Шевчук Дмитрий Александрович: другие произведения.

Ночь бесконечная

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Хотите стать вампиром? А зачем?


  -- Вот он, - Лена кивнула в сторону танцпола, где, под звуки рободиджея бесновалась молодежь.
   Сквозь толпу горячих, извивающихся тел, пробирался человек в совершенно неуместном здесь строгом черном костюме. Ольга не могла понять, то ли это он движется так медленно, то ли само время застывает клейкой патокой, едва коснувшись его тени. На уровне глаз незнакомца, светя вперед крохотным голубоватым прожектором, летел робогид, причем, не наемный, выкрашенный в красное с желтым, а серебристый, персональный.
   Ольга внимательно смотрела, как мужчина поднялся на полукруглую площадку, предназначенную специально для важных гостей. Охранники не пытались остановить его, напротив, почтительно отступили. Человек занял место за столиком, на краю площадки и стал глядеть вниз, на беснующуюся толпу.
  -- Ольга Николаевна, - сказала Лена, - я сделала то, что вы просили. Могу я уйти?
  -- Да, - Ольга не отрывала взгляда от незнакомца.
  -- А... мои... ну..., - замялась Лена.
   Расстегнув сумочку, Ольга вытащила уже подписанный чек и протянула его Лене. Та исчезла, не попрощавшись. Глядя в след девушке, Ольга подивилась сама себе. Еще недавно этой серой мыши с редкими конопушками пришлось бы испытать на себе всю блистательную изощренность того остроумия, которым красивые женщины всегда пользуются в отношении своих менее привлекательных товарок. Но сегодня они провели в "Башне" больше двух часов и Ольга ни разу не позволила себе выпадов в адрес спутницы и позволила ей удалиться с нетронутой самооценкой.
   Оставшись в одиночестве, Ольга продолжила свои наблюдения. Мужчина сидел в абсолютной неподвижности и так внимательно следил за танцующими, словно пытался углядеть в толпе своих знакомых. Момент был подходящий и она, встав из-за своего столика, направилась на площадку для важных гостей.
   Мужчина никак не отреагировал на ее появление и Ольге на секунду показалось, что он просто не ее заметил. Она отогнала эту мысль, прекрасно зная, что этого быть не может.
   Вблизи незнакомец уже не казался таким интересным, как издали. На вид ему можно было дать чуть больше двадцати пяти лет. Бледное, изможденное лицо, глубокие тени под глазами, высокий меловой лоб, короткие волосы. Глаза были похожи то ли на мрамор, то ли на малахит - Ольга не могла разобрать цвета, но ясно видела вспыхивающие в них искорки.
   Ее поразила рука, лежащая на столе. Бледная, неподвижная и такая маленькая, что нельзя было поверить, будто она принадлежит мужчине; с тонкими пальцами, изящной формой которых хотелось любоваться. Незнакомец показался Ольге изнеженным, разбалованным, пресыщенным и... слабым.
   "Стоп, - она одернула себя. - Опять тебя заносит. Ты слишком много думаешь, подруга. Так и до беды недалеко. Глянь хоть на его ногти".
   Мизинец был виден ясно. На первый взгляд ноготь был вполне нормален, разве что имел голубоватую лунку, и только приглядевшись, можно было заметить, насколько он толст и как остер его краешек. Это был даже не ноготь, а, скорее, окультуренный коготь, ничуть не потерявший смертоносности от приобретения пристойного внешнего вида. Ольга знала, что эти когти способны рвать живую плоть, словно бумагу, а тонкие пальцы легко согнут рельс.
  -- Дмитриус, - сказала Ольга негромко.
   Он медленно повернул голову и посмотрел на нее. Под тяжелым, равнодушным взглядом Ольга осеклась и все приготовленные слова в одно мгновение вылетели из головы. Минуту мужчина смотрел на нее, потом снова отвернулся.
  -- Мне нужно поговорить с вами, - произнесла Ольга.
  -- Это удивительно, - его голос был похож на шелест ветра в кронах кладбищенских деревьев. Ровный, тихий, лишенный всяких эмоций. Ольга не могла понять, слышит она этот голос, или он шуршит прямо в ее голове.
  -- У меня есть для вас деловое предложение, - продолжила она.
  -- А это, - вампир едва разжимал бледные губы, - еще удивительнее.
  -- Почему? - растерянно спросила Ольга.
  -- Да потому, - сказал Дмитриус, - что когда люди, вроде вас, пытаются заинтриговать меня, чтобы вовлечь в разговор, это удивляет. Ну, что на этот раз? Интервью? Выступление на телевидении? Съемка в кино, вручение "оскара", фотосессия для рекламы белых тапочек... что? Что?
   Ольга молчала.
