Хан Рия: другие произведения.

Игры вампиров 2. Сердце Дамиса.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
  • Аннотация:
    Племянник Геры, Дамис, приезжает в Россию, чтобы помочь своему другу наладить личную жизнь, но попадает в неприятную ситуацию, сбив девушку. А тут ещё и Майя, со своим предсказанием начинает пугать его... Но всё это ерунда, по сравнению с тем, что обнаруживается потом, когда Дамис уже готов отдать своё сердце обыкновенной девушке.


   Рия Хан (Влада Крапицкая)
   От автора: ОГРОМНЕЙШЕЕ СПАСИБО Алисе Бруссер за редактирование рассказа! Алиса твоя помощь была неоценима и оперативна! Ты лучшая!
   И отдельная БЛАГОДАРНОСТЬ моей любимой Веронике Дорохиной за ещё одну потрясающую обложку к рассказу!
  
  
  
   Игры вампиров 2.
   Сердце Дамиса.
  
  
  
   Глава 1.
  
   Дамис.
   Посмотрев в окно на занимающийся рассвет, я лениво потянулся. "Хорошего по чуть-чуть. Самолёт через четыре часа, а надо ещё заехать домой и собрать сумку". Но как только я собрался встать с кровати, Мирра тут же положила мне голову на грудь и, проведя пальчиком по животу, капризно произнесла:
   -Ты меня уже бросаешь?
   -Да, крошка. Скоро самолёт, - улыбнувшись, я встал и начал одеваться.
   Она перекатилась на живот и, наблюдая за мной, сказала:
   -А может, возьмёшь меня с собой?
   Уже вечером я понял, что она попробует напроситься в попутчицы и сразу решил, что откажу ей. Она, конечно, меня устраивала как любовница, и было приятно проводить с ней время, но терпеть её мелькания перед глазами и проживать с ней в одной комнате в ближайшие три-четыре недели не хотелось. "Да и пора уже ставить точку в отношениях. Два года мы провели весело и познавательно, но с каждым днём она становиться всё более надоедливой и настойчивой. Ещё чего доброго и на замужество начнёт намекать".
   -Нет, Мирра, не возьму. Я еду в первую очередь к родственникам и эта семейная встреча, а не дружеская вечеринка...
   -Неужели я не заслужила того, чтобы представить меня твоим дедушке и дяде? - перебив, она надула губки.
   "Пора расставлять все точки над "i" и дать ей понять, что секс - это всё, что нас связывает".
   -И в качестве кого я тебя представлю? - спросил я, с улыбкой глядя на неё.
   -Ну, я не знаю, - растерянно пробормотала она. - Может подруги?
   -Киска, ну какая же ты подруга? - я сел на кровать и поцеловал её в губы. - Ты отличная любовница, но никак не подруга. Вряд ли ты захочешь, чтобы дед и дядя слушали, как я буду расписывать твои прелести и то, чем конкретно ты меня заинтересовала. Ведь так?
   -А что, больше обо мне ничего хорошего нельзя рассказать? - она попыталась улыбнуться в ответ, но и улыбка и голос получились фальшивыми.
   -Ну почему же? У тебя тёмно рыжие волосы, красивые голубые глаза, длинные ноги, прекрасное тело, поэтому можно сказать, что ты красавица, но мы, вампиры, все красивы. Можно сказать, что ты прекрасная актриса, но это и так все знают, потому что твои фильмы пользуются популярностью. Хотя до сих пор не понимаю, зачем тебе этот Голливуд? Хочется славы и признания? Кстати, а как ты потом собираешься выкручиваться, когда лет через двадцать все начнут замечать, что ты совсем не стареешь?
   -Устрою себе трагическую смерть и пышные похороны, - пожав плечами, ответила она. - Но не через двадцать, а лет через пять. На пике популярности смерть воспринимается более трагично и люди лучше запоминают такие случаи.
   В этом была и вся Мирра - она любила внимание, была амбициозна, и как все красивые женщины - эгоистична. Я старался её понять, но склонность к самолюбованию порой прилично раздражала.
   -Как знаешь, - ответил я. - Но вряд ли в глазах моих родных твоя карьера в людском обществе будет плюсом. Дедушка вообще относится к таким публичным появлениям глубоко отрицательно.
   -Хм, он же принял жену твоего дяди, а она бывший человек, - Мирра произнесла это с таким отвращением, что я мгновенно прищурился. - Я, по крайней мере, чистокровный вампир, и моя карьера актрисы - это мелкие шалости, ерунда, по сравнению с выходкой твоего дяди.
   Прошло уже два года с того момента, как Гера женился на Майе, и у них родились мои двоюродные братик и сестричка, а весь вампирский мир до сих пор не мог оставить обсуждение этой темы. Радовало только одно - у Майи обнаружились способности к ясновидению, и она могла видеть, как прошлое, так и будущее и это заставило многих вампиров замолчать, потому что такие способности даже среди нас были редкостью. Хотя то, что она бывший человек, всё равно вызывало осуждение, и нашей семье приходилось не раз употреблять своё влияние, чтобы заткнуть рот особо рьяным противникам. И терпеть отзывы Мирры о моей тётке в таком тоне я не собирался.
   -А что тебя не устраивает в выходке моего дяди? Его жена? - прищурившись, спросил я.
   -Ну... Это пятно на репутации вашей семьи... Как-то это странно - жена будущего Лорда и бывший человек.
   Она поморщилась, сказав это, и я почувствовал, как меня охватывает злость из-за её тона.
   -А тебе-то, какое дело? Тебе никогда не стать частью нашей семьи, поэтому и волноваться о пятне на нашей репутации не стоит, - я старался говорить спокойно, но нотки раздражения всё же проскользнули, и Мирра тут же опустила глаза.
   Находиться рядом с ней и слушать её мысли насчёт нашей семьи я больше не собирался, поэтому встал с кровати и, подойдя к столику, взял свои часы. Мирра тут же оказалась у меня за спиной и, прижавшись, проворковала:
   -Дамис, ну почему ты сразу так злишься? Я ведь просто высказала свои мысли. Мне глубоко плевать, что твой дядя женат на бывшем человеке, и плевать, что его сын когда-то станет тоже Лордом, несмотря на то, что он полукровка.
   -Дорогая, тебе плевать на то, что Рейнир станет когда-то Лордом, а вот то, что он полукровка, тебя сильно беспокоит, - надевая часы, произнёс я.
   -Да мне вообще плевать на них и то, кем он будет в дальнейшем, - воскликнула она.
   Моё терпение исчерпалось и я, повернувшись к ней, с усмешкой сказал:
   -Ну да, конечно, тебе плевать на них. Тебе ведь главное получить меня. Очень хочется стать женой будущего Лорда...
   -Дамис, ну зачем ты так? - обиженно сказала она. - Я ведь люблю тебя.
   -Не ври. Ты меня не любишь, кошечка моя, и я не люблю тебя. Нам хорошо вместе, но я не раз тебе говорил, что в ближайшие лет триста-четыреста не собираюсь жениться, поэтому оставь свои попытки завлечь меня в свои сети. Секс - это всё что нас связывало.
   -А почему связывало? - прищурившись, она выжидающе посмотрела на меня.
   -Потому что нам пора расстаться, крошка. Побаловались и хватит.
   -Да?! Значит, я тебе уже надоела? Или это, потому что я так отозвалась о твоей семье?
   -И то, и другое, моя хорошая, - ответил я. - Нам было хорошо вместе, но это стало надоедать. И не надо говорить, что ты сама до сих пор испытываешь новизну в отношениях. Я видел, как ты смотрела на Дейва, когда мы ездили в Южную Америку. Нам лучше расстаться и дальше наслаждаться свободой. Что тебе подарить в качестве прощального подарка и в награду за два приятно проведённых года?
   Мирра на секунду задумалась, а потом с улыбкой посмотрела и сказала:
   -Хочу самолёт.
   -Будет тебе самолёт, - пообещал я, улыбнувшись. - Вот за это ты мне и нравилась - никогда не упустишь своего, но всегда знаешь, когда надо отступить. Приеду из России и куплю тебе самолёт, договорились?
   -Договорились, - она кивнула. - А может, напоследок ещё раз попрощаемся более плотно? - прижавшись, она впилась поцелуем в губы и начала расстёгивать мою рубашку.
   -Мы восемь часов прощались, разве мало? - с улыбкой спросил я, отстраняясь.
   -Тогда мы не прощались, а просто занимались сексом, - и, опустившись на колени, принялась расстегивать мои джинсы.
   -Нет, крошка, хватит, а то я опоздаю на самолёт, - твёрдо сказал я.
   Подняв её на ноги, и поцеловав в губы я, не оглядываясь, вышел из квартиры. Спускаясь в лифте на подземный паркинг, я надел солнцезащитные очки и бейсболку, чтобы не дать папарацци, дежурившим возле дома Мирры, сделать свою чёткую фотографию. "Надо было расстаться с ней, как только она захотела погреться в лучах человеческой славы" - подумал я, выруливая с паркинга. "Ладно, всё равно уже поздно что-то переделывать. Главное, что мы расстались. Отец порадуется, узнав это".
   Официально я никогда не представлял Мирру своим родителям, но они знали про неё и не одобряли, что иногда я попадал в объектив фотокамеры, а однажды даже пришлось убрать одного особо рьяного папарацци, когда он слишком сильно заинтересовался моей персоной.
   Зазвонивший телефон отвлёк от мыслей и, увидев, что звонит Браус, я улыбнулся. "Не терпится парню надеть на себя хомут".
   -Да?!
   -Дамис, я уже в аэропорту. Ты где?
   -Домой еду. Сумку соберу и через час буду.
   -Скоро начнётся регистрация. Что, никак не мог распрощаться с Миррой?
   -Как раз сегодня и распрощался, - усмехнувшись, ответил я. - Теперь свободен, как ветер, а ты взял и собрался жениться. С кем я теперь буду весело проводить время?
   -Ты опять?!
   -Ладно, парень, расслабься. Рад за тебя. Всё, я подъезжаю к дому. Скоро буду, - и отключился.
   Не успел я въехать во двор дома и заглушить двигатель, как в дверях появилась мама и с мягким укором произнесла:
   -Дамис, ну где ты был? Скоро самолёт, а ты сумку даже не собрал. У тебя одни женщины на уме. Когда ты остепенишься? Даже Браус уже нашёл себе невесту, а ты всё не можешь успокоиться.
   -Мама, мне только триста семь лет, и в ближайшие ещё лет триста-четыреста даже не надейся, что я захочу жениться, - с улыбкой ответил я, выйдя из машины и целуя её в щёку.
   -Оболтус! - сказала она, но это прозвучало скорее как похвала из её уст, и я ещё шире улыбнулся. - Весь в отца.
   -Не спорю, - согласился я, заходя в дом.
   В своей комнате я быстро побросал в сумку вещи, и уже через пятнадцать минут спустился вниз. Мать и отец стояли возле дверей и что-то тихо обсуждали, а увидев меня, тут же замолчали и повернулись.
   -Дамис, так как ты пробудешь у Аскольда не меньше трёх недель, мы с матерью сейчас решили сказать одну радостную новость, чтобы ты не узнавал её от своего деда или Геры, - с хитрой улыбкой произнёс отец. - Но в ближайшие две недели ты должен будешь молчать о ней.
   -Хм, и удивиться, когда услышу её? - отец явно был несказанно рад, и я давно не видел его таким, поэтому с интересом посмотрел на него.
   -Да, ты обязательно должен удивиться, - мама радостно кивнула.
   -Не томите уже. Что за новость?
   -Скоро у тебя родится брат или сестра! - отец широко улыбнулся и с любовью посмотрел на маму.
   -Круто! - я подошёл к маме, поцеловал её в щёку и, рассмеявшись, аккуратно обнял. - Наконец-то в доме появится кто-то ещё, за кем будут следить, и учить жизни. Теперь вам найдётся, чем заняться. Поздравляю! - пожав отцу руку, я похлопал его по плечу.
   -Только молчи и не проговорись деду или ещё кому-то, - сказал отец. - Мы сами хотим им сказать об этом, когда узнаем кто будет - мальчик или девочка.
   -Хорошо. Буду молчать! - пообещал я, радуясь будущему пополнению в нашей семье.
   -А теперь езжай, а то Браус там, наверное, уже на нервах, - произнёс отец. - Надеюсь, у вас получится уговорить отца Зои отпустить её в Америку. И может, ты хоть в России найдёшь ту, которая тебя серьёзно заинтересует.
   -Отец, и ты туда же! Вам так не терпится поскорее меня женить?
   -Ты будущий Лорд и должен думать о наследнике, - серьёзно ответил он. - Лучше начинай это делать сейчас, чтобы как раз лет через двести окончательно созреть...
   -Я обязательно созрею, - с улыбкой ответил я. - Но пока хочу побыть зелёным и бесшабашным!
   -Беги уже, бесшабашный, - с мягкой улыбкой сказала мама, и поцеловала меня. - Позвони, как прилетите в Москву.
   -Хорошо, - обняв родителей, я выбежал из дома и сев в машину, завёл двигатель.
   По дороге в аэропорт я постоянно улыбался, представляя, что скоро в нашем доме появится маленький сорванец, наподобие Рейнира или Иларии, а кто родится - брат или сестра мне было без разницы. Я знал, что в любом случаи буду любить этого ребёнка. "Если родится сестричка, её ухажёрам не поздоровится, потому что мы с отцом будем устраивать им адские проверки". Я улыбнулся этой мысли, потому что не желал, чтобы на пути моей сестры появился такой типчик, как я. "А если будет братик, то лет через восемь - десять мы уже вдвоём начнём ездить по вечеринкам и пропадать там сутками. Бедная мама!".
   Оставив машину на парковке аэропорта, я быстрым шагом направился в зал регистрации. Увидев меня Браус начал махать рукой и показав на часы, недовольно закатил глаза.
   -Регистрация уже идёт, - сказал он, когда я подошёл. - С тобой и поседеть недолго. Знаешь ведь, что мне и так хватает поводов для волнений, а всё равно опаздываешь.
   -Я успел? Успел. И в Москве у нас всё получится, - сказал я.
   -Очень надеюсь на это, - пробормотал он.
   Браус был старше меня на три года, и являлся моим лучшим другом. Некоторые даже говорили, что мы с ним похожи, потому что оба были высокие, темноволосые и кареглазые. Но на этом сходство заканчивалось. Браус, в отличие от меня, был серьёзным, спокойным и рассудительным, я же любил пошутить, и серьёзным становился только, когда этого действительно требовали обстоятельства, или необходимо было исполнять обязанности перед кланом. Наверное в других условиям мы никогда бы не нашли с ним общий язык, но его отец Наур являлся правой рукой моего отца и мы росли в одном доме, поэтому сдружились. А потом оба поняли, что уравновешиваем друг друга - я не даю ему скучать, а он всегда притормаживает мои безрассудные поступки. И я уже знал, что когда сам стану Лордом клана, именно Браус будет моей правой рукой.
   Сейчас же Браус был серьёзен как никогда, потому что решил жениться. И хотя в нашем мире это считалось не обязательно для обыкновенного вампира, он хотел именно этого, но возникли сложности.
   С Зоей, своей девушкой, он познакомился почти два года назад, когда мы ездили в Россию, чтобы поздравить Геру и Майю с рождением детей. На приёме в честь рождения наследника будущего Лорда, он её впервые увидел. Она была красива, как любой из нас - блондинка, с идеальной фигурой и правильными чертами лица, но его привлекло не это, а её характер. Девушка была такой же тихой, серьёзной и спокойной, как и он, и они практически сразу нашли общий язык. Правда, первые полгода они просто общались и дальше этого не шли, но постепенно поняли, что хотят большего и начали серьёзно встречаться. А недавно Браус принял окончательное решение - что именно с Зоей хочет прожить всю свою жизнь.
   Вот тут-то и возникли сложности. Отец Зои являлся членом Совета Аскольда, и очень не хотел, чтобы его дочь уезжала в Америку, потому что была единственным ребёнком в семье. А Зоя привыкла слушать своего отца, да и сама, судя по всему, не горела желанием уезжать из России. Браус же хотел перевезти её, потому что знал, что однажды станет моей правой рукой, и понимал, что если он переедет в Россию, максимум, что ему светит, это стать каким-нибудь главой филиала где-то на задворках страны.
   И вот сейчас мы выезжали в Россию, чтобы переубедить отца Зои, что в Америке её ждёт лучшая жизнь. Я требовался для того, чтобы убедить её отца в том, что однажды Браус станет вторым вампиром в клане, и соответственно его дочь займёт более высокое положение, чем сейчас.
   Восторга от этой идеи я не испытывал, но постарался понять Брауса и пошёл ему навстречу, хотя и не понимал его желания жениться. Мне казалось, что мы оба ещё очень молоды, а вокруг столько интересных и красивых девушек-вампиров, которые готовы на всё, чтобы мы обратили на них внимание, и считал, что он действует поспешно.
   "Я так точно не женюсь в ближайшие лет триста-четыреста" - садясь в кресло, подумал я. "Жить с одной девушкой постоянно, когда вокруг столько красавиц - не по мне. А может вообще, как Гера женюсь, когда мне исполнится не меньше тысячи лет. Он вволю нагулялся, а сейчас души не чает в Майе и своих детях. Не зря же говорят, что характерами мы очень с ним похожи" - я улыбнулся, вспомнив, как ещё сто-сто пятьдесят лет назад мы отрывались в Новом Орлеане и Париже.
   Раздался приятный голос, попросивший пристегнуть ремни, потом стюардесса прошла по салону и самолёт начал выруливать на взлётно-посадочную полосу. Впереди предстоял длительный перелёт, и я решил поспать, потому что не спал двенадцать дней, а впереди была Россия, с массой красивых девушек из клана деда. "Киски, я лечу к вам, готовьтесь!" - и, откинувшись на спинку кресла, закрыл глаза.
  
  
   Глава 2.
  
   Ванда.
   Эта монотонная работа сводила с ума, и под конец смены я чувствовала себя роботом. "Скорее бы уже конец августа. Уехать в Питер и забыть всё как страшный сон".
   Вздохнув, я взяла очередной кусочек сыра и, запаковав его в плёнку, отложила в тележку. До конца смены был ещё час, и мне повезло, что сегодня надо паковать сыр, а не фарш, или крупу. Когда приходилось работать на полуфабрикатах, приходилось совсем туго, потому что есть их было невозможно и приходилось тратить деньги ещё и на еду, а вот когда резали и фасовали готовую продукцию, имелась возможность и самой перекусить. Сыра я уже сегодня наелась и радовалась, что сэкономила деньги.
   "Ничего, вот уеду в Питер и буду наконец-то спокойно жить. Всё у меня наладится. Главное, что я поступила в университет, а там уж как-нибудь выживу. Хуже, чем дома, всё равно не будет" - повторяла я про себя.
   Когда-то мы жили дружной семьёй - мама, папа и я. Правда, воспоминания об этом времени были смутные, потому что счастливая жизнь закончилась, когда мне исполнилось четыре года, но я точно помнила ощущения защищённости и любви, которые меня окружали. А потом всё внезапно закончилось - папа бесследно исчез почти на два месяца, а когда появился, начал говорить чёрт знает что, и его забрали в психиатрическую больницу. Четыре года мама как-то ещё держалась и верила, что его вылечат, а когда он умер, сломалась и запила от тоски. Вот тогда-то и закончилось детство и спокойная жизнь.
   Я не сразу узнала о смерти отца. Мне рассказали об этом позже, когда я начала спрашивать у мамы, почему мы перестали ездить к папе. Несмотря на то, что он находился в больнице, он по-прежнему относился ко мне так же, как и раньше, только всё время оглядывался и говорил, что нельзя никому доверять, что если кто-то выглядит как человек, то совсем не обязательно, что он человек. Но тогда я не понимала его, и для меня было главным общение с ним и его любовь. А потом всё это исчезло и оказалось, что папы больше нет, и никогда уже не будет.
   Мама начала спиваться, и спустя десять лет она уже стала запойной алкоголичкой. Я пыталась её понять - она пила, потому что потеряла папу, которого очень любила, но жить с ней больше не могла. Наш дом превратился в притон, где вечно пьяные мамины дружки и подруги пили днями и ночами, и она пребывала в постоянном пьяном угаре. Когда-то было время, и она клялась и божилась, что завяжет с этим, но никогда не могла продержаться больше трёх дней, а в последние два года вообще стала агрессивной и перестала меня слушать.
   Я давно уже поняла, что могу надеяться только на себя, и решила вырваться из этого порочного круга, боясь, что однажды и сама могу превратиться в свою мать. А чтобы вырваться из него, мне требовалось получить хорошее образование. Школа была первой ступенькой, и дальше в планах стоял университет, поэтому я прикладывала максимум усилий, чтобы окончить школу с отличием и иметь возможность поступить на бюджетное обучение. И у меня всё получилось. Месяц назад я поступила в один из Питерских университетов.
   Питер я выбрала специально, потому что больше не могла жить с матерью, а так как у меня подмосковная прописка, никто в Москве не предоставил бы мне общежития. И я точно знала, что просто бы не вынесла опять ночёвки на вокзалах, когда мать и её дружки начинали буйствовать, и хронические недосыпания, потому что университет не школа, да и теперь приходилось работать, чтобы хоть как-то обеспечить себя, поэтому мне нужны были силы.
   "Ничего, я выберусь из всего этого!" - в очередной раз пообещала я себе. Пока я училась в школе - подрабатывала в супермаркете фасовщицей продуктов на полставки, а сейчас уже работала на полную ставку и бралась за любую другую работу, потому что требовалось накопить деньги на билеты до Питера и на первое время. Деньги, которые я скопила до этого, ушли на предыдущую поездку, при поступлении, и сейчас надо было заработать вдвое больше, чтобы дожить до первой стипендии, или пока не найду себе работу там.
   -Ванда, - мне на плечо легла рука, и я вздрогнула от неожиданности. - Уже восемь часов, смена закончилась. Езжай домой, детка.
   Ольга Семёновна, мой непосредственный начальник всегда относилась ко мне с добротой и я старалась отвечать ей тем же, хотя терпеть не могла когда ко мне близко подходили или дотрагивались, и не переносила тех людей, которые пытались вести со мной задушевные разговоры, потому что после смерти папы стала замкнутой.
   -Спасибо, - я скованно улыбнулась ей и поднялась со стула.
   Ноги затекли, а руки болели, и я с трудом дошла до раздевалки. Переодевшись, я вышла на свежий воздух и вдохнула его полной грудью. На улице стоял душный июльский вечер, но после подвального помещения супермаркета, казалось счастьем вырваться на улицу. Впереди была двухчасовая дорога домой, но я всё равно не спеша направилась к станции метро, чтобы доехать до вокзала и там уже сесть на пригородную электричку. "Господи, сделай так, чтобы когда приеду домой, мать и её дружки уже спали, и я могла тихонько пробраться в свою комнату и, закрывшись там, спокойно уснуть".
   Но мои мольбы не были услышаны. Ещё на подходе к дому я услышала звуки гармони и пьяные голоса, орущие песни. "Опять этот Андрей пожаловал в гости. Ненавижу его!" - меня передёрнуло от отвращения.
   Андрей был бывшим уголовником, и я боялась его, потому что он смотрел на меня не так, как все остальные мамины дружки, постоянно намекая на всякие гадости, и тянул ко мне руки. Именно из-за него я очень часто ночевала на вокзалах.
   Остановившись, я задумалась. "Может лучше сразу вернуться на вокзал и там переночевать?". Решив, что это будет лучшим вариантом, я развернулась и пошла назад, но вспомнив про свои спрятанные сбережения, замерла. "Когда Андрей появляется в доме, то всегда приносит спиртное с собой. А вдруг они потом решат продолжить попойку, а мама знает, что где-то у меня спрятаны деньги, и если ему об этом скажет, он дом перевернёт и найдёт их". От этой мысли стало дурно.
   Раньше я всегда хранила деньги у своей единственной подруги Люды, но после того, как она поступила в институт, родители отправили её на отдых к бабушке в Геленджик, и пришлось перепрятывать деньги дома. "Я не могу позволить им просто пропить их. Мне не на что будет жить тогда в Питере! Надо вернуться тихонечко домой, забрать деньги и только потом возвращаться на вокзал".
   Вернувшись к калитке дома, я остановилась и глубоко вдохнула. "Лучше бы носила их с собой", но после того, как однажды у меня в метро украли всю зарплату, я боялась носить при себе деньги.
   Из открытых окон дома раздавались звуки песни, и я осторожно вошла во двор. "Лучше бы, конечно, подождать пока они все улягутся спать, а потом пробраться в дом, но неизвестно как давно они начали пить, и вполне возможно, что это только начало бурного застолья, и вместо того, чтобы потом заснуть они могут начать искать мои сбережения. Придётся идти сейчас".
   Аккуратно открыв дверь, я вошла в прихожую. Наш дом был небольшим, всего две комнаты, прихожая и кухня. Родители купили его ещё в счастливые времена, и папа собирался потом на участке построить царские хоромы, как он выражался, но это потом так и не наступило.
   Я жила в одной комнате, а мама в другой, и там же устраивала попойки, и я очень надеялась, что меня никто не заметит, потому что дверь в мою комнату находилась недалеко от входа. "Только бы незаметно пробраться и вытащить деньги, а потом я просто убегу".
   Мне повезло - наверное, спиртного на столе было много, поэтому никто не обратил на меня внимания и я, осторожно пробравшись в свою комнату, начала наощупь двигаться к кровати. Там, под протёртым до дыр ковриком имелась незакрепленная половица, под которой я прятала деньги. Наступив на что-то в темноте, я наклонилась и, подняв предмет с пола, поняла, что это книга. Неожиданно комнату осветили фары проезжающей по улице машины, и я с ужасом увидела, что все вещи разбросаны.
   "О Боже, только не это! Они уже искали деньги! Господи, сделай так, чтобы они их не нашли!". Подбежав к кровати, я упала на колени и, подняв половицу, засунула руку под пол, ища пакетик со своими скромными сбережениями. Пакет я нашла, но денег там не оказалось.
   Сжимая пустой пакет, я почувствовала, как на глаза наворачиваются слёзы. "Господи, за что мне всё это? Я же просто хочу жить как все! Хочу выучиться и работать. Неужели я прошу многого? Я сама могу этого добиться, просто дай мне шанс. За что ты меня так наказываешь? Неужели, Господи, ты хочешь, чтобы я спилась, как моя мать, или как отец, попала в психушку?". Внутри начала разрастаться злоба - на мать, на её собутыльников, на весь мир, который казалось, ополчился на меня.
   Поднявшись на ноги, с пакетом в руках я зашла в мамину комнату.
   -Ооо! Моя рыбка Ванда пришла! - заорала мама и, встав, покачнулась.
   Я терпеть не могла её в таком состоянии и с ненавистью обвела взглядом всех собравшихся. За столом сидела ещё какая-то женщина, Андрей и два незнакомых мужчины, и мама обратилась к ним.
   -А знаете, откуда у моей дочери такое красивое имя? Был такое фильм "Рыбка по имени Ванда" и мы с мужем решили так назвать свою дочь. Она моя рыбка!
   -Точно, - кивнул Андрей, ухмыльнувшись и беря бутылку с водкой. - Она твоя золотая рыбка!
   От ярости перехватило дыхание, потому что я поняла, что всё, что с таким трудом зарабатывала последние месяцы, они так бездарно потратили на спиртное.
   -Мама, как ты могла?! Ты же знаешь, что я эти деньги копила, чтобы купить билет в Питер и жить там первое время! - воскликнула я, глядя ей в глаза.
   -Доча, ну что ты злишься на свою мать! - она нетвёрдым шагом направилась ко мне. - Подумаешь, я у тебя одолжила чуть-чуть денег! Заработаю - отдам, - она попробовала меня обнять и я с отвращением оттолкнула её.
   -Ты? Заработаешь? Да ты последние шесть лет нигде не работаешь, а только бутылки и макулатуру собираешь! С чего ты отдашь мне деньги? - не выдержав, закричала я.
   -Не кричи на мать! - она, покачиваясь, погрозила мне пальцем. - И потом, я растила тебя, кормила, одевала, так что имею право брать у тебя деньги.
   -Ты меня растила, кормила и одевала?! Я сама себя кормила, одевала и обувала последние пять лет! Пока ты пила, я раздавала рекламные проспекты у метро, подрабатывала уборщицей, курьером и посудомойкой в ресторане. Не смей говорить, что ты что-то делала для меня! - внутри уже всё клокотало от ярости.
   -Ты должна проставиться за поступление.... куда-то там, - сказал Андрей и, поставив на пол гармошку, со стаканом водки направился ко мне. - Но не сделала этого, и мы решили сами помочь тебе отметить отъезд. Выпей с нами!
   Протянув стакан, он ухмыльнулся и подмигнул мне. На меня накатила такая волна отвращения, что я отпихнула его и он, не удержавшись, упал на пол. Водка разлилась, и он исподлобья посмотрел на меня, а потом поднялся и сквозь зубы, произнёс:
   -Ах ты, маленькая шлюшка, давно уже надо было тебя поучить уму-разуму! И я сейчас этим займусь! Я тебя научу уважать старших и меня лично!
   Он бросился ко мне, но я увернулась, и побежала к выходу из дома. "Господи, только не это!" - я точно поняла, что он имел в виду. "Даже если мать меня решит защитить, у неё ничего не выйдет!". Неожиданно меня толкнули в спину и я, упав, зацепила пустые бутылки, стоящие возле выхода.
   -Сейчас я тебе покажу, что может сделать мужик, если его разозлить, - дохнув на меня перегаром, пробормотал Андрей, переворачивая меня на спину.
   Сев мне на живот, он схватил ворот моей футболки и ткань затрещала. "Ну уж нет!" - внутри что-то перемкнуло и я, схватив валяющуюся рядом бутылку, ударила его голове. Посыпались осколки, а потом он обмяк и упал на меня. На лицо капнула какая-то тёплая жидкость, и я с ужасом поняла, что это кровь.
   -Убили! - заголосил женский голос и я, отпихнув Андрея, вскочила на ноги.
   Кричала женщина, мужчины стояли в проёме двери и непонимающе смотрели то на меня, то на Андрея, а мама, с бутылкой водки в руках застыла, глядя на подонка, лежащего на полу. "О Боже! Неужели я на самом деле его убила?" - испуганно подумала я. "Что же теперь делать?". В этот момент Андрей зашевелился, и я с облегчением выдохнула. "Нет, я его просто оглушила. И лучше уносить ноги, потому что когда он придёт в себя, я уже вряд ли выйду отсюда живой".
   Схватив сумку, я выбежала их дома и, не оглядываясь, понеслась быстрее ветра. "Нет у меня больше дома! Мать даже не остановила этого ублюдка! Ненавижу её и ей подобных!".
   Я бежала к станции, и всё время оглядывалась, боясь погони. До станции уже было рукой подать и, оглянувшись в последний раз, я выбежала из-за поворота на дорогу. В глаза тут же ударил свет фар, затем раздался визг тормозов, и я почувствовала боль в правой ноге, а потом меня как-то мягко подбросило в воздух и, упав на асфальт, я провалилась в темноту.
  
  
   Глава 3.
  
   Дамис.
   Приземлившись в Москве в десять утра, мы с Браусом прошли таможенный контроль и, получив багаж, вышли в зал прилёта. Первыми кого я увидел были Илария и Рейнир. Они бросились ко мне и, подхватив их на руки, я улыбнулся.
   -Приветствую вас, молодые люди!
   -Дамис! - Илария улыбнулась в ответ и, обхватив меня за шею, поцеловала в щёку. - Я соскучилась!
   -И я по вас скучал! Вы опять подросли! Что вам мама с папой в кровь подмешивают, что вы так быстро растёте?
   -Мы просто много кушаем, - с улыбкой ответил Рейнир.
   В Иларии и Рейнире я души не чаял. Они были очень весёлые и непоседливые, а уж если задумывали какую-то шалость, то здесь им не имелось равных, и не раз мы устраивали деду розыгрыши.
   Аскольда я всегда недолюбливал, потому что он был очень суров, и я прекрасно знал, что когда-то пришлось перенести моим родителям из-за него, но Лари и Рей, как я сокращённо называл их, деда совершенно не боялись и не давали ему расслабляться. И что казалось самым странным - он спокойно относился к их выходкам. Даже если они переходили границы дозволенного, и он начинал хмуриться, стоило Лари надуть губки и посмотреть на него взглядом полным раскаяния, или Рею серьёзным тоном, взрослого и рассудительного вампира, попросить прощения, он начинал таять, как воск на солнце.
   И это являлось самым удивительным для нас. Мы ожидали чего угодно от Аскольда, но не такой слепой любви и всепрощения. И мама с папой, и Гера с Майей первое время переживали, что он будет относиться к ним с пренебрежением, но порадовались когда поняли, что всё получилось наоборот. Хотя, может, дело было в том, что Лари и Рей внешне пошли больше в Геру, чем в Майю, а может и в том, что Майя со своими даром ясновидения не раз помогала ему решать возникающие проблемы, и он уже перестал вспоминать, что она бывший человек. Тем более что её способности с каждым днём становились всё более сильными. Если раньше видения были скупыми и не всегда понятными для неё, то сейчас она уже научилась распознавать то, что уже случилось, и то, что только должно произойти, а так же стала видеть более полные картинки, как она говорила. Остальные же, зная крутой нрав Аскольда, боялись даже говорить об этом. Правда, Лорды других кланов порой напоминали ему о том, что Майя бывший человек, но тут же получали такой отпор, что жалели о поднятой теме.
   Когда проводились ежегодные сборы, Гера и Аскольд всегда брали с собой Майю, и стоило ей прикоснуться к какому-то Лорду или вещи, которую он держал до этого, она тут же начинала рассказывать все тайны этого вампира. А дед, потом очень эффективно затыкал рот тому, кто посмел высказать претензии, раскрывая его тайны при всех, поэтому в глаза уже мало кто-то смел говорить ему, что его невестка бывший человек и, что это позор для клана.
   Мы же, спокойно относились к способностям Майи и давно перестали обращать внимание на то, что она легко и просто узнаёт наши тайны, и скорее видели в этом преимущество. Ей не требовалось объяснять причины, которые нас подвигли на те, или иные действия, а она сама всё узнавала и всегда проявляла понимание.
   -Дамис, Браус! - произнёс Гера, подойдя к нам. - Как долетели?
   -Нормально, - ответил я, поставив Лари и Рея на пол, и пожал ему руку. - Хоть выспался, а то дома всё никак не получалось.
   -Кто бы сомневался! - Гера весело подмигнул мне.
   -Тебя надо было назвать не Дамисом, а Казановой, - с улыбкой сказала Майя и поцеловала в щёку.
   Как только она прикоснулась ко мне, её взгляд тут же затуманился и, посмотрев как-бы сквозь меня, Майя замерла, а потом счастливо улыбнулась и прошептала:
   -Ооо! Я тебя поздравляю! Ты уже знаешь, что у тебя будет красавица сестричка?
   -Сестричка? - я расплылся в улыбке, а потом спохватился. - Шшш! Это секрет! Мама с папой хотят сначала узнать, кто будет, а потом порадовать семейство.
   -Молчу-молчу! - весело ответила она.
   -О чём шепчемся? - Гера с интересом посмотрел на Майю, а потом на меня.
   -Это секрет, - ответила она.
   -Хм, ну-ну, - он хитро посмотрел на Майю, и она бросила на меня взгляд полный сожаления, как бы говоря, что всё равно ему расскажет.
   Браус деликатно кашлянул, а потом тихо сказал:
   -Может, пойдём отсюда? На нас смотрят.
   Всеобщее внимание являлось нашим проклятием, потому что, где бы мы ни появлялись, нас тут же все начинали с интересом рассматривать, и если некоторые из нас спокойно к этому относились, то такие, как Браус старались поскорее укрыться от человеческих глаз.
   -Да, действительно, пошли в машину, - согласился Гера.
   Лари тут же протянула ко мне ручки, и я, улыбнувшись, подхватил её. А Рей подошёл к Гере и Майе и, взяв их за руки, потянул к выходу на улицу. Браус же, опустив голову, сосредоточенно смотрел себе под ноги и, неся мою и свою сумки, старался не глядеть на окружающих людей. "Да уж, наша красота всегда привлекает внимание людей, и некоторые из нас очень страдают из-за этого".
   Как только мы сели в лимузин, стоящий возле входа, Гера тут же обратился к Браусу.
   -Как ты и просил, мы с отцом не отправляли Янко в поездки, поэтому он и Зоя сейчас в Москве.
   -Спасибо, - Браус с благодарностью посмотрел на Геру.
   -Но, парень, тебе очень придётся постараться, чтобы уговорить Янко отпустить Зою в Америку. Он её очень любит, и просто так не отдаст.
   -Я хочу сделать ей предложение. И увезти её уже в качестве своей жены.
   Гера улыбнулся ему, а потом перевёл взгляд на меня и сказал:
   -Твои ряды, племяш, стремительно пустеют.
   -Да уж, - весело ответил я. - Сначала ты, и вот теперь Браус. Но я буду стойко держаться, и не сдамся так быстро, - и перевёл взгляд на Лари, сидящую у меня на коленях. - Пока наша кнопка не выйдет замуж, я буду веселиться. И потом, года через четыре у меня появиться новый компаньон, - и уже посмотрел на Рея, сидящего между своими родителями.
   Майя так громко хмыкнула и так хитро на меня посмотрела, что я насторожился. Она уже была прекрасно осведомлена о прежней жизни Геры, и с удивлением легко относилась к его бывшим похождениям. И даже сама иногда говорила, что когда Рей вырастет, девушки клана будут падать штабелями к его ногам, как когда-то к ногам его папочки, поэтому я прекрасно понимал, что её хитрая улыбка никак не касается Рея, и скорее обращена ко мне.
   -Майя?!
   -Что? - она невинно посмотрела на меня. - Уже и хмыкнуть нельзя, как все начинают думать, бог знает что, - и, взяв Рея на руки, поцеловала его в щёку, с любовью глядя на своего сына.
   "Точно что-то знает, но говорить не желает. Ладно, я найду способ узнать всё, и Гера мне в этом поможет!" - решил я.
   Через сорок минут мы уже подъехали к дому деда. Он, вместе с бабушкой вышел встречать нас на улицу.
   -Здравствуй, Дамис, - произнёс он, увидев меня, а затем кивнул Браусу.
   -Здравствуй, Аскольд, - ответил я и, подойдя к бабушке, поцеловал её в щёку. - Соломея, ты по-прежнему самая прекрасная бабушка на свете.
   -А ты всё такой же дамский угодник, - с улыбкой ответила она.
   -Точно!
   Мы вошли в дом и дед сразу спросил:
   -Ты ведь остановишься у нас?
   Я прекрасно понимал, что он хочет именно этого, но не представлял, как после очередной вечеринки привезу в его дом какую-нибудь девушку и буду всю ночь с ней развлекаться, зная, что весь дом слышит наши охи и вздохи, поэтому сказал:
   -Ночи я буду проводить в квартире родителей, а днями буду у вас. Поэтому комнаты нам с Браусом готовить не надо.
   Он недовольно посмотрел на меня, а бабушка, Гера и Майя улыбнулись, поняв, почему я не желаю жить в доме деда.
   Расположившись в гостиной, почти весь день мы провели, обмениваясь последними новостями. Меня так и распирало сказать, что скоро отец и мать подарят им ещё одну внучку, но всё же решил не портить сюрприз родителей. А когда звонил им, чтобы сказать о том, что долетел нормально, не стал говорить, что мама беременна девочкой, потому что знал, что отец хочет именно девочку и решил, что он больше обрадуется этой новости из уст матери, чем из моих.
   Хотя, новостей и так хватало, и тем для обсуждений нашлось немало. Оказалось, что Иви, которая так портила жизнь Майе и Гере, и из-за которой ему пришлось так быстро обратить Майю, выходит замуж. Я знал, что спустя две недели, после того, как мою тётку отбили у Дрейфуса, и Аскольд проучил его, Иви вернулась домой, чтобы ухаживать за отцом. Скандал тогда был огромный - ведь получалось, что один Лорд укоротил руки другому из-за бывшего человека, и Иви рвала и метала, обещая, что наша семья ещё очень сильно пожалеет об этом. Но у Дрейфуса хватило ума не мстить, и остановить свою дочь. Что он там ей сказал или сделал, мы до сих пор не знали, но в итоге, когда происходили встречи всех Лордов, он делал вид, что знаком с Майей лишь слегка, а с дедом и Герой предпочитал общаться так, как будто никакого инцидента не происходило. Саму же Иви он никогда не брал на эти встречи, зная, что Майя будет там.
   И вот спустя два года Иви наконец-то собралась выйти замуж, и всё наше семейство вздохнуло с облегчением. Даже то, что никого из нас не пригласили на эту свадьбу, не мешало нам радоваться этому событию.
   Но это была второстепенная новость, а самым главным являлось то, что дед и Гера наконец-то отыскали Евсея.
   Если историю Иви, Геры и Майи знали уже все вампиры, то историю внутрисемейных отношений с Евсеем и причины, по которой Гера так быстро завершил последние Игры, мы никому не рассказывали. Главным было то, что Гера теперь вошёл в историю Игр, как защитник, который в рекордные сроки обезвредил всех охотников, а остальное мы считали только нашим делом. И даже дед уже простил Евсея, и его предательство, потому что, судя по всему, мой второй дядя, наконец-то поумнел.
   Евсея я никогда не любил, потому что он всегда был эгоистичен, амбициозен и слишком самовлюблён. Хотя он был старше меня почти на двести лет, всегда складывалось впечатление, что он наоборот младше, но сейчас выходило, что в последние два года, когда он жил один, ему пришлось повзрослеть. Его следы нашлись в Австралии, и оказалось, что сейчас он бурно ухаживает за дочерью Австралийского Лорда, и та девушка также расположена к нему. Правда, когда я услышал эту новость, первое, что мне пришло в голову, это то, что он, понимая, что в России ему не стать Лордом из-за Геры, решил пойти другим путём. А потом, поразмыслив, я решил, что это даже и к лучшему. Во-первых, он удовлетворит свои амбиции, получив Австралийский клан, и соответственно перестанет творить гадости в России. Во-вторых - если у него всё получится, то наш клан укрепит свой авторитет. Российская, Североамериканская и Австралийская территории будут под нашем контролем, а иметь в своём подчинение три клана из семи, уже успех. Поэтому дед и Гера только порадовались за Евсея, и даже снова открыли ему доступ к деньгам клана, который закрыли сразу после того, как узнали о его предательстве. Бабушка же теперь принялась интенсивно зазывать Евсея с его девушкой в гости, в надежде, что в семье восстановится прежний мир, и он обещал, что обязательно приедет, когда всё окончательно определится с его девушкой, и представит её нашей семье.
   Сидя в гостиной, слушая последние новости и параллельно наблюдая за Лари и Реем, я чувствовал удовлетворение. "Семья всё же великая сила. Может действительно и мне не стоит тянуть с этим? Дед ведь женился достаточно рано, в четыреста лет. Спустя сто семьдесят лет в него родилась моя мать, а ещё спустя двести девяносто три года родился Гера. Евсей же был самым поздним ребёнком, на которого уже никто и не надеялся. Несмотря на то, что брак был ранним, всё ведь сложилось хорошо. Аскольд до сих пор любит бабушку, имеет власть и окружён такими сорванцами как Рей и Лари, а скоро и мама родит ещё одну внучку. Не многие Лорды могут похвастаться большими семьями, потому что долго тянут с женитьбой, а некоторые имеют вообще по одному ребёнку. Гере повезло, что Майя сразу родила двоих детей, а если через лет триста она родит ещё одну двойню, то он вообще будет самым счастливым. Не факт, что если я буду тянуть с женитьбой до тысячи лет, моя жена тоже потом родит мне двойню или сразу забеременеет, как Майя. А я хотел бы иметь большую семью". Представив, что когда-нибудь и я, как сейчас мой дед, смогу наблюдать за вознёй своих внуков возле камина и знать, что наш клан имеет крепкие позиции в мире, почувствовал желание обрести свою личную семью.
   "Стоп! Но ведь дед и Гера нашли свою любовь, а меня никто ещё не интересовал до такой степени, чтобы я захотел жениться. А делать это ради большой семьи не хочется. И потом, это у людей всё просто - женился, надоела, развёлся, а у нас такое не пройдёт. А вдруг, лет через пятьсот - шестьсот, после женитьбы, я кого-нибудь по-настоящему полюблю? Ведь моя жена потом сможет спокойно убить ту девушку. Нет уж, лучше пусть всё идёт своим чередом. Пока хочу гулять - буду гулять, а встречу ту единственную, не задумываясь, женюсь на ней. Форсировать события не стоит" - решил я.
   В семь вечера мы решили поужинать. Отбором жертв теперь занималась только Майя, и Гера всегда шутил, что скоро в Москве не останется преступников, и ему, лет через сто придётся возить её за сотни километров от дома, чтобы она смогла поесть. Но при всём этом было видно, что он гордится своей женой.
   В восемь вечера Браус наконец-то дозвонился до Зои и, взяв машину в гараже деда, тут же сорвался на встречу с ней. А я остался со своими родными, чтобы дать ему время подготовить Зою к тому, что он собирается сделать ей предложение, и объяснить, что я готов выставить гарантии Янко, что она займёт более высокое положение в нашем обществе. И даже уже смирился с тем, что эту ночь проведу в гордом одиночестве, но в половине десятого зазвонил мой телефон и я улыбнулся, увидев, что звонит Павел, мой друг, который любил девушек не меньше, чем я.
   Выйдя в холл, я ответил на вызов.
   -Привет, Паша!
   -Привет, дружище! Говорят ты сейчас в Москве?
   -Да, и не знаю, что делать в ближайшие ночи, - весело ответил я.
   -Могу помочь! У меня как раз сегодня намечается грандиозная вечеринка в доме. Будет масса вампирочек из Москвы и ближайших областей. Не хочешь помочь скрасить их досуг?
   -С большим удовольствием сделаю это! - представив стайки новых девушек, я тут же почувствовал воодушевление.
   -Тогда жду тебя! Адрес моего дома ты ещё, надеюсь, помнишь?
   -Шутишь? Я его и через тысячу лет не забуду. Где-то через час буду.
   -Тогда пойду, обнадёжу наших дам, что скоро начнётся веселье. Жду! - весело сказал он, и отключился.
   Я тут же расплылся в улыбке, уже зная, что сегодня не просто так проведу ночь. Не успел я вернуться в гостиную, как мне навстречу вышли Майя и Гера.
   -Вы-то мне и нужны, - произнёс я.
   Когда-то Майя написала книгу о вампирах, и упомянула, что они гоняют Вейронах, поэтому Гера купил ей такую машину, а я любил сам погонять на Бугатти, поэтому собирался у Майи попросить именно её машину.
   -Тётка моя разлюбимая, дашь мне свой Вейрон? - спросил я, ни секунды не сомневаясь, что услышу положительный ответ.
   -Не дам, - стеснительно ответила она. - Мне жалко его б... - она осеклась, а потом продолжила: - Лучше возьми Феррари или Порш Геры. А свой любимый Вейрон я не дам сегодня.
   -Да?! А почему именно сегодня? - я тут же прищурился. "Точно что-то знает, и молчит!".
   -Узнаешь, дорогой, - она показала мне язык и, потянув Геру в другой конец холла, что-то начала шептать ему на ухо.
   Он внимательно её слушал пару секунд, а потом бросил на меня весёлый взгляд и кивнул жене, после чего они направились ко мне.
   -Знаешь, племяш, хочу тебе презентовать ключи от своей берлоги, - и, достав связку ключей, снял с него ключ, протянув мне. - Всё равно уже два года квартира стоит пустой, а там только за один вид из окна девушки готовы падать на колени. Браус с Зоей пусть живут в квартире твоих родителей, а у тебя теперь и в будущем будет свой угол в Москве.
   -Спасибо, - ответил я, беря ключ.
   "Хм, всё интереснее и интереснее! Квартиру в Москве и я сам могу себе купить, но не зря Майя попросила Геру отдать мне ключи от берлоги, именно сегодня. Значит, произойдёт что-то интересное. Да ещё и машину свою не дала".
   -Майя, ну-ка колись, что меня сегодня ждёт! - произнёс я, внимательно глядя на неё.
   -Не понимаю о чём ты! Я просто хотела избавиться от квартиры, в которой меня ранили и похитили, и спихнула её тебе, - скромно ответила она, но глаза искрились весельем и я понял, что она врёт.
   -Врать ты не умеешь, - констатировал я и стал надвигаться на неё.
   Она тут же спряталась за Геру и сказала:
   -Всё будет хорошо! Вот увидишь!
   Поняв, что она ничего не скажет, я посмотрел на Геру, но он развёл руками и, улыбнувшись, сказал:
   -Меня не спрашивай, что тебя ждёт, потому что и сам не знаю. Правда, обещаю, что к утру уже всё выясню, - пообещал он и, схватив Майю за руку, вывел её вперёд и прижал к себе. - Ведь так, моя хорошая?
   -Эх, именно так, - вздохнув, кивнула она. - Правда и Дамис уже будет знать, - и скорчила ему смешную рожицу.
   Глядя на своего дядю и Майю, я улыбнулся. Она не стеснялась гримасничать и задирать Геру, и меня это всегда смешило. "Пожалуй, и я себе хотел бы такую жену. Девушки, которые смотрят в первую очередь на мой статус, и боятся сказать слово против, уже порядком надоели. Вот только где такую найти? Всем, кого я знаю не меньше ста пятидесяти лет и они воспитывались в те времена, когда женщины считались лишь бессловесным, бесправным украшением дома. Эмансипация только в последние пять десятилетий добралась и до нас, и выходит что, такие как Майя или ещё слишком молоды для меня, или ещё не родились. Ладно, подождём. Да и сегодня вечером меня ждёт что-то интересное, так что буду наслаждаться тем, что пока доступно".
   -Ладно, отдамся в руки судьбы, - сказал я.
   Быстро попрощавшись с дедом и бабушкой, я подмигнул Майе с Герой и, взяв ключи от Феррари, вышел на улицу. Сев в машину и заведя двигатель, я прислушался к рокоту мотора и улыбнулся. "Как же хорошо, что человечество изобрело машины. Ещё сто пятьдесят лет назад нам приходилось на своих двоих преодолевать большие расстояния, потому что лошади, чуя в нас хищников, начинали сходить с ума. А сейчас таких проблем нет".
   Несясь по дороге, я наслаждался июльским вечером, зная, что у Павла обязательно хорошо развлекусь, и уже был в предвкушении новых знакомств.
   Его дом находился в Подмосковье, но я не мог толком разогнаться, чтобы насладиться мощью машины, потому что предстояло проехать не один посёлок с дачниками, а сбивать людей и таким образом привлекать к себе внимание не хотелось. "Эх, понастроили тут домов и посёлков! И погонять на хорошей машине негде" - с сожалением подумал я, въезжая в очередной населенный пункт.
   Зазвонивший телефон отвлёк на секунду, и когда я взял его в руки и снова посмотрел на дорогу, то увидел девушку, перебегающую дорогу. "Твою мать!" - нажав на тормоз, пробормотал я. Раздался неприятный визг, а потом машина резко остановилась, и я ударился грудью об руль.
   Телефон уже не интересовал, потому что раздался мягкий удар и девушка, перебегавшая дорогу, упала. "На смерть я не мог её сбить. Скорее будет какая-то лёгкая травма, ведь я успел затормозить" - подумал я, выскакивая из машины.
   В метре от бампера, на дороге, лежала девушка, и я присел перед ней, приложив пальцы к шее. "Жива. Это хорошо. Вот только что теперь делать? Вызвать скорую и уехать? Или забрать с собой, и устроить пир для друзей Павла? Или самому отвезти её в больницу?".
   Пока я размышлял, как поступить, девушка пришла в себя и, неожиданно схватив меня за руку, прошептала:
   -Пожалуйста! Помогите, иначе меня убьют!
   -Не к тому ты, крошка, обращаешься за защитой, - пробормотал я.
   -Пожалуйста! - взмолилась она и посмотрела мне в глаза.
   Таких зелёных глаз я ещё никогда не видел. "Ого! Вот это оттенок. Ярко-зелёные. Не тёмно-зелёные, как листья в августе, и не светло-зелёные, цвета пожухлой выгоревшей травы. Без единой крапинки коричневого, как обычно бывает. А чисто зелёные, цвета изумрудов, глаза. Такого цвета я ещё никогда не видел".
   -Пожалуйста! - ещё раз прошептала она, и вцепилась мне в руку.
   "На дороге глупо её оставлять. Не факт, что оставив её здесь и вызвав скорую, девушка её дождётся. Она явно чего-то боится, да и любой придурок, любящий скорость может её переехать" - подумал я, и подхватил её на руки.
   Она застонала, а потом прошептала:
   -Моя сумка... Там документы...
   -Странные вы. Умирать будете, а всё равно волнуетесь за всякие мелочи, - сказал я, устраивая её на переднем сиденье.
   Она опять застонала, когда я задел её ногу, но повторила:
   -Сумка...
   -Сейчас, - ответил я и, подобрав сумку, валяющуюся неподалёку, вручил её девушке.
   Сев в машину я посмотрел на неё, до сих пор не зная, как поступить. Раздавшийся телефонный звонок снова отвлёк меня и, увидев, что звонит Павел, я ответил на вызов.
   -Да?!
   -Дамис, ну ты где? Девчонки тут уже в предвкушении встречи с тобой!
   -А как у тебя там с ... едой? - спросил я, глядя на свою спутницу, которая тихо сидела, откинувшись на спинку сиденья.
   -Навалом! Мы славно поохотились сегодня и в меню кровь на выбор - все группы есть.
   -Ясно, - ответил я. - Знаешь я, к сожалению, задержусь. У меня тут кое-какие дела нашлись, но через час - полтора, максимум два, буду у тебя.
   -Понимаю. Родственники. Ладно, ждём! - весело бросил он и положил трубку.
   -Я сейчас отвезу тебя в больницу, - сказал я девушке.
   -Спасибо, - прошептала она и снова затихла.
   Мне почему-то стало жалко везти её к Павлу. На наших вечеринках развлечения были стандартными - одну из жертв выводили на улицу, и просто загоняли, кусая по очереди. Человек от страха начинал такое творить, что порой я испытывал к ним сострадание. А у этой девушки была явная травма ноги, и она даже не смогла бы попытаться убежать.
   -Где здесь ближайшая больница?
   -Недалеко. Я покажу куда ехать.
   Через десять минут мы уже находились на месте, и я остановился возле входа. Опять подхватив девушку на руки, я прижал её к себе и, почувствовав запах, сглотнул набежавшую слюну. Пахла она изумительно. "Третья группа крови, резус отрицательный" - тут же пришло в голову. А она тем временем доверчиво положила мне голову на плечо и глубоко вздохнула.
   В приёмном покое к нам тут же подошла медсестра и, подкатив ко мне кресло, поинтересовалась, в чём дело. Объяснив, что, скорее всего у девушки травма ноги и головы, я усадил её туда.
   По идее самым лучшим вариантом было скрыться, потому что я понимал, что скоро здесь может появиться полиция, но вместо того, чтобы уехать, сел на скамейку и начал ждать, когда с девушкой всё прояснится, сам не понимая, почему так поступаю.
   "Жалко её. Глаза красивые и пахнет изумительно. Да и потом, если бы я на секунду не отвлёкся на телефон, то вовремя бы затормозил".
   Через двадцать минут действительно появилась полиция и принялась меня допрашивать. Я понимал, что они уже видели Феррари возле входа и сейчас подумывали о том, сколько денег с меня можно взять, чтобы прикрыть это дело. "В России с этим легче. Имеешь деньги - не имеешь проблем. Дома меня бы уже давно препроводили в участок и, дождавшись адвоката, начали снимать показания. А жертва выставила бы сумасшедший счёт за травмы и моральный ущерб. Интересно, а эта девочка сразу сориентируется, и потребует денег или чуть позже?" - отвечая на вопросы полицейских, вяло подумал я. "Если начнёт в наглую качать деньги, собью цену и дам по минимуму, а если по скромному себя поведёт, дам в два раза больше за то, что не пожадничала" - решил я. Но почему-то хотелось верить во второе. "Не может обладательница таких глаз и такого чистого взгляда оказаться меркантильной тварью".
   Вспомнив, как она с надеждой смотрела на меня своими зелёными глазами, из-под чёрной чёлки, я почувствовал, как внутри что-то дрогнуло. "Чтобы нашим девушкам добиться такого цвета кожи, надо не один раз поэкспериментировать с автозагаром. Такого нежно-персикового оттенка я давно не видел, а на фоне чёрных волос он смотрится замечательно. А глаза... Это нечто".
   Допрос всё продолжался и глаза стражей порядка уже светились алчностью, как неожиданно к нам вышел врач, а за ним и девушка на костылях. Один из полицейских сразу поднялся и спросил у врача:
   -Какая степень тяжести повреждений у девушки?
   -Трещина малой берцовой кости и лёгкая степень сотрясения мозга, - ответил врач. - Даже госпитализация не требуется.
   Полицейский тут же как-то весь сжался и разочарованно посмотрел на своего напарника. Увидев это, я усмехнулся. "Размер взятки существенно падает и они, бедненькие, расстроились".
   Но того, что произошло в следующий момент, я никак не ожидал. Девушка вышла вперёд и спокойно произнесла:
   -Молодой человек не виноват. Я сама выскочила на дорогу и авария случилась по моей вине, поэтому я к нему претензий не имею.
   Один из полицейских тут же отвёл её в сторону и начал шёпотом втолковывать, что с меня можно взять немало денег, но девушка окатила его таким презрительным взглядом, что я не выдержал и широко улыбнулся. "Крошка, да я тебя озолочу. Майя, конечно, уже своим существованием доказала, что есть нормальные люди, но я благодарен, что ты не подорвала мою веру!". Но тут же в голову пришла мысль, что она специально отваживает полицейских, чтобы самой урвать побольше. "Посмотрим, что будет дальше".
   Спустя три минуты полицейские, скрепя зубами, выписали мне копеечный штраф, и вынуждены были ретироваться, понимая, что упустили крупный куш.
   Подойдя к девушке, я с улыбкой сказал:
   -Спасибо вам.... - и выжидающе посмотрел на неё, желая услышать её имя.
   -Ванда, - стеснительно ответила она, поняв мой взгляд. - И не надо благодарить. Ведь я сама виновата, что выскочила из-за поворота.
   Голос звучал мягко и завораживающе, и я наклонил голову, разглядывая её. "Ванда. Необычно, но ей очень идёт".
   -Куда вас отвезти, Ванда? - спросил я, смакуя её имя.
   Она тут же стушевалась и, посмотрев вдаль, тяжело вздохнула.
   -На вокзал, если вам не трудно.
   -Не трудно, - с улыбкой ответил я.
   Последние сомнения на её счёт отпали, и я тепло улыбнулся. "Всё же люди не так плохи, как мы привыкли считать". А спустя тридцать секунд, не выдержав её неуклюжих ковыляний на костылях, подхватил её на руки и понёс к машине. Она охнула и попыталась вырваться, но я только сильнее прижал её к себе, наслаждаясь запахом. "Хорошо, что у деда поел сегодня, а то чего доброго не выдержал бы и устроил себе индивидуальный ужин".
   Аккуратно усадив её в машину, я занял водительское место и, заведя машину, тронулся с места, взяв курс на Москву.
   -На какой именно вокзал вам надо?
   -Без разницы, - тихо ответила она, и посмотрела в пол.
   В её голосе чувствовалась такая тоска и безнадёга, что у меня в очередной раз что-то дрогнуло внутри.
   -А может, я вас сразу домой отвезу? - спросил я, непонятно зачем. - Мне не тяжело, даже если надо проехать тысячу километров.
   -У меня нет дома, - она произнесла эти слова с такой горечью, что я с интересом посмотрел на неё.
   -Хм, дом есть у каждого, - ответил я. - Он так далеко, что я туда на машине не доеду?
   -Не доедите, - она посмотрела на меня со злостью, и я ещё больше озадачился её реакции, на такой простой вопрос. - И дом есть не у каждого. Везите меня на Ленинградский вокзал.
   Произнеся это, она отвернулась и стала смотреть в окно. "Странная она. Вроде на вид нормальная, а с другой стороны - ну кто откажется от денег, да ещё говоря, что дома у него нет. В таких ситуациях любой постарается вытащить побольше денег с такого, как я. Да и весь её внешний вид не говорит о том, что она человек без определённого места жительства. Одета бедно, но опрятно. Худощава, но не пухнет от голода, да и цвет лица нормальный, здоровый. А бомжи, как правило, имеют землистый цвет лица и пахнут отвратительно". Когда-то я охотился и на таких, но попробовав дважды их кровь, отказался от этой затеи.
   Двигаясь в направлении Москвы, я чувствовал, как меня начинает разбирать любопытство и, бросая на Ванду взгляды, уже понимал, что пока не узнаю причину её поведения, не успокоюсь. "Эх, права матушка, говоря, что именно любопытство и жажда нового не даёт мне спокойно жить".
   -Слушай, Ванда, а у меня к тебе предложение. Как я понимаю, тебе пока негде жить, а у меня есть квартира в Москве, а так как я виноват в твоей травме, то будет правильным тебе пожить там, пока нога не заживёт.
   Она с минуту пристально смотрела на меня, и когда я улыбнулся, нахмурилась и сказала:
   -Спасибо, не надо. Совершенно не обязательно нянчиться со мной. Я в состоянии позаботиться о себе.
   Она сказала это таким независимым тоном, что я почувствовал, как во мне ещё больше разгорается интерес. "Интересненнько! Бедные, но гордые? Мне это определённо нравится. Решено! Никаких вокзалов. Отвезу её в берлогу Геры".
   И тут я всё понял. "Майя видела аварию, и поэтому не дала свой Вейрон, а потом попросила Геру отдать ключи от берлоги! Значит, я должен был встретиться с этой Вандой! Вот чертовка!" - я улыбнулся, а потом нахмурился. "Стоп! Неужели мне суждено, как Гере встречаться с человеком? Нет! Наша семья во второй раз не перенесёт такого скандала! Лучше её сразу отвезти на вокзал, от греха подальше!".
   Приняв решение, я всю дорогу смотрел прямо перед собой и начал уже чувствовать злость на Майю. "Она что не понимает, что мне с человеком никак связываться нельзя?! Могла бы и задержать меня дома, чтобы я вообще никогда не встречался с этой Вандой. Отвезу её на вокзал и поеду к ним домой. Там уже не постесняюсь и выскажу всё, что думаю! Мерзость какая! Я и человеческая женщина! Глаза, конечно красивые, и запах обворожительный, но ведь она человек!" - по телу прокатилась волна отвращения, когда я представил её и себя в кровати. Нам с детства говорили, что человеческие женщины - это низшие существа, и мы никогда их не воспринимали как женщин, и я до сих пор удивлялся, как Гера решился переспать с Майей, а секс у них явно был. Но спрашивать у него об этом не решался, зная, что могу получить и по морде, потому что это было слишком личным, и мой дядя слишком любил свою жену, чтобы распространяться на этот счёт. "Хотя... С другой стороны - он ведь вернулся к ней спустя два месяца после Игр. А это уже хоть что-то да значит. Гера, в отличие от меня очень терпелив и рассудителен, и уж если он не выдержал, значит, что-то в этом есть".
   Меня начали раздирать противоречия. С одной стороны - в Ванде ощущалось что-то привлекательное. Она не была красавицей, как наши женщины, но почему-то именно это в ней и цепляло. "Длинные чёрные волосы, чёлка до самых глаз, сами глаза - здесь вроде всё нормально. Но вот нос какой-то маленький, а губы слишком пухлые, шея слишком тонкая, а фигура вообще не моего типа. Слишком худощава, да и грудь маловата" - рассматривая её, я перечислял все её недостатки, но почему-то это не действовало. Да, каждая из этих черт по отдельности смотрелась не очень привлекательно, но всё вместе очень гармонировало, и даже понимая, что Ванда не красавица, я мог с уверенностью сказать, что в ней что-то есть.
   "Тьфу ты! Однозначно на вокзал! Хватит и выходки Геры!" - твёрдо решил я и постарался выкинуть из головы все мысли.
   Когда мы подъехали к вокзалу, я остановился и холодно сказал:
   -Ленинградский вокзал, мадам. Было приятно познакомиться, - а потом достал своё портмоне и выгреб оттуда всю наличность. "Пяти тысяч долларов ей с головой хватит". - А это компенсация за ваши страдания.
   Она спокойно посмотрела мне в глаза и, открыв двери, сказала:
   -Лучше отремонтируйте на эти деньги бампер, или что там у вас повреждено. Мне хватит и того, что вы поможете выйти из машины, - и беспомощно посмотрела на меня.
   "Хорошая всё же девушка" - подумал я, обходя машину и помогая ей выйти.
   -Прощайте...
   -Дамис, - сказал я, поняв, почему она замешкалась.
   -Прощайте, Дамис. Мне жаль, что я повредила вашу машину, но рада, что вы не предъявили претензий. Не испытывайте угрызений совести. Вы, возможно, сегодня спасли меня от смерти.
   А потом неуклюже развернулась и пошла от меня. Глядя ей вслед, я почему-то почувствовал пустоту в душе. "А почему "спас от смерти"? Ведь я наоборот чуть не убил её" - смотря ей в спину, спросил я себя.
   Она отошла от меня уже метров на пятнадцать, но я не двигался, глядя ей вслед, не желая уезжать. "Она человек. Нельзя с ней сближаться. Второй раз наша семья не вынесет такого поступка!" - повторял я про себя. Но когда отвёл взгляд в сторону, и увидел, как на неё смотрит один из бомжей обретающийся рядом, мне стало не по себе. "Она даже для него лёгкая добыча, и он не упустит девушку на костылях, вышедшую из дорогой машины, надеясь, что у неё есть чем поживиться".
   Решение пришло мгновенно. "Поселю её в берлоге Геры, а сам поживу в квартире родителей. Минимум общения, а когда она поправится, отправлю на все четыре стороны" - на сердце от этой мысли стало легче, и я догнал Ванду.
   -Знаете дамочка, глупо не брать деньги! Глупо вести себя так гордо и отказывать от помощи! Я старше вас и могу рассуждать здраво, поэтому не принимаю ваших отговорок и, либо вы сами вернётесь к машине, либо я вас понесу, но в любом случаи вы будете там. Вокзал не лучшее место после травмы, да ещё и для таких хрупких, беспомощных девушек.
   -Не надо ошибаться на мой счёт, - Ванда исподлобья посмотрела на меня. - Один человек сегодня уже посчитал меня беспомощной, а у меня тогда в руках не было даже костылей.
   Неожиданно для самого себя я улыбнулся. "Нет, это же надо! Столько силы духа в таком существе. Знала бы ты крошка, с кем ты сейчас говоришь, и что твои костыли для меня, как для тебя две зубочистки".
   -Так ведь это был человек, - с улыбкой произнёс я. - Так как, сами изволите вернуться к машине или позволите донести вас на руках?
   Она пристально посмотрела на меня, а потом серьёзно сказала:
   -Только без рук, пожалуйста. Сама вернусь.
   И развернувшись, с гордо поднятой головой поковыляла к машине. "Здравый смысл ей не чужд, уже хорошо! Теперь осталось и мне его проявить".
  
  
   Глава 4.
  
