Шевцов Петр Алексеевич: другие произведения.

Nachalo puty

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Начало истории о "главном герое". Он также появляется в нескольких рассказах этого раздела. И хотя там свои "главные герои", но началось "история" с него.

  Начало.
  Оно есть у всего.
  У вселенной. И наверное даже у вакуума, в котором она возникает.
  
  Маленькие крупицы нечто, блуждающие в некоем пространстве, сталкиваются.
  Что-то появляется, что-то исчезает.
  Иногда, появляется нечто крупное.
  Иногда, остается более чем ничто.
  
  Не связанные события - порождают историию.
  Связанные ее заканчивают.
  В истории, как и в случае с зарождением вселенной, никто не может до конца точно отследить связь или доказать ее отсутствие.
  Даже очень явное, и полностью доказуемое, может быть обманом.
  Как и обман и эфемерность - реалией и правдой.
  
  
  Октябрь 2821
  
  Пространство Сферы Освоения.
  Неизвестная боевая флотская группа.
  Принадлежность: Флот ВФЗЛ - КомСтар
  Лидер группы десантный крейсер "Тор" типа "Потемкин"
  Сопровождение два эсминца типа "Эссекс"
  Госпитальное судно, модифицированный транспорт типа "Волга" (Экспериментальный образец)
  
  Борт крейсера "Тор" лидера группы.
  Зал тактического планирования.
  
  На больших настенных экранах выведены подробные планы кораблей. На центральном экране, смоделированная компьютерами боевая задача по отражению нападения противника в период зарядки батарей, которую группа отрабатывает.
  К стоящей перед ними группе офицеров подходит лидер группы разведки.
  - Господа, мы готовы.
  Командир Тора морщится. Но он понимает, обратного пути уже нет, кивает. Повернувшись к группе операторов за галло танками, отдает приказ.
  - Боевой группе начать учения по отражению десанта противника. Эмперетив мозаика!
  На всех кораблях объявляется тревога. Один из эсминцев и несколько дропшипов имитируют прорыв в боевое построение и выпускают малые суда с десантом.
  В зал тактического планирования входит подразделение охраны и солдаты рассредоточиваются по периметру зала взяв под охрану проходы и посты.
  Когда с кораблей проходят доклады о достижении кораблей десантными группами, командир кивает лидеру группы разведки.
  Тот садится за свободную консоль. На центральном командном дисплее в поле задач, появляется новая строчка.
  "Вводная: - Команда "вирус". Отражение внутренней угрозы. Противодействие внедренным группам и саботажу. "
  В зале движение. Пехотинцы из группы усиления охраны, подходят к нескольким консолям и арестовывают офицеров.
  На дополнительных экранов начинает отображаться поступление докладов об исполнении и выполнении задач по новой вводной.
  Один из экранов неожиданно выделяется красной окантовкой срочности, за ним другой.
  - Узел ГИС.
  Выводите на основной!
  - Попытка прорыва к узлу.
  - Противодействие выполнению задачи. Пришлось применить оружие. Задача выполнена.
  Через тридцать минут офицер, еще раз проверив все доклады, встает и докладывает.
  - Задача выполнена. Все агенты РОМ верные или сочувствующие Конраду Тояма, так же сомневающиеся в целесообразности выхода из под его влияния, нейтрализованы. Арестованные собраны и локализованы согласно плана.
  - Потери?
  - Агенты РОМ и сочувствующие двадцать пять человек. Наши потери семнадцать.
  Командир "Тора" облегченно вздыхает. Заняв место перед своей консолью, отдает следующий приказ.
  - Боевой группе окончить учения по отражению десанта противника. Кораблям и малым средствам вернуться на исходные позиции. Передать в штаб группы доклад о успешном выполнении первой части учебной задачи и переходу к выполнению дальнейшего плана учений. Всем приготовиться к прыжку.
  На отельной консоли открывается окно прямой связи с транспортом "Волга". В углу мигает знак защищенного шифрованного канала.
  - Мы выполнили свою часть договора. Теперь уходим. Примите транспорт с мобильными ГИС установками, которые мы должны были развертывать в ходе учений. Это все, что я могу для вас сделать.
  - Спасибо командир. Как мы и обещали, вам переслан файл с координатами законсервированного полигона для ремонта кораблей и места крупного сражения, где вы сможете подобрать запасные части и детали. Координаты точек для связи и обмена присоединены отдельным шифрованным файлом.
  Командир закрыл окно связи. Все уже было давно сказано и оговорено. Не они первые не они последние покидали этот снедаемый войной мир. Единственное о чем он сожалел, это уход из группы госпитального судна. Единственного и последнего судна подобного класса. Еще во времена Звездной лиги это было секретное военное экспериментальное медицинское судно. Созданное для исследований и поддержки в мирах периферии почти в конце войн за ее присоединение, оно таковым их стараниями осталось. Сберегли. Вернуться "на родину", согласно приказов покинув последнее место несения службы, для их боевой группы оказалось большой ошибкой. Офицеры и экипажи после поступившего приказа разбить группу едва не подняли бунт. Корабли, согласно этого приказа по одному, передавались другим соединениям. Негодование еще более усилил приказ и разукомплектовать "волгу" перепрофилировав в обычный несущий транспорт. А на ней и кораблях ее ордера, было большинство семей служащих с кораблей группы. Забранных из места дислокации которое они покинули. Тем кто хотел усилить свои фракции за счет боевых кораблей группы, было наплевать на семьи экипажей. И это тогда когда вокруг бушевало пламя войны всех со всеми. Ему, командирам кораблей и старшим офицерам с большим трудом удалось успокоить людей, выбрав из всех возможных компромиссов, это, нелегкое, но единственно для них возможное. Уйти и искать свой путь. Они уже делали это, придя в миры периферии и основав там базы. Более половины офицеров и людей на кораблях, не считая их семей, выходцы из этих освоенных ими тогда миров и созданных колоний. Возвратиться туда, откуда ушли, опасно и почти не реально. Что же они сделают это снова. В другом месте. На картах, которые он не успел передать в архивы, есть достаточно еще не известных никому здесь разведанных планет, где это возможно.
   Им будет не хватать его специалистов и ресурсов. С другой стороны, базы которое оно создаст, а на нем целый комплекс по созданию и развертыванию полигонов наземной госпитальной поддержки, будут им доступны. Но это не сейчас, это только в будущем, которое сейчас, только в их руках и потому еще, для них и не определено.
  
  
  
  Внутренний материал.
  Сектор наблюдения и развития.
  Личные записи.
  
  
  Выдержка из краткой справки по истории.
  Год 2819.
  Умирает Джером Блейк. На его место приходит Конрад Тояма. В то время, как различные фракции Ком-Стар стараются использовать Технологическое преимущество Ком-Стара, чтобы завоевать Внутреннюю Сферу, Тояма проводит чистку, пытаясь посредством ROM, уничтожить всех потенциальных соперников прежде, чем начнется какое-либо сопротивление. Тойама проводит реорганизацию, преобразующую Ком-Стар в религиозную организацию, которая хранит знания и полномочия Ком-Стар. По его доктрине, когда остальной мир рухнет, Ком-Стар спасет человечество.
  Примечание в файлах пометок:
  
  В результате чисток, мы потеряли более людей и главное специалистов, чем за период подавление бунта Амариса и последующей "войны наследных лордов". А результаты безумных войн, как и предполагалось, потеря сотен миров и падение технологий до уровня начала их развития.
  Это ли не оправдание содеянного нами? Мы уже более двухсот лет в своих колониях обеспечиваем нормальную жизнь и развитее тех технологий, что забрали с собой. Я не отрицаю, что мы вынуждены бороться и воевать за наш образ жизни.
  Но по совокупности отражение атак местных бандитов и нападок сил Окраинного Альянса. Это мелкие укусы, по сравнению с теми страданиями и потерями которые понесли оставшиеся в покинутых нами мирах. О происходящем там постоянно безумии, можно узнать не только из передач ГИС сети и докладов нашей разведки, но и от людей которых иногда переселяет наша торговая миссия для развития, восполнения и поддержки генофонда.
  
  
  Внутренний материал.
  Сектор наблюдения и развития.
  Личные записи.
  
  Второй файл примечание:
  
  Отец был прав. Наши лидеры, тоже были правы. Наша замкнутость, это не ксенофобия, а самосохранение, практически инстинктивное разумное поведение, в соприкосновении с миром где правит коррупция и алчность не смотря на все их заявления.
  Одна из причин ухода группы ученых, программа адаптации к новым условиям в открытых мирах и создание адаптированных колоний над которой работали ведущие специалисты корабля носителя. Именно из зане была создана эта боевая группа. Именно она была целью и смыслом той работы, что она много лет делала в мирах далеких от своей родины. Разведывая и осваивая новые миры.
   Конфликт с руководством и военным ведомством КомСтар, выраженный в резко отрицательной реакции командования и личного состава , был на основе этого, неизбежен. Требование передачи материалов по адаптации и клонированию и после, переподчинения группы, уничтожения техники, результатов и перестройки корабля под другие нужды. Что было смыслом их работы и для многих, уже жизни.
   Если не основной, то на ровне с ответственностью за свои семьи которые они забрали, возвращаясь на родину. Толкнувший их на "уход и самоизоляцию", на ровне с тем, что происходило как в КомСтар так и в мирах куда они вернулись. Для тех кто родился с другими идеалами и жил идеалами Звездной Лиги. Он был неизбежен.
  Основной научный проект, из только опробуемой научной идеи, не стоит забывать что большинство разработок вложенных и опробуемых на головном корабле были передовыми, если не революционными для своего времени, воплотился в нечто большее. Стал силой и средством, давшим нам возможность освоить новые миры и продолжить дело отцов. Сейчас он вошла в новую фазу.
  Основная программа клонирования запущенная в первые годы освоения, направленная на поддержание и рост популяции колонии, сейчас почти свернута и перенаправлена на дальнейшее совершенствование разработок программ обучения в период выращивания особи. Ибо с расширением колоний, все жестче сказывается нехватка специалистов, особенно в высокотехнологичных областях. Обучение в даже лучших колледжах внешних государств, просто смехотворно по уровню, который мы имеем в области медицины и кибернетики. Мы не можем терять и снижать свой потенциал. Единственный путь выживания колонии, это его рост.
  Уже достигнутые успехи в этом направлении, не имеющие аналогов во внешнем мире, вот то золотое звено в цепи, которое следует развивать. Наши братья из военных колоний, также обратились с просьбой в данном направлении, ибо сейчас испытывают сильное противодействие и давление от агентурной сети КомСтар и не могут в нужной мере там пополнять кадры.
  
  
  Внутренний материал.
  Сектор наблюдения и развития.
  Отдел внешней разведки.
  Сектор глубокого внедрения.
  
  Личные записи начальника сектора.
  Мы столкнулись с очень умным и прозорливым врагом. Захваченный нами агент РОМ руководивший выявлением и захватом нашей передовой базы, принадлежал к ранее неизвестной секте внутри КомСтар. Его противодействие примененным методам допроса, просто поражало. С большим трудом уже с первой фазы удавалось поддерживать его жизнь. И только благодаря нашим развитым медицинским технологиям, практически держа мозг под процессом регенерации, удалось получить данные. И эти данные весьма тревожащие.
  Он вышел на нашу базу по наводке некоего стороннего лица вычислившего ее координаты. Что подразумевает очень мощную разведывательную сеть, а не просто прозрение или гениальность отдельного лица.
  Двойная маскировка. Использование РОМ и нанятого им преступного синдиката, для маскировки своих намерений, опять говорит в пользу его ума.
  Впрочем, составив доклад мы не можем в прямую бросить все силы на выявление этой угрозы. Мы вынуждены сейчас сконцентрировать внимание на поиске утраченного генного материала и части технологических установок, которые в результате организованной им акции были похищены. Он прибег к помощи некоего мощного преступного синдиката в мирах Магистрата Канопуса.
  Ведение этого дела, стало превентивным сразу для трех отделов, когда было выяснено, что вместе с техникой похищен ведущий специалист и технические сотрудники.
  Сожженные тела обнаруженные после раскопок подземных сооружений, по тестам ДНК не соответствуют погибшим сотрудникам.
  Это угроза не только раскрытия сети наших агентов путем сличения ДНК, но и более страшная, копирование или воспроизводство технологии шестого уровня варварами и преступными элементами. Мне трудно представить последствия их применения и урон который этим будет нанесен. Если даже они будут применять ее утилитарно, это все равно опасно. Их мир не готов к этому, не технологически не морально!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава первая:
  
  Начало для него.
  
  
  Песчинка среди многих.
  Может стать камнем .
  Петер - старинное имя. В старых материалах, сказано что имена давали не просто выбирая понравившееся а они несли некое значение. Петер, из информации сохранившихся с тех времен списков, имеет значение камень.
  
  
  Петер Герхард-Шелтон
  
  Выдержка из личного дела.
  Открытая часть.
  Комментарии - получателя материала.
  
   Кто: - Петр Герхард Шелтон
  
  Примечание - В русскоязычных общинах принято тройное написание поименования, после имени упоминается фамилия отца. Или, по старому классическому написанию, имя отца. Это, тогда называется - Отчество.
  
   Национальность: - Русский.
  
  Примечание -Установлено по большинству национального приоритета в родовой линии согласно документов и анализам тестов ДНА.
  
   Принадлежность: - Федерация Солнц.
   Дата рождения: - 31 октября 3019 года.
  
  Примечание - Согласно медицинских тестов, информация сомнительна. Представляется возможным более ранняя дата, что установлено по косвенным данным.
  
  Место рождения : - Пограничный мир Федерации Солнц и Синдиката драконов - Бриид.
  Социальный статус: - Семья военных.
  Отец погиб. Сержант танковых войск ФС
  Мать погибла. Воентех 1 категории ЛА.
  
  Примечание - С четырех до пятнадцати лет воспитывался дядей по линии отца, далее в наемном подразделении дядей по материнской линии.
  
   Статус на момент запроса: - Майор ВСФС, Специальные Силы Морская Пехота ВСФС
  
  Примечание - Полный файл о служебном статусе, наградах и назначениях недоступен. Закрыт грифом Министерства Разведки.
  
   Внесен в списки потерь и выведен из военного реестра. Материал сдан в архив в виду смерти.
   Дата гибели: - 27 ноября 3050
  
   Примечание - Это зафиксировано официально несколькими независимыми военными источниками. Но на ряду с этим, материал вновь введен в реестр. Косвенная причина - согласно директивы и правил, о носителях информации высшего уровня секретности.
  
  Примечание - Любая полученная информация о службе и частной жизни объекта проверки, должна быть предана в отдел. Закрепить данное требование соответствующим запросом и приложением касающимся носителей информации высшего приоритета.
  
  
  
  
  
  Без даты.
  Петер Шелтон.
  Личные записи.
  
  
   Воспоминания детства.
   Середина лета. От камней, из которых были сложены дома и чьи руины возвышаются вокруг, так и пышет жаром. Из за струящихся инверсионных потоков теплого воздуха создается впечатление будто потрескавшийся пластбетон улицы покрыт слоем текущей воды.
   Я стою напротив Ямато. Мои руки крепко сжимают кусок заточенной арматуры. Пот стекает со лба щекоча щеки, противно солонит губы и щиплет глаза. Ямато, тоже сжимает в руках кусок заточенной арматуры.
   За нашими спинами по сторонам улицы, стоит ребятня разного возраста. Кто молча, кто что-то кича. Но мы не слышим. Мы смотрим в глаза друг друга и в них только ярость. Мы ненавидим друг друга. По настоящему, без задних мыслей и расчетов. Ненавидим так чисто, как могут ненавидеть только дети. От сердца. Почему так? Потому что жизнь жестока. И мы это впитали с малых лет с молоком матерей, которых слишком рано лишились.
   Этот мир пограничный. Он, уже не раз переходил из рук в руки. А все из за своего стратегического расположения. Наш Лорд, постоянно пробует себя в роли проститутки перед крупными правителями удерживаясь этим у власти над планетой. Потому как эта небольшая пригодная для жизни планета отличный плацдарм для удара по центральной обитаемой планете системы. Этим он повторил судьбу планеты Оазиса (Oasis), в системе Марчисон (Murchison).
   ( Название планеты не приводится по этическим соображениям )
   Этнически тут никто не преобладает, население на нем давным-давно смешалось. Коренных жителей осталось совсем не много, в основном в глубинках куда не докатывались бои. Впрочем, таких мест то, почти не осталось. Так что население планеты, это по большей своей части смешение из тех, кто не успел эвакуироваться, после очередной смены власти или потомки военных и персонала выброшенных тут войной за борт жизни. Особняком шли всякие авантюристы, и торговцы наживающиеся на войне и людских бедах. Этих, было меньшинство и селились они вокруг космического порта. В районах по богаче. Здесь были в основной массе подданные Федерации Солнц и Синдиката Драконис, и в малом количестве подданные прочих государств.
   У взрослых были свои дела, и своя война. У нас, у детей, своя...
  Такая же, реальная, жестокая и непримиримая. Мы с Ямато, очень похожи. Одногодки. Оба, вечно голодные, худые, жилистые. Учимся в одном интернате и посещаем одну секцию единоборств. Наши матери дружили, да и мы тоже. И даже жили мы раньше, на этой самой улице в домах почти напротив. Но... Сейчас, после последнего набега Драков и непродолжительной оккупации, мы по разным ее сторонам.
   Во время оккупации, его отца забрали в армию, не нашу армию. А когда Драков выбивали с планеты, моя мать погибла под развалинами дома. И он стал врагом.
  
   Пять дней спустя.
  
   Белый потолок, стены выложенные потрескавшейся местами белой кафельной плиткой. Тошнотворно воняет дезинфектором.
   Изолятор местной больницы. Мы лежим на скрипучих пружинных кроватях по разные стороны комнаты и молчим.
   На трехногом белом табурете перед нами сидит Ишида. Мастер что учит нас оболтусов, в секции единоборств. Тем, что мы таки не убили друг друга, оба обязаны ему. Кто сказал ему о нашей драке, мы незнаем, но именно он нас разнял, и приволок в больницу.
   Всю дорогу пока он тащил наши искалеченные тушки до больнички, он страшно ругался на смеси японского и общего. Он несомненно прав, но и мы правы. И надеюсь, теперь это поймет.
   Я не стал объяснять, а попросил его взять в моих вещах и просмотреть диск из-за которого все началось. Диск, который неделю назад принес почтальон вместе с похоронкой на мужа тети Ганны, тело которого нашли в разбитой спасательной капсуле на орбите месяц назад. Все что от него осталось, этот диск и жетон, о чем была приписка на пластиковом листе, вложенном в казенный пластиковый конверт с крупной надписью - Для вещей погибшего.
   Ишида согласился и взял у медсестры проектор. Окно занавешено.
   В дешевом галла проекторе что-то трещит, затем появляется плоская слегка замутненная помехами картинка. Со шкалами делений на краях изображения. Запись сделана видно в перерыве между боев, так как на заднем фоне видны еще дымящиеся развалины.
   На броне танка сидит смуглый немолодой сержант в танковом комбинезоне. Это мой отец.
   Он раскуривает трубку и смотрит в объектив. Устало, но с какой то теплотой во всем облике.
   - Здравствуй дорогая. Марк, ну ты должна его помнить. Сосед наш, тот что на нашей свадьбе свалил на тетю Ганну стол. Заскочил к нам в часть меж боев и, передал весточку о рождении сына. Ты не можешь себе представить как я этому рад. Нашу то почту накрыло вместе со штабной машиной. Так что я узнал об этом только от него, и этот диск, он передаст тебе с оказией. Марк как раз едет в отпуск. Фото не нашлось, обозы отстали. Юрек, вот соорудил рекордер из нотепутера нашего старшого, царство ему небесное, и фиксатора дальномера. И если изображение выйдет плохое, так какое есть.
   " У нас все нормально. Мы их гоним. Мы их гоним, хотя это зверски трудно. Они снова и снова контратакуют, пытаясь сорвать наше наступление, и у нас большие потери.
   Эту запись я делаю для сына, ибо война есть война. Прости ели я не слишком оптимистичен. Но резервов у нас нет. Наша бригада была последним резервом на этом участке, и что будет завтра, никто не скажет. Если запись дойдет до вас, сохрани ее для него. Пусть знает, что его отец, любит его. И сделал все чтоб, он жил в мире, и счастливей чем его родители.
   Прадед мой рассказывал, а жил он долго и повидал дай бог. Я был еще совсем сопляком, но хорошо это запомнил. Году эдак в двадцать восьмом. Синдикат ударил сразу по восьми мирам. И под нами начала гореть земля. Им не хватало людей для масштабных операций. И они набрали в армию всякую шваль, каторжников, отморозков. Там куда их бросали, бои превращались в резню. Нам тогда пришлось зверски туго. Вот. Архонтом тогда был Эрик Штайнер, мужик. Плюнул на Генеральные штаты и сделал службу по призыву до пяти лет. Призывать стали с шестнадцати. Вот тогда отец и загремел под фанфары. Я тоже попал в эту мясорубку юнцом. До сих пор не забуду, после первого боя, все окопы у нас были в кале моче и крови! А потом, мы, те кто выжил, стали таки солдатами. Начинал то я, как и отец с пехоты, с настоящих работяг войны. А через два года в госпитале, встретил твою мать. Береги ее она святая женщина. Очень умная и красивая. Сержант рассмеялся и подмигнул. Затем стал серьезней и продолжил.
   Все повторяется. Сейчас мы остановили их контратакующий мотопехотный батальон усиленный танками перед этой деревней. Все поле в телах. Это было жутко. Я не зря вспомнил прадеда. И их трупы, они все в татуировках. Это ихние бандиты и преступники. Им видимо обещали прощение если они нас сомнут... И они шли рядами на нашу броню. Они жгли нас, мы их. И им казалось, не будет конца.
   Я не знаю, кем ты вырастешь. Мать, еще когда мы только поженились, мечтала что ты будешь музыкантом. Она ведь так любит музыку. Что ж, музыкант это хорошо, особенно если мастер своего дела.
   Но, запомни. Так или иначе. Долг каждого мужчины защищать тех, кого любишь! Мой отец был военным. Как его отец, и отец его отца! Не прерви эту традицию!
   Вот и все, Марк машет, что кончается диск. Я очень надеюсь, что все будет хорошо, и скоро вас увижу! Я вас очень люблю. Он встает и отдает в камеру воинский салют."
  
   Пошли помехи, запись окончилась. Я не могу сдерживаться и плачу. Этот диск дошел до меня спустя восемь лет после гибели отца. Наш дом сгорел после бомбежки. Это все что у меня есть, кроме гало фото мамы, его мне дала тетя Ганна. Да государственного пособия, что едва хватает на оплату интерната.
   Мы так и не подружились снова, но благодаря Ишиде, стали терпимее друг к другу. Он стал присматривать за нами. Индивидуально занимался, рассказал о кодексе самурая. Были такие воины когда то. И стал учить нас настоящему боевому искусству в серьез. Мы старались из всех сил. Ибо другого пути вырваться с задворков вселенной, у нас не оставалось. Времени на то, чтобы шляться по улице у нас просто не стало. После занятий мы бежали на край городка, где в подвале был оборудован небольшой спортивный зал.
   На время пока меня не забрал к себе дядя, Ишида стал мне почти отцом. Многому научил. Почти стал, все же, он был японцем. Странное название нации. Мы привыкли называть их Синдикатовцами, а они еще звали себя коренной нацией или основной.
   В один из дней, меня вызвали к директору интерната. Когда я вошел в кабинет там кроме директора находился еще один человек. Среднего роста и среднего возраста, полноватый мужчина. Одетый в коричневую с серым военную форму с петлицами гауптман-команданта. Я ни разу не видел дядю Пауля, только галло, да и то старое, где дядя был еще молодым лейтенантом. Но сразу понял кто это, скорее догадался, увидев на его форме нашивку.
   Он не часто навещал свою сестру, мою мать, так как был командиром наемного подразделения. Когда узнал о ее смерти, прилетел при первой представившейся возможности. Сейчас.
   Дядя забрал меня с занятий и мы пошли с ним на кладбище. После полудня, когда мы сидели у тети Ганны, к нам зашел Ишида, узнать почему я пропустил тренировку.
   Дядя Пауль чинно, но настороженно с ним раскланялся. Узнав, что мастер тренирует меня, очень подробно расспросил о моих успехах, настоял чтобы тренировка состоялась и пошел с нами.
   На тренировке, он сел в самом темном углу, чтоб не мешать. И вспомнил я о нем, лишь когда кто-то из старших ребят попросил мастера провести коротенький спаринг с дядей.
   По началу, они оба отказались, но ребята очень просили. Естественно, я опасался за дядю, он на вид не являл собой образец воина рукопашника. А когда снял китель, расстегнул ворот нательной рубашки и закатал брюки. Вообще стал похож на престарелого фермера вышедшего на околицу.
   Они с мастером немного постояли, глядя друг на друга, после чего последовала быстрая серия прощупывающих ударов и блоков. Я немного уже понимавший в борьбе, понял, что они просто работают на публику. Не хотят расстраивать ребят.
   Остановившись и немного походив кругом, друг напротив друга, они снова сошлись. И тут последовало настоящее представление, целые десять минут, они очень красиво вели поединок. Причем, дядя умудрялся делать казалось невозможное, при его то квадратной комплекции. Он, то падал, то подпрыгивал почти на высоту своего роста. То становился на одну руку, чтоб ударить ногой. Создавалось впечатление, что его руки и ноги жили своей жизнью независимо от тела.
   Наконец они, остановились и чинно раскланялись.
   Отойдя с боевого круга он одел китель. И еще раз поклонился мастеру. Ребята были в восторге.
   Когда мы распрощавшись шли обратно к тете Ганне, дядя мерно и тяжело дышал и потирал поясницу.
   - Стар я уж для акробатики Петер.
   - Дядя, а ты бы его мог победить?
   - Лет десять назад, может быть, да и то не знаю. Не прост, этот ваш Ишида, ох не прост. Он ведь так и не показал что может. Откуда он?
   - Не знаю. Он живет на окраине, один. Он в интернате работает учителем биологии и вот подрабатывает, ведет секцию боевого искусства.
   Переночевав у тети, утром мы еще раз зашли в интернат за моими документами. Все мои вещи уместились в одну спортивную сумку. Пара комплектов белья, диски с книгами, да сшитое тетей из рабочего комбинезона мужа кимоно.
   Нас вызвалась проводить тетя Ганна. Мы шли пешком по городку моего детства, прощаясь с его узкими светлыми улочками. Дядя все уговаривал тетю переехать к его старухе, так он называл свою жену.
   На остановке монорельса к нам подошел Ишида. Он церемонно раскланялся со старшими, попросил разрешения сделать мне на прощание подарок. Дядя его дал, и мастер, церемонно поклонившись, вручил мне небольшой сверток со следующими словами.
   - Каждый воин чувствует приближение предела. Я скоро уйду, так и не оставив наследника. Это моя боль, что единственный кого я встретил, и кто достоин им быть по духу, чужая плоть и сын другого народа. Прошу не отказать, принимая этот дар. И верю, что отдаю его в достойные руки.
   В свертке из куска потертого старого шелка лежал в ножнах из грубой, но украшенной строчкой иероглифов кожи, нож Тан-то.
   Дядя Пауль, взял его из моих рук, и очень серьезно осмотрел.
   - Для нас это огромная честь. Но, у нас не принято принимать дар, особо такой не оставив, что-либо взамен.
   Он расстегнул китель и отстегнул от подкладки кинжал в ножнах стилизованных под лист растения. Волнистое его лезвие, метал которого отливал зеленью, тоже напоминало рисунок ножен.
   Ишида не возражал, приняв ответный дар, он приложил оголенный клинок ко лбу и без слов низко поклонился дяде.
  
   Так они и остались в моей памяти. Заменившие мне в раннем детстве родителей, уносящиеся в даль, две так непохожие, стоящие на пустом перроне монорельса фигуры. Старый воин японец и возвышающаяся над ним тетя Ганна, в развевающемся на ветру поднятом стартующим монорельсом, легком платье с толстой светлой косой уложенной на манер короны.
   Больше я их не увидел. Тетя Ганна умерла спустя пять лет. А Ишиду, через год арестовали по подозрению в шпионаже, и он был казнен. Был ли он шпионом? Не знаю. И не хочу знать. На планетах бордера, в городках расположенных вблизи космодрома или производственных или военных центров, по подозрению в шпионаже можно было расстрелять каждого второго.
  
  
   Наемники.
  
   Дом моего дяди, я увидел не скоро. После трех прыжков на коммерческом рейсе, мы прибыли на планету где несли службу Молниеносцы.
   Они славились тем, что по долгу не сидят на месте, их тактическая доктрина была построена на скорости и постоянном перемещении. Разведка боем, удар-отскок, глубокий рейд. Под это была настроена и вся их техническая база. Рота быстрых мехов не выше среднего класса. Самым тяжелым был Краб двадцать седьмой модели, моего дяди. Самым медленным транспортными средствами были две передвижные ремонтные мастерские смонтированные на базе гусеничных АПС. Два взвода бронетехники, три вертолета. В первой бронетанковой роте ховеры оборудованные сканерами составляли особую мобильную группу разведки. Во второй быстрые АПС пехотного взвода типа Максим и ракетные платформы на их базе усиленные копьем танков Кондор с дальнобойными артиллерийскими системами, обеспечивали прикрытие отхода и огневую поддержку.
  
   Вместо базы в основном использовался, старый, но довольно хорошо ухоженный аэродинамический дропшип Газель. Корабль был уникален. С этой раритетной Газели под гордым именем "Валькирия", и началась история дядиного подразделения. Молниеносцам Зигфрида, тогда лишь двум лансам легких мехов самообороны одной из планет, он достался как трофей.
   Бортовой журнал содержал массу интересных записей о боях и переделках, в которых побывал корабль. Владевший ей и еще одним дропшипом пиратский барон в одном налете попал в крупную переделку на орбите. Корабли были сильно повреждены, денег на ремонт или приобретение новых не было. Ситуация поставила его на грань разорения. По своему, он видимо был незаурядной личностью и нашел довольно оригинальное решение проблемы. Дабы сократить расходы на ремонт и не потерять мобильность, по подложным документам, пригнал оба своих разбитых корабля на ремонтную верфь. Один из кораблей продал на запасные части. Это не секрет, что многие технические аппараты по частям стоят гораздо больше, чем в своем собранном виде. На вырученную сумму барон заказал ремонт и модернизацию менее пострадавшей Газели. Механики на периферии порой весьма смекалисты. Им постоянно приходится делать невозможное, возрождая к жизни при минимуме деталей и оборудования сложные механизмы.
   В результате грузовой трюм газели был укреплен и приспособлен под перевозку мехов и тяжелой техники. Был сделан дополнительный пандус. Почти два года главный механик и барон вели обмен и торговлю запасными частями. Только об этом, можно было написать неплохой роман о мошенничестве, подлоге и надувательстве. Когда газель была готова, барон, подкупив часть охраны организовал налет и угон своего же корабля.
  
   Прыгуна у подразделения не было, пока, как сказал дядя. Бизнес таки был благосклонен к ним, на счету подразделения в банках КомСтара была довольно круглая сумма. Его просто арендовали. Ну, или включали условием при заключении договора.
   В отряде отсутствовали пассажиры и любимчики. Единственной полученной по молодости поблажкой, было назначение в обучение к техникам и механикам. В свои четырнадцать, я стал полноправным наемником, по официально заключенному контракту. Работа мне нравилась. Техники держались в команде одной группой. Хотя по штату делились на три группы. Два экипажа технических машин и персонал обслуживания дропшипа. Последних было меньше. В виду того, что подразделение было небольшим, а хорошие технические специалисты по космическим аппаратам были большой редкостью.
   Стрелять и прочим солдатским премудростям, меня учил сержант ремонтного экипажа, к которому я был приписан. Мне выдали два комбинезона, пистолетный ремень и личное оружие. Автоматический пистолет в кобуре из грубого пластика. Единственной трудностью стали военные ботинки. Их не смогли найти на складе нужного, столь малого размера. И некоторое время, пока их не привезли из города, пришлось ходить в спортивных ботинках.
   Один из техников второй категории, молодой крепыш которого все звали Мистер Вонг, имевший спецификацию по миомерам и электронике, стал для меня не только наставником по техническим дисциплинам, но и другом, и тренером.
   Дядя, постоянно контролирующий мои успехи, лично попросил его тренировать меня в рукопашном бое.
   Вонг в тот же вечер, после разговора об этом, приступил. Погоняв меня в оборудованном в одном из ангаров Газели спортивном зале, кореец был крепко озадачен тем, что я умею. Очень подробно расспросил, кто и как меня этому научил. Затем, оставив одного, ушел на некоторое время. Вернулся он с еще одним пожилым азиатом из команды, которого, я еще не знал.
   Мне пришлось столь же подробно рассказывать и показывать ему то, что я умею и знаю.
   Судить о реакции на это, по их лицам было невозможно. Азиаты мне кажется, генетически умеют скрывать свои эмоции. А корейского я зыка тогда не знал, ну разве ряд ругательств запомнившихся еще по жизни на Бордере. Моих знаний разговорного японского и ряда корейских слов лишь хватило на то, чтоб понять, старик сказал что-то о врожденной способности. Ну, это вроде было не так плохо, и я не понимал, почему они так внимательно и оценивающе слушали и смотрели за тем, что я показывал и рассказывал. Единоборства мне нравились еще с мультяшных сериалов. И занимался я всегда с большой охотой. Ну и если уж вспомнить историю того, как ближе познакомился с мастером Ишида. То еще и самозабвенно, отдавая этому всего себя. Ведь я искренне верил, что только это в тех условиях поможет мне стать настоящим воином. Закаленным духом и телом.
   В результате старик ушел говорить с дядей. А Вонг, уважительно сказал, что я очень не плохо обучен для "белого" малыша уже вышедшего из возраста для начала серьезных занятий. Сказал еще, что на сегодня все, завтра поговорим после работы. На следующий день после рабочего цикла, он снова повел меня в зал. Там нас ожидал давешний пожилой азиат, его отец и учитель.
   Мастер Вонг старший сказал, они берутся заниматься со мной. Но... Я должен прекратить пытаться именовать их на японском. Я обязан беспрекословно их слушать. Что то, чему меня учили, они оставят в силе, но отточат и дадут для этого дополнительную базу. Что они как наставники, могут в случае моей ошибки. Тут я признаюсь, совершенно тогда их неправильно понял, но слава богам этому не суждено было случится, той роковой ошибке. Без объяснений прервать занятия.
   Со всем должным уважением я принес им свои извинения, обещал исправится. Быть послушным и прилежным учеником. На этом и порешили. После этого каждый день у меня начинался с двухчасовой пробежки и упражнений для укрепления тела, гибкости, правильного дыхания. Впрочем, заниматься этим в одиночестве мне не приходилось. По утрам бегал Вонг младший. Еще несколько воинов наемников вставали рано или чуть позже, кто бегал, кто делал гимнастику. Воины держали себя в форме. Иногда я видел и дядю, с брюзжанием бегающего от ожирения, как сам он это называл. Вонг подшучивал между нами, что мой дядя закормил в себе воина до смерти. Он был хороший парень, старше меня всего на пять лет. Но для меня в том возрасте, он казался недостижимо взрослым. А ведь он был одним из самых молодых членов подразделения. Может по этому, мы с ним быстро сдружились и всюду ходили вдвоем. Мы были самыми младшими.
   По вечерам, когда был не занят по службе, у меня обязательно была тренировка с отцом Вонга. Старый мастер, как сейчас я понимаю, не только учил меня, но и перенимал то, чему меня до него научили, читая меня как открытую книгу и обучая этому своего сына. Тогда я мог только об этом догадываться.
   Подразделение же, окончив один контракт, приступало к другому. Валькирия, отходя от очередного прыгуна, падала сквозь облака на следующую планету. Из распахнутых люков в рейд уходили ховеры и мехи, затем они возвращались, когда только в грязи и пыли, когда с дырами пробоин в броне и оплавленными корпусами. Мы чинили их ночами, а утром они опять уходили. Потом перелет на новое место и снова рейды.
   Иногда нас вызывали на помощь, мы неслись в нашей ремонтной передвижке по чужим полям и лесам, на выручку попавшему в беду пилоту или экипажу. Порой кроме ремонта, приходилось принимать бой. Пару раз получал ранения. Мне было тяжело, но уже не одиноко, у меня появилась новая семья. Гордая, грубая, разухабисто веселая и в тоже время дисциплинированная. В ней я стал частью, маленьким винтиком этого механизма войны. Как в прямом, так и в переносном смысле. Два года, пролетели незаметно.
  
  
  Новый Авалон.
  
   Мы на высокой орбите над Новым Авалоном. Пока большая часть подразделения взявшего на ближайшие четыре месяца небольшой контракт по охране привязана к одному месту, кое-кто взял отпуска. А Валькирию пользуясь случаем, перегнали на верфи Нового Авалона. Корабль в виду своей уникальности очень сложен в обслуживании и ремонт узлов поврежденных при последней высадке десанта, могут сделать только здесь.
   Мы с Вонгом носимся по деку, прыгая через пролеты и отчебучивая головокружительные трюки. На валькирии невесомость, мы ждем очереди для подхода к пересадочной станции.
   За этим занятием нас застает объявление по общей корабельной связи, явится к командиру. Переглядываемся. Пытаемся вспомнить, за что высокое начальство может обратить внимание на наши персоны. У обоих разом возникает одна и та же мысль. Витек нажаловался. Зануда чертов. Ну подумаешь, подключили к баллону со сжатым воздухом для стартера резиновую подушку наполнитель. Она была большая. Его только из кабины выкинуло, а не зажало там, как мы планировали.
   - Кажется влипли.
   Быстро заскочив в раздевалку и сменив комбинезоны, спешим в носовую часть. У люка в каюту дяди, сталкиваемся со старшим механиком, и вежливо приветствуя, пристраиваемся ему в кильватер.
  
   В каюте у дяди на большом настенном экране перед его столом, где обычно прорабатывали операции, были выведены какие то графики и куча таблиц. Сам он и старший Вонг сидели на диване и беседовали, поджидая вызванных. Нас то есть. Хотя сидеть в невесомости это, пожалуй условность. Просто пристегиваешь себя к поверхности, к любой, мягким ремнем или магнитным карабином и все.
   Мы вошли, клацая магнитами подошв. За нас как старший доложил вошедший первым старший механик.
   - Присаживайтесь господа.
   Дядя махнул рукой в сторону откидной баночки у стены возле дивана. Мы с Вонгом совсем загрустили, скромно приткнув свои попы на краюшке. Ну ладно вызвал нас бы двоих, ну оттаскал меня за уши, а потом обоим влепил наряд на работу. За наши шалости нам таки часто влетало. Но столь солидной комиссии по разбору полетов, мы еще не удостаивались.
   Дядя шевелил густыми бровями и топорща отпущенную недавно бороду, грозно сопел. Короче, откровенно забавлялся ситуацией, глядя на наши кислые физиономии. Театрально выдерживая паузу. Наконец насладившись эффектом, громко клацая магнитными подошвами, вышел на центр каюты.
   - И так господа. Мы имеем в своем коллективе двух молодых людей, которые своими каверзами уже всех довели до ручки.
   Он говорил, грозно смотря на нас и покачиваясь с носка на пятку. При этом магнитные подковки звякали сцепляясь и расцепляясь, словно аккомпанируя его словам. Я уставившись в пол, начал прикидывать когда, подковки на башмаках оторвутся от пола. Впрочем, дядя то, не будет нелепо болтаться посреди помещения как я, когда впервые попал в невесомость.
   - Впрочем, в походных условиях, когда своей домашней школой они считали весь дропшип, что от них ожидать? Но далее терпеть мы это не намерены, и решили положить этому конец.
   Вот это, МЫ, мне очень не понравилось.
   - Сейчас мы находимся на территории и под юрисдикцией Федеративных Солнц. Многие сквозь пальцы, а многие с осуждением смотрят на излишнюю личную свободу людей этого государства. Граждане Федеративных Солнц могут выбрать для себя любой путь.
   Я начал терять суть его речи дяди, совершенно не понимая, к чему это он клонит.
   - Вооружённые силы Федеративного Содружества известны своим высоким профессионализмом. Граждане групп миров, входящих в это образование, даже не обладающие правом голоса, всё же имеют массу преимуществ по сравнению с гражданами других миров. И одним из основных я считаю образование. Образование, предоставляемое институтами вроде Ново-Авалонского Института Наук и прочих учебных заведений, первоклассное и доступное для любого гражданина Федерации.
   Вот тут, до меня начало доходить, к чему может идти этот разговор.
   - Итак. Окончательный наш вердикт. Встать. Смирно.
   Мы вскочили и вытянулись перед ним.
   - Воин Петер Шелтон и воин Ли Вонг. Командование наемного отряда Молниеносцы Зигфрида постановило. Направить вас в военные учебные заведения.
   Встал старший механик и достал из планшета два пластика с предписаниями.
   - Воин Петер Шелтон. Ново-Авалонская Военная Академия. Этот колледж - лучшая академия командного состава Федеративных Солнц. Считается одним из лучших во Внутренней Сфере. Она предоставляет наиболее продвинутое обучение из всех существующих.
   Я получаю конверт.
   - Воин Ли Вонг. Ново-Авалонский Институт Наук (НАИН). Отмечу особо. Это сейчас наиболее известный и наиболее привлекательный институт во Внутренней Сфере. Основан, принцем Хэнсом Дэвионом в 3013 году. НАИН имеет колоссальную библиотеку, его выпускники превосходят своей образованностью даже КомСтаровцев. А недавно учёные, работающие в НАИН, получили доступ к утерянным технологиям после открытия модулей памяти Звёздной Лиги на Хелме! Не опозорь нас сынок!
   Ли весь пунцовый вцепился в конверт как в спасение своей души. А дядя, подождав, когда мы снова встанем по стойке смирно, продолжил.
   - Оплата обучения будет произведена авансом из кассы отряда и тридцати процентно с вашего счета. Приказ вступает в силу с этой минуты и обжалованию не подлежит. Вольно.
   У Вонга светились от счастья глаза, он мечтал стать настоящим офицером. Но об обучении в НАИН, даже не мог подумать. Я же, был совершенно ошарашен и не знал, как к этому относится. Механик пожал нам руки и пожелал успехов. Отец Вонга сидел очень гордый и серьезный. Его семья была из глубинки, где образование было очень дорогостоящей привилегией единиц. Сам он, был механиком самоучкой, хотя и очень хорошим. Сбывалась и его мечта тоже, его сын выйдет в люди став офицером. Будет уважаемым всеми человеком.
   Дядя, широко улыбаясь, взял тубу с соком чтоб промочить горло, и уже по простому, обратился к нам.
   - Все ребята. Детство кончилось. Все что могли мы для вас сделали. Вы это заслужили. Вон у каждого, уже по паре тройке медалей разных государств. Ну а мы как старшие товарищи и родители постарались, как могли, дать вам возможность нас превзойти. Теперь все в ваших руках. Но не надейтесь, что мы за вами не будем приглядывать.
   Он шутливо погрозил нам пальцем.
   - Два дня на сборы и прощания. Полетите со мной. Немного рано конечно, но зато успеете и город посмотреть перед началом экзаменов, и подготовится к ним.
  
  
  Родственники.
  
  
   На Новом Авалоне, поселились мы в пригороде. У дядиного родственника по линии его жены. Сухощавый и немного чопорный Лайт-Коммодор флота (на флоте приняты тогда были звания отличные от пехотных , Leftenant Colonel в войсках - Light Colonel администрация - Light Commodore Флот) Александр Григорьев служил в штабе флота. Который, находился в военном министерстве. Ну, в общем, мы сразу поняли, узнав об этом, кому обязаны местами в столь престижных учебных заведениях.
   По обилию нашитых наградных лент на кителе, было видно, что до этой синекуры Григорьев порубал солдатского хлебушка и флотских макаронов. Судя по наградам и знаку старшего инженера на груди, он служил и в наземных войсках. А теперь был флотским офицером. С нами он держался вежливо и холодно. Но не враждебно, просто он был кадровый служака, это уже было у него в крови. У меня он вызывал смешанное чувство уважения и страха. Сам не знаю по чему. Впрочем, его то мы видели редко, общаясь в основном с его сыном Василием и женой. Василий служил в местном гарнизоне, имея чин лейтенанта. Он водил нас показывая город, пока дядя пропадал по своим делам, готовил нас с тетей Ингой к экзаменам. Несмотря на то, что учились мы хорошо и старательно, конкурс в училища был большой а экзамены серьезные, поэтому подобное было не лишним. Тетя Инга, взяла еще на себя жуткую участь обучить нас правильным манерам и поведению. Ибо до этого сие было для нас тайной за семью печатями. Тут, я по настоящему позавидовал Вонгу, ему то тут пришлось легче, азиаты всегда отличались сдержанным воспитанием и манерами.
  
   Однажды рано утром, когда мы с Вонгом закончив пробежку по саду вокруг дома, разминались на лужайке, отрабатывая приемы и ката. Ну, обычно мы тренировались за домом, на заднем дворе, но сегодня там шофер Коммодора устроил парадный смотр технике с помывкой и надраиванием всех блестящих частей до сияния. В ворота въехал длинный черный лимузин и скрипя колесами по засыпанной мелкой галькой дорожке направился к крыльцу дома.
   Шофер, выбравшийся из недр этого антиквариата, выпустил из задней дверцы невысокого господина в штатском костюме. Григорьев быстро вышел ему на встречу, в парадном мундире. И они стали прохаживаться разговаривая по аллее. Не по далеку от нас.
   Тут мы устроили небольшой спарринг по Иаи-Дзюцу с применением Манрики-гусари, а так как им работали на коротких дистанциях, это требовало внимания, чтобы не искалечится. И на некоторое время потеряли их из виду. Когда мы окончили, они стояли неподалеку от нас и внимательно смотрели. Мы поклонились старшим, мужчина тоже ответил нам поклоном. Григорьев отпустил нас жестом, и мы побежали на задний двор умываться.
   Кода мы плескались под струей воды из-под шланга, спросили шофера Коммодора, что это за человек. Он сказал, что это его начальник, и очень серьезно посоветовал нам поменьше болтать о гостях командора, да и вообще болтать поменьше. Чем естественно только подогрел интерес.
   Позже судьба свела меня с этим человеком еще раз. И я узнал о его участии в ней.
   Но в тот день, умывшись мы бежали в отведенную нам комнату дабы засесть за учебники, не подозревая, что пять минут назад предстали перед ликом заместителя начальника министерства военной разведки. И что разговор в той так нас изумившей машине по пути до ворот усадьбы, решил мою судьбу на много лет вперед.
  
   Попрощавшись с хозяином человек сел на задний диван, там его ожидал адъютант.
   - Что за пацаны у Александра живут, откуда знания Нин-дзюцу?
   - Маленький, отдаленный родственник, сирота. Кореец его приятель. Воспитанники наемников, поступают в академию.
   - Академия? Отлично. Кореец меня не интересует, хотя проверьте и зафиксируйте. А вот мальца, в работу. Если прогрессивен, доложишь.
   - Звонил Кристиан, звонили из министерства, совещание перенесли на десять часов.
   - Что ж, отлично. Теперь и мы готовы. Александр информировал Сайкса и ответ положительный.
  
  
   Высшая школа.
  
   Первые годы обучения были каторжным трудом. Ново-Авалонская Военная Академия, давала сжатый, но по максимуму плотный курс обучения. Никому не делалось поблажек и скидок. Я поступил на курс и осваивал профессию мех воина. Когда настало время расширенной военной подготовки, к моему удивлению в направлении которое мне вручили после сдачи всех зачетов в запечатанном конверте, значился Военный колледж Гошен группа пятнадцать. Там же были уже оформленные проездные документы.
   Пролистав информацию по этому колледжу, я так и не понял, что это значит. Забежал в казарму, подхватил вещи и по пути к порогу забежал в деканат. В деканате НАВА мне ничего не объяснили. Капитан занимавшийся распределением, выслушал меня, посмотрев как на букашку, а затем рявкнул.
   - Ты получил назначение солдат, исполняй!
   Осталось уповать, что родственник подскажет, что к чему, уж ему то в штабе должно быть известно, что это за чудеса.
   Родственники по поводу окончания курса учебы закатили небольшой праздник. Были в основном только все свои, родственники, отпущенный по этому поводу в увольнение как и я Вонг и пара курсантов с других планет с кем я успел подружиться.
   Командант повертев в руках направление, хмыкнул и высказался в стиле
   - Старые приемы, лучшие приемы.
   И добавил не менее загадочно
  - Ну что ж, может оно и к лучшему. Хотя это кому как. Это будет тебе большим сюрпризом. Добро пожаловать на борт!
   Короче обнадежил, что не убьют сразу, но более не слова. Только хитро сощурился и посоветовал, что расспрашивать более не стоит.
  
   Морская пехота.
  
   Через месяц я уже в комбинезоне морского пехотинца, стоя в ряду так же глубоко попавших, пялил глаза на бликующую на солнце кокарду берета сержанта расхаживающего перед строем пятнадцатой группы. И даже нашивка привата казалась недостижимой мечтой, а смерть желанным исходом. Особо в виду того, что моя голова возвышалась над общим строем. А что бывает с теми, кто из него торчит, жизнь меня уже проинформировала неоднократными примерами.
   - Запомните макаки. Я сержант Герман Груббер. Для вас уродов, Господин Сержант.
   Я бог, царь и все прилагающееся к этому. До тех пор пока господин лейтенант не соблагоизволит взглянуть на ваши свинские рыла. Дабы проверить, не все ли еще передохли. А богу угодно чтоб передохли вы все, дабы не позорить такой смазкой для штыка корпус морской пехоты Федеративных Солнц! Я двадцать пять часов в сутки, и даже более, буду зудящая заноза в вашем худом заду, и чем чаще вы на него будете плюхаться. Тем глубже я в нем засяду! А теперь для усвоения, бегом вокруг полигона. Зачет по последнему!
   Это был наиболее познавательные в некоторых областях два года моей жизни. Особо в способах военно образных издевательств над человеческой плотью и способах ее умерщвления наиболее быстрыми и эффективными способами. Но все как плохое, так и хорошее когда-то кончается, и наступают будни.
   Первое марта 3027года я встретил вышибленным пинком за дверь канцелярии, с кадетскими знаками отличия в зубах и огромным труповозом на хребте. Нагрузкой были проездные документы до места войсковой практики в кармане. В след мне из-за двери несся скрипучий голос
   - Запомни задница, то, что ты не подох, попал в МП, это не твоя заслуга, а мой недочет! Следующий! Я что тут, до пришествия господня буду вас ждать?
   На плацу уже ждал распределенных военный автобус, курсирующий до монорельсовой станции. А впереди путь до космодрома, где мне следовало прибыть на челнок корвета Адонис для следования в войсковую часть 130347.
   Отвалили от орбиты мы в тот же день. Как выяснилось по месту прибытия, распределили меня в Морскую Пехоту Федеративных Солнц в подразделение 347. Для всех не посвященных, мы были только обычной десантной группой приписанной к кораблю.
   А вот в частности, подразделение 347, состояло из двух взводов морской пехоты. И было независимой группой, подчиненной впрямую министерству военно-космического флота. Командиром нашей шайки был коммодор Алан Маккарти племянник "Того самого" Роберта Маккарти, недавно назначенного главы шестерки. Что это значило? То, что мы были просто обречены, на веселую жизнь полную приключений. И уже через несколько недель, перепачканные с ног до головы, ползли по лесу какой то глухой Куритянской провинции, волоча на себе части маяка наведения. Затем перелет и долгий забег на карачках, в какой то драконьей заднице, в поисках их штаба. Затем была Конфедерация Капеллы и такая же забавная и познавательная работа. Там мы задержались еще дольше. Почему? Расскажу чуть позже.
   В общем, все как на постерах - "Вы получите возможность посетить множество планет, увидеть массу достопримечательностей, познакомится с интересными людьми..."
   - Угу... И тихо перерезать им глотку, если они вас увидели... Потому как свидетелей оставлять нельзя. Все тихо, легонечко на цирлах. А если уж громко, то так, чтоб слушателям барабанные перепонки через задницу вышибало. Благо пластита и си восемь, на такие дела выдавали, хоть Хэнса Давиона ростом с дропшип Мамонт лепи. Романтика...
   Короче, где всей деревней, где одним взводом, где мелкими группами, а то и вовсе тройками. В основном таясь, но при нужде прикидываясь крестьянами, наемными работягами. Черновым и невзрачным людом. Сильно кстати выручало знание разговорного японского и диалектов бордера. Большинство отряде владело несколькими языками.
   Ведь это только в блок-бастерах герой одиночка, крутой что твоя бельевая веревка, спасает вселенную и всем козью морду делает. А на деле то, все по другому. В одиночку конечно многое сделать. Но в реалиях почти все свершения это общий и тяжелый труд. И если вдуматься, есть где-то и подразделение 346, и 348. Но мы пока с ними не пересекались, хотя мотались с корабля на корабль, с планеты на планету, не засиживаясь на одном месте по долгу.
   Вот промеж таких познавательных и увлекательных дел, я экстерном оканчивал второй курс Военного колледжа. Ну, учился в подразделении не я один. Половина наших оперативников имела за плечами по паре колледжей. Просто был моложе многих. И крылышки с офицерским шнуром, мне вручили в канун знаменательной даты. Приурочили так сказать к свадьбе. Мне это очень запомнилось. Чем?
   20 августа 3028года сидели мы в офицерской столовой нашего базового корабля обмывая это дело, и наблюдая по гало видео как браком сочетались Катрин Штайнер и Ганс Дэвион.
   Прямая трансляция из штаб квартиры КомСтар на острове Хилтон Хед на Терре. Присутствуют главы всех государств. Но самая веселуха, началась, когда молодожены обменялись подарками. Катрин подарила суженному, полк Баттлмехов, а он ей Конфедерацию Капеллы.
   Под нестерпимый вой тревожных корабельных звонков мы шарахнули
   - Хох-Хох Дэвион! Морской Пехоте УСОФ, Урррраааа!!!
   ( УСОФ - Управление Специальных Операций Флота, имеется в виду региональное управление Министерства Флота, в частности отдел которому подчинена данная специальная оперативная группа )
   Так началась Четвертая Наследная Война.
   И под ее первые залпы мы пили дорогущий коньяк из настоящих хрустальных бокалов, за счастье наших правителей и грядущие победы, ну и за мои погоны. Ибо мы свою работу сделали, усеяв костями товарищей те миры, куда сейчас ломанутся линейные топтуны, с простым солдатским энтузиазмом организовано изгаживать то, что нами сделано для них.
  
   Эта первая в моей жизни по настоящему крупная война, шла три года подряд. Основной работой подразделения было следующее. На мелких торговых кораблях захваченных в ходе боевых действий просачивались в тылы противника и вели там разведывательную и диверсионную деятельность.
   На планетах где уже шли бои, мы высаживались за линией фронта и занимались тем же. Многому еще учились прямо по ходу операций, кое-что сами разрабатывали. Скучать было некогда. За головы командиров нашего подразделения были назначены крупные награды. А тех, кого они смогли доподлинно идентифицировать, в целях очернения в массмедия называли военными преступниками. Оба взвода сильно поредели. Не по тому, что наша квалификация была слаба, а по тому, что враг был тоже достойный. За нами охотилась военная разведка Драконов и их знаменитая Безопасность. В Капелле два раза за нами посылали Командос Смерти.
  
   Пополнение стало извечной головной болью. Людей катастрофически не хватало. Коммодор Алан глядя на наши жиденькие ряды обрушивал на головы начальства громы, молнии и кучу прошений и требований. А тут под конец войны ветеранов подразделения стали выдергивать для индивидуальных долговременных миссий. Так вскоре пришла и моя очередь. Командировочное предписание гласило, что мне и еще двум сослуживцам, составляющим боевую тройку, следует к означенному сроку прибыть в штаб марки для переподготовки и инструктажа. На базе нас ожидала пустая казарма для резервистов и двое специалистов из МИ4 и МИ5 которые нами вплотную занялись. Не буду пересказывать, чему нас учили и зачем, как и куда после направили. Могу лишь намекнуть, озвучив следующее. На Краймонде (Лига Свободных Миров прим.авт.), отвратительный климат. Ая и мой напарник в одном из заданий одни из немногих офицеров Первого Арголийского, оставшиеся в живых.
   Через шесть лет я и Ганс Ауштайн снова стояли у комингса люка в помещения родного 347го и давясь смехом слушали топот мечущихся людей и заглушающие его разглагольствования очень знакомого голоса.
   - Живее я сказал! Запомните макаки. Для вас уродов, может вы и чисто надраили палубу. Я видимо, слишком благодушен к вам был все это время. Но сегодня особый день для вас гомадрило задомордые бестии. Сегодня наконец прибывают господа офицеры назначенные командовать вашей распущенной стаей. И если господа гауптманы, соблагоизволив взглянуть на ваши свинские рыла вляпаются во что либо, в навозной куче называемом вашими кубриками... В свинарнике который вы тут устроили вы будете и похоронены на веки вечные! Ибо богу угодно чтоб передохли вы все, дабы не позорить такой смазкой для штыка корпус морской пехоты Федеративных Солнц! Я лично прослежу чтоб тот мерзавец, кто не отнесется с должным рвением к наведению порядка был приколочен к собственному рундуку! И даже после смерти, я буду зудящая заноза в вашем худом заду, и чем чаще вы на него будете плюхаться. Тем глубже я в нем засяду! До прихода рейсового челнока осталось всего три часа!
   Ну так как мы это все слышали, три часа у них не было. Мы здорово сэкономили время не заходя на пересадочную станцию, а полетев на каботажном челноке. Но получив должное удовлетворение услышанным, решили дать шанс.
   Тихо ретировались в офицерскую кают компанию, сделав жест морячку несущему наши вещи следовать за нами. Традиции должны соблюдаться. Раз нас ждут к четвертой склянке, будем "являться" к оной. Там переоделись в парадное и направились доложить о себе, к теперь уже гауптман-команданту Алану Маккарти.
   У Алана мы получили из его сейфа сданные на время командировки документы, вещи и награды. И провели за беседой и выпивкой время до своего "прибытия". Старик, оказывается уже полтора года, как не командовал 347. Он прилетел на кануне и ждал нас, чтоб передать нам дела. Его перевели в штат министерства. Что было для нас дополнительным сюрпризом. Меня назначили командующим офицером, а Ганс, стал моим заместителем.
   Как назначенный командующим офицером первого взвода, получал в наследство его каюту и назначался исполняющим его обязанности, а Ганс соответственно, как командир второго становился моим заместителем и тоже ее делил со мною. Так что в кубрик мы уже не вернулись. Вернее вернулись но уже в другом статусе и для других целей.
   Ветеранов, тех с кем мы когда то начинали службу в подразделении, почти не осталось и нам предстояло вырастить из нового пополнения достойных продолжателей наших дел. Сейчас в апреле 3038 мы уже ясно ощущали по подвижкам в армии и перемещениям флота, не за горами новая война.
   Собственно она и не заставила себя ждать. И шла отнюдь не так, как рассчитывали в верхах. Теодор Курита, договорился с КомСтаром. Со свежее вооруженными боевыми роботами, эпохи Звездной Лиги, поставляемыми КомСтаром на правах усиления гарнизонов, как часть упомянутой выше сделки, успешно отражал нападение. Мы снова были в гуще событий и весь 3039й год выполняли роль пожарной команды в основном вытаскивая чьи то задницы из пекла и затыкая дыры...
   40йгод начался для 347го неудачно. Локальная драка за планету являвшуюся ключевой для прыжковых маршрутов чуть не стоила всем нам жизней. В операции "Заслон" мы потеряли тридцать шесть оперативников. Больше двух третей личного состава. И это только мы.
  
  
   Война всегда одинакова, и разна.
  
  Без даты.
  Петер Шелтон.
  Личные записи.
  Похоже на попытки рассказать о наблюдаемом событии, более литературно.
  
  Моменты прошлого.
  
   Общая высадка.
  
  - Отличная идея. Просто колоссальная! Сбросить два батальона морской пехоты при поддержке двух батарей тяжелых орудий в тыл противника, чтобы пересечь коммуникации. Тяжелая артиллерия там, где нужен маневр и быстро переносимая точечно огневая мощь.
  Сержант зло сплюнул и снова поднес цифровой бинокуляр к глазам.
  - А вот как нас отсюда вытаскивать будут, если не прорвут заслон, а эти косоглазые. Я даже думать не хочу о том, что будет если еще подтянут резервов. Снарядиков то, уже тю-тю у пушкарей. И если будет кого. От второго одни ошметки!
   За их позицией у палатки командного комплекса несколько солдат, сидя на корточках, разбирают документы. Остальные поправляют стойки и меняют поврежденную взрывом аппаратуру. У бункера, практически нет людей. Несколько солдат, два офицера связи. Командного состава не видно, все в бункере. Обстрел научил беречь себя, несмотря на духоту подземелья. Периодически подходящие от лагерной зоны, блиндажей накопанных в овраге в лесу, по дороге идущей по просеке отряды, сменяющие группы на позициях, сразу отправляются кто в лагерь, кто туда же но в развернутый госпиталь, кто с нова на передовую. Ибо она везде вокруг этого оврага ветвисто пересекающего лес и идущего почему то вдоль реки. Переправу через которою они и заткнули в самом узком месте.
   Ожидание затягивается. К четырем ночи, связи практически нет. Почти у всех израсходованные аккумуляторы и батареи не дают нужной мощности радиостанциям. А зарядных устройств для них не хватает. Половину оставили, так как миссия была рассчитана, на сутки. С реки огибающей выступ отбитого лесного массива, ползут первые клубы тумана. Посылаемые в тьму ночи к передовым позициям разведчики, не приносят ожидаемой информации. Фронт встал, контр наступление захлебнулось.
   У врезки в оптическую линию неподалеку от захваченного вражеского блиндажа переоборудованного под командный центр, переговариваются разведчики склонившиеся над монитором нотепутера дешифрующего получаемые данные.
  - Запрос на подкрепления. Они с трудом отбили атаку, и потеряли много личного состава, запрашивают эвакуацию раненых.
  - Запрос на пополнение боезапаса.
  - Очень хорошо. Передай нашим, чтобы усилили обстрел дороги в квадрате 23-71 по нашему сигналу. Накроем колонну и они без боеприпасов.
   Тихо подходит еще один боец.
  - Вторая группа наблюдения запрашивает катер для эвакуации.
  - И где я возьму этот катер?
  - Говорят, у нас где-то ошвартован.
  - Обалдеть. У меня под боком эти кретины катер бросили, а я не сном не духом. Тогда ищите сами. Только на патруль не нарвитесь.
  - Господин сержант, я один остался. Двоих накрыло обстрелом, час назад.
  - Босс, у нас тоже людей нет...
  - Черт! А где Вильгельм и Тролль?
  - Лейтенант Дитрих их взял.
  - Держи коммуникатор тогда. Эй, солдат, пошли искать тебе транспорт!
  - Босс, он же на ногах не стоит. Может, пойду я?
  - Финн, куда ты пойдешь? Ты сейчас на золотой жиле. Сиди и транслируй. Послать некого. Если только вот этого штабного доходягу что с нами навязали. А его первый же свой патруль или секрет подстрелит. Я схожу, не волнуйся.
  - Эй, солдат пойдешь? Мне понадобится пулеметчик на катере. Я не могу тебе приказывать.
  - Сэр. Мне все еще нравятся ваши сигареты сэр. Я пойду с вами.
   Финн бурчит провожая взглядом две уходящие к берегу фигуры.
  - Охренеть, вместо штурмовки штаба Драков, сидим сиднем третий день теряя людей пачками, радистами работаем, да ищем катера для идиотов из артиллерийской разведки! Не будем двигаться, раздавят нас тут как тараканов. И так под этим тапком только благодаря оврагу выживаем.
   Он по своему прав, ибо лес, большей частью одно название. Перемолотые в щепу деревья. Местами, даже отсюда видны повсюду висящие на расщепленных стволах и ветвях куски снаряжения и пятна крови.
  От дальнего конца полянки подходит лейтенант артиллерист, в грязном замызганном комбинезоне, опирающийся на срубленный сук и волочащий простреленную ногу.
  - Мы не такие уж и разные. Просто делаем свою работу. И ваш сержант, классный парень. Вон, сам пошел искать нам катер. А не послал кого-то из нас.
  - Лейтенант кто у вашей рации?
  - Батареи кончились. Пока не подзарядим те что тут захватили, связи нет.
  
  
  
  Моменты прошлого.
  
   Ночная атака.
  
   По началу все было хорошо, мы обошли расположение штурмовых частей и вышли в их тыл. Крались от тени к тени, перебегая, только когда орудие делало выстрел и все вокруг содрогаясь от его мощи, теряло ясность очертаний.
   Но, это вечное но.
   Что-то пошло не так. Толи один из часовых был слишком бдительным. Я не склонен говорить, что среди Змеев нет отличных солдат, есть и очень много. Толи кто-то из нас, тех кто должен был их снять, допустил ошибку. Все были измотаны боями и не имели возможности нормально отдохнуть. Сейчас поздно думать об этом.
   Вместо сигнала к атаке от передовой группы, взвыл ревун тревоги и на подступах к батарее, на единственной торчащей как прыщ на заду высотке, проснулся пулемет. И под первой длинной очередью сразу рухнуло несколько человек. Она пришлась прямо в группу солдат несущих заряды для подрыва длинного тома.
   Вспыхнувшие было прожекторы, сразу рассыпались искрами от ответного огня. Но у пулеметчика, к сожалению, это проблем не вызвало. Луна как по заказу вышла из-за облаков и лила свой ровный розовый свет с небес. И он стрелял по выделяющимся на светлой песчаной почве пятнам, кустам, камням, людям.
   Пулемет бил не переставая, короткими очередями, вспышки огня на срезе дульного пламегасителя подсвечивали засыпанный грудой гильз песчаный бруствер. Отблески огня в них, вспыхивали и искрились, казалось, что перед амбразурой вспыхивают и тлеют угли.
   И обойти его не было никакой возможности. Песчаный мыс, на котором расположили Змеи батарею, вдавался в болото. И пока мы ползли бы по нему в обход, нащупывая проходы, из лагеря подтянулись бы подкрепления к охране батареи.
   Поэтому мы, прикрывая друг друга огнем, рвались напрямик.
   Я лежал, в сорока метрах от брызжущего смертью ствола и выжидал, когда диск луны закроют тучи. Прямо передо мной, был серебрящийся от крупиц слюды в песке, в ее свете, пологий склон. Черными кляксами на нем выделялись застывшие в разных позах людские фигуры. Возле небольшой ложбинки, идущей вдоль подножия бархана, по которой солдаты несли ящики со взрывчаткой, они лежали особо густо. На дне этой ложбины, уже дымилось в холодном ночном воздухе, темное пятно натекшей из под тел крови. Её не успевал впитывать сырой от близости болотных вод песок.
   Страшная вещ, удар крупнокалиберной пули суппортного пулемета. Раскаленная болванка от девяти до двенадцати сантиметров в длину и двенадцать и семь миллиметров в диаметре, даже не начиненная взрывной смесью, отрывает конечности и оставляет даже в защищенном броней теле рваную дыру размером с футбольный мяч.
   Еще одно плавное растянутое движение в такт прозвучавшей очереди. Рука медленно вытянута вперед. Пауза. Кажется, она длится вечно. Снова шквал огня, вколачивающий тебя в песок лицом, болью отдающийся в висках и наполняющий немеющие члены адреналиновой дрожью. Переношу тяжесть тела на руку, и медленно - медленно, распрямляя ногу, продвигая тело на очередные сорок - пятьдесят сантиметров, замираю.
   Еще один перерыв. В свете выглянувшей из-за тучи луны, черными алмазами прямо перед глазами на серебрящемся песке, еще не загустевшие брызги крови из расколотой прямым попаданием головы солдата, за телом которого я притаился.
   Снова дробь выстрелов. Краем глаза улавливаю, что ствол сместился к правой стороне бойницы капонира и делаю быстрый рывок и перекат в сторону. За следующее тело, лежащее чуть в стороне. А что делать? На этом пятачке, только тела и песок...
   Движение заметили. Пули с тупым чмокающим звуком начинают вгрызаться в тело, за которым я только что прятался. Его рвет на части и сдвигает их ударами вниз по песчаному откосу. Промаргивая от набившегося после падения в глаза мелкого песка, отчетливо вижу руку убитого солдата, будто пытающуюся зацепится уже охладевшими пальцами за него. Она оставляет в песке борозду, заполненную темным.
   Зло сплевываю песок и вжимаясь всем телом начинаю следующее движение. В бою всегда так, в глаза бросается какая то мелочь. И потом долго тебя не оставляет. Вот, на пример, я лежал несколько секунд назад, уткнувшись лицом в спину того убитого парня, чувствовал запах его, еще теплого тела. А в мозгу после, останется только эта заскорузлая рука в браслете дешевых часов, пропахавшая борозду в песке под ударами пуль по телу...
   Еще несколько метров. Над головой вязь трассеров из соседнего с бункером окопа. Главное не паниковать. Я краем глаза вижу только его очертания по мешкам, присыпанной вездесущим песком. И это значит, меня они тоже не видят и стреляют по кому-то другому.
   Меня бьет дрожь, пот катится ручьями, разъедая глаза. А какие то пол часа назад, когда я ожидал у подножия бархана сигнал, не мог расстегнуть ремень каски, так замерзли руки. Спина занемела. И, мне кажется, мое рвущееся с хрипом сквозь пересохшие губы дыхание уже должны слышать там у пулемета.
   Все. Сердце бухнуло и защемило, раньше, чем мозг дал ему команду - пора.
  Стараясь всеми силами не делать резких движений, ложусь на бок и отвожу назад руку с зажатой в ней гранатой. Рывок. Предательской змеей зашипел замедлитель. Один. Два.
   Быстро упираюсь локтем и привстаю, рискуя получить пулю прямо в лицо, прокидываю ее в амбразуру.
  Лицом в песок. Взрыва я не слышу. Я ощущаю его всем телом. И так же, неким шестым чувством того же тела, а не сознания, чувствую пролетевшую в сантиметрах над моей спиной жужжащую шрапнель осколков.
   Ничего уже не чувствуя, и почти не видя, кидаю свое тело через мешки с песком.
  И сам не знаю когда, успев сорвать из за спины Роринекс, простреливаю пространство перед собой и стреляю из подствольного гранатомета в окоп справа.
   Все кончено.
   Через секунды, с права, и с лева в окоп впрыгивают фигуры десантников и оставшихся в живых солдат.
  Кто-то занимает оборону, и бьет в сторону забегавшего в панике орудийного расчета.
  Сержант артиллерист, в съезжающем на глаза шлеме отплевывая песок, сорванным голосом кричит, чтоб несли взрывчатку. Хорошо, что он выжил.
   Ребята из команды, двигаются к грузовикам с боеприпасами стоящими в капонирах. Экономными очередями выкуривая схватившихся за оружие и прикрывая товарищей уже подносящих взрывчатку для минирования.
   Смотрю на часы, времени почти не осталось. Рядом плюхается спрыгнув в окоп капитан.
  Одобряюще хлопает меня по шлему рукой и зажав под мышкой свою штурмовую винтовку закуривает. Сделав пару затяжек, отдает мне сигариллу и выпрыгивает на верх.
   Вот так.
  Я сижу на корточках, поставив между ног автомат, курю сдвинув шлем на затылок. Смотрю в молодое, перепачканное пороховой гарью и от этого кажущееся, чуть грустным лицо пулеметчика, чудом не затронутое взрывом. На его плечо, сыплется песок из пробитого пулей мешка. И кажется, он безмерно этим удивлен.
  
  
  
  3041
  Январь.
  Без даты.
  Петер Шелтон.
  Личные записи.
  
   В 3041 нас отвели на переформирование. Весь путь до базы Ганс ходил довольный и счастливый. Направили нас на новую базу только начавших формироваться ВСФС. Расположена она была на территории Лиранского Альянса, и от базы был всего один прыжок до Соргассо, его родины. Сам то он был из Лиры, но уже много лет не мог вырваться к родным. И вот, такая возможность побывать дома. Да и мы теперь, пока идет формирование в составе ВСЛА . Забавно на базе смешение форм двух государств. Местные с базы, таращат глаза. Те, кто прошел уже совместные операции, воспринимают как само собой разумеющееся.
   На базе я и познакомился с гауптманом Маришей. Знакомство правда вышло по началу не ахти. Ее копье на учениях обязано было забрать нас из тыла условного противника. А на деле проутюжило нашу группу бомбами оставшимися после захода на цель которую мы подсвечивали. Ну я и пообещал при ребятах вы...потрошить того гада, кто это сделал.
   Когда нашел его на базе, и увидел, обещание пришлось исполнить буквально. И так же молниеносно как состоялось наше знакомство, мы поженились.
   Группа наша до полного восстановления и набора кондиций, стояла в резерве. Дропшип наш загнали на верфи и Военное Министерство, будто совершенно забыло о нас. Только выдергивая мелкими группками стариков и наиболее опытных бойцов в командировки. И последующие несколько лет для нее, не ознаменовались ни чем координально значимым. Я с женой имел возможность часто бывать у ее родителей. Впервые у меня появилось собственное пристанище. Мариша ранее служила в местном планетарном гарнизоне, тут у нее были родственники. И ее отец выделил нам после свадьбы несколько комнат в особняке. Так что, забыв о казарме, как о дурном сне, на базу я ездил только по службе. Да и по службе мы часто пересекались. И со временем, когда отремонтировали наш Дропшип, я перетянул Маришу из гарнизона в конвойный отряд нашего соединения. Поскольку считал, что замужней женщине пора окончить месяцами болтаться по задворкам космоса в конвоях и рубится с отморозками из пиратских банд. Связи, которые у меня появились к тому времени, позволяли сделать и не такое. Кстати ее отец и мать были очень довольны. А когда у нас родилась дочь, старики полностью приняли меня в семью.
   Часто в имени появлялся дядя Пауль ушедший в отставку, ведь жена его жила в Альянсе Лиры. Он выкупил на свою часть денег Валькирию, и она сдаваемая в аренду приносила ему приличный доход. Также он прикупил у разорившегося баронета земельный участок на восточном континенте и переехал поближе к новой родне.
   Несколько раз за это время, летая по делам на Новый Авалон. Навещал дядю Александра. Он дослужился до генерал-гауптмана и тоже вышел в отставку. Но сидеть без дела дома ему не дали, работал нештатным консультантом в шестерке. Теперь то я многое понимал. И с ним у нас были самые теплые отношения, а главное много общих знакомых.
  
   Это были бы самые счастливые годы нашей жизни. Если бы не одна моя командировка. Которая на несколько лет выбросила меня, совсем в другую жизнь.
   Нет, не так. Скорее кординально ее изменила, разделив на то что было до нее и то, с чем я жил после.
  
  
  
  
  
  
  
  Глава вторая:
  
  Новая жизнь.
  Перерождение.
  
  
  
  3041 год.
  Меллисия.
  Региональное управление Министерства Флота.
  Отдел логистики.
  
  
   Позади коридоров центрального уровня отдела логистики министерства, находилось несколько отдельных, обычно всегда пустующих. Здесь были кабинеты внутренней службы отдела и помещения для прикомандированных к отделу служащих.
   За одной из дверей, в самом конце здания, в которую редко кто заходил. Чтобы не привлекать внимания, находился еще один пост охраны. Под скромной вывеской одного из внутренних отделов, располагались кабинеты для не официальных приемов. Мало кто знал, что их часто использовало для не официальных встреч в министерстве, УСОФ, Управление Специальных Операций Флота.
  
   Вызванный с утра звонком в министерство гауптман Меринг коммандер сводной группы специальных сил встал из-за стола навстречу гостю из столицы.
  - Как долетели?
  - Спасибо отлично.
  - Прошу, присаживайтесь.
   Гость из столицы, был один из кураторов отделов внешней разведки МИ-6. И по этому, его встреча с кем либо, в другом, хотя и дружественном государстве могла находиться под внешним контролем.
   Эта встреча была не формальная. Именно по этому, они встречались на его территории, здесь. И это значило, что для всех, даже в Офисе, а не только в отделе УСОФ на базе, ее не было. Впрочем, подобное происходило и ранее. Их службы были родственны и вели ряд проектов совместно, но часто работа на прямую помогала обойти целый ворох бюрократических препон.
  - Что привело вас в нашу глушь?
  - Увы ,мой друг, дело.
  Гауптман понимающе улыбнулся.
  - Чем мой отдел может помочь в этот раз Конторе?
  - Мне нужен человек. Специальная подготовка, знание разговорного японского, желательно диалектов бордера и мандаринского.
   Меринг вздохнул и задумчиво покатал по столу стило.
  - Мне казалось, что у вас у самих достаточно оперативников подобной спецификации.
   Приезжий улыбнулся, но ответил прямо, не утаивая причины.
  - Да, есть. Но для моей операции, надо соблюсти конфиденциальность. В Конторе, как и у вас, есть некая конкуренция внутри отделов. Это порождает ненужный интерес. По этому, вся подготовительная работа по этому делу будет проведена на вашей территории. Конфиденциально.
   Последнее гость выделил голосом.
  - К тому же, нужен человек не просто "со стороны". А именно обученный высоко классный специалист. У которого, помимо высокого адаптационного уровня в критических ситуациях. И способности не шаблонно и эффективно действовать в режиме полной автономности. Должен быть некий весьма специфический критерий. Способность. У нас в Конторе, все такие специалисты под пристальным вниманием.
   Гауптман откинулся в кресле.
  - Вы меня режете без ножа, оставляя без лучших специалистов. Ибо как понимаю, вам необходимы не просто разведчики оперативники из молодежи. А имеющие практический инфильтрационный и боевой опыт.
  - Все верно. Поверьте, просьба, обоснована. И прифекции будут соответствующими.
   Гауптман не сомневался, они уже работал с этим человеком. По этому чуть хмурясь, кивнул
  - Понимаю, иначе бы вы просто прислали с курьером запрос. Так же, учитывая, что обратились именно ко мне, зная нашу специфику и направленность, могу предположит что вам от человека надо.
  Он обернулся и открыл сейф стоящий возле стола. Куда перед приходом гостя убрал портфель. Немного подумав, выбрал из него несколько папок личных дел офицеров и сержантов.
   Но прежде чем положить их на стол, спросил
  - Заданный фенотип необходим?
  - Не имеет значения.
  - Что вы хотели от кандидата, кроме нашего "стандарта"?
  - Как уже упоминал, весьма специфичное требование. Он должен быть контактен и нравится женщинам.
   Гауптман удивленно вздернул бровь и выбрав из стопки вынутых личных дел четыре, положило перед гостем.
   Визитер внимательно просмотрел личные дела и выбрал два. Третье показал гауптману.
  - Вы его выбрали первым. И сразу. Но в отличии от этих.
   Он постучал пальцем по отложенным
  - Этот парень, не кажется внешне, таким привлекательным как эти два. И лицом и телосложением он не очень то и выделяется на их фоне. Хотя его послужной список, весьма впечатляет. Как он выделяется перед ними, относительно моего требования.
   Меринг улыбнулся.
  - Специфично. Как не странно это прозвучит, он наиболее полно соответствует тому, что вы просили. В отличии от тех двоих, он не так бросок внешностью. Не является, как это принято говорить "душой компании". Но у него есть некая, я бы сказал притягательность. Нет, это не "эффект ореола". У психологов это называется по другому, но не передает сути. Контактирующие с ним, всегда охотно и легко общаются. Он умеет убеждать, даже не настаивая на своей точке зрения.
   Те кто его знает, обычно почти сразу считают его потенциально другом или человеком кому можно доверять. Понимаю, звучит странно, но это так. И благодаря этому, он легко заводит друзей как вне службы так и на ней.
   Чуть приподняв ладонь, он остановил гостя собравшегося задать вопрос.
  - Конкретно по вашему требованию. Сказанное относится к обоим полам. Женщины на него вроде бы не обращают внимания, но опять же охотно общаются и выбирают именно его. Из-за этого, между ним и одним из тех, кто вами уже одобрен был конфликт. Это произошло еще до моего отряда. Они служили в одном подразделении. Дошло даже до рапорта. Я его изъял при переводе, он есть в полном деле. Второй случай, касается именно вашего требования. Так же отражен в рапорте, но это не приняло огласки в виду того что сам офицер не был затронут. Так же он был не в курсе данного события. Две девушки из вспомогательных частей на базе, дрались из-за него. Их перевели с понижением, рапорт изъяли.
   Гость задумчиво взвесил папку в руке.
  - Что же, вы меня убедили. Особенно последним. Родственник на высоком посту в разведке. Это проблема?
  - Никакой. Дальний родственник, оказал протекцию при поступлении в академию, далее только его личные заслуги. К сожалению, он попал в поле зрения офицера выделенного для вербовки, несколько поздно. Уже почти окончив курс основной подготовки по специальности мехвоин. По этому, он чуть старше коллег в группе. Впрочем, это позволило ему получить более высокие балы по данной дисциплине. А заинтересовал он вербовщика, как обладающий высокой выносливостью, серьезно изучающий боевые искусства и высококлассный снайпер. К тому же, он выделялся отличными показателями во всех дисциплинах, изучаемых в колледже. Как в первом, так и в том куда его перенаправили для расширенной военной подготовки.
  - Удивительно, что вы успели перехватить его, прямо из под носа наших специалистов по кадрам.
  - Я не занимаюсь впрямую вопросами кадров, кроме особых случаев. Для этого у нас есть специалисты. Его нашли ваши специалисты. Как я понимаю, чем-то не устроил "Лис" и был распределен ко мне в подразделение.
   Куратор, кивнул, но скорее своим мыслям и присоединил папку к отложенным.
  - Хорошо. Они, должны прибыть на вашу резервную базу в течении пяти дней. Я уже обо всем договорился. Мне выделили пятый ангар в зоне которую вы используете. Прибытие, раздельно. Кандидаты не должны знать, кто еще отобран. Там, они индивидуально пройдут окончательное собеседование и тесты для отбора кандидатуры. Прошу переслать мне все документы на них, туда. В подразделении они должны числиться как убывшие в распоряжение отдела подготовки кадров для прохождения переподготовки. Как оформить вы знаете.
   Меринг коротко кивнул и закрыл сейф.
  - Кандидаты из разных подразделений. Перемещение кадров, на учебу или на мисси, у нас происходит часто. Перевод в ваше распоряжение не будет заметен. Сегодня же все оформлю. На базу три раза в день летает дежурный борт. Завтра, присылайте с ним своего человека для приема кандидатов. С ним и отправлю всех троих, исключив пересечение.
  - Приемлемо. Так и сделаем. А теперь о ваших префекциях...
  
  
  
  
  
  3041 год.
  Ноябрь.
  Лиранский Альянс.
  База Резерва флота "Граферо".
  
  
   На верхней площадке смотровой вышки стоящей у края пласт бетонной площади размеченной для обучения вождению и отработки маневров боевых роботов, стояло два офицера. Они поднялись из комнаты коммуникации стараясь не мешать сержанту проводящему обучение и с интересом наблюдающих за маневрами на ней.
  - Второй Лейтенант Петер Герхард Шелтон?
   Молоденький посыльный в слегка помятой повседневной форме дал голосом петуха вытянувшись перед офицерами. В прочем, офицер в темно синей форме флота, к которому он обращался, не смотря на довольно молодой возраст, вызывал уважение. Не только тем что его китель и берет украшали эмблемы специальных сил морской пехоты, грудь слева прикрывала приличная по составу колодка орденских лент.
  - Да. Это я. В цель приятель.
  - Вас вызывает Гауптман Меринг. Комодор Алан Фрост извещен. Машина внизу, я вас отвезу.
   Петер указал жестом посыльному, чтобы тот принял вольную стойку.
  - Иди вниз, к машине. Я сейчас спущусь.
  И когда тот спустился, повернулся к лейтенанту Герману Ауштайн, с которым беседовал до его появления.
  - Прости старик. Расскажу как съездили в командировку позже. Видно у начальства срочные проблемы, раз прислали посыльного, а не по коммуникатору вызвали.
   Позже, наступило через три года.
  Прямо из кабинета гауптмана Меринг, где он был ознакомлен с приказом, проследовал на площадку геликоптеров. От кабинета до точки прибытия, его сопровождал ничем не примечательный лейтенант в общевойсковой форме который и привез этот приказ.
   Дежурный грузовой геликоптер привез их на небольшую складскую базу затерянную в лесу. Еще сойдя с трапа геликоптера, Петер отметил, что для такого захолустного небольшого объекта, на нем слишком много барьерных заграждений и бетонных тумб вышек боевого охранения.
   Так же на мысли о "хитрости" данного объекта наводило количество замеченных им по дороге до строения, куда его сопроводили, довольно хорошо замаскированных камер и колпаков сенсорных датчиков.
   На объекте его сразу провели в непримечательное одноэтажное складское здание. Впрочем, внутри, оно было более похоже на медицинский полевой стационар. Где тут же подвергли медицинскому обследованию. После которого, забрали все личные вещи и переодели в полевую общевойсковую форму без знаков отличия.
   Сразу после этого, все тот же "безликий" лейтенант, сопроводил его в другое строение. Причем они уже не выходили наружу, а проследовали по подземному переходу. Качество подземных коммуникаций, которые он мельком при этом увидел, позволило сделать вывод, что объект этот построен весьма серьезно и используется уже давно. А следовательно основная часть этого объекта находится под землей.
   Его привели в просторное помещение похожее на класс в гимназии. Где за пустующими столами сидело трое военных в такой же как и на нем форме без знаков отличия. Единственное, что их отличало, были приколотые справа на груди таблички с кодами и символами. Там его несколько часов опрашивали и подвергали тестированию. Сделав лишь пару раз небольшие перерывы.
   После этого, уже другой офицер, женщина отвела его по другому подземному коридору в помещение для отдыха. Комната была довольно просторной. Стол, два стула и небольшой санитарный узел совмещенный с душем. Очень похоже на номер в гостинице среднего уровня. Только вместо стандартного комп модуля, был вполне приличный компьютер, и окно заменяло большое зеркало.
   Первое что пришло ему на ум, когда он его увидел, сравнение с комнатой допросов из сериалов про шпионов и специальные службы. Впрочем, такие комнаты действительно существовали. И назначение зеркала в его комнате, вполне могло быть именно таким.
   Когда он решив, что его пока оставили в покое принимал душ, его вновь посетили. Солдат плотного телосложения, но двигающийся с мягкостью легкостью опытного бойца, принес поднос с едой.
   Когда он поел, этот же солдат пришел забирать поднос с посудой. Вызвав невольную усмешку при мысли что с зеркалом тут точно перемудрили. Могли бы просто повесить камеры. Солдат же, указав на компьютер, сказал
   - Просьба ознакомиться. Вам поступило расписание пребывания и необходимая на данный момент информация. Со всеми, вопросами просьба обращаться ко мне. Или оставить запрос в директории, где содержится информация. Там для этого есть коммуникативная программа.
   Питер пожав плечами сел за компьютер. Как он понимал, его пока только проверяли и тестировали. Следовательно, был отбор, и это подразумевало, что было несколько кандидатов кроме него, на исполнение миссии.
   Ему пока не был понятен смысл того, что от него хотят. Вопросы ему задавали самые разные. И по этим вопросам, пока не было понятно для чего он тут. Вопросы касались самых разных вещей, порою совершенно не связанных с его службой.
   Через несколько дней заполненных хождением между врачами, тренировками в спортивном комплексе и комнатой для опросов, его наконец вызвали к руководителю проекта, как сказал солдат его опекающий.
   Его привели в небольшую комнату в которой кроме него было только трое. Уже виденный им лейтенант, мужчина средних лет с властными чертами и женщина которой на вид можно было дать около тридцати лет с очень эффектной фигурой и внешностью.
   Ее он несколько раз видел среди медицинских работников при проведении медицинского тестирования.
   Ему предложили сесть.
  Старшим, как он и понял, был сидевший за столом мужчина который был ему незнаком. Представившийся как куратор отдела внешней разведки МИ-6. Не уточнив какого именно.
   - Для простоты общения, называйте меня господин Маер. Мадам, доктор Шаро. Лейтенант Лукас, вам уже знаком. Как вы понимаете, время которое вы тут провели, было потрачено не только на тестирование вас, но и на подробное изучение вашей биографии и связей. Подтверждение сведений, ваших документов.
   Петер понимал это. Хотя было не очень понятно, зачем его проверяли. Ибо он и так служил в подразделении, где каждый солдат и офицер прошел требовательный доскональный отбор.
  - Если вы останетесь частью проекта, звания и прочие атрибуты вам не понадобятся. У вас будет своя работа. Причем вдалеке от этого места и всех ваших знакомых. Более того, больше мы с вами не увидимся до ее выполнения. А может и после, если к этому не будет причины.
   Слово взяла "Мадам" Доктор.
  - При первом рассмотрении вы нам подходите. Но осталось, одно из важных испытаний.
   Доктор Шаро улыбнулась краешком губ.
   Лейтенант встал и подал ему запечатанный конверт.
  - Ознакомьтесь с материалом задания и распишитесь с ознакомлении на обратной стороне конверта.
   По прочтении задания, легенды и сопутствующих материалов, у Питера сложилось стойкое мнение, что он стал объектом некоего розыгрыша. "Задание" было похоже не на операцию военной разведки, а на киносценарий третьеразрядной эротической мелодрамы. Впрочем, не его дело было обсуждать это, он был солдат и обязан был согласно присяге выполнять требуемое приказом. Тем более, что никого убивать согласно заданию не требовалось.
  
  
  
  
  
  Петер Ганедон Шелтон
  Личные записи.
  
  
  
  3041 год
  Ноябрь.
  Лиранский Альянс.
  Флотская база хранения токсичных отходов.
  Закрытый комплекс.
  
  
  Решение.
  
  
   Две недели спустя, в том же кабинете где Питеру Шелтону выдали задание.
   Маер помассировал переносицу и посмотрел на Доктора покрасневшими от усталости глазами.
   - У нас два хороших кандидата, при одном спорном. В общем, это более чем приемлемо. Скажу честно, не ожидал, что они справятся настолько неплохо.
   Он опил тоника и не сводя с доктора тяжелого взгляда спросил
  - Не могу понять ваш выбор основного кандидата. Я его рассматривал, только как запасного. Обоснуйте кратко ваш выбор.
   Доктор видимо ожидавшая подобной его реакции, твердо сжав губы подала ему микродиск.
  - Я не оспариваю видимый быстрый успех первых двух при выполнении тестового задания. Но вы рассматриваете результаты с точки зрения быстроты прямого исполнения без последующей картины и более проработанного психологического аспекта. У третьего кандидата, прогресс выполнения был и не так "очевиден" сразу и "эффектен", но он был более положительным. Причем, сразу по ряду причин.
  
   Она открыла электронный блокнот.
  - Согласно моим наблюдениям, он сумел расположить к себе не только заданные объекты, но и сопутствующий тестовый контингент. Кроме того, уже здесь на объекте, часть медицинского персонала. Причем в отличие от номера первого и второго, третий ни разу, не вызвал среди объектов и персонала, конфликтов связанных с реакцией ревности или право обладания. В то время как у первого, набравшего больше баллов для прохождения испытания, подобная реакция объектов вызвала несколько ситуаций, при более глубоком рассмотрении, требующих коррекции или вмешательства. Подобное было зафиксировано и в отношении второго. При долгосрочной работе, вне нашего контроля, подобное неминуемо привлечет внимание и может привести к срыву задания.
   Так же, что еще более важно, чем выше сказанное. Его выделяет уникальная предрасположенность к препаратам модификантом ДНК. Как я и отметила в рапорте, почти по всем параметрам, более семидесяти процентов. Не забывайте что я вынуждена проводить работу на весьма ограниченном том оборудовании, и только с теми сотрудниками из требуемых, которых вы мне позволили взять с собой. В тематике "Броня", у нас было задействовано целое научное подразделение. Тут, я работаю только с двумя ассистентами и вашим человеком в роли лаборанта!
   Маер досадливо и тяжело посмотрел на нее, отвечая на последнее, и она торопливо продолжила
  - Хорошо, оставим упреки. Я все понимаю. Но если бы он не был оператором в проекте, я бы настаивала на его участии в моих работах в качестве донора. Благодаря его материалу, мы смогли улучшить полученные ранее препараты. В его случае, это дает согласно прогнозирования модели, восемьдесят один процент успешного модифицирования. Тогда как без доработки препарата у его коллег только шестьдесят восемь и семьдесят два. Это близко, но в той области, которую мы затронули подобные соотношения уже серьезный повод для отмены решения о модификации. Организм просто отторгнет ее рано или поздно, если мы не достигнем большего процентного соотношения.
   А согласно данных мне инструкций, мы добиваемся качества исполнения, а не скорости.
  - Вы правы, но у нас нет времени на дальнейшее проведение ваших исследований по этой тематике. Я забрал вас к себе именно потому, что вы достаточно умны для того, чтобы самостоятельно доработать результаты вашего шефа и способны сделать требуемое. А не ныть и тянуть время и средства из казны как его сотрудники. Не подведите меня. Сделаете это, и у вас будут свои лаборатории и люди.
   Маер еще раз пролистал папку с делом
  - Да, первые два мне нравятся именно за прямой подход в решении проблем. Ибо сейчас, многое решает время. И мне нужен исполнитель основной задачи как можно скорее. В нашей работе не место сантиментам. Если он выполнит основное из того, что от него потребуется, даже его смерть, будет считаться нашей победой. Но в тоже время, вы меня убедили. Согласен. Если он выполнит работу чисто и качественно, это будет двойной победой.
   Взяв папку с личным делом из стопки, он сделал пометку и передал ей
  - К сожалению, в научной части я вынужден полностью полагаться только на вас. Поэтому последнее под вашу ответственность.
   Он опять взглянул на Доктора тяжелым взглядом.
  - И ваши упреки были излишни. Мы оба понимаем, из-за секретности проекта, мы не могли провести полное исследование и испытание ваших новых препаратов. Так как это следует. И тем более не можем сделать это за оставшийся срок. Поэтому, зная о не отработанности методики скоростного бустирования и усиления, модификацию, начните с двух первых. Но помните, основным кандидатом, мы рисковать не можем. И пока не будет полной, я подчеркиваю, полной уверенности в результате. Можете использовать их до ее получения. И только после этого на вашем любимце вы проводите отработку полноценного ввода препарата.
   Доктор вздрогнула и чуть отпрянула.
  - Да моя дорогая. Вижу вы все поняли. Именно так. Если с ними вас постигнет неудача, отсюда, они выйдут только через печь дожига отходов. Ставки в этом деле уже достаточно высоки. И отсюда, не выйдет ни капли лишней информации для кого либо. Только готовый для миссии кандидат и вы со своими сотрудниками!
   Он протянул ей карту идентификатора и диск с подтверждением.
  - Вы теперь до убытия с объекта, возглавите проект. Все внешние связи через Лукаса. Свободны.
   Дождавшись, пока чуть побледневшая Штерн кивнув Лукасу, выйдет,
   Сделал знак сесть тому ближе.
  - Капитан, я вижу, вы не очень полны оптимизма касательно этого проекта.
  - Вы правы сэр. Вся эта галиматья, с психологией, и относительно ферромонов, гормонов и их воздействия, для меня слишком заумна. Я сознаю, что мне не хватает полноты знаний, чтоб судить об этом достаточно верно. Но опора на столь непроверенный метод при подготовке агентов мне представляется опасной.
  - Я здесь, не для того чтобы убеждать вас.
  - Этого и не требуется. Вы задали вопрос и я честно ответил.
  - Хорошо. Оставим это. Просто я хотел вам напомнить, что до окончания этой фазы подготовки, не стоит столь явно это показывать.
  - Больше не повторится.
  - Надеюсь. На вас связь и тактическая подготовка, впрочем, судя по подготовке этих людей, для них все это будет скорее повторением материала. Не дайте им понять, что происходит. Они опасны.
   "Лейтенант" согласно склонил голову.
  - Так точно. У всех троих неожиданно высокий уровень подготовки по части технической разведки и тактики инфильтрации. Я бы советовал, тем кто занят контролем, пристальней следить за этими флотскими группами.
  - Вы правы. Но именно благодаря этому, у нас нет проблем с людьми. Возьмите себе это на заметку.
  - Я понял Сэр.
  - Вы так же будете отвечать за фазу обучения после обработки. С нашим контактом из Ми Четыре, это оговорено и они кроме предоставления инструктора, так же подготовили "окно". Оконечный выбор его впрочем, возлагаю на вас. Ибо "Четверка", что бы они там не говорили, всегда играет свою игру. А нашу, мы им портить не дадим. На условленном месте будет ожидать "муляж". И если почувствуете с их стороны игру, пустите его. А нашу проходную пешку по нашим каналам.
  - Как я понял, вы будете недоступны до фазы его ухода?
  - Почти. Меня вызывают в Контору. Я могу не вернуться до ее завершения. Все необходимые инструкции я вам уже оставил в обычных местах. Еще раз повторю. Будьте аккуратны. Никаких лишних следов, даже малых. Надеюсь наши "друзья" в Конторе, не пронюхали о работе, а просто всполошились заинтригованные долгим моим отсутствием. Если это не так, то даже после ухода, выжидаете месяц и только после этого возвращаетесь по резервному каналу, закладки которого делали. Связь только по официальным каналам и строго в рамках обычной работы.
  Тут, вы знаете что делать. При фарс-мажоре, не пытайтесь со мной связаться. Просто примените соответствующие инструкции, у командира базы относительно ваших прав и обязанностей, они также есть, но только у него.
  - Я понял сэр.
  - Свободны.
   Маер глядя на закрывшуюся дверь снова помассировал переносицу. Личный контроль работы сразу по двум связанным проектам его измотал. Проекты приняли на самом верху, по этому, то, что обычно делали операторы, исполнялось сейчас им лично, при весьма ограниченном круге помощников и исполнителей. Спал урывками в перелетах с одного объекта на другой. Стабилизаторы уже с трудом снимали усталость. Оставалась надежда, что он отдохнет за время перелета до центрально штаб квартиры отдела, куда его срочно вызвали.
   Собирая документы, почему-то вспомнил, как был выбран кодон для этой операции. Его пригласили "на верх", как опытного специалиста по прямому внедрению и прикрытию. Не описывая всей картины, дали вводные и приказали выдать рекомендации. И он буквально за минуты, накидал и рассчитал комбинацию.
  Учитывая предложенное, второй заместитель как раз и пошутил на тему задуманного, что если в холле сената бросить большой камень, то он так и останутся там лежать, ибо от уборщика до самого председателя все будут считать что так и надо. И если даже кто возмутится, то задним числом каждый придумает обоснование его нахождения на этом месте.
   И тогда первый заместитель достав, надписал папку с заявлением на операцию, "Камень". А потом на него все чаще возлагали работу по прикрытию и отвлечению, и это вошло почти в поговорку. Второй заместитель в частных беседа так и говорил, намекая на требуемое прикрытие
  - Мы тут задумали, небольшое дело, пора кинуть камешек.
   Решение о подготовке оператора на основе трудов свихнувшегося профессора, пусть и гениальных, но до сих пор считающихся спорными, и захваченной четверкой сотрудницы Ордена пяти Столпов, принимал не он. Его вызвали и поручили, это дело, дав минимум необходимой информации и подчеркнув важность. По этому, он мог только догадываться, на что рассчитывалось применение подготовленных им людей и какие им поступят инструкции после внедрения. Узнать более, он не пытался, ибо по намекам они выполняли "просьбу" кого-то из самых верхов поставивших "Скрытных лисов". А тайны такого рода, были смертельно опасны для тех, кто их касался.
  