  -- Может быть, - продолжал Дмитриус, - вы из неравнодушных? Хотите предложить мне сделать пожертвование в какой-нибудь очередной фонд? Или я должен принять участие в печальной судьбе каких-нибудь занзибарских сусликов? Девушка, умоляю вас, не тратьте свое время. Мне пятьсот шестьдесят восемь лет и заинтриговать меня уже не получится. Я не веду публичной жизни, нигде не выступаю, вопросами благотворительности занимается мой поверенный. Я не даю в долг, не инвестирую, не назначаю стипендий талантливый детям, понимаете? Я ничего не делаю и хочу только сидеть здесь и смотреть на еду, прыгающую там, внизу, в загоне. Понимаете?
   Она кивнула, безуспешно пытаясь одолеть подступивший к горлу ком.
  -- Хорошо, - сказал вампир. - После того, как понимание все-таки снизошло, вы еще хотите мне что-то сказать?
   Ольга снова промолчала.
  -- Молодец, - сказал Дмитриус. - Хвалю. До свидания.
   Ольга чувствовала, что под налетом хладнокровия, вампир скрывает раздражение, вызванное неожиданным вмешательством человека в его жизнь. В какой-то миг ей захотелось наплевать на все и уйти, ведь неизвестно, во что выльется скрытое раздражение существа, находящегося на вершине пищевой цепи, но оставался еще один козырь. Ольга подняла руку и расстегнула заколку. Густые темные волосы рассыпались по плечам, обрамили лицо и скрыли несколько лет.
  -- Дима, - позвала она.
   В этот раз он повернулся быстрее. Ей даже показалось, что он вздрогнул от неожиданности, но, скорее всего, желаемое было выдано за действительное. Вампир внимательно смотрел на нее и вдруг его руки на столе сжались в кулаки. Ольга увидела, как что-то быстро-быстро замелькало в доселе равнодушных глазах: гнев, ярость, желание убить. Так продолжалось несколько секунд, затем тяжелая, циничная усмешка медленно покривила его губы, обнажая длинные клыки.
  -- Смело, - констатировал Дмитриус, - смело. Но все равно не удивляет.
  -- Почему?
  -- Что почему? Почему смело или почему неубедительно?
   Красные отблески в его глазах уже угасли.
  -- Я бы, - сказала Ольга, - хотела услышать ответ на оба вопроса.
   Это было нагло, но сейчас она чувствовала ту эйфорию, которую ощущает смертник на эшафоте, в последнюю минуту получивший помилование. Вампир заговорил с ней.
  -- Смело, - начал объяснять он, - потому, что никто из тех, кто пытался воспользоваться своим сходством с Лидией, не остался в живых. А неубедительно, - Дмитриус помолчал. - История моей жизни до, во время и в первые годы после Великой Войны, растиражирована до неприличия. Кино, театральные пьесы, оперы, оперетты, мюзиклы. А еще компьютерные игры и мультфильмы.
   Он замолчал. Ольга сидела, сцепив пальцы и плотно сжав губы, чтобы не выдавать их дрожь.
  -- Ну ладно, - прервал молчание вампир, - говорите, зачем пришли. Только быстро, а то я передумаю.
  -- Сделайте меня бессмертной, - скороговоркой выпалила Ольга.
  -- И в этом вы не оригинальны, - сообщил Дмитриус. - А я глуп, потому, что, прожив почти шестьсот лет, все еще надеюсь на что-то оригинальное.
  -- Я вам хорошо заплачу, - сказала Ольга.
  -- Да? Сколько?
  -- Два миллиона кредитов.
  -- Ого, - почтительно удивился Дмитриус. Затем, достав из внутреннего кармана пиджака ручку и какую-то книжечку, он что-то написал, вырвал листок и протянул его Ольге.
   Бумажка оказалась банковским чеком на двадцать миллионов кредитов.
  -- Это вам, - сказал вампир.
  -- За что?
  -- Скажем, за то, чтобы вы прямо сейчас оставили меня в покое, - сказал он. - Но ведь вы не уйдете?
  -- Нет, - Ольга снова посмотрела не чек. - Вы так богаты?
  -- Согласитесь, у меня было время.
   Разговор не клеился, умирал и Ольга, в мучительном напряжении искала аргументы для его продолжения.
  -- Два миллиона, - внезапно спросил вампир, - это все, что вы имеете?
  -- Почти все, - ответила она. - Я продала свой бизнес. Но есть еще недвижимость, гравикар...
   Он поднял руку, прерывая ее:
  -- Не подумайте, что меня интересуют деньги. Просто я хочу понять, насколько эта просьба важна для вас самой. Но помогать вам не собираюсь.
  -- Тогда зачем вы спросили?
   Вампир сделал в воздухе неопределенный жест:
  -- Вы ведь не уйдете, - сказал он, - а ночь только начинается. Нужно как-то развлекаться, - он нажал на кнопку вызова робота-официанта. - Позволите мне заказать вам что-нибудь?
  -- Вина, - безразлично сказала Ольга.
  -- Какого?
  -- На ваш выбор.
   Подлетел робот-официант: небольшой шарик, оборудованный видеокамерой и динамиком. Дмитриус сделал заказ и робот, довольно пискнув, умчался.