   Ванда.
   Опустив голову, я уставилась на гипс, и боялась даже посмотреть на парня. А смотреть было на что. Таких, как он, я видела только по телевизору - высокий, мускулистый, темноволосый, с открытой улыбкой, и очень красивый. Сердце учащённо начинало биться в груди, когда он смотрел на меня, и казалось, что я тону в его карих глазах. На вид ему было лет девятнадцать - двадцать, но почему-то казалось, что он старше. В его взгляде, несмотря на внешне молодой вид, читалась какая-то внутренняя сила и уверенность, а парни в таком возрасте ещё, как правило, только набираются опыта, и скорее хотят казаться уверенными и сильными. "Быть или казаться - это существенная разница, а этот Дамис точно относится к категории "быть"".
   Интуиция упорно твердила, что надо держаться от него подальше, и когда он впервые предложил пожить в своей квартире, я нашла в себе силы сказать "нет". Слишком уж он привлекательно выглядел и так уверенно улыбался, что я испугалась. "Такую неопытную дурочку, как я, он в две секунды сможет обаять. Я знаю его чуть больше часа, а уже готова смотреть на него с открытым ртом. А что будет, если поживу с ним в одной квартире четыре-пять недель? Естественно влюблюсь, а он точно не из тех, кто интересуется такими, как я. Даже если он и обратит на меня внимание, то ненадолго. Его скорее интересуют эффектные, стильно одетые, ухоженные девушки, а я не вхожу в их число".
   Раньше я как-то особо не переживала за свой внешний вид. У меня имелась цель - хорошо окончить школу и поступить в университет, а на молодых людей не было времени. Когда мои одноклассницы млели по парням, я просто не имела на это время, потому что вынуждена была и учиться и подрабатывать, чтобы купить хоть какую-то одежду в секонд-хенде и заработать на кусок хлеба, поэтому первые влюбленности обошли меня стороной. А в Дамисе чувствовалось что-то заставившее моё сердце дрогнуть и быстро забиться.
   "Когда он нёс меня на руках от машины до приёмного покоя, я вдруг почувствовала себя защищённой, как когда-то в детстве, когда папа находился рядом. Может дело в этом?". Но ответа на этот вопрос не было. Одно я знала точно - когда мы приехали на вокзал, и он холодно обратился ко мне, у меня защемило сердце и показалось, что я делаю что-то неправильно. А уж когда он протянул деньги, я готова была провалиться сквозь землю от стыда и почувствовала боль от его равнодушного взгляда. В больнице он так искренне и тепло улыбнулся, а здесь превратился в холодного красавца, для которого такие, как я, низшие существа. Я довольно часто сталкивалась с таким отношение раньше, но меня это не волновало, а сейчас ощутила самую настоящую боль, и удаляясь от него, чувствовала, как в душе образовывается пустота.
   Осталось успокаивать себя тем, что я ещё легко отделалась. Ведь я сама была виновата, что попала под машину, и другой бы уже начал требовать деньги за повреждения. А машина явно была очень дорогой и я век бы не расплатилась.
   "Эх, только вот что теперь делать дальше?" - этого я не знала. В кошельке лежали копейки, а больничный точно никто оплачивать не будет, потому что официально меня не оформляли. Но это не сильно пугало, потому что на работе мы по большей части сидели, и я могла спокойно работать, а вот что потом? Куда мне идти после работы? На вокзал? Это пугало больше всего. Одно дело переночевать ночь на вокзале, зная, что завтра уже сможешь вернуться домой, и совсем другое дело жить там постоянно. До отъезда в университет ещё полтора месяца и необходимо снова заработать деньги хотя бы на билет. "В кого я превращусь за полтора месяца на вокзале? Ведь у меня нет даже сменных вещей. А дорога домой закрыта. Андрей точно не простит удар по голове и будет ждать у матери, а на костылях я уже не смогу оказать сопротивления. Придётся покупать что-то из вещей, а значит, денег на билет может не хватить. А где мыться и стирать? А как уберечь деньги от воров, когда я захочу спать? Они ведь могут и так отобрать их у меня, понимая, что на костылях я их не догоню. А полиция? Я быстро примелькаюсь на вокзале, а я не раз наблюдала, как они относятся к людям без определённого места жительства" - в голове крутилось масса вопросов и с каждой секундой становилось всё страшнее. "Может зря отказалась от помощи этого молодого человека?".
   Когда же я услышала его уверенный голос за спиной, что мои отказы не принимаются и он в любом случае не оставит меня здесь, то почувствовала, как сердце пропустило удар, а потом внутри разлилось тепло и сомнений уже не осталось. И даже то, что он может передумать и выставить счёт за повреждённую машину уже не пугало.
   Положив руку на правую ногу, я поморщилась. Она сильно болела, и врач прописал болеутоляющее, но денег мало, а как всё сложится дальше, я не знала, поэтому оставалось только терпеть.
   Мы въехали во двор какого-то жилого комплекса и, остановившись Дамис произнёс:
   -Приехали.
   Выйдя из машины, он помог выйти мне и подхватил на руки.
   -Я сама, - попытавшись вырваться, ответила я, хотя было очень приятно, когда он вот так нес меня на руках.
   -Сама ты будешь делать это очень медленно, - спокойно сказал он. - А у меня ещё сегодня много дел и я спешу.
   -Простите, я не подумала об этом, - стало стыдно за свою неуклюжесть и за то, что я его задерживаю.
   Как только мы вошли в холл, нам навстречу поднялся консьерж.
   -Вы к кому? - строго спросил он.
   -Мы в квартиру Горчакова, - ответил парень.
   -Да-да, Герман Алексеевич уже звонил и предупредил, что у квартиры теперь новый хозяин, - консьерж тут же подобострастно улыбнулся и, выйдя из-за своей стойки, вызвал лифт. - Меня зовут Александр, и если что-то будет необходимо, обращайтесь.
   -Хорошо, - ответил Дамис, заходя со мной в лифт.
   На двадцать седьмом этаже мы остановились возле одной из квартир, он поставил меня на ноги, достал ключи и, открыл дверь.
   -Прошу.
   Я вошла в тёмную прихожую, он прошёл следом за мной и, включив свет сказал:
   -Спальня там, а ванна с туалетом там, - показав на две двери, он вручил мне ключи. - Располагайся и будь, как дома. Я завтра утром заеду к тебе, - и, бросив на меня взгляд, вышел.
   Удивлённо посмотрев ему вслед, когда дверь закрылась, я с минуты ещё растерянно глядела на неё. "И не боится он вот так оставлять совершенно незнакомого человека в квартире? А вдруг я воровка? Хотя... Может он сейчас тому консьержу скажет, что выпускать меня нельзя?".
   Пожав плечами, я неуклюже пошла осматривать своё новое и такое нежданное убежище. Открыв дверь в спальню, я остолбенела. Квартира была угловой, две стены оказались полностью из стекла, и открывающийся вид на ночную Москву завораживал. "Как красиво!" - подойдя к одной из стеклянных стен, я не могла оторвать взгляда от огней города, расстилающихся у ног.
   Налюбовавшись, я повернулась и бросила взгляд на кровать. "Кто бы ни был хозяином квартиры - скромностью он явно не страдает" - оценив размер, подумала я. Кроме этого в спальне стояли только два кресла, а возле кровати на стене висела полка со стереоустановкой. "Мебели мало, но за счёт этого комната просторная. Днём здесь, наверное, вообще очень светло". Выходя, я заметила ещё одну дверь и, открыв её, увидела шкафы и полки. "Наверное, гардеробная" - с завистью подумала я, заходя туда. "У меня комната дома и то меньше, чем эта гардеробная. Да и одежды никогда столько не было".
   На плечиках в прозрачных чехлах висели мужские костюмы, рубашки, куртки, а открыв один из шкафов, я увидела мужскую обувь. "Вряд ли эта одежда Дамиса. Она больше подходит мужчине постарше. Да и консьерж сказал, что его предупредили о смене владельца, значит это от предыдущего хозяина. Интересно, что же это за бывший хозяин, который даже такую одежду не забрал? Хотя... у богатых свои причуды".
   Выйдя из спальни, я открыла другую дверь и оказалась в комнате побольше. Здесь одна из стен тоже была полностью из стекла, а прямо возле окна стояло большое кресло. "В нём и двоим хватит места" - присев, я откинулась на спинку и улыбнулась. "Будь у меня такая квартира, я бы никому её не отдала. Чего стоит один вид из окна!".
   Помимо этого, здесь имелся ещё диван, напротив большого телевизора. По углам два шкафчика со всякими безделушками и журнальный столик. "Просто, но со вкусом. Да и видно, что мебель дорогая".
   Вернувшись в прихожую, я прошла по коридору и, увидев ещё одну дверь решила, что это кухня, но когда вошла и увидела большой письменный стол, а возле стен книжные шкафы до самого потолка, удивленно подумала: "Это кабинет. Странно, а где кухня? Осталась только одно не осмотренное помещение, но Дамис сказал, что там ванная комната. Где же они едят?".
   Проковыляв назад в прихожую, я растерянно огляделась по сторонам, думая, что может, не заметила какую-то дверь, но ничего нового не увидела. "Даже если хозяева постоянно питаются в ресторанах, чай или кофе они должны хотя бы по утрам пить?". Подойдя к двери в ванную комнату, я заглянула туда. "Может эта какая-то нестандартная планировка, и выход на кухню идёт через ванную?".
   Но там ничего необычного не было и дверей тоже не наблюдалось. "Хм, впервые такое вижу. Может у богатых так принято? Ладно, это не моё дело".
   Часы, висящие в прихожей, показывали уже половину второго ночи, а завтра мне надо было на работу, и я решила ложиться спать.
   Сняв в спальне юбку и футболку, я удобно устроилась на кровати. Включив в своём стареньком телефоне будильник, я положила его рядом на подушку и закрыла глаза, наслаждаясь прохладой и мягкостью дорогого белья. "Спать осталось четыре часа, но главное, что в кровати, а не на вокзале, а это уже хорошо".
  
   Сквозь сон до меня донеслись какие-то голоса и, открыв глаза, в первые секунды я не поняла, где нахожусь, а ощутив боль в ноге, вспомнила вчерашний вечер и своего нового знакомого. Прислушавшись, я услышала приглушённые голоса и насторожилась. "Дамис вернулся и не один?". В комнате стояла тьма и я начала наощупь искать свой телефон, чтобы узнать который час, но его нигде не ашлось, и только сейчас до меня дошло, что когда я засыпала, шторы были открыты, а сейчас они плотно задёрнуты. "О Господи, только бы не проспать!" - подумала я и в этот момент двери в спальню открылись. В проёме двери появилась женская фигура, и певучий голос мягко произнёс:
   -Доброе утро, Ванда. Надеюсь, ты выспалась?
   Одновременно с этим раздалось жужжание, шторы на одной стене разъехались, и мне в глаза ударил солнечный свет. "Я проспала! Уже не меньше десяти утра!" - меня охватила паника, и я тут же села в кровати.
   -Который час?
   -Половина одиннадцатого, - всё также мягко произнёс женский голос и я, наконец, увидела его обладательницу.
   Передо мной стояла девушка лет двадцати трёх, и я залюбовалась ею. "Какая-то фотомодель - это ясно" - тут же решила я, потому что девушка была очень красива.
   -Пол одиннадцатого? - переспросила я, и испуганно оглянулась. - О Боже, я же проспала на работу! Ну зачем вы забрали мой телефон!
   -Какая работа? У тебя трещина в ноге и необходим покой, - она села на край кровати и посмотрела в глаза. - Меня, кстати зовут Майя.
   Она так искренне улыбнулась, что я растерялась. "Такие красавицы обычно стервы редкостные, а эта что исключение?". Я нерешительно улыбнулась ей в ответ, не зная, кто она и чего ожидать. Тем временем девушка протянула руку и, положив мне ладонь на лоб, нахмурилась:
   -У тебя температура. Небольшая, но всё же есть.
   -Это у вас ладонь просто прохладная, - ответила я. "Хм, как будто на улице сейчас ноябрь и она озябла. Странно, почему у неё руки такие прохладные, ведь июль месяц на дворе и вряд ли она могла замёрзнуть".
   -Нет, у тебя температура, поэтому ни о какой работе не может быть речи, - а потом громко добавила: - Дамис, ты последний подлец и оболтус! Сбил девушку, а потом бросил одну на произвол судьбы в квартире. И вот теперь у неё температура!
   Парень тут же появился в дверях и, кивнув мне, посмотрел на девушку.
   -Ещё и нога болит ведь так? - она вопросительно посмотрела на меня.
   -Ничего страшного, - ответила я. - Всё хорошо, честно, и мне действительно надо на работу.
   -Что тебе доктор прописал, чтобы снять боль? Кетанов? Сейчас съезжу в аптеку и куплю всё, а заодно и еды, а то этот шалопай думает только о себе, - и с укором посмотрела на Дамиса.
   "Вроде она действительно нормальная, а вот парень ведёт себя как-то странно. Даже в глаза не смотрит. Может уже пожалел, что приютил меня?".
   -Не надо ничего покупать, честно. Нога не болит, - я умоляюще посмотрела на девушку, чувствуя себя некомфортно. "Он точно жалеет уже, поэтому лучше одеться и попрощаться. А как быть дальше обязательно сегодня за день придумаю, главное чтобы на работе Ольга Семёновна спокойно отнеслась к причине моего опоздания. Работу сейчас никак нельзя терять", и потянулась к своей одежде. - Отвернитесь, пожалуйста.
   Майя перехватила руку и как-то странно замерла, глядя сквозь меня. "Что это с ней?" - удивлённо подумала я, наблюдая, как она всё больше хмурится, а потом её взгляд сфокусировался на мне, и в глазах появилась жалость.
   -Ванда, тебе действительно надо лежать. Забудь про свою работу, - ласково сказала она.
   -Вы не понимаете, мне никак нельзя болеть, да и чувствую я себя хорошо. Спасибо вам огромное за заботу, я очень тронута, но мне действительно пора.
   Она пристально посмотрела на меня, а потом встала с кровати и направилась к выходу. Дамис вышел следом за ней, прикрыв дверь и я, схватив одежду, быстро натянула её на себя. "Господи, у меня два часа уйдёт только на то, чтобы добраться до работы, если не дольше. Прогулять половину смены - это уже слишком. Только бы Ольга Семёновна поняла моё положение!".
   Приоткрыв двери, я вышла в прихожую и услышала голос Дамиса:
   -Майя, ты сумасшедшая! Как ты не понимаешь, что мне такого уже не простят!?
   -Ты думаешь, я ей этого сегодня ночью не говорил? - спросил другой мужской голос.
   -Знаете, вы мне оба уже надоели! Сначала Гера всю ночь пилил, теперь ты! Я вообще вам больше ничего говорить не буду. Я желаю тебе счастья, а ты...
   Подслушивать было неудобно, и я специально громко стуча костылями, направилась в ванную комнату. Быстро умывшись, я потёрла пальцем зубы и пригладила волосы на голове, ругая себя, что не взяла расчёску из сумки. "Ладно, пока буду ехать в метро, расчешусь".
   Выйдя из ванной, я увидела, помимо Майи и Дамиса, ещё одного мужчину лет двадцати восьми. "Что это за напасть такая? И этот красив так, что глаз не отвести".
   -Ванда. Познакомься, это мой муж Гера, - мягко сказала Майя. - И он же дядя Дамиса, а я, как ты уже поняла, его тётка.
   -Приятно познакомиться, - стеснительно пробормотала я, глядя на мужчину.
   Он кивнул мне, изучающе рассматривая, и я почувствовала себя неуютно, под его взглядом.
   -Дамис сейчас отвезёт тебя на работу, - продолжила девушка.
   -Спасибо, но я сама доберусь, честно. Я и так доставила вам массу неудобств, - тихо ответила я и, доковыляв до дверей, стала обувать свои шлёпки.
   Левый оделся сразу и без проблем, а вот правая нога слегка опухла, и я наклонилась, чтобы натянуть его на ногу. Костыли тут же поехали по скользкому полу прихожей, и я начала заваливаться вперёд, неуклюже замахав руками, чтобы хоть за что-то ухватиться. Дамис в долю секунды оказался рядом и, подхватив, недовольно сказал:
   -Сама она. Ты обувь надеть не можешь. Представляю, что ты устроишь на улице или в метро. Половине встречных ноги костылями оттопчешь, а то и хуже.
   -А мы пока с Герой съездим в аптеку и за продуктами, - весело произнесла Майя, а потом, критично осмотрев меня, добавила: - Ну и так по мелочам ещё сделаем пару покупок.
   -В аптеку не надо заезжать, я сама куплю себе лекарства, - сказала я, решив всё же принять предложение Дамиса. "Может, если не так сильно задержусь, Ольга Семёновна простит меня? А так как возвращаться сюда уже не буду, то и лекарства и не нужны".
   Подслушанный разговор вроде напрямую не касался меня, но казалось, что дело всё же во мне. Да и то, как Дамис и его дядя смотрели на меня, говорило о том, что я здесь лишняя.
   Майя с улыбкой взглянула на меня, взяла мужа за руку и, подойдя к двери, подмигнула мне. "Хорошая девушка, несмотря на то, что красивая. И добрая. Сейчас это такая редкость. И с мужем они очень красивая пара. Представляю, какие у них будут красивые дети" - думала я, пока мы спускались в лифте.
   На улице она ещё раз подмигнула мне, а потом обратилась к Дамису:
   -А вот сегодня я готова тебе доверить свой Вейрон, - и бросила ему ключи.
   Он радостно улыбнулся, поймав их, и сказал:
   -Добрая ты наша! И на кой мне днём твой Вейрон? В пробках стоять?
   -Эх, вот всё тебе не так! - весело ответила она. - Хорошо, в виде компенсации даю тебе его в пользование, пока не уедешь домой.
   -А это уже, дорогая, другое дело, - довольно ответил он.
   Майя посмотрела на меня и ласково сказала:
   -До встречи, Ванда.
   Её муж снова кивнул мне и, подойдя к спортивной машине, открыл дверь, усадив туда свою жену. "Ого! Вот это машина" - с завистью подумала я, но когда Дамис подвёл меня к другой машине, я просто открыла рот, разглядывая её. Абсолютно чёрная, с низкой посадкой и обтекаемыми формами, она притягивала к себе взгляд.
   -Садитесь, мадам, - весело произнёс Дамис, открывая пассажирскую дверь.
   -А как эта машина называется? - спросила я, когда он занял водительское место.
   -Бугатти Вейрон, - ответил он и завёл двигатель. Раздался тихий рокот, и он добавил: - Пристегнись, красотка, сейчас покатаемся. Только скажи, куда тебя везти.
   Не успела я пристегнуться и назвать адрес, как машина сорвалась с места, и меня тут же вжало в сиденье.
   -Сделаем круг, чтобы не стоять в пробках. Это грех для такой машины! И минут через тридцать ты уже будешь на месте.
   Я кивнула, испуганно глядя, как за окном мелькают деревья и другие машины, но уже через десять минут вошла во вкус и наслаждалась быстрой ездой. "Сказка! Лучше чем карусели в детстве!" - с улыбкой подумала.
   -Нравится? - спросил Дамис.
   -Очень! - воодушевлённо ответила я.
   -Значит, мы оба любим быструю езду. Это уже хорошо, - загадочно посмотрев на меня, он снова сосредоточился на дороге.
   Ещё через двадцать минут мы уже подъехали к моему магазину и я, повернувшись к нему, тихо сказала:
   -Спасибо вам, что приютили меня на ночь, и рада была познакомиться.
   -И что сие означает? - с любопытством поинтересовался он.
   -Не хочу вас больше стеснять и поживу у своей подруги. Вчера не подумала о ней, а сегодня вспомнила.
   -Ну что ж, и я был рад познакомиться с тобой, Ванда.
   Выйдя из машины, он открыл мне дверь и помог выйти, поддерживая за руку. Ощутив прохладную ладонь на локте, я удивлённо посмотрела на него. "Странно, как и у Майи. Они что, все в семье мерзляки?".
   Он тем временем пристально посмотрел мне в глаза, а потом развернулся и сев в машину, завёл её.
   Идя в сторону магазина и слушая шум удаляющегося мотора, я опять почувствовала пустоту в душе, как и вчера ночью. "Почему такое ощущение, что я теряю что-то очень важное? Ведь мы с ним даже толком не знакомы?" - тяжело вздохнув, я вошла в магазин.
   Ковыляя по лестнице, я здоровалась со знакомыми сотрудниками и повторяла про себя: "Только бы Ольга Семёновна вошла в моё положение!".
   Дойдя до нашей подсобки, я глубоко вздохнула и вошла.
   -Вандочка, детка, что с тобой? - она тут же подошла ко мне, и я почувствовала облегчение - в её тоне не чувствовалось осуждения.
   -Под машину вчера попала. Простите, что опоздала, так вышло, и больше такого не повторится, - сказала я. - На работе травма никак не отразится, обещаю.
   Она с минуту смотрела на меня, а потом, вздохнув, сказала:
   -Девочка моя, я не могу позволить тебе работать в таком состоянии. Езжай домой.
   -Ольга Семёновна, мне никак нельзя домой, - я умоляюще посмотрела на неё. - И мне очень нужны деньги. Если я сейчас не буду работать, то мне не на что жить, а потом и билет купить до Питера. Пожалуйста, не отправляйте меня домой!
   -Солнышко, я не могу, - произнесла она с сожалением. - И ты меня пойми. Ты у нас не оформлена, а если нагрянет какая-то проверяющая служба, ты ведь даже быстро убежать не сможешь, и если нам выпишут штраф, то и меня потом уволят. Тебе никак нельзя сейчас здесь работать, пока нога не заживёт.
   -Я убегу, вот увидите! Позвольте мне остаться! - на глаза начали наворачиваться слёзы. - У меня там просто трещина, и я могу быстро передвигаться.
   -Не могу, - она виновато покачала головой. - Ты же знаешь, как сейчас лютуют все проверяющие. Иди домой, отдохни, а как только всё заживёт, я с радостью приму тебя назад.
   Я поняла, что уговаривать её бесполезно, и на сердце опустился камень. "Ну за что мне всё это? Я устала бороться! Чем дальше, тем хуже и никакого просвета!" - ковыляя назад, я чувствовала себя загнанной в тупик.
   Выйдя из магазина, я остановилась возле входа, не зная, что теперь делать и, глядя на прохожих, внезапно ощутила себя одинокой и никому не нужной.
   Неожиданно в коробку стоящую рядом со мной кто-то бросил купюру, и я посмотрела в спину женщины, сделавшей это. "Я настолько жалко выгляжу, что мне уже и деньги подают! Это ужасно!".
   Я никогда не побиралась, потому что гордость не позволяла это сделать, а сейчас это было вдвойне унизительно, и я расплакалась. Я не плакала уже много лет, но тут меня прорвало, и слезы текли по лицу никак не желая останавливаться. Развернувшись, я опустила голову, и пошла, не разбирая дороги, спрашивая себя: "Для чего я так старалась в школе и поступала в университет, если сейчас не могу туда даже доехать! И почему именно на мою голову сваливаются все неприятности? Или я недостойна быть нормальным человеком и должна спиться, как мать, или попасть в психушку, как папа?". Вдруг захотелось напиться, чтобы хоть на секунду забыть обо всех своих неприятностях, и я остановилась. "Вернуться в магазин за бутылкой или нет?".
   -И чего мы тут слёзы льём посреди улицы? - раздался весёлый мужской голос. - Уже так соскучилась по мне, что плачешь?
   -Дамис? - я подняла голову и, увидев его, испытала облегчение. - Ты вернулся?!
   -Естественно! Поехали домой, но сразу предупреждаю - слёзы лить там нельзя!
   -Хорошо, - шмыгнув носом, я улыбнулась и начала вытирать слёзы.
   Неожиданно в один костыль врезалась игрушечная машинка какого-то карапуза, и я, уронив костыль, снова чуть не упала.
   -Какая же ты неуклюжая, - ласково сказал Дамис, подхватив меня в очередной раз, и прижав к себе. - Буду носить тебя на руках, пока не заживёт нога, а то ты себе или лоб расшибёшь, или руки поломаешь.
   Подобрав костыли, он вручил их мне, а потом поднял на руки и понёс к машине. Уткнувшись ему в плечо, я испытала радость. "Хм, а всего минуту назад слёзы лила, потому что жизнь казалась пустой и беспросветной. Ведь ничего не изменилось - работы по-прежнему нет, и непонятно как жить, а Дамис рядом и почему-то на сердце спокойно".
  
  
   Глава 5.
  
   Дамис.
   Следя за дорогой, я бросал на Ванду взгляды и до сих пор не знал, как к ней относиться. "Ну, Майя, спасибо тебе большое за сегодняшний утренний разговор! Только хуже стало".
   Оставив девушку вчера в квартире, и выйдя на улицу, я первым делом набрал номер Майи, а потом Геры, но оба телефона оказались выключенными. В какую из своих квартир они поехали, я не знал, и чтобы как-то убить время до утра, всё же поехал к Павлу, надеясь, что там смогу быстро выкинуть все неприятные мысли из головы. Но ничего не вышло. Несмотря на то, что вокруг находилось много красивых девушек, которые были не прочь скрасить мой досуг, я не мог выбросить из головы Ванду. Вернее то, зачем мы встретились.
   Майя вряд ли так вела себя, если бы у меня намечалась простая интрижка с этой девушкой, а значит - с Вандой у меня намечалось что-то серьёзное. И в принципе, я уже был не против этого серьёзного, после дня проведённого у деда, но ведь не с человеком! Представив на секунду реакцию деда и родителей, я внутренне сжался, но это было полбеды. Волновала ещё реакция остальных Лордов, и я уже представлял, как на Совете они кричат, что наши кланы позорят весь вампирский мир и что это уже слишком, что два потомка Аскольда связали свою жизнь с людьми. Может если бы я или Гера не были будущими Лордами, все отнеслись к этому более спокойно, но...
   В пять утра на телефон пришли сообщения, что вызываемые мной абоненты появились в сети, и я сразу набрал Геру, чтобы узнать, где они сейчас. Судя по голосу и тону, он уже всё знал и радости от этого не испытывал. Сказав, что они с Майей приедут в квартиру, чтобы поговорить, он отключился.
   Направляясь в бывшую берлогу Геры, я размышлял над сложившейся ситуацией, и меня стал волновать другой вопрос. "А не поведи себя Майя странно, чтобы бы случилось, и как я себя повёл? До момента, когда я предложил Ванде пожить в квартире - всё понятно, а вот когда я всё понял, и отвёз её на вокзал, всё ведь могло пойти не так. Я в любом случаи повёз бы её к себе в квартиру и попытался выяснить, почему она так странно себя ведёт. А дальше?". Ответов на эти вопросы не было, и я очень надеялся, что получу их у Майи.
   В квартиру я приехал первый и почему-то сразу пошёл в спальню. Присев на корточки перед кроватью, я начал разглядывать спящую девушку. "И что мне теперь с тобой делать, крошка? Просто выкинуть из квартиры и забыть, или посмотреть, что же из всего этого выйдет?".
   Но глядя на то, как она спала, лёжа на боку и сложив ладошки под голову, я понял, что просто выкинуть её из квартиры не смогу. Она казалась такой хрупкой и беззащитной, что мне стало её жаль.
   Лежащий на подушке телефон зазвонил и я, взяв его, тут же вышел из спальни, чтобы не разбудить девушку, а спустя пять минут на площадке остановился лифт и я открыл дверь, чтобы Майя с Герой не трезвонили.
   Гера кивнул мне и, принюхавшись, бросил на Майю недовольный взгляд, а она вместо того, чтобы хотя бы сделать вид, что раскаивается в своём поступке или ей жаль, что так вышло, радостно улыбнулась, понимая, что девушка здесь.
   Пройдя в комнату, она села на диван и хитро посмотрела на меня, а я сразу ринулся в бой:
   -Ты с ума сошла, такое мне устраивать!
   -Я устраивала? - она тут же ощетинилась. - Надо на дорогу смотреть, а не за телефоны хвататься во время езды!
   Возразить на это было нечего, и я недовольно посмотрел на неё, а потом на Геру. Он развёл руками и бросил на меня взгляд, как бы говоря, что ничем помочь не может.
   Поняв, что нападать на неё нет смысла я сел рядом и спросил:
   -И что дальше? Что мне с ней делать?
   -Любить, - весело ответила она. - Поверь, она именно та единственная, кто сможет дать тебе счастье.
   -Она человек!
   -Какой кошмар! Она - человек! Значит, любить её нельзя! У неё ведь две головы, восемь рук, семь ног, а вместо мозга водичка плещется! Я тоже когда-то была человеком, и знаешь, Гера как-то смирился с этим, - с иронией ответила она. - Никогда бы не подумала, что ты такой ханжа!
   -Я не ханжа, а будущий Лорд и должен просчитывать всё наперёд. А здесь и просчитывать нечего. И в том числе, потому что ты тоже бывший человек, - стараясь говорить спокойно, ответил я. - Не мне тебе рассказывать, как все относятся к тому, что ты бывший человек, а теперь представь, что будет, если и я решу связать свою жизнь тоже с человеком! Как к этому отнесутся родители не совсем понятно, но Аскольд точно будет рвать и метать. А уж про остальных Лордов я вообще молчу!
   -Да, Аскольд будет рвать и метать, и что? Ты живёшь за тысячи километров от него и тебя это не особо должно волновать. И потом, ну побушует он лет сорок - пятьдесят, а потом смирится. Ведь главное, что ты будешь счастлив не сорок или пятьдесят лет, и не тысячу, а всю жизнь. А это намного дольше. Ну а Лордам можно всегда заткнуть рот. Геру они же не смеют осуждать и тебя не будут. Аскольд просто не позволит этого делать. Ты же знаешь - дома он может сколько угодно проявлять недовольство, но если кто-то посторонний начинает ему высказывать претензии, то он в выражениях не стесняется. Он в любом случаи защитит свою семью. Со стороны Алариха и Гликерии думаю, сопротивление будет минимальным, если ты найдёшь правильные слова, чтобы объяснить им, что для тебя значит эта девушка. Они сами немало пострадали из-за осуждения их отношений и, желая тебе счастья, встанут на твою сторону. Плюс мы с Герой. Знаешь, у тебя группа поддержки огромная и поверь, всё будет не так страшно, как ты себе представляешь.
   Я задумался над её словами, и понял что кое в чём она права. Мать с отцом вряд ли будут сильно сопротивляться, потому что оба любят меня и попытаются в первую очередь понять. Аскольд действительно кого угодно сотрёт в порошок, если ему начнут что-то говорить, а я буду слишком далеко, чтобы он высказывал мне свои претензии. А Лорды? Вот это как раз и самая большая проблема, а Майя, похоже, этого не понимает.
   -Майя, а ты хоть понимаешь, что в будущем мы можем столкнуться с другой проблемой. Если в нашей семье у двух Лордов жёны окажутся бывшие люди, мы никогда не сможем устроить браки наших детей! Подумай о Рее и Лари, а моя ещё не рождённая сестрёнка, а дети, которые ещё родятся и у вас, и у меня? - спросил я, и тут мне в голову пришла неприятная мысль. - Или они тоже потом... с людьми?
   -Рей и Лари точно найдут своё счастье среди вампиров, и проблем не возникнет, а вот про остальное я пока не знаю, - спокойно ответила она. - Ты же знаешь, я не вижу всего, а только избранные моменты, и уж тем более не могу знать будущее тех, кто ещё не родился на свет, - в голосе сквозило сожаление, и она виновато посмотрела на меня и на Геру. - Дамис, как бы всё не сложилось, я точно знаю одно - без этой девушки ты никогда не будешь счастлив, и даже спустя тысячу лет будешь её вспоминать. Однажды ты пожалеешь, что испугался осуждения, но будет поздно.
   -Подожди, я что-то не понимаю. Ты не видишь её рядом со мной? - спросил я, не совсем понимая, что Майя имеет в виду.
   Она замялась и, посмотрев в окно сказала:
   -Я видела, как ты сбил её, а потом отвёз сюда, а когда у неё зажила нога, дал ей денег и вы навсегда расстались. А затем видела тебя уже в возрасте, разглядывающим с тоской её снимок. Ты жалел о том, что когда-то расстался с ней... Это трудно объяснить, но я почувствовала твою боль и сожаление, и не хочу, чтобы ты переживал это потом.
   Мы ещё долго разговаривали, но именно эти слова Майи посеяли во мне зерно сомнения. С одной стороны я понимал, что отношения с этой девушкой вызовут всеобщее осуждение, но с другой стороны - представил себя пожилым и несчастным, и мне стало не по себе. Но больше всего волновало то, что Майя не видела то, как я свяжу себя с этой девушкой. Она видела последствия её отъезда, но не видела меня рядом с ней, и получалось, что у нас впереди неизвестность, если я не отпущу Ванду.
   Споры ни к чему не привели, и Майя вообще сказала, что больше ничего говорить мне не будет и что я сам должен сделать свой выбор. Гера же не вмешивался в эту ситуацию, высказавшись всего пару раз о том, что он уже говорил всё это Майе, и о том, что мне самому решать, как жить дальше и как поступить.
   Везя Ванду на работу, я так и не мог решить, как же поступить, а когда она попрощалась, говоря, что будет жить у подруги, я испытал облегчение. Она сама сделала выбор, и я подумал, что может это и к лучшему. Майя ведь видела, что Ванда жила у меня и именно тогда я влюбился, а я пока не испытывал сильной тяги к девушке и если мы сейчас расстанемся, то и сожалеть будет в дальнейшем не о чем.
   Но чем дальше я отъезжал, тем меньше радости испытывал. "А вдруг я всё равно потом буду испытывать сожаление? Как ни крути, а я уже знаю, что пожалею о расставании с Вандой. Не вмешайся Майя, я бы прожил с этой девушкой пять-шесть недель и, отпустив её, потом жалел об этом. Сейчас я знаю, что будет, и всё равно отпускаю её, а вдруг от этого станет только хуже, и я всю жизнь буду мучиться вопросом: "А чтобы произошло бы, если я не отпустил её сейчас?" Одно дело знать, о чём сожалеешь и другое дело сожалеть о том, что даже так и не узнал".
   Получалось, отпусти я её сейчас или потом, всё равно всю жизнь буду жалеть об этом, и даже Майя здесь ни при чём, потому что она всего лишь рассказала, что будет если я оставлю девушку. Остановившись, я задумался: "Вернуться или нет? Рискнуть или всё оставить, так как есть?".
   Представив, что лет через пятьсот-шестьсот мучаюсь из-за того, что когда-то упустил шанс повстречать свою любовь, я понял, что хочу вернуться. "Эх, точно любопытство мой самый большой недостаток" - разворачиваясь, подумал я. "Будь что будет! В конце концов, если я и расстанусь с Вандой потом, по крайней мере, я буду делать это осознанно, зная все последствия, а может, и вообще не захочу расставаться!".
   Подъехав к магазину, я вышел из машины, и сразу увидел Ванду. Она шла, опираясь на костыли и опустив голову, плакала, и в этот момент сердце дрогнуло в очередной раз. Она, как и ночью казалась такой беззащитной, что я подумал: "Кто о ней позаботится, если не я?".
   И вот сейчас я до сих пор не мог решить - идти мне дальше с ней в отношениях, форсировать их или пустить всё на самотёк, и посмотреть на то, как они будут разворачиваться? По идее я должен её полюбить, но пока ничего такого не испытывал. Да, она вызывала желание заботиться о ней и защищать, но не больше. "И потом, я должен её хотеть, раз полюблю, но как-то пока никого желания обладать ею и тащить в свою кровать, нет. А это самое странное". Обычно именно это и являлось для меня основным критерием при знакомстве с девушкой - хочу я её или нет, а здесь я даже не мог сказать, что хочу Ванду. "Или всё дело в том, что она человек и именно это меня останавливает? Нам с самого детства говорили, что человеческие женщины не должны нас интересовать и что это отвратительно и может, поэтому сейчас не могу представить Ванду и себя в кровати?" - я задумался, прислушиваясь к своим ощущениям. "Интересно, а как было у Геры и Майей? Надо всё же с ним поговорить на эту тему".
   Подъехав к дому и увидев, что Майя с Герой уже на месте, я с облегчением вздохнул. Прежде чем что-то окончательно решать и предпринимать, мне хотелось поговорить со своим дядей.
   -Ну, красавица, слёзы высохли, и ты больше не собираешься их лить? - я улыбкой посмотрел на Ванду. - Кстати, ты так и не ответила на мой вопрос - почему плакала?
   -Меня временно уволили из-за травмы, - тяжело вздохнув, ответила она. - И сказали, что пока нога не заживёт, мне никто не даст работать.
   -И только-то? - я широко улыбнулся. "Значит, она будет всё время со мной, пока нога не заживёт". - Нашла из-за чего расстраиваться, глупенькая, - и, не задумываясь о том, что делаю, положил ей руку на щёку и поцеловал в носик.
   Она удивлённо посмотрела на меня, а я не менее удивлённо на неё. "И нафига я это сделал? И почему? Странно всё это, раньше женские слёзы вызывали во мне раздражение, а Ванда вызывает жалость". А уж жалеть женщин в таких ситуация я был не склонен, потому что причины, по которым они начинали плакать всегда казались мне пустяковыми. "Да ещё и полез целоваться!".
   -Ладно, пошли, а то Майя и Гера нас, наверное, уже заждались, - продолжил я, как ни в чём не бывало, чтобы сгладить возникшую неловкость.
   Выйдя из машины, я помог Ванде и, идя рядом с ней, каждую секунду был наготове, чтобы поддержать её.
   Когда двери лифта открылись, тут же открылись и двери квартиры, и сияющая Майя произнесла:
   -Наконец-то! Еда остывает ведь!
   Взяв Ванду под локоть, она проводила её в гостиную и, усадив на диван, начала доставать из пакетов человеческую еду. От запахов я тут же поморщился, но увидев, какими голодными глазами Ванда смотрит на стол, почувствовал угрызения совести. "Они ведь питаются чаще нас, а я совсем выпустил это из виду. Надо и с Майей будет поговорить о человеческих пристрастиях и привычках".
   Ванда громко сглотнула слюну, и я улыбнулся, наблюдая за ней.
   -А вы разве не присоединитесь? - увидев только одну вилку, она посмотрела на Майю, а потом на меня.
   -Мы с Герой уже поели, а Дамис у нас не любитель русской кухни, - ответила Майя и подмигнула мне. - Кстати, Гера в кабинете и хочет с тобой поговорить о делах. Ты иди, а мы тут пока болтаем о своём, о женском, да и потом у нас ещё масса дел.
   -Ну, тогда приятного аппетита, - сказал я, выходя в прихожую и вдыхая воздух полной грудью. "Какая же всё-таки гадость - эта человеческая еда. От одного запаха воротит".
   Гера стоял в кабинете возле окна и когда я вошёл, обернулся.
   -Майя там уже развила бурную деятельность? - с улыбкой спросил он.
   -Да, сейчас кормит Ванду.
   -Пока довезли еду, я чуть в машине не задохнулся. Запах отвратительный, - он поморщился.
   -Я уже успел почувствовать, - ответил я, садясь в кресло. - И как ты его переносил, когда Майя была человеком?
   -С трудом, но ведь и Майя мирилась с моим способом питания.
   -Ясно... Гера, а можно у тебя кое-что личное спросить?
   -Что именно?
   -Ты ведь спал с Майей, когда она была человеком?
   Он отошёл от окна и сев в кресло напротив, внимательно посмотрел на меня.
   -Да, спал.
   -А как это с... Ну то есть, разница есть между людьми и нашими женщинами? Это на самом деле так отвратительно, как нам говорили?
   -Чтобы я сейчас тебе не ответил, ты ведь всё равно переспишь с Вандой, ведь так? - он изучающе посмотрел на меня.
   Я задумался. "Скорее всего - да. Всё ведь надо в жизни попробовать".
   -Да, пересплю. Хотя бы раз точно.
   Гера так хмыкнул, услышав это, что я с интересом посмотрел на него.
   -Раз он переспит. Ну-ну!
   -И что это значит? - во мне уже не на шутку стал разгораться интерес. - Всё так плохо или наоборот?
   -Дамис, всё, что нам говорили о человеческих женщинах - полный бред, но я этот бред и своему сыну буду рассказывать, - серьёзно ответил он. - Дело в том, что секс с человеческими женщинами - это нечто особенное и не может сравниться с сексом у вампиров, - сказав это, он сделал паузу и посмотрел в окно.
   -Гера, не томи! Ответь, наконец - это так плохо или так хорошо?
   -Это не просто хорошо - это изумительно и попробовав один раз отказаться от этого тяжело, - ответил он, и я удивлённо посмотрел на него, а он продолжил: - Хотя и с человеческими женщинами - это по-разному. Женщина женщине - рознь.
   Услышав это, я уже не просто удивился.
   -Ты что хочешь сказать, что Майя не единственная?
   -Да, было ещё две. Мне хотелось понять - дело в ней или в том, что она человек. Со второй это было ужасно, а с третьей, в общем-то, неплохо, но я понял, что мне нужна Майя. А если говорить в общем, здесь дело в физиологии, племяш. Подумай сам - наша температура тела ниже, а у людей выше и соответственно они горячее, причём везде... Надеюсь ты меня понимаешь? Ощущения настолько необычные, что хочется повторять это раз за разом.
   Я понял, что имеет в виду Гера и почувствовал, как внутри разгорается огонь желания и жажда новых ощущений.
   -А врут нам с детства, потому что если бы все вампиры пробовали спать с женщинами, то мы просто вымерли, - продолжил Гера. - Детей у нас не может быть, а к нашим женщинам мы бы вряд ли захотели возвращаться.
   -Но ты ведь обратил Майю...
   -А это, дорогой племяш, уже называется любовью, - он улыбнулся. - Когда Иви нам обрезала тормоза и машина перевернулась, я понял, что мне плевать на необычные ощущения и нужна сама Майя, а не секс с ней, как с человеческой женщиной. И знаешь, ни разу не пожалел о том, что обратил её. И потом, у человеческих женщин есть существенный недостаток.
   -Какой?
   -Они быстро устают и много спят, - он улыбнулся ещё шире, и я рассмеялся в ответ. - Так что парень, не заблуждайся на этот счёт, думая, что попробуешь разок, а потом забудешь про это. Я когда-то думал точно также, но как видишь, после этого женился.
   В кабинет вошла Майя и, посмотрев на нас, улыбнулась:
   -Ванду я покормила и отправила отдыхать...
   -Вот видишь, - перебив Майю, весело бросил Гера. - Чуть что - отдыхать! - а потом поднялся и, подойдя к ней, обнял. - Как хорошо, что ты у нас уже не так часто просишь отдых.
   -А что толку его просить то, - она весело ему подмигнула. - Ведь всё равно не дашь отдохнуть.
   -Естественно! - он расплылся в наглой улыбке.
   -Пошляк! - она ущипнула его за бок, а потом посмотрела на меня. - В гардеробной стоят пакеты с одеждой для Ванды, когда она выспится - вручи их ей. В гостиной на столике лежат буклеты ресторанов, чтобы ты мог заказывать еду для неё. Запомни, люди питаются три раза в день, поэтому не забывай её кормить, потому что Ванда очень стеснительная и скорее от голода умрёт, чем что-то попросит. И не думай, что фрукты, сок и вода, которые стоят в комнате, это нормальная еда - это просто десерт. И вообще, если будут вопросы, звони. А нам пора, а то Рей и Лари, наверное, у Аскольда уже дом с ног на голову поставили.
   -Спасибо, Майя, - я с благодарностью посмотрел на неё.
   -Должен будешь! - она подмигнула и посмотрела на Геру.
   -Иди, я сейчас. Мне надо ещё кое-что сказать этому шалопаю, - она кивнула и вышла из кабинета, а Гера сказал: - Открою ещё один секрет отношения с людьми - когда расскажешь ей кто ты, уговори дать попробовать своей крови во время секса. Уверен, что тебе понравится. Правда, потом долго привыкаешь к обыкновенной крови, но оно того стоит, поверь. Я до сих пор помню вкус крови Майи, хотя уже прошло немало времени.
   -Хорошо, - ответил я, чувствуя, что интерес к Ванде разгорается всё больше и больше.
   "Пожалуй, тянуть не стоит. И уже сегодня вечером можно начать процесс обольщения" - идя за Герой в прихожую, решил я.
   Попрощавшись с ними, я тихонько открыл дверь в спальню и прошёл туда. В комнате стояла темнота, шторы были закрыты, но я всё прекрасно видел и, глядя на спящую Ванду, уже понимал, что теперь меня ничего не остановит.
  
  
   Глава 6.
  
   Ванда.
   Открыв глаза, я лениво потянулась и, укрывшись с головой одеялом, улыбнулась. "Дамис вернулся за мной! Какой же он всё-таки хороший. А его тётка вообще чудо. Говорит так, как будто мы давно знакомы и дружим. Обычно такие красивые и богатые девушки смотрят на всех остальных свысока, а она ведёт себя просто. Как же хорошо, что я тогда попала под машину и познакомилась с ними".
   Представив, что вчера могла выбежать из дома на пару минут позже или раньше, я испытала страх. "Ведь мы могли просто разминуться и всё!".
   Сев в кровати, я прислушалась к звукам в квартире. Было тихо. Натянув юбку с футболкой и взяв костыли, я вышла из спальни. На зеркале в прихожей висела записка: "Надеюсь вернуться до того, как ты проснёшься, но если не успею, не скучай!", а снизу нарисован смешной смайлик. Улыбнувшись, я прошла в гостиную и, взяв яблоко, подошла к окну.
   "Может пойти пока принять душ?" - подумала я, грызя яблоко. Майя привезла большие пакеты и пищевую плёнку, чтобы я могла заматывать гипс, и сейчас можно было спокойно помыться.
   Доев яблоко, я натянула на гипс большой полиэтиленовый пакет, замотала всё плёнкой и поковыляла в ванную комнату. Сняв одежду, я критично осмотрела её. "С одеждой надо что-то думать. Денег на новую нет, а если эту постирать, то не ходить же голой. Ладно, постираю хоть пока нижнее бельё, а там что-нибудь придумаю".
   Быстро простирнув трусики в раковине, я повесила их на холодную батарею и с завистью посмотрела на огромную ванну. "Это, наверное, и есть ванна джакузи. Вот интересно бы испытать, что это такое". Но на панели располагалось такое большое количество кнопочек и регулировок, что я не решилась даже притрагиваться к ним, боясь что-нибудь сломать, и подойдя к душевой кабинке, зашла в неё.
   Мыться, стоя на одной ноге оказалось ужасно неудобно и, опираясь на стенку, я с горем пополам быстро помыла голову, а потом прошлась губкой по телу, смирившись с тем, что спину помыть никак не смогу. "Ладно, уже легче. Лучше быть наполовину чистой, чем клюнуть носом в пол душевой кабинки" - успокаивала я себя, выключая воду.
   Открыв дверцу, я взяла костыли и поморщилась. "Надо было полотенце на них повесить, а то ощущения не самые приятные шлепать по ванной комнате с костылями, когда с тебя стекает вода", и тут же замерла. Рядом с полотенцем висел женский халат, а я могла поклясться, что раньше его здесь не было.
   Посмотрев на душевую кабинку, я залилась краской. "Наверное, вернулся Дамис и, услышав, что я в душе, повесил мне халат. За это, конечно, спасибо, но получается, он видел, как я плескалась?". От этой мысли я испытала стыд и почувствовала, что уже стала пунцовой. "Но не сидеть же теперь век в ванной" - сняв мешок с ноги и вытираясь полотенцем, думала я и, накинув халат, с гордо поднятой головой вышла в прихожую.
   -С лёгким паром, русалка, - весело сказал Дамис и подмигнул, отчего у меня тут же ещё сильнее запылали щёки. - Майя купила тебе вещи, и я решил, что халат сейчас придётся очень кстати.
   -Спасибо, - ответила я, не зная, что ещё сказать.
   -В спальне, кстати, много вещей, не хочешь посмотреть?
   -Хочу, - сказала я, хотя хотелось провалиться сквозь землю. "Лучше уж заняться рассматриванием вещей, чем мучиться от мысли, что он успел увидеть".
   Обойдя Дамиса, я пошла в спальню, чувствуя на себе его взгляд.
   -И перестань краснеть. Когда я принес халат, то не смотрел в сторону душевой кабинки, - раздался мягкий голос, и я ещё больше покраснела.
   -Спасибо, - прошептала я.
   -Хотя и очень хотелось, - он произнёс это таким голосом, что у меня кожа покрылась мурашками.
   "Ого, он, что заигрывает со мной? Неужели я ему нравлюсь?" - от этой мысли внутри разлилось тепло, но проходя мимо зеркала и бросив в него взгляд, я тут же отбросила эту мысль. "Такая, как я не может нравиться такому, как он. Глупо на это надеяться". Вздохнув, я зашла в спальню и увидела на кровати пакеты.
   Дамис прошёл следом и улёгся на живот поперёк кровати. Подперев подбородок руками, он улыбнулся, и сказал:
   -Предлагаю сразу всё померить.
   -При тебе что ли? - подозрительно на него посмотрев, я почувствовала, что опять покраснела.
   -Я не против, - он подмигнул. - Но если стесняешься, можно сделать это и в гардеробной, там как раз большое зеркало, а мне показывать, так сказать конечный продукт, - и ещё шире улыбнулся.
   "Ты посмотри, какой нахал! Он - не против! А я против" - наклоняясь к одному из пакетов и заглядывая в него, подумала я.
   -Предлагаю начать с этого пакета, - он пододвинул один из них ко мне. - Логичнее начинать именно с него.
   На пакете было написано Victoria`s Secret и я достала первую коробочку. Открыв её, я непонимающе уставилась на что-то кружевное и только когда вытащила это из коробочки, поняла что держу в руках трусики.
   -У Майи хороший вкус, думаю, в этом чёрном белье ты будешь смотреться потрясающе, - он обвёл взглядом мою фигуру, а потом посмотрел на бельё в руках. - Хотя и белое тебе подойдёт, и красное... Интересно, а красный комплект Майя купила? - он начал рыться в пакете, а я продолжала стоять в немом ступоре.
   "Это же бельё Виктория Сикрет, и я не раз слышала от одноклассниц, что оно очень дорогое. Я не могу принять такой подарок" - тут же решила я и аккуратно уложила трусики назад в коробочку.
   -Купила! - победно воскликнул Дамис и достал коробочку с чем-то алым.
   Посмотрев на его лицо, я прищурилась, и стало не по себе от пришедшей в голову мысли. "Ну кто будет покупать такое бельё незнакомой оборванке и так нянчиться с ней? Может, это какая-то игра у богатых и они таким образом развлекаются? Может они поспорили между собой, скажем на то, через какой срок я прыгну в кровать Дамиса? Он и Майя с одной стороны, а её муж, например, с другой, поэтому она, и Дамис так приветливо себя ведут".
   -Я не могу принять такой подарок, - закрывая коробку, спокойно ответила я.
   -Почему? Тебе не нравится? - он с недоумением посмотрел на меня. - Тут много другого белья.
   -Дамис, давай на чистоту, - решительно произнесла я, отходя от кровати и присев в кресло, внимательно посмотрела на него. - Вы что-то с Майей задумали, поэтому и ведёте себя таким образом. И не надо говорить, что вы поступаете так со всеми оборванцами, когда их сбиваете.
   Он тут же стал серьёзным и, посмотрев в глаза, поднялся с кровати. Подойдя к креслу, он присел передо мной на корточки и тихо сказал:
   -Во-первых, ты первая, кого я когда-либо сбил. Во-вторых - ты не оборванка, а человек с маленьким достатком. И в третьих - неужели ты настолько не доверяешь окружающим, что начинаешь сразу думать черте что? Почему ты сразу видишь в этом какой-то подвох? Элементарная доброта и желание помочь другим тебе незнакомы?
   Он говорил это таким спокойным и ласковым тоном, что я испытала стыд за свои мысли. "Доброта... Не всем так везёт в жизни, как тебе" - хотелось сказать, но жаловаться я не привыкла, поэтому просто произнесла:
   -Прости. Но я всё равно не могу это принять. Это слишком дорогие вещи.
   -Тогда сама Майе объяснишь завтра, что ты отказываешься принимать её подарки. Я не собираюсь обижать её такими словами. Она старалась, а ты...
   Он поднялся и, бросив на меня взгляд, направился к дверям. "И что мне теперь делать? С одной стороны - вещи действительно очень дорогие, а с другой стороны - Майю действительно не хочется обижать, да и Дамиса тоже" - сидя в кресле, я посмотрела на пакеты, разбросанные по кровати, а потом на дверь.
   Поднявшись, я взяла одну из коробочек и прошла в гардеробную. Сбросив халат и сев на пуфик, я принялась надевать бюстгальтер, а потом трусики. "Какая прелесть! Мягкое, удобное и очень красивое" - стоя перед зеркалом, я посмотрела на себя и улыбнулась. "Смотрится очень соблазнительно! Дамис прав, алое бельё мне идёт".
   Набросив халат, я вышла из спальни и прошла в гостиную. Он сидел на диване и скучающе переключал каналы на пульте телевизора, даже не посмотрев в мою сторону.
   -Хорошо, я приму всё это, но когда заработаю деньги - отдам, - независимо сказала я. - Только это будет не сразу и частями, - а затем, приспустив халат с плеча и показав бретельку от красного белья, весело добавила: - Ты прав, алое мне действительно идёт.
   Дамис тут же расплылся в улыбке и, выключив телевизор, поднялся с дивана.
   -А я могу оценить, насколько оно тебе идёт или мне покажут только кусочек голого плеча с непонятной красной бретелькой? - хитро спросил он.
   -Не можешь, - чопорно ответила я и, развернувшись, поковыляла в спальню.
   "Господи, у меня, наверное, лицо сейчас под цвет белья!" - чувствуя, что опять краснею, подумала я. "Ему обязательно так себя вести и постоянно меня смущать?".
   Зайдя в спальню, я остановилась перед кроватью и опять посмотрела на пакеты.
   -А жаль, - раздался ласковый шёпот над ухом и на талию легли руки. - Думаю, ты смотришься в нём божественно.
   Оцепенев от его прикосновения, я почувствовала, как внизу живота что-то приятно заныло, а по спине побежали мурашки. "Он точно хочет меня соблазнить!" - тут же пришло в голову, и я растерялась. "И что теперь делать? Ясно ведь, что девчонки падают к его ногам - и красив, и богат, судя по всему. Мечта любой дурочки. А хочу ли я быть в числе этих дурочек?" - я задумалась. "Хочу! Но... А что дальше? Поиграет и бросит, это весь ясно, как божий день. Вряд ли он способен на серьёзные отношения, видно ведь, что он в этом слишком опытен, а я нет. Шансы на то, что я серьёзно заинтересую его, минимальны. Скорее всего, он предпочитает девушек опытных и раскованных, а я ни тем, ни другим похвастаться не могу. Говорят, что первого мужчину женщина никогда не забывает, и получается, я всегда буду его помнить. Хочу ли я этого? А вдруг он слишком быстро разочаруется во мне, и я всю жизнь буду вспоминать его и своё фиаско, как неопытной дурочки. Нет, лучше уж найти себе простого обыкновенно парня, чем потом всю жизнь корчиться от стыда, вспоминая свой первый опыт и чувствуя себя неуклюжей".
   Отойдя в сторону, я развернулась и посмотрела на Дамиса.
   -Давай говорить начистоту. Ты хочешь меня соблазнить, ведь так? - и внимательно посмотрела ему в глаза. - Чтобы сэкономить твоё время, я отвечу сразу - ничего не будет. Ты очень красив, богат и, судя по всему, слишком опытен, поэтому поверь, я не для тебя и ничего интересного предложить не смогу. Ты разочаруешься во мне сразу.
   -Ты думаешь? А может наоборот? Мы оба дадим друг другу то, что не могут нам дать другие, - сделав шаг ко мне, он произнёс это таким многообещающим, и соблазнительным тоном, что опять по коже побежали мурашки, и я замерла, глядя в его карие глаза.
   "О Боже, да он одним только голосом в ступор меня вводит. Представляю, сколько девушек услышав его, начинали сбрасывать с себя одежду" - приложив руки к вырезу халата, я сжала ткань и чётко, с расстановкой произнесла:
   -Не дадим. Не по адресу обратился. И перестань, пожалуйста, говорить таким тоном. Со мной этот номер не пройдёт.
   "А сейчас он укажет на дверь и скажет, что если ничего не будет то и делать мне здесь нечего" - гордо вскинув голову, я приготовилась услышать в свой адрес самые нелицеприятные слова, а внутри всё сжалось.
   Но вместо этого Дамис улыбнулся и сказал:
   -Значит, будем просто друзьями?
   -Друзьями, - как эхо, повторила я, недоверчиво глядя на него.
   -Тогда бельё откладываем в сторону, и примеряем одежду, - подойдя к кровати, он отложил пакет с бельём в сторону и взял другой. - Посмотрим, что Майя ещё купила.
   Вытащив светло-голубой сарафан, он протянул его мне и весело кивнул на гардеробную. "Хм, как-то он слишком быстро со мной согласился. Одно из двух - или он что-то другой задумал, и всё равно постарается соблазнить меня, или я не настолько сильно его интересовала, что он решил не тратить на меня своё время" - надевая сарафан, думала я. "Скорее второе. Я же обыкновенная серая мышь, а ему стоит только щёлкнуть пальцами и любая красавица согласится на всё, чтобы привлечь его внимание" - рассеяно посмотрев на себя в зеркало, я попрыгала назад в комнату на одной ноге, чтобы не портить внешний вид костылями.
   -Тебе идёт! - Дамис оценивающе посмотрел на меня, когда я предстала перед ним, а потом улыбнулся. - И бельё тебе тоже идёт. Правда, оно не совсем подходит под сарафан, но если ты хочешь кого-то сразить наповал, то можно ходить и так, - и весело подмигнул мне.
   Я непонимающе посмотрела на него, а потом на себя и увидела, что алый бюстгальтер сильно просвечивает через светлую ткань.
   -Знаешь, тебе повезло, что я без костылей, иначе один из них сейчас бы полетел в твою сторону, - пробурчала я и, развернувшись, попрыгала в гардеробную.
   -Ооо! А сзади-то как всё аппетитно выглядит! - донеслось в след, и я почувствовала, что снова краснею.
   Не успела я закрыть дверь, как в неё постучались, а потом просунулась рука и на пол поставили пакет с бельём, а сверху положили другой сарафан.
   -Спасибо, - улыбнувшись, ответила я.
   -Всегда пожалуйста! Чего не сделаешь ради друга! - раздался весёлый голос из-за двери.
   До самого вечера я меряла вещи и мы так насмеялись с Дамисом, поддевая друг друга, что у меня начал болеть живот.
   Примеряя последние брюки-капри с лёгким свитерком, я в очередной раз порадовалась, что попала под машину Дамиса. "Он такой милый. Сейчас, когда мы определили, что можем быть только друзьями и общаться стало легче. Он оказывается такой весёлый и добрый! Чтобы сейчас происходило со мной, если бы я его не встретила?" - подумав это, я нахмурилась, но тут же выбросила эти мысли из головы.
   -Это наконец-то последние вещи, - выпрыгивая из гардеробной, произнесла я.
   -Тебе идёт абсолютно всё! - сказал он, осматривая меня.
   -Просто у Майи хороший вкус, - ответила я, садясь на кровать и глядя на кипу новой одежды. - Она ведь модель, наверное, и поэтому сразу определила, что мне пойдёт, а что нет.
   -Майя обыкновенный бухгалтер, - с улыбкой ответил Дамис. - Но вкус у неё действительно есть.
   Я удивлённо посмотрела на него. "Бухгалтер? Да с её внешними данными грех сидеть в душном офисе. Ей бы по подиуму ходить". Захотелось побольше узнать о его семье, и я спросила:
   -А она давно замужем? Вообще, расскажи о своей семье.
   -Расскажу, но при одном условии - ты согласишься поехать в одно в место, - и лукаво посмотрел на меня.
   -Куда именно? - я тут же прищурилась.
   -Увидишь, и обещаю, что тебе понравится. Тебе даже переодеваться не надо.
   -Хорошо, поехали, - посмотрев в окно, мне действительно захотелось вырваться из квартиры, и я улыбнулась.
   Через двадцать минут мы уже вышли из дома. Сев в машину Дамис сказал:
   -Правда, сначала заедем в одно место, но это быстро.
   Машина сорвалась с места, и я весело запищала, когда меня вжало в сиденье, а он улыбнулся и ещё больше прибавил газу.
   "Странная всё-таки жизнь штука. У меня нет работы, на какие деньги доехать до Питера - непонятно, и неизвестно как там протянуть месяц до первой стипендии, в ноге трещина, а я чувствую себя счастливой, как никогда. Ладно, как говорила Скарлетт О`Хара - подумаю об этом завтра" - решила я, и сама себе удивилась. Жизнь приучила меня думать о будущем и я, никогда не надеясь на "авось", а наоборот всегда ставила себе чёткие планы и, придерживаясь их, шла вперёд. Но сегодня хотелось вести себя бесшабашно и весело, не думая о будущем. "В конце концов, потом, когда мы расстанемся с Дамисом, и жизнь снова станет тяжёлой и беспросветной, я смогу с уверенностью сказать, что всё же испытывала счастье!" - сказала я себе и постаралась выбросить все мысли из головы, наслаждаясь моментом.
   Когда мы подъехали к гипермаркету и Дамис заглушил двигатель, я удивлённо посмотрела на него, а он, открыв дверь и подмигнув мне, улыбнулся.
   -Если ты собрался мне ещё что-то покупать, то я тебе сразу скажу - хватит! Я больше ничего не приму!
   -Ну что ты за вредная девчонка, - чуть ли не вытаскивая меня из машины, весело сказал он. - Это будет не только для тебя, но и для меня.
   -Тогда ладно, - снисходительно согласилась я и поковыляла рядом с ним к входу.
   В магазине он сразу принялся изучать расположение рядов с товарами на схеме, а потом, взяв тележку, уверенным шагом направился в торговый зал. Едва успевая за ним, я заметила, как многие девушки бросают на него заинтересованные взгляды, и почувствовала укол ревности, но душу согревало то, что Дамис совсем не обращал на них внимания. "Пяльтесь - пяльтесь, красотки, но этот вечер он посвятит мне, а не вам" - самодовольно подумала я и захотелось всем им показать язык.
   Остановившись возле пледов, он быстро пробежал глазами по полкам и, взяв одну из упаковок, посмотрел на этикетку, но тут же, поморщившись, положил его на место и взял другой плед.
   -То, что надо, - положив его в тележку, он подмигнул мне, и мы пошли дальше.
   Следующий отдел, в который мы зашли, был отдел посуды, и я удивлённо посмотрела на Дамиса, когда он взял с полки набор красивых бокалов, но когда мы прошли в винный отдел и он указал консультанту на дорогую бутылку шампанского, я насторожилась. "Плед, бокалы, шампанское. Для джентельменского набора не хватает конфет или фруктов. Он что, всё же решил не отступать?". Но тут же одёрнула себя. "А что друзья не могут выпить шампанское и поболтать? Что-то я становлюсь излишне подозрительной. В конце концов, у меня есть костыли и если он начнёт распускать руки, я быстро смогу вбить ему в голову, что мы друзья" - с улыбкой подумала.
   Оказавшись в отделе кондитерских изделий, Дамис растерянно посмотрел на полки, а потом вокруг.
   -Ты кого-то ищешь? - спросила я, когда он начал ходить возле рядов и оглядываться по сторонам.
   -Да, консультанта. Я не разбираюсь в сладком, а его оказывается так много!
   -А может, я подойду в качестве консультанта? - весело спросила я и, подойдя к полке, взяла коробку конфет. - Ты какой шоколад любишь - чёрный, молочный, белый?
   -Эээ, без разницы. Бери на свой вкус, - ответил он.
   Выбрав конфеты, которые давно хотела попробовать и, положив их в тележку, я спросила:
   -Всё? Или поступишь банально и купишь ещё и фруктов?
   -Банально! - он расплылся в улыбке. - Фрукты тоже понадобятся.
   Оказавшись в нужном отделе, он начал укладывать в тележку почти всё подряд и я удивлённо смотрела на него, но когда Дамис взял помидоры, не выдержала и сказала:
   -Ну, если берёшь помидоры к шампанскому, то тогда стоит взять и огурцы, и перчик болгарский, а ты почему-то прошёл мимо них.
   -Огурцы? - он начал читать ценники и найдя огурцы, посмотрел на них. - Так они же зелёные.
   -Хм, а ты что хочешь жёлтыми их есть? - я ещё больше удивилась.
   -Ванда, давай так, ты сами выбери, что лучше подходит к шампанскому, а то я что-то запутался совсем.
   -К шампанскому лучше всего подходит клубника и виноград, - ответила я и начала выкладывать из тележки всё, что он успел туда накидать.
   Когда всё было выбрано, и мы подошли к кассе, я задумчиво посмотрела на него. "Странно всё это как-то. Не может же человек не знать, что огурцы и должны быть зелёными, и что овощи вообще к шампанскому никак не подходят".
   -Что, купилась? - весело спросил он, посмотрев на меня. - Я ещё сейчас у девушек в кафе попрошу помыть не только бокалы и фрукты, а и плед постирать, чтобы ты подумала, что я вообще ни в чём не разбираюсь.
   -Шалопай! - ущипнув его, я весело рассмеялась.
   Рассчитавшись на кассе мы направились в кафе и, посмотрев на девушку у стойки, я почему-то сразу подумала, что она нас, вместе с бокала и фруктами, пошлёт куда подальше. Но когда Дамис улыбнулся ей и мягким, заговорческим тоном попросил оказать ему услугу, она расплылась в улыбке и закивала головой, не отрывая от него взгляда. "Вот она моя теория в действии. Попроси он её сейчас раздеться и станцевать для него, она с удовольствием это сделает" - и почему-то опять почувствовала ревность.
   Спустя пять минут мы уже вышли из гипермаркета и сев в машину я спросила:
   -И куда теперь?
   -Покажу тебе одно место, - он подмигнул мне и завёл машину.
   Мы ехали уже минут двадцать и чем дальше отъезжали от Москвы, тем больше меня разбирало любопытство, а когда съехали с основной трассы и углубились в лес, я бросила на Дамиса подозрительный взгляд. Но когда мы подъехали к озеру, чуть не захлопала в ладоши. Заглушив двигатель, он помог выйти, а потом достал пакеты и, расстелив плед на траве, сказал:
   -Располагайтесь, мадам, я сейчас.
   Вернувшись к машине, он выключил фары и, включив тихонько музыку, вернулся ко мне. Атмосфера вокруг сразу приобрела загадочность, но постепенно глаза привыкли к темноте, и я залюбовалась лунной дорожкой на глади озера.
   -Здесь, вдали от цивилизации тихо и спокойно, поэтому, когда я приезжаю в Россию, люблю здесь бывать, - произнёс он, доставая из пакета фрукты и бокалы.
   -Никогда бы не подумала, что цивилизация тебе может надоесть, - сказала я. - Мне казалось, что ты наоборот любишь огни города, шум, быстрые машины.
   -Иногда это надоедает и хочется тишины, - философски ответил он, открывая бутылку шампанского.
   -Подожди, а ты что не в России живёшь?
   -Нет, в Америке. В Нью-Йорке.
   Услышав это, я почувствовала, как сжалось сердце. "Как далеко! И когда он уедет, я даже не смогу случайно встретить его" - с тоской подумала я.
   -Но я часто приезжаю сюда, - продолжил он, наливая мне в бокал шампанское. - Ну что, красавица, за нашу встречу.
   Подняв свой бокал, в котором было чуть-чуть шампанского, он улыбнулся.
   -За встречу, - согласилась я и пригубила напиток. Ничего более вкусного я ещё в жизни не пила и сделав один глоток, а потом второй, подняла бокал и посмотрела на шампанское в свете луны. - Такое вкусное!
   -Ага, - кивнул он, ставя бокал на землю.
   Взяв клубнику и положив ягоду в рот я, с улыбкой посмотрев на Дамиса, спросила:
   -Ты к дяде своему приезжаешь?
   -Здесь у меня и бабушка с дедом живут, а также братик и сестричка, - с нежностью произнёс он.
   -Братик с сестрой? - я непонимающе посмотрела на него. - Есть и ещё один дядя, помимо Геры, у которого есть дети?
   -Второй дядя есть, но он сейчас в Австралии живёт, и у него детей нет. Это у Геры с Майей двое сорванцов - Рей и Лари, и я их очень люблю. Обязательно познакомлю тебя с ними. Только сразу предупреждаю - они непоседы страшные и вечно устраивают какие-то мелкие, но очень смешные пакости.
   -Никогда бы не подумала, что у Майи уже есть дети. А они давно с Герой женаты?
   -Чуть больше двух лет.
   -Так дети ещё совсем маленькие? - я улыбнулась, представив двух малышей.
   -Эээ... - Дамис как-то замялся, а потом сказал: - Официально они расписаны недавно, а вот Лари и Рею уже семь лет.
   -Ого! Такие большие! - я удивилась. "Майя выглядит года на двадцать три, не больше и, получается, родила детей лет в шестнадцать? Ничего себе, а я в свои восемнадцать ещё и не целовалась-то ни разу. Хотя, муж у неё очень красивый и она точно любит его. Наверное, и я бы с удовольствием сразу родила любимому мужчине детей". Посмотрев на Дамиса, я почему-то представила ребёнка от него и тут же покраснев, одёрнула себя. "Дура! Видно ведь, что Майя с Герой любят друг друга, а с Дамисом о таком я и мечтать не могу. Не зря ведь говорят: "Каждый сверчок, знай свой шесток". Майя с Герой идеально подходят друг другу, а я Дамису явно не пара. Больше чем на дружбу, или пару ночей рассчитывать не могу" - пригубив шампанское, я тяжело вздохнула.
   -Что за тяжёлые вздохи? - раздался мягкий голос Дамиса, и он подлил мне ещё шампанского.
   -Да так, - смущённо ответила я, и чтобы он не начал допытываться, спросила: - А дедушка с бабушкой тоже в Москве живут?
   -В Подмосковье у них свой дом. Аскольд и Соломея не любят суеты и шума, поэтому редко выезжают в Москву.
   -У вас в семье такие имена красивые и необычные.
   -У тебя тоже необычное имя, и оно, кстати, тебе очень идёт, - сказал он и лёг на живот, глядя на меня.
   -Спасибо, - застенчиво ответила я, чувствуя его взгляд. - А как зовут твоих родителей?
   -Отца - Аларих, а маму - Гликерия.
   -А почему они решили переехать жить в Америку?
   -Аскольд у нас весьма своенравный и не сразу может смириться с выбором своих детей. Вот маме с папой и пришлось искать счастье на другом конце земли, - с лёгким презрением ответил он.
   "Дед, наверное, тиран, раз родители Дамиса уехали в Америку, а Майя с Герой только спустя пять лет поженились после рождения детей. Хотя странно, Гера не похож на мужчину, который кого-то испугается, и будет послушно ждать разрешения. Но кто его знает, как там у них всё было. Даже у богатых не всё так гладко в жизни, как кажется" - делая глоток за глотком, думала я, прислушиваясь к пению сверчков в траве.
   Комары начали лютовать не шутку и я, почесав левую ногу, поняла, что сделала это зря, потому что всё зачесалось ещё больше. Чтобы как-то унять зуд и постоянно не чесаться, я начала водить левой рукой по здоровой ноге и делая небольшие глотки шампанского, смотрела на озеро.
   -Ты не против, если я искупаюсь? - спросил Дамис, поднимаясь.
   -Я бы на твоём месте не рисковала даже раздеваться или комарам решил устроить пир? - пробормотала я, уже злясь на то, что мне искусали ноги.
   -Меня они не кусают, - со смешком ответил он. - Потому что знают, кто здесь настоящий кровопийца. Сядь в центр и укрой ноги пледом, чтобы кто попало, не мог пить твою кровь.
   Наклонившись, он переложил фрукты на край пледа, а потом неожиданно подхватил меня и, пересадив в центр, укрыл мои ноги. "Силы у него будь здоров. Такое ощущение, что он вообще не прикладывает никаких усилий, поднимая меня".
   Сняв футболку, он бросил её на плед, и я залюбовалась его голым торсом, а когда Дамис начал расстёгивать льняные брюки и в упор смотреть на меня, я чуть не подавилась шампанским и, отвела взгляд в сторону, краснея. "Господи, и обязательно на меня так смотреть раздеваясь?". Рядом упали брюки, а потом что-то небольшое и я испуганно подумала: "Он что совсем разделся?". Очень хотелось проверить своё предположение, но боясь, что Дамис поймает меня за подглядыванием, я усиленно смотрела в сторону леса, и только когда раздался всплеск, повернула голову.
   Он плыл, делая большие гребки руками, как профессиональный пловец и я с восхищением наблюдала за ним. В лунном свете вода поблёскивала на его руках, и я не могла отвести взгляда. "Эх, если бы не нога, я бы тоже с удовольствием сейчас составила ему компанию... Стоп! Если бы не нога, меня здесь вообще не было бы. Так что сиди тихо и радуйся, что у тебя трещина" - улыбнувшись, я пригубила ещё шампанское и, взяв гроздь винограда, принялась есть.
   Голова уже приятно кружилась от выпитого, а в теле чувствовалась лёгкость и я, опираясь на локоть, не своди взгляда с Дамиса. "Сказка - вот так поздним вечером выехать на природу и наслаждаться шампанским с виноградом, наблюдая за таким парнем".
   Дамис подплыл к берегу, и я тут же села, снова отвернув голову в сторону леса, чтобы он мог одеться. Но прошла минута, потом пошла следующая, а к пледу никто не подходил, и я покосилась в сторону берега.
   Он стоял на берегу, спиной ко мне, широко расставив ноги и положив руки на затылок, смотрел на луну. "Красив поганец, а самое главное, прекрасно знает об этом. И сейчас это делает специально, прекрасно понимая, что я обязательно посмотрю на него" - я тяжело вздохнула и отвернулась. "Ну нельзя же так мучить таких дурочек, как я. Это издевательство, и я ни в коем случаи не должна пускать слюни глядя на него" - одернула я себя, делая глоток шампанского.
   Дамис подошёл к пледу и начал одеваться, а когда лёг рядом, я наконец-то повернулась к нему. Футболку он не надел и капли воды, поблёскивая в свете луны, так и притягивали взгляд. "Да что же это такое?! Тут куча всего, на что можно смотреть, а я от него не могу оторвать взгляда" - недовольно подумала я, сосредоточившись на бокале в своей руке.
   Он, тем временем, положил руки под голову и спокойно смотрел в звёздное небо. Чтобы хоть как-то отвлечься, я спросила:
   -И что там интересного показывают?
   -В основном звёзды, планеты, и созвездия, - повернув голову, с улыбкой ответил он. - Ложись рядом и я расскажу тебе пару легенд о них, хочешь?
   -Хочу, - ответила я.
   Забрав у меня бокал, он поставил его на траву, а когда я легла рядом, придвинулся вплотную, и мне ничего другого не оставалось, как положить ему голову на грудь. "Ну и пусть. Это ничего не значит".
   -Ммм, ты такая горячая, - ласково сказал он, и я затаила дыхание, наслаждаясь его объятиями. - Итак, пару фактов и мифов из астрономии, - продолжил он, но в этот момент раздался звонок телефона. Протянув руку и, взяв его, он посмотрел на дисплей. - Ванда, прости, на этот вызов мне надо ответить, - сказал он, поднимаясь.
   -Понимаю, - я старалась говорить без сожаления, а сама подумала: "Руки бы отбить тому, что сейчас позвонил, чтобы он больше не мог набрать номер. Так хорошо было и тут на тебе".
   -Зоя? - бросил Дамис в трубку, удаляясь, и я сжала зубы, прислушиваясь к разговору, но он отошёл за машину, и я ничего не могла разобрать.
   "Вот, пожалуйста! Точно какая-то знакомая красотка, с которой Дамис найдёт занятие поинтереснее, чем разговоры об астрономии. Иначе кто станет звонить красивому парню в такое время?".
   А через минуту я получила подтверждения своим словам. Подойдя ко мне, он весело сказал:
   -Лекцию по астрономии придётся перенести на другой вечер, потому что образовалось одно срочное дельце. Я тебя отвезу домой. Хорошо?
   -Хорошо, - спокойно ответила я, садясь, а самой захотелось плакать, представив, что через час-полтора он будет целовать какую-то красотку.
   Подняв с пледа, он отнёс меня в машину и я тоскливо подумала: "Вон как к ней спешит, что даже не хочет ждать, пока я сама доковыляю до машины". Быстро положив фрукты в пакет, и сложив туда же плед, он бросил сверху бокалы, а потом, вылив шампанское, положил туда же бутылку. "Педант, о чистоте природы заботится" - зло подумала я, чувствуя, как меня охватывает ревность.
   Пока мы с бешенной скорость неслись по трассе, меня раздирали противоречия. До боли не хотелось отпускать Дамиса к этой Зое, но я понимала, что он не поедет к ней только в одном случае - если я дам ему то, что он получит у той девушки. Но ложиться в кровать с парнем впервые только из-за того, что не хочется делить его с другой, казалось глупым.
   "Это унизительно, в конце концов. И потом, я выпила шампанского и ещё неизвестно что во мне сейчас больше говорит - разум или спиртное. Не так я представляла свой первый раз". Вспомнив разговоры своих одноклассниц, о том, что они вытворяли, напившись и обещая себе, что никогда до такого не опущусь, я сжала кулаки. "Да и странно будет, если я сейчас вдруг начну вешаться Дамису на шею, после того, как всего пару часов назад твёрдо уверяла, что между нами ничего не может быть".
   Когда мы въехали в Москву, я уже тихо смирилась с тем, что он сейчас уедет, и только лишь вздыхала. "Зато могу гордиться собой, что даже выпив шампанского, не делаю глупостей" - подбадривающе подумала я. Но раздуваться от гордости почему-то не хотелось, а скорее наоборот - плакать.
   Подъехав к дому, Дамис вынес меня из машины и быстрым шагом направился к лифту, а я, обняв его за шею, и уткнувшись в плечо, повторяла про себя: "Только бы при нём не расплакаться! Только бы дождаться, когда он уедет!".
   В квартире он поставил меня ноги, и я натянуто улыбнувшись, сказала:
   -Езжай уже, я дальше сама.
   -Не скучай тут, крошка, - а потом чмокнул меня в щёку и, развернувшись, выбежал из квартиры.
   "Ты-то уж точно скучать не будешь!" - подумала я, ковыляя в спальню и чувствуя, как слёзы уже застилают глаза.
   Сняв с себя одежду и аккуратно уложив её на кресло, я натянула ночную сорочку и, улёгшись в кровать, дала волю слезам. "Ну почему так получается? Сейчас какая-то мымра будет с радостью отвечать на его поцелуи, а я - полночи рыдать в подушку. Кому нужны эти мои дурацкие принципы? Сейчас не те времена, не все ценят девственность, и не обязательно, что следующий парень, который мною заинтересуется, будет благодарен за то, что я никого к себе не подпускала. Может это скорее его отпугнёт? Да и девственность сейчас пшик. В любой клинике пластической хирургии за четыреста - пятьсот долларов из любой шлюхи делают девственницу в считанные часы. И может я, вообще, всю жизнь буду жалеть, что отказала Дамису? Мы сутки с ним знакомы, а я уже рыдают от ревности, а что дальше? Я боюсь, что он разобьёт мне сердце? Так я и так уже не забуду его никогда, и точно буду кусать себе локти, если он не станет первым. А то, что он меня бросит - что ж, придётся с этим смириться. В конце концов, когда жизнь была ко мне благосклонна? Может появление Дамиса - это единственный просвет в моей жизни, и дальше всё будет ещё хуже?".
  
