Шибалев Алексей Львович : другие произведения.

Хиж: Домой!

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:


ХиЖ: Домой!

  
   Сергей был обычным сисадмином в фирме, производящей расчеты пространственно-временных координат для транспортировки объектов через гиперпространство. Единственное, что его отличало, так это иконописная внешность, за которую сотрудники называли "святым Сергием". Он действительно был верующим, но как-то легко, без надрыва. Любил посещать церковь, даже вступал в дискуссии с батюшкой по поводу косности религии: Вы, мол, тоже компьютерами пользуетесь и самолетами летаете, а все - "Иже еси на небеси". Надо отдать должное,- несмотря на угрюмый и замкнутый вид, Сергей легко сходился с людьми и в спорах, проявляя недюжинную эрудицию, без труда убеждал собеседников в своей точке зрения.
   Он в задумчивости сидел перед компьютером и кликал мышкой по ссылкам турагенств. Только что начальство предложило ему пойти в отпуск... Два года не пускали, а тут нате-здрасьсте, отпуск свалился, как снег на голову. Загранпаспорт давно просрочен, ну да не беда - Россия-матушка большая. Вспомнилась давняя мечта съездить на Байкал, но беглое изучение сайтов с подобными предложениями, позволило сделать вывод, что стоимость поездки сопоставима с полетом на международную космическую станцию.
   На экране промелькнуло - "эксклюзивное предложение - экспедиция-экскурсия в Подкаменную Тунгуску с полным пансионом, проживание со всеми удобствами, конная прогулка и пр.", - и цена приемлемая, и выезд послезавтра. Почему-бы и нет? Может быть повезет найти кусок метеорита. Правда, по современной теории, тунгусский взрыв был неудачной попыткой перехода в гиперпространство. Тогда только начались эти эксперименты, но часто заканчивались катаклизмами из-за неточных расчетов пространственно-временных координат, проводимых вручную. Возможность переноса предметов таким способом стала возможна благодаря изучению древних церковно-славянских рукописей, содержащих ценнейшие и подробнейшие наблюдения за ведьмами, способными перемещать предметы и исчезать самим в случае угрозы. С появлением открытий профессора Однокамнева (как в шутку называли русские ученые Эйнштейна), в России стали активно изучать гиперпространство.
   Менеджер турфирмы, симпатичный рассудительный сибиряк быстро помог оформить документы, билеты. Встречались на Ярославском вокзале. Группа состояла, в основном, из молодых людей в стройотрядовских штормовках, с гитарой и рюкзаками. Из одного рюкзака торчало кайло. Была еще молодая семейная пара. Сергей явно не вписывался в компанию со своим огромным чемоданом и видом ботана-сисадмина. Его появление сразу воспринялось с усмешками. В поезде все шло обычно, но Сергею, не выезжавшему из Москвы уже несколько лет, было весьма презабавно потягивать ни с чем не сравнимый "поездной" чай и слушать незамысловатые КСП-шные песни студентов, посмаковать предстоящую интересную и приятную прогулку по тайге.
   Через трое суток вышли на полустанке. Встретил группу пожилой мужичок в кирзачах и ватнике, отрекомендовавшийся как проводник Филиппыч. - Где-то я тебя видел,- он сразу обратился к Сергею. Тот только плечами пожал. Загрузились в видавший виды тентованный вездеход ГАЗ-66, оснащенный неплохим компьютерным управлением, и в течение трех часов тряслись по разбитым сибирским дорогам.
   Наконец грузовик остановился. Сергей выпрыгнул из кузова и, разминаясь, огляделся: машина остановилась у старого бревенчатого барака, "все удобства" располагались поодаль. Встретила их улыбчивая, полная женщина, представленная как тетя Валя. Внутри барака шел длинный коридор с дверями номеров-келий. "Общежитие имени монаха Бертольда Шварца, изобретателя подпорки для мушкета" - вспомнились Сергею Ильф и Петров. Молодоженов поселили рядом. "Интересно, есть ли у них примус, чтоб включать, когда целуются?"- про себя улыбнулся сисадмин.
   Вечером был ужин - компонент "полного пансиона", который представлял из себя гречневую кашу (правда, необыкновенно вкусно приготовленную тетей Валей) с жареной курицей.
   Филиппыч, чадя "беломором", в общих чертах рассказал план мероприятий на завтра. Спалось замечательно на хрустящем душистом матрасе, набитом осокой.
   Подъем был ранним, все выстроились перед бараком. Студенты язвительно поинтересовались у Сергея, почему он без чемоданчика. "Конная прогулка", заявленная в рекламе, происходила на телеге, запряженной пегим коньком, Он с явной неохотой повез группу по извилистой лесной дороге. Вокруг было действительно красиво! Густой высокий лес изобиловал всевозможными незнакомыми звуками, гармонично сливавшимися со скрипом колес.
   Ехали недолго. "Дальше идем пешком",- скомандывал Филлипыч.
   Узкая тропинка вела вверх по невысокой сопке. Разнотравье пьянило запахами. Идти было легко и Сергей молча посмеивался, глядя на студентов с рюкзаками и гитарой. Ведь у него была только фляга с водкой, выданная Филиппычем "на всякий случай", зажигалка "Зиппо" и спальный мешок. Однако, первые впечатления оказались обманчивыми: городскому жителю не так-то просто прогуляться пять часов по настоящей сибирской тайге! Сергей почувствовал, что устает, и плевать ему на метеорит.