   Через пару минут к столу медленно подплыл по воздуху позолоченный поднос, на котором стоял бокал темно-красного вина и тарелочка с тонкими ломтиками янтарно-желтого сыра.
  -- "Башня" - великолепное заведение, - сказал Дмитриус. - И всего-то лет на двадцать моложе меня. Но выбор вин здесь такой же дрянной, как и везде. Уж простите.
  -- За что вы извиняетесь? - удивилась Ольга.
  -- Дело в том, - сказал вампир, - что клуб этот -- мой. Так что я в значительной мере ответственен за то, что вы сейчас пьете эту бурду.
   Ольга поднесла бокал к губам, отпила глоток и положила в рот ломтик сыра.
  -- По-моему, вы на себя наговариваете, - прожевав, сказала она. - Нормальное вино.
  -- Вам просто не с чем сравнивать, - сказал Дмитриус. - Современные люди отдают предпочтение напиткам, способным крепко ударить в голову и ни о каком наслаждении вкусом речь не идет. Создайте пойло, одурманивающее с одного глотка, добавьте горелой карамели -- и вас ждет успех. - Он почтительно замолчал, пока Ольга делала глоток, и продолжил, - вы знаете, кто сделал это вино?
  -- Увы, я не ценитель, - улыбнулась Ольга.
  -- Роботы, - сказал Дмитриус с нескрываемым презрением в голосе. - От начала и до конца. Подумать только, заниматься сельским хозяйством стало унизительно. Виноградарей считают кем-то вроде ассенизаторов. А они и не спорят. Сидят, считают прибыли и согласно кивают на все выпады в свой адрес. Особенно снисходительны они бывают после ежегодного винного аукциона, где коллекционеры грызутся за каждую бутылку. Настоящие вина стали баснословно дорогими. Вот почему в "Башне" их нет.
  -- Зато их хватает в вашей коллекции, - улыбнулась Ольга.
  -- Верно, - кивнул Дмитриус.
  -- Угостите меня?
   Вампир тут же помрачнел.
  -- Вы так и не отказались от намерения стать бессмертной сегодня?
  -- Нет, - ответила Ольга, - не отказалась.
  -- Может быть, в другой раз?
  -- Нет, - повторила она. - Сегодня.
  -- Ну, хорошо, - согласился Дмитриус. - Сегодня -- так сегодня. Но при чем тут я?
  -- Вы мне в этом поможете.
  -- С чего это вы взяли?
  -- Вы -- лжец, Дмитриус, - сказала она. Еще один рискованный шаг, но сейчас Ольга была уверенна в собственной безопасности.
   Вопреки ее ожиданиям, вампир не удивился, а может, просто не подал вида. Он надолго замолчал, разглядывая стол перед собой.
  -- Вы меня только что оскорбили, - наконец сказал он. - Я могу убить вас за это.
   Его голос шелестел тихо и угрожающе. Ольга потупилась.
  -- Почему вы назвали меня лжецом? - спросил вампир.
  -- Вы не убивали тех, кто приходил к вам, имея сходство с Лидией, - сказала Ольга.
  -- Упражняетесь в проницательности? - поинтересовался Дмитриус.
  -- Нет, - сказала Ольга и подняла на него глаза. - Но вы бы не залили невинной кровью память о любимой женщине...
  -- Я убийца, - резко сказал вампир. - Вы забыли? Я пью человеческую кровь, чтобы продлевать собственную жизнь. И я не могу не убивать. Сила вампира подкрепляется агонией жертвы.
  -- И, тем не менее, - сказала Ольга, - их вы не убивали. Разве стали бы вы питаться кровью Лидии?
   Дмитриус не ответил, отвернулся и стал смотреть на танцпол. Ольге очень хотелось задать ему вопрос насчет своей правоты, но она не решалась.
  -- Не могли бы вы повторить заказ? - попросила она.
  -- Да, я солгал, - он повернулся к ней. - И что с того? Или вы думаете, что это дает вам власть надо мной?
  -- Нет, не думаю, - сказала Ольга. - Но за этой ложью скрывается ответ на ваш следующий вопрос.
  -- А вы уверены, что он будет? - сухо спросил Дмитриус.
  -- Да, - улыбнулась Ольга. - Вы обязательно спросите, почему мой выбор пал на вас.
  -- Да, правда, я хотел спросить об этом, - кивнул он. - Так почему же?
  -- Кроме вас, - сказала Ольга, - в этом городе живет еще пятеро вампиров.
  -- Да.
  -- Любой из них, на вашем месте, убил бы меня, - сказала она.
  -- Я тоже могу это сделать, - сказал Дмитриус.
  -- Нет, не можете.
  -- Если бы я не мог убивать, - сказал вампир, - то давно обезумел бы от голода.
  -- Вы слишком сентиментальны, Дима.
   Ольге начинала нравиться эта игра.
  -- Употребляя мое человеческое имя, вы, надо полагать, тоже взываете к моей сентиментальности? - спросил он. - Смотрите, не перестарайтесь.