  
   Глава 7.
  
   Дамис.
   "Ох уж эта Зоя со своим отцом Янко, весь вечер мне испортили!" - ведя машину, думал я. "И приспичило им именно сегодня поговорить. У нас всё так хорошо шло с Вандой и тут этот звонок" - я вздохнул.
   Пока Ванда спала, я съездил в квартиру родителей и, забрав сумку с вещами, вернулся в берлогу. А поняв, что Ванда в душе, не удержался и понаблюдал за ней, пока она мылась. Уже в тот момент я понял, что долго не смогу терпеть и ждать, пока ситуация будет развиваться естественным путём. В ней было что-то такое, что тянуло меня, и я уже хотел поскорее оказаться с ней в одной кровати.
   Правда, когда она заявила, что между нами ничего не может быть, почувствовал разочарование, но быстро взяв себя в руки, решил не сдаваться.
   А когда Ванда начала примерять вещи, поймал себя на мысли, что мне приятно даже просто за ней наблюдать. В ней было одновременно что-то и очень наивное, и в то же время чувствовалась внутренняя сила, и не раз хотелось прижать её к себе и поцеловать. "Девочка моя, я точно буду баловать тебя, и всегда буду стараться доставить радость" - глядя тогда в её искрящиеся счастьем глаза, пообещал я себе.
   И чем больше я за ней наблюдал, тем больше понимал что, таких как она ещё не встречал. "Даже если бы мы расстались сейчас, я уже бы не забыл её. Это конечно не назовёшь любовью, но тяга у меня к ней сильная. А если так, то ждать пока она передумает, не стоит. Надо придать толчок нашим отношениям".
   К тому моменту, когда все вещи были перемерены, и мы вволю насмеялись, в голове уже созрел план. "Вывезу её на природу, чуть-чуть подпою, чтобы она расслабилась и может даже поцелую сегодня. Тут главное сильно не спешить. Один-два поцелуя, не больше, чтобы не спугнуть её. Видно, что она не из тех, кто бросается в омут с головой и надо ей дать привыкнуть ко мне".
   Вспомнив поход в магазин, я улыбнулся. "Как у людей всё сложно. Никогда раньше не бывал в магазин, где продают пищу для них и не знал, что у них такой огромный выбор". В общих чертах мы, конечно, знали про все аспекты жизни людей и прекрасно были осведомлены об их слабых местах, но досконально не изучали мелкие подробности и уж, тем более, не утруждали себя запоминанием продуктов питания, и что с чем совместимо, поэтому в отделе овощей и фруктов я чуть не совершил ошибку. "В этот раз у меня получилось обернуть всё в шутку, но дальше с этим необходимо что-то делать. Одно из двух - или надо поговорить с Майей на этот счёт, или побыстрее рассказать Ванде, что я вампир. Хотя... Со вторым пока спешить не стоит. По крайней мере, пока мы с Вандой не окажемся в одной кровати, а то ещё испугается и сбежит".
   По телу прокатилась волна желания, когда я представил нас в кровати, но тут же запретил себе об этом думать. "Спокойнее парень, держи себя в руках!" - сказал я себе.
   А держать себя в руках после выезда на природу оказалось ещё тяжелее. Вспомнив, как она положила мне голову на плечо после купания, и как прижимал её к себе, чувствуя тепло её тела, я сжал руль. "Представляю ощущения во время занятия сексом, если уже просто приятно прижать её к себе. Когда она рядом трудно внятно рассуждать, а уж запах вообще сводит с ума" - сглотнув слюну, я встряхнул головой.
   "Было бы легче, если бы я знал, сколько мне ещё мучиться!" - подумал я. Начало настораживать то, что Ванда часто краснеет, когда я говорю в её адрес двусмысленные вещи или намекаю на что-то, и на озере я устроил маленькую провокацию. Снимая с себя одежду, я внимательно наблюдал за её реакцией, и когда она смущённо отвернулась, в голову пришла интересная мысль. "А у неё вообще были мужчины? Как-то она уж слишком сильно смущается и заливается краской, когда я смотрю на неё в упор" - и это ещё больше разожгло мой интерес.
   Дело было в том, что мы рано начинали свою сексуальную жизнь. Мальчики, как правило, уже через пять лет после рождения, когда физически достигали пятнадцатилетнего возраста, а девушки чуть позже - лет через шесть-семь. Это считалось нормальным, потому что девушки-вампиры от людей отличались не только температурой тела, а и тем, что у нас не имелось понятия девственница. То, с чем так носились люди в средние века, у наших девушек отсутствовало, иначе нанокриты каждый раз вынуждены были восстанавливать девственность и наши создатели, по-видимому, решили вообще с этим не заморачиваться. Поэтому, понять первый ты у девушки или нет, было невозможно, и у нас скорее ценился опыт и умение доставить наслаждение, чем малое количество партнёров. Но когда мне пришло в голову, что Ванда может быть девственницей, я почему-то испытал удовольствие.
   "Крошка, я буду рад открыть для тебя мир наслаждения и страсти, и научить всему. И если я действительно первый, то буду благодарен тебе за такую честь. А может, я вообще у тебя буду первым и единственным?" - от этой мысли по телу опять прокатилась волна желания и я сам себе удивился. Раньше я наоборот предпочитал иметь дело с опытными девушками, и если чувствовалось, что у моей партнёрши мало опыта, без сожаления расставался с ней, не утруждая себе обучением, но с Вандой было всё по-другому. Чем больше я об этом думал, тем больше хотелось быть у неё первым, хотя это и являлось определённым препятствием. "Здесь придётся постараться, чтобы уложить её в кровать, но ничего, потерплю. Главное не сильно форсировать события. Первый шаг уже сделан".
   На озере я специально постоял у воды, прекрасно понимая, что она хоть раз на меня посмотрит, а потом специально не надел футболку, чтобы Ванда начала привыкать к виду обнажённого мужского тела и не робела. "Радует то, что она уже дала себя обнять и положила голову на плечо, а когда я уезжал, спокойно отнеслась к поцелую в щёку. Двигаясь маленькими шажками, я быстрее достигну своей цели, чем сделав один большой шаг, вынужден буду долго пережидать, давая ей время привыкнуть".
   "Эх, если бы не звонок Зои, я бы точно поцеловал её сегодня" - тяжело вздохнув, подумал я. Когда Ванда, такая горячая и такая доверчивая лежала рядом, хотелось именно этого больше всего. "Хотя может это и к лучшему, что раздался звонок? Неизвестно как бы завтра она к этому отнеслась. Могла бы и обвинить, что выпила, а я воспользовался этим. Ладно, что уж тут гадать. Как вышло - так вышло. По крайней мере, теперь у Брауса всё определилось в отношениях" - я улыбнулся, вспомнив его лицо, когда он приехал к Зое и её отцу домой, и понял, что я уже заверил Янко в том, что его дочь займёт более высокое положение, чем сейчас.
   Браус сделал предложение Зое в тот же день, когда мы приехали. Янко взял время на раздумья, а когда понял, что его дочь может стать женой второго вампира в клане, по-видимому, решил, что не стоит противиться этому браку. От меня же он хотел слышать только одно - что Браус действительно будет моей правой рукой. Именно поэтому Зоя и позвонила, чтобы вопрос с её замужеством решился побыстрее.
   "Теперь у Брауса всё хорошо и осталось только договориться с Аскольдом, собрать всех членов Совета на церемонию и закрепить кровью союз. Уезжать мы отсюда уже будет втроём... Или вчетвером?" - мысли снова вернулись к Ванде, и я хотел поскорее вернуться домой. "Она же днём спала, и может сейчас там сидит одна и скучает без меня" - от этой мысли на сердце стало теплее, и я ещё больше прибавил газу.
   Но дома меня ждало разочарование. Ванда спала на животе, обняв подушку и присев на кровать, я осторожно убрал прядку волос с её лица. "Отдыхай, моя хорошая, а я пока подумаю, что же нам делать завтра" - поцеловав её в щёку, я тихо вышел из спальни и сев перед окном в гостиной, задумался.
   "Чем завтра развлечь Ванду? И что обычно делают люди, чтобы разнообразить свой досуг?". Не зная, что делать, я решил позвонить Майе. Трубку не брали долго, и я улыбнулся, прекрасно понимая, в чём дело, а когда услышал недовольный голос Геры, чуть не рассмеялся вслух.
   -Дамис, если ты звонишь поболтать, то лучше сразу положи трубку, - угрожающе сказал он.
   -Дай мне Майю, я ненадолго её отвлеку, - стараясь не смеяться, произнёс я.
   Раздалось шуршание, а потом я услышал голос Майи:
   -Дамис?! Какие-то проблемы возникли?
   -Да. Куда люди обычно ходят на свидания? Куда мне завтра сводить Ванду, чтобы она не скучала?
   -Хм, хороший вопрос, - раздалось из трубки, а потом смешок и она пробурчала: - Гера, перестань, дай поговорить, это важно, - и тут же раздались взвизгивание и смех. "Да уж, очень вовремя я позвонил". - Дамис, а дай мне подумать и, где-то через час я тебе позвоню. Хорошо?
   -Хорошо, - с улыбкой ответил я и отключился.
   В коридоре открылась дверь, и я поднялся с кресла. "Наверное, разбудил Ванду".
   -Дамис?! - тихо позвали из-за двери и я улыбнулся.
   -Я тебя разбудил, моя хорошая? - спросил я, открывая дверь.
   -Не помешаю тебе? Ты один здесь? - стеснительно спросила она.
   -Конечно один, - я широко открыл дверь, пропуская её в комнату.
   -Я думала, что ты уехал на всю ночь, а проснувшись и услышав непонятные звуки, испугалась, - застенчиво ответила она.
   -Прости, что разбудил...
   -Наоборот, я рада, что ты так быстро вернулся, - она с улыбкой посмотрела на меня, а потом на диван. - А почему ты не ложишься спать?
   -Жду важного звонка.
   Ванда опять нахмурилась и пробормотав:
   -Тогда не буду мешать, - развернулась, направляясь назад в спальню.
   -Ты никогда мне не помешаешь, - обхватив ей за талию, я развернул её к себе и улыбнулся. - Наоборот буду рад, если ты составишь мне компанию.
   -Правда? - она с надеждой посмотрела на меня и улыбнулась.
   -Угу, только думаю, что здесь будет не совсем удобно ждать и тебе надо лежать, чтобы не сильно напрягать ногу, поэтому предлагаю переместиться в спальню. Ты не против?
   -Нет!
   -Вот и хорошо, - я подхватил её на руки, и понёс в спальню. Уложив на кровать, я укрыл её одеялом и спросил: - Ничего если я прилягу рядом или мне, как другу, место в кресле?
   -Ложись, - она расплылась в довольной улыбке и похлопала по кровати.
   Сняв с себя футболку, я бросил взгляд на Ванду и, увидев, что на щеках опять появился румянец, решил брюки не снимать. "Со стриптизом тоже перебарщивать нельзя, чтобы не пугать её" - решил я, ложась рядом. Хотелось прижать её к себе, как на озере, но кровать большая, и странно, если я начну жаться к ней.
   -Надеюсь, Зоя не очень расстроилась, что ты так быстро покинул её, - со вздохом сказала она, но интонация голоса говорила об обратном, и я изучающе посмотрел на неё.
   "Хм, мне кажется или проскальзывают нотки ревности? Неужели она подумала, что я уехал к своей девушке? Очень интересно". Я всегда считал ревность хорошим стимулом в отношениях, но использовать этот приём с Вандой не хотелось. "Не факт, что с ней этот номер пройдёт, или вообще не настроит её против меня. Лучше сразу рассказать".
   -Совсем не расстроилась, - с улыбкой ответил я. - Наоборот обрадовалась, а когда приехал её жених, вообще полностью потеряла ко мне интерес.
   -Жених?
   -Да, мой лучший друг женится на девушке из России, и я приехал сюда, чтобы как раз уладить пару вопросов с её отцом.
   Ванда уже не скрывала своей радости, и широко улыбнувшись, сама придвинулась ко мне.
   -Ты молодец, что помогаешь своему другу. Я рада за него и за Зою! - довольно произнесла она.
   "Точно ревновала и, наверное, надумала себе черт знает что, когда я уехал. Хорошо, что я быстро вернулся и нечаянно разбудил её" - обнимая её и прижимая к себе, подумал я.
   -Быстро залезай под одеяло, - скомандовала Ванда, и я удивлённо посмотрел на неё, меньше всего ожидая этого. - Удивляюсь я тебе и Майе, как вы летом умудряетесь замёрзнуть, что у вас кожа холодная.
   -Эээ, это особенность нашей семьи, - сказал я, понимая, что надо хоть как-то объяснить это. - Понимаешь, есть люди, у которых нормальная температура тела не тридцать шесть и шесть, а например тридцать семь и два, а в нашей семье температура тела тридцать пять и восемь, и на самом деле я не сильно мёрзну, но всё равно спасибо, что разрешила укрыться.
   "Грех не воспользоваться приглашением, и очень надеюсь, что она удовлетворится объяснением и не захочет мне самостоятельно померить температуру тела, а то я буду смотреться очень бледно, когда градусник остановится на температуре тридцать пять градусов". Но Ванду, похоже, устроило такое объяснение и, прижавшись ко мне, она затихла.
   Ощущая тепло её тела и запах, я закрыл глаза, наслаждаясь этим. "Как же хорошо! Может, стоит потихоньку действовать? Маленькими шажками". Осторожно начав водить кончиками пальцев по её плечу, я произнёс:
   -Кстати, я тебе рассказал про свою семью, а ты мне ничего про себя не рассказываешь.
   -Нечего рассказывать, - вздохнув, ответила она и как-то напряглась.
   Меня это заинтересовало и, не желая отступать, я спросил:
   -Например, где твои родители?
   -Дамис, история не очень весёлая и поверь, это совсем не интересно.
   -Ванда, всё, что касается тебя, меня очень сильно интересует, - повернув голову, я выжидающе посмотрел на неё.
   -Даже не знаю с чего начать, - растерянно пробормотала она.
   -Сначала, - я сильнее прижал её к себе и подбадривающе улыбнулся.
   -Из родителей в живых у меня осталась только мама, а папа умер, когда мне исполнилось восемь лет. И после его смерти всё пошло наперекосяк - мама от горя запила и с каждым годом стала опускаться всё ниже и ниже. Сейчас она запойная алкоголичка, которой до меня нет дела, - сказав это, Ванда тяжело вздохнула и замолчала.
   -А дальше? Как ты всё это переносила? Как жила эти годы?
   -Переносила плохо и тяжело, - тихо ответила она. - Знаешь, лет до одиннадцати - двенадцати я не особо задумывалась над нашим образом жизни, а потом, начав взрослеть, испугалась. Понимаешь, кто вырастает в семье алкоголика? Точно такой же алкоголик, и однажды придя из школы и найдя мать в очередном пьяном угаре, я вдруг испугалась, что и сама когда-то буду валяться пьяной на полу так же, как она. В тот момент я поняла, что не хочу такой жизни для себя, и решила бороться. Для начала серьёзно взялась за учёбу, понимая - без высшего образования не смогу найти достойную работу, а чтобы его получить, надо в школе хорошо учиться, ведь на платное обучение я не могу рассчитывать. Но учёба мне всегда давалась легко, и не это являлось основной проблемой, - Ванда опять тяжело вздохнула, и я почувствовал, как внутри всё сжимается от жалости к ней. - Мама всё глубже скатывалась в пропасть и перестала даже работать постоянно, зарабатывая гроши сбором макулатуры и бутылок, которые тут же пропивала, а дома есть даже было нечего. Я понимала, для того, чтобы учиться, мне нужны силы, да и росла я, а соответственно требовалось одеваться, поэтому пошла ещё и работать. Вот так и жила - учёба-работа, учёба-работа. Но не подумай, я не жалуюсь, - она приподнялась на локте и посмотрела на меня. - Я всем довольна. Всё получилось, и я даже поступила в Питерский университет, как и планировала на бюджетное отделение. Через пять лет стану дипломированным специалистом, а потом найду себе хорошую работу, и всё в моей жизни будет хорошо.
   Я смотрел на неё и чувствовал гордость. "Вот откуда в ней эта внутренняя сила. Ей пришлось рано повзрослеть и заботиться о себе. Это мы можем позволить себе не одно столетие валять дурака, и жить в своё удовольствие, потому что у каждого из нас за спиной большой клан, и мы всегда знаем, что нам помогут".
   -Ты молодец, - я улыбнулся и провёл рукой по её щеке. - А почему ты сказала, что тебя могут убить, когда я тебя сбил?
   Она как-то вся сжалась и опять положила мне голову на плечо.
   -Тогда дома случилась отвратительная сцена, - прошептала она.
   -Какая? Расскажи мне, пожалуйста, - ласково попросил я.
   -Я собирала деньги на билет до Питера, и чтобы прожить первый месяц до стипендии или пока не найду работу, а мама с одним своим собутыльником нашла их и пропила. Я не выдержала и накричала на неё, а потом... - Ванда всхлипнула, и я тут же повернувшись на бок, посмотрел на неё.
   -Что потом?
   -Это мерзко. Он предложил мне выпить, а когда я его отпихнула, и он упал, разлив водку, то пришёл в ярость. Я уже давно замечала, что он бросает на меня взгляды, и побаивалась его, но не думала, что он что-то предпримет, а он набросился на меня, желая... В общем я ударила его бутылкой по голове и сбежала. Но самым обидным в этой ситуации было то, что мама даже не остановила его и не попыталась защитить меня, понимаешь? Она стояла и смотрела, как тот подонок пытается сорвать с меня одежду и ...
   Не договорив, она уткнулась мне в плечо и расплакалась. Прижав её к себе, я почувствовал, как меня охватывает ярость. "Найду урода и буду долго и мучительно убивать. Нет, найду, дам протрезветь, объясню, за что ему оказана такая честь, а потом устрою ему гонку на выживание. Захотелось мужику новых впечатлений? Не проблема! Привезу его к Павлу, и он долго будет жалеть, истекая кровью, что посмел даже смотреть в сторону Ванды" - пообещал я себе, прекрасно понимая, что она имела в виду, когда осеклась.
   -Не плачь, моя девочка, - прошептал я, гладя её по спине. - Больше я никому не дам тебя в обиду.
   -Я бежала, постоянно оглядываясь, и боялась, что он меня догонит, - всхлипывая, пробубнила она. - Он уголовник и ему убить кого-то раз плюнуть. И я даже сейчас не могу вернуться домой, чтобы забрать свои вещи, потому что он точно ждёт моего возращения, чтобы довершить задуманное, а потом отомстить за удар. И поэтому я выскочила на дорогу, не посмотрев. Прости.
   -Я рад, что ты выскочила на дорогу, - серьёзно ответил я и отстранившись, посмотрев ей в глаза. - Не смей просить у меня прощения. Если бы ты этого не сделала, я потерял бы что-то очень важное в жизни.
   Она затихла внимательно глядя на меня, и я почувствовал, что начинаю тонуть в её зелёных глазах, а потом, не думая, наклонился и поцеловал её. По телу тут же прошла мощная волна возбуждения, как только я прикоснулся к её горячим губам и, прижимая её к себе, уже не мог оторваться, наслаждаясь их мягкостью и солоноватым, от слёз, привкусом. Ванда замерла, а я больше всего хотел, чтобы она ответила на поцелуй. "Ответь...ответь, ну пожалуйста" - умолял я про себя, положив ей одну руку на поясницу, а вторую на затылок, чтобы она не могла отстраниться. И когда она робко поцеловала меня в ответ, чуть не издал победный клич, но в этот момент раздался звонок телефона, и она испуганно дёрнулась.
   -Не обращай внимания, - чуть ли не рыча, ответил я, прижимая её к себе сильнее, и желая только одного - опять наслаждаться вкусом её губ.
   -Ты ведь ждал этого звонка, - пытаясь вырваться из моих объятий, прошептала она. - Возьми трубку. Пожалуйста!
   Понимая, что она не даст себя целовать, пока телефон звонит, я схватил трубку и, ответив на вызов, зло рявкнул:
   -Да!?
   -Дамис, - раздался голос Майи. - Я тут подумала...
   -Майя, а давай утром поговорим!
   -Эээ, ну хорошо, - тут же согласилась она, и я нажал отбой, а потом сам для себя неожиданно улыбнулся. "Вот что, наверное, чувствовал Гера, когда я позвонил ему сегодня. Так мне и надо!".
   Отключив телефон, я отбросил его в сторону и повернулся к Ванде. Натянув одеяло чуть ли не до самого подбородка, она испуганно посмотрела на меня. "Всё, момент упущен. Надо дать ей время, чтобы не пугать" - с сожалением подумал я. "Но теперь я точно знаю, что она девственница, и я даже первый кто её целует" - с удовлетворением подумал я.
   -Не надо меня бояться, - ласково произнёс я и, наклонившись, нежно поцеловал её, после чего быстро отстранился, чтобы не податься соблазну. - Спокойной ночи, моя хорошая. Не хочу, чтобы завтра ты была сонной, а я буду охранять твой сон.
   Я лёг на спину и, прижав к себе Ванду замер. Она минут пять лежала, не двигаясь, но потом, наверное, поняла, что я действительно больше ничего предпринимать не буду и удобно устроившись, расслабилась.
   "Надо двигаться маленькими шажками" - в очередной раз повторил я себе, вспоминая привкус её губ и горячий язычок на своих губах. "Только где же взять столько сил и терпения? Надолго меня не хватит". Я, конечно, мог и после звонка продолжить её целовать и быстро сломить сопротивление, возбудив её, чтобы она уже через несколько минут снова начала отвечать мне, но действовать с ней, таким образом, не хотелось. "Она заслуживает большего, чем такое обращение и я дам ей всё, что только могу дать. И однажды она без стеснения и страха отдастся мне, а я уже сдерживаться не буду" - пообещал я себе и, закрыв глаза начал представлять с чего начну, и что буду с ней делать, занимаясь любовью.
  
   Глава 8.
  
   Ванда.
   Открыв глаза, я перевернулась на спину, и осмотрелась вокруг. Дамиса не было, и я, вспомнив произошедшее ночью, залилась краской. То, что он вернулся, порадовало, а когда он рассказал кто такая Зоя, я чуть не запрыгала от счастья, но то, что случилось после, испугало.
   Когда он поцеловал меня, я оцепенела от нахлынувших ощущений. Такого я никогда не испытывала в своей жизни, и первые секунды боялась даже пошевелиться. Казалось, что внизу живота образовался комок чего-то горячего и пульсирующего, а от него по всему телу пошли тёплые волны. Было настолько приятно, что тут же закружилась голова, и самой захотелось страстно целовать Дамиса в ответ. В тот момент он казался самым важным человеком на земле, а всё остальное потеряло значение, и меня начало засасывать в какой-то водоворот, из которого не хотелось выбираться.
   "Боже, да я готова была на что угодно, только чтобы он не останавливался" - подумала я и щёки начала уже пылать.
   Звонок Майи заставил меня вернуться в действительность, и я испугалась своих ощущений. "Я знаю его всего чуть больше суток, а уже готова на что угодно! Разве так можно? Если он продолжит меня целовать, то будет и всё остальное" - в тот момент пронеслось в голове, и я ещё больше испугалась, понимая, что не готова к этому.
   "Или готова? Как определить? Если это определяется по поцелуям, то явно готова и даже сама этого хочу. Но разве в тот момент я могла здраво рассуждать? Ведь я испугалась своих ощущений только когда позвонила Майя, а в моменты самих поцелуев казалось всё правильным и даже больше - мне это было необходимо" - я задумалась, пытаясь разобраться в себе.
   Да и потом, когда Дамис положил трубку и, поцеловав меня, пожелал спокойной ночи, меня как будто разделили на две части - одна требовала продолжения, а вторая даже боялась подумать об этом. "Наверное, если бы я точно знала, что будут только поцелуи, я бы и сама продолжила целовать его, но ведь вряд ли бы он остановился на этом. А я как раз и боюсь продолжения" - решила я, вспоминая свои ощущения, и чувствуя, как внизу живота опять что-то приятно заныло. Голова снова приятно закружилась и, закрыв глаза, я положила руки на живот и улыбнулась. "А с другой стороны - если так приятно целоваться, то значит дальше всё ещё намного приятнее? Не зря ведь одноклассницы шушукались и закатывали глаза, делясь впечатлениями. Да, первый раз будет больно, но ведь на то он и первый раз и всё равно придётся когда-нибудь пойти на это. С Дамисом или с кем-то другим... Нет, не хочу с другим! Хочу только с ним! Вот только бы не так быстро...".
   -Доброе утро! - раздалось над ухом и я, вздрогнув от неожиданности, открыла глаза.
   Он стоял возле кровати и с улыбкой смотрел на меня. "И как давно он здесь? Кошмар! Я лежу тут с идиотской улыбкой, и он подумал, наверное, бог знает что!".
   -Не слышала, как ты вошёл, - смущённо пробормотала я. - Доброе утро.
   -Когда я хочу, то могу двигаться очень тихо, - весело ответил он и сев на кровать, наклонился и поцеловал меня.
   Сначала поцелуй был нежный и осторожный, а потом стал более настойчивым и тут же по коже пошли мурашки, а перед глазами всё поплыло. Меня опять захватило в какой-то вихрь и захотелось целовать его в ответ, поэтому я нерешительно ответила на поцелуй, и в следующий момент Дамис уже лежал на кровати и, прижимая к себе, страстно целовал. Захотелось быть ближе к нему, раствориться в нём и я, обняв его за шею, сама прижалась к нему, наслаждаясь ощущениями, а когда он отстранился, испытала разочарование.
   -Как спалось? - ласково спросил он.
   -Хорошо, - тихо ответила я, пытаясь сосредоточиться, потому что перед глазами всё до сих пор было расплывчатым.
   -Через три часа нас ждут в аэропорту Гера с Майей, так что надо собирать сумки, - он провёл кончиками пальцев по моей щеке и тут же внизу живота снова образовался горячий комок.
   -В аэропорту? - растеряно переспросила я, пытаясь взять себя в руки и связно думать. - Каком аэропорту? Зачем?
   -Слетаем на море денька на три - четыре.
   -На море? - я удивлённо посмотрела на него. - На настоящее море?
   На море я никогда не бывала, но много про него читала и не раз мечтала там оказаться. Но представив, сколько это стоит тут же сказала:
   -Ты лети, отдохни, а я здесь побуду.
   -Ещё чего! Здесь я тебя не оставлю и это даже не обсуждается. Я ведь могу и силой запихать в самолёт, - весело произнёс он и подмигнул мне.
   -Дамис, во-первых это стоит немало, а я и так вам уже за одежду должна, плюс повреждённая машина. Так что ни о каком море не может быть и речи, - серьёзно ответила я. - Да у меня и в ноге трещина, значит, там делать нечего.
   Он нахмурился, холодно посмотрев на меня, и я почувствовала, как внутри всё сжимается.
   -Ванда, если ещё раз скажешь про деньги и про то, что ты нам что-то должна, я сильно обижусь и перестану вообще с тобой разговаривать. А перед этим заберу всю одежду, порву её на твоих глазах и заставлю ходить по квартире голой. И я не шучу сейчас, а говорю вполне серьёзно. Хочешь проверить правдивость моих слов?
   -Не хочу, - испуганно пробормотала я.
   -Вот и чудненько, а нога нам не помешает, - он тепло улыбнулся, и на сердце стало легче. - Мы замотаем её пакетом и пленкой, поэтому ты сможешь купаться.
   -Я и плавать-то не умею, - тихо ответила я.
   -Давай на месте разберёмся со всем хорошо? Необходимо собрать сумку, и тебе ещё позавтракать. Сейчас заказать хочешь или в аэропорту поешь в ресторане?
   -Не хочу пока есть, - подумав, ответила я и села на кровати.
   Из соседней комнаты послышался звонок телефона, и Дамис поднявшись с кровати, вышел из спальни. А я зажмурилась от счастья и мечтательно подумала: "Я еду на море!".
   -Майя хочет с тобой поговорить, - весело произнёс Дамис, и я снова вздрогнула от неожиданности.
   -Да? - взяв трубку, сказала я.
   -Хорошо, что ты уже проснулась. Через двадцать минут я буду у вас, поэтому одевайся. Надо ещё по магазинам быстро пробежаться, а то у тебя купальника нет, а мне нужно купить их ещё и Рею с Лари. Всё, до встречи, - и отключилась.
   -Мы с Майей и Герой едем? - с улыбкой спросила я.
   -Да, и берём с собой Лари и Рея, как раз и познакомишься с этими сорванцами. А теперь бегом в душ. Тебе помочь? Может спинку потереть? - он спросил это таким голосом, что меня бросило в краску.
   -Нет, я сама.
   -Жаль!
   Поднявшись с кровати, я взяла костыли, и быстро замотав ногу, направилась в ванную комнату. Там, стоя под душем, я до сих пор не верила, что уже скоро окажусь на море и постоянно улыбалась. "Неужели всё это со мной происходит? Ведь всего два дня назад, в это же время я сидела на работе, пакуя сыр, и жизнь казалось тяжёлой и лишенной всяких радостей? А сейчас всё так резко изменилось. Может это сон?" - ущипнув себя на всякий пожарный, и почувствовав боль, я снова улыбнулась. "Нет, не сплю, и всё это действительно происходит со мной!".
   Через двадцать минут Майя появилась в квартире и поцеловав меня в щёку, сказала:
   -Привет! Ты прямо цветёшь и пахнешь! На щеках даже появился румянец. Готова?
   -Готова, - я тепло улыбнулась ей, и не стала говорить, что румянец у меня от поцелуя Дамиса, которым он меня наградил, когда я вышла из гардеробной.
   -Держи, - Дамис вручил мне пластиковую карточку, а потом обратился к Майе: - Проследи там, чтобы Ванды не решила вдруг заняться экономией, хорошо?
   -Хорошо, - она улыбнулась и, поддерживая меня за локоть, повела к лифту.
   Было жутко неудобно брать у Дамиса карточку, но понимая, что тогда за всё будет платить Майя, я решила молчать.
   На улицу она подвела меня к тёмно-синей спортивной машине и, усадив, заняла водительское место.
   -Пристегнись, - весело бросила она и завела мотор.
   Как только я это сделала, машина сорвалась с места и я улыбнулась. "Они, наверное, все в семье гонщики!".
   Через пятнадцать минут мы уже въехали на стоянку большого торгового центра, и она помогла мне выйти.
   -У нас будет сжатая программа - обувь тебе, потому что я не решилась покупать её, боясь, что не смогу подобрать точно по ноге, потом купальники тебе, Лари и Рею. Ну и так по мелочам - матрас, парео и прочая ерунда, - сказала Майя, придерживая меня за локоть, пока мы шли к центру.
   -Обувь мне не нужна, - ответила я.
   -Нужна - нужна, - нараспев произнесла она и улыбнулась. - Лучше не сопротивляйся, а то мне придётся пойти на крайности. Я ведь могу тебя просто взять на руки и занести в магазин. Представляешь, сколько народу сбежится посмотреть, как я буду нести тебя на руках, а ты, крича и брыкаясь, будешь держаться за дверь магазина и просить отпустить? Причём я всё равно своего добьюсь, потому что я очень сильная, и ты всё равно окажешься в нужном мне магазине!
   Я с сомнением посмотрела на Майю и её хрупкую фигуру, а потом хмыкнула.
   -И не надо хмыкать! - она ещё шире улыбнулась. - Поверь, я говорю тебе правду.
   В торговом центре, мы сразу направились в один из бутиков и, прочитав на вывеске Manolo Blahnik, я пожала плечами и без стеснения вошла туда, но как только увидела первый ценник, почувствовала головокружение. "Да я на такие деньги могу год - полтора безбедно существовать. Майя что с ума сошла покупать обувь за такие деньги?". Дотронувшись до её руки, я прошептала:
   -Пошли отсюда. Покупать обувь за такие деньги - сумасшествие.
   -Ещё чего! Как раз только такую обувь и надо покупать, - твёрдо сказала она, а потом обратилась к консультанту, который подошёл к нам: - Девушке нужна обувь - пару пар на выход, пару - для повседневной носки, и что-нибудь для пляжа.
   Консультант улыбнулся, кивнув головой, а потом посмотрел на мои ноги, и я испытала стыд, понимая, что мои шлёпки выглядят убого. Но он быстро справился с собой и через пять минут я уже начала примерять первую пару. Чтобы я не надевала, даже туфли на высоком каблуке, всё подходило идеально, и я подумала: "Вот чем отличается такая обувь от остальной. Мало того, что очень красиво, так ещё и удобно!".
   Через двадцать минут выбор был остановлен на шести парах обуви и нам начали укладывать их в пакеты, а Майя протянула руку, и я отдала её пластиковую карточку, боясь даже смотреть, сколько вся эта красота стоит, но все же не удержалась и посмотрела. "О боже, Дамис точно, когда узнает, сколько я потратила, будет недоволен!" - с испугом подумала я.
   Поэтому когда мы вышли из магазина, и подошли к другому обувному бутику, с вывеской Christian Louboutin, я остановилась и твёрдо сказала:
   -Обувь у меня уже есть. Хватит!
   -Не хватит! Всего шесть несчастных пар, и ты говоришь - хватит? Пошли или занесу! - она открыла дверь и сделала мне приглашающий жест, а когда я замотала головой, поставила пакеты с покупками на пол и решительно двинулась на меня.
   -Майя, ну пожалуйста! - промямлила я. - Она такая дорогая, что мне не по себе! Я и так сижу у вас на шее! Мне неудобно, что вы тратите такие деньги! Я Дамису даже в глаза не смогу посмотреть, зная, сколько потратила!
   Она на секунду остановилась, внимательно посмотрела на меня, а потом мягко сказала:
   -Ванда, ты не представляешь, насколько богата наша семья. И потрать ты сегодня сто или двести тысяч долларов, Дамис даже этого не заметит. Но дело даже не в этом - он скорее будет недоволен тем, что ты мало потратила, чем тем, что ты потратила много. На той карточке, что в твоих руках не меньше пяти - шести миллионов долларов...
   -Сколько? - изумленно спросила я, и бросила взгляд на кусочек пластика, пытаясь осознать названную сумму.
   -Пять точно будет, потому что это минимум на любой из наших карт, а может и больше. Так что перестань дёргаться и привыкай, - она улыбнулась. - Хотя, скажу тебе по секрету, и я первое время дёргалась, видя цены и не знала, куда спрятать глаза, когда узнавала, какие деньги на меня тратит Гера. Но со временем поняла, что хорошие вещи не могут дёшево стоить. Успокойся, пожалуйста, и перестань корчиться от стыда, глядя на ценники, иначе позвоню Дамису и пожалуюсь на тебя. Знаешь, что однажды сделал Гера, когда я также начала говорить, увидев пару ценников? Он просто взял и скупил все вещи в магазине! Не думаю, что Дамис поступит по-другому. Поверь - если хочешь сэкономить деньги - купи, что тебе нравится, или потом вынуждена будешь смотреть на весь ассортимент магазина в своё гардеробе. Пошли! - и, подойдя к дверям, снова их открыла.
   Поняв, что спорить с ней бесполезно я вошла в магазин. Здесь цены оказались не меньше, и я старалась вообще на них не смотреть, до сих пор с трудом пытаясь уложить в голове цифру пять - шесть миллионов, которые держала в своих руках. Вспомнив брошенное Майей слово "привыкай" я с тоской подумала: "Вот этого я как раз и боюсь. Сейчас привыкну, а когда эта сказка закончится, будет очень тяжело жить, потому что уже сейчас я понимаю, насколько убогой являлась моя жизнь до этого. А ведь всего неделю назад я радовалась и тому, что у меня было". Примерив очередную туфельку на левую ногу, я посмотрела на неё, и вздохнула. "Ладно, вот когда всё исчезнет, вот тогда и буду думать об этом. Я же еду на море! Прочь хандру!".
   В этом магазине мы купили ещё три пары обуви, и одну из них я не удержалась и сразу обула, потому что они идеально подходили к моему сарафану.
   Выйдя из бутика, Майя бросила взгляд на часы и сказала:
   -Ладно, визит к Джимми Чу отложим на потом, а сейчас купим купальники. Пошли, а то времени в обрез, и Лари с Реем обязательно устроят Аскольду какую-то пакость, если мы задержимся.
   В бутике Виктории Сикрет Майя помогла мне выбрать два купальника, а потом уговорила купить и ещё один, хотя я точно знала, что никогда не решусь его надеть, потому что эту пару лоскутков ткани с трудом можно было назвать купальником. Следом за этим мы зашли в ещё один магазин, и купили там большой матрас.
   Выходя из магазина, я пыталась подсчитать, сколько же я потратила и испугалась, поняв, что сумма для меня просто фантастическая. "Кошмар, лучше вообще об этом не думать!" - решила я.
   Но поднимаясь в лифте, я почувствовала, что уже начинаю краснеть. "А вдруг Дамис всё же разозлится, узнав, сколько я потратила? Лучше с Майей больше не ходить по магазинам".
   А самый настоящий стыд я испытала, когда Дамис нам открыл дверь и с улыбкой забрал пакеты.
   -Племяш, тебе надо с Вандой провести серьёзную беседу! Я-то думала, что наконец-то нашла себе подругу, с которой могу пробежаться по магазинам, а она вместо этого впадает в ступор и боится даже переступить порог бутика.
   -Да? Обязательно этим займусь, - серьёзно ответил он и посмотрел на меня.
   -Ладно, я побежала. Через час ждём вас в аэропорту, - послав Дамису воздушный поцелуй, и поцеловав меня в щёку, она выбежала из квартиры, закрыв за собой дверь.
   -Вот, возвращаю, - сказала я, протягивая Дамису карточку.
   -Оставь себе на мелкие расходы, - с улыбкой ответил он, и с пакетами пошёл в спальню.
   Я растерянно посмотрела ему в след, не зная, что сказать, а потом направилась следом за ним.
   -Дамис, я не могу взять эту карту, - твёрдо произнесла я. - Майя сказала, что здесь минимум пять миллионов, и я буду дёргаться, боясь её потерять.
   -На ней восемь миллионов, и если вдруг потеряешь её, просто скажи мне, и я её заблокирую, а тебе дам новую, - спокойно ответил он, доставая из пакетов коробки с обувью.
   Я открыла рот, не зная, что сказать, а он тем временем вытащил обувь из коробок и сложил всё в чемодан. "Восемь? Всё понятно! Это не сон! Меня сбила машина и я в коме, или вообще на том свете. Со мной такого просто не может быть".
   -Ну, всё, вещи собраны и упакованы. Предлагаю выдвигаться в аэропорт, чтобы ты успела перед дорогой подкрепиться, - тем временем произнёс Дамис и, подойдя, обнял меня. - Поехали, или ты меня сначала поцелуешь?
   Я, как сомнамбула, наклонилась к нему и поцеловала в губы. "Кома, так кома! Зато какая!" - по телу тут же разлилось тепло и, отбросив костыли, я обняла его за шею, практически повиснув на нём.
   -Ммм, - прошептал Дамис, когда я отстранилась. - Ты явно делаешь успехи, моя хорошая. Осторожнее, ведь я всё же мужчина.
   -Я всю жизнь была осторожной и, наверное, пришло время побыть беззаботной и бесшабашной, - тихо ответила я, и сама испугалась сказанному, и тому, что увидела в глазах Дамиса.
   "Он точно меня сейчас потащит в кровать, а я ещё не уверена, что готова к этому. Нет, только не сейчас!" - пронеслось в голове, и я замерла. Он изучающе посмотрел на меня и, не выдержав, я опустила голову.
   -Поехали в аэропорт, - ласково сказал он, и я с облегчением выдохнула.
   Всю дорогу я ехала, боясь даже посмотреть на Дамиса, и нервно теребила подол сарафана. "После моих слов он долго ждать не станет и если не сегодня ночью, то завтра точно, уже не отступит". От этой мысли кружилась голова, и я не могла решить - хочу я этого или нет. С одной стороны я действительно очень хотела этого, но с другой - было страшно, и я не знала, что делать.
   В аэропорту он въехал на стоянку и помог мне выйти, а потом закрыл машину.
   -А вещи? - удивлённо спросила я.
   -Мы всё равно вернёмся к машине, после того как ты поешь, потому что поедем сразу на лётное поле, к самолёту.
   -А регистрация, досмотр, или что там должно быть? - спросила я, вспоминая, что видела в кино.
   -Это для пассажирских рейсов, а у нас свой самолёт и летим мы внутри страны, поэтому ничего проходить не надо, - ответил он и улыбнулся.
   "Свой самолёт! У меня точно кома, причём очень глубокая!" - решила я, идя к зданию аэропорта.
   На втором этаже здания, в ресторане мы позавтракали. Хотя скорее завтракала я, потому что Дамис заказал себе только кофе, сказав, что не голоден, да и к тому практически не притрагивался. Я же с трудом вылезла из-за стола, потому что от жадности заказала много, и желудок начал бунтовать, когда я упорно запихивала в него последний бутерброд.
   Возвращаясь к машине, я вспомнила, что многие люди плохо переносят полёты и испугалась, представив, что мой непомерный аппетит может потом обернуться тошнотой, а то и худшим. "Чудесно, первый раз поднимусь в воздух, и весь полёт буду думать, куда бы спрятаться, чтобы окончательно не опозориться".
   -Дамис, а пакеты в самолёте будут? - робко спросила я, когда мы въехали на лётное поле.
   -Пакеты? Какие пакеты? - спросил он.
   -Ну, говорят, что многих тошнит, а я так наелась, не подумав....
   -Не знаю, но уверен, что мы обязательно что-то придумаем, - ответил он, и подмигнул мне.
   Заехав в какой-то ангар, он заглушил двигатель и помог мне выйти.
   -Наш самолёт уже готов, - он кивнул в сторону лётного поля. - Сразу пойдём туда или хочешь размяться?
   -Наверное, размяться.
   -Хорошо, ты иди потихоньку, а я пока возьму чемоданы и догоню тебя, - произнёс он, открывая багажник.
   Направляясь к небольшому самолёту, я по-прежнему не верила в происходящее. "Дорогая одежда и обувь, спортивные машины, частный самолёт, поездка на море - жизнь сделала резкий поворот на сто восемьдесят градусов и всё это происходит со мной. Расскажи кому-то, не поверят, что так бывает!".
   Дамис быстрым шагом обогнал меня, и поднялся по трапу в салон самолёта, когда на лётном поле появился мощный джип и, посигналив, въехал в ангар. Я остановилась на полпути, не зная, что делать - идти к самолёту или вернуться и поздороваться с Герой и Майей.
   Двери джипа одновременно открылись, и первой я увидела девочку лет шести - семи. Она выпрыгнула с заднего сиденья и бросилась в мою сторону, но невесть откуда появилась Майя и, подхватив её на руки, прижала к себе, а с другой стороны машины вышел Гера со вторым ребёнком на руках. Я встряхнула головой, потому что мне показалось, что девочка двигалась как-то очень быстро, а Майя вообще появилась из воздуха, перед тем, как взять её на руки.
   "Прекрасно, я уже и связь с реальность теряю, видя то, чего не может быть" - тихо пробормотала я, ожидая пока они, подойдут ко мне.
   -Дамис! - звонко закричала девочка, махая рукой и улыбнулась.
   Мне на талию легла рука, а потом раздался мягкий голос над ухом:
   -Ты любишь детей? Я очень!
   -Люблю, - улыбнувшись, ответила я, и посмотрела на него.
   -Вот и хорошо, - довольно ответил он и, наклонившись, поцеловал меня в шею.
   "Он так спрашивает, как будто хочет сам иметь детей уже прямо сейчас. Или хочет? Неужели я для него не просто оборванка, которую он сбил?" - внутри начала расти надежда на что-то большее и я тут же одёрнула себя. "Лучше ни на что не надеяться, потому что когда мы расстанемся, будет вдвойне тяжелее. Как говорится, поживём - увидим".
   -Привет ещё раз, - к нам подошла Майя, а следом за ней и Гера.
   Кивнув мне, он поставил на ноги мальчика, который как две капли воды походил на него и протянул Дамису руку.
   -Загрузился уже?
   -Да. Помочь вам?
   -Нет, я сам. Лучше займи Рея и Лари, а то они не всегда могут контролировать свои движения, - ответил он и присев перед сыном, спросил: - Помнишь, о чём мы говорили?
   -Да, - мальчик улыбнулся и бросил на меня хитрый взгляд.
   -Лари? - Гера вопросительно посмотрел на девочку, и она надула губки.
   -Прости папочка, я забыла.
   -Держи себя в руках, принцесса, - ласково сказал он и улыбнулся ей.
   -Ну, негодники, давайте я вас познакомлю с Вандой, - весело произнёс Дамис, когда Гера развернулся и пошёл назад к машине.
   -Я Рей, - мальчик подошёл ко мне и протянул руку.
   -Привет, а я Ванда, - с улыбкой ответила я, пожимая прохладную ладошку.
   -А меня зовут Илария, - Майя тоже поставила девочку на землю и она подошла ко мне. - Но для тебя просто Лари, - она так задорно улыбнулась, что я рассмеялась, глядя на неё.
   "Чудо, а не дети! Ангелочки, по-другому и не назовёшь их" - подумала я, глядя на них. Оба были темноволосые, как их папа, и такие красивые, что я не могла ими налюбоваться.
   Лари тем временем протянула к Дамису руки, и он с улыбкой подхватил её, а Рей пошёл рядом с ним, держа его за вторую руку, когда мы направились к самолёту.
   -Она мне нравится, - донесся голосок Лари, и обернувшись, она с улыбкой посмотрела на меня.
   -И мне нравится, - сказал Рей, а потом мечтательно добавил: - И пахнет вкусно!
   -Рей! - строго сказала Майя, и он тут же виновато посмотрел на неё, а потом на Дамиса.
   -У тебя такие прекрасные дети, - сказала я Майе. - Чудо, как хороши!
   -Подожди, ты с этими "чудами" проведёшь дня три и будешь за голову хвататься, - с улыбкой ответила она. - У них внутри вечные двигатели и они постоянно в движении. Но это ещё полбеды. Самое страшное, когда они затихают и сидят смирно! Это значит, что они готовят какую-то грандиозную пакость.
   Я улыбнулась, глядя то на детей, то на Майю, с любовью, наблюдающей за ними. "Везучая она - и дети - прелесть, и муж красавец, и денег куча. Могу ли я надеяться, что и мне так повезёт?" - так хотелось, чтобы и я когда-нибудь с гордостью смотрела на своих детей, которых Дамис несёт на руках, потому что это его дети. "Прекрати мечтать!" - я в очередной раз одёрнула себя.
   В салоне самолёта мы с Дамисом и Лари с Реем сели на полукруглый диван, а Майя с Герой расположились чуть дальше, и принялись о чём-то тихо перешёптываться.
   -Ну, что сегодня успели учудить? - спросил Дамис, обращаясь к детям.
   -Гостили у деда, и пока он был занят, пробрались в библиотеку, вооружившись канцелярским клеем, - ответил Рей.
   -И склеили каждую вторую страницу между собой, почти во всех книгах! - с гордостью добавила Лари. - А на стол положили ему маленький ножик, чтобы пока мы будем на море, он нас вспоминал, разрезая склеенное!
   -Ох и пройдётся кому-то Аскольд по мягким местам, - смеясь, произнёс Дамис.
   -Не пройдётся, - уверенно ответил Рей. - Мы старинные книги не трогали, а только современные.
   Наблюдая за Дамисом и детьми, я поймала себя на мысли, что постоянно улыбаюсь. Сейчас я увидела не красавца - парня, перед которым все девушки готовы падать на колени, а парня, который всем сердцем любит свою семью и детей. "Какой же он всё-таки хороший!" - подумала я и вдруг отчётливо осознала, что готова с ним ко всему. Страх ушёл, и осталось только чувство безмерной нежности к нему. "Или это и есть любовь?" - спросила я себя, чувствуя разливающееся по телу тепло, учащённое сердцебиение, и желание постоянно ему улыбаться, не отрывая ни на секунду взгляда от его глаз.
  
  
   Глава 9.
  
