Шевцов Петр Алексеевич: другие произведения.

День Независимости

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

🔔 Читайте новости без рекламы здесь
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Операция "День Независимости" 12 июня 2004

  Операция "День Независимости" 12 июня 2004
  
  
  *********
  Глазами Черной Луны
  Мы плачем
  Над скорбью дел наших
  *********
  День Независимости. Не знаю от кого кто не зависит, что это так празднуют... Но для медвежьей ватаги эта дата, должна была стать днями тяжких испытаний...
  У страйкболистов на эту дату была назначена Операция "День Независимости" 12 июня 2004
  Одиннадцатого числа собрал свои пожитки и скарб. Все требуемое для двухдневного загула Медвежачье бойцовое снаряжение и оружие. Как и положено, по комплекту бойца отряда, плюс надвое суток выпивка и стояночное снаряжение.
  Мешок вышел шире меня в плечах на ладонь и от завязки берета, до середины копчика, все строго по уставу.
  Ближе к вечеру прибыл в расположение лежбища Питона.
  Старый комод Питон бродил задумчиво по комнате, спотыкаясь об раскиданный там и сям военный экупмент и со вздохами и причитаниями, выкидывал то одно, то другое, из пары здоровенных мешков стоявших в прихожей...
  В его глазах застыла печаль по оставляемому. Фома, который должен был нас забрать с этой точки, сказал, что в его вертолет не войдет много груза. Мол едем на Ауди, а у нее клиренс не тот, она низко сидит и половину груза придется оставить, чтоб не сесть на ухабах и кочках которыми исторически изобилуют подъезды к страйкбольным полигонам.
  С не меньшим сожалением вытряхиваю свой мешок, и тоже начинаю перепаковываться, облегчая его вес.
  Через пол часа копания замечаю, что Питон это все делает одной рукой. Вторая занята мобильником.
  Подумав, что так видно и надо, достаю из рюкзака и включаю свой мобил. И тут понимаю, почему Питон так делает.
  Все это время до прибытия Фомы, нам обоим на мобильники без перерыва звонят жены, подруги, бойцы отряда, и просто какие то нездорово говорливые личности.
  Наконец прибывает Фома. Мы с его помощью волочем к машине полегчавшие, но отнюдь не легкие рюкзаки. Лица в окнах смотрят на наши сборы и на нас затянутых в камуфляж и с лихо заломленными беретами с тревогой и сожалением. Из соседнего подъезда к нам подковыляла древняя как мироздание старушонка, верно еще помнящая нашествие орд Мамая. Мелко крестясь, всучила в руки одурело хлопающему глазами Фоме узелок.
  - Тут вам на дорожку, победяйте их касатики.
  - Победяем мать...
  Оторопев, только и находит, что сказать в ответ Фома.
  Все, в путь. Фары трогающейся машины высвечивают вспорхнувшую от рыка авто с крышки мусорного бака парочку влюбленных кошек. Крестящуюся нам вслед бабульку трущую прячущиеся в складках морщин слезящиеся глаза, и пару лиц не российской национальности с облегчением начинающих снова открывать свой ларек за углом дома...
  Под рев авто магнитолы, мы покидаем утомленный нашими сборами двор и выходим на трассу.
  
  Уже часов в десять, когда мы на всех парах летим по трассе, мне на мобил приходит звонок. Звонит отец, который решил посмотреть, чем это его чадо намерено в праздник маяться.
  Все по очереди пытаемся объяснить, куда ему ехать. И как не смешно он туда приезжает раньше нас.
  Именно он встречает нас у той колдобины по пути в лагерь которую не смог преодолеть наш все же перегруженный пепелац.
  Прикинув что все хозяйство волочь на себе далее без мазы, отзваниваемся командиру отряда и получив добро, разворачиваемся и трогаемся ночевать на дачу к Фоме. Его дача в четырех километрах от шоссе, только с другой его стороны.
  
  Утром двенадцатого, еще раз выкинув излишки груза из рюкзаков, снарядив магазины и обоймы, выдвигаемся колонной в район боевых действий.
  По пути осматриваем заброшенную базу ПВО.
  О ее наличии можно догадаться только по бетонным бункерам огораживающим весь ее периметр, с трудом различимым через разросшийся подлесок. За рядами деревьев и падающей на землю проржавевшей колючей проволоки ангары, заросшие строения, какие то насыпи.
  Тишина и запустение.
  Времени у нас мало и мы не стали обходить всю. Только оглядели то, что видно от дороги. Что ж, как ни будь мы суда вернемся.
  
  
  На полигоне первые кого встречаем, это наши. Медведи расположились прямо у въезда в бывший Пионерский Лагерь, на втором этаже в большой комнате заброшенного здания.
  Все уже проснулись, весело переругиваясь надевают амуницию и готовят оружие. Туда-сюда бегает Дерк, назначенный на эту миссию командиром подразделения. Подгоняет тех кто еще делает вид что вышел погулять и грозно стучит об углы и выступы привязанной к поясу каской.
  Построились и проверили все ли в наличии. Насчитали двенадцать медведефейс.
  Наш бравый командир произнес пламенную речь
  - С богом!
  И мы пошли.
  
