсан с садистским удовольствием загонял свою ненаглядную кровиночку в угол), шумно выдохнула сквозь плотно сжатые зубы.
   При блокаде Ленинграда, длившейся 872 дня, всю четвероногую живность и птиц, которых смогли поймать, съели, чтобы выжить, так чем осада города в Изгоротской Империи отличается от того, что пришлось пережить советским людям?..
   - Еда и вода будут выдаваться по карточкам - 300 грамм хлеба и 50 грамм рыбы или мяса, литр воды на человека. Когда запасы истощатся, будем питаться собаками, котами, птицами. Дождевую воду будем собирать и отстаивать, так же как и растапливать снег. А когда буду понимать, что всё, конец, предложу жителям выйти на врага и первая подам пример.
   - Уж больно громкие заявления, - недовольно цыкнул батюшка. - Но идея, как не умереть от голода и жажды, достойна внимания, - приправили горькую пилюлю толикой похвалы. - Но, Беатриса, почему ты ни слова не сказала о магах? Военный маг смог бы задержать подход вражеской армии, пока часть твоих солдат покидала город, чтобы обойти с тыла противника, а всё небоеспособное население ушло бы через портал, открытый колдуном.
   Чуть не ляпнув: "Да потому, что не верю ни в колдунов, ни в экстрасенсов, ни в магию!", вовремя прикусила язык. Ибо человеку, оказавшемуся в чужом теле и в совершенно незнакомом мире, о таком говорить как минимум глупо.
   - Я ни слова не сказала о маге потому, отец, что Вы не огласили в условиях задачи никакой информации о нём.
   - Но ведь всем известно, что во всех крупных городах проживает боевой колдун, - всплеснул мозолистыми руками родитель. - И он, наравне с армией, обязан защищать горожан и жителей близлежащих деревень.
   - Я - не все! - сказала, как отрезала. - Поэтому и прошу Вас, батюшка, взяться за моё обучение. Тем более что Вы остались довольны моей смекалкой и, следовательно, ответами, - промокнув губы салфеткой, поднялась из-за стола. - А сейчас прошу меня простить: у меня ещё много важных дел.
   Степенным шагом выйдя из комнаты, прислонилась спиной к закрытой двери и прижала трясущиеся руки к груди. Разговор с графом был не из самых лёгких, если честно. Решение напроситься в ученицы к батюшке пришло спонтанно, но было оно, как ни странно, вполне обоснованно - прежде чем отправлять на передовую новобранца, ему нужно не просто пройти, но и сдать нормы местной физподготовки. Не думаю, что меня заставят сдавать трёхкилометровый кросс за одиннадцать минут и отжимания от пола в количестве тридцати штук, но бицепсы-трицепсы и остальные мышцы точно поднакачать заставят. А уж если меня всё-таки обучат основам фехтования, то это вообще одной большой "плюшкой" будет! А с учётом моей ... То есть, прошлой жизни Беатрисы умение вырубить противника одним точным ударом обязательно понадобится!
   Пока я в голове так и эдак прокручивала своё желание занять вакантное место местного Рэмбо, несчастная Лили обыскалась нерадивую хозяйку.
   - Графинюшка, наконец-то я Вас нашла! - возникнув передо мной, словно чёрт из табакерки, горничная непочтительно схватила меня за руку и куда-то поволокла. - Слуги уже замучились воду нагревать, а Вас всё нет и нет... Ой, - девушка наконец сообразила, что отчитывает аристократку, а не подружку. Упав передо мной на колени, бедняжка голову боялась поднять: - Нижайше прошу меня простить, графиня! Я приму любое наказание...
   - Лили, дорогая моя, прекрати немедленно! - ощутив себя в шкуре рабовладельца, брезгливо передёрнулась и бросилась поднимать девушку. - Глупенькая, надо было сразу в столовую заглянуть и подмигнуть, мол, ванна готова. Я бы закруглилась и уже бы сидела искупанная!
   Да, я сейчас проявила осознанную слабину в общении с прислугой, но давайте вспомним о том, что я всё-таки гостья из другого мира, а не человек, с пелёнок привыкший командовать служанками. И помимо всего прочего я сама являюсь подневольным работником, на которого с лёгкостью могут наорать недовольные клиенты или даже коллеги, короны которым только совковой лопатой поправлять, и именно поэтому не хочу играть роль злобной хозяйки - уверена, у несчастной горничной жизнь и так не сахар.
   - Но Вы же, госпожа, с Его Сиятельством общались... - помертвевшими губами прошептала ошеломлённая горничная.
   - Ладно, проехали! - решив, что негоже доводить честных людей до нервного срыва, максимально мягким тоном приказала: - Пошли купаться!
   Лили, радостно подпрыгнув, услужливо провела меня в огромную комнату без окон, обложенную кафелем. В центре местной ванной стояла большущая лохань, полная горячей воды, от которой исходил ненавязчивый аромат жасмина. В дальнем углу стояла ширма, за которой, видимо, нужно было одеваться - раздеваться, а вдоль противоположной от входа стены тянулся длинный деревянный стеллаж. На нём в изобилии лежали разнообразные полотенца, мочалки, высилась шеренга баночек-скляночек, заполненных разнообразными по густоте и цвету субстанциями. Но апофеозом моего банного шока были три девушки, облачённые в светло-голубые панталоны и лифаны из серии "скромная селянка".
   - Кто это? - некультурно ткнув пальцем на почтительно поклонившихся служанок, попыталась спрятаться за спину Лили.
   - Это Ваши парильщицы, графиня, - повернувшись на девяносто градусов, Лили принялась расстегивать многочисленные пуговки на лифе моего домашнего платья, одновременно профессионально заговаривая мне зубы, опасаясь, как бы хозяюшка не взбрыкнула и не дала дёру. - Они отмоют Вас добела...
   - Да и так вроде не чернушка, - отвлёкшись на разговор, прозевала момент, когда осталась без наряда. Сообразив, что такими темпами скоро останусь, в чём мать родила, вцепилась в нижнюю сорочку мёртвой хваткой. - Лили, а можно мне как-нибудь самой помыться?
   - Самой? - и без того большие карие глаза горничной стали размером с крышку от пятилитровой кастрюли. - А как же работа парильщиц? - всё никак не могла взять в толк девушка. - Графиня, со всем моим к Вам уважением, допустить подобного я не могу. Вы же сегодня едете не просто на званый вечер!
   - А на что ещё? - заинтересованно повернувшись к горничной, выпустила из виду трёх дев... И как оказалось зря.
   Девицы, будто тати в ночи, неслышно подобрались ко мне и, постоянно извиняясь и облапав графиню за все выпирающие части тела, учтиво отбуксировали к лохани. Пока пыталась сообразить, что происходит и в какой стороне спасительный выход, меня вытряхнули из скудных остатков одежды и усадили в воду. Нервно дёрнувшись, попыталась прикрыться руками, как вновь была схвачена всё теми же узурпаторшами. Две из них, стоя по бокам от лохани, намыленными мочалками принялись тереть мои руки, плавно подбираясь к шее и груди, а третья занялась волосами.
   Каюсь, вначале хотела с матерным ором выставить нахалок за дверь и в тишине, а главное - спокойствии, принять ванну, но быстро передумала. Девицы знали своё дело: спустя несколько минут я, позабыв о стеснении, буквально плавилась под умелыми руками парильщиц. Пройдясь мыльными мочалками по моему телу, и вздыбив на голове шапку из обильной пены, дамы принялись за массаж стоп и плеч. И, если честно, наслаждение, которое я при этом испытывала, было сродни экстазу.
   - Графинюшка, - Лили, до этого момента не мешавшая парильшицам, вернулась к прерванному разговору: - Вы же впервые за десять лет встретитесь с Его Высочеством! Ах, это так романтично!
   Заслышав про этого червяка бесхребетного, непроизвольно дёрнулась и ушла под воду. Парильщицы испуганно заохали-заахали и под белы рученьки вытащили меня из мыльной воды. Пока девушки споро растирали моё распаренное тело жёсткими полотенцами, я блаженно жмурилась и в упор старалась не замечать недоумевающего взгляда Лили. И, поверьте, с каждой минутой это делать становилось всё сложнее и сложнее!
   Закутав в очередное мягкое домашнее платье, а на голове соорудив тюрбан из полотенца, меня, наконец, выпустили из цепких лап парильщиц. Но не успела я возрадоваться свободе, как была опущена жестоким пинком с небес на грешную землю.
   - С минуты на минуту подойдёт цирюльник, - подхватив меня под руку, горничная даже не дала шанса на побег. (Видимо, болезная, опасалась, что я тогда в своей комнате забаррикадируюсь, и высуну нос наружу за пять минут до отбытия на мероприятие). - А пока, если позволите, госпожа, я займусь Вашими руками и ногами.
   - О, так маникюр и педикюр всё же имеют место быть! - радостно и довольно громко возликовав, готова была расцеловать девушку.
   - Что, простите?.. - тонкие рыжевато-коричневые брови удивлённо взметнулись вверх, а я же в какой раз прикусила болтливый язык.
   - Уход за пальчиками рук, чистка и полировка ноготков называется маникюр, - решив, что пора просвещать тёмные массы, пустилась в ликбез. - А педикюр - это уход за ногтями и срезание мозолей на ногах. Так в журналах написано, - испугавшись, как бы Лили не поинтересовалась, откуда мне сие известно, поспешно пояснила, предвосхищая вопрос.
   Горничная, задумчиво кивнула и (слава Сиятельному!..) всю дорогу до моей комнаты хранила молчание.
   Усадив хозяйку в глубокое кресло, подпихнула под мои ноги банкетку и принялась за полировку ногтей и пяточек. Господи, чего мне стоило не замурчать от удовольствия, пока девушка выполняла все манипуляции с маникюрными ножничками и пилочками. Зато теперь, кажется, я знаю, где расположены эрогенные зоны Беатрисы.
   Закончив, Лили передала меня в руки местного парикмахера, коим оказался щуплый мужичок с мышиным колером волос и жиденькими усиками. Прародитель Сергея Зверева долго сушил, крутил, затем выпрямлял, делал начёс, снова выпрямлял и опять накручивал мои волосы на аналог плойки. На мои замечания из серии "Давайте так оставим, хорошая же причёска получилась!" никто не реагировал, поэтому мне ничего не оставалось, как сцепить зубы и услаждать слух общественности не особо цензурными словечками. Искренне надеюсь, что ни один матюк не был расслышан достаточно хорошо, чтобы быть запомненным... Иначе, сгорю же от стыда!
   И вот, пережив полуторачасовое измывательство над своими волосами, морально была готова к самому страшному - к примерке платья и затягиванию корсета...
   - Госпожа, пожалуйста, выдохните! - как я и опасалась, Лили со всей ответственностью подошла к вопросу "осиной талии" графини. - Если вы глубоко-глубоко выдохнете, то я смогу ещё на два пальца затянуть шнуровку.
   - Лили, - вцепившись обеими руками в столбик кровати, уже готова была Богу душу отдать, ибо воздуха в лёгких катастрофически не хватало, - безграмотная моя, запомни раз и до склероза... - почувствовав, что горничная умудрилась-таки ещё немного затянуть проклятый корсет в районе груди, лишь печально вздохнула. - Можно сделать глубокий вдох, но никак не выдох!
   - Ой, графинюшка, - с виду тощая Лили обладала поистине геркулесовой силой, иначе я никак более не могу объяснить тот факт, что она таки затянула ещё на два пальца шнуровку на тугом корсете, - Вы так смешно говорите!
   "Да я скоро синеть начну!" - дурниной провыл инстинкт самосохранения, и, слава Богу, меня, наконец, выпустили из цепких рук. - "Господи, а как я сидеть-то буду? И это что же, мне теперь осталось только любоваться и давиться слюной от запаха умопомрачительных кушаний, которыми будут потчевать на приёме?"
   - Лили, расстёгивай удавку! - повернувшись к горничной лицом, самым строгим тоном отдала приказ.
   - Госпожа, о чём Вы? - испуганно округлив глаза, расторопная девушка аккуратно снимала с манекена платье. - Его Высочество, когда увидит Вас, всенепременно должен быть покорён Вашей красотой.
   - Я его интеллектом в себя влюблять буду, - не пошла на компромисс, и попыталась извернуться, чтобы самостоятельно развязать тугую шнуровку. Но плутовка Лили, видимо предугадав мои действия, умудрилась так завязать шнурки, что их концов было не найти.
   - Вы очень умны, графиня, - проигнорировав моё нежелание облачаться в платье-палатку, девушка всё же умудрилась нацепить на меня ещё один пыточный инструмент. - Но всё же мужчина ценит в спутнице кротость и послушание, а затем уже красоту и ум.
   - Дорогая моя, - чувствуя, как ноги начинают подкашиваться под весом многослойного кринолина, не преминула прочитать очередную лекцию: - мужик при первой встрече оценивает размер твоей груди и жопы, длину ног и мордашку, а уже потом ему становится интересно, насколько спутница эрудированна или она только о фэшн-трендах и может разговор поддержать. И уж в самую последнюю очередь ему хочется видеть в девушке кроткую и послушную овечку, - чуть не ляпнув "особенно в кровати", поспешно захлопнула пасть. - Поверь мне.
   - Почему Вы так решили? - звонким колокольчиком рассмеялась Лили.
   - Жизнь научила, - горестно вздохнула (ну, не говорить же милой девушке о том, что Женёк не вчера на свет родилась, и многое успела послушать от мужиков и о многом пообщаться с другими барышнями, оказавшимися в схожей ситуации).
   Пока вела светскую беседу со служанкой, не заметила как та надела на меня массивные браслеты из белого золота, длинные и неимоверно тяжёлые серёжки и уже готовилась нацепить на голову диадему. На вид элегантное украшение весило килограмм пять, не меньше, поэтому вполне логично, что я опасалась сложиться пополам от веса моего наряда. А впереди ждало самое трудное - туфли на высоком каблуке и спуск в "железных башмаках" по лестнице.
   - Если навернусь с лестницы и сломаю шею, - приподняв тяжеленную юбку, позволила Лили надеть на меня пыточные колодки, - прошу не поминать всуе!
   - Что, графинюшка? - выпрямившись, девушка отряхнула подол своего платья.
   Уже открыв рот, намереваясь объяснить горничной значение сказанных мной слов, как в дверь спальни громко постучали. А затем приглушенным голосом испросили позволение войти. Сообразив, что никому, кроме Вильяма, не понадобится моя скромная персона, знаком показала горничной, чтобы она открыла дверь.
   Как я и предполагала, за ней оказался батюшка, облачённый в приталенный двубортный мундир с эполетами. Корешки и поля эполет были оформлены в синем колере, а подбой, шейка и толстая бахрома - золотисто-жёлтом. Вместо вензелей или номера дивизии на полях был выбит огромный чёрный ворон с расправленными крыльями. Штаны были заправлены в начищенные до зеркального блеска высокие сапоги, а на талии, вместо ремня, был повязан шарф, сплетённый из золотых нитей, и к его концам были прикреплены длинные кисти.
   - Батюшка, - попытавшись изобразить реверанс, чуть носом в пол не загремела. Спасибо расторопности отца, иначе вместо красивого макияжа, отсвечивать бы мне наливающимся синяком на пол-лица и свёрнутым носом.
   - Беатриса... - укоризненно посмотрел на меня мужчина, поддерживая свою непутёвую дочь под локоток.
   - Ваше Сиятельство, - Лили с лёгкой улыбкой на губах присела в глубоком реверансе (я, честно сказать, почувствовала болезненный укол зависти от созерцания сей идеальной картины), - графиня готова!
   Для меня, жительницы XXI века и самодостаточной женщины, слова горничной прозвучали сродни фразы продавца, который упаковал игрушку и милостиво разрешил покупателям забрать её. Но бросив настороженный взгляд на Вильяма, поняла, что подобные выражения были в порядке вещей и никоем образом не травмировали нежную психику аборигенов.
   - Беатриса, ты выглядишь... выглядишь... - то ли словарный запас военного мужлана оказался маловат, то ли мужчина растерялся, увидев красавицу-дочь при полном параде, но факт от этого не меняется - граф де Венсан позорно буксовал и не награждал свою кровиночку лестными и хвалебными эпитетами.
   - Прелестно? - пришла к нему на помощь Лили, сообразив, что дело пахнет керосином и графинюшку может прикрыть медным тазом в любой момент.
   Граф, не будь дураком, согласно покивал, но попыток найти слово, которое, на его взгляд, идеально бы характеризовало мой внешний вид, так и не бросил:
   - Ты выглядишь, как... как...
   - Как нимфа? - теперь пришла моя очередь играть в "угадайку".
   И вновь согласный кивок и уже набившее оскомину: "Ты выглядишь...".
   - Как ангел? - Лили.
   - Как королева красоты? - естественно я.
   Вильям усиленно изображал китайского болванчика, утвердительно тряся головой, но заканчивать поиски верного эпитета не собирался.
   - Ради всего святого, - как и опасалась горничная, моё терпение лопнуло уж очень быстро, - как что или как кто я выгляжу?!?
   - Как Лаура, - наконец определился мужчина.
   Чуть не ляпнув: "А кто это?", вовремя прикусила болтливый язык. Лаура де Венсан - умершая во имя Сиятельного графиня, жена Вильяма и женщина, подарившая жизнь Беатрисе... Причём, попрошу заметить, подарившая дважды! Первый раз - когда родила крошечное дитя, и второй - когда всеми правдами и неправдами уговорила дедка ниспослать Трисе ещё одну возможность прожить жизнь заново, поделив шикарное тело топ-модели с незнакомой бабой из другого мира.
   - Как матушка? - осоловело выпучив глаза, попыталась найти в воспоминаниях Трисы образ матери (ну, должна же была дочка хоть раз посмотреть на портрет родной матери!). Попытка с треском провалилась. - Благодарю, отец, - забив на реверанс, склонила голову в почтительном книксене, - Ваши слова - истинный комплимент для меня!
   Решив, что будет верхом наглости спрашивать, где я могла бы усладить взор портретом давно почившей матушки, подхватила находящегося в прострации Вильяма под локоть. Утолить своё любопытство я ещё успею: если не получится разжиться прототипом фотографии графини, попрошу Сиятельного познакомить меня с Лаурой, так сказать, лично. И, думается, последний вариант будет даже предпочтительней - есть у меня парочка интересных вопросов, на которые только дух матушки Трисы знает ответы.
   - Отец, - вцепившись мёртвой хваткой в мужскую руку, кокетливо поправила локон, - нам, наверное, уже пора выезжать. Точность - вежливость королей... то есть, императоров! - быстро поменяв государственный строй с монархии на империю, растянула накрашенные губы в вежливой улыбке.
   Согласно кивнув, мужчина, галантно придерживая меня за талию, помог спуститься с лестницы и таким же образом довёл до кареты.
   Заприметив наш с графом транспорт, с ужасом поняла, что в недра кэба влезу я, платье и ... И на этом всё! Вильяму, как военному человеку, привыкшему к продолжительной верховой езде, придётся плестись рядышком с экипажем на гнедом скакуне.
   Но моим опасениям не суждено было сбыться.
   Граф де Венсан, отработанным за годы движением, осторожно впихнул вначале меня в недра кареты, а уже потом и пышную юбку платья аккуратно утрамбовал. Окинув критическим взглядом результат мужской работы (мало ли, вдруг Вильям сработал на "абы как" и тогда весь подол будет в складках, способных вогнать благородную леди (меня то есть) в краску, а остальной бомонд довести до инсульта), осталась довольна - Первый меч Империи был мастером в данном вопросе.
   Естественно, дольше всего провозились со мной и моим нарядом, а вот графу было достаточно трёх секунд, чтобы занять свободное место напротив дочери и стукнуть в стенку кареты кучеру, мол, "Музончик погромче, стёкла пониже - пооооехали!" (Баста, я люблю тебя!..). После чего карета, резко дёрнувшись, покатила в нужном направлении.
   Не упала я только потому, что имела богатый жизненный опыт в том, как держаться за воздух. Ибо водители маршруток и автобусов любят настолько резкие старты и торможения, что мечтаешь о дополнительной паре рук, чтобы цепляться за поручни и стальных когтях - особенно, когда приходится держаться за стекло во время движения транспорта.
   Бросив осторожный взгляд на спутника, с облегчением увидела, как он уткнулся в какие-то бумаги, вытащенные из папки. Значит, теперь и мне можно со спокойной совестью почитать, а не мучительно выискивать темы для разговора и фильтровать свои слова.
   Извернувшись, всё-таки смогла отыскать (и, попрошу заметить, я даже платье не помяла в процессе поиска) на сидении книги, заранее принесённые расторопной Лили. Первым мне под руку попался "Свод законов Изгоротской Империи". Ну, что же, юриспруденция, так юриспруденция!
   Спустя минут сорок, меня отчётливо перекосило, а руки начали мелко подрагивать. И нет, виной тому была вовсе не тряска на колдобинах и рытвинах просёлочной дороги (к сожалению, до создания и использования амортизаторов местные гении пока ещё не доросли). А на вопрос Вильяма, почему у его кровиночки такое бледное личико с горящими щёчками и крепко сжатые кулачки, пришлось в очередной раз прибегнуть ко вранью, и навешать ему лапши, мол, тряска, батюшка, всему виной да нервное напряжение из-за скорой встречи с Его Величеством и Его Высочеством. И, если жалобы на некачественное дорожное покрытие были откровенной ложью, то слова про рандеву с правящей династией - нет. Особенно после ознакомления с действующим сводом законов.
   Скромная книженция в пятьдесят несчастных листов (находясь в теле Беатрисы, я не только понимать местный язык, но и писать, читать и танцевать тоже могу, спасибо Сиятельному) повествовала о том, что можно и чего нельзя делать в Изгоротской Империи.
   Так вот, согласно местной Конституции представительницам слабого пола, у которых титул был ниже баронского или особа вообще была нетитулованной, было практически ничего нельзя. А именно: говорить без дозволения мужчины (не имеет значения отца, мужа, старшего брата или свёкра), заниматься делом, которое приносило бы доход (как сказали бы в моём мире "стать бизнес-вумен"), растить детей в одиночку. Если этот закон попирался, то правонарушительницу нужно предать наказанию - публичной порке.
   Дамам же, коим посчастливилось родиться в аристократических семьях, например, моя Беатриса, было дозволено намного больше. А именно, разговаривать в присутствии мужчин (при условии, конечно, что эти самые мужчины не против послушать щебетание прекрасного создания), воспитывать ребёнка в одиночку (опять же, при условии, что женщина овдовела и если один из дедушек готов взять ответственность за своего внука/внучку). Но пытаться создать своё дело и им было строжайше запрещено (вдруг общественность прознает, тогда толки да пересуды пойдут, что род обеднел и дела у него, у рода то есть, ой как плохи). Но даже при нарушении хоть одного, хоть всех разом законов, высокородную мадам не подвергали публичной порке. Нет, дело ограничивалось внутрисемейным выговором и отлучением на энное количество времени от общественной жизни (читай: домашний арест).
   Совершеннолетие наступает после празднования семнадцатого дня рождения.
   Про династические браки, думаю, можно не упоминать. И моя... тьфу, ты, Трисы ситуация тому живое доказательство.
   Ах, да, вот ещё один закон, от которого у меня изжога началась: если глава семейства проигрался в карты, разорился или задолжал крупную сумму денег заимодавцу, то он, естественно по обоюдному согласию сторон, может отдать в счёт погашения долга дочь, жену или даже мать.
   Каюсь, прочитав сей закон, аж книгу выронила. Вильям, галантно подавший печатное издание (я при всём своём желании не смогла бы наклониться за книженцией из-за тугого корсета, и пришлось бы сползать с сидения и на карачках шариться в ворохе ткани в поисках пропажи) и в очередной раз поинтересовался всё ли с его доченькой ненаглядной хорошо. Скрипнув зубами, с горем пополам проглотила вертевшийся на языке вопрос о том, как Лаура стала частью семьи де Венсан (по доброй ли воле али в уплату долга) и с максимально невинной улыбочкой (надеюсь, у меня оскал не как у Венома был) заверила батюшку, что всё really well.
   Вцепившись в "Свод законов", мысленно составила поправку к закону про возврат долга, которую всенепременно введу, как только стану императрицей. "Для погашения долга заёмщик, согласовав всё с заимодавцем, может выбрать один из следующих способов: 1) отработать сумму задолженности (на поле, ферме, фабрике и т.д.); 2) расплатиться своим анусом". А что, гомосеков во все времена хватало, да и новые ощущения ни одной из сторон не помешают, чтобы в другой раз думали, прежде чем влезать в долги и принимать живых людей в качестве оплаты оного.
   Зато мужскому населению Империи (и, самое обидное, даже тем, кто не был наделён никаким титулом) позволялось если не всё, то оооочень многое!
   После прочтения "Свода законов" создалось впечатление, что этот мир был создан специально для мужчин, а прекрасный пол нужен лишь для продолжения рода. В Изгоротской Империи даже Наполеона переплюнули, который в 1804 году в своём Кодексе особенно подчеркнул, что женщина не имеет гражданских прав и находится под опекой мужчины!
   Руководящая должность или военный чин получали мужчины, земли наследовали только сыновья и пофиг, что пацан мог родиться вторым или даже пятым ребёнком (дочери, по идее местных правителей, должны были быть счастливы уже за то, что они имеют титул). Участие в политической, экономической, и военной сфере Империи предназначалось исключительно мужикам, а дамам отводились светская жизнь (читай: перешёптывания в будуарах), да культурная сфера.
   Ах, да, если Российская империя могла похвастаться такими великими императрицами, как Екатерина I, Елизавета I и Елизавета II, то Изгоротская Империя ничего подобного не имела. На троне восседали исключительно представители сильного пола. И да, императрица не должна была иметь своего мнения, и если её о чём-нибудь спрашивали заграничные послы, например, "Матушка всея Империи, как Вам погодка? Правда же, превосходная? Солнышко яркое, травка зелёная, и птички звонкоголосые так мило щебечут!", то ответ императрицы должен звучать только так (прописано, кстати, в "Своде законов"): "Как скажет Его Величество!".
   И вот тут меня заклинило...
   Это что же, если самодуру-самодержцу приспичит повыкобениваться, и он заявит про вьюгу, морозную стужу и сугробы по полтора метра высотой, то весь двор и его жена в том числе должны будут облачиться в шубы, ушанки и валенки, что ли? И хоть подохните все от теплового удара, но раз монарху хочется, чтобы на дворе вместо жаркого августа был морозный декабрь, то так и должно быть!..
   - Беатриса, - граф де Венсан решил оторваться от своих архиважных бумаг, - смею ли я надеяться, что на вечере ты не будешь недовольно морщить носик и сводить бровки к переносице?
   Ну, как сказать... Если царственный папашка и его придурок сынок, а так же все присутствующие не доведут бедную и несчастную Женечку до белого каления, то нет, не буду. Но как только стрелка моего терпениеметра перевалит за отметку "Ну, всё, это была последняя капля" или, не дай Боже, доберётся до шкалы "Ахтунг!", то я за себя не ручаюсь. И при первой же возможности всажу вилку в филей Клода, плюну в рожу императора и обсмею весь бомонд демоническим гоготом. Как-то так...
   - Триса?!?.. - Видимо, Вильям уже начал понимать (и, надеюсь, привыкать) заскоки доченьки, поэтому, так и не дождавшись внятного ответа, запаниковал.
   - Батюшка, ну, о чём Вы, право слово? - Состряпав невинное выражение, попыталась укоренить его на своём личике, хотя так и тянуло злобно улыбаться, хамить и пакостить. - Я же графиня де Венсан и не позволю, чтобы наше благородное имя полоскали в каждой подворотне!
   И, заметьте, даже не соврала! Я действительно буду защищать Вильяма и дурынду Беатрису, и порву любого за неодобрительный взгляд или неосторожное слово, брошенное в сторону моей семьи (хоть убейте, не знаю, откуда во мне эта всепоглощающая любовь!..). Но того, что буду пай-девочкой, а ещё лучше прикинусь ветошью, даже не обмолвилась.
   - Хорошо, - сложив листочки, испещренные мелким почерком с кучей клякс и помарок, обратно в папочку, Вильям откинулся на спинку мягкого диванчика.
   - Это шпионское донесение? - мои глаза загорелись интересом.
   - Беатриса, - укоризненный взгляд отца не произвёл на меня должного впечатления, - тебе не стоит задавать подобные вопросы.
   - Почему? - невинно хлопнув ресничками, мысленно поклялась покусать Вильяма, если он сошлётся на местные законы.
   - Как я уже упоминал ранее, - оппонент скрестил на груди руки и весь его вид говорил о непоколебимой решительности, - ты - будущая мать, жена и хранительница семейного очага. Ты должна думать о том, как поддержать мужа, а не о том, как принести ему неприятности.
   Окинув оценивающим взглядом Вильяма, нацелилась на нос - уж больно он был высоко поднят.
   Повторюсь, не моя вина, что родилась не пацаном, а девахой. И, как известно, женщина намного лучше мужчин одновременно справляется с несколькими задачами, быстрее оценивает ситуацию и способна найти нестандартное решение. Так что не надо строить из себя всемогущего и непобедимого, а то найдётся такая же на голову двинутая особа, которая опустит Ваше, батюшка, достоинство ниже плинтуса.
   - Как скажите, отец, - бросив быстрый взгляд в окно, с удивлением поняла, что мы въезжаем в огромные кованые ворота. - Продолжим этот разговор дома? - повернувшись вновь к графу, была удивлена, заметив тень печали на его лице. - Что-то не так?
   - О чём ты, дорогая? - Миг, и мужественное лицо отца Трисы вновь стало безмятежным. Вот только я теперь знала, что мужчину что-то гложет, и мне хотелось понять, что именно. - Вот мы и прибыли, - пояснил очевидное оппонент, явно стараясь перевести тему разговора.
   Не успела я открыть рот, чтобы в очередной раз поинтересоваться причиной отцовской печали, как карета резко дёрнулась. Повинуясь силе инерции, полетела вперёд и, если бы не расторопность Вильяма, то лежать бы мне, уткнувшись носом в пыльную обивку диванчика. Но батюшка успел подхватить меня и, вместо того, чтобы причитать об испорченном макияже и растрёпанной причёске, я постанывала из-за боли от корсета - любое резкое движение причиняло массу неудобств и мало приятных ощущений.
   Даже странно, почему корсаж в средних веках не использовали в качестве орудия пыток. Например, нацепили бы его на обвиняемого и заставили трёхкилометровый кросс с препятствиями бежать. Думаю, на третьей минуте забега обвиняемый в сношениях с нечистой братией признался бы не только в своих грехах, но и в прегрешениях соседа, сестры, брата, свата и незнакомца, проходящего мимо.
   Но это всё лирика, а шок начался, когда дверца кареты распахнулась и в проёме появился... Нет, не вышколенный лакей, а Клод, сверкающий приветственной улыбкой, что новогодняя ёлка - гирляндой.
   Ну просто явление мракобесам святого отца, блин!..
   - Ваше Сиятельство! - одарив Вильяма вежливым кивком, юноша галантно протянул мне руку. - Леди Беатриса, прошу... - и выжидательно замер, всем своим видом показывая, что он ни капельки не шокирован тем, что граф де Венсан крепко сжимает свою дщерь, восседающую у него на коленях, в объятиях.
   Философски пожав плечами (не знаю как другим, но мне откровенно чхать на мнение окружающих, особенно, если мы с ними живём в разных Вселенных), вложила свои пальчики в мужскую руку. И, нещадно эксплуатируя Клода и Вильяма, с горем пополам выбралась из недр экипажа и вдохнула свежий воздух, наполненный приторно-сладким благоуханием роз.
   На дворе в мире меча и магии, так же как и в моём мире, царил конец весны. Вовсю припекает солнышко, травка и кустики активно зеленеют, поэтому нет ничего удивительно, что императорский сад и огромное количество клумб, в изобилии разбросанных вокруг дворца, славящихся огромным количеством разнообразных сортов королевы цветов, источал дурманящий аромат.
   - Ваше Высочество, - припомнив, как вытянулось лицо Вильяма, когда он увидел мой реверанс, решила не шокировать общественность, поэтому ограничилась глубоким поклоном, - долгих лет жизни и процветания будущему императору!
   Вот хоть убейте, не знаю, почему именно такое приветствие пришло в голову, но, судя по довольным рожам отца и козявки, я попала в десяточку. Наверное, благородное воспитание Трисы и основы этикета, вбиваемые в белокурую головку с младенчества, дали о себе знать (и вновь спасибо Сиятельному!..).
   Выпрямившись, смело посмотрела в лицо своего противника (ну, и пусть императорский сынок пока об этом не догадывается, главное, что сей факт знаю я!..)... И это было, каюсь, стратегической ошибкой.
   Это был первый раз, когда я лицом к лицу встретилась с Его Высочеством. Из воспоминаний Трисы удалось вычленить лишь то, что Клод высокий, поджарый, темноволосый молодой человек. И тот факт, что Назаров разительно похож на императорского сына, наверное, объясняется тем, что Кирилл Петрович тоже обладает физически развитым телом, ростом не меньше метра девяноста, брюнетистой шевелюрой и резкими чертами лица. А вот мимика, движения... Совершенно ничего общего! Так же вспомним про состояние аффекта, когда меня больше волновал вопрос сохранности собственной жизни, а не рассматривание императора, восседающего в императорской ложе. Сложим одно с другими и получим пресловутый эффект дежа вю.
   Благодаря баскетболистскому росту Беатрисы, я впервые не чувствовала себя карликом, стоя рядом с Клодом (в отличие от аналогичной ситуации, но в которой фигурирует заместитель гендира и настоящая я). Поэтому, наплевав на правила хорошего тона, во все глаза смотрела на девичью мечту графини де Венсан.
   Правильные черты лица, волевой подбородок, соболиные брови, прямыми линиями разлетающиеся от переносицы к вискам, тонкие губы, и нереальные сапфировые глаза.
   "Хорош, чертяка!" - довольно причмокнуло удовлетворённое чувство прекрасного. - "А Назаров, между прочим, является обладателем карих очей."
   - Беатриса, перестань таращиться на Его Высочество, - почувствовав, лёгкое касание к руке, перевела взгляд на родителя. - И отпусти руку принца, - и виноватая улыбка, адресованная Клоду. - Приношу глубочайшие извинения, Ваше Высочество! Моя дочь давно не видела Вас, и сейчас, когда вы встретились вновь...
   - Всё в порядке, - прервав Первый меч Империи на полуслове, козявка вновь повернулся ко мне. - Леди Беатриса, до приёма у Его Величества ещё есть время, - и взгляд, проникающий в самую душу, и заставляющий дрожать и подгибаться коленки. (Эх, вернусь в родное тело, срочно озабочусь поисками мужика - на лицо все признаки "недотраха", как говорит моя подруга.) - Не желаете ли составить мне компанию и прогуляться по саду?
   Изумлённо уставившись на императорского сыночка, только и смогла, что невнятно выразить свои опасения тем, что я, являясь обладательницей географического кретинизма, очень быстро потеряюсь во всех этих аллейках, беседках, фонтанчиках и клумбочках. Мягкий смех, раздавшийся в ответ на моё чистосердечное признание, вызвал волну приятных мурашек на коже.
   Господи, Беатриса, нельзя так откровенно реагировать на понравившегося парня, нельзя!..
   - Я провожу Его Сиятельство в малую гостиную, где его уже ожидает главнокомандующий вторым рыцарским отрядом, и сразу же присоединюсь к Вам.
   Подумав, что безопаснее смотреть на Вильяма (хотя, и этот мужчина у настоящей меня вызывал отнюдь не родственные чувства), перевела взор на батюшку. Взглядом поинтересовавшись, что отец думает о предложении Клода, решила пока послушно плыть по течению.
   - Думаю, это замечательная идея! - граф де Венсан, одобрительно кивнул. - Беатриса, обещаю надолго не задерживать Его Высочество, - и мужчины довольно разулыбались.
   Фыркнув, ещё раз поклонилась Клоду (при должной фантазии, мой поклон можно было принять и за книксен), собиравшемуся на время покинуть мою персону, и направилась к входу в императорский сад. Ей-богу, не буду же я столбом стоять на подъездной дороге к дворцу, а то мало ли ещё прицепится кто.
   Прогуливаясь по цветнику, с нетерпением ждала появления Клода.
   Каким бы мерзким принц не был в прошлой жизни, сейчас он ещё не опустился до уровня насильника и конченной мрази (насколько помню, принца понесло во все тяжкие после смерти вседержителя-отца). И сейчас парень хоть и находился под влиянием своей рыжеволосой зазнобу (чтоб эта облезлая курица провалилась в Тартар!..), но императора почитал (да и боялся) больше, поэтому и не проявлял свою истинную сущность.
   Свернув с главной аллеи на узкую дорожку, обогнула раскидистый куст с мелкими цветочками, лепестки которых были окрашены в нежно-персиковый колер, и замерла памятником самой себе - до того я была ошеломлена красотой ажурной беседки и огромного фонтана, в окружении тёмно-красных бархатных роз.
   Тряхнув волосами, сделала несколько шагов по направлению к беседке, скрытой под лозами дикого винограда, и не столько услышала, сколько почувствовала какое-то движение позади себя. Резко обернувшись, успела лишь заметить высокую фигуру, облачённую в изумрудный балахон с накинутым на голову глубоким капюшоном, как получила сильный удар в челюсть и рухнула в полубессознательном состоянии на каменную дорожку. При падении больно ударилась затылком и локтями, отчего перед глазами всё померкло, и я глухо застонала.
   - Заткнись! - довольно грубо посоветовали мне и с силой пнули ногой в живот.
   Свернувшись в позу эмбриона, опасалась новых ударов, но их, к моему облегчению, не последовало. Вместо того чтобы окончательно вырубить жертву, мужик бесцеремонно схватил меня за волосы и, не обращая совершенно никакого внимания на матерные вопли (что само по себе странно: ибо кроме меня, никто больше в Изгороте русским народным не выражался и при первых звуках ругательных слов местные впадали в ступор), поволок к фонтану.
   Сопротивляться я была не в силах - перед глазами до сих пор всё плыло, а на губах чувствовался солоноватый привкус. Я прекрасно понимала, что должна как минимум выцарапать нападавшему глаза, а как максимум кастрировать садовыми ножницами, но как это воплотить в жизнь ни черта не понимала...
   - Беатриса де Венсан, ты приговариваешься к смерти за сношение с Его Высочеством, - дотащив моё безвольное тело до фонтана, верзила соизволил подать голос. - Приговор обжалованию не подлежит и будет приведён в исполнение незамедлительно!
   Где-то я уже нечто подобное не только слышала, но даже самолично участвовала в этом... И если в прошлый раз сукину сыну Клоду удалось-таки меня обезглавить, то в этот раз ничего не выйдет!..
   - Какое к чертям собачьим "сношение"? - моментально придя в себя, заголосила иерихонской трубой, искренне надеясь, что на вопли сбегутся любопытствующие придворные или (в идеале) стражники. - Для особо тупорылых поясняю, - извернувшись, всё же смогла вцепиться ногтями в руку психопата, - сношение - это половой акт, а я, да будет тебе известно, имбецил хренов, девственница! Надеюсь, значение этого слова тебе известно или необходимо и его пояснить?
   - Ты - императорская шлюха, - выплюнул оппонент и, намотав мои растрепавшиеся волосы на кулак, резким движением вздёрнул меня на ноги.
   От боли из глаз моментально брызнули слёзы, а из горла вырвался всхлип.
   - От проститута слышу, - не осталась в долгу и сдёрнула с головы нападавшего капюшон.
   Стоящий напротив мужчина был мне совершенно незнаком. Но всматриваясь в его безразличные блеклые голубые глаза, в белёсые брови и ресницы, тонкий нос и сжатые в одну линию губы, понимала, что лицом к лицу столкнулась с собственной смертью. От чувства безысходности колени предательски подогнулись, а мозг капитулировал, оставив за главного инстинкт самосохранения. Который, к слову, сработал на "ура"!
   Оставшись без накидки и поняв, что жертва его рассекретила, психопат на несколько секунд замер в растерянности. Пока бугай решал, что же ему следует делать дальше, я, повинуясь совершенно нормальному желанию вырваться и смотаться под защиту правоохранительных органов, совершила резкий рывок вперёд и вцепилась зубами в нос мужик (не успела подобного провернуть с Вильямом, так хоть на этом мудаке отыграюсь).
   Не ожидавший нападения детина, разжал руки, отчего я в очередной раз рухнула на землю, и зажал руками пострадавшую часть тела, на которой отчётливо выделялись глубокие следы от моих зубов.
   Пока нападавший лелеял покусанный нос, я, недолго думая, поднялась на четвереньки и, проклиная пышную юбку и совершенно не гнущиеся обручи, засеменила к ближайшим кустам. И срать я хотела, что моё нижнее бельё в такой позе доступно для всеобщего обозрения. Мой план был прост, словно валенок: скрыться в густой заросли декоративных растений и окольными путями доползти до дворца. А там уже до Клода, а ещё лучше до моего горячо любимого родителя, рукой подать будет.
   Но миссия по спасению себя любимой закончилась, не успев начаться.
   Психопат быстро оклемался от потрясения и в два шага нагнал улепётывающую на карачках меня. Схватив сзади за шею, бугай, особо не напрягаясь, доволок брыкающуюся жертву до приглянувшегося нам обоим фонтанчика и с силой приложил меня лбом об бортик. В глазах моментально потемнело, а из разбитого носа потекла кровь.
   - Беатриса де Венсан, ты приговариваешься к смерти за сношение с Его Высочеством, - пошёл на второй заход доморощенный палач. - Приговор обжалованию не подлежит и будет приведён в исполнение незамедлительно!
   Сейчас, честно говоря, даже хотелось, чтобы мужик уже добил меня - такой боли испытывать мне ещё не приходилось.
   Вяло кивнув на его слова, мол, принимаю все обвинения и покорно соглашаюсь с мерой наказания, устало прикрыла глаза.
   Нападавший поднял моё безвольное тело, а затем, прошептав себе под нос какие-то слова, опустил в фонтан. Холодная вода моментально намочила одежду и, слава Богу, немного привела в чувство. Желание отправиться к праотцам моментально пропало, а вот ярость, ярким пламенем разгоревшаяся в груди, придала сил. Но что может хрупкая девушка противопоставить мужику, который с маниакальным упорством желает её утопить? Правильно, ничего...
   Дёрнувшись несколько раз, лишь наглоталась воды. Лёгкие уже начинали гореть от нехватки кислорода и перед глазами расплывались цветные круги, а бугай же и не думал убирать руки - ему было совершенно не жаль молоденькую дурочку Беатрису, которая в очередной раз кому-то перешла дорожку.
   Неожиданно давление, оказываемое бугаем, пропало и чьи-то руки вытащили полубессознательную меня из воды.
   Закашлявшись, сквозь боль чувствовала, как меня бережно прижимают к груди и аккуратно похлопывают по дрожащей спине, тем самым помогая откашляться от воды. Сообразив, что наконец-то пришла подмога (не прошло и года, блин!..), закрыла глаза и, прежде чем провалиться в беспамятство, тихо прошептала сорванным голосом: "Папочка, миленький, ты пришёл...". И благословенная темнота поглотила меня.
  
   - 6 -
  
   Очнулась я в своей кровати (что, согласитесь, было ожидаемо) и почувствовала, как по подбородку стекает что-то тёплое. Нервно дотронувшись до лица, с ужасом уставилась на кровь, оставшуюся на моих пальцах... А ведь сегодня ещё с Назаровым лететь в грёбаную командировку!
   С тихим матерком стащив тело (странно, Беатрису в другом мире пиз... кхм, дубасили, а почему-то и у меня состояние, как будто всю ночь боксёрской грушей подрабатывала), доплелась до ванной комнаты.
   Мне понадобилось целых пять минут, чтобы набраться смелости и посмотреть в зеркало. Картина, представшая моему взору, вдохновляла мало...
   И Бог бы с красными от постоянного недосыпа глазами, и тёмными мешками под ними, так теперь я могла похвастаться шикарной шишкой на лбу, стёсанными локтями и ладонями, и сломанными ноготками. Ах, да, как я могла забыть про разбитую губу и отпечатки мужских пальцев на шее?..
   Тяжело вздохнув, потянулась за косметичкой. Хочешь - не хочешь, а пугать природной красотой заместителя генерального директора, да и людей, которых мне сегодня суждено встретить как-то не хочется. Да и самой, если честно, совершенно не улыбается при каждом взгляде в любую зеркальную поверхность, орать от ужаса.
   Потратив час на косметические процедуры, в конце концов, осталась довольна своим внешним видом. Надев приталенный брючной костюм нежно-голубого колера и кружевную белую водолазку с высоким горлом, впихнула ноги в замшевые синие лодочки на невысокой танкетке, и бросила контрольный взгляд в зеркало. Из зазеркалья на меня смотрела миловидная брюнетка, готовая покорять всех своим профессионализмом и жизнелюбием.
   Подмигнув собственному отражению, потянулась к дверной ручке, как из сумочки раздалась трель мобильного. Чертыхнувшись (не люблю, когда что-то вынуждает меня задержаться на пороге, и нет, я не суеверная), порылась в клатче и нашла орущий сотовый. Звонил, как ни странно, Назаров.
   - Кирилл Петрович, доброе утро! - Никогда не считала начало шестого таким уж чудесным временем суток, но зато лицемеркой всегда была отменной. - Вы уже приехали?
   - Доброе, Евгения, - и, судя по звуку, мужчина сцедил зевок в кулак (у меня аж на душе полегчало от осознания того, что не только я являюсь ярой представительницей семейства "сов"). - К сожалению, не смогу за Вами заехать - машина не захотела заводиться.
   - Ничего страшного, - порадовавшись, что предусмотрительно проснулась на сорок минут раньше запланированного времени, мысленно пообещала купить себе мороженку в качестве поощрения. - Сейчас такси вызову и...
   - Бабушкина, не перебивайте, когда начальство разговаривает, - злобно рыкнули на меня, и куда более спокойным тоном добавили: - Такси уже стоит возле Вашего дома. И да, оно оплачено.
   - Как скажете, - философски пожав плечами, не стала лезть на рожон. - Тогда встретимся в аэропорту?
   - Да, я буду ждать Вас у стойки регистрации, - последовал краткий ответ и, Назаров не прощаясь, сбросил вызов.
   В очередной раз подивившись странному поведению мужчины, подхватила небольшой саквояж и вышла из квартиры.
   День обещал быть долгим и в меру сложным. Но, что приятно меня порадовало, дорога до аэропорта не заняла много времени, а водитель попался молчаливый и любящий советский рок. Поэтому полтора часа, проведенные в пути, пролетели незаметно и под любимую музычку.
   Хоть Назаров и сказал, что всё оплачено, но я таки дала несколько розовых купюр милому дядечке и, прослушав хвалебную оду мне, любимой, потопала к стойке регистрации. Всматриваясь в толпу людей, гомонящую возле стоек, всё никак не могла отыскать Назарова. Хотя орясину в почти два метра ростом, не заметить довольно сложно.
   Не успев запаниковать (мало ли что могло случиться: пробка, авария, поломка машины, внезапная диарея у Кирилла Петровича или же у водилы, да, в конце концов, заместитель гендира вспомнил, что оставил дома паспорт и приказал поворачивать обратно), почувствовала, как меня тронули за плечо. Подпрыгнув от неожиданности, с облегчением понял, что пропажа нашлась и, судя по внешнему виду, чувствовала себя довольно бодро.
   - Доброе утро, - забыв, что мы уже здоровались ранее, растянула губы в приветливой улыбке. - Как добрались?
   - Нормально, - подхватив меня под локоток, мужчина одарил мой саквояж недовольным взглядом (который, кстати, был мной жестоко проигнорирован) и ввинтился в толпу людей.
   Решив довериться прущему на таран Назарову, мёртвой хваткой вцепилась в его руку (да, я банально боялась отстать и потеряться). Благодаря напористости заместителя спустя двадцать минут мы уже шли по салону самолёта, выискивая наши места.
   Заметив нужные кресла, в красивом прыжке, достойного юниорской баскетбольной лиги НБА, преодолела оставшиеся два метра, и первая заняла место у окна. Подавив неуместное желание показать язык надувшемуся Кириллу Петровичу, повесила сумочку на подлокотник.
   - Делайте, что хотите, но не позволяйте мне спать, - дождавшись, когда мужчина сядет рядом, огорошила его.
   - С чего вдруг? - аж опешил оппонент. - Нам лететь два часа с лишним, и лично я собираюсь это время провести с пользой - просмотреть документы. А Вы же, Евгения, если не хотите отдохнуть, можете посмотреть какой-нибудь фильм.
   - Хорошая идея, кстати! - подпрыгнув на месте, полезла в сумочку за планшетом. Порывшись в недрах ридикюля, горестно взвыла: - Вот чёрт, гаджет разрядился и power bank дома забыла.
   - О Господи, - простонал Кирилл Петрович и потянулся к чёрному портфелю. Достав из него ультратонкий ноутбук, включил умную машинку и протянул мне. - Наслаждайтесь, Женя, - и углубился в свои бумаги.
   Пожав плечами (буду я ещё на всякие вздохи-охи некоторых личностей реагировать), залезла в инет в поисках интересного фильма. Справедливо рассудив, что ужасов и всяческой фэнтезятины мне и во снах с головой хватает, нацелилась на комедию. Выбор пал на отечественный фильм. Ознакомившись с многочисленными отзывами, комментариями и рецензиями, осталась довольна. Поэтому воткнув наушники в уши, погрузилась в просмотр.
   Минут через двадцать, когда у меня уже не получалось сдерживать громкий и совершенно неприличный хохот, почувствовала, как меня снова тронули за плечо (вот далась Назарову эта часть моего тела!..). Шлёпнув на паузу, с самой заинтересованной миной повернулась к спутнику.
   - Что смотрите? - проявил любопытство мужчина, отложив свои важные бумажки.
   - "Килиманджара".
   - И как? - всё не унимался оппонент, наклоняясь ко мне и заглядывая через плечо.
   - Весело и интересно, - честно ответила. - Присоединитесь?
   На меня бросили задумчивый взгляд. Было видно, что сейчас в Назарове боролись два чувства: ответственность и желание расслабиться. Если честно, то болела я за тунеядство, но настаивать на своём предложении не стала.
   Проигнорировав замешательство соседа, скинула обувь и с ногами забралась в кресло. Укутавшись лёгким пледом, выданным приветливой стюардессой, когда мы заняли свои места, немного поёрзала, принимая удобную позу. Вновь вопросительно посмотрев на мужчину, так и не дождалась ответа, поэтому решила взять инициативу в свои хрупкие ручки. А именно протянула ему один из наушников, а второй вставила себе в ухо.
   - Сейчас на начало вернусь, чтобы вам было понятно, - потянувшись к тачпаду, чуть не уронила ноут, когда голова заместителя генерального директора опустилась мне на плечо. - Эй, Вы фильм собрались смотреть или дрыхнуть? - возмущённо дёрнула рукой.
   - Не буйствуйте, - вместе с ответом получила ещё и щипок за бок. - Всё, я готов к киносеансу!
   Мысленно возмутившись тем фактом, что мужчина ведёт себя как минимум странно и довольно развязно со своим временным секретарём, ткнула в треугольничек на экране и вновь погрузилась в мир кино.
   Киносеанс закончился аккурат к моменту приземления. Вернув ноут владельцу, быстро обулась, впихнула наушнику в сумочку и уже хотела с низкого старта ломануться к выходу из самолёта, как была остановлена крепкой рукой и строгим взглядом Назарова. Ничего не понимая, послушно упала обратно в кресло и прижала к груди сумку.
   - Что-то не так, Кирилл Петрович? - секретарь я или где?
   - Всё отлично, - лучезарно улыбнулись мне. - Просто не хочу толкаться в проходе. Пусть сначала другие пассажиры выйдут, а потом и мы. Всё равно встреча на два часа назначена.
   "Барин... Как есть барин с буржуазными замашками!" - скрипнув зубами, с трудом подавила едкое высказывание, что царей и холопов нет уже как сто пять годиков, и, согласно пунктам 1 и 2 статьи 19 Конституции РФ, все граждане нашей необъятной страны равны.
   - Так нам ещё добраться до места нужно, - резонно заметила, бросив взгляд на наручные часы. - И сейчас уже двадцать минут первого.
   - Такси возьмём, - никак не отреагировал на мои тревоги заместитель генерального.
   - Как скажите, - покладисто пожала плечами (я, как секретарь, сделала всё, что было в моих скромных силах: предупредила, на нервы покапала и на время указала).
   Дождавшись, когда в салоне не останется ни единой души, а бортпроводница с приклеенной к устам улыбкой, и искреннем пожеланием нашей скорейшей кончины в глазах, поинтересуется всё ли в порядке, Назаров таки оторвал свою царственную задницу от кресла. Заверив девушку, что всё прекрасно, поспешно засеменила за Кириллом Петровичем, который быстро шагал к выходу из терминала. (Видимо, зараза, почувствовал, что времени в обрез, а опаздывать на деловые встречи не только моветон, но и попахивает неуважением к партнёрам.)
   Быстро пройдя паспортный контроль и забрав свой саквояж на ленте, вылетела следом за мужчиной из здания аэропорта и понеслась к стоянке такси. Слава Богу, там стояли две свободные машины.
   Опередив меня ровно на три корпуса (а всё длинные ноги Назарова виноваты), мужчина открыл дверцу и пригласил меня садиться, а сам положил мой чемодан в багажник. (У меня чуть сумочка из рук не выпала, когда поняла, что в Кирилле Петровиче проснулись замашки джентльмена.) А затем уселся рядом со мной на заднее сиденье.
   Назвав адрес, заместитель гендира посулил водиле двойную таксу, если тот довезёт нас в кратчайшие сроки до места назначения. Местный Шумахер довольно согласился и, словно в знаменитой комедийной франшизе Люка Бессона, посоветовал пристегнуться.
   Решив, что дельными советами не пренебрегают, поспешно огляделась в поисках ремня безопасности. Естественно, на заднем сиденье ничего подобного найти не удалось, зато нашёлся Назаров, который, ничтоже сумняшеся, заливисто расхохотался и довольно фривольно похлопал меня по коленке с поистине паскудным припевом: "Не дрейфь, Женёк, - всё будет пучком!".
   Не гавкнула в ответ "Могильным пяточком, блин!", лишь потому, что водитель заложил крутой вираж, выезжая с территории аэропорта. Повинуясь законам физики, почувствовала, как тело своевольно смещается в сторону... Хотя, кого я обманываю? Я буквально откатилась в сторону и, если бы справа от меня не сидел Назаров, то довольно болезненно припечаталась бы о дверь машины. А так отделалась испугом и чужими руками на талии.
   - Любезнейший, - с горем пополам приняв сидячее положением и вцепившись в руку заместителя хваткой бультерьера (теперь меня от мужчины можно было оторвать только с его ладонью), попыталась вразумить водителя: - если мы попадём в больничку или на тот свет, то никто Вам, естественно, не заплатит! - Заметив, что лихач вырулил на скоростное шоссе и мои слова не произвели на него никакого впечатления, утроила напор. - И скажу больше, в случае травм или смерти, я, любимым пеньюаром клянусь, с того света восстану и буду везде Вас преследовать.
   Несчастный водитель, на секунду оторвав взгляд от дороги, быстро обернулся, словно желая воочию убедиться, что везёт постоянную клиентку клиники неврозов. Издав истеричный вопль совершенно неприличного содержания, посоветовала мужику смотреть вперёд, как и завещал дедушка Ленин, а не пялиться на пассажиров. Контуженный на всю голову таксист, послушно отвернулся от меня, а я же вспомнила о том, что не закончила запугивать благодатную публику.
   - Так вот, уважаемый, - вновь оседлала любимого конька, - как и говорилось ранее, я с того света восстану и всю Вашу убогую жизнь буду рядом! - Вспомнив, как мои скромные угрозы подействовали на бравого вояку, не стала отходить от канонов: - Будете в кровати с девкой резвиться, а я рядышком процесс комментировать буду. Решите посвататься к понравившейся женщине, и я тут, как тут - выскажу своё мнение относительно вашего выбора и распишу в красках ближайшее будущее. И даже когда решите в сартире уединиться, я буду откровенно и в голос смеяться над крохотными размерами вашего дост... - и вновь меня прервали на том же самом месте, что и несколько ночей назад.
   - Хватит! - властный окрик, словно пощёчина, ударил по нервам - до того голос Назаров был сейчас похож на голос ненавистного Клода. Да и слово, которым меня уже второй раз подряд затыкают, было идентично. - Евгения, мужчина уже Вас понял, оценил всю степень Вашей серьёзности и сейчас сбавит скорость со ста сорока до разрешённых законом ста десяти километров в час.
   Боясь посмотреть на заместителя Черёмушкина, уставилась невидящим взглядом в окно. Меня уже даже не пугали проносившиеся мимо с ужасной скоростью размытые пятна дорожных знаков, съездов и красно-сине-зелёных АЗС. Меня била крупная дрожь от осознания того, что я нахожусь в закрытом пространстве с чокнутым императорским отпрыском.
   - Женя, - наклонившись ко мне, Назаров тихо зашептал, опаляя горячим дыханием кожу щеки и шеи: - почему сразу не сказали, что боитесь скоростной езды?
   - Всё нормально, - бесцветным голосом тихо произнесла в ответ.
   - Нет, не нормально, - упёрся рогом этот остолоп. - Ты вся дрожишь!
   - Из-за недосыпа. Вчера, если Вы, Кирилл Петрович, не забыли, я вернулась довольно поздно домой.
   - Не забыл, - не стал юлить мужчина. - И обещаю, что сегодня ты доберёшься до кровати одновременно с окончанием программы "Спокойной ночи, малыши!".
   - Ага, вот только наш самолёт приземлится глубокой ночью, и пока доберусь до дома, уже часа три будет, - недовольно пождав губы, попыталась унять предательскую дрожь в пальцах. - Кирилл Петрович, не могли бы Вы отодвинуться, а то люди неправильно понять могут?
   Если Назарова и задели мои слова, то он ни взглядом, ни мимикой, ни словом этого не показал. А послушно сместился на другой край сиденья, но мою руку всё равно не отпустил. Переплетя наши пальцы, мужчина свободной рукой достал бумаги из портфеля и вновь углубился в чтение. Не знаю, то ли он сам успокаивался от этого, то ли меня пытался утихомирить... И мне, чёрт побери, были приятны его прикосновения!
   Отвлёкшись на заигрывания заместителя (то он как бы невзначай покрепче сожмёт мою ладонь, то, наоборот, ласково погладит большим пальцем запястье), не заметила, как пролетела дорога. Пришла в себя лишь тогда, когда услышала довольный голос водителя, оповестившего, что мы прибыли к бизнес-центру "Орион" и озвучившего сумму, которая в четыре раза превышала заявленную изначально таксу.
   - За какие заслуги? - вцепившись мёртвой хваткой в корпоративную карту (вот, ей богу, как свои кровные отдавала), просверлила наглеца уничтожающим взглядом.
   - За попорченные нервы, - не растерялся этот гад. - И вообще, девушка, радуйтесь, что я вашу компашку не высадил посреди дороги.
   - Слышь, радующийся, - проскрипела сквозь зубы, понимая, что ещё секунда-другая и наброшусь с кулаками на водителя, - а рожа не треснет? И вообще, Вы, когда в такси устраивались, должны были понимать, что клиентура разная бывает, следовательно, перед каждой сменой неплохо бы было и пачку "Тенатена" сожрать!
   - Не положено, - совершенно не смутился шофёр. И нагло посмотрел на Назарова: - Оплачивать будете?
   - Нет, - слаженным дуэтом гавкнули мы с Кириллом Петровичем.
   Водитель обиженно поджал губы и тихим голосом посетовал, что молодёжь в последнее время пошла довольно-таки наглая. Мало того, что платить отказываются (в этом месте я аж зарычала), так ещё и душевно больную на него, бедного Васильича, натравливают (если бы не расторопность Назарова, успевшего сжать меня в стальных объятиях, то, каюсь, приложила бы парочку раз шофёра башкой об баранку).
   - Уважаемый, - дождавшись, пока моё яростное сопение сменится спокойными вдохами-выдохами, Кирилл Петрович посмотрел на наручные часы, - я не отказываюсь заплатить оговоренную ранее сумму. И, впредь, прошу не оскорблять мою спутницу! - У меня аж челюсть отпала, после его слов. - Девушка указала Вам на неподобающее поведение во время вождения автотранспорта. И в случае аварии Евгения так же расписала в красках дальнейшее взаимодействие с ней... точнее с её мстительным духом. Если Вас что-то не устраивает, то прошу прислать претензии в письменном виде в трёх экземплярах по этому адресу, - и заместитель гендира протянул опешившему мужику деньги за проезд и визитную карточку.
   Сказать, что мы с водилой выпали в осадок, значило бы скромно промолчать. Не знаю, о чём думал таксист, а я же (к своему стыду и позору) начала восхищаться Назаровым. Да, это пока был маааахонький огонёк, грозившийся при должном умении и хорошей подпитке разрастись в костёр. И, не дай Боже, чтобы это пламя горело на алтаре моих пылких чувств к Кириллу Петровичу. Хотя, стоит признать, у него всё-таки были стальные яйца - вон, как заткнул скандального и ушлого таксиста, а то всё паинькой и заинькой прикидывался.
   - Евгения, пойдёмте! - выбравшись из машины, Назаров в очередной раз вверг меня в глубокий ступор всего одним и таким простым действием - он всего-навсего протянул даме руку! - Вы же сами говорили, что время поджимает.
   - А, да, - встрепенувшись, постаралась с кошачьей грацией выбраться из авто. Но, увы и ах, пухлику сие не удалось и я, скорее выкатилась, чем вылезла из недр такси. - Благодарю! - зардевшись под насмешливым взглядом мужчины, поспешно засеменила к автоматическим дверям бизнес-центра.
   На стойке ресепшен получила заранее выписанные на меня с Назаровым пропуски и, дождавшись, пока мужчина, кативший мой чемодан, закончит разговор со знакомым, встреченным в холле, засеменила к лифту. К моему священному ужасу подъёмники в "Оракуле" были абсолютно стеклянные... А я, между прочим, панически боюсь высоты!
   У Евгении Бабушкиной не мертвецы, зомби, апокалипсис или другая ахинея снится в кошмарах, а крутая лестница без перил, ведущая на крышу высотки или другого нескончаемо высокого сооружения, в которой к тому же, не хватает приличного количества ступенек. И, естественно, мне, ну просто кровь из носа как, нужно попасть на самый-самый верх... Одним словом, бррррррррр! Хотя, согласна, с гильотиной даже акрофобия не сравнится.
   Бледнея, синея, зеленея и седея прямо на глазах, всё же смогла заставить себя вступить в персональный ад, а именно в кабинку приехавшего лифта. Назаров последовал за мной, настороженно косясь на меня, но пока скромно молчал. Прислонившись мгновенно вспотевшей спиной к стенке, дрожащей рукой нажала на кнопочку с цифрой "27".
   - Двери закрываются! - ровным, механическим голосом оповестили нас, и лифт плавно двинулся вверх.
   "Меня сейчас стошнит!" - поняв, что булка и кофе, схомяченные во время перелёта, настойчиво простятся наружу, машинально зажала рот рукой и закрыла глаза.
   - Бабушкина, Вы что, опять в кому впадать собираетесь? - пристально наблюдавший за моими действиями Кирилл Петрович, испуганно подпрыгнул и резко активизировался.
   - Можете меня некоторое время не трогать? - не столько спросила, сколько прошепелявила, старательно не разжимая губ. - Я высоты боюсь...
   - С Вами всё не слава Богу, - моментально окрысился оппонент. - Почему сразу не сказали? Пошли бы, в таком случае, по лестнице.
   - Я что, реально на психа похожа, на своих двоих на двадцать седьмой этаж пилить? - тошнота была отодвинута в сторону возмущением. - Мне, знаете ли, и трёх посещений в неделю фитнес-центра хватает! - и злобно сверкнула глазами в сторону оппонента.
   - И что же Вы там делаете? - проявил любопытство мужчина. - Силовые тренировки? Йога? Пилатес?
   - Стрейчинг, - сказала, словно отрезала. - Ну, и сауна с бассейном - это святое, - а теперь мечтательно улыбнулась.
   - То есть на шпагат Вы сесть способны? - и меня одарили скептическим взглядом.
   - Кирилл Петрович, - не знаю почему, но мне нестерпимо захотелось поддразнить мужчину, - мой шпагат Вы увидите только после того, как продемонстрируете десять кубиков идеальнейшего пресса.
   - Восемь, - на автомате ответили мне, пристально смотря в лицо.
   Облизав вмиг пересохшие губы (блин, блин и ещё раз блин!!! Докатилась - неосознанно пытаюсь соблазнить заместителя генерального директора! Трахаря мне надо и, причём, СРОЧНО!!!..), мысленно отвесила себе затрещину и упёрлась рогом:
   - Восемь было вчера, и за ночь Вы, Кирилл Петрович, должны были ещё два кубика донакачать.
   - Не равноценная сделка получается, Женечка, - мужчина сделал шаг ко мне и резко наклонился. Теперь наши с ним лица были на одном уровне и мне, к своему стыду, так и не удалось отвести взгляда от иронично изогнутых губ треклятого соблазнителя. - Давай тогда ещё и танец на пилоне добавим?
   - Почему Вы со мной, словно с давней подружкой разговариваете? - В очередной раз вспомнив, что лучшая защита - это нападение, ринулась в атаку. - То на "ты", то на "вы", то "Евгения", то "Женя"... Вы вообще в курсе, что это, мало того, что выводит из себя, так ещё и с толку сбивает!
   - Мне с тобой комфортно, - невозмутимо пожали плечами в ответ. - Поэтому иногда и перехожу на панибратское "ты" и "Женя". Если Вас, Евгения, это не устраивает, прошу меня простить и в следующий раз жду Вашего замечания по поводу моего недостойного поведения, - высокопарно загнул Назаров.
   А меня в очередной раз пробила крупная дрожь, и дело было вовсе не в том, что лифт мягко дёрнулся и замер на нужном этаже. А в том, что на миг передо мной вновь появился вонючка Клод собственной императорской персоной.
   - Двери открываются! - механический голос привёл в чувство и я, дрожащей рукой отодвинув с пути Кирилла Петровича, пулей вылетела в длинный коридор, увешанный картинами.
   - Мне не неприятно, - решив быть честной, упорно смотрела куда угодно, но только не на мужчину. - Просто уж определитесь, как будете ко мне обращаться!
   Бросив быстрый взгляд на оппонента, успела заметить его задумчивый кивок.
   Остановившись перед нужным офисом, придирчиво осмотрела свой макияж в карманное зеркальце, одёрнула пиджак и провела расческой по волосам. Затем повернулась к Назарову, смахнула с его плеч невидимые соринки и поправила немного сбившийся в сторону галстук.
   - Ну, что же, - ещё раз окинув критическим взглядом дело рук своих, осталась довольна, - теперь Вы готовы к труду и обороне.
   - Благодарю, Евгения, - чинно кивнул мне зам генерального. - И, позвольте Вас заверить, что Вы всегда выглядите обворожительно, - и такая милая улыбочка, что впору растаять, словно кусочек мороженого на солнцепёке.
   Что я, собственно, и сделала - стыдливо залившись румянцем. А мужчина же, плавно обогнув меня, первым вошёл в кабинет. Встрепенувшись, порысила за руководителем и удачненько попала на начало приветственной фразы: "Добрый день, коллеги!..".
   Рабочий день потёк своим чередом и строго согласно заранее спланированному графику.
   С двух до семи у Назарова был запланирован ряд переговоров с различными компаниями. С семи до половины девятого - деловой ужин с одним из учредителей нашего общества с ограниченной ответственностью. Далее следовали час - полтора свободного времени, которое лично я планировала провести, шатаясь по местным магазинам. И на одиннадцать вечера у нас с мужчиной были забронированы билеты на обратный рейс.
   Но, как говорится, человек предполагает, а Господь располагает.
   До определённого момента всё шло просто прекрасно. Переговоры проходили великолепно, и заключённые договора сулили большой куш, как нашей компании, так и субподрядчикам. На ужин мы приехали, правда, с десятиминутным опозданием, но это совершенно не испортило настроения ни учредителю, ни Назарову. Лично я была уже настолько уставшая, что удивительно, как не уснула прямо за столом.
   Каюсь, к концу дня уже откровенно забила на обязанности временного личного секретаря заместителя генерального директора, поэтому тупо ковыряла вилкой в изумительнейшем овощном рагу, и мечтала о том, как приму полугоризонтальное положение в кресле самолёта.
   О том, чтобы пошопиться больше не было и речи - я боялась сломаться, и уснуть на одной из резных лавочек в изобилии расставленных в торговом центре. А для меня провалиться в сон равносильно духовно переместиться в мир Беатрисы, а физически практически впасть в кому. Поэтому делаем вывод, что нафиг мне такое счастье, как пробуждение в палате интенсивной терапии, не надо!
   К моему счастью, ужин занял гораздо больше времени, чем планировалось изначально. Благодаря чему никуда больше идти не пришлось и необходимость думать о том, чем занять себя, любимую, отпала сама собой.
   Выдув семь кружек кофе и с неизменной улыбочкой отвечая, мол, я кофеман до мозга костей и жизни не мыслю без ударной дозы кофеина, особенно на ночь глядя, всё-таки дождалась благословенного момента, когда заместитель заказал такси, и мы отправились в аэропорт. Дорога до воздушного причала прошла как в тумане, в принципе, как и путь через терминал к табло рейсов. Но стоило сонному организму прочитать, а затем и осознать ужасное слово "Отменён", стоящее напротив нашего с Назаровым авиарейса, как я моментально проснулась.
   - Как "отменён"? - вцепившись помертвевшими пальцами в рукав мужского пиджака, с ужасом смотрела на абсолютно спокойного Кирилла Петровича. - Почему?
   - Евгения, не стоит так переживать, - меня осторожно отбуксировали в зону ожидания и усадили в одно из свободных кресел. После небольшого раздумья, мужчина снял пиджак и набросил его мне на плечи. - Я сейчас всё узнаю, а Вы, пока, подождите здесь.
   С этими словами руководство поспешило к стойке регистрации, а я тупо продолжала смотреть в одну точку и совершенно ничего не понимать. Обхватив себя за плечи руками, пыталась найти выход из сложившейся ситуации.
   Да, я забронировала две комнаты в хорошей гостинице, с которой у нас был заключён договор, так что о горячем душе и койко-месте на ночь можно не волноваться. Панику на меня наводит тот факт, что у нас с Назаровым будет совместный огромный номер, разбитый на две маленькие спальни, общую ванную комнату и зону отдыха. В принципе, я девушка уже взрослая и не боюсь чисто теоретических домогательств мужчины, ибо девственность потеряла ещё на первом курсе универа. Зато до дрожи в коленях опасаюсь, что в очередной раз проснусь от собственного вопля или с кровью на лице... Вот как тогда подобное объяснять Кириллу Петровичу?..
   Не подозревающий о моих безрадостных мыслях заместитель Черёмушкина вернулся довольно быстро. На его симпатичном лице таился отпечаток безрадостных мыслей, отчего моё сердечко пропустило удар - чувствовало, родное, неладное.
   - Рейс отменён в связи с погодными условиями, - сев рядом со мной, мужчина устало откинулся на низкую спинку кресла. - Я перебронировал билеты на завтрашний самолёт на двенадцать часов. Теперь осталось решить вопрос с гостиницей.
   - Уже, - повернувшись к оппоненту, мило улыбнулась.
   - Вы всё-таки вчера забронировали два номера, - одобрительно усмехнулся Кирилл Петрович. - А я, признаться, весь день подавлял в себе желание совершенно случайно "забыть" ваш чемодан в такси или в одной из переговорных комнат, - и заливисто расхохотался.
   - За подобное кощунство, уважаемый начальник, я бы Вас моментально прокляла, - наклонившись к уху мужчины, томно проворковала: - И, поверьте, ни одна бабка или экстрасенс не сняли бы порчу.
   - Страшная Вы, Евгения, женщина, - в притворном испуге округлил глаза оппонент. - А может, Вы и приворожить понравившегося мужика сумеете?
   - Смотря по настроению, - не стала расстраивать балбеса и клоуна в одном лице. - Так, сейчас в гостиницу едем?
   - Нет, по магазинам, - последовал незамедлительный ответ, но, заметив мою посиневшую от ужаса мину, быстро дополнили: - Женя, это же нечестно! Вы со сменой белья и с любимой пижамой, а у меня даже бритвенного станка с собой нет, не говоря уж о нижнем белье и чистых носках!
   - Хорошо, - скрипнув зубами, титаническим усилием воли подавила желание мерзко прокаркать: "А я Вас предупреждала, что может всякое случиться!" - а то ещё реально в колдовстве обвинят.
   Поднявшись на ноги, с ужасом почувствовала, как меня повело в сторону.
   - Евгения... - голос Назарова доносился до меня, словно сквозь плотный слой ваты. - Женя, может, тебя в больницу отвезти?
   - Не надо... - с трудом сфокусировав взгляд на руководителе, несколько раз моргнула. - Кирилл Петрович, может, Вы меня сначала до гостиницы подбросите, а потом сами за покупками сходите?
   - Но... - мужчина хотел что-то возразить, но наткнувшись на мой полный решимости взгляд, согласно кивнул. - Но обещай, если станет плохо, сразу меня наберёшь!
   Клятвенно заверив оппонента, что, как только, так сразу, с трудом забралась на заднее сиденье очередного такси. Всё, что я могла в данной ситуации, это молиться, чтобы Беатриса не очнулась раньше того момента, как я доползу до кровати.
   С чего я решила, что именно графиня де Венсан виновница моего плачевного состояния? Всё логично, господа хорошие! Как сказал Сиятельный, либо она, либо я можем бодрствовать, пока вторая из нас изображает коматозника. И, судя по моему полуобморочному состоянию, либо блонди надоело бревном лежать на перинах, либо некто очень настойчиво пытается привести в чувство Трису. И, когда я буду без сознания, то заклинание дедка с лёгкостью совершит рокировку графини на меня, вот оно и пытается добиться желаемого, не гнушаясь никакими методами (уродилось, блин, в своего создателя!..).
   Слава и хвала сильным, накачанным мужским рукам, которые с лёгкостью доволокли мои восемьдесят килограмм живого веса сначала до гостиницы, а затем и до выделенной кроватки. Нет, конечно, Назаров сделал остановку возле ресепшен, где и сгрузил моё совершенно аморфное тело на диванчик для гостей. И (голову даю на отсечение) выдохнул, разминая напряжённые мускулы.
   Хоть я и находилось уже практически в мире Трисы, но всё же смогла сообразить, что Кирюха непроизвольно вновь прокачал свой скил в моих глазах. И из категории "тюфяк" со скоростью света переместился в "а может, стоит присмотреться?". (Как говорит моя любимая маменька: "Дочка, если мужик не может отнести тебя на руках в постель с порога квартиры, то меняй нафиг этого доходягу! Иначе ты его всю жизнь на горбу таскать будешь!" Думаю, зам генерального будет способен покатать меня на ручках...)
   Унюхав резкий запах перед своим носиком, протяжно взвыла и по инерции дёрнулась в сторону, стараясь спасти обонятельные органы от уничтожения. Навернувшись с низкого диванчика, немного пришла в чувство, отчего вполне отчётливо расслышала вопрос администратора о том, не пьяна ли спутница "такого видного мужчины" и не нужно ли вызвать скорую или, ещё лучше, ментов.
   Как только узнаю, кто такой умный, додумался нашатырь мне практически в нос засунуть, собственными руками в жопу через гланды этому доброхоту сию хрень запихну!..
   Ну, а сейчас необходимо срочно спасать свою честь и незапятнанное имя.
   - Коньяк с кофе мешать не надо было, - поднявшись на ноги, довольно злобно зыркнула на девушку. - Кирилл Петрович, Вы уже ключи взяли? - Получив оторопелый, но согласный кивок в ответ, гавкнула: - Так чего ждём?
   Назаров был мужиком умным, поэтому быстро сообразил, что его спутница стремительно теряет терпение, а вместе с ним и хорошее воспитание. Поэтому, одарив администратора смущённой, но и вместе с тем многообещающей улыбочкой, подхватил меня под локоток, и двинулся к лестнице - комнатка нам досталась на втором этаже.
   В порыве злобы я, конечно, способна на многое (в том числе и коня на скаку остановить и горы свернуть), но не на всё. К сожалению, сию прописную истину я поняла где-то на подходе к нужному коридору, когда снова начала "проваливаться" в мир меча и магии. Спасибо Кириллу Петровичу - успел подхватить вовремя на руки и не позволил моему чудесному и горячо любимому личику встретиться со ступеньками.
   - Ничего, Бабушкина, - злобное пыхтение мужика до меня доносилось с трудом, но смысл фразы поняла отчётливо и, что самое главное, моментально, - помяни моё слово: капли кофеина больше не получишь, а за то, что весь вечер тягловой лошадью работаю, натурой расплатишься!
   Только хотела вякнуть, что я, между прочим, неудавшемуся бодибилдеру два недостающих кубика на прессе помогаю накачать, позволяя своё царское тело на руках тягать, уже даже рот открыла, с трудом преодолев дурман, как...
  