   Дамис.
   В аэропорту Адлера нас уже ждали два джипа и, выгрузив из самолёта вещи, мы направились в дом Геры и Майи.
   На автомате ведя машину, я думал о том, что делать с Вандой. На то, что она так быстро освоится я и не мог рассчитывать, но вспоминая утренние поцелуи, а потом то, как она сама без стеснения целовала меня после приезда из магазина, подумал: "Она готова и сама уже этого хочет".
   В принципе, я и в Москве мог уложить её в кровать, но делать это впервые с ней, впопыхах не хотелось. "У нас от силы, имелось минут тридцать, а мне этого точно было бы мало. Поэтому хорошо, что я сдержался. Вот только как быть дальше? Не хочу я заниматься с ней любовью, зная, что нас могут услышать четыре пары ушей. Может снять номер в отеле и там пожить? Или..." - вспомнив про яхту Геры, я улыбнулся. "Точно, идеальный вариант! Вечером повезу её кататься, а потом бросим якорь в какой-нибудь бухте и останемся там на всю ночь. Кровать там конечно не королевских размеров, но тоже не маленькая. Да и жаль, что у Ванды в ноге трещина. Сильно не разойдёшься, но ничего, пока и этим удовлетворюсь, а вот потом..." - в мечтах меня начало заносить далеко вперёд, и я постарался взять себя в руки. "Спокойнее парень, до вечера уже не так далеко. Надо потерпеть".
   Подумав о яхте, я понял, что это вообще идеальный вариант, потому что Рей и Лари уже почему-то воспринимала Ванду, как часть семьи и не очень старались контролировать себя. Увидев, как Лари выпрыгивает из машины и двигается ко мне, я испугался, что придётся сейчас объяснять Ванде, кто мы такие, но Майя быстро сориентировалась и успела её перехватить. Да и лучше, если Ванда не постоянно будет с семьёй моего дяди, а только днём. Иначе обязательно возникнет масса вопросов, когда дети заиграются и забудут об осторожности, или она не дай бог увидит, как питаются Рей и Лари, ведь они пока едят каждый день.
   Въехав во двор особняка, я улыбнулся Ванде и сказал:
   -Здесь и будем жить.
   -Это дом Геры? - с восхищением разглядывая двухэтажный особняк, спросила она.
   -Да, а терраса выходит прямо на берег моря и у нас свой частный пляж.
   -О-о-о!
   -Не "о-о-о", а все удобства, - весело ответил я, выходя из машины.
   Когда Ванда вышла из машины, я выгрузил чемоданы и кивнул в сторону дома, приглашая её за собой. Лари с Реем тем временем выскочили из второй машины и с криками побежали за дом, к морю.
   -Эй, друзья! Купальники и плавки оденьте сначала, пожалуйста, - крикнула им вслед Майя, выходя из машины.
   -Доставай их пока, мамуля, мы сейчас! - крикнула Лари и скрылась из вида.
   -И вот так постоянно, - с улыбкой сказала Майя и посмотрела на Ванду. - Полностью в папу пошли, что лицом, что характером!
   -Характером в меня? - весело спросил Гера. - Нет, дорогая, полностью в тебя, и я рад этому. Зато теперь знаешь, что я чувствовал во время Игры, когда ты меня не слушала и постоянно доставала, - подойдя, он положил ей руку на ягодицы и, прижав к себе, что-то прошептал на ухо.
   Она залилась смехом и бросила ему, направляясь к дому:
   -Пошляк! И когда ты успокоишься!
   -Может, когда у нас будет минимум шестеро детей? - с наглой усмешкой ответил он. - Но и этого не обещаю!
   -Чемоданы неси в дом, а с остальным разберёмся позже, - проворковала Майя, поманив своего мужа пальчиком к себе.
   Глядя на Майю с Герой, я улыбнулся. "Кто бы могут подумать, что Геру захомутает обыкновенная человеческая девушка, и он будет так счастлив с ней". Посмотрев на Ванду, и почувствовав, как внутри что-то приятно заныло, я подумал: "Может, и мы с ней когда-нибудь так будем перебрасываться фразочками, наблюдая, как наши дети бегут к морю?".
   В доме мы сразу поднялись на второй этаж и, открыв дверь в одну из гостевых спален, я пропустил Ванду вперёд.
   -Надеюсь, тебе понравится комната.
   Она оглянулась вокруг, а потом подошла к окну и замерла, глядя на море.
   -Как красиво, - с восхищением произнесла она и, повернувшись, посмотрела на меня. - Я даже представить себе не могла такой красоты.
   -Рад, что тебе нравится, - подойдя, я положил руки ей на талию и решил окончательно прояснить наши отношения. - Мне устраиваться в другой спальне или здесь?
   Она нервно сглотнула и, опустив голову, прошептала:
   -Здесь.
   -Спасибо, - как можно спокойнее ответил я, а внутри уже начал разгораться огонь желания. "Всё, осталось дождаться вечера, а потом будет такое..." - я тут же оборвал себя. "Спокойно! Ещё полдня впереди". - Хочешь сейчас пойти на море или отдохнуть?
   -Сейчас! - она посмотрела мне в глаза и задорно улыбнулась. - Хочу хоть возле воды постоять!
   -А зачем стоять? - спросил я, улыбнувшись ей в ответ. - Ты и купаться будешь.
   -Вряд ли я с костылями зайду в море...
   -Костыли оставляй в комнате, и ни о чём не волнуйся. Доставай купальник и переодевайся, а я пока переброшусь парой слов с Герой, - и, подмигнув ей, вышел из комнаты.
   В коридоре я подошёл к дверям спальни Геры с Майей и постучался.
   -Входи! - крикнула Майя.
   -Слушай Гера, у меня к тебе дело, - войдя в их комнату, сказал я. - Могут возникнуть проблемы. Рей и Лари заиграются и забудут об осторожности, или Ванда озаботится тем, что никто не ест человеческую пищу, кроме неё, или вообще увидит, как Рей и Лари едят....
   -Я уже думал об этом, - перебив, сказал Гера. - Поэтому приказал спустить яхту на воду...
   -Ты читаешь мои мысли! - я расплылся в улыбке.
   -Хм, два сапога пара, - весело бросила Майя, посмотрев на мужа, а потом подошла ко мне и тихо сказала: - Дамис, будь, пожалуйста, аккуратнее, у Ванды, по-моему, это произойдёт впервые...
   -Я уже понял это, - серьёзно ответил я.
   -Тогда не надо объяснять, что отличает человеческих девушек от наших, да? И то, что у людей первый раз может проходить болезненно?
   -Болезненно? - я удивленно посмотрел на Майю.
   -Да, говорят не всегда так, но не всем везёт и некоторым может быть больно.
   -И что надо делать? - причинять боль Ванде совсем не хотелось.
   -С этим ничего сделать нельзя, - она вздохнула и с сожалением посмотрела на меня. - Дай ей хотя бы чуть-чуть выпить и будь очень осторожен.
   -Хорошо, - пообещал я.
   В этот момент в комнату ворвались уже вымокшие Рей и Лари и начали требовать выдали купальники и плавки. Майя тут же переключилась на детей, а я вышел из комнаты, думая, как лучше всё обустроить, и в голове моментально созрел план.
   "Сейчас идём на море, потом часа в три, повезу её в город, сославшись на то, что мне надо что-нибудь купить, и там же покормлю. Это снимет вопрос о том, почему никто в доме не ест, а Гера с Майей могут сказать, что пообедали, пока мы катались. Поведу её в ресторан, а пока она будет обедать, куплю спиртное. Затем вернёмся сюда и ещё искупаемся, и обязательно надо дать ей отдохнуть днём, чтобы ночью она рано не захотела спать. А уже вечером предложу ей покататься на яхте. Ну, а дальше уже по обстоятельствам" - решил я.
   Вернувшись к дверям нашей комнаты, я постучался и услышав: "Войдите", открыл дверь. Ванда уже была одета в купальник и лёгкое пляжное платье, а гипс обернула пакетом и плёнкой.
   -Готова? Вот и хорошо, - подойдя к своей сумке, я достал оттуда плавки и начал раздеваться.
   Ванда тут же отвернулась и, взяв из своего чемодана несессер с гигиеническими принадлежностями, поскакала в ванную комнату. Я улыбнулся и, надев плавки, решил, что шорты одевать не буду специально. "Пусть привыкает!". Взяв матрас, я громко сказал:
   -Я готов. Идём на пляж?
   Ванда тут же выглянула из ванной и покраснела, посмотрев на меня, а потом кивнула и сразу запрыгала к двери. Догнав её, я вручил матрас и, подхватив на руки, начал спускаться вниз.
   "Мне нравится, как она краснеет, и, наверное, когда она ко мне привыкнет, буду без этого скучать" - с улыбкой подумал я, прижимая её к себе. "И как же приятно когда она вот так обнимает меня, и я могу чувствовать тепло её тела на своей коже. Представляю, какие ощущения ждут меня сегодня ночью".
   На первом этаже я поставил Ванду на ноги и достал из шкафа пляжные полотенца, а затем снова её подхватил на руки и, выйдя из дома, направился на пляж, откуда уже доносились весёлые крики Рея и Лари.
   Гера с Майей уже купались в море, а в бухте на волнах покачивалась яхта Геры и я улыбнулся. Ванда тоже увидела её и начала с восхищением рассматривать.
   -Нравится? - спросил я.
   -Очень. Никогда таких кораблей не видела.
   -Это яхта Геры.
   -Да? - она удивлённо посмотрела на меня, а потом в море. - Я бы сказала, что это какой-то круизный корабль.
   -Круизные корабли больше, - весело ответил я. - На этой яхте всего шесть кают. Ну и так, по мелочам - бассейн, бильярдная и прочая ерунда.
   -Да, действительно, крохотный кораблик без всяких удобств, - Ванда подмигнула и я рассмеялся.
   Усадив её на шезлонг и забрав у неё полотенца с матрасом, я спросил:
   -Ну что, красавица, ты готова к первому купанию? - она радостно кивнула. - Тогда снимай своё платье, и купаться.
   Она смущённо посмотрела на меня, а потом сняла платье и, опираясь на мою руку, повернулась к морю.
   -Только держи меня крепче, - попросила она, и собралась, по-видимому, сама туда допрыгать.
   -Обязательно, - ответил я, и подхватил её на руки, потому что больше всего хотел сейчас ощутить жар её обнажённого тела на своей коже.
   "Сегодня ночью я точно испытаю что-то новое" - прижимая Ванду к себе, подумал я, ощущая обжигающее тепло, и наслаждаясь этим.
   Держа её на руках, я начал заходить в воду и она, обняв меня за шею, зажмурилась, а когда я резко присел в воду, завизжала:
   -Холодная!
   -Ничего, сейчас привыкнешь, - пообещал я. - Залезай мне на спину и держись за шею.
   Когда она взобралась на спину, я оттолкнулся от дна и поплыл, хотя сейчас меньше всего хотелось плавать. Ванда, обняв за шею, практически прилипнув ко мне, обхватила ногами и моё туловище, поэтому в голову начала лезть всякие мысли о том, что возможно и сегодня вечером эти же ноги будут также меня обхватывать, но уже совсем по-другому поводу.
   -Дамис, а под нами глубоко? - со страхом спросила она.
   -Метра три-четыре не меньше.
   -Поплыли назад, пожалуйста, - прошептала она и ещё сильнее прижалась ко мне.
   Решив её не пугать, я развернулся и поплыл к берегу, а став на дно, весело сказал:
   -А теперь буду учить тебя плавать! Хотя бы освоишь пока движения руками, а когда заживёт нога, уже будешь увереннее чувствовать себя в воде.
   Она согласно кивнула и, убрав руки с шеи и нащупав ногой дно, с интересом посмотрела на меня.
   Поддерживая Ванду руками за талию, я учил её, как правильно плавать, а сам всё никак не мог сосредоточиться, и продолжал думать о вечере, планируя, что сделать в первую очередь, и каким образом не испугать её и минимизировать боль. И чем больше я об этом думал, тем больше возбуждения испытывал, особенно когда нечаянно прикасался к её груди или поддерживал руками за живот.
   Когда мы добились первых успехов, я прижал её к себе и поцеловал, а она весело засмеялась, требуя ещё, я переместил руки на ягодицы и прижал её к своим бёдрам, уже желая только одного. Ванда тут же испуганно дернулась, и со страхом посмотрев мне в глаза.
   -Дамис, тут ведь Гера с Майей и дети, - прошептала она.
   -А ещё тут ты, в своём соблазнительном купальнике, - ответил я, снова поцеловав её, и положив руку на грудь, слегка её сжал.
   "Веду себя как озабоченный юнец" - пронеслось в голове, но желания были сильнее разума. "Нет, надо срочно брать себя в руки, иначе вечера я точно нет дождусь" - подумал я и потянул Ванду к берегу.
   Майя с Герой уже к тому моменту вышли на берег, и я крикнул:
   -Майя, помоги Ванде, а я пока поплаваю, - и, оставив Ванду, нырнул в воду.
   Плывя под водой, а потом, вынырнув, я сосредоточился на плавание, и возбуждение стало спадать. "Так, пока мы с ней не займёмся любовью, никак объятий, поцелуев и прижиманий к себе, а также прикосновений к обнажённым участкам тела, иначе придётся постоянно сидеть в воде".
   Через пятнадцать минут всё пришло в норму, и я спокойно вышел на берег. Заняв под навесом соседний с Вандой шезлонг, я с улыбкой посмотрел на Рея и Лари, которые сидели на берегу, строя из мокрого песка замок и о чём-то тихо переговаривались. "Что-то задумывают, это точно. Интересно, и кто сегодня будет их жертвой? Родители или Ванда? Надо внимательнее за ними следить".
   Искупавшись ещё пару раз, через два часа я сделал вид, что вспомнил о том, что мне необходимо сделать пару покупок, и предложил Ванде съездить в город. Она с радостью согласилась и уже сама, без стеснения протянула ко мне руки.
   Стараясь ни о чём не думать, я быстро занёс её в нашу комнату и, взяв себе вещи, пошёл в другую ванную, чтобы там принять душ и смыть соль.
   Через полчаса мы уже ехали по дороге и Ванда, не переставая крутила головой в разные стороны, рассматривая то горы, то море и с восхищением каждый раз на что-то мне указывала.
   "Чистый, невинный ребёнок, который ничего хорошего в своей жизни не видел, и сейчас удивляется самым обыкновенным вещам" - подумал я, и захотелось показать ей весь мир. Наблюдая за ней, я чувствовал необъяснимую радость, и казалось, что даже сам как-то по-новому смотрю на мир.
   Приехав в город, я остановился перед одним из ресторанов и предложил Ванде пообедать. Она согласно кивнула и, заняв столик на террасе, мы сделали заказ. Есть я, естественно не собирался и заранее приготовил себе пути к отступлению.
   Когда зазвонил мой телефон, встав, я сделала вид, что отвечаю на вызов, хотя это сработал сигнал напоминания, который я выставил ещё дома, чтобы не оставаться в ресторане.
   -Прости, отец попросил встретиться с одним из его партнёров и он как раз сейчас позвонил, - с сожалением произнёс я, положив трубку и глядя на Ванду. - Я отъеду буквально минут на сорок. Ты обедай, а я перекушу там, и заодно решу все вопросы. Пообедаешь одна?
   -Хорошо, - она вздохнула и несмело мне улыбнулась.
   -Может, я уложусь в тридцать минут, так что не скучай, - поцеловав её, я вышел из ресторана и сев в машину с облегчением вздохнул.
   "Запах человеческой еды невыносим, и если бы не Ванда, я бы за километр обходил такие места. Но что не сделаешь ради любимой девушки...." - от пришедшей в голову мысли я оцепенел и чуть не врезался в другую машину.
   "Любимой?" - я задумался, пытаясь разобраться в себе. "То, что я хочу Ванду, это сомнений не вызывает, но люблю ли я её?" - этот вопрос взволновал меня не на шутку и съехав с дороги я остановился. "Того, что чувствую рядом с ней, я точно никогда не испытывал, но, с другой стороны, сравнивать моих предыдущих девушек с ней нельзя, потому что она человек, а это уже существенная разница. Дело только в этом или в чём-то другом? Рядом с ней мне весело, и хорошо, даже как-то уютно, что ли. И почему-то перед глазами сразу проплывают годы, проведённые с ней, и на сердце становится спокойно, когда я об этом думаю. Если условно разделить всех девушек на две группы - для развлечений и для создания семьи, то Ванда без сомнения относится ко второй. И она первая из всех моих знакомых, кого я смело могу отнести к этой группе. Или это и есть любовь, когда ты точно знаешь, что и через много лет, будешь наслаждаться обществом этого человека?". Вспоминая своих родителей, и Геру с Майей я понял, что мне всегда нравилось в их отношениях, и привлекала именно та гармония, что царит между ними. И именно это я сам сейчас испытывал, общаясь с Вандой - всё, чтобы она не делала, мне нравилось. "А ведь раньше я избегал плотного общения с девушками, потому что как только они выскакивали из кровати, то начинали раздражать меня своими ужимками и манерным поведением. С Вандой же мы ни разу не были в кровати, а всё равно меня всё устраивает. Значит, осталось только заняться с ней любовью... Стоп! Заняться любовью!? Раньше я никогда не думал об этом, как о занятии любовью. Это был секс и развлечение, а термин "любовь" я никогда до этого не применял. И давно я думаю об этом, как о занятии любовью, а не как о сексе?" - покопавшись в памяти, я улыбнулся. "А что тут думать. Мы познакомились позавчера вечером, а уже вчера, уезжая на встречу к Зое, я думал о Ванде и уже подразумевал занятие любовью. Сутки? Мне понадобились всего сутки, чтобы я начал думать именно так?" - меня начал душить смех. "Скажи кому, не поверят, что за сутки, какая-то простая человеческая девчонка так перевернула моё мировоззрение! А что будет, когда мы окажемся с ней в одной кровати?" - я сжал руль, и попытался найти ответ на этот вопрос. "Одно из двух - либо я потеряю к ней интерес, либо пропаду, и назад уже дороги не будет".
   В душу закрался непонятный страх: "Я если второе? Я точно готов к этому или ещё всё же рано? Мне ведь только триста семь лет и я могу ещё лет сто точно спокойно гулять". Но вспомнив слова Майи и представив себя несчастным лет через пятьсот - шестьсот или больше, я понял, что готов. "Свобода конечно вещь интересная, но и она надоедает, а когда рядом с тобой родная душа, которая всегда поддержит и даст спокойствие, жизнь наполняется смыслом. И сегодня ночью всё окончательно станет понятным. Если и в кровати, и после этого Ванда не потеряет для меня привлекательности, значит она именно та, кто мне нужен".
   Выехав снова на дорогу, я принялся искать магазин. Найдя, я купил бутылку шампанского, и ещё вина, чтобы уж точно хватило, и она смогла расслабиться, перед тем как стать моей.
   К возвращению Ванда уже поела и пила сок, ожидая меня.
   -Наелась? - спросил я, расплачиваясь по счёту.
   -Ага, - она улыбнулась. - Надо с этим делом завязывать, а то разъем себе желудок и потом буду мучиться, переходя опять на питание один раз в день.
   -Почему один раз? Ведь надо питаться три раза в день, - я удивлённо посмотрел на неё, вспомнив слова Майи о питании.
   -Ну, не всегда получается три раза поесть... И вообще, не обращай внимания на мои слова, - она улыбнулась и встала из-за стола.
   "Всё ясно, мамаше-алкоголичке было плевать - ел ребёнок или нет, а она зарабатывала копейки и экономила на всём. Но теперь, как бы всё не сложилось, Ванда будет обеспечена на всю жизнь" - пообещал я себе, помогая ей дойти до машины.
   -А у тебя как прошла встреча? Успел пообедать? - спросила она, садясь в машину.
   -Пообедать успел, и встреча прошла нормально, но остались кое-какие вопросы и возможно придётся встретиться ещё раз, или два с партнёром отца, - ответил я, готовя на всякий случай пути отхода на будущее.
   Пока мы ехали, Ванда начала клевать носом, и я с улыбкой наблюдал за ней. "Разморило девочку - и магазины с утра и перелёт, и купание в море, но это только на руку. Сейчас выспится, а ночь будет полностью моя".
   Приехав домой, я осторожно забрал её из машины, и когда она полусонно обняла меня за шею и уткнулась в плечо, улыбнулся, чувствуя, как с каждой секундой в душе всё больше растёт нежность к ней.
   Уложив в спальне на кровать, я укрыл её и, захватив спиртное из машины, пошёл на пляж. Майя с Герой лежали на шезлонгах и разговаривали, наблюдая за Лари и Реем, которые уже, по-видимому, продумали свою пакость, и сейчас носились по берегу друг за другом.
   -Покормил Ванду? - спросила Майя.
   -Да, и её разморило, поэтому она сейчас спит, - ответил я. - Сплаваю пока на яхту и приготовлю там всё.
   -Ты купил только спиртное? - она посмотрела на бутылки и улыбнулась. - Тоже мне соблазнитель. Эх, учить тебя и учить ещё. А где фрукты, а где шоколад, мороженное, пирожное? Ты собрался Ванду только напоить шампанским и вином? Тогда смело могу тебя заверить, что ночь пройдёт спокойно, потому что ребёнок свалится, и будет спать!
   Гера громко рассмеялся, и сказал:
   -Дамис, поверь, у людей всё очень сложно. Это у нас - привёл человека, угостил девушку и можно наслаждаться, а у них там целые церемонии.
   -Тоже мне знаток, - бросил я. - Майя хоть с самого начала знала, что ты вампир, и тебе приходилось легче.
   -Не сказал бы. Она, знаешь ли, тоже устраивала образцово-показательные выступления, и я мог в полной мере насладиться всеми их ритуалами, наблюдая, как один из друзей соблазняет её. Тебе-то хоть могут подсказать, что делать, а мне приходилось самому до всего доходить, - с усмешкой ответил он и посмотрел на жену.
   -Ты опять? - угрожающе спросила она и недовольно посмотрела на него.
   -Конечно опять. Ещё чуть-чуть и ты уехала с этим червяком Сергеем. Жаль, что я тогда не вырвал ему руки, и не сломал ноги в качестве подарка ко дню рождения. Но, я всегда могу вернуться и найти его, - вызывающе закончил он и посмотрел на неё.
   Майя показала ему язык и, повернувшись ко мне, сказала:
   -Значит так, езжай опять в город и купи винограда, клубники, персиков, абрикосов....
   -Как выглядят виноград и клубника, я уже знаю, а вот остальное - не уверен...
   -Ладно, съезжу с тобой и помогу всё купить, - вставая, сказала она и, наклонившись к Гере, поцеловала его. - Думаю, ты скучать не будешь, - и бросила взгляд на детей.
   Он улыбнулся и, хлопнув Майю по ягодицам, поднялся.
   -На гидроцикле будем кататься? - громко спросил он, и дети моментально бросились к нему, а он посмотрел на Майю и сказал: - Скучать точно не буду. Но долго не задерживайся.
   Через полчаса мы уже ходили по базару, и Майя со знанием дела выбирала фрукты, параллельно рассказывая, что и как называется, а так же что к чему подходит, а после этого мы направились в магазин.
   -Хорошо, что мы не стали убирать холодильник с яхты. Заодно сейчас купим и что-нибудь на завтрак Ванде, - сказала она, что-то кладя в корзину.
   Идя за ней и читая название продуктов на ценниках, я запоминал их, а Майя рассказывала, что потом с ними делать.
   Вернувшись домой, я уже знал и про хлеб, и про сливочное масло, и про икру и про копчёности и сыры, которые лежали в пакете, и точно знал, что с каждым из продуктов делать завтра утром.
   На яхте я включил холодильник, загрузил в него покупки, помыл фрукты и купленные бокалы и, осмотрев всё в последний раз, поплыл в лодке на берег. Чем ближе был вечер, тем большее нетерпение я испытывал и уже мог думать только о том, что предстоит впереди.
   Зайдя тихонько в спальню и сев на кровать, я улыбнулся, глядя на Ванду. Наклонившись, я поцеловал её в щёку и она, зашевелившись, открыла глаза.
   -Прости, я тебя разбудил.
   -Ничего страшного, - она сонно улыбнулась. - А то сейчас высплюсь, и полночи буду бродить, не зная чем себя заня... - оборвав себя на полуслове, она покраснела и стеснительно посмотрела на меня.
   "Знает ведь, что произойдёт, боится этого и всё равно отступать не собирается" - я улыбнулся и, поцеловав её сказал:
   -Кстати, яхта в нашем распоряжении на всё время отдыха, поэтому хочу тебя на ней покатать, а потом, на ночь бросим якорь в бухте и можем там остаться спать. Ты не против?
   -Не против, - застенчиво ответила она и ещё больше покраснела.
   -Хочешь прямо сейчас подняться на борт, или чуть позже? - стараясь не рассмеяться, глядя на её румянец, спросил я.
   -Эээ, а может, пока поплаваем в море или полежим на берегу, а на яхту поднимемся, когда потемнеет? - последние слова она прошептала уже еле слышно, и я понял, что ей не просто страшно, а очень страшно, но она всё равно готова к этому.
   -Хорошо, - согласился я, давая ей время, чтобы она переборола страх.
   Через пятнадцать минут я вынес её на пляж и, увидев, как Гера с Реем, а Майя с Лари соревнуют между собой, гоняя на гидроциклах по бухте, она весело рассмеялась.
   -Хочешь покататься? - спросил я, придерживая её за локоть.
   -А можно? - она с надеждой посмотрела на меня.
   -Можно. Правда так быстро я тебя пока катать не буду, потому что на волнах ты можешь упасть с гидроцикла и нечаянно ещё больше повредить ногу, но обещаю, что когда трещина заживёт, я тебя саму научу его водить, и будешь гонять не хуже.
   -Спасибки! - она обняла меня за шею и, страстно поцеловав, опять повернулась к морю.
   Почти до половины восьмого вечера мы катались на гидроцикле, и Ванда была не прочь покататься ещё, но уже начала трястись от холода из-за воды и ветра. Я понёс её в дом, несмотря на протесты и заверения, что ей не холодно, чтобы она могла согреться под тёплым душем.
   Солнце опускалось всё ниже, а я почему-то с каждой секундой чувствовал всё большее волнение. "Да я так не волновался, когда сам первый раз ложился с девушкой в кровать!" - стоя под душем, думал я. "Представляю, что сейчас испытывает Ванда. Уже, наверное, трясётся от страха".
   Я почти угадал. Неся её на руках к лодке, я чувствовал, как она напряжена и скованна. "Сразу же предложу шампанского и буду действовать очень медленно, чтобы она не пугалась. Пару бокалов, и усажу её к себе на колени, потом ещё бокал - и поцелую, затем ещё один - и дам волю рукам, а там уже посмотрим по обстоятельствам, что и как делать дальше" - решил я.
   Поднявшись на яхту, я проводил её к небольшому бассейну и, усадив на полукруглый диван возле него, сказал:
   -Располагайся, я а пока принесу шампанское и фрукты, - и как только скрылся с её глаз начал двигаться быстрее, чтобы надолго не оставлять её одну.
   Через пять минут всё уже стояло на столике, и я разливал шампанское. Она нерешительно мне улыбнулась, когда я протянул ей бокал и сел рядом, а потом тихо сказала:
   -За нашу встречу, Дамис. Ты перевернул мою жизнь, и я очень рада, что так всё получилось.
   -И я рад, моя хорошая, что встретил тебя, - ласково ответил я.
   Чокнувшись со мной, она залпом выпила всё шампанское из бокала и виновато посмотрела на меня. "Пожалуй, надо за ней следить, и наливать по половине бокала, а то она так боится, что пытается заглушить страх спиртным".
   -Ещё? - спросил я, беря бутылку, и когда она кивнула, налил немного.
   Ванда взяла его, пригубила напиток, а потом, посмотрев в сторону берега, тяжело вздохнула и когда снова посмотрела на меня, я подумал, что сейчас она скажет, что не готова и попросит отвезти её назад. "Смогу я это заставить себя сделать или нет?" - спросил я себя, и тут же ответил: "Смогу. Не хочу, но отвезу".
   Но то, что я услышал в следующую минуту, сильно удивило.
   -Дамис, выслушай меня, пожалуйста, не перебивая, - я кивнул и она продолжила: - Мы оба знаем, что сегодня случится. И ты видишь, как я этого боюсь, но дело совсем не в тебе, а в том... - она сделала ещё один глоток и виновато посмотрела на меня. - Что это будет для меня впервые. Ты опытный парень, а я в этом глупая дурочка, и совершенно не знаю, что делать в таких ситуациях. Но я бы всё равно хотела, чтобы ты был у меня первым, и готова пойти до конца. Я пойму, если ты сейчас передумаешь и отвезёшь меня на берег...
   -Ванда...
   -Ты обещал не перебивать, - произнесла она и сделала ещё один глоток. - Но если всё же случится чудо, и ты захочешь меня... Хотя вообще не понимаю, чем могла тебя заинтересовать... В общем, прояви терпение и не разочаровывайся во мне сразу, или по крайней мере, не показывай этого, потому что ты обо мне быстро забудешь, а мне с этим жить.
   Глядя на то, как у неё уже мелкой дрожью трясутся руки и, испытывая к ней безграничную нежность, я поставил свой бокал и, усадив её к себе на колени, прошептал:
   -Хорошая моя, я давно понял, что у тебя никого не было, и очень благодарен за это. Не надо думать, что ты разочаруешь меня, и уж тем более не надо бояться. Поверь, я буду очень нежен и осторожен, обещаю.
   -Тогда пошли сразу в каюту, а то я точно издёргаюсь и напьюсь... А я хочу помнить всё до мельчайших деталей...
   Посмотрев ей в глаза, я забрал бокал и тихо сказал:
   -Ты будешь помнить всё, но пойдём мы туда не сразу.
   Понимая, что Ванда сейчас не на шутку испуганна, я решил всё же действовать медленно, поэтому наклонил и стал её целовать - сначала нежно и осторожно касаясь её губ, а потом всё более страстно и когда она ответила на поцелуй, прижал к себе.
   Внутри уже бушевал огонь желания, но я заставлял себя сдерживаться. Только когда она сама начала страстно отвечать на поцелуи, позволил себе положить руку ей на талию и медленно поглаживая, переместил её сначала на живот, а потом стал двигаться вверх.
   Такого дикого желания я ещё никогда не испытывал, казалось, по венам бежит раскалённый металл, а не кровь, но всё же заставлял себя сдерживаться. Хотелось поскорее дотронуться до её горячей кожи, прижать к себе и почувствовать её тепло на своей обнажённой коже, хотелось ласкать губами её тело. Не выдержав, я начал расстёгивать пуговицы на её сарафане. "Если я сейчас не получу хоть что-нибудь, то начну сходить с ума" - пронеслось в голове.
   Когда сарафан был расстёгнут, и я нежно сжал её грудь, а она застонала, в голове как будто разорвалась бомба и я понял, что ждать уже не могу. "Точно сойду с ума, если буду долго ждать".
   Крепко прижав к себе Ванду, я поднялся и, пошатываясь, пошёл в каюту, боясь хоть на секунду оторваться от её губ. Открыв дверь ногой, я подошёл к кровати, уложил её и, быстро сбросив футболку, лёг рядом.
   Она прижималась ко мне, а я, поглаживая её по спине, и целуя, проваливался в какую бездну от нахлынувших ощущений. Такого за всю мою жизнь ещё никогда не происходило и я, опускаясь, начал жадно целовать каждый сантиметр её горячего тела, и вдыхая запах, понял, что от возбуждения готов рычать. Когда я поцеловал её грудь, она вцепилась руками в мои волосы и выгнулась навстречу, застонав, по венам уже побежал не расплавленный металл, а огонь и, не сдержавшись, я зарычал.
   "Если не войду в неё через пять минут, то просто взорвусь от желания... Но всё же сначала исполню задуманное...".
   Проведя рукой по животу, я стал опускать её ниже и, просунув под резинку трусиков, начал ласкать её. Ванда тут же испуганно свела ноги и напряглась, а я, понимая, что уже не смогу остановиться, оторвался от груди и глядя в глаза, прошептал:
   -Не бойся, - и снял с неё трусики.
   Перед глазами всё плыло, и уже плохо контролируя себя, я снял с неё давно расстёгнутый сарафан и, отбросив его в сторону, начал расстёгивать свои брюки, пожирая её тело глазами. "Назад дороги уже не будет" - подумал я, ложась в кровать и целуя её грудь. "Ну и пусть".
   Прокладывая дорожку из поцелуев вниз от живота, я уже изнывал от желания, но упорно продолжал держаться, чтобы осуществить запланированное. Когда Ванда поняла, что я собираюсь сделать, то испуганно дёрнулась и попыталась свести ноги.
   -Дамис...
   -Шшш, не бойся... Я хочу сразу показать, какое наслаждение тебя ждёт в конце, и что стоит один раз перенести боль, ради таких ощущений, - прошептал я, укладывая её назад и не давая свести ноги.
   Лаская её, я чувствовал, как в ней нарастает желание, а когда она начала громко стонать и выгибаться навстречу моему языку, понял, что ещё чуть-чуть и она получит то, что мне и самому так сейчас необходимо.
   Громко вскрикнув, она обмякла и затихла, тяжело дыша, а я наклонился над ней и, наблюдая за лицом, понял, что ждать больше не могу. "Всё. Или сейчас, и я умру от желания".
   Осторожно войдя в неё и уперевшись в преграду, я замер, пытаясь справиться с собой, а Ванда тут же напряглась и, открыв глаза, испуганно посмотрела на меня. "Надо было это сделать, когда она испытывала оргазм, но уже поздно. Второй раз я точно не выдержу".
   Целуя её в губы, я просунул одну руку под ягодицы, и как только почувствовал, что она расслабилась, рывком вошёл в неё.
   Раздался слабый стон и, поймав его губами, я замер, огромным усилием воли заставляя себя не двигаться, чтобы она привыкла к вторжению и, пытаясь справиться со своими ощущениями.
   Это было нечто невероятное - меня обволакивало теплом и казалось, что я тону в океане блаженства. Но выплывать не хотелось, а наоборот, хотелось погружаться всё глубже и глубже, поэтому я стал медленно двигаться. Каждый толчок приносил такое наслаждение, что я уже не мог остановиться и постоянно постанывал, зажмурив глаза. "Это нечто волшебное. Я пропал..." - последнее, что подумал я, чувствуя, что дальше меня ждёт ещё большее удовольствие и, понимая, что уже никогда не смогу отказаться от Ванды и тех ощущений, которые она мне дарит.
  
  
   Глава 10.
  
   Ванда.
   Проснувшись, я сначала не поняла, где нахожусь и удивлённо осмотрелась по сторонам, а потом всё вспомнила и почувствовала, что краснею. "Это была самая чудесная ночь в моей жизни" - перевернувшись на живот, я уткнулась лицом в подушку и тихонько рассмеялась. "Дамис не мужчина, а сказка. И хоть он у меня первый, я уверена, таких больше нет!".
   Вспомнив свой страх, когда мы плыли на яхту, я подумала: "Напридумывала себе глупостей и тряслась, как осиновый лист, а всё вышло совсем по-другому". То, что я испытала этой ночью, невозможно было описать словами.
   От одних только поцелуев возле бассейна голова шла кругом, и я таяла в его руках, желая быть как можно ближе и наслаждаться прохладой его кожи. И даже когда он расстегнул сарафан и начал ласкать мою грудь, я почему-то не испытывала стыда, хотя до этого казалось, что сгорю от него, когда Дамис начнёт меня раздевать. "Не сгорела, а наоборот очень даже была рада, когда он расстегнул сарафан!" - я опять рассмеялась в подушку. "Правда, был момент, когда стало не по себе, но потом!" - я зажмурилась, вспоминая свои ощущения, когда он ласкал меня языком, и почувствовала, как внизу живота опять всё приятно заныло.
   "Боже, никогда бы не подумала, что можно испытать такие эмоции!". Первую минуты было ужасно стыдно, но через некоторые время меня охватило такое желание, что я уже сама без стеснения двигалась навстречу его языку, и казалось, что это наоборот естественно и только так всё и должно быть. А затем был взрыв. Создавалось такое впечатление, что я поднималась всё выше и выше в небо, и в какой-то момент всё вокруг сжалось, после мгновенно расширилось и началось свободное падение в сверкающую, волшебную бездну и хотелось падать в неё как можно дольше. "И я падала! Причём не раз этой ночью и готова падать хоть каждые пять минут!" - по телу уже начало разливаться тепло.
   "Дамис прав - ради такого стоило потерпеть боль! Да и боли-то совсем чуть-чуть было. Скорее больше страха в ожидании этой боли".
   Когда он вошёл в меня и замер, я сама оцепенела, боясь пошевелиться, но посмотрев в глаза Дамиса, поняла что хочу дать ему то, что только что сама испытала и хочу, чтобы скорее всё случилось. Целуя его, я постаралась расслабиться и в тот момент, когда он рывком полностью вошёл в меня, хоть и застонала от боли, почувствовала, что радость от ощущения наполненности сильнее. А когда он начал двигаться, весь страх и вся боль испарились, уступая место безмерному наслаждению. Я хотела его, и сама, двигаясь навстречу, готова была кричать от счастья и, не желала останавливаться хоть на секунду. Хотела слышать его стоны и рык, понимая, что он тоже испытывает удовольствие, хотела почувствовать его в себе, как можно глубже и растворялась в его объятиях, понимая, что я самая счастливая девушка на земле.
   Этот оргазм был ещё более бурным и, прижимаясь к Дамису, я цеплялась за него, не желая, чтобы он выходил из меня, потому что мне нравилось чувствовать его в себе и казалось, что мир обретает гармонию, когда мы вместе. И он не вышел, а дав передохнуть несколько минут и нежно целуя, снова стал двигаться. Внутри уже разливалось тепло не только от удовольствия, но и от гордости, когда я поняла, что он испытывает не меньше наслаждение, занимаясь со мной любовью, и хочет продолжать.
   По коже побежали мурашки, когда я вспомнила, как он зарычал в конце, и могла поклясться, что чувствовала, как по его телу прокатываются волны наслаждения. "Даже не знаю, от чего больше получаю удовольствия - от самого процесса, и своих ощущений; от утробного рыка Дамиса, когда понимаю, что он испытывает не меньшее наслаждение или просто от сознания того, что могу доставить ему удовольствия".
   Перевернувшись на спину, я посмотрела на потолок каюты и закрыла глаза, вспоминая, что происходило потом.
   После второго раза, он лёг рядом и долго целовал меня, шепча на ухо ласковые слова, а затем повернул к себе спиной и снова проник в меня. Двигаясь, он ласкал меня ещё и рукой, и я уже не просто стонала, а чуть ли не кричала от удовольствия, потому что внизу живота всё пылало от охвативших меня ощущений.
   "Господи, да он только одними руками может делать такое, что хочется умереть от счастья! Эх, если бы не моя нога!" - вспомнив, какие желания тогда возникли, я почувствовала, что к щекам опять прилила кровь, и я уже становлюсь пунцовой. "Скорей бы она зажила, и я обязательно попробую сделать то, что мне хотелось в тот момент" - пообещала я себе.
   Выныривая из бездны наслаждения в третий раз я, уже не стесняясь, повернулась к Дамису и, целуя его губы, исследовала тело руками, чувствуя, как под ладошкой напрягается мышцы, когда я притрагиваюсь к коже. "Ему это нравилось! Нравилось!" - с радостью подумала я. "Иначе он не повёл бы себя так в душе!".
   Поднявшись с кровати, он закрутил гипс плёнкой и понёс меня в ванную комнату, чтобы смыть кровь. Там, прижимаясь к нему спиной, и чувствуя, как внутри снова растёт возбуждение, когда он опустил руку вниз и целуя меня в шею, стал мыть, я не испытала ни капли стыда, что светло и он видит меня обнажённой. А уж когда я повернулась к нему лицом и поцеловала, а он поднял меня и, прижав к стене душевой кабинки, опять вошёл в меня и начал со стонами двигаться - не могла оторвать глаз от его лица и чувствовала себя настоящей женщиной, которая может доставлять удовольствие любимому мужчине.
   После душа стыда уже не осталось, и когда мы снова оказались в кровати, и он опять начал ласкать меня языком, я уже без стеснения отдавалась ему. Запустив руки в волосы, я прижимала его голову к себе, а потом подтянула вверх и без страха начала ласкать его руками, желая опять ощутить наполненность и гармонию соединения с ним.
   "Интересно, а во сколько мы заснули? И сколько сейчас времени?" - лениво подумала я и потянулась. В этот момент в комнату вошёл Дамис с подносом в руках и бросил на меня такой взгляд, что я расплылась в улыбке.
   -Доброе утро, - с нежностью произнёс он.
   -Доброе, - я ещё шире улыбнулась и, посмотрев на него в одних боксёрах, и с подносом в руках, подумала: "Более сексуального зрелища я ещё не видела".
   -Ты завтракать сильно хочешь? - с хитрой улыбкой спросил он.
   -Не очень.
   -Вот и хорошо! - поставив поднос на столик, он подошёл к кровати и, сбросив нижнее бельё, нырнул ко мне под простынь.
   Целуя, он провёл рукой по талии, потом по животу и опустил её ниже.
   -Ммм, ты думала обо мне, моя хорошая, - с довольной улыбкой сказал он, когда понял, что я уже хочу его.
   -Думала, - покраснев, я улыбнулась.
   -И я о тебе, каждую секунду, - ответил он.
   Обернувшись, и посмотрел на невысокое трюмо, а потом на меня, он подхватил на руки и понёс к нему.
   -Чуть разнообразим наши упражнения, а вот когда у тебя заживёт нога, уже будем заниматься любовью по-взрослому, - весело произнёс Дамис, усаживая меня на край и не давая опомниться, тут же вошёл в меня.
   Целуя в губы, он ритмично двигался, прижимая меня к себе, и я уже плавилась от ощущений, наслаждаясь каждой секундой и каждым толчком. Запрокинув голову, я жадно целовала его в ответ и, стоная, водила ему по спине кончиками пальцев, чувствуя, что скоро снова получу невыразимое удовольствие...
   -Ты чудо! Самое настоящее чудо и только моё, - донёсся ласковый голос Дамис, и я открыла глаза, приходя в себя и выныривая из бездны наслаждения.
   Он посмотрел мне в глаза и, проведя по щеке рукой, поцеловал, а потом прижал к себе. Касаясь щекой к его прохладной коже, я чувствовала, как внутри с каждой секундой всё больше растёт любовь. "Сказать ему об этом или нет?" - подумала я и посмотрела на него.
   Дамис невидящими глазами смотрел куда-то вдаль, и я испугалась его отстранённого взгляда. "Не стоит этого делать. Неизвестно, как он себя поведёт" - опять прижавшись щекой к его груди, я решила наслаждаться тем, что есть и не портить наши отношения признаниями.
   -Предлагаю сейчас быстро принять душ, сплавать на берег, а потом вернутся сюда и выйти в море, - Дамис отстранился, и я почувствовала пустоту, когда он вышел из меня. - Согласна?
   -Да, - я с улыбкой посмотрела на него.
   Взяв плёнку, он замотал гипс и, отнеся меня в душевую кабинку, включил воду.
   -Тебе нравится, когда я тебя мою? - спросил он, скользнув рукой между ног, и я запрокинула голову, наслаждаясь его прикосновениями.
   -Да, - выдохнула я.
   -И мне это нравится, - прошептал он. - Ты такая горячая там... такая горячая... ммм...
   Повернув меня в себе лицом, и поцеловав в губы, он взял губку. Налив на неё гель для душа, он начал водить мне губкой по спине и с улыбкой сказал:
   -Помнится, у тебя возникли проблемы с мытьём спины в Москве. Теперь я с удовольствием буду тебя мыть сам. Хотя не скрою, и тогда очень хотелось предложить свою помощь.
   Поняв, что он имеет в виду, прищурившись и посмотрев ему в глаза, я с обидой сказала:
   -Ты мне врал. Сказал, что просто повесил халат, а сам подглядывал!
   -Не подглядывал, а с наслаждением наблюдал, - весело ответил он. - Но ты же потом тоже за мной наблюдала на озере.
   -Я только разок посмотрела!
   -И я разок посмотрел!
   -Ладно, чего уж там, - улыбнувшись, я с любовью посмотрела на него.
   После душа Дамис заставил меня позавтракать, вернее, пообедать, потому что оказалось, что уже час дня. А когда мы оделись, помог спуститься в лодку и мы поплыли к берегу.
   Увидев, как нам машут Лари и Рей, а Майя встала рядом с ними и смотрит на лодку, я почувствовала, как начала заливаться краской. "Ведь она сразу поймёт, чем мы занимались на яхте! И как теперь смотреть ей в глаза и в глаза её мужа?" - внутри всё похолодело, особенно когда я подумала о Гере. Его я откровенно побаивалась, потому что он был, не то чтобы высокомерный, а как будто какой-то величественный и недоступный. "Наверное, именно так выглядят монархи или царские особы. И откуда это в нём?".
   -И почему мы покраснели в этот раз? - спросил Дамис, делая большие гребки вёслами и с интересом глядя на меня.
   -Майя с Герой ведь сразу поймут, чем мы занимались на яхте, - тихо прошептала я.
   -И что? - он удивлённо посмотрел на меня. - Могу смело тебя заверить, что они занимаются этим же каждую ночь.
   -Они - это другое...
   -Ничего подобного. Абсолютно то же самое. И не надо этого стесняться. Если думаешь, что тебя кто-то будет осуждать или смотреть косо, то ошибаешься.
   Причалив возле небольшого пирса, он подхватил меня на руки и вынес на берег. Лари с Реем тут же подбежали к нам, и повисли на Дамисе, а Майя с ласковой улыбкой посмотрела на меня и когда я робко улыбнулась в ответ, казалось, вздохнула с облегчением, а потом весело спросила:
   -Этот шалопай накормил тебя?
   -Да.
   -Вот и хорошо! Кстати, мы собираемся в горы, покататься на квадроциклах и вернёмся поздно, поэтому вечером нас не ждите, если решите спуститься на берег.
   Лари тут же начала вырываться из рук Дамиса и когда он поставил её на землю, звонко закричала, побежав к дому:
   -Тогда мы уже собираемся!
   Рей бросился за ней, а Майя крикнула им вдогонку:
   -Хорошо! Только будьте добры, берите свои вещи аккуратно, а не переворачивайте весь шкаф.
   Дамис, подойдя, обнял меня за плечи и с улыбкой проводил взглядом детей, после чего повернулся к Майе и сказал:
   -Думаю, вряд ли мы сегодня спустимся на берег. Сейчас возьмём кое-какие вещи и выйдем в море. Может, завтра к обеду вернёмся, а может к вечеру.
   -Вот и хорошо, - она с довольной улыбкой посмотрела на меня и подмигнула. - Я сегодня ездила в город и купила ещё продуктов, так что заберёте их с собой на яхту.
   -Спасибо, Майя, - он с благодарностью посмотрел на неё, а потом подхватил меня на руки и понёс к дому.
   "Вроде действительно ничего страшного, и Майя относится ко мне, как обычно" - держась за шею Дамиса, решила я, и стало легче. Но то, что произошло в холле дома, ввело меня в ступор на пару секунд.
   Увидев Геру, я почувствовало, как внутри опять всё холодеет, а когда Дамис ещё и весело крикнул:
   -Привет, дядька! - мне захотелось стать невидимой.
   "Сейчас он меня точно окатит таким презрением, что я долго не смогу прийти в себя!" - пронеслось в голове, и я уткнулась в плечо Дамиса, боясь даже посмотреть на Геру.
   -Привет, племяш, - раздался голос Геры, а потом произошло неожиданное. Раздалось мягкое: - Привет, Ванда, - и я подумала, что у меня слуховые галлюцинации, потому что он никогда не разговаривал со мной, ограничиваясь только кивком головы.
   -Здравствуйте, - тихо ответила я, изумлённо посмотрев на него.
   -Майя уже сказала, что мы уезжаем?
   -Да, - ответил Дамис. - Мы тоже с Вандой уезжаем!
   -Смотри мне там, не обижай девушку, - весело сказал он и вышел на улицу.
   Мы уже находились в своей комнате, а я всё никак не могла прийти в себя. "И как это понимать? Я могла допустить, что меня начнут обвинять в распущенности, или с презрением смотреть, а Майя с Герой повели себя наоборот по-другому!".
   -Ванда, ты чего? - Дамис присел перед креслом на корточки и посмотрел на меня.
   -Гера поздоровался со мной, - растерянно ответила я. - Он никогда до этого не здоровался, и не разговаривал со мной, а тут... Я не ожидала этого!
   -Гера имеет свойство пугать окружающих, и ему это по статусу необходимо, но бояться его совершенно не стоит, поверь! - с улыбкой произнёс он. - Просто ему требовалось время, чтобы присмотреться и решить - можно тебе доверять или нет. С этим ничего уже не поделаешь, его титул налагает свой отпечаток на его характер...
   -Какой титул? - удивленно спросила я. - Он что аристократ, что у него титул?
   -Можно сказать, что аристократ, - Дамис бросил задумчивый взгляд в окно. - Обещаю, что я позже всё расскажу. Сейчас ещё не время. Хорошо?
   -Хорошо, - согласилась я, хотя меня уже стало снедать любопытство, но видя, что он не хочет об этом сейчас говорить, решила не настаивать.
   -Что ты будешь брать на яхту из вещей? - поднявшись, спросил он. - Может ничего? Ты без одежды мне нравишься гораздо больше! - и вызывающе улыбнулся.
   -Ты... Ты нахал! - чувствуя, что снова краснею, пробормотала я.
   -Хуже, моя хорошая! Всё намного хуже! - подмигнув, он достал из своей сумки рубашку и тут же на пол что-то посыпалось. - Не понял? - присев, он подобрал пуговицу, и посмотрел на рубашку. - Ах вы, маленькие негодники.... Лари, Рей! - громко крикнул он и направился к двери. - Я сейчас кому-то выскажу всё, что думаю!
   В коридоре раздался детский смех, а потом голос Майи:
   -Так! Что вы опять натворили?
   Войдя в комнату, она с сожалением посмотрела на меня, а Дамис сказал:
   -Они срезали пуговицы на рубашке и, думая сия участь постигла всю одежду.
   -О-о-о! Тебе?! Это что-то новенькое, - Майя удивленно посмотрела на него.
   Дамис достал ещё одну рубашку и улыбнулся:
   -Ну, точно, а пуговицы аккуратно сложили в карманчики.
   -У тебя теперь есть Ванда и она о тебе позаботится, - раздался из-за двери голосок Лари, а потом смех, но в следующую минуту она взвизгнула, и дверь открылась.
   На пороге появился Гера с ней на руках и посмотрел на Дамиса.
   -Что, теперь и ты попал в число тех, кто страдает от их пакостей? Поздравляю! Предлагаю вручить им нитки с иголкой, и пусть пришивают всё заново.
   Увидев, как Лари надула губки и обиженно посмотрела на своего отца, я сказала:
   -Ничего страшного, я сама всё пришью.
   -Тебе повезло, козявка, что Ванда добрая, иначе шила бы тут до вечера со своим братцем пуговицы, - он подмигнул мне. - Но ничего, вы своё ещё получите в Москве. Сегодня звонил Аскольд, и сказал, что теперь в его библиотеке лежат два ножика и кипа склеенных книг, которые ждут вашего приезда! - услышав это, Лари насупилась и бросила на него умоляющий взгляд. - И не надо строить мне глазки! Потренируйся получше и может дед над вами смилостивится.
   -Надеюсь, с футболками и шортами вы ничего не делали? - весело спросил Дамис.
   -Нет, - тут же ответила Лари, и несмело ему улыбнулась.
   -А с одеждой Ванды? - угрожающе спросил он.
   -Нет, Ванда нам нравится, - Лари тут же расплылась в улыбке и посмотрела на меня.
   -И на том спасибо! - Дамис улыбнулся.
   -Ладно, тогда мы поехали, - Гера кивнул Майе, и они вышли из комнаты.
   -Признайся, ты какая-то ведьма, что так быстро всех очаровываешь, - Дамис поднял меня с кресла и поцеловал в губы. - Уже и Рей с Лари полностью на твоей стороне... Я знаю, в чём дело - в твоих глазах! Когда ты вот так на меня смотришь, я даже не могу сосредоточиться.
   -Скажешь тоже - ведьма. И глаза у меня обыкновенные, - стеснительно ответила я.
   -Не скажи, глаза у тебя изумительные, - прижав к себе, он стал меня целовать, а я, обняв его за шею, и отвечая на поцелуй, уже начала плавиться от желания.
   Оторвавшись от губ, он отстранился и хрипло сказал:
   -Бегом собирай вещи и на яхту!
   -Хорошо, - доскакав до чемодана, я принялась искать вещи, которые хотела бы взять на яхту и наткнулась на купальник, который уговорила меня купить Майя. "Возьму и его. Кроме Дамиса там никого не будет, и хочется посмотреть на его реакцию, когда я его надену".
   Уже через полчаса мы плыли на лодке к яхте и, покачиваясь на волнах, я с любовью смотрела на Дамиса. "Мы сутки будем одни в море и, наверное, эти сутки проведём в кровати!".
   Выгрузив из лодки продукты на борт яхты и подняв меня туда, он с улыбкой сказал:
   -Можешь переодеться и позагорать возле бассейна, пока я подниму лодку и всё приготовлю к выходу в море.
   -Хорошо.
   Доскакав до каюты, я вытащила купальник и, надев его, почувствовала себя соблазнительницей. "А вчера утром мне в голову не могло прийти, что я его когда-нибудь надену! Так выйти или накинуть пляжное платьице и эффектно сбросить его перед Дамисом?" - подумав, я всё же достала короткую тунику и натянула её на себя.
   К моменту моего появления Дамис уже поднял лодку с помощью лебёдки и, проверив крепления, подмигнул мне. Решив не терять время, я улыбнулась и, доскакав до дивана возле бассейна, сняла с себя тунику, краем глаза наблюдая за его реакцией.
   Увидев, как он застыл на секунду, а потом двинулся ко мне, я постаралась спрятать улыбку. "Вот это эффект! Спасибо, Майя!".
   -Надеюсь, в этом купальнике ты будешь ходить только при мне? - прищурившись, спросил он.
   -А что, мне он не идёт? - невинно спросила я.
   -Очень идёт! Столько фантазий сразу возникает, - приблизившись вплотную, он обнял меня, а потом так поцеловал, что тут же закружилась голова. - В море мы можем выйти и позже, - пробормотал он и, подняв на руки, понёс в каюту.
   "Эти сутки я точно никогда не забуду!" - с улыбкой подумала я, целуя его в шею.
  
  
   Глава 11.
  
   Дамис.
   Ванда спала, повернувшись ко мне спиной, а я, положив ей руку на грудь, прислушивался к биению сердца и решал, как же поступить дальше.
   Уже вторые сутки мы не спускались на берег, и я твёрдо мог сказать, что никогда не испытывал такого счастья. Чем больше я общался с ней, тем больше ощущал потребность в этом общении, и уже не представлял жизни без её зелёных глаз, её ласковой улыбки и мягкого голоса. "Она для меня наркотик - чем больше получаю, тем больше хочется".
   Мне нравилось абсолютно всё в ней. Нравилось видеть, как искрятся от счастья её глаза, когда она видит что-то новое и интересное, и как всему радуется. Нравилось, как она с неподдельным интересом слушает меня, когда я что-нибудь рассказываю, и даже просто наблюдает за мной из-за полуопущенных ресниц. Импонировало, когда она доверчиво прижимается, когда я поддерживаю её и, как краснеет, а самое главное - мне нравилось заниматься с ней любовью.
   Секс вообще оказался выше всяких похвал. "Однажды Ванда станет превосходной любовницей, потому что в ней есть страсть и чувственность" - подумал я и, прижав её к себе, улыбнулся, наслаждаясь её теплом.
   "Кто бы мог подумать, что она так быстро освоится и станет с таким жаром и без стеснения, каждый раз мне отдаваться". Вспомнив первую ночь и последующие две, я почувствовал, как внутри опять начало нарастать возбуждение. "Сколько бы я не занимался с ней любовью, всё время мало и хочется больше. Каждый раз я открываю в ней что-то новое, и это затягивает, потому что я знаю, что в следующий раз будет ещё лучше. Смогу я отказаться теперь от этих ощущений? Нет, не смогу. И не готов отдать кому-то Ванду".
   От одной мысли, что она кого-то также будет целовать в кровати, обхватив за шею руками, или со страстью стонать, мне становилось плохо и уже сейчас хотелось вгрызаться зубами в его шею.
   "Пора посмотреть правде в глаза - я не могу и не хочу её отпускать. Я люблю её и не хочу ни с кем делить. Она только моя и назад пути уже нет. Только вот что же дальше? Ванда - человек, или Ванда - вампир?" - я задумался.
   "Что я потеряю, сделав её вампиром? Только тепло её человеческого тела? Всё остальное ведь останется. Да, вероятно секс станет не таким изумительным, потому что тепло её тела дарит эти необыкновенные ощущения, но даже и без них всё будет идеально, я в этом уверен. Ведь Гера не потерял интерес к Майе, и до сих пор смотрит на неё с нежностью и любовью, значит и в постели у них всё хорошо. В конце концов, секс хоть и немаловажная часть жизни, но не главная. С Вандой у нас душевное родство, другими словами невозможно объяснить то, что я чувствую. Меня к ней тянет, и уже просто обнимая её, я испытывал удовлетворение, и жизнь обретала новые краски. Значит, надо обращать её. Вот только как её подготовить к тому, что я вампир и тому, что я хочу сделать одной из нас? А как отнесётся к этому семья? Стоит сначала поговорить с отцом о том, что я уже сделал выбор и готов отдать своё сердце в руки человека? Или может воспользоваться своим правом будущего Лорда и обратить Ванду, а потом поставить семью перед фактом?" - вопросов было масса, и требовалось получить на них ответы.
   "Итак, начнём с простых вопросов. Аскольд, естественно, будет рвать и метать, когда узнает, что и я сделал свой выбор в пользу человека. Отец с матерью, конечно, тоже немного понервничают, но долго сопротивляться не будут, а это главное. А вот в Совете Лордов это известие вызовет фурор" - представив, что будут говорить в адрес нашей семьи, я усмехнулся. "Ничего, как-нибудь переживут. В конце концов, я Лордом стану не скоро, потому что отец ещё молод, и к тому времени, когда я займу его место, уже не многие будут помнить, что моя жена бывший человек. Ну, побухтят пять - шесть сотен лет, а потом заткнутся. Главное, что Ванда будет со мной всегда, а с Лордами я встречаюсь раз в год, на Совете. Значит - с этим всё решено. Следующий вопрос - рассказывать родителям всё сразу или ставить перед фактом?". Взвесив всё, я решил: " Нет, не честно ставить их перед фактом, и лучше перед обращением всё рассказать. Они всегда старались понять меня, и своим недоверием я обижу их. Да и потом, провозгласить нас с Вандой мужем и женой может только действующий Лорд, а Аскольд точно никогда на это не пойдёт, значит, только отец может засвидетельствовать наш союз, потому что к другим Лордам нет смысла обращаться. И здесь возникает небольшая проблема - мама беременна и не хочется её нервировать. Соответственно, надо подождать пока она родит, а потом только радовать новостью. И это даже мне на руку - это время я могу использовать на подготовку Ванды к обращению" - я улыбнулся, потому что на сердце стало легче, когда часть вопросов уже была решена.
   "Осталось тогда решить самый главный вопрос - с самой Вандой. Необходимо рассказать ей, кто я такой, и добиться согласия на обращение... Нет, здесь надо действовать аккуратно. Рассказать ей, кто я такой, и только когда она привыкнет к этой мысли, уже намекать и на её обращение. Как и когда ей рассказать о себе?" - я вздохнул, потому что рассказать о себе хотелось как можно быстрее.
   За эти два дня у меня не раз возникали проблемы, и самая основная - с питанием. Если с завтраками я ещё мог как-нибудь схитрить и сказать, что не дождался её и уже поел, то когда она обедала или ужинала, ничего не оставалось, как делать вид, что я тоже ем. Вспоминая свои ощущения, когда она пыталась кормить меня, и приходилось жевать пищу, я поморщился от омерзения. "Гадость невообразимая! Долго я не выдержу этих мучений, да и нет гарантий, что Ванда однажды не заметит, что я выплёвываю или выбрасываю потихоньку от неё еду за борт. Здесь-то ещё нормально, а скажем, она заставит меня есть дома или в ресторане, куда я буду выплёвывать всё? На пол? Нет, надо срочно рассказывать ей кто я и чем питаюсь, а потом...". Я мечтательно закрыл глаза, желая только одного - попробовать её крови.
   Последний раз я ел пять дней назад, и по идеи мог спокойно обойтись без крови ещё столько же, но запах Ванды сводил с ума, особенно когда мы занимались любовью и в памяти всплывали слова Геры о том, что кровь в этот момент приобретает совершенно необыкновенный вкус. Я уже не раз с трудом заставлял себя остановиться, когда целовал её в шею и чувствовал губами, как под тонкой кожей, по венам течёт горячая, вкусная кровь. Мне так и хотелось укусить её и проверить - так ли она изумительна на вкус, как и на запах.
   "Долго я не выдержу и однажды сорвусь, поэтому будет лучше рассказать ей всё как можно быстрее, а потом пусть привыкает. Пока я буду постепенно вводить её в мир вампиров, мама как раз родит, я им всё расскажу, а затем и обращу Ванду" - я довольно улыбнулся. "Может ей рассказать всё уже сегодня? Ясно, что она испугается, но то, что мы на яхте, в открытом море - преимущество. Сбежать она не сможет, и даже если вначале будет кричать от страха, никто не услышит, а я уж найду способ её успокоить и дать понять, что бояться меня не стоит. Точно! Так и сделаю, а потом и уговорю дать мне попробовать её крови" - от этой мысли желудок требовательно заурчал, а рот тут же наполнился слюной.
   "В конце концов, ведь она меня любит и должна поня..." - от пришедшей в голову мысли я замер. "Любит? А кто сказал, что она меня любит? Ведь она никогда этого не говорила!" - мне стало не по себе. "Впрочем, и я ведь никогда этого не говорил" - тут же подумал я, стараясь успокоиться. "Скажу об этом, и посмотрю на её реакцию. А если и она меня любит, то тянуть не стоит, потому что сегодня вечером уже надо вылетать в Москву. Если там признаться, что я вампир, Ванда может наделать глупостей, а так до вечера успокоится. В крайнем случае, если она сильно испугается, позвоню Гере и скажу, что мы остаёмся здесь. С яхты она должна спускаться, уже зная, что я вампир и спокойно относясь к этому. Конечно, лучше уладить все вопросы до вечера, потому что Янко попросил письменных обязательств от Брауса, и я должен выступать поручителем при подписании, но пока Ванда не примет мою сущность, я с места не сдвинусь, а Браус подождёт".
   На улице уже занимался рассвет, и всё решив, мне не терпелось приступить к действиям, поэтому я начал поглаживать грудь Ванды и целовать её плечо, чтобы она быстрее проснулась.
   -Дамис... - сонно прошептала она, когда я слегка сжал грудь, и плотнее придвинулась ко мне.
   Приподнявшись на локоть, я наклонился и поцеловал её в губы, не прекращая поглаживать по телу, а она тут же легла на спину и, обхватив мою шею руками, принялась отвечать на поцелуи.
   -Иди ко мне, девочка моя, - прошептал я и, прижав её к себе, перевернулся на спину, чтобы она оказалась сверху.
   -Я так не смогу, - робко ответила она. - Ноге будет больно.
   -А пока и не надо, просто лежи смирно, - улыбнувшись, ответил я, гладя её по спине. - Просто хочу целовать тебя, ощущая жар твоего тела на своей груди и кое-что сказать.
   -Что? - она с интересом посмотрела.
   -Поцелуй меня сначала, - попросил я, и она послушно наклонилась ко мне и страстно поцеловала.
   "Нет, не получится у меня сделать так, как хотелось" - понял я, отвечая на её поцелуй и чувствуя, как меня накрывает волна желания. "Надо было сначала ей сказать, что люблю, и только после её ответа уже целовать. Сейчас я уже не в состоянии здраво рассуждать и не хочу заниматься изучением её реакции на мои слова".
   Аккуратно уложив её на спину, я впился поцелуем в губы, а потом начал спускаться ниже, но как только коснулся губами шеи, тут же почувствовал, как желудок сжался, требуя крови. "Так, отпустил зверя на волю и теперь пока не попробую крови, буду думать об этом постоянно. Лучше перейти сразу к главному" - пронеслось в голове, и я опять стал целовать её в губы. " В принципе так даже лучше. Сейчас займёмся любовью, потом скажу о своих чувствах, а когда она ответит мне тем же, расскажу кто я такой. Главное, держать её покрепче, чтобы она не повредила ещё больше ногу, мечась в страхе по яхте".
   Войдя в неё, я медленно двигался, наблюдая за её лицом, и наслаждался жаром тела, а Ванда двигалась навстречу, постанывая, и я уже чувствовал, как меня с каждой секундой охватывает всё большее блаженство. "И так будет всегда, даже когда она станет одной из нас" - уверенно подумал я, застонав и начал двигаться быстрее, желая получить удовольствие в полной мере...
   -Девочка моя нежная, ты чудо, - прошептал я, когда отдышался, и снова прижав её к себе, перевернулся на спину.
   Положив руку ей на ягодицы и не выходя из неё, я с нежностью произнёс:
   -Люблю тебя.
   Ванда замерла, а потом дёрнулась, и я тут же прижал её сильнее к себе, желая наслаждаться её теплом, когда услышу такие важные для меня слова. Её сердце быстро забилось, и она несмело посмотрела мне в глаза, а потом улыбнулась и спросила:
   -Правда?
   -Правда, моя хорошая, - заверил я.
   -И я тебя люблю, Дамис! - с радостью ответила она. - Ты даже не представляешь, как я тебя люблю!
   -Спасибо, - ответил я. - Только, пожалуйста, не шевелись. Ты не представляешь, что я чувствую, когда в тебе и как мне это нравится.
   -Представляю, - с мягкой улыбкой ответила она.
   -Нет, поверь мне, не представляешь, - уверенно ответил я и, положив ей вторую руку на плечи, прижал к себе, поцеловав в макушку. - Скоро ты поймёшь, что я имею в виду. Но сначала я хочу поговорить с тобой о другом.
   -О чём? - тихо спросила она и напряглась.
   -Ванда, ты уже знаешь, что я живу в другой стране...
   -Знаю, - со вздохом ответила она.
   -И, соответственно, не могу постоянно находиться в России, поэтому хочу увезти тебя с собой...
   -Ты хочешь, чтобы я поехала с тобой в Америку? - она ослепительно улыбнулась, посмотрев на меня, но потом внезапно нахмурилась и опустила взгляд.
   -Да, хочу увезти и хочу, чтобы стала моей женой, - спокойно ответил я, хотя мне не понравилось, что она опустила голову.
   -Женой?... Дамис мы ведь знакомы всего ничего, и рано ещё об этом говорить...
   -Ты меня не настолько любишь, чтобы выходить замуж? - почувствовав, как внутри всё неприятно сжалось, я внимательно посмотрел на неё. - Если хочешь, можем подождать года два-три, но поверь, ничего не изменится.
   -Дело не в этом, - прошептала она и предприняла попытку соскользнуть на кровать, но я только сильнее прижал её к себе. - Дамис, отпусти, - с непонятным отчаянием попросила она, и я разжал руки, чувствуя тревогу.
   -А в чём дело? - спросил я, когда она отвернулась ко мне спиной и как-то вся сжалась.
   -Ты не всё про меня знаешь... А ведь и твоя семья богата, наверное...
   -Да, богата и что?
   -Ведь они в любом случаи захотят узнать, что за оборванку привёл их сын в дом...
   -Ванда, я не переношу, когда ты называешь себя оборванкой. Прекрати немедленно, - твёрдо произнёс я и, придвинувшись, обнял её.
   -Да, я не оборванка, я намного хуже, - тут же согласилась она. - Я ещё и дочь алкоголички. Представляю, как твои родители обрадуются этому, а когда ещё узнают о том, что мой папа умер в сумасшедшем доме, будут окончательно очарованы и моментально раскроют свои объятия, с радостью приняв в вашу семью, - с иронией закончила она.
   -Ванда, мои родители будут смотреть какая ты, а не на то, кем были твои родители, поверь, - с улыбкой ответил я. - И главное для них то, что я тебя люблю.
   -Не скажи, - упрямо ответила она. - Тебя заклюют, говоря о наследственности и пугая тем, что я рожу каких-нибудь моральных уродов, которые или пить начнут, или видеть в каждом человека вампира...
   -Кого видеть? - не поверив своим ушам, спросил я и, повернув Ванду к себе, посмотрел ей в глаза.
   -Вампира, - уныло повторила она.
   Сердце заныло, и меня охватили тревожные предчувствия.
   -Вампира? А поподробнее можно? - как можно спокойнее попросил я, но внутри уже всё сжалось. - Ведь про отца ты вообще ничего не рассказывала.
   -Рассказывать особо нечего, - она тяжело вздохнула и отвела взгляд в сторону. - Когда он пропал почти на два месяца, мне исполнилось четыре года, поэтому я плохо помню то время. А когда появился, то начал нести всякую чушь, что его выкрали вампиры и он всё это время находился у них. Папа постоянно куда-то писал, обращался в милицию и, в конце концов, его признали сумасшедшим и определили в психиатрическую лечебницу. А там он протянул всего четыре года и умер, когда мне было восемь, а после его смерти мама и запила.
   "Ей сейчас восемнадцать, а тогда было четыре, значит, отец пропал четырнадцать лет назад. Игры проходят раз в двенадцать лет, и последние проводились два года назад. Получается, он участвовал в предыдущих Играх?" - от этой мысли мне стало нехорошо. "Отец умер в психушке, а её мать запила после этого, и выходит - все беды и несчастья Ванды идут от нас!?" - я оцепенел, не зная, что делать.
   "Если я скажу, что вампиры существуют и я один из них, получится, что её отца зря засадили в психушку, где он потом умер. И её мать тогда бы не запила. Мы, своими Играми сломали три жизни тогда - её, её отца, и её матери! Да она меня просто возненавидит после этого! И что теперь делать? " - я растерянно смотрел на Ванду, не зная, что предпринять.
   "И отпустить её уже не могу, и как сказать, кто я, не знаю. Даже если я просто буду с ней жить, через пять - десять лет она обязательно заметит, что я не старею, если я раньше не проколюсь на чём-нибудь другом. Когда-нибудь ей всё равно придётся рассказать, что я вампир" - прижав её к себе, я судорожно втянул воздух, потому что мне показалось, что я уже её теряю.
   "И кто просил её отца трепаться про нас?! Если отпустили - жил бы и радовался, нет же, надо всем рассказывать!" - меня начала охватывать злость на него. "Майя ведь вернулась к спокойной жизни сразу после Игр. Ей и в голову не приходило кричать на каждом перекрёстке, что она участвовала в Играх вампиров. Кто заставлял отца Ванды болтать об этом? Он сам виноват... Стоп. А это уже зацепка. Игры придуманы задолго до моего рождения, и даже до рождения Аскольда и не нам менять эти правила. Плюс - её отца отпустили, и в произошедшем далее только его вина. Можно потом сыграть на этом" - я задумался над стратегией поведения.
   "Так, в любом случае о том, что я вампир пока надо молчать, чтобы дать ей привыкнуть ко мне. Чем дольше она будет со мной, тем меньше шансов, что она захочет покинуть меня, а вот потом, когда она окончательно привяжется, я начну готовить её к правде. Параллельно с этим познакомлю её с родителями, предварительно объяснив, в чём загвоздка, и она уже не будет бояться их. Вот только... Сейчас её не повезёшь к ним уже по двум причинам - чтобы не нервировать беременную маму, и чтобы потом правда не выплыла наружу, когда сестричка начнёт быстро расти. Необходимо хотя бы дождаться, пока мама родит, а про существование сестры пока умолчать... Столько всего надо теперь учитывать! Или..." - в голову пришла одна мысль, и я с интересом посмотрел на Ванду. "А может её просто взять и обратить? И потом уже решать возникшие вопросы? Ведь Гера обращал Майю без согласия и всё сейчас нормально".
   Звонок телефона вывел меня из задумчивости и, увидев, что звонит Гера, я тут же ответил на вызов:
   -Да?!
   -Дамис, у меня в Москве образовались кое-какие проблемы, и мы вылетаем туда не вечером, а через четыре часа. Вы с нами или останетесь здесь?
   -С вами, потому что у меня та же ситуация, что и у тебя, - быстро ответил я. - Через два часа мы будем уже в бухте.
   -Хорошо, ждём, - ответил он и отключился.
   -Так, перестань думать всякую ерунду и помни главное - я тебя люблю, и всё у нас сложится хорошо! Вот увидишь! - я обернулся к Ванде.
   -Надеюсь, - она бросила на меня робкий взгляд. - Мы возвращаемся в Москву?
   -Да, так что собирайся потихоньку, - поцеловав её, я встал с кровати и, одевшись, пошёл в рубку.
   Через два часа мы уже бросили якорь в бухте и, спустив лодку, поплыли на берег. Там нас встречала Майя и настороженно посмотрела на меня. Понимая причину её поведения, я бросил взгляд на Ванду, давая понять, что при ней говорить не могу, и понимающе кивнув, она забрала сумку с вещами, а я поднял Ванду и понёс в дом.
   -Кстати, вы такое пропустили! - весело сказала Майя и хитро посмотрела на нас.
   -Да? Что произошло?
   -Рей и Лари уже перешли все границы, взяв вчера гидроцикл и самостоятельно поехав на нём кататься, поэтому терпение Геры истощилось, и он теперь злой папочка. Все развлечения для них закрыты, и весёлая жизнь закончилась. Во-первых, он заставил их пришить все отрезанные пуговицы и вы бы видели, как они вчера весь вечер пыхтели, занимаясь шитьём! Гера чуть ли под лупой рассматривал их труд и заставлял переделывать работу, если считал, что она выполнена плохо. Так что, Дамис, твоя одежда в порядке.
   -Спасибо, - я улыбнулся, представив Рея и Лари за шитьём и уже жалея их. "Предупреждал ведь их, что однажды они доиграются".
   -Не за что! А сегодня у них по программе труд в библиотеке Аскольда. Но это не самое страшное! Гера сказал, что сам будет заниматься их обучением, а это значит, что теперь от книг они будут отходить только, когда он занят. В общем, бедные наши дети. Надеюсь, что Гера быстро сменит гнев на милость, а им это послужит хорошим уроком на будущее.
   -Да, Гера умеет нагнать страху, когда хочет, - весело ответил я, вспомнив, как сам был маленький и как он воспитывал меня, если я начинал заниматься ерундой приезжая к Соломее и Аскольду.
   Занеся Ванду в нашу комнату, я кивнул Майе на дверь, и она тут же вышла, а я повернулся к Ванде.
   -Ты пока собирайся, а мне надо переброситься с Герой парой слов.
   Она кивнула мне, и я тут же вышел.
   -Гера сказал, что у тебя возникли проблемы, - Майя ждала меня у двери и сразу потащила в их комнату. - Что случилось?
   -А где сам Гера?
   -В спальне, по телефону разговаривает.
   Зайдя туда и дождавшись пока он положит трубку, я сразу спросил:
   -Кто был защитником в предыдущих Играх, четырнадцать лет назад?
   -В предыдущих? Арсений. А зачем тебе это? - Гера удивлённо посмотрел на меня.
   -Сейчас объясню. Вы знаете, что мать Ванды спилась после того, как её отец умер в психушке?
   -Я видела, что мать пьёт, - ответила Майя. - А про её отца у меня не было никаких видений. А что случилось?
   -А то, что её отец попал в психушку, говоря на каждом шагу, что вампиры существуют, а перед этим он почти два месяца отсутствовал дома, и случилось это четырнадцать лет назад.
   Майя испуганно посмотрела на меня, потом на Геру и, прикрыв рот рукой, плюхнулась в кресло.
   -Неужели он был дичью? - прошептала она.
   -Похоже на то! И представьте, что будет, когда я скажу, что это мы так играем, и что её отец был нормальным и говорил правду! И что он зря умер в больнице, а её мать спилась! Ванда меня возненавидит раз и навсегда, как только узнает, что я вампир!
   -Подожди, не пори горячку, Дамис, - с шумом выдохнув, произнёс Гера и провёл рукой по волосам. - Надо поднять наши архивы и посмотреть данные на дичь, может это ещё и не он был. Хотя надежды мало... В прошлых Играх дичь тоже выжила, только я не помню, почему её отпустили. Надо поговорить с Арсением.
   -Что я наделала? - прошептала Майя и тоскливо посмотрела на меня. - Дамис, кажется, я неверно истолковала видение... Ты её сбил, полюбил, а она, узнав, что ты вампир, бросила тебя и поэтому я видела тебя таким печальным... Прости... Я такая дура! Надо было тебя задержать хоть на пять минут, а я наоборот толкнула тебя к этому, думая, что ты тоскуешь из-за того, что отпустил её сам...
   От слов Майи я покачнулся, чувствуя, как на сердце опускается чёрная туча.
   -Нет! Всё будет хорошо! Ванда поймёт меня, - уверенно произнёс я. - Я её не отпущу! И обязательно найду способ объяснить всё! Даже не смей думать, что твоё видение исполнится, ясно?
   Решительным шагом выйдя из их спальни, я прошёл в нашу комнату и, схватив Ванду в объятия, прижал к себе. "Всё будет хорошо! Я знаю, чего следует опасаться и уже легче. Выход всегда есть и я обязательно его найду. Однажды она станет одной из нас!".
  
  
   Глава 12.
  
   Ванда.
   Дамис уехал по делам и я, удобно устроившись в кабинете, с книгой на коленях, сидела в кресле, но читать сегодня не хотелось и, перебирая в памяти последние недели, я с улыбкой смотрела на панораму города.
   После возвращения с моря прошло почти пять недель, и каждый новый день был лучше предыдущего. Впервые после смерти отца я чувствовала душевное спокойствие и с уверенность смотрела в будущее, потому что ощущала поддержку Дамиса. "Я за ним, как за каменной стеной и так приятно осознавать, что о тебе кто-то заботится после стольких лет, когда самой приходилось искать выход из сложившейся ситуации, и со страхом думать о том, что же случится завтра".
   Сейчас всё изменилось, и я уже не представляла, как жила без Дамиса все эти годы. "Боже, а если бы я тогда выскочила чуть раньше или чуть позже из дома, я никогда его не встретила" - в очередной раз со страхом подумала я и внутри всё сжалось. Я уже не просто любила Дамиса, а боготворила его - слепо, без оглядки и готова была на всё, ради него. Иногда становилось тяжело дышать, потому что казалось, что в груди не хватает места для той любви, что я чувствую, а перед глазами всё плыло, и я испытывала головокружение просто глядя в его карие глаза. "Однажды я точно хлопнулась в обморок, когда он с нежностью посмотрит на меня или поцелует. То, что я чувствую, когда он рядом передать словами нельзя, и с каждым днём меня всё больше затягивает эта любовь".
   Правда, иногда Дамис пугал. Пару раз я ловила на себе его взгляды полные такой тоски, что внутри тут же всё холодело. В голове возникали самые страшные мысли, что он уже разлюбил меня и сердце сжималось от страха, что я больше никогда не посмотрю в его глаза или не испытаю радости, когда он меня целует. В такие моменты я действительно от страха чуть ли не теряла сознание, а колени подгибались, но когда он прижимал меня к себе и страстно целовал, страхи испарялись, и голова уже кружилась совсем от других ощущений.
   "Хм, а сегодня ещё и гипс снимут. Представляю, как мы отпразднует это событие!" - с улыбкой подумала я, и щёки тут же залил румянец. "Дамис ненасытный. И откуда в нём столько сил на всё? Я засыпаю - он ещё не спит, я просыпаюсь - он уже не спит, и ест крохи, хотя парень с его телосложения по идее должен питаться больше?! Я уже не говорю про физическую силу!" - вспомнив, как мы поехали кататься, и машина застряла на просёлочной дороге, а он просто вышел и вытолкнул её, я в очередной раз удивилась. "Создавалось впечатление, что он сделал это, не напрягаясь. Просто подошёл к багажнику, приподнял машину и протолкнул её вперёд. Интересно, а сколько весит машина? Надо посмотреть потом в интернете. Теперь, по крайней мере, понятно, почему он с такой лёгкостью носит меня на руках. Если уж приподнять машину для него не проблема, то мои костлявые сорок восемь килограмм для него вообще ничего не значат. Хотя уже и не сорок восемь, наверное", - я улыбнулась.
   За эти пять недель я точно набрала пару килограммов. "А как их не наберёшь, если меня кормят такими деликатесами, о которых я и мечтать не могла раньше? Надо Дамиса сдерживать, а то он просто бросает деньги на ветер. Причём страшные деньги! Одна только белая икра стоила столько, что даже страшно вспомнить!". Мне до сих пор становилось дурно из-за того, что я случайно выяснила, сколько денег впихнула в себя за два присеста.
   Узнав, что икра пришлась мне по вкусу, Дамис с хитрой улыбкой как-то вечером принёс домой золотистую коробочку с белой икрой, а я, думая, что она не такая дорогая, как чёрная или красная, ела её без стеснения чуть ли не ложками. И только потом случайно узнала, что коробочка не просто золотистая, а сделана из чистого золота, и стоит килограмм этого деликатеса двадцать пять тысяч долларов. "Кошмар, я буквально за сутки съела такие деньги, что страшно подумать. Где уж тут поправляться не начнёшь?".
   Однако его это не смущало и он, наоборот, с улыбкой говорил, что я наконец-то начала обретать аппетитные формы, и при этом так облизывался, что я заливалась смехом. "Он похож на кота... Нет на гепарда, или тигра, когда с улыбкой смотрит на меня и рычит, говоря, что так бы меня и съел! Есть в нём что-то от хищника. Особенно когда он в кровати рычит и покусывает меня за грудь или за шею".
   Откинувшись на спинку кресла, я закрыла глаза. "Он просто мечта. И эта мечта хочет, чтобы я стала его женой и уехала с ним в Америку. Разве мне так может повезти?".
   Ещё в детстве я поняла, что в сказки верить нельзя, и что нет прекрасных принцев, которые приезжают на прекрасном белом коне и спасают принцесс от всех бед. Но сейчас получалось, что есть. "Правда, мой принц приехал на Феррари и перед этим сбил, а потом уже превратил мою жизнь в сказку" - улыбнувшись, я почувствовала, как сердце быстрее забилось в груди. "Только вот в сказках всегда есть мерзкие ведьмы, которые желают зла влюблённым и стараются их разлучить. У нас вроде с этим всё нормально, и даже родственники Дамиса - Майя и Гера на нашей стороне. Это значит, что злой ведьмы не будет, или она ещё впереди?" - от одной этой мысли мне становилось страшно.
   "Пока не появилась ведьма, надо цепляться за Дамиса руками, ногами и зубами и соглашаться на замужество, чтобы потом ведьма, которая должна появиться по всем законам жанра, раскрошила себе зубы, от злости, понимая, что уже не может разлучить двух влюблённых и мучилась от изжоги, зная, что у неё ничего не получится!" - весело подумала я.
   "Хотя, плевать на ведьм. Дело в Дамисе. Я люблю его и мне точно никто больше не нужен и дело не в его деньгах. Он отличается от всех, кого я встречала до этого. В нём столько внутренней силы и уверенности, что это просто завораживает. Он всегда точно знает, чего хочет. А ещё в нём есть какая-то мудрость. Но это и странно для меня. Откуда? Ведь ему всего двадцать, а иногда такое впечатление, что не меньше пятидесяти лет, а то и больше" - это было для меня загадкой, и я задумалась, пытаясь найти вопрос на этот ответ.
   Иногда, вечерами, сидя в кресле и болтая обо всём на свете, я ловила себя на мысли, что Дамис прожил богатую на события на жизнь. Порой он так уверенно и с такими подробностями рассказывал случаи из всемирной истории, что я начинала думать о том, что всё происходило на его глазах. "Наверное, он очень начитан, и многое знает" - это служило единственным объяснением.
   И слушая его, я иногда чувствовала себя глупым ребёнком. "Мне до него ещё учиться и учиться. И это странно. Ведь я далеко не дура, всегда тянулась к знаниям, но мой уровень явно не дотягивает до уровня Дамиса. И при этом он в свои двадцать нигде не учится, хотя если учесть его уровень интеллекта и богатство семьи, он может учиться в лучших университетах мира. Почему так?" - ответа на этот вопрос я до сих пор не получила, потому что он всегда отшучивался, говоря, что учебные заведения не для него.
   "Но это ещё полдела. Сейчас он предлагает мне не ехать в Питер, в университет, а пропустить год и в следующем году уже приступить к обучению в Америке. Или вообще намекает, что я если я так хочу получить высшее образование, то он сам может со мной заниматься без всяких университетов, а я потом просто сдам всё экстерном и получу диплом. Причём так уверенно говорит, что я могу выбирать любую специализацию, и он в любом случаи меня подготовит, что порой мне становится не по себе. Разве может человек в двадцать лет обладать такими знаниями?.... А языки? Он только при мне, по телефону, говорил уже на шести языках... В Дамисе много загадочного, и это меня тревожит" - я вздохнула до сих пор не зная, что делать со своим обучением...
   -Что за тяжелые вздохи, душа моя, - раздался голос над ухом, и я чуть не подпрыгнула от неожиданности.
   -Дамис! Господи, перестань так ко мне подкрадываться каждый раз! Я точно однажды до смерти испугаюсь! - пробормотала я, чувствуя, как сердце бешено колотится в груди.
   -Прости, - он с раскаянием посмотрел на меня. - И поверь, никто не собирается пугать тебя до смерти, а скорее наоборот хочет дать очень долгую жизнь.
   Обойдя кресло, он поднял меня и сев, усадил к себе на колени.
   -Что читаешь? - взяв книгу, он посмотрел на корешок. - Кафку?
   -Эх, не читаю, - с сожалением ответила я. - Начала, но задумалась о жизни, поэтому дальше первых двух страниц не продвинулась.
   -Да? И о чём конкретно думала?
   -О нас с тобой.
   -Надеюсь, хорошее? - он спросил это с улыбкой, но в глубине глаз читалась тревога.
   -Хорошее, - нежно ответила я, потому что мне становилось не по себе, когда он так смотрел.
   -Моя ты умница, - он весело усмехнулся. - Поцелуй меня.
   Наклонившись, я послушно исполнила его просьбу и, припав к губам, начала страстно целовать.
   -Полегче, моя хорошая, - хрипло сказал Дамис, отстраняясь. - Хочу дождаться вечера, когда тебе уже снимут гипс, и тогда по-взрослому можешь целовать меня сколько угодно, а пока не стоит этого делать.
   Когда он говорил таким тоном, я чувствовала себя искушённой соблазнительницей и эти ощущения мне настолько нравились, что порой хотелось делать такое, что я заливалась краской. Сейчас был как раз такой момент и, наклонившись к его уху, я ласково проворковала:
   -А что произойдёт вечером, знаешь? Знаешь, что я буду сегодня делать? - и посмотрела в его глаза.
   -Что? - он заворожённо посмотрел на меня.
   -Хочешь это слышать, или предпочитаешь дождаться, пока я покажу?
   -Подожду, - прошептал он, не отрывая взгляда от моих глаз, а потом встряхнул головой. - Ты точно ведьма! Иногда кажется, что я выпадаю из реальности, когда ты так смотришь.
   -Тогда, я твоя личная ведьма! - весело ответила я.
   -Спасибо! - он расплылся в улыбке, и прижал меня к себе, а потом посмотрел на гипс. - Хотя, жаль, что его сегодня снимут. Мне нравится носить тебя на руках и нравится, что ты во мне нуждаешься. Может тебе опять устроить небольшую трещину в берцовой кости, чтобы я продолжал заботиться о тебе?
   -Я тебе устрою! - воскликнула я. - Быстро неси меня в машину, чтобы я избавилась от этой костяной ноги!
   Он вздохнул и, улыбнувшись, поднялся с кресла, а через час мы уже выходили из больницы. Гипс мне сняли, а вместо костылей вручили палочку, и это оказалось вдвойне унизительно. Нога смотрелась ужасно. Во-первых, за время пока она находилась в гипсе, мышцы как-то уменьшились в размере, и это смотрелось отвратительно. Одна нога была нормальной, а вторая - какой-то излишне тоненькой. А во вторых - за прошедшее время, я успела загореть, и когда сняли гипс, оказалось, что нога под ним какого-то отвратительно белого цвета. "Господи, как у покойника. И что теперь делать? Сидеть возле окна, выставив одну ногу на солнце, а вторую прятать, чтобы они смотрелись одинаково?". Но это было полбеды - больше всего смущало то, что я шла рядом с Дамисом, опираясь на палочку, и кожей чувствовала, какие взгляды на нас бросаю прохожие. "Наверное, думают - что может такой красавец найти в таком чудовище, как я?" - от этого становилось ещё хуже и, глядя себе под ноги, я старалась не смотреть по сторонам.
   -Тебе больно идти? - заботливо спросил Дамис, поддерживая меня за локоть.
   -Нет.
   -А почему ты тогда так сопишь? - с улыбкой спросил он, и я рассмеялась, поняв, что действительно соплю, как паровоз.
   -Просто ноги разные, а всем больше делать нечего, кроме как нас рассматривать.
   -Пусть рассматривают, - бесшабашно ответил он. - Не обращай на это внимания. Лучше скажи, что ты хочешь получить в честь того, что избавилась от гипса - кольцо с серьгами или что-то посущественнее?
   -Посущественнее, - твёрдо ответила я. - Тебя.
   -Всё ясно, - весело бросил он. - Опять экономистом работаешь? Ну-ну! Садись в машину, я сам всё решу.
   -Я хочу домой, и не хочу всяких там колец и прочей ерунды!
   -"Садясь в машину, сказала Ванда, но её никто не послушал!" - произнёс басом Дамис, как будто читая отрывок из книги, и захлопнул за мной дверь. А сев машину добавил: - Но мы всё равно что-нибудь купим!
   -Дамис, ну пожалуйста! Я некомфортно себя чувствую. Ноги выглядят ужасно, да ещё и палочка эта! Поехали домой!
   -Если тебя смущают только ноги, то можно заехать в какой-то торговый центр и купить брюки, а палочку отбросить в сторону и позволить носить тебя на руках, - заведя машину и выехав на дорогу, он подмигнул мне и начал смотреть по сторонам.
   -Доктор сказал расхаживать ногу, так что держи свои руки при себе, - пробурчала я, понимая, что Дамис всё равно повезёт меня куда угодно, но не домой.
   -Тогда покупаем тебе брюки...
   -Дома куча одежды и можно вернуться, чтобы переодеться, - я всё же решила предпринять ещё одну попытку уговорить завезти меня домой.
   -Ага, а потом я тебя не вытащу из квартиры, - с усмешкой ответил он. - Нет, дорогая, выбирай или покупаем брюки и едем туда, куда я хочу, или сразу туда едем, без всяких брюк?
   -С брюками, - сдалась я, понимая, что спорить бесполезно.
   -Умница моя, - так ласково произнёс он, что я не выдержала и рассмеялась.
   "Ну как ему можно сопротивляться? Хитрый, уверенный и точно идущий к своей цели. Пора бы уже и привыкнуть к его характеру" - глядя на него с любовью, думала я.
   Через десять минут мы припарковались возле какого-то торгового центра и, выйдя из машины, вошли в просторный холл. Поддерживая меня за руку, Дамис искал глазами магазин с одеждой, а я снова опустив голову, смотрела себе под ноги.
   -Дамис?! - раздался из-за спины женский голос, и я тут же почувствовала, как он сжал мне локоть. - Не ожидала тебе здесь увидеть, да ещё в обществе ... И как это понимать?
   Развернувшись, я увидела красивую женщину лет сорока пяти, с тёмно-каштановыми волосами и царской осанкой.
   -Соломея?! Здравствуй, - спокойно произнёс Дамис, но в голосе чувствовалась скованность. - За покупками приехал. Ты, как я вижу тоже? - и кивнул на её пакеты.
   -Да, Гера вплотную занялся воспитанием Лари с Реем. Я не могу смотреть, как они бедные мучаются, поэтому решила порадовать их новыми игрушками, - произнося это, женщина не сводила с меня глаз, и я не знала, что делать.
   -Ясно, - ответил он, а потом посмотрел на меня. - Кстати, познакомься, это Ванда, моя девушка...
   -Дамис, только не это! - женщина посмотрела на него с такой мольбой, что я тут же напряглась, и почувствовало, как сжалось сердце. - Аскольд не перенесёт этого во второй раз.
   -Придётся, - твёрдо ответил он. - Мой выбор уже сделан и обсуждению это не подлежит!
   -Дамис... Что же ты с нами делаешь, - с тоской произнесла она и встрепенулась. - Уезжайте отсюда! Меня сопровождают Илья и Савва и они обязательно всё расскажут Аскольду. А мы с тобой ещё поговорим позже, - она начала подталкивать нас в спину, оглядываясь по сторонам.
   Дамис кивнул женщине и, подхватив меня на руки, пошёл к выходу из магазина.
   -Кто это был? - чувствуя тревогу, спросила я.
   -Моя бабушка, - ответил он.
   Внутри всё похолодело, а сердце пропустило удар. "Это и есть злая ведьма, которая хочет разлучить влюблённых? Или нет?" - вспомнив, как смотрела на меня эта женщина, я судорожно вцепилась в Дамиса. "Я не хочу его терять! Лучше умру, чем теперь буду жить без него". От страха закружилась голова и, уткнувшись в плечо Дамиса, я почувствовала, как на глаза наворачиваются слёзы. "Бабушка! Член семьи и она явно настроена против меня. А что дальше? Будет только хуже? Сказка кончилась, и пришло время вернуться в жестокую реальность?" - ответов не было, и я расплакалась, понимая, что уже не могу без Дамиса.
  