  На площадке возле бывшей столовой уже толпился народ. Среди бойцов разных подразделений шастали фотографы и журналисты настырно суя в носы камеры, фотоаппараты и приставая с глупыми вопросами.
  Когда появилась госпожа Сухова замотанная по глаза в платок и в сопровождении пары душманов талибанской национальности. Смотрелась эта троица колоритно и дико, среди вполне европейского набора камуфляжа окружающих. Кое-кто с рязанским акцентом нервно задергал затвором. Их спасло от расправы лишь то, что ее так и облепили всяко-корры, прижав к стенке телевизионной камерой. Но после того, как она как обычно разошлась и не аккуратно обмолвилась, что Страйкбол это так, отстой, а реконструкция форевер, к ней потеряли интерес. И только пощелкали еще душмано-талибов. Ну, для колорита и разминки...
  Вообще складывалось впечатление, что представители массмедия напрочь стосковались по женщинам. Так как бросались на них аки волки голодныя.
  Нашу Людку так чуть до истерики не довели всякими расспросами. Типа:
  - Девочка, а ты не боишься, что тебе в личико попадут?
  - А мальчики тебя не обижают?
  - А не проблемы ли у вас переходного возраста?
  - А какие прокладки лучше для штурма зданий, а какие для полевых операций?
  - Говорят будет трудный день, не хотите передать последний привет родителям?
  И отстали только тогда, когда она пообещала их всех прямо тут гранатами положить.
  Кое-кто из журналистов попытался пристать и к мальчикам. Но суровые пятнистые мужики большей частью вежливо их переориентировали в стиле "но коментс" куда-то в сторону. А дядя Саша Мужик так вообще, вежливо намекнул, куда камеру сунет тому, кто ее в него направит. Народ восхитился его сдержанностью и терпением.
  Наконец появился Рыбак, сменив свою обычную светло-полинялую майку на камок.
  Важно погулял, здороваясь с прибывшими и цепляясь за всех стволом ЭМки висящей за спиной. Поворковал, потоковал, и пригласил всех строится.
  Народ, слегка шокированный тем, что за ним не притащили его знаменитого складного кресла и небывалой нежностью обращения. В изумлении построился быстро и без ругани. И даже на требования подравняться, никто никого не назвал земляным червяком.
  Все было как-то не привычно. Малый состав команд, наплыв борзописак и кривоснимак, вежливые и предупредительные устроители и командиры.
  Народ напрягся, и по всему было видно, немного нервничал.
  
  Наконец бодяга устроенная для прессы окончилась и команды разошлись на первый этап, "Домашнее Задание".
  У медведей это была засада с элементами минирования.
  На тенистой аллейке Дерк любовно наклал там и сям зеленые коробочки зарядов. Одну прикрепили на елочку. Так как стремянки не было, как оную использовали двухметрового роста малыша Пуха. Обтоптав ему спину, плечи и уши, приладили и его.
  После того как все провода к управляемым зарядам были протянуты. Стали ставить растяжки. Возникла только одна проблема. Трава по бокам дорожки была потоптана.
  Чтобы не демаскировать место установки зарядов на несколько метров вперед и в тыл от засады топчем травку и делаем фальшивые лежки.
  Когда вся минная постановка окончена, бойцы рассыпаются вдоль дорожки по кустам и буеракам. Труднее всего спрятать было как всегда Малыша Пуха. Двухметровый молодец, никак не мог укрыться, но в конце концов и его вбили в ложбинку слегка попрыгав на нем втроем.. Через минуту, только тучки голодных комаров, явно забывших за годы запустения Пионерского Лагеря что такое репилент, зависшие там и сям обозначали наше местоположение.
  Включаем рации, на канале стоит матерщина. Мы сами попали в засаду.
  Считанные бойцы не угодили в муравейники. Они тут натыканы плотнее, чем наши заряды вдоль дороги. Так и лежим матерясь, снизу муравьи, сверху комары. Причем обоих позиций в избыточном количестве для столь малого отряда.
  
  Первыми в засаду после комаров, прибежали всякие репортеры. И их пришлось гонять от растяжек. Репилент их тоже не брал.
  Затем наконец, выдержав театральную паузу, и дав всем насекомым на с окончательно обглодать, пришла Киска... Грамотно обойдя первую растяжку, очень красиво словила горох основных управляемых зарядов.
  Стрелять почти не пришлось.
  Всяко коры, воодушевленные взрывами и пальбой видно решили затмить славу режиссера баталиста Сергея Бондарчука снявшего "Войну и Мир".
  - Молодой человек, а вы не могли бы умирать несколько дольше?
  - А вот вы, нет, вот вы с такой длинной штучкой... Вы стреляйте, стреляйте, пожалуйста...
  Народ, было решил потратить на этих Снимак остатки механ, но за них вступился командир команды Дерк. Напомнив кажному, что Рыбак приказал не трогать прессу.
  Ну, хотя бы первые несколько часов...
  Пришлось потирая последствия Дерковских напоминаний, устроить фото сессию. Красиво поумерав, побегав и постреляв. Перешли к съемке сцены взрывания на растяжке.
  