  -- Это невозможно, - она улыбнулась спокойно и уверенно.
   Вместо ответа, Дмитриус встал со стула и схватил за локоть проходившую мимо девушку. От неожиданности та вздрогнула и повернула к нему размалеванное косметикой лицо:
  -- Чего тебе?
   Вместо ответа, вампир сильно ударил ее. Голова девушки дернулась, волна взметнувшихся, мелко завитых волос закрыла лицо; одна из немаленьких грудей вывалилась из чересчур откровенного декольте. Она села на пол, расставив ноги, короткая юбка задралась до пояса, а Дмитриус, как ни в чем не бывало, вернулся за стол.
  -- Ты чего, урод? Охренел?
   Девица тупо смотрела на руку, которой только что провела по губам. На пальцах виднелась кровь. Она встала и, шатаясь, подошла к вампиру.
  -- Ну, ты, козел, - она ударила его в плечо и тут же, ойкнув, схватилась за ушибленную кисть.
  -- Пошла вон, - равнодушно сказал Дмитриус, даже не повернувшись в ее сторону.
  -- Я тебе сейчас пойду, урод, - девушка продолжала массировать руку. - Да я сейчас охрану позову! Ты хоть знаешь, кто мои друзья, придурок?
   Дмитриус ничего не ответил, он внимательно следил за тем, как Ольга переводит недоумевающий взгляд с него на девушку и обратно.
  -- Сейчас ты получишь, скотина, - сообщила девушка.
   Громко стуча каблуками, она направилась к охранникам. Сначала те слушали ее, но когда она показала на своего обидчика, утратили всякий интерес к разговору. Взбешенная, она попыталась ударить охранника и другой, крепко ухватив ее за плечо, поволок девицу к выходу.
  -- Все еще считаете меня сентиментальным?
   Голос вампира оторвал Ольгу от созерцания спины охранника, уводящего девицу.
  -- Этот фарс ничего не доказывает, - сказала она. - Даже убийцы бывают сентиментальны.
  -- Спасибо, вы меня успокоили, - сказал Дмитриус. - Итак, что мы будем делать дальше?
  -- Вам видней, - Ольга пожала плечами.
  -- Я, - сказал Дмитриус, - сейчас с вами попрощаюсь и отправлюсь по своим делам. Так что культурная программа за вами.
  -- Ну, может тогда, - сказала Ольга, - вы пригласите меня взглянуть на вашу коллекцию вин?
  -- И не мечтайте, - сказал вампир. - Я с места не сойду.
  -- Инициируете меня прямо здесь?
  -- Я не собираюсь инициировать вас, - сказал Дмитриус. - Ненавижу это слово.
  -- Но ведь я здесь для этого...
   Вампир медленно оглянулся по сторонам, словно в поисках помощи или пути к отступлению.
  -- Вы ведь не отвяжетесь, - сказал он устало.
  -- Нет.
  -- Я убью вас, - сказал Дмитриус. - Кровь пить не буду, просто сверну шею, как курице. Которой вы, кстати, и являетесь.
  -- Если вы не сделали этого до сих пор, - сказала Ольга, - то уже и не сделаете.
  -- Как вас зовут?
  -- Ольга.
  -- Что ж, Ольга, - Дмитриус опустил взгляд на часы. - Раз я не убью вас, в чем, кстати, все еще не уверен, значит, придется предложить вам свой вариант сделки.
   Она подалась вперед:
  -- Я вся внимание.
  -- Ночь только началась, - сказал вампир. - И я предлагаю вам прожить ее по-вампирски. Если до рассвета вы не откажетесь от своей идеи -- так и быть, я сделаю то, чего вы просите.
  -- Согласна, - глаза Ольги радостно сверкнули.
  -- Но, - Дмитриус поднял вверх палец, - если у вас не хватит сил продолжать похождения до утра, то я убью вас. Идет?
  -- Нет, - сказала она. - Все знают, какими способностями обладают вампиры. Тягаться с вами мне не под силу.
  -- Проявления этих самых способностей не в счет, - сказал Дмитриус.
  -- Тогда согласна.
   Он изучающе смотрел на нее и Ольга заметила, что зрачки его глаз переливаются искрами разных цветов. В следующий миг, мир вокруг нее исчез, остались лишь эти искрящиеся глаза. Тело стало невесомым, а голова превратилась в стеклянный шар, наполненный бусинами мыслей и воспоминаний. Женщина почувствовала, как чьи-то ловкие, холодные пальцы быстро перебирают бусины в ее голове, отбрасывая одни и внимательно ощупывая другие. Это было странное и неприятное ощущение, к горлу подкатил тошнотворный ком, перестало хватать воздуха. Она вытаращила глаза, попыталась сделать глубокий вдох и не смогла. Ольга закашлялась, но тут глаза вампира оторвались от ее лица и воздух снова хлынул в легкие.
  -- Что это, - спросила она, переводя дух, - что это было?
  -- Знакомство, - пояснил вампир. - Мне нужно было узнать о вас больше.