   - 7 -
  
   - Очнулась! - справа от меня радостно взвыл мужской бас и, судя по звукам, владелец голоса принялся бить посуду. Видимо, на счастье.
   - Доченька!.. - теперь в поле моего зрения появился отец. Осунувшееся лицо и печальные глаза графа говорили красноречивее любых слов - он волновался о Беатрисе. - Как себя чувствуешь?
   - Нормально... - прислушавшись к ощущениям, даже рискнула руками-ногами пошевелить, но приступов боли не было. Что, согласитесь, несказанно радовало. Вот только голос не многим отличался от давешнего мужского баса - наоралась я всё же знатно, да и воды нахлебалась тоже. - Спасибо, папочка, что спас меня! - и приподнявшись, крепко его обняла.
   Каюсь, мне хотелось реветь навзрыд от осознания того, что жива, цела, невредима и не поехала крышей от пережитого стресса. Ну, а тварюгу, что вынесла мне смертный приговор я обязательно найду. И у меня с этим недочеловеком будет ооооооочень интересный (и далеко не факт, что долгий и не кровопролитный) разговор. Альбинос был всего лишь тупым исполнителем, пешкой в чьей-то игре, а мне нужен его идейный вдохновитель и предводитель.
   - Триса, кхм, - обняв меня в ответ, Вильям неожиданно смутился, - доченька, не меня ты должна благодарить за спасение.
   - А кого? - удивлённо хлопнув ресничками, снова повалилась в многочисленные подушки - всё же слабость давала о себе знать.
   - Его Высочество, - просиял, словно лампочка Ильича, батенька. - Клод, не найдя тебя возле входа в императорский сад, отправился на твои поиски. Опоздай он хоть на минуту и ты, моя любимая доченька, могла бы умереть... - граф де Венсан с нежностью провёл по моей щеке подрагивающей ладонью и, наклонившись, поцеловал в лоб.
   - В чело только покойников лобызают, - охренев от новости, что рыцарем в сияющих доспехах оказался не Первый меч Империи, а букашка Клод, брякнула, не подумав.
   - Ч-что, прости?..
   - Говорю, что хотела бы отдохнуть и немного прийти в себя, - состроив самую невинную мордашку, растянула губы в ласковой улыбке. - Мне, право, очень жаль, но прошу позволить понежиться в кроватке ещё часик-полтора, - получив согласный кивок от родителя и такой же ответ от басовитого дядьки, который на поверку оказался придворным врачом, взглядом попросила всех присутствующих очистить помещение. Невербальных намёков никто не понял, поэтому пришлось намекать более "жирно": - Одной.
   - Да, конечно, - моментально засуетился лекарь и, споро покидав банчки-скляночки и какие-то инструменты в свой саквояж, поспешно ретировался.
   Вильям же, видимо привыкший к алогичному поведению дочери и смирившийся со странными перепадами моего настроения, бросил в мою сторону настороженный взгляд. Навесив на лицо самую беззаботную улыбку, для полноты картины ещё и локон на палец наматывать стала. А что? Раз родилась белокурой красоткой, грех не покосить под дурочку! Тем более, что мне жизненно необходимо остаться одной и переговорить со Сиятельным тет-а-тет. И пусть только божок рискнёт проигнорировать мою просьбу о немедленной встрече!
   - Хорошо, Триса, отдохни ещё немного, - наконец родителю надоело со мной в гляделки играть и он, так же как и доктор, скрылся за дверью, чмокнув меня в лоб ещё раз.
   Выждав для надёжности минут десять, поспешно соскочила с постели и моментально рухнула на пол. Ноги не просто подкашивались, они буквально отказывались повиноваться законной хозяйке и держать моё бренное тело в вертикальном положении. Чертыхнувшись сквозь зубы, встала на карачки и в очередной раз зашипела от боли - теперь о себе давали знать сбитые до крови колени и ладони.
   - Ну, попадись мне только, шваль, - опираясь на кровать, кое-как приняла вертикальное положение. - Кишки, сука, выпущу, и на них же повешу! - Сев на край постели, целомудренно одёрнула задравшийся подол. - Сиятельный! Ау!
   Повертев головой в разные стороны, надеялась наткнуться на дедка. Но комната была абсолютно пуста.
   Что ж, не хочет по-хорошему, тогда перейду к угрозам.
   - Эй, дед, - добавив децибел в голос, довольно оскалилась: - если не хочешь, чтобы Беатрису приняли за местную сумасшедшую, то спускайся на грешную землю и поговори со мной!
   И снова в ответ была только тишина, прерываемая моим злобным сопением.
   Лааааадненько......
   Потянувшись к шнуровке на груди просторной рубахи, выполнявшей роль сорочки, специально для Сиятельного сопровождала свои действия ещё и словами. Вдруг божок тугодум от природы и до него, словно до утки, только на третьи сутки дойдёт, что к чему? А меня же в это время уже препарировать местный дядя Фрейд будет, чего мне, как Евгении Бабушкиной, нафиг не тарахтело.
   - Ну, что же, - расшнуровав завязки, специально сделала декольте поглубже, - думаю, местная стража по достоинству оценить шикарный бюст Беатрисы. Сейчас найду, чем можно сделать разрезы на подоле - всё же такие ноги грех в длинных юбках прятать, и тогда вообще красотень будет. Шлюха шлюхой по местным меркам стану! При встрече с аборигенами буду говорить о себе в третьем лице, например, "Беатриса сделала..." или "Триса покакала...", и сыпать незнакомыми словечками и выражениями!
   - Остановись, умалишённая! - как и в прошлый раз Сиятельный восседал в вычурном бело-золотистом кресле, стоящем в углу комнаты. - Чего надо-то?
   - У меня всего один вопрос, но он оооочень важный, - бросив злобный взгляд на оппонента, недовольно насупившегося и скрестившего руки на груди, рявкнула: - Почему нормальные попаданцы получают либо супер-мега-крутую магическую силу, либо владеют всевозможными боевыми искусствами, либо держат в мозгах охренительные и архиважные знания, либо собирают вокруг себя обратный гарем, который бабёнку боготворит и готов ради нее на небывалые свершения, а мне же фига, и та без масла?!?!
   Дедок, нервно вздрогнув, начал блеять нечто нечленораздельное. Что меня, признаться, окончательно добесило.
   - Что "бе-ме...", - бескультурно передразнила местного божка. - Харэ мямлить! Ты мужик или где?
   - Но ты получила титул... - мой скептический взгляд был красноречивее любых слов. - Земли... - каюсь, заржала в голос. - Идеальное тело!
   - Слабое, изнеженное графское тело, которое тяжелее столовых приборов отродясь ничего в руках не держало! - К концу фразы уже шипела, а злость, придавшая как сил, так и прыти, позволила за секунду преодолеть расстояние до кресла и вцепиться в светлый балахон божества. И вновь Сиятельный был оплёван местной истеричкой. - По всем канонам попаданского жанра, главная героиня, - бросив предостерегающий взгляд на оппонента, чтобы не смел перебивать, попыталась донести прописные истинны до тугодума: - то бишь я, должна быть красивой, умной, доброй, образованной, служащей другим образцом для подражания, в меру наивной, серьёзной, адекватной и сильной.
   - С чего ты, дочка, решила, что в сказку попала? - отодвинувшись от моей злобной персоны, дедок, видимо, вспомнил, что является, вообще-то, богом и ему нет резона бояться какую-то там смертную. Вот и начал борзеть на глазах.
   - А с того, мил человек, - сцапав божка за плечи, хорошенько встряхнула (и пофиг, что у него зубы аж лязгнули - впредь вначале будет думать, а уже потом пасть раскрывать!..), - что согласно всё тем же треклятым канонам жанра, в семье ГГ-э женского пола обязательно должна присутствовать трагедия!
   - И..? - к сожалению Сиятельный не успевал за бешенным галопом моих мыслей.
   - Неужели сам до Лауры додуматься не смог? - скептически изогнув брови, довольно хмыкнула, заметив, как небожитель насупился и пождал губы. - Так, с драмой разобрались, теперь едем дальше! Согласно всё тем же классическим законам попаданства у главгероини должна быть соперница...
   - Анабелла! - с радостью, словно увидел чудо, взвизгнул дедок, а я чуть не спросила "Где?!?", но вовремя поняла, что Сиятельный просто уловил ход моих мыслей и теперь радуется этому. Хорошо, что рот вовремя успела закрыть, а то от стыда бы потом сгорела.
   - Бинго! - щёлкнув пальцами, сложила "пистолетики" и нацелила их на оппонента. - Итак, мы имеем драму и соперницу, так? - получив согласный кивок, довольно мурлыкнула: - Так, где моя магическая сила, способная разрушать города или обращать неугодных в прах?
   - Н-нету...
   - Окей, - решив не расстраиваться раньше времени, зашла с другой стороны: - Каким видом оружия я владею или какие тайные знания прячутся в этой белокурой головке? - для надёжности сама себя по волосам погладила.
   - Триса, ты же девушка, - всплеснул руками Сиятельный, вжимаясь в кресло - видимо, гадёныш, знал, что ответ мне ой, как не понравится. - Поэтому о боевых искусствах и владении холодным оружием можешь забыть...
   - Тогда где ты, сволочь, был, когда меня избивали, а потом пытались утопить? - каюсь, к концу фразы уже орала, не заботясь о том, что могу быть услышана любопытными слугами или стражниками.
   - На небе, - промямлил Сиятельный, старательно пытаясь мимикрировать под обшивку кресла.
   - На небе, бе-бе-бе... - передразнила в ответ, и отошла на несколько шагов назад. - Родной, ты что-то перепутал, когда впутывал меня в эту историю, - обхватив себя за плечи, печально констатировала: - Я не Мата Харри и без посторонней помощи мы обе - Триса и я - сдохнем в ближайшее время. Если ты ещё не понял, то на дочку Вильяма ведётся охота.
   - Ой, дочка, скажешь тоже! - всплеснул руками Сиятельный и натянуто рассмеялся.
   Бросив на дедка пристальный взгляд, далёкий от уважительного, ехидно хмыкнула. Оппонент и сам не верил в то, что говорил, а вот мысли относительно сомнительной безопасности Трисы в голову ему приходили и, причём, не раз. Вот только любезное божество не знало, как помочь любимице.
   - Итак, - скрестив руки на груди, всем своим видом дала понять, что либо Сиятельный рассказывает мне правду, либо с живого дедка я не слезу, - что на самом деле происходит?
   - Ну, тут такое дело... - вновь включил "мямлю" местный божок. Но, наткнувшись на мой оценивающий взгляд (каюсь, уже мысленно примеряла к его голове тяжеленую вазу, стоящую на прикроватной тумбе - меня всегда раздражали букетные веники, а тут такой повод выкинуть хлам), быстро сменил режим на "подробное повествование". - Женя, ты не задумывалась, почему именно Триса была выбрана в будущие жёны для императорского сына?
   Нет, меня, конечно, в самом начале интересовал сей момент, и я даже планировала поговорить с Вильямом об этом (всё же странно, что Первый меч Империи, преданный до мозга костей правящей семейке, был категорически против намечающегося брака). Но в связи с последними событиями и тем фактом, что вроде как Сиятельный дал установку "чтобы детки поженились", вопрос отпал сам собой. Ну, а смысл перегонять из пустого в порожнее, если от моих расспросов никому проще не станет: ни мне, ни графу де Венсан, ни Клоду (вот уж о ком до недавнего времени даже думать не хотелось)?..
   Но жизнь расставила всё по местам, и теперь мне просто необходимо узнать причину, по которой Сиятельный, прикрываясь матерью Беатрисы, мечтает свести молодых людей вместе!
   - Мне хватило и той информации, что ты выдал при первой нашей встречи, - не стала распространяться по поводу своих мыслей. - Желание давно почившей Лауры, помнишь?
   Тяжёлый вздох послужил мне лучшим ответом: сбрехал наш божок и, причём, сильно.
   - Дело в том, что не было никакого посмертного желания Лауры о счастливой семейной жизни Беатрисы и Клода, - смотря куда угодно, но только не на меня, Сиятельный принялся каяться. Согласно совету церкви, на смертном одре необходимо исповедаться, чтобы грехи не тянули ушлую душонку к персональному котлу с серой, а судя по моему состоянию, смерть дедку сегодня гарантирована. - Всё дело в пророчестве! - и многозначительно замолчал.
   Скрипнув зубами, мысленно досчитала до десяти и обратно, чтобы успокоиться. Нехитрый способ помог, и я перестала представлять хладное тело Сиятельного с проломленной черепушкой у моих ног. Глубоко вздохнув, решила пойти на поводу у оппонента: хочет он внимания и много-много вопросов, будет ему это всё.
   - Окей, - растянув губы в лживой улыбке, проворковала: - Что за пророчество? Кто им разродился?
   - Ясно кто, - божок из-за моей недогадливости и кощунственного отношения к ситуации аж подпрыгнул, - пророчица!
   - И что же эта обкуренная напророчила?
   - Что Беатрисе судьбой предначертано восседать на троне и быть опорой Его Величеству! А ныне Его Высочеству, - патетично возопил дедок и даже кулаками в воздухе потряс - видимо, от полноты чувств.
   Посмотрев с минуту на оппонента, не удержалась и совершенно бескультурно заржала в голос. Смеялась я громко и так долго, что под конец нескончаемого "хахахахааааааха..." у меня на глазах выступили слёзы, а в боку начало покалывать, как от долгого бега. Сделав несколько глубоких вдохов, попыталась успокоиться и настроиться на серьёзный лад.
   - Опора из Трисы, что из меня настоящей прима Большого, - не сдержав очередного смешка, аж икнула. - И вообще, сильно сомневаюсь, что местная пифия так и сказала: "Вижу Беатрису де Венсан восседающую по правую руку от императора Клода и нянькающую их совместных детишек". Извини, дедок, не знаю дату рождения Трисы, но сильно сомневаюсь, что в этот день родилась только она. Думаю, что аисты посетили ещё как минимум пятнадцать мамочек. И в лучшем случае родилось пятьдесят к пятидесяти мальчиков и девочек, а в худшем - двадцать к восьмидесяти. Отчего же ты и других девчонок, рождённых в один день с де Венсан, не проверил?
   - Неверующая! - выплюнул разобиженный Сиятельный. - Провидицы из моего храма во все времена славились своим даром!
   - И каков процент свершившихся предсказаний? - проявила закономерное любопытство, пристально наблюдая за оппонентом.
   - Из ста предсказаний девяносто сбывались! - с гордостью последовало в ответ.
   - Значит, Триса попала в оставшиеся десять, - не упустила возможности сцедить яд. - А если серьёзно, то почему император, Вильям и сам Клод свято уверены, что именно Беатриса - избранная?
   - Императорский отпрыск ни о чём даже не подозревает, - несказанно обрадовал меня Сиятельный. - Естественно родители Трисы были оповещены о том, какая судьба уготована их дочери, так же как и императору была донесена сия информация. Никто не вправе утаивать пророчества, связанные и с Империей и с правящей семьей.
   Сколько пафоса-то, а!..
   - Дед, так и скажи, что у тебя в храме не только глаза, но и уши, назначенные папашей Клода, пасутся, - дружески хлопнув опечалившегося старичка по плечу, продолжила развивать мысль. - Как только "слухач" прознал про пророчество твоего оракула, он, недолго думая, ломанулся во дворец и рассказал обо всё императору, чтобы выслужиться и показать, что не зря зарплату получает.
   - Что получает? - совершенно не понял меня оппонент.
   - Жалование, говорю, получает, - быстро исправилась. - Но ты так и не сказал, по какой причине пророчество прочно связали с появлением Трисы на свет?
   - Так ты же сама сказала, что провидица назвала полное имя будущей невесты императорского сына!
   - Дед, это был сарказм, - испугавшись того, как чётко попала "пальцем в небо", нервно поёжилась. - Ты можешь внятно, логически последовательно и чётко рассказать о том, что произошло в тот день?
   - Не могу, - насупившись, Сиятельный о чём-то задумался. - Прошло уже шестнадцать лет... Вот ты много будешь помнить спустя столько лет?
   - Со смерти отца прошло восемнадцать лет, - пожав плечами, честно ответила на заданный вопрос. - Я прекрасно помню дату его смерти и как сильно он страдал от рака. Это событие было эмоционально окрашено, поэтому и не могу забыть его.
   - Хорошо, - оппонент принял решение и смирился с неизбежным. - Я покажу тебе тот вечер.
   - А что, и так можно? - округлив глаза, аж в ладоши захлопала, словно пятилетка. - Круто!
   Пока я восторгалась умениями Сиятельного и предвкушала очередное проявление магии (кто бы что ни говорил, а всё же душа упорно верила в то, что сказки про принцесс могут стать реальностью, и в то, что волшебство существует), дедок поднялся на ноги и положил руки мне на плечи. Правда, ему для этого пришлось стать на носочки, ну да это всё мелочи.
   Почувствовав всю ответственность момента, торжественно закрыла глаза (ей-богу, веду себя как на первом свидании, на котором впервые поцеловалась!..) и непроизвольно напряглась, готовая ко всему и сразу. Смешок старичка-боровичка вернул в суровую реальность.
   - Чего зажмурилась? - ехидно поинтересовался божок. - Как тогда планируешь смотреть мои воспоминания?
   - А?..
   Удивлённо распахнув глаза, поняла, что волшба свершилась, и я нахожусь не в комнате Беатрисы, а в просторном светлом помещении. Вдоль стен, выкрашенных в персиковый колер, стояли самые простые деревянные кровати, на противоположной стороне высился огромнейший платяной шкаф (при взгляде на сей предмет мебели, я непроизвольно оглянулась в поисках льва и колдуньи, но, естественно, никого не увидела). Узкие окна-бойницы, выдолбленные под потолком, впускали в комнату стылый воздух, смешивающийся с запахом копоти от чадящих факелов, в изобилии развешанных по углам и над кроватями. На тёмно-сером каменном полу валялись окровавленные тряпки и элементы женского гардероба.
   Вместе с тем, как я осматривала комнату, помещение заполнялось запахами и звуками. К копоти теперь прибавился резкий металлический запах крови, а уши заполнили громкие женские стоны и строгие окрики: "Тужься!".
   - Ч-что здесь происходить? - вцепившись в руку Сиятельного, словно клещ, я испуганно озиралась по сторонам.
   Только сейчас я удосужилась обратить внимание, что на нескольких постелях лежали женщины, одетые в простые холщовые платья строгого кроя. Некоторые из женщин были накрыты с головой серыми простынями, другие же были сильно ранены и, либо метались в лихорадочном бреду, либо стонали от боли.
   - Что-что, - сплюнул на пол дедок, и гневно насупился, - на мой храм напали. И женщины, которых ты сейчас видишь, несчастные служительницы, которые пострадали во имя моё.
   - И кто же рискнул пойти против божества? - стараясь не пропустить ни одной детали, крутила головой в разные стороны.
   - Естественно, Тёмный бог, - на меня посмотрели, словно на идиотку.
   - Жалко, что не Винни-Пух, - буркнула под нос, поражаясь как в этом мире всё просто.
   Действительно, и как я сама до подобного не додумалась? Есть добрый, белый и пушистый божок Сиятельный, и имеется его полная противоположность - злой, чёрный и общипанный Тёмный бог (и, если именовать его по аналогии с дедком, то получается Темнейший?..). И эти два божества друг друга на дух не переносят (но на вполне закономерный вопрос "Почему?", руку даю на отсечение, ни один из них не ответит), потому и меряются силами, чтобы определить, чья пиписька длиннее и у кого паства многочисленнее.
   - Судя по тому, что тут всего одна роженица, - оценив обстановку, подобралась поближе к нужной кровати, - то она и есть матушка Беатрисы?
   - Да, - Сиятельный с глухой тоской посмотрел на бледную рыжеволосую женщину. - Бедное дитя, она столько перенесла...
   - Так какого хрена ты её не спас? - вылупившись на дедка, чуть не подпрыгнула, когда повитуха грозно рявкнула: "Тужься, Лаура, тужься!".
   - Я не мог... Да и сейчас не могу вмешиваться, если срок, отведённый человеку, закончился, - дедок склонился над роженицей и попытался погладить её по мокрому от испарины лбу, но рука Сиятельного прошла сквозь плоть.
   Жене Вильяма было действительно плохо... И дело было не столько в трудных родах (повивальщица сетовала на неправильное расположение плода), сколько в сломанном древке копья, торчавшего из груди женщины. Хоть я и далека от мира медицины, но даже мне стало понятно, что было пробито лёгкое и сломаны рёбра. Видимо, человек, метнувший копьё, целился в сердце, но лишь чудом промахнулся. И Лауре со столь серьёзными травмами и без должного лечения (и я сейчас не о средневековом магическом госпитале говорю, а о современных технологиях XXI века) не выжить.
   - Лаура, ты обязана дать этому ребёнку жизнь, - тихий шёпот, раздавшийся с соседней кровати, на которой лежала изуродованная страшными ожогами женщина, был едва слышен. - Я видела прекрасный сон... - голос говорившей с каждым словом становился всё тише, а вопли треклятой акушерки громче.
   - Что ты видела, Ясноокая? - потрескавшимися губами прошептала мать Беатрисы, а я же вся обратилась вслух и подошла к кровати прорицательницы поближе. - Не томи, милая!
   - Видела красивую белокурую девушку, восседающую на троне одесную Его Величества Клода и держащую на руках темноволосого мальчишечку с синими, словно сапфиры, глазами, - тихо прошелестела та, которую Лаура назвала Ясноокой. - А в чреве её развивалась новая жизнь. Ох, Сиятельный, каким же красивым и статным мужчиной он вырастет! - Женщина мечтательно улыбнулась и практически сразу закашлялась, сплёвывая тёмные сгустки крови на каменный пол.
   - Ясноокая, что ещё ты видела? - бедная Лаура, понимая, что ей не выжить, хотела как можно больше узнать о будущем своей дочки. Думаю, тут и ежу понятно, что с минуты на минуту родится та самая белокурая девчушка, которую видела в своём видении местная пифия.
   - Позади твоей дочки, сестра, вижу другую деву... - Тихий шелест на секунду прервался, но затем повествование возобновилось: - Она не из нашего мира, ибо она сильна духом и не привыкла подчиняться во всём мужчинам. Её руки покоятся на плечах твоей дочери, Лаура, и незнакомая дева ласково улыбается, смотря на твоего внука.
   Ещё бы мне не улыбаться, ведь именно мне посчастливится зачать с козявкой Клодом пацанёнка, о котором идёт речь! Так что я ему практически родной мамкой буду!..
   - Ещё, расскажи ещё, - отвлёкшись от боли, Лаура с трудом протянула руку в сторону Ясноокой. Провидица повторила жест своей названной сестры и их пальцы крепко переплелись. - Прошу, милая, поведай!
   - Ох, Лаура... - печально вздохнула Ясноокая, крепче стискивая пальцы сотоварки. - В своём сне я словно уснула и видела ещё одно сновидение...
   - Сон во сне? - акушерка отвлеклась от роженицы и с удивлением посмотрела на прорицательницу. - Ох, и тяжёлая же жизнь будут у твоей дочки, Лаура!
   - Покаркай мне тут, - грозно зыркнув на повитуху, хотела отвесить той подзатыльник, но рука, как и у Сиятельного ранее, прошла сквозь человеческую плоть. - Что за чёрт?..
   - Мы с тобой, Евгения, всего лишь духи, - приобняв меня за плечи, дедок всё никак не мог оторвать печального взора от умирающей любимицы.
   - Можно подумать, что эти женщины живее всех живых, - моментально окрысилась в ответ.
   - На тот момент да, - согласился со мной божок. - Не забывай, что мы находимся в моих воспоминаниях.
   - ...обезглавят её, Лаура, и, словно блудницу вздёрнут на позорном столбе изуродованное тело, - Ясноокая шептала пророческие слова, которые болью отдавались в груди. - Сильный у твоей доченьки противник будет, ох, сильный... И если дева не придёт на помощь, то не избежать страшного конца твоей кровиночке!
   - Блин, половину трёпа пропустила, - волком уставившись на притихшего дедка, попыталась разобраться в ситуации: - Так, ну, про казнь, допустим, я уже знаю, - нервно поёжившись, непроизвольно обхватила ладонями шею, словно проверяя на месте ли та. - А вот про врага послушала бы подробнее! Кто это - Анабелла или тот, кому служит напавший на меня альбинос?
   - А вдруг Анабелла и есть госпожа, которой подчиняется неудавшийся убийца? - неожиданно выдал Сиятельный. - А что, всё сходится!
   - В каком месте оно сходится?
   - Смотри сама, - дедок принялся ходить по комнате, совершенно не замечая того, что проходит сквозь своих же прислужниц. - Как только ты появилась во дворце, Клод сам вышел встречать свою наречённую. Насколько помню, когда настоящая Беатриса прибыла во дворец с визитом, то Его Высочество не удостоил девушку даже мимолётного взгляда. Но ты смогла чем-то привлечь внимание императорского сына. Может быть, это сплетни среди слуг подогрели интерес Клода к тебе?
   - Вот не надо "ля-ля", - насупившись, скрестила руки на груди. - Я всего лишь выбралась из кареты и смотрела немного дольше, чем допускается по правилам этикета, на Его Высочество - чтоб его трижды перекосило! А насчёт сплетен... Скорее всего местная челядь меня этакой Медузой Горгоной с левой резьбой описала.
   - Кем? - удивлённо посмотрев на меня, божок неожиданно протестующе замахал руками. - Хотя, неважно! Лучше скажи, каким взглядом смотрела на своего наречённого? - иезуитски улыбнулся Сиятельный.
   - Самым обычным, - припомнив своё давешнее поведение, радостно просияла: - оценивающим! И это вполне логично: должна же невеста морду лица своего суженого рассмотреть.
   - Евгения, ты на него откровенно раздевающим взглядом пялилась, - аж побагровел дедок от моей наглости. - За малым раздевать императорского отпрыска не полезла!
   - Сдался он мне, - непонятно почему, но мои щёки залил предательский румянец. Ведь, каюсь, прошмыгнула у меня при нашей первой встрече парочка пошловастеньких мыслей, в которых Клод и я были главными участниками. - И вообще, не отвлекай меня, дед, а то и вторую половину пророчества мимо ушей пропущу!
   - ...Много испытаний суждено пройти твоей доченьке, сестра, - вот не зря мне местная Ванга с самого начала не понравилась - ни одного же хорошего слова в мой адрес не сказала, овца! - Первого ребёночка, зачатого порочным путём, она потеряет... Но, не плачь, сестра, твоей девочке наш милостивый Сиятельный даст ещё один шанс и она, ведомая иноземной девой, понесёт. И родится у неё прекрасный сынишка. Красотой он пойдёт в родителей, а характером...
   - Лучше, чтобы характером пошёл в соседа, - не слушая о том, каким термоядерным нравом будет обладать отпрыск Беатрисы, обратилась к Сиятельному: - Слышь, дед, а "порочным путём" это как?
   - Когда над женщиной снасильничают, и не признают своим дитя, что во чреве её будет, тогда и говорят, что баба понесла порочным путём.
   - Ага, опять несчастная женщина во всём виновата, - набычившись, сжала кулаки - меня начали откровенно раздражать местные устои. - Ты ещё скажи, что дурная баба сама набросилась на мужика и, оседлав его, несчастного, изнасиловала!
   - Нет, я не это имел в виду, - поняв, что меня понесло, божок поднял вверх руки, словно сдаваясь. - Я только хотел ответить на твой вопрос, Женя.
   - Ладно, замяли, - скривившись от неприятных воспоминаний (меня, как Евгению Бабушкину, никто против воли и пальцем никогда не тронул, а вот Беатрису лишили чести в пыльной кладовке... причём сделали это грубо и по животному быстро, а потом так и вообще сбежали, когда оценили масштаб случившегося), вновь посмотрела на прислужниц.
   - Ясноокая, что ты такое говоришь... - несчастная Лаура горько заплакала, размазывая свободной рукой кровь вместе с грязью и слезами по измождённому лицу. - Кто же снасильничает над моей девочкой?
   - Императорский сын, сестра...
   - Пи...арс Клод, - одновременно с ясновидящей рявкнула и я.
   - И после этого, ты говоришь о том, что моя доченька, моя кровиночка будет не просто императрицей, но и разделит ложе с Клодом? - пришла в ужас женщина и непроизвольно сжалась в комочек.
   - Лаура, дурная баба, что ты творишь? - зычный ор повитухи привёл меня и рыжеволосую женщину в чувство. - Ты же так ребёночка искалечишь, дурная! Вон, уже и головка показалась... Ещё раз так сделаешь и я привяжу тебя к кровати!
   - Простите, сестра, - серые, словно грозовое небо, глаза, наполнились слезами. - Но Вы же слышали, что боги уготовали моему ребёнку, слышали? - получив согласный кивок, Лаура срывающимся шёпотом вынесла на рассмотрение просто "гениальное" решение: - Так может было бы лучше, если бы моя Беатриса и не рождалась вовсе?
   - Охренела, мать?!?! - думаю, не стоит пояснять, кому принадлежал сей истеричный вопль.
   - Лаура, сестра, побойся Сиятельного и больше так не то, что не говори, даже думать не смей! - хором поддержали меня повитуха и Ясноокая.
   - Тебе же сказали, что, пройдя все испытания и вкусив горечь утрат, твоя... Как ты её назвала, сестра? - Повивальщица, отвлекая измученную женщину разговорами, надавила на определённые точки на животе Лауры, и взялась за нож.
   С ужасом понимая, что сейчас на моих глазах будет проведено кесарево сечение, причём без соответствующего обучения или хотя бы практического руководства и в антисанитарных условиях, с ужасом зажмурилась. Хотя, если рассуждать здраво, было понятно с самого начала, что Лаура сама не родит. Повитуха сразу предупредила о неправильном расположении плода и о том, что ранения роженицы не облегчат задачу "дарования жизни чаду".
   - Беатриса... Триса, - ласково проворковала рыжеволосая и погладила небольшой животик свободной рукой. - Ох, сёстры, боюсь я за свою доченьку!
   - А ты милости для неё у Сиятельного попроси! - дала дельный совет акушерка и по совместительству потрошитель, делая глубокий горизонтальный разрез внизу живота. Кровь, выступающую на ране, она даже не пыталась стирать. - Проси, сестра, в обмен на свою жизнь, проведённую в восхвалении и служении Сиятельному, счастья для Беатрисы! - Совершенно не заботясь о том, что работает в антисанитарных условиях, повитуха с силой раздвинула плоть на животе роженицы и голыми руками полезла в образовавшуюся рану. - Проси, чтобы наш милостивый бог привёл чужеземку, которой суждено спасти Трису...
   - Сестра Аглая права, - тихий шелест Ясноокой был еле различим - женщина умирала. - Помолись, сестра Лаура, перед смертью... И я помолюсь вместе с тобой за счастье нашей Беатрисы!
   Не в силах наблюдать за тем, как повитуха достаёт из брюшной полости окровавленного ребёночка и за ним тянется пуповина, резко отвернулась и прижалась лбом к плечу дедка. Сиятельный видимо и не такие кровавые страсти видел, ибо на его лице ни один мускул не дрогнул, пока он смотрел на то, как повивальщица орудует ножом, обрезая пуповину. Но, спасибо ему огромное, всё же обнял дрожащую меня за плечи и даже тихо прошептал, что всё непременно будет хорошо.
   Вместе с его словами, слуха коснулось тихое, мелодичное пение. Не в силах совладать с любопытством (куда там знаменитой Варваре и всем кискам вместе взятым до Евгении Бабушкиной), вновь повернулась к трём женщинам. Лаура, Ясноокая и Аглая тихо напевали.
   - Что они делают?
   - Молятся... - по одухотворённому лицу дедка нельзя было сказать, какие эмоции он сейчас испытывал. - Прислужницы просят о том, чтобы я даровал счастье не только маленькой Беатрисе, но и Вильяму, который в скором времени станет вдовцом.
   Мне было больно смотреть, как на страдания несчастных женщин, так и на мучения Сиятельного. Ясно было, что ничего уже не исправить: невозможно воскресить умерших, так же как никому не подвластно повернуть время вспять. И уже ничто и никогда не изменит того, что Триса росла без матери, и самое страшное пророчество Ясноокой сбылось - белокурой девушке не удалось избежать гильотины и потери не родившегося ребёночка. Но ведь я, сумасбродная Женька, появилась в судьбе Беатрисы и Вильяма, так что, согласно уже известного пророчества, всё непременно должно наладиться!
   Не успела я открыть рот, чтобы осчастливить дедка сей радостной новостью, как деревянная дверь гулко ударилась о каменную кладку. Испугавшись, что агрессоры пробрались внутрь храма, приготовилась дать отпор врагу (о том, что не могу дотронуться до людей из воспоминаний Сиятельного, благополучно забыла), но моментально расслабилась, стоило увидеть вновь прибывшего. Им оказался Вильям. Граф де Венсан был бледен и испачкан в крови, но твёрдо стоял на ногах и падать в обморок из-за кровопотери не собирался.
   - Лаура, милая... - увидев измученную жену, лежащую на кровати, мужчина бросился к ней. Упав на колени перед постелью, осторожно взял тонкую женскую кисть в руку и поднёс её губам. - Лаура, любимая...
   Вильяму было достаточного одного взгляда, чтобы оценить ситуацию. Большинство прислужниц уже были мертвы, а те, кто ещё оставались в сознании, либо были покалечены и метались в бреду, либо пытались облегчить участь пострадавших, оказывая первую помощь. Ясноокая к моменту появления сереброволосого мужчины испустила дух, а повитуха бережно прижимала к огромной груди пищащий свёрток.
   - Расскажи ему, сестра, всё, - Лаура с нежностью и болью смотрела на мужа. - Расскажи ему о пророчестве, поведанного Ясноокой. Расскажи о том, кто спасёт мою девочку... Мою милую Беатрису!
   - Беатриса... - словно пробуя имя на вкус, повторил Вильям. - Триса...
   - Да, Ваше Сиятельство, - сестра Аглая осторожно тронула за плечо закованного в латы Вильяма. - Позвольте представить Вам графиню Беатрису де Венсан, которой суждено стать будущей императрицей и матерью двух прекрасных детей!
   - Погодь, родная, - икнув от шока, замахала руками. - Ясноокая говорила только про мальчишку! Так откуда вторая лялька взялась-то?!?
   - Евгения, ты непростительно невнимательна! - пожурил меня Сиятельный, но, заметив озлобленный взгляд, всё же пояснил: - Ясноокая так же обмолвилась о втором ребёнке, который находился под твоим сердцем.
   - Да ну нахрен! - испугавшись описываемой перспективы, проявила себя как истинная истеричка: - Второй раз перед Клодом ноги раздвигать не буду!
   - Ох, глупая, - по-доброму рассмеялся дедок. - А если влюбишься?
   - Это у Клода и Беатрисы должно быть "а если влюбишься", - зашипев, словно гюрза, с ужасом смотрела, как рука Лауры безвольно опустилась на кровать - женщин умерла. - А место "молодой человек Женечки" пока никем не занято, поэтому попрошу не смешивать личную жизнь Трисы и мою!
   Не успел Сиятельный хоть что-то возразить на мою патетичную речь, как стены храма ощутимо дрогнули и с потолка посыпались каменная крошка вместе с деревянной трухой. Испуганно ойкнув, по инерции присела и прикрыла голову руками. Но наблюдать за разыгрывающимися передо мной событиями не перестала.
   - Граф, скорее, - сестра Аглая безуспешно пыталась поднять с колен деморализованного Вильяма (я бы тоже выпала в прострацию, узнай, что стала вдовой, да ещё про тяжёлую жизнь своего ребёнка послушав), - Вам нужно уходить!!!
   - Лаура... Я никуда без своей жены не пойду! - упёрся рогом Первый меч Империи.
   - Граф, - хорошенько встряхнув мужчину, повитуха его ещё и хлёсткой пощёчиной наградила - бесстрашная баба, ничего не скажешь, - сестре Лауре уже ничем не помочь. Её душа сейчас в Небесных Чертогах с Сиятельным беседует, а Вам, Ваше Сиятельство, и Вашей дочурке нужно спасаться, пока приспешники Тёмного бога не ворвались в храм.
   - Я не боюсь их, - оправдал своё звание граф.
   - А Ваша новорожденная дочь боится, - сказала, словно отрезала женщина. - Вам сейчас в первую очередь нужно позаботиться о девочке, а не о тех, кто покинул этот мир!
   Не знаю, что уж повлияло на решение Вильяма (то ли слова сестры Аглаи, то ли очередное содрогание стен обители), но мужчина быстро поднялся на ноги, прижимая к себе дочурку. Беатриса словно понимала всю важность ситуации, поэтому даже не пищала... А может повитуха использовала какое-нибудь заклинание, повергшее девочку в пучину сна. Кто знает?
   - Спасибо сестра, - повинуясь порыву, Вильям крепко обнял опешившую повивальщиу, - я никогда не забуду того, что Вы сделали для моей семьи!
   - Полно Вам, граф, - раскраснелась бой-баба, - Лаура была моей сестрой, и её дочка, не случись столь трагических обстоятельств, тоже бы стала одной из нас... Эх, да что толку сейчас об этом говорить?
   - Не беспокойтесь, я расскажу Трисе правду, когда придёт время, - дал опрометчивое обещание мужчина и метнулся к двери. - Не предлагаю спасаться со мной, знаю, что выберете смерть вместе с сёстрами в обители вашего бога, - получив согласный кивок от нескольких женщин и от повитухи, Вильям печально выдохнул: - Да прибудет с вами милость Сиятельного, - и поспешно скрылся в дверном проёме.
   Ну теперь хотя бы становится понятным, почему Вильям был взволнован, когда ехал вместе со мной на встречу с Его Величеством и Его Высочеством. Он знал о пророчестве и о том, что его дочери предстоит перенести, и также прекрасно понимал, что ничего с этим знанием поделать не может, кроме как плыть по течению и пытаться во всём помогать несчастной Трисе. Интересно, батюшка Трисы поверил в то, что придёт некая "дева из другого мира", чтобы спасти как Батрису, так и весь род де Венсан?..
   - Ну, вот, - вздохнув не менее печально, чем граф де Венсан до этого, посетовала: - а я так на happy end рассчитывала!
   - На что? - не понял меня оппонент.
   - На счастливый конец, - шмыгнув носом, постаралась не разреветься - дочку и отца было жалко до слёз.
   - Евгения, Беатриса же росла без матери, так о каком счастливом конце можно говорить? - повернувшись ко мне, Сиятельный выглядел по-настоящему озадаченным.
   - Уже и помечтать нельзя, - буркнула в ответ, беря дедка за руку. - Ладно, давай возвращаться в реальность, а то батеньку инсульт хватит, если свою кровиночку в комнате не найдёт.
   Божок словно понял, что меня сейчас лучше не трогать, молча переместил нас в отведённую мне комнату. Так же молча обнял, чем вызвал моё искренне недоумение, и растворился в воздухе.
   Не успела я толком удивиться, как в дверь уверенно постучали и голос, который я бы предпочла не слышать, поинтересовался, будет ли его обладателю дозволено войти.
   Скривив недовольную рожу, ласточкой метнулась в кровать и поспешно натянула одеяло до самого подбородка. Навесив на лицо максимально предсмертное выражение, негромко откашлялась и буквально просипела, мол, буду рада видеть гостя дорого. А сама же мысленно желала, чтобы конкретно этот визитёр провалился в самые глубокие подземелья Ада.
   Дверь неслышно отворилась и в проёме показалась хрупкая девичья фигурка, облачённая в пышное нежно-бирюзовое платье. Мадам явно готовилась к светскому рауту - об этом ярко свидетельствовал не только наряд, украшения, макияж и причёска, но и чувство предвкушения, витавшее над её рыжеволосой головкой.
   - Добрый день, Ваше Сиятельство, - отвесив мне идеальнейший (что б её!..) реверанс, девушка вплыла в комнату. - Как Ваше самочувствие?
   - Жить буду, - растянув губы в волчьем оскале, поёрзала, принимая полу лежачее положение. - Чем могу помочь... э, уважаемая? - Сообщать о том, что мне хорошо известно имя и социальный статус стоящей передо мной девушки совершенно не хотелось, поэтому я решила играть роль туповатенькой графинюшки до конца.
   - Ох, простите мне отсутствие манер, Ваше Сиятельство, - и меня в очередной раз добили выверенным до миллиметра реверансом. - Моё имя Анабелла Фонтен, Ваше Сиятельство! Если Вам будет угодно, можете обращаться ко мне Белла.
   "Дурелла ты!" - моментально передразнила оппонентку. - "Или даже Охренелла-Дурачелла!"
   - Ну, думаю, мне представляться не имеет смысла, - и нет, угрызения совести меня не замучают из-за подобного отношения к столь нежному, ранимому и прекрасному созданию. Ибо дальше будет хуже! - Вы из низших дворян насколько я понимаю?
   - Да, Ваше Сиятельство, - продолжая всё так же мило улыбаться, прочирикала моя практически кровная врагиня.
   - И чем занимаетесь при дворе? - поправив подушки, перекинула растрёпанные волосы за спину и уставилась на молчащую Анабеллу. - Простите, кажется из-за своей невнимательности, пропустила ответ, - теперь пришла моя очередь растягивать губы в приторно-сладкой улыбочке. - Не могли бы Вы, Анабелла, - последнее слово специально выделила голосом, давая понять, что лучшими подружками мы с ней никогда не станем, - повторить?
   - Я фрейлина будущей императрицы, - невинно потупив взор, проворковала девушка. - То есть Ваша, Ваше Сиятельство!
   - Благодарю за пояснения, - поджав губы, включила стервозность на полную. - Но не припомню, чтобы жаловалась на скудоумие или отсталость в развитии.
   Вот ей-богу не знаю, правильно ли поступаю, практически открыто хамя придворной даме. Но слова вырывались изо рта быстрее, чем я успевала подумать... И, что-то мне подсказывает, что вежливыми расшаркиваниями и завуалированными подколами, навязанными светскому обществу треклятым этикетом, тут и не пахнет.
   - И вообще это довольно странно, согласитесь, милочка! - Слава и хвала родителям, что заставили в своё время вызубрить историю - даже спустя одиннадцать лет после окончания школы я всё ещё помнила годы правления власть имущих, и кто имел право стать фрейлиной при дворе. И побоку, что в мире меча и магии всё может быть по-другому. - Младшее придворное женское звание даётся представительницам знатных дворянских фамилий. - Окинув оцепеневшую Анабеллу скептическим взглядом, забила последний гвоздь в крышку гроба, где покоилось наше с ней мирное сосуществование. - Насколько помню, ранее мы выяснили, что дворянка Фонтен относится к низшему сословию. - В притворной задумчивости постучав указательным пальчиком по подбородку, вновь посмотрела на оппонентку. - Не объяснитесь, милочка, как так получилось?
   Налившееся свекольным цветом лицо Анабеллы надо было видеть! А зелёные глазёнки, так и пытавшиеся испепелить меня на месте, это вообще отдельная тема для разговора!
   Увы и ах, но, даже находясь в идеальном теле Беатрисы и каждый день любуясь на правильные черты лица графини (да, каюсь, грешна в нарциссизме!..), всё же вынуждена была признать, что Анабелла чертовски хороша собой (вот же тварь, а не баба!..). И если Триса обладала красотой Снежной Королевы (и пофиг, что де Венсан счастливая обладательница весеннего цветотипа внешности), то Фонтен обладательница колдовской красоты и ярко выраженного осеннего цветотипа.
   Девушки, соперничающие за сердце и руку Клода, были полными противоположностями. Высокая сероглазая блондинка и... Мать твою, натуральный расстрел через повешенье, а не Анабелла! Фонтен могла похвастаться хрупкой фигуркой, невысоким ростом и тонкими, но нежными чертами лица. Медные, завитые в тугие кудряшки, волосы завораживающе переливались в солнечных лучах, а большие зелёные глаза, в обрамлении тёмных пушистых ресниц, пленили с первого взгляда. И даже многочисленные светло-карие веснушки, что люто ненавидит большинство девушек, этой чертовке шли неимоверно!
   Знаете, по сравнению с любовницей Клода даже Беатриса казалась этаким танком, что уж говорить про настоящую Евгению Бабушкину. И да, мысленно сравнив наши с фрейлиной габариты, я почувствовала себя БТР-87... Блииин, так и до жутких комплексов и первых суицидальных попыток недалеко!..
   - Что же Вы молчите? - я всё ещё наделась морально уничтожить врага до того момента, как эта стерва предпримет первые попытки моего свержения.
   - Так поучилось, - ещё больше покраснела оппонента.
   Не знай я заранее о паскудном характере дворянки и о том, что эта девушка с лёгкостью пробежится по трупам врагов и тех, кто мешает ей заполучить власть и императорского сыночка в свои загребущие ручонки, то поверила бы, что передо мной стоит невинный агнец. Вот только я была прекрасно осведомлена о том, какой матёрый волчище прячется под белой и пушистой шкуркой, поэтому не поверила ни единому слову, ни единому жесту подхалимки.
   - Получииилось... - задумчиво протянула в ответ. - А с кем и в каких позах получилось-то?
   - В-ваше Сиятельство...- дрожащим голоском вскрикнула разобиженная в лучших чувствах девушка.
   - Что, до сих пор получается? - ещё больше округлила глаза и в притворном ужасе прижала руки к груди. - Мне нужно Вам, милочка, посочувствовать или позавидовать?
   - Г-графиня... - теперь заикания Фонтен были настоящими.
   Пожав плечами, невинно улыбнулась. Хоть и выгляжу как Беатриса, но по характеру кардинально отличаюсь от тихой и скромной дочери графа де Венсан. И если некоторые патлатые рыжеволосые гадины (не будем тыкать пальцем в Анабеллу - я ведь культурная девочка) не зарубят себе это на веснушчатом носу, то я эту самую сопелку быстро откушу и выплюну!
   - Милочка, а вы зачем ко мне, собственно, пришли?
   - Ах, точно! - изящно всплеснула руками моя врагиня. - Его Высочество приставил меня к Вам в услужение и прислал, чтобы я помогла Вам подготовиться для выхода в свет.
   Вот же... Лютики-цветочки! Даже я, будучи бабой с нормальной ориентацией, и то засмотрелась на Анабеллу! Девушка превосходно владела своим телом, и прекрасно осознавала, насколько красива и желанна в глазах мужчин. Индюшка общипанная, а не фрейлина, блин!..
   - Ну, так помогайте, - откинув в сторону одеяло, всем своим видом дала понять, что самостоятельно более ни на миллиметр не сдвинусь.
   Фонтен, стоит отдать ей должное, как горничная ничуть не уступала Лили. Что меня, честно говоря, бесило до зелёных чёртиков перед глазами - я упорно искала, к чему бы придраться и, следовательно, устроить скандал или опустить на уровень плинтуса рыжеволосую дрянь. Нет, я не сужу предвзято, а просто хочу заранее обезопасить Трису и себя от общества сей антимилой леди.
   Подав мне руку, девушка помогла подняться с постели и, не забывая мило улыбаться и сыпать комплементами, подвела к туалетному столику. Усадив на низкий пуфик, рыжеволосая взяла в руки гребень и с нескрываемым сомнением посмотрела на колтун, что красовался на моей голове. (Хотелось бы мне посмотреть какая пакля была бы у Клодовой подстилки, если бы её пытались утопить, а потом бы с мокрыми волосами отбуксировали в кровать. Ведь ни один из мужиков, крутившихся рядом, даже не подумал о том, чтобы вытащить многочисленные шпильки из моей причёски!)
   - Что-то не так? - навесив на лицо самое невинное выражение, на какое была способна, захлопала ресничками. - Неужели седой волос увидели? - А теперь прижать дрожащие ручки к груди.
   - Нет, что Вы, - с трудом оторвав взгляд от колтуна, Анабелла вновь принялась лебезить: - Просто у Вас такой богатый волос... Густой, - меня осторожно погладили по голове, словно грязную дворняжку. - И оттенок Вашего блонда так яр...
   - Хватит, - скрипнув зубами, решила, что пора прекращать театр одного актёра. - Анабелла, давайте будем честны друг с другом, - поднявшись на ноги, почувствовала превосходство, смотря сверху вниз на соперницу. - Я прекрасно осведомлена о том, какую роль Вам отвели при дворе.
   - Не понимаю, о чём Вы, графиня, говорите, - сжав пухлые губы в тонкую линию, девушка бросила на меня быстрый взгляд. Видимо, пыталась оценить реальную степень моей осведомлённости... А, может быть, опасалась, что я, приревновав крокодила Клода, наброшусь на соперницу с кулаками.
   Фи, наивная! Хоть я и нахожусь в теле Беатрисы и вынуждена худо-бедно вести себя, как подобает дочери графа, но ведь внутри сногсшибательного тела находится душа совершенно другого человека. Который прекрасно знает, что не в физической силе залог победы над противником, а в остром язычке и прозорливости ума.
   - Милочка, - вновь одарив нахалку нелицеприятным эпитетом, растянула губы в улыбке, - я, конечно, свечку не держала и на "горяченьком" вас с Клодом не ловила... - в воздухе так и повисло многообещающее слово "пока", а моего многозначительного взгляда хватило, что бы Фонтен испуганно сжалась. - Но, если уж пошла такая пьянка, могу в подробностях рассказать в каких позах вы с Его Высочеством предаётесь плотским утехам. - Полюбовавшись на покрасневшую моську рыжей бестолочи, решительно добила оппонентку, проникновенно зашептав ей на ухо сведения, добытые настоящей Трисой, фривольно перейдя на "ты": - И зря ты стесняешься родимого пятна на заднице - оно довольно милое, на мой скромный взгляд.
   Господи, скольких сил мне стоило не расхохотаться в голос из-за вытянувшейся физиономии Анабеллы, кто бы знал!
   Осознав, что якобы тупоголовой графине не просто рассказали о том, что она прелюбодействует с чужим женихом, но и то, что мне откуда-то известна столь интимная подробность, как врождённый дефект кожи её филея, Фонтен с тихим всхлипом осела на пол. Её щёки ввалились, губы и кожа моментально посерели, а во взгляде промелькнули испуг и чувство безысходности. Дворянка вмиг растеряла весь свой лоск и теперь казалась бесцветной поганкой... с охрененной огненной гривой, чтоб её!
   Присев на корточки рядом с морально поверженной девушкой, с садистским удовольствием прошептала:
   - А твои сладострастные стоны просто "вааах"! - Доверительно наклонившись к лицу Анабеллы, выдохнула ей в губы: - Вот как раз после них, я и поняла, какими "речами" и каким местом ты заработала себе должность фрейлины.
   - Г-графиня... - я жестоко ошибалась, когда думала, что сильнее покраснеть у Анабеллы не получится - она цветом фейса напоминала вареного рака. И, чёрт побери, сука внутри меня просто мурлыкала от удовольствия!!! - Откуда Вам это известно?
   - Слухами земля полнится, - ответила нахалке известным фразеологизмом. - И вообще, милочка, ты не первый год обитаешь во дворце, и должна бы знать, что здесь стены не только глаза, но и уши Дамбо имеют!
   - Какие уши? - нервно вздрогнув, на меня смотрели больными зелёными глазищами.
   - Слоновьи, - не стала вдаваться в подробности. - И поверь, не я одна видела, как ты с Его Высочеством предавались вульгарным забавам. Стыд и позор вам, развратники!
   Если уж совсем по чесноку, то, естественно, видела сцену порнографического характера не я, а бедняжка Триса (даже чукотский валенок не так наивен по сравнению с дочкой Вильяма!..), и "прозреть" ей помогла одна из горничных, польстившаяся на шикарный набор украшений с сапфирами. Правда, служанка рассчитывала на то, что Клод приласкает свою невесту, а не на то, что эта самая невеста будет немым свидетелем соития императорского сына и фрейлины.
   Если не ошибаюсь во времяисчислении, то сие событие произошло уже после того, как Беатриса потеряла ребёнка, но точно до трагической смерти графа де Венсан.
  
   Меланхоличная графиня, потерявшая интерес к жизни и (вот же упырка малолетняя!..) не один и даже не два раза задумывающаяся о самоубийстве, сидела в кресле, стоящем напротив огромно распахнутого окна, и бессмысленным взглядом смотрела вдаль. Горничная, такая же безликая, как и остальные, занималась рутинными делами и с огромным любопытством посматривала на красивый и очень дорогой набор украшений, совершенно безалаберным образом оставленный на туалетном столике.
   Служанка, в отличие от впавшей в глубокую депрессию графини, прекрасно понимала, что ей просто необходимо кормить семью. И, если ей каким-то чудом удастся заполучить сапфировый набор, то, продав его даже за четверть стоимости, она, её мать, муж-алкоголик и четверо деток смогут безбедно существовать как минимум пару-тройку лет. Вся проблема заключалась как раз в том, каким бы образом завладеть украшениями? О воровстве не могло идти и речи - в Изгоротской Империи строго каралось присвоение чужого имущества без согласия на то владельца (в лучшем случае на площади, привязав к позорному столбу, сорока ударами плетью наградят, в худшем - руки отрубят и как тогда работать?..).
   Дилемма не давала покоя несчастной девушке уже не первый день, и она, совершенно не таясь, взяла в руки колье и подняла его вверх, любуясь игрой солнечных лучей на гранях сапфиров. Графская дочка никому из челяди не нравилась - тихая, незаметная, сама себе на уме. Поэтому довольно часто о ней просто-напросто забывали, пусть она и находилась в одной комнате с прислужницами.
   - Нравится? - неожиданно подала голос графиня, с толикой живого интереса смотря на горничную.
   - О-очень, - вздрогнув от неожиданности, девушка поспешно вернула украшение на место, и густо покраснела. Она откровенно боялась того, что де Венсан сейчас поднимет крик и позовёт стражников, чтобы нахалку, посмевшую трогать без разрешения чужие вещи, строго наказали. Поэтому ей ничего не оставалось, как солгать: - Простите мою наглость, Ваше Сиятельство, просто мне показалась, что один из камней испачкан...
   - Не оправдывайся, - дёрнув точёным плечиком, графская дочка вновь отвернулась к окну. - Я дарю тебе этот набор.
   - Что, простите?!? - удивлённо вылупившись на транжиру, горничная боялась поверить в свалившееся на неё счастье.
   - Набор теперь твой, - перефразировала Триса свой предыдущий ответ, всё так же всматриваясь в горизонт.
   - Что Вы, - инстинкт самосохранения превозобладал над радостью поживы, - это очень дорогой подарок...
   - Тогда сделай что-нибудь для меня, и будем считать сапфировый набор платой за твою услугу, - умненькая Триса быстро нашла выход из затруднительного для служанки положения. - Например, удиви меня... Вытащи из этой пучины... - Горячие слёзы прочертили мокрые дорожки на бледных щеках аристократки.
   Не знаю, что уж имела в виду Триса, говоря о подобных вещах (в каше, что царила на тот момент в белокурой головке, даже сам чёрт не разобрался бы), но горничная, в меру своей ограниченности, переиначила всё на свой лад. Она, наивная простота, решила, будто Триса скучает по императору, который уже давно не проявляет интереса к девушке. Сложив "два и два", служанка радостно хлопнула в ладоши и, попросив Беатрису обождать в покоях, мини-тайфуном унеслась из комнаты.
   Ничего непонимающая графиня де Венсан, удивлённо пожала плечами и снова вернулась к меланхоличному созерцанию облаков.
   Но не прошло и десяти минут, как в апартаменты, громко топая, внеслась запыхавшаяся горничная и, сообщив, мол, для шоковой терапии всё готово, услужливо помогла подняться на ноги Её Светлости. Подхватив под руку Беатрису (нонсенс и грубое нарушение субординации, между прочим!..), девушка потянула аморфную блондинку в только ей известном направлении.
   Совершенно ничего не понимая, но (попрошу заметить) не сопротивляясь и не возмущаясь творимому произволу, графиня последовала за напористой служанкой, чьё имя Триса так и не удосужилась запомнить и, случись такая необходимость, в толпе других горничных не смогла бы узнать прикреплённую к ней служанку.
   Путешествие по дворцу было относительно недолгим - всего-то каких-то сто десять поворотов налево-направо, преодоление пятёрки лестничных маршей и пробежка на километровую дистанцию по длинным коридорам. И вот, дамы были у цели - у входа в личную библиотеку Его Величества.
   Заговорщически подмигнув оторопевшей Беатрисе, которая в самую последнюю очередь хотела созерцать холёную рожу Клода, служанка бесшумно открыла дверь и первой шагнула в полутёмное помещение, вовлекая следом за собой и Трису. И вот сейчас бы де Венсан закричать, начать вырываться, но нет, она, словно агнец божий, ведомый на заклание, покорно последовала за девушкой.
   - Ваше Сиятельство, - наклонившись к самому ушку аристократки, горничная горячо зашептала: - если Вы пройдёте немного вперёд по этому проходу, - в этом месте она бескультурно указала пальцем на необходимый просвет между стеллажами, - то увидите нишу, занавешенную гобеленом. Спрячьтесь за тканью и обождите немного - в скорости сюда придёт Его Величество.
   - Но я не хочу... - начала было Триса, но её самым наглым образом перебили.
   - Ваше Сиятельство, я знаю, каково терять маленького, - печальным голосом разоткровенничалась девушка. - И, поверьте, нет ничего более целебного, чем крепкие объятия любимого мужчины и его жаркие поцелуи.
   На счастье Беатрисы в полумраке комнаты наглая служанка не смогла разглядеть алый румянец, выступивший на щеках де Венсан, когда горничная рассказывала о чудодейственной "панацеи". Хоть ругайся матом, хоть не ругайся, факт от этого не изменится - малолетняя графинюшка до сих пор по уши была влюблена в олуха Клода, поэтому жаждала его жарких объятий и внимания.
   Послушно спрятавшись за гобеленом, девушка услышала тихий щелчок - это прислуга покинула библиотеку, и приготовилась к долгому ожиданию (правильно, понятие "в скорости" у каждого разное и варьируется от десяти минут до двух часов), как чуть не подпрыгнула от громкого хлопка и последовавшим за этим цокотом каблучков. Как бы Трисе было не любопытно посмотреть, кто же посетил библиотеку Его Величества, она не рискнула высунуть нос из-за плотной ткани. Но уши, слава Сиятельному, развесила на "отлично".
   - Клод, - сладко прочирикал знакомый женский голос, - я соскуууучилась...
   - Прости, милая, - в диалог вступил мужской голос, принадлежавший молодому императору (видимо, мужчина попал в свою личную библиотеку через тайный ход). - Ты же знаешь, что мне сейчас приходится решать вопросы не только по внешней, но и по внутренней экономике. Да ещё это восстание...
   - Сладенький, - женский голос лился сиропом, - повстанцы уже давно вылазят из своих нор, и провоцируют стражников на стычки. Поэтому давай этот вечер посвятим друг другу.
   - Да, Белла, ты права, - тяжело вздохнув, Его Величество поделился толикой секретной информации: - Но им впервые за долгие годы удалось захватить обоз с продовольствием, отправленный гарнизону, патрулирующему северные границы.
   - Прикажи казнить нерадивых извозчиков и стражей, которые допустили подобное, - судя по тому, как голоса стало слышно немного хуже, парочка отошла от гобелена, за которым таилась Триса. - И сей поступок в дальнейшем послужит отличным примером и мотивацией для остальных.
   - Милая, я не могу казнить три сотни человек!
   - Почему? - вместе с вопросом послышался и тихий металлический звон. - Из-за треклятых повстанцев ты не уделяешь мне внимание... совершенно!
   - Потому, родная, что тогда Изгорот потеряет триста боевых единиц, что негативно отразится на защите города и, особенно, дворца. - Клод тихо застонал, и с трудом, дрожащим голосом, попробовал призвать собеседника к порядку: - Белла, что ты делаешь? Оооох...
   - Как что? - в голосе рыжеволосой сучки слышалось наигранное недоумение. - Помогаю тебе расслабиться!
   - Поверь, родная, там я не напряжён...
   - Ничего, скоро будешь! - многозначительно пообещала потаскуха и вернулась к прерванному занятию.
   Беатриса, изнывая от любопытства и разгоревшейся внутри ревности (для девушки было непостижимо, что император, предназначенный ей в мужья, встречается с рыжеволосой фрейлиной, которая ко всему прочему даже не принадлежит к высшему дворянству), отодвинула немного тяжёлый гобелен и, обмирая от своей наглости, выглянула из-за плотной ткани.
   Картина, представшая её взору, разбила и без того измученное сердечко на тысячу осколков. А уж про растоптанные детские мечты о семейном благополучии и десятке ребятишек мал мала меньше можно было даже не заикаться. Воскресить веру в пресловутое женское счастье теперь не смог бы не то, что ни один некромант, этого не удалось бы сделать даже всемогущему повелителю Мордора.
   Клод сидел в глубоком кресле напротив незажженного камина, а перед ним, преклонив колени, стояла Анабелла. Не трудно было догадаться, чем была увлечена девушка, плавно двигавшая головой вверх-вниз, отчего Клод, сжав рыжие волосы в кулаке, громко стонал. Прелюбодеи не боялись быть пойманными на "горяченьком", поэтому даже не подумали о том, чтобы таиться или стонать не в полный голос (фу, таким быть, Клод, фу!..).
   - Остановись! - властный голос императора, заставил замереть Анабеллу, а Трису так вообще чуть до инфаркта не довёл - дурёха подумала, что её разоблачили. - Иди ко мне...
   Молодой человек протянул руку Белле и, когда та поднялась на ноги, рывком дёрнул на себя. Особо не церемонясь с платьем фрейлины (видимо, у мужика фетишь такой - рвать шмотки на женщинах, которых он собирается трахнуть), двумя резкими движениями оторвал пышный подол от корсажного основания. Девушка задиристо рассмеялась и, ничтоже сумняшеся, уселась к мужчине на колени. Обхватив любовника за шею тонкими руками, совратительница прижалась к мужской груди и недвусмысленно приподнялась, позволяя Клоду расправиться и с прозрачным подъюбником.
   Тонкая ткань нижнего платья полетела на пол, и Клод, подхватив под задницу Беллу, вошёл в неё. Анабелла, издав горловой стон, откинула голову назад и с лёгкостью подстроилась под темп, заданный любовником.
   Отшатнувшись назад, морально раздавленная графиня бесшумно сползла вниз по стене и, зажав рот ладошками, чтобы не закричать от боли, переполнявшей её сердечко, беззвучно зарыдала.
   Сколько времени прошло, пока Клод и Анабелла предавались плотским утехам (не император, блин, а племенной бык-осеменитель просто!..), Беатриса не знала. Зато девушка успела вдоволь наплакаться, успокоиться, проголодаться, замёрзнуть и снова впасть в меланхолию. Именно в таком состоянии её и нашла волновавшаяся горничная, которая чувствовала себя ответственной за дурочку-графиню.
   - Ваше Сиятельство... - резко отдёрнув гобелен в сторону, служанка с ужасом обозрела свернувшуюся на полу калачиком Беатрису. - Вы же так застудитесь! Поднимайтесь немедленно! - И сердобольная девушка бросилась поднимать Трису. - Да что случилось-то? Почему Вы не в спальне императора?!?
   - Потому, что в любовницы он выбрал другую женщину, - дочку Вильяма пробило на "поговорить". - Ты должна её знать - это рыжеволосая фрейлина... Как же он её называл? - блондинка наморщила лоб и потёрла виски ледяными пальцами. - Точно, Белла!
   - Анабелла, - в унисон с хозяйкой пробормотала опешившая горничная. - Ваше Сиятельство, поднимайтесь! Меня же выпорют, если Вы заболеете! - вновь принялась тянуть за руку Беатрису служанка. - Графинюшка, пожалуйста!..
  
