Хан Рия: другие произведения.

Игры вампиров.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today


   Рия Хан (Влада Крапицкая)
  
   Игры вампиров.
  
  
   Пролог.
   За четыре месяца до событий.
  
  
   Вампиры... Хм, одни вопросы.
   Мифы - информации масса, но она очень противоречива.
      -- Виды - вампиры, ламии, упыри, вурдалаки, волколаки, оборотни, носферату и т.д. и т.п. Кто кому подчиняется? Кто с кем воюет? Одиночки или действуют группами? Образ их жизни?
      -- Бессмертие - действительно бессмертны или просто имеют более продолжительный, по сравнению с нами, срок жизни?
      -- Питание - по группам крови, по видам, по национальностям? Правда ли, что кровь животных ведёт к деградации? Можно ли использовать донорскую кровь, или она должна быть тёплой, сразу от человека? И главное - её количество? Вся или несколько десятков или сотен миллилитров?
      -- Принадлежность к кланам. Каин и его 13 внуков? А дальше!?
      -- Сверхспособности.
      -- Правила. Сохранность тайны их существования - это ясно. Но имеет ли право один вампир убить другого? Или за это наказывают? А если наказывают то, как же Старцы?
      -- Старцы? Это те 13 внуков Каина? Для них правила не писаны, если они питаются кровью самих вампиров? Они и есть правящий класс на земле?
      -- Куда исчез Каин и трое его детей от Лилит?
  
  
   Главный вопрос - существуют ли они на самом деле? А если существуют, то где их искать и как они сейчас живут? Давайте подумаем. Сразу предупреждаю - у меня нет ни одного достоверного факта о них. Если бы имелся хоть один, было бы проще строить версии.
   Одна из многих моих версий - есть как кланы, так и одиночки.
   Кланы.
   Скорее всего - один клан, один континент. Одна страна - один клан всё-таки маловероятно, но не исключено на территории большого континента. Если они живут долго, то в любом случае попытаются нами управлять, и тогда все финансовые потоки проходят через них, политика тоже формируется ими. С этим всё понятно. С наукой сложнее. Если деньги выделяют они, зачем тогда им создавать оружие массового поражения, вирусы и всякую дрянь? Ведь если погибнем мы, люди, им тоже не жить. Чем тогда питаться? Или они не могут в полной мере контролировать развитие науки? Получается, у них нет сверхспособностей, иначе они предусмотрели бы, к чему приведут те или иные открытия. Ведь даже люди могут заглядывать в будущее, а вампиры и подавно должны иметь такие способности, ну хотя бы единицы точно. Но с другой стороны, может они предусматривают это и действительно самые опасные открытия приостанавливаются. Сколько учёных погибло только за последние сто лет? Взять хотя бы профессора Михаила Филиппова, более чем странная смерть на пороге обнародования своего открытия? Тут у учёных особого выбора нет - если твою деятельность прикрывают, а ты, как истинный фанатик своего дела идёшь вперёд, тебя убирают.
   Хотя оружие они могут создавать и для уничтожения противоборствующих им кланов. Войны за территорию? Тогда попробуем разобраться с этим. Война в определенной стране может быть и как результатом передела влияния кланов, и как способом скрыть большое количество смертей среди людей. Сейчас войны идут в основном в Афганистане и Ираке. Ирак - это большие запасы нефти, то есть власть и деньги, это ясно. А вот Афганистан? Людей не так много, есть и более населённые районы, где можно попастись, не вызвав никаких подозрений. Да, народ менее образованный и тёмный, но те, кто не полагается на знания и науку, верят в суеверия. Вампирам нравится чувство страха и ужаса, которые они наводят на людей? Может выброс адреналина в кровь, делает её более вкусной? Но люди везде одинаковы и страх перед смертью испытывают тоже одинаково, независимо от образования и уровня жизни.
   Или всё дело в истории? Да, первые люди произошли из Африки. Но все первые цивилизации зародились на Востоке. Те же шумеры. Учёные до сих пор спорят, каким образом, ниоткуда, взялись их законы, знания в математике, астрономии, медицине. Даже у шумеров, как у первой цивилизации, есть упоминания о вампирах. Может где-то на территории Афганистана, Ирака или Ирана (бывшей Персии) есть то, что вампиры ищут? Какой-то предмет, амулет или хранилище знаний, утерянных ими. А если брать в расчёт ещё и Библию, вообще становится интересно. Ведь рай (Эдем) тоже находился на этой территории. А Каин был сыном Адама и Евы.
   Ведь вы, наверное, замечали, что в Ветхом и Новом завете Бог предстаёт разным. В Ветхом завете Бог карающий - изгнание из рая, потоп и т.д. т.п. А в Новом - Бог милостивый и всё прощающий. Да, главная заповедь "не убий", но если ты убил и искренне раскаялся, есть шанс, что тебя простят. Может, Каину и его потомкам было что-то оставлено, что позволит им стать опять людьми? Может, таким образом, Бог из Нового завета оставил им возможность исправиться? Или не Бог, а наоборот? И они ищут, то, что позволит обрести им ещё большую силу? Ведь с каждым последующим поколением вампиры становятся более слабыми. А территория бывшего Эдема - место силы? Владеешь местом силы - владеешь всеми.
   Интересен ещё один момент. Считается, что самое большое количество вампиров проживает на территории США, а эта страна как раз и начинает все конфликты на территории Востока: Ирак, Афганистан и Иран. Значит Американский клан, за что-то усиленно борется? И интересно с кем? С Европейским кланом, или с Восточным? Или Восточного клана не существует? И территория бывшего рая постоянно переходит из рук в руки? Ведь на Востоке тысячелетиями идёт война.
   Хотя тут надо учитывать и предшествующую вторжению на Восток, войну на Балканах. Американский клан сначала решил сильно потрепать Европейский клан? Или уничтожил его? И теперь пройдут века пока сила Европейского клана восстановиться? С кем же тогда они воюют на Востоке? С Азиатским кланом?
   Но это всё отступления от основного. Это их воины, мы всего лишь пешки в этих манёврах.
   Вернемся к науке.
   Я не верю, что они боятся солнечного света. Будь я на их месте и, обладая огромным запасом денег, я бы плотно занялась физикой, химией, биологией и генетикой. В основном генетикой и биохимией. Такой простор для изысканий! Хотя, опять же вопрос - в их организме происходят какие-либо изменения, или нет? Если хоть какие-то химические процессы происходят (они же чувствую голод и переваривают кровь), генетически себя улучшать они могут. И скорее всего, будут.
   Вы вообще обратили внимание, на резкие скачки в развитии науки? Если верить некоторым легендам, в XVI веке был первый сбор, и создали Камарилью, а затем была война с сирами. Новое поколение вампиров имело свои взгляды на жизнь, а старое ничего не хотело менять. Победило новое поколение и стало развивать науку. Начиная с XVII века, открытия посыпались как из рога изобилия, а к началу XX века, я думаю, они и сами уже были не рады этому. Вот тут-то их и сменило ещё более новое поколение. Затем две войны - Первая и Вторая Мировые (мы то люди думали, что боремся за свою свободу, а было-то всё по-другому). И снова резкий скачок в развитии науки. Значит, опять победило более молодое поколение вампиров?
   Наверное, именно в XVI веке наступил переломный момент для мира вампиров. Небольшие кланы, открытое правление, отказ от развития науки, постоянные воины (вспомните историю), а потом объединение кланов, уход в тень и выработка глобальных планов по управлению в сфере политики, развитию науки, увеличению нашей численности (ха-ха, чем нас больше, тем им лучше).
   Легенды, без сомнения, интересны, но сколько в них правды? Думаю, у кланов есть свои информационные центры, которые строго следят за тем, чтобы настоящая информация не просачивалась в Интернет. Некоторые сайты точно создают сами вампиры. Не можешь людей увести от поисков информации, закинь свою утку, и люди поверят. Не факт, что моя точка зрения изложенная здесь, не правда. И это письмо очень быстро исчезнет с сайта.
   На историю тоже особой надежды нет. Версий много. Например, альтернативная история. Некоторые считают, что печать Каина - это отсутствие волос на лице. Якобы Каин был изгнан в Северную или Южную Америку. И все американские индейцы потомки Каина, ведь у них не растут ни бороды, ни усы. Другая версия, общепринятая история, - индейцы майя или ацтеки. Кровавые жертвоприношения, ни что иное, как дань вампиризму. И даже есть бог-вампир - Соц. Но не будем углубляться, хотя там тоже много интересного.
   Так что, думаю, если хотите искать вампиров, ищите их среди правящего класса, среди элиты общества. Хотя такие как они не будут афишировать своё богатство, и мы даже их имена никогда не слышали. Будь я на их месте - сделала бы себе кучу документов на разные имена, разбросала деньги в разных банках мира, опять же - на разные имена, на людях появлялась бы мало, ведь долгая молодость вызывает подозрения. А управлять компаниями могут и люди, их даже не надо посвящать кто и что ты такое. Это мы, люди, любим покрасоваться, похвастаться, показать свои крутые тачки, дома, шмотки, цацки. Мы живём мелочными интересами. А у вампиров всё по-другому. Мне кажется, самая большая проблема вампиров - это скука. За долгие годы жизни, что им отведены, им всё надоедает. Скорее всего, первое время - это круто. Сначала они упиваются своей силой, сознанием того, что более могущественны, чем остальные. Потом у них просыпается интерес к путешествиям. Затем к знаниям. После - к власти и деньгам. Порядок может быть разный и всё зависит от личностных характеристик вампира, но однажды оказывается, что они всё попробовали, всё видели и всё знают. Вот это, по-моему, самое страшное для них. И по этой же причине они скрываются от людей. Им безмерно скучно рядом с нами, с людьми, потому что мы, в общей массе, одинаковы. Нами движут те же мотивы, что и людьми 200, 300, или 400 лет назад. Хотя не скрою, я бы сама пообщалась с вампиром. Но опять же из-за скуки, жажды новых знаний. Однако я понимаю, что им-то со мной будет не интересно общаться. Мы же, люди, не испытываем желания разговаривать с палкой колбасы, с отбивной или свиньёй из которой всё это сделано, так и они.
   Реально найти, наверное, только - одиночек, более молодых вампиров. Если ваша основная цель бессмертие, может и стоит их поискать. Но вы никогда не будете принадлежать к клану, не получите доступа к знаниям и к их возможностям. А если учесть, что с каждым новым поколением сила уменьшается, не факт, что став вампиром, вы получите сверхспособности. Вам достанется лишь жажда и бессмертие. По-моему - тоска.
   Получается, если вампиры всё же существуют, то - одни недоступны, другие - не интересны.
  
   Встреча.
  
   "Вот идиотка! Зачем вообще писала те книги? Жила себе спокойно и горя не знала. А теперь мучайся!" - я выключила компьютер, ругая себя. "И дернуло меня прочитать ту книгу о вампирах! Лучше бы почитывала себе классиков мировой литературы, или любовные романчики, как обычно. Но нет, сначала меня зацепил фильм, а потом и сами книги. Я совершила самую большую ошибку - отпустила свою фантазию на волю", - поморщившись от недовольства, я поднялась и пошла на кухню, делать вторую чашку кофе.
   "И почему именно эти книги? Я ведь читала и Брэма Стокера в розовой юности, а после фильма "Интервью с вампиром" - Энн Райс, но никогда меня не интересовали вампиры, потому что я не верю в их существование. Да, для разнообразия книжки почитать интересно, но не более, а тут меня пробрало. Почему?" - в очередной раз я задалась вопросом и вздохнула. "И не подросток ведь, и не инфантильная барышня, живущая в мире грёз".
   А началось всё невинно - фильм про вампиров, интерес к писателю, написавшему это произведение, сами книги, а потом дурацкая мысль: "А что, если они существуют? Как тогда живут в наше время?" - и тут меня понесло. Покопавшись в интернете, я такого начиталась, что на уши не натянешь, а потом это вылилось в статью. То есть, вначале, это не было статьёй, а просто набором вопросов, которые меня заинтересовали. Написав их, я стала фантазировать, и пытаться найти на них ответ. И из фантазий получилась статья, где я намешала такую гремучую смесь из истории, науки и политики, что сама испугалась. На этом стоило остановиться, но я была бы не я, если бы оставила всё как есть. "И за что только Бог наградил меня таким характером? Почему я такая дура, и не могу сидеть в своей тихой норке и жить спокойно? Ведь все предпосылки для этого есть - своя квартира, хорошая работа, приличный заработок. Живи и радуйся. Нет же, мне надо везде влезть и всё попробовать".
   Найдя несколько сайтов про вампиров, ради интереса, я закинула туда свою статью-фантазию. На этом, наверное, и успокоилась бы, потеряв интерес к этой теме, но... По непонятным причинам статья исчезла с двух сайтов, и это меня очень сильно разозлило. А потом на мой комп пришли такие вирусы, что наши парни из отдела программирования долго пребывали в шоке. Кто-то очень сильно постарался полностью убить мой ноутбук. Я никогда не страдала паранойей или манией преследования, но все эти вирусы и исчезновения статьи мне сильно не понравились. И в очередной раз я решила подразнить судьбу. Вернее, решила пофантазировать более детально.
   Мне никогда в голову не приходило писать книги, а здесь просто прорвало, что для меня самой оказалось большим сюрпризом. Даже в школе я не могла писать сочинения на заданную тему, а на госэкзаменах вообще списала сочинение с книжки "101 сочинение". Но моё упрямство, в очередной раз, сыграло со мной злую шутку. Я села писать книгу о вампирах, но решила все свои фантазии изложить в виде художественной литературы, а не в виде более детальной статьи.
   Вот тогда-то и начались мои мучения. Я выложила книгу в интернет, и теперь каждое утро начиналось с того, что я, трясущимися от волнения руками, включала комп и читала комментарии на свою книгу.
   Конечно, когда я только собиралась выложить книгу, я морально приготовилась, что меня просто заплюют. В конце концом, ну кто я такая? Обыкновенный бухгалтер в большой фирме, маленький винтик в огромной машине, и естественно, я понимала, что писать не умею. Но уже не могла остановиться - написав, захотелось узнать мнение других. Благо, что есть интернет. Можешь сидеть себе за компом в рваном халате и тапочках, или в платье от Шанель, и представляться хоть Анжелиной Джоли, всё равно никто не видит тебя на самом деле. Так и с книгой. Подумав, взяла себе псевдоним, выложила книгу на парочку сайтов, успокаивая себя тем, что даже если всё будет плохо, мои друзья и знакомые всё равно не узнают о моём позоре.
   Однако, как такового позора не случилось. Были как плохие, так и хорошие отзывы. Но это всё равно было мучительно. Те несколько минут, пока включался комп и загружались сайты, казались самыми длинными, а потом я начинала читать комментарии, и сердцебиение приходило в норму, независимо от того, что там писали. Было просто интересно узнать мнение других, не больше. Мучение состояло в другом - когда комментарии никто не писал. Вот тогда я начинала грызть себя и разрываться от двух мыслей. Первая - книга не интересная. Вторая - её вообще мало кто читает. И та, и другая мысль неприятно отзывались внутри.
   Но я уже ничего не могла с собой поделать - это стало моим личным наркотиком. Эти ежедневные посещения сайта и проверки своей страницы стали своеобразным утренним ритуалом, без которого я уже не могла обойтись. Я стала от этого зависима, а так как написала только одну книгу, и никто особо мной не интересовался, понимала, что надо продолжать писать, чтобы люди не теряли интереса к моим книгам. Вариант - бросить всё и забыть, я даже не рассматривала. Вовремя остановиться, к сожалению, я не никогда могла. Правда, надежда на то, что это скоро закончится, была. У меня имелся один существенный недостаток - я быстро теряла интерес ко всему новому. Попробовав что-то, я первое время увлекалась, а потом мне становилось не интересно. И так происходило всегда. Чем я только не занималась до попыток писать - лёгкой атлетикой, танцами, гимнастикой, борьбой, плаванием, скалолазанием, вышиванием, рисованием, в общем, всего и не упомнишь. Поэтому я надеялась, что скоро мне надоест и писать, и каждое утро нервничать, пока запускается ноутбук.
   И вот наступило очередное утро, с очередной нервотрёпкой и просмотром своей страницы. За последние сутки не появилось на одного отзыва и, вздохнув, я испытала желание вообще удалить книгу из интернета и со своего ноутбука. "Иначе это никогда не закончится. Вот завтра обязательно уберу её, если не будет ни одного отзыва. Сегодня уже времени нет возиться. Клянусь, именно так и сделаю!" - пообещала я себе и, допив кофе, быстро подкрасилась. А затем оделась и вышла из квартиры.
   В идеале, чтобы доехать до работы мне требовалось двадцать минут. Но это в идеале, а на практике из-за утренних пробок уходило почти сорок минут. Обычно я старалась выехать пораньше, но сегодня задержалась, и теперь понимала, что буду плестись как черепаха.
   Сев в машину, я вырулила со стоянки, и обречённо вздохнув, выехала на дорогу. А проехав три квартала, попала в пробку.
   Стоя в ней, я тихо ругалась. Какой-то идиот не пропустил второго идиота, и теперь пробка переросла в огромный затор. Посмотрев на часы, я поняла, что если сейчас не тронусь, то опоздаю на работу. А опаздывать я не любила. Выход был только один - бросить машину во дворе какой-нибудь многоэтажки, и пешком обойти пробку, а там уже поймать такси или маршрутку. Наклонилась, я стала высматривать ближайший въезд во двор и, увидев его метрах в десяти от машины, обрадовалась.
   На моё счастье, впередистоящая машина в этот момент тронулась и медленно поехала. "Ну, давай родимый, продвинься ещё на пару метров", - прошептала я, обращаясь к водителю той машины. И, как будто услышав меня, он проехал именно до съезда с дороги, позволяя мне повернуть во двор.
   Так как большинство людей уже выехали на работу, места для парковки хватало и, поставив машину, я схватила сумку и документы, и быстро пошла назад к дороге.
   На работу я не опоздала. Утренняя пробежка здорово взбодрила, и я подумала: "А может купить себе велосипед и ездить на нём на работу. И нервы не буду себе портить в пробках, и физическая нагрузка, короче - польза". "Ага! Прикольно придумала - в сентябре пересесть на велосипед, ты бы ещё декабря дождалась!" - подало голос второе "я". Да, с этим я опоздала. Значит, перенесём покупку на следующий год.
   Поздоровавшись с сотрудницами, я сделала себе чашку чая и сев на своё место, полностью ушла в работу. Требовалось готовить квартальный отчёт, и всё как обычно происходило в авральном режиме. То какой-то из отделов не те цифры подал, то кто-то вообще документы забыл передать, то кто-то уехал, а цифры можно узнать только у него... В общем, обычный рабочий кавардак, изматывающий нервы.
   А к вечеру оказалось, что отчёт не сходится, и началось настоящее "веселье". Рабочий день уже час как закончился, а ошибка так и не была найдена, поэтому все сидели уперевшись носами в мониторы и проверяли каждую цифру.
   В кабинет зашёл наш босс и, окинув всех недовольным взглядом, обратился к нашей начальнице:
   -Ольга Семёновна, вы же понимаете, что отчёт завтра должен лежать у меня на столе уже утром?
   -Конечно, Степан Петрович, - та подскочила к нему и стала пританцовывать, как собачонка. - Мы всё сделаем!
   Потоптавшись на месте и посопев, директор минут пять ещё пробыл в кабинете и вышел, оставив нас корпеть дальше. А через час, когда мозги стали закипать, эта мымра, наша начальница, подошла ко мне и сладко пропела:
   -Маечка, нам с Катенькой и Жанной необходимо уехать. Может, ты разберёшься сама? Ты ведь у нас девушка умная и дотошная, и всегда находишь ошибки. А я тебе в помощь оставлю Ларису.
   "Вот гадина! Мало того, что назвала "Маечка" (не переношу уменьшительно-ласкательные обращения ко мне), так ещё и свалить собирается, бросив всю работу на меня. Конечно, как надо найти их ошибки, то я умная и дотошная, а как в конце года написать хорошую характеристику, чтобы меня повысили, так она об этом сразу забывает. Я, в отличие от Катеньки и Жаночки не скачу перед ней на задних лапках и не охаю каждый раз, когда она приходит в новом платье, и не рассыпаюсь в комплиментах и лести. Я прихожу сюда работать, и нянчиться с её раздутым самолюбием у меня нет ни времени, ни желания", - зло подумала я, а потом фальшиво улыбнулась, боясь, что сейчас плюну ей в лицо.
   -Конечно, Ольга Семёновна, - елейным голосом ответила я.
   -Вот и хорошо, - она снисходительно улыбнулась и, взяв свою сумку, направилась к двери, кивнув своим клевретам следовать за ней.
   Через полтора часа, мы с Ларисой, наконец-то, нашли ошибку. И эту ошибку совершила дражайшая Катенька, зам. нашей Ольги Семёновны.
   -Майя, а может дальше ты сама, а то у меня сегодня в клубе вечеринка с друзьями намечается, и я уже опаздываю, - сказала Лариса, с надеждой посмотрев на меня.
   -Иди уже, веселись, тут работы минут на сорок, ну максимум час, - ответила я, улыбнувшись, потому что девушка мне нравилась и пару раз даже прикрывала.
   -Спасибо тебе! Ты добрая!
   -Боже, только никому об этом не говори! А то слухи пойдут, а потом ещё и в газетах начнут писать, что я добрая. Представляешь, что в мире случится!
   -Да ну тебя, - смеясь, сказала она и быстро собравшись, выбежала из кабинета.
   У меня действительно ушло сорок минут на то, чтобы закончить отчёт. Выключив компьютер, я стала собираться, представляя, что через двадцать минут буду дома (пробки-то уже рассосались), сделаю себе бутербродов и, уткнувшись в телевизор, посмотрю какой-нибудь старый фильм по DVD. "Ну-ну, мечтай! А машину кто будет забирать?" - ехидно спросила я себя и недовольно вздохнула. "Блин, вот невезуха, про машину я забыла. Ладно, вызову такси, доеду туда, заберу машину, и буду дома через тридцать минут".
   Положив отчёт на стол начальницы, я закрыла кабинет и спустилась на пост охраны.
   -Что-то вы припозднились, Майя Владимировна.
   -Работы было много, - ответила я. - Вызовите мне такси, Олег Фёдорович?
   -Да, - он быстро набрал номер и заказал машину. - Через пятнадцать минут приедет. Только выйдите через чёрный ход, я туда вам машину заказал.
   -Хорошо. Спасибо вам большое, - я устало присела на диванчик в холле.
   -Замуж вам надо и деток, тогда и к работе будете относиться не так ответственно, - сказал охранник.
   -Олег Федорович, вы прямо как мой дедушка говорите.
   -Так я тебе в дедушки и гожусь. Тебе сколько лет?
   -Двадцать пять.
   -А моей внучке двадцать четыре.
   -И она вас уже успела сделать прадедушкой? - поинтересовалась я, чувствуя, как усталость охватывает меня всё больше.
   -Нет, вы молодёжь сейчас всё тянете с детьми, карьеру себе делаете. В наше время всё было проще...
   От краткого экскурса в историю меня спас телефонный звонок. Приехало такси. Быстро попрощавшись, я выскочила во двор и устроилась на заднем сиденье машины. Назвав таксисту адрес, я откинулась на спинку сиденья и вздохнула. "Замуж вам надо, деток!" То же самое мне каждый раз говорила мама, когда мы с ней созванивались. А где этого мужа взять-то? Прямо толпы на улице стоят и ждут меня. Я, конечно, понимала, что сама виновата. Кроме дома и работы больше нигде не бываю, но за день так напашешься, что вечером домой ноги еле тянешь, и хочется только одного - отдохнуть.
   -Где вам остановить? - спросил таксист, когда мы въехали во двор дома.
   -Здесь и останавливайте - сказала я, оглядываясь, и вспоминая, где именно утром оставила машину.
   Рассчитавшись, я вышла из такси и стала осторожно идти, высматривая машину. "Ну что за страна, даже освещение не могут во дворах сделать! Правильно говорит моя подруга - не ту страну назвали Гондурасом!" Споткнувшись и чуть не упав, я тихо выругалась.
   "Хм, машины нет", - спустя пять минут растерянно констатировала я. Кружа по двору как ворон, я не могла в это поверить. "Получается, машину угнали? Чудесно, домой я доберусь не скоро - прощай DVD и бутерброды. Или может приехавший вечером владелец места, на которое я поставила машину, вызвал эвакуатор? Надеюсь, что второе, а не угон. Но если так - вычислю его и шины порежу! Подумаешь, машину поставила на один день!" - со злостью подумала я и стала искать телефон в сумочке, чтобы прояснить судьбу своего автомобиля.
   Неожиданно рядом что-то мелькнуло, а потом меня обхватили за талию, и я почувствовала, что ноги оторвались от земли. А ещё через мгновение ощутила, что меня прижали спиной к какой-то стенке. Внутри всё оборвалось от страха. "Меня ограбят, убьют или изнасилуют? Или я получу по полной программе?" - пронеслось в голове. Но просто так сдаваться не хотелось.
   Я открыла рот, чтобы закричать, но сразу же на лицо легла чья-то ладонь, и вместо крика раздалось слабое мычание. Воздуха стало не хватать, и я попыталась укусить напавшего на меня за руку, а затем стала пинаться ногами, пытаясь нанести болевой удар в голень, а руками принялась нащупывать глаза, испытывая уже панику, потому что мой противник был явно сильнее.
   -Так всё просто, что даже не интересно, - раздался из темноты недовольный голос, а потом я ощутила дикую боль в шее.
   Вдруг неподалёку раздался визг автомобильных шин, а потом фары осветили двор, и я, увидев напавшего на меня человека, обомлела. Передо мной стоял мужчина лет тридцати, причём мужчина очень красивый. Оскалившись, он произнёс:
   -А вот это уже интересней! - после чего отпустил меня и метнулся к машине.
   Тихо сползая по стеночке, я пыталась уложить в голове то, что сейчас увидела. До меня дошло, откуда взялась та боль в шее. Меня укусили. И когда мужчина оскалился, зрелище получилось ужасным, потому что и его губы и зубы были в крови. Моей крови!
   До конца не веря в происходящее, я повернула голову к въехавшей во двор машине, пытаясь найти в себе силы, чтобы подняться на ноги. А потом вообще отказалась верить в увиденное - машина резко остановилась, из неё выскочил другой мужчина, и бросился на того, который на меня напал. Я видела только первые две секунды их схватки, а затем они исчезли из поля зрения, но то, что я рассмотрела, повергло в шок. "Они слишком быстро двигаются, люди так не умеют. Или это у меня что-то с глазами? Но как бы там ни было, лучше бежать отсюда подальше!" - решила я.
   Тихонько отползая в сторону, я уговаривала себя не паниковать, а потом, поднявшись, побежала, не разбирая дороги. В голове была полная каша, и я не могла поверить в происходящее. "Одно дело написать про вампиров книжечку, и совсем другое - увидеть их", - мысли не способствовали успокоению, но почему-то другого объяснения я пока не могла найти.
   "Не истери, вампиров нет. Это или какой-то псих, который свихнулся на этой теме, или вообще розыгрыш", - упрямо сказала я себе. "Хороший розыгрыш, очень правдоподобно, особенно его губы в крови, и моя боль", - тут же встряло подсознание, и я побежала ещё быстрее, не горя желанием проверять свои догадки, или убеждаться в существовании вампиров.
   На бегу приложив руку к шее, я почувствовала, что она липкая и мокрая. "Меня точно укусили. И это не может быть розыгрышем. Значит - псих!" Поняв, что всё очень плохо, я ещё прибавила скорости, но, не сориентировавшись в темноте, свернула не туда и оказалась в тупике - кругом находились гаражи, и не было ни одного человека, который мог бы оказать помощь. Хотелось закричать, но интуиция подсказала, что лучше затаиться и молчать. Забившись в угол между гаражами, я постаралась восстановить дыхание, чтобы не выдать себя.
   "Бред! Это какой-то бред! Нет, сон!" - повторяла я про себя. Минут пять я сидела и не могла понять, что делать. А потом меня осенило: "Надо вызвать полицию!" Сняв сумку с плеча, я стала в ней рыться, и тут из темноты раздался бархатный голос:
   -Майя! Дорогуша, выходи!
   Застыв, я боялась даже вздохнуть и загнанно оглянулась по сторонам. "Этот псих и имя моё знает? Точно, я сплю!"
   -Не заставляй меня пачкать ботинки, я этого не люблю, - добавил всё тот же голос, и я вжалась в стенку гаража. - Майя, тебя выдаёт сердцебиение и запах крови. Давай, не глупи.
   Прикрыв рану рукой, я испуганно сглотнула, и сердце забилось так, что стало отдавать в ушах. "Мамочки, да что же делать-то?!"
   Из темноты раздался вздох, а потом прямо над собой я услышала голос.
   -Этот раунд выиграл я, так что тебе пока нечего бояться, - после чего меня подхватили под локоть, и подняли с земли. - Дай я тебя осмотрю, - к подбородку прикоснулась рука и повернула мою голову. - Ничего страшного. Жить будешь. Извини, задержался. Сначала ты решила выйти через чёрный ход, и пока до меня это дошло, ты уже уехала. А потом ваша доблестная полиция остановила меня, решив проверить документы. Чуть не проиграл, даже не начав Игры.
   Я стояла в полной прострации, и не могла ничего понять, а самое главное - разглядеть своего собеседника. "Это тот псих, что меня покусал? Или они тут толпами шастают, и я попала в руки другого? И что за Игра?" - пронеслось в голове.
   -Пошли к машине, нам необходимо уехать из города. Скоро здесь будет ещё пять охотников.
   Меня потянули за руку, но я не могла заставить себя пошевелиться, и просто стояла, боясь, что если сделаю шаг, то упаду и буду биться в истерике, как маленький ребёнок.
   -Я думал, что с тобой будет легче, - раздраженно донеслось из темноты. - Книжечки про вампиров пишешь, а как встретила парочку лично, так сразу испугалась.
   Услышав "книжечки про вампиров" я хлопнула ресницами, и меня прорвало. Закричав, а вернее, завизжав диким голосом, я начала махать руками и пытаться вырваться из рук незнакомца. Но мои руки тут же перехватили, а в следующее мгновение меня слегка шлёпнули по лицу, а потом закрыли рот рукой.
   -Ну и голосок! Мёртвого поднимет. Я теперь слушай меня. Если ты сейчас не возьмёшь себя в руки, я довершу то, что начал Бажен, и завтра твой хладный труп найдёт какой-нибудь автолюбитель. А я просто выйду из Игры. Если хочешь жить - двигайся. Ты меня поняла? - холодно спросил незнакомец, и я кивнула в темноту, приходя в себя после пощёчины.
   -Умница. А теперь к машине.
   Механически переставляя ноги, и ориентируясь на силуэт незнакомца, я шла за ним. В голове до сих пор творилась неразбериха - мысли разбегались, как тараканы, в разные стороны, и я не могла сосредоточиться. И только когда мы оказались во дворе дома, где всё началось, меня как током ударило. "Ты что как овца идёшь у него на поводу! Беги, дорога не далеко!" - прошептал внутренний голос, и я стартанула изо всех сил. "Главное добежать до дороги, а там уже хоть кто-то мне поможет!" Но не успела пробежать и десяти метров, как меня опять поймали и, оторвав от земли, понесли в направлении машины. Снова закричав, я начала брыкаться и меня со всей силы бесцеремонно встряхнули, а затем поставили на ноги.
   -Ну разве можно быть такой упрямой дурой! Заткнись, или я заткну тебя ударом в лицо! Этого хочешь? - зло спросил незнакомец.
   -Нет, - промямлила я.
   -Прекрасно. А теперь садись в машину, - он распахнул дверцу и подтолкнул меня к ней.
   Поняв, что бежать бесполезно и есть шанс получить удар, я послушно плюхнулась на сиденье. Не успела за мной захлопнуться дверь, как открылась водительская и мужчина сел в машину, после чего завёл двигатель.
   -В бардачке есть салфетки, приложи их к ране. Я конечно не голоден, но лучше не искушать меня, - бросил он, потянув носом воздух.
   Трясущимися руками я открыла бардачок и, достав салфетки, приложила их к шее. И только после этого повернулась и стала рассматривать своего спасителя-пленителя. Это оказался мужчина лет двадцати восьми, с тёмными, коротко стрижеными волосами, идеально правильными чертами лица, волевым подбородком. Одет он был в джинсы, лёгкий свитер и выглядел, как будто сойдя с обложки модного мужского журнала. Холёный красавец, одним словом.
   "Хорошо хоть, что не тот маньяк, который кусал меня", - с облегчением подумала я.
   -Осмотр закончен? - он ухмыльнулся, и машина плавно тронулись.
   Поморщившись от его тона, я отвела взгляд и попыталась сосредоточиться. Но в голове не умещалось всё происходящее и я невидящим взглядом смотрела в окно, ничего не понимая.
   -У тебя паспорт с собой? - спустя десять минут спросил мужчина.
   -Что? - тупо переспросила я.
   -Паспорт у тебя с собой? - повторил он.
   -Да.
   -Прекрасно, значит в путь!
   -Какой путь?
   -Дальний, - весело ответил он, и как только мы выехали за город, прибавил газу.
   -Мне завтра на работу. Я никуда не хочу ехать, - растерянно произнесла я.
   -Забудь про свою работу на шесть недель, и уж тем более, тебя никто не спрашивает, чего ты хочешь, - высокомерно ответил он и снова ухмыльнулся.
   Первый шок прошёл, а услышав его слова, во мне поднялась волна негодования, и я с сарказмом спросила:
   -Да неужели? А надо бы! Я сказала - никуда не поеду! Если не остановишь машину, я выпрыгну на ходу!
   -Интересно, как? В машине центральный замок, или ты собираешься просочиться через щель? - он окинул меня презрительным взглядом.
   -Могу просочиться через окно! - разозлившись ещё больше, процедила я.
   -Попробуй!
   Я стала нажимать на кнопку стеклоподъёмников, но ничего не произошло. Незнакомец усмехнулся, и это окончательно вывело меня из себя.
   -Тебе ведь всё равно потребуется заправлять машину. Если ты сейчас меня не отпустишь, я на АЗС такой крик устрою, что мало не покажется, - вкрадчиво пообещала я, закипая от ярости.
   -Давай-ка я тебе кое-что объясню, детка, - раздражённо сказал мужчина, поняв, что я исполню свою угрозу. - Попробуешь сбежать, умрёшь очень быстро. На тебя открыта охота, и по твоим следам идёт пять охотников-вампиров. У тебя есть только один шанс выжить - держаться поближе ко мне и покорно выполнять все мои приказы.
   -На меня - охота? Но за что? - с недоумением спросила я, чувствуя, как меня снова охватывает страх.
   "Неужели из-за книги? Но это же глупо! Её и читало-то человек сто от силы! Висит себе на одном из сайтов, про неё практически никто не знает. Да и куча народу пишет про вампиров. Почему я?" - к страху прибавилось отчаяние и непонимание.
   -Это что - из-за книги? - решила уточнить я.
   -Отчасти.
   -Но ведь это глупо! Это же просто художественный вымысел! Да её практически и не читают! Если хотите я её вообще удалю! Остановите возле ближайшего интернет кафе, и я сделаю это при вас! Там ведь ничего интересного не написано! - затараторила я.
   -Это как посмотреть. Некоторые вещи описаны очень правдиво, - мужчина поморщился.
   -В каком смысле? - я оторопела от его слов.
   -В прямом. Большая часть, конечно, полный бред, но кое-что нас заставило задуматься.
   Глядя на незнакомца, я изумлённо открыла рот, а потом, взяв себя в руки, спросила:
   -Для начала хочу прояснить один момент. Ты на самом деле вампир, или я сошла с ума? - и затаила дыхание.
   -Вампир, и ты не сошла с ума, - спокойно ответил он.
   -И что, мне тоже теперь быть вампиром, - спросила я, притрагиваясь к ране на шее.
   -Конечно, нет. Вспомни, что ты написала про адаптацию. Это передаётся только через кровь, - небрежно бросил он.
   -И на том спасибо, - с облегчением сказала я. - Но, подожди, всё равно глупо убивать меня из-за книги, о которой никто практически не знает.
   -Да твоя книга дело десятое. И охота на тебя открыта не из-за неё, - чувствовалось, что мужчину раздражают мои вопросы.
   -Тогда почему именно мне оказана такая честь - быть главным блюдом в меню?- с сарказмом спросила я, чтобы хоть как-то поставить его на место.
   -Не льсти себе, ты не главное блюдо, их в меню семь. Ты одна из многих, - он пренебрежительно хмыкнул, посмотрев на меня, и снова сосредоточился на вождении.
   -Ой, ну спасибо! Это существенно меняет дело! Теперь я могу быть спокойна! - иронично ответила я и фыркнула.
   -Не ёрничай.
   -Тогда объясни всё нормально, - потребовала я. - Что за охотники? Почему я? И кто ты такой, помимо того, что кровосос?
   -Хорошо, слушай, - нехотя произнёс он. - Раз в двенадцать лет мы проводим свои, так сказать, Олимпийские Игры. Собирается семь команд, от каждого из кланов, из семи вампиров - шесть охотников и один защитник. Каждая из команд выбирает человека, которого будет охранять защитник, и на которого будут охотиться другие охотники из других команд. Охотники разъезжаются по территориям других кланов, а защитник с человеком может перемещаться только внутри своей территории. Таким образом, на одного защитника приходится шесть охотников, по одному из каждого клана. Игры проходят шесть недель, и выигрывает та команда, в которой охотники убили больше всего людей, или та, в которой выжил человек. Я твой защитник.
   У меня всё внутри сжалось от страха, и я в немом изумлении рассматривала мужчину.
   -Что за дурацкие игры? - с трудом выдавила я.
   -Это весело и хоть как-то нас развлекает, - он пожал плечами. - Вам этого не понять.
   -Это так весело, что обхохочешься, - у меня, похоже, начиналась истерика, потому что мне действительно хотелось хохотать. - Куда уж нам убогим понять вас и ваши игры.
   Не выдержав, я начала смеялась до боли в животе, а потом пару раз икнув, почувствовала, что по лицу катятся слёзы, и смех перешёл в плач. Мой защитник молча терпел это минут десять, а потом с отвращением сказал:
   -Я в тебе ошибся. Надо было выбрать другую.
   -Что? Что ты сказал?! - с гневом спросила я.
   -Сказал, что надо было выбрать другую. Я думал, что если ты пишешь про вампиров, у меня уйдёт меньше времени, на то, чтобы тебе объяснить все правила Игры. И ты не будешь размазывать слёзы и сопли по лицу, от страха и паники. Но я в тебе ошибся, - грубо произнёс он.
   -Ты хочешь сказать, что это ты меня выбрал для Игры? - ласково спросила я.
   -Да. Защитники сами выбирают того, кого будут защищать, - ответил он.
   У меня в голове взорвалась бомба, и я накинулась на него.
   -Гад! Сволочь! Да кто ты такой! Кровосос паршивый! Ты что думаешь, что можешь просто так подставить мою жизнь под удар, только потому, что тебе захотелось развлечься? - я принялась молотить по нему руками, стараясь ударить посильнее. - Останови машину! Я отказываюсь играть в ваши игры.
   Он выполнил мою просьбу и резко затормозил, из-за чего я ударилась головой о переднюю панель. А в следующий момент он схватил меня за плечи и встряхнул.
   -Слушай, ты, истеричка! У тебя нет выбора. Сейчас по нашему следу идёт шесть... вернее уже пять охотников. И если хочешь выжить, хотя бы не мешай мне. Ясно? Иначе выкину из машины, и к утру ты уже будешь трупом. Пока ты со мной, у тебя есть шанс выжить, - с гневом произнёс он, и я испугано сжалась. От гнева его лицо неуловимо изменилось - и вместо красивого мужчины я увидела перед собой хищника, причём очень опасного.
   Ощутив ужас, я вжалась в сиденье и замерла, а мой мучитель внимательно посмотрел на меня и, убрав руки, поморщился от отвращения. А потом машина снова тронулась, и мы продолжили путь в тишине.
   Внутри всё заледенело. "Получается, я сама, своей писаниной, нажила кучу проблем, и теперь непонятно что с этим делать", - в голове крутилась только эта мысль и никаких идей по спасению своей жизни.
   Машину встряхнуло, и только после этого я заметила, что мы съехали с основной трассы и едем по просёлочной дороге, а кругом густой лес. Проехав ещё какое-то время, машина остановилась. Мой защитник вышел из неё, и я ещё сильнее вжалась в сиденье. Когда же он открыл дверь, я с мольбой затараторила:
   -Я больше так не буду, честно. Даже буду помогать тебе, обещаю, только не бросай меня одну в лесу. Или лучше сразу убей!
   -Не собираюсь я тебя убивать. Можешь пока размять ноги и подышать свежим воздухом, если хочешь. У меня тут есть небольшое дельце, минут на двадцать, - вздохнув, ответил он, и направился к багажнику.
   Я сидела, не шелохнувшись и не совсем веря, что меня никто не тронет. Однако любопытство взяло верх, и я начала оглядываться, чтобы понять, что он там делает. Но открытый багажник закрывал весь обзор, поэтому я решила выйти. И тут же об этом пожалела. Мой спутник вытащил из багажника обезглавленный труп и взвалил его себе на плечо, а в руку взял голову. Увидев, что я вышла из машины, он сказал:
   -Раз уж вышла, помоги мне. Возьми канистру с бензином.
   Как сомнамбула, я подошла к багажнику и, взяв канистру, пошла за ним. Пройдя метров сто от дороги, он сбросил труп на землю, а рядом бросил голову. Потом со знанием дела оторвал руки и ноги и, сложив всё в кучу, забрал у меня канистру и облив всё бензином, поджог. Выпучив глаза, я стояла в оцепенении и отказывалась верить в то, что вижу.
   -Ты его убил?! - наконец-то я смогла хоть что-то из себя выдавить.
   -Естественно, - безразлично бросил мужчина, глядя как языки пламени лижут останки тела.
   -Но как же так?! Ведь ты сказал, что это Игра, - растерянно произнесла я. - Я думала, что жертвы только люди.
   -Нет. Мы тоже рискуем своими жизнями, иначе какой тогда интерес к Игре?- равнодушно ответил он. - Когда борешься и за свою жизнь, адреналин здорово разбавляет кровь, и становится интересно. Железная мотивация, чтобы добыть своему клану победу.
   -Вы ненормальные, - прошептала я.
   -Как посмотреть. Ты же сама писала в своей статье, что нам должно быть скучно жить, и в этом была права.
   -Ты и статью мою читал?
   -Конечно, именно с неё всё и началось. Меня заинтересовало то, что ты нас попыталась понять и пожалела, - он усмехнулся, глядя на огонь. - Посмешило твоё сравнение с палкой колбасы или свиньями. И ты верно подметила, что вначале мы упиваемся своим могуществом и возможностями, а попробовав всё, начинаем откровенно скучать. И понравилось, что сама не изъявила желание стать вампиром. Ты не представляешь, насколько нас раздражают люди, которые пытаются нас найти и заинтересовать своей персоной. Большая часть из них даже не понимает, что их может ожидать, если они добьются своего. А те, кто о нас пишет книги, бросаются из крайности в крайность - или идеализируют нас, или описывают как монстров. Мы не то, и не другое.
   -Тебя послушать, так хоть плачь. Бедненькие, несчастненькие, и жить вам надоело, и скучно, и люди вас обижают! - с сарказмом сказала я. - Может тебя ещё и пожалеть?
   -Ну ты и язва, - раздраженно сказал он. - Я в тебе ошибся по всем пункта. Мне всегда казалось, что писатели придают своим героям личные черты характера. И выбрал тебя, думая, что ты похожа на свою Лану - такая же умная, сильная и сдержанная. Плюс, мне понравилась твоя статья, и твои попытки понять нас, вампиров. А на деле встретил сварливую истеричку.
   -Ой, прошу нижайше меня извинить, что посмела разочаровать вашу персону! - бросила я через плечо, направляясь к машине.
   Сев на переднее сиденье я постаралась успокоиться. Если в начале меня трясло от страха, то сейчас начало трясти от злости. Только вот я никак не могла понять, на кого я злюсь больше - на себя или на него. "В принципе, виновата я сама. Нечего было писать ту статью, а потом и книжки, да ещё и выкладывать в интернет. Но с другой стороны, это он меня втянул в их вампирские игры... Тоже мне любитель повисеть в сети! Дел что ли других нет?" - с ненавистью подумала я. "Ха, как раз есть, меня же дурочку он там нашёл, и теперь мы занимаемся другими делами".
   Мой спутник вышел из леса и сев в машину, завёл двигатель. И тут до меня дошло, что я даже не знаю его имени.
   -Как тебя зовут?
   -Гера.
   -Как? - я чуть не рассмеялась. - Это, по-моему, женское имя. И тебе оно не идёт! Или это сокращённо от Герасима? - здесь я уже не выдержала и засмеялась.
   -Это сокращённо от Герион, - холодно ответил он.
   -Дурацкое имя.
   -Полторы тысячи лет назад оно не было дурацким. И лучше прикрой рот, чтобы не выглядеть совсем дурой. Ты меня совсем не знаешь, и если хотя бы читала "Божественную комедию" Данте, думала своей головой, прежде чем меня провоцировать. Я в сто раз хуже персонажа позже описанного там.
   -Я её читала, - саркастично ответила я, только сейчас вспомнив стража восьмого круга ада, а потом ошеломлённо открыла рот и воскликнула: - Полторы тысячи лет?!
   -Да. И мне моё имя нравится. Будешь смеяться, тогда стану называть тебя Майка, понятно? Или Юбка! Хочешь?
   -Не хочу! - меня в детстве уже достали этими кличками.
   -Вот и хорошо, - с ухмылкой бросил он, а потом окинул меня критическим взглядом. - Видок у тебя так себе...
   -Простите, что не соответствую вашим эталонам красоты и всем своим видом огорчаю ваш эстетический вкус, - воинственно произнесла я, и отвернулась.
   -Мне глубоко плевать на твою внешность, - процедил он. - Я имею в виду, что на тебе грязный костюм, блузка в крови и волосы тоже. Плюс ко всему виден укус. Тебя необходимо привести в порядок, иначе на таможне возникнут проблемы.
   -Мы что выезжаем из страны? - удивлённо спросила я.
   -А ты как думала? Здесь тебя в первую очередь будут искать.
   -И куда мы направляемся?
   -Пока в Россию, а там видно будет.
   Сначала я хотела снова броситься на вампира или сказать что-нибудь язвительное, а потом поняла, что мне уже всё равно, куда мы едем. Усталость снова взяла своё, поездка в машине укачивала и я зевнула. День выдался длинным и страшным, и мозг просто отказывался уже реагировать на внешние раздражители. "Кто бы мог подумать утром, что вечером я встречу тех, про кого так неосторожно написала книги, и в чьё существование не верила, а ночью уже буду ехать в другую страну, рядом с вампиром. Но почему-то плевать на всё. Нет больше сил думать об этом. Сначала выматывающий день на работе, потом нападение и попытки сбежать... Да ещё и сожжение трупа, и понимание, что сама отчасти во всём виновата. Необходимо поспать, иначе я свихнусь", - тяжело вздохнув, подумала я и, закрыв глаза, начала засыпать.
   Когда я проснулась уже светило солнце. К боли в шее прибавилась ещё и головная боль, а мышцы затекли.
   -Доброе утро, - пробурчала я, окинув взглядом своего спутника и понимая, что случившееся вчера не сон, как мне хотелось бы.
   -Ого! Утро даже доброе? Я думал, что ты проснёшься и с новой силой начнёшь меня пилить, - с долей удивления произнёс мой спутник.
   -Начну, дай только проснуться окончательно, - пообещала я. - И потом, я просто проявляю вежливость, говоря "доброе утро", или стоило начать со слов "ненавижу тебя, кровосос паршивый"?
   -Нет, "доброе утро" мне больше нравится, - хмыкнув, ответил он.
   -Вот и чудненько, - я попробовала потянуться, чтобы хоть как-то размять мышцы.
   Покосившись на меня, Гера съехал с основной дороги, и остановился в лесополосе.
   -Тебе надо переодеться и смыть кровь.
   -Что-то я тут душа не вижу, и магазинов с одеждой, - сказала я, открывая дверь и выходя на улицу.
   Вытянув руки вверх, я полноценно потянулась и закряхтела, чувствуя покалывание в мышцах и боль в шее. Тем временем Гера тоже вышел из машины и, открыв багажник, достал оттуда флягу с водой, и пакет.
   -Душ я тебе сам устрою, а в магазине одежды я уже побывал, - произнёс он и бросил мне пакет.
   Заглянув в него, я увидела новую одежду и обрадовалась, что могу снять с себя окровавленные вещи.
   -Давай я тебе полью, - предложил он и открутил крышку на фляге.
   Сбросив пиджак, я распустила волосы, и наклонилась, чтобы сначала смыть кровь с них. Гера начал лить воду на голову, и я поёжилась от ощущений. На дворе уже стояла середина сентября, и было довольно прохладно, но с другой стороны это бодрило, и головная боль стала проходить.
   Кое-как смыв кровь с волос, я сложила ладони лодочкой и, умывшись, осторожно принялась смывать кровь с шеи.
   -Сними блузку, так будет удобнее, - посоветовал вампир.
   -Обойдусь без твоих советов, - отрезала я, чувствуя боль от прикосновений к ране.
   -Давай только без этой лицемерной стыдливости. Я видел не одну женщину в нижнем белье, - с усмешкой произнёс он.
   -С чем тебя и поздравляю. Меня ты в нём не увидишь, - к боли прибавилась злость на своего спутника и то, что он втянул меня во всё это, поэтому разговаривать с ним, а также слушать его советы мне хотелось меньше всего.
   -Да мне и не хочется видеть тебя в нём. Поверь! Для меня ты даже не представительница противоположного пола, если на то пошло. У меня вкусы получше, и на тебя я точно не польщусь даже после длительного воздержания, - насмешливо заявил вампир.
   -И это меня безмерно радует. А теперь закрой рот, и просто лей воду на руки, - дерзко бросила я, чувствуя, как внутри поднимается новая волна ярости на вампира.
   Однако, вместо того чтобы дальше по чуть-чуть лить на руки, он плеснул воду в меня, и с иронией сказал:
   -Так будет проще. Полотенце в пакете. У тебя пять минут, чтобы переодеться, - и, отойдя, сел в машину.
   "Вот урод!" - от ярости я сжала зубы и стоя мокрая с головы до ног, обтекала. "Ну, подожди, я тебе ещё плешь за это проем! Попомнишь ты мой душ!"
   Сняв мокрую блузку, я обтёрла ей шею и грудь, а потом достала полотенце и вытерлась насухо. А затем достала из пакета новую одежду - брючный костюм и водолазку. Быстро всё это натянув на себя, я сложила старую одежду в пакет и сказала:
   -Я готова.
   Гера вышел из машины, что-то держа в руке, и с непроницаемым лицом подошёл ко мне.
   -Дай я тебе обработаю рану, - холодно произнёс он и, наклонившись, отвернул ворот водолазки, после чего наклеил на шею пластырь.
   -Ты прирождённый врач, - с иронией сказала я. - Теперь я точно не умру. Между прочим, помимо пластыря люди ещё пользуются йодом, зелёнкой, перекисью водорода и многим другим!
   -Ооо! Спасибо что просветила, а то так бы и жил в неведении, - в тон мне ответил он, а потом вкрадчиво добавил: - Детка, мне эти знания не нужны. Я предпочитаю не лечить раны, а наносить их. Будешь вякать, появится второй укус.
   Очень захотелось схватить вампира за волосы, и познакомить его лоб с моим коленом, чтобы он сам не вякал и не разговаривал со мной таким тоном. Но он вовремя отошёл, забрав пакет с моей старой одеждой. Плеснув на него чуть-чуть бензина, он поджёг его и, подождав пока всё сгорит, скомандовал:
   -Я теперь в машину. До границы уже рукой подать.
  
  
  
   Правила.
  