  Выбрали хорошо освещенный живописный участок дорожки и поставили растяжку.
  Не успели фотокоры и киношники приладиться к камерам, а мы отойти, сзади вывернулся какой-то в корень очумелый велосипедист. Под дружные крики,
  - стой туда нельзя
  Он ломанул прямо на растяжку... Когда дым рассеялся, а горох прекратил стучать вокруг, его уже не было...
  Позже неподалеку в кустах, нашли одинокую кроссовку и долго спорили, ушел лисяпедисть, или это все что от него осталось.
  Один из операторов забился в истерике... Он забыл включить камеру, сюжет о гибели мирного жителя, погиб так и не родившись.
  Его долго гладили и успокаивали. И наконец для утешения натянули еще растяжку и красиво на ней подорвались.
  
  К нашему облегчению в скорее Всякокоров позвали снимать другой отряд который у которого домашним заданием был штурм здания. Мы облегченно вздохнули и рассевшись на поваленном телеграфном столбе стали полдничать.
  Наблюдая, как народ плющится в здании. А командир тем временем побежал выяснять, что и куда нам делать дальше.
  
  Вернулся он со странным молодым человеком, одетым в джампсьют цвета детской неожиданности. Странный молодой человек отрешенно глядел в даль и ковырял в ухе антенной сотового телефона. Очков и красной повязки у него не было.
  И первое что мы подумали - опять спецкор какой то и собрались прыснуть в кусты.
  Но Дерк замахал руками и закричал
  - Отставить панику! Это наш проводник! Строится Свиномедведеморды!
  Ну, мы взвалили свои рюкзаки на плечи. И построились. И пошли. Дерк красиво и зычно покрикивал
  - Боевой порядок, боевое охранение выдвинуть.
  ИТД, ИТП, короче работал на имидж. Поскольку все и так знали где им быть положено и вся эта суета была чисто ради этого проводника, который по идее организаторов еще и оценивал отряд который вел. В авангарде как всегда топотали Людка и Блеки из разведывательного взвода, за ними Основная колонна, Мишаня, Дерк, проводник, Илья-У, которого без лишних прений все признали завхозом и старшим сержантом группы.
  По краям трусцой рысило боковое охранение в лице Канариса и Антона и Александра.
  Арьергардом, как и обычно, сопела тяжелая пехота в лице Питона, Фомы и Пуха.
  
  Все как чижики ломили в направлении указываемом нашим странным проводником.
  Первые же шаги доказали его странность. Поскольку при наличии кучи ворот, дыр и проломов, он повел нас прямо через забор. А лазать по через него с рюкзаками в которых несли все, что с собой привезли, было еще то удовольствие.
  Правда кое кто из бокового охранения зная что Питон может и плюнуть в глаз за такие шутки, по рации которой не было у проводника, сообщил авангарду что в дести метрах правее, за кустами, две секции забора уже лет десять как повалены. И Питона не пришлось перекидывать через забор общими усилиями.
  
  Далее поле, перелесок, поле поросшее перелеском, болотце, лес.
  Проводник примерно каждые пятьсот шагов все больше забирал вправо. Кое-кто не будем тыкать пальцами, поглядывая на солнце и компас и считая шаги начал вспоминать Тучково. Там медведей проводник водил кругами в радиусе трехсот метров. И это стоило им невыполненного задания. У этого Сусанина, кругозор был пошире. Петля вышла по более, но итог тот же.
  Ну надо, так надо, ни кто по началу особо и не напрягся. Единственно огорчило отсутствие обещанных засад. Просто ломить по лесу кормя комаров и только, не прикалывало. Да и загрузочка у нас была не для пеших прогулок по бурелому. Кое-кто из старичков, помнящих Тучковщину смекнул, чем это нам грозит. Кой какие наши оппоненты, толи хитрые, толи просто слишком информированные, шли на маршрут налегке, хотя в правилах игры четко было сказано, группа несет все оборудование для игры, а так как один из обязательных этапов установка лагеря, и его обустройство
  Поэтому в ход пошла обычная бойцовская хитрость.
  - Треск с права. Возможно контакт.
  Группа замирает ощетинившись стволами в круговой обороне. В это время проводник стоит столбом без очков в вольной позе и с мучением на лице пытается понять, кого мы нашли если, другие группы стартовали в другом направлении.
  Наконец через часок группа вышла примерно в полукилометре правее Лагеря
  найдя таки дома, что расположены рядом с ним, и были прекрасно видны со второго этажа здания где мы ночевали.
  Тут нас ожидал стрелковый этап соревнований.
  Надо заметить, что как не прятались мастер стрелки, мы их вычислили. Первыми их обнаружил не авангард, а арьергард. Питон шедший замыкающим "запалил" Дасти Миллера который был старшим судьей на этом этапе. И тут же доложил командиру.
  - Вижу Дасти идущего от нас через поле к группе строений.
  Скрытно переместились под чутким руководством нашего провожатого, ну насколько можно считать скрытным забег с тяжелыми мешками за спиной, ближе к группе домов где должен был проходить этап.
  Этап включал в себя следующее.
  Метание гранат на дистанцию тридцать метров по мишени.
  Поражение мишеней в движении, с ограниченным боезапасом за установленный период времени.
  Ну и конечно тут не обошлось без киношников.
  - А бросьте, а стрельните...
  - А все отказываются, не были бы вы, так добры...
  Широкая Медвежья душа пошла несчастным массмедийщикам навстречу.
  Четверо человек идут в здание и занимают позиции для обороны, туда набиваются и операторы.
  Остальные, засыпая окна шарами и надувая щеки делают вид что атакуют.
  Самое трудное во всем этом, не пойти на поводу у желания и под шумок не жахнуть очередь в кого нить из снимающих и корреспондентов.
  Меня в добавок к прочим издевательствам просят попрыгать с какого ни будь возвышения. Фотокорреспондент лежа на земле спиной снимает меня снизу в момент прыжка.
  Если бы не отец стоящий рядом с Дасти, аж покрасневшим в попытках скрыть хохот, и наблюдающий за мной с живым интересом... Я бы сказал, что я думаю, об этих поскакалках...
  