  
  
  
  3041 год
  Ноябрь.
  Лиранский Альянс.
  Флотская база хранения токсичных отходов.
  Закрытый комплекс пять.
  
  (Процедура инициации)
  
  Подключение
  
   Четыре дня после возвращения со странного задания, Питера гоняли только по медицинским кабинетам, строго навязав режим отдыха. Хотя с его точки зрения, то задание которое он выполнил, было более похоже на отдых чем навязанное ему тут. Ну не считая расхода чисто мужских сил на женщин, что было прямо определено заданием. В какой то момент, он даже заподозрил, что целью задания было обрюхатить персонал и посетительниц захолустного борделя. А выполнял он "задание", именно в борделе эмигрантского квартала космического порта.
   На пятый день, его переселили еще ниже под землю, почти в такое же помещение. Дав осмотреть новое жилище, но не покормив в положенное время, провели в медицинский центр уровня.
   Этот, был больше похоже на научную лабораторию. Столько здесь было компьютеров и непонятных приборов.
   И вот тут началось то, что практически поставило его перед вопросом, стоило ли соглашаться на это задание. Хотя, его согласия то, никто и не спрашивал. Был приказ и он, ему следовал.
   Его раздетого до нага, поставили в некое подобие рамы для тренировки вестибулярного аппарата. Затем закрепили в ней специальными держателями и начали вводить в вены иглы катетеров. После этого сверху спустили электронный блок и начали плотно облеплять датчиками. Некоторые оканчивались тонкими иглами, которые так же вводили в его тело. И хотя перед этим всего обкололи анестезирующим, смотреть на это и чувствовать, как внутрь тебя что-то просовывают было очень неприятно. Особенно учитывая что прямо перед ним был большой монитор томографа, на котором контролировали процесс проникновения игл.
   В какой-то момент, толи иглы кончились, толи просто места не осталось, а из-за приборов появилась Мадам Доктор и властно приказала
  - Подключайте его!
   До этого обвисшие под гнетом наполнения препаратами катетеры, вздрогнули, и его охватило странное чувство эйфории и нереальности происходящего.
   Уже теряя сознание, он почувствовал, что рама начала движение и его переворачивают.
  
  
  
  
  3041 год
  Декабрь.
  Лиранский Альянс.
  Флотская база хранения токсичных отходов.
  Закрытый комплекс Пять.
  Лабораторный Блок.
  
  
  
  (Процедура инициации начало)
  
   Капля ясности перед шагом в пропасть.
  
   В один из дней, доктор вызвала его на осмотр и дольше обычного, водила от прибора к прибору сканируя, измеряя и тестируя. После этого не отпустила отдыхать, а завела в комнату с единственным столом и двумя стульями.
   Там его около двух часов попеременно опрашивали она, и два ее ассистента, проверяя ментальную адекватность. Затем в комнату принесли еще один стул и появился Лейтенант. Он был поверх формы одет в легкий скафандр биологической защиты.
   Дав Петеру стакан с тонизирующим, Доктор по кивку лейтенанта задала вопрос.
  - Что вы знаете о мутациях?
   Пришлось напрягать память.
  - Мутация или изменение связано обычно с ДНК. Преобразование генотипа, происходящее под влиянием внешней или внутренней среды.
   Известны давно. Спонтанные мутации возникают самопроизвольно на протяжении всей жизни организма в нормальных для него условиях окружающей среды с некоей частотой. Обычно наследуются потомками.
   Есть ряд опасных и безопасных. Если уточните вопрос, вспомню и отвечу более подробно. Но в объеме изученного материала по биологической опасности в районах боевых действий и предотвращения или защиты.
   Разведя руками, пояснил.
  - Медицина не мой конек, знания у меня в рамках оказания необходимой медицинской помощи во время боевых действий. В основном военная полевая хирургия.
  
   Лейтенант кивнул и выведя что-то на планшет нотепутера передал его Доктору.
   Та, прочитав, кивнула и вернула прибор.
  - Как старший сотрудник проекта, сообщаю вам, что вас отобрали готовят к как объект влияния на женские особи противника в одно важном задании.
   В отличии от обычного действия подобных агентов, у вас не будет императива на приведение их к сотрудничеству или подчинение, компрометирующими данными или запугиванием. Ваш арсенал это дружелюбие и вызов положительных эмоций. Вы должны максимально войти им в доверие.
   Специфика задания, подразумевает многократные половые связи. Которые вы должны использовать для закрепления привязки или подчинения объектов. Последнее, как уже было сказано, не обязательно, но возможно. Именно так. Основное это вызвать дружелюбие, привязанность и любовь. Там куда вас пошлют, сделать надо нечто подобное, но с максимально долгим эффектом.
   В основе ваших занятий и тренировок при подготовке для специальных операций, был цикл по психологической обработке и давлению. Мы здесь, постарались ознакомить вас с целым рядом материалов по данной теме. Это также возможно вам понадобится. Впрочем, вы это уже в малой форме продемонстрировали, выполняя тестовое задание. К сожалению, у нас нет возможности закрепить материал на практике, как нет здесь и специалиста в данной тематике.
  
   Доктор помолчала, ожидая реакции и не дождавшись, продолжила
  - Моя часть работы, с вами касается чисто физических аспектов. Я не буду рассказывать вам всего номинала моей работы. Кратко поясню только то, чем вы будете обладать для этого, и что могу сказать, о лично моем участке работы с вами. Чтобы вы поняли необходимость последующих шагов.
   От вас потребуются высокая физическая выносливость. Так же повышенная привлекательность половых органов, выносливость и работоспособность органов необходимых на данном задании. Именно к этому я вас и готовила и это с вами сделаю.
   Методика уникальная, разработана мной и основана на секретных разработках подготовки и усиления специалистов использующих тяжелую боевую броню. Часть взята из разработок для специалистов по внедрению и влиянию.
   Часть касающаяся общей выносливости, восстановления и усиления кожных покровов, это разработки для пехотинцев носящих тяжелые бронированные костюмы.
   Если с выносливостью все понятно, то кожные покровы это специфика.
  Долгое ношение вызывает проблемы с их целостностью, потоотделением и работой желез секреции. Последнее, это также часть второго фактора вашего влияния.
   По первому, в вашем случае мы были ограничены тем, что не можем вживить вам заменители мышц или превысить их обычный объем. Уже внесенные изменения, будут выглядеть при любом тесте ДНК или подобном как унаследованные. Это касается мышечной системы и внешних покровов.
   Последняя процедура в большей степени касалась вашей кожи и желез вырабатывающих пот и ферромоны, и в меньшей половых органов и нервной системы. Вы должны осознавать, насколько опасно то, что будет с вами сделано.
   Доктор чтобы подчеркнуть это заглянула ему в глаза.
  - Вы должны понимать, что все это не будет работать как необходимо, без вашего полного морального приятия проделанного с вашим телом. Это важно еще и потому чтобы не развить подсознательное отторжение, как в процессе перестройки, так и после во избежание физического или душевного срыва или конфликта.
  Вы должны не только принять это, но и строго контролировать использование того что получите. Мне хотелось бы быть уверенной в том, что вы четко осознаете насколько опаснее последнее, и что вам предстоит. Ибо у нас нет в запасе миллионов лет эволюционного развития, их заменили программы эмуляторы. И с каждым кандидатом работа ведется строго индивидуально.
   А когда мы будем контролировать уже проделанный с вами процесс, который более менее отработан, для доработки и разработки методики и личной подгонки последнего шага, будет максимально задействована вся вычислительная мощность данной базы. Поверьте весьма не малая. По этому на все вопросы о вашем состоянии вы должны давать максимально подробные и честные ответы. Сразу сообщать обо всех ощущениях и изменениях, даже не кажущимися вам важными.
  
   Питер пожал плечами.
  - Мадам Доктор. Я примерно могу оценить и понять вам и сказанное. И я осознаю насколько важно все вами сказанное. Хотя не специалист. Но как я понимаю, от этого будет зависеть моя жизнь далее. И, обратного пути у меня нет?
  
  Доктор Шаро печально улыбнулась
  - Вы правы. Просто последнее изменение, вы будете вынуждены пройти находясь в полном сознании.
   Лейтенат, который уже тяготился разговором встал, обозначая, что тема исчерпана. И со странным выражение подтвердил это
  - Доктор, он солдат, он должен выполнить приказ.
   Шаро так же встала.
  - До утра вы свободны. Никаких зарядок или еды. Придете сюда.
  
  
  
  
  Петер Ганедон Шелтон
   Личные записи.
  
  
  
  Петер Ганедон Шелтон
  Личные записи.
  
  
  
  3041 год.
  Декабрь.
  Лиранский Альянс.
  Флотская база хранения токсичных отходов.
  Закрытый комплекс.
  Лабораторный Блок.
  
  
  ( Первый уровень подготовки к модификации )
  
  Некоторое время спустя.
  
  
   Сначала появился свет, "давящий" на глазные яблоки, потом ощущение внутреннего жара.
   Петер уже испытывал подобное, когда его первый раз оперировали под сложным наркозом после тяжелого ранения. Затем неудобство в животе и желание исторгнуть рвотные массы. И он бы исторгнул, но вот горло, было чем-то плотно сжато или забито.
   С огромным трудом разлепив глаза, он понял, что висит в цилиндре быстрой регенерации, заполненном лечебным гелем. Ранее его тут не было.
   В голове немного прояснилось от тревожной мысли, что что-то произошло, раз его упрятали в столь дорогой, практически эксклюзивный реанимационный аппарат.
   Сходный по громкости близкому разрыву гранаты, в ушах раздался стук. А затем похожий на рев, из-за силы звука, вопрос
  - Вы меня слышите?
   У его лица за стеклом появилась закутанная в белое фигура. Присмотревшись, глазам не адаптированными для этого, через гель было не очень хорошо видно, он понял, что это тот кто спрашивает. Некто одетый в плотный белый комбинезон. Маска и капюшон оставляли открытыми только глаза.
   Но он, по фигуре и глазам узнал все же мадам Доктора.
  Закрыть и открыть глаза оказалось довольно трудно. Мешал гель слипивший ресницы. Он мигнул глазами. Ресницы попали под веки и теперь терли глаза.
   Доктор заметила это, и видимо отметила его неудобство, он почувствовал движение среды. К голове, откуда то сверху, спустились манипуляторы. С их помощью на глаза были одеты очки, после чего подали под плотно прилегающие к лицу очки жидкость. Когда промыли лицо, воздух.
  - Так лучше?
   Соображая как же ей ответить и задать вопрос, Питер вспомнил азы морской практики и замигал.
  - Что с вами?
  Доктор удивленно обернулась к приборам. Откуда то из вне, раздался слышимый через слишком громко работающий микрофон доктора голос "Лейтенанта"
  - Это морская азбука. Очень старый код. Но его еще иногда используют на флоте. Он сказал, слышит. Очень громко.
   Доктор удовлетворенно кивнула, и осмотрев приборы, отдала какие-то приказания.
  Уровень геля стал спадать. Когда он спал до плечей, появились дополнительные манипуляторы. С него сняли маску. Когда ее убирали, он снова сотрясся от рвотных позывов. Горло действительно было плотно забито трубками. Когда их вытягивали, было очень и очень неприятно. В рот еще попал и солоновато жирный гель. Что еще более не доставило приятных ощущений. Те же манипуляторы, на лицо надели маску вроде дыхательной.
   - В маске есть сосок. Сейчас подадут жидкость. Прополощите рот, горло и проглотите жидкость. Она снимет пост эффекты.
   Действительно после этого, его покинули рвотные позывы.
  - Можете говорить. В маске система коммуникации.
  - Что происходит, почему я в реанимационной камере?
  - Ваше тело готовили к заданию. Мы не можем вживить вам импланты, это будет замечено. Вы должны выглядеть самим собой, как и прежде, при любом сканировании. Поэтому, вам внутренне, ввели соответствующие бустеры для покровов и органов. Укрепили и нарастили необходимые мышцы. И вообще в целом, укрепили организм. Нельзя сделать что то одно, это вызовет дисбаланс организма.
   Манипуляторы поднялись и в цилиндр снова подали гелевый раствор. Доктор подошла ближе.
  - Не волнуйтесь. Мы практически уже завершили подготовку к модификации. К сожалению, конечная стадии подгонки, как и стадия тестирования требует того, чтобы вы находились в сознании.
   Она подвинула к поверхности цилиндра монитор.
  - Сейчас я буду просить вас сделать что-либо, напрячь мышцы и так далее. На экране будет даваться дополнительная информация.
   Сколько длилась эта пытка, сказать трудно. На мышцы и нервные узлы подавали микро импульсы тока. Все это в большинстве случаев сопровождалось болью. Порою или наверно зачастую, боль была такова, что он был на краю потери, или даже терял сознание.
   Усовершенствовали его даже там - где он совершенно не ожидал. Временами его погружали в сон, давая организму прийти в себя или дорабатывая сделанное.
   Периодически, физические мучения заканчивали и тогда его мучили ментально, проверяя психологическое состояние.
   Но все когда-то кончается. Один из периодов забытья окончился в уже знакомой ему комнате отдыха. Только в отличие от выделенной ему ранее убранство этой все было выдержано в белых, с небольшой примесью светло зеленого тонах. Даже зеркала, висящие на стенах имели этот оттенок.
   Его несколько дней никто не беспокоил, запретив любые нагрузки и действия. Кроме Доктора, которая лично проводила медицинские осмотры каждые несколько часов. Присматривал за ним и кормил все тот же молчаливый бугай. И только перед самым завершением этого процесса, в комнате и лаборатории, стали появляться две медицинские сестры в таких же как на Докторе, открывающих только узкую полосу возле глаз комбинезонах.
   Кормили очень калорийно, но только белковыми смесями. А вскоре разрешили перейти к нормальному распорядку. Включающему физические упражнения и изучение материалов на компьютере. Через неделю, убедившись в том что все у него приросло так как надо, разрешили нарастить темп тренировок в спортивном зале.
   И хотя после того как он оказался внутри цилиндра, испытывал легкую слабость, уже почувствовал насколько его перестроили. Работая на тренажерах, он почти не уставал. А когда повысил нагрузки, практически перейдя к обычным, убедился что так оно и есть. Скорость удара возросла. Выросла выносливость и сила. Теперь он мог работать с весом на силовом тренажере в три раза дольше, при этом уставал, но гораздо меньше, чем от обычной тренировки ранее и останавливался, предупрежденный, что может не рассчитав новых сил надорваться.
   При этом он не выглядел накачанным качком, как тот воин, что следил за ним. Мышечная масса прибавилась, но почти незаметно. Все на чем пока сказывалось его усиление, возросший аппетит после физических занятий и постоянная ноющая боль во всем теле. Так ноют перетруженные мышцы после неправильно взятых нагрузок. Но тут ныло все тело. Даже глаза. Боль была постоянно. Она была когда он "проснулся", и она так и оставалась, то стихая, то нарастая.
   Доктор на вопрос о ней, говорила, что это увы пока неизбежно. Организм усиленный и перестроенный насильно пытался само регулироваться. Это пройдет в скором времени.
   Впрочем, у него, при взгляде в ее усталые глаза создавалось впечатление, что доктор и сама не очень верила в то, что говорит. Хотя пыталась этого не показывать. Уж что - что, а проверку и контроль по мимическим реакциям им преподавали на курсах по экстренным допросам.
  
  
  
  
  
  3041 год
  Декабрь.
  Лиранский Альянс.
  Флотская база хранения токсичных отходов.
  Закрытый комплекс.
  Лабораторный Блок.
  
  
  (Процедура инициации - завершение)
  
  
   Безумие.
  
  
   За сутки до этого дня, ему запретили делать силовые упражнения. Утром, он только сделал обычную разминку и приняв душ пришел на медицинский осмотр.
   Шаро уже ожидала работая на нотепутере. Поздоровавшись, Доктор пригласила его в соседнюю комнату. Видимо это была комната отдыха. В ней была вполне гражданского вида мягкая кушетка и крепкий не медицинский стол, к которому был придвинут диван. В углу стоял сейфовый шкаф со столиком. Из аппаратуры, в углу стояла только стойка газоанализатора. Эти стойки после начала модификации зачем-то установили везде, где он находился.
   - Садитесь.
  Она указала на кушетку. Сама села в кресло и взяла, лежавший на столе нотепутер с присоединенной к нему записывающей головкой три видео приставки.
  
  - Вы помните наш разговор перед началом модификации?
  - Да, отчетливо и ясно.
  - Сегодня важный день. Завершение. Вчера вечером вам дали новые легкие дозы препаратов. Сегодня не будет никаких регенерационных цилиндров. Это методика быстрого, не операбельного изменения параметров тела. Изначально, она разрабатывалась для других целей. Мечта всех разведчиков. Один два укола и через некоторое время перед вами абсолютно другой человек. Программа разработки проводилась еще разведкой Звездной Лиги. К сожалению, нам достались только жалкие куски, даже не куски, а наметки тех разработок. Да и технологии наши, только сейчас лишь немного приблизились к тем, которые были тогда.
   Шаро вздохнула
  - Мой учитель долгие годы работал по этой теме. Но только мне, в моих исследованиях, удалось добиться некоего локального прогресса. Но и он поражает своими возможностями. И его прямое применение впервые проводится не согласно того, на что я подавала заявку, а с вами в рамках этого проекта. На уровне другой группы желез, и другого органа, и связанного с ним нервного и мышечного узла. В прочем как я уже говорила, в теле человека все взаимосвязано, по этому с вами провели такую обширную подготовку. Если бы все было сделано сразу, вы бы просто погибли не перенеся процесса. Но вернемся к последнему.
  Оконечные изменения, как и задумывалось, проходят очень быстро. За минуты или часы.
   Сложность процесса заключается в том, что руководит им не столько вложенная извне программа, я могу только задать некое, но увы не конечное направление модификации, сколько именно вложенная самой природой.
   Это означает, что на оконечной фазе, как только вам в орган и железы будет введен препарат, вы должны его естественно и максимально использовать по прямому назначению. Для получения развития, роста и закрепления которым будет руководить сам ваш организм. И еще. Сопровождается процесс развития и роста, болями, которые нельзя ослаблять медикаментозно, не боясь исказить процесс.
   Питер сжал губы
  - Нас учили переносить боль, но если это будет как в прошлый раз. Я не могу вам обещать полного контроля. Особо учитывая, что вы нацелились на половые органы. Там слишком много нервных окончаний.
   Доктор кивнул.
  - Вы правы. Я провела тесты на ослабленных дозах препарата. И нашла оптимальное сочетание дозировки, для возможности контроля. По этому, вам, именно они и будут вводиться. Так что вы, сможете по моим расчетам контролировать процесс использования органа. Хотя процедура из-за этого, будет затянута по времени.
  - Вы сказали "Естественно". Значит ли это, что не будет всяких там манжет и прочего?
  - Да вы все правильно поняли. Будут сотрудники, женского пола, которые вам помогут. Нужны именно естественные эмоции и реакции организма чтобы не было никаких искажений. Вы должны чувствовать и ощущать, естественно. Важно все от запаха и тепла до трения о кожу или эпителий. Ваш мозг и нервная собирает и обрабатывает десятки разрозненных сигналов которые вы даже порой не ощущаете, и запускает ответные реакции. Эмулировать это невозможно. Это в ваших и моих интересах.
   В идеале после перестройки ваш организм сам будет подстраивать и менять выброс феромонов и гормонов, оптимально под конкретный образец партнера с которым вы вступите в контакт в зависимости от его реакции. А может даже и определять вашу реакцию или подсказывать оптимальную.
   Проще говоря, заставлять получать максимальное удовольствие от телесного с вами контакта и как итог, полюбить вас. Если бы дело касалось только укрепления пениса, можно было обойтись первым циклом обработки вашего тела.
   Петер задумчиво пожевал губами. Сказанное не явилось откровением, но все равно ощущалась некая неправильность или нереальность происходящего.
  - Если вы морально не готовы, у нас еще есть несколько дней.
  Питер прервал доктора
  - Не стоит. Мы оба взрослые люди и специалисты, к тому же вы сказали, что с вечера дали мне препараты, значит, вы не сомневались во мне, а отступать уже поздно.
  - Вы правы, простите. Видимо я просто устала.
   Она набрала текст на панели нотепутера.
  
   Через некоторое время открылась дверь и одна из медсестер ассистентов, вкатила закрытый по сторонам панелями, столик. Откатив его к сейфу, ассистентка достала из него емкость с жидкостью и два больших стакана.
   Наполнив оба, достала из сейфа небольшой флакон и влила помешивая, по половине в стаканы. Размешав, один оставила себе, а второй дала ему.
  Доктор благосклонно кивнула ей и обратилась к Петеру
  - Пейте все. Быстро усваиваемый белковый коктейль и естественный алкалоидный афродизак. Вы неглупы и по моим наблюдениям давно поняли, какого рода, основные умения, нужны будут вам в ближайшее время для выполнения задания. Даже без нашего разговора об этом.
   Похоже, мадам Шаро, не смотря на все проделанное, терзало то, что она с ним проделывает. Или у нее действительно сдавали от напряжения последних дней работы нервы. Питер улыбнулся про себя. Что ж, ему уже некуда отступать, придется выдержать и это издевательство.
   Ассистентка стоявшая у стола напротив, так же пила зелье мелкими глотками. Так что объект для "испытания", похоже был перед ним.
   Он давно отметил, что у медсестер-ассистентов Доктора, как и у нее самой, очень неплохие фигуры, которые не могли скрыть обтягивающие плотные комбинезоны. Даже мелькнула мысль что доктор, розовая и подбирала их по пышности тел под свои нравы.
   Так же вспомнилось, что медики более просто относятся к вопросам физиологии половых отношений и совокупления в силу специфики своей работы.
   Напиток был густым в меру прохладен и слегка кисловат. В нем, похоже, так же был легкий алкалоид кроме влитой смеси. В отличии от обычных белковых смесей, даже был приятен.
   Тело сначала охватила легкая истома, но затем ушла, оставив ощущение сытости, легкости и наполненности энергией. Хотелось пойти в спортивный зал, но вот по верх этого стала накатывать теплая волна прилившая жаром к лицу.
   А затем, пришло желание, его член налился кровью оттопырив мошонку облегающих спортивных брюк.
   Голову слегка туманило, как под действием спиртного. За желанием, вызванным наполняющим тугими толчками крови, член. Появилось все нарастающее ощущение тянущей, ноющей боли внизу живота и в области ануса. Ее можно было бы сравнить со знакомым ему ощущением "ноющих" мышц после силовой нагрузки. Но эта боль была сильнее, острее и более целевой. Его даже чуть согнуло, от становящегося почти нестерпимым желания порождающего эту боль и требующего сбросить напряжение.
   Он поднял глаза на доктора. Та улыбалась.
  - Вам больно. Я предупреждала. Вы уже проходили это когда разминали укрепленные мышцы в спортивном зале. Но эти вы так и не использовали. Целевой афродизак направляет действие. Знаю, что вы честно будете сотрудничать, но решила сразу дать орально большую дозу препарата и афродизака. Во первых, чтобы локализовать действие. Во вторых чтобы вы не испортили работу, мучаясь моральными барьерами. К тому же в этой порции специальные препараты для подготовки к оптимизации работы и роста, ваших желез и новых паховых рабочих мышц. Как и сказала, боль частично вызвана их взаимодействием с ними, она пройдет, когда вы начнете их использовать.
   От угла стола, где стояла ассистентка, послышался легкий вскрик и стук упавшего из ее рук стакана.
   Питер с трудом сдерживаясь через сведенные зубы спросил
  - И как вы себе это представляете доктор?
  - Естественно. Просто и как можно более естественно. Перестаньте, оттягивать начало! Вы же все прекрасно поняли и согласились. Не забудьте что необходимо максимально использовать органы, следовательно, выполняйте все, возможные действия, а не какое-то одно. Только не калечить девушек, это мои сотрудники, и они добровольно помогают мне и вам. Прошу вас...
   Она указала на девушку. Та, чуть вздрагивая, полу согнувшись и придерживаясь за край стола обоими руками, просящее смотрела на него.
   Доктор встала, отходя в сторону прикрикнула.
   - Питер, не затягивайте, препарат уже действует, думайте, что это просто очередной тест. Действуйте, не обращайте на меня внимания. Если вам так проще, то считайте это приказом!
   Она отошла к сейфу.
  Стараясь не делать резких движений, хотя очень хотелось бросится к ассистентке или сделать нечто другое, он встал и приблизился к девушке.
   Взяв ее за лицо обоими руками, поднял заглянув в глаза. Затем медленно подцепил пальцами края капюшона и стянул его с головы, вместе с маской закрывающей лицо.
   Ассистент была молоденькой, с приятным лицом. Он ее уже видел еще в начале, когда прибыл на базу, и еще потом.
  - Это игра. Сыграем...
  Затем притянул и поцеловал ее в губы, крепко прижимая слегка сотрясаемое конвульсиями желания тело, к себе. Нашаривая шов комбинезона, еще успел подумать о том, что даже сквозь плотный материал ощущает жар ее тела.
   Двойная застежка оказалась сзади на поясе и шла вперед по бокам ног хитро скрытая уплотняющей аппликацией.
   Девушка обняла его, благодарно прижалась к нему лицом и уже реагировала телом на прикосновения его рук.
   Не тратя времени на полное раздевание, он мягко опрокинул ее спиной на стол и разведя ноги приник к уже призывно пунцовому раздвинувшему большие губы клитору.
   Ненормально большой. Питер это отметил сразу. Заработал языком и девушка издав утробный стон и вцепилась руками в его голову вжимая ее в промежность. Произнеся первые за это время слова
  - Сильнее, сильнее пожалуйста.
   Из последних сил стараясь не потерять контроль, он внимая ее просьбе охватил ее ягодицы. Чуть приподнимая для удобства лобок, одновременно начал массировать пальцами область ануса. Девушка стонала, иногда сотрясаясь от удовольствия.
   В состоянии в которое их ввел мощный афродизак, искать эрогенные зоны или делать что либо еще было уже бессмысленно. Через минуту работы над ее клитором и телом, она испытав первый оргазм вся задрожала и схватилась за груди тиская их и тяжело дыша. Да он и сам, едва сдерживался, но старался не сорваться и соблюсти некое подобие приличия ритуала. Девушка же, едва придя в себя от оргазма, сдавленным и захлебывающимся шепотом, с нотками мольбы попросила.
  - Еще... Не тяните... Больно...
   Петер не только увидел, но понял и почувствовал, что она действительно полностью готова. Это было странно, это было неправильно. Но думать над этим было некогда и невозможно. Особенно видя и ощущая. Малые губы налились кровью, раздвинув большие и сочились влагой исторгнутой при оргазме. От них шел одуряющий, сводящий с ума аромат желающей женщины. Промежность ануса стала мягкой, теплой и податливой. Его пальцы входили лаская, туда, без усилия и глубоко. Не в силах больше сдерживаться, быстро сняв одежду, шагнул к столу. Его член, ставший после всего, что с ним проделали "модифицируя" тело заметно больше. Теперь, на пике неестественного подстегнутого препаратами возбуждения, стал более длинным и толстым. С него, обильно сочились капли прозрачной предварительной жидкости. Такого ранее с ним не было. Благодаря свой и влаге выделившейся у девушки, он вошел во влагалище не испытывая ни какого сопротивления.
   Девушка облегченно охнула. И при первых фрикциях, даже заурчала от удовольствия, изогнувши спину. Затем, охватила его талию ногами, помогая войти в желаемый темп.
  - Да... Так... Глубже...
   Некоторое время они тяжело дыша приноравливались друг к другу. Как и обещала доктор, боль стала понемногу отступать или маскироваться удовольствием. Помня о ее наставлениях, он несколько раз как мог менял положение и направления.
   Но тело и подстегнутое желание требовало большего. Отбросив мысли об этом, Питер решил пока отдаться инстинктам. Слегка задрал перед комбинезона открыв груди. Охватив их ладонями начал сжимать их в такт движениям. Она, благодарно глядя в его глаза, кусала пересохшие губы и гладила его руки уверено "месящие" их. Когда в ее глазах появилась легкая поволока, заныв, она стала убыстрять его движения своими ногами. Петер склонился к ее лицу и поцеловав в губы крепко сжал кончиками пальцев соски.
   Не давая вырваться крику, он еще с силой впился в губы просунув в ее рот язык и массируя им небо и ее язык. Она забилась, в кульминации, неконтролируемо теребя его руками. Но он уже не мог остановиться, так как еще не был готов сам, с этим, усилил темп и глубину фрикций.
   Ассистентка уже впадавшая в бессилие, снова замычала и еще больше выгнулась спиной, глаза ее расширились, зрачки почти заполнили радужку как у наркомана получившего передоз. А Питер видя и чувствуя это, продолжал в такт движениям все сильнее сдавливать груди и пальцами сжимать соски, все более увеличивая темп фрикций. Ибо охваченный приближением своего оргазма, почти не контролировал себя.
   Его партнерша, начала безумно царапать его спину от переживаемого приближения экстаза, в смеси наслаждения получаемого вагиной, боли и наслаждения в сосках и грудях. А затем окончательно обезумев крепко сжала бока ногами и вцепившись в его спину руками, сама начала наращивать темп "подмахивая" тазом. Через минуты или мгновения, она забилась как от удара тока в сильнейшем оргазме. И от этого, Питер так же находившийся в безумии приближения кульминации кончил.
   От сладострастия и боли испытанной при этом, в голове помутилось и он, бессознательно совершив несколько фрикций, вышел из нее.
   Приходя в себя, едва держась на ногах, смотрел как на девушку импульсами хлещет его семя.
   Убедившись что она слегка притихла обессилив, держась за стол, отпустил. Проведя рукой по ее телу гладящим движением. Словно благодаря. Хотя, по сути, так и было.
  Что-то было не так. И с ней и с ним. Его желание от этого акта, не снизилось, а наоборот накал его возрос. И то бессилие, которое на него навалилось, было скорее вызвано болью и резким ее спадом при его завершении, чем усталостью после акта. Он чувствовал, что боль чуть ушла, а он готов продолжить. Более того, он желал этого.
   Девушка тоже необычно быстро пришла в себя. Нащупав его руку, она не открывая глаз сжала его ладонь. А дыхание становилось заметно спокойнее. Хотя, вторая ее рука, словно неосознанно, медленно потирала и массировала вход ануса. Видимо то что он в начале стимулировал его, не прошло даром. Словно в подтверждение, она подтолкнула его руку к нему.
  
   Он покосился на доктора, но та, оставив на сейфе, который сейчас был открыт, свою камеру, повернувшись к нему спиной, что-то делала внутри.
   Повернулась она держа в руках лоток с парой ампул и инъекторами. Поставив их на край сейфа, спросила
  - Вы уже пришли в себя?
  - Как я понимаю, вы мне больше не дадите этой пакости, что намешали в порцию питья?
   Доктор сосредоточено осматривающая и ощупывающая его и его член, не поднимая головы ответила
  - Нет. Препарат начал действовать нормально, как я и ожидала. Но это только начало.
  - У меня дикое желание.
   Она кивнула.
  - Так и должно быть. И мы продолжим. Нам надо несколько хороших пиков. Ели мы остановимся сейчас, оно сойдет на нет, модификация будет неполной или частичной. К тому же, настало время заняться ею в плотную.
   Питер непонимающе затряс головой пытаясь прийти в себя и осознать что она имела в виду. Куда еще более?
   От этих мыслей его отвлекла резкая боль. Доктор ввела дозу препарата прямо ему в яичник. И когда он инстинктивно дернулся, громко закричала
   - Не трепыхайтесь, а то я промахнусь искалечу вас!
   Она присела на колени и взяла рукой его член. Повернув к себе его головку, аккуратно ввела иглу через мочеиспускательный канал.
   Чувство было прямо сказать не из приятных. Но вот его органу, похоже понравилось ибо он отозвался на это издевательство желанием и набух.
   Повернув ее, доктор вколола дозу препарата через стенку мочеиспускательного канала в мякоть.
   Боль была такой силы, что он схватился за край стола. Доктор чуть ли не в истерике закричала
  - Да не дергайся, ты, идиот!
   Питер только стиснув зубы кивнул. Пытаясь отвлечься и прийти в себя обвел взглядом комнату. Краем сознания отметив что стойка газоанализатора пульсирует необычно ярко россыпью индикации.
   Затем она снова повернула и вколола в другом направлении, и еще, и еще, но уже в другие ее места. От боли померкло в глазах. Он не сдержавшись, вздрогнул и закричал.
   Доктор крепко удерживая его за голову члена опять строго крикнула, но в голосе он расслышал какую-то, что ли, боль.
  - Терпите, это для вашей же пользы.
   Затем она сделала еще несколько столь же болезненных уколов в разные места тела водя над ними медицинским сканером, видимо в железы. Затем снова в тело члена и его голову. От боли Питер невольно ревел, еще крепче стиснув край стола и покрылся потом.
   Доктор отошла, отложив инектрры и принесла новый стакан белковой смеси который был еще больше того, что ему давали до этого.
  - Пейте быстро и все! Все до капли, через не могу!
   Эта смесь была очень горькой. Горечь слегка отвлекла его от ощущения боли и зуда в теле, члене и семенняках.
   Доктор же, едва он выпил, снова налила ему в этот большой стакан смесь похожую на ту, что он пил до этого.
  - Выпейте, сколько сможете! Это все смеси быстрого усвоения. Ваш организм под нагрузкой подстраиваясь, меняет себя. Для полноты достижения эффекта нужно насытить организм строительным материалом, сейчас мы не можем вам давать их внутривенно. Двигаясь, вы вырвете все катеттеры.
   Выпитое снова погрузило его в некую эйфорию, и он, допивал последний стакан уже более спокойно хотя и через силу. Боль в органах пульсировала напоминая о себе с притоками крови нагнетаемой сердцем.
   Не успел он допить до конца. Так неожиданно начался новый приступ сильной боли. Как и в начале, к боли добавилось желание, тоже вызывающее еще большую боль. От него он опять согнулся, и не в силах сдержаться, рыча и едва удерживаясь руками за край стола, чуть присел.
   Его член и так находившийся в максимальной эрекции, снова стал рости. Как при ее наборе. Прямо на глазах, меняя форму, еще вытягиваясь и увеличиваясь в объеме. Приобретая схожесть формой своего тела с крупным бананом переростком.
   Чуть суженный к промежности, в средней части, он утолщался и снова спадал к шейке головы. Не в силах от пульсаций боли и желания, сказать и слова, он снова подумал о том, что изменения эти происходили слишком быстро и естественно. Как и при эрекции, желание и боль нарастали с ударами пульса и рост шел с приливами накачиваемой в тело члена и головки крови.
   Если тело, замедлило наконец рост, то голова стала еще крупнее. Ее нижние края чуть раздвинулись, а передняя часть немного вытянулась и заострилась. При взгляде с верху, она стала напоминать формой чуть вытянутое розовое сердце, каким его обычно рисуют на картинках.
   Болели и дергались, так же мышцы его удерживающие в поднятом положении. И он чувствовал как они вздуваются напрягаясь и принимая новые, нужные им формы. Но, в общем, не смотря на это, его новый член выглядел вполне гармонично. А мышцы в теле не выпирали буграми.
   Рыча и мыча от нестерпимой боли, Питер оторвал от него взгляд переведя на того кто с ним это творил.
   Доктор облизывая губы не отрывая взгляда смотрела на трансформацию водя камерой и возбужденно выкрикивала
  - Вот видите! Видите! Боже какая совместимость! Все получилось! Все! Я же говорила! Первый, не имел шансов, да и второй жалкое выжившее благодаря вам подобие! Идиоты! Безмозглые идиоты! Вы, единственный и уникальный...
   Она видимо поняла, что сболтнула лишнее, опомнившись, поднявшись с колен приподняв его лицо, крепко поцеловала его в губы.
  - Докажите, что я не зря в вас верила и вложила весь свой опыт и все свои силы!
   Дернув его лицо, повернула в сторону уже чуть пришедшей в себя ассистентки на столе.
  - Быстрее! Вспомните, что я вам говорила! Подсознание само знает, что вам необходимо и достроит цепи, укрепит мышцы, разовьет железы!
   Сконцентрировавшись на том, что она сказала и понимая, что сейчас это единственный способ покончить с болью, Питер оторвал руки от стола.
   Чтобы сконцентрироваться, перевернул играющую пока он был занят, своим анусом и похоже ничего не соображающую, девушку лицом к столу.
   Сделав шаг в перед и чуть разогнувшись, легким поглаживанием прошелся по попке и раздвинул ей ягодицы. Девушка, неосознанным движением отзываясь на ласку, чуть приподняла попку. От чего его пальцам осталось только легким нажатием раздвинуть вход шире. Он, немного полюбовался на пульсирующий сжатиями, и тем манящий сфинктор прохода попки. Пытаясь отвлечься и не дать себе рухнуть в пучину безумия.
   Затем собрав рукой свою сперму излитую на нее и обильно сочащиеся пред выделения, смазал голову члена. Остатки втер в промежность попы и ее вход. Надвинул на него голову члена. Уже воплощая ее желание и свой замысел, его укололо сомнение. Голова члена, после модификации стала довольно велика, и он опасался, что причинит слишком большую боль. Но вид еще больше задравшейся от того что он делал попы ассистента, просящей об этом, когда снова расширил вход пальцами и прислонил голову, а так же ноющая рвущая его боль отмели его сомнения.
   Смазанный выделениями и спермой член туго и глубоко проник в тело. Девушка обессиленная оргазмами и одурманенная препаратами громко вскрикнула, напряглась и замерла заполошно дыша. Ухватив ее крепко за талию, он чуть вывел его обратно, и чуть притянул ее по столу приспустив. Тепло тела и боль не дали долго тянуть. Он удерживая ее за талию, начал фрикци. С каждым разом, вонзая себя в нее чуть глубже. Сначала осторожно, ибо она кричала от боли, но затем уже более смело. Подгоняемый желанием и своей болью. Крики девушки скоро стали тише, сменив тон. Когда она слегка расслабилась, отпустил талию и подсунув одну руку под грудь слегка приподнял, так что ее груди начали перекатываться по поверхности стола. А другой рукой нащупал клитор. Все же что-то с ним, было не так. Он не встречал женщин с таким большим клитором. Слегка сжав его между указательным и средним пальцем начал в такт движениям члена, массировать и сжимать его.
   И за этим почувствовал почти моментальную ответную реакцию, ее крик приобрел другой тембр, в котором было, удовольствие. От этого, уже не в силах сдержаться задвигался все сильнее и быстрее.
   Это слияние страсти и боли, то, что ее попка была настолько туга и горяча, породило в его теле мощную волну тепла идущего изнутри и чувства безумного блаженства вытеснившего и практически разметавшего, с трудом державшиеся заслоны разума.
   И в скорее, он стал терзать ее уже не сдерживаясь и все убыстряясь и убыстряясь.
   Очнулся от этого безумия, он только на пике, когда его горячее семя заполнившее нутро девушки толчками выбиваясь из ее попки вокруг снующего там члена, залило ему ноги. Сердце бухало где-то у горла, а с каждой пульсацией все продолжающегося семяизвержения по всему телу прокатывались волны небывало острого и сильного оргазма. Причем если обычно его приход порождал бессилие, то сейчас, каждый выплеск словно добавлял сил. И хотелось еще глубже и быстрее вонзить себя в это тело, чтобы продлить удовольствие.
   Сам не помня как, он с большим усилием оторвался от нее, чтобы прийти в себя окончательно. А когда вынул себя из нее, от обилия смеси чувства удовольствия, восторга и облегчения, у него даже чуть подкосились ноги. На ее ягодицы и промежность, из его члена еще выплескивалась толчками тугая струя спермы. Но он умом уже пришел в себя и контролировал свои действия.
   Упершись одной рукой в ее спину, чтобы она не упала, другой направлял все бьющую струю спермы на ее попу и спину. Ожидая окончания и переводя дух прикрыл глаза.
   Когда ему в руки сунули стакан, он показался ледяным. Отпив больше половины, Питер наконец стал более четко воспринимать окружающее.
   Доктор, быстро осмотрев его и ее, расспросив о самочувствии, снова толкнула к ассистентке, вколов ей что-то в шею.
   Девушка лежала на столе, слабо шевелясь, вся залитая и забрызганная его спермой. Сам он так же был ей изрядно перепачкан спереди до и чуть выше пояса. Боль почти ушла, став не такой явной, а импульсной, дерганой в такт пульсу.
   Удивившись такому обилию спермы, он выплеснул оставшееся в стакане на свой член и промежность девушки.
   Та очнувшись от этого застонала, попыталась повернуться на бок и подтянуть к груди ноги. Он помог, но увидев, что руки ее при этом массируют ставший большим, почти с первую фалангу большого пальца клитор. Загнул их к ее груди, и перевернув на спину встал ближе к ней. Теперь ее же ноги давили на груди и лежали икрами на его плечах.
   Его член все так же полный сил и желания вошел в полость влагалища с легкой натугой. Девушка от этого, выгнулась и страстно закричала.
   Похоже у него так же возросла и чувствительность, ибо это пробудило в нем волну страсти схожую с той, что он испытал беря ее в анус, сразу после уколов.
   Стараясь разобраться со своими новыми чувствами и ощущениями, теперь он "работал" размеренно, наслаждаясь каждым глубоким входом в нее, до удара своего по ее телу. Каждым ее вскриком, когда менял темп или направление.
   Дразня ее, и давая себе успокоится он вынимал член и массировал его головкой клитор, вызывая страстное мычание и требование продолжить. Ассистент едва придя в себя после укола, снова погрузилась в блаженство и не в силах говорить, только слабо просящее мычала и теребила его руками. После ее оргазма, он не остановился, а снова вошел в попу еще полную спермы. Она была все так же туга и узка и горяча. И это снова вознесло его к пику блаженства. Какое-то время весь мир сузился до хлюпающего звука и тяжелого дыхания при быстрых фрикцияхи. Похоже, девушка привыкла к нему сзади, ибо теперь не кричала, а стонала от страсти. А через некоторое время и там получила оргазм. И когда он сам в след за ней, тяжело и продолжительно кончил в ее попу, понял по тому, как она взвилась и резко обмякла, что девушка повторно кончила от этого вместе с ним, полностью обессилив.
   С трудом оторвавшись, он вынул все еще пульсирующий спермой член и облокотившись о стол, глядя на семяизвержение, замер по не многу приходя в себя. В этот раз все прошло гораздо лучше. Он был практически все время в сознании.
   Ему дала в руки стакан с белковой смесью, откуда то появившаяся вторая ассистентка. И пока он пил, привела в чувство и буквально утащила на себе терявшую сознание обессиленную подругу.
   Вернувшись, она с Доктором протерли расплесканную возле ног и на столе сперму.
   Он прикрыл глаза, не желая это видеть, и допивая прохладный напиток. Механически отвечал на вопросы доктора, когда его внимание привлекло то, что происходило ниже.
   Вторая ассистентка, протирала влажными салфетками ему ноги. Но сейчас, при этом, сняв капюшон весьма умело и нежно, обсасывала и облизывала голову его члена. Его немного покорежило то, что она была очень молода, почти ребенок.
   Он покосился на доктора, но та оставив включенную камеру на столе опять ковырялась в сейфе, который был все так же открыт.
   Повернулась она, держа в руках новый лоток с инъекторами. Поставив их на край стола, спросила
  - Вам лучше? Пришли в себя?
   Питер сглотнув, пожал плечами.
  - Мне трудно оценить Доктор. До этого меня, так, не пытали.
  Доктор улыбнулась.
  - Потерпите, осталось немного.
   Питер, глядя на то, что с ним сотворили, вполне искренне воскликнул
  - Куда больше?!
  - Вы правы, теперь косметика и будем вводить полный нейтрализатор. Часть его, вы уже выпили вместе с укрепляющим.
   Питер невольно вздрогнул, когда очищавшая его ассистентка слишком нежно и глубоко "заглотила" его член. Ибо тот еще не до конца спавший, с новой силой стал наливаться энергией, вызвав пиковый прилив желания.
   Доктор заметившая это улыбнулась
   - Не беспокойтесь, она выполняет мою просьбу. Я же сказала, мне необходимо вам еще кое-что сделать для завершения. А для этого нужно чтобы вы набрали максимальную эрекцию. Да и еще, для полного завершения пока еще необходима стимуляция, ассистент уже выпила то же самое, что и ее предшественница. Правда меньшую дозу. Но к ним, она надышалась выделенными вами гормонами. Я видела как вы смотрите на газовый анализатор и как человек не глупый, уже все наверняка поняли. Доктор указала на все еще ярко горевшую индикаторами стойку газового анализатора.
  - Единственно, я попрошу вас на минутку отвлечься. Как уже сказала надо ввести вам модификатор конечной фазы и закрепляющий конфигурации. Его синтезировали буквально на днях потому и не ввели вам сразу.
   Доктор взяла два инъектора и подошла. Чтобы освободить его, она схватила за подбородок ассистента, та была как и предшественница коротко подстрижена. И буквально сняв ее с его члена, сильно и небрежно бедром толкнула в сторону.
   Та не удержавшись упала и обиженно замычала, глотая слюну. Глядя в налитые обидой и желанием, глаза упавшей, Петер понял, что она уже не соображает, что происходит. А доктор пояснила.
  - Ваш организм превосходно работает, находясь рядом и контролируя, она уже подверглась его влиянию. Я специально вынула из ее маски фильтры заменив их муляжом, чтобы проверить правильность реакции. Афродизак, можно было не давать, это я подстраховалась.
   Доктор снова проделала серию уколов в те же места. Но теперь еще сделала несколько в анус. Возбужденная работой, она пояснила
  - Этот модификатор, мы создали благодаря тебе. Его, можно использовать отдельно, он не привязан к матрице ДНА. Я его пробовала на девочках. Ты мог заметить их груди и клитор.
   Затем подошла к ассистентке и погладив ее по голове. Зашла за спину подняла и раскрыв застежки низа комбинезона, стянула его. Небрежно толкнув в спину к нему, сказала ей громко, почти прокричала, чтобы сказанное дошло до одурманенного сознания девушки
  - Можешь продолжать, теперь он твой. Вы ведь обе, его, так хотели.
  Похоже, доктор устала и стала заговариваться. За последние минуты, она уже дважды неаккуратно сказала то, говорить не следовало.
   Когда девушка осознала, что может продолжить, доктор пройдя к столу забрала камеру и стала что-то печатать на панели нотепутера к которой она была присоединена.
   Ассистентка же, несмело придвинулась к Питеру. Глянув на его член, облизала губы. Но видимо поняв, что может не справиться ртом, с надеждой глядя ему в глаза задрала комбинезон освободив неожиданно крупные на ее почти детском теле, налитые желанием груди.
   Зажав между ними его член, ритмично стала двигаться. Ловя на движении вниз голову члена своим ртом.
   Петера опять скрутили волны боли и блаженства. Ему казалось, что он уже привык к ним, но это было не так. Страстное удовольствие сглаживало боль, а боль будто еще более разжигала удовольствие и вожделение. Эта смесь была настолько сильной, что он, нащупав ее голову стал направлять ее движение. Чтобы она плотнее губами оказывала удовольствие голове.
   Но волны экстаза и паракцизмов боли, уже возросли так, что ему было этого мало. Не в силах терпеть, подхватив девушку под руки, он подтянул ее вверх перехватив под попу, и с силой опустил, насадил на стоящий колом член. Их крики, один полный боли и удовлетворения, второй боли и испуга, слились в один.
   От полученного удовлетворения содеянным, он почти испытал оргазм. Удержала его на краю только боль в крике девушки. Не давая ей опомниться, ибо сейчас она видимо испытывала почти то же, что и он, крепко удерживая ее под попу, он насаживал и насаживал на себя застывшую от неожиданного прилива чувств и эмоций девушку. Она же, закаменев и мелко дрожа, только громко вскрикивала, когда он в нее вонзался все глубже. Его ставший таким чувствительным член постепенно освобождаясь от боли все глубже проникая в ее теплое тугое нутро. С каждым погружением даря ему радостные волны наслаждения. Ее груди с каждым движением, бились о его грудь, почти царапая ее ставшими тугими и заострившимися сосками.
   Девушка, немного опомнившись, и начав получать удовольствие, все более заводилась под воздействием лекарств и его гормонов. Начиная сквозь боль, наконец получать и удовольствие все более и более. Когда оно стало ярче боли, крики перешли в стоны и она вцепилась в его плечи пальцами, глядя в его лицо расширившимися глазами. Не в силах уже даже кричать и стонать, только исторгала сдавленные горловые выдохи.
   Когда он немного приноровился и волна наслаждения, схожая с наваждением спала, захотелось ее повторения. Помня о предыдущем опыте, он повернулся уложив ассистентку спиной на кушетку. Там перехватил ее руками под ноги, задрав их скрестил, положив на свои плечи. Чуть сузив этим вход и добившись большего.
   Девочке это тое понравилось. Она слабо пыталась подергивать попой. Он чуть сбавил темп, давая девушке привыкнуть и получить еще больше удовольствия. Затем снова начал наращивать темп. Когда та задышала чаще и уже была готова испытать оргазм, быстро вынул член и пользуясь тем, что он стал влажным от ее выделений, отведя таз как можно более назад с "замаха", быстро и с большой силой ввел его ей в попу.
   Как и у ее товарки, это отверстие было гораздо уже. И похоже, в отличии от нее, она никогда еще не была пользована в него. У девушки сильно расширились зрачки, и она громко закричала. Он же, воспользовался старым приемом. Закрыл ей рот поцелуем и очень быстро начал двигаться. Это помогло. Через короткое время, почувствовал, как она ослабла. А по тому, что пальчики рук уже не вонзаются в его спину, а требовательно гладят, что она "зажглась". И вошла в экстаз от дикой смеси боли и удовольствия, с которой уже была знакома и к которой уже привыкла до смены. Еще минуты назад сопротивляющаяся, она возбудилась. И теперь уже помогая себе, то теребит его, то неосознанно, тесно сжав груди рвет их в такт его движениям. То пытается достать до клитора. Стремясь этим усилить удовольствие и получить максимум блаженства.
   Ее возбуждение, будто каким то образом передалось ему. И от этого, он остро почувствовал своим членом неимоверное блаженство от тугости и жара при погружения в ее попку. И в смеси его с болью, на какое-то время это почти довело его до безумия. Он издавая горловой рык неосознанно довел фрикции до максимально возможного темпа.
   Сколько это длилось, он не осознавал. Лицо и кожа будто горели. А пиком, стало нарастающее ощущение приближающейся кульминации. Которую хотелось растянуть как можно дольше. Поборов себя, он вынырнул из этого состояния, с трудом снизив темп. Через некоторое время, снова нарастил. А когда снова приблизилась кульминация, уже осознано еще раз снизил стараясь растянуть удовольствие.
   Кажется у него стало получаться управлять своим желанием и желанием нового органа.
   Поняв это, он отстранившись, поудобней подвинул ее на кушетке. Затем прижав руками ягодицы, зажал ими тело своего члена. Так стало еще лучше. Девушка, от этого вздрогнула вскрикнув, и будто очнувшись в наслаждении обессилено запрокинула голову закрыв глаза. Видимо у нее теперь окончательно стала возбудима часть тела возле ануса и сам анус.
   Питер уже почти пришедший в себя, как бы со стороны наблюдал за тем, что делает. Как и у предыдущей девушки, у этой от возбуждения очень увеличился клитор. Это было ненормально, но теперь он знал почему. Доктор сама проговорилась, что "пробовала" препарат на обоих. Клитор этой девушки, был даже чуть больше чем у ее более старшей подруги, почти напоминая небольшой член.
  Он раздвинул губы и возвышался над ними пунцовым соском, чуть пульсируя в такт биению сердца и их движениям, так и маня, что-либо с ним сделать.
   Питер положив руки в промежность, в такт фрикциям ладонями стал массировать лобок, а пальцами клитор.
   Девушка взвилась издав нечленораздельное восклицание, и будто ожила. Ее ноги обвили его, пальцы впились в его кисти. Ногами она заставила его максимально ускориться.
   Поймав приближения пика экстаза у партнерши, Питер когда она уже была готова и задрожав забилась, с силой сдавил клитор и кончил, но при этом не отпустил его, а в такт своей эякуляции стимулировал, вонзая извергающий семя член в ее попу.
   Она сразу забилась в следующем оргазме. Затем ее скрутил следующий, и еще один, и еще в такт его семя извержению. Пока окончательно обессилев не ослабла, будто потеряв сознание.
   Передохнув и дождавшись пока она немного придет в себя, он ввел член во влагалище. Но теперь, лег рядом задрав ее ногу, так чтобы его лобок плотно прижимал клитор при каждом движении.
   Едва он начал, она снова "ожила" и притянулась к нему, жадно ловя его губы. Старательно подыгрывала, обоих опять прошиб пот и они слились в странном танце единения желания.
   Когда у нее снова подошел пик, Питер упреждая ее слегка снизил темп фрикций чтобы продлить акт. Но тут сзади, неожиданно в его анус, что-то с силой вогнали. Боль и наслаждение ударили волной по всему организму и от этого, его член будто прыжком увеличился и затвердел исторгнув семя. Не в силах обернуться, содрогаясь в экстазе, он еще более яростно вонзил его в нее. Терзаемая им девушка, почувствовав ударивший внутрь поток теплого семени, и так же кончила, но как и он впала в безумие, захрипев выгнулась дугой плотнее прижимаясь к нему начала в такт семяизвержениям тереться о него клитором.
   Семя переполнило полость и выплеснулось наружу. Эта смазка дала им возможность ускориться и еще несколько томительно прекрасных минут блаженства нарушаемых только тяжелым дыханием и хлюпаньем спермы во влагалище.
   Сперма уже была на груди, на руках, на лице. В одно из мгновений чувствуя, что они слишком приноровились, Питер отвел таз подальше и быстро вынув член, заправил его в попку партнерши. В ответ, она неожиданно нашла ртом его губы и стала сама делать тазом движения ему навстречу, крепко прижимая клитор к его лобку. И ее стали периодически сотрясать оргазмы, но более мелкие по глубине чем до этого. Чем снова завела его и он отпустил свои чувства. Когда же наконец кончил, почувствовал что обессилен как и она. Оба без сил рухнули на кушетку.
   Питер еще некоторое время наслаждался, медленно заполняя ее своей спермой и приходя в себя от потери сил.
   Он лежал, вяло удивляясь тому сколько много ее у него стало. Он слабо помнил как она вообще образовывалась, но точно знал что у нормального человека столько ее быть не может. Впрочем, это сделано и это есть. К тому же семяизвержение стало доставлять ему огромное не сравнимое с тем, что он помнил, удовольствие. Видимо хитрые "улучшения" и уколы докторши воздействовали не только на запас спермы, размер члена, но и как обещала на чувствительность нервной системы.
   Он с трудом оторвался от девушки и выйдя из нее, лежал отдыхая, когда из его попы вынули то, что туда вставили.
   Организм и член, отреагировал на это мощным импульсом страстного удовольствия, и он снова кончил. Член, будто он не кончал до этого, опять исторг мощную и продолжительную струю спермы. Долетевшую почти до стены. И за этим последовало несколько не менее сильных повторений.
   Сотрясаемый оргазмами, краем глаза не в силах повернуться, он заметил удаляющегося доктора.
  
   Когда и это закончилось, и он пришел в себя. Питер устало присел на кушетке. Его член, после последнего длительного бурного семяизвержения, не опал, а даже стал немного тверже. Головка, из розовой стала более темного ближе пурпурному цвета и пульсировала страстной истомой, требуя внимания или продолжения. Тело словно покрылось ребрами, так на нем рельефно выступили вздутые под кожей вены. Но боли больше не было, было, желание.
   Как воспринимать это он пока не решил. Отирая голову члена рукой, повернулся к мадам доктору.
   - Что у нас в меню? Ведь вы говорили, что это окончание. Я прошел на конец, вашу чертову последнюю модификацию? Или будет что-то еще?
   Доктор довольно улыбнувшись кивнула
  - Более чем. Вы сами не представляете, своей уникальности и того, какой вы молодец.
  Она постучала пальцем по нотепутеру с записывающей системой. И показала на сияющий сигналами газоанализатор.
  - Вы не заметили, но занимались сексом более трех часов. И видите, вы еще практически в полной силе! А уж то, что я сделала...
   Она подошла и знаком попросила его присесть на стол. Затем налила ему стакан белкового коктейля.
   Когда он сел, то заметил на краю стола большой старпон. Вот чем докторша "про стимулировала" его. Он пил, а она что-то тихо наговаривая в микрофон камеры нотепутера, обошла его. Снимая все, но в основном его и его член.
  - Раздвиньте ноги шире, мне неудобно. Нужен полный ракурс.
   Чуть присев она с близкого расстояния засняла его член. Затем встала приказав
  - Повернитесь и раздвиньте ягодицы. Стойте так.
  Засняв все что хотела, она отложив нотепутер, достала из крепежа на плече инъекторы.
   Но теперь водила препарат в область вокруг анальной манжеты. А затем, приказав не двигаться отошла и снова наплонив, сделала еще одну в семенники.
   Пояснив при этом,
  - Вы наверно заметили, сколько у вас теперь спермы. Будет еще больше! Повернитесь!
   Преодолевая боль, он снова повернулся.
  Доктор, гордо улыбаясь, долго рассматривал и пальцами мяла его член.
   - Отлично. Но...
   Она достала из крепления шприц с жидкостью, которую уже в него вводила для окончательной модификации. Он помнил цвет маркировки ампулы. Все-таки он был разведчиком, профессионально тренировавшим память на мелочи.
  
   И в нем что-то будто взорвалось. Подчиняясь этому неосознанному протесту, на инстинктах, молниеносным отработанным движением, зажал ее шею рукой и подтянул, повернув лицом к столу. Чуть прижав шею, обездвижил, приведя в беспамятство. Затем положил на стол и расстегнул комбинезон. Снял с нее маску. Проконтролировав биение сердца, оттянув веки, проверил глаза. Делая это, заметил вставленные в нос, дополнительные фильтры. Вынул их. Стянув комбинезон, полюбовался. Отметив, что у мадам доктора, весьма не дурная и спортивная фигура.
   Подняв выпавший из ее рук инъектор, положил рядом с ней на стол. Другой, которым она колола его в анус, вынул из крепления на рукаве, там еще была половина. Раздвинув ей ягодицы, пальцами, начал колоть препарат вокруг отверстия ее ануса. Стараясь попадать туда, куда она вводила его ему. Повинуясь более наитию, вколол несколько доз в груди и соски.
   Перевернув, раздвинул большие и малые губы и вколол все, что осталось в первом инъекторе в клитор, в края губ, во вход вагины.
   Кинув пустые инъекторы, сел рядом с ней. Через, несколько минут доктор застонала. Клитор покраснел наполняемый кровью и начал расти.
   Груди до этого слишком полные и обвисшие под своим весом, чуть подтянулись, приподнялись, приобрели более подтянутую крепкую форму и упругость. Форма стала настолько приятной, что так и хотелось их погладить. Соски на них вытянулись и заострились. Когда клитор уже достиг высотой полутора дюймов, Доктор от боли замычав согнулась и пришла в себя.
   Не дожидаясь, когда ее взгляд станет осмысленным, приподняв ее за плечи, сунул ко рту стакан приготовленным для этого "коктейлем".
   - Пейте! Иньекции уже действуют!
   И когда еще не опомнившаяся, но понявшая что происходит докторша, давясь допила, повалил ее на стол и приник к клитору губами. Афродизака не осталось и он стал возбуждать ее. Одной рукой массируя груди, другой попку.
   Когда тело доктора сведенное болью стало меньше дергаться и чуть обмякнув, стало отзываться на ритмичные ласки, он поднялся.
   Ее взгляд все еще не понимающе и испугано метался. Но разум уже предало и замутило желание жаждущего тела, затмевающее боль. В вагине, появилась влага, а стенки стали мягкими. Анус так же приобрел мягкость и в него, можно было погрузить несколько пальцев. Что он и делал непрерывно, жестко и ритмично "разогревая" доктора.
   Не теряя времени положил ладони на груди доктора и уперев головку члена в ее губы, резко ввел член в вагину почти на всю длину.
   Доктор громко закричала. И продолжала кричать пока он медленно, но уверено наращивал темп фрикций и одновременных ласок ее грудей. Он уже специально не искал эрогенные зоны, помня, что в таком состоянии этого не требуется.
   Когда она перестала кричать и стала стонать, активнее отзываясь на сжатие грудей и фрикции. Стал, массируя груди, зажимать соски меду пальцами. Добившись этим, что ее стоны, перешли в легкие задушенные всхлипы. Увеличил темп фрикций и глубину. Когда доктор кончила, не давая ей передышки, перевернул.
   Раздвинув ягодицы, обильно смочил вход выделениями и приставил голову члена ко входу в попку примеряясь. Доктор задергалась
  - Нет... Пожа...
   Не дав ей окончить, он одну руку просунул под нее и сжав клитор, одновременно вонзил член в попку.
   Доктор еще громче чем в первый раз закричала. Толи от боли толи и неожиданности, толи от нежелания. Схватилась за край стола руками и попыталась вырываться.
   Не обращая внимания на то, что она билась в попытках высвободиться. Быстро массируя клитор одной рукой, он другой придерживал ее ритмично вдавливая грудями в стол. И все более наращивал темп фрикций.
   Доктор не в силах вырваться и привыкая к дикой смеси боли и наслаждения понемногу вытесняющей чистую боль, понемногу затихала и расслаблялась.
   Когда она окончательно свыкнувшись достигла пика и кончила, обессилено расслабилась. Питер вышел из нее.
   Пошел к столику и налил два стакана напитка. Перевернув и приподняв ее за плечи, похлопал по щекам, приводя в сознание. Когда взгляд стал немного осмысленным, влил ей в рот немного. И она придя в себя, осознано отпила больше половины.
   Вылив остатки на него, обмыл свой член. И взяв ее руками за щеки, глядя в глаза, сказал
  - Вы замарашка доктор. Вы не моете попку перед экспериментом.
   Не обращая внимания на реакцию, взяв за бедра подвинул ее ближе снова введя член в вагину. Плотно прижав ее лобок к себе, совместил фрикции с ублажением ее клитора.
   Доктор, от стимуляции нового клитора, возбудилась почти сразу. И когда приблизился пик, схватила его за плечи, попытавшись охватить его торс ногами, чем вызвала его улыбку.
  - Ну раз все так хорошо, повторим заход!
  Питер мягко толкнул ее в грудь, опрокинув спиной на стол. Поднял правой рукой ее ноги к своему плечу, быстро вынул и снова вонзил член в попку доктора. Левой не переставая массировать и теребить в такт движениям клитор.
   Доктор уже не протестовала, а слабо дыша постанывала кусая губы. В ее глазах появился блеск. Руки сжимали и мяли свои груди. И когда струя спермы ударила во внутренности, она вскрикнула и вся напряглась испытав оргазм. Глаза ее теперь блестевшие не отпускали его взгляд.
   Он снова приподнял ее и дал ей напиться. Затем уже медленно и размеренно ублажил в оба отверстия. Доктор быстро возбуждалась и быстро кончала и там и там. Когда он кончил сам, доктор от этого кончила вместе с ним.
   Доктор обессилено откинувшись на стол облизывала губы и смотрела в его глаза как дешевая шлюха. Только вот блаженство и обожание в них, было не профессионально наигранное. Смутившись от этого, спросил.
   - Вы хотите пить?
   Доктор не в силах даже говорить, при закрыла глаза. Чувствовалось, что она уже на грани.
  Налив ей и себе он поднял ее за плечи и напоил.
   - Тут есть душ?
   Доктор кивнула и указала на угол за сейфом. После чего слабой рукой отстегнула карточку с комбинезона. Тот так и лежал рядом на столе, уже весь перепачканный.
   За сейфом была хорошо скрытая панелью дверь. Открывшаяся, когда он поднес карту к сенсору. За нею, настоящая комната отдыха с санитарным узлом и душем.
   Он помог перемазанной спермой и собственными экскриментами докторше пройти в нее.
   Засунув под теплый душ, прямо там, омывая, еще раз устроил сеанс мягкой сексо терапии.
   После душа, обессиленный доктор заснула, едва он уложил ее на кровать.
   Уложив ее спать, сам еще раз вымылся и уселся в кресло. Подкрепившись коктейлем, больше ничего в комнатах он не нашел, обдумал все случившееся, и немного подремал. Проснулся сразу, почувствовав сначала изменение в темпе дыхания, а потом взгляд Доктора.
   - Мадам доктор, вы не спите.
   - Да. Но я еще немного полежу. Вы не хотите составить компанию?
  Питер немного подумал, прислушиваясь к себе. За него решил его обновленный орган, который словно принюхиваясь, пробудился и встал между ног.
  - Не откажусь, раз дама просит.
   Но в этот раз он был ласков и сдержан. Полностью контролировал эмоции и тело, а не они его. Не мстя и не наказывая. Стараясь только доставить удовольствие ей, а не себе. После чего оба приняли душ и переоделись в отстиранные им комбинезоны.
   В помещении, где его модифицировали, доктор убралась сама. Из чего, он сделал вывод, что последний его фортель никак не был зафиксирован. Но на всякий случай он спросил.
   - Странно, что нас не хватились.
   - Лукас куда-то уехал, я немного поторопилась с завершением и отключила аппаратуру записи раньше
  - По моему вы не договариваете.
  - Да вы правы. Я сама отпустила персонал. И перенастроила систему записи, отключив ее. После последней инъекции, вы должны были уснуть через час. Есть вещи, которые вам знать не надо. И не надо знать нашим кураторам. Когда ни будь, вы это поймете. Но видимо активная ваша работа вывела препарат из организма слишком рано. Но я бы все равно вас усыпила и провела лично до обследование. Тут есть специальная система. Если бы, вы меня не застали врасплох, и не вынули фильтры...
  - Я все время так буду "испускать" их?
  - Нет. Мы проводили контроль постоянно. Они исторгаются только при сильном возбуждении. Но, я не упомянула еще одну вещь о которой вам стоит знать. В вашей пред жидкости есть... Впрочем вы сами наверно знаете что природа предусмотрела уникальный механизм, позволяющий организму возмещать ущерб. Процесс заживления ран обычно делится на три фазы. Стадия воспаления, она предназначена очистить рану. Затем стадия регенерации и оконечная стадия эпителизации и реорганизации рубца. Но все это происходит очень медленно.
  Профессор долгое время работал над тем, чтобы ускорить данный процесс и локализовать. И ему многое удалось. Я работала над данной тематикой в области кожных покровов.
  - Вы уже говорили, что модифицировали их.
  - Но я не упоминала о том, что приживила вам еще несколько, сделанных из ваших же желез. Это была очень трудная, ювелирная работа. Взять часть вашей железы, модифицировать и вырастить такую же но с другими свойствами. А затем подсадить на место. И так, что сам организм достроит новую, совмещенную. Так что, кроме смазки, ваша пред жидкость и сперма, содержит ускоритель "заживления". Причем организм насыщенный модификантом, восстанавливая железы, включил часть формулы в сперму и пред жидкость. Я не знаю, как это произошло и на что это повлияет. И не могу исследовать так как это привлечет внимание Лукаса. А это значит, что проект будет остановлен.
   Петер задумался.
  - Значит я теперь еще и лечу.
  Он поглядел на то что теперь вырабатывало еще и лекарство.
  - Но как это остановит проект?
  - Быстро. Лукас имеет право прервать проект и закрыть тематику. Если посчитает, это опасностью потери или распространения материала. Вы уже никогда не выйдете из лаборатории.
   Она вздохнула.
  - Я не питала иллюзий берясь за эту работу. И собиралась честно выполнить взятые обязательства. Вырваться из лабораторий профессора, можно было только так. Но насколько я ошиблась с выбором, поняла слишком поздно. Именно по этому, часть работы я скрываю. Как только они поймут, что я им не нужна, меня уничтожат. Как только вы сделаете ошибку или перестанете их удовлетворять, вас уничтожат. Это страшные люди.
  - Я догадываюсь. Я тоже не в восторге от того во что влип, но я военный. Отказаться, просто не мог.
   Они помолчали думая каждый о своем.
  - Мне следует что либо еще знать?
   Доктор вздохнула.
  - Мне стыдно это говорить, но я не знаю. Вы первый успешный, полностью модифицированный целевой организм. И я проделала это, имея практически одни теоритические выкладки. Все пробуя, прямо на живом оконечном материале. Это чудо, что у вас такая ДНА и такое тело. Вы будто созданы для модификаций. Если бы не это и половины сделанного, не получилось бы.
   Она хотела что-то добавить но запнулась. И продолжила говорить уже о другом
  - Ваш организм сам достроил многое, что ему требуется. По моим анализам гормональные фракции изменились и у вас в поту. Но за то время что осталось и с тем оборудованием и персоналом, я ничего не смогу исследовать толком и тем более для вас сделать. То что сделано, уже просто фантастическое везение.
   Махнув огорченно рукой, она нажала клавишу на нотепутере и стена напротив сейфа ушла в бок, открыв вход в лабораторию.
   - Прошу. Я все же хочу вас обследовать и провести анализ того, что получено. То что смогу и успею. Потом, нам еще работать. Время, отпущенное нам почти кончилось.
   Доктор смущенно махнула рукой в сторону комнаты.
  - Ну, только без этого. Думаю...
  Предупреждая его вопрос, усмехнулась
  - Обещаю. Более ничего вам делать не буду! С меня достаточно того, что вы сделали со мной. Будем считать что квиты. Мне еще разбирать анализ записей того, что вышло и писать кучу отчетов. И учтите, сейчас я активирую заново, общую запись в помещениях. Лукас конечно не гений, но и не идиот. Если все будут слишком долго "спать", просмотрев записи, все поймет и поднимет тревогу.
   Питер с сомнением хмыкнул, но выбора у него не было.
  И как не странно, доктор не обманула его. Сделав обследование, отпустила.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  3041 год
  Декабрь.
  Лиранский Альянс.
  Флотская база хранения токсичных отходов.
  Закрытый комплекс.
  Лабораторный Блок.
  
  
   Цена секретов.
  
   Уборка.
  
   Лейтенант Лукас пошире открыл дверь контейнера, пропуская в него сержанта несущего в манипуляторах экзоскелета упакованные блоки оборудования.
  - Это последние?
  - Да сэр.
  - Поправьте, те коробки, что перед вами, чтобы стояли плотнее.
   Он подошел сзади, якобы для того чтобы проконтролировать. Быстро достав из коробки рядом автоматический пистолет и прислонил к его затылку глушитель звука навинченный на ствол. И тут же, быстро выстрелил два раза.
   Вынув карту из паза, выключил двигатель экзоскелета и кинул пистолет обратно в коробку. Затем снял с себя запачканный каплями крови легкий скафандр биологической защиты, положил его в ту же коробку. Достав из соседней, другой скафандр, надел.
   Еще раз все проверив, убрал в контейнер пандус, и закрыв его, обошел освобожденные от оборудования помещения.
   Три дня они не покидая их, освобождали и проводили самый тщательный обыск. Для этого даже разобрали часть оборудования. Все стационарное оборудование было обыскано особо строго. Вентиляция была осмотрена и вычищена. Фильтры заменены и помещения подвергнуты полной де биологической обработке.
   Еще раз обойдя помещения он забрал из контейнера герметичный металлический кофр для образцов. После чего, опечатав контейнер подошел к двери и нажал клавишу на коммуникационном блоке.
   - Лейтенант Лукас. Угроза устранена. Все упаковано. Можете высылать команду. Пришлите с командой, два погрузчика для контейнеров.
   Через толстое стекло иллюминатра двери, он наблюдал как двери тамбура напротив открылись. В них зашла команда дегазации. На каждом были такие же как и на нем, ярко оранжевые скафандры. За спинами баллоны с дыхательной смесью и реактивом для уничтожения биологической угрозы. Сзади группы, въехала специальная машина с бочкой реактива для обработки помещения. Ее передняя панель топорщилась штангами со щетками.
   Команда была местная. И действовала профессионально. Где-то тут под землей были еще лаборатории. Учитывая с чем работают в военных лабораториях, никто не хотел чтобы оно вырвалось наружу. Особенно сами военные.
   Когда двери за ними закрылись, старший команды, подошел к коммуникатору.
   - Сэр, отойдите к контейнерам.
   Лукас отошел. Он знал, что сейчас старший команды прикажет специалисту проверить еще раз уровень угрозы через специальные порты в двери.
   А остальные его люди монтируют внутри тамбура, дополнительный тамбур из толстой пленки, а так же специальную систему воздушного подпора и водяной завесы. Даже проверив, и убедившись что все чисто, команда неукоснительно соблюдала правила устранения последствий, не давая и шансу вирусу или активному соединению покинуть место аварии.
   Через пятнадцать минут, дверь дрогнула и отворилась. Первыми в нее шагнули два человека с оружием в руках.
  - Оставайтесь на месте, поставьте контейнер, поднимите руки.
   Его держали под прицелом, пока специалист на груди которого был ящик с прибором химической и биологической разведки, проверял его на заражение.
   Проведя анализ два раза и вколов ему универсальную вакцину он отступил в сторону.
  - Чисто!
   На смену людям с оружием прошли люди с распылителями и под большим давлением обработали его костюм раствором. Так же тщательно поступили с переносным чемоданчиком-контейнером.
  - Пройдите в тамбур, не сходите с обозначенной дорожки.
   В тамбуре его и его ношу снова обработали раствором. И только после этого, раздев, выпустили в небольшую полость из пленки, где еще раз обмыли и подвергли медицинской проверке, вколов новые вакцины.
   Медик указал на отгороженное герметичное помещение рядом.
  - Срок карантина пять часов.
   Лукас указал на лежащее в отдельном боксе свое удостоверение запаянное в пленку.
  - Я должен лично проследить за уничтожением. Командир базы, должен быть в курсе.
  - Ждите.
   Медик связался со старшим группы и тот разрешил. Но все равно выйти он смог только надев скафандр.
   В это время, мимо озаряя туннель всполохами красных и оранжевых проблесковых фонарей, проехали погрузчики. Они вывозили обработанные с наружи контейнеры. Вскрывать их, никто и не думал. Более того каждый был плотно запаян в несколько слоев специальной толстой пленки.
   Команда деактивации угроз работала споро. Они уже прошли центральный проход и приступили к помещениям.
   На выходе в центральный коридор, где его ожидали погрузчики, под охраной солдат одетых в такие же скафандры. Лукас опять подвергся проверке. Задержка вышла, только когда он пояснил, что не имеет права выпускать из вида образцы. Но и это быстро решили, ибо подобное было предусмотрено. Ему дали герметичный рюкзак, куда он поместил кофр чтобы повесить за спину.
   Через час, контейнеры поместили в специальную камеру - сжигатель. В этой камере были установлены двигатели дропшипа.
   Один сжигал контейнер с опасным грузом, другой дожигал выходящий поток. В результате на выходе уже испаренные газообразные фракции сгорали в струе плазмы. Просто и быстро. Весь процесс занял не более тридцати минут. Лукас сопроводил их до транспортера ведущего в камеру и далее, наблюдал через специальные камеры установленные в помещении.
   Получив доклад о полной дегазации помещений и проведя оставшееся время в помещении карантина, он прошел еще один медицинский осмотр и отбыл с базы.
   Уже взлетая на малом корабле, он глядя в иллюминатор подумал, что за ним, скоро закрепится стойкая слава уборщика. Все чаще ему поручали подобные операции. С одной стороны, это давало независимость и неплохое продвижение в службе, с другой, так же приближало вот к такому концу.
  Если те, кто ему это поручал, решат, что он узнал уже достаточно для этого. О сгоревших несколько часов назад в контейнерах, пяти сотрудниках, он даже не вспомнил.
  
  
  
  
  
  
  
  3042 год январь.
  Федеративное содружество.
  ХХХХ
  Закрытый комплекс.
  Полигон подготовки Ми4
  
   Учеба.
  
   Знакомство.
  
  
   Машина резко свернула и с поворота который располагался на вершине сопки стал виден городок, в который спускалась дорога.
   Несколько феррокретовых высоких зданий блистающих на солнце стеклом окон были окружены залитых зеленью одно и двух этажными домами. По окраине шли дома частного сектора, далее ближе к полям был виден район лачуг бедноты.
   Сопровождающий офицер ми четыре, указав за окно, подмигнул.
  -Вот тут и готовим ребят, гости вроде вас у нас не часты.
  Петер вежливо улыбнулся. Он был в гражданском платье, но, представили его сотруднику, как специалиста из ми шесть, где он собственно и проходил подготовку и службу, прежде чем попасть на флот в свой отряд.
   Машина свернула с дороги ведущей в центр поселка на въезде. И поехала вдоль его окраины. Проехав узкой улочкой почти закрытой от солнца кронами деревьев росших у заборов, остановилась на третьем перекрестке.
   Его сопровождающий, вынув из перчаточного ящика пакет, достал из него документы.
  - Здесь все по настоящему. Полиция, деньги. Даже передачи по три видео. Правда, большинство в записи.
   Из того же пакета он достал гражданский коммуникатор и пачку К-банкнот.
  - Этого вам хватит, чтоб тут приятно отдохнуть месяц. Зарегистрируетесь в мэрии завтра. Многие наши, кому положено, тут иногда отдыхают. Совмещают полезное с приятным. Так что вы, не привлечете ничьего внимания, если будете себя правильно вести. Кроме обучения, это своеобразный тест.
   Питер ответил на довольно чистом японском.
  - Я вырос на бордере, в бедном квартале для перемещенных. А подрос, побывал в гостях за ним. Это, не проблема.
   Сопровождающий дружелюбно хлопнул его по плечу.
  - Тогда проблем у вас не будет. Приятно что есть люди, которым не нужны костыли. Если потребуюсь, мой номер у вас на первой клавише. А с тем что попроще, или если что произойдет, обратитесь в мэрию или полицию. Информация по вам уже поступила.
   Питер дождался когда он развернется и махнул ему на прощание рукой.
  После чего нашел табличку на доме. Надписи на ней, и правда были на японском. Агент привез его почти по адресу. Пройдя еще четыре дома, он свернул в ворота и пошел по тенистой аллее, ведущей к двух этажному особняку.
   Он уже подходил к дому, когда на крыльцо вышла женщина в традиционном одеянии гейши. Судя по гребню в прическе и богатому вееру, она была здесь что-то вроде старшего менеджера.
   Учтиво поклонившись, Петер представился, так как у него значилось в документах.
  - Прошу простить за беспокойство госпожа. Я Хиро Самута. О моем приезде должны были сообщить.
   Возраст женщины было трудно определить. Ее лицо покрывала традиционная нанесенная гримом маска.
   Она так же ответила поклоном
  - Мы вас ждали, Хиро сан. Прошу следовать за мной.
   В зале за дверьми, пока он снимал обувь, успел заметить двух любопытствующих юных камуро. Что примерно соответствовало статусу учениц. Они, думая что их незаметно, подсматривали скрываясь за вазами с цветами о чем то болтая и смеясь.
   Его провели на второй этаж, в большую светлую комнату. Там у порога, раздвинутой стенной створки, жестом попросили обождать.
   И через минуту пригласили пройти.
   У стены украшенной драпировкой из полотен со стихами, на подушках за низким столиком сидела пожилая Таю. Впрочем возраст ее, он скорее угадал чем понял.
   Его приход, отвлек ее от написания. Перед ней на красивом низком столике были разложены приборы для каллиграфии. А пенал с набором кисточек так и оставался открытым. Лист бумаги или шелка, над которым она трудилась, видимо убрала когда вошла гейша.
   Питер вспомнив посещение одного именитого купца, вошел вслед за ней стараясь не глядеть прямо. И опустился на колени в трех шагах от Хозяйки.
   Гейша что привела, повторно представила его.
   Петер следуя традиции, которые еще помнил с детства, низко поклонился и выразил искреннее сожаление, что побеспокоил уважаемую Энсэки Дези Сама своим бесцеремонным вторжением. И испросил прощения за то, что осквернил ее храм знаний, являясь по сути газинской невежественной обезьяной пляшущей среди тончайшего фарфора храма женского мироощущения, недостойный даже тени взгляда на него.
   Энсэки Сама удивленно выгнула бровь и неожиданно рассмеялась.
   Смех ее был совсем молодой.
  Махнув гейше, что та свободна, велела принести им чаю и попросила его сесть свободно.
  - Вы меня приятно удивили. Уже давно, никто из тех, как вы выразились обезьян, что сюда присылали, так не представлялся. Судя по вашему акценту, вы воспитывались где-то на окраине. Селин, Ларкия или Давид. Переселенцы?
   Питер вежливо улыбнулся.
  - Вы очень проницательны. Но мои родители, были из Федерации. Военные. офицеры. Восточная кровь во мне, русская, от предков. Я воспитывался дядей. Он был не очень богат, и мы жили среди переселенцев. В основном средний и низший класс. Я учился в низшей школе, вместе с ними. Приношу извинения, что не могу рассказать вам подробней.
   Она снова улыбнулась. Очень тепло и искренне. И Петер отметил, что несмотря на возраст, который он затруднялся определить, Энсэки не растеряла своей привлекательности. Скорее усилила ее приобретя зрелый шарм. Он даже подумал, что в молодости, противостоять ее обаянию и красоте смог бы не каждый. А теперь, пожалуй почти никто. Особенно учитывая что вместе с зрелой красотой она приобрела жизненный ее опыт. Даже сейчас, хотя она просто сидела, невольно очаровывала зрителя осанкой, мелкими движениями, голосом.
   Две молоденькие гейши принесли им цветочный чай. Чай был изумительным. И Петер выпил первую чашку действительно с удовольствием. Позволив себе заметить
  - У вас чудесный чай. Я будто, попал в детство.
   Энсэки Сама приняв похвалу взяла веер, тонким жестом руки отпустив при этом девушек.
  - Я сама росла до семи лет в подобном районе. Вы мне тоже, напомнили о детстве. Но вернемся к делам.
   Она достала из лакированной коробочки вполне современный волновой глушитель сигналов подслушивающих устройств и включила.
  - Ваш наставник, сам того не ведая, давая мне поручение, практически открыл цель вашей миссии. И я более чем уверена, сами вы, еще не знаете ее цели. И конечно с кем вам придется столкнуться.
   Питер удивленно поднял бровь и жестом попросил слова.
  - Нас могут видеть?
   Энсэки задумалась
  - Да это возможно, но только из далека.
  - Тогда обсуждая эту тему, нам придется исключить это.
   Мисс Дэзи удивленно приподняла бровь. Петер пояснил.
  - На одной из миссий, мне пришлось воспользоваться мощным видео усилителем, чтобы снимать лицо чиновника. Но микрофон, на таком расстоянии был бессилен. Мне помог один мой товарищ, имевший подготовку, но работавший в другом отделе. И по его совету, я два месяца ходил в школу для немых, чтобы учится читать по губам.
   Энсэки Сама не говоря вслух спросила одной артикуляцией, притом на японском
  - Этому учат всех?
   Петер улыбнулся.
  - Не каждого. Но специалисты встречаются.
   Она серьезно кивнула, легко встав, сама закрыла две боковые стенки.
  
  Петер при этом отметил, как слитно и плавно она двигалась. Будто плыла в танце. Вернувшись, она перенесла подставку со своим чайником и села напротив ближе. Налив себе и ему чаю, продолжила
  - Спасибо за подсказку. Итак, значит я права?
   Петер не стал отрицать.
  - Да, я только в общих чертах могу себе представить направленность миссии. Только один человек, дал мне указание на то, что меня готовят, как некоего обольстителя. Причем именно не вербального, а сугубо плотского. Боюсь, он за это уже жестоко наказан.
   Энсэки Сама кивнула.
  - Это только укрепляет меня в моем мнении.
   И чуть задумавшись спросила.
  - Что вам известно о Ордене Пяти Столпов?
   Петер чуть помолчал вспоминая и компилируя.
  - Возникновение приписывается к середине две тысячи трехсотых годов.
  Изначально, нечто вроде духовного ордена. Хранители чести, исполнения традиций согласно основных религий Синдиката, его идеологических и социальным нормам. Позже благодаря захвату рынков торговли интегрировался во все слои общества. Приобрел в них влияние, став религиозным стержнем нации. Это теперь слияние огромной религиозной, финансовой и бюрократической машины. По моим сведениям даже СВБ не может внедрить в него своих агентов. Широко используют женщин. Хранитель в доме Курита, близкая родственница координатора.
   Петер сжал губы ибо пока говорил все понял, и поклонившись спросил
  - Женщины?
   Дэзи кивнула.
  - Вот видите? Маленькая подсказка. И вы сами все поняли. И Орден в свое время, это Понял и использовал максимально. Они везде. При кажущихся вторых ролях в Синдикате, они незримо играют огромную роль. Особенно, связанные с Орденом. Орден содержит специальные школы во многих областях. Это могут быть просто кружки традиционной графики. Музыкальные или спортивные школы. Философские школы при храмах и школы для знати, как начальные так и уровня академии. Или, как вы уже несомненно поняли...
   Она сделала легкое движение кистью руки и Петер поклонился, благодаря за объяснения.
  - Я могу спросить о вас?
  - Да. Я один из адептов совершивших волей обстоятельств ошибку... Но не посчитавших свою жизнь достойной за нее платой. И теперь вынуждена скрываться.
   Питер потрясенно поклонился.
  - Я боюсь даже представить ваш уровень и чего стоила помощь вам скрыться, нашим людям. На сколько хватает моих знаний, вы ведь Таю.
   Энсэки Дези удивленно посмотрела на него.
  - Как вы догадались? Или откуда у вас такие познания?
   Питер чуть задумался.
  - Скажем так. Одна пожилая женщина, потерявшая родину, и у которой уже было мало сил чтобы работать, она действительно была пожилой. Иногда рассказывала красивые истории или сказки людям и детям. Иногда за деньги, иногда за еду, иногда и чаще, просто так. Детей она очень любила.
   Однажды когда ее спросили о чем-то, я уже не помню, что было причиной. Она рассказала детям, о древнем храме Дзёкоку-дзи и о прекрасной женщине Югири Таю, которую помнят и чтут, много поколений спустя после того, как она в расцвете своих лет покинула этот мир, навеки оставшись молодой и прекрасной.
   Так же рассказывая о ней, она упоминала что Таю отличались от гейш не только более богатой одеждой и тем, что повязывают свой шитый золотом пояс спереди, а не сзади. А в прическе майко, носят восемь кандзаси-шпилек и несколько гребней. А куда большей образованностью, умом и неземной красотой и привлекательностью, данной самими богами...
   Энсэки Дези радостно улыбнулась сверкнув глазами
  - Хиро Сан, я завидую вашим детям! Вы хороший рассказчик. И знаете вещи, которые даже на моей родине известны не каждому. Этот храм, был разрушен. И только много лет спустя, его заново построили. А эту историю, знают только допущенные тайнам старых знаний! Вам очень повезло, что вы знали ту женщину, кто бы она не была.
   Питер печально кивнул.
  - Да вы правы, она была очень доброй. И только по взрослев, я начал понимать некоторые из историй, что она рассказывала. И то значение, которые они имели или что заложили в наши сердца.
   Энсэки сама, встав открыла в стенной нише небольшой алтарь и зажгла палочку курения.
  - Я всегда считала, что такие люди, что бы они не делали в своей жизни, достойны того чтобы их помнили.
   Питер, так же встав, подойдя склонил Глову. Помолчав, он добавил.
  - Да. Я не очень религиозен. Моя работа, была далека от этого. И боюсь, будет далее такой. Но мое сердце выбрало путь служения им, и не позволяет забывать, что я человек и обязан жизнью и воспитанием людям.
   Энсэки посмотрев на него, склонила на бок голову
  - Вы воин. И могу утверждать, что вы шли путем меча, пока вас не втянули обстоятельства жизни в свору шакалов. Но даже в ней, вы скорее мангуст. Только они этого не заметили.
   Улыбнувшись, он поклонился
  - Вы мне льстите. Но как вам будет угодно. От вас, я согласен принять и эту кару.
   Она закрыл алтарь и указала на места подле подставок с чаем. Не успел Петер сделать второй шаг, что-то мелькнуло слабо блеснув. Он заметив это только краем глаза неосознанно инстинктивно выхватил из воздуха тонкую похожую на трехгранную иглу булавку.
  - Реакция мангуста. Вы же не видели? Я кинула только пальцами из-за спины!
   Возвращая булавку, он указал глазами на окно.
  - Был отблеск, я заметил краем глаза.
   Совсем не в традициях, не роли, не рассы, мисс Дэзи фыркнула как вздорная девчонка и шутливо ударила его в грудь веером
  - Значит, вы краем глаза косились на мою попу?!
   Питер вполне искренне рассмеялся
  - Ну, это, я могу только представить за столькими слоями ваших нарядов. Хотя то, как вы двигаетесь, сознаюсь, меня потрясло еще когда вы встали в первый раз.
   Налив ей и себе чаю, он пояснил
  - Так вышло, что однажды спасая свою никчемную жизнь, я прятался от облавы целые трое суток в театре на колосняках. А там как раз шли репетиции и представления танцовщиц. Они были профессиональные, серьезные танцовщицы. Но увидев вашу пластику движений, молили бы о сепуку за позор который демонстрировали.
   Энсэки снова засмеялась.
  - А знаете, Хиро кун. Я думаю, у вас все выйдет хорошо. Вы грубый, не очень красивый, какой-то весь словно в себе. И словно хотите весь мир за это просить прощения. Но это вам очень идет и вы именно этим, располагаете к себе. В вас, живет большая сила. Ее просто не видно, тем, кто не умеет видеть, но она есть.
   Выпив чашку и озорно стреляя в него глазами, она добавила.
  - Я вам помогу. И не потому, что вас ко мне прислали. Пока осмотрите дом и отдыхайте.
   Она тихонько хлопнула в ладоши и из-за перегородки вышла уже знакомая ему гейша, которая увела осматривать дом.
  
  
  
  
  
  Петер Ганедон Шелтон
  Хиро Самута.
  Личные записи.
  
  
  3042 год.
  Январь.
  Федеративное содружество.
   ХХХХ
  Закрытый комплекс.
  Полигон подготовки Ми4
  
  Учеба.
  Школа.
  
   Мисс Тэру Симаба так звали старшую гейшу, которая меня встретила и теперь сопровождала, так же была коренной уроженкой синдиката.
   Согласно воле Энсэки Сама она начала показ дома с самого начала.
   Первой мы посетили часть дома отведенную для самых молодых камуро. Здесь жили и учились девочки от шести семи лет. Сейчас почти все они были на занятиях. Для самых младших были общие жилые помещения. Те что по старше жили в комнатах по четыре. Еще более старшие, жили в комнатах по двое. У более зрелых и взрослых были свои отдельные комнаты.
   Мне кстати, отвели комнату в хозяйской части дома. И когда Тэру Сама узнала что я прибыл как есть в одной одежде, тут же распорядилась доставить в нее все необходимое. Продиктовав длинный список одной из своей учениц.
   Классы для учебы, были светлые и большие. С особой гордостью, мне показали класс музыкальный и танцевальный. Они могли объединяться, а могли быть разобщены специальной звуконепроницаемой перегородкой. В этих помещениях причудливо переплелись классические и самые современные черты. И инструменты и оборудование было как самое современное так и классическое, сделанное в ручную по традиции.
   Дольше всего мы задержались беседуя с хранительницей библиотеки. Большая ее часть была в специальных помещениях под домом. Пожилая мисс Аои Арису, узнав из моих слов, что я увлекаюсь историей. Как бы невзначай, устроила мне целый экзамен. А почувствовав по ответам, что мое увлечение не было шуточным, растрогалась и с гордостью показала мне отделение с книгами и свитками вывезенными еще с Терры. Их было не так уж и мало. Отдельно были стеллажи с современными носителями информации где были записи редких старых книг, которые было невозможно достать.
   Как я понял, кто-то из Ми Четыре причем очень высокопоставленный серьезно курировал эту библиотеку. Тут даже были книги которые официально считались изъятыми и уничтоженными или запрещенными.
   Книги по проще и современные издания, были в цифровом виде и занимали отдельное автоматизированное хранилище. Обслуживали его две молоденькие гейши сидяшие в комнате более похожей на зал спутниковой связи. Как я понял сюда, был подключен какой-то внешний банк данных. Ибо список подключенных абонентов на центральном мониторе динамично менялся каждую секунду. В общем такой библиотеки, по количеству редких и ценных изданий, я не встречал даже в центральном хранилище на Новом Авалоне. И их ценность подтверждало то, что для этого был оборудован такой целый подземный комплекс с современным оборудованием.
   Но конечно меня больше интересовали старые книги. Покинул я это помещение прямо скажу неохотно, как ребенок которого взрослые увели из магазина игрушек.
  По сути дом особняк делился на несколько частей.
   Первая была школой для камуро. Где девочек учили и согласно их способностей и наклонностей определяли их дальнейшую судьбу.
   Далее была часть отведенная для тех кому был определен путь Юдзё.
  Тут наверно стоит сказать, что в обществе Синдиката издревле было некое разделение в понятии принятом у нас как Секс Индустрия.
   Все связанное с Соитием за оплату, было низовой частью и тоже имело деления. Одновременно с этим была та часть которая дозволяла ограниченное действие. Например оральный секс и эротические действия без плотного или с ограниченным контактом.
   На каждое из этих видов действий накладывались определенные как законодательные так и морально традиционные рамки. И это определяло разделение и тип обучения и принадлежности того кто это практиковал.
   Так при самом строгом моральном запрете, могли существовать некие вполне официальные заведения и клубы предоставляющие сексуальные услуги. И издаваться поступая в свободную продажу очень популярные откровенно порногарфические печатные и мультимедийные издания. Но если там были закрыты или слегка ретушированы гениталии.
   Часть, отведенная для Гейш, более служащих украшением праздников, приглашаемых для развлечения гостей и оказывающих консорт услуги. По этому естественно отличалась.
   Многие в нашем мире не знали и не видели этих различий. Чем естественно в лице жителей синдиката заслуживали презрения своей необразованностью и дикостью.
   Высшая школа если это так можно было назвать также делилась по типу уже мною описанных. Но была целевой, ориентированной на индивидуальную работу с обучаемым. По общим предметам для всех, более по походила на философский и исторический факультет.
   Всем без исключения девочкам преподавали каллиграфию, рисование, музыку, танцы, медицину, этикет, историю. Это, не считая общеобразовательных предметов.
   За домом в лесу были отдельные павильоны дополнительных классов для приглашенных со стороны учителей. Их не пускали на основную территорию. И даже небольшой монастырь с несколькими храмами, открытый для посещения жителей города.
   Так что заведение руководимое Энсэки Дези, меня поразило при кажущейся компактности своим размахом и уровнем.
   Возвращаясь на территорию я впервые заметил охрану. Молодой японец в традиционной одежде самурая, со всеми причитающимися мечами, и уверен со спрятанным более современным оружием, вел за руку девочку видимо ушедшую туда, куда не следовало.
   Не зная статуса, Тэру Симаба, я ограничивался лишь общими вопросами. Хотя если хотя бы часть подготовки в Ордене Пяти Столпов, велась подобным образом, становилось понятно, почему СВБ испытало такие трудности с внедрением своих агентов. Их надо было готовить еще до поступления в школы Ордена и не факт что они сохранили бы свою верность СВБ, при такой долгой и целенаправленной подготовке, длящейся практически большую часть жизни.
  