   Внутри всё кипело от злости. Когда Гера обдал меня из фляги, намокла не только верхняя одежда, но и бельё, и теперь я испытывала неудобство. Не выдержав, я едко проворчала:
   -Если собирался устроить мне душ, мог бы сразу купить и нижнее бельё, корона бы не упала. Вдруг меня просквозит и я, заболев, умру, а ты проиграешь свою Игру.
   -Сомневаюсь, что такие, как ты, умирают от простуды. Тебя и цианистым калием вряд ли свалишь с ног, - съязвил он. - Я бы на твоём месте вообще поменьше открывал рот. Ещё чего доброго, прикусишь себе язык и умрешь, отравившись собственным ядом.
   -За меня можешь не волноваться, у меня в организме природный антидот. Волнуйся за себя - если я открою рот и покусаю тебя, скорее всего именно ты умрёшь, - парировала я.
   -О! Ты даже такие словечки знаешь, как антидот? Уровень интеллекта чуть выше обезьяны? Это радует, - высокомерно процедил он. - И потом, вряд ли я умру от твоих укусов. Боюсь, ты останешься без зубов, не успев даже приблизить их к моей шее.
   -Ты думаешь? - вызывающе спросила я. - Поверь, я могу быть очень терпелива! Ты вообще в курсе об исследованиях психологов, что мужчина мстит сразу или вообще не мстит, а женщина может годами носить в себе обиду и в любом случаи отомстит. Так вот, это про меня! Советую в моём присутствии не засыпать, а то можешь не проснуться. И даже полное отсутствие зубов меня не остановит! Знаешь анекдот про злую овчарку во дворе и про её зубы? Не кусает, но засасывает смертельно!
   -Меня не интересует ваш человеческий юмор, - холодно отрезал он.
   -Да неужели? Что, с юмором плохо?
   -Слушай, прикрой рот. Ты проснулась час назад, а уже достала меня! - с отвращением воскликнул Гера.
   -Нечего было выбирать меня для своих Игр! Если думаешь, что я так просто это прощу, то ты глубоко ошибаешься!
   -Да мне плевать - простишь ты меня или нет! Ты просто предмет, который я должен охранять! И мне чихать на то, как ты ко мне относишься и что обо мне думаешь! - снова воскликнул он.
   -Очень зря! - иронично ответила я. - Я предмет, который может разговаривать и тебе придётся со мной считаться! И тебе находиться рядом со мной ещё шесть недель, и будь ты сам поумнее обезьяны то, прежде чем выбрать, попытался бы хоть что-то узнать обо мне!
   -Зачем же так напрягаться? - съязвил он. - Я, кстати, могу в любой момент выйти из Игры и сдать тебя в руки одного из охотников! Ты так и не уяснила правил Игры и то, какое я тебе делаю одолжение тем, что до сих пор терплю!
   -А как же мне их понять, если ты строишь тут из себя царя, а ко мне относишься, как к плебею!
   Он бросил на меня злой взгляд, а потом сквозь зубы сказал:
   -Правила просты, если до тебя это до сих пор не дошло - семь людей, семь защитников и шесть охотников.
   -О! Ты так доходчиво объясняешь! Но периодически забываешь, что у меня обезьяний интеллект, и некоторые вещи мне надо разжевывать, - с сарказмом ответила я. - Это ты уже рассказывал! Более подробно объясни!
   -Правила на самом деле просты, - Гера вздохнул. - От каждого клана собирается команда. Семь кланов - семь команд...
   -А почему семь? - с любопытством спросила, потому что в моей книге кланов было намного больше. - Как вы делите территории?
   -Как правило, по континентам. Но Евразия поделена между тремя кланами - нашим, то есть Славянским кланом Лароли, Европейским кланом Агелад и Азиатским кланом, - нехотя пояснил он. - В команду входит шесть охотников, которые разъезжаются по территориям других кланов, и там охотятся на защитников и людей. Но охотятся они не группой, а по отдельности, то есть только один охотник от клана на территории другого клана. Территория определяется методом жеребьёвки. Непосредственно перед началом Игры охотникам объявляется место их Игры и имя человека, который будет дичью. Таким образом, набирается шесть охотников от каждого из кланов. Главная задача охотника не дать противникам из других команд первому убить защитника и человека. Он должен сделать это сам. Ну а защитник, соответственно не должен дать убить человека и себя. Выигрывает та команда, в которой человек выживает, или на худой конец та, охотники которой убили больше всего защитников и людей из других команд. Игра проходит шесть недель. Защитник с человеком может передвигаться только внутри своей территории, которая принадлежит его клану. Вот собственно и все.
   -Идиотская игра! - проворчала я.
   -А нам нравится.
   Я задумалась о правилах, а потом сказала:
   -Подожди, чисто гипотетически, если ты на своей территории, то знаешь кучу мест, где можно спрятаться?
   -Естественно. В этом наше преимущество перед охотниками из других кланов. Их больше, но они хуже знают территорию.
   -Ага! Это хорошо. А если ещё учесть и то, что сейчас за нами идут уже пять охотников, которые охотятся не только на нас с тобой, но и друг на друга, становится уже легче.
   -Как сказать, - он пожал плечами. - Любой из охотников опасен.
   -Ведь мы можем просто спрятаться и отсидеться, и если нам повезёт, то охотники друг друга сами перебьют!
   -Но в первую то очередь они охотятся на нас. И ищут нас, а не других охотников. Конечно, можно попробовать спрятаться и отсидеться, но такое пока ни у кого не получалось. Да и скучно это. Я прятаться не собираюсь.
   -Слушай, - я старалась говорить спокойно, но чувствовала, что опять начинаю злиться. - Я пытаюсь найти позитивные моменты во всей этой абсурдной ситуации, а ты, вместо того, чтобы сказать: "Да, Майя, именно так мы и поступим. Не бойся, я постараюсь тебя защитить", говоришь, что вряд ли у нас получится отсидеться. Мог бы успокоить меня, сказав, что мне нечего бояться, и что я выживу!
   -А зачем мне врать? - равнодушно спросил он. - Люди вообще редко выживают в наших Играх.
   -Ну ты и сволочь, - зло сказала я.
   -Вот именно, а ещё не забывай, что я хищник, и повторяю ещё раз - мне плевать, что ты обо мне думаешь.
   Я сжала зубы и стала смотреть в окно. Внутри всё кипело. Хотелось, минимум - биться в истерике, а максимум - бить Геру.
   -Слушай, а зачем ты выбрал женщину для Игры? Выбрал бы себе какого-нибудь бодибилдера и спортсмена, или спецназовца. Он бы тебе хоть помогал, - процедила я.
   -Во-первых, мы всегда чередуем жертв в наших Играх. В прошлых - были мужчины, в этих - женщины, в следующих опять будут мужчины. А во-вторых, сила человека не играет для нас роли. Будь ты пятикратным чемпионом мира по боксу, всё равно не справилась бы с вампиром. Вы, людишки, слишком слабы.
   -Значит, у меня нет шансов выжить? - выдавила я, чувствуя, что ещё минута и точно наброшусь на своего защитника.
   -Ну почему же, шансы есть. Иногда и люди тоже выживают. Но у охотников хорошая мотивация - они выходят на охоту очень голодными, поэтому настойчиво ищут человека и защитника, - бесстрастно ответил Гера.
   -А что нельзя утолить свой голод другими людьми в процессе охоты?
   -Можно, но это скучно. А вот найти тебя, когда ты несколько недель сходишь с ума от страха, и в твоей крови просто бурлит адреналин - это счастье, - он плотоядно усмехнулся. - Кровь приобретает неповторимый вкус. В этом и весь смысл - чем дольше идёт охота, тем вкуснее кровь дичи.
   От злости на тон Геры у меня закружилась голова, и я перестала себя сдерживать. Не думая о последствиях, я резко, ребром ладони левой руки ударила его в кадык, и испытала удовольствие, когда он схватился за горло, выпучив глаза, а потом закашлялся. Машина завиляла по пустой трассе, а через пару секунд он резко надавил на тормоз, съезжая на обочину и остановился.
   С радостью наблюдая за вампиром, продолжающим кашлять, я вызывающе спросила:
   -Ну как? Получил выброс адреналина в кровь? Или как там называется гормон, который вырабатывается при боли? Смотри, не начни захлёбываться своей кровью!
   -Ах ты, сука! - Гера набросился на меня и, схватив за горло, стал сжимать его. - Отвечу на твой вопрос, раз ты такая любопытная - у меня в кровь выбрасывается сейчас гормон ярости, и называться он норадреналин. И в твоих же интересах, чтобы этого гормона было как можно меньше в моей крови.
   Руки сжимали горло всё сильнее, и я уже стала хрипеть. Однако страха не испытывала, а только ненависть. Вцепившись в его лицо ногтями, я старалась добраться до глаз. Но он тут же отклонился, чтобы я не могла достать его лицо и, продолжая сжимать горло, прорычал:
   -Когда я рассказывал тебе о правилах, то забыл упомянуть одну вещь. Любой охотник и любой защитник может в любой момент выйти из Игры. Ещё раз такое проделаешь, я сам тебя убью. Ясно?
   Но я уже не могла кивнуть. Лёгкие разрывало от боли, рана на шее загорелась огнём, перед глазами появились разноцветные круги, и я провалилась в черноту...
   Когда я пришла в себя, мы опять двигались. Пошевелившись, я с ненавистью посмотрела на вампира. Голова снова разболелась, горло саднило, и хотелось пить.
   -Хочу воды, - прохрипела я.
   -Потерпишь, - сквозь зубы произнёс Гера.
   -Хочу пить, - упрямо повторила я. - И мне надо поесть!
   Хотя я сомневалась, что сейчас смогу что-нибудь проглотить. Однажды меня уже пытался задушить отчим, и тогда я неделю питалась жиденькими кашками, а каждый приём пищи превращался в экзекуцию. Но дело было не в еде, а желании хоть как-то поддеть этого урода.
   -Если ты меня не покормишь, то я продолжу искать твои слабые места, - пообещала я. - Спорим, есть ещё два места, в которые я могу ударить, и ты опять испытаешь боль?
   -Я тебя предупредил, - вкрадчиво ответил он. - Ещё раз такое выкинешь, проживёшь ровно две секунды, а потом я спокойно выйду из Игры.
   -Только не надо меня пугать! - запальчиво просипела я. - Думаю, что если бы ты мог выйти из Игры, то давно бы это сделал! Здесь дело в другом! Есть ещё что-то, чего ты мне не говоришь!
   -Я тебе всё рассказал, и мне ничего не мешает выйти из Игры. Но пока я сам этого не хочу, - с усмешкой произнёс он, а потом, подумав, он добавил: - Просто тех, кто выходит из Игры, считают трусами, и отношение в клане к ним меняется. Но я как-нибудь это переживу. И потом, я не первый раз участвую в Игре, поэтому у меня и так уже хорошая репутация, которой не повредит смерть такой жалкой особы, как ты. Зная мой характер, все поймут, почему я тебя придушил собственноручно.
   -Ой ли, поймут? Уверен? - съязвила я. - Полуторатысячилетний вампир не вынес острого языка человека и придушил его в начале Игры! Ха! Да тебя все посчитают неврастеником! Давай, покажи своему клану, какой ты неуравновешенный!
   В ответ Гера с ненавистью посмотрел на меня, но я уже переключилась на другое, и с любопытством спросила:
   -А сколько защищаемых тобой людей выжило? - и затаила дыхание, ожидая ответа и понимая, что сейчас получу ответ на самый главный вопрос: "Есть ли у меня шансы выжить?"
   -В роли защитника я участвую первый раз, раньше был охотником, - он вызывающе усмехнулся. - И благодаря тебе понял, что лучше быть охотником, чем иметь дело с такими истеричками. И поверь, в клане никто и слова в мою сторону не пикнет и не посмеет усомниться в моей способности здраво вести себя.
   От его усмешки внутри всё похолодело, а интуиция подсказывала заткнуться и сидеть тихо, но та ненависть которую я сейчас испытывала к Гере, не давала молчать, поэтому я иронично сказала:
   -Конечно, быть охотником проще. Шансы, что ты встретишь других охотников, как я понимаю, невелики. А защитник в любом случаи встретит шестерых противников. Скажи лучше сразу, что ты испугался. И, думаю, вряд ли тебя поймут, если ты сдашься на второй день Игры. Может, как охотник ты и зарекомендовал себя хорошо, но как защитник ты сразу покажешь каков на самом деле. Дурное дело не хитрое - бегаешь себе и ищешь жертв, а вот чтобы защитить жертву - нужны мозги, которых у тебя нет!
   -Из нас двоих именно у тебя нет мозгов, - холодно сказал Гера. - Будь ты сама чуть поумнее, сидела бы сейчас тихо и молчала.
   -А я и не претендую на звание гения, мы уже, по-моему, выяснили, что у меня интеллект чуть выше обезьяньего, - съязвила я. - И кстати, хочу тебя сразу предупредить, если ты решишь трусливо сдаться и сам меня убьёшь, ты не получишь от этого ожидаемого удовольствия! Когда меня начинают пугать, я испытываю не страх, а злость. Сразу приготовься к тому, что от моей крови у тебя будет несварение желудка!
   -Да что ты вообще за человек! - воскликнул он. - Я тебе слово, ты мне десять! Тебя вообще можно заткнуть?
   -Можно. Когда я ем и пью, я молчу!
   Стиснув зубы, он сильнее надавил педаль газа, а я отвернулась и стала смотреть в окно, понимая, что пора действительно прикрыть рот, чтобы не напроситься на ещё большие неприятности.
   А ещё на самом деле хотелось пить и есть. Увидев знак, что через два километра будет закусочная, я решила помолчать, и посмотреть - остановится он там или нет. "Если нет, начну пилить с новой силой, и плевать, чем это закончится. В любом случае шансы, что я выживу, мизерные. Лучше сразу умереть, чем с этим кретином бегать от охотников".
   "Ну уж нет! Надо бороться за свою жизнь до конца!" - второе "я" не собиралось так просто сдаваться, и я вздохнула, понимая, что на самом деле не сдамся. И так происходило всегда - я никогда особо не дорожила своей жизнь, и не боялась умереть, но когда попадала в экстремальные ситуации, начинала с таким упорством бороться за жизнь, что сама удивлялась, как у меня получалось выпутываться из некоторых ситуаций. И из этой ситуации тоже захотелось выйти живой.
   Гера всё же остановился возле кафе, и с отвращением сказал:
   -Пошли, но сразу предупреждаю, у тебя только двадцать минут, не больше.
   Одарив вампира небрежным взглядом, я поправила волосы, натянула ворот водолазки выше и вылезла из машины, чувствуя, как пятая точка уже онемела от постоянного сидения на месте. Не спеша я пошла к кафе, радуясь, что хоть несколько минут могу размяться. В самом кафе Гера выбрал самый дальний столик и сел лицом к двери. Заказав себе лишь кофе, он крутил чашку в руках, не притрагиваясь к самому напитку, а я, не стесняясь, прошлась по всему меню. А когда принесли блюда, начала не спеша есть, всё тщательно пережёвывая. Глотать было больно, но желудок требовал пищи.
   Ровно через двадцать минут он поднялся, и протянул ко мне руку, давая понять, что обед закончен. Но я зло на него посмотрела и сквозь зубы прошипела:
   -Только попробуй! Я такое устрою!
   -Я тебя предупредил - двадцать минут, - непреклонно заявил он.
   -Нечего было меня душить, мне теперь больно глотать, поэтому терпи! - ответила я, и направила на него вилку, показывая, что могу ткнуть ею в протянутую руку.
   Поняв, что я могу закатить скандал, Гера окинул меня хмурым взглядом, а потом сев на место, пробормотал:
   -Сама напросилась. Надеюсь, у тебя теперь хватит ума держать свои руки при себе.
   -Надейся, тебе никто не мешает это делать, - самодовольно пробормотала я, радуясь своей маленькой победе.
   Через десять минут, наконец-то, всё было съедено. Заказав себе ещё воды в дорогу, я попросила официантку принести счёт, а когда его положили на стол, пододвинула Гере. Однако он даже не притронулся к нему и колко произнёс:
   -Ты ела, тебе и платить.
   -Ты меня во всё это втянул, так что будешь платить сам, - не менее колко ответила я и вызывающе подняла бровь. - Или что, с деньгами проблемы?
   -С деньгами у меня как раз всё нормально...
   -Вот и чудесно! - я постучала ногтём по счёту. - Иначе будем сидеть здесь до вечера.
   Конечно, я и сама могла заплатить, но хотелось сделать хоть мелкую, но гадость этой скотине.
   Недовольно хмыкнув, он всё же достал портмоне и, расплатившись по счёту, схватил меня за руку и потащил к машине.
   Сев в салон я удобно устроилась и, чувствуя умиротворение после сытного обеда, решила не трогать Геру. Мне требовалось окончательно примириться с тем, что я влипла в такую ситуацию. Но связно соображать не получалось. В голову лезла всякая ерунда - то я думала про работу, то про машину, то про друзей. "Работа! Блин, надо позвонить и сказать, что я беру отпуск за свой счёт. Вони, конечно, будет выше крыши, но ничего не поделаешь". Я стала копаться в сумочке, чтобы найти телефон, но его там не оказалось.
   -Что ты ищешь? - спросил Гера, краем глаза наблюдая за мной.
   -Свой телефон.
   -Я его выбросил. Нас могли по нему отследить.
   "Вот гад... Хотя, с другой стороны - он прав. Бог с ней, с этой работой. Не факт, что я вообще выживу, и волноваться надо сейчас за это, а не за работу". Промолчав, и не стала говорить Гере, что о нём думаю в связи с тем, что он копался в моей сумочке, и снова уставилась в окно, глядя на проплывающие мимо пейзажи, и думая о своём неприглядном будущем.
   -Интересно получается, - через полчаса с усмешкой произнёс Гера. - Если у тебя желудок занят перевариванием пищи, то мозги отключаются, чтобы не произошла перегрузка? Знал бы заранее, кормил тебя каждый час.
   -Слушай, ну сам же начинаешь меня заводить. Хочешь нервотрёпки - не проблема, - беззлобно ответила я, повернувшись к нему.
   -Я не хочу нервотрёпки, а просто делюсь своими наблюдениями за тобой.
   Хотелось посоветовать ему - держать свои выводы при себе, но вместо этого я решила зайти с другой стороны, чтобы уколоть его:
   -Твоя машина?
   -Да, - с гордостью сказал он. - Люблю BMW.
   -Так себе тачка. Мои вампиры были круче и ездили на Бугатти и Майбахах. А у тебя серийная Бэха, я разочарована. У тебя точно с деньгами проблема! - язвительно произнесла я.
   С его лица моментально исчезла самодовольная улыбка. "Господи, хоть и вампир, а предсказуем, как любой мужчина. Их всегда волнуют три вещи - машины, толщина кошелька и размер мужского достоинства. Вон и Гера, сразу скуксился, когда я пренебрежительно отозвалась о машине", - с улыбкой подумала я.
   Хотя если честно, мне и самой нравились машины BMW, а о такой я не могла даже мечтать.
   -С деньгами у меня проблем нет, - холодно ответил он. - А машина не так проста, как ты думаешь. И нам не нужны дешёвые понты в виде эксклюзивных тачек, тем более в Игре!
   -Ооо! Майбах за восемь миллионов, не такой уж дешёвый понт!
   -Я могу без проблем для своего кошелька купить семь Майбахов, на каждый день недели, просто мы стараемся не привлекать к себе внимание. Но если уж тебя так интересует, в моём личном гараже дома есть такие машины, название которых ты даже не знаешь из-за своей бедности и убожества.
   -Ну-ну! - фыркнула я.
   -Слушай, заткнись! Тебе удобно сидеть в салоне? - процедил он.
   -Удобно.
   -Вот и сиди молча. Будешь много говорить, познакомишься ещё и с багажником этой машины. Причём - изнутри.
   -Ты сам начал, я молчала, - беззаботно ответила я, поняв, что стоит притормозить, чтобы не продолжить путешествие в багажнике.
   Бросив на меня хмурый взгляд, Гера промолчал и следующие полчаса мы ехали в тишине, но чем дольше она длилась, тем больше он вздыхал и бросал на меня косые взгляды.
   -Господи, да говори уже, а то сидишь и вздыхаешь, как инфантильная барышня, - улыбаясь, сказала я.
   -Слушай, а уверена, что ты нормальный, умственно здоровый человек? - без иронии спросил он.
   -Уверена, - безмятежно ответила я. - У меня и справка есть.
   -Только без обид. Но ты ведёшь себя ненормально. Я говорил с другими защитниками из нашего клана, которые выжили после Игр, и морально приготовился к тому, что ты будешь истерить, хотя и надеялся, что меньше, чем другие люди, так как писала о нас. Однако я никак не ожидал, что ты будешь вести себя так вызывающе. По всем правилам, сейчас ты должна испытывать страх и сидеть тише воды, ниже травы.
   -Ещё раз объясняю для тупых, и не особо одарённых - у меня такая реакция на испуг. Когда мне угрожают, я не пугаюсь, а злюсь. И это не раз позволяло мне выжить. Если хочешь спокойно провести эти шесть недель - не пытайся испугать меня, и не говори пренебрежительно о людях, это мне тоже не нравится. Чтобы ты там не думал о нас, держи эти мысли при себе, а то опять получишь в кадык.
   -Второй раз у тебя этот номер не пройдёт, - усмехнувшись, сказал Гера. - Я просто не ожидал, что ты такое можешь выкинуть.
   -Поверь, я и не такое могу ещё выкинуть! - рассмеявшись, ответила я.
   -Да уж, охотно верю, - он тоже рассмеялся. - И додумалась же ударить именно туда!
   -Думаю, несмотря на то, что ты вампир, у тебя всё равно есть минимум три точки, удар в которые причинит тебе боль.
   -Хм, и какие же? - заинтересованно спросил он.
   -Глаза, кадык, ну и естественно ниже пояса!
   -Это болезненно, но нас не убьёт, а скорее только больше разозлит, - улыбнулся он.
   -А с чего ты взял, что я собиралась тебя убить? Это не в моих интересах. Может быть потом, когда Игра закончится, и мы выживем, я могу захотеть это сделать, - весело ответила я. - Кстати, а как вас можно убить?
   -Тебе это не под силу. Так что можешь сразу отбросить эти мысли, - он опять рассмеялся, а потом, подумав, произнёс: - Слушай, а откуда такие замашки, ведь ты простой бухгалтер. Я думал, ты тихонько забьёшься в угол и будешь скулить.
   -Я бухгалтер, потому что люблю цифры и порядок. А раньше много чем занималась, и многое успела попробовать, поэтому могу постоять за свою жизнь. Это сейчас разленилась, и занимаюсь только своей карьерой.
   -Так мне ещё повезло, что я встретил тебя сейчас, а не раньше?
   -О да!
   Машина стала притормаживать, и только сейчас я обратила внимание на то, что мы уже подъехали к таможенному посту. Достав паспорт, я приготовила его для таможенников и критично осмотрела себя в зеркало. "Надеюсь, подозрений я не вызову и придираться ко мне не будут, а то мало ли что у моего защитничка в голове. Не дай Бог ещё человеческие трупы за собой оставлять".
   Но волновалась я зря. Проблем не возникло и спустя час мы уже были на территории России. Гера заметно расслабился и весело спросил:
   -Ну, так что, может тебя опять покормить?
   -Пока не хочу.
   -Как только почувствуешь первые признаки голода, скажи сразу. Не хочу опять слушать твоё брюзжание, пока мы доберёмся до ближайшего кафе.
   -Ты что всерьёз думаешь, что я могу злиться только из-за голода? - удивленно спросила я.
   -Я не очень разбираюсь в психологии людей, но как только ты поела, ты сразу подобрела. Вывод напрашивается сам, - серьёзно ответил он.
   -Поверь, я могу не есть сутки, и это никак не повлияет на моё настроение. Дело в другом. Когда ты разговариваешь со мной свысока, или как с умственно отсталой, или как с каким-то тупым животным - именно тогда я начинаю злиться. Будешь нормально со мной разговаривать, я буду отвечать тебе тем же. А будешь хамить - узнаешь о себе много нового, интересного, и не очень приятного.
   -Договорились, - спокойно ответил он.
   Я вздохнула и задумалась. Мне на самом деле надоело ругаться с Герой. Да, когда только всё началось, я испугалась, затем разозлилась, и мне хотелось сначала самой биться в истерике, а потом причинить боль ему. Мне требовалось выпустить пар. А выпустив его, я уже готова была рационально мыслить. Сейчас мы находились с ним в одной лодке, вернее в одной машине, и цель у нас была одна, хотя и разные мотивы. "Главное выжить, а чтобы выжить - надо трезво рассуждать, а не кипятиться от злости. Злоба и ярость, плохие союзники. Лучше сейчас самой не злиться, и не злить Геру, если я хочу выжить. Да и он вроде понял, что меня тоже не следует провоцировать", - сказала я себе. "Но если я выживу, я ему ещё устрою!" - упрямо подумала моя вторая, более бесшабашная половина. "То, что устрою, это точно, но сейчас лучше об этом не думать..."
   -Пристегнись! - неожиданно скомандовал Гера.
   Я моментально выполнила приказ, сразу поняв, что что-то не так. Машина стала набирать скорость, и он постоянно бросал взгляды то в боковые зеркала, то в зеркало заднего вида. Пытаясь разобраться в чём дело, я оглянулась и увидела, что за нами едет легковой Мерседес.
   -Охотник? - я взволнованно посмотрела на Геру.
   -Всё может быть. Сейчас проверим, - хладнокровно ответил он, и ещё больше выжал педаль газа.
   Мерседес тоже начал набирать скорость и не отставал от нас.
   -А как тебе это понравится? - пробормотал Гера и, протянув руку к приборной доске, переключил какие-то тумблеры. Машина резко рванула вперёд, и меня вжало в сиденье. Покосившись на спидометр, я увидела, что скорость резко возросла со ста восьмидесяти, до двухсот пятидесяти, и испуганно сглотнула.
   "А машина действительно не так проста, как я подумала вначале, скорее всего двигатель форсированный. Это хорошо!" - подумала я, стараясь не смотреть на дорогу. Гера сосредоточенно вёл машину, периодически посматривая в зеркало заднего вида, что не мешало ему мгновенно реагировать на другие автомобили. Мы, то ехали по своей полосе, то выезжали на встречную, и было пару моментов, когда я уже подумала, что сейчас произойдёт лобовое столкновение. Но он, с мастерством аса, вовремя уходил от столкновения. "Да, водитель он классный", - отстранённо подумала я, наблюдая за ним, а потом снова оглянулась, надеясь, что Мерседес отстал. Но машина упорно держалась за нами.
   -Ну, ладно, - Гера презрительно улыбнулся, и стал притормаживать.
   -Ты что делаешь? - с паникой спросила я.
   -В этой гонке нет смысла. Это охотник, и у него тоже форсированный двигатель, - ответил он, съезжая на просёлочную дорогу.
   -А может у него бензина в баке меньше, и мы сможем ещё оторваться, - с надеждой предположила я.
   -Вряд ли. Он ждал нас возле таможенного поста, и бак у него должен быть полный. Скорее у нас кончится бензин, чем у него.
   Поняв, что Гера прав, я сникла и ощутила себя загнанным в ловушку зверем. Тем временем наша машина проехала ещё немного и остановилась в небольшом лесочке. Мерседес не отставал и тоже затормозил, когда это сделали мы.
   -Пожелай мне удачи! - усмехнулся Гера, и вышел из машины.
   Отстегнув ремень и повернувшись, я стала наблюдать за тем, как он идёт ко второй машине. "Господи, пусть он и с этим охотником справится. Не готова я сегодня стать чьим-то ужином", - пронеслось в голове. В этот момент водительская дверь в Мерседесе открылась, и я увидела коренастого мужчину лет тридцати пять, похожего чем-то на индейца. А в следующее мгновение Гера бросился на него.
   То, что происходило дальше, я даже сама для себя не могла объяснить, хотя и понимала, что дерутся два вампира. Большую часть ударов я не видела, и могла судить о них, и об их силе, только когда Гера или его противник отлетали метров на пять. Но они моментально вскакивали на ноги, и заново бросались в бой.
   Внутри всё сжалось от страха, и я, наконец-то, окончательно осознала, что действительно имею дело с вампирами. Голова закружилась, и я отвернулась, чтобы хоть чуть-чуть прийти в себя. "Дыши, просто спокойно дыши! Ты всё равно ничего не можешь поделать в этой ситуации!" - шептал внутренний голос. Постаравшись взять себя в руки, я попыталась контролировать своё дыхание и медленно вдыхала и выдыхала воздух, надеясь, что и в этот раз смерть обойдёт меня стороной. "Гера говорил, что не раз участвовал в Игре, а значит сильный и опытный. Всё будет хорошо!"
   Когда голова перестала кружиться, и я почти убедила себя, что и в этот раз меня пронесёт, снова повернулась к сражающимся, и тут же пожалела об этом. Как раз в этот момент противник нанёс Гере удар в грудную клетку, и тот, отлетев, напоролся на сук одного из деревьев. Прямо у меня на глазах сук прошёл насквозь, и вышел с другой стороны в районе плеча. Повиснув практически в воздухе и доставая только носками ботинок до земли, Гера оскалился и принялся интенсивно пытаться выбраться из ловушки. Но я уже не смотрела на него, потому что взгляд упал на охотника, направляющегося к нашей машине. "Вот и всё... Моя песенка спета", - отстранённо подумала я.
   "Ну уж нет! Прикинься испуганной!" - скомандовал внутренний голос, и я мгновенно вжалась в сиденье, уставившись испуганными глазами на охотника. Оказавшись рядом с машиной и, открыв дверь, он плотоядно оскалился, а потом, схватив за пиджак, вытащил меня из машины.
   Его оскал и радостный огонёк победы в глазах вывели меня из себя, и внутри что-то щёлкнуло, а затем я ощутила, что просто тону в море злости и ярости. Действуя интуитивно, я подняла руки и ладонями ударила его по ушам, одновременно с этим закричав прямо в лицо, а потом ногой ударила в пах и попыталась дотянуться до его глаз. Охотник удивленно отшатнулся, а потом начал оседать, отпустив меня. Плотоядный оскал сменился изумлением, а потом на смену ему пришёл гнев, и я завизжала, понимая, что жить мне осталось пару секунд и убежать не удастся. Охотник опять схватил меня и, утробно зарычав, начал наклоняться, однако дальше произошло непонятное - вместо укуса я ощутила удар в лоб и мой убийца, отпустив меня, исчез. Держась за голову, я стала оседать на землю, одновременно с этим пытаясь понять, что же произошло. И с облегчением выдохнула, увидев Геру. Он находился метрах в пяти от меня и, держа охотника за плечо, наносил ему удары кулаком в основание черепа. После очередного удара противник как-то неестественно дёрнулся и в следующее мгновение Гера уже стоял перед ним. Разжав кулак, он нанёс удар ему в область сердца, и меня покоробило от непонятного звука. А то, что я увидела дальше, заставило меня содрогнуться, и крик застыл в горле. Сначала охотник обмяк и упал, и только потом я поняла почему рука у Геры была в крови. Судя по всему он, только что, прямо у меня на глазах вырвал ему сердце. Глядя то на самого Геру, то на его руку, то на охотника, я не верила в произошедшее, и мне казалось, что ещё секунда, и я точно сойду с ума.
   -Два ноль в нашу пользу, - самодовольно сказал Гера, бросая сердце на землю. - А ты молодец! Не растерялась.
   -Ты думаешь? - это всё что я успела сказать, прежде чем меня начало рвать всем тем, что я съела в кафе.
   Когда в желудке стало пусто, я отползла в сторону и, обхватив колени руками, села отвернувшись от Геры. В голове тоже была пустота, и я просто смотрела невидящим взглядом вдаль, понимая, что только так сейчас могу сохранить свой рассудок.
   Гера, наверное, поняв, что меня лучше сейчас не трогать, не подходил ко мне. Сколько я так сидела, не знаю. Но в какой-то момент до меня донёсся запах от костра, а потом и запах горящего мяса. "Если бы в желудке что-то ещё осталось, меня опять вырвало бы, но... Наверное, после этого я стану вегетарианкой... если выживу", - отстранённо подумала я.
   Спустя какое-то время передо мной появился Гера и присев, сказал:
   -У тебя разбит лоб.
   -И что? - апатично спросила я.
   -Хочу за это извиниться, - сказал он. - Когда я ударил Илиана в затылок, то не думал, что он своим лбом ударит тебя.
   -Значит, его звали Илиан? Вы и имена друг друга знаете, - безразлично констатировала я.
   -Естественно, знаем. Когда происходит жеребьёвка, и охотник тянет номер, он не знает, какую территорию обозначает этот номер. А в день Игры мы все получаем конверты и, вскрывая их, узнаём, кто будет дичью, кто на какой территории охотится, и кто будет в числе твоих противников. Так что я знаю имена всех наших охотников.
   Я никак не отреагировала на услышанное и то, что он опять употребил слово "дичь", потому именно так себя и ощущала.
   -Майя, - он осторожно взял меня под локти и поднял с земли, - Ты молодец, что смогла за себя постоять. Я уже рад, что выбрал именно тебя. Одно только плохо - у тебя оказывается редкая группа крови, и она очень вкусно пахнет, поэтому в дальнейшем надо быть аккуратней и стараться не доводить дело до кровотечений.
   Подведя к машине, Гера усадил меня на сиденье и, достав из бардачка салфетки, вложил мне их в руку. Но я никак на это не отреагировала, просто уставившись на них. Вздохнув, он забрал их, и аккуратно стер кровь со лба, а потом достал пластырь и наклеил мне его на рану.
   -Ну, ты чего? Всё ведь обошлось, - он ободряюще улыбнулся и сжал мне руку. - Ты жива, а это главное.
   -Угу, - пробубнила я, на большее сил не нашлось, а перед глазами до сих пор стояла картина с вырванным сердцем.
   Поняв, что разговаривать бесполезно, Гера вздохнул и, отойдя, направился к багажнику.
   Посидев ещё с минуту, я встряхнула головой, отгоняя страшные видения, и ощутила отвратительный привкус во рту, и то, что в горле пересохло. Найдя бутылку с водой, я прополоскала рот, чтобы избавиться от привкуса. А потом только сделала пару глотков. Желудок моментально на это отреагировал, и я поняла, что меня сейчас опять вырвет, но успела отбежать от машины только на пару шагов.
   Когда всё было закончено, я опять прополоскала рот водой, но пить уже не решилась. "Да уж, оказывается, я слабовата на желудок", - иронично подумала я и направилась к машине, бросив мимолётный взгляд на Геру.
   Он стоял возле багажника по пояс обнажённый и, держа в руке футболку, рассматривал своё плечо. И только сейчас я вспомнила, что он тоже ранен. На плече виднелась огромная рана, и я в изумлении уставилась на неё.
   -Тебе что, не больно? - спросила я, подходя ближе.
   -Нет, - ответил он, смочив футболку водой, и стал оттирать кровь с торса. - Поможешь вытереть кровь на спине?
   -Помогу, всё равно в желудке уже пусто, - вздохнув, пробормотала я.
   -Только саму рану не трогай, и её края, просто вытри кровоподтеки, - сказал он, протягивая футболку.
   Осторожно стирая кровь со спины, я старалась не смотреть на саму рану, а когда всё было законченно, отдала футболку и отошла в сторону. Бросив её на землю, он достал из сумки какой-то маленький пакетик и, разорвав его, извлёк оттуда что-то наподобие пластыря. Наклеив его себе на рану, он достал ещё один пакетик и, разорвав его, протянул мне второй пластырь.
   -Наклей на спину.
   Трясущимися руками я наклеила его, как просил Гера, и опять отошла, снова чувствуя, как на меня накатывает тошнота. Больше на рану смотреть я не могла, и вообще хотелось поскорее отсюда уехать. Наверное, поняв меня, Гера покопался в сумке, достал оттуда чистую рубашку и, надев её, захлопнул багажник.
   -Иди в машину, я сейчас, - сказал он и, подобрав футболку и салфетки с моей кровью, пошёл в лес, а через минуту вернулся, и сев машину, завёл её.
   Ещё через пять минут мы уже выехали на основную дорогу, и я, наконец-то, смогла нормально вздохнуть. "А впереди ещё четыре охотника... Нет, буду оптимисткой. Не "ещё", а "уже". Это не шесть, а значит, шансы на выживание возрастают".
  
  
   История.
  
   -Если честно, пока снимался с того сучка, думал, что тебе конец! - усмехаясь, сказал Гера. - А ты мастерски отбилась от нападения Илиана.
   -Хочешь жить - умей вертеться, - избитым штампом ответила я.
   На большее сил уже не было. И я прекрасно знала чего мне ожидать дальше - щёки уже начали гореть огнём, руки тряслись, как у самого запойного алкоголика, и меня подбрасывало от перевозбуждения. Реакция на стресс всегда была именно такой, а после этого я обычно засыпала часов на десять. "Но сейчас я вряд ли засну... Блин, а классно было бы сейчас провалиться вообще в летаргию, чтобы ничего этого больше не видеть!"
   -Ты умница! Обычно все пугаются, и не оказывают никакого сопротивления. Такого отпора даже я никогда не встречал среди дичи!
   Как только он сказал эти слова, во мне опять закипела злоба, и я произнесла:
   -Слушай, заткнись, Христа ради! Что, обязательно мне всегда указывать, какая роль у меня в этой Игре?
   -Я, наоборот, хочу тебя похвалить, а ты так странно реагируешь на это, - удивлённо сказал Гера.
   -Ты остолоп. Лучше вообще молчи, чем так меня хвалить.
   -Да что я такого сказал?
   -Да ничего хорошего ты не сказал! - я сморщилась и постаралась перекривлять Геру: - Таких, как ты не я встречал, даже когда был охотником! - я бросила на него полный ненависти взгляд, а потом продолжила, - А встречал я многих, и многим перегрыз горло!
   -О! Ясно! Желудок опять пустой, и из тебя попёрла желчь, - он недовольно поморщился. - Не проблема, сейчас тебя накормлю.
   -Да пошёл ты! Ты думаешь, я сейчас смогу есть, после увиденного?
   -А что такого страшного ты увидела? - он непонимающе посмотрел на меня.
   -Ты что совсем придурок? Или тебе нравится задавать идиотские вопросы? - на меня опять накатила тошнота, когда я вспомнила, как он повис на дереве, а потом сердце в его руках. - Может для тебя это и обыкновенная ситуация, а я прости, обыкновенный бухгалтер, который работает в офисе, а не на скотобойне. И зияющие раны в теле, и вырванные сердца аппетита мне не добавляют!
   -Какие мы нежные! - издевательски сказал он. - Можно подумать, ты никогда не видела сердца животного или крови.
   -Этот охотник не был животным!
   -Я не про это сейчас говорю! И вообще, а чего ты ожидала от Игры? Я тебя сразу предупредил, что мы играем на выживание, и жертвы, со всеми вытекающими отсюда последствиями, будут в любом случаи! Так что привыкай к виду крови. И приготовься к тому, что я могу на твоих глазах и голову кому-нибудь оторвать.
   -Вы реально больные! И я не собираюсь к этому привыкать! Вообще не хочу играть в ваши Игры!
   -Я тебя не спрашиваю, чего ты хочешь. Ты уже в Игре. Всё! - отрезал он.
   Меня трясло от злости, когда он давал понять, что я всего лишь пешка в их играх, и моё мнение никого не интересует. Кулаки непроизвольно сжались, и я стала коситься на Геру, просчитывая, куда бы нанести удар. Можно было опять ударить в кадык, но повторяться не хотелось. "Может ударить в плечо, там, где рана... Фу, нет, туда точно бить не следует, потому что если кулак провалится в рану, я буду сутки биться в истерике, и всю оставшуюся жизнь меня будут мучить кошмары", - краем глаза я осматривала вампира и просчитывала слабые места. "В пах тоже не получится. Его руки мешают. И в глаза не смогу. Куда же его ударить, чтобы он не успел среагировать и почувствовал боль?"
   -Даже не думай! - Гера прищурился и бросил на меня взгляд.
   -Что - не думай? - я невинно захлопала ресницами.
   -У тебя по лицу видно, что ты собираешься сделать какую-то гадость. Я тебя предупредил - это может плачевно для тебя закончиться, - угрожающе предупредил он.
   -Я не понимаю, о чём ты, - высокомерно ответила я и, отвернувшись, стала смотреть в окно, понимая, что мне и руки могут сломать, чтобы я держала их при себе.
   Надежда осталась только на одно - что ему и так больно. Но хотелось знать наверняка, поэтому я спросила:
   -Как плечо? Сильно болит?
   -Практически не болит. У нас низкий порог боли.
   -Жаль! - воинственно произнесла я. - Очень бы хотелось, чтобы ты мучился от боли!
   -Как ты меня достала! Я вообще не понимаю, как с тобой разговаривать! То ты кричишь и бьёшься в истерики, то дерёшься, то пререкаешься со мной, а то разговариваешь нормально и даже смеёшься! Вы все такие - люди, или это только с тобой мне так "повезло"?
   -Какие - такие? - дерзко спросила я.
   -Неуравновешенные!
   -Во-первых, а чего ты ожидал? Я всю жизнь жила искренне веря в то, что вампиров не существуют! А потом встретила тебя, да ещё и оказалась втянутой в ваши дебильные игры. Так что моё поведение для этой ситуации ещё нормально. Я хоть иногда пытаюсь шутить - разве это не показатель? Во-вторых, и в главных - хочешь получить ответ на этот вопрос - попробуй пообщаться с другими людьми, а не набрасываться на них с целью утолить голод! Ты вообще с людьми когда-нибудь общался?
   -Общался, и сейчас общаюсь. Вы глупые, ничтожные существа, - с отвращением ответил он. - Лет семьсот назад я окончательно понял, что в плотном общении с вами нет никого смысла.
   -Ты бы ещё пообщался с неандертальцем, а потом делал такие выводы! Тебе вообще, слово прогресс о чём-то говорит?
   -Говорит! Но ваша человеческая сущность от этого не меняется!
   -Мы говорим с тобой на разных языках. И в этом споре нет смысла, - устало сказала я. - Гусь, свинье - не товарищ.
   -Естественно, в этом споре нет смысла. Особенно если учитывать, что вы для нас и гуси, и свиньи. Короче - пища.
   Тут я уже не выдержала, и резко выбросила руку, чтобы ударить его в плечо, по ране. "И плевать, если кулак провалится в рану. Как-нибудь переживу!" Но рука не достигла цели. Гера перехвали её и, сжав запястье, грозно сказал:
   -Майя, я ведь могу и руку тебе оторвать!
   -Попробуй! - презрительно сказала я. - Оторвёшь, и я, истекая кровью, умру, а ты автоматически проиграешь.
   -Тьфу, ты! - он отбросил мою руку и сжал зубы.
   -Что? Нечего возразить? - самодовольно спросила я.
   Промолчав, он бросил на меня злой взгляд, а потом, нахмурившись, уставился на дорогу. Поняв, что продолжения не будет, я вздохнула, и опять стала смотреть в окно, недовольная собой. Моё поведение, конечно, было детским и глупым, и интуиция подсказывала, что надо вести себя без всяких выбрыков. "Руку он мне, естественно, не оторвёт, но ведь причинить боль может и кучей других способов. Надо действительно взять себя в руки, и постараться не реагировать так на его слова. В конце концов, моя жизнь сейчас всецело в его руках. Да и потом, неизвестно, как там у вампиров с психикой. Вдруг я его так достану, что он действительно плюнет и пообедает мной, или разозлившись, не сможет сосредоточиться на защите от охотника".
   -Ладно. Я больше так не буду, - пробурчала я. - Но это не потому, что я испугалась. Ясно? Мне просто надоело трепать нервы и тебе, и себе. В первую очередь - себе!
   Гера хмыкнул, и приподнял бровь.
   -Так что, значит, опять заключаем перемирие? - спросил он.
   -Перемирие, - согласилась я.
   -Наконец-то, твоя первая разумная мысль. Похвально. Хотя это всё равно не изменит моего мнения о людях, - небрежно бросил он.
   -Ты опять? А могу забрать свои слова обратно, и продолжить изводить тебя! - тут же воинственно заявила я.
   -Ладно - ладно, молчу! - Гера засмеялся. - Темперамент у тебя будь здоров. Ты всегда такая?
   -Всегда! - вызывающе ответила я.
   -Интересно! - он усмехнулся, а потом подмигнул мне. - Это очень интересно! - а чуть-чуть подумав, спросил: - Вернее, ты везде такая темпераментная?
   -В каком смысле - везде? - не понимая, спросила я.
   -Во всех областях жизни - на работе, дома, в кровати? - он сделал ударение на последнем слове и окинул меня заинтересованным взглядом.
   Когда он сказал про кровать, мне стало не по себе. И уж точно я не собиралась обсуждать с ним эту тему.
   -Не твоё дело, в каких местах и насколько я темпераментна,- буркнула я, и стала усиленно пялиться в окно, давая понять, что тема закрыта.
   Такого поворота в разговоре я не ожидала и, боясь, что он может продолжить разговор, решила его отвлечь.
   -А твоя рана скоро заживёт, или ты так и будешь ходить с дыркой в теле? - спросила я первое, что взбрело в голову.
   -К вечеру уже затянется. У нас всё быстро заживает.
   -А мне вот интересно, ты сказал, что кое в чём я была права в своей книге. В чём, если не секрет?
   -Стопроцентно ты была права только в одном - у нас действительно сильно снижена температура тела, в отличие от людской, и соответственно - очень медленно бьётся сердце. Здесь ты попала в точку. Все остальные почему-то считают, что мы ходячие мертвецы.
   -Я просто подумала, что если вы способны испытывать голод и перевариваете пищу, то никак не можете быть ходячими мертвецами. А когда стала дальше логически размышлять, то поняла, что это очень хорошо вписывается и в то, что вы очень бледны. Ведь цвет кожи зависит от циркуляции крови.
   -Точно. И чтобы не выделяться в толпе, мы действительно пользуемся автозагарами. И ты была права насчёт того, что мы не боимся солнца, хотя и стараемся избегать длительного пребывания на нём.
   -С этим всё ясно, - небрежно ответила я. - Бледная кожа всегда плохо переносит солнечный свет. Я сразу поняла, что вы можете бояться солнца только по одной причине, как и большинство людей с белой кожей - вы получаете солнечные ожоги. А это не редкость даже среди людей.
   -Верно. И так смешно, когда в фильмах показывают, что мы вспыхиваем синим пламенем на солнце.
   -А в остальном значит, я неправа?
   -Ещё была права в том, что это передаётся через кровь, а не через слюну и укус или от того, что сам пробуешь кровь вампира. Нас всегда забавляет, когда пишут, что необходимо пить нашу кровь, чтобы стать вампиром. Ведь кровь попадает в желудок, и там просто переваривается.
   -То есть, по сути это вирус, который передаётся через кровь? - заинтересованно спросила я.
   -Нет, здесь всё намного сложнее.
   -В каком смысле?
   -Майя, ну зачем тебе это? - Гера, по-видимому, не очень хотел давать объяснения, и это ещё больше разожгло моё любопытство.
   -Мне интересно. Раз уж вы существуете на самом деле, хотелось бы знать про вас хоть что-нибудь.
   -Ты не поймёшь всего, из-за узости человеческого мышления. Вы считаете себя венцом творения, и думаете, что вас создал Бог, и совершенно не хотите принимать некоторые вещи в расчёт. Вас заклинило на Библии, и вы даже не хотите думать, что и до вас на Земле были другие цивилизации, и ваша Библия, это всего лишь копия более древнего послания. Вы умудрились даже его перекроить на свой манер, и внесли туда нужное и удобное для вас. И постоянно, когда в очередной раз находите что-то необычное, вы начинаете делать вид, что этого не существует.
   -Что это значит? - у меня от удивления отвисла челюсть. - Только не говори, что вы представители предшествующей цивилизации!
   -Не совсем, - уклончиво ответил он.
   -Ты можешь говорить нормально? Или я должна каждое слово из тебя вытягивать? - нетерпеливо спросила я.
   Меня уже просто распирало от любопытства. Я интересовалась историей, а тут могла из первых рук получить такую информацию, которой вообще никто не располагает.
   -Не знаю, как тебе это объяснить, - рассеяно произнёс он. - Ваши учёные с огромным трудом признали существование цивилизации шумеров, и считают "Эпос о Гильгамеше", всего лишь вымыслом. Или совсем не обращаете внимание на шумерскую поэму "Когда боги, подобно людям..." и "Миф творения", хотя там в деталях описан весь процесс создания людей, а также побочные существа этих экспериментов. Ведь ваши археологи не раз находили скелеты и трёхметровых, и семи, и даже двенадцатиметровых людей. А о другом я уже не говорю. Вы до сих пор считаете Махабхарату и Рамаяну художественной литературой, несмотря на то, что там описывается такое, что вы опять смогли изобрести только совсем недавно. И даже имея на руках такие книги и доказательства, вы трусливо настаиваете на старой точке зрения.
   -Я не читала Махабхарату и Рамаяну полностью, но кое-что знаю и про неё. А вот книги Захария Ситчина и Эриха фон Дэникена читала, и нашла в них много интересного для себя. И в том числе читала про шумеров. Так что если ты сейчас скажешь, что вы потомки анунаков, я не сильно удивлюсь.
   -Ладно, попробую тебе объяснить, - он бросил на меня задумчивый взгляд. - Мы не потомки анунаков, да и не так их на самом деле звали, но это не важно. Если ты читала эти книги, то может и поймёшь меня, потому что суть та же. Будем всё рассматривать на примере книг Ситчина. Ты знаешь, что они прилетели на Землю для того, чтобы добывать здесь полезные ископаемые...
   -Да, золото, насколько я помню, интересовало их больше всего. У них якобы что-то произошло с атмосферой и золото им требовалось для защиты их планеты.
   -Но как ты помнишь, сами они не хотели работать, поэтому начали создавать себе рабочих с помощью генетики.
   -Помню.
   -Вы люди и были теми рабочими, которых создали для работ.
   -Это понятно и без твоих объяснений. Меня интересует - каким боком вы ко всему этому?
   -А нас создавали как ваших надсмотрщиков. Мы должны были наблюдать за вами и заставлять работать, а тех, кто не желал этого делать - выпивали.
   Онемев, я не могла понять, что сейчас чувствую и думаю.
   -Вернее, изначально мы являлись одним из побочных экспериментов, а потом уже для нас придумали работу, - продолжил Гера. - Вообще, во время этих экспериментов много чего получалось - и великаны, и полулюди - полуживотные и тому подобное. Но они остановились только на двух видах - на вас, и на нас... Вернее, создалось три вида, но один полностью вымер. Вы их называли ангелами, а для нас они являлись злом... Короче, мы должны были контролировать вашу численность, и ваши работы, а они контролировали нас.
   -А сейчас... Ну как же... - растерянно стала мямлить я, сама не понимая, что сказать. - А что сейчас? Это продолжается?
   -Конечно, нет. И вас, и нас уже давно отпустили в свободное плавание. Насколько я помню из наших летописей, у наших создателей возникли проблемы на своей планете, плюс постоянно вражда между ними самими, и они просто бросили эту планету. Правда перед этим здесь разразилась настоящая война, которая как раз описывается в Ведах. Затем был Потоп, и они покинули эту планету.
   У меня в голове образовалась сумбур, и я никак не могла сосредоточиться, и задать хоть один вопрос.
   -Так, давай по порядку, - наконец-то выдавила я. - И вы, и мы - просто генетический эксперимент инопланетян?
   -Да.
   -Чудесно. Вы изначально создавались, чтобы контролировать нас?
   -Да. Поэтому у нас такое отношение к вам. Понимаешь? Это у нас в крови - для нас вы всегда будете низшей расой, которой мы питаемся, и которая изначально создавалась как рабы.
   -Не понимаю, и никогда не пойму, - рассеяно бросила я. - Подожди, не мешай мне.
   Задумавшись, я пыталась всё разложить по полочкам. Я никогда не считала себя консерватором, многим интересовалась в этой жизни, и любила рассматривать несколько версий, но сейчас меня конкретно переклинило, и я не могла уложить всё это в своей голове. Теперь там начали всплывать все те книги и статьи, которые читала, и я ещё больше растерялась.
   -Так, давай по порядку, и без этих твоих штучек, что вы высшая раса, - кое-как собравшись с мыслями, сказала я. - Я задаю тебе вопросы, а ты отвечаешь на них чётко и конкретно.
   -Ого! Ты уже мною командуешь? - весело спросил Гера.
   -А почему бы и нет! Так вопрос номер один - вы бессмертны? - деловито спросила я.
   -Нет.
   -Сколько вы живёте?
   -Около трёх тысяч лет, - со смешком ответил он, и я ошеломлённо открыла рот, услышав эту цифру.
   -Эээ... Вампиром необходимо родиться, или можно и стать?
   -И то, и другое возможно.
   -Сверхспособности у вас есть? Ну там, предвидение, телепатия и прочее...
   -У единиц. Здесь мы с вами, людьми, схожи. Ведь среди вас тоже есть и медиумы, и экстрасенсы. Так и у нас, но повторяюсь, это редкость.
   -Значит только грубая сила ваше основное преимущество?
   -У нас много преимуществ перед вами, - снисходительно ответил Гера.
   -Я попросила тебя отвечать на вопросы, а ты уже раздуваешься от превосходства, - я недовольно посмотрела на него.
   -Сила, острота слуха, нюха, зрения - в этом мы вас точно превосходим. Плюс, мы способны к быстрой регенерации и не болеем, - смиренно ответил он, веселясь от моих вопросов и тона. - Следующий вопрос?
   -Упоминание Бога, молитвы, кресты, освящённая вода на вас действуют?
   -Нет, конечно, - с улыбкой ответил он.
   -А осиновый кол в сердце?
   -Через некоторое время мы снова приходим в себя, как только заживёт рана. Но дело не в том, что это осиновый кол, а в самом ранении.
   -Как вы питаетесь?
   -Ты знаешь как... Кровью людей.
   -Я имею в виду, как часто и в каком количестве? - поморщившись, уточнила я.
   -Раз в десять - двенадцать дней, здесь ты тоже почти угадала.
   -А количество?
   -Миллилитров двести пятьдесят-триста, - ответил он. - Нас, кстати, очень раздражает, когда пишут, что мы выпиваем всю кровь из человека. Кто-нибудь из вас пробовал за один раз съесть четыре литра супа или выпить четыре литра жидкости?
   Я улыбнулась, представив эту картину - передом мной бадья супа и я усиленно запихиваю её в себя.
   -Значит, вы не убиваете людей! - с надеждой спросила я.
   -Убиваем, - невозмутимо ответил Гера.
   -Но зачем? Это же бесчеловечно - ради трёхсот миллилитров убивать!
   -Так мы и не люди, а убиваем, чтобы скрыть наше существование.
   -Это аморально! - воскликнула я.
   -Да неужели?! - спокойно ответил он. - Меня вообще поражает ваше человеческое лицемерие, и ваши двойные стандарты! Сами едите мясо, разводите скот или убиваете животных на охоте, а как дело касается нас, начинаете в один голос кричать, что мы монстры, и это аморально...
   -Одно дело убить свинью или корову, и совсем другое дело - человека, да ещё из-за трёхсот миллилитров крови!
   -И в чём же разница? Для вас свинья или корова еда, а для нас - вы еда. Ведь и свиньи с коровами, наверное, считают вас монстрами. И потом, мы ходим на охоту группами, и одним человеком питается сразу несколько вампиров.
   -Гадость какая, - прошипела я, представляя себе эту картину. - Неужели так трудно открыть донорские пункты и питаться там.
   -А зачем? Нас всё устраивает и так. И потом, мы любим свежую, теплую кровь, так же как и вы любите свежие продукты.
   -Перестань сравнивать эти вещи! - потребовала я.
   В желудке происходила целая революция, а такие разговоры не позволяли мне даже представить, что я сейчас могу что-то в себя запихнуть, потому что тошнота усиливалась с каждой секундой. Но Гера, услышав урчание, естественно всё перекрутил на свой лад.
   -Вот видишь, даже твой желудок требует сейчас пищи. Я нагнал на тебя аппетит своими ответами.
   -Ты думаешь? - скептически спросила я. - Как раз всё наоборот. Желудок протестует против твоих рассказов. И в ближайшие сутки я точно не смогу есть.
   -И что, я теперь всю ночь буду слушать это урчание?
   -А ты музыку включи, или слушай рёв мотора, а не мой желудок, - огрызнулась я.
   -Боюсь, я не смогу загнать машину в квартиру и завести её там, чтобы заглушить звуки из твоего желудка! - Гера усмехнулся. - Так что поесть тебе придётся.
   -Какую квартиру? - подозрительно спросила я.
   -Сейчас приедем в ближайший город, и снимем себе квартиру на одну ночь. Я думал, тебя обрадует, что ночь ты сможешь провести в нормальной кровати, а не в машине.
   -Обрадует, конечно! Тогда ещё и в магазин заедем! - радостно сказала я, уже предвкушая, что смогу размяться, принять душ, и выспаться в кровати.
   -О! Ну началось! Новый город - новые магазины? - пренебрежительно произнёс Гера. - Вы, женщины, наверное, и жили там, если бы вам разрешили.
   -Ой, только не надо морщиться! О себе родимом ты подумал, прихватив себе сменные вещи. А у меня даже зубной щётки нет! - язвительно ответила я. - Будешь возмущаться, заберу вещи у тебя, и посмотрю, как ты сам в ближайшем городе побежишь по магазинам.
   -Ладно, - снисходительно бросил он. - Будут тебе магазины. Но при одном условии - ты должна поесть.
   При мыслях о еде меня передёрнуло. О том, чтобы зайти в кафе или ресторан, не могло быть и речи. "Сегодня я уже сполна насладилась ароматом жареного вампирского мяса, и если услышу его в кафе, испорчу аппетит всем остальным посетителям, начав демонстрировать содержимое своего желудка (хотя, по идее там пусто, но лучше не рисковать). Магазины тоже отпадают - возле прилавка с мясом я начну биться в истерике. Как и где теперь перекусить, а?"
   Мы как раз въехали в какую-то деревню, и меня осенило, что я могу съесть без тяжёлых последствий и заходов в магазины. Осталось узнать - Гера считает это едой или нет. Поэтому я решила зайти издалека:
   -А без разницы, что я должна есть? Важен сам факт жевания и чавканья?
   -Да, но желательно без чавканья, - с улыбкой известил он.
   -Чудесно! Тогда останови машину!
   -Здесь? - он удивленно посмотрел на меня.
   -Нет, за три километра от деревни! - я закатила глаза. - Конечно, здесь!
   Выполнив просьбу, он с интересом посмотрел на меня, а я протянула руку и потребовала:
   -А теперь дай мне денег!
   -А что, своих жалко? - добродушно спросил Гера, потянувшись за кошельком.
   -Не жалко, просто у меня нет российских рублей! Давай, не жадничай! - я выхватила пару купюр из его рук, и вышла из машины.
   Как и в большинстве деревень, в этой жители тоже продавали излишки урожаев, попросту выставив табуретки с овощами и фруктами возле дороги. Перебежав дорогу, я подошла к бабушке, продающей яблоки, и быстро выбрав себе десять самых красивых яблок, расплатилась за них, и вернулась опять в машину.
   -Всё! Поехали! - довольно сказала я, отдавая Гере оставшиеся деньги. - Надеюсь, я не сильно пошатнула твоё финансовое положение покупкой этих яблок! - не удержавшись, съязвила я.
   -Я, конечно, не эксперт в человеческой пище но, по-моему, это не еда, а скорее десерт, - сказал Гера, увидев яблоки, и никак не отреагировав на мой укол. - Разве ты этим насытишься?
   -Угу, - ответила я, открывая бардачок и доставая оттуда салфетку, чтобы протереть яблоко. Увидев там нож, я достала и его. Гера тут же покосился на меня, и напрягся. - Расслабься! Не собираюсь я им в тебя тыкать, - улыбнувшись, сказала я, а потом добавила: - Если будешь себя хорошо вести.
   Вытерев яблоко, я разрезала его на дольки и стала жевать. Неожиданно в голову пришла страшная мысль, и я, открыв окно, выплюнула яблоко, а потом дрожащим голосом спросила:
   -Надеюсь, ты этим ножом никому не перерезал горло? - и опять почувствовала тошноту.
   -Мне не нужен для этого нож. У меня есть зубы и руки, - снисходительно ответил он.
   -И на том спасибо, - я с облегчением вздохнула, но аппетит уже полностью пропал.
   -Ты ешь давай, а не разговаривай!
   -Я как-нибудь потом, - ответила я, с отвращением глядя на яблоки и нож.
   Через полчаса мы въехали в Тамбов. Подъехав к газетному киоску, Гера остановился и, купив газету, принялся просматривать объявления. А потом достал мобильный телефон и, включив его, набрал номер и стал договариваться о съеме квартиры.
   Увидев телефон, я ощутила ярость, и когда он закончил свой разговор, зашипела:
   -А почему ты не выбросил свой телефон? И почему не сказал мне, что он у тебя есть?
   -Потому что этот телефон я купил, когда ехал к тебе и никто не знает этого номера, соответственно нас не могут отследить. А тебе не сказал, чтобы ты не начала его клянчить и обзванивать всех своих друзей и родственников, - высокомерно ответил он.
   -Я не собиралась обзванивать друзей и родственников, а хотела лишь позвонить на работу!
   -Мне без разницы - куда ты хотела позвонить. Пока будет идти Игра, забудь про телефон, интернет и все остальные блага цивилизации. Не хватало ещё, чтобы ты в каких-нибудь социальных сетях начала вопить, что находишься в руках вампира, или умолять друзей спасти тебя. Да и на работе без тебя как-нибудь обойдутся.
   -Гад! - зло бросила я и отвернулась, понимая, что позвонить не удастся.
   Хмыкнув, он завёл двигатель, и мы снова двинулись в путь, а спустя десять минут остановились на стоянке торгового центра, и Гера спросил:
   -Будешь дуться и строить из себя униженную и оскорбленную или пойдёшь в магазин?
   -Пойду в магазин, - сказала я, выходя из машины, и сильно хлопая дверцей, а про себя добавила: "Вот только платить за все мои покупки будешь ты!"
   Если сначала я собиралась платить за всё сама, то сейчас решила, что неплохо было бы получить компенсацию за все страдания. Да и денег у меня имелось не много. Я всегда носила с собой сто долларов, на всякий случай, и сначала собиралась их поменять, но узнав, что у Геры есть телефон, однако звонить мне по нему нельзя, разозлилась. "Специально буду выбирать самые дорогие магазины!" - злорадно подумала я, направляясь к торговому центру.
   Заходя в самые дорогие бутики и выбирая себе одежду, я внимательно наблюдала за лицом Геры, когда он расплачивался. Но он совершенно спокойно реагировал на суммы в чеках и никак не проявлял своего недовольства, что злило меня ещё больше.
   Когда мы вышли из очередного бутика, я вздохнула. "Нет, так его не проймёшь! Надо придумать что-то другое". Но ничего по-настоящему отвратительного придумать не получалось. А когда мы проходили мимо магазина с бельём, я вообще пожалела, что не взяла свою сумочку. В присутствии Геры покупать бельё совсем не хотелось, но оно мне было необходимо, поэтому чуть отойдя от магазина, я потребовала, протягивая руку:
   -Дай денег, и побудь здесь.
   -Нет, - он улыбнулся и бросил взгляд на магазин белья, давая понять, что прекрасно понимает, куда я собираюсь идти. - Кошелёк мой, плачу я, значит, идём вместе.
   "Тьфу ты, ну ладно!" - стиснув зубы, я пошла в магазин белья. Стараясь делать вид, что его здесь нет, я выбрала себе пижаму, а затем, корчась от стыда, стала выбирать сменное бельё. Гера, понимая, что я чувствую себя не комфортно, специально стал не спеша прохаживаться по магазину, и снимая вешалочки с бельём, смотрел то на меня, то на бельё, как бы представляя его на мне. От его поведения и выражения лица я начала закипать и боясь, что снова сорвусь, быстро выбрала всё необходимое и подошла к продавцу.
   -Возьми ещё и этот комплект, - Гера ухмыльнулся, положив ярко-красный комплект на прилавок. - Тебе должно подойти!
   "Ах так! Ну, подожди, сам напросился!" - в голове тут же созрела идея. Посмотрев ему в глаза, а потом, потупив взгляд, я стеснительно спросила:
   -Ты хочешь меня в нём видеть?
   -Было бы интересно.
   -Только у меня одно условие...
   -Какое? - заинтересованно спросил Гера.
   -Ты тоже должен быть в белье, которое выберу я, - с невинным выражением лица ответила я и манерно вздохнула.
   -Хм, и что же за бельё ты для меня выберешь? - подозрительно спросил он, чувствуя подвох.
   Я, стараясь спрятать улыбку, наклонилась к продавщице, и на ухо прошептала ей: "А у вас есть мужские стринги вызывающих расцветок?" Улыбнувшись и кивнув, девушка достала мужские стринги леопардовой расцветки и положила их передо мной на прилавок.
   -Вот это! - я взяла бельё в руки, и как бы мысленно представила его на Гере, после чего повторила его же слова: - Тебе должно подойти!
   С лица Геры моментально исчезла ухмылка, и он зло посмотрел сначала на белье, а потом на меня. Схватив красный комплект с прилавка, он отнёс его назад и, вернувшись, с каменным лицом расплатился за покупки.
   Внутри всё ликовало и когда мы вышли из магазина, я решила ещё больше поддеть его, поэтому отклонилась чуть назад и, бросив оценивающий взгляд на его ягодицы, весело сказала:
   -А у тебя симпатичная попка, и в тех стрингах ты бы смотрелся божественно! - а затем ещё и хлопнула по его ягодицам ладошкой.
   Гера подпрыгнул чуть ли не на метр от пола после моего шлепка, а потом зло сказал:
   -Майя, не буди во мне зверя. Ваш плоский человеческий юмор мне чужд...
   Но я уже откровенно веселилась, и слегка ущипнув его за щёку, произнесла:
   -Такой пупсик, и такой недотрога!
   -Ах ты...
   -Знаю - знаю! Ты мне уже говорил, кто я, - перебив его, произнесла я, а потом, гордо вскинув голову, начала быстро удаляться, чтобы не услышать в свой адрес много "лестных" слов.
   "Господи, только бы не споткнуться и не клюнуть носом в пол! Этим испорчу весь победный эффект", - пронеслось в голове. И как только я это подумала, споткнулась. За спиной тут же раздался весёлый смех Геры.
   Сохранив равновесие, и не упав, я почувствовала унижение и чтобы хоть как-то отплатить, тут же развернулась к нему, и вызывающе улыбаясь, сказала:
   -Зря смеёшься! Я забыла купить себе сменную обувь, так что раскрывай шире своё портмоне!
   -Да, обувь лучше приобрести, а то ещё ноги себе переломаешь, - с улыбкой согласился он. - Заботиться о твоей покалеченной персоне мне не интересно. Так что вперёд, ищи обувной магазин.
   Поняв, что его не пронять, я недовольно поморщилась. "Существенный ущерб его кошельку можно нанести только покупкой дорогих итальянских туфель, но в них будет неудобно. Неизвестно, что у нас ещё впереди. Вдруг придётся скрываться на своих двоих, или куда-то карабкаться, а на каблуках сильно не побегаешь. Рациональнее ограничиться покупкой спортивной обуви, но специально выберу самую дорогую!" - решила я и, увидев спортивный магазин известной фирмы, направилась к нему.
   Когда мы вышли из торгового центра, нагруженные пакетами, я довольно улыбнулась, в уме подсчитывая потраченную сумму. "Мне три месяца надо работать, чтобы получить такие деньги и надеюсь, Гера не очень рад моим тратам", - подумала я. Но мои надежды не оправдались. Подойдя к машине и загрузив покупки в багажник, Гера снисходительно произнёс:
   -Майя, давай я скажу сразу одну вещь, чтобы ты не сильно радовалась. Деньги не проблема, и та сумма, что мы сейчас потратили, для меня не существенна, - он самодовольно улыбнулся. - Так что не надо тешить себя надеждами, что смогла меня уколоть.
   "Вот обломщик!" - недовольно подумала я, а вслух произнесла:
   -Так может, вернёмся и продолжим шопинг? Я всегда найду что себе купить! Скоро похолодает и мне не помешает шубка из норки или чернобурки.
   -В другой раз, нас уже ждут, - он бросил взгляд на часы, а потом пояснил: - Хозяин квартиры.
   Открыв пассажирскую дверь, он усадил меня в машину и через двадцать минут мы уже встретились с хозяином квартиры, после чего расплатились за аренду и забрали ключи.
   Когда мы поднялись в квартиру и Гера открыл дверь, я слегка обалдела, увидев обстановку. Квартира была шикарной, с дорогой мебелью и хорошим евроремонтом.
   -Ого! - присвистнула я.
   -Мы любим комфорт, - ответил Гера, окинув обстановку взглядом. - И не жалеем на него денег.
   -Да?! Если так любишь комфорт и не жалеешь денег, почему снял однокомнатную квартиру? - спросила я, осмотревшись и поняв, что комната только одна.
   -Я не собираюсь спать, и мне не нужна кровать.
   Но я уже не слушала его, а открыв дверь в ванную комнату, рассматривала джакузи и предвкушала, как буду нежиться в ней не меньше часа. Решив не откладывать это приятное мероприятие, я бросила пакеты с покупками в комнате и, схватив пижаму, понеслась в ванну. "Потом сразу переоденусь и лягу спать", - решила я, сбрасывая с себя одежду.
   Вышла я оттуда только через полтора часа, чувствуя лёгкую эйфорию и приятное расслабление.
   -Хорошо-то как. Буду богатой, куплю себя такую же ванну, - мечтательно произнесла я, вытирая волосы.
   -Я думал, что ты уже утонула, и собирался прийти тебе на помощь, - улыбаясь, сказал Гера.
   -Дверь была закрыта на защёлку, так что с помощью у тебя ничего бы не вышло.
   -Хм, ты что всерьёз думаешь, что для меня двери преграда? - добродушно спросил он.
   -Я вообще сейчас не хочу думать, - бесшабашно ответила я, подойдя к кровати и снимая с неё покрывало. - Мне хорошо, и я собираюсь поспать.
   -Ха! Ты добреешь не только после еды, но и после водных процедур. Надо запомнить.
   -Можешь сколько угодно пытаться поддеть меня, но у тебя ничего не получится, и ты не испортишь мне настроение! - весело ответила я, залезая под одеяло. - Как хорошо!
   Гера опять хмыкнул, а потом снял рубашку и, отклеив пластырь с плеча, принялся рассматривать рану.
   -Обязательно делать это здесь? - с отвращением спросила я, а потом с удивлением уставилась на его плечо.
   Рана уже не была сквозной, и практически зажила.
   -Ого! Вот это да! - с изумлением произнесла я. - Вот это темпы! Теперь вместо того, чтобы говорить "заживает как на собаке", буду говорить - как на вампире.
   -Нанокриты знают своё дело, - довольно ответил Гера.
   -Кто? - переспросила я.
   -На-но-кри-ты, - повторил он по слогам.
   -Ты хочешь сказать, что вы уже используете нанотехногологии? - ошеломлённо спросила я.
   -Не мы. Это не наши технологии, нас такими создавали.
   -Ты хочешь сказать, что.... - я растерялась. - Но как же тогда...
   -Майя, и у людей изначально имелись нанокриты в крови, но потом их отключили. Вы стали размножаться такими темпами, что наши создатели решили существенно укоротить срок вашей жизни и сопротивляемость болезням. Раньше и люди жили порядка тысячи лет, и именно поэтому мы живём около трёх тысяч лет. Был и ещё один момент, почему ваши нанокриты отключили - чем дольше вы живёте, тем большего хотите, и тем больше у вас амбиций.
   -Естественно, мы взрослеем, умнеем и начинаем задумываться о смысле жизни и о других вещах!
   -Вот именно, а вас создавали не для этого, а чтобы вы работали.
   -Тогда мы, люди, умнее вас, вампиров! - огрызнулась я. - Получается, вы живете животными инстинктами и не желаете развиваться, в отличие от нас!
   -Нет, детка. Мы умнее вас. Потому что у нас хватило ума не поднимать восстаний. Мы затаились и ждали. И дождались! Сейчас мы сами себе хозяева, у нас железное здоровье, способность к регенерации и долгая жизнь. А вы уже и до ста лет не дотягиваете,- презрительно сказал Гера и направился в ванну.
   -Зато мы не играем в такие дебильные Игры! - вслед ему прокричала я.
   -О, да! У вас всё намного масштабней. Вы устраиваете воины, в которых гибнут миллионы! Куда уж нам до вас, - раздалось из коридора. - Я уже не говорю про другие аспекты вашей жизни. Ваше развитие нам дорогого стоит.
   Пождав губы, я молчала, прекрасно понимая, что Гера прав. Но ему этого было мало и, заглянув в комнату, он самодовольно спросил:
   -Что, нечего ответить?
   Ответить действительно было нечего, и их Игры, по сравнению с нашими воинами, казались детской забавой. Бросив на него высокомерный взгляд, я отвернулась и, укрывшись одеялом, закрыла глаза.
  
  
   Подозрения.
  