   Ледяные пальцы Анабеллы, вцепившейся в мою руку, вернули меня в суровую реальность. Недовольно зыркнув на фрейлину, с усилием разжала её грабки и с брезгливым видом, посоветовала впредь меня без моего на то разрешения более не касаться - ибо чревато телесными повреждениями для наглеца. Фонтен, видимо не ожидавшая отповеди от всегда тихой и зажатой Беатрисы, аж рот от удивления открыла.
   - Милочка, да вы, как я погляжу, деревня деревней, - каюсь, не смогла упустить шанса обгавкать врагиню. - Кто же с раззявленной пастью перед благородной леди стоит-то? Это же моветон!
   - П-простие, Ваше Сиятельство, - проблеяла фрейлина.
   - И вообще, вы зачем ко мне пришли? - с трудом удержавшись от очередной колкости, решила всё-таки прийти на помощь растерявшейся девушке: - К выходу в свет меня подготовить? - в ответ активно закивали. - Так делайте мне причёску, наносите макияж и...
   Окончание фразы, в которой фигурировало слово "платье" застряло в горле, а глаза наполнились необоснованными слезами. (Господи, мне же эта "палатка" никогда не нравилась, так чего меня на сопли-слюни развезло-то?!?..) Хотя, с другой стороны, я, в конце концов, графиня и дочка Первого меча Империи, поэтому не могу ударить в грязь лицом! Особенно перед коронованными особами и батюшкой.
   - Графиня, что случилось? - увидев мои слёзы, рыжеволосая тварюга испуганно подпрыгнула. - Я сделала Вам больно? - и она с ужасом посмотрела на свои руки, в которых держала мои спутанные косы.
   - Платьишко жалко... - всхлипнула в ответ. - Оно было такое красивое и Лили, о, моя бедная Лили, его просто боготворила! Хнык-хнык... - и я, ничтоже сунувшиеся, громко шмыгнула носом. - А теперь мне что, в нижней рубашке идти на приём?
   Нет, я, как житель XXI века, навидавшаяся современных нарядов разнообразных стилей и фасонов, не упала бы в обморок, хоть бы и пришлось выйти в свет в закрытом нижнем платье с целомудренной длиной до колена. Но вот, думается, местный бомонд слёг бы с коллективным инфарктом, если бы узрели молодую графиню де Венсан в прототипе шёлковой комбинации.
   - Зачем же? - Анабелла ласково улыбнулась. - К сожалению, Ваше платье ремонту не подлежало, - теперь на хорошеньком личике угадывалось еле сдерживаемое ликование. - Но Его Высочество приказал в кротчайшие сроки подготовить для Вас новый наряд, - а на этих словах (просто бальзам для моего сердечка!..) рыжеволосую знатно перекосило, словно она зелёный лимон целиком сожрала.
   О, как! Сам Клод соизволил побеспокоиться о вечернем платье для своей невесты. Луна сегодня точно на землю рухнет!..
   - Ну, раз будущий император лично озаботился моей проблемой, - мечтательно улыбнувшись, скосила хитрый взгляд на приунывшую фрейлину. - Думаю, что Его Высочество выбрал фасон и цвет платья идеально гармонирующий с его парадным мундиром. О Бо... - вовремя вспомнив, что в Изгоротской Империи превозносят славу не Иисусу Христу, а совершенно иным богам, быстро исправилась: - Кхм, о Сиятельный, это так мило со стороны моего жениха! - и ладошки к щекам прижала, чтобы уж наверняка морально добить соперницу.
   Жаль, что не умею краснеть по заказу... Хотя, в случае крайней необходимости, можно себя по щёчкам похлопать или ущипнуть. Но это, увы и ах, довольно-таки болезненное занятие, поэтому оставим это вариант для самой-самой-самой экстренной ситуации.
   Расслабленно откинувшись на спинку стула, закрыла глаза. Я совершенно не волновалась, что по прошествии энного количества времени могу стать счастливой обладательницей обкоцанных под ухнарь волос или буду отсвечивать бритой под 0,5 макушкой. Анабелла не была дурой и инстинкт самосохранения девушке был совершенно не чужд, поэтому она не будет столь открыто пакостить графской дочурке. А вот брошенного вслед проклятия или плевка в стаканчик водички вполне можно ожидать.
   Да-да, я прекрасно помню о том, что именно Фонтен довела до плахи де Венсан, и что именно рыжеволосая сволочь спланировала и на "отлично" провернула дело с выкидышем Беатрисы. И мои слова о мелких пакостях меркнут на фоне вышеописанного, и Белла с лёгкостью переступит через мой хладный труп, если увидит во мне соперницу. Но! Я ведь тоже не так проста и имею базуку за пазухой, так что, господа, делайте свои ставки и да пусть сильнейшая из нас победит в практически честном бою!
   - Графиня, как Вам причёска? - меня осторожно тронули за плечо, выводя из задумчивости. - Шпильки не впиваются в кожу? А макияж? Не слишком глаза подведены? - Белкой прыгала вокруг меня рыжеволосая. - Когда портные принесут платье, наложу тени и подкрашу Вам губы - сейчас боюсь не угадать с цветом!
   Бросив оценивающий взгляд на своё отражение, тихонько присвистнула - у Анабеллы был талант визажиста, причём от местного бога красоты.
   Вместо колтуна на моей макушке красовался строгий пучок, в который были воткнуты шпильки с цветочными навершиями. Камешки ярко переливались в солнечном свете, и, как ни странно, выгодно оттеняли светлый оттенок волос Беатрисы. Царапины и наливающиеся синяки были замазаны аналогами праймера, шиммера, хайлайтера, консилера и прочей дребедни для контуринга. А цвет глаз из "просто серого" преобразился в "грозовые тучи" (вот, что значит, умение пользоваться подводкой и карандашом).
   - Божественно! - привстав с пуфика, наклонилась ближе к зеркалу и с трепетом дотронулась до бледных губ. - Анабелла, да вы просто кудесница!
   - Благодарю, Ваше Сиятельство, - меня одарили смущённой улыбкой и лёгким реверансом. - Но мне сказочно повезло, что Вы, графиня, обладаете идеальной кожей и правильными чертами лица!
   - Да-да... - продолжая залипать на своё отражение, решила не гневаться на откровенное подхалимство рыжеволосой. - Блин, и почему у меня вместо идеально ровной стрелки кардиограмма получается? - забыв, что желательно следить за своим болтливым языком, вновь ляпнула, не подумав.
   - Ч-что получается? - удивлённо переспросила Фонтен.
   От необходимости отвечать меня спас настойчивый стук в дверь и чей-то зычный бас, владелец которого сообщил, что у него подарок для графини де Венсан. Радостно подпрыгнув на месте (и не надо презрительно фыркать, ведь на свете не существует человека, который бы не любил подарки и сюрпризы), кивнула замершей в нерешительности Белле. Фрейлина с видом вдовствующей королевы отворила дверь и впустила в помещение невысокого дворецкого, облачённого в строгий чёрный костюм и длинную ливрею, и троих горничных, несших деревянный манекен, на котором было надето платье.
   Помните, я ранее называла своё платьишко "палаткой"? Так вот, продолжая линейку сравнения, спешу сообщить, что наряд, представший сейчас передо мной, можно смело назвать шатром. Причём ядерно-розового колера и с огромными белыми бантами по всему подолу! Огромные рукава-воланы с широкими многоярусными рюшами, опускавшимися до самых кистей манекена, вызывали приступ тошноты, а глубокий V-образный вырез, стыдливо прикрытый ажурной тканью, навевал мысли о легкодоступных женщинах. А если вспомнить о том, что грудь, приподнятая корсетом, кажется больше, то смело можно заключить одно - Клод, козёл винторогий, решил не просто поглумиться над дурочкой графиней, но и полюбоваться (за большее я ему ручонки оторву и в жопу вставлю) на мои перси. Вот же охольник с атрофированным чувством самосохранения.
   - Ваша Светлость, примите это дивное платье от Его Высочества в знак голубого уважения, - зычным и хорошо поставленным голосом оповестил меня мужик о цели своего визита.
   Одарив скептическим взглядом дар, за малым на пол не сплюнула. Рот я благоразумно старалась не открывать, ибо не могла с полной уверенность утверждать, что вместо слов благодарности из него отборнейший мат не польётся.
   Но стоило бросить затравленный взгляд на Анабеллу (да, я искренне надеялась, что Фонтен придёт на помощь и выпроводит дворецкого и горничных), как меня затрясло от неконтролируемой злости. Рыжеволосая шваль совершенно не скрывала своего торжества и чувства превосходства, а победоносная улыбочка, змеившаяся на пухлых губах, отчётливо давала понять, что без шаловливых ручек Клодовой подстилки дело не обошлось.
   Скрипнув зубами, с силой сжала кулаки, и, призвав на помощь всю свою выдержку, решила, что в эту игру могут играть двое.
   - Благодарю, уважаемый, - одарив мужчину благосклонной улыбкой и лёгким кивком головы, продолжила "арию Копейкина": - И искренне надеюсь, что Вас не затруднит передать мои слова глубочайшей благодарности Его Высочеству, и мои самые искренние намерения служить Империи верой и правдой, а в дальнейшем стать для будущего императора надёжной опорой в качестве его императрицы.
   - Конечно, Ваше Сиятельство, передам Ваши слова Его Высочеству, - милаха дворецкий, приложив раскрытую ладонь к сердцу, склонился в поклоне. - Может быть, могу чем-нибудь ещё помочь? - мужчина, сам того не подозревая, пошёл мне навстречу.
   - Если возможно, то прошу Ваших помощниц, - кивнув на горничных, смиренно выстроившихся в шеренгу вдоль стены и склонивших головы, добавила наивности в голос: - остаться со мной и Анабеллой. - Заметив недоумённый взгляд зелёных колдовских глаз рыжеволосой бестии, беспечно пояснила: - Вдруг нужно будет подол пошить или, не дай Сиятельный, бант какой-нибудь отвалится... Нет-нет, милочка, я вынуждена настаивать, чтобы эти милые девушки остались и помогли в приготовлениях к вечеру!
   - Как пожелаете, графиня, - Фонтен в очередной раз продемонстрировала идеальный реверанс, а дворецкий лишь согласно кинул.
   - Тогда не смею Вас более задерживать, - одарив дворецкого лёгкой улыбкой, дождалась, пока за мужчиной закроется дверь и лишь после этого повернулась к невозмутимой девушке. - Раздевайтесь!
   - Ч-что, простите? - не ожидавшая подобного приказа Фонтен, аж побледнела. - Ваше Сиятельство, я...
   - Жалуетесь не только на тугоухость, но и на скудоумие, - согласно покивав, волком уставилась на рыжеволосую бестию. - Неужели вы, милочка, думали, будто я настолько глупа, что не догадаюсь, кто автор гениальной идеи? - Заметив, как нервно дрогнули пухлые губки, довольно осклабилась: - Знаете, мне сейчас в голову пришла одна ооочень интересная мысль, - присев на постель, с садистским удовольствием добила оппонента. - Судя по тому, как быстро подготовили сие творение, - бросив взгляд, полный отвращения на платье, недовольно поджала губы: - вы, моя хорошая, заранее подготовили замену моего испорченного костюма. Из чего можно смело сделать вполне логичный вывод, что вы причастны к покушению на мою жизнь.
   - Как Вам такое только в голову пришло? - нервно и довольно истерично рассмеялась Фонтен. - Я верна короне и никогда бы не рискнула причинить вред будущей императрице. Тем более той, которой самой судьбой суждено восседать по правую руку от Его Величества.
   - Ага, верю, - согласно покивав, с трудом сдержалась от парочки крепких фраз.
   Вы только посмотрите, какая преданная фрейлина мне попалась! А то, что сия мадама меня до плахи в не таком уж и далёком прошлом довела, так то я сама виновата. Сто против одного, что злыдня Беатриса не индексировала жалование бедняжке Фонтен, била плетями за любую провинность, и подкладывала под вельмож, чтобы задобрить электорат. Ух, какая де Венсан нехорошая личность, буквально вынудившая невинную зайку Анабеллу бороться за своё место под ярким солнцем Изгорота! Грррррр, убила бы, сучку!..
   - Вот только ваши слова сильно расходятся с делом, - многозначительно поиграв бровями, одарила далёким от обожания взглядом соперницу. - Я пять минут назад приказала вам раздеться, а вы до сих пор в платье.
   - Ваше Сиятельство! - дурниной взвыла фрейлина, с ужасом понимая, что я не шучу.
   - Я уже шестнадцать лет "Ваше Сиятельство", поэтому хватит зря сотрясать воздух, - поднявшись на ноги, практически вплотную подошла к отшатнувшейся от меня Белле. - Решайте, либо вы собственными ручками снимаешь своё прекрасное вечернее платье, - проведя рукой по атласному шёлку изумительного изумрудного оттенка, с силой смяла ткань в кулаке, - либо эти милые девушки вам помогут.
   - Хорошо, - скрипнув зубами, Анабелла приняла единственно верное решение, - я подчинюсь Вашему приказу. - Зелёные глазищи полыхнули такой злобой, что не общайся я более пяти лет с Ингой Вячеславовной, упала бы замертво, а так, спасибо огромное психованному главному бухгалтеру из моей организации, лишь криво улыбнулась. - Но в чём я тогда пойду на приём? - Брови де Фонтен недоверчиво изогнулись, а тонкие ручки прижались к груди. - Или Вы, графиня, не желаете, чтобы я присутствовала на званом вечере?
   - Отчего же? - отступив на несколько шагов от врагини, кивнула на антишедевр портняжного искусства. - Платье же не виновато, что ему была уготована такая незавидная участь. Вот и выгуляете его, заодно, глядишь, и новые тенденции в моде откроете. В любом случае, гарантирую, что бомонд впечатлится.
   - Графиня!.. - истеричный крик разозлил меня ещё больше.
   - Закрой свой поганый рот, пока я не приказала его зашить, - схватив Фонтен за точёный подбородок, с силой впилась пальцами в нежную кожу, и вновь перешла на фривольное "ты". - У тебя десять минут на то, чтобы переодеться, нанести соответствующий макияж, - кивнув на свой туалетный столик, дала понять, что вся косметика и украшения в распоряжении Беллы, - и, если будет желание, подобрать подходящую причёску. Горничные, - бросив взгляд на невозмутимую прислугу, продолжавших, словно истуканы стоять вдоль стены, довольно подытожила: - тебе помогут, а я же пока покину вас ровно на десять минут. И, Анабелла, мой тебе дружеский совет: в твоих же, милочка, интересах быть при полном параде, когда я вернусь.
   Не удержавшись (и какая муха меня укусила?..), наклонилась и запечатлела лёгкий поцелуй на приоткрытых от удивления губах фрейлины. Не подумайте, что Евгения Бабушкина принадлежит к представителям нетрадиционной сексуальной ориентации, я вполне себе нормальная женщина охочая до мужских ласк и других частей тела... Поэтому, растерявшись от собственного алогичного поступка, поспешно ретировалась в ванную комнату, дверь коей так удачно располагалась в непосредственной близости.
   Усевшись на фаянсового друга (Господи, до чего человеческая потребность в комфорте дошла, что даже в мире меча и магии придумали унитазы и водонапорные механизмы!..), растеряно прижала ладошки к горящим щекам.
   Ей-богу, не знаю, что на меня нашло... Хотя, своим поведением я, кажется, не только шокировала, но и испугала Анабеллу, что, несомненно, играет мне на руку. Сильно сомневаюсь, что дрянная поганка разнесёт сплетни по дворцу или среди приглашенных на званый вечер аристократов. Да даже если она так и поступит, никто ведь не помешает мне запечатлеть на виду у всего честного люда страстный поцелуй с Его Высочеством, да и погладить накачанную попку Клода тоже было бы неплохо! Вот чёрт, опять скатилась на пошлые мыслишки... Мужика тебе, Женька, надо, и, причём, срочно!..
   Ну, да ладно, это всё лирика, и поиском пылкого любовника непременно займусь, когда вернусь в своё родное тело, а сейчас же стоит подумать о насущных проблемах. А именно: где взять подходящее случаю платье? Особенно с учётом того, что ваша покорная слуга заперлась в ванной комнате...
   "Где-где... В Караганде!" - довольно обидно прокаркала стерва внутри меня. - "Кто нас втянул в заварушку, тот пусть и расхлёбывает!"
   - Сиятельный, ау! - понизив голос до хриплого шёпота, воззвала к божку. - Мне нужна твоя помощь!
   - Ну, что опять? - передо мной, что удивительно, практически моментально появился дедок. - А ты чего тут сидишь? - одарив меня подозрительным взглядом, оппонент опасливо отшатнулся, и громко возопил: - Совсем умом тронулась: справляет нужду и ещё смеет призывать меня, бо...
   - Пасть закрой, - злобно зыркнула на разоравшегося Сиятельного. - Я что, по-твоему, в трусы нужду справляю?
   - Почему в трусы? - не понял мой вопрос дед, но орать, хвала богам, перестал.
   - А где ты видишь спущенное нижнее бельё и поднятую юбку? - волком уставилась на тугодума.
   - Ну... Кхм... - последовал многозначительный ответ. - Так чего надо? Вроде же недавно виделись.
   - Платье мне нужно, - скрипнув зубами, всё же выдавила из себя просьбу. - И не абы какое, - испугавшись, что дедок проведёт параллель между блондинкой и розовым цветом, поспешно уточнила: - А такое, чтобы подходило под макияж, причёску и которое не стыдно было бы надеть на званый вечер. Есть идеи?
   - Ряса?.. - после недолгого раздумья предложили мне. - А что, ты светленькая и белоснежная ряса, на которой вышиты мои регалии, будет хорошо гармониро...
   - Сбрендил?! - не столько спросила, сколько констатировала.
   - Тогда сама идеи выдвигай, - обиделся местный божок и скрестил на груди руки.
   - Дед, не дуйся, - пошла на примирение, понимая, что без его помощи мне не справиться. - Есть у меня одна идейка... Вот только описать наряд не смогу, - покаялась я.
   - И не надо, - не проникся проблемой Сиятельный.
   Накрыв мой лоб прохладной ладонью, дедок велел представить желаемое платье, и полностью довериться ему, моему дорогому прототипу добренькой феи-крёстной.
   Послушавшись божка, прикрыла глаза и вызвала в памяти образ платья, которое мне нравилось до дрожи в коленках. Вот только, увы и ах, пухленькой Женечке Бабушкиной такой фасон совершенно не идёт, а вот стройной, высокой, статной Беатрисе - очень даже. Да ещё и в сочетании с длинными платинового оттенка волосами, завитыми в тугие локоны... Короче, все мужики точно будут у моих точёных ножек!
   И пофиг, что глубокий чёрный считается цветом траура. Как говорил широко известный Кристиан Диор: "Вы можете носить чёрное в любое время. Вы можете носить его в любом возрасте. Вы можете носить его практически для любого случая; а "маленькое чёрное платье" - это главная вещь женского гардероба." И пусть оно у меня будет не маленькое, а длиной в пол, но зато такого платья больше не будет ни у кого! А если к образу ещё добавить и массивный серебряный браслет и подвеску, вообще конфетка получится!
   - Чего опять зажмурилась? - по-доброму пожурил меня крестный фей. - Ну, как, нравится? - и меня одарили оценивающим взглядом блеклых голубых глаз. - Хороша, чертовка!
   - Дед, тебе же нельзя ругаться! - уставившись на своё отражение в огромном зеркале, на автомате подколола Сиятельного.
   - С тобой пообщаешься и не такого нахватаешься! - беззлобно огрызнулись в ответ.
   Проигнорировав выпад небожителя, во все глаза смотрела на готовую претендентку на кастинг "Мисс Вселенная". И поверьте, окажись Беатриса на всамделишном конкурсе красоток, то с лёгкостью бы заняла первое место.
   Прямое чёрное платье в пол плотно облегало ладную фигурку, а вставка из шифона, прикрывающая грудь и образующая широкие лямки, давала достаточно простора для мужской фантазии. Матовое атласное платье было задрапировано кружевной юбкой-полуклёш, зрительно придающей объёма наряду. Вырез в форме "лодочки" соблазнительно оголял выступающие ключицы, и, если честно, то колье или подвеска смотрелись бы неуместно, поэтому даже хорошо, что прозорливый дедок проигнорировал мои пожелания относительно массивных серебряных украшений. Хотя нет, Сиятельный наградил свою любимицу длинными серёжками-пёрышками из белого золота.
   Зачарованно перекинув на одну сторону распущенные волосы (спасибо тебе, фей, что не только воссоздал платье из моих фантазий, но и причёску мне подкорректировал!..), повернулась спиной к зеркальной глади и с трудом сдержала писк восторга. Глубокий V-образный вырез, выполненный из шифона и заканчивающийся в районе талии, оставлял спину провокационно открытой. Позади от середины бедра расходились веерные - мелкие, наложенные друг на друга - складки, образующие некое подобие шлейфа.
   - Нет, не царица... - Полюбовавшись на себя со всех сторон, припомнила слова Киевского Князя из всеми любимого мульта "Три богатыря и Шамаханская царица". - Не царица... А королева! Королева красоты!!!
   - Чего ты там бормочешь? - полюбопытствовал местный божок.
   - Говорю, спасибо тебе, дед, - искренне улыбнувшись Сиятельному, крепко его обняла. - Вот теперь не страшно и к бомонду выйти!
   - Вот дурная девка, - смутился небожитель, густо покраснев. - Ты не других мужиков покоряй, а Клоду глазки строй.
   - Не боись, Сиятельный, всё будет в лучшем виде, - развязно подмигнув вздохнувшему дедку, поправила волосы и послала своему отражению воздушный поцелуй. - Всё, ни пуха, ни пера мне!
   - Иди уже! - буквально взвыл оппонент, устало присаживаясь на унитаз.
   - Неправильно говоришь, - расхохотавшись в голос, потянула дверную ручку на себя. - Нужно говорить "к чёрту"!!! - и на сей оптимистичной ноте я вылетела из ванной.
   И надо сказать - вовремя!
   Горничные всё-таки помогли строптивой дворянке Фонтен переоблачиться в новый наряд и сейчас старательно отводили глаза от перекошенного злобой лица Беллы. Прекрасно понимая, что её огненно-рыжие волосы просто-напросто теряются на фоне розового безобразия, а зелёные глаза, пусть даже и накрашенные умелой рукой, больше не напоминают изумруды, девушка откровенно бесилась.
   Сидя на пуфе перед туалетным столиком, она пыталась при помощи косметики и графских украшений спасти ситуацию. Ровно до того момента, пока в отражении не появилась моя скромная персона. Выронив из рук пушистую кисточку, которой наносила белила в область шеи и декольте, Анабелла аж рот от изумления открыла, не в силах вымолвить ни слова.
   Довольная произведённым фурором, вполне дружелюбно похлопала соперницу по плечу и склонилась над корзинкой, в которой лежало множество помад. Выбрав ярко-красную матовую помаду, довольно улыбнулась, завершая свой макияж. В выбранном образе я сделала основной акцент на спине и на губах - пусть провокационно, но мне нравится, а на остальных плевать.
   - Ваше Сиятельство, позвольте я нанесу Вам тени, - вышла из состояния ступора приставленная ко мне фрейлина. - И тогда Ваш образ, - на этих словах меня одарили шокированным, но (прям бальзам на мою гордыню!..) завистливым взглядом, - заиграет новыми красками.
   - Зачем? - Недоумённо изогнув аккуратно подведенную бровь, снизошла до пояснений: - Мне хочется, чтобы в моём монохромном луке... - заметив недоумение, проскользнувшее на лице Беллы, поправилась: - Эм, образе красная помада была единственным акцентом. Ведь так, милочка, я смотрюсь эффектно и сразу привлекаю к себе внимание.
   "И это ты, овца щипанная, ещё мою спинку не видела!" - злорадно похихикала стервочка внутри меня. - "Гарантирую, тварюга, ты собственными чулками удавишься от зависти!"
   - Анабелла, ты закончила прихорашиваться? - одарив скептическим взглядом надувшуюся, словно мышь на крупу, девушку, коварно улыбнулась. - Время, знаешь ли, не резиновое, и, думаю, нам уже пора появиться в бальном зале.
   - Как прикажете, Ваше Сиятельство, - вновь передо мной склонились в отточенном реверансе и посеменили к дверям.
   Кивком головы отпустив горничных, бросила последний взгляд в зеркало, и поспешила следом за Беллой. Как бы мне ни хотелось придти на званый вечер без сопровождения назойливой фрейлины, ничего не выйдет - я тупо боюсь заблудиться в многочисленных коридорах и лестничных маршах. Не приведи Господь, чтобы мне "посчастливилось" в одиночку плутать по закоулкам дворца, иначе мой хладный труп найдут года через три, не раньше.
   Минут десять поплутав по коридорам, наконец, вырулили к нужным массивным дверям, рядом с которыми стояли вышколенные лакеи. Слуги, заметив меня и Фонтен, подобострастно согнулись, и лишь после этого распахнули створки. Расторопный глашатай, учтиво склонил голову в знак приветствия дорогих гостей, и зычным баритоном выдал:
   - Её Сиятельство, графиня Беатриса де Венсан, - оттеснив с пути рыжеволосую красавицу, мужчина галантно подал мне руку. - И её фрейлина - дворянка Анабелла Фонтен!
   Всё так же продолжая удерживать мою руку на весу, глашатай повёл оторопевшую меня к широкой мраморной лестнице, покрытой красной дорожкой. Дойдя с провожатым до последней ступени, радостной улыбкой приветствовала Вильяма, стоящего возле литых перил у подножия и ожидавшего, как оказалось, моего прибытия.
   - Благодарю, - граф де Венсан кивком головы отпустил Фонтен и глашатая, а сам поднёс мою руку к губам. - Триса, моя маленькая дочка, ты сегодня очаровательна как никогда!
   Так и подмывало спросить "А в остальные дни в году я что, на Бабу Ягу похожа?", но испугавшись, что мои слова не только вызовут недоумение у оппонента, но и могут сойти за кокетство, силой воли задавила неуместный порыв в зародыше. Напомнив себе в миллиардный раз, что стоящий передо мной синеглазый мужчина приходится родным отцом Беатрисе, чьё тело я сейчас занимала, позволила родителю увести меня к группке людей, толпящейся возле столика с закусками.
   Пока следовала за мужчиной, старательно зыркала по сторонам (вертеть головой на триста шестьдесят градусов, словно сова, не рискнула, чтобы не напороться на злобные шепотки за спиной). Ну, что я могу сказать? Обстановка, атмосфера, этикет и наряды словно сошли со страниц известного рассказа Льва Толстого "После бала". Да и если вспомнить немногочисленные исторические сведения о светских раутах (как бы странно сие не звучало, но почему-то описать балы для потомков никто не удосужился), то представшая передо мной картина сильно напоминала званые вечера второй половины XVIII века.
   Если верить историкам, то истинного расцвета "бальная" культура в России достигла в эпоху Елизаветы Петровны и Екатерины  II. С этого времени российские балы стали превосходить по своей роскоши придворные церемонии лучших европейских дворов. На балах звучала духовая музыка; танцевали менуэт, контрдансы, русские потешные пляски, польские и английские танцы. В залах горели тысячи свечей. Лестницы были устланы дорогими коврами, теснились тропические растения в кадках, а из специально устроенных фонтанов струилась душистая вода. К ужину обыкновенно подавали редкие тогда в России ананасы, экзотические персики, виноград, свежую клубнику, огромных рыб и дорогие вина со всего света. В специально отведённых для этого комнатах курили, играли в шахматы и шашки.
   На подобных торжествах чаше всего проходили светские дебюты молодых людей и девушек, которых только начинали выводить в свет. Бал в первую очередь был демонстрацией невест. Родители привозили своих дочерей, надеясь обратить на них внимание потенциальных женихов. Именно поэтому на балах были столь важны наряды и манеры.
   В отличие от петровских ассамблей, балы предполагали строгие правила поведения и гостей, и хозяев. Например, не разрешалось начать разговор с дамой, которой тебя не представили. А на танец можно было пригласить только ту, с кем уже познакомился. Правом приглашения обладали исключительно мужчины. Представляли гостей друг другу, как правило, хозяин и хозяйка. На балах это правило соблюдалось строго, и молодому человеку порой стоило больших трудов найти повод, чтобы его представили понравившейся особе. Просьба представить кому-то, исходящая от дамы, считалась признаком дурного тона.
   Вот и сейчас, словно подтверждая мои мысли, Вильям подвёл меня к группе мужчин, держащих в руках изящные фужеры с вином, и, повинуясь правилам этикета, обратился к ним:
   - Господа, позвольте представить мою дочь - Беатрису де Венсан.
   Следуя всё тем же пресловутым правилам этикета, вбитым в Трису с детства и "оживлённых" магией Сиятельного, присела в почтительном реверансе и обворожительно улыбнулась. Мужики моментально растянули губы в ответных лыбах, а строгая складка, казалось бы, навечно поселившаяся между их бровями, моментально разгладилась. А отец бесшумно выдохнул - видимо, болезный, опасался, что меня в очередной раз перекособочит и вместо красивого и выверенного до миллиметра книксена я с позором завалюсь носом в пол.
   - Вильям, прими мои поздравления, - один из дядечек по-дружески хлопнул моего родителя по плечу, - Беатриса красотой пошла в тебя!
   - Бертрам, неприлично говорить мужчине, что он красив, - одарив недовольным взглядом говоруна, в разговор вступил пузатый дядька. - Иначе люди могут тебя неправильно понять и подумать, что ты заинтересован в романтической благосклонности графа.
   - Окстись, Роберт, - басисто расхохотался мужик, названный Бертрамом. - Я же правду говорю, и все присутствующие сегодня в зале со мной согласятся. Не так ли, господа?
   - Олухи, - беззлобно буркнул де Венсан, но так, чтобы его услышала только я.
   Роберт и Бертрам вновь о чём-то заспорили, постепенно втягивая всех, кто стоял рядом, в разговор, а я же, воспользовавшись моментом, подобралась поближе к столику с угощениями. Чего на нём только не было! Маленькие сэндвичи, скрученная в рулетики мясная и сырная нарезка, нанизанные на шпажки фрукты, порезанные небольшими дольками, пирожные и, конечно же, огромное количество разнообразного алкоголя, разлитого по изящным фужерам.
   Краем уха слушая беседу важных дядечек (насколько поняли, они обсуждали вопрос с повстанцами, в последнее время всё чаще и чаще строящих козни имперским военным), потянулась за очередной шпажкой, на которую был нанизан экзотический фрукт, по вкусу очень похожий на манго, как чуть не подавилась, услышав позади себя низкий голос моего персонального кошмара.
   - Добрый вечер, господа! - Клод решил облагодетельствовать нашу группу своим царским вниманием. - Надеюсь, вы довольны вечером?
   - Долгих лет жизни и процветания будущему императору! - нестройным хором грянули мужские голоса. - Ваше Высочество, вечер прекрасен! - Судя по бархатным ноткам, Бертраму, как прирождённому оратору (читай: балаболу), выдели возможность слово молвить. - Тем более с нами такая очаровательная дама! - И все уставились на мою скромную персону, старательно пытающуюся проглотить фрукты, моментально ставшие поперёк горла.
   Я прекрасно понимала, что к батюшке лучше не поворачиваться спиной (а то увеселительный выход в свет закончится, не успев начаться) и весь вечер провела стоя вполоборота к группе мужчин. А когда подошёл наследник престола, вообще с вожделением рассматривала многочисленные закуски на столе, поэтому нет ничего удивительного в том, что Клод меня не узнал.
   - Не представите мне сию обворожительную леди, господин Бертрам? - проявил уважение и лёгкую заинтересованность сапфировоглазый крокодил.
   - Думаю, лучше это сделать графу де Венсан, - перевёл стрелки мужчина на Вильяма, и нервно рассмеялся.
   - Кхм, - негромко кашлянул батюшка и с самой искренней улыбкой обернулся к Клоду. - Его Высочество, надеюсь, Вы помните мою дочь - графиню Беатрису де Венсан? - И он с ласковой улыбкой протянул ко мне руку, словно приглашая подойти.
   Хотя почему "словно"? Согласно правилам этикета я и должна была подойти к своему отцу и, присев в глубоком реверансе, поприветствовать будущего императора (чтоб его зомби трехлетней давности в засос тёмной ночкой поцеловал!..).
   Да, после нашей первой встречи и осознания того факта, что именно императорский отпрыск спас меня от убийцы, я прониклась к нему не только толикой симпатии, но и каплей уважения. Но после того как этот кладбищенский упырь прислал ко мне Анабеллу Фонтен в качестве моей фрейлины, все тёплые чувства испарились, словно их и не было!..
   - Долгих лет жизни и процветания будущему императору! - повинуясь общепринятому порядку, всё же склонила в приветствии голову, но приседать не стала.
   - Беатриса?! - окинув мою скромную персону ошалелым взглядом, молодой человек, кажется, офигел от увиденного.
   - Не ожидали меня здесь увидеть? - Состроив невинное личико, попыталась изгнать из взгляда проблески мыслей - блондинка я или где? - За возможность блистать на званом вечере я должна в первую очередь благодарить Вас, Ваше Высочество! - Заметив складку недоумения, пролёгшую между соболиных болей, поспешила внести ясность в ситуацию: - Если бы Вы не прислали ко мне Анабеллу Фонтен, то даже не представлю, как бы удалось справиться с последствиями моей встречи с неудавшимся убийцей.
   - И слава Сиятельному, что неудавшемуся, - скрипнул зубами граф.
   - Да, батюшка, Вы правы, - положив руку на согнутый локоть Вильяма, добавила во взгляд теплоты. - И, несомненно, мне стоит поблагодарить Вас, Ваше Высочество, за то, что спасли меня от столь страшной участи. Только я не знаю, как это сделать... - Решив, что надутые губки не возымеют нужного эффекта в сочетании с красной помадой, ограничилась опечаленным выражением на личике.
   - Раз Вы, Беатриса, так настаиваете на благодарности, - козявка Клод удивил не только меня, но и, кажется, всех собравшихся, - то прошу подарить мне первый танец!
   Согласно правилам этикета, даже наследный император должен вначале испросить разрешения родителей, прежде чем пригласить их дочь на танец. А Клод, поправ армейскими ботинками все правила приличий, перешагнул через мнение Вильяма, словно через мусор.
   Бросив настороженный взгляд на батюшку, получила его согласный кивок и с лёгким трепетом вложила вмиг похолодевшие пальцы в раскрытую ладонь молодого человека. Клод сжал мои пальчики, но поняв, что может причинить мне боль, ослабил хватку.
   Следуя за будущим императором в центр зала, поспешно освобождённый другими танцующими парами, с содроганием (да-да, Евгеша всё же не железная леди, а обычный человек!..) слышала громкие шепотки придворных дам и буквально кожей ощущала похотливые взгляды мужской половины гостей. И, если вы думаете, что мне было приятно, то спешу вас расстроить - до мужиков мне дела было не больше, чем до назойливой мошкары, а вот перспектива, что мои бренные косточки ещё неделю будут перемывать в будуарах, откровенно пугала.
   Замерев напротив Клода, со скрытым злорадством поняла, что буквально через пару секунд шокирую букашку-будущего-императора ещё больше!
   Оркестр, повинуясь уверенным движениям дирижёра, начал наигрывать приятную мелодию, отдалёно напоминающую вальсовую. Значит, танец не должен вызвать затруднений - несколько лет назад меня увлекали бальные танцы, и я даже сподобилась полгодика походить на курсы, а если вспомнить о помощи Сиятельного, то вообще переживать не о чем.
   Положив левую руку на плечо партнёра, правую вытянула в сторону, и максимально отклонилась от Клода, давая себе и ему возможность свободно двигаться в танце. Молодой человек, растянув тонкие губы в улыбке, положил правую руку мне на талию, а пальцы левой переплёл с моими пальцами правой руки.
   - Ваше Высочество? - взглядом указав на наши переплетённые пальцы, дала понять, что как минимум удивлена его поведением.
   - Беатриса, - мне обаятельно улыбнулись и начали движение в такт изумительной музыке, - прошу обращаться ко мне по имени.
   - Боже упаси, - язык оказался быстрее мозга. - То есть, как я могу позволить себе такие вольности по отношению к правящей семье! - попыталась исправить ситуацию, но, кажется, сделала только хуже.
   - Позвольте Вам напомнить, Ваше Сиятельство, - скрипнул зубами оппонент, волком смотря на меня, - в скором времени и Вы станете частью этой семьи!
   - Всё верно, Ваше Высочество, - прогнувшись назад в пояснице, доверилась Клоду (ибо если он меня уронит, то я его тут и закопаю) и, когда молодой человек потянул меня на себя, придавая мне вертикальное положение, выдохнула ему в губы: - Вы правильно подметили - со временем, но не сейчас, - и закружилась вокруг своей оси.
   Кронпринц, видимо остался недоволен, что последнее слово осталось за девушкой, поэтому, поймав меня в свои объятия, возобновил прерванный разговор. Правда, теперь его правая рука покоилась не на талии, а на моей оголенной спине. Кажется, букашка Клод в полной мере оценил наряд будущей невесты.
   - Беатриса, не соблаговолите ли объяснить, почему отказались от платья, которое я отправил Вам в качестве подарка?
   Вот мы и добрались до вопроса вечера... Осталось только понять, насколько брюнет заинтересован в Беатрисе и поверит ли он моим словам или станет на сторону своей подстилки.
   - Ваше Высочество, при всём моём к Вам уважении, вынуждена Вас огорчить, - повернувшись вновь вокруг своей оси, скользнула за спину будущего императора, - подарок так и не попал к адресату.
   - Поясните! - мигом повернулся ко мне партнёр, нарушая последовательность танцевальных па.
   - Дворецкий, присланный Вами, приволок нечто воздушное и розовое, - окинув цепким взглядом столпившихся вокруг придворных, быстро нашла нужное платье. - Мне было очень приятно, что Его Высочество лично позаботился о моём гардеробе, но заметив, как моя фрейлина, кстати, тоже направленная ко мне Вами, с обожанием рассматривает наряд, почувствовала жалость к бедной девушке, и позволила ей надеть платье.
   - Воздушное и розовое? - удивлённо переспросил Клод, чем подтвердил мою догадку, что вредина Анабелла подстроила подмену платьев и решила припозорить Беатрису перед аристократами. - Вам должны были доставить элегантное платье, сшитое из синего шёлка!
   - Под цвет Ваших глаз, Ваше Высочество? - не удержавшись, кокетливо улыбнулась и якобы совершенно случайно провела ладонью по груди молодого человека.
   - Да, - выдохнул молодой человек, не отрывая от меня взгляда.
   - Видимо, некто решил, что блондинкам больше подходит цвет молодого поросенка, - подавив неуместное желание прижаться к груди партнёра, откровенно злорадствовала - кажется, на горизонте маячит первая ссора Клода и треклятой Беллы.
   - Мне бы очень хотелось знать, кому принадлежала сия кощунственная мысль, - цесаревич, пользуясь тем, что моя спина прикрыта густыми волосами, с нежностью провёл по оголенной коже. - Не будете ли Вы столь добры, графиня, назвать его имя?
   - Как пожелает Его Высочество, - совершив завершающее па танца, замерла в глубоком реверансе перед молодым человеком. - Думаю, это моя фрейлина - Анабелла Фонтен.
   - Белла? - удивлённо вскрикнул оппонент, не совладав с эмоциями.
   Не успел будущий император окинуть пристальным взглядом толпу гостей, которые вновь принялись танцевать (согласно этикету, после того, как императорская семья вдоволь натанцуется, другие аристократы тоже могут вернуться к танцам), как искомая девушка, словно чёрт из табакерки, материализовалась рядом с нами. Присев в уважительном книксене, Анабелла одарила Клода многообещающим взглядом и провела язычком по пухлым губам. Проигнорировав столь явные намёки на приятное времяпрепровождение в спальне любовника, молодой человек подал мне руку, ясно давая понять, что на сегодняшний вечер именно Беатриса де Венсан будет его дамой.
   - Анабелла, - одарив дворянку холодным взглядом, будущий император приступил к допросу: - мне сообщили, что Вы не только подменили мой подарок на другое платье, но так же надели наряд, адресованный Беатрисе. Это так?
   - В-ваше Высочество... - моментально залепетала шлюшка.
   - Действительно, Ваше Высочество, - решив забить последний гвоздь в крышку гроба Фонтен, прильнула к крепкому мужскому плечу, - посмотрите, как идеально Анабелла подобрала наряд. Платье великолепно сочетается с рыжими волосами и точёной фигуркой девушки! - и если кто не понял, то да, это был откровенный сарказм.
   - В-ваше Сиятельство... - на меня смотрели со смесью страха и ненависти.
   "Выкуси, тварь!" - мысленно показав нахалке неприличный жест, внешне оставалась совершенно спокойна.
   - Да, Вы, несомненно, правы, графиня, - одарив фрейлину усталым взглядом, Клод решил повоспитывать и меня. - Анабелла будет наказана, что ослушалась моего приказа и подменила наряды, но и Вы, Беатриса, должны понести взыскание.
   - За что? - понимая, что теряю лидирующие позиции и, причём, на глазах у врагини, бескультурно вылупилась на упырёныша.
   - Ваше платье, графиня, довольно откровенно...
   - Оно Вам не понравилось, Ваше Высочество? - обиженно надув губки, перекинула волосы через плечо и демонстративно, нарочито медленно покрутилась на месте. - А я так надеялась привлечь Ваше внимание заморским нарядом!
   - И, поверьте, у вас это получилось, - Клод, словно целомудренный монах, неожиданно снял богато инкрустированный камзол и накинул его мне на плечи. - Вот только помимо внимания жениха, - последнее слово он специально выделил голосом, только было не понятно для кого - для меня или для своей любовницы, чтобы рот на замке держала, - Вы, графиня, привлекли внимание ещё и доброй половины неженатых мужчин, находящихся сегодня на приёме.
   - Всего лишь половины? - я, честно говоря, расстроилась.
   - Простите? - удивлённо распахнутые сапфировые глаза говорили красноречивее любых слов. - Позвольте, Беатриса, Вам напомнить, что у Вас есть жених, - теперь в глазах Клода сверкали молнии. - И о нашей с Вами помолвке уже было объявлено, поэтому Ваше поведение, графиня, переходит все рамки дозволенного!
   "Ах ты, поганка сушеная! Мразь подзаборная! Гнида ушастая!.." - меня буквально распирало от злобы. - "Посмотрите, платьишко ему моё не понравилось!!! Завались, дебил!!!!"
   - А не много ли Вы на себя берёте, Вашество? - понимая, что все стоп сигналы в скором времени будут посланы к чёрту, всё ещё старалась держать себя в руках. - Я хотя бы впервые в столь экстравагантном наряде на публике, а вот о Вашем непристойном поведении уже известно за пределами дворца!
   - Что Вы имеете в виду? - моментально вскинулся оппонент.
   - А то Вы не понимаете, - одарив будущего императора взглядом, далёким от обожания, решила рубить правду-матку. - Ваша чудесная привычка принимать слуг за предмет мебели просто очаровательна. Вот только Вы забываете, что наёмные рабочие имеют не только уши и глаза, но и болтливые языки, охочие до сплетен, а Ваши обжимания с Анабеллой и её посещения тёмными ночами Вашей опочивальни дают пищу этим самым сплетням!
   - Беатриса, хватит нести вздор и небылицы, - хоть голос Клода и был твёрд, но лицо молодого человека побледнело, а Фонтен, судя по её холёной роже, готовилась с минуты на минуту хлопнуться в обморок. - Я приказываю Вам извиниться перед благородной дворянкой!
   - Ах "благородной", ах "приказываете", ах "извиниться", - когда друзья доводят меня до притарно-сладкого голосочка и слащавой улыбочки, они быстро закругляют разговор и стараются слинять как можно дальше, ибо знают, что сейчас в ход пойдёт ядерное оружие. Но, так как, ни цесаревич, ни его подстилка, ни о чём подобном не ведали, они преспокойненько стояли рядом со мной. - Значит так, Клод, - а что, он же просил себя по имени величать, да и злость великолепный мотиватор, - твоё мнение для меня, что квантовая физика, - совершенно не обращая внимания на вытянувшееся лицо Его Высочества и того, что перешла на фривольное "ты", злобно рычала: - Да, интересно послушать, но так же понимаю, что оно мне нафиг не тарахтело! Поэтому, искренний совет: оставь его при себе!!!
   - Графиня... - присутствующая при нашем разговоре Анабелла, нервно вздрогнула и в полуобморочном состоянии проблеяла: - с будущим императором так нельзя разговаривать!
   - Мне можно всё! - гавкнув на не вовремя открывшую пасть девушку, глубоко вдохнула. Фрейлина права: нужно взять себя в руки, пока никого не покалечила. - Приношу свои извинения, но уйду, пожалуй, первой... - пока не долбанула вооооон той вазой по голове местного кронпринца.
   - Беатриса!.. - молодой человек попытался схватить меня за руку, но, напоровшись на ледяной взгляд, быстро сник. - Как пожелает леди, - мне чопорно поклонились и отвернулись к прифигевшей фрейлине. - Не подарите ли мне танец, Анабелла?
   Рыжеволосая, бросив на меня взгляд, в котором затейливо переплелись страх, неуверенность, радость и надменность, согласно кивнула и вложила свои пальчики в протянутую руку Его Высочества. Более не удостоив мою персону взглядом, парочка, повинуясь танцевальному такту, закружилась под музыку.
   Хмыкнув, со спортивным злорадством подумала, что в эту игру можно играть вдвоём, и вернулась к столику с закусками. За время моего непродолжительного отсутствия в кругу уже знакомых мне мужчин появились новые действующие лица. И причём все как на подбор: молодые, смазливые и не обременённые интеллектом. Хотя, о чём это я? Чем местные аристократы, подтирающие холёные жопы бумагой из золота, отличаются от привычных Евгении Бабушкиной детишек олигархов? Наверное, тем, что последние вместо туалетной бумаги используют валютные купюры.
   - Триса, - отец недоумённо нахмурился, когда заметил на моих плечах мужской камзол, - как прикажешь сие понимать?
   - Представляете, батюшка, - моментально включив "дурочку", закурлыкала соловьём, - Его Высочеству не понравился мой наряд! - И в завершение сделала страшные глаза.
   - Надеюсь, Его Высочество объяснил причину своего недовольства платьем? - вклинился вездесущий Бертрам, одаривая меня оценивающим взглядом. - На мой дилетантский взгляд Ваш наряд, Беатриса, великолепен... Я бы даже сказал под стать хозяйке! - и мужчина, довольный своим остроумием, расхохотался.
   Мысленно передразнив дядьку, воскресила в памяти самую пошлую сцену из порнофильма и густо покраснела. Народ моментально умилился моей розовощёкой мордашкой и на разные лады принялись предлагать заморские яства и кушанья.
   Да, было в моей скромной жизни и такое... Как-то по дурости поспорила в подростковом возрасте с вредными подружками, что осилю трёхчасовой сеанс ленты из серии "сильно для взрослых". И ведь выиграла же поход в супер дорогую кафешку и на халяву нажралась там вкусняшек. Правда после киносеанса мне долго и упорно снились не самые приятные сцены и не всегда с участием только двух разнополых партнёров, а обычный рожок с мороженым до сих пор ассоциирую с фаллосом, ибо был в той ленте эпизод с участием секс-партнёров и пломбира. Короче, я больше потеряла, чем выиграла. Но, надо же, что удивительно, и подобный опыт пригодился!..
   - Беатриса, - не успела я сцапать аппетитный сэндвич, как передо мной возник юноша, - позвольте представиться - маркиз Асан де Лобрен! - хлопец, также как и Клод до этого, наплевал на правила этикета и пренебрёг знакомством с моим отцом. Что ж, помянем пацанчика...
   - Ну, моё имя, уважаемый, Вы и так знаете. - Отказываться от калорийного бутера мне очень не хотелось, поэтому я быстро откусила третью часть сэндвича и, быстро прожевав, поинтересовалась: - Чем могу помочь?
   - Разрешите пригласить Вас на танец? - поочерёдно то бледнея, то розовея, то зеленая, проблеял молодой человек.
   - А почему бы и нет? - сама себе задала вопрос и, впихнув остатки сэндвич в рот, чем заслужила негодующий взгляд батюшки и громогласный хохот Бертрама, подала руку юнцу. - Маркиз, - стрельнув глазками на паренька, который и не догадывался даже, что невольно стал моим помощником, очаровательно улыбнулась, - с Вами я готова танцевать хоть до утра! - И, грациозно поведя плечами, скинула надоевший камзол.
   Да, я прекрасно помнила о том, что волосы были перекинуты через плечо, и да, я так же отчётливо осознавала, что все, стоящие в радиусе трёхсот метров, по достоинству оценят изгиб моей шеи и спины. И таки да, чертовка, притаившаяся внутри меня, просто пела и плясала из-за произведённого фурора, а стерва голосом Якубовича громогласно требовала "шампанского в студию".
   - Беатриса... - удивлёно выдохнул граф де Венсан, и поспешно постучал по спине подавившегося вином Бертрама.
   Проказливо улыбнувшись мужчине (божечки-кошечки, какой же он лапусяяяя!..), послала воздушный поцелуй оставшимся без моего внимания остальным кавалерам (руку даю на отсечение, что теперь точно очередь из желающих со мной повальсировать выстроится) и позволила Асану увлечь меня в круг танцующих.
   К чести маркиза хочу отметить, что он был отличным танцором и даже ни разу не наступил мне на ногу! Но вот его настойчивость, с которой он пытался узнать, как сильно мне нравится Клод и планирую ли я хранить верность будущему императору, вгоняли в зелёную тоску. Дежурно отшутившись, мол, меня воспитали, что "муж должен быть чуть красивее обезьяны", но "обязательно половым гигантом", вогнала в краску несчастного де Лобрена. Ничего, сам виноват, что хватил лишка с алкоголем и за языком вообще не следил. Зато теперь трижды подумает, прежде чем пасть в моём присутствии разевать.
   С трудом дождавшись окончания танца, чинно раскланялась с надоедливым юношей и поспешно свинтила под папочкино крылышко. Надеюсь, идиот маркиз хорошенько поразмыслит, прежде чем задавать подобного рода вопросы в присутствии Первого меча Империи. Иначе его даже влиятельные родители от встречи с плахой не уберегут.
   - Вина, госпожа? - передо мной, словно чёрт из табакерки, возник вышколенный слуга, держащий в руках поднос с бокалами, наполненными алкоголем.
   - Уважаемый, огласите весь список, пожалуйста, - на автомате вырвалась культовая фраза из фильма "Операция Ы и другие приключения Шурика".
   Халдей, видимо не ожидавший, что графская дочка не просто разбирается в выпивке, но и любительница заложить за воротник (каюсь, хотелось расслабиться и глазки с нездоровым ажиотажем осматривали вожделенные бокалы с градусными напитками), прифигел. Удивлённо моргнув, служка бросил недоумевающий взгляд мне за спину, и, наконец, выполнил мою просьбу.
   - Красное "Рошелье", 867-го года урожая, - удерживая одной рукой поднос, официант указал пальцем на бокал, наполненный рубиновой жидкостью. - Шампанское "Слёзы Сирены", 900-го года урожая, - и вновь он бескультурно ткнул пальцем в другой бокал, на этот раз с золотистой жидкостью. - "Себача", 73...
   - Стоп, - испугавшись, что меня сейчас буквально погребут под собой совершенно ненужные сведения, испуганно отступила на шаг назад. - Я выбрала, - схватив первый попавшийся бокал, растянула губы в вежливой улыбке. - Благодарю, милчеловек!
   - Госпожа, - брови молодого человека поползли наверх и грозились в любую секунду перекочевать на затылок, - Вы выбрали "Хмельной букет".
   - И что? - осторожно пригубив вино, довольно зажмурилась.
   Вкус у напитка был божественный: бодрящий, сладкий, и, как любят говорить ценители, тяжёлый. В таком вине слишком усложнённый букет, чересчур много неразличимых нюансов и сложно выделить отдельные ноты вкуса и аромата. Но послевкусие, остающееся от напитка, бесподобно.
   - Это довольно крепкий напиток, - проблеял официант, со священным ужасом смотря на меня. - И его чаще выбирают мужчины, а леди предпочитают что-нибудь лёгкое, например, шампанское "Утренний туман". Не желаете?
   - Ты так говоришь, словно в фужер налито не вино, а самогон, - ухмыльнувшись, с трудом сдержала смех, заметив, как глаза оппонента приобрели форму пятирублёвых монеток. - Забыли, - хлопнув наёмного рабочего по плечу, довольно мило улыбнулась.
   - Как пожелаете, графиня!
   Удивлённо воззрившись на спину официанта, ввинтившегося в толпу гостей, задалась вполне закономерным вопросом, а нормально ли, что обычный халдей знает не просто титулы приглашённых гостей, а способен при взгляде на человека выдать его родословную? Смутное чувство тревоги, посетившее мою душеньку, не успело толком сформироваться, как было развеяно басистым хохотом Бертрама и предложением "поднять бокалы за прекрасную леди", то бишь меня, несравненную.
   Положа руку на сердце, давайте честно признаемся, что все мы, дамы, временами хотим расслабиться: пригубить винца, потанцевать (и зачастую не в одиночестве), пообщаться с интересными людьми, завести новых знакомых и прочее. Поэтому нет ничего удивительного в том, что я поддалась искушению (согласитесь, у меня не просто тяжёлая неделя была, да и денёк выдался не из самых приятных - помимо попытки убийства, пришлось с жабой Анабеллой знакомиться) и с головой окунулась в веселье.
   Совершенно не обращая внимания на то, что вслед за первым бокалом в руке появился второй, я громко хохотала, активно танцевала и филигранно флиртовала. А уж когда абсолютно случайно (честно-честно, любимым пеньюаром клянусь!..) встречалась взглядами с Клодом, который (вот же тварь, гррррр!..) весь вечер провёл в обнимку с Фонтен, с трудом сдерживалась, чтобы не выкинуть какую-нибудь глупость.
   Вот и сейчас, успев затормозить свою опьяневшую светлость ровно за секунду до того, как была бы зацелована совершенно незнакомым и пузатым дядькой (ёжки-матрёшки, так вот что алкоголь с благородным девица, никогда не пившими ничего крепче кофе и чая, делает!..), вручила прифигевшему сластолюбцу полупустой бокал, проблеяла нечто из серии "ща блевану... где ближайшая кадка с цветами?" и поспешно ретировалась из бального зала. Хотя, слово "поспешно" в данном случае совершенно не подходит, ибо плелась я медленно, старательно держась за стеночку и мечтая о том, чтобы комната перестала кружиться.
   Доковыляв, наконец, до выхода, с благодарностью улыбнулась лакею, открывшему для меня дверь, и мышкой шмыгнула в коридор. Приятная прохлада, царившая в ярко освещённом помещении, ласково прошлась по раскрасневшимся щекам, отчего даже дышать стало легче.
   Сфокусировав взгляд на огромной статуе одного из прародителей Клода, уверено поковыляла к высокому постаменту, на котором стояла скульптура.
   Обойдя изваяние, с удовольствием уселась на пол, и, наплевав на благоговейный трепет, который я якобы должна была испытывать перед давно почившим правителем, облокотилась на его каменную мантию. Организм, сообразив, что над ним более издеваться не планируют, расслабился и даже желудок перестал бунтовать.
   "Молодец, Женька, хороша," - насколько бы я пьяной ни была, а позаниматься самокопанием - святое! - "Это же не самогон, бе-бе-бе... А подумать о том, что изнеженная графская дочка отродясь градусных напитков не пила, не судьба была, да?" - Понимая, что переоценила силы хрупкого тела Беатрисы, несколько раз довольно сильно стукнулась затылком об каменные одеяния статуи. Перед глазами моментально пролетел кружок из звёздочек, подозрительно похожий на флаг Евросоюза, отчего пришлось зажмуриться. "Как теперь до комнаты добираться? В самом деле не тут же дрыхнуть... Не приведи Бог, ещё какой охламон наткнётся, стыда же потом не оберусь!"
   Осторожно открыв глаза, громко выдохнула - перед глазами уже привычно кружились стены, а не небесные светила. Не успела я вернуться к грызне самой с собой, как услышала сначала женский смех, а потом истеричное "Ой, что это было? Клооод, я боюсь!".
   С лёгкостью узнав мерзкий голосок Анабеллы, аж частично протрезвела от наглости рыжеволосой тварюги. Это сколько же нахальства надо иметь, чтобы при всём честном народе обратиться по имени к будущему императору? Или она, так же как и Его Высочество, полагает, будто лакеи и горничные сплошь слепо-глухо-немые? Так спешу обрадовать, что в композиции "ничего не вижу, ничего не слышу, ничего не скажу" было три обезьяны, а не одна, которая (если верить моим дорогим потаскушникам) и являлась прямым прародителем всей прислуги в общем.
   - Глупая, - ласково пожурил свою подстилку молодой человек, - здесь никого нет, - и раздался звонкий "чмок".
   "Ага, а два лакея, стоящие по эту сторону двери и впускающие в зал гостей, всего лишь табуретки," - ехидно хмыкнула стерва внутри меня, но быстро заткнулась, отодвинутая на второй план любопытством.
   - Нет, тут точно кто-то есть, - жопой чувствовала моё присутствие Анабелла. - Посмотри, я вся мурашками покрылась! А вдруг это призрак? - Белла, сама того не подозревая, раскрыла для меня свою самую страшную тайну - девушка не просто верила во всё сверхъестественное, но и до потери пульса боялась встретиться с ожившими страхами.
   "Хе-хе," - внутри меня довольно потёр ручки злобный гений, - "вот ты, сучка, и допрыгалась!"
   Во мне боролись два противоречивых желания: с одной стороны дико тянуло повыть на манер Кентервильского привидения, с другой же - я прекрасно понимала, что Клод моментально ринется на звук и застанет свою невесту не в самом лучшем виде. Да-да, я даже не сомневалась, что крокодил императорских кровей моментально ломанётся на поиски обидчика, посмевшего довести его ненаглядную до седых волос.
   Вопрос чисто из женского любопытства: если бы на месте Анабеллы оказалась Беатриса и тоже чего-то испугалась, Его Высочество так же проявил бы благородство и показал себя как истинный джентльмен? Или всё было бы так же, как и в прошлой жизни графини - "сдохни, тварь, от разрыва сердечной мышцы и дай мне, наконец, насладиться счастливой и беззаботной жизнью с Беллой"?..
   - Милая, это ветер разбушевался, - нашёл волне логичное объяснение шуму молодой человек. - Или ты пытаешься увильнуть от своего обещания? - и до моих ушей вновь долетели звуки страстного поцелуя.
   "Так-так-так," - мысленно став в позу ревнивой жёнушки, пожалела, что в действительности не могу отходить сладкую парочку скалкой, - "это что ещё за обет такой посреди ночи?"
   - Как я могу, Ваше Высочество, - Фонтен прервала поцелуй и вновь рассмеялась. Честно говоря, меня аж перекосило от её звонкого смеха. - Я уже давно жажду Ваших объятий, а ведь сейчас ночи такие холодные... - потаскуха непрозрачно намекнула, что ей надоело обжиматься в коридоре, словно подросткам, и пора переместиться в более подходящее для любовных утех место.
   Слава Богу, Клод ничего не сказал, в противном случае я сильно сомневаюсь, что мне бы хватило выдержки (а с учётом горячительных напитков, принятых на грудь, руку готова заложить, что точно бы психанула и наломала дров), и, судя по удаляющимся шагам, куда-то повёл свою зазнобу.
   Встрепенувшись, с тихим кряхтением приняла вертикальное положение и осторожно выглянула из-за края каменной мантии. Как я и опасалась, козявка Клод повёл девушку к лестнице, ведущей в его личное крыло (никогда не устану благодарить Сиятельного, что сохранил для меня все воспоминания Трисы из прошлой жизни!..), осторожно придерживая за тонкую талию и что-то негромко рассказывая. Судя по тому, что его спутница всё время смеялась, грациозно закидывая голову назад, велеречивые речи Его Высочества ей пришлись по душе.
   На глазах неожиданно навернулись слёзы, а сердце болезненно сжалось, чем вызвало приступ неконтролируемой паники. Сжав трясущиеся от злости руки в кулаки, на секунду закрыла глаза, собираясь с мыслями. Если рыжеволосая тварь хотела войны, что ж, она её непременно получит!
   Я, Евгения Бабушкина, тихо презирала Клода и громко ненавидела Фонтен всеми фибрами души, и, по идее, именно мне была отведена главная роль в нашем тандеме "Триса - Женька", тогда какого... Кхм, всем известного волосатого органа безграничная любовь Беатрисы к императорскому сынуле пробивается сквозь мои заслоны?!?..
   Тряхнув головой, перекинула распущенные волосы за спину и, преисполненная злой решимости, нетвёрдым шагом побрела к лестнице, по которой минуту назад поднималась сладкая парочка прелюбодеев. Гнев, подкреплённый алкоголем, рисовал в моём воспалённом от постоянного недосыпа мозгу самые кровавые картинки, и я искренне жалела, что не могу применить дыбу или "Железную деву", чтобы наказать Анабеллу.
   "Ничего-ничего," - поднимаясь по лестнице, чувствовала себя Аластором - древнегреческим демоном мщения, - "посмотрим, кто будет ржать последней, а кто будет сидеть в углу с выбитыми зубами!"
   Горя праведным негодованием, смело шагнула в личную вотчину Его Высочества, освещённую небольшими бра, висящими на стенах. Мысленно возрадовавшись полутёмному коридору, который играл мне на руку, ибо я более не опасалась, что меня заметят раньше времени и обломают со скандалом, смело посеменила к нужной спальне. Почему я решила, что это именно та комната, в которой расположились голубки? Всё просто, Ватсон! В щель между дверью и полом пробивался неяркий свет, благодаря чему и сделала соответствующий вывод.
   Доползя до дубовых створок, мысленно приказала себе собраться. Постояв примерно с минуту перед спальней Клода, с трудом вживаясь в роль наивной маргаритки (злость и ревность в этом деле явно не помощники), уверенно занесла руку для удара в филенку... И неожиданно струхнула.
   "Так, соберись, тряпка!" - мысленно отвесив себе подзатыльник, командирским тоном стала отдавать приказы. - "Ты - независимая женщина, а не пятилетка, так что, дорогая, покажи этим моральным уродам, кто в доме генерал!"
   - Ваше Высочество, - я решительно поскреблась в дверь и, не дожидаясь ответа, вошла в покои принца, - простите мою дерзость...
   - Беатриса? - колдовские зелёные глаза удивлённо округлились. - Разве Вы не знаете, что находиться незамужней девушке в одной комнате с мужчиной неприлично?
   - Анабелла? - Скопировав язвительный тон девушки, моментально ринулась в атаку: - Хм, не знала, что у вас есть муж.
   - Я не замужем, - растеряно проблеяла рыжеволосая, поспешно вскакивая с огромной кровати, на которой они с Клодом возлежали.
   - Тогда имею к Вам встречный вопрос, милочка. - Растянув губы в змеиной улыбке, самым сладким голосом поинтересовалась: - Что вы делаете поздней ночью в покоях моего, - это слово специально выделила голосом, с удовольствием наблюдая, как щёки Фонтен наливаются свекольным румянцем, - жениха? Только не надо рассказывать, что играли в карты на раздевание, - окинув полуголого Клода и растрёпанную Беллу ехидным взглядом, поспешно вернула лицу наивное выражение.
   - Что Вы, графиня, - даже с расстояния в десять метров я расслышала скрип зубов противницы, - ни я, ни Его Высочество, не притрагиваемся к бесовской забаве.
   - А соблазнять чужого суженного, значит, в порядке вещей и приветствуется Сиятельным, правильно? - загонять в тупик Фонтен было одним сплошным удовольствием.
   - Как Вы могли такое подумать! - понимая, что "палится", нахалка пыталась спасти свою шкурку. - Его Высочество на балу потянул мышцы спины и попросил смазать их разогревающей мазью.
   - Бедняжечка, - одарив Клода сочувствующим взглядом, протянула руку по направлению к девушке. - Давайте мне мазь, я сама за женихом поухаживаю!
   - Что Вы, графиня, медицинский бальзам дюже "кусачий", - спрятав руки за спину, Анабелла бросила затравленный взгляд на сидящего на кровати парня.
   Весь её вид буквально молил о помощи, но Его Высочество не обратил на любовницу никакого внимания. Этот гадёныш с задумчивым выражением на смазливой мордашке пристально меня разглядывал. Отчего мне, честно говоря, было не по себе.
   Передёрнув плечами, словно сбрасывала с них тяжёлый взгляд сапфировых глаз, вновь ринулась в бой:
   - Милочка, что-то я совсем запуталась: вы помогли Клоду или нет?
   - Да, Ваше Сиятельство, я оказала необходимую помощь Его Высочеству, - девушка присела в книксене. - Поэтому прошу меня простить, но вынуждена просить разрешения воспользоваться ванной комнатой Его Высочества, - поймав наши с парнем недоумевающие взгляды, засранка с тихим стоном боли пояснила: - Уж больно кожа на руках горит из-за крапивной мази.
   - Конечно, Анабелла, ты можешь воспользоваться моей ванной комнатой, - моментально дал добро упырёныш.
   Не дожидаясь очередной ехидной реплики от моей скромной персоны, Фонтен вновь бросила на любовника многозначительный взгляд, мол, "я минут десять в санузле просижу, а ты пока вытолкай взашей дуру, что так не вовремя припёрлась", и поспешно скрылась за резной дверцей.
   Однако мадам довольно хорошо осведомлена о расположении монаршей ванной, наверное, не раз и не два там бывала. И, может быть, даже спинку Клоду тёрла, или вместе с ним горячие ванны принимала...
   "Так, спокойно!" - испугавшись неконтролируемой волны ярости, смешанной с ревностью, поднимающейся из глубины души, с самой обворожительной улыбкой повернулась к цесаревичу.
   - Вашество, - состроив мордашку, которая бы и из каменного истукана слезу выбила, в молитвенном жесте сложила перед собой руки, - именем Сиятельного прошу: не гоните меня! - Бросив на офонаревшего Клода оценивающий взгляд, утроила напор. - Мне страшно находиться одной в комнате... После наступления темноты мне кажется, что в любую секунду может вернуться неудавшийся убийца.
   Услышав мои слова, будущий император недовольно поморщился.
   Правильно, ведь именно дворцовые стражники недосмотрели, и по мою молодую душеньку пришёл наёмник. А стоит вспомнить о том, что мне лишь чудом удалось выжить (и, попрошу заметить, не благодаря стараниям местных секьюрити, а расторопности и хорошим физическим данным Его Высочества), то логично предположить, что испуганная девушка будет искать защиты у более сильного и магически одарённого человека. Во всём дворце таких индивидуумов три: Вильям, Его Величество и Его Высочество. Думаю, объяснять, почему я выбрала в защитники именно козявку императорских кровей, нет необходимости.
   Поднявшись на ноги, Клод накинул на плечи шёлковый халат (ха, пижон!..), но завязывать его не стал, отчего в образовавшийся зазор мне было отлично видно его накачанный торс и отлично развитую грудную клетку, и подошёл ко мне. Не ожидавшая такой прыти от якобы травмированного парня, я не успела не то, что что-то предпринять, даже вякнуть, как была сграбастана в медвежьи объятия. Испуганно пискнув, упёрлась ладонями в грудь молодого человека и с удивлением почувствовала под правой рукой бешеный стук его сердца - "тук-тук-тук-тук...". Испугавшись, как бы с болезным инсульт не приключился, завозилась, пытаясь вырваться из стальных оков, но испуганно замерла, когда почувствовала, как в мои волосы зарылись носом.
   - Триса... - молодой человек тихо прошептал моё имя, словно пробуя его на вкус. - Глупая девчонка!
   - Ась?..
   - Глупая, - меня вновь ткнули носом в то, что я якобы безмозглая матрёшка. - И перебравшая с вином, - видимо цесаревич, наконец, унюхал амбре, исходящее от невесты. - И что теперь прикажешь с тобой делать? - задумчиво поинтересовались у меня, а затем Клод неожиданно довольно улыбнулся.
   Почувствовав родной жопой (пардон, за примитив речи), что над моей белокурой головкой сгущаются тучи, попыталась оттолкнуть Его Высочество и задать драпака, но куда там - цесаревич держал крепко, но не причиняя боли. Инстинктивно втянув голову в плечи (Господи, веду себя, словно нецелованная девка! Или это инстинкты Трисы, ни разу не обнимавшейся с парнем, берут надо мной верх?..), с интересом наблюдала за тем, как Клод, явно наслаждаясь моим смущением, медленно склонился к моему лицу, отчего у меня аж дыхание перехватило. Не почувствовав с моей стороны никакого сопротивления, молодой человек провёл носом невесомую линию от моего виска и до уха, скрытого волосами.
   - В-вашество, - чувствуя, как подгибаются коленки (вот же предательское тело!..), попыталась избавиться от смущающего и неприлично близко стоящего парня, - отойдите... пожалуйста... - последнее слово мне удалось произнести чуть громче, чем пищит комар.
   Перебросив распущенные волосы через моё левое плечо, Клод, скотина недобитая, вновь склонился к моему многострадальному ушку и иезуитски прошептал, обдавая открытую кожу шеи горячим дыханием:
   - Триста, ты абсолютно уверена в том, что хочешь, чтобы я отошёл?
   От его горячего дыхания у меня по спине и рукам пробежали мурашки, а внутри разлилось тепло. Мои губы были в каком-то сантиметре от губ Клода и, взбреди мне такая блажь в голову, я с лёгкостью смогу поцеловать цесаревича. Но я пока отдавала себе отчёт в том, что ровно десять минут назад, до того, как пытаться соблазнить наивную и безоговорочно влюблённую в него дурочку Беатрису, этот крокодил обжимался со стервой Анабеллой. И не просто обжимался, а активно целовался - вон, какие у него губы опухшие. Поэтому делаем вполне логичный вывод, что нафиг мне бациллы Фонтен в организме не нужны!
   Только я открыла рот, чтобы в ехидно-уничижительной форме донести до козявки Клода свои мысли, как этот гад применил запрещённый приём, поймав губами мочку моего уха. Почувствовав, как он несильно прикусил мочку, а затем лизнул место укуса, отчего я беззвучно охнула и вцепилась дрожащими пальцами в мужские плечи, с ужасом вынуждена была констатировать, что эрогенная зона Трисы - это ушки.
   - Так что же ты молчишь, Беатриса?
   Обняв меня за талию, Клод с неожиданной силой прижал мой безвольное тело к себе. От близости вожделенного мужчины у меня аж голова закружилась, а из горла вырвался тихий полу всхлип полу стон, когда молодой человек проложил дорожку из невесомых поцелуев от моего уха до ключиц.
   - А-анабелла... - мне с превеликим трудом удалось вспомнить о том, что мы вообще-то в апартаментах Его Высочества не одни и в любой момент противная Фонтен может стать невольной свидетельницей моего активного соблазнения букашкой Клодом.
   - Забудь о ней, - отдал приказ будущий император, запечатлев чувственный поцелуй в ложбинке между моих ключиц. - Я всё ещё жду ответа, Триса, - сообразив, что от разомлевшей меня сейчас мало толка, Клод вновь напомнил о ранее заданном вопросе.
   - Я... - чувствуя, как по венам струится жидкий огонь, а все мысли строевым шагом покидают голову, попыталась вспомнить начало разговора. - Почему Вам так важно узнать ответ? Вы же сын императора, и стоит только приказать, как всё будет по Вашему слову... - растерянно пробормотала, пытаясь понять логику стоящего передо мной парня.
   - А если я интересуюсь не как сын императора, а как мужчина? - Клод оторвался от моей шеи, которую покрывал невесомыми дразнящими поцелуями, и пристально посмотрел на меня.
   Встретившись взглядом с сапфировыми глазами, почувствовала, как у меня перехватило дыхание. Его взгляд обжигал, лишал воли...
   "Женя, ты чего?!?" - чувствуя, как пересохло во рту, а в груди разлилось тепло, попыталась сама себя призвать к порядку. - "Тебе же не впервой с мужчиной обниматься, так чего поплыла-то?! Ответь уже этому крокодилу что-нибудь в стиле Шапокляк!"
   - Что если я не хочу, чтобы ты лгала как себе, так и мне в том, что нас тянет друг к другу? - не разрывая зрительного контакта, Клод скользящими движениями провёл вверх-вниз пальцами по голой коже на моей спине. - Чтобы ты потом, моя сладкая, не говорила, будто императорский сынок, воспользовавшись своим положением, соблазнил тебя.
   Он вновь склонил голову, но на этот раз его интересовала не моя шея, а мои полуоткрытые губы. Его взгляд гипнотизировал, утягивал в порочный омут, и не оставлял никаких лазеек для спасения. А тонкие губы, нашёптывающие все эти провокационные слова, находились в манящей и непозволительной близости от моих губ. Хотя кого волновали эти чёртовы приличия и рамки в данный момент? Всё, о чём я могла думать в эту минуту, так это о том, насколько мягкие у Клода волосы и насколько хорошо он умеет целоваться.
   - Скажи, Триса, - мужские пальцы вырисовывали загадочный узор у меня на спине, лишая последних остатков здравого смысла, - скажи, что не желаешь меня.
   Чувствуя, как подрагивают пальцы от желания дотронуться до кожи Клода, так соблазнительно мелькающей за незавязанными полами его халата, смотрела на треклятого соблазнителя огромными глазами, не в силах ни оттолкнуть его, ни сделать то, о чём мечтаю уже на протяжении пяти минут. Мне всего-то и нужно было, что вытолкнуть из пересохшего горла "Я не желаю Вас, Ваше Высочество" и, гордо вскинув голову, удалиться из его спальни, но я не могла этого сделать. Точнее не хотела...
   - Клод... - имя заклятого врага, лишившего Трису жизни, сорвалось с моих губ еле слышным шёпотом, и я костерила себя последними словами за то, что этот гадёныш всё-таки добился своего - я, самодостаточная Евгения Бабушка, позорно капитулировала, признавая право сильнейшего за цесаревичем.
   Молодой человек правильно всё понял, отчего на его лице мелькнула удовлетворённая улыбка, но пропала так быстро, что я даже засомневалась, а не обман ли зрения это был.
   Клод уже потянулся к моим губам, желая поцеловать, а я же, понимая, что веду себя как какая-то идиотка-героиня сёзде манги, закрыла глаза в предвкушении первого в жизни Беатрисы поцелуя, как неожиданно из ванной комнаты раздался жуткий грохот, а затем послышался щебет Беллы, извиняющейся за шум. Испуганно вздрогнув, словно очнулась от транса.
   Перестав, наконец, изображать из себя статую (нужно будет обязательно купить Фонтен что-нибудь вкусное в знак благодарности за то, что она железное корыто уронила, явно стремясь помешать нашему с цесаревичем поцелую), всё же выпуталась из мужских объятий и, навесив на лицо самое беззаботное выражение, прошла вглубь комнаты. Осмотрев убранство императорских апартаментов, пришла к неутешительному выводу, что дворец обставлял один и тот же дизайнер. Мужские покои были зеркальным отражением моей спальни: огромная кровать под балдахином, туалетный столик и стоящий перед ним пуф, огромный шифоньер, больше смахивающий на двухместный гроб, и глубокое кресло перед камином. В цветовой гамме преобладали спокойные пастельные тона, и единственными яркими пятнами были шторы и бархатная ткань балдахина - тёмно-зелёными. Если мне не изменяет память, то модельеры такой колер называют "лесной зелёный".
   Вспомнив о том, что на императорском фамильном гербе была золотая кайма по периметру и зелёный основной колер, мысленно вздохнула. В центре треугольного, с плавно изгибающимися сторонами щита восседал впрям статный и гордый лев, раскрывший внушительную пасть в немом рыке. Над гривой царя зверей, словно нимб над ликами святых, была изображена тяжеловесная корона, инкрустированная драгоценными камнями.
   Как я уже упоминала ранее, золотой (или, как его ещё называют жёлтый) цвет является символом знати, силы, могущества, надёжности, богатства и великодушия. Зелёный же колер олицетворяет собой символ изобилия, свободы, радости, надежды. Да и лев - один из старейших и самых популярных геральдических символов, и олицетворяет собой силу, мужество и великодушие.
   Герб идеально подходил императорской семье, не одно поколение державшей в своих руках власть в Изгоротской Империи. Отсюда и тёмно-зелёные портьеры и балдахин.
   - Ну так что, Вашество, могу я остаться на ночь? - сладко зевнув, нагло забралась в постель Его Высочества. - Будьте столь любезны, накройте одеялкой и не будите до утра, - слава моей закалённой нервной системе и длительному общению с вкрай оборзевшей Ингой Вячеславовной, благодаря чему я довольно быстро взяла себя в руки и вновь вернулась к наглому поведению избалованной аристократки.
   - Беатриса, а где в таком случае спать мне? - Клод попытался воззвать к моей совести. - И вообще, у тебя есть собственная спальня!
   - До нее ещё топать и топать, - чувствуя, как тяжёлые веки смеживаются, с трудом стащила одну туфлю. - А тут тепло, спокойно, мягко и тихо. И да, Вашество, Вы можете в креселке прикорнуть.
   - Ваше Сиятельство, - Белла, старательно "гревшая" уши возле замочной скважины, моментально всунула свой нос в комнату, - Вы ведёте себя неподобающим образом! Не пристало незамуж...
   - Сгинь! - прицелившись, довольно метко швырнула туфлю во врагиню. И если бы не расторопность Клода, испугавшегося, что его любовнице может острой шпилькой в глаз прилететь, и сумевшего перехватить снаряд в полёте, то сейчас бы я любовалась на наливающийся фингал на морде Фонтен. - Вашество! - с укором посмотрев на понурившегося парня, потянулась за второй туфелькой.
   - Беатриса, ты, кажется, спать хотела... - Впихнув рыжеволосую обратно в санузел, парень тихо ей что-то буркнул, и вновь переключил своё внимание на меня. - Тебе колыбельную спеть?
   - Не надо, - вновь приняв горизонтальное положение, натянула пуховое одеяло до подбородка и закрыла глаза. Тело моментально наполнилось лёгкостью, и все мысли и негативные эмоции отступили на второй план, позволив хозяйке расслабиться. И нет, ни про какие "вертолётки", так часто бывающие у перебравших гуляк, я слыхом не слыхивали и, слава Сиятельному, организм Беатрисы тоже не был подвержен сему недугу.
   - Спокойной ночи, спящая красавица, - почувствовав, как рядом со мной прогнулся матрас, даже глаз открывать не стала. - Но утром нас с тобой ждёт неприятная беседа, так что наберись хорошенько сил до рассвета, - и тёплые губы кронпринца запечатлели лёгкий поцелуй на моём лбу.
   Мысленно возмутившись подобной наглости, хотела было открыть рот и во всеуслышание заявить о нахальстве и распутстве молодого человека, как окончательно провалилась в крепкий сон.
  