* * *

  
   -Привал,- спасительно прозвучал голос Филиппыча.
   Расположились на живописной полянке, поблизости от невысокой замшелой скалы. Студенты деловито разводили костер и прилаживали на рогатины закопченный алюминиевый чайник.
   Сергей отлучился от компании за скалу по нужде. Не дойдя метра до большого валуна, он замер от неожиданности. Перед ним сидел огромный филин. В растерянности сисадмин произнес: "Ку-ку, привет, Филя". Несмотря на совершенно неприличествующее в отношении филинов приветствие, тот ухнул (как показалось, вполне доброжелательно) и... подмигнул! Сергей машинально сделал шаг вперед, протянул руку и погладил птицу по голове. Филин еще раз дружелюбно подмигнул другим глазом и, расправив широкие крылья, отлетел в сторону шагов на двадцать. Наличие в глухой сибирской тайге подмигивающего ручного филина было более, чем абсурдно. Тем не менее, сомнений не возникло - надо идти за ним. Сергей продвигался медленно: сказывались усталость и местами тудно проходимый бурелом. Но большая птица не торопила. Филин отлетал на небольшое расстояние, подмигивал, и, наклоня голову, поджидал Сергея. Иногда он просто лупал глазами, как делают все нормальные филины.
   Темнело. Уже не было мочи продираться через заросли колючего кустарника. В одном месте пришлось перейти вброд небольшую речку. Сергей весь промок и исцарапался. Заночевать пришлось в небольшой ложбинке. Несмотря на жаркий август, ночи уже были холодными, плохо помогал даже спальный мешок. Филин сидел неподалеку на суку и в свете луны блистели его огромные глаза. Сергей вспомнил уютную московскую квартиру, друзей. Очень хотелось домой. Он уже жалел, что не поехал куда-нибудь на курорт. Утром продолжили путь. Идти стало легче, но красоты тунгусской тайги совсем не радовали. Сергей изрядно проголодался. Еды, конечно, у него не было, а незнакомые ягоды он собирать боялся.
   После полудня они вышли на небольшую поляну, где под вертикальной скалой расположилась кособокая избушка. Окажись у нее куриные ноги, имя хозяйки было бы очевидно.
   Без колебаний Сергей направился к двери. Внутри было темно, свет поступал из единственного окошка. Элементов интерьера было всего два - большая русская печь и кровать с пологом в глубине комнаты, откуда раздавались хриплые постанывания. Сергей подошел к пологу и откинул ветхую ткань. В сумраке проглядывалось иссушенное старушечье лицо с необычно живыми глазами. Ведьма вперила в Сергея цепкий взгляд. Удивительно, но ему показалось, что этот взгляд он помнил откуда-то из детства. Ему было пять лет, когда умирала его бабушка. Да, это она так смотрела! И еще говорила о каком-то сергеевом предназначении, только никто ничего не понял.
   - Иди, проход открыт, тебе надо многое изменить, - не здороваясь, прохрипела старуха, и понесла околесицу про свою мать, которую спас взрыв в момент, когда односельчане угрожали ей расправой за падеж скота, про то, как трудно было уломать сергеево руководство дать ему отпуск через такое расстояние, что действовать чарами на Интернет вообще не входит в ее компетенцию. Но он уже не слушал. В голове возникло ясное решение: Он ДОЛЖЕН попасть ДОМОЙ!
   Сергей выбежал наружу. В скале, позади избушки стал четко виден заросший вход в пещеру. Внутри было сыро и темно, но как только его нога переступила границу входа, стены осветились мертвенно-зеленым светом. Сергей двинулся вперед. С потолка и стен свисали могучие корни вековых деревьев, в нескольких местах их хитросплетения почти перегораживали путь. Он содрал колени и порвал рукав куртки, но упорно продвигался вперед, убежденный в том, что это единственный и самый короткий путь домой.
   Наконец, показался дневной свет и он вышел на свежий воздух...