  
   Проснувшись утром, я с удовольствием потянулась и оглянулась. Геры в комнате не было, но я не успела этому обрадоваться, как он появился.
   -Наконец-то! Я устал слушать, как ты всю ночь храпишь, - насмешливо сказал он.
   -Что ты врёшь, я не храплю, - обиженно пробормотала я.
   -Значит, это были звуки агонии твоего желудка. Рёв стоял страшный.
   -Я рада, что даже во сне тебя пугаю! - парировала я.
   -Ты меня не пугаешь, даже не надейся!
   -Но ты позорно сбежал на кухню, когда всё это услышал!
   -Господи, и снова - здорово! Выспалась и набралась новых сил, чтобы огрызаться. Как я понимаю денёк будет весёлым! - добродушно произнёс он.
   -Обещаю, что приложу все усилия, чтобы достать тебя, - пообещала я, вставая с кровати.
   -Майя, скажи честно ты, что совсем меня не боишься? - спросил Гера.
   -Я боюсь неизвестности, а так как я уже знаю, кто ты, и чего ожидать, то, извини, мне не страшно, - бесшабашно ответила я, потягиваясь.
   -Очень зря! - сказал он, и в следующее мгновение, оказавшись рядом со мной, схватил за шею. - Тебя стоит ещё раз проучить, чтобы ты, наконец-то, поняла, что со мной шутить не следует.
   -Если ты сейчас же не уберёшь руки с моей шеи, я вырву тебе глаза, - сквозь зубы процедила я. - И посмотрим, как нанокриты справятся с такой задачей.
   Гера засмеялся и беззлобно сказал, убирая руку с моей шеи:
   -Действительно не боишься! Проверку ты прошла на "отлично".
   Презрительно хмыкнув, я пошла в ванну, и только закрыв двери на замок, и присев на край ванны, позволила себе выдохнуть. Я реально испугалась его, и теперь ручки и ножки тряслись мелкой дрожью. "Да уж, в быстроте ему нет равных среди людей. Всё же препираясь с Герой, лучше не переходить черту. Чуть потрепала нервы, и оставила в покое, потом снова. Если постоянно его злить, могу и поплатиться".
   Ушло почти пять минут, прежде чем я смогла взять себя в руки и успокоиться. После чего я быстро умылась и, почистив зубы, привела себя в порядок.
   Когда я вышла из ванной комнаты, Гера сказал:
   -У тебя полчаса на сборы.
   Через сорок минут мы опять были в дороге. В желудке с новой силой началась революция, и Гера постоянно косился на меня и улыбался. Не выдержав, я показала ему язык, и решила опять попробовать поесть яблоки. Вытерев одно из них, и разрезав, я стала жевать его и прислушиваться к своим ощущениям. К моему удовлетворению желудок спокойно воспринял яблоки.
   -Кто-то обещал покусать меня, - насмешливо сказал Гера. - А сама не может даже яблоко укусить, а разрезает его.
   -Берегу зубы, чтобы потом с двойной силой впиться в твоё горло, - в тон ему ответила я, и демонстративно пощёлкала зубами.
   Гера захохотал, а потом сказал:
   -Я думаю мне надо бояться не твоих зубов, а острого язычка!
   -Ты уж сам выбирай чего тебе бояться, - с улыбкой ответила я.
   -Последнее слово всегда должно оставаться за тобой?
   -Конечно!
   -Не всегда так будет!
   -Ты думаешь?
   Гера закатил глаза, а потом весело сказал:
   -Я буду умнее тебя и первым закончу эту перепалку!
   -Уж, пожалуйста, блесни своим интеллектом!
   Рассмеявшись, он бросил на меня взгляд и замолчал, а я беззаботно уставилась в окно, жуя яблоко. "А вообще, с этим вампирюгой интересно. Он может быть милым, когда захочет. И поприпираться с ним интересно и весело".
   Когда мы остановились на АЗС, я спросила:
   -А куда мы едем? Или это огромный секрет?
   -Сегодня вечером будем в Казани.
   -И ты опять будешь настолько добр, что снимешь квартиру и позволить мне пугать тебя всю ночь урчанием своего желудка? - лукаво поинтересовалась я.
   -Я заставлю тебя плотно поужинать! - смеясь, ответил он.
   -Не заставишь, а попросишь, - уверенно заявила я.
   -Майя, дорогая, я никогда не прошу. Или приказываю, или заставляю, третьего не дано, - снисходительно ответил он.
   -Да? Это было до встречи со мной, - бесшабашно произнесла я и подмигнула ему.
   -Ох, договоришься ты однажды. Я займусь твоим воспитанием и научу уважать старших, - Гера сурово посмотрел на меня, но в глубине глаз плясали весёлые огоньки, и его заявление меня нисколько не испугало, а наоборот ещё больше развеселило.
   -Жду с нетерпение, чтобы и самой тебя повоспитывать!
   Когда машину заправили, и мы двинулись дальше, я снова принялась смотреть в окно и думать обо всей этой ситуации. Получалось всё как-то странно. Всего три дня назад, в это время, я сидела на работе и сводила квартальный отчёт, и всё в моей жизни казалось рутинным, и известным наперёд. А сегодня я уже еду в одной машине с вампиром, и даже не считаю их существование ненормальным, и что будет впереди - неизвестно.
   -Что-то ты молчалива. Где твоя ирония, сарказм и попытки задеть меня? Это даже пугает, - нарушил тишину Гера.
   -Ага! Список растёт! Ты боишься моего желудка, моего острого языка и моего молчания! Прогресс налицо. Хотя ты сам себе и противоречишь. Говорю - плохо, молчу - тоже плохо.
   -Нет уж, лучше молчи!
   Когда мы въехали в Пензу, я увидела продуктовый магазин и, ощутив голод, сказала:
   -Останови, думаю, что я уже готова поесть.
   Гера усмехнулся, и въехал на стоянку, а уже через пять минут мы вошли в магазин. В торговом зале я сразу постаралась держаться подальше от мясных прилавков, и направилась в отдел готовой пищи. Сначала решила выбрать салат, а потом только заставила себя посмотреть на витрину с мясными блюдами, но к моему удивлению ничего не почувствовала, кроме голода.
   -Мне, пожалуйста, сто пятьдесят грамм "Мимозы" и столько же "Шубы", - сказала я продавцу. - Потом штук семь жаренных во фритюре куриных крылышек, и три кусочка заливного сома.
   Я всё же решила не искушать судьбу и пока попробовать, для начала поесть рыбы и куриных крылышек.
   -Ого! А ты не лопнешь? - смеясь, спросил Гера.
   -Не лопну. Я сразу беру еду и на вечер, или хочешь позже устроить ещё одну пробежку по магазинам?
   -Вторая твоя разумная мысль! Действительно не хочется сегодня возвращаться в такие магазины, - ответил он.
   -Значит, уже два - один в мою пользу, - дерзко сказала я. - Потому что от тебя я слышала только одну разумную мысль.
   Гера попытался сделать вид, что разозлился, но не выдержал и рассмеялся. А когда он рассчитался, и мы направились к выходу, спросил:
   -А больше тебе ничего не надо?
   -Ой! Нужна ещё вода!
   -И всё?
   -Вроде всё, - неуверенно ответила я, чувствуя подвох в его словах.
   -А чем ты будешь есть салат? Руками? - невозмутимо спросил он.
   -Точно! Нужна вилка!
   -Вот тебе вторая моя разумная мысль. Значит, счёт уже два - два. Видишь, если я захочу, то очень быстро могу догнать тебя и даже вырваться вперёд, - самодовольно произнёс он.
   -Ты думаешь? Ха! Ты меня ещё не знаешь!
   -Боже, какое самомнение!
   -А то! У тебя учусь.
   -Ты невыносима! - весело сказал он.
   -Сам выбрал, я не набивалась.
   Купив всё необходимое, мы покинули магазин и вернулись к машине. Сев в салон, Гера совершенно серьёзно обратился ко мне:
   -Знаешь, Майя, а я рад, что выбрал именно тебя. Я уже очень давно так много, и так искренне не смеялся. Хотя ты, по большей части, на самом деле невыносима, но с тобой просто и комфортно. И может быть, я даже слегка поменяю своё мнение о людях. Но только слегка! - он не удержался и всё же съязвил.
   -Спасибо, - также серьезно ответила я, решив не обращать внимания на его последний выпад. - Рада этому, и вдвойне рада, что ты сказал мне это.
   Гера задумчиво начал рассматривать меня и, не выдержав, я спросила:
   -У меня, что третье ухо на лбу выросло, что ты меня так рассматриваешь?
   -Нет, с лицом у тебя всё нормально, - ответил он, и прищурил глаза, а потом улыбнулся.
   Я растерялась. Улыбка была не такой, как обычно - более мягкой и ласковой. А затем почувствовала, что к щекам прилила кровь.
   -Может, мы уже поедем? - неуверенно спросила я.
   -Поедем, - сказал Гера, заводя машину. - Теперь я хочу как можно быстрее добраться до Казани.
   Мне стало не по себе. Сначала улыбка, а потом ещё и эти слова. Даже не слова, а тон, которым он их произнёс, заставили меня насторожиться. Я прекрасно понимала, что они могут обозначать. Не вчера родилась. "Да нет, это бред! С чего бы это Гере вздумалось соблазнять меня. Ведь он ясно дал понять ещё в начале, что я ему не нравлюсь. Или он решил изменить своё мнение?" Открыв упаковку с салатом, я стала вяло ковыряться в нём вилкой, размышляя. "А если он изменил его, или решил продолжить исследование людей, и теперь хочет попробовать и более плотное общение? Что делать и как себя вести?" Я покосилась на него - красив, конечно, зараза. Да и у меня уже больше года никого не было, но быть подопытным кроликом не хотелось. А с другой стороны, любопытно, каков он в постели. У него минимум тысячу лет сексуального опыта, и это может быть интересно. "Только не забывай, когда он будет целовать тебя, что этими же губами он из людей кровь сосёт! А зубами рвёт кожу". " Фу!" - мне моментально расхотелось и есть, и знать, каков Гера в постели.
   -Что такое? Опять потеряла аппетит? - спросил он.
   -Позже поем, - хмуро ответила я, и уставилась в окно.
   -Тебе сегодня понадобятся силы, - игриво произнёс он и подмигнул мне.
   "Блин, ну точно собирается сегодня затащить меня в кровать. Ну, нет! Не бывать этому! Пусть ищет себе другого подопытного кролика", - решила я. "А тебя могут не спрашивать! Ведь ты и в Игре участвовать не хотела!" - тут же вставило подсознание. "Это точно". Я испуганно покосилась на Геру, понимая, что если он захочет уложить меня в постель, то спрашивать не будет. "Да, ситуация! Может нож с собой взять?" - я лихорадочно начала соображать, что же мне делать. "И что? Ну, проткнёшь ты его пару раз. Он только разозлится, а вот ты начнёшь в разные стороны харчи метать!" - подсознание не унималось. "Точно! Ну кто потащит рыгающую девушку в постель! Главное, чтобы нашлось чем рыгать, а для этого необходимо поесть", - радостно подумала я.
   Схватив упаковку с салатом, я опять принялась быстро работать вилкой. Гера, увидев это, довольно улыбнулся, а потом сказал:
   -Молодец! Умная девочка!
   Я хмыкнула. "Ага! Ты понятия не имеешь насколько! Но можешь пока пребывать в счастливом неведении, и строить свои планы".
   Поев чуть-чуть "Мимозы", я открыла упаковку с куриными крылышками и только собралась взяться за первое, как Гера поморщился и предложил:
   -А хочешь, остановимся где-нибудь, и ты поешь на свежем воздухе.
   -Хочу. Я думала, ты сильно спешишь в Казань, поэтому не решилась об этом просить, - кротко ответила я.
   -Успеем мы доехать в Казань и так. Может для вас запах жареной птицы и вкусный, а для нас - отвратительный, - сказал он, сворачивая с основной трассы на просёлочную дорогу.
   "Подожди, ты сегодня услышишь и не такие запахи, если хоть пальцем ко мне притронешься!" - ехидно подумала я.
   Проехав метров восемьсот, Гера остановил машину. Выйдя, я прихватила с собой весь пакет с едой. Выложив все запасы на багажник, я принялась, не спеша есть, чтобы подольше протянуть время. "Чем дольше еда будет перевариться, тем хуже будет запах!" Съев два крылышка, я принялась за рыбу, посматривая на "Шубу", и понимая, что смогу запихнут в себя уже не много.
   Гера внимательно наблюдал за мной, и когда я открыла упаковку с салатом, усмехнулся.
   -Ты вроде говорила, что эта еда на вечер?
   -Компенсирую вчерашнее голодание, - пробубнила я, старательно пережёвывая салат, и уговаривая себя его проглотить. Желудок и так уже набился под завязку. - А тебе что, жалко?
   -Нет, конечно. Просто не хочу, чтобы ты стала неповоротливой.
   Очень хотелось сказать: "Не волнуйся. Я тебя ещё удивлю своей изворотливостью", но я вовремя удержалась, и вместо этого произнесла:
   -Ты мне просто завидуешь. Ведь у вас в меню только кровь, а у нас огромный выбор блюд.
   -Поверь, у нас тоже огромный выбор. У крови разный вкус. У каждой группы свой привкус, плюс каждый человек индивидуален. Кстати, в своей книге ты верно описала вкусовые качества разных групп крови. Откуда такие познания? - он с интересом посмотрел на меня. - Неужели сама пробовала?
   -Фу! Гера, обязательно спрашивать это, когда я ем? - недовольно спросила я, чувствуя отвращение.
   -Ты первая об этом заговорила. Ну, так как?
   -Конечно, не пробовала. Просто, когда-то очень давно прочитала одну статью про кровь, и когда писала книгу, вставила информацию оттуда...
   В этот момент издалека послышался шум мотора, и мы одновременно развернулись и увидели движущийся по дороге джип.
   -В машину, - скомандовал Гера.
   -Ты думаешь, это охотник? - испуганно спросила я, закрывая упаковку с салатом и складывая всё в пакет.
   -Всё может быть, - ответил он, усадив меня в машину и закрыв двери, а сам остался на улице.
   Внутри всё сжалось от страха, и я начала молиться: "Пожалуйста, пусть это будет обыкновенный человек, и он проедет мимо, не останавливаясь!"
   Но машина остановилась. Дверь открылась, и из неё вышел самый настоящий тяжеловес-великан. Гера и сам был не маленького роста, приблизительно метр восемьдесят пять, но тот, кто вышел из автомобиля, оказался как минимум выше его на две головы, да ещё и с грудой мышц, как у Шварценеггера. "Боже, пожалуйста, пусть это будет заблудившийся человек! И он просто хочет узнать дорогу!" Но мои молитвы не были услышаны.
   Гера чуть пригнулся, второй мужчина тоже, и они стали кружить вокруг друг друга, выискивая слабые места для нападения. Первым в атаку бросился великан, но у Геры имелось преимущество - он был более подвижен, и сумел увернуться. Они опять начали кружиться в этом танце смерти.
   Когда великан снова бросился на Геру и сумел нанести удар, у меня внутри всё замерло, и я едва сдержала крик. "Давай же, поднимайся!" - взмолилась я. Упав, Гера моментально вскочил на ноги, но тут же получил второй удар и опять оказался на земле. "А вот это точно наш конец! Гера не выстоит против этого охотника. Его просто задавят массой и силой", - подсознание стало отстранённо анализировать ситуацию.
   Но Гера сумел отбиться от противника и, поднявшись на ноги, бросился в наступление. Затаив дыхание, я пыталась проследить ход схватки, но многие моменты не успевала рассмотреть. Периодически, то он, то охотник, оказывались на земле, но мгновенно вскакивали и снова бросались в бой.
   С каждой минутой мне становилось всё хуже и хуже. А когда противник в очередной раз нанёс удар Гере, и тот оказался на земле, внутри что-то оборвалось, и я почувствовала леденящий холод.
   Охотник уперся коленом в грудь Геры, и схватил его за шею. Гера нанёс ему пару ударов в голову, но противник вцепился мёртвой хваткой в его шею, и не обращал внимания на удары. Силы были явно не равны.
   "И что? Ты будешь сидеть, как заяц в норке и смотреть, как убивают твою надежду на выживание? Ты хочешь почувствовать на своей шее зубы именно этого вампира? Сделай хоть что-нибудь! Помоги Гере подняться с земли!" - внутри всё протестовало против скорой смерти.
   "Боже, ну что я могу сделать? Ведь даже удары Геры охотнику нипочём!" - пронеслось в голове, и я принялась лихорадочно оглядываться по сторонам, ища предмет, который увеличит силу удара, и на пару секунд отвлечёт противника от Геры. И тут мой взгляд упал на нож, которым я резала яблоки. Схватив его, я осторожно выбралась из машины. Охотник уже практически сидел на Гере, спиной ко мне, и не обратил внимания на происходящее вокруг.
   Дальше я действовала, как в тумане. Разум полностью отключился, осталась только интуиция и желание выжить. Подскочив к охотнику, я с размаху всадила нож в основание черепа. Сначала я почувствовала, как нож входит в мягкие ткани, дальше он уперся в шейные позвонки, а потом с каким-то мягким хрустом прошёл глубже. От омерзения меня передёрнуло и, отпустив рукоятку ножа, я оцепенела, потеряв способность двигаться.
   Охотник удивлённо оглянулся, а потом, убрав руки с шеи Геры, попытался вытащить нож из затылка. Мой защитник, воспользовавшись тем, что противник отвлёкся, мгновенно сбросил его с себя и, не давая опомниться, уложил на землю. Сев сверху и схватив его за голову, Гера с силой ударил великана затылком о землю. Раздался хруст от того, что нож вошёл ещё глубже, а затем Гера вскочил на ноги и, перевернув охотника на живот, поставил ему ногу на спину и оторвал голову.
   На землю полилась кровь, и тут меня прорвало. Я закричала диким голосом, вернее завизжала. И кричала, пока в лёгких не кончился воздух, а потом бессильно начала оседать на землю. Подбежав и обняв, Гера прижал меня к себе, не давая упасть.
   -Тихо, не кричи, - ласково сказал он.
   Я уже успела осмыслить, что сейчас не умру, и теперь меня начало трясти от ненависти к самому Гере. Оттолкнув его, я закричала:
   -Ненавижу тебя! Ты монстр! Исчадие ада! Ты меня во всё это втянул! Верни мою простую человеческую жизнь! - эмоции били через край, и я, набросившись, принялась молотить кулаками по его груди.
   Гера спокойно перехватил мои руки и снова прижал к себе, не давая даже шевельнуться, стал нежно шептать на ухо:
   -Майя, успокойся, ты жива. Всё обошлось. Мы оба остались живы. Ты молодец. Успокойся! Всё уже хорошо.
   При слове "хорошо" меня затопила очередная волна ярости, и я опять попыталась вырваться из его объятий, но он крепко меня держал.
   -Хорошо? Хорошо!? Мне было бы хорошо, если я сейчас ехала с работы домой! Вот что значит - хорошо! Я сейчас всё плохо! - заорала я с новой силой.
   -Да, да, конечно. Как скажешь. Плохо - значит плохо, - он моментально согласился со мной.
   Я почувствовала, как на глаза наворачиваются слёзы. Если бы Гера обозвал меня истеричкой или стал разговаривать высокомерно, я бы и дальше кричала и дралась. Но он говорил как обыкновенный человек, и даже старался успокоить меня. Захотелось хоть на секунду забыть про всё и просто по-бабски поплакать. Поэтому уткнувшись лицом в его плечо, я разрыдалась. Не выпуская из объятий, он стал поглаживать меня по спине, а я, вцепившись в его свитер, сквозь слёзы, как заведённая повторяла:
   -Ненавижу тебя! Ненавижу! Ты гад!
   -Знаю, - вздохнув, ответил он.
   Когда истерика закончилась, и остались лишь слёзы, он разжал объятия, и повёл меня к машине. Аккуратно усадив на сиденье, он ласково сказал:
   -Я быстро, - и захлопнул дверь.
   Прекрасно зная, что он сейчас будет делать, я почувствовала отвращение. Слёзы с новой силой покатились из глаз. Меня стало знобить, а руки затряслись. Сквозь слёзы я посмотрела на свою правую руку, и моментально вспомнила, как воткнула ею нож в основание черепа охотника, и тот звук, который от этого раздался. "Это воспоминание точно будет преследовать меня всю оставшуюся жизнь", - поняла я. Плач снова перешёл в истерику и я не могла остановиться.
   Спустя некоторое время Гера вернулся в машину, и бросил на меня виноватый взгляд. А потом завёл двигатель и, развернувшись, опять направился в сторону основной дороги.
   Мы уже ехали почти час, а я никак не могла остановиться и всё время плакала. Перед глазами, раз за разом, представала вся сцена от момента с ножом до отрывания головы, и меня каждый раз передёргивало, когда я вспоминала, как нож входил в охотника. "Я с ума сойду, если такое повторится", - постоянно твердила я себе, вытирая слёзы.
   Неожиданно машина остановилась, и Гера сказал:
   -Думаю, нам не стоит ехать в Казань. Остановимся здесь. Посиди, я быстро, - и вышел из салона.
   Оглянувшись, сквозь слёзы я увидела, что мы находимся в каком-то кемпинге для туристов. На одинаковом расстоянии друг от друга стояли домики, а кругом виднелся лес. Судя по количеству машин возле домиков, мы были третьи, кто решил здесь остановиться.
   Через пять минут Гера вышел из основного здания с каким-то мужчиной, и тот принялся на что-то указывать. Гера кивнул и, вернувшись в автомобиль, завёл двигатель. Мы проехали почти в самый конец дорожки и остановились возле крайнего домика.
   -Переночуем здесь, - сказал он, и вышел.
   Обойдя машину, он открыл мою дверцу и помог выйти. А затем, открыв дверь домика, провёл меня в комнату и посадил на кровать.
   -Я только заберу сумки из машины и вернусь.
   Сил хватило только на то, чтобы сбросить обувь, поэтому я, не раздеваясь, залезла под одеяло и свернулась калачиком. Голова болела ужасно, и хотелось только одного - чтобы этот кошмар наконец-то закончился. Но я понимала, что Игра только началась и впереди ещё почти шесть долгих недель, и нас ищут ещё три охотника. От этой мысли слёзы полились с новой силой, и я начала проклинать тот день, когда решилась написать книгу и выложить её в интернет.
   Почувствовав, как Гера присел на кровать, а потом начал гладить меня по голове, я всхлипнула.
   -Майя, ну успокойся, пожалуйста, - нежно прошептал он. - Ты молодец. Благодаря тебе, мы выжили. Я обязан тебе своей жизнь.
   -Тогда верни мою жизнь! - воскликнула я, вытирая слёзы.
   -Ты же знаешь, что я не могу, - с жалостью ответил он.
   -Я тебя ненавижу! - бессильно выдохнула я и отвернулась.
   Истерика накатила с новой силой, и я уже расплакалась в голос, не в состоянии остановиться. "Ненавижу! Ненавижу всех! Геру, охотников, себя! Я дура! И кто меня дёрнул писать про вампиров? Лучше бы писала про эльфов, гномов, или драконов! Так нет же, мне приспичило писать именно про вампирюг. Что же теперь делать? Как выжить? И возможно ли это? Сколько я ещё протяну? Неделю, две, или день - два, а?" - от возникших вопросов меня охватило чувство безысходной тоски и жалости к самой себе.
   Решив, по-видимому, остановить меня в покое, Гера встал с кровати, и я вдруг ощутила себя как никогда одинокой.
   -Майя, не могу видеть тебя в таком состоянии, и думаю, что есть только два способа успокоить тебя. Первый способ - разозлить. А второй более приятный - дать тебе возможность расслабиться. Я выбираю второй, - внезапно раздалось нам моим ухом, и я почувствовала, что Гера забирается под одеяло, а затем, обняв меня со спины, принялся целовать в шею.
   В первые секунды я оцепенела от приятных ощущений. Но когда до меня дошло, что он имеет в виду, попыталась вскочить, однако Гера не дал мне этого сделать. Перевернув на спину, он навис надо мной и сказал:
   -Не бойся, - и стал наклоняться.
   -Не надо, - сквозь слезы попросила я, упираясь ладонями ему в грудь, и поняла, что он уже без верхней одежды.
   -Почему? Ты расслабишься, да и я тоже. Тем более, у меня никогда не было женщины человека, а ты никогда не занималась сексом с вампиром. Разве тебе не интересно? Думаю, нам будет хорошо. Обещаю, что приложу максимум усилий, - последнюю фразу он произнёс таким многообещающим тоном, что я невольно затаила дыхание. - Поверь, ты не пожалеешь.
   Не дав ответить, он наклонился и стал целовать меня в губы. Первым желанием было отпихнуть его от себя, но неожиданно я поняла, что именно это сейчас мне и надо. "А может он прав? Ну что мне уже терять? Я вообще вряд ли выживу в этой Игре. Но сейчас-то я жива, и пока жива, надо наслаждаться жизнь во всех смыслах! Хочу почувствовать, что я жива, а не биться в истерике, высчитывая, сколько ещё недель протяну! Скорее всего, завтра утром я об этом сильно пожалею, но ведь это будет завтра!"
   Обняв Геру за шею, я запустила одну руку ему в волосы и начала страстно отвечать на поцелуй, желая забыть обо всём на свете. Приподняв меня и, сняв водолазку и бюстгальтер, он прижался ко мне. Его кожа приятно холодила мою и я почувствовала, как напряжение покидает тело, а на его место приходит желание прижаться к Гере сильнее. Проведя рукой по спине, я ощутила, как подрагивают мышцы, и захотелось ещё больше чувствовать власть над его телом. Отстранившись, Гера посмотрел мне в глаза и, поняв, что я окончательно сдалась, улыбнулся, а затем снова наклонился, поцеловал меня сначала в шею и стал опускаться всё ниже.
   Закрыв глаза от наслаждения, я таяла в его руках и тихо постанывала, когда он начал ласкать мою грудь. Губы мягко и в то же время требовательно целовали её, и я выгнулась навстречу, чтобы почувствовать прикосновения языка. Когда же он проложил обжигающий след из поцелуев к животу, внутри разлилось море наслаждения, а когда он принялся расстёгивать мои джинсы, я уже изнывала от желания, но, похоже, Гера не хотел спешить. Сняв с меня верхнюю одежду, трусики он не тронул, и опять стал терзать меня поцелуями, исследуя руками тело. Каждое касание заставляло меня нетерпеливо вздрагивать и извиваться под ним.
   -У тебя такая горячая кожа, но мне это нравится, - прошептал он на ухо.
   Я уже плохо соображала и хотела только одно - Геру. Постанывая от удовольствия, я жадно целовала его и, водя руками по телу, наслаждалась его скрытой силой и опытом. Довольно зарычав, он опустил руку ниже пояса, начал ласкать меня рукой. По телу побежали мурашки и, выгнувшись в очередной раз ему навстречу, я ещё громче застонала. Голова уже кружилась от желания, и я выдохнула:
   -Пожалуйста...
   Быстро сняв трусики, Гера лёг на меня и опять принялся целовать в губы, одновременно с этим входя в меня. А потом стал не спеша двигаться. По телу прокатилась мощная волна наслаждения и, поддавшись навстречу, я обхватила его бёдра ногами, желая почувствовать Геру глубже в себе. Такого необузданного желания я ещё никогда не ощущала, и начала двигаться быстрее, желая поскорее получить удовлетворение. Неожиданно Гера сжал мои бёдра руками и, остановившись, вкрадчиво сказал:
   -Не так быстро, я хочу продлить это удовольствие.
   -А я хочу его получить, - жалобно простонала я и попыталась разжать его пальцы.- Пожалуйста!
   -Ты как всегда невыносима... и притягательна, - прерывающимся голосом сказал он.
   И ослабив хватку, стал наращивать темп. Двигаясь в одном ритме с ним, я почувствовала, как меня заливает волна наслаждения и, не удержавшись, застонала. Перед глазами замелькали цветные пятна, и меня понесло ввысь, а тело показалось невесомым. Откуда-то издалека донёсся стон, смешанный с рычанием, и Гера остановился, тяжело дыша.
   -Хм, - через минуту произнёс он, улыбаясь. - А теперь займёмся сексом по настоящему! - и, поцеловав меня, начал снова двигаться...
   Проснувшись утром, я открыла глаза и сразу же их закрыла. Голова и глаза болели ужасно, а вот в теле ощущалась неимоверная лёгкость. Меня моментально залила краска стыда, когда я вспомнила прошлую ночь. Гера был ненасытен, и крутил мной, как хотел. Да и я не отставала, вытворяя такое, о чём раньше и думать стеснялась. "Хм, Камасутра скромно стоит в сторонке! Умеет этот вампирчик так возбудить, что забываешь обо всём и желаешь только одного - его".
   Приоткрыв глаза, я осмотрелась. Геры в комнате не было и я вздохнула с облегчением.
   Щёки и уши запылали с большей силой, когда в памяти всплыли обрывки воспоминаний и жаркий шёпот с обещанием ещё большего наслаждения. Гера не давал мне спать полночи, и уже после смены четвёртой позы я потеряла счёт оргазмам. А потом ещё и два раза будил меня.
   -Уже проснулась! Хорошо, а то я уже заждался, - Гера появился в комнате. Вокруг бёдер было обёрнуто полотенце, а голова - мокрой. - Доброе утро! - он сдёрнул с себя полотенце, и лёг в кровать.
   -Доброе, - это всё, что я успела ответить.
   Улёгшись рядом, он притянул меня к себе, и не спеша целуя, начал поглаживать рукой грудь и живот, посылая по телу новые волны удовольствия. А когда он стал опускать руку ниже живота, я непроизвольно свела ноги вместе. Удивлённо посмотрев на меня, он спросил:
   -Тебе что, не понравилось?
   "Не понравилось?! Да теперь секс с обыкновенным мужчиной будет казаться пресным и скучным!"
   -Понравилось, - ответила я вслух.
   -И мне понравилось, - улыбнувшись, он всё-таки просунул руку мне между ног, и мечтательно пробормотал: - Ты внутри такая горячая. Ощущения необыкновенные и очень острые. Я хочу ещё! - и принялся ласкать меня.
   -Убери руку, - попросила я, краснея ещё сильнее.
   -Нет, - со смешком сказал он. - Спорим, через минуты ты уже будешь изнывать от желания. Ты так быстро заводишься!
   -Я тебе не машина, чтобы заводиться, - недовольно проворчала я, чувствуя, что меня уже накрывает волна желания.
   -Конечно, нет. Ты лучше, и уже хочешь меня, - самодовольно ответил он. - Зачем сопротивляться своим желаниям?
   Хотелось сказать что-нибудь ироничное, чтобы он так не гордился собой, но ничего в голову не приходило. Вместо этого хотелось снова заняться сексом. "Господи, веду себя как нимфоманка! Надо проявить самообладание!" Я опять попробовала убрать его руку и отвернуться.
   -Майя! - он рассмеялся, и сел на кровати, опираясь на её спинку, а потом поднял меня и посадил сверху. - Нет смысла отрицать очевидные факты. Ты хочешь меня, впрочем, как и я тебя.
   -Да ты что? А я всё стеснялась спросить - что это такое твёрдое у тебя внизу живота, - саркастично ответила я, впуская Геру в себя. - Это ты меня так хочешь, оказывается?!
   -Ох, язвочка моя, - он ещё шире улыбнулся, положив руки мне на бёдра, начал не спеша двигаться. - Я даже разрешу тебе побыть сверху и руководить процессом. Но только совсем чуть-чуть.
   -Обязательно так высокомерно себя вести? - спросила я, невольно подстраиваясь под его движения.
   -Ты много разговариваешь, - ухмыльнулся он, прижимая меня к себе. - Лучше поцелуй!
   -Нет, хватит с тебя и поцелуев ночью, - небрежно бросила я, наслаждаясь ощущениями. - Ты этими губами кровь из людей сосёшь.
   -Ночью тебя это не беспокоило, - сказал он, переместив руки на ягодицы и сжав их.
   -Да заткнись ты уже сам! - нетерпеливо сказала я, увеличивая темп.
   Гера, рассмеялся, а потом, положив меня на спину, вжал в кровать и сказал:
   -Хочешь продолжения? Тогда скажи: "Гера, я буду хорошей девочкой и буду вести себя хорошо!"
   -Не дождёшься, - ответила я, пытаясь двигаться.
   Однако ничего не получалось. Гера специально навалился на меня всем телом, и стал медленно двигаться, ещё больше возбуждая. Тяжело задышав, я начала извиваться, но он только улыбнулся.
   -Ну, так что?
   -Ненавижу тебя! - выпалила я, ощущая, как низ живота горит огнём от желания, а потом сказала: - Ну, пожалуйста! Не будь сволочью!
   -Я жду слов, - дерзко заявил он, просунув одну руку мне под ягодицы и плотно прижав к себе, проник глубже, чем ещё больше распалил моё желание. - Могу так очень долго мучить, ты же знаешь.
   -Гад! - бросила я, а потом скороговоркой произнесла: - Я буду хорошей девочкой и буду хорошо себя вести!
   -Теперь я знаю, где и как обуздать твой нрав, - довольно прорычал он.
   Хотелось ответить ему что-нибудь мерзкое, но он стал увеличивать темп, и все слова вылетели из головы. Хотелось только одного - чтобы он не останавливался...
  
   Через три часа мы уже прибыли в Казань. Остановившись на одной из улиц, Гера сказал:
   -Выгружаем вещи из машины, и берём такси.
   -А как мы без машины? - удивлённо спросила я.
   -Сейчас купим новую, - ответил он.
   Забрав вещи, мы взяли такси, и Гера попросил отвезти нас в автосалон. Там он быстро выбрал джип "Ауди" и, рассчитавшись наличкой, сказал, что через два часа мы вернёмся за машиной, и он хочет, чтобы все документы к этому времени были готовы.
   Увидев цену машины, я чуть не упала в обморок. "Да уж, мои чеки в торговом центре, были копеечными, по сравнению с этой ценой! Я даже покупкой соболиной шубы вряд ли бы его расстроила". Когда мы вышли из автосалона, я с любопытством спросила:
   -А сколько у тебя с собой денег?
   -Много, - он улыбнулся. - Я же говорил, что деньги не проблема.
   -А что делать эти два часа?
   -Есть два варианта. Можем снять квартиру, - он многозначительно поднял брови. - И я опять поучу тебя покорности и хорошим манерам. А второй вариант - покормить тебя.
   -Я предпочитаю второй, - чопорно ответила я, заливаясь краской стыда, и вспоминая, как просила его не останавливаться.
   -Я тоже предпочитаю второй. Первый мы оставим на ночь. Не люблю впопыхах получать удовольствие.
   -Только не надо думать, что я опять буду умолять! - воинственно сказала я.
   -Будешь, - хитро ответил Гера. - Теперь я знаю твоё слабое место, и буду этим пользоваться.
   -Посмотрим!
   -Не посмотрим, а почувствуем!
   -А кто сказал, что я снова лягу в одну кровать с тобой? - меня начала злить его излишняя самоуверенность.
   -Ляжешь, Майя, ляжешь! И будешь делать то, что я скажу! - безапелляционно произнёс он.
   -Между прочим, эта ночь была ошибкой, и больше я не собираюсь заниматься с тобой сексом. Ясно?! Просто ты застал меня врасплох. Я сильно испугалась после нападения и того эпизода с ножом, - меня передёрнуло от воспоминаний. - Больше этого не повторится! - уверенно заявила я.
   -Этой ночью я застал тебя врасплох пять раз, а потом ещё и утром. Спорим, что сегодня я опять сделаю то же самое!
   -Да пошёл ты! - зло ответила я, и пошла вперёд.
   Внутри всё кипело. "Вот скотина! Ну, подожди, я устрою тебе жаркую ночь!" - раздражение росло с каждой секундой. "Скорее он её тебе устроит! И через пять минут, после того как поцелует тебя, ты уже будешь готова на всё!" - ехидно вставило подсознание. "Ха, как бы ни так! Больше он ко мне и пальцем не притронется!" - не унималась я.
   Найдя небольшое кафе с открытой террасой, мы сели там. Официант принёс меню, и я сделала заказ, а потом начала смотреть на улицу. Гера бросал на меня весёлые взгляды, но молчал. Я же никак не могла успокоиться, и меня бесило его самоуверенное поведение. Когда принесли еду, я принялась за неё, и чтобы хоть как-то отвлечь Геру от мыслей, и не видеть его ухмылки, спросила:
   -А как вы зарабатываете деньги? Я угадала в своей книги, что вы управляете всеми основными сферами нашей жизни?
   -Конечно, нет. Вы нас интересуете только как еда, и у нас нет желания вмешиваться в вашу жизнь, - высокомерно ответил он. - Хотя деньги для нас зарабатываете именно вы.
   От его тона меня опять затопила волна злости, и я с трудом удержалась, чтобы пару раз не ткнуть в него ножом или вилкой.
   -Мы очень дальновидны, и за века накопили немалые запасы золота, - продолжил Гера. - Плюс ко всему, и в этом ты была правы, мы на самом деле владеем большими пакетами акций различных предприятий, и можем безбедно существовать даже на одни дивиденды.
   -С чем вас и поздравляю! Пиявки во всём. И крови вам дай, и денег заработай, - недовольно сказала я и замолчала.
   Гера никак не отреагировал на выпад и с усмешкой рассматривал меня. Его поведение и тон нереально раздражали, и хотелось поддеть его, но как это сделать, я не знала. "Ну ладно, подождём ночи. Я быстро собью с тебя спесь!" - злорадно подумала я, и усиленно принялась за еду.
   Когда мы забрали машину, я демонстративно села на заднее сиденье и уставилась в окно, представляя какое у Геры будет лицо, когда он постарается затащить меня в постель, но у него ничего не получится. А потом меня начало клонить в сон. Ночка выдалась жаркая, и Гера не дал выспаться, а сейчас ещё и поела, поэтому меня разморило. Я стойко боролась со сном минут двадцать, а потом, сдавшись, легла на сиденье, закрыв глаза.
   -Правильно, Майя, поспи сейчас, а то на ночь у меня грандиозные планы, - довольно промурлыкал Гера.
   "Ха! Это мы ещё посмотрим!" - подумала я, засыпая.
   Но надолго моей силы воли ночью не хватило. Я пыталась сопротивляться первые двадцать минут, а потом растаяла в его руках, и хотела только одного. И ночь действительно выдалась жаркая. Я изнывала от желания и готова была на всё. Гера оказался слишком хорошим и опытным любовником, и знал, чего хочет, и как заставить меня захотеть его.
   Нахмурившись, я смотрела в окно, и ругала себя за несдержанность. За окном уже темнело, и я понимала, что когда мы приедем в очередной город, Гера опять снимет квартиру и будет полночи мучить меня. И нет смысла этому сопротивляться, потому что мне нравится заниматься с ним сексом. В кровати Гера менялся. На место высокомерия и самоуверенности приходила бескрайняя нежность. Внутри всё замирало, когда он начинал целовать и ласкать меня, а от нежного шёпота я сходила с ума. Но больше всего мне нравилось, когда он сам начинал стонать и рычать от удовольствия. В эти моменты я чувствовала себя хозяйкой положения, вот только не умела этим воспользоваться.
   -Надеюсь, ты выспалась? - игриво спросил Гера.
   Я поморщилась от его тона, прекрасно понимая, зачем он это спрашивает и, злясь на себя, что и этой ночью сдамся без особого сопротивления.
   -Надо было в самую первую ночь затащить тебя в кровать, - сказал он. - Теперь вместо того, чтобы пререкаться со мной, ты целыми днями спишь. И меня это радует.
   -Вот и радуйся молча, - недовольно ответила я.
   -Майя, ну разве можно быть такой!
   -Какой?
   -В кровати ты просто чудо, а я жизни самая настоящая язва. Я уже подумываю снять где-нибудь дом и не выпускать тебя из постели.
   -Ты что считаешь, что дело во мне? - изумлённо спросила я.
   -А в ком? Не во мне же!
   -Именно в тебе! Вернее в том, как ты со мной разговариваешь! Твой пренебрежительный тон бесит! И это тебя нельзя выпускать из постели, потому что только там ты нормальный мужчина!
   -У меня нормальный тон и я не разговариваю с тобой пренебрежительно.
   -Нет, именно пренебрежительно, самоуверенно и самодовольно!
   -Ох, ну опять! Поспи ещё! Я тебя потом разбужу, отнесу в кровать и много раз продемонстрирую настоящего мужчину, - рассмеявшись, он подмигнул мне, а затем сосредоточился на управлении машиной.
   -Обойдусь без твоих советов, - буркнула я и отвернулась к окну.
   Настроение испортилось окончательно. В чём-то Гера был прав, иногда я действительно вела себя, как самая настоящая стерва и начинала нападать на него без повода. Вернее повод имелся - я испытывала недовольство собой, что не могу противостоять Гере и была испугана. Впереди ещё пять недель Игры и три охотника. И неизвестно - справимся мы с ними или нет. А это не давало ни на секунду расслабиться, и я злилась, вымещая злость на своём спутнике.
   Неожиданно в голову пришла мысль, и я замерла.
   -Гера, - растерянно выдавила я из себя. - А это нормально, что в первые три дня нас нашли три охотника?
   -Ненормально, - нахмурившись, ответил он. - Меня тоже это насторожило. Поэтому мы поменяли машину. И как видишь, нас перестали трогать. Вывод напрашивается один - кто-то сливал охотникам информацию о нашем местоположении.
   -Но как?
   -Скорее всего, на машине стоял маячок, - с отвращением произнёс Гера. - Когда, завтра утром, будем выезжать из Челябинска, я позвоню Иви и попрошу прощупать по этому поводу почву в клане.
   -А кто такая Иви?
   -Моя девушка. Вернее, невеста. После Игры мы собираемся сыграть свадьбу. Если я выживу, конечно.
   Если бы меня ударили молотком по голове, одновременно с этим всадив в сердце нож, я не почувствовала бы такой боли, как после слов Геры. "У него есть невеста!"
  
  
   Недоверие.
  
  
   Откинувшись на спинку сиденья, я закрыла глаза. В первые секунды, после слов Геры, я испытала боль от унижения и собственной глупости. А потом, как обычно, на место боли пришло оцепенение. Со мной уже такое происходило. Когда меня били в самое сердце, я каменела и ничего не чувствовала первое время. А ещё я знала, что однажды, эта боль вырвется на волю, но это случится позже. Второе "я" всегда защищало моё душевное спокойствие, и сейчас будет то же самое. Потом, когда всё это закончится, и я выживу (если выживу), то испытаю всё это унижение в полной мере. Но это произойдёт потом, когда я буду одна, и никто не увидит моих настоящих чувств. Одно дело истерить по мелочам или от злости, и показывать своё недовольство, и совсем другое дело демонстрировать свои настоящие чувства. Их я всегда прятала в себе, потому что знала, что это моё уязвимое место, и если их показать кому-то другому, этот кто-то будет бить именно туда раз за разом. И уж тем более, я никогда не покажу их Гере. Хватит с него и того, что он в постели крутил мной как хочет. Теперь, наконец-то, место чувств занял холодный разум и логика.
   Повернувшись к нему, я спокойно спросила:
   -А как Иви вообще допустила твоё участие в Играх?
   -Она, конечно, высказала недовольство, - со смешком ответил Гера. - Но я пообещал, что это моя последняя Игра. Я уже говорил тебе, что раньше был охотником, а сейчас мне захотелось попробовать себя в роли защитника. Ей ничего не оставалось, как согласиться. Да и потом, что значит допустила? Я сам принимаю решения, что мне делать, а её ставлю в известность.
   -Высокие отношения, ничего не скажешь, - с иронией процедила я, а потом одёрнула себя и спокойно добавила: - Ясно. А кто может желать тебе зла и сливать информацию о местоположении?
   -Есть несколько вариантов, - ответил Гера, а потом, прищурившись, посмотрел на меня.
   -Как ты собираешься вычислить того, кому это выгодно?
   -Я ещё не определился, - он опять бросил на меня взгляд.
   Я задумалась. По моему мнению - имелся только один вариант вычислить того, кто может сливать информацию, но тогда придётся подставить себя. А этого делать не хотелось. "Хотя если это позволит мне выйти из Игры раньше времени, рискнуть стоит".
   Находиться рядом с Герой я уже не могла физически. Я испытывала отвращение и к себе и к нему, после его слов. К себе, потому что понимала, что просто игрушка в его руках, и полная идиотка, потому что согласилась лечь с ним в кровать. "Это унизительно, и чем дольше я буду находиться рядом с ним, тем больше буду мучиться из-за своего позора. Надо как можно быстрее от него отделаться, а потом забыть его и попытаться забыть своё поведение". Геру же я ненавидела за то, что он так просто изменяет своей девушке. "Хотя с другой стороны, может он и не считает это изменой. Ведь я человек, а соответственно никто, вернее пища".
   -А если ты убьёшь всех шестерых охотников, скажем за две недели, что тогда? - поинтересовалась я, чтобы определиться с дальнейшими действиями.
   -Тогда наша Игра закончится, и я буду победителем. Но это в принципе невозможно. После смены машины, никто не скажет охотникам, где меня нужно искать.
   -А может лучше, если нас найдут как можно быстрее? Тогда Игра завершится, ты вернёшься к Иви, а я спокойно вернусь домой.
   -Ты что, предлагаешь ждать охотников на одном месте? - Гера недовольно поморщился. - Но это не интересно! Весь смысл Игры в том, чтобы перехитрить охотников и не дать им нас найти. Это своеобразная битва умов. Надо доказать не только свою силу, но и проявить хитрость и смекалку.
   Но я уже не слушала Геру, потому что в голову пришла страшная мысль. Чтобы не дёргаться от неизвестности, я решила её озвучить:
   -Гера, а ты на самом деле отпустишь меня, если я выживу?
   -Да.
   -Но ведь я знаю о вашем существовании, и могу рассказать.
   -А кто тебе поверит? - он усмехнулся. - Те не многие кто выжил и пытался это сделать, теперь постоянно проживают в психбольнице. Хочешь присоединиться к ним - рассказывай. Но мой тебе совет - лучше молчи. Всё равно никто не поверит. Ну а если сильно будешь настаивать на нашем существовании - мы знаем, где тебя найти.
   Я сама невесело усмехнулась. Гера прав - ну кто мне поверит? И уж тем более, я не хочу встречаться с вампирами ещё раз. Буду молчать, как миленькая!
   -Я всё же предлагаю ждать охотников на одном месте, - настояла я. - Этим мы сразу убьём двух зайцев. И вычислим того, кто подставляет тебя, и закончим Игру. Позвони завтра тому, кого подозреваешь в первую очередь, и вскользь скажи, где ты. Если в течение суток охотник нас найдёт, ты узнаешь имя своего врага. Если же ничего не произойдёт, мы переедем и ты позвонишь другому подозреваемому.
   -Майя, я сам разберусь со своими проблемами, - снисходительно ответил Гера. - И кто тебе сказал, что я хочу быстро закончить Игру? Мне всё нравится, особенно последние дни, вернее ночи, - он улыбнулся. - И я не против играть ещё пять недель.
   От его слов во мне поднялась волна отвращения. "Похотливая скотина! Я быстро отобью у тебя интерес к Игре! И желание трогать меня!" - в голове мгновенно созрел план отпора.
   В Челябинске, когда Гера уже договорился о съёме квартиры, и мы забирали вещи из машины, я подождала, пока он отвлечётся, и прихватила с собой нож. "Ха, а вчера я думала, что больше никогда не смогу до него дотронуться!" Да уж, никогда не знаешь, как поведёшь себя дальше и на что пойдёшь, чтобы защититься.
   Как только мы вошли в квартиру, Гера спросил:
   -Ты первая идёшь в душ или я?
   -Иди ты.
   Когда он скрылся в ванной, я зашла в комнату, и переложила нож из сумочки к себе за пазуху, а потом села в кресло. Ожидая появления Геры, я накручивала себя, чтобы в нужный момент не струсить и идти до конца. Через двадцать минут он вышел из ванной и сказал:
   -Твоя очередь. Только не долго, - и подмигнул мне.
   -Я не хочу в душ, - спокойно ответила я. - И не хочу больше заниматься с тобой сексом.
   -Майя, перестань, ты хочешь меня, и мы оба это знаем, - Гера ласково улыбнулся. - Или хочешь, чтобы я опять это доказал, как прошлой ночью? Так тоже интересно, когда ты сопротивляешься, а потом сдаёшься, - и начал приближаться ко мне.
   От его слов накатила такая волна отвращения, что меня чуть не вырвало. Вскочив из кресла, я стала обходить его стороной.
   -Думаешь, это игра такая? Нет, Гера хватит! Побаловались и будет. Меня уже не трясёт от ужаса, а ты попробовал секс с человеком. Так что больше в этом нет необходимости, - твердо сказала я, пытаясь занять более выгодную позицию, и внимательно следя, чтобы он не загнал меня в угол.
   -А кто говорит про необходимость? - Гера улыбнулся, наблюдая за моими перемещениями. - Нам обоим это нравится.
   -Мне не нравится, - чеканя каждое слово, ответила я.
   -Дай пять минут, и я докажу тебе обратное, - он перекрыл мне все пути к отступлению и стал приближаться.
   Поняв, что Гера не остановится, я выхватила нож из-за пазухи и приставила к своему сердцу.
   -Сделаешь ещё хоть один шаг, считай, что проиграл свою Игру, - решительно произнесла я.
   Гера замер и удивленно посмотрел на нож, а потом на меня.
   -Майя, что за шутки? - озадаченно спросил он.
   -Это не шутки, и я говорю совершенно серьёзно. Оставь меня в покое!
   -Майя, детка, какая муха тебя укусила?
   И тут меня прорвало:
   -У тебя вообще есть хоть какие-то моральные принципы? У тебя есть девушка, вы собираетесь пожениться, она там, наверное, сейчас трясётся от страха за тебя, а ты тут весело проводишь ночки!
   -Это наши проблемы с Иви, как и с кем, я провожу ночки, - пренебрежительно ответил Гера, и прищурился. - Тебя это не касается!
   -Неужели? Как раз меня это тоже касается! - зло бросила я. - Ты вообще хорошо устроился! Можно и попользоваться мной, а можно потом и на закуску оставить, да ещё и свою дебильную Игру выиграть!
   Гера отошёл и присел в кресло, а затем совершенно спокойно сказал:
   -Майя, я не пользуюсь тобой, и не расцениваю наш секс таким образом. Мне нравится им с тобой заниматься. Нам обоим это нравится. И тем более - ты для меня не закуска, поверь. Я не понимаю, почему ты вдруг так себя повела. Я ведь могу подумать, что ты ревнуешь меня к Иви, - и он пристально посмотрел на меня.
   -Нет, это не ревность, это отвращение, - тоже уже спокойно ответила я и опустила руку, подумав, что Гера не станет меня трогать, и прислушается к словам.
   Это оказалось ошибкой. Я ничего не успела понять, как Гера появился рядом, и выбил нож из моих рук, а потом прижал к себе и холодно сказал:
   -Майя, я терпеть не могу, когда не получаю того, что хочу! Я ведь могу взять и силой! Ты лишь человек, и полностью в моей власти.
   -Попробуй! - угрожающе ответила я. - А я терпеть не могу, когда мной командуют и не считаются с моим мнением! И я выполню свою угрозу! Есть много способов умереть!
   -Ну, хорошая моя, - Гера резко изменил тон и стал нежно шептать мне на ухо. - Зачем ты так себя ведёшь? Я же тебе нравлюсь, ты мне тоже, и нам хорошо! Вспомни две последние ночи и как ты сходила с ума от желания, - а потом наклонился и попытался поцеловать.
   Внутри всё закипело от злости, и я ударила его коленом в пах. Охнув, он присел, отпуская меня, однако я успела сделать только пару шагов в сторону.
   -Ах ты тварь! - через мгновение он уже пришёл в себя. - Я тебя предупреждал, что случится, если ты попытаешься мне причинить боль.
   Прижав меня к стене, он занёс руку, собираясь ударить. Гордо вскинув голову, я презрительно посмотрела ему в глаза и сказала:
   -Давай! Ударь! Я же просто человек и полностью в твоей власти!
   Но удара не последовало. Гера посмотрел на меня долгим взглядом, а потом опустил руку и, отойдя, с отвращением сказал:
   -Ты за эти дни уже весь мозг мне вынесла. Не хочешь - не надо! Никто тебя умолять и уговаривать не будет.
   Сдернув с себя полотенце, он стал одеваться, полностью потеряв ко мне интерес. Не совсем доверяя ему и стараясь держаться на расстоянии, я обошла Геру и села в кресло, готовая в любой момент сорваться с места. Одевшись, он сел в другое кресло и достав ноутбук, принялся там что-то просматривать, делая вид, что меня вообще нет. Просидев так минут сорок, я поняла, что на самом деле больше не интересую его и решила всё же принять душ.
   Когда я вышла из ванной комнаты, Гера бросил на меня полный презрения взгляд, и холодно процедил:
   -Одевайся, мы уезжаем отсюда.
   -Что, прямо сейчас? Может, подождёшь хотя бы, пока у меня высохнут волосы? - недовольно спросила я.
   -Обойдёшься. У тебя десять минут на то, чтобы собраться. После, вытолкаю тебя на улицу, в чём бы ты ни была одета, - и он вышел из комнаты.
   Внутри всё клокотало от ненависти к нему. "Ну, подожди! За это ты тоже ещё поплатишься!" - я принялась быстро одеваться. Ровно через десять минут Гера вошёл в комнату и, забрав свою сумку, бросил мне:
   -Пошли.
   Я презрительно улыбнулась ему в спину. "Он, что на самом деле думает, что я надорвусь, если сама понесу свою сумку? Или сяду и буду плакать из-за его тона? Не знаешь ты меня ещё, мальчик!" - злорадно подумала я, взяв свою сумку в руки, вышла из квартиры.
   На улице было холодно, и дул сильный ветер, и пока мы дошли до стоянки с машиной, я замёрзла. "Вот урод, специально ждал пока я приму душ, а потом вытащил меня на улицу! Мелочный эгоцентрик!"
   Сев на заднее сиденье машины, я отстранённо смотрела в темноту, пытаясь согреться. Но Гера, как специально, приоткрыл окно, и когда мы разогнались, создалось такое впечатление, что я сижу в аэродинамической трубе. Уши замёрзли окончательно, и начался насморк. Конечно, будь я умнее, я бы попросила Геру закрыть окно, но мне казалось, что он именно этого и ждёт. А остатки гордости не позволяли просить его о чём-нибудь. "Блин, вот возьму и заболею! И посмотрим, как ты будешь крутиться, как уж на сковородке, когда я начну пускать сопли пузырями, и чихать на тебя своими бациллами!" - раздраженно думала я, пытаясь хоть как-то согреть руки. В конце концов, я улеглась на заднем сиденье и, свернувшись калачиком, попыталась абстрагироваться от холода и злости, одолевающей меня.
   Проснувшись утром, первое, что я почувствовала - это головная боль и першение в горле. Я действительно подхватила простуду. "Ну и пусть! Может, сдохну раньше времени и все эти мучения с Играми закончатся!" - отстранённо подумала я.
   К обеду уже заложило уши, и боль из горла переместилась в бронхи, поэтому, когда мы въехали в какой-то город, я засунула свою гордость подальше и сказала:
   -Останови возле ближайшей аптеки.
   -Обойдёшься, - грубо ответил Гера. - Мы и так потеряли много времени.
   От таких слов и тона захотелось вцепиться в волосы, и пару раз ударить его переносицей об руль, но я сдержалась. "Хватит, и так уже вела себя неуравновешенно. Последствия этого позорны. Надо держать себя в руках", - стиснув зубы, я отвернулась от Геры и принялась смотреть на мелькающие за окном пейзажи. А к вечеру начала подниматься температура. И мне становилось всё хуже и хуже. Радовало только одно - Гера не разговаривал со мной и не пытался хоть как-то поддеть. Мы оба старательно делали вид, что не замечаем друг друга. Хотя был один момент, который меня разозлил - он ни разу не предложил мне остановиться и поесть. Это лишний раз подтверждало версию о том, что он ждёт, пока я сама об этом попрошу. А просить я больше не собиралась, хватило и просьбы об аптеке. "Лучше умереть от голода или болезни, чем ещё хоть раз обратиться к этому монстру!"
   На следующее утро я проснулась окончательно разбитой. Бронхи болели так, что я боялась кашлянуть, нос заложило полностью, уши болели, а вместе с ними и голова. Лежа на заднем сиденье, я старалась не шевелиться и не открывать глаза, тихо проклиная Геру и всех вампиров вообще. К обеду мой мучитель, по-видимому, решил проявить сознательность и пренебрежительно спросил:
   -Есть хочешь?
   -Обойдусь, - из последних сил ответила я, повторяя его слова: - Мы и так потеряли много времени!
   -Как хочешь! - презрительно бросил он. - Больше предлагать не буду!
   Мне уже действительно не хотелось есть. Хотелось забиться под какую-нибудь корягу и тихо умереть. Состояние было ужасное. Судя по всему, температура уже поднялась выше тридцати восьми градусов и я это состояние всегда называла "плавающим". Я балансировала между сном и реальностью - то приходила в себя, то проваливалась в состояние между сном и дрёмой. Обычно, когда я заболевала, то загружала холодильник полуфабрикатами, потом ложилась в кровать, и спала по пятнадцать часов в сутки, просыпаясь только для того, чтобы поесть и принять лекарства. Сейчас же, Гера полностью отбил у меня желание есть, и оставалось только спать, что я и делала.
   -Майя?! - над ухом раздался голос Геры, и я с трудом открыла глаза. - Ты, похоже, заболела. Я снял нам квартиру.
   -Какая забота! - я попыталась вложить в свои слова сарказм. - И какая наблюдательность!
   Он помог мне выйти из машины, и я, пошатываясь, вошла в подъезд. На улице уже было темно, и я поняла, что проспала почти целый день.
   В квартире, сняв верхнюю одежду, я забралась под одеяло и попыталась согреться, но меня уже начал бить озноб, и зубы отбивали чечётку. Закрыв глаза, я попыталась взять себя в руки, чтобы не трястись, но ничего не вышло. Мышцы отозвались болью, и пришлось расслабиться.
   -Майя, ты вся горишь, - Гера присел на кровать, и положил мне руку на лоб. - У тебя температура.
   -Да ты что?! - колко прохрипела я, а потом с иронией добавила: - Давай только без этой лицемерной и показушной заботы.
   -Раз ворчишь, значит, жить будешь, - ласково произнёс Гера, и положил ладони на мои щёки. От прохлады его кожи стало чуть легче. - Какие же вы люди слабые.
   -Я такая слабая, что один раз отбилась от второго охотника, и спасла тебя от смерти с третьим охотником, - измученно прошептала я.
   -Точно, - Гера улыбнулся. - Ты слаба телом, но сильна духом, - а потом провел рукой по моей щеке и спросил: - Что мне сейчас делать, чтобы ты быстрее выздоровела?
   -Оставь меня в покое. Твоя помощь уже не нужна. Ты сделал всё возможное, чтобы я заболела, с меня и этого хватит.
   Виновато посмотрев на меня, Гера ещё раз провёл пальцами по щеке и, вздохнув, встал с кровати. А я, закрыв глаза, опять провалилась в сон.
   Утром, открыв глаза, я поняла, что мне стало легче. Температура если и была, то не очень высокая. Уши, голова и глаза болели по-прежнему, но в бронхах наметился прогресс, и я уже могла нормально кашлять. Пить хотелось ужасно, поэтому я села на кровати.
   -Майя, думаю тебе надо лежать, - Гера тут же оказался рядом.
   -Думай что хочешь, но стакан с водой сам в кровать не придёт, - я встала и, пошатываясь, побрела в кухню.
   "Сейчас бы чая с лимоном выпить, потом поесть, и опять завалиться в кровать", - вяло подумала я, наливая себе воды. "Но Гера сейчас опять начнёт нудить о потерянном времени и о своей Игре и, посадив меня в машину, повезёт, бог знает куда". Выпив воды, я вернулась в комнату и села на кровать. Голова кружилась, в теле чувствовалась слабость, и я с трудом заставила себя сосредоточиться, а затем спросила:
   -Когда выезжаем?
   -Когда скажешь, - кротко ответил Гера, а потом заботливо уложил меня в кровать, и укрыл одеялом. - Нам некуда спешить.
   -Да!? А позавчера ты так спешил, что не захотел останавливаться возле аптеки, - попыталась съязвить я.
   -Я же не знал, что тебе плохо, иначе остановился бы, - он присел на кровать, и пристально посмотрел на меня.
   -Ага! Меня просто припёрло купить себе гигиеническую помаду! - я вздохнула. - А чего ты ждал? Дал мне распариваться в душе, потом с мокрой головой вытащил на улицу, а чтобы окончательно добить, ещё и открыл окно в машине.
   -Мне жаль, Майя, но я редко общался с людьми, и не знал, что вы так уязвимы, - он с грустью посмотрел на меня.
   Я моментально насторожилась, и прищурила глаза. Поведение Геры изменилось. Он стал каким-то излишне внимательным и разговаривал нормальным тоном. Такая резкая перемена мне не понравилось, и я решила сразу расставить все точки над "i":
   -Это какая-то новая игра? - подозрительно спросила я, глядя ему в глаза.
   -В каком смысле? - непонимающе поинтересовался он.
   -Ну, этот твой тон, и показная забота. Сразу предупреждаю, я на это не поведусь.
   -Это не игра, и не показная забота, - ответил он. - Майя, я не монстр и тоже умею сочувствовать.
   -Какое облегчение! - иронично бросила я, не веря его словам.
   -Я не собираюсь больше ругаться, - серьёзно произнёс Гера. - И ты права - необходимо закончить Игру как можно быстрее. Поэтому, как только ты будешь в состоянии встать на ноги, мы уедем отсюда. Я уже договорился и снял нам два разных дома в лесу, будем ждать охотников там. Есть только два вампира, которые могут желать мне зла, и я постараюсь, как можно быстрее вернуть тебе твою жизнь, и не подвергать больше опасности.
   Мне стало не по себе. Гера как-то резко стал слишком человечным и меня это настораживало. Вглядываясь в его лицо, я искала хоть какие-то признаки лицемерия, но он смотрел на меня с какой-то непонятной грустью и жалостью.
   -Мне не нужна твоя жалость и сочувствие! Обойдусь! - я попробовал ещё раз его разозлить, внимательно наблюдая за реакцией.
   -Ты голодна? - спокойно спросил Гера, не обращая внимания на мои последние выпады.
   -Да, - я вздохнула и сдалась. - Наверное, и слона сейчас бы съела.
   -Тебе какого слона заказать - варёного или жареного? - он улыбнулся, и я окончательно растерялась. В глазах не было ни капли холодной расчётливости, а в голосе самоуверенности и превосходства.
   -Без разницы, - хмуро ответила я и отвернулась.
   "Ну и как это прикажете понимать? Нет, он всё же что-то задумал! Два дня назад он был совершенно другим - самовлюбленным эгоистом, с раздутым самомнением, а сегодня, нате, пожалуйста - белый и пушистый котёнок. Ещё чуть-чуть и ластиться начнёт, тихо мурлыкая при этом". Так и хотелось сказать ему - если ты белый и пушистый, то тебе пора в солярий и на эпиляцию.
   -Майя, вот здесь есть проспекты ресторанов, выбери сама, что хочешь. Я не разбираюсь в человеческой еде, - Гера принёс буклеты в кровать и, положив их передо мной, стал ждать, пока я выберу.
   Схватив первый попавшийся буклет, я развернула его и чуть не подавилась набежавшей слюной от красочных фотографий с блюдами. Быстро просмотрев меню, я продиктовала названия и убрала буклет подальше, чтобы ещё больше не разжигать аппетит. Гера тут же позвонил в ресторан и сделал заказ, а потом сел в кресло. Улегшись на спину, я косилась на него, и попыталась найти причины для такой резкой смены поведения. Но ничего путного в голову не приходило. "Ладно, по ходу разберёмся. Не верю я в такие перемены! Как говорится, черного пса, не отмоешь до бела".
   Решив отвлечься от мыслей, я развернулась к нему и спросила:
   -Ты сказал, что тебе только двое могут желать зла. Кто они?
   -Мой младший брат, и мой родной дядя, - ответил Гера.
   -И где ты им перешёл дорогу? - язвительно спросила я. - Первым съел того, кого они себе наметили в качестве ужина?
   -Брату я перешёл дорогу тем, что родился первым, а дяде - тем, что вообще родился, - невозмутимо ответил Гера, не обращая внимания на мой тон.
   -Не поняла, объясни, - заинтересованно спросила я.
   -Майя, я не рядовой вампир, а будущий Лорд клана. Мой брат, Евсей, с большим удовольствием занял бы моё место. А мой дядя, с таким же удовольствием желает, чтобы это место занял его сын.
   "Лорд клана? Ничего себе!" - я удивленно посмотрела на него, а потом иронично выдавила из себя:
   -Какая честь мне оказана! Будущий Лорд - собственной персоной!
   Гера вздохнул, но ничего не ответил на мою реплику, продолжая игнорировать мой тон.
   В дверь квартиры позвонили, и он пошёл открывать, а я стала приходить в себя. "Хм! Я познакомилась не просто с вампиром, а с очень крутым вампиром! Вот только мне от этого не легче".
   Вернулся Гера уже с пакетами в руках. Нехотя выбравшись из кровати, я забрала доставленную еду и пошла на кухню.
   -Лучше бы поела в кровати, - посоветовал он.
   -У меня нет привычки таскать в постель пищу, - ответила я, заглядывая в пакеты, и только потом до меня дошёл смысл сказанной фразы.
   Зато Гера сразу понял её по-своему и, поморщившись, сказал:
   -Ещё раз повторяю, ты для меня не еда.
   -И на том спасибо, - ответила я и принялась есть, а он сел напротив. - Тебе не обязательно сидеть и мучиться от запахов нашей пищи, иди в комнату.
   -Ничего, потерплю.
   -Как хочешь, - ответила я, чувствуя себя неуютно под его взглядами.
   Прожёвывая еду, я размышляла над словами о врагах: "Если у Геры их всего два, это существенно облегчает задачу. И вполне возможно, что мои мучения могут закончиться в ближайшие две недели, максимум". Хотелось, как можно быстрее отделаться от всего этого.
   -Домики далеко? - спросила я.
   -Нет. Первый в ста двадцати километрах отсюда, а второй - в двухстах километрах от первого.
   "Значит, через час мы уже можем быть там. Это хорошо", - мысленно прикинула я.
   -А там тепло?
   -Конечно.
   -Тогда звони одному из своих дражайших родственничков, и говори, что мы там.
   -Майя, это не горит. Я спокойно могу подождать, пока ты выздоровеешь, - запротестовал Гера.
   -Мне это горит, - ответила я. - Но обязательно заедем в продуктовый магазин и в аптеку.
   -Ты уверена?
   -Уверена. Только надо выехать в ближайший час.
   Я знала, что уже через полтора часа опять начну клевать носом, и важно сейчас купить все необходимые продукты и выехать, чтобы на это хватило сил. Быстро проглотив остатки еды, я встала и пошла в комнату переодеваться.
   Со всеми делами мы справились меньше, чем за час. Сидя на заднем сиденье автомобиля, укутавшись в плед, который купил Гера, я уже чувствовала усталость от похода в магазин и понимала, что через минут двадцать начну засыпать.
   -Кому позвонил первому? - зевая, спросила я.
   -Дяде, - ответил Гера. - И очень хочу надеяться, что это его рук дело, а не брата.
   -Удивительно, что при твоём характере у тебя только два врага, - беззлобно сказала я. - Ой, извини, у тебя их три.
   -И кто третий? - Гера бросил на меня насмешливый взгляд. - Ты что ли?
   -Угу.
   -Серьёзная заявка, - он тепло улыбнулся. - Все остальные отходят на задний план. Тебя я боюсь больше всего.
   -Это хорошо, - я опять зевнула.
   Сил на борьбу со сном больше не было и, удобно устроившись на сидении, я закрыла глаза. А проснулась от того, что меня несли на руках.
   -Я сама! - сказала я, пытаясь встать на ноги. - Не надо меня носить на руках, мог бы и разбудить!
   Гера поставил меня на ноги и сказал:
   -Ты так сладко спала, что было жалко тебя будить.
   -Жалостливый какой, - пробурчала я, заходя в дом.
   Самочувствие до сих пор оставляло желать лучшего и спать хотелось по-прежнему, поэтому я быстро оглянулась и пошла к одной из дверей, но это оказалась кухня. Открыв другую дверь, я попала в ванную комнату. "Господи, да что же это такое! Сейчас засну прямо на полу!" - подумала я, открывая третью дверь. К счастью это оказалась спальня. На полном автопилоте, я подошла к кровати и, забравшись в неё, укуталась в одеяло, сразу провалившись в сон.
   Проснулась я от ощущения, что варюсь заживо и от тяжести. Я была мокрая от пота, а на мне лежало три одеяла. Рядом расположился Геры и смотрел на меня.
   -Я тут почитал в интернете про ваши человеческие простуды, и там написано, что тебе надо хорошо пропотеть, поэтому я собрал все одеяла и укрыл тебя, - сказал он.
   -Спасибо за заботу, но больше похоже на то, что ты хочешь сварить меня в собственном соку, - ответила я и попыталась раскрыться.
   Но поняв, что Гера раздел меня до нижнего белья, тут же укрылась, и бросила на него недовольный взгляд.
   -Я думал, что так тебе будет комфортней, - он понял смысл моего взгляда. - И потом, я ведь видел тебя и без белья, так что не надо бросать на меня такие взгляды, - он улыбнулся.
   -Ну и что?! Если ты видел меня голой, это не значит, что я обрадуюсь твоему самоуправству или могу теперь свободно разгуливать нагишом по дому, - испытывая неловкость, произнесла я.
   -А я не против. Даже "за" обеими руками! - Гера игриво приподнял брови.
   -И вообще, я ничего не помню! - меня разозлил его тон и мимика, потому что это лишний раз напоминало, как низко я опустилась. - А чего я не помню, того не было! Ясно? - воинственно сказала я.
   -Зато я всё помню, - Гера довольно улыбнулся. - Могу и тебе напомнить, - и оперевшись на локоть, выжидающе посмотрел на меня.
   -Гера, давай на чистоту, - твёрдо сказала я. - Больше ничего не будет! Можешь злиться, драться или кричать. Может изображать из себя заботливого, ласкового вампирчика. Можешь делать что хочешь, но больше я не буду твоей подстилкой для развлечения на пару ночей! - последние слова я уже чуть не прокричала ему в лицо, и попыталась выдернуть из-под него одеяло, чтобы укутаться и встать.
   -Майя, - лицо Геры сначала окаменело. - Я никогда не считал тебя своей подстилкой, - и поморщился.
   -Мне глубоко плевать, кем ты меня считаешь! Дай мне встать и отвернись! - зло сказала я, сделав ещё одну попытку выдернуть из-под него одеяло.
   С непроницаемым выражением лица он встал с кровати и вышел из спальни. Поднявшись и достав из сумки спортивный костюм, я надела его, а потом опять села на кровать и вздохнула, не зная, что делать дальше, и как себя вести. "Находиться с Герой в состоянии постоянной войны не хочется, но необходимо как-то донести до него, что мои попытки разговаривать с ним нормально, он не должен воспринимать, как приглашение в кровать. Наверное, надо поговорить спокойно, и попытаться всё объяснить", - подумав, решила и, встав с кровати, вышла в гостиную. Гера сидел в кресле и задумчиво смотрел в окно.
   -Нам надо поговорить, - я села на диван и посмотрела на него. - Гера, так уж получилось, что мы вынуждены находиться рядом, и с этим ничего не поделаешь. Мы можем продолжать воевать или постоянно ругаться, но я этого не хочу.
   -Я тоже этого не хочу, - спокойно ответил он.
   -Очень хорошо. Но мы совершили ошибку, когда... - я запнулась, а потом продолжила: - Ну, в общем, ты знаешь когда....
   -Я не считаю этой ошибкой...
   -Я считаю это ошибкой! Не перебивай меня, пожалуйста, - я вздохнула. - Короче, давай договоримся, что будем оба делать вид, что тех двух ночей не было. Ты не будешь пытаться повторить это ещё раз, а я в свою очередь обещаю, что не буду провоцировать тебя на конфликты.
   -Я приму твои условия, если ты ответишь на пару вопросов.
   -Каких?
   -Майя, признай, ведь тебе понравилось заниматься со мной сексом.
   "Хм, понравилось?! Да меня до сих пор в жар бросает от воспоминаний. Но тебе естественно я об этом не скажу". Для спасения гордости можно было сказать: "Ну, бывали у меня любовники и получше", но тогда прощай спокойная жизнь. Мужчины такие оскорбления не прощают. Гера или превратит мою жизнь в ад (хотя, куда уж хуже!), или в принудительном порядке докажет, что хороший любовник. Лучше уж быть искренней, но без подробностей.
   -Понравилось, - просто ответила я.
   -Мне тоже понравилось. Тогда я не могу понять только одну вещь - если нам обоим хорошо, почему ты и дальше не хочешь продолжать? - он с интересом смотрел на меня.
   -Гера, ты что идиот? - я смотрела на него с не меньшим интересом.
   -Дело в Иви?
   -И в ней тоже, - я встала с дивана и стала мерить комнату шагами, пытаясь подобрать слова. - Не знаю, как там принято у вас, что ты не видишь ничего страшного в своих изменах. Да и не в этом дело, - я подошла к окну и вздохнула. Говорить об этом было тяжело, и стыдно. - В общем, мне не нужен механический секс, для удовлетворения каких-то физиологических потребностей. Для меня секс.... - я опять запнулась, не зная, как ему это объяснить.
   -Ты хочешь, чтобы тебя любили, - произнёс Гера.
   -Да. А с тобой в кровати я чувствую себя, как какая-то надувная резиновая кукла, которая существует только для твоего удовлетворения.
   -Но ведь и тебе было хорошо. В постели эгоистом я никогда не был, и думал не только о себе.
   -Гера, - я начала злиться. - Если хочешь спокойно провести эти дни, просто не трогай меня, - и пошла на кухню.
   Лицо и уши горели огнём. Достав банку с паштетом и, открыв её, я стала вяло намазывать паштет на хлеб. В душе творилось бог знает что. Мне действительно, как и любой девушке, хотелось, чтобы меня любили. А для Геры я развлечение, маленький эксперимент с людьми, и это было унизительно. "Интересно, а если бы ты не знала про его девушку, согласилась бы и дальше спать с ним?" - иногда второе "я" задавало слишком неудобные вопросы. Я тяжело вздохнула, и задумалась. Но так и не смогла сама себе ответить на этот вопрос. "Наверное, да, а может, и нет". Я нахмурилась, окончательно запутавшись. "Ведь в любом случаи я бы знала, что он не любит меня. Получается, дело не совсем в любви. Значит, дело в его девушке? Но мне-то, какое дело до неё?" "А может, ты ревнуешь?" - прошептало подсознание. "Нет, конечно! Для того чтобы ревновать, надо любить, а я Геру точно не люблю! Да, красив, зараза, но это не повод для того, чтобы влюбиться. В душе-то он высокомерная сволочь, и даже то, что он изменился за эту пару дней, ничего не значит".
   -У меня последний вопрос, - Гера зашёл на кухню. - Если бы ты не знала про Иви, и я начал в кровати шептать на ухо, что люблю тебя, мы бы продолжили?
   -Это уже два вопроса, - пробормотала я, посмотрев на него исподлобья и не желая отвечать ни на один вопрос.
   -Не цепляйся к словам. Ответь, и я обещаю, что оставлю тебя в покое, - он сел за стол, напротив меня.
   -А что, секс - единственная тема, на которую ты способен говорить? - раздражённо спросила я. - Можно поговорить, например, о погоде!
   -Погода отличная! Ну?
   -Первый - не знаю, второй - мы оба знаем, что это неправда, поэтому - нет.
   -То есть - дело в Иви!
   -Нет. Для секса и я должна тебя любить, а такую сво... такого, как ты я никогда не полюблю. Исчерпывающий ответ? - с вызовом спросила я.
   -Вполне. Только вот и без любви ты чудесно провела две ночи со мной в кровати. Нестыковочка получается, - он улыбнулся.
   -То, не в счёт! После инцидента с третьим охотником я находилась в шоке, и хотела почувствовать себя живой, а ты воспользовался этим. А во вторую ночь, я, как ты помнишь, не особо горела желанием развлекаться с тобой! - тема секса всё больше раздражала меня и я уже закипала от злости.
   -Но потом ты очень загорелась, и такое вытворяла, что я до сих пор забыть не могу, - Гера окинул меня похотливым взглядом. - Так что думаю, любовь не главное для хорошего развлечения. Думается, именно ревность сейчас тебя останавливает.
   -Да думай что хочешь! - зашипела я. - Достал со своими умозаключениями! Отсутствие любови, ревность, - можешь выбирать любую причину! Главное, уясни - на продолжение не рассчитывай!
   -Так чем тогда будем заниматься? - спокойно спросил он.
   -Я буду кроссворды разгадывать, а ты уж сам думай, чем тебе заниматься!
   Встав из-за стола, я быстренько всё убрала, и пошла в спальню, давая понять, что разговор окончен. Взяв журнал с кроссвордами и плед, я вернулась в гостиную и устроилась в одном из кресел. Гера сел в другое, и опять начал что-то просматривать в ноутбуке, не обращая на меня внимания.
   Вечером я снова поела и, приняв лекарства, померяла температуру. Наконец-то она пришла в норму, и единственным неприятным последствием болезни оставался кашель и насморк. Хотелось принять душ, но я решила пока не рисковать, и пошла в спальню. Гера направился следом за мной.
   -Разве обязательно ходить за мной по пятам? - спросила я, ложась в кровать. - Со мной ничего не случится.
   -Обязательно, - ответил он. - Я один раз именно так и выиграл Игру. Подождал, пока защитник отлучится из комнаты и ...
   -Давай только без подробностей! - перебила я. - И так уже всё поняла. И на будущее договоримся, запретных тем - две. Первая - секс, вторая - твои вампирские кровососущие истории из жизни.
   -Хорошо. Тогда о чём говорить? - он улыбнулся. - Снова о погоде?
   -А вот мне интересно - ты спишь?
   -Сплю, раз в двенадцать - пятнадцать дней.
   -Получается, ты скоро захочешь спать, - быстро посчитала я и поинтересовалась: - А если охотник ворвётся, когда ты заснёшь?
   -Я могу не спать и двадцать пять дней. За это не волнуйся.
   -С ума сойти, - я зевнула. - И чем же вы ночами занимаетесь... Ой, на этот вопрос можешь не отвечать.
   -Именно этим, о чём ты как раз не хочешь говорить, - Гера рассмеялся.
   Я показала ему язык и, только отвернувшись, сама улыбнулась. "Сама же затрагиваю неприятные темы, а потом ворчу на него". Вздохнув, я закрыла глаза.
   Утром следующего дня я проснулась уже бодрой и чувствовала себя более-менее хорошо. Температуры не было, насморка тоже и остался только кашель, поэтому я решила принять душ. Нежась под тёплыми струями воды, я с удовольствием фыркала и радовалась, что мне стало легче.
   Выйдя после водных процедур на кухню, я увидела Геру, рассматривающего содержимое холодильника и засмеялась.
   -Проголодался? Тебе бутербродик маслецом намазать, или паштетом? Или ты предпочитаешь свежие, окровавленные куриные потроха?
   -Нет, хотел тебя накормить, но совершенно не понимаю, что с чем едет, и что можно совмещать, а что нет, - Гера отошёл от холодильника и сел за стол.
   -Спасибо за заботу, - искренне ответила я. - Но не надо себя мучить запахами нашей еды.
   Так как самочувствие стало лучше, соответственно и настроение тоже, плюс я на самом деле была тронута его заботой, поэтому решила забыть про наши разногласия и вести себя дружелюбно. Однако, как только сделала себе салат и бутерброды и уселась за стол, нахмурилась от пришедшей в голову мысли. "Гера рассказывал, что питается раз в десять-двенадцать дней, и по идее - пришло время и ему поесть. Вся эта забота для того, чтобы я его потом покормила?" Решив сразу прояснить этот вопрос, я подозрительно спросила:
   -Гера, а ты хотел меня покормить, чтобы потом я покормила тебя? - и затаила дыхание.
   -Нет, Майя, - он поморщился. - Почему каждый раз, когда я хочу сделать что-нибудь хорошее, ты ищешь в этом подвох?
   -Просто ты говорил, что питаешься раз в десять - двенадцать дней. Время пришло.
   -Я могу и потерпеть. Не скрою, я бы с удовольствием попробовал твою кровь, но ты же будешь против? - он с любопытством и долей надежды посмотрел на меня.
   -Естественно, - меня передёрнуло, когда я вспомнила укус первый охотник. Второй раз не хотелось это почувствовать.
   -Почему-то я так и подумал, - он вздохнул.
   -Слушай, а можно вопрос интимного характера?
   -О, решила таки сама поднять эту тему? - Гера развеселился и подмигнул мне.
   -Не о том ты подумал, - насмешливо бросила я. - Я о последствиях вашего питания. Вот ты, грубо говоря, сидишь на жидкой диете, но я ни разу не видела, чтобы ты уединялся в туалете.
   -Нашла о чём говорить во время еды, - усмехнулся он. - Однако могу объяснить. Мы практически закрытая система жизнедеятельности и перевариваем пищу без остатка.
   -Тогда физиологически вы должны отличаться от нас, а ты выглядишь, как человек абсолютно во всем и везде, - парировала я.
   -Майя, я же объяснял - мы усовершенствованная модель людей. Сначала создали вас, затем провели несколько экспериментов и создали нас, на вашей основе. Поэтому мы и выглядим, как вы. Вот, например, в магазине можно найти внешне одинаковые телевизоры, но функции у них будут разные. Так и у нас с вами. Шаблон один, а содержимое разное. Относительно вас, мы улучшенная модель во всём, - снисходительно произнёс он.
   -Ой, ну опять ты со своим превосходством и высокомерием. Закрываем тему, а то опять поругаемся, - беззлобно сказала я, но всё же не удержалась и ехидно добавила: - Только вот вы такие усовершенствованные и месяца без нас и нашей кровушки не протянете!
   -Что есть, то есть, - согласился Гера и тепло улыбнулся.
   Когда с едой было покончено, и мы опять расположились в гостиной, я спросила:
   -Сколько ещё здесь пробудем?
   -До вечера, - нахмурившись, ответил Гера. - Если нападения не последует, переезжаем в другой дом, и я звоню Евсею.
  