  
  
  
  
  
  
  Петер Ганедон Шелтон
  Хиро Самута.
  Личные записи.
  
  
  3042 год
  Январь.
  Федеративное содружество.
  ХХХХ
  Закрытый комплекс.
  Полигон подготовки Ми4
  
  Учеба. Школа.
  
   Личное и общественное.
  
   Вечером меня предоставили самому себе и погуляв в парке, я поднялся в свою комнату.
   Решив принять ванну и переодеться в национальную одежду, с удивлением понял, что ко мне приставили одну из гейш. Впрочем, по приданному мне статусу не столько ученика, как дорогого гостя, это не удивило.
   Акеми Аризу, так звали молодую девушку из старших классов приставленную ко мне. Так же была коренной жительницей синдиката и здесь, после иммиграции, училась уже третий год.
   Войдя почти сразу за мной в комнату, она представилась и пояснила, что по воле хозяйки должна как присматривать за мной, так и учить "быть японцем".
   Я был в общем, естественно не против. Хотя благодаря своему детству прекрасно знал быт. Дядя часто задерживался на работе или уезжал не на долго по делам. И тогда, я жил у соседей, в семье из синдиката. Но жить в богатом доме, не приходилось. Это имело свои особенности.
   К тому же девушка была молода и симпатична, может быть, на пару лет даже моложе меня. Первый большой конфуз, между нами, вышел не по моему незнанию чего либо. А из-за моего тела. Когда Акеми, помогала мне мыться.
   Пока я раздевался и она готовила ванну, все было нормально. Но когда она также переодевшись для оказания мне помощи в помывке, намыливала меня и произошел конфуз.
   Мой детородный орган, почувствовав присутствие рядом красивой девушки проявил интерес и не слушая хозяина шустро высунул голову из мохнатых клубов пены.
   Дергаться по этому поводу я посчитал лишним. Но мое внимание привлек невольно вырвавшийся из уст девушки возглас удивления. Взглянув на нее, я с трудом сдержался от того, чтобы рассмеяться.
   Такие большие глаза, я давно не видел. Она, заметив его, замерла, чуть приоткрыв от удивления рот. Еще больше, она была поражена, когда проведя разведку, мой детородный орган как бы встряхнув плечами распрямился во всей своей красе.
   Чтобы вывести ее из ступора, я тихонько дотронувшись до ее руки с мочалкой замершей над моей грудью сказал
  - Акеми Сама, прошу простить за несдержанность моего тела, это естественная реакция на вашу нежность и красоту.
   Девушка, вздрогнула и потупив взгляд кивнула. Я не понял, что это значило принятие извинений или принятие к сведению моей несдержанности. Ее щеки порозовели и первую минуту, после конфуза, чувствовалось, что она слегка не в себе. А глаза, невольно косятся на гордо возвышающийся орган, который словно в насмешку чуть покачивается в такт моему дыханию.
   Чтобы привести ее в себя, я со вздохом придержал ее руку.
  - Акеми Сама, дорогая, прошу вас. Давайте отнесемся к этому маленькому недоразумению, как к дополнительному уроку анатомии. Я сейчас встану, а вы омоете меня перед ванной. Я буду стоять, не двигаясь, и вы сможете меня подробно осмотреть. Чтобы привыкнуть к этому виду. Думаю нам обоим это необходимо, чтобы избежать дальнейшей неловкости.
   Девушка опять засмущавшись приняла мое предложение и в ее "Хай" и поклоне, уже было больше благодарности чем просто вежливости.
   Я встал, и пока она меня омывала, поливая из черпака, стоял пару тройку минут, закрыв глаза. Чтобы не смущать ее взглядом. Пока она не, коснулась моей руки, тихо поблагодарив.
   Далее она уже справившись с собой, вполне профессионально продолжила ритуал. Уже сидя в ванне и слушая ее, тем не менее, видел, что все таки она периодически стреляет глазами в сторону напугавшего или удивившего ее органа.
   Я попросил ее жестом наклониться ближе. И сказал, понизив голос.
  - Акеми Сама, я вижу, что не смотря на то что вы справились с собой. Этот орган вызывает ваш интерес. Если у вас есть вопросы, или пожелание его рассмотреть более подробно, прошу вас не стесняться. Но у меня будет просьба, ограничить обсуждение полученных вами в этой связи знаний мисс Энсэки Дези. Она как женщина опытная и мудрая наверняка не будет вас наказывать, а включит это в курс вашего индивидуального образования. А я в свою очередь обязуюсь, оставить все строго между нами. Обязуюсь ни в коей мере не обидеть вас, чем либо.
   Девушка опять очень мило застеснялась, хотя ее глаза при этом весело сверкнули каким то ее мыслям. При одолев робость, она попросила коснуться его.
   Я в свою очередь, аккуратно вылез из стилизованной под большую бочку ванны и лег подложив полотенце под голову, на пристроенный вокруг нее специальный помост. И снова чтобы не стеснять ее закрыл глаза.
   Девушка, пальчиками пробежала ощупывая моей член. Потом чуть осмелев повернула и попробовала его опустить.
  - Скажите Хиро Сама. Он естественный?
   Увы, тут я вынужден был солгать. Хотя в этой лжи как не горько, была и большая доля истины.
  - Да, это все от природы. Поверьте, кроме мужского тщеславия, порою, он доставляет мне большие неудобства. Особенно если в силу неких обстоятельств не хочет слушать хозяина.
  - И как долго он может, вот так быть возбужденным?
   Я вздохнул.
  - Довольно долго. Даже если получает разрядку, почти сутки. Но как вы наверно догадываетесь, тогда надо организм подпитывать очень калорийной пищей. Иначе наступит вполне естественно мое истощение. Ведь сердце вынуждено поддерживать высокое давление крови. Мышцы напрягаются. Нервная система, если он осуществляет работу, тоже находится в напряжении. И тогда расходуется еще энергия, которую надо восполнять.
   Акеми, неожиданно смело погладила голову ладошкой. И засмущавшись своей смелости, спрятала это за вопросом
  - Вам не говорили, что он очень красивый?
   Я с грустью вспомнил Доктора.
  - Только один раз. И это, очень грустное воспоминание. Того, кто это сказал, я видимо больше никогда не увижу. Как вы понимаете, это не та вещь, которую можно демонстрировать всем. Даже если вы снедаемы демоном тщеславия или похоти настолько, что полностью потеряли разум.
  - Вы очень...
   Она сделала небольшую паузу, подыскивая выражение.
  - Своеобразный. Не только как человек. На таком с виду обычном теле, такое чудо. Я могу спросить вас о шрамах?
   Я приоткрыл глаза. Она сидела рядом и уже спокойная водила пальчиком ощупывая шрам от осколочного ранения на боку.
  - Да, конечно. Но я могу о большинстве только сказать от чего они. Иногда рассказать, как получил, но где и когда, не имею права. Тот, который вас заинтересовал, осколочное ранение по касательной. А полоска над ним проникающее ранение от меча.
  - А ваша спина, там видимо было сразу и много?
  - Микро граната. Из подствольного гранатомета. Почти в упор. Очень тяжелое ранение. Меня спасли мои товарищи быстро доставив в госпиталь. Просто повезло. Мы как раз его и защищали. Так что операция проходила буквально посреди перестрелки.
   У меня перед глазами пронесся тот день. Все было так, как я и говорил. Едва мы вывезли госпиталь, и не успел он снова развернуться, враг прорвался и меня кинутого на стол оперировала молодой хирург которого перед этим я буквально на руках вытащил из под очередей противника. Операция началась под местным наркозом, практически вживую и большую часть я был в сознании.
   От воспоминаний меня отвлекла Акеми.
  - Вы не слушаете?
   Я улыбнулся, и погладил ее руку.
  - Простите. Слишком расслабился. Вы чудесно на меня подействовали.
   Она почему-то опять засмущалась. Ей очень шло быть смущенной. При этом на ее щеках появлялся очаровательный румянец и детские ямочки.
   Я почти обсох, а короткая стрижка не давала повода заняться прической. Подав мне комплект белья Акеми с академическим интересом косясь вниз протянула фундоши.
   Это аналог трусов, в более парадном исполнении, похожий больше на фартук. И я улыбнувшись, уже тренированным усилием начал успокаивать свой слегка разочарованный бездействием орган.
   Успокаивался он, куда более долго, чем принимал боевую готовность.
  Акеми внимательно следящая за этим, поджала губки. И я подмигнув тихо прокомментировал
  - Я вам говорил, что это несколько неудобно. Особенно, когда он не очень-то склонен меня слушать, желая перед кем-то покрасоваться.
   Чем снова вогнал девушку в легкое смущение, одновременно вызвав и улыбку. Из одежды были Юката и Хакама. Оба в комплекте.
   Так как погода была жаркая и пока не намечалось официальных выходов, я выбрал Юката.
   Позволив помочь себе, единственное исключение сделал для пояса. Нежно придержав руки девушки, завязал "оби" так, как учил меня мой учитель.
   Пояс оби, обычно мог служить знаком касты. Гражданские и воины носили не только разные но и по разному завязывали.
   По скрытому интересу гейши я понял, что такого узла, на поясе она не видела. Я сделал вид, что недоволен складкой и еще раз его завязал, но уже более медленно, будто стараясь. Дав ей разглядеть подробно, что делаю.
   К этому времени к нам пришла девушка и пригласила меня на ужин.
   Вообще, я возблагодарил богов за то, что в свое время интересовался этикетом питания гораздо более стандартной программы обучения. Ибо статус моей хозяйки, Таю и он подразумевал принадлежность к высшему обществу. С соответствующим этикетом жизненных процедур. А я как ее гость, соответственно, не мог опозорить себя и хозяйку, потеряв лицо даже в мелочах.
   Во время трапезы разговор шел на отвлеченные темы и только в скользь коснулся один раз политики.
   Сдав этот экзамен. Я был приглашен Энсэки Дези на прогулку в сад.
  Уже смеркалось, девочки из средних классов разносили по нему фонари.
  Как я понял, делалось это более для меня, в саду и доме, везде, было вполне современное освещение.
   Впрочем в этом был свой шарм.
  Энсэки сама подтвердила мои догадки насчет экзамена. И что фонари, это ее презент за мое "хорошее поведение".
   Я рассыпался в признательности. И даже позволил себе выразить мысль в четверостишии.
   Чем снова вызвал ее веселый смех. Наедине, она слегка отступала от этикета общения. Махнув веером, она пояснила, что, я в общем все сказал правильно и к месту, но слегка грубовато. Впрочем, как и положено воину.
   Заметив, что ее как и Акеми, заинтересовал мой оби. Я рассказал о старом мастере боевого искусства у которого учился в детстве. И что он меня так учил завязывать пояс. В этом узле можно было прятать что-либо. А завязанный чуть по другому, он таковым и оставался. Тогда пояс можно было использовать как дополнительное оружие с одним утяжеленным концом.
   Придя в беседку, мы еще немного поговорили об Ордене, после чего направились к дому. Время уже было позднее. Только в некоторых окнах был виден свет. На улице кроме нас и служанки Энсэки, по саду ходил только садовник присматривавший за фонарями.
   У моей комнаты меня ждала Акеми. Маты для сна уже были приготовлены. Умывшись я лег и наконец остался один. Усталым, я себя не чувствовал. По этому, пока не шел сон, лежал и обдумывал полученную информацию.
  
  
  
  
  
  
  
  Петер Ганедон Шелтон
   Хиро Самута.
   Личные записи.
  
  
  
  3042 год.
  Январь.
  Федеративное содружество.
  ХХХХ
  Закрытый комплекс.
  Полигон подготовки Ми4
  
   Учеба. Школа.
  
  
   Посещение.
  
   Из легкой полудремы навеянной размышлениями меня вывел едва слышимый шорох фусума. Тех самых раздвижных стен-дверей. Чуть приоткрыв глаза, я уловил так же, едва видимое колебание пламени большой ароматной свечи.
   Не двигаясь, слегка напряг мышцы. Не то чтобы я боялся, но жизнь и обучение всегда готовили увы, к самому худшему, что могло произойти.
  Но посетитель, почуяв или уловив изменение во мне, хотя я продолжал дышать ровно, тихо сказал.
  - Вы проснулись. Я не причиню вам вреда.
   Узнав по голосу, а теперь и по легкому запаху парфюма Энсэки Дези, я
  Откинул одеяло и сел.
   Это действительно была она. В легком юката бело серого цветочного узора, с более простой "ночной" прической. На ногах, шелковые, очень тонкого кружева таби, более похожие на чулки.
   Не очень понимая, как себя вести в этой ситуации, я жестом пригласил ее пройти или присесть на свободный край мата. Ибо он был обширен, так что я на нем мог лежать вдоль и поперек, и места еще на двоих оставалось.
   Она улыбнувшись прошла и встала передо мной.
  - Мы одни наверху. Иоши и Акеми, следят, чтобы нам не мешали. Эти девочки мне полностью лично преданны, мои ученицы, которых я привезла с собой.
   Я кивнул, не очень понимая, куда она клонит и в чем суть ночного посещения. Впрочем, все оказалось довольно просто и в то же время сложно.
  - Акеми делала мне вечерний доклад. И рассказала довольно интересную вещь о вас. Вы о ней не упоминали. Но как я поняла, на это делают ставку те, кто вас пошлет исполнять работу.
   Я уже поняв куда она клонит. Встал и развязал фундоши. Поинтересовавшись
  - У нее был профессиональный интерес?
   Энсеки мило засмеявшись, махнула ручкой. Меня постоянно, с первой минуты общения, сбивала с толку ее манера, вести себя со мной, словно лучшая подруга.
  - Нет, этим профессионально скорее заинтересовалась бы Иоши. Акеми, предпочитает мужчинам ее.
   Достав откуда-то в нише еще одну свечу, она зажгла ее и попросила меня подойти.
  - Пока все довольно просто, и не так страшно. Хотя форма довольно большая и очень элегантна.
   Я улыбнулся.
  - Мне разбудить соню?
   Энсеки тоже улыбнулась
  - А вам для этого не надо
   Она сделала легкий круговой жест пальчиком руки
  - Нет. Этот шалопай, будто сам чует и если рядом есть красивые женщины. Иногда это доставляет легкое неудобство. Приходится его утихомиривать.
   Я только чуть напрягся, вызвав желание. Подтверждая мои слова, спящий проснулся. Быстро кольнув пах вожделением, он рванулся ввысь, крепчая с каждым толчком крови.
   Мисс Дези от неожиданности даже легонько ойкнула
  - Ой, как быстро!
   Так как мы стояли довольно близко, его голова, замерла где-то на уровне ее пояса. Не доставая до нее около ладони, она мерно покачивалась в такт биению моего сердца и дыхания.
   Энсеки изумленно смотрела на него.
  - Понимаю, почему девочка была в шоке. Я могу?
   Пожав плечами, я слегка развел руками
  - Конечно. Вы ведь в некотором роде сейчас мой сенсей и я, в вашем подчинении.
   Она присела и не стесняясь трогать его руками, очень пристально рассмотрела. Погладив тело и голову кончиками пальцев, подняла ко мне лицо.
  - Очень гладкая кожа. Бархатистая. Это почти неестественно.
   Я сделал усилие, чуть сжав ягодицы и представив, что он получает вожделенное удовольствие. Он еще более затвердел, чуть поднявшись. Голова, нежно розового цвета стала приобретать более темный цвет. На теле взбухли вены и сосуды, покрыв его словно сеткой ребер.
   От прокатившегося по телу желания, выход мочевода чуть разошелся и по голове покатились первые капли пред выделения.
  - Какая прелесть! Вы ей этого не показывали?!
   Я чуть урегулировав дыхание кивнул.
  - Она не просила, да и боялся, что девочка неправильно меня поймет.
   Энсэки Дези восторженно поддерживая ладошкой раззадоренный орган снизу увлеченно его разглядывала.
  - Нет правда! Он действительно пугающе прекрасен! Скажу честно, я такого, никогда не встречала. Хотя и видела пару похожих, но разве можно сравнить это, с жалким подобием искусственных уродств?
   Я тихонько рассмеялся
  - Прошу простить, но тут вы наверное правы. Я на службе, достаточно повидал голых мужчин. Лишь у редких, было нечто отдаленно подобное. Такое видел только разве в хентай роликах или книжках с рисунками для возбуждающего чтения.
   Она не переставая разглядывать кивнула.
  - Да там такое, встречается часто. И обычно это признак демонов, по этому, девочка, так испугана.
   Энсеки поднялась и разглядывая меня с разных сторон, чуть с расстояния, прошлась вокруг. Делала она это вполне серьезно, но не сдержавшись захихикала как девочка и поделилась.
  - Вы ее напугали им до намокших трусиков. Никогда не видела ее такой напуганной.
   Мне стало самому немного смешно.
  - Могу понять. Это ведь еще вопрос физиологии. Большинство более чистокровных жительниц Синдиката просто не смогут его принять. Даже очень и очень сильное возбужденные не даст нужной эластичности внутренних покровов. В них подобный размер уместиться только при состоянии родов. Так что им можно не только их ранить, но и даже казнить. Просто убийством смерь в мучениях назвать нельзя.
  - Да подобное очень пугает, особенно если ты это осознаешь.
  - Ну как вижу, вас я им не запугал слава богу.
   Она лукаво прищурилась и шагнула ближе. Прежде чем я смог отреагировать, Энсеки раздела себя, легким движением скинув с плеч юката сначала до пояса.
   И глядя мне в глаза своими, бездонно черными омутами зрачков в которых плясало отражение свечей. Вторым движением сбросила его с бедер. Третьим, также невесомо легким и слитным, танцующим, словно из всплеска воды вышла из платья демонстрируя готовое к делу крепкое и чувственное тело.
   У нее наверно были в предках Азами, а может и нет. Она была довольно высока для обычной японки. Я слышал о высоких фенотипах японцев, и более близких по строению тела к европейцам. Но это были в большинстве своем исключения из правил. Наиболее гармоничны телом были представители смешанных национальных браков. Но Курита подобное не приветствовало. Да и быть адептом Ордена высокого ранга не чистокровная, не могла. Ее фенотип был уникален. На ряду с чисто японским строением, в ее теле гармонично и сильно сливалась восточная пышность и европейская стройность.
   И тело ее, будто само по себе, жило и говорило. Притягивая взгляд и разжигая желание, в свете свечей, даже легкое дыхание вызывало эротические позывы, не только позой, самыми мельчайшими движениями. Которые, этот свет будто подчиняясь ему, только подчеркивал.
   Груди слегка налитые желанием призывно вздымались при дыхании, соски уже затвердели и алели твердо торча. Своей крепкой остротой, подтверждая готовность хозяйки принять ласку и удовлетворение.
   Не отрывая своих глаз от моих, она глубоким грудным голосом негромко произнесла
  - Я готова к борьбе с демоном.
   И теперь стало особенно видно, насколько она сильна, молода, крепка и горяча телом. Поняв намек, и обуянный властным чувством вожделения, делаю шаг ей навстречу.
   Как, это хорошо, что она выше обычных "Синди". Ибо это очень удобно, чтобы страстно и нежно ласкать ее грудь. Приняв ласку, Энсэки поцеловав лоб, касается лицом моей головы, словно шепча над ней заклинания.
   Ибо по мере моих стараний, с ее губ срываются чуть слышные, мягкие стоны.
   Мои руки и губы, чувствуют приливающее к ним тепло, побуждаемый им, начинаю сначала легко и нежно посасывать соски, затем, едва прикусывая и чуть смелее гладить словно гоня волны тепла от тела к соскам.
   Соски еще более твердеют и груди становятся ощутимо крепче, еще чуть выше вызывающе приподымаясь. Ее руки с этим, оплетают мою голову, направляя лицо
  к тому соску, которому надо более пристальное внимание. Ее мягкие стоны, становятся чуть хриплыми, а дыхание более тяжелым.
   Некоторое время спустя, Энсэки протяжно втягивает в себя воздух. И словно с трудом оторвав, с легкой дрожью в ладонях, как от усилия, опускает мою голову, властно или скорее страстно прижимая к своему телу и ведя ее вдоль животика все ниже.
   Подчиняясь, опускаюсь на колени, и направляемый, проныриваю головой между ее ногами.
   Она чудесно пахнет и так тепла. Языком и губами делаю необходимое и даже чуть более. И когда она чуть-чуть присев подается пахом вперед, и сильнее прижимает, еще активней начинаю стимулировать клитор и губы.
   Мой язык входит все глубже, и меня словно подстегивают все более громкие грудные стоны полные страстного удовольствия.
   Когда вытянув губы, всасываю и слегка прикусываю клитор, нежно теребя его языком, она вздрагивает и начинает набирать в себя воздух. Но, не набрав, напрягается и очень мелко дрожа начинает задыхаться.
   Как по наитию, не даю ей кончить, чуть ослабив ласку. И так держу ее, в этом состоянии, прибавляя или замедляя ласки, некоторое время. На шаткой грани пика.
   Наконец чувствуя, что она, дрожа как струна, окончательно истомившись теряет волю конвульсивно терзая и теребя мою голову руками, позволяю достигнуть оргазма.
  Она ощутимо вздрагивает всем напряженным телом пару раз и застывает заполошно дыша. Прижимаюсь щекой к ее животу, целуя и охватив руками ягодицы, смотрю снизу вверх.
   Медленно напряжение спадает и она начинает расслабляться сжимая и разжимая руки. И когда открывает глаза, в них горит благодарность, а на губах счастливая улыбка.
   Охватив мою голову, она поднимет меня и прижимается всем телом.
  - Я же говорила. В вас живет сильная энергия, я почувствовала ее, едва вы начали меня касаться. С вами, не нужны игры, чтобы разжечь пламя. Вы зажигаете одной близость.
   Она как-то отрешенно, рывком, словно впилась в мои губы.
  Обняв ее и целуя в ответ, кроме их упругой тугости и чуть малинового вкуса. Ощущаю, что она, пропустив между ног оседлала орган послужившей причиной встречи. И будто сидя на нем, легкими движениями влажных, почти горячих губ трется ими по нему.
   Поощряемый этим, чуть крепче прижимаю ее к себе и начинаю нежно поглаживать ее тело. Когда, она чуть отстраняется, давая свободу моим рукам, я поняв желание смело ласкаю ее грудь и ловлю большими пальцами соски.
   Ритмичное их поглаживание ими снизу вверх, в такт ее ласкам самой себя внизу, дает неожиданную реакцию. Энсэки прогибается назад, руки, обнимающие меня, взметнувшись снова прижимают мое лицо к груди. И подчиняясь требованию и ритму, начинаю жадно сосать ее. Не забывая меду тем нежно поглаживать другую и тело.
   Она меж тем, продолжает ласку самой себя внизу, но трется теперь губами, не только о тело, а более о его голову. Смачивая ее своими, обильно выступившими при оргазме выделениями.
   Хмелея от ее жара и встречной ласки, сильнее рукой начинаю сжимать в такт им вторую грудь, и ту которую сосу. А затем периодически покусывать тугой от возбуждения сосок, в такт ласок нижних губ, тянуть и придавливать пальцами другой сосок.
   Энсэки снова начинает дышать все тяжелее и в такт моим усилиям постанывать подстрекая на боле смелые действия. Но едва я решаюсь. Воскликнув
  - Охх да! Теперь другой!
   Переносит лицо к другой груди. И перемещенный к другому соску, повторяю оказываемое первому внимание. Руки Энсэки чуть дрожат, но крепко удерживают мою голову, все что я могу, только сосать и прикусывать ее соски. Слыша над собой тяжелое постанывание и сладострастные вздохи хозяйки груди. С паузой только для перемещения на другую грудь...
   Энсэки трепещет будто охвачена лихорадкой. По легким вскрикам, вырывающимся иногда, понимаю, что она периодически испытывает оргазм.
   Приблизительно после пятнадцати двадцати минут, хотя, судя по нагару свечей, прошло гораздо более, она словно ее ударило током, резко отпускает голову. И схватив за руки тянет меня к матам постели.
   Плавно будто перетекая, увлекает меня на них. И ложась на спину раздвигает ноги и охватив ими притягивает к себе. Со словами, в которых и приказ, и желание, и просьба
  - Сделайте мне снова там приятно.
   Я выполняю просьбу, но в этот ее возбуждение слишком сильно. Не проходит и нескольких минут, когда она сжав мою голову и вздрагивая набирает в себя с силой воздух. Я пытаюсь, не дать ей кончить, ослабив ласки, и продлив плато той великолепной грани между пиком наслаждения и его завершением. Но она толкая меня руками и ногами, с силой, быстро и ритмично вжимает в себя громко вскрикивая.
   Чуть остыв, поднимет мое лицо, сверкая глазами. Потихоньку подтягивает меня и целует. Она снова быстро пришла в себя.
  - Вы немного грубы, но это очень приятно.
  Нащупав мою руку, кладет внутрь своих бедер. Подчиняясь, немного приподнимаюсь, лаская одной рукой, другой кладу ей под голову и плечи подушку. Мои пальцы, уже скользнули выше бедер, возбуждая и лаская, теребят губы и клитор. Она вся распахнута, внутренние губы набухшие от возбужденья мокры от соков. Вдвигаю два пальца в ее узкую теплую вагину. Возбуждая клитор, большим пальцем. Другой рукой, при обняв скольжу вдоль тела и глажу нежную попку. Скользнув пальцами глубже, смачиваю выделениями и ласкаю вход. Она отзывается ритмичным сжатием сфинктера. Теплея, становясь мягче и податливей. Мягче и горячее, горячее и отзывчивее.
   Словно сам собой туда ныряет один пальчик, описывая мягкие круговые движения. Затем, когда хозяйка отзываясь, словно прижимает к руке попочку, другой. Синхронно давя ими сквозь свод навстречу запущенным в вагину, продвигаю чуть глубже.
   Энсэки стонет с каждой минутой все более страстно. Своими ручками обнимая меня и в такт прижимаясь ко мне грудью. Затем, когда удовольствие возрастает, отстраняясь, ручками охватывает свои груди, и сжимает и месит их, мне в такт.
   Я одновременно двигая руки в лоне и попе, дотягиваюсь губами то до одного соска, то до другого, поверх ее рук, помогая ей, посасываю и прикусываю соски попеременно. Это доводит ее до неистовства от страсти. И когда она вскрикнув, порывается привстать, придвигаюсь на встречу и вожу голову своего члена в начало пути.
   Ее глаза расширяются, когда он плавно с натугой входит в узкую влажную норку.
   Она выгибается и ловит ртом воздух, ибо поймана на вскрике. И пытаясь вдохнуть, издает странный грудной стон.
   Обняв и прижав ее груди крепко к своей, целую и вхожу в нее чуть глубже.
   И она не сопротивляясь, позволяет это, снова только дрожа и глубоко набрав в себя воздух, затаивает дыхание. Когда я в ней уже на половину, а ее глаза полны немого крика и слез, обнимая, резко и сильно сжимаю груди прижав к своей. Одновременно со всею силой, начиная ее трахать.
   Больше никак это быстрое бешеное движение назвать невозможно. Это решение, принимаю инстинктивно. Она кричит, но я все глубже и быстрее толкаю себя в нее. И мой член, будто еще более крепнет. С каждым движением получая несравненное удовольствие плотно сжатый ее тугим теплым телом.
   Крик Энсэки, сливается в один меняющий тональность. Но хорошо разогретое и разгоряченное до этого оргазмами тело, шокированное болью, неожиданно быстро отзывается, столь же быстро еще более возбуждаясь мне на встречу.
   Я чувствую в нем поднимающийся прилив тепла, который становится жаром. И ее крик сменяется почти животным рыком полным страсти и желания.
   Ее руки, вначале впивающиеся в меня и царапающие ноготками, теперь так же крепко прижимают мое тело к ее.
   В какой-то момент осознаю, что ее боль слившись со сладострастием, окончательно породила еще более сильное чувство. Ибо она, получив первый оргазм, не ослабела. Охватив мое тело ногами, вдвигает меня в себя на полную длину. И от этого, я уже сам, не думая о возможном причинении ей вреда, сильно быстро и до упора вонзаюсь в нее на всю длину, раз за разом, еще быстрее, яростнее. Чем быстро вызываю следующий оргазм, а за ним еще один и еще.
   Тогда оно, словно гасимое, получаемыми ей оргазмами, понемногу ослабевает, постепенно уходит. Оставляя вместо вспыхнувшего жара, нежное тепло. В след его уходу снижаю темп. И теперь ее крик не животный, а радостный, переходит в удовлетворенные стоны.
   Энсэки, все еще обуянная страстью и с горящими глазами теперь находит в себе силы охватив меня ногами дирижировать движения не желая прерывать наслаждение мною. Мягкие грудные стоны словно музыка аккомпанируют нашему танцу.
   Мы словно смазкой покрыты потом, и это придает нашим движениям дополнительную легкость, а ощущению тел прелесть. И танец длится и длится. Мы то ускоряемся, то снижаем темп. Когда я чувствую в ней уже некую усталость, при очередном ускорении, ведущем к оргазму, вп6иваюсь ногтями в ее соски и с силой сжимая, резкими толками, давлю их от себя когда выхожу. Ее ногти также до боли впиваются в мои руки.
   И темп возрастает неимоверно. Голову сразу затуманила рвущая на части страсть и блаженство. Я сам, вторя Энсэки громко кричу от обиды, чувствуя, что и мой оргазм приближается.
   Не желая даже помыслить, оторваться от нее, чтобы сделать это наружу и чувствуя, как он начинается, почти реву. Она почувствовав его приближение у меня, кончает. С громким страстным криком в котором так же смешан пик безумного, невозможного удовольствия и горькая обида об окончании его.
   Наверное это был второй момент когда, Энсэки была мной удивлена. Ибо я не рухнул в бессилии, а с каждым выплеском семени, еще сильнее продолжил вонзать себя в нее. И осознав это она, будто получила второе дыхание. Снова, ослабшими от пережитого руками прижавшись ко мне и отвечая попытками движения навстречу. И ее тело, быстро реагирует как бы само собой. Я чувствую, как она набирает силы, словно я передаю их ей своим движением. Мы кончаем раз за разом, поощряемые и возбуждаемые сразу и до крайности друг другом. Она уже крепко вонзая меня в себя навстречу тому что я в нее изливаю.
   Сведенная с ума ожигающим внутренности, будто не только вагины но и живота ударами теплого семени. Толчками в внутрь члена. А я, в спину ног и руками сжимающими и в кровь царапающими мою спину.
   Когда семя исторглось, из нас словно что-то вышло, окатив теплом и нас и комнату. И если Энсэки ослабла, безвольно рухнув спиной на маты и уронив руки. Но даже бессильная и истрепанная, Энсэки, божественно красива.
   И эта беззащитность и изнеможение умелой красивой женщины, меня это словно наполнило новой силой и в тоже время, нежностью.
   Не в силах выразить испытанное, я поднимаю ее, обняв и прижимая к себе, кружу по комнате. Целуя лицо, щеки ушки. Ее длинные волосы распустились и развиваются сзади, словно блестящий черный плащ.
   Она чуть оживает, крепче охватив ногами. И толи всхлипывает, толи смеется пытаясь отвечать.
   Приостановившись между свечей поворачиваюсь к ним спиной, чтобы лучше видеть ее лицо.
   По моему, Энсэки Дези сама, счастлива. Она, дав мне наглядеться, кладет головку мне на плечо и тихо говорит
  - Когда ты вошел, думала, что умру. Что ты, разорвешь меня на части. Было так больно. А потом, когда я смирилась и решила умереть, ты как зверь прыгнул дальше и боль превратилась в желанное наслаждение и желание большего. И это стало так хорошо, как не было ни с кем и никогда. И я решила, что надо идти до конца, даже если это смерть. И снова была боль, хотя я думала, что больнее быть уже не может. И она была прекрасна. А сейчас, когда ты во мне, ее нет, я не чувствую тебя чужим. А ощущаю как часть себя, которая, находясь там, дарит мне тепло и блаженство.
   Она легонько прикусила мне ухо. А я, только сейчас сам сообразил, что так и нахожусь в ней. Притом полностью до конца. Своим животом, чувствуя вздутие ее животика от моего присутствия. И мне тоже, это кажется, очевидно нормальным и прекрасным.
   Аккуратно кошусь вниз, так чтоб она не видела, но нигде не вижу в каплях семени крови. Это не совсем, но успокаивает. Вспоминаю что говорила доктор о заживляющем действии моих жидкостей. Как то до этого, не было возможности проверить ее слова.
  
  
  
  
  Петер Ганедон Шелтон
  Хиро Самута.
  Личные записи.
  
  
  
  3042 год январь.
  Федеративное содружество.
  ХХХХ
  Закрытый комплекс.
  Полигон подготовки Ми4
  
  Учеба. Школа.
  
   Сложный десерт.
  
   Поцеловав ее в плечо, снова будто дурея от счастья, кружусь и повернувшись лицом к свечам, отстранив голову заглядываю ей в лицо.
  - Точно все нормально?
  - Да!
   Она почему то хмурится и прячет лицо на моем плече.
  - Энсэки
  Женщина куснув меня за ухо опять, плечиком поджимает подбородок, чем закрывает тему.
   Некоторое время молча кружусь с ней на руках по комнате. Пока не чувствую что она пришла в себя и не завозилась. Останавливаюсь перед свечами, чуть отстранившись заглядываю в лицо
  - А что там у нас с демонами? Кто-то их обещал сильно забороть.
   Похоже Энсеки, почти полностью оправилась. Она заливисто смеется и целует меня.
  - Знаешь? Пожалуй, твоего, мы оставим на месте. Кто знает, что может случиться если ему попадется в хозяева плохой человек.
  Я трусь носом об ее и почти серьезно спрашиваю.
  - А в темницу там, или куда туда?
   Киваю на пол, подразумевая мир демонов. Она, так же серьезно объясняет.
  - Нельзя. В темнице, он совсем сойдет с ума без твоего присмотра, а там, так расплодится, что об этом лучше и не думать.
   Пряча лицо на плече, наставительно громко чмокает меня в ухо и опять его кусает за мочку. Сам в ответ, чуть прикусываю ее ушко, и делаю короткую провокацию качнув тазом.
   Неожиданно, она подхватывает и продолжает ее. Прогнув спинку, и держась за мою шею. Она откидывает голову и при движениях протяжно сладострастно стонет. Чуть прикусив губу и закрыв глаза, плавно, то наращивая темп, то снижая. Ее руки плотнее охватывают мою шею.
   В какой-то момент устав ножками сжимает и теребит меня, прося продолжить. Сделав шаг к стене, прислоняю ее спиной и продолжаю уже сам.
  Но через какое то время, едва мы в очередной раз ускорились, она резко сжимет вуаль вагины. И не просто так, а каждый раз, когда я делаю движение из нее. Это приятно и возбуждает. Но похоже, она добилась обратного тому что хотела. Ибо сама начинает чуть вздрагивать и стонать более низко. Зкусив губу, с какой-то мукой и болью открыв глаза смотрит на меня.
   Стараясь не сделать лишнего резкого движения, но не останавливаясь, целую ее носик и тихо обеспокоенно спрашиваю
  - Вам больно?! Что-то не так?!
   Она с явным сомнением, смотрит вниз, и тихо, почти шепчет.
  - Я, возжелала тебя сзади.
   Я, вдруг отчетливо, улавливаю, как резко бьется ее сердце и как дрожат и холодеют ручки, от нетерпения и страха.
  Могу понять, почему это так, я поддерживал ее под попочку, пальцами массировал в такт движениям вход. Вздыхаю, и так же тихо отвечаю.
  - Главное не думайте о страхе и боли. Думайте о приятном. Смотрите мне в глаза, чтобы не случилось, не отрывайтесь их от моих глаз.
   Потихоньку приподнимаю, Из нее течет моя теплая влага.
  Ловлю это рукой и щедро смачиваю голову, затем и лаская и проникая пальцами смачиваю ее анус как можно глубже.
   Энсэки подрагивая, принимает это как ласку и возбуждаясь там более, боле там расслабляется. Хотя по расширению зрачков видно, что вместе с этим, ей страшно.
  чуть согнувшись и отодвинувшись, но не теряя ее взгляда, держа на весу, начинаю сосать ее грудь пытаясь отвлечь.
   Она еще немножко расслабляется, и тогда, начинаю телом и головой члена, тереть вход влагалища и попы. Прижимая его пальцами плотнее к ее телу. Сфинктор попы еще теплеет и ослабевает, туда, снова проходят лаская свободно оба пальца.
   Прикусив сосок и лаская языком, чуть отвлекаю еще и одновременно перехватываю рукой голову и быстро и сильно вдвигаю ее в попу.
   Энсэки всхлипом втягивает в себя воздух. Но голова уже в ней. И похоже это, не было так больно как она боялась. Я замерев, на этом, снова возвращаюсь к ее грудям и еще клитору. И она понемногу начинает расслабляться от ласк. Я лишь чуть-чуть покачиваюсь в ней, вправо влево, давая привыкнуть. И это ее расслабляет и возбуждает. Она пробует сама делать возбужденной и жаждущей ласки и неги попочкой движения.
   Чуть прикусив сосок и сжав другой, запускаю пальцы в вагину и стараюсь сохраняя ритм ласк и покачиваний, гладить свою голову в ней через тело.
   И чуть ослабив ее внимание этим, по капельке еще чуть вхожу в нее. Едва она готова вскрикнуть, снова усиливаю ласки. Это очень хорошо, что у нее такая чувствительная грудь. Попеременно лаская тут и там, вхожу уже на треть. Изредка делая легкие отступления. Пальцами руки в вагине, уже не чувствую глову члена, а только тело.
   В глазах Энсэки уже нет страха. Она радостно или благодарно блестя ими, начинает чуть постанывать и прогибается. Двигая попочкой, ищет положение удобней, чтобы получать больше удовольствия. Подергивая ей, торопит на встречу вспыхнушему там и теперь еще более растущему там желанию. И я уже смелее делаю маленькое движение вперед, чуть прикусив сосок и сжав клитор.
   Она охает и трепещет и я пользуясь этим толи полу оргазмом толи вспышкой страстности, еще чуть продвигаюсь.
   Неожиданно, от этого она еще более прогибается, толи думая что привыкла, толи не в силах более ждать желаемого и обещанного. Сама притягивает меня и я, хоть и снатугой, но легко вхожу дальше. Энсэки вскрикивает и глубоко набрав в себя воздух затаивает дыхание. В глазах, не боль и страх, а скорее изумление смешанное с радостью.
   Неожиданно она смеется и сама смело делает первое движение. Охает замирая. И тогда я плотнее прижав ее спиной к стене, сам делаю такое же глубокое ответное.
   От тугости с какой я стиснут ей, меня как током пронзает острое сладострастие и я сам почти начинаю дрожать от нетерпения.
   Словно почувствовав это, третье делает опять Энсэки, стонет, закрывает глаза и откидывает голову на стену.
  И я уже не сдерживаясь начинаю фрикции. Она полу стонет, полу ноет. Но мне кажется, что в ее стонах призыв. Через какое-то время сам ловлю себя на том, что темп возрос, что Энсэки не стонет, а жарко заполошно дышит, облизывая губы. И ее при дыхание похоже на короткие
  - Да, да, да, Да...
   Она сдавливает меня в себе вуалями ануса. И от этого мое тело пронзает желанье пика. Сжав ее ягодицы, я все быстрее вонзаю себя в нее, пока не разряжаюсь.
   И при первом выплеске семени, ощущаю как вонзаются в мою шею ее пальцы.
   Не останавливаясь продолжаю. Теперь уже отчетливо различая с каждым выплеском в нее, ставшее жарким и радостным "Да".
   Почти опустев чувствую что и она получив сполна пик наслаждения ослабевает. Подхватив, прижимаю к себе и снова кружу ее по комнате, а она, прижавшись бессильно к плечу, мочит его слезами.
   Остановившись целую и заглядываю в лицо
  - Что еще, несравненная Энсэки Сама? Чем мне утолить ваш голод и ваше горе.
  Она, чуть слышно всхлипнув зарывается в плечо прошептав меж поцелуев только
  - Ещё...
   Кружу ее и стараясь сам не упасть, ложусь на кровать.
  Зарываюсь лицом в ее груди и начиная движения целую и сосу их.
   Она, лежа с закрытыми глазами и разметав волосы гладит мою голову. Но с ростом наслаждения, забывается и только стеная, теребит голову руками. Дойдя до пика, вскрикивает и замирает.
   Я же давая ей прийти в себя, при обнимаю и действую плавно и медленно. В ней много семени и кроме нашего дыхания в комнате слышен звук его в ней.
   Чувствуя как она приходит в себя, позволяю себе хулиганство. Наклонившись, сближаю обе ее груди, так что соски максимально рядом мотая головой дразню их языком. А сам быстро отведя таз, меняю норку. Несмотря на то, что после смены места пребывания вагина опять сузилась, вхожу сразу и глубоко.
  Энсэки ахает, и оживает. Да я и сам чуть не вскрикиваю от бури чувств, когда ощущаю бурное сладострастие от преодоления узкого и теплого живого пространства. И еще более бурно посасывая, прикусывая, в такт вонзаю себя в нее. Руки Энсэки оплетают мою голову. Смещая с груди на грудь и сжатием и подергиванием, требуя увеличить или уменьшить темп.
   Неожиданно она трясет ножками, теребит меня сильнее за голову и шепчет словно захлебываясь
  - Сзади, сзади, сзади...
   Быстро подчиняясь требованию, вхожу в попу. И она мычит от удовольствия выгибая спинку. Затем получив удовлетворение, сново теребит меня. И это тянется и тянется. Я уже теряю счет времени, за которое делаю перерыв только для секундной смены ее тугой вагины на столь же тугую попу, и обратно.
   А она видимо сама потеряла счет оргазмам, которые испытывает, но теребит и ритмично тянет мою голову едва я задержусь. Требуя не прекращать того, что я делаю. А иногда сама торопя, ногами помогая мне это делать.
   Наконец сам освободившись два раза, уже не помню куда, задыхающийся чувствую как Энсэки выгибается, дрожа всем телом, и оставив мою голову с силой вонзает ногти в мою спину до боли сдавив бока ногами. От этого, я мощно и продолжительно разгружаюсь в ее попу в которой нахожусь в то время. Она почти не дыша обрушивается спиной на кровать.
   И понимая, что она достигла своего порога, так же обессилено падаю лицом между ее грудями. Прижимаясь к ее телу щекой, замираю тяжело дыша.
   Сколько мы лежим не знаю. Энсэки Дези, приходит в себя первая. Слабо вздрогнувшие руки, находят мою голову и некоторое время погладив, тянут ее к своему лицу. Привстав на локтях, приближаюсь.
   Она, не открывая глаз, шепчет.
  - Ванна...
   Стараясь сделать это как можно нежнее, поднимаю ее и тихонько откатив фусума, вношу в ванную комнату. Пускаю воду в ванну. Прикинув, что и душ тоже не повредит, закрываю фусума, чтобы пар не шел в комнату и включаю его. Когда вода теплеет, вместе с ней, становлюсь под него.
   Понемногу, добавляю горячей воды чтобы пот застывший на нас был выпарен.
   Она, пока не в силах стоять и я ее держу, прижав груди лицом. Чуть отмокнув, кладу ее подложив под голову полотенца, и беру мочалку. Сделав в бадейке мыльный раствор, прибираю ей волосы увязав тюрбан. Сложно но куда денешься. Женщины очень неравнодушны к своим волосам. И памятуя, как ухаживали за мной, мою хозяйку дома.
   Когда доходит до мест общего пользования, она тянет меня к себе. Начинает целовать.
   В общем помывка сзади и спереди, слегка затянулась. И не смотря на упадок сил с обоих сторон, прошла довольно забавно. Но судя по счастливой улыбке и блеску глаз, успешно.
   Когда в процессе последующего омовения, была предпринята слабая попытка, повторения безобразий, пришлось сделать строгое лицо и легким шлепком по розовым и чисто отмытым ягодицам прекратить безобразие.
   Впрочем, это вызвало то, о чем я совершенно забыл за хлопотами.
  От моего шлепка кое-кто громко пукнул и исторг целую лужу всяких
  Моих жидкостей из попы. Меня таким было не смутить, да и виновник слава богам, видя мою улыбку, тоже покатился со смеху. По ее указанию из-за фальшивой стенки был извлечен странный прибор и я какие-то пузырьки.
   Уход за попой, Энсэки произвела сама. Я деликатно отвернулся, подав все необходимое, и наблюдал это, только в отражении стенки душа. Окончив, она благосклонно позволила омыть себя снова.
   После чего велев сложить все в раковину и достав из ящичка небольшое зеркало, и какое-то приспособление и мази, стала себя осматривать. Осмотрев входы над которыми я трудился недавно. Смазала их чем-то и заулыбавшись отложив зеркало подошла.
   Я тихо сидел рядом любуясь ее фигурой и плавностью движений. Похоже, что она уже не могла просто двигаться, любое движение ее тренированного прекрасного тела, было выверено и отточено. Я действительно не врал себе. Двигалась она фантастически слитно и плавно. Даже в мимике лица и его частичек, была выверенная грация.
   Энсеки словно почувствовав что я думаю о ней, нежно прижавшись, поцеловала меня в губы.
  - Ты знаешь, что твой Демон, не портит женщин?
   Я помотал головой, ибо в такие дебри меня никто не посвящал.
  Энсэки все так же прижимаясь ко мне, и глядя серьезно в глаза, ладошкой руки погладила голову "демона".
  - При таком размере, практически без смазки, ты должен был порвать или повредить мне, что либо. А у меня ощущения, что я сейчас внутри и с наружи лучше, чем до знакомства с ним. Там,
   Она указала на ящик
  - Есть специальный крем, ну вроде того которым подтягивают морщины. Только для вот таких случаев. Это кстати большая редкость и ценность. Он нужен, чтобы у женщины не выпирали из тела, растянутые размером губы или плоть. Так вот он не понадобился. Это странно. Я почти не ощущаю телом, что ты вошел в меня гораздо глубже, чем это возможно.
   Она чуть сместила головку, будто стараясь заглянуть в глубину моих глаз
  - Я думаю. В нем и в правду есть Демон. Ты неумел. Но тебе, этого, и не надо. У тебя есть огромная, животная сила и животная искренность! И это, сразу чувствуется.
   Она положила пальчик на мои губы прерывая вопрос
  - Я пыталась истощить тебя, но только иссякла сама. А это, очень давно никому не удавалось. Не вздумай льстить себе. Подчинить тебя плотью, можно, но только если ты не будешь в трезвом рассудке. Я не знаю, как тебя нашли для их дела, но лучшего выбора, сделать не могли. Очень жаль, что это ты.
   Мне стало немного не по себе. Видя, что она еще слаба, целую и указываю на ванну. Она покорно кивает и улыбаясь при моей помощи усаживается в нее.
   Я же вымыл ее приспособления. Спрятав затем на место.
  Вообще, тут была вполне нормальная фуро. Но устраивать чередование ванн с сауной, это слишком долгое занятие.
   Найдя куда спрятаны постельные принадлежности, устранил бардак в комнате и прибрал постель. Так что, помывшись, после сам сел к ней с чувством выполненного долга.
   Энсэки Сама почти ожила. И уже игриво, домогалась меня ножками, делая при этом серьезное лицо.
   Наигравшись и почувствовав себя уверенно, встала и обтеревшись полотенцами стала заниматься прической. Уложив и заколов волосы
  Присела рядом, задумчиво теребя мою шевелюру.
   Я решил, что грусть над моей короткой, но уже частью седой прической ей не очень идет, и решил тоже вылазить.
   Она обтирая меня о чем-то опять задумалась видимо не осознано начав поглаживать уже другую голову. Я не решаясь ее прервать, тихо спросил.
  - Что-то не так?
  - Это воспоминания.
   Она обняла меня.
  - Едва ты вошел, я хотела отказаться от работы с тобой. Но едва ты заговорил, поняла, что ошиблась. В тебе, есть что-то особенное, никак это не пойму. Рядом с тобой, я ощущаю себя не просто комфортно. А словно ты являешься частью меня.
  - По этому, вы вели себя и говорили со мной, как с подружкой?
  - Тебя это обидело?
  - Нет, наоборот. Но не скрою, было очень неожиданно и настораживало.
  - Это твое воспитание, ты воин. Любая близость для тебя, слабость, ведущая к поражению. Но я в тоже время вижу твою искренность. Очень странно, что ты при этом, так открыт и искренен. Может это Демон тебя защищает? Или это его уловки для искушения?
   Не найдя что ответить фыркаю. Хотя в культуре Курита, все, что связано с духами и демонами, это очень серьезно. Не понарошку.
   Энсэки чуть помолчав, щекоча ухо дыханием, прошептала
  - Я очень рада, что у меня теперь, есть знакомый Демон. Я думаю, что все что произошло, возможно, вело именно к встрече с ним.
   И неожиданно, уткнувшись носиком мне в плечо, и продолжая поглаживать опущенной ручкой голову, тихо добавила
  - Идем в постель. Я опять тебя хочу.
   Я погладил ее голову, стараясь не нарушить прическу.
  - Идем.
   Я не стал спускать воду и убирать, только погасив свет и задвинув фуро.
   Как дети взявшись за руки мы дошли до постели. Решив не рушить гармонию, сел и посадив ее на колени, стал ласкать груди.
   Они у нее великолепные, не маленькие и не большие. И очень чувствительные и отзывчивые на ласки. Целовать их одно удовольствие. Особенно когда чувствуешь реакцию на это хозяйки данного великолепия. Ее нежные руки снова прижимают мое лицо к груди. И я сменяю поцелуи нежным посасыванием. Груди отзываются на него. Снова я чувствую, как они наливаются желанием. У этой женщины удивительно выразительный язык тела. Энсэки наливаясь теплотой страсти начинает дышать жарче.
   Когда она ласково тянет меняя к другой, я чувствую губами и языком как твердеет сосок. А Энсэки перебирая пальчиками по голове, в ответ на мои более смелые ласки и покусывания, чуть слышно шепчет
  - Так, еще, так сильнее, хорошо.
   Это тоже прекрасно. Не многие женщины, говорят вам при близости, что и как вам лучше ей делать. Да и вообще говорят с вами. Я бы сказал, таких единицы.
   Она от удовольствия, чуть сжимает попочку и начинает слегка водить ей, по находящемуся под ней, как она сказала "Демону". Ее губы расходятся и он, ощущает их и ее тепло.
   Отвечая на жар и встречной ласки, руками начинаю чуть сжимать в такт им грудь, которую ласкаю и которую сосу. И еще чуть более жадно сосать и покусывать тугой от возбуждения сосок, в так ей.
   Энсэки перестав шептать, дышит все тяжелее и в такт моим усилиям постанывает. Ее ручки все крепче прижимают мое лицо, чаще перенося от оной груди к другой. Спинка прогибается подавая грудь вперед когда одновременно сдавливаю и покусываю.
   Постанывание становится тяжелым и перемеживается сладострастными вздохами. Похоже, она умеет управлять своими оргазмами. Ибо ощущаю что она чуть вздрогнув трепещет, но не теряет сил и желания.
   Скользнув к спине, опускаю одну руку, лаская тело до попочки. И едва палец касается ее входа, он будто сам ныряет в ее тугую теплоту. Энсэки ощутив это испытывает следующий, туго прижав мое лицо к груди, и дрожа, сквозь сжатые зубы выдыхает
  - Охххх да! Время Демона!
  Мы словно сговорившись, отводим таз назад, и когда я и она движем их вперед, он входит в нее. Наполняя меня блаженством, а ее трепетом.
   Энсэки поднимает мое лицо и целует в губы. Телом прижимаясь ко мне. Груди теперь словно перекатываются по моей и трутся о нее тугими соками.
   Она опять невозможно туга и узка как маленькая девочка. И я ощущаю блаженство каждой клеточкой своего бугрящегося от возбуждения жилами Демона. Но задумываться над этим, нет душевных сил. Ибо с каждым соитием все нарастает восторг и жажда большего.
   Что там она говорила о животном? Возможно пора ему выйти наружу. Словно чувствуя это во мне, Энсэки все быстрее движется. А когда вся мокрая выбивается из сил, я кладу ее спиной на подушки и склоняясь продолжаю уже сам.
   Что она кончает, я понимаю только когда она больно впивается мне в губу зубками, и словно желая откусить треплет ее. Но это так мимолетно, и я продолжаю. Второй раз, она кончает быстрее и теперь тихо и блаженно рыча, так же возжелав большего, помогает мне ногами. В третий раз, она не сдержавшись, переполненная чувствами больно впивается мне зубами в плечо и я в отместку, быстро подхватив ее за крестец сменяю уже разгоряченную до плавления норку на узенькую и нежную попку. Не думая о смазке и не снижая темпа продолжаю.
   Энсэки взревев еще сильнее кричит и между криками грызет меня. И я не знаю в какой раза эту ночь теряю счет времени, за которое делаю перерыв только для смены ее тугой попочки на такую же тугую норку выше и обратно. Анальный оргазм сменяет вагинальный, затем снова. На них накладывается оргазм от грудей. Когда она пытается сжать Демона входом влагалища, опять ее настигает кара которой она добивается. И тут уже я не могу сдержаться, как и не могу остановиться...
   Энсэки словно заразившись этим, бьется по до мной сотрясаемая раз за разом оргазмами, осыпав взлетевшим будто поднятым порывом водопадом волос. И когда чувствую, что она окончательно лишилась сил, наконец падаю опустошенный, каким-то чудом, выхвати ее из под себя и крепко прижимая к груди. Так лежим жарко дыша и крепко прижимаясь друг к другу.
   Я хмелею от ее и своих ароматов. Пока женское естество Энсэки не находит в себе силы опять прошептать мне в ухо
  - Ванна...
   В этот раз, ограничиваюсь душем, так как и сам уже почти без сил. Энсэки, похоже не рассчитав своих, окончательно ослабла. Сам проделываю уход за полостями, вымыв, вытираю. Расчесав ее спутанные волосы, укладываю в кровать. Хорошо, что в этот раз, она просто смята. Ибо мы так и нее раскрыли ее, а ограничились поверхностью покрывала.
   Энсэки совершенно обессилена. Как ребенок прижимается ко мне. Целую ее голову и укладываю прижав спиной к своей груди, чтобы не будоражить желания. Она поцеловав несколько раз мои руки затихла...
   Уже светает. Я вижу сквозь щели ставен лучики света. Сам я, слушая ее дыхание и вдыхая аромат волос, не заметил как уснул.
  
  
  
  
  
  Петер Ганедон Шелтон
   Хиро Самута.
   Личные записи.
  
  
  
  
  3042 год
  Январь.
  Федеративное содружество.
  ХХХХ
  Закрытый комплекс.
  Полигон подготовки Ми4
  
   Учеба. Школа.
  
  
   Выбор маски.
  
  
   Спал я наверное всего несколько часов. Но проснулся на удивление бодрым и ужасно голодным. Вспоминая ночь, первое сравнение - Демонически голодным.
   Как ушла Энсэки, я не почувствовал. Что было очень странно. Стойко выработанная службой привычка к чуткому сну на этот раз подвела. А вот Акеми, идущую к комнате, я услышал. Хотя она тоже, как и Энсэки буквально скользила над полом едва его касаясь.
   Сдвинув фуро и увидев, что я смотрю на нее. Девушка опять смутилась и пряча смущение поклонилась.
  - Охайо годзаймасу
  Пожелание доброго утра было скорее испуганное.
  - Спасибо Акеми Сама и вам самого доброго. Вы меня не разбудили и я не сержусь.
   Я встал откинул одеяло и сел, снова вогнав ее в краску, ибо забыл сразу о двух вещах. Что вчера где-то тут были утеряны фундоши. И что мой как назвала его Энсэки Демон, с утра так же бодр как его хозяин.
   Впрочем, во втором комплекте одежды, были еще одни.
   Успокаивая пугало для молодых гейш, я поинтересовался расписанием дня на сегодня. Выяснил что до перекуса у меня пара часов. И вообще я поднялся рано "для гостя".
   Улыбнувшись на такое заявление, поинтересовался, где можно раздобыть мне Кэйкоги, желательно серого или черного цвета.
   Акеми сказала, что это просто, но попросила не ходить в зал. Сказав, что принесет сюда. А выходить на пробежку, мне лучше со второй господской лесенки, которая прямо у моей двери. Для занятий я могу использовать спортивную лужайку как раз возле этого выхода. Там занимается только хозяйка и мешать мне никто не будет.
   Через пять минут, я уже одетый в новые фундоши, а поверх в Кэйкоги, который у нас, повсеместно почему то называют кимоно, натянув на ноги спортивные таби сбежал по лесенке.
   Кэйкоги, мне принесли шелковый, но бороться я не с кем не собирался. И по этому побежал вдоль забора территории. Благодаря экскурсии, я ее уже знал. Сделав два круга, походил гусиным шагом, потянул члены и чуть передохнув отработал ВСК. Не останавливаясь, перешел к индивидуальным отработкам.
   Ката меня никогда особо не впечатляли, и считая их более гимнастикой или настройкой на поединок морально, сразу перешел к боевым связкам.
   На одном из чередований, заметил, что на площадку кто-то пришел, и за мной наблюдают. Кончив связку, стойкой на руках, когда тело выгнуто назад, взглянул.
   Энсэки Дези Сама, в таком же как у меня Кэйкоги, работала чуть поодаль. У нее видимо тоже было нелесное мнение о ката. Она работала связки каратэ. Правда в ее исполнении это был танец. Что в общем-то неплохо ибо это уже стиль. А учитывая плавность резких движений, они становились не так заметны глазу. Сделав еще пару связок, но уже чисто в нинзюцу. Она поклонилась.
  - Я вам помешала?
  Возвращая поклон, я вполне чистосердечно ответил
  - Ни в коей мере. Наблюдать за вами, для меня большое удовольствие и радость. Я уже закончил и остался посмотреть. Как уже говорил, меня поражают и чаруют ваши движения.
   Она улыбнулась.
  - Я заметила, что вы также попытались их повторить.
   Я кивнул.
  - Тот кто не способен учиться, растет корнями вверх.
   Она о чем-то подумала и в глазах загорелись искорки
  - Не окажете честь?
  - Контакт?
  - Полный.
  - Сколько?
  - Думаю, не более двух поражений.
   Это было опасно. Но в принципе, если она знала на что шла. Я кивнул и сократил дистанцию. Публики не было и я работал как умел. Не делая это красиво.
   Примерно представляя, по увиденному, что она может противопоставить сконцентрировался на оглушении. Я тоже работал в нинзюцу, только, в какой-то ее экзотической разновидности. Да еще с годами добавил то, что взял у ребят на тренировках. По этому, идя просто на нее, и не дав ей начать кружение танца, сходу сработал выбросом энергии и проходом. Поймав на обратном ударе из блока.
   Ее от полного оглушения спасла, только плотно уложенная прическа.
  Для стороннего наблюдателя, я словно прошел мимо. Если конечно, он успел заметить, когда я ускорился, проскользнув мимо нее, ударил. А она Попыталась ответить и попалась в ловушку.
   Энсэки дезориентированная закружилась в защитном веере, но я уже отошел, давая ей прийти в себя.
   Она благодарно кивнула и атаковала сама. Опять с выплеском сработав защиту, я сбил ритм и откинул ее, но не став добивать. Хотя, мог дотянуться.
   И уйдя в себя, снова пошел на нее. Это был сложный прием, но почему-то, мне показалось, что сейчас именно он подойдет.
   Энсэки уловив рубеж начала прошлой атаки, контр атаковала и увязла в пустоте. Я же словно наблюдая со стороны, отек ее, впитывая растраченную ей энергию и выплеснул обратно, в одном движении сливаясь с землей.
   Впервые у меня вышло так чисто. Энсэки выброшенная двойным ударом с площадки лежала на траве пытаясь поднять налитую тяжестью голову.
   Подойдя я подал ей руку и придерживая довел до скамеечки рядом.
  - Все хорошо?
  - Да спасибо.
  - Может пойти носом кровь. Посидите тихо минут пять и дышите пока аккуратно.
   Я сел перед ней. И мисс Дези с укором мне попеняла
  - Вы меня два раза пожалели?!
   Я пожал плечами.
  - Три. Оба последних удара, шокирующих, но рвут внутренние органы. По-моему и сегодня и вчера им и так досталось.
   Энсэки прислушалась к себе и вздохнула.
  - Прошу простить мою самонадеянность и любопытство. Хотела посмотреть, каковы вы в бою.
  - Нет, это я прошу меня простить. После ночи, я думая только о еде, халтурил на тренировке. И своей медлительностью ввел вас в заблуждение.
   Она весело рассмеялась.
  - А бежали вы очень даже неплохо.
  - Я просто представил, что в конце накормят.
   Энсэки незаметно щипнула меня за ногу.
  - Нельзя быть таким настойчивым. Но так и быть. У меня через пятнадцать минут!
   Помывшись и одев Хакама, я был сопровожден Акеми к хозяйке.
   Энсэки Сама, с чисто академическим интересом глядела как я поглощаю пищу. Только в конце заметив.
   - Теперь я понимаю источник вашей неистощимости.
  Поклонившись, ответил
   - Могу написать рецепт белкового концентрата. Но так, гораздо приятнее.
   По мере удивления девочек, я примерно понял, кто у какой двери стоял ночью на страже.
   Поговорив на приличествующие за столом темы, я спросил насчет регистрации. Энсэки посоветовала не затягивать ибо ребята из Ми четыре несмотря на кажущуюся идиллию строго следили за полигоном.
   Впрочем я их понимал. Это было связано не только с его секретностью, но и с безопасностью того, кого тут селили. А в нашей конторе и к тому и к другому, всегда относились почти маниакально. До обеда Энсэки была занята и я решил не откладывать. Можно было взять, чтобы быстро добраться до центра, велосипед. Но я решил прогуляться. Приятным дополнением было то, что со мной увязалась Акеми. Это было приятно и в том плане, что я болтая с ней практиковал свой японский, и в том, что задавало статус. Не каждый мог себе позволить сопровождение гейши. И уж точно не каждый, гейши высокого уровня.
   Энсеки Сама так же намекнула, что мне, неплохо было бы взять мечи. Ибо воин он и даже с моей прической, воин. И без оружия вроде как голый. По этому к Хакама и более широкому поясу мне выдали два вполне приличных меча. Не парадных, а вполне себе боевых. Вспомнив, что в древние годы самурай мог зарубить любого кто не относился к высшей касте я хмыкнул. Некие отголоски этого правила сохранились до сих пор во многих провинциях. Интересно что скажут кураторы когда я нашинкую кого ни будь здесь.
   Прогулка вышла славной. Мы даже немного устав бродить посидели в чайной.
  Я действительно получил от нее удовольствие. Но вот если бы кто другой не так знакомый с нравами Синдиката пошел со мной он бы испытал шок и был сильно удивлен.
   Несколько мелочей для примера:
   - Если вы пришли в чайную, ресторанчик или кафе и сели за столик, то первым делом вам обязательно подадут стакан воды со льдом. В некоторых заведениях приносят также плошку мисо-супа или просто овощного бульона с колечками лука. Ибо вы не сделав заказ, показали этим что торопитесь или голодны. Примерно так.
  - Упаси вас боги оставить чаевые или забыть сдачу. В синдикате это не просто не принято. Тот, кто вам оказывал услугу или обслуживал, на полном серьезе обидится на вас, потому что в их понимании ваш щедрый жест выглядит как окрик
  - Возьми и в следующий раз делай свою работу нормально!
   Если вы все же хотите "сделать приятное", это целый ритуал с павлиньими плясками и обменом подарков.
   Еще воспитанным в классическом стиле жителям Синдиката довольно трудно отказать вам в чем-то или же признаться, что они не могут вам помочь. Если с вами согласны, то он предпочитают деликатно уйти от обсуждения вопроса или темы. И никогда как у нас не будут настаивать на своем. Это не вежливо. Если что-то, о чем ты просишь или спрашиваешь, действительно невозможно ни при каких условиях, то тебе могут сказать об этом с нескончаемым сожалением, извиняющимся тоном.
   В общем вежливость помноженная на вежливость. И конечно бесконечные поклоны. Если ты к этому не привык, чтобы не выделяться - придется учиться.
   Естественно, что в кварталах по проще, нравы так же по проще. И молодежь может показаться порою отвязной. Но это уже частная специфика и ее тоже надо понимать. И я бы сказал тонко чувствовать.
   Решив побаловать Акеми, как бы невзначай завернул в квартальчик магазинов. Денег судя по всему мне было не истратить, так как я был на полном пансионе у Энсэки, хотя изначально предполагалось что буду жить в городе в частном секторе. Да и по ценам, понял, что выдали мне их с большим запасом. В этом был определенный смысл. Курирующий офицер сказал, что тут я могу подобрать себе что либо нужное для миссии. Хотя так и не сказал что и для чего.
   Потому можно было себе позволить их потратить на что угодно.
  Дольше всего мы задержались в маленькой антикварной лавке. Которую мне порекомендовала гейша. Я купил Акеми альбом с рисунками, который она очевидно уже не в первый раз смотрела, но купить не решалась. Ибо пока смотрел товары, она несколько раз перед ним останавливалась с грустью в глазах. Чем заслужил ее детский восторг и обожание. Выразившееся в виду общественного места, в ее чудесном стеснении и сверкании горящих глаз.
   Сам же оставив вниманием кучу действительно интересных вещей, выбрал потертую короткую куртку пилота со следами кучи споротых нашивок. У моего дяди была такая же. Он ее выменял у одного пилота синдиката на рынке возле космодрома и часто носил.
   И самым ценным посчитал старый зеркальный фотоаппарат с парой дополнительных объективов. Как эта древность тут оказалась, оставалось только гадать. Все повсеместно пользовались три видео головками и три видео камерами разного типа. Такие аппараты были удел ценителей и антикваров. Это отражала и цена, довольно низкая для такой редкости.
   У него даже не было блока для диска или передачи данных на носитель. Простейшая твердая память, для которой пришлось покупать еще адаптер.
   Впрочем в моей коллекции дома был еще более древний аппарат. Он использовал пленку. В свое время я выложил за него две месячные зарплаты вместе с боевыми.
   Не удержавшись, я тут же его проверил на Акоми. А когда скинул ей на ее микро нотепутер снимки, девочка пришла в полный восторг. Особенно от тех, которые я сделал в режиме "старины".
   На обратном пути мы в этой связи говорили об изобразительном искусстве. Как художник я был так себе. На это просто не было времени. Так что все мои художества, были в основном составление стрелковых карточек.
   Но вот фотографией я увлекался и в сети, у меня была неплохая подборка альбомов. Естественно под разными псевдонимами. Ибо при моей службе, я не мог и не имел права поступать иначе. Даже на историческом сетевом форуме у меня было сразу несколько регистраций. Чтобы нельзя было опознать абонента.
   Когда пришли "домой". Я попросил если это возможно экран и нотепутер. И показал Акеми несколько доступных в этом домене общей сети, своих альбомов со сборниками старинных фотографий и своих работ.
   К моему удивлению, был доступен даже сборник хранившийся в разделе искусство с сервера Терры. Видимо КомСтар обновляющий рассылки общедоступных баз данных, пока я странствовал по своим командировкам, расширил их емкость.
   После обеда мы занимались с Энсэки Сама. Между рассказами о Одене Пяти Столпов, она проверила мою каллиграфию. Признав меня безнадежным в этом плане, похвалила за быстрое написание простым письмом.
   Вернувшаяся со мной Акеми, видимо успела после обеда наябедничать о нашем походе в город. Под конец занятий Энсеки попросила продемонстрировать мою покупку.
   Аппарат был старым, потертым, но в очень хорошем состоянии. Выпущенный по лицензии Никон-хитаси, в одной из колоний, в период упадка звездной лиги. Это был воистину граненный алмаз найденный в чистом поле, для любителя старины вроде меня. Им пользовались, но очень аккуратно. Линзы в объективах были не пластиковыми, а стеклянными. Его бывший хозяин, или кто-то из владевших этим аппаратом, даже поменял приемную матрицу. Единственное, что с годами выходило из строя в подобных устройствах.
   Энсэки, попросила так же показать сетевые альбомы. И те фото, что я сделал в магазине.
   После чего встала и задумчиво прошлась по комнате. В ее исполнении это выглядело как некий танец вокруг меня сидящего перед экраном над разложенным фотоаппаратом.
  - А вот это, точно сработает!
   Она коснулась моего плеча веером.
  Вынув из ящичка в столике пульт и нажав несколько кнопок "убрала" одну из стен за которой оказалась большая рамка три вид экрана.
   Выведя на него несколько кадров из моих альбомов, она разместила под ними кадры из моих исторических сборников. Затем еще, расположив группами.
  - Мы жители Синдиката любим искусство и все красивое. Эти фотографии видов, это красиво. Можно использовать как открытки.
   Еще мы тардиционалисты. А что может быть более традиционным, чем старое фото?!
   Она выделила следующую группу.
  - Девочки тщеславны. Они любят фотографироваться. И в этом, может быть соревновательный стимул.
   Она вывела ряд кадров из антикварной подборки и те фото "под старину" что я сделал в антикварной лавке.
  - Не находите Хиро Сан, что вы очень точно попали в настроение этих фотографий?
   Выведя еще ряд фотографий из альбомов, она отошла и села.
  - Я думаю, что уволенный по ранениям из мелкого территориального подразделения воин. Зарабатывающий на жизнь фотографией. Будет очень неплохим прикрытием. Вы по сути гайзин. По этому причина, по которой жизнь ваша тяжела, очевидна.
   В синдикате изначально очень плохо относились к смешанным бракам. И всячески старались их избегать. То что они все же распространились, была вынужденная мера периода расширения освоения колоний. В центральных мирах с этим снова жестко борются. Но пограничные миры увы не так просто контролировать. Коренной житель синдиката мог взять женщину другой расы или дома. Обратное, всегда крайне не поощрялось.
   Вы ребенок смешанного брака. Я запрашивала куратора и он подтвердил, что у вас есть азиатские корни. С этой стороны ваша легенда так же очень хороша.
   Она улыбнулась
  - То, что является правдой, для вас самая лучшая легенда. Особенно вам поможет то, что вы работали техником на дропшипах. Это снимает вопрос о вашем перемещении. Техников всегда не хватает. Для того чтобы задержаться на планете, достаточно допустить мелкое правонарушение в космическом порту перед его стартом. Для того чтобы высылать "задержанного", обычно не находится средств.
   И вы можете пока ищите новую команду путешествовать, зарабатывая на жизнь фотографией!
   Что же, легенда выходила очень элегантной. Причем с минимальными отклонениями от моей действительной жизни. Надо было просто "играть себя", опустив некие моменты биографии.
  
  
  
  
  Петер Ганедон Шелтон
  Хиро Самута.
  Личные записи.
  
  3042 год январь.
  Федеративное содружество.
  ХХХХ
  Закрытый комплекс.
  Полигон подготовки Ми4
  
   Учеба. Школа.
  
  
   Школа.
  
   Учеба как таковая в "школе" Энсэки Дэзи, для меня больше заключалась в выработке стойких навыков "быть собой". Она разработала для меня максимально близкую к "роли" линию поведения. Такую, при которой, я не должен был делать грубых ошибок в силу уже сложившихся привычек. А если такие происходили, они должны были в силу общего образа, маскироваться и относится за счет общих или индивидуальных "чудачеств".
   Конкретно по моему "прямому назначению". Посещал некоторые уроки камуро юдзё. Но в основном занимался индивидуально с учителями.
   Например классическое занятие для начинающих. Где девочки сидят друг напротив друга и с помощью длинных мягких и полу мягких перышек ищут друг у друга эрогенные зоны и точки "раздражители". Занося их в свои альбомчики-тетрадочки. Затем под присмотром учителей пробуют их тактильно.
   Это, кроме того, что в этом классе прямо на стенах большие плакаты по акупунктуре тела, строению и выходу нервных узлов и окончаний.
   При этом им сразу поясняют, что существует целый ряд "плавающих" точек и зон. Которые могут смещаться или "переходить" в другое место под некими факторами. И после усвоения ряда материала учат при наличии таковых, их опознавать и находить.
   Там же изучается целый трактат как внешние факторы и создание настроения влияет на данные места и точки.
   За пару часов и наскоком такое не освоишь, и уж тем более когда нет под руками предмета для закрепления материала на практике.
   То же касается вопроса анального секса или правильнее сказать по научному ректального секса.
   В большинстве обществ нет преподавания культуры секса в системе просвещения, особенно для молодого поколения, и уж тем более, в его ректальном спектре. Для большинства не восточных обществ он вообще почти официально считается прерогативой проституции и признаком развращенности.
   Когда как в восточных обществах картина диаметрально противоположная. И по сути, во многих восточных культурах он наиболее предпочтителен. И обосновано считается более сложным действием. Ибо требует от партнеров гораздо больших усилий, знаний и внимания для достижения удовольствия и удовлетворения.
   Большинство мужчин знакомы с ним увы по эротическим видео. И даже не задумываются над тем, что там "актерши" и "актеры" уже имеют достаточный опыт чтобы даже не испытывая удовольствия "продемонстрировать его" перед камерой.
   Или то, что хорошо обученные партнеры, могут "завестись с пол оборота" как говорят старые байкеры, в силу того, что их тела обучены этому, а сами они имеют психологическую подготовку, вплоть до того, что могут достичь оргазма, только силой воли вызвав желание в органе или даже просто ментально.
   А в этом случае, не предварительная подготовка, не увеличение чувствительности не правильный угол захода и сопутствующих ласк, не имеют никакого значения. С таким же успехом можно сунуть свой палец в рот или нос.
   Кстати именно по этому многие мужчины и распугивают от этого вида сексуального удовлетворения женщин. Просто грубо насилуя их.
   Можно конечно найти материалы почти обо всем в общедоступных сетях или специализированных. Но как правило, "открытые" материалы, это жалкие выжимки той вековой мудрости которой учат в школах подобной школе Энсэко Дези.
   Так что этот период для меня был достаточно познавательным во всех планах. И покидая ее "школу", ловил себя на мысли, что несмотря на полученное, стал ощущать себя, в некоем роде, блохастым и зачуханным пещерным человеком которому показали и смогли объяснить, что же такое Искусство.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава третья:
  
  Орден Пяти Столпов.
  Ферма для людей.
  
  
  
  
  
  
  
  Петер Ганедон Шелтон
  Хиро Самута.
  Личные записи.
  
  
  
  3042 год.
  Апрель.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Космический порт имени Широ Куриты
  Коммерческий отдел порта
  Полицейский участок.
  
  
   Вечер чужого мира.
  
  - Хиро Кэтсу, на выход.
   Встав из угла где сидел, я прошел к дверям камеры. В этот раз не стали ставить носом к стене. Охранник, пришедший за мной, дубинкой указал в сторону выхода.
  - Пошел.
   Спешка, с которой меня доставили к следователю, выяснилась просто. Он торопился на выходные и заставив расписаться в паре листов о том что я не имею претензий и что освобожден в виду того, что отбыв наказание, раскаялся полностью. После чего, был отправлен на выход.
   Со вторым листком меня проводили к окну выдачи имущества. Теперь мое имущество заключалось в документах, кредитной карте, старом прыжковом комбинезоне, куртке пилота, боевых ботинках, и рюкзаке кофре с фотоаппаратом, объективами и личными мелочами.
   Все остальное, улетело вместе с дропшипом, на котором я прибыл.
  
  Выйдя на крыльцо полицейского участка, я огляделся.
   Слева, вдали светился огнями Космический порт. Справа, уходила в темноту сюрреалистическая мешанина домишек рабочей портовой окраины. Только местами освещенная желтыми шарами еще не перебитых пьяницами и хулиганами фонарей.
   Мидвэй, был богатым водным миром. Но прославился он не своими ресурсами.
   На его орбите раскинулись обширные орбитальные космические верфи.
  А на самой планете, располагались посадочные терминалы обслуживающие их и склады.
   Так же тут находился известный далеко за пределами Синдиката Космический Межзвезный Институт. Как говорили в старину "кузница кадров" для ДККС и вообще космических скитальцев. Тут готовили как гражданских специалистов флота, так и военных. От техников до офицеров военных больших кораблей.
   Впрочем, лично мне, был интересен другой сегмент общества Мидвэй. И расположен он, был далеко за пределами суеты космических портов и тенистых аллей Летных Академий.
   С этими мыслями я отыскал то, что мне было нужно. Неподалеку от участка над входом в магазинчик, был виден логотип банка, что означало, что в нем есть банковский терминал автомат.
   Зайдя в магазинчик и купив для приличия бутылочку воды, на что только и хватило мелочи в кармане, я подошел к нему.
   Суперкарго, к которому я нанялся, не обманул. Мне перевели на карту деньги за рейс. С вычетом конечно, но сумма получалась неплохая для человека оставшегося буквально "в одних штанах". Сняв несколько сотен мелкими купюрами, подошел к продавцу.
   Пояснив свои затруднения, купил самые необходимые житейские мелочи и спросил его, где можно остановится на ночь, так, чтоб не лишится последнего.
   Небольшая гостиница для бедолаг вроде меня, оказалась буквально через пару домов, и к моему счастью, в ней были места. Так что, посетив похожий по размерам на холодильник общий душ, до утра я спокойно завалился спать.
  
  
  
  Петер Ганедон Шелтон
  Хиро Кэтсу.
  Личные записи.
  
  
  3042 год.
  Аапрель.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Космический порт имени Широ Куриты
  Коммерческий отдел порта
  Окраина космического порта.
  
  
  Утро новых дорог.
  
   С утра я для порядка отыскал небольшое кафе с сетевым терминалом, где честно провел некоторое время за поиском работы. Как и ожидалось, ничего приличного не было. Особенно для меня. Сложив тонкие пластиковые листы распечаток в рюкзак. Купил карту. И решил, перед тем как отправиться в путь, посетить магазин. По этому прямо к кафе вызвал такси.
   Расхожее мнение, что общественный транспорт дешевле такси упирается в одну маленькую деталь. Это если вы местный житель, у вас есть льготы и вы знаете, что и куда едет.
   Так что всего за двадцать Д кредитов, я был доставлен к магазинчику сочетавшему в себе обилие супермаркета и товары лавки скупщика старьевщика. Где наряду с современным ходовым товаром можно было купить что-то поношенное или антикварное. По вполне сходной цене купив себе старенький спальный мешок и несколько походных рационов, я так же купил запасную одежду и был вполне готов на несколько дней автономного путешествия. К моей радости тут нашлось и оружие. Нет конечно пистолет или винтовку, я тоже мог купить. Как бывший военный имел разрешение. Но учитывая болезненное отношение слуг закона к подобному, ограничился универсальным топориком с ножнами и хорошим пистолетным ремнем. Последний благодаря мощной тяжелой бляхе, можно было использовать как кистень. А если рядом есть камни, сам ремень как пращу. Все это вполне уместилось на мне и в моем рюкзаке.
   Уже уходя, купил еще две вещи. Старые летные солнцезащитные очки и
  напрочь выгоревшее на солнце полевое военное кепи. Которое валялось в корзине с вещами чуть ли не на выброс. Потому как у него кто-то чуть не отодрал козырек, и он был подшит слева.
   Так что когда я на такси добрался до порта и сел в экскурсионный автобус, имел вид выгнанного пинками со службы технаря. Чистый, но изрядно потасканный жизнью. Почти на шаг от грани привлечения интереса полиции.
  
   Экскурсия по Храмовому Городу, как таковая, меня интересовала мало.
   Хотя я с интересом прослушал ее всю, чем не мало порадовал экскурсовода. И даже нашел много интересного для того чтобы запечатлеть это на фотографии. Пожилой мужчина который вел нашу немногочисленную группу, сначала косившийся на меня с легким презрением, когда я достал камеру резко изменил свое ко мне отношение. А несколько вопросов по истории и обсуждение их, почти сделали нас друзьями. Так что, когда я спросил что еще тут можно осмотреть и где мне найти храм Идзанаги, который хотел посетить, и который как говорят славится своими орнаментами. Он порекомендовал мне, обратиться к местным монахам, ибо храм расположен в горах в дне пути отсюда.
   Так что, то что я остался в комплексе ни у кого не вызвало не нареканий не подозрений. Ну, нужно человеку удовлетворить свои потребности в общении с богами... И кто ему судья?
   Кстати и монахи оказались очень славными ребятами. Узнав что я странствую и поглядев мои фотографии. Накормили и разрешили переночевать пред дорогой в гостевых домиках за совершенно символическую плату. Я в ответ щедро поделился с ними фотографиями которые дела во время путешествий и рассказами о том что встречал в пути. Уж чего-чего, а этого я мог рассказать много. Жизнь меня действительно побросала по разным мирам.
  
  
  
  Петер Ганедон Шелтон
  Хиро Кэтсу.
  Личные записи.
  
  
  3042 год апрель.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Заповедник.
  Храмовая Гора.
  
  Хацима.
  
  Утром встав, по привычке, занялся физическими упражнениями. Так как в домике спал один, скакал голым по маленькому дворику. Так меня и застал один из монахов решивший пригласить на утреннюю молитву.
   Чтоб не обидеть хорошего человека, быстро ополоснулся у фонтанчика в углу двора, ловя удивленные и уважительные взгляды монаха, разглядывающего мои шрамы.
   И быстро одевшись и подхватив пожитки последовал за ним. Ребятки оказывается, как и я вставали не свет ни заря.
  Место в храме для молитвы, мне отвели рядом с паломниками. От этой шайки лоботрясов изрядно пованивало, и мне стало понятно, что большая часть из них, просто попрошайки и бездельники.
   Честно отмолившись, частично за то, что при своей памяти не поленился и запомнил основные молитвы. Был за усердие и благочестие, отделен от этих паразитов и утреннюю трапезу провел с монахами. Вообще, мы с ними нашли быстро общий язык. После трапезы, я походил вокруг храма и по фотографировал. После чего, скинул им на нотепад свои фото и пообещал в пути сделать еще и прислать.
   Двое из них были даже так любезны, что сами проводили меня до стен монастыря и указали дорогу.
   И я потопал по ней к своей цели. Тут я правда немного слукавил. Нужен мне был не храм Идзанаги, а храм Идзанами.
   Но так как они стояли на склонах одной и той же горы, дорога к ним вела одна и та же.
  
   Собственно сам храм как таковой был довольно занятен. Тут вообще были очень красивые и интересные места. Так что я с большим удовольствием бродил заглядывая в разные чащобы в которых скрывались более мелкие храмы всяких Ками. К моменту, когда я вышел в нужный мне район, я уже почти месяц путешествовал по заповеднику. Познакомился с кучей монахов и монашек. И даже получил доступ на портал комплекса куда выкладывал фотографии и небольшие статьи. А промежду делами, не ленился помочь подправить забор, натаскать воды, или убрать с дороги упавшие ветки. За что меня везде в комплексе теперь принимали в гости еще охотней. Так что проблем, с тем чтобы переночевать и поесть, не было. Числился я у них кем-то вроде чудаковатого паломника из бывших военных, в меру набожного и полезного.
   А в общине синтоистов на западном склоне где был портал в котором я публиковал фото, мне на полном серьезе предлагали остаться у них.
   Так что, когда меня в Хацима забредшего в местный маленький храм, отловил егерь правителя территории с жестким намерением засадить в кутузку за бродяжничество. Местный монах чуть не поколотил бедолагу.
   Собственно я там специально задержался, помогая старику подправить забор и залатать крышу храма. Для этого несколько раз появлялся в Хацима, закупая на свои деньги раствор, гвозди и прочую строительную мелочевку.
   Чем естественно "засветился", ибо это была уже внутренняя территория владений принадлежащих одному из младших ветвей Курита, Дзиро Минамото. На которой, и располагался объект моего "внедрения". Конечно, в саму фамильную усадьбу где проживал владетель я не стремился. А вот Хацима, небольшой поселок, некогда построенный для руководителей и старших мастеров из художественных мастерских по кости, и комплекс "школы", который он обеспечивал, уже был тот самый "объект".
   Так что, я под конвоем двух вполне себе дюжих самураев из охраны владетеля и господина Ода Немизо одновременно и лесничего и что-то типа назначенного им шерифа топал в его "офис", а сзади шипя и плюясь ибо, я только подновил стропила и начал класть черепицу когда меня стянули с крыши, семенил Омата ин сама, дедок монах, который за работу и харчи меня приютил.
   Вообще, Хацима, не был классическим поселком в понимании людей из скажем Дома Давиона. Это были раскиданные тут и там по нескольку домов хозяйства вдоль полей и комплекса зданий "Школы" в долине реки. И располагалось все это между двух живописных, но не очень высоких гор.
   Та часть "поселка" куда меня привели, как раз была "официальной" и от нее шла дорога к монастырскому комплексу "Храмовая Гора" и центральным районам. Так что добраться сюда можно было только по этой дороге или геликоптером. Но летать над заповедником никто бы не дал. Особенно злыдни, из части самообороны охраняющей владения. Ей командовал брат господина Немизо. И в нее, набирали пилотов из лучших выпускников летного колледжа.
   Просидел в кутузке, я не очень долго. Мою легенду как я понял, уже давно проверили, но вот когда привели в зал на "правеж", подле господина Немизо находился незнакомый мне монах, сверливший меня глазами. Так, что тут я скорее находился из-за него. Что и подтвердило то, что вопросы задавал больше он.
   А вот бесстрашно наскакивавший на господина Немизо отец Омата ин сама, наоборот сидел тише воды ниже травы.
   Но к вящему нашему с отцом Омата удовольствию, монах под конец покривился, но дозволил мне идти своим путем. Так что мы с Омата, отпраздновав победу в чайной на углу, вернулись к крыше, и что нас особо с ним сдружило, починенному мной и перенастроенному самогонному аппарату в подвальчике его дома при храме.
   Через пару дней, зайдя в поселок, я толкнул дверь небольшого фото ателье на центральной улице. Его владелец Ишито Хайоши читая каракули отца Омато в которых тот "рекомендовал" ему работника, шипел сквозь зубы ругательства, но довесок к письму выраженный в огромной пятнадцати литровой оплетенной бутыли чистейшего самогона, которую я благоразумно выставил на пол, но так и не дл ему в руки. Не давал ему бросить это занятие и выгнать меня за дверь.
   Сошлись на том, что я пока поработаю у него за харчи и комнату. А там, он "посмотрит"...
   Комнатой оказался сарай за домом, заваленный всяким старым хламом копившемся видимо десятками, если не сотнями лет.
   Рядом было еще несколько таких лабазов расположенных вдоль забора огораживающего владение. Некогда большое хозяйство мастера, давно пришло в упадок. И пользовался он в своем, в общем-то довольно большом доме, может быть парой троек комнат.
   Так что первой моей работой стала каторжная уборка территории и дома.
  
  
  Петер Ганедон Шелтон
  Хиро Кэтсу.
  Личные записи.
  
  
  
  3042 год.
  Май.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Заповедник.
  Храмовая Гора.
  Хацима.
  
  
   Студия.
  
   Мастерская Ишито Хайоши располагалась в трех комнатах первого этажа.
  Ну если не считать холла-прихожей.
   Оборудование было наверно еще с веков упадка после бунта Амариса. Древнее и практически разваливающееся. Более мелкая фото мастерская на другом краю долины, давно за счет хорошего оборудования лишила его клиентуры.
   Так что перспективы его дела на момент моего прибытия, были ниже никаких. Что требовало срочного исправления. Вот только упрямый старик и слышать ничего не хотел. Вообще ребята из Синдиката, очень трудолюбивый народ. Но у моего боса, все его трудолюбие ушло в общение с зеленым змеем. По этому, был принят обходной маневр.
   Неподалеку от храма отца Омата, на берегу речки, я приметил развалины купальни. Чья она, никто уже не помнил. И я намекнул старику монаху, что туда от греха подальше, можно вынести производство его Хобби. И взял оборудование в свои руки. С помощью пары молодых ребят которым пообещал добыть хентайных сетевых журналов без цензуры, мы за неделю преобразили этот домик. Я починил находящиеся там фуро и водяные насосы. Натаскал в сухие Фуро мелкой гальки и песка. Оборудовал тайник для самогонного аппарата. И под конец, прикинув еще одно использование данной локации, сделал на входе на причал купальни беседку со столом и скамейками. Установив там небольшую печку для приготовления пищи. А на самом причале навес с лавочками и даже за свой счет купил пару удочек со всеми причиндалами. Естественно не самых дорогих, но старикам этого и так должно было хватить.
   Еще пару удочек я сдал в аренду местной мелкой шинтропе, с условием, что они будут делиться уловом с монахом и таскать ему зелень с родительского огорода. Это решало вопрос закуски.
   Когда я привел отца Омата ин сама принимать работу, тот от благодарности, расплакался и минут пять не мог сказать слова. Я и сам по чести растроганный, намекнул ему, что хорошо бы было пригласить его друга, так сказать отпраздновать. Ибо старик фотограф, был его другом детства. Так они и жили два одиноких старика здесь на родине, оставленные разъехавшейся молодежью.
   Когда они вечером "загудели". Я понял, что план по "занятости" Ишито Хайоши, сработал полностью.
   Теперь работа в ателье практически свалилась на меня вся. Ишито, обычно маялся до обеда, затем шел в Чайную и отбывал "по делам".
   Кстати, старички, оба подсели на рыбалку. Так что свежая рыба у нас не переводилась. А излишки продавали в ту же чайную, что была рядом с домом.
   Первое что я сделал, купил хороший широкий принтер. Хоть обои печатай. Ну обои не обои, но вот плакаты это точно.
   Второй покупкой был старенький но мощный компьютер, взамен того хлама что стоял у нас. А вот оборудование и интерьер я менять не стал.
   Только во втором зале, более современном все подновил. Чуть позже, под студии оборудовал еще два сарая, вычистив и приведя в порядок всякий старый хлам. Мой дом-сарай тоже стал студией, но моей личной, куда я стащил старые мягкие диваны и кресла из других сараев. Нашлись и картины, и стрые светильники.
   К своему аппарату я нашел отличную треногу и купив кучу ламп все оборудовал светом для съемок.
   Для "модели" задуманных плакатов рекламы, пришлось искать парочку симпатичных девушек. И вот тут оказалось, что это самое простое, что мне до сих пор пришлось делать. И я кажется, начал понимать что я тут делаю. Но об этом чуть позже.
   Встало две оконечных проблемы. И с этим, я вечером пришел на причал к старикам.
   Изложив вкратце итоги проделанной работы, и подробно расписав, что с этого будет много вкусной закуски и толстые свечки в храме, выложил свои проблемы.
   Первая была, старые наряды и платья. А вторая, регистрация бренда "старинного фото" ибо я сам, а уж тем паче за Ишито Хайоши, сделать этого не мог.
   Как аппликацию своей идеи я приволок целую кучу распечатанных на новом принтере фото и эскизов открыток.
   Там были и виды храмов и фото сделанные мной и для сравнения распечатки из моей коллекции древностей фотоискусства.
   Отец Омата ин сама, вкурил тему с пол пинка. Как говорит отвязная портовая молодежь. Видимо у служителей храма это в крови, видеть выгоду. А вот Ишито, пришлось уламывать вдвоем, и согласился он только под теми доводами, что лично от него, ничего не надо кроме как руководить мною. Чем он и так занимается ввиду того, что официально я на него и работаю. Надо будет только подпись поставить и получать свой процент в банке. Если такой появится. А если нет, так он ничем и не рискует.
   В общем когда на столе появилась третья бутыль, старик наконец согласился и даже махнув рукой, выдал мне ключ от комнат своей бывшей жены. Сказав, что такого количества старого тряпья как она скопила, я более нигде не найду.
   И вот что удивительно, наводя на следующий день порядок в женской половине дома, от которой мне вручили ключ, я с ним полностью был согласен. В этой половине кроме одежды его жены бережно хранились одежды нескольких поколений его семьи.
   Это навело меня еще на одну мысль и я стал подбивать колышки под одну очень милую старушку живущую напротив. И она согласилась помогать мне с сортировкой и разбором этих драгоценных залежей. А в дальнейшем и не только с этим.
   Вот так в нашей витрине, да и по всей долине, появились большие красивые плакаты "Старинное фото Ишито". Хорошо, что у старика нашелся велосипед. Я бы ноги стер бегая и развешивая их.
   На них, на фоне старинного интерьера, стояло две девушки в классических кимоно. А чуть ниже, еще ряд фотографий в такой же тематике в интерьерах нашей "новой" студии.
  
  
  Петер Ганедон Шелтон
  Хиро Кэтсу.
  Личные записи.
  