  
   Глава 13.
  
   Дамис.
   "Встреча с бабушкой никак пока не входила в планы, но что произошло, то произошло, и она наверняка приедет сегодня ко мне, чтобы попытаться образумить. Надо её перехватить до приезда, иначе она точно упомянет при Ванде, что мы вампиры и тогда проблем не оберёшься!" - ведя машину, я решал, как поступить.
   Но помимо проблемы с бабушкой меня очень беспокоила и сама Ванда. Пока я нёс её на руках к машине, она расплакалась, поняв, что ничего хорошего в этой встрече нет, и сейчас застыв, смотрела в окно, а по лицу продолжали течь слёзы.
   "Надо её как-то успокоить, и словами "всё будет хорошо" здесь уже не обойдёшься. Может лучше ей сейчас рассказать часть правды, не упоминая, что мы вампиры?". Взвесив все за и против, я тихо сказал:
   -Ванда, нам необходимо серьёзно поговорить.
   Она дёрнулась, а потом, судорожно втянув воздух, и кивнула головой.
   -Только сделаем это дома, - мягко добавил я. - И давай сразу скажу одну вещь - тебе бояться абсолютно нечего и я своего решения не изменю.
   Она робко посмотрела на меня и прошептала:
   -Только не бросай меня Дамис, я уже не смогу без тебя жить...
   -И я без тебя не могу, моя хорошая, поэтому даже не смей думать, что мы расстанемся, ясно?
   -Ясно, - ответила она и с надеждой в голосе.
   -А сейчас мы ещё подтянем тяжёлую артиллерию, и всё будет хорошо, - с улыбкой сказал я и достал телефон.
   Чтобы разговор с Соломеей происходил не при Ванде, идеальным вариантом было поговорить с ней у Геры дома, поэтому я набрал его номер.
   -Да?
   -Гера, мы случайно встретились с Соломеей...
   -Твою мать... Она видела Ванду? - тут же спросил он.
   -Да. И теперь, как ты понимаешь, хочет поговорить об этом. И думаю, постарается сделать это сегодня, приехав в гости. А вести с ней разговоры...
   -Я понял тебя, - деловито произнёс Гера, понимая, что при Ванде таких разговоров вести нельзя.
   -Позвони ей, и скажи, что завтра я приеду к вам и буду готов обо всём поговорить.
   -Хорошо. За это не волнуйся. Мы с Майей что-нибудь придумаем и введём её в курс дела. А завтра я тебе позвоню и скажу во сколько подъехать.
   -Добро, - ответил я и нажал отбой.
   Через десять минут мы уже были дома и поднялись в квартиру. Ванда хоть и перестала плакать, но по-прежнему вела себя скованно и сев на краешек дивана, нерешительно посмотрела на меня. Видеть её в таком состоянии было тяжело и, взяв её на руки, я сел в кресло и усадив на колени, прижал к себе.
   -Хорошая моя, перестань на меня смотреть такими глазами. Ты рвёшь мне сердце, понимаешь?
   -Мне страшно, - прошептала она, со слезами на глазах.
   Каждый раз глядя в её глаза, я начинал проваливаться в какую-то зелёную бездну. Остальные предметы теряли очертания, звуки затихали, и казалось, что я теряю силу воли. "Прикажи она что-нибудь сейчас и я всё исполню" - пронеслось в голове, и я с трудом стряхнул с себя оцепенение.
   -Не бойся, - прошептал я. - Я тебя не брошу, но пообещай, что и ты меня не бросишь, чтобы не узнала.
   -Дамис, я никогда тебя не брошу, - серьёзно произнесла она, глядя на меня. - Просто не смогу.
   "Может всё же рассказать ей всю правду? Она любит меня и я ей нужен не меньше, чем она мне. Примет она то, что я вампир?". Но интуиция подсказывала, что лучше об этом пока молчать. "Расскажу часть правды и посмотрю на её реакцию, а когда она всё осмыслит и привыкнет - расскажу и остальное".
   -Тогда ты должна кое-что знать обо мне и нашей семье. Помнишь, я как-то проговорился, что у Геры есть титул, - она с интересом кивнула головой. - Так вот, у него действительно есть титул, и точно такой же титул есть у меня.
   -Ты аристократ?
   -Не совсем, моя хорошая. Вернее не в том смысле, что ты думаешь. Я действительно отношусь к элите того мира, к которому принадлежу, но к вашему миру он не имеет никакого отношения.
   -Что значит "к вашему миру" - она обескураженно посмотрела на меня. - Ты что с другой планеты?
   -Нет, конечно, - я улыбнулся. - Просто окружающий мир совсем не такой, как вы считаете. Мы что-то вроде огромного закрытого тайного общества о существовании которого, вы не знаете, и знать не должны. Мы живём, не привлекая к себе внимания, редко вмешиваемся в жизнь людей, у нас нет государств, а только кланы, которые контролируют огромные территории. Во главе каждого из них стоит Лорд, и он же управляет всеми. Таких кланов семь, и некоторые из них контролирую целые континенты. Условно они делятся на Южно-Американский, Северо-Американский кланы, а также Австралийский, Азиатский, Африканский, Европейский и Славянский кланы. Так вот - мой дед Аскольд, Лорд Славянского клана Лароли и однажды Гера займёт его место. А мой отец Лорд Северо-Американского клана Янтра и я тоже однажды стану Лордом. Поэтому мы своего рода элита нашего мира...
   -Вы что какая-то всемирная мафия? - Ванда испуганно смотрела на меня.
   -Нет, мы не мафия. Я же говорю - мы практически не вмешиваемся в вашу жизнь. Просто живём рядом с вами. Не скрою, если бы мы захотели, то могли бы оказывать влияние и на ваш мир, но нас это не интересует.
   Она задумчиво посмотрела на меня, а потом тихо сказала:
   -Получается, из-за твоего титула я тебе не пара, да?
   -Дело не только в титуле, а и в том, что ты не относишься к нашим кланам. Здесь всё сразу... Наше сообщество сложилось очень давно, и мы очень редко принимает туда посторонних, а вернее практически не принимаем. А уж то, что у Лорда жена не из наших кланов, вообще огромный скандал и нонсенс.
   -И что теперь делать? - растеряно спросила она.
   -Бороться. Открою небольшой секрет - Майя когда-то тоже не относилась к нашему сообществу, но как видишь, сейчас жена Геры. Им пришлось немало перенести, чтобы быть вместе, но всё вышло. Уже то, что им удалось переломить ситуацию, многое значит. И я верю, что у нас тоже всё получится. Надо просто набраться терпения.
   -А нельзя сказать, что я отношусь к другому клану, например? Или вы знаете всех из своего сообщества?
   -Нельзя, моя хорошая. Мы действительно знаем практически всех из сообщества, но дело не только в этом. Есть некоторые отличительные черты, и мы узнаём друг друга, даже если лично не знакомы. Но там всё сложно и я позже тебе объясню.
   Наблюдая за лицом Ванды, я пытался понять, как она отнеслась к сказанному. "Вроде нормально. Если бы её отец не был дичью в прошлой Игре, и после этого всё не закончилось так плачевно для их семьи, можно было и всю правду ей рассказать. Она бы конечно испугалась, но это в любом случаи произошло бы, и я с этим справился. А из-за её отца пока лучше молчать, что я вампир. Ещё не время говорить всё. Вот когда мы будем в Америке, и мама родит, вот тогда я всё и расскажу".
   -Подожди, ты будущий Лорд и вроде, как принц сейчас? - с улыбкой спросила она.
   -Можно сказать и так.
   Она неожиданно залилась смехом и, обняв за шею, с любовью посмотрела в глаза.
   -Ты будешь смеяться! Я как раз сегодня думала о том, что всё происходящее похоже на сказку, а ты для меня принц, приехавший на машине, а не на коне. А теперь получается, что ты вроде как настоящий принц!
   -Действительно - так и, получается, - весело ответил я. - А тебе скоро быть принцессой, а потом и королевой.
   "Всё хорошо, и Ванду совсем не смущает часть правды. Осталось надеяться, что и остальное она примет также легко и просто".
   -Что мне сделать, чтобы помочь тебе? - она опять стала серьёзной.
   -Ничего, я сам всё сделаю. Главное будь со мной, помни, что я тебя люблю, и люби меня, - ласково ответил я и провёл кончиками пальцев по её щеке.
   -Хорошо, - согласилась она и, улыбнувшись, поцеловала меня. - А можно кое-что попросить у тебя?
   -Проси, что угодно, - произнёс я, уже чувствуя, что тепло её тела и поцелуи уже будят во мне желание.
   -А давай примем ванну вдвоём, - она посмотрела на меня из-под полуопущенных ресниц, и я чуть не зарычал от удовольствия, понимая, чем всё закончится. - Мне интересно, что такое эта ванна джакузи, и какие ощущения в ней испытываешь.
   -Ощущения очень интересные, и поверь, я их ещё и дополню, - пообещал я, чувствуя, как кровь по венам побежала быстрее.
   "Даже наши желания совпадают" - подумал я, включая воду, чтобы ванна наполнилась. Именно с ванны я и хотел сегодня начать, но думал, что встреча с Соломеей испортила Ванде настроение и мне придётся приложить усилия, чтобы она расслабилась и перестала переживать из-за моих родственников. "Мы идеально подходим друг другу, и это лишнее тому доказательство. Знаем, за что надо волноваться, и знаем когда надо расслабиться и выбросить все проблемы из головы" - с улыбкой подумал я.
   За спиной раздался шорох, а в следующее мгновение Ванда обхватила меня руками и, прижавшись, проворковала:
   -Теперь и я могу подкрадываться к тебе тихонько, - и, проведя рукой по груди, медленно начала опускать её вниз, целуя мне предплечье.
   По коже побежали мурашки от её прикосновений, и я улыбнулся. "Эх, не буду её расстраивать, что вряд ли у неё получится застать меня врасплох. По крайней мере, пока она человек".
   Повернувшись, я поцеловал её в губы, наслаждаясь их вкусом, а потом забрался в ванную и сев, потянул её за руку. Ванда послушно скользнула следом за мной, и удобно устроившись у меня между ног, облокотилась на меня спиной, закрыв глаза.
   -Такие смешные ощущения, - весело сказала она. - Как будто меня легонько щекочут по всему телу. Так приятно!
   -Угу, приятно, - согласился я и, положив руки её на груди, начал их ласкать.
   Она с шумом выдохнула и положила мне голову на плечо, расслабляясь. Опуская руку ниже, я с наслаждением вдыхал её запах и перед глазами всё поплыло. Я уже практически точно мог определить, что она испытывает, потому что чем больше она получала удовольствие, тем сильнее начинала пахнуть. "Запах человеческого страха мы знаем с самого детства, и вот теперь я знаю ещё и запах человеческого удовольствия. И однажды этот запах сведёт меня с ума" - глядя, как на шее бьётся жилка, я сглотнул набежавшую слюну. "Хоть бы раз попробовать. Хотя бы капельку" - желание с каждым днём становилось всё больше, и порой я уже не мог сдерживаться, покусывая её и огромным усилием воли заставляя себя не увлекаться.
   Ванда приподняла бёдра навстречу моей руке и едва слышно застонала, а потом резко сбросила мои руки и, повернувшись лицом, бросила на меня такой взгляд, что забурлила кровь. "Сегодня точно произойдёт что-то необычное. Я выпустил джина из бутылки" - с улыбкой подумал я, когда она медленно опустилась, впуская меня в себя, и закрыл глаза.
   Медленно двигаясь, она постанывала, а я, лаская языком её сосок, чувствовал такое дикое желание, что хотелось рычать и быстрее получить удовольствие. Положив ей руки на бёдра, я попытался заставить её увеличить темп, но убрав мои руки, Ванда со смехом пробормотала:
   -Ты пять недель был главным, а сегодня моя ночь и я буду сверху. И я же буду решать, что нам делать.
   -Договорились, - хрипло ответил я. - Но это пока я не решу, что сам хочу побыть сверху.
   Она рассмеялась и, поцеловав меня, стала двигаться чуть быстрее, глядя мне в глаза.
   -Мучительница, - прошептал я, чувствуя, как меня увлекает в омут её глаз, и я теряю способность здраво рассуждать. - Что же ты со мной делаешь?!
   -Я просто люблю тебя, - с улыбкой ответила она и, наклонившись, запечатлела на губах такой поцелуй, что я утратил волю к сопротивлению и решил полностью отдаться в её власть....
   "И что это было?" - Ванда уже заснула, а я до сих пор не мог прийти в себя, вспоминая, как она себя вела и что со мной делала. Наверное, впервые в жизни я испытывал такие эмоции, и мне это определённо нравилось.
   Сегодня действительно была её ночь, и я даже чувствовал некоторую слабость после таких бурных занятий любовью. "Она нечто, и если дальше будет учиться такими темпами, то я просто буду каждую ночь сходить с ума от удовольствий. А уж когда она станет одной из нас и более выносливой, я точно не буду выпускать её из кровати, или... она меня" - я улыбнулся.
   Вспомнив, как она в кровати прокладывала жгущие цепочки из поцелуев по моему телу, порхая пальчиками по коже и лаская меня, я почувствовал, как внутри опять разливается тепло. "Настоящая искусительница! Уже даже и не знаю, что больше мне приносит удовольствие - тепло её тела, её нежные прикосновения, её запах или то, как она на меня смотрит... Или всё сразу, вернее - просто то, что это она, моя Ванда".
   "Есть в ней какая-то чертовщинка, что ли". Мне тут же вспомнились слова Арсения, защитника её отца в Играх, с которым мы поговорили сразу после приезда с юга. Он рассказал, что её отец не стал коронным блюдом после Игры, потому что было два момента, которые и решили его судьбу. Первый момент случился во время самой Игры - они встретились с четвёртым охотником, и Арсений уже практически проиграл схватку, получив ранение и замешкавшись, а охотник бросился к дичи. Но мужчина просто спокойно посмотрел в глаза охотнику и сказал: "Не делай этого", и тот, остановившись, безвольно отпустил руки. Что произошло в тот момент, Арсений до сих пор не мог объяснить - охотник попросту впал в ступор, как будто забыв, что надо делать.
   А второй момент был после окончания Игры и оглашения результатов. Отца Ванды хотели выпить, но он попросил его не убивать, потому что дома его ждёт семья, и все почему-то сразу согласились его отпустить. Описывая свои чувства в то мгновение, Арсений так и не мог сказать, почему проявил жалость, а помнил только, как мужчина проникновенно смотрел ему в глаза.
   "Всё это очень странно. У Ванды глаза её отца, и я сам, когда долго в них смотрю, начинаю терять способность здраво рассуждать" - я задумался, пытаясь понять происходящее.
   Узнав всё это, Майя выдвинула очень интересную версию того, что у Ванды есть определённые способности, и я уже начал склоняться к той же мысли. "Да и выдвинутые ею аргументы убедительны".
   Она сама, когда-то в детстве могла предсказывать некоторые мелкие события и точно знала, что порой может произойти, а попав в аварию, утратила эту способность. И только став вампиров опять её вернула, и постепенно всё больше развивала, поэтому выдвинула теорию о том, что Ванда, попав под машину, испытала стресс. "Страх изнасилования, бегство, моя машина, а потом те чувства, что вспыхнули между нами - это сильная эмоциональная встряска и огромный выброс гормонов в кровь, и у некоторых людей после такого могут развиваться определённые способности. Может и у Ванды так произошло? Если её отец, глядя в глаза, мог порой отдавать приказы, значит, эти способности могли передаться и дочери. До поры, до времени они дремали, а после всех событий активизировались? И получается, став одной из нас Ванда усилит эти способности?". Представив такое развитие событий, я улыбнулся. "Да все Лорды ядом захлебнутся, если и у Ванды откроются способности. Получится, что у двух будущих Лордов жёны, бывшие люди, и одна из них может предсказывать будущее и заглядывать в прошлое, а вторая - тихим голосом и проникновенным взглядом заставит делать то, что нам нужно!"... "Хм, это конечно было бы хорошо, но почему тогда её отец попал в психиатрическую лечебницу, если мог отдавать такого рода приказы? Кто ему мешал отдать приказ, чтобы его выпустили?" - эти вопросы не укладывались в общую схему, и я нахмурился. "Впрочем, пациентов в таких местах так пичкают медпрепаратами, что они порой, и имя своё не могут вспомнить". В памяти всплыл один случай из наших развлечений - мы решили пробраться в такое заведение и забрать оттуда парочку людей, желая посмотреть, как будут вести себя душевнобольные люди, когда мы устроим им гон, и после того визита, я испытывал омерзение к таким заведениям. Увидев парочку пациентов, которые даже не могли утереть себе слюни и сидели с бессмысленными взглядами, мы развернулись и ушли, так никого и не взяв.
   "Если у Ванды действительно есть способности, то будет намного легче ввести её в наш круг. Даже Аскольд не посмеет возмущаться... Да у него просто шансов не будет! Она может пристально посмотреть в его глаза и сказать что-нибудь!". Представив, как Аскольд с распростёртыми объятиями бросается к Ванде, я не выдержал и тихонько рассмеялся. "Взять и действительно провернуть с ним такую штуку, а потом рассказать, что это было! Дед, наверное, надолго впадёт в ступор, что какая-то бывшая человеческая девчонка может манипулировать им". Меня всё больше начал душить смех, когда перед глазами начали мелькать картинки того, что можно заставить его делать.
   "Стоп... Мечтать не вредно. Ещё ничего толком непонятно, а я уже размечтался. Вот когда Ванда станет вампиром, тогда посмотрим на её способности. Хотя и сейчас интересно знать - только на меня так действует её взгляд или и она других? Как проверить?". Подумав, я улыбнулся. "А попрошу-ка я Ванду взять у Майи книгу, которую она когда-то написала про вампиров! Она удалила её со всех сайтов в интернете, но Гера заказал в типографии один экземпляр, говоря, что благодаря ей они познакомились, и она обязательно должна быть у них дома, как память. Майя жутко этого стесняется и никому не даёт её читать, поэтому это идеальный вариант. Таким образом, я убью двух зайцев - проверю, действуют ли на остальных глаза Ванды, а заодно и посмотрю на её реакцию после прочтения книги. Под видом обсуждения книги, окончательно пойму, как она относится к вампирам, и уже составлю точный план действий".
   Решив часть вопросов, я повернулся набок и, прижав к себе Ванду, закрыл глаза. "Пожалуй, и я сегодня посплю, а то уже почти две недели не спал, да и Ванда сегодня дала жару. А завтра ещё и разговор с Соломеей предстоит".
  
  
   Глава 14.
  
   Ванда.
   Утром, открыв глаза, я с удивлением обнаружила, что Дамис рядом и ещё спит. "Ого! Это что, я так его вымотала, что он до сих пор спит?" - я улыбнулась, вспомнив всё, что вчера творила.
   Щёки тут же загорелись, потому что и половину того, что вчера делала, я точно не планировала, и даже не знала, что так могу, но после ванны, когда мы оказались в кровати, меня понесло, и я уже ничего не стеснялась.
   Вспомнив, как он постанывал и утробно рычал, когда я его ласкала, я захихикала. "Боже, как приятно осознавать, что любое твоё прикосновение или поцелуй будят в любимом мужчине зверя, которым только ты можешь управлять. Необыкновенное чувство! А когда он всё же брал верх, и сам начинал действовать - это нечто! Столько силы и напора, и чувствуешь себя игрушкой в его руках. Интересно получается.... Хм, а что мне больше нравится - самой им управлять или покорно отдаваться в его руки?" - я задумалась, вспоминая свои ощущения, и тихо рассмеялась, поняв, что нравится и то, и другое.
   -Чего смеешься, моя хорошая? - раздался бархатный голос Дамиса и, обхватив за талию, он прижал меня к себе.
   -Пытаюсь решить, что мне больше нравится - твоя покорность, или твой напор, - с улыбкой ответила я.
   -И что же победило? - поцеловав в губы, спросил он и начал целовать в шею, поглаживая рукой живот.
   -Ничего, мне нравится и то, и то, - по коже побежали мурашки от его поцелуев. - Я люблю тебя любым.
   -Ммм... Это хорошо, - пробормотал он и легонько укусил меня за шею. - Как же ты вкусно пахнешь.
   Запустив ему руки в волосы, я улыбнулась, чувствуя, как внизу живота уже растекается тепло, но тут раздался звонок моего телефона и я удивлённо на него посмотрела. Мне звонил только Дамис, когда уезжал по делам, но сейчас-то он находился рядом, и я с интересом потянулась к трубке. Увидев номер Люды, моей подруги, я тут же ответила на вызов и радостно закричала в трубку:
   -Люда! Ты вернулась в Москву?
   -Да, - раздался её весёлый голос. - Скучала без меня? Я тебе подарок привезла. Ты как, сегодня работаешь или мы встретимся?
   -Люда, встретимся! Не работаю! - беззаботно ответила я. - Где и когда?
   -Давай в нашем кафе. Ты дома?
   -Нет, не дома... Вернее дома, но не у матери.
   -И как это понимать? - заинтересованно спросила она. - У тебя уже два дома появилось?
   -Нет, один, но самый главный и настоящий.
   -Интересненько! Ладно, при встрече всё расскажешь. Сколько тебе времени надо, чтобы до кафе добраться?
   -Час, - ответила я, но Дамис скользнул рукой между ног, и я тут же сказала: - Но давай встретимся часа через два, а тот ещё кое-какие дела есть, - и подмигнула ему.
   -Договорились, подруга. Жду! - и она отключилась.
   Дамис с улыбкой посмотрел на меня и спросил:
   -Подружка? Будете сегодня сплетничать?
   -Ага, - я улыбнулась.
   -Меня с собой возьмёшь?
   -Нет! Ты слишком красивый, да и Люда тоже. Вдруг она тебя отобьёт, - стеснительно ответила я, хотя была и другая причина. Хотелось поговорить с Людой наедине, потому что в таких делах у неё имелся опыт, а при Дамисе я вряд ли бы с ней поделилась всеми страхами.
   -Ванда, даже если твоя подруга входит в топ-5 самых красивых женщин мира, я тебя всё равно не брошу, - серьёзно произнёс он. - Мне нужна только ты, неужели непонятно?
   -Как-то не верится в это, - вздохнув, прошептала я. - Ты и красивый, и нежный, и богатый... Состоишь только из одних достоинств, а недостатков вообще нет. А я... И не красавица, и бедная, и глупая... Сплошной недостаток.
   -Девочка моя, у тебя только один недостаток - ты не веришь в себя. И поверь, у меня тоже есть недостатки. Вернее, особенности... Это тяжело пока объяснить, - он отстранённо посмотрел в окно, а потом опять на меня, и улыбнулся. - Но я научу тебя любить себя, а взамен надеюсь, что ты примиришься с моими особенностями.
   -Дамис, я примирюсь с чем угодно, только бы ты был рядом и вот так улыбался, как сейчас.
   -Я очень надеюсь на это, - он внимательно посмотрел мне в глаза, и я опять увидела в них тревогу.
   Когда он начинал так смотреть, меня охватывали неприятные предчувствия и в голову лезли всякие отвратительные мысли. "Ну не убийца же он, в конце концов! Или я бы и это ему простила?". Я задумалась, пытаясь найти ответ на этот вопрос, но Дамис опять стал меня целовать, и все неприятные мысли тут же улетучились из головы, уступая место желанию...
   Через час я уже приняла душ и стояла в гардеробной, выбирая чтобы надеть. После поездки на юг мой гардероб существенно пополнился, и теперь глаза разбегались от выбора. "Одену-ка льняной костюм" - решила я, снимая с вешалки жилетку и брюки, и выбирая под них обувь.
   Из комнаты послышался звонок телефона, а потом голос Дамиса:
   -Да, Гера?.... Прекрасно, я через час буду у вас... Она приедет одна или с дедом?... Добро, всё, до встречи.
   Внутри всё заныло. "Он встречается сегодня со своей бабушкой! И она начнёт его уговаривать бросить меня!" - сев на пуфик, я почувствовала, как внутри всё холодеет. "А вдруг он поддастся? Что мне тогда делать? Я слишком сильно его люблю, и без него жизни не будет! Будь проклято это закрытое общество и их титулы! Развели тут средневековое общество, индийские касты и сицилийские кланы. На дворе двадцать первый век, в конце концов" - но злость не помогала, а наоборот становилось страшнее. На глаза навернулись слёзы и, закрыв их, я опустила голову, пытаясь найти в себе силы преодолеть все трудности и все страхи.
   -Ванда? - рядом раздался голос Дамиса. - Ты чего? Тебе плохо?
   -Мне страшно, - прошептала я. - Ты с бабушкой ведь встречаешься?
   -Да, и что?
   -А вдруг ты поддашься на её уговоры? Или она тебе чем-то пригрозит? Скажет, например, что лишит всех денег, если ты меня не бросишь? Мне-то всё равно - богат ты или беден, и я в любом случаи не испугаюсь, а вот ты...
   -Во-первых, ни на какие уговоры и угрозы я не поддамся, это точно, - ласково ответил он. - Во вторых - лишить меня денег очень тяжело. Я уже очень давно сам их зарабатываю, и материально мало завишу от клана. А самое главное - бабушка с дедушкой ничего в этом случае не решают. Не скрою, она попытается наставить меня на путь истинный, как она считает, но сделать ничего не может. Максимум - это выразить своё недовольство. Так что перестань плакать и нервничать, - я смахнула слёзы и кивнула ему головой, пытаясь взять себя в руки, а он улыбнулся. - И вообще, ты едешь на встречу со своей подругой, думай об этом!
   -Хорошо, - ответила я.
   Быстро одевшись и уложив волосы, я вышла в прихожую, и Дамис с улыбкой посмотрел на меня.
   -Выглядишь сногсшибательно и очень соблазнительно, - довольно ответил он и, подойдя, заглянул в вырез жилетки. - Смотри там, не своди мужчин с ума, а то мне потом придётся перегрызть не одно горло, чтобы отвадить их от тебя.
   -Скажешь тоже - сводить с ума, - покраснев, ответила я. - Кому я нужна кроме тебя.
   Он усмехнулся, давая понять, что не согласен со мной, и поцеловав, открыл двери. Точно в назначенное время мы подъехали к кафе и, увидев Люду, сидящую на открытой террасе, я улыбнулась, открывая дверь.
   Дамис тоже вышел из машины и, поддерживая меня за локоть, потому что палочку я не стала брать, повёл к столику.
   В первые секунды Люда посмотрела на Дамиса, а потом перевела взгляд на меня и, узнав, открыла рот от изумления. Пока мы шли к столику, она так и сидела - моргая глазами и глядя то на меня, то на Дамиса. А когда мы подошли к ней, поднялась и тихо спросила:
   -Ванда?
   -Ага! - я широко улыбнулась и обняла её. - А это Дамис, знакомься!
   -Очень приятно, - пробормотала она, внимательно глядя на нас.
   -И мне приятно, - ответил он, а потом повернулся ко мне. - Не шали тут, моя хорошая, и если что, звони, - а потом так поцеловал, что у меня закружилась голова.
   Попрощавшись с Людой, он развернулся и пошёл к машине, а я сев, с улыбкой посмотрела на свою подругу.
   -Так, ещё раз! Ты - Ванда? - сев напротив, она ошеломлённо посмотрела меня. - Ванда! Хм, а может я попала в параллельную реальность?
   -Никуда ты не попала и я Ванда! - со смехом сказала я, глядя на неё. - Понимаю, что всё выглядит нереально сказочно, но за то время, пока ты отдыхала в Геленджике, столько всего произошло!
   -Это я уже успела понять! Немедленно рассказывай, или я сейчас умру от любопытства!
   Во-первых, кто этот сладенький красавчик?
   -Дамис, мой парень!
   -Господи, я думала - таких в природе нет! Где ты его нашла?
   -Долгая история, - с улыбкой ответила я.
   -Я никуда не спешу! Рассказывай!
   -Хорошо, сейчас, только сделаю заказ, а то умираю от голода, - произнесла я и, взяв меню, быстро сделала заказ официанту.
   Люда знала всё о моей семье, поэтому рассказ я начала с самого начала и чем дальше его продолжала, тем более изумлённо на меня смотрела. Когда я закончила, она с шумом выдохнула и с минуту хлопала ресницами, пытаясь уложить всё это у себя в голове.
   -Знаешь, если бы мне кто-то чужой такое рассказал, я бы в жизни не поверила! - наконец произнесла она. - Тебя сбивают на шикарной машине, и уже через день везут на частном самолёте на юг... Яхта, дорогие шмотки, все твои желания исполняются... Если бы тебе выставили счёт за повреждение машины, я поверила, но так?! Да ещё и такой красавчик! - она мечтательно закатила глаза и я улыбнулась. - Слушай, а может у него какой-нибудь недостаток есть? Какая-то страшная тайна?
   -Недостатков не заметила, да и с тайнами как-то не очень, - говорить, что Дамис принадлежит к какому-то закрытому тайному обществу, я не стала, чтобы избежать вопросов, на которые и сама не имела ответов.
   -Совсем ничего? А в постели он как? Может там что-то не в порядке?
   Я тут же залилась краской и пробормотала:
   -Поверь, там вообще всё идеально.
   -Ого, вот это ты покраснела, дорогуша! - она звонко рассмеялась, а потом наклонилась ко мне и тихо сказала: - Хорош?
   -Не то слово, - пробормотала я, и чтобы сменить тему сказала: - Хотя, одна проблема точно есть. Вернее их несколько и я не знаю, что с этим делать. Часть его родственников не очень рады моему появлению...
   -Кто бы сомневался! - поморщившись, ответила она. - Плюнь на них и пошли куда подальше! Я даже не спрашиваю - любишь ты этого парня или нет, потому что и так видно, что любишь, а если и он тебя любит, то угомонит своих родственничков.
   -Как-то неудобно сорить его с роднёй...
   -Сто раз тебе говорила: "Люби себя, чихай на всех, и в жизни ждёт тебя успех", а ты всё жмёшься и боишься кого-то обидеть!
   В этом высказывании и была вся Люда. Она с самого детства была бесстрашной, уверенной в себе и точно знающей чего хочет, плюс, всегда имела свою точку зрения и не боялась её высказывать, даже если она шла вразрез с точкой зрения других. Она являлась бесспорным лидером и этакой железной леди, и только единицы знали, что в душе она добрый человек. Тех, кого выбирала себе в друзья, она защищала до последнего, а тех, кто становился её врагами, она нещадно унижала. Когда она пришла к нам в третьем классе в школу, я уже считалась аутсайдером класса, белой вороной, которую все травили, поэтому, когда она обратила на меня внимание, я подумала, что мне конец. Но неожиданно для меня самой, она вдруг стала на мою сторону, и заставила всех заткнуться, не чураясь при этом применять даже физическую силу. К пятому классу она успела переколотить многих мальчиков и девочек в нашей школе и её стали побаиваться. Но не это было главным в нашей дружбе - со мной она никогда не разговаривала свысока, и умела сохранить грань между пониманием и жалостью. Она не раз подкармливала меня в детстве, но всегда преподносила это не как акт благотворительности, а скорее, как необходимость ей помочь. Например, говоря, что мама ей наложила бутербродов, и обещала наказать, если она их не съест, и порой, пока я не пошла подрабатывать, то, чем она меня угощала, было единственное, что я ела за сутки. И вот сейчас, она опять выражалась в свойственной ей манере.
   Я вздохнула и пробормотала:
   -Это ещё полдела. Дамис предлагает выйти за него замуж и хочет увезти в Америку. А мне как-то страшновато ехать в чужую страну, да и о замужестве, по-моему, как-то ещё рано говорить. И университет...
   Люда пристально посмотрела на меня, а потом грозно произнесла:
   -Замуж зовёт? В Америку хочет увезти? А ты думаешь ещё? Ванда, ты что дура? Меня иногда эта твоя рассудительность сводит с ума! Тебе повезло встретить такого парня, который ради тебя готов на всё, а ты мнёшься и думаешь? Ты любишь его? Любишь! Тогда что думать-то? - она непонимающе посмотрела на меня, а потом мягко добавила: - Я понимаю, ты почти всю свою жизнь заботилась сама о себе, но сейчас есть тот, кто с удовольствием будет делать то же самое. Ванда, доверься ему. Мне кажется, он любит тебя и заслуживает этого, а уж ты тем более!
   Я смотрела на Люду и вдруг ясно осознала, что действительно веду себя глупо. "Да, я люблю его, он меня тоже. Почему тогда я так себя веду? Ведь сама же не раз думала, что жить без него не могу, а как замуж выйти и уехать за ним куда угодно, так сразу какие-то дурацкие сомнения? К чёрту их!". Я улыбнулась Люде и сказала:
   -Чтобы я делал без тебя все эти годы?! Ты всегда мне помогала и поддерживала.
   -Я просто знала, что однажды ты станешь богатой, и тогда я с тебя что-нибудь смогу потребовать взамен за все годы помощи. Ты же понимаешь, что я особа меркантильная! - она весело подмигнула мне.
   -Знаю!
   "И это тоже её отличительная черта. Она жутко стесняется, когда её благодарят, и постоянно всё переворачивает так, чтобы никто вдруг не подумал, что она добрая и преданная".
   -А если будешь тянуть с ответом своему красавчику, я его отобью, ясно? - она хитро посмотрела на меня.
   -Я тебе отобью! - воскликнула я и показала ей зубы, как часто делал Дамис. - Я тебя тогда покусаю!
   Она рассмеялась, глядя на меня и я начала расспрашивать её о том, как она отдохнула у бабушки. Ещё почти два часа мы весело болтали и смеялись, и я вспомнила о времени только, когда зазвонил мой телефон и Дамис сказал, что уже едет назад.
   Когда машина подъехала к кафе, и он вышел, Люда посмотрела на него, а потом на меня и проворковала:
   -Сладенький! Точно отобью, если будешь раздумывать!
   Расплатившись по счёту, я опять клацнула зубами перед ней и, договорившись о новой встрече, мы с Дамисом покинули кафе. Сев в машину, он посмотрел на меня и весело спросил:
   -А ты, моя хорошая, уже и зубки умеешь скалить?
   -Угу, у тебя научилась.
   -Это хорошо, - довольно ответил он, заводя машину. - Хочешь домой, или съездим к Майе с Герой в гости? Они уже по тебе соскучились.
   -Сначала расскажи, как разговор с бабушкой прошёл, - это меня волновало больше всего, и я вглядывалась в глаза Дамиса, пытаясь понять, чего ожидать.
   -Нормально, - он тепло улыбнулся. - Она поняла, что выбора нет и разговаривать со мной бесполезно, поэтому тихо смирилась.
   -Честно? - я пристально посмотрела в его глаза, пытаясь определить - правду он говорит, или нет.
   -Честно, Ванда, - серьёзно ответил он. - Кстати, хочу тебя кое-что попросить сделать.
   -Что?
   -Когда-то Майя написала книгу и не даёт её никому читать...
   -Да? Майя и пишет? А про что книга? - с любопытством спросила я.
   -Не знаю, ведь я её не читал. Может она тебе её даст почитать, если ты вот так посмотришь ей в глаза? Попробуешь?
   -Дались тебе мои глаза, - с улыбкой ответила я. - Но если хочешь, мне нетрудно. Могу попросить.
   Он кивнул, и как только я пристегнулась, машина резко сорвалась с места. Дома у Майи с Герой я ещё не бывала, поэтому с нетерпением поглядывала по сторонам, пока мы туда ехали. А когда мы въехали в небольшой посёлок, я была очарована окружающей красотой. Среди высоких сосен и деревьев то тут, то там виднелись роскошные особняки, и всё вокруг дышало покоем.
   -Как красиво! А воздух-то здесь какой!
   -Согласен, а главное - здесь тихо и шум цивилизации не мешает. Кстати, а вот здесь живёт мой дед и бабушка, - он указал на трёхэтажный особняк, и я со страхом посмотрела на него.
   -Ты что меня обманул и к ним привёз?
   -Нет, просто загородный дом Геры находится по соседству с дедовым домом.
   -А если он в гости заглянет? Я не готова с ним знакомиться, - меня начала охватывать паника, потому что я ещё от знакомства с бабушкой не отошла.
   -Поверь, не заглянет, - уверенно ответил он и притормозил перед большими коваными воротами. - Сегодня у него гости, и он очень занят. Кстати, и мне придётся вечером тебя покинуть часа на три, побудешь одна?
   -Да, - ответила я, с опаской поглядывая в сторону дедовского дома.
   Но когда ворота открылись и мы въехали во двор, я тут же забыла обо всём, рассматривая дом Майи и Геры. Он был двухэтажный и выглядел скромнее особняка деда Дамиса, но за счёт этого казался наоборот милым и уютным, а не помпезным и мрачным.
   В дверях дома тут же появилась Майя и с улыбкой направилась к машине, когда мы остановились.
   -Наконец-то ты и к нам в гости добралась, - весело сказала она, и поцеловала в щёку, как только я вышла из машины.
   -Как у вас здесь красиво, - оглядываясь по сторонам, произнесла я.
   -Спасибо, - взяв за руку, она повела меня в дом.
   В просторном холле нас уже встречал Гера и с улыбкой посмотрел на мою ногу.
   -Поздравляю тебя со снятием гипса.
   -Спасибо, - я улыбнулась ему в ответ. - Наконец-то меня освободили...
   В этот момент с громкими криками в холл вбежали Рей и Лари, и бросились к нам с Дамисом, но тут же замерли, когда раздался грозный голос их отца:
   -Кто разрешал вставать из-за стола? Полученные задания уже выполнили?
   Рей бросил мученический взгляд на Дамиса, а Лари подошла к отцу и, взяв его за ладонь, приложилась к ней щёчкой.
   -Папочка, но ведь Дамис с Вандой приехали. Мы чуть-чуть поиграем, а потом всё сделаем. Обещаю! - она умоляюще посмотрела на него.
   -Вы два года играли и доигрались, - ответил он.
   -Мы же уже просили прощения, и не раз, - Рей тоже подошёл к отцу и проникновенно посмотрел ему в глаза.
   -Да, прощения-то вы просили, а вот обещания, что вы так больше делать не будете, я так и не услышал, - он выжидающе посмотрел на них.
   Они дружно переглянулись и, перебивая друг друга, начали клясться в том, что теперь они будут послушными, и больше пакостить не станут. Наблюдая всю эту сцену, я с трудом сдерживала смех, особенно глядя на Майю, которая стояла за спинами у детей, и молитвенно сложив руки, делала вид, что тоже умоляет Геру смилостивиться, корча при этом весёлые рожицы.
   -Так, когда в письменном виде, на пяти языках я увижу ваши собственноручно написанные клятвы о том, что вы так больше делать не будите, вот тогда я ещё подумаю, прощать вас или нет, - строго произнёс он. - И не просто напишите, что так больше не будете поступать, а досконально распишите все ваши пакости за последний год!
   -Мы сейчас всё напишем, - заверил отца Рей и побежал вглубь дома.
   -Папочка, а на каких пяти языках? - Лари вопросительно посмотрела на него.
   -На любых, - ответил Гера, и она бросилась за братом.
   Как только дети скрылись, он тут же улыбнулся и, подойдя к Майе, погрозил ей пальцем:
   -У меня тут воспитательный процесс в разгаре, а ты рожицы строишь! Выбрал себе жену! И за твоё воспитание ещё возьмусь.
   -Ну-ну! Ты уже вроде как пробовал, но не вышло! Смотри, чтобы я за твоё теперь не взялась, - она бросила на него весёлый взгляд, а потом повернулась ко мне. - Хочешь долго и нудно осматривать дом или просто посидим в зимнем саду и поболтаем?
   -А можно и то, и другое сделать? - с улыбкой спросила я.
   -Можно, - она подмигнула мне и опять взяла за руку. - Сама напросилась!
   Почти час мы ходили по дому и когда спустились в зимний сад, я была ошеломлена и даже немного завидовала ей. Дом оказался шикарный - каждая комната отделана в разных стилях, и каждый раз казалось, что попадаешь в разные эпохи, или разные части света. Создавалось такое впечатление, что я только что вернулась из кругосветного путешествия.
   Дамис и Гера сидели в плетёных креслах и, увидев нас, поднялись, а следом в зимний сад вбежали дети и протянули Гере листы бумаги.
   Взяв их, он сел назад в кресло и грозно сказал:
   -Ну что ж, посмотрим, в каких грехах вы сознались, а что упустили.
   -Мне сейчас тоже влетит, - на ухо прошептала Майя и улыбнулась.
   Рей и Лари стояли перед отцом и выжидающе смотрели на него, взявшись за руки. Чем дальше Гера читал, тем больше хмурился, а потом вообще начал бросать на Майю недовольные взгляды. Она в ответ невинно смотрела на него, а потом поднялась и, взяв бутылку с распылителем, принялась брызгать водой на листья растений.
   Увидев это, Дамис с интересом посмотрел на детей, потом на Майю, а потом на Геру и сказал:
   -Здесь ведь в пяти экземплярах? Дай и мне почитать!
   -Читай! Чтобы на будущее знал, что такое дети, - Гера протянул ему один из листков и недовольно посмотрел на своих детей.
   Те уже стояли, не шевелясь, и не спускали глаз со своего отца, и когда Дамис громко рассмеялся, испуганно дёрнулись.
   -Итак, молодые люди, - дочитав первый лист и пробежав глазами остальные, он посмотрел на своих детей. - Благодаря вам, я узнал сегодня много нового о вас и в том числе, о вашей маме...
   -Предатели, - прошептала Майя и покосилась на детей.
   -Я рад, что вы нашли в себе силы сознаться, - продолжил он, бросив на Майю строгий взгляд. - И на этот раз я вас прощаю. А теперь заберите свои клятвы и отнесите их в мой кабинет, и помните, что вы письменно поклялись так больше не поступать.
   Рей и Лари тут же забрали все бумаги и пошли к выходу. А Майя поставила бутылкой с водой и сев рядом со мной, весело посмотрела на мужа.
   -То, что они там описали, они и так делать уже не будут! Ты же знаешь, они не повторяются.
   -С тобой я отдельно поговорю, радость моя! - он старался говорить серьёзно, но глаза искрились смехом. А затем повернулся к Дамису и произнёс: - Вот они прелести семейной жизни! Учись племяш... Хотя, Ванда у тебя спокойная, а Майя с самого начала показывала свой крутой нрав и постоянно, если не руки распускала, то изводила меня своим недовольством.
   Услышав это, я бросила удивлённый взгляд на хрупкую Майю и высокого, грозного Геру и не поверила своим ушам. "Руки распускала? Она что с ним дралась?".
   -А как вы познакомились? - спросила я, и выжидающе посмотрела на Майю.
   Она моментально как-то стушевалась и посмотрела на Дамиса.
   -Это долгая история, и сегодня нет времени её рассказывать, - мягко ответил он. - Но позже ты обязательно её узнаешь, а сейчас нам пора. Мне ещё надо переодеться.
   -Хорошо, - ответила я, чувствуя непонятную тревогу, потому что лица у всех троих стали напряжёнными, а улыбки фальшивыми.
   "Странно всё это. Простой ведь вопрос" - идя в холл, я пыталась найти объяснение их поведению.
   -Книга! - прошептал мне Дамис на ухо, и я развернулась к Майе.
   -Мне сказали, что ты книгу однажды написала, и я очень бы хотела её почитать. Дашь?
   Майя тут испуганно посмотрела на меня и произнесла:
   -Какая там книга, скажешь тоже! Так, графоманство скучающего бухгалтера. Поверь - она скучная и абсолютно неинтересная!
   -Глаза, - Дамис опять наклонился к моему уху.
   Я, как он просил, посмотрела ей в глаза и мягко сказала:
   -Майя, я уверена, что мне понравится. Дай, пожалуйста, почитать.
   Она замерла на секунду, а потом кивнула и пошла вглубь дома.
   -Ого! - Гера с улыбкой посмотрел на меня. - Майя даже показывать книгу отказывается кому-либо, а тебе согласилась дать почитать. Это что-то новенькое!
   -Да, действительно - это что-то новенькое, - задумчиво ответил Дамис, глядя на меня.
   Спустя минуту Майя появилась с книгой в руках и протянула её мне.
   -Только на многое не надейся, - стеснительно сказала она. - И помни, что я не профессионал в этом деле. А если не дочитаешь и бросишь уже на первых страницах, я тебя пойму.
   -Я обязательно дочитаю, - пообещала я.
   Распрощавшись со всеми, и сев в машину, мы выехали за пределы двора и тут же остановились, пропуская два лимузина и большой чёрный джип. Когда они въехали в ворота дедовского дома, а Дамис бросил взгляд на часы, я с интересом спросила:
   -У вас сегодня какая-то семейная встреча?
   -Нет, скорее деловая, - ответил он, и выжал газ.
   Домой мы добрались в рекордные сроки и, схватив костюм в гардеробной, он поцеловал меня, а потом сказал:
   -Закажи себе обязательно поесть и не жди меня, я у деда перекушу. И не скучай тут, я буду часа через три максимум, а может и раньше получится вырваться.
   -Хорошо, я пока почитаю.
   Когда дверь за ним закрылась, я прошла в гардеробную и, переодевшись в сарафан, вышла в гостиную. Взяв грушу из вазы, я решила пока не заказывать еду и, прихватив книгу Майи, удобно устроилась в кресле. Проведя ладошкой по обложке и прочитав название, я открыла книгу и, жуя грушу, подумала: "Посмотрим, что за "Нектэрия" такая".
   Уже прочитав половину первой главы, я сразу поняла, что это любовный роман и улыбнулась, но когда началась вторая глава и я увидела слово "вампир", замерла и непонимающе посмотрела в книгу. "Майя что, написала про вампиров?".
   Мне была неприятна сама эта тема и, поднявшись с кресла, я подошла к окну. "Никогда бы не подумала, что она будет писать на такую тему. Почему именно вампиры? И что теперь делать? Читать или бросить?" - подумав, я всё же решила читать. "В конце концов - это же книга, вымысел. Да и Майю не хочется обижать".
   Вернувшись в кресло, я опять взялась за книгу и углубилась в чтение, но чем дальше читала, тем больше мне становилось не по себе. Дочитав третью главу, я с шумом выдохнула и почувствовала, как внутри неприятно заныло сердце. "Как будто списано со слов моего отца.... И Дамиса" - я замерла, вспомнив его слова о закрытом тайном обществе, и слова из книги.
   В голову начали лезть всякие странные мысли, и я испуганно осмотрелась по сторонам. "Все, кто меня окружают - очень красивы... Кухонь нет ни здесь, ни в доме Майи... А дети тогда на аэродроме? Ведь мне показалось, что они слишком быстро двигаются... А сегодня? Они за час исписали не один лист бумаги, на пяти языках... На пяти! А им всего шесть или семь лет! А Дамис? Он слишком сильный... и начитанный для своего возраста" - чем дальше я думала, тем больше меня охватывала паника.
   "Стоп! Я превращаюсь в параноика, как и мой отец. Всему есть объяснения, я уверена в этом! Красивы? Ну и что? Красивых людей немало. Кухни? Может в своём доме Майя её просто не стала показывать, а здесь она не нужна. Да и Дамис не раз со мной ел. На аэродроме? Мы находились далеко, и потом, я тогда таблетку приняла обезболивающую, мало ли какой эффект она могла дать. Знание языков детьми? Гера и Майя далеко не дураки, и может лет с трёх, а то и двух, детей учат разным языкам. Ну, а Дамис.... Ну сильный, да, но ведь это и по мышцам видно. Был бы он какой-то субтильный и поднимал машины, тогда стоило бы задуматься, а так это естественно".
   Перечисляя аргументы в пользу того, что думаю, бог знает что, я начала успокаиваться, но всё же в глубине души, ощущалась тревога. И тут в голову пришла страшная мысль: "У всех них кожа прохладная, и я никогда не слышала, как бьётся сердце Дамиса, а ведь не раз клала ему голову на грудь... Или просто не обращала на это внимания?".
   В этот момент дверь в прихожей открылась, и раздался весёлый голос Дамиса:
   -Ванда, у меня получилось вырваться раньше.
   Поднявшись с кресла, я прижала книгу к груди и замерла, не зная, что делать.
  
  
   Глава 15.
  
   Дамис.
   Ванду не хотелось оставлять одну дома, потому что было интересно посмотреть на её реакцию, когда она поймёт, что книга о вампирах, но и свадьбу лучшего друга я никак не мог пропустить. "Ладно, быстренько съезжу, побуду на самой церемонии, чуть-чуть на банкете и сразу же вернусь" - пообещал я себе, выехав за город и увеличивая скорость.
   А через двадцать минут уже въехал во двор Аскольда, заполненный машинами членов Совета и гостей. Заглушив двигатель, я забрал из машины костюм и направился в дом. В холле меня встретила бабушка.
   -Церемония уже скоро, а тебе ещё надо переодеться, - нервно произнесла она. - От тебя так пахнет этой девушкой!
   -Естественно, ведь я живу с ней, - спокойно ответил я.
   -Дамис, Дамис, - она с жалостью посмотрела на меня. - Я даже боюсь представить, что будет с дедушкой и твоими родителями, когда всё выйдет наружу. А про Совет Лордов я вообще молчу...
   -Соломея, я уже не раз повторял, что не изменю своего решения, - ответил я, поднимаясь на третий этаж.
   -Я это уже поняла, - скорбно ответила она и вздохнула.
   В комнате, переодеваясь, я вспомнил разговор с ней сегодня утром. К моменту моего приезда, Гера с Майей уже всё рассказали, и она практически не сопротивлялась, всего пару раз сказав про Совет Лордов и моих родителей, хотя и сама понимала, что мама и папа, скорее всего, спокойно отнесутся к моему выбору. Но больше всего её волновала реакция Аскольда, и она страшилась, понимая, что дед впадёт в ярость. "Ничего, как-нибудь переживёт!" - постоянно повторял я, и ей пришлось смириться. Хотя и сам не ожидал, что она так быстро сдастся. "Может здесь ещё и дело в том, что Майя рассказала ей историю с отцом девушки, и Соломея поняла, что во всех бедах Ванды виноват весь наш клан и сами Игры?" - ответа на этот вопрос не было, но меня это и не волновало.
   "Главное, что бабушка поняла - я не изменю своего решения, а всё остальное ерунда. Да, при удобном случае она будет бурчать на меня, что я повёл себя безрассудно, но не более, а уж пережить это - плёвое дело. И вообще, у Ванды явно есть способности, и когда она станет одной из нас, это поможет смириться всей родне с тем, что она моя жена. Да ещё такие способности!". Вспомнив, как Майя вздрогнула, а потом безропотно принесла Ванде книгу, я улыбнулся. "Я был прав, её глаза это нечто волшебное!" - и тут меня пронзила неприятная мысль. "Она может с таким же успехом отдать любой приказ и мне! А вдруг, когда она узнает, что я вампир, она захочет покинуть меня и просто скажет: "Отпусти меня", я ведь тогда тоже исполню её приказ, а потом буду жалеть об этом!". Застёгивая чёрную рубашку, я пытался найти выход из этой ситуации, прекрасно понимая, что жить без неё не смогу. "Хм, а может просто не смотреть ей в глаза? Ведь именно от взгляда я теряю способность здраво рассуждать. Да! Главное, не смотреть ей в глаза, и тогда всё будет нормально".
   Надев пиджак и посмотрев на себя в зеркало, я поправил ворот рубашки, и вышел из комнаты. Узнав у одного из вампиров, где комната Брауса, я направился туда и, постучавшись, вошёл. Увидев меня, он улыбнулся и произнёс:
   -Я уже и не надеялся увидеть тебя до церемонии. Ты стал неуловимым. Новая девушка?
   -Да, - я улыбнулся. - Решил вот последовать твоему примеру и жениться в скором времени, но, как и у тебя, у меня тоже возникли с ней проблемы, правда, иного рода.
   Браус недоверчиво посмотрел на меня и спросил:
   -Ты шутишь, или серьёзно?
   -Серьёзен, как никогда, поверь.
   -Так это же прекрасно! - он бросился ко мне и сначала пожал руку, а потом вообще обнял и похлопал по плечу. - Представляю, как все обрадуются.
   Я скептично хмыкнул, и решил промолчать насчёт всеобщей радости, потому что не хотел пока рассказывать про Ванду.
   -Ну что? Пошли в зал? - осмотрев его со всех сторон, спросил я.
   -Да! - он широко улыбнулся, и мы вышли из комнаты.
   Пока шла церемония, я смотрел на своего друга и на Зою, и думал: "Если повезёт, то и мы с Вандой также будет стоять в скором времени перед моим отцом. Ванда будет одета в алое платье, а я в чёрный костюм и алую рубашку, и я буду слушать слова её клятвы, обращённые ко мне, а потом и сам буду обещать вечно любить её и заботиться о ней". И чем больше я об этом думал, тем больше мне хотелось оказаться на месте Брауса и сделать Ванду своей женой, как можно быстрее. "Ничего, вот найду способ рассказать кто я, и как только она пройдёт обращение, сделаю её своей женой" - решил я.
   Когда церемония закончилась, и все гости поздравили Брауса и Зою, нас пригласили в импровизированную столовую. Питаться на таких приёмах я не любил, потому что члены Совета не любили суеты и поэтому людей вводили в транс, из-за чего кровь казалось пресной и невкусной. Но и тратить сегодня время на охоту не хотелось, поэтому взяв бокал, а подошёл к одной из жертв и, сделав надрез на его запястье, наклонил руку, чтобы кровь стекла в бокал.
   -Тоска, - пробормотал Браус, подойдя к нам и сделав разрез на другой руке. - Неужели и мы когда-нибудь так же будем хлебать эту безвкусную кровушку, когда станем старше?
   -Очень хочется верить, что нет, - ответил я, делая первый глоток из бокала.
   -Никакого удовольствия, - тоже отхлебнув крови, сказал он. - Вот приедем домой, и устроим с Зоей настоящую вечеринку, с выбросом адреналина и без этих идиотских бокалов. Поработаем там на славу зубками, а потом насладимся настоящим вкусом.
   Я улыбнулся, уже представляя, что будет на вечеринке и поднял бокал в его честь. А спустя двадцать минут начал подумывать, что можно тихонько улизнуть. "На церемонии присутствовал, на банкете тоже, можно и по своим делам ехать".
   -Слушай Дамис, я вот всё думаю, а может зря мы Ванде дали книгу Майи почитать? - ко мне, с бокалом в руках, подошёл Гера.
   -Наоборот, я хочу посмотреть, как она отреагирует на то, что книга о вампирах, - ответил я.
   -Так и я про то же! Слишком уж со многим там Майя угадала и неизвестно, как Ванда себя после этого поведёт, - задумчиво ответил он.
   -В каком смысле - угадала? - встревоженно спросил я.
   Всё, что я знал - это то, что Майя написала книгу о нас, а что конкретно она там описывала, я никогда не узнавал, и мне стало не по себе от слов Геры.
   -Ну, то, что мы не мертвы, как принято считать, и то, что солнечный свет для нас не страшен, и то, что мы не вечны. Там, конечно, много выдумки, но некоторые вещи боюсь, могут натолкнуть Ванду на размышления, - ответил он, глядя в свой бокал. - А если ещё учесть, что ты Ванде сказал, что мы относимся к тайному обществу, я вообще не уверен, что ей стоило читать книгу, потому что Майя там и про тайные общества упоминала.
   Чем дальше Гера говорил, тем тревожнее я себя чувствовал, потому что думал, что Майя изобразила нас там стандартно - холодными, безжизненными, боящимися солнечного света и мертвецки бледными, но после его слов испугался.
   -Знаешь, я тогда поеду домой, - произнёс я, ставя бокал.
   -Да, и лучше забери у неё книгу. Вообще не понимаю, чем мы думали, давая Ванде читать ее, - он задумчиво посмотрел на меня. - Если что, звони.
   -Хорошо, - бросил я, и незаметно выскользнул из зала.
   Решив не переодеваться, я сразу направился к машине и, заведя мотор, выехал со двора дома. Едя по трассе, я мысленно ругал себя. "Надо было сначала самому почитать книгу или хотя бы расспросить Геру о содержании, а потом давать её Ванде. Идиот! А если она действительно что-то заподозрит? Эх, ну почему я сам не почитал? Ведь если Гера заинтересовался Майей из-за книги, то стоило сразу понять - в ней что-то есть. Да и Майя ясновидящая, и даже будучи человеком, могла на интуитивном уровне написать про нас правду!".
   Чем больше я об этом думал, тем большая тревога меня охватывала. "Так, не паниковать! Во-первых - Ванда могла ещё и не начинать её читать. Во-вторых - даже если начала, не факт, что она будет сопоставлять написанное в книге, с реальной жизнью. Ну, а если всё же начала читать, и что-то заподозрила, значит, придётся сказать правду. Тоже, в общем-то, неплохо. Ладно, сейчас всё узнаем" - подумал я, подъехав к дому.
   Поднимаясь в лифте, я нацепил на лицо улыбку и, открыв двери, весело произнёс:
   -Ванда, у меня получилось вырваться раньше, - повисшая в ответ тишина мне сильно не понравилась. - Ванда? Ты где?
   Она появилась из зала, скованно улыбаясь. Внимательно за ней наблюдая, я отметил, что улыбка выглядит фальшиво, и в глазах присутствует тревога, но когда она подошла ко мне и поцеловала в губы, расслабился.
   -Что делала без меня? - снимая пиджак, спросил я.
   -Читала, - ответив, она окинула меня оценивающим взглядом. - Никогда не видела тебя в костюме. Тебе очень идёт!
   Я улыбнулся, хотя то, что она всё же читала книгу, мне не понравилось. "Но вроде всё нормально, и она не шарахается от меня".
   Забрав пиджак, Ванда бросила его на небольшой диванчик, стоящий в прихожей и, прижавшись ко мне, поцеловала в губы. "Нет, точно всё нормально" - отвечая на поцелуй, подумал я, и почувствовал, как она начала расстёгивать пуговицы на моей рубашке.
   -Может, сразу в спальню пройдём? - с улыбкой спросил я, когда она скользнула рукой под рубашку и положила мне её на грудь.
   Вместо ответа она опустила голову, и как будто к чему-то прислушалась и в тот момент, когда её лицо исказилось страхом, я всё понял. "Она слушала, бьётся ли моё сердце! А оно совершает всего несколько ударов в минуту и Ванда сейчас всё поймёт".
   Как только я это подумал, она подняла на меня глаза и испуганно спросила:
   -Кто ты?
   -Ты уже знаешь, - спокойно ответил я, понимая, что скрывать нет смысла.
   -Вампир? - шепотом спросила она, и как только я кивнул, неожиданно отпихнула меня и бросилась к двери.
   -Помогите! - раздался её крик, но я в долю секунды настиг её, даже не дав открыть дверь, и прижал к себе одной рукой, а второй закрыл рот.
   -Шшш! Не бойся! Я знаю, что ты сейчас испугана, но думай о том, что я твой Дамис, а не вампир, - горячо зашептал я ей на ухо.
   Но она ещё больше начала биться в моих руках, пытаясь укусить за ладонь, и прижав сильнее к себе, я понёс её в спальню, подальше от входных дверей.
   Внеся брыкающуюся Ванду туда, я закрыл ногой дверь и только после отпустил её, встав возле дверей.
   -Помогите! - отбежав к окну, тут же закричала она и с ненавистью посмотрела на меня.
   -Ванда, квартира угловая и это двадцать седьмой этаж, плюс здесь чудесная звукоизоляция, уж поверь, я в этом разбираюсь, так что кричать и звать на помощь бесполезно. Да и двигаюсь я намного быстрее тебя, поэтому убегать нет смысла, и я очень сильный, к тому же ещё и не чувствую боли. Лучше не трать на это свои силы, а попытайся спокойно со мной поговорить, - сдержанно произнёс я и двинулся к ней.
   -Не смей ко мне подходить, упырь! - закричала она.
   -Я не упырь, а вампир. И это совершенно разные понятия. Упыри, по поверьям - это блуждающие мертвецы, которые при жизни были оборотнями, колдунами или же были отлучены от церкви и преданы анафеме, а мы вампиры - такими рождаемся, - остановившись, сказал я. - И мы живые, просто в отличие от вас, у нас не так быстро бьётся сердце, и мы придерживаемся несколько иной диеты.
   -Вы людей убиваете!
   -Вы тоже убиваете животных для своего питания.
   -Мы не животные! Не смей сравнивать!
   -Я и не говорю, что вы животные, моя хорошая. Просто не стоит меня осуждать за то, кем я родился и за мой способ жизни...
   -Мерзость какая! Ты целовал меня этими губами, а перед этим перегрызал кому-то горло, - закричала Ванда, и её передёрнуло от отвращения.
   -Девочка моя, ты тоже вгрызалась своими зубками в еду, которая кажется мне отвратительной, но это не мешает тебя любить и целовать, и даже напомню - я её сам жевал ради тебя.
   Тяжело дыша, она смотрела на меня исподлобья, и я решил предпринять ещё одну попытку к ней приблизиться, потому что испытывал почти физическую боль, когда она так на меня смотрела.
   -Не приближайся ко мне! Ненавижу тебя! Ты всё это время врал!
   -Да, мне пришлось. Я собирался сказать правду, но когда ты рассказала о своём отце, решил пока этого не делать. Но поверь, однажды я бы рассказал тебе кто я на самом деле, - серьёзно ответил я, сделав к ней маленький шажок.
   -О Боже! Папа всегда правду говорил, а его в сумасшедший дом упрятали! Это вы во всём виноваты! Ненавижу вас! Из-за вас и мама спилась!
   -Ванда, хорошая моя, твоего отца отпустили, и не наша вина, что он решил рассказывать правду на каждом углу, - произнёс я, делая ещё один шажок. - Он мог бы просто молчать, и жить дальше. Ведь Майя была в той же ситуации, и ей в голову не приходило болтать о нас...
   -Майя тоже вампир? О Боже, ну конечно! А дети? И они? - она испуганно сжалась.
   -Ванда, все кого ты видела эти недели, вампиры. А теперь подумай - кто-то из нас причинил боль или как-то угрожал твоей жизни? Нет. Мы наоборот старались сделать твою жизнь комфортной и счастливой, и поверь, сейчас я хочу того же.
   -Вы монстры! Папа рассказывал мне в детстве про вас. Не смей говорить, что ты волнуешься за меня! Вы относитесь к нам, как к скоту, и не смей говорить, что вы питаетесь в донорских пунктах, как писала Майя, я знаю, что это ложь!
   Насчёт донорских пунктов я ничего не понял, поэтому тут же выбросил эти мысли из головы, продолжая медленно, но верно к ней приближаться.
   -Девочка моя, твой отец рассказывал всё со своей позиции, согласись. Да, вполне возможно, что для вас мы монстры, но даже монстры умеют любить, и я люблю тебя, а ты меня, просто сейчас ты ошеломлена и испуганна...
   -Да я знать тебя больше не желаю! Вы сломали жизнь моих родителей и мою! - истерично закричала она и бросилась на меня.
   Раздалась звонкая пощёчина, а потом она метнулась к дверям спальни, но я перехватил её.
   -Да, мы сломали твою жизнь, но не я лично это делал, - тихо сказал я. - Не надо мне мстить за это. Если ты дашь шанс, я всё исправлю и сделаю тебя самой счастливой девушкой на земле, а мать твою можно отправить лечиться...
   -Да? И папу из могилы поднимешь? И вернёшь мне счастливое детство? Отпусти меня! Ненавижу!
   -Нет, вернуть твоего отца и твоё счастливое детство я не могу, и отпустить не могу, потому что люблю, - с нежность произнёс я. - Но сделаю всё возможное, чтобы в дальнейшем ты была счастлива.
   От Ванды явно пахло страхом и, понимая, что сейчас она испытывает, у меня сердце обливалось кровью и хотелось хоть как-то её успокоить, поэтому я прижал её к себе сильнее и ласково зашептал:
   -Девочка моя, вспомни, как нам было хорошо всё это время. Вспомни, что ты чувствовала, когда обнимала и целовала меня. Вспомни, как нам было весело вместе, а теперь пойми, что и в тот момент я тоже был вампиром, но ведь нам это не мешало друг друга любить. Просто сейчас ты знаешь правду...
   -Надо было мне эту правду сразу сказать! - тяжело дыша, ответила она.
   -Знаешь, когда я тебе хотел всё рассказать? Ещё там, на юге, но ты сказала об отце, и я испугался, понимаешь? Я испугался, что потеряю тебя. Нам неизвестен страх, потому что мы очень сильны и практически неуязвимы, но в тот момент я почувствовал леденящий холод, и не смог этого сделать.
   -Ты врал мне. Всё время врал, - она опустила голову и всхлипнула.
   -Нет, я просто недоговаривал некоторых вещей, - прошептал я. - И всегда предупреждал, что ты кое-чего не знаешь, но обещал, что однажды всё расскажу. Согласись, ведь это же так?
   Она промолчала, и я почувствовал, как она вздрагивает, плача. Повернув её к себе лицом, я снова прижал её и начал поглаживать по спине рукой, чтобы она быстрее успокоилась.
   -Я полюбила монстра, который убивает людей и из-за которого вся жизнь моей семьи пошла наперекосяк, - пробубнила она, уцепившись руками за мою рубашку. - Ненавижу себя! Я глупая дурочка!
   -Перестань, ты не дурочка, - ласково ответил я. - Ты самая прекрасная и самая лучшая девушка на земле, и я люблю тебя. Посмотри мне в глаза, и поймёшь, что я говорю правду.
   Она робко посмотрела на меня, и я тут же почувствовал, что тону в этих двух зелёных, глубоких озёрах. "Не смотреть в глаза!" - тут же скомандовал я себе, и перевёл взгляд на её губы. Захотелось немедленно ощутить их вкус, и я стал наклоняться, но Ванда мгновенно отскочила от меня, и я ощутил боль в области сердца.
   -Не прикасайся ко мне, Дамис. Я сейчас тебя видеть не могу! Мне надо уйти.
   Произнеся это, она направилась к двери, но я преградил ей дорогу.
   -Прости моя хорошая, я никуда тебя не отпущу. Если не хочешь меня видеть, я могу выйти из комнаты, но квартиру не дам покинуть, - с сожалением ответил я, боясь, что выйдя за дверь, она навсегда исчезнет из моей жизни.
   Ванда сжала зубы и в упор посмотрела на меня, но поняв, что я не отступлю, развернулась и, подойдя к одному из кресел возле окна, уселась в него, а потом сказала:
   -Уходи.
   Не хотелось сейчас оставлять её одну, но я понимал, что лучше дать ей время всё обдумать, поэтому всё же вышел из спальни, закрыв за собою дверь.
   Всю ночь я прислушивался к звукам в спальне и пытался определить, что там делает Ванда. Периодически раздавался звук шагов по комнате, но потом всё затихало, а затем снова звук шагов, и с каждой минутой я чувствовал себя всё хуже и хуже. "Понятно ведь, что сейчас она решает нашу дальнейшую судьбу. Вот только что она решит?".
   Не раз за эту ночь я вставал из кресла и подходил к дверям спальни, но в последний момент останавливался и заставлял себя вернуться назад. "Нет, пусть сейчас всё обдумает, а вот если всё же решит бросить меня, тогда начну действовать". Вариант - отпустить её, я даже не рассматривал.
  