  
   Предательство.
  
  
   Нападения не последовало, и вечером мы выехали к другому дому. Гера был не в лучшем расположении духа, и я понимала почему. Если на нас нападут там, это будет обозначать, что подставляет нас его родной брат. "Я, конечно, не знаю, как там принято у вампиров, но думаю что и для них предательство тех, кого считаешь своими близкими, неприятно". Я через это уже проходила, и мне стало жалко Геру. Ведь, в общем, он был вполне нормальным. Как не крути, но я знала, что характер у меня - не сахар, и вполне возможно, что будь на месте Геры другой вампир, я как минимум, ездила бы в багажнике машины, а как максимум - в постоянной отключке. Он ещё терпеливо переносил и мой характер, и моё поведение. А последние три дня, вообще вёл себя в высшей степени благородно...
   "О Боже! У меня, что "Стокгольмский синдром"?" - я замерла от этой мысли. "Я уже сочувствую Гере! Так недалеко и до его оправдания, а там и до любви.... Нет! Не хочу этого! Я много делала глупостей в жизни, но если влюблюсь в вампира, то побью все свои собственные рекорды, и мою фамилию можно спокойно вносить в книгу рекордов Гиннеса, открыв раздел "Самые тупые идиотки мира", сразу отдав мне первое место". Испуганно посмотрела на Геру, я принялась убеждать себя, что это просто сочувствие, и ничего больше. "Нет, это всего лишь сочувствие, без всяких последствий! Я часто и многих жалею. Вон соседка моя с третьего этажа, у неё ноги больные и ей тяжело в магазин ходить. Это делаю я, чтобы облегчить ей жизнь. Но ведь больше никаких чувств я к ней не испытываю... Хотя нет, плохое успокоение. Она пожилая женщина. Ммм, вот, вспомнила! Парень с нашей фирмы, программист. В детстве лишился ноги и носит протез. Я ему сочувствую от всей души и пытаюсь помогать, чем могу, но больше ведь внутри ничего не отзывается. Так и с Герой! Мне просто жаль, что у него такая ситуация в семье"...
   -Тебя что-то беспокоит? - спросил Гера, оторвав меня от размышлений.
   -Нет. С чего ты взял? - смущенно пробормотала я.
   -Просто у тебя такой странный взгляд, как будто ты впервые меня увидела, или скорее прозрела, что-то поняв, - ответил Гера.
   -Тебе показалось, - произнесла я и почувствовала, что лицо и уши моментально стали гореть.
   -Майя, чем дальше ты говоришь, тем меньше я верю, - добродушно сказал он. - Может, всё же скажешь правду?
   Я начала лихорадочно выискивать правдоподобную ложь, потому что свои настоящие мысли озвучивать не собиралась даже под страхом смертной казни. И меня озарило:
   -Ладно, скажу. А твой брат или дядя не могут догадаться, что ты их вычислил? После смены машины, я бы пять раз подумала, прежде чем снова подставлять тебя. Они могут просто затаиться, и ничего пока не предпринимать.
   -И такое может быть, - по-видимому, Гера и сам об этом думал. - Будь на их месте, я бы и сам встревожился, после смены машины, но я сказал, что она сломалась, и не говорил про то, что меня беспокоят частые нападения. Тут есть и другой вариант - тот, кто сливал информацию о нашем местоположение, надеется на то, что я умру, и никто ничего не узнает. Ведь Игра то на смерть, и никто особо не удивится, если я погибну.
   -И ты так спокойно об этом говоришь? - ошеломлённо спросила я. - Если у них выйдет задуманное, это сойдёт им с рук! Позвони Иви и расскажи о своих подозрениях!
   -Нет. Я хочу лично посмотреть в глаза тому, кто это делает, и сам с ним разобраться, - в голосе Геры прозвучали стальные нотки.
   -Гера, это глупо. А вдруг это твой дядя? Если у него всё получится с тобой, твой брат будет следующим. Ты потянешь за собой в могилу и его! Да и родители твои могут пострадать! Отбрось личные амбиции и думай не только о себе!
   -Майя, я очень постараюсь выжить! - ледяным тоном ответил он. - А потом устрою отдельную игру на выживание тому, кто захотел меня убрать чужими руками.
   Таким Геру я ещё не видела. Передо мной предстал настоящий злой, жестокий хищник - в глазах читалась холодная решимость, от голоса по спине побежали мурашки, а руки с такой силой сжали руль, что ещё секунда, и он бы раскрошился. "Такой ни перед чем не остановится, чтобы достичь своей цели. И уж если сказал, что выживет, то обязательно это сделает. Кто-бы не перешёл ему дорогу, он сделал это зря", - пронеслось в голове. "Точно, и это лишний раз говорит о том, что к тебе Гера относится ещё очень хорошо и терпеливо!" - вставило свои "пять копеек" подсознание. "Тьфу ты, опять!? Гера мне не нравится! Не нравится, и всё - закрываем эту тему!" - я стала злиться уже на саму себя.
   Приехав во второй домик, я сразу же пошла в спальню и легла в кровать. Говорить с Герой не хотелось совсем. Но заснуть сразу не удалось, и я крутилось с бока на бок, перечисляя все его недостатки и убеждая себя, по каким конкретно причинам он не должен мне нравиться. И постоянно повторяла, что даже если и капельку симпатизирую ему, то это пройдёт. "Просто сейчас он единственный с кем я общаюсь, и мы находимся в одинаковом положении дичи, которую гонят охотники, и нас это сплотило. Когда Игра закончится, и мы выживем (если выживем), наши дорожки разойдутся - я буду вспоминать его с ненавистью... Или (ладно, себе признаюсь) на худой конец, с благодарностью, за то, что выжила", - сказала я себе.
   -Майя, - ласково позвал меня Гера. - Тебя всё же беспокоит что-то ещё.
   -Беспокоит! Ненавижу тебя, - уныло ответила я. - И вообще, не надо со мной разговаривать, я хочу спать.
   Из темноты раздался смешок, и у меня от злости аж зубы свело. "Если он ещё и догадается, о чём я думаю, лучше сразу умереть, чем видеть его победоносный взгляд, и понимать, как он раздувается от самомнения. Нет, это точно "Стокгольмский синдром", и когда всё закончится, я выброшу его из головы".
   Утром настроение не улучшилось и, сидя в гостиной, я смотрела в панорамное окно на лес, окружающий дом. "Может вывести Геру из себя, чтобы он сделал какую-нибудь гадость, и тогда я сразу переключусь из состояния "нравится" в состояние "ненавижу и готова убить". Искоса рассматривая его, я прикидывала до чего бы придраться. Но ничего в голову не приходило. Гера опять что-то увлечённо просматривал в ноутбуке, не обращая внимания на моё плохое настроение.
   -Буквы знакомые ищешь? - иронично спросила я, пытаясь хоть как-то вывести его из себя.
   -Да, нашёл уже три, - улыбнувшись, ответил он и похлопал по дивану, приглашая меня присесть рядом. - Может, поможешь с остальными?
   -Ещё чего! Делать мне больше нечего, кроме как алфавиту учить неграмотных упырей, - ответила я, и опять отвернулась к окну.
   Не ответив, Гера улыбнулся и продолжил смотреть на монитор. "Вот гад! Он специально решил надо мной поиздеваться. Добренького из себя строит! Ну ладно, буду придираться к внешности, может это разозлит". Я стала придирчиво его рассматривать. "Нет, здесь облом. Он красив до приторности. Даже идеален, и прекрасно это знает. Поэтому, чтобы я не сказала, он не воспримет всерьёз. В чему-нибудь другому необходимо придраться". В этот момент Гера поднял руку и провел ей по волосам. "Вот!"
   -Слушай, а у вас волосы растут?
   -Конечно, растут, но очень медленно...
   -Тогда всё понятно. У тебя ужасная стрижка! - злорадно произнесла я. - Твоему мастеру ножницы в руки давать нельзя. Ты и так не красавец, а стрижка только всё усугубляет!
   Гера так широко и так искренне улыбнулся, что я сама не выдержала и улыбнулась в ответ. Он понял, что я хочу его достать и это его рассмешило, а я вдруг поняла, что веду себя, как пятилетний ребёнок и стало стыдно, и одновременно смешно.
   -Зато тебя ничего не портит, - сказал он. - Когда мы встретились, я бы сказал, что ты походила на колючий кактус, но сейчас понимаю, что был неправ. Ты скорее колючая роза, но больше всего тебе подойдёт быть нежной орхидеей.
   Хотелось сказать ему, что предпочитаю быть чем-то ядовитым и ужасным, но не могла вспомнить ни одного такого растения, кроме ядовитого плюща. А само название плюща подразумевало, что он должен что-то обвивать, и я знала, что Гера обязательно к этому прицепится.
   -Хватит там сидеть возле окна и дуться. Убирай свои колючки и посиди рядом со мной, - Гера опять похлопал по дивану.
   Вздохнув, я поднялась. "Ну, почему он не может вести себя, как раньше! И как такому обаянию сопротивляться? Никак. Ладно, заодно просмотрю, что он там в ноутбуке всё время просматривает", - тут же придумав себе оправдание, я направилась к нему. Подойдя к дивану, я села, но подальше от Геры, сразу определяя дистанцию. Но не тут-то было, он сам придвинулся ко мне и положил руку на спинку дивана. Я недовольно покосилась на это, а он только улыбнулся. "Ай! Да ладно. Пусть что хочет, то и делает. Только спать я с ним всё равно не буду!"
   Взглянув на экран ноутбука, я увидела какие-то графики с кучей кривых разноцветных линий.
   -Что ты делаешь? - спросила я, пытаясь хоть как-то разобраться.
   -Играю на бирже - покупаю и продаю акции.
   -Очень интересное занятие, - без энтузиазма в голосе произнесла я.
   -Есть, конечно, занятия и поинтересней, но ты не хочешь ими заниматься?! - Гера приподнял бровь.
   -Ты опять? - враждебно спросила я, и попыталась подняться.
   -Ты обещала, что не будешь провоцировать меня на конфликты, а сама два раза пыталась поругаться за это утро, поэтому я имею права два раза намекнуть тебе на секс, - Гера довольно улыбнулся, усаживая меня опять на диван.
   -Хм, ты прав, - я вздохнула, - Давай второй раз намекай и закроем эту тему.
   -Так не интересно, я сделаю это чуть позже, когда ты не будешь этого ожидать. За тобой так интересно наблюдать - ты такие рожицы корчишь, когда злишься, что обхохочешься.
   -Ну-ну! - и чтобы хоть как-то ему досадить, спросила: - Сколько денег уже потерял?
   -Нисколько, - весело ответил Гера. - А заработал около ста тысяч...
   -Монгольских тугриков? Маловато будет!
   -Господи, ты невыносима! - смеясь, произнёс он и, обняв меня за плечо, прижал к себе.
   -Попрошу без рук, - чопорно сказала я, и попыталась отодвинуться. - А то вы мне все колючки обломаете!
   -Я аккуратно, клянусь! - а потом серьёзно добавил: - Неужели так страшно просто посидеть рядом со мной?
   Вообще-то сидеть рядом было приятно, и я с большим удовольствием даже положила бы голову ему на плечо, но это могло повлечь последствия.
   -Не страшно, но ты опять напридумываешь себе чёрт знает что.
   -Майя, обещаю, что пальцем больше не притронусь, пока ты сама этого не захочешь, - твёрдо пообещал Гера.
   -А я этого не захочу! - сразу же ответила я.
   -Ты можешь хоть раз промолчать? - он опять начал смеяться. - Любишь ты убивать надежду!
   Я надула щеки, изображая полный рот воды, и моё согласие молчать. Гера, улыбаясь, покачал головой, и опять обняв меня, стал смотреть в ноутбук.
   -Вообще-то, чисто технически, ты только что нарушил своё обещание, - не выдержав произнесла я. - Я не давала согласия, а ты, обняв меня, притронулся не только пальцем!
   -Майя, ты знаешь, что я имел в виду совсем другие прикосновения! - Гера закатил глаза.
   -Ага! Зато теперь ты использовал свою вторую возможность намекнуть на секс! - самодовольно сказала я. - Всё, эта тема закрывается!
   -Ладно, признаю, здесь ты меня перехитрила, - он манерно вздохнул.
   -Я рада, что ты это признал!
   -Молчи! Иначе я найду другой способ закрыть тебе рот, - и изобразил поцелуй.
   -Хм, ты намекнул! Значит, я имею право ещё раз потрепать тебе нервы!
   -Могу перейти от намёков к активным действиям, - угрожающе сказал Гера.
   Притворившись, что испугалась, я сделала вид, что закрываю рот на замок, а ключ прячу в карман. Гера высокомерно за всем этим наблюдал, а потом сказал:
   -Молодец! Умная девочка!
   Услышав это, я открыла рот, чтобы сказать что-нибудь язвительное, а он мгновенно поднял брови, как бы ожидая моей реплики, и давая понять, что только этого и ждёт. Тут же закрыв рот, я посмотрела на него исподлобья. Он усмехнулся, и я опустила глаза, чтобы не видеть его лица и не ляпнуть чего-нибудь ещё.
   Оказалось, что сидеть в объятиях Геры очень даже приятно, если он не пытается меня задирать, или не ведёт себя самоуверенно. Я принялась наблюдать за его действиями, пытаясь разобраться в графиках, но так ничего и поняла. Поэтому решила просто закрыть глаза, положив ему голову на плечо, и в очередной раз поругать себя за отсутствие силы воли. "Всего час назад искала в нём в недостатки, а сейчас, пожалуйста, уже сижу в его объятиях и наслаждаюсь этим", - с недовольством подумала я. "Ну и что, ты же не в постель его тянешь!" - подсознание упорно искало оправдание моим поступкам. "Этому точно не бывать! Сейчас ещё теплится слабая надежда, что эта тяга быстро пройдёт, а если я сейчас займусь с Герой сексом... Нет, с моей стороны это будет не просто секс, а занятие любовью, вот тогда я точно окончательно превращусь во влюблённую дурочку, и когда он исчезнет из моей жизни, буду долго страдать. Тот секс основывался на страхе и панике, а сейчас это будет сознательно, поэтому нельзя допускать даже таких мыслей. Конечно, более правильно вообще пересесть подальше от него, и продолжить выискивать недостатки, но мне впервые за эти дни спокойно и хорошо, а это дорогого стоит, тем более, сейчас, когда на нас так всё навалилось". "Правильно! Наслаждайся моментом!" - прошептало подсознание, и я решила отбросить все сомнения, и больше не мучить себя. "Если выживу, у меня будет масса времени, чтобы пилить себя, а если не выживу, тогда тем более не за что волноваться".
   -Майя?! - Гера тихонько позвал меня.
   -Что? - лениво спросила я.
   -Я думал, ты спишь.
   -Думай над биржевыми котировками, а не обо мне. А то потеряешь сто тысяч своих монгольских тугриков.
   -Не потеряю, - со смешком ответил он. - А можно кое-что у тебя спросить?
   -Но только кое-что, - я полностью расслабилась в его объятиях, и говорить вообще не хотелось.
   -У тебя много любовников было?
   -А тебе зачем это знать? - я моментально напряглась.
   -Просто интересно. Я могу определить приблизительное количество любовников у женщины-вампира, и мне интересно, как это у вас, людей, определяется.
   Я испытала не просто унижение, а нечто большое, когда Гера лишний раз ткнул меня носом в то, что я просто подопытный кролик, и ничего больше. Особенно унизительно это выглядело на фоне моих последних мыслей.
   -Так сколько? Ведь немного? - он с интересом смотрел на меня.
   Здесь я не выдержала и взорвалась. Вскочив с дивана, я с ненавистью посмотрела на него, и прошипела:
   -Не твоё дело! Проводи свои эксперименты на других дурочках, и задавай им свои мерзкие вопросы!
   -Майя! Ты чего? - Гера с недоумением смотрел на меня.
   -Чего? Ты постоянно напоминаешь мне, как низко я упала, да ещё и намекаешь, что я в постели так себе!
   -У меня и в мыслях этого не было. Да, чувствуется, что опыта у тебя маловато, но это поправимо.
   -Заткнись!
   -И я не считаю, что ты низко упала. Это скорее я упал, - Гера сам начал злиться.
   -Ты упал?! Ты упал! Я тебе объясню, где я сейчас себя вижу! Представать - самое дно возможного позора, потом отмерь двадцать метров говна, и потом только лежу я, с убитой гордостью и раздавленным самоуважением, но я молчу об этом. А тебе мало этого - надо ещё и рассказать мне, что в пост....
   Не выдержав унижения и не договорив, я побежала в спальню. Слёзы начали литься ручьём по лицу, и хотелось умереть. "У этого ублюдка просто дар вытаскивать из рая и бросать сразу в ад!" Я укрылась с головой, чтобы заглушить свои всхлипы. "Боже, так мне и надо! Это наказание за моё поведение!"
   -Майя! - Гера присел на кровать, и потянул за одеяло. - Ты меня, наверное, не правильно поняла!
   -Пошёл вон! - я откинула одеяло, и закричала ему прямо в лицо. - Ненавижу тебя! Ненавижу! Уходи! Сгинь с моих глаз!
   Гера моментально поменялся в лице, потом скривился, и презрительно бросил:
   -Истеричка! Научить слушать окружающих, - а потом вышел из комнаты.
   Я плакала и ругала себя до тех пор, пока не разболелась голова, и сердце. Закутавшись в одеяло прямо в спортивном костюме, я провалилась в сон.
  
   -Майя! - над ухом раздался шёпот, а мой рот закрыли рукой. - Тихо! Не пугайся и не кричи. Охотник в доме.
   Сначала я ничего не поняла, а потом внутри всё похолодело, когда до меня дошёл смысл слов Геры. В следующее мгновение он уже поставил меня на ноги и подтолкнул в спину, прошептав:
   -Сиди в углу!
   В комнате стояла непроглядная тьма и, выставив руки, я стала осторожно двигаться в том направление, куда меня подтолкнул Гера. Добравшись до угла, я присела на корточки и затаила дыхание, прислушиваясь, но ничего не услышала. Прошла минута, две и казалось, что время тянется невыносимо медленно, а ничего не происходило. Это ещё больше нагоняло на меня страху и одновременно с этим давало надежду, что Гера ошибся. Ноги начали затекать, и я уже открыла рот, чтобы выразить надежду, что ему это показалось, как дверь в комнату вылетела с оглушительным треском, а потом завязалась драка. Закрыв себе рот рукой, чтобы не закричать, я принялась всматриваться в темноту. Но как ни силилась, ничего не видела, а только слышала звуки ударов, и треск ломающейся мебели, когда кто-то падал. От этого становилось ещё страшнее, потому что я не понимала, на чьей стороне перевес.
   Неожиданно, после одного из звуков падения, меня схватили за руку и потянули из угла, а в следующее мгновение, с другой стороны резко дернули в противоположном направлении, и я услышала, как в сантиметре от шеи щёлкнули чьи-то зубы. И тут до меня дошло, что я только что находилась в руках охотника, и если бы Гера вовремя меня не отдёрнул, то мне прокусили бы шею. От ужаса я не выдержала и закричала. Хуже всего было то, что в этой кромешной тьме я не понимала, кого мне бояться и от кого отбиваться.
   Меня отбросили к стене и, прижавшись к ней, я пыталась разглядеть хотя бы силуэты, чтобы понять, где Гера, а где охотник и не желая снова попасть в его руки. Но видела только неясные тени, не понимая, кто из них моё спасение, а кто - смерть. Паника всё больше охватывала меня, и становилось всё труднее дышать.
   "Спокойствие, только спокойствие! Думай, а не паникуй!" - прошептала интуиция. Я попыталась взять себя в руки. "Так, комната небольшая, и я практически всё время под рукой у охотника. Если он нанесёт Гере сильный удар, и тот замешкается хоть на пару секунд, я и пикнуть не успею, как окажусь на том свете. Значит, надо тихонько выползти из этой комнаты и попробовать спрятаться. Таким образом, я выиграю время в случаи заминки Геры, и не буду топтаться у него под ногами. Он сосредоточится полностью на охотнике, поняв, что я в безопасности". Принявшись оглядываться, я пыталась определить, где дверь. В этом помог льющийся из гостиной лунный свет и, увидев проём, я поползла к нему.
   Внезапно за спиной раздался жуткий треск, и от испуга я подскочила на ноги и побежала, пытаясь вспомнить расположение мебели в других комнатах, чтобы не наткнуться на неё.
   Но не успела пробежать и двух метров, как получила удар кулаком в живот. Мне угодили прямо в солнечное сплетение, и боль оказалась настолько сильная, что на глазах выступили слёзы. Охнув, я начала оседать на пол, пытаясь вздохнуть. Однако упасть на пол мне не дали. Уже через пару секунд меня подхватили подмышки, и я повисла в воздухе. "Охотник!" - поняла я и стала ногами брыкаться и пинаться, а потом, сжав кулак, отвела правую руку назад и нанесла удар в слепую, вложив в него всю злость и страх. Что-то неприятно хрустнуло, но меня не отпустили, а только сильно встряхнули.
   Я уже чувствовала дыхания охотника возле шеи, когда над ухом раздался свист воздуха, потом звук удара, а затем убийца пошатнулся, и я поняла, что Гера из-за моей спины нанёс удар противнику в голову. "Я между молотом и наковальней. И сейчас настанет мой конец", - отстранённо подумала я. Но в следующий момент хватка охотника ослабла, а потом меня схватили за ворот спортивного костюма и отбросили. Я почувствовала, что лечу по воздуху, спиной вперёд, а затем ударилась обо что-то затылком. Перед глазами сначала появились разноцветные круги, следом пришла боль и я провалилась в черноту...
   -Майя! Ну, пожалуйста, открой глаза. Девочка моя, не пугай так, - откуда-то издалека раздавался взволнованный голос Геры.
   Я попробовала открыть глаза, плохо соображая, где я и что происходит. Яркий свет ослепил меня, и моментально закрыв глаза, я застонала. В голове стоял гул, и я никак не могла сосредоточиться.
   -Наконец-то! - Гера с облегчением вздохнул. - Ты больше двадцати минут лежала без сознания, и я уже начал думать самое плохое.
   "Гера как обычно боится проиграть, и сейчас, наверное, испугался, что я умру". Вздохнув, я приоткрыла глаза.
   -Не волнуйся, меня не так легко убить, - прошептала я. - Я постараюсь выжить и сейчас. Не проиграешь ты свою дурацкую Игру, - с отвращением закончила я.
   -Да при чём здесь уже Игра! - он приподнял меня и прижал к себе.
   Всё тело тут же отозвалось болью, а голова разболелась ещё больше и я застонала.
   -Отпусти, мне больно, - тяжело дыша, промямлила я.
   Аккуратно положив меня, Гера извиняющимся тоном сказал:
   -Прости, когда отбрасывал тебя, то не рассчитал силу, поэтому ты отлетела далеко, и по видимому ударилась головой о стену, после чего потеряла сознание, - он стал ощупывать мне голову. - У тебя здесь шишка. Голова кружится, тошнит? Скажи, где болит? - он всматривался мне в лицо.
   -Везде, - ответила я.
   Я на самом деле не могла понять, где болит больше всего. Голова кружилась, в области затылка ощущалась ноющая боль, живот болел не меньше, и вообще любое движение доставляло неприятные ощущения.
   -Я должен тебя осмотреть, - Гера принялся расстёгивать кофту спортивного костюма. - Кошмар, - прошептал он, проводя рукой по животу.
   -Что там? - я попыталась приподняться и посмотреть, и тут же опять легла, сморщившись от боли.
   -Огромный синяк. По крайней мере, я надеюсь, что это только синяк, - он опять провел пальцами по животу, а потом стал стягивать с меня штаны. Я тут же ухватилась за них и зло посмотрела на Геру. - Майя, перестань, пожалуйста! Я должен тебя осмотреть! Представь, что я врач.
   -Ага, тогда ты или коновал, или патологоанатом. До сих пор свежи воспоминания, как ты лечил меня после укуса первого охотника, - пробубнила я, но руки всё же убрала.
   Гера осторожно снял с меня спортивные штаны, и повернул на бок. Перед глазами от этого движения всё поплыло и я, перевернувшись на живот, закрыла глаза. Он тем временем стал водить рукой по спине.
   -Здесь болит? - я ощутила лёгкий нажим в области рёбер.
   -Не сильно.
   -Похоже, переломов нет, только синяки, - и принялся ощупывать ноги. - Здесь что-нибудь болит?
   -Нет.
   Он опять бережно перевернул меня на спину, и положил руку на живот.
   -Судя по всему, волноваться стоит только о травме живота. Не знаю, что вы люди чувствуете от ударов, поэтому не понимаю, насколько опасны вот такие гематомы, - с сожалением сказал он. - Майя, есть какие-нибудь особо болезненные симптомы?
   -Не знаю, просто больно, - я подняла правую руку, чтобы самой ощупать живот.
   Но Гера перехватил её, и стал осматривать, а потом наклонился и поцеловал. Я растерялась, а потом почувствовала, как он проводит языком по костяшкам пальцев, и тут же испуганно отдёрнула руку. Гера перевёл взгляд на меня и сглотнул слюну. Вот тут я реально испугалась, увидев его затуманенный взгляд, и поняла, почему он начал целовать руку. Когда я ударила охотника, то разбила себе костяшки пальцем и на них запеклась моя кровь.
   Внутри всё сжалось, и я боялась пошевелиться, понимая, что Гера попробовал кровь, и в любой момент может наброситься на меня, чтобы утолить голод. В подтверждение моих мыслей, он начал медленно наклоняться, и я жалобно прошептала:
   -Гера, пожалуйста, не надо.
   Он застыл на мгновение, а потом продолжил наклоняться. Зажмурив глаза и отвернувшись, я морально приготовилась к тому, что меня сейчас укусят. "А может, мне вообще конец пришёл? Гера давно не питался, и как у него с контролем жажды, я понятия не имею", - со страхом подумала я. Но вместо укуса, мою голову повернули, и я почувствовала легкое прикосновение к своим губам, а потом услышала шёпот над ухом:
   -Я уже не смогу причинить тебе боль.
   Лежа, я боялась открыть глаза, и поверить в то, что никто не собирается меня кусать. Гера отстранился, а потом положил мне обе руки на талию, слегка её сжав, а потом начал нежно гладить тело. По нему тут же прокатилась волна дрожи, и я затаила дыхание от приятных ощущений. Боль отступала, и голова уже начала кружиться совсем не от неё.
   "Замечательно! Давай, поддайся в очередной раз его обаянию! А потом опять отвечай на вопросы о количестве любовников!" - пронеслось в голове, и я моментально открыла глаза. Перехватила руки Геры, я решительно произнесла:
   -Не надо.
   Гера долго всматривался в моё лицо, потом перевёл взгляд на живот и, наклонившись, поцеловал его, а затем встал с кровати и вышел из комнаты, ни проронив и слова.
   Не двигаясь, я лежала и не знала, что делать и как понимать происходящее. Гера иногда вёл себя так, как будто я ему тоже нравлюсь, и я не просто дичь, которую надо охранять, чтобы выиграть. Но как только я позволяла себе в это верить, он менялся и начинал вести себя, как самовлюблённая сволочь, для которой я просто глупое, низшее существо, которое он вынужден терпеть рядом с собой. Или же, чувствовала себя зверюшкой, повадки которой с интересом изучает учёный, применяя то метод кнута, то метод пряника.
   Я окончательно запуталась, не понимая его, да и себя тоже. Иногда он мне нравился, иногда пугал, а иногда я готова была убить его собственными руками. "Нет, надо быстрее заканчивать эту Игру. Осталось два охотника, главное продержаться. И ни в коем случаи больше не поддаваться на уловки Геры. Пусть свои пряники он держит при себе, а кнут я как-нибудь переживу", - решила я.
   Попробовав сесть, я еле сдержала стон - ощущения были болезненными. Взглянув на свой живот, я поморщилась. Синяк получился знатный, и мне, наверное, ещё повезло, что я когда-то занималась спортом, и сумела до сих пор сохранить форму. Накаченный пресс уберёг меня от более страшных последствий.
   Поднявшись, я только сейчас оглянулась вокруг и ужаснулась. Комнату было не узнать - половину мебели разбили в щетки. Кое-как надев на себя спортивный костюм, я вышла в гостиную. Там картина оказалась не лучше, а посередине, на ковре красовалось кровавое пятно. Я отвернулась от него, понимая что, скорее всего именно здесь охотник распрощался со своей жизнью.
   -Майя, понимаю, что тебе сейчас надо лежать, - Гера появился в комнате. - Но нам лучше уехать отсюда. Думаю, Евсей не только этому охотнику сказал, что мы здесь. Ты выдержись переезд?
   -Да, конечно, - ответила я. - А что делать с разгромом дома? - я оглянулась вокруг. - Хозяева дома могут поднять шум, особенно увидев это, - я указала на кровь на ковре.
   -Дом сгорит, а хозяева получат от меня хорошую компенсацию. За это не волнуйся, - сказал Гера, подходя ко мне, и беря под локоть. - Сядь пока и посиди, я быстро заберу сумки, и мы выедем.
   Гера усадил меня в уцелевшее кресло и, выходя из гостиной сказал:
   -Я сейчас, если что - кричи.
   Через две минуты Гера уже появился с сумками и, подойдя, помог мне поднять с кресла. Выйдя на улицу, он открыл заднюю дверь машины и, осторожно усадив меня, произнёс:
   -Я быстро.
   Захлопнув дверь, он открыл багажник и, забросил туда наши сумки. А потом, закрыв его, заблокировал центральный замок. С трудом повернувшись, я стала следить за Герой. Он скрылся в доме, а снова проявившись, сел в машину и сказал:
   -Всё! Уезжаем отсюда, - и мы тронулись.
   Когда мы отъехали метров на триста, я бросила последний взгляд на дом и увидела, что из него повалили чёрные клубы дыма.
   -Куда мы теперь? - спросила я.
   -Видно будет. И кстати, тебя это должно обрадовать - охотник остался один. Второго охотника убил тот, который на нас напал сегодня, - произнёс Гера.
   -Честно? - я боялась поверить в такое счастье. - Ты уверен?
   -Да, - Гера полез в карман джинсов и вытащив что-то оттуда, протянув мне. - У нас есть уже пять амулетов. Остался один.
   Я принялась рассматривать то, что он вложил в мою руку, и увидела пять небольших медальонов с буквой "О". Точно такой же, какой я видела на шее Геры. " Хотя нет, у него, по-моему, там другая буква".
   -Что это? - поинтересовалась я.
   -Такие амулеты получают все участники Игры. У охотников изображена буква "О", у защитников буква "З". В конце Игры охотник, претендующий на победу, должен предъявить Комитету амулет с буквой "З", и желательно, как можно больше амулетов с буквой "О", но второе не столь важно. А вот защитник обязан предъявить шесть амулетов с буквой "О" и живого человека. Так что, нам осталось выжить, забрать ещё один амулет и наша Игра окончится.
   "Окончена... Всего один...", - я даже не знала, что сказать на радостях, и с глупой улыбкой смотрела на Геру.
   -Думаю, тебе надо лежать, Майя. Так что принимай горизонтальное положение и укрывайся пледом, - Гера, бросив на меня взгляд, улыбнулся.
   -Хорошо, - послушно сказала я, ложась.
   Внутри всё ликовало, из-за того, что остался только один охотник. Но моё ликование мгновенно омрачилось, когда я, на радостях резко повернувшись, испытала боль. "А завтра будет хуже, когда проснёшься!" Это точно.
  
  
  
   Конец игры.
  
  
   Я закрыла глаза, хотя понимала, что вряд ли засну после пережитого, поэтому решила просто расслабиться. Но и это у меня не вышло. Мы ехали по грунтовой дороге, и машина периодически подпрыгивала, отчего я испытывала болевые ощущения. На одной из кочек машина в очередной раз подпрыгнула и, не выдержав, я застонала.
   -Майя, родная, потерпи. Через пятнадцать минус выедем на хорошую дорогу. Я и так стараюсь ехать медленнее, чтобы не беспокоить тебя, - Гера повернулся и виновато посмотрел на меня.
   -Не обращай внимания, - попросила я, стиснув зубы.
   Гера ещё больше сбавил скорость, а я осторожно повернулась на бок, и уткнулась лбом в спинку сиденья.
   -Что за чёрт? - спустя десять минут раздался удивлённый голос Геры, а потом он закричал: - Майя! Держись!
   Вслед за этим раздался скрежет металла, и меня сначала вжало в сиденье, а потом я упала на пол машины, больно ударившись спиной. Мотор машины заревел, как будто чему-то сопротивляясь, потом мы резко дёрнулись вперёд, а потом опять последовал удар, и меня зажало между передними и задними сиденьями.
   -Ну, всё! Достали! - зло прорычал Гера, а затем я услышала глухие удары и треск.
   -Что происходит? - испуганно спросила я, пытаясь подняться и ничего не понимания.
   Но мне никто не ответил, а я с ужасом осознала, что не могу самостоятельно пошевелиться. Мне зажало плечи, и я оказалась в капкане. "За что мне всё это? И когда это закончится?" Я стала пытаться выбраться, но ничего не получалось. От второго удара передние сиденья сорвало с креплений и заклинило, и сколько я билась, у меня не получалось высвободиться.
   "Блин, сама найду братца Геры и устрою ему головомойку! Ведь это, скорее всего, последний охотник пришёл за нами по наводке Евсея". Охватившая меня злость придала силы, и даже боль в животе и голове отошла на второй план. С удвоенной силой я пыталась выбраться из своей ловушки.
   Внезапно где-то рядом раздался звук бьющегося стекла, и я оцепенела. "Ты зажата, и сопротивляться не можешь. Гера уже боролся сегодня с одним охотником, и неизвестно хватит ли у него сил победить второго, ведь он голоден, и давно не спал. А этот охотник точно полон сил для схватки", - подсознание услужливо пугало меня ещё больше. "Если охотник победит Геру, я даже сделать ничего не смогу, потому что лежу здесь, как кукла и только хлопаю глазами". И как только я это подумала, заднюю дверь машины просто вырвали, и над моим ухом раздалось утробное рычание.
   "Вот и всё. Конец", - я закрыла глаза, приготовившись к боли, и вдруг мне стало плевать на происходящее. На сердце опустилось абсолютное спокойствие, и я устало подумала: "Ну и хорошо. Надоело уже бегать и прятаться. Больно будет не долго, а потом я умру". Я задрала голову пытаясь рассмотреть охотника и спокойно сказала:
   -Поздравляю с победой и приятного аппетита.
   -Что? - над ухом раздался удивлённый голос.
   -Что проблемы со слухом? - иронично спросила я. - Приятного аппетита.
   -Хм! Так не пойдёт! Я люблю, когда дичь кричит от страха, - презрительно ответил охотник.
   -Извини, но я уже сегодня накричалась, - равнодушно произнесла я. - Так что обойдёшься.
   -Не обойдусь, - в голосе охотника звучала злость.
   В следующий момент раздался скрежет металла, и я почувствовала, что меня освободили, а затем выволокли из машины и поставили на ноги.
   -Давай, беги!
   -Как вы меня все уже достали, - апатично сказала я, садясь на землю. - Хочешь бегать - бегай, а я здесь посижу и подожду.
   Охотник окончательно растерялся и несколько секунд с недоумением смотрел на меня. А потом оскалился и, зарычав, стал наклоняться ко мне. Вздохнув, я посмотрела ему последний раз в глаза и подставила шею для укуса, желая, чтобы это кошмар с Игрой закончился наконец-то раз и навсегда.
   -Ты побежишь, сука? - с яростью спросил охотник, остановившись в нескольких сантиметрах от моей шеи.
   -Она не сука, - раздался злой голос Геры из-за спины охотника.
   А затем охотник исчез, но мне уже было глубоко плевать на это и облегчения не последовало.
   Смотреть на происходящее не хотелось, поэтому я поднялась и пошла, не разбирая дороги. Дойдя до какого-то дерева, я села и прислонившись к нему спиной, закрыла глаза. В голове было пусто, и я просто ждала или Геру, или охотника. Было безразлично кто за мной придёт.
   -Майя?! Ты где? - через какое-то время раздался голос Геры.
   "Значит, жить буду", - равнодушно подумала я, не испытывая ни радости, ни облегчения.
   -Здесь, - ответила я и открыла глаза, ища его глазами.
   Гера подбежал ко мне и, подняв на ноги, стал крутить во все стороны, осматривая.
   -Ты не ранена? - тревожно поинтересовался он.
   -Нет.
   -Прости, что задержался и подверг тебя опасности, но охотник вырубил меня, - он прижал меня к себе.
   -Бывает, - пробубнила я ему в плечо.
   Гера отстранился и, посмотрев мне в глаза, спросил:
   -Майя, что с тобой?
   -Ничего. Всё нормально, - ответила я и, отойдя от него, опять села на землю.
   Хотелось просто сидеть и, глядя в темноту больше ни о чём не думать и ничего не видеть. Подойдя и присев передо мной на корточки, Гера заглянул мне в глаза, а потом сел рядом и, пересадив к себе на колени, прижал к себе и стал шептать:
   -Всё уже закончилось, мы победили и больше нам никто не угрожает. Тебе больше нечего бояться.
   Я молчала, потому что сил не осталось даже на то, чтобы говорить. Закрыв глаза, я просто прижалась к Гере. Он тоже замолчал, став укачивать меня, как маленького ребёнка и гладить по спине.
   -Нам необходимо как можно быстрее уехать отсюда, - спустя какое-то время виновато сказал он. - Здесь недалеко дачный посёлок и оттуда могут заметить горящий дом.
   -Как скажешь, - ответила я, хотя двигаться совсем не хотелось.
   -Только вот есть одна проблема, - Гера вздохнул. - Наша машина разбита и будет привлекать к себе излишнее внимание. Машина охотника тоже не в лучшем виде.
   -Надо идти пешком, - бессильно подытожила я.
   -Есть два варианта. Действительно пройтись пешком до дачного посёлка, и там я угоню машину, или ты подождёшь меня здесь, и тогда я сделаю это намного быстрее.
   -Я подожду здесь.
   -Не испугаешься, одна, ночью в лесу? - заботливо спросил он.
   -Вряд ли меня теперь вообще что-нибудь испугает, после увиденного за последние две недели, - с пренебрежительным смешком ответила я.
   -Точно, - Гера рассмеялся. - Тогда побудь здесь, я сейчас, - он поднялся, и поставил меня на ноги.
   Когда он скрылся в темноте, я снова села на землю, и закрыла глаза. В голове до сих пор не укладывалось, что все охотники мертвы и Игра закончена.
   -Майя, не сиди на земле, - Гера опять появился рядом со мной спустя десять минут. - Пройтись всё же придётся, - он подхватил меня под руку и поднял. - Надо отойти от этого места.
   -Надо, значит отойдём, - апатично согласилась я.
   Гера взял меня за руку и повёл в лес. Я побрела за ним, периодически спотыкаясь и чуть не падая, но он не давал мне этого сделать.
   Вдалеке раздался взрыв, а потом лес осветила яркая вспышка.
   -Что это? - вяло спросила я.
   -Наша машина взорвалась, - пояснил Гера. - Не хочу, чтобы у тебя возникли проблемы. Сгоревший дом и так вызовет подозрения, а если ещё найдут и две разбитые машины, могут начать серьёзное расследование. Нам-то это ничем не угрожает, а вот если в одной из машин найдут твои отпечатки, могут потребовать объяснений, поэтому я сжёг и нашу машину.
   -Спасибо, - измученно ответила я, испытывая благодарность к Гере за то, что он заботится обо мне.
   -Пожалуйста. А теперь посиди здесь, - он поставил сумки на землю, и усадил меня на одну из них. - Если увидишь пожарных, или ещё кого-то, постарайся не попадаться им на глаза. Хорошо?
   -Хорошо, - я села и устало привалилась спиной к дереву.
   -Я постараюсь побыстрее, - и Гера исчез.
   Полностью утратив счёт времени, я просто сидела, пытаясь убедить себя, что опасность миновала и теперь мне действительно больше нечего бояться, и всё закончено. В один из моментов моё внимание привлекли какие-то проблески в лесу и сирена пожарной машины. Но почти сразу я утратила к этому интерес и, закрыв глаза, зажала уши, чтобы ничего не видеть и не слышать.
   До моей руки дотронулись и я, открыв глаза, увидела Геру.
   -Надо уезжать как можно быстрее. Идти сможешь?
   -Да, - я поднялась.
   Гера внимательно посмотрел на меня, взял сумки с земли и повесил их себе на плечо, а потом подхватил меня на руки и побежал.
   -Я сама, - жалобно сказала я, уцепившись ему за шею руками.
   -Конечно сама, только чуть позже, - ответил он на бегу, и только сильнее прижал меня к себе.
   Когда он остановился, мы уже находились на какой-то просёлочной дороге, рядом с детищем советского автопрома, повидавшего на своём веку немало. "Этой машине, наверное, больше лет, чем мне", - подумала я, но была рада и этому.
   Поставив меня на землю, Гера открыл переднюю дверь и усадил меня на сиденье. Затем забросил наши сумки на заднее сиденье и, заняв водительское место, завёл двигатель.
   -Через час будем уже в Екатеринбурге, - сказал он. - Там придём в себя и приведём себя в порядок.
   -В Екатеринбурге? - мне стало смешно, ведь вампиры из моей книги жили тоже в этом городе. - Только не говори, что вы живёте именно там!
   -Нет, Майя, - Гера тоже, по-видимому, вспомнил мою книгу. - У нас всё банальнее, мы живём в Москве. Просто Екатеринбург ближайший большой город, откуда можно улететь в Москву, и где мы можем отдохнуть с комфортом. Хотя ситуация действительно смешная получается, - он усмехнулся.
   Но мне уже не хотелось смеяться и, отвернувшись, я стала смотреть в окно невидящим взглядом. В голове по-прежнему была пустота, и я застыла, не состоянии пошевелиться.
   Когда мы въехали в город, уже начало светать. Бросив машину на окраине, Гера поймал такси и попросил отвезти нас в лучший отель города. Добрались мы туда быстро, потому что город ещё не проснулся, и дороги были пусты. В гостинице, пока он заполнял бланки на ресепшене и рассчитывался, я сидела в кресле и безразлично рассматривала холл.
   Получив ключи от люкса, мы поднялись в номер. Как только переступили порог, Гера бросил сумки в угол и, взяв меня за руку, подвёл к креслу. Сев в него, он усадил меня к себе на колени, и ласково спросил:
   -Майя, что с тобой? Ты меня пугаешь. Ведь ты должна радоваться, что всё закончено, а ты... - он провел пальцами по щеке и посмотрел мне в глаза.
   -Я радуюсь, - ответила я. - Просто устала, - и, вздохнув, поднялась на ноги. - Пойду в душ.
   -Хорошо, - ответил он, следя за мной взглядом.
   Зайдя в ванную комнату, я разделась и, включив воду, села под струи воды, обхватив колени руками, и замерла. Я и сама не понимала, что со мной происходит. Действительно ведь должна была радоваться, но не чувствовала этого. Наоборот, внутри ощущалась пустота и холод.
   "Холод...". Меня начало знобить и, повернувшись, я сделала воду горячее, но это не помогло, и меня ещё сильнее стало трясти. Я добавила ещё горячей воды, и ощутила, как кожу начинает обжигать кипяток, но внутри по-прежнему ощущалась леденящая душу стужа. "Я больше никогда в жизни не согреюсь, и внутри всегда будет жить эта пустота. Никогда моя жизнь уже не станет прежней, после всего того, что я видела и пережила, - бессильно подумала я, опуская голову на колени.
   -Майя! Ты с ума сошла! Ты вся красная! - Гера вытащил меня из душевой кабины, и начал трясти. - Что ты творишь?
   -Отпусти меня! Пожалуйста, я так больше не могу, - на глаза стали наворачиваться слезы. - Я устала, и хочу покоя.
   -Родная моя, ну что с тобой такое, я не понимаю? - Гера прижал меня к себе. - Ты не сдавалась всю Игру - была сильной и смелой, а сейчас, когда всё закончилось, расклеилась. Ведь должно быть наоборот!
   -Я больше так не могу, - бессильно, сквозь слёзы, повторила я. - Не могу... Я хочу свою прежнею, тихую, скучную жизнь, а её больше не будет... Не вынесу я всего этого... Не могу...
   Гера отстранился и посмотрел на меня, а потом подхватил на руки и отнёс в комнату. Положив на кровать, он лёг рядом и сжал меня в объятиях.
   -Всё уже закончилось, - ласково произнёс он и принялся гладить меня по голове. - Ты вернёшься домой, и всё забудется. Вот увидишь.
   Закрыв глаза и, уткнувшись ему в плечо, я стала плакать, прекрасно понимая, что ничего не забуду.
   -Майя... Не рви мне сердце... Я и так уж не знаю, как жить дальше... - с отчаянием пробормотал Гера, а потом положил меня на спину и, наклонившись, поцеловал в губы.
   Поцелуй был очень нежным и в то же время очень настойчивым, не давая мне и шанса на сопротивление. Да и сопротивляться не хотелось. Прохладные пальцы коснулись шеи, потом переместились ниже, и я забыла про все свои беды, страхи, и ужасы последних дней. Гера провёл рукой по груди, слегка сжав её, потом по животу, и опустившись ниже, провёл по бедру, сильнее прижимая меня к себе. Я почувствовала, как внутри разливается тепло, прогоняя леденящий холод, и сама прижалась к нему. Хотелось полностью раствориться в нём, почувствовать его в себе и испытать радость близости с ним.
   -Девочка моя, - нежно прошептал Гера. - Как я же я скучал по тебе....
   Слова казались лишними и, обхватив шею руками, я притянула его к себе. Жадно целуя, я наслаждалась каждой секундой, а Гера опять принялся водить рукой по телу. Когда его пальцы скользнули между ног, я застонала и почувствовала, как меня накрывает волна желания. Хотелось прикоснуться руками к его голой коже, ощутить её прохладу, скрытую под ней силу и упиваться властью над этим хищником, которую я без сомнения имела. Поэтому я потянулась к пуговицам рубашки и принялась нетерпеливо их расстёгивать.
   Прерывисто вздохнув, Гера отстранился и посмотрел на меня, а потом поднялся и быстро разделся. Сбросив с себя одежду, он лёг рядом, и опять стал нежно целовать меня сначала в губы, потом в шею, постепенно опускаясь всё ниже и ниже....
  
   Гера спал, а я оперевшись на локоть, рассматривала его. Я понимала, что больше никогда не увижу его, и испытывала боль от этого. Хотелось запомнить каждую чёрточку его лица, каждую, даже самую мелкую деталь. Во сне с его лица исчезло выражение лёгкой усталости от жизни, и оно казалось мальчишеским.
   Осторожно проведя пальцем по бровям, потом по щеке, я обвела контур его губ и, наклонившись, легонько поцеловала, испытывая щемящее чувство нежности. Что-то неразборчиво пробормотав во сне, Гера прижал меня к себе и я чуть не расплакалась. Устроившись рядом, я обняла его за талию и, прижавшись, закрыла глаза.
   Я влюбилась, и не видела больше смысла отрицать это. Несмотря на то, что я знала, что Гера вампир, и что он убивает людей, считает нас недалёкими существами, и относится к нам пренебрежительно, я любила его. Но одновременно с этим понимала, что будущего у нас нет. И я последний раз нахожусь так близко к нему. От этого становилось только больнее, и я попыталась выкинуть эти мысли из головы и просто наслаждаться последними секундами счастья. Незаметно меня сморил сон.
   -Майя?! - Гера дышал чуть ли в ухо, и мне стало щекотно. - Проснись, спящая красавица. Через три часа у нас самолёт, - Гера опять стал водить рукой по моему телу.
   Открыв глаза, я посмотрела в его смеющееся лицо. Он пребывал в приподнятом настроении, а я в очередной раз испытала боль, понимая, что расставание уже близко. Но заставила себя улыбнуться и бодро сказала:
   -Буду готова через тридцать минут, - и, поднявшись, пошла в ванную комнату.
   Став под душ, я начала повторять: "Только не расклеивайся, и не показывай, что тебе больно, иначе он начнёт тебя жалеть. А тебе нужна не жалость, а любовь. Потом, дома, у тебя будет не один месяц, чтобы плакать и биться в истерике, вспоминая его".
   Когда я вышла из душа, Гера с кем-то разговаривал по телефону. Увидев меня, он весело сказал в трубку:
   -Ладно, остальное вечером! - и отключился.
   Его лицо сияло от радости, а я ощутила укол ревности. "Наверное, разговаривал с Иви". Но я тут же постаралась отогнать от себя эту мысль, и через силу улыбнулась.
   -Представители Комитета уже направляются в Москву, чтобы засвидетельствовать победу, - Гера ослепительно улыбнулся. - Такого ещё в истории Игр не случалось!
   -А как ты поступишь со своим братом? - спросила я.
   -Сначала поблагодарю за то, что он помог мне установить новый рекорд. А потом... - он осёкся. - Ну, это не важно, - продолжил он и, подойдя ко мне, обнял и оторвал от пола. - Майя! Мы войдём с тобой в историю Игр навсегда! Неужели ты не рада? - и наклонившись, поцеловал меня в шею.
   -Рада! - воодушевлённо произнесла я, хотя предпочла бы не участвовать в этих Играх вообще.
   Высвободившись из его рук, я пошла в комнату и, достав джинсы и свитер, принялась одеваться. Гера став в дверном проёме и, наклонив голову набок, наблюдал за мной.
   -Надо тебя переодеть, - сказал он. - Думаю, в вечернем платье ты будешь смотреться великолепно.
   -Мне казалось, что представителям Комитета важно, чтобы я была жива, и им будет совершенно наплевать, как я одета.
   -Им - да. А мне - нет, - ответил Гера. - Когда приедем в Москву, я узнаю у Иви, где она себе покупает одежду, и свожу тебя в этот магазин.
   -Спасибо, Гера, но не надо, - ответила я, испытав ещё один укол ревности.
   -Надо!
   -Видно будет, - сказала я, и чтобы как-то прекратить разговор на эту тему, спросила: - А поесть я успею?
   -Конечно!
   -Хорошо. Тогда сейчас расчешу волосы, и можно выдвигаться, - я улыбнулась Гере, а на сердце с каждой минутой всё больше и больше надвигалась чёрная туча тоски. Он находился ещё рядом со мной, а я уже скучала по нему.
   Когда самолёт уже подлетал к Москве, и стюардесса попросила пристегнуть ремни, я спросила у Геры:
   -А как всё будет происходить? И мне надо что-нибудь делать или говорить?
   -Нет, от тебя уже ничего не требуется. Представители Комитета убедятся, что это именно ты, и всё. Говорить они с тобой не станут. Не бойся, уже сегодня вечером ты вылетишь домой.
   -Хорошо, - ответила я, пытаясь не расплакаться от понимания того, что скоро расстанусь с Герой.
   Но настоящую боль я испытала, когда мы приземлились в аэропорту Москвы. Как только мы вышли из терминала, к Гере грациозной походкой подошла сногсшибательная блондинка, и гортанно пропела:
   -Мой тигр, я так скучала по тебе! - а потом впилась в его губы поцелуем.
   Мне захотелось упасть на пол и прямо сейчас начать биться в истерике, или вцепиться блондинке в волосы и познакомить её лицо с какой-нибудь бетонной стеной. Но вместо этого я одела маску безразличия, усиленно делая вид, что меня это нисколько не смущает.
   Гера быстро ответил на поцелуй и, отстранившись, сказал:
   -Иви, не ожидал, что ты приедешь встречать меня. Ты же терпеть не можешь толпы людей.
   -Зная это, ты тем более должен ценить мой приезд сюда, - томно ответила она.
   -Кстати, познакомься, - Гера указал на меня, - Это Майя.
   Девушка бросила на меня презрительный взгляд, и сразу же отвернулась, ничего не сказав.
   -Поехали быстрее домой, - проворковала она, обращаясь к Гере.
   -Поехали, - согласился он. - Надеюсь, как мы договорились, ты никому не говорила о моём возвращении?
   -Нет.
   -А представители Комитета?
   -Я лично позвонила Мариушу. Может, наконец, объяснишь для чего вся эта конспирация?
   -Позже.
   Гера взял меня за руку, и повёл к выходу. Иви шла с другой стороны, держа его под локоть.
   Идя рядом с Герой, я видела, какие взгляды мужчины бросают на Иви, и мне с каждой минутой становилось всё хуже. Я готовила себя к тому, что рядом с ней буду выглядеть, как воробей рядом с павлином, но сейчас понимала, что даже на воробья не тяну. "Я, скорее жалкая бесхребетная амёба. А она совершенство. Ну почему вампиры такие красивые? Это нечестно". Внутри творилось страшное - сердце обливалось кровью и мне казалось, что оно сейчас разорвётся от боли и ревности.
   Возле входа нас ждал лимузин. Гера сел на заднее сиденье, Иви тут же села к нему на колени, а я устроилась на одно из боковых сидений и отвернулась, чтобы не видеть, как она целует Геру, а он отвечает ей тем же. "А всего несколько часов назад, он точно также отвечал на твои поцелуи", - услужливо напомнила подсознание, и меня бросило в жар от воспоминаний, и стыда.
   -Иви, не сейчас, - раздался голос Геры.
   -Ты что, не соскучился по мне? - жеманно спросила она.
   -Соскучился, конечно. Но не сейчас, - твёрдо ответил он.
   -Ты что стесняешься её? - презрительно спросила Иви, и мои щёки запылали огнём. - С каких это пор тебя стало интересовать мнение жалких людишек?
   -Иви! Не сейчас! - отрезал Гера, и я увидела краем глаза, как он пересаживает её со своих коленей на сиденье.
   Я испытала безмерное чувство благодарности к Гере за то, что он пожалел меня и не стал продолжать дальше целоваться с Иви.
   Некоторое время в машине висела гнетущая тишина и, не выдержав, я бросила взгляд на заднее сиденье. Гера отстранённо смотрел в окно, а вот Иви прищурившись, рассматривала меня. Мне стало нехорошо от её взгляда, но гордость не позволяла испуганно отвести взгляд, и я тоже прищурившись, начала сверлить её взглядом.
   -Гера, а она вкусно пахнет, - Иви первой отвела взгляд, обратившись к Гере. - Четвёртая группа крови такая редкость. Надеюсь, после того, как Комитет засвидетельствует твою победу, мы устроим праздничный ужин? - а потом, повернувшись ко мне, слащаво пропела: - Ты же не против?
   Меня затопила волна ярости. Я только открыла рот, чтобы сказать, что она обломает об меня свои зубки, а если не обломает, то я ей очень поспособствую в этом, и вряд ли она сможет переварить мою кровь, но Гера меня опередил:
   -Нет, Иви. У нас будет другое праздничное блюдо. Майя поедет домой.
   -Почему? Я хочу её! - вызывающе сказала она.
   -Потому что Майя помогла мне выиграть эту Игру, и даже один раз спасла жизнь, - резко ответил Гера. - Так что попридержи себя в руках, ясно? Она едет домой. Всё! Тема закрыта, - отрезал он.
   Хотелось бросить на Иви победный взгляд, но интуиция подсказывала, что не стоит наживать врага в её лице, поэтому я стала отстранённо смотреть в окно, в душе радуясь, что Гера вступился за меня.
   -Как скажешь, тигрёнок! - примирительно произнесла Иви, придвигаясь к нему, и обняла. - Я же просто предложила, - и, наклонившись, попыталась его поцеловать.
   -Иви! - Гера отстранился и холодно посмотрел на неё. - Я не ясно сказал? Потом.
   "Ого!" - я не знала, что уже и думать. "Если бы Гера со мной так попытался разговаривать, я как минимум ещё раз ударила ему в кадык, а у этой Иви ещё терпение ангельское". "А может тебе позволялось чуть больше, чем всем остальным?" "Хм, тогда это вдвойне интересно... Хотя может это только при мне он так себя ведёт, понимая, что сейчас я чувствую себя не лучшим образом? А с другой стороны, он не раз давал понять, что мнение людей его не интересует", - я окончательно запуталась.
   -Иви, надо переодеть Майю в приличное платье, - сказал Гера.
   -Это ещё зачем? - подозрительно спросила она.
   -Она это заслужила.
   -Чем? - надменно спросила она.
   -Тем, что спасла мне жизнь, или тебе этого мало? - властно поинтересовался Гера.
   -Нет, конечно. Пусть будет так, как скажешь ты, - Иви опять пошла на попятную. - Но для моих вещей она толстовата...
   -У тебя что-то случилось со зрением? - колко бросил Гера. - У вас явно один размер. И я имел в виду поездку в магазин, а не твои вещи.
   -Спасибо. Не надо. Обойдусь тем, что есть, - чеканя каждое слово, вставила я. "Чувствую себя комнатной зверюшкой, которую хозяева желаю привести в приличный вид. Лучше голая буду ходить, чем приму от этой белобрысой крысы что-нибудь. Да и походы в магазин мне не нужны".
   -Майя! - Гера бросил на меня неуверенный взгляд.
   -Видишь, она сама не хочет! - Иви его перебила.
   Гера вздохнул и отвернулся к окну, а Иви просто впилась в меня взглядом. Я тоже отвернулась и принялась рассматривать мелькающие пейзажи за окном. Внутри уже не ощущалось ни тоски, ни ревности, ни обиды, а только омерзение к самой себе.
   Когда машина начала притормаживать, а потом остановилась, я испытала облегчение, не желая больше находиться рядом с Иви. Дверь открылась и, пропустив своих попутчиков, я вышла и оглянулась. Передо мной, среди вековых сосен, стоял прелестный трёхэтажный особняк, отделанный камнем, а сама территория участка была огромной. То там, то здесь виднелись клумбы с цветами, а чуть дальше стояла беседка, а от неё шла дорожка к реке. "Красота!" - с завистью подумала я. "Мне так не жить", - и вздохнула.
   -Сынок! - из дверей особняка вышла красивая женщина, лет сорока пяти, и я ею залюбовалась. - Ты приехал домой? Но как? А Игра? - она с недоумением смотрела на Геру. - А впрочем, не имеет значения. Ты дома целый и невредимый, а это главное! - она с нежностью и теплотой обняла его.
   -Герион! И как это понимать? - следом за женщиной из дома вышел импозантный мужчина, лет сорока восьми - пятидесяти, с легкой проседью в волосах. - Ты что, решил выйти из Игры? - тон мужчины не сулил ничего хорошего и был полон осуждения.
   -Здравствуй, мама. Отец, и тебя рад приветствовать, - спокойно ответил Гера. - А дома я, потому что свою Игру закончил. Охотники мертвы, Майя жива и я победитель.
   -Поздравляю! - женщина снова обняла Геру.
   -Спасибо, мама, - он тепло улыбнулся ей.
   -Закончена? - переспросил мужчина, а потом расплылся в довольной улыбке. - Ты в очередной раз доказал, что достоин занять место Лорда клана, - и, подойдя к Гере, пожал ему руку.
   -Спасибо, отец.
   -Никому ещё не удавалось завершить Игру в такой короткий срок, - мужчина похлопал Геру по плечу, и повел в дом. - С нетерпением жду рассказа!
   Иви весело улыбнулась женщине, и они рука об руку пошли в дом. Я плелась в самом конце, не зная как себя вести и что делать.
   Когда мы вошли в холл дома, я увидела спускающего по лестнице симпатичного, молодого человека, лет двадцати пяти.
   -Гера! Я так понимаю, тебя можно поздравить с победой! - слова прозвучали слишком наигранно.
   -Да, Евсей, можешь. И я оценил твою помощь в Игре, - с издёвкой произнёс Гера и полез в карман своей куртки. Достав оттуда два мобильных телефона, он нажал на кнопку вызова сначала в одном телефоне, и когда откуда-то сверху раздались телефонные трели, сбросил вызов, а затем нажал кнопку на втором телефоне - и опять где-то в доме раздалась мелодия вызова. - Это телефоны охотников, которые напали на нас последними. И я только что набрал номер последнего абонента, звонившего им. Топорно работаешь, братец. Даже не удосужился выключить свой новый телефон и выбросить карточку. Или ждал звонка ещё от кого-то? - презрительно поинтересовался Гера. - Наверное, от Сфорца. Но вынужден тебя огорчить. Его убил Тола, а потом и сам отправился на тот свет с моей помощью.
   Все в недоумение рассматривали то Геру, то Евсея,
   -Что это значит? - наконец-то спросила их мать.
   -Я завершил Игру в такие рекордные сроки только потому, что Евсей любезно сливал информацию о моём местонахождении охотникам.
   -Евсей! Как ты мог? - на женщину было больно смотреть, на её лице отразилось вселенское горе.
   -Евсей! Ты готов убить своего брата, чтобы занять его место? - мужчина стал надвигаться на молодого человека, и его лицо превратилось в маску холодной ярости. - Я тебе не один раз говорил, что ты слишком глуп и самонадеян, и ты в очередной раз нам это доказал.
   Молодой человек прищурился и, презрительно окинув всех взглядом, произнёс:
   -Я ненавижу вас всех вместе взятых! Ты, - он повернулся к отцу, - Достал меня уже своими нравоучениями! Герион то, Герион сё, бери с него пример! Он с детства проявляет качества настоящего Лорда, а ты всё не хочешь взрослеть, - перекривляя голос, выкрикнул парень. - Меня тошнит уже от тебя! А ты, - он повернулся к своей матери, - Надуваешься, как индюшка, когда кто-нибудь начинает расхваливать моего братца. Мной ты так никогда не гордилась, чтобы я не делал! Для вас существует только он, - и Евсей указал на Геру. - А я ничем не хуже его! Ну не люблю я за книгами сидеть или на скучных Советах, и предпочитаю развлекаться, но это не значит, что я тоже не могу стать Лордом! Если бы он мой братец не выжил, я бы вам всем доказал, что достоин титула!
   -Евсей, сынок, я люблю тебя не меньше, - женщина сделала шаг к нему.
   -Зато я уже всех вас ненавижу! - и молодой человек выбежал из дома, громко хлопнув дверью.
   -Илья! Савва! - голос Лорда разнёсся по всему дому, и через мгновение в холле появились два мужчины. - Схватите Евсея...
   -Аскольд, пожалуйста, - женщина чуть ли не плача, обратилась к мужчине. - Не делай этого! Ведь он наш сын! Умоляю! - и начала оседать на пол.
   -Соломея! - мужчина подхватил женщину.
   Гера тоже бросился к женщине и подхватил её с другой стороны, обратившись к отцу:
   -Отпусти его, отец. Я не хочу его смерти.
   Мужчина внимательно посмотрел на женщину, а потом перевёл взгляд на Геру, и наконец-то сказал, обратившись к ожидающим его приказа мужчинам:
   -Можете быть свободны. Потом с этим разберёмся.
   Все находящиеся в холле вздохнули от облегчения. Я тоже наконец-то выдохнула воздух из лёгких, и только сейчас поняла, что всё это время боялась это сделать. Все моментально обратили взоры на меня, и мне стало неловко.
   -Кстати, познакомьтесь - это Майя, - Гера подошёл ко мне.
   Отец Геры бросил на меня высокомерный взгляд, и еле заметно кивнул головой, а мать, посмотрев на меня, растянула губы в улыбке, и тут же потеряла ко мне интерес.
   -Я хочу знать, как всё происходило, - мужчина обратился к Гере.
   -Представители Комитета прибудут где-то через час, так что время есть, - посмотрев на часы, произнёс он. - Присядем?
   Все кивнули и направились в одну из комнат. Гера взял меня за руку и повёл следом за всеми. Увидев одно из кресел в углу, я сделала шаг к нему, но Гера потянул меня за собой и усадил на диван, где уже сидела Иви. Сев между нами, он начал рассказывать, как всё происходило, но я слушала это всё в пол уха и сгорала от ревности. Иви прижалась к Гере и, держа за руку, другой рукой поглаживала его по спине. Хотелось ударить её по рукам, причём не просто так, а минимум свинцовой битой, чтобы сломать её пальцы. "Ревнуешь, детка?" - ехидно поинтересовалось подсознание. "Ревную", - согласилась я, и вздохнула. Но остатки гордости требовали, чтобы я не показывала, что чувствую, поэтому я отвела взгляд и стала делать вид, что рассматриваю комнату.
   -Спасибо тебе, Майя, - я услышала мелодичный голос женщины, и удивлённо посмотрела на неё.
   -Пожалуйста, - ответила я, совершенно не понимая за что меня благодарят.
   -Герион, ты даже не ошибся в выборе человека, что лишний раз говорит о твоей прозорливости и о том, что ты будешь прекрасным Лордом.
   -Спасибо, отец, - Гера спокойно посмотрел ему в глаза, а потом перевёл взгляд на меня.
   В этот момент в комнате появился мужчина и подобострастно произнёс:
   -Мой Лорд, прибыли представители Комитета.
   -Прекрасно! Проводи их сюда, - сказал отец Геры.
   Мужчина кивнул и вышел из комнаты. Все поднялись и я вместе с ними. Через минуту на пороге появилось три мужчины и одна женщина. Отец Геры подошёл к ним и поприветствовал их. После обмена любезностями, один из вошедших мужчин отделился от группы и, подойдя к Гере, пожал ему руку, сказав при этом:
   -Герион, ты всегда считался одним из лучших охотников. И в это раз ты доказал, что нет предела совершенству, и сумел не только выиграть Игру по всем пунктам, но ещё и в такой короткий срок. Однажды ты станешь превосходной заменой своему отцу! Поздравляю!
   -Спасибо, Мариуш, - с достоинством ответил Гера, пожимая ему руку.
   -А теперь осталась формальность, - он щёлкнул пальцами, и женщина вложила в его руку папку. Он открыл её и, посмотрев туда, перевёл взгляд на меня. - Всё правильно. Это она, - и передал папку другому мужчине.
   Меня так и подмывало самой заглянуть в эту папку, но я понимала, что лучше вообще не дергаться, и вести себя как можно незаметнее, чтобы эти мужчины не решили в честь такого быстрого завершения Игры, устроить и себе праздничный ужин, в котором я буду главным блюдом.
   -Амулеты?! - мужчина протянул руку, и Гера вложил в неё шесть медальонов охотников.
   Он посмотрел на них, и громко сказал:
   -Всё по правилам! - а потом обратился лично к Гере: - Через четыре недели Игра завершится, и мы подведём официальные итоги, но вряд ли кто-то ещё повторит твой успех, поэтому уже сейчас поздравляю тебя с победой, - и ещё раз пожал ему руку. Вслед за этим к Гере подошли ещё два мужчины и тоже поздравили его.
   Когда с поздравлениями было покончено, главный из Комитета, кивнул в мою сторону и спросил у Геры:
   -Что будете делать с этим? - и, не дожидаясь ответа, произнёс: - Мы с большим удовольствием отпразднуем победу вместе с вашей семьёй, - и стал принюхиваться, повернувшись ко мне.
   Меня разозлило уже то, что он презрительно кивнул в мою сторону и назвал "этим", а уж дальнейшие его слова полностью вывели меня из себя. Я стиснула кулак, готовая в любой момент броситься на него и ударить в переносицу, чтобы раз и навсегда отбить ему нюх. " И плевать, что после этого я проживу две секунды! Зато хоть раз заеду в эту самодовольную физиономию!"
   Однако делать этого не пришлось. Гера взял меня за руку и властно произнёс:
   -Майя едет домой.
   -Герион? - отец вопросительно посмотрел на него.
   -Она будет молчать. Это больше не обсуждается, - отрезал он, и по очереди обвёл взглядом всех находящихся в комнате.
   -Как скажешь, - согласился с ним отец и, обратился к представителям Комитета: - У нас приготовлено не менее вкусное блюдо. Прошу пройти в столовую, - после чего вышел из гостиной.
   Все остальные потянулись за ним, и через минуту в комнате осталась только Иви, я и Гера.
   -Иви, ступай в столовую вместе со всеми, - произнёс Гера.
   -Без тебя не хочу, любимый, - капризно ответила она.
   -Я присоединюсь позже. Мне необходимо поговорить с Майей.
   -Тогда я подожду. И вообще ты обещал, что будет ужин не хуже этого, - она кивнула в мою сторону. - А у Аскольда человек с третьей группой крови. Я потерплю, и дождусь, пока ты исполнишь своё обещание, а потом отблагодарю тебя по всем правилам в постели, и заодно поздравлю с победой, - и она соблазнительно улыбнулась Гере, а потом провела кончиком языка по губам.
   Поняв, что Иви не собирается оставлять нас одних, Гера зло посмотрел на неё и потянул меня за руку из комнаты. Поднявшись на второй этаж, он завёл меня в одну из комнат и, усадив на софу, присев передо мной.
   -Вот и всё, - ласково сказал он и улыбнулся. - Мы выиграли.
   -Поздравляю! - с оптимизмом произнесла я, хотя чувствовала как раз противоположное.
   -Спасибо! А я поздравляю тебя!
   -И тебе спасибо.
   -Майя, ты можешь вылететь домой уже сегодня, но я хотел бы, чтобы ты задержалась до завтрашнего дня, - он посмотрел мне в глаза.
   Пробыть рядом с Герой ещё хоть пару лишних часов было заманчиво, но я понимала, что буду с Герой только в одном доме, но никак не рядом с ним самим. И всю ночь промучаюсь, зная, что он обнимает и целует Иви. Закончится всё слезами, а на утро видок у меня будет ещё тот. "Да и нет смысла тянуть резину - надо обрубить всё разом, может тогда будет не так больно".
   -Нет, Гера. Я хочу домой, - не сдержавшись, я тяжело вздохнула.
   -Ты уверена? - он взял меня за руку.
   Внутри затеплилась слабая надежда, что Гера сам очень хочет, чтобы я осталась.
   -Я здесь лишняя. Твоя семья вряд ли обрадуется. Да и невеста твоя не жалует меня. Так зачем мне здесь оставаться? - прошептала я, и затаила дыхание, а внутри всё кричала: "Скажи, что я нужна тебе! И что произошедшее между нами не просто случайность и интерес к чему-то новому, а нечто большее. Скажи это!"
   -Я хочу как-нибудь компенсировать твои страдания, и... Не знаю, повозить тебя по магазинам что ли, или куда ты там захочешь....Я и мой кошелёк в твоём полном распоряжении.
   "Кошелёк! Деньги! Грубо говоря, он собирается заплатить мне за весело проведённые недели и всё! Как личность и девушка, я его не интересую!" От злости закружилась голова, и я иронично сказала:
   -Обойдусь как-нибудь без тебя и твоего кошелька. Я хочу вылететь домой сегодня.
   -Как скажешь, - лицо Геры окаменело и он, поднявшись, посмотрел на часы. - Тогда поторопись, если выедем сейчас, то ты успеешь на самолёт домой.
   -Я готова, - в тон ему ответила я, и встала с софы.
   Ни слова больше не говоря, мы спустились на первый этаж, и я остановилась в холле, не зная стоит прощаться с остальными или нет.
   -Что такое? Ты передумала? - Гера внимательно смотрел на меня.
   -Нет, просто не знаю, принято у вас прощаться или нет.
   -Прощаться принято, но все сейчас на праздничном ужине, и сомневаюсь, что ты обрадуешься увиденному, - холодно ответил он.
   Меня передёрнуло от омерзения, и я направилась к выходу, отгоняя от себя красочные картины ужина.
   Во дворе Гера подошёл к лимузину и открыл заднюю дверь, жестом приглашая меня занять место. Я села на сиденье и отвернулась, уставилась в окно. Дорогу в аэропорт мы провели в полном молчании, а душа кричала и тихо умирала, не желая расставаться с Герой.
   В аэропорту, купив билет на самолёт, Гера взял меня за руку и повёл к стойке регистрации. Шагая рядом с ним, я чувствовала, как тело наливается свинцом и каждый шаг давался с трудом, потому что приближал к разлуке с тем, кто кардинально перевернул мою жизнь, а внутри уже всё болело от необходимости прощаться с Герой. Да и мысли становились всё мрачнее.
   Подойдя к стойке паспортного контроля, мы остановились и, опустив голову, я судорожно втянула воздух. С одной стороны - гордость не позволяла раскиснуть прямо сейчас, а с другой - не хотелось расставаться вот так, после размолвки, поэтому я взяла себя в руки и сказала:
   -Была рада с тобой познакомиться, - и, встав на цыпочки, поцеловала его в щеку.
   Гера смотрел на меня, не отрываясь, а потом прижал меня к себе и прошептал:
   -Майя, я тебя никогда не забуду.
   -Я тебя тоже, - прошептала я, давясь собственными слезами. - Буду помнить до конца своей жизни.
   -И я до конца, а это намного дольше и тяжелее, - с тоской произнёс он, а потом отстранился и, положив ладони мне на щёки, наклонился и стал целовать в губы.
   Поцелуй был мучительно нежен и сладок, и я отдала бы свою жизнь, чтобы он никогда не заканчивался. Вцепившись руками в его куртку и, отвечая на его поцелуй, я молила, чтобы он попросил меня остаться и сказал, что я нужна ему. "Или хотя бы просто пусть попросит остаться! Он мне нужен! Я готова на всё, лишь бы видеть его хоть изредка. Даже если он меня не любит, моей любви хватит на двоих! Я всё стерплю, зная, что мы не расстаёмся навсегда!"
   Когда я уже готова была упасть на колени и сама умолять его не отправлять меня домой, он сделал шаг назад, и сказал:
   -Обещаю, что больше ты не встретишь ни одного вампира на своём жизненном пути. Прощай, - и, проведя кончиками пальцев по моей щеке, развернулся и стал удаляться быстрым шагом.
   Я стояла и смотрела ему вслед, уже не сдерживая слёз, и молила: "Пожалуйста! Обернись! И я никуда не поеду! Даже не проси меня, а хотя бы жестом дай знать, что значу для тебя хоть что-то!"", но Гера скрылся в толпе, так ни разу и не оглянувшись.
   И я поняла, что лучше бы я умерла во время этой Игры, потому что жить без него уже не смогу.
  