  
  
  
  3042 год.
  Апрель.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Заповедник.
  Храмовая Гора.
  Хацима.
  Комплекс "Школа"
  
   "Сложный вопрос"
  
   Нанако Мизэки прошлась по комнате и остановилась возле портрета Санью Курита, третьей Хранительницы Дома Чести.
   Санью, была неоднозначная Хранительница, известная своими ревизиями, которые не всегда выставляли Дом Куриты в лучшем свете. Но оборотную сторону ее деятельности знали немногие, даже в ордене. Она была инициатором создания Школы и она выбрала место и первый состав "учителей", лично отбирая кандидатуры. Спад деятельности Школы при Мияко Курита не особо повлиял на то, чем занимались "сестры". Это только подсказало инструменты с помощь которых в последующем можно избегать подобного. Так что теперешнее падение значения Школы было скорее данью очередным политическим играм внутри Ордена.
   Без ее учениц, становившихся учителями в других заведениях, и подготовленных ими и в самой школе кадров уже не могли обойтись. Это не говоря о престиже образования здесь полученного и тайных операциях которые проводились, и учениками, и учителями.
   Так что, как бы не неистовствовала очередная фракция в борьбе за "чистоту рядов", так или иначе они были просто вынуждено обращаться в Школу ибо уровень обучения и надежности их кадров намного превышал то, что они могли найти на стороне. И только здесь они могли быть уверены, что за обучением и подготовкой не стоит чей-то сторонний интерес. И эта самая "чистота" тем будет обеспечена. Особенно в вопросах евгеники.
   Сэйери Фуджи сидящая за столиком над бумагами вежливо покашляла, напоминая о себе.
   - Да, я помню, дорогая.
   Нанако улыбнулась своему секретарю.
  - Давай сделаем небольшой перерыв. Эту часть доклада я перечитаю вечером еще раз. И думаю, мы несколько расширим его акцентировав на новых возможностях открывающихся в связи с последними докладами с мест.
   Сэйери поклонилась и вывела на экран перед собой поступающую информацию.
  - Поступил запрос от инквизитора школы. Умеко Хотэру докладывает, что на территории комплекса появился чужак.
   Нанако склонив голову набок, печально посмотрела на Сэйери.
  - Это несомненно интересно, но разве она сама не может решить этот вопрос? К нам периодически засылают разных агентов. Самым забавным была та девочка из СВБ несколько месяцев назад.
   Сэйери открыла прикрепленный файл с обоснованием.
  - Мужчина. Молодой. Гайзин. По имеющейся информации ветеран пограничных боев. Несколько представлений к наградам, довольно высоким, и поощрений от командира его отряда. Все отклонены командованием. Что и понятно. Уволен, по ранению, хотя годен к дальнейшему прохождению службы. Есть материал от местного агента. Довольно интересный. Кратко, по его сведениям, это один из лучших разведчиков отряда, волей случая выживший после того, как его отряд преднамеренно подверг уничтожению один из командиров.
  - Дорогая это конечно увлекательно, но не указывает на причину такого беспокойства.
   Сэйери открыла еще один прикрепленный файл.
  - Он появился прямо перед запросом на полную ревизию криогенного банка. При полном отсутствии какого либо другого вектора интереса к Школе уже более двух месяцев. Особое беспокойство инквизитора вызвано тем, что он может служить прикрытием более тонкого хода противника который мы не распознали. И она запрашивает не разрешение на элиминацию, что и так в рамках ее возможностей и прав, а на сохранение его жизни и работу с ним. Так же, опираясь на материалы предварительной проверки этого человека, она запрашивает в случае подтверждения сложившегося у ней мнения, разрешение на взятие его материала в криогенный банк, для использования как перспективного для внешней работы.
   Нанако махнула веером и секретарь вывела файл на большой настенный экран. Подойдя чуть ближе, Нанако достав из складок тоги свой пульт пролистала материал и вывела фотографии лазутчика. Чуть увеличила ту, где было хорошо видно его лицо.
  - А ты знаешь дорогая. По моему, наша шпионка и охранник в одном хакама, права.
   Сэйери покинув свое место, встала рядом. В любом другом случае, это было бы неслыханным нарушением. Но они с настоятельницей были давние подруги и пост который занимала Сэйери был скорее данью того, что она добровольно уступила подруге место настоятеля.
  - Он слишком обыкновенный. Все что его может выделить, это отмеченный героизм и везучесть.
  - Вот ты и сама ответила, на что наша несравненная Умеко, сразу обратила внимание. Только забыла еще одну деталь. Весь его жизненный путь пройден под постоянным давлением. Но у него, глаза несломленного человека. И его увлечение говорит о том, что он тонко чувствует окружающее. Этот человек, клинок. Невзрачный с виду, но в силу остроты вдвойне опасный. У девочки очень развитое чутье. Пожалуй, мы разрешим ей работу с этим гайджином. Но не лично. У нее и так много работы.
  - Долгосрочная программа?
  - Конечно. В этой связи у меня возникло еще несколько мыслей. Как и говорила наша первая настоятельница относительно таких проектов. Мы работаем на будущее, заботясь о прошлом и следя за настоящим.
  - Направить кого ни будь из девочек Хироми Чиио?
   Настоятельница улыбнулась.
  - Нет. Пусть пока все идет как и прежде. Ведь за ним присматривают? Вот пусть и смотрят, пока. Как и обычно, наши противники с виду весьма предсказуемы. И такой заведомо грубый ход, это не их стиль. Ведь по логике ответ так же очевиден. Кто-то из камуро юдзё, яд и все. Мы поступим иначе.
   Нанако похлопала веером по ладони
  - Для начала, мы сделаем вид что слепы, и если это не вызовет реакции, затем, когда о ней забудут, сами проведем пешку туда, куда не могут провести ферзя. И она позволит сыграть уже совсем другую партию, на наших правилах. А может даже не одну. Пригласи ко мне вечером Морико Нэоко. Девочка неплохо себя проявила, после последнего поручения ей надо сбросить напряжение, то что я задумала, немного развлечет ее.
   Сэйери сделала пометку и вернулась на свое место. У них было еще много работы.
  
  
  
  
  3042 год май.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Заповедник.
  Храмовая Гора.
   Хацима.
  
   Работа Студии.
  
  
   К моему удивлению, одним из первых посетителей "новой студии", оказался господина Немизо с супругой. Беднягу Ишито, чуть удар не хватил. Спасла ситуацию, как раз помогавшая мне наверху мисс Шайори. Я уже упоминал эту старушку.
   Она раньше работала в небольшой пекарне возле чайной и знала всех в округе. Пока Ишито пытался до конца про именовать чиновника, она умыкнула мисс Чиэса Немизо, которая и оказалась инициатором, показать залежи женских драгоценностей чтобы подобрать что ни будь соответствующее пожеланию господ. Так что когда я весь упаренный метанием туда сюда и перекладкой платьев, вееров и зонтиков, сопроводил даму к месту съемок.
   Даже изрядно злой господин Немизо удивленно приподнял бровь.
   Фото на мой взгляд вышло отличное. Немного портил его более современный наряд самого Немизо, но это компенсировало величие его супруги. Да интерьер хорошо вписался.
   Самым главным было то, что работал я, старой камерой, а Ишито, давал указания, подзатыльники и пытался портить свет.
   Когда господин Немизо удалился, сославшись на дела, его жена осталась выпить чаю и переодеться. Старушка Шайори тут же приволокла к чаю кучу свежей выпечки, благо ее внучка работала в той же пекарне где когда-то она. На что я себе сразу сделал пометочку, и когда она убегала, не преминул взять у нее номер коммуникатора пекарни. Ну и конечно ее самой.
   Так в "Старинное фото Ишито" пришел еще один сотрудник, бабушка Шайори. Ибо спорить с ней о подборе платьев или о том, как развлечь даму пока идет работа. Было только вредить делу.
   А мисс Чиэса Немизо, просмотрев сделанные мной эскизы открыток и этюдов, заказала себе сразу несколько работ, выкупив исходные файлы.
   Этим, став сразу нашим постоянным клиентом и практически оказав патронаж предприятию. Когда я в конце дня заглянув на причал выдал горько пьющему и ждущего когда за ним пришлют стражу старику Ишито обналиченную сумму. Он только икал и разводил руками.
   Кстати толстые свечи для храма, я как и обещал тоже купил. Но выдал их отцу Омата отдельно, чтобы Ишито не заподозрил меня в чрезмерной щедрости.
   К концу месяца, в день, у нас уже было стабильно два три клиента.
   Я сразу настоял на том, что цены у нас будут не маленькие. Ибо клиент должен понимать. Здесь делают качественно. Весь инвентарь и платья закуплен и найден специально. Делаем мы только авторские работы.
   Так что работы было не очень много, но она того стоила. А еще через пару недель, я заказал и купил хороший профессиональный три видео комкодер. Да и зал обновил. Так что простые работы Ишито, теперь делал лучше наших конкурентов.
  
  
  
  
  Петер Ганедон Шелтон
  Хиро Самута.
  Личные записи.
  
  
  
  3042 год.
  Июнь.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Заповедник.
  Храмовая Гора.
  Хацима.
  Студия.
  
  
   Наводчик или сводник?
  
   Как я и предполагал, отец Омата ин Сама. Был не просто так, себе на уме старичок. Как-то вечером или уже скорее ночью, проводив "усталого" Ишито домой, он заглянул ко мне в студию.
   Походив и посмотрев внизу на развешенные распечатки свежих моих личных работ, поднялся на второй этаж. Я поставив перед ним жаровенку с его любимым чаем, сидел и выкладывал в сеть свежие работы которые сделал на неделе. Между дел, я не забросил свои прогулки и съемки красот природы.
   Хитро прищурившись, старичок начал подкалывать на предмет того, что я не одними видами красот на жизнь зарабатываю. Посмеявшись над его "заходами", показал ему небольшую галерею с девушками. И то, сколько получаю за продажу таких фото. Увы, строгие кодексы, порождают и соответствующие цены на подобные откровенные продукты.
   И под это, дело достал припасенную бутылочку коньяка. В этом мы со стариком тоже сошлись. Сакэ конечно национальный продукт, но крепкое и чистое или коньяк. Это как-то и мне и ему было более по душе и приятно.
   Дед оценил коньяк, и не менее фото. По цокав языком даже согнал меня с кресла, чтобы по лучше разглядеть. Надо сказать, что откровенной порнографии в том альбоме не было. А вот хорошая эротика, красота тела, это да. Часть снимков мне помогли сделать девочки Энсэки.
   Так что посмотреть там было на что. Старичок аж заерзал.
  Я посмеиваясь, разлил еще по одной и пояснил. Что, я мол, дед, не монах. Но вот с личной жизнью как-то все не складно выходило по службе. Так что тут и просто работы с юдзё, и с вполне себе обычными женщинами с которыми судьба сводила.
   По третьей рюмочке, честно сознался, что собрался было колышки подбить под внучку Шайори, да за опасался, что старушка меня и прибьет. Посему положил глаз на одну вдовушку в конце ущелья, да вот все никак время не выходит. Да и родственники ели узнают, жди беды. Хотя конечно нормального кабеля то, это, никогда не останавливало.
   Дед посмеялся и лукаво подмигнув, сказал, что есть у него на этот план, одна идея. И если не буду я, дураком. А что я таковым не являюсь, он уже убедился. Будем оба во всех смыслах не в накладе. И попросил скопировать ему альбомчик. Вынув из под своей дерюги монашеской, совсем таки не старинный, микро нотепутер. Даже у меня такого не было, хотя недавно вроде купил, вместе с три видео камерой для Ателье.
  
  
  
  Петер Ганедон Шелтон
  Хиро Кэтсу.
  Личные записи.
  
  
  
  3042 год.
  Июнь.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Заповедник.
  Храмовая Гора.
  Хацима.
  Студия.
  Первый день начала задания.
  
  
   "Встреча с незнакомкой".
  
  
   Прошло несколько дней и как-то вечером, когда я уже закрывал ателье мне на комм позвонил Омата.
  - Хиро, сынок. Помнишь наш разговор вечером?
  - Конечно отец Омата.
  - Мы тут с Ишито, решили ночью порыбачить, под фонарик. Так что до утра не жди. А к тебе, через пол часика, заглянет одна моя знакомая. Они к задней калитке подъедут. Ты уж постарайся ей угодить.
  - Как скажете отец.
   Я пошел в холл и закрыв все ставни в ателье, запер дверь. Пойдя на кухню, на всякий случай поставил греться чайник.
   Как и обещал дед, через пол часа, на дорожке что шла вдоль речки и проходила возле забора сзади, перед калиткой в воротах остановилась машина.
   Я заранее чуть притушил свет у фонаря висящего над ней. Если посетитель подъехал сзади, вряд ли в его планах показывать себя всей округе. Хотя наш забор был в этом месте в окружении буйной растительности, и дорога его обходила. Так что при всем желании никто ничего и не мог видеть, если бы только специально сюда не прошел.
   Водитель, в странной форме более похожей на хакама, открыл дверь поклонившись.
   Соответственно это проделал и я. Из автомобиля вышла женщина в наброшенном на плечи плаще. Плащ был темно серого цвета и доходил до земли. Под его капюшоном, лица было не различить.
  - Мастер Хиро Кэтсу?
  - Да это я.
   Я поклонился еще ниже. И еще раз чуть в сторону открытой калитки.
  - Мне сказано было вас встретить.
   Дама сделал какой-то жест водителю, из машины вышла еще одна женщина.
  - Ведите.
   Я провел их в дом. И поклонившись осмелился задать основной вопрос.
  - Могу я узнать ваши пожелания?
   Дама остановила меня движением руки. И попросила сопровождающую.
  - Осмотри помещения.
   После чего обратилась ко мне.
  - Покажите ваши студии.
   Я повел ее по дому, показывая студии и помещения. И рассказывая, зачем и что тут находится. Вторая дама, как тень скользила по дому, проверяя комнаты детекторами.
   Показав дом я показал и студии оборудованные в других помещениях.
  Дама в основном молчала, лишь изредка задавая вопросы.
   Закончили мы обход дома, в моей личной студии. Она обошла ее, почти как отец Омата разглядывая мои работы на стенах, только может чуть пристальней.
   Когда вторая вернувшись со двора и еще раз проверила мою студию, подошла к первой и что-то тихо доложила. Первая задумалась и коротко бросила.
  - Хорошо. Жди у машины.
   Когда на моем столе наверху, звякнул колокольчик, спросила
  - Что это?
   Я улыбнулся поклонившись.
  - Это сигнализация что калитка закрыта. Простая веревка и колокольчик. Детектор его не обнаруживает.
   Дама скинула капюшон и подняла черную вуаль, закрывавшую лицо дополнительно.
  - Вы не глупы. А если открыть немного?
  Я опять улыбнулся.
  - Пружина. Если щель шире ладони, он звонит. И если через стену кто полезет, тоже, но другой. Монахи подсказали.
   Ее смех был приятным и бархатистым.
  - Не слишком ли сложно для простого фотографа?
  - Я не всегда этим, зарабатывал на жизнь. Это было мое увлечение. Могу я что-то предложить? Чаю?
   И указал на столик возле дивана, где был чайник и несколько бутылок более крепкого содержимого.
   Дама подошла к дивану и скинула плащ.
   Она была довольно высока. На ней было очень дорогое, но скромно вышитое юката, чуть более короткое чем требовали каноны. Пояс учителя с храмовой символикой. На ножках, элегантные гэта. Когда она повернулась и села, проделала это очень знакомо. Одним слитным движением.
  - А вы забавны. Старый пердун Омата, был прав.
   К моему удивлению, она взяла бутыль с моим коньяком, а не вино, и сама себе налила в низкий стакан.
   Попробовав, выгнула бровь.
  - Очень неплохо! Вы вижу, и в этом разбираетесь. Так что старый пьяница, не зря вас подцепил.
   Она указала пальчиком на раму три видео системы.
  - Покажите ваши работы. Не те, что на страничке студии.
   Я включил систему и достал из тайника диск. Вставив в приставку вывел оглавление и передал ей пульт.
   На диске кроме того материала, часть которого, я показал монаху, были и более откровенные эротические фото. Так же фото на природе и спортивные. Конечно, там были еще и отдельные фото. Например тела при макро съемке. И еще ряд разных работ.
   Дама смотрела очень внимательно. Не забывая о коньяке. Открыв, специально выделенный мной маленький раздел она фыркнула.
  - Вот это несерьезно.
   Я позволил себе улыбнуться.
  - Почему вы так думаете?
   Дама посмотрела на меня даже с некоторым сожалением.
  - Вы как бывший воин, должны понимать, насколько должен пасть человек, чтобы так исковеркать свое тело. Даже продажные мужчины юдзё, не столь коверкают себя имплантами.
   Я еще шире улыбнулся и позволил себе смешок.
  Дама уже разгневано посмотрела на меня. Я же замахав перед ней руками, поклонившись еще ниже, быстро объяснился.
  - Прошу меня простить благородная госпожа, но это не монтаж и тут нет ни каких имплантов, это все от природы!
   Она сначала с жалостью и недоверием на меня посмотрела, а затем рассмеялась.
   - Да вы жалкий лжец!
   Вот тут, я позволил себе по настоящему разгневаться. Ибо делать это почти, было опасно. Сжав зубы и глядя ей в глаза, без всякого поклона, я сделал шаг вперед, так чтобы справа от меня была полка с нарезанной бумагой и лежащим на ней ножом...
  - Насколько, вы готовы подтвердить эти обидные слова?!
  Дама, при щурясь, снова откинулась рассмеявшись, но от меня, не ускользнуло, что ее рука, оставив стакан скользнула за спину. Впрочем ее ошибкой было не то что она потянулась за оружием, а слова которые как бы задыхаясь смехом произнесла.
  - Да если бы это было правдой, я бы отдалась даже такому, жалкому червю, как ты!
   Это было гораздо более того, на что я ее провоцировал. Пожав плечами, и так же глядя ей в глаза, взял нож. В ее руке тут же оказался автоматический пистолет. Не обращая на него внимания, я срезал оба пояса, хакама и фундоши.
   Они скользнули на пол, куртка распахнулась. И я, дал волю своему Демону. Продолжая глядеть в ее глаза, и скрестив руки на груди. Покачал лезвие зажатое меж пальцев.
  - На таком расстоянии, я успею увернуться от двух выстрелов. А прицельный у вас будет всего один, первый. И я, не лжец.
   В голос я вложил и злобу, и холод страха, оттого, что дамочка ведь действительно может пальнуть сдуру. Ну, вообще-то это она так думала сейчас. Испугавшись, она допустила непростительную ошибку.
   По моему, ее проняло. Глаза бегали меду моих и чуть ниже. А пистолет в руках чуть задрожал.
   Уже более спокойно предложил
  - Предлагаю положить на столик пистолет. Я, уберу нож.
  Надо отметить, дама пришла в себя быстро. Поджав губы, она положила пистолет рядом со стаканом и взяла его в руки. Так же прищурясь, но уже спокойным голосом, сказала.
  - Сделано.
   Я тоже, медленно положил нож и показал пустые руки. Затем скинул куртку и поворачиваясь вокруг себя чтобы она видела шрамы сказал
  - Я достаточно пролил крови за Синдикат и смерть меня мало пугает.
   Когда я повернулся к ней, она отпивала коньяк, глядя на меня.
  - Я могла вам выстрелить в спину.
  Я улыбнулся и не стесняясь подошел чтобы налить и себе. Налив я сделал глоток и кивнув на пистолет ответил
  - У Намбу, два предохранителя. Вы не сняли второй, я бы услышал щелчок.
  
  
  
  Петер Ганедон Шелтон
  Хиро Кэтсу.
  Личные записи.
  
  
  
  3042 год июнь.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Заповедник.
  Храмовая Гора.
  Хацима.
  
  "Встреча с незнакомкой". - "Расплата за ошибку"
  
  
  
   Дама проверила пистолет и даже на долю секунды смутилась. Спрятав это за вопросом
  - Так значит, нет импланта?
   Я протянул руку к мощной лампе рассеянного света стоявшей рядом на штативе. Включая, ответил
  - Так лучше видно? Тут нет, чем просканировать. Но говорят, опытные люди могут это увидеть и так.
   Дама, так же не стесняясь, оглядывала орган нашего спора.
  - Я могу взглянуть ближе?
   Поставив стакан, я сделал еще пол шага. Она уже знакомо мне, начала его внимательно разглядывать. И оглядев, смело протянув руки, стала щупать. Не чуть не стесняясь этого.
  - Похоже, я ошиблась. Значит это ваши личные фото?
  - Да, сделаны, по просьбе. Я не болен нарциссизмом.
   Она снова стала осматривать и щупать. И мне показалось, что от этого даже начала возбуждаться, потому что явно стала контролировать дыхание, чуть его растягивая, а на щеках появился едва заметный, если бы не был оттенен пудрой, румянец.
   Отстранившись, она облокотилась спиной, на спинку дивана. И со странным выражением слегка прикусила губу. Я взяв бокалы налил сладкого виноградного вина
  - Вас беспокоит обещанная расплата?
  - Вы догадливы.
  - Ну, не я определил, в чем она будет выражена.
  - А фото сессия?
  - Это естественно перед, и оплата отдельная.
  - Вы наглец!
  - И весьма не дешевый!
  - И сколько?
  - Хорошие фото сотня. Те что нравятся и себе, пятьсот. Сложные, от трехсот до тысячи. Обработка снимков пол сотни сверху. Если оставляете материал, половина.
  - Хорошо.
   Она встала и начала снимать одежду.
  - Только без фона.
   Я указал на вторую часть студии, где стояли экраны и пошел за фотоаппаратом, который стоял на треноге у лестницы на второй этаж.
   Теперь при полном освещении, я мог ее хорошо всю рассмотреть и полностью оценить.
   При несомненных корнях Синдиката, овале лица, цвете волос и глаз, ее тело имело классические или как говорили раньше европеиодные черты. Она была слишком правильно сложена и развита. Ровные красивые ноги, груди, руки, попа. Я невольно сравнил ее с Энсэки, и понял, что если бы их поставили рядом в одном возрасте, они были бы почти сестры близнецы. Только "дама" была явно младше меня.
   Если бы я не видел девушек в долине, решил бы что ее родители ближе к моей расе. Кстати о местных девочках и женщинах, было тут на речке пара мест, где они купались голыми. А в одной местности такого количества "фото моделей" всех возрастов, просто быть не может.
   Это я еще не упомянул что мужчин тут было мало. И большая часть охраны "Школы", из мужчин, тоже были как на подбор. По этому, мог твердо сказать. Здесь явно когда-то велась, а может и ведется направленная евгеническая программа.
   Дама умела себя подать. Мне почти не надо было ее просить сделать то, что я хотел бы видеть. Делая последние фото, подвинул столик с нотепутером и большим экраном для просмотра отснятого. Последние фото вышли очень пикантными. От софитов стало очень жарко и мы оба покрылись бисеринками пота. На фото это смотрелось очень здорово. Оба немного устали и сделав последний кадр. Я вынул носитель и щелкнув пальцами привлек ее внимание, указав на нотепутер. Сам, дав ей оценить отснятое на большом экране, подал бокал с прохладным вином. Взяв другой, стоял рядом, потягивая его и улыбаясь. В своей работе я был уверен.
   Она листая фотографии, прикусила губу.
  - Здесь, слишком много хороших кадров.
  - Это не моя вина. Слишком хороший объект позирования.
  - Выходит достаточно дорого, даже для меня.
  - Значит, неоспоримые оцените сейчас. Затем возьмете все, выбрав лучшие, позже оплатите, стерев лишнее.
   Я положил на панель чистый микродиск. Она, включив копирование, еще раз просмотрела сессию. Чтобы не было недоговоренности, когда диск записался, вынул карту памяти и кинул в жаровню для чайника.
   Женщина кивнула оценив сделанное и пройдя к дивану достала из поясной сумочки пачку банкнот и положила на столик.
  - Тут пять тысяч.
  Я стоя рядом не тронул их, оставив там где они лежат, улыбнулся пожав плечами и отсалютовав ей бокалом ответил.
  - Мне было очень приятно с вами работать. Правда.
   Она взяла из моих рук бокал и выпив поставила на столик рядом со своим, который оставила когда доставала деньги.
  - Я помню. Остался вопрос расплаты.
   Шагнув ко мне, она скользнула руками по груди и присев взяла Демона в обе руки сложив ладошки лодочкой
  - Какая гладкая бархатистая кожа.
  Услышав знакомые слова, я улыбнулся. Уже давно поняв с кем столкнулся, как и в первый раз при такой встрече, чуть сжав ягодицы, представил что он в руках другой таю. Которая произнесла почти то же самое.
   Мне сейчас сделать это было гораздо проще, ибо еще во время сессии, я понял, что хочу ее. Девушка была очень хороша. И вопрос даже не в том, что красива. В школе Энсэки, я видел достаточно красивых женщин и девушек. Она действительно мне понравилась. И Демон затвердел приподнимаясь, голова стала темнеть. На теле взбухли вены и сосуды, покрыв его ребристой сеткой. Из дырочки засверкав свете софита показалась первая капля и за ней в такт ударам сердца колыхающим голову еще одна и еще, сверкая они скатывались по голове.
  - Какое чудо!
   Женщина приблизила лицо и язычком пробежалась по закраине головы с низу. Еще раз, еще, и словно решившись, сразу плотно сжав охватила голову ртом, немного крутя головой и лаская ее закраину языком.
   Было очень приятно, но это было не то наказание, которое ее ожидало.
  Я чуть наклонился и проверяя свою догадку погладив ее плечи, опустил руки к грудям.
   Охватив их снизу в такт ее ласкам, стал ласкать чуть приподнимая.
  Уже через минуту, почувствовал, что ее груди слегка налились желанием став более упругими, а дыхание едва заметно сбилось. И я чуть смелее и сильнее продолжил, уже касаясь сосков. Как и у Энсэки, ее груди были тренированы возбуждаться. И она также, возбуждаясь, едва слышно начала мягко постанывать.
   Подхватив ее, целую в губы и делая одновременно шаг, кладу спиной на диван.
  Целую подбородок, длинную красивую шею, и припав губами к одной груди, начинаю ритмично сосать и полизывать. Другой в такт, лаская сосок и нежно полу гладя, полу сжимая.
   Соски быстро твердеют и наливаются, у нее они становятся темно коричневыми.
   Она легонько охая и постанывая, чуть подает грудь вперед принимая ласку. И ее груди еще более крепнут. Подтверждая, что принимают ласки полностью.
   Руки державшие меня за плечи, когда я ее поднял, опускаются на мою голову и так знакомо, начинают направлять. Чувствуя, что иду по верному пути, еще более наполняюсь чувством вожделения. И начинаю действовать активней.
   Не только сосу и лижу, а прикусывая соски тереблю одновременно языком.
   Как и Энсэки, возбудившись, она начинает быстрее менять груди. А ее стоны теперь уже отчетливы, с всхрипами, когда она набирает в себя воздух.
   Моя свободная рука ласкающая ее тело опускается меж бедер, и ласково отведя ногу, начинает ласкать ее там. И чем ее стоны глубже, тем смелее.
   Когда губы расходятся, я учащаю ласки грудей и нахожу клитор. Мои пальцы уже в преддверии когда она, всхлипнув выгибается и прижимает мою голову к груди. Не давая ей остыть падаю на колени и языком и губами ласкаю там, со сей возможной скоростью. Мой язык входит все глубже, и быстрее.
   И она не успев остынуть, чуть при спускается больше разведя ноги и ласкает, мнет, руками свои груди, зажимая пальчиками соски в такт моим усилиям. А в помещении, не стихая, разносятся уже более громкие знойные грудные стоны удовольствия.
   Второй рукой ныряю под попочку и начинаю в такт движениям головы и языка ласкать и массировать ее вход. И чувствую сначала легкие сокращения, а затем потепление и расслабление. И когда палец почти сам входит, ввожу другой в вагину, сильно и глубоко ритмично ими нажимая к переду тела. Не оставляя при этом вниманием клитор. Она вскрикивает, продолжая вскрикивать в такт моим усилиям, пытается набрать воздух, начиная будто задыхаться.
   Как и некогда с Энсэки, уловив момент, когда она почти готова получить разрядку, возросшего почти до пика удовольствия, не даю достичь этого пика. Женщина пытается помыкать мною, чтобы не терять контроль. Но я наученный Энсеки, умело делаю вид что поддался, и тут же обхожу это, усиливая ласки в другом месте. И продолжаю удерживать ее на пике, ослабевая и усиливая ласки, от чего, она начинает неосознанно трепетать телом. И возмущенно и страстно мычит приходя в неистовство.
   И как с Ээнсэки поймав тот миг, когда она собрав все силы, порывается получить желаемое, чтобы не потерять окончательно контроль. Быстро скольжу своим телом вдоль ее и с силой ввожу голову Демона в вагину.
   Глаза незнакомки, так же как у Энсеки наполняются болью и безумием, зрачки мгновенно расширяются, буквально распахиваясь, когда он с натугой входит в узкую сочащуюся влагой вагину почти до половины. Я же поймав ее рот своим, не даю ей набрать воздух для крика.
   Плотно прижимаясь к ее груди, резко, сильно и очень быстро, начинаю фрикции. Задыхаясь, она бьется подомной. Но я, охватив ее в районе груди, только плотнее прижимаю ее грудями к своему телу. И только наращиваю темп, стимулируя их движением своего тела. В добавление к содеянному, начинаю так же быстро и жестко, стимулировать то анус, то клитор.
   Она, до момента, когда я начал ее практически насиловать, до пика разгоряченная желанием, снова охвачена им не менее чем болью. Выгнувшись, бьется и трясется в моих объятьях. Но руки, уже не пытаются оттолкнуть или причинить мне боль, чтобы избавиться от моей хватки. А царапают мою спину. Дав ей глоток воздуха, почти тут же снова забираю поцелуем. И осознаю, что она приняла меня. Проходит минута, другая, даю ей еще схватить воздуха. Руки до этого царапающие спину, вдруг дрожа, впиваются мне в спину ноготками. Из закрытых глаз катятся слезы, но она уже чуть ослабла, и не мешает мне движением тела. Мычание в котором была боль, досада и испуг, сменяются более тихим и наконец ритмичным стоном удовольствия. Дав ей вдохнуть, чуть снижаю темп и целую глаза слизывая слезы.
   И она молчит, только коротко и отрывисто дышит в такт фрикциям. Снова наклонившись целую ее и увеличив темп вхожу в нее теперь чуть глубже.
   Женщина, опять будто изумленно распахивает глаза и начинает вскрикивать на выдохе. Ее руки скользнув со спины, впиваются мне в ягодицы. Но теперь она сама рвущими ягодицы руками заставляет входить в нее быстрее. И наконец вонзив ногти, так что я сам чуть не вскрикнул, издав басовитое идущее из живота с дрожью
  - Ааааааааа...
  Обессилено обмякает.
   Не давая ей так просто уйти в нирвану, нежно снова сосу и мну ее груди, чуть поигрывая полу вынутым Демоном.
   И она еще расслаблено и неосознанно, начинает метаться на диване. Но затем будто пробудившись, охватывает мою голову, и направляет то к одной, то к другой груди ласки.
   Между делом, у меня мелькает мысль, что женщина, явно получила одну с Энсэки подготовку или очень близкую.
   Дождавшись попыток убыстрить их в такт вхождению в лоно, ритмично массирую вход попочки. Добавив проникающих в нее пальцев, начинаю давить ими на член. Сначала это ее немного отрезвляет, но по мере продолжения, и вхождения меня спереди все глубже, приводит почти в бешенство, превратив вскрики в животное подвывание.
   И поймав их пик, когда она опять рвет мою попу, и начинает помогать ногами, требуя увеличить скорость и получить на конец оргазм, быстро отведя ее, меняю обитель демона.
   Видимо сзади, она всегда имела большую чувствительность к ласкам, или специально выработала. В первые секунды, кода вошла голова, она с силой вскинувшись почти поднимает меня. Но сама этим прижимается ко мне и давя ногами загоняет меня в себя еще глубже.
   Спустя пару секунд, ослабевает хватку, но чувствуя боль, вздрогнув, снова сжимает ногами, чем только продвигает глубже. Вскрикивает. В ее глазах непонимание и растерянность. Она опять, пытается ослабить хватку рук и ног, но вскрикивает и снова замирает не решаясь продолжить движение. Чувствуя, что ей надо подпитки, я поцеловав ее в губы, кладу спиной на диван возвращаясь к грудям. Теперь раззадоривая ее груди и клитор, движусь шаг за шагом, старательно разжигая огонь страсти заново.
   И позволяя это, она подает мне грудь, привыкая к наполнению мной сзади и приняв ласку. Понемногу опять теплеет, глубоко набирая в себя воздух, все чаще затаивает дыхание. Когда она снова подходит к пику, делаю небольшое движение в нее. Затем, снова перехожу к груди и клитору.
   Она войдя в ритм ласки и боли, расслабляет и опускает попу. Уже не цепляется и не впивается ногтями, а гладит руками мне спину. И когда наконец я весь в ней. И она чувствует попой мое тело, а нутром тугую упертость. Облегченно выдыхает расслабляясь и отдаваясь ласкам груди и клитора. Ожидая, что я дам ей наслаждение. И я стараюсь его дать. Но не все. Дав женщине отдохнуть, и размякнуть в блаженстве, и дождавшись приближения вершины. Рукой зажимаю один сосок и прикусываю другой, одновременно делая Демоном выходящее движение. Немного. Совсем немного.
   Она стонет. Но блаженно, тело освобождаясь получает негу. Лаская и посасывая, делаю медленно обратное движение, возвращаясь. Слежу за реакцией. Ей не так больно и ее "ведет" от того что я продолжаю ее мастурбировать.
   Делаю это медленно еще раз, и еще. С каждым разом выходя чуть больше. Дав чуть привыкнуть, вынимаю еще чуть больше. А затем и почти полностью.
   И когда она при этом приподнимает голову и плечи, пытаясь толи что-то сказать, толи что-то сделать. Плавно и быстро, вхожу в нее и затем почти полностью выхожу также быстро, но плавно. И она с грудным
  - Ооооххх...
   Откидывается назад. Не останавливаясь, так же плавно еще раз повторяю, вызывая подобную реакцию. В этих "Ох" уже больше удовольствия чем боли. Так же плавно продолжаю и кладу свои руки, на ее груди. В такт движениям нежно их сжимаю, будто плавно мешу тесто.
   Она своими руками, сначала касается их, будто боится спугнуть, но видимо, получая все больше удовольствия, начинает гладить.
   Когда ее дыхание сменяется мягким постаныванием, чуть увеличиваю темп. Дав некоторое время насладиться, пальцами защемляю соски и продолжая мять груди теперь с защемленными соскам, наращиваю темп.
   Она возбуждается и начинает подталкивать меня ногами. Ее "охи", сменяют стоны. И вскоре когда темп возрос, они меняют тембр приближаясь к рычанию. Я и сам уже почти на грани от ее тугости и податливой отзывчивости. Когда у нее наступает оргазм, быстро сменив вместилище для Демона, теперь еще и грудью давлю поверх рук. Не успев до конца пережить оргазм, она ахнув, распахивает глаза.
   И в них, с удивлением смешано радостное торжество. Когда чувствую, что она хочет большего и желает увеличения для кульминации, даю ей это. А затем, снова быстро меняю обители, но теперь беру ее сзади быстрее и еще жестче. Защемляя соски, ритмично давлю и рву груди на себя. И ее тело принимает это, с животным рыком, она теперь сама помогает это проделывать.
   С обоих давно пот течет ручейками. И похоже, она не понимает что с ней и где она. Ее начинают периодически сотрясать оргазмы, следующие один за другим. Не зависимо от того, где я нахожусь в ней. Она то мечется, то кричит, то плачет, а я уже не могу остановиться. И чувствуя, как ее трясет от нескончаемых повторений и сам наконец бурно, долго и продолжительно наполняю и наполняю ее семенем.
   Останавливаюсь, только осознав, что женщина по до мной, полностью обессилела и почти в беспамятстве.
   Вынув из нее Демона, наливаю вина и сев на диван, сажаю ее себе на колени. Мягко прижимая к себе, глажу. Она некоторое время еще мелко сотрясаемая конвульсиями последнего оргазма, бессильно дрожит. Успокоившись, едва ощутимо дыша замирает прижатая к моей груди.
   Когда чувствую что дыхание ее становится более менее стабильным. Откинув голову, понемногу, вливаю в приоткрытые губы вино.
   Она сначала закашлявшись, делает пару глотков. От чего немного приходит в себя, затем приникает к бокалу и жадно пьет.
   Сам тоже пью. Ибо жажда сейчас превышает и голод. Хорошо что я не выключил софиты. В помещении очень тепло. Ибо сам домик дырявый как решето, а ночи довольно прохладные.
   Заглядывая в лицо, и ее глаза, когда взгляд становится совсем осмысленным, спрашиваю
  - Вам лучше?
  Она понемногу приходит в себя. Даже гладит мою руку.
  - Да спасибо.
  
  
  Петер Ганедон Шелтон
  Хиро Кэтсу.
  Личные записи.
  
  
  3042 год.
  Июнь.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Заповедник.
  Храмовая Гора.
  Хацима.
  Студия.
   "Встреча с незнакомкой".
  
  "Странный разговор"
  
  Еще немного посидев, и еще напоив ее вином, тихо сообщаю
  - У меня тут есть небольшой душ, даже с теплой водой.
   Она кивает.
  - Это сейчас очень не помешает.
   У меня за выгородкой действительно сделан небольшой душ, с электрическим нагревателем. Подхватив ее несу в него, включив воду дождавшись когда прогреется ставлю на ноги и прижав к себе встаю с ней под струи воды.
   Тихонько прижимая одной рукой, омываю с нее пот и остатки грима. Когда омываю груди, они опять норовят приподняться, будто тянутся за ладонью. Не давая себе расслабиться, поворачиваю ее к себе и омываю спину и попу. Когда начинаю намыливать ее тело, женщина, понемногу приходит в себя.
  - Спасибо, дальше я уже сама.
  Отпускаю, и сев на скамеечку, гляжу как она с наслаждением подставляет лицо под струи.
  - Вы очень красивая. Я заметил, тут в долине, много не типично красивых для фенотипа японок женщин и девочек.
   Она закрыв глаза кивает и отвечает
  - Да, особенность местности, по этому тут была открыта школа.
   Хмыкаю. И она все также нежась под водой спрашивает
  - Что вас рассмешило?
  - Да, так, это свое. Я потерял семью из за службы, потерял из за войны дом, из за предательства потерял веру в тех кому служил. Кода стал им не нужен и скитался меж миров. И когда нашел среди храмов спокойствие и дело по душе, встретил среди храмов женщину, которая может испепелить страстью...
   Она смеется приятным грудным смехом
  - Вы мне можете не верить, но я впервые встретила мужчину, который за один раз меня...
   Она замялась и потом со смехом продолжила
  - затрахал так, что я буквально потерялась. Я контролировала себя, буквально минуты. Со мною такое, в первый раз. Я думаю, пол ночи под вами, я бы не выдержала.
   И тут уже рассмеялся я.
  - простите госпожа, но вообще-то, уже утро. Скоро рассвет.
   Она недоверчиво посмотрела на меня. А я чуть раздвинув ширмы, протянул руку и взяв с дивана ее коммуникатор лежавший на одежде, показал дисплей.
  - Почти четыре часа, через пол часа встанет солнце.
   Она охнув, вышла из под воды. Достав с полочки большое полотенце, протянул ей. Суша волосы она недоверчиво подошла к коммуникатору и еще раз убедилась.
   Я закрыл воду и сам обтеревшись пошел гасить софиты. Когда вернулся, она сидела с бокалом вина, над одеждой, задумчиво качая ногой.
   Когда я налил и себе, неожиданно сказала
  - Немизо, считает вас шпионом и настаивает на устранении.
   Я пожал плечами.
  - Пока единственное что я нашпионил, это рецепт печенья его жены.
   Но так как я еще не успел его передать своим "хозяевам", он так и остался лежать у тетушки Шайори в тетрадке на кухне.
  - Вы служили в разведке полка.
  - Ну, раз вам известно, где я и кем служил, вам известно и как меня наградили за это.
  - Вы один выжили.
  - Не моя вина, что санитары поняли, что я жив, а не бросили с остальными на том поле. А тот идиот, что требовал от меня за это сепукку. Трус, сбежавший с поля боя и бросивший нас! Почему он, не сделал этого сам?!
  - Он Курита.
  - Тем более! Должен был следовать кодексу! Он родился в Синдикате, а не родственник координатора. Он не воин. Он только родился Курита. А внутри он хуже гнилого фрукта. Моя вина, лишь в том, что моя мать была не Курита. И пока я рос и пока служил, был смысл. Это можно было терпеть. А потом это обрушилось как та граната, что ударила меня в спину. Своя и от своих! И прошу вас не надо об этом. Вам это не понять. А я, только стал забывать.
   Она кивнула и подошла.
  - Хорошо, пока не будем об этом. Но я прошу вас, пока, не сбегать.
   Она будто невзначай провела ладонью по голове Демона.
   Я просто кивнул. А она задержав ладошку, пощекотала голову
  - В нем живет Демон. Я чувствую его тепло.
   Я улыбнулся и пальцем провел под ее грудью чуть очертив ее плавный овал и чуть-чуть не довел до соска когда она отзываясь дрогнула
  - А вас, живет огонь, и я уже сказал об этом. Но он, его пощадил, не сжег.
   Женщина оставив Демона взяла мою руку.
  - Я знаю мантры, которые его держат в узде.
  - Может вы и мне такую подберете?
  - Может быть.
   Она будто нехотя выпустила руку и пошла к одежде. Очарование ее движений чуть портила видимая, еще не совсем прошедшая слабость.
  - Мне пора.
   Я кивнул и подошел к своей. Надел хакама подвязав обрезками пояса и накинул куртку. Тут было проще пояс был длинным и завязывал я по привычке с большим узлом на одной стороне. Фундоши кинул на полку с бумагой. Потом зашью.
   Одеваясь, улыбнулся. Ее последние слова. Они, были сказаны не так, как это сказала бы жительница синдиката. Или подобная женщина, не будь близости с мной. Очень лично и по домашнему. И похожи были не на прощание, а более на обещание встречи.
   Она уже была в плаще, и я проводил ее до калитки.
  Отвесив в след положенные низкие поклоны, пошел спать.
  
  
  
  
  
  Петер Ганедон Шелтон
  Хиро Кэтсу.
  Личные записи.
  
  3042 год июнь.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Заповедник.
  Храмовая Гора.
  Хацима.
  
  Студия.
  
  
  "Тихий день ставший бурным"
  
   Быстро прибравшись и жадно набив живот, уже заваливаясь в кровать, вспомнил, что завтра, точнее уже сейчас вообще-то у нас выходной. Но в сласть полениться отсыпаясь не удалось. Через три часа, пришел с ночной рыбалки мастер Ишито. Встретив и проводив усталого старика в его комнаты, понял, что уже не усну.
   В теле была звенящая бодрость. И по этому решил делать что и планировал.
  Собрав свой рюкзак и дополнив обычную флягу с водой и сверток с едой еще двумя бутылками сладкого виноградного вина, пошел в горы.
   Как и говорил, горы, тут понятие относительное. Большие холмы большей частью заросшие лесом. Но в этот раз я хотел идти на Холмы южнее. Омата говорил, что на одном из них. Тот который был заросшим травой, есть у вершины остатки старого заброшенного монастыря высеченного в песчанике.
   По пути зайдя к старику, оставил ему полторы тысячи К-кредитов заработанных ночью, честно сказав, что возможно это еще не все. Ибо клиент еще не определился. Как и положено помолившись на хорошую дорогу и работу. А также попросив деда поставить курения на предмет если я в подсказанном им храме потревожу духов, отравился на съемки. Старик от хорошего куша и моих стараний перед богами, кудахча как квочка и гладя меня по спине, проводил до выхода из храма.
   Так что прибывая в отличном настроении, до самого верха холма я дошел почти с песнями. Ну может пару тройку раз останавливался поймав хороший вид и отсняв, ну так это не существенно.
   Вершина холма была ровной площадкой около полутора километров длинной и около пятисот шириной. Идя по траве, словно бредя в воде, местами мне доходившей почти до пояса, понял, что это искусственная площадка.
   Слишком ровная была поверхность. И трава была явно кем-то когда-то посажена.
  Мягкая и ровная лишь местами как я и сказал, возвышавшаяся в силу каких-то природных свойств почвы.
   Уже подходя к восточному краю услышал гул. И по всхрапам, понял что скачут какие-то животные. Еще через минуту на дальнем конце появилось поднявшиеся сюда два всадника. Местные лошадки были невысокими, но шли очень резво и ровно. Я чуть поправив свое кепи заслонившись от солнца понял что это не всадники, всадницы.
   Две монахини в долгополых белых туниках стилизованных под хакама, или на оборот. Я не силен в этих тонкостях. Перепоясанных знакомыми мне поясами. Головы покрывали покрывала с наплечниками. Черный подбой или что-то подобное оттенял белизну платков или надетых специальных капюшонов закрывавших лицо до глаз. Лицо дополнительно было скрыто и белой маской.
   Вздохул и стянув кепи, опустив голову преклони одно колено.
  Всадницы осадили коней прямо передо мной. И на меня дохнуло лошадиным потом и свежестью растоптанной травы.
  - Ты быстро ходишь мастер фотограф. Встань.
   Знакомый голос обозначил, что старый пень Омата, меня сдал. Или на радостях опять на меня навел вчерашнюю знакомую.
  - Вы очень добры госпожа.
  Вторая, монашка фыркнула.
  - Это и есть мастер которого нашли? Жалкий гайджин?
  Моя знакомая, если это можно так называть, рассмеялась.
  - Поверь, он может удивить.
  Ее подруга, достав из складок одежды плеть, подъехала и подняла ей за подбородок мое лицо.
  - Невзрачен. Но глаза наглые.
   Первая, тем временем чуть отъехав, ловко соскочила с коня и такой же плетью стреножила ему передние ноги. Подойдя, стянула перчатки и сняла маску. Кинув их рядом со мной глубоко вдохнула наслаждаясь
  - Он стоит своих денег, можешь поверить.
  - А если нет?
  Она рассмеялась, как вчера приятным грудным смехом
  - Ну, пока правитель не отнял у нас право, применять плеть до смерти, относительно оскорбившего Орден.
   Меня проняло, плеточка была не шуточная, с узлами и бляшками на плетях.
  - Ты понял мастер, что тебя ждет за плохую работу или болтливость?
   Пришлось падать на колени и в лучших традициях жанра молить и заверять.
  Правда при этом я умудрился состроить своей приятельнице рожу показав из под хакама кулак.
  Она увидев, как я и ожидал, не стала просить плеть чтоб меня взгреть за наглость у подруги, а весело рассмеялась
  - Тоши. Если у него будут дрожать руки, ты сама в этом будешь виновата!
   Та, которую назвали Тоши, для острастки, одним движением плети, срубила воздух у меня возле плеч. Показав, как она виртуозно пользуется ею. И тоже спрыгнула с коня. Ткнув меня черенком в лоб, строго сказала
  - Будешь снимать меня, и то, что я покажу.
  Я встав с колен низко поклонился и ответил твердым голосом.
  - Хорошие фото сотня. Те что нравятся и себе, пятьсот. Сложные, от трехсот до тысячи. Обработка снимков пол сотни сверху. Если оставляете материал, половина. Не понравится, уничтожу бесплатно.
   Тоши, от такой наглости, даже сделала шаг назад.
  - Ты хорошо подумал, мастер, говоря свои слова?!
  - Если вы здесь, то на половину из них, уже согласны.
  Я снова под заливистый смех своей подруги поклонился, однако готовый отпрыгнуть, если в дело пойдет плеть.
  - Смотрю тебе весело Морико?
  - Ты сама настояла, а теперь сомневаешься?
  - Будь по твоему. Но закон, если что не так, я применю.
  - Твое право.
   И теперь не совсем незнакомка, по имени Морико, обратилась уже ко мне.
  - Доставай аппарат и снимай. Как можно больше.
   Я поклонился и завершая поклон вынул аппарат из стоящего у ног рюкзака. Сняв крышку включил, и сходу выставив режим спорт кадр, чтобы фиксировать даже очень быстрые движения, начал снимать, резко меняя расстояние и ракурсы. Сам работая на скорости как при отработке боя. На короткую сессию ушло максимум три четыре секунды.
   Протянув Морико аппарат, с поклоном перевел на воспроизведение.
  Фокус конечно, но на людей не видевших действует безотказно. Сам я его отрабатывал именно для съемки боя. Морико глянула и улыбнувшись протянула Тоши.
   Четыре портрета. Близкий общий план. Макро плетки, вышивки пояса, перчаток с маской. Жук на крупе коня. Конский умный и печальный глаз смотрящий с укоризной.
   Тоши пролистав два раза, повернулась, и поняв, что я не просто отснял "линейку", а в разные стороны успел навести объектив, вынуждено признала
  - Неплохо. Работай.
  
  
  Петер Ганедон Шелтон
  Хиро Кэтсу.
  Личные записи.
  
  
  
  3042 год июнь.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Заповедник.
  Храмовая Гора.
  Хацима.
  
  
   "Скачка"
  
  
   Она так же сняла маску и перчатки. Затем указала на седло. Седло у нее отличалось от седла Морико. Указывая что и как снимать, стала между этим, поясняя ей.
  - Это экзекуционное седло. Но его так же использовали для обработки и "разработки", тех, кто не желал подчиняться. А еще для наказания или экзекуций. Случайно нашла в записях инквизиторов. Их перестали применять, когда стало мало лошадей. И из-за того, что старшие, на нем получали удовольствия, якобы подвергая себя истязанию.
   В центре седла было отверстие с резьбой. И достав из переметной сумы красиво вырезные мужские фаллосы, она пояснила.
  - Ввинчивается в седло, чем строже наказание, тем он жестче и тем резче аллюр. Те кто обманывали, само удовлетворяясь, подбирали жесткость под свою манеру езды.
   Она выбрала один из них и ввинтила в центр седла.
   Я старательно все фиксировал в нескольких ракурсах, не забывая и самих монахинь.
   Тоши очень элегантно начала снимать одежды. Оставшись только в коротких кожаных сапожках таби, нижних полу хаками, двух полосах черной материи по бокам и спущенном с лица маске капюшоне. Который сейчас прихватывая волосы, прикрывал шею плечи но не доходил до груди.
   При ее крепком выразительном теле, выглядело очень сексуально. Груди у нее были чуть крупнее чем у Морико, но не обвисшие под весом, подтянутые, с дерзкими розовыми сосками глядящими вверх.
   Я снимал и ее, и соски, и общий план с конем. И ее руку с перстнем поглаживающую пальчиком упругий ввинченный в седло член. Максимально выразительно и полно создавая ряд для выбора кадров. Памяти я купил много, в рюкзаке был целый пакет.
  - Теперь, снимай в динамике.
  Она ловко вскочила в седло, и закружила перед нами. Я сменил объектив и делал разную съемку. И по кадрам как она нанизывала себя в галопе и пот выступивший на ее теле и румянец на щеках и прикушенные от страсти губы.
  
  
  Петер Ганедон Шелтон
  Хиро Кэтсу.
  Личные записи.
  
  
  3042 год июнь.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Заповедник.
  Храмовая Гора.
  Хацима.
  
  
  
  "Наказание гордыни"
  
  
  
   Стоявшая сзади Морико, тихо заговорила.
  - Когда она закончит, ее надо наказать. Очень жестко. Не как меня, не жалея. Ее непомерная гордыня и мания превосходства привела уже и к этому. Она хочет, чтобы ее молодые камуро юдзё проходили через это. И отнюдь не в удовольствии.
   Я не прерывая работы, спокойно ответил
  - Как пожелает госпожа. Я оставлю камеру на автомате, вам только надо будет нажимать. По вашему слову кину ее вам готовой к съемке.
   Сзади раздался ее смех.
  - Я об этом, не подумала. Ты хорошо придумал. Сигнал, когда я скажу тебе, дай мне.
   Я ловя кадры подтвердил.
  - Дай мне. Сигнал.
  Тоши, не завершив очередной круг подъехала к нам. По ее неестественному возбуждению и затрудненному дыханию было понятно, что она уже испытав несколько оргазмов, боится продолжать. Ибо можно не контролируя себя в страсти, упасть с лошади.
   Соскочив, но уже не так лихо, она оперлась на седло, пытаясь совладать с дыханием. Я запечатлел влажный фаллос на седле, ее румянец. Горящие желанием глаза и сухие губы.
   Крупно струйки выделений, стекающие по ее крепким ногам от прыжка на землю.
   Морико пройдя мимо нее, взяла лошадь под узцы и стреножа подсказала.
  - Повернись и наклонись, чтобы видно было плоды работы устройства.
  Когда Тоши повернулась и раздвинув ноги наклонилась. Стало видно, что она успела разработать себе оба входа для экзекуций. Я переведя аппарат на автоматику, тихонько кивнул обозначив что готов. И Морико радостно улыбнувшись, взяла у Тоши плетку громко сказав
  - Дай мне.
  Я развернув кинул ей в руки камеру, сделав вперед один быстрый шаг и сбрасывая, еще две минуты назад, специально ослабленные хакама. Труднее было скрыть возбужденного Демона, на котором они могли просто повиснуть. Помогла выработанная тренировками скорость.
   Охватив сзади Тоши и прижав к бокам ее руки своими руками, одновременно наступил на ноги. Не давая сдвинуться, наклонил вперед выводя из равновесия.
   Морико только поймав камеру, сразу начала быстро нажимать на спуск, так что и мое движение к Тоши, и то, как я ее обездвижил. Уже было в кадре. Тоши еще не успела сообразить, что происходит. И только с расширенными глазами подняла на Морико лицо. Как я со всею силой глубоко вошел в нее.
   Так что искаженное ужасом и криком боли красивое лицо гордячки, вышло очень качественно.
   Я же, не давая ей возможности сопротивления, с максимальной силой и скоростью насиловал ее. И едва ее крик стал стихать, сменил отверстие экзекуции. Когда она и тут немного притерпелась, снова сменил.
   От морального удара, она потеряла силы к сопротивлению и я, заведя ее руки за спину, теперь рвал ее на себя, и от себя, за груди. Не давая как можно дольше привыкнуть, все сменял и сменял полости.
   Через какое-то время, она все же преодолела порог боли, кода безумное сладострастие затмило ее, и уже не громко и истерично кричала, а только мелко дрожа ныла и подгибала ноги когда ее настигали оргазмы. Но стиснутая мной, не могла упасть на колени.
   Морико, иногда, чтоб привести ее в себя, хлестала ладонями по щекам. Когда и это перестало помогать, Морико стегнула ее плетью, заставив взвыть и прийти в себя.
   После чего зашла сзади и дождавшись когда я войду Тоши в попу, глубоко засунула рукоять плети во влагалище. Встала перед ней. Протянув хвосты под ней, подняла ее голову за волосы.
  - Ты ведь так, любишь делать девочкам милая?
  И она стала мне в такт рвать плеть на себя за концы.
   Тоши взревела и забившись чуть не вырвалась из моих рук. По ее ногам полилась моча. Я же чувствуя через ее тело, давление ребристой рукояти на Демона, сам уже не мог сдержаться и тоже кончил.
   Морико презрительно кривясь велела
  - Брось ее, еще запачкаешься.
   Я отскочил. Бьющие из меня струи семени, стали заливать рухнувшую в лужу своей мочи Тоши.
   Морико подошла и художественно, направило струю семени той в лицо.
  После чего дала мне камеру.
  - Сними красиво.
   Я снял. Снял красиво, со всех сторон, и крупно, и по отдельности.
  Морико, тем временем свинтила фаллос и убрала в свои сумки у седла. Достав флягу, омыла лицо.
   - Как противно.
  Я молча забрал у нее флягу и сделав глоток наклонил.
   Она благодарно подставила ладошки и вымыв руки умылась.
  Тоши, возилась перед нами в луже, пытаясь встать. Но руки подгибались, и она падала.
   Морико указала на ее седло.
  - Сними.
   Я снял и поставил неподалеку от лошади.
   Глядя, как Тоши понемногу приходит в себя, Морико скривилась. Одев одну из ее перчаток, подойдя, за волосы поволокла ее из лужи к снятому седлу.
   Кинув еще не соображающую Тоши поперек него, поманила меня.
  - Можешь повторить?
  - Могу, но она, по-моему, сейчас этого только и хочет.
   Морико кивнула.
  - И это хорошо.
   Плеснув в лицо Тоши водой, снова пару раз хлестко ударила по щекам, приводя в себя. И задрав за волосы лицо, громко спросила
  - Ты меня понимаешь?
   Когда та затрясла головой, добавила. Но поняв, что она еще не пришла в себя снова хлестнула е плетью. От чего у той сразу появилось осмысленное выражение на лице и в глазах.
  - Сейчас ты в последний раз прокатишься на этом антикварном ужасе!
   Бросив ее голову, погладила мое плечо
  - Дай ей удовольствие. Так, чтобы она, им захлебнулась.
  Я скинул одежду чтобы не пачкать, снова ухватив груди Тоши вошел в нее. Женщина заныла в экстазе и я представив как озверел, тогда, в лаборатории, повторил тоже самое. Через пелену ярости, я краем сознания ощущал, как Морико опять вставляет в нее плеть, как меняет ее положение, когда я меняю. Она что-то говорила, хлестала Тоши по щекам и поливала водой. Я уже кончил ей и в одну и в другую полость, когда она начала хлестать меня по щекам. И до меня дошел почти плачущий голос.
  - Да остановись же.
   Отбросив от себя измочаленную Тоши, встал тяжело дыша и взял Морико за руку.
  - Все, я услышал, извини.
   Тоши опять описавшись, лежала, свернувшись клубочком. Ее губы что-то шептали.
   Когда мы подошли, я с изумлением разобрал
  - Еще, пожалуйста, я прошу вас, еще, ещее!
   Морико отпустив мою рук с искаженным лицом, неожиданно, сильно два раза хлестнула ее плеткой вдоль спины. Так что ее спина разом вздулась кровавыми бороздами.
   Тоши от этого очнулась, как кошка подпрыгнув, и сев на попу, заслонилась руками
  - Не надо! Не надо! Я буду слушаться! Только позвольте еще, хотя бы раз!
   Морико с искаженным лицом ткнула ее в лоб плетью
  - Дошло наконец?! Еще, тебе. Еще, надо заслужить! А другого такого, нет! Пошла вон!
   Тоши причетая
  - Спасибо, спасибо...
   Шатаясь побрела к своей одежде. И натянув как не странно, хотя и не всю, но верно, подошла к коню.
  - Помоги ей.
   Я усадил ее на коня, от чего она охнула и вцепилась в гриву.
  Морико легонько шлепнула коня и тот, мелкой трусцой побежал обратно.
  - Она цепкая и крепкая. Лошадь знает дорогу.
   Сама же указа в на седло спросила
  - Видела у тебя топор. Дерево сухое. Сожги пожалуйста.
  
  
  
  Петер Ганедон Шелтон
  Хиро Кэтсу.
  Личные записи.
  
  3042 год июнь.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Заповедник.
  Храмовая Гора.
  Хацима.
  
  
  "Счастье"
  
   Седло было даже не сухое, а пересохшее. Я, содрав кожу и прокладки, легко развалил его несколькими ударам. Пока разводил костер, Морико чем-то занималась у рюкзака. Наверно смотрела фото.
   Огонь весело занялся, и я положив сверху кожаные фрагменты отошел и обернулся.
   Морико расстелила в стороне, видимо находившуюся в сумках, запасную чистую попону. И сейчас стояла сзади в шаге от меня, тоже нагишом с флягой и тряпкой в руках.
   Ничего не говоря, начала омывать меня, пока не кончилась вода. Кинув пустую флягу, в костер, мягко потянула на себя и целуя повалила на попону.
   Сама найдя рукой голову Демона так же нежно как омывала, направила в себя и вдвинула.
   Счастливо охнув, тесно прижалась обняв меня и начала двигаться. Она была очень мокрая, горячая и тесная. Счастливо постанывая, временами почти сходила, и тогда играла стискивая вуалью влагалища по голове. Трепеща от удовольствия. А затем снова принимала его в себя так глубоко как могла и стонала тяжело и протяжно.
   Кончив, быстро расцеловала меня и опять же сама, вышла и глубоко вошла на меня попочкой. И снова играла, но полностью отдавшись чувствам. Иногда всхлипывая от случайного оргазма, когда не могла удержаться. Когда устала, двигаться продолжил я.
   Повинуясь трепету ее рук или движению ножек. Немного устав, мы легли обнявшись.
  
   Морико окончательно успокоившись и придя в себя ожила. Легла своей грудью на мою, думая о чем то своем и весело улыбаясь.
   Я дотянулся до принесенного ей к ложу рюкзака, достал так кстати прихваченное вино. Радуясь, как девочка, она пила его вместе со мной из горла бутыли. Я же прилег спиной на рюкзак и при обняв ее, любовался ей, природой, и наслаждался жизнью.
   Морико выпив почти половину немного захмелела и тесно прижалась ко мне что-то мурлыча. Я гладил ее и тихо радовался. В конце концов жизнь дарила мне не так много удовольствий и по этому научила ими пользоваться при возможности с полна.
   Не выдержав хмеля и желания поднятого моей нежностью, она снова легла на меня и пустилась в игру. И я пустил свои чувства ей на встречу.
   От этого взаимного обожания, мы обезумев забылись и очнулись только обессилено стискивая друг друга. Я достал еще бутылку, опять прислонившись спиной к рюкзаку держа Морико на коленях поил ее.
  Она пила мелкими глотками и между ними целовалась. Никак не могла утолить жажду ни тем, ни этим. Подергивая попочкой, в которой, я еще находился, трепетала всем телом, входя в очередной оргазм. А я целовал ее носик и глазки, прижимая к груди.
   По моему, сегодня, с момента когда загорелся костер, мы были оба счастливы.
   Когда я испытав очередной ее оргазм не сдержавшись сам кончил, она обхватив меня за шею, стала сжимать сфинктор попочки в такт и подтягиваться. Будто выдаивая меня в себя и когда я иссяк, наконец успокоилась.
   Уже вечерело, а мы просто сидели у прогоревшего костра. Морико в моих руках вздремнула и проспала наверное час или два.
   Разбудила ее лошадь, подошедшая за это время близко и насмешливо всхрапнувшая.
  - Я опять забыла о времени.
  - Смотрите госпожа, это станет привычкой.
   Она потерлась носиком о мою грудь, протяжно и мягко охнув стянула себя с меня. Я и сам от этого испытал приступ блаженства. А Демон ощутимо налился и взбугрился венами.
  - А он, не устал.
   Морико сидя на коленях передо мной взяла его обоими ладошками и нежно расцеловала.
  - Кто-то говорил насчет мантры.
   Она рассмеялась.
  - Нет, его нельзя не обуздать, не выпустить! Он живет в узде только в тебе!
   Я поразился, насколько все повторялось. Может не точь в точь, но в том же смысле и у женщин одного ранга и профессии. Они даже духовно были похожи как сестры. А не только манерами и движениями.
  - Мне надо ехать. Сестры будут беспокоиться.
  - А Тоши?
  - Пока ты жег ее гадость, я предупредила сестер. За ней присмотрят и если что...
   Она кивнула на камеру
  - Теперь ей уже никогда не отмыться от позора!
  Я достал свою флягу с водой и помог ей привести себя в порядок. Она опять хихикала и крутилась. Опять вела себя как маленькая девочка, но ей это так шло. И я млел.
   Пока убирал наш пикник, она одевалась. С моей помощью сев в седло, свесилась и долго меня целовала. Когда оторвалась, я погладил ее ногу.
  - Немного провожу.
   У дальнего края стал виден их комплекс.
  - Дальше не стоит, там патрули.
   Она хихикнула и будто делясь секретом, сказала понизив голос.
  - Вообще-то я за них переживаю.
   Я улыбнулся. Она даже не подозревала, насколько была права в этом. Уж чего-чего, а пакостей их охране, я мог наделать много. И кстати уже сделал, только они об этом не знали.
   Я вложил в ее ручку носитель о котором она забыла. За что заработал еще один долгий поцелуй, после которого, она ударив пятками коня, быстро поскакала вниз не оглядываясь.
  
  
  
  
  
  
  
  Петер Ганедон Шелтон
  Хиро Кэтсу.
  Личные записи.
  
  
  3042 год июнь.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Заповедник.
  Храмовая Гора.
  Хацима.
  
  
  "Счастье и привязанность"
  
   Два дня спустя, посреди дня меня копающегося в залежах халама потревожил коммуникатор. Клиентов на сегодня уже не предвиделось и я занимался "хозяйством". Ишито, только ушел и я никого не ждал.
   Поэтому удивленно достал аппарат. Вызов был короткий по этому переведя в текстовый режим глянул кто бы это мог быть. На дисплее вместо номера было два иероглифа, дверь. Упрощенно маленькая дверь.
   Смекнув, кто мог так шутить бросил все и пошел закрывать мастерскую. Еще только подходя к задним воротам услышал гул копыт и подбежав открыл калитку.
   Морико соскочила с лошадки и строго спросила
  - Кто в доме?
   Я с поклоном вежливо как положено ответил
  - Никого госпожа. Я закрыл сегодня студию раньше.
   Она, сунув мне в руки поводья прошла во двор
  - Заведи лошадь!
   Я завел скотинку, запер калитку и накинув повод на крюк рядом с воротами ослабил ей сбрую. Там было под навесом сено и пара коновязей. Видно когда-то давно тут держали своих лошадок.
   Морико топнув от нетерпения чуть не шипя, рванула меня за рукав
  - Хватит возиться, веди!
   Ничего не понимая, быстро повел ее к себе. Она, на ходу бросив
  - Дверь!
   влетела в мою студию.
   Пока закрывал, забежала наверх. Когда я пошел следом, выскочила мне навстречу и махнув мне на бегу, чтоб шел к себе наверх, спустилась и направилась к углу где был душ и умывальник.
   Пожав плечами, поднялся. Что ее тут заинтересовало кроме моего большущего матраса, да полки с дисками и мелочами возле столика с компьютером, не понял.
   Осознал все только когда по лесенке затопали ее босые ножки. Кинув на ходу в кресло пояс с какими-то причиндалами, подлетела ко мне и шипя начала раздевать.
   Все с себя, она скинула еще внизу, видимо омываясь от конского пота.
  Уже увлекая меня на мою кровать, торжествующе прошипела
  - Ну наконец то!
   Я еще не придумал что ответить, а она уже оседлав, быстрее меня смекнувшего, что надо женщине, Демона, самозабвенно на нем прыгала. Благо матрас был большой, толстый и хорошо пружинил. Чувствуя, что Морико вся горит от желания, и обильную влагу на своих чреслах, осталось только обхватить ее груди, помогая ей получить разрядку. Благодарно заурчав, она закрыла глаза и запрокинув лицо, вся отдалась наслаждению.
   Первый оргазм случился буквально через минуту. Но она не остановилась, а уперев руки мне в плечи еще быстрее заерзала, теперь, не только скача, но и временами просто двигаясь вперед назад. Получив следующий, буквально рухнула на мою грудь, и охватив шею руками продолжила теперь уже медленно. Постанывая от удовольствия и положив голову на мое плечо.
   Мне оставалось только ассистировать ее само совокуплению со мной. Чувствуя, что она немного пришла в себя, и теперь смакуя, получает наслаждение, тихо спросил
  - Что произошло?
  Она, поцеловала в щеку
  - Не знаю. Как тогда уехала, все не так. Стоит о тебе подумать, теку как от двух вибраторов на самом максимуме.
   Я сдержался, чтоб не засмеяться.
  - А от двух вибраторов на самом максимуме. Быстро?
   Она хихикнула.
  - Теперь нет. Можно целый день с ними ходить, так, только мешают.
  - Ты что пробовала?
   Она вместо ответа ускорилась и задрожав поныла, судя по сжатию вуали вагины переживая еще оргазм. Еще чуть придыхая от счастья, поудобней устроила свои груди на моей. И только потом, крепко поцеловав в губы ответила
  - Угу, вчера.
   Я, погладил ее по попке, жалея. И она вдруг оттопырив ее тихонько подвыла
  - Уууууууйй
  - Ты чего?
   Вместо ответа Морико соскользнула с Демона и начала пытаться вставить его туда, где я погладил.
   Вздохнув, повернул ее набок и смочив выделениями Демона вход в попочку, нежно вдавил в нее. Морико прогнулась с грудным
  - Ааааааххххх
   Я просунув одну руку под ней, другой сверху охватив прижал груди. И начал в среднем темпе движения, целуя ее плечи и шейку.
   Она чуть прогнувшись, положила головку мне на плечо и найдя губы стала жадно целовать благодаря за ласку и удовольствие. Когда удовольствие наросло, постанывая какое-то время нежилась, затем не выдержав крепче стала прижимать своими руку поджимавшую при движениях груди заполошно шепча
  - Быстрее, Быстрее, Быстрее, Уй, Уй, Уй, Уууууууйй
  С наростанием скорости все больше напрягаясь и прогибаясь все быстрее уйкая, и вдруг замерла, задрожав с глубоким счастливым
  - Ааааааххххх
   Я замер. А она тихо лежала с закрытыми глазами тяжело дыша и приходя в себя. Успокоившись и по нежась, открыла глаза и соскользнув, повернулась лицом ко мне.
   Сегодня она была взбалмашна и этим еще более просто великолепна. Толкнув рукой, повалила на спину. И опять сма найдя Демона оседлала его и вдвинув глубоко как смогла обняв и прижавшись к груди, начала играться. Сначала медленно и со вкусом, затем все быстрее. И когда возбудилась так, что начала рыча и вскрикивая ускоряться, я и сам уже разгорячился так, что был не против.
   Добившись оргазма, не остановилась, а продолжила, словно сама себя пытаясь окончательно измотать любовью. Но неожиданно чуть снизив темп и прекратив постанывать, спросила
  - Ты мне можешь кончить в рот?
   Выбив вопросом меня из задумчивой эйфории, навеянной приятными мерными ощущениями
  - Могу. А зачем?
  Ткнув меня кулачком, сделала еще несколько быстрых фрикций и выйдя скользнула к моему паху.
   Взяв Глову в рот нетерпеливо захлопала ладошкой по боку и я в общем-то уже готовый слегка качнув тазом кончил. Морико не ожидавшая такого количества и напора закашлялась и затрясла головой. Сперма от того, что она этого не ожидала пошла у нее даже носом. И она отшатнулась, сперма же струей ударила ей в лицо, затем в грудь. Снова в лицо. Немного придя в себя она опять поймала голову и сильно пососала когда она выплеснулась, стало так необычно и приятно что, следующая эйкуляция была очень мощной и сперма потекла из ее рта и закапала на груди и животик.
   Размазывая ее по телу она с каким-то странным, обиженным и немного удивленным выражением несколько раз сглотнула. Снова пососала и подержав во рту снова проглотила. Еще пососав уже почти иссякшего Демона набрав в рот, села с обиженным выражением.
  Я водя пальцем по потекам спермы на ее теле спросил
  - Все нормально госпожа?
   Она, легонько шлепнув Демона ладошкой, обижено сказал, чуть бубня, потому что во рту еще была моя сперма.
  - Она вкусная!
   Я от такого обвинения опешил и даже немного закашлялся. А она неожиданно притянув меня за шею, поцеловала протолкнув мне в рот остатки моей спермы.
   Я ее когда-то пробовал. Но теперь она мне не показалась противной. Может это как с пивом? Когда по началу оно просто горьковатый напиток, а потом привыкнув, получаешь от него удовольствие? За время путешествий, я например совершенно нормально ел дешевые белковые военные пайки и всякую гадость которую при нормальных обстоятельствах и в рот не возьмешь. Кстати вкус у дешевых белковых пайков был просто никакой. Как говорят как у подошвы.
   Она тем временем оторвавшись от меня посмотрела в глаза.
  - Чувствуешь?
   Я покатал во рту сперму и проглотил. Пожав плечами
  - Трудно сказать. Я конечно пробовал было дело. Но, да сейчас, не так противно.
  Она расстроено опять шлепнула Демона. Чтобы прекратить хулиганство подхватил ее на руки и понес в душ. Морико сначала было задергалась, но потом, видимо поняв, что не собираюсь кидать ее вниз обняла за шею затихнув.
   В душе сняв с крепления распылитель и накинув ей на голову полотенце, чтобы не мочить волосы, омыл ее и себя. Закрыв воду, выдал еще полотенце. Она, обтираясь и все еще насупленная, пошла опять наверх. Я тоже, с улыбкой глядя на предметы ее туалета тут и там раскиданные по пути из душа ко мне на верхний уровень.
   Толкнув меня на кровать, она села ко мне спиной и прижав попочку к животу, уложила мои руки так, чтоб я за него обнимал. Сама взяв гребень стала расчесывать чуть спутанные волосы и укладывать.
  - Что случилась госпожа, почему вы грустная?
   Морико дернула попочкой и не отвечала, пока не справилась с прической. Уложив ее и подвязав, угнездилась по удобней. Поглаживая одной рукой Демона другой теребя мои пальцы, буркнула.
  - Хиро, я не понимаю. Почему это происходит. Твои соки. Я конечно обучена возбуждать мужчин если они устали и по этому принимать их в себя. Но мне всегда это было противно. Чему бы нас не учили, но мне всегда казалось это унизительным. Есть специальные камуро юдзё которых учат только оральному сексу. Им постоянно дают сперму. Они настолько к ней привыкают что она им очень нравится. Остальные только учат приемы и не морщиться глотая ее.
   Я пожал плечами.
  - Не могу не согласиться. Никогда не понимал пристрастия начинать с орального секса. Мужчина должен быть готов принять женщину без этого.
   Она легонько шлепнула меня по голове, чтобы я не мешал.
  - Я подумала, если я выпью тебя, то ты будешь для меня не так привлекателен! А ты опять не такой как все!
   Я погладил ее ножку, и она не стала драться, только взяла мою руку за ладонь и стала ее теребить.
  - И что во мне такого необычного кроме Демона?
  - Да Демон.
  Она провела по голове пальчиком и снова стала его поглаживать.
  - Пусть будет Демон. Ты с виду очень простой. Не зная тебя, просто не обратишь внимания. Но даже немного поговорив, начинаешь относиться иначе. В документах сказано, что ты командовал группой. Но когда с тобой говоришь, ловишь себя на том, что ты командир более высокого ранга, просто позволяешь говорить с тобой как с обычным человеком. Не спрашивай почему, это надо просто чувствовать. Манера, интонация, взгляд. Даже то как ты молчишь и слушаешь. У тебя харизма повелителя, а не раба или слуги. И любой, кто хоть немного в этом понимает, это чувствует.
   Она взяла со столика бутылку и не наливая в стакан отхлебнула вина.
  - Хорошее вино. Никогда не любила сладкое, но у тебя оно вкусное.
  Поставив бутылку у кровати подвинула меня и легла рядом прижимаясь спиной и положив мою руку себе на груди.
  - То, как я тебя хочу, это совершенно ненормально. Когда мне поручили заниматься тобой, я сначала была обижена и раздосадована. Это оскорбление. После того что я сделала для ордена, работа с каким то мелким гадким гаджином. И это после того, с кем я обычно работаю. И тут, я только встретив тебя, совершаю глупую и грубую ошибку. А затем еще одну, я будто забыла с тобой все, чему меня учили. Может это потому что я тебя с первой минуты слишком презирала, а ты смог меня ошарашить своим поведением? Я просто не смогла сопротивляться тебе, хотя и этому нас учат. Я была подавлена тобой. А ведь мужчины, ради меня сами кидаются на меч.
   Она чуть помолчав, я не прерывал ее, нервно дернула мои руки которые теребила.
  - А я теку как после урока на нимфоманию, об одной мысли о тебе. Как голодная шлюшка в дешевом квартале.
   Она поймав, зажала между ножек Демона, который не зная что ему делать, вывернулся сбоку и прилегла ко мне лицом. И я заметил, что при этом ее груди опять стали возбуждаться, чуть приподнимаясь от того что наливаясь желанием твердели.
  - Я обо всем доложила. Сказала, что ты можешь быть опасен. Но мне, было сказано, не принимать мер, не трогать тебя. Более того, поручили максимально приручить и подчинить. Мне, тебя.
   Она возмущенно ткнула меня кулачком, когда я улыбнулся.
  - Не смей смеяться! Как это сделать, если вышло так, что ты сразу приручил меня?! Сразу!
   Я притянул ее к себе и поцеловал. Прижав к груди, успокаивающе стал гладить головку и целовать плечико и шейку. Она, чуть успокоившись с видимой неохотой, опять отстранилась. Не дав ей опять заняться самобичеванием я приложил палец к ее губкам
  - По-моему, ты доложила далеко не все. И может я ошибаюсь, но ты сделала правильно. И вообще, что мы знаем о любви и чувствах, кроме того, что нам говорят? И того, на чем нас воспитывают. Наш долг. Это не только понятие, но воспитанное в нас чувство и мы подчиняемся ему, даже не задумываясь. И нам говорят, что мы рождаемся с ним. Но любовь не менее древнее понятие и чувство, значит, оно не может быть отделено от нас и всегда с нами. Я конечно не философ, я солдат. Но не вижу в сказанном большой ошибки.
   Морико завозилась и я, чтобы она не заигрывалась Демоном, отвел его. Поняв это по-своему Морико схватила его ручкой и подвинувшись ближе, смешно завиляв попочкой надвинулась на него лоном.
   Я чтобы было удобней с ней говорить перевернулся на спину и пристроив под плечи и голову подушки притянув, положил ее поверх себя. Девушка, чуть возбудилась от этого, но отдышавшись, чмокнула меня в нос
  - Да так лучше.
   Я поинтересовался
  - Госпожа, я не большой психолог, но вы со мной почти с первых минут, ведете себя странно. Как с очень близкой подружкой. Даже с мужем которого любят, ведут себя строже. А уж тем более не с человеком, между социальным положением которого относительно вас, такая пропасть.
   Морико фыркнула, но чуть задумавшись улыбнувшись ответила
  - Не знаю. Но тогда, в первый раз, я была очень сильно выбита из себя и испугана. Вы могли сделать буквально все что хотели. Но вы ничего не сделали кроме того, что сделали. И я просто почувствовала, что мы с вами, с тобой, одно целое.
   Она задумчиво погладила мое лицо
  - Да. Одно целое. Я думаю, мы очень в чем то похожи. Я не могу это объяснить, просто осознание этого, пришло как-то сразу.
   Она ткнула меня
  - помолчи, слушай!
  Хотя я и не пытался ее перебивать.
  - Более того. У меня когда я анализировала нашу встречу, возникло ощущение, и даже уверенность, что лично от меня, ты ничего не хочешь. Наказал и просто забыл. Как вещи в твоей комнате. Ты смотрел на меня не вожделением или обожанием, а как на красивую вещь! Как на неразумного ребенка! Когда я это поняла, это меня обидело и даже взбесило. Ты не представляешь на сколько. Но глубже проанализировав твой взгляд. В смеси с твоей харизмой, манерой говорить и держаться. Он уже не выглядел таким обидным. Я вдруг еще больше поняла, что мы близки духом и схожи. Когда меня забрали в школу, я никому никогда не доверяла. Ни подружкам, ни учителям. И это, оказалось очень правильным. Каждый имел свои цели, и мог использовать тебя или предать ради них. Всего добиваясь только сама. А с тобой, у меня впервые возникло ощущение. Нет, чувство. Что ты единственный кому именно от меня, ничего не надо. Но ты, не по правилу, а по своей доброте ко мне, потворствуешь и делаешь так и не иначе. Даже наша близость. Я постоянно ощущаю, что ты хочешь доставить мне радость. Но никогда, не требуешь более того что мог бы. И даешь и берешь, очень открыто и искренне, естественно. Даже то как ты насиловал меня, было не обидно...
   Она замолкла на секунду, подыскивая слово
  - Искренне! Да как животное. Дико и искренне!
  Прикусив губу, она помолчала, но затем улыбнулась
  - Ты меня этим не обидел. Это наверное твой демон. Когда ты по моему велению, брал тогда Тоши. Ты стал зверем. Я очень испугалась, представив себя, на ее месте. Я тогда пыталась остановить тебя. Но ты не слышал меня. Ударить тебя плетью, я просто побоялась. Побоялась что твой демон, заставит тебя накинуться так же на меня. Но ты сам преодолел его и свое бешенство и стал меня слушать. И я чувствовала, что не потому, что я имею право приказать как старшая социальному статусу, а почему то другому. Тому, что только меж нами двоими.
   Почему то чуть смущенно, добавила
  - То что было после, это была не нервная реакция, и не действия вызванные приказами мне отданными. Я просто поняла, что ты, мне нужен. А я, не безразлична тебе. И не спрашивай, как я это чувствую или понимаю. Не могу сказать точнее. Ведь мы вообще мало говорили с тобой, но у меня всегда было впечатление, что это не так. Или что это просто ненужно. Почему? Не знаю. Понимаю, чувствую и все...
   Я притянув поцеловал ее.
  - Однако сегодня вы госпожа прямо фонтан красноречия.
   Она опять смущенно, но очень искренне рассмеялась
  - Это наверное по тому, что я давно ни свеем не могла так спокойно говорить буквально обо всем. Не боясь. Ощущая уверенность, что ты поймешь и не причинишь зала.
  - Я вообще то, очень злой. Демон вот опять же.
   Морико ткнула меня кулачком заливисто рассмеявшись.
  - Не боюсь. Ты мой демон, или не так. Ты и он, демоны которым я нравлюсь.
  Тут уже улыбнулся я
  - Это так. Но демон, он все равно, демон. Он всегда сильнее человека и хитрей.
   Морико фыркнула
  - Я вижу. У тебя, не только огромная мужская сила, которую я еще ни у кого не встречала. Ты чуть ниже меня, но носишь на руках и перемещаешь, будто я ничего не вешу.
  - Я привык таскать тяжести. Снаряжение и оружие весят много. И вообще, ты мне не кажешься дылдой толстушкой. Тоши и то толще тебя, у нее одни сиськи и попка, наверно как ты вся весят.
   Морико рассмеялась и поерзав на Демоне вдруг больно ткнула меня в бок
  - Хочешь Тоши?
  - Нет. А что, опять надо ее проучить?
   Морико захихикала.
  - После моего доклада, ее сильно понизили в статусе и назначили моей помощницей. Фактически назначили ко мне прислугой. А это при строгости у нас в школе, дает право использовать ее буквально как раба. Но тебе это не понять. Теперь ходит за мной хвостиком и смотрит на меня с обожанием и вожделением.
   Я хмыкнул.
  - Вот стащит у тебя отобранный у нее фаллос и изнасилует, как ни будь, когда заснешь!
   Морико залилась смехом, и с видимым удовольствием задвигала попочкой, искря от смеха глазами
  - Она не меня вожделеет. У нее от кого-то другого и днем мусэй.
  Я тоже посмеялся.
  - Я бы на твоем месте, если она образумилась, был с ней немножко помягче. Я не физиономист, но по моему, она неплохая девочка. Немножко глупенькая. Это ее и подвело. Но под твоей рукою, станет хорошим товарищем и на тот момент, когда надо будет прикрыть спину это может стать большим подспорьем.
   Морико к тому моменту уже с чувством и самозабвением ублажающая себя и демона отвлеклась, чтобы поцеловать меня
  - Я об этом не подумала. Она сильно испортилась, когда ее повысили. А до этого мы были подруги, ты прав. Она хорошая девочка, только глупенькая.
   И начала меня щипать.
  - Анну сознавайся! Тебе ее сиськи понравились! И попка! Ты ее хочешь! Сукэбе дэбусэн!
   Чтоб прекратить безобразие пришлось сделать несколько быстрых фрикций и зацеловать ее.
  - Да она мне понравилась, ревнуешь?!
   Морико прищурилась и прикусив мне губу потрепала ее немного, затем поцеловав строго указала
  - Никогда так больше не говори! Ты мой! И вообще, мне тебя приказом
  она закатила глазки обозначая, что это очень высоко
  - отдали в личное и постоянное пользование.
   Я фыркнул.
  - То есть я теперь тоже твой раб, камуро или что?
  - Нет ты сам по себе сукэбэ, и еще фотограф к которому разрешено водить девочек. Но только снимать! И вообще, я не понимаю что задумано. Почему я тобой занимаюсь, а не девочка из средних классов или Мае юдзё. Но, ты наверно уже понял, что я пока, этому рада.
   Она словно в подтверждение, чуть быстрее самозабвенно занялась само ублажением на Демоне.
   Я пожаловался в пространство.
  - Вот и не сбежишь ведь теперь от вас.
   Она отвлеклась и чуть задыхаясь, от прилива страсти вызванного своими действиями, с гордостью, счастливо и радостно угукнула, добавив между придыханиями
  - Только попробуй! Поймают и за ногу в этом сарае привяжут!
   Я фыркнул
  - А ты и рада!
   Не давая ей ответить, сам резко убыстрил фрикции, от чего она сладко замычав прогнулась и тяжело задышала. Подгоняя меня, просунула руку к семеннякам и стала поддергивать их приговаривая
  - Кончи, кончи, кончи!
   Я поднапрягся и чувствуя, что она сама уже готова, захотел это сделать, почувствовав это, Морико, быстро вскочила и встав на до мной на четвереньки взяла голову Демона в рот и стала двумя ручками помогать ему сделать желаемое, быстро ими задвигав по его телу.
   Я чувствуя что сейчас вот уже, сделаю, и желая также помочь ей получить конечное удовольствие поднял голову и стал ее быстро лизать снизу. Вызвав этим подрагивание и благодарное восторженное мычание. Но наряду с этим Морико не оставила своей идеи, повторив фокус с высасыванием. Но сейчас делала это так ловко, что успевала пососав, вдвинуть его в горло так, что когда била струя, она прямиком шла ей в пищевод. И она не захлебываясь буквально высасывала меня. Набрав в конце полный рот, повернулась ко мне и снова наполнила мой, а потом опять отобрав проглотила. Затем поцеловав, вылизала и мой и свой. Победно восседая на мне, ловко приняла в себя Демона и сидя на нем, радостно улыбаясь играла своими грудями.
   Я честно и немного обалдело похвалил
  - Это было великолепно госпожа! Я такого никогда не видел!
   Она счастливо хихикнула и сбившись от отрыжки смутилась. Но скрыла это, замаскировав новой идеей.
  - Хочу эротические фото с тобой и со мной!
   Я сдержано улыбнулся.
  - Придется помучится!
   Но она уже оставила в покое Демона и соскочив с кровати теребила руками подгоняя.
  Фото сессия затянулась. Во первых было сложно, приходилось пользоваться удаленным управлением камерой.
   Во вторых, несколько раз были перерывы в виду перехода от эротики к сексу. Особенно, когда это было на кровати.
   В третьих она пробовала разные позы, которые просто шокировали меня порою своей экзотичностью, но она снизошла до объяснения их назначения и это опять временами вызывало сессии секса для пробы или пояснения.
   Когда мы перешли на верх потребовала украсить помещение и кровать.
   У меня в запасе было три большие занавеси из тонкого бледно желтого шелка. Которые для кровати послужили одна драпировкой стены, другая покрывалом. Из третьей мы сделали над кроватью балдахин.
   К моему удивлению, этот фон очень шел к нашим телам и тому чем мы занимались на кровати. Морико как кошка, была фантастически фотогиенична. И часть этого, видимо перешла и ко мне.
   Просмотрев полученное, девочка запросив повторно сделать сессию, откровенно меня в этой импровизированной студии возлюбила до собственной усталости.
   Когда я оставив ее отдыхать загасил софиты, и принес еды и еще вина восторженно сверкая глазами, снова затянула меня с ними в ворохи скомканного шелка.
   Поев и выпив мы обнявшись легли и усталые и насытившиеся едой и друг другом, незаметно задремали.
   Проснулся я от движения. Морико не открывая глаз, сонно и нежно обхватила меня за шею и тянулась ко мне губами. От нее исходил одуряющий теплый запах сонной женщины.
   Все так же еще полу спя, она целуя меня в губы завозилась и попой нашла Демона. Медленно, помогая себе ручкой, приняла в себя. От чего наполненная чувствами, быстро коротко задышала чуть трепеща, пока делала это. Когда сделала, глубоко и счастливо вздохнув, по детски искренне, тихо поделилась со мною
  - Тебе не понять как это здорово.
   Я поцеловал в ушко итак же тихо и искренне ответил
  - Ты такая тепленькая, плотненькая и узенькая там, что тебе не понять как это здорово, особенно когда ты это делаешь медленно и так нежно.
   Морико благодарно потерлась об мою щеку носиком, и начиная движения жарко зашептала в ухо, делясь своим женским секретом.
  - Я до сих пор не понимаю, как он во мне умещается. Я после тебя попробовала большой старпон который инквизиция использовала для наказания и казней. Жутко больно. Нон влез. Правда влез только чуть-чуть. И я решила больше не пробовать. После него, кишки растянутые выпадают из вагины или попы, если наказанные, остаются живы. А остальные какие-то мелкие после тебя.
   Я обреченно вздохнул, правильно говорят, что кошку погубит любопытство.
  
   Морико, уехала поздно вечером и было видно, что делает это неохотно. Хотя к тому времени уже устала, пересыщенная любовью. Но как сказала собираясь, если бы могла остаться, наверняка продолжила.
  
  
  
  
  
  
  Петер Ганедон Шелтон
  Хиро Кэтсу.
  Личные записи.
  
  
  
  
  3042 год.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Заповедник.
  Храмовая Гора.
  Хацима.
  
  
  "работа"
  
  
   После этого знакомства жизнь моя в общем-то не очень изменилась. Я отослал доклад о проделанной работе. Но указаний не следовало, и я ее продолжал жить как и до этого.
   Морико посещала меня так часто как могла. Как она и сказала, это вменили ей в обязанность. Так что наши приватные встречи были частыми, но как не странно, так и не переросли в обыденность. Толи она все время зажигала меня и себя своей страстностью, толи мой странный менталитет так на нас обоих действовал.
   Когда дома был Ишито, мы часто проводили время на природе или в другом месте. Для этого я пристроил к купаленке небольшой домик. Благо денег было навалом и самому строить было не надо. В "Старинное фото Ишито", ходила теперь только серьезная клиентура обеспечив нам стабильный доход.
   Я чтобы мои отлучки не влияли на дело, нашел двоих молодых парней с хорошими задатками и они трудились под моим и Ишито руководством. Какой бы старичок не был запойный, а мастер он все ж был не плохой. А теперь еще и известный.
   Наши фото, плакаты и открытки, заказывали даже в большом городе.
  Мы еще открыли филиальчик у тех монахов с которыми я познакомился в самом начале, приехав сюда. И ушлые бритоголовые, поставили это дело на широкую ногу, заказывая через нас открытки с видами и календари, в типографии. И продавая опять же через наш филиал возле их храма. Там кстати и работал один из нанятых мной парней.
   Отец настоятель в благодарность, поняв что мы от чистого сердца им помогли, и о роли местного монаха в нашем бизнесе, так же от чистого сердца отгрохал скромный но куда как больший храм в центре селения для отца Омата ин Сама. И кстати полностью оснастил его за счет своего. Так как в новом храме, ему помогал присылаемый из центрального храма молодой монашек, Омата не потерял времени на "личные дела". Которые включали кроме персонального общения со всевышним, большей частью общение с другом и рыбалку.
   Так что у меня кроме домика у купальни в резерве был еще и старый дом Омата. Кстати, стоявший от него в стороне в довольно живописных зарослях дикой акации.
   Нас с Омата больше всего повеселило, что случилось то, что и должно было произойти.
   Шустрая старушка Шайори, взяла Ишито в оборот. Так что теперь, весь дом на верху с левой половины был семейным. А не только пара комнат. Правая так и осталась под коллекции платьев, которые теперь выискивала для нее ее внучка тоже работающая у нас и берущая уроки у какой-то из гейш по рекомендации Марико. За что я достиг в ее глазах такое уважение, по сравнению с которым даже наш господин Немизо, не поднимался выше драного уличного кота.
   Двор Ишито стал безраздельно моей территорией. Старик, проникнувшись переменами, и особо поняв откуда во дворе "ветер дует". А может с подсказки Омата, в мои дела не лез. И вообще в дворе появлялся только по крайней нужде.
   Я окончательно разобрал барахло в сараях устроив в некоторых ремонт. Там теперь вдоль всех стен, тянулись съемочные павильоны. Даже конюшню привел в порядок. Не только потому что Морико все чаще приезжала на коне, но и потому что и там происходили фото сессии и нечто еще.
   В добавок, мы выкупили землю до озера и наняли садовника, чтобы он проредил деревья до воды и разбил небольшой парк. Несколько беседок как в естественном интерьере так и построенных, стали дополнительными павильонами. Там же, на берегу, я засыпал песком небольшой пляж и в зарослях построил еще одну купальню. Вместо забора вокруг парка, садовник на прогалинах кусты дикой акации. Возведя со временем из них просто непроходимые дебри.
   Кстати о Морико. Она довольно часто теперь привозила на фото сессии девочек из своей школы. Это там стало неким видом поощрения. И по моей подсказке, на некоторых, завели фото альбомы. А имение личных альбомов, стало предметом выделения и опять же поощрения. Что тоже требовало моего участия. А учитывая совревновательность девочек и в этом, подобное стало среди них даже модным и желаемым.
   Так что концу года, у меня побывали практически все. Кто официально, кто якобы "украдкой". Последнее меня даже рассмешило, так как за студией, с момента когда в нее стали приводить девочек, явно велось наблюдение.
   Если она не могла привезти их сама, то привозила Тоши. Несчастная наказанная Тоши, теперь была не Таю. Взбрыкнув по глупости, она нарвалась на то, что ей и обещали. И так как от еще большего наказания ее спасла Морико, настояв чтобы ее так и оставили при ней помощницей, она практически стала у нее рабыней. Но надо отметить, на ее характере это сказалось благотворно. Они опять стали подругами как до ее повышения до Таю. Единственно, что меня доводило, это то, как она при посещениях на меня смотрела.
   Чтобы не делал, пока она была рядом, постоянно меня преследовал ее просящий взгляд. Прогнать ее пока она надзирала за приведенными ученицами, я не мог. Камуро вне школы она не имела права выпускать из под своей опеки ни на минуту.
   Вот и ходила за мной и ими, и смотрела жадным и жалостливым просящим взглядом.
   И через какое-то время, я не выдержал. Попросил Морико прекратить это безобразие. Не в том смысле что прекратить посещения, а и иногда присылать ее мне на "поощрение". Чтобы она успокоилась. Да и сознаюсь, была меня мысль привязать и ее к себе еще более. К тому же, как Морико не смеялась над ее слишком пышными формами, но Тоши тоже была очень красивой женщиной. Впрочем, в их школе все были такими, это был один из непременных критериев отбора в нее. А там, над этим еще и специально работали. Развивая и оттачивая красоту тел учащихся.
   Так что в итоге, Морико приняла мою идею как свою. И когда поощренная мной Тоши была удовлетворена, была и окончательно "приручена". Попав в зависимость от Морикео и меня, она не комплексовала. Да и учитывая то, как ее наказали, у бедняжки не было выхода. Если бы не участие Морико, она уже была бы низовой юдзё. Так что стала себя вести спокойнее. А за Морико, ухаживать и помогать во всем еще лучше. По отзывам "хозяйки", девочка рвала жилы день и ночь чтобы заслужить "свидание".
   Естественно, что Миоко была в курсе практически всего что у меня происходило как с ней, так и вообще. Ибо я тоже не больной на голову терять такое прикрытие из-за нервов или похоти. И я даже не сомневаюсь, что кто ни будь подглядывал и докладывал ей помимо моих с нею бесед.
   Вообще не сведущему в менталитете жителей синдиката такое может показаться дикостью. Но вот как раз тут, это вполне в норме. Тут жены сами мужей к юдзё отправляют чтобы у тех не было повода быть раздражительными или страдать дурью. Или тем паче идти к другой женщине не удовлетворенный ее вниманием.
  
   Кстати с ее подачи мы устроили еще один маленький проект. Однополая любовь, по сути была тоже большим "ай-я-яй" и мы отсняли несколько альбомов с любовью девочек. Естественно, что все это не было бульварной порнографией. Или скрыто от ее руководства. Видимо так, девочкам давали "выпустить пар", пока они небыли заняты "делом" и находились под гнетом строгости учебы в школе.
   Естественно что чаще в этом стиле шли фотографии для учащихся камуро юдзё. Но опять же это было не на бульварную продажу, а альбомы для презентации.
   Были и еще ряд проектов в которых Морико настояла, чтобы я лично поучаствовал, но чисто демонстрируя Демона. Я в свою очередь настоял, чтобы шрамы гримировали и выпросил себе маску как у нее.
   Ибо светить свое лицо и особые приметы, даже в столь закрытых проектах не собирался. Тут у нас с ней разногласий не было. Морико всегда сама строго следила, чтобы я оставался в первую очередь ее подопечным, и чтобы кого им не "повредил". А по мне, так она считала Демона только своей собственностью. Как и меня самого. Я у сразу стал вроде подружки и любовника в одном лице и это странное отношение нас обоих устраивало.
   Но шила в мешке не утаишь, как говорили в русских колониях. И иногда когда Морико не было в Школе, ко мне стали наведываться другие Таю. Заинтересованные фото, просто любопытствующие, а иногда и впрямую пытающиеся ей навредить. Рангом как пониже, так и выше. Тем более, что к этому времени, я был чуть ли не официальным фотографом школы.
   Наиболее знатным и симпатичным, я не смел отказывать ни в чем. Кроме конечно подчинения и попыток как либо навредить Морико. Это создало несколько трудностей, но они легко разрешились благодаря тому, что кроме Морико, я уже имел несколько довольно влиятельных знакомств среди высших Таю. По этому, бросив попытки подобного, они уже использовали меня только для дела или личного развлечения.
   Кстати это стало неплохой "школой" для меня. Восполнив пробелы в "образовании" по близости с подобными столь умелыми женщинами. Обоим общающимся сторонам это пошло на пользу. Я стал легче избегать их чар, а они получать больше удовольствия.
   Со временем, две довольно высокопоставленных особы, стали заходить ко мне даже просто так, для общения. Что было признаюсь, странно и необычно. Но меня вполне устраивало. Ибо расширяло кругозор, да и было просто приятно общаться помимо работы, с умными и красивыми женщинами.
  