  
   Глава 16.
  
   Ванда.
   Меня охватила такая-то апатия, что я даже не могла заставить себя двигаться. Первый шок и злость прошли, и сейчас внутри осталась пустота. Лежа в кровати и свернувшись в комочек, я хотела просто умереть, чтобы меня не разрывало на части от любви к Дамису, и ненависти к тому, что он вампир. А самое главное, я не знала, что теперь делать.
   Прошли почти сутки с того момента, как я узнала, что Дамис вампир, и я понимала, что необходимо что-то решать. "Бросить его и попытаться забыть или остаться с ним, и закрыть глаза на его сущность?".
   Как только я думала о первом, сердце начинало болезненно ныть в груди, и я не представляла, как мне без него жить. Но тут же в голове рисовались картинки того, как он кого-то убивает, и по телу прокатывалась дрожь отвращения. "Если я с ним останусь, то каждый раз, когда он будет отлучаться, я буду мучиться вопросом: "Где он сейчас и что делает?". А когда он будет приезжать домой, просто не смогу заставить себя приблизиться к нему, думая, что всего час или два назад он кому-то перегрыз горло и, припав губами к ране, пил кровь".
   От всех этих мыслей хотелось плакать, но слёз не было и от этого я испытывала двойную тяжесть. Казалось, что я загнана в тупик, из которого нет выхода. Точно я знала только одну вещь - я, в отличие от своего отца, буду молчать, что вампиры существуют.
   "Папа... Бедный папа... Он всегда говорил правду, а ему никто не верил, даже мы с мамой". В голове обрывками всплывали его рассказы, и меня опять пробрала дрожь. "А с другой стороны, действительно, ну кто заставлял его упорно доказывать всем, что вампиры существуют? Ведь даже сейчас, зная правду, я с трудом верю в том, что они есть. У меня просто не укладывается это в голове, хотя Дамис сидит в соседней комнате, и он живое доказательство того, что они есть. Живое!".
   Дверь в спальню открылась, и раздался ласковый голос Дамиса:
   -Ванда, ты ела последний раз вчера утром, и думаю, тебе необходимо поесть.
   -Не хочу, - голода я действительно не ощущала, и хотела сейчас только одного, чтобы меня не трогали.
   -Так нельзя, ты должна питаться...
   -А ты когда последний раз ел? - сев на кровати и посмотрев на него, вызывающе спросила я.
   -Вчера, у деда, - спокойно ответил он, сделав шаг в сторону кровати.
   -Стой на месте! Значит, вчера? И как это было? Ты перегрыз горло человеку и сосал кровь?
   -Не совсем. Я сделал разрез на запястье и дал ей стечь в бокал, а потом пил из него.
   -Эстет! - с отвращением бросила я. - Уйди!
   На меня опять накатила волна омерзения, когда я представила Дамиса с бокалом крови в руках. "Значит надо бросать его!" - решила я, но сердце болезненно сжалось, и я бессильно рухнула на кровать, когда дверь закрылась. "Боже, ну что же мне делать? Не могу я его бросить и оставаться с ним не могу!".
   Я пыталась понять его и всё, что он вчера говорил, казалось правильным и логичным, и я уже не злилась на то, что он молчал о том, что он вампир, но как только вопрос упирался в способ его питания, я начинала испытывать тошноту. "Ну не смогу я больше целовать его и обнимать, зная, что он пьёт кровь и убивает людей".
   Подтянув колени к животу, я обхватила их руками и замерла. "Вот тебе и принц, на машине. Понимала ведь, что сказка не может длиться вечно и обязательно случится какая-то гадость, но чтобы такая!". И в этот момент мне вспомнились слова Дамиса о том, что я тоже буду принцессой, и я оцепенела. "Он что и меня собирается превратить в вампира? Нет, только не это!". Претила сама мысль об убийстве человека, и я испуганно посмотрела на дверь. "Значит, надо в любом случае выбираться отсюда и бежать как можно дальше" - и сердце в очередной раз сжалось, когда я представила, что больше никогда не услышу его ласкового голоса, не посмотрю в карие глаза и не увижу его улыбки. "Боже, ну помоги же мне, наконец, решить, что со всем этим делать?" - взмолилась я, окончательно растерявшись.
   В прихожей раздался звонок домофона, и я испуганно посмотрела на дверь, услышав голоса. А когда в спальню постучали, и я услышала певучий голос Майи, просившей разрешения зайти, я онемела, не зная чего ожидать.
   Спустя пару секунд дверь открылась и она, войдя в комнату, осторожно закрыла её за собой.
   -Здравствуй, Ванда, - мягко произнесла она, а потом подошла к кровати и села на край, внимательно глядя на меня.
   Я тоже смотрела на неё, и мне было тяжело представить, что и она убивает людей и пьёт их кровь. "Под внешностью ангела прячется монстр. Какой ужас! И даже её дети пьют кровь!".
   -Ты тоже вампир, и тоже убиваешь людей, - прошептала я.
   Она отвела взгляд и посмотрела в окно, а потом грустно сказала:
   -Я знаю, что сейчас ты думаешь о нас, как о безжалостных чудовищах и понимаю тебя. Когда-то и меня пугала сама мысль о том, что Гера убивает людей и то, что он вампир.
   -Да неужели? - саркастично бросила я.
   -Ванда, я тоже когда-то была человеком и поверь, меня тоже мучили страхи и сомнения...
   -Ты была человеком? - удивлённо спросила я, и тут же вспомнила слова Дамиса о том, что Майя не принадлежала к их сообществу. "Так вот что это значило!" - я с интересом посмотрела на неё.
   -Да, я была человеком...
   -Тогда я вообще не понимаю, как ты можешь убивать людей! - воскликнула я. - Ладно вампиры, они родились хищниками, и это их образ жизни, но ты?!
   -Здесь всё очень сложно, и поверь, я тоже не думала, что способна на убийства. Но у меня просто не было выхода, да и убиваю я не простых людей, а чудовищ, которые калечат жизни других людей. Мои жертвы - это насильники, убийцы, маньяки, все те, кто портит жизнь обыкновенным людям.
   Я замолчала, пытаясь осмыслить сказанное ею, и мне стало чуть легче.
   -Но ведь убиваешь! - всё же сказала я. - И потом, ты уверена, что они именно те, кем ты их считаешь?
   -Поверь, уверена, - тоскливо произнесла она. - У меня дар ясновидения, и стоит прикоснуться к человеку, как я уже вижу всё-то плохое, что он сделал, или ещё сделает.
   -Ого, - с трудом вымолвила я, глядя на Майю уже по-новому.
   "А что, это в некоторой степени служит ей оправданием... Но ведь всё равно она убивает!" - упрямо подумала я.
   -Как ты вообще согласилась стать вампиром? - недоумённо спросила я, потому что всё равно с трудом укладывалось в голове, что она могла захотеть стать вампиром. - Неужели тебе было не противно даже думать о том, что ты будешь пить кровь?
   -Поверь, противно, но меня никто не спрашивал - хочу я быть вампиром, или нет. Меня просто обратили и всё.
   -Что? - я испуганно посмотрела на неё, а потом на двери. "А ведь и меня могут не спросить!" - от страха я оцепенела.
   -Не бойся, я не позволю сделать это с тобой, - она тут же попыталась успокоить меня и протянула руку, но я отодвинулась от неё и сжалась, и она сразу опустила руку.
   -Это сделал Гера? Как ты его после этого простила? - я удивлённо посмотрела на неё.
   -Это долгая история, но если хочешь, я тебе всё расскажу, - я кивнула головой и выжидающе посмотрела на неё, а она нерешительно улыбнулась. - Только тебя многое может шокировать в ней, поэтому обещай выслушать до конца, прежде чем делать выводы.
   -Хорошо, - согласилась, чувствуя, как меня охватывает любопытство. - Как ты познакомилась с вампирами?
   -Как и твой отец, Ванда, - тихо сказала она. - Я была дичью в Игре вампиров. Предметом, который защитник должен охранять, и на который охотилось шесть охотников. Гера являлся моим защитником, и поверь, когда мы познакомились, я испытывала к нему не любовь, а жгучую ненависть...
   Майя принялась рассказывать историю своего знакомства с Герой и чем дальше я её слушала, тем чаще открывала рот от изумления, а когда она рассказывала, как они с ним расстались, я чуть не расплакалась. Когда же она дошла до момента его возвращения и того, как её укусили, и она разрешила пить ему свою кровь, я вдруг подумала: "А почему бы и мне Дамису не давать пить свою кровь?", но тут же испугалась этой мысли, и решила отложить этот вопрос на потом. Затем она рассказывала, как они скрывались и как Гера обратил её, и я уже смотрела на неё с нескрываемой жалостью, потому что у неё действительно не имелось выбора. "Бедная Майя. Мне по сравнению с ней намного легче. Хотя... Она в конце получила счастье, а для нашей семьи Игры оказались только началом несчастий".
   Наш разговор длился до позднего вечера. И когда она прощалась со мной, я уже по-другому смотрела на неё и не испытывала отвращения ни к ней, ни к её детям. Правда, Гера вызывал теперь лёгкое неприятие, но подумав, я всё же решила, что если Майя его простила, то я тем более не имею права его осуждать, ведь в конечном итоге они любят друга и сейчас счастливы.
   Когда двери за ней закрылись, я опять улеглась в кровать и задумалась. Теперь я многое знала о жизни вампиров, и их особенности уже не так пугали меня. Но больше всего обрадовало, что им не надо есть каждый день, а раз в десять - двенадцать дней. "Уже легче! Хоть не в день по трупу". А некоторые их особенности поразили, и теперь стало понятно, почему ложась спать и просыпаясь, я только однажды увидела Дамиса спящим. "Хм, если он спит раз в двенадцать - пятнадцать дней, то чем он занимался, пока я спала?".
   "А срок жизни! Три тысячи лет! Даже представить страшно такую цифру! Интересно, сколько Дамису лет? Ведь явно не девятнадцать - двадцать" - я посмотрела на дверь. "Может позвать его или пойти самой спросить?" - я задумалась.
   "Нет. Прежде чем с ним говорить, надо окончательно решить, что же со всем этим делать" - я вздохнула. "Итак, меня уже не так пугает то, что он вампир и его прямой вины в том, что мой отец был втянут в эти Игры, нет. Майя вон вообще побывала на месте моего отца и ничего, живёт с Герой, а тот с неё пылинки сдувает. Соответственно злиться на Дамиса глупо, особенно если учесть, что он ко мне всегда относился так, как не относился ни один человек. Да и папа тоже отчасти виноват сам. Он должен был в первую очередь думать о нас с мамой, а не о том, что весь мир должен узнать всю правду. Да и мама тоже отчасти виновата в своём алкоголизме. Ведь некоторые люди и похуже переживают трагедии, а не ломаются и живут дальше, поэтому обвинять всех вампиров в этом нелогично. Следующее - не сказал всю правду сразу? Но будь я на его месте, и узнай, что его семью постигли несчастья из-за таких, как я, я бы тоже молчала и боялась всё рассказать, так что и здесь всё предельно ясно. Значит, меня пугают две вещи - способ его питания и то, что он, по-видимому, желает меня сделать тоже вампиром" - от последней мысли меня бросило в дрожь. "Нет, я точно не смогу убивать людей. Майе в этом плане легче. Она видит картины их преступлений, а я точно не ясновидящая и никогда не смогу убить человека, ну разве что он сам сознается в своих преступлениях и во всех красках распишет мне все свои злодеяния, и то не факт... Нет, я точно не хочу становиться вампиром" - по телу опять прокатилась дрожь отвращения и закружилась голова. "Фу! Лучше вообще об этом не думать, и подумать о второй проблеме - питание Дамиса" - я села в кровати и посмотрела в окно. "Там миллионы людей, и кого угодно из них он может убить в любой момент, либо, я могу поступить как Майя и давать Дамису пить свою кровь. Ведь им надо немного крови и многие люди занимаются донорством, и нормально себя чувствуют, почему я не могу этим заниматься для любимого мужчины? Это тоже своеобразная сдача крови, которая может спасти не одного человека. Вот только как они это делают?" - Майя как-то незаметно обошла эту тему, рассказав только про первый раз. "Не могла же она постоянно давать себя кусать! И, наверное, нашла другой способ кормить своего Геру. Ладно, потом обязательно расспрошу её об этом" - решила я. "Итак, если Дамису выставить два условия, и он на них согласится я, пожалуй, могла бы смириться с тем, что он вампир. Как ни крути, а я люблю его".
   Поднявшись с кровати, я вышла из спальни и заглянула в гостиную. Дамис поднялся с кресла и, повернувшись, пристально посмотрел на меня.
   -Я хочу с тобой поговорить, - робко произнесла я и почувствовала, как в груди бешено забилось сердце.
   Он кивнул и, указав на диван спросил:
   -Присядешь?
   -Да, спасибо, - ответила я, чувствуя в ногах уже слабость и головокружение, потому что теперь Дамис воспринимался по-другому, и было немного не по себе.
   -Мне можно сесть рядом или...? - он выжидающе посмотрел на меня, когда я села.
   -Можно, - тихо сказала я и чтобы окончательно не растерять смелость, решила сразу перейти к главному, как только он сел рядом. - Дамис, то, что ты вампир не вызвало во мне бурной радости, но поговорив с Майей и обдумав некоторые моменты я готова с этим смириться...
   -Ванда, хорошая моя, - он сгрёб меня в охапку и, улыбнувшись, прижал к себе. - Поверь, ты об этом не пожалеешь! Я сделаю всё...
   -Подожди, я ещё не всё сказала, - пробормотала я, пытаясь отстраниться, хотя больше всего хотелось, чтобы он продолжал меня обнимать, но всё же разговор был важнее. - Однако у меня имеется два условия...
   -Какие? - он тут же стал серьёзным.
   -Обещай, что никогда не будешь пытаться сделать меня одной из вас, и перестанешь убивать людей, а будешь питаться только моей кровью.
   Его лицо застыло и он пристально посмотрел на меня, поэтому я тут же добавила:
   -Если ты не согласишься на них, то я уйду от тебя. А если решишь выбросить такой номер, как Гера с Майей, сразу предупреждаю - я не прощу тебя, ясно? Никогда! И, либо наложу на себя руки, либо сдамся в какой-нибудь научный институт и сделаю так, что о вашем существовании узнает весь мир. Обещай сейчас или всё кончено!
   -Ванда, обещаю, что не буду обращать тебя против твоей воли, и согласен питаться только твоей кровью, - торжественно произнёс он.
   У меня тут же отлегло от сердца, хотя не очень понравилось, что Дамис сделал упор на словах "против твоей воли", но я выбросила эти мысли из головы, потому что точно знала, что такой воли никогда не изъявлю.
   -Спасибо, - я улыбнулась ему, и он снова прижал меня к себе.
   "Как же хорошо, когда он вот так меня обнимает! И плевать на всё остальное, ведь он действительно в первую очередь мой Дамис, а потом уже вампир" - обхватив его за поясницу и положив голову на плечо, подумала я.
   -Не знаю, хотела ты меня наказать или наградить, но питание только твоей кровью - моя мечта, - весело ответил он, поцеловав меня в макушку.
   -Ни то, ни другое. Просто не хочу, чтобы ты убивал людей, - ответила я и, посмотрев на него, улыбнулась. - А что, тебе так хочется попробовать моей крови?
   -Ты даже не представляешь как, - он подмигнул. - Но давай пока об этом говорить не будем.
   -Хорошо, - согласилась я, чувствуя дискомфорт от этой темы. - Кстати, это ещё не всё, у меня есть несколько вопросов к тебе.
   -А теперь я поставлю условие - прежде чем я соглашусь на них отвечать, ты должна поесть, - мягко произнёс он.
   Как только он сказал о еде, в желудке заурчало, и я поняла, что действительно голодна, поэтому кивнула головой. Дамис вручил мне буклеты моего любимого ресторана, и когда я выбрала блюда, сделал заказ.
   -Какой вопрос ты хотела задать? - спросил он, положив трубку.
   -Сколько тебе лет?
   -Триста семь, - улыбнувшись, ответил он.
   -Ооо! - выдавила я, пытаясь справиться с собой. - Триста семь!? Но ты выглядишь максимум на девятнадцать - двадцать. Подожди, получается, вы так медленно растёте, да? А сколько тогда детям Майи? Лет восемьдесят - сто? Тогда понятно, почему они уже знают пять языков, - ошеломлённо пробормотала я.
   -Вообще-то Лари с Реем сейчас только два полных года, и на самом деле они знают уже не пять языков, а девять, - улыбнувшись, ответил он. - Как я понимаю, Майя не рассказала про наши особенности роста.
   -Нет, - ответила я.
   -Ну что ж, тогда слушай, - ответил он и начал свой рассказ.
   Дамиса я, как и Майю, слушала с открытым ртом, а когда привезли еду, наверное, забыла про неё, если бы он постоянно не напоминал о том, что я должна есть. Когда с ужином было покончено, мы пошли в спальню и, устроившись у него под боком, я продолжала слушать его, уже перестав удивляться чему-либо, и перестала задавать вопросы. "Всё, что я знала до этого не идёт ни в какое сравнение с правдой, и мир совсем не такой, как мы, люди, привыкла считать" - засыпая в объятиях Дамиса, после рассказа, подумала я. "Ну что ж, привыкну и к этому".
  
  
   Глава 17.
  
   Дамис.
   Впервые за сутки я мог спокойно вздохнуть. Ванда хоть и испугалась вначале, но достаточно быстро примирилась с тем, что я вампир, и сейчас уже мирно спала у меня под боком, положив голову на плечо.
   "Как же хорошо, что больше не надо скрывать свою сущность, а с остальным тоже как-нибудь разберёмся" - пообещал я себе.
   Когда Ванда озвучила свои условия, я несколько растерялся, услышав первое, потому что следующим в моей программе следовало - сделать её одной из нас, но решил, что пока соглашусь и на него, с маленькой поправкой. "Нельзя от неё сразу требовать стать вампиром. Она только узнала правду, и надо дать ей время. Она быстро адаптируется ко всему и быстро привыкает, так что и этот вопрос мы потом решим".
   А вот второе условие меня обрадовало, и если бы она хоть раз поела за прошедшие сутки, я бы обязательно уже сегодня попробовал её крови. "Ладно, вот проснётся, и я обязательно попробую. Она уже поела, сейчас спокойно выспится, а потом..." - по телу прокатилась волна возбуждения, а рот тут же наполнился слюной, когда я представил, как пью её кровь и занимаюсь с ней любовью. "Спокойно парень! Лучше пока вообще об этом не думать, а то можно и утра не дождаться. Есть много других вопросов, которые необходимо решить, и лучше сосредоточиться пока ни них" - скомандовал я себе.
   Пока Ванда сутки раздумывала о нас, я прочитал книгу Майи, и в голову пришла пара идей. Мне понравилось упоминание о напёрстке с шипом, чтобы делать проколы в венах, и я уже даже знал, где такой заказать. Постоянно делать надрезы на коже Ванды не хотелось, как делал Гера, а кусать её тем более было бы не по себе, потому что это самый болезненный способ получить кровь. Поэтому я ещё днём позвонил знакомому ювелиру в Нью-Йорке и заказал такой напёрсток, выслав по электронной почте приблизительный рисунок. Он заверил, что через неделю всё будет готово, а пока я решил пользоваться скальпелем, как когда-то Гера. "Думаю, Ванда согласится на это, а я уж найду способ, чтобы отвлечь её и не причинять сильной боли".
   Следующая идея была рассчитана на будущее, когда Ванда станет одной из нас. У Майи написалось про донорские пункты, и сама по себе идея казалось неплохой, но в данной ситуации она не подходила. Это могло привлечь ненужное внимание со стороны людей и контролирующих органов, поэтому я её сразу отбросил, решив, что просто найду Ванде постоянного донора, который будет добровольно давать ей кровь, а я буду щедро оплачивать его услуги и молчание. "В Нью-Йорке полно чудаков и клубов для фанатов вампиров, можно найти кого-нибудь там. Ванде не придётся никого убивать и когда она это поймёт, думаю согласится стать одной из нас. А вот когда она полностью адаптируется, можно вернуться в России и научить её охотиться и я даже знаю, кто у неё будет первым" - я улыбнулся, представляя, как она однажды удивится.
   Первой жертвой для Ванды я наметил ублюдка, который пытался её изнасиловать и очень надеялся, что когда мы вернёмся сюда через год - два, она захочет ему напомнить о себе и поработает зубками.
   Вернувшись с юга, я нанёс визит в дом матери Ванды и ужаснулся, увидев, в каких условиях она росла. Там происходила очередная пьяная вечеринка, и я с трудом сдержал себя, чтобы не ворваться туда и не устроить пару показательных выступлений, чтобы мать Ванды взяла себя в руки и подумала о дочери. Но решил пока ничего не предпринимать, и тогда же в голову пришла идея не убивать самому этого ублюдка, а оставить его Ванде, чтобы у неё был стимул начать самостоятельно охотиться. "Лучше подожду, а если она откажется его убивать, то сделаю это сам" - решение пришло мгновенно, и я пока ничего не предпринимал, хотя очень хотелось.
   Но эти вопросы были сейчас не главными. Самым основным был переезд Ванды в Америку. Браус уже женился, и по идее мне здесь больше делать нечего. Он с Зоей собирался вылетать домой уже завтра утром, но я естественно не мог лететь с ними, чтобы они не узнали раньше времени о Ванде.
   "Маме через две - три недели рожать, и осталось совсем чуть-чуть подождать, но с другой стороны, родители могут и обидеться, если я не появлюсь дома к моменту рождения сестрички".
   Пытаясь найти оптимальный вариант, я задумался. "В любом случае необходимо ехать. Значит, надо сказать Гере, чтобы он по своим каналам быстро сделал Ванде документы, а там мы поселимся в моей квартире. Пока мама не родит, буду молчать о ней, а потом уже всё расскажу. Только вот не хочется надолго оставлять её одну, пока всё не уладится. Для Ванды это чужая страна, она и так будет чувствовать себя не комфортно, а если я ещё и буду вынужден надолго задерживаться у родителей, она будет тосковать в одиночестве. Соответственно надо искать какое-то дополнительное решение... Ну конечно! А возьму-ка с собой Геру с Майей! Это поможет Ванде быстрее привыкнуть к переезду и новому месту, если рядом знакомые лица. Да и будет кому развлекать её, когда я стану уезжать к родителям". Я улыбнулся, потому что это показалось идеальным вариантом.
   Осторожно выскользнув из кровати, я позвонил Гере с Майей и с облегчением выдохнул, когда они согласились выехать вместе с нами. А документами Гера пообещал заняться уже утром, заверив, что через сутки они будут готовы и проблем с этим не возникнет.
   Уладив все вопросы, я положил трубку, и взгляд упал на скальпель, который Гера отдал мне, пока Майя беседовала с Вандой. "Так не хочется использовать его, но и ждать пока сделают напёрсток с шипом я точно не смогу. Особенно сейчас, когда Ванда всё знает и сама готова дать своей крови". Взяв его в руку, я вернулся в спальню и положил его к себе под подушку, а потом снова лёг рядом с Вандой и прижал её к себе. "Будем ждать утра" - часы показывали уже половину пятого, и я замер, пока наслаждаясь тем, что она рядом.
   В начале восьмого она зашевелилась и открыла глаза.
   -Доброе утро, моя хорошая.
   -Доброе, - она сонно улыбнулась и потянулась.
   -Выспалась? - спросил я, положив руку ей на грудь, а потом медленно начал опускать её к животу, поглаживая тело.
   -Выспалась, а ты чем занимался? - она с интересом посмотрела на меня.
   -Охранял твой сон.
   -А тебе не скучно вот так просто лежать со мной?
   -С тобой - нет, - наклонившись, я поцеловал её в губы, и она робко ответила на мой поцелуй.
   "Неужели теперь она будет бояться меня?" - тут же подумал я. "Ну уж нет, я хочу, чтобы всё было по-прежнему!". Приподнявшись на локоть, я провёл кончиками пальцев по её щеке, потом по губам, а потом по шее и припал к губам, заставляя её ответить на мой поцелуй.
   Ванда сначала отвечала робко, боясь меня целовать, но когда я прижал её к себе, и провёл рукой по талии и бедру, расслабилась и уже без страха начала отвечать на поцелуи.
   -Ммм, девочка моя, я уже по тебе успел соскучиться за прошедшие сутки, - прошептал я. - И не надо меня бояться, ведь я люблю тебя.
   -И я тебя люблю, - вздохнув, ответила она, обняв меня за шею. - Просто немного не по себе.
   -От чего? - продолжая её поглаживать по телу, спросил я.
   -Ну...ты и кровь... Ведь ты говорил вчера, что хочешь попробовать моей крови... А я не знаю, что ты будешь делать... И мне немного страшно, - она застенчиво посмотрела на меня. - Ты сначала расскажи, как это будет происходить, потому что я всегда боюсь неизвестности, и я перестану дёргаться. Когда знаешь чего ожидать - легче.
   Я с улыбкой посмотрел на неё и произнёс:
   -Если тебе так страшно, то мы можем перенести это на другой раз, - эти слова дались тяжело, но я готов ждать.
   -Нет, переносить не надо. Лучше сразу всё узнать, чем тянуть и трястись от страха.
   -Ты у меня ещё и храбрая, - я поцеловал её в шею и, обняв, сказал: - Поверь, бояться нечего, я не собираюсь тебя кусать или вгрызаться в шею зубами, а сделаю небольшой надрез на предплечье и буду стараться сделать его так, чтобы ты не почувствовала боли.
   Она кивнула и уже сама поцеловала меня, проводя пальчиками по спине. Чувствуя, как Ванда расслабляется с каждой минутой и как во мне растёт возбуждение, я целовал её тело и, лаская руками, знал, что с каждой секундой приближаюсь к моменту, когда, наконец, получу то, о чём так долго мечтал.
   "Всё, больше не могу" - пронеслось в голове, когда я скользнул ей рукой между ног, и она начала постанывать и выгибаться навстречу моей руке. Осторожно войдя в неё, я сам застонал от наслаждения и стал медленно двигаться, целуя её в губы. Ванда двигалась навстречу, покусывая за нижнюю губу, и у меня уже начала кружиться голова от её запаха.
   "Сейчас!" - подумал я и, достав скальпель, впился в её губы, одновременно с этим глубоко входя в неё, чтобы отвлечь и сделал надрез. В нос тут же ударил ароматный запах, и я припал губами к ране.
   Как только первая капля попала на язык, я громко застонал, потому что вкус оказался изумительный и необыкновенный. По телу прокатилась дрожь и, не переставая двигаться, я делал глоток за глотком, не желая отрываться хотя бы на секунду. Жар тела Ванды обволакивал меня, а солоноватая, терпкая кровь своим вкусом сводила с ума, и я начал быстрее двигаться, громко стоная, и ощущая, как с каждой секундой он становиться более насыщенным.
   Ванда обхватила меня руками и, выгнувшись навстречу громко застонала, и в этот момент мир взорвался на миллиарды разноцветных осколков, потому что кровь опять поменяла вкус, и я начал проваливаться в разноцветную бездну. Я был везде и одновременно нигде, ощущая блаженство от её тепла, от вкуса крови и от удовольствия.
   Оргазм был настолько бурным, что от нахлынувших впечатлений задрожали руки, а по всему тело разлилась слабость. Боясь придавить Ванду, я обхватил её за талию и перевернулся на спину, увлекая за собой, а потом опять припал губами к ране, слизывая последние капли крови, пока она не начала сворачиваться.
   -Никому тебя не отдам и никуда не отпущу, - хрипло прошептал я, пытаясь прийти в себя, и отдышаться.
   -Обещаешь? - она посмотрела мне в глаза и я улыбнулся.
   -Клянусь! - и снова лизнул её рану, увидев небольшую капельку крови, выступившую из неё.
   Водя пальцами по спине, и слушая, как её сердцебиение приходит в норму, я до сих пор ощущал привкус крови, и голова шла кругом. "Невероятный, божественный, ошеломляюще прекрасный привкус наслаждения! Теперь понимаю, почему Гера говорил, что долго привыкаешь после такого к вкусу обыкновенной крови! И такое я уж точно никогда не забуду!". По телу прокатилась дрожь, и я до сих пор испытывал неимоверное возбуждение, поэтому не спешил выходить из Ванды, наслаждаясь ощущениями.
   -Тебе понравилась моя кровь? - робко спросила она.
   -У тебя, моя хорошая, не кровь по венам течёт, а афродизиак, - весело ответил я. - Разве не чувствуешь? - прижимая её к своей груди, я стал медленно двигаться не спуская с неё глаз. - Я теперь твой раб и за каплю крови готов на что угодно.
   -Значит, понравилось? - довольно проворковала она. - И ты больше не захочешь чужой?
   -Не захочу ни чужой крови, ничего другого. Ты можешь дать всё, что необходимо мужчине.
   Она улыбнулась и принялась целовать меня в губы, двигаясь в такт, и я почувствовал, как меня опять накрывает волна наслаждения...
   Спустя два часа я, наконец, успокоился и оставил Ванду в покое, давая ей отдохнуть.
   -Ты маньяк, - пробормотала она, стеснительно улыбаясь. - Только начало одиннадцатого, а я уже чувствую слабость, и голова до сих пор кружится. Причём непонятно из-за чего - толи от того, что я поработала донором, то ли из-за таких бурных занятий любовью.
   -А мы сейчас закажем тебе сытный завтрак, потом примем душ, и ты придёшь в норму, - улыбаясь и глядя на неё, произнёс я. - А на будущее отметим, что когда я буду пить твою кровь, надо действовать осторожнее.
   Для себя я уже решил, что не стану каждый раз ждать по десять-двенадцать дней, а хотя бы раз в два-три дня буду по чуть-чуть пить кровь Ванды, потому что это было неимоверное наслаждение, и я не хотел делать такие большие перерывы.
   -И как только мы приедем в Нью-Йорк, я заменю скальпель напёрстком с шипом, чтобы не делать разреза. Я уже позвонил и заказал его у одного ювелира. Я буду питаться чаще, чтобы не истощать тебя, а проколы не дадут мне выпить лишнего. Так что всё скоро придёт в норму, - пообещал я, с любовью глядя на неё.
   Она улыбнулась и, повернувшись на бок, посмотрела мне в глаза, а потом спросила:
   -Наверное, тогда надо уже готовить документы. У меня ведь даже загранпаспорта нет. Потом ещё непонятно, сколько времени пройдёт, пока я визу получу...
   -Ничего не надо. Гера этим уже занялся и завтра утром привезёт твой паспорт и все необходимые документы. А вылететь я предлагаю через три дня...
   -Три дня? - она растеряно посмотрела на меня. - Так быстро?
   -Да, моя хорошая, так быстро, - ласково сказал я. - У меня мама беременна и вскоре на свет появится моя сестричка, и ты понимаешь, что родители хотели бы, чтобы я находился рядом в такой момент.
   -Сестричка? Вот это да! Тогда конечно надо быстрее ехать домой... - с улыбкой воскликнула она, а потом осеклась и посмотрела в окно.
   Понимая, что её беспокоит, я произнёс:
   -Ванда, не надо бояться переезда. Во-первых, мы будем жить отдельно, в моей квартире. Во-вторых - пока мама не родит, я про тебя ничего говорить не буду, поэтому у тебя будет время привыкнуть к новому месту. А самое главное - Гера с Майей и детьми поедут с нами, так что и там тебя будут окружать знакомые лица, которые не дадут скучать и всегда окажут поддержку.
   -Спасибо, - она с облегчение выдохнула.
   Теперь, когда Ванда всё про меня знала, и принимала таким, какой я есть, даже спокойно позволяя пить свою кровь, будущее казалось счастливым и безоблачным. "Для полного счастья осталось обратить её в вампира, а остальное ерунда. Отец с матерью не будут долго противостоять мне, а Аскольд, узнав про способности Ванды, быстро успокоится. Всё у нас сложится хорошо" - уверенно подумал я и прижал её к себе.
  
  
   Глава 18.
  
   Ванда.
   С момента переезда в Нью-Йорк прошло две с половиной недели, и я начала привыкать к жизни в этом городе.
   Мы поселились в квартире Дамиса, как он и обещал, и первое время я была ошеломлена и городом, и своим новым жильём. Квартира оказалась огромной и просторной, и как такового деления на комнаты не было. Холл плавно переходил в гостиную, гостиная плавно переходила в рабочую зону, где стол большой рабочий стол с ноутбуком, а дальше шла спальня с большой кроватью. Мебели немного и это давало ощущение простора, а окна от потолка до пола делали жилище очень светлым. Единственное, что отделялось от общего помещения, это ванная комната и гардеробная. Но больше всего мне нравилось, что квартира располагалась напротив Центрально парка, и мы часто там прогуливались, болтая обо всём на свете.
   Город строился на глазах Дамиса, и было интересно слушать его рассказы, хотя я до сих пор не могла привыкнуть к тому, что ему триста семь лет, и он лично видел всё, о чём рассказывал. А заодно, с кратким экскурсом в историю, он улучшал мой школьный английский, рассказывая часть историй на русском, а часть на английском, и за эти две с половиной недели я достигла заметных успехов, уже свободно понимая всё, что слышу вокруг. Правда мой разговорный был ещё далёк от совершенства, но Дамис успокаивал тем, что под его чутким руководством я быстро поправлю и своё произношение.
   Когда же он уезжал из дома, меня под опеку брали Майя с Герой, и мы часто ездили по музеям и выставкам, знакомясь ещё и с достопримечательностями города, поэтому я даже начала ориентироваться в районах и уже хорошо знала прилегающие к дому территории.
   Жизнь с каждым днём налаживалась, и меня перестал пугать этот шумный и суетливый город, который бурлит жизнью и днём, и ночью.
   Дамис каждый день ездил к родителям, но старался там долго не задерживаться и каждый раз, приезжая, светился от радости. Он с таким воодушевлением говорил о будущей сестричке и разных мелочах, которые его родители покупали, что я всё чаще ловила себя на мысли, что и сама хотела бы иметь от него ребёнка.
   А однажды, когда он приехал от родителей, а Майя с Герой и детьми находились у нас в гостях, я посмотрела на него не просто, как на любимого парня, а как на отца будущего семейства и поняла, что он станет идеальным отцом. Дамис любил детей, а они отвечали ему взаимностью. Глядя на Рея с Лари, я уже представляла таких же неугомонным и подвижных карапузов от него, которые с криками и визгом носятся по квартире. Правда, первое время меня пугала скорость их передвижения. Теперь, когда я знала кто они, дети и Майя с Герой не считали нужным двигаться медленно, и я каждый раз открывала от изумления рот, когда Рей или Лари играли в одном конце помещения, а через пару секунд оказывались в другом конце. Или Майя через секунду появлялась передо мной, если я её звала, хотя до этого стояла в самом дальнем углу квартиры, но постепенно привыкла и к этому. И вот теперь меня с каждым днём всё больше мучил вопрос о детях, и я уже страстно желала карапуза от Дамиса. Но он ясно дал понять что, будучи человеком, я не могу родить ему ребёнка. Это отзывалось внутри болью и меня начало раздирать от противоречий.
   Чтобы родить ребёнка, мне требовалось стать вампиром, а я себя в этой роли не представляла. Дамис, пьющий мою кровь, знание того, что также делают и Рей с Лари, или Гера с Майей, меня не пугало, но сама я так бы не смогла, и от этого становилось мучительно больно. А вслед за этим пришёл страх старости. Вернее даже не страх самой старости, а то, что Дамис и через двадцать лет останется молодым девятнадцатилетним парнем, а я буду уже тридцативосьмилетней женщиной и стану ему не нужна.
   Выход из ситуации был очевиден - стать вампиром, но этого я никак не хотела. Помимо нежелания убивать, имелась и ещё одна причина - мой отец. И хотя в душе я на него злилась и понимала, что он сам виноват в своей смерти, потому что промолчи он, и всё сложилось бы хорошо, но стать вампиром значило предать его полностью и окончательно. Как ни крути, а именно из-за вампиров он умер, и моё присоединение к ним означало бы осквернение его памяти, а я от него видела только хорошее, даже когда он пребывал в психиатрической лечебнице.
   От всех этих мыслей всё чаще болела голова, и порой под вечер перед глазами всё двоилось и плыло, а на сердце опускалась тоска.
   Вот и сейчас, сидя в кресле и ожидая Дамиса, который уже позвонил и сказал, что едет домой, я сидела и потирала виски, стараясь избавиться от боли. "Господи, ну что же мне делать? Должен же быть выход из этой ситуации! Хоть какой-то!".
   Зазвонивший телефон отвлёк от размышлений и, увидев, что звонит Дамис, я сняла трубку.
   -Ванда, мне только что позвонили и сказали, что у мамы начались схватки! - радостно закричал он в трубку. - Поэтому я возвращаюсь к ним домой! Не скучай без меня, хорошо?
   -Хорошо! - ответила я и он отключился.
   Сердце больно кольнуло и захотелось плакать. "Он так радуется сестричке, и я представляю, как бы он радовался своему ребёнку. Но если я не стану вампиром, то никогда не увижу этой радости. Ну что же делать?" - я бессильно опустила голову и из глаз полились слёзы.
   Больше двадцати минут я не могла успокоиться и только вволю наплакавшись, поднялась и поплелась в ванную комнату, чтобы принять душ.
   "Дамис там надолго задержится, значит, нет смысла его ждать. Поем... Нет, есть не хочу. Лучше сразу лягу и отдохну" - стоя под душем, думала я. Голова раскалывалась от боли, и отдых являлся лучшим вариантом избавиться от неё. "Главное не думать о детях и не накручивать себя".
   Приняв душ, и обернувшись полотенцем, я вернулась в комнату и забралась под одеяло. Закрыв глаза, я постаралась выбросить все мысли из головы или думать о чём-то приятном, чтобы унять головную боль. "Хм, а вообще странно, что-то у меня в последнее время всё чаще болит голова, и перед глазами всё плывёт. Начиналось всё как лёгкие головокружения после поцелуев Дамиса, а сейчас это переросло в настоящие мигрени. Если так продолжится и дальше, то однажды я не смогу обходиться без таблеток. Вряд ли Дамису понравится моя кровь с привкусом химии" - засыпая, подумала я. "Ладно, потом с этим разберёмся"...
   Проснулась я от нежных поцелуев и прикосновений Дамиса, который уже лежал рядом в кровати.
   -Уже можно поздравить с рождением сестрички? - сонно улыбаясь, спросила я.
   -Да, - он расплылся в улыбке. - Такое маленькое чудо, ты бы видела! Комочек счастья с крохотными ручками и ножками, но с таким голосом, что поднимет и мёртвого. И такая красивая! Ты бы видела отца и как он раздувается от гордости, потому что Каядэ его копия - такая же светловолосая, как и он. Представляю, сколько сердец она разобьёт, когда вырастет! И скольким парням мне придётся переломать руки и ноги, чтобы охладить их пыл.
   -Каядэ? Красивое имя, - пробормотала я, чувствуя опять тоску. - Поздравляю! - я старалась говорить жизнерадостно, но получалось это плохо.
   -Ванда, что-то случилось? - Дамис тут же стал серьёзным и внимательно посмотрел на меня.
   -Просто голова болит. Не обращай внимания. Расскажи лучше ещё про сестричку.
   -Не ври, тебя что-то беспокоит. И пока ты не расскажешь, я от тебя не отстану.
   Посмотрев ему в глаза, я тяжело вздохнула, понимая, что он действительно не отстанет.
   -Я всё чаще думаю о детях, - прошептала я. - У меня ведь их никогда не будет, а так хочется карапуза от тебя.
   -Если ты станешь одной из нас, то дети обязательно родятся, - тихо ответил он. - Я с большим удовольствием дам тебе детей и буду любить их всем сердцем и душой...
   -Я не хочу становиться вампиром, - на глаза опять навернулись слёзы. - Как ты не понимаешь! Я не смогу пить кровь и убивать людей...
   -Ванда, совсем не обязательно убивать людей. Я могу найти доноров, которые будут давать тебе кровь. Они получат за это деньги, а ты питание и все останутся довольны.
   -Дело не только в этом... Мой папа умер из-за вампиров, и если я стану одной из вас, он, наверное, в могиле перевернётся, понимаешь? Он мог бы до сих пор жить... Ведь именно вампиры виноваты в его смерти!
   -Да, согласен, виноваты. Но посмотри на это с другой стороны - из-за нас твоей отец рано умер, но ты, от нас же, взамен получишь долгую жизнь. Думаю, твой отец согласился бы на такой обмен и даже приветствовал его... И ты не будешь убийцей, став вампиром. Обдумай мои слова, прежде чем что-то говорить, хорошо? - я кивнула, и он улыбнулся, наклоняясь. - Хочу тебя! - целуя, пробормотал он, и все мрачные мысли тут же вылетели из головы, уступая место наслаждению...
   Утром Дамис опять уехал к родителям, и я осталась одна. Майя со всей семьёй ещё с вечера находилась у сестры Геры, и я еле уговорила её там и оставаться. Хотелось побыть одной и подумать о словах Дамиса, поэтому, как только он уехал, я оделась и вышла из квартиры.
   Позавтракав в ближайшей закусочной, я направилась в парк и сев на скамейку задумалась. Слова Дамиса о донорах дали пищу для размышлений и чем больше я об этом думала, тем больше мне нравилась эта идея, но пугал сам факт такого питания. А от слов Дамиса об обмене жизни отца на мою, вообще коробило, и я окончательно растерялась.
   Закончилось всё привычной головой болью, и я решила вернуться домой, чтобы отдохнуть в тиши квартиры. Переодевшись, я заказала обед, и когда его доставили, нехотя перекусила, только из-за того, что сегодня вечером Дамис должен был пить мою кровь, и всегда говорил, что если я хорошо питаюсь, то и кровь вкуснее.
   Сам он вернулся только к вечеру, когда я уже успела и поужинать. Зайдя в квартиру, он подхватил меня на руки и радостно улыбнувшись, поцеловал.
   -Прости, моя хорошая, что на день бросил тебя! Просто Каядэ такая смешная и так интересно за ней наблюдать! - со мной на руках он направился к креслу и сев, опять поцеловал. - Наши дети так быстро растут, и поэтому каждая минута ценна. Через четыре месяца она будет выглядеть уже как годовалый ребёнок, и не хочется пропускать даже самые незначительные моменты её взросления. Кстати, показать фотографии? Я специально попросил Майю нас пофотографировать.
   -Хочу, - глядя в счастливые глаза Дамиса, я одновременно чувствовала и радость за него, и боль, что не могу подарить такое же счастье.
   Достав телефон и, открыв папку с фотографиями, он вручил мне его. Увидев первую же фотографию, я чуть не расплакалась. Со снимка на меня смотрел счастливый Дамис с крохотной, светловолосой девочкой на руках. И хотя я привыкла к тому, что все вампиры красивы, у меня перехватило дыхание, когда я её увидела. Захотелось самой прижать к себе эту кроху со светлыми волосиками, серыми глазами и пухлыми щёчками.
   -Такая красивая, - улыбнувшись и стараясь не расплакаться, сказала я.
   -Ага, я же говорю, что когда она вырастет, мы с отцом будет усиленно отгонять от неё ухажёров, - рассмеявшись, ответил он. - Листай дальше, там есть пара прикольных фотографий.
   На следующей фотографии Каядэ положила Дамису на щёки маленькие ладошки и внимательно смотрела на него, а он просто светился от радости, и я почувствовала, как сердце заныло от боли.
   -А вот здесь она мне выдала хук правой! - со смехом сказал он, когда я открыла следующую фотографию. - А потом потянула нос! - увидев ещё одну фотографию, я сама рассмеялась, глядя на выражение его лица. - Но больше всего она любит таскать всех за волосы. Майя с мамой и Лари уже не раз пострадали из-за этого. Причём разжать её кулачок без потери волос практически невозможно, поэтому дома все старательно заплетают волосы, а Лари вообще потребовала бандану, чтобы не лишиться своей шевелюры. Но Каядэ упрямая, и всё равно старается за что-нибудь укусить или что-то потянуть на себя. Характерец у неё настырный и я даже боюсь представить, что будет, когда она начнёт ползать или ходить, и у неё прорежутся зубки.
   Глядя на фотографии и слушая Дамиса, я готова была уже рыдать, желая и себе такую вот непоседливую и упрямую Каядэ. Просмотрев все фотографии, я отдала телефон и, положив голову на плечо, замерла, пытаясь справиться с собой. "Боже, ну как же быть? Желание иметь ребёнка от Дамиса уже превращается в идею фикс, и ни о чём другом я уже скоро не смогу думать. А ведь и он однажды может захотеть ребёнка, и найдёт себе другую, которая родит от него. И это может случиться уже лет через десять - пятнадцать, когда я постарею".
   -Ты злишься, что я бросил тебя на целый день? - тихо спросил он.
   -Нет, - ответила я, решив поделиться своими страхами. - Просто мне страшно. Однажды ты сам захочешь ребёнка, которого я не могу дать, плюс я постарею, и перестану тебя интересовать...
   -Ванда, всё в твоих руках. Стоит только дать согласие на обращение...
   -Не могу, Дамис... Меня пугает сама мысль об этом! Я не смогу жить в теле вампира и пить кровь, даже зная, что люди остаются живы.
   -Хорошая моя, иногда стоит чем-то пожертвовать, чтобы что-то получить, - серьёзно ответил он. - Надо просто правильно расставить приоритеты и понять, что важнее - твои принципы и придуманные страхи или то счастье, которое я могу тебе дать, и которое можешь дать мне только ты.
   -Пожалуйста, давай не будем говорить об этом, - жалобно попросила я. - Не могу больше об этом думать, голова уже раскалывается от мыслей.
   -Хорошо, не будем, - ласково согласился он и, поцеловав меня, просунул руку под футболку. - Хочешь отдохнуть или ...? - он хитро посмотрел на меня, поглаживая грудь.
   -Или, - выдохнула я и улыбнулась. - Я даже специально поела сегодня три раза, чтобы и кровь была вкуснее.
   -Моя ты умница, - прорычал он. - Целый день мечтал об этом...
   Следующие два дня Дамис старался надолго не оставлять меня, возвращаясь домой в середине дня, а потом снова уезжая к родителям, а я продолжала мучиться от нерешительности и тревожных мыслей.
   Вечером третьего дня он приехал домой, и я улыбнулась, глядя на порванный ворот рубашки.
   -Каядэ бушует? - весело спросила я.
   -Ага, когда поняла, что носы и волосы все стараются держать подальше от неё, переключилась на одежду, - улыбаясь, ответил он. - Чем только мы не пробовали её отвлечь - и игрушки подсовывали, и вручали старую одежду в руки, но её интересует только то, что одето на нас. А если мама пытается легонько дать ей по рукам, такой крик поднимает, что проще дать то, что она хочет, чем бороться. Скоро у родителей в доме все будут ходить как оборванцы, в прямом смысле этого слова.
   Расстегнув рубашку, он скрылся в гардеробной, а когда вышел оттуда одетый в другую, я удивлённо посмотрела на него.
   -Прости, забыл предупредить утром, что сегодня вечером мне необходимо отлучиться. Мой лучший друг Браус со своей женой устраивают вечеринку в честь свадьбы, и я должен там появиться хотя бы на два-три часа, иначе он обидится. Я и так практически перестал с ним общаться и пропустить его вечер будет подлостью.
   -Понимаю, - пробормотала я, поправляя ворот рубашки.
   -Но я постараюсь вырваться как можно быстрее. А чтобы ты не сильно скучала, Майя с Герой обещали заехать в гости.
   Не хотелось его отпускать, но понимая, что и на друзей он не имеет право плевать, я через силу улыбнулась и сказала:
   -Хорошо. Только веди себя прилично! И не кусай никого.
   -Договорились, - с улыбкой ответил он. - Я подожду возвращения домой и буду надеяться, что получу поощрение за своё хорошее поведение.
   -Конечно, получишь! - пообещала я.
   -Люблю тебя, моя хорошая.
   Поцеловав меня на прощание, он вышел из квартиры, а я решила сразу заказать себе ужин, чтобы к моменту его возвращения кровь была вкуснее.
   Спустя сорок минут, поужинав, я легла на диван и раскрыла книгу, которую давно хотела прочитать, но не успела прочесть и первой страницы, как в дверь позвонили.
   "Наверное, Майя с Герой приехали" - подумала я и, не посмотрев в глазок, открыла дверь. На пороге стоял красивый черноволосый парень лет двадцати двух, азиатской внешности и я удивлённо посмотрела на него, а он в свою очередь на меня, но через секунду хищно оскалился и двинулся на меня.
   -Ух ты! Дамис держит комнатную зверюшку? Или он приготовил тебя, как подарок, Браусу и Зое на свадьбу? - иронично произнёс он и потянул воздух носом. - Неплохо, третья группа, отрицательный резус. Люблю таких, - в долю секунды он оказался рядом со мной и схватил за горло. - О, он уже и пробу успел снять? Тогда думаю, он не против, если и я чуть-чуть подкреплюсь после дороги.
   От ужаса я не могла даже шелохнуться, а перед глазами всё поплыло, когда он, оскалившись, стал наклоняться ко мне. "Мне конец!" - закрыв глаза, чтобы не видеть этого хищного взгляда, испуганно подумала я и сжалась, ожидая укуса.
   Но вместо боли почувствовала, как меня отрывают от пола, потом удар в грудь и ощущение полёта, как после аварии, а затем ещё удар, но уже затылком обо что-то твёрдое и я начала проваливаться в черноту....
  
  
   Глава 19.
  
   Дамис.
   Прислонившись спиной к дереву, я лениво осматривал пёструю толпу гостей, которая собралась у Брауса с Зоей на вечеринке, и хотел сейчас находиться не здесь, а дома, рядом с Вандой, но уехать пока не мог.
   Очередного человека в одном нижнем белье вывели в большой двор, и с криками и улюлюканьем, начали загонять, кусая за открытые участки тела, а он панично метался по двору, пытаясь увернуться от зубов, и звал на помощь. Я же глядя на всё это, испытывал скуку, потому что видел такое не раз. "Эх, друзья, знали бы, что на самом деле не страх делает человеческую кровь вкуснее, а совсем другое! Вы бы все бросились этого парня ублажать, если бы хоть раз попробовали то, что я пью постоянно" - я улыбнулся этой мысли и, засунув руки в карманы, просто наблюдал за действиями собравшихся.
   Жертва оказалась в руках очередного вампира и он, укусив парня за руку, толкнул его в мою сторону. Так как дома меня ждала кровь намного вкуснее этой, и я дал Ванде обещание не кусаться, я оттолкнул его назад в сторону толпы, и опять засунув руки в карманы, задумался.
   "Некрасиво, конечно, сейчас поступаю с Вандой, манипулируя её желаниями и чувствами, но иначе она не скоро решится на обращение. Как говорится - в любви, и на войне все средства хороши. И думаю, она скоро сдастся. Дети мощный стимул".
   Эта идея меня осенила в ту ночь, когда я вернулся домой после родов мамы, и Ванда сказала, что всё чаще думает о детях. Вот тогда-то я и понял, что с помощью этого могу много добиться. У неё был только один способ родить ребёнка - это самой стать вампиром, и от меня требовалось только сказать о питании и как можно чаще рассказывать про свою сестричку, а Ванда уже сама сделает выводы, потому что девочка умная. Да и сам я, чем больше об этом думал, тем сильнее хотел от неё ребёнка, уже представляя темноволосого малыша с такими же зелёными глазами, как у его мамочки. Именно поэтому каждый день привозил домой новые фотографии Каядэ и постоянно рассказывал про её выходки, внимательно наблюдая за реакцией Ванды. И то, что я видел, мне нравилось. Казалось, что с каждым днём она всё больше и больше склоняется в сторону обращения.
   "Эх, вот бы ещё Каядэ привезти к нам домой и дать подержать её на руках. Она такая куколка, что пленяет всех в два счёта, и Ванда быстрее бы сломалась. Но мама с папой глаз не спускает с нашей крохи и без объяснения причин не отдадут мне Каядэ даже на час, а рассказать о Ванде всё не представляется удобного случая. Ну, вот почему они раньше долбили меня каждый день женитьбой и требованием внуков, а сейчас даже полслова не говорят на эту тему? Заикнись хоть кто-нибудь из них про это, я бы тут же сказал, что будущая невеста уже есть и осталась самая малость - сделать её вампиром. Но сейчас все настолько заняты малышкой, что даже забывают пилить меня" - я вздохнул, потому что огорошивать родителей такой новостью просто так не хотелось.
   "Ладно, подождём. Может Ванда к тому моменту как раз согласится на обращение"...
   -Дамис! Скучаешь тут в гордом одиночестве? - сбоку донёсся бархатный голосок Мирры.
   -Не скучаю, а размышляю о делах, - ответил я, когда она появилась передо мной. - Самолёт понравился?
   -О да! - она широко улыбнулась и подошла ко мне вплотную. - Хочу за него отблагодарить по полной программе. Сегодня ночью надеюсь, ты не занят?
   Зазывно облизав губы, она наклонилась, чтобы поцеловать меня, но я увернулся и с улыбкой сказал:
   -Киска, мне хватит и обыкновенного "спасибо".
   -Так банально, - манерно протянула она, а потом прищурилась. - Или у тебя уже есть новая девушка, которая лучше меня в кровати?
   -Вряд ли тебе понравится мой ответ, дорогая, поэтому буду джентльменом и промолчу, - весело ответил я, и она обиженно посмотрела на меня.
   -И кто же она? Я её знаю? Мне просто интересно.
   -Не знаешь, Мирра, но вы обязательно познакомитесь, когда она станет моей женой, и я буду знакомить её со всем кланом.
   Лицо собеседницы на секунду вытянулось от недовольства, потом промелькнула злость, но будучи хорошей актрисой, она быстро взяла себя в руки и сказала:
   -Ооо, ты уже и жениться на ней решил? Поздравляю!
   -Спасибо!
   -И как же зовут жену будущего Лорда? - отступать она явно не собиралась.
   -Ванда, - ответил я и улыбнулся.
   -Ну что ж, буду ждать, когда ты представишь её нам, - слащаво пропела она, а потом кому-то помахала рукой и упорхнула.
   "Да уж, представляю, что произойдёт, когда я представлю Ванду всем. Та же Мирра не упустит случая ей рассказать, что я был тем ещё любителем женщин и приветствовал разнообразие. Надеюсь, Ванда поймёт меня. В конце концов, я же был свободным парнем тогда".
   -Дамис, ты уже тут! - передо мной появился Текай, правая рука будущего Лорда Азиатского клана. - А Хотан решил сделать сюрприз и поехал к тебе домой, думая, что ты, как обычно появишься к разгару вечеринки, и он успеет застать тебя дома.
   -Хотан тоже приехал? А почему он не позвонил? - с улыбкой спросил я, и тут мне стало не по себе, когда дошло, что он поехал в квартиру, где сейчас Ванда.
   -Я же говорю - сюрприз хотел сделать и специально....
   Дослушивать я не стал и, сорвавшись с места, понёсся к своей машине. "Хотан может и не сдержаться, если Ванда откроет дверь и захочет перекусить перед основной трапезой на вечеринке, потому что она уж больно вкусно пахнет, а тормозов у парня нет совсем, и люди для него мусор. Если хоть один волосок упадёт с её головы, плевать мне на дружбу и всё остальное, порву лично!".
   Сев в машину я завёл двигатель и, выехав с парковочной площадки, направился к воротам. В этот момент зазвонил телефон и, увидев номер Геры, я схватил трубку.
   -Гера, ты уже у меня?
   -Да, у тебя, - зло сказал он, и я почувствовал тревогу.
   -С Вандой всё хорошо?
   -Очень на это надеюсь, - холодно сказал он, а потом не выдержал и закричал: - Ты совсем идиот? Зачем селить Ванду в квартире, о которой знают и твои друзья? Если бы мы с Майей задержались на пять минут, то у Ванды сейчас была бы существенная недостача крови и отсутствовала кожа на некоторых участках тела!
   -Да кто же знал, что Хотан решит сделать сюрприз! - в ответ закричал я. - Дай Ванду, я хочу с ней поговорить.
   -Она без сознания, - уже спокойно произнёс Гера и вздохнул. - Вас обоих, надо поучить уму-разуму. Тебя - за глупость, а её - за беспечность. Я чуть не прикончил будущего Лорда. Ты хоть представляешь, чем это могло обернуться для нашей семьи?
   -Представляю, - бросил я, но судьба Хотана сейчас волновала меньше всего. - Почему Ванда без сознания? Он что-нибудь успел ей сделать?
   -Нет, это я не рассчитал силу, отбрасывая её, и она слегка ударилась головой, - с сожалением произнёс он. - Но Майя уже пытается привести её в чувство. Думаю, к твоему приезду всё будет нормально.
   -Хорошо, я уже в пути, и минут через двадцать приеду, - пообещал я и, отключив телефон, выжал педаль газа до упора.
   Однако к моему приезду Ванда так и не пришла в себя. И как только я ворвался в квартиру, Майя с беспокойством произнесла:
   -Необходимо везти её в больницу. Это ненормально, что она так долго без сознания, - а потом повернулась к Гере и осуждающе посмотрела на него. - Ты! Сила есть, ума не надо! Мало было во время Игры меня приложить головой об стену, так ты ещё и с Вандой такое проделал! Людей надо не отбрасывать, как футбольные мячи, а нежно отодвигать в сторону!
   -Ну, прости, не подумал, - недовольно пробурчал он. - Я волновался за то, чтобы её не покусали, а не о том, чтобы аккуратнее отодвинуть её в сторону...
   Перепалка Геры с Майей меня не волновала, и я сразу подошёл к дивану, на котором лежала Ванда.
   -Девочка моя, - приложив ладонь к щеке, я прислушался к её дыханию и внимательно осмотрел.
   Ран и крови не было, и я с облегчением вздохнул.
   -Што всё это знашит? Мне, наконец, кто-то объяснит? - шамкая, спросил Хотан, стоящий у окна и трогающий себя за челюсть. - Што это за девка?
   Меня тут же накрыла волна ярости и, оказавшись рядом, я схватил его за окровавленную рубашку и угрожающе произнёс:
   -Заруби себе на носу - это не девка, а моя будущая жена, и если ты в её сторону ещё хоть раз щёлкнешь зубами, я их выбью второй раз, и так, что они больше никогда не вырастут, понял?
   -Да ты знаешь, што я с вами сделаю за выбитые зубы! - зло сказал он и ударил мне по рукам.
   Его тон ещё больше разозлил меня и я уже начал заносить руку для удара, чтобы к выбитым зубам добавить пару переломов, но рядом с нами оказался Гера.
   -Брейк! Разошлись по углам и успокоились. Он уже своё получил, - глядя на меня произнёс он, а потом перевёл взгляд на Хотона. - А ты, приходя в чужой дом, подумаешь в следующий раз головой, и не будешь бросаться на всё, что там видишь. Я тебя оставил без зубов, а другие могут принять и более радикальные меры.
   -Ты ещё об этом пошалеешь! - зло сверкнув глазами в сторону Геры, бросил он. - Из-за шеловека, мне, будущему Лорду выбить зубы!
   -Переживёшь, - презрительно сказала Майя. - О том, что здесь произошло, рекомендую молчать. А будешь дёргаться, я лично позвоню твоему папочке и расскажу о твоих проделках, и думаю, вряд ли ты вообще станешь Лордом!
   Хотон от её слов весь сжался, а мы с интересом посмотрели на Майю, ожидая продолжения, но она взглянула на Ванду и произнесла:
   -Это ненормально, что она так долго без сознания. Её надо везти в больницу. Дамис, дай Хотону чистую рубашку и пусть он убирается отсюда, а ты, Гера, неси Ванду в машину.
   Он кивнул и, подняв её на руки, направился к дверям, а я в гардеробной взял новую рубашку и бросил её Хотону. Пока он переодевался, мы сверлили друг друга презрительными взглядами и у меня снова зачесались кулаки, но Майя строго сказала:
   -Дамис, Ванда важнее. Поехали!
   Я нехотя кивнул и закрыл дверь, когда все вышли из квартиры. На улице Хотон бросил на меня полный ненависти взгляд и сев в свою машину укатил, а мы сели в джип Геры и тронулись с места. Держа Ванду на руках, я всматривался в её лицо, пытаясь убедить себя, что всё нормально, и она скоро очнётся.
   -С этим амбициозным и злопамятным гадёнышем надо что-то делать, - тихо сказала Майя, глядя на Геру. - Он промолчит о том, что произошло в квартире, но никогда не простит тебе удара, да и Дамису тоже не простит сказанных слов. Став Лордом он примется мстить всей нашей семье.
   -А чего он так испугался, услышав твои слова? - спросил Гера и я подался вперёд, желая услышать тайну Хотона.
   -Он не желает ждать, пока его папочка покинет этот мир самостоятельно и готовит небольшую заварушку на территории Вьетнама. А когда его папочка поедет туда улаживать конфликт, хочет убрать его руками, так называемых повстанцев и занять место Лорда.
   -Ого! А не рано ли ему становиться Лордом? Вот это сыночка себе вырастил Суон, - пренебрежительно сказал Гера.
   -Да уж. Поэтому я и говорю, что надо что-то предпринять. Став Лордом, он не оставит нас в покое. Если же мы расскажем всё его отцу, он лишит его титула, но не факт, что убьёт, и этот гадёныш всё равно попытается нам отомстить за то, что мы всё рассказали.
   -Согласен, - задумчиво ответил он. - Я обязательно что-нибудь придумаю, чтобы обезвредить его.
   Услышанное от Майи не сильно удивило, потому что я прекрасно знал Хотона и его характер. Как два будущих Лорда мы дружили, и до сегодняшнего дня я даже считал его другом. В придумывании развлечений ему не имелось равных, и с ним было весело, но теперь о дружбе не могло быть и речи.
   Ванда зашевелилась и я, выбросив из головы все мысли о Хотоне тут же сосредоточился на ней. А когда она открыла глаза, я с облегчением вздохнул и улыбнулся.
   -Дамис, - выдохнула она.
   -Ты уже в безопасности, моя хорошая, - с нежностью прошептал я и поцеловал её в лоб. - Как себя чувствуешь?
   -Голова болит и кружится... Кто это был? И что случилось?
   -Ты познакомилась с одним из моих бывших друзей, - с сожалением сказал я. - Но Гера вовремя подоспел на помощь...
   -Ванда, а тебя не учили в детстве, что прежде чем открывать двери, надо посмотреть в глазок и вообще незнакомым не открывать двери? - раздражённо спросил Гера.
   -А может, ты на потом отложишь свои нравоучения? - Майя бросила на него недовольный взгляд и посмотрела на Ванду. - Мы сейчас едем в больницу, чтобы доктор тебя осмотрел.
   -Не надо, я только испугалась и ударилась головой, - вяло запротестовала она и, обняв меня за шею, стеснительно добавила: - Прости, что открыла дверь. Я думала, что это Майя с Герой.
   -Это ты прости, что оставил тебя дома одну, - с раскаянием ответил я. - Больше такого не повторится.
   -Приехали! - сказал Гера и остановился возле дверей какой-то клиники.
   -А может не надо? Я просто полежу, и всё пройдёт? - робко спросила Ванда.
   -Надо! - твёрдо произнесла Майя. - Ты почти тридцать минут была без сознания, а это ненормально.
   -Пусть всё же тебя осмотрит специалист, - решительно ответил я и открыл дверь машины.
   В приёмном покое нас встретила медсестра и подкатила кресло-каталку, в которое я усадил Ванду, а потом вкратце объяснил, что произошло. Кивнув, она указала нам на стулья и, попросив ждать здесь, увезя Ванду к лифту.
   Ожидание казалось мучительно долгим, и через тридцать минут я не выдержал и, вскочив на ноги, принялся ходить туда-сюда, поглядывая в сторону лифта.
   -Не суетись, - спокойно сказал Гера. - Скорее всего, у неё сотрясение.
   -Тебе легко говорить. Будь на её месте Майя, ты бы уже дыры в полу протоптал...
   Договорить я не успел, потому что двери лифта открылись, и из него вышел врач с медсестрой, которая увозила Ванду. Указав на нас, она с сожалением посмотрела в нашу сторону и пошла на пост, а я почувствовал тревогу.
   -Здравствуйте, я доктор Ругер. Медсестра сказала, что это вы привезли девушку с ушибом головы.
   -Да, - я кивнул.
   -А кем вы ей приходитесь?
   -Я жених, а это мой дядя со своей женой, - ответил я, чувствуя, как тревога нарастает. - Что с ней? Всё хорошо?
   -То есть вы пока не родственники? - уточнил он и я кивнул. - А с родственниками я могу поговорить?
   -Да что случилось? - не выдержав, я вспылил, но рядом тут же оказалась Майя.
   -Доктор Ругер, у девушки никого кроме нас нет, и поверьте, мы самые близкие для неё люди, - мягко произнесла она.
   -Я не имею права разглашать медицинскую тайну и не имею права скрывать от пациента диагноз, - ответил он. - А диагноз плачевный и в таких случаях мы стараемся, чтобы рядом с пациентом находились близкие люди. Давайте тогда поднимемся в палату, и если девушка подтвердит, что вы для неё родственники, я всё объясню.
   -Хорошо, - согласилась Майя и, взяв меня за руку, направилась к лифту.
   Поднимаясь наверх, я почувствовал, как вокруг сердца сжимается ледяное кольцо и сверлил врача взглядом, пытаясь понять, что он имел в виду под словами "плачевный диагноз".
   На четвёртом этаже лифт остановился, и мы пошли за врачом в палату. Ванда уже лежала в кровати и, увидев нас, улыбнулась, а потом жалобно сказала:
   -Меня не хотят пока отпускать домой.
   -Мисс Чернова, нам предстоит серьёзный разговор, - сказал доктор. - Конфиденциальный, потому что касается вашего диагноза, поэтому, как правило, при нём разрешается только присутствие родственников. Сразу хочу у вас спросить - вы не против, если эти люди будут при нём присутствовать?
   -Не против, - растеряно пробормотала Ванда и испугано посмотрела на врача, а потом на меня.
   Подойдя к кровати, я присел на краешек и взял её за руку, а Майя с Герой сели в кресла и выжидающе посмотрели на врача. А он, посмотрев на Ванду, спросил:
   -Для начала я бы хотел получить ответы на некоторые вопросы. У вас болит голова и если да, то, как часто и как давно это началось?
   -Болит, - ответила она, подумав. - И в последнее время всё чаще и чаще. А началось это где-то с месяц-полтора назад.
   -У вас в семье кто-либо болел раком?
   -Да, бабушка умерла от него.
   -За последние шесть месяцев вы переживали какие-либо психоэмоциональные потрясения?
   -Да, - тихо ответила она и искоса посмотрела на меня. - Меня машина сбила... Ну и так ещё пару неожиданных открытий сделала. А что?
   -Дело в том, что мы обнаружили у вас опухоль в головном мозге между мозжечком и глазным яблоком. Пока мы не можем сказать доброкачественная она или злокачественная. Зачастую, при сильных потрясениях, опухоли могут перерождаться из доброкачественных в злокачественные, и при росте давить на анализаторы и структуры головного мозга, из-за чего пациенты испытывают головные боли и головокружения. А если вы говорите, что голова у вас болит, причём часто, то, боюсь, опухоль растёт.
   Ванда испуганно посмотрела на меня, а потом на врача и спросила:
   -И что теперь делать? Это ведь лечится?
   -Буду предельно откровенным, - серьёзно ответил врач. - Только три процента людей с таким диагнозом выживают, и последствия могут быть любые.
   -Три процента? И любые последствия? Я что, превращусь в овощ, если выживу? - обескураженно пробормотала она. - И сколько мне осталось при самом плохом развитии событий?
   -Всё зависит от вашего организма. Может месяц, может два-три, максимум полгода. Сейчас я не могу точно ответить на этот вопрос. Необходимо сделать анализы и понаблюдать за вами.
   -Ясно, - прошептала она и опустила голову.
   Слушая врача, я уже чувствовал панику. "Я сбил её на машине и с этого всё началось? А потом ещё и правду о нас рассказал! Получается, это я во всём виноват?". Прижав Ванду к себе, я решил: "Ну, раз из-за меня всё началось, то я всё и закончу. Обращение самый идеальный вариант в этом случаи. Нанокриты быстро уберут опухоль. А если она откажется от него, то обращу силой. Три процента излечившихся меня не устраивают. Да что там три процента! Меня и девяносто процентов не устроило бы".
   -Доктор, вы не могли бы выйти. Нам необходимо поговорить наедине, - сказал я.
   Он кивнул и вышел, а Майя тут же поднялась с кресла и, подойдя к кровати, в упор посмотрела на меня.
   -Ванда, хорошая моя, почему ты не говорила, что у тебя часто болит голова? - спросил я.
   -Я просто думала, что это от мыслей, которые мучают меня, а головокружения от поцелуев и всего остального, - покраснев, пробубнила она.
   -Есть только один способ вылечить тебя, - твёрдо сказала Майя и посмотрела на Ванду. - Обратить.
   Ванда испуганно дёрнулась и прошептала:
   -Я не хочу... Ведь надежда есть... Три процента всё же выживают.
   -Да хоть девяносто три! Меня это не устраивает! - воскликнул я.
   -Дамис, я не смогу так жить, честно, - испуганно ответила она.
   -Сможешь. Мы едем домой, и это больше не обсуждается.
   Поднявшись с кровати, я вышел в коридор, чтобы найти врача и сказать о том, что мы забираем Ванду домой и отказываемся от лечения, и заодно забрать её одежду. "Всё к лучшему" - сказал я себе. "Зато теперь она точно пройдёт обращение и станет одной из нас".
  