  -- Можно было просто спросить, - пробормотала Ольга.
  -- Я хотел знать правду, - ответил Дмитриус, - а не то, что вы наврете.
  -- Надеюсь, вы получили, что хотели, - она приложила к груди ладонь, борясь с последними отголосками тошноты.
  -- Не совсем, - сказал вампир. - Я так и не понял, на кой вам черт это бессмертие? Кто-то хочет спастись от неизлечимой болезни, кто-то -- от преследования властей; кто-то банально боится смерти или хочет отомстить обидчику. А вам, похоже, просто нечего делать. Вы слишком быстро достигли всего, чего хотели и теперь просто беситесь с жиру, не зная, что делать дальше. У вас нет никаких проблем, даже наоборот: успешный бизнес, достаток, друзья, замечательная дочь. Наибольшей неприятностью можно считать недавний развод, но помилуйте, - вампир улыбнулся, - разве в наше время это неприятность? Так, жизненный эпизод, не более. Так почему же, Ольга?
   Она поднялась и, выйдя из-за стола, остановилась прямо перед Дмитриусом: красивая, зрелая фигура, обтянутая дорогим платьем с открытыми плечами, тонкая, нежная шея, безукоризненные ноги.
  -- Я красива, Дима? - спросила она.
  -- Да, - вампир кивнул.
  -- Я хочу сохранить эту красоту навсегда.
   Дмитриус дугой изогнул левую бровь:
  -- Вы избрали радикальное средство для сохранения молодости, - сказал он. - Признаться, я видел женщин гораздо красивее и привлекательнее вас. Но они почему-то не преследуют вампиров с назойливыми просьбами о бессмертии. Есть ведь куча других методов! Косметика, аэробика разная... ну, я не знаю, пластическая хирургия, в конце концов! Ботокс, силикон. Мне ли объяснять вам? Да сядьте уже!
   Она послушно вернулась за столик.
  -- Вы расскажете мне всю правду, Оля, - сказал вампир. - Я жду.
   Он откинулся на спинку стула, демонстрируя готовность слушать. Глядя на него, Ольга вдруг поняла, что, на самом деле никогда не являлась и не является хозяйкой положения. Вампир просто играл с ней.
  -- Мой муж, - покорно начала она.
  -- Ушел от вас к другой женщине, - продолжил за нее Дмитриус. - Она проигрывает вам в красоте, это факт, зато даст фору в постельных видах спорта, - он, кривляясь, мечтательно прикрыл глаза, - женщина, способная на все.
  -- Зачем вы попросили меня рассказать, если сами все знаете? - сварливо спросила Ольга.
  -- Я все знаю, вы правы, - кивнул вампир. - Но не вижу связи.
  -- Для моего мужа, - сказала она и поправилась, - бывшего мужа, важнее всего было то, что она моложе.
  -- На пятнадцать лет, - кивнул вампир, - да, разница значительная. А вы уверены, что дело лишь в возрасте?
  -- Да.
  -- Но ведь она дает ему то, чего вы никогда не предложите, - сказал Дмитриус, - может быть, дело в этом?
  -- Нет, - отрезала Ольга. - В последнее время он только и говорил о моем возрасте. Говорил, что я старею, морщины искал. А ведь если бы не я, так и был бы нищим.
  -- Он отсудил половину вашего состояния, - произнес вампир. - Это бессовестно, хоть и законно.
   Ольга лишь кивнула.
  -- Ваш муж всегда унижал вас. Это называется "держать в узде". Не стерпев последнего унижения, вы пришли ко мне. Что ж, этому можно помочь.
  -- Вы дозрели? - оживилась Ольга.
  -- Оленька, - сказал Дмитриус, - я вам не морковка, чтобы дозревать.
   Наконец-то прилетел робот-поднос, неся очередную порцию сыра и бокал вина, который Ольга выпила большими глотками. Глядя на это, Дмитриус поморщился.
  -- Вы ведь сейчас живете с мужчиной? - спросил он.
  -- Да.
  -- Расскажите о нем.
  -- Он очень хороший, - сказала Ольга, - он...
  -- Достаточно, - прервал ее вампир. - Он любит вас?
  -- Да.
  -- Так же, как ваш бывший супруг?
  -- Гораздо сильнее, - пробормотала она.
  -- И вы готовы отказаться от него? - спросил Дмитриус. - Ради чего? Ради обиды, нанесенной тем, кого и в расчет-то брать не стоит?
  -- Я его потом инициирую, - заявила Ольга.
  -- А если он не захочет?
  -- Захочет, - уверенно сказала она. - Он меня любит.
  -- И вы готовы подвергнуть его любовь испытанию смертью? - плотно сжатые губы вампира напоминали рубец.
  -- Он справится.
  -- Вы не любите его, - сказал Дмитриус.
  -- Люблю.
  -- Нет, если готовы предать его чувства в угоду собственным комплексам.
  -- Мы станем бессмертными, - сказала Ольга, - такими, как вы. И будем счастливы вечно.