  
  
  
  
  
  
  
  Петер Ганедон Шелтон
  Хиро Кэтсу.
  Личные записи.
  
  
  
  3043 год.
  Февраль.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Заповедник.
  Храмовая Гора.
  Хацима.
  
  
  "Равные богам"
  
   В конце месяца, Морико вызвала меня посреди дня через коммуникатор. И была очень взволнована. Попросила всех разогнать и ждать приезда Тоши. После чего ничего не объяснив отключилась.
   Тоши прилетела как метеор с кучей девочек. Весь двор перевернули вверх дном и везде убрали.
  Мне притащили кучу новых тряпок, на что я озверев затащил ее к себе в душ подальше от взглядов хозяйничающих во дворе и доме девочек. И под страхом больше никогда не подпустить, выпытал что происходит.
   Оказалось, у некоей высокопоставленной подруги Морико, после очередного посещения школы и просмотра альбомов, вышел бзик, сделать себе такой же.
  Сама она не в курсе происходящего более. Ибо ее выставили за дверь при разговоре. Морико по ее словам, была высокой по рождению. Это было для меня новостью, ибо я не расспрашивал подругу о том кто она, а она не говорила о этом. Поэтому по работе и в школе, общалась с теми, к кому Тоши близко не подпустят.
   Еще через час из Школы прибыла Сора Мисухара, служанка той знатной особы и шесть охранников телохранителей из школы. Девочки охранники, были симпатичные, но особым ничем не отличались кроме более спортивных фигурок и стального взгляда убийцы, которым пытались меня пугать, когда объясняли как себя вести.
   В ответ, я тоже их пуганул, напомнив, что если их заметит гость, то лучше будет нам всем сепуку сделать сразу. Кое как убедив их, этим под ногами не мешаться, загнал в Дом и на периметр стен.
   Вечером из Школы которую посещала таинственная особа, приехала Морико сопровождая ее. С высокородной особой так же прибыло два личных телохранителя. Одетые с виду в традиционную одежду служанок, эти девочки тем не менее, двигались весьма шустро. Едва войдя, тут же заново проверили весь дом и помещения которые должна была посетить хозяйка.
   Подругу, Морико называла с легкой фамильярностью просто Хи.
   Я не комплексуя и не делая вида что понял кто она, сделал первую сессию с ней. И шутя сделав комплимент тому как она двигается и на сколько фотогенична, сказал что они как сестры. И Хи смеясь подтвердила мою дагадку, сказав, что в Школе все как сестры, если учились на одном курсе. Только она была чуть постарше и окончив ее недавно вышла замуж.
   Я как обычно, вывел на большой настенный экран полученное, давая сразу просмотреть. Сора и Тоши прислуживали, когда девушки сели просматривать полученный материал, подали фрукты и вино. Хи, любезно разрешила всем пить его в ее присутствии и даже настояла. Хотя обычно такое не приветствовалось.
   Но по началу, я не придал этому значения. Сессия была приватная. И соответственно в павильоне была атмосфера легкой игривой эмпатии присутствующих.
   Полученные фото понравились обоим. Разгоряченная сессией Хи, под действием легкой духоты и жары от софитов, вина, просмотра и обсуждения материала, расслабилась и возбудилась. Обсуждая снимки, не стесняясь ни меня ни прислуги, целовала Морико, чуть более чем нежно обнимала и играла ее грудями.
   Глядя на нее поведение, мне стало ясно, Морико для нее, явно более чем просто младшая школьная подруга. После этого была сессия с ними обоими. Она затянулась чуть больше.
   Я, выводя им сделанное для просмотра, заметил, что девушки немного устали. Когда принесли полотенца и воду чтобы протереть тела покрытые бисеринками пота
  Обе жадно пили прохладное вино.
   Хи от работы при съемке, фотографий, жары в студии и вина была явно возбуждена. Когда девочки сели просматривая отснятое, она говорила и смеялась более громко. В ее голосе стали проскальзывать капризные и повелительные нотки. Посадив Морико перед собой, и опять не стесняясь, от поцелуев и поглаживаний, перешла к откровенным ласкам, возбуждая Морико. Снова уже буквально приказав всем пить вино с нею. Тут я понял, что добром это все не кончится.
   Придержав Сора проходившую мимо меня, тихо поинтересовался, что делать в этом случае и заработал сочную оплеуху и шипящий окрик
   - Делать что велено, идиот!
  Тоши, видевшая это, побледнела, но только опустила глаза. А Сора подойдя к ней, показательно поцеловала в губы и тоже начала грубо и страстно ласкать. И Тоши не сопротивлялась, а стала той подыгрывать сама разгорячаясь.
   И мне очень захотелось погасить свет и сказать, что все к демонам сломалось. Но за такое, как я понял, нас в лучшем случае, могут просто избить или изрубить за неповиновение, а о другом лучше и не думать.
   Все были уже очень разгоряченные, когда Хи велела сделать еще одну совместную серию фото, как она выразилась "с откровениями". Которая затянулась, так как Хи просто получала то, что желала. Удовольствие и удовлетворение своей властной похоти. И требовала выразительные фото оргазмов.
   Под конец, сессии, она окрыленная новой идеей, велела всем снова пить и легла на спину. Потребовав, чтобы Сора и Тоши ласкали и страстно сосали ее по бокам, каждая свою грудь. А Морико, ублажала клитор и преддверие.
   Обнимая головы девушек руками, она их прижимала к грудям, в такт тому, как ножками прижимала к клитору голову лижущей ее Морико.
   Получив наслаждение, велела мне подложить ей под спинку больше подушек, и еще под крестец. Чтобы Морико теперь могла и отверстие попочки ублажать, и вышли лучше фото, когда она так полу лижет.
   Чтобы не отвлекать меня больше, вызвала двух своих охранниц, велев им тоже раздеться, выпить и ассистировать. Помогая, наливая всем вина и мастурбировать рядом задавая тон и атмосферу. Разгорячая своими идеями, она уже похоже забыла зачем сюда приехала.
   Я наблюдал эту вакханалию фиксируя ее во всех аспектах и планах, и тихо сходил с ума, от того, что происходит, и того, чем может кончиться.
   После нескольких глубоких оргазмов, пересытившись, Хи грубо оттолкнула ножками Морико, так, что та упала.
   И щелкнула пальчиками сделав жест охране. По этому сигналу одна из охранниц подала ей вина, а другая, зачем то хлыст. Копию того, что я видел при верховом выезде монахинь ордена. Еще слегка придыхая, от только прочувствованного, Хи не вставая повелела
  - Покажи снятое!
   Я повернув объем три вида, стал демонстрировать. И ей нравилось. Очень нравилось. Глаза блестели, ноздри раздувались, к щекам прилил румянец. На некоторых фото она делал жест задержать, и даже начинала себя подзадоривать, массируя клитор черенком кнута. Проглядев, и продолжая мастурбировать, она неожиданно спросила Морико
  - Милая моя, он действительно хорош. И скольких из вас, за один раз, он может поиметь?
   Морико стоявшая перед ней после падения на коленях, начала отвечать, но Хи не слушая хлестнула ее по лицу
  - Я уже слышала эту лож! Но я не знаю ни одного фотографа, который бы не поимел свою модель! А он, не евнух! Так кто ж из вас, его течная самка? Все?
   Морико вскрикнула от боли. На ее щеке остались кровавые рубцы от концов плети опасной близости от глаза. И не поднимая глаз к ее, молчала боясь вызвать еще более бурную реакцию. Я не шевелился, поскольку глаз, это только глаз, а если нет головы, он не нужен.
   Хи рассмеялась и велела Морико, указав плетью на промежность
  - Мне холодно подружка, разогрей меня как следует! Ты слышишь, как следует!
  И тут же велела охранницам
  - Разденьте его.
   Одна из девочек ловко приставила мне к горлу клинок, а вторая стала раздевать. Когда одежду убрали, она почти истерически рассмеялась
  - И это все? Израненный калека? Ну-ка, пощекотите его язычком!
  Я набрался смелости и как мог спокойней произнес
  - Госпожа Хи, не стоит будить Демонов. Прошу вас.
   Но госпожа, уже изрядно захмелев от вина, жары и ласок, только взвилась
  - Заткни пасть гайджин! Только я решаю, что стоит на этой земле, а что не стоит!
   В интонациях ее голоса прозвучало наслаждение властью. Может она и была неплохой женщиной и подругой, не столь извращенной как пыталась казаться. Но жара, духота, возбуждение и кажущаяся ей сейчас абсолютной, власть над нами, окончательно опьянили ее ум.
   Не смотря на лезвие уже впившееся мне в кожу горла, я так же спокойно спросил.
  - Вы прикажете мне взять вас?
   Она уже совсем истерично засмеялась и выкрикнула
  - Да прикажу и приказываю взять меня, как брал этих течных сучек!
  Второй раз в этом доме, женщины допускали одну и туже ошибку. Я выплеснул все сдерживаемое зло и энергию в два одновременных коротких удара. Под мой рык
  - По приказу Курита!
   Охранницы, за моей спиной рухнули как подкошенные. То, что одна успела порезать горло, и по телу потекла кровь, не имело значения.
   Я перепрыгнул, Морико и сбил в локоть и бок Сора. Которая опрянув от хозяйки выхватила оружие. Каким то краем сознания, еще удивившись тому, где она прятала пистолет. Одной рукой отбросил выпавшее из ее пальцев оружие, другой схватил за горло Хикэри Минамото Курита.
   Не давая Сора опомнится, от боли после ударов, схватил за волосы и подтянув, с силой ударил ее носом и губами о свой лоб. И еще раз, ошеломляя и добиваясь чтобы у нее пошла кровь. Не давая ей начать думать, кинул лицом на грудь которую она оставила.
   - Делай что велено, и старательно, юдзё!
   Хикэри почти задушенная мной, и выронившая от неожиданности плеть, уже не пыталась нашарить ее или ударить мня. Ибо едва она пыталась поднять руки, я сжимал горло крепче. И она это осознала. Ослабив хватку на секунду, дал ей набрать воздух и сновав сжал пальцы.
  
  
  
  
   Не дав задыхающейся Хикэри намятым горлом произнести не слова. Я приблизил свое лицо к ее. И четко и раздельно произнес, пристально глядя в ее глаза с расширившимися от боли и страха зрачками
  - По вашему прямому приказу, я возьму вас как тех течных сучек, что мне приводили для устрашения на расправу!
   После чего мягко оттолкнув Морико, которая отпрянув так и сидела в ее ногах, полу закрыв в ужасе лицо руками. Навис над нею ложа на спину. Все было готово. Она сама приказала подложить под крестец подушек и разгорячить себя.
   С силой и глубоко вошел в нее. Сразу взяв максимальный темп, как и первый раз наказывая Тоши. Когда извивающаяся и мычащая от боли Хикэри стала задыхаться, снова дал вдохнуть. Она не смотря на боль и сухость в горле, попыталась закричать. Более для острастки хлестнув ее рукой по щеке, не сильно придушил нашарив хлыст вставил между зубов.
   - Зажми юдзё! Я не разрешал тебе кричать!
   От страха и боли она не понимая что делает, крепко зажала его зубами, и уже не думая издать звук, только плакала. Я схватив ее за бедра, еще сильнее и быстрее продолжил. Только изредка отвлекаясь чтобы оплеухами и тычками, не дать сбежать Сора.
   Боль Хикэри, стала наконец размываться эйфорией от получаемого с ней возбуждения.
  Глаза потеряли выражение ужаса и страх и словно затуманились слегка закатываясь. В в мычании от боли, появились ноющие нотки возбужденной страсти.
   Не давая возбуждению перейти в страсть, рыкнув, сменил положение и продолжил в попу. Зубы впились в плеть, и вокруг них появилась пена слюны, брызнули слезы. Но она даже не пискнула, словно от страха и боли потеряла голос. Только опять ныла пытаясь между заполошными вздохами сглатывать.
   Я невольно проникся к ней уважением. Она была явно сильнее Тоши или быть может, лучше тренирована. Но такое похоже с ней никто не проделывал, да и кто бы посмел?
   Нащупав ногой, плачущую там Морико, я потолкал ее привлекая внимание. И когда она быстро поняв, подошла так чтоб я ее видел, велел принести вина.
   Видимо рычал я от души, потому что она убежав, принесла не бокал, а вместе с Тоши прижимая к груди сразу несколько бутылок.
   Сорвав зубами пробку я напился. Остатки вырвав из зубов плеть, влил в рот Хикэри. Она давилась, но выпила все, что я в нее влил. С вином которое в ней было, да еще с предварительной подготовкой, которую она сама себе устроила, далее все прошло лучше чем у Тоши.
   Уже на последующей смене, попы на вагину, она очень быстро погрузилась в эйфорию и достигла первого оргазма. На следующем, я опять перешел к попе. Добившись его и там, опять поменял вместилище Демону. Опьяневшая Хикэри вся горела и кончила очень быстро. Я не остановился, и это повторилось, и снова я не останавливаясь продолжил, затем еще раз. До тех пор пока глаза ее не закатились и она окончательно не обмякла, полностью лишившись сил от полученных оргазмов.
   Бросив ее обессиленную морально и телесно, от пережитого унижения и оргазмов на попечение Тоши и Морико, поймал шарахнувшуюся от меня Сора заволосы.
   Повернув ее лицо к своему, прорычал глядя в глаза
   - Ты плохо лизала и ссосала хозяйку, пока я выполнял приказ! Ты будешь наказана!
  Сбив и волоча за собой все так же за волосы, подошел к столику. Рывком поднял и кинул спиной на него. Прямо поверх закусок и мелочей на нем лежавших.
   Не давая возникнуть и капле сопротивления, грубо сжав за бедра, вошел в нее также глубоко, жестоко и быстро. Вывернувшаяся откуда-то сбоку Тоши едва она закричала, вставила ей в рот кнут и прижала.
   - Воля Курита, молча, течная сука!
  И со всей силы пару раз хлестнула по щекам.
   Сора толи была слабее толи что еще, но уже через несколько минут кончила, и затем буквально сразу еще раз. Причем ее оргазмы были гораздо сильнее и продолжительней чем у хозяйки.
   Тоши, стоявшая рядом и пьющая вино из горла, дала мне. И видя что я хмурюсь глядя на истязаемую пояснила
  - Она больная сучка, заводится от боли!
   Я кивнул и отработал ее сзади, пока она еще несколько раз не кончила, обессилив и обвиснув на после, как сломанная кукла.
   После чего покинул ее нутро, испытав брезгливость к этой женщине. Просто бросил на столе, вырвав из сжатых зубов хлыст.
   Поманив Тоши, взял поданный бокал вина и указал на Хикэри. Которую сторожила Морико поддерживая за плечи. Та, почти придя в себя, сидела и что-то тихо говорила глядя в пол перед собой.
   У нее похоже была фрустрация и нельзя было дать ей развиться.
  - Она любит хлыст? Сделаем ей с хлыстом!
   Тоши испугалась, но после моего шлепка по попке, схватила хлыст. Когда я подошел к женщинам, стала рядом.
   Я более художественно сгреб горкой подушки. Но и так, чтобы всем было удобней. Положив на спину Хикэри, так что они еще чуть выше подняли ее попу начал.
   Собственно, подложил я их более для того, чтобы ее клитор плотнее прижался к моему телу. Полупьяная Хикэри, еще не остывшая, через пару тройку минут уже сама рвала и терзала свои груди прося входить глубже и быстрее. После первого оргазма, Тоши тут же сунула ей в попу хлыст и стала в такт поджимать.
   А я стал действовать более плавно и размеренно. Хикэри от этого испытала следующий еще более полно. Давая ей прочувствовать получаемое, я еще чуть замедлился. После третьего, в ее глазах появился блеск как у наркомана. Она уже не просила, а умоляла. И мы выполняли ее просьбы, пока она не обессилила пересыщенная. Но в этот раз, я не доводил ее до прежнего состояния.
   Не выходя из нее лег рядом, сам переводя дыхание. И Хикэри, нашла в себе силы, нащупав мою руку, слабо сжать. Она ничего не говорила слабо дыша и просящее глядела кусая губы. А рядом стоя на коленях и почему то опять плакала Морико.
   Я снова отослал Тоши за вином для всех. Пили молча, кто чтобы успокоится, кто чтобы восполнить силы.
   Хикэри, которою я напоил лично, так и не отпустила мою руку.
  Чуть подумав решил заканчивать. Отослал Морико с Тоши прибрать в комнате. Заодно приказал привязать пока охранниц и Сора к боковине дивана.
   Сам же вернулся к Хикэри. Медленно, и как можно нежнее лаская, взял ее. Она почти сразу приняла все ласки, словно ждала. Но не издав и звука, только кусая губы плакала сотрясаемая частыми оргазмами. А когда я, продолжительно как обычно кончил в нее, так трепетала билась от страсти, что прокусила губу.
   Еще более удивило меня то, что когда я из нее вышел, она уткнувшись лицом в подушку, закусила ее. Прикрыв ее шелковым покрывалом, встал и прошел к дивану.
   Девочки уже навели порядок. Все лишние в помещении, были привязаны как и сказал к его боковине. Причем довольно профессионально. Приведя их в чувства ударами по щекам и полив вином, объявил
  - Сейчас будет хентайное кино девочки! Смотрим на экран.
  Чтоб все были под рукой, посадил на него Тоши, ходившую рядом почемуто с хлыстом в руке.
   Сам же сгреб суетливо снующую Морико, похоже находящуюся слегка в шоке и посадил себе на колени. Чтобы вывести из него, прижав спиной себе больно куснул за мочку уха. Когда она ойкнув, посмотрела на меня почти разгневано, поцеловал и кивнул в объем три видео где уже появился фон заставки
  - смотри внимательно.
  На большом экране, вместо последнего фото пошла запись с камеры.
   Все забыли, что она может писать фильм, кроме меня.
  
   На переднем плане слева, две охранницы схватив раздевали меня. И хотя снято было со спины, было видно лезвие короткого меча в руках одной. По нему текли капли крови капающие на пол.
  Кстати я почти не узнал свой голос, так он был напряжен
  - Вы прикажете мне взять вас?
   Правда это, было снято чуть размыто, фокус камеры был направлен на центр сцены. Где была большая кровать из толстых матов, покрытых нежно розовым шелком. На ней Хикэри в развратной позе ублажаемая девочками истерично засмеялась и выкрикнула
  - Да прикажу и приказываю взять меня, как и этих течных сучек!
  Охранницы падают под одновременными ударами рук, мой рык аж вибрирует.
  - По приказу Курита!
   Я прыгаю вперед, бью выхватившую пистолет Сора. Держа, а как, не видно за моей спиной, Хикэри. Ловлю падающую Сора, и ударив головой рычу
   - Делай что велено, и старательно, юдзё!
   И ткнув лицом в грудь повелительницы. Произношу четко и раздельно
  - По вашему прямому приказу, я возьму вас как тех течных сучек, что мне приводили для устрашения на расправу!
   После чего с силой и быстро начинаю ее насиловать.
  
   Я останавливаю фильм и громко спрашиваю, так, чтобы всем было слышно и понятно.
  - Что координатор сделал с дочерью за путанье с простолюдином? А он, был Курита, а не гайджин!
   Раздаются три разных, но единых в сквозящем в них ужасе возгласа. Кто-то тихо добавляет
  - Ты не посмеешь!
   Но говорящий и сам себе не верит.
   Я продолжая прижимать к себе Морико, которая от этого, наконец полностью пришла в себя, шепчу ей в ушко
  - Файл уже в сети. Одно нажатие кнопочки. Или не нажатие, через определенное время, если с хозяином файлов что-то случится. Скажи этой дурочке.
   Морико понимающе кивает.
  - А еще спроси, не хочет ли она повторить. Но нежно и страстно. Как подарок, от тебя и меня за понимание и примирение. Ведь последние разы, она так просила сделать это еще.
   Морико, все поняв, быстро-быстро, дергает попочкой и в избытке чувств целует меня в губы. Я же говорил, она очень умненькая. А еще и благодаря своей работе хитрая и жестокая.
   Соскользнув с коленей, шепчет мне, так же на ушко
  - Ты прелесть. Но я все равно, всегда буду первая!
   Я улыбаюсь. Почти поняв что она хотела сказать и даю ей пульт. Она уходит к Хикэри.
   Видимо ей не сразу понравилось наше предложение.
  Потому что на экране бегут кадры и снова идет запись самого жаркого момента где Хикэри, которую я насилую то в попу, то в вагину. А та рвет в такт свои груди, умоляя входить глубже и быстрее. И страстно просит сделать это еще и еще.
   Трудно осознавать насколько ты зависим после того как буквально пару часов назад, был хозяином этого мира. Я подождав, пока меня не позовут, подхожу туда, где стоит Морико. Хикэри действительно, все правильно поняла. И как я и ожидал, согласилась на предложение.
   Морико толи специально, толи неосознанно идеально подготовила и выстроила сцену. В центре шелковой разобранной кровати среди подушек стоит на коленях Хикэри.
   Не знаю что ей сказала моя госпожа-подружка. Но когда я подхожу, Хикэри плачет но твердо глядя мне в глаза просит оказать ей честь быть взятой мною еще.
   Я выполняю просьбу Курита. Взойдя на кровать и ложась сзади, охватываю ее груди и прижимаю к себе, укладывая чуть боком. Затем с нежностью глажу ножку и чуть приподняв, отвожу вверх и назад. Чтобы она пяточкой подперла мои ягодицы.
   Выступая из под нее становится ясно виден мой огромный Демон. Которого подправив рукой ввожу в ее лоно. И вернув руку чтобы ласкать грудь, начинаю фрикции, в такт им ласкающее сжимая и поддергивая груди.
   Она кусая губы откидывает головку мне на плечо и счастливо стонет. С ростом страстного возбуждения, не сдержавшись просит делать это еще глубже и быстрее. А затем еще. И когда пожираемая экстазом повернув голову, целует меня, и я ей отвечаю.
   Пережив в поцелуе пик и подстрекаемая моими ласками, просит продолжить. И уже полностью отдавшись чувствам, не сдерживаясь, не стонет, а вскрикивает в полный голос. От того что она отдалась им, у нее происходят небольшие промежуточные оргазмы. И от них, она моля требует действовать быстрее и глубже. Чувствуя приближение апогея, как и Морико, зажимает сильно Демона вагинальными мышцами на выходе и чуть мене на входе, от чего испытываю не меньшую страсть и решаю разрядиться также. И когда он у нее наступает, самый большой и желанный... Разряжаясь заполняю ее так, что семя брызжет при движениях в нее, тугими струйками по нашим ногам. А она от этого, испытывает оргазмы повторно.
   От преизбытка чувств, испытывая это, впивается в мои губы своими, продолжительно целуя.
   Даже когда я остановился, не отрывая губ от моих крепко обнимет за шею. Слегка играя попочкой на демоне, чтобы не остыть, пока набирает сил, приходя в себя.
   Чуть успокоившись, разомкнув поцелуй, просит с молящими нотками в голосе. Заглядывая в глаза, жарко и торопливо шепча, будто боясь, что я ее сейчас брошу, чтобы трахал ее жарко в попу.
   Именно в таких выражениях, и от куда только она их переняла, при своем то воспитании?
   Краем глаза вижу удивленно выгибающую брови Морико. Которая даже прикрыла рот ладошкой услышав такую "нежную" просьбу.
   Впрочем, провокация все же была. Я не оставил вниманием ласок попу и в процессе после оргазма, когда она целовала меня, гладя чуть возбудил ее пальцами.
   Внемля просьбе-повелению, меняю лоно на анал. Хикэри, когда я вхожу, сладострастно ахает. И выгибаясь, помогает мне в этом. Понимая, что не просто просит, страстно хочет большего, чем только было. Охватив ее груди и почти грубо сжимая, жарко и очень быстро, делаю это так, как она желает.
   Хикэри, при этом изгибаясь заходится в громком и длительном сладострастном крике. Потому, что Демона временами сжимает вуаль ануса, понимаю, что у нее раз за разом происходят микро оргазмы. И от этого сам почти достигаю своего. Но терпеливо, жду когда она достигнет апогея. И когда он настает, позволяю себе достичь его тоже.
   Прижав ее сильно к своей груди, на пике выходов, я сильными и мощными точками вонзаю себя в нее. Почти обессилившая Хикэри, наполняемая моей спермой, будто получает второе дыхание.
   С каждым толчком и выплеском спермы она впивается в мои руки ноготками, выкрикивая
  - Еще, еще, еще.
  И я повторяю, пока она окончательно не обмякает в моих руках без сил.
  
   Мы могли бы продолжить, но я опять краем глаза ловлю насупленное выражение лица Морико. Понимая необходимость, девочка все равно серьезно ревнует, хотя сама того не подозревает насколько наверно.
  
   Я целую Хикэри и встаю. Отойдя, выключаю камеру, перегоняя еще один ролик.
  Морико, которая только при этом, когда я ее выключил, понявшая что я сделал, прыгает ко мне и толкнув на диван, покрывает поцелуями.
   Я только успеваю нажать на клавиш воспроизведения, когда она случайно натыкается на демона.
   И как то разом решившись, это сделать, оседлывает его и буквально за пару минут меня насилует. Чуть ли не пляша на Демоне. Наверно это нервное. Ибо от такой стремительности ее постигает оргазм, а я так же стремительно в ответ кончаю в нее.
   От чего, она опомнившись, приходит в себя. Отпрянув, изумленно смотри на текущую по ее красивым ногам ручейками сперму. Ловлю ее и развернув обнимаю и сажаю опять на колени.
   Кивая на Тоши, охранников и Сора, которые как в ступоре смотрят на экран. А я шепчу Морико в ушко.
  - По моему, вторая серия удалась лучше первой. Не так ли Старший Адепт Ордена Пяти Столпов?
   Морико дергается, но я, ее держу нежно и совсем не крепко, давая понять что это, не требуется. Продолжаю шептать в ушко напряженной девушке
  - Я сразу узнал символы вышивки. Хотя до этого не встречал подобной, не так сложно понять, что золотом, шьют такие знаки только у высших адептов. Вы их тут не прячете. Гордость вас подвела, глупо было не снять пояс еще в первый день. А вообще, чего вы так напряглись? Это что-то меняет?
   Она обмякает, понимая, что я полностью на ее стороне и не желаю зла. Опять хулиганя попочкой на Демоне, извернувшись, лезет целоваться. И жарка дыша в ухо признает
  - Да в общем уже давно ничего не меняет. Ты, мой...
   Немного подумав, словно неохотно, тихо добавляет
  - А я, твоя...
   Сидящая рядом Тоши, видя что Морико забавляется, подлизываясь тоже прижимается к нам. И я щедро и ее подгребаю к себе, пока все приходят в себя, она тоже получает свою долю ласки, отвечая обожанием и страстью.
   Ролик кончается.
   И мы встаем. Связанная троица смотрит кто с презрением, кто с ненавистью.
  Морико фыркнув на них идет в душ. А Тоши безропотно за тряпкой, убирать то, что натекло с Морико.
   Я иду в студию. К моему удивлению, Хикэри сладко спит, свернувшись клубочком.
  Гашу лишние софиты, оставив пару затененных чтобы давали тепло.
  
  
  
  
  
  
  
  Петер Ганедон Шелтон
  Хиро Кэтсу.
  Личные записи.
  
  
  
  3043 год.
  Февраль.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Заповедник.
  Храмовая Гора.
  Хацима.
  
  
  "Возможно боги, тоже люди"
  
  
   Чтобы не мучится со связанной троицей, выволакиваю из-за перегородки, три небольших мата. Кинув их в дальнем углу, по очереди отвязываю. Затем отвожу к Хикэри. Велев не шуметь и не делать глупостей, укладываю на маты.
   Причем оставляю им ноги не связанными, объяснив, что если захотят, то туалет там, где душ. А если будут мешать, или глупости делать, позову охрану храма. И их запрут до пробуждения хозяйки, но уже в сыром подвале с крысами.
   Про сырой подвал, это я приукрасил. Подвал тут был сухой и крыс, там не было.
  Было много снеди и трав, развешанных на веревочках.
   В принципе, на моем месте любой бы уже рвал когти. Ибо Курита, это серьезно. У Морико с Тоши, была страховка. А вот относительно меня, я бы так не сказал.
   И как бы не повернулось, тут уже точно есть четыре трупа. Три из которых, это просто еще не поняли. А оставаться и становиться четвертым, очень не хочется.
   Впрочем, день еще не окончен.
   Из задумчивости меня вывела Морико, чисто вымытая и уже в полене адекватно мыслящая. Что было ясно по ее пронзительному взгляду и легкой задумчивости на лице.
   Я указал на студию.
  - Хикэри спит. Думаю и нам не помешает отдохнуть пока она не выспится. А эти,
  Я махнул в угол где тихо лежали связанные
  - Пускай ждут решения хозяйки. Если сглупят, ими займусь я, или твоя охрана.
   Морико недоверчиво оглядев угол со связанными, пошла и заглянула в студию.
  Тоши в это время кончив с убркой, как бы невзначай, терлась ко мне бочком. Но едва Морико вернулась сделала вид что бдит над связанными.
  
   Меня решили послушать. Морико почему то, даже благосклонно разрешила Тоши помочь мне вымыться. Чем та бессовестно воспользовалась в своих целях. Думаю понятно в каких. Впрочем, я не отказал. Единственно, что все пришлось делать быстро и тихо. Ибо обоим не хватало только скандала с Морико.
   Я только посмеивался про себя. Тут такое, а кое кто, себя как ребенок ведет.
  Мы пошли спать ко мне на верх, а Тоши осталась в низу на диване чтобы сторожить сон Хикэри и глупых девок ее свиты.
   Как не странно, мы оба заснули сразу. Едва легли и я прижал ее к себе.
  Проснулись через пару часов. Вернее я открыл глаза, поняв, что отдохнул. И едва шевельнулся, как Морико тоже открыла глаза.
  - Хочу есть.
  - Я тоже.
  - Кто пойдет на кухню?
   Морико наморщила носик, но ответ был очевиден. Если пойду я, это всполошит охрану. А она одна не дотащит того что там приготовили на такой случай.
   Быстро ополоснувшись в душе, она накинув легкий юката, велела одеться Тошию И они ушли за едой. Оставив мне на всякий случай микро коммуникатор.
   Вздохнув, подошел к ложу Хикэри. Из легкой темноты прозвучал ее тихий голос.
  - Я не сплю. Проснулась когда вышла Морико с Тоши. Мы можем поговорить?
   Сдавив микро коммуникатор, дождался ответа
  - Нет все нормально, задержитесь там, я скажу когда принести еду. Да, на всех. И еще. Сходи на второй этаж, там в сиреневой комнате сундук. Подбери подарок для гостьи.
   Показательно кинул коммуникатор на стол.
  Из под шелковых покрывал, вынырнула головка девушки.
  - Кто вы?
  - Просто маленький человек. Песчинка на вашем пути.
   Она нахмурилась. Вполне естественно, что она, не верила. Но зачем тогда спрашивала?
  - Что вы хотите?
   Я хмыкнул.
  - Ну, для начала, чтобы вы, вымылись. Думаю, вы и сами этого хотите.
   Она неуверенно откинула покрывало. И сморщила носик от запаха подсохших на ней и на нем жидкостей. Одна грудь ее, была частью покрыта запекшейся кровью Сора.
   Я подал руку, и она, не побрезговала и не побоялась опереться. Жизнь вне школы слегка расслабила ее. Помогая встать, понял, что она еще слаба.
  - Идемте. Там не мраморный бассейн, но есть чистая и теплая вода.
  Придерживая и слегка поддерживая, довел до душа. После Морико, вода сразу пошла нагретой. Я скинул свой юката, чтобы не мочить, и стал помогать ей привести себя в порядок.
   Хикэри не гнала меня. Но держалась слегка настороженно, пока я не начал ее намыливать легкими нежными движениями. Наконец что-то для себя решив, сама стала чуть ближе. И когда я коснулся моя интимных мест, прижалась ко мне телом. И я почувствовал ее возбуждение. Когда я совершал очистку полостей, возбудилась настолько, что слегка приседала, ведя ими за рукой. Когда окончил, не говоря ничего, приподнявшись на цыпочки, сама нашла Демона и заправила его в себя.
   Так же молча, охватила, за шею и начала двигаться. Тела смазанные мыльной душистой пеной плавно скользили друг о друга. Шум душа заглушал звуки тяжелого дыхания. Понимая, что она еще слаба, приподняв ее за ягодицы и прислонив спиной к стене, стал помогать. Мы не торопились. И все вышло, и было очень хорошо. Даже оргазм у обоих, очень глубокий и почти одновременный. Ведь мы оба им умели управлять. Она опять меня целовала. И опять искренне, не по необходимой роли.
   Словно получив с ним чуточку моих сил, она отстранилась. Но когда вышла с меня на половину, неожиданно снова, резко притянула себя ко мне за шею. И впившись в мои губы вонзила меня в себя. От чего вся затрепетала, сжав до боли вагинальными мышцами Демона.
   Ее руки требовательно задергали меня и я начал движения. Она не ослабевая давления на Демона, продолжала вся трепетать. И он входил в нее каждый раз туго, вызывая во мне ноющие волны сладострастия.
   Мне показалось, что и она, от каждого раза испытывает нечто подобное. Так вжималась губами в мои и стискивала объятия. И оргазм, который мы испытали от этого соития, был так же крепок и силен. Даже в глазах чуть померкло и подогнулись ноги. С трудом делаю шаг в сторону. Оба потные, и истощенные им, мы почти сползли под душ.
   Придя в себя под теплыми струями, так же неторопливо вымыли друг друга.
   Уже вытираясь, с моей помощью, мохнатым большим полотенцем, она задержала мою руку у себя под грудью.
   Сердце ее ощутимо колотилось, будто еще не прошел пик возбуждения. И неожиданно сказала.
  - Я чувствую, что больше не увижу вас.
   Я кивнул.
  - Это так. Я скоро уйду. Но можете не сомневаться, я буду постоянно присматривать за вами. На сколько в моих силах, не позволю, чтобы вам причинили боль или вред.
   Она даже на пару секунд замерла, ожидая видимо от меня, совсем других слов.
  Я вручил ей упаковку принесенных девочками средств ухода за волосами и пакет с новым легким юката.
   Проигнорировав его, она взяла еще одно большое махровое полотенце и завернувшись пошла к зеркалу.
  - Позовите девочек.
  
   Девушки принесли еду и тот сверток с подарком о котором я говорил. Морико вела себя как гостеприимная хозяйка. Тоши прислуживала.
   За едой все были очень милы, словно ничего не произошло. Только Хикэри немного косилась на меня. Ибо Морико, вела себя со мной как и обычно, когда мы на едине. Я так же, вел себя так. Словно наша гостья одна из нас. Видимо только сейчас Хикэри осознала, какую ошибку допустила.
   Поев, за напитками и десертом, во вполне деловом тоне обсудили отснятый материал. Не упоминая тот, носители с которыми сейчас лежали в кошельке Морико. Я уже снял с них дубликаты. Один из которых, на микро диске, был передан Хикэри.
   При этом от меня не ускользнуло, как Морико, отдавая диск, глазами указывает на пульт, напоминая, что не стоит делать глупости.
   Неожиданно, для всех нас, она предложила сделать наш общий снимок за этим столом. Морико слегка напряглась, но кажется уловив, зачем это ей надо, не отказался. Поставив аппарат, я вернулся за стол. Снимок вышел вполне симпатичный, ибо никто не "играл на камеру".
   Это как-то незримо подвело черту под нашей встречей. Девочки стали собираться и одеваться. Перешучиваясь и дразнящее сверкая голыми попками передо мной на последок.
  
   Прощание чуть подпортила ситуация с ее слугами. Кое кто гордый, так и не умылся, за что заработал крепкий удар плетью. От которого, вряд ли испытал оргазм. Оставшиеся две, небыли удостоены даже взгляда. И тут же переданы Морико. Судя по тому, что ее охранники, тут же заткнули им рты и увели, им уже их никогда не открыть. Было жалко девочек. Но такова цена молчания. Не думаю что Сора, будет жить дольше чем эти бедняжки.
  
   Это навеяло легкую грусть. Ибо мыслями вернулся к тому, что мне пора исчезнуть. Ибо как и говорил, Курита, это серьезно. Как бы не повернулось.
  
  
  
  
  
  
  3043 год.
  Февраль.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Заповедник.
  Храмовая Гора.
  Хацима - Поместье.
  
  
  "Возможно боги, тоже люди"
  
  "Расплата и намек"
  
  
  
  
   Машины и внешняя охрана, ждала Хикэри Минамото у ворот ведущих в сад. Довезя подругу до ворот школы, она попрощалась. Уже выходя, Морико указала на небольшой сверток шелка оставленный на диване салона машины. Тихо сказав.
   - Не хотела тебе отдавать, но мне кажется, что это будет не правильным, раз он так хотел.
   Обе поняли, кто хотел сделать это подношение.
  Когда машина тронулась, Хикэри, было совсем решилась, избавиться от свертка, но любопытство, взяло верх над осторожностью. Тем более что она не думала, что подруга. Не смотря на произошедшее, передаст ей что либо опасное. Подарок оказался очень странным.
   Нижний пояс из тонкого белого шелка вышитый серебрящейся нитью. Узор состоял из белых же, серебрящихся роз и маленьких едва заметных сердечек. В него был завернут мешочек из светлой замши, в котором было что-то угловатое и тяжелое. Когда она вытряхнула предмет на диван, им оказались две серебряных шпоры. Причем, не смотря на то, что они были вычищены, было видно, что ими пользовались.
   Спрятав их обратно, она завернула сверток. Решив, все таки его оставить и позже подумать, какое значение придал предметам даривший.
   Сказалась усталость и размышляя над этим, она продремала весь путь до поместья.
   Когда водитель, открыл дверь, она даже вздрогнула. Командир конвоя подошел к ней одновременно с подбежавшей от второй машины Сора. Глядя на ее разбитые губы, которых не смогла скрыть наложенная косметика, она невольно поморщилась. И та согнулась в низком поклоне, понимая, что хозяйка в гневе.
   Невольно вспомнились слова отца, что некоторые проблемы, лучше решать сразу и самой.
   Резко выдернув из ножен командира малый меч, она в резком полу обороте, так как в кимоно невозможно было сделать длинный шаг, одним движением срубила ее голову.
   Тело рухнуло перед ней, и из шеи хлестнули потоки крови.
  Достав платок, она тщательно вытерла лезвие. Удивляясь, что это первое в ее жизни убийство живого человека. Не вызвало в ней даже дрожи пальцев.
   Обернувшись, протянула клинок командиру конвоя. Воин был бесстрастен и принял его, будто ничего не произошло и так и должно.
   Но вот в глазах пары стражников свиты, она уловила страх и недоумение. Сделав в уме пометку, приблизить командира, а этих неврастеников удалить, тихо сказала
  - Этот клинок отложите. Я вам пришлю другой. Но не убирайте далеко, возможно, он скоро понадобится. Пока, свободны.
   С коротким рубленным "хай", Воин быстро убрал клинок в ножны. Сделав знак охране, он отпустил остальных. Но тут же, вынул их из-за пояса меч, и понес в руке, сопровождая ее до двери.
   Мажордом сопроводила ее на женскую половину.
  Пока служанки переодевали ее в домашнее, она смотрела на лежащий на столике принесенный сверток.
   Отпустив служанок, напомнила, что ей нужны два новых охранника. О судьбе старых, как и о произошедшем у дверей, никто не проронил и слова.
   Пройдя в свои покои, она попыталась сосредоточиться на чтении, пока слуги готовили ванну.
   Но поняв, что ее что-то беспокоит, махнула девушке читавшей текст. И когда та удалилась, достала сверток. Открыв панель компьютера. Задала поиск.
   К ее удивлению, она нашла ответ почти сразу. Задав поиск по словам "шпоры серебряные", и открыв такой же но по картинкам. Уже среди второго десятка снимков, попались очень похожие формой.
   Она достала одну, чтобы сравнить. Это были явно они. Данные шпоры были не кавалерийскими. Открыв материал в котором была данная фотография она удивленно хмыкнула.
   Это были наградные шпоры мех воина. Притом не дома Курита. Мельком пробежав глазами материал, она вернулась к одной из строчек. Опять фыркнула и закрыв систему поиска выключила компьютер. Спрятав мешочек с подарком в нижний выдвижной ящик платяного шкафа, выкинула мысли о нем из головы. Затем открыла тот, что был выше и уложила в него пояс. В этом ящике кроме предметов туалета были еще всякие женские мелочи.
   Когда вошла служанка с докладом, что ванна готова. Хикэри удивленно поняла, что она так и стояла до этого, разглаживая ткань и сама не понимая, почему улыбается.
   Раздосадовано задвинув, ящик она покинула комнату.
  
  
  
  
  
  3043 год.
  Апрель.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Заповедник.
  Храмовая Гора.
  Хацима - Поместье.
  
  
  "Возможно боги, тоже люди"
  
  "Неожиданность"
  
  
   Госпожа Хикэри Минамото, с утра была очень раздражительна и все на женской половине старались избегать попасть под ее немилость. Хотя обычно хозяйка не давала повода такому поведению. Но вчера вечером, господин Дзиро явился с охоты прямо в ее покои. Слуг он удалил, и какой и о чем между господами был разговор, ни знал никто. Но после него, хозяин выбежал из ее покоев, очень разгневанный. Одна из служанок видела, что он при этом хромал и держался одной рукой за щеку.
   А сразу после него, госпожа спустилась и имела разговор с командиром своего личного эскорта. И тот очень не хорошо улыбаясь, поставил у входа на женскую половину и в саду, своих воинов.
   Одна и служанок, видевшая что произошло с госпожой Сора, сказала, что господину очень повезло. Ибо госпожа держит в своих покоях только плеть. Но, теперь, хозяину надо быть вежливей с нею. Оружие воинов, у нее сейчас под рукой.
   Все поняли намек. Кое кто, слегка побледнел. Но в общем, все были согласны что их госпожа, настоящая Курита и может за себя постоять. И служить такой, большая честь.
   Сама же госпожа Хикэри, и в правду была не в духе. К утру, она было совсем позабыла о причинах гнева, но глупец Дзиро, умудрился рассказать о их ссоре. И теперь, она стала темой сплетен. Наткнувшись на блог с обсуждением этого, при поиске одного документа в сети, Хикэри пришла просто в ярость.
   Слава богу у этого дурака, хватало ума не говорить о причинах их "размолвок".
  Их брак, был чисто номинальным. Вернее политическим и экономическим. В основе которого лежал союз для распределения влияния и ресурсов семейств.
  
  Заключенный по договору между семействами, он таковым и оставался. Хотя даже внутри дома, о этом знал лишь ограниченный персонал.
  Уже более года, они могли его расторгнуть, как и было предусмотрено, все стороны получили требуемое. Но Дзиро "закусил удила" и это состояние пока тянулось только из-за его упрямства.
   Лично она, не видела причины, по которой такое положение должно было измениться. Она уже давно взяла его материал для банка Ордена. Так что за сохранение данной наследственной ветви, можно было не беспокоится.
   А традиции, его гордость и мужской шовинизм, ее ни капли не трогали. Как адепт ордена, и Курита, она была выше этого.
   Сама удивлялась, как долго ее не отпускает гнев на глупого Дзиро. Хикэри закрыла консоль компьютера на которой работала с документами. Поняв, что надо чем-то себя отвлечь.
   Подойдя к витражу окна выходящего в сад, и глядя на засыпанные ровным гравием дорожки, она хмыкнула. Вспомнив то, над чем только что думала и даже произнесла в лух
  - Закусил удила...
   Неожиданно улыбнувшись, она подошла к платяному шкафу и выдвинув ящик достала тяжелый замшевый мешочек. Снова включив компьютер, посидела перед экраном, листая и читая странички.
  - Ребус.
   Встав прошлась по комнате, и снова подойдя к шкафу, открыла другой ящик. Погладив рукой, полоску материи лежавшую там прошептала думая о чем то...
  - Лошади, удила, стремена... Все не то. Что же ты...
   И неожиданно, вскинувшись, быстро вернулась к компьютеру. Поисковая страничка была открыта на материале, который она уже когда то просматривала.
   Найдя строчку над которой она задержалась еще в прошлый раз, даже выделила ее.
  "Входит в перечень Наследования государственных наград, почетных и памятных знаков"
   Довольно улыбаясь откинулась.
  - Кажется, я разгадала твой секрет Простой Человек!
   Она была очень довольна. Погрозив экрану пальчиком, попеняла
  - А ты тщеславен воин!
   Спрятав шпору в мешочек она отнесла его обратно и уложила на место, прикрыв стопкой рубашек. Рука как бы сама собой, потянулась к ящику выше.
   Выдвинув его, она не удержалась от того, чтобы не погладить шелк вышитый блестящими розами. Этот предмет так и притягивал ее руку. Этот оби, был какой то необычный. Не парадный и не повседневный.
   Ей неожиданно стало грустно, причем так резко и остро, что на глаза навернулись слезы.
   Резко задвинув ящик она, подошла к столу с компьютером. Присев полистала странички глядя в экран, но не видя что листает.
   Чуть успокоившись поняла что опять вернулась в поисковую систему. И почти по наитию набрала запрос.
   И опять, почти сразу нашла ответ.
  "Оби. Антикварный подарочный женский пояс. Серебряные розы. Дарился любимым женщинам, ожидавшим ребенка. Был очень модным в период после первой наследной войны. Считалось что носящая его, принимает любовь дарящего и его наследство. Так же, что в период вынашивания ребенка, дарует женщине испытывающей резкий гормональный дисбаланс спокойствие и мудрость. Приносит удачу ребенку, а женщине из-за любви дарящего, сберегает после родов фигуру. По этому женщины, обеспокоенные потерей формы груди после родов, часто подвязывали его на тело выше, под грудью. Позже, в виду своей редкости, использовался как знак того, что женщина имеет успех и любовь окружающих. Из-за редкости, относился и относится к предметам антикварной роскоши."
   Когда она дочитала до конца, неожиданно почувствовала, что пальцы рук, буквально захолодели. А всю ее обуял беспричинный страх.
   Она резко закрыла страничку и сама не помня как, снова подошла к платяному шкафу. Поняв это, вздрогнула и злясь на саму себя, выдвинула ящик с намерением переложить вещицу подальше с глаз.
   Но первое что ей попалось на глаза, это детектор плода и беременности выпавший от резкого движения ящика поверх пояса.
   Когда стала задыхаться, поняла что смотрит на него затаив дыхание, как зачарованная змеёй. Облизав разом пересохшие губы, взяла футляр. Сердце, почему то, бешено колотилось в груди. Ей вспомнились, постоянные перемены настроения в последний месяц. И то, что обычно любимое суфле, вчера буквально вызвало тошноту. За что чуть не пострадала неповинная в этом повариха.
   Дрожащей рукой она, взяла футляр. Но обозлившись на себя саму, решила покончить с этим беспричинным страхом и сомнениями.
   Уйдя в комнату гигиены, разделась и торопливо проделала процедуру. И глянув на экран, выронила прибор. Ей стало опять до коликов страшно и нехорошо.
   Придя немного в себя, трясущимися руками, подняла его и снова повторила процедуру. Проделав ее в третий раз, безудержно и горько расплакалась.
  
   Через пол часа, она умытая и одетая для прогулки вышла в сад. Нажав на коммуникаторе код, подождала ответа абонента.
  - Да это я. Нам надо срочно приватно встретиться. Только в двоем.
  Выслушав, добавила.
  - Хорошо, я поняла. Через час.
  Спрятав коммуникатор за отворот юката, подошла к воину у лестницы ведущей в покои.
  - Позови командира конвоя.
   Когда офицер пришел, отдала распоряжение лично.
  - Машину, срочно. Водитель, не болтливый, тот, кому вы доверяете. Сопровождать будете лично.
  
   У знакомого ей дома она увидела привязанную к коновязи лошадь Морико. В сопровождении офицера прошла в сад напротив дома. Сад был тенистый и сделан так, будто в естественном лесу просто проложили дорожки. У первого перекрестка ее ожидала Морико. Как и обещала, она была одна.
  Поприветствовав подругу, она повела ее к берегу озера. Указав офицеру на беседку, сказала.
  - Вы можете подождать нас там. Из нее виден берег и ни кто не сможет пройти мимо вас. Мы будем в купальном домике.
   Только сейчас Хикэри заметила, что большие кусты акации на берегу скрывают небольшую купальню. И кивнув офицеру, что тот может идти в беседку, последовала за подругой.
  
   Домик купальня был небольшой и очень уютный. Большие окна дающие свет внутри были с зеркальным покрытием. Что происходит внутри, нельзя было увидеть даже стоя перед ними. Но они пропускали свет и изнутри, было все прекрасно видно.
   Огороженный сход в воду продолжался проходом в озеро. С того берега внешний водный бассейн ограждали заросли акации. И кто тут купается не было видно.
   Хикэри немного нервно спросила
  - Нас тут не подслушают?
   Морико пожала плечами
  - Если только ты, не принесла с собой какого либо устройства.
   Она достала детекторы и включив просканировала домик и себя. Затем ее. Детектор пискнул только на коммуникатор и Хикэри досадливо поморщившись, достала и кинула его в воду. Пояснив
  - Это одноразовый, увезла чтобы выкинуть.
   Морико серьезно кивнула и указала на столик со скамейками. На нем стояла тарелка с виноградом, бутылка вина и стаканы.
  - Присаживайся. Я принесла из дома, когда в нем переодевалась.
  - Ты до сих пор используешь этот дом?
   Морико улыбнулась. Разливая вино, ответила
  - Мне полтора месяца назад, по почте, пришла дарственная на этот сад и часть фото бизнеса. Так что я, официально его совладелец.
  - Хорошая шутка.
   Морико пожала плечами.
  - Что тебя беспокоит? Как я поняла, мы с тобою, вроде бы не в ссоре с того случая.
  - Те два охранника, что я оставила у тебя.
   Морико поморщилась.
  - Они здесь. С того вечера. Отец Омата ухаживает за могилами. Но ты не по этому так срочно меня вызвала?
  - Не по этому.
   Хикэри замолкла все еще сомневаясь, стоит ли сказать.
  Морико терпеливо ждала. И наконец она решилась. В конечном счете, у ее подруги и так был на руках материал который мог поставить крест на всей ее жизни. Причем в хи размолвке и его появлении, стоило винить только себя и свою несдержанность. И одним больше, одним меньше, уже было неважно. А она все же так и осталась единственным человеком в ее окружении, кому можно было хоть как то доверять и советоваться.
  - По моему, я беременна.
   Морико поняла все сразу.
  - Кто?!
   Хикери не стесняясь того, что нервно теребит юката, дернула головой указывая в глубь сада.
   Морико сначала посмотрела в строну беседки и лишь затем, в сторону дома. Ее глаза удивленно расширились. Но реакция на ее слова, оказалась неожиданной. Она весело рассмеялась и давясь смехом замахала руками на Хикэри. Еще более неожиданным был ее вопрос, когда она утерев слезы выступившие от смеха, сунула ей в руки бокал вина
  - Значит и ты тоже?
   Хикэри не понимающая еще ее реакции. С досадой переспросила
  - Что это значит, и ты тоже?
   Морико указав на вино, велела
  - Пей. Поверь, тебе, это надо
   Хикэри сделала глоток. Вино было знакомым, крепким и приятным на вкус. Она сделала еще один более большой. По телу от него, прокатилась волна тепла и спокойствия. Как не странно, при этом ум, оно не дурманило.
   Но вот третьим глотком, Хикэри едва не подавилась. Ибо Морико ответила на ее вопрос
  - Тоже. Это Я, Тоши, и теперь ты. Кстати, поздно заметила, ведь кончается второй месяц.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Петер Ганедон Шелтон
  Хиро Кэтсу.
  Личные записи.
  
  
  
  3043 год. Февраль.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Заповедник.
  Храмовая Гора.
  Хацима.
  
  "сливаясь с тенью"
  
   Я ушел, едва отъехала машина. Решил не ждать. Основной сложностью были два охранника на улице и местные "ниндзя" караулившие здание. В прочем, они все время меня "караулили". Не скажу, что они были плохи. Но человек есть человек. Когда день за денем, вам по очереди поручают делать одну и туже работу, как например следить за одним и тем же человеком, в одном и том же месте, нарастает фактор риска ошибки. Появляется пусть маленькая, но наработанность, переходящая в привычку. А это влечет к ошибкам и поражению.
   Все что мне надо было, давно было собрано и приготовлено. Лежало сразу в нескольких надежных местах. Наползавшись в кустах и через дыры в заборах, ушел за поселок и уже находясь километрах в трех от него, активировал коммуникатором исполнительный файл в сети. Который сделал от моего имени рассылку всем заинтересованным лицам. От работавших в "Старинное фото Ишито" и старушки Шайори, до моего хитрого друга монаха. Жалко было губить такое хорошее дело, да еще приносящее людям доход. Там же были пароли к нескольким моим альбомам, чтобы у них были запасы материалов.
   Девочкам естественно тоже были отправлены и письма и файлы. А на следующей неделе, для них должны были доставить и заранее оплаченные подарки. Как же без этого.
   Сам я направился через наиболее охраняемую территорию в сторону военной базы. Где же еще скрыться, как не в центре того места, где наиболее по логике опасно?
   И уже оттуда отбыл к еще одной точке назначенной мне для внедрения.
  Дерево, надо прятать в лесу. А преступника, среди таких же преступников. Но еще лучше, среди тех, кто его презирает или ловит...
   Не помню, кто сказал, но по сути, очень верно.
  
  
  
  
  
  
  3052 год. Декабрь.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Заповедник.
  Храмовая Гора.
  Хацима.
  Комплекс "Школа"
  
  
  
   Морико устало потерла глаза и оторвалась от чтения базы, когда в комнату вбежал Хиро.
  - Мама, тетя Тоши.
  Морико погрозила пальчиком и Хиро смутился, но почти сразу в комнату вошла Тоши Тэкэко и потрепав его по коротко стриженной голове, сгребла в охапку.
  - Как наш юный Самурай?
   Морико безнадежно вздохнула. Тоши баловала парня. Как и свою дочь.
  - Растет. Хулиганит. Дерется.
  Тоши серьезно кивнула и покачала головой.
  - Какое безобразие! Прямо как моя!
  Она выдала Хиро диск.
  - Вот тебе. Ладно самурай, иди дай с мамой поговорить.
  Хиро посмотрев на наклейку взвился
  - Свежий вестник Соляриса! Спасибо тетя Тоши!
   И выбежал.
  Обе посмотрели ему в след.
   Тоши посерьезнела и выложила на стол микро диск носителя информауции.
  - Поступило из Федерации по запросу о военных преступниках. Я переписала.
   Морико вставила носитель, на нем был всего один короткий файл.
  Развернула в объеме.
  
  Петр Герхард Шелтон
  Фото.
  Майор, Специальные Силы Морская Пехота ВСФС
  
  Дополнительные данные:
  
  Дата рождения: - 31 октября 3019 года.
  Место: - Пограничный мир Федерации Солнц и Синдиката драконов.
  Национальность: - Русский.
  Социальный статус: - Семья военных
  Отец: - погиб(Сержант танковых войск ФС),
  Мать: - погибла(воентех 1 категории)
  Воспитывался дядей по материнской линии.
  Дополнительные расширенные данные:
  Воспитание и образование: - Начальная школа. Нинзюцу-до.
  Военная академия Нового Авалона. Мех Воин.
  Военный колледж Гошен. Морская пехота.
  Полный файл о служебном статусе, наградах и назначениях - недоступен.
  
  Статус: - Погиб.
  
  Дата гибели:
  Зафиксированная официально - 27 ноября 3050
  ( Поный файл закрыт грифом Министерства Разведки ФС, ЛА, СД. )
  
  
  
  Морико что-то набиравшая на другом экране, потерла уставшие глаза. А Тоши, задумчиво глядя на монитор, спросила с проскользнувшей в голосе тоской.
  - Ошибки возможны?
  - Сверка идет по генному коду. Военных преступников ищут очень серьезно с обоих сторон. У нас, дело закрыто и передано в архив. Я уже проверила.
  - Как думаешь Ми Четыре или Ми Шесть?
  - Думаю он служил в ми шесть. Скорее всего тут выполнял операции прикрывая кого то из скрытных лисов. Если бы мы были его целью, такой человек, не оставил бы от школы камня на камне.
  Тоши вздохнула.
  - Теперь то, это, всем безразлично.
  Неожиданно Морико улыбнулась.
  Тоши заметив, с подозрением прищурясь щипнула подругу
  - Анну, рассказывай что знаешь?!
  - Да с чего ты взяла?
  - Знаю я твои ужимки! Рассказывай!
   Морико повернулась с креслом.
  - Пол года назад, на охоте, скончался Дзиро Минамото.
  - Это все знают!
  - Мне помолчать?
  - Все молчу!
  - Пол года назад, на охоте, скончался Дзиро Минамото. На охоте упал с коня. Неудачно. Для Дзиро, но очень удачно для Хикэри Минамото Курита.
  Тоши фыркнула.
  - Да она с ним и не спала почти!
   Морико поджала губы.
  - Все, все!
  - Так вот, чем это удачно для Хикэри Минамото Курита. Буквально за месяц до этого, чуть не разразился крупный скандал в семье Минамото. ДНК Дзиро, не совпало с ДНК отца. Второй его сын, от второй жены, с ним все нормально. Первая жена Минамото, мать Дзиро погибла десять лет назад, будучи последним ребенком в клане. Так что, о ее ДНК можно было бы судить, только если найти в вещах покойной останки ДНА. Или найти очень дальних родственников. Но таковых еще надо найти да и степень соответствия уже ниже пяти десяти процентов. И некто бы не искал, но только не в том случае, когда дело касается Курита.
   Так что случайная смерть мужа для Хикэри Минамото Курита, почти подарок. Нет мужа, нет проблемы, и все спокойны.
   Тоши охнула.
  - Сын?
  - Полное совпадение с ДНК отца, Дзиро.
  Она подняла из своего архива файлы. И вывела на экран программу сравнения. Поместив на другой для наглядности две картинки спектров ДНК. Тоши пригляделась, внизу было подписано, что совпадение сравнения на уровне выше девяносто восьми. Это означало братья близнецы или тот же человек.
  - А чьи это?
  Морико рассмеялась с какой от издевкой
  - Ты еще не поняла? Вот по этому, ты и сидишь в архивах!
  Тоши насупилась. Морико улыбнулась и примирительно погладила ее руку.
  - Первый, Петр Герхард Шелтон. Второй, Дзиро Минамото.
  Тоши охнула прикрыв рукой рот и села на стул рядом.
  - Значит ребенок... И она его...
  Морико отрицательно покачала головой и открыла сейф рядом со столом.
  - На месте смерти Дзиро, было найдено кепи. Но ДНК волос на нем, совпадало с ДНК Дзиро, и никто не придал этому значения.
  Она выложила пред Тоши полинявшее военное патрульное кепи. Козырек слева был подшит.
   Тоши, едва увидев его, уже все поняла. Но Морико пояснила ровным голосом
  - Владетельный лорд, берет на охоту, вещь с помойки.
   Тоши, взяла в руки кепи, погладила и даже понюхала.
  - Откуда у тебя это?
  - После похорон мужа, отдала мне Хикэри Минамото. Она тоже его когдато видела и решила, что оно там было оставлено не случайно, но больше, принадлежит нам. Я тоже думаю, что оно там оказалось не случайно. Это напоминание.
  Обе посмотрели на полку где, где среди прочих стояла старая плоскостная фотография человека в летной куртке и полевом кепи, козырек которого был подшит с лева.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава четвертая:
  
  Перекресток миров- Мидвэй.
  Нежданное богатство по пути домой.
  
  
  
  
  
  
  
  Игра на одном поле.
  3043 год. Первые дни Апреля.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Митака
  ( город-спутник столицы )
  Размышления.
  
  
   Митака, странное место. Ксенофобия присущая синдикату тут проявилась довольно причудливо.
   О чем я?
   Все знают что "Синдиката Дракона" как государство появился где-то в 2319-25 году стараниями Широ Курита. Его упорству и жестокости.
   Он возвел неукоснительное правило следование кодексу Бусидо, Пути Воина. Именно это, тогда так раздвинуло границы Синдиката.
   И именно потому взаимоотношения жителей внутри Дома Курита, так напоминают древние времена Японии правления Сёгунов, этих военных правителей беспредельно властвующих на подконтрольных им территориях.
   Как и тогда даймё, правители правят областями и округами опираясь на военных командиров и мехвоинов, это их "самураи" которые воспринимают каждое их слово как закон.
   С низов общества до его верхушки, от рождения до смерти, все действуют и живут только во славу Синдиката Дракона и его олицетворения, правящего Дома Куриты.
   И над всем давлеет жёсткий контроль. Ибо для всего общества Дом Куриты воплотил в жизнь строгую социальную иерархию: знать, воины, средний класс, рабочие и непроизводительная часть населения.
   Поскольку его правители делают сильный акцент на управлении жизнью своих граждан и их направлению, государство страдает от прискорбного недостатка формального образования, исключая военную область
   Мое увлечение историей от времен древней Терры, дает повод утверждать что развитие синдиката идет по некоему кругу.
   То что веками насаждалось на Терре, образ исключительности Имперри Ямато, ее непогрешимая правильность и предназначение править миром были оформлены в концепции, "Дух Ямато". Храбрый, смелый и неукротимый дух Правителя единый для народа. К тому же, имевший ярко выраженную мифологическую и религиозно-мистическую основу. Со временем стал размываться под гнетом проникновения других культур, и вот снова воспрянул и начал развиваться с правлением Курита. Сейчас наступает новый виток, это чувствуется все сильнее, поговаривают, что сам сын координатора более гибко относится к переменам.
   А я стою у окна в центре района, куда местная полиция Дома, старается не заглядывать. Будто его вообще нет на карте. Нет, они сюда приезжают, но уже как посетители. Тут свои правила и своя жизнь. Этот городок, а ныне фактически район для "Не Курита". На кольцевой дороге вокруг него вы можете видеть забавную картину, полицейского который смотрит только в одну сторону, а на против него, такого же но не рожденного в синдикате и он не смотрит в его сторону. Хотя они могут даже служить в одном полицейском участке.
   Ибо в Корейском районе будет работать один, а второй посчитает туда зайти по делу ниже достоинства. Только если ради развлечения. И это уже не будет проступком.
   Ибо отношению к выходцу не синдиката или "не Курита", те, кто "Курита" могут вести себя так, как никогда не поступят с коренным жителем Синдиката. Пусть даже из "трудовых низов". За этой незримой границей проходящей по улице делящей кварталы, они с легкостью сделают такое, чего ни за что не позволят себе "на родине". И всё потому, что у них четко разграничены понятия "учи" то, что внутри и "свое" и "сото", то, что во вне, "чуждое". Чтобы пользоваться уважением и заботой окружающих, иными словами, иметь достойный статус среди "Курита", вы должны быть учи, своим. В противном случае вам особенно не на что рассчитывать, ведь вы чужак, сото, или еще хуже гайдзин, иностранец. Что нарицательно часто созвучно слову варвар. Потому в лучшем случае заслуживаете снисходительного пренебрежения. Вас просто не замечают. Для жителей синдиката все вне их "расы" словно иностранцы, безусловно, сото в подавляющем большинстве случаев.
   Свою гомогенность, и расовую однородность они, безусловно, считают огромным плюсом, многие фразы начинаются со слов: "Мы, жители Синдиката..." - как будто все в синдикате одних кровей, и думают, и поступают, абсолютно одинаково...
   Это не напоминая о том барьере, что лежит между благородным классом и теми, кто ниже по социальной ступени.
   И вот передо мной частица великого Синдиката, где ярко и четко ты можешь почувствовать, насколько тут чужой...
   А я, тоже самое, что в кварталах для перемещенных в которых рос...
  
  
  
  Петер Ганедон Шелтон
  Хунг Куан.
  Личные записи.
  
  Игра на одном поле.
  3043 год. Первые дни Апреля.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Митака
  ( город-спутник столицы )
  Звонок.
  
   Это маленькое детективное агентство организовали два бывших полицейских. Азами Ясир Фархад и кореец Ки Джин Хо. Оба бывшие военные и именно по этому, попавшие служить в "национальную" полицию. В этом городе, большей частью проживают Азами и Корейцы. Они составляют более шестидесяти процентов населения. Так жесть те чьими предками были индусы, малазийцы, таиландцы. Но кто сохранил выраженные национальные черты. Так сложилось, что тут довольно причудливо сплелись взаимоотношения этих рас и в итоге рождается много красивых девушек.
   Поэтому Митака славится молодежными песенными коллективами и модельными агентствами.
   На центральных улицах полно ресторанов, где вы не увидите ни одного музыкального аппарата, только живая музыка и голоса. Естественно есть большая сеть менее целомудренных развлечений. Но они не выставляются на показ, как в специальных района "красных фонарей" Синдиката. Район, крепко держит в руках корейская мафия. Но в силу многонациональности все равно криминогенная обстановка та еще.
   Вот и зарабатывает на жизнь наше "Дабл Ди" тем, за что лень браться полиции или что не по чести "мафии". Правда по сравнению с Якудза и прочими эти ребята просто ангелочки. Крышуют заведения и артистов, не лезут к простому народу. Азами примерно так же, у них свое понятие на этот счет. Так что "Озоруют", больше молодые отморозки из молодежных банд "смешанного состава" или пришлые гастролеры.
   Я как раз просматривал сводку происшествий, которой с нами делились полицейские, когда на комм позвонили.
   Молодая женщина попросила приехать для разговора, ибо не хотела говорить по коммуникатору, причем именно меня. Коллега Джин Хо, многозначительно подмигивая, выдал мне дубинку оплетенную кожей и жетон помощника детектива. Так сказать, символы власти и ехидно посоветовал не бродить долго по темным переулкам.
   Он был холостяк и частенько там сам погуливал, именно в них располагались те наиболее веселые для мужчин, но не положенные "по статусу" улице, заведения. По этому в быту, провести время с женщиной без серьезных к ней намерений, вежливо и называлось "побродить в переулке".
   В виде транспорта у меня был довольно неплохой старенький электрический мотоцикл. Восстановленная и перекрашенная полицейская модель. Так что на месте, я был где-то через пол часа. Улица Шо Мин была на окраине, адрес принадлежал небольшому Ателье.
   Едва я позвонил, дверь мне открыла Айя Уэто, хозяйка. Ателье было небольшим и шило индивидуальные платья для девочек из модных поп групп выступающих в центре.
   Айя была как и многие тут не чистокровной жительницей синдиката. Ее отец был Курита, а вот мама была местной. Так что ее проживание и работа тут было волне логичным. Традиционно напоив меня чаем, за разговорами об искусстве и погоде, она пригласила меня наверх в комнаты.
   И только там, в частном разговоре поведала о проблеме. У нее в ателье работало четыре девочки. Они сами шили и сами демонстрировали товар. Ибо нанимать специально для показа моделей денег не было. Как раз после такого показа, одна девочка пропала. Корейцы, прикрывавшие ее, честно искали девочку, но следы увели за территорию района. А там обращаться надо было уже к другим и сумма названая, за это, была ей не по карману. По чести говоря, и мне и компаньонам это тоже было накладно, да и опасно. Ибо тут, сработал, кто-то наглый и сильный. За последнее время, подобные случаи участились. На подпольном рынке красивые молодые девушки, стоили очень больших денег. Еще раз замечу, красивые, молодые, девочки. А Жина Шорай которая пропала еще и пела. Только их группа, не добилась еще признания, потому за ней и не присматривали. Это сильно поднимало ее цену.
   Глядя в бездонные полные слез глаза Айя Уэто, которая может на год была младше или старше меня, мне стало неловко отказывать. И скрипя сердцем я сказал что постараюсь сделать все возможное. Но денег, пока не возьму. Ибо сначала должен честно вникнуть в обстановку. Записав адрес девочки и мест, где она бывала спустился в низ.
   Там в зальчике собрались все "сотрудники". Кореянка Айя, азами Иман Али и Кори Санди. У последней была ярко выраженная примесь крови инди. Все девочки как на подбор, стройненькие и симпатичные. В коротеньких легких юката. На работе, они не красили лица и не делали макияж, так что это было особенно отчетливо видно.
   На меня с надеждой, молчаливо уставилось несколько пар глаз. И я особо остро осознал, что в общем то надежды то у них кроме меня и не было. Завтра могла пропасть следующая. И опять полиция развела руками, мол, сбежала со студентом заехавшим погулять, а мы то что? Такое тоже случалось. Но не так часто и в основном с теми, у кого больше кровей синдиката. И местные "коряги", которые были молодцы, но тоже не всесильны.
  
  Петер Ганедон Шелтон
  Хунг Куан.
  Личные записи
  
  Игра на одном поле.
  3043 год. Первые дни Апреля.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Митака
  ( город-спутник столицы )
  
   Поиск вблизи.
  
   Рассказав своим коллегам, что случилось, неожиданно в их лице получил поддержку. Взяв с меня слово, что не буду пропадать надолго и обязательно сообщать где и чем занят, отпустили вести это дело. Навалив информации и оставив значок. Естественно предупредив чтоб, когда станет горячо, сразу делал ноги.
   Начал я, с местного боса "коряг", Ли Тхе. К моему удивлению, он не завернул меня от порога, а вежливо попросил приехать на нейтральную территорию следующим вечером. Ибо якшаться с полицией, любому "деловому человеку" моветон. Ну кроме как очень официальных встреч.
   Так что у меня даже было время встретиться с родителями девочки, знакомыми, проверить все адреса и поговорить с людьми по ним.
   Встреча состоялась на одной из окраин, в небольшом подвальчике почти в трущобах. Все было как положено, сначала мальцы с большими ножиками в темном переулке. Затем большие и плотные пули и гориллы. У них тут свои названия, но так легче, ибо в корейском, я не силен. Только начал по не многу учить.
   Встретились в маленьком кабачке со сценой, на которой пели и танцевали, вполне себе кстати хорошо, почти голенькие или условно одетые девочки.
   Слава богу, на то, чтобы бегло и вежливо поприветствовать старика и попросить прощения за то, что так плохо говорю, моих познаний в корейском, уже хватало. Чем заслужил его явную благосклонность.
   Поговорив о положенном, в скользь перешли к делу. Стрик так же был озабочен тем, что происходит. Пропажа девочек, сильно била по его престижу. Но как уже было сказано, за пределами района, куда вели следы, он был бессилен. У него конечно там были информаторы, но они были сильно ограничены привязкой к своей работе. А "бойцов" из района, он мог вывести, только в крайнем случае. Просто так шатающегося и вынюхивающего корейца, тут же повязала бы полиция Синдиката или прирезала Якудза.
   На что, поделившись своей информацией, я внес встречное предложение. Его ребята меня сводят с какой ни будь местной отмороженной мотто бандой и мы "по хулиганим" вне района ища зацепки. Благо таковые имелись, и в их рядах, кого только не было. Предложение старику понравилось. Ибо эту шумную братию, устраивающую погромы и драки, он недолюбливал. И на этом оба довольные друг другом мы расстались.
  
  
  Петер Ганедон Шелтон
  Хунг Куан.
  Личные записи
  
  Игра на одном поле.
  3043 год. Первые дни Апреля.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Митака
  ( город-спутник столицы )
  
  
  Дальний поиск.
  
   Первый шаг.
   Для начала заехал в мастерскую где купил свой мотоцикл и подогнал его под стандарт мотто банд. По навесил зеркал, неоновую подсветку, никилированные шипы, пару фар на дуги и все такое. По дешевке купил старый штурмовой десантный шлем и кожаную куртку с кучей молний. Там же подыскал пару старых ведущих цепей заднего колеса и отполировав сделал из них пояс, с огромной бляхой в виде черепа.
   И вызывающе, и никто уже не скажет что оружие. Хотя именно для этого и делал. С этим поехал в ателье Айя.
   Вообще, когда туда ввалился, въехав прямо на крыльцо и распахнув ногой дверь. А затем вошел играя цепью, девочки со страху чуть под столы не залезли.
   Пришлось снимать шлем и успокаивать что это не налет мото банды.
  Сказал что это все для дела. И выдал им задание сделать мне на куртке и купленных по дороге кожаных штанах и высоких ботинках, как можно больше всяких заклепок. И чтобы на спине обязательно ими череп с какой ни будь страшной глупостью, вроде закушенной ветки сакуры.
   Девочки прониклись. Особо предупредил, чтобы не трепались, а если охота языком почесать, то я парень пропавшей девочки, совсем без башки и дикий. Заехал узнать, куда она подевалась.
   Время, работало не на меня. Надо было торопиться, и я решил идти на пролом. "Живой товар", могли пустить в "обработку" или уже приготовить для продажи. С планеты стартовало каждый час десятки дропшипов и малых кораблей. Так что она могла уже даже уйти с какой ни будь "контрабандой".
   Человек, не живший на планетах синдиката, мог бы не понять почему симпатичные "девочки" которые "не Курита" так ценны.
   В кварталах для Юдзе, вы можете встретить самых разнообразных девочек. Там вы могли удовлетворить самую изощренную фантазию, как сексуальную, так и нет. Но...
   Самое важное - они должны быть молодыми... И, еще...
   Средне статическая жительница Синдиката, в силу замкнутости и насаждаемой политики, как была так и осталась с ярко выраженным фенотипом древней японки. Что это значило.
   Средний рост 160см., темные волосы, кривые зубки, Очень маленькие груди, слабо выраженная талия, опущенные ягодицы, короткие бедра, кривые у большинства ножки. Большинство склонны к полноте.
   И это даже при наличии красивого в общем личика, относится к подавляющему большинству по большинству описанных признаков!
   Более-менее симпатичные, нарасхват как обслуга в домах высокородных, секретарши и опять же гейши и юдзе. И не будем забывать что общество практически жестко разделено.
   Воин из высокородных, не пойдет развлекаться в квартал для служащих и уж тем более для работяг.
   А у нас на планете еще комплекс космического и летного училища, большущие верфи, терминалы обслуживания, торговые предприятия и их склады.
  Так что именно с "красивыми", и именно здесь, всегда жутчайший дефицит. Потому, меня и направили в обитель Ордена, в котором чудесным образом постоянно появлялись именно красивые девушки.
   Собственно на их представительство здесь и был нацелен мой приезд.
  Но у них все было официально. Они открыто принимали в обучение девочек от семи лет и раз в год, делали большой конкурсный просмотр музыкальных групп.
  
  
  Петер Ганедон Шелтон
  Хунг Куан.
  Личные записи
  
  Игра на одном поле.
  3043 год. Апрель.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Митака
  ( город-спутник столицы )
  Дальний поиск.
  
  Разведка боем.
   Включив на полную мощность акустические системы десяток мотоциклов летели по дороге. Блеск хрома рев динамиков, Флаги с драконами и черепами. Девичий смех. И конечно пиво, банки которого перекидываются друг другу. Все как положено.
   Затормозив возле довольно шикарного клуба, где тоже собирались байкеры, только местные и из якудза, рассыпались веером и затормозили.
   Когда мы слезли со своих коней, местные, насупились и притихли. У нас в банде, была пара рослых крепких азами собственно с которыми меня и свели. Все естественно, были при телках. Что в нашем случае означало, что девочки были первый сорт и очень откровенно одеты.
   Я для пущего страха выбелил чуть более обычного отрощеные волосы и стал носить контактные линзы делавшие глаза красными как у альбиноса.
   Легкая пластика лица и специальные ручки для "моментальных" наколок, которыми меня расписала подружка Кори, начиная с лица и кончая пятками. Вообще на меня самого нагнали жуть и тоску. А учитывая, что при своем росте, я был куда выше средне статического "Синди", смотрелось такое дико и отвязно.
   В подружках у меня была Кори Санди, почти с меня ростом и поражающая по сравнению с остальными подружками парней в банде размерами бедер и бюста. Кожаные полоски ее наряда это не столько скрывали, сколько броско выделяли. Особенно бюст, дерзко ими только очерченный. Так что кто из нас более притягивал взгляд, я думаю можно было поспорить.
   Честно говоря, почему она согласилась на эту роль, я не понял. Сначала она предложила воспользоваться услугами своей подруги. Но та сказала, что все девочки в бандах это собственность того, кто их катает. Она конечно договорится со своим парнем, но могут возникнуть вопросы. И тогда Кори, сказала, что поедет она. Я понимал, что с ее стороны это смелый шаг, но тогда не знал еще насколько.
   Из-за этого, даже пришлось размазать по стене кровью и соплями, одного умника посмевшего оспорить право, на "мою" девочку. Так как делал я это, показательно лениво, вдумчиво и подробно, не снимая шипованых перчаток, более никто на нее даже не косился из своих.
   А меня признали своим в доску и совсем психованным.
  Так что местные, роняли слюни и тихо шипели. На что Кори показательно оттопырив попку и целуя меня, громко, так чтобы все услышали "зашептала" мне на ухо
  - Ху, милый, теперь, я знаю зачем у них на очечках резинки! Это чтоб увидав мою попку, зеньки не выпали!
   От чего все "наши" только что не покатились давясь ржачем, а местные стали красные как помидор.
   Оябун местной шинтропы, оценив представление вышел сам. Судя по наколкам и мечу за спиной, он был якудза да еще из мелких дворян.
   Нас, пока оставили на улице, пригласив "на разговор", только тройку приближенных. Чем я и воспользовался, подойдя к одному древнему творению фирмы Хэйрли-Хюндекс. Парень сидящий на нем, сначала аж побледнел, но когда я поставив на бак холодную литровую банку пива заговорил с ним о машине, немного оттаял. Правда, глазки его так и бегали по статям Кори. Которая, помня о договоренности, отвлекать клиентов, только что бюст ему на шею не клала. От чего парень даже немного начал заикаться.
   В общем разговор от техники плавно сошел на девок. И я искренне возлютовал, по поводу того, что мою вторую кто-то увел. На идиотский вопрос, а какова она была. Вывалил ему на микро нотепутер пару фоток. Случайно скинув и пекантненькую. Упомянув, что это так, сами иногда балуемся, уводя девок но чисто развлечься, мол своих хватает. Побалуемся и отпускаем. Но чужую собственность не берем.
   Кори Санди продемонстрировала сняв штанишки, мою роспись метку на обоих ягодицах и шее.
   На представление, подошло еще пара парней, за обсуждением и пивом, кто-то вспомнил, что мол на неделе кто-то из их партнеров, хвастался что неплохо погрели карман уведя пару девок, но что обидно их не поимел никто и ребята были злы на боса.
   Чтоб подогреть воспоминания, я врубил ритмичный музон и достав еще крепкого пива, приказал Кори нам станцевать.
   Танцевать кори как любая Инди, умела. Недаром именно у них были храмы любви и девочек там учили специальным танцам. К ней присоединились девочки Азами. И они так нападдали, что от горячего ритма и слитных движений крепких красивых тел, даже брызговики на байках повставали.
   Под ритмичное обнажение грудей и пиво, разговор пошел крепче. И нашелся еще один вспомнивший.
   Так что когда начальники договорились, я уже имел четыре крепких наколочки от местных бандитов. И с десяток поклонников Кори при еще одном разбитом бубне, протянувшего к ней руки. Но последнее прошло под смех и пиво и осталось без последствий.
  
  
  Петер Ганедон Шелтон
  Хунг Куан.
  Личные записи
  
  Игра на одном поле.
  3043 год. Апрель.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Митака
  ( город-спутник столицы )
  Дальний поиск.
  
   Уточнение точки удара.
   На обратном пути, отвалив от кодлы "по делам", поехал с Кори по наводкам. Две первых проверили легко. Парни, тусовались по мелким забегаловкам. Трюк с мотоциклом и Кори, срабатывал безотказно. Проблемы были только в третьей, где в конце, пришлось всех выкинуть на улицу. А затем смываться от местных якудз и полиции. Ушли правда легко, даже не смотря на то, что Кори сверкая глазами, им показала попку. Во всей красе. И не надевала этих лямочек в виде штанишек, пока они не отстали.
   Последняя точка наводки мне очень не понравилась, это был квартал Синдзюку, строившийся как расширение специального квартала для учащихся пилотов, причудами перекупщиков собственности стал тем чем является, кварталом красных фонарей и экстремальных развлечений. Но попасть туда я не мог.
   По этому, набрал на комм пареньку с которым познакомился утром и сказав, что случайно проезжая мимо Синдзюку подумал о том, что раз уж ему не обломилось от Кори, то я просто обязан подарить ему вечер с хорошей девочкой.
   Парнишка зная какие там цены, наверно чуть горшки не спалил на своем четырех тактнике, так быстро прилетел.
   А вот когда меня туда вел "свой", дорога как гостю, для меня была открыта. Плюнув на все, решил устроить ему вечер из своих, денег то у меня хватало благодаря тому, что я заработал на прошлом задании. Только, я ими не светил.
   Напившись саке и заказав парню просто отпадную деваху, на целые аж восемь сот Д-билов, мы с Кори, якобы тоже нашли кем развлечься. Правда по пути, Кори "случайно" вспомнила, что хочет посетить магазин женских "игрушек" куда, я ее и повел.
   А на деле, наш путь лег в нору где окопались последние из тех, кого я искал. И тут, пришлось взять грех надушу. Клиент никак не хотел "колоться" не баблом ни угрозами. Легонько придушив, заволокли его в заранее снятый еще один номер. Чтоб не портить девочке аппетит на неделю, отправил ее во второй ждать, а сам занялся якудзой байкером.
  
  Петер Ганедон Шелтон
  Хунг Куан.
  Личные записи
  
  Игра на одном поле.
  3043 год.
  Апрель.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Митака
  ( город-спутник столицы )
   Дальний поиск.
  
   Дознание четвертой степени.
  
   Нам повезло, что никто не видел, как я вывел "пьяного друга", ибо я его придушил в туалете бардельчика и выволок, через окошко вентиляции. И только потом, подхватив поволок поддерживая с собой, накинув на него снятую с себя майку, которая ему была как платье и полу шлем Кори.
   Для разминки, сломав ему пару пальцев, и пройдя по болевым точкам, понял, что парень не согласен на разговор, ни в какую. Он мычал, потел, но отказывался даже слово сказать. Похоже "третья степень" не проходила, а время шло. Было бы его больше, я бы его доломал. А его не было. Решил брать его в прямом смысле. Если уж так горд, это должно было сработать. Парень был привязан грудью к кровати, на которой я расстелил мусорный мешок. Кинув ему перед лицом распечатанное фото девочек и выделив "свою" Поставил перед ним микро нотепутер с три видео головкой. Затем сорвал со стены зеркало и поставил так, чтоб он сам все хорошо видел. Чтоб не куснул свой язык, я вставил ему в рот пару кусков резины срезанных в туалете.
  - Тмаэ! Слушай сюда унко. Раз ты не хочешь помочь, вернуть мне мою собственность. То я сделаю тебя своей озесама познакомив очень близко с о тин тин. И ты его так полюбишь за эту ночь. Как никто не любил. А потом, я скину на нотепады всех братьев и знакомых адрес и видео их новой косё бэнзё...
   После чего, стал медленно снимать штаны, заметив.
  - Ты будешь громко орать, но я не буду тебе завязывать рот, ведь это номер для извращенцев любящих боль, тут великолепная изоляция звука!
   Кстати это было именно так. А вот после этого я с ухмылкой заставил демона встать во всей красе. И поливая его шампунем, похлопал по его щеке, идя к попе. Пристраиваясь сзади, уже понял что клиент готов. Едва мазнул между ягодиц пальцем, информация из него полилась ручьем.
   Все было, очень плохо. Записав добровольное признание, я от души раздробил ему позвоночник, и только потом, сломал шею.
   После чего убрался в номере и засунул, сложив тело, в мусорный мешок.
  Под окнами коридора как раз был мусорный бак куда он и упал.
   Забрав Кори Санди из номера в соседней гостинице, пошли в магазин "игрушек". Прикрытие, это святое. Там, накупили их целую кучу. Кори по началу стеснялась меня, но видя, что я задумчив и плачу за все что она пожелает, накупила целую гору. Как понимаю, в подарок еще и всем девочкам. Смекнув это, я тоже купил подарки. С этой горой "подарков" завалились туда, где оставили приятеля. Учитывая сумму "подарка" для него, хозяин любезно предложил мне "гостевую" карту. А вот это, было очень к стати. По ней я мог прийти сюда уже вполне официально. Я намекнул, что кроме девочки еще приведу друга и купил сразу три. Обошлось это по тысяче за каждую, но оно того стоило. Ибо из приведенного кем-то гэйдзина, стал сразу солидным "клиентом" квартала и полиция и местные теперь меня по нему пропустят сюда без вопросов.
   "Друг" вернувшийся от девочки в полном ошизении, не знал как меня благодарить. И от полноты чувств даже не поинтересовался, где и с кем мы были. Ибо при нем я делал заказ тоже. Мило с ним расставшись. Мы укатили восвояси.
  
  
  Игра на одном поле.
  3043 год. Апрель.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Митака
  ( город-спутник столицы )
  Ночная атака.
   Подготовка.
  
   Когда мы поздним вечером ввалились в ателье, там оказывается нас ждали, причем все. Так что когда я, еще в задумчивости, пнул дверь и протопал в холл. А за мной увешенная цветастыми сумочками подарков влетела спотыкаясь и хохоча Кори.
   Получилась немая сцена. Ибо ее платье мы заняли у подруги байкерши, и макияж накладывали у нее же в гараже. Так что нас сначала и не узнали.
   И от визга и писка мы чуть не оглохли, сначала от перепуга, а потом от восторга нашим видом и кучи всяких подарков. Уведя Аю в сторонку, я честно сказал, что дело туго, но пока еще не безнадежно. И все станет понятно в ближайшее время. А пока попросил растворитель смывку для грима Кори, ибо ехать к ее подруге на другой край города пока не собирался.
   С подарками вышло здорово. Девочки есть девочки. Это их отвлекло и развлекло. Даже Айю, которая посмотрев на некоторые покраснела, а когда увидела ценники, мигнула и сделала глаза такими же большими как у Кори. А уж у той как у любой Инди, они были очень большие и выразительные.
   Попросив напоить и накормить меня, пошел на улицу и набрав босу "коряг", попросил прислать человека за носителем с полученной информацией. Ибо ехать к нему в таком виде было неразумно. Не поймут. После ее просмотра попросил перезвонить.
   К моему возвращению пол холла было завалено подарками и игрушками, а мне накрыт шикарный стол.
   Кстати о подарках. Мы не только "женских игрушек" накупили. Раз уж открыл кубышку, расшифровав свои возможности, так чего там.
   Для Айи, я отдельно, сам купил коралловое ожерелье-пластрон с жемчугом и рубинами. Благоразумно выкинув по дороге ценник. Ибо подарок ценится отношением, а не суммой. Поев, затребовал именно ее налить мне чаю, тихонько пока она отвернулась, достал коробку и быстро застегнул на ней. В наборе еще был коллар, но он должен был плотно облегать шею и если не подогнать болтался бы.
   С пластроном, я угадал, когда она сначала не поняв что происходит, чуть не пролила чай все обернулись к ней. А когда обернулась она...
   Пластрон лег четко от шеи до плеч, и от плеч до верха ее грудей и между ними крупным рубином в виде капли. Своим весом рубин прижав платье подчеркнул их форму. Девочки ахнули. Я и сам не ожидал, что украшение настолько ей будет к лицу. И только молча протянул коробку с клларом.
   Помахав девочкам, указал на большое зеркало. И когда она в него поглядела, ее глаза снова стали большими как у Кори. Только если у той блестели восхищенно, у Айи, от слез.
   От отказов и прочего, меня спас звонок боса "коряг" и я замахав на них выскочил на улицу.
   Там ждал посыльный. На словах я передал, что мне надо двух крепких не говорливых парней, хорошо владеющих кулаками и ножами, чтобы прикрыли спину. Желательно умеющих ездить на байке. Остальное, я возьму на себя. Байков, надо три штуки, какие не жалко, но крепкие. И если есть, неплохо бы плотные комбинезоны и маски. С тем же условием чтобы их сжечь. Причем я готов все оплатить. Подогнать можно сюда за Ателье, там как раз полно сараев и нам никто не помешает подготовиться. Парень кивнул и сев на мопед испарился.
   Вернувшись, я застал следующую картину. Девочки заставили Айю одеть и коллар, а к этому добыли где то красные туфельки на длинном каблучке с тесемочками завязочками до бедер.
   От ее вида, даже мой Демон зашевелился одобрительно заурчав и пришлось делать над собой усилие, чтобы его угомонить. Я молча подошел, и приклонив "по рыцарски" одно колено, поцеловал ее руку. Она была хороша, нет слов.
   Так что слабая попытка отказаться, была в корне всеми задавлена.
   Меня за это снова напоили чаем. А через час на комм пришло короткое сообщение.
   - Ждут.
   Попрощавшись с девочками велев Кори приглядеть за байком, вышел.
   Во дворе стояла пара крепких ребят среднего роста в неброской одежде. И три электрических спортивных мотоцикла. Один из них, молча протянул мне сумку с костюмом.
   Я выдал каждому купленные на черном байкерском рынке заранее, микро коммуникаторы и по два коротких клинка. Парни, профессионально осмотрев, оценили и коротко кивнули. Чтобы не было путаницы, проверяя коммуникаторы сразу условились. Обращаться друг к другу, по цифрам. Я первый, тот что постарше второй и младший третий. Не имен не признаков. Делаем дело и разбегаемся. Если что, за пакгаузом на северном въезде свалка. Встречаемся у рыжего пикапа. У него внутри стоит небольшая бочка с грязным бензином. Которым, все и сожжем. Бензин там остался с тех пор как я там отмывал запчасти найденные для своего мотоцикла.
  
  Игра на одном поле.
  3043 год. Апрель.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Митака
  ( город-спутник столицы )
  Ночная атака.
   Флеш Бек.
   Выехали через северную окраину и полями доехали до указанной "говоруном" фермы за погрузочными терминалами для дропшипов. По его словам, товар сдавали в ее подвалы. Матерясь что нет ночного бинокля переоделся. Костюм как у киношного нинзя, был мне немного маловат, так что пришлось изрезав майку замотать ноги и руки. Привязав один нож к голени, другой на плечо и велев парням ждать, пополз к ферме.
   Обычная задача. Скрытное проникновение на объект и разведка. Охраны было неожиданно много и даже была охранная сигнализация. Вот только на рисовое поле, с которого я приполз, никто не смотрел толком и сигнализация с этой стороны была дешевая. Попыхтев, я вырезал в ней приличный кусок и пополз дальше. Охрана с поля нашлась через двадцать метров. Парни кольнув какой-то дряни были погружены в нирвану. И прислонившись к стенке жалкого подобия вышки, отдыхали. Судя по тому, что один из них выставил коммуникатор на два часа. Они только сменили пост. Нужный по описанию подвал, был в соседнем задании. Его хозяйственная пристройка удачно выходила торцом к полю. И в ней был люк. Висячий замок которого, меня только посмешил. Найдя тут же кусок проволоки, я аккуратно его открыл. Отжав на петли свои мокрые тряпки, попробовал открыть створку. Не скрипела. Внизу был виден какой-то свет, но шел он, издалека. Прямо под люком было темно. Скользнув вниз, осмотрелся.
   Похоже, попали мы по адресу. Вдоль коридора шли двери. На нескольких решетки. За одной четко видел голое женское тело на подстилке. Лица не было видно. В коридоре было двое. В комнате справ слышалась возня и крики два голоса точно.
   Я вернулся наверх и вызвал ребят, обозначив свое место, индикатором микро коммкодера. Парни примчались уже через пятнадцать минут. Причем не смотря на то, что явно бежали, я их услышал только когда подошли в плотную. Коротко объяснил, что делаем. Спускаемся и идем в наглую, не торопясь. Самый опасный, дальний охранник, он может поднять тревогу.
   Тот, что бродит, не так, у него комм на поясе. Его надо снять и включить. Тех что справа берем в клинки только после них. Они заняты и не сразу поймут, что к чему.
   Афера, а что делать? Умыться и уйти? Спустились, отжались и спокойным шагом пошли по коридору.
   Я впереди ребята по бокам. Лица открыли, ибо тут камер не было видно, а те кто увидят, так им и не жить. Как я и ожидал справа нас никто не окликнул, мы не отвлекаясь шли к выходу и охранники задергались только когда отчетливо нас разглядели. Уже в четырех метрах от себя. Мне даже не надо было командовать. Едва один из них попытался цапнуть кобуру, рванулись мы молча и все. Так что каждый получил не менее двух клинков в разные части тела. Я своим, бил под подбородок прокалывая язык и горло. Второй сбоку и примерно так же, так что никто не пикнул. Подхватив тела, уложили. Теперь у нас на крайний случай было четыре авто пистолета и один роринекс с двумя рожками. Ибо двум обколотым мертвецам на посту с видом на поле, их оружие было не нужно. Заклинив стулом, дверь в подвал, пошли смотреть, кто там шумит.
   Шум был в двух больших комнатах. В одной прямо средневековая пыточная. Все в крови и дерьме. Какие-то станки и медицинский стол. У стен шкафы. На столе кто-то в докторском скафандре-комбинезоне что-то делал с девахой привязанной к нему. В другой "приручали" пойманных. Пара разукрашенных молодчиков, по очереди насиловали на кровати девочку. И одна привязанная на крюке ждала своей очереди.
   "Доктора", я решил по расспрашивать. А вот цветастых, отдал ребятам чиркнув по горлу. Зафиксировав "хирурга" понял, что пациентке, я уже никак не помогу, даже его заставив все назад пришить. Ее потрошили на органы. И это уже был труп. Ее части стояли тут же, в стороне, в контейнерах заполненных льдом.
   Когда зашли ребята, глаза у них, и так заледенелые от всего что уже видели, загорелись очень не добрым светом. Строго велев подержать "хирурга", пробежался по помещениям. Слава богу, успел. Девочка была избита, изнасилована, но жива. Было, еще пять. Две из нашего квартала остальные не знаю от куда, но две точно "Синди".
   Доктора, Ломал по уже опробованной в "красном квартале" технологии. Мои ребята и сами глаза выкатили когда поняли, что и главное, Чем, я собрался делать. "Доктор" было поломаться вздумал, но едва я засадил ему на пол штыка, пел как соловей, брызжа слюной на собственный нотепутер поставленный на запись.
   Искромсав его на лоскуты на его собственном столе, мы подхватили девочек и в темпе побежали до мотоциклов. Как это не жестоко, но всех, увести мы не могли. Единственно что я смог, это уже отъехав с привязанными за спиной девочками, сообщил в полицию через один из коммуникаторов взятых у бандитов охранников.
  
  Игра на одном поле.
  3043 год. Апрель.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Митака
  ( город-спутник столицы )
  
  Ночная атака.
   На свалке, мы сложили мотоциклы в яму и переодевшись кинули сверху оружие, костюмы и коммуникаторы. Залив все бензином и отработанным маслом.
  Жаль конечно но своя шкура еще дороже.
   Девочек переодели в комбинезоны техников которые были тут в сарае для рабочих. Я дал парням по несколько банкнот на прокатную машину, рядом была небольшая станция, чтоб отвезти девочек. И они заверили, что знают, куда их пристроить, это было предусмотрено. А вот я дурак, только сейчас подумал об этом, но сделал вид, что мол в курсе.
   Парни мне понравились, и оказались братьями. Старший прощаясь, глядя мне в глаза, сунул записку с номером, сказав, что если я еще пойду гулять ночью, то могу позвонить.
   Сам дождавшись когда они уедут воспользовался стареньким электрическим мотороллером сторожа, который по моей просьбе уехал на пару дней к родственниками и запалив бензин поехал в Ателье.
   Оставив, мотороллер в квартале от него, дворами привел Жину. Девочки будто чувствовали, ждали. Ее так и не сказавшую не слова, пока я ее забирал и вез, уволокли к знакомому доктору. А я забрав свой мотоцикл поехал отсыпаться. Кэйсацу пускай наводит порядок на ферме. Пока там сообразят, что к чему, я успею отдохнуть. Все-таки долгие ползанья и забеги с девочками на руках после дня хлопот требуют хотя бы пару часов сна.
  
  
  Игра на одном поле.
  3043 год. Апрель.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Митака
  ( город-спутник столицы )
  Кара среди дня.
  