   - 8 -
  
   Глухо застонав, кубарем скатилась с кровати и ломанулась на поиски санузла. Желудок настойчиво требовал избавления от вчерашней пищи, да и принять ледяной душ, чтобы взбодриться, тоже не мешало бы.
   Сайгаком доскакав до нужной комнаты, утихомирила бунтующий организм. (Вот почему напилась Беатриса, а наизнанку выворачивает меня, Женечку?..)
   Переместившись в соседнюю комнату, с радостью заметила безразмерный белый махровый халат, висящий на крючке рядом с огромным тёмно-синим полотенцем. Возрадовавшись тому, что удачно опередила Назарова и первой успела занять ванную комнату, с чувством глубокого удовлетворения примерно с час плескалась в ванной, наполненной тёплой водой с аромомаслами. Закончив с банными процедурами, намотала на голове тюрбан из полотенца, и смело вышла из ванной комнаты, понимая, что не смогу вечно там прятаться.
   Как ни странно, никто стенку не подпирал, ожидая моего появления, а из зоны отдыха неслись умопомрачительные запахи. Судя по всему, заместитель гендира заказал завтрак в номер и сейчас лакомился омлетом, слушая новостную сводку.
   - ... Углубление циклона идёт очень быстро, - жизнерадостным тоном вещала хорошенькая ведущая прогноза новостей. - По прогнозам ведущих специалистов Гидрометцентра в ближайшие пару часов резко упадёт атмосферное давление, местами пройдут грозовые и ливневые дожди, со шквальным ветром до 30 метров в секунду. В связи с погодными условиями власти города рекомендуют гражданам оставаться дома. Были отменены все авиарейсы, и приостановлено движение автобусов, следующих по междугородним направлениям....
   - Чего?!? - выпучив глаза, поняла, что готова хлопнуться в обморок от ужаса. - Это что же получается, - прислонившись к косяку, уставилась большими глазами на Кирилла Петровича, - наш самолёт тоже отменён?
   - Стоит полагать, - поставив кружку с недопитым кофе на журнальный столик, Назаров повернулся в мою сторону. - Доброе утро, Евгения! Как себя чувствуете?
   - Прекрасно, - бодро соврала, но, наткнувшись на скептический взгляд тёмно-карих глаз, кисло промямлила: - Ладно-ладно, хочется сдохнуть.
   - Вот и чудненько, - непонятно почему обрадовался мужик. - Я тогда перебронирую наши билеты на завтрашний рейс, а Вы отправляйтесь в кровать. Или, может быть, хотите вначале позавтракать?
   Бросив оценивающий взгляд на хрустящие тосты, горячий омлет, колбасную и овощную нарезки, вновь почувствовала неприятные спазмы в желудке. С трудом проглотив ком, ставший поперёк горла, отрицательно замотала головой. Промямлив, что лучше воспользуюсь ценным советом начальника, поспешно ретировалась в отведенную мне спальню.
   Повесив влажное полотенце на дверную ручку, завалилась в кровать.
   Крутившиеся в голове мысли были далеко от радостных, и вгоняли в пучину зелёной тоски и депрессивного отчаяния.
   Начать хотя бы с того, что поведение Его Высочества было алогичным, выбивающим из седла, и вгоняющим в глубокий ступор. И, чего уж скрывать, доводящим до нервной дрожи в коленках. Вот какого лысого чёрта Клод полез обниматься? А уж про наш лишь чудом не случившийся поцелуй, лучше промолчу. Окситоцин, или как его ещё называют "гормон любви", у несчастной Трисы чуть из ушей не полез, а уж про уровень эндорфина, в массах известного как "гормон счастья", скромно умолчу. Короче, дурашка чуть из-за свалившегося на неё счастья не скончалась!
   А теперь перенесёмся к моменту, который меня очень смутил. И не в романтическом плане, нет. Слуга! Мне одной показалось странным, что он, поглядев на рожу Беатрисы, смог узнать в ней графскую дочурку, которая (а теперь самое главное!..) больше десяти лет не появлялась в Изгороте, а жила в Асерии?!
   К сожалению, воспоминаний о жизни в другом городе у меня не сохранилось. (Видимо, Сиятельный посчитал, что с "девы из пророчества" будет достаточно памятных моментов, связанных непосредственно с Клодом и Анабеллой.) Но я руку готова закласть, что Триса вела тихую, размеренную жизнь и на местных баллах не отплясывала, предпочитая активным танцам умиротворяющий вечерок с книжкой.
   Итак, вопрос дня: что за чересчур осведомленный служка разносил напитки?
   Увы, но в совпадения я не верю, а придерживаюсь мнения, что все события, случающиеся с нами, и все люди, которых мы встречаем, в нашей жизни не случайны!
   Вот и сейчас, закутавшись в одеяло, с ужасом чувствовала, как ноги и руки буквально леденеют от нехороших предчувствий. Да-да, у каждого из нас есть личные предвестники несчастий, выверенные годами. У кого-то - чёрная кошка, перебегающая дорогу и гремящая пустым ведром, у других - сердце, заходящееся в сумасшедшем ритме, а у меня же - холодеющие верхние и нижние конечности.
   Нет, я не опасалась за честь Беатрисы, беспечно дающей храпака на кровати Клода. И нет, я не боялась того, что истеричка Фонтен может исполосовать графской дочурке мордочку, воспользовавшись глубоким сном соперницы. Не думаю, что Его Высочество позволит навредить своей невесте. (Не знаю почему, но сейчас отношение молодого человека к Беатрисе разительно отличается от его действий в прошлой жизни.) Я страшилась чего-то неизвестного и, не дай Бог, смертельно опасного для моей подопечной.
   Понимая, что мне нужно как можно быстрее провалиться в сон, зажмурилась и понеслось! Овечки, в количестве девяти тысяч трёхсот сорока девяти особей, прыгающие через забор сначала в одну сторону, потом в обратную, а затем в реверсивном движении; глубокие и равномерные вдохи-выдохи; и, как кульминация, напряжение и расслабление мышц. Но всё было тщетно - сна не было ни в одном глазу.
   Поворочавшись в постели ещё минут десять, озлобленно вскочила на ноги и понеслась в зону отдыха, откуда всё так же раздавался звук работающего телевизора. Как и ожидалось, Назаров, обложившись рабочими документами и ноутбуком, вполуха слушал сводку о состоянии дел на фондовом рынке.
   Устыдившись своей профнепригодности (секретарь я или где?..), тихонько постучала костяшками пальцев об косяк, привлекая внимание мужчины.
   - Евгения? - на меня бросили удивлённый взгляд, словно заместитель генерального директора уже и забыл о моём присутствии в номере.
   - Кирилл Петрович, могу я Вам чем-нибудь помочь? - кивком головы указав на разбросанные на полу бумаги, с преданностью посмотрела на оппонента.
   - Лучше отдохните, - заметив замешательство на моём лице, милостиво пояснили: - Выглядите паршиво... - Окинув меня задумчивым взглядом, этот гад решил окончательно добить несчастного секретаря: - Словно восставшая из гроба упырица.
   "Сам ты упырь членистоногий!" - вовремя успев прикусить не в меру болтливый язык, только злобно зыркнула на Назарова.
   - Раз Вы настаиваете на том, что у меня сегодня долгожданный выходной, - выделив последнее слово голосом, ясно дала понять, что до утра следующего дня палец о палец не ударю, даже если на это будет прямой приказ от начальства, - то потрачу время с пользой.
   - Это же как, хотелось бы знать? - улыбнулся Кирилл Петрович.
   - Высплюсь! - рявкнула в ответ и, резко крутанувшись на пятках, покинула комнату.
   Не удивлюсь, если из моих ушей сейчас пар вырывается, изо рта - языки адского пламени, а макушечка поднимается, что крышка у закипевшего чайника. Разозлил Назаров меня знаааааатно, надо признать!
   Влетев в ванную комнату, пошарила по полкам и, найдя, наконец, аптечку, с радостью схватила блистер со снотворным. Раз мне дали карт-бланш на отдых, то нужно как можно скорее перенестись в мир меча и магии - ибо нехорошее предчувствие так никуда и не пропало, наоборот даже, усилилось.
   Выпив сразу три таблетки (да-да, Минздрав предупреждает и т.д. и т.п, но у меня реально чрезвычайная ситуация), вновь рухнула в кровать и принялась мысленно брить наголо треклятых овец. Примерно на двадцатой блеющей твари (в хорошем смысле этого слова, конечно), меня наконец-то сморил глубокий сон.
  