  
   Глава 20.
  
   Ванда.
   Я испытывала растерянность и не знала, что предпринять. "Я умираю?! В восемнадцать лет? И что теперь делать?". Но никак не могла сосредоточиться, потому что в больнице мне сделали обезболивающий укол. В голове крутились только эти вопросы, а ответов не было, и происходящее вокруг казалось нереальным.
   Из больницы меня отпустили чуть ли не с боем и заставили подписать кучу бумаг, с добровольными отказами от лечения, и сейчас мы ехали по улицам ночного города, домой. Глядя в окно, на залитые неоновым светом улицы и гуляющих по тротуарам людей, я вдруг подумала: "Через шесть месяцев меня не станет, а какие-нибудь люди точно также будут гулять по ночному Нью-Йорку, только я этого уже никогда не увижу". В глубине подсознания промелькнул страх, но через секунду он испарился, и опять происходящее вокруг показалось нереальным и не стоящим внимания.
   Дамис, сидящий рядом и обнимающий меня за плечи, сильнее прижал к себе и подбадривающее улыбнулся. "А он всё это увидит и через шесть месяцев, и через шесть лет и даже через шесть сотен лет. Интересно, а как всё будет выглядеть здесь через шесть сотен лет?" - вяло подумала я. "Пройди обращение и узнаешь" - тут же пронеслось в голове, и я вздохнула, не зная, что делать.
   -Думаю, вам лучше собрать вещи и снять где-то отдельно стоящий дом за городом, - произнёс Гера. - В квартире обращение лучше не проводить, потому что кто-нибудь из соседей точно вызовет полицию из-за плохой звукоизоляции.
   -Согласен, - ответил он. - Сегодня же этим займусь.
   -Я не давала согласие на обращение, - апатично пробормотала я, но все промолчали, как будто не услышав меня.
   Наверное, в другой ситуации я бы разозлилась, но сейчас даже злости не чувствовалось. "Проклятые лекарства, это из-за них я даже думать нормально не могу. А с другой стороны - голова хоть не болит. Это плюс".
   Приехав домой, я поплелась к кровати и, забравшись под одеяло, закрыла глаза. Перед ними тут же возникли какие-то разноцветные круги, и я стала проваливаться в пустоту, но в следующую секунду раздался мягкий голос Майи:
   -Я хотела бы с тобой и Дамисом обсудить один вопрос.
   -Какой? - спросила я, открыв глаза и желая только одного, чтобы меня оставили в покое.
   -Вы хотите детей сейчас или позже?
   -Дети... Я хочу детей, - мечтательно пробормотала я.
   -Сейчас, - твёрдо сказал Дамис.
   -Не уверена, что права, но кажется, я знаю, почему так быстро смогла забеременеть после обращения, и если вы хотите детей в ближайшем будущем, то стоит проверить мои предположения.
   -И? - Дамис с интересом посмотрел на Майю.
   -Гера обратил меня, как раз в тот момент, когда я готова была забеременеть. Я потом посчитала цикл, и момент обращения попал на овуляцию, и думаю, из-за этого так быстро всё получилось. Поэтому если вы хотите детей в ближайшее время, то стоит учесть и этот фактор при обращении. Время ещё есть и даже если сейчас этот момент упущен, то месяц можно подождать.
   -Хорошо, обязательно учтём это, - Дамис улыбнулся и подмигнул мне.
   -Тогда пусть Ванда отдыхает, а нам надо обсудить ещё кое-какие детали, - поцеловав меня в лоб, она отошла от кровати и я, закрыв глаза, опять начала проваливаться в чёрную пустоту...
   Проснулась я от громкого звука и, открыв глаза, увидела Дамиса.
   -Прости, моя хорошая, чемодан упал, - с раскаянием произнёс он, и присел на кровать.
   -Чемодан? Какой чемодан? - непонимающе спросила я, и всё вспомнила.
   "Боже, я же больна и могу вскоре умереть!" - то, что вчера казалось каким-то нереальным, сегодня воспринималось иначе, и меня охватил страх.
   -Дамис!? - на глаза навернулись слёзы, и я испуганно посмотрела на него.
   -Шшш, не плачь и не нервничай. Помнишь, что доктор вчера сказал? Как можно меньше переживаний, чтобы не болела голова, - он лёг рядом и обнял меня.
   -Мне страшно, - уткнувшись в его плечо, пробормотала я.
   -Бояться абсолютно нечего, мы обратим тебя, и ты выздоровеешь, - ласково сказал он.
   Перспектива стать вампиром всё отчётливее вырисовывалась передо мной, но чем больше я об этом думала, тем страшнее становилось.
   -Я не могу пойти на это, - выдохнула я и ощутила уже панику.
   -Ванда, можешь, - тихо, но уверенно ответил он. - Ты просто боишься этого, но поверь, потом сама будешь удивляться, что испытывала страх.
   -Пить кровь из живого человека... - меня передёрнуло от отвращения.
   -Давай так - парное молоко, сразу после дойки коровы ты ведь тоже пила когда-то, и это не пугало. Почему не хочешь подумать об этом в таком свете? Ещё раз повторюсь, убивать ты никого не будешь, так что совершенно напрасно боишься.
   -Коровы и люди это разное...
   -Но смысл-то один и тот же - это питание. Сейчас ты всё рассматриваешь с позиции человека, и кажется, что употребление крови это ненормально, но поверь, когда станешь одной из нас, поменяешь свою точку зрения.
   -А папа? Ведь он в могиле...
   -Никто в могиле не перевернётся, - перебив меня, сказал он. - И думаю, будь сейчас твой отец жив и узнай о диагнозе, он сам бы бросился уговаривать тебя пройти обращение. Как ты этого не понимаешь? Каждый родитель хочет, чтобы его ребёнок жил как можно дольше и был счастлив. А я в состоянии дать тебе и долгую жизнь, и счастье. И у нас обязательно родятся дети. Представь, что уже через три-четыре месяца будешь держать на руках смешного, улыбающегося тебе, маленького карапуза с тёмными волосиками и зелёными глазами, - от слов Дамиса в голове ясно вырисовывалась картинка, и я почувствовала, что хочу себе такого карапуза больше всего на свете. - Я буду любить тебя и никогда не брошу. Майя ведь говорила, что женимся мы раз и навсегда?
   -Нет, не говорила, - ответила я и с интересом посмотрела на него. - Правда? То есть никаких разводов?
   -Никаких. Вместе до самой смерти, - он улыбнулся и поцеловал меня. - Соглашайся!
   -Я не знаю... Так страшно, - жалобно произнесла я.
   -Ванда, не бросай меня, - прошептал он. - Я уже не представляю жизни без тебя, и если умрёшь, то впереди у меня будет долгих две тысячи семьсот лет тоски по тебе. Я люблю тебя и не хочу отпускать. Подумай о том, что ты мне нужна. Умереть - это самый простой вариант, но что ты оставишь за собой? Меня с разбитым сердцем и свою мать, которая всё же, думаю, будет тосковать по тебе.
   -Дамис, но становиться вампиром?!
   -Да, за всё в жизни надо платить, - напомнил он. - И это касается даже вашей человеческой жизни. Пожертвовав одним, ты получишь намного большее. Соглашайся, моя хорошая! Поставь себя на моё место и представь, что это я могу умереть, а впереди у тебя долгая жизнь, наполненная тоской и болью, потому что рядом нет того, кого ты любишь. Если ты меня на самом деле любишь, то не захочешь, чтобы я так страдал.
   Представив, что Дамиса больше рядом нет, а я продолжу жить, я ощутила такой страх, что в душе что-то перевернулось, а на глаза опять навернулись слёзы.
   -Я согласна, - прошептала я.
   -Девочка моя, клянусь, ты об этом не пожалеешь, - улыбнувшись, прошептал он и поцеловал меня. - Тогда в путь! Я уже собрал чемоданы, и как только будешь готова, можем выезжать.
   -А куда мы едем?
   -Округ Осуиго. Я снял нам дом на берегу озера Онтарио, и думаю тебе понравится.
   -Там всё и произойдёт? - я со страхом посмотрела на него.
   -Да, моя хорошая. Там всё и произойдёт, - с нежностью произнёс он.
   -Подожди, а надо ведь тогда цикл посчитать, - покраснев, сказала я и начала прикидывать в голове даты, потому что ждать лет сто, пока я забеременею, не хотелось.
   -Майя уже всё посчитала, - он улыбнулся. - Сейчас самое время.
   Посчитав сама, я поняла, что он прав и робко улыбнувшись, спросила:
   -А ты точно хочешь ребёнка?
   -Точно! Я очень хочу ребёнка от тебя. А ещё лучше сразу двух! Может у тебя были двойни в семье, и ты родишь таких же непосед, как Рей и Лари?
   -Нет, такого в нашей семье не случалось, - с сожалением ответила я.
   -Ладно, потом разберёмся с этим вопросом. Что тебе заказать на завтрак?
   -Я пока не хочу, - подумав, ответила я. - Может, по дороге где-нибудь перекушу?
   -Хорошо, по дороге так по дороге, - согласился он. - Тогда поднимайся.
   Через полтора часа мы уже выехали из шумного Нью-Йорка и направились на север. Глядя в окно, я думала о своём обращении и, взвесив всё ещё раз, окончательно поняла, что правильно поступила, согласившись на него. Умирать казалось страшнее, чем жить вампиром, да и жить было ради кого. "Вот если бы Дамиса не было в моей жизни, то да, жизнь не имела бы смысла. А он рядом и любит меня, и я уверена, что он всегда поддержит и поможет. И самое главное - я ему нужна. Он хороший и заслуживает только счастья. И вообще, будь я на месте Дамиса, я его даже не спрашивала бы, а просто обратила! Или нет?" - я искоса посмотрела на него. "Точно бы обратила" - решила я, и тут до меня дошло, что я не знаю, как именно происходит этот процесс обращения.
   -Дамис, а как всё будет? - тихо спросила я.
   -Я введу тебе в вену свою кровь, - вздохнув, ответил он. - А потом нанокриты начнут делиться.
   Нахмурившись, он замолчал, и мне стало не по себе.
   -А потом? Что будет, когда деление закончится?
   -Потом будет очень больно, Ванда, - с сожалением ответил он. - И придётся терпеть эту боль. Прости, но здесь сделать ничего нельзя. Нанокриты начнут полностью перестраивать твой организм и это болезненный процесс.
   -Сколько это продлится?
   -Как правило, час - полтора.
   -А потом я стану вампиром?
   -Нет. Ты умрёшь, моя хорошая, - мрачно произнёс он. - Твоё сердце остановится на пятнадцать - двадцать минут, и забьётся уже как сердце вампира, медленно и тихо.
   -Ясно, - прошептала я, ощущая страх.
   -Но ты, главное не бойся, я всё время буду рядом, - грустно улыбнувшись, пообещал он. - А через сутки ты проснёшься.
   -Через сутки?
   -Да, сутки будешь спать и окончательно меняться.
   -А есть я сразу захочу, как проснусь? - спросила я, уже чувствуя головокружение от страха.
   -Да, но за это не волнуйся. К моменту твоего пробуждения Гера с Майей приедут в дом и привезут человека, который станет одним из твоих доноров.
   -Понятно, - прошептала я.
   Перед глазами уже вырисовывались ужасные картины обращения, и я почувствовала, как по спине побежала струйка холодного пота. "Я промучаюсь от боли полтора часа, а потом умру" - от этой мысли стало плохо и в висках с шумом начало отдаваться сердцебиение, а за ним пришла и головная боль. "Так, хватит себя накручивать! Боль - это плата за долгую жизнь с Дамисом, за счастье и за детей, и надо думать об этом в таком ракурсе, а не о том, что испытаю час-полтора боли. Зато ведь потом будет хорошо не час - полтора, а много столетий. Нет смысла сейчас трястись. Это мой последний человеческий день и не хочу его помнить, как день пропитанный страхом и головной болью".
   Взяв себя в руки, я улыбнулась и посмотрела на Дамиса.
   -А знаешь, что я хочу попробовать, прежде чем перейду на другую диету?
   -Что? - он с интересом посмотрел на меня.
   -Омаров! Никогда их не ела, и мне интересно какие они на вкус.
   -Будут тебе, моя хорошая и омары и всё что пожелаешь, - весело ответил он и подмигнул.
   Дамис сдержал своё обещание. По дороге к месту назначения мы не раз останавливались возле ресторанов, и я перепробовала столько всяких незнакомых блюд, что приехав к дому, еле выползла из машины. Но была довольна тем, как мы провели этот день. К мыслям об обращении я старалась не возвращаться, и это почти получалось, потому что Дамис всё время чем-то отвлекал и смешил всякими байками, а я в ответ рассказывала смешные случаи из своей жизни.
   "Хороший выдался день" - удовлетворенно подумала я, заходя в дом. "Даже если бы он оказался последним днём моей жизни, я бы сказала, что прожила его хорошо и весело!".
   Дамис занёс чемоданы в холл и, взяв меня за руку, хитро сказал:
   -Пошли, кое-что покажу! - мы поднялись на второй этаж дома, и он открыл одну из дверей. - Когда увидел на фотографии, какой вид открывается из окон спальни, то сразу решил, что тебе понравится.
   Подведя меня к окну, он с видом фокусника раздвинул шторы и я онемела. Перед глазами расстилался потрясающий пейзаж - сквозь уже пожелтевшую листву деревьев, виднелась необъятная гладь озера в лучах заходящего ярко-оранжевого солнца и я не могла оторвать взгляда от его бликов на воде.
   -Специально старался привезти тебя к вечеру, чтобы ты это увидела, - встав за спиной, и обняв меня за плечи, прошептал Дамис.
   -Спасибо большое, - повернувшись, я поцеловала его в губы и улыбнулась.
   -Не за что, - он улыбнулся в ответ и приложил ладонь к моей щеке. - Я исполнил все твои желания или нет?
   -Все!
   -А можно кое-что тогда попросить взамен?
   -Конечно можно!
   -Хочу последний раз заняться с тобой любовью, как с человеком и попить кровь. Ты не против? - он выжидающе посмотрел на меня.
   -Конечно, нет! И даже за, двумя руками!
   -Спасибо. Тогда предлагаю оторваться по полной программе, - он хитро улыбнулся и подхватил меня на руки. - Начнём традиционно? С ванны?
   -Традиционно! - весело согласилась я и обняла его за шею.
   Наверное, это была моя лучшая ночь, потому что Дамис был нежен и ненасытен, как никогда. Он так целовал и ласкал меня, что я вскрикивала от наслаждения, раз за разом испытывая оргазм. И слыша его рычание, когда он жадно глотал мою кровь, уже не сдерживала себя, потому что знала - после всё будет по-другому.
   Положив голову на плечо, и стараясь отдышаться, я прислушивалась к его сердцу и, слыша нечастые удары, думала о том, что скоро и моё сердце будет также медленно биться.
   -Люблю тебя, - сказал он, гладя меня по спине.
   -И я тебя люблю, - посмотрев ему в глаза, ответила я.
   -Тогда может, начнём обращение? - тихо спросил он.
   -Начнём, - прошептала я, и сердце пропустило удар, а потом бешено забилось в груди.
   Поднявшись с кровати, он открыл чемодан и достал оттуда одноразовый шприц, а затем вернулся назад. Сев на край, он провёл пальцами по моей щеке и ободряюще улыбнулся.
   -Я буду рядом. Ничего не бойся.
   От страха я не могла ничего сказать и только кивнула головой, глядя как он достаёт шприц из упаковки и вводит иглу себе в вену. Набрав кровь, он обхватил пальцами мою руку и попросил:
   -Поработай кулачком.
   Я начала сжимать - разжимать кулак не в силах оторвать взгляд от шприца. "О Боже, а правильно ли я поступаю? Ведь назад дороги не будет и это раз и навсегда, до самой смерти!" - испуганно подумала я и дёрнула рукой.
   -Ванда, девочка моя, не бойся. Я люблю тебя, - с болью прошептал Дамис. - Посмотри мне в глаза.
   Я отвела взгляд от шприца и посмотрела в карие глаза, которые с нежностью смотрели на меня. "Прочь страхи! Я всё делаю правильно!".
   -Коли, - прошептала я и отвернула голову в сторону окна, за которым уже начало светать.
   "Вот и рассвет. Мой последний человеческий рассвет. Завтра в это время я уже проснусь вампиром". Почувствовав укол, я замерла, боясь даже вздохнуть и напряглась, прислушиваясь к своим ощущениям.
   -Иди ко мне, - ласково сказал Дамис, откладывая в сторону пустой шприц и усаживая к себе на колени.
   Обняв его за шею, и уткнувшись в плечо, я повторяла про себя: "Часочек боли, а потом всё будет хорошо. Ведь это не страшно и не долго". И первые пятнадцать минут действительно было не страшно, потому что я ничего не ощущала, но затем начали гореть щёки и уши, а чуть позже и всё тело. Я чувствовала, как поднимается температура и меня бросило в жар. Прижимаясь к прохладной коже Дамиса, я получала секундное облегчение, но жар становился сильнее, и уже казалось, что меня начинают варить изнутри.
   -Всё будет хорошо, только надо чуть-чуть потерпеть, - шептал Дамис, гладя на меня по лицу. - Всё у нас будет хорошо.
   -Угу, - промычала я, стараясь смотреть в его глаза и не думать о боли, которая постепенно начала охватывать тело.
   Но не думать о ней уже не получалось, потому что к жару добавилось пульсирующая боль в животе, а потом я почувствовала резкий спазм и не выдержав застонала.
   -Я рядом, я здесь, - ласково сказал Дамис и сильнее прижал меня к себе.
   Пульсирующая боль начала разрастаться. Ощутив укол в области сердца, я непроизвольно выгнулась, и тяжело задышала, а вокруг горла, казалось, образовалось кольцо, которое не даёт вздохнуть полной грудью. Но самое страшное началось, когда в виски одновременно, как будто начали вбивать гвозди и, не выдержав, я закричала, пытаясь вырваться из рук Дамиса. "Я попала в ад. Лучше бы умерла" - последнее, что я подумала, когда боль из пульсирующей превратилась в ноющую, и с каждой секундой начала расти...
  
  
   Глава 21.
  
   Дамис.
   Человеческие обращения я видел два раза и слыша крики людей, смотрел на это не испытывая ни жалости, ни сочувствия, но сейчас сходил с ума от переживаний за Ванду. Гера предупреждал, что будет тяжело наблюдать за обращением любимого человека, и я готовил себя, но не предполагал, что это настолько тяжело.
   Ванда мучилась уже сорок минут, и казалось, что я испытываю не меньшую боль. Выгнувшись в очередной раз, она закричала и вцепилась мне в руки, пытаясь высвободиться.
   -Девочка моя, понимаю что больно. Я рядом, потерпи моя хорошая, - с отчаянием сказал я, и сильнее прижал к себе.
   "Хоть бы она потеряла сознание, чтобы всего этого не чувствовать! Ведь она смертельно больна, да и я постарался вымотать её физически, почти всю ночь занимаясь любовью и не сдерживая себя пил кровь, чтобы она ослабла. Почему она не теряет сознание? Ну, потеряй сознание, пожалуйста!" - я начал про себя повторять последнюю фразу и вглядываться в её лицо.
   Она тяжело захрипела, а в следующий момент забилась в конвульсиях, а затем раздался леденящий душ вой, от которого пошёл мороз по коже.
   -Ванда?! Всё скоро закончится. И всё у нас будет хорошо, обещаю! - затараторил я, вглядываясь в её лицо и уже испытывая панику. - Я люблю тебя, и ты мне нужна! Пожалуйста, потерпи!
   Но она уже не слышала меня. Обхватив голову руками, она выла нечеловеческим голосом, тело трясло, как в лихорадке, а вены на руках вздулись. Неожиданно она замолчала и как-то сжалась, а потом завизжала на такой высокой ноте, что у меня заложило уши, и от внезапности я ослабил хватку. В этот момент она резко выгнулась дугой и с такой силой сжала себе голову, что показалось - я услышал хруст костей.
   "Такого не пожелаешь и самому ненавистному врагу! Надо что-то делать, иначе она себя покалечит!". Поднявшись, я уложил её на кровать, и сам лёг сверху, с трудом оторвав руки от головы и заведя их вверх, чтобы она себе ничего не сделала. Но в Ванде проснулась какая-то нечеловеческая сила и, пытаясь сбросить с себя, она, не переставая, кричала мне в лицо и билась, пытаясь сбросить.
   -Девочка моя, прости меня, - прошептал я и почувствовал, как впервые в жизни по лицу покатилась слеза, потому что наблюдать за её муками было нестерпимо больно.
   Эта агония продолжалась ещё тридцать минут, и я уже не понимал, как может человек вынести столько боли и с такой силой сопротивляться, непрерывно крича. "Когда же это кончится?" - бросив взгляд на часы, подумал я, потому что с начала обращения прошёл уже час и десять минут, а Ванда, казалось, наоборот прибавляет сил для сопротивления, а не теряет их.
   Температура её тела уже поднялась настолько, что я чувствовал, как и моя кожа начала гореть от обжигающего жара. "А что она тогда испытывает, если даже я чувствую дискомфорт от этого?" - я с сожалением посмотрел на неё. У Ванды от напряжения уже вздулись вены на лице, и она, мотая головой в разные стороны, продолжала кричать, но через десять минут силы наконец-то начали иссякать. А ещё через пять минут она стала затихать и, поднявшись, я с облегчением вздохнул, понимая, что её мучения почти закончились. Чувствуя, как ветерок с окна приятно охлаждаем мою кожу, я вглядывался в её лицо и понимал, что впереди не менее страшное, но теперь только для меня - её человеческая смерть.
   Ванда, уже не двигаясь, лежала на кровати и тяжело дышала, глядя невидящими глазами в потолок, и с каждой секундой вздохи становились тише.
   -Скоро, моя хорошая, уже скоро всё закончится, - с нежностью прошептал я, садясь на кровать и беря её на руки.
   Она что-то нечленораздельно пробормотала и я, прижав голову к своему плечу, поцеловал её в лоб, прислушиваясь к дыханию.
   -Самое страшное позади. Осталось недолго, - сказал я, уже непонятно кого больше успокаиваю - её или себя.
   Перерывы между вздохами становились всё длиннее и длиннее, и я всматривался в черты лица, чувствуя, как жизнь уходит из её тела. Внезапно Ванда встрепенулась, и взгляд обрёл осмысленность.
   -Дамис, только не бросай меня, - еле слышно прошептала она.
   Но ответить я не успел, потому что она обмякла в моих руках и затихла. "Умерла" - с отчаянием подумал я, не слышала её сердцебиения.
   Покачиваясь, я прижимал к своей груди безжизненное тело и не сводил взгляда с часов, отсчитывая каждую секунду. Казалось, что время не просто тянется, а вообще стоит на месте и хотелось кричать: "Быстрее! Ну, пожалуйста, иди быстрее! Иначе я сойду с ума!". Но огромным усилием воли я заставлял себя не паниковать и когда, наконец, прошло пятнадцать минут, замер, прислушиваясь к малейшему звуку. Ещё две долгих минуты ничего не происходило, и я уже начал испытывать самый настоящий ужас, но в этот момент сердце Ванды сделало первый удар, и я чуть не закричал от радости.
   -Вот и всё... Всё! Ты одна из нас! - проведя пальцами по щеке и вглядываясь в её лицо, с облечением выдохнул я.
   В теле разлилась такая слабость, что я с трудом поднялся с кровати, чтобы уложить Ванду. "Наверное, и мне стоит поспать" - подумал я, ощущая, как наваливается усталость, и лёг рядом, обняв её.
   Разбудил меня звонок телефона. Нехотя потянувшись к нему, я бросил взгляд на часы, и с удивлением отметил, что уже шесть часов вечера. "Ого! Вот это я поспал!". Взяв трубку и увидев, что звонит Гера, я ответил на вызов:
   -Дамис? У вас всё нормально там? Обращение закончено?
   -Да, закончено, - ответил я, лениво переворачиваясь на спину.
   -Всё прошло нормально?
   -Это было ужасно, - по телу прошла дрожь, когда я всё вспомнил. - Но сейчас всё хорошо. Ванда спит.
   -Когда она придёт в себя?
   -К рассвету, - ответил я.
   -Тогда мы часа через два выезжаем к вам.
   -Хорошо. Жду!
   Положив трубку, я наклонился и стал всматриваться в её лицо. Она уже неуловимо изменилась, и я улыбнулся, разглядывая её.
   -Похоже, я близко познакомлюсь с понятием ревность, когда представлю тебя клану, - со смешком пробормотал я. - Так мне и надо! Права была мама, говоря, что однажды я встречу ту, из-за которой буду сходить с ума, как сходили с ума по мне.
   Черты лица уже начали обретать идеальные формы, и я не мог налюбоваться Вандой. Поцеловав в губы, я прижал её к себе и закрыл глаза, пытаясь представить какой она станет, когда процесс обращения закончится, и как мы будем жить после него.
   "Обязательно повожу её по всему миру" - пообещал я себе. "Возьму у Геры яхту и отправлюсь с ней в кругосветное путешествие, как он когда-то после рождения Рея и Лари. Нет... Лучше купить свою яхту, ведь Ванде явно нравится море, и мы обязательно обойдём все порты мира, чтобы она увидела все страны своими глазами. А ещё обязательно надо купить просторный дом, чтобы наш ребёнок рос на свежем воздухе... Стоп, сначала надо представить её родителям. Обращение она уже прошла и кто мы такие знает, поэтому нет больше смысла скрывать её от всех. Значит, сейчас необходимо заняться этим вопросом. Вот только как это лучше сделать?" - я задумался, пытаясь найти оптимальное решение.
   Само знакомство Ванды с родителями меня не пугало. "Я уже видел самое страшное из возможного, и теперь даже реакция Аскольда меня мало волнует" - подумал я, снова вспомнив обращение.
   В четыре утра к дому подъехала машина и, поднявшись с кровати, я укрыл одеялом Ванду, а потом натянул спортивный костюм и спустился вниз.
   -Как Ванда? - сразу спросила Майя, когда я вышел на улицу. - Как всё прошло?
   -Лучше не спрашивай. Я думал, что всё в жизни видел, но пока шёл процесс обращения, понял, что был неправ, - ответил я.
   -Я тебя понимаю, племяш, - серьёзно произнёс Гера, выйдя из машины. - После обращения Майи прошло больше двух лет, а я до сих пор с содроганием вспоминаю, что тогда чувствовал.
   -Боюсь и я никогда этого не забуду, - пробормотал я и заглянул за заднее сиденье машины, чтобы посмотреть на донора, которого Майя обещала найти для Ванды.
   -Это Стивен Гиббс, - сказала она, подходя ко мне. - Двадцать лет, вторая группа крови, резус положительный. Впрочем, и он сам парень положительный. Счастье, что он с друзьями решил пожаловать в клуб для любителей вампиров.
   -В каком смысле счастье? - спросил я, разглядывая спящего парня. - Он не наш фанат, ищущий встречи?
   -Нет, - она улыбнулась. - Фанаты небезопасны, потому что обязательно примутся болтать о том, что знакомы с настоящим вампиром, и поэтому я старательно выбирала первого донора. А у этого парня железный стимул держать язык за зубами. Он не искал встречи с нами и просто зашёл за компанию с друзьями в клуб. Он вообще долго не мог поверить, что мы вампиры, пока Гера не показал ему пару фокусов.
   -И что у него за стимул молчать?
   -Парень амбициозен, и хочет многого добиться в жизни, но чтобы воплотить свои планы в жизнь, ему требуется получить образование, а денег нет. Мы с ним договорились, что он раз в десять дней будет отдавать свою кровь, а ты взамен профинансируешь его обучение в университете, и оплатишь питание. Поверь, он будет молчать, да и для Ванды это идеальный вариант. Он не курит, не пьёт и не балуется всякой дрянью, которая портит вкус крови.
   -Хм, согласен, - ответил я.
   -Тогда я его бужу, чтобы вы познакомились?
   Я кивнул и Майя, открыв двери, принялась будить парня. В первые секунды он непонимающе осмотрелся вокруг, а потом, встряхнув головой, и с интересом посмотрел на меня, выйдя из машины.
   -Стив, это Дамис, - произнесла Майя. - Именно его невесте ты будешь давать кровь.
   -Привет, - настороженно сказал парень.
   -Привет, - ответил я, внимательно разглядывая его и принюхиваясь.
   "Лучше бы Майя нашла девушку донора, потому что созерцание того, как Ванда присасывается к шее этого парня, мне вряд ли доставит удовольствие" - подумал я и чуть не рассмеялся, когда понял, что уже чувствую ревность. "В конце концов - он человек, и не соперник мне. Да и любит она меня, поэтому глупо придумывать всякую ерунду. В крайнем случаи попрошу, чтобы она пила кровь из руки, и всё".
   -Пошли в дом. Думаю, Ванда скоро начнёт приходить в себя.
   Майя с Герой кивнули и направились в дом, а мы со Стивом пошли следом за ним. В холле я указал ему на диван в гостиной и сказал:
   -Сиди пока тут, а когда потребуется, я тебя позову.
   Он кивнул, и прошёл к дивану, а я начал подниматься на второй этаж. Майя с Герой уже находились в спальне и с интересом рассматривали Ванду.
   -Красавицей будет, - весело пропела Майя и подмигнула мне.
   -Да уж, - согласился я, с любовью глядя на Ванду. - Боюсь теперь я не раз пущу кулаки в ход, чтобы отогнать от неё особо рьяных вампирёнышей.
   -Поэтому я сразу рекомендую жениться на ней, - с улыбкой сказал Гера и сел в кресло. - Я вон Майю сразу окольцевал, пока она не успела опомниться, и сейчас злорадно слушаю вздохи типчиков, которые на неё засматриваются, но боятся подойти, зная, что я и убить имею право, без всяких разбирательств.
   -Ага, так вот почему ты на мне быстро женился? Собственник! - Майя шутливо пригрозила ему кулаком.
   -Да, собственник, - с наглой ухмылкой ответил он и послал ей воздушный поцелуй, а потом повернулся ко мне и став серьёзным, произнёс: - Кстати, когда планируешь представить Ванду родителям и клану?
   -Я как раз думал об этом. Наверное, дам ей пару дней, чтобы свыкнулась с обращением, а потом вернёмся в Нью-Йорк и начну готовить родителей, давая понять намёками, что у меня есть девушка, а потом и познакомлю их. Думаю, что через неделю - другую они уже познакомятся с ней, а дальше будет видно.
   Гера нахмурился и, посмотрев на Ванду, тихо сказал:
   -Аскольд приезжает через два дня, чтобы познакомиться с Каядэ.
   -Аскольд? Хм, а это интересно...
   "Может тогда сразу убить двух зайцев? Познакомить Ванду и с ним?" - я задумался над этой идеей. "Он увидит Каядэ, растает на радостях, и я представлю ему Ванду. Ясно, что его гнева не избежать, и плевать на его высказывания, но Ванда-то испугается этого. А тут хоть какая-то радость у него будет, и он не станет сильно бушевать... Да, так и сделаю, вот только надо предварительно поговорить с родителями, чтобы на мою девочку не набрасывались сразу с двух сторон. Но только как же их предупредить? По телефону такие вещи не решаются, необходимо лично с ними поговорить, и чем быстрее, тем лучше". Вывод напрашивался очевидный - надо в ближайшие сутки попасть домой, чтобы к моменту приезда Аскольда родители уже были в курсе всего, и если не на нашей стороне, то хотя бы и не возмущались громко по поводу моего выбора.
   Однако вернуться в Нью-Йорк я сейчас никак не мог, потому что Ванде надо время, чтобы привыкнуть к новой сущности. "Да ещё и неизвестно, как все пройдёт с питанием, а ведь это важно" - я вздохнул, глядя на неё.
   -Что планируешь делать? - спросил Гера.
   -Хотелось бы представить Ванду сразу и Аскольду, но перед этим поговорить с родителями, а времени практически нет, - ответил я.
   -Предлагаю вот как поступить - сейчас ждём её пробуждения. Потом кормим первый раз, а затем ты выезжаешь домой и говоришь с родителями, а мы пока побудем с Вандой. Думаю, до приезда Аскольда, ты уже найдёшь общий язык с Кэрри и Алом, а мы через сутки, к его приезду, вернёмся в Нью-Йорк, - предложил Гера.
   -Не хочется Ванду бросать, особенно сейчас, - пробормотал я. - А в город её не заберёшь, пока она не научится управлять новым телом.
   -Понимаю, но сейчас и самый удобный случай уладить все вопросы.
   -Она тебя поймёт, - сказала Майя. - Тем более, сейчас у неё настанут очень интересные сутки, пока она свыкается, так что лучше тебе как можно быстрее уладить все вопросы дома и...
   Договорить Майя не успела, потому что Ванда зашевелилась, и мы все внимательно посмотрели на неё. Подойдя к кровати, я присел на край и замер в ожидании. Её веки затрепетали, а в следующее мгновение она открыла глаза.
   -Привет, моя хорошая, - ласково произнёс я.
   -Привет, - улыбнувшись, мягко ответила она.
   -Как ты себя чувствуешь?
   -Странно, - подумав, ответила она. - Кажется столько силы в теле, и всё такое чёткое и яркое.
   Она оглянулась вокруг и, увидев Геру с Майей, радостно улыбнулась им.
   -А ещё все звуки воспринимаются по-другому, - весело добавила Майя, тоже подойдя к кровати.
   -Точно, - воскликнула Ванда. - Даже твой голос звучит как-то по-другому.
   -Им тебя не понять, потому что они не жили в человеческом теле, - она подмигнула ей и присела на кровать. - А ещё дотронься до кожи Дамиса и поймёшь, что это тоже другие ощущения.
   Ванда осторожно протянула ко мне руку и провела кончиками пальцев по щеке.
   -Так необычно, и так приятно! - рассмеявшись, произнесла она, и посмотрела на свою руку.
   -Это потому что все твои чувства обострились. Теперь ты всё будешь воспринимать иначе, правда понадобится время, чтобы ты к этому привыкла, но я уверена, что всё получится, - Майя ободряюще посмотрела на неё.
   Глядя на Ванду я не мог оторвать от неё восхищённого взгляда и одновременно с этим вспоминал обращение.
   -Прости, что тебе пришлось перенести такое, - с раскаянием прошептал я.
   -Главное, что это закончилось, - тихо ответила она, но её кожа покрылась мурашками, и я понял, что не только я никогда не забуду самого момента обращения.
   Но Ванда, похоже, не хотела это вспоминать и с улыбкой смотрела на меня, а глаза светились такой любовью, что захотелось немедленно поцеловать её. Наклонившись, я нежно поцеловал её и она рассмеялась.
   -Так щекотно!
   -Какая же ты красивая, - приложив ладонь к её щеке, сказал я и опять поцеловал её.
   -Красивая? Честно? - она с надеждой посмотрела на меня.
   -Да. Ты и раньше была красивой, а сейчас идеальна. Хочешь посмотреть на себя? - я подмигнул ей и она кивнула.
   -Знаете, мы тогда пока спустимся на первый этаж, - Майя бросила на Геру взгляд и они вышли из комнаты.
   Как только дверь за ними закрылась, я откинул одеяло и, прижав Ванду к себе, прошептал ей на ухо:
   -Совершенство! И только моё! Люблю тебя.
   -И я тебя, - она улыбнулась и уже сама поцеловала меня.
   Теперь, когда её губы были не такими горячими, поцелуй был другой. Но всё равно не менее приятный и я закрыл глаза, наслаждаясь им.
   -Так всё необычно, - она посмотрела мне в глаза и я начал тонуть в их зелени.
   "Наверное, надо сказать ей про способности" - подумал я и отвёл взгляд в сторону, чтобы не выпасть из реальности и не забыть про всё.
   -Кстати, ты ведь у меня не просто вампир, а необычный вампир, со способностями!
   -В каком смысле? - она с любопытством посмотрела на меня.
   -В прямом! Я давно это уже заметил и даже провёл один эксперимент. Помнишь, я просил тебя посмотреть Майе в глаза и попросить книгу?
   -Помню, и что? - непонимающе спросила она.
   -А то, что Майя никому её не даёт читать. А ты посмотрела ей в глаза, попросила книгу и она моментально согласилась. Ты, моя хорошая, можешь глядя в глаза приказывать остальным сделать то, что тебе хочется!
   -Ооо! Ты шутишь? - она ошеломлённо посмотрела на меня. - Разве такое может быть?
   -Может! - я улыбнулся. - Хочешь, проверим? Попроси Геру сделать что-нибудь необычное.
   -А что? - она пытливо посмотрела на меня.
   Я задумался, прикидывая, что Гера точно никогда не станет делать и рассмеялся, придумав.
   -Прикажи ему насобирать для Майи цветов! Он у нас прагматик и считает такие проявления нежности глупостью, предпочитая дарить Майе машины, драгоценности или что-то более материальное.
   -Хорошо, - тут же согласилась она. - Но что-то не верится, что у меня есть какие-нибудь способности.
   -Поверь, они у тебя есть! И ты в этом убедишься, но сначала я хочу, чтобы ты посмотрела на себя. Готова подняться с кровати? - она кивнула, и когда я встал, и протянул ей руку, доверчиво вложила в неё свою ладонь. - Только делай пока всё очень медленно.
   Она осторожно спустила ноги с кровати и медленно поднявшись, покачнулась, а потом сделала первый шаг.
   -Зеркало в ванной комнате. Если хочешь, мы можем пойти туда медленно, а хочешь, можем пойти быстро, но тогда сначала внимательно осмотрись вокруг, чтобы учесть все препятствия, - посоветовал я, крепка держа её за руку.
   -Хочу быстро! - она бросила на меня весёлый взгляд, а потом оглянулась вокруг.
   -Готова?
   Она сжала мою ладонь, и кивнула головой, ещё раз обведя взглядом комнату. Я сделал первый шаг, и Ванда тут же повторила действие за мной, но уже через два шага вырвалась вперёд и залилась радостным смехом.
   -Так необычно! Как будто я лечу, не касаясь ногами пола! Прелесть!
   -Это ты прелесть! - прижав её к себе, пробормотал я.
   В ванной комнате я подвёл её к зеркалу, и она замерла, рассматривая себя.
   -Ооо! - прошептала она и подошла к нему ближе.
   -Не "ооо", а красавица, - с улыбкой ответил я и, положив ей руки на талию, поцеловал в шею.
   -Так непривычно. Я совсем другая.
   -Нет, ты такая же. Просто теперь все черты лица обрели гармонию и за счёт этого ты изменилась.
   Ещё с минуту она пристально рассматривала себя, а потом произнесла:
   -В общем-то, мне нравится.
   -И мне нравится, вот только боюсь, это понравится и многим другим мужчинам, - вздохнув, ответил я.
   Ванда резко развернулась, и серьёзно посмотрев в глаза, сказала:
   -На других плевать, главное чтобы нравилось тебе, и ты меня не бросил.
   -Не брошу, - заверил я.
   -Спасибо, - она улыбнулась, поцеловав меня. - Ну что, а теперь проверим твоё предположение насчёт моих способностей?
   -Давай.
   Вернувшись в комнату, она принялась одеваться, и я вспомнил о доноре. "Лучше с ней сейчас поговорить, чтобы она не испугалась, поняв для чего здесь парень".
   -Ванда, прежде чем спустимся вниз, хочу обсудить с тобой ещё один вопрос. Вернее предупредить, что внизу не только Майя с Герой. Там ещё и твой донор.
   Услышав эти слова, она замерла и с испугом посмотрела на меня.
   -Донор?
   -Да, моя хорошая, донор, - подойдя к ней, я взял её за руку и подвёл к креслу, понимая, что впереди тяжёлый для неё разговор. - Это парень, двадцати лет и он добровольно будет тебе отдавать свою кровь, а взамен этого я оплачу его расходы и обучение. Так что, как и обещал, потребности в убийствах нет. А донор получит то, что очень хочет и не мог получить до этого.
   -Это хорошо, - она с облегчением вздохнула.
   -И тебе обязательно необходимо сегодня поесть. Не испугаешься?
   -Не знаю, - прошептала она.
   "Ладно, пока этот вопрос поднимать не будем. Она услышит запах крови и все сомнения отпадут".
   -Пошли вниз, там со всем разберёмся, хорошо?
   -Хорошо, - она кивнула. - А как нам с Герой всё проделать?
   -Посмотри ему в глаза и просто скажи, что хочешь, чтобы он насобирал Майе цветов.
   Представив Геру собирающего цветы, я не выдержал и рассмеялся. "Очень надеюсь, что я прав, иначе смеяться уже будет он, когда услышит просьбу Ванды".
   Спустившись по лестнице на первый этаж, мы вошли в гостиную, и Ванда замерла, увидев донора, а парень поднялся с дивана и с интересом принялся рассматривать её.
   -Ванда, это Стивен, - произнёс я.
   -Приятно познакомиться, - пробормотала она и бросила на меня испуганный взгляд.
   -И мне приятно с вами познакомиться, - парень произнёс это таким тоном, и расплылся в такой улыбке, что я моментально прищурился. - И думаю, отдавать вам кровь, будет не менее приятно.
   "Ага, как же! Приятно будет Ванде, а не тебе!" - мне не понравилось, как он пожирает её глазами. Если до этого я планировал набрать у него кровь из вены, а потом налить её в бокал, то сейчас решил не церемониться и уговорить Ванду сразу пить кровь из надреза, чтобы парень испытывал приятные ощущения по минимуму. "В конце концов, он за это будет получать хорошие деньги, а кровь из вены вкуснее, чем из бокала, так что пусть отрабатывает".
   -Очень надеюсь, - робко ответила она.
   -Предлагаю прямо сейчас проверить это предположение, - решив не упускать удобного случая, произнёс я и, взяв Ванду за руку, подвёл к дивану. - Чем раньше ты поешь, тем лучше.
   Она вся сжалась и, отведя взгляд в сторону, судорожно вздохнула, а я усадил парня рядом и холодно сказал:
   -Закатай рукав.
   Пока он это делал, я метнулся на кухню и, найдя там нож, вернулся в комнату. Майя уже сидела рядом с Вандой и что-то тихо говорила ей на ухо, и она посматривала в сторону парня, кивая головой. "Очень надеюсь, что благодаря Майе всё пройдёт быстрее" - подумал я. Но Майя вместо того, чтобы поддержать Ванду встала и, кивнув Гере в сторону входных дверей, вышла из гостиной, оставив нас втроём.
   Парень же, увидев нож, громко сглотнул и сказал:
   -Я бы предпочёл делать надрезы на предплечье, потому что шрамы на руках меня не устраивают.
   -Говорят, шрамы украшают мужчин, - бросил я и взял его за руку.
   -Шрамы на запястьях никого не украшают, потому что наводят на мысли о суицидальных наклонностях человека, - ответил он и попытался отдёрнуть руку.
   -Дамис, действительно, может лучше делать надрезы там, где Стив просит, чтобы они не так бросались в глаза? - Ванда умоляюще посмотрела на меня.
   -Ладно, - нехотя согласился я, и скомандовал парню: - Снимай верхнюю одежду и поворачивайся спиной.
   Он тут же принялся стягивать свитер, а потом и майку, после чего сел боком на край дивана и сказал:
   -Я готов.
   Я внимательно посмотрел на Ванду и, увидев в её глазах страх, присел перед ней на корточки.
   -Девочка моя, ты главное не бойся, и не думай, что это кровь. Просто закрой глаза и сделай первый глоток, хорошо? - ласково сказал я. - Вспомни про парное молоко, если тебе так удобнее.
   -Угу, - она кивнула и громко выдохнула воздух.
   "Всё, хватит тянуть, а то она с каждой минутой теряет уверенность". Встав, я не мешкая сделал разрез на плече парня, и тут же выступила кровь, а по комнате разнёсся её аромат. "Да уж, это не кровь Ванды" - принюхиваясь, подумал я. Но увидев, как мгновенно расширились её зрачки, улыбнулся. "Всё, она уже почувствовала запах и точно не устоит перед соблазном. А если её и подтолкнуть слегка, то всё пройдёт идеально!".
   Снова присев перед ней, я тихо прошептал:
   -Закрой глаза, моя хорошая, и попробуй хотя бы капельку. Если не понравится, то найдём другого донора. Наклонись и сделай хотя бы один глоток.
   Она послушно закрыла глаза и начала медленно наклоняться, втягивая носом воздух, а потом нерешительно припала губами к ране. Я замер, боясь даже пошевелиться и спугнуть её, и только когда она сделала первый глоток, расслабился. А когда она раскрыла глаза, и удивлённо посмотрев на меня, сделала второй жадный глоток, я не выдержал и тихонько рассмеялся.
   -Нравится?
   -Ммм... - раздалось в ответ, и она кивнула головой, не отрываясь от раны.
   -Вот и хорошо, - удовлетворённо сказал я и, отойдя сел в кресло, с любовью глядя на неё.
   "Всё прошло даже лучше, чем я ожидал! Ей определённо нравится кровь" - наблюдая, как Ванда делает жадные глотки, я не мог оторвать от неё взгляда. "Думаю, проблем уже не возникнет, а однажды я обязательно научу её и охотиться, чтобы она попробовала кровь насыщенную адреналином. В конце концов, с её способностями, она может действовать как Майя, выбирая только отбросы общества. Ведь стоит ей попросить рассказать кого-либо обо всех грехах, и человек сам признается в своих преступлениях. А с первой жертвой вообще проблем не будет" - вспомнив про Андрея, я усмехнулся. "Ох и погоняем мы этого ублюдка однажды!".
   -Всё, больше не могу, - оторвавшись от раны, Ванда посмотрела на меня и, облизав губы, робко улыбнулась.
   -Умница моя! - оказавшись рядом, я поднял её с дивана и, прижав к себе, поцеловал в губы. - Солёненькая! Было ведь совсем не страшно и вкусно, правда?
   -Правда, - она стеснительно улыбнулась. - Только о парном молоке лучше не думать, потому что теперь мысли о нём вызывают отвращение.
   -Это потому, что у тебя полностью поменялись вкусы.
   -Вы не могли бы заклеить мне рану на плече? - подал голос парень и протянул нам лейкопластырь.
   Я недовольно посмотрел на него, отпуская Ванду из объятий, а она согласно кивнула и, раскрыв упаковку, заклеила рану, участливо спросив:
   -Вам очень больно было?
   -Совсем не больно, - он улыбнулся ей. - Я конечно не много вампиров знаю, и вы первая кто пил мою кровь, но это очень приятно, и я даже жалею, что мы будем встречаться раз в десять дней.
   Мне определённо не нравилось, как парень смотрел на Ванду и я сказал:
   -Вы будете встречаться раз в двадцать дней, потому что будет ещё один донор.
   -Я молодой и сильный парень, поэтому вполне способен заменить второго донора, я даже головокружения не чувствую сейчас.
   -Что ты чувствуешь, меня не интересует, и я волнуюсь только за свою невесту, - грубо сказал я. - Если она будет пить только твою кровь, то ты быстро ослабнешь, и она не смджет получать полноценного питания, поэтому донора будет два.
   "Или я вообще тебя заменю, чтобы ты не пускал слюни на неё" - мне так и хотелось сказать это вслух, но я сдержался, смерив его презрительным взглядом.
   -Дамис, ну зачем так грубо? - с упрёком произнесла Ванда, а потом повернулась к Стиву. - Он заботится о вашем здоровье. Насколько я знаю, кровь нельзя так часто сдавать, поэтому лучше нам действительно встречаться раз в двадцать дней.
   -Жаль, - парень усиленно делал вид, что меня нет, и с улыбкой смотрел на Ванду.
   -И думаю, вам следует отдохнуть всё же, - она взяла его за руку. - Давайте я провожу вас в спальню, чтобы вы полежали.
   -Спасибо. А может, перейдём на "ты"? - парень послушно пошёл за ней на второй этаж.
   -А можете тебе придать ускорение, чтобы быстрее двигался? - спросил я, идя следом за ними, и уже решив, что этот парень нам в доноры точно не подходит.
   -Дамис, да что с тобой такое? Он же человек и не может двигаться быстрее, - Ванда оглянулась и укоризненно на меня посмотрела.
   -Зато наглости у него хватит на двух вампиров, - пробормотал я себе под нос.
   -Между прочим, я всё чудесно слышала!
   -Кто бы сомневался, - со смешком ответил я.
   "Чёрт возьми, да я на самом деле уже ревную её, и к кому? К человеку?! А что дальше?".
   На втором этаже Ванда открыла дверь второй спальни и, указав парню на кровать, пожелал приятного отдыха, а закрыв дверь, пристально посмотрела мне в глаза.
   -Ты что ревнуешь?
   -К нему что ли? Не смеши! - отведя взгляд, произнёс я. - Мне не нравится его наглость.
   -Ну-ну! - весело бросила она, а затем, подойдя ко мне, заглянула в глаза и с нежностью сказала: - Я люблю только тебя, и ты совершенно зря начинаешь кипятиться.
   -Верю, - сдавшись, ответил я. - Просто он так на тебя смотрит...
   -И на тебя очень многие девушки бросают зазывные взгляды, но я же не нервничаю. Или мне стоит это делать?
   -Не стоит! Ладно, проехали. Пошли лучше Геру заставим пособирать цветочки!
   -Пошли, - согласилась она.
   Выйдя на улицу, мы нашли Майю с Герой, сидящими на скамье, возле озера. Услышав наши шаги, они одновременно встали и выжидающе посмотрели на нас.
   -Всё получилось, - улыбнувшись, сказал я. - И причём, практически сразу.
   -Вот и хорошо! - Майя подмигнула Ванде и обняла Геру за поясницу.
   -Гера, тут Ванда кое-что хочет сказать тебе, - произнёс я и подтолкнул её слегка в спину. - Давай!
   Он выжидающе посмотрел на неё, а она подошла к нему и, глядя в глаза, мягко сказала:
   -Сегодня такой хороший день, и я благодарна Майе за донора. Насобирай, пожалуйста, красивых цветов, чтобы я преподнесла ей букет.
   Гера на секунду замер, затем согласно кивнул и начал оглядываться по сторонам, а Майя удивлённо посмотрела сначала на Ванду, а потом на него. Направившись к небольшой поляне, он начал сосредоточенно по ней кружить, срывая полевые цветы, и Майя открыла рот, не веря своим глазам, а я, не выдержав, улыбнулся. "Надо снять всё это на мобильный телефон, вот это будет память!".
   Достав телефон, я начал съёмку и наблюдая за тем, как Гера скрупулёзно осматривает каждый цветок, прежде чем присоединить его к уже собранным, рассмеялся в голос.
   -Да что происходит? - Майя недоумённо посмотрела на Ванду, а потом на меня.
   -Гера цветы для тебя собирает, - невинно ответил я. - Разве тебе это не нравится?
   -Слова "Гера" и "цветы" никогда рядом не стояли, и это ненормально, - она прищурилась и внимательно посмотрела на него. - Что вы с ним сделали?
   -Сейчас объясню. Только телефон спрячу, чтобы он не отобрал его и не стёр такую замечательную запись!
   В этот момент Гера критично осмотрел свой букет и громко сказал:
   -Надо искать другую поляну. Здесь цветы не очень красивые.
   -Милый, ничего не надо искать! - Майя направилась к нему. - Букет очень красивый!
   -Нет, здесь не хватает чего-то. Может съездить в город, в цветочный магазин? - пробормотал он, глядя то на букет, то на машину.
   -Не надо никуда ехать, - протянув руку, она попробовала забрать цветы, но он спрятал их за спину.
   -Не дам! Ещё не очень красиво! - упрямо ответил он, оглядываясь по сторонам.
   -Хватит с него, - прошептал я Ванде на ухо. - Он мне и так этого никогда не забудет! Скажи, что букет уже красивый, а то он действительно или в цветочный магазин двинется, или порвёт все цветы в радиусе трёх километров.
   Ванда с улыбкой кивнула и, подойдя к Гере, сказала:
   -Букет очень красивый. Хватит собирать цветы.
   Он снова на секунду замер, а потом посмотрел на букет и, улыбнувшись, протянул его Майе:
   -Это тебе от Ванды!
   -Спасибо, - Майя уже не знала, что и думать, внимательно вглядываясь в лицо своего мужа, то глядя на букет.
   -Гера, а скажи-ка мне, почему ты решил собирать цветы? - стараясь не смеяться, спросил я.
   -Просто захотелось, - пожав плечами, ответил он.
   -А хочешь, правду скажу, почему тебе этого захотелось? - спросил я, отходя на всякий случай подальше.
   -Правду? - он прищурился и в упор посмотрел на меня.
   -Ага, правду, - я улыбнулся. - Потому что у Ванды дар убеждения, и я попросил её приказать тебе собирать цветы. Только надо было ещё попросить тебя прыгать по полянке и песенку петь! Вот это было бы видео! Ну, ничего, мне и этого хватит! Ты, собирающий цветочки - это нечто!
   Он и Майя на секунду замерли, но в следующее мгновение Майя громко засмеялась, а Гера бросился ко мне.
   -Я сейчас заставлю тебя это цветочки назад сажать! Отдай запись!
   -Не отдам! - на бегу закричал я. - А если не отстанешь, попрошу Ванду вообще приказать тебе сделать какую-нибудь пакость!
   -Я второй раз уже не поведусь на этот трюк! - догоняя меня, ответил он.
   -Поведёшься! - успел крикнуть я и, получив удар по ногам, кубарем покатился по земле.
   Гера настиг меня и, схватив плечи, поставил на ноги, а затем принялся обыскивать. Найдя телефон, он произнёс:
   -А теперь серьёзно. Где видео?
   -Где - где, в папке видео, - сдавшись, ответил я и вздохнул.
   Он открыл папку и вместо того, чтобы удалить запись, начал её с улыбкой смотреть.
   -Блин, мне в этот момент казалось, что нет ничего важнее, чем сбор этих цветов! Это же надо!
   Тем временем к нам подошли Майя с Вандой и, бросившись ко мне, Ванда участливо спросила:
   -Ты не ранен?
   -Не ранен, не волнуйся. Всё нормально и такие кульбиты нам не причиняют вреда, - сразу произнёс я, успокаивая её.
   -Как ты это делаешь? - Гера бросил на Ванду заинтересованный взгляд.
   -Не знаю, - растерянно ответила она. - Я даже не знала, что так могу, пока Дамис сегодня не сказал.
   -И как давно ты об этом знал? - он перевёл взгляд на меня.
   -Окончательно убедился недавно. Началось всё с того, что когда Ванда пристально смотрела на меня, я как будто выпадал из реальности, а после разговора с Арсением кое-что начало проясняться.
   -Значит, я была права? - Майя с улыбкой посмотрела на меня и на Ванду.
   -Права.
   -Ты что знала и молчала? - Гера бросил на неё недовольный взгляд.
   -Никто не знал, - ответил я. - После юга и разговора с Арсением она выдвинула теорию, что из-за пережитого стресса у Ванды открылись некоторые способности, и это всё, о чём она знала. Скажу даже больше - первый эксперимент я провёл именно на Майе!
   -Да? - она изумлённо посмотрела на меня, а потом улыбнулась. - Дайте-ка угадаю. Книга? - я кивнул и она рассмеялась. - А я всё в толк не могла взять, почему дала её читать Ванде. Теперь всё ясно.
   -Итак, значит теперь в нашей семье два вампира со способностями, - подытожил Гера. - Одна может видеть прошлое и будущее, а вторая может приказать что угодно. Это уже очень интересно, - задумчиво произнёс он. - Ванда, надеюсь, ты не будешь этим злоупотреблять?
   -Не буду, - пообещала она.
   -И на том спасибо, - подмигнув ей, он достал свой телефон и, перегнав по bluetooth видео, вернул мою трубку, даже не удалив запись.
   -Наслаждайтесь моим собиранием цветов, - весело ответил он, увидев мой удивлённый взгляд. - А я перекину эту запись на диск, и если Майя упрекнёт меня в том, что не дарю ей цветов, покажу эту запись. И напомню, что я даже лично их собирал!
   -Не волнуйся дорогой! Я такого век не забуду, а этот гербарий ещё и засушу! - с улыбкой ответила она и поцеловала его.
   -Ну что, моя хорошая, может, поучим тебя пользоваться новым телом, на открытых участках пространства? - спросил я и обнял Ванду за плечи.
   -Давай!
   Следующие четыре час, мы носились по берегу озера, и наперебой давая советы, учили Ванду двигаться, учитывая все препятствия. Вначале она двигалась скованно и неуклюже, боясь собственной скорости, и даже пару раз упала, но поняв, что боли не испытывает, а царапины и раны заживаю мгновенно, осмелела и уже со звонким смехом носилась туда - сюда, радуясь новым возможностям.
   Наблюдая за тем, как они с Майей дурачатся, я поймал себя на мысли, что испытываю безграничное счастье просто даже когда слышу её смех и вижу улыбку. "Если правда, что у каждого на земле есть своя половина, то я точно свою нашёл. Осталась самая малость - связать с ней свою жизнь навсегда".
   Меня просто распирало от гордости за Ванду и уже не терпелось поделиться с родителями, что я нашёл ту, которую люблю и больше мне никто не нужен. "Лучше не тянуть и поехать сейчас. Чем быстрее решу с ними вопрос, тем лучше".
   Догнав Ванду, я схватил её в объятия и, поцеловав, подхватил на руки.
   -Удели мне ровно пять минут и выслушай, - попросил я, когда она со смехом начала вырываться. - Мне надо съездить в Нью-Йорк, чтобы поговорить с родителями, и чтобы к приезду моего деда Аскольда они уже были на нашей стороне. Очень не хочется оставлять тебя одну, но он приезжает уже завтра вечером, и я не хочу тянуть с вводом тебя в клан.
   Ванда вся сжалась, и испуганно посмотрев на меня, пробормотала:
   -А может, чуть позже это сделаем? Ведь не обязательно меня знакомить сразу со всеми.
   -Обязательно, моя хорошая. Я хочу как можно быстрее представить тебя клану и как можно быстрее на тебе жениться. Бояться не нужно. Ведь я не одобрение желаю получить, а просто ставлю всех в известность, что ты у меня есть. Мне глубоко плевать на мнение тех, кто будет недоволен моим выбором, и хочу, чтобы ты так же относилась к такого рода высказываниям. Помни главное - я тебя люблю, и еду сейчас только для того, чтобы рассказать всем о тебе.
   -Может тогда лучше нам всем поехать? - нерешительно спросила она.
   -Нет, ты ещё недостаточно хорошо владеешь своим телом и лучше всего учиться этому на открытом пространстве, далеко от людей. Ты у меня девочка умная и способная, поэтому уже к завтрашнему вечеру, думаю, полностью освоишься. А я, как только всё улажу, сразу позвоню вам, и Гера с Майей привезут тебя в Нью-Йорк.
   Обняв за шею, она прижалась ко мне и тихо сказала:
   -Хорошо, только обещай, что не бросишь меня.
   -Ванда, я тебя люблю и никогда не брошу, когда ты уже это поймёшь? Я наоборот жениться на тебе хочу, а не бросать.
   -Тогда езжай и решай все вопросы, - вздохнув, ответила она, а потом улыбнулась: - Уж больно хочется как можно быстрее стать твоей женой!
   -Вот именно поэтому я сейчас и вынужден уехать! - ответил я и поцеловал её. - Хотя мне бы очень хотелось видеть, как ты учишься новому и радуешься этому.
   -Постараюсь научиться не многому и не сильно радоваться, - она подмигнула мне и я, рассмеявшись, поставил её на ноги.
   А через тридцать минут я уже садился в машину. Донор уезжал вместе со мной и, попрощавшись с Майей и Герой, он, с надеждой посмотрел на Ванду и сказал:
   -Буду ждать следующей встречи. Надеюсь, ты проголодаешься раньше и позвонишь мне.
   -Майя уже дала твои координаты, так что как только возникнет необходимость, я сразу позвоню, а ты пока хорошо питайся.
   -Обязательно буду...
   -Садись в машину, - грубо оборвав парня, скомандовал я. - Времени нет смотреть на твои реверансы.
   Ванда нахмурилась, а Гера рассмеялся, глядя на выражение моего лица и что-то прошептал на ухо Майе.
   -Дамис, веди себя хорошо, - подойдя, Ванда посмотрела мне в глаза и, обняв, поцеловала. - И как будет возможность, позвони.
   -Хорошо.
   Сев в машину, я завёл двигатель и, выжав педаль газа, сорвался с места. "Чем быстрее приеду домой и улажу все вопросы, тем быстрее увижусь с Вандой".
   -У тебя красивая девушка, - раздалось с заднего сиденья через пять минут после того, как мы отъехали от дома.
   "Поговорить хочешь, парень? Не проблема!" - злорадно подумал я, притормаживая на обочине.
   -Ванда мне не девушка, а невеста, запомни это! - повернувшись к нему, холодно бросил я. - А главное помни, что мы все красивые, потому что хищники, и наша внешность - это ловушка для привлечения пищи! И в нашей семье только Ванда не убивает людей, понял? Все остальные, и я в том числе, предпочитают традиционные виды охоты. Если будешь раскрывать свой рот или смотреть на мою невесту, я вначале оставлю тебя без глаз, а потом отвезу в то место, где ты на собственной шкуре почувствует не прохладные губки Ванды, а клыки, таких как я, - произнеся это, я оскалился и тихо зарычал, чтобы парень окончательно понял, что я не шучу.
   Вжавшись в сиденье, он испуганно посмотрел на меня и, заикаясь, пробормотал:
   -Я лишь сделал к-комплимент.
   -Ты когда ешь, хочешь от свиньи, из которой сделана отбивная, слышать комплименты? Не хочешь, потому что тебе важно утолить голод, так и у нас. Поэтому держи язык за зубами. Всё понятно?
   -П-понятно.
   -Вот и чудесно, - протянув руку, я похлопал его по щеке и ещё раз оскалился, чтобы он окончательно понял всю серьёзность моих намерений.
   Он испуганно вжался в сиденье и замер, опустив голову, а я, улыбаясь, снова вырулил на дорогу, и гнал до самого Нью-Йорка не останавливаясь, размышляя о том, как лучше начать разговор с родителями, и уже не обращал на него внимания.
   Как только мы въехали в город, я остановился и, достав из бумажника три тысячи долларов, бросил их парню.
   -На еде не экономь и питайся хорошо, иначе я тебя заменю. А теперь выметайся из машины.
   Собрав деньги, он кивнул, открыл дверь, и тут же выбрался из машины, стараясь даже на меня не смотреть "Щенок, теперь будет знать своё место. А выбором следующего донора я займусь лично. Подберу людей с третьей или четвёртой группой крови, и Ванда сама откажется от услуг этого типа" - направляясь к дому родителей, пообещал я себе.
   Но как только я въехал во двор родительского дома, сразу же выбросил все мысли об этом парне из головы и сосредоточился на главном. "Ну что ж, порадую родителей" - с усмешкой подумал я, выходя из машины. "Надеюсь, они действительно обрадуются".
   Дом встретил меня громким требовательным детским плачем. "Интересно, что в этот раз Каядэ требует?" - улыбнувшись, подумал я и поднялся на третий этаж. Остановившись перед дверями детской, я прислушался, а потом открыл её.
   -И что наша куколка сегодня требует? - весело спросил я, входя.
   -Дамис! - мама радостно посмотрела на меня.
   -Салют, пропажа! - отец, носящий Каядэ на руках, подошёл ко мне. - Наша проказница отказывается спать.
   А сестричка, увидев меня, тут же замолчала и, улыбнувшись, протянула ручки.
   -Иди ко мне, кроха, - взяв её на руки, я поцеловал её в лобик. - Не видел тебя всего пару дней, а ты уже подросла. Правильно, не спи, а то ещё быстрее вырастешь, - она залилась смехом и указала на мячик, лежащий на полу. - Хочешь играть, а тебя спать заставляют? Вот уж эти непонятливые мама с папой!
   Наклонившись, я взял мячик и только собрался вручить его Каядэ, как отец произнёс:
   -Только к окну не поворачивайся. У нас теперь новая забава - битьё окон. Ей нравится звон бьющегося стекла, и она разбила уже не одно окно в доме, метко швыряя в них всё, что держит в руках, - весело сказал отец. - Мастер только недавно уехал, хотя думаю, его надо было оставить, потому что это развлечение нам сейчас нравится больше всего и окна теперь основная цель.
   -Хорошо, не буду поворачиваться, - пересадив Каядэ на другую руку, спиной к окну, я вручил ей мячик, и она, схватив его, тут же начала ёрзать на руках, пытаясь повернуться к окну. Наблюдая за её попытками и слушая её громкое сопение, я рассмеялся. - Что, не получается бросить мяч? И брат бука, как и мама с папой, да? Не даёт, гад такой, сделать любимую пакость?
   Поняв, что ничего не выйдет, она бросила мяч на пол, и недовольно поджала губки, но кричать не стала, а внимательно посмотрев на меня, принюхалась, а потом указала на бутылочку с кровью, стоящую на столике.
   -Наконец-то, - мама с облегчением вздохнула, подавая её. - И поесть даже изволила. Тебя, мой дорогой, из дома отпускать нельзя, потому что тебя она хоть как-то слушается.
   -Естественно слушается, я же старший брат, - с улыбкой ответил я, сев в кресло и наблюдая, как Каядэ жадно пьёт кровь.
   -Ну тогда, старший брат, будь любезен, не пропадать, на продолжительное время из дома, - пробормотал отец. - Девушки твои и подождать могут.
   Поняв, что сейчас как раз идеальный вариант, чтобы рассказать про Ванду, я произнёс:
   -Девушка у меня одна.
   -Неужели мой сын остепенился? Всего одна девушка? - отец весело подмигнул.
   -Скажу даже больше, она для меня не просто девушка, а невеста. Я хочу на ней жениться.
   В комнате повисла тишина, и родители застыли на секунду, недоверчиво глядя на меня, а потом мама улыбнулась и радостно воскликнула:
   -Это же хорошо! А то я уже начала думать, что ты, как и мой братец, будешь тянуть до своего тысячелетия, прежде чем решишься на брак, - поднявшись с кресла, она подошла ко мне и расцеловала в щёки. - Поздравляю! Кто она, как зовут? Мне уже не терпится познакомиться с девушкой, которой удалось обуздать такого оболтуса, как ты.
   -Я как раз приехал, чтобы подготовить вас к встрече с ней.
   -Приготовить к встрече с ней? - отец весело посмотрел на меня. - Поверь, мы её примем с распростёртыми объятиями... Хотя, - отец запнулся и внимательно посмотрел на меня. - А это случайно не та голливудская актрисочка?... А впрочем, без разницы, бросит карьеру, и проблемы будут исчерпаны.
   -Нет, отец, это не Мирра. Мы с ней расстались ещё перед моей поездкой в Россию. Свою девушку я встретил там...
   -Так вот в чём дело! - перебив меня, мама рассмеялась. - И ты её, конечно же, привёз сюда, и поэтому так надолго пропадаешь! А Майя с Герой в курсе всего и молчали? Ну, я им ещё устрою!
   -Майя с Герой действительно в курсе всего, но молчали, потому что я их попросил об этом, - ответил я. - Кстати, а где Рей и Лари? - удивлённо спросил я.
   -Уехали в Фебой в парк гулять, - быстро ответила мама. - Не отвлекайся! Значит, ты привёз её, и всё время скрывал, негодник! Как её зовут?
   -Ванда.
   Родители задумались, по-видимому, пытаясь припомнить девушку с таким именем из дедовского клана.
   -А чья она дочь? Что-то я не могу вспомнить, у кого в России дочь Ванда, - произнёс отец.
   "Всё, тянуть дальше нет смысла и пора раскрывать карты".
   -Она дочь дичи, участвовавшей в Игре четырнадцать лет назад, - спокойно ответил я, глядя на родителей.
   В комнате повисло гнетущее тишина, потому что Каядэ наевшись, заснула у меня на руках, а мать с отцом замерли, пытаясь осмыслить мои слова. Наконец отец выдавил из себя:
   -Дочь дичи? Она что, человек?
   -Уже нет. Вчера я её обратил.
   -Да как ты посмел? - закричал он, вскочив на ноги. - Без моего согласия!
   -Не кричи, разбудишь Каядэ, - спокойно ответил я и, поднявшись, положил её в кроватку. - Я, как будущий Лорд, имею право на обращение. А если хочешь покричать, пошли вниз, но сразу предупреждаю - я своего решению не изменю.
   -Дамис, ну как же так? - мама растерянно посмотрела на меня. - Человек...
   -Да, человек. Но главное ведь то, что я люблю её, а не то, кем она была.
   -На выход! - отец указал на дверь. - Нам предстоит серьёзный разговор!
   Спускаясь в кабинет отца, мы все молчали, и раздавались только вздохи мамы, идущей позади меня. Зайдя туда, она плотно закрыла дверь и сев возле окна скорбно посмотрела на меня, а отец начал ходить из угла в угол, бросая недовольные взгляды. Я же уселся во второе кресло и невозмутимо смотрел то на мать, то на отца.
   -Ты хоть понимаешь, что второго обращённого человека наша семья не перенесёт! - отец остановился и начал сверлить меня взглядом.
   -А Ванду и не надо переносить, она уже сама в состоянии нормально двигаться, - с улыбкой ответил я.
   -Не смей паясничать! - он сорвался на крик и с негодованием посмотрел на меня. - Нам до сих пор вспоминают Майю, и ещё очень повезло, что Лорды приняли её, скрепя зубами. Но второго человека уже никто не примет!
   -Отец, с Лордами я встречаюсь раз в год, и мне по барабану, что они там будут думать. Я люблю её, и для меня важно это, а не сплетни стариканов, и их пыхтение в мою сторону, - серьёзно ответил я.
   -Да ты сам будущий Лорд и уже сейчас должен учитывать все нюансы!
   -Отец, пока я стану Лордом, пройдёт, как минимум, полтора тысячелетия, и к тому моменту уже вряд ли кто-то будет помнить, что моя жена бывший человек.
   -Об этом никогда не забудут! - снова закричал он. - Чем ты вообще думал?... Нет, ты даже не думал! Я уверен в этом!
   -Конечно, не думал, - согласился я. - Думал бы, и Ванда не попала бы ко мне под машину.
   -Ты что, сбил её? - спросила мама.
   -Да, сбил. Ехал к другу и отвлёкся на секунду, а она выскочила на дорогу, - повернувшись, я посмотрел на маму.
   -Только не говори, что ты сразу влюбился и понял, что готов прожить с ней до конца жизни. В это я точно не поверю! - с сарказмом произнёс отец.
   -И правильно не веришь. На самом деле всё происходило по-другому.
   -Так поведай же нам душещипательную историю того, как ты, будущий Лорд посмел так низко опуститься, - Аларих сел в своё кресло и, прищурившись, посмотрел мне в глаза.
   -С удовольствием, - улыбнувшись, ответил я.
   Решив ничего не скрывать, я рассказал и про саму аварию, и про свои сомнения, когда услышал предсказание Майи, и про всё остальное. Во время рассказа отец не сводил с меня взгляда, постукивая пальцами по столу, а мама печально вздыхала, глядя то на меня, то на отца. Когда же я дошёл до рассказа о болезни Ванды, она испуганно посмотрела на меня и пробормотала:
   -Бедная девочка.
   Говоря, я не сводил глаз с родителей и с удовлетворением отметил, что мама уже не так остро реагирует на мои слова. "Она точно займёт мою сторону!" - подумал я. "А вот с отцом сложнее, но думаю, способности Ванды его обрадуют".
   -Вот так всё и произошло, - закончив рассказ, произнёс я.
   -Значит, это Майя во всём виновата?! Останови она тебя тогда, и сейчас этой проблемы не возникло бы! - отец опять поднялся на ноги и начал ходить по кабинету.
   -Останови она меня тогда, и я бы не нашёл ту, которую полюблю всем сердцем, - ответил я. - Можешь винить её сколько угодно, но я ей очень благодарен, и за видение и за помощь!
   -Я её ещё отблагодарю, поверь мне, и Геру тоже! - воскликнул отец.
   -Ал, дорогой, ну причём тут Майя с Герой? - подала голос мама. - А представь, что у Майи нет дара, и она ничего бы не увидела - ни аварии, ни её последствий. Дамис бы в любом случаи сбил эту девушку, а потом влюбился и, отпустив, корил себя за это всю оставшуюся жизнь.
   -Она могла просто не пустить его! И тогда бы никаких проблем сейчас не было!
   -Да, действительно, проблем бы не было, - чувствуя, что начинаю злиться, сказал я. - Ведь любовь - это огромная проблема! Подумаешь, ерунда какая - несчастный сын, так и не сумевший полюбить и найти свою половину! Но ведь это не важно! Важно, что все Лорды довольны, и никто их не побеспокоил вторым человеком в нашей семье!
   -Я не это имел в виду, - стушевавшись, пробурчал отец.
   -А что ты имел в виду? Объясни! - я холодно посмотрел на него. - Или напомнить, что ты сам когда-то являлся проблемой для Аскольда?
   -Это разные вещи! Твоя мать истинный вампир, а не обращённый...
   -Да, вещи разные, но суть то одна! Ты любишь маму и готов был на всё, чтобы связать жизнь с ней, а я люблю Ванду, и тоже готов на всё!
   Отец устало сел в кресло и задумчиво посмотрел в окно, а потом спокойно сказал:
   -Сынок, я рад, что ты встретил девушку, которую полюбил... Мне, в общем-то, всё равно, что она бывший человек, потому что на примере Майи уже понимаю, что люди не так глупы, как мы думаем, и твоё счастье для меня на первом месте. Поверь, это так, но... Ты вообще представляешь, что случится, когда мы объявим, что она тоже бывший человек. Такое начнётся, что даже страшно представить! И как Лорд, я обязан думать и об этом. А Аскольд, наверное, будет первым вампиром в истории, у которого случится сердечный приступ, - он невесело усмехнулся.
   "Отец тоже сдался" - с радостью констатировал я. "Значит, пришло время выложить последний козырь на стол, чтобы окончательно сломить их сопротивление".
   -Вряд ли кто-то будет сильно возмущаться, если хоть раз встретится с Вандой, - улыбнувшись, ответил я. - С её даром у них просто не будет шансов.
   -С каким даром? - одновременно спросили мама и папа и с любопытством посмотрели на меня.
   -Ванда, посмотрев в глаза, может приказать сделать что угодно! Ей достаточно будет при встрече с очередным недовольным Лордом произнести, скажем: "Не надо возмущаться на мой счёт, потому что я хорошая", и они с радостью заткнутся.
   -Ты шутишь? - изумлённо спросила мама. - У неё тоже есть дар? Да ещё такой!?
   -Да, есть! И, между прочим, я мог её сразу привезти в дом, и попросить отдавать вам приказ принять её, - весело ответил я. - Но решил поступить честно.
   -Думаю, мы, вряд ли бы послушались такого... хм, приказа, так сразу - отец недоверчиво посмотрел на меня.
   -Поверь, послушались бы! Она сегодня Геру заставила цветочки собирать на поляне, и он с удовольствием это делал.
   -Что делать? Геру цветочки собирать? - отец громко рассмеялся. - Хотел бы я это видеть!
   -Не проблема! Я снял это и могу показать, - тут же ответил я.
   Достав из кармана телефон, я вытащил оттуда карту памяти и протянул её отцу. Он с интересом посмотрел на меня и, вставив её в адаптер, включил ноутбук, стоящий на столе.
   Через две минуты комнату уже оглашал гомерический смех отца, а мама, держась за живот, согнулась и, смеясь, не могла остановиться. Посмотрев запись три раза, отец весело сказал:
   -Скопирую-ка я себе её! Гера с цветочками меня порадовал! А лет через сто ещё и сделаю большой плакат и подарю ему, чтобы он не забывал об этом случаи!
   -Я уже с нетерпением жду встречи с Вандой! - мама подмигнула мне, а потом посмотрела на отца и задумчиво сказала: - Чтобы тебя, дорогой, попросит сделать этакого необычного, а?
   -Эй, со мной такие вещи не пройдут! - он испуганно посмотрел на маму. - Даже не надейся, что я поведусь на это!
   -Ну-ну, - с усмешкой бросил я. - Может, поспорим?
   Он пригрозил мне пальцем, а потом замер и серьёзно спросил:
   -А ты точно её любишь, или она тебе это, ммм... приказала?
   -Отец, конечно же, люблю, - заверил я. - Ванда понятия не имела о своих способностях до сегодняшнего утра, потому что я держал это втайне даже от неё. И потом, она хорошая, скромная, добрая девушка, и никогда так не поступит. А если так боишься её способностей, просто не смотри в глаза.
   -Ладно, вези свою хорошую и скромную домой, - сказал он. - Уже не терпится с ней познакомиться.
   -Значит, я могу на вас рассчитывать, когда приедет Аскольд? - я задал самый главный вопрос, который волновал меня и замер в ожидании ответа.
   -Аскольд... Даже представить страшно, что с папой будет, - пробормотала мама. - Но я в любом случаи на твоей стороне, сынок! Главное, чтобы ты был счастлив, - она подошла ко мне и ласково улыбнулась, проведя ладонью по щеке.
   -А я с удовольствием посмотрю на выражение лица Аскольда, - весело бросил отец. - А ещё лучше заставить его делать что-нибудь необычное! Вот повеселимся, когда он приедет! - довольно потирая руки, произнёс он и подмигнул мне.
   -Даже не смей мечтать об этом, - грозно произнесла мама.
   Наблюдая за шутливой перепалкой родителей, я с облегчением выдохнул. "И здесь мне повезло! Осталось усмирить Аскольда".
   Выйдя из кабинета, я достал телефон и с улыбкой набрал номер Ванды, уже предвкушая, что скоро она будет рядом со мной.
  