  
   Подготовка кары
  
   Как и договорились ночью, в назначенное время снова встречаемся с братьями за Ателье. Парни на модных спортивных байках и в коже. Я на своем, и в своей модной одежде. Кори, опять разрисовала меня и Братья, глядя на мою расписную рожу, цокают языками.
   Описываю им свой план. В нем есть слабое место это девочки. Но Братья уверяют, что хоть они и юдзё, но точно в этом, помогут. Ибо кончать, как та на столе, никто не хочет. Спрашиваю насчет основного момента плана, мусорной машины и оказывается, что как раз это не проблема совсем. Сразу несколько знакомых парней работают как раз в муниципальном парке мусоровозов, и как минимум двое на маршруте.
   Быстро созваниваемся и обо всем договариваемся. Парни даже предложили мне взять с собой один комплект, для первого случая. Соглашаюсь, что это разумно и прошу сразу два на предмет того, что они тут для "внутренних работ", белые. И если я запачкаю, чтобы было во что переодеться. Едем в Красный Район, и по пути, нам предают требуемое, подтвердив, что будут ждать в условленном месте. И что на всякий случай еще две машины будут страховать. Чтобы отсечь погоню или подстраховать. Это вообще как в сказке.
   Ребята поясняют, что в низах уже стало известно, что мы сделали. Но Синдики, об этом никогда не узнают, ибо никто не знает, кто и как это сделал. Кара богов и точка! Соглашаюсь, что это правильное решение.
   В борделе, где я "премировал друга", меня встречают чуть ли не с цветами. Ну еще бы, за день им план на неделю сделал. А когда узнают что нам надо Кореек, и по дороже, так вообще готовы сами все за нас и сделать. Я по совету Второго, лениво отсчитывая деньги, специально в банке обналичил, вид такой суммы любого с ума сведет и отвлечет от вашего лица. Прошу чтоб девиц нам выбрали построптивей, мол мы любим обламывать, да наказывать. Сам почти смеюсь. Глядя на нас, в это по моему любой поверит. Да еще заказываю еды побольше, чтобы никто не беспокоил значит, и выпивки хорошей, и тоже побольше.
   Когда привели девочек, у братьев чуть челюсти не по отвисали. Не Таю, конечно, но очень где-то рядом. Что и в сумме было выражено, ибо за каждую выложил вдвое больше чем за "супер модель", для якудзы байкера.
   Откуда они их взяли не знаю, но по моему, вытянули прямо из студии какой-то гало передачи не менее чем планетного канала. Девочки, как меня увидели, так бледнее полотна стали. Не знаю, что там им сказали, но несли мы их на верх на плече, брыкающихся, под смех в холле сидящих и напутствия накидать им дров по больше.
   Номер нам выделили тоже шикарный, с тремя спальнями. В большой центральной комнате, как заказано, был ломящийся от еды стол. И еще пара холодильников.
   Свалив девок в кучу на ковре, для острастки, пришлось на них рыкнуть, чтобы ныть перестали. Остальное попросил братьев им объяснить, на родном корейском. И для доходчивости дал им нотепутер с записями "соловьиных песен". Пока я исследовал, как отсюда смыться потише, ребята девок уговорили. Вплоть до того, что звонить, используя запись, нам не было нужды. А я нашел, что вынесенные на улицу на стены трубы решают проблему с четвертым этажом. После горной подготовки я по ним и с десятого бы слез. Главное чтоб не навернуться, когда вылазить буду. Ибо придется опять через окошко туалета, чтоб на ту стену, которая техническая и где все помойки.
   Всего то делов, вылез тут, залез там. Заодно пока две девушки от имени "секретарш" звонили двум клиентам, назначая встречу перекрестно. Третья от имени одного из них, велела моему клиенту здесь ждать его через пол часа и разогнать шпану и девок, чтобы была приватность.
   Вот так и началась наша вторая операция, со звонков и лазанья по трубам.
  
  Игра на одном поле.
  3043 год. Апрель.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Митака
  ( город-спутник столицы )
  
   Кара среди дня.
  
   Спрыгнув в проулке, быстро перебежал до уже знакомой форточки в туалете. Со вчерашнего дня, ее даже не закрыли. Так и осталась чуть прикрытой. Влез в туалет, и переоделся мусорщиком. Благо у них комбинезоны с капюшоном, и наносу положено дешевый респиратор носить.
   Наверно чтобы не надышали чем плохим.
   Когда я мимо охранника с мечом в коридоре стоявшего шел, он аж посторонился мимо меня глядя, за что и получил по затылку выданной мне компаньонами дубинкой. Хорошо она шельма, лупит.
   Забрав его меч, вошел к оябуну банды, что девочек таскала, он что-то орать на меня надумал, так и умер с мечом в глотке. Не досказав. Мне от него, ничего не надо былое про него у меня сразу две записи было, которые, на диске, его накромсав и оставил. На куче вонючего мяса.
   Охранника сюда же затащил. Естественно шею ему свернув. В его банде всем бы стоило так, они в основном и работали по кражам живого товара. И переодевшись, ушел, тем же путем как пришел.
   Братья меня уже внизу у помоек ждали, так же переодетые мусорщиками.
   Взяв по баку, всей троицей отправились на выход, только теперь тот, куда мусор выносят. Там нас на подземном паркинге, к ожидавшему нас мусоровозу охрана выпустила, даже ничего не спросив.
   Решили, чтобы не было накладок, "предпринимателя" и "банкира" брать одновременно. Только с условием, что первого братья спеленают и меня дождутся, чтобы я его исповедь записал тоже.
   Банкира я решил прямо в банке на рабочем месте наказать. Для этого пришлось немного потрудиться. Заказать уборку кабинета выше этажом, от имени хозяина. Тут мне ребята из "Дабл Ди" помогли, позвонив из холла банка в муниципальную службу. Так что у нас даже настоящая накладная была. Единственно, что охрана меня с мешками и шваброй, на черную лестницу погнала. Так я к банкиру в кабинет и зашел. Он как ему сказано было, секретаршу куда-то выгнал. Запись камер естественно была выключена. Кто будет писать на себя компромат?
   Весь мой сольный номер, с анальным устрашением, уложился в двадцать с лишним минут. И еще пять, пока я диск записывал на его же компьютере. А пока писал кино, еще пару полезных вещей сделал. Уж очень толстосум, жить хотел. Так что мы стали очень даже богатыми, киллерами. Снова упаковав меч под швабру, переодевшись, оставил на столе, на горе мяса, диски.
   У выхода меня подобрал мусоровоз, и с ветерком довез до фирмы по логистике. Там уже приведенный в ужас ожидал участи "бизнесмен".
   Этот тоже долго не ломался, увидев на экране, как я рублю банкира.
   Под намек, что де он говорил мало и делится не хотел. Выложил и номера счетов и про Оябуна и еще много чего. Счета я тут же опустошил, хорошая штука электронные деньги, особенно когда их хозяин так жить хочет. Вот только обманул я его. А чего он хотел от гайджина.
   Так что, когда я с ребятами обратно в номер с девочками залез, кто-то из наших друзей мусорщиков как раз, с помощью чей то, переслал "намек" Кэйсацу. Тех проняло.
   Это мы уже девочек ублажая поняли, когда к нам в номер офицер СВБ вломился. Увидев корейскую пьяную порнушку, его чуть не вырвало.
   Грозно на нас наорав, он быстро ушел. Бледный хозяин следом заглянул и поняв что нам не до СВБ, счастливый что клиенты не то что денег назад не требуют, а еще дали, только чтоб больше уж точно никто не мешал, испарился.
   Мы же поржав над ними, еще часок гудели спаивая девчонок. Они и в правду оказались нормальными девочками, с видео канала певичками. И когда поняли, что и почему сделали, благодарили, как только могли.
   Я правда отказался от "как могли". Муторно мне было, после такой работы. Моя девочка, умненькой оказалась. Все, поняв и видимо догадавшись "кто", меня помыла, и я повел ее по магазинам.
   Благо это было "принято", тем более что если клиент от тебя девочкой разведенной в магазин шел, то хозяину заведения за это магазин отстегивал.
   Вернулись мы с горой пакетов. Я и этих и для девочек Айя Уэто, еще подарков купил. Денег теперь было не меряно. Когда я прикинул общую сумму, мне даже нехорошо стало. За один день, я стал весьма и весьма состоятелен. Тут было в пору и свою контору послать по матери.
  
   Мои Братья уже со своими подружками взаимно "удовлетворенные" в обнимку меня дожидались. Их девочкам подарки, моя подружка выбирала.
   Все вроде остались довольные. А братья номера певичек взяли. Вот она судьба. Родиться воином. Попасть в банду и познакомится с красивой талантливой девушкой в борделе... В виду того, что кадры были не местные, я когда хозяину сказал что мы их прокатим и отвезем куда хотят. Он даже рад был почему-то. Стащил их что ли?
   Мне уже потом ребята сказали, что примерно так и было. Их за взятку позвали "выступить"...
   Но этого "деятеля" на шашлык я рубить не стал. Покатав девчонок по красивым местам, отвезли куда просили. Моя почему-то на меня дулась, пришлось сознаться, что у меня есть уже девушка. Даже две. Причем обе ревнивые. Это ее немного со мной примерило и она даже набралась смелости на прощанье меня поцеловать.
   Уже возвращаясь домой, притормозил и выдал братьям по кредитке. Попросив нашим мусорщикам, всем, на всех трех машинах, сделать хорошие подарки. Деньги нельзя давать, но вот подарок, чтобы помнили, что в хорошем деле помогли. Это очень важно. А вот остаток, этим мол сами по усмотрению распоряжайтесь. Ребята по-моему, меня еще больше уважать стали.
  
  
  
  
  Игра на одном поле.
  3043 год. Апрель.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Митака
  ( город-спутник столицы )
  
  Завершение дела.
   Сам попрощавшись с ребятами сердечно и пожелав им чтоб их певички им пели всю жизнь заженившись на них, чем вызвал дружный одобрительный смех, поехал в Ателье.
   Снова, вломившись как ураган, подняв переполох, потребовал любить меня, кормить и поить.
   Пока в холле мне стол накрывали, кратко доложил, что их дело завершено. Не вдаваясь в подробности. Мне и самому то противно вспоминать. Ребята вон говорили, что когда своим девочкам показали наши съемки, на предмет того, за что наказывать надо, тех, кого мы порешили. То они на перегонки в туалет блевать ломанулись. Так что, за их молчание, я был более менее спокоен.
   Вот по этому изложив кратко, на глупый вопрос сколько мне должны, приволок ту груду пакетов, что у меня на мотоцикле привешенной осталась.
   Девочка певичка, которую я за подарками водил, молодец была. По фото, что я на микро нотепутер в ателье сделал, всем очень приличных подарков выбрала.
   Правда для Айя Уэто, и Кори я сам еще отдельно подобрал.
  Для Кори отпадное Сари и корону, как у какой то там очень известной танцовщицы. А может и ее самую, ибо танцовщица, ту корону на прокат брала. Я заметил как она на нее в магазине, где я колье купил, смотрела. Она проболталась, что у нее парень есть, но не может найти ей подарка достойного. Вот ей и подарок, а с парнем пускай сама разберется, нравиться, на здоровье... не пригодится, так пусть носит ей она очень идет. Как и сари, с ее то формами...
   А вот для Айя, благодаря той же Кори, которая мне втихаря все ее размеры скинула к уже подаренному, под колье диадему, обручи и ботиночки типа тех, с высоким каблучком красных, что девочки ей нашли. Только эти тоже в рубинах, а каблучках еще фонарики, которые рубины подсвечивали. Так что при шаге, будто мелкие брызги из блеска рассыпались.
   И как завершение два платья, в обтяжку и вечернее, с набором полным того, что под ним носят. Или не носят, тут, кому что по нраву. Я же сказал, Кари ее со всеми размерами мне "сдала", от и до. Единственно, что колец не стал покупать. Только два перстня.
   Она когда все это надела, я аж зубы сжал чтобы Демон не вырвался. И это еще она вечернее платье одела, если бы в обтяжку, я бы за себя точно не отвечал. Нельзя быть такой красивой!
   Морико конечно тоже будь здоров красавица, но она далеко, а эта, вот, руку протяни. От греха подальше поцеловал ее в щечку и с трудом контролируя демона пошел дела доделывать...
  
  Игра на одном поле.
  3043 год. Апрель.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Митака
  ( город-спутник столицы )
  
   Два бандита.
   Отмывшись и побрившись, вызвал такси и съездил в мото магазин. Купил самый распространенный спортивный байк. И такой же наиболее раскупаемый шлем и комбинезон.
   Первым поехал к дому где жил Оябун якудзы. Выбрал место откуда ворота видны издалека, и затем только положил перед воротами меч окровавленный и ножны.
   Установив на треноге фото аппарат, набрал его номер с коммуникатора взятого у "предпринимателя". Затем вежливо представился, естественно не говоря кто я есть, и через купленный исказитель голоса.
   Предложение ему было простое. Он заканчивает этот бизнес. И не имеет претензий к тем, кто наказал нехороших людей, его волю неправильно понявших. Тогда выйдет, и меч уберет в ножны, я исчезаю.
   Если выйдет кто-то другой, или меч унесут как есть. Он будет следующим. Ибо рубить мечом песок пустыни, на котором стоишь, опасно - засосет.
   Мужик оказался разумный. Вышел и убрал меч в ножны.
   Я все снял и разбив коммуникатор уехал к босу "коряг". Старик назначил встречу там, где мы уже встречались.
   Ему я все подробно рассказал, ну кроме моих дел с деньгами, девочками и Ателье. Продемонстрировав все на экране принесенном одним из его людей. Не без коррекции конечно, ибо свой голос я на другой дорожке писал и пустил его через исказитель, и те места где в кадр попадал подчистил.
   Мужик проникся. Особо покудахтал над Оябуном. Видать дюже не любил мужика. Ко мне, у него только два вопроса возникло. Один за мотоциклы соженные, и я честно как обещал, заплатил. И второй вопрос за то, чем же я так запугал якудз, что они мне все как на духу рассказывали.
   Я естественно для виду по упирался, а потом честно рассказал.
  Он не сразу поверил. Если бы я с ним об заклад побился, то он сильно бы пролетел.
   Ибо когда я ему первый допрос без цензуры прокрутил, на его хохот пол кабака сбежалось...
  
  
  Игра на одном поле.
  3043 год. Апрель.
  Синдикат Дракона
   Мидвэй
   Континент.
   Митака
  ( город-спутник столицы )
  
  Как две личные проблемы решают одну служебную.
   Кори Санди и Жина Шорай.
   Пару недель все шло как обычно. И у меня появилось много времени чтобы заняться своими делами. Ребятам в "Дабл Ди", я кинул по пять тысяч Д-кредитов и все были довольные как в сказке. Ну не буду же я им говорить, сколько реально денег на этом деле получил.
   По листав материалы что взял из сейфа "коммерсанта", я кстати стал куда как еще богаче чем думал в самом деле. Он еще и недвижимостью занимался. Так что у меня сверх всего, было теперь два личных особняка на краю квартала в очень неплохом месте. Специально все проверил. Куплены были на номерной счет и с него же земля еще выкуплена вокруг. Так что, по сути непросто особняки, а почти вся улица где они стояли. Там и еще много чего было, но это, я на потом оставил. По сути, я теперь еще и землевладелец местный оказался.
   Так что несколько дней я посвятил тому чтобы разместить денежные вклады и ревизией "своих" земельных участков. Я не знал понадобится ли мне это, но разбил то чем теперь обладал на части и целый день просидел в нотариальной конторе. Задействовав почти весь их персонал оформляя разные документы чтобы закрепить право собственности. А еще чтобы эту собственность, не могли не конфисковать, не оприходовать без моего на то ведома. Кроме всего прочего, были у меня на недвижимость кое какие планы на будущее. И я постарался максимально их реализовать пользуясь возможностью. Учитывая, чем я тут занимался, и с кем, в последнее время, то что я сделал, в скорости оказалось очень прозорливым шагом.
   Сдав хозяевам квартирку в которой ютился, переехал в один из них. А чтоб не тоскливо было по такой хате одному колобродить, запросил помощи у Боса "коряг". Он там и охрану организовал, и нашел мне аж четыре симпатичных горничных. Конечно "своих", не болтливых и понимающих. Зачем так много? Дом то и вправду был, будь здоров, большой. И к тому же на второй планы имелись. Естественно не бесплатно, но все равно большую роль в его помощи сыграло наше с ним личное хорошее отношение друг к другу. После моего "бенефиса" по спасению девочек, босс коряг относился ко мне с уважением и весьма дружелюбно. К тому же братьями, которых он выдал мне в помощь, мы как-то незаметно сдружились. В миру они работали автомеханиками и тоже увлекались байками.
   Из мелких развлечений между дел, я себе оставил посещение Ателье, где меня принимали всегда очень радушно. К тому же я стал у них клиентом. Заказав пошить себе много всякой одежды. Не у каждого разведчика есть собственное ателье где без вопросов тебе пошьют все что пожелаешь, не задавая вопросов и не говоря об этом.
   И кстати катание на мотоцикле с Братьями, но гораздо чаще с Кори. Девочка как то незаметно также со мной сблизилась подсев благодаря мне и подружке на это дело. И вызывая своей пышной, выразительной фигуркой и экстравагантностью поведения, слюноотделение почти каждого в местной мото тусовке. Но еще пара жестоко разбитых морд и несколько сломанных рук, разом отбила охоту не то чтобы оспаривать право ее владения мной, но даже скарбезно шутить в моем присутствии в ее сторону. Эта жестокость, кстати подняла авторитет той мотто банды с которой мы катались настолько, что даже заезжие отморозки из якудза очень редко связывались с нашими парнями.
   Кстати ребята в самой банде, как бы СМИ собой произошли изменения, за главного теперь был старший из Братьев, Нунг тхи. Мужики придя в нее вселед за мной, быстро всем придуркам хвосты накрутили. Пару идиотов пнули, а на их место взяли своих знакомых, крепких и жестких ребят из коряг. Так что теперь с виду, была банда. А по сути местный моторизованный отряд самообороны. Азари что были в банде, приняли перемены благосклонно. И тоже привели в нее крепких парней. Так что банда за это время выросла почти в двое.
   Это не считая того что девочки, которые раньше были в банде, только довольны были ублюдков на нормальных мужиков поменять. Тем более, что их бывшие хозяева и вякнуть не посмели. А поджав хвосты, слиняли в шайки поменьше.
   Братья на деньги что, у них остались на кредитках что я им задарил, на той улочке которая теперь была моя, о чем конечно я умолчал подкинув им эту идею, арендовали старые склады. В самом большом устроили спортивный зал. А в пристройках мото клуб и мастерские. Да и мне так было удобней и спокойней, когда под рукой прямо среди моей собственности целая банда крепких ребят. Да еще мастерские для того чтобы делать всякие нужные и полезные вещи.
   ЕК тому же не стоит забывать, что в основе нашей дружбы лежало их искренне желание помочь "божественной справедливости". Что нас и сдружило. Парни были жесткие, но правильные, без гнили.
   И вот в один из вечеров, покатавшись на байке с Кори, пред тем как ехать в Ателье, заехали ко мне, помыться, переодеться, подкрепиться. И пока пили после душа под всякие вкусняшки и сладости, что я специально держал в большом количестве для девочек, вот тут Кори на меня и насела. По простому, по дружески и чисто по-женски, как на лучшую подружку, без обиняков и намеков. Так прямо вот в лоб...
   Оказывается Айя Уэто была дочкой какого-то там знатного самурая впавшего в немилость при отце координатора. В частности из-за выбора ее мамы. С приходом координатора, их восстановили в правах, но это была уже просто насмешка. Ибо род был на половину вырезан и полностью разорен. То чего она достигла, все было ее собственным трудом. Так что она была "при правах" но бедненькая и одинокая.
   Земли их были не в этой местности. Сюда они с бабушкой переехали, скрываясь от позора. Вот почему в местной базе полицейской, я на нее ничего не накопал.
   И тут была некая тонкость. Согласно обычая, как и в ее случае, жених сватаясь, должен был дарить некий богатый подарок родителям или самой невесте. И если он был принят, то вернуть подарок, было ужасное оскорбление.
   Таким образом, негласно, фактически заключался брачный союз. Отказаться от брака, можно было, или не принимая его, или подарив нечто сопоставимое, с соответствующими церемониями.
   Тут Кори честно созналась, что все же может, частично виноваты она и девочки, которые считали, что для нее, я буду не самой плохой парой при ее обстоятельствах.
   Конечно, я был не высокого рода и не Курита. Но бывший военный, имеющий вес в обществе. Не стоит забывать, что по социальному статусу, сотрудники детективных агентств, относительно простых служащих и иждивенце, как скажем девочки из ателье, были почти на ряду с офицерами кайсацу. Тоесть куда как выше. Да еще способный на такие подарки. А цену подарков обоим и прочим девочкам они себе могли представить. Да к тому же показавший на деле свою смелость, силу и умение защитить себя и того кто рядом. При этом молодой и не совсем таки противный на лицо и фигуру.
   То есть куда не погляди, самый что ни есть кандидат в женихи, по местным меркам - почти идеальный.
   Ей Кори Санди, было в этом плане проще. Во первых, я ей сразу понравился.
   Тут я хмыкнув чуть чаем не подавился. Нет, то что она сразу повела себя со мной не так как все, я заметил еще с первого посещения ателье. А не только после нашей совместной разведки. Сказала это просто, так, что было понятно кроме ее хорошего отношения, за этим куда больше скрыто.
   А чуть не подавился я от того, что это был мой явный прокол. О котором меня Энсэки и предупреждала. И слава богу списан он был, на мою неординарность как грубого вояки гайзина.
   Тем временем Кори не обращая внимания на мою реакцию, так как немного привыкла к всяким ее проявлениям странным. О том что после того, что мы с ней отчебучили "в разведке". Танцы в голом виде и обнажение перед толпой. По сути, светила гиена огненная, ну в местной форме ее проявления, и все такое с этим связанное, ибо она навеки опозорила всю свою семью своими поступками. Это уже даже не считая посещения красного Квартала. Ибо неважно что мы там делали с ней. Но сам факт его посещения, и уж особо, что незамужняя девушка была там с мужчиной неженатым, это штамп на всю жизнь.
   Но с другой стороны, был факт пожертвования своей честью и честной репутацией, ради спасения подруги и еще двух девушек, одна из которых была из уважаемого древнего рода. Что по меркам веры их общины и особо применительно к женщине. Небывалый подвиг.
   И местный духовный лидер ее причислил перед общиной если не к официальным, то к местным святым. Так что теперь, она хоть голой может на мотоцикле со мной, прямо по процессу этого совокупляясь ездить, ей никто и слова не скажет. Святая. Являющая своим обликом пример для подражания пожертвованию.
   Вздохнув, она правда сказала что для полной святости, надо было погибнуть, желательно мучительно. Один из адептов веры, нашел для этого даже упоминание о самосожжении. Но слава богу на собрании духовенства был отец спасенной девушки из влиятельной семьи и при его поддержке решили обойтись без этого.
   Так что ей оставили жизнь. Но теперь ей увы не светит вообще по первой причине когда либо замуж выйти. И по второй в частности, так как не положено. Ибо для полной святости надо сжечь себя, а жениться после такого будет трудно.
   С этим я был согласен. После сожжения, выйти замуж трудновато. Еще не видел такого.
   Третьей стороной этой проблемы теперь еще выступает Жина Шорай.
   Поскольку я их обоих перед людьми официально назвал своими женщинами. Тот факт, что эта была банда отморозков, никого не волнует. Слова были сказаны, а по их вере слово имеет полную силу. Развод кстати так же, вышел на улицу, проорал три раза "ты мне не жена". И все, гуляй подруга. Ну конечно с вариантами, но формула основного процесса развода именно такова. Но я отвлекся.
   Короче кроме того что спас девочку. Вернул напрочь опозоренную...
  Ну тут слава богу, хоть не я, виновник основной.
   Но. Прикоснуться к ней, в свете выше сказанного. Это о том, что я назвал ее "своей". По этому, могу только я и никто более. Ибо практически официально объявил о помолвке с нею. И тоже самое, касается ее, Кори Санди. Причем даже в большей степени. Ибо она отвечала мне взаимностью. Ну катание на байке, поцелуйчики, кручение попкой и все такое. Факт отсутствия между нами соития. Был кстати официально учтен при назначении ее "святой" как положительный.
   Но ей то как раз легче, ибо кроме ее святости, я ей сделал богатый подарок который она приняла. Дополнительно и традиционно, официально признав ее право как женщины иметь от себя детей и мое расположение. То есть практически завершил ритуал помолвки. Что по их верованиям, уже оконечно. Сам ритуал свадьбы по сравнению с этим, сопутствующая мелочь.
   Вот тут меня, аж как током ударило. Сам себя женил, даже не подозревая. Еще один прокол. Кори между тем продолжила.
   А вот Жина вынуждена дома сидеть под замком и так до конца дней, ибо не хочет семья позор свой показывать, а убить ее, рука ни у кого не поднимается.
   Что у меня заболело сразу 32 зуба, это еще мягко сказано.
   Что это не шутка подтвердила ее подружка Байкерша, которая с нами заехал чаи погонять. И пока Кори все это с шуточками, но очень серьезно глядя на меня, вываливала. Кивала головой и поддакивала.
   Ну с Кори то все понятно. Мы за последнее время жили, как говорили в нашей русской общине "душа в душу". И ради прикрытия по службе, и ради чисто мужского удовольствия, я мог себе позволить жениться на ней.
   Девушка была красивая, умная, веселая. Танцевала так здорово, что глаз не оторвать и что зубы сводит от желания.
   Увы "мораль" и моя служба, то что я делаю по ней, часто понятия очень расходящиеся. Это даже не говоря о том, что у разных сообществ, своя мораль. А в моей службе ее всегда заменяла целесообразность.
   Солдат, убивает противника. Такого же солдата, как и он сам. Разведчик в отличии от солдата, не идет в бой под развернутыми знаменами. Его основная работа далека от того что показывают видео сериалы. Основное в его работе, это скрытность и незаметность. Это основной фактор, делающий его работу возможной и полезной. От этого зависит не только ее ценность и ценность полученных им сведений, но в большинстве случаев жизнь разведчика. Все наши боевые навыки, направлены на выживание. А следовательно на обеспечение скрытности и незаметности. Мы тоже убиваем, но в основном, не в бою и ради этого. Есть много частностей, но это основа.
   Но, я опять отвлекся.
  Да, Кори. В ее случае, мы и так "лучшие подружки". И мне кажется, да что там могу биться об заклад. Даже без этого разговора, если бы я после чая, повел ее наверх, где есть шикарная кровать. Все у нас было бы хорошо и правильно, без какого либо недопонимания.
   Но проблема была. И я сам ее создал. По этому, решение ее, теперь только на моих плечах как спасителя доброго, и прямого инициатора их общего женского горя.
   Кори с подружкой, пьют чай со вкусностями. Смеются и отпускают в мою стороны шуточки. Ведут себя так, будто не было только что разговора на тему от которой у многих глаза бы на лоб полезли. Они абсолютно уверены в том, что я сделаю очередное "чудо", вот прямо сейчас, ну или завтра утром. Если буду ленив. Причем обе, даже не удивятся этому. Мне бы такую веру в себя.
  
  
  Игра на одном поле.
  3043 год. Апрель.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Митака
  ( город-спутник столицы )
  Как две личные проблемы решают одну служебную.
   Кори Санди и Жина Шорай.
   Странное решение проблем "Азами - Инди".
  
   В общем все обдумав. И отругав их для начала, за то что сразу не сказали о всей этой галиматье. Чем привел в трепет и недоумение.
   Как мог, успокоил девочек. Что мол, злюсь не на них, а на себя дурака, наделавшего столько ошибок. Занимаясь делом основным, как последний дебил, упустил частности.
   И что как местное "проведение", опять совершу святой подвиг и проблему решу.
   У Кори от этих слов заблестели глаза и стали раздуваться крылья носика. Это не говоря о том, что ее прекрасный большой бюст, так и остававшийся в полюбившемся ей наряде байкерши. То есть едва обрамленный. А если уж быть совсем точным, полностью обнажены и подчеркнутый в форме тонкими полосками кожи. Затрепетал и поднялся, словно налитый максимальным возбуждением.
   Не знаю, что она себе представила так возбудившись. Но смутив меня этим, заставила быть аккуратней в обещаниях. Но на ровне с смущением было даже приятно, что именно она, так прониклась верой в них.
   По сему, от греха подальше. Вызвал для них такси, а когда оно приехало, выпроводил обоих шлепками по попке за дверь. Сказав, что они заслужено будут опять в первых рядах видеть это. Но мне надо к "чуду" подготовиться.
   Никуда не поехал и завалился спать. Чтобы встать по раньше и заняться проблемой девочкек.
   У Азами тут был старый местный храм, вот туда я с утра пораньше и нагрянул. Можно было поехать и в городской. Но серьезность дела требовала серьезной подготовки. Ошибок я и так наделал на два расстрела через повешение, достаточно. Там до самого обеда мы с местным настоятелем и библиотекарем рылись в пыли веков, перекапывая кучи умных и не очень книжек.
   В общем, кое-как, но пришлось признать факт, что без меня, меня женили и уже никуда не денешься. Но как говорят, были и варианты. Например, с Кори и Жиной было по проще решить, чем я и занялся в первую очередь.
   Заехав к ребятам, взял мощный военный квадроцикл. Он по сути был более закрытый крыльями и капотом багги. И изъяв Кори, прямо с работы, поехал с ней к родителям Шорай.
   Жила девочка с родителями на окраине. В кварталах бедноты. Я даже удивился как они в такой коробке от холодильника, более ни какого сравнения, глядя на их хибару, в голову не приходило, всей семьей умещалась.
   Как не смешно, но родители ее, встретили меня как родного. Хотя в глаза не видели, и о том, что именно я делал для спасения их дочери, могли разве только догадываться. В прочем могу ошибаться. История уже обросла местным фольклором. С непременными демонами, джинами, духами, ну и конечно кучами трупов и реками крови.
   На мою просьбу забрать дочь, особо узнав причину, реагировали очень положительно. Чуть ли не на руках вынесли. Единственным "но" для девочки было то, что на улице она должна была появляться "не показывая себя", что включало любой участок кожи или даже волос. И что обозначало, что ее нет. Впрочем, это мы уже с монахами вычитали и они мне даже любезно, за соответствующий вклад в казну храма, всякие выписки на тематику семейной и не очень жизни, кроме требуемого для оженения сделали, на свитках с кучей печатей. Которые я и вручил родителям, с соответствующим подарком и магарычем, чтобы не было, не дай бог кривотолков. Чтобы все чин по чину и перед богами и перед народом.
   Кстати сами эти свитки, на золоченой палке, с шелковыми шнурами, на специальной коже, с кучей восковых и сургучных печатей, еще та ценность была. Такие из рода в род, передают как фамильную драгоценность. Все прочие общими записями в свитках храма обходятся.
   Забрав девочку которая по верх мото комбинезона с перчатками, теперь была еще и в вуали плотной, под шлемом, поехали в Красный Квартал. Кори там уже была, а вот Шарой наверно была в шоке. Впрочем за ее "мото чадрой", это было не видно, разве только по тому, что Кори ее буквально пинками за мной гнала, так та тормозила кругом оглядываясь.
   Не знаю как кому, а мне там закупаться понравилось. Поскольку товары там шли без пошлин, и выбор был не чета остальным магазинам. Как говорят все за ваши деньги. А за большие деньги, даже с горочкой.
   Загрузив игрушками платьями и подарками квадр, я сам себя похвалил за то, что его взял, опять. Ибо у него был большой багажник и две специальные багажные полки. Но все равно пакеты и сумки еще по бокам висели.
   Поехали покататься, в городе куда просто выходцам из бедных и подобных нашему кварталов ходу особо не было было что посмотреть. Да и парков и просто красивых мест тут хватало.
   А когда устали от впечатлений, в мой второй дом. Кори кстати его еще не видела, а он был по больше первого, в котором я жил и куда она со мной заезжала часто.
   Там, с утра, мои кореяночки пока я у монахов рылся и мы катались, порядок навели. Комнаты подготовили, продуктов закупили ну и все такое, что в доме, куда молодые прибывают сделать положено, сделали. Разве только всяких излишних украшательств и фейерверков. Я об этом особо напомнил. Все же на востоке, любят устраивать целое представление с парадами и салютами из сущей мелочи.
   И хотя свадьба не такая уж мелочь. Но учитывая что на такую, пол города бы сбежалось. Обосновано мотивировав тем, что о моей роли как "провидения", чем меньше знают тем крепче все мы спать сможем, поставил крест.
   Кори было до лампочки. Она и так за этот месяц столько внимания получила, сколько наверно за всю прошлую жизнь не видела. А уж в общине о ней даже последний пропойца знал. Кое кто, даже откровенно завидовал. И замечу было чему. А Жина. Да ей бедолажке за счастье было, вообще свой дом-холодильник покинуть. Хотя учитывая ситуацию с ее изнасилованием. Боялась она людской молвы и тыканья пальцами до дрожи и слез.
   К тому моменту как мы приехали, Жина обалдела от впечатлений и совсем оттаяла. Даже меня не дичилась как с самого начала. Для порядка загнав квадр к крыльцу, велел ей снять все намордники, ибо за забором, уже никто нас не видел, и это был мой дом. Повел его осматривать. После чего завел в холл и прямо там, раз уж они, моя собственность, велел раздеваться и переодеваться в купленные вещи.
   Кори то была как раз, больше раздета чем одета в своем мотто прикиде, а я и Жина были полностью в коже. А при жарком климате в этих широтах, за день оба упаренные.
   Кори, та уже ко мне привыкла и к моим закидонам тем более. Тут же сбросив все прямо на пол все что надето было. Начала на голое тело, словно стриптиз на оборот показывая, надевать покупки.
   Все таки вот идут ей эти восточные штучки. Аж дрожь берет. Причем озоруя, она с украшений начала, чтоб подольше попкой голой и сиськами покрутить.
   При этом Кори еще пританцовывала, все это делала медленно и со вкусом. И так у нее ладно все колыхалось при этом, к месту и в меру. Жина с завистью глядя на подружку, только вздыхала. А я от удовольствия млел и Демона едва удерживал.
   Даже кореяночки мои стояли все пунцовые от смущения, от удивления ротики открыв. Но я делал вид что не замечаю, пусть привыкают. У что-что, а на красоту тела и танца, смотреть считаю не зазорным, а даже полезным. Пускай проникаються.
   А когда Жина очарованная номером Кори, от представления оторвалась. Поняла, что и ее это тоже в прямую касается, при своей чуть медной коже, стала пунцовой. Она только куртку с перчатками и шлем с вуалью сняла. Под ними у нее была маечка короткая да трусики. Вот и стеснялась. Стояла и теребила пояс штанов кожаных, не решаясь.
   Напомнив, что я вряд ли увижу более, чем когда вынул ее из под двух якудз. А уж тем паче, когда на свалке переодевал. Я сам ее начал раздевать. Кори нежно гладя ее и ласково что-то говоря, помогала.
   Девочка после похищения отъелась, синяки сошли, и выглядела ни чуть не хуже подруги. Ну может только бедра с попой и груди не такие пышные. А так прямо ее сестричка младшая, на год там или на два. Но вполне привлекательная и зрелая.
   Кори ее мне, специально по вращав, расхвалила.
   Объяснив, что рожать она будет. То семя, что в нее влили якудзы, уже вытравили и доктора сказали, что тело и дух у нее здоровый.
   Что с такой попкой, рожать она будет легко, а с такими грудями, и молока у нее будет для ребенка достаточно.
   И что как девушка, она ласковая и отзывчивая. И поет, просто заслушаешься.
   При этом, гладя и лаская и отнюдь не по головке. Чем ту, окончательно в пунцовый колор вогнала.
   Подведя ее к большому зеркалу, Кори стала распаковывать то, что мы для нее купили. Когда одевать стала помогать, опять разглаживая да прилаживая одежду и украшения, ласкала нежно и настойчиво. На ее ласки, девочка хоть и стеснялась страшно, но отзывалась и наконец, даже возбудилась. И это было заметно, от чего, опять еще боле смутившись, зарделась и стала просто прелестна.
   Когда наконец ее окончательно одели, она стояла с круглыми глазками, сама не веря тому что видит. Золушка ставшая принцессой.
   Я отдал распоряжение, и мои служанки принесли и накрыли стол прямо тут. Хол был оформлен очень красиво и вполне подходил для этого.
   Поев и напоив девочку специальным пряным вином, когда она созрела для самого главного, повели ее на второй этаж. Тут была одна хозяйская комната просто с мега кроватью.
   Кори, которая сама с интересом дом оглядывала, увидав ее ахнула. Такой большой и красивой, даже в книжках и кино про всяких там падишахов и королей не было. А вышитый тончайший шелк такого же мега белья и балдахинов, искрился золотыми и серебряными нитями.
   Тут надо сказать, это было пошито по моему заказу из каких то парадных занавесей, случайно нашел в одном из магазинов большого города. Еще до того как вся эта история с женитьбой началась. Когда первый раз мега кровать увидел тут было пусто. Даже матрас был драный. В принципе это и определило выбор дома для Кори. Восточным женщинам, восточную сказаку.
   Еще когда стол накрывали, велел сюда наверх, принести фруктов и хитрого вина. Его мне монахи специально для такого случая намешали много. И хотя на троих женщин и одного мужика, его было упиться. Но видно знали они что-то еще такое почему так настырно его мне в количестве наделали. По старинным рецептам и очень много.
   Вот повелел, осматривая комнаты, перед тем как двери распахнуть в покои с большой кроватью, и Кори и Жине, выпить его еще по большому бокалу.
   Кори бедняжка, еще до первого бокала на меня уже глазами блестела. А когда выпила, только что не бросалась. Но терпела, ограничиваясь только тем что при обнимая и завладев одной рукой, прижималась бедром и грудью. Но даже сквозь сари от нее так и пыхало жаром разгоряченного тела. Как на ней это сари не вспыхнуло от него, не знаю.
   А вот Жину, только сейчас до конца проняло. Вид мега кровати, у нее точно с эротическим чем, ассоциировался. Чуть присев она охнула, на щеках появился румянец, а губки приоткрылись. Так и замерла. Кори хихикнув зашептала мне в ухо.
  - Готова! Кончила.
   Я сам не ожидавший от девочки такой реакции улыбаясь погладил рукой которую она к себе прижимала ее грудь. Тихо спросив
  - А у тебя как дела?
   И кори еще теснее прижавшись, честно выдохнула
  - Давно теку.
  Поцеловав ее указал глазами на кровать, а сам взяв со столика бокал и принесенного сюда вина, наполнил. Всунув в руки Джине, велел пить, и она на в смятении, на автомате его выпила.
   Не знаю как там у них положено у Азари и Инди точно, но на мой взгляд кровать с балдахином для свадьбы такого плана, была самое оно. Точно из какой-то сказки и точно не Синдиката. Наверно она была из нашей с ними сказки.
  
  Игра на одном поле.
  3043 год. Апрель.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Митака
  ( город-спутник столицы )
  Как две личные проблемы решают одну служебную.
  Кори Санди и Жина Шорай.
  Странное решение проблем "Азами - Инди".
  
   Две жены в одной кровати.
  
   Вино немного помогло. Поняв что произошедшее с ней нами воспринято нормально и что сейчас будет, Жина было опять затряслась резко меняя колер кожного покрова к бордовому. Но я не давая ей запаниковать, подвел их к кровати и отвлекая от всяких пугавших мыслей, сказал, что это теперь центр их семейной жизни. Что они теперь живут вместе под одним кровом и должны быть не просто дружно но и близки. Ибо в жизни дальнейшей не должно быть между ними недопонимания, и уж тем паче вражды или раздора. Они теперь ближе чем родные сестры. И в завершение речи, как знак согласия и заверение в этом, передо мной попросил поцеловаться.
   Вот тут их окончательно и зацепило. Кори и так была чувственной, да еще пряное вино. В Жину мы три бокала вместо одного влили. Так что охнув, только с поцелуев подружки уже в оргазме были.
   Сами не заметили, как уже на покрывалах кровати были и начали ласкать друг дружку. Пока они себя в первое страстное безумие вводили, я вздохнув поискал куда девочки служанки, принесли все, что перед ужином в низу оставили.
   Подвинул столик, еще вина налил по бокалам и накрыли стол. Задвинул занавеси и по зажигал душистые свечи. С улыбкой временами поглядывая на девочек.
   Жина уже была охвачена страстью настолько, что сама начала раздеваться и Кори помогать. И та не стеснялась. От обоих такой жар тел исходил, что можно было испариться рядом находясь. Когда у них первая страсть была удовлетворена, подкинул на кровать женских игрушек накупленных. они тут же пошли в ход.
   Кори не только танцевала хорошо. В постели она зажигала, даже по моему лучше. Но это дело вкуса. Давая им время для наслаждения, даже зашел в комнатку рядом и проверил камеры которые установил в комнате когда ее драпировали и пре оснащали. Все четыре камеры стоявшие в режиме записи исправно писали. Выходил шикарный трех мерный ролик сразу с четырех камер записанный. Я думаю Кори, так та точно его оценит. Может даже сама его под музыку смонтирует.
   Как я и думал, Кори первая обо мне вспомнила. В какой то момент из кучи живописно мятого шелка взвилась медная точеная фигурка. Коршуном рухнув на меня, скромно пережидавшего бурю на кушетке у стеночки, оцеловала и возлюбила.
   Оставив обессилевшую подружку, в ворохе шелка, жадно и жарко утвердило свое право первенства. Только затем увлекла на кровать.
   Помогать двум девочкам в постели, да еще которые были заняты собой до вас, тот еще труд. Например, пока Кори меня принимала, я вылизывал Жину, а она Кори груди ласкала. Затем они менялись мной. Причем Жина в страсти, на Кори сконцентрированная, не сразу и осознала мое присутствие. И так как их фенотип более положительно меня принимал, обе возбужденные пряным вином до потери разума, почти сразу приняли в себя Демона. И даже помогали друг другу больше удовольствия получать вибраторами и прочими штучками.
   И что поразительно, первая обессилила Кори. А Жина, как более молодая и энергичная, уже чуть придя в себя, меня порадовала нежным и долгими играми выражая радость и благодарность пока и ее силы не покинули.
   Крепкое у монахов винцо было. Ой крепкое. Обе сразу заснув, даже во сне по интимным места шарили да постанывали. К моему уважению к Кори, добавилось, то что во сне, она пометавшись, на меня взобралась. И только крепко обняв и меня, и Демона, успокоилась.
   Проснулись все трое за полночь. И первой опять была Кори. Не могу сказать, что ей приснилось. А разбудило меня то, что она Демона которого между своих ног сжимала, гладит и кое куда прилаживать норовит. В полу тьме в ее больших темных глазах, еще подернутых негой сна, искрились отблески пламени свечей.
   Романтика так ее пере так. Но ведь как здорово. Шикарные женщины, богатый дом. А главное в Конторе обо мне совершенно забыли и не присылают глупых самоубийственных дополнений к заданию.
   Старательно вытравив из головы размышления о работе, я вернулся к Кори.
  Она уже достигла прогресса. Чуть сопя от усердия, и пытаясь не разбудить меня, потихоньку сползла по мне приняв в себя Демона уже на половину.
  
  Действия вина уже прошло и она делала все осознано. От нее снова исходил жар страсти.
   Я не говорил что женщина которая только просыпается, пахнет особо, остро и нежно? А еще она в любви в это время так же нежна и по особенному мягка и страстна.
   Плавно приподняв ноги и крестец, я одновременно глубоко вошел в нее, и подвинул на себя. Обняв и целуя. Она задохнувшись от сладострастия и счастья раскрылась на встречу.
   Это надо чувствовать. Раскрыться можно вульгарно расставив ноги или распахнув одежду. Но это по сравнению распахиванием вам на встречу чувств, мелкая мерзость вызывающая тошноту и презрение.
   Распахнув свои уста и чувства, она обволокла меня запахами, негой тела и глубиной желания. Медленно, размерено и глубоко, мы наслаждались обладанием друг друга. Растворяясь и теряя себя в головокружительной прелести этих мягких и острых одновременно ощущений. И даже ошеломительно сильный их апогей от которого потемнело вглазах, а тело полностью обессилело, был так мягок и нежен.
   Кори так и оставшаяся в нем лежать поверх меня, едва придя в себя, расплакалась и стала целовать меня словно обезумев. И сам не знаю почему, вызвала этим примерно аналогичную реакцию.
   Когда успокоились рядом сидела Джина. Разбуженная нашими ласками и непонимающе трущая глаза. Своим первым вопросом,
  - А мы что уснули?
  Нас обоих она довела до истеричного хохота. И так и не понявшая вообще что творится, тоже в итоге смеявшаяся с нами до слез.
   Уже сидя в бассейне, обе удовлетворенные и счастливые тихо на своем родном языке говорили, стреляя в меня горящими счастьем глазками. Горели свечи, одуряющее пахли цветы.
   Я чувствовал себя сказочником который воплотил в жизнь свое лучшее творение и по тому немного раз очарованным, но тем не менее счастливым. И это примерно так и было.
   Впрочем, на следующий вечер у меня были не менее забавные планы.
   Кори как лучшая подруга, жена и наперсница, об этом знала. Вообще она очень заботливая подруга. Всегда за всех переживает. И в отместку за это, я уже собираясь, когда они в холл мня вышли провожать. Выдал последнее, для них на припасенное на десерт, из "подарков".
   Во первых еще один комплект сари и украшений каждой.
   Они их не видели и о них не знали. Они были еще более великолепны чем купленные до этого, поскольку это были сари и украшения замужних женщин. Это мне монахи уже подсказали. А это для женщины, а не девушки, уже был статус, и еще какой.
   Во вторых, назначил Кори старшей женой. И выдал ей объявляя это, сертификат соответствующий, жутко тяжелый свиток на коже с бахромой печатей, все оформлено как положено по сразу трем их обычаям.
   К нему, ключи от дома и документы на право пользования. И кредитную карту, для ведения дел дома. Причем официально обоим объявил что, они обязаны родить мне ребенка каждая, чем будет их кара перед богами и людьми искуплена.
   Это кстати не я придумал, а монахи эти будь, оно неладно. Они это буквально как основное условие нашей "дружбы", сразу огласили.
   И бахнул на столик перед ними, еще один свиток это подтверждающий. Я же что, зря со стариками то, пол дня и даже больше по храму и подвалу его лазал?! Да еще столько денег им отвалил на свечи, лампады, курения и прочее?
   Так что, оставив своих первых двух практически и фактически, перед народом Азари и Инди, официальных жен, пошел решать вопрос с еще одной.
   По закону у меня еще две могли быть, главное, чтобы мог содержать. И на этот счет сертификат мне тоже выдали. О вере и поклонении культу, с выписками о подобной особенности веры, для кайсацу и ведения прочих мирских дел. Так что о ревности и прочем, это не ко мне... Да и нет тут такого закона, ревновать. Грех это, как минимум перед пятком богов местных которым обе поклонялись.
  
  
  Петер Ганедон Шелтон
  Хунг Куан.
  Личные записи
  
  
  Игра на одном поле.
  3043 год. Апрель-май.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Митака
  ( город-спутник столицы )
  Как две личные проблемы решают одну служебную.
  Айя Уэто.
  Первый дом.
   В Ателье было тихо. Все девочки, видимо разошлись. Так что когда я позвонил, мне открыла сама Айя Уэто.
   Кори ее предупредила, что я заеду, прогулять ее. Но, не сказала зачем, но видимо намекнула, что лучше принарядиться. Так как она была одета в подаренное мной. Причем, в то самое, узкое платье.
   Я в душе аж подвывать начал, как она в нем хороша и похвалил себя за то, что опять взял большой военный квадроцикл. Хотя сначала хотел взять байк, или машину в прокат.
   Это практически был кабриолет с проходимостью багги, только с рулем мотоцикла и удобными сидениями но только чуть уже чем в легковом автомобиле. А еще у него была особенность, что если сложить задний диван, сзади оставалось широкое мягкое сидение. Но сидящий в нем садился к вам близко и чуть выше. Как на мотоцикле. И конечно Кори похвалил, за то что подсказала что ей надеть.
   Усадив ее на коня, повез на прогулку.
   Кори была в курсе, чем она окончится и что увезу я ее в другой дом. Все же культуры у них разные и всех ровнять по своей прихоти, я не хотел. В общем, знала. Ну не зря же, я ее старшей женой то назначил?
   По пути, развлекал ее рассказами, поймав себя на том, что начало меня тянуть на философию. Айя, скромно молчала ибо, ее никто ни во что не посвятил, просто сказав, окажи услугу, одень платье, будь как можно нарядней и съезди с мужчиной скучающим. Сама развлечешься, ему приятное сделаешь.
   Что-то опять вспомнилось, что начальство совсем обо мне забыло. Не денег ни инструкций. Вообще будто его нет. А по сему решил, что и обо всем что в последние дни творилось и творится, знать ему не надо, особенно о куче денег и женщин моих.
   Айе вечерняя поездка по моему даже нравилась. Благо я не бросая фотографию, постоянно в окрестностях красивые места искал. Кое где она вообще никогда не была. Да и не удивительно. Сначала скрывалась, потом трудилась как пчелка.
   Когда почувствовал что она пересытилась впечатлениями и красотами. Повернул обратно. Легко треплясь на темы искусства и стараясь выбирать красивые улочки рулил к цели. Так что когда свернул, с дороги к длинному высокому забору с кованными воротами, скрытому зарослями деревьев. Она не сразу поняла где мы вообще. И куда свернули.
   Ворота были большими и выполнены в классическом стиле Ниппон. Два опять же стилизованных под классику больших фонаря по краям, освещали темную зелень плотно обступающую вокруг. Ворота словно находились в глубоком зеленом гроте.
   Перед воротами нас встретило два самурая. В парадной старинной броне тускло черного цвета с красными подбоями и орнаменом. Они стояли у закрытых створок обнажив мечи. Лица были скрыты под маской забралом.
   Айя, сидящая за мной,когда я затормозил, чуть съехала в перед и испугавшись сжала мне бока коленками. И я по этому почувствовал что она дрожит.
  Вооруженная охрана означала то, что мы уже на частной территории. А вот одетая подобным образом...
   Я стараясь выдерживать максимально беспристрастное лицо, спокойно спустился с квадроцикла и подал ей руку помогая сойти. Рука была холодная и подрагивала. Но девушка так же сохраняла видимое спокойствие. Выдавала ее только легкая дрожь, и холод пальчиков. Как только она ступила на покрытие дороги, створки дрогнули медленно открываясь.
   За воротами небольшой был сад в глубь которого уходила дорога. Среди кустов и деревьев, горели фонари с толстыми свечами. Этот фокус я перенял у Энсэки. Выглядело потрясающе красиво, особенно если фонари расставлял мастер своего дела. Молча, увлек девушку по дороге в глубь сада.
   Когда мы прошли мимо охраны, они слитно повернулись. Сверкнули клинки. Через руку, почувствовал как Айя вздрогнула. Но воины пропустив нас, так же молча последовали за нами, на некотором расстоянии.
  
   Конечно они не ждали нас у ворот весь вечер. Улочка была тихая и мой шумный транспорт, они сразу вычисляли. Самураи были самыми настоящими. Как их броня и оружие. Их меня охранять, двоих, хитрый бос "коряг" где-то нашел. Поначалу они косились на меня с легким презрением. Но договор есть договор. И слово данное надо держать. А как-то утром, меняясь на страже, застали, когда я голым на лужайке скакал разминаясь. Подошли, оценили, то что я вытворяю. Внимательно на шрамы поглядели. После чего, дождавшись, когда кончу, подошли и протянули молча мечи рукоятью.
   Я взял сразу оба, и с ходу показал им проход с веером на стороны света. Элемент сложный и не всякому доступный, особенно в парном исполнении. После чего, так же молча с поклоном вернул. Больше не косились, а один привел сына, и тот, тоже мне меч свой предал. Я выделил им для жилья флигель в саду. На самом деле флигель это я назвал. А так домина семьи на четыре в классическом стиле. Сказав, что могут жить с родными и пока служит мне или семье кто-то из живущих, ничего не платить. Оба очень прониклись. По глазам было видно, но кодекс есть кодекс, не дело воина за такую мелочь лебезить. Кстати флигель, очень живописный. И прудик там есть и сад камней с двориками. Так что думаю им когда они полностью осмотрели, он еще больше понравился.
   Второй дом где мои Азами жили, охраняли корейцы. Их не было видно, но для них там тоже был отдельный дом. Не все же на работу ездить могут и не у всех тут дом нормальный есть. Большинство кто бедней так и живут в лачугах.
  
  
  Игра на одном поле.
  3043 год. Апрель-май.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Митака
  ( город-спутник столицы )
  Как две личные проблемы решают одну служебную.
  Айя Уэто.
  Выбор
   Когда подъехали к дому, Айя удивленно на меня посмотрела. Дом, был в смешанном стиле, под древний Ниппон, с виду и на первом этаже. На втором более под "европу".
   На крыльце нас встречали служанки. Когда я ее за ручку с квада вывел. Поклонились, дождались, когда подойдем и еще раз поклонились. Они у меня умнички. Я их представил и провел Айя в дом. Тут она догадалась, что это мой дом и нарушив самурайскую невозмутимость удивленно оглядывала богатую его внутреннюю отделку.
   В первой и центральной комнате на подставке был свиток.
   Традиция такая, именно тут подобные вещи выставлялись. Считалось это большой честью для дома. И доказательством его богатства. В традиции было и дать и гостям его прочесть. Еще могли книгу ценную сюда ставить или картину.
   А свиток что сейчас там был, такой же как я девочкам вручил, из кожи и печатями завешанный. Содержанием примерно аналогичный тому что и в первом случае. Этим Айя Уэто, официально зачислялась в каталогах богов моей женой с непременным условием рождения ребенка для освобождения от грехов и наказаний перед ними. И рождение которого, позволит ей коли будет ее желание считать себя свободно от уз и обязательств.
   Перед тем, как подвести и дать ей прочесть весь этот ужас.
   Приказал подать ей чашу с вином. Тем самым хитрым, только чашку по больше сразу. Ибо она не Азари, и чтоб ее проняло до кончиков пальцев и волнение там всякое и само бичевание ненужное, разом из нее вытрясло желанием и страстью.
   Айя чашу выпила, хотя видно было, что большим трудом. Да и повело ее с непривычки, от вина более крепкого, чем обычного.
   И я попросил прочесть вслух и сказать мне, что не верно написано и есть ли пожелания. Она честно взялась читать. Но уже на первых строках, видать глазками все пробежала, и стала слезами заливаться и сбиваться. Когда дошла почти до конца, про ребенка и прочее, тут ее видать второе действие вина настигло.
   Я служанок отпустил отдыхать, сам стоял и ждал, пока она дрожь поборет и до конца текст осилит. Но наверно реакция у нее была от нервов на монахов примеси слишком активная. Первое что я заметил, прозрачную струйку, стекающую из под платья по ножке. И так, ее бедную от комплексов прижало, что она боялась шелохнуться или слово сказать.
   Легонько обняв, забрал лист из рук. Опустив его поцеловал в губы. Затем в носик, глаза. И подняв на руки, отнес наверх. Там конечно не такой обширный полигон для утех тела и желаний был, но вполне себе четырех спальный. Девочки уже все приготовили и даже по углам комнаты свечи ароматные сантиметров двадцати в диаметре зажгли. Страшно подумать, как они их из кладовки сюда тащили. Не иначе вдвоем одну.
   Я уложил на золотистый шелк кровати Айя Уэто и стал нежно провоцировать, давая ей в себя прийти, но не давая остыть. То пальчиком по груди проведу. То по скуле или шейке. Груди у нее тоже отзывчивые, везет мне на девочек с такими. Шейка тоже. Когда бедро с нутри кончиками пальцев погладил, ее в дрожь кинуло. И она мою руку своей схватила и губки сомкнула так что аж зубки скрипнули. Ладошка поцелованная, тоже ее замереть заставила. И снова я нежно ее грудь очертил пальцем. И она не выдержала, привстала, на локоток стиснув губы, протянула руку к поясу юката и замерла, борясь с собой. Глядя в мои глаза с болью и отрешенностью, дрожа заплакала.
   Понимая, что что-то не так, я взял эту руку и поцеловал.
   - Ты еще приняв первый дар, не была ничем связана. И все последующее, только дань отношению людей. Я не смогу остаться. Через год или даже раньше, уйду. Дальше ты будешь одна и твоя ноша. Кори и Жина, получили такой же свиток. И такой же дом в подарок. Все что тебя сейчас гнетет, гордость, вино храма и страх. Что ты выберешь, то я и приму.
   Я аккуратно поднял ее за плечи и придерживая посадил. Единственное чего я не мог ей обещать, это то, что понял недавно. Возбуждаясь я выпускаю кожей и железами ферромоны и еще что-то. И их назад отозвать уже не могу. По этому мне по сути не надо возбуждать женщину, просто захотеть ее и быть рядом.
   Айя закрыв глаза плакала. Я не очень понимал, что с ней, но честно дал ей повод отступить. Она мне нравилась до скрипа зубов. Я Морико так не хотел, как ее. Но желал, чтобы и она почувствовала, нечто подобное, делая свой выбор. Вино это была неплохая традиция заставляющая принять мягче то, что последует.
   В моем случае, первую боль. Далее то, что в меня накололи и вживили, кроме ферромонов, каким-то образом повлияет благоприятно, перестроит или подстроит ее тело. Я не знаю даже, что происходит в тот момент. Но первая рвущая тело боль, будет все равно.
  
  
  
  
  Петер Ганедон Шелтон
  Хунг Куан.
  Личные записи.
  
  
  
  
  Игра на одном поле.
  3043 год. Апрель-май.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Митака
  ( город-спутник столицы )
  Как две личные проблемы решают одну служебную.
  Айя Уэто.
  Выбор
   Я взял меховую накидку лежащую в кресле, накинул ей на плечи, так как рука у нее стала ледяная, и отошел.
   Я могу ее взять. И она подчиниться и смирится. Но мне казалось, она должна сейчас сама что-то решить. Нечто Важное.
  - Девочки будут рядом. Кори не оставит тебя.
   Кутаясь в мех она плакала закрыв глаза. Ее рука не осознано погладила внутреннюю часть бедра, задрав и без того короткое платье. Наткнулась на потек жидкости. С моего места было видно, под платьем ничего нет. Ее пальцы неосознанно погладили вход, коснулись клитора.
  - Почему я хочу тебя?! У меня, никогда не было мужчины. Единственное что я себе позволяла, руки и вводимый в попу предмет...
   Довольно откровенно для гордой девушки, которая "выше по рождению" чем я, и пока только моей знакомой. Ибо для вступления в силу свитка нудно было произнести слово. Стараясь говорить мягко и нейтрально
  - Это вино и мои ферромоны. Я при "желании" их выделяю. Ты сейчас чувствуешь, тоже что и я. Когда гляжу на тебя. Но, ведь ты еще до того как я заехал, так красиво оделась и не одела под платье ничего как обычно. И ты не красилась. Что впрочем, тебе и не надо. Значит, часть того чего ты боишься ты уже или решила, или думала об этом. Так что тебя пугает?
  Она затряслась и заплакала навзрыд. Не утирая слезы.
  - Будь прокляты эти шлюхи в храме! Они забрали все и ничего не дали. А ты, ты сначала дал и просишь выбрать. Платить или нет за это!
  - Я уже сказал. Я не заберу того, что дал как и не откажусь от того что сделал. Это твое. Не прошу платить, не заставляю, не хочу тебя покупать. Я прошу взаимности. А ребенок, это требование стриков из храма Азами за защиту тебя в глазах общества. Я не знаю их мотивов, правда. Хотя говоря честно если у тебя будет мой ребенок, мне всегда будет приятно это осознавать. Так что если я тебе противен. Встану и уйду. И постараюсь пока живу здесь, не тревожить.
  - Ты, он ... Но я хотела тебя! И без вина! Как...
  - Я видел. С вином будет меньше боли, я слишком большой. А на счет, хотела или нет, я же сказал, понял, платье короткое и под ним ничего нет. Ты не надела белья.
  Она ломая ноготки стала расстегивать колье. Я помог все снять, затем туфельки и платье. Она стояла, не стесняясь, но еще плача. Я Стараясь делать это как можно более нежно поцеловал и целовал ее лицо, груди, животик. После чего, откинул одеяло и указал ей на это. И она, пряча глаза, словно нырнула под него.
   Встав, я разделся. И лег рядом. Айя робко коснувшись меня рукой прошептала
  - Мне показалось, что он у тебя огромен.
   Я повернулся на бок, взял ее руку, и положил на Демона. Затем другую, тоже положил на него. Ручки у нее были холодные. Видимо никак не могла совладать с собой. Она щупала и спросила.
  - Но как?
  - Так вышло что он такой. Если ты про другое, сначала очень и очень больно, но боль уйдет и останется радость и наслаждение. Вот за этим вино. Сгладить боль. Иди ко мне. И постарайся думать именно о наслаждении.
   Я уложил ее спиной к себе и стал ласкать груди, запустив демона между ее ног и тихонько им играя туда и обратно.
  - Он теплый.
  - Ты тоже теплеешь. Просто попробуй идти на встречу. Погладь его, погладь себя. Только нежно, лаская.
   Ее груди стали теплеть. Я стал целовать шею, плечи. И она начала расслабляться. Прижав одной рукой обе груди сразу, и нежно нажимая, другой погладил животик и опустил руку ниже, лаская лобок и губы над клитором.
   Ее губы внизу стали открываться и я скользнул пальцами глубже. Айя немного напряглась, но я не ускорялся, а продолжал все так же и мерно двигаться. Ее руки теребящие Демона поласкали свои бедра внутри и вернулись к нему. И она еще немного расслабилась. Я стал им действовать чуть смелее. И она прижалась ко мне плотнее попой. И тогда я снова вернулся к ее грудям, обоими руками, как бы массажируя от тела к соскам. И она задышала тяжелее. Чуть приспустившись, я стал доставать спереди Демоном клитор, и она первый раз застонала. Тогда я чуть ускорился и она, вскрикнув, вдруг сама заелозила по нему клитором и быстро кончила.
   Я вынул демона из под нее и положив на спину, лег сверху. Целуя, положил его на ее животик. Спускаясь, припал губами к груди. Пососал одну, пососал другую, и Айя начала постанывать. Тогда, я стал сосать поочередно и тереться о нее Демоном там где клитор. Она быстро возбудилась сильнее. Тогда, я медленно чуть повернул ее на бок и стал еще более разжигая страсть, гладя свободной рукой попу, спинку, шею. А головой Демона более ритмично давить на клитор, но едва она пыталась ускорится, убирал его.
   Начав сосать груди агрессивней, так же стал более активно, ласкать попу, массируя увлажненными гелем пальцами вход. И когда она замычала, получив удовольствие от этого, снова добавил давление на клитор Демоном. От чередований, она понемножку становилась все горячее.
   Еще чуть добавив темп пальцами массировавшими вход попы. Добился ее постоянных постанываний и от этого. И через какое то время она расслабилась настолько, что его можно было туда просунуть, но я не торопился и еще добавил ритма. Айя наконец стала более тяжело стонать в такт моим усилиям. И тога, я еще смочив гелем пальцы, чуть продвинул их в попу, совершая скользящие полу круговые движения туда обратно. И дав некоторое время привыкнуть к ним в ней. Снова смочил, но просунул руку спереди снизу и уже вошел пальцами и одновременно и в лоно, и в попу.
   Она не протестовала, подавшись грудью ко мне, позволила это.
   Проникая чуть глубже я уже делал ей фистинг, тем не менее не давая ей кончить и стараясь еще более дать ей удовольствия. Чуть прикусывая кончик соска стал играть по нему языком. Айя, стала непроизвольно вздрагивать временами. И влагалище опять обильно покрылось смазкой. Набрав геля в ладонь, как мог больше смочил голову Демона. И проникнув в попу сразу тремя пальцами, с ввел Демона в лоно. Неожиданно, он вошел сразу не менее чем на треть. Айя вскрикнув прогнулась назад. И я мастурбируя ее попу и посасывая груди, высвободил руку с груди, чтобы еще раз смочить Демона. В это время, она опять прогнулась еще глубже. И он, от ее движения вошел еще глубже.
   Айя снова, вскрикнула и замерла. Я сам от неожиданности замер, еще не осознав что в ее крике было больше блаженства чем боли или испуга. А ее рука тем временем, нашла мою у себя на попе и поглаживая снова направила внутрь. И тогда я уже не боясь, толкнул в нее Демона и одновременно глубже ввел пальцы в попу. И ей, похоже, понравилось. Я уже смелее сделал так еще раз, уже чувствуя сам себя внутри нее пальцам, и она снова ответила.
   Я сделал небольшую фрикцию, и она издала грудной стон, и тогда я повторил. Снова стон, но не крик боли. И тогда я медленно начал в такт давлению в попу фрикции. Айя оставив руку на попе, обняла меня руками за спину и я стал действовать смелее. Через несколько минут, я оставил ее попу и еще быстрее стал работать Демоном. Ей нравилось, она его приняла. И тогда я стал с каждым шагом все глубже входить им в нее. И это тоже ей понравилось так, что она стала ноготками в такт впиваться в меня.
   Я все ускорялся пока она, уже не могла стонать, а только отрывисто дышала. И когда она начала поднывать, меня посетила сумасшедшая мысль. Выйдя из нее, я перевернул ее к себе попой и смазав густо заправил Демона в ее попу. И он опять вошел туго, но на застонав, сама надвинула его в самую глубину. Охватив ее груди ладонями, я уже с наслаждением, не боясь, начал наращивать темп.
   Айя вскрикивала и держалась своими руками на грудях поверх моих. Она была детски неумела, но она, без боли приняла меня! И это если ей верить, первый раз!
   Я снова поменял попу на лоно, и это ей опять понравилось. Уже не сдерживаясь, я под ее частое дыхание быстро-быстро заработал Демоном в ней и она вспотев начала кричать и биться обезумев от полноты чувств получив оргазм, и от этого, я сам почти обезумев кончил. А она все еще в полу беспамятстве, теребила и рвала меня руками, требуя внимания теперь сзади. От чего я еще хлещущего демона перевставил в попу и снова все ускоряясь начал быстро-быстро ее любить. Она кончила и через несколько минут и тут.
   Повернув ее к себе положив на грудь обнял и дав немного очнуться, медленно вошел в лоно. Она принимая меня, втянула глубоко воздух и задрожала. Затем, задышав часто, попробовала двинуться или что то сделать, видимо возбудившись, начала сама быстро двигаться, ухватившись за мою шею. От быстрых входов и выходов, так же быстро возбудились ее груди елозящие по мне и она сначала кончила от них сжав их своими руками, а потом от Демона в вагине, которым я уже продолжил играть ей на встречу. Поцеловав, я спросил ее, замершую с закрытыми глазами
  - Ты не устала?
   Вместо ответа, глупышка полезла целоваться. И я снова с огромной нежностью, чуть ли не урча от удовольствия и счастья, отлюбил ее в вагину и попу, но уже медленнее. Залив в ответ на ее все более частые оргазмы и там и там спермой.
  
  
  Игра на одном поле.
  3043 год. Декабрь.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Митака
  ( город-спутник столицы )
  Последние дни в Митака.
  Айя Уэто.
  Подруги
   Почувствовав ее бессилие, положил рядом обнимая и дал ей передохнуть. Когда прошло некоторое время, спросил
  - Как ты ребенок?
   Она обняла меня и всхлипнув тихо неожиданно ответила с горем и горечью в голосе.
  - Не могу поверить, что стала шлюхой.
  - Почему шлюхой?
  - Потому что еще не согласилась, а уже решилась сделать это, позволить этому случится. Потому, что хочу тебя все равно.
  - А пить хочешь?
  - Хочу.
  - Значит не шлюха, а жаждущая женщина.
  - Ты мне дашь свою сперму?
  - Нет, только вина. Без примесей, утолить жажду, но если тебе надо сперму, то как можно отказать женщине которая нравится и что-то хочет, хотя, я не сторонник орального секса.
  - Но в фильмах все так делают. И вначале и в конце.
  - Но фильм ведь не про нас? И зачем нам это делать?
   Я принес вина и мы напились.
  - Я хочу попробовать.
   Я мазнул у нее между ног и потом по губам. И она ойкнув, облизала губы.
  - Не вкусно.
  - Вот и я о том.
   Обняв меня она громко пукнула оросив одеяло спермой, по ногам потекло. От стыда, зарылась лицом мне в грудь. Словно спряталась. Вынув ее оттуда, поцеловал.
  - Это нормально. Потом возьмешь файлы и поговоришь обо всем с Кори. Она опытная девочка и не чего не будет утаивать.
  - Она будет смеяться.
  Я обтер ее влажным полотенцем, намочив в тазике для ополаскивания рук, и уложил, накрыв одеялом.
  - Теперь нет, я сказал что она Старшая жена, значит, она вас учит и заботится о вас, и обо мне.
  - Старшая Жена? Ты женился на ней и взял ее тоже? Ты принял религию Султаната?
  - В Синдикате при запрете на многоженство, забыли ее отменить. Монахи не видели другого выхода из создавшейся с вами ситуации, для меня и вас. Мы многое пересмотрели со стариками монахами. Это самое оптимальное в данном случае. Закон Синдиката, ничего не сможет сделать. И люди не смогут ни вас не меня более осудить. Даже Жино теперь сможет выйти на улицу с открытым лицом. Правда, только если понесет.
  Айя кусая губу смотрела на меня натянув одеяло чтобы прикрыть груди. По моему, она никак не могла поверить в случившееся. Я взял с подставки комм и набрал номер.
  - Кори, ты нам нужна, сейчас. Мой дом второй этаж.
   И просто положил комм.
   Через пятнадцать минут в комнату вошла Кори, все поняв она показала на душ. Я пошел к кровати, вынув из нее, отнес в него и вымыл Айю. Когда мы вышли, постель уже была заменена. Кори ждала у выхода из душа. Она разделась и в лучах луны ее кожа серебрилась. Провожая нас к постели она ласкала Айя.
  - Девочка совсем неумелая. Помоги нам немного и поспи с нами.
   Кори которая прилегла рядом с уже расслабленной ей Айя начала целовать и ласкать ее смелее. Я вошел в уже налитую страстью Айя сзади и доверил Кори помочь ей спереди. Уже через пять минут она почти обезумела от страсти.
  - Держи ее она должна побольше получить, чтобы хорошо спать.
  Кори была молодец, Айя кончила только через десять минут и мы уложив ее спать еще немного с Кори насладились друг другом перед сном. Я словно извиняясь, что потревожил, она словно благодаря за доверие и получая заслуженную ласку. Я же говорю, она просто молодец.
   Утром я проснулся от того, что Кори во сне гладила Демона. Улыбнувшись, я тихонечко начал гладить ее груди и она начала во сне улыбаться.
   Стараясь не разбудить Айя, я провел пальцем у нее между ног и поцеловал глаза. Кори раскрылась на встречу, как бутон цветка.
   Мне осталось только чуть сдвинуться к ней и обняв руками позволить демону занырнуть поглубже. Она, еще не проснувшись толком, получила то что ей снилось. И счастливо улыбаясь, расслаблено откинулась на подушки. Только после этого раскрыв окончательно глаза и глядя на меня счастливо и с любовью. Она любит своего парня, и умудрилась полюбить меня. Притом искренне, без каких то оговорок. Я не могу ее понять, и принимаю как есть. Ведь я и сам от части такой, хотя меня, как я понимаю, таким сделали, изуродовав тело и нервную систему.
   Гладя ее груди, тихо, чтоб не будить Айя сказал.
  - Рад, что помог тебе. Твой парень тоже ласковый и нежный по утрам?
   Потеревшись о мое плечо лицом, она смущенно улыбнулась
  - Как ты догадался?
  - Ты не завладела Демоном, а только его гладила. Значит, думала об этом но видела другое. Завидую вам. Но уговор. Если я дома, то его там нет!
   Кори, сверкнув глазами, жарко и крепко поцеловала мои губы.
  - Слушаю и повинуюсь!
   Сзади раздался возмущенный сонный голос
  - Чем вы там занимаетесь?
   Я обернувшись, подхватил и перетащил положив между нами Айю.
  - Во первых, подслушивать это грех. Во вторых, ты еще не выучила урок!
  Айя наивно спросонья распахнула глаза.
  - Какой?
  - Медленный, нежный и плавный, утренний секс!
   Я подмигнул Кори и сзади вошел в ее лоно, плавными размашистыми фрикциями.
   Я массировал ей попочку и ласкал тело, спереди так же нежно и плавно работала Кори над грудями и клитором.
   Айя, кончила минут через двадцать, но рассудив, что раз у нее это в первый раз, то и счастья должно быть больше. Густо смазав поданной Кори мазью, вошел в анус, и у нее было еще почти столько же, а может чуть более минут неги и счастья. Лежа и чуть дыша, она опять глазами походила от удивления и полноты чувств на Кори.
   - Вы это специально?
   - Конечно. Мы ведь оба тебя любим.
  Я положил ее по удобней и обнял. А Кори скользнув нам в ноги взяла Демона грудями. Она была прекрасна, хотя до Морико ей было далеко. Но все равно, я благодарно ее вылизал, так же продержав на пике сколько смог, чем заработал шлепок от любимой третьей жены.
  - Извращенцы! Я от вас вся мокрая!
   Проверили. Айя действительно возбудилась от нас. И мы ее за это порадовали как смогли, оба. В конце, она опять с большими глазами лежала ловя ртом воздух и массируя свои груди и никак не могла прийти в себя. Прекратила только когда я ее нежно еще раз побаловал в анус. Вот любила она это дело, как мы оба заметили, кончая глубже и чаще. Еще бы годик воздержания и совсем бы испортилась девчонка.
  
  Петер Ганедон Шелтон
  Хунг Куан.
  Личные записи.
  
  Игра на одном поле.
  3043 год. Май.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Митака
  ( город-спутник столицы )
  Как две личные проблемы решают одну служебную.
  Айя Уэто.
  Решение загадки.
  
   Завтракали втроем в столовой второго этажа. Тут был вполне нормальный стол и мягкие стулья. Не знаю кто и для кого строил этот дом, но я немного устал от традиционности Синдиката. Да и девочкам смена своего образа жизни первым денем, так запомнится. Напомнив Кори, что заеду после обеда, отпустил. За Жино, я не опасался. Мои служанки кореяночки, костьми лягут, но не дадут той сделать глупость или заскучать.
   Когда со стола убрали, я заказал в прокате машину получше и пошел смотреть, как одевают Айю. Я хотел съездить в храмы. Она решила опять одеться вызывающе красиво. По моему в ней закипел дух бунтарства. Единственно, она велела привезти из своего дома ее платья. Но выбрала то, которое подарил я. Красное вечернее, все же в храм собрались. Поверх она накинула газовую накидку с капюшоном. Внакидку были вплетены мелкие золотые блестки, по этому она не парила при движениях, и казалось что вся охвачена мелкими вспыхивающими то тут то там искрами. В капюшон накидки была встроена вуаль скрывавшая полосой глаза и рот. Забавное сочетание. Ты видишь всю девушку, детали ее одежды, но она, но только не те части лица по которым можно узнать. Будто она в полумаске. Очень вызывающе и дразняще.
   Я сам, оделся по богаче. Полу классическое хакама сшитое на заказ и короткий клинок на который давно сделал разрешение.
   В общем Воин летчик приехавший по делам из колонии. Для этого у меня был сделан отдельный набор документов. Стоил немало, зато был надежен.
   Вспомнив о стоимости, пока ждали машину, а Айя с помощью девушек крутилась перед зеркалом, достал из сейфа кредитную карту.
  - Айя. Сколько ты кому-то должна.
   Она повернулась, моментально нахмурившись и поджав губы.
  - Еще довольно много.
  - Милая, я спрашиваю очень серьезно. Сколько твое семейство было должно?
  - Сто сорок пять тысяч. Я погасила тридцать.
   Перевел на карту сто восемьдесят и протянул ей.
  - Мы сейчас заедем и ты оплатишь всю сумму с процентами. Там еще останется на то, чтобы ты в старом доме расширила мастерскую. И я больше не хочу слышать, что моя девушка, и уж тем более жена, кому-то должна. Все должны ей восхищаться. Приму только этот долг! Но попрошу все же не афишировать мое имя. И дело тут не в моей скромности.
   Я включил три видео и поискал канал новостей, пролистав вывел на экран недавний материал о разборках якудзы и успешной полицейской операции по спасению "заложников".
  - Если мое имя будет всплывать рядом с вами, кто-то по умнее чем те кто это дело ведет, сможет все понять. Это станет для меня проблемой.
  Айя, побледнев опустилась на стул.
  - Это был ты?!
  - Нет, это была божья кара, за то, что они творили. И это тебе скажет тут каждый! Я не в восторге от того, что пришлось делать, по этому, закроем эту тему.
   Айя быстро встала и низко поклонилась, так и оставаясь преклоненной она кротко сказал
  - Как пожелает господин.
   Это было что-то новое. Я подошел и взяв ее за плечи поднял чтоб видеть глаза
  - Что случилось?
  - Вы не тот, кто вы есть. Но моя благодарность к вам не имеет границ
  Девочки, занимавшиеся укладкой привезенных вещей, подскочили к ней и так же как она до этого, встали в низком поклоне сзади
  - Что это значит?
  - Я придя в агентство первый раз не решилась обратиться. Там, я в первый раз увидела вас. И позвонив в него, сама не знаю почему, попросила приехать именно вас. Теперь я поняла почему вас невольно выделила. Это не сразу бросается в глаза. То как вы сидите, что то делаете. Вас все слушают. Вы оказались, слишком умелый воин. Я только сейчас до конца ощутила ту силу, которую вы скрываете. То как вы это произнесли, как держались при этом. Так не говорят простые воины.
   Мне стало как-то не по себе, отступив на пол шага, я инстинктивно положил руку на рукоять клинка
   Девочки втянули головы в плечи, а Айя просто рухнула на колени склонив голову
  - Я не знаю кто вы, но чувствую в вас право забрать мою жизнь. Если она несет опасность для вас, я молю вас сделать это для меня.
   По-моему случилось то, о чем говорила Энсэки. Пока, это был не провал. Но очень близко к нему. Самое разумное было, прекратить операцию в этом районе. Хотя, я вспомнил девиз ребят из специальных морских частей, одной маленькой, но гордой империи. Там с группой проходил морскую практику.
   Ругаясь, на накидку откинул ее и снова поднял девочку на ноги.
   - Допустим. Только допустим! Что твои фантазии верны. Что это меняет? И прекрати падать на колени. Не могу я говорить с затылком, на нем нет глаз, в которые я хочу посмотреть!
   По моему она была близка или к истерике, или примерно к тому в каком состоянии была вчера.
  - Я теперь могу выйти за вас замуж как за равного. Потому что это не уронит чести моей семьи. И все что вчера произошло... Тогда я не шлюха, а ваша жена. Как ваша жена, я не смогу вам повредить чем либо или возжелать зла, даже если вы изменник или предатель. И еще, это будет не в моих интересах потому, что вы сказали что уйдете. Если это правда и я буду молчать как велит долг. Тогда родившийся ребенок, который не будет этого знать, ибо тайна уйдет со мною, будет продолжать мой род.
   Я задумался. Конечно, стала понятна большая часть ее поведения. Кодекс, честь. Здесь было несомненно еще что-то. Но в большей части это многое и решало для нас обоих.
  - Я так понимаю, что теперь, ты не против того, что написано в свитке?
  - Да мой господин.
  Я вспомнив одну старую легенду рассказанную учителем который учил меня боевому искусству, медленно достал клинок. И держа перед собой у груди, острием кольнул ладонь.
   Девочки служанки стоявшие за Айя еще больше сжались стараясь быть незаметными. Дождавшись когда на ладони соберется лужица крови, я протянул ладонь Айя. Оставив клинок направленным в ее сторону.
  - Принимаю ваше предложение руки. Моя кровь, будет вашей.
   Не знаю, знала она легенду или ни когда не слышала, но сделала все правильно без подсказки. Чуть наклоняясь взяла мою руку своими и глядя мне в глаза коснулась ладони губами и выпила кровь показательно сделав глотательное движение.
   Я закрутив клинок вокруг свей ладони, вонзил его в ножны.
  - Сделано.
   Притянув к себе обнял и поцеловал ощутив вкус своей крови на ее губах.
  - И кончай распускать слезы по каждому поводу, они, тебя не достойны!
   Краем глаза отметил как облегченно вздохнув мои служанки заблестели глазками. Ох до чего же на востоке любят всякие заморочки и традиции, а если с кровью так они от этого чуть не писаются от счастья. Хотя то что я сейчас сделал, это была серьезная процедура, скрепление клятвы. У дома остановилась машина и я услышал тихие шаги одного из самураев.
  - Господин, госпожа, ваша машина.
  - Спасибо Широкира сан. Если твой парень свободен, он может ее повести. И просьба. Я хочу купить для госпожи такую же, но не привлекать завистливых глаз. Не сочтете за невежливость попросить вас купить ее на его имя?
  - Это возможно.
  - Деньги я переведу прямо сейчас же. На остаток пусть купит все необходимое для гаража и машин.
  - Вы хотите купить несколько?
  - Я желаю чтобы мои люди, могли быстро являться на зов госпожи если это необходимо. По этому, вы купите себе хорошие машины. Можете пользоваться, как заблагорассудите, но они должны быть всегда в порядке, когда будет необходимо!
  - Займусь этим, как только получу деньги.
   Я легонько хлопнул Айя по попке
  - Приведи себя в порядок, а то мы так никуда до вечера не уедем
  Пока она заново накладывала макияж и приводила себя в порядок. Перевел деньги Широкира, на покупку транспорта.
  
  
  
  Петер Ганедон Шелтон
  Хунг Куан.
  Личные записи.
  
  Игра на одном поле.
  3043 год. Май.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Митака
  ( город-спутник столицы )
  Как две личные проблемы решают одну служебную.
  Айя.
  Храм Ордена Пяти Столпов.
   Представительство Ордена было в большом каменном особняке, совмещавшем в одном крыле храм и деловую его часть в другом.
   Айя указала мне на мирскую приемную по делам Храма разделенную на кабинеты. Я смело пройдя под камерами, благодаря макияжу и парику со сложной стрижкой, заслонявшему большую часть моего лица волосами последовал за ней.
   Она вошла в небольшую приемную и прошла к столу чиновника. Я держался чуть сзади, дав ей разбираться с финансами. Якобы изучая полотнища с выписками и цитатами висевшие на стенах. Стараясь при этом и за ней следить и не очень под камеру висящую в кабинете подставляться.
   Чиновник была женщина в знакомой мне маске, только маска была цвета слоновой кости с нанесенными на нее знаками ранга. Судя по всему не очень большого. Что-то там у них не ладилось. Чиновник говорил не очень громко, а вот Айя все повышала голос. В какой-то момент чиновник что-то сделала на терминале и посмотрела на камеру.
   Я тоже взглянул, камера была старенькая, модель у которой на крышечке объектива был фетр его очищавший. Сейчас крышечка была закрыта. Ой как интересно! И я тут же переместился поближе к спорщикам. А баталия уже шла нешуточная. Так что на меня даже внимания не обращали. И что меня поразило, оба голоса мне были знакомы. Айя спорила сама с собой! Кажется вот он секрет еще одной ее проблемы. Похоже, что это ее сестра! Когда совсем уже близко стал к столу, она наконец соизволила меня увидеть.
  - Не смейте и слова говорить! Вы не понимаете что наделали, дав этой шлюхе, свои деньги! Кто бы вы небыли вы вмешались в дела Ордена!
   Она переключилась на Айя.
  - Теперь, я вижу что все гораздо хуже чем мне показалось сначала. Мало тебе было запачкать наше имя работой с грязью и в грязи! Теперь, ты упала до гайдзинской подстилки! Ты выгладишь как Косё бэндзё, ведешь себя как Косё бэндзё и от ныне такой и останешься, потеряв имя и привилегии! Орден, никогда не возьмет твои грязные деньги! А твой долг теперь будет увеличен штрафом за связь и тройное нарушение договора.
   Что там еще она хотела сказать, я не дослушал, ударив через стол.
  - Милая, пойди пожалуйста к двери и подопри ее стулом. Прошу меня простить, но сейчас будет не очень приятная сцена. Которую, твоя сестра полностью заслужила. Сестра?
   Айя кивнула и пошла к двери. Когда она выполнила мою просьбу, я зашел за стол. Дурочка ввела код и открыла ведомость, и не закрыла, перед тем как отключить камеру. Я сел на ее колени и потыкавшись в меню, выполнил операцию погашения. Вынув карту убрал. Немного порывшись в терминале скачал еще пару забавных файлов, дожидаясь подтверждения операции от банка ком стар. Дождавшись вопроса о полном гашении, и закрытии счета, подтвердил. Сделав распечатку на официальном бланке, на всякий случай запросил еще пару копий.
   После чего вынул микро нотепутер, и закрепил на мониторе терминала. Проверив как он захватывает кадр, чуть развернул три видео головку.
   Сняв с сестры Айя маску, сняв куртку и парик, закатал рукава на нижней рубашке. Так шрамы и лицо, в кадр не попадали, но было видно что, я гайджин альбинос. Как удачно, что контактные линзы у меня были в чехле нотепутера!
   Подготовив сцену и еще раз проверив, отвесил ее сестре пару пощечин. Как забавно, они ведь близнецы! Мне даже немного стало совестно будто бью Айя. И когда она стала приходить в себя, положив на стол, стал с видимой нежностью и страстью ее раздевать. Делая так, чтобы одежда ее сковывала не давая трепыхаться, на камеру, лаская тело. Та еще не придя в себя пыталась что-то сделать но ее движения руками в кадре выглядели как помощь мне и попытки ласок.
   Айя стоявшая у двери, поняв что я собрался делать, зажала рот рукой, но осталась на месте и не делала ничего чтобы мне помешать. За что я ей был благодарен.
   И ломая комедию тем временем, на камеру, целовал и ласкал ее сестру, а ее попытки сопротивляться выглядели как ответ на нежность. Поцеловав ее в губы, я отвернув от камеры лицо заткнул ей рот и старательно поплевав на Демона вонзил его в ее лоно.
   Сестренка кричала. Она кричала минут десять пятнадцать в обоих полостях. Через пол часа она уже не кричала, а забывшись металась и стонала от страсти... Еще через пол часа, когда я стал провоцировать не давая удовлетворения, стала жалобно умолять не останавливаться, когда я из нее вышел. И ныла прося еще, мастурбируя... Это было записано.
   Взяв графин с водой, я подмылся. И пошлепал ее по щекам полив водичкой.
  - Так что ты нам расскажешь, юдзё, гайдзинская Косё бэндзё? Если расскажешь плохо, то я больше не стану тебя трахать.
   Она начала нести какую то чушь, и я снова хлестко ударил ладонью по ее щеке.
  - Я спросил тебя не о том как и кому давать! А о том счете, что ты не хотела закрывать сестричке! А уже потом, ты можешь еще рассказать о том кому ты дала в ордене попользоваться киской, чтобы занять этот пост!
   Я поощрительно, ввел ее преддверие голову Демона и подразнив, убрал.
  
  
  
  
  Петер Ганедон Шелтон
  Хунг Куан.
  Личные записи.
  
  Игра на одном поле.
  3043 год. Май.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Митака
  ( город-спутник столицы )
  Как две личные проблемы решают одну служебную.
  Айя.
  Храм Ордена Пяти Столпов.
  Печальная правда.
   И со счетом и со второй частью, вопроса я угадал! Младшая сестричка, завидовала старшей и подставила ее. Мало того, она постоянно делала так, чтобы та не могла нормально выплачивать долг. И да, и кстати, она настолько заигралась, прокладывая путь в ордене, что попалась сама в свои сети, став подстилкой у пары адептов. И ее сестра, своим полу вынужденным благочестием и нищетой, была ей за это полностью обязана.
   Я выполнил обещание. Вытерев о ее одежды Демона и снова подмывшись ибо Юри Уэто не следила за попкой, стал одеваться.
   Айя стояла вся пунцовая сжимая кулачки и пряча от меня взгляд. Я уже почти оделся, когда меня кто-то тронул за полу одежды. Юри Уэто стояла на коленях возле меня.
  - Убейте меня. Айя, слишком благородна, не сможет это сделать. И не сможет забыть. А я, не могу сама, это грех больше того, которые я свершила. Я не могу больше так жить. И... Забыть вас...
   Айя покраснела от гнева. Я был был сам не против если не прирезать, то хорошенько отлупить мерзкую девчонку, но у меня уже сложился другой план. Указав на ее одежду, и маску я строго сказал.
  - Первое. Ведешь себя от ныне, как нормальная и достойная женщина! Второе, я дам тебе пол года, на то, чтобы ты живя в этом гадюшнике, вычистила его! Как, это твои проблемы. Хотя если будешь себя вести хорошо, и не разочаруешь меня, я скажу к кому, в Ордене, обратиться за помощью. И поверь, эти люди могут многое. Не чета вам, уездным шавкам. Так что если взбрыкнешь кроме этой записи могут быть куда более тяжелые последствия. Всей вашей конторой пойдете на панель как самые последние юдзё. И мужчины и женщины. А почему здесь и что вычистить? Думаю половину ты поняла и без меня. Насчет второй я тебе подскажу, и это же будет тебе предостережением от мысли шутить со мной. Есть и еще, кое что, что тебе следует узнать
   Я вывел на экран кадр с "предпринимателем"
  - Знаешь этого человека?
  - Да он вел дела с сестрами и делал большие денежные вклады. Недавно уехал все жалели.
   Я вывел кусочек "интервью" с "предпринимателем" касательно его дел с Орденом. После чего перемотал на кадры где здоровый крепкий мужик становился мелко нарубленным кулешом.
  - А вот куда он уехал, за свои дела.
  Когда она пыталась отвернуться и блевала, я насильно заставил ее просмотреть все до конца.
  - Это сделал не Орден и не Якудза. Божья кара. То, что кинули на его останки, запись его признаний. Теперь у кого следует, будут твои.
   Так что через пол года, если все сделаешь как надо, покидаешь Орден. Выходишь замуж. К этому моменту на твое настоящее имя, для этого, будет открыт счет. И с этого момента, твоей обязанностью, будет родить два ребенка. Они не зная о прошлом, кроме того, которое прославляет семью, должны продолжить ваш род! Как вы будете расходиться с сестрой, ваши проблемы. Но если ваш род через год не увеличится...
   Я включил запись расплаты.
  - И коснется это, всех, кто с тобою связан...
   Даже Айя сильно побледнела, хотя то, что я показывал, она не видела и не слышала, но по моему, обо всем догадалась.
   Я указал на устроенный бардак
  - Приберись. Провожать нас не надо, твой номер я записал.
   Взяв Айя за холодную ручку, вывел ее и пошел к машине. Усадив велел ехать к храму и достав флягу вина из собранной в дорогу сумки протянул ей
  - Ты как? Глотни.
   Она выпив несколько глотков вроде отошла
  - Спасибо мой господин. Я в порядке.
  Я сам глотнув потряс головой
  - Айя, давай пока без "господинов", у меня что то на них, пока не погуляем на природе, нет настроения.
   Я приоткрыл ее накидку и обняв, прижал к себе
  - Хорошо Ху. Спасибо.
   Она закрыла глаза и зарылась лицом в куртку мне на груди.
   Поймав в зеркале взгляд водителя, я подмигнул и тут же сделал свирепую и строгую рожу. Тот мигом повернулся пристально глядя на дорогу но я видел что улыбнулся.
   Не доехав до храма, попросил, остановить машину, взяв сумку и переложив еду в рюкзак повел Айя погулять. Ботиночки на шпильках конечно не для прогулок на природе, ну так и гуляли мы только по выложенным уже давно потрескавшимися плитами тропинкам.
   Доведя ее до места которое мне понравилось еще в прошлый раз, достал фотоаппарат, поснимал и попросил по позировать. У нее конечно не было той школы как у Таю, подавать себя, пришлось подсказывать, что сделать и как, но вышло все равно очень красиво. Легко перекусив, пошли к монахам.
   Те сначала косились на одежды Айя, но как говорят - Самурай всегда прав. Одел так жену, значит надо! И они это дело бросили. А когда узнали, что я все сделал и приложил в первую же ночь максимум усилий к выполнению их наказа, вообще растаяли, хотя конечно и поворчали, что я слишком много позволяю девочкам. Сговорились на том, что еще немного свечей и масла для лампад, и эту проблему полностью решат.
   Глядя на их хитрые рожи, и то как они моментом мне после этого сделали свитки о окончательном заключении брака на всех троих, Без долгой нудной процедуры венчания. Мне почему-то показалось, что устрой я сейчас Айя фото сессию в храме ниглиже, и это мы бы решили, свечами и маслом ублажив местных богов...
  
  
  
  
  Петер Ганедон Шелтон
  Хунг Куан.
  Личные записи.
  