   - 9 -
  
   Монотонный скрип колёс, ворвавшийся в уши, мне совершенно не понравился, а затхлый запах с нотками нестиранных носков вызвал рвотные позывы. Открывать глаза совершенно не хотелось, но организм, затёкший из-за неудобной позы, и любопытство всё же вынудили это сделать.
   М-да... Картинка, представшая моим глазам совершенно не внушала оптимизма, а наоборот подтверждала, что чуйка Евгении Бабушкиной работает исправно.
   Я и ещё одна мамзель, выряженная в пышное бальное платье, были связаны и находились в небольшой крытой деревянной повозке. Естественно, благородных леди не удосужились со всеми почестями усадить на мягкие сидения в виду того, что эти самые сидения отсутствовали в принципе, зато хотя бы не кулем свалили, а прислонили спинами к стенкам - и на том спасибо.
   Моя сестра по несчастью, которая видимо тоже наслаждалась званым императорским вечером (кстати, почему меня не представили императору, ведь, если верить словам Вильяма, Батюшка всея Империи просто жаждал увидеть меня, несравненную?..), не замечала того, что сотоварка по несчастью наконец-то пришла в себя. Благородная леди была занята поистине важным занятием.
   - Мы умрём! - на одной протяжной ноте выла пленница, монотонно долбясь затылком о деревянную стенку повозки. - Мы все непременно умрёёём!..
   - Пасть закрой! - не выдержав завываний местной баньши, одарила идиотку злобным взглядом.
   - Мы ум... - подавившись новым витком истерики, девушку удивлённо замерла, забыв закрыть рот. - Позвольте, - дурында недовольно вскинулась, - по какому праву Вы, - меня одарили оценивающим взглядом, - разговариваете со мной таким тоном? - Карие глаза наполнились тонной презрения. - Я, между прочим, графиня Виолетта Лестард!
   - А я - попаданка, - растянув губы в приветливой улыбке, фривольно подмигнула дурочке. - Вот и познакомились.
   - Ч-что, простите? - уже привычно отреагировала на мою фразу оппонентка, растерявшись и абсолютно ничего не поняв.
   - А я, говорю, будущая императрица Изгоротской Империи, - мысленно чертыхнувшись, всё же завершила официальные расшаркивания. - Будем знакомы - графиня Беатриса де Венсан. И да, я таки искренне рада нашему с Вами, графиня Лестард, знакомству. Вот только обстоятельства, послужившие нашей незапланированной встрече, меня не только угнетают, но и откровенно напрягают
   - Быть не может! - пропустив мимо ушей мои вежливые расшаркивания, девушка вылупилась на меня, что Ленин на буржуазию. Её истеричный визг неприятно резанул не только по ушам, но и по натянутым нервам, а выпученные глаза и покрасневшие щёки Лестарт недвусмысленно намекали на приближающийся инфаркт. - Чем докаже... те? - Видимо, мадам хотела остановиться на фривольном "ты", но всё-таки решила перестраховаться. Похвальная дальнозоркость, однако!
   - Вам недостаточно моего слова? - презрительно выгнув бровь, вдоволь полюбовалась на дёргающийся глаз истерички.
   - Н-нет... - всё же проблеяли в ответ.
   - Тогда подождём появления моего батюшки - Первого меча Империи графа Вильяма де Венсан в сопровождении Его Высочества, и они подтвердят мои слова. Надеюсь, их удостоверения моей личности будет достаточно? - каюсь, не сдержалась и всё-таки плюнула ядом.
   - Боюсь, нас раньше продадут богатеньким извращенцам, прежде чем твои спасители успеют добраться до невольничьего рынка, - из груды тряпья, что громоздилась в углу повозки, раздался девичий голос.
   Издав истеричный вопль, сильно смахивающий на скрежет гвоздя по стеклу, с резвостью, которую трудно ожидать от связанного человека, отпрыгнула к неудавшейся баньши, визжавшей на одной высокой ноте (и как у неё только воздуха в лёгких не заканчивается?..). И знаете, в этот раз у меня не было совершенно никакого желания прерывать девушку. Пусть поорет, болезная, глядишь, наш новый собеседник не выдержит морального прессинга и сам удавится.
   Но нет, злодейка Судьба сегодня обиделась на вашу покорную слугу, ибо вместо того, чтобы самоустраниться, девушка, облачённая в длинную, цветастую юбку с нашитыми по подолу медными маленькими пластинами, белую блузу размера оверсайз и тёмно-сиреневый платок, покрывающий смоляные волосы, вылезла из своего укрытия и, скрестив по-турецки ноги, громко чихнула.
   "Умереть не встать!" - голосом секретарши Верочки из фильма "Служебный роман" пробормотала стервочка внутри меня. - "Цыганка! Как есть, ромалэ!"
   - Гадалка! - заметив нашу собеседницу, Виолетта резко перестала орать и выдала вполне осмысленное утверждение.
   - Даже не проси, - злобно сверкнула тёмно-карими глазищами девица. - Я изгнана из табора, так что нет во мне больше колдовской силы.
   - Пардон, не поняла... - теперь пришла моя очередь переспрашивать и ждать пояснений. - Разве тебя гаданиям не с пелёнок учат - ну, там по руке читать, по кофейной гуще будущее предсказывать? А уж про гипнотические способности цыган всем известно!
   - Она блаженная? - повернувшись к графине, уточнила ромалэ. - Околесицу какую-то несёт.
   - Это, наверное, от пережитого потрясения, - сама того не понимая, Лестард пришла мне на помощь. - Тебя тоже выкрали?
   "Женька, ну, ты и дурочка-из-переулочка! Это же надо было такое ляпнуть!" - мысленно сама себя отчитывала и посыпала голову пеплом, пока Виолетта и цыганочка обменивались репликами. - "Ещё бы руку ей протянула и попросила на суженого-ряженого погадать!"
   - Нет, меня сюда барон продал, - скривилась ромалэ.
   - И чем же ты так провинилась, что даже родную кровь не пожалели? - Любопытство не порок, а большое свинство, если верить известной поговорке.
   - Жениха у бароновой дочурки увела, - довольно расхохоталась девушка. - Теперь нам с ней делить нечего: она разбила семью моей сестры, а я - её! Меня, кстати, Джофранкой звать, - неожиданно представилась собеседница, сверкнув тёмными глазищами.
   - Графиня Виолет... - заунывно начала моя соседушка, но, получив тычок в бок, быстро исправилась: - Виолетта
   - А я - Триса. - Улыбнувшись обеим девушкам, вновь переключила всё внимание на ромалэ: - И что значит твоё имя?
   - Свободная! - гордо вздёрнула подбородок цыганочка.
   "Через пару часов уже не будешь таковой," - пессимистично вздохнула внутри меня стервочка, а мне же захотелось плакать от чувства безысходности.
   Тяжело вздохнув, вынуждена была признать, что в ближайшие ...цать часов, Кирилл Петрович не добудится своего временного секретаря. Ибо сегодня нельзя лже-Беатрисе засыпать, вот совсем нельзя! Руку даю на отсечение, что тогда при следующем моём пробуждении в графском теле, я не просто в рабском ошейнике буду щеголять, а вообще не факт, что не под потным варваром очнусь! Хм, я же правильно поняла значение словосочетания "невольничий рынок"?..
   Задумчиво закусив губу, озадачила общественность волнующим меня вопросом. К моему искреннему неудовольствию дамы подтвердили, что "да, на невольничьем рынке знатные господа (ничего-ничего, и до их шаловливых ручонок моя озлобленная светлость доберётся и кувалдой по пальчикам-то пройдётся!..) с молотка и за бесценок покупают себе в услужение рабов и рабынь". Последних, естественно, оценивают не только по физической силе и умению вести домашнее хозяйство, но и по возрасту, мордашкам и аппетитным формам.
   - Чего разгалделись, сороки? - грубый мужской голос, донёсшийся с козел, заставил нас с девушками нервно вздрогнуть.
   Раздавшийся тихий звук прыжка (как известно, любопытство не только женский порок), и тяжёлые шаги по направлению к дерюжине, прикрывающей высокие борта повозки с четырёх сторон, не сулили пленницам ничего хорошего. Наконец, шаги замерли, и теперь слышалось сопение и металлический скрежет, видимо, похититель хотел посмотреть, чем занят живой товар, раз в повозке так шумно. И точно, не прошло и минуты томительного ожидания, как дерюжину откинули в сторону и перед нами предстал похититель во всей своей красе.
   - Страшна, вырубай! - увидев заросшую красную морду бугая перед своим лицом (и почему мне, блин, выпала сомнительная честь сидеть с краю?..), от неожиданности вновь не уследила за языком.
   - Пасть закрой, - довольно миролюбиво посоветовали мне, и окинули нашу троицу любопытным взглядом. - Чтобы тихо мне тут сидели! - неожиданно прикрикнул детина, а затем пристально посмотрел на меня. - Графиня, а ты, как посмотрю, любительница винишка, - мерзко захохотал мужик. - Набралась так, что даже не почувствовала, как тебя волокут из дворца!
   - Но-но-но, попрошу без оскорблений! - Обиженно насупившись (а ведь во всём виновато кособокое заклинание Сиятельного, чтоб его перекрючило и трижды об землю ударило!..), выдала на чистом автопилоте: - И вообще, я вино не очень люблю, зато являюсь адептом "святой троицы".
   - Чего? - похититель и Виолетта синхронно выказали своё удивление, а ромалэ заинтересовано блеснула глазами.
   - Мы, адепты, "святой троицы" преклоняемся перед светлым, тёмным и нефильтрованным!
   - Это боги такие, что ль? - совсем выпал из реальности бугай.
   - Пиво! - заливисто расхохоталась Джофранка. - А ты мне нравишься, Триса, хоть и знатных кровей!
   - Вот и молись, чтобы к одному хозяину попали, - от души посоветовал детина, проникшийся к нам с цыганкой толикой сочувствия (видать, он тоже хмельную "троицу" уважал). - А сейчас цыц, иначе кляпы вставлю, - пригрозил мужик, вновь становясь злым и агрессивным. - Мы почти прибыли, и мне не нужны проблемы от вашей болтовни и воплей. Уяснили? - и нас одарили таким проникновенным взглядом, что сказать "Нет" приравнивалось бы к открытой попытке суицида. - Вот и молодцы, - вновь похвалил бугай и, опустив, дерюжину, снова загремел металлическими крюками.
   - Вот же инфузория в туфельках, - скрипнув зубами, не смогла удержаться от тихого ругательства. - Говорила я батюшке: "Научите свою ненаглядную кровиночку махать мечом!", так нет же, он всё каркал, что я могу покалечиться, а шрамы девушку ни в коей мере не красят! Вот дьявол!
   Злобно сверкнув глазами, осмотрелась в поисках предмета, которым бы смогла отстаивать как свою жизнь, так и целостность неприкосновенного организма. К сожалению, в повозке не было даже самого завалявшегося дрына, а туфли на высокой шпильке потерялись в процессе похищения. Хотя...
   Вспомнив свои пьяные выкрутасы, густо покраснела. Нет, я самостоятельно от одной пыточной колодки избавилась, запустив её в сучку Анабеллу. А вот вторая, скорее всего, осталась в комнате Его Высочества - валяется, сиротинушка, возле его постели и ждёт, когда же её выкинут на свалку.
   Кстати, о птичках! Насколько помню, засыпала я в кровати Клода, и даже удостоилась ласкового чмока в лобик на ночь. А очнулась связанной и в повозке, едущей в неизвестном направлении... Кто-нибудь объяснит мне, что, чёрт возьми, произошло за несчастные два-три часа, которые я провела в родном мире?!?!..
   - Мне страшно, - трясясь, словно осиновый лист на ветру, к моему боку прижалась бледная Лестард. - Папочка, где же ты?.. - и девушка тихо всхлипнула.
   - Ну, хоть не завывает, и то хлеб, - тихо озвучила мои же мысли Джофранка.
   Согласно кивнув, могла только сочувствующе смотреть на несчастную Виолетту - как по-другому успокоить девушку я не знала. Думать о нашей дальнейшей судьбе было бессмысленно (и так ежу понятно, что ничем хорошим нежданное путешествие не кончится), так же как и сыпать вопросами, типа "Лестард, а ты-то как на пути к невольничьему рынку оказалась?". Ещё одного витка истеричных завываний моя нежная психика не выдержит.
   Погрузившись в размышления о том, кому персона Трисы стала поперёк горла (Клод и Белла отпадают сразу: первый побоялся бы гнева венценосного папочки, прекрасно знающего о пророчестве; вторая же не имеет такой власти, чтобы провернуть похищение графини из-под носа императорской стражи), не заметила, как соседку пробило на "поговорить".
   - Никогда больше ничего крепче компота пить не буду, - тихонько прошептала несчастная, и умильно шмыгнула носом.
   - В смысле? - вздрогнув, почувствовала, что дело пахнет керосином.
   - Что непонятного? - смущённо покраснела оппонентка. - После танцев в зале было довольно душно, и в горле к тому же пересохло. Так что служка, разносивший напитки, меня буквально спас!
   - Невысокий, крепко сбитый жгучий брюнет с серыми глазами? - моментально стала в охотничью стойку я. Но заметив на миловидном личике Лестард недоумение (ах да, как я могла забыть, что местные аристократы не запоминают лиц наёмных рабочих?..), добавила ещё один отличительный признак парня: - И он назвал тебя полным титулом, а не обобщающим "госпожа"?
   - Откуда Вы..? - и без того огромные карие глаза Виолетты стали ещё больше.
   - И что же он тебе посоветовал? - не удостоила ответом незавершённый вопрос.
   - Самогон, - хохотнула девушка, а меня же отчётливо перекосило. - Но потом посмеялся, и указал на бокалы с вином.
   - Дай угадаю, - у меня аж руки вспотели от волнения, - после двух бокалов напитка у тебя закружилась голова, и некто помог тебе покинуть бальную залу? Скорее всего, навешал лапши, что выведет на улицу, где ты быстро придёшь в себя. Верно?
   - Откуда..? - кажется, Виолетта вот-вот прировняет меня к когорте ясновидящих.
   - Аналогичная ситуация, - не стала вдаваться в подробности и печально приуныла.
   - Да и ни какие званые вечера ходить вообще не буду теперь! - Не замечая моего подавленного состояния, Лестард вернулась к прерванной теме и смешно поджала губы, отчего стала похожа на утку. - Лучше бы дома за вышиванием сидела.
   - Так почему не осталась в родных хоромах? - не уловила суть проблемы Джофранка. - Сейчас бы сладко потчевала в своей кровати, а не тряслась с нами в повозке.
   Согласно покивав, мол, поддерживаю руками и ногами, вновь посмотрела на приунывшую соседку.
   - Матушка настояла, - буквально проскрежетала зубами Виолетта. - Видите ли, мне уже двадцать лет минуло, и через годик-два ни один уважающий себя аристократ в мою сторону даже не посмотрит. А что может быть хуже для девушки, чем остаться старой девой?
   "А меня тогда что, в утиль можно смело сдавать, объявив "просрочкой"?!?!" - Я аж задохнулась от возмущения, стоило только вспомнить собственный возраст. - "Вот же помешанные!"
   - Например, стать лежачим инвалидом, который не может самостоятельно позаботиться о своих нуждах? - естественно, моя скептически настроенная персона, у которой стрелка озлоблеметра стремительно неслась к отметке "Danger".
   - Ты о чём? - удивлению ромалэ не было предела. - Вы же, знатные, без посторонней помощи даже на горшок сходить не можете.
   - Вот не надо обобщать! - моментально насупившись, всё же мысленно признала правоту цыганки - и неженка Беатриса тому живое доказательство. - Меня, допустим, не пугают тяготы домашнего быта и самообслуживания!
   - Ой ли? - не поверила Джофранка.
   Только я открыла рот, чтобы вступить в жаркие (и не факт, что тихие) дебаты с девушкой, как в разговор вмешалась отошедшая от шока Лестард.
   - Триса... Могу я Вас так называть? - Виолетта всё ещё опасалась попасть впросак и старалась обращаться ко мне максимально корректно, но без особого фанатизма. Получив мой согласный кивок, и разрешение открыто фамильярничать, девушка продолжила: - Триса, как ты можешь говорить о тяжёлом физическом труде? Ведь тогда я могу повредить руки, и никто не оценит по достоинству мою игру на арфе!
   - На чём? - Шокировано вылупившись на оппонентку, с трудом представила её - щуплую худышку - и огроменный музыкальный инструмент, так сказать, в комплекте.
   - На арфе, - ответили мне с достоинством. - Это струнный щипковый муз...
   - Я знаю, что это такое, - перебив Виолетту, вновь ставшую занудой, вернулась к первоначальному вопросу: - Ну, не сможешь ты играть на этой бандурине, зато всегда способна прокормить, обогреть и нарядить как себя, так и свою семью.
   - Преумножать достаток рода и управлять поместьем прерогатива мужчин, - заучено выдали мне практически хором Лестард и Джофранка.
   - А бабское дело тогда какое? - я вновь начала закипать. - Мужика ублажать, да терпеть тычки от свекрушки?
   - Да... - тихо-тихо проблеяла Лестард, склонив голову. - Разве тебя матушка с детства не учила, что молодой девице нужно удачно выйти замуж, чтобы бед не знать? За мужем - как за каменой стенной!
   Взвыв в голос, порадовалась, что мои руки были связаны. Ибо, любимым накопительным вкладом клянусь, проредила бы светло-русые волос на голове Виолетты.
   - Дура! -всё же рявкнула, не сдержавшись. - А если бы муженёк к бутылке прикладывался и, набравшись по самые брови, колотил тебя почём зря? Хотя нет, - бросив на растерявшуюся девушку злобный взгляд, довольно оскалилась: - на таких спокойных и безропотных малышек обычно клюют законченные извращенцы. И тогда бы, моя хорошая, ты бы в первую же брачную ночь познала все прелести жёсткого секса с применением БДСМ-игрушек!
   Испуганные моим алогичным поведением девушки, слаженно шарахнулись в сторону от припадочной. На их лицах крупными буквами было написано, что новая знакомая - буйнопомешанная, которая через слюну может передать заразу другому человеку. А меня же просто трясло от злости и понимания, что в Изгоротской Империи представительницы прекрасного пола привыкли безропотно и абсолютно во всём подчиняться мужикам. Домострой какой-то, ей-богу!
   Пыхтя, словно паровоз, я старательно пыталась успокоиться, мысленно приводя весомые доводы в защиту такого поведения. Да, я смотрю на местные порядки и устои с колокольни независимой работающей женщины XXI века. И если бы местные дамы попали в мой мир, то непременно бы крышечкой тронулись от понимания того, что подчас баба зарабатывает больше мужика и тянет на своих плечах семейный быт. Нет, я не феминистка и прекрасно понимаю, что со львиной долей вещей может справиться только мужик. Но, увы и ах, пока не встретила на своём жизненном пути "того самого", поэтому да, я в состоянии повесить полку в комнате, предварительно вогнав два дюбель-шурупа в стену!..
   - Опять разорались, сороки! - вновь с козел раздался зычный бас громилы. - Цыц, а то кляпами воспользуюсь!
   Ничего не ответив на угрозу, устало прикрыла глаза.
   Не мне судить местных жителей, и не им - меня!..
   Не знаю, сколько времени мы провели в тишине, нарушаемой тихим скрипом колёс, как повозка, резко дёрнувшись, замерла. Удивлённо переглянувшись с сотоварками по несчастью, с пугающим безразличием поняла, что мы прибыли в место назначения - а именно на невольничий рынок. Громкий гам и крики, раздававшиеся за стенами повозки, подтвердили мои страшные догадки.
   - Конечная, - спокойно констатировала, бросив настороженный взгляд на Виолетту.
   Джофранка казалась вполне адекватной девушкой, которая в случае необходимости сможет за себя постоять. А вот графиня Лестард являлась дамой взбалмошной, истеричной и нелогичной в своих поступках. Эдакая бомба с поломанным часовым механизмом - знаешь, что рванёт, но неизвестно когда именно.
   Бугай одёрнул тяжёлую дерюжину и моему взору предстала довольно пасторальная картинка эдакого деревенского базарчика в субботний день.
   Огромная поляна, окруженная с трёх сторон высокими и, судя по обхвату стволов, многолетними деревьями, а с четвёртой проглядывалась довольно наезженная дорога, перекрытая шлагбаумом, была заполнена разномастным людом. На дальнем крае толпилась горстка конюхов, занятых починкой повозок и обслуживанием лошадок. В центре же поляны высился дощатый кособокий помост, на котором с лёгкостью поместились бы пятнадцать человек.
   Детина, особо не церемонясь, вытащил вначале меня, а затем и полуобморочную Виолетту, предварительно развязав нам ноги (правда, сей милый человек не забыл упомянуть о том, "чтобы мы даже не думали лягаться, иначе нам ноги собственными руками переломает"), и лишь после этого попытался дотянуться до цыганки. Приказав, чтобы ромалэ подползла к краю повозки, бугай получил меткий плевок в глаз и весьма неприличный жест в ответ на приказанье. Обозлившись, похититель одним прыжком вскочил в повозку и, не успев опомниться, огрёб ещё и удар под дых.
   Радостно заулюлюкав на манер спортивных болельщиков, чья команда выигрывала в матче, совершенно не обращала внимания на то, что наша скромная компания привлекает очень много ненужного внимания. Ну, да у меня на тот момент были дела и поважнее - а именно помочь несчастной Джофранке и не огрести самой.
   Детина, обозлившись на цыганку, загнал девушку в угол и, удерживая одной рукой за тонкую шею, уже занёс другую для удара. Испуганно подпрыгнув (сильно сомневаюсь, что после удара амбала Джофранка выживет), громко заорала:
   - Стой, дебилоид! - и бросилась обратно в повозку.
   Напрочь позабыв об узком платье, в котором просто было невозможно делать широкие шаги, бегать и прыгать, чуть не загремела наземь. Содрав пальцы до крови, и вогнав бесчисленное множество заноз под кожу, всё же смогла влезть в повозку и разъярённой фурией набросилась сзади на мужика. Изловчившись, каким-то чудом смогла повиснуть на его спине, крепко вцепившись похолодевшими пальцами в волосы.
   - Покалечишь товар, и покупатели много денег не дадут, - попыталась донести до идиота разумные вещи, старательно игнорируя скептический взгляд ромалэ. - Или тебе плевать на заработок?
   Амбал замер, задумчиво провел большим пальцем по тонкой шее пленницы и отпустил её. Стащив меня, словно несмышлёного котёнка, за шкирку со своей спины, бросил в угол повозки, где уже притаилась Джофранка. Девушка, тихо шепнув слова благодарности, помогла мне подняться на ноги и поддерживала под руку, пока я спускалась на землю. Под строгим взглядом нашего конвоира внутри всё холодело от ужаса, а тело отказывалось повиноваться, отчего движения были заторможенными.
   Выстроив нас в цепочку, бугай перевязал наши руки длинной верёвкой, конец которой намотал себе на кулак. И, насвистывая под нос какой-то бодренький мотивчик, потопал к остальному люду. Мы, естественно, шли за ним, словно болонки на поводке.
   На подходе к пустому помосту, перед нашим похитителем материализовался низкорослый, костлявый и страшный, словно смертный грех, мужичок. Пошушукавшись с красномордым и получив от него несколько мелких монет, дядечка согласно покивал лысой головой и злорадно оскалился, бросив на нашу троицу довольный взгляд. Наверное, урод, уже процент от нашей продажи подсчитывал.
   - Ух, мерзкая тварь, - заметив, как наш похититель тянет губы в довольной лыбе, ромалэ изрекла замогильным голосом: - Видимо всё хорошо складывается, и нас сегодня точно продадут. Вон, сколько богачей понаехало.
   Шикнув на каркунью, во все глаза смотрела на разворачивающееся перед нами действо. Толстый, словно шкаф, мужик буквально выволок на помост полноватую, но от этого по-домашнему уютную и статную женщину, облачённую в простого кроя серое платье и чёрные полуботиночки. На вид крестьянке было лет сорок, и она нервно теребила конец толстой русой косы, но на присутствующих смотрела с явным безразличием (видимо, слёзы у нее давно кончились). Хорошенькое женское лицо распухло от побоев, а на руках и шее виднелись следы от верёвок. Порванное в нескольких местах платье красноречивее любых слов говорило о том, что над женщиной издевались, либо насильствовали.
   - Убила бы выродков! А оторванные руки и х... кхм, вот именно тот самый детородный орган вставила в ж... кхм, в другое то самое место! - злобно проскрежетала я зубами, совершенно не заботясь о том, что благородной леди таких слов знать не положено.
   - Цыц! - вновь прикрикнул на меня бугай.
   Вскочив на помост давешний щупленький мужичок, а ныне крутой распорядитель торгов, бойко затараторил:
   - Уважаемые дамы и господа!..
   - Помимо того, что тут мужики отовариваются, так ещё и бабы подобным не брезгуют?! - охренев от неожиданности, не смогла сдержать болтливый язык, ибо моему удивлению не было предела.
   - Ой, дуууура!.. - простонала цыганка, с силой толкая меня в спину. - Следи за словами, а то, не ровен час, первая с помоста пойдёшь!
   Вновь бросив на каркунью далёкий от обожания взгляд, присмотрелась и действительно заметила среди толпы дородных, облачённых в штаны и рубахи женщин. Помимо прочего дамочки были обвешаны кучей оружия, и на их лицах блуждали настолько мерзкие ухмылки, что аж мороз пробирал. И если кому-то интересно, почему я не обратила внимания на длинные волосы, якобы являющиеся женской прерогативой, спешу ответить. У половины здешних мужиков были такие шикарные патлы, длиной до задницы, что даже я, находясь в теле Беатрисы и обладая густой блондинистой шевелюрой, буквально обзавидовалась!
   Распорядитель недовольно зыркнул на нашего похитителя, который в свою очередь бросил на нас предостерегающий взгляд, и продолжил трещать с пулемётной скоростью:
   - Уважаемые дамы и господа! Перед вами великолепный лот - женщина, тридцати пяти лет, мать троих детей, умеющая не только ублажать мужчину... ну, или даму, кому как будет угодно, - он похабно подмигнул кому-то в толпе, и продолжил рекламировать живой товар: - Но так же способная вести домашнее хозяйство, стирать, латать крышу, работать в поле. Первоначальная цена - тридцать золотых!
   И пошло - поехало! Со всех сторон раздавались разнообразные крики: кто-то кричал, что "это грабёж средь бела дня", кто-то горланил: "тридцать один золотой и ни серебрянкой больше", а кому-то нужен был "довесок из её детей". Короче, гвалт стоял неимоверный. А сама виновница переполоха продолжала всё так же стоять столбом и не подавала никаких признаков заинтересованности.
   Наверное, окажись я в подобной ситуации, где меня бы выкрали из дома, в котором остались бы мои детки, тоже бы закрылась от внешнего мира. Это единственный способ, как утверждают психологи, сохранить рассудок...
   - Милейший, - с лёгкостью перекрикивая толпу, один из покупателей решился задать вопрос: - а будут ли бабу искать? Насколько понял, она же замужняя.
   Довольно ухмыльнувшись, распорядитель самым слащавым голосом ответствовал, что "женщину искать не будут, ибо муж уже нашёл себе молодую и покладистую супругу, а от нынешней решил избавиться". Видимо, чмошник не захотел марать руки в крови, вот и продал жену в рабство. А что, в Изгоросткой Империи это легко провернуть, стоит лишь немного задолжать нужному человеку - в данном случае щуплому мужичку - и вместо золотых расплатиться законной супругой. Не удивлюсь, если неверный супруг ещё и денег с продажи жены выручил. Грррр!..
   Вслушиваясь в сальные шуточки покупателей и довольный хохот нашего похитителя, с силой сжала кулаки.
   - Урррод треклятый! - злобно прошипела, совершенно не опасаясь быть услышанной. Но, как оказалось, у Виолетты был чуткий слух, и девушка, заслышав мои слова, наградила меня предостерегающим взглядом. - Молчу-молчу! - Как бы я ни злилась, а Лестард права - не стоит лезть на рожон.
   - Итак, дамы и господа, - распорядителю надоело работать клоуном, и он вернулся к торгам, - кто-то сказал "тридцать один золотой"?
   - Покупаю! - дядька с визгливым, словно работающая циркулярка, голосом, ранее интересовавшийся мужем несчастной, поднял вверх жилистую руку с зажатой в кулаке красной материей. Видимо, красный платок служил на местном рынке вместо аукционной таблички.
   - Тридцать один золотой раз! Тридцать один золотой два! Тридцать один золотой три! Продано!!! - радостно заорал распорядитель, довольный, что провернул хорошую сделку.
   Проданная дамочка продолжала хранить олимпийское спокойствие, и даже (Господи, спаси и сохрани!..) собственными ногами подошла к "циркулярке". Мужик повернулся к повозкам и, крикнув: "Гора, забирай!", потерял интерес к своей свежеприобретённой собственности и вновь уставился на помост, куда уже волокли нашу троицу.
   Поднявшись на деревянную площадку, почувствовала себя не в своей тарелке. Хотя... Голой я себя почувствовала, стоя под обстрелом маслянистых глазёнок, так будет точнее! Думается, мои сотоварки полностью разделяли мои неприятные ощущения, поэтому и прижались ко мне с двух сторон, трясясь, словно осинки на ветру.
   - Девственницы? - хищно сверкнула глазами дядька с клювом вместо носа.
   - Эти две, - бескультурно ткнул в меня и в Виолетту пальцем распорядитель, - да, аристократки же, тьфу! - и он смачно сплюнул на доски. - За гадалку не ручаюсь - продал её барон, так что помимо колдовской силы, может ещё и невинности лишилась! - Не стал скрывать правду от покупателей мужик. - Итак, уважаемые дамы и господа, с какой мамзельки начинаем?
   - В чёрном!.. - и одновременно с этим:
   - В белом!.. - мнения толпы разделились.
   Согласитесь, матерно орать: "Ну, что, матрёшки, кто первый на раздачу волшебных пи...?" было бы как минимум глупо, как максимум - смертельно опасно. Поэтому и я, руководствуясь истеричными воплями инстинкта самосохранения, молчала. Правда, чувствую, ещё парочка особенно мерзких высказываний от покупателей и меня прорвёт.
   Рабовладельцы разделились на три противоборствующих лагеря, которые старались друг друга переорать и стать первыми в выборе живого товара. В дальней части поляны, где, видимо, паслись особо отмороженные представители человеческого рода, дело уже дошло до кулаков, и грозилось в любой момент широкой волной бешенства и агрессии докатиться и до помоста.
   - Дамы и господа, прошу минуточку внимания, - громко заорал распорядитель торгов, понимая, что теряет контроль над общественностью. - Предлагаю бросить жребий, который и выберет очерёдность продажи для каждой, хи-хи, благородной и не очень леди.
   Толпа заткнулась, коллективно пошевелила извилинами, и все довольно закивали головами. Умилившись от столь дружного согласия (вот, что значит "лидер от Бога"), пропустила момент, когда щуплый мужичонка тихой сапой подобрался к нам сзади, и при помощи ножа отрезал по лоскуту от каждого платья. Охренев от подобной наглости (если на многослойном платье Виолетты сие действо никак не сказалось, то я и Джофранка обзавелись малоприятными дырами на подолах), только и успевала, что с офонарением наблюдать за разыгрывающимися действиями.
   Повернувшись спиной к толпе, дядька спрятал в карманах лоскуты и вновь повернулся лицом к покупателям. Его маленькие, глубоко посаженные глазки довольно блестели, а широкой улыбке позавидовал бы и аллигатор.
   - Думаю, никто не будет спорить, что право выбора нужно предоставить господину Розенталю, как самому влиятельному человеку среди нас? - Толпа довольно загудела, явно соглашаясь. - Господин Розенталь, прошу назвать цифру "один", - тут он коснулся себя ладонью в области сердца, - "два", - на этот раз приложил руку к правому карману, - "три", - а теперь - к левому. - Итак?
   - Два, - с важным видом ответствовала "циркулярка".
   С самым заговорщицким видом распорядитель достал из правого кармана белый лоскут и, подняв руку над головой, потряс тряпкой. Как говорил Игорь Маменко, толпа неистовствовала.
   - Другую цифру, будьте столь любезны, - проявил знание высокой словесности распорядитель.
   - Один, - кажется, "циркулярке" понравилось быть вершителем чужих судеб.
   Согласно поднятой цветастой тряпице, зажатой в кулаке мужичка, второй с молотка предстояло идти Джофранке. Цыганка, злобно сверкнув глазами, одарила довольную толпу презрительным взглядом, и тихо, так что только я услышала, прошипела: "Прокляну! Каждого!".
   - Ну, а мамзель в чёрном предстоит завершить сегодняшние торги, - подвёл закономерный итог щуплый дядька. - Итак, дамы и господа, позвольте представить новый лот - благородная леди! Не умеет вести домашнее хозяйство, не умеет ублажать ни мужчин, ни женщин, привыкла к обеспеченной жизни, - практически облил помоями Виолетту дядька. - Зато невинна, хорошо сложена, не дурна лицом, умеет музицировать и вышивать. Первоначальная цена - сто золотых!
   Графиня Лестард, слушая свою характеристику, поочерёдно бледнела, краснела, синела, но в обморок пока не падала. Что лично меня, очень радовало. Если бы девушка лишилась чувств и хлопнулась на деревянные доски, то мне и ромалэ пришлось бы падать на колени, утягиваемые треклятой верёвкой, которой были перевязаны наши руки.
   - Двести! - "циркулярка" с удовольствием включился в торги.
   - Двести один! - понеслось с другой стороны поляны.
   - Четыреста! - теперь к торам подключился женский голос.
   - Четыреста пятьдесят! - не отставал "циркулярка". Кажется, мужик положил глаз на несчастную Виолетту.
   Услышав цену господина Розенталя, остальной люд притих, видимо, не все готовы были выложить целое состояние за девушку, которая в быту и в постели ничего не умела. А вот владельцу несчастной крестьянки, кажется, захотелось собрать вокруг себя всех представительниц прекрасного пола, участвующих в сегодняшнем аукционе.
   - За каждую из этих троих, - в нас некультурно ткнули корявым пальцем, - дам по четыреста пятьдесят золотых!
   Бросив затравленный взгляд на распорядителя, с ужасом поняла, что тот уже готов орать: "Продано!". По всей видимости, дядька не ожидал так выгодно сбагрить двух пустоголовых аристократок и лишённую магической силы гадалку. А тут такое счастье в лице "циркулярки" привалило!
   - Э, нет, голубчик, так дело не пойдёт! - не успела сообразить, что творю, как язык уже молол без остановки. - Вы же так продешевите!
   - В смысле? - не понял щуплый мужичок, впериваясь в мою персону настороженным взглядом.
   - В коромысле, - на чистом автомате передразнила оппонента. - Вы расписали Виолетту в общих красках, причём, позвольте заметить, преимущественно в тёмных тонах. А о гадалке или же обо мне вы вообще ни словом не обмолвились!
   Нет, я не идиотка, мечтающая о приключениях, а вполне себе прагматик, надеющийся спастись из сложившегося положения. Чем дольше я буду пудрить людям мозги, тем больше вероятность, что смогу углядеть хотя бы маленькую лазейку и сбежать с сотоварками отсюда. Да, вероятность такого исхода крайне мала, даже, я бы сказала, приближается к нулю, но и сидеть на жопе ровно и ждать, пока местные барыги решат мою судьбу, не собираюсь!..
   - А что говорить про гадалку, лишённую силы? - удивлению распорядителя не было предела. - За такой товар больше сотни золотых не выручить. Так что, предложение господина Розенталя очень щедрое и...
   - Стапэ! - гаркнув на мужика, окончательно обозлилась. - Ты то по одному слову в минуту тянешь, то, блин, с рэперской скоростью очередь из десяти слов в секунду выдаёшь! Ромалэ во все времена славились своими завораживающими танцами, наполненными страстью и огнём.
   - Танцульками не привлечёшь покупателя, - сплюнул на пол дядька.
   - Да твою ж Машу! - спародировав выступление КВНской команды "Триод и Диод", одарила идиота скептическим взглядом. - Это скучное до зубовного скрежета вальсирование ничего не даёт, а страстный танец, наполненный чувственностью и грацией, заставит любого из штанов выпрыгивать!
   - Ты что несёшь? - в голос взвыла Джофранка, с силой толкая меня в бок. - Замолчи!
   - Не лезь, - шикнула на девушку. - Просто доверься мне!
   - Ну, хорошо, положим за эротику ещё пяток золотых можно накинуть, - потерев пальцами острый подбородок, распорядитель признал мою правоту.
   - Правильно, милейший, и вместо четырёхсот пятидесяти золотых в твоём кармане осядет четыреста пятьдесят пять монет! Так, едем дальше, - испугавшись, как бы до Розенталя не дошло, что его пытаются обобрать как липку, неслась на крыльях вдохновения. - Теперь поговорим обо мне! - наградив присутствующих скромной улыбкой, честно им сообщила: - Предупреждаю сразу: до десяти утра, я - старое, больное создание, ищущее место, где можно было бы скончаться. Но после часа ночи в состоянии забить легион демонов тульским пряником и ещё силы на пирушку по случаю победы останутся. Итак, кто за такое сокровище отвалит семьсот золотых?
   - Сколько?!!? - вместе с толпой покупателей и распорядитель выпал в осадок.
   - Семьсот, - с самым невозмутимым видом повторила в ответ. - А что, такие девушки, - и я гордо выпятила грудь вперёд, - на дороге не валяются, знаете ли.
   Толпа ошеломлённо молчала, явно деморализованная моим алогичным поведением. Решив, что нельзя останавливаться на достигнутом, вывернула тумблер с пометкой "Оратор" на максиму и сладкоголосой птичкой защебетала дальше.
   - Уважаемые, я смотрю, вы ещё своего счастья до конца не поняли, - окинув народ ехидным взглядом, набрала в грудь побольше воздуха: - Хоть и не умею крестиком вышивать, зато в ванной пою от души! Поэтому, позвольте же усладить ваш слух песней. - Не став дожидаться бурных оваций, вполне себе мелодично затянула, отстукивая такт ногой: - Был я весел, но сейчас все восстали против нас, будто бы дышать им не даёт чужооооое счастье. Нынче на родной земле стало тесно - ей и мне. В солнечный день и при луне, чтооооооо за напасти? Говорят, бродяга я, и она не для меня, и ничего общего быть у нааааааас не может. Говорят, что кур доят, а для нас разлука - яд. Ей, как и мне, любоооовь поможеееееет!..
   - Замолчи! - не выдержав издевательств над своей нервной системой, обладатель клюва вместо носа натужно взвыл: - Сто золотых даю, лишь бы ты замолчала!
   - Уточню, - мысленно возликовав, довольно ухмыльнулась, - лично мне заплатите?
   - Не борзей! - моментально подпрыгнул распорядитель. - Сейчас ты находишься на моей территории и, следовательно, принадлежишь мне! Дальше логическую цепочку, надеюсь, сама продолжишь, - и он кивнул своим ребятам, чтобы те забрали деньги у нервного покупателя, не оценившего мои таланты по достоинству.
   Э, нет, родной, я уже приметила двух имбецилов, которым собиралась заплатить, чтобы они нас выпустили за шлагбаум и дали часик форы для побега. А теперь ты мне в открытую заявляешь, что денег (причём, попрошу заметить, честно заработанных) у меня больше нет?!?! Ну, всё, долдон, ты - покойник!..
   - Да щаз, - дёрнувшись, словно от пощёчины, сузила глаза. - Если твои молодцы ещё хоть на шаг приблизятся к моим, - последнее слово специально выделила голосом и бросила на "Ара-джана" предупреждающий взгляд, - золотым, я снова начну петь!
   - Получишь по морде, - волком уставился на меня распорядитель. - Думаю, одного несильного удара будет достаточно, чтобы ты грохнулась в беспамятстве. А уж когда очнёшься, пусть твой новый хозяин с тобой разговоры разговаривает.
   - Такую бабу надо держать ближе к телу, - в беседу включился бородатый мужик самой отвратительной наружности. - Только она рот откроет, как ты ей уже всадил по самое "не балуй", и так каждый раз. А если в беспамятстве от ужаса валяться будет, то тоже ничего - главное же что баба! И не кормить, чтобы не сопротивлялась, когда её под уважаемого человека положат! - и он похабно расхохотался, довольный собственными познаниями в области ухаживания за женщинами.
   Народ, слышавший пламенную речь охольника, довольно заржал, поддерживая его точку зрения. Вот только они забыли уточнить моё мнение, касаемо поставленного вопроса. А так как я, Евгения Бабушкина, уже не первый год работаю секретарём и, соответственно, повидала на своём веку немало на многочисленных корпоративах, то у меня всегда найдётся, что сказать зазнайке и с превеликой радостью этим самым ответом поделюсь с окружающими.
   - Пугаться и падать в обморок бессмысленно, - хмыкнув, одарила мужика презрительным взглядом. - Пребывая в нирване, могу пропустить момент, когда из нового трахаря можно будет кастрата сделать. - Отвернувшись от прифигевшего советчика, одарила далёким от обожания взглядом распорядителя, который, кажется, уже реально подумывал о том, чтобы меня треснуть. - А теперь ты, гандон, слушай. Я буду петь столько, сколько захочу, и ты даже не поймёшь безобидные ли это слова или, может быть, я возношу мольбу о помощи Тёмному богу. - И, чтобы окончательно запугать общественность, переключилась на зарубежный альтернативный рок: - You, you drive slow, you drive slow, you make me feel so crazy. I don't wanna know, don't wanna know your name, you look amazing. Just one shot and go. Two shots and go. For me this world is hazy. I don't wanna talk, don't wanna talk...
   Как я и рассчитывала, толпа испуганно шарахнулась от меня, распорядитель кубарем скатился с помоста, явно не зная чего ещё ожидать от сумасшедшей девки, преклоняющейся Темнейшему, а Джофранка и Виолетта с самыми невозмутимыми лицами, обозревали творящейся бедлам. Видимо, девушки решили, что уж лучше они рядом с неадекватной мной (пусть и последовательницей Тёмного бога) постоят рядышком, нежели попадут в руки работорговцев.
   - Итак, уважаемый, - бросила заинтересованный взгляд на "циркулярку", многозначительно поиграв бровями, - ваше предложение всё ещё в силе?
   Деморализованный мужик активно закивал, и с силой швырнул плотный небольшой мешочек мне под ноги. Испуганно шарахнувшись (мало ли какая хрень в нём запрятана), с удовольствием услышала мелодичный перестук монеток друг о друга.
   Кажется, всё идёт по плаааануууу!..
   Довольно зажмурившись, уже хотела поднять честно заработанный кошель с деньгами, как вспомнила о том, что руки у меня до сих пор связаны. В принципе, так же как у Виолетты и Джофранки. Не успела я опечалиться сим прискорбным фактом, как мой шальной взгляд (каюсь, после столь оглушительного успеха у местной публики, мозг, прихватив истерично вопящий инстинкт самосохранения, свалил в заоблачные дали) упал на притихшего распорядителя. Мужичок обводил толпу недоумённым взглядом и безмолвно шевелил губами - видимо, проклинал тот день и час, когда решил продать с молотка мою сиятельную персону.
   - Эй, милейший, - обратив свой царственный взор на дядьку, добавила в голос толику теплоты, - будьте столь любезны и развяжите нам руки.
   - Пошла ты... - совершенно не был любезен щуплый мужчина. - Из-за тебя, тварь, всё к демонам полетело!
   - Сами виноваты, что не можете правильно организовать торговлю, - моментально включилась в перепалку, оскорбившись до глубины души. - Прежде всего, нужно было узнать всю подноготную о товаре, а именно: страна производства, рейтинг популярности, качество продукта, недостатки...
   - Чего? - на меня недоумённо вылупились. - Что ещё за "страна производства"? Ты - самая обычная, избалованная жизнью аристократка, - с ненавистью выплюнул мужик. - И, если уж на то пошло, то твои недоумки родители произвели такую шваль на свет в Изгоротской Империи.
   - Слышь, пустозвон, - услышав, как распорядитель почём зря поласкает графскую чету, осатанела: - пасть прикрой, пока я это силой не сделала. Ты хоть знаешь, кому дорогу успел перебежать, мудак?
   - Договоришься сейчас, дрянь, - кажется, мне таки удалось вывести из себя мужика. - Думаю, без своего поганого языка ты втридорога пойдёшь!
   - Сейчас сам пойдёшь, припадочный, - во мне разгоралось жгучее пламя ненависти. - Ты лучше спроси у своего амбала, с какого званого вечера он двух аристократок упёр. Ну, чего застыл, гандоношвили? Услади мой взор своей вытянувшейся мордой, когда осознаешь всю глубину выгребной ямы, в которую попал!
   - Закрой пасть!.. - Злобно проскрипел распорядитель и, повернувшись к уже знакомому красномордому бугаю, всё же проявил любопытство: - Люций, где ты эту шалаву достал?
   - Слова подбирай, импотента кусок! - вновь осатанела я.
   Нет, если бы я дала повод считать свою особу падшей женщиной, то и слова бы поперёк распорядителю не сказала. Но, так как Беатриса де Венсан, является воспитанной благородной леди и ещё даже не целовалась ни с одним представителем сильной половины человечества (до приснопамятного вечера в кладовке наедине с Клодом ещё жить и жить), то слава мужика о моём аморальном поведении чистой воды поклёп! А за такое я, Евгения Бабушкина, обычно выцарапываю глаза, проклинаю самыми страшными словами (например, чтоб тебе любимый позвонил, когда ты только ногти накрасила, а телефон валялся на самом дне сумочки) и всячески пакостю!..
   - Ну, так... - сообразив, что сейчас огребёт на орехи, Люций затравлено посмотрел на нашу троицу. - На Старом тракте барон мне гадалку за медяки продал, - детина решил начать, что называется, от печки. - Ну, а эти две... - Набрав полную грудь воздуха, словно перед прыжком в ледяную воду, красномордый всё же сознался: - Их с императорского двора упёрли...
   - ЧЕГО?!?! - сиреной взвыл распорядитель и, судя по сбледнувшему лицу, понял-таки, любезный, что попал по самое "мама, не балуй". - Ты же сказал, что смог выкрасть дурочек-аристократок из их имений!
   - Сбрехал, - авторитетно закивала Джофранка, и всего парой слов предопределила дальнейшую судьбу амбала: - Насколько помню, меня только купили и в первую же ночёвку, к нашей стоянке прискакал всадник, закутанный в чёрный плащ с глубоким капюшоном. Он открыто спросил у Люция, сколько тот готов заплатить за невинную аристократку и, услышав в ответ "Двадцать золотых", недовольно скривился, но согласно кивнул. Договорившись о том, что через сутки Люциус должен ждать незнакомца в Зачарованном лесу, что подступает к стенам императорского дворца, спешно ускакал.
   - Опознать мужика сможешь? - я моментально стала в охотничью стойку - кажется, судьба ко мне благосклонна и в скором времени мне удастся плюнуть в рожу похитителю.
   - Эммм... Наверное, нет, - растеряно произнесла ромалэ. - Темно было, и дядька предусмотрительно не подходил к костру.
   - А по голосу? По фигуре? - всё не унималась я.
   - Мужик как мужик, - растеряно проблеяла девушка. - Широкоплечий и довольно высокий... - Цыганка, понимая, что для меня и для Виолетты это довольно важная информация, старательно терзала память: - Я бы даже сказала массивный... Да и аура вокруг него была странная... Давящая!
   - Ну, насчёт последнего лучше поговорить с моим отцом, - припомнив, что Вильям является спецом по чтению аур, довольно улыбнулась. - Что было дальше?
   - Ничего особенного, - пожала плечами девушка. - Мы добрались до условленного места, и незадолго до полуночи к нам прискакал давешний всадник. Правда, вместо одной аристократки он приволок двух - тебя и Виолетту, но даже не стал ругаться, когда Люций отдал ему только двадцать золотых, мол, за вторую девицу речи не шло.
   - Правильно, - моей загадочной улыбке сама Мона Лиза могла бы позавидовать. - Скорее всего, похититель хотел продать только графиню Лестард - видимо, кому-то она перебежала дорожку, - бросив на притихшую девушку оценивающий взгляд, сама себе согласно кивнула. - Ну, а я же просто не вовремя подвернулась под руку. Хотя странно, засыпала-то я в спальне Его Высочества... Ну, не сам же он меня в руки похитителя отдал?
   - Всякое может быть, - резонно возразила Джофранка. - Так ты что, правда, невеста Его Высочества?
   - Смысл мне врать, - удивлённо воззрившись на цыганку, не могла понять её настороженности. - Что опять не так?
   - Тогда почему тебя до сих пор не спасли? - сама того не понимая, гадалка с удовольствием наступила на больную мозоль.
   - Придут, - самоуверенно заявила с самым надменным видом, прекрасно понимая, что от моего ответа слишком многое зависит. - И батюшка лично линчует всякого, кто ко мне или к этим милым дамам хоть пальцем притронется!
   - Милашка, поздно ты спохватилась, - понимая, что ему нужно реабилитироваться в глазах распорядителя, амбал попытался показать, что всё норм и никто аристократок не ищет и искать не будет. - Я тебя, пока грузил в повозку, знатно пощуп...
   Не успел парень закончить свою мысль, как собрал глазки в кучку и с тихим хрюком рухнул мордой в землю. Чем изрядно испугал не только мне, но и всех собравшихся.
   Удивлённо переглянувшись с девушками, которые, так же как и я, совершенно ничего не понимали, окинула цепким взглядом поляну. Ни флагштоков с развевающимися императорскими знамёнами, ни рыцарской формы Первого отряда, которым руководил батюшка, видно не было. А любители покупать живой товар откровенно заволновались, заоглядывались по сторонам и сбились в плотную кучку в центре поляны.
   Сообразив, что нужно ковать железо, пока оно горячо, с самой садисткой улыбочкой прокомментировала сложившуюся ситуацию:
   - А ведь я предупреждала, уважаемые, что вы нифига не поймёте: песни ли я горланю или же взываю к моему покровителю - Тёмному богу! - я усиленно и профессионально нагнетала обстановку. - Вот он и покарал осквернителя, посмевшего не просто посмотреть на меня похотливым взглядом, но и свои волосатые ручонки тянуть к моему неприкосновенному телу! Так что, дорогие мои, подумайте дважды, хотите ли вы покупать такой товар или лучше отпустить нас с миром?
   Знаю, что Сиятельный за то, что приплела не его божественную персону, а злейшего конкурента, мне буквально голову открутит, но ничего не могу поделать. Всё же дедок вызывает тёплые чувства и является служителем светлой магии, которая априори не может причинить вреда никому, а вот тёмная волшба, адептом которой и является Тёмный бог, как раз убивает и калечит людишек. Что мне, в данный момент, играет на руку!..
   - Захлопнись! - вновь вступил со мной в препирательства распорядитель - видимо, он ни местных богов, ни демонов не боялся. - Не пори горячку, дура! Люций - идиот, который выпил чересчур много, вот на солнцепёке и сомлел.
   - Ну да, ну да...
   Многозначительно покивав, чуть в голос от радости не заорала - на дальнем конце поляны, что был огорожен подступившим лесом, в солнечных лучах ярко блеснула рыцарская броня. Испугавшись, как бы агрессивные рабовладельцы не заметила моих спасителей раньше времени, попыталась приковать внимание всех присутствующих к своей персоне.
   - Ты, пенёк замшелый, вообще молчи, - окрысившись на мужика, вернулась к прерванным торгам. - Итак, уважаемые, мы остановились на семистах золотых за мою прекрасную персону. Кто готов раскошелиться? - Красноречивым ответом мне послужила давящая на моё самолюбие тишина. - Не, ну так не интересно! - притворно надувшись, краем глаза заметила ещё один яркий отблеск солнца на броне, но уже значительно ближе к тупоголовым стражникам, охраняющим шлагбаум. - Помимо пения, я ещё и танцевать могу! Слышь, боровичок на ножках, быстро развязал меня, чтобы я смогла продемонстрировать свои навыки!
   Распорядитель, сообразив, что ласковое обращение "боровичок на ножках" предназначалось ему, покраснел, аки переспелый помидор, и дурниной взвыл, что он "сейчас убьёт одну зарвавшуюся идиотину, у которой инстинкт самосохранения отбит напрочь и с самого детства". И мужик, недолго думая, выхватил из-за пояса внушительного размера кинжал, опасно сверкнувший в солнечных лучах. Сглотнув тугой ком, моментально ставший поперёк горда, вынуждена была констатировать, что перегнула палку и таки довела щуплого торгаша до точки кипения. Но отступать было некуда: я не могла допустить, чтобы рыцарский отряд был обнаружен раньше времени.
   - Что, на связанную девушку с холодным оружием наперевес бросишься? - презрительно выплюнула, с омерзением оглядывая пышущего праведным негодованием мужика. - О да, это так по-мужски! - ехидно добавила, прекрасно понимая, куда нужно бить.
   - Освободить! - сообразив, что его только что опустили на уровень плинтуса, распорядитель коротко кивнул пузатому мужику, который привёз на продажу крестьянку.
   Пузан, переваливаясь с ноги на ногу, словно пингвин, поспешно заковылял в нашу сторону. С громким и натужным сопением дядька всё же поднялся на помост, и уже протянул пальцы-сардельки в мою сторону, как был остановлен родным и властным голосом:
   - Тронешь её, и я лично тебе руки сломаю!
   - Батько!!! - не сдержав радостных эмоций, громко и совершенно бескультурно взвизгнула. - Папочка, ты пришёл!!!
   Не успела я сориентироваться, с какой стороны раздавался зычный голос Первого меча Империи, как из кустов, словно горох из банки, посыпались многочисленные рыцари, служащие под предводительством графа де Венсан. Бравые мужики, закованные в стальные латы, довольно быстро и бесшумно передвигались по поляне - ни дать, ни взять доисторический спецназ. Благодаря чему спустя десять минут все любители поучаствовать в торгах лежали мордами в утоптанной траве, а рядом с распорядителем и пузаном стояли стражники.
   - Поверить не могу! - нервно хихикнув, Джофранка переводила удивлённый взгляд тёмно-карих глаз с одного бравого молодца на другого. - Так ты всамделишная дочка военачальника!
   Согласно покивав, мол, а смысл мне языком трепать, гордо вздёрнула подбородок, и с любовью и щемящей душу радостью посмотрела на Вильяма, облачённого в золотистого цвета латы. За спиной мужчины развевался ярко-синий плащ, на котором был вышит герб семьи де Венсан - чёрный ворон с расправленными крыльями.
   Вильям, на ходу убирая меч в ножны, быстрым шагом направлялся к помосту, на котором замерли три растерянные клуши - то бишь я, Лестард и Джофранка. Его изумительного синего цвета глаза в буквальном смысле метали молнии, отчего работорговцы ещё глубже закапывались носами в землю, а вертикальная складка, застывшая между чёрных бровей, ясно давала понять, что кому-то сейчас очень сильно не поздоровится. И этот "кому-то" - я...
   - Батюшка! - струхнув из-за грозного вида отца, растянула предательски дрожащие губы в приветственной улыбке. - Я знала, что Вы придёте за мной и накостыляете всем, кто обидел Вашу любимую дочурку! - Решив спрятать за напускной наглостью страх от предстоящей взбучки, мысленно радовалась тому, что платье длинной в пол, благодаря чему не видно трясущихся от ужаса коленок.
   - Беатриса! - громоподобным голосом рявкнул мужчина. - Как ты объяснишь своё поведение?
   - К-какое?
   - Наследница благородного рода напилась! - возопил батюшка, гневно сверкая очами. - И ладно бы только это, так ещё и посреди ночи к наследнику императорского престола вломилась! Ты чем, дурная, думала?
   "Ну, явно не мозгами!" - хихикнула стервочка внутри меня.
   - Я... - честно говоря, это третий или четвёртый раз в моей жизни, когда не знаю, как оправдаться. - Всё не так, как показалось вначале...
   - Дома поговорим! - рыкнул батюшка, и резко повернулся к распорядителю. - Вот мы и встретились вновь, Октавий.
   - Вильям, какая встреча! - притворно обрадовался щуплый мужичок. - Знал бы, что сия молодая госпожа твоя дочка, лично бы её до вашего поместья довёз.
   - А других бы что, продал? - я моментально влезла в разговор, зверея. - Ты и так несчастную тётку у пи...са-муженька выкупил, а затем в рабство "циркулярке" продал!
   - В рабство кому? - не понял распорядитель, да и отец вместе со стражниками в недоумении вздёрнули брови вверх.
   - Господину Розенталю, - бескультурно ткнула я пальцем в жилистого мужика, который валялся на земле, прикрыв голову руками. - А Джофранку вообще за бесценок хотел продать - видите ли, у гадалки, изгнанной из табора, больше нет колдовской силы. И что, долдон, она теперь больше не человек? Отвечай, мразина!
   Распорядитель, поняв, что мо мной лучше не спорить (правильно, ведь рядом стояли не только рыцари, но и мой батюшка), с самым скорбным видом опустил наглые очи долу, мол, с душевнобольных только анализы и можно спрашивать. Чем ещё больше выбесил меня.
   - Развяжите нас! - бросила короткий приказ, одарив злобным взглядом ближайшего стражника.
   Парень, не будь дураком, вначале испросил молчаливого разрешения у своего командира, и лишь после согласного кивка от графа, поспешно разрезал путы. Почувствовав, наконец, свободу, Джофранка и Виолетта безмолвно рухнули на колени, да так и остались сидеть на помосте, не веря свалившемуся на них счастью. А я же, растирая передавленные верёвками запястья, подлетел к щуплому мужику и, подняв подол платья до колен, со всей силы саданула идиоту между ног. Дядька взвыл, хватаясь руками за пострадавший участок организма, и, скрючившись в позе эмбриона, повалился на помост.
   - Триса!.. - охреневший от увиденного Вильям, схватил меня в охапку, видя, что его воспитанная в лучших традициях дочка пошла на второй заход и уже целится пяткой в район почек обидчика.
   - Если скажешь, что не пристало благородной леди так себя вести, - дёрнувшись пару раз в сильных руках, уверенно удерживающих меня за талию, из-за злости не заметила, как перешла на фривольное "ты", - отрекусь!
   - Беатриса, дочка, что ты... - граф де Венсан поняв, что о мной сейчас лучше не спорить, лишь ещё крепче прижал брыкающуюся меня к своей груди. - Всё хорошо, маленькая моя, я здесь, - и меня ласково поцеловали в висок. - Папа рядом!
   Растеряно замерев в мужских руках, не знала как вести себя. С одной стороны меня переполняла злость и я мечтала стереть в порошок наглого распорядителя торгов (тем более, когда такая поддержка, как рыцари, в шаговой доступности). А с другой же - мне нестерпимо захотелось вновь стать маленькой девочкой, залезть к отцу на колени и, крепко-крепко обняв его за шею, поверить, что теперь никто и никогда меня не обидит. Смущающую ситуацию, как ни странно, разрядил Октавий.
   - Дрянь, - взвизгнул фальцетом мужик. - Выпорю, сучку!
   - Пасть закрой, жопа с ушами! - не осталась я в долгу и вяло дёрнулась в сторону обидчика. - Языком-то меньше трепи, а то, неровен час, укоротят! Кстати, что теперь будет с этим, - бросив презрительный взгляд на валявшегося на досках мужика, заинтересовалась ближайшим будущим: - и с остальной шайкой-лейкой?
   - Сиятельный, ты откуда таких слов набралась? - уже в который раз задал риторический вопрос Вильям, осторожно выпуская меня из объятий. - Императорский суд их ждёт, а в дальнейшем плаха или виселица.
   - А мужику, продавшему жену работорговцу? - да, я всей душой желала, чтобы справедливость восторжествовала. - Или с него взятки гладки, типа, не пойман - не вор?
   - Отчего же, - к нашему разговору присоединился высокий, крупный блондин, носивший гордое звание "Заместитель капитана Первого рыцарского отряда", - если женщина обратится с прошением к Его Величеству, то, думаю, и её муженька привлекут к ответственности.
   - Конкретней, пожалуйста, - заинтересовавшись описываемой перспективой, бросила настороженный взгляд на повозку, в которой держали новую рабыню прихвостни "циркулярки".
   - Думаю, сорока ударов плетью ему будет достаточно, - пожал плечами Ной.
   - Отец, а мы можем забрать крестьянку и её детей в наше поместье? - повернувшись лицом к графу, состроил самую жалостливую мордашку - кот из "Шрека" отдыхает. - Умелые руки всегда в хозяйстве пригодятся, а если верить словам, которыми охарактеризовал Октавий тётку, то она - на все руки мастер!
   - Зачем тебе это? - удивился оппонент, но громко орать, мол, вот ещё мы всякую шушеру не подбирали, и топать ногами не стал.
   - Жалко мне её, - не видела смысла врать. - И, сильно сомневаюсь, что после возращения в гадюшник, именуемый семьёй, спустя энное количество времени женщину не выловят в ближайшей речке с камушком на шее.
   Одарив меня задумчивым взглядом, Вильям многозначительно переглянулся с Ноем и коротко кивнул, соглашаясь со мной и давая приказ подчинённому, чтобы переговорил с крестьянкой. Нужно было узнать, как она сама относится к перспективе поработать на семью де Венсан и переехать вместе с детьми в наши земли. Хотя, думаю, тётке будет глубоко плевать, где жить и на кого работать, главное, чтобы её кровиночки были рядом и под присмотром. Блондинчик козырнул, бросил на меня взгляд полный недоумения и лёгкой заинтересованности (кажется, я вновь выпала из образа тупоголовой блондинки, и веду себя абсолютно не так, как настоящая Беатриса), и ловко спрыгнул с помоста.
   - Показушник! - не удержалась от тихой шпильки, заметив, как парень павлином расхаживает перед притихшей Виолеттой.
   Графиня Лестард, к её чести, ни на кого не смотрела, а спокойно сидела на помосте, прижавшись к Джофранке. Ромалэ успокаивающе гладила русоволосую девушку по спине и что-то тихо то ли напевала, то ли говорила на своём родном, певучем языке.
   - Батюшка, - вдоволь полюбовавшись на сотоварок по несчастью, вновь скопировала глазки оленёнка Бэмби, - а что делать с цыг... Кхм, с гадалкой, - вспомнив о том, как меня обласкала сама девушка, когда я её по глупости назвала цыганкой, быстро поправилась. - Она ведь изгнана из табора...
   - Триса, дочка, я всегда рад, когда в нашем поместье гостят твои подруги, - меня дали карт-бланш.
   - Даже если эти самые подруги задержатся в поместье де Венсан на неопределённое время? - всё не унималась я.
   - Да хоть на всю жизнь, - бархатно расхохотался мужчина, и у меня аж коленки от его голоса подкосись (эх, жалко, что в моей реальности не существует таких мужиков, как Вильям де Венсан).
   - Вот и ладушки. - Устроив судьбу девушки, решила на всякий случай уточнить ещё один момент: - Батюшка, как думаете, если я попрошу Его Величество назначить графиню Виолетту Лестард и Джофранку моими фрейлинами, император согласится?
   - Но у тебя же уже есть фрейлина, - нахмурившись, Первый меч Империи одарил меня настороженным взглядом. - Если не ошибаюсь, дворянка Анабелла Фонтен была назначена лично Его Высочеством.
   - Мне рыжие не нравятся, - не стала вдаваться в подробности, понимая, что мои необоснованные обвинения ничем, кроме нашей с отцом ругани не закончатся. - Да и не доверяю я ей, - покаянно вздохнув, в двух словах поведала Вильяму о подставе с платьем. И тут меня озарила поистине гениальная идея, как вывернуть ситуацию с посещением личных покоев кронпринца в мою пользу, чем я и поспешила воспользоваться. - Поэтому-то я и ходила к Его Высочеству. Хотела попросить назначить моей фрейлиной другую девушку.
   - Ясно... - спокойным и безэмоциональным голосом протянул Вильям. И почку готова закласть, что через сутки у него (и, следовательно, у меня тоже) на руках будет полная биография Беллы, начиная её родословной и заканчивая цветом панталон и любимой позой для сна. - Если с графиней Лестард проблем не возникнет, и леди согласится быть твоей фрейлиной, Триса, то с гадалкой, думаю, не всё так просто. Она не обладает никаким титулом, и не владеет знаниями этикета, - попытался сгладить острые углы мужчина.
   - Зато она честная, открытая и смелая, - моментально стала на защиту девушки. - Вы бы видели, как она нашему похитителю в глаз плюнула и по рёбрам съездила! - В порыве ажиотажа я замахала руками на манер ветряной мельницы. - И если не фрейлиной, то она может быть моей телохранительницей!
   - Триса, замолчи, - в жаркие дебаты вступила виновница переполоха. - Твой отец прав - таким как я не место при дворе.
   - А мне плевать на закостенелые традиции, - недолго думая, поделилась с окружающими своей точкой зрения, относительно законов Изгоротской Империи. - Это моё личное право набирать свиту, и в ней я хочу видеть тех людей, кому доверяю и кого уважаю.
   Поняв, что наши препирательства могут затянуться до утра следующего дня, Вильям принял единственно верное на данный момент решение. А именно сворачивать базар и отчаливать обратно во дворец, где, согласно его словам, императорская чета места себе от тревоги за похищенных аристократок не находит. Да и местным следакам очень бы хотелось пообщаться с пострадавшими, чтобы выяснить, кто и при каких обстоятельствах смог умыкнуть из-под носа стражи двух знатных девиц.
   Сообразив, что сегодня же смогу озадачить Отца всея Империи своими требованиями, связными с заменой фрейлины-гадюки и назначением двух новых, довольно улыбнулась. И да, мне интересно посмотреть в лицо Клода, который, то ведёт себя словно влюблённый мальчишка, то холоден и отстранён, словно ледяная статуя. Я не могла разгадать его намерений, и это злило.
   И если прошлый Клод, с лёгкостью отправивший свою невесту на встречу с гильотиной, вызывал в душе только чёрную ненависть, презрение и желание растерзать обидчика, то нынешний же Клод умудрялся вызывать в моей душеньке помимо негативных эмоций ещё и светлые чувства, наполненные любовью и желанием во всём повиноваться молодому человеку. И это, честно говоря, меня откровенно напрягало!..
   - Кстати, Беатриса, ты же не покланяешься Тёмному богу? - батюшка, взяв меня под локоток, вновь кивнул рыцарям, стоящим рядом с помостом, мол, забираем девочек, преступников и шагом марш обратно во дворец. Подчинённые козырнули и ринулись исполнять молчаливый приказ. - Меня очень заинтересовала твоя... Эмм, немного странная песня.
   - Ох, отец, не принимайте близко к сердцу, - чувствуя, как коленки вновь начали предательски дрожать, растянула губы в обворожительной улыбке. - Это просто набор слов, спонтанно пришедших мне на ум.
   Поспешно отведя глаза, с самым сосредоточенным видом смотрела теперь себе под ноги. Фактически я даже не соврала: если перевести песенку на русский, то получится полная галиматья: "Ты, ты медленно едешь, ты медленно едешь, но ты сводишь меня с ума. Я не желаю знать, не желаю знать твоё имя, но ты выглядишь изумительно. Ещё одна рюмка и вперёд. Две рюмки и вперёд. Для меня этот мир - туман. Я не хочу говорить, не хочу говорить...". А уж про клипец смело можно сказать: "ШТА?! Логика, ну, ты же где-то тут пробегала!"
   - Хорошо, - довольно кивнул Первый меч Империи. - Ной, всё готово к возвращению? - Вильям неспешно подошёл к своему заместителю и поинтересовался текущей обстановкой. - Не стоит здесь задерживаться, что-то не нравится мне это место!
   - Да, командир, всё готово! - по-военному чётко отрапортовал блондин, благо хоть честь не отдал. - Крестьянка, Ваша Светлость, изъявила желание работать на благо семьи де Венсан, но она хотела бы сначала забрать своих детей. Что прикажете?
   - Отправь несколько рыцарей за ними, - батюшка как всегда был нереально крут и добр. - Я оповещу дворецкого в поместье, поэтому пусть они детвору сразу туда привозят, да и женщину неплохо было бы туда же доставить после императорского суда.
   - Слушаюсь, - вытянулся по стойке "Смирно" вояка, и стрельнул хитрыми карими глазками за наши спины. - Разрешите выполнять?
   - Иди уже, - махнул рукой ничего не понимающий граф. - То шалопай шалопаем, то вдруг устав чтить стал... Странно!
   - Ничего удивительного, - хохотнув, поделилась с мужчиной своими наблюдениями. - Ему Лестард в душу запала, вот Ной перед ней и скачет, грудь колесом выпятив.
   - Беатриса! - обомлел батька от моих слов, но, судя по улыбке, такой поворот ему очень даже нравился. - Ну, что же, давно ему остепениться пора, а то всё бобылём ходит. Вот только, думаю, родители Её Светлости будут против такого брака.
   - Отчего же? - удивлённо вскинув брови, вновь хитро улыбнулась. - Какая матушка или какой батюшка откажется просватать свою дочку за благородного рыцаря дворянских кровей, который, между прочим, её спас от работорговцев!
   - Ну, коли ты, дочка, так вопрос ставишь, то тогда проблем не должно возникнуть, - усмехнулся в ответ Вильям. - Главное, чтобы юной леди Ной понравился, иначе Сиятельный против их союза будет.
   - Всё, что связанно с романтическими чувствами и розовыми соплями, беру на себя! - задиристо рассмеялась, мысленно примеряя на себя роль свахи. - Кстати, батюшка, а как Вы здесь оказались? - Поймав полный недоумения взгляд синих глаз, поспешно пояснила: - Понимаю, что воспользоваться утоптанной дорогой было бы глупо, поэтому Вы с рыцарями и воспользовались партизанскими тропами. Но ведь ни одна веточка на кустике не дрогнула, и ни единого сучка не треснуло! Вы что, привилегированный отряд ниндзя?
   - Кто? - совершенно потерял нить беседы мужчина. - Хотя, не важно, - и меня ласково погладили по волосам. - Его Высочество открыл портал к этому месту, через который мы сейчас и вернёмся в столицу.
   - Погодите, батюшка, - чувствуя, как земля уходит из-под ног, крепче вцепилась в руку графа. - Его Высочество... Клод, что ли?
   - Беатриса, вы с наследником императорского престола уже в таких отношениях, что называете друг друга по имени? - мужчина, кажется, выпал в осадок.
   - Нет, что Вы, батюшка! - Испугавшись, что по возвращению в Изгорот мне не миновать посещения местного гинеколога, поспешно замела хвостом: - Из-за пережитого стресса нечаянно вырвалось! Правда-правда! - и самыми честными глазами посмотрела на родителя. - Его Высочество действительно за меня переживал? - и я, к своему стыду, покраснела аки маков цвет.
   - Глупая, - меня вновь крепко-крепко обняли, да и я не стала отставать и обвила руками мужскую шею (когда ещё выпадет шанс на законных основаниях пообжиматься с таким шикарным мужчиной?..). - Его Высочество первый всех по тревоге поднял, когда понял, что ода пьяная особа испарилась из его комнаты, - и на меня бросили укоризненный взгляд. - И он же, воспользовавшись заклинанием поиска на родственной крови, выяснил, где тебя держали.
   - Круто! - только и смогла вымолвить, совершенно деморализованная алогичным поведением наследничка. - Как увижу кронпринца, сразу же поблагодарю! Честное пионерское!
   "Но вначале узнаю, куда это цесаревича носило, раз он просрал момент моего похищения," - кровожадно улыбнулась стервочка внутри меня. - "Или же выбью из полудурка правду о том, кто причастен к моему и Виолетты похищению. Зуб даю, что они взаимосвязаны - либо меня под шумок умыкнули, либо истеричную Лестард." - Теперь стервочка с демоническим хохотом точила огромные тесаки для разделки мяса друг о друга. - "А что, всё красиво получается: раз пропали две аристократки, то сразу возникает мысль, будто похищение проплачено кем-то со стороны, и, следовательно, расследовать его будут, опираясь на эту точку зрения. А если же грёбанная овца Белла решила таким оригинальным способом избавиться от соперницы, а Лестард прихватили, так сказать, по пути, чтобы направить следствие по ложному следу, то это уже совсем другой расклад, о котором ни одна живая душа не задумается. Ведь пропавшие графини не были связанны между собой, и даже на званом вечере пересечься не успели. Из чего местный квазимодо-следователь сделает чисто мужской вывод: у похитителя был фетиш на графский титул, светлые волосы и смазливую мордашку, вот Беатриса и Виолетта и пострадали. Но, ничего, я помогу местному отделу полиции стать на путь истинный и даже пальцем не погнушаюсь ткнуть в заказчика и организатора преступления!"
   - Батюшка, Вы можете связать с рыцарями, охраняющими дворец? - из-за идеи, неожиданно пришедшей в голову, я аж остановилась.
   - Могу, - вместе со мной и Вильям напрягся. - Но зачем?
   - Прикажите задержать халдея, разносившего напитки на званом вечере, - видя, что граф де Венсан готов задать тысячу и один вопрос, поспешно затараторила дальше: - Этот парень предлагал довольно крепкие напитки мне и Виолетте. Вам не кажется странным, что наши с графиней воспоминания обрываются на моменте общения с сим молодым человеком - мало ли, что он успел подсыпать в вино? И кто знает, может быть то, что благородная леди принимала бокал от официанта, и было знаком для его приспешников, мол, жертва выбрана, ребятки, действуйте?
   - Можешь его описать? - Первый меч Империи не стал задавать глупых вопросов.
   - Невысокий, крепко сбитый, жгучий брюнет с серыми глазами, - по-военному чётко отрапортовала в ответ.
   Вильям на несколько секунд прикрыл глаза и дотронулся до массивного медного медальона, висящего у него на шее. Он постоял какое-то время в тишине, явно с кем-то общаясь по телепатической связи (крутоооо!..), но не выпуская мою руку. Видимо, болезный, опасался, что его ненаглядная кровиночка, стоит только отцу отвернуться, вновь ввяжется в неприятности.
   - Служку задержат в ближайшее время, - наконец, открыл глаза мужчина.
   Вид при этом у него был, как у борзой, напавшей на след: черты лица заострились, тонкие крылья носа трепещут, а брови сведены к переносице. Знаете, даже я, прекрасно понимая, что Трисе ничего не грозит рядом с родным отцом, струхнула. Такому лучше под горячую руку не попадаться, иначе костей потом не соберёшь.
   Но всё же нужно собрать остатки безбашенности и наглости в кучку, ибо...
   - Я хочу присутствовать на его допросе! - выпалила, чувствуя, как азарт тугими кольцами сворачивается в груди.
   - Беатриса!.. - кажется, Вильям уже морально готов был ко всему, но не к такому заявлению. - Поверь, дочка, это не самое приятное зрелище.
   - Ничего, батюшка, я стерплю, - растянув губы в холодной улыбке, решила добить оппонента: - Это моё право, как важного свидетеля!
   "А уж про "не самое приятное зрелище" при мне можно было бы и не упоминать," - мысленно горько усмехнулась, и вновь непроизвольно потёрла рукой шею. - "Хуже того, что Трисе - да и мне заодно - довелось пережить и не придумаешь. Так что, хоть сухожилия ему через ноздри вытяните на допросе, я даже не вздрогну!"
   Видя, что со мной бесполезно спорить, Первый меч Империи согласно кивнул, и вновь меня куда-то повёл.
   Безропотно последовав за отцом, со всё большим интересом крутила головой, словно сова. Рыцари, подгоняемые суровыми приказами Ноя, споро заковали работорговцев в кандалы и, выстроив их в шеренгу по два человека, повели к разлапистым кустам. Удивлённо понаблюдав за тем, как первая двойка криминальных личностей скрылась среди зелёной растительности, с запозданием поняла, что и батюшка целеустремлённо движется в том же направлении.
   - Там портал во дворец, что ли? - бескультурно ткнув пальцем в куст, припомнила всё, что когда-либо читала в книгах жанра фэнтези или видела в кинематографе.
   Вильям согласно кивнул и, не говоря ни слова, предусмотрительно отодвинул разлапистые ветки, покрытые молодыми листьями, в сторону. Пройдя сквозь образовавшийся проход, с интересом осмотрела неширокую просеку, в центр которой возвышалась парочка довольно высоких деревьев, трава вокруг которых была вытоптана, а по периметру рассредоточились вооружённые копьями стражники. Часть молодцев сосредоточенно смотрела на импровизированный ход сквозь кусты, а вторая половина рыцарей глаз не сводила с двух деревьев, растущих параллельно друг другу и образующих подобие живой арки.
   - Триса, чего застыла? - меня сзади осторожно подтолкнули, придавая ускорения в нужном направлении. - Чтобы попасть во дворец, нужно пройти между стволами вон тех деревьев, - и батюшка кивком головы указал на композицию из двух параллельных стволов.
   - Эээ... Понятно, - растеряно шагнув в сторону, чтобы не мешать другим, во все глаза смотрела на разворачивающееся действо.
   Следом за мной и Вильямом появился давешний обладатель шикарнейшего шнобеля, которого я ранее с лёгкостью окрестила "Ара-джан", и "циркулярка", уважительно называемый распорядителем "господин Розенталь". Мужики, скованные одной длинной цепью, вяло перебирали ногами, но, получая увесистые тычки от рыцарей, топающих позади заключённых, немного ускорялись, чтобы ровно через три шага опять впасть в меланхоличное состояние беременных улиток.
   - Шевелись давай, - всё же не выдержал один из подчинённых батюшки и наградил отменным пинком по филею "циркулярку".
   Господин Розенталь, пролетев пару метров вперёд, шлёпнулся на колени, но когда его догнал и свалился сверху "Ара-джан", тощик блинчиком распластался на травке. Признаков жизни ни тот, ни другой не подавали, но "бутерброд" из них смотрелся комично. Хихикнув в кулак, мысленно позлорадствовала - всё же карма их догнала, иначе бы мои обидчики не огребли люлей!
   - Чего разлеглись? - злобно гаркнул один из стражников и, изловчившись, потыкал в мужиков остриём копья. - Поднимаемся и топаем вперёд!
   Неудачливые любители халявного труда завозились, принимая вертикальное положение. Наконец, поднявшись на ноги, они вновь вяло побрели к порталу.
   Дойдя то точки "Х", мужики с тоской посмотрели сначала на своих конвоиров, а затем на меня. Удивлённо приподняв бровь, взглядом направила их в проход между стволами (если бы не Вильям и его рыцари, толпившиеся вокруг, то не только невербально, но и вербально бы послала идиотов), и выжидательно замерла - мало ли, вдруг козявка Клод что-то напутал с обратным заклинанием (или вообще решил избавиться как от невесты, так и от её батюшки и Первого рыцарского отряда скопом, брр!..) и моих неудавшихся покупателей сейчас на атомы разорвёт.
   Но нет, ничего подобного (не знаю, право слово, к счастью или к сожалению) не произошло. Дядьки, поддерживая друг друга, зажмурились, и смело шагнули в неизвестность. Ни стонов, наполненных невыносимой болью, ни оторванных конечностей, ни брызг крови... Из чего я сделала вполне логичный вывод, что преступники удачненько переместились (или как это правильно называется?..) во дворец и сейчас препровождены под белы рученьки в местные казематы.
   - Жаль, что их не разорвало на кусочки, - не смогла сдержать кровожадность на поводке. - Я бы порадовалась...
   - Беатриса!.. - только и смог вымолвить ошарашенный родитель, но, слава Богу, нотаций читать не стал. - Пойдём, Триса, нас уже заждались, - и протянул мне ладонь.
   Смело вложив свои пальчики в раскрытую ладонь, с мазохистским удовольствием подумала о том, что за таким мужиком и к чёту в пасть не страшно. Но, естественно, кощунственные мысли оставила при себе.
   Знаете, мне не хватит словарного запаса, чтобы описать переход из лесочка в залитый солнцем внутренний дворцовый двор. Кхм... Думаю, больше всего подойдёт сравнение с передвижениями по квартире: миг и ты, сделав шаг через дверной проём, уже стоишь среди другой обстановки.
   Вот и сейчас было точно так же. Не успела я напрячься (глаза предусмотрительно держала широко раскрытыми - всё же мне было дико интересно посмотреть на магию воплоти, так сказать), как прохлада густого леса сменилась ярким солнцем, и вместо закованных в броню рыцарей моему взору предстала разодетая в пух и прах делегация и дворцовая стража с мечами наизготовку.
   Впереди четверых мужчин, трое из которых были закутаны в изумрудно-зелёные балахоны, стоял бледный, словно умертвие, Клод. Судя по помятому костюму и тёмным теням, залёгшим под глазами кронпринца, парень баиньки не ложился и даже не удосужился сменить одежду после званого вечера.
   Балахоны, с трёх сторон обступившие Его Величество, были местными мега-крутыми магами, которые бы с лёгкостью заткнули за пояс Гэндальфа, Сарумана, Саурона и Галадриэль вместе взятых. К сожалению лиц волшебников мне видно не было - скромняжки предпочли накинуть на головы глубокие капюшоны, зато их шикарные седовласые длиннющие бороды просматривались хорошо. Отчего мне, выросшей на сказках о старике Хоттабыче, до дрожи в пальцах захотелось подойти к магам и выдернуть по парочке волосков. Да и заклинание, которое при этом нужно говорить, я помнила отлично: "Трах-тибедох-тибедох!" и загадать желание - легко же, правда!
   - Беатриса!.. - словно почувствовав, что сумасбродная дочь сейчас вновь что-нибудь отчебучит, за что ему, Вильяму, будет как минимум стыдно, а как максимум - нагоняй от власть имущих, батюшка крепче сжал мою ладонь. - Поприветствуй Его Величество и Его Высочество!
   Спохватившись, что веду себя словно плебейка, моментально присела в выверенном реверансе (никогда не устану благодарить Сиятельного за возможность использовать как память, так и умения Беатрисы!..), и низко склонила растрёпанную голову.
   - Долгих лет жизни и процветания Его Величеству и Его Высочеству, правящих Изгоротской Империей!
   Не могу ручаться, но, кажется, я слышала, как батюшка облегчённо выдохнул. Видимо, болезный, опасался, что дочурка вновь ляпнет что-нибудь невпопад или вновь продемонстрирует кособокий реверанс.
   Мысленно улыбнувшись (хе-хе, уж что-что, а торговаться Евгения Бабушкина всегда умела на профессиональном уровне - и Сиятельный это на своей шкурке испытал), всё так же продолжала стоять, скрючившись в три погибели. Согласно пресловутым правилам этикета (от всего сердца желаю, чтобы тех, кто эти самые правила придумал, приподняло и трижды расплющило!..) без дозволения одного из членов императорской семьи я не имела права ни поднять голову, ни выпрямиться. А спина-то, на минуточку, не казённая и уже начинает ныть!
   - Да чтоб вас всех, - злобно проскрежетала на грани слышимости. - Мне, между прочим, ещё детей рожать!
   - Приветствуем графиню Беатрису де Венсан и графа Вильяма де Венсан, - бархатный голос, который словно растёкся по воздуху, наконец, даровал мне возможность выпрямиться. - Надеюсь, моя дорогая невестка не пострадала, - и меня одарили задумчивым взглядом, тёмно-карих, почти чёрных глаз.
   Почувствовав себя отменным куском мяса, который дотошный покупатель пристально рассматривает на прилавке магазина, невольно сжалась. Пасовать перед кем-либо мне совершенно не хотелось, но (стыд и позор!..) я никак не могла совладать с непонятным чувством... Нет, не страха, скорее желанием безоговорочно подчиняться, пасть на колени и слушаться своего владыку во всём. Подобная сила была и у Сиятельного - находясь рядом с ним, мне постоянно приходилось бороться с желанием угодить дедку. Но если сила местного божка ассоциировалась у меня с ласковым ветерком и солнечными зайчиками, "прыгающими" по лицу, то мощь Его Величества откровенно пугала. Я просто не находила в себе сил для сопротивления...
   Вздрогнув от праведного ужаса (если папашка Клода прикажет топать под венец с его ненаглядным сыночком, то я даже пикнуть ничего против не смогу, а безропотно исполню приказ!..), с силой сжала в кулак свободную руку. Длинные ногти впились в нежную кожу ладони, причиняя ощутимую боль. Этот трюк, не раз и не два помогавший преодолеть магию Сиятельного, сработал и сейчас, правда не в той мере, на какую я рассчитывала. Да, влияние бархатного голоса немного ослабло, отчего мне даже дышать стало легче, но желание подчиняться и растекаться лужицей у ног императора никуда не делось.
   "Мамочка, мне страшно!" - мысленно проскулила, понимая, что если упырёныш унаследовал магическую силу отца, то мне ни за что в жизни не победить утырка, и несчастную Беатрису в ближайшем будущем вновь казнят... и меня заодно. - "Так, тряпка, соберись! Думай башка, думай! Креативь, что б его!"
   Собравшись с силами и подбадривая себя на разные лады, всё же подняла на Его Величество взгляд. О чём моментально пожалела - степень заинтересованности в тёмных глазах теперь просто зашкаливал, и я готова биться об заклад, что император ждёт от верноподданной какой-нибудь не совсем адекватной, но дико весёлой выходки (видимо, придворные уже успели разнести вести о странном поведении Беатрисы).
   Высокий, статный, пепельноволосый и темноглазый мужчина, стоящий среди магов, подавлял аурой властности и вызывал всего лишь одно желание - сбежать, и чем дальше, тем лучше и безопаснее. Если не знать, что Клод и Его Величество родственники, то никогда не догадаешься об этом - они же словно инь и ян! Видимо, Его Высочество в матушку красотой пошёл.
   Кстати, интересненько, что императрица такого-эдакого муженьку сделала, раз её сразу после рождения наследника в монастырь упекли?..
   Сделав мысленную пометку узнать у Сиятельного все семейные тайны императорской семейки, а заодно и биографию Анабеллы прошерстить, растянула губы в приветственной улыбке. И искренне надеюсь, что сейчас они не дрожали... Иначе вид я буду иметь далёкий от понятия "обворожительная и прекрасная, словно восход солнца".
   - Ваше Величество, что Вы имеете в виду, говоря "невестка"? - неожиданно Вильям вступил в диалог с императором. - Думаю, ещё слишком рано говорить о бракосочетании Его Высочества и моей дочери. Вам так не кажется, Ваше Величество?
   Если раньше я не понимала, почему батюшка руками и ногами был против свадьбы Трисы и Клода, то после того, что мне показал Сиятельный, все вопросы отпали сами собой. И да, я, как Евгения Бабушкина, тоже была против бракосочетания молодых людей... Но треклятое предсказание Ясноокой на корню губило любые идеи о том, чтобы подыскать Трисе другого женишка. Который бы любил, оберегал, защищал и баловал свою ненаглядную, а не развлекался с наглыми девицами дворянских кровей и не приказывал отрубить голову нареченной невесте! Гррр... Вот же упырь трухлявый!..
   - Граф де Венсан, Вам не хуже меня известна причина, по которой я могу считать Беатрису своей названной дочерью, - император еле заметно ухмыльнулся, словно бы говоря, что данный вопрос давно решён и обжалованию не подлежит. - Или Вас, главнокомандующий Первым рыцарским отрядом, мой сын в качестве зятя не устраивает? - и тёмно-карие глаза опасно сверкнули.
   Испугавшись, как бы чего плохого не случилось, да и подставлять Вильяма под немилость императора совершенно не хотелось, уже открыла рот, чтобы сморозить нечто воздушно-приторно-сладкое, способное разрядить обстановку, как была опережена козявкой императорских кровей:
   - Отец, прошу Вас, - и цесаревич одарил родителя долгим взглядом, словно бы напоминания об обещаниях Его Величества.
   - Да-да, - чело императора пересекла глубокая морщина, отчего у меня холодный пот на спине выступил, - я помню, сын, что ты женишься только по любви. Поэтому мне не остаётся ничего другого, как нижайше просить графиню де Венсан...
   - Ага, "просить"... - нервно вздрогнув, крепко сжала руку Вильяма, откровенно жалея, что не могу спрятаться за его спиной от проницательного взгляда Отца всея Империи. - А звучит, как приказ!
   - Триса! - сквозь зубы шикнул на меня отец, с тревогой смотря на императора.
   - ... поскорее влюбить моего строптивого сына в себя! - не замечая нашего с отцом короткого диалога (или профессионально делая вид, что он "слеп, глух и нем"), Его Величество, наконец, разродился антигениальной идеей.
   - Не знаю, как остальным, но я твёрдо уверена, что на реализацию Вашего приказа у меня карвалола не хватит! - офонарев от подобного заявления, не смогла справиться с удивлением, и выдала, что называется, на-гора. И, поверьте, я на достигнутом фуроре останавливаться не собиралась. - Нет, конечно, не спорю, что кронпринц - рахат-лукум для глаз, но ведь в душе он гни...
   Батюшка, сообразив, что дочурка сейчас всех присутствующих осчастливит знанием нецензурной лексики, довольно ловко зажал мне рот ладонью. Подавившись невысказанными словами, только и могла, что злобно вращать глазами и мычать.
   - Приношу искренние извинения за невоспитанность моей дочери, - Вильям с достоинством поклонился, но руку от моего лица так и не отнял. - Надеюсь, теперь Его Величество понимает, что моей дочери ещё рано думать о замужестве... - и намного тише, чтобы услышала только я, добавил: - А вот о хорошей порке и строгом учителе этикета - просто жизненно необходимо!
   - Мммм!.. М!!!.. - бешено повращав глазами, с самым зверским выражением посмотрела на Клода, мол, чего застыл столбом - помогай!
   Цесаревич, поймав мой возмущённый взгляд, встряхнулся, словно мокрая собака, и стремительно подошёл ко мне и Вильяму. Ни я, ни батюшка не успели ничего понять, как между нами вклинился молодой человек и, улыбаясь, словно профессиональный психопат, подхватил меня и мужчину под руки.
   - Ты чего творишь? - зашипев не хуже гюрзы, пару раз дёрнулась в тщетной попытке освободиться. - Пусти!
   - Прошу графа и графиню отойти от портала, чтобы не мешать другим рыцарям и арестованным преступникам попасть во дворец.
   Всё так же продолжая давить лыбу, кронпринц практически силой заставил меня и батюшку сместиться правее. И, надо сказать, вовремя: не успели мы отойти, как на нашем месте уже стояла четвёрка мужчин - два арестанта и два конвоира. Спешно приложив раскрытые ладони к сердцам, рыцари слаженно склонились в поклоне сначала перед Его Величеством, а потом, круто развернувшись на пятках, перед Его Высочеством.
   - Долгих лет жизни и процветания Его Величеству и Его Высочеству, правящих Изгоротской Империей! - слаженно гаркнули солдатики и вытянулись по стойке "Смирно".
   Благосклонно кивнув на приветствие подчинённых, император взмахом руки разрешил служивым отконвоировать неудачливых работорговцев в дворцовые застенки, а сам вновь уставился на меня. И если раньше в его глазах был лёгкий намёк на заинтересованность, то сейчас в них отчётливо проступало любопытство, вызванное моей неадекватной персоной.
   - Не переживайте, граф, - казалось, сложившаяся ситуация искренне забавляла мужчину, - мне даже импонирует такая открытость Вашей дочери. Прелестный ребёнок! - и мне практически ласково улыбнулись.
   Инстинктивно отступив на шаг назад, укрылась за спинами Клода и Вильяма, отчего даже дышать стало легче, а треклятое желание услужить императору вновь немного ослабло. Меня откровенно пугала сила Его Величества, но и пойти против своего взрывного темперамента и паскудного характера я тоже не могла. Хотя, думаю, если реально нарвусь на энное количество ударов ремня по голой заднице, в следующий раз непременно дважды подумаю, прежде чем пасть открыть. Но, так как шкодливую Женьку ни разу в жизни не лупили (лёгкие подзатыльники от родственничков не в счёт), мне трудно руководствоваться постулатом "Сначала думай, а потом говори".
   - Абрахам, - не сводя взгляда с нашей троицы, император обратился к одному из стражников, охраняющих мир и покой Его Величества, - проводи графа и графиню в их покои. Думаю, им нужно отдохнуть, - и меня вновь окинули оценивающим взглядом: - особенно Беатрисе. На долю столь милого и хрупкого создания выпало не самое лёгкое испытание.
   Дёрнувшись, словно от хлёсткой пощёчины, открыто и агрессивно посмотрела на Его Величество. Я никак не могла понять, почему меня не покидает чувство неправильности, как будто всё, что сейчас происходит как минимум ложно, и должно было сложиться по-другому.
   - Но я же прошла ниспосланную небесами проверку моего мужества, Ваше Величество? - воинственно сверкнув глазами, но всё так же прячась за мужскими спинами, решила уточнить. - Не сомневаюсь, что Его Величество уже проинформировали о моих действиях и всех словах, кои имели место быть на рабовладельческом рынке.
   - Да, Беатриса, меня оповестили о твоей храбрости и умение держаться в трудной ситуации, - тонкие губы оппонента изогнулись в змеиной усмешке. - И, стоит отметить, я доволен тем, что услышал.
   - Тогда смею ли я надеяться на Вашу благосклонность, Ваше Величество? - проигнорировав удивлённый взгляд Вильяма и шокированный - Клода, чётко шла к намеченной цели.
   - Конечно, моё дорогое дитя, - император с лёгкостью поддержал мою игру, - можешь просить меня о чём угодно. Кроме, разумеется, расторжения вашей с Клодом помолвки.
   - Что Вы, Ваше Величество, даже крамольной мысли не допускала о подобном, - присев в выверенном до миллиметра книксене, всё же не упустила момента съехидничать: - Особенно после Вашего прик... кхм, Вашей просьбы сблизиться с Его Высочеством. - На лице папашки Клода ни один мускул не дрогнул, в отличие от дёрнувшегося Вильяма, спина которого будто окаменела. - А сейчас прошу меня простить - нежданное приключение даёт о себе знать, и мне бы хотелось немного отдохнуть перед предстоящим судом.
   - Девушкам там не место! - моментально повернулся ко мне цесаревич.
   Вот же... Мимокрокодил!..
   - Сожалею, Ваше Высочество, но я уже получила согласие моего отца, - последние два слова я специально выделила голосом, давая понять, что на данный момент Клод для меня никто и зовут его никак. - Так же граф де Венсан дозволил мне присутствовать на допросе подозреваемого в моём и в графини Лестард похищении, - растерянностью, проступившей на породистом лице молодого человека, я буквально упивалась.
   - Абрахам, - император вновь окликнул застопорившегося служивого, - проводи юную леди и графа в приготовленные им покои.
   - Слушаюсь, Ваше Величество! - уже привычно приложив раскрытую ладонь к сердцу, мужчина склонился в поклоне. Выпрямившись, Абрахам круто повернулся на сто восемьдесят градусов, и, не оборачиваясь, двинул по направлению к дворцу.
   - Воспитания - ноль! - злобно буркнула, вновь подхватывая отца под руку и спешно шагая за умчавшимся вперёд стражником.
   - Кто бы говорил, - беззлобно пожурил меня отец.
   Философски пожав плечами, типа, совершенно не понимаю, о чём Вы, батюшка, глаголете, непроизвольно вновь вернулась к тревожным мыслям, не дающим покоя.
   В многочисленных воспоминаниях Беатрисы Его Величество выступал неким прототипом торта в шоколаде: он искренне любил, заботился и баловал девочку, наречённую местным пророком в жёны его сыну.
   Слыханное ли дело, чтобы император выступал в качестве ездовой лошадки для чужого ребёнка? Нет. Но самым ярким воспоминание из детства Трисы был момент, когда она, убежав от престарелой нянюшки, совершенно случайно наткнулась на Его Величество в императорском саду и, ничтоже сумняшеся, попросила покатать её, но "не на ручках, а как иго-го". Да, я, так же как и присутствующие при этом придворные, понимаю, что дурёхе было четыре годика от роду, но, согласитесь, это ещё не повод, чтобы император, взмахом руки распустив свиту, стал на четвереньки, а затем в течение пары часов катал малолетнюю засранку! А уж какое несметное количество капризов из серии "Не хочу кашу, хочу торт!" или "Кууууууклааааааа... Уааааааа... Хочууууууу!.." было моментально исполнено по первому требованию маленькой графини де Венсан и помыслить страшно!
   Так отчего же сейчас, встретившись с повзрослевшей Трисой, Его императорское Величество холоден аки айсберг в океане? Нет, я понимаю, что за десять с гаком лет, которые графиня прожила в Асерии, пылкая любовь к блондинистому чуду поостыла, а за часть своих безрассудных поступков мужчине стало стыдно, но даже это не является веской причиной далеко не радужного приёма, оказанного мне императором.
   А может ли быть так, что моё появление подобным образом отразилось на изначальной истории?
   Так, попробуем рассуждать логически! В воздушных мозгах Беатрисы, в которых до момента её взросления (если что, я имею в виду момент в тронном зале, когда девушка поняла, из-за кого потеряла ребёнка и отца) не было ничего, кроме фабрики по производству воздушных замков, крылатых единорожек и розовых соплей, отчего довольно сложно разобраться во временных промежутках. Но если Трису отправили во дворец к будущему муженьку в семнадцать лет, и к тому моменту нынешний император уже месяцев пять-шесть как почил, значит...
   Вот же, святые ёжики с ушами!
   Беатриса только недавно отпраздновала своё шестнадцатилетние, и получила в подарок от императора чудесный набор украшений, инкрустированный бриллиантами. По приезде в столицу Империи, девушка намеревалась нанести визит Его Величеству, но получила вежливый отказ, из коего следовало, что мужчина сильно болен и гостей не принимает. Но это было в прошлой жизни Трисы!
   Да, в нынешней жизни Триса также получила аналогичный подарок от отца Клода, вот только ответный визит всё же состоялся - а именно званый вечер и сегодняшняя наша с императором встреча! И знаете, дорогие мои, я даже с натяжкой не могу назвать Его Величество захворавшим или, не дай Боже, подхватившим смертельную болезнь. Да он, чёрт его дери, просто пылал здоровьем, скептицизмом и необоснованным любопытством, направленным на мою скромную и нервную персону!
   Это что же получается, господа хорошие? Неужели история прошлой жизни Трисы пошла не по тому пути? И, если ответ положительный, то становится ясна и причина таких изменений: появление предсказанной Ясноокой девы (меня, то бишь) в мире меча и магии. И может ли так случиться, что помимо Его Величества изменились и другие... кхм, персонажи? Так же Анабелла Фонтен, например!
   Раньше Бела была ведьма ведьмой, под шумок и совершенно нечестным способом охомутавшая Клода. И эта же рыжая тварь распустила гнусные слухи о Трисе, убила её не рождённого ребёнка и, давайте говорить откровенно, являлась косвенной причиной смерти Вильяма - не строила бы Фонтен козни против де Венсан, Первый меч Империи сидел бы на попе ровно и не помышлял бы об убийстве императора. И да, именно Клодовская подстилка довела меня... Тьфу-тьфу, то есть Беатрису до плахи. Но опять же, это всё было в прошлой жизни, а в нынешней Фонтен вполне себе может быть белой, милой и доброй девушкой, мечтающей о замужестве и пятёрке детишек мал мала меньше!
   Хотя, о чём это я думаю? Анабелла не тот фрукт, чтобы упускать возможность максимально быстро подняться по социальной лестнице и насолить (а ещё лучше свести в могилу) Беатрисе. Да и тот факт, что и в этой жизни рыжевласка греет постель Клоду, говорит явно не в её пользу!..
   - О чём задумалась? - из панических мыслей меня вырвал ласковый голос отца.
   Оглядевшись по сторонам, с удивлением поняла, что мы стоим перед резными дверями гостевых покоев, выделенных моей персоне в личное пользование. Путь, который мы преодолели, чтобы добраться сюда, я совершенно не помнила.
   - Да так... - неопределённо пожав плечами, решила перевести разговор на другую тему: - Батюшка, чем планируете заняться сейчас?
   - Хочу отправиться в допросную и поговорить со служкой, разносившем вино.
   - Но Вы же обещали и меня с собой взять! - обиженно надувшись, даже руки н груди скрестила, показывая всю степень своего недовольства.
   - Я от своего слова, дочка, не отказываюсь, - примирительно улыбнулся Вильям. - Поэтому и сказал, что собираюсь на допрос.
   - Я с Вами! - во мне мигом зажёгся огонёк азарта.
   - Но ты же хотела отдохнуть, - растерялся граф, совершенно ничего не понимая.
   Оглянувшись по сторонам, и убедившись, что ни Абрахама, который довёл нас до нужных покоев и слинял обратно к императору, ни других лишних ушей поблизости нет, довольно откровенно поведала батюшке о моих странных ощущениях после общения с Его Величеством и скорейшем желании свалить от тёмноглазого мужика в туманные дали. Естественно, про перерождение его кровиночки и мой с ней симбиоз, и про то, что история в мире меча и магии развивается не по ранее проигранному сценарию, я и словом не обмолвилась, сославшись на такого невиданного, но жуткого зверя, как "женская интуиция".
   Одарив меня задумчивым взглядом, в котором отчётливо проскакивали искорки уважения, Первый меч Империи согласно покивал, мол, согласен со всеми доводами и рассуждениями. Не знаю, может быть, мне показалось, но отец сегодня однозначно по-новому взглянул на свою ненаглядную доченьку. (Господи, стоит мне вспомнить, как смотрели на меня Вильям и Лаврений, когда поняли, что Триса - читай я - хочет прочитать книгу не про шмотки и без картинок, как в собственных глазах падаю!..)
   Предложив мне руку, Вильям уверенно повёл меня по хитросплетениям дворцовых коридоров и лестничных маршей. Не прекращая болтать ни на секунду, полностью доверилась батюшке, справедливо полагая, что главнокомандующий рыцарским отрядом уж точно должен знать сто и один путь до местных казематов.
   И точно, не успела я до конца развить мысль, что среди приближённых к императорской семье (точнее к телу кронпринца) завелась "крыса", как мы спустились на подвальный уровень. Заткнувшись на полуслове, крутила головой на триста шестьдесят градусов, стараясь запомнить как можно больше. Ведь в мой первый и последний раз посещения дворцовых застенков, мне удалось лишь рассмотреть тёмную и сырую камеру, да цирюльника, обривающего великолепную шевелюру Беатрисы.
   - Ох, Сиятельный, да ты же босая, Триса! - отец, наконец, обратил внимание на шлёпающий звук, образовывающийся от соприкосновения моих ступней с каменных полом. - Нужно вернуться, чтобы ты могла обу...
   - Не нужно, - прервав мужчину, прекрасно понимала, что времени до моего пробуждения в теле Евгении Бабушкиной всё меньше и меньше. - Попросим одного из стражников сгонять за черевичками, когда придём в допросную.
   - За чем? - граф в очередной раз не понял о чём я говорю.
   - За туфельками, батюшка, - пояснила с обезоруживающей улыбкой, мысленно прокляв любовь к классике и зачитанную до дыр "Ночь перед Рождеством", входящую в цикл гоголевских повестей "Вечера на хуторе близ Диканьки". - Нам ещё далеко идти?
   Одарив меня вновь задумчивым взглядом с примесью настороженности (искренне надеюсь, что Вильям не заподозрил Беатрису в умственном помешательстве и не прикидывает, как бы половчее вызвать местных душеведов), граф де Венсан прошёл мимо нескольких дверей, сбитых из прочных досок. Пожав плечами, с олимпийским спокойствием проследовала за мужчиной - если меня всё же запрут в комнате с мягкими стенами, думаю, Сиятельный будет столь добр, чтобы вернуть мою персону к тому моменту, когда всё вышло из-под контроля. Ему же первому будет не с руки, если пророчество Ясноокой не сбудется.
   А вообще странно, что дедок, на минуточку являющийся довольно сильным богом, которому поклоняются толпы последователей, не может благословить Клода (или как сие действо правильно называется?..) и сделать так, чтобы принц ни на кого кроме моей подопечной смотреть не мог. И вообще, он был прекрасно осведомлён о предсказании, изречённой местной пифией в день рождения Трисы, так почему он, любивший Лауру более других послушниц, допустил, что дочку графини казнили?
   Ох, что-то темнит мой новый знакомый и довольно профессионально притворяется тюфяком. Соединить сознания девушки из другого мира и Беатрисы оказалось для Сиятельного легко и просто. Отбросить время на десять-пятнадцать минут назад, когда я впервые встретилась с Вильямом и с чистой совестью просветила любящего отца относительно ближайшего будущего его кровиночки, тоже не составило ничего сложного и невыполнимого. Но изменить отношение Клода к Беатрисе - непосильная задача для местного божка. Как так-то?..
   "Вот дурная голова!" - горжусь собой: я даже не вздрогнула от неожиданности, когда в моей голове раздался голос этого самого божка. - "Да будет тебе, Евгения, известно, что я - не всесильный бог, культ которого насчитывает бесчисленное множество последователей. Да, у меня множество храмов, построенных на всей территории Империи и даже за её пределами, но это ещё не значит, что мне подвластно абсолютно всё!"
   "Но как-то же ты играл со временем и даже смог перетащить меня в свой мир! Пусть только и бесплотным духом." - Каюсь, я совершенно запуталась. - "Да и прогулка по твоим воспоминаниям и создание платья так же свидетельствуют о твоей божественной силе! Или магии - не знаю, как правильно это называть."
   "Магия, дочь моя, подвластна избранным, родившимся с маной в крови. Например, твой жених и его венценосный отец. А у меня же, Евгения, божественная сила!" - скрипучим голосом пояснили мне и недовольно причмокнули. - "А насчёт соединения твоего и Трисы сознаний... С того дня, как я узнал о печальной судьбе Беатрисы, я ни на минуту не прекращал думать об этом и искать способы спасения дочери моей милой Лауры. Чем мог, я помогал Вильяму и его дочери."
   "Например?" - меня задели слова божка, ибо я считала его довольно могущественным мужичком, способным если не на всё, то на очень многое.
   "Десятилетняя поездка в Асерию, знаешь ли, не просто так в жизни графской семьи появилась," - гюрзой прошипел ответчик. - "Ты даже представить себе не можешь, скольких трудов мне стоило повлиять на императора, чтобы он дал своё согласие и отправил в качестве регента Вильяма, а не графа Лестарда!"
   "Батюшку Виолетты?" - подивившись тому, как тесен мир, всё же уточнила. А получив согласный хмык, испытала культурный шок: - "То есть, не вмешайся ты в изначальный ход истории, то графская семейка Лестард и сейчас бы тихо-мирно жила в Асерии, и Лету бы не скоммуниздили из императорского дворца?!"
   "Ну, получается, что да," - нехотя согласились со мной. - "Ты должна понимать, что любые, даже самые незначительные изменения в жизни людей, влекут за собой большие последствия. Например, девушке нравится юноша, и их родители договариваются о встрече. Готовясь к свиданию, юная леди надевает голубое платье, совершенно не подозревая, что этот цвет не нравится будущему кавалеру. И вот, молодые люди встретились и вполне мило проводят время вместе, наслаждаясь общением, как мимо них проходит незнакомая девушка, одетая в жёлтое платье - и именно этот оттенок нравится пареньку. Сама понимаешь, что о романтических отношениях между юношей и леди в голубом платье более не может идти и речи, ведь он заинтересовался девушкой в жёлтом одеянии. Понимаешь?"
   "Понимаю лишь то, что ты сейчас говоришь о фатуме," - мне совершенно не была понятна точка зрения оппонента. - "И о психологическим восприятии - уже давно и абсолютно всем известно, что на первое впечатление о человеке влияет не только внешние данные, а именно черты лица, фигура, рост, но так же запах, которым будет благоухать новый знакомый, опрятность. Фасон и цвет одежды играют также немаловажную роль. Так что нет ничего удивительного в твоём примере."
   "Вот же упрямая!" - окрысился дедок. - "Выбрав даму в жёлтом платье, юноша не просто свяжет свою жизнь с этой девушкой, но так же испортит настроение леди в синем одеянии. И она, убегая в слезах от молодого человека, не обратит внимания на другого паренька, смотрящего на неё с заинтересованностью."
   "Лично я вижу недочёт в воспитании первого юноши, который прервал свиданку с "синей" дамой и прилюдно принялся очаровывать "жёлтую" мамзель, это первое. Второе, если уж брошенка так понравилась второму хлопцу, то кто ему мешал поспрашивать о ней среди бомонда и, купив шикарный букет цветов, заявиться пред её светлы очи для знакомства?"
   "Вот поэтому ты и нужна Трисе, чтобы спасти её," - ни к селу, ни к городу сообщил Сиятельный. - "Ты смотришь на наш мир и его традиции по-другому... Открыто и дерзко."
   "Не уходи от темы," - сообразив, что дедок профессионально присел мне на уши, моментально окрысилась: - "ты так и не ответил на вопрос о Лестард! И вообще, если даже такая мелочь, как замена регента, направленного в Асерию, так сильно отразилась на реальности в этом мире, то после моего появления и игры в графиню, окружающая действительность должна была кардинально поменяться!"
   "Она и поменялась," - сообщили мне совершенно спокойным голосом. - "Вспомни о том, что Клод ранее относился к Беатрисе индифферентно, всё своё время проводя в объятиях Анабеллы. А теперь же он проявляет знаки внимание к своей нареченной невесте. Но меня, если говорить откровенно, больше волнует то, что события, совершенно не связанные с тобой, пошли не по изначальному пути."
   "В смысле?"
   Не успев переварить информацию о козявке, ни с того, ни с сего втрескавшегося в Трису в моём скромном исполнении, была огорошена новыми сведениями:
   "Юную графиню Лестард похитили после того, как её отец заключил с Горным княжеством обоюдовыгодный договор по торговле горными породами на территории Асерии. Похитители шантажом хотели заставить регента разорвать пакт. Но граф Лестард решил пожертвовать дочерью... Мужчина очень боялся гнева императора. Да-да, Евгения, Его Величество благосклонно относился только к Беатрисе, а остальных, в том числе и своего сына, держал в постоянном страхе."
   "Вот урод!" - Мне заочно не понравился батюшка Виолетты, да, как и оказалось, отец Клода тоже не был уж таким тортом в шоколаде, как в воспоминаниях глупышки Трисы. - "Когда произошло похищение Леты?"
   "Через семь лет, после того, как графская семья Лестард переехала в Асерию."
   "Но в нынешней реальности Виолетту никто не похищал и не угрожал её отцу, так как Вильям и Беатриса жили в Асерии, и никакого торгового договора батюшка не подписывал. Так?" - Получив в ответ очередное согласное мычание, развивала свою мысль дальше: - "В прошлой жизни Беатриса не была знакома с Виолеттой, но в этой реальности их обоих умыкнули из императорского дворца и отправили на невольничий рынок. Так же сразу хотелось бы вспомнить о том, что из воспоминаний Трисы понятно, что император к моменту её шестнадцатилетия уже был болен и не смог встретиться с любимицей, когда та приехала поблагодарить Его Величество за подарок. Помнится, батюшка всячески её отговаривал покидать поместье де Венсан, но только блонди никого и слушать впервые в жизни не стала и во весь опор понеслась к своему любимому императору. Но сейчас папашка Клода просто пышет здоровьем и значительно охладел в своей пылкой любви к невесте сына. Почему бы, интересно?"
   "Потому что история, а так же судьбы множества людей, ранее никак не связанных между собой, стали развиваться совершенно по-другому пути," - терпеливо пояснили мне. - "И виновником сих изменения являешься ты, дочь моя!" - моментально обвинили меня во всех грехах.
   "Охренел?!" - испугавшись, как бы всех собак не повесили, попыталась перевести стрелки. - "Сам же меня сюда призвал, руководствуясь словами Ясноокой!"
   "Так я и не спорю," - по-доброму, но устало хохотнул Сиятельный. - "Если бы не ты, то, как минимум трое из тех, кто сейчас жив, были бы уже мертвы."
   "Лета, император и... Кто ещё?" - да, мне было любопытно, чью жизнь моё появление перевернуло с ног на голову.
   "Джофранка," - спокойно пояснили мне. - "У гадалки и в этот раз судьба схожа с прошлой. Дочь барона соблазнила мужа её сестры, и девушка, желая отомстить за поруганную честь родственницы, разрушила семейное счастье завистливой девчонки и её жениха. Глава табора, узнав, что произошло, продал Джофранку на невольничий рынок. Это сейчас она в личных покоях отсыпается, а в прошлый раз её насмерть запороли за своевольный характер и за попытку побега."
   "Ладно, с хитросплетениями наших жизней разберемся потом," - приняв соломоново решение, вернулась к первоначальному вопросу. - "Но ты так и не объяснил, как смог связать нас с Беатрисой, повернуть время вспять и совершать мелкие чудеса."
   "Да ты же мне, вредная, слова сказать не даёшь!" - обиделся Сиятельный. - "И что значит "мелкие чудеса"? Что б ты знала, дочь моя, любое проявление божественной силы - это титанический труд!" - Но получив моё совершенно непочтительное: "Да-да, вещай уже дальше", с глубоким чувством собственного достоинства продолжил: - "С того дня, как родилась Триса, я начал копить силу. Да, для создания платья нужно совсем немного божественной силы, а вот для того, чтобы перетащить твою душу в наш мир мне пришлось практически полностью израсходовать резерв своей силы, но и... Как бы лучше объяснить? Кхм, вытянуть немного магии из моих прихожан, у которых была мана."
   "То есть ты использовал как свои божественные силы, так и магию обычных смертных?" - решила уточнить, с ужасом понимая, что совершенно запуталась.
   "Да, ты всё верно поняла. Но ты же неугомонная и при первой встрече такого Вильяму наговорила, что мужчина чуть рассудком не помутился!" - попеняли мне.
   Кто почувствовал вину за содеянное? Я? Да не дождётесь!..
   "А с чего ему шариками за ролики заезжать, если ему было известно пророчество Ясноокой?"
   "Граф де Венсан, разочаровался во мне..." - очень тихо прошелестел Сиятельный. -"Он не смог простить того, что я не вмешался, когда последователи Тёмного бога громили один из моих храмов. Вильям не мог понять, как я позволил умереть стольким послушницам и послушникам. Поэтому он постарался забыть обо всём, что произошло в тот страшный день... И, давай не забывать, про его эмоциональное состояние, когда он нашёл новорожденную дочь и умирающую супругу!"
   "А правда, почему ты бездействовал?" - понимая, что лезу не в своё дело, всё же спросила.
   "Тёмный бог достаточно хитёр, и ему удалось заманить меня в ловушку," - печально поведали мне. - "К тому времени, как мне удалось выбраться из западни, обитель была практически разрушена, большинство послушниц и послушников были мертвы либо смертельно ранены. Я вознамерился истратить свои силы досуха, но покарать налётчиков... Но вынужден был остановиться, заинтересовавшись предсказанием Ясноокой. Да и молитва, в которой сёстры просили милости для новорожденной Беатрисы, не могла остаться без ответа."
   "И в качестве ответа спустя шестнадцать лет появилась я," - печально констатировала, прекрасно понимая, что оказалась разменной монетой в игре Сиятельного. - "Значит, у тебя больше нет божественной силы, чтобы повлиять на поведение Клода?"
   "Прости меня..." - последовало вместо чёткого ответа "да" или "нет". - "Чтобы оказать воздействие на члена императорской семьи мне ещё лет пять придётся копить силу."
   "У них что-то типа иммунитета на божественное вмешательство?" - заинтересовалась новой информацией.
   "При коронации нового императора, все боги клянутся не вмешиваться в жизнь правителя и его семьи," - как само собой разумеющееся поведал Сиятельный. - "И, возвращаясь к вашей с Вильямом первой встрече, - чтобы в тот раз вернуть время вспять и оставить отца Беатрисы в неведении, мне пришлось потратить остатки своих божественных сил."
   Неожиданно сообразив, что мы с дедком трепимся уже минут десять, пришла в тихий ужас. Я же совершенно выпала из реальности, что, несомненно, очень плохо! Как мне теперь доказать батюшке, что его доченька вменяемая и адекватная личность, а не тихая идиотка, пускающая слюни и смотрящая невидящим взглядом в одну точку на стене дворцовых казематов?!
   "Не бойся," - чутко уловив моё состояние, божок злорадно хихикнул, явно наслаждаясь сложившейся ситуацией. - "Я остановил время, поэтому твой отец ничего не заподозрит."
   "Спасибо!" - поблагодарила от чистого сердца. - "Ладно, будем решать проблемы по мере их поступления. И первая из них - найти того, кто не просто организовал и провернул моё и Леты похищение, а также паскуду, кому такая идея вообще в голову пришла."
   "Не думаю, что действовал один человек," - высказал сомнения Сиятельный. - "Всё было хорошо спланировано, да и никто из стражников ничего подозрительного не заметил. Из чего можно сделать вывод, что действовала группа лиц, среди которых были и аристократы. Без приказа императора или кронпринца, или без веской на то причины, ни один рыцарь не имеет права останавливать и досматривать аристократа и его свиту."
   "Да местных гвардейцев на биржу труда отправить надо!" - каюсь, внутри меня всё просто клокотало от злости. - "Это же каким местом смотреть надо было, чтобы не заметить, как из дворца двух девиц утянули! Грррр..."
   "Скоро узнаешь," - хохотнул Сиятельный, который решил за мой счёт повеселиться. - "Прими, дочь моя, благословение и действуй при посильной помощи божественных сил!"
   - Чегооо?! - злобно гаркнула в ответ, отчего Вильям, шедший рядом, нервно вздрогнул и вопросительно посмотрел на меня. Мысленно чертыхнувшись, вновь растянула губы в улыбке и с самым невинным видом вернула мужчине удивлённый взгляд. - Что-то не так, батюшка?
   - Н-нет, всё хорошо... - как-то неуверенно последовало в ответ. - Просто твоё поведение, Беатриса, временами... Кхм, ставит меня в тупик, - всё же решился на откровенность граф.
   - Ох, батюшка, прошу простить меня за неподобающее поведение, - резко остановившись, присела в реверансе, пряча лицо от проницательного взгляда нереальных синих глаз. - Виной всему подростковый возраст. Но я знаю, что нужно ещё немного подождать, и Ваша, батюшка, милая, спокойная и уравновешенная Триса вернётся!
   "И, не дай Бог, это будет не так!" - мысленно погрозила кулаком Сиятельному, на что в ответ получила ещё одно мерзкое "хи-хи".
   - Что ж, время покажет, - рассудительно кивнул Вильям, вновь беря меня под локоток и делая несколько шагов к тёмной двери в конце длинного коридора. - Беатриса, подумай ещё раз, хочешь ли ты присутствовать на допросе предполагаемого преступника?
   Подвившись тому, что Первый меч Империи сразу не обвинил служку, разносившего напитки на званом вечере, а воспользовался презумпцией невиновности, из коей следует, что "обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана", согласно кивнула. Говорить о том, что я просто жажду посмотреть в бесстыжие глаза халдея и плюнуть ему в наглую рожу, предусмотрительно не стала. Иначе точно запертой в своей комнате окажусь - с батюшки станется!
   - Что ж, раз ты всё решила... - тяжело вздохнул мужчина и уверенно толкнул тяжёлую дверь. - Проходи, Беатриса.
   - Ваше Сиятельство! - при нашем появлении два рыцаря, стоящие по бокам от входа, и мужчина, сидящий за массивным столом напротив халдея, вытянулись по струнке.
   - Вольно! - отдал приказ граф де Венсан. - Господа, надеюсь, никто не будет против, если моя дочь будет присутствовать на допросе?
   Вполне естественно, что ни один из мужчин и слова поперёк не сказал, услышав вопрос Вильяма. Думаю, они все прекрасно понимали, что это была не просьба, а приказ, облачённый в дружественную форму.
   - Так точно, Ваше Сиятельство, - за всех ответил мужик, облачённый в чёрные штаны, рубаху и жилет.
   - Что удалось узнать, Бартемиус? - обратился батюшка к говорившему, кивком головы указав мне на пустой стул. - Беатриса, позволь представить тебе сэра Бартемиуса Гуоди, следователя, который занимается делом о твоём, дорогая, и леди Виолетты Лестард похищении.
   - Миледи! - мне чопорно поклонились, вот только серые глаза были холодными и колючими.
   - Господин Гуоди, - не осталась я в долгу и присела в книксене.
   Когда с расшаркиваниями было покончено, и я заняла свободный стул, с ногами забравшись на него (чихать я хотела на общественное мнение, а вот воспаление лёгких или неприятные заболевания "по-женски" ни мне, ни Трисе нафиг не тарахтели), Бартемиус всё же ответил на ранее полученный вопрос.
   - Ваше Сиятельство, слуга отрицает своё причастие к похищению леди де Венсан и леди Лестард. Так же нам удалось установить, что весь вечер он провёл среди гостей, и более ни одна дама не жаловалась на то, что отведав напитка из бокала, поданного ей данным слугой, почувствовала сильное опьянение.
   - Естественно, - каюсь, не смогла удержаться от реплики, - не чистосердечное же признанием ему выдавать! Он сделал всё, что ему было приказано, и дальше выполнял свою работу.
   - Что Вы имеете в виду, леди? - следователь вновь одарил меня холодным, но проницательным взглядом.
   - Что сказала, то и имею, - с трудом сдержавшись от того, чтобы передёрнуть плечами, покрепче сцепила пальцы в замок. - Тот, кто всё затеял, приказал ему опоить Лестард и меня. Прогуливаясь с подносом, уставленным разнообразными напитками, парень прекрасно знал в каких стаканах налито вино, смешанное со снотворным. Поэтому другие дамы и не косели от бокальчика винца, поданного расторопным служкой. А вот я и Виолетта получили специально приготовленные для нас напитки. Дав знать соучастникам, что свою часть он выполнил, халдей вновь вернулся к публике и весь вечер разносил алкоголь. Благодаря чему у него, козла, железобетонное алиби.
   - Леди де Венсан, что Вы помните, после того, как пригубили вино? - кажется, я только что произнесла вслух то, о чём думал и сам Бартемиус.
   - Какое-то время я оставалась в бальном зале, - пришлось напрячь память, потому что воспоминания тонули в алкогольных парах. - Но минут через двадцать мне стало нехорошо, и я поспешно вышла в коридор. - Проглотив ту часть рассказа, в которой пряталась за статуей дедули императора, а затем коварно преследовала Клода и его подстилку, мастерски сократила повествование: - Поплутав по коридорам в поисках отведенной мне комнаты, совершенно случайно попала в покои Его Высочества, - да, я помню, что час назад выдала Вильяму немного другую причину моего нахождения в комнате Клода, но не будем на этом заострять внимание. - Кронпринц быль столь любезен, что позволил мне прилечь на его постель, пока он разыскивал мою фрейлину Фонтен. И на этом мои воспоминания заканчиваются - снотворное сделало своё дело и я даже не почувствовала, как меня выносят из покоев Его Высочества и грузят в повозку.
   Отчётливо понимая, что собственными руками обеспечила крокодилу Клоду алиби, и частично прикрыла вонючку Анабеллу, только и могла, что зубами от злости скрипеть. Если бы я только обмолвилась о том, что застукала Клода и Белу на горяченьком, батюшка бы, недолго думая, воспользовался этой возможностью и попытался разорвать помолвку. Не думаю, что император согласился бы на такой шаг, и тогда никто не гарантировал бы, что Вильяма не казнили бы, как и в прошлой жизни, обвинив в измене короне. Да и предавать всеобщей огласке тот факт, что сплетни про шуры-муры дворянской шлюхи и императорского сыночка правдивы, не хотелось.
   - Почему в повозку? - удивлённо приподнял бровь следователь, возвращая меня в реальность. - Насколько мне известно, Джофранка обмолвилась, что благородные леди были доставлены на лошадях к месту встречи с Люцием.
   - Хорошо, перефразирую, - скрипнув зубами, всё же оценила по достоинству дотошность господина Гуоди. - Я не почувствовала ни как меня выносят из спальни Его Высочества, ни как сажают на лошадь, ни как некто придерживает меня во время пути, ни как потом Люций грузил меня в повозку, чтобы доставить на невольничий рынок. Думаю, графиня Лестард тоже не вспомнит ничего интересного и стоящего внимания.
   - Вы правы, графиня, - печально признал Бартемиус, постукивая длинными пальцами по столешнице - мужчина явно о чём-то задумался.
   - Кстати, а когда будут допрашивать Люция? - Понимая, что могу в любой момент очнуться в своём мире и пропустить допрос амбала, озвучила свои притязания: - Я тоже хочу присутствовать на его допросе!
   - Беатриса!.. - простонал Вильям, сверкнув на меня недовольным взглядом.
   Невинно пожав плечами, неожиданно вспомнила об одном моменте, который неплохо было бы прояснить.
   - Батюшка, а как Люциус в обморок-то хлопнулся? - Припомнив, как амбал свёл глазки в кучку и кулем рухнул перед помостом, злорадно хихикнула. - Насколько помню, ни одного рыцаря на поляне в тот момент не находилось, а летящую в голову Люция палку, способную нокаутировать такого детину, я бы точно заметила.
   - У Ноя не только тяжёлая рука, но и меткий глаз, - не смог сдержать улыбку Первый меч Империи. - И ты почти угадала, только вместо палки был метко брошенный камешек.
   - Ловко, однако... - сделав мысленную пометку при встрече от всего сердца поблагодарить Ноя, вновь вернулась к насущным вопросам. - Ну, и как продвигается допрос?
   Внимательно осмотрев парня, которого обвиняют в сопричастности к похищению двух аристократок, поразилось его олимпийскому спокойствию. Да и вид опрятной формы заставлял задуматься о чрезмерной доброте местных стражников и следователей. О чём я и не преминула сообщить, вновь повергнув общественность в шок и ужас. (Знать ничего не знаю, но выудить из задрота имеющуюся у него информацию нужно как можно скорее - не ровен час, Кирилл Петрович секретаря по щекам хлестать начнёт, пытаясь привести в чувство.)
   - Вы его били?
   - Графиня, что вы такое говорите! - оскорблено процедил следователь сквозь зубы. - Мы и пальцем не тронули подозреваемого!
   - Зря, - переведя взгляд на мужика, заметила на его впалых щеках лёгкий румянец - видимо, мои слова задели его за живое. - Нужно было несколько раз хорошенько приложить мордой об стол, - погладив ледяными пальцами столешницу, старательно смотрела куда угодно, но только не Вильяма. - Сломать руку или ногу... - Заметив предынфарктное состояние следователя, поняла, что такие методы местной полиции чужды. - Хорошо, не сломать, но хотя бы вывихнуть!
   - Б-беатриса!.. - отец, как и всегда, первым справился с шоком.
   - Батюшка, ну, что Вы смотрите на меня так, словно я призналась в том, что веду охоту на заповедных розовых слоников? - бросив взгляд на родителя, почувствовала себя не в своей тарелке. - Время играет не на нашей стороне, поэтому все средства хороши!
   - Но не калечить же его! - взвыл отец, смотря на меня с суеверным ужасом.
   - Я же ему не горячий свинец в уши предлагаю залить, - справедливо заметила, но после того, как вновь окинула спокойную рожу служки гневным взглядом, изменила свою току зрения: - Хотя, от природы у него два уха, и если в одном из них будет свинцовая пробка, то на его способность слышать это никак не повлияет. Господин Бартемиус, - повернувшись к следователю, хранившему молчание, заинтересовано подалась вперёд: - что скажете?
   - Триса!.. - гаркнул ошеломлённый де Венсан.
   Пока мужики переваривали моё предложение, а я злобно пыхтела, подозреваемый неожиданно для всех громко и весело расхохотался. И, поверьте, в этом смехе не было и грамма наигранности, он был искренним!
   - Она... Ха-ха-ха... И правда... Ха-ха-ха... Одержима... Ха-ха-ха...
   Я моментально скукурузилась, а в синих глазах Вильяма появились неоновые вывески: "Халк mode on". Того и гляди рванёт на груди рубаху и выдаст сакраментальное: "Халк крушить!".
   Проглотив совершенно неуместную фразу: "О Боже, вот это взгляд! Вильям, я Ваша навеки!", с садистским наслаждением смотрела на то, как граф де Венсан направился к задержанному. Схватив парня за грудки, Первый меч Империи его хорошенько встряхнул и самым проникновенным голосом попросил повторить всё то, что он только что сказал.
   Истеричный смех оборвался на всхлипе, и в допросной повисла гробовая тишина.
   Нервно поёрзав на жёстком стуле, всё же вынуждена была вмешаться в назревающую драку между Вильямом и служкой. Хотя с дракой я всё-таки погорячилась, ибо граф отделает паренька на "раз, два" и даже не запыхается (эх, мой рыцарь!..).
   - Кхм... - кашлянув, привлекая внимание общественности, с самым милым и невинным выражением на личике проворковала: - Батюшка, не стоит марать руки о такое дерьмецо на ножках, - и послала воздушный поцелуй этому самому дерьмецу. - Лучше приложите его мордой об стол, чтобы был посговорчивее.
   - Сколько раз? - деловито уточнил Первый меч Империи, чем вызвал шокированные охи-ахи-вздохи со стороны подопечных, и влюблённый взгляд лично от меня.
   - Думаю, пока одного раза будет достаточно. - Окинув нахального паренька оценивающим взглядом, проворковала: - Только бейте так, чтобы у него нос с первого удара сломался.
   Согласно кивнув, графа де Венсан переместил руку на затылок халдея, уже готовый приложить его фэйсом о столешницу, как халдей всё же не выдержал и истерично всхлипнул. Видимо, пареньку было жалко портить мордашку, да и иметь Вильяма де Венсана в личных врагах не всякому по нервам и зубам будет. (Да, я знаю, что Вильям просто решил подыграть дочери, полагая, что тактика "кнута" возымеет большее действие, нежели "пряник", поэтому и согласился на моё предложение. Хотя, стоит вспомнить выражение его лица, когда этот утырок обозвал Трису одержимой, как у меня закрадываются некоторые сомнения, относительно наигранности поведения графа.)
   - Не надо... - проблеял паренёк, вцепившись мёртвой хваткой в руку Вильяма, всё ещё сжимавшую в кулаке ворот его рубашки. - Ваша дочь права: мне заплатили, чтобы я опоил её и молодую графиню Лестард крепкими напитками.
   - Когда? - Бартемиус моментально стал в стойку.
   - Кто? - а это уже я и Вильям вступили в диалог слаженным хором.
   - Не знаю, - с обречённым вздохом поделился халдей. - Я этого мужчину впервые за несколько дней до званого вечера увидел. Точнее он сам меня нашёл... И откуда только, хороняка, прознал, что именно я и буду разносить напитки гостям? - то ли у нас, то ли у прекрасного далёка поинтересовался парень, вперив задумчивый взгляд в потолок. - Но он точно не аристократ. Те с достоинством двигаются, будто делают всем великое одолжение, что снизошли до них, а этот нервный был, дёрганный.
   - А аура у него какая была? - вспомнив о том, как Джофранка рассказывала о нашем с Летой похитителе, точнее о его ауре, попыталась сопоставить мужиков.
   - А мне-то откуда знать? - вылупился на меня оппонент. - Магическим наукам не обучен, - и издевательски протянул, причмокнув губами, - госпожа.
   - Батюшка!.. - Хватило одного короткого слова, чтобы Вильям резко активизировался и с силой надавил на затылок оборзевшего служки. Тот, не ожидая такой подставы, истошно заверещал, когда его нос замер в нескольких сантиметрах от столешницы. - Ещё хотя бы одна реплика не по теме, и твой шнобель, мой милый, уже никогда не будет прежней формы. - Мой голос сиропом растёкся по допросной, но халдей отчего-то испуганно вздрогнул. - Ферштейн?
   - Ч-что? - нервно каркнул парень, старательно пытаясь отодвинуть лицо от столешницы.
   - Я понятно объясняю? - перевела на доступный язык. А когда получила согласный кивок, вновь вернулась к насущной проблеме. - Итак, аура твоего нанимателя.
   - Да не чувствую я никакой ауры, - взвыл оппонент, опасливо косясь на Вильяма. - Нет у меня таких способностей! Сиятельным клянусь!
   - Ладно, не ори, - смилостивилась я. - Тогда опиши нанимателя. От твоих "не аристократ, нервный, дёрганный" толку, как от козла молока.
   - Низкий, полноватый мужчина, - послушно принялся перечислять халдей. - На вид лет сорок-сорок пять. Черноволосый, кареглазый, с большими красными губами. Одет был в коричневый твидовый двубортный костюм. На ногах, если не ошибаюсь, были...
   - Ты сейчас так изощрённо издеваешься, да? - гюрзой зашипела я. - Предлагаешь мне по гардеробам всех толстожопых мужиков лазить в поисках нужного наряда?
   - Я не говорил, что он толстожопый, - обиделся нахал. - И вообще, графиня, вы же сами велели описать внешность моего нанимателя.
   - Но не до трусов же! - гаркнула, выведенная из себя. - Мне с головой его лица, роста и телосложения хватило бы.
   - Беатриса, успокойтесь, пожалуйста, - в разговор вмешался сэр Гуоди. - Карл, сможешь опознать твоего нанимателя?
   - Конечно, - халдей по привычке согласно мотнул кудлатой головой, но поспешно замер, когда Вильям многозначительно надавил на его затылок.
   - Так, голубчик, - неожиданная мысль, пришедшая в мою хорошенькую головку, заставила меня нервно поёрзать на стуле, - а как этот самый "не аристократ" должен был узнать, что ты выполнил свою часть сделки? Что-то не припомню в бальном зале такого типчика.
   - Так там людей прорва была, - моментально осадил меня парень. - Да и вы были заняты танцами, разговорами с леди и лордами, а вот мы, слуги, всё подмечаем и запоминаем, - и многозначительно так поиграл бровями. - Этот мужчина присутствовал на званом вечере, но держался особняком и лишнего внимания не привлекал. Но когда вы, госпожа, и молодая графиня Лестард взяли бокалы с подмешанным в алкоголь снотворным, он вновь подошёл ко мне, и приказал следить за леди Лестард. И как только она направится к выходу, следовать за ней.
   - А кто должен был следить за мной тогда? - Удивлённо приподняв брови, сама же и ответила на заданный вопрос: - Так толстопопик и следил, скотина. Но хоть убейте, не помню я такого кадра в радиусе пятнадцати метров от себя!
   - Так вы же пьяная были, - не преминул напомнить служка.
   - Не пьяная, а слегка навеселе, - с видом вдовствующей императрицы поправил я. - Ладно, вернёмся к Лестард. Вот Лета решила подышать свежим воздухом и топает по направлению к балкону, а ты тут как тут, ручку предлагаешь и обещаешь вывести на улицу, - вспомнив, на каком именно моменте обрываются воспоминания моей новой знакомой, попыталась разобраться до конца. - Верно?
   - Верно, - парень отчётливо скрипнул зубами. - А там нас уже поджидал какой-то дядька, закутанный в плащ. - Сам того не подозревая, халдей вывел нас на похитителя, доставившего меня и Лестард к Люцию на полянку. - Кинул мне ещё один золотой, и велел исчезнуть.
   - Что, даже не пригрозил в асфальт закатать, если язык за зубами держать не будешь? - подивилась я безалаберности (или же вседозволенности, что более вероятно) местных криминальных авторитетов.
   - Что закатать? - вновь не понял меня оппонент. Но получив от меня неопределённый взмах рукой, мол, проехали, печально поделился: - Он обещал меня убить, если начну трепаться по углам.
   - Так почему же ты сейчас нам всё рассказал? - хитро прищурился Бартемиус. - До твоего же нанимателя и до мужчины в плаще рано или поздно дойдёт информация, что ты сотрудничаешь со следователем.
   Бросив на меня виноватый взгляд, халдей напустил на себя безразличный вид, но ответить на вопрос Гуоди не пожелал.
   - Почему ты назвал меня одержимой? - Помня о том, что любопытство не только кошку сгубило, всё же поддалась на уговоры внутренней Варвары, и решила на время сменить тему неприятного разговора.
   - Так слухи, графиня, о вас больно занимательные ходят! - не стал ничего скрывать парень. - Что вы в обморок в любой момент можете упасть, наброситься на человека и покусать его...
   - Я всего один раз мужика за нос тяпнула! - прервав оппонента на полуслове, оскорбилась до глубины души. - И если бы я этого не сделала, один Сиятельный знает, чем бы закончилось покушение на мою жизнь!
   - Об этом в слухах не говорилось, - вынужден был констатировать халдей, пристально смотря на меня.
   - А насчет обмороков... - в моей голове активно заворочались шестерёнки, придумывая достоверную причину. - Я девушка хрупкая, нежная, долгое время прожившая в другом климатическом поясе, вот с непривычки, да и из-за тугого корсета, и сомлела. - И не приведи Сиятельный, Вильям сейчас скажет, что климат в Асерии и в Изгороте практически идентичен или же вспомнит о том, что корсет на мне был только один раз - когда меня нарядили в платье-палатку. Честное слово, покусаю!
   - Примите мои искренние извинения, графия, что принял вас за полоумную, - выдал неожиданно служка, чем вызвал у меня ступор, а у батюшки кривую ухмылку.
   - Да ладно, с кем не бывает... - промямлила в ответ, полностью деморализованная. - Кхм, предлагаю вернуться к обсуждению того, что случилось в бальной зале.
   - Нечего там обсуждать, - Гуоди, до этого момента что-то кумекавший в своих мозгах, откашлялся. - И так ясно, что наниматель Карла, дождавшись, когда Вы, графиня, уснёте под действием снотворного, выкрал Вас из спальни Его Высочества и так же передал мужчине в плаще.
   - Вот именно, - подняв вверх указательный палец, просияла, словно новенькая монетка. - Из спальни Его Высочества! Думаю, никто не будет против, если мы вызовем на допрос Клода?
   - Триса, у нас нет таких полномочий, чтобы вызвать будущего императора на допрос, - каркнул батюшка, цветом лица становясь похожим на поганку.
   "И сюда чёртова неприкосновенность власть имущих добралась," - злобно сплюнула стервочка внутри меня. - "Ленина и Сталина на вас нет, ироды!"
   - Тогда мы в тупике, - печально понурила голову, прекрасно понимая, что не откажусь от мысли допросить Клода один на один. А уж встречу тет-а-тет я легко организую, причём не только с козявкой-женихом, но и с его рыжеволосой подстилкой!
   - Не знаю, поможет вам это или нет, - Карл вновь подал голос, - но от моего нанимателя сильно пахло мятой. У меня с непривычки аж слёзы на глазах выступили.
   - Запах мяты? - задумчиво протянул следователь, вперивши пристальный взгляд серых глаз в служку.
   - Да, возможно он любит мятные леденцы, поэтому постоянно носит их собой. Отсюда и запах, - парень, не будь дураком, всё же решил сотрудничать со следствием.
   - А возможно, он этими самыми леденцами пытается скрыть неприятный запах изо рта, - ухватилась я за подкинутую идею. - Но это ни на шаг не приближает нас к поимке твоего нанимателя.
   - Но хоть что-то, кроме довольно распространённой внешности, - не согласился со мной Бартемиус.
   - Не буду же я ходить и каждого встречного-поперечного обнюхивать? -моментально окрысилась, понимая, что большего мы из халдея при всём желании не вытянем. - Карл, ты ещё чтооо... - перед глазами неожиданно поплыли разноцветные круги, а в ушах раздался громкий звон. Сообразив, что время, отведённое мне снотворным, принятым в моём родном мире, заканчивается, с силой сжала кулаки, отчего ногти впились в кожу, что и придало мне некоторую ясность мыслей. - Так, товарищи, заканчиваем допрос.
   - Что случилось? - моментально напрягся Вильям, видимо копчиком чувствовавший, что с его ненаглядной кровиночкой творится что-то неладное.
   - Карл Христов, ты обвиняешься причастным к похищению двух благородных леди, и заключаешься под стражу до суда, на котором будет определена мера твоего наказания, - скороговоркой протарахтел следователь, повинуясь моему приказу.
   Почувствовав, как в груди патокой растеклось удовлетворение от осознания того, что всё же смогла дождаться окончания допроса, пусть и законченного столь поспешно, с тихим стоном откинулась на жёсткую спинку стула.
   - Батюшка, помните, как несколько дней назад попеняли мне, что я не предупредила о том, что собираюсь падать в обморок? - чувствуя, как начала кружиться голова, крепко зажмурилась. - Так вот, сейчас предупреждаю.
   - Триса!.. - естественно Вильям.
   - Графиня?!.. - а эти испуганные нотки принадлежали следователю.
   - Госпожа?.. - и даже у гада халдея, из-за которого я пережила не самые приятые часы на рабовладельческом рынке, прорезались панические нотки в голосе.
   - Всё... хоро... - так и не обнадёжив перепуганных мужиков, что у меня всё "заебамба", скатилась в забытье.
  