  -- Вряд ли, - вздохнул вампир. - Видел я и такие случаи.
  -- Вы меня совсем запутали, - раздраженно сказала Ольга. - Интересно, мы так и будем болтать всю ночь?
  -- Вы правы, - согласился Дмитриус, - болтовни уже достаточно. Ночь не резиновая, а у нас много дел.
   Он поднялся и Ольга тут же вскочила со своего стула, словно боясь, что вампир сбежит. Вместе они спустились к выходу из "Башни" и, выйдя в залитую светом фонарей ночь, направились к стоянке гравикаров.
  -- Вон он, этот урод, - раздалось за их спинами.
   Обернувшись, Ольга увидела в нескольких шагах компанию из восьми подростков, возглавляемую той самой девушкой, на которой Дмитриус не так давно пытался продемонстрировать отсутствие сентиментальности. Рядом с ней стоял здоровенный парень в кожаной жилетке на голое тело, открывавшей мускулистые руки.
  -- А, это опять ты, - обратился Дмитриус к девушке, - я так и знал, что тебе нравится получать по морде.
  -- Ты бы заткнулся, дохляк, - посоветовал парень в жилетке. - Не надо усугублять ситуацию, ты и так попал по полной.
   За спиной парня стояли еще трое здоровяков, готовых к решительным действиям.
  -- Шли бы вы домой, ребята, - услышала Ольга свой собственный голос.
  -- Заткнись, шалава, - здоровяк в жилетке подошел к Дмитриусу вплотную. - Ты, мразь, чего руки распустил, а?
   Вампир смотрел на него снизу вверх и молчал.
  -- Ты вообще в курсе, придурок, кто мой папа? Чего молчишь? Сейчас я ему позвоню и тебя больше никогда не найдут, понял?
   Дмитриус жестом указал на Ольгу:
  -- Ты бы послушался совета умной женщины и свалил с горизонта, пока я добрый, - сказал он. - И подстилку свою прихвати, целее будет.
   При этих словах его глаза оранжево сверкнули в темноте.
  -- Вампир! - заорал коренастый парень. - Паша, пойдем, ну его в папаху.
  -- Какой еще вампир? Это у него линзы такие, чтобы понты кидать, - сказал Паша.
   Он ударил, целясь в голову Дмитриуса. Кулак пронесся сквозь пустоту, словно локомотив. Ольга не видела, куда исчез вампир, но заметила, как ночная тьма заволновалась вокруг парней. Не прошло и пяти секунд, а все они уже валялись на земле, держась, кто за плечо, кто за голову, кто за живот. Девицы, завизжав, задали стрекача.
   Короткий сухой смешок возвестил Ольге, что Дмитриус снова рядом.
  -- Твой друг был прав насчет вампира, - сообщил он Паше, который, схватившись руками за промежность, катался по земле.
   Тот лишь что-то промычал и полез за пояс. Металл сверкнул в свете фонаря и тут же исчез в сомкнувшейся тьме. Излучатель полетел прочь, а вместе с ним и кисть правой руки парня. Паша дико завопил, а Дмитриус наклонился к бьющей из культи кровавой струе.
  -- Будешь? - спросил он Ольгу.
   Губы вампира были измазаны свежей кровью; алая влага капала с подбородка. Он еще раз приложился к открытой ране и поднялся на ноги.
  -- Ну, - обратился Дмитриус к парням, все еще лежавшим на земле, - чего разлеглись, лентяи? Помогите ему!
   Они бестолково завозились вокруг своего поверженного главаря, который, поскуливая, пытался остановить кровь.
  -- Идиоты, - сказал Дмитриус, обращаясь к Ольге, - лезут в драку, а как оказать первую помощь -- не знают.
   Он повернулся к парням:
  -- Да остановите же кровотечение, недоумки! Чему вас в школе учили? Снимите с него ремень, сделайте жгут и перетяните руку...
   Ольга видела, как саркастически кривится перемазанный кровью рот вампира.
  -- Скоро здесь будет полиция, - сказал он и взял ее за руку. - Поехали.
   Вампиру принадлежал сказочно дорогой гравикар "лэмберг-5000". Сидя на мягком сидении, Ольга смотрела, как ночь разбивается о ветровое стекло. Она вспоминала окровавленное лицо Дмитриуса, думала о своем пристрастии к романтическим ночным прогулкам в одиночестве и понимала, что их больше никогда не будет.
   Гравикар остановился в секторе, застроенном дорогими особняками. Они выбрались из салона и Ольга ощутила прохладу, свидетельствующую о приближении полуночи.
  -- Куда мы приехали? - спросила она.
  -- Разве ты не знаешь этот район? - удивился вампир. - Осмотрись.
  -- Да что мне осматриваться? - фыркнула Ольга. Она подняла руку и указала на большой двухэтажный особняк. - Это дом моего бывшего мужа.
  -- Верно, - кивнул Дмитриус. - Идем.
  -- Туда? - она вытаращила глаза. - Нет, спасибо. Мне там делать нечего.