  
  Игра на одном поле.
  3043 год. Май.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Митака
  ( город-спутник столицы )
  
  Простые дела.
   На обратном пути,
  
   Айя, нагулявшись, и окончательно придя в хорошее настроение немножко похорохорилась, но наткнувшись на мою улыбку, тоже заулыбавшись уставшая прижалась к моему плечу и даже немножко вздремнула. Дав ей носитель памяти с ее фотографиями отправил домой заниматься делами, а сам, вышел у второго.
   Не успел дойти до двери, на крыльцо вышла Кори и за ней хвостиком Жина. Она еще немного стеснялась. Обе в красивых сари смотрелись фантастически, что я и высказал, фотографируя их и сорвав тем торжественную встречу. Умничка Кори поняв, что мне комфортней без всякой чепухи, потащила Жину в сад фотографироваться, только приказав накрыть нам стол там в беседке.
   Пока меня кормили, попросил принести экран и посмотрели фото что получились. Посоветовал девочкам, отослать хорошие фото родителям.
   Ибо они на них очень хорошенькие, в виде, как и положено женатым и респектабельным. То есть в правильных "женских", красивых и дорогих нарядах, с кучей драгоценностей. Жину опять этим вогнал в смущение, она никак не могла привыкнуть, что все позади и она вроде как теперь взрослая женщина вышедшая замуж. Пусть и не совсем понятно в какой, но не бедной обеспеченной семье.
   Выдал им их "мужальные" сертификаты. И по карточке с небольшой суммой, как подарок к ним. Подсказав младшей, что конечно на рынок за вещами бегать никто не запрещает, благо на это теперь есть и транспорт и охрана, но можно и домой все по сети выписать что надо. Пока она не "отработает" право выхода из дома без сокрытия тела.
   Да и про то что Айя велел мастерскую расширить, чтобы предприятие было серьезней, а в этом, ей помочь не помешает. Немного посидев, с ними и поболтав, пошел отдыхать.
   Едва влез под душ, в дверях ванны появилась Жина. Это ей видать Кори подсказала. Сделав вид что не заметил, понаблюдал через запотевшее стекло как она не решительно и стесняясь крадется. А затем, быстро втащил ее под воду. Сделав воду по горячей, вместо того чтоб дать помыть себя, искупал ее помыв и тем возбудив. И пока она сушила волосы, любуясь ее телом, развлекал и ласкал незаметно возбуждая. Так что, когда я из душа пошел в кровать, она, еще чуть стесняясь, но смело и быстро юркнула следом. Немножко еще ее поласкав, сделал провокацию. Наивно спросив правда ли, что она не танцует на сцене потому что не умеет?
   На самом то деле всех девочек Азами и Инди, этому хорошо учили. Просто стили немного отличались. И рассказал, как Кори зажигала с девочками перед якудза, да так что от этого, даже брызговики на байках поднимались, не то что у мужиков между ног.
   Она попалась на удочку. Нахмурившись, сказала что даже лучше Кори это делает, потому что моложе и гибче. Просто на сцене никто не просил. И так, сейчас не делают. Я сел на кровати и сказал, что ну не верю, что лучше Кори, и что мол хвастается поди. Кори то танцевала под незнакомую ей музыку и сразу. Вот мол у меня тот трек даже есть, под который Кори танцевала. В нотепаде записан, ну наверняка ведь не сможет!? Ребенок есть ребенок. Включили с микро нотепада музыку и она закружилась. Танцевала она и в правду хорошо, самозабвенно, с душой. На шум тихонько заглянула Кори и я ей подмигнув, показал кулак, чтоб не спугнула. Окончив, она запыхавшаяся вся вкапельках пота замерла вскинув голову и закрыв глаза стараясь незаметно справиться с дыханием.
   Хорошо что кнопка съемки камеры работала бесшумно. Я спрятав камеру подошел и обняв поцеловал ее.
  - Ты, правда очень красиво и здорово танцуешь. Но старушке, мы это не расскажем. Тем более что она обещала мне родить сразу мальчика и девочку. Чтобы род был большим, чтобы в нем была и сила и искусство и красота. А сделаем мы следующее. Музыкальный зал, я скажу чтобы по трем стенам забрали зеркалами. Ты в нем будешь танцевать и петь. Лучше без одежды, чтобы отточить пластику тела. Если станешь еще лучше танцевать и петь, я дам денег и ты откроешь свой молодежный ресторан где будешь это делать. И если это будет нравиться, сможешь нанять учениц.
   Правда с трудом представляю, как может выглядеть ресторан для молодежи, например байкеров.
   Я отойдя к столу, взял лист и накидал эскиз сцены.
  - Может так?
   Жина загоревшись, подошла и тоже нарисовала. Я забраковал и поправив выдвинул другую концепцию. Между делом, я ее при обнимал, поощряя гладил грудь, а то фыркая щипал.
   Что мы оба голые, она вспомнила, только когда я уж совсем откровенно склонившись над ней играя соском, и Демон фыркая попал меж ее ножек. Высунув голову чуть ли не на стол. Сначала стукнув по нему стилом, чтоб не мешал, Жина только потом, ойкнув и почти на него села от неожиданности сделанного. Но уже не смутившись, а скорее возбудившись.
   Обняла меня и охватив его бедрами, и играя ими, прижалась ко мне.
  - Правда сделаешь?
  - Правда, но если будешь хорошо стараться красиво петь и танцевать!
   Не ожидал такого, но Жина от счастья и вправду сильно возбудилась. Сама без моей помощи, оседлав Демона самозабвенно дарила ласку делясь счастьем. Из за угла двери улыбаясь смотрела Кори и увидев, что я ее вижу, глубоко поклонилась. Ребенок, замерев в полном слиянии от первого удара счастья, чуть отойдя сам поволок меня в кровать где еще пару раз доказав любовь и преданность добился моего ответа. Я гладя ее по голове пока она приходила в себя посоветовал все еще раз продумать, а я скажу Кори про зеркала. Даже, пожалуй сейчас.
   С детской непосредственностью, собрав рисунки и прижав их к груди, она упорхнула к себе в комнату.
   Кори войдя поцеловала меня скидывая сари
  - Еле дождалась, глядя на вас, вымокла как подглядывающая девочка. Кстати ты очень здорово с нею играл.
   Села на меня, вернее оседлала Демона лаская грудь, и призакрыла от удовольствия глаза медленно начав. Она и вправду от нас возбудилась, так как быстро дошла до апогея. Немножко успокоясь, уперлась мне в плечи, глядя в глаза. Я поцеловав ее руку поинтересовался
  - что-то не так?
  - Ты не погодам мудр. И очень щедр. Я пошла за тобой и пустилась в безумства, чувствуя силу твоего духа и правду твоего дела. А потом узнала, что ты богат, но в месте с тем, так и остаешься собой, что почти не реально. А еще ты оказался очень сильным мужчиной. И я с тобой, испытываю блаженство, равного которому не испытываю ни с кем. И чем больше тебя узнаю, тем больше понимаю, какой драгоценный выбор мне выпал. Кого, послали мне боги.
   Я погладил ее щеку.
  - Спасибо. Если бы у меня был выбор, я бы навсегда связал жизнь с красивой и умной не по годам женщиной, но в моей судьбе нет места никому кроме крови и дорог. Все, что я имею для себя и радости, это остановки на перекрестках.
  - Я встретив тебя сходила к одной старой гадалке. Она сказала про тебя тоже самое. И еще что не ты сам это выбрал, но тебе не дает остановиться вера в правду и людей. От нее же узнала, что наша встреча, была предначертана богами, но нам, не суждено быть в месте долго. И я грущу о этом, каждый день с той поры. Но я все равно счастлива, что мы встретились.
  - Не знаю что это за гадалка, но она очень мудра.
   Я чуть наклонил Кори и поймал первый сосок губами. А она
   Вечером выходя к ожидающей меня машине, заглянул в зал. Покрытие пола уже положили и почти поставили на одной стене зеркала.
  
  
  
  Петер Ганедон Шелтон
  Хунг Куан.
  Личные записи.
  
  
  3043 год.
  Май-октябрь.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Митака
  ( город-спутник столицы )
  Игра на одном поле.
  
  Простая шпионская жизнь.
  
  
   Свои дела в детективном агентстве я понемногу свернул. На прощанье, купив ребятам кое-что из современного оборудования.
   Удивили меня братья Нунг тхи, сказав, что если я им помогу улететь на родину, то они мне готовы сделать предложение, которое решит вопросы охраны домов в мое отсутствие, и еще многое, притом надолго. Но мне, следует поехать с ними.
   Ребятам, я доверял полностью. Как и они мне. Надежные документы у меня были да и по логике, за такой срок все поиски меня именно здесь давно прекратились, по этому я согласился.
   Так я уже на полном серьезе стал "господином". Когда мы прилетели на их планету и приехали в поселение, меня повели в господский дом.
   Вместо местного Верховного Господина, на пороге, меня встретил военный вождь клана. Братья оказывается все ему описали и совет воинов, решил что я достоин быть их Вождем. Богат, честен, смел и отличный воин. А что меня на месте не будет, так и прошлый господин постоянно отсутствовал. Но вот беда, потомства он оставить не успел. Так и сгинул.
   Так что думаю не малую роль на Вождя, имело именно это, оставлять сильное потомство. Я когда это смекнул, чуть их обматеря, не послал подальше. Но такое поведение было не достойно воина которому предлагали подобную честь. Просто убили бы за неуважение к клану. Кстати они меня и так чуть не убили.
   Просто рекомендации было мало. На площадку где меня встречали, огласив все это, вышел еще один Старый вои и пройдя мимо воткнул передо мной меч. И едва он встал в круг, стоящих вокруг, меня атаковали сразу четверо самых сильных воина клана. И рубили они меня не в шутку. Причем все были в доспехе, а я меч в руки года два как не брал. Спасло желание жить и усиленные модификацией рефлексы.
   Двоих парней я не в шутку покалечил, одного ранил. Все дрались, пока могли стоять или поднять меч. Последним сдался их военный вождь. Калечить его я не хотел, но без этого пробить защиту не мог. Пришлось ранить и брать на измор. Поняв это, он отпрыгнул, прежде чем положить меч гневно спросил почему. Я честно ответил, что молодежь надо учить и желательно не калекам, а он мне нравится как воин. Честь не была потеряна, он сдался подчинившись силе и мудрости.
   Позже выяснилось, что бос "коряг" тоже из этого клана. Так я стал господином не по бумажке. А уже имея землю и своих воинов. И вернулся с младшим из братьев и пятью вполне себе обученными рубаками, оставив за себя Куан Нунг тхи в роли смотрителя хозяйского дома, что было конечно не равно военному вождю, но тоже весьма почетно, притом оплачиваемо.
   Чтобы не драли с крестьян почем зря налоги на нового господина, вручил ему кредитку "на нужды хозяйства" пока отсутствую.
   Чем опять заработал повышение авторитета. Если крестьяне богатеют, богатеет и господин и его слуги. А таковыми были и воины, ибо они полей не пахали, а жили на обеспечении хозяина или общины. Еще одним следствием, было то что подразумевало богатство общины. Крестьяне будут больше рожать. А если это так...
   Прикинув, что господину, раз он воин, кроме охраны домов, могут понадобиться воины. Военный вождь объявил дополнительный набор. Ибо он не повлечет обеднения хозяйства учитывая выше сказанное.
   А вы думали быть господином на земле это шанешки трескать? Обо всем надо думать.
   Когда приехал обратно, настал срок решать проблему с сестрой Айя. Я за ней присматривал и даже встречался. И не только за ней самой, а и еще кое за кем кого она под меня подставила, сама не подозревая. Но Айя естественно обо всем не говорил, поскольку это была та работа из-за которой я тут собственно и был. В назначенный день она пришла.
   Мы с Айя, получив доклад от охраны, что она прибыла, ждали стоя на крыльце. Айя немного нервничала. Как она созналась, подумав и поостыв, даже готова была ее простить, но не сразу. Я сказал, что это правильное решение. Чем порадовал девочку. И теперь на переживала. Я даже почувствовал ее облегченный вздох, когда она увидела. По дорожке к дому, сопровождаемые двумя нашими расфуфыренными по случаю церемонии самураями, шел молодой человек ведущий за руку Юри Уэто. И надетый на ней нарядный кимоно не мог скрыть округлости живота.
   Я покосившись на живот Айя, прошептал так чтоб слышала только она
  - Советую обоим после рождения сделать тест ДНК. Результаты никому не показывать без крайней нужды. И чтоб без обид и драк!
   Айя зарумянилась и тихонько кивнула, приняв к сведению. Когда они подошли и все поздоровались. Юри Уэто подошла и протянула мне заверенное свидетельство о браке. Я изучил.
   Парня я уже проверил. Он был летчик из местных сил самообороны и был без ума от одинокой матери. Все ж сестренки были диво как красивы, да еще и знатны. Но в моем случае, наша пара перевешивала, ибо я теперь тоже был "военной знатью". Одна из служанок, подала приготовленный мной документ. По нему, молодой паре отходил небольшой домик на землях нашей семьи и некая сумма на воспитание ребенка и его образование. Согласно документа, в нотариальной конторе был приготовлен еще один такой же на второго. В случае если он не последует за первым, и произойдет несчастный случай, договор аннулируется, и все отходило старшей сестре.
   И я, и она, и Айя знали, что за несчастный случай может произойти. Парень немного смутился, услышав об этом. И я позволил себе пошутить, что я не сомневаюсь в его плодовитости и любви к супруге. Так что это можно в свете сказанного считать казуистикой и данью традиции. Магическое слово традиция. Оно могло объяснить все, и парень рассыпался в благодарностях. Ибо зная его доход сомневался, что он вытянет приличное образование даже одному ребенку, нет то что двум.
   А тут ему от старших в семье и дом и пансион детям. Что он берет понесшую девушку, даже не обсуждалось. Не каждый из простых воинов, может взять даже такую. Ему оказали честь посчитав равным.
   На этом церемонию закончили. Я пригласил их в дом и это уже был второй знак Айя, что ее сестра встала на путь исправления. Она с ней не была ласкова, но была традиционно вежлива и мила. Так что ее парень ничего не понял. Я подарил ему хороший клинок, обязав учить ребенка. Даже если родится девочка. А если сомневается в своих силах, позволил брать уроки у своих самураев. Это, тоже было честью.
   Молодая семья удалилась и по моему, даже была счастлива. Айя, так точно. Сославшись на усталость попросила проводить ее наверх. А там всех разогнав не смотря на гормональный дисбаланс и живот чуть не залюбила.
  
  
  
  Петер Ганедон Шелтон
  Хунг Куан.
  Личные записи.
  
  
  Игра на одном поле.
  3043 год. Октябрь.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Митака
  ( город-спутник столицы )
  
  Последние дни в Митака.
  
  
   Не знаю по чему, но тяжелее всего мне было расставаться с Кори. Может от того что, она подслушав шутку, что я сказал Жина, расстаралась и понесла двойню? Или по тому, что в последние дни вообще воспринимал ее как заботливую мать всего семейства? Хотя ей-то тянущей на себе сразу два хозяйства, было тяжелее всех и особо физически. Впрочем Кори, любило все мое семейство. Когда выяснилось, что она понесла двойню. Мои привезенные корейцы, не сговариваясь и не скрываясь, ходили за ней сразу двое постоянно. А бугор коряг, еще и своих парней прислал, кроме еще одной пары девочек горничных. Которых не было видно, но они постоянно были где то рядом.
   Жина от беременности посерьезнела и расцвела, став еще красивее. Я сдержал обещание, насчет ресторана, не смотря на то, что с животиком, ей ни петь не танцевать пока было нельзя. Выступала ее группа и две девочки Азами, которых она лично отобрала. За самим рестораном, пока она была "занята", приглядывала наша мотобанда и он фактически стал ее штаб квартирой, задавая тон всему району. Причем, он считался одним из самых безопасных и веселых мест в районе, молодежь туда гурьбой валила. Была пара накладок, когда ребята в мелкий салат настрогали прямо в зале дилеров наркотиков, но так как это было и с моего и с старшего по району Азами молчаливого одобрения, те просто поняли, что лучше быть беднее но зато живыми. Кстати, почему с моего? Не потому что я дал деньги на него, просто бос "коряг" как выходец из "моей" деревни, теперь почитал за честь, когда я его приглашал вместе попить чайку. Я никак не накладывал руку, на его дела, но он, как только я вернулся сам пришел и принес меч.
   Айя как жена самурая относилась к вопросу моего отбытия стоически. Только еще ближе сошлась с Кори. Я уже упомянул, что она воистину стала "мамой" всему семейству. При всей внешней легкости и восточной игривости, ума и рассудительности у нее хватало на всю эту компанию.
   Так что последний день я провел как обычно. И только за час перед тем как собрался уезжать, в доме собрались все. Плакала только Жина. Самурайский батальон как и положено, был бесстрастен и жалел только, что их собой не взяли. Впрочем, никто из них не сомневался, что не так долго этого ждать. В воздухе опять пахло дракой. И по этому, я им вполне серьезно обещал, что если будет возможность, то воины примут участие в настоящих боях. А самые умелые и достойные, по выбору группы охраны каждого дома, могут и сейчас наняться на государственную службу. Препятствовать не буду.
   Уходя, и произнося положенную ритуалом речь перед домашними, был краток и немногословен. Напомнив, что у каждого есть долг. И одним из своих, я так же почитаю помнить о них и своих детях. Следовательно, если смогу, то сколько бы не прошло, вернусь. В моей комнате по этому, все должно оставаться так, как будто это будет завтра.
   До нужного места меня подвез сын моего воина самурая, который уже постоянно числился водителем всей семьи. А еще тому причиной было, что я обязал его быть телохранителем Айя. После чего, лично учил его стрелять и постоянно рубился с ним на мечах и еще тому учил, что знал сам, но чему самураев не учат. По этому доверял больше всех, конечно не говоря об этом, но он и сам все понимал. Больше ни с кем лично я не занимался.
  
  
  Петер Ганедон Шелтон
  Хунг Куан.
  Личные записи.
  
  3043 год Декабрь.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Заповедник.
  Храмовая Гора.
  Хацима.
  
  "нелогичный шаг"
  
   Спрятав в кустах велосипед, переодеваюсь. Раскатав сетку, подвязываю между слоями пленку и вплетаю траву. Пленка от датчиков, трава, ну, вокруг ведь трава? Вот и вплетаю. Поверх.
   Первые посты сейчас за моей спиной. С того времени как я тут был в последний раз, ничего не поменялось. Я прошлую ночь и целый день через мощный телевик разглядывал. Хорошая вещ фототехника с хорошей оптикой.
   У второй линии, постов расходую первый моток тоненького провода и проволоки. Датчики, не вывожу из строя, а просто заставляю себя не видеть. Дождавшись смены постов, вслед за сменившимися, проскальзываю за третью линию. Точнее проползаю чуть в сторонке. И уже там матеря современные сигнализации, трачу остаток первого и почти весь второй моток провода.
   С последнего моего посещения, понатыкали аккуратные Синдикатовцы датчиков больше чем требуется. Наверно думали, что двойное перекрытие им поможет. Ну в общем то они правы, но не в том случае, когда чистят изнутри, а не снаружи. Обратно со сменой мне не проползти, когда они шли сюда, их прожектор слепил. А обратно, он меня подсветит.
   Лезу под крышу, тот костюм, который я по предмету в прошлый раз наворовал по всему комплексу, на месте. Мои метки нетронуты, на подволок никто не лазал. Подлаживаю ресивер сигналов и вывожу на экран микро нотепутера картинки. Никого. Прилаживаю передатчик сигнала изображения и включаю. Контролируя кидаю вниз мусор. Работает, на картинке ничего не упало. Спускаюсь вниз. Переодеваюсь.
   Старое доброе кастовое пренебрежение к уборщикам работает и тут. А работают они, круглосуточно. Лажу, по шкафчикам ища нужный мне квадратик пропуска. Найдя изучив, цепляю себе и взяв пакет и ведро, иду работать по пути кивнув двум уборщикам идущим переодеваться. Камеры я включил обратно закрыв дверь.
   В нужном мне здании камер мало. И на них смотрят не часто. Сами подумайте сколько надо людей, чтобы на всем комплексе следить за камерами. Есть ряд "опасных" мест за теми да. А остальное только "профилактически". Или с помощью системы поиска движения. Но в жилом корпусе такая система будет постоянно бить тревогу, едва кто-то шевельнется даже во сне. А если выставить грубо, то и какой смысл в ней?
   Придя к нужным комнатам, проверил охрану. Ничего не изменилось. Опять пришлось немного полазать. Беспокойную дамочку которая шастала по коридору, усыпил распылив специальный спрей. Конечно не сразу. Все должно было быть естественно. Она два раза зашла в комнату где находилась перед обходами, прежде чем присела и прикорнула, уронив голову на стол. Час с небольшим у меня был.
   Заклеив пленкой окно, снял детишек. Девочка, словно красуясь покрутила личиком. Прибрав, зашел к девочкам и оставил подарки. Морико кроме двух свитков и записки, фотографию.
   Свитки подтверждают, что ее ребенок зачат в браке и имеет высокородного отца. А это дает ему право не просто стать воином, а обучаться в престижной военной академии. А фотография, она умненькая, поймет. Там рядом ложбинка с полянкой и я там сделал навес, чтобы останавливаться когда уходил далеко и она об этом знает.
   Затем навещаю еще троих и ухожу. Остаток ночи ползу обратно снимая свои проводочки.
   Перед рассветом вышел к месту где спрятал велосипед и одежду. Переодеваюсь, и спрятав уже ненужное, заливаю все спреем от собак и животных. От животных, чтобы не разрыли.
   Морико догадалась. Еще не доехав до места встречи, поставил треногу в кустах на холме и следя через оптику заметил в утренней тьме между курганов на дороге, две белые фигурки на лошадях. Поругавшись на то, что они так быстро едут, задержался и проследил, не пошел ли кто за ними. Только потом спустился к велосипеду.
   Да понимаю, не профессионально. Зато по человечески. Очень не хочу уезжать не попрощавшись.
  Петер Ганедон Шелтон
  Хиро Самута.
  Личные записи.
  
  
  Петер Ганедон Шелтон
  Хиро Кэтсу.
  Личные записи.
  
  
  3043 год.
  Декабрь.
  Синдикат Дракона
  Мидвэй
  Континент.
  Заповедник.
  Храмовая Гора.
  Хацима.
  "прощание"
  
  
   Утро. Едва начинает светать.
  И я еду на стареньком велосипеде по тропинке вьющейся меж пологих холмов. Давно я тут не был, и похоже уже никогда их не увижу.
   На мне, старый потрепанный прыжковой комбинезон, летная куртка, кепи и солдатские ботинки. Плечо оттягивает рюкзак с пожитками, которых не так и много.
   Сзади раздается гул переходящий в дробный стук копыт и всхрапы.
   Остановившись оборачиваюсь. Кажется девочки нашли подарки.
   Обе всадницы почти синхронно, остановив лошадей, спрыгивают. И срывая маски кидаются ко мне. Обе раскраснелись от езды и чувств. Шагаю к ним и сгребаю обоих обнимая.
   Морико пытается колотить меня кулаками в грудь, а Тоши просто плачет.
  Постояв целую обоих и утираю им слезы.
  - Вы полоумные дурочки! Нельзя на коней после родов!
   Тоши всхлипывает, а Морико удивленно смотрит и спрашивает
  - Тебе сказал Омата?
  Вместо ответа описываю колыбельки малышек и сиделок. Ехидно добавив, что у Морико очень красивая рубашка вот только не надо во сне грызть большой палец и второй рукой между ног искать того, чего там быть не может.
   Тоши хихикает и ей тоже достается, потому, как она любит спать на спине и при этом храпит так, что чуть не срабатывает сигнализация. А вообще-то меня больше позабавило, что она трусики розовые, под подушку спрятала.
   Обе смотрят как на сумасшедшего. Я опять целую и печально говорю, что они так хорошо спали, что будить не решился.
   Морико бледнеет, наконец понимая, что я заходил к ним этой ночью, перед тем как уйти.
  И на глупый женский вопрос, мог ли я это сделать раньше, пожимая плечами, отвечаю
  - А зачем?
   Кстати травка в ложбинке оказалась мягкой, и мы еще часа три прощались, под веселые всхрапы коняшек. Но увы на всю жизнь не на прощаешься.
   Уже когда я спустился к дороге, Морико не выдерживает и я слышу ее крик
  - Хиро, тикусёмо! Так ты шпион?
   Я весело смеясь машу ей рукой и кричу в ответ.
  - Я разведчик Одзёсама!
  
  
  
  
  3044 год.
  Февраль.
  Новый Авалон.
  Континент Альбион.
  Авалон Сити - пригород.
   Пригород Столицы - Поместье Александра Григорьева.
  
   Родственники.
  
   Дом остался таким же. Даже Стрый сад с кажущейся своей не ухоженностью. Запахи травы, прелых листьев, коры, так и окутывали навевая сказочную дрему. Я шел по аллее и вдыхал эти почти забытые с юности запахи. До крыльца я дошел встретив только садовника. Старик видно недавно тут работал и не обратил на меня внимания. А может его предупредил привратник, которого я попросил не сообщать в дом, чтобы сделать сюрприз. Привратник, был старый солдат из нашей службы и он меня помнил и знал.
   Бросив на пол прихожей свой баул с вещами и взяв только подарки, поднялся и пошел в библиотеку. Там никого не было.
   Тогда, я сразу направился в будуар тетушки. Первого кого я встретил, конечно, была Гертруда. Старая горничная графини, встрепенувшись близоруко прищурилась. Опережая ее, я улыбнулся и приложил палец к губам. Подойдя и положив ей в руки подарок поцеловал в щеку. Тихо спросив
  - Мадам у себя? Войду?
   Когда она кивнула, тихо ступая, что в парадных сапогах удавалось только благодаря ковру, зашел. Тетушка сидела у окна в любимом кресле с книгой на коленях. Если бы не годы, я бы подумал что только вчера вышел от нее. От воспоминаний защемило сердце. Я заметил, что ее взгляд направлен куда-то над книгой.
  - Тетя Инга, вы опять портите глаза книжками!?
   Графиня вздрогнула, и удивленно обернулась
  - Бог мой Петер! Я как раз думала о вас! Вы не поверите, но Сашенька вчера тоже вечером вас поминал!
   Она отложила книжку. Но я уже подошел и присев на скамеечку для вязаний взяв ее руки в свои расцеловал.
   - Я только прилетел и сразу к вам. Не часто удается вырваться.
   Вспомнив о подарках, я занес оставленные у двери пакеты и поставил перед ней.
  Учитывая что обратно я летел коммерческим рейсом, в статусе успешного негоцианта, я мог и даже обязан был себе позволить багаж. По этой причине оставил в магазинах района красных фонарей приличную сумму. Правда, кое что, мне чуть не стоило небольшого состояния. Притом уже в Федерации, но я удачно обошел таможню, связавшись из космического порта с конторой и использовав, свои связи. Так что единственными серьезными тратами, стало офицерское ателье со срочным заказом и подгоном формы, и набивкой орденских колодок.
   Тетушака тем временем развернула подарки и позвала Гертруду, потому что их было много. Я стаял и млел, когда они раскладывая и перебирая кимоно и платья удивленно охали. Такие товары, были только на внутреннем рынке Куритсу. Кроме одежды, там еще были украшения, гребни, заколки и всякие женские мелочи. Неожиданно Тетя Инга повернулась ко мне.
  - Боже мой, мальчик это же ужасно дорого!
   Я улыбнулся. Потому, что умная женщина, сразу поняла, что все это купил не где-то здесь. Такие вещи сюда попадали очень и очень редко. И спрашивала явно, совсем о другом.
  - Тетушка, бога ради. Я летел обратно негоциантом, а какой негоциант без товара? Для моей службы он не нужен. Считайте это, военными трофеями.
   Она серьезно взглянула на меня и обняла прошептав.
  - Я так и думала, что тебя куда-то заслали, куда-то, далеко. И очень волновалась. Большое спасибо!
   До приезда графа мы так и просидели у нее, за рассказами и чаем.
   Генерал-гауптман Александр Григорьев, конечно уже знал о приезде племянника и где его можно найти. По этому услышав его шаги в коридоре, я встал и одернув мундир приветствовал, как и положено, строго выверенным кивком. Он ответил, но понимая, что жена не даст ему разыгрывать строгость, улыбнулся и обнял меня.
  - Рад тебя видеть племянник живым и невредимым.
   Еще немного посидев у тетушки, мы пошли к нему. По тому как мягко толкнула в уши акустическая волна, когда он прикрыл двери, я понял, что он включил защиту.
   Сев в кресло напротив, он подвинул столик с напитками и закурив коротко бросил
  - Рассказывай.
   Зная, кем и где он работал, я кратко описал свои приключения. Дядя, слушал не переспрашивая и не уточняя, только кивая каким то своим мыслям. Когда я закончил, он еще некоторое время сидел обдумывая полученную информацию пред тем как высказаться.
   - Твой анализ правильный. Это какая-то крупная афера четверки. То, что ты оттуда вышел целым, не только везение. Это видимо была уже часть не их игры. Где-то, их переиграли. И за этим, что-то очень крупное.
   Налив коньяку он отпил. Задумчиво гоняя его по бокалу, добавил
  - Завтра, поедешь в министерство. Документы, вместо временных, получишь на проходной. Я подведу к тебе одну девочку. Впрочем, ты ее знаешь, твоя однокурсница. Она мой человек, хотя это, никому знать не следует. Будешь работать с ней. Я скоро выхожу в отставку, так что самое время продвигать кадры.
   Я улыбнулся. В Министерстве Разведки при таких чинах, отставка ничего не значила, кроме того, что дядя теперь не будет каждый день надевать мундир. Но первое, что я вынес из его слов, то, что теперь буду работать впрямую на него.
  - Могут быть осложнения. Тот, кто не чаяв того, получил в моем лице проходную пешку, может иметь на нее виды.
   Дядя кивнул
  - Этот Майер, это не его настоящая фамилия, как ты понимаешь, и Капитан Лукас, неприятные люди. Работают они, очень результативно и за это их ценят. Но, грязно. За обоими тянется шлейф мертвецов. Я аккуратно наводил справки когда тебя командировали. Так вот, из всех кого они задействовали, ты единственный кто жив. Как я понял, ты видел их кухню и сделал выводы из увиденного. И для Лукаса, у которого кстати есть два прозвища, "чистильщик" и "могильщик", и для его шефа, ты по этому угроза. Так что, смотри за спину. Рано или поздно, но эта парочка, точно попробует избавится от тебя.
   Он отпил.
  - Это важно, но сейчас главное встреться с Еленой.
  - Элеонор Гилберт?
  - Да, майор Гилберт. Она возглавляет отдел особого хранилища архива. Вроде должность так себе, если не знать, сколько тайн там закопано. Поработаешь курьером. Я уже договорился. С одной стороны, это тебе покажется несерьезно. Но это не менее опаснее того, чем ты занимался до этого. С другой стороны, ты станешь персоной недоступной никому кроме ряда очень высоких лиц. И твоим знакомым, если они протянут к тебе опять лапки или не дай бог тявкнут, обломают и лапы и зубы. В прочем и поделом.
   Он нехорошо прищурился, видимо эта парочка, где то и ему перебежала дорогу.
  - Служить будешь там же где и прежде. Заодно подберешь себе личную команду. Нужно не более восьми человек. Основная группа и резерв. Списки отдашь Элен, для проверки и одобрения. То с чем ты будешь работать, требует абсолютной защиты. Сам понимаешь, какая это будет ответственность.
   Для всех, ты как обычно служишь, как и служил, иногда выезжая в командировки. Никто кроме очень ограниченного круга не будет знать, что по вызову будешь работать на нее. Начнешь с мелочей, вроде срочной доставки, но что и как будешь делать, не будет знать никто. Впрочем, тебя проинструктируют и не раз. Надеюсь, вы сработаетесь.
   Я улыбнулся.
  - Дядя, мы с ней были в неплохих отношениях. То, что попало в рапорты, было инспирировано по ее просьбе. Девочке, было трудно, и я согласился помочь.
   Григорьев, чуть склонил голову, выразив удивление.
  - Забавно. Значит, она умнее, чем я о ней думал. А ты, дальновидней. Кстати о дальновидности. То, что ты рассказал о заделе на будущее, там...
   Он кивнул головой, обозначая, что, имеет в виду
  - Не разглашай без нужды. Это, было очень умно. Отдавать это, не следует. Будем использовать сами. Есть у меня там, несколько людей, местные. Я прикажу здесь, кому следует, выдать разрешение открыть небольшой магазинчик. Это будет привязка и легальное окно для тебя. От тебя потребуются люди и все прочее. Как я понял, твои контакты среди корейцев, это могут сделать. Соответственно, нигде это не стоит упоминать. Кроме канала, фактория, средства не вызывающие следов, и не связанные с конторой, тебе, поверь, скоро они понадобятся. Впредь если будет возможность, делай так и в дальнейшем. В новой работе тебе потребуются и каналы и люди. Неплохо получить также каналы среди контрабандистов. Можешь считать это моим приказом, только не увлекайся. Твое участие в подобном не должно ни как офишироваться. Это, может привлекать к себе внимание. Сейчас, со средствами, увы, я тебе не могу помочь ближайшее время.
  - Средства пока, не проблема. Я сделал несколько вкладов, на те деньги, что конфисковал у банкира якудза. Так же вложил часть в предприятия. Счета выхода, номерные в КомСтар. Так что они безличны и не привязаны. Учитывая востребованность их услуг, считать себя бедным, еще долго не буду. И это между нами. Основная их касса, была черной, для обхода налогообложением. В рапорте, я упоминал лишь малую часть полученного, то что возможно как либо отследить, потраченную на легализацию и операции. Соответственно и сдал переведя на счет конторы, только оперативный остаток.
   Григорьев, рассмеялся откинувшись в кресле.
  - Так значит, ты богат?
  - Скажем так, я мог не пачкать руки, а только намекнуть, сколько он у них ворует. И взяв за это всего один процент, открыть свой небольшой банк. Там огромные ежедневные грузовые потоки и он умудрялся отщипывать почти от каждого.
   Дядя прищурился и налил нам еще.
  - А ты мне подал очень интересную идею. Даже странно как я сам до этого не догадался. Пожалуй, завтра я загляну к одному знакомому, в экономическом отделе. Так что считай, я твой должник.
  - Лучше коньяком, он у вас просто удивительный
   Дядя посерьезнел.
  - Если дело выгорит, я тебе подарю виноградник, где его делают, вместе с винокурней.
  - Ловлю на слове!
   Он рассмеялся.
  - Вот когда из тебя, наконец вылез Наемник! Прямо как Пауль заговорил!
  
  
  
  
  
  
  Глава пятая:
  
  
  
  
  Старая жизнь осталась.
  И казалось, все вернулось к началу.
  Не без новых добавлений но более правильная и знакомая.
  Казалось.
  
  
  3044 год.
  Март.
  Новый Авалон.
  Континент Альбион.
  Авалон Сити.
  
  
  
  0000000000000000
  0000000000000000
  
  
  
  3044 год.
  Март.
  Новый Авалон.
  Континент Альбион.
  Авалон Сити.
  
  
  
  
  
  
  Без даты.
  По сравнению - записано после возвращения из 2х годичной командировки 43года.
  Петер Шелтон.
  Личные записи.
  
   Отрывочно.
  
   Опять 347й. Это омой дом, между многими которые были и которые я сам стал создавать.
  Опять череда локальных драк за разные планеты. Нас быстро бросают в бой и так же быстро возвращают.Команда все чаще работает по специальным операциям на территории Федирации и Альянса. Порою, кажется, что начальство забыло, для чего создан отряд. Мы стали как говорят в русских колониях мастерами "на все руки".
   Но зато я опять с женой. И имею возможность часто бывать дома. Она сразу почувствовала изменения во мне. Пришлось намекнуть. Что делать, даже ей. А по сути, особенно ей, нельзя ничего говорить. Они ей очень понравились .
   Новая работа еще более расширила мои и так большие связи. И среди них были уже люди, которых, можно кому либо другому, видеть только изредка по три виду.
   Я уже говорил, что стал чаще видеть и дядю Пауля ушедшего в отставку
   Так как он прикупил у разорившегося баронета земельный участок на восточном континенте я баловал своиъх из 347 свежими овощами, фруктами и домашним вином. Старик меня баловал. Что-то он знал. Что? Или догадывался?
   Постоянно, летая по делам на Новый Авалон. Не мене часто навещаю дядю Александра. Иногда даже помогаю ему с делами в Ми Шесть, он иногда берет меня с собой используя как референта. Это дает мне опыт и понимание как руководят таким агентством. Понимая что все что делает, делает не из старческой блажи, стараюсь так словно каждый раз последний раз на службе.
   Кстати и Мариша тоже очень быстро понесла не смотря на все свои противозачаточные. Так что дети, теперь это мой крест. В связи с этим, я его даже вытащил к новой родне, помогла в этом естественно тетя Инга.
   Я поговорил с ней перед разговором с дядей. Она узнав о моей просьбе, прекратила разом все его отговорки, поставив во фрунт, лишь одним своим приказом.
   - Александр, ты обязан стать крестным этого ребенка.
   Против тяжелой артиллерии он был бессилен. Грозный генерал-гауптман заказал билеты на семейство и приказал начистить парадный мундир. На крестинах моя родня блеском медалей и мундиров затмила алтарь, а не то что нафуфыренную местную знать по линии моей женушки приглашенную на это событие.
  
   Пламя войны.
  
   С воем тревожных сирен по всем базам ВСФС вошло новое понятие слову Кланы.
   Кланы, как новый и неведомый противник.
   Мы были подняты по тревоге и брошены в огонь новой войны одними из первых. Удел военной разведки, всегда идти впереди. Вот только тут, мы прыгали не в перед, а назад. На потерянные нами миры. Все было очень плохо, фронты обязанные встать стальной стеной на пути вторжения рушились как катрочные домики. Мы буквально с горящими задами выскакивали с оккупированных планет. И снова и снова туда возвращались.
   17 ноября 50го. Уже на подлете к театру боевых действий наш прыгун едва не столкнулся с выпрыгнувшими в точке перехода кораблями отступающей войсковой группы. У них мы получили подтверждение столь необходимые нам, сведениям для полученного задания. На этот раз нас ждала настоящая работа. В атакующей группе, был засечен передвижной командный штаб. Это была наша цель. В спешном порядке техники готовили геликоптеры группы. Четыре для нас и четыре тяжелых типа Карнов. Два из них с легкими трехтонными вездеходами, два с форсированными турбинами, усиленным каркасом и распиленным трюмом. В трюмах от которых осталась только рама ребер жесткости, были закреплены мех типа Локуст. Такой же заметили у найденного штаба противника. А другого под руками тогда не было. Вернее были другие, но Карнов мог унести только этот. Да и эти Карнов, были разовыми машинами, ибо выжгут свое топливо и ресурс турбин без остатка неся такой массивный груз. Но дело того стоило.
   Уже на подходе к планете нас атаковали истребители Кланов. Но туда мы прошли почти без потерь. Они больше занимались теми кто оборонял планету.
   Не успели остыть дюзы Дропшипа, как мои бойцы неслись над опаленной землей в чреве вертолетов к точке выброса. Прикрывали наш прорыв, все наши истребители, оттянув от нас все воздушные цели. Мариша была в нашем прикрытии и мое сердце грел ее голос звучащий в наушнике коммуникатора. Да я боялся за нее но мы военные. Риск это часть того чем мы живем. Далее, мы сутки крались в нужный нам квадрант.
   Опознав цель, группа разделилась. Один взвод солдат ударил по замеченному неподалеку складу. Основная группа, выждав когда внимание клановцев будет отвлечено уничтожив охрану штурмовала штабную машину. В дуэли мы потеряли свой Локуст разменяв его на клановский. Машину не было жалко. Жалко было погибшего пилота. Бойца из моего отряда. Взяли пленных офицеров, но не они были главным трофеем, самым ценным были диски носителей информации. Оборудование и системы связи. Они были ценнее всех наших жизней.
   Информация видимо была действительно очень ценной. За нам сразу бросились в погоню. Но мы благодаря высокой мобильности, захваченным с собой машинам и геликоптерам ждавшим неподалеку, оторвались.
   Когда группа подлетела к точке эвакуации, защитный периметр был фактически прорван. Корабли стоящие на старте уже некому было оборонять. Погрузив добытое на дропшип, мы были вынуждены остаться оборонять его, он должен был уйти с планеты и из системы. Об этом знали все на корабле. И воины и летчики. Именно по этому, они на пути к прыжковому кораблю корпусами своих машин закрывали его от ракетных атак. Если не могли их предотвратить.
   Никто не хотел чтобы вся наша работа и потери, была бы напрасной. Мы должны были дать возможность дропшипам взлететь и донести полученную информацию до командования.
   Это было тогда важнее наших жизней. Информация о враге. И мы сделали все, чтобы они взлетели. Только группой они могли пробиться к ожидающим их Прыгунам. Очнулся я после операции, в плену. Меня оставили в живых и вылечили, только потому, что посчитали достойным врагом. Далее, был побег, и путь назад на "грабителе могил", так называли "черных трофейщиков". Осколки забрала нейрошлема изуродовали лицо. Теперь у меня был новый глаз, и половина его иссеченная шрамами, наводила ужас на смотрящих. Пришлось отпустить шкиперскую бородку, чтобы люди не воротили от него взгляд.
  
  
  
  
  
  
  
  Глава шестая :
  
  Феникс.
  Второе рождение.
  
  
  3050 год.
  27 ноября.
  Полевой госпиталь.
  Клан Волка.
  
  Материал без даты.
  Место.
  Событие.
  Загрузка материала.
  
  
  
  
  ПЛЕН
  
  
  
  
  Тьма. Боли нет. Но лицо жжет так, что кроме этого жжения невозможно ни о чем думать. Остальное тело будто не существует. Сознание изнывающее от жжения цепляется за голоса. Голоса доносятся как сквозь толстый слой ваты. Один из них, явно привыкший отдавать команды, болью отзывается в голове.
  - Это он?
   - Офицер. Изъят из кабины того меха, что вы повергли и приказали обыскать.
  - Допрос возможен?
  - Нег. Слишком большие повреждения.
  - Так приведите его в порядок. Сколько для этого надо времени?
  - Разумно ли тратить ресурсы...
  - Вы забылись?! Мне все равно, что вы сделаете. Я не спрашиваю, что для этого надо! Он нужен целым для допроса. Когда я смогу его допросить?
  - Три недели!
  - Две! Он должен быть готов к допросу, до отлета!
   Жжение нарастает и мое я, растворяется в нем.
   Боль пришла неожиданно. Не так. Боль, пробудила сознание. Она была такой сильной, что жжение, которое я последним помнил, уже казалось по сравнению с ней, легким бризом против урагана.
   С другой стороны, боль всегда со мной. Она то тише, то сильнее. Если она особенно сильна, значит со мной опять что-то происходит. И еще то, что я, еще жив.
   - Он очнулся.
   - Хорошо. Стабилизируйте. Проверим реакции.
  - Можем потерять. Он все еще на пределе.
   Со мною что-то делают. Странное ощущение, тело будто существует отдельно от сознания. Через некоторое время, первый голос звучит очень близко.
  - Вы меня слышите?
   Пытаюсь ответить , и это, удается.
  - Да.
   - Отлично. Заключительная обработка. В регенератор!
  
  
  
  Несколько дней, периодически прихожу в себя. Видимо я в медицинской палате. Меня окружают странные и резкие запахи присущие только медицине. Голова чем то плотно обмотана. И я так слаб что не могу двинуть ни рукой ни ногой. Сознание то приходит то проваливается в тьму боли.
   Сегодня с головы сняли повязку. Свет очень яркий и глазам больно. К ним, по очереди подносят какой-то прибор. Из него исходит резкий колющий свет.
  - Не закрывайте глаз!
   Через минуту или две словно в нутрии исходящего из него света начинают появляться фигуры.
  Говорите что видите.
   Называю.
  - Зеленый квадрат. Красный треугольник. Квадрат, черный.
   Фигуры становятся все мельче. Наконец я не в силах их различить и прибор убирают от глаз. Медик это делающий, показывает экран на боку прибора, и говорит, стоящему рядом мужчине в таком же, медицинском комплекте одежды.
  - Отличный результат. Сто для биологического и сто двадцать процентов на импланте.
   Я их больше не интересую, они уходят. Через некоторое время приходит более старший по возрасту и званию. Это заметно по морщинка у глаз, что видны над медицинской маской. Еще, на правой стороне груди именная планка и какой-то знак. Не могу разглядеть, что именно, знак блестит в свете потолочных светильников. Не дает себя разглядеть.
   Он смотрит не на меня, на приборы вокруг меня. Сзади него стоит женщина с ноепутером в руках и что-то тихо ему говорит. Что, я не слышу. По его жесту, она сдергивает укрывающий мое тело покров. И он наконец переводит взгляд на меня, но его интересует мое тело. Только оглядев его, он переводит взгляд на мое лицо.
  - Что вы такое? Чем вы заинтересовали воинов, что на вас приказали потратить столь ценные ресурсы?
   Мне трудно глядеть на него, подголовье очень низкое, я наклоняю голову к плечу, прежде чем ответить.
  - Я командир группы, обнаружившей и захватившей полевой штаб вашей ударной группировки.
   Мужчина удивлен, мимика, но морщится, так будто разговор ему противен. Женщина подает ему нотепутер и пока он читает с него, я гляжу на свое плечо. Что-то не так с моей кожей. Она очень бледная и гладкая, если не сказать нежная. Нет шрама от старого ранения.
  - Что вы скажете об этом?
   Медик подносит к моему лицу экран нотепутера. На нем, какие-то сложные химические формулы. Вернее не химические. Биологические цепочки и расшифровка кодов ДНА. Я не силен в микробиологии, но подобные, уже видел.
  - Если это мои ДНА, то не могу вам точно сказать. На до мной, проделали опыт. Тело подвергали улучшению, но не подробно рассказывая, что сделали. Формулы такие видел. Но значение не понимаю. Я солдат, не медик.
  - Тот кто вас связал, знал о этом?
   Я невольно рассмеялся. Сказалось нервное истощение за последнее время.
  - Доктор, последнее, что помню, это попытка прорыва периметра. Четыре вражеские машины, расстреливающие меня в упор. Одного я поверг. Дальше все смешивается. Только огонь и боль.
   Мужчина, ничего не говоря, поворачивается и уходит. Женщина, за ним. Я закрываю глаза. Процедура и разговор меня утомили, по этому, почти сразу проваливаюсь в забытье.
  
  
  
  
  З051 год.
  Декабрь.
  База клана.
   Уже несколько месяцев, я работаю с "техами", так тут называют техников. Как понял для меня это очень удачно. Прочих пленных используют на работах по проще. Тяжелее и грязнее. Естественно, мне тоже достается самая грязная работа. Но это лучше каменоломен или полей. Изредка меня вызывают из госпиталя. Делают анализы и еще что то. То что я тут, основано на их интересе и они держат меня поблизости, не доверяя работу в госпитале.
   В прочем, в этом есть положительные стороны. Я окреп и научился в полной мере пользоваться новой рукой и ногой. Да, и еще у меня новый глаз. Доктор выполнил приказ воина о моем лечении дословно.
   Еще, охране настолько примелькался, что на меня почти не обращают внимания. Теперь ничто не может помешать мне, покинуть расположение клановского лагеря. Но я пока хожу и наблюдаю. Не многие из моих коллег в разведке, могут похвастаться такой возможностью.
   Да, я разведчик, я наблюдаю за жизнью и бытом противника изнутри. Пока никому из конторы, до сих пор не удавалось внедриться в структуру клана. И не только потому, что мы сокрушительно им проигрываем в боях. Это как на моем прошлом задании. У них свой менталитет, свой язык. Надо быть одним из них или вырасти рядом с ними. А это время, которого нет. Внутри клана, нет чужаков. Для чужаков организованы специально мастерские и трудовые лагеря за пределами расположения. На территорию, их не пускают. Один я, в статусе ни то пленного, ни то некоего объекта исследования касты ученых.
   Воин благодаря которому я живу, погиб. Но я заинтересовал старшего, медицинской группы. После изнурительных допросов, меня оставили у себя медики. Это каста ученых, и теперь, между обследованиями и опытами, я работаю в мастерских госпиталя.
   Открываю глаза. Подушка пропитана потом. Столько лет прошло, а во сне все так реально будто происходит еще сейчас. Яркие цифры на часах будильника, освещают комнату. Раннее утро. Сон уже не идет.
   Встаю и делаю зарядку. Уже после душа, когда пью кофе, замечаю сигнал на нотепутере. Пришло сообщение. Ничего особенного. Снова ждать. Иду в комнату и сажусь на диван.
  
  
  З051 год.
  Декабрь.
  База клана.
  
  Частная жизнь двух техов.
  
   Выпал снег. Сухой и пушистый. Вся площадка перед ангарами искрится. Красиво.
  Рядом со мною стоит и пьет кофе Тех из соседней группы. Коренастая и угрюмая Или. Сегодня нет работ, у клана праздник. Или назначили дежурить. А мне не положено и чтобы не сидеть в казарме или не попасться кому на глаза ушел в мастерскую. Ну а Или, она тут будет торчать одна пока все не вернуться. Ее, как самого молодого теха, да еще и с гонором, вечно третируют. Вечно ставят дежурить по мастерской в самое неудобное время. По этому и сейчас, оставили дежурить без смены. А нам с ней, в последнее время, так это и удобно. Можно заниматься своими делами, не прячась. Почему? Ну чуть позже поймете.
  - Попробуй бутерброд.
   Или берет и механически жует.
  - С кофе. Пожуй и запей.
   -Ут, вкусно.
   Сажусь на корточки и леплю снежок. Или, странная девушка. Она не стала воином и теперь тех. У таких как она, в клане не завидная судьба. Это я не жалею ее, а просто рассуждаю. У них своя жизнь, у меня своя.
  - Дай еще.
   Открываю ящик от инструмента и даю ей следующий бутерброд. Я ее приручил. Точнее она думает, что приручила меня. Ее воспитывали как воина. Тех, она всего второй год. Совсем молоденькая. Я на ее фоне глубокий старец, впрочем как и для многих тут, ну кроме "вольняг". Это те кланеры, кто рожден естественным путем.
  - Налей.
   Достаю термос, сделанный из небольшого старого резервуара для активного химического реактива. Им иногда травят ржавчину. Все думают, что это он и есть, а там, кофе. Отряхнув руки сажусь на ящик с деталями сметя с него снег. Или сыто рыгнув, протягивает мне пустую кружку. Мою кружки снегом и грязный снег запихиваю под него. Сидим, смотрим на снег.
  - Ты сегодня неправильный!
   Улыбаюсь.
  - Почему?
  - Как пришел, молчишь. Не одного глупого вопроса.
  - Снег. Красиво, тихо. Люблю когда так, вот и любуюсь.
  - Это твое Бусидо?
   - Да. Как я тебе рассказывал, его, надо тренировать и в этом.
   Она оживляется.
  - Покажи!
   Улыбаюсь.
  - Опять будешь обижаться.
  - Нег.
   Или спрыгивает с ящика. И становится в стойку. Стоит почти правильно. Как я научил.
  - Закрой глаза. Расслабься. А теперь представь, что ты все видишь. И вокруг стоит такая же как сейчас тишина.
   Или старательно выполняет то что сказано. Когда мимика лица расслабляется, продолжаю.
  - Хорошо. А теперь, представь, где я, и что держу в руках палку, и хочу ударить.
   Девушка сразу напряглась.
  - Не верно. Надо представить именно из того состояния которое было до моих слов. Почувствовать угрозу, и только потом действовать.
   Открывает глаза и обижено сопит.
  - Покажи!
   Спрыгиваю, кидаю ей универсальный удлинитель для ключа и встаю от нее в двух шагах на колени. Причем спиной. Закрываю глаза. Ее никто не учил слепому бою. И для нее, это трюк или обман. Сопит. Переступает с ноги на ногу для баланса.
  - Ударить?
  - Ут.
  И сразу ставлю блок ладонями. Лупит она без шуток и может сломать ребро или руку.
  - Отступи на шаг. Не сопи. Не топай! Бей не туда, куда привыкла. А туда, куда противник не ожидает!
  Она делает. Но сухой снег, скрипит. А материя синтетического комбинезона шуршит. Блок, подсечка, удар.
  Бью ладонью, чтобы не покалечить, но больно, чтобы запомнила. Я учил ее падать и не раскрываться.
   Опять сопит, поднимает удлинитель.
  - А если я его кину?
   - Отобью. Но могу повредить руку. Такие железки, лучше отбивать чем то. Или ногой, если противник не рядом.
   Отходит и бросает. Прямо на ходу. Почти угадал. Задел удлинитель краем ботинка. Но ведь все равно отбил. Так бы мне в лицо попал. Хулиганя, из того положения в котором отбивал, встаю в стойку на руках и подмигнув, дразню ее показывая язык. Насупилась, но видно что довольна представлением.
  - Не подглядывал? Ут?
  - Нег!
  - Рассказывай!
  - Человек, не может быть абсолютно бесшумным. А еще он пахнет. Упражнение учит наблюдать. Сначала в тишине, чтобы понять, как его найти и что он делает. Затем при шуме, чтобы вспомнить, как его найти и различить его движения при шуме. Даже брошенный предмет издает звук. Когда ты это умеешь, начинаешь реагировать на угрозу и опасность автоматически. Сразу представляя что он делает и где. И среагировать на угрозу. Это становится как часть чувство боя, когда ты его не видишь, но заранее, знаешь что сделает противник.
  - Я пахну?
  - Фиолетовое мыло. Мыла руки, лицо всполоснула. Зубы чистила этой вашей пастилой. Но еще больше пахнет кофе, которое пила.
   Хмурится.
  - А еще, у тебя скрипят ботинки, левый особенно громко, когда на носок упор. И комбинезон шуршит. А твой любимый пистолет, болтается в кобуре и стучит. Кстати, застежка кобуры гадость. Пока расстегнешь, я тебя уже скручу.
   Щурится. Не верит.
  - Покажи.
  - Обидишься. К тому же это нападение на охраняющего объект.
  - Нег! Покажи!
   Напряглась. Смотрит при щурясь. Выгибаюсь и покачиваюсь улыбаясь. Делает пол шага назад. Я из стойки делаю маховое сальто, и сразу еще одно. На выходе из второго бью вскользь, пяткой по кобуре закрывая ее. Руками, одной деактивирую пряжку, другой срываю с нее пистолетный ремень. Немного акробатики, и резкости. Шаг назад, держу ремень с кобурой на вытянутой руке. Хотел бы, уже убил или застрелил. Или, это понимает и немного озадачена. Вырывает у меня из руки ремень и одевает. Видно, что хочет наорать на меня с обиды, но держит обещание. Еще бы, не обидеться, она обученный воин клана, хоть и потерявший статус на испытании. Я, никто.
  - Идем, холодно.
   Подбираю удлинитель, кладу в ящик и мы идем в ангар. Там поднимаемся в комнату дежурного. Или осматривает мониторы системы охраны. Никого. Все уехали и вернуться только завтра вечером. Только в госпитале дежурная смена техников и один медик. В лагере две точки пехоты. И никому нет дела до пустых мастерских. Мы в тылу, а до следующего корабля с ранеными и поломанной техникой, еще неделя или две.
   Я пристраиваюсь в уголке и открыв нотепутер, который сам собрал из выброшенных деталей залажу в местный Чаттервеб . Как не странно не смотря на праздник там порядка двадцати пользователей. Наверно тоже на дежурстве сидят. Нахожу приватную груупу.
  Змей Вольняга: - Всем: - Привет пробирочники.
  XZM0321: - Всем: - Опять шум в канале.
  ELM00 X21: - Всем: Глядите кто приполз. Выпустили из загона?
  Змей Вольняга: - для ELM00 X21: - И тебе чисто неба, Примат Пернатый.
  XZM0321: - Всем: - Записано. Учтено.
  ELM00 X21: - Всем: - Найду, дезинтегрирую.
  Змей Вольняга: - для ELM00 X21: - В кабине еще пахнет? Со следующим грузом, пришлю цветочный дезодорант.
  XZM0321: - Всем: - Записано. Учтено. Это уже третий? Аф?
  Змей Вольняга: - Всем: - Будет третий. Слово Вольняги!
   Или над плечом прыскает со смеху.
  - Так это твоя работа?
  Вздыхаю.
  - Нег. Как я мог? Я же и близко возле его Ястреба не проходил. Кто меня к такой машине подпустит?
  - У него и правда на панели орел из слоновой кости?
  - Был. Теперь, нет. И ему уже второй раз замки на люке сменили.
  Или обходит меня и пинает ботинком нотепутер.
  - Смотри в глаза!
   Делаю дурашливые невинные глаза и хлопаю ими глядя в ее. Она не выдерживает и уперев в бока руки громко хохочет.
  - Значит и ворону дохлую не ты, в кабину подкинул? Восстановив ту надпись. Ут?
  - Как я мог?! Он же гроза всех техов и воин самого великого клана из кланов! К тому же тогда они стояли на втором периметре. От, нас, это почти пол дня на машине. Ну или четыре часа на велике, по буеракам.
   Искренне возмущаюсь. И опять хлопаю глазами.
  - На велике? Напрямую? Ночью?
  - Аф. Там еще точка элементалов мехи сторожила, когда они в палатке дрыхли. А водитель машины, который ее привез и пайки, спал в кабине.
   Или села на корточки перед мной.
  - Зачем?
  - А зачем тебе, хорошо драться?
   Она задумалась. Вообще то, я ее на это и поймал. ELM00 X21, был мех воином, который ее избил. Избил без причины, срывая злость что его мех вовремя не вышел из ремонта. Избил жестоко, потому, что она сопротивлялась. Сломал пару ребер и руку.
   Я поймал ее просто. Когда она шла со мены, за ангаром устроил разминку и делая вид что не заметил ее, показательно сломал рукой пару деревьев.
   Она меня отловила и для пробы попробовала поколотить. А когда убедилась что дерусь я хорошо, гораздо лучше ее, и сказала, что доложит, если не научу драться так же. Я согласился, но в обмен потребовал, чтобы она рассказывала о клане. И отвечала на мои вопросы. Согласилась, при условии, что никаких с ее точки зрения секретов рассказывать не будет. Вот так она "приручила" меня. Дерется она уже очень неплохо. Не чета мне, но куда лучше, чем было. И уже раз намяла бока теху из своей группы.
   У нас с ней не дружба. Она чистокровный, не вольняга. Для нее я все равно человек низшего сорта. Так воспитана. В прочем, она даже не догадывается, что я это уже проходил. Но она уже не морщится при одном моем виде, и относится почти по человечески. Приняв как данность, что дерусь я на кулаках, куда лучше многих воинов. И что как тех, тоже лучше ее, хотя и не тех вовсе. Когда узнала что я мех воин бывший, сначала даже не верила. Даже прочитав про это в рапорте их же клана.
   Опять пнула ботинком.
  - Зачем?
   Вздыхаю.
   - Ты, бывший почти мех воин. Я, бывший почти мех воин. Остальные техи. Я помогаю тебе. Ты помогаешь мне. Не дружба, не любовь. Но если придется драться, я защищу твою спину.
   Смотрит с недоверием.
  - Я лучше тебя стреляю и дерусь. У меня более восьми побед на мехе.
  - Более восьми?
  - Два ваших, шесть наших. Это личные. Я был командиром подразделения разведки. Перед тем как меня пленили, мы напали на ваш штаб. Там мы уничтожили в пешем порядке, два меха клана и точку элементалов.
  - Сколько вас было?
  - Двадцать восемь бойцов. Две группы по четырнадцать человек. Я командовал обоими.
  - Какие были мехи?
  - Самонер и Локуст.
  - Расскажи.
   Киваю на диван. Дозволяет. Стараясь говорить понятным ей языком, описываю подготовку миссии и ход выполнения, до прибытия к дропшипам. Слушает как ребенок, только чторот не раскрыла, изредка перебивая прося подробностей. В конце помолчав добавляю.
  - Могу скопировать запись допроса. Ее в медицинском блоке, где меня мучат, на компьютере держат, а код входа, я видел.
   Киваю на копьютер на столе. Соглашается. Вхожу в сеть, копирую. И сижу на диване, пока она просматривает записи, играясь своим нотепутером. Мне там ничего не интересно, уже видел. Наблюдать себя под наркотиками, тошно. Насмотревшись, Или подсаживается рядом. И смотрит насторожено. Я про себя улыбаюсь. Хорошо хоть не с призрением.
  - Я не знала.
   Пожимаю плечами.
  - Почему не сбежал?
   Улыбнувшись отвечаю честно. И чуть шутливо.
  - Мне пока, у вас интересно. И еще, мне надо научить одного теха драться. Вдруг возьмет, да как-то воином станет, а драться, не умеет! Позор?
   Улыбается. Даже дружески пинает меня ботинком. Вот ведь манеры у нее. Но это у нее, почти нежность. Пнуть , или стукнуть. По моему ей даже это приятно, что меня, того кто ее может пальцем вырубить, можно пнуть, и не получить сдачи.
  - Дай кофе!
   Достаю термос. Она с сожалением смотрит внутрь. На мой кофе она подсела. Еще бы, я его у местных выменял, да еще коньяк и ликер туда подмешиваю. Тоже выменял. Большая теперь редкость.
  - Забирай. Я сейчас еще сделаю.
   Забирает . А я выхожу и иду к нашей части ангара, той где работают вольняги воде меня. Там у меня вот на такие случаи пара заначек есть. В подсобке, ставлю кипятиться воду, а сам лажу по тайничкам. Кофе делаю в кожухе фильтра тонкой очистки. И с ним возвращаюсь. С кофе, принес еще пару мясных консервов. Или не удивлена, она знает, что я из отходов мастерю всякие штуки и меняюсь на них с местными. Особенно в ходу самогонные аппараты. Но всегда довольна, когда я ее подкармливаю, под эгидой того, что ей как бойцу надо набрать мышечную массу. Кстати с моей подсказки она теперь еще по утрам бегает и делает упражнения на растяжку которые я ей рекомендовал. Старается.
   Сижу смотрю как она с видимым удовольствием ест. А ведь только недавно слупила два большущих бутерброда с консервированной колбасой и овощами. И ловлю себя на том, что улыбаюсь. Она не так уж и на много младше меня. Но, сейчас я испытываю радостное чувство, как мать кормящая голодного ребенка. А она ведь и в правду почти голодный ребенок. Пайка с нашими нагрузками ей не хватает. Фронт ушел в перед, снабжение стало хуже. Да еще клан готовится к какой то заварушке между кланов.
   Или неохотно отрывается от банки с ветчиной и жалобно глядит на вторую. Наелась, но все равно хочет еще.
  - Ты не будешь? Ут?
  - Нет, спасибо. Поел, пока готовил кофе.
   Глаза сверкают радостью. Не замечает, что когда посмотрела на меня лицо расслабилось и выглядит счастливым. Как не много, надо для счастья ребенку. Подраться и вкусно поесть. Я у нее уже почти как бог.
   Не зная чем заняться еще, вдруг встает и подойдя, плюхается рядом со мною.
  - Покажи фотографии.
   Три вид тут стоит плоханький. Гражданский, конфискованный. Когда линкуюсь, приходится перебирать каналы. Он вечно их теряет.
   Вывожу картинки. Я и тут не оставил свое увлечение, правда вместо обычной камеры, вот этот нотепутер с головкой. Тоже приходится прятать, техам такое не положено. Нахожу альбом который составлял специально для нее. Конечно же Мехи, следы боев, разрушенные укрепления. Макро снарядов и ракет. Недавно нашел базу с записями сражений и сделав нарезку натаскал фото и пару роликов под музыку. Возился с роликами пару ночей. Вышло неплохо. Кстати надо бы ей показать наверняка понравится. Я их делал именно для такого момента, чтобы "порадовать ребенка".
   Сморит внимательно, жадно. Сжимает кулачки, ноздри трепещут. Забавная у нее реакция. В такие моменты она забывает свою "гордость кланов" и становится сама собой. Улыбнувшись, отыскиваю директорию с роликами и делаю звук погромче. Первым ставлю классическую "валькирию". Она точно никогда его не слышала. Откуда в кланах опера? На трек "полета Валькирий" к тому же еще наложен трек переговоров пилотов.
   Когда начинается ролик, она удивленно смотрит на меня, но уже при первых аккордах "залипает". Я специально делал клипы и динамичными, и драматичными, стараясь передать весь накал боя. На мой взгляд, вышло сильно. Особенно второй, он сделан на Треке "Прохоровка" из одноименно исторического фильма. Я туда из него тоже сделал нарезку, там много близких планов. Режиссер фильма, был точно мясник, кровь и осколки брони, так и брызжут с объема экрана в зрителя. Смонтировал их с современными.
   Или увлеклась уже первым настолько, что ее не очень красивое личико заострилось. Переживает. Когда трек кончился, она удивленно и очень обижено, посмотрела на меня. Ноздри трепещут, дышит тяжело. Как после трудной тренировки. Второй клип начинался видом степи. Утро, уже встало солнце но еще стоит в низинах легкий туман. Травы, шум ветра, музыка начиналась медленно нарастая, и в нее вплетался лязг гусеничных траков и рокот моторов. Композитор был по своему гениален. Вот над травою из тумана надвигаются туши стальных монстров. Изображение начинает подрагивать, так я имитировал то что ощущаешь когда рядом идут Мехи. Наложенный трек разворачивающейся с марша боевой группы. Музыка все сильнее и тревожней. И вот разом, без прелюдий, прокатывается вал огня. Танки и мехи броском сходятся. Крики треск и звон рвущегося металла сплетаются с мощными аккордами музыкального трека. Клип вышел длинный, почти небольшой фильм. Я сам делая клип, так увлекся, что почти сделал съемку небольшого эпизода, где один воин на Бешеном псе прорывает атакующий строй противника нахлобучив их командира. Ну и конечно красиво гибнет. Как же без этого? Кадры для этого искал долго, пришлось кое-что ретушировать, чтобы из трех съемок разных машин, вышло кино про одну.
   Музыка уже ревет так, что слабенькая аудио система тривида слегка захлебывается и заставляет низами, дребезжать листы гофры, которыми обита комната. Или, подалась вперед, вздрагивает от разрывов. Не замечает, что ее наработанное спокойствие рухнуло, как ее руки что-то ищут на диване, а ноги подрагивают. По моему вся она уже в том мехе, что рвется сквозь валы огня и стали к своей цели. Когда идут финальные аккорды и кадры горящего взрытого поля, вскочив, сгребает меня, схватив за грудь комбинезона. Откуда только силенки взяла. Откормил на свою голову. Лицо пунцовое, глаза бешенные, трясет меня как, даже не знаю что. Не найдя слов лезет в дарку. Беру ее в захват . Пытается бить головой, коленом, даже укусить. Научил на свою голову. Валюсь спиной на диван, чтоб сузить ей пространство для брыкания двумя плоскостями и как могу сильнее стискиваю, оплетя руками и ногами. По моему, все таки губу она мне разбила. Подергавшись, чуть притихает, и как-то сразу расслабляется. Не ослабеваю хватки, сам учил ловить противника на такое вот расслабление или вид того что шокирован или потерял равновесие или сознание. понимаю, плачет. Эк, ее "искусство" то проняло. Вся разгоряченная сердце стучит как пулемет, ощутив на лице влагу, вдруг понимаю, плачет. Поворачиваю к ней лицо, которое прятал зажав к спинке дивана, от ударов. Плачет неумело и некрасиво, навзрыд, закрыв глаза и прижавшись к моему плечу. Наверно первый раз в жизни, вот так свободно и открыто. Лежу молча прижимая к себе. Кто ее знает, чего она еще отчебучит.
   Выплакавшись затихнув еще некоторое время лежит. Наконец не открывая глаз буркает почти нормальным голосом.
  - Пусти!
   Медленно расслабляю руки и ноги. Открывает глаза и сморит сердито. Глаза красные лицо расслабленное, мокрое. По моему ей идет быть расстроенной. Лицо не сведенное вечным выражением "я сильная и гордая" даже становится красивым. Или это я такой извращенец тут стал, без женщин?
   Пока размышляю, она тоже видимо о чем то думает, и что характерно, валяясь на мне.
  - Ни кому говори! Ут?!
  - Про клипы или кофе?
   Зарабатываю ощутимый тычок по ребрам. Ожила, становится собой. Шипит сквозь зуюбы
  - Вольняга чертов.
   Что не мешает ей в прочем, оставаться в прежнем положении. Да и шипит, как то не обидно, а с какой-то странной интонацией. Такую, еще у нее не слышал. Наконец, сползает с меня и садится. Нашарив в кармане на бедре фляжку из которой доливал в кофе коньяк смешанный с ликером, подаю ей. И она, сделав пару глотков кашляет и таращит глаза. Перехватив выпавшую из ее рук флягу, закрываю и прячу. Она девочка спортивная, огнефир с техами не хлещет, считая это придурью и недостойным себя. Что кстати ее, тоже от них отдаляет только. Подаю ей стоящую у дивана кружку своего кофе, запить. Сделав глоток прислушивается к себе. Могу ей итак сказать что чувствует. Тепло в животе и расслабленность, нервы успокаиваются. Коньяк с ликером это почти как спирт по крепости, только пьется мягче.
   Зарабатываю за внимательный взгляд очередной тычок локтем. Причем попадает почти по причинному месту. Уйкая сгибаюсь, чем вызываю ее смех. Вот смеется, она хорошо. Искренне и радостно.
   Почти пришла в себя.
  - Драться будем?
  - Обязательно.
   Вскакивает и ставит охранную систему на полностью автоматический режим. Затем сняв пистолетный ремень с кобурой, недовольно командует
  - Чего разлегся? Идем!
   Спускаемся в ангар и идем переодеваться. Тренируемся обычно в рабочих комбинезонах. И это правильно, что чистые пачкать и рвать?
   Начинаем с разминки. В какой-то момент она, опередив меня, атакует. И это тоже правильно. Воин всегда должен быть готов. После двух схваток, поясняю что ей было сделано не так. Снова сходимся.
   Затем делаем перерыв в котором отрабатываем удары и приемы. И я показываю как обычно, что-то новое.
   Сегодня у нее просто праздник. Целый день можно заниматься, не думая о том, что кто-то увидит. Если бы поймали за этим, кроме времени для зарядки, навалили бы дополнительной работы, еще наорав на нее при этом. А если бы застукали за тем, что занимается со мной, это был бы вообще скандал. Связалась с вольнягой, учит его бою. Позор! Ужасный позор.
   Задумавшись пропускаю пару ударов. В отместку, кувыркнувшись, звонко хлопаю ее ладонью по попке. И она, кинувшись мстить, так бурно атакует, что загоняет меня в угол.
   Немного дав ей выпустить пар, парой длинных ударов и нижней акробатикой, деблокируюсь.
  Отчитываю ее за то, что она позволила себе разозлиться. Если быть серьезным я ее мог положить несколько раз пока она атаковала поддавшись гневу. Показываю как и когда. И сам себе переча, рассказываю, что если уж она так сделала, что икак должна была сделать используя прилив сил вызванный гневом.
   Сопит. Злится но слушает внимательно. Еще раз повторяю трюк с акробатикой и шлепаю ее по попке, еще более жестко и звонко. Так, чтоб у нее ее жгло.
   Разозлилась по настоящему. Но урок поняла. Проламывает мои блоки и я лечу на пол кувырком.
  - Ты не бил!
  Встаю потирая ноющие ребра и разминая ушибленную ногу.
  - Не бил. Ты двигалась и контролировала меня очень хорошо. Была пара окон. Если бы ударил покалечил.
  - Покажи!
   Показываю. Сопит. Для уяснения того что сказал, опять устраиваю фокус. Беру доску, кладу на верстке между тисков. Показываю, как двигался, обратным ударом за спину, проламываю ее.
   Черт, а больно то, как. Давно не занимался укреплением рук. Да и доска отсырела, мог искалечиться.
  Глаза горят, сопит сморит на обломки доски. Знаю, что уже пробовала так. Но только руки отбила. Теперь по моему совету, укрепляя руки и пальцы, по утрам бьет руками и пальцами в ведро с мелкими пластиковыми шариками из какой-то технической засыпки.
   Снова спарринг и заучивание. Под конец немного гимнастики, и для расслабления и для пользы. С ней у нее совсем туго. Но уже куда лучше, чем пол года назад.
   Уже поздно и оба притомились. Пока она проверяет периметр и охранные системы, иду и разогреваю душ. Он тут в пристройке к ангару и не отапливается. По этому, включаю на полную сразу все распылители и подаю горячую воду. Тут своя система снабжения водой, идет от сгоревшего при штурме планеты городка. Воду, никто не учитывает. В холодном еще помещении, уже через минуту, стоит плотный пар. Раздевшись, стираю в ведре комбинезон и потное исподнее. Хлопает дверь и в меня летит комбинезон Или. Стираю и его вместе с майкой и трусами. А чего, мне не жалко. И вообще я ее все больше воспринимаю как большого немного вздорного ребенка.
   Выстирав, вешаю чистые на трубу и убрав ведро, сам иду под душ. Уперевшись руками в стену, закрываю глаза и стою отмокая, расслабляюсь, думаю чем ни будь легком. Что-то не так. Открываю глаза, кошусь назад. В клубах пара, Или. Стоит чуть сзади сморит прищурясь. Хотела подкрасться? Утренний урок проверяла?
  Кстати фигурка у нее стала гораздо более спортивней. На животе появились квадратики мышц преса. Плечи стали шире. Даже талия резко обозначилась. На фоне этого, груди подтянулись и попа стала поджарой и округлой. Усмехнулся, кому что, а мне кобелиться. Хотя надо признать, что она стала куда привлекательней и короткая стрижка идет ее новой спортивной фигуре.
   Видя что я ее разглядываю, подошла ближе.
  - Услышал?
   Улыбаюсь в ответ. Она неожиданно меняет тему, ошарашив вторым вопросом
  - Я тебе нравлюсь?
   Надо заметить, тут у них с нет понятия любви как у нас. Любовь, брак и семья, обычно относится к вольнягом и "верно рожденными", презирается. Сами понятия о этом на уровне грязных ругательств. С сексом и всем таким, полный бардак. Инструктор может просто приказать кадету прийти на ночь. А вопрос влечения решается на уровне взаимного удовлетворения потребности в этом. В кастах ученых, медиков и торговцев бывает, чтото вроде семейных пар. Но это на уровне взаимной симпатии, не дай бог сказать что у них любовь. В круг равных или просто семенняки на уши намотают. И вот это. Вернорожденные не путаются с вольнянягами. Это позор. Если только так приперло, что сперма на уши давит.
  По этому, отвечаю аккуратно
  - Ты очень похорошела начав заниматься. Прямо настоящая воительница из преданий.
   Предания, этоместные легенды о клане. Длиннющий текст у каждго клана свой вариант. Там про их клан история и про всех их героев и отличившихся воинов.
   Улыбается. Ответ понравился. С интересом разглядывает меня. Подошла ближе
  - Что за шрамы?
   Рассказываю. Она даже трогает некоторые. Ребенок он и есть ребенок. Свихнувшийся на чести и всем что связано с войной. Такими их воспитывают. Я и сам если подумать, почти такой же.
   Тыкает пальцем в Демона.
  - Почему такой большой? Это же неудобно!?
   Решаю хулиганить напропалую, повеселив ребенка.
  - Это тоже мое оружие!
   Смеется. Но только до той поры, когда на ее глазах Демон не набирает свою силу. Я поднапрягся, благо и особо трудиться то не надо, когда рядом голая девушка.
   Стоит замерев и как говориться вытаращив глаза. На лице очень смешное выражение. Она уже привыкла, что я ей не вру. Рассказываю куда более чем остальным. А я еще добавляю ей размышлений. Напрягаюсь показывая коронный номер. Это когда демон, полностью в эрекции и топорщится венами.
  - Ух!
   По моему, она восхищена. Точно никогда такого не видела.
   Протягивает руку и касается. Отдернув руку, хмурится и становится пунцовой лицом.
  - Убери! Слышишь?!
   Вздыхаю, поворачиваюсь спиной и шаманю, чтобы Демон успокоился. После долгого перерыва без работы он упрямится. И чуть не пропускаю удар в почки.
  - Дурак!
   Слишком громко и не обижено. Успокоив Демона, выключаю воду убираюсь и забрав постиранные комбинезоны выхожу в раздевалку. Или уже нет. Обтираюсь фильтрами. Синтетические фильтры вместо полотенец. Клан экономит. Иду в ангар и повесив комбинезоны и белье сушиться. Затем готовлю кофе и взяв еще банки с едой иду в дежурную комнату.
   Или сидит за столом дежурного насупленная. Ковыряет белковый паек. Наливаю ей кофе и ставлю рядом вскрытую большую банку ветчины с пачкой мягких пресных галет. Как десерт ставлю вторую банку с мелкими солеными огурчиками. Вижу, что глаза ее сразу засверкали, но делает вид что ничего не происходит. Сам сажусь на диван. Я успел перекусить, пока готовил кофе. Смотрю, как жадно но аккуратно ест. Это она так удовольствие растягивает. Кстати о ветчине. Тут это даже у гражданских дефицит. Я шаря по окрестностям случайно наткнулся на раздолбаный транспортер слетевший в овраг с моста. Там все заросло и он скатился в заросли. Никто его не искал, так он там и лежит. Его кузов, был забит всякой рухлядью. Видимо пытался сбежать кто-то богатый. Кроме вещей, там был велосипед, на котором я иногда катаюсь и несколько ящиков всяких консервов. Их то я в первую очередь и перетаскал, попрятав по всяким тайникам. Велосипед в этом очень помог. Все не на руках носить, да и куда быстрее. Или знала о велосипеде. Я ее на нем научил ездить. И еще приделал к нему мотор стартера. Получился электроцикл. Почти мотоцикл, но быстро не поедешь, жутко трясло у велика не было амортизаторов.
   Или доев, косилась на банку в моих руках. Которую я ей пока не дал. Такую, я еще не приносил. Не выдержав, со мной она вела себя не как воин а порой как действительно ребенок, спросила
  - Что там?
  - Растение, семейства бромелиевых. В собственном соку, дольками. Без кожуры.
  Смотрит непонимающе
  - Десерт. Поощрение за хорошее занятие.
   Ставлю также открытую банку перед ней. Нюхает, смотрит недоверчиво. Подцепляю ножом дольку, ем и подмигнув, сажусь обратно на диван.
  . Ананасы она живьем точно не видела. И консервированных, тоже не ела. Есть сначала с недоверием. Потом чуть ли не с восторгом. Подсказываю.
  - Сок, тоже вкусный.
   Когда банка пуста, сыто икнув, ставит ее на стол и смотрит в нее с недоверием и какой то обидой. Даже по моему немного озадачено.
  - Наелась?
   Когда кивает, убираю банки и ее недоеденный паек. После моих консервов, эту гадость она точно есть не будет. Убираю в пакет, чтобы потом выкинуть. Протираю стол. Тянет меня за рукав.
  - Покажи еще раз про мехи!
   Включаю три вид, сажусь на диван. Довольная и сытая плюхается рядом. Кстати пояс с кобурой, оставила на спинке кресла. Это в первый раз. Обычно, она его даже голой таскать норовит. Это, уже очень большое доверие.
   Пока ищу канал, толкает локтем
  - Где взял запись?
  - Стащил с серверов куски записей, нашел музыку, смонтировал. Сам делал.
   Смотрит очень удивленно и недоверчиво. Мне нравится ее удивлять.
  - Это тоже Бусидо. Я же тебе рассказывал, воин должен чувствовать красоту не только вокруг но и красоту боя. Я попытался ее передать в ролике. Так как вижу. Понравилось?
  - Ут.
   Толкает локтем, чтобы искал быстрее канал.
  
   После кино забираю мусор, и выкинув его иду к казармам. Отметившись там у дежурного офицера, говорю что дежурный по мастерской кроме моей работы, меня припахал почистить и перебрать привод актуатора на запасной площадке, придется всю ночь пахать чтобы успеть к возвращению всех с основной базы. Жалуюсь что там холодно и спрашиваю могу ли получить куртку, мол выгнала зараза на мороз в одном комбинезоне.
   Тот делая отметку о том, что я буду занят в мастерской, напоминает что не стоит пытаться увиливать от работы, что прикажет ей меня проверять. Злорадно скалясь читает нотацию о бережливости ресурсов. Последнее в ответ на просьбу о куртке на ночь. Так что я, до завтрашнего вечера могу быть свободен. А надзор за мной, ну вы поняли на ком. Захожу на кухню и беру для Или и себя ужин. Мне и ей по пайку, но ей еще котелок с горячей бурдой. Готовят тут так себе. Полу синтетическая каша и белковое пойло. Колорийно сытно, но на вкус дюже погано. Ну на вкус того, кто нормальную еду, ел чаще чем такое.
   Когда возвращаюсь, Или подключив его к экрану, увлеченно копается в моем нотепутере. Там у меня схемы, книги, наставления технические. Фото вот опять же. Пара простеньких игрушек. Чаттервеб прошит с парой логинов, которые трудно отследить. Короче то, что надо ребенку ее возраста.
   Глянув на то что принес морщится. Пайки кидаю в угол, на полку где всякий хлам. А кашу уношу с собою вниз. Ставлю на плитку долив немножко воды. И лезу опять в свои закрома. Такими темпами скоро надо будет их пополнять. Хотя. Раз нам выдался такой праздник, почти сутки никого рядом, делай что хочешь. Почему себя и ее не побаловать? Подумав на эту тему иду в другой угол мастерской и потрошу еще одну заначку. К каше и галетам которые тут вместо нормального хлеба, делаю вишневый компот. Думаю от него, ребенок тоже будет в восторге. Когда каша вновь разогрета, начинаю улучшать ее с помощью пряных овощных и мясных консервов. Обед мы пропустили, перекус после занятий только для восполнения сил был. Ужин получался поздний но обильный и вкусный. Воистину праздник. А главное никто на тебя не пялился морщась и не зудел пиная. Я когда уходил с кухни прихватил втихаря еще две тарелки. Есть из тех кювет, что идут с пайками приличную пищу не хотелось.
   Чтоб унести и котелок и емкость с компотом, беру большой ящик из под деталей. Будет на чем у стола сесть. В комнате, всего одно кресло дежурного. Надеюсь в честь праздничного ужина, Или не погонит от стола , кушать в другом углу как обычно. Им правильно рожденным, это нормальным кажется. Не им одни кстати. Я говорил , про дискриминацию, еще ей могу рассказать и про кланы и про касты. Что бывает еще хуже чем у них тут. И это еще у них клан который другие обвиняют в излишней демократичности в обхождении с вольнягами. Их бы в курита или в султанат, в котором кстати еще и рабство есть.
   Когда вошел в комнату притащив еду, Или сразу заводила носиком. Расставил тарелки, наложил еду. Разлил по кружкам компот и открыл упаковку галет.
   Или на все эти приготовления, смотрела с выражением таким, будто я опять один из своих фокусов отчебучил. Только что слюну не сглатывала. Эх, ее бы в мой дом со служанками за стол. И чтобы еще девочки вокруг танцевали. Вот бы она глаза по таращила. Разложил вилки ложки, увы из пайковых наборов. Присел на ящик и с поклоном указал на еду. Не погнала, даже улыбнулась. Эх, не учат их красиво есть. Точнее учат, но не всех. Такие как она, расходный материал пока не выбьются вверх. Да и потом тоже, если по строгости рассудить.
   Компот очень понравился. Выпила две кружки. Убрал со стола, оставив на ночь немного каши и пол бадейки компота. Порывшись в углу где у них хлам дежурных достал спальник и постелил его на диване. Техам баз второй линии и так все паршивое выдают, а этот, так вообще был ветеран. Молния кокона рваная. Набивки почти никакой. Тряпка, а не спальный мешок. Кивнув ей, забрал ящик и пошел к себе в бокс. Там сварганил ложе. Накидав фильтров на ящики с деталями. Под голову тоже фильтр. Вышло даже лучше чем казарменная раскладушка. Настоящая постель. Времени было почти девять часов. Шанс сладко и долго поспать, не стоило упускать. Когда еще дадут? Завалившись на нее, потянулся всем телом и почти сразу уснул.
   Проснулся стуча зубами от холода. Под вечер, еще когда я ходил отмечаться, задул резкий северный ветер. А как стемнело видимо ударил настоящий заморозок. Это подтверждал пар валящий от дыхания. Ругаясь встал. Впрочем мы народ бывалый, и уж в мастерской то ангара с кучей всякой всячины, мерзнуть просто позор. Полез шарить на верхних полках стеллажа. Сняв оттуда решетчатую конструкцию, приладил к ней кусок провода с вилкой. Эта хитрая решетка была частью отопителя. Немного подумав, решил усовершенствовать. Нашел в ящиках с электрикой большой вентилятор и тепловое реле. Прикрутив их на скобах к решетке включил в разрыв провода. По краям на всякий случай обмотал раму, поли асбестовой лентой. Вот вам и ТЭН, мощность на глазок, очень даже приличная.
   Вспомнив о Или, выругался грязно и матерно. Не подумайте плохого. Просто думаю, о себе она так, не позаботилась точно. Опять полез на полки и вытащил спрятанный там приличный кусок утеплителя. Чем не одеяло? Подхватив все это хозяйство, пошел в комнату дежурного.
   Первое что увидел открыв дверь, это ствол пистолета. Ну кто бы сомневался?! Вот тут, в холодном ангаре только и бродят толпы врагов клана, желающие напасть на маленького промерзшего теха. Насколько промерз, видно было по позе и по вибрации ствола.
   Оставив дверь чуть приоткрытой, игнорируя угрозу и не заморачиваясь светом. От мониторов его было достаточно. Повесил на стеллаж сделанную конструкцию и подключил. С вентилятором, я это круто придумал. Сразу потянуло теплом. Снял ботинки которые так и не завязывал. Пол был холоднющий.
   Кинул ей у головы свернутый фильтр, ну вот люблю я чтоб уютно было. Спать без подушки можно, но неудобно. И плюхнулся рядом, укрывая себя и ее утеплителем.
  - Давай уберем эту пистоль, а то ты мне ей сейчас точно глаз выбьешь. Второй мне опять за счет клана уже не будут делать.
   Я по ворочился устраиваясь. Или, сопела, молчала, и пистолет пока тыкался то в подбородок, то в висок.
  - Прижмись ко мне спиной. Через твой спальник и комбинезон, я тебя даже моим Демоном не изнасилую.
   Под утеплителем раздалось нечто похожее на кудахтание. Видимо представила как я ее насилую через спальник и комбинезон. Тут я вспомнил, что пока туда сюда мотался так и не снял с просушки отстиранные комбинезоны и нижнее белье.
   Пистолет, наконец пропал, ему на смену мне в подбородок ткнулся стриженый затылок.
   Помогая ей обнял за талию и притянул, прижав к себе. И вправду промерзла, даже сквозь спальник почувствовал как дрожит. Подоткнул импровизированное одеяло. В комнате было уже ощутимо тепло. Хорошо что дверь приоткрытой оставил так и задохнуться можно. Словно в ответ на мою мысль щелкнуло реле. Я поставил его на тридцать градусов, Стены комнаты гофрированная жесть. А в ангаре сейчас, наверно все минус десять, если не больше. Короче холодильник. С этими мыслями, прижимая к себе за живот Или, уснул.
   Посреди ночи, она завозилась , забыв что в спальнике попыталась встать и рухнула на меня. Вздыхая помог вылезти. В комнате было натоплено но от пола и стен явно тянуло холодом. Поеживаясь, она подошла к мониторам. Но судя по тому как дергалась ногами, надо было ей не мониторы проверить. Нахлебалась кофе и сока. А тут холодина такая. Я пошарил по дивану и нащупал пистолет. Выругался. Ее пищаль валялась со снятым предохранителем.
   Когда она потопала мимо, сунул ей в руку. Похоже она так торопилась, не сразу поняла что я ей дал. Посмеявшись, поправил кровать и подвернул утеплитель к спинке дивана. Не было ее долго. Я уже было собрался идти искать когда скрипнула дверь ангара и после грохота засова, по бетону застучали знакомые шаги. Буквально влетев в комнату, она подошла к мониторам, не вынимая замерзшие руки из под мышек. Смотрелось забавно, особо учитывая что в одной держала пистолет.
   Оглядев мониторы, сразу встала под струю вентилятора и уже оттуда посмотрела на меня. Реле словно насмехаясь, глумливо щелкнув, выключилось. От чего она, аж подпрыгнула. И обиженно на него покосилась. Я сжалившись подсказал
  - Там на реле, кнопка, обнули. После старта, датчик пять минут не работает. Их по этому и меняют.
  - Сам придумал? Ут?
  Она кивнула на конструкцию ТЭНа.
  - Ут. Замерз внизу ужасно. Вот и соорудил из того что нашел.
  - Зачем сюда принес?
   Наверно хотела спросить о другом. Ну так и ладно раз не спросила.
  - Этим, весь ангар не отопишь.
   Отогревшись, решетка то итак была горячей когда реле выключилось, вспомнила о пистолете. Достав из под мышки, посмотрела на него, будто увидела впервые. Даже носик сморщила.
  - Я тебе завтра, настоящий пистолет принесу. Вместо этого кала. И кобуру хорошую не то дерьмо, что тебе дали. Ты можешь иметь свое, личное оружие?
  - Аф.
   Вот ведь совсем другое дело. Мы уже и о холоде забыли, и глазки горят как два изумруда. Кстати, я почему то только сейчас заметил, какая у нее насыщено зеленая радужка глаза. Пока думал, подскочила забравшись коленками на диван в моих ногах, скинула ботинки.
  - Откуда у тебя оружие?
  - Тут есть дорога. Ведет к посадочной площадке от развалин города. Там его много валялось. Кое-что подобрал, когда нас гоняли детали искать для машин и техники.
  - Ты не сдал оружие?!
  - Почему? Сдал. Зачем мне оно? Если надо отберу у первого, кто его мне в нос будет совать. Просто запомнил, где еще взять.
   Или засопев, убрала пистолет в кобуру висящего на крюке над диваном ремня. И о чем то задумалась глядя на меня. Я тоже лежал и глядя на ее вздымающиеся от дыхания груди, размышлял.
   Мельком о том что девочка и в правду здорово подтянула фигурку. И о оружии. Я конечно частично приврал. Оружия было у меня навалом. Даже взрывчатка и несколько вибро мин. По началу я даже собирался устроить погром уходя. Но потом передумал. Бред о эпическом героизме из меня давно выветрился. Да и не хотел делать пакость тому, кто хоть и был моим врагом, но по факту, вытащил меня с того света. А о подарке. В городе, где разбирали завалы на строительный материал, я приметил вывеску оружейного магазина. И спрятал ее . А потом покопал там ночами. То о чем я сказал, лежало в отдельном тайничке неподалеку. И вообще то, я его сделал, чтоб подмазать кого поважнее. Но раз уж праздник у нас, то подарок тоже не помешал бы. А что? Духи ей дарить? Кстати, и это есть, в той машине, с богатым барахлом. Надо будет сходить...
   Меня снова больно ткнули в бок. И смотрели, пристально и сурово. Или была взволнована . Но что-то было не так. Она была напряжена, словно вот - вот ударит. Я даже выругался. Порою никак не поймешь что там у нее в голове.
   Когда привлекла мое внимание встала. Нервно дергая за застежку комбинезона, расстегнулась. Ноги ей жгло холодом и видимо боясь передумать, скомандовала почти крикнув.
  - Встань! Раздевайся!
   А пол то холоднющий! Подумав об этом, я скинув комбинезон подхватил ее за бока и поставил на диван. Не знаю как тут принято, но холодная, сама сделанного боящаяся женщина, это плохо.
   Перехватив ее, я уложил на диван накрыв утеплителем, сам нырнув под него. И всеми силами постарался преодолеть ее абсистентную и психологическую фригидность путем зализывания клитора и губ. Толи то, что она не видела меня, под одеялом из утеплителя, толи мои старания, помогли. Лед ее тела, стал быстро теплеть. Когда она решилась опустить под одеяло руки. Они были уже тоже теплыми. А еще через минуту, она заныв, закрутилась и попыталась сползти выше. Но я не позволил, удерживая за ноги и талию, довел ее до высшей степени сладострастного ощущения. И только потом, целуя тело и лаская, стал продвигаться выше. Сердце или, стучало пулеметной дробью. Поиск эрогенных зон незнакомой и испуганной женщины, это труд сапера. А труд сапера требует времени. Плавно проскользнул выше и Демон вошел в нее. Не давая ей остыть. И не вонзаясь в нее полностью, медленно начал. Чтобы ей было комфортней, укрыл нас обоих с головой и чуть повалил на бок. Обняв прижал к себе так, чтобы груди только частью касались моей, а правую ногу, положил себе на бедро.
   Толи мои феромоны, на что я и рассчитывал дополнительно, укрыв нас с головой, толи нежность и размерность помогли. Или уже через пару минут стала тихо постанывать от удовольствия. Целовалась она, совсем неумело. Впрочем, даже их долбанная генетическая программа, слава богу, это не вытравила из девочки. И когда снова наступил пик ощущений, выдохнув
  - Ох Керр...
   Не нашла ничего лучше, чем крепко сдавив меня руками, впиться от чувств, зубами в мою шею. Дав себя немножко погрызть, о вампирах она вряд ли слышала, пошел на третий заход. И это ее сразу оживило.
   Решив проверить как там в низу, ручками, отпустила шею зашептав.
  - Он еще не весь во мне?
  - Пока нет. Хочешь его весь?
   Через какое то время, заполненное мерным тяжелым дыханием и быстрым стуком сердца. Его я ощущал теперь яснее. Или прижалась плотно грудью, последовал ответ
  - Хочу. Весь.
   И я, поцеловав ее губы, начал плавно ускоряться, входя чуть сильнее.
  - Ты не кончил?
  - Я не знаю, как у вас защищаются от этого.
  - Дают таблетки.
   Что-то зашуршало и брякнулось рядом. Я вспомнил, что у нее на поясе была, была коробка стандартной военной аптечки первой помощи.
  - Они не помогут. Моим партнершам, не помогали. Слишком сильная сперма.
  Она мне все больше нравилась. Редкие женщины способны говорить во время коитуса. Это на мой взгляд, признак их силы и рассудочности. Но такие, мне нравятся.
   Боднув меня, Или упрямо зашептала.
  - Я хочу, чтобы ты сделал внутрь. Что делать.
  - Антисептик. Что-то, очень кислое.
   Мне в рот сунули таблетку, кислая дрянь.
  - Обеззараживатель воды, это на десять литров, пойдет?
  Мне стало смешно, ну откуда ж я знаю то?! Она уже настолько мне доверяла, что даже в этом советовалась. И кстати не выжжет она этим там все себе? Вспомнив о своей пред жидкости и с надеждой что пронесет, вздохнул
  - Половину!
   После чего, вышел из нее
  - Охххххх
   Она больно впилась в мою руку пальцами, так ее повело.
  - Помочь?
  - Я уже. Давай быстрее!
   И зашарила свободной рукой, помогая мне вернуться. Возвращение, вызвало еще большую бурю трепета. По ходу продолжения, я стал ее опять учить. Положив руку на попочку, сказал
  - Чуть прогнись спиной. Клитор плотнее будет касаться тела. Лучше?
  - Ууут.
  - Нога на мне, ей давя на пояс, можно задавать темп движения, а чуть пониже давя глубину.
   Попробовали, понравилось.
  - Я не знаю, насколько у тебя чувствительны груди. Обычно у женщин, очень чувствительны соски. Если грудь, чуть подать назад, то ими можно тереться о мою, Если чуть подавать вперед на встречу моему движению. То прижимать. А еще, некоторые женщины любят чтобы грудь перекатывалась при движении или была плотно прижата.
   Пока она экспериментировала, мы оба покрылись потом. Грудь у нее была не так чувствительна, и ей больше нравилось когда она плотно прижимается. А вот шейка у нее, оказалась очень чувствительной. И буквально от того что я ее полизал, она испытала небольшой оргазм. После него, Или осмелев и дирижируя, как я учил, пошла резко на увеличение темпа. Не рассчитав сил и забывшись в страсти вызвав у себя сильный оргазм. Такой силы, что громко закричав непроизвольно сжала влагалищными мышцами Демона. И похоже, сама испугалась. Еще не придя в себя поделилась впечатлением
  - Так сильно, никогда не было!
   Целуя и гладя ее, успокоил
  - Это психология. Ты решилась на запретную для тебя связь со мной. И по этому, все психологически, для тебя происходит как в первый раз.
   Засопев, прижалась ко мне щекой
  - Ты так и не кончил. Другие кто просил провести ночь со мной, делали это быстро. Два три раза и уходили. А ты еще не разу и я чувствую, что ты не устал. Это какой прием?
   Я вздохнул, а что делать только вздыхать.
  - Ты видела допрос. Это часть того, что со мной сделали. Выносливость, выше чем у других. И в этом тоже. Про это не спрашивали. По этому, про это не сказал.
  - Но ты можешь кончить? Ут?
   Я ответил, подпустив лести. Эх ребенок.
  - Хоть сейчас. Ты очень сильная в постели. Мне очень понравилось. Тренировки тебе пошли и тут на пользу.
   Она тут же заработала пяточкой, подталкивая меня и заведясь почти сразу, между довольными урчаниями от соития жарко зашептала
  - Сделай! Я очень хочу!
   Вот тут мы оба по моему выложились и чувствами и старанием в полную силу. А когда я начал заливать ее. Да при этом, не лежал обессилено бревном, она стала издавать какие-то немыслимые победные крики. А потому как Демона сжимало и она дергалась при этом, словно ее било током, похоже, еще и кончала. Спальник под нами, стал просто мокрым. И не столько от влаги, пролитой из тел, сколько от пота. Покрывало сползло.
   После этого или этих оргазмов, из нее словно ушла жизнь. Обмякнув она чуть не упала на пол. Еле успел подхватить. Как положил так и лежала, закрыв глаза. Не отреагировала даже когда вышел из нее. Прикинув что так мы простынем. Оторвал от подложенного под голову фильтра кусок, материи. Затем повесил спальник напротив своего ТЭНа, дополнительно перезапустив реле. Чтоб его быстрей высушило. И взяв стоявшую в углу канистру с водой, стал омывать с нее пот. Протирая тело материей смоченной водой. От этого она пришла в себя, благодарно замычав. И даже нашла силы погладить мою ногу. Окончив с ней, укрыл и сам обтерся.
  - Пить!
   Принес компот, укутав и придерживая за плечи напоил. Напившись компота она доверчиво прижалась к моей груди, грустно сказав
  - Ты очень сильный. Как никто. Я слабая.
  - Ты сильная. Гораздо сильнее, чем была до нашей первой встречи за ангаром. Этого придурка, что тебя побил, ты сейчас можешь легко убить. Но только если не позволишь своим чувствам взять верх до тех пор, пока он будет мертв. Но...
  - Что но?
  - В моей работе, есть жестокое правило. Всегда наносить второй смертельный удар. Это называется контроль. Воин который меня поверг, не сделал такого. И меня могли вылечить другие. Или я мог прикинутся мертвым и нанести ему смертельный удар.
  - В этом, нет чети.
  - Я тебе уже говорил. Сначала победа. А потом честь. Если ты мертв, а враг жив. Какая от чести польза, если он победил? По этому, долг, выше чести! Кстати, о силе. Уже светает. Кто из тех мужчин, которые у тебя были, мог выдержать почти всю ночь? И кто из твоих знакомых воинов женщин, мог выдержать столько? Я таких почти не встречал. В предании наверно такого нет.
   Мда дети. В разговоре запоминается обычно конец. И лесть они замаскированную редко видят, разве только чуют. Вот и Или заблестела глазами заглядывая в мои чтобы убедиться что не вру ей. Ну, почти не врал. Кстати ноги замерзли ужасно. Нырнув под покрывало, лег обняв ее и пристроив у себя на груди.
   Радостная, чистая, согретая и глубоко удовлетворенная, она почти сразу ровно задышала. Поспали до восьми утра, сладко проспав положенные ночью обходы и подъем общий для всех в лагере.
   Могли бы спать и дольше, но мне на ум, пришла одна мысль. Чтобы не "спалить" спящую "подругу". Аккуратно вылез. И пару кругов пробежал мелкой рысью по маршруту обходов. Там где должен был работать, создал видимость копания с актуаторм. Я его перебирал на прошлой неделе, тоже один лентяй вместо себя заставил, так что и тут все было нормально.
   Вернувшись занялся фальсификацией. О чем Или забыла. Конечно компьютер делал отметки о том когда и во сколько сделана запись и все такое прочее. Но это же тупая машина. И у оболочки есть такая опция, как "выставить\исправить время". О которой высшие военные умы почему то не хотят и знать. Выставил в основной рабочей оболочке вчерашнее число. Время когда пошел рапортовать и занес за ним запись о приказе вольно рожденному технарю "Петер" находящемуся в ангаре, заниматься "работой" согласно регламента. Про это посмотрел в наряде того кто меня заставил, вместо себя. И так три раза. Включая возвращение к времени восьми часов, на которое был означен перевод датчиков охраны, на дневной цикл. Выставил точное время и пошел делать кофе. Его запахом и разбудил "засоню на посту". Она об этом "посту" вспомнила только одевая пистолетный ремень с кобурой. Заполошно ойкнув, бросилась к монитору. И не понимающе читала свои доклады и смотрела на следы от обходов, ясно видимые через все камеры на территории. Даже следы моей работы там были видны.
   Посмеявшись, рассказал о "чуде". И показал, как его делать. После чего пошли умываться и пить кофе. То место где мы вчера сидели, было нашим любимым. Чтоб не померзнуть, взял для нее наше модное одеяло. Сам тоя мог некоторое время и потерпеть. А вот Или еще не знала что такое терморегуляция кожных покровов. Вернее знала, рассказывал, но это ведь надо тренировать. К тому же долго это не действует.
   До обеда времени было навалом. По этому, опять занялись тренировкой. После энергичной ночи, оба упрели пуще вчерашнего. Не смотря на холод в ангаре, комбинезоны пропотели, хоть отжимай. По этому, в душ и обратно, велел ей идти все в том же покрывале из термоизоляции.
   Кстати после вчерашнего дня и ночи, Или со мной, была немного покладистей. Не рявкала и более мягко говорила. Даже как-то непривычно было. Только в душе проявила свой гонор. Потребовав дополнительной тренировки с моим персональным оружием. Замечу, к общему удовольствию. И она ей точно пошла на пользу. Одеваясь в чистое, даже что-то мурлыкала себе под нос. Я не силен в их песнях, но по моему какой то марш.
   После принесенного мной с кухни обеда, снова потребовала "кино". И нагло манкировав намеки на продолжение тренировок, решила проверить свою силу путем вибрационного разрушения несчастного дивана. Я особо не видел причины отказывать голодному и в этом ребенку. Ибо сам стосковался по женскому вниманию. Тем более, что в этот раз, дабы не разрушить окончательно стенд для испытаний, расширил ее кругозор путем обучения анальному сексу. Понравилось ей чуть меньше, но ведь понравилось? И опыт, был воспринят благосклонно.
   Так что к моменту когда на базу втянулась колонна машин, а к госпиталю стали заходить два эвакуационных геликоптера, я сдавал посуду в кухню, а она кутаясь в выпрошенную для нее куртку мерзла в ангаре. Но оба довольные жизнью ибо хорошо и с пользой повели время.
  