  
   Глава 22.
  
   Ванда.
   Насколько я боялась становиться вампиром, настолько мне сейчас это нравилось. Ощущения были необычные - казалось, что весь мир вокруг обрёл новые, более яркие краски. Теперь всё воспринималось по-другому. Воздух имел более насыщенные запахи, звуки воспринимались чётче, прикосновения к предметам давали совсем другие ощущения, не такие поверхностные, как раньше, а быстрота передвижения захватывала.
   Хотя первое время быстро двигаться оказалось страшно, потому что при ускорении предметы теряли чёткие очертания, и это сбивало с толку, но научившись концентрироваться на конечной цели, я быстро освоилась и с этим. А ещё меня поражало то, что проведя на улице целый день, и бегая, то с Майей, то с Дамисом наперегонки, я не чувствовала усталости. Наоборот, казалось, что энергия переполняет, и это было необыкновенное ощущение.
   Но самым главным являлось то, что пить кровь оказалось не так страшно, как я думала. Когда я увидела своего донора, испугалась, боясь даже подойти к нему, и если бы Дамис не начал быстро действовать, я бы долго ещё не решились на это, хотя как только услышала запах парня, почувствовала, как рот наполнился слюной, а желудок начал требовательно урчать. Однако понимание того, что передо мной живой человек, и надо пить кровь из него, пугало и казалось противоестественным.
   Но все сомнения отпали, как только Дамис сделал разрез, и я почувствовала запах самой крови. Он был настолько притягательный и вкусный, что сил сопротивляться просто не нашлось - он манил, и ни о чём другом я уже не могла думать. Припав губами к ране, я сделала первый глоток, а затем и второй. Ощущения были непередаваемые - казалось, что я пью энергию в чистом виде. С каждым глотком меня наполняла какая-то непонятная сила, и хотелось ещё и ещё. Только вволю насытившись, я смогла оторваться от раны, испытывая такую необъяснимую лёгкость в теле, что казалось, могу и взлететь, если захочу этого.
   "Вот почему Дамис так мало спит и такой сильный!" - подумала я. Раньше, даже зная, что он вампир, я всё равно не могла понять того, что он не спит ночами и не чувствует усталости. А сейчас и сама не могла усидеть на месте больше десяти минут, потому что меня переполняла энергия - хотелось постоянно двигаться и что-нибудь делать.
   Был уже поздний вечер, и мы зашли в дом, но просидев ровно пять минут в кресле, я не выдержала и, вскочив на ноги, сказала:
   -Не могу сидеть! Пойду ещё прогуляюсь по берегу озера.
   Майя рассмеялась и, подмигнув, сказала:
   -Что от энергии распирает? Понимаю тебя. Был бы сейчас здесь Дамис, он быстро нашёл применение твоей новой силе.
   -О да! - улыбнувшись, воскликнула я, понимая, о чём она говорит, и вышла на улицу.
   Однако помимо бурлящей внутри силы имелось и ещё кое-что. Дамис уехал достаточно давно, и уже должен был добраться домой, а звонка от него до сих пор не прозвучало, и я чувствовала тревогу. "А вдруг и его отец будет против наших отношений, как когда-то отец Геры. Он ведь может поставить Дамису какие-нибудь жёсткие условия, и тот решит, что я не стою таких жертв. Что тогда делать и как жить?" - эти мысли пугали и чтобы хоть как-то успокоиться, я начала бродить вдоль берега.
   "Надеюсь, он так не поступит. Ведь только ради него я прошла весь это ад обращения" - кожа покрылась мурашками, когда в памяти всплывали воспоминания моих мучений, и я постаралась выбросить эти мысли из головы.
   "Нет, Дамис любит меня и никогда не бросит. Он не из тех, кто пугается осуждения или препятствий" - решительно подумала я. "Он со мной никогда так не поступит... Вот только бы он скорее позвонил, чтобы я уже знала вердикт его родителей".
   И мои просьбы были услышаны. В этот момент зазвонил телефон и, достав его, я выдохнула в трубку, не зная чего ожидать:
   -Дамис?!
   -Привет, моя хорошая! - бархатным голосом сказал он, и у меня отлегло от сердца, потому что настроение у него, по видимому, было хорошее. - Что ты там делаешь без меня?
   -Скучаю по тебе и брожу по берегу озера, - ответила я.
   -Я тоже по тебе скучаю, поэтому давай собирай свои вещи и приезжай быстрее в Нью-Йорк.
   -Ты уже рассказал родителям про меня? - стараясь говорить спокойно, спросила я, а сама оцепенела в ожидании ответа.
   -Конечно, рассказал, и они как можно быстрее желают с тобой познакомиться! - весело ответил он. - Правда, отец побаивается, что ты заставишь его чирикать или скакать козлом по траве возле дома, поэтому не удивляйся, если он будет избегать взглядов тебе в глаза. А мама уже вовсю веселится, пугая его тем, что теперь, при помощи тебя, она заставит его делать всё, что ей заблагорассудится.
   -Честно? И они не против меня? - боясь поверить в такую удачу, переспросила я.
   -Не против! Давай быстрее приезжай и сама в этом убедишься!
   -Тогда я побежала собирать вещи!
   -Жду! Я уже так по тебе соскучился!
   -И я соскучилась! Целую!
   Через пять секунд я уже ворвалась в дом и Майя, с Герой, увидев выражение моего лица, испуганно вскочили на ноги.
   -Что случилось? - Гера метнулся ко мне и, толкнув в гостиную, бросился к дверям. - Опасность? Что тебя на улице испугало?
   -Ничего! - счастливо воскликнула я. - Извини! Просто Дамис позвонил и сказал выезжать домой, как можно быстрее.
   -Тьфу ты! Не пугай больше так, а то я уже подумал, что за тобой там гонится двадцать медведей гризли, - Гера с улыбкой посмотрел на меня. - Значит, разговор прошёл нормально?
   -Дамис говорит, что нормально и родители хотят со мной познакомиться.
   -Вот и чудесно! - воскликнула Майя. - Ал и Кэрри любящие родители и в первую очередь думают о счастье своего ребёнка, а не о том, что скажут другие. Тогда в путь?
   -В путь! - согласилась я, чувствуя душевный подъём от того, что скоро опять буду рядом со своим любимым.
   Через двадцать минут мы уже сели в машину и выехали на трассу. Ёрзая на заднем сиденье от нетерпения, я решила хоть как-то отвлечься и спросила:
   -А что двадцать медведей гризли мне очень страшны? Я думала, что теперь бояться нечего.
   -В общем-то, нечего, - улыбнувшись, ответил Гера. - Во-первых, ты всегда можешь убежать. Ну а если хочешь отточить бойцовские приёмы, то можно поиграть и с медведями гризли. Правда, сейчас пока не советую это делать, у тебя ещё опыта мало. Убить тебя они не убьют, а вот без конечностей и без кожи в некоторых местах, оставить могут. А отращивание конечностей процесс малоприятный. Это я так, для примера, сказал тогда.
   -Ясно, - ответила я и стала смотреть в окно, желая как можно быстрее оказаться рядом с Дамисом.
   На рассвете мы въехали в город, и к нетерпению встречи с Дамисом примешался и страх встречи с его родителями. "А вдруг, когда они увидят меня, я им не понравлюсь, и они передумают? Что тогда?".
   Осмотрев свою одежду, я уже пожалела, что надела джинсы со свитером. "Надо было надеть что-то более элегантное, и волосы хоть как-то уложить, а то похожа на чучело". Достав расчёску, я начала усердно расчёсывать волосы, чтобы хоть как-то улучшить свой внешний вид.
   -Ванда, не надо бояться Ала и Кэрри, - мягко произнесла Майя, посмотрев на меня. - Поверь, они вменяемые, адекватные родители, которые будут желать от тебя только одного - чтобы ты искренне и всем сердцем любила их сына.
   -А это и так видно, - улыбнувшись, сказал Гера. - Им стоит только посмотреть, как ты на него смотришь, и они сразу это поймут.
   -Надеюсь, - стараясь не паниковать, ответила я. - Подождите, а как мне к ним обращаться? Гликерия Аскольдовна и Аларих... А какое отчество у отца Дамиса?
   Майя с Герой одновременно громко рассмеялись.
   -Гликерия Аскольдовна? - сквозь смех повторила Майя. - Я уже представляю, как Ал катается по земле, услышав такое! Обращайся просто - Гликерия и Аларих.
   -Как-то неудобно, - пробормотала я. - Особенно к отцу. Ведь он Лорд.
   -Он твой будущий свёкр, а Лорд он для остальных, так что расслабься и перестань трястись! - весело бросила Майя.
   -Постараюсь.
   И я честно старалась расслабиться, но когда машина начала притормаживать и въехала через высокие ворота на территорию резиденции, почувствовало, как сердце начало биться чуть быстрее. Глядя на приближающийся дом я испуганно сглотнула. Как и у Аскольда, дом был трёхэтажный и очень помпезный - с колонами, большими окнами и огромного размера. "Они в нём не теряются?" - нервно хихикнув, подумала я.
   Но как только я увидела Дамиса, вышедшего из дверей дома, весь страх сразу испарился, и я радостно улыбнулась, а когда машина остановилась, открыла дверь и бросилась к нему.
   -Девочка моя, - обняв, ласково прошептал он, а потом запечатлел такой поцелуй на губах, что у меня чуть не подкосились ноги. - Больше не отпущу тебя дольше, чем на пару часов.
   -Не отпускай, пожалуйста! - попросила я и улыбнулась. - А то очень тоскливо.
   -Ну что, пошли в дом, знакомиться? - спросил он, когда Гера и Майя вышли из машины и подошли к нам.
   -Пошли, - тяжело вздохнув, ответила я и схватила его за руку, боясь отпустить её хоть на секунду.
   Не успели мы войти в холл, как нам навстречу, с громкими криками бросились Рей и Лари.
   -Мама! Папа!
   Гера с Майей подхватили своих детей, и они начали наперебой рассказывать, что успели увидеть и узнать за время их отсутствия, а я замерла, глядя на спускающуюся по лестницу женщину, и идущего за ней мужчину. Женщина выглядела лет на двадцать девять - тридцать, и даже если бы я не знала, что это родная сестра Геры, то тут же догадалась бы о родстве, увидев её. Как и он, она была темноволосая, с карими глазами и такими красивыми чертами лица, как у него. А вот мужчина выглядел чуть старше женщины, и у него были светлые волосы и серые глаза. "Дамис внешностью в мать, а ростом и статью в отца" - тут же подумала я.
   -Мама, папа, знакомьтесь это моя Ванда! - с гордостью произнёс он, а потом посмотрел на меня. - Ванда, это моя мама Гликерия, а это мой отец Аларих, - и указал на своих родителей.
   -О-очень приятно, - запнувшись, сказала я и робко посмотрела на них.
   -А нам как приятно! - весело пропела женщина. - Наконец-то хоть кто-то прибрал моего беспутного сына к рукам! Правда я никогда бы не подумала, что это удастся человеку, но это уже мелочь, - подойдя, она с мягкой улыбкой посмотрела на меня и ласково сказала: - Здравствуй, Ванда, и называй меня Кэрри.
   -Хорошо, - тихо ответила я, еще сильнее цепляясь за руку Дамиса.
   -Так, так, так, - произнёс мужчина. - Так вот значит, кто очаровал нашего сына. Хм, а глаза-то какие! Теперь ясно, откуда такие способности, - я несмело посмотрела на него, и он улыбнулся. - Ну, чего все застыли? Пошли в гостиную.
   Идя за Дамисом, я пыталась прийти в себя. "Вроде всё нормально и они действительно не против выбора своего сына".
   В гостиной не успели мы все рассесться, как откуда-то сверху донёсся звон битого стекла, и мать Дамиса тяжело вздохнула.
   -Опять! Пойду заберу Каядэ, пока она не свела с ума Фебу, - поднявшись, она исчезла из комнаты.
   -Итак, Ванда, - Аларих проводил взглядом свою жену и с улыбкой посмотрел на меня. - Дамис всё рассказал о тебе и сказал, что только недавно обратил. Как тебе новые возможности?
   -Очень необычно и захватывающе, - я улыбнулась ему. - Сначала, правда было непривычно двигаться так быстро, и всё вокруг отвлекало, но сейчас уже свыкаюсь.
   -Ванда у нас быстро всему учится, - добавил Гера. - Она девушка способная.
   -Ха, я уже видел, на что она способна! - Аларих громко рассмеялся и подмигнул мне. - Никогда бы не подумал, что ты у нас такой эстет. Ты случаем не собираешься увлечься искусством икебаны теперь?
   -Уже проболтался, да? - Гера посмотрел на Дамиса и шутливо пригрозил ему пальцем. А потом взглянул на Алариха. - Икебаной обязательно займусь, но только вместе с тобой, дорогой Ал. Хочешь, можем сделать это прямо сейчас. Правда, Ванда?
   От ответа меня избавило появление Кэрри, с прелестной маленькой девочкой на руках, и я улыбнулась, разглядывая кроху. Если Дамис пошёл внешностью в мать, то Каядэ являлась копией отца, и я не могла оторвать взгляда, хотя уже не раз видела её фотографии.
   -Меткой бросок и стекла нет? - деловито спросил Аларих.
   -Именно так. Феба отвлеклась на секунду и всё, - Кэрри вздохнула и села на диван рядом с мужем.
   Малышка тем временем с улыбкой принялась всех разглядывать, а увидев меня, замерла на секунду, а потом протянула ко мне свои ручки.
   -Ещё одна жертва чар Ванды. Когда-то и Лари с Реем сразу признали в ней свою, а вот теперь и Каядэ, - произнёс Дамис, глядя на родителей, а потом повернулся ко мне. - Хочешь подержать её на руках?
   -А можно? - я с надеждой посмотрела на него, желая хоть пару секунд понянчить эту куколку.
   -Конечно можно, - Кэрри поднялась и, подойдя, передала её мне.
   Первые секунду, малышка с удивлением смотрела на меня, а потом залилась смехом, который колокольчиком разнёсся по комнате.
   -Ты просто прелесть! - произнесла я и прижала её к себе.
   И как только это сделала, почувствовала её губки на своей шее. Было настолько щекотно, что я рассмеялась и снова посмотрела на неё, а она ещё более удивлённо на меня, а потом на Дамиса.
   -Ах ты, проказница, - весело сказал он, глядя на сестричку. - Зубки ещё не выросли, а уже пытаешься кусаться? Что, от одежды Ванды ещё пахнет человеком и у тебя разыгрался аппетит?
   -Ничего страшного, - сказала я и улыбнулась малышке. - Это совсем не больно.
   -Аппетит говорите? Тогда надо пользоваться моментом и бежать её кормить, - Кэрри забрала у меня кроху и поцеловав её в носик, вышла из комнаты.
   -Кстати, Аскольд уже вылетел и через два часа необходимо выезжать в аэропорт, чтобы его встретить, - произнёс Аларих, глядя на Геру. - Думаю нам требуется обсудить некоторые детали того, как лучше представить ему Ванду.
   -Я уже думал над этим, - серьёзно ответил Гера. - Предлагаю вот что, в аэропорт мы едем вчетвером - ты, я, Кэрри и Каядэ. Но Кэрри с Каядэ остаются ждать в машине, а мы встречаем Аскольда и прямо там говорим ему про Ванду. В аэропорту он кричать не будет, а в машине его недовольство сгладит Каядэ. Таким образом, пока мы доберёмся домой, он хоть чуть-чуть свыкнется с мыслью о Ванде, да и радость от встречи с внучкой настроит его на более миролюбивый лад.
   -Аскольд и миролюбивый лад? - скептично хмыкнул отец Дамиса. - Думаешь получится в бочку дёгтя добавить ложку мёда?
   -Надеюсь...
   Договорить Гера не успел, потому что и у него, и у Алариха практически одновременно зазвонили телефоны. Достав их, они оба извинились и вышли из комнаты, а я тяжело вздохнула.
   -Мне так жаль, что я приношу такие неприятности...
   -Прекрати немедленно, - весело оборвал меня Дамис. - Ну, покричит немного Аскольд, и что? Тебе-то какое дело? Он пробудет здесь неделю, а потом уедет назад в Россию. Мы-то останемся здесь и всё равно будем вместе.
   -Ванда, не переживай насчёт Аскольда, - добавила Майя. - Он с виду только грозный, а на самом деле глубоко внутри добрый и смирится с тем, что ты была человеком, когда поймёт, что вы с Дамисом друг друга любите. А потом ещё и весь Совет заставит принять тебя, вот увидишь. Ты главное не показывай вида, что боишься его, когда он разойдётся тут, потому что вот этого он действительно не любит. Я даже думаю, что таким образом он проверяет на стойкость и мужество, и тех, кто проходит такие проверки, он уважает.
   -Он и тебя так проверял? - тихо спросила я.
   -Ещё как проверял! Но я умудрилась быстро родить наших шалопаев, а потом ещё и способности проявить во благо клана и он сдался.
   -Я постараюсь не трусить, - улыбнувшись, сказала я.
   -Не бойся деда. Мы на твоей стороне и поможем! - пообещали Рей, сидящий на диване рядом со своей матерью.
   -Ага! - поддакнула Лари. - А если он будет на тебя злиться, мы к нему в гости ходить перестанем. Пусть один тогда скучает!
   -Я буду вам признательна за помощь, - весело ответила я и подмигнула им.
   В этот момент в комнату вернулся Гера и, обведя нас всех взглядом, с шумом выдохнул.
   -Милый, что-то случилось? - Майя поднялась и с любопытством посмотрела на него.
   -Случилось! Мы недооценили этого змеёныша Хотана. Только что звонил Евсей, и сказал, что Суон обзванивает всех Лордов, требуя созвать Совет. Знаешь, что он наплёл Иргизу, Австралийскому Лорду? Что якобы Аскольд собирался устроить заварушку во Вьетнаме и убить его, а потом и его сына, чтобы захватить территорию! И только чудом его сын раскрыл заговор и уничтожил тех, кто должен был напасть.
   -Но ведь это план Хотана! - изумлённо произнёс Дамис. - Всё ясно! Вот ублюдок! Испугавшись, что мы можем рассказать всё его отцу, он решил играть на опережение! И свой план представил, как план Аскольда.
   -Вот именно! А знаете, чего теперь хочет Суон? - Гера обвёл нас всех взглядом. - Он требует, чтобы за разжигание войны, Аскольда лишили титула, а так как наследников достойных у него нет, потому что я женат на бывшем человеке - разделить наши территории между ним, и угадайте кем!
   -Дрейфусом, - с ненавистью произнесла Майя.
   -Вот именно!
   -Но ведь есть ещё и Евсей, - сказал Дамис, глядя на Геру.
   -А Евсея никто не берёт в расчёт, потому что у него с Митавой уже всё идёт к свадьбе и однажды он станет Австралийским Лордом, потому что больше не кому. Да и Митава вряд ли согласится уезжать из Австралии.
   -Как я понимаю, вы уже всё знаете? - произнёс Аларих, появившийся в комнате, и все кивнули. - Мне только что звонил Чоко, Лорд Южно-Американского клана и рассказал, что Суон вылил на семью Аскольда не один ушат грязи, и заливался соловьём, рассказывая какой умный его сынок Хотан.
   Все кивнули и задумались, а я хоть не во всё разобралась, но поняла, что ничего хорошего в этом нет.
   -А кто такой этот Хотан? - тихо спросила я у Дамиса, потому что, судя по всему, угроза в первую очередь исходила от него.
   -Это мой бывший дружок, - зло ответил он. - Ты с ним встречалась у нас дома, помнишь?
   Я встречалась, помимо членов семьи, только с одним вампиром, и мне стало не по себе, когда я поняла о ком речь. "Это что получается, я во всём виновата? Не открой я тогда дверь и все жили бы тихо и счастливо? А теперь и Гера может лишиться титула и его отец, а если ещё узнают про меня, непонятно что произойдёт с семьёй Дамиса!". В душу начал закрадываться леденящий холод, и я боялась даже посмотреть в глаза окружающим, а особенно в глаза Дамиса, страшась прочитать там сожаление о том, что он связался со мной.
  
  
   Глава 23.
  
   Дамис.
   Ситуация складывалась непростая, но вполне решаемая и я произнёс:
   -Совет, так Совет. Поедем туда всей семьёй. Представим Ванду всем Лордам, как мою будущую жену, а потом она прикажет Хотону рассказать всю правду. А ты Майя посмотришь - остались ли какие-либо улики. Этот урод ещё пожалеет, что связался с нашей семьёй!
   -Я тоже другого выхода не вижу, - подумав, сказал отец. - Не хочется, конечно, Ванду бросать в гущу событий, но здесь уже выбирать не приходится. Ты же нам поможешь? - он вопросительно посмотрел на неё.
   -Конечно, помогу! - воскликнула она, а потом виновато добавила: - В конце концов, это я во всём виновата. Не открой я тогда дверь, и ничего бы не случилось.
   -Не говори ерунды. Ты ни в чём не виновата, - сказал я и, обняв её за плечи, прижал к себе.
   -Вот-вот, - согласила Майя. - Наоборот, благодаря тебе мы избежали конфликта у нас под боком. Если бы ты не открыла дверь, то у Хотона всё бы получилось, и сдаётся мне, он бы на этом не остановился. Слишком уж много у него амбиций и через пять - шесть сотен лет он мог бы захотеть расширить свою территорию за счёт нашей. Жаль, конечно, что я так далеко заглядывать не могу, но того, что я увидела за те пару секунд, что прикасалась к нему, мне хватило. Так что ты, дорогая, помогла нам избежать серьёзного конфликта в будущем. Лучше задушить этого змеёныша в зародыше, пока он не набрал полную силу.
   -Ну что ж, тогда осталось встретить Аскольда, и рассказать всё ему, - подытожил Гера. - Пока он в полёте, ему никто не может дозвониться, и мы будем первые. Представляю, что с ним произойдёт, когда он узнает, что его хотят лишить титула Лорда.
   Реакцию деда было представить несложно, поэтому я лишь только улыбнулся, а вот реакция Лордов на Совете волновала меня не на шутку. "Когда мы представим им Ванду, поднимется настоящая буря. Особенно в свете последних событий. Ведь выходит, что наша семья и конфликты за территории разжигает, и нарушает устои вампирского мира, беря в жёны бывших людей. На Майю свалится очередная порция негодования, но она сильная и не испугается, а вот Ванда может и растеряться на Совете. Особенно когда все наперебой начнут выказывать своё недовольство. Соответственно надо как-то её подготовить к этому. Тут один дед может испугать её, а Совет и подавно. Чтобы такого придумать?".
   -Предлагаю вот что, - тем временем сказала Майя. - Аскольда едут встречать все, кроме Дамиса и Ванды. В самом аэропорту расскажем ему и про Ванду и про всё остальное...
   -Аскольд тебя в первую очередь начнёт клевать, - сказал отец. - Поверь мне. Даже я сначала высказал претензии к тебе и был зол именно на тебя.
   -Верю, - Майя улыбнулась. - И когда всё начиналась, я не сомневалась, что будет именно так, поэтому готовилась к этому. Так что лучше, если Аскольд выкричится на меня по дороге домой.
   -Пусть только попробует кричать на тебя, мамочка, и мы ему такое устроим! - подал голос Рей и сжал кулачки, а Лари согласно кивнула головой.
   -Заступники вы мои, спасибо, - она с любовью посмотрела на них. - Но всё же надо дать деду покричать, а то он потом взорвётся. Так что обещайте, что будете молчать.
   -Обещаем, - подумав, недовольно сказала Лари.
   -Тогда выезжаем все, а там посмотрим по ситуации, - произнёс Гера. - По дороге домой всё расскажем, а заодно распланируем наши действия на Совете. Суон требует собрать его завтра вечером и времени у нас не так много.
   -Так долго кататься на лимузине у вас вряд ли получится, - подал голос я.
   -Но пока он не свыкнется с мыслью о Ванде везти его домой нельзя, - тихо сказала Майя.
   -Знаешь, Дамис, а езжайте-ка вы пока к себе, а как первая буря уляжется, мы вам позвоним, - произнёс отец.
   -Действительно, - согласился Гера. - Так лучше всего.
   -Хорошо, - поднявшись, мы со всеми попрощались и вышли во двор.
   Уезжать мне не хотелось, и даже более того, было бы лучше принять весь удар на себя, чтобы как можно меньше досталось Ванде, но бросить её я сейчас не мог. "Если я оставлю её одну, это только усугубит ситуацию. Надумает себе чёрт знает что. И так уже винит себя во всём, а если ещё часа два-три побудет одна, вообще себя съест, и к моменту знакомства с Аскольдом будет полностью деморализована. Лучше её сейчас не бросать, а с дедом после разберусь. И потом, я даже знаю чем нам заняться, пока не позвонят" - я улыбнулся, усаживая Ванду в машину. "Сейчас ей как раз надо расслабиться".
   -Дамис, прости. Я столько неприятностей принесла вашей семьей, - прошептала Ванда, когда мы выехали со двора, и виновато посмотрела на меня. - Мне так жаль. Теперь и Аскольд, и Гера с Майей могут лишиться всего.
   -Хорошая моя, ты опять несёшь чушь! Повторю слова Майи - всё к лучшему! И даже скажу больше - для нас с тобой это идеальная ситуация. Дед у нас своеобразный, и пилит всех и всегда, но если кто-то посторонний начинает наезжать на семью, он будет рвать его до последнего. Тебе Майя рассказывала, что даже не принимая её вначале, он жестоко отомстил Дрейфусу, когда тот посмел её выкрасть? - она кивнула. - И хоть пилить её он продолжал и после этого некоторое время, но никому в обиду не давал. Точно также будет сейчас, вот увидишь. Ну, побухтит он на тебя и на меня чуть-чуть, а на Совете устроит такой разгон, что всем будет мало места. Плюс и мой отец не даст тебя в обиду, поверь. Уже два Лорда встанут на твою сторону. Да и тот же Игриз, Лорд Австралийского клана, высказывать претензии не решится, потому что Евсей вскоре станет его зятем, и портить с ним отношения не в его интересах. Чоко, Лорд Южно-Американского клана, тоже не посмеет возмущаться, потому что дела далекой Европы, России и Азии его мало интересуют, а наш клан его сосед, и ему выгоднее с нами дружить. А теперь посчитай - даже если деда выкинут из голосования, остаётся шесть Лордов, три из которых на нашей стороне...
   -А если Африканский Лорд встанет на сторону этого Суона? Что тогда? Ведь будет три на три.
   -Будет прецедент, но в этот момент на сцену выйдешь ты, и глядя Хотону в глаза, прикажешь рассказать всю правду отцу, - представляя какой эффект произведёт это признание, я улыбнулся. "Только вот боюсь, посчитать ему лично зубы за нападение на Ванду я уже никогда не смогу, потому что Суон своего сыночка порвёт прямо на Совете". - Не испугаешься? Сможешь это сделать?
   -Смогу, - робко произнеся это, она посмотрела на меня. - В конце концов, я всю эту кашу заварила, - и, вздохнув, добавила: - Эх, знала бы я тогда про свои способности, когда он на меня напал, и уже тогда бы показала ему, почём фунт лиха.
   -Ничего страшного. Так будет даже эффектнее и дед перестанет проявлять своё недовольство, когда воочию увидит, на что ты способна, - уверенно ответил я и подмигнул ей.
   -Надеюсь, - она несмело улыбнулась и снова тяжело вздохнула.
   "Надо срочно отвлекать её от всех этих мыслей! А то она начинает хандрить. Ну, ничего, вот сейчас приедем домой, и устроим себе пару разгрузочных часиков. Думаю, заниматься любовью уже будучи вампиром ей очень понравится, потому что ощущения более яркие, да и мне интересно каково это будет с Вандой-вампиром". Внутри уже начало расти возбуждение, когда я представил себе, что меня ожидает дома, и сильнее выжал педаль газа, желая как можно быстрее добраться туда.
   Приехав к дому и зайдя в квартиру, Ванда оглянулась и спросила:
   -Чем будем заниматься, пока нам не позвонят?
   -Естественно, любовью, - весело ответил я и, подхватив её на руки, понёс к кровати. - Или тебе не интересно попробовать это уже в теле вампира?
   -Интересно, - она рассмеялась. - Просто как-то это странно. Все там сейчас за нас отдуваются, а мы...
   -А мы расслабляемся, перед тем как вступить в бой! Или ты предлагаешь нервно метаться по квартире в ожидания звонка?
   -Нет, лучше заняться любовью, - подумав, ответила она и, обняв меня за шею, поцеловала.
   Поставив её на ноги, я снял с неё свитер и майку, а потом прижал к себе. Теперь тело Ванды было не таким горячим, как раньше, но обнимать её оказалось не менее приятно, и по коже побежали мурашки, когда она толкнула меня на кровать и хитро улыбнувшись, села сверху.
   -Помучить тебя что ли?
   -Или мне тебя? - мгновенно уложив её на спину, спросил я, и принялся расстёгивать её джинсы.
   -Ооо, потянуло на миссионерские позы? Девочка снизу, мальчик сверху?
   -Нет, моя хорошая, будет по-другому! - сняв с неё всё одежду, и я восхищением посмотрел на неё и, наклонившись, начал целовать её тело.
   Желание с каждой минутой возрастало и хотелось как можно скорее заняться с ней любовью, поэтому поднявшись с кровати и снимая с себя одежду, я скомандовал:
   -Повернись ко мне спиной, и упрись руками в стену.
   Ванду бросила на меня лукавый взгляд и, встав на колени, тут же исполнила мою просьбу, поманив к себе пальчиком.
   "Нет, ничего не изменилось. Тепло её человеческого тела ни при чём. Я хочу её по-прежнему и даже больше" - медленно входя в неё, и закрыв глаза от наслаждения, подумал я.
   Скользнув одной рукой ей между ног, а второй прижимая её к себе, я двигался и постанывал от удовольствия. "С ней мне точно никогда не надоест заниматься любовью. Особенно теперь, когда она стала одной из нас и можно забыть об осторожности и хрупкости её человеческого тела"...
   Два следующих часа я не выпускал Ванду из кровати и готов был ещё столько же заниматься с ней любовью, но нас прервал телефонный звонок отца.
   -Да?
   -Приезжайте, - весело бросил отец. - Аскольду уже не терпится поговорить с тобой и встретиться с Вандой.
   -Как он воспринял новость? - тон отца меня не удивил, потому что доставать деда было его любимым занятием.
   -Словами это передать тяжело! Кричал так, что у всех уши закладывало, но проблемы в Совете сейчас для него важнее и он больше зол на это. Хотан с Суоном для него вообще сейчас враги номер один, особенно Хотан, как ты понимаешь. А то, что и у Ванды есть способности, его здорово обрадовало, так что думаю, всё пройдёт нормально. Нотации он естественно почитает, но думаю, сильно протестовать не будет.
   -Хорошо, тогда мы выезжаем, - сказав это и положив трубку, я посмотрел на Ванду. - Ну, что поехали знакомиться с дедом?
   -Поехали, - она улыбнулась. - Всё равно когда-то придётся с ним знакомиться и чем быстрее это произойдёт, тем лучше.
   Через сорок минут мы уже снова въехали во двор дома моих родителей. Заглушив двигатель, я поцеловал Ванду и сказал:
   -Главное, ничего не бойся. Пусть Аскольд говорит, что хочет, ты на это не обращай внимания, ясно?
   -Ясно, - кивнув, она с опаской посмотрела на входную дверь. - Пошли уже, чем быстрее начнётся, тем быстрее закончится.
   Я улыбнулся. "Моя девочка! Даже боясь, будет идти вперёд, а не трусливо прятаться в кустах". Выйдя из машины, я открыл её дверь и, взяв за руку, повёл к дому. Как только мы вошли в холл, нам навстречу выбежала Лари и, бросившись к Ванде, протянула ручки.
   "Вот она женская солидарность! Понимает же козявка, что пока Ванда будет держать её на руках, Аскольд постесняется кричать" - пытаясь не рассмеяться, подумал я, наблюдая за тем, как Ванда берёт её на руки. "Эх, дед реально попал! У него просто нет шансов, выстоят против нас всех!".
   Подмигнув Ванде, я придал лицу серьёзное выражение и, обняв её за талию, повёл в гостиную. Там собрались все и когда мы вошли, наступила мёртвая тишина.
   -Здравствуй, бабуля, - подойдя к Соломее, держащей на руках Каядэ, я поцеловал её в щёку, а потом повернулся к деду, который единственный из всех стоял. - Привет, Аскольд! Как долетел?
   -Думаешь, я расположен обмениваться любезностями в данной ситуации? - нахмурившись, бросил он. - Когда я садился в самолёт, я был Лордом огромного клана и считал, что наши позиции незыблемы. А приземлившись, узнаю, что наши территории хотят разделить, а меня лишить титула! И из-за кого? - говоря последние слова, он грозно посмотрел на Ванду.
   Но она спокойно ответила на его взгляд, даже не моргнув и я улыбнулся, про себя похвалив её, а вслух сказал:
   -Да, дед, я тоже разочаровался в своём друге. Не знал, что он настолько коварен, что даже своего отца хочет убить. Но благодаря Ванде и Майей мы быстро решим все эти вопросы на Совете.
   -Вы решите! Вы уже тут такого нарешали и наворотили, что теперь не знаешь с какой стороны подойти, чтобы всё это уладить! - закричал он.
   -Аскольд, ты сгущаешь краски, - закинув ногу на ногу, спокойно произнёс Гера. - Это проблема решается в два счёта, а Суон потом ещё и руки тебе целовать будет, когда узнает правду. Так что расслабься и перестань пугать детей своими криками. Поверь, Ванду ты этим не испугаешь.
   Аскольд бросил на Геру недовольный взгляд, а потом посмотрел на меня, но когда понял, что и я не испытываю перед ним трепетного страха, пристально посмотрел на Ванду. Она с невозмутимым выражением лица смотрела на него и, отойдя от окна, он стал на неё надвигаться.
   -Итак? Значит, ты и есть очередной человек, который хочет втереться в нашу семью? - угрюмо спросил он, окидывая её взглядом.
   -Вряд ли я имела бы шансы втереться в вашу семью, если бы вы когда-то не разрушили мою, - спокойно ответила она.
   -Что?! Да как ты смеешь меня обвинять в чём-то? - Аскольд с негодованием посмотрел на неё.
   -Я вас ни в чём не обвиняла, а констатировала факт. Если бы мой отец не попал в вашу Игру, то продолжил бы жить долго и счастливо. И соответственно моя мама не спилась бы, а у нас в доме не шлялись типы, от которых я должна убегать. А значит и не попала бы под машину и не встретила вашего внука. Так что если ищете крайних или виновных, я точно не из их числа и...
   -Нет, вы посмотрите какая наглость! - с изумлением воскликнул он. - Вы что, люди, сейчас все такие? Мало мне было Майи, так ещё и ты будешь учить меня жизни!
   -Я вас не учу жизни, а выкладываю простую логическую цепочку. Я не причина всех ваших несчастий, а следствие ваших же действий. Могу более подробно и аргументированно всё изложить.
   Слушая, как сдержанно Ванда отвечает на слова деда, я с гордостью смотрел на неё. "Вот умница! Так всё перевернула, что дед ещё и виноват! А он злится, что ему крыть нечем, потому что с этим не поспоришь".
   Аскольд больше минуты пристально смотрел на неё, а потом недовольно пробормотал:
   -Это же надо! Всю жизнь растил детей и внуков, правил кланом, укреплял его позиции, чтобы оставить своим потомкам, и думал, что на старости лет смогу пожить спокойно, а тут что не день и такие вот новости! Да ещё и второй человек в клане!
   -Эй, ты там не протягивай свои жадные ручки к нашей Ванде! - весело воскликнул отец. - И не тяни одеяло на себя! Ванда в клане Янтра, и к твоему клану не относится!
   -Дедуля, тебе было бы скучно жить спокойно, - уверенно произнесла Лари, и все рассмеялись.
   -Устами младенца глаголет истина, - невинно посмотрев на Аскольда, произнесла Майя.
   -Только твоего голоса здесь и не хватало! Мы ещё с тобой поговорим на эту тему! - он недовольно посмотрел на неё.
   -Конечно, поговорим. А если ты вдруг забудешь, я обязательно напомню, - самоуверенно улыбнувшись, бросила она.
   -Всё понятно. Вы все объединились против меня, - вздохнув, сказал он и, посмотрев на Лари сказал: - Бросай эти свои женские штучки и не цепляйся за шею Ванды, мне надо с ней поговорить.
   -А кричать будешь?
   -Не буду, обещаю, - спокойно сказал он и все дружно рассмеялись, когда она погрозила ему пальчиком, перед тем как отпустить шею Ванды и встать на пол.
   "Буря прошла, и дед быстро сдался" - с радостью подумал я, усаживая Ванду на диван, и садясь рядом.
   -Итак, - он сел в кресло напротив, и внимательно посмотрел на неё. - Я уже видел, как мой сын собирает цветочки, но вы могли всё это и сфабриковать. Поэтому я хочу убедиться в твоих способностях.
   Ванда посмотрела на него, потом не спеша оглянулась вокруг, и мы замерли, не зная чего ожидать, а она улыбнулась и мягко сказала, посмотрев ему в глаза:
   -Хорошо, я с удовольствием их продемонстрирую, но знаете, вон на том окне небольшое пятно и оно мешает мне сосредоточиться. Вы не могли бы обернуться полотенцем, чтобы не запачкать штаны, и на шею повязаться слюнявчик Каядэ, чтобы и воротничок рубашки не пострадал, и помыть окно? Ведь вам же не трудно?
   -Конечно, не трудно! Я быстро, без меня не начинайте! - он вскочил на ноги и выбежал из комнаты, а мы дружно прыснули от смеха.
   -Окошко помыть? - сквозь смех, пробормотал отец. - Это нечто! Где мой мобильный телефон? Надо это снять.
   Все бросились доставать свои телефоны, и едва их приготовили, в комнате вернулся Аскольд. Вид у него оказался настолько смешной, что мы с трудом сдерживали себя, чтобы вслух не рассмеяться. Обернувшись поверх одежды большим банным полотенцем, он повязал слюнявчик Каядэ вокруг своей шеи, а всю эту картину дополняла небольшая тряпка и емкость с жидкостью для мытья окон.
   -На каком окне пятно? - с готовностью спросил он и посмотрел на Ванду.
   -Вон на том, - она указал на окно, возле которого он стоял, когда мы приехали. С готовностью кинувшись к нему и, побрызгав жидкостью, Аскольд начал его усиленно натирать.
   Мы же дружно принялись снимать все эти дела на мобильные телефоны, и из последних сил сдерживались, чтобы громко не рассмеяться. Но когда Аскольд отошёл на два шага от окна и начал крутить головой, глядя на него под разными углами, отец не выдержал и, сложившись пополам рассмеялся, а дальше началась цепная реакция и через пару секунд все уже чуть ли не катались по полу. В этот момент до Аскольда, по-видимому, дошла вся абсурдность этой ситуации и, замерев на секунду, он зло сдёрнул с себя слюнявчик и полотенце, а потом отшвырнул и жидкость с тряпкой.
   -Прошу прощения за такую вольность, - Ванда робко посмотрела на него. - Но я подумала, что на личном опыте вы быстрее поверите, и у вас не останется сомнений на мой счёт.
   Он секунд десять хмуро смотрел на неё, а потом рассмеялся и сказал:
   -Ладно! Прощаю! Но больше со мной такое не смей проделывать!
   -У меня и в мыслях не было, - заверила она.
   -А записи все должны немедленно стереть! - строго обведя всех взглядом, приказал он.
   -Ага, сейчас! - пробормотал мой отец. - Я свою стирать не собираюсь! И на досуге буду пересматривать, как ты моешь мои окна.
   -Ванда, детка, я буду с нетерпением ждать тебя к нам в гости, - утирая слёзы, произнесла бабушка. - Хочу дома затеять генеральную уборку, и помощь Аскольда мне придётся очень кстати.
   -Ну всё, понеслось, - пробурчал Аскольд. - Мне теперь этого век не забудут.
   -Дольше, дорогой, дольше, - бабушка с улыбкой посмотрела на него.
   Обняв Ванду, я прижал её к себе и, поцеловав в щёку, наконец-то расслабился, понимая, что всё позади, и моя девочка с достоинством выдержала проверку и недовольство деда. "Осталось поставить Хотана на место и всё будет хорошо! Но это уже ерунда!".
  
  
   Глава 24.
  
   Ванда.
   Мы летели в Индию, в город Бангалор, потому что Совет созывал Суон и соответственно все собирались на его территории, и я немного волновалась. "Буду надеяться, что и там всё пройдёт гладко. Ведь с Аскольдом всё получилось".
   Хотя встреча с Аскольдом стоила мне больших моральных сил. Огромным усилием воли я заставляла себя не паниковать и не трястись от страха, особенно когда он обратился ко мне и начал надвигаться. "Наверное, если бы Лари не сидела у меня на руках, а Дамис не стоял рядом, я бы развернулась и убежала".
   Но всё быстро закончилось, и я испытывала благодарность всей семье, что они за меня заступились и приняли первоначальный удар на себя. "Какие же они все хорошие" - обведя их взглядом, подумала я.
   "Я знаю их чуть меньше трёх месяцев, а уже не представляю, как раньше жила. Узнав их, я обрела всё. Майя стала для меня лучшей подругой, а её муж Гера, одним из основных моих заступников. А ведь когда мы познакомились, я боялась его до дрожи в коленках" - я улыбнулась, глядя на то, как он с ласковой улыбкой слушает свою жену. "С Кэрри и Аларихом я знакома сутки, а я уже чувствую к ним расположение. Вот такие и должны быть родители, и однажды я назову их - папа и мама, вкладывая в эти слова всю любовь, которая не нужна была моей матери. А Соломея с Аскольдом... Соломея оказалась совсем не такой, как я думала после первой встречи. Тогда мне показалось, что она злая ведьма, которая хочет лишить меня счастья, а сейчас поняла, что не права. На самом деле она оказалась очень мягкой и доброй женщиной, которая с любовью и гордостью смотрела на всю семью, к которой теперь относилась и я. Ну, а Аскольд... Своеобразный мужчина, этакий домашний тиран, который хочет казаться грозным, а на самом деле, как говорила Майя, в душе добрый. Наверное, таким и должен быть глава большого семейства, наделённый немалой властью".
   Вспомнив, как он мыл окно, я улыбнулась. Конечно, было рискованно заставлять его это делать, но я пошла ва-банк и не пожалела. Он убедился в моих способностях, а все остальные от души повеселились.
   "Жизнь всё-таки странная штука. Из-за вампиров я потеряла настоящую семью, но они же дали мне и новую семью, и настоящую любовь. Парадокс какой-то получается, или предательство?". Я очень хотела надеяться, что отец всё же понял бы меня, если был бы жив. "Не попади он тогда в Игру, и моя жизнь сложилась бы совсем по-другому. А самое страшное, в ней не было бы Дамиса" - сжав его ладонь, я с любовью посмотрела на него.
   "Да, они все вампиры, и убивают людей. Но ведь и среди людей есть монстры, и они намного страшнее. У вампиров это способ питания, а соответственно и выживания, а у людей это никак не оправдывается, и они совершают преступления ради своего удовольствия, а это намного хуже".
   "Эх, ну вот я уже и оправдываю свою семью. Лучше вообще об этом не думать, а просто жить" - тяжело вздохнув, решила я. "Иначе меня опять начнут раздирать противоречия и ничего хорошего из этого не выйдет. Я сама теперь вампир, и надо учиться смотреть на мир несколько иначе. У меня есть донор, и я буду стараться не брать на душу грех убийства, а уж как там дальше сложится - жизнь покажет. Вон Майя, тоже ведь была человеком, а сейчас спокойно охотится, убирая с улиц всякую мразь".
   От мыслей меня отвлёк тихий смех Алариха, и я улыбнулась, поняв, что он пересматривает видео на телефоне. Аскольд, тоже поняв это, нахмурился, а потом пробурчал:
   -Подожди, ты следующий на очереди и мы ещё заставим тебя Снегурочкой нарядиться на Новый Год.
   -Не, - самодовольно протянул он. - Ванда со мной так не поступит. Правда же? - он выжидающе посмотрел на меня.
   -Правда, - улыбнувшись, ответила я.
   -Да, действительно, лучше придумать что-то поинтересней костюма Снегурочки, - подал голос Гера.
   Все дружно рассмеялись, а мой будущий свёкр поджал губы, но потом всё же улыбнулся:
   -Что, сделаем целый фильм из фокусов Ванды? Я не против!
   -Всё это, конечно, весело, - задумчиво сказал Аскольд, когда все успокоились. - Но никто не задавался вопросом - почему и у Ванды, и у Майи есть такие способности? Два обращения, и у двоих такие таланты? На случайность это мало похоже, хотя и этого не исключаю.
   -Я уже думал об этом, - произнёс Гера. - Мне тоже кажется, что на случайность это не похоже. Последний раз мы обращали человека более ста лет назад, и с того момента мир сильно изменился. Ритм жизнь ускорился, и людям пришлось подстраиваться под него, подключая резервные возможности своего организма, чтобы успевать за всем и учиться новому. Может дело в этом? А может и в том, что появились люди-индиго. Майя ведь упоминала их в своей книге, и я просмотрел информацию на таких людей. У всех них зафиксированы мутации на генном уровне, и обращение могло дать вот такой эффект, в виде проявления способностей. Ванда и Майя могли быть людьми-индиго. А может вообще дело в пережитом стрессе. У Майи это было участие в Игре, а у Ванды сначала авария, а потом открытие того, что мы те, из-за кого её семья когда-то пострадала. Думаю, чтобы получить ответ на этот вопрос надо провести ещё пару-тройку обращений, выбрав трёх разных людей, и тогда мы уже будем иметь представление, в каком направлении дальше думать.
   -Согласен, - подумав, ответил Аскольд. - Но этим займёмся позже, сейчас главное Совет.
   Самолёт пошёл на посадку и нас попросили пристегнуть ремни.
   -Ну что, одевай свою маскировку, - с улыбкой сказал Дамис и протянул мне парик и очки.
   -Побуду блондинкой, - весело ответила я, натягивая парик, который Майя купила ещё в Нью-Йорке, чтобы Хотан не узнал меня раньше времени.
   А через два часа мы уже вселялись в отель. Все дети остались дома под охраной вампиров Алариха, но его помощники, и помощники Аскольда составляли немалую свиту, поэтому для нас зарезервировали целый этаж. Как только все устроились, мы собрались в номере Аскольда и он начал раздавать инструкции.
   -В зал спускаются все, кроме Ванды и Дамиса. Я хочу посмотреть на реакцию Лордов, когда Суон будет плести свою чушь, а так же хочу посмотреть на результаты голосования. Разделение территории серьёзная заявка, и уже после этого можно делать окончательные выводы - кто нам друг, а кто враг. А затем ты, Аларих заявляешь, что твой клан пополнился обращённым человеком и мы вводим Ванду в зал. До этого все молчим про неё, понятно? - все согласно кивнули и он повернулся ко мне. - А ты, чтобы в зале не услышала и не увидела, реагируешь спокойно и сдержанно. У тебя одна задача - поймать взгляд Хотана и отдать приказ рассказать всю правду о группе заговорщиков, которую он уничтожил.
   -Хорошо, - ответила я, чувствуя волнение и повторила: - Мне нужен только Хотан.
   -Ещё вопросы есть? - спросил он, окинув всех внимательным взглядом.
   -Нет, и нам уже пора спускаться вниз, - произнёс Аларих, посмотрев на часы.
   -Тогда пошли.
   Все дружно поднялись со своих кресел и двинулись к двери, а когда мы остались одни с Дамисом, я громко выдохнула.
   -Волнуешься? - ласково спросил он и, подойдя, сел в кресло, а затем усадил меня к себе на колени и обнял.
   -Волнуюсь, - прошептала я. - От меня ведь зависит судьба всего клана Аскольда, а вдруг я только на вас могут так воздействовать, а другие этому не поддаются?
   -Поддадутся, - успокаивающе погладив меня по спине, сказал он. - Зря волнуешься. Я в тебя верю, и верю, что всё получится. И вообще, есть более важная тема, которую я хочу с тобой обсудить.
   -Какая? - я с интересом посмотрела на него, не понимая, что может быть важнее Совета.
   -Наша свадьба, - он улыбнулся. - Хочу как можно скорее жениться на тебе. Поэтому предлагаю обсудить дату.
   -Свадьба... - мечтательно произнесла я и улыбнулась. - Хитрый ты, знаешь, чем меня отвлечь, чтобы я не переживала.
   -Я бы с удовольствием отвлёк тебя по-другому, - поцеловав меня в шею, пробормотал он, и я рассмеялась, когда он просунул руку под блузку и начал водить по коже рукой.
   -Нельзя. Давай просто тихонько посидим, чтобы я успокоилась, - попросила я.
   -Хорошо.
   Положив ему голову на плечо, я закрыла глаза и постаралась выбросить все мысли из головы, сосредоточившись на вдохах и выдохах Дамиса и чувствуя, как по телу разливается спокойствие. "Как же я люблю его, и только рядом с ним чувствую себя абсолютно счастливой, даже когда он вот так просто обнимает меня". Перед глазами стали появляться картинки будущей жизни, наши дети и внуки, и я улыбнулась.
   Мечтая, я потеряла счёт времени и забыла о происходящем, поэтому, когда дверь открылась, и на пороге появился помощник Алариха, Наур, я испуганно вздрогнула.
   -Пора, - сказал он, и мы с Дамисом поднялись на ноги.
   -Как всё прошло? - спросил он, когда мы вышли из номера и направились к лифту. - Как проголосовал Муби?
   -Лорд Африканского клана занял сторону Лорда Аскольда, - с достоинством ответил Наур, и мы с Дамисом улыбнулись. - Слова Хотона и представленный им заговорщик не убедили остальных Лордов, что ко всему причастен именно Лорд Аскольд, потому что заговорщик никогда не слышал его имени, и не видел его самого в лагере, где шла подготовка. Хотан пытался сказать, что Лорд Аскольд действовал через посредника, но без прямых улик все Лорды кроме, Европейского и Азиатского, не стали выносить решение о разделении территории клана.
   -Суон, наверное, рвал и метал, - весело бросил Дамис. - А что с Вандой?
   -Если выразиться двумя словами - это шок и возмущение, но Лорд Аларих сразу дал понять, что ничего не желает слушать, и просто ставит всех в известность, что у него в клане пополнение. Лорд Дрейфус пытался высказать своё негодование и опять поставить вопрос о разделении территории Славянского клана, потому что уже второй потомок Лорда Аскольда выбирает человека, но ничего не получилось. Ванда относится к клану Янтра, и соответственно клан Лароли не несёт ответственности за ваше решение.
   -Вот видишь, моя хорошая, никаких проблем не возникло! - Дамис посмотрел на меня и улыбнулся. - Все проблемы уже решены, и переживать не стоит. Ты просто сейчас выйдешь, и так сказать на десерт, прикажешь Хотану рассказать всю правду, чтобы окончательно поставить на колени Дрейфуса и Суона, и чтобы у них даже мимолётной мысли не возникало в будущем строить козни нашим кланам.
   После слов Наура и Дамиса у меня как будто с плеч упал тяжёлый камень и я, улыбнувшись, сказала:
   -Значит, так и сделаем!
   Подойдя к дверям конференц-зала, мы остановились, и Наур вопросительно посмотрел на меня. Глубоко вздохнув, я кивнула ему, и крепко вцепившись в руку Дамиса, постаралась придать своему лицу непроницаемое выражение. Двери распахнулись и мы вошли. Сказать, что в зале наступила тишина - это ничего не сказать, потому что я не слышала даже дыхания присутствующих. На меня уставилось, по меньшей мере, тридцать пять пар глаз, и я кожей чувствовала их, пока шла к большому круглому столу.
   Нам навстречу поднялся Аларих, и когда мы с Дамисом, подошли к столу, встал рядом со мной и, обняв за плечи, произнёс:
   -Прошу любить и жаловать, это Ванда, невеста моего сына Дамиса и в скором времени вы получите приглашение на их свадьбу.
   -Я не сомневался, что именно эта девка здесь появится, - прошипел Хотан, в абсолютной тишине.
   Дамис дёрнулся вперёд, но я сжала его ладонь и, посмотрев в глаза Хотана, произнесла:
   -А я не сомневаюсь, что ты прямо сейчас захочешь рассказать своему отцу правду о заговоре и о том, кто на самом деле являлся зачинщиком и какие цели преследовал.
   Он оцепенел на секунду, а потом повернулся к своему отцу и сказал:
   -Да, хочу! На самом деле всё это придумал я. Надоело ждать, когда ты сдохнешь, и я займу твоё место! Ты уже пожил, и теперь должен уступить дорогу молодому и более сильному Лорду, и мне надоело слушать твои нравоучения и наставления....
   Чем дальше он говорил, тем большее изумление читалось на лице его отца, а затем зал взорвался и все заговорили одновременно, поэтому голос Хотана потонул в общем шуме, и все потеряли ко мне интерес.
   -Вот и всё, - прошептал Дамис, улыбнувшись мне. - Ты умница, а теперь отпусти мою руку, хочу кое-кому вырвать язык, когда он всё расскажет...
   Договорить Дамис не успел, потому что раздался пронзительный женский крик, и все повскакивали со своих мест.
   -Что там происходит? - испуганно спросила я, не понимая слов женщины.
   -Суон, по-видимому, подписал своему сыну смертный приговор, - с отвращением сказал Дамис. - А его жена против этого, и умоляет не убивать сына.
   Глядя на лицо женщины, я испытала к ней жалость. "Бедная мать. Она в этой ситуации меж двух огней". В этот момент Суон кивнул мужчинам находящимся рядом с ним, и те, схватив сына под руки, вывели его из зала.
   Пока я провожала их взглядом, к нам подошли все члены семьи во главе с Аскольдом.
   -Ну что ж, - произнёс он. - Думаю можно возвращаться домой. Здесь нам делать больше нечего. А ты, Ванда, молодец. Держалась с достоинством и не опозорила нашу семью.
   Все бросились меня целовать и поздравлять с представлением на Совете, но откуда-то сбоку раздался мужской голос:
   -Аскольд, приношу свои извинения. Суон предоставил мне неверную информацию, и я сделал поспешные выводы.
   Повернувшись на голос, я увидела высокого светловолосого мужчину, лет пятидесяти, а рядом с ним красивую девушку, которая с презрением смотрела на всех нас, держа под руку молодого человека.
   -Надеюсь в будущем, Дрейфус, ты будешь более рассудителен и, принимая важные решения, станешь более тщательно взвешивать все возможные последствия, - холодно ответил Аскольд и кивнул ему.
   -Не сомневайся в этом, - так же холодно ответил он.
   -Главное, что мы приняли самое важное решение правильно, - с омерзением посмотрев на меня и на Майю, подала голос девушка. - А именно, не связали наш клан с вашим кровными узами. Какой позор! Мало было одной... - она запнулась, глядя на Майю, но потом продолжила: - Так ещё и вторую притащили.
   -Иви, дорогая, я тебя поздравляю! Ты наконец-то смирилась с тем, что Гера тебя бросил, и нашла позитивную сторону в этом? Умничка! - сладко пропела Майя.
   Поняв, что передо мной Европейский Лорд, со своей дочуркой, которая когда-то портила жизнь Майей и Гере, а теперь ещё и свысока на всех нас смотрела, я не удержалась и сказала, глядя ей в глаза:
   -Ты бы ещё правильное решение приняла по поводу своей причёски. Выглядит ужасно, побрейся лучше налысо.
   Она замерла, а её отец бросил на меня высокомерный взгляд и двинулся вместе с дочуркой и её муженьком к выходу.
   -Ванда, а ты у нас жестокая, - смеясь, произнёс Гера. - Иви так гордится тем, что она натуральная блондинка и так кичится своей шевелюрой, а ты её налысо! Она же лет пять прохит с абсолютно лысой головой, пока не отрастёт хоть лёгкий пушок, а потом ещё лет тридцать будет отращивать длинные волосы.
   -А почему так долго? - удивлённо спросила я.
   -Потому что волосы, это не раны, и растут они у нас очень-очень медленно, - сказал Дамис.
   -Тогда я её догоню и скажу, чтобы она не брилась!
   -Не надо! Иви не помешает слегка проучить! - Гера рассмеялся. - Чтобы она боялась, даже случайно с нами встретиться. Она же сюда приехала позлорадствовать и посмотреть как Аскольда и меня лишают клановых территорий, и надеялась увидеть здесь шоу. Вот она его и получит - сама от себя.
   -Ну, тогда пусть бреется, - проводив её взглядом, ответила я, и все рассмеялись.
   -Что не говори, а семья у меня хорошая! - довольно осмотрев всех, произнёс Аскольд.
   -О! Наконец-то ты это сказал! - воскликнула Соломея, и поцеловала своего мужа в щёку.
   -Но если мы через час не будем в аэропорту, я передумаю и заберу свои слова назад! - грозно произнёс он. - Команда понята?
   Все дружно кивнули и потянулись к выходу из зала. "И я тоже член этой большой семьи!" - в сердце всё пело. Теперь, когда я знала, что в трудную минуту всегда найдётся тот, кто меня выслушает, и утешит, если надо, и всегда поддержит, жизнь казалось прекрасной и безоблачной.
  
   Эпилог.
   (три месяца спустя)
  
   Дамис.
   Новогодние праздники удались на славу. Мы, всей семьёй приехали к деду, и гостили уже неделю, ставя дом на уши. Лари с Реем по-прежнему проказничали, но теперь к их шалостям присоединилась и Каядэ, которая уже научилась ходить, и в точности повторяла все действия своего двоюродного брата и сестры. И за эту неделю Аскольд не раз пострадал, но мужественно сносил все испытания, выпавшие на его голову, а мы все дружно подтрунивали над ним.
   Часы полночь и дети наконец-то успокоились, перестав оглашать своими криками дом, поэтому все собрались в большой гостиной перед камином, и тихо беседовали. А я, обняв Ванду, перебирал в голове события последних трёх месяцев.
   Через месяц, после возвращения с Совета, мы с Вандой сыграли шикарную свадьбу с большим количеством гостей, и я был уверен, что никогда не забуду тот день, и то, с какой любовью она тогда на меня смотрела, идя в роскошном алом платье. А потом была наша первая брачная ночь, после которой мы почти полтора месяца путешествовали по всему миру, и казалось, что счастливее меня никого нет. Дни наполнились радостью и смехом, а ночи любовью и страстью, и порой я ловил себя на мысли, что с каждым днём люблю её всё больше.
   В том же путешествии Ванда впервые вышла на охоту, хотя и долго сомневалась, что не сможет это сделать, но обстоятельства заставили, и она решилась, выбрав самый криминальный район курорта. К моему облегчению всё получилось с первого раза. Она притворилась заблудившейся туристкой и когда ей приставили нож к горлу, приказала рассказать обо всех своих преступлениях, а когда услышала признание, недолго думая вонзила зубки в шею нападавшего, и после этого отказалась от услуг донора, которого приходилось возить с нами.
   Но путешествие пришлось прервать, и мы вернулись домой. Правда, ни она, ни я нисколько об этом не жалели, и наоборот радовались, потому что поняли, что Ванда беременна.
   "Майя оказалась права в своей теории о беременности, и надо как-то её отблагодарить. Вот только как?" - я в очередной раз задался этим вопросом. "Что можно подарить девушке, у которой есть любящий муж, засыпающий её подарками?" - но ответа так пока и не нашлось.
   Сама беременность у Ванды протекала идеально, и мы с нетерпением ждали, пока ребёнок зашевелится, а пол нам сообщила Майя, только прикоснувшись к Ванде, и порадовала нас тем, что родится мальчик. Узнав это, мама начала весело шутить, что теперь и у нас будут свои Рей и Лари, только с небольшой разницей в возрасте, и посоветовала отцу перенимать опыт Аскольда и заранее готовится к жизни наполненной всякими опасностями и мелкими пакостями.
   Я же чувствуя ответственность за свою семью, купил нам большой участок недалеко от родительского дома и принялся за строительство своего собственного, чтобы наш ребёнок не рос в душном городе, и с удовлетворением наблюдал за его строительством, желая поскорее туда переехать.
   "Жизнь прекрасна!" - улыбнувшись, подумал я. И вспомнилось, как в этой же гостиной, пять с половиной месяцев назад я думал о большой семье. "Это же надо, я тогда впервые об этом задумался и в тот же вечер встретил Ванду! Интересно, это совпадение или предчувствие? А впрочем, какая разница".
   Положив руку на животик Ванды, я погладил его и прислушался. Маленькое сердечко уже давно билось внутри, но теперь я хотел как можно скорее почувствовать и толчки своего ребёнка.
   -Что, не терпится? - с улыбкой спросила она. - А ты постучись, может тебе ответят.
   -Стучался уже, молчат. Но можно и ещё раз попробовать, - вздохнув, ответил я, и осторожно постукивая пальцем по животу Ванды, произнёс: - Эй, там, молодой человек, когда вы изволите наконец-то зашевелиться?
   И в этот момент меня ощутимо толкнули в ладонь. Не веря в это, я посмотрел на Ванду и, увидев, что она сама удивлённо замерла, рассмеялся.
   -Ответил!
   -Ответил, - выдохнула она, и с нежностью посмотрела на меня.
   То, что я испытывал в этот момент, нельзя было назвать даже счастьем, потому что это чувство намного больше и сильнее. Прижав к себе Ванду, я просто закрыл глаза и прошептал:
   -Спасибо, моя хорошая, за то, что ты есть у меня, и за то счастье, что ты мне даришь.
  
   (апрель-май 2011)
   Конец.
  
  
Рия Хан

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"