   - 10 -
  
   Резко распахнув глаза, ожидала увидеть стоящего надо мной Кирилла Петровича, грозящего всеми карами небесными нерадивому секретарю, если он (секретарь то есть) не откроет свои бесстыжие глазёнки сию секунду. Но никто надо мной кулаками не потрясал и воздух громкими воплями не сотрясал, что, если честно, радовало неимоверно.
   С трудом приняв сидячее положение, кое-как сфокусировала взгляд на электронных часах, стоящих на прикроватной тумбочке, и почувствовала, что земля уходит из-под ног, а глаза лезут на лоб. Часики с безразличие показывали 10:15. И это значило, что через пятнадцать минут мне и Назарову необходимо запрыгнуть в такси и мчать в аэропорт.
   Резко подорвавшись, с топотом, словно бежало стадо слонов, вынеслась в коридор, чтобы буквально впечататься носом в грудь заместителя гендира. Не ожидавший нападения мужчина покачнулся, но всё же смог устоять на ногах, а вот его кофе, кружку с которым он столь непредусмотрительно держал в руках, выплеснулся на пол и частично залил рукав белоснежной рубашки.
   - Ой!.. - только и смогла испуганно пискнуть, старательно пятясь назад. - Простите, Бога ради...
   - Никаких проблем! У меня есть запасная, - на лице Назарова проступила беззаботная улыбка, хотя я, окажись в подобной ситуации, как минимум нарычала бы на косорукого сотрудника, из-за которого пострадал мой гардероб. - Как хорошо, что Вы проснулись, - и взгляд такой невинный-невинный, что у меня моментально зародились нехорошие подозрения.
   - Вы что, вновь пытались меня разбудить? - не преминула поделиться этими самыми подозрениями с Назаровым.
   - Пытался, - не стал отнекиваться мужчина, вновь застенчиво улыбаясь. - Но после седьмой или восьмой попытки перестал.
   - После какой?!?..
   - После седь... - Пошёл по второму круг оппонент, но заметив мой скептический взгляд, поспешно пояснил: - Я, когда полу пустой блистер от таблеток на тумбочке увидел, грешным делом подумал, что Вы, Женя, решили счёты с жизнью свести.
   - С фига ли? - вылупившись на мужчину, словно монашка - на эксгибициониста, только и могла, что осоловело моргать ресничками. - Даже в мыслях подобного не было!
   - А мне это откуда было знать? - вспылил оппонент. - Поставь себя на моё место: сотрудник не в восторге от командировки с новым начальником, так помимо этого ещё и обратный рейс из-за непогоды отменили.
   - Ладно, логика понятна. - Решив, ничему не удивляться, всё же уточнила: - Но почему тогда перестали будить?
   - Ты вполне нормально дышала и вроде как умирать не собиралась, а уж когда отмахнулась от меня, словно от мухи, я вообще успокоился, - честно сообщил мне Назаров, и быстро сменил тему: - На столе яичница и тосты, если хотите, могу сварить Вам кофе.
   - Спасибо, откажусь, - поправляя на груди халат, который немного распахнулся из-за нашего с Кириллом Петровичем столкновения, ответила жёстче, чем планировала.
   - На диете? - в ответ уколол меня мужчина.
   - Я похожа на человека, который забивает себе голову мыслями о лишних калориях? - и я красноречиво обвела себя рукой, миролюбиво улыбаясь. Вот только шальной блеск тёмно-карих глаз, зорко следивших за движением моей руки, заставил меня основательно напрячься. - Дайте мне десять минут, и можем отправляться в аэропорт.
   - Как скажете, Евгения, - покладисто согласился мужчина и уже окинул свою пострадавшую рубашку задумчивым взглядом. - Тогда и я переоденусь.
   На том и порешили, разбежавшись по своим комнатам.
   Быстро уложив распакованные вещи обратно в чемодан, спохватилась, что у Назарова нет саквояжа для недавно купленных вещей. Поэтому, ввинтившись в ванную комнату с зубной щёткой и косметичкой, громко поинтересовалась, нужно ли уложить в мой чемодан ещё и вещи начальника. Получив в ответ тонну благодарностей и согласие на моё щедрое предложение, с самой довольной физиономией просветила мужчину, что раз он внаглую эксплуатирует чужой саквояж, то и катить этот самый саквояж тоже будет наглец. С удовольствием услышав, как Назаров довольно отчётливо буркнул "Шантажистка!", с ехидной улыбкой проследила за тем, как он всё же отнёс свои вещи в мою комнату.
   Накрасившись, причесавшись, одевшись и даже успев схомячить несколько бутербродов, милостиво приготовленных для меня Кириллом Петровичем, пока я бегала по номеру с выпученными глазами и в "предпоследний", "последний" и "чесслово, самый наипоследнийший" разы смотрела, не забыли ли мы что-то, всё никак не могла отделаться от тревожных мыслей, связанных с дурёхой Трисой.
   Мне не давал покоя паскудный внутренний голос, который не умолкая фонтанировал идеями, почему и каким образом пребывающую в пьяной отключке Беатрису вынесли из спальни Его Высочества. И то, что к этому приложила руку сучка Фонтен вообще не подлежало сомнению. А вот причастен ли и сам Клод к моему похищению было непонятно от слова "совсем". В какую-то секунду мне казалось, что Клод вместе с Анабеллой спланировали и практически успешно провернули акцию по моему (читай: Беатрисы) исчезновению на невольничьем рынке. (Осталось только понять, чем им Виолетта не угодила - особенно с учётом того, что её семья в Асерию не выезжала, и граф Лестард никаких торговых пактов с Горным княжеством не подписывал.) А буквально через секунду предательское сердечко замирало (Господи, неужели я ассимилируюсь во влюблённую дурочку Трису?!..), и с уверенностью заявляло, что Клод если не влюблён в дочку Вильяма, то уж точно видит в блондиночке привлекательную девушку.
   "Ага, которую непрочь затащить в постель," - моментально зашипела стервочка внутри меня, а затем к ней подключался ещё и здравый смысл: - "Хотя в изначальной-то истории, этот скот оприходовал Трису вообще в кладовке, так пусть хоть сейчас всё красиво и романтично обстряпает, пустозвон чёртов!"
   Когда мои размышления пошли по сотому круг, отчего из ушей чуть пар не повалил, а забег по номеру всё продолжался, я была сцапана под локоток Назаровым.
   - Евгения, всё, что нужно было, мы забрали, - подталкивая меня к выходу, мужчина катил мой чемодан. - Если же нет, значит туда этой вещи и дорога. Новые купим. - Мне вручили сумочку и, нагнувшись, сняли с подставки мои балетки. - Такси уже ждёт, поэтому прошу на выход!
   - Что значит "купим"? - машинально впихнув ноги в балетки, зашипела эфиопской гадюкой. - Да один мой фен несколько тыщ стоил! Я столько не зарабатываю, чтобы разбрасываться дорогостоящими вещами.
   - Хорошо, - скрипнул зубами оппонент, буквально выпихивая меня из номера. - Если обнаружите, что во время командировки потеряли какую-либо дорогую сердцу вещь, будь то обычная мочалка за пятьдесят целковых, или же колье со стразами Сваровски за несколько сот тысяч долларов, сообщите мне. Обещаю купить всё, что ни пожелаете!
   - С чего такая щедрость, Кирилл Петрович? - от шока округлив глаза, честно говоря, не знала как вести себя с заместителем гендира.
   - Евгения, может быть, перейдём на "ты"? - неожиданно поинтересовался Назаров, выкатывая мой чемодан из номера. У меня моментально сложилось впечатление, что мужчина пытается сменить тему. - Хотя бы во внерабочее время.
   - Кирилл Петрович, внерабочее время предпочитаю проводить с родственниками-друзьями-любовниками, а не с горячо любимыми, но набившими уже оскомину коллегами, - удивившись столь странному вопросу, попыталась отделаться от предложения. - И вообще, Вы не ответили на мой вопрос! - нагло намекнула на то, что соскочить с темы не получится.
   - Отлично! - незнамо чему обрадовался мужчина. Но заметив мою приподнятую в недоумении бровь, милостиво пояснил: - Я подхожу сразу под два параметра, так что переходим на "ты"!
   - Это под какие же?! - очумело уточнила, попой чувствуя, что влипла по самые гланды.
   - Друга и любовника, - лучезарно улыбнулись мне и начали спускаться по лестнице, неся в руках довольно тяжёлый чемодан. Хотя, помнится, вчера Назаров и мои восемьдесят килограмм живого веса на руках до номера нёс, так что ничего, не сломается. - Или тебя, Женя, женщины привлекают? - всё же решил уточнить этот гад, в притворном ужасе округляя наглые глазёнки.
   Грозно зарычав, оставила без ответа последний вопрос и, гордо задрав нос, потопала следом за заместителем генерального директора. И только стоя у стойки регистратуры, и подписывая все необходимые для выселения акты и беря документы и чеки для бухгалтерии, с опозданием поняла, что Назарову удалось-таки засрать мне мозги и не ответить на ранее заданный вопрос. Или он всё же ответил?
   "Вот же чертяка!" - обиженно булькнуло чувство справедливости.
   Закончив со всеми формальностями, чинно выплыла к дожидающемуся меня на улице Кириллу Петровичу. Не удостоив мужчину взгляда, с каменной физиономией уселась в такси на переднее пассажирское сиденье, оставив Назарова в гордом одиночестве восседать сзади.
   Но Кирилл Петрович сим фактом совсем не был опечален. Отдав наш багаж водителю, мужчина с комфортом развалился на заднем сиденье и, покопавшись минут десять в телефоне, заскучал, а потому быстро нашёл общий язык с водилой. Благодаря чему на протяжении следующего часа я активно боролась с подступающим сном (думаю, будет излишним объяснять, почему я не могла сдаться на милость Морфею), краем уха прислушиваясь к мужскому разговору о горных сплавах на байдарках или катамаранах (вот кто бы мог подумать, что Назаров увлекается рафтингом?..).
   Наконец мы добрались до аэропорта и, без проблем сдав багаж и пройдя паспортный контроль, вновь очутилась в уже знакомом самолёте, и даже стюардесса, бросившая на моего сопровождающего удивлённый взгляд, была та же самая. Видимо, мы вчера должны были вылететь обратно тем же рейсом, что и прилетели, но из-за непогоды он был отменён, поэтому самолёт вместе с экипажем сегодня летит по старому графику.
   Вновь внаглую усевшись на кресло возле окна, дождалась, пока Кирилл Петрович с удобством развалится в соседнем кресле и с самой обворожительной улыбкой поинтересовалась, что мы будем смотреть во время полёта. Получив в ответ недоумённый взгляд, милостиво пояснила, что прошлый фильм выбирала я, поэтому сейчас очередь Назарова напрягать извилины и фонтанировать идеями.
   - Насколько помню, ты фанат мистики и ужастиков, - потерев гладко выбритый подбородок большим и указательным пальцем, мужчина ненадолго задумался, явно вспоминания все мало-мальски интересные фильмы, подходящие под заявленные жанры. - Вот только я не любитель подобного, ибо трусоват, - хохотнул оппонент, - поэтому предлагаю посмотреть сериал "Иллюзионист".
   - Но мы же не успеем посмотреть все серии за время перелёта, - недовольно нахмурившись, всё же открыла поисковик и ввела название сериала. - Хм, описание довольно интересное.
   - Значит, продолжим просмотр у меня дома, - дождавшись, когда закончу читать, бархатно промурлыкал Назаров, склоняясь к моему уху, отчего у меня по спине пробежали мурашки, а в горле пересохло.
   "Вот же пикапер хренов!" - злобно прошипела стервочка внутри меня. - "Хрен тебе, а не наше близкое знакомство!"
   - Вынуждена отказаться, - отодвинувшись от мужчины на безопасное расстояние, при соблюдении которого мои нервные клетки не будут толпами умирать от мук вожделения сильного мужского тела, вставила один наушник себе в ухо, а второй протянула оппоненту. - У меня дома не только безлимитный интернет, но и удобный диванчик и огромная плазма, на которой я и самостоятельно досмотрю сериал до конца.
   - Вредина, - буркнул Назаров, но наушник безропотно принял и наконец-то перестал вгонять меня в ступор своими более чем странными речами.
   Слава всем киношным богам, если таковые имеются, мы успели досмотреть до конца вторую серию и даже немного поспорить о дальнейшем развитии сюжета (как оказалось, зам генерального и сам не видел сей сериальчик, но благодаря рекомендациям друзей добавил его в свой "вишлист"), когда объявили посадку.
   Помня о том, что Назаров не любит толкучку, упорно сидела на своём месте, пока из салона не вынесло последнего пассажира, а бортпроводница, старательно удерживая на лице профессиональную улыбку, практически прорычала, что пора бы и на выход, господа хорошие, и вещички свои, будьте столь любезны, не забывайте (видимо, женщине не хотелось иметь ни со мной, ни с Кириллом Петровичем никак дел в ближайшие ...цать лет). Рассыпавшись перед стюардессой в извинениях, довольно быстро покинули салон самолёта и, спустя каких-то десять минут, уже стояли в очереди на получение багажа.
   - Кирилл Петро...
   - Евгения! - на меня укоризненно посмотрели. - Мы же, кажется, договорились, что переходим на "ты".
   - Хорошо-хорошо. - Отчётливо скрипнув зубами, пошла на второй заход: - Кирилл, ты, наверное, устал, - бросив настороженный взгляд на мужчину, не нашла и тени этой самой усталости, а вот хитрый блеск тёмно-карих глаз и загадочное выражение холёного лица, буквально вопящее о том, что у Назарова на уме очередная бякость, были в наличии. Но, где наша не пропадала? - Поэтому давай я твои вещи завтра на работу принесу.
   - И что мы скажем сотрудникам, когда они увидят, как ты, Евгеша, отдаёшь мне пакет с мужскими трусами и бритвенным станком? Что мы расстались и у нас с тобой делёж совместно нажитого имущества?
   Испугавшись описываемой перспективы, нервно передёрнула плечами. Не дай Бог, Инга Вячеславовна прознает про нашу с Назаровым ночёвку в смежных спальнях, да и про то, что я ему с утреца пораньше нижнее бельё на работу припёрла, с говном же сожрёт!
   - Так я самая первая в офис прихожу, - пораскинув мозгами, радостно заорала, чем чуть не довела стоящую перед нами тётку в годах до инфаркта. - Простите, пожалуйста! - Состроив виноватую мордашку, когда мадам повернулась к нам дёргающимся глазом, уже намного тише завершила свою гениальную мысль: - Никто и знать не будет, что за пакет у Вааааа... Кхм, у тебя, - вновь чуть не наступив на одни и те же грабли, всё же успела поправить сама себя, - на столе лежит!
   - Я буду знать, - сказал, словно отрезал мужчина. - И вдруг ненароком ты забудешь вернуть мне какую-нибудь деталь моего гардероба?
   - Да на кой чёрт она мне? - моментально взбеленилась - меня ещё ни разу не то, что не обвиняли, даже не подозревали в воровстве.
   - А кто вас, девушек, разберёт, - нахально улыбнулся оппонент. - Жень, давай я на минутку заскочу к тебе и заберу свои вещи. Так будет проще и быстрей, поверь!
   - Аааа, чёрт с тобой, золотая рыбка, - плюнув на препирательства, кивком головы указала на ленту, по которой ехал наш чемодан. - Только предупреждаю сразу: руки не распускать, диван не протирать своей мадам Сижу, и жрать не просить!
   - Что, и даже чашечку кофе? - прибалдел от установленных мной драконовских правил Кирилл Петрович.
   - Да, даже чашечку кофе, - передразнила мужчину, пытаясь скрыть улыбку до того у него был растерянный вид.
   Забрав чемодан, Назаров свободной рукой сцапал меня под локоток и двинулся в сторону выхода из здания аэропорта. Молча топая следом за мужчиной, порадовалась тому, что не приходится лавировать среди людской массы с объёмным саквояжем, пусть и на колёсиках. Эх, вот и ещё один плюсик в копилку мужского населения (и это уже к имеющимся там другим достоинствам - как фигуральным, так и вполне осязаемым).
   - Жень, а ты в котором часу на работу приходишь? - махнув таксисту, который только что заехал на стоянку, поинтересовался Кирилл Петрович.
   - В начале девятого... - ответила без задней мысли, плюхаясь на сиденье и диктуя водителю адрес. - А что?
   - Просто поинтересовался, - обаятельно улыбнулись мне в ответ и, словно в отместку за утреннюю выходку, Назаров уселся на переднее пассажирское сиденье.
   Хмыкнув, мол, шутку не оценила, но попытка засчитана, полезла в телефон в поисках последних обновлений моей любимой манги. К моей вящей радости, переводчики выложили сразу с десяток новых глав (да благословит их Сарасвати!..), благодаря чему дорога до моего дома прошла быстро и незаметно. О чём уж там трепались мужики мне было абсолютно неинтересно, ибо в манге таааакое происходило, что странно, как я не покраснела от смущения.
   - Приехали, - неожиданно открыв дверь с моей стороны, Назаров попытался заглянуть мне через плечо в телефон, но я, испугавшись подколов, которые бы непременно последовали, узнай мужчина какой жанр в манге я предпочитаю (а что, имею право - уже давно и капитально совершеннолетняя!..), быстро поставила смартфон на блокировку. - Скрываешь что-то, Женечка? - мурлыкнул этот гад.
   - Ну что ты, Кирочка, - в тон ему прокукарекала я. - Просто не люблю невоспитанных людей, сующих нос в мои личные, - это слово специально выделила голосом, - дела.
   - Понял, - мужчина правильно истолковал неприкрытый намёк, но совершенно не обиделся (и вновь плюсик к карме уходит в копилку Назарова). - Постараюсь впредь так больше не делать, - и мне предложили руку, помогая выбраться из машины.
   Благодарно кивнув, выбралась из салона авто и, не успела я даже напомнить какой именно мой подъезд, как Назаров уверенно потопал к нужной двери. Мне ничего не оставалось, как потрусить следом за ним, но не успели мы приблизиться к подъезду, как железная дверь распахнулась, явив нам во всей красе моего соседушку (бррр, вот же мерзкий типок). Резко затормозив, натянула приветливую улыбку и, спрятавшись за широкую спину моего спутника, уже оттуда пожелала Матвею доброго дня и счастливого пути, куда бы он ни направлялся.
   - Здравствуй, Евгения, - замогильным голосом потянул Строцкий. - Что-то давно тебя видно не было.
   - В смысле "давно"? - удивлённо высунувшись из-за плеча Кирилла Петровича, непонимающе нахмурилась. - Позавчера же только на лестничной клетке раскланивались.
   - Ах, да, - и мужчина картинно ударил себя рукой по лбу. - Запамятовал.
   - Жень, не представишь нас? - в разговор вмешался Назаров, который до сего момента упорно молчал и старательно прикрывал меня широкой спиной.
   - Кирилл, это мой сосед Матвей, - кивнула в сторону блондина, которого, казалось, искупали в пергидроле, настолько светлыми были у него волосы, брови и ресницы. - Матвей, это мой... мой... - Мозг активно забуксовал, не понимая, как правильно характеризовать Назарова. Друг? Слишком поспешный вывод. Начальник? Поймёт неправильно, да потом ещё и мерзкие, ничем не подкреплённые слухи будет распускать. Коллега? Тоже не вариант и всё из-за того же пресловутого недопонимания.
   - Воздыхатель, - так и не дождавшись от меня окончания фразы, Назаров сам решил расставить все точки над "ё". - Рад знакомству, - и мужчина протянул раскрытую ладонь Матвею для рукопожатия.
   - Взаимно, - промямли белобрысик, вяло тряхнув рукой. - Смотрю, вы уже и жить вместе решили, - и кивком головы указал на чемодан, стоящий рядом с Назаровым.
   - А это уже, уважаемый, не вашего ума дело, - с железными нотками, так похожими на приказной тон Клода (пшёл вон из моей головы, сморчок!..), процедил Кирилл Петрович.
   - Что ж, думаю, тут вы правы, - нехорошо так прищурился Строцкий и поспешно отскочил с прохода, придерживая тяжёлую подъездную дверь. - Не смею вас более задерживать, - и издевательски поклонился, указывая рукой на окутанный темнотой тамбур.
   - Благодарю, - с чувством собственного достоинства, достойным королей прошлого, Назаров вновь сцапал меня под локоток и уверенно шагнул в подъезд.
   Прижавшись к мужчине, старательно следила одним глазом за Строцким, так и продолжавшим стоять в согнутом положении, а вторым бдительно зыркала по тёмному тамбуру, ожидая нападения приятелей Матвея. Но нет, слава Богу, разборок с мордобоем не последовало, о треклятый порожек, о котором постоянно забываю, я не споткнулась, и даже лифт приехал максимально быстро, что так же не было нормой для моего дома.
   - Какой этаж? - впихнув меня в лифт, Назаров зашёл следом и замер рядом с цифровой панелью.
   - Семнадцатый, - понуро уронила в ответ, понимая, что издёвок не избежать.
   И точно, не успел лифт тронуться, как мужчина с самой заботливой физиономией поинтересовался:
   - Жень, ты же высоты боишься, верно? - Получив моё согласное угуканье, довольно продолжил расспросы: - Так как же ты умудрилась купить квартиру на семнадцатом этаже?
   - Каком кверху, - огрызнулась в ответ, чувствуя, как желудок стремительно рванул к горлу, а по спине потёк холодный пот. - На эту квартиру была такая скидка, что будь она хоть на сотом этаже, я бы всё равно её купила.
   - Отлично, моё сердце пленила девица, которая не только страдает акрофобией, но ещё и жмотистая жаба, - самым печальным голосом поведал мне Кирилл Петрович.
   Я отлично видела, что Назаров старательно пытается отвлечь меня разговорами от моей фобии, и даже была ему признательна за это, правда-правда. Но тот факт, что Кирилл Петрович уже не в первый раз намекает на наше более близкое знакомство нежели "начальник - подчинённый", меня откровенно напрягал, так же как и его мистическая внешняя схожесть с Его Высочеством Клодом. Но я не собиралась крутить романы на работе, ибо чревато уходом из компании, когда наш с Назаровым ля-мур скопытится, и мы будем собачиться как кошка с собакой. Поэтому сейчас милостиво пропустила мимо ушей непрозрачный намёк на толстые обстоятельства, и вновь медовым голоском напомнила мужчине об установленных мной правилах.
   - Уже и пошутить нельзя, - недовольно буркнул оппонент, и резко повернулся к открывшимся дверям лифта. - Какая квартира?
   - Пятьдесят четвёртая, - выкатившись из треклятого лифта на трясущихся ногах, обогнула замершего мужчину и отомкнула дверь. - Прошу!
   Посторонившись, давая возможность Назарову и моему чемодану ввинтиться в крохотную прихожую, осторожно зашла следом, и по привычке замкнулась на два замка. В коридорчике моментально стало тесно.
   - Кирилл Петро... кхм, - вновь одёрнула сама себя, - Кирилл, не стой столбом, разувайся и проходи вместе с чемоданом в гостиную. А я пока чайник поставлю и бутеры сварганю.
   - Ты же, кажется, говорила, чтобы я не требовал меня накормить, - послушно выполнив мои указания, Назаров скрылся в соседней комнате, давая мне место для манёвров.
   - Бутерброды с кофе - это не еда, - сказала, как отрезала. - Ты же кофе будешь, верно? - решила всё же уточнить, направляясь на маленькую кухоньку.
   Быстро ополоснув руки, уже схватилась за электрический чайник, как поняла, что так и не услышала ответа от Кирилла Петровича. Как и в принципе любого шума, который непременно создаёт человек. Резко крутанувшись на пятках, уже готова была бежать вглубь квартиры и спасать своё золотишко и денежную нычку от предполагаемого грабителя, как наткнулась взглядом на мужчину. Назаров, прислонившись к стене и скрестив на груди руки, отчего рубашка аппетитно обрисовала все мускулы, пристально рассматривал меня.
   Нервно сглотнув, на всякий случай выставила перед собой чайник, намереваясь отбиваться от маньяка в лице Назарова до победного конца, и максимально нейтральным тоном вновь повторила свой вопрос про кофе.
   Но ответ мне так и не был дан. Вместо этого Кирилл Петрович плавно оттолкнулся от стены и, преодолев в два шага разделяющее нас расстояние, склонился, уперев руки по бокам от меня. Понимая, что что-то явно пошло не по плану, и вместо "почаёвничать и забрать шмотки" может получиться совершенно другой расклад со срыванием этих самых шмоток, горячими поцелуями и сладострастными стонами, вжалась спиной в столешницу, мысленно проклиная тот день и час, когда поддалась на уговоры этого чёрта языкатого.
   - Евгения, я привык говорить открыто, но у тебя просто талант пропускать мои признания мимо ушей, поэтому вынужден повторить всё ещё раз, - взгляд тёмно-карих глаз гипнотизировал меня, что заклинатель змей - кобру, а мизерное расстояние, разделяющее нас с мужчиной друг от друга, только раздражало. - Я скептик до мозга костей, и ни в какую любовь с первого, второго и даже сорок девятого взгляда не верю, - начал Кирилл Петрович, что называется, от печки. - Но увидев тебя несколько дней назад, был неприятно поражен тем фактом, что заинтересовался тобой! - Заметив, что я уже открыла рот, чтобы огрызнуться, мужчина лишь нетерпеливо цыкнул, заставив меня подавиться невысказанными словами. - Вредная, самодостаточная, наглая, пухленькая, несносная болтушка, - методично перечислял не самые лестные характеристики Назаров, вновь окидывая меня задумчивым взглядом. - Я не понимал, что же такого особенного в тебе, что у меня от одного только твоего взгляда всё внутри замирает, а руки сами тянутся, чтобы обнять тебя. Может быть, ты - ведьма? - выдвинул предположение оппонент.
   - А что, уже просто красивой и обаятельной девушкой я не могу быть, да? - с трудом собрав остатки самообладания в кулак, ещё раз подтвердила слова Назарова о моем нахальстве.
   Хотя в голове набатом билась всего одна мысль: сейчас в Кирилле Петровиче говорят чувства Клода, которые он испытывал к Беатрисе. Да и у меня, собственно, тоже вот-вот крышечку снесёт и я, наплевав на все правила и личные табу, сама потащу Назарова в спальню. Почему мои чувства так переплелись с чувствами Трисы понятно - отдельное мерси Сиятельному (чтоб от него вся паства отвернулась!..), но вот почему чувства Назарова зеркалят нынешние чувства Клода было категорически непонятно. И оттого мне становилось жутко.
   - Ты не только красивая и обаятельная, Женя, но ещё и желанная, - выдохнул мне в губы мужчина и замер, словно давая право выбора - оттолкнуть его или же продолжить.
   А какой тут, к чертям собачьим, может быть выбор? Как я уже упоминала ранее, у Женечки Бабушкиной уже давно не было мужика (а такого фактурного и сексуального так и вообще никогда) - это первое. Ну, а второе... Трудно бороться с поглощающими тебя чувствами и желанием обладать, пусть даже эти чувства и не принадлежат тебе целиком.
   Подавшись вперёд, накрыла губа Назарова поцелуем, давая ответ на его невысказанный вопрос.
   На лице Кирилла (думаю, раз уж мы перешли к более, кхм, близкому знакомству, то можно отчество опустить) на несколько мгновений вспыхнула растерянность и он замер, так и не ответив на мой жаркий поцелуй. И когда я уже хотела отстраниться и попытаться перевести всё в шутку (хотя, видит дьявол, мне хотелось орать благим матом и обвинять Назарова чуть ли не в моём совращении), мужчина, наконец, очнулся.
   - Поцелуй меня, - не то попросил, не то приказал этот гад. И, не дожидаясь какой-нибудь реакции от меня, накрыл мои губы своими.
   Сдавленно охнув, отдалась во власть мужчины, чьи поцелуи были яростными и откровенно голодными. Отчего внизу живота скрутилась тугая спираль, по крови в мановение ока потекла расплавленная лава, а мягкие, но настойчивые прикосновения Назарова только сильнее распаляли огонь моего желания.
   Запустив одну руку мне в волосы, Кирилл то массировал кожу головы, отчего я готова была мурчать от удовольствия, то ощутимо тянул за волосы, и тогда мне с трудом удавалось сдержать стон (как ни странно, тоже удовольствия). А другой рукой скользнул мне за спину и крепко прижал моё безвольное тело к своей груди. Я, не будь дурой, моментально скопировала Назарова - одной рукой запутавшись в коротких тёмных волосах, а другой, поднырнув под его рубашку, с силой провела ногтями по спине мужчины.
   - Доиграешься... - выдохнул мне в губы Кирилл, и одним резким движением усадил меня на столешницу.
   Оценив всю прелесть такой позы, моментально оплела ногами талию Назарова и, сцапав его за воротник рубашки, притянула для очередного наполненного страстью поцелуя. Но вместо неистового поцелуя, Кирилл поцеловал меня нежно, дразняще, изучающе. Ему было неинтересно получить как можно скорее желаемое. Нет, мужчина хотел доминировать в нашем противостоянии и диктовать свои правила игры. И, чёрт побери, я была только "За", как руками, так ногами и остальными частями одуревшего от ласк тела.
   - Бабушкина, не знаю, помнишь ли ты или нет, - оторвавшись от моих губ, Кирилл проложил дорожку коротких, но не менее сладких поцелуев от моего уха до воротника водолазки, - но позавчера ты задолжала мне за свою транспортировку в наш номер.
   Тая от умелых ласк, как сильных рук, так и настойчивых губ, с трудом смогла сфокусировать взгляд на мужчине. А уж на то, чтобы понять смысл предложения у меня ушла минута минимум.
   - Это когда я в обморок хлопнулась? - всё же в памяти воскресли давешние события, и мои проворные пальчики расстегнули несколько верных пуговиц на рубашке Назарова. Получив от мужчины согласный кивок и ещё один жаркий поцелуй, всё же уточнила: - Кажется, там было что-то про натуру...
   - Было, - Кирилл чувственно прикусил мне мочку ушка, а затем подул на место укуса, отчего у меня руки покрылись мурашками от удовольствия.
   - Ну, так радуйтесь, Кирилл Петрович, - специально назвав мужчину по имени-отчеству, закончила расстёгивать все пуговицы на рубашке и, наконец, добралась до вожделенного и накачанного пресса. - Считайте, что сейчас я отдаю долг. - Чувствуя, как под моими подрагивающими от нетерпения пальцами, скользящими по идеальным кубикам (не обманул, зараза, вот они, восемь кубиков!..), а затем вверх, к груди, с трудом отдавала себе отчёт в том, что именно несу.
   - Нет, - подцепив край моей водолазки, Назаров уверенно потянул её вверх, отчего мне пришлось оторвать свои загребущие ручонки от его вожделенного тела. Отшвырнув в сторону ненужный элемент одежды, мужчина быстро избавился и от своей рубашки, чем привёл меня в щенячий восторг. - Это скорее я плачу тебе натурой за то, что ты появилась в моей жизни, - и меня вновь поцеловали, но в этот раз настойчивее, даруя свободу внутренним демонам неистовства и разврата.
   Не ожидая подобной откровенности, я на мгновение почувствовала себя элитной проституткой, за обладание которой мужики готовы выложить кругленькие суммы и одарить мадам бриллиантами, шубами и квартирами. Но не успела я открыть рот, чтобы возмутиться, как Назаров справился-таки с застёжкой бюстгальтера, и накрыл мою грудь руками, лаская.
   Выгнувшись навстречу нетерпеливым ласкам, застонала, когда Назаров поцеловал ямку между моих ключиц и начал спускаться ниже. Скользнув ладонью по обнажённым плечами и спине мужчины, вновь запустила пальцы в его волосы и, ещё плотнее прижалась к напряжённому мужскому телу, без слов говоря, что хочу большего. Что хочу Кирилла.
   Назаров зарычал (знаю, что звучит как фразочка из бульварного романчика с рейтингом "18+", но по-другому никак больше не могу охарактеризовать звук, сорвавшийся с его губ), мужчина подхватил меня под попу и, легко подняв, понёс в гостиную.
   - Направо... - Сообразив, что на кровати предаваться плотским утехам намного комфортнее, чем на неразложенном диване, поспешно скорректировала нашу дорогу. - Там моя комна... - окончание фразы растворилось в жарком поцелуе.
   Толкнув ногой дверь в мою спальню, Назаров окинул помещение быстрым взглядом в поисках кровати. Найдя искомое, мужчина в два шага преодолел разделяющее нас расстояние и уложил меня на прохладный плед, которым была застелена кровать, а сам навис сверху, опираясь на вытянутые руки.
   - Женя, ты такая красивая! - меня одарили комплементом и потянулись к застёжке на моих брюках, а я же, воспользовавшись моментом, возилась с ремнём и молнией на его штанах.
   И в тот момент, когда я практически сорвала с Назарова эти чёртовы брюки вместе с боксерами, из глубины квартиры раздалась настойчивая трель звонка сотового. Удивлённо замерев, переглянулась с застывшим Кириллом. И судя по недовольной складке между соболиных бровей, звонку мужчина был совершенно не рад, а скорее наоборот - звонившего, кем бы он ни был и независимо от вопроса, из-за которого собственно и звонит, мысленно проклял.
   - Не обращай внимания, - пробежав пальцами над резинкой моих трусиков, мужчина попытался вернуть мне игривое настроение.
   - А если звонят по срочному вопросу? - чувствуя, как внутри борется неудовлетворённая женщина, у которой уже давно не было качественного секса, и секретарь со стажем, всё же попыталась достучаться до здравого смысла Назарова. - Сегодня же рабочий день, и все знали, что мы должны были уже приземлиться.
   - Подождут, - рыкнул Кирилл, но и у него в голосе тоже проскользнули нотки профессионала. - Да будьте вы все неладны! - в Назарове всё же побил профессионал и он, матюкнувшись, метнулся к сотовому, оставшемуся в гостиной.
   Слушая, как Кирилл буквально рычит ответы на задаваемые вопросы, прекрасно понимала, что интим накрылся медным тазом. Поэтому неспешно переоделась в домашнюю футболку и шорты, собрала в неряшливый пучок тёмно-каштановые волосы, и лишь после этого высунула нос из спальни. Назаров, как и ожидалось, нашёлся в гостиной. Он сидел на диване, устало откинув голову на спинку, и массировал виски.
   Подойдя к мужчине, склонилась над ним и быстро поцеловала, игриво укусив за нижнюю губу. Кирилл моментально забыл про начинающуюся мигрень, и, поймав меня за руку, усадил к себе на колени.
   - Что случилось? - обвив его руками за шею, наслаждалась такими незнакомыми чувствами, как защищённости и уверенности в этом мужчине.
   - Черёмушкин в больницу с отравлением загремел, а через час встреча с иностранными инвесторами, - выдохнул мужчина, прижимаясь лбом к моему лбу.
   - Тогда нужно быстрее ехать в офис, - и только я подорвалась, чтобы бежать в ванну и наводить марафет, как была усажена обратно. Недоумённо нахмурившись, всё же послушно замерла под строгим взглядом карих глаз, дожидаясь пояснений.
   - Отдыхай сегодня, - и пояснения не заставили себя долго ждать. - Я и сам прекрасно проведу переговоры, а в качестве ассистента возьму Валентину.
   - Но Валюшка же в кадрах работает.
   - Ничего, на полдня переквалифицируется в моего личного секретаря, - сказал, словно отрезал мужчина. - Чёрт, как не вовремя! - и недовольно надулся, чем вызвал мою улыбку. - Я приеду после встречи? - наконец неуверенно поинтересовался, стискивая меня в своих медвежьих объятиях.
   - Не устоит, - мягко, но уверенно я вынуждена была отклонить заманчивое предложение Назарова.
   И нет, я не стерва с кричалками типа "Наш девиз непобедим - возбудим и не дадим!", а реальный прагматик, который прекрасно понимает, что через несколько часов меня ждёт не самый приятный разговор как с Вильямом (ибо батюшка мне натуральный допрос с пристрастием устроит, стараясь высинить, почему его ненаглядная доченька уже в который раз в обморок хлопается), так и с Клодом и с его рыжеволосой подстилкой. А ночь, полная жарких ласк и непристойных стонов в эти планы ну никоем образом не вписывается. И очень даже жаль!
   - Ты устал, - обхватив ладонями лицо Кирилла, невесомо поцеловала его в кончик носа. - А после встречи будешь выжат, как лимон, - теперь мои губы по очереди коснулись закрытых глаз мужчины, отчего его ресницы (собака сутулая, длиннющие и густые! Вот на кой чёрт такие "опахала" мужику?!..) затрепетали. - И рабочий день завтра никто не отменял, - я поцеловала его в правую щёку, чувствуя, как колется начинающая отрастать щетина. - А на тебя, мой милый, у меня боооольшиииие планы, - и я кровожадно ухмыльнулась, поцеловав мужчину в левую щёку.
   - Что, и всё? - распахнув глаза, Назаров недовольно прищурился. - Никуда больше целовать не будешь?
   Состроив недоумённую мордашку, самым серьёзным тоном прокукарекала:
   - В лоб покойников целуют. Поэтому да, всё.
   - Вот дурная! - расхохотался Кирилл и сам меня поцеловал.
   Да так поцеловал, что я уже готова была не только согласиться на ночное свидание, но и дать дубликат ключей от своей квартиры. Но всему хорошему приходит конец, вот и Назаров, с трудом удерживая себя в рамках приличий, всё же прервал наш поцелуй и, в очередной раз тяжело вздохнув и помянув незлым, но весомым словом Черёмушкина, отчалил в офис - готовиться к встрече с инвесторами и морально готовить Валентину к временной должности секретаря.
   Оставшись одна, первым дело приняла холодный душ, который придал мне не только бодрости, но и усмирил моё неудовлетворённое желание. Затем с головой окунулась в рутинные заботы, радуясь нежданно свалившемуся на меня выходному.
   Вылизав квартиру, приготовив еды, которой должно хватить на несколько дней моего счастливого ничегонеделанья на кухне, и загрузив стиральную машинку, устало плюхнулась на диван. И, естественно, мой взгляд зацепился за аккуратную стопку вещей Кирилла, которые я вытащила из чемодана. В голове всплыли воспоминания о его крепких руках, накачанном теле и таких распаляющих поцелуях, что меня моментально обдало жаром, а внизу живота приятно заныло. Чертыхнувшись сквозь зубы, решительно направилась в ванную - подходило время отхода ко сну (читай: возвращение в мир Трисы), заодно и отвлекусь от мыслей порнографического характера.
   Набрав полную ванну, от души добавила в воду душистой пены для ванн и, включив расслабляющую музыку на смартфоне, лежащем на стиральной машинке, со стоном блаженства погрузилась в воду. Но не успела я даже пять минут покайфовать, как раздалась трель сотового. Порадовавшись тому, что предусмотрительно положила телефон на стоящую рядом с ванной стиралку (и нет, я не ждала звонка Назарова, честное пионерское!), поспешно провела пальцем по зелёному кружочку, принимая звонок.
   - Привет, - приятный баритон Кирилл наполнил собой комнату. - Я закончил, - и такая многозначительная пауза в конце, что я аж растерялась, не понимая, чего от меня ждёт оппонент.
   - Тебя похвалить? - всё же решила уточнить, а то мало ли, ведь всем известно, что мужики - те же дети, только в облике взрослого.
   - Для начала было бы неплохо, - не стал жеманиться оппонент.
   - Умничка, - моментально просюсюкала в ответ. - Завтра же непременно напишу Аристарху Николаевичу, чтобы премией тебя облагодетельствовал.
   - А может, сама меня сегодня облагодетельствуешь? - непрозрачно намекнул на свои планы мужчина.
   - Кирилл, не провоцируй меня, - подавив дикое желание положить голову на бортик ванны и с наслаждением слушать глубокий голос Назарова (Господи, веду себя, словно малолетка, втрескавшаяся по самые уши в первого красавчика школы - стыдобища!), принялась мыть голову. - Ты же завтра на работу тогда не пойдёшь... В принципе как и я.
   - Ничего, я это как-нибудь переживу, - упёрся рогом мужчина. - А что за шум? Ты там что, купаешься? - Получив мой согласное пофыркивание (ну вода мне в нос попала, с кем не бывает), тут же предложил: - Спинку или другие части тела потереть?
   - Сама справлюсь, - вновь отказалась от заманчивого предложения. - Ты уже дома?
   - Да, в лифте поднимаюсь, - последовал честный ответ.
   - Тогда хорошего вечера, Кирилл, - мурлыкнула, намыливая мочалку. - Завтра увидимся на работе.
   - Злая ты, Женя, - пожурил меня мужчина, но всё же сказал после небольшой и зловещей паузы: - Обязательно завтра увидимся, милая, и так просто ты от меня уже не отделаешься.
   - Смотри, потом не пожалей о своих словах, Кирилл Петрович.
   - Не дождёшься, - рассмеялся Назаров. - Хорошего вечера, Евгения Александровна, и жди меня в своих снах сегодня, - выдал банальные, но такие приятные моему слуху слова оппонент.
   "К сожалению, Кирюша, сны мне уже дааавно не снятся," - мысленно пожаловалась Назарову на злодеяния Сиятельного. - "А всё дед и влюблённая блондинка виноваты! Убила бы, ей-богу!"
   Клятвенно заверив мужчину, что всенепременно перед тем, как упасть в объятия Морфея, буду минимум пятнадцать минут представлять в разных ракурсах полуобнажённого Кирилла Петровича, всё же распрощалась с Назаровым.
   Завершив покупашки, нога за ногу поплелась в комнату - мне до зелёных чёртиков перед глазами не хотелось вновь попасть в мир меча и магии. Надоели уже придворные интриги, странное поведение Клода, который не может чётко разобраться в своих чувствах к Трисе и выселить уже за сто первый километр поганку Фонтен, император, который, на минуточку, должен быть если не мёртв, то уж при смерти точно, а он конём гарцует, да и постоянные подозрения Вильяма, пусть даже он редко показывал их, но его взгляд красноречивее любых слов свидетельствовал о том, что Первый меч Империи задумывается о том, не подменили ли ему дочку вражеской лазутчицей.
   Нырнув под одеяло, по привычке проверила будильник, и с тихим матерком закрыла глаза. Как я и обещала минут пять, честно представляла Кирилла (и в одежде и без одежды, да-да, я же слово мужику дала). Но в какой-то далеко не прекрасный момент меня переклинило, и на смену Назарову пришёл Клод... И, вот же вобла сушёная, тоже в полуголом виде!
   Сдавленно зарычав, с головой накрылась одеялом и принялась считать овечек, прыгающих через ручеёк. На тридцать восьмой овечке мои мысли начали путаться, а к сорок пятой сознание уплыло в опостылевший мир меча и магии.
  