   Вампир поднял лицо вверх, втянул носом воздух и на секунду замер.
  -- Он сейчас не один. Он со своей подругой, в спальне, на втором этаже.
  -- Тоже мне открытие, - хмыкнула Ольга. - Мне не надо быть вампиром, чтобы это знать.
  -- А хочешь увидеть, чем они занимаются?
   Она посмотрела на него. Губы Дмитриуса подергивались в усмешке. Он знал, что она хочет это увидеть, знал, что она пойдет. Ольге на миг захотелось отказаться только ради того, чтобы увидеть, как эта ухмылка исчезнет с лица опьяненного свежей кровью вампира.
  -- Идем, - сказала она.
   Дмитриус легко раздвинул толстые чугунные прутья ограды. Два выбежавших навстречу добермана, под пристальным взглядом вампира легли на землю и уползли в темноту.
  -- Нам сюда, - прошептал Дмитриус, увлекая ее за собой.
   Они обогнули угол дома и оказались под широким балконом второго этажа.
  -- Дверь открыта, - сказал вампир, - им жарко. Шторы задернуты. Слышишь музыку?
   Ольга слышала не только музыку. В легком ночном воздухе женские стоны и кряхтение мужчины достигали ее ушей без особого труда.
  -- Как мы туда поднимемся? - спросила она, дрожа от внезапно нахлынувшей злобы.
  -- Без проблем, - Дмитриус смотрел на нее все с той же улыбкой. - Обними меня, держись крепко и постарайся не заверещать.
   Ольга вцепилась в вампира. Его тело было твердым, как камень; холод, исходящий от бледной кожи, проникал сквозь одежду. Дмитриус шевельнул ногой, словно притопывая. Они плавно взвились в воздух и опустились на ковер, устилающий балкон. Вампир подошел к зашторенному окну и поманил ее пальцем.
   Ольга подошла и заглянула в щель между неплотно задернутыми шторами. Спальня была ярко освещена. На широкой кровати, занимавшей почти все пространство комнаты, стояла на четвереньках смуглая женщина в индейском головном уборе из перьев. Сзади к ней пристроился мужчина в ковбойских сапогах и широкополой шляпе.
  -- Ковбои и индейцы, - прошептал Дмитриус. - Как банально.
  -- Меня сейчас вырвет, - сказала Ольга.
  -- Нет, - он положил ей на лоб холодную ладонь, - не сейчас. Наш выход, мадам.
   Крепко взяв ее за руку, вампир шагнул в спальню.
  -- Добрый вечер, - поздоровался он.
   Девушка на кровати взвизгнула и проворно завернулась в одеяло по самые глаза. Мужчина растерянно сел на согнутые ноги.
  -- Что за хрень? - спросил он неуверенным тоном.
   Дмитриус шагнул в сторону, так, чтобы мужчине стало видно Ольгу.
  -- А, понятно, - осклабился мужчина. - А ты тварь, Оленька. Наняла киллера, да еще и сама пришла посмотреть на его работу?
  -- Виталий, - мягко сказал вампир, - вы незаслуженно оскорбляете мою спутницу. Во-первых, она меня не нанимала, во-вторых, я -- не киллер. Хотя вы, конечно же, сегодня умрете.
   Издав громкий рык, Виталий рванулся вперед и замер, беспомощно вращая глазами.
  -- Что это с ним? - спросила Ольга.
  -- Паралич, - ответил Дмитриус. - Все видит, слышит, понимает и чувствует, а вот шевелиться не может.
   Взглянув на девушку в одеяле, Ольга подняла руки с длинными ногтями.
  -- Можно я ее... чуть-чуть? - спросила она.
  -- Нет, Оля, - сказал вампир. - Так ты мне всю демонстрацию испортишь.
  -- Демонстрацию чего?
  -- Твоего будущего. Смотри!
   Вампир подошел к кровати, одним движением сорвал с девушки одеяло и, схватив ее за ногу, подтянул к себе. Она визжала и отбивалась, но Дмитриус, без видимых усилий запрокинул ей голову и впился зубами в шею. Вскоре крики стали слабеть, беспорядочные движения рук и ног прекратились. Вампир разжал руки и девушка, едва дыша, повалилась на кровать.
  -- Как тебя зовут? - спросил ее Дмитриус.
  -- Алла, - прошептала она. - Пожалуйста... не убивайте.
   Вытянув левую руку, вампир полоснул себя ногтями по запястью. Кровь, выступившая из раны, показалась Ольге чернее ночи. Дмитриус прижал рану к губам Аллы.
  -- Пей, если хочешь жить.
   Девушка сделала несколько глотков. Вампир отнял руку и протянул ее к Ольге и та увидела, как быстро затягивается порез, не оставляя рубца.
   Алла захрипела и забилась в конвульсиях, ее руки схватили простыню, пальцы сжались. Голова моталась из стороны в сторону. Вскоре девушка затихла.
  -- Что с ней? - спросила Ольга.