  
   Часть 2.
   Долг и желания.
  
  
  
   Решение.
  
  
   Я тупо смотрел в стену, и не мог понять, что теперь делать и как жить дальше. И раз за разом возвращался мыслями к Игре и, конечно, к Майе. В первую очередь - к Майе.
   Прошло уже два месяца, а я по-прежнему не мог выбросить её из головы. "Я спал пять дней назад, и пройдёт минимум неделя, прежде чем я опять смогу заснуть и выбросить её хоть на пару часов из головы", - с тоской подумал я.
   А начиналось всё банально. Я решил попробовать себя в роли защитника в Играх, и не особо задумывался над выбором человека, которого возьмусь охранять. Вспомнилась статья, которую я увидел на одном из сайтов, посвящённых нам, и решение пришло мгновенном - я выбрал её автора. Выбрал, потому что написавшая эту статьи не питала особых и восторженных иллюзий по поводу нас, и старалась смотреть реально на вещи, и даже проявляла к нам некоторую жалость, что было само по себе смешно. Дичь жалеет охотника - это было нечто. Меня это заинтересовало, а потом я нашёл её книги и, прочитал их. Девушка имела взгляды на нас, которые мало походили на сложившиеся стереотипы, и к которым мы привыкли, и которые вызывали у нас смех и некоторую долю раздражения. Она, конечно, была неправа по многим пунктам, но нашлись вещи, которые она описала вполне правдоподобно. И я выбрал её, надеясь на то, что она не станет падать в обморок каждые пять минут, и не будет визжать от ужаса и страха. Где-то в глубине души я надеялся, что она похожа на героиню своей книги. Однако Майя оказалась совсем не такой, как я себе мог представить. К сожалению, она не походила на Лану, но и не была трусливой девчонкой.
   Свой характер она проявила уже в первые сутки нашего знакомства. И меня это здорово раздражало вначале. Если бы я не хотел выиграть Игру, я убил бы её уже в тот момент, когда она нанесла мне удар в кадык. Подумать только, жалкая, сопливая девчонка посмела не только пререкаться со мной, а ещё и руки распустила. Мне стоило большого труда в тот момент сдержаться и не придушить её, а потом, когда мы встретили второго охотника, я понял, что её характер нам только поможет. Она даже стала вызывать у меня некоторую долю уважения. Вот тут я и совершил первую ошибку - я позволил себе посмотреть на неё как на личность, а не как на пищу. А затем оказалось, что если разговаривать с ней нормально, она вполне терпимая особа, да ещё и с чувством юмора. Хотя её юмор местами казался очень злым и саркастичным, злиться на неё становилось всё труднее и труднее. Она шутила зло, но с таким милым выражением лица, что это смягчало выпады.
   Чего стоила только её выходка в магазине белья. В том магазине она начала стесняться, чего я никак не ожидал, и решил смутить её ещё больше. Чтобы позлить, выбрал самое вызывающее бельё, и предложил его купить. Майя естественно моментально встала на дыбы, и тут же предложила купить и мне бельё. Когда я увидел предложенный вариант, у меня чуть глаза кровью не налились, и я собирался проучить её вечером, чтобы она больше не пыталась так унижать меня в присутствии других людей, и вообще держала рот на замке. Но, когда мы выходили из магазина, и она позволила себе другие вольности, а потом так комично споткнулась и чуть не упала, я рассмеялся и понял, что не могу на неё долго злиться. Когда же мы остановились на ночёвку в квартире, и я увидел её выходящую из ванны, мне почему-то в голову пришла странная мысль - а как она действительно бы выглядела в том белье? Это было моей второй ошибкой.
   В нашем мире связь с человеческой женщиной считалась чем-то омерзительным и неприемлемым, и существовало негласное табу на такие отношения. К тем вампирам, которые позволяли себе опускаться так низко, отношение в клане моментально менялось. Их мнение переставали учитывать, не приглашали на межклановые встречи и, вообще старались не замечать. И в нашем клане случалось такое, что кто-нибудь из вампиров связывался с человеческой женщиной. Но отец всегда жёстко ставил условие - или вампир должен уйти из клана, или бросить человеческую женщину. Из пяти вампиров, только один отказался от женщины, остальные четверо ушли, и мы не знали их дальнейшую судьбу.
   Я никогда не понимал тех, кто ушёл, пока не встретил Майю. И что меня так зацепило в ней я так и не смог понять до сих пор. Её характер, или сила воли, или секс с ней. И до сих пор не понимал - зачем тогда с ней переспал, после убийства третьего охотника. По идее, мне должно было глубоко плевать на её душевное состояние и слёзы, после того, как она всадила нож в затылок третьего охотника. Но пожалел её в тот момент, потому что она спасла жизнь и мне. Ведь я мог тогда грубо сказать, что меня достали слёзы и истерика, и постараться её заткнуть. А вместо этого проявил жалость, и решил её успокоить, преследуя при этом, естественно, и свои интересы. Это было моей третьей и самой большой ошибкой.
   После первой ночи с Майей я понял, почему секс с человеческими женщинами был под неформальным запретом. Ощущения оказались настолько острыми и настолько прекрасными, что хотелось ещё и ещё. Остановиться было тяжело и это ни шло, ни в какое сравнение с занятием сексом с вампиром. И я понял, почему те четыре вампира покинули клан. Мы холодны, как внутри, так и снаружи, а человеческие женщины другие, и это приносит неимоверное наслаждение, от которого, попробовав один раз - отказаться уже невозможно.
   И тогда же я понял, почему на такие отношения накладывали запрет. Если бы их разрешали, то мы - вампиры, просто вымерли. Человеческие женщины не могли иметь от нас детей, а мы, уже не хотели бы секса с нашими женщинами вампирами, потому что они не могут дать таких ощущений.
   Затем была вторая ночь с Майей, а потом она отказала мне. В тот момент я готов был пойти на крайности, и взять то, что хочу, силой. Никто и никогда не смел отказывать мне. Однако я вовремя остановился, потому что уже отчасти изучил её характер, и понимал, что если сделаю это, она исполнит свою угрозу, а Игра являлась моим основным приоритетом, и желание победить было сильнее. Первые двое суток после той сцены с ножом у сердца, я бесился из-за её выходки, но всё же взял себя в руки, и решил действовать по-другому. Так сказать - добиться своего не мытьём, так катаньем. И у меня имелись для этого веские причины.
   За прожитые столетия я переспал со многими женщинами-вампирами, и всегда первое время к каждой новой женщине меня охватывала страсть и влечение, но со временем они надоедали и я, теряя интерес, бросал их. А Майю я пока не мог выбросить из головы, потому что хотел её. И знал, что пока полностью не удовлетворю все свои желания, не успокоюсь, и начну изучение человеческих женщин по полной программе, а если об этом станет известно, может разразиться скандал. Проще было использовать Майю для этих целей, чем постоянно рисковать и связываться с разными женщинами. Да и пока интересовала меня именно Майя. Я надеялся, что может мне наскучат эти ощущения или потеряют остроту, и я со спокойным сердцем вернусь к Иви. А чтобы получить доступ к телу Майи, мне надо применить другую тактику, потому что запугиванием, силой или угрозами я ничего от неё не добьюсь. И я изменил к ней отношение, и стал вести себя более сдержанно, более ласково, и стараться не проявлять превосходства или снисходительности. Это оказалось моей четвёртой ошибкой, потому что она тоже стала вести себя по-другому. Я готовился к её дальнейшим выходкам и ироничным насмешкам, но оказалось, что если на них не реагировать, она становится смирной, и даже больше того - нежной, ласковой и податливой.
   Я до сих пор помнил день перед завершением Игры, когда Майя сидела в моих объятиях, и что ощущал в тот момент. С ней было спокойно и уютно, как ни с кем и никогда до неё. И до сих пор жалел, что задал тогда тот злосчастный вопрос о количестве любовников. И даже больше - я не понимал сам, зачем это сделал. Ведь никогда раньше меня не интересовало количество бывших любовников у той женщины, с которой я сплю, а здесь мне вдруг захотелось это знать. И хотелось, чтобы их было как можно меньше. А потом меня затопила волна ярости, когда Майя сказала, что для неё секс со мной - это позор и унижение, потому что это являлось моим позором и унижением, но при всём этом, я нисколько не жалел, что так низко опустился, а она похоже жалела, и это меня сильно разозлило. Я уже и сам не понимал, почему мне так важно её мнение.
   А когда на нас напал предпоследний охотник, и я неосторожно отбросил Майю, а она потеряла сознание, я чуть с ума не сошёл от страха, что она не придёт больше никогда в себя, и тогда же понял, что мне уже глубоко плевать выиграю я или нет, главное, чтобы она выжила.
   Те наши последние сутки с Майей я вообще не мог выбросить из головы ни на секунду. Сначала она напугала меня поведением и безжизненным взглядом, а потом... Потом произошло то, на что я уже перестал надеяться, и чего хотел больше всего. Но всё воспринималось по-другому - это не был секс ради развлечения или удовлетворения потребностей, это было что-то намного большее. И я пожалел, что Игра окончена, все охотники мертвы, и необходимо возвращаться домой.
   Да и само возвращение вызвало у меня чувство омерзения. Вернее, возвращению я радовался, а вот встрече с Иви и тем более её поведению, не рад. Когда она уселась мне на колени и начала целовать при Майе, стало не по себе. Всего пару часов назад я целовал Майю, а теперь целовал Иви у неё на глазах, из-за чего впервые испытал стыд. Плюс ко всему, поцелуи Майи были намного приятнее поцелуев Иви, и хотелось, чтобы она сидела у меня на коленях, а не Иви. А уж когда Иви намекнула на то, чтобы использовать Майю как праздничное блюдо, я с трудом сдержал себя, чтобы не сломать ей шею.
   Сам отъезд Майи стал для меня черным днём, после которого всё пошло наперекосяк. Я очень хотел, чтобы она осталась хотя бы на пару дней, но она твёрдо дала понять, что хочет уехать. В тот момент, когда она это сказала, я испытал двоякое чувство. С одной стороны - я не желал её отъезда, но с другой стороны знал - ей здесь не место, и лучше, если она исчезнет из моей жизни навсегда. И Майя исчезла.
   После этого со мной стало твориться необъяснимое, и мне это не нравилось. Меня тянуло в ней, и я ничего не мог с этим поделать, и не знал, как избавиться от мыслей о ней.
   Через месяц после Игры мы расстались с Иви. Первое время я ещё надеялся, что быстро всё забуду, то потом понял, что это бесполезно. Иви не могла мне дать того, что давала Майя. В ней не ощущалось того тепла и той силы духа, и той нежности, которая мне была уже необходима. Иви никогда так не разговаривала со мной, никогда так не целовала, и никогда с таким упорством не противостояла мне. С ней я уже откровенно скучал, и она начала раздражать. С Майей же я никогда не скучал, и никогда не знал, чего ожидать в следующий момент, и как она себя поведёт.
   Мать с отцом расстроились, когда это произошло. Мать - потому что давно уже считала, что мне пора остепениться и завести семью и детей. А отец, потому что считал наш брак с Иви выгодным союзом, ведь отец Иви являлся Лордом Европейского клана. Но они смирились с этим, хотя и постоянно интересовались причиной нашего разрыва. А эту причину я и сам себе не мог объяснить. Если бы я верил в любовь, то сказал бы, что полюбил Майю, но у меня уже давно не было иллюзий на этот счёт. Мы слишком долго живём, чтобы любить одного и того же вампира, и официально оформляем отношения только в том случаи, когда хотим узаконить наследников. Да и то, большая часть вампиров не делали и этого. Это считалось необходимым для Лордов, а так как я был будущим Лордом, то должен был жениться, чтобы иметь официального наследника. И Иви подходила на роль моей жены по многим параметрам. По крайней мере, я так считал до встречи с Майей. После - Иви вызывала у меня уже только раздражение.
   Хотя, к моему удивлению, она спокойно восприняла наш разрыв, и даже периодически звонила мне. Но звонила она всегда ночью, и я понимал почему. Я не считал нужным объяснять ей, почему не желаю видеть рядом с собой, а просто посоветовал собрать вещи и ехать домой. Она не посмела задавать вопросы напрямую, но теперь пыталась проверить - один я сплю или нет. И в одну из ночей поняла, что я не один, после чего звонить перестала.
   Ту ночь я до сих пор вспоминал с содроганием и отвращением. Вернее, таких ночей было две.
   Я не мог выбросить Майю из головы, а так как в любовь не верил, вывод напрашивался один - мне понравилось заниматься сексом с человеком. И решил поехать в один из ночных клубов и найти девушку, с которой могу провести ночь. Я понимал, что опускаюсь всё ниже и ниже, но воспоминания не давали мне покоя, и хотелось снова почувствовать те острые и необычные ощущения, какие я испытывал с Майей. Но ничего не вышло.
   Привлекательных девушек нашлось много, и они были готовы на всё. Выбрав самую красивую из них, я отвёз её в отель, но начатое так и не закончил. Меня раздражали её громкие стоны, запах сигарет и спиртного смешанный с духами, её руки, которые гладили и ласкали моё тело, поэтому я развернулся и ушёл, даже не доведя дело до конца.
   Потом я решил попробовать ещё раз, но девушку уже нашёл в одном из фешенебельных ресторанов. И специально выбрал ту, которая не пила и не курила, чтобы меня опять не раздражали эти запахи. Та ночь оказалось лучше первой, но не шла ни в какое сравнение с ночами, проведёнными с Майей.
   Вот тогда я и понял, что мне необходима Майя. Я испытывал влечение и страсть именно к ней. И дело скорее всего в том, что я до конца не получил от неё того, что хотел. Если бы она успела мне надоесть, я бы сейчас не мучился. Вывод напрашивался один - надо ехать к ней, насладиться всем в полной мере, а потом уже можно спокойно вернуться домой, и продолжать жизнь дальше.
   И сегодня ночью я окончательно понял, что нет смысла надеяться, что я её быстро забуду, и поездка необходима. А признав это, понял, что теперь передо мной встали две ещё более сложные проблемы.
   Первая - я обещал Майе, что больше никогда не появлюсь в её жизни, и теперь собирался нарушить это обещание, и не знал, как она воспримет мой приезд. Рассчитывать на то, что она сразу бросится в мои объятия, не приходилось, и снова уйдёт некоторое время, чтобы она доверилась мне. Да и потом, когда я уложу её в постель, вряд ли она быстро надоест мне. Так что у неё я проведу не меньше трёх месяцев.
   Вот именно из этого и вытекала вторая проблема. Если я поеду к Майе, отец потребует объяснения, куда я исчез, и даже если я ничего не скажу, он изыщет способ найти меня. Разразится скандал, и естественно он сразу поймёт, почему я порвал с Иви. Тогда Майе может грозить реальная опасность. Отец просто прикажет убить её, чтобы о моей связи с человеческой женщиной не узнали. А смерти Майи я никак не мог допустить. Значит, необходимо самому обо всём рассказать, чтобы он не делал преждевременных выводов.
   На часах было шесть утра, и я решил не откладывать разговор, чтобы сегодня же выехать. Спустившись на первый этаж, я вошёл в его кабинет.
   -Отец, нам необходимо поговорить, - я присел в кресло.
   -О чём? - поинтересовался он, откладывая в сторону бумаги.
   -Мне надо уехать из Москвы на три - четыре месяца.
   -Куда, если не секрет?
   -Не секрет. Ведь ты всё равно узнаешь, да? - я выжидающе на него посмотрел.
   -Естественно. Ты мой сын, наследник, и будущий Лорд, поэтому я имею право знать, где ты.
   -Именно поэтому я к тебе пришёл, и хочу, чтобы ты услышал всё из моих уст, и не принимал скоропалительных решений. Я еду к Майе.
   -К Майе? - он вопросительно поднял брови. - Кто это такая? Никогда про неё не слышал. Это из-за неё вы с Иви порвали?
   -Отец, ты про неё слышал, - спокойно ответил я. - И даже больше - видел её. И да, именно из-за неё я порвал с Иви.
   -Хм, не припоминаю, - он задумался.
   -Конечно. Ведь она человек, а на них ты не обращаешь внимания.
   -Что?! - отец вскочил с кресла и с изумлением посмотрел на меня. - Герион, ты с ума сошёл?
   -Нет, - хладнокровно произнёс я. - И мой отъезд не обсуждается. Я просто ставлю тебя в известность, где я буду в ближайшие месяцы.
   -Майя - это дичь с Игры? - отец присел и постарался взять себя в руки.
   -Да, - меня покоробило от слова "дичь", но я решил не обращать на это внимания.
   -Но как ты мог так опуститься? - он в растерянности смотрел на меня. - Я бы ещё попытался понять тебя, если тебе было лет двести - триста. Но в твоём возрасте и так....
   -Отец, я не собираюсь обсуждать с тобой причины, и не требую твоего понимания. Ещё раз повторяю, я ставлю тебя в известность, где буду и с кем. Прошу только об одном - не предпринимай никаких действий в отношении Майи. Всё.
   -А ты представляешь, что произойдёт, если кто-нибудь узнает, где ты и с кем?
   -Представляю, поэтому не надо никого посылать для слежки за мной, и тогда никто и ничего не узнает.
   -Это всё равно немыслимо! Ты едешь к человеку!
   -Да, к человеку. И это моё решение, которое я не собираюсь менять, - безапелляционным тоном произнёс я.
   Отец долгих пять минут в упор смотрел на меня, а потом с надеждой спросил:
   -Но ты вернёшься? - и я понял, что он сдался.
   -Да, я же сказал, что уезжаю только на три - четыре месяца.
   -Герион, но ты же не влюблён?
   Ответ на этот вопрос я и сам не знал.
   -Надеюсь, что нет, - честно ответил я. - И потом, ты знаешь, что в любовь я уже давно не верю. Это скорее страсть и влечение.
   Отец встал и, подойдя к окну задумался. Снова повисло тягостное молчание, а потом он сказал:
   -Давай только сразу договоримся - ты не будешь делать из неё вампира, и тем более не привезёшь её сюда. Сразу предупреждаю - я не потерплю здесь человека, даже бывшего. Зная тебя и твой упрямый характер, не вижу смысла стоять у тебя на пути. И надеюсь, что ты просто решил попробовать что-то новое, и тебе пока интересно.
   -Я тоже на это надеюсь, поэтому и решил поехать. На данный момент меня к ней тянет, и я ничего не могу с этим сделать.
   -Всё равно - это ужасно! - отец не выдержал и повысил голос. - Как ты мог вообще опуститься до такого! Они же... Люди глупы, не сдержанны, ограниченны в своём мышлении... У меня просто в голове не укладывается, что ты мог заинтересоваться человеком! Я мог ожидать это от кого угодно, но никак не от тебя! Я бы не удивился, если бы на твоём месте был Евсей! Но ты!
   -Отец, я же сказал - мне не нужно твоё понимание, - спокойно ответил я, хотя внутри уже начала закипать злость от его слов.
   -Ладно, езжай. Я скажу всем, что ты поехал на Дальний Восток по делам. У меня только единственная просьба - чтобы никто не знал где ты, - хмуро сказал он. - Ты вообще представляешь, что произойдёт, если кто-нибудь узнает, где ты? И какое оскорбление мы нанесём Лорду Европейского клана, если он поймёт, что ты променял его дочь на эту...
   -На Майю, - подсказал я, не давая отцу применить нелестный эпитет.
   -Да мне плевать, как её зовут, - с отвращением произнёс он. - Надеюсь, что через месяц ты уже вернёшься домой.
   -Посмотрим, - бросил я, выходя из кабинета.
   Попрощавшись с матерью, я заехал в свою квартиру, и быстро собрав сумку с вещами, уже в семь утра выехал из дома. Предстояло преодолеть восемьсот километров, и я рассчитывал уже вечером встретиться с Майей.
   Всю дорогу я думал о том, как она воспримет мой приезд. "Обрадуется или нет? Хочет ли меня видеть, и скучала ли по мне? Ведь расстались мы не очень хорошо", - мне до сих пор жгло сердце от брошенных перед отъездом в аэропорт слов, что она без меня обойдётся. "В любом случае это не имеет большого значения. Я хочу её видеть, и даже если она против, я останусь и найду способ убедить её обрадоваться моему приезду", - решил я.
   В половину седьмого вечера я подъехал к её дому. Подойдя к двери квартиры, я глубоко вздохнул и позвонил, но никто не открыл. Я испытал двоякое чувство - лёгкое разочарование, что Майи дома нет, и одновременно с ним облегчение, что есть время успокоиться. "Значит, Майя ещё на работе и есть время взять себя в руки". Вернувшись в машину, я стал ждать её приезда, с удивлением прислушиваясь к своим ощущениям.
   То, что я сейчас испытывал, было в новинку. Меня охватило волнение, и даже некоторый страх. Майя слишком непредсказуема, и я не знал чего ожидать. "Наверное, в первую очередь покажет свой буйный нрав и придётся мириться с ним не один день, и только после этого она соизволит снизойти до меня. Значит, главное сейчас не давать ей козыри в руки и не показывать, насколько сильно я по ней скучал, может тогда, она будет вести себя более спокойно. А с другой стороны - если я начну вести себя высокомерно, и просто скажу, что проезжал мимо, она порекомендует и дальше ехать мимо. Здесь надо действовать осторожно. И не выступить в роли просящего и ждущего милости, и одновременно самому не демонстрировать, что делаю ей одолжение своим визитом", - размышлял я, пытаясь найти золотую середину. "Господи, ну почему с ней всегда так тяжело?" - я вздохнул, и принялся нетерпеливо барабанить пальцами по рулю.
   Через пятнадцать минут во двор въехала машина, и я увидел выходящую из неё Майю. Внутри что-то приятно ёкнуло, и я пожирал её глазами, отмечая малейшие изменения, произошедшие за эти два месяца. Но понять что-либо оказалось тяжело из-за верхней одежды. Хотя, судя по лицу, она чуть-чуть похудела, и я очень хотел надеяться, что это из-за тоски по мне.
   Глубоко вздохнув, я вышел из машины и позвал её:
   -Майя!
   Она медленно повернулась на мой зов, и на лице отразилось сначала изумление, потом радость, а затем эмоции стали сменяться одна за другой. Было всё - и радость, и злость, и упрямство. В конце концов, она взяла себя в руки и безразлично спросила:
   -Гера? Что ты здесь делаешь?
   Её тон слегка обидел, но сердце грело то, что сначала она обрадовалась, увидев меня.
   -Находился здесь недалеко, решил вот заехать к тебе в гости, - добродушно ответил я, подходя к ней.
   Наклонившись, я поцеловал её в щеку, и забрал из рук пакет с продуктами. Майя ещё некоторое время пребывала в лёгком изумлении, а потом внимательно посмотрела на меня, и спросила:
   -Ты один или с женой? - и её голос дрогнул.
   -Один.
   -Как же Иви отпустила тебя? - она старалась говорить спокойно, но в голосе явно звучали нотки сарказма.
   -А ты думаешь, мне требуется разрешение Иви для встречи с тобой? - я улыбнулся. "Похоже, Майя ревнует меня. Это хорошо. Значит, есть шанс получить желаемое", - с радостью подумал я, а вслух спросил: - Будем стоять здесь или ты пригласишь меня домой?
   -Мы сделаем по-другому. Ты едешь к себе домой, а я к себе, - холодно бросила она и потянулась за пакетом, чтобы забрать его.
   "О, ну всё, началось! Майя-хамка вернулась. Тяжеловато придётся. Похоже, она пропустит меня через все круги ада, пока снова сдастся. Ну что ж, я и к такому готов. Зато потом будет вдвойне сладко праздновать победу".
   -Нет, мы оба пойдём к тебе, - с улыбкой сказал я и взял её за руку, чтобы завести в подъезд, но она даже не шелохнулась. - Ты хочешь, чтобы я тебя нёс? Без проблем! Я даже дверь в твою квартиру могу открыть ногой, - и подхватил Майю на руки.
   -Поставь меня, - прошипела она и стала вырываться.
   -Злой, колючий кактус вернулся, - я ещё шире улыбнулся. "Как же мне это не хватало! Может я мазохист? Впрочем, без разницы. Главное, что она рядом. Уже от этого на сердце тепло".
   Чтобы ещё больше не злить Майю, я всё же решил поставить её на ноги, но тут же взял за руку, чтобы она сбежала.
   -Вот именно - вернулся! Езжай к своей податливой жене, а меня оставь в покое, - она попыталась выдернуть руку, но ничего не получилось.
   Решив больше не испытывать терпение Майи, я произнёс:
   -У меня нет жены, - и показал ей руку. - Видишь, даже обручального кольца нет.
   -Железный аргумент! Нет кольца - нет жены... И потом, может у вас не кольцами обмениваются, а тавро ставят, откуда мне знать, - несколько неуверенно закончила она.
   -Майя, мы расстались с Иви месяц назад.
   -Эээ, мне жаль, - растерянно произнесла она, но глаза радостно засветились, и я почувствовал облегчение. "Точно ревновала!"
   -А мне не жаль! Ну, так как, пригласишь к себе? Заодно сможешь осмотреть моё тело на наличие меток. Я с удовольствием продемонстрирую тебе каждый миллиметр.
   -Больно надо осматривать твоё тело! Я уже его видела, - фыркнула она, а потом более спокойно добавила: - Ладно, пошли, раз уж приехал.
   Войдя в квартиру и сняв верхнюю одежду, я решил сразу осмотреться. Квартира оказалось двухкомнатной. Сначала я прошёл в зал. Там стоял мягкий уголок, одно кресло, в углу компьютерный стол, стеллаж с книгами и тумба с телевизор. Затем прошёл в другую комнату. Это была спальня. Там стояло ещё меньше мебели - шкаф, прикроватные тумбы, на стене висел телевизор и, конечно же, имелась кровать, размер которой меня порадовал.
   Посмотрел на Майю, я подмигнул ей и кивнул на кровать.
   -Размер что надо! Люблю проводить ночи на больших кроватях.
   -А ты собираешься ночевать у меня? - Майя прищурилась.
   -Естественно!
   -И как долго? - мне показалось, что она перестала дышать.
   -Видно будет, может месяца три - четыре, а может и чуть дольше, - бесшабашно ответил я, и присев на кровать, проверил матрас на упругость.
   -Ну что ж, тогда уступаю тебе кровать, а сама посплю в зале, - холодно ответила она и направилась на кухню.
   "Всё ясно. Действительно придётся начинать сначала. Но ничего, скоро она вспомнит, как ей было хорошо со мной и даже может сама проявит инициативу".
   Пройдя следом, я сел на стул и стал наблюдать за её перемещениями по кухне. В полном молчании она принялась выкладывать продукты из пакета, делая вид, что меня нет.
   -Что интересного у тебя произошло за эти два месяца? - решив нарушить молчание, спросил я.
   -Ооо! Много интересного! - с иронией ответила она. - На следующий день после возвращения я побежала на работу и узнала, что меня уволили за прогулы! И стоило большого труда уговорить моего дражайшего начальника не делать запись об увольнении по такой статье в трудовой книжке. Потом я заявила об угоне машины, но оказалось, что она преспокойно пребывает на штрафстоянке в ГАИ и пришлось выплатить не только штраф за парковку в неположенном месте, но и оплатить пребывание машины на штрафстоянке. А потом стало ещё веселее и интереснее, когда я потеряла сознание, стоя в очереди, чтобы оплатить штрафы. Очнулась я уже в больнице, где врачи обрадовали, сказав, что у меня серьёзное сотрясение мозга, которое проявилось не сразу из-за шока и стресса! Хотя, я не понимаю, как можно получить сотрясение того, чего у меня точно нет?! - она состроила смешную гримасу, но мне почему-то не хотелось смеяться. - А когда я выписалась из больницы, то две недели искала новую работу. Было так интересно бегать по собеседованиям, и думать за какие деньги купить лекарства и продукты! - чем дальше Майя говорила, тем больше я испытывал стыд. Ведь это я виноват во всех её бедах, а она тем временем нервно продолжала: - А затем жизнь опять наполнилась рутиной. Я нашла себе новую работу, вернее три - одну основную, и две вспомогательные. И вот сегодня получила первую зарплату на основной работе. Поэтому могу впервые за два месяца нормально поесть! - она указала ножом на колбасу, которую собралась резать. - А как у тебя дела? Выиграл свою дебильную Игру? Теперь ты лучший по всем правилам? - последние слова она произнесла с таким сарказмом, что меня передёрнуло.
   -Да, - ответил я, не зная, что ещё сказать. - Мне жаль, что всё так вышло.
   -Ого! Какой жалостливый! Только оставь свою жалость при себе, ясно? Обойдусь!
   Я смотрел на Майю, и в душе творилось черти что. Хотелось посадить её к себе на колени и прижать, а потом долго и нежно целовать, но как только я протягивал к ней руку, она уворачивалась, не давая к себе даже прикоснуться.
   -Ладно, что было, то прошло, - вздохнув, уже спокойно произнесла она и сев за стол, поставила перед собой тарелку с бутербродами. - Ты на самом деле выиграл?
   -Да, - я тоже вздохнул. - Теперь я лучший защитник в истории Игр.
   -Поздравляю.
   -Спасибо, - ответил я.
   Но хотелось, чтобы Майя поздравила меня по-другому, и совсем не на словах и не на кухне. "Хотя... Можно и на кухне, и даже на этом столе, или стуле...". "Тьфу ты! Веду себя, как озабоченный мальчишка!" - мне стало противно от собственных мыслей. А Майя тем временем начала жевать бутерброд, и спросила:
   -А что с твоим братцем? Ведь он, так сказать, поспособствовал тебе в победе.
   -Евсей исчез. В тот же день он снял с одного из своих счетов полмиллиона евро и растворился в воздухе. Мы пробовали его искать, но с таким количеством наличных и нашими способностями, он может находиться сейчас где угодно. Да и я уже перегорел. Ведь он мой брат, и мать сильно расстроиться, если я его убью.
   -Значит, чувство жалости и сострадания вам не чуждо?
   -Не чуждо.
   -Знаешь, меня всё это время волновал один вопрос - почему он так с тобой поступил? Ведь вас не много, и как я поняла - родственные связи и клановая система должны вас сплачивать...
   -В принципе, да. Но Евсей третий и последний ребёнок, поэтому его всегда холили и лелеяли, особенно мама, плюс ребёнок Лорда клана. Ему всегда разрешалось больше, чем мне или другим представителям клана, поэтому он вырос слишком эгоистичным. И слишком самовлюблённым. Но здесь есть и моя вина, и вина отца. Во мне отец уже с малых лет воспитывал будущего Лорда. Если меня всё время жёстко воспитывали, то Евсея наоборот баловали. И только когда он подрос и стал приносить неприятности, отец взялся за его воспитание, но было уже поздно. Так что мы все виноваты - и я, и отец, и мама. Думаю, просто Евсею захотелось получить то, что он не мог получить, а именно - титул Лорда. Ведь очень часто, мы страстно хотим того, что нам недоступно. Так и в этом случаи вышло. Титул Лорда он мог получить только в случаи моей смерти и отсутствии у меня наследников.
   -Приблизительно так я и подумала, - задумчиво ответила Майя, и поднялась из-за стола. - В нашем мире, таких, как он, называют мажорами. Обесбашенные детки богатых родителей, которые считают, что им можно всё, и которые не хотят понимать, что без своих родителей они никто, - она подошла к раковине и принялась мыть посуду. - Ты сказал, что он третий ребёнок, значит, есть ещё один. Кто, если не секрет?
   -Не секрет. У нас есть старшая сестра, её зовут Гликерия, или просто Кэрри. Она живёт в США и является женой Североамериканского Лорда.
   -Хм, куда не плюнь, одни Лорды, или будущие Лорды, или их жёны. Мне просто не по-детски повезло! - с иронией сказала Майя, вытирая руки о полотенце, а потом посмотрела на меня и извиняющимся тоном произнесла: - Прости, не хотела обижать ни тебя, ни твою сестру. Просто, всё как-то навалилось... В общем, извини. Иди, отдыхай, а у меня ещё много работы.
   Майя вышла из кухни и, зайдя в спальню, вытащила из шкафа пижаму и постельное белье, после чего направилась в зал. Но я так просто не собирался сдаваться, и везде следовал за ней. В зале я сел в кресло и стал наблюдать, как она расстилает бельё на диване.
   -Гера, обязательно так пристально за мной следить и ходить по пятам? - не выдержав взгляда, спросила она.
   -Угу, - довольно протянул я. - Интересно посмотреть, как ведут себя люди в обыкновенной жизни.
   Майю почему-то передёрнуло от моих слов, и она сказала:
   -Ты что собрался писать диссертацию на тему: "Поведение людей в экстремальных ситуациях, в обыкновенной жизни, и в постели"?
   -Нет, мне просто интересно.
   -Давай сразу проясним один момент, - она со злостью посмотрела на меня. - Я больше не буду твоим подопытным кроликов. А теперь выметайся из зала в спальню! У меня много работы.
   После сказанного она выпихнула меня из зала и закрыла дверь. Решив пока не нагнетать обстановку, я зашёл в спальню и прилёг на кровать. Меня начал душить смех, и я уткнулся в подушку, чтобы не рассмеяться в голос. "Она, как обычно, в своём репертуаре, и показывает характер. Ну что ж потерплю чуть-чуть, оно того стоит и мне этого не хватало последние два месяца".
   Закинув руки за голову, я стал прислушиваться к звукам, раздающимся из соседней комнаты. Судя по всему, Майя включила компьютер, и я услышал постукивание по клавишам. "Интересно, а может она новую книгу пишет? Надо завтра просмотреть все файлы в компе. Может это поможет её лучше понять", - решил я и, взяв вторую подушку, уткнулся в неё носом, наслаждаясь ароматом. Пахло Майей, а я так соскучился по этому запаху, что тут же стал в голове рисовать картины того, как мы будем заниматься с ней сексом в этой кровати, когда она перебесится.
  
  
   Трудности и неожиданные открытия.
  
  
   Но прошло три дня, а Майя до сих пор шарахалась от меня, как от чумного, и терпение стало иссякать.
   Утром она уходи на работу, а вечером вернувшись, быстро ужинала, надевала наушники от плеера и садилась за компьютер. Меня как будто и не было в квартире, и это раздражало с каждым днём всё больше. Я уже откровенно скучал, сидя целыми днями в квартире и смотря то в ноутбук, то в телевизор, то в книгу. Она даже разговаривать со мной практически перестала. Когда я задавал какие-нибудь вопросы, Майя отвечала общими фразами, а потом сразу сбегала в другую комнату. И теперь я не знал, что делать. Для того чтобы сломить её сопротивление - надо с ней разговаривать, а она и этого избегала.
   Наступил вечер четвёртого дня, и стоял возле окна я размышлял, что предпринять дальше. "Завтра суббота, значит, у неё выходной, и она целый день проведёт дома, если не вздумает куда-нибудь сбежать. Очень не хочется провести весь день опять в полном молчании или одиночестве. Надо что-то делать. Майя отгородилась стеной и не желает иметь со мной дела. А я сюда приехал не для того, чтобы смотреть телевизор или пялиться в книгу, или ноутбук. Для начала надо её расшевелить, а дома это невозможно, значит, поеду и встречу с её работы".
   Подойдя к рабочему столу, я принялся искать её контракт с работодателем, на который наткнулся пару дней назад, чтобы посмотреть рабочий адрес. Найдя его, я быстро просмотрел на компе карту города, и запомнил, как туда доехать.
   Оказалось, что офис находится недалеко от дома и через двадцать пять минут я уже был там и стал ждать окончания рабочего дня. Через десять минут из дверей потянулись люди и я, выйдя из машины, ожидал появления Майи. Но когда она появилась, вместо радости я испытал злость. Майя шла рядом с парнем, и улыбалась ему.
   -Я так рад, что ты согласилась прийти ко мне на день рождения! - донёсся до меня голос парня. - Я уж совсем потерял надежду!
   -Прости, что на первое приглашение ответила отказом, а сейчас вот так нагло напросилась, - заискивающе ответила Майя.
   -Ну что ты! Я очень рад! - парень светился от радости. - Ты будешь самой желанной гостьей на моём празднике.
   Сжав кулаки, я наблюдал эту сцену. "Так вот в чём дело! А она времени зря не теряла! Но я быстро отобью желание подходить к Майе у всех мужчин вместе взятых".
   Я направился к беседующей парочке, и как только парень взял Майю за руку, произнёс:
   -Майя, дорогая! Я тебя уже заждался! - и, подойдя, попытался поцеловать её в губы, но она увернулась, и я только скользнул губами по её щеке.
   -Что ты здесь делаешь? - холодно спросила она.
   -Приехал встретить тебя и свозить куда-нибудь, развлечься, - улыбаясь, ответил я, и бросил на парня пренебрежительный взгляд.
   -Спасибо, не надо. Я два месяца назад прелестно развлеклась в твоём обществе, - ядовито ответила она. - И потом, у меня на завтрашний вечер планы, - она подбадривающе посмотрела на парня. - Так что сегодня я предпочитаю отдых, а не развлечения.
   Парень непонимающе смотрел то на Майю, то на меня, и похоже не знал, что сказать.
   -Да?! И какие же планы у тебя на завтрашний вечер? - невозмутимо спросил я.
   -Тебя это не касается, - отрезала она, и бросила на парня полный раскаяния взгляд.
   -Эээ... Если хотите, приходите завтра вдвоём, - наконец-то растерянно произнёс он.
   -С удовольствием, - усмехнувшись, ответил я.
   -Нет! - одновременно со мной произнесла Майя. - Гера посидит дома. Ему нужно отдыхать. Сергей, давай я тебе сегодня чуть позже позвоню, и всё объясню. Хорошо?
   -Да, буду ждать твоего звонка, - парень до сих пор не мог прийти в себя.
   Ещё раз бросив извиняющийся взгляд на парня, Майя схватила меня за руку и потянула к машине.
   -Ты что это делаешь, гад? - прошипела она, когда мы отошли.
   -А что я делаю? - изображая невинность, спросил я. - Приехал встретить тебя с работы и свозить в ресторан или клуб.
   -Премного благодарна, но обойдусь без этого.
   -А что это за щенок? - поинтересовался я, кивнув сторону парня, который, не двигаясь, продолжал рассматривать меня.
   -Это не щенок! Это мой сослуживец по работе! Ясно! - Майя, похоже, стала уже кипятиться.
   -Щенок! - я бросил насмешливый взгляд на парня, и он мгновенно отвёл глаза.
   -Закрой рот, и садись в машину! И так уже все смотрят на нас! Этого мне ещё не хватало! - она интенсивно подталкивала меня к машине и смешно пыхтела при этом.
   И только сейчас я обратил внимание на то, что несколько женщин застыли в ступоре и беззастенчиво рассматривали нас с Майей. Улыбнувшись, я подумал: "Ну что ж! Дадим пищу для разговоров! А заодно и щенку покажу, что девушка занята", и крепко прижав к её себе, стал целовать в губы. Майя начала вырываться, и пытаться что-то сказать, но я только сильнее сжал объятия и наслаждался сладостью и мягкостью её губ.
   -Ненавижу тебя! - с яростью сказала она, когда я наконец-то отпустил её. - Сволочь! - и побежала к своей машине.
   Улыбнувшись, я чуть повернул голову и бросил взгляд на наблюдающих за нами людей. Теперь в ступоре стояло уже шесть человек, в числе которых был и этот Сергей. Презрительно обведя его взглядом напоследок, я пошёл к своей машине.
   -И что мог такой красавчик найти в этой курице? - прозвучал надменный женский голос за спиной. - Он Аполлон, а она... Даже не на что смотреть. И что в этой Майке мужики находят?
   Меня мгновенно затопила волна ярости, и я не спеша развернулся, чтобы посмотреть на женщину, которая так посмела отозваться о Майе. Ею оказалась блондинка лет двадцати четырёх, с вызывающе ярким макияжем. Её можно было бы назвать красивой, но та злость и зависть которую она сейчас, по-видимому, испытывала, превратили её лицо в отталкивающую маску.
   -Лина, да что ты всё время травишь эту Майю? - спросила одна из стоящих рядом девушек. - Какое тебе до неё дело?
   -Нечего отбивать парней!
   -Да кто отбивал-то? Ты этого Сергея постоянно отшивала, а как только он стал увиваться возле неё, вдруг стал нужен и тебе!
   Блондинка ничего не ответила, скорчив недовольную мину, а я пристально рассматривал её, чтобы запомнить и однажды ночью найти. А заодно перед смертью рассказать, что она должна была держать язык за зубами. Но девица истолковала мой взгляд по-своему и зазывно улыбнулась. "Я посмотрю, как ты будешь улыбаться, когда я познакомлю тебя со своими зубами!" - подумал я, садясь в машину.
   Майя тем временем вырулила со стоянки, и быстро набирая скорость, стала удаляться. "Интересно, она специально сейчас будет кружить по городу, или сразу поедет домой, и устроит там скандал из-за прилюдных поцелуев?" - улыбаясь, подумал я. "Лучше бы устроила скандал, тогда я быстро найду способ направить её темпераментный нрав в нужное мне русло", - я облизал губы, вспоминая вкус её губ, и очень хотелось надеяться, что сегодня мои мучения закончатся.
   Не отставая, я следовал за её машиной и через десять минут понял, что она направляется домой. Но, к моему удивлению, когда мы вошли в квартиру, Майя и слова не сказала. Сняв верхнюю одежду, она зашла в спальню и, выйдя оттуда через несколько минут, закрылась в ванной комнате.
   "А где скандал?" - с недоумением подумал я. "Ладно, подождём. Может она сейчас наберётся сил после ванны и тогда набросится на меня?"
   Расположившись в зале, я ожидал появления Майя из ванной комнаты и продумывал различные повороты в разговоре, чтобы добиться нужного мне. Прошло больше часа, прежде чем она появилась в комнате, и я уже приготовился вступить в словесную перепалку. Однако она в очередной раз удивила меня. Взяв плеер и надев наушники, она гордо удалилась на кухню, прихватив ещё и книгу со стеллажа. Я пошёл следом за ней. С непроницаемым выражением лица она закипятила воду в кастрюле, и бросив туда какую-то гадость, подождала пять минут, а потом, положив всё это в тарелку, принялась есть, уткнувшись в книгу. Меня стало выворачивать от запаха и, не выдержав, я стащил её наушники и с омерзением спросил:
   -Что за дрянь ты ешь?
   -Это пельмени, - холодно ответила она и опять надела наушники.
   -Запах отвратительный, - произнёс я, снова снимая наушники и забирая их вместе с плеером.
   -Тебя никто не заставляет нюхать! - зло сказала Майя. - Отдай плеер!
   -А не много ли - и ешь, и читаешь, и музыку слушаешь? - весело спросил я.
   -Не твоё дело!
   -А может, ты хочешь мне что-нибудь сказать? - я вопросительно поднял бровь и послал ей воздушный поцелуй.
   Майя моментально поменялась в лице, и даже показалось, что она сейчас ткнёт в меня вилкой. Не выдержав, я рассмеялся с её выражения лица и опять послал воздушный поцелуй, чтобы она наконец-то выплеснула хоть какие-то эмоции. Однако Майя держалась, как могла. У неё ушла почти минута на то, чтобы взять себя в руки. Но чувствовалось, что ей это тяжело даётся и она всё время бросала на меня взгляды, прикидывая, куда бы воткнуть вилку.
   Когда она поднялась со стула, я напрягся, и приготовился перехватить её руку. Хоть раны и заживают быстро, не очень хотелось испытывать боль даже первые несколько секунд. Но Майя снова меня удивила. Гордо вскинул голову, она выбросила недоеденную пищу в мусорное ведро и, положив тарелку в раковину, вышла из кухни. Войдя в зал, она села за стол и включив компьютер, стала рыться в одной из ящиков стола. Достав оттуда маленькие наушники, она вставила себе их в уши и, подключив к компьютеру, выбрала один из файлов и включила музыку. А после этого опять занялась своей нудной работой на компьютере.
   Теперь уже я начал закипать от злости. "Завтра же выброшу из квартиры плеер, все наушники, компьютер, телевизор и книги, а потом посмотрю, что она будет делать! Ну вот что за характер! То постоянно кричала, дралась и раздражала меня, а сейчас, нате, пожалуйста, слова не добьёшься! Когда я жажду услышать все претензии, и готов всё терпеть, она молчит, как рыба".
   За вечер я ещё два раза пытался заговорить с ней, но она упорно делала вид, что не слышит меня, поэтому в час ночи я плюнул на всё и ушёл в спальню.
   "Всё! Моё терпение иссякло. Завтра же приступаю к активным действиям! Надоело ночами лежать одному в кровати и смотреть в потолок. Я здесь пятую ночь, а не сдвинулся с места и на пару сантиметров. Пусть сегодня ещё позлится, а завтра всё будет, так как я хочу", - решил я.
   Утром первое, что я услышал - это голос Майи, и понял, что она разговаривает с этим недоумком Сергеем по телефону. "Не успела из кровати встать, а уже трезвонит ему?" - зло подумал я и прислушался к разговору.
   -Сергей, извини, что вчера не перезвонила. Возникли проблемы, а потом я засела за работу, и потерялась во времени. Когда опомнилась, было уже половина второго ночи, и я не стала звонить, - наступила пауза, а потом снова раздался её голос: - Нет, всё остаётся в силе. Я обязательно в пять часов приеду в ресторан, - опять пауза. - Одна. Мой знакомый очень сильно занят на сегодняшний вечер с другой девушкой. Так что не сможет почтить нас своим присутствием, - последние слова она произнесла с сарказмом, и я решил вмешаться.
   Появившись в зале, я только протянул руку к телефону, чтобы заверить виновника торжества, что непременно порадую его своим присутствием, как Майя, увидев меня, скороговоркой произнесла:
   -До вечера, - и тут же сбросила не только вызов, но выключила телефон, чтобы я не узнал номер телефона этого Сергея.
   -Значит, сделаем парню сюрприз, - небрежно бросил я, понимая что, не зная рin-кода не смогу включить телефон Майи.
   -Если ты пойдёшь со мной, то завтра я устрою сюрприз тебе, - враждебно ответила она.
   -Какой?
   -Перееду к своей подруге в квартиру!
   Меня уже нереально стали раздражать выбрыки Майи, и хотелось на повышенных тонах объяснить ей, что всё равно будет по-моему, и так, как я скажу. Но как только я открыл рот, чтобы высказать всё, что думаю, она, прищурив глаза, сжала зубы и воинственно посмотрела на меня. "Если я сейчас хоть слово скажу, мы поругаемся раз и навсегда, а я этого не хочу. С ней надо действовать по-другому. Скандалом от неё я точно ничего не добьюсь!" - пронеслось в голове, поэтому я спокойно произнёс:
   -Хорошо. Повеселись сегодня, - и пошёл в ванную комнату, чтобы принять душ и остыть.
   Когда я вышел из душа, она тут же направилась туда сама, но остановившись на пороге, бросила на меня взгляд и сдержанно сказала:
   -Спасибо за понимание, - и закрыла дверь.
   "Хм, пожалуйста, вот только ты понятия не имеешь, что я всё равно поеду в ресторан. И буду наблюдать за твоим весельем". Принимая душ, я всё распланировал и решил, что поеду следом за Майей, и буду надеяться, что ресторан большой и меня никто не заметит. Ну а если ресторан маленький - найду способ сделать так, чтобы меня никто не увидел. И если этот щенок хоть пальцем притронется к ней, оставлю его без рук. Оставалась самая малость - узнать название ресторана, где намечается вечеринка.
   Когда в половину пятого Майя вышла из спальни уже полностью одетой и накрашенной, я, мягко говоря, обалдел. Такой я никогда её не видел. В чёрном облегающем платье классического покроя, чуть ниже колен, она смотрелась очень элегантно и притягательно. Туфли на шпильке визуально делали ноги длиннее и стройнее, а лицо она подкрасила чуть больше, чем обычно, нанеся тени и подкрасив губы, и я не мог оторвать взгляд от её глаз. "И как я раньше не замечал, что у неё такие красивые голубые глаза? А губы так и просят прильнуть к ним поцелуем". Довершали картину распущенные волосы, уложенные крупными локонами. Такой Майю я никогда раньше не видел, и испытал гордость за неё.
   Не обращая внимания на произведённый эффект, она, не глядя на меня, включила телефон и стала заказывать такси. Сначала назвала домашний адрес и телефон, а когда её спросили о конечном пункте назначения, прикрыла трубку рукой и тихо произнесла:
   -Ресторан "Семь ангелов", - но, по-видимому, на том конце провода её не расслышали, и ей пришлось сначала повторить ещё раз название более громко, а потом вообще в полный голос сказать: - В центр.
   Зато я очень хорошо расслышал и название, и его приблизительное местонахождение. Такси приехало через пять минут, и накинула на себя дублёнку и, взяв сумочку, Майя бросила мне:
   -Не скучай, - после чего выпорхнула за дверь.
   -Не буду, - ответил я уже в закрытую дверь. - И тебе не дам, если этот урод распустит руки.
   "А он их точно распустит!" Меня охватила злость. Должно пройти не меньше часа, чтобы я мог спокойно пробраться в ресторан и сам всё проконтролировать, иначе меня могут заметить, пока будут съезжаться гости, а это мне не нравилось. "Мало ли что за час этот щенок может сделать".
   Быстро одевшись и узнав в интернете адрес ресторана, и как к нему проехать, я принялся мерить зал шагами, смотря на часы каждые пять минут. Через сорок минут я не выдержал и, набросив верхнюю одежду, выбежал из квартиры, захлопнув дверь. "Не могу я больше ждать. Такие картины в голове возникают, что крови именинника хочется прямо сейчас".
   Подъехав к ресторану, я поставил машину подальше от входа, и направился внутрь. "Главное, не столкнуть с Майей в дверях, иначе она устроит мне адский вечер, и потом два дня будет дуться, или действительно переедет к подруге". Приоткрыв дверь, я быстро заглянул внутрь, и сразу же закрыл её, восстанавливая в памяти увиденное.
   За дверями располагался холл, и народу там было немного, а главное там не было Майи и этого сосунка. Поэтому я спокойно вошёл внутрь и, отдав верхнюю одежду в гардероб, подошёл к дверям зала, боясь, что в любую минуту могу наткнуться на Майю.
   Но когда вошёл в зал, испытал облегчение. Ресторан оказался большим, и это позволяло не попасться на глаза. На первом этаже стояло не менее сорока столиков, имелся танцпол и эстрада, на которой певица сейчас пела какую-то лирическую песню. А в конце зала находилась лестница, ведущая на второй этаж, и с которого, судя по всему, очень хорошо просматривался первый этаж.
   Подошёл метрдотель и, осмотрев меня, подобострастно произнёс:
   -К сожалению, на первом этаже свободных столиков уже нет. Могу предложить только бельэтаж.
   -Меня это полностью устраивает, - ответил я, пытаясь найти глазами Майю, но пока не видел её.
   Кивнув, метрдотель повёл меня к лестнице, и когда мы поднялись на второй ярус, я окинул взглядом зал и наконец-то нашёл столик, за которым она сидела. И, конечно же, рядом с ней сидел этот щенок. Что-то рассказывая, он жадным взглядом скользил по её телу, уделяя особое внимание декольте, а она ему тепло улыбалась.
   Выбрав столик, с которого открывался самый лучший вид для наблюдения за Майей, я сел за него. Возле меня тут же появился официант и я, выбрав первые попавшиеся блюда, сделал заказ, чтобы он отстал. После чего я уже без помех принялся следить за происходящим внизу.
   Чем дальше я наблюдал за Майей и Сергеем, тем больше у меня возникало желание спуститься вниз, забрать свою красавицу, а имениннику сделать подарок в виде сломанного носа или рёбер. Этот ублюдок буквально прилип к ней и ни на шаг не отходила, и всё время подливал в её бокал вино. Закипая с каждой минутой всё больше, я сжимал кулаки, а потом внезапно поймал себя на мысли, что такое испытываю в первый раз.
   "Да что это такое?" - с удивлением одёрнул я себя. "Я будущий Лорд клана и прожил на этом свете уже не одно столетие, и никогда себя так не вёл! Мало того, что связался с человеческой женщиной, так сижу ещё здесь, слежу за Майей и исхожу желчью и ревностью... Ревность?! Да нет, бред! Я не ревную её к этому молокососу! Кто он и кто я? Он мне даже в подмётки не годится... Или это ревность?" Я замер пытаясь разобраться в своих чувствах. "Это ревность, или просто желание доказать себе и ей, что я намного лучше этого Сергея? Да, сейчас Майя интересует меня больше всего, но ведь такое бывало не раз, что я кем-нибудь увлекался, но никогда так не злился, если не получал сразу того, что желаю... Хотя, я всегда сразу получал то, что желаю. Никто и никогда не смел мне отказывать. Может дело в этом? С Майей каждый шаг - уже огромная победа, и продвинуться хоть на пару миллиметров в отношениях уже большое достижение. А сейчас мне очень сильно мешал продвигаться вперёд этот Сергей".
   "Так в чём же всё-таки дело? В самой Майе или в том, что мне не дают то, что я хочу? Если во втором - ещё пол беды, а если в самой Майе, значит, это не просто влечение и страсть, а ... Нет!" Я встряхнул головой, отгоняя эти мысли. "Любви не существует! Страсть, влечение, интерес, желание, похоть - это существует, но не любовь!"
   Больше часа я убеждал себя, что не могу любить Майю, и почти убедил в этом. Но когда Сергей пригласил её на медленный танец и, обняв за талию, принялся кружить в танце, единственное, что мне хотелось сделать - это спуститься вниз и сломать ему ноги, минимум в трёх местах каждую. А когда он стал опускать руки ниже её пояса, на глаза упала красная пелена и, не выдержав, я вскочил из-за стола.
   -Официант! Счёт! - произнёс я, и с ужасом увидел, что Майя в обнимку с Сергеем покидает зал.
   Пока меня рассчитывали, я переминался с ноги на ногу и, в конце концов, не выдержав, бросил на стол пятьсот долларов и ринулся вниз по лестнице. Выбежав в холл, я оглянулся по сторонам, но там их не было.
   -Пять минут назад из зала вышла девушка и парень, куда они пошли? - спросил я у гардеробщика.
   -Они забрали верхнюю одежду, и вышли из ресторана, - ответил он.
   Найдя свой номерок и, отдав его, я получил верхнюю одежду, а затем выскочил на улицу и стал выискивать их взглядом. "Если они успели уехать, и Майя не появится сегодня ночью дома, я найду этого Сергея, и он будет долго и мучительно умирать не одни сутки. Не понял с первого раза, что девушка занята, так я популярно объясню потом", - с яростью подумал я. Но к моему облегчению, я увидел её и этого щенка, идущих к стоянке такси. Майя была в туфлях на шпильке, и всё время скользила на снегу и смеялась. Смех звонким колокольчиком разносился в морозном воздухе. "Со мной она никогда так не смеялась", - с завистью подумал я. А этот сосунок смеялся вместе с ней и заботливо поддерживал под руку.
   -Майя?! - приблизившись к ним, спокойным голосом позвал я. - И куда ты собралась?
   Неуклюже развернулась, и чуть не упав, она закатила глаза, увидев меня, а потом развязано произнесла:
   -Как куда? Дальше праздновать день рождение! - и весело улыбнулась. - Только в более интимной обстановке.
   -Ты пьяна, - с трудом сдерживаясь, сказал я и, подойдя вплотную, взял её за локоть и потянул к себе.
   -Да. Пьяна! И планирую сегодня напиться ещё больше! - вызывающе ответила она, упираясь. - Отпусти!
   -Ты едешь домой! - приказал я.
   -Это ты едешь домой! А я еду к Сергею!
   -Да неужели? - с иронией спросил я. - Нет, дорогая! Домой!
   Чтобы избежать ненужных препирательств, я попытался подхватить Майю на руки и отнести в машину, но Сергей загородил её собой и сказал:
   -Майя ясно сказала, что едет ко мне. Смирись и отойди в сторону, - и в его глазах блеснул победный огонёк.
   Меня изнутри уже начала выжигать ненависть к этому ублюдку и я, сдерживаясь из последних сил, сказал:
   -Майя, ты в любом случаи поедешь домой и ты это знаешь. Но есть два варианта развития событий перед этим. Первый - ты сама пойдёшь в машину. Второй - сначала твой друг познакомится очень близко с моей настоящей сущностью, а потом я просто запихну тебя в машину, и ты будешь долго биться в истерике. Какой из вариантов тебе больше нравится? Мне второй! Только без истерик, но я потерплю и это.
   Поняв, что я имею в виду, она испуганно посмотрела на меня и, побледнев, зло прокричала:
   -Ненавижу тебя! - после чего сбросила туфли, и побежала босиком по снегу к машине.
   -Тебе несказанно повезло, щенок! И на будущее - держись от Майи как можно дальше, иначе наживёшь себе такие неприятности, которые не снились в самых страшных кошмарах! - бросил я и, подобрав туфли, пошёл к машине.
   Подойдя к машине, я открыл переднюю дверь, но Майя бросила на меня полный ярости взгляд и демонстративно села на заднее сиденье, громко хлопнув дверью.
   Сев за руль, я выехал со стоянки и приготовился к скандалу и крику, но Майя молча сидела на заднем сиденье и пыхтела, как паровоз. "Сейчас дома будет такое, что представить страшно!" - с улыбкой подумал я.
   Но криков снова не последовало. Войдя в квартиру Майя, сбросила дублёнку и, прошла в спальню. Там вытащив из шкафа сумку, начала бросать туда свои вещи.
   -Майя, дорогая, если ты собираешься куда-то ехать, то сразу говорю - у тебя ничего не выйдет, - произнёс я, стараясь не рассмеяться, и встал в дверях, загораживая выход.
   -Посмотрим! - схватив сумку, она отпихнула меня и побежала в зал. Там схватила со стола какие-то бумаги, и тоже отправила их в сумку.
   Затем подойдя к стеллажу, она взяла небольшую статуэтку и двинулась на меня.
   -Гера, у тебя есть три варианта. Первый - я выхожу из квартиры, но ты перед этим получаешь по голове вот этой статуэткой. Второй - ты спокойно выпускаешь меня сам. И третий, самый лучший - ты собираешь свои вещички и убираешься отсюда к себе домой. Что ты выбираешь? - она выжидающе посмотрела на меня.
   -Я выбираю четвёртый вариант, который ты не назвала. Мы оба остаёмся в квартире, а статуэтка занимает своё законное место на полке, - здесь я уже не выдержал и улыбнулся.
   Сейчас Майя выглядела сногсшибательно. От ярости на щеках появился лёгкий румянец, глаза метали молнии, а губы стали ярко-красными, из-за того, что она их покусывала. Волосы слегка растрепались, но это только добавляло ей привлекательности.
   -Ты похожа сейчас на очень злую и очень красивую кошечку, - произнёс я. - Только вместо ласкового мурлыкания, шипишь.
   -Тогда пришло время познакомить тебя с моими когтями! - с яростью выдавила она и бросилась на меня.
   Я метнулся в сторону, и Майя, не успев вовремя затормозить, выскочила в коридор и врезалась в стену. Мгновенно оказавшись у неё за спиной и, прижав её руки к телу, я нежно прошептал ей на ухо:
   -Майя, ты знаешь зачем я здесь, и пока этого не получу, никуда не уеду. Можешь сколько угодно злиться, драться или делать вид, что меня нет, но я получу своё! И только от тебя зависит, сколько я здесь пробуду. Чем быстрее ты сдашься, тем быстрее я уеду и оставлю тебя в покое.
   -А ты никогда не задумывался, чего хочу я? - тяжело дыша, спросила она. - Ты эгоист, который думает только о себе. Ты оставил меня в аэропорту, и ушёл, даже не оглянувшись. Ты понятия не имеешь, как я сходила с ума эти два месяца, тоскуя по тебе. Я только начала приходить в себя, а ты опять появился и тут же дал понять, что приехал только на три месяца, - голос Майи звучал спокойно, но в нём ощущалось столько боли, что мне стало не по себе. - Я знала тебя только две недели, и два месяца умирала от боли. А теперь представь, что произойдёт, если ты проживёшь со мной три месяца, а потом бросишь. Я никогда больше не смогу прийти в себя, и буду всю оставшуюся жизнь думать только о тебе. А я хочу жить как все женщины - иметь мужа, родить детей... Гера, пожалуйста, уезжай, пока не поздно, и пока ты не погубил меня окончательно.
   Сердце болезненно сжалось, и я понял, почему Майя так вела себя все эти дни. "Она защищала себя. Но и я защищаюсь сейчас. Если не получу желаемого, могу броситься в крайности и опозорить весь клан и отца. У меня тоже нет выхода. Желание сильнее. Особенно после последних дней прожитых в одной квартире. Даже просто находясь рядом с ней, я испытывал счастье и пока не испытаю его в полной мере, не успокоюсь". Закрыв глаза, я прошептал:
   -Майя, родная, я не могу уехать. Это выше моих сил. Даже если уеду, я буду раз за разом возвращаться, пока...
   -Гера, ну пожалуйста! Не делай этого со мной! - уже чуть ли не плача, произнесла она. - Не забирай у меня возможность наладить мою жизнь и завести семью! Я хочу простого человеческого счастья. Того, чего ты не можешь мне дать!
   -Ты права, не могу, - я уткнулся в волосы Майи, и на сердце опустилась чёрная туча. - Но и уехать не могу. Ты мне сейчас нужна, как никто и никогда раньше. И я ничего не могу с этим поделать. Поверь, я пытался оставить тебя в покое.
   -Как же я тебя ненавижу! И люблю... - Майя начала всхлипывать, и я, развернув её к себе лицом, наклонился и нежно поцеловал.
   Внутри стало твориться невообразимое. Я понимал, что гублю чистую и невинную душу Майи, и поступаю подло, но ничего не мог с этим поделать. "Гореть мне в аду за это до скончания веков. Но ведь это произойдёт потом, а сейчас...".
   Продолжая целовать, я поднял Майю на руки и понёс в спальню. Возле кровати я поставил её на ноги и, расстегнув молнию, снял с неё платье. Стоя с опущенной головой и поникшими плечами, она не сопротивлялась, и я ощутил болезненный укол в районе сердца. Хотелось не просто получить доступ к телу, а наслаждаться каждой секундой нашей близости и ощущать, как она дрожит от желания, как тогда, в Екатеринбурге. Притронувшись к её подбородку и, посмотрев в глаза, я снова ощутил боль. Это были глаза обречённого человека, который шёл на казнь по собственной воле.
   Заведя руки за спину, она попыталась расстегнуть бюстгальтер.
   -Нет. Я сам, - перехватив руки, я легонько подтолкнул её к кровати, а потом быстро сбросил с себя одежду.
   Сев на край кровати, Майя невидящим взглядом смотрела в стену. "Ничего, я пробьюсь через эту отчуждённость, и через пять минут она станет прежней Майей - горячей, страстной и только моей".
   Сняв всё с себя, я забрался в кровать и, обняв её со спины, стал целовать в шею, а потом уложил, и начал целовать в мягкие, податливые губы. Внутри разливалась теплая волна блаженства, и я стал гладить тело Майи, наслаждаясь теплом и шелковистостью её кожи.
   -Обними меня и поцелуй, - приказал я.
   Подняв руки и, обхватив мою шею, она исполнила приказ и ответила на поцелуи. Горячий язычок скользнул по моим губам и от наслаждения по коже побежали мурашки. "Это даже лучше, чем в воспоминаниях. Ни одна человеческая женщина не заменит мне Майю".
   По телу уже непрерывно шли волны блаженства, и хотелось владеть Майей без остатка, подчинить её своей воле и одновременно дать ей наслаждение, чтобы я был единственным, кто ей нужен. Опустившись к шее, я стал целовать её, а потом прошептал на ухо:
   -Ты моя, запомни это.
   И опустившись ниже, продолжил целовать её тело, наслаждаясь каждой секундой. Сняв с неё бюстгальтер, я прильнул к груди и начал медленно ласкать её языком, а потом стал слегка покусывать сосок. Майя выгнулась на встречу и, застонав, запустила руки мне в волосы, сильнее прижимая к себе. Этот тихий стон послал мощный импульс по моему телу, и я зарычал от желания.
   "Только не спеши! Только не спеши!" - повторял я себе, но понимал, что надолго моего терпения не хватит. Прокладывая цепочку из поцелуев и, обхватив руками её талию, я стал целовать и покусывать живот, чувствуя, как Майя уже дрожит от каждого моего касания. Но хотелось, чтобы она её больше желала меня и, перестав себя контролировать, показала всю страсть на которую способна.
   Сняв чулок, я начал целовать её ногу, и когда дошёл до внутренней стороны бедра, Майя вцепилась мёртвой хваткой в мои плечи и стала тяжело дышать и ёрзать по кровати. Улыбнувшись, я снял второй чулок, и у меня самого уже закружилась голова от желания. Чуть отстранившись, я постарался взять себя в руки, но уже ничего не мог с этим поделать. Руки сами потянулись к её трусикам и, быстро сняв их, я снова стал целовать её живот, опускаясь всё ниже.
   -Гера... - с мольбой прошептала Майя, и этот еле слышный выдох был лучшим приглашением к действию, которого я сейчас так жаждал.
   Сейчас хотелось только одного - быть внутри неё, а всё остальное не имело значение. Я лёг на Майю и начал медленно входить в неё. Продвижение даже на миллиметр дарило необыкновенные ощущения, и хотелось продлить это удовольствие как можно дольше. Облокотившись на руку, я наклонился к ней, и впился поцелуем в губы, а вторую руку просунул под её ягодицы и прижал к себе, чтобы полностью контролировать движения.
   Я старался двигаться как можно медленнее, наслаждаясь её теплом и жаром. Кожа горела от соприкосновения с её кожей, и казалось, что кровь бурлит в венах, а тело отзывалось на каждое её прикосновение и поцелуй и, закрыв глаза, я сам застонал. Майя стала пытаться двигаться, но я только сильнее прижал её к себе и прошептал:
   -Не двигайся, пожалуйста... Я сам... Не так быстро...
   Но внутри уже разгорался пожар и я понял, что не в силах противостоять ему. "С ней единственной я не могу контролировать", - пронеслось в голове и я начал наращивать темп, желая только одного - получить то удовольствие, которое может дать только она.
   Из её уст раздался протяжный стон, перед глазами всё поплыло и, погрузившись в бездну неимоверного блаженства, я сначала зарычал, а потом рык перешёл в стон, и я бессильно обмяк, стараясь хотя бы на пару секунд продлить удовольствие.
   -Что же ты со мной делаешь? - нежно прошептал я, когда пришёл в себя.
   Опираясь на локти, и не выходя из неё, я положил ладони на щёки Майи и принялся не спеша целовать её в губы, и одновременно с этим снова начав двигаться.
   -Почему ты? - и опять почувствовал, как во мне нарастает возбуждение....
   Майя спала, раскинув руки, а я, вглядываясь в её лицо, искал ответы на те вопросы, которые меня мучали сейчас больше всего.
   То, что я испытал этой ночью, ни шло, ни в какое сравнение с тем, что я испытывал прежде. Сегодня я получил такое наслаждение, которое не испытывал никогда раньше, и это не поддавалось выражению словами - это было что-то неимоверное прекрасное, и приносило невыразимое блаженство. Я не мог понять - почему мне его может дать только Майя.
   И теперь я уже стал испытывать страх, понимая, что никогда не смогу отказаться от этого, и вряд ли мне это надоест. "Но я не могу быть с ней, и не могу привезти в свой дом. Отец ясно дал понять, что не потерпит Майю. Да и разразится настоящий скандал, если кто-то узнает (а об этом обязательно узнают), что я живу с человеком. Такого ещё не случалось. Как будущий Лорд я не имею права подавать такой пример, иначе все кинутся заводить себе любовниц среди людей, и это будет невозможно остановить".
   Я окончательно растерялся, не понимая, что мне теперь делать. Получалось - и с Майей не могу быть, и без неё не могу.
   Положив ей руку на живот, я принялся выводить на нём узоры, и пытался найти выход из этой тупиковой ситуации. Но сколько я не бился, ничего в голову не приходило.
   Майя что-то пробубнила во сне и, повернувшись, обняла меня, уткнувшись лицом в грудь. Прижав её к себе, я понял, что никогда не смогу отпустить её. А мысль, что однажды она может выйти замуж за другого и родить ему детей, выжигала на сердце рану. "Она желает нормальной, обыкновенной семьи и если хочет, может быть очень настойчивой. Сейчас она сдалась, но однажды, когда мне придётся уехать, она может кинуться в объятия того же Сергея, как это сделала сегодня", - кулаки сжались от воспоминаний того, как тот щенок её обнимал. Майю я не осуждал, понимая, почему она хотела провести с ним ночь. Этим она хотела вычеркнуть меня из своей жизни, а вот тот урод собирался этим воспользоваться, и это злило. "И хорошо, если просто воспользоваться! А если она ему действительно нравится? Такой и жениться может, и ребёночком наградить побыстрее. Что тогда? Убивать всех, кто приблизится к Майе? Так она первая меня возненавидит. А я буду сходить с ума, не зная в чьих объятиях она окажется, чтобы вычеркнуть меня из своей жизни".
   Мысли становились всё мрачнее и я вздохнул. "Ладно, сейчас бесполезно себя накручивать. Лучше наслаждаться тем, что есть. А проблемы буду решать по мере поступления", - сказал я себе и попытался выбросить проблемы из головы. "Может потом решение само придёт? Да и зная характер Майи, волновать нужно за то, что может произойти утром. Она в любой момент опять может надуться и сказать, что выпила и не контролировала себя, и снова оденет на себя непробиваемый панцирь, и придётся начинать всё сначала. А на это у меня вряд ли хватит терпения, и я могу наделать глупости. Значит, как только она проснётся необходимо сразу взять её в оборот и, не давая опомниться, заняться с ней сексом", - я улыбнулся. "Это я сделаю с большим удовольствием. С ней я готов сутки в кровати проводить".
   Часы показывали пять утра, и я понял, что ждать пока она проснётся, совершенно не хочется. "Потом выспится!" - подумал я и, положив руку на грудь Майи, слегка сжал её. Наклонившись над её ухом, я прошептал:
   -Душа моя, проснись.
   -Гера, дай мне поспать, - спросонья проворчала Майя и попыталась отбросить руку.
   -Нет, - я перевернул её на бок, спиной к себе и, поцеловав в шею, рукой начал ласкать её между ног.
   -Мммм, - она вздрогнула и стала прерывисто дышать.
   -Девочка моя ласковая, - прошептал я, войдя в неё, и не спеша двигаясь, продолжил ласкать её рукой.
   Теперь я в полной мере мог наслаждаться ощущениями, потому что первое желание схлынуло, и я мог контролировать себя, чтобы как можно дольше продлить удовольствие. Обволакивающее тепло казалось согревает моё сердце, а кожа горела от жара и застонав, я закрыл глаза, желая только одного - чтобы это никогда не кончалось...
  