* * *

   Наскоро сколоченная поисковая группа неустанно прочесывала тайгу, был даже подключен вертолет МЧС. Руководство фирмы, где работал Сергей, предложило неслабую премию тому, кто найдет ценного сисадмина. Удивительно было то, что задействованные местные охотники, знающие каждую тропинку в тысяче километров вокруг, буквально рыли землю, но не находили никаких следов нелепо пропавшего туриста. Поисковая группа во главе с Филиппычем, наконец, вышла к избушке. Внутри никого не оказалось. В скале виднелся вход в подземелье, рядом с которым валялся спальный мешок, выданный Сергею.
   Спасатели вошли в пещеру, включив фонари. Проделав тот же самый путь, что и сисадмин, они вышли на освещенное солнцем поле. Перед ними открылась странная картина - навстречу бежала толпа оборванных людей в лаптях, мчались всадники. Участники группы никак не могли предвидеть, что на выходе окажется совершенно незнакомая местность, да еще населенная какими-то аборигенами! И намерения этой толпы были совершенно не понятны. Филиппыч скомандовал: "Назад", - и сибиряки рванули обратно. Выйдя с другой стороны, мужики перекрестились, живо обсуждая произошедшее. Филиппыч обернулся и закрестился неистово: никакого входа в пещеру не было!
   Спасатели пошли прочь от проклятого места. Теперь и речи не могло быть о продолжении поисков. Вот только премии было жаль.

* * *

   Филиппычу не терпелось рассказать о странном происшествии односельчанам, он уже прикидывал, как лучше приукрасить и без того престранное происшествие, выставив себя героем. Да и свидетели были. Не было, правда, гарантий, что они не приврут более красивые детали по себя, чем попортят реноме старого проводника, захватив пальму первенства. Но все-таки, подчиняясь внутреннему непреодолимому приказу, первым делом он решил зайти в церковь и помолиться за счастливое спасение.
   Представ перед старой иконой и занеся руку для крестного знамения, он застыл на мгновение: на него смотрел знакомый с детства святой с широко посаженными глазами и приплюснутым носом. В одной руке он держал, как "державу", предмет, напоминающий армейскую фляжку, а в другой - нечто похожее на горящую зажигалку... - Гейтс меня побери! Так вот на кого он был похож,- вспомнился Филиппычу незадачливый турист. Местный батюшка басовито заканчивал вечернюю службу: "За отца, сына и святаго ДУМа - админь!"
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"