  -- Подожди, - сказал Дмитриус. - Она умирает.
   Спустя несколько минут глаза Аллы открылись. Ольга вздрогнула, увидев, что из карих они стали светло-зелеными. Девушка посмотрела на Дмитриуса:
  -- Мастер.
  -- Я здесь, дитя мое, - ответил вампир.
  -- Пить, - сказала Алла, садясь на кровати. Ее глаза нашли Ольгу и вспыхнули, - Пить.
  -- Нет, - сказал Дмитриус и указал на Виталия. - Пей его.
  -- Нет! - Ольга схватила вампира за рукав. - Не его! Не надо, умоляю!
  -- Так вот оно что, - протянул Дмитриус. - Твоя любовь к нему не умерла, в ее тени таится корень зла...
  -- Останови ее! - крикнула Ольга, увидев, что Анна впилась зубами в шею Виталия.
  -- И не подумаю, - сказал вампир. - И тебе не советую. Убьет и не заметит, - он посмотрел на Виталия, - ну вот, смотри, он уже умирает. Ты ведь об этом мечтала так давно...
  -- Нет, - рыдала Ольга, - нет, нет, нет!
  -- Впредь будь поаккуратнее, - посоветовал Дмитриус. - Мечты иногда сбываются.
   Насытившаяся Алла уже отбросила тело своего любовника и теперь с интересом наблюдала за его агонией. Взглянув на нее, Дмитриус внезапно оскалил клыки и прыгнул. Его рука пробила грудь вампирши, исчезла внутри и вынырнула обратно, сжимая сердце, залитое черной кровью. Другой рукой он оторвал голову Аллы от туловища. Раздался хруст, Ольга громко закричала, а Дмитриус, улыбнувшись ей, впился зубами в вырванное сердце.
  -- Деликатес, - пояснил он, довольно причмокнув, - уже и не помню, когда пробовал его в последний раз.
   Ольга отвернулась и ее вырвало. Дмитриус, закончив слизывать кровь, достал из кармана упаковку влажных салфеток и принялся оттирать руки.
  -- Вот и все, - сказал он. - Человек, который много лет издевался над тобой, умер. Ну что, ты готова?
  -- Готова? - переспросила она.
  -- Да, - кивнул вампир, - к инициации.
   Ольга вспомнила первый взгляд Аллы, уже ставшей вампиром. Ничего человеческого, лишь жажда и хитрость хищного зверя. Она вспомнила лицо Дмитриуса, залитое кровью, и снова услышала хруст, с которым он оторвал голову вампирши.
  -- Я не хочу, - сказала она.
   Дмитриус взглянул на нее с интересом.
  -- Но тогда ты должна умереть, - сказал он, - таков был уговор.
  -- Я помню, - она горько усмехнулась, - договор дороже денег. Я готова.
  -- Да? И не страшно?
  -- Страшно, - сказала она.
   Он скривился и отошел в дальний угол комнаты:
  -- Странный ты человек. Смерти боишься, но и жить не хочешь. Как же ты собиралась стать вампиром?
  -- А что не так?
  -- Смерть, - сказал Дмитриус, - это сон. Жизнь вампира -- ночь без сна, когда ты лежишь в постели, не можешь уснуть и ворочаешься с боку на бок. В такие моменты все не то и все не так. Бывало с тобой такое?
  -- Конечно.
  -- А теперь представь, что эта ночь бесконечна. Представь, что она длится веками. Можно ли от этого сойти с ума?
  -- Да.
  -- Ты не хочешь жить и боишься умереть, - сказал вампир, - а любой вампир старше ста лет, переживший своих детей, родных, друзей и любимых не сходит с ума в бесконечной ночи лишь потому, что больше всего на свете хочет жить, при этом не боясь умереть. Наша жажда жизни сильнее желания умереть. Потому мы и живем так долго.
  -- К чему ты все это сейчас рассказываешь? - спросила Ольга.
  -- Инициации не будет, - сказал вампир. - Тебе нет места в бесконечной бессонной ночи. Ты вернешься в свой дом, к тем, кто тебя любит. Да, ты постареешь и красота уйдет, но в любящих тебя людях ты найдешь свое бессмертие. Поверь, я знаю, что говорю.
   Она подняла на него влажные глаза.
  -- Живи, - усмехнулся Дмитриус и взял ее за руку, - пойдем отсюда.
  -- Мы еще встретимся? - спросила Ольга.
  -- Еще одна жертва вампирского обаяния, - он воздел очи горе. - Может, и встретимся, но будет лучше, если нет. Понимаешь, о чем я?
  -- Боюсь, что да, - кивнула она.
  
  
  

март 2010 года, г. Симферополь

  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Боталова "Императорская академия 2. Путь хаоса"(Любовное фэнтези) А.Тополян "Механист"(Боевик) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Л.Хабарова "Юнит"(Научная фантастика) М.Олав "Охота на инфанту "(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) С.Климовцова "Я не хочу участвовать в сюжете. Том 1."(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"