   В одиннадцать утра Майя открыла глаза, и сразу попыталась встать с кровати.
   -Нет! - обхватив за талию, я притянул её к себе и, улыбаясь, спросил: - А где "доброе утро?", - а затем поцеловал в губы.
   -Оно не доброе, - пробурчала Майя, ответив на поцелуй.
   -Почему? - пытливо спросил я, приготовившись к тому, что она сейчас начнёт капризничать.
   -Потому что кое-кто вчера здорово набрался, и сейчас очень сильно хочет пить, - скорчив гримасу, ответила она и вздохнула.
   -Я принесу, - сказал я, вскакивая с кровати.
   "Главное сейчас не выпускать Майю из постели, пока она не скажет, что сознательно занималась со мной сексом, и ей это понравилось, и что она больше не будет противиться этому".
   Достав из холодильника бутылку минеральной воды, и стакан из шкафчика, я вернулся в спальню.
   -Пей, - налив в стакан воду, я протянул его Майе.
   Смущённо посмотрев на меня, она взяла из рук бутылку, а не стакан, и произнесла:
   -Представь, что во рту у меня пустыня, а я верблюд, которые не пил воду двадцать дней, а потом умножь это на три. И ты предлагаешь мне какой-то стакан воды? - сказав это, она принялась пить прямо из горлышка.
   Рассмеявшись, я сел рядом, внимательно наблюдая за ней. Напившись, она поставила бутылку на прикроватную тумбочку и легла на спину.
   -А теперь такое впечатление, что я проглотила аквариум, и если ты хоть на сантиметр меня сдвинешь, он расплещется, и вода польётся из ушей.
   Я с облегчением выдохнул. Судя по всему, Майя не собиралась скандалить или делать вид, что всё произошедшее считает ошибкой. Однако я решил убедиться в этом окончательно, поэтому лёг рядом и принялся водить кончиками пальцев по её телу.
   -Я серьёзно! Если ты меня пошевелись, то будешь заниматься сексом с русалкой, - произнесла она, посмотрев на меня.
   -Да? Это даже интересно, и стоит попробовать, - наклонившись, я поцеловал её в шею.
   -Гера, а ты вообще устаёшь когда-нибудь? Все вампиры сексуальные маньяки или это только у тебя отклонение?
   -Понятия не имею, - весело ответил я. - Это зависит не только от меня, но и от тебя. Не надо так соблазнительно выглядеть.
   -Я так и вижу себя со стороны - растрепанные волосы, размазанная по лицу косметика и красные глаза от похмелья, и ты говоришь про соблазнительность? У тебя точно отклонения.
   -Тогда это неизлечимое отклонение, - я расхохотался и, прижал Майю к себе, понимая, что она больше не будет сопротивляться.
   И всё же я почти весь день не выпускал Майю из кровати, разрешив ей только принять душ и два раза поесть.
   На следующий день она ушла на работу и я весь день не находил себе места, и воскрешал прошлый день в памяти. Я с полной уверенностью мог сказать, что это был самый лучший день в моей жизни, и дело заключалось не в сексе.
   Когда Майя находилась рядом, я испытывал умиротворение и покой, и вместе с тем от души веселился. Она одновременно была нежной и ласковой, и в тоже время так комично иногда стеснялась, или начинала шутить и балагурить. Одно меня волновало - в глубине глаз всё же читалась обречённость и грусть, потому что она понимала - однажды я уеду.
   Стоял возле окна и, глядя на улицу, я ожидал, что в любой момент её машина въедет во двор, но минуты ожидания тянулись очень медленно, и я уже начал ругать себя. "Не надо было давать обещания Майе, что не приеду за ней на работу. Плевать, кто и что будет говорить. Дорога каждая минута с ней и пока я здесь, надо пользоваться каждым моментом".
   Наконец-то машина Майи въехала во двор. Улыбнувшись, я подошёл к двери, открыл её, и стал ждать, пока Майя поднимется по лестнице.
   Внезапно вместо звука открывающейся подъездной двери, с улицы раздался крик, и тут же резко оборвался, но я узнал голос Майи. Внутри всё похолодело, и я бросился вниз по лестнице, наплевав на осторожность и то, что мои быстрые движения могут вызвать подозрения у нечаянных свидетелей. "Плевать! Главное - Майя", - пронеслось в голове. Уже через несколько секунд я выскочил на улицу и оглянулся по сторонам. Майя сидела на земле в ста метрах от подъезда и, держась рукой за шею, судорожно хватала ртом воздух.
   "Шею сверну не раздумывая, если ей причинили боль!" Страх за Майю вызвал ярость, и я осмотрелся по сторонам в поисках обидчика, но никого не увидел.
   -Что случилось? - спросил я, подбежав к ней.
   Но Майя только беззвучно открыла и закрывала рот, с ужасом глядя на меня. Поняв, что она в шоке, я подхватил её на руки и, прижав к себе, понёс в квартиру. Поставив её на ноги в прихожей, я дрожащим голосом спросил:
   -Ты можешь рассказать, что произошло?
   Два раза моргнув, Майя убрала руку с шеи и вытянула её передо мной, сама с изумлением уставилась сначала на неё, а потом на меня. Ладонь Майи была испачкана в крови, а на шее виднелся укус. В нос тут же ударил пьянящий аромат крови, перед глазами всё поплыло, а рот наполнился слюной и я пошатнулся, стараясь взять себя в руки.
  
  
   Разрешение ради спасения.
  
  
  
   В голове всё помутилось от аромата, а руки затряслись мелкой дрожью. Я не ел уже десять дней, а кровь Майя так пахла, что хотелось только одного - припасть к ране губами и пить не останавливаясь...
   -Сволочь! Я так и знала, что ты приехал не просто так! Это какая-то ваша очередная идиотская игра! - закричала Майя, придя в себя, и с размаху ударила меня окровавленной ладошкой по лицу.
   Аромат стал ещё сильнее, а одна капелька попала мне на губы, и я сглотнул набежавшую слюну. "Только не слизывай её! Не пробуй! Иначе не сможешь потом остановиться!" - начал уговаривать я себя, и тут же непроизвольно облизал губы.
   На вкус кровь Майи оказалась ещё прекраснее, чем я ожидал - солоноватый и насыщенный привкус сводил с ума, и я уже не мог отвести взгляд от укуса, который так и манил припасть к нему. "Нет! Нельзя пробовать! Надо отвести взгляд и попытаться сосредоточиться на словах Майи. Если я сейчас наброшусь на неё, она этого никогда не простит!" Огромным усилием воли я заставил себя сначала посмотреть в глаза Майи, а потом сделать шаг назад. А она продолжала что-то кричать мне в лицо, но слов я сейчас не мог понять. "Надо обработать рану и остановить кровь, и стараться, как можно меньше дышать, чтобы не сорваться. Главное - остановить кровь, иначе я не сдержусь".
   На негнущихся ногах я прошёл в ванную комнату и, схватив первое попавшееся полотенце, вернулся в прихожую.
   -Приложи его к ране, - прохрипел я, протягивая полотенце.
   Замолчав, Майя внимательно посмотрела на меня, а потом на смену злости пришёл страх. Она поняла, что я сейчас чувствую, и сжалась, испуганно следя за моими движениями. Когда я, задержав дыхание, сделал шаг к ней, чтобы помочь снять куртку, она испуганно отступила.
   -Не бойся, я хочу помочь тебе снять верхнюю одежду, чтобы обработать рану, - скороговоркой произнёс я, чтобы меньше вдыхать воздух, но перед глазами опять всё поплыло, рот наполнился слюной, а желудок требовательно заурчал.
   Сняв с неё верхнюю одежду, я завел Майю в зал и, усадив на диван, спросил:
   -Бинты, пластырь у тебя есть?
   -Да, в холодильнике, - запинаясь, ответила она.
   -Сейчас всё принесу, - бросил я и вышел на кухню.
   Только здесь я решился вдохнуть воздух полной грудью, но это мало помогло, потому что щека до сих пор была в крови. Включив воду, я умылся, чтобы запах крови так не бил в нос, а потом, найдя в холодильнике пластырь и йод, вернулся в зал. Майя тем временем уже сняла с себя пиджак и расстегнула пару пуговиц на блузке.
   На светлой блузке пятна крови бросались в глаза, и я опять непроизвольно перевёл взгляд на рану и вдохнул воздух. В желудке тут же всё сжалось. "Если я сейчас не уйду и не поем, будет только хуже. Слишком соблазнительный запах. Даже когда кровь остановится, я буду чувствовать его. Пока не поем, я опасен для Майи". Подойдя, я отдал пластырь с йодом, и произнёс:
   -Обработай рану. Я вернусь через час, максимум два, - и попятился из зала.
   -Ты меня бросаешь? Меня покусали, а ты вот так меня бросаешь!? - глаза Майи наполнились слезами.
   -Майя, я давно не ел, а запах твоей крови сводит с ума. Мне надо уйти и поесть, иначе... - я запнулся, боясь сказать вслух, что могу сделать, если не уйду.
   Её глаза расширились от ужаса, и она помертвевшим голосом спросила:
   -Ты убьёшь чел...
   -Да, - перебил я. - Иначе нельзя.
   Она отвернулась и посмотрела в окно, и я решил, что сейчас самый лучший момент выскользнуть из дома. Хотя теперь я уже не знал, чего ожидать после возвращения, и как себя поведёт Майя, ведь она будет знать, что я только что убил человека. Но с другой стороны, она должна понимать, что я вампир и кровь необходима мне точно так же, как и ей еда.
   -Гера, - раздался тихий голос из зала, когда я потянулся к своей обуви. - Подойди, пожалуйста, ко мне.
   Встал в проёме двери и, не решаясь подойти ближе, я вопросительно на неё посмотрел.
   -Ты когда-то говорил, что вам необходимо двести - двести пятьдесят миллилитров, чтобы насытиться. Да? - я кивнул. - А это в принципе не много. Да и кровопускания иногда полезны, - она замолчала на секунду, а потом, посмотрев мне в глаза, произнесла: - Меня всё равно укусили, и кровь уже течёт. Зачем же её так бездарно расходовать, тем более, если это кому-нибудь спасёт жизнь.
   "Майя на самом деле разрешает мне попить её крови, или я от голода уже страдаю галлюцинациями?" - я боялся поверить своим ушам, и страстно желал этого.
   -И потом, у нас, у людей говорят - путь к сердцу мужчины лежит через его желудок, - она изобразила улыбку на лице, но в глазах явно читался страх. - А мне даже готовить ничего тебе не нужно, всё уже приготовлено. Приступай.
   Сделав пару шагов к ней, я заставил себя остановиться, и переспросил:
   -Ты уверена? - а про себя начал молиться, чтобы она не передумала.
   -Уверена! Ты долго будешь мяться там?
   Я улыбнулся и, подойдя к дивану, взял Майю на руки и, посадив к себе на колени, поцеловал в губы, а потом прошептал:
   -Спасибо тебе большое! Обещаю, больно не будет!
   Она хмыкнула и, повернув голову на бок, закрыла глаза, а я наклонился, и позволил себе вдохнуть этот пьянящий аромат полной грудью. Тут же перед глазами всё поплыло, а голова закружилась. Огромным усилием воли я заставил себя не сразу припасть к ране губами, а провёл языком по плечу, слизывая кровь, которая уже вытекла из раны.
   Как только первые капли попали в рот, я испытал неимоверное наслаждение. Внутри разгорелся пожар и я понял, что ничего вкуснее ещё в своей жизни не пробовал, и хотелось только одного - чтобы это удовольствие продлилось как можно дольше, поэтому, когда я припал губами к укусу, то принялся не спеша посасывать кровь, смакуя каждую каплю. Кровь оказалась густой и имела такой насыщенный вкус, что ещё сильнее закружилась голова, и я закрыл глаза от блаженства. Я пил и не мог насытиться, и казалось, что если оторвусь хоть на секунду, то умру.
   Прижав Майю к себе ещё сильнее, я начал водить одной рукой по её талии, а потом расстегнул блузку и, прикоснувшись к груди, погладил её. Майя еле слышно вздохнула, а сосок тут же отвердел и стал приятно покалывать ладонь.
   "А если совместить два удовольствия - и кровь, и секс, что произойдёт?" - подумал я, чувствуя, как во мне нарастает возбуждение. "А чего задаваться вопросами? Надо действовать. Удовольствие будет компенсацией Майе за вкуснейшую кровь". Оторвавшись на секунду от укуса, я прошептал:
   -Хочу тебя, - и прижав её к себе, поднялся с дивана, поспешив в спальню.
   Положив её на кровать, и проведя ещё раз языком по ране, я начал быстро раздеваться, чувствуя лихорадочное возбуждение и от запаха крови, и от предстоящих удовольствий.
   -Ого! Ты хочешь и есть и сексом одновременно заниматься! - она улыбнулась, снимая блузку и расстёгивая юбку.
   -Да, - ответил я, трясущимися руками помогая быстрее ей снять одежду.
   Когда одежда валялась на полу, я лёг рядом, и опять прижавшись к укусу губами, принялся водить рукой по телу, опуская её всё ниже. Скользнув рукой между ног, я понял, что Майя и сама меня уже хочет, поэтому лёг на неё, и сразу войдя, стал двигаться, не отрываясь от раны, и продолжая пить кровь.
   Внутри от переполнявших ощущений уже не просто горел пожар, а бушевала огненная стихия, но хотелось ещё больше крови и наслаждения. Я увеличил темп, и кровь потекла быстрее, неуловимо поменяв свой вкус, став более терпкой, и я уже не смаковал её по каплям, а пил, боясь хоть на секунду остановиться.
   Майя застонала и, вцепившись руками мне в спину, стала двигаться на встречу, а потом вскрикнула и затихла. В этот момент кровь снова поменяла свой вкус и меня накрыла такая волна блаженства, что я зарычал, а потом, бездумно вонзил зубы в рану, чтобы успеть как можно больше выпить того нектара, который сейчас тёк по венам Майи...
  
   Я лежал с глупой улыбкой, и ничего не мог с этим поделать, потому что до сих пор испытывал эйфорию от полученного удовольствия. Голова приятно кружилась, а в теле чувствовалась такая лёгкость, что казалось - я могу сейчас взлететь. Но самым приятным был привкус крови Майи, который я всё ещё чувствовал во рту. Это была не кровь, а божественная амброзия, которую я никогда до сегодняшнего дня не пробовал. "И как же мы вампиры глупы, когда пугаем людей! Мы думает, что чем больше человек испытывает страха и ужаса - тем вкуснее кровь, но мы ошибаемся, и теперь я это понял. Если человеку доставить удовольствие - вот тогда кровь становится действительно вкусной! Хм, а те четверо, что ушли из клана, знали об этом? Наверное, знали, поэтому и выбрали человеческих женщин. Я и сам уже никогда не смогу от этого отказаться, и плевать, что скажет отец или кто-нибудь ещё. Мне нужна Майя, её тело и её кровь и ради этого я на многое пойду", - решил я.
   Приподнялся, я стал рассматривать спящую Майю. После того, как я насытился и получил все возможные удовольствия, я спокойно обработал ей рану и позволил заснуть. Она спала уже больше часа, и весь этот час я благодарил небеса, что она так и не поняла, что я укусил её. И одновременно с этим испытывал чувство стыда за то, что вонзил в неё зубы. "Необходимо в следующий раз контролировать себя! Хотя о каком контроле может быть речь? Это невозможно контролировать. Один только секс приносит невыразимое наслаждение, а уж про кровь и говорить нечего. Хотя, этому есть объяснение - когда человек испытывает блаженство, его организм начинает вырабатывать эндорфин и серотонин, поэтому, наверное, и получается такой волшебный вкус".
   Наклонившись ближе к шее Майи, я с наслаждением потянул носом воздух, вдыхая запах от свежей раны. Даже то, что сейчас к нему примешивался запах йода и пластыря ни сколько не портил его. Прижавшись губами к её шее пониже укуса, я закрыл глаза, и с удовлетворением почувствовал, как у меня под губами бьется венка с самой вкусной кровью. "Следующего раза я точно не буду ждать десять дней!" "А вдруг Майя больше не разрешит пить её кровь?" - от этой мысли внутри всё неприятно похолодело. "Ведь её укусили, поэтому она и разрешила это сделать...".
   "Стоп! О чём я вообще думаю? Майю укусил вампир! Вампир! Надо думать об этом, а не о том, как бы в следующий раз ещё напиться её крови".
   Я лёг на бок и, прижав к себе Майю, стал размышлять. "Итак, что произошло? Случайность или её действительно хотели убить? Или просто напугать? Или это было предупреждение для меня?"
   Вряд ли это случайность, но даже если допустить и такое - этот вампир вернётся за Майей, в этом я не сомневаюсь. Я бы и сам вернулся, будь на его месте. У неё редкая группа крови, и от такого удовольствия не откажется ни один вампир. Значит, теперь надо не спускать глаз с неё.
   А если шли именно за ней, то кому это выгодно? Конечно, первым на ум приходит Евсей. Он мог всё это время следить за мной и знает, что я здесь. Теперь он использует любую возможность насолить мне за то, что я вывел его на чистую воду. Но, если хорошо подумать, то ему как раз на руку не убивать Майю, а наоборот, сделать так, чтобы о моей связи с ней все узнали. Ведь разразится скандал, а когда отец поймёт, что я не собираюсь её бросать, может лишить меня будущего титула Лорда. Он будет вынужден это сделать, потому что Лорд клана вампиров, который живёт с человеком - это нонсенс. Да и другие вампиры могут захотеть попробовать это, и такого вампира уже не изгонишь из клана, потому что Лорд сам так делает. Так что Евсею наоборот выгоднее оставить Майю в живых, чем убивать. И он это должен понимать.
   А если это было предупреждение мне, то от кого? От отца? Хм, вряд ли. Я здесь только восьмой день, и он ничего сейчас предпринимать не станет, надеясь, что я сам перебешусь и, потеряв интерес к Майе, вернусь домой. Если бы я находился здесь восьмой месяц, вот тогда он мог таким образом предупредить меня. Значит, это точно не он. Но кто же тогда? Ведь больше никто не знает о том, где я сейчас.
   Когда в семь утра зазвонил будильник, и Майя проснулась, я так и не смог разобраться, кого же мне необходимо опасаться, и с какой стороны ждать нападения.
   Сев на край кровати, она потянулась, а потом охнула и прижала руку к шее.
   -Сильно болит? - с тревогой спросил я, испытывая угрызения совести, за то, что и сам вчера укусил её.
   -Терпимо, - она поморщилась. - Знаешь, вопрос с твоим питанием надо как-то решать, но сразу предупреждаю - кусать я себя больше не позволю, поэтому думай, каким способом следующий раз ты получишь мою кровь. И способ этот должен быть не таким болезненным.
   -Значит, ты разрешишь пить твою кровь и дальше? - я испытал радость и облегчение.
   -Конечно, теперь ты моя личная пиявка, - она наклонилась ко мне и поцеловала в губы. - И потом, от этого все выигрывают! Тебе не надо тянуть в рот всякую дрянь. Я не буду дёргаться из-за того, что не знаю, из кого ты пил кровь теми губами, которыми меня целуешь, и это спасёт не одну жизнь, - она скорчила смешную гримасу. - Но, ты должен решить, как это делать без укусов! - и поднялась с кровати.
   -Ты куда это собралась? - удивлённо спросил я, хватая её за руку. - Тебе надо лежать сегодня.
   -Гера, мне надо на работу.
   -Позвони и скажи, что ты заболела.
   -Послушай, я только месяц работаю на этой фирме, и даже если бы у меня была температура под сорок, я всё равно пошла на работу. Ты не представляешь, как работодатели терпеть не могут болезненных сотрудников. Да и потом, чтобы болеть, надо получить справку. А что я скажу на приёме у врача? "Доктор! Меня тут давеча один вампир покусал, а потом второй полночи занимался со мной сексом и пил литрами мою кровь. Вы не могли бы мне справочку выправить, чтобы я не ходила на работу?" - последнюю фразу она произнесла таким смешным тоном, а потом ещё и закатила глаза, что я не выдержал и начал смеяться.
   -Неправда! Я не пил твою кровь литрами! - сквозь смех ответил я. - Хотя выпил не меньше трёхсот пятидесяти миллилитров.
   -Обжора!
   -Прости, - уже серьёзно сказал я. - Как ты себя чувствуешь? Слабости и головокружения не ощущаешь?
   -Вроде нет. Не волнуйся, буду чаще пить чай на работе и плотно пообедаю. А теперь отпусти мою руку.
   -Майя, ты что ничего не понимаешь? - хмуро спросил я. - На тебя напал вампир, и я не пущу тебя ни на какую работу. Твоей жизни сейчас угрожает опасность!
   -Гера, а если я не пойду на работу, моей жизни будет угрожать голодная смерть и выселение из квартиры! Мне необходима эта работа. На меня напали возле подъезда и не факт, что это вампир! Я даже не видела нападавшего, потому что он сделал это со спины, и я не могу утверждать, что это был вампир! Ты забыл, что я написала книжку, и вполне возможно, что это какой-то псих, понимаешь? - она присела опять на кровать и, проведя кончиками пальцев по моей щеке, ласково произнесла: - Но, в любом случаи, спасибо, что волнуешься за меня. Давай так договоримся - ты будешь каждый вечер встречать меня возле подъезда, чтобы такого больше не случилось.
   -Майя, родная, у меня столько денег, что тебе нет смысла волноваться за то, чем питаться и где жить. Скажи, какая сумма тебе нужна и ты её получишь! Только не ходи на работу!
   -Мне не нужны твои деньги, я в состоянии обеспечить себя самостоятельно, - холодно ответила она и, выдернув руку, вышла из комнаты.
   -Почему ты так реагируешь, когда я говорю про деньги? - поднявшись, я пошёл следом за ней. - Раньше ты их тратила без зазрения совести, а когда я сказал о них перед отъездом и сейчас, сразу начала злиться?
   -Тогда я их тратила, чтобы тебя позлить.
   -Пожалуйста, позли меня ещё раз! - игриво попросил я.
   -Нет, Гера и давай сразу договоримся - этот вопрос больше не будет подниматься.
   -Но это глупо!
   Майя, ничего не ответив, прошла в ванную комнату и закрылась там. "Ну, вот что за упрямая девчонка! Если она думает, что на этом разговор окончен, то глубоко ошибается. Ладно, пока отложим этот разговор, но всё равно будет по-моему. А сейчас есть и более важные проблемы".
   Я не особо верил, что Майю покусал какой-то фанат вампиров, но не исключал и такую возможность. "В любом случаи, пока я не смогу убедить её спокойно пользоваться моими деньгами, она будет ходить на работу. Можно, конечно, закрыть её в квартире, и никуда не выпускать, но тогда она устроит мне ад, и не подпустит к себе, а я этого не хочу. Значит, мне надо обеспечить ей безопасность на то время, пока она не примет от меня деньги".
   Когда она вышла из ванны, я спросил:
   -У вас охрана в офисе есть?
   -Да, у нас вообще вход только по пропускам.
   -Прекрасно! Ты в кабинете сидишь одна?
   -До своего личного кабинета мне ещё работать и работать, - она улыбнулась.
   -Чудесно! Значит ты всё время среди людей? - она кивнула. - Тогда я разрешаю тебе ходить на работу.
   -Спасибо большое, Ваше Величество! - фыркнула она.
   -Но только при одном условии!
   -Каком? - высокомерно спросила она.
   -Я буду привозить тебя на работу, и забирать оттуда, и ты пообещаешь мне, что не станешь покидать офис одна.
   -А если я не согласна?
   -Тогда ты вообще не выйдешь из квартиры!
   Майя невольно поморщилась и, вздохнув, произнесла:
   -Хорошо, я согласна.
   -Умница! - я прижал её к себе и поцеловал.
   -Без рук!
   Меня начинал душить смех, когда она злилась и я, чтобы ещё больше не провоцировать её, скрылся в ванной комнате.
   Когда в прихожей, мы уже готовые к выходу из дома, одевали обувь, Майя вдруг зло отбросила ботинок и сказала:
   -Свинство какое-то! Я их купила весной на распродаже и даже не успела толком поносить, и нате - пожалуйста, какая сволочь мало того, что покусала меня, так я ещё и каблук из-за него сломала! - а потом открыла шкаф и достала оттуда вторую пару обуви.
   -Не расстраивайся, купим тебе новую обувь, - ответил я и, взяв ботинок, стал его рассматривать. Каблук был не то чтобы сломан, а так сказать вырван с мясом. - Кстати, а как всё произошло?
   -Ты думаешь, я успела понять? Я вышла из машины, и когда подошла к подъезду, на меня кто-то набросился сзади. Я закричала, но мне тут же прикрыли рот рукой и потянули в темноту. Тогда я начала брыкаться и выворачиваться, а потом, почувствовав под ногами землю, из всех сил наступила каблуком на ногу нападавшего, как раз в тот момент, когда он меня укусил. Я-то надеялась, что то захрустели его кости, а то был мой каблук, - забрав у меня ботинок, она вздохнула и принялась его опять рассматривать. - Отнесу в мастерскую, может ещё отремонтируют?
   -А дальше?
   -Потом локтём попыталась ударить в живот, а в следующий момент уже сидела на земле, и появился ты.
   "Это однозначно вампир! Потому что человек так быстро не убежал бы! Осталось выяснить, какой вампир - залётный, нечаянно выбравший Майю на ужин, или он шёл целенаправленно? Но одно я знаю точно - этот вампир пожалеет, что напал на неё", - решил я, чувствуя, как меня охватывает ярость.
  
  
  
   Второе решение.
  
  
   Следующие три дня прошли спокойно. Я исправно отвозил Майю на работу, а потом забирал оттуда, и ничего подозрительного не происходило.
   Часы показывали десять вечера, а Майя по-прежнему сидела за компьютером и занималась своей работой. Мне же было откровенно скучно. "Хм, как раз удобный момент понять, почему она так фанатично привязана к своей работе".
   Поднявшись с дивана, я подошёл к ней и, подняв со стула, сам присел на него, а потом посадил её к себе на колени.
   -Гера! Ты мне мешаешь работать! - недовольно проворчала она, пытаясь устроиться удобнее.
   -Чем же? - спросил я, целуя её в шею.
   -Именно вот этим!
   -Тебе не нравится?
   -Конечно, нравится, но сейчас не время. Я и так последние пять дней занималась только развлечениями, пора и поработать.
   -Я тебе уже надоел?
   -Господи! Ну, конечно же, нет, - она покосилась на меня. - Такой, как ты вряд ли может надоесть. Это я тебе скорее надоем, и ты бросишь меня не через три месяца, а через месяц, - Майя улыбнулась, но меня не обманула это показная радость, потому что в глазах читалась грусть.
   -А если я тебя не брошу? Ты согласилась бы со мной жить? - непринуждённо поинтересовался я и замер.
   -Гера, ну всё равно ведь бросишь. Не через три месяца, так через три года, или пять - десять лет.
   -Почему ты так думаешь?
   -Потому что через десять лет мне стукнет тридцать пять, фигура поплывёт, и я стану толстой, а на лице появятся морщины.
   -Ты думаешь, я с тобой только из-за этого?
   -Ну и, конечно же, моя кровь станет не вкусной. Да? Вы ведь, наверное, предпочитаете молодых и сильных девственниц? - она задорно подмигнула.
   -Не обязательно девственниц, но кровь молодых и сильных вкуснее. А я с тобой не только из-за твоего возраста, внешности или вкуса крови. Мне нужна ты, и всё равно, сколько тебе будет лет, и как ты будешь выглядеть, - серьёзно ответил я.
   -Гера, - она развернулась и посмотрела мне в глаза, - Не надо давать никаких обещаний и что-то говорить. Мне не пятнадцать, а двадцать пять лет, и я прекрасно понимаю, что мужчины любят глазами. Может у нас и был бы шанс прожить вместе всю жизнь, если и ты старел бы, но... Давай, вообще закроем эту тему. Хорошо? Сколько получится пробыть вместе, столько и будем.
   -Майя...
   -Шшш, - она приложила палец к моим губам. - Никаких обещаний и сроков. Тема закрыта. Лучше ответь мне на вопрос - ты уже знаешь, как получать мою кровь? Какие есть идеи?
   -Идеи две, - вздохнув, ответил я. - Первая - брать у тебя кровь шприцом, - и я непроизвольно поморщился. Это значило, что я не могу пить кровь Майи в тот момент, когда мы занимаемся сексом, потому что я плохо представлял, как во время секса буду искать вену на её руке, а потом ещё и набирать кровь в шприц. - Вторая, я буду делать маленькие надрезы, - этот вариант устраивал меня больше, потому что позволял пить её кровь в любой момент, но пугало то, что это причинит боль.
   -И судя по всему, второй вариант нравится тебе больше?
   -Да, понимаешь, когда мы в спальне, твоя кровь становится другой на вкус...
   -Ха! Значит, когда мне хорошо, кровь вкуснее? - она улыбнулась. - У тебя замечательный стимул чтобы доставлять мне удовольствие! - и поцеловала меня в губы. - Значит, выбираем надрезы!
   -Но тебе будет больно, - с сожалением произнёс я.
   -Будешь стараться отвлечь меня! Только давай сразу договоримся, разрезы делать не кухонным тесаком, а чем-нибудь наподобие лезвия, или скальпеля.
   -Ты уверена? Ведь они потом будут болеть.
   -Не уверена. Меня вообще пугает сама идея надрезов или шприцов, но другого выхода нет.
   -Спасибо тебе, - внутри всё сжималось от сознания того, что ради меня Майя идёт на такие жертвы.
   Испытывая нежность, я прижал её к себе, и став водить рукой по телу, начал целовать.
   -Так! Руки прочь! Или сидишь смирно или выгоню на диван. У меня тут работы гора, - весело произнесла она и, отвернувшись, опять стала смотреть в монитор.
   -А я вот всё думаю, зачем тебе основная работа? Занималась бы только этой, и постоянно находилась дома.
   -Я приходящий бухгалтер, и платят там копейки. На них невозможно прожить.
   -Зачем ты тогда за неё взялась? - удивлённо спросил я.
   -Долго рассказывать, - Майя тут же стушевалась, и стала делать вид, что очень занята, но это только распалило мой интерес.
   -У меня есть время, и я хочу знать, - настойчиво сказал я.
   -Гера, ну какая разница. Отстань.
   -Нет, рассказывай, - я развернул её к себе. - Иначе не дам работать.
   Она отвела взгляд в сторону и, вздохнув, ответила:
   -Когда мы с тобой расстались, мне было плохо, и я практически каждую ночь пялилась в потолок и всё время вспоминала те... В общем, мне не спалось, и я решила использовать это время с пользой и нашла себе ещё две фирмы, которые можно вести, раз уж всё равно лежу без толку.
   -Значит, тебе тоже было плохо без меня? - на сердце сразу потеплело, когда я понял, что и Майя не забывала меня.
   -Да, скрывать не буду, - она опять вздохнула. - Я думала, что и так это понятно. Ведь будь по-другому, увидев тебя, я бы запрыгнула в машину и постаралась переехать тебя раз двадцать, как минимум. А теперь дай мне поработать, - она опять отвернулась и стала смотреть в компьютер.
   Я улыбнулся. Майя никогда не стеснялась выражать свои эмоции и чувства, и мне это нравилось. Женщины, как правило, всегда стараются набить себе цену и начинают изображать из себя холодных неприступных королев, когда понимают, что мужчина в ней заинтересован, а Майя так никогда не делала. В душе всё больше и больше росла нежность, когда я думал о ней.
   Наклонившись, я встал вдыхать запах её тела и волос, и внутри стало нарастать возбуждение. "Нет! Надо успокоиться и поговорить с ней", - одёрнул я себя.
   -Сейчас я рядом с тобой, и твои ночи не так скучны. Может, ты бросишь свои фирмы, и займёшься только основной работой?
   -Там такой бардак, что мне совесть не позволит уйти с этой работы, пока не наведу порядок.
   -Значит, ты у нас педант, с огромным чувством ответственности? - спросил я, а для себя отметил эту черту характера. "На ней можно хорошо сыграть, если будет в этом необходимость".
   -Я, скорее, зануда, которая любит порядок, и у которой есть капелька совести. Наведу порядок в документах, а потом уйду и займусь только основной работой.
   -Хочу знать ответ на ещё один вопрос. Обещай, что ответишь на него.
   -Какой вопрос? - она подозрительно покосилась на меня.
   -Сначала обещание, - я хитро улыбнулся.
   -Нет, сначала вопрос, - твёрдо сказала она.
   -Майя, ты же знаешь, я всегда получаю то, что хочу, - самодовольно произнёс я. - Ты даёшь обещание, а потом я задаю вопрос. Иначе... - я прижал её к себе, и стал возбуждающе поглаживать по спине.
   -Ты мерзкий типчик, с раздутым самомнением! - она так мило улыбнулась, что слова скорее походили на похвалу. - Вот только одного понять не можешь. Ты имеешь ровно столько власти надо мной, сколько я хочу тебе дать, - снисходительно закончила она.
   -Что это значит? - удивлённо спросил я.
   Но вместо ответа она щёлкнула меня пальчиком по носу, а потом, взяв рукой за подбородок, поцеловала долгим и сладким поцелуем в губы.
   -Так каков был вопрос? - улыбаясь, спросила она.
   "Хм, ладно, по поводу власти мы потом решим вопрос. И ещё посмотрим, кто и сколько над кем имеет власти!" - подумал я, и решил задать вопрос, который меня сейчас больше всего волновал:
   -Почему ты не хочешь пользоваться моими деньгами, и не хочешь вообще уволиться с работы?
   -Потому что я такое млекопитающее, которое быстро привыкает к хорошему. Если я сейчас уволюсь и сяду тебе на шею, мне это может понравиться. Ты меня разбалуешь, а потом, когда исчезнешь, мне придётся тяжело. Понадобится заново искать работу, а перерыв в стаже работодатели не любят, - Майя смущённо улыбнулась. - Вообще причин много - квартира взята в кредит, и надо за неё платить. А так как зарплата не большая, откладывать деньги у меня не получается, соответственно, за душой не гроша. И если раньше я об этом не задумывалась, то прошлый месяц показал все прорехи в моём бюджете и все недостатки такой жизни....
   -Всё, я понял. Молчи! - мне стало стыдно, как никогда раньше.
   Я выдернул Майю из повседневной жизни, бросил её в пекло, а потом ещё и оставил один на один с проблемами, когда получил победу. Мне и голову не приходило, что это может повлечь за собой такие последствия.
   -Назови любую сумму, и я переведу её на твой счёт, чтобы ты не испытывала больше нужды никогда. Чтобы не случилось - деньги у тебя будут всегда.
   -Фу! Ещё не лучше! Тогда я буду всю жизнь чувствовать себя содержанкой! - поморщившись, ответила она, и опять отвернулась к монитору. - Я как-нибудь сама.
   -На тебя не угодишь! И то не так, и это ни этак! - я уже начал злиться. - Ты сама знаешь, чего хочешь?
   -Знаю! Оставим всё как есть, а если ты чем-нибудь недоволен, то это твои проблемы! - Майя поднялась с моих коленей и, выключив компьютер, вышла из зала.
   "Что за упрямая девчонка!" - это уже начало раздражать. "Её независимость и гордость не всегда уместна, и здорово мешают, а сейчас вообще подвергают её жизнь опасности. Вот только она этого понять не хочет. И теперь всю ночь, наверное, будет строить из себя недотрогу".
   Однако на этот счёт, к счастью, я ошибся. В кровати она отдавалась со всей страсть, заставляя забывать обо всех разногласиях. Лишь когда я позволил Майе заснуть, мысли вернулись к вечернему разговору, и я начал думать о том, как бы выйти из этой ситуации. Неожиданно в голову пришла очень неприятная мысль: "Майя не доверяет мне. Она отдала своё тело и жизнь, а в свою душу так и не пустила!" Внутри всё неприятно сжалось от этого. Я хотел полностью владеть ею. "Надо привязать её к себе всеми возможными способами!" "Да, сказать легко, а вот сделать!" Всю оставшуюся ночь я искал хоть какой-нибудь способ, но ничего в голову не приходило.
   Утром, отвезя Майю на работу, я заехал в банк и открыл счёт на её имя. А всё оставшееся утро мучился, пытаясь придумать, под каким предлогом вручить ей бумаги. "В моей жизни всякое случалось, но такое впервые. Раньше с меня требовали подарки и деньги, а когда я сам хочу это сделать - от них отказываются. Жизнь ироничная штука", - невесело подумал я, глядя в окно.
   После двух часов дня меня охватила тревога, причину которой я не мог понять. Меряя шагами зал, я пытался понять, что не так, а к четырём часам я уже просто не находил себе места. "Бред какой-то! Я начинаю сходить с ума в четырёх стенах. По городу, что ли прокатиться? Хоть какое-то развлечение".
   Но по городу прокатиться не получилось, потому что меня просто потянуло к офису Майи, поэтому я решил дождаться её и потом куда-нибудь съездить уже с ней. Припарковавшись недалеко от входа, я стал ждать. До конца рабочего дня оставалось сорок пять минут, и удобно устроившись на сиденье, я смотрел на входную дверь.
   Через десять минут к офису подъехал джип, и остановился, а ещё через три минуты в дверях офиса появилась Майя, и я встряхнул головой, не веря своим глазам. Тем временем она оглянулась по сторонам, и направилась к джипу. "Вот просил же одной из офиса не выходить, да ещё и в темноте! Сейчас устрою ей взбучку за непослушание" - я открыл дверь и вышел из машины.
   Из джипа тоже вышел мужчина с пакетом в руках. Как только я увидел его, то сразу всё понял. Дальше всё происходило молниеносно. Я бросился к Майе, а мужчина, увидев меня, отбросил пакет и тоже кинулся к ней. Он успел схватить её за руку, и дёрнул на себя, но я уже был рядом и, нанеся ему удар по руке, отбросил Майю в сторону. В следующее мгновение я и сам получил удар в грудную клетку и, пролетев пару метров, упал на землю. Тут же вскочив на ноги, я снова собрался ринуться в бой, но нападавший мужчина, уже садился в джип. А потом машина с громким визгом рванула с места и на большой скорости стала удаляться.
   Внутри всё кипело от злости. "Упустил! А ведь это был шанс узнать - кто же охотится на Майю" - от неудачи хотелось что-нибудь разбить или ударить, но я взял себя в руки и оглянулся по сторонам, ища виновницу этой заварушки. Она сидела чуть в стороне на земле и с удивлением смотрела на меня.
   -Ты вообще соображаешь головой!? - не выдержав, я стал кричать на неё. - Я тебе ясно сказал, чтобы одна из офиса не ногой!
   -Мне по электронной почте пришло письмо от двоюродного брата. Он написал, что его друзья будут проездом в нашем городе, и он передаст через них подарок, - растерянно ответила она.
   -Ты совсем дура?! С нашей ситуации никому доверять нельзя, а ты так безалаберно купилась на письмо! - я поднял её с земли и встряхнул. - Всё! Хватит! С завтрашнего дня ты сидишь дома, под моим присмотром, и мне глубоко плевать - согласна ты на это или нет! Ясно? - я ещё раз встряхнул её, хотя в этот момент мне хотелось минимум отходить её по мягкому месту ремнём, чтобы в следующий раз она делала то, что я говорю.
   Майя застонала, а потом, поморщившись, произнесла:
   -Мне больно.
   На место злости сразу же пришёл испуг, и постав её на землю, я стал крутить её во все стороны, осматривая.
   -Где болит? - с тревогой спросил я.
   -Кажется, у меня поломана левая рука.
   Осторожно взял её за руку и, завернув рукав жакета, я стал её осматривать. Там уже начал проявляться синяк, кожа была горячей, а сама рука припухла.
   -Что вы обычно делаете в таких ситуациях?
   -В больницу едем.
   -Тогда бегом в машину. Больше нигде не болит?
   -Вроде нигде. Подожди меня здесь, я сейчас приду, - и сделала шаг от меня.
   -В машину! - приказал я, держа её за одежду. - Иначе я сам тебя отнесу.
   -Гера, мне надо забрать верхнюю одежду и сумку, там документы, - терпеливо сказала она.
   -Хорошо. Если через три минуты ты не спустишься, то я сам поднимусь за тобой, и охрана меня не остановит. Понятно?
   Майя кивнула и скрылась в дверях. У меня же внутри продолжала клокотать ярость и на неё и тех, кто напал. Сегодня я окончательно убедился, что кто-то серьёзно настроен против Майи. Но, вот кто? "Это вампиры не из нашего клана, потому что своих я знаю всех. Это кто-то чужой и они хотели её украсть. Значит, есть заказчик, который направляет, потому что просто убить её можно было и в понедельник, и сегодня. Свернуть человеку шею - минутное дело". Меня стал охватывать страх за неё. "Я не готов отпустить Майю, и она мне нужна".
   -Вот сволочь! - Майя, как ошпаренная, выскочила из дверей.
   -Что?
   -Мой начальник - сволочь! Я сказала, что поскользнулась и упала, поэтому мне необходимо в больницу, а он: "Майя Владимировна! Вы не имели права покидать офис во время рабочего дня, и должны были смотреть себе под ноги. Но раз уж так получилось, разрешаю вам завтра взять выходной, а в понедельник жду на работе. Ведь у вас левая рука поломана, а правая в порядке" - басом произнесла она.
   -Об этом не может быть и речи, - холодно сказал я, усаживая её на переднее сиденье.
   -Гера, меня тогда уволят, а я только нашла себе работу. Мне ещё крупно повезло, что я смогла устроиться на эту фирму, - жалобно ответила она, когда я сел в машину.
   -Мне плевать! Ни на какую работу ты ходить не будешь! Понадобится, я тебе ноги сломаю. Ясно? - меня опять стала душить злость. - Ты меня удивляешь. Я считал тебя умной девушкой, но сейчас ты ведёшь себя как малое дитя, и не хочешь видеть очевидных фактов! Ты вообще понимаешь, что сейчас произошло? Тебя пытались выкрасть!
   -Прости! Но письмо пришло с адреса брата, и я даже не думала...
   -Вот именно! Ты не думала! И вообще, работать тебе уже не нужно, ты и так уже очень богатая девушка. Всё! Ты сидишь дома, а все проблемы моя забота! - непреклонно произнёс я. - Где ближайшая больница?
   -Здесь недалеко. Выезжай на главную дорогу, потом на светофоре налево, а там я покажу, - поморщилась от боли, сказала она, а потом прищурилась и подозрительно спросила: - Подожди, а что значит - богатая?
   -Я открыл на твоё имя счёт в банке и положил на него три миллиона евро, так что денег у тебя сейчас достаточно. Чуть позже положу ещё столько же.
   -Я не возьму! - воинственно произнесла она.
   -Да неужели!? Тебя никто не спрашивает! Возьмёшь, как миленькая! - зло отрезал я.
   -Посмотрим! - упрямо ответила она.
   -Майя, не зли меня сейчас ещё больше, иначе ты об этом пожалеешь, - угрожающе произнёс я.
   Она хмыкнула, но промолчала и, отвернувшись, стала смотреть в окно.
   В больнице ей сделали рентген, и после этого доктор заверил нас, что перелом не опасный, и заживёт за три недели. В байку Майи, что она упала на лестнице он, конечно же, не поверил, потому что на руке синяк уже превратился в отпечаток ладони и пальцев. Но врач промолчал, только бросив в мою сторону неодобрительный взгляд.
   Наложив ей гипс, выписав витамины и болеутоляющие таблетки, нас отпустили восвояси, и мы отправились домой.
   Зайдя в квартиру, сняв обувь и верхнюю одежду, Майя прошла на кухню и сев на стул, устало спросила:
   -Ты знаешь того, кто это делает?
   -Нет, но обязательно узнаю, а пока ты не будешь отходить от меня ни на шаг.
   -Может это Евсей?
   -Вряд ли. Тебя явно пытаются покалечить или выкрасть, - я сел напротив. - Ему наоборот выгодно, чтобы ты осталась жива. Он не стал бы тебя похищать, а просто раструбил о моей связи с тобой.
   -Почему?
   -Потому что ты человек, и если кто-нибудь узнает, что я с тобой живу, разразится огромный скандал, и отец будет вынужден лишить меня титула, и изгнать из клана. А он следующий претендент на титул.
   -Неужели твоя связь со мной настолько позорна?!
   -Да. Вы для нас пища и низшие существа, - я вздохнул. - Это примерно, как если бы ты жила с каким-нибудь животным. С обезьяной, или... Ну не знаю с кем там ещё. У нас в клане бывали такие случаи, и таких вампиров сразу изгоняли. А я будущий Лорд, и сама понимаешь, что это значит.
   Майя задумалась, а потом сказала:
   -Значит, это твой отец. Убрав меня - он спасёт тебя от позора.
   -Нет. Отец обещал, что не тронет тебя. Хотя он единственный, кто знает, что я здесь, но он не станет этого делать. По крайней мере, пока не будет.
   -Что же нам теперь делать? - растерянно спросила она.
   -Майя, не думай об этом. Я сам всё решу, а ты главное слушайся меня и делай то, что я прошу, - она кивнула. - А сейчас ты поешь, потом выпьешь таблетку и ляжешь отдыхать.
   Когда мы легли в кровать, я прижал к себе Майю и, поцеловав, спросил:
   -Ну что, таблетки уже начали действовать? Сильно рука болит?
   -Терпимо, - вздохнув, ответила она. - Гера, а можно задать тебе один вопрос?
   -Задавай.
   -Только ты не злись, хорошо?
   -Обещаю.
   -Я могу иметь от тебя ребёнка? - спросила она и затаила дыхание.
   -Нет. Мы несовместимые виды, и детей у нас не может быть, - с сожалением сказал я.
   -Ясно, - упавшим голосом ответила она.
   -А ты бы хотела?
   -Да, - прошептала Майя и сильнее прижалась ко мне. - Когда ты исчезнешь из моей жизни, мне было бы легче перенести это, если бы осталась хоть частичка тебя рядом со мной.
   -А может, я не исчезну?
   -Исчезнешь, - с тоской произнесла она.
   -Майя...
   -Гера, не надо. Я же просила - никаких сроков и обещаний, - и она всхлипнула.
   Отстранившись и, посмотрев на неё, я увидел, что она плачет.
   -Девочка моя, не плачь, пожалуйста, - я стер пальцем слезы с её щеки.
   -Не обращай внимания. Я просто расклеилась. Сначала это нападение, потом перелом и вся эта ерунда с больницей, а сейчас ещё и в голове мутится от таблетки. Обещаю, что завтра возьму себя в руки и буду тебя пилить и злить, - прижавшись, она уткнулась лицом мне в грудь.
   -Спи моя хорошая, - я поцеловал её в макушку, и стал гладить по спине.
   Майя уже заснула, а я никак не мог успокоиться, мысленно возвращаясь к нападению. "Надо срочно что-нибудь предпринимать. Кто-то очень серьёзно настроен, чтобы выкрасть её. Нападавшие не постеснялись попробовать это сделать в центре города, под офисом, где стоят камеры видеонаблюдения. И в следующий раз они могут пойти на крайние меры. Надо увозить Майю и где-то прятать, и чем скорее, тем лучше. Выезжать надо уже завтра утром", - я всё больше утверждался в этой мысли.
   Майя дернулась и начала тяжело дышать, а потом еле слышно застонала. "Вот уже и до кошмаров дело дошло. Вечно я в её жизнь приношу проблемы, а ведь хочется наоборот только лучшего для неё", - с сожалением подумал я и опять стал гладить её по спине. "Хм, впервые в жизни на самом деле думаю не только о себе, а и об интересах Майе... Почему она?" - я в очередной раз задал себе этот вопрос, и не мог найти на него ответа. То, что я испытывал к ней, ни на что не походило, и мне всё чаще в голову приходила мысль: "А может это и есть любовь?"
   Я вспомнил наш вчерашний разговор по поводу сроков, её старости и всего остального. "Положа руку на сердце, мне действительно нравится молодость и внешность Майи, и если она постареет, буду ли я хотеть находиться рядом с ней? Она не верит в это, а я не знаю ответа на этот вопрос. Знаю только одно - она мне нужна, и если с ней что-нибудь случится, я себе этого никогда не прощу. Получается, я её люблю? Но вот что именно я в ней люблю - её человеческое тело, те наслаждения, которые она мне дарит, и её кровь или саму Майю. Если её человеческую сущность, то это одно, а если я люблю саму Майю, то - надо обратить её в вампира, и тогда это решит сразу многие проблемы".
   "Нет. Проблем станет ещё больше. Для того чтобы обратить человека в вампира, необходимо разрешение Лорда, иначе её сразу убьют. Но даже если я наплюю на это правило, и как будущий Лорд воспользуюсь своим правом голоса, это мало что изменит. Когда отец поймёт, что я собираюсь с Майей жить, он может пойти на крайности, и сам прикажет убить её. Есть один вариант, при котором отец смирится с моим выбором, но этот вариант не примет Майя, или примет?" - я задумался, пытаясь предугадать её реакцию и отца. "Он ясно дал понять, что не потерпит её в нашем доме. Однако это проблема разрешимая - поселю её в одной из своих квартир, но мне всё равно надо жениться, чтобы узаконить следующего Лорда. Если я пообещаю отцу, что женюсь на одной из девушек нашего клана, то взамен могу потребовать, чтобы Майю оставили в покое. Тогда отец получит внука и будущего Лорда, а я жену, которая устроит всех и наследника. Да и с будущей женой можно сразу договориться - за титул и повышение статуса, она обязана закрыть глаза на мои измены. Сговорчивую девицу в клане найти не проблема. Многие и за меньшие блага не станут требовать для Майи казни. Вот только Майя вряд ли обрадуется моей женитьбе и рождению ребёнка у моей жены. Хотя, возможно, она попытается понять меня и смириться, но это причинит ей боль".
   "Хм, ребёнка... Ведь если Майя станет вампиром, то сможет иметь детей от меня. Интересно, а какие у нас могут быть дети? Если родится девочка с таким характером, как у мамочки, моя жизнь превратиться в праздничный ад", - я улыбнулся, представляя кроху с глазами и характером Майи. "Вот только мою кроху и её мать все будут считать изгоем, потому что Майя родилась человеком", - с лица моментально сошла улыбка.
   Мы редко обращали людей, и к обращённым всегда относились с презрением. Для нас они были слугами, исполняющими черновую работу. Для Майи и своего ребёнка я не хотел такого отношения. "Значит, она должна стать моей законной женой, и никак по-другому, но тогда отец не примет её, и может сделать что угодно", - я опять оказался в тупике. "Хотя... Имеется один вариант - отказаться от титула, уехать и просто радоваться тому, что Майя рядом. А отец пусть ищет Евсея и передаёт ему бразды правления кланом".
   "Стоп! Куда меня понесло? Я ещё точно не определился, люблю я Майю-человека или саму Майю, а уже мечтаю о детях от неё, и отказываюсь от титула. И потом, захочет ли сама Майя становиться вампиром?" - я вздохнул, потому что чем больше анализировал ситуацию, тем больше возникало вопросов.
   До восьми утра, пока не проснулась Майя, я мучился в поисках ответов.
   -Как ты себя чувствуешь? - спросил я, наклонившись к ней, когда она открыла глаза.
   -Нормально, - она смущённо улыбнулась.
   -Мы уезжаем, и это не обсуждается, - безапелляционно заявил я.
   -Куда? - кротко спросила она, без малейших споров.
   -Пока не знаю. Есть место, где бы ты хотела побывать?
   -А место должно быть уединённым, или людным?
   -Желательно, уединённым.
   -Поехали в Карпаты. Я всегда мечтала туда съездить.
   -Карпаты, так Карпаты, - улыбнувшись, я поцеловал её. - Тогда собирайся.
   Майя встала с кровати и, накинув халат, вышла из спальни, а я прошёл в зал и, включив ноутбук, стал прокладывать оптимальный маршрут по карте. "Предстоит преодолеть за сегодняшний день восемьсот километров. Потом лучше остановиться на ночёвку, и уже после этого искать себе дом. Это не так утомит Майю и даст возможность проверить - следят за нами или нет. Если нет, то можно искать дом и жить пока тихо там, а если есть - необходимо запутать следы, прежде чем залечь на дно. Хорошо хоть, что Майя поняла всю серьёзность ситуации и не противится отъезду".
   -Гера! - из кухни раздался голос Майи. - Помоги мне, пожалуйста.
   Я вышел на кухню, и она протянула мне какой-то рулон.
   -Обмотай гипс, а то у меня не получается.
   -Что это?
   -Пищевая плёнка. Хочу принять душ, а плёнка не даст намочить гипс.
   -Может тебе спинку потереть? - улыбаясь, спросил я и принялся обматывать вокруг гипса плёнку. - Или вообще могу тебя помыть.
   -Спасибо большое, но как-нибудь сама, - чопорно ответила она.
   -Хм, почему? А впрочем, подождём и сделаем по другому - снимем дом, в котором есть огромная ванна джакузи, и там я тебя уже не только помою...
   -Ты...
   -Иди в душ, потом расскажешь, кто я, - весело перебил я. - Нам за сегодняшний день требуется проехать восемьсот километров, - и шлёпнул её по ягодицам.
   Она только открыла рот, чтобы высказаться, но я приставил палец к её губам.
   -Тссс! - а потом поцеловал и, развернув, подтолкнул в сторону ванной комнаты.
   Через час мы уже выехали из города. Я всё время посматривал в зеркало заднего вида, пытаясь определить, следят за нами или нет, но судя по всему, "хвоста" не было.
   -И опять в дорогу, - Майя невесело усмехнулась. - Всё вернулось на круги своя, и мы опять бежим и прячемся.
   -Да, - тоже усмехнувшись, ответил я а, потом, не подумав, произнёс: - Есть вариант это прекратить - обратить тебя в вампира...
   -Даже не думай! Я лучше умру, чем буду из людей кровь пить, а потом их убивать! - с ярость произнесла Майя.
   Меня как будто обдали ледяной водой. "Она не хочет становиться одной из нас", - от этого внутри образовалась пустота, потому что я уже видел в мечтах и её вампиром и наших детей. И хотя был пока не уверен в желании обратить её, но почему то теперь злился, что она этого не желает. "А в принципе, ещё ничего неизвестно. Можно попробовать уговорить, расписав преимущества обращения" - подумал я и вслух сказал:
   -Да, это одна из сторон нашей жизни. Но зато ты дольше проживёшь, плюс сможешь быть всегда со мной, и тебе не будет грозить опасность...
   -Нет! - перебила она. - Я предпочитаю прожить столько, сколько мне Бог отмерял, и буду радоваться каждой минуте проведённой с тобой, но становиться мерзким кровососом...
   -Значит, я для тебя всего лишь мерзкий кровосос? - меня опять охватила злость. - Значит, так ты ко мне относишься?
   -Не к тебе, а к вампирам...
   -Я один из них!
   -Не волнуйся, я помню об этом! Ты ведь тоже больше не стал любить людей после того, как мы с тобой познакомились! И со мной продолжаешь играть...
   -Да тебе-то откуда знать, как я отношусь к людям и что чувствую!
   -Вот именно! Я вообще не знаю, что ты чувствуешь к ним, и ко м...- она осеклась и замолчала.
   Но я прекрасно понял, что она имела в виду себя. И был отчасти благодарен, что она не задала этот вопрос, потому что я и сам не знал на него ответ. "Как я к ней отношусь? Люблю её или нет? И если люблю, то кого - Майю-человека, с её горячим телом и вкусной кровью или буду любить и Майю вампира?" - я вздохнул, в очередной раз пытаясь разобраться в себе.
   -Знаешь, если в твоём имени Герион поменять местами буквы "и" и "о", то полученное слово будет полностью отражать твою суть! Приносишь удовольствие, но смертельно опасен тем, что верно и медленно убиваешь! Ты как наркотик, который делает жизнь ярче, но одновременно и губит её, - спустя некоторое время колко произнесла она.
   -Я тебя постоянно защищаю!
   -Но ты меня во всё это втянул!
   -Да пошла ты! Меня достали твои постоянные перепады настроения!
   Я уже не на шутку разозлился, но не на слова Майи о моём имени, а на то, что она не хотела становиться вампиром. И если ещё этой ночью я и сам не знал, хочу ли я этого, то сейчас уже точно определился, что хочу обратить её. "Стоп, стоп, стоп! Обращать её только для того, чтобы она поняла, какого это быть одним из нас - аморально. А если окажется, что мне нужна Майя-человек, я обреку её на адское существование. Для начала я должен для себя понять, что к ней чувствую, и хочу знать, что она чувствует ко мне" - её слова про мерзкого кровососа меня здорово задели.
   В течение дня я два раза пытался заговорить с Майей, но она отвечала холодно и сдержанно, а после того, как мы остановились покормить её, вообще пересела на заднее сиденье и, выпив таблетку, заснула. Разбудил я её уже в городе, в котором запланировал ночёвку. Ещё раз накормив её (причём, мои попытки заплатить по счёту она сразу отвергла, чем только рассмешила), я снял квартиру.
   В квартире она переоделась в пижаму, предварительно зайдя в ванную комнату. А потом достала из сумки книгу и, улёгшись в кровать, стала её читать, как будто меня и не было в комнате.
   "Ну ладно! Я знаю правила этой игры, дорогуша. И если думаешь, что я буду тебя умолять снизойти до меня, то глубоко ошибаешься!" - усмехнулся я и, достав ноутбук, сел в кресло. Найдя сайт с домами, которые предлагались в аренду, я начал просматривать предложения, а выбрав дом, вышел на кухню и, созвонившись с хозяевами, договорился о встрече на следующий день. После чего опять вернулся к ноутбуку и сосредоточился на просмотре документов, которые накопились за время моего нахождения у Майи.
   Только когда она заснула, я лёг в кровать и, прижав её к себе, опять погрузился в невесёлые мысли. "Что мне с ней делать? Иногда хочется убить, а иногда - любить. Ведь может быть такой ласковой, когда хочет. Так нет же, периодически донимает меня, доводя до белого колена. Ну почему у неё такой характер? И что я такого сегодня сделал, что она так ведёт себя?"
   Утром я аккуратно выбрался из кровати и, одевшись, опять сел в кресло, как будто и не ложился. Майя проснулась в начале девятого, бросила на меня хмурый взгляд и, поднявшись с постели, вышла из комнаты, так ничего не сказав. Вздохнув, я понял, что денёк предстоит весёлый. "Ну, уж нет! День смотреть на её постное лицо мне не интересно. Хочу нормальную Майю видеть рядом с собой. Лучше сразу всё выяснить!" - решил я, и когда Майя вышла из ванной комнаты, с иронией спросил:
   -Может, ты соизволишь объяснить, чем я заслужил немилость Вашего Высочества?
   -Соизволю! Ваше Величество изволили вчера послать моё Высочество! - с не меньшей иронией ответила она. - И я решила избавить Ваше Величество от моих постоянных перепадов настроения, заткнув свой рот!
   Глядя на обиженное выражение лица, упрямо сжатые губы и прищуренные глаза, я не выдержал и рассмеялся. "Не могу я на неё злиться долго. Даже в ярости и упрямстве она меня привлекает. Называется, нашёл на свою голову проблемы... Но такие приятные, когда дело касается лично её". Подойдя к ней и обняв, я произнёс:
   -Майя, душа моя, ну что ты говоришь? Я никуда не посылал тебя.
   -Посылал, - вздохнув, ответила она.
   -Если ты так считаешь, прошу прощения. Я совсем не это имел в виду.
   -Ладно, чего уж там, я и сама хороша. Разозлилась непонятно из-за чего, да ещё и рука постоянно болит, а это не добавляет терпения. И ты прости меня. Просто я испугалась, когда ты сказал про обращение. И я совсем не считаю тебя мерзким кровососом. Мне плевать вампир ты, человек, водяной или леший. Это ты и только это важно. Простишь? - прошептала она, заглядывая мне в глаза.
   -Конечно, прощу, - ответил я, а потом мрачно констатировал: - Ты страшный человек, потому что один твой взгляд, и я начинаю плавиться, как воск на солнце.
   Встав на цыпочке, она преданно посмотрела на меня, и принялась целовать, давая понять, что не прочь вернуться в кровать. И хотя идея была заманчивой, я отстранился и произнёс:
   -Нет, Майя. Не здесь и не сейчас. Я снял дом, и через два часа нас там ждут хозяева, а необходимо ещё заехать в магазин, и купить тебе продуктов. Приедем туда, и вот тогда... - я многообещающе приподнял бровь и улыбнулся.
   -Хорошо, - она ослепительно улыбнулась в ответ, и пошла переодеваться.
   Через сорок минут мы уже выехали из города. В магазине у нас ушло чуть больше времени, чем я планировал, поэтому, когда мы оказались за пределами города, я прибавил скорость. Дорога петляла между живописных гор, то поднимаясь вверх, то опускаясь вниз и Майя, не отрываясь, смотрела в окно, восхищаясь местными красота.
   -Прямо весёлые горки какие-то, - улыбнувшись, сказала она. - И так красиво!
   -Да, - согласился я, окидывая взглядом пейзаж.
   Мы стали в очередной раз спускаться вниз, и я начал притормаживать, чтобы вписаться в поворот, и с ужасом понял, что тормозов нет. Сильнее вдавив педаль в пол, я надеялся, что всё не так плохо, но ничего не произошло, машина только ещё больше набрала скорость из-за спуска.
   -Пристегнись, и держись, - скомандовал я.
   -Что случилось? - Майя тут же пристегнулась и стала оглядываться назад. - Погоня?
   -У нас машина без тормозов.
   Майя бросила испуганный взгляд на меня, потом на дорогу, и к моему удивлению, вместо истерики, удобно устроилась в кресле и закрыла глаза.
   -Тебе плохо?
   -Нет, - совершенно спокойно ответила она. - Я просто стараюсь расслабиться. По статистике чаще всего в катастрофах выживают те люди, которые в этот момент спали, то есть находились в расслабленном состоянии.
   "В экстремальной ситуации никогда не истерит, не плачет, а делает всё возможное, чтобы выбраться из неё, а если спасение зависит не от неё, не мешает. Моя девочка!" - с гордостью подумал я, а вслух произнёс:
   -Умница моя!
   -Ищи "улавливающий карман", на горных дорогах их должно быть много, - не открывая глаз, произнесла Майя, а потом стала размеренно дышать.
   Судя по всему, мы как назло проехали все подъёмы и начали спускаться в долину, из-за чего машина ещё больше набрала скорость, и на очередном повороте нас прилично занесло. "Это всё не просто так! Не могут у моей машины отказать тормоза! Скорее всего, кто-то надрезал тормозной шланг, и когда мы выехали на эту дорогу, я то набирал скорость, то притормаживал, и вытекла вся тормозная жидкость. Значит, Майе вынесли смертный приговор. Не смогли достать - решили просто убить. Я в любом случаи выживу, а вот она..." - дальше продолжать мысль не хотелось.
   Полностью сосредоточившись, я не отрывал взгляда от дороги, чтобы чётко входить в повороты. Сейчас в моих руках находилась жизнь Майи. Я вдруг отчётливо понял, что если она сегодня умрёт, то вместе с ней умру и я. "Вернее умрёт моё сердце, а тело останется жить. Мне нужна именно Майя, и без разницы - вампир или человек. Главное, чтобы она была рядом".
   Наконец-то я увидел "улавливающий карман". Бросив взгляд на спидометр, а потом на длину "кармана" я понял, что вряд ли мы так просто остановимся, но другого выхода не было.
   Всё произошло в долю секунды - машина на скорости въехала в "карман", а когда мы достигли максимальной точки подъёма почти в девяносто градусов, она на секунду зависла в воздухе, а потом перевернулась на крышу. В этот момент полопались все окна, и нас засыпало осколками стекла, а машина стала скатываться вниз.
   Автомобиль продолжал ещё скользить вниз, а я уже почувствовал запах крови в салоне. Отстегнув ремень безопасности, я потянулся к Майе. Она, как тряпичная кукла, нелепо болталась в воздухе, удерживаемая только ремнём, а из головы на крышу машины капала кровь. Внутри всё похолодело от ужаса. "Только бы она была жива! Только бы она была жива!" - без конца проносилось в голове.
   Когда машина остановилась, я выбил ногой покорёженную дверь, выбрался из салона и, обежав вокруг, стал вытаскивать Майю.
   К счастью, она оказалась жива. Усевшись на землю, я положил Майю к себе на колени и принялся осматривать голову. Кровь вытекала из раны чуть выше виска, и её было немного, но я не знал, какой силы она получила удар. "Может у неё внутричерепная травма. Люди так хрупки, что от меньшего могут умереть", - с ужасом подумал я и, достав платок, приложил его к ране.
   -Майя, открой глаза! Пожалуйста! - я слегка похлопал её рукой по щеке, но это не дало результатов. - Ты не можешь вот так глупо умереть! Слышишь! Ты мне нужна!
   Прижав её к себе, я стал укачивать её как маленького ребенка, чувствуя, как внутри всё цепенеет от страха. "Вдруг у неё кровоизлияние в мозг? Такое бывает у людей или нет? И если да, то что делать? Ясно, что в больницу везти, но может чем-то перед этим можно помочь?" - вопросы возникали один за другим и я уже ругал себя, что так мало знаю про людей и их болезни.
   Через две минуты Майя застонала и, открыв глаза, прошептала:
   -Это не весёлые, а адские горки. Скажи честно - это когда-нибудь закончится?
   -Закончится. Обещаю! - заверил я, чувствуя неимоверное облегчение. - Как ты себя чувствуешь?
   -Как будто меня пожевали, потом выплюнули, и наступили ногой.
   "Если шутит, значит всё более-менее нормально", - улыбнувшись, решил я.
   -И что нам теперь делать? - она приподнялась. - Машине капец, и надо включать пешкарус?
   -Что включать? - непонимающе переспросил я.
   -Это сленг. Пешкарус - идти пешком.
   -А ты сможешь? Здесь в принципе уже не далеко.
   -Пока в состоянии сама топать по дороге. В общем-то, мы ещё хорошо отделалась и, чувствуя я себя нормально. А если устану, залезу тебе на шею, и свешу ножки, - ответила Майя, вставая.
   Её тут же качнуло, но она удержалась на ногах и, скорчив недовольную гримасу, пробормотала:
   -Даже не интересно, опять пострадала голова. Это уже повторение. Хотя нет, в прошлый раз крови не было.
   -Точно сможешь идти? До дома ещё километров семь, не меньше, - спросил я, внимательно вглядываясь ей в глаза и заботливо поддерживая под локоть.
   -Всё равно другого выхода нет. Пошли уже. Чем быстрее выдвинемся, тем быстрее окажемся на месте, а вот там я упаду и буду усиленно изображать больную и пострадавшую, а ты будешь лечить меня, - она вымученно улыбнулась.
   Но меня было не до смеха. Кивнув, я подошёл к машине и, перевернув её с крыши на колеса, оторвал крышку багажника и вытащил оттуда наши сумки.
   -Тогда в путь, - сказал я и, поддерживая Майю за локоть, направился к дороге.
   Но нам повезло - долго идти не пришлось. Как только мы спустились на трассу, возле нас тут же остановилась машина, и пожилой мужчина, осмотрев Майю, спросил:
   -Что случилось? Скорую помощь вызвать?
   -Нет, спасибо большое. Это царапина, - ответила она.
   -Тогда эвакуатор?
   -Нет, - сказал я. - Мы позже этим займёмся. Вы не могли бы подбросить нас. Тут в семи километрах расположен посёлок, и мы в нём сняли дом.
   -Да, да. Конечно. Нам всё равно по пути, я там живу, - добродушно произнёс мужчина и открыл багажник.
   Положив в него сумки, я усадил Майю на заднее сиденье, а потом сел рядом и прижал её к себе.
   -Ты себя точно хорошо чувствуешь? - с тревогой спросил я.
   -Нормально. Не переживай. Я от тебя так просто не отстану, и не думай, что быстро сдамся, кому-то в угоду отбросив коньки, - пробормотала она, взяв меня за руку.
   -Не отставай, - с улыбкой попросил я, сильнее прижимая её к себе.
   Через двадцать минут мы въехали в посёлок, и мужчина настоял на том, чтобы довезти нас до дома, который мы сняли. Когда мы остановились и вышли из машины, Майя с восхищением уставилась на дом. Улыбнувшись, я прошептал ей на ухо:
   -Там и ванна джакузи есть. Начну твоё лечение с неё.
   Достав сумки из багажника, я вытащил портмоне и, взяв оттуда стодолларовую купюру, протянул её мужчине.
   -Спасибо, что остановились.
   -Не надо мне денег, - ответил он.
   -Вы нас здорово выручили. У моей жены и так рука поломана, а она себе и голову ещё разбила в аварии. Если бы не вы, нам пришлось бы идти пешком. Возьмите.
   Немного посомневавшись, он взял деньги, а потом достал из кармана обрывок бумажки и, записав на нём номер телефона, протянул мне со словами:
   -Если понадобится съездить в город, обращайтесь. Свожу вас бесплатно... то есть вы мне уже заплатили.
   -Хорошо. Спасибо вам ещё раз, - с благодарностью ответил я.
   Мужчина кивнул и сев в машину, тронулся с места.
   -А вы люди не так уж и плохи, - произнёс я, глядя ему вслед.
   -Да, и я рада, что ты это стал понимать, - Майя улыбнулась. - Слушай, а у меня оказывается серьёзный провал в памяти.
   -Какой? - с тревогой спросил я.
   -Я совершенно не помню когда стала твоей женой и день нашей свадьбы.
   -Значит, придётся второй раз сыграть, чтобы напомнить тебе, - я наклонился и поцеловал её.
   -Здравствуйте! - за спиной раздался женский голос.
   Мы с Майей развернулись. Возле ворот стояла женщина лет пятидесяти и смотрела на нас.
   -Это вы звонили по поводу аренды дома?
   -Да, - ответил я. - Мы задержались, потому что попали в аварию, - и чтобы сразу предупредить все вопросы на эту тему, произнёс: - Но с нами всё хорошо. Пострадала только машина, и моя жена травмировала голову, поэтому я хочу как можно быстрее, уложить её в кровать.
   Хозяйка понимающе кивнула, и провела нас в дом. В гостиной я усадил Майю на диван, а потом хозяйка стала показывать дом, рассказывая, где и что находится. А как только я рассчитался, она уехала.
   Присев рядом с Майей на диван, я спросил:
   -Ты на самом деле хорошо себя чувствуешь?
   -Да. А что?
   -Просто беспокоюсь за тебя, - ответил я.
   Но на самом деле у меня имелись большие планы на сегодняшний вечер. Там, на дороге, когда Майя была без сознания, я решил, что обращу её в вампира уже сегодня ночью, если она положительно ответит на один вопрос. Я окончательно понял, что люблю Майю и хотел знать только одно - любит ли она меня. И если любит, значит, это будет последний раз, когда я займусь с ней любовью, как с человеком, и последний раз смогу пить её изумительную кровь. И я хотел, чтобы этот последний раз запомнился нам обоим, потому что дальше уже всё будет по-другому.
  