  Наконец издевательства окончены, и мы рысью рвем подальше от назойливых представителей прессы.
  К нашему изумлению, нас ведут почти по нашим следам только в обратном направлении. Входим в лес в тридцати метрах от того дома где вышли из него и совершаем познавательную прогулку проломив подлесок восьмеркой с радиусом дуг в метров триста.
  
  Питон уже откровенно прикалывается, примерно прикинув куда выйдет голова колонны, пока его "ищут" выходит к боковому охранению и спокойно занимает свое место. Отставание Питона порой вовсе не шутка и не прикол, он самый пожилой боец в группе. В его тридцать девять, уже по состоянию здоровья (после двух перенесенных за один год тяжелых операций), трудно ломить через буераки как молодой лось на случку.
  В принципе и не подкопаешься, пошел проверить подозрительные кусты, или выдохся. Итог по любому для группы не минорный. Ожидающие его тем временем бойцы получают передышку от изматывающего кросса по пересеченной местности. Вся цель которого затянуть время пока освободит следующий этап проходящая его команда.
  
  Выходим из леса, там же где в него входили. И пройдя буквально сто метров залегаем, остановленные проводником возле жилых домов. Пух, пользуясь передышкой, у колодца набирает свежей воды в по опустевшие фляги.
  В центр охраняемого расположения проползает Питон, у которого болит спина и изображает "Паровозик из Ромашковою" пытаясь отдышатся. Делится с народом сникерсами и пытается шутить. Толи на его беду, толи на беду проводника, тот расслышав Питоновы проходы, пытается ему объяснить зачем он вообще тут нужен. На что Питон еще по Тучковщине испытывающий к Сусаниным некоторую особую нежность, вполне вежливо предлагает помочь тому найти дорогу. А проводник, который не совсем понял кого жизни учит еще и усугубляет обещанием водить группу самыми дальними путями.
  На что получает адекватный ответ, что поведет он туда группу, только обвешанный рюкзаками этой группы, а не насвистывая и ковыряя мобилой в ушах. Проводник, понимая что его сейчас потопчут, кидает пальцы
  - Еще оно слово и я снимаю вашу группу с игры.
  Подходит Дерк понимающий, что еще немного и Питону будет все равно какой там спецназовец наш проводник, умоет. Илья-У, делает волшебные пассы и заговаривает нашему Сусанину зубы...
  Питону очень хочется плюнуть тому в глаз, но команда это команда. Он поворачивается и спокойно с Дерком уходит в арьергард.
  Проводник видно наконец все-таки осознавший, что так как Питон думает большинство команды, а по пути могут быть неприкрытые канализационные колодцы и торчащие арматурины. И дает себя уговорить, что мол бывают уставшие вспыльчивые старые маразматики, на которых не стоит обращать внимания.
  Питон подменяет Людку лежащую в дозоре рядом с Мишаней и утихает. Притом на его осунувшейся наглой роже невидно и капли раскаяния.
  После этого случая, отряд заметно меньше без толку петляет и чаще делает привалы.
  