   - 11 -
  
   Распахнув глаза, осмотрела уже привычный потолок комнаты - верный признак того, что я вновь перенеслась в тело Беатрисы.
   Решительно откинув в сторону одеяло, придала телу вертикальное положение, чувствуя небывалую приподнятость настроения. Подивившись сему факту (с чего бы мне, собственно, радоваться? Вокруг рыщут толпы злопыхателей, рыжеволосая тварь вместе с Поганкой вообще со свету сжить пытаются, так ещё и супер-мега-гипер подозрительный батюшка сейчас за мной по пятам шастать будет), практически направилась в ванную комнату по зову природы, как краем глаза заметила тёмную фигуру, замерзшую в глубоком кресле, стоящем напротив окна.
   Нервно вздрогнув, споткнулась о край ковра и, издав громкий вопль, позорно начала заваливаться вперёд. Фигура, не ожидавшая звуковой атаки, аж подпрыгнула и резко бросилась ко мне, пытаясь спасти от падения. Но то ли граф де Венсан в силу возраста стал более медлительным, то ли просто в этом мире сила притяжения была более сильной, но ровно за секунду до того, как сильные руки мужчины поймали бы моё падающее тело, я всё-таки болезненно впечаталась носом в пыльный ковёр.
   - Вот же бл...! - не смогла сдержать язык за зубами, когда нос прострелила резкая боль, а перед глазами поплыли чёрные круги. - Больно, мать твою!
   Почувствовав, как сильные руки осторожно обнимают меня за талию, помогая подняться на ноги, с опозданием сообразила, что благородные леди при падении только тихохонько вскрикивают, а не орут пароходной сиреной, и уж тем более не ругаются матом, если всё-таки своротили свой очаровательный носик, даже если кровь из этого самого носика заливает им кружевной лиф платья. Ну, что ж, у меня есть шикарное оправдание моему плебейскому поведению: Евгения Бабушкина - не леди, а пролетариат!
   Позволив Вильяму усадить меня на кровать и осмотреть моё лицо, устало прикрыла глаза, чувствуя, как настроение из зефирно-воздушного перетекает в горгулье. Понимая, что врать и выкручиваться придётся много и вдохновенно, мысленно перекрестилась и, призвав на помощь весь лицедейский талант, дремлющий внутри меня, самым печальным голосом прогундосила:
   - Прошу меня простить, батюшка, за столь грязные слова, которые не пристало знать благородной молодой леди.
   "Хотя в этом мире, наверное, даже портовые грузики так не ругаются, как я," - вяло проскользнуло в голове, отчего мне стало неимоверно стыдно.
   - Даже ума не приложу, откуда только узнала такие выражения... - и главное лицо попроще состроить и не забыть про невинно-растерянный взгляд трепетной лани.
   Вильям, упорно храня тягостное молчание, давящее на мою нервную систему не хуже многотонного пресса, продолжил осматривать моё лицо. Мужчина осторожно касался моего ноющего носика, который, слава Богу, всё же не был сломан, щёчек, лба, оглаживал растрёпанные белокурые волосы, проникновенно заглядывал в глаза, словно пытаясь найти в них ответы на давно мучавшие его вопросы. В конце концов, он крепко обнял меня за плечи, на несколько секунд прижимая к своей груди, а затем резко шагнул назад. Честно говоря, я не просто растерялась от его странного поведения. Нет, я начала откровенно паниковать, понимая, что моё прикрытие летит к чертям собачьим.
   - Ты не Беатриса, - Вильям всего одной фразой подтвердил мои наихудшие опасения. - Ты - благословенная дева из пророчества, - припечатал неприрекаемым тоном, устало опускаясь в кресло и с болью во взгляде смотря на меня.
   - Б-батюшка, - каюсь, от подобного заявления я аж прифигела, - о чём Вы говорите? Какая такая дева и из какого пророчества? - Приказав всем мало-мальски умным мыслям выметаться из моего кристально честного взора, старательно косила под дурочку блондинку, у которой только и забот, что одеть и как накраситься.
   Одарив меня оценивающим вдумчивым взглядом, словно впервые увидел, граф де Венсан, потёр переносицу. Весь его вид говорил о том, что сидящий передо мной мужчина не просто расстроен, он в тихом ауте, и если его догадки относительно Трисы и пророчества подтвердятся, то вообще может повредиться рассудком.
   - Хорошо, буду пока называть тебя Беатрисой, - Вильям, наконец, принял решение и, видимо, всё же вознамерился докопаться до истины. - Не уверен, что ты не знаешь о пророчестве, которое изрелка Ясноокая перед своей смертью, но всё же вкратце расскажу о нём. Итак, тебе суждено стать императрицей и родить Клоду троих детей...
   - Каких троих? - Подпрыгнув от неожиданности, рявкнула, неподумав: - Аглая Вам о двоих детках говорила! Так что нечего тут придуууууу... - и вот тут до меня, наконец, дошло, что я самым тупым образом спалилась. - Кхм...
   - Значит всё-таки дева, - печально констатировал бедняга Вильям. - Ну, и как тебя зовут, дева?
   - Евгения, - вспомнив о правилах хорошего тона, подошла к Вильяму и, протянув руку для рукопожатия, лучезарно улбынулась (раз всё равно спалилась, то можно теперь вести себя так, как привыкла, а не обдумывать каждый чих, шаг, действие или фразу). Сцапав ладонь де Венсана, энергично её потрясла в знак состоявшегося знакомства. - А для друзей и родных просто Женя.
   - Евгения... - очумело тряхнув волосами, мужчина с ужасом уставился на наши сцепленные ладони. - Что ты... Вы...
   - Так, батюшка, - решив, что пора брать всё в свои руки, пока Вильяма не накрыло истерикой, поспешила расставить точки над "ё", - дышите носом. Вдох-выдох, вдох-выдох... - и я на себе продемонстрировала дыхательное упражнение. - Предлагаю в нашем с Вами общении ровным счётом ничего не менять: я Вас так же величаю "батюшка" и с уважением обрважаюсь на "вы", а Вы же, в свою очередь, относитесь ко мне, как к Беатрисе, и активно тыкаете. Договорились?
   - Тыкаю? - не до конца уловил суть моего страстного моногола оппонент. - Я не хочу навредить телу Беатрисы, поэтому, Евгения, при всём моём к Вам уважении, я не буду подчиняться Вашим словам.
   Глубоко вздохнув, мысленно досчитаа до двадцати и обратно, и лишь после этого рискнула открыть рот:
   - Я не имела в виду протыкать Трису холодным оружием или тыкать в неё вилкой. Мне просто хочется, что бы Вы, Вильям, обращались ко мне на "ты". Нам же не нужны лишние слухи и внимание, если Вы неожиданно начнёте "выкать" родной дочери. Верно? - и я так многозначительно взгляднула на мужчину, что ему ничего не оставалось, как только согласно кивнуть. - Вот и ладушки, - потерев ладошки друг о друга, растянула губы в ободряющей улыбке. - Если у Вас есть какие-то вопросы, спрашивайте!
   - Как давно ты находишься в теле Беатрисы? - Вильяма не пришлось упрашивать дважды.
   - Так, первый раз я очутилась в теле Трисы, когда её брили налысо в дворцовых застенках, - решив ничего не утаивать от отца Беатрисы, дала честный ответ. - Затем я перевоплотилась в Вашу дочь уже на самой казни... - от нахлынувших воспоминаний у меня по спине пробежали мурашки, а ладони непроизвольно обхватили шею. - Ну, а потом, благодаря Сиятельному, я вернулась назад во времени аккурат к тому моменту, когда Вы, Вильям, и Триса вернулись из Асерии в Изгорот. Дедок пошаманил с заклимнанием и, вуа-ля, каждую ночь, стоит мне улечься спать в моём мире, я переношусь в тело Беатрисы. - Увидев в глазах оппонента полную прострацию, поспешно пояснила: - Благодаря заклининаю из нас двоих только я могу бодрствовать, что в своём родном мире, что в этом. Беатриса же, по сути, постоянно спит, поэтому начиная с момента нашего с Вами разговора о том, что император желает лицезреть насколько красивой вырасла Триса, в её теле была исключительно я! Вопросы?
   - Кто такой дедок? - чётко и строго по сушеству поинтересвался граф, вновь массируя переносицу.
   - А, Сиятельный, - улыбнулась в ответ, вспомнив, как перекосило божка, когда он впервые услышал подобное фривольное обращение. - Вильям, - решив, что негоже только Первому мечю Империи утолять любопытство, озвучила вполне закономерный вопрос: - как Вы догадались, что я не Триса?
   - Это было легко, - слабая улыбка тронула мужские губы. - Моя милая, скромная и пугливая девочка, - каждое слово меня будто насквозь пронзало раскалённой иглой, ведь я была полной противоположностью Беатрисы - злобная, наглая, ну и с частично артфрированным инстинком самосохранения, - никогда бы не предложила залить уши предполагаемого преступника свинцом или вогнать ему под ногти гвоздь, чтобы добиться от него нужной информации. - На секунду Вильям завис, а потом окончательно добил меня: - Хотя нет, Триса бы даже под страхом смерти не пошла ни со мной, ни с кем-либо ещё в допросную - испугалась бы.
   Ну, да, а я, только услышав о том, что с минуты на минуту будут допрашивать служку, разносившего напитки на банкете и косвенно винововного в моём похищении, ломанулась в допросную, даже не потрудившись обуться. Неувязочка вышла.
   - Но подозрения у меня зародились уже давно, - вновь подал голос де Венсан, с любопытством смотря на мою надувшуюся физиономию. - Твой лексикон, Евгения, разительно отличается от лексикона Трисы. Например, коктейли Молотова - я не только перерыл всю библиотеку в нашем поместье, выискивая книгу, откуда ты почерпнула эти знания, но даже попросил имперского библиотекаря поискать хоть какую-нибудь информацию о них. И знаешь что?
   - Что? - прошептала одними губами, прекрасно зная ответ.
   - Никто слыхом не слыхивал о подобных взрывоопасных смесях, - подтвердил мои наихудшие опасения мужчина. - Какие же ещё слова выбивались из образа моей дочери? Так, красные дни, накостылять, батько... - и Вильям растерянно улбынулся, словно вспомнил что-то смешное, но не может вспомнить с кем из его знакомых это самое смешное приключилось. - К тому же твоя аура, Евгения, отличается от ауры Трисы. Ты обладаешь огенной, уверенной аурой, а у моей дочери же спокойная, можно даже сказать пассивная аура, невзрачного серого цвета.
   - Но ведь Триса такая красавица, - удивившись откровенности де Венсана, растерянно посмотрела на него. - Как у такой яркой девушки может быть такая невзрачная аура?
   - Внешность и внутреннее состояние никак не связаны, - пожав плечами, словно это было само собой разумеящееся, Вильям вновь окинул меня любопытным взглядом. - Какая ты, Евгения, на самом деле?
   Какая?.. Самой бы кто сказал...
   - Вот сами мне об этом и расскажете, - сообразив, что зависла, раздумывая над ответом на вопрос Вильяма, растянула губы в проказливой улыбке. - И чтобы Вам было легче составить мой психологический портрет, начну с просьбы: добудьте мне полную биографию Анабеллы Фонтен. С кем живёт, общается, дружит, - заметив недоумённый взгляд графа, принялась старательно перечислять очевидные вещи: - Информация про её врагов тоже лишней не будет. Ах да, и про любовников тоже забывать не стоит!
   - Евгения, не знаю как в твоём мире, но в моём мире, если Император - или Его Высочество - выбрал себе фаворитку, то эта дама уже ни с кем не может больше делить ложе, - старательно сглаживая пикантные моменты, граф де Венсан попытался объяснить мне прописные истины.
   - Батюшка, - сев в кресло, стоящее сбоку от кресла Вильяма, самым сладким голосом промурлыкала: - если женщина возжелает возлечь с понравившимся мужчиной, то, поверьте, никто об этом не то, что знать, даже догадываться не будет. Поэтому не стоит так снисходительно относиться к слабому полу - мы те ещё изворотливые твари, да и уповать на то, что сучка Белла свято чтит прописные истины и хранит верность Клоду, тоже не стоит.
   - Евгения... - бледнея, затем багровея, и вновь став цветом лица похожим на поганку, де Венсан никак не мог сформулировать свою мысль, потому то открывал, то закрывал рот.
   - Ладно, - понимая, что не убедила Первого меча Империи, пошла ва-банк. - Не знаю, поверите ли Вы мне или нет, но Фонтен осведомлена о пророчестве связанном с Трисой. - Заметив, как граф подобрался, мысленно потёрла ручки и так же мысленно гаденько ухмыльнулась: Беатриса - не только ахиллесова пята Вильяма, но и его любимая мозоль, на которую я и буду активно давить. - Помогая мне привести себя в порядок после нападения Поганки, Анабелла обмолвилась, что мне... То есть Беатрисе, самой судьбой суждено восседать по правую руку от императора. Откуда ей это знать? - Поймав задумчивый взгляд мужчины, попёрла танком: - Да, она могла сказануть для красного словца, но что-то мне подсказывает, что не только из-за ревности эта дрянь рыжеволосая ополчилась на Трису. Да ещё и нападение... Поганка мне прямым текстом заявил, что я переспала с Клодом и потому заслуживаю смерти. Он - и те сволочи, которые с ним заодно - панически боятся того, что Триса забеременеет и родит предсказанного Ясноокой пацанёнка.
   - Погоди-погоди, - Вильям поспешно поднял руки вверх, останавливая мой словарный понос. - Кто такой Поганка?
   - Мудила, напавший на меня в саду. - Ответив на чистом автопилоте, неожиданно поняла одну простую истину, от осознания которой у меня холодок по спине пробежал: - Батюшка, а почему ни Вы, ни Бартемиус, ни кто-либо другой из местного следственного отдела, не опросил меня после нападения? Что, в этом мире не принято ловить преступников по горячим следам?
   - Понимаешь, Евгения, мне не хотелось лишний раз напоминать Трисе о произошедшем, - покаянно опустив голову, Вильям поделился своими истинными мотивами. - Поэтому я и приказал никому не расспрашивать мою дочь...
   - Она что, по-Вашему, памятью как у золотой рыбки обладает, что ли? - зашипела в ответ, растерявшись. Я была уверена, что Вильям трясётся над своей ненаглядной кровиночкой, а тут выясняется, что никто носом землю рыть не будет, разыскивая моего неудавшегося убийцу. Да и, судя по последнему похищению, усиленную охрану приставлять тоже не планируют.
   - Причём здесь рыба? - нахмурился мужчина, ничего не понимая. - Клод же видел нападавшего и смог описать не только его внешность, но и магию, которой он владеет.
   - Угу, - скрестив руки на груди, пожалела о том, что не могу устроить допрос Клода - с каждой минутой он всё больше и больше вызывает подозрения. - А Его Высочество смог Вам пересказать наш с Поганкой разговор?
   - Ты с ним разговаривала? - не поверил своим ушам оппонент.
   - Я Вам больше скажу, - растянув губы в самодовольной лыбе, припечатала: - я этого пи...раса ещё и покусала!
   - О Сиятельный! - только и смог выдохнуть Вильям, устало откидываясь на высокую спинку кресла. Вновь потерев переносицу (видимо это была вредная привычка графа, показывающая, что мужчина взволнован), попытался реабилитироваться в моих глазах: - Наверное, уже поздно спрашивать о том, что произошло позавчера?
   - Отчего же, на память не жалуюсь. - Скрестив руки на груди, самым безразличным тоном вкратце обрисовала неприятное происшествие: - Убийца напал на меня со спины. Но он не пытался мены вырубить - хотя это и было бы логично, ведь бессознательное тело проще всего дотащить до фонтана, а затем утопить. Нет, он, конечно, ударил меня, деморализуя, но бил не со всей силы, понимая, что от подобного я могу лишиться чувств, а ему нужна была жертва, находящаяся в сознании и понимающая, из-за чего на неё напали. Поганка сообщил, что я обвиняюсь в сношениях с Его Высочеством, и в связи с этим приговорена к казни. Естественно, я была категорически против, и, как могла, оказала сопротивление психопату.
   - И достойное, надо сказать, сопротивление, - тепло улыбнулся Вильям и вновь ласково погладил меня по волосам. - Знаешь, Евгения, я даже рад, что в тот момент, да и сейчас тоже, в теле моей дочери находишься ты, а не моя милая и ранимая Триса. - Подняв на меня свои нереальные синие глаза, де Венсан всё же смущённо пояснил: - Ей, бедняжке и так досталось: росла без матери, да и я не мог много времени уделять собственной дочери...
   - Можете не продолжать, - чувствуя, как защемило в груди, а на глазах навернулись слёзы, поспешила сменить тему: - Ну, так что, могу я рассчитывать на полную раскладку жизни Беллы или лучше обратиться к Сиятельному?
   - Евгения, теперь мы с тобой союзники, - положив мне руку на плечо, граф несильно его сжал. - Поэтому можешь просить меня о чём угодно, и всё, что в моей власти, обещаю выполнить незамедлительно!
   - Спасибо... - всё же не сдержалась и позорно шмыгнула носом. - Трисе повезло с таким отцом, как Вы, Вильям, - и, подавшись порыву, я крепко обняла опешившего мужчину.
   - Кхм... - граф откровенно смутился, поэтому, осторожно выпутавшись из моих объятий, поспешно сменил тему, смотря при этом куда-то поверх моей макушки. - Кроме данных об Анабелле Фонтен, чем ещё я могу помочь?
   - Пока ничем, - пожала плечами, чувствуя лёгкую обиду - мне было непонятно, Вильям просто не привык к обнимашкам или же ему неприятны обнимашки именно от девы из пророчества? - Сначала прошерстим подноготную рыжеволосой засранки, а уже потом будем строить дальнейшие планы.
   Де Венсан понятливо кивнул и окинул меня задумчивым взглядом. На его лице читалась неприкрытая тревога и забота, но мужчина не рискнул командным тоном приказать мне топать в постель и отдыхать. Вильям вполне обоснованно боялся обидеть (а в моём случае - вывести из себя) деву из пророчества, которая не только род де Венсан спасает, но и его любимую доченьку лично оберегает, вот и сдерживал пока командный голос и порывы контролировать всё и всех.
   - Батюшка, не переживайте, - несильно сжав руку мужчины в знак поддержки, ослепительно улыбнулась, - чувствую я себя намного лучше, чем выгляжу. Поверьте!
   - Но ты такая бледная... - всё же попытался поспорить граф. - И эти ужасные круги под глазами!
   - От недосыпа ещё никто не умирал, - каюсь, солгала, не моргнув и глазом (я более чем уверена, что местные лекари ещё не додумались проводить подобного рода исследования). - Батюшка, а Вы ещё не предлагали Джофранке поселиться на наших землях?
   - Извини, Евгения, не успел, - и Вильям с укоризной посмотрел на мою недовольную мордашку. - Если бы ты в очередной обморок не упала, то обязательно бы не только предложил, но и помог бы девушке с комфортом добраться до наших земель, а так... - и мужчина многозначительно развёл руками.
   - Ясно, - чувствую вину, так некстати поднявшую голову, решительно взяла всё в свои хрупкие руки. - В таком случае, могу ли я сама пригласить Джофранку в наше поместье? - Получив от графа помимо согласного кивка ещё и настороженный взгляд, в котором просто-таки читалась гиперопека помноженная на врождённую подозрительность, обворожительно улыбнулась. - Тогда не будет ли дерзостью, если я попрошу Вас, батюшка, пригласить ко мне Джофранку и Виолетту?
   - Леди Лестард? - удивился мужчина. - Ты и её хочешь пригласить пожить у нас?
   - Нет, что Вы, - хихикнула в ответ. - Хочу ещё раз в спокойной обстановке поговорить с девушками о произошедшем, да и непрозрачно намекнуть Лете о том, что из Ноя получится прекрасный муж и страстный любовник, хи-хи.
   - Евгения! - прогромыхал Вильям, невольно краснея.
   - Шучу-шучу, - подняв вверх руки в защитном жесте, вновь хихикнула. - Но насчёт разговора по душам, я говорила вполне серьёзно.
   - Понимаю, - согласно кивнул мужчина. - Я прикажу слуге позвать твоих подруг. Ах, да, Евгения, с этого момента ты будешь под постоянной охраной: я лично выберу нескольких рыцарей, которые будут посменно дежурить возле твоих покоев или сопровождать тебя.
   - Даже так... - растеряно протянула в ответ, чувствуя как меня уже начал напрягать тотальный контроль отца Беатрисы.
   - Приношу свои извинения, если задел, дева, твои чувства, - словно почувствовав эмоции, обуревавшие меня, Вильям упрямо сжал губы в тонкую линию. - Но мне так будет спокойней, да и желающих навредить моей дочери поубавится.
   "Ну да, - на сцену вылез врождённый скепсис, - а с учётом того, что тебя, Женёк, за два дня успели не только выкрасть из дворца, но даже чуть не утопили на территории всё того же дворца, стоит так же задуматься и о профпригодности этих самых рыцарей. Иначе быть тебе, родная, вновь украденной либо прибитой под ближайшим кустом!"
   - Как скажете, батюшка, - скрипнув зубами, всё же вынуждена была признать правоту оппонента - в физическом плане Триса не только мужчинам уступала, но даже женщинам, которые в силу жизненны обстоятельств, вынуждены были зарабатывать на хлеб насущный тяжёлым физическим трудом. - Могу ли я, в таком случае, рассчитывать на то, что меня теперь будут обучать самообороне?
   Мужчина нахмурился, явно не горя желанием идти на столь рисковый шаг (правильно, а вдруг я себе пальцы кинжалом отрежу или ногу мечом проткну, как он потом сие настоящей Беатрисе объяснит?..), но наткнувшись на мой суровый и непререкаемый взгляд, тяжело вздохнул и пообещал так же подобрать мне отличного инструктора. На том и порешили.
   Сообразив, что пора сворачивать дружескую беседу, пока я ещё чего-нибудь жутко интересного, но травмоопасного не вытребовала, Вильям поднялся из кресла и галантно протянул мне руку, которую я с благодарностью и приняла. Доведя меня до постели, мужчина помог мне улечься с максимальным комфортом, подоткнул одеяло и, поцеловав в лоб на прощание, поспешно вышел из комнаты. И, судя по решимости, которая читалась в синих глазах, де Венсан уже составил список людей, которые, так или иначе, прольют свет на биографию рыжеволосой твари Анабеллы. И через какие-то сутки максимум я буду обладать необходимыми сведениями. Ибо что-то мне подсказывает, что не за горами огромные неприятности - Фонтен так легко не откажется от наследного принца, который по таинственным причинам оказывает недвусмысленные знаки внимания Трисе. Уж лучше бы презирал, как в прошлой жизни, - так его хотя бы было легче ненавидеть, а теперь я только и могу, что таять от взгляда сапфировых глаз.
   Неожиданный стук прервал мои не самые радужные размышления, а затем из-за двери раздался хорошо поставленный голос императорского дворецкого, оповестившего о том, что прибыли леди Лестард и леди Джофранка. Радостно подпрыгнув на постели, разрешила мужчине впустить моих посетительниц, и принести нам чай "с чем-нибудь жутко калорийным, но нереально вкусным". И да, мне было откровенно плевать, что подобной фразой вогнала несчастного мужика в пятиминутный ступор - ничего, пусть извилинами раскинет, либо же к работницам на кухне за помощью обратится.
   Просочившись в комнату, Лета, как и полагается благородной леди, присела в выверенном реверансе, а Джофранка лишь ехидно хмыкнула, окинув меня оценивающим взглядом, а затем кивнула в знак приветствия. Сразу стало понятно, что цыганка не собирается склоняться в поклонах перед громкими титулами (за что ей лично от меня, Евгении Бабушкиной, респект и уважуха).
   - Рада снова видеть вас, девушки, - подмигнув ромалэ, кивком головы указала на кресла, в которых не так давно сидели мы с Вильямом. - Прошу вас, располагайтесь со всеми удобствами!
   Благодарно кивнув, мои посетительницы устроились на мягких сиденьях, и с таким интересом и чисто женским любопытством уставились на меня, что я аж на месте заёрзала, копчикам предчувствуя приближающийся допрос с пристрастием. Так что ещё непонятно, кто кого и по какому поводу допрашивать собрался.
   - Триса, как ты себя чувствуешь? - одарив мою бледную персону настороженным взглядом, Виолетта всё же проявила любопытство. - Мы слышали, что ты упала в обморок во время допроса, - и графиня Лестард покраснела аки вареный рак.
   - Голова закружилась, вот и сомлел, - не стала отрицать очевидное. - Поэтому и принимаю вас, девушки, сидя на кровати в ночной сорочке, за что приношу свои глубочайшие извинения. - Выслушав поспешные заверения, что всё нормально и никто не в обиде из-за моего неподобающего одеяния, решила, что пришла моя очередь проявлять любопытство. - Виолетта, позволь узнать, что тебя так смутило в слове "допрос"? По мне так вполне безобидный термин.
   - Триса, о таком неприсотойно говорить, - вновь налившись свекольным румянцем, Виолетта ткнула меня носом в промах. - Я понимаю, что ты потеряла мать в раннем младенчистве, и в силу данного обстоятельства она не смогла сама рассказать тебе о правилах общения в высшем обществе, - Лестард виртуозно обошла острые углы щекотливой темы. - Хотя я более чем уверена, что граф де Венсан нанимал тебе лучших в своём деле учителей...
   - Погоди-погоди, - невежливо перебив девушку, уставилась на неё во все глаза. - В смысле "правила общения в высшем обществе"? К Темнейшему такое общение!
   - Беатриса, воспитанная барышня не должна упоминать про Темнейшего - да покарает его Сиятельный, - так же как и повитух, любовников, - в этом месте Лестард покраснела до бурого цвета, - курительный табак, кислую капусту, грибы, редьку, нижнее белье, желудочно-кишечные заболевания, свиней, пиво, лысины, новорожденных детей, крыс и тараканов.
   - Ладно, про диарею, акушерок, секс-партнёра и исподнее согласна - негоже такое выносить на всеобщее обозрение. Но чем общественности не угодили грибы, редька и несчастные хрюшки? - каюсь, я с трудом сдерживалась, чтобы не рассмеяться в голос. Ведь Лета тогда точно обидится и перестанет со мной... то есть с Трисой общаться.
   Задумавшись, девушка честно попыталась найти в закромах памяти ответ на заданный вопрос, но спустя некоторое время, всё же вынуждена была разочаровано и, я бы даже сказала, растерянно протянула:
   - Не знаю... Просто так положено.
   - Кем? - упёрлась я рогом. - Только не говори, что аристократами - засмею. - Скорбное молчание Лестард было мне лучшим ответом. - Ладно, - всё же смилостивившись над оппоненткой, попыталась говорить непринуждённым тоном, а не капать ядом, - что ещё я должна делать, чтобы с гордостью носить почётное звание "воспитанная барышня"?
   - Аристократка - как, в принципе, и любая девушка - должна смеяться и плакать красиво и изящно. Смех должен быть не громкий, но рассыпчатый. - В этом месте я аж затроила, попытавшись представить "рассыпчатый смех", но поспешно обратилась в слух, ибо Виолетта частила с пулемётной очередью. - При плаче можно уронить не более трёх-четырех слезинок и наблюдать, чтобы не испортить цвет лица.
   - Это как? - всё же не смогла сдержать закономерного любопытства.
   - Видела, как некрасиво краснеют и морщатся ревущие дети? - Получив мой согласный кивок, Лета выдала непререкаемым тоном: - Вот так делать ни в коем случае нельзя! Твой цвет лица, Беатриса, должен быть бледным, максиму, что ты можешь себе позволить, это лёгкий румянец на щеках.
   - А если у девушки тёмная кожа? - встряла Джофранка.
   Запнувшись ровно на секунду, Лета всё же промямлила:
   - У аристократки не может быть смуглой кожи...
   - Почему? - естественно моя любопытная персона.
   - Потому что смуглая кожа признак низших сословий, - хмыкнула ромалэ, совершенно не обидевшись на глупышку Лестард. - Рассказывай дальше!
   - Ложиться спать воспитанной барышне следует около часа ночи, - Виолетту упрашивать долго не пришлось, и она с радостью сменила неприятную тему. - Засыпая, ни о чём грустном, неприятном и тяжёлом не думать, в особенности об убийцах, нищих, мышах, пауках, привидениях, сиротах, страшных болезнях и пожарах.
   "Бьюсь об заклад, что это правило установил человек, никогда в жизни не видевший идеальное тело пожарных и их литые мускулы," - тихо хмыкнула язвительность, подкидывая мне горячие фото австралийских пожарных, снявшихся для календаря топлес. Каюсь, я даже один такой приобрела, и долго потом капала слюнями на особо приглянувшихся парней.
   - Благородной аристократке следует помнить, что чистая совесть - лучшее средство для спокойного сна. - Не замечая моего отсутствующего взгляда, Виолетта с энтузиазмом, достойным лучшего применения, вещала дальше. - Видеть непристойные сны - совершенно неприлично для воспитанной барышни. В подобном случае ей следует не поддаваться любопытству и смотреть, что будет дальше, а немедленно проснуться и повернуться на другой бок.
   - А переворачиваться-то зачем? - с трудом выдавила Джофранка, заметившая мою вытянувшуюся физиономию, отчего зашлась хриплым смехом.
   - Так надо! - топнула ножкой, обутой в элегантную туфельку на невысоком каблучке, Лестард.
   - Хорошо-хорошо, - поспешила я встрять в назревающую перепалку. - Благодарю, Виолетта, что указала на пробел в моём образовании, и клятвенно обещаю, что в будущем непременно засяду за книги по этикету, - и мысленно добавила: "точнее я намереваюсь в ближайшее время расквитаться со всеми врагами графской семейки и зачать сына от Клода, так что над учебниками будет корпеть уже Триса". - Но сейчас я бы хотела поговорить о событиях, предшествовавших нашей встрече в повозке Люция. - Заметив, как побледнела Лета, и с какой силой Джофранка сжала кулачки, поспешно уточнила: - Если вы, девушки, не против, конечно.
   - А с чего нам быть против? - первой справилась с обуревавшими её эмоциями ромалэ. - Как я уже говорила, меня продал наш барон после моей мести за поруганную честь сестры. В первую же ночёвку, к нашей стоянке прискакал всадник, который быстро договорился с Люцием, что тот через сутки прихватит с собой на невольничий рынок ещё и аристократку. Сделка состоялась в Зачарованном лесу, где вместо одной изнеженной барышни, на голову Люцию упали две леди. Вот у него рожа тогда вытянулась! - и цыганка злорадно расхохоталась, явно наслаждаюсь воспоминаниями.
   - Правильно ли я понимаю, - дождавшись, когда Джофранка перестанет смеяться, задала животрепещущий вопрос: - что полянку, где была ваша с красномордым стоянка, ты отыскать не сможешь?
   Задумавшись на несколько минут, девушка всё же отрицательно покачала головой.
   - Ты же сама видела повозку Люция - там ни окон, ни щелей - подсмотреть дорогу не было никакой возможности. Да и не было мне интересно, куда меня везут... - и ромалэ печально вздохнула.
   Если я правильно разбираюсь в отношениях в таборе, то барон для всех цыган сродни родному и горячо любимому отцу (спасибо многочисленным просмотрам "Есении" и "Табор уходит в небо"). Поэтому для Джофранки было настоящим предательством, что барон спустил с рук своей дочери, что та увела жениха сестры Джофранки. Ну а уж тот факт, что барон затем продал провинившуюся цыганку, и стал последним гвоздём в крышке гроба доверия ромалэ к названному отцу всего табора.
   - Так, нас с Летой выкрали из дворца в пьяном угаре, поэтому надеяться на то, что леди Лестард хоть что-то помнит о её транспортировке из бального зала в повозку Люция, тоже не приходится. - Теперь пришла моя очередь вздыхать и каяться: - Ибо я так уж точно была в полнейшей отключке и даже не почувствовала, как меня куда-то волокли, - и всё "спасибо" Сиятельному за его косое заклинание! Ей-богу, оторвала бы эти косорукие ручёнки и в жопу ему бы вставила, чтоб не феячил больше!
   - Триса, неужели ты вознамерилась самостоятельно отыскать ту злосчастную поляну? - Виолетта, сопоставив очевидные факты, пришла к вполне логичным умозаключениям. - Это же опасно!
   - Ну, почему сразу "самостоятельно"? - Моментально стушевавшись, ибо именно это и планировала, поспешно замела хвостом: - Мы с батюшкой решили работать сообща. Первый меч Империи будет допрашивать предполагаемых участников нашего с тобой похищения, а я же должна была аккуратно расспросить вас, дамы, о произошедшем. Ведь мужчины бывают такими нетактичными и могут даже сказать грубое слово в присутствии леди! - и нервно хихикнула, понимая, что куда-то не туда меня понесло. - И к тому же мне хотелось обсудить с вами, девушки, вопросы личного плана.
   - Вопросы личного плана? - Виолетта моментально попалась на удочку, а вот Джофранка лишь ехидно хмыкнула, раскусив мою нехитрую уловку.
   - Да-да, Лета, ты не ослышалась, - теперь я улыбалась искренне и была даже довольна, что разговор свернул в другое русло. Ибо и ежу было понятно, что ничего нового не удастся выудить из разговора с графиней и ромалэ, но вот Клод, котик мой драный, просто обязан многое знать о моём похищении. - И начну, с твоего позволения Лета, я с Джофранки, - поймав вопросительный взгляд ромалэ, и любопытный - графини Лестард, выпалила: - Джофранка, как ты смотришь на то, чтобы переехать в наше поместье?
   - Отрицательно, - сказала, словно отрезала, девушка.
   - Да послушай хоть сначала, дурная, - решив не церемониться, утроила напор. - Тебя никто ни к чему принуждать не собирается: хочешь, живи на территории самого поместья, хочешь, живи в любой части земель де Венсан. Батюшка выделит тебе землю и домик, чтобы ты чувствовала себя комфортно. Нравится - сажай огород, нравится - выращивай цветы, нравится - загорай топлес на травке.
   - Загорай топлес на травке? - затравленно переспросила Джофранка, нервно теребя длинный рукав кофточки.
   - Не заморачивайся, - отмахнулась в ответ. - Главное, что никто тебе теперь больше не указ, и ты можешь делать всё, что душеньке угодно! Ведь, насколько поняла, становиться моей фрейлиной ты не горишь желанием. Но как насчёт остаться подругами?
   - Подругами, графиня... - задумчиво протянула ромалэ. - А не будешь ли ты, Триса, стесняться нашей с тобой дружбы?
   - Офигела?! - гавкнула в ответ, оскорблённая до самой глубины души. - Я к ней с открытым сердцем, а она - плевок в душу!
   - Даже в мыслях не было, - не согласились со мной. - Просто хочу уточнить сразу, насколько сильно твоё желание дружить с изгнанной из табора гадалкой.
   - На все сто и даже больше, - припечатала в ответ.
   - И я... хочу... - тихонечко проблеяла Лета, но поймав наши недоумевающие взгляды поспешно пояснила: - Я бы тоже хотела дружить с тобой, Джофранка, если ты не против, конечно, - к концу своей пламенной речи девушка сидела красная, как перезрелый помидор, но смело смотрела на цыганку, которая только качала головой да несмело улыбалась.
   - Вы такие глупые... и упрямые! - наконец вынесла вердикт ромалэ. - Мы с вами через торги на невольничьем рынке прошли, и Триса даже два раза заступилась за меня перед бандитами. И вы ещё спрашиваете, хочу ли я дружить с вами? Я почту это за великую честь!
   - Слава Сиятельному! - выдохнули мы с Виолеттой в унисон.
   - Но жить на вашей земле, Триса, я не буду!
   - Да почему? - буквально взвыла я.
   - Хочу попытаться вернуться в табор, ведь там осталась моя сестра, - пояснила своё упорство Джофранка.
   - Так бери сестру, пожитки, скотину, домашних животных и айда в новый домик на землях де Венсан! - и состроила глазки кота из Шрека. - Пойми, мне и Лете будет проще - да и спокойней тоже, если мы будем знать, где тебя найти, когда захотим пообщаться или нежданчиком нагрянуть в гости.
   - Как нагрянуть в гости? - нахмурилась Джофранка, видимо опасаясь, что моё "нежданчиком" эквивалентно её "всем табором и на месяц".
   - Неожиданно в смысле, - с улыбкой пояснила я. - Ну, так что?
   - Для начала мне необходимо поговорить с сестрой, - ромалэ, наконец, пошла на компромисс.
   - А для этого тебе необходимо вернуться в табор, - задумчиво протянула я. - Но так как барон и его семейство имеют на тебя зуб, то твоё возвращение будет воспринято в штыки. Возможно, тебя вновь попытаются продать работорговцам либо же твой хладный труп закопают под ближайшим кустом, - перечисляя возможные варианты развития недалёкого будущего, постепенно впадала в панику. - Так, я сегодня же поговорю с батюшкой и попрошу, чтобы тебе выделили в сопровождающие одного из рыцарей. Иначе я поседею от волнений! И не спорь! - заметив, как Джофранка открывает рот, чтобы что-то сказать, зыркнула на неё недовольным взглядом.
   - И не думала, - всё же высказалась ромалэ. - Я просто хотела поблагодарить как за поддержку, так и за заботу, - и её тёмно-карие глаза наполнились слезами. - Поверьте, для меня это много значит! - и цыганочка шмыгнула носом. - Ты и Виолетте собираешься предлагать пожить в поместье де Венсан? - быстро справившись с обуревавшими её эмоциями, девушка поспешила перевести тему.
   - Неа, - заговорщически улыбнувшись, бросила хитрый взгляд на Лестард. - С ней я хотела обсудить Ноя. - Заметив непонимающий взгляд Леты, поспешно пояснила: - Молодец, что активно вился вокруг тебя на рабовладельческом рынке.
   - Ах, так его зовут Ной... - Покраснев ещё больше, Виолетта сконфужено промямлила: - А зачем нам его обсуждать?
   - Ну, здрасьте! - всплеснула я руками. - Хочу понять понравился он тебе или нет.
   - Я же его совсем не знаю... - проблеяла девушка, разглаживая невидимые складки на юбке и смотря куда угодно, но только не на нас с Джофранкой. - Но он был очень мил со мной, обходителен и ему даже удалось отвлечь меня от грустных мыслей.
   - Значит, понравился! - радостно хлопнула в ладоши Джофранка.
   - Понравился... - прошелестела молодая графиня, стыдливо прикрывая горящее лицо ладошками. - Не смущайте меня ещё больше, девочки!
   - Да легко, - не стала я нагнетать обстановку. - Ты мне только, подруга, вот что скажи: замолвить за Ноя словечко перед твоими родителями али сама справишься? - и я обменялась хитрыми взглядами с ромалэ.
   - Замолвить... - вновь прошелестела Лестард.
   - Вот и ладушки, - теперь пришла моя очередь радостно потирать ладошки и давить лыбу до ушей. - На днях обязательно устроим совместную семейную прогулку, на которой будут ты, твои родители, я, мой отец и Ной.
   - А он зачем? - Джофранка не уловила ход моих мыслей.
   - Ну как же, а вдруг на нас нападут во время прогулки по саду? - Мне невольно вспомнилась встреча с Поганкой, да и тот факт, что некто смог вытянуть из дворца двух благородных леди и остаться при этом незамеченным, оптимизма тоже как-то не внушает. - Как показывает суровая правда жизни, Джофранка, у императорской семейки в системы безопасности имеется огроооомный недочёт, поэтому присутствие не только Ноя, но и половины Первого рыцарского отряда просто обязательно.
   - Вот дурная! - расхохоталась в ответ гадалка, задорно тряхнув шикарной копной смоляных волос.
   - Беатриса, не стоит так непочтительно отзываться о Его Величестве и Его Высочестве, - побледнев, словно увидела умертвие, графиня Лестард смотрела на меня испуганными глазами. - Не приведи Сиятельный, кто-нибудь из слуг услышит и донесёт императору!
   Демонстративно осмотрев комнату, словно ища посторонние уши, торчащие из стен, залихватски ухмыльнулась:
   - Так ни слуг, ни монаршей семейки тут нет, так что, Виолетта...
   Но договорить предложение, которым я планировала успокоить нервную Лету, мне было не суждено. Меня перебил зычный бас дворецкого, оповестившего, что "графиню де Венсан желает лицезреть Его Высочество, наследник императорского престола принц Клод". Подавившись слюнями (может, правда, стоит быть более осторожной в своих словах, а то так и до плахи недалеко?..), переглянулась с замершими девушками, и, нервно хихикнув, с деланным безразличием пожала плечами.
   "Кажется, закон подлости и в мире меча и магии работает на "отлично"", - протянула офигевшая стерва внутри меня. - "Либо же Клод из той породы людей, которые не тонут и появляются, стоит только о них вспомнить."
   - Триса, чего молчишь? - змеиное шипение, издаваемое Летой, выдернуло меня из раздумий. - Прикажи впустить Его Высочество! Немедленно!
   - Ах да... - Поёрзав на кровати, приняла максимально величественную позу, какую только можно изобразить сидя с нечёсаными волосами и в ночнухе "а-ля прапрапрабабушкина скромность в серых тонах и в рюшах", милостиво молвила: - Пусть заходит!
   Бросив мимолётный взгляд на вытянувшиеся физиономии Джофранки и Виолетты, с опозданием поняла, что вновь сморозила очередную глупость. Ну и пофиг, мне, как попаданке (причём в дерьмо и по самое "мама не балуй"), можно!
   Не успел козявка Клод переступить порог комнаты, как Виолетта присела в выверенном до миллиметра реверансе, а Джофранка почтительно поклонилась. А я так и осталась восседать на кровати, закопавшись в кокон из одеяла. Лишь головой кивнул, мол, приветствую, и навесила на лицо маску отчуждённости.
   - Моё почтение, леди, - Его Высочество в ответ склонил голову и улыбнулся вмиг покрасневшим графине Лестард и ромалэ (вот что с нами, девушками, бесовская сила под названием "мужская красота, обаяние и харизма" делает! Чур меня, чур!). - Дамы, надеюсь, вы не будете возражать, если я поговорю с графиней де Венсан без свидетелей?
   - Ну, что Вы, Ваше Высочество, - как и ожидалось, слово взяла Лета. - Не будем вас смущать своим присутствием, - и графиня Лестард бросила на меня многозначительный, но совершенно непонятно к чему призывающий взгляд. - Беатриса, мы с Джофранкой позже навестим тебя, а сейчас позвольте откланяться, - и Виолетта подтолкнула к выходу замершую гадалку.
   - Графиня Лестард, - вспомнив о том, что так и не обговорила насчёт знакомства Ноя и родителей Леты, поспешила завуалированно об этом напомнить: - подумайте над моими словами на досуге!
   - Всенепременно, - вновь покрываясь свекольным румянцем, Лета пробкой выскочила из комнаты и утянула следом за собой и Джофранку.
   Стоило девушкам покинуть помещение, как в воздухе отчётливо запахло неловкостью. Покосившись на императорского сыночка, вынуждена была констатировать, что желание допросить (причём с использованием раскалённого утюга) поганца куда-то резко испарилось. Что и вывело меня из состояния отрешённого любования статным юношей (чтоб его трижды приподняло и об землю расплющило!).
   - Вашество, - да-да, по правилам придворного этикета начинать разговор должен монарх, но так как Клод хранил молчание и, судя по задумчивому взгляду, прерывать его не собирался, дело пришлось брать в свои хрупкие руки, - Вы же понимаете, что оставшись со мной один на один в спальне, тем самым скомпрометировали мою девичью честь?
   - Понимаю, - не стал отпираться от очевидного визитёр. - И готов понести за это наказание.
   - Вас что, розгами выпороть? - мне некстати вспомнилось излюбленное наказание, распространённое в Англии вплоть до XIX века.
   - Зачем же, - пожал плечами молодой человек. - Я согласен на Вас, Беатриса, жениться.
   - Вот только угроз не надо, - сообразив, что проиграла словесную баталию, попыталась всё перевести в шутку. - Так о чём Вы хотели со мной поговорить?
   - О Вашем похищении.
   - Тогда Вы пришли по адресу, - вполне дружелюбно оскалилась я. - Присаживайтесь, многоуважаемый будущий император, ибо разговор обещает быть долгим. - Кивков головы указа на кресло, которое не так давно занимал Вильям, с самой печальной миной промурлыкала: - Приношу свои глубочайшие извинения за неподобающий внешний вид, и за то, что не поприветствовала Вас, Ваше Высочество, должным образом, но после злоключений, которые мне довелось пережить за последние дни, мне немного нездоровится, - и я с демонстративным стоном откинулась на подушки. - Вы же простите мне, Ваше Высочество, такую мелочь?
   - Конечно, графиня, - Клод одарил меня подозрительным взглядом (видимо козявке уже донесли, что я впереди батюшки, да ещё и босиком, на допрос служки бежала, вот поганец и сомневается в моих словах). - Надеюсь, в скором времени Ваше самочувствие придёт в норму, и мы сможем с Вами прогуляться по императорскому саду... - Заметив, как я нервно передёрнула плечами, парень попытался исправить свою оплошность: - Хотя нет, лучшее лекарство - свежий воздух, поэтому мы с Вами, Беатриса, покатаемся на лошадях!
   - Вот уж не надо! - Скрипнув зубами, замогильным голосом пояснила свой отказ: - Боюсь, что с моим везением я позорно свалюсь с лошади и, не приведи Сиятельный, шею сломаю. К сожалению, батюшка допустил небольшой промах в моём светском воспитании и не нанимал мне учителя верховой езды, - потупившись, старательно рылась в воспоминаниях Трисы, в попытке отбрехаться от предлагаемого веселия (веселья, ясен-красен, для Клода, а для меня же - страха Господня воплоти).
   - Что ж, тогда ограничимся прогулкой по саду и чаепитием на крытой террасе, - покладисто согласились со мной, но всё также не отрывая подозрительного взгляда от моего лица (вот чёрт, неужели и этот подозревает, что в теле Беатрисы находится посторонняя душа?..).
   - Кхм, Вашество, так о чём Вы хотели поговорить? - изобразив на лице заинтересованность, даже поддалась немного вперёд, зорко следя за реакцией Клода на мои слова и поведение.
   - До меня дошли слухи, - издалека начал императорский отпрыск, - что Вы, Беатриса, пытаетесь найти виновных в Вашем похищении. Из-за чего уже успели побывать на допросе служки, разносившего напитки в день Вашего похищения. Хрестин, кажется, - и Клод вперился в меня тяжёлым взглядом сапфировых глаз.
   Сцепив пальцы в замок, положила их на колени и, старательно сдерживая порыкивающие нотки, так и рвавшиеся из горла, вставила свои "пять копеек":
   - Ну, во-первых, не только моего похищения, но и похищения графини Виолетты Лестард. И не стоит, Ваше Высочество, делать вид, будто Ваши слухачи не донесли Вам о том, как проходил допрос Христова - служки, фамилию которого, Вы не удосужились запомнить.
   - Донесли, - признался парень и на его холёном лице не дрогнул ни один мускул. - И я считаю, что граф де Венсан поступил опрометчиво, позволив Вам, Триса, присутствовать на допросе.
   - А это уже батюшке решать. - Оскалившись в попытке непринуждённо улыбнуться, всё же не смогла сдержать язык за зубами: - Вот если станете моим мужем, тогда уже Вы будете решать, где мне разрешено находиться, а где - нет. А пока... - и я многозначительно развела руками, мол, "на "нет" и суда нет". - О чём ещё Вам донесли? Если не секрет, конечно.
   - Мне рассказали так же и о том, что Вы даже предложили парочку... хм, новаторских, скажем так, идей о том, как извлечь свидетельские показания из упирающегося подозреваемого, - абсолютно спокойно, словно мы обсуждали книгу или фильм, сказал Клод.
   - Ой, ну что Вы, что Вы, - ещё милее улыбнулась я, отчего у Клода нервно дёрнулся кадык. - До Вас дошли не просто слухи, а святая правда - я пытаюсь выйти на след не только моих похитителей, но и тех, кому моё и Виолетты исчезновения были только на руку. Наказать виновных и добиться правды - вот, к чему я стремлюсь! - довольно пафосно изрекла я, но ни капли не смутилась, а попёрла танком дальше: - Но давайте говорить честно, расследованием занимаюсь не я одна. Как Вы уже ранее сказали, со мной был мой отец - граф Вильям де Венсан, который и благословил меня на это богоугооо... -сообразив, что в Изгоротской Империи другая система верований, резко исправилась: - угодное Сиятельному дело. Ну а Вы-то, Вашество, чего задёргались? - Бросив на парня хитрый взгляд, всё же забила последний гвоздь в крышку своего гроба: - Или боитесь, что, в конце концов, я прищемлю хвост одной рыжеволосой бестии?
   - Причём здесь Фонтен? - Клод моментально понял, о ком я говорю, отчего сразу ощетинился.
   - Ну как же, как же, - состроив на лице невинно-простодушное выражение, решительно взялась отстаивать своё мнение: - Что-то мне подсказывает, и явно не гадание на кофейной гуще, что данная мадам приложила свою руку к моему похищению. Поэтому осталось дело за малым: понять, чем ей несчастная Лета не угодила и найти улики, на основании которых Анабелле можно будет вынести смертный приговор.
   - Беатриса, - подорвавшись из кресла, Клод принялся мерить нервными шагами комнату, - это неприемлемо - обвинять кого-то без весомых доказательств!
   - Вооот! - радостно оскалившись, аж подпрыгнула на кровати. - Вы сами со мной согласились, что нам необходимо добыть железобетонные доказательства, понять её мотивы и найти неоспоримые улики, и тогда Фонтен уже не сможет отвертеться. Надеюсь, Ваше Высочество, Вы понимаете, что до меня тоже доходили некоторые не самые приятные слухи о том, что Вы выказываете Фонтен особое расположение, - последние слова я специально выделила не только голосом, но и многозначительно пошевелила бровями. - В связи с чем мне хотелось бы понять, Вы будете действовать заодно со мной, Ваше Высочество, или же против? - и я пристально посмотрела на оппонента, ясно давая понять, что от его ответа полностью зависит наше дальнейшее взаимодействие. Хотя нет, не только взаимодействие, но и взаимосуществование, ведь если он сейчас скажет, что всячески отрицает, что Белла приложила свою наманикюренную ручку к похищению двух аристократок, то фиг Клоду, а не брачные клятвы у алтаря священника и общий ребёнок.
   - С Вами, - спустя минутное раздумье, всё же проскрежетал молодой человек.
   - Вот и ладушки, - вновь радостно хлопнула в ладоши и соскочила с постели.
   Совершенно забыв о том, что вид благородной девицы, облачённой в ночную рубашку длиной до пят, с длинными рукавами и высоким воротом, со стопроцентной вероятностью смутит любого благородного мужчину, с умилением (и, каюсь, достаточной толикой злорадства) полюбовалась на то, как щёки Клода розовеют, и парень поспешно отводит взгляд, смотря куда угодно, но только не на меня. Внутри меня ехидно хмыкнула стервочка, мол, как тёмной ночкой лезть целоваться и всячески пытаться совратить не совсем трезвую, но абсолютно наивную и невинную девушку, так Клод впереди планеты всей. А как при свете дня полюбоваться на эту же самую, только совершенно трезвую девушку, облачённую в старомодное неглиже, так мы самые невинные, пугливы и стеснительные. Ну, да фиг с ним - с Клодом и его странным поведением.
   - Вашество, а чего Вы так одеты-то, а? - поинтересовалась я, окидывая цесаревича заинтересованным взглядом.
   На парне красовались чёрные плотные штаны, заправленные в голенища начищенных до зеркального блеска сапог, графитового цвета сюртук с чёрным воротником-стойкой и двумя параллельными рядами золотистых пуговиц, доходящих до талии, под которым была надета обычная чёрная рубашка. Справа на поясной перевязи висел меч (божечки, никогда бы не подумала, что в живую эта смертоносная железяка такая огромная!) без каких-либо украшений на эфесе и навершии и с самой обычной гардой, без вензелей, завитушек и прочей дребедни так любимых кинорежиссёрами. Никаких нашивок, лампасов или других швейных побрякушек, показывающих, что передо мной стоит особа королевских кровей, не было.
   - Вы на прогулку собрались или по делу куда-то направляетесь? - вновь промурлыкала я, и нагло обошла Клода, чтобы полюбоваться на императорского сыночка со всех ракурсов.
   - По делу, - вновь коротко последовало в ответ.
   - И по какому же, стесняюсь спросить? - Забыв о том, что вообще-то должна люто ненавидеть цесаревича, который в ближайшем будущем может приказать обезглавить Беатрису (читай: меня), словно зачарованная уставилась на широкие плечи, развитые мускулы спины и на (ох, моё бедное кокоро) упругую задницу, которую так и хотелось ущипнуть. - Не вознамерились ли вы, Ваше Высочество, отправиться в Зачарованный лес и попытаться отыскать там пресловутую полянку, на которой меня и графиню Лестард некто нехороший передал с рук на руки Люцию?
   - Вы правы, графиня, - легко и непринуждённо подтвердил мои наихудшие подозрения задохлик. - Вознамерился.
   - Кстати, почему лес называется Зачарованным? - вдруг, ни к селу ни к городу, поинтересовалась неугомонная и любопытная я.
   - Если верить преданиям, то в стародавние времена том лесу обосновалась тёмная сила, и любой, кто входил в него назад уже никогда не возвращался, - безропотно (а судя по голосу, так ещё и с облегчением - как же, графиня сама соизволила сменить щекотливую и явно неприятную парню тему) ответили мне.
   Мне моментально вспомнились небезызвестные строки из "Ведьмы" Константина Бальмонта: "Сии леса - дремучие, от века здесь темно, блуждать вам будет здесь дозволено, а выйти не дано".
   - Так если никто из леса живым не вернулся, откуда тогда сведения про разгул нечистой братии? - во мне моментально подняла голову скептическая (а до недавнего времени ещё и атеистическая) натура.
   - Вот именно по этой причине, наши предки и решили, что лес проклят, - спокойно, словно разъяснял прописные истины несмышленому пятилетнему ребёнку, пояснил Клод. - И уже во времена правления моего прапрадеда - досточтимого императора Гиро Третьего - лес был благословлен прислужниками Сиятельного, и с того времени он стал безопасен для смертных. Но название никто менять не стал - это не только затратное дело, но и не было необходимости, ибо никто иначе не называл этот лес, кроме как Зачарованным.
   - Понятно, - медленно протянула в ответ, прикидывая в какие дальние дали и как надолго пошлёт меня Клод после моей следующей фразы. - Тогда я с Вами! - решив, что если наглеть, то до самого конца, голосом, не терпящим возражений, постановила я. Радуясь, что не вижу вытянувшуюся физиономию Клода, вновь изрекла непререкаемым тоном: - Прошу Вас, Ваше Высочество, подождать меня в коридоре. Я только одену подобающий случаю костюм, и мы сможем отправиться на увеселительную прогулочку по заросшим лесным тропам. Так сказать, совместим приятное с полезным - и свежим воздухом подышим, и расследование, наконец, сдвинется с мёртвой точки.
   Резко крутанувшись на пятках, парень с ужасом, смешанным с лёгким удивлением (видимо, чего-то подобного козявка и ждал) уставился на меня, словно я его не на променад зову, а предлагаю прыгнуть в котёл с кипящей серой. Вдоволь полюбовавшись на сбледнувшего с лица цесаревича, нагло взяла его под локоток и с силой потянула в сторону двери.
   - Но, Беатриса, граф де Венсан не давал своего согласия... - Приблизившись к двери на несколько шагов, будущий император (которому, на минуточку, по статусу не положено теряться в непредвиденных ситуациях и что-то лопотать себе под нос), наконец, придумал весомый довод и попытался убедить меня остаться в своей опочивальне.
   - А мы ему не скажем, - заговорщически подмигнув несчастному парню, всё же дотолкала его до двери. - И, Клод, предупреждаю сразу, - прочитав в сапфировых глазах неудержимое желание, не дожидаясь меня, отправиться самому в лес, пригрозила: - если по истечении десяти минут, которые мне понадобятся, чтобы привести себя в порядок, я не застану Вас в коридоре, то отправлюсь одна на поиски чёртовой полянки. И мой хладный труп, который потом кто-нибудь найдёт под ближайшим кустом, будет на Вашей совести!
   Пристально посмотрев мне в глаза, козявка испустил страдальческий вздох, способный и из скалы слезу выбить, и согласно кивнул, мол, сдаюсь и повинуюсь. Мысленно радостно потерев ладошки, с силой хлопнула парня по спине ладонью, тем самым скрепляя наше соглашение и, не дожидаясь реакции опешившего Клода, вытолкнула его за дверь.
   Ласточкой метнувшись к огромному шифоньеру, занимавшему чуть ли не половину просторной комнаты, рывком распахнула дверцы большого отделения, где висела на плечиках одежда и моментально приуныла. И с каким бы упорством я не передвигала вешалки, не ворошила ворох юбок, подъюбников и прочей рюшечно-воздушной дребедени, мой взгляд натыкался на платья - от самых скромных фасонов невзрачного мышиного цвета до нереально пышных и приторно-розовых.
   Решив не сдаваться раньше времени, распахнула следующие дверцы, за которыми оказался настоящий склад обуви. Переворошив все коробки (точнее вывалив из них всю обувь н пол), нашла высокие сапоги из мягкой кожи. И они явно шли в комплекте с охотничьим костюмом. (Хотя странно, ведь в памяти Трисы нет ни одного воспоминания о том, что молодая графиня увлекается охотой.)
   Решив не церемониться с ненавистными платьями, вновь раскрыла створки большого отделения шифоньера, и вывалила на пол одежду. Старательно перебирая многочисленные плечики, могла лишь матерно шипеть, мысленно отсчитывая время, так опрометчиво обозначенное мной же самой. Ну, вот кто, спрашивается, мешал мне назвать временной промежуток, скажем в тридцать минут? Тогда бы я не только уложилась в срок, и не спешила, словно опаздываю на последний поезд, но даже раньше бы вышла к ожидающему меня Клоду.
   Спустя ровно пять минут все вещи, обувь, шляпки, накидки, обувь, плащи и шубы были разбросаны по комнате, а я же в руках держала нечто тёмно-зелёного цвета, сшитое из плотного сукна. Не охотничий костюм, конечно, но и не треклятое платье, которое будет смотреться совершенно неуместно в лесу. Больше всего моя находка походила на амазонку, надеваемую в XVIII веке для верховой езды.
   Быстро облачившись в белую рубашку, юбку с так называемым "коленом" и приталенный жакет с широкими отогнутыми манжетами, блестящими позолоченными (божечки, или всё же золотыми?!..) пуговицами и с отделкой из золотой нити, пушенной по его бортам, бросила оценивающий взгляд на красную шляпку с вуалью, кожаные перчатки и шейный платок такого же цвета, как и головной убор. Решив, что невеста будущего императора может позволить себе некоторую вольность в наряде, поспешно заплела волосы в обычную косу, обулась и пробкой вылетела из спальни.
   Как ни странно, но Клод, вопреки моим опасениям, спокойно ждал свою невесту, подпирая шикарной задницей подоконник напротив моей комнаты. И если на лице козявки виделся отпечаток вселенской скуки, то несчастные стражники, приставленные Вильямом охранять как сон, так и покой его несравненной доченьки, явно нервничала, хотя и пытались это скрыть.
   - Приветствуем, графиня! - заметив мою скромную персону, показавшуюся в дверном проёме, молодцы вытянулись по стойке "Смирно!" и слажено так, в унисон отдали мне честь.
   - Добрый день, мальчики! - не осталась в долгу и я, одарив служивых обворожительной улыбкой. Подойдя к Его Высочеству, взяла вмиг напрягшегося парня под локоток и недвусмысленно потянула вправо по коридору - насколько мне помнилось, именно в той стороне и был выход. - Надеюсь, вы не будете возражать, если мой жених, - и я ласковой кошкой прильнула к опешившему, но быстро пришедшему в себя Клоду после того, как получил от меня болезненный щипок, мол, не стой истуканом, прими соответствующую случаю позу и натяни на морду счастливую улыбку, - и я прогуляемся в одиночестве? - Заметив, как один из стражников уже открыл рот, чтобы возразить, поспешно прощебетала: - Заверяю вас, солдатики, с таким охранником, - в этом месте я с силой наступила на ногу наследника престола, чтобы он, скот, наконец-то отмер, - мне ничего не грозит!
   Стражники переглянулись, явно опасаясь грандиозной взбучки от графа де Венсан - то бишь их непосредственного начальника, но после того, как Клод многозначительно так кашлянул и с холодной надменностью окинул служивых вопросительным взглядом, ребятам ничего не оставалось, кроме как с мученическими вздохами констатировать, что они, мол, не против и вообще руками и ногами "За", если влюблённые голубки проведут некоторое время вместе. Но в тоже время мне дали ясно понять, что моё отсутствие в радиусе их видимости более двух часов может неблагоприятно сказаться как на их социальных статусах (Вильям их быстро на местную биржу труда определит), так и на настроении моего горячо любимого отца. Клятвенно заверив стражников, что через два часа буду сидеть в комнате и вышивать крестиком, потянула Клода в сторону вожделенного выхода.
   - Ваше Высочество, у Вас есть идеи, как сузить поиски? - чинно шествуя под ручку с сыном императора, задалась вполне закономерным вопросом. - Насколько мне известно, лес занимает довольно большую площадь, и нам с Вами жизни не хватит, чтобы обыскать каждый его закуток.
   - Пока Вы, Беатриса, не увязались за мной, я планировал просто походить по лесу - вдруг мне бы повезло, и я наткнулся бы на нужную полянку, - с самой серьёзной миной ответили мне, галантно придерживая дверь и пропуская меня вперёд - на залитый солнечным светом внутренний двор дворца. - Но теперь, даже не знаю... - и цесаревич многозначительно так покосился на мой костюм.
   - Слушайте, Вашество, - милостиво проигнорировав неприкрытую издёвку, всё же решила попытать удачу: - Вы же магией владеете, верно? - Получив согласный кивок, добавила побольше лести в голос. - И, насколько мне известно, слывёте не последним магом, а входите в топ-десять лучших.
   - Простите, Триса, - поддерживая меня под локоток, Клод неспешно шагал по мощённой плиткой дорожке по направлению к конюшням (и нет, я не настолько хорошо ориентируюсь в дворцовой планировке, а просто унюхала "аромат" навоза), - не совсем понял, куда я вхожу?
   - В десятку лучших, - послушно перевела, мысленно отвесив себе подзатыльник - ведь батюшка именно из-за моих словечек и раскусил, что в теле Беатрисы находится совсем не Триса, а левая дева из пророчества.
   - Осмелюсь Вас поправить, - выпятив грудь колесом, императорский сынок без лишней скромности провозгласил: - я являюсь наисильнейшим магом во всём Изгороте.
   - Так это же просто прекрасно! - радостно захлопав в ладоши, состроила восхищённое личико и вновь попыталась протолкнуть свою идею в массы: - Батюшка обмолвился, что Вы, воспользовавшись заклинанием поиска на родственной крови, выяснил, где я находилась после похищения. Так может, Вы и сейчас сделаете нужные пассы руками, произнесёте соответствующее случаю заклинание и, фокус-покус, мы окажемся стоящими на нужной полянке? - Заметив, что Клод смотрит на меня, словно на сумасшедшую и опасную для окружающих барышню, поспешно внесла небольшую корректировку в ранее озвученное предложение: - Ну, или в радиусе энного количества метров от полянки. Вашество, полагаться наобум, как Вы изначально и планировали, глупо и недальновидно! - И от переизбытка эмоций я ещё и ножкой топнула.
   Клод, замерев на месте, неожиданно засмеялся... Хотя нет, он хохотал от души, откинув голову назад и сотрясаясь всем телом!
   "Вот же гад!" - злость моментально подняла свою змеиную голову внутри меня. - "Ты только посмотри - смешно ему, задохлику хренову! А сам даже до такого додуматься не смог, имбецил!"
   - Триса, ха-ха, не могу поверить, что Вы настолько наивны, хе-хе!
   - Вы о чём? - настороженно уточнила, но злость на цесаревича никуда не делась.
   - Неужели Вы, правда, поверили, будто я собрался разгуливать по Зачарованному лесу кругами и верить в счастливый случай?
   И вот как ответить на заданный вопрос, чтобы и лицо сохранить, и наивной чукотской дурочкой не выглядеть?..
   - Значит, у Вас всё-таки есть план. Поделитесь?
   - Как Вы ранее и заметили, Триса, я являюсь достаточно сильным магом, - и цесаревич гордо задрал нос, смешно выпятив подбородок. - Поэтому, отправляясь в Зачарованный лес в поисках полянки, собирался сотворить заклинание поиска. Подобного рода магия не смогла бы с точностью до метра перенести меня в нужное место - всё же это не поиски на родственной крови, но, как Вы вновь точно подметили, я бы оказался стоящим в радиусе нескольких сот метров от необходимой полянки. Но Вас, Триса, мне сам Сиятельный послал!
   - С чего бы? - я моментально напряглась, предчувствуя грядущие неприятности. - Вашество, Вы уж определитесь, рады ли Вы моему скромному присутствию в нашей мини-экспедиции или же нет.
   - Рад, - склонившись ко мне, Клод умудрился заглянуть моё нахмуренное лицо. - Ну, не обижайтесь, графиня, - и этот остолоп сложил перед собой руки в молитвенном жесте, - я, правда, рад, что Вы составите мне компанию, как в поисках, так и в романтической прогулке по лесу.
   - Почему романтической-то? - выпав в осадок, только и могла, что задавать идиотские вопросы. - И почему тогда упрямились, когда я изъявила желание отправиться с Вами?
   - А романтическая, Триса, потому, что прогуливаться на лоне природы будем только Вы и я, - и молодой человек обворожительно улыбнулся, давя обаянием и харизмой всё моё ехидство, готовое вот-вот излиться на его дурную голову. - Ну а сопротивлялся я по понятной причине: Ваш же батюшка, достопочтенный граф де Венсан, с меня же шкуру спустит, если с Вами что-то случится.
   - А со мной должно что-то случиться? - моментально ухватилась за обронённые цесаревичем слова.
   - Сиятельный упаси! - вполне искренне вздрогнул Клод, подходя к конюшням. - Триса, если Вас не затруднит, не могли бы Вы немного подождать меня здесь? - и юноша махнул в сторону ладно сбитой некрашеной лавки, на которой в свободное время отдыхали конюхи. - Мне нужно кое-что сделать, после чего мы сможем сразу же отправиться в Зачарованный лес.
   Одарив Клода настороженным взглядом, вновь напомнила ему о том, что в случае его побега и попытке "забыть" меня во дворце с кучей мамок-нянек, я самолично отправлюсь в треклятый Зачарованный лес. Полюбовавшись на сбледнувшего с лица юношу, поспешившего клятвенно заверить меня, что у него даже в мыслях ничего подобного не было, благосклонно кивнула и, насвистывая какую-то попсовую мелодию, отчалила к лавочке. Усевшись на нагретые солнцем доски, бросила взгляд на замершего каменным истуканом Клода.
   "Наверное, благородным леди не пристало свистеть," - меня неожиданно озарило. Но на смену растерянности, моментально пришёл такой родной и горячо любимый пофигизм, что аж на душе полегчало: - "Ай, да плевать!"
   - Что-то не так? - состроив невинно-наивную мордашку, с самой приторной улыбкой поинтересовалась у моего сопровождающего.
   - Нет, всё в порядке, - Клод, встряхнувшись, словно мокрая собака, поспешно скрылся в недрах огромной конюшни, откуда тот час раздалось многоголосное ржание.
   Продолжая мурлыкать себе под нос навязчивый мотивчик, блаженно зажмурилась, пригревшись на солнышке. На душе было спокойно, легко и в определённой степени волнительно (ну, как же, ведь парень, от которого дурочка Триса сиропом растекалась, уделяет внимание молодой графине, а не рыжеволосой шлюшке Фонтен), поэтому я практически чувствовала себя на седьмом небе от счастья.
   Но и в моей личной бочке мёда всё же была пресловутая ложка дёгтя: я, как здравомыслящая Евгения Бабушкина, не доверяла ни сыну императора, ни самому императору. Почему? А фиг его знает...Хотя нет, с Клодом-то всё понятно - мало кто будет доверять собственному палачу, который хоть и не сам меня обезглавил, но отдал на это приказ. А вот почему от Его Величества у меня мурашки ужаса по всему организму бегать начинают - всем вопросам вопрос. Как и то, что император всё ещё жив-здоров и на тот свет явно не собирается.
   - Заждались, Беатриса? - довольный голос цесаревича вырвал меня из раздумий.
   - Ни в коей мере, - распахнув глаза, вполне благожелательно улыбнулась молодому человеку, и с благодарным кивком приняла поданную руку. - Ну что ж, раз Вы закончили свои дела, думаю, пришло время отправиться в Зачарованный лес.
   - Полностью с Вами согласен, - не стал спорить Его Высочество, беря меня и за вторую руку. Поймав мой недоумённый взгляд, Клод состроил невинную мордашку, мол, так надо.
   - Что требует от меня, как от человека, который хоть и был на искомой полянке, но ни черта не помнит?
   - Ничего, - прикрывая хитрые глаза, молодой человек переплёл свои пальцы с моими. - Просто постарайтесь не кричать и, не приведи Сиятельный, вырываться.
   - Чего?! - опешив от высказанного требования, резко дёрнулась, стараясь освободить руки из захвата, но быстро замерла, заметив, как вокруг нас с Клодом замерцал белоснежный вихрь. - Это что, магия? - зачарованно смотря на искрящиеся на солнце крупинки, по-детски открыла рот.
   "А у Сиятельного не был спецэффектов, когда он творил волшбу," - разочарованно протянуло чувство прекрасно. - "Пфф, позёр!"
   - Беатриса, Вы - моя магия, - Клод медленно склонился к моему лицу, отрывая меня от созерцания волшебства. - Вы та, кому самой судьбой предназначено сидеть одесную меня...
   - Стоп-стоп-стоп, - сообразив, что Клод пытается меня склеить, словно малолетку, моментально озверела. - Вашество, Вы что, меня под ближайшим кустом трахнуть решили, а потом всему двору заявить, что Беатриса де Венсан нихрена не девственница, потому пусть чешет к своему хахалю, а не под венец к будущему императору?!
   - Что? - сапфировые глаза удивлённо распахнулись, а на лбу залегла глубокая морщина. - Беатриса, у меня и в мыслях не было ничего подобного!
   - Ну да, рассказывай! - продолжая бесноваться, не заметила, как перешла на фривольное "ты".
   - Именем Сиятельного клянусь! - привёл самую страшную клятву Клод.
   Замерев с открытым ртом (знаю, что неэстетично и выгляжу по-глупому), с подозрением посмотрела на парня. Не скажу, что люди, живущие в Изгоротской Империи неистовые верующие, поклоняющиеся местному пантеону богов, но и назвать их атеистами язык не повернётся. Да и Клод, если верить воспоминаниями Трисы, ежедневно посещал храм, возведённый в честь дедка.
   - Ладно, замяли. - Решив, что пора сменить тему, пока до рукоприкладства с моей стороны не дошло, поспешно огляделась по сторонам: - Вашество, так мы что, уже в Зачарованном лесу?
   - Да, Беатриса, и мы не просто в лесу, а на искомой полянке, - лучезарно улыбнулись мне в ответ. - И за траву не переживайте - через час-два она вновь поднимется.
   - А? - удивлённо вылупившись на молодого человека, с опозданием сообразила, что моё "замяли" - в смысле "забыли/проехали", парень понял буквально и подумал о травке-муравке, покрывавшей тёмно-зелёным ковром поляну.
   Осторожно освободив ладони из рук Его Высочества, медленно обошла поляну по кругу, изучая.
   Лесная прогалина была довольно широкой, метров тридцать в диаметре, с удивительно ровными и плавными краями, словно некто специально постарался, чтобы у него было место для отдыха в самой чаще Зачарованного леса. Почему я решила, что мы с Клодом попали именно в сердце леса? Да потому, хорошие мои, что тёмные деревья, с кривыми и покрытыми мхом стволами, могут расти только в самой непроходимой чащобе. Густые кроны не пропускали солнечный свет, отчего за пределами поляны сгустился зловещий сумрак. И, что пугало больше всего, не было слышно ни птичьего щебетания, ни трескотни белок, перепрыгивающих с ветки на ветку. Как не было видно и прочих обитателей леса... Знаете, я бы сейчас даже мишке косолапому обрадовалась, как самому дорогому и любимому человеку!
   - Вашество, - придвинувшись максимально близко к парню, осматривающему выгоревший клочок земли, постаралась скрыть дрожащие нотки: - а тут всегда так тихо и... жутко?
   - Да, Беатриса, всегда, - оправдал мои наихудшие ожидания Клод. - Но Вам не стоит опасаться, графиня. При любом признаке опасности мы моментально вернёмся во дворец.
   - А опасность в моём или в Вашем понимании? - решила на всякий случай уточнить, склоняясь над стволом спиленного дерева, который, видимо, служил уставшим путникам вместо лавки.
   - Простите, Беатриса, я не совсем Вас понял, - бросив на меня удивлённый взгляд, цесаревич вновь принялся за осмотр стоянки Люция.
   - А что тут непонятного? - пожав плечами, всё же уселась на ошлифованный чужими задницами ствол. - Вы не только обладает магической силой, но и в физическом плане сильнее меня, - старательно загибая пальцы, принялась перечислять видимые преимущества Его Высочества передо мной. - Так же Вы выше меня, следовательно, и ноги у Вас длиннее.
   - А это тут при чём?!
   - При том, что в случае нашего с Вами поспешного бегства... - Заметив, как Клода перекосило при слове "бегство", которое, по всей видимости, у него ассоциировалось с трусостью, поспешно изменила формулировку: - То есть отступления, Вы будете иметь фору из-за длинны Вашего шага, в то время как я буду семенить позади Вас и являться лёгкой мишенью для агрессора.
   - Хорошо, Триса, - присев рядом со мной, Клод даже не пытался скрыть улыбку, и шкодливых бесенят в сапфировых глазах. - Как только Вы решите, что нам грозит опасность, мы сразу же вернёмся во дворец.
   - Договорились! - Скрепя наш устный договор крепки рукопожатием, задала давно мучавший меня вопрос: - Вашество, полянка со всех сторон окружена плотной стеной леса. Каким образом на неё умудрился попасть сначала Люций, а потом и выродок, похитивший меня и графиню Лестард?
   - Триса, это же Зачарованный лес, - со мной вновь заговорили как с несмышленой девочкой. - Поэтому для того, чтобы отыскать что-то в этом лесу, необходимо воспользоваться магией.
   - Хорошо, допустим, мой похититель обладал магической силой, но простофиля Люций - нет.
   - Значит, он воспользовался заговоренными кристаллами, которые и указали ему путь, - как само собой разумеющееся пояснил цесаревич.
   И только я хотела озадачить Клода очередным каверзным вопросом, как деревья, растущие с южной стороны, расступились (да-да, огромные многолетние стволы с натужным скрипом, стоном и жутким шелестом листвы, выдернули свои корни из земли и сдвинулись в две параллельных линии, образуя своеобразный коридор). Зачарованно наблюдая за разворачивающимися действием, за малым пальцем в том направлении не тыкала, и более ни на что не обращала внимания. Зато Клод, молодец, не сплоховал, и, сообразив, что на поляну спешат очередные магически одарённые гости, поспешно вскочил на ноги.
   - Беатриса, думаю, нам пора возвращаться во дворец! - схватив меня за руки, молодой человек нервно оглянулся через плечо.
   - Но мы же так ничего и не разузнали о стоянке Люция! - ужом вывернувшись из стальной хватки Его Высочества, шустро отбежала от Клода на несколько метров. - Вашество, давайте немного подождём: вдруг людям, спешащим на полянку, всего-то и нужно, что часик передохнуть, а затем они отправятся по своим делам. А мы вернёмся к прерванному расследованию, а? - и я, воспользовавшись поверенной столетиями женской хитростью, состроила жалобную моську.
   Поколебавшись для порядка минуту или две, молодой человек согласно кивнул, и, сцапав меня под локоток, потянул в сторону разлапистых кустов, растущих на краю полянки, и примыкающих к жутким деревья. Послушно схоронившись среди колючих веток, постаралась принять максимально удобное положение, прекрасно понимая, что ожидание может растянуть на долгие часы.
   Но не успела я отвоевать сюртук Клода, чтобы использовать его в качестве подстилки, как на прогалину въехал конный отряд. Замерев испуганной мышкой, с ужасом насчитала семнадцать всадников, с ног до головы обвешанных оружием.
   - Привал! - зычно крикнул один из мужиков, и, спрыгнув на землю, откинул назад капюшон. - Горн, займись обедом, - не дожидаясь, пока остальные спешатся, главарь принялся раздавать указания. - Чубей и Крыса займутся лошадьми. Остальные пока могут отдохнуть.
   - Есть! - слаженно гаркнули мужики и поспешно рассредоточились по периметру, опасаясь попасться на глаза главному и огрести по-полной.
   Заворожено наблюдая за тем, как два рослых молодых парня принялись стреноживать взмыленных лошадей, пропустила момент, когда на полянке появилось новое действующее лицо, буквально соткавшееся из воздуха. Мужчина, от макушки до пят закутанный в светло-серый балахон, появился прямо перед носом офигевшей от такой наглости коняшки, отчего та встала на дыбы и заколотила в воздухе передними копытами. Спасаясь от удара ополоумевшей лошади, дядька дёрнулся в сторону, отчего его капюшон слетел, являя абсолютно белую шевелюру, такого же цвета брови и ресницы, и тонкие губы, искривлённые в недовольной гримасе.
   - О, Поганка! - узнав в мужике своего неудавшегося убийцу, бескультурно ткнула в его сторону пальцем и, не сдержав эмоций, достаточно громко и абсолютно чётко выдала наше с цесаревичем укрытие.
   - Беатриса! - то ли простонал, то ли проскрежетал Клод, утыкаясь лбом в холодную землю.
   - Взять! - одновременно с Клодом и главарь конного отряда отдал зычный приказ.
   А я же, понимая, что шпионкой мне не быть, только и могла, что пялиться на белобрысую гниду, и мечтать о том, как спущу с него шкуру.
   Пока я вспоминала все виды казней, описанных в "Молоте Ведьме" небезызвестных Генриха Крамера и Якоба Шпренгера, цесаревич не растерялся и, схватив меня в охапку, поспешно принялся отползать под защиту леса. Хотя, тут ещё бабушка надвое сказала, где безопасней - на полянке среди местных разбойников, либо же в самой чаще Зачарованного леса, деревья которого могут по собственному желанию сменить дислокацию.
   - На дыбе суку распну! - утягиваемая на буксире Клодом, я не переставала плеваться ядом в сторону Поганки. - Вашество, а мы куда? - сообразив, что мы с парнем движемся в противоположную сторону от полянки, недовольно нахмурилась. - Мне тут с одним субчиком серьёзно поговорить надо.
   - Беатриса, Вы в своём уме? - отползая всё дальше в лес, Клод старался не шипеть, но это получалось, честно говоря, у него из рук вон плохо. - Помимо того, что Вы выдали нас с потрохами, так ещё и рвётесь на откровенный мордобой!
   - Ну, так не Вас же, Ваше Высочество, прошу постоять кулаками за мою честь и избитое личико. - Лягнув Клода, положившего руки на мою филейную часть, злобно зашипела: - Поверьте, я и сама прекрасно справлюсь с этой падалью...
   - Если мне не изменяет память, то эта самая падаль, Вас, Триса, не так давно чуть не утопила в дворцовом фонтане, - скрывшись за необхватным многовековым и покрытым мхом стволом неопознанного мной дерева, императорский отпрыск прижался к нему, словно к родному. - А сейчас, Беатриса, Сиятельным заклинаю, помолчите и не двигайтесь!
   Только я открыла рот, чтобы закономерно поинтересоваться причинами такой странной просьбы молодого человека (ведь и слепому было понятно, что как только наши противники преодолеют стену кустарника, которая к слову стала не только гуще раза в три, но и резко взметнулась вверх метров на пять, и обогнут дерево, растущее в непосредственной близости от дороги, как они наткнутся на нашу сладкую парочку), подавилась словами, так и не сорвавшимися с искривлённых в немом крике ужаса губ. Влажный темно-зеленый мох, который до сего момента вполне спокойно рос на стволе дерева, неожиданно отлепился от коры и пополз в нашу с Клодом сторону. Вылупившись на самовольную флору, только и могла, что со свистом втягивать воздух, да тыкать дрожащим пальцем в растительность.
   - Беатриса, успокойся! - Клоду, наконец, надоело смотреть на мою то синеющую, то бледнеющую от ужаса физиономию. - Мох движется под действием моего заклинания, - успешно заговаривая мне зубы, парень осторожно, словно боялся поломать, усадил меня к себе на колени и заботливо обнял. - Через несколько минут мох полностью скроет нас под собой, и, чтобы не нарушить нашу маскировку, необходимо сидеть тихо и смирно. Хорошо?
   Согласно кивнув, никак не могла оторвать взгляд ото мха, уже ползущего по плечам Клода. Понимая, что если продолжу смотреть на подобные страсти-мордасти, то ни за какие коврижки не смогу избавиться от прочных ассоциаций с инопланетными организмами, поглощающими несчастного человека, оказавшегося не в то время и не в том месте, поспешно отвернулась от ствола и, следовательно, от лица Клода. Поёрзав на мужских коленях, приняла максимально удобное положение и, ничтоже сумняшеся, прижалась спиной к груди молодого человека. Цесаревич дышал глубоко и размерено, отчего его грудная клетка медленно то поднималась, то опадала, и благодаря этим колебательным движениям и моя истеричная персона начала постепенно успокаиваться.
   - Так кусты, это твоих рук дело? - решив, что сейчас не та ситуация, чтобы "выкать", тоже перешла на фривольный стиль общения.
   - Моих, - не стал отпираться оппонент и немного поёрзал - видимо, сидеть на прелых листьях было тем ещё сомнительным удовольствием. Перебросив мою растрепавшуюся косу мне через плечо, парень нагло упёрся лбом мне в затылок. - А сейчас не шевелись.
   Не успел он это сказать, как мох начал медленно наползать на мои руки, грудь, шею и (мамочкааааа!!!) лицо. Подавившись криком, который упорно рвался с губ, попыталась дышать носом, но стоило унюхать запах сырой земли, прелых листьев и гниющей травы, как меня отчётливо потянула к ближайшим кустам - опорожнить взбунтовавшийся желудок.
   - Всё хорошо, Триса, - шёпот на грани слышимости я скорее почувствовала, чем услышала, и сильные мужские руки чуть крепче сжались на моей талии, давая понять, что я не похоронена заживо... ну, или, по крайней мере, не в одиночестве.
   - Где она?! - громкие крики разбойников вспороли воздух - видимо, всё же прорвались сквозь живую изгородь, сволочи. - Делимся на группы по трое и прочёсываем лес! - всё не унимался главарь. - Найти бабу - живой или мёртвой!
   - Рахим, зачем нам дохлая баба? - говоривший противно захихикал, и спустя минуту к нему присоединился табун похабно ржущих мужиков. - Она ж только и сможет, что смиренно лежать, а мы соскучились по женской ласке и податливому телу, - и говоривший расхохотался пуще прежнего.
   - Раз хочешь её трахнуть, то и найди первым, - не пошёл на уступку Рахим, чем невольно заслужил моё одобрение. - А того, кто найдёт бабёнку и либо сам оприходует, либо пустит по кругу, лично яйца отрежу. - После столь откровенной угрозы моментально воцарилась звенящая тишина, даже лошади и те присмирели. Но главарь всё же решил уточнить: - Всем понятно?
   - Да, Рахим, - нестройным гулом прошелестели разбойники сиплыми голосами.
   - Тогда какого Тёмного, вы, дурачьё, топчитесь на месте, вместо того, чтобы исполнять приказ?!? - разъярённо заорал главарь, отчего вокруг нас начали сновать разномастные мужики, с кучей колюще-режущего оружия в руках.
   - Мужик! - уважительно, но тихо-тихо присвистнула я, но была оперативно заткнула мозолистой мужской ладонью, опустившейся на мои губы.
   Наблюдать сквозь мох, как разбойники мечутся среди деревьев в поисках несравненной меня, было то ещё удовольствие - видимость практически нулевая, да и я всё время боялась, что из растительности вылезет какая-нибудь букашка, при виде которой я истошно заверещу, чем и раскрою наше с Клодом убежище. Но зато слух был в моём полном распоряжении, и я с нескрываемым злорадством слушала, как мужики, поминая меня не только по матушке, а шерстя родню Трисы вплоть до седьмого колена, рыскают по кустам и меж деревьями.
   - Рахим, баба скрылась, - минут через двадцать бесцельной беготни, всё же вынужден был констатировать один из мужиков. - Мы эту часть леса чуть ли не на пузе осмотрели. Её нигде нет.
   - Ищите! - не унимался главарь.
   - Либо она успела скрыться, воспользовавшись помощью мага, либо она сама колдунья и сейчас уже за тридевять вёрст отсюда, - на помощь первому говорившему подключился ещё один прокуренный бас. - Пусть господин маг лучшее её поищет,- в голосе мужика появились заискивающие нотки.
   Руки Клода, да этого вполне расслабленно лежащие на моей талии, отчётливо дрогнули, благодаря чему я и поняла, что Поганка нас моментально раскроет. И, соответственно, тоже напряглась, ожидая очередной каверзы от Судьбы.
   -Так господин чародей уже исчез, - в разговор вступил новый голос. - Как только эта дурная заорала "Поганка", так господин маг щёлкнул пальцами и растаял в воздухе!
   - Трус! - сплюнул на землю главарь. - Все эти маги только и могут, что за чужими спинами прятаться, а чуть дело до них доходит, так сразу в кусты. - И дядька выдал такую матерную тираду, что даже у меня уши покраснели. - Так, заканчиваем с поисками бабы - убегла, так убегла. Час на отдых и отправляемся дальше. Хозяин ждать не любит.
   Послушно угукнув, обделённые женской лаской мужики потянулись обратно на полянку.
   Дождавшись, когда последний разбойник скроется за разлапистыми кустами, вновь поёрзала на коленях Клода - если уж у меня ноги от долгого и неудобного сиденья затекли, то что уж говорить о конечностях несчастного цесаревича. Не успела я открыть рот, чтобы поинтересоваться у парня, как он себя чувствует, как мох начал постепенно сползать с моего лица, шеи, рук и уползать обратно на дерево.
   Вдохнув чистый воздух полной грудью, блаженно зажмурилась, радуясь избавлению от растительного плена. Поспешно вскочив на ноги, моментально облокотилась о ствол - ноги закололо тысячей иголочек, отчего с губ сорвалось непечатное ругательство.
   - Триса! - с лёгким укором протянул императорский отпрыск, разминая руками затёкшие мышцы на ногах.
   - Да, Ваше Высочество? - состроив невинную мордашку, прощебетала сладким голоском.
   - Сейчас я отправлю Вас во дворец...
   - Ни в коем разе, Ваше Высочество, - с моих губ буквально лился медовый сироп - ещё немного и у Клода точно будет сахарный диабет 2-го типа. - Пока Вы будете туда-сюда телепартироваться, - зверски проигнорировав недоумевающий взгляд Клода на новое и непонятное слово, продолжила растекаться патокой: - эти хлопчики не то, что ноги в неизвестном направлении сделают, нет, они успеют какую-нибудь гадость придумать и осуществить - на радость своему хозяину. И наш гражданский долг не только предотвратить теракт, но и узнать имя этого самого хозяина, его прописку и род деятельности! Я понятно объяснила? - заметив, что молодой человек маленько выпал в осадок, всё же решила уточнить.
   - Да, Беатриса, - бросив на меня по-настоящему заинтересованный взгляд, императорский отпрыск выдал всем комплиментам комплимент: - Вы настоящая дочь своего отца!
   - Вот и отлично, - довольно потерев руки, наконец-то отлепилась от пресловутого дерева. - И, Вашество, Вам не кажется странным, что разбойники сотрудничают с магом? Не тот ли это отряд повстанцев, который уже долгое время досаждает императору? - Задумчиво потерев подбородок, приняла соломоново решение: - Значит так, сейчас мы с Вами по-пластунски подбираемся к кустам и там окапываемся. Ловим каждое слово, каждое движение и каждый взгляд - никогда не знаешь, что натолкнёт на раскрытие тайны.
   - Нет, Триса, - Клод, хоть и был деморализован мои напором, но всё же сохранил остатки серого вещества. - Вы сейчас отправитесь на север по этой тропе, - молодой человек взмахнул правой рукой в сторону довольно утоптанной дорожки, которой (заначкой клянусь!) ещё секунду назад там не было. - А я же подберусь к повстанцам и понаблюдаю за ними.
   - Ага, бегу уже, - скептически хмыкнув, с трудом удержалась от того, чтобы показать парню известную конструкцию из трёх пальцев. - Вашество, а где гарантия, что Вы ничего не пропустите, не забудете или, не приведи Сиятельный, умышленно чего-нибудь недоскажете? И не надо на меня гневно глазами сверкать. - Проигнорировав обиженное лицо Клода и по-детски надутые губы, пёрла танком: - Не только во дворце, но и за его пределами ходят довольно интересные слухи о Вашем благосклонном отношении к Анабелле Фонтен, поэтому, давайте вы не будете становиться в позу и усугублять и без того непростую ситуацию. - Да, про слухи вне стен дворца откровенная ложь, но ведь Клоду об этом знать совершенно не обязательно.
   - Не беспокойтесь насчёт моей благосклонности к Фонтен, - надеюсь, скрип зубов мне просто послышался. - Я не только Вам дословно перескажу всё, что происходило на поляне в период вашего, Триса, отсутствия, но даже покажу.
   - Каким образом? - вновь хмыкнула я.
   Ничего не говоря, парень достал из кармана небольшой молочно-белый, непрозрачный камень прямоугольной формы. Протянув мне на раскрытой ладони камушек, Клод дождался, пока я возьму его в руки и пустился в пространные объяснения:
   - Новейшая разработка алхимиков Изгородской империи - запоминатель. Благодаря минимальному воздействию магии на него можно записать любой диалог или сцену. Длительность записи варьируется от десяти минут до трёх часов - всё зависит от магической силы обладателя этой вещицы.
   Вернув камень Клоду, скрестила руки на груди и окинула оппонента недоверчивым взглядом. Пока я усиленно изображала Фому неверующего, память услужливо подкинула недавний допрос Карла Христова - служки, разносившего напитки на балу. Так вот, на столе, за которым сидели подозреваемый и следователь, тоже лежал такой же камешек. Во время допроса мне не пришло в голову поинтересоваться, на кой чёрт на столе лежит непонятного назначения камень, а потом как-то из головы вылетело. Зато сейчас я в полной мере удовлетворила своё любопытство.
   - Вы мне не верите, - не столько спросил, сколько констатировал Клод. И, не дожидаясь моей реакции на свои слова, провёл раскрытой ладонью над запоминателем. - Новейшая разработка алхимиков Изгородской империи - запоминатель, - из камня раздался голос Клода, а над его поверхностью появилось кристально чёткая картинка, на которой легко можно было рассмотреть скептически настроенную меня и ошеломлённого Клода, стоящего рядом. - Благодаря минимальному воздействию магии на него можно записать любой диалог или сцену. Длительность записи варьируется от десяти минут до трёх часов - всё зависит от магической силы обладателя этой разработки.
   - Офигеть! - только и смогла вымолвить, когда, наконец, осознала, что это не какая ни иллюзия и не фокус. - Камень-то реально работает!
   - Поэтому прошу Вас, Триса, отойдите от лагеря разбойников как можно дальше, и ждите меня.
   Согласно кивнув, пожелала начинающему шпиону удачи, и, насвистывая какую-то попсовую мелодию под нос, отчалила вглубь леса по проторенной тропе. Проходя мимо разнообразных деревьев и кустарников Зачарованного леса, старательно смотрела исключительно перед собой и на дорогу, ибо прекрасно понимала, что нервные клетки не казённые, да и сердечный приступ никто не отменял, если я вновь увижу движущиеся деревья, и не приведи Господи, в мою сторону.
   Не знаю, долго ли, коротко ли, но спустя энное количество времени, когда ножки уже отказывались идти (всё-таки у Трисы было абсолютно не приспособленное к физическим нагрузкам тело), я всё же набрела на крохотный пятачок земли, свободный от любой растительности, кроме травы. В центре полянки стоял одинокий и абсолютно трухлявый пень, но я обрадовалась ему, как мягкому креслу (всё же сидеть на холодной земле мне не улыбалось - застужусь ещё, чем тогда лечиться буду?).
   Прежде чем усесться на пенёк, облазила все кусты, окружавшие полянку - я не только искала вражеских лазутчиков, но и высматривала палку потяжелее на случай, если придётся обороняться от агрессора. Найдя, наконец, вполне подходящий дрын, который я не только в руках могла удержать, но и который не сломается после первого же соприкосновения с хребтом предполагаемого нападающего, со стоном блаженства уселась на пенёк.
   Положив на колени импровизированное оружие, углубилась в печальные думы.
   Я совершенно не понимала, что со мной происходит. Почему при виде Клода я, здравомыслящая Евгения Бабушкина, расплываюсь в дурацкой улыбке, а при нечаянном соприкосновении наших рук моё сердечко заходится в нервном трепете. Согласна, признаки первой влюблённости на лицо. Но почему я-то страдаю, если в императорского наследника влюблена Триса!?!
   "Эй, дед! - решив прояснить волнующий меня вопрос, обратилась к Сиятельному. -Поговорить надо."
   "О чём, дитя?" - местный божок практически сразу вышел на связь.
   "Ты почему своё идиотское заклинание не подкорректировал? - задала давно мучавший меня вопрос. - И какого дьявола я, Евгения Бабушкина, испытываю влюблённость в этого задохлика?!"
   "Так недочёт заклинания, Женечка! - моментально залебезил Сиятельный. - Мы же это с тобой уже обговаривали..."
   "Обговаривали, - скрипнула я зубами. - Наш разговор касался того, что я чуть ли не в кому впадаю, когда переношусь в тело Трисы. И ты, дед, должен был этот недочёт исправить. - Послушав невнятное блеяние, вновь вернулась к претензиям: - А ты не только это не исправил, но и интегрировал чувства Трисы в мои!"
   "Ты о чём, Женечка?" - то ли Сиятельный решил до победного косить под дурочка, то ли реально не догонял.
   "О том, мил человек, что я буквально плавлюсь от прикосновений Клода, и готова, если он позовёт, в койку к нему без раздумий прыгнуть!" - каюсь, начала мысленно орать, панически опасаясь открывшейся перспективы.
   "Так правильно, - незнамо чему обрадовался дед. - Близится день, когда ты понесёшь от Клода!"
   "Не поняла..." - самым спокойным голосом, на который была способна в данный момент, протянула я.
   "Ну, так овуляция, цикл... Ты же женщина, Евгения, и должна больше меня понимать в таких вещах," - залебезил в ответ Сиятельный.
   Каюсь, от описываемой перспективы в ближайшем будущем лечь под Клода меня аж перемкнуло, и я не нашлась, что ответить наглому божку. Пока я то открывала, то закрывала рот, словно рыба, выброшенная на берег, дедок быстро попрощался, ссылаясь на неотложные дела, и был таков.
   Но не успела я порадоваться тишине в астрале, как моё внимание привлёк тихий шелест опавшей листвы, словно кто-то крался к облюбованной мной полянке. Хотя, собственно, почему "словно"? Стопудняк некто крадётся и не скрывается при этом, вражина.
   Подорвавшись с пенька, в три прыжка преодолела расстояние от меня до спасительных кустов, где и затаилось с занесённым для удара дрыном.
   - Графиня, - передо мной, словно чёрт из табакерки, неожиданно вырос Клод. Нервно шарахнувшись от молодого человека, взмахнула в его сторону дрыном, и, если бы не отменная реакция цесаревича, то, как пить дать, проломила бы дурную башку Его Высочества, тем самым лишим Империю будущего правителя, а императора - сына. - Думаю, мы узнали всё, что хотели, - злобно зыркнув на меня, Клод с лёгкостью отобрал у меня ветку и забросил её куда подальше. - Вы были правы, Триса, эти люди не так давно примкнули к повстанческому движению, хотя, насколько я понял, их главарь - Рахим - уже долгое время служит под началом некоего хозяина, который и является корнем всех наших проблем. - Устало потерев переносицу, цесаревич неожиданно сменил тему: - Если бы я решил причинить Вам вред, то палка меня бы не остановила, поверьте.
   - Уж лучше палка, чем вообще с пустыми руками супостата встречать, - промямлила себе под нос, и уже громче добавила: - И как Вы, Вашество, намерены отступать по пересечённой местности-то? - Вспомнив о том, что лучшая защита - нападение, моментально налетела на парня: - Пешком, что ли?
   - Отчего же, - тихо рассмеялся оппонент, а затем негромко свистнул.
   Из кустов раздался хруст ломаемых веток, а я же, помня о том, что в лесу помимо хорошо вооружённого отряда повстанцев ещё и дикие (и не факт, что сытые) звери водятся, быстро юркнула за широкую спину парня. Мой расчёт был прост, словно валенок: пока неприятель (будь то человек прямоходящий или же зверь) будет разбираться с Клодом, я успею скрыться как минимум за тремя поворотами... пардон, кустами. И каково же было моё изумление, когда к нам гордо выплыл (ей-богу, по-другому и не скажешь) огромный каурый конь!
   Грациозно прогарцевав к Клоду, конь с любовь ткнулся носом в подставленную королевичем ладонь, а затем громко фыркнул, словно приветствуя любимого хозяина. Моментально выпав в осадок от увиденного, с отвисшей челюстью обозревала Его Высочество и стоящего рядом с ним... наверное, шайра или, как его ещё называют, английского тяжеловоза. Да-да, откуда здесь взяться лошади, выведенной на берегах туманного Альбиона, но факт от этого не меняется, шайр по праву считается самой высокой породой лошадей - в холке такая лошадка может достигать до 185 сантиметров, - и махина, стоящая сейчас рядом с нами, ему ни на миллиметр не уступала.
   - Отчего же, - дружелюбно улыбнулся молодой человек, ласково похлопывая скакуна по мощной груди. - Думаю, Граф нас с Вами с радостью прокатит.
   - Д-думаете? - икнула я в ответ, бросив взгляд, полный ужаса, на исполинского жеребца, который косился на меня ехидным тёмно-карим глазом.
   - Граф спокойный, графиня, поэтому не извольте беспокоиться, - принялся увещевать меня королевич. - Не успеете и глазом моргнуть, как мы уже окажемся во дворце.
   - Может, всё-таки воспользуемся магией? - вспомнив способ, благодаря которому мы оказались в непосредственной близости от вражеского лагеря, сложила в молитвенном жесте руки перед собой. - Пожалуйста, Клод! - и честно постаралась выдавить из глаз хотя бы одну слезинку, но видимо не быть мне великой актрисой.
   - Триса, милая моя... - обхватив мои подрагивающие пальчики своими руками, Клод поднёс наши сцепленные руки к своей груди и прижал их к сердцу, отчего я моментально поплыла и уже с трудом могла сосредоточиться на словах поганца (вот же ж святые ёжики, что со мной, железной Женькой, делает влюблённость Беатрисы! Стыд и позор мне!..). - К моему глубочайшему сожалению я не могу выполнить твою просьбу, как бы сильно того не хотел. Не забывай, что последние два часа я только и колдовал: то пытался задержать повстанцев, бросившихся на поиски одной взбалмошной особы, то заставлял мох прикрыть нас с тобой, а потом использовал магические силы, чтобы записать всё, что происходило на поляне, на запоминатель. И это сильно меня истощило. Так что на данный момент можно смело утверждать, что я обычный смертный.
   "По ушам чешет, и даже не краснеет!" - моментально выдала интуиция, активно поддерживаемая здоровым скепсисом.
   - Но коня-то ты смог сюда телепортировать?!? - Напрочь позабыв об осторожности, взвыла в голос, но, получив укоризненный взгляд, быстро понизила голос до шёпота: - Уж лучше бы нас поближе к дворцу выкинул!
   - Конь - такая же часть меня, как и, скажем, рука, - пустился в объяснения цесаревич. - Поэтому телепортация Графа не отняла у меня много сил, а Вы же...
   - А я, уважаемый, Ваша будущая жена, - гюрзой прошипела в ответ, непонятно на что обидевшись.
   - Вот поэтому я сейчас и делаю все, что в моих скромных силах, чтобы спасти свою будущую жену и императрицу, - склоняясь к моему лицу, поведал Клод самым проникновенным голосом. - Только не кричи! Прошу!
   Не успела я удивиться странности просьбы Клода, как парень усадил меня боком в седло, а затем и сам взлетел на спину коня. Обхватив руками торс Клода (теперь меня и тягачом было не оторвать от цесаревича), спрятала лицо у него на груди и замерла каменным истуканом, боясь пошевелиться.
   Почувствовав, как Клод осторожно обнимает меня одной рукой, а второй натягивает поводья, с ужасом поняла, что вот-вот раздастся команда "Но!" и Граф рванёт с места в карьер.
   - Зараза, - растеряв из-за страха не только манеры, но и остатки чувства самосохранения, грозно рявкнула: - верни, где взял, гад!
   Но вместо того, чтобы моментально исполнить мой приказ, при этом рассыпаясь в извинениях, Клод лишь тихо рассмеялся и, как я и опасалась, пришпорил коня. Не успела я толком ничего понять, как Граф, встав на дыбы, отчего с моих губ сорвался истошный вопль ужаса вперемешку с отборнейшими матюками, рванул вперёд, не разбирая проложена ли там просека или же нет. И если бы не Клод, прикрывший меня руками, то быть мне отхлёстанной по лицу, плечам и рукам тонкими веточками, а так все тумаки достались цесаревичу. Чему я, как Евгения Бабушкина, честно говоря, была очень даже рада (заслужил паразит, ей-богу, заслужил!..), а вот я, как Беатриса де Венсан, расстраивалась и буквально кожей чувствовала болезненные удары по столь любимому лицу.
  