   Обращение.
  
  
   -Ну, так как насчёт джакузи? - обнимая Майю, спросил я.
   -Что, прямо сейчас?
   -Да. Сначала хочу наверстать упущенную ночь, а потом, как раз и следующая наступит! - я улыбнулся.
   -Ты точно маньяк, - фыркнула она, и поднялась с дивана. - Джакузи, так джакузи, только для начала хочу принять душ. Показывай, где он.
   -Пошли, - взяв Майю за руку, я повёл её на втором этаже.
   -Вообще, для начала, покажи мне спальню, - попросила она, когда мы поднялись на второй этаж.
   -Волнуешься за размер кровати? Не волнуйся, я выбрал комнату с самой большой кроватью!
   -Гера, тебе пятнадцать или полторы тысячи лет? У тебя мысли работают только в одну сторону! - рассмеявшись, произнесла она.
   -Рядом с тобой и особенно сегодня - да. И если быть точным, то мне не полторы тысячи лет, а тысяча двести девяносто семь лет. Я тогда округлил.
   -Какое облегчение! Ты оказывается младше на двести три года! Это существенно меняет дело! Ты совсем ещё пацан - юный и зелёный! - смеясь, она закатила глаза.
   -Если я пацан, то ты тогда кто? Я старше тебя на тысячу двести семьдесят два года.
   -Прости, не пацан, а дряхлый, немощный старикашка, - она задорно подмигнула мне.
   -Да!? Ты ещё сегодня пожалеешь, что обозвала меня дряхлым и немощным, - я попытался изобразить злость на лице, но меня хватило ровно на три секунды и, не выдержав, я рассмеялся.
   В спальне Майя разделась до белья, взяла из сумки халат и, попросив опять замотать ей гипс плёнкой, прошла в ванную комнату. Я прошёл следом за ней и, включив в ванне воду, чтобы она наполнялась, разделся и вошёл в душевую кабинку к Майе.
   -И что тебе здесь надо? - спросила она.
   -Спинку пришёл тебе потереть, - ответил я, забирая у неё мочалку, и поворачивая спиной к себе.
   Я начал мыть Майю, прекрасно понимая, что после того, что сделаю сегодня ночью, ещё не скоро смогу дотронуться до неё. Хотелось запомнить каждое мгновение пока она человек, и каждое прикосновение к ней. Я не знал, пройдут дни, недели, месяцы или годы пока она простит меня, а с её характером лучше настраиваться на месяцы, а то и годы. И поэтому было так важно запомнить сегодняшний наш день во всех мелочах, чтобы потом, когда Майя будет злить меня, я не срывался и помнил, ради чего так стараюсь. "Однажды она примет обращение и свою новую сущность, и тогда станет прежней Майей, которую я люблю. А пока придётся терпеть".
   -А теперь бегом в ванну! - сказал я ей, выключая воду в душе, и беря её за руку.
   В ванне Майя попробовала сесть напротив меня, но я сразу же притянул её к себе.
   -Слишком далеко! - и повернув к себе лицом, усадил к себе на колени, а потом стал целовать, поглаживая грудь.
   Хотелось продлить каждую секунду удовольствия, но с Майей это редко получалось. Уже знал, что первый раз нет смысла тянуть, и всё равно не смогу долго сдерживать себя, я приподнял её и медленно вошёл в неё, наслаждаясь каждым мгновением.
   Майя тут же поддалась на встречу, а потом начала двигаться, закрыв глаза и постанывая. Положив ей руки на бедра, я направлял её и одновременно сильнее прижимать к себе, чтобы оказаться ещё глубже в ней. А когда она начала прерывисто дышать, и я понял, что она уже приближается к апогею, сжал её бёдра, не давая ей слишком быстро двигаться и спросил:
   -Майя, ты любишь меня?
   -Да, - выдохнула она, запрокинув голову.
   -Посмотри мне в глаза и скажи это.
   -Я люблю тебя, Гера. Причём давно, ещё со времени Игры, - нежно произнесла она, глядя на меня.
   -И простишь меня, чтобы я не сделал?
   -Да.
   -Значит, решено! - я ослабил хватку, позволяя ей двигаться быстрее. "Итак, сегодня ночью я обращу её", - окончательно решил я.
   -Что... решено...?
   -Ничего, моя хорошая. Потом узнаешь... Всё потом, - пробормотал я и отдался во власть наслаждения...
  
   Майя уже спала больше двух часов, я всё не мог решиться начать обращение. Я лежал и слушал, как бьётся её сердце и рассматривал её лицо, запоминая каждую чёрточку, потому что, потом она станет другой - одной из нас. Фигура и лицо станут идеальными, тело холодным, а сердце будет биться медленно и еле слышно.
   Однажды я присутствовал при обращении, и знал, что сейчас ожидает Майю. Знал и боялся этого. А ещё я боялся реакции Майи, после обращения, и понимал, что придётся очень нелегко. Вполне возможно, она возненавидит меня, и понадобится приложить массу усилий, чтобы она простила меня. Но другого выхода не было. Она не хотела становиться одной из нас по доброй воле, а я не готов отпустить её. Хотя, если бы её с таким упорством не пытались убить, я нашёл бы способ убедить стать её вампиром, и только после этого обращал. Но сейчас каждая минута на счету, и я не знаю, откуда ждать следующего удара.
   "Всё! Нет смысла тянуть!" - я поднялся с постели и, взяв в другой спальне две простыни, сначала осторожно связал руки, а потом ноги Майи. Я мог с ней справиться и без этого, но вот попасть в вену, когда она начнёт сопротивляться будет трудно, а сопротивляться она станет в любом случаи.
   Порадовавшись, что когда продумывал, как получать кровь Майи, со скальпелем купил и шприц, я достал его из сумки и сев на кровать, принялся будить её:
   -Майя, душа моя, проснись, - шептал я, целуя её в шею.
   -Гера, имей совесть. Я устала. Ты занимался со мной сексом полдня и полночи, да ещё и крови с литр выпил. Дай поспать, - сонно пробубнила она, и попробовала перевернуться на бок, но связанные руки и ноги не дали этого сделать.
   -Мы занимались не сексом, а любовью, и это большая разница, - ласково произнёс я.
   -Что это значит? - она дернула руку. - Я так не хочу!
   -Майя, я связал тебя не для этого, - у меня участилось сердцебиение, потому что стало ещё страшнее. "Надо было сначала ввести ей кровь, а потом только будить, но уже поздно что-то менять", - с недовольством подумал я.
   -А для чего? - помертвевшим голосом спросила она.
   -Я хочу обратить тебя...
   -Что? - закричала она, и начала дергать руками и ногами, пытаясь освободиться. - Не смей этого делать! Я не хочу! Не смогу быть вампиром!
   -Я хочу. И я тебе помогу. А если быть откровенным - у нас нет выбора. Тебя хотят убить, а я этого не могу допустить, потому что не могу без тебя жить. У тебя всё получится. Но сначала будет очень больно - ты промучаешься от боли час-полтора, а потом... - было страшно произносить это слово. - Потом ты умрёшь. Если бы я мог, я облегчил твои страдания, но от этого нет обезболивающего.
   -Гера! Немедленно развяжи меня! Я требую! - Майя начала ещё интенсивнее пытаться освободить руки и ноги. - Если ты это сделаешь, я возненавижу тебя на всю оставшуюся жизнь!
   -У меня впереди не одно столетие, чтобы выпросить у тебя прощение, - я наклонился к ней и, проведя пальцами по лицу, нежно прошептал: - А когда ты меня простишь, то станешь моей женой и родишь детей. Ты же хотела этого.
   Затаив дыхание, она посмотрела мне в глаза, а потом умоляюще произнесла:
   -Гера, пожалуйста, не делай этого со мной! Я не смогу пить кровь из людей, а потом их убивать. Умоляю! Я лучше умру, чем так проведу жизнь.
   -Ты привыкнешь к такому питанию, а за остальное не волнуйся. Этим буду заниматься я, - пообещал я.
   -Отпусти! - Майя опять закричала и с новыми силами принялась вырываться.
   Поняв, что разговаривать бесполезно, я встал с кровати и, взяв с прикроватной тумбы шприц, ввел его себе в вену. Набрав двадцать кубиков крови, я вернулся к постели. Майя, увидев шприц, начала ещё сильнее дергать руками, а в глазах читался ужас.
   -Прости, моя радость. И хотел бы не делать это таким варварским способом, но ты не оставляешь мне выбора, - с сожалением сказал я и сев сверху, сжал коленями её грудную клетку, чтобы она не дёргалась.
   -Помогите! - изо всех сил закричала она. - Помогите мне!
   Схватив её за руку и найдя вену, я ввёл иглу и впрыснул свою кровь. "Зато потом она станет вампиром и всегда будет рядом. Ради этого я всё перенесу", - сказал я себя.
   -Я никогда тебе этого не прощу! Ненавижу тебя! Ненавижу! - Майя уже не просто кричала, а визжала.
   -А я тебя люблю, - с болью ответил я.
   Теперь оставалось ждать. "Первые минут пятнадцать нанокриты будут делиться, а когда достигнут критической массы, начнут преобразовывать организм, и вот тогда начнётся настоящая боль", - тоскливо подумал я, настраивая себя на предстоящий ужас.
   Сидя на кровать, я поглаживал Майю, пытаясь успокоить её и себя. Она уже молчала, бросая на меня взгляды полные ненависти, но по-прежнему старалась освободиться.
   -Майя, любимая, ну зачем ты это делаешь? Назад дороги уже нет.
   -Ты сволочь! Развяжи меня!
   -Хорошо, - я принялся развязывать ей ноги. "Всё равно основное я уже сделал, и ей нет смысла тратить силы на борьбу, потому что они ещё понадобятся".
   Развязав ей руки, я тут же получил удар по лицу, а потом Майя вообще набросилась на меня и стала кулачками куда попало бить. "Хорошо, что сейчас развязал, пока она человек. Пусть выпустит пар, иначе будь она уже вампиром, её удары были бы намного сильнее и болезненнее. Первое время к ней лучше спиной не поворачиваться, а то и позвоночник мне может сломать", - пронеслось в голове. Перехватив её руки, а потом посадил к себе на колени, я прижал к себе, не давая двигаться.
   -Побереги силы, родная. Они тебе понадобятся, - ласково прошептал я ей на ухо.
   -Гад! - тяжело дыша, прокричала Майя, и предприняла новую попытку вырваться.
   -Тссс! Осталось пять минут, а затем...
   Майя неожиданно напряглась, а потом, застонав, прошептала:
   -Отпусти меня! - я тут же разжал объятия.
   Я думал, что нанокриты уже начали свою работу, но ошибся. Майя вскочила с коленей и бросилась к окну. Поняв, что она хочет выпрыгнуть, я тут же перехватил её, и опять вернулся в кровать.
   -Глупенькая! Всё, ты уже ничего не сделаешь, - сказал я, прижимая её к себе. - И лучше находиться рядом со мной. Давай ты после обращения выскажешь все претензии. Сейчас тебе предстоит пережить боль, а потом сутки лежать без сознания, поэтому я никуда тебя не отпущу. Ты слишком дорога мне и я всё сделаю, чтобы помочь тебе и защитить.
   Зло посмотрев на меня, Майя засопела, но вырываться не стала. Через десять минут у неё начала подниматься температура, и она замерла, прислушиваясь к своим ощущениям. А ещё через двадцать минут начался ад. Чем выше поднималась температура, тем беспокойнее она себя вела. Сначала по телу прокатывалась дрожь, затем она усилилась, и Майя забилась в конвульсиях и застонала. Я пытался удержать её на руках, но она умоляла отпустить, поэтому я положил её на кровать и сел рядом.
   Одно дело наблюдать за обращением обыкновенно человека, и совсем другое - за обращением любимого человека. Майя сжалась в комочек, обхватив живот руками, и стонала всё громче, потом стала крутиться с бока на бок, а затем выгнулась дугой, сжимая кулаками простыни. Стоны с каждой минутой становились всё громче, а потом она не выдержала и закричала. Казалось, от крика стынет кровь в венах и я сам начал испытывать боль. Я попробовал успокоить её и, взяв за плечи, вжал в кровать, а потом зашептал, что это скоро закончится, хотя знал, что самое страшное впереди. Она посмотрела на меня помутневшим взором, и я понял, что она уже ничего не осознаёт из-за боли. Когда крик перешёл в вой, я не выдержал и, взяв её на руки, прижал голову к своей груди, и стал, как заведённый повторять:
   -Девочка моя любимая, потерпи! Уже скоро! А потом всё будет хорошо!
   Сердце обливалось кровью и рвалось на части из-за мучений Майи, и единственное, что мне оставалось делать, это смотреть на часы, отсчитывая минуты. Но минуты растягивались в часы, и я уже сам испытывал нарастающую физическую боль. Майя же всё слабее и слабее вырывалась, а спустя один час и пятнадцать минут после начала обращения, обмякла и, замолчав, стала тяжело дышать. Она умирала, и я прислушивался к этим судорожным, последним человеческим вздохам и казалось, что это из моего тела уходит жизнь.
   Перерывы между вдохами становились всё длиннее, и я заглянул её в глаза.
   -Ненавижу тебя... - из последних сил прошептала она, и её сердце остановилось.
   Майя-человек умерла. Теперь мне предстояло пережить долгие пятнадцать минут, прежде чем её сердце вновь забьётся и на свет появится Майя-вампир.
   Прижав её к себе, я стал укачивать её как маленького ребёнка и прислушиваться к звукам. Время тянулось ужасно медленно, а когда прошло пятнадцать минут и сердце не забилось, меня охватил страх. Ещё через пять минут страх перерос в панику, и я вспомнил, что бывали случаи, когда люди не переносили обращение и умирали.
   -Майя! - я стал трясти её и приказал: - Дыши!
   Но сейчас она была, как безжизненная тряпичная кукла, и меня уже охватил ужас. "Если Майя умрёт, я этого не переживу. Меня всю жизнь будут преследовать её последние слова", - подумал я, и меня охватила ярость на всех тех, кто пытался её убить. "Найду всех, кто хоть как-то к этому причастен и буду убивать их столетиями! Снимать с них шкуру, мучить, отрезать конечности, а потом, дав зажить ранам, начну всё сначала! Секунды боли Майи превращу для них в тысячи часов! Они за всё заплатят, если она умрёт! Их мучения останутся моей единственной радость, и я использую любую возможность, чтобы они почувствовали боль, которую испытаю я, живя без неё". Но всё же в глубине души теплилась надежда, что ещё не всё потеряно и я стал трясти её с новой силой.
   -Нет! Я не позволю тебе умереть! - крикнул я.
   Мне показалось, что она еле слышно вздохнула и я, приложив ухо к её груди, замер и прислушался. Через одну, самую длительную минуту в моей жизни, я услышал, как её сердце сделало удар, и понял, что всё уже хорошо.
   Прижав её к себе, я наконец-то улыбнулся. "Самая тяжёлая и мучительная часть обращения позади. Теперь Майя почти сутки проспит, а нанокриты довершат изменения, как внутренние, так и внешние", - с облегчением подумал я. "Интересно, а какой она станет?" - я начал вглядываться в её лицо, ища уже первые малейшие перемены. Поднеся руку к её лицу, я провёл пальцем по бровям, потом по переносице, очертил контур губ, затем погладил её по щеке, а потом опустил руку и положил её в области сердца, прислушиваясь к его медленному биению. "А впрочем, без разницы какой она станет внешне. Ведь она моя Майя, а остальное ерунда".
   Устроившись удобнее в кровати, и не выпуская её из рук, я стал размышлять о дальнейших действиях. "Так, обращение почти завершено. Когда она придёт в себя её потребуется покормить. Вот только как?" - я нахмурился, понимая, что это будет самым тяжёлым. "Необходимо привести ей человека, и желательно не из этого посёлка. Как бы не складывались обстоятельства, но лучше не нарушать правила и не брать человека из тех мест, где обитаешь. Соответственно, надо ехать или в другой посёлок, или в город. А машины у меня нет... В общем-то, я могу и добежать, но вот вряд ли смогу незаметно проскользнуть опять в посёлок, с человеком на плече. Выходит, нужно сначала купить машину, потом найти человека и привезти его сюда. А это значит, что надо оставить Майю одну и съездить в город".
   Я поморщился - делать этого не хотелось. "Но с другой стороны, потом на покупку машины и поиск пищи времени не найдётся. Когда Майя придёт в себя, начнётся веселье, и я даже боюсь представить, что она может устроить. И уж точно, потом её нельзя оставлять одну. Следовательно, надо успеть всё до сегодняшнего вечера".
   На часах уже было восемь часов утра. "Воспользуюсь помощью того мужчины, который нас вчера подвозил. Попрошу его отвезти меня в ближайший автосалон. Так будет намного быстрее", - решил я.
   Встав с кровати, я порылся в карманах джинсов и, найдя бумажку с его номером, позвонил. К моей радости он сразу согласился отвезти меня в город, и показать ближайший автосалон.
   Через полтора часа я находился уже в автосалоне и, выбрав мощный внедорожник, ожидал, пока оформят все документы. На душе было неспокойно и я, постоянно бросая на работницу автосалона взгляды, ходил из угла в угол. Как назло девушка, которая занималась оформлением, вместо того, чтобы делать своё дело, посматривала на меня и постоянно зазывно улыбалась. Мне же хотелось её хорошенько встряхнуть и заставить работать быстрее.
   Зазвонивший телефон отвлёк меня, и когда я увидел номер звонящего, сильно и неприятно удивился. Разговаривать не очень хотелось, но интуиция подсказывала, что лучше ответить на вызов.
   -Иви?!
   -Здравствуй, милый! - пропела она в трубку.
   -Здравствуй, - холодно произнёс я.
   -Как твои дела?
   -Хорошо.
   -Я рада. Значит, ты не сильно пострадал в аварии. А эта тварь долго мучилась перед смертью? - с мерзким смешком спросила она.
   И тут я всё понял. "Ну, конечно же, это Иви! Только эта мстительная сука может желать смерти Майи. Но она здорово просчиталась, если думает, что я вернусь к ней в случаи гибели Майи".
   -Я, конечно, сначала хотела сама её убить, - продолжила Иви. - И приготовила целую программу, но раз уж не вышло выкрасть её, мне вполне достаточно и того, что она помучилась перед смертью. Так как, она долго умирала?
   -Да, полтора часа, - спокойно ответил я, а потом сделал паузу и произнёс: - Но сейчас всё хорошо, обращение прошло успешно.
   В трубке повисла тишина, а спустя несколько секунд, раздался сначала визг, а потом Иви закричала:
   -Ты обратил её? Ты её обратил! Её никто и никогда не примет! А твой отец знает? Он никогда бы на такое не дал разрешения!
   -Это не твоё дело.
   -Я всё равно её достану! И знаешь, что сделаю? С живой сдеру с неё шкуру, закажу себе чучело и поставлю в своей спальне!
   -Иви, если с головы Майи упадёт хоть один волосок, ты сама будешь долго и мучительно умирать, - угрожающе сказал я. - Я тебе это обещаю.
   -Да?! - похоже, Иви справилась с собой и стала говорить спокойнее. - А что ты мне сделаешь? Если ты хоть пальцем меня тронешь, мой отец не оставит это без внимания! Ты хочешь из-за этой твари развязать войну между кланами? - она уже говорила вызывающе. - Хотя, я сделаю по другому - позвоню Аскольду, и скажу, ты обратил эту гадину, и поздравлю его с тем, что ты приведёшь в дом бывшего человека. После этого твоя Майя не проживёт и двух дней, а я с удовольствие понаблюдаю за всем!
   -Я одного не могу понять, Иви - зачем ты это делаешь? Я всё равно не женюсь на тебе, и ты мне больше не нужна, - с отвращением сказал я.
   -Ты посмел променять меня, МЕНЯ, на это ничтожество! Я бы постаралась смириться, если бы ты бросил меня ради другой девушки из клана, но ты бросил меня ради человека. Ты меня унизил! Я такого не собираюсь прощать! - Иви опять перешла на крик.
   Чтобы дальше не слушать её крики и визг, я выключил телефон и, не выдержав, спросил у девушки, которая оформляла документы:
   -Ещё долго?
   -Три минуты, - она опять улыбнулась мне. - Может вам кофе приготовить?
   -Всё что я хочу - это чтобы вы, как можно быстрее, оформили документы, - грубо сказал я.
   Внутри уже всё сжималось от страха. "Майя осталась одна в доме, и совершенно беспомощна. Если Иви знала, что мы едем в горы и приказала надрезать тормозной шланг, то вполне может и вычислить место, где мы остановились. Сейчас Майю может убить даже малое дитя, и вполне возможно, что к моему приезду её или убьют, или похитят, и тогда уже Иви всласть развлечётся".
   -Подпишите, пожалуйста, документы, - попросила девушка.
   Быстро всё подписав, я схватил документы и ключи, и выбежал на улицу.
   Я нёсся с бешеной скоростью, боясь опоздать и застать Майю мёртвой, или вообще не застать. И пытался понять, как эта тварь узнала, что я уехал к Майе. "О моём отъезде к ней знал только отец. Неужели это он рассказал всё? Сомневаюсь. Таким делиться с Иви он точно не будет. Или всё же специально это сделал, зная, что эта сука в стороне не останется? Думая, что я не трону Иви, чтобы не развязывать войну, он хотел убрать Майю её руками?" - эти мысли неприятно отзывались внутри и я уже не знал, кому доверять и что думать.
   Через пятнадцать минут я въехал в посёлок и, бросив машину возле ворот, кинулся в дом. Преодолев за две секунды лестничный пролёт, я ворвался в спальню и с облегчением выдохнул - Майя лежала в кровати в той же позе, что я её и оставил.
   Подойдя к кровати и присев, я взял её за руку и принялся всматриваться в лицо. Оно уже стало меняться, обретая идеальные черты, а кожа заметно похолодела.
   "До её пробуждения оставалось часов семь, а я так и не решил вопрос с питанием. Можно взять человека из этого посёлка, но всё равно придётся бросить Майю одну, а я уже боюсь оставлять её даже на пять минут. Значит, надо брать её с собой, но как? Не понесу же я её на руках! Сейчас день и весь посёлок сбежится посмотреть, в чём дело, и естественно ни о какой охоте тогда не может быть и речи. Нет, надо придумать что-то другое. И вообще, надо отсюда уезжать как можно дальше. Точно! Это самый лучший вариант. Ехать в большой город, где можно затеряться, снять дом на окраине, в том же городе найти человека, и покормить Майю. Это самый лучший вариант".
   Включив ноутбук, я принялся выбирать город, в который лучше всего поехать, а потом просмотрел предложения об аренде и, найдя вариант, который меня устраивает, записал номер телефона. Со своего телефона я уже не решался позвонить. "Вполне возможно, что Иви занялась прослушиванием телефона, и таким образом могла узнать, куда я направляюсь. Лучше в ближайшем городе куплю себе новый телефон и sim-карту, и потом позвоню арендодателям" - решил я.
   Вернувшись к кровати, я улыбнулся и, прошептал Майе на ухо:
   -Никому не дам тебя в обиду, - а потом начал её одевать.
   Оказалось, что одевать человека без сознания очень непросто, и я порядком намучился. Затем собрал сумки и спустился во двор. Открыв ворота, я подогнал машину к входу, загрузил в багажник вещи, а потом вынес Майю и осторожно положил её на заднее сиденье.
   Мы ехали уже два часа, и всё это время я размышлял над словами Иви. "Сильно хочется свернуть ей шею, но она права - если я это сделаю, то её отец развяжет войну с нашим кланом. Да и мой отец будет не в восторге от моего выбора и скорее всего сам прикажет убить Майю, чтобы скрыть такой позор. Получается, что бы я не сделал, Майю всё равно будут пытаться убить минимум два вампира - Иви и мой отец. А если я убью Иви, то ещё и разразится война. Хотя...".
   "Ну, конечно! Всё гениальное - просто. Попытки Иви убить Майю сыграют мне только на руку! Я привезу Майю в наш дом, и скажу отцу, что ей угрожает Иви, и мне плевать устраивает его мой выбор или нет. И если Майю хоть кто-нибудь тронет пальцем, причём без разницы кто - он, Иви, или кто-то из нашего клана, то Иви умрёт в тот же день, что развяжет войну между кланами. Отцу придётся выбрать - или он смирится с моим выбором, или произойдёт столкновение кланов. Понимая это, он сам будет беречь Майю, чтобы с ней ничего не случилось. Относиться он к ней будет презрительно, но не даст никому её убить".
   Я наконец-то с облегчением вздохнул, и улыбнулся. "Иви понятия не имеет, как мне помогла! Сначала, благодаря её действиям я понял, что люблю Майю, потом обратил её, а в дальнейшем введу в клан, без страха, что отец ей навредит! Надо потом поблагодарить её - отправить какое-нибудь колье, а к нему приложить письмо, в котором подробно изложить, за что я её благодарю, и как она помогла! Жаль, что я не смогу видеть её лицо в тот момент, когда она поймёт, что своими действиями только обернула всё в лучшую сторону", - я не выдержал и рассмеялся, представляя её лицо.
   Теперь оставалась одна единственная проблема - покормить Майю. "Прежде чем везти её домой, надо заставить принять то, что она теперь вампир. И лучше дать ей время, чтобы она перебесилась".
  
  
   Пробуждение.
  
  
   К тому моменту, когда мы приехали в конечный пункт назначения, я уже купил новый телефон, и созвонился с хозяевами дома, поэтому оставалась только одна нерешённая проблема - человек для питания Майи. И к этому вопросу стоило подойти серьёзно.
   Я бросил взгляд на часы - до встречи с арендодателем оставалось сорок минут. "Время для поиска человека ещё есть. И его надо найти за это время, потому что оставлять Майю я уже не решусь. Необходимо найти как-нибудь парк или сквер, или ехать на окраину, потому что с людной улицы человека не заберёшь", - подумал я и как раз увидел небольшой сквер. Подъехав к нему, я остановил машину.
   Народа практически не было, ведь стояло середина декабря, и наступил вечер, и естественно, никто в это время гулять по скверу не будет, но я всё же решил подождать.
   Через десять минут невдалеке остановилось маршрутное такси, из него вышла девушка, и направилась в сквер. "Нет, Майя ни за что в жизни не станет пить кровь девушки, значит, этот вариант отпадает. Надо искать кого-то другого, но я здесь и до утра могу ждать следующего человека", - только успел подумать я, как из темноты вынырнул какой-то мужчина и, оглядываясь по сторонам, тоже направился в сквер. "А может этого взять? Сейчас Майя меня ненавидит, а вкупе со мной и всех мужчин, и вполне возможно, я смогу убедить её поесть, сыграв на том, что перед ней мужчина".
   Пока я сидел и взвешивал все возможные варианты, из сквера раздался крик, а потом резко оборвался. "Хм, а вот это уже интересно!" Я вышел из машины и, поставив её на сигнализацию, направился вглубь аллеи.
   Перед глазами предстала мерзкая картина. Уже издалека я увидел девушку, которую перед этим приметил выходящей из маршрутного такси. Она лежала на земле и из последних сил ожесточённо сопротивлялась, а перед ней на коленях стоял тот мужчина, которой вошёл в сквер следом за ней. Одной рукой он закрывал её рот, а потом нанёс удар в лицо, и девушка затихла. Мужчина принялся стягивать с неё джинсы, и я понял, что он собирается делать. "Лучшей жертвы для Майи и не придумаешь", - подумал я и в следующее мгновение оказался у него за спиной.
   -Ты-то мне и нужен! - улыбаясь, произнёс я, а затем нанёс ему удар в голову.
   Мужчина, тут же потеряв сознание, упал на девушку.
   "До чего я докатился! Уже забочусь о людях!" - недовольно подумал я, усаживая девушку на скамейку, а потом слегка похлопал её по щекам, чтобы она пришла в себя. "Мог бы забрать это отродье, и спокойно уйти, но нет, теперь я уже и за девушку волнуюсь, чтобы она не замёрзла. Скоро, чего доброго и угрызения совести начну испытывать, питаясь кровью и убивая людей! Майя, что же ты со мной сделала?"
   -Эй! Очнись! - я потряс девушку. Она открыла глаза и испуганно посмотрела на меня. - Не пугайся. Я этого ублюдка вырубил, и тебе нечего бояться.
   -Спасибо вам большое, - пробормотала девушка.
   -Не за что. Меня благодарить не надо. Благодари девушку по имени Майя, а ещё лучше забудь, что ты сегодня видела, - посоветовал я и, взвалив на плечо тело мужчины, пошёл к машине, не оглядываясь.
   Положив мужчину в багажник, я сел за руль, и завёл двигатель. "Вот теперь все проблемы решены! У Майи будет хороший стимул не испытывать мук совести, пробуя кровь этого урода" - удовлетворённо подумал я.
   Через пятнадцать минут я уже был возле дома, который собирался арендовать. А ещё через пятнадцать минут, уже осмотрел его, рассчитался с хозяином, и остался один.
   Загнав машину в гараж, я осторожно занёс Майю в дом и, уложив на кровать, принялся рассматривать. Она изменилась ещё больше, и я с улыбкой произнёс:
   -Девочка моя, а ты будешь красавицей! - и, поцеловав в щёку, стал снимать с неё верхнюю одежду, а заодно срезал и не нужный уже гипс.
   Затем спустился в гараж и, вытащив из багажника мужчину, занёс его на кухню. Усадив его на стул, связал найденной в гараже верёвкой, заклеил рот скотчем, и со смешком сказал:
   -Тебе здесь самое место. Пища должна находиться на кухне.
   Я решил не тащить его сразу в спальню, чтобы ещё больше не злить Майю. "Сначала нужно с ней поговорить, и успокоить, а уж потом, когда буря уляжется, можно заводить разговор о питании".
   Вернувшись в спальню, я сел в кресло и стал ждать пробуждения Майи. Хотелось быть ближе к ней и обнимать в тот момент, когда она впервые откроет глаза в качестве вампира, но зная её характер - лучше пока держаться подольше. "Интересно, а что она сделает в первую очередь? Начнёт кричать или сразу набросится на меня?" - я вздохнул. Скорее всего, она набросится на меня с криком, и уйдёт не один час, чтобы успокоить её. Хотя... Майя всегда непредсказуема. Когда я только её встретил, она должна была меня бояться, а она постоянно провоцировала меня криками и драками. Да и когда я к ней вернулся, она постоянно удивляла меня. Без всякого стеснения признала, что я ей нужен. И проявила терпение. Нет, скорее смирение. То чего я меньше всего ожидал от неё. "Так странно - я всегда думал, что хорошо изучил характер женщин. И меньше всего ожидал, что Майя станет такой мягкой, всепрощающей и понимающей". "А сам-то! Кто сегодня приводил в себя девушку в сквере! До встречи с Майей ты вырубил бы этого насильника, а потом попил кровь девушки, и убил её. Но нет! Ты забрал насильника, и начал волноваться, что девушка может ещё долго не приходить в себя и замёрзнуть!"
   "Да уж, любовь страшная вещь и заставляет делать такие вещи, которые меньше всего ожидаешь от себя", - я вздохнул, понимая, что в последнее время сильно изменился.
   Майя зашевелилась, и я моментально напрягся. "Что же сейчас будет?" - я поднялся с кресла и встал рядом с кроватью.
   Открыв глаза, она пару раз моргнув, повернула голову и посмотрела на меня. А в следующее мгновение вскочила с кровати и бросилась на меня. Сделав шаг в сторону, а потом, перехватив её и прижав спиной к себе, крепко обнял, не давая двигаться.
   -Майя, ты ещё не умеешь владеть своим новым телом, поэтому не делай резких движений. Сначала надо привыкнуть ко всему, - нежно прошептал я на ухо.
   -Гад! Сволочь! - она начала вырываться и кричать. - Забери своё вампирское тело, и отдай моё! Ненавижу тебя! Я хочу быть человеком!
   -Это необратимый процесс, - спокойно ответил я.
   -Как ты мог так со мной поступить!? Я никогда тебе этого не прощу! Лучше умру, чем буду вампиром! Ненавижу тебя!
   -А я тебя люблю. И теперь мы всегда сможем быть вместе. Разве это плохо?
   -Ты эгоист! Если бы ты любил меня, не поступил так! Не смей прикрывать свой эгоизм и свои желания любовью!
   -Майя, хорошая моя, открою тебе глаза. Любовь вообще эгоистичная вещь. Когда мы любим кого-либо, то помимо прочего больше всего боимся его потерять, и готовы на многое, а знаешь почему? Потому что знаем, что без того, кого любим, будет очень плохо. Да, я эгоист, потому что слишком сильно люблю тебя, и не хочу жить без тебя. Но ведь и ты любишь меня...
   -Я тебя ненавижу!
   -Любишь, и мы оба это знаем. Посмотри на это с другой стороны - ты ведь хотела бы, чтобы я стал человеком? Ответь.
   -Да!
   -А разве это не эгоизм с твоей стороны - переделать меня под себя? Я ведь родился вампиром, и привык жить такой жизнью. Но ради тебя я пошёл бы на это, если это было возможно. Но я не могу стать человеком, а ты можешь стать вампиром.
   -Но ты меня не спросил! Ты сам всё решил! - Майя перестала вырываться и уже говорила спокойней, а это был хороший знак.
   -Да, но у меня имелись на это веские причины.
   -Нет таких причин, чтобы превратить меня в монстра!
   -Майя, мы не монстры. Такова наша природа, - терпеливо произнёс я. - Ты когда-нибудь бывала в зоопарке?
   -Причём тут зоопарк? - зло выдавила она.
   -Бывала?
   -Да!
   -Видела львов и гепардов?
   -Да!
   -Они тебе понравились? Красивые, грациозные хищники, которые завораживают своей силой.
   -Ну и что, а это здесь причём?
   -А при том, что если ты бывала в зоопарке, то видела хищников, и они тебе понравились. А рядом с ними ты видела антилоп, ланей и других животных, которые тебе тоже, наверное, понравились. И сознание того, что первые питаются вторыми, не мешало восхищаться хищниками. Ты просто из прекрасной лани превратилась в грациозную пантеру.
   -У животных так задумано природой!
   -И с нами так задумано, но не совсем природой. Не мы выбирали такую жизнь, нас такими создали.
   -А у меня был выбор! Вернее, я могла выбирать, кем мне быть, а ты не дал мне его сделать! Ненавижу тебя!
   -Здесь ты права. Я не позволил тебе выбирать, потому что время играло против нас. Но поверь, я тебе компенсирую это, дав взамен свою любовь. И если ты позволишь - дам тебе и детей, которых ты хотела. Пойми, пожалуйста, одну вещь - уже ничего изменить нельзя. Ты уже вампир.
   Неожиданно Майя как-то вся обмякла и, перестав сопротивляться, апатично произнесла:
   -Я ничего не хочу от тебя. Отпусти.
   Её тон встревожил меня. "Скорее всего, это какая-то хитрость, и как только я отпущу её, она с новой силой набросится на меня. Но пусть уж лучше позлится сейчас, чем будет копить эту злобу в себе", - промелькнуло в голове, и я разжал объятия, приготовившись к новому нападению.
   Но вместо того, чтобы с новыми силами броситься в атаку, Майя вернулась в постель, и легла на бок, свернувшись калачиком.
   -Майя, - я присел на кровать. - Поверь мне, всё не так плохо.
   -Уйди, - прошептала она и отвернулась на другой бок.
   -Хорошая моя, это не так страшно, как ты думаешь. Я помогу тебе, - и, протянув руку, погладил её по голове. Она тут же ещё больше сжалась, а затем отодвинулась.
   Меня стало беспокоить её поведение. Я ожидал криков, драк - чего угодно, но только не такого апатичного поведения. "Надо дать ей время, чтобы она свыклась с этим. И пока её не трогать" - решил я.
   В этот момент из кухни раздалась возня и приглушенные звуки. "По-видимому, наш парень пришёл в себя. Этого мне ещё не хватало. Майя сразу поймёт для чего в доме человек и может опять разозлиться". Быстро пройдя на кухню, я одним ударом отправил насильника опять в нокаут. "Сейчас не время, чтобы кормить Майю и пока я не подойду к этой теме и не смогу убедить её поесть, лучше этого выродка держать без сознания".
   Однако подойти даже близко, к какой-либо из тем у меня не получилось вообще. Майя полностью закрылась в себе, и я, как не пытался, не мог с ней поговорить. Она не реагировала на мои слова, и просто смотрела в стену немигающим взглядом.
   Утром следующего дня мне стало уже реально не по себе, и это начало злить. "Я ради неё пошёл на обращение, без разрешения Лорда, и собираюсь на ней жениться, что повлечёт за собой катастрофические последствия для меня. Я разобью сердце своей матери, отец лишит меня будущего титула. Да я вообще принижу весь наш клан своим выбором. Теперь только ленивый не возьмётся обсуждать мой выбор - сын Лорда и будущий глава клана женится на бывшем человеке. Вернее, уже не будущий Лорд, но суть-то от этого не меняется. Для нашего клана это позор, и пятно на репутации. А Майя даже не хочет понимать, чем я пожертвовал ради неё, и отказывается вести конструктивный разговор!"
   "Да ещё и Иви со своей местью. Она не остановится, пока я не окажусь дома. Пока про Майю никто не узнал, она постарается достать её любым способом, а это значит, что необходимо, как можно быстрее доставить её в наш дом. Но как я повезу её туда в таком состоянии? Она может такое коленце выкинуть! Или вообще..." - внутри всё похолодело от пришедшей в голову мысли. "Она может попросить убить её. Отец с большим удовольствием это сделает, и у него будет хороший аргумент в своё оправдание - она сама этого захотела".
   "Может, я действительно поспешил с обращением, и надо было Майю к этому подготовить?" - спросил я себя и тут же одёрнул: "А что толку уже об этом думать. Обращение произошло и нужно срочно приводить её в себя. Хм, вот только как?" "Как? Да как обычно - разозлить её! Главное, чтобы она заговорила", - я улыбнулся. "В принципе, способа два, чтобы привести её в себя - разозлить или возбудить. Начнём с первого, только сыграем на злость не ко мне, а переключим её на другую персону".
   -Кстати, забыл тебе сказать, - беспечным тоном начал я, а сам внимательно следил за её реакцией. - Я знаю имя того, кто посылал вампиров, чтобы выкрасть тебя, и кто виноват в той аварии, - я сделал паузу, надеясь, что Майя не выдержит и задаст вопрос. Но она молчала, и если бы я не видел, как она напряглась в первые секунды, подумал бы что ей плевать. Не дождавшись вопроса, я продолжил: - И кто виноват, в том, что мне пришлось обратить тебя таким образом, - здесь уже она не выдержала и, прищурив глаза, посмотрела на меня. - Это всё делала Иви.
   На лице Майи сначала промелькнуло удивление, потом гнев, и она сжала кулаки, но это длилось не больше минуты, а затем лицо вновь стало равнодушным, и она снова уставилась в стену.
   -Она не оставит попыток убийства, пока я не доставлю тебя к себе домой.
   -Вот и хорошо, - бесстрастно произнесла Майя. - Я готова умереть.
   Вот здесь я уже не на шутку испугался. "Она хочет умереть!" Тут же оказавшись возле кровати и присев на неё, я взял руку Майи в свою, а потом сказал:
   -Не говори так, пожалуйста! Как ты не хочешь понять - ты нужна мне! И я не позволю тебе умереть.
   Но Майя никак не реагировала. "Значит, злость не прошла. Пойдём другим путём", - решил я и прилёг рядом, обняв её.
   -Я тебя люблю, и не представляю, как уже жить без тебя, - начав это шептать, я положил руку ей на талию, и стал поглаживать её. - Только представь, как нам будет хорошо вместе. Мы поженимся, ты родишь мне детей. Сначала девочку, с такими же глазами, как у тебя, и с твоим характером. А потом, когда она вырастет, у тебя появится союзница, и вы будете пилить меня с двух сторон. А затем ты родишь мне мальчика, и у тебя появится третий союзник. Представь, в какой праздничный ад ты можешь превратить мою жизнь! - я старался развеселить её, но она даже ни разу не улыбнулась, и я почувствовал, что моё терпение начинает иссякать. - Давай прямо сейчас начнём делать нашу будущую дочку, - я положил Майю на спину и, наклонившись, поцеловал её.
   Я ожидал чего угодно - крика, попытки отбросить меня, или наоборот страстного поцелуя в ответ, но ничего не случилось. Майя лежала, не шевелясь, как и раньше, с той лишь разницей, что теперь она смотрела в потолок, а не в стену.
   Больше пяти минут я старался возбудить её, чтобы она ответила на мой поцелуй, но Майя даже ни разу не моргнула глазами. С трудом сдерживая злость, я поднялся с кровати. Целовать живой манекен не хотелось. И теперь я окончательно понял, что в тупике, и что мне делать - не знаю.
   Сев в кресло, я стал смотреть на неё. "Да, я поспешил с обращением. Но ведь уже ничего не сделаешь. И я не знаю способа вывести её из этого состояния. Надо, чтобы она хоть как-то проявила свои эмоции, а не пребывала в этом ступоре. Хотя... Есть ещё один способ, но очень жестокий. Сделав такое, я как раз и покормлю её, ведь сейчас это необходимо, и вполне возможно, что её прорвёт, и она начнёт хоть как-то реагировать на мои слова и действия. Только вот какой реакции ожидать? Она ведь может окончательно возненавидеть меня. Хм, она и так ненавидит меня, и я практически ничего не теряю. Другого выхода я просто не вижу".
   Поднявшись с кресла, я прошёл на кухню. Пленник снова пришёл в себя и старался освободиться от верёвок. Увидев меня, он опять стал мычать, пытаясь что-то сказать. Присев перед ним, я сорвал скотч и спросил:
   -Что?
   -Я всё понял, и готов признаться в своих преступлениях. Только не убивайте меня, позвоните в милицию, и я дам чистосердечное признание, - начал лепетать он.
   -И много ты преступлений совершил? - в голове мгновенно возник план, как облегчить Майе душевные страдания во время первого кормления.
   -Я не считал, но расскажу обо всех, - заверил он, со страхом глядя на меня.
   -Какие именно преступления ты совершал? Изнасилования?
   -Да, потом было ещё пару нападений для грабежа.
   -Сколько было изнасилований?
   -Шесть, - немного подумав, ответил он.
   -Чудесно. Сейчас я отнесу тебя в комнату, и там ты увидишь девушку. Расскажешь ей, сколько изнасилований совершил, где и когда, а так же - про остальные преступления. Понял?
   -И вы меня отпустите? - он с надеждой посмотрел на меня.
   -Отпущу, - ответил я вслух, а про себя добавил: "На тот свет".
   Подняв его вместе со стулом, я направился в спальню.
   -Кто вы? - испугано спросил он. - Люди так не могут.
   -Ты получишь ответы на все вопросы, и узнаешь, кто мы, только чуть позже, - пообещал я.
   В спальне я поставил стул с ублюдком возле кровати и приказал:
   -Начинай.
   -Первый раз я изнасиловал девушку три месяца назад....
   Но я не слушал этого урода, а внимательно наблюдал за реакцией Майи. Сначала она никак не реагировала на его слова, но уже через десять минут после начала рассказа, стала сжимать кулаки и бросать в сторону выродка злые взгляды. И чем дальше он говорил, тем больше в позе Майи чувствовалось напряжение. Ещё через десять минут, она уже села и, не отрываясь, смотрела на мужчину. Вернее, она даже не смотрела, а сверлила его взглядом.
   Когда я увидел её взгляд, меня пробрал озноб. Я думал, что видел уже все возможные состояния Майи - и злость, и доброту, и страсть, и нежность. Но вот такой я её никогда не видел. И понял, что сейчас Майя даже не злая или в гневе, а это в чистом виде ярость, и поблагодарил небеса, что на меня она никогда так не смотрела.
   Через пять минут рассказ закончился, и я обратился к ней:
   -Тебя ведь пугает не то, кем ты стала, а то, как ты вынуждена питаться, ведь так? А теперь представь сколько, таких как он, топчут землю - насилуя, убивая и калеча судьбы других людей. Ты можешь с чистой совестью питаться ими.
   -Я не имею права судить других. Для этого есть суд и Бог, - неуверенно произнесла Майя.
   -Да, есть. Но пока их найдут и осудят, или пока они попадут к Всевышнему, сколько ещё жизней они могут угробить?
   -Я не смогу, - она замотала головой, и вжалась в спинку кровати.
   -Сможешь, просто тебе первый раз страшно, - сказал я, подходя к сумке и доставая оттуда скальпель. - Я тебе помогу, - и, подойдя к пленнику, провел скальпелем по руке. Парень закричал, но я тут же вырубил его ударом в голову, чтобы он не отвлекал Майю. - Вспомни, что он делал с девушками, и как над ними издевался. Среди них могла быть твоя подруга, или знакомая.
   Майя, услышав запах крови замерла. Я прекрасно понимал, что она сейчас чувствует, хотя и был не голоден, ведь напился её крови ещё, когда она была человеком. Со стопроцентной уверенностью я знал, что сейчас у неё кружится от аромата голова, и она с трудом сдерживается. Я и сам замер, боясь спугнуть её лишним движением.
   Когда Майя стала часто сглатывать слюну и еле заметно поддаваться вперёд, а потом опять застывала, я понял, что должен ей помочь, иначе кровь начнёт сворачиваться.
   Сев на кровать, я посадил её к себе на колени и прошептал:
   -Душа моя, это совсем не страшно. Просто это непривычно, но поверь - тебе понравится. И не надо этого пугаться и испытывать угрызения совести. Он выродок, который мучил людей, и кто-то должен останавливать таких, как он. Почему бы тебе этого не делать? - я взял его за руку и поднёс её к лицу Майи. - Вспомни его рассказ и сделай хоть один глоточек, и если тебе не понравится, то не пей, - предложил я, но прекрасно знал, что если она попробует, то уже не остановится, пока не насытится.
   Ноздри Майи затрепетали, она начала всё чаще дышать и, не отрываясь, смотрела на кровь, вытекающую из пореза.
   -Один глоточек, - нежно прошептал я. - Всего один, - Майя, оторвав взгляд от раны, посмотрела на меня, и я, наклонившись, поцеловал её. - Просто попробуй.
   Вздохнув, она наклонилась к руке и, сделав первый глоток, замерла, прислушиваясь к своим ощущениям. Я же боялся даже дышать, понимая, что сейчас получу ответ - выживет Майя, как вампир, или я убил её собственными руками в тот момент, когда обращал. И когда она опять припала губами к ране, я с шумом выдохнул. "Она станет одной из нас".
  
  
   Дорога домой.
  
  
   Утолив жажду, Майя прижалась ко мне и уткнулась лицом в грудь.
   -Вот видишь, ничего страшного, - я погладил её по голове.
   -Это мерзко, - пробубнила она.
   -Мерзко - то, что делал он, - ответил я. - А теперь скажи - разве кровь невкусная?
   Она начала громко сопеть, а потом нехотя произнесла:
   -Вкусная.
   Не сдержавшись, я рассмеялся.
   -Это не смешно, - обиженно сказала Майя, и попробовала встать с моих коленей.
   -Не отпущу, пока ты меня не поцелуешь, и не скажешь, что меня простила.
   -Тогда всю жизнь просижу у тебя на коленях, потому что я тебя не простила, и не скоро это сделаю.
   -А что сделать, чтобы ты простила меня? - ласково прошептал я и начал поглаживать её по спине.
   -Гера! Ты сотворил со мной страшное и думаешь, что если я попила кровь, то всё пришло в норму? Нет. - Майя отстранилась от меня. - И не надо включать свою обаятельность и сексуальность! Этот номер сегодня не пройдёт!
   -То есть только сегодня? А в дальнейшем всё будет хорошо? - хитро спросил я.
   -Ты невыносим! У меня тут кризис, а у тебя мысли в одну сторону работают, как обычно! - вздохнув, она неодобрительно покачала головой.
   -Ну, если бы видела себя в зеркале, то поняла бы меня, - смеясь, ответил я. - Хочешь на себя посмотреть?
   -Наверное, да, - подумав, ответила она.
   Поставив Майю на ноги, я поднялся и повел её в ванную комнату, где стояло большое зеркало. С опаской взглянув в него, Майя с некоторым удивлением рассматривала своё лицо, а потом сказала, скорчив гримасу:
   -Классно тебе. Получил себе любовницу с новым телом и лицом, а я вот, получила того же любовника, что и был, плюс жажду.
   -Я дам тебе намного больше, - серьёзно сказал я. - Ты станешь моей женой, и родишь детей. И у нас впереди не одно столетие, чтобы наслаждаться друг другом.
   -Только вот какой ценой? - грустно произнесла она.
   -Майя, так всегда в жизни. Мы что-то должны отдать, чтобы получить взамен другое.
   -Только я не отдаю, а забираю чужие жизни...
   -Ты ничью жизнь не забирала, а просто утолила жажду.
   -Гера, давай не будем сегодня обсуждать эту тему. И можно мне побыть одной?
   -Зачем? - подозрительно спросил я.
   -Во-первых, хочу принять душ. А во-вторых, дай мне время, чтобы смириться с некоторыми вещами, - она уныло посмотрела на меня.
   -Хорошо, - ответил я, и вышел из ванной комнаты.
   В некотором роде я испытывал радость, что Майя захотела побыть одна и не увидит, как я сворачиваю голову той мрази в комнате. Однако пугало её настроение и тон, а страшнее всего было смотреть ей в глаза. Даже когда она улыбалась, в глазах читалась печаль. "Я обещаю, что сделаю всё возможное, чтобы убрать эту печаль", - поклялся я себе. "Хорошо хоть, что она поела и разговаривает со мной, а это уже многое значит. И однажды вместо печали в глазах появится радость и любовь".
   Зайдя в комнату, я резким движением свернул шею мужчине, а потом, достав из шкафа полотенца, вытер ими кровь с пола и, обмотал их вокруг раны на руке, чтобы потом не запачкать багажник автомобиля. А затем отнёс труп в гараж и положил в машину.
   "С первым кормлением всё вышло даже лучше, чем я предполагал. Я-то хотел просто занести ублюдка в комнату и, сделав ему надрез на руке, ждать пока Майя сдастся. И готов был хоть ночь напролёт делать такие надрезы. В конце концом Майя просто не выдержала жажды и запаха, и поела бы. А после этого возненавидела меня, за то, что я с ней так поступил, но, хвала небесам, этот мужчина оказался моральным уродом, и сам же мне помог, рассказав, кем является. А потом ещё и повторил всё Майе, сняв с неё угрызения совести, и давая мне хорошие аргументы, чтобы она согласилась на такую жизнь", - я не уставал радоваться такой удаче.
   Вернувшись в спальню, я стал ждать пока Майя выйдет из душа и размышлял о дальнейших действиях. "В принципе, можно направляться домой. Но для начала необходимо подготовить отца, если, конечно, эта тварь Иви уже не поговорила ему. Позвоню ему, а заодно и попытаюсь понять - имел он отношение к планам Иви или нет". Достав телефон, я включил его, и сразу же посыпались сообщения о пропущенных вызовах. Большая часть звонков была от отца, четыре звонка от матери, и два от Иви. "Значит, она им позвонила. Чудесно, не требуется ничего объяснять!" Я сразу же набрал номер отца, и не прошло и трёх секунд, как он ответил на вызов.
   -Герион! - он старался говорить спокойно, но по голосу чувствовалось, что с трудом сдерживается. - Это правда, что ты обратил эту тв....
   -Правда, - спокойно ответил я. - И ещё раз напомню - её зовут Майя.
   -Да мне плевать, как её зовут! - отец сорвался на крик. - Как ты посмел? Без моего разрешения? Чем ты вообще думал? Ни я, ни мать никогда её не примем! Не смей привозить её в клан!
   -Отец, я могу не привозить Майю в клан, но тогда и я не вернусь.
   -Ты с ума сошёл? Ты должен вернуться! Ты будущий Лорд! Это твой долг!
   -Помимо долга у меня есть и желания, - холодно произнёс я.
   -Герион, - отец постарался успокоиться. - Я же тебе говорил - развлекись, но так чтобы никто об этом не знал! Ещё всё можно исправить! Мы её уберём, и никто ничего не узнает!
   -Если Майю хоть кто-нибудь пальцем тронет, я убью Иви, и ты прекрасно знаешь, что тогда произойдёт. Причём мне без разницы, кто это попробует сделать - ты, Иви, кто-то из нашего клана или её, - угрожающе предупредил я. - У тебя есть только три варианта. Первый - ты убиваешь Майю, после этого я убиваю Иви, и начинается война между кланами. Второй вариант - ты спокойно принимаешь Майю и вводишь её в наш клан. Третий вариант - я уезжаю вместе с Майей, и ты меня больше никогда не увидишь. Тебе выбирать.
   В трубке повисла тишина, а потом отец вызывающе поинтересовался:
   -И каким образом я введу в клан эту...
   -Майю!
   -Под каким видом я введу в клан эту Майю?
   -Как мою будущую жену.
   -ЧТО?! Никогда этому не бывать! Лорд клана, который женат на бывшем человеке!? Ты в своём уме?
   -Значит, вариант три? - властно спросил я.
   -Да!
   -Прощай! - и нажал отбой вызова.
   "Ну что ж, может это и к лучшему. Чёрт с ним, с титулом и всем остальным.
   Главное, что Майя со мной, а остальное ерунда. Купим где-нибудь дом, и будем с ней спокойно жить", - подумал я, уже представляя нашу жизнь.
   Телефон снова зазвонил, и я увидел номер матери. "По-видимому, отец ей рассказал о моих планах. Хотя он так орал, что и рассказывать ничего не надо, наверное, и весь дом слышал". Вздохнув, я подошёл к окну, и ответил на вызов:
   -Да, мама.
   -Гера, это правда? - расстроенно спросила она. - Ты обратил человека, и теперь хочешь на ней жениться?
   -Да, - твёрдо ответил я.
   -Неужели всё так серьёзно? А может, возможен компромисс? Например, ты женишься на ком-нибудь другом из клана, а с этой девушкой будешь просто жить? Уверена, что мы найдём ту, которая закроет глаза на клятву и не выдвинет требований смерти.
   -Нет, мама, - безапелляционно заявил я. - Я люблю Майю, и если женюсь на другой, удобном для вас и всех остальных, я её унижу. А моих детей от неё потом посчитают полукровками, и будут им постоянно на это указывать. Вариант только один - Майя в любом случаи будет моей женой.
   -Гера, мальчик мой, подумай о последствиях! - умоляюще произнесла она. - Как это отразится на репутации клана? А Иви? Ты предпочёл её человеку - это огромное оскорбление.
   -Иви должна ещё сказать спасибо, что я её просто оскорбил таким образом! После того, что она делала, её и убить мало! - от воспоминаний внутри всё закипало от злости.
   -А что Иви делала? - встревоженно спросила мать.
   -Она два раза посылала к Майе вампиров, чтобы её выкрали, а потом вообще устроила нам автомобильную аварию. Поэтому я вынужден был обратить Майю так быстро, иначе эта мстительная сука убила бы её.
   -Не может быть! - воскликнула мама, а потом, помолчав, спросила: - А когда всё это началось?
   -Приблизительно через неделю, после того, как я приехал к Майе. А что? - встревоженно спросил я.
   В трубке повисла пауза, а потом мама с раскаянием сказала:
   -Это я во всём виновата. Я не поверила отцу, что ты уехал на Дальний Восток, и заставила его рассказать, где ты на самом деле. И тогда всё встало на свои места - я поняла, почему ты расстался с Иви, и что с тобой творилось все эти месяцы. А когда Иви в очередной раз позвонила мне, я решила успокоить её и сказала, что ты нагуляешься и вернёшься...
   -Что? Это ты рассказала Иви, где я? - неприятно удивившись, спросил я.
   -Гера, я хотела её успокоить, и не думала, что она что-нибудь предпримет! Получается, я сама толкнула тебя на обращение этой девушки! - с отчаянием констатировала она.
   -Нет, мама, - на душе образовалась пустота от такого поступка матери. "За моей спиной она общалась с Иви и рассказывала о происходящем? Меньше всего ожидал такого от неё". "Но с другой стороны - она ведь это делала не со зла, и не предвидела, что Иви так себя поведёт". Меньше всего, я хотел, чтобы она мучилась, поэтому решил сказать правду: - Не кори себя. Я в любом случаи обратил бы Майю, потому что люблю её. Просто это случилось бы чуть позже и с её согласия, а не так...
   -Она не хотела этого? - теперь уже мама удивилась.
   -Скажем так, когда я это сделал, появилась масса проблем, и вряд ли Майя меня простила даже сейчас.
   -Сынок, мне так жаль!
   -Всё к лучшему, - ответил я и вздохнул.
   -Но что же нам сейчас делать? Может, выход всё же есть? Подумай, сынок. Не отказывайся от всего.
   -Я предложит отцу возможные варианты, и он сразу сделал выбор. Пусть теперь ищет Евсея и передаёт ему бразды правления кланом, - сдержанно порекомендовал я. - А мы с Майей купим себе дом, и будем жить вдвоём. Если хочешь, я буду тебе звонить. Или даже можешь приезжать к нам в гости.
   Рядом с матерью раздался голос отца, а потом он, забрал у неё трубку и рявкнул:
   -Приезжай домой! Это не телефонный разговор, - после чего отключился.
   Я усмехнулся. "Наверное, отец не оставляет надежды, что сможет меня отговорить. Зря".
   -Гера, что всё это значит? - за спиной раздался голос Майи, и я повернулся. - У тебя неприятности? - она подошла ко мне и заглянула в глаза.
   -Не думай об этом, родная, - я улыбнулся и взял её за руку. - Всё будет хорошо.
   -Моё обращение принесло тебе массу проблем!?
   -Ну и что? - я вернулся в кресло, и посадил Майю к себе на колени. - Мнение остальных меня не интересует. Главное, что ты рядом, и чтобы меня простила за обращение. Ты же меня простила?
   -Не знаю ещё. Я очень зла на тебя, - спокойно ответила она. - Но ведь ничего уже не сделаешь. Моя злость ничего не исправит и не вернёт на место, соответственно не вижу смысла кричать или стенать, что ты так поступил. И сейчас я об этом меньше всего хочу думать, тем более, если это принесло тебе неприятности. Расскажи, что происходит?
   "Вот это мне больше всего нравится в Майе. Когда необходимо, она внутренне собирается и не позволяет себе лишних эмоций. Другая бы месяц истерила и дулась, оглашая криками окрестности, причём точно так же понимала, что ничего не вернёшь, а Майя спокойно всё воспринимает, и переживает за меня, а не нянчится со своими обидами", - сердце наполнилось нежностью к ней.
   -Ничего особенно не происходит. Всё как я и ожидал, - прямо ответил я. - Меня, скорее всего, лишат титула, и тебе придётся выйти замуж за обыкновенного вампира.
   -Это из-за меня?! - уныло спросила Майя.
   -Да, но это не имеет значение.
   -Неужели настолько всё плохо? Но это же глупо! - она обескураженно посмотрела на меня. - Хорошо, я бы ещё поняла это, если бы осталась человеком, и ты на мне женился. Но я уже вампир! Им что, мало того, что я прошла обращение?
   -Майя, попробую объяснить. Во-первых, обращать людей можно только с разрешения Лорда, иначе обоих ждёт смерть. Но я сам был будущим Лордом и имел право голоса, поэтому нас такая участь не постигнет. Во-вторых, к обращённым вампирам всегда относятся пренебрежительно. Они считаются вторым сортом. А теперь представь - Лорд клана женат на обращённом вампире, а не на чистокровном, и с таким не многие могут смириться. Когда я тебя обращал, я знал, что меня лишат титула, чтобы не навлечь позор на клан...
   -Средневековье какое-то. И это мы считаемся отсталыми. По-моему, всё наоборот, - фыркнула она, а потом с сожалением добавила: - Ты стольким пожертвовал...
   -Майя, перестань, - перебил я. - Одним пожертвовал, но взамен получил намного больше. И меньше всего я хочу, чтобы ты переживала за меня. Я ни о чём не жалею.
   -И что нам теперь делать? - доверчиво прижавшись ко мне, спросила она.
   -В любом случаи необходимо появиться в клане, - ответил я. - Иви будет пытаться убрать тебя, пока все не узнали о твоём существовании.
   -Иви?!!! - лицо Майи превратилось в маску ярости.
   -Шшш! Не думай о ней, - я улыбнулся. - Поверь, когда мы приедем в клан, и все узнают, ради кого я её бросил, она получит свою порцию унижения. И этого никогда не забудут! А когда я тебя официально представлю, как свою будущую жену, и откажусь от титула, мы сможем спокойно уехать и жить своей жизнью.
   -Мне так стыдно, - прошептала Майя. - Я принесла тебе массу неприятностей.
   -Глупенькая, ты принесла мне счастье, - я прижал её к себе. - Всё будет хорошо, вот увидишь! Или как обыкновенный вампир, а не будущий Лорд, я тебя уже не устраиваю? - весело спросил я.
   -Конечно, устраиваешь, просто...
   -Всё закрыли эту тему! Ты готова сегодня выехать в клан? Хочу, как можно быстрее решить все вопросы, и жить дальше.
   -Готова, только скажи как себя вести, и что делать?
   -Веди себя, как обычно, и не отходи от меня. Всё остальное я сделаю сам, и не обращай внимания ни на кого. Помни главное - ты мне нужна, а мнение остальных меня не интересует, а значит, и тебя не должно интересовать. Договорились?
   -Договорились, - застенчиво ответила она.
   -А теперь иди одеваться. Как только будешь готова, мы выезжаем.
   Через час мы отправились в путь. Сейчас я испытывал спокойствие и умиротворение, каких не чувствовал никогда. Я был готов ко всему, потому что Майя находилась рядом, и пусть она не до конца простила мой поступок, но первый шаг к этому сделала, и я знал, что в дальнейшем всё сложится хорошо. "У нас впереди не одно столетие, и осталась сделать самую малость - отказаться от клана и от титула, и сделать Майю своей женой".
  