  Наконец выдвигаемся. Не успеваем подойти к зданию, нас опять тормозят. Занимаем круговую оборону прямо посреди дороги ведущей к зданию.
  Наш бравый арьергард в составе Питона и Пуха сидят на поваленном столбе. И жуют на двоих один сникерс, запивая свежей водой, показываю им кулак. Они в ответ два...
  Впрочем, так как они не лежат носом в землю, то они первыми замечают приближающуюся группу противника. Не успел их доклад о цели прозвучать в эфире, а возле столба осталась только облачко комаров, булькающая вытекающей водой фляга и шелестящая на ветру обертка сникерса.
  Удивительно куда делись эти два мышонка. Оба один другого стоящие оглобли, наглядный пример тело вычитания и тело сложения.
  Когда командир дал команду открыть огонь, вижу куда. Питон залег в канаве перед столбом где сидел. Привставая, теперь лупит длинными очередями, прижимая наступающих и обозначая их позиции. А Пух с завидным проворством ползет обходя их с фланга. Его движение отслеживается по колыханию высокой травы.
  После короткой перестрелки противника отжимаем, с нашей стороны потери, два человека.
  Питон повязав красную повязку, с видимым наслаждением скидывает рюкзак и разгрузку и растирает спину. Рядом понурый Алекс набивает пустые рожки.
  Мы же, тем временем готовимся штурмовать здание.
  Если учесть, что штурмуем совершенно незнакомый тип здания, и теряем всего двух бойцов. Отрабатываем штурм вполне неплохо. С запасом в два оживших во время штурма человека. То есть из двенадцати бойцов потери два. При учете, что по правилам игры для успешного прохождения этапа его должно преодолеть десять человек.
  Далее этап включающий обнаружение предмета в заданном квадрате, по описанной легенде и ориентирам, и минное поле. Делаем небольшой крюк по лесу, чтоб выйти к соседнему дому.
  Двухэтажное здание из красного кирпича. В нем нас ждут ловушки хитромудрого Дасти.
  Нам зачем-то обязательно лезть туда всей толпой.
  Уже в дверях приходится изображать цаплю, шагая через натянутую леску. Идем цепочкой, впереди Дерк. Он громко говорит что делать следующему бойцу. Идущий за ним, передает слово в слово идущему следом, и так до последнего в цепи.
  В общих чертах ничего сложного кроме мелких нюансов. Слышу, как Дерк отчитывает не аккуратного бойца.
  - Как можно быть таким дураком?! Нельзя ни на что наступать. Не на бумажку, ни на щепку! Ступаешь только по чистому полу!
  Он прав. В реальности пластит, можно раскатать в блин и накрыть газетой, использовав как детонатор, да хоть вульгарную кнопку. Впрочем, я утрирую, но не далеко от истины.
  Наконец взмокнув от напряжения, вываливаемся на улицу. Тут же получая нагоняй за расслабление. Снова вскидываем привода и рассыпаемся веером. Только у стены остается невозмутимо курящий Питон, стоит внешне расслаблено, вот только палец на спусковом крючке и глаза шарят осматривая местность секторами.
  Изредка бросает взгляд на сидящего у дальнего конца здания на стуле проводника. Дело питона с его людьми прикрывать тыл, а в нашем тылу заминированное не нами здание, как известно не лезут туда даже ради такого святого дела. Фома затаился с правой стороны здания, Пух слева. И Питон выходит по определению резервом отряда.
  За отсутствием сапера на лужайку с минами снова выдвигается Дерк. Довольно интересная вводная. Вот только никто не подумал, что нормально прикрыть сапера на по определению минном поле, задача из ряда суицидальных. Прикрытие может идти только строго за ним шаг в шаг. Или по краю данного минного поля, а вот края его нам, простым бойцам, никто не обозначил.
  Поэтому когда по Дерку со стоящего в отдалении здания открывают огонь, возникает замешательство. С боку поля Дерку, Дасти кричит продолжать, а тот убит первыми выстрелами. И так пару раз, пока наконец не становится понятным где можно обойти заминированный участок, и когда Дерка сменяет Илья-У(После нас за это обвинят в не сознанке. Но в данном случае, было прямое указание судьи этапа, продолжать выполнение задачи.).
  Илью прикрывает двое бойцов, но этого мало, чтоб обеспечить прикрытие. Когда стали ясны границы минного поля по его краям устремляются стреляя на ходу бойцы. Но стрелять вверх на бегу сложно и у нас большие потери.
  Меня обгоняет Питон высаживающий по крыше где засел снайпер механу за механой и кто-то из молодых бойцов. Питон идет в полный рост и не отрываясь от прицела просто бросает опустевшие на землю, тут же меняя полной. В тот момент когда он меняет магазин его прикрывает идущий рядом боец. Под таким плотным огнем стрелок на крыше просто уже не может высунутся. А мне и другим нашим бойцам, это позволяет подойти вплотную к зданию. Мы пытаемся закидать крышу гранатами. Когда уже готовы ворваться в здание поступает команда, отбой.
  Иду обратно, по пути вижу Питона подбирающего разбросанные на земле свои механы и знаменитый бункер тысячник. На нем красная повязка, все карманы под магазины пусты. Он как-то печально улыбается.
  - Весь пустой.
  И уходит в сторону.
  Строимся в походную колонну и покидаем столь не гостеприимную площадку этапа.
  