  
  
  
  Подарок
  
  
  
  
   Следующие двое суток, я не вылезал из под вернувшейся техники. Балбесы водители не поменяли масло на низко температурное, половину приводов, пришлось перебирать. Спал там же под машинами. Кутаясь в чью то драную шинель забытую в одной из машин. Водитель ее видимо использовал как подстилку, копаясь под ней. Куртку мне так и не выдали. Кладовщик мастерских посылал в госпиталь, а тамошний в мастерские.
   Помогла Или, но обо всем по порядку. В общем к исходу вторых суток заработав обычный пинок по ногам, вылез из под машины. Или стояла рядом с ней и крутила в руках очередной ребус. Блок датчиков миомерного привода. Продырявленный очень нехорошо. Что я видел, даже стой позиции в которой лежал.
  - Эй тех?! Это можно починить?
  - Нет, младший тех. Полный утиль. Вот если будут еще два таких, можно из них собрать один.
   Крикнув старшему смены
  - Эй, этот вольняга, мне нужен для работы.
   Она снова от души пнула меня со словами
  - Иди за мной!
  И не оборачиваясь пошла из бокса. Старший тех моей смены, сморщился, но мотнул мне вслед ей, головой. Ну я и порысил. Или ждала за боксами в слепой зоне между ангаров. Тут стояли короба с металлом. Когда я подбежал она насупясь спросила
  - Ты ничего не забыл?
   Сразу смекнув, что ее расстраивает, улыбнулся
  - А вы? Младший тех? Разве я давал повод сомневаться в обещаниях?
  - Где?
   Ну ребенок и есть ребенок, небось все ночи с боку набок крутилась ожидая игрушки.
  - Из бокса не выпускали, там и спал.
  От досады аж притопнула. Но глядя на мою хитро прищуренную физиономию сразу воспряла духом
  - Что?!
  - Можно хоть сейчас, но, если поможешь. Или ночью, но тоже, надо чтобы меня отпустили спать в казарму и оттуда не дергали.
  - Тогда сейчас! Что надо?
  - Как понял, вы с миомерами сейчас возитесь? Ручной актуатор?
  - Ут.
  - Удачно. Скажи, что видела кусок актуатора за периметром. Этой хрени, там точно нет. Но снимем, что ни будь полезное. А я нужен чтобы инструмент и добытое тащить. Твои все заняты, и гулять по холоду таская тяжести, не намерены. Транспорт то в ремонте. Пошлют за помощником к вольнягам. И тебе, из моей бригады, наверняка выделят самого мощного и ценного. Гордо выпятил грудь, чтобы было понятно кого. Только вот куртку где бы добыть, а то холодно. Нам часа три гулять до той железяки и обратно, да еще мне свинчивать блоки.
   Или проникнувшись грандиозностью замысла, даже губу выпятила. Так понравилось. Во первых под хорошим предлогом откосить от нудной грязной работы, во вторых получить подарок, в третьих добыть может быть ценный ресурс. Везде одни плюсы. У дверей нашего ангара велела
   - Жди здесь, ут?
  - Ут, ут. Куртку пригляди или на время возьми какую ни будь.
   Ходила она, более получаса. Но вернулась с курткой и ящиком малого инструментального набора. Куртка была хорошая. С меховым капюшоном. И я даже знаю чья и как досталась. На куртке была бирка хозяина, а на отвороте его кровь. Вот такое распределение вещей. Мне нужен помощник и твоя куртка, ах тебе тоже, объявляю право владения. На в морду, и вещь сменила хозяина. А что свою не оставила, так кто вольняге, что так просто даст?
   Естественно первым делом пошли за обещанным. Под корягой в ложбинке вынул два пакета, а из них свертки. Тут был песчаник, коряга на склоне. Сырость оружию не грозила, но я завернул его в пластик и пропитанную маслом материю.
   Первый сверток содержал авто пистолет магнум. Патроны и магазины были в том же, но отдельном пакете. Так что одна в нем и четыре запасных. Это, учитывая, что к нему мощные, целевые патроны.
   Еще идя к тайнику, насобирал щепок и палок. Когда спускались, втыкал их на откосах вызывая удивленный взгляд Или. Ящик с инструментом, кстати оставил наверху. Двадцать пять кило, но зачем таскать тяжести лишний раз туда сюда.
   Кобура опять же как и обещал была там же. Обтерев его от излишков смазки с тряпки, показал как и для чего крепить кобуру. Кобура была универсальная с набором креплений. Показал как быстро выхватывать и указал на щепки и палки
  - Пробуй, не забывай он мощнее обычного.
   Стреляла Или неплохо. Неплохо для бывшего мех воина. Пистолет ей понравился. Бахал он, знатно. Глядя на мою улыбку, насупилась, показала подбородком на мишени.
   Прямо от бедра высадил всю обойму из ее старого пистолета. Стрелял по самым дальни палкам, на скорости. Оценила. Объяснил как тренироваться, и как, и куда, стреляют. Как выхватывать и взводить быстро. Показал упражнения какие надо делать. Посоветовав упражняться с новым, а вот все что со стрельбой если не найдет таких же патронов, то лучше со старым практиковаться.
   Вторым пистолетом был револьвер той же фирмы. Но у него всего пять патрон в барабане и стрельба из револьверов требовала своего навыка. Кобуры к нему не было, но он, ей тоже понравился. Глядя на сверкающие глаза маньяка, отдал оба. Она к слову, и так их могла оба забрать. И еще бы меня наказали за такое. Но у нас уже были общие тайны.
   Магум она так и оставила вместо штатного. По пути тренировалась выхватывать и целиться. Я еще распотрошил небольшой тайничок с едой. А то со всеми ремонтами и походами, так инее поел, да и попутчик мой как обычно, был не против перекусить. Я их тут как белка вокруг наделал, кто знает, куда и когда бежать придется. С железяки мы скрутили неплохой набор датчиков, кусок почти нового миомера и даже панель с помощью которой, я мог ту простреленную восстановить, детали подходили.
   Дав ребенку еще немного счастья, я же видел как ей хочется, но при мне гордость не дает показать это. Предложил то что она пробовала по пути, со стрельбой попробовать. Зашли в удобную низину и еще постреляли. Я тоже попрактиковался, но с ее. Работал с обоих рук, чем опять ее удивил.
   Пока шли к базе рассказал как чистить и ухаживать за оружием лучше. Мои слова, что личный пистолет, это как любимая женщина, только твой. Ты его любишь, ты его ухаживаешь. Ни с кем им не делишься. И тогда он тебя никогда не подведет. Восприняла очень серьезно и только уже у самой базы. Остановилась и спросила.
  - Там, про чистку пистолета. Ты имел в виду не только оружие? Себя и меня? Ут?
  Я пожал плечами.
  - Ты взрослый воин. Тебе самой все решать. Я только подсказываю. Но выбираешь решение, ты. Если, я начну решать за тебя, следует прервать отношения. Но лучше, убить.
   Пройдя еще несколько шагов, она догнала и серьезно глянув в глаза, высказала свое решение.
  - У нас, честная сделка. Но твое оружие, теперь только мое. Иначе убью. Ут?
   Вот как хочешь, так и понимай.
  
  
  
  
  
  
  
  
  З051 год.
  Ноябрь.
  Новый Авалон.
  Министерство разведки.
  
  
  Шифрограммы.
  
  
   Элеонор устало потерла лицо и прошла в комнату отдыха. Умывшись холодной водой, заказала у секретаря еще чашку крепкого кофе и снова вернулась в кабинет. Работы было много, она почти не покидала министерства.
   Вот и сейчас, за то краткое время пока она отсутствовала, на консоли копьютера уже мигал маркер о трех полученных входящих сообщениях.
  
   Открыв почтовый терминал, она со вздохом покачала головой. Все три входящих пакета были с пометкой наивысшей срочности.
   Один из них, все же выделялся. Он был с первичным кодом военной разведки. Сверив его с таблицей кодов, она сначала непонимающе поглядела еще раз на код. Код был старый, но верный, из списка резерва. Его, не отменили.
   Впрочем, если бы это было не так, сообщение бы попало не к ней, сразу ушло к сотруднику обеспечивающему безопасность отдела. Это подтверждал и шифротекст полученный при первичной обработке. Ибо если и он не совпадал, дальнейшая работа с криптограммой не имела смысла. Или сотрудник работал под контролем или так сообщал о своем провале.
   Запустив декодирование она уже с интересом ждала результата. Полученный текст взволновал начальника отдела настолько, что она не открывая последующие, набрала на коммуникаторе внутренний номер. Дождавшись ответа, пряча за сухостью голоса волнение, сказала.
  - Господин советник, Элеонор Гилберт. Отдел логистики. На ваше имя получен срочный груз. Если вы свободны, прошу вас о встрече для согласования его получения.
  Выслушав ответ, положила распечатку в спец папку и закрыв паролем и выключив терминал, покинула кабинет.
   Советник, работал вне министерства за городом, вызвав служебную машину, она использовала время поездки, чтобы немного вздремнуть. Они встретились в его кабинете. Едва за нею закрылась дверь кабинета, в уши толкнула упругая волна означающая включение системы защиты помещения.
   Поздоровавшись, Элеонор сразу положила перед советником полоску пластика с распечаткой.
  
  Входящий. ? 9876-3472 BIZ с пометкой высший приоритет срочности.
  Получатель. Отдел логистики. Майор Элеонор Гилберт.
  Вторичный текст: "Бездомный одиноки змей везет подарок ища теплую нору голоден хочет охотится".
   Реакцию советника министерства Александра Григорьева на прочитанное, выдало только то, что он на пару секунд прикрыл глаза. Подняв их на нее, он был как обычно беспристрастен и сух.
   - Хорошее известие Элеонор. Дважды хорошее. Правильно сделала, что сразу поставила меня в известность. Мальчик вернулся очень вовремя и кстати. Как ты уже должна знать, у Канрея на Люсьене назревает кризис. Туда, будут посланы наемники. Мальчик работал в тех краях и работал с наемниками. Это высвобождает человека, которого мы хотели послать туда. Людей мало, Петер наилучший кандидат из возможных. И у меня есть хороший канал среди них для него. Эта операция пойдет по твоей тематике. Доставка и получение. Детали я тебе сообщу как обычно.
   Он чиркнул зажигалкой, поджигая тонкий пластик полоски распечатанного сообщения.
   Элеонор все же высказала и спросила то, о чем думала, еще первый раз его прочитав.
  - Но господин Григорьев, сэр. Без проверки, без соответствующей поддержки. Ведь, он официально мертв и вычеркнут из списка отдела...
   Григорьев тонко улыбнулся.
  - Ну, последнее не так важно. Он согласно закрытой кадровой директории, касающейся особых курьеров твоего отдела, пока не найдено и не идентифицировано тело, числится в розыске как пропавший сотрудник высшей категории допуска. Иначе были бы полностью аннулированы коды. Восстанови как теневого сотрудника. У тебя сейчас числится двое таких? Надо будет, аккуратно, перевести в эту группу еще двоих. Есть у меня чувство, что скоро понадобятся именно они.
   Элеонор смутилась, от усталости и волнения она упустила этот факт. Это было непростительно при ее должности.
  - О втором. Ты не в курсе, и этого нет, и не будет в личном деле. Петер очень состоятельный мужчина. Может быть, даже более чем я. Если бы это было необходимо, он на собственные средства купил и прыгун, и корабль для следования к нужной точке. И если он просит помощи, касается это, скорее всего только предоставления быстрой линии перевозки. Проведи его по военному каналу первой срочности, как свой груз. Точку доставки, я тебе дам. Мой человек, найдет его на финише и передаст дальнейшие инструкции.
   Он указал ей на кресло.
  - Сядь. Ты выглядишь усталой. Надеюсь после нашего разговора, прогулка по саду и обед со стариком, немного тебя взбодрит.
   Когда она села, продолжил
  - Вернемся к делам. Проверку его, уже в деле, проведет человек, к которому я его направлю. И затем второй, которого он должен будет найти и встретить на Люсьене. При невозможности последнего, его заданием будет организовать это. У мальчика в Курита, есть личные связи, о которых не знает никто. Но поверь, они довольно значительны. Ито что мы их возобновляем, это большой бонус его появления.
   Когда Элеонор уехала, Александер проводив ее, зашел к супруге. Молча подойдя, обнял. Графиня Инга, в последнее время из-за его занятости редко удостаивавшаяся такой внезапной нежности супруга тихо спросила
  - Что-то случилось Сашенька?
  Григорьев помолчав несколько секунд так же тихо ответил.
  - Племянник жив. Как, не знаю. Не спрашивай. Прислал весточку. Пишет что у него все хорошо. Но пока, не может приехать в гости.
  Графиня на удивление стойко принявшая официальные весть о смерти племянника. Заглянула в лицо мужа.
  - Я же тебе говорила. Это ошибка. Мальчик, такой же крепкий как ты. И всегда держит свое слово. А уезжая, он твердо обещал, лично, привезти внука на воспитание.
   Граф вздохнул. Он помнил тот разговор. Графиня, тогда пожав плечами, так и сказала, "Это ошибка. Петер должен приехать с внуком, он обещал". Иногда графиня казалась ему очень наивной женщиной, подверженной через свою набожность некоей мечтательности. Но жизнь, видимо любила над ним пошутить. Ее "наивность" и мечты, каждый раз воплощалась в реалии. Хотя бы даже начиная с того, что еще при первой встрече, когда они познакомились. Она сказала, что он, обязательно станет генералом. И она не намерена упускать возможность стать женою умного и важного человека, жить в столице и увидеть высший свет. А не земельного лордика и затем всю жизнь прозябать в провинции. Григорьев, молодой лейтенант инженерной службы, ожидавший своего назначения, тогда только посмеялся. Хотя он был именит, но выбиться в "высшую лигу", тогда, даже не мечтал.
  - Да, ты говорила. Но там где он сейчас, где возьмет тебе внука, даже не представляю.
   Графиня посмотрела на него с укором, склонив головку на бок
  - Вот вечно вы Сашенька спорите! Раз он прислал весточку, скажу Гертруде, чтобы она подготовила комнаты. Вы увидите!
  Григорьев обреченно, но уже про себя вздохнул. Если Инга, переходила на "ВЫ". Значит, все уже было ей решено. У графини под ее мягкостью. Тоже был стальной клинок вместо характера. Он искренне хотел бы иметь такую уверенность как супруги. С другой стороны пусть делает как желает. Расстраивать ее спорами, он абсолютно не хотел. Тем более что она, все равно останется при своем мнении.
  
  
  
  
  
  З051 год.
  Ноябрь.
  Кониц (Koniz).
  Город Эрех.
  
   Дверь открылась и в помещение вошел улыбающийся господин в странном красном жилете. Именно так, сначала улыбка, затем странная одежда. И только потом Петер обратил внимание на его стальной взгляд и военную выправку которую было не скрыть никакой одеждой. Сходу протянув руку он очень дружелюбно указал на кресло перед столом.
  - Прошу вас.
   И едва Петер сел как сразу перешел к делу.
  - Я не отрицаю всей помпезности и доверия к людям передавшим мне груз. Но вас не затруднит назвать код опознания?
   Петер улыбнулся и ответил на чистом русском языке.
  - Конечно нет. Даже с удовольствием. Кодон, космонавт. Дополнительно могу добавить что второй кодон должны назвать вы
   Господин которого представили ему как Грегора, улыбнулся еще более широко и тоже, по русски ответил.
  - Я жду племянника.
  - Я племянник нашего общего знакомого. Вы ждали меня.
  - Вас не затруднит продолжить на этом языке? Давно не говорил.
  - Никаких проблем. Аналогично, не общался на нем давно. Он мой родной.
  - Ах вот как?!
   Глаза господина Грегора потеплели ив их уголках появились легкие складочки от прищура.
  - Теперь, кажется понимаю. Вы и есть тот племянник, который потерялся?
  - Ну если считать официальное объявление о смерти таковым.
   Грегор откинулся на спинку кресла и покивал головой. Но потом, быстро встав, достал из сейфа в стене бутылку и два стакана. Из холодильника вазочку с дольками цитрусовых.
  - Ну как у нас русских водится, за встречу и воскрешение. Вы не поверите, но я рад как нашей встрече. Так и тому что мне прислали опытного человека. Я в курсе некоторых ваших операций и что свои нашивки вы до последней получали кровью, а не шаркая в коридорах штабов.
   Выпили.
  - Ситуация сложная. Я и мои люди суб подразделение на контракте Келла. У них были потери и готовясь к передислокации на Люсьен, о чем еще никому не сообщали даже внутри их подразделений, они набрали людей до полного комплекта. Пока, не полных два копья. Для комплекта надо еще пилота.
   Грегор налива улыбнулся в его сторону
  - Я в курсе что вы пилот, но нужен еще один кроме вас.
   Петер улыбнулся.
  - Он есть. Нам поможет мой груз.
  - Ах вот как?!
   Грегор удивленно на него посмотрел.
  - А я то ломал голову кто это и что вы будете с ним делать.
  - Груз сложный. Изначально, я его хотел передать далее на сохранение. Но в свете задания решил пристроить у Драгун. Если останется жив конечно.
   Грегор с неподдельным интересом посмотрел на Петера.
  - Но ему можно доверять?
  - Если это не так, я сам решу проблему. Но просьба ограничить его от вопросов и интереса воинов. Жить она, будет пока не уйдет, со мною.
  - А машина? Для вас есть Энфрсер. Его выделил знакомый вашего дяди. Но для еще одного пилота, у меня нет пока лишней.
  - Это поправимо. Я прибыв, не ожидая что дядя будет столь любезен, навел справки. Тут в мастерских готовят на продажу старенького гладиатора. Ему поменяли вооружение и охладители. Но машина с капитального ремонта.
   Грегор всплеснул руками.
  - Так вот кто у меня из под носа выкупил машину!
   Оба рассмеялись. И Грегор поднял стакан, предлагая за это выпить. Выпили. Пожевав дольку, он уже серьезно спросил
  - У вас на жемчужине какое-то задание? Я не обольщаю себя тем, что ваш дядя по доброте душевной прислал мне простым пилотом майора разведки.
  - Капитана.
   Питер поправил машинально.
  - Майора. Да и то, не знаю на долго ли, учитывая в какую переделку мы лезем.
   Петер, покачав головой хмыкнул.
  - Авы, если это не будет нетактичным?
   Грегор мягко улыбнулся.
  - Генерал армии Комсмохабт, к вашим услугам. Вы ведь и сами рано или поздно узнаете майор Герхард Шелтон.
   Петер показательно принял сидя стойку словно отдавал честь, рублено поклонился головой и рассмеявшись развел руками.
  - Сознаюсь, неожиданно.
   Генерал ему нравился. Чувствовалось что свои чины, он также не шаркая по коврам получил. Только среди кадровых служак была та легкость и шарм с которым они вели разговор.
  - Вот и ладно. Теперь к делам. Все пилоты, ветераны. У нас, на боевое слажевание неделя. Ваш командир позывной Макс. Зовут Максим. Куда прибыть вы знаете, о прибытия я извещу людей. Полигон за заводом в полном нашем распоряжении. Тренируемся каждый четный день в группе, нечетный индивидуально. На полигоне, в восточной части проводят тренировки люди Келла. Мы сними, уже работали. Но все равно, последние тренировки, будем проводить уже совместно.
  - Это резонно. Ведь мы идем как их часть.
  - Вот именно. Ну, на посошек!
  
  
  
  
  
  
  З051 год.
  Ноябрь.
  Кониц (Koniz).
  Город Эрех.
  
   Ее опять куда-то вели. Проклятый шлем от космического спасательного костюма, у которого было закрашено забрало, глушил звуки настолько, что было слышно только самые близкие. Хотя дышать было легко. И судя по запахам ее привели в ангар. Запах охладителя и смазки используемой в мехах, спутать с чем-то другим было невозможно.
   Сначала был плен. Она вышла из-за ангара и кто-то, сильно ее ударил сзади по голове. Падая и уже теряя сознание, она все же заметила, что никого рядом не было.
   Пришла в сознание, уже на борту космического корабля. На ней был удобный, но незнакомый прыжковый комбинезон. Космическая мягкая обувь. И рядом два охранника. Женщины. Руки и ноги связаны. Ей объяснили, что ее перевозят. И что не надо делать, а что надо. На вопросы и ругательства молчали. А потом просто надели этот шлем. С заклиненной питьевой системой обмотанной мягким пластиком. Она мешала сказать что либо. Когда она согласилась подчиниться, то есть молчать и делать что велят. Стали его снимать. Но перемещали, только в нем.
   Она носила этот шлем судя по часам, которые заметила у охраны, уже почти три недели. Снимали его только для еды, туалета и на ночь. Два охранника, дюжие женщины, не давали ей и тени возможности к побегу или самоубийству находясь постоянно рядом. Не били, стреляли из пистолетов, иглами с сильным транквилизаторм. Стреляли, сразу, даже при попытке сделать что-то, не допуская и тени ошибки. В корпус или по ногам, было не так больно как обидно. Иногда перемещали усыпив. На этой планете, они были уже пятый день. Сегодня ее вывели и повезли куда то на машине. И в итоге, привели в ангар и похоже, судя по шагам, ушли.
   Кто-то стоявший сзади снял с нее шлем. В глаза резко ударил свет от мощных ламп. Сразу нахлынули звуки. Рядом что-то ремонтировали. Где-то неподалеку шел и стрелял мех. Очень характеный звук поступи при огне с ходу и даже немного доносилось сквозь пол дрожание от нее земли. Но это, был явно не бой.
   Кто-то громко клацнул рубильником и свет наконец стал не таким ярким. Поморгав она стала оглядываться. Это был действительно ангар. Прямо перед ней стоял в стапеле с убранными подмостками мех. Какой-то старой конструкции. Она так увлеклась его разглядывая что не сразу уловила запах дыма от сигареты. В клане курили в основном только техи вольняги.
   Это было ожидаемо. Но все равно она чуть не совершила ошибку, бросившись на него. На разложенной стремянке сидел тех Петер и курил. Глядя на нее, улыбался.
  - С прибытием на Кониц воин Или.
  - Я младший тех.
   От злости, в горле пересохло и она сказала это с хрипом.
  Он кивнул и легко спрыгнув прошел вперед перед ней.
  - Это пятидесяти пяти тонный боевой мех Гладиатор. Вооружение, одна протонная пушка, шестиствольная установка ракет малой дальности, два лазера средней дальности. Протонная пушка, основное и грозное оружие этой машины.
   Он достал из кармана куртки плоскую флягу и сделал глоток. Не глядя на нее, продолжил.
  - Скорость этого меха средняя всего восемьдесят пять километров. Броня обычная, десять тон. Но есть и очень положительные черты. Первая из них это прыжковая система, которая позволяет прыгнуть более чем на сто пятьдесят метров. Далее не советую, на полной длине прыжка ты замедляешься и становишься мишенью. Это ее высокая мобильность и верткость. Многие недооценивают расположение комплексов оружия в ручных актуаторах. А это дает расширенную арку стрельбы. Особенно в движении. А так же возможность стрелять из-за укрытия. Последним, хочу отметить наличие ручных оконечных актуаторов. Умелый воин, знающий приемы борьбы и схватки, в ближнем бою используя их может сокрушить врага даже без использования оружия. Это не говоря о том, что можно что-то тяжелое взять и стукнуть этим тяжелым того кто тебя не слушает.
   Он, улыбаясь подмигнул
  - Тебя стукать не буду, слушаешь внимательно. Молодец.
   И приложив палец к своим губам, показал, что стоит и далее помолчать.
  - Пока мы с тобой меняли свою дислокацию, клан Ягуара решил, что он достаточно силен для того, чтобы смыть позор поражения на Уолкотте. И заявил своею целью столичный мир Синдиката Дракона планету Люсьен. Ее называют еще Черной Жемчужиной. В помощь обороне Люсьена, отправляют два самых умелых и сильных наемных подразделения. Это Гончие Келла
   Он прищелкнул пальцами и указал в сторону, откуда доносился гул стрельбы.
  - И наверняка известные тебе, Дагуны Вольфа.
   Петер подошел чуть поближе и пришурясь немного помолчал, будто задумавшись прежде чем продолжил.
  - Нам известно, что это бывшие воины клана Волк. И совсем не дезгра. Они осуществляли разведку перед вторжением. Большинство, конечно были вольно рожденные, но и верно рожденных воинов там много. Они сохранили внутри своего подразделения дух клана и его обычаи. И когда решили остаться и защищать Сферу, все это открыто заявили.
   Он снова прихлебнул из фляги, от чего у нее еще больше свело сухостью горло.
   Кстати, дав выбор членам своей группы, вернуться в клан или остаться. И замечу, по моим сведениям, они поддерживают свои отношения с кланом!
   Он с усмешкой поглядел на меня
  - Кивни, если этого не знала.
   Сделав гримасу по которой было не понятно рад он этому или нет продолжил
  - Вот! Не знала, что творится в собственном клане, а это так. Более того, они получили разрешение вести евгеничекую программу. У них есть железные матки, есть генный материал и персонал. Что невозможно без общения с родным кланом. Стой частью воинов и кое кого из других каст клана кто поддерживал их решение!
   Он опять подмигнул и словно гордясь добавил
  - А вот об этом, не знают как в других кланах, так и у нас. Во скандал то будет когда все наружу попрет!
   Сделав страшные глаза, он после усмехнулся. И став серьезным заложил руки за спину. И стал говорить рублено выделяя каждое предложение
  - Мы отбываем через полторы недели к Люсьену. В подразделении, в котором туда лечу я, есть вакансия пилота меха. Воин показавший себя в бою обратит на себя внимание Драгун, а после боя, им нужно будет пополнение. Тех внутри другого клана за линией фронта, никогда не станет пилотом боевой машины. Даже если клан понесет невосполнимые потери, второго шанса у вас не дают. Ты знаешь, что среди Драгун была Наташа Керенская. Она вернулась в клан и стала Са Ханом. Были и остались еще очень хорошие верно рожденные воины. Попасть к ним, это единственный хороший шанс быть в клане и быть воином. Я не стану врать, имя крови получить у них, очень трудно, практически невозможно. Почти как теху, когда либо сесть в боевую машину и пойти в бой. Плюсом его является возможность драться против Ягуар, я знаю, что почти исторически, это враги вашего клана. Их поражение, это еще одно снижение чести против чести вашего клана.
   Он вдохнув, посмотрел поверх меня и глядя так сказал уже тише.
  - Есть и другие пути для маленького младшего теха. Второй из них, металлический стол с ремнями для рук и для ног. Куча уколов всякими наркотиками затем лагерь для военнопленных. Где ее строптивость быстро приведет к пуле от охраны.
   Впрочем...
  Он как-то странно улыбнулся, как тогда когда что-то вспоминал
  - Есть и третий путь, в реальность выбора которого маленьким младшим техом, я не очень верю. Хотя не скрою, мне, он больше бы понравился. Плохо умирать не оставив потомства на земле. Поэтому он всегда останется для нее открыт. Это тихое поместье в глубине неизвестного ей мира. Где нет войны но ее биологические дети, или она сам когда их заведет, могут стать военными. Или тем, кем пожелают. Но это для нее будет уже совсем в другом мире. В том который она не могла видеть. А узнала только после захвата его кланами.
   Он подошел и приложил флягу к ее губам. Пробовать ударить его, было глупо. Да и горло пересохло сильно. Там оказался тонизирующий напиток. Пока пила он со вздохом сказал
  - В общем, выбирай, правила выбора тебе известны.
   После чего, разрезал путы на ногах и руках. Связывали ее умело. Руки и ноги от этого, не затекали, путы только ограничивали их движение.
   Посмотрев вокруг, спросила
  - Этот твой третий путь, стать твоей подругой?
   Он улыбнулся
  - Если ты этого захочешь, то да. Я, не откажу тебе.
   Тьма и Керенский! Все, что он сказал, было правдой. Этот вольно рожденный пока ни разу не давал повода сомневаться ни в том, что говорил, ни в том что делал. Даже то как он ее выкрал доказывало его слова. Она сама, как-то спросила, уже не помнила по какой причине, может ли он сделать это когда захочет убежать. И он тогда ответил, что будет трудно, но да он может выкрасть любого воина или теха если захочет.
  - Почему ты украл меня, а не командира базы? Он воин с именем крови. Он знает больше меня и вы могли выменять на него что то полезное.
   Рассмеялся
  - А зачем он мне? Мех хороший из фронтовой линии, на него мне бы никто не поменял. А остальное, я и так могу достать.
   Да глупо. У него ведь тоже наверно есть начальники и они бы все себе забрали. Он как то рассказывал. Да и пленных воинов наверно, за время войны у них достаточно. Все плохо. А мех кстати даже симпатичный, не современный омнис но и не полное дерьмо.
  - Твой мех?
  - Нет, у меня Энфорсер.
  Мелькнула и исчезла робкая тень подозрения и надежды. Им нужен мех воин. Мех не его. Тогда зачем разговаривать в этом ангаре?
  - У меня нет меха.
   Он весело рассмеялся. А потом, встав, почему-то погрустнел
  - Значит согласна на первое?
   Отрицать было глупо. Другие варианты, были смехотворны.
  - Идем.
   Он подвел меня к большим ящикам, стоявшим у входа. Их привезли недавно. Почему? Стояли у входа, но на них не было пыли. Наблюдательность, этому, он сам меня учил.
   Поставив два рядом открыл. Одежда, оружие, всякие мелочи, охлаждающий жилет, шлем мех воина.
  - А мех?
   Хмыкнув посмотрел на меня этим своим странным взглядом
  - Ты ведь уже догадалась. Кстати, пока не попадешь к своим, ходишь за мной хвостиком. Куда я туда ты. Ни с кем не говоришь кроме меня. Я тебе рассказывал, это другой мир, другие люди, другие меж ними отношения.
  - Деремся и сражаемся тоже вместе? Ут?
  - Да, пока не станешь одним из Драгун. Но там, у тебя будет своя жизнь. Которую, ты знаешь. И ее далее будешь строить сама.
   Решила уточнить увидев во втором ящике автомат и пачки патрон
  - И все вот это, мое?
  Он достал из него мой пояс и подаренный им как-то пистолет, протягивя улыбнулся
  - А мне оно зачем? У меня своего барахла куча. Наемники не клан, все свое носим с собой. Автомат, магазины и аптечку, пайки в мех положи, там нет НЗ, пусто после капитального ремонта. Когда все проверишь, зайди в ангар слева, я там буду. У нас с тобой время на полигоне через два часа. Будем отрабатывать движение в паре и стрельбу.
   Уже уходя оглянулся
  - Да, забыл сказать. В нашем подразделении восемь машин. Мы с тобой, пара из второго ланса. Техов нет, что надо чинить, чиним сами. Техи со стороны, стоят дорого.
   Надо одеваться. Почему я решила так? И чего спрашивать? Воин, если принял решение, не оправдывается, делает, оставляя сомнения врагу.
   А пустить пулю в висок, это путь глупца или труса. Мы спорили с Петером об этом. И спорили не раз. И он оказался прав. Выход всегда есть. Это не тот путь, к которому меня готовили. Не тот путь которому меня учили. На мне теперь лежит позор. Но зато, у меня теперь, есть свой. И я воин, у которого есть мех. И который будет драться с настоящим врагом. И у которого, есть возможность вернуться в клан, воином. Как и говорит этот подлый и низкий сфероид, который загнал меня в угол своей хитростью. Я не верю, а знаю, что он не врет. Больно даже думать, о том, что он сделал с моим путем, исказив его. Но он, сделал так, что я, не предала не словом не делом клан. И новый и вправду если не лучше и правильней предначертанного, но интересней и достойней воина. Драться за свое место в жизни. А не чинить ломаное железо и сдохнуть в саламе. Это - хороший путь. И я не пущу пулю в лоб, не дам глупо убить себя, пока не сделаю это. Клянусь железной маткой!
  
  
  
  
  
  
  З051 год.
  Ноябрь.
  Кониц (Koniz).
  Город Эрех.
  
   Петер ждал Или возле дверей своего ангара. Глянув на сумку, куда она переложила вещи, забрал ее. Похоже мадам кланер дословно восприняла его слова о том что наемник все свое с собой и носит. Половину можно было оставить в мехе. Ангары охранялись.
   За ангаром стояла его машина. Он купил дешевый открытый электрический джип. Или с интересом озиралась. Казарма где им выделили места, была в двух километрах за насыпью полигона, но он свернул от нее налево. Там у завода была небольшая частная гостиница в которой он снимал номер.
   Заведя в него Или, указал на душ. Мыться в ангаре под ржавой водой не хотелось. К тому же после занятий с непривычки устал и хотел есть. Или мылась долго и со вкусом. Впрочем, его не интересовал счет за воду. Деньги были. Он специально открыл один из резервных счетов, сделав несколько карт на предъявителя. Когда она вышла, указал на сумку.
  - Одень прыжковый комбинезон и кепи.
   А сам пошел мыться. Когда вышел улыбнулся. Или выполнила все дословно. Натянув на голое тело комбинезон и надев кепи, сидела на диване, озираясь по сторонам.
   Одевшись сам, вышел из своей комнаты
  - Или, сейчас пойдем кушать. Там в твоей сумке есть носки. Десяток, в синем пакете. Мягкие кстати. Одевай их. Не все сразу! И ботинки.
   Глядя, как она одевается, добавил
  - На кепи логотип нашей боевой группы. По этому, ты его носишь почти всегда. Это как знак отличия. Еще пистолет. К нему, еще можно носить нож.
   Достав из кармана куртки кинул ей сделанные для нее документы и жетоны.
  - Это твои документы. Носить всегда собой. Спросят, предъявить. Это как кодекс. Они же дают тебе право носить оружие.
  С нашивками, Я потом возьму у командира еще, пришьешь как у меня, на рукав и грудь. На комбинезон и куртку. Шорты что в мехе носишь, не кидай, как сделала. Провоняют всю одежду. В пакет и тут постираешь.
   После пайков которыми ее кормили нанятые им для перевозки охранники, и та бурда что давали им на базе клана, простой обед в зале вызвал у нее бурю восторга.
   Он же по ходу дела старательно все объяснял. Зачем что и как. Почему и сколько надо платить. Как и куда что кинуть, положить, взять. Она была в его мире тем кем они считали их, дикарем.
   Впрочем благодаря его рассказам и смекалке, быстро училась. Он подсказал ей чтобы она действовала как разведчик, все подмечая и анализируя. И хотя в ее мире разведка кроме боевого наскока на мехах, была делом позорным не достойным чести. Или тем не менее не спорила. Но наконец, стала задавать вопросы.
   После еды, повез ее в город. Оставив машину на платной стоянке, поводил по нему, по магазинам. Зная чем вызвать восторг ребенка, завел в оружейный магазин. От обилия средств умервщления она действительно впала в экстаз. Хотя иногда реакция на "глупые" с ее точки зрения вещи, шокировала продавца.
   Питер отшутился, что его приятельница пилот с периферии. Чем того успокоил. Узнай он, что перед ним пилот клана, выгнал бы на улицу. Хохотнув про себя подумал, что вообще то это хорошее прикрытие, именно такими дикарями здесь и представляют пилотов с периферии.
   Нагулявшись, поехали на базу. Там, вечером, в малом зале кабака, встречалась вся группа. Надо было представить восьмого пилота.
   Когда они пришли в зал все уже были в сборе, заняв места вокруг большого круглого стола. Заказав себе темное пиво и коньяк, а для Или чипсы, фруктовый салат и апельсиновый сок подошли.
   Он пока их не видели коротко описал каждого из собравшихся за столом. Только после этого подвел ее к столу. Его уже знали, сев, он указал на нового пилота.
  - Или. Пилотирует Гладиатор. Мех у нее свой личный. Состояние меха отличное. Оружие заменено на новое, современное.
   Или в хорошо подогнанном комбинезоне, со своей короткой стрижкой на фоне собравшихся выглядела сущим ребенком. Пилоты удивленно стали переглядываться.
  Единственный кто выглядел спокойно Космохабт. Мистер Грегор позывной которого был Спейсмен, откровенно забавлялся, ибо Петер уже предупредил кого приведет.
  - Мой напарник и второй номер. Позывной, Волчица.
   Макс надул губы. И как командир его ланса первый и спросил
  - И какую академию, кончил твой ребенок?
  Как раз принесли заказ и он указав Или на место рядом и подвинув еду, усмехаясь отхлебнул пиво. Или сразу потеряв интерес к происходящему, занялась салатом и соком. Петер, сделав еще один хороший глоток, подбодрил собравшихся.
  - Давайте сразу вопросы, отвечу на все.
   Подал голос более молодой в группе и горячий Лей Малькольм по прозвищу Аальф.
  - Сколько боев, хотя наверно папка ей, только агормех мыть доверять начал. Так что вопрос снимаю, сколько ребенку лет?
  - Откуда она?
   Петер кивнул
  - Это все?
  - Достаточно.
  Последнее сказал самый пожилой и опытный пилот Дэйв Макдилан, позывной Виски.
   Петер подался вперед, нависнув грудью над столом. Трюк старый. Но действенный.
  Понизив голос и добавив угрозы
  - Хорошо. Мы тут все не дети, поэтому попрошу без истерик. И держать после того что скажу, язык за зубами.
   Он знал что сейчас шрам который проходил через его лицо налился кровью и казался пунцовым, от чего лицо казалось злым. Запустив руку во внутренний карман, он вытащил фото и нашивку
  - Она, генетичеки выращенный воин клана. Последнее место службы, База Омега прайм, планета Сак Два. Как оказалась здесь, не ваше дело. Кто будет лезть с вопросами к ней, убью. Кто будет к ней лезть с руками, отвернусь, когда она его будет убивать.
   После чего выложил фото посреди стола и кинул поверх нее споротую нашивку клана. На фото Или стояла в кабине Бешеного Пса с откинутым блистером. Сзади был виден ангар с еще одним мехом и тоже омнисом первой линии. Что фото было сделано при его ремонте, пилотам было знать не обязательно.
   За ее квалификацию, лично он не сомневался. Девочка сегодня ее показала. Мех освоила быстро. Стреляла она, даже лучше его. Грегор, приезжавший днем на полигон посмотреть, на нового пилота, остался доволен. Вот и сейчас, глядя на лица пилотов, у кого перекошенные у кого с отвисшей челюстью откровенно смеялся. Смягчая ситуацию, весело спросил
  - Вы хотели узнать перед контрактом больше о тактике кланов? Я подыскал вам двух пилотов, которые на этой планете, больше всех о ней знают. Экспертов. Что не так господа? А в ее квалификации, каждый сможет лично убедится, завтра на полигоне. Я видел уже сегодня. Меня она более чем устроила.
   Люди были в шоке, но это их успокоило. Но глядели на сноровисто уплетающюю чипсы Или, с удивлением и недоверием. Она же за всю мезансцену, только стрельнула глазом на нашивку. Свое фото она уже видела и раньше в моем альбоме.
   Я только добавил.
  - Девочка спортивная. Не пьет. Не курит. Любит заниматься рукопашным боем и стрельбой из пистолета. Пока она тут, полностью чужая, поэтому ходить и жить будет со мной.
   Пилоты понемногу успокоились. Когда пошло обсуждение предстоящих учений, Или навострила ушки но помалкивала. Когда спросили ее мнение, очень дельно предложила поменять диспозицию нашей с ней двойки, четко объяснив причину. До метра, секунды и угла поворота расписав наш маневр. А так же то, что будет сделано если он не достигнет успеха. И что следует сделать нашим напарникам чтобы максимально полно выполнить упражнение. Макс поморщился, но придраться было не к чему.
   А она высказавшись и слушая в пол уха, увлеченно вернулась к заказанному ей мною салату с картофелем и несколькими видами мяса.
   Я же довольно потер про себя руки. Я с Или, в последние недели перед побегом, занимался тактикой. Сперев из компьютеров на базе записи о учениях и боях, даже сделал ей пару интересных копий. Кроме их разбора, рассказывал, показывал то что знал и помнил. Кроме общей напирал на тактику малых групп, действия в лансе и в связке лансов. Запомнила, усвоила. Переложила на свой опыт. Пошло ей на пользу. Вроде как играли развлекаясь, и вот, пригодилось.
   Когда расходились, Грегор втихаря показал мне кулак с большим пальцем. В русских колониях знак восторга и одобрения.
   Не уйдя сразу, с Или зашли в бар там догоняя себя виски, рассказал ей на примерах о ночной жизни в кабаках Сферы. Правда при моем метаболизме напиться было сложно, да не хотелось. Просто "держал марку" перед сослуживцами которые пригласили "на стаканчик".
   Вернулись в гостиницу поздно. Или перенасыщенная впечатлениями на обратном пути выглядела угрюмой и "сопела", такая у нее была манера думать. Но он уже привык.
   Показал ей в номере ее комнату и холодильник. Предупредив что на зарядку завтра, бегать не стоит. Утром тут с завода идет транспорт и жутко пылит. И вообще возле работающего завода воздух тяжелый и грязный. А по городку лучше не бегать, рабочая окраина. Зато к девяти, можно поехать на полигон и там и побегать и позаниматься.
   Оставив разбирать вещи, спустился в бар и накупил всякой снеди для холодильника, трезво рассудив, что надо повысить запасы. Когда вернулся девочка скинув ботинки сидела на диване и изучала программы три вида. Оставив ее за этим важным занятием, пошел в душ.
   Стоял и думал, отмокал, пока в запотевшем зеркале на стене не увидел ее отражение.
  - Мы куда-то сегодня еще идем? Ут?
  Невольно сбиваюсь на клановску мову
  - Нег!
  Серьезно кивает
  - Хорошо
  И комбинезон сползает к ее ногам. Мда, она ж исподнее не одела когда собирались , почему то вспоминаю это а, не думаю о том, зачем это делает.
   Прижимается к моей спине, обнимает. Холодная, значит волнуется. Вообще не знаю, как бы я себя на ее месте чувствовал. Выдернули из привычного мира, как груз привезли в другой, кинули в чужую, незнакомую жизнь.
   Повернувшись, опираюсь спиной на стену, а ее сую под теплый душ. Кстати грудки то у нее совсем ого го какие стали. Прямо два хороших таких мячика. Смотрит серьезно, опять сопит. Согревается.
  - а почему твой
  Кивает, забыла как я его называю, подсказываю
  - Демон
  - Ут. Не растет?
  Печально улыбаюсь. Почему-то воспоминания о первом случае когда его показал вызвали печаль. Поднимаю демона, он как игривый щенок, разом взбодрившись сам ныряет ей между ног.
   Смотрит на него, улыбается. Опустив правую руку ощупывает голову ладошкой. И неожиданно ложась на мою своей грудью говорит.
  - Ты когда сбежал, ничего не сказав. Я злилась. Позвала с собой ночью одного из наших.
   Молчу. А чего говорить? Оправдываться? Что сбежал, не повесив во всем их лагере объявление об этом?
  - Он, тоже был с большим, не как у тебя, но... Работал как вибромолот для клепки. Ты был прав. Ни какого удовольствия. И с ним было совсем не интересно, плохо.
   Вздохнув добавила.
  - После второго раза, сломался. Я ему, как ты показывал, сделала, сбежал.
   Нахмурившись пожаловалась
  - И на меня, ему было плевать. Совсем. Как ты говорил.
   Напряглась, губы кривятся, того гляди заплачет. Прижимаю ее голову к своей груди. Целую макушку, глажу по плечам, по спинке. Вот ведь мышцы накачала, даже в спокойном состоянии очень рельефные. У многих они сходят почти сразу если не заниматься, а у нее держат рельеф. Как будто только после силового упражнения.
  - Я его догнала, побила. Он заплакал. После, меня стали уважать! Но какая в этом честь?! Что я сделала?!
   Представив как Или гоняет по казарме голого мужика и зажав в угол колотит. А что она ему юшку пустила, а может даже руки ноги переломала это точно. Чуть не прыскаю со смеха. Чтоб скрыть это, уточняю со строгостью в голосе.
  - Убила?
   Сразу повеселев поднимает личико на котором уже улыбка
  - Нег! Сломала руку и пару ребер. Хотела еще и это.
  Шлепает меня, по демону
  - Но он у него так сжался
   Показывает на пальцах как
  - Да и оттащили меня.
  С сожалением вздыхает.
  - Ну, почти оттащили, я еще двоим руки поломала, чтоб не лезли. Но я их оставила. Они под кровати прятались. Было противно, ушла спать.
   Представив, какой бардак Или устроила ночью в казарме. Голая, мечась по ней, лупцуя и загоняя под кровати здоровых крепких мужиков. Не выдерживаю и ржу во весь голос. Господи как же ее "прихватило", если она всю казарму заставила под койками прятаться! Пол жизни не жалко, чтобы на такое посмотреть! С улыбкой и гордостью целую ее. Вот ведь выучил драться, грозу клановских техов.
   Она тоже хихикает и уже довольная собой и моей реакцией трется щекой о мою грудь. Совсем отмокнув моемся. Утираясь полотенцем спрашивет
  - Что еще будем делать?
   Хмыкаю.
  - Спать. Завтра тренировка. Потом разбор тренировки. Поедим и поедем в город. Мне надо кое-что прикупить. Став серьезной кивает
  - Хорошо!
   Кидает в меня полотенцем и выходит из ванной. Меня и озадачивает и веселит порой, ее вот такая молниеносная смена настроений.
   Когда убираюсь и выхожу из ванной, ее нигде не видно. В моей комнате свет погашен. Нахожу там, за просмотром моего нотепутера. Замечаю расстеленную постель прежде чем обернувшись, она кидает его на тумбочку и пихает меня на нее.
   В общем то, все понятно. Стараюсь доставить ей как можно больше удовольствия. Она сама, толкнув меня на кровать, садится надо мной так, чтобы я начал снизу. Смотрит строго, не зная куда деть руки, пальчиками гладит мои шрамы. Начиная млеть, шипит. Вернее, сквозь зубы резко, в такт уколам сладострастия втягивает воздух. Когда почти достигнут апогей, мелко ерзает и ноет. Наваливаясь на мое лицо почти всей тяжестью тела. Задыхаясь но старательно продолжая успеваю подумать, что вот ведь толстушкой стала. Прежде чем она чуть не ломает мне шею, забившись на пике наслаждения. Пока выкарабкиваюсь, чтоб глотнуть воздуха, приходит в себя и на коленях отойдя, падает на меня. Урча ищет руками демона и подправив его, ерзает, надвигаясь и устраиваясь поудобней.
   Быстро, как всегда неумело, тыркается своим лицом в мое целуя и отжавшись руками с ходу начинает меня буквально насиловать. Сразу взяв хороший темп и со всей силой голодного женского тела. Уже не урча, а взрыкивая от удовольствия.
   Когда получает его окончательно взныв, почти без перерыва идет на повтор вся покрываясь от старательности потом. Впрочем, этим и меня разогревает настолько что время становится тягучим. На третьем устав замирает и предыхает, тяжело дыша и закрыв глаза.
   Многие не знают, что когда женщина работает сама сверху, она устает быстрее. Я не знаю точных причин, и получает ли она так больше удовольствия. Но это так.
   Одним тазом медленно начинаю делать движения. Все также закрыв глаза, на встречу им начинает прогибать спинку. Беру ее руки, целую и щекочу языком ладошки. Руки ее от этого дергаются словно хочет вырвать из моих, но не делает этого. Глаза открываются, хочет что то сказать, и неожиданно со стоном падает на мою грудь. Демона сжимает. Лежит заполошно дыша и обмякнув. Вот те раз! Нашлась еще эрогенная зона у малышки.
   Придя в себя дергает попкой требуя продолжить. Сваливаю на бок и как когда-то подправляю ее ногу на свое бедро. Быстро все вспомнив и сверкая глазами еще некоторое время играемся. Пока ее не посещает следующая идея и она не требушит меня быстро шепча
  - Давай, давай, давай.
   Я даю. Даю неожиданно сам так заведясь, что почти теряю контроль. И она вместо того чтобы иссякнув на пике рухнуть, восторженно рыча сама еще сильнее продолжает. И это бешенство страсти охватившее уже нас обоих, вызывает у меня второй за этим оргазм. Пережив который, уже оба опустошенные им долго лежим обнявшись.
   Уже когда засыпаю, меня посещает мысль, которую я пытаюсь высказать но таки не высказываю провалившись в темный омут сна.
   Как говорили в нашей русской колонии, привычка вторая натура. Еще без нескольких минут шесть глаза сами открываются. Или сопит уткнувшись мне в шею личиком и крепко обнимая. Оплетя меня руками и ногами. Будто почувствовав, что я ее разглядываю, лениво открывает глаз. Чувствуя, что Демон слегка распаренный в ней сном, от этого оживает. Целую глаз и делаю легкое движение.
   Малышка сладко поднывает и крепче обнимает меня. Воспринимая как одобрение, делаю еще раз. Реакция положительная. Продолжаю медленно нежно и размеренно. Она оживает, еще больше теплеет, но отчаянно не желает просыпаться. Так видимо понравилось. Вспоминаю что ни разу, утром мы этим не занимались. Кроме первого раза и не было возможности. Обычно только тайком в подсобке отопительного блока, сбежав ночью из казармы.
   Вдыхая ее аромат и ощущая не свойственную ей нежность, забываю о дурных привычках. Чуть не взвыв от боли, когда она на пике полученного сладострастия от полноты чувств впивается в мою шею зубами. Черт подери вот же манеры! Надо ей про вампиров рассказать и кино показать.
   Еще пару часов очень удовлетворенные спим. Посыпаемся оба разом словно нас кто пнул. Свежие голодные и не сговариваясь оба разом лезем в душ. Там решаюсь спросить о противозачаточных, зарабатывая за это обычный тычок под ребра и
  - Дурак! Конечно, пол таблетки как всегда.
   Смеюсь, я не против ребенка кланера, да и у Драгун с этим попроще. Но боюсь там, куда мы летим, будет не до этого.
   Легко поев, нам еще разминаться, едем на полигон. Там бегаем, но так чтоб не тратить много сил и занимаемся гимнастикой, опять же под этим предлогом. Измотать себя перед тренировкой, не самый разумный шаг.
   В пол девятого мимо нас отрабатывающих гимнастическое ката проезжает Грегор с ним приехали Альф и Виски.
   Альф увидев что Или занимается как и я в одних шортах и военных ботинках успевает пока они не скрылись за поворотом заливисто свистнуть. На что я улыбаясь про себя думаю о том, что в команде появился первый кандидат кому моя Волчица семенняки натянет на ухи.
   Умывшись, я прихватил канистру воды, едем в ангар. Там уже идет возня с мехами. Полигонные технари обвешивают машины датчиками и ставят ограничители на вооружение. Никто ведь не хочет калечит машины получив полный альфа страйк, от разгоряченного тренировкой пилота.
   О самой тренировке рассказывать особо нечего. Гончие Келла, действовали очень слажено и напористо. Но на нашей стороне был опыт. Или вела себя выше всех похвал, словно на параде, жестко привязанная к моему меху шла за мной точно следуя командам. А когда мы вышли на оговоренную ей позицию, показала класс в стрельбе. Филигранно маневрируя под вражеским огнем, не только не дала нанести себе повреждений, а почти в хлам разделала две машины выше ее классом. Мне оставалось только ей ассистировать. И что мне особо понравилось, не теряла не на секунду контроля, не лезла как любят клановцы в дуэль, ища личной славы.
   На разборе все наши смотрели на нее уже совсем по другому, хотя кое кто кривил рожу. Но высказывания в стиле "новичкам везет", под моим тяжелым взглядом держал при себе.
   Обиходив машины и помывшись, поехали в гостиницу кушать. Или показала и тут класс, сметя две с лишним полные порции. Я только улыбался глядя. Еще бы, за ночь и за тренировку выжгла энергии столько, другой бы выпав из кабины меха, пластом лежал.
   В городе как я и говорил, поехали по магазинам. В военном маркете, купил нам обоим хорошие спальные мешки и наборы коммерческих пайков. Не военную гадость, а те, что используют туристы. Они объемней но и вкуснее не в пример. Нам то их не на горбу своем таскать. Будут в мехе храниться.
   По паре запасных комбинезонов, еще носки и всякую мелочевку. Вместо ее пистолетного ремня купили ей широкий и удобный коммерческий. С кучей креплений. Сам подобрал ей тяжелый боевой нож. А к нему двое ножен вместо стандартных. Одни для ношения на поясе, другие чтобы крепить на лодыжку ноги. На вторых, точнее на их креплении, еще были зажимы для крепления пистолетных магазинов.
   К основному ножу, купил ей "засапожный". Показал как крепить в ботинке, заставив походить и попрыгать, чтоб он не дай боже не чувствовался там.
   Показал зачем это надо. Так порою куда удобней. Особенно когда лежишь.
   У меня уже был нож, чуть изогнутый классический танто. А вместо засапожника, я предпочитал пару полу стилетов в рукавах куртки. Или узнав об этом, тоже загорелась. Да и куртка моя ей очень нравилась. Это я заметил еще по тому, как она ее примеряла в номере гостиницы. Надев и крутя голой попкой перед зеркалом. Думая что не вижу, пальчиком водила по следам от нашивок и вздыхала.
   Куртка была классическая пилотская. Ее так и называли "пилот". Модель ее не меняли еще с древней терры. Подмигнув ей, выбрал не новую, а тоже слегка поношенную, со следами споротых нашивок, но чистую и не потертую. К ней, вспомнив, что подружка "мерзлячка", купил подстежку, меховой воротник, и пристяжной отороченный мехом капюшон.
   За предусмотрительность и заботу, заработав очередной неумелый но искренний поцелуй. Впрочем неумелость последнего, шла по ниспадающей. Тренируется она что ли?
   Заметив, что я вместо нового кепи подобрал себе темно синюю почти черного цвета пилотку с серебряным кантом, тут же требует такую же и себе. Покупаю ей черную, пояснив, как у меня, носят морские пехотинцы, а черную, носят пилоты мехов. Показываю как следует носить. Как убрать под погончик куртки. Поясняю что это, не обязательный головной убор, носимый с определенным типом формы. И для меня, это предмет воинского шика и статуса. И хотя кепи удобней, она тут же сменяет его на пилотку, как и я.
   Ну ребенок же, честное слово!
   Основной покупкой для себя посчитал найденный в закромах оружейной секции пистолет Намбу. Редкий в этих краях, но безотказный образчик оружия синдиката. С кобурой к нему помучились, подбирая из вороха хлама. Решил вопрос с ней, переделав крепления и пришив старый фиксатор к более менее подходящей у сапожника в соседнем магазине.
   В секции с электроникой, покупая коммуникаторы и разные мелочи которые мне уже могут понадобиться на Люсьене, купил для Или нотепутер и карту доступа в сеть. Модель была новая и поэтому нам как рекламную акцию, приложили к нему целую кучу переходников и проводов. Что естественно решило выбор в его пользу. Снова пришлось возвращаться подбирать к нему планшет.
   Подумав купил два электронных бинокля и приставку с камерой для шлемов. В общем, был у ребенка еще один небольшой праздник.
   Закидывая очередные покупки в машину, обратил внимание, что напротив был большой женский магазин. И вспомнив свои мысли о духах. При первой нашей близости, решил проделать и эту провокацию.
   Отвлекая Или которая уже сосредоточено сопя осваивала сидя в машине новый нотепутер, указал глазами на него. На ее не понимающе удивленный взгляд пояснил
  - Представь что тебе надо дойти к цели, среди врагов. И стрелять нельзя, чтобы дойти до цели с полным боезапасом и целой броней. Что будешь делать?
  - Замаскируюсь, буду красться.
  - а если их много и ну никак не прокрасться?
   Нахмурилась и засопела.
  - Надо сделать так чтобы тебя приняли за своего.
   Еще не понимая, к чему я клоню, кивнула.
   Я указал на улицу. Которая под вечер была забита толпами народа. Это был торговый центр, тут всегда было людно.
  - Как пройти до конца улицы, чтобы никто не заподозрил, что ты воин?
   Надула губки и прищурилась
  - Зачем?
  Слукавил
  - Кругом тебя другой мир. Знаешь, что нас ждет кроме боя?
   Подумав, но еще насуплено затрясла головой
  - Нег.
  - Значит надо учиться, не только ломать его, но и растворяться в нем.
  - Бусидо?
  Серьезно киваю
  - Бусидо.
   Решительно встает, вижу что с неохотой, но уже загоревшись самой идеей.
   Зайдя в магазин, отловил миловидную продавщицу средних лет
  - Дорогая, у меня тут проблема. Племянница с периферии. У них на ферме сами понимаете что носят и какие нравы. Она это все в первый раз в жизни видит. А мне ее надо в приличном доме представить и оставить жить там, пока дядя не прилетит.
   У девушки округляются глаза и она с жалостью всплескивает руками глядя на крепкую фигурку Или. Сунутый в руку до этого крупный банкнот, подстегивает энтузиазм. Еще несколько перекочевывает владельцу заведения и паре других девушек. Владелец, получив еще пару банкнот, даже закрывает магазин.
   Когда она скидывает комбинезон для первой примерки, девушки аж краснеют и охают. Или терпеливо сносит их суету. Но внимательно слушает и все подмечает.
   Прошу подробно рассказать ей, что и зачем надо, когда и для чего носят. Оставив ее в руках девушек, отвожу в сторону хозяина и подкрепляю его энтузиазм следующей парой банкнот. От избытка рвения для меня находится хороший виски и коробка мужского парфюма за счет заведения.
   Или сама не замечает, как втягивается. Начинает задавать вопросы. Ее неуемный интерес встречает подробные ответы, спонсируемые моими дивидендами. Наиболее понравившееся оплачиваю. И учитывая, что владелец подсовывает самое дорогое, почувствовав клиента с тугой мошной, но разбирающегося в теме мы оба остаемся довольными.
   В итоге в этом Женском раю, проводим почти четыре часа. Или делают маникюр ну и все прочее. И в сумках оказывается набор для ухода за кожей, волосами ногтями, я даже не знаю еще чем. Просто прихлебывая виски выкладываю очередной банкнот. Благо девочка пока не понимает и не знает цену таких игрушек.
   Под конец, представляют мне на суд несколько концепций нарядов, демонстрируемых с моей подсказки прямо на ней. С удивлением вижу совсем другую девушку. Окончив на приталенном полу деловом выходном костюме, окончательно расплачиваемся.
   Или слегка обалдело отдувается и бурчит. С удивлением оглядывая свои накрашенные ноготки. Стараясь не заржать. Ношу покупки в машину и позволяю ей переодеться в более привычный комбинезон. При этом замечаю, что о чем то пошептавшись с девочками, нижнее белье, она оставила.
   Задумчивая идет ко мне и облегченно вздохнув смотрит, ожидая моей оценки. Делаю каменное лицо и целую ее в лоб.
  - Молодец. Для первого раза, отлично.
   Довольная, идет к машине виляя задом. И где уже нахваталась?!
  Едем домой, разгружаемся и в кабак. Или в новом наряде, да еще с наложенным агрессивным макияжем, выглядит старше и привлекательней. Кое кто оборачиваясь провожает ее взглядом. От чего нервничая, девочка хмурится, кладет руку на рукоять пистолета в набедренной кобуре. От этого только еще более добавляет своему образу экзотичности.
   Наши увидав "новую" Или, одобрительно переглядываются. Впрочем это не мешает им помнить о ее происхождении и моем предупреждении.
   Вечер проходит как обычно за разработкой планов, схем и легком трепе на разные темы. Или больше слушает, будто в задумчивости, скрестив руки на груди и покачиваясь на стуле. Но я вижу что она внимательно наблюдает за всем во круг.
   И когда у стойки вспыхивает заварушка, первая предупреждает меня, тычком ноги и кивком головы. А веселие там пошло не шуточное. Кто-то с дурру наезжает на молодняк Келла и драка уже идет наворотами.
   Путь отхода нам перекрыт и мы пока не коснулось нас, наблюдаем веселуху с академическим интересов давая оценки действию и делая ставки на противников.
   Когда же веселие докатывается и до нас, опрокинув стол, как защитный барьер уходим в глухую оборону. Я быстро шепчу Или
  - Не убивать и не калечить, только в крайнем случае!
   Глаза прищурены, горят, насупилась но кивает. Подтверждая что поняла.
   Группа идиотов решает видя наши нашивки и среди пожилых мужиков девушку. Поучить жизни легкою цель, да и позабавится с девкой. Забава выходит им боком. Командир как обычно весь сияя от счастья разом вламывается в самую гущу свалки поддерживаемый своим лансом стариков. И если мистер Грегор делает свою работу восторженно и с удовольствием, то старички работают обстоятельно и деловито.
   На нашу четверку сбив в сторону массой тел стол, наезжает пятерка здоровяков. Впрочем ринувшийся на меня, сложился сразу от прямого удара и я занялся теми кто рвался к Максу пытаясь мешать ему пинать их предводителя. Или за моей спиной, качественно делала зачистку любому кто сувался в уже освобожденное нами пространство. Когда в нашем углу стало чисто, на Или будто с потолка прыгнула накрашенная девица. Не знаю что она хотела от нее, но не продержалась и пол минуты. Брызнув кровью из разбитых губ, буквально отлетела и стукнувшись головой о опрокинутый стол сдвинутый к стене, картинно сползла по нему на пол.
   Вокруг нас создался вакуум. Или посасывая, видно сбитую о зубы красотки костяшку руки недоуменно и обижено покосилась на меня.
   Пожав плечами, подошел к вырубленной девке. Пощупал пульс на шее. Жива, я уж боялся, отходит. Так ее приложило. Обращаю внимание на ее руки. Сняв с них шипованые полу перчатки, чувствую что под кожей защитные вставки. Почти кастеты. Кинул трофей Или. Та оценив, тут же их натягивает. Крутит головой, ища на ком бы опробовать обновку. Клиент находится почти сразу. Еще один недоумок замечает "беззащитную" девушку. Угу, когда она берет его в оборот. И затем урча и растягивая удовольствие, месит его, не давая подсечками смыться, он уже так не думает. Громко прокашливаюсь привлекая ее внимание и указываю на наших старичков, которые малость подустали и их стали теснить в нашу сторону.
   Кивнув с видимым сожалением, добивает придурка и подскакивает ко мне. К нам присоединяется и Макс. Деблокируем первый ланс. Конец веселию полагает на конец прибывшая военная полиция.
   Чтоб не попасть под раздачу отходим к своему столу. Рядом с нами, благоразумно финиширует, кто-то из ребят Келла. Нахожу целыми пру пива которые отставил в угол за колонну когда пошло веселие и пускаю по рукам.
   Пьем пиво, ждем когда до нас дойдут пакующие тела офицеры полиции. Слава богу к нашей компании претензий нет. Что подтверждает бармен, которому мы сэкономили вовремя подготовившись и быстро отбив атаки, мебель и посуду.
   Макс и старички, оценившие работу Или, уважительно на нее косятся. Я усмехаюсь, но что греха таить, даже немножко горжусь.
   В общем вечер полностью удался. Или тоже страшно довольна. Ибо не просто увидала драку в кабаке о которых я рассказывал. А можно так сказать, ощутила изнутри. Опять же получила трофей.
   Посидев немного, разъезжаемся. Или в машине счастливо тянется и подставляя лицо свежему воздуху откровенно наслаждается жизнью. Подначиваю
  - Ну что, жизнь интересней, чем в мастерских?
  Скосив на меня глаз, довольно улыбается. Мол, еще спрашивает!
   Следующий день индивидуальные тренировки. Наше с ней окно на полигоне, после трех часов. Решаем хорошо отдохнуть и выспаться. А на завтра, ближе к полудню, позаниматься рукопашным боем перед тренировкой. Затем обед и тренировка.
   Отдохнуть в моем понимании было не совсем то о чем думала Или. Впрочем, я легко поддался и на ее концепцию отдыха. В конце концов, девушки тут табунами не бегают и на меня не бросаются. А в местном барделе, из-за концентрации сил перед операцией наверно очередь. Черт и о чем я вообще?
  
   Погрузка и отбытие было делом обыденным, как и время провождение во время перелета. Я сократив доступ к телу Гонял или тренируя в невесомости. От рукопашного боя, до спасения и обслуживания техники. Уже на подлете только этим и занимались. Скрупулезно просматривая и проверяя все что возможно.
   Или еще раз читала лекции о тактике и приемах кланов. На них собиралась не только наша команда но и ребята Келла в составе которых мы шли. Их командир и еще несколько воинов, пытались выпытать, откуда я и девушка так много знаем о кланах, но мои мужики держали слово. Информацию не слили.
   Уже перед самой высадкой, я достал ее куртку и пришил ей вместе с нашими нашивками, эмблему клана. Ту, что сам не знаю стащил на базе и привез с собой.
  Увидев это Или посопела, но сдирать или спорить не стала. Когда кончил и отдал. Покомкала куртку в руках, когда встал с кресла, поцеловала меня и обняла.
   Трудно ей малышке. Вот что не говори, а ой как трудно. И сейчас, и еще больше далее будет. И когда наши пути разойдутся, кто подставит ей плечо и закроет от удара спину?
  
   Самое трудное для воина, это ожидание. Нас дислоцировали недалеко от долины Кадо-Гучи среди холмов. Но даже сюда хорошо доносились отголоски идущего за ними сражения. Мы пока были в резерве. Но все равно почти все не отходили от машин и мехов более чем на несколько шагов.
   Или изводила меня насупленным тяжелым взглядом. Терзала свой нотепутер скачивая на него свежие сводки о сражении. Я тайком подключил ее к командному каналу. Если бы об этом узнали, обоих бы просто расстреляли.
  
  
  
  3052 год.
  5е Января.
  Люсьен.
  Окраина столицы.
  
   Когда пришло извещение о прибытии на помощь Ягуарам, Котов Сверх новой все оживились. Никто не паниковал, наоборот все почувствовали что наконец и нам найдется работа.
   Первое бое столкновение, произошло пятого января. Гончие Келла, всеми силами ударили по отступающим Котам Сверх новой. И закрутилось. Затыкая потери нашу группу разделили и влили в другое подразделение. Не успели мы занять свое место в порядках, как Коты атаковали в направлении озера Бэзин и холмов возле Вазеда. Куда нас и перебросили. Натолкнувшись на основные силы Келла, они только усилили нажим. За один день мы сменили несколько подразделений, ибо Келл отбив первый натиск применил тактику изматывания, отведя свои силы на холма вдоль основного направления, разбил несколько подразделений на части и приказав наносит точечные удары по группам противника, не давая Котам, концентрировать больших сил. И одновременно угрожая замкнуть их в клещи когда они втянутся меж его построений.
   Сражение кипело постоянно. Вот мы выдвинулись, ударили. Повинуясь команде повернули отходя и прямиком вклинились в следующую группу противника. На скорости прорвав их ряды, развернулись и оказались лицом к лицу с отступающей первой. Снова столкновение. Отбрасываем и разрывая дистанцию быстро отходим. Повезло. Потеряли только три машины. К нам спешит пополнение. Повезло в двойне с ними прорвался ховер с техниками, везущими боезапас. Героизм этих людей не поддается описанию. На легком ховере спустится в долину залитую огнем. Где постоянно рвут воздух трассы случайных энергетических импульсов и разрывы снарядов и ракет. Кому повезло, совпал калибр до заряжаются и снова в бой.
   Наш ланс теряет командира, Веду его укрываясь за дымом горящего леса параллельно прорвавшейся крупной группе, сев им на загривок. Вывалившись из оня и дыма пожара, к нам присоединяется кто-то из Драгун. В попытках избавится от нас, два меха повернули в нашу сторону. Распределив цели, атакуем.
   Наши с или наработки по слаженности пары, как нельзя кстати. До сих пор ни она, ни я не имеем тяжелых повреждений. Взяв в клещи, Черный ястреб котов, доставшийся нам, закручиваем вокруг него карусель. Воин чертовски хорош, И у него слишком мощное вооружение. Нас спасает от его концентрированных ударов сразу несколькими лазерами сразу, только наша подвижность и прыжковые двигатели. Но он торопясь покончить с нами слишком перегрет. Травит кулерант. Глянув на мониторы, решаюсь. Крикнув Или
  - Волчица, Джамп-Кик!
   Делаю вид, что подняв и сведя актуаторы, приостановил движение, для уверенной Альфы по нему сразу из пушки и большого лазера одновременно. И он мою использует ошибку, довернув торс, стреляет сразу более чем шестью лазерами осознанно уходя на перегрев. Меня трясет, когда броня начинает испаряться, даже не смотря на то, что я закручиваю торс вокруг оси ножных актуатрорв. Стараясь этим сохранить как можно больше брони торса.
   И когда выравниваюсь, вижу то, что и ожидал. Или добивает выстрелами в кабину опрокинутого меха, пилота.
   У второй пары ланса, дела совсем плохи, точнее уже не пары. Более легкий чем наш противник, Эддер имеет на вооружении всего два протонных излучателя. Мощных излучателя. Да он быстр, но не очень поворотлив. Но это не помешало ему вскрыть каким то образом спину воину из Гончих Келла, и сейчас, он изувечив ручные актуаторы и повредив один ножной, словно издеваясь, размеренно выжигает броню Топорника Драгуна. Кстати судя по еще не сгоревшему куску маркировки на броне, это кто-то из ланс коммандеров. Помогаем. Бросив Драгуна кидается на нас.
   А к нам, кстати, уже спешит следующий противник. Лишившийся одного импульсного лазера но вполне целый с виду Куагар.
   Быстро оценив ситуацию, и то что у Или, наконец настал ее шанс, отдаю приказ.
  - Волчица. Добивай Пуму и веди его к своим! Это командир, приказываю доставить его Драгунам в целости!
   Сам же уже не глядя в ее сторону, матерясь на то, что для пушки у меня всего три заряда, прыгаю на встречу Ягуару. Мельком думая, о том, как он тут оказался, когда вокруг были одни Коты. Вызывая на запасной частоте Грегора.
   Мы кружим обмениваясь ударами лазеров. Старательно увожу его, отступая от места, через которое будет отходить Или. Хотя моя машина тяжелее, но не такая скоростная и уже достаточно поврежденная. Индикация брони вся в красном секторе. И воин клана, понимая, что в прямом дуэльном бою я легко вскрою его пушкой, принимает мои условия игры.
   Наконец отвечает Грегор. Перебивая его кричу, ибо в кабине ревет зуммер предупреждая о критических повреждениях и перегреве, а выключить его невозможно, нет времени.
  - Ухожу по второму плану. Волчица уводит Драгуна, помоги ей там остаться. Как понял?!
  - С трудом разбираю, что понял.
   Все, часть груза с души. Теперь красиво уйти. Мы уже на краю леса и у начала каких то рисовых полей. Прыгаю, загоняя на них уже прихрамывающего Кугуара и когда он увязает, теряя подвижность, добиваю из пушки и большим лазером. Воды мало чтоб снять перегрев, надо падать. Но в корпусе столько дыр, что это вызовет массовые замыкания. И кстати или нет, взрывается последний оставшийся в орудии заряд. Не дожидаясь, когда мех сам рухнет, рву рукоять катапульты.
   Почти теряя сознания от ускорения, почему то думаю о том, что у нас Эддер, Змею, зовут Пумой, а вот Коугар, Пуму...
   Додумать не успеваю, надо мной что-то мелькает и вспыхивает купол парашюта раскрывшегося над креслом. Рухаю вниз.
   Почему момент возвращения сознания, всегда у меня такой мерзостный?! Наверняка сломана нога и как минимум пара ребер. И чего им надо от калеки?!
   Ругаюсь на японском, изо всех сил и как могу злее, от чего снова теряю сознание.
  
  
  
  
  
  3052 год.
  Ноябрь.
  Люсьен.
  Окраина столицы.
  Частные дома.
  
   В этом районе жили богатые семьи. За высокими белыми чистыми и аккуратными заборами, была видна зелень и острые традиционно крытые черепицей крыши.
   Небольшой электромобиль, а другим сюда въезд был просто заказан, с надписью на коробке кузова "свежая рыба Сато \ доставка круглые сутки", остановился у одних из ворот. На звонок в двери ворот, открыл сам хозяин. Доставщик кланяясь, проводил его к машине и откинул люк в борту, который был закреплен, чтобы получился прилавок.
   Выбрав, подождал пока покупку упакуют и вернулся со свертком в дом. Уже подходя к крыльцу, выронив сверток, резко обернулся к оплетенной зеленью беседке и выхватил скрытый в одежде танто.
   Из тени зелени раздался тихий голос на языке, который редко звучал в этих краях.
  - Прошу прощения за вторжение. Я не хотел причинять вам неудобство. Но другой возможности, не изыскал.
   Хозяин сохраняя спокойствие, но не пряча танто спросил, тоже на языке невидимого апонента
  - Кто вы и что вам надо?
  - Племянник вашего знакомого. Тетя Инга, тоже просила передать привет.
   Хозяин дома, спрятал танто и подобрав сверток огляделся. Со всех сторон двор был закрыт листвой. Войдя в беседку он увидел высокого мужчину европоидной внешности. На том была одежда уборщика. Что было вполне логично.
  - Как понимаю вы ждали меня в доме с ночи?
   Мужчина улыбнулся, шрам на его лице, делал улыбку скорее ехидным выражением искажая его мимику.
  - Только с утра. Лежал в стоке под забором.
  Он указал на сверток, в котором видимо была сменная одежда.
  - Вы действительно его племянник?
  - Да это так.
  - Выйдите чуть на свет.
  Пришелец вышел из густой тени. По лицу хозяина, не было видно никакой реакции.
  - Шрам на лице?
  - Ранение, чуть более года назад. Из-за него меня списали.
  - Помню. Читал. И не думал, что встречу лично.
   Помолчал что-то обдумывая.
  - Есть хотите?
  - Не откажусь если немного. Ожидал, что вы вернетесь раньше.
   Хозяин взял сверток и ушел. Вернулся, неся поднос с едой. Видя, как ест и держится гость, спросил
  - Работали здесь?
  - Да, нет. Мидвэй. Метака. Ну и постранствовал, немного.
  - Как оказались здесь?
  - С Гончими Келла.
   Предупреждая вопрос хозяина, пояснил
  - Числюсь в списках потерь. Натурализовался в корейской общине. Там у меня связи.
   Вынув из отворота одежды документ, показал.
  - Склады принадлежат якудза. Клан сейчас под давлением. Наша задача вывести их и вас. Еще один общий знакомый, при содействии моих людей, занимается кораблем и дропшипом. Все легально. Человека ведущего операцию, вы знаете. Ваш знакомый детства, желавший стать летчиком и ставший генералом.
   На стол лег чип памяти от старого фото аппарата.
  - Здесь вся необходимая информация. Так же номера одноразовых коммуникаторов для связи со мною и им.
   Хозяин дома позволил себе улыбнуться.
  - Он уже здесь?
  - Будет к середине декабря.
  - Чем занимались время после обороны столицы? Если это не секрет?
   Гость огорченно вздохнул.
  - До мая, залечивал полученное при катапультировании из меха ранение. В мае занялся налаживанием базы, связи и организацией транспорта. Вас побеспокоил, только когда все подготовил. Но мои люди следили за вами.
  - Якудза?
  - Нет, они слишком заметны и не очень умелы. Корейцы. Уборщик вашей улицы, человек моего знакомого. Мусор вывозят еще двое его людей. Люди надежные, хотя работают в черную. Меня они не видели и не знают. При экстренном случае, обращение к ним со ссылкой на дядюшку Куанга. Сделают все что смогут, как для своего.
  - Вы хорошо поработали.
  - Приятно слышать из уст мастера.
   Гость поклонился. Хозяин так же, выражая принятие уважения и возвращая гостю. Ибо командир одного из подразделений разведки Мечей Света, по заслугам оценил и тактичность и сделанное разведчиком пришедшим к нему.
  - Как вы уйдете?
  - Через десть минут. Дренаж. Там старая кладка. На вид, очень крепкая, но раствор давно размыло. И вечером, от соседей, когда будут вывозить мусор. Но не с мусорщиками.
   Он улыбнулся. А хозяин сделал в уме пометку, что надо повесить на дренаж контроль. Лишние гости ему не нужны, но еще один запасной выход из дома, будет не лишним.
   Встреча хозяина дома, которого мистер Грегор, знал как Андреича, состоялась как и было условлено в середине декабря. Официально, по месту службы, самурай уволенный со службы по выслуги лет, собирался отбыть на свою родину.
  
  
  
  
  
  3053 год.
  Ноябрь.
  Аутричь.
  Континент Рем.
  Тренировочная база Драгун Вольфа.
  Поселок Шеллер.
  4 киломера от Базы.
  
  Частный сектор.
  
   В полдень, к небольшой гостинице на высокой скорости подъехал небольшой открытый военный вездеход. Из него, едва он затормозил, выпрыгнула девушка. Судя по летной куртке с эмблемой Драгун и оружию она была военным. Более наблюдательный человек мог бы даже сказать, что она мех воин. Ибо на рукавах были нашивки подразделения.
   Похлопав выгоревшей пилоткой, стряхнув пыль с куртки, облегающих ее стройные но мускулистые ноги брюк. Сунула ее под погон куртки, но прежде чем войти, еще топнула, стряхивая пыль с военных ботинок. Только после этого быстрым и энергичным шагом вошла.
   Войдя, оглядела зал и направилась к стойке. Встрепенувшийся при ее вторжении в тихий зал мужчина за стойкой, вежливо поинтересовался едва она подошла
  - Чем могу вам помочь воин?
  - Воин Боча, Меня должны ждать.
   Мужчина улыбнулся
  - Восьмой номер мисс. Это второй этаж, налево.
   Девушка коротко кивнув, улыбнулась и легкой походкой направилась к лестнице. На ходу снимая полу перчатки со сверкающими на них шипами.
   Тот, кто ее ожидал, конечно, занял один из самых неплохих номеров. Пинком открыв дверь, она быстро вошла. И конечно он уже ожидал ее стоя посреди холла номера. Не секунды не тормозя, она бросилась на него, повиснув на нем, обняла, стиснув и руками, и ногами.
   Немного отойдя от натиска мужчина улыбаясь пробурчал
  - Целуешься, прямо как взрослая.
   За что заработал быстрый тычок кулаком под ребра от спрыгнувшего с него воина.
  - Поговори у меня, вольняга!
  - Ут.
   Мужчина поднял руки словно сдавался.
  Присмотревшись к шильдику на куртке, сделал удивленное лицо.
  - Я думал это шутка такая.
  - А, не бери в голову. Они были очень нервными на мой старый позывной. Когда сломала пару ребер, получила этот.
   Обойдя его кругом, вновь остановилась перед ним.
  - А ты не меняешься, даже куртка такая же!
   После чего вновь обняла.
  - Я так рада что ты жив! Хотя знала. Что ты не умер, там, в том поле.
   Мужчина улыбнулся.
  - Какой-то гад, всадил в меня пару пуль и сжег парашют на кресле. Когда грохнулся с высоты, еще сломал ногу. Но все обошлось, к тому же в тех краях у меня были друзья.
  - Знаю. Меня потом нашел Грегор, сказал.
   Тут же вспыхнув новой идеей, затормошила его. Идем что покажу!
  К его удивлению, вытащив на улицу повезла его к базе. Быстро оформив гостевой пропуск, проехала в поселок у казарм и потащила в сторону небольших приземистых домов утопающих в зелени. Оставив в тенистой беседке возле одного из них, куда-то убежала.
   А вернулась через десять минут, неся на руках щекастого крепыша. Чем удивила и ошарашила мужчину. Не давая ему опомнится, сунула его ему в руки.
  - Держи!
  Сказано было с гордостью. Мужчина и ребенок внимательно посмотрели друг на друга, и затем, будто сговорившись, на девушку. Та же залилась смехом.
  - Ну, у вас и рожи!
   Она подмигнула ребенку и склонившись поцеловала, указав на мужчину с нежностью в голосе сказала
  - Ивон это Петр
  И скосив взгляд на мужчину, представила ребенка
  - Петер это Ивон.
   Ивон словно проникнувшись моментом, сразу снова серьезно посмотрел на мужчину. Подумал и протянув ручки, обнял его.
   Воин Боча, счастливо и радостно улыбнулась.
  - Ты ему очень понравился. Он обычно не ко всем подходит. Тем, кто смотрит за детьми, с ним тяжело.
   Вздохнула.
  Петер аккуратно гладя ребенка который его обнимал, немножко сипло от волнения спросил.
  - Я правильно все понимаю? Ты решилась на ребенка?
  Боча, кивнула. И совсем неожиданно мягко улыбнулась.
  - Я тогда, тебе соврала. Не было никаких таблеток. А потом забыла. Думала, не получилось. Когда все случилось и заметила беременность, передумать уже было поздно и я решила, что раз так вышло так и должно быть. К тому же он крепкий, как и его отец.
  - Поэтому ты не приехала, а вызвала меня сюда?
  - Ут.
   Она очень знакомо ему насупилась и засопела. Ребенок почувствовав перемену настроения матери сполз с коленей мужчины и подойдя к ней заглянул в лицо.
   И она сразу оттаяв погладила его по голове успокаивая.
  - Он смышленый, только не говорливый. К сожалению, у меня мало времени на него. Да и плохо я умею с детьми.
   Погрустнев, закусила губу.
  - А еще, нас перебрасывают, контракт, и я не могу его взять с собой.
   Петер вздохнул и улыбнулся.
  - Вспомнила о третьем?
  Боча кивнула
  - Не знаю по чему, но я часто вспоминаю тот разговор и то, что ты предлагал. Ты тогда сказал что плохо умирать не оставив потомства и что этот путь для меня всегда будет открыт, даже если оставив его, я захочу снова стать воином. Ут?
   Петер печально улыбнулся
  - Да я сказал это.
  - А ребенок?
  - У меня есть родственники. У меня есть воины и те кто его воспитает тем, кем бы он или ты не захотела.
  - Грегор говорил, что у тебя старый военный род.
   Петер достал из кармана блокнот и накидал несколько строк. Затем протянул его Буча.
  - Новый Авалон? Генерал Григореф?
  - Да это мой дядя. Ребенок получит все, самое лучшее, и его не избалуют.
  - Как тебя?
  - Как меня.
   Буча достала из кармана своей куртки и протянула ему документ
  - Сделка!
  - Но ты, должна его навещать! Я тоже буду, когда смогу. Деньги на перелеты я дам.
  - Сказано. Сделано.
  Петер вздохнул и понял, что в краюшках глаз собралась слеза. И он совсем мне твердым, а немного усталым голосом подтвердил.
  - Сказано. Сделано.
   Буча порывисто его обняла.
  - Ты... Такой... Хороший!
   Чем вызвала его чуть нервный, но нежный и добродушный смех. Ребенок серьезно смотревший на двух странных взрослых, неожиданно отпустил штанину мамы за которую держался и обнял их обоих за ноги. Вызвав у обоих одинаковую грусную и счастливую улыбку.
   Не он ни она не видели пожилую женщину наблюдавшую от крыльца. Которая, почему то глядя на них, смахивала слезы. Когда они кончили обниматься и о чем то коротко переговорив повернулись в ее сторону, она подошла ближе. И девушка, подведя к ней ребенка, сказала.
  - Отец, заберет его завтра. Он будет жить у его родственников. Мужчина с лицом пересеченным страшным шрамом, проходящим прямо по глазу, серьезно кивнул.
  - Да, там его очень ждет бабушка.
  Когда ребенка увели, они обнявшись пошли к машине. Петер хотел поддеть Буча, что мол воин раскис и совсем осфероиделся, но спросил совсем о другом
  - Ивон. Это Иван?
  - Ут. Грегор сказал, что тебе понравится имя.
  Петер поцеловал ее
  - Мне очень понравилось. И у него твои глаза и серьезность.
  
  
  3053 год.
  Ноябрь.
  Новый Авалон.
  Пригород.
  Усадьба Григорьевых.
   Машина с прокатными номерами остановилась у ворот. Привратник, молодой парень крепкого телосложения, вышел из помещения рядом с ними и подошел к водителю.
   Тот еще при его появлении приоткрыл окно.
  Его глаза профессионально окинули водителя и девушку в платье горничной сидящую на заднем диване рядом с ребенком на вид двух или трех лет. Отметив, что не смотря на прокатные номера машины, И довольно подозрительное пересеченное шрамом лицо, водитель одет в дорогое полу военное пальто с меховой оторочкой а на руках дорогие кожаные перчатки. Спросил вежливым голосом
  - Чем могу служить?
   Водитель, протянул документы
  - Я к графине. У вас, должна быть пометка о свободном доступе.
   Встроенный в наручный коммуникатор сканер подтвердил слова водителя, обозначив полный доступ за номером члена семьи. Кивнув молодой человек пошел обратно чтобы открыть ворота. Зайдя в помещение, привратник все же вывел на экран полный файл доступа. Единственным расхождением с ним, был шрам на лице мужчины. Время последнего посещения более двух лет. Все было в порядке. Он подал сигнал охране переслав файл и открыл ворота.
   Петер остановил машину перед центральным входом. Не торопясь вышел и открыл дверь пассажирам. С утра, выпал снег и все вокруг сверкало серебром. Старая усадьба в обрамлении засыпанных снегом деревьев была сказочно красива.
   Он помог выйти ребенку, затем няне, молоденькой девушке с азиатским разрезом глаз но очень симпатичным личиком.
  - Вот Ваня. Как я и обещал. Большой и красивый дом.
   Ребенок на котором горничная и няня в одном молодом лице, одернув поправила такое же как на нем, только маленькое пальто, так же оглядевшись восхищенно заблестела глазами.
  - Нравится?
  - Ут.
   Петер улыбнулся.
  - А теперь, мы пойдем знакомится с бабушкой. Она очень хорошая женщина. Я тебе правда, об этом говорил.
   Ребенок очень серьезно кивнул. В свои два с небольшим года, он порой шокировал его этой серьезностью. И подал ему руку.
   Им на встречу уже спешил пожилой дворецкий.
  Петер не дав ему согнуться в поклоне, поднял руку останавливая
  - Альфред, старина. Я страшно рад вас видеть тоже. Но бога ради оставьте поклоны для кого по важнее. Кстати знакомьтесь, мой сын Иван.
   И подойдя, легонько хлопнул старика по плечу. А его сын, поразил старика тем, что серьезно поглядев на него снизу вверх, неожиданно, протянул для пожатия руку и улыбнулся.
   Альфред едва опомнившись указал в сторону дома. От которого, уже спешила за поклажей прислуга. И вообще, настолько растрогался, что сглотнув только и смог сказать
  - Мастер Петер. Какая неожиданность!
  И замахал рукой в сторону крыльца. Улыбаясь Петер еще раз погладил старика по плечу успокаивая и подстраивая шаги под шаги сына, медленно пошел за ним к крыльцу.
   - Графиня у себя?
   - Да мастер Петер. Граф отбыл с утра по делам. Но их светлость обещали вернуться к ужину. Я пошлю извещение о вашем прибытии.
   - Не стоит отрывать графа от государственных дел. Я задержусь у вас, на пару дней. Если это удобно, мы хотели бы сразу пройти к графине.
   - Конечно мастер Петер. Вы не знаете, но графиня, давно уже приказала освободить комнаты для ребенка. И там, постоянно следят за чистотой.
   Петер улыбнулся. Примерно об этом, он догадывался и единственное о чем жалел, что ему не удалась обычная шутка с неожиданным появлением.
   В фойе они оставили верхнюю одежду и поднялись к покоям графини. Иван с большим интересом и одновременно серьезно оглядывающийся, вызвал у слуг, которые высыпали встретить их шепот изумления.
   Графиня удивила его не меньше чем внимание прислуги. Она встретила их в своем будуаре одетая в парадное платье. Вызвав этим восхищение и ребенка, и его няни.
   Годы были словно не властны над Ингой Грегорьевой. Не смотря на них, она оставалась очень красивой женщиной.
  Петер улыбаясь подошел к графине, не доходя трех шагов поклонился и представил присутствующих.
  - Мой сын. Иван Шелтон-Вольф. Сын воина Или боевой позывной Костолом из клана Волка.
  - Графиня Инга Грегорьева. Твоя бабушка. Она будет заботиться о тебе, пока мама защищает нас.
  Опустившись на одно колено возле сына, который серьезно и внимательно смотрел на графиню, тихонько спросил.
  - Все как я обещал?
   Ивон как его мама, закусил губу пришурив глаза и кивнул. Затем улыбнулся косясь на графиню. И Петер улыбнувшись в ответ тихо подсказал.
  - Ну тогда иди к ней, она очень ждала. Пока мама всех там убивает, бабушка это вторая мама.
  И подмигнул. Иван повернувшись к бабушке смело подошел и посмотрев снизу вверх протянул к ней руки. Графиня улыбаясь, подхватила внука и прижав к груди, и плюнув на все этикеты закружила его.
  - Вы долго ехали домой молодой человек.
   Поразив бабушку Иван состроил рожицу пожав плечиками и улыбнувшись прижался щекой к ее груди. От неожиданности графиня с лица которой не сходила счастливая улыбка, поняла что плачет.
   Руки были заняты и положение спасла, только молодая приехавшая с внуком горничная. Промокнувшая ей слезы и подвинувшая кресло к камину чтобы сесть.
   Петер так же уселся напротив.
  - Это Чжи Мин. Она и няня и горничная и в общем очень умелая девушка. Может у нее будут проблемы с европейским этикетом, но зато она знает русский язык и очень хороший мастер боевых искусств. А Ивану самое время начать их изучать. Так же она неплохо знает кроме родного языка японский и мандаринские наречия. Это кроме общего.
   Девушка поклонилась и по его жесту стала за его креслом.
  - Если вы позволите, она останется при ребенке.
   Графиня уже полностью оправившаяся от потрясения, вежливо кивнула девушке.
  - Конечно Петер. Как пожелаешь. Гертруда увы покинула этот мир. И ее помощь в доме не будет лишней.
   Петер улыбнулся.
  - Тетя Инга, вопрос оплаты ее труда самое последнее, о чем вам стоит думать. Она мой вассал. И я полностью ее содержу и обеспечиваю. Более того она обязана отчитываться передо мной и матерью ребенка.
   Графиня удивленно выгнула бровь.
  - Значит то на что намекал Сашенька верно, ты состоятелен.
  Петер рассмеялся.
  - Более чем тетушка. И даже имею земли дающие право на титул в Синдикате. По этому этот сорванец, кстати не дайте себя обманывать его серьезности. Наследный земельный лорд и воин. Титул соответствует нашему Рыцарскому. Но право его ношения, утверждается не владением землей, а по совершеннолетию прохождением воинского испытания. Впрочем, его судьбу относительно выбора титула, решать вам.
   Графиня оценив, и сказанное, и предложение, серьезно кивнула.
  - Вы к нам в гости?
   Питер развел руками.
  - Я увы, да. А Ивана, как и обещал, оставляю на ваше попечение. И я, и его мама, воины и не вольны в своих желаниях. Впрочем, мне что-то подсказывает, что вы уже все сами знаете. Я же знаю, сколько надо времени, чтобы надеть ваше любимое парадное платье и сделать соответствующую случаю прическу.
   Графиня улыбнулась и облегченно вдохнув прижала к груди внука. Тот словно дословно понимающий, о чем говорят взрослые, и внимательно их слушавший, ответил ей тем же. Вызвав у отца счастливую, но грустную улыбку.
   Петер не думал что в поведении ребенка сыграла роль сказка о замке и прекрасной но одинокой королеве, которая ждет возвращения воинов. Которую он рассказал ему перед тем, как они приехали, так отразилась на его поведении.
   Ивон как-то сразу проникся к графине любовью. Впрочем и она, так ожидавшая приезда внука, и одновременно боявшаяся этого, сразу полюбила его. Петер никогда не спрашивал, почему дети Григорьевых оставили свой дом. И почему у них, так и не было наследников. Изначально он планировал привезти одну, а то и обоих невесток с детьми из Курита. То что Или родила сына и ее решение отдать его на воспитание его родне, было очень неожиданным. Но как нельзя кстати.
   Видимо так хотели боги или распорядилось провидение. И глядя, как сын ходит за бабушкой, как слушает ее, как смотрит. С каждым разом убеждало его в этом.
   Александр Григорьев приехавший вечером и заставший в доме племянника и поднятый им переполох только крякнул. И смирился с неизбежным. И приватно признался Петеру, что до того пока не увидел графиню с внуком вышедшую встретить его, так и не верил в ее предчувствие. Ибо она еще с утра, чем-то взволнованная, приказала достать наряд и занялась какими-то приготовлениями в доме. И тот полу шутя, полу серьезно посоветовал ему взять ее к себе аналитиком. Ибо от их штатных, в конторе, больше зубной боли чем пользы.
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) Н.Трой "Нейросеть"(Киберпанк) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) Е.Кариди "Черный король"(Любовное фэнтези) Н.Трейси "Селинда. Будущее за тобой"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"