  
  
   Часть 3.
   Противостояние.
  
  
   Глава 1.
  
   Майя.
   Чем ближе мы подъезжали к дому Геры, тем больше я волновалась. Я до сих пор отчётливо помнила нашу первую встречу с его родителями. Но если тогда они меня просто не замечали, то сейчас на это надеяться не стоило. Теперь я вампир...
   Вампир. Свыкнуться с этим было очень тяжело. Гера поступил ужасно, но с другой стороны - я попыталась его понять.
   После того расставания в аэропорту я не жила два месяца, а существовала. Мне не хватало его и, чтобы не думать о нём, я погрузилась в работу. Именно работа помогла мне не сойти с ума. Я занималась основной работой, а дома занималась дополнительной, чтобы хоть как-то отвлечься от мыслей о Гере.
   Вернувшись домой, я практически перестала спать, потому что каждый раз ложась в кровать, думала о нём, и пыталась представить, чем он сейчас занимается. "А чем может заниматься ночью вампир с непомерным сексуальным аппетитом, со своей красавицей невестой?" Ответ был очевиден, и я сходила с ума, и против воли представляла эти картинки. Сказать, что меня душила ревность - это ничего не сказать. А сознание того, что они скоро поженятся медленно и верно убивало. Промучившись так несколько недель, я нашла себе ещё одну фирму, а потом и ещё одну. Это и помогло мне выжить в тот момент и не лишиться рассудка. Работа занимала всё время, и порой сил хватало только на то, чтобы доплестись до кровати и, рухнув в неё, моментально заснуть.
   Когда же Гера опять вернулся в мою жизнь, я начала разрываться на две части. Разумная часть требовала прогнать его и забыть, потому что он сразу дал понять, что приехал ненадолго и я боялась, что если опять пущу его в свою жизнь, то потом уже никогда не смогу без него, и никакая работа уже не спасёт. Я честно пыталась противостоять его обаянию, и даже пошла на отчаянный шаг и приняла приглашение на день рождения одного из наших сотрудников, и собиралась пойти до конца. Правда, в тот вечер мне пришлось выпить не один бокал вина, чтобы набраться смелости и намекнуть Сергею, что я готова не только посидеть в ресторане, а готова поехать и к нему. Мне казалось, что если я проведу ночь с ним, то таким образом сожгу за собой все мосты, и Гера, испытывая ко мне отвращение, уедет. Хотя моя вторая половина кричала и билась в агонии, когда мы шли к такси, потому что не хотела терять Геру. И когда рядом с нами появился сам Гера, я испытала двоякое чувство. С одной стороны я обрадовалась его появлению, а с другой стороны - испытывала злость из-за того, что он бесцеремонно вмешивается в мою жизнь. Одно я знала точно в тот момент - Гера слов на ветер не бросает, а смерти Сергею я не желала.
   А дома... Дома я сдалась. Я на самом деле собиралась пожить у подруги, и готова была любыми способами вырваться из квартиры, и казалось, что меня ничего не остановит. Я ожидала от Геры чего угодно - злости, ярости, насилия, но никак не тех слов, что я нужна ему, пусть и ненадолго. А нежность в его голосе лишила способности к сопротивлению. В тот момент я окончательно сломалась, и разрешила себе побыть счастливой хоть несколько месяцев, прекрасно понимая, что за эти мгновения счастья потом всю оставшуюся жизнь буду расплачиваться душевной болью. Я запретила себе думать о будущем, и старалась жить только сегодняшним днём.
   Но всё оказалось сложнее. Меня покусали, а потом проблемы стали расти как снежный ком - попытка похищения, авария и обращение.
   Я до сих пор не знала, как относиться к обращению. Гера поступил как эгоист, обратив меня без согласия, но ведь теперь я смогу быть рядом с ним, и моя мечта исполнилась. Хотя и понимание этого пришло совсем недавно. А когда только это всё началось, я испытывала жгучую ненависть к Гере.
   Когда он разбудил меня и сказал, что собирается сделать, я готова была его убить, и сопротивляться до последнего. Но как сопротивляться физической силе вампира, будучи связанным человеком? А когда он меня развязал, я решила выброситься из окна, потому что не представляла себя вампиром, но Гера не дал этого сделать, а потом уже было не этого. Я оказалась в аду. Создавалось впечатление, что меня варят в кипящем масле, одновременно с этим разрывая на кусочки и ломая все кости сразу. Болело абсолютно всё, и я уже ни о чём думать не могла. Я всю жизнь буду вспоминать своё обращение. Казалось, что эта боль никогда не отпустит и, меня будут вечно терзать в этом пекле. Потом я с удивлением узнала, что это длилось только полтора часа. Мне же казалось, что это длилось не меньше недели.
   После пробуждения желание убить Геру не убавилось, но когда он вслух произнёс, что это уже необратимо, меня как будто окунули в прорубь с ледяной водой. Я вдруг отчётливо поняла, что уже ничего не могу с этим поделать, и бесполезно драться с ним или ругаться - ничего уже изменить нельзя. Мне хотелось только одного - умереть, потому что я не представляла себя живущей в теле вампира. Я просто легла на кровать и стала ждать, сама не знаю чего. Может того, что за мной придёт Иви, или того, что я просто умру от голода, или удобного случая, чтобы сбежать от Геры. Я видела, как умирают вампиры и самым верным способом посчитала сбежать от Геры и положить голову на рельсы под любой из поездов. Но была одна вещь, которая меня удерживала. Гера никогда раньше не говорил, как ко мне относится, а перед обращением и после пробуждения, всё время говорил, что любит меня, и пытался объяснить свой поступок. Отбросив злость и ярость, я попыталась его понять, и спросила себя: "А как бы я поступила на его месте? Тоже обратила его?" Ответа на свой вопрос я так и не нашла. Точно знала только одно - в любом случаи не вела бы себя таким образом. Я попыталась бы с ним поговорить, убедить его стать вампиром по собственной воле. Но с другой стороны, и Геру можно понять - мне грозила опасность.
   К тому моменту, как Гера занёс в комнату того мужчину я окончательно запуталась. Одна часть меня понимала, что у него не было другого выхода, а другая часть злилась, что он так сделал, не спросив моего разрешения. А вот когда я увидела того мужчину, то реально испугалась. Я поняла, для чего он нужен, и меня охватил ужас. Правда, этот ужас сменился гневом, когда мужчина начал рассказывать о своих поступках.
   Я вдруг вспомнила случай из детства. В школе, в параллельном классе, с нами училась девушка. Как-то вечером она возвращалась из музыкальной школы, и её изнасиловал какой-то урод, после этого она покончила с собой. Я лично её не знала, но на похороны мы пошли всем классом, и я видела, что творилось с её матерью и отцом. Нашли потом эту мразь или нет, я так и не узнала, потому что переехала жить в другую страну, но ещё очень долго помнила этот случай. И вот перед собой я увидела одного из таких моральных уродов, которые совершая свои преступления, ломают не одну человеческую жизнь.
   А затем Гера сказал самую важную вещь - что я боюсь не того, что я вампир, а того, как буду питаться. И здесь я с ним была полностью согласна - именно питание смущало меня. И хотя я уговаривала себя, что не имею права судить других, но в глубине души уже поняла, что и питание не составит для меня большой проблемой. На земле много ублюдков, которые калечат жизни людей, и не каждого ублюдка потом даже садят в тюрьму. Вспомнился один из последних случаев, который я видела в новостях. Сынок какого-то олигарха сбил на машине парня и девушку. У них остался маленький ребёнок, а родители девушки так и не смогли добиться справедливости. Милиция развалила дело, и мажора отпустили. И таких случаев имелось огромное количество.
   Когда Гера полоснул выродка по руке скальпелем, я уже недолго сомневалась - пить или не пить. Самым тяжелым оказалось сделать первый глоток, а потом всё получилось как-то само собой. Конечно, в глубине души какой-то мерзкий, писклявый голосок требовал остановиться, но я уже не могла этого сделать. И, наверное, не хотела, потому что поняла, что могу быть счастлива с Герой, могу выйти за него замуж, могу иметь от него детей, и самое главное, могу спокойно пить кровь всяких уродов, и не испытывать угрызений совести.
   К тому моменту, когда я вышла из душа, я окончательно смирилась с тем, что я вампир. Меня злило только одно - то, что Гера обратил меня таким варварским способом, не спросив согласия, и начала уже придумывать для него маленькие козни, чтобы наказать его.
   Но когда услышала разговор Геры с матерью, все мстительные планы сразу выветрились из головы, и стало не по себе. Я настолько зациклилась на себе, что не задумывалась о том, чем грозит Гере моё обращение, и когда он мне всё объяснил, почувствовала стыд. Он сейчас находился меж двух огней. С одной стороны - я, со своим недовольством, а с другой стороны - его родители и весь клан. Вся злость мгновенно испарилась.
   Я любила Геру и, вспомнив первые дни нашего знакомства, и его отношение к людям, подумала, что, наверное, и ему было тяжело решиться на моё обращение. Тем более что он знал, каковы будут последствия. В тот момент вся злость отошла на второй план, и я решила, что не буду устраивать скандалы, потому что у него впереди и так не простой разговор с родителями, и он многим пожертвовал ради меня. И его жертва была намного больше моей. Я получу счастье, его любовь, детей, а он терял свою семью и положение. Да, мне придётся убивать людей, но это ведь и не совсем люди, это выродки, которые приносят несчастья другим. И потом, я всегда знала - для того чтобы что-нибудь получить, необходимо чем и пожертвовать. Ничего в жизни не даётся просто так.
   Решение было принято. Я редко сожалела о сделанном, потому что не видела в этом смысла. Зачем мучить себя тем, что невозможно исправить? Оставалось только идти вперёд, и поддерживать Геру, потому что именно для него сейчас наступал тяжёлый период.
   И вот теперь я ехала домой к Гере и старалась не впадать в панику. Я не сомневалась, что его родители устроят мне "тёплый" приём, и на меня обрушится весь их гнев и презрение, поэтому настраивала себя на самые худшие варианты. "Главное не сорваться и не начать язвить или не дай Бог, драться! Надо держать себя в руках! Мне плевать на их мнение! Меня волнует только мнение Геры!" - как мантру повторяла я про себя.
   -Волнуешься? - ласково спросил Гера.
   -Как тебе сказать? С моим везением я ещё в юности поняла, что Бог не сжалиться надо мной, и моя свекровь и свёкор будут теми ещё типчиками, но я никак не ожидала, что они окажутся вампирами. Да и я сама тоже, - я скорчила рожицу. - Кстати, а вы кровь друг друга пьёте? Это я на тот случай спрашиваю, чтобы знать, если вдруг твой папочка бросится на меня - сразу ему зубки выбить, или вы так друг друга приветствуете?
   -Конечно, не пьём! - он поморщился. - Люди же не едят мясо других людей! И поверь, отец на тебя не бросится. У него есть очень хороший стимул держать себя в руках. Он, скорее всего, постарается для начала разделить нас, чтобы потом заняться твоей психологической обработкой. Так что не отходи от меня, и не слушай его. Помни главное - я тебя люблю, ты мне очень нужна и я ни о чём не жалею. Всё!
   -Гера, а ты на самом деле не жалеешь? Ведь ты можешь потерять и семью и положение, - мне до сих пор не верилось, что он может любить меня.
   -Майя, поверь, я ни о чём не жалею. Главное, чтобы и ты ни о чём не жалела, - он тепло улыбнулся.
   -Я ни о чём не буду жалеть, если ты вот так будешь всегда улыбаться мне!
   -Поверь, я буду не только улыбаться, а сделаю всё возможное для твоего счастья, - он подмигнул. - Вот только закончим с кланом все дела. А теперь вздохни поглубже и приготовься! - он остановил машину и посигналил.
   Оказалось, что мы уже находимся перед воротами его дома. Сердце в груди замерло, но я тут же постаралась взять себя в руки. "Так, если я сейчас буду выглядеть как трусливый заяц, то меня точно растерзают! Вернее, утвердятся во мнении, что я ничтожество".
   Ворота открылись, и мы въехали во двор. Уже издалека я заметила фигуру мужчины на ступеньках дома.
   -Ничего не бойся, - Гера остановил машину и, наклонившись, поцеловал меня в губы. - Помни главное - я тебя люблю.
   Я кивнула, и он вышел из машины, а уже через секунду открывал мою дверь. Взяв меня за руку, и подведя к мужчине, он спокойно произнёс:
   -Отец, познакомься это Майя.
   Мужчина с ненавистью на меня посмотрел. "Ага! Удавись! Если ты думаешь, что я сейчас смущённо или со страхом опущу глаза, то глубоко ошибаешься!" - я вскинула голову и стала рассматривать его. "Главное не выглядеть испуганной, но в тоже время нельзя показываться высокомерной", - повторяла я себе, глядя на него.
   Поединок взглядов длился больше минуты, а потом отец Геры перевёл взгляд на него и зло произнёс:
   -Нам надо поговорить, - а затем, переведя взгляд на меня, отчеканил: - Наедине.
   -Разговор в любом случаи будет касаться Майи, поэтому она будет при нём присутствовать, - невозмутимо ответил Гера.
   -Наедине!
   -Отец, или с Майей, или вообще никакого разговора не будет, - твёрдо произнёс он.
   -Ну, хорошо, - угрожающе бросил Лорд и, развернувшись, направился в дом.
   Гера обнял меня за плечи и повёл внутрь.
   Если на улице под взглядами отца Геры я чувствовала себя неуютно, то в холле дома, мне стало по-настоящему не по себе. Там стояла женщина, мать Геры и ещё два мужчины лет тридцати восьми - сорока, которые показались мне знакомыми. Все присутствующие придирчиво рассматривали меня.
   -Мама, - Гера подвёл меня к женщине. - Познакомься, это Майя.
   -Здравствуйте, - сухо ответила женщина, бросив на меня взгляд.
   -Здравствуйте, - ответила я.
   Но женщина уже забыла про меня и стала с печалью смотреть на Геру, а он, указав на двух мужчин, произнёс:
   -Майя, а это Илья и Савва, они помощники отца.
   -Добрый вечер, - сказала я.
   Промолчав, они только еле заметно кивнули головами на моё приветствие.
   -Герион! - раздался настойчивый голос Лорда. - Я жду тебя в кабинете.
   -Пошли, - Гера ещё крепче обнял меня за плечи и ободряюще улыбнулся. Я выдавила в ответ такую же улыбку, но внутри нарастала злость.
   Разозлило их высокомерие и тон, которым со мной разговаривали, а вернее и вовсе не разговаривали. Сухое приветствие матери Геры было не в счёт. Оно, скорее всего, было продиктовано чувством вины, что именно она рассказала Иви, где Гера.
   В кабинете Гера усадил меня на кожаный диван, напротив стола, и сев рядом, откинулся на спинку дивана, прижав меня к себе.
   -Нам многое нужно обсудить, отец, - безмятежно начал он.
   -Ты прав! Действительно многое! - мрачно ответил он. - И в первую очередь твой поступок! Ты не имел права обращать её без моего согласия!
   -Как будущий Лорд я имел на это право, и я им воспользовался.
   -Хорошо, я не против её обращения, - отец Геры старался говорить спокойно. - Но я против твоей женитьбы на ней! Хочешь, живи с ней, но женись на другой. Мы найдём другую девушку из клана, и она станет твоей законной женой. Мы обойдём правила с изменами.
   -Нет, отец. Майя будет моей женой, и это не обсуждается.
   -Ты понимаешь, что ты делаешь? И какие последствия повлечёт твой поступок? - отец Геры вскочил со своего кресла и начал кричать: - Мы станем посмешищем для всех кланов! К нашему мнению перестанут прислушиваться! Её никто не примет, а детей от неё все будут считать полукровками! Кому ты потом собираешься передать клан? Это немыслимо! Во главу клана никогда не станет Лорд, у которого мать бывший человек! Это конец нашего клана и нашего рода!
   -Передай бразды правления кланом Евсею, - невозмутимо ответил Гера.
   Лорд опешил и с минуту смотрел на Геру с удивлением, а затем опять закричал:
   -Ты в своём уме? Евсей - молодой, глупый и безответственный! У него нет качеств Лорда!
   -Отец, у тебя в запасе есть ещё минимум тысяча лет, чтобы привить ему все необходимые качества и сделать из него достойную замену для себя.
   -Ты понимаешь, что ты вообще говоришь? Ты отказываешься от всего ради неё? - с отвращением произнёс он.
   Если во время всего этого разговора я старалась сохранять безразличное выражение лица, то сейчас не выдержала и, прищурившись, со злостью стала смотреть на отца Геры.
   -Да, отказываюсь, - спокойно ответил Гера.
   -Я никогда не допущу этого брака! - отец Геры уже не кричал, а орал не своим голосом. - И не засвидетельствую ваш союз!
   -Значит, ты отказываешься собрать Совет? - холодно спросил Гера.
   -Нет! Совет я соберу! И отлучу тебя от клана, если не бросишь её!
   -Ну что ж, отлучай, - Гера поднялся с дивана и, посмотрев на меня, сказал: - Майя, здесь нам делать больше нечего. Поехали.
   -Я ещё не закончил разговор с тобой! Сядь!
   -Зато я с тобой закончил разговор, - мы уже подошли к двери кабинета и, взявшись за ручку двери, Гера обернулся и угрожающе произнёс: - И помни то, что я тебе сказал по телефону. Если хоть что-нибудь случится, я развяжу войну.
   -Ты не посмеешь!
   -Поверь мне, посмею! И сделаю это с большим удовольствием! Ты знаешь, слов на ветер я не бросаю, - леденящим душу тоном сказал Гера, и вышел из кабинета, крепко держа меня за руку.
   -Ваш союз всё равно будет считаться незаконным! Ни один Лорд его не засвидетельствует, - отец Геры направился следом за нами.
   -Засвидетельствует! - Гера усмехнулся.
   В холле к Гере бросилась мать, и с отчаянием прошептала:
   -Сынок! Одумайся, не делай этого с нами!
   -Мама, прости, но я не изменю своего решения, - твердо ответил он и, наклонившись, поцеловал её в щеку, а потом мы направились к выходу
   -Если ты сейчас переступишь порог дома, то я откажусь от тебя и предам анафеме! - вслед нам закричал отец.
   Гера ничего не ответил и, выйдя из дома, вместе со мной направился к машине. Усадив меня на переднее сиденье, и сев сам в машину, завёл двигатель. С невозмутимым выражением лица он тронулся с места, и мы выехали за ворота дома.
   У меня внутри творилась неразбериха. К отцу Геры я испытывала жгучую ненависть, а к Гере всепоглощающее чувство любви, и жалость. Только во время этого разговора до меня окончательно дошло, на что он решился ради меня, и чего ему это будет стоить. Если раньше я все воспринимала как-то отстранённо, то сейчас в полной мере всё осознала.
   -Ты молодец! Хорошо держалась, - с улыбкой сказал Гера.
   -Я?!
   -Да, не испугалась.
   -Я скорее разозлилась.
   -Выбрось всё из головы, - добродушно произнёс он. - Главное, что мы вместе. Через сорок минут приедем домой.
   -Домой? Но я думала, что ты живёшь с родителями.
   -Когда дела клана требовали - жил, но по большей части всё же проживал в одной из своих квартир. В Москве их несколько, плюс ещё в разных городах, - Гера подмигнул мне и тепло улыбнулся. - Отдохнём пару дней, а потом я позвоню мужу Гликерии Алариху, и договорюсь, чтобы он засвидетельствовал наш союз.
   -А ты можешь мне объяснить, что всё это значит? Я ничего не понимаю. Союзы, советы - что всё это значит, и для чего они?
   -Так как мы вампиры, нас мало касается жизнь людей, и у нас свои правила. Брак одного вампира с другим считается законным лишь в том случаи, если его засвидетельствовал Лорд и Совет. Мы, в общем-то, для этого сюда и приехали, чтобы отец официально объявил, что ты моя жена. Но раз он не желает этого делать, то я обращусь к Алариху.
   -А он согласится на это? Разве он пойдёт против своего свёкра?
   -Аларих с большим удовольствием это сделает! - Гера усмехнулся. - Понимаешь, когда-то отец точно также противостоял его союзу с Гликерией.
   -Да твоему отцу не угодишь! - с иронией сказала я.
   -Что есть, то есть! Это произошло шестьсот лет назад, и Аларих на тот момент не был Лордом Североамериканского клана, а являлся обыкновенным вампиром нашего клана. Они с Гликерией полюбили друг друга, но у нашего отца имелись свои планы насчёт дочери. Поэтому Аларих с Гликерией сбежал из дома. Прожив в Европе чуть больше ста лет, они отправились в Северную Америку. В тот момент только формировался Североамериканский клан, и они к нему присоединились. Лорд того клана был уже старым вампиром, и не имел своих наследников, а Аларих был очень умным и способным вампиром, поэтому быстро стал его правой рукой, а затем Лорд назначил его своим приемником. В конечном итоге мой отец смирился, и даже обрадовался браку Гликерии, но ей с Аларихом многое пришлось перенести. И потом, они мои должники! Я помог им сбежать.
   -О! Ты уже тогда проявлял непокорность отцу! - весело спросила я.
   -Гликерия любила Алариха, а я очень любил её, поэтому и помог. Такое не забывается в нашем мире, как и то, что отец противостоял их союзу. Так что он не упустит
   шанса насолить свёкру.
   -А то, что я была человеком, их не смутит?
   -Может и смутит, но наш союз он засвидетельствует в любом случаи. А это самое важное!
   -Господи, у нас всё проще. Пошёл в Загс, подал заявление, расписался и всё. А у вас - Советы, Лорды и прочая ерунда.
   -Майя, не у вас, а у нас. Ты уже сама вампир, так что учись говорить " у нас", - терпеливо сказал Гера.
   "Да - у нас. Гера прав, вот только моё обращение принесло ему столько неприятностей, что я уже и не знаю, что мне делать". Внутри стало нарастать чувство вины перед ним. Я хотела, чтобы он был счастлив, но получалось, что приношу ему только несчастья. "Может быть сейчас он и не жалеет о своём отказе от титула и семьи, но однажды такой день может настать. А я очень этого не хочу. Значит, у меня есть только один выход из этой ситуации".
  
   Глава 2.
   Гера.
   Заехав на подземный паркинг, я заглушил мотор, помог Майе выйти и, забрав сумки из багажника, направился к лифту. Поднявшись на свой этаж, я открыл двери и с облегчением сказал, пропуская Майю вперёд:
   -Наконец-то мы дома, - она осторожно зашла в холл и стала осматриваться. Бросив сумки на пол, я взял её за руку. - Пошли, покажу самое главное достоинство этой квартиры.
   Зайдя в гостиную, я нажал кнопку и шторы, закрывающие большое панорамное окно разъехались в стороны, открывая потрясающий вид на ночную Москву.
   -Боже, как красиво! - с восхищением прошептала Майя и, подойдя ближе, стала смотреть на город.
   -Именно из-за этого вида я когда-то и купил эту квартиру, - я встал рядом с ней, и обнял плечи.
   -Это уже прогресс, - она улыбнулась, бросив взгляд на меня. - Учитывая твои аппетиты в некоторых областях жизни, я подумала, что ты поведёшь меня сразу в спальню. Но ты меня порадовал.
   -Спальня здесь так себе, - вздохнув, ответил я. - Кровать небольшая.
   Я решил привезти Майю именно в эту квартиру, потому что это была моя личная берлога, и здесь никто кроме меня не бывал. В остальных же моих квартирах мы часто останавливались с Иви, и я не хотел везти туда Майю.
   -Пока поживём здесь, а в других наших квартирах сделаем ремонт, - продолжил я. - Завтра я тебе их покажу, и ты выберешь, какую из них мы отремонтируем первой.
   Майя промолчала, глядя на открывающийся вид, и мне это не понравилось. После разговора с отцом она стала вести себя слишком задумчиво и сосредоточенно. Она явно что-то обдумывала, и это меня начало серьёзно беспокоить.
   -Или ты не хочешь жить в Москве? - спросил я.
   -Где скажешь, там и будем жить, - она тяжело вздохнула, а затем повернулась и обняла меня.
   Прижав её к себе, я улыбнулся. После обращения я ожидал чего угодно, но не думал, что она так быстро примирится с ним и простит меня, а уж надежды на то, что она сама будет хотеть обнять меня, а не ударить - казалось чудом.
   -А вот теперь я покажу тебе спальню, - внутри уже разгорался огонь желания.
   -Подожди, - она отстранилась. - Я хочу с тобой серьёзно поговорить, - она произнесла это с такой грустью, что я одновременно и растерялся, и испугался. Таким тоном говорят только о чём-то очень плохом.
   -О чём? - я сразу же напрягся.
   -Гера, - Майя отошла от меня и села в кресло. - Я хочу поговорить с тобой о сложившейся ситуации, - я стоял, не двигаясь, и ожидал продолжения. Сейчас в нашей жизни имелось много проблемных моментов, и какой из них больше всего беспокоит её, я не знал. - А может твой отец прав, и будет лучше, если ты женишься на нормальном вампире, из вашего клана? - скороговоркой закончила она.
   Я с облегчением вздохнул и, подойдя к креслу, поднял Майю и сев в него, усадил её к себе на колени.
   -А ты на это согласишься? - серьёзно спросил я.
   -Да, - прошептала Майя.
   -Согласишься на то, что она будет исполнять роль моей официальной жены? На то, что я буду спать с ней? На то, что она родит мне детей?
   -Да, - судорожно вздохнув, ответила она.
   -А я не соглашусь, - весело ответил я, и поцеловал её в губы.
   -Гера, это серьёзный вопрос, а ты веселишься, - грустно произнесла она.
   Вопрос был действительно серьёзным, а веселился я, потому что понял, что Майя любит меня так же сильно, как и я её. Только по-настоящему любящий человек пойдёт на такие жертвы ради любимого. Она готова была стать моей любовницей, ради того, чтобы я остался Лордом, и не конфликтовал с семьёй.
   -Я же тебе говорил, не слушай моего отца, и помни главное - что я люблю тебя, - ласково ответил я. - А ты сразу же сдалась и пошла на попятную. Я думал, что ты намного сильнее.
   -Гера, причём тут сила, это здравый рассудок, - отчаянно произнесла она. - Как ты не понимаешь, ты сейчас потеряешь всё - семью, клан, титул и ради кого? Ради меня? А стою ли я этого?
   -Конечно, стоишь!
   -Это сейчас ты так думаешь! А лет через триста, или пятьсот, когда я тебе надоем, ты будешь считать это ошибкой, но исправить её будет невозможно! Отбрось эмоции в сторону и рассуди спокойно!
   -Майя, я уже давно обо всём подумал, иначе бы не обращал тебя. Поверь, я знал, на что иду, - твёрдо ответил я.
   -Но ведь всем лучше, если ты женишься на нормальном вампире. Ты не потеряешь титул, к твоим наследникам все будут относиться с почтением. Твои отец и мать останутся довольны, а ты займёшь достойное положение.
   -Да, всем будет лучше, кроме тебя, - сказал я, и прижал Майю к себе сильнее.
   -Я переживу это, зная, что ты любишь меня.
   -Вот именно из-за того, что я люблю тебя, никогда с тобой так не поступлю. Как ты не понимаешь? - я уже начал терять терпение, тем более что мне сейчас хотелось заниматься совсем другим, а не объяснять ей очевидные факты. - Я уже всё решил, и ничего не собираюсь менять, и тем более о чём-то жалеть. Давай закроем этот вопрос!
   -Но, Гера...
   -Майя, - перебил я, - Ты меня пугаешь! Получается, что если бы я находился на твоём месте, а ты на моём, то ты бы вышла замуж за нормального, как ты выражаешься, вампира, а со мной встречалась тайком? - раздражённо спросил я.
   -Конечно, нет! Что за глупости! Я бы на такое никогда не пошла, - воинственно ответила она. - Как тебе такое могло прийти в голову!
   Я рассмеялся, а потом произнёс:
   -Значит, сама на такие подлости не пошла бы, а меня на них толкаешь? Я думал, что как моя будущая жена, ты будешь стараться исправить меня и привить хоть какие-то положительные качества, а получается наоборот, и это я должен заняться твоим воспитанием!
   -Ой! Будьте так любезны! Возьмите на себя труд, и займитесь воспитанием такой испорченной особой, как я! - к моему великому облегчению, я понял, что Майя сдалась.
   -Ты не так уж и испорчена, - хитро подмигнув ей, ответил я. - Но вот этим я займусь как раз в первую очередь! И испорчу тебя ещё больше, вернее, буду тебя развращать.
   -Фу, нахал! Я скромная девушка!
   -Мы это быстро исправим! - пообещал я, поднимаясь с кресла.
   Открыв дверь в спальню, я занёс туда Майю. Увидев кровать, она с удивлением посмотрела на меня.
   -Ты же сказал что кровать небольшая, а это...
   -Она небольшая по сравнению с кроватями в других квартирах, - улыбнувшись, ответил я.
   Сев на кровать, и усадив Майю к себе на колени, я сказал:
   -Наконец-то я могу полноценно заняться с тобой любовью.
   -А что, раньше было не полноценно?
   -Конечно, раньше ты была человеком, и мне приходилось себя сдерживать, чтобы случайно не навредить тебе. Да и тогда ты была не такой выносливой, и быстро уставала.
   -Хм, ты меня заинтриговал, - она смущённо улыбнулась. - Только можно я сначала приму душ? После дороги всегда чувствую себя грязной, - она скорчила смешную гримасу.
   -Только быстро, - я разжал объятия.
   Майя вскочила с коленей и исчезла за дверью, а через две секунды из холла раздался грохот, и звук бьющегося стекла. Я стрелой понёсся туда. Майя стояла перед перевёрнутым журнальным столиком, а на полу валялась разбитая ваза. Увидев меня, она с раскаянием сказала:
   -Я нечаянно. Хотела быстрее и не успела затормозить перед столиком, а ваза упала и разбилась. Я такая неуклюжая.
   Не удержавшись, я рассмеялся, а потом, подойдя к ней, обнял.
   -Тебе надо научиться пользоваться своим новым телом, и привыкнуть к тому, что ты теперь можешь двигаться очень быстро.
   -Да уж, - уныло ответила она, глядя на разбитую вазу. - И сколько всего я ещё разобью? От меня только один ущерб и несчастья.
   -Во-первых, эта ваза мне никогда не нравилась, а во-вторых, от тебя только сплошное счастье. Запомни это. А теперь беги в душ.
   -Надо убрать...
   -Я сам. А ты бегом в душ, - я развернул её, и шлёпнул по ягодицам.
   Майя фыркнула и не спеша пошла в душ. А я в очередной раз рассмеялся, увидев, как она осторожно двигается вперёд.
   Убрав осколки, я прошёл в гостиную, и встал перед окном. С удивлением я понял, что испытываю волнение и тревогу. "Будет ли Майя хотеть меня, как и раньше, когда она была человеком? Будет испытывать наслаждение или нет? А я? Будет ли мне также хорошо с Майей - вампиром, как было хорошо с Майей - человеком? Скоро станет всё понятно. Надеюсь, что ничего не изменится".
   Когда она вышла из душа, я сам прошёл в ванную комнату, и быстро принял душ. После чего направился в спальню, но Майи там не оказалось. Нашёл я её в своём кабинете, перед книжными стеллажами.
   -Ты что собираешься читать этой ночью? - с улыбкой спросил я.
   -Просто решила осмотреться чуть-чуть, пока ты был в душе. А заодно и запомнить расположение вещей в квартире, чтобы не сносить их каждый раз, - смущённо ответила она.
   -Можешь сносить их сколько угодно, - сказал я, беря Майю за руку.
   В спальне я сел на кровать и поставил её перед собой. "Главное, не спешить", - сказал я себе, развязывая пояс её халата. Сняв его и, положив руки ей на талию, я наклонился и поцеловал её в живот, а потом усадил к себе на колени, и с наслаждением поцеловал в губы. Когда я положил руку её на грудь и начал поглаживать, она прерывисто вздохнула и по телу прокатилась дрожь.
   Судя по всему, Майя по-прежнему хотела меня. Она принялась страстно отвечать на поцелуи, и исследовать моё тело своими прохладными пальчиками. Проведя кончиками пальцев по её животу, я опустил руку ниже и принялся ласкать её. Она тут поддалась вперёд и, прижавшись ко мне, стала постанывать.
   -Майя, - прошептал я, укладывая её на спину, - Девочка моя ласковая, как же я тебя люблю.
   Вместо слов она притянула меня к себе и, обняв за шею, продолжила страстно целовать меня, разжигая во мне ещё большее желание. Заставив себя оторваться от её губ, я наклонился к груди, и обвёл языком сосок, а потом стал слегка его, то посасывать, то покусывать. Майя стала дышать ещё тяжелее, а когда я начал целовать её живот, спускаясь всё ниже, не выдержала и, притянув меня к себе, прошептала:
   -Не мучай меня, пожалуйста. Хочу тебя.
   У меня самого внутри уже бушевал ураган желания. Я хотел Майю не меньше, чем раньше. "Нет смысла сопротивляться этому и пытаться сдерживать себя", - сказал я себе. "С ней всегда так".
   -Начнём с традиционной позы? - улыбнувшись, спросил я, продолжая ласкать её рукой.
   Майя зарычала, а потом резко толкнула меня, и я оказался лежащим на спине. Она тут же оказалась сверху и, наклонившись, произнесла:
   -Гера, милый, теперь у меня силы не меньше, чем у тебя, поэтому настоятельно советую не дразнить меня, и если я прошу тебя что-то сделать, то надо это делать, а не разговаривать! - и поцеловала, одновременно с этим медленно пуская меня в себя.
   Не спеша двигаясь, Майя постанывала, а я сжал кулаки, и откинулся на подушки, отдаваясь в её руки. На меня стали накатывать волны удовольствия, и чем быстрее она двигалась, тем сильнее меня затягивало в омут наслаждения. Такого я точно никогда не испытывал, и хотелось продлить каждую секунду наслаждения. Но Майя стала наращивать темп, и я понял, что если она продолжит, то надолго меня не хватит. Обняв и прижав к себе, я быстро перевернул её на спину и, оказавшись сверху, прошептал, не переставая двигаться:
   -Куда ты спешишь? У нас впереди ещё вся ночь, - и положив руки на её бёдра, стал двигаться чуть медленнее.
   Но теперь силы были равны, и Майя, постанывая и извиваясь, опять начала увеличивать темп. Я понял, что сопротивляться и пытаться продлить наслаждение не имеет смысла, потому что сам хочу испытать всё, не меньше, чем она. И позволил себе полностью отдаться во власть блаженства. "Ведь впереди ещё вся ночь и вся жизнь", - это были последние ясные мысли...
  
   На рассвете я лениво поглаживал Майю по животу, и всё время в мыслях возвращался к прошедшей ночи. Ничего не изменилось, и все мои вечерние волнения оказались беспочвенными. Мне по-прежнему было хорошо с ней, как ни с кем и никогда. Да и плюс ко всему она как-то изменилась и стала более раскованной, и я в очередной раз понял, что она единственная женщина, которая нужна мне.
   Сейчас поглаживая её по животу, я очень хотел надеяться, что именно теперь в ней зарождается новая жизнь, хотя и надежды на это было мало. "Но помечтать, то можно? А вдруг повезёт, и Майя сможет быстро забеременеть. В любом случаи, я буду очень стараться!" - с улыбкой подумал я.
   -Знаешь, на кого ты сейчас похож? - Майя перевернулась на живот и, положив подбородок мне на грудь, улыбнулась.
   -На кого?
   -На кота, который вылакал литр сливок! Не лопнешь?
   -Я - нет! И с большим удовольствием вылакал бы ещё литра два, - весело ответил я. - Продолжим?
   Майя закатила глаза, и улыбнулась. А в следующее мгновение застыла, и невидящим взглядом посмотрела как будто сквозь меня. Стало не по себе, и я осторожно дотронулся до её плеча.
   -Майя?!
   Её взгляд тут же сфокусировался на мне, и она неуверенно сказала:
   -Мне кажется, у нас скоро будут гости. Лучше одеться.
   -Ты о чём? - непонимающе поинтересовался я.
   Она уже поднялась с кровати и, набросив на себя халат, принялась расчёсывать волосы.
   -Дежавю, - коротко бросила она.
   -Что? - переспросил я, и в этот момент в домофон позвонили.
   Быстро надев джинсы, я пошёл открывать дверь. На пороге стояла мама.
   -Что-то случилось? - спросил я, удивлённый её визитом.
   -Нет, ничего особенного. Просто решила узнать, как вы здесь, - ответила она, проходя в гостиную, и оглядываясь по сторонам. - А где Майя?
   -В спальне, - ответил я.
   Мать приехала не просто так и я это понимал. Указав ей на кресло, я приготовился выслушивать очередную порцию увещеваний, что совершаю самую большую ошибку в жизни. Сев на диван, я вопросительно посмотрел на маму, и произнёс:
   -Итак?
   -Сынок, ты уверен в своём поступке? - к моему облегчению, она сразу перешла к цели визита, а не начала ходить вокруг, да около.
   -Да.
   -А может ты сейчас во власти страсти? Может, стоит чуть-чуть подождать, прежде чем жениться?
   -Мама, всего год назад ты настаивала на моей женитьбе, а теперь отговариваешь?
   -Тогда всё было по-другому, - неопределённо сказала она.
   -Ну да, тогда ведь моей невестой была Иви, и вас она устраивала. А сейчас, когда я нашёл ту, которую люблю, она перестала вас устраивать.
   -Гера, сынок, а ты точно уверен, что это любовь, а не что-нибудь другое? Ты ведь достаточно часто менял женщин и не раз загорался страстью...
   -Вот именно - не раз, и могу отличить свою похоть и жажду новых впечатлений от настоящего чувства. На любую из своих любовниц мне было плевать, как бы я не желал её, а с Майей всё по-другому. Это однозначно любовь. И другой жены мне не надо.
   -Отец никогда не согласится засвидетельствовать ваш союз. Ты не представляешь, как он рвал и метал после вашего отъезда. Он такие надежды возлагал на тебя, а ты... - мать замялась и с досадой посмотрела на меня.
   -А я полюбил человека и обратил его, чем опозорил весь наш клан? Ты это хотела сказать? - внутри стала нарастать злость. - А может, люди не так глупы? И мы зря считаем их недалёкими и высокомерно к ним относимся? Да, у них есть недостатки, но всё не так плохо, как мы хотим думать. Вот, например - после аварии совершенно незнакомый человек остановился и помог нам, и даже отказывался от денег. Нам хочется думать, что люди глупы, меркантильны и руководствуются только своими интересами. Но это не так!
   -Боже! Герион, что ты говоришь? - мама растерянно смотрела на меня. - Посмотри хотя бы, как сейчас развивается их общество! Пропасть между богатыми и бедными становится всё больше, загрязнение окружающей среды всё страшнее! Жажда наживы поглотила всех, и люди даже не думают, что их детям жить на этой планете. Они способны только разрушать! Люди никогда не меняются. Они мелочны в своих интересах, у них узкое мышление, и они многое не понимают. Они поверхностны, и никогда не смогут стать на одну ступень развития с нами!
   -А Майя не такая!
   -Все люди одинаковы! Просто ты сейчас ослеплён чувствами, поэтому не видишь этого. Но однажды ты поймёшь, что мы с отцом правы!
   -Люди тоже способны учиться, - в гостиную вошла Майя. - Да, мы мелочны и поверхностны, но мы не глупы. Мы просто спешим жить, зная, что нам отведено не много лет на этом свете. И не все способны только к разрушению. На десять тех, кто живёт только жаждой наживы, найдётся и десять тех, кто думает не только о себе. Иначе не существовало бы такого количества благотворительных организаций, которые помогают детям и обездоленным людям, защищают природу или животных. Не надо всех мерять одной линейкой. Ведь и у вампиров не идеальное общество, и думаю, найдутся такие, которых и ваше общество осуждает, например за жестокость или жадность. И простите, что указываю на это, Евсей тоже не образец братской любви и смирения. Он жаждал власти и хотел смерти брата. А это отвратительно и совсем не украшает вампирское общество. По сути, у вас встречаются те же недостатки, что у нас, но вы по-прежнему считаете людей низшими существами, а это неправильно.
   Пока Майя спокойно всё это высказывала, мать молчала и хмурилась, а когда прозвучало имя Евсея, тяжело вздохнула. "Да уж, на такие аргументы сильно не возразишь. Пороки, что в нашем обществе, что в людском - действительно одинаковы. Интересно, что же мама скажет?" - я с интересом ожидал ответа, но она перевела разговор в другое русло.
   -Но если вы так умны, как ты говоришь, то должна понимать, на что сейчас толкаешь Геру, - мать посмотрела Майе в глаза.
   -Понимаю, - с тоской ответила она, и опустила голову.
   -Гера, я забыла в машине сумочку, принеси её, пожалуйста, - мама обратилась ко мне, и протянула ключи.
   -А зачем она тебе нужна? - спросил я, не двигаясь с места, и прекрасно понимая, что это лишь предлог, чтобы поговорить с Майей наедине и надавить на неё.
   Мама на секунду растерялась, а потом сказала:
   -Там мой телефон.
   -Если тебе надо позвонить, я дам свой телефон, - ответил я, протягивая ей трубку.
   -Я жду звонка.
   -Мама, давай на чистоту. Ты хочешь поговорить с Майей наедине, - я поднялся с дивана и, взяв Майю за руку, усадил её и сев рядом, прижал к себе. - Я даже знаю, что ты ей скажешь - что если она меня любит, то должна желать только добра, и обязана отговорить от брака с ней, и уговорить жениться на другой, чтобы я сохранил титул и не запятнал репутацию клана. Да? - я вопросительно посмотрел на неё. - Вот только ты опоздала, и Майя ещё вчера попыталась меня вразумить, - услышав это мать с удивлением, к которому примешивалось уважение, посмотрела на Майю. - Но я с этим не согласился! И не собираюсь менять своего решения! Майя будет моей женой.
   -Сынок, - отчаянно произнесла мама. - Отец никогда на это не пойдёт.
   -Отец не единственный Лорд в мире, - улыбнувшись, ответил я.
   -Что ты задумал? - испуганно спросила она.
   -Потом узнаете!
   -Герион! Одумайся! Не совершай ошибки! - чуть ли не плача, произнесла мама, а потом посмотрела на Майю, и обратилась к ней: - Майя, ты лишаешь Геру всего - титула, семьи, близких и друзей! Если ты его любишь, не позволяй ему совершить эту ошибку.
   Майя дёрнулась и виновато опустила голову.
   -Мама! - с трудом сдерживаясь, сказал я. - Тебе пора домой, - и поднялся, давая ей понять, чтобы она уходила.
   Она нехотя встала и, бросив взгляд на Майю, с надеждой произнесла:
   -Всё в твоих руках, и только ты можешь отговорить его от этого шага, - а потом направилась к двери.
   Я с силой захлопнул входную дверь за матерью. Мне казалось, что я предусмотрел всё, и был готов к тому, что отец лишит меня титула, отлучит от клана, и будет всячески препятствовать нашему браку, и думал, что они обрушат на Майю всё своё презрение, чтобы сломить её волю. И прекрасно понимал, что она это вынесет, потому что успел изучить Майю - чем больше на неё давят морально, тем больше она сопротивляется. Но они пошли другим путём, и стали давить на её чувства ко мне. Этого я не предвидел и теперь испытывал некоторый страх, потому что не знал, как Майя себя поведёт. "Если бы она была эгоисткой, то проблем не возникло бы. Но как раз этого в ней нет, и она может пойти на самопожертвование. А меня это не устраивает!"
   Вернувшись в гостиную, и подойдя к дивану, я увидел, что по щеке Майи катится слеза. Сев на диван, я взял её к себе на колени и прошептал:
   -Душа моя, никого не слушай! И не смей плакать!
   -Гера, но они правы! - сквозь слёзы, произнесла она. - Я не имею права ломать твою жизнь! Женись на другой! Я согласна быть твоей любовницей! Так будет лучше всего!
   Прижав её к себе, я почувствовал боль в сердце. Они нашли её уязвимое место - любовь ко мне, и теперь об этом знают. Они будут давить на Майю, пока она не станет моей женой, и она может сломаться. "Ну, нет! Я не позволю им лишить меня Майи! Необходимо как можно быстрее жениться на ней, чтобы она не решилась на какой-нибудь отчаянный шаг".
   Схватив лежащий на диване телефон, я нашёл нужный номер и нажал вызов.
   -Герион?! Рад тебя слышать! Как дела на Дальнем Востоке? - спустя минуту раздалось из трубки.
   -Понятия не имею, Аларих. Я там не был, - ответил я. - Можно я сразу перейду к сути дела?
   -Да, - с нотками любопытства в голосе, ответил он.
   -Я хочу, чтобы ты созвал Совет и засвидетельствовал мой союз.
   -Ха! Я так и знал, что ты не просто так расстался с Иви, и у тебя есть другая! - воскликнул он. - И, конечно же, наш Аскольд против твоей избранницы! Как мне это знакомо! А чем ему не угодила твоя будущая жена?
   -Тем, что она родилась человеком, - спокойно ответил я.
   В трубке повисла тишина, но Аларих быстро взял себя в руки и спросил:
   -Герион, а ты уверен, что поступаешь правильно?
   -Знаешь, когда Гликерия сказала, что хочет сбежать с тобой, я у неё не спрашивал, уверена она в правильности своего поступка, или нет, а просто помог ей.
   -Но здесь другой случай, - осторожно ответил он. - Ты хочешь жениться на бывшем человеке.
   -Да, а тебя это смущает?
   -Это несколько необычно, и так не похоже на тебя. Я мог ожидать это от кого угодно, но не от тебя. Людей ты всегда недолюбливал, и это ещё мягко сказано, а тут собрался жениться.
   Обсуждать мою нелюбовь к людям желания не было, поэтому я спросил прямо:
   -Ты созовёшь Совет и засвидетельствуешь мой брак, или мне искать другого Лорда?
   В трубке опять повисла тишина, и каждая секунда молчания тянулась вечно.
   -Да, засвидетельствую, - наконец-то раздалось в трубке, и я с облегчением вздохнул. - На какое число созывать Совет?
   -Чем быстрее, тем лучше.
   -Тогда через три дня ждём вас у себя.
   -Спасибо тебе, Аларих!
   -Это тебе спасибо, что предоставил мне такую возможность насолить Аскольду! - весело ответил он. - Пойду, обрадую Гликерию, что её непутёвый братец наконец-то решил жениться! И переплюнул её по всем статьям, выбрав бывшего человека! - и он отключился.
   Бросил телефон на диван, я улыбнулся и сказал Майе:
   -Послезавтра вылетаем в Америку, а сейчас поедем покупать нам кольца.
   -Я никуда не поеду и не полечу, - каким-то треснувшим голосом ответила она.
   -Почему это? - беззаботно спросил я, хотя внутрь уже стал закрадываться леденящий холод.
   -Гера, ты всё время говоришь про женитьбу, но ведь я не давала на неё согласия, - вяло ответила она. - А может, я не хочу выходить за тебя замуж?
   Я внимательно посмотрел на неё и всё понял. "Она уже не собиралась уговаривать меня жениться на другой, а решила сама отказаться от меня, думая, что я сдамся. Но со мной этот номер не пройдёт!"
   -Майя, девочка моя, не глупи. Ты хочешь стать моей женой, - уверенно сказал я. - Неужели ты пойдёшь на поводу у моих родителей, и позволишь себя сломать?
   -Гера, дело не в этом, - устало произнесла она, и попыталась подняться с моих коленей.
   -Майя, ты не умеешь врать, - сказал я и только сильнее прижал её к себе. Требовалось срочно переубедить её, и я решил пойти на хитрость. - Знаешь, я всю свою жизнь пытался не разочаровать родителей и делал то, что хотели они. Слушал их, учитывал мнение, отодвигая свои интересы на задний план, и вот когда впервые решил сделать что-нибудь для себя, для своего счастья - ты отказываешь мне. Неужели я не заслуживаю твоей любви и капельки счастья? Я прожил почти полжизни и если сейчас ты откажешь, и вторую часть я проживу также серо и уныло.
   У Майи опять на глаза навернулись слёзы и она, положив мне голову на плечо, всхлипнула. "Родители просчитались - от моего давления Майя быстрее сломается, чем от их нажима", - с удовлетворением подумал я. Конечно, я поступал нечестно. Сейчас я просто манипулировал Майей и её любовью ко мне. К мнению родителей я прислушивался только первые сто лет жизни, а потом уже жил исключительно ради своего удовольствия, и сейчас не собирался изменять своим привычкам. Единственное, что сейчас подкорректировал их - и теперь хотел жить не только в своё удовольствие, но сделать и Майю счастливой. И прикинуться сейчас бедненьким и несчастненьким было самым правильным, ради нашего же блага.
   -Ну, так что, ты станешь моей женой, чтобы подарить счастье, которое мне так необходимо? - ласково спросил я.
   -Стану, - тяжело вздохнув, ответила Майя, и я улыбнулся.
   -Спасибо, родная, - ответил я, и стал нежно целовать её.
   "Теперь главное не выпускать её из виду, и не дать родителям опять посеять в ней сомнения. Что бы не случилось, необходимо держаться от них на расстоянии до церемонии".
  
  
   Глава 3.
  
   Майя.
   -Опять какой-то кретин не справился с управление, - раздражённо сказал Гера. Мы уже двадцать минут стояли в пробке, и он недовольно постукивал пальцами по рулю. - Надо было ехать другой дорогой! А теперь эти несчастные десять километров будет плестись, как черепахи.
   Но для меня эти пробка являлась последней возможностью всё обдумать. В голове всё смешалось. Когда мы ехали в Москву, я предполагала, что родители Геры будут против нашего брака, но я никак не думала, что противодействие окажется настолько серьёзным. В глубине души я надеялась, что они побушуют некоторое время, но простят Геру. И была согласна даже на их презрение и пренебрежение к моей особе. Но судя по всему, его отец был настроен весьма серьёзно. И получалось, что я действительно рушу его жизнь, и забираю всё.
   Мать Геры была права - если я его люблю, то должна желать ему только лучшего. И всё действительно в моих руках. Тогда я приняла решение сама отказать ему и сказать, что не хочу быть его женой. Но ничего не вышло, он так искренне и убедительно говорил, что я нужна ему, что я сдалась. И теперь я стала разрываться на две части. С одной стороны я лишаю его всего, но с другой - он сам сейчас этого желает. И ключевое слово - сейчас. Это и пугало меня больше всего. "Как же поступить? Выйти за него замуж, и постараться, чтобы он никогда об этом не пожалел? А если не получится? И однажды может наступить такой день, когда он поймёт, что совершил ошибку, и возненавидит меня". Такая перспектива пугала, потому что я знала, что не смогу жить, понимая, что он меня презирает.
   -Кстати, ты объяснишь, что это было сегодня утром? - с интересом спросил Гера, отвлекая меня от раздумий. - Откуда ты знала, что приедет моя мать?
   -Я не знала, кто приедет. Просто показалось, что кто-то должен позвонить в двери. Это дежавю. А что у тебя разве такого не бывает, когда кажется, что это уже происходило и ты знаешь наперёд, что случится?
   -Нет, у меня такого не бывает. И часто тебя посещают такие дежавю?
   -Последние пять лет - нет. А раньше - часто, - ответила я, и улыбнулась. - В школе это здорово помогало.
   -Интересно, как?
   -Я почти всегда знала - спросят меня на уроке или нет. А на госэкзамены шла, выучив всего пару билетов по предмету. Например, химию я знала так себе, на троечку, и чтобы она не попала в аттестат, сдавала экзамен по этому предмету. Мне, почему-то, казалось, что я вытащу или билет номер один, или одиннадцать, поэтому выучила только их. И мне попался одиннадцатый билет. А когда сдавала географию, была уверенна, что мне попадётся тринадцатый билет, и он действительно мне попался, - я снова улыбнулась, вспоминая школу.
   -Это похоже на ясновидение, - задумчиво ответил Гера.
   -Скажешь тоже - ясновидение! Это скорее интуиция, или дежавю.
   -Майя, ну какая интуиция или дежавю, если ты знала, что кто-то придёт.
   Я задумалась. Вообще-то это были разные понятия и ощущения. В школе и на экзаменах - это была просто уверенность, что так произойдёт. Я просто знала и всё! А вот дежавю - это другое ощущение. Это приходило всегда неожиданно и, как правило, я предвидела всякую ерунду. Действительно серьёзные события в своей жизни я не предвидела. Такое случилось только один раз. Я тогда впервые влюбилась, и это происходило в пионерском лагере. Лето подходило к концу, и близился отъезд домой. И тот мальчик, с которым я встречалась, просил мой домашний адрес, а я стыдилась его давать. Я жила с мамой в бараке на окраине города, а он жил с родителями в центре, в огромной квартире. Мне было ужасно стыдно, что мы так бедно живём, поэтому казалось более лёгким перенести расставание с ним, чем увидеть в глазах брезгливость от нашей бедности. Поэтому я и отказывалась давать свой адрес. Мы как раз с ним беседовали на эту тему, когда я отчётливо увидела всё на несколько месяцев вперёд. Это было не просто дежавю, это было что-то большее. И я помнила, как тогда застыла, потому что справиться с этим ощущением не просто - ты как будто находишься одновременно и в настоящем времени, и в будущем, видя далеко вперёд. Одно время наслаивалось на другое и это сбивало с толку. Тогда я увидела весь наш разговор до конца и его последствия. И то, что я увидела, мне не понравилось, поэтому я попробовала всё изменить, направив разговор в другое русло. В тот день мы не поругались и не расстались, как показывало видение, но, это всё равно случилось, просто произошло чуть позже. После этого я никогда больше не пробовала изменить будущее, потому что жизнь доказала, что то, чему суждено произойти - произойдёт, и я просто оттягиваю неизбежное.
   -Хм, а как это происходит? - спросил Гера. - Например, как сегодня ты поняла, что кто-то придёт?
   -Это как будто прокручивают фильм в ускоренном режиме, - тяжело было описать эти ощущения. - Всё происходит очень быстро, а на каких-то моментах кадры замедляются, и я вижу всё в нормальном режиме, и даже точно знаю, что скажут или сделают. А бывает, приходит только маленький обрывок. Как, например, сегодня. Когда мы лежали, я просто увидела, что мы вскакиваем с кровати, потому что раздаётся звонок домофона. Затем быстро одеваемся, и ты идёшь к двери, а потом видение оборвалось... Это странные ощущения. Я даже отвыкла от этого, после аварии.
   -Какой аварии?
   -Пять лет назад, я ехала на такси, и мы попали в аварию. Врачи тогда сказали, что меня спасло то, что к сиденью крепились подголовники. Сила удара была такая, что передние сиденья сорвало с креплений, и я сначала приложилась головой о приборную доску, а при отдаче меня откинуло назад, и если бы подголовников не было, я бы сломала шею. После этого дежавю больше не возникало, до сегодняшнего утра. Так что видишь, кого ты собираешься брать в жёны! Я столько раз ударялась головой, и там такая каша, что не каждый психиатр разберётся, - я опять улыбнулась.
   -И я ещё прибавил во время Игры, - с раскаянием сказал Гера.
   -Всё нормально, видишь я вполне адекватная личность - хожу на двух ногах, слюни изо рта не капают, и могу сфокусировать взгляд на одной точке, и даже помню, как меня зовут, - весело сказала я и подмигнула Гере.
   -Кстати, с завтрашнего дня тебя зовут Горчакова Майя Викторовна, ты гражданка России, и моя жена.
   -Это как? - изумлённо спросила я.
   -Какая разница - как? - усмехнувшись, ответил он. - Просто запомни своё новое имя.
   -Боже, список моих прегрешений растёт - угоны машин, поджоги домов, убийства, а теперь ещё и подделка документов!
   -Секундочку - угоны, поджоги и убийства, это мои преступления, так что не надо приписывать их себе и забирать мою славу, - Гера строго посмотрел на меня. - А документы официальные и сделаны по всем правилам.
   -Так значит, твоя фамилия Горчаков?
   -Нет, в те времена, когда я родился, фамилий не существовало, и мы их до сих пор не используем. Вместо фамилии у нас название клана. Так проще - сразу понятно, к какому клану относится вампир. После того, как официально засвидетельствуют наш союз, ты станешь в нашем мире Майя Лароли, ну а для людей, на ближайшие десять лет, ты будешь Майя Горчакова.
   -А тебя как сейчас зовут? - с любопытством спросила я.
   -Горчаков Герман Алексеевич, двадцати девяти лет, гражданин России и твой муж.
   -Герман?
   -Ну да. Времена меняются, меняются и наши имена. Сейчас имя Герион звучит странно, поэтому мы всегда выбираем близкие имена, и вполне возможно, что через тысячу лет, ты сама будешь официально зваться не Майя, а скажет - Майогала или Майрисая. Привыкай к этому.
   Тысячу лет... Я до сих пор не могла привыкнуть к тому, что так долго проживу. Это пугало и одновременно с этим будоражило сознание.
   -Приехали, - Гера заглушил двигатель машины, и вышел из неё.
   Мы находились в каком-то аккуратном дворике, перед небольшим зданием, и я с удивлением стала оглядываться. Я ожидала, что мы приедем в ювелирный магазин и решительно не понимала, что мы здесь делаем. Гера открыл дверцу и помог мне выйти. Двери здания в этот момент отворилась, и к нам направилась женщина.
   -Герман Алексеевич, мы рады снова вас видеть. Прошу, - произнесла она и сделала жест в сторону здания.
   Когда мы прошли внутрь, я ещё больше удивилась, потому что это совсем не походило на магазин. В небольшом холле стояли диванчики, и за столом сидела девушка, а витрин нигде не наблюдалось.
   -Гера, я ничего не понимаю, - прошептала я.
   -Это элитный ювелирный салон, где продают дорогие, эксклюзивные украшения, которые по карману только ограниченному количеству людей, - тихо ответил он, поднимаясь вместе со мной по лестнице на второй этаж.
   На втором этаже мы оказались в небольшом коридоре с множеством дверей. Женщина, встречавшая нас, открыла одну из них и, проводив в комнату, усадили на диван, перед столиком.
   -Чай, кофе, или спиртные напитки желаете? - спросила она.
   -Нет, Анна. Давай приступим к делу, - ответил Гера, откинувшись на спинку дивана. - Для начала я хочу подобрать для своей невесты обручальное кольцо, а затем перейдём и к другим украшениям.
   -Хорошо, - ответила женщина и, улыбнувшись, произнесла: - Поздравляю вас с грядущим событием.
   -Спасибо, - ответил Гера, и обнял меня.
   Женщина открыла дверь в коридор и кивнула кому-то головой. В комнату зашло три девушки, и каждая из них держала в руках планшеты с кольцами. Поставив их на столик перед нами, они тут же удалились, а женщина присела на стул, справа от стола.
   Гера наклонился и стал придирчиво осматривать эту выставку, а я старалась сохранить безразличное выражение лица, хотя находилась в лёгком шоке, от того великолепия, которое сейчас видела перед собой.
   -Тебе какое кольцо нравится? - спросил Гера.
   -Ээ, они все красивые, - растерянно ответила я.
   -Купим все? - лукаво предложил он.
   -Нет!
   -Тогда выбирай!
   Я принялась рассматривать их более детально, и растерялась ещё больше.
   -Майя давай так - сначала ты выбираешь кольца, которые тебе нравятся. Их мы откладываем в сторону, а потом уже будешь выбирать среди них, - посоветовал Гера, видя моё состояние.
   -Хорошо, - я стала показывать на те кольца, которые мне приглянулись, и женщина откладывала их в сторону.
   Чем дальше я это делала, тем больше Гера хмурился, а после седьмого кольца, не выдержал, и сказал:
   -Анна, оставьте нас на пару минут одних, - женщина тут же кивнула, и вышла, а Гера недовольно спросил: - Майя, тебе действительно нравятся эти кольца?
   -Да, - я кивнула, не понимая, что его не устраивает.
   -А мне кажется, что ты специально обходишь стороной кольца с большими бриллиантами, боясь их стоимости.
   -Кольца с большими камнями красивые, но непрактичные, - серьёзно ответила я.
   -Майя, причём здесь практичность? Это твоё обручальное кольцо, и оно уже издалека должно давать понять другим мужчина, что ты замужем, и твой муж любит тебя и ценит, и если они к тебе приблизятся, то могут остаться без рук и ног!
   -Ого! А я всегда думала, что это просто символ замужества, - улыбаясь, ответила я.
   -Для женщин - символ, а для мужчин - предостережение. Короче, я сам его выберу, - и, наклонившись перед столиком, позвал: - Анна!
   Женщина вернулась в комнату, и они с Герой углубились в обсуждение колец и камней. Когда они начали обсуждать виды огранки, я окончательно запуталась, и просто подставив руку, позволяла примерять кольца.
   Через полчаса Гера наконец-то определился с кольцом, и когда примерил его на мой палец, я ужаснулась. Кольцо и размер бриллианта не просто предупреждали, что я замужем - они кричала об этом. Затем Гера выбрал кольцо и для себя. Увидев его и сравнив со своим, я не удержалась и ехидно спросила:
   -А что, твоё не должно служить предупреждением для женщин, что ты женат?
   -У мужчин всё по-другому, и их кольца должны быть скромными, чтобы всякие идиотки не приставали, понимая, что мужчина богат, и им что-нибудь может перепасть с этого богатства, - терпеливо пояснил он.
   -Боже, как всё сложно, - я рассмеялась с такого объяснения.
   Но если я думала, что на этом всё и закончится, то глубоко ошибалась. После обручального кольца Гера долго и нудно выбирал другие украшения. Фанаткой ювелирных украшений я никогда не была, поэтому уже начала откровенно скучать. Однако когда дело дошло до колье и ожерелий, я была просто очарована одним колье. Такой красоты я никогда не видела. Сделанное из белого золота и усыпанное бриллиантами, оно сразу притягивало взгляд. Множество цепочек с необычным плетением крепилось друг к другу и за счет этого оно казалось очень объемным. Я стояла и рассматривала его, боясь даже дотронуться до этой красоты.
   -Нравится? - спросил Гера.
   -Очень изысканно и красиво, - ответила я.
   -Примеришь?
   -Оно, наверное, очень дорогое, - нерешительно пробормотала я.
   -Какая разница, главное, чтобы тебе нравилось, - ответил он, и одел мне его на шею. А потом отошёл и посмотрел на меня. - Тебе идёт. Берём и его.
   -Гера!
   -Анна, а теперь посчитайте сумму полностью, - Гера повернулся к женщине, не обращая внимания на мои протесты.
   Она с улыбкой кивнула и занялась подсчётом. Мне же было не по себе. Я хоть и плохо разбиралась в драгоценностях, но понимала, что сумма будет исчисляться как минимум сотнями тысяч долларов, поэтому подошла в Гере и прошептала