  По пути на следующий этап натыкаемся на засаду. Оказывается это и есть следующее испытание. Засада в лесу. Вводные следующие: даётся некая территория с дорогой (в нашем случае дом стоящий на перекрестке) с предполагаемым направлением следования противника, надо за отведённое время организовать засаду и уничтожить караван противника.
  Всем этим действом руководит РЭТ.
  Сменяем в засаде пред идущую группу занимая ее место, ждем подкармливая комаров кто попадет к нам на зуб. Ждать пришлось недолго.
  К нам в гости пришла Голубая Устрица...
  Ну не та, из Полицейской Академии естественно. А наша, та, что косит под Хранцузов.
  Они теряют четверых, мы не одного. Оставив их кормить не в шутку раззадоренных комаров, идем к речке.
  Перейдя ее по бревну, плинтухаем по другому берегу норовя свернуть себе шеи на крутых береговых откосах в обратном направлении. Доходим до плотины, и...
  Переходим обратно, на берег с которого пришли. Сидим на плотине некоторое время и кормим комаров убаюкиваемые шумом текущей воды.
  Посидев и поплевав в воду, трогаемся дальше. Все уже изрядно измотаны бестолковым брожением кругами и тасканием тяжелых рюкзаков. Дерку кстати, приходится в дополнение ко всему прочему волочь на себе еще и надувную лодку.
  Едва наша колонна втянулась на дорогу ведущую от плотины. Неугомонный предводитель арьергарда Питон кликает рацией.
  - Вижу на противоположном берегу шевеление кустов. За нами следует группа.
  Дерк командует арьергарду залечь в засаде и посылает на усиление Илью-У с двумя бойцами.
  Все затаились по буеракам. В тишине ясно слышно нытье нашего проводника. Он хочет, чтоб мы шли дальше и говорит, что за уничтожение группы противника нам все равно не будет ни очков, ни бонуса. Дерк ему терпеливо как маленькому, объясняет, что его как командира отряда не прикалывает противник, висящий на хвосте в момент форсирования водной преграды.
  Наконец проводник кончает ныть и по рации идет радиообмен с арьергардом
  - Что они делают?
  - Остановились в двадцати метрах от нас.
  - Что они делают там?
  - Стоят курят и разговаривают. Можно открыть огонь?
  - Ждите.
  Через пять минут ожидания арьергарду разрешено поразить цели.
  Короткий огневой налет. С низу раздаются крики:
  - Да вы что офигели?
  - Вы убиты?
  - Да мы все убиты!
  - А почему не надеваете повязок?
  - Мы сейчас не играем!
  - Вы на полигоне!
  - Блин да что вы за команда?
  - Медведи! А вы?
  - Блин с вами все ясно... Мы Зеленые Береты!
  Поднимаемся и уходим. Нас ведут к переправе.
  Когда через сто метров выходим на перекресток с которого лишь недавно ушли на тот берег уже большая часть отряда смотрит на проводника с неприкрытой издевкой. Видимо по этому, он не прощаясь уходит как только показалась переправа.
  
  Привычно обеспечиваем безопасность периметра и приступаем.
  На переправе, пока накачиваем лодку, нас развлекает мой отец, рассказами как и кто переправлялся. Особо ему понравилось как Мужик исконно русским языком объяснял своим что надо делать. По словам отца даже лягушки перестали квакать и покраснели.
  Откуда же отцу знать, что Мужик служил в морской пехоте? А все моряки известное дело не лезут в карман за словом, а уж когда дело доходит до вольного слово выражения...
  Кстати о моряках и крепком слове. Я помню на закрытии сезона в прошлом году, когда Дерк свалился в колодец. Обычно спокойный Питон на кого-то выматерился в доме, из которого не прекратили стрелять. Так потом чуть разборку не устроили. Поскольку оказалось, что он умудрился пере материть морпехов и их это задело. Откуда же им было знать, что наш шклявый Питон служил действительную на флоте.
  
  Наконец жалкая пародия на лодку в виде резинового бублика была накачана. И мы со страхом в душе и надеждой на лучшее в глазах начали по одному переправляться.
  В общем ничего необычного кроме переправы нашего арьергарда.
  Сто двадцати пяти килограммовый ПУХ встал на колени в лодке и она села плотно на дно реки. Опс.
  Ну пока он мучался пытаясь с помощью шеста выглядящего в его ручищах спичкой ее стронуть с места, все словили хиханьки. А Питон, уже изрядно бледный, таки не смог удержать равновесие на нашем микро линкоре и его перевесил рюкзак. Короче наш моряк пошел ко дну.
  Ему помогли выбраться на берег, и наши мучения окончились. Мы выполнили все задачи этого дня.
  Обратно на другой берег, мы спокойно перешли в пятнадцати метрах ниже по течению. Там на перекате, вода доходила только до середины берцев.
  
  Усталые и измученные возвращались в лагерь. Все же когда идешь в поход, первый день не изобилует таким экстримом. Его обычно отводят под адаптацию, проходя за него лишь пловину обычного пути в день маршрута. А тут весь день бегом по буеракам, да притом выполняя задания.
  Плюс пол команды еще молодые бойцы. Почти все наши старики уехали на открытие сезона в Питер.
  