   - 12 -
  
   Мерзкий звук будильника вырвал меня из мира меча и магии. С трудом разлепив глаза, мысленно посетовала на то, что неприятного разговора с Клодом и наипристальнейшего внимания дворцовых лекарей мне теперь не избежать. Да и как иначе, если я (читай Триса) ни с того ни с сего потеряла сознание, когда мы с цесаревичем возвращались во дворец. И ни на потряхивания, ни на лёгкие хлопки по щекам никак не реагировала. Если раньше хоть могла спихнуть на неудавшееся покушение, выкрутасы пьяного организма или нервное истощение, то, как буду выкручивать, и что лепетать сейчас, я не знала.
   Со стоном поднявшись на ноги, почувствовала, как меня повело в сторону. Плюхнувшись обратно на диван, с ужасом поняла, что из носа потекла кровь. Мой организм был на грани истощения - как физического, так и морального, и во что это может вылиться в дальнейшем, думать категорически не хотелось.
   Кое-как доковыляв до ванной, схватила с вешалки полотенце и прижала его к носу.
   В голове моментально пронеслась соблазнительная мысль взять на недельку отпуск за свой счёт и, прикупив снотворного, практически поселиться в мире меча и магии, чтобы быстрей решить непонятную, и оттого напрягающую ситуацию с Поганкой, Фонтен, повстанцами и их непонятным, но заочно омерзительным хозяином. Но сию мысль пришлось отбросить как глупую - ещё непонятно, как мой организм отреагирует на постоянные приёмы снотворного, и не впаду ли я в искусственную кому. Но с метаниями между родным миром и миром Беатрисы пора заканчивать - первые ласточки уже прилетели, и дальше будет только хуже.
   Не знаю почему, но я была свято уверена, что мы с Вильямом... Хорошо, и Клодом тоже, ходим вокруг поимки виновников всех имперских проблем. Кто-то сливает информацию самому главному боссу повстанцев, руку даю на отсечение. Ведь не зря этот нехороший человек послал Поганку, чтобы убить Беатрису де Венсан, как будущую императрицу. Вот только они немного поспешили и уже уложили нас с императорским отпрыском в одну постель. А теперь вопрос знатокам: кому была выгодна смерть Трисы?
   И правильный ответ: сучке Фонтен! Эта рыжая скотина, как и в прошлой жизни, решила избавиться от моей подопечной чужими руками. Но не на ту напала, милочка. Новая Триса в моём исполнении тебе не по зубам будет.
   В принципе и моё похищение с бала в эту картину идеально вписывается. Пока мы с Клодом не то общались, не то активно друг друга соблазняли, Анабелла мышкой притаилась в ванной комнате кронпринца. Дождавшись, когда меня сморит пьяный сон, отослала Клода куда-нибудь под благовидным предлогом, например, позвать Вильяма, чтобы он отнёс спящую дочь в её опочивальню, и свистнула моего похитителя. А ведь верно! Поганка же провалил возложенную на него миссию, и тогда за дело взялся неизвестный аристократ (и аристократ ли вообще, вот в чём вопрос) и его пособники. Но на кой ляд нужно было ещё и Лестард похищать? В этой жизни её отец не был регентом и не покидал пределы Изгорота, в то время как Вильям и Триса десять лет прожили в Астерии. Ох, что-то тут не клеится...
   Доползя по стеночке до ванной, разделась и, мысленно перекрестившись, нырнула под ледяной душ - мне срочно нужно было взбодриться, и кофе тут явно не помощник. Через десять минут я чувствовала себя как свежезамороженный зомби, но хоть мозги начали шевелиться и глаза открылись.
   Поспешно накрасившись, натянула лёгкое голубое платье длиной до колена и с квадратным вырезом. Придирчиво осмотрев себя в зеркале, пришла к выводу, что мои ухищрения не смогут никого обмануть и отвечать мне сегодня на вопрос коллег: "Почему так плохо выглядишь, Женёк?" раз ...цать как минимум. Схватив сумочку, обула любимые босоножки на небольшой платформе, и пробкой выскочила из квартиры.
   И естественно, нос к носу столкнулась с соседушкой, который подпирал стенку общего тамбура. Нервно шарахнувшись от парня, мысленно посетовала на то, что день с утра не задался. Но делать нечего, хорошее воспитание, вбитое родителями, требовало растянуть губы в подобии приветливой улыбки и поздороваться. Хотя я с куда большим наслаждением бы послала приставучего Матвея.
   - Утречка, Матвей Батькович!
   Махнув рукой молодому человеку, попыталась пробиться к лифту. Но куда там! Строцкий одним прыжком преодолел разделяющее нас расстояние и вцепился в мой локоть хваткой бультерьера. Испуганно дёрнувшись, поняла, что так просто от наглеца не избавлюсь.
   - Руки убрал, - моим голосом можно было гвозди гнуть.
   - Женя, как ты себя чувствуешь? - ни с того, ни с сего поинтересовался Матвей. - По ночам кошмары не мучают?
   - Твоими молитвами, Матвеюшка, - сладко просюсюкала в ответ и без предупреждения двинула коленом парню в пах. Но гад оказался прозорливым, и ровно за секунду до того, как моё колено и его детородный орган встретились, отскочил в сторону. - Что за нездоровый интерес к моей жизни, Строцкий?
   - Да вот, показалось, что мы с тобой во сне виделись, - старательно перегораживая мне проход к лифту, протянул этот психический.
   - И что подтолкнуло тебя к этому выводу?
   - Да снилась мне вчера одна взбалмошная особа, - передёрнул тощими плечами парень. - И поведение её, и выкрики, которым она одаривала меня, всё в твоём, Женёк, духе.
   - Пардон, - нахмурившись, испытала дикое желание придушить надоедливого соселушку. - Что-то не улавливаю твоих намёков, Матвеюшка.
   - А намёков никаких и нет, Женечка, - в тон мне засюсюкал Строцкий, а у самого глаза злые-презлые - такому волю дай, и он голыми руками из меня фарш нарубит. - Одни голые факты и обидные слова.
   - Слушай, вроде на сезонное обострение не похоже, - бросив быстрый взгляд на ясное майское небо, поспешно отошла от психа на несколько шагов. - Хотя, кто вас, нервных, разберёт. Ты можешь чётко сказать, в чём моя вина?
   - Женёчек, миленькая моя соседушка, - Строцкий плавно перетёк поближе ко мне, отчего у меня по спине аж холодный пот побежал, - а не снилась ли тебе сегодня полянка, полная статных воинов? - И так пристально уставился, что любой детектор лжи, по сравнению с этим взглядом льдистых голубых глаз, детская забава.
   Заслышав вопрос Матвея о моём сне, вылупилась на него, что монашка - на эксгибициониста. В такие вещи, как совместное сновидение на двоих (и ладно бы, мне о подобной хрени мой возлюбленный и жутко романтичный любовник задвигал, а не мерзкий сосед) я не верила от слова "совсем". А вот в то, что неудавшийся убийца Трисы крутится рядом со мной в моей реальной жизни - очень даже. Почему? Да потому, что Клод - точнее его перевоплощение в лице Назарова - появился спустя месяц после начала странных сновидений, ниспосланных на мою седую голову Сиятельным (чтоб земля ему пухом не была!). И если дедок смог дотумкать до того, что деву из пророчества нужно вытянуть из другого мира, то почему его противнику - Темнейшему - не пришла в двинутую головушку подобная мысля?
   Окинув Матвея, стоящего напротив меня, пристальным взглядом, чуть в голос не взвыла. Это насколько же тупоголовой и слепой нужно быть, чтобы не увидеть явное сходство между Поганкой и практически альбиносом Строцким? И тот и этот обладают белёсыми волосами, бровями и ресницами, безразличными голубыми глазами и тонкими губами, практически всё время искривлёнными в недовольной гримасе. Божечки, пора к окулисту... И к нотариусу - составлять завещание.
   - Извини, Матвей, но сны мне сегодня не снились, - сказала, как отрезала. - Если ты не помнишь, то вчера я вернулась домой не одна, а с мужчиной, - на этих словах Строцкий отчётливо поморщился, и я радостно утроила напор: - Поэтому, сам понимаешь, что ни мне, ни моему любовнику, было не до сна.
   - И где же он сейчас, - Поганка обернулся на дверь моей квартиры, не то издеваясь надо мной, не то ожидая незапланированного появления Кирилла, - этот твой любовник?
   - Так рано утром домой поехал - переодеться и захватить нужные документы на работу, - растянув губы в довольной улыбке, почувствовала близкую победу и, следовательно, свободу.
   - Значит, он за тобой должен заехать? - не захотел отступать Строцкий.
   - А тебе-то что с того? - голос, раздавшийся от дверей лифта, заставил подпрыгнуть не только меня, но и Матвея.
   И если лично я внезапному появлению Назарова была очень даже рада, то Матвей, шипя проклятия, - нет. И пока мужики одаривали друг друга долгими и такими многозначительными взглядами, я, что есть мочи, мысленно проорала послание Сиятельному, мол, срочно-обморочно нужно поговорить.
   - Евгения, - голосом Кирилла можно было заживо замораживать, а взглядом - убивать, - мы на работу опаздываем.
   - Так точно, шеф, - козырнув, скорчила Матвею рожу из серии "ты у меня, голубчик, ещё попляшешь" и, крутанушись на пятках, в три прыжка оказалась стоящей возле Назарова. - Лифт или лестница?
   - Лифт, - рявкнул заместитель Черёмушкина и, сцапав меня за руку, быстро втянул в кабинку. Нажав на кнопочку с цифрой "1", Кирилл Петрович устало закрыл глаза, и глубоко вдохнул.
   - Кирилл, чессово, знать не знаю, почему Строцкий ко мне с утра прицепился! - испугавшись, что из-за Поганки погавкаюсь сейчас с предметом моих эротических фантазий, испуганно затарахтела: - Мы и раньше сталкивались в тамбуре, но обычно он с пакетом мусора лифт караулил, а я на всех порах неслась на работу...
   - Помолчи, - проскрежетал Назаров.
   - Кирилл, я, правда...
   Не успела я в очередной раз приняться оправдываться, как мужчина наклонился ко мне и жадно поцеловал. Потерявшись в ощущениях, которые Назаров будил во мне, где-то на периферии сознания почувствовала, как мужчина кончиками пальцев ласкает мой подбородок, спускается на шею и играет с волосами, забранными в высокий хвост, придерживая мою голову и не позволяя мне отстраниться.
   - Лифт... останови... - с трудом оторвавшись от его губ, уже протянула руку, чтобы нажать на кнопку "Стоп", как вновь была привлечена к сильной груди, а лифт, натужно крякнув, остановился.
   Прекрасно понимая, что я в его власти, Назаров легонько задел мои губы своими, словно дразня, играя со мной. Стянув с моих волос резинку, прервал нашу игру и отошёл на шаг назад.
   - Не поняла... - только и смогла вымолвить полностью деморализованная я.
   - Тшшш, - приложив палец к губам, Кирилл с хитрым прищуром окинул меня потемневшим от желания взглядом. - Нет, Женя, наш с тобой первый раз будет уж точно не в кабинке лифта.
   Сдавленно зарычав (нет, конечно, я тоже не фанатик быстрого и некомфортного секса, но целоваться-то никто не запрещал!), стремительно приблизилась к мужчине и, обвив его шею руками, прижалась всем телом. Не ожидавший от меня такой прыти Назаров пошатнулся назад (ну, не рассчитала немного силёнок, с кем не бывает?..) и упёрся спиной в стенку лифта. Но, как настоящий мужчина, долго кочевряжиться не стал и вновь накрыл мои губы поцелуем.
   Кирилл целовал меня медленно, мягко, изучая руками моё тело, отчего мои волосы заметно растрепались, а подол платья задрался на неприличную высоту. И от каждого уверенного движения его горячих рук я чувствовала, как по телу разливается тепло. А раскалённое желание, лавой бегущее по венам, переплетается с нежностью и сладостью от прикосновений этого мужчины.
   Запрокинув голову назад, позволила Кириллу проложить дорожку из чувственных поцелуев по моей шее. Я хотела этого мужчину, я нуждалась в его сильном теле, его горячих руках и ласках, которые он может подарить мне. И как я нуждалась в Назарове, так и Кирилл нуждался во мне.
   Не переставая целовать меня, Кирилл умудрился расстегнуть молнию на платье и скользнул рукой мне по спине. Отчего я провокационно выгнулась, плотнее прижимаясь к Назарову и ощущая его эрекцию. Ощутив желание Кирилла, довольно улыбнулась и с моих губ сорвался тихий стон. Услышав его, мужчина застыл на миг, и, не отдавая себе отчёта в своих действиях, сжал мои ягодицы, намекая на приятное и чертовски горячее продолжение.
   - Женя... - выдохнул Назаров мне в губы. - Что ты со мной... - накрыв мои губы требовательным поцелуем, Кирилл неожиданно замер.
   Естественно, замерла и я, чувствуя себя последней дурой. Отстранившись от "зависшего" мужчины, который смотрел прямо на меня, но не видел, оторопело помахала перед его лицом рукой. Попытка привести неудавшегося любовника в чувство с треском провалилась.
   - Какого чёрта? - только и смогла поражённо выдохнуть, как Назаров моргнул и в упор уставился на меня. - Кирилл?!?
   - Дочь моя, о чём ты хотела поговорить? - склонив голову на правую сторону, мужчина окинул меня оценивающим взглядом. - Ох, кажется, я не вовремя... Но, Евгения, ты же сама кричала о том, что нам срочно нужно поговорить.
   И вот тут до меня дошло...
   - Сиятельный?!? - моему воплю позавидовала бы и пароходная сирена. - Ты не мог на часик позднее появиться?
   - Да чего я там не видел, - махнул рукой дедок, с любопытством косясь на кружевные лямки моего бюстика, выглядывающие из-под сползшего платья.
   - Эй, ты же бог, - ошалело уставившись на оппонента, поспешно принялась приводить себя в порядок.
   - Но это же не значит, что я должен хранить целибат! - возмутился Сиятельный. Затем подумал, снял пиджак и повесил его на согнутый локоть, прикрывая внушительную эрекцию Назарова. - Так-то лучше. Итак, Евгения, о чём ты хотела поговорить?
   - Я знаю, кто такой Поганка! - старательно причёсывая пятернёй растрепанные волосы, вывалила на дедка полученную информацию. - Этой мой соседушка - Матвей Строцкий, чтоб ему кирпич на голову свалился. Тот ещё скользкий тип, который, судя по его распорядку дня, либо нигде не работает, либо работает айтишником из дома.
   - Прости, кем работает? - не понял современную терминологию божок из мира меча и магии.
   - Программы пишет и другой компьютерной хренью занимается, - сказала, словно отмахнулась. - Не в этом суть, - бросив на Сиятельного гневный взгляд, мол, не сбивай меня с мысли, поспешно вернулась к изложению голых фактов: - Дед, ну, посуди сам! Если ты дотумкал вытащить деву - меня то есть - из другого мира, чтобы сбылось треклятое пророчество, накарканное Ясноокой, то кто мешал Темнейшему поступить аналогично и призвать из этого же мира мага, который должен был убить Трису?
   - Не понимаю, для чего такие сложности, - промямли оппонент, заметно поникнув.
   - Затем, что после того, как Поганка выполнил бы своё задание, ни Вильям, ни его ищейки, ни Клод, ни сам император не смогли бы найти убийцу Беатрисы де Венсан. А всё почему? - и так проникновенно посмотрела на Назарова, что до него моментально дошло:
   - Потому, что он из другого мира, добраться до которого может только бог.
   - Бинго! - Приведя себя в относительный порядок, опёрлась спиной на противоположную от дедка стенку лифта. - Всей Изгоротской Империи известно, что правящая семейка обладает магией, а Вильям бы носом землю рыл в поисках убийцы дочери. Даже если бы Клод и его папаша или граф де Венсан смогли выйти на след Поганки, то выдернуть его в ваш мир у них бы не получилось. И в таком случае...
   - Им пришлось бы обращаться либо ко мне, - в этом месте Сиятельный выпятил груд колесом, явно красуясь, - либо к моему давнему противнику - Тёмному богу.
   - Ну, я хотела сказать, что им пришлось бы сдаться и прекратить тщетные попытки покарать Поганку, но твой вариант, дедок, мне нравится больше! - ошеломлённо вылупившись на Кирилла, мысленно аплодировала смекалке Сиятельного. Вроде тугодум тугодумом, а потом бац, и умный же мужик оказывается.
   - И так как я полностью опустошил свой резерв, призвав тебя, Женя, в наш мир, то им бы пришлось идти на поклон к Тёмному богу, - Сиятельный решил не останавливаться на достигнутом эффекте и принялся развивать мысль дальше. - Он бы, естественно, помог, вот только за подобную помощь либо Клод, либо император, либо Вильям были бы в долгу перед этим мерзким отродьем тьмы.
   - Дед, не ругайся, - скрестив руки на груди, посмотрела на оппонента с новой стороны. - Тебе это не идёт. - Неожиданная мысль, пришедшая мне в голову, заставила меня не только подпрыгнуть, но и пожалеть о том, что вообще ввязалась в жизнь Трисы (пусть и против своей воли). - Дед, а расскажи-ка мне, как так получилось, что его величество до сих пор жив и здоров? - Заметив недоумённый взгляд тёмно-карих глаз, милостиво пояснила: - Ты не хуже меня помнишь первую жизнь Беатрисы, и тот факт, что император был смертельно болен. Так почему же сейчас этот жуткий чел пышет здоровьем?!
   - Не знаю... - удивлённо потянул оппонент, видимо и сам задавшись подобным вопросом.
   - Надо узнать, - сказала, словно отрезала. - Что-то мне подсказывает, и явно не пресловутый оптимизм, что неспроста это всё.
   Сиятельный согласно кивнул, мол, надо, так надо, и с таким сочувствием и пониманием уставился на меня, что мне аж дурно стало.
   - Чего? - не выдержав, всё же решила уточнить причину столь пристального внимания со стороны божка.
   - Евгения, ты бы это... - вроде бодро начал дедок, но потом сник. Поймав мой озадаченный взгляд, Сиятельный встряхнулся и выпалил на одном дыхании: - Ты бы не увлекалась этим мужчиной.
   - Пардон?! - офонарев от подобного высказывания даже не нашлась, что ответить.
   - Ты сейчас духовно связана с Беатрисой, а этот мужчина, с которым ты так упоённо целовалась, связан с Клодом, - к чести дедка он попытался всё доступно разъяснить. - Поэтому влечение, которое ты испытываешь к...
   - Кирилл, - прокаркала я имя Назарова, чувствуя, как земля уходит из-под ног. - Его зовут Кирилл.
   - Ага, - согласно кивнул оппонент, и вернулся к первоначальной теме разговора. - Так вот, влечение, которые ты и Кирилл испытываете друг к другу напрямую связано с чувствами и плотскими желаниями настоящих Беатрисы и Клода. Поэтому, как только твоя связь с Трисой будет разорвана, ты и Кирилл тоже потеряете друг к другу всякий интерес.
   - Иди ты... - просипела в ответ, понимая, что меня обманули, словно пятилетку. - Ты поэтому в тело Кирилла переместился... вселился? - мне никак не удавалось подобрать верный глагол, который описал бы поступок Сиятельного. - Потому что он духовно связан с Клодом?
   Получив согласный кивок, тяжело вздохнула.
   Да, мне было больно признаваться в том, что влечение, страсть, желание, которые будил во мне Назаров, вызваны лишь тем, что мы с мужчиной прочно связаны с треклятым миром меча и магии. А тот факт, что в скором времени Кирилл будет недовольно морщить нос при моём приближении, и вновь всё из-за того же пресловутого мира меча и магии, точнее из-за разрыва связи с волшебным миром, напрочь убил всю мою веру в чудеса и женское счастье. Нет, конечно же, я не распланировала нашу совместную жизнь, где и как будет проходить наша свадьба и не придумала имена нашим детям, но всё же надеялась и свято верила, что уж какое-то время мы проведём вместе и подарим друг другу множество приятных моментов (и не только в интимном плане). А тут такой облом...
   - Дочь моя, мне нужно возвращаться в мой мир, - Сиятельный сделал мне огромное одолжение, вырвав из неприятных дум. - Мои силы на исходе, и нужно подумать, как узнать, почему император избежал болезни.
   - Кстати, как он вообще заболел и почему его никто не смог вылечить?
   - В прошлой жизни его отравили неизвестным снадобьем, - задумчиво потерев подбородок, Сиятельный поделился известными ему сведениями. - Что было намешано в том зелье одному составителю и известно, но Его Величество на протяжении долгого времени принимал отраву, подмешанную в еду и питьё.
   - Значит, императора целенаправленно травил близкий человек, от которого меньше всего ожидаешь подвоха, - я с умным видом высказала очевидную вещь. - И кто же это был?
   - Клод.
   Имя кронпринца с лёгкостью слетело с губ Кирилла, а у меня аж ноги подогнулись от осознания того, насколько мерзким, гадким и страшным человеком оказался наречённый Трисы. Но мозг, привыкший вначале анализировать, а потом впадать в панику, продолжал активно работать, генерируя всё новые и новые вопросы:
   - Но почему сейчас, в этой жизни, цесаревич не стал подливать яд собственному отцу? В прошлой жизни к тому времени Его Величество уже не мог самостоятельно передвигаться, и был прикован к постели.
   - Евгения, мы же уже говорили, что твоё появление... - вернулся к первоначальной гипотезе Сиятельный, но был мной некультурно перебит:
   - Нет, по времени не сходится. Считай сам: сны, связанные с жизнью Беатрисы начались у меня недели три-четыре назад, - получив согласный кивок, попёрла танком дальше. - А императора целенаправленно травили на протяжении нескольких месяцев до моего появления, ведь к тому моменту, как Трисе исполнилось семнадцать, и она стараниями Фонтен была приговорена к казне, прошло не меньше полугода. - Понимая, что не могу чётко сформулировать свои мысли, а всё хожу вокруг да около, сжала холодными пальцами виски. - Так, дед, давай разбираться по меру поступления проблем. И первая из них - узнать, почему император счастливо избежал отравления. Справишься к тому моменту, как я займу тело Трисы? - получив согласный кивок, довольно улыбнулась. - Вот и ладушки. А теперь возвращай-ка мне Кирилла обратно, а то мы с ним действительно на работу опоздаем.
   Дедок согласно кивнул, и Назаров вновь замер каменным истуканом. Наученная горьким опытом, я не стала тормошить Кирилла, прекрасно понимая, что мужчина сейчас будет немного дезориентирован.
   - Женя..? - как я и предполагала, Кирилл Петрович удивлённо свёл брови к переносице и одарил меня ничего не понимающим взглядом. - А как ты... - и он неопределённо помахал рукой в воздухе, пытаясь выразить словами его недоумение вызванное тем, что в его памяти секунду назад мы пылко целовались, а теперь я стою на расстоянии полутора метров и смотрю на него с явной обидой.
   - Знаешь, Кирилл, - мысленно приказав себе собраться, растянула губы в улыбке, - думаю, ты прав и мне бы не хотелось, чтобы наша с тобой первая ночью прошла вот так, - теперь настала моя очередь неопределённо махать рукой. Получив согласный, но оторопелый кивок от Назарова, растянула губы в широкой улыбке. - Ну, что, поехали на работу?
   - Ага... - только и ответили мне, нажимая на кнопку на панели и тем самым возобновляя работу лифта.
   Хоть я и опасалась, что между мной и Назаровым повиснет напряжённое молчание, ничего подобного не произошло. То ли дедок постарался и поколдовал над мыслями и чувствами мужчины, то ли сам Кирилл не стал заострять внимания на очевидно неприятном моменте нашего с ним пребывания в лифте, не знаю и знать не хочу. Я просто радовалась тому, что часовую дорогу от моего дома и до офиса мы болтали ни о чём и обо всём сразу, шутили, много смеялись и активно флиртовали. Да-да, я знаю, что с заместителем гендира мне ничего не светит, но ведь никто не говорил, что и кокетничать мне с ним тоже не рекомендуется. А спортивный флирт не только поднимает настроение, но и повышает самооценку, вот!
   Ворвавшись в офис, украдкой поцеловались у стойки ресепшен и разбежались в разные стороны. Точнее, Кирилл Петрович унёсся в свой кабинет, разгребать какие-то архиважные документы, ну а я же с головой погрузилась в рутинную работу секретаря. А именно: разобрать почту, скорректировать, если необходимо, распорядок дня Черёмушкина и Назарова, сварить вредному Семёну Анатольевичу кофе, дежурно погавкаться с Ингой Вячеславовной и, конечно же, 100500 раз заглянуть в кабинет заместителя генерального директора. Просто чтобы уточнить, что ему ничего не требуется и вся техника работает исправно. Ну а то, что мы с ним при каждой удобной возможности самозабвенно целовались, никого не касается.
   На четыре часа у Черёмушкина и, соответственно, Назарова была назначена встреча с крупным генподрядчиком, поэтому мужчины, быстро перекусив заказанным мной обедом из кафетерия на первом этаже бизнес-центра, отчалили на другой конец города. В офисе, окутанном сонливой послеобеденной атмосферой было тихо, и ничего не мешало мне подумать. И нет, мозговой штурм не был связан с моей работой, он был полностью посвящён Трисе, Клоду и императору.
   Взяв лист формата А4, решительно провела снизу длинную прямую, так называемую временную шкалу. В её правом углу нарисовала жирную точку и под этой отметкой написала "Я (Триса) + живой император". С противоположного края временной шкалы нарисовала большой крест, а снизу приписала - "Казнь". Подумав ещё немного, отступила немного влево от крестика, нарисовала ещё один такой же знак и приписала "Смерть императора". В большом, ничем не заполненном пространстве, поставила вопросительный знак, потому что не знала, какие события там произошли, раз император жив-здоров, Клод активно трётся рядом с моей подопечной, а Фонтен скрипит зубами и активно старается нагадить Трисе (ну, хотя бы тут всё объяснимо и не отличается от прошлой жизни де Венсан).
   0x08 graphic
  
   Х Х ? • t
   Смерть Казнь Я (Триса)
   императора + живой император
  
   Задумчиво уставившись на своё творчество, попыталась собрать все сведения, почерпнутые из памяти Трисы, воедино.
   Итак, император из прошлой жизни Беатрисы вызывал у блондинки только щенячий восторг, и обожал дочку Вильяма, как свою родную. Плюс умер до основных событий, приведших к смерти семейства де Венсан. А теперь, Триса (читай я) откровенно боюсь папашку Клода, и он, гад такой, напрочь отказывается помирать. Так ещё и магической силой, схожей с силой Сиятельного, владеет, о которой, между прочим, Триса ни сном, ни духом не знала!
   Клод... Вот же змеёныш, пригретый на груди. Этот сукин сын был по уши влюблён в Фонтен, отравил собственного отца, чтобы поскорее взойти на престол (пойдёт за рабочую версию), по каким-то загадочным причинам ненавидел Беатрису, вёл активное и временами даже успешное противостояние оппозиции. Что не изменилось: цесаревич всё так же бегает хвостом за Анабеллой (хотя и не так рьяно), до недавнего времени строго отрицательно относился к моей подопечной. Вопрос с оппозицией оставлю открытым - в моём присутствии наследник престола ни разу не обговаривал государственные дела. Что изменилось: пока (ключевое слово) не отправил на тот свет родного батюшку, активно оказывает мне знаки внимания.
   Анабелла Фонтен - шлюха, дрянь и стервозная красотка, и это не оскорбления, а констатация факта. Как ненавидела Трису в её прошлой жизни, так ненавидит и сейчас. Вот только в прошлый раз она всё-таки своего добилась - довела де Венсан до плахи, а сейчас же ей будет фига без масла. Роль её проста и понятна - она была тем самым рычагом, который при должном и умелом использовании сдвинет валун с места. Вот и наша Белла, применив несколько хитрых женских приёмчиков, смогла-таки вбить в голову Клода, что графская семья де Венсан опасна и от её членов необходимо избавиться. Осталось понять, чьи приказы она исполняла и исполняет сейчас. Кстати, раз уж она уломала своего любовника на мою казнь, то кто мешал этой сучке рыжеволосой долго и упорно нашёптывать Клоду томными ночами, мол, не будет императора, тогда и она с цесаревичем смогут открыто миловаться, а не тихушничать по углам? Так, тоже пока примем за рабочую версию.
   Так, кто у нас ещё остался? Вильям, Лестар и Джофранка. И если батюшка ведёт себя строго в соответствии с воспоминаниями Трисы о её прошлой жизни, то о ромалэ и о Лете ничего сказать не могу, ибо моя подопечная с ними знакома не была.
   Кстати, Поганка тоже не мелькает в воспоминаниях о прошлой жизни Трисы! Следовательно, Матвея, как и меня, притянули в этот мир именно сейчас. Видимо тот, кому до усёра важна смерть Трисы и Вильяма, решил играть по тем же правилам, что и Сиятельный, а именно, воспользоваться, скажем так, помощью друга.
   Божечки! Так это что же получается, что Строцкий, узнав о том, что я по ночам занимаю тело Беатрисы, может меня реальную в одно из таких перемещений и прихлопнуть?! Тааааак, надо срочно озадачиться вопросом временного жилья и пнуть Сиятельного, чтобы быстрее искал информацию о папашке Клода. Ух, чует моя попа, что не всё так просто с императором!
   - Евгения! - раздавшийся над ухом голос Семёна Анатольевича заставил меня не только подпрыгнуть, но и позорно взвизгнуть. На меня посмотрели с немым укором, но поняв, что мне вот ни капельки не стыдно, тяжело вздохнули. - Евгения, мне необходимо уйти с работы пораньше. Аристарха Николаевича по этому вопросу тревожить не стал, зная, что он на важной встрече, но вы, голубушка, обязательно ему передайте, что я отлучился в связи с семейными обстоятельствами.
   - Будет сделано, Семён Анатольевич, - растянув губы в дежурной улыбке, мысленно уже просматривала сайты дешёвых гостиниц - в одной из них я планировала пожить ближайшие несколько дней, ибо большее количество ночёвок вне стен родной квартиры не выдержит мой скромный бюджет. - Что-то ещё?
   - Нет, и благодарю за помощь, - расшаркался со мной архивариус, кивнул головой в знак прощания и был таков.
   Не успела за лысеющим Семёном Анатольевичем закрыться дверь, как я уже полезла в поисковик, намереваясь осуществить задуманное.
   Сказано - сделано!
   Не прошло и часа, как я не только забронировала номер в довольно милой и бюджетной гостинице, но и купила через интернет-магазин нижнее бельё, мыльно-рыльные принадлежности, несколько рубашек, две пары брюк и симпатичные босоножки на плоской подошве. Рисковать здоровьем и в одиночку возвращаться в родную квартиру, я не планировала ни под каким предлогом, а то получу ещё кирпичом по голове от Матвеюшки и адъё! Нет уж. Дня через три-четыре, если буду понимать, что дела в мире меча и магии топчутся на одном месте, тогда и попрошу Назарова съездить со мной за вещами. Правда, он вопросами замучает, почему съехала и почему его об этом не предупредила, ну да ладно, что-нибудь придумаю!
   Пока искал новое временное жильё, пока занималась покупками, рабочий день подошёл к концу. Попрощавшись со всеми, кто, как и я, решил покинуть рабочее время во время, выключила компьютер и отправилась в гостиницу. У меня были грандиозные планы на ночь, поэтому, трепещите, Клод и его папаня, Евгения Бабушкина идёт!
  
   - 13 -
  
   Не успела я открыть глаза в мире меча и магии, как буквально нос к носу столкнулась с бледным, аки умертвие, Сиятельным. Моментально проснувшись, резко приняла сидячее положение, отчего дедок чуть по носу лбом не получил, но мне было не до этих мелочей.
   - Что случилось? - испуганно уставившись на небожителя, окинула комнату настороженным взглядом. Если Сиятельный лично решил меня разбудить, то, как минимум императорский дворец штурмуют, как максиму началась гражданская война и правящую семейку вздёрнули на дыбах (чему я, впрочем, только обрадуюсь).
   - Моё дорогое дитя... - голос Сиятельного, был преисполнен такой торжественности, что мне, каюсь, сразу же захотелось сказать гадость.
   Что я моментально и совершила:
   - Уважаемый, Вы моё имя забили? - Заметив вытянувшееся лицо дедка, с превеликим трудом удержалась от ехидного смешка. - Ну, просто, как только слышу "котик", "рыбка", "зайка" и вот сейчас "моё дорогое дитя", сразу становиться понятно, что у собеседника оооочень большие проблемы с памятью.
   - Почему? - деморализованный моими словами божок с живым интересом включился в разговор.
   - Потому что оппонент даже не способен с хрен знает какого раза запомнить моё имя, - грозно насупившись, ещё и в излюбленную позу всех скандалисток села - "руки в бока" называется, правда, восседая на кровати с горой подушек и в бабусячей ночнухе эффект, на который я рассчитывала, не получился. - Дедок, я откликаюсь на два имени: Беатриса - Триса и Евгения - Женя. Выбирай любое!
   - Вот же вредная баба! - разобиделся местный божок.
   - А за "бабу" и в лоб можно получить, - не стала я выходить из образа агрессивной мегеры.
   - Тьфу, скандалистка, - сплюнул Сиятельный. - Я что хотел сказать? - сам себе задал вопрос дедок. - Ах, да! Беатриса, ты же помнишь, что я предупреждал тебя о том, что скоро настанет день, который предрекла Ясноокая? - Дедок, зная не только про мой буйный нрав, но и про меткие плевки, отошёл от меня на другой конец огромной комнаты.
   - Ты про пророчество? - Получив согласный кивок, тяжело вздохнула, но всё же уточнила: - Про какую именно часть пророчества? - и так мне отчего-то на душе нехорошо стало, что хоть волком вой.
   Услышав мой вопрос, дедок радостно осклабился, его старческое лицо вмиг просияло, а глаза наполнились нездоровым энтузиазмом. Поэтому ответ, которым осчастливил меня небожитель, прозвучал до омерзительно радостно:
   - Как рассчитала Лаура - твоя покойная матушка, сегодня самый благоприятный день для свершения таинства между мужчиной и женщиной!
   - Для чего? - совершенно искренне изумилась я, с первого раза не дотумкав о чём говорит оппонент.
   - Для зачатия новой жизни, - милостиво пояснили мне. - Твоего... То есть Трисы и Клода ребёночка - сильного, смелого, умного и благородного наследника престола.
   Ошарашено разинув рот, попыталась выдавить из себя хоть какую-то умную мысль, но получилось только блеяние, да и фраза, которую сгенерировал ошалевший от новости мозг, тоже не блистала гениальностью:
   - А как же свадьба?!
   - Дочь моя, ну, какая свадьба?! Сегодня самый благоприятный день для зачатия мальчика! А свадьбы вы с Клодом потом сыграете!
   - Ага, когда у меня... Тьфу ты, у Трисы пузо на нос полезет? - насупилась в ответ, но прекрасно понимала, что божка мне не переспорить.
   - Не бойся, Евгения, - заметив на моём лице явные признаки паники, дедок ничтоже сумняшиеся расценил их как испуг, - Клод будет нежен с тобой и научит, как доставить мужчине удовольствие.
   "Ну, допустим, я уже лет пять сама знаю, что и как делать," - мысленно ехидно хихикнув, пожалела о том, что нельзя с собой притащить несколько довольно занимательных игрушек из секс-шопа и "Камасутру" - вот бы тогда императорский отпрыск и Беатриса повеселились. И, желательно без моего присутствия.
   - Это, конечно, просто супер-пупер круто, - вынырнув из собственных мыслей, вернулась к насущным проблемам. - Но причём здесь я?
   - Мне, что ли, прикажешь ложиться в постель к Клоду? - аж побагровел дедок.
   - Трисе, - совершенно искренне удивилась его недогадливости. - Иначе, когда Клод и настоящая графиня де Венсан в очередной раз потра... - вовремя прикусив болтливый язык, поспешила исправиться: - Разделят постель, императорский отпрыск сильно удивиться наивности и смущению партнёрши.
   - Ты просто расскажешь Беатрисе, что и как нужно делать, - не видел проблему божок.
   - А может мне ей ещё и картинки нарисовать? - заорала в ответ. - И вообще, дед, ты заранее всё спланировал!
   - Ты о чём, полоумная? - Сиятельный состроил самую невинную моську, какую только можно было представить.
   - О твоём дрянном заклинании! Спит Триса - бодрствует Женя, и Женя же в своём родном теле тоже бодрствует. Мне спать что, вообще не надо, что ли?! - чувствуя, как руки непроизвольно сжимаются в кулаки, готова была зарычать: "Женя крушить!" и ринуться в драку. - Вот и сейчас мне в любом варианте придётся терять невинность второй раз!
   - Как в.. в...?!? - аж сел мимо кресла оппонент, но "страшное" слово так произнести и не смог.
   - Можно молча, а можно и со сладострастными стонами, - подавив дикое желание метнуть вазу с цветами, стоящую на прикроватной тумбочке, в хренового волшебника, добила его морально: - Но последнее будет целиком и полностью зависеть от Клода - точнее от его умений и эрекции. Ведь не женщина должна удовлетворить мужчину, а мужчина должен доставить удовольствие женщине!
   - Прошу, избавь меня от подробностей, - покраснел, словно вареный рак, Сиятельный. Хе-хе, а ещё недавно что-то там про отсутствие целибата пел. - Евгения, как ты не понимаешь, дурная девчонка, из-за твоего появления в этом мире, все события, которые случились в прошлом, сдвинулись!..
   Чувствовалось, что местный божок сам себя оборвал на середине фразы. А уж додумать окончание его патетичной речи было несложно: "А некоторые события таки вообще исчезли, так и не свершившись!".
   - А я-то причём, если ты, уважаемый, накосячил в своём заклинании? - подорвавшись, в два прыжка оказалась возле Сиятельного и с силой впилась ногтями в его плечи. Вспомнив о том, что лучшая защита - нападение, злобной фурией набросилась на оппонента. - Мало того, что во время моего бодрствования в теле Трисы, моё настоящее тело бревном валяется на постели, и, не дай Бог, кому-то приспичит меня разбудить, тогда точно очнусь в палате экстренной терапии. Так ещё и с разделением моего и Трисы сознаниями какая-то хрень происходит!
   - Ты о чём? - насторожился дедок, отступая от меня на два шага, чтобы до него не долетала слюна из моего рта, но не оставляя мне места для манёвров.
   - О том, любезнейший, что именно Беатрису мордой об фонтан колошматили, а с кровоподтёками, гематомами и шишками на морде проснулась почему-то я - несчастная Евгения Бабушкина! - держать себя в руках и не треснуть хитрожопого дедка по лбу удавалось с трудом. - Ну, чего молчишь, божество?
   - Не богохульствуй! - на автомате одёрнули меня, но было видно, что мысли Сиятельно сейчас ой как далеки.
   Решив, что сейчас самый благоприятный момент, чтобы слинять, уже бочком начала двигаться в сторону спасительного выхода, как под ногой предательски скрипнула половица (и это, на минуточку, в императорском дворце!..), что и привело божка в чувство. Встряхнувшись, словно мокрая собака, дедок, сурово свёл брови на переносице, и вновь стал напротив меня.
   - Ну, чего?! - печально провыла, жалобно смотря на оппонента.
   - Евгения, чтобы пророчество свершилось, тебе необходимо сегодня разделить ложе с Клодом! - вновь пошёл на второй заход Сиятельный.
   - Дед, ну не могу я лечь с мужиком в кровать, если у меня не стоит на этого самого мужика! - дурниной провыла, понимая, что меня загнали в угол, как в буквальном, так и в фигуральном смысле. - Вот если бы на месте козявки Клода был Вильям...
   - Беатриса! - Сиятельный, доведенный моими стараниями до нервного тика, пошёл красными пятнами. - Он же твой отец! Как ты, испорченная девчонка, только о подобном помыслить могла?
   Как, как... Как и все нормальные женщины, которым понравится мужчина. А что, фантазия у меня богатая, да и сексуальный опыт за плечами имеется, так что грех было не воспользоваться. И тем более, я подобным мыслями предавалась не в теле белокурой графинюшки, а в своём родном теле, так что имею право!
   - Дед, ты либо предлагаешь идеи, как мне в срочном порядке воспылать страстью к Клоду, либо иди в баню, - скрестив на груди руки, всё же была вынуждена принять капитуляцию - против пророчества треклятой Ясноокой не попрёшь.
   - Есть у меня одно интересное заклинаньице... - намекнул на грядущие неприятности дедок, и завис, закусив губу.
   - И что же это за чудо-заклинание такое? - чувствуя, как пальцы сводит судорогой из-за нестерпимого желания придушить местного божка, подтолкнула его в нужном направлении. - И насколько оно кривое? - теперь в моём голосе слышался звон металлических цепей и взрывы от боеголовок дальнего радиуса.
   - Нормальное оно, - обиделся оппонент за свою волшбу.
   - Нормальное, значит... - скрыть скепсис, так и сквозящий в голосе, каюсь, не удалось. - И когда же оно начнёт действовать - до того, как я вернусь в родное тело, а Триса станет бревно-бревном, или после того, как Клод удовлетворённо скатится с меня и откинется на подушку, а я буду изнывать от неудовлетворённого желания?
   - Евгения!.. - теперь и в голосе Сиятельного прозвучали стальные нотки, но они были настолько слабыми, что их едва ли хватило бы, чтобы напугать котёнка, напрудившего лужу на дорогом паркете, что уж говорить про морально закалённую меня.
   - Что "Евгения"? - набычившись, танком попёрла на божка. - Дед, твои заклинания на меня такой ужас нагоняют, как ни один поход к дантисту, вот ей-богу!
   - К кому? - удивился Сиятельный незнакомому слову, но потом быстро опомнился: - Неважно! Триса, сегодня ты и Клод должны зачать вашего первенца - сына Артемона, иначе...
   Мне моментально вспомнился чёрный пудель Артемон из сказки "Буратино и золотой ключик", который хвостиком таскался за нарциссичной Мальвиной. Именно из-за синеволосой девочки и её собаки маленькая Женечка и не любила эту сказу (почему-то, каждый раз читая про несчастного пуделя и его хозяйку, я начинала горько рыдать), хотя кот Базилио и лиса Алиса мне очень даже импонировали. Поэтому костьми лягу, но не допущу, чтобы моего сына нарекли Артемоном!
   - Выбери другое имя, и тогда я пересплю с Клодом, - перебив набирающего обороты Сиятельного, вещающего о каком-то магическом сдвиге оси мироздания, поставила вопрос в ультимативной форме.
   - Но это имя было выбрано самой Лаурой, - попробовал воззвать к моей совести дедок.
   - Другое. Имя.
  
  
  
  
  
  

ИНТЕРЕСНО, ЧТО БУДЕТ ДАЛЬШЕ?

ТОГДА КОММЕНТИРУЙ! )))))

  
   Соболиные брови - пышные, густые и текстурные брови
   Very well (англ.) - очень хорошо
   Слова товарища Саахова из "Кавказской пленницы"
   Don't worry. Be happy! (англ.) - Не волнуйся. Будь счастлив!
   Жёлтый дом (устар.) - психиатрическая больница
   Туалет - 1) наряд, одежда; 2) приведение в порядок своего внешнего вида, надевание одежды; 3) столик с зеркалом или с зеркалами, за которым одеваются, причесываются и т. п
   Правая геральдическая сторона - левая сторона для смотрящего
   Кринолин - широкая нижняя юбка, сделанная из жесткой ткани, или юбка, в конструкции которой, присутствуют обручи
   Унция - английская мера веса, равная 28, 350 грамм
   Гипотония (артериальная гипотензия) - это состояние организма человека, при котором артериальной давление снижено по сравнению с нормальными показателями.
   Попрать (устар.) - грубо нарушить, пренебрегая чем-либо
   Really well (англ.) - действительно хорошо
   Юниорская лига NBA - это официальная международная молодежная программа НБА, направленная на развитие и популяризацию баскетбола среди школьников, их родителей и тренеров, которая работает в 50 странах по всему миру
   Power bank (англ.) - внешний аккумулятор
   Акрофобия - страх высоты
    Гарем наоборот / обратный гарем - ситуация, когда девушка оказывается окружена парнями
  
   Паства (устар.) - верующие, прихожане церкви
   Одесную (устар.) - по правую руку
   Пифия - жрица-прорицательница при храме Аполлона в Древней Греции (обычно употребляется в сравнениях, в переносном значении)
   Перси (устар.) - груди
   Вырез в форме "лодочки" - широкий неглубокий вырез (по ярёмную впадинку), немного открывающий плечи
   Сёдзе манга - романтическая манга (комикс), рассчитанная на особую целевую аудиторию - девушек от 12 до 18 лет.
   Сидящий впрям - сидящий лев, туловище и голова которого повёрнуты в сторону зрителя
   Согласно ПДД, реверсивное движение предоставляет возможность движения в разные стороны по одной полосе. Направление движения регламентируется по времени.
   Danger (англ.) - опасность
   Домострой - в XVI в. книга с одноименным названием, описывающая русский домашний быт и правила поведения домочадцев в быту; в наши дни (в негативном значении): патриархальный, косный семейный уклад при безоговорочном подчинении главе семьи.
   "Стальные кандалы" - "Король и Шут"
   "Drunk Groove" - "MARUV and Boosin"
   Флагшток - металлическая, деревянная или пластиковая вертикальная стойка (шест, шток, стержень, древко), на которой поднимается флаг, герб или флажок
   Совы могут поворачивать голову на 270 градусов в каждом направлении.
   Регент - временный правитель
   Индифферентно - без интереса или других эмоций по отношению к кому-либо или к чему-либо
   Пакт - международный договор
   Mode on (англ.) - режим активирован
   Ассимилироваться - уподобиться.
   Рафтинг - экстремальный спорт: сплав на плотах или лодках по горным рекам, имеющим пороги.
   Сарасвати - одна из древних богинь Индии, покровительница науки и искусства.
   Пергидроль - 30%-ный водный раствор пероксида водорода, стабилизированный добавлением фосфатов натрия
   Пролетариат -- социальный класс, для которого работа по найму является по существу единственным источником средств к существованию; общественный класс, который добывает средства к жизни исключительно продавая свой труд, а не живёт за счёт прибыли с какого-нибудь капитала.
   Память как у золотой рыбки - считается, что у золотой рыбки объём памяти равен трём последним секундам, но это мнение ошибочное.
   здесь и ниже взяты выдержки (с некоторыми изменениями в словах) из книги "Правила светской жизни и этикета. Хороший тон. Сборник советов и наставлений". Выпущено в 1896 году в Типо-Литографии А. Якобсон, Санкт-Петербург
   Исподнее - 1) Нижнее, нательное бельё. 2) (перен.) То, что скрыто, покрыто тайной.
   Сюртук - удлинённый мужской пиджак, по фасону напоминающий полупальто.
   Кокоро - душа или сердце на японском.
   Юбка "с коленом" - полуоткрытая юбка с вырезом под правым коленом
   При сахарном диабете 2-го типа больным требуются инъекции инсулина.
   Каурый - светло-каштановый; жёлто-рыжий.
  
  
  
  
  
  
  
  
  

183

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"