  С лагерем решили не заморачиваться. По требованиям условий игры это обустройство места стоянки. Разведение костра, установка спальных мест, готовка пищи. Отдых 5 часов. Выставление дозоров. Из обязательных условий, все 6 часов, должен гореть костёр и на всё время ночёвки выставляются дозоры.
  Не долго думая просто вернулись в тот дом который покинули в начале игры.
  Он находился прямо на входе в Пионерский лагерь. А комната на втором этаже позволяла иметь прекрасный обзор окрестностей, и этого самого входа. Так сказать стратегическая точка, господствующая над местностью.
  Немного помозговав, где развести костер, решили не делать его на дворе. Прикинув толщину бетонного прилива в одной из душевых, обкололи кафель, чтоб не трескался на месте кострища, натаскали дров в нее.
  Готовили мы все равно на газовых горелках, а костер нужен был только для соблюдения правил и чтоб обсушить несчастного мокрого Питона.
  Возникла только одна проблема. С улицы прямо в комнату на второй этаж, вела скрипучая металлическая лесенка. Тут проблем пробдить, если кто по ней ползти надумает не было. Но, с центрального входа, шла лесенка в центре здания, и коридор приходилось бы постоянно проверять, а то и сидеть там по очереди во тьме.
  Проблему разрешила пара оставшихся от домашнего задания растяжек. Причем последнюю поставили с таким расчетом, что тот, кто если даже заметит внизу первую вряд ли заметит на фоне света идущего в выбитые окна второго этажа вторую на последних ступенях ведущих на него.
  Затем расстелили тент и на нем спальники. Прикинув расписание дежурств и выставив часовых, приступили к трапезе. Длинный и худой Питон в пожертвованных ДаркСаном брюках, под колено и черном военном свитере, выглядел неподражаемо. Чтоб не смущать присутствующих дам, он накинул на себя плащ накидку и стал походить на высокое приведение. Вполне в духе заброшенной постройки.
  Впрочем, долго за столом не засиживались, усталость брала свое. И бойцы поев потянулись один за другим спать.
  Первыми дежурил Питон, Пух, Антон, Канарис и Александр.
  Антона к общему сожалению, видно от усталости скрутило. И он некоторое время сидел на лесенке запугивая всю округу до смерти желудочными спазмами...
  Не удивлюсь если до сих пор ходят легенды, что медведи пытали ночью пойманных их патрулем.
  Кстати о патруле.
  Все началось прозаически. Кого то из бойцов сморило и чтоб размяться и взбодрится Питон предложил сходить проверить, что там никак соседи не угомонятся, а бегают светя фонариком.
  Раз уж мы не выставили секретов, то патруль их вполне заменит.
  Пошли проверить. Взяли приводы и тронулись.
  У соседей все было в порядке, наши бравые реконструкторы, кого-то потеряли ушедшего гасить сигнализацию в своей машине. Медвежий дальний патруль, пообещал поглядеть и поискать пропажу.
  Машину нашли, сигнализация не горела, никто по пути до нее под кустом не спал. О чем и было доложено в последствии.
  С большим интересом обследовали лагерь соседей. Походили возле палаток. Костер горел, а дежурных не видно. Только уже когда уходили, чей-то девичий голос полусонно попросил не светить в лицо...
  Следующей точкой решили избрать лагерь Рыбака. Там народ как-то странно на смотрел на появившихся из тьмы. И только Рыбак узнав в чем дело вежливо попросил не пристрелить кого нить лишнего. Ну в крайнем случае одного-двух, но не более!
  В лагере Голубых Устриц вахту бдили. Патруль мило побеседовал с охраной и завершая круг прошел по внешнему периметру лагеря.
  Начал накрапывать дождь.
  В общем данный маршрут был принят за основу. Так вот всю ночь и ходили по очереди. И себе веселей и какая ни какая служба охраны лагеря.
  Пару раз натыкались на Легионеров бродящих парочками в КЗС. По началу им даже посветили фонариками чтоб шишек в потьмах не набили. Но потом надоело на них натыкаться, и мы их прихватили в серьез.
  Было это как раз перед лагерем Голубых Устриц, медвежий патруль стоял и рассказывал дежурным из Устриц, что только что наткнулся на кого-то. И тут из темноты выходят двое.
  Что делали там, два бредущих со стороны внешней дороги Легионера так никто и не понял. Но их тормознули и опросили. Выглядел диалог примерно так.
  - Стоять! Кто идет?
  - Опознайте себя!
  - Мы из Легиона.
  - Какой такой Легион?
  - Если Легион, почему без оружия?
  - Мы из Легиона! Мы в лагерь идем!
  - А чем подтвердишь?
  - Ладно, только по быстрому!
  После этого шастанье Легионеров парочками по окрестностям прекратилось.
  
  С середины ночи шел с перерывами дождь. Последний утренний патруль принес известие, что можно оставить одного дежурного и спокойно спать пока не распогодится. Короче кайф. Можно еще немного отдохнуть.
  Но все хорошее увы быстро кончается. Тучки вонючки поредели. И нам дали следующую вводную.
  Мерс Мишани плотно набили рюкзаками. Эх не додумались немцы делать верх машины резиновым.
  И почесавшись пошкандыбали. Разрисовывать лица было не надо, и так у всех они были зелеными...
  
  Следующим этапом соревнований было движение по легенде 5 км. Командиру должны были дать карту с "легендой". Требовалось пройти все указанные на карте контрольные точки. Этап "Движение по легенде" должно было судится на время по последнему бойцу команды. Пропуск контрольной точки, штрафное очко за каждый пропуск
  Карту естественно зажали. Видно за ночь они у наших судей ушли на косяки. Так что бежать предстояло по азимуту, просто от точки к точке.
  Без лишних споров флаг в руки получил наиболее опытный в подобных мероприятиях Илья-У.
  Ну мы и побежали.
  Господи... И почему Илье не дали рюкзак? Все знают, что Леопард в период случки, может развить скорость до девяносто километров в час. Я теперь знаю точно, что Призрачный медведь от этого леопарда убежит имея солидный запас по времени.
  Мы ломили как еврей от налоговой. При этом еще и умудрялись сохранять боевой порядок.
  Немного портил наш бег Питонище плинтухающий сзади, уже не потому что там его место, а потому что у него были стерты ноги и вапще, старая кляча не предназначена для конкура. А тут был натурально забег по пересеченной местности с препятствиями.
  Уже на второй точке азимут лег через вырубку леса. Пни и неубранные ветки навалом, в сочетании с торчащими подрубленными тонкими стволами создали нехилую засеку.
  Может это было специально, чтоб конница Батыя не прошла, но медведи прошли. Притом так пронеслись, что за ними в вихре турбулентных потоков еще долго вилась палая листва.
  Даже Питон пару раз таки навернувшийся скакал на четырех точках подвывая
  - Баааагииира... Я ужее идууу.
  - Командир брось ....
  Короче полз как мог. А Мог, все знают, парень упрямый...
  На подходе к четвертой точке вступили в огневой контакт. Пока выбивали из леса Устриц, Питон все это время пытавшийся впихнуть взад выпадающую кишку заметил, что они как пчелы из улья из оного леса смываются.
  Прихлопнув походя еще какого то невесть откуда взявшегося легионера, рысим дальше.
  Впереди Водонапорная башня. Понимаем, что мы близки к концу дистанции. Илья-У кричит
  - Поднажали, бегом!
  Народ поднажимает, от набегающего воздуха свистит в ушах. Стоны и сопение Питона уже не слышны... Старикан остался где-то за поворотом, только отдаленный треск сшибаемых им на бегу деревьев напоминает, что он с нами.
  Впрочем, это на последней точке оказалось к лучшему. Мы ломим до вторых ворот Лагеря когда в рации сначала звучит отдышка Питона, а затем вопрос.
  - Я тут бегу мимо судьи, можно мне его пристрелить?
  Ему кричат что ни в коем разе, мол держи. И быстро возвращаются к нему. Все этап пройден.
  Вы видели загнанных лошадей? Нет? Вы не бегали по азимуту с медведями!
  Мы вышли на тридцать минут позже первой группы и пришли на двадцать минут раньше всех!
  
  Предпоследнее испытание Вынос тела командира. Или эвакуация раненого. Организация носилок, движение с раненым 1 км. Оценивается выдумка при организации транспортировке и обращение с "раненым".
  Дасти явно глумится. Нашему бравому командиру прострелили живот, и он падая сломал шейку бедра.
  С трудом отгоняем Питона сразу доставшего тесак, и вознамерившегося прервать его мучения. Поскольку с таким букетом в боевой обстановке - командир не жилец.
  Пока "Санитары" хлопочут над раненным, обиженный Питон шарится проверяя соседние дома на предмет поиска того снайпера, что нам удружил такое гуано. А остальные бдят.
  Обкалываем раненного наркотой и пока он прется, грузим Дерка на носилки и аккуратно волочем.
  Впереди Людка, сзади Питон и по очереди, то Антон, то Александр.
  Уже на входе в лагерь нас обстреливают. Питон лупит то по кустам, то по деревьям и шипит чтоб мы быстрей выходили из под обстрела. Но Дерка нельзя нести быстрее иначе тю-тю.
  
  Пока трое наших участвуют в последнем этапе - Испорченный телефон.
  C интересом наблюдаем, как другие команды волочат своих раненных. Легион волочет на плащ палатке. Она провисает аж до земли. Не жилец, или инвалид на всю жисть.
  Вот волокут Мужика... Его распяли на досках, и зафиксировали. Добежав до финиша, Бундес-Киски его бросают на землю, и несуны отскакивают в стороны. Видно как Дядя Саша распятый на деревяшках пытается поднять голову и что-то им кричит. Народ с опаской наконец возвращается и его отвязывает.
  Пытаемся выяснить, что они ему сделали. Они глупо хихикают, а Мужик зыркая, нэхорошо так, отрезает
  - Ничего.
  Ну ничего, так ничего. В общем то Мужик - мужик классный, и спрашивали, так, кради интереса, без задних мыслей.
  Устрицы своего командарма тоже распяли, видно за дело. На финише его хотели так и "поставить", в назидание тем, кто прейдет после них. Но сообразили, что за призами то идти командиру и отвязали.
  Забавное наблюдение. Все волокли своих раненных вперед ногами. Народ интуитивно понимал, что бывает при таких ранениях.
  
  Ну вот, в общем то и все.
  На последнем построении Рыбак опять пощеголял в камуфляже с пушкой за спиной и без кресла (странно все это, нет, не то что в камке, а что без кресла).
  
  Объявили победителей.
  Первыми оказались Голубые Устрицы.
  Вторыми Бундес-Киски.
  Третьими МЫ, Медведи.
  
  
  Вот.
  
  Я не слишком был для вас интелегентен?
  
  
  
  
  
  Участвовали
  
  GB: Дерк, Миша, Люда,Кирилл,Блек Мун Питон, Саша, Канарис, Антон.
  Илья-У, Фома , Пух
   Саппорт : Отец Блек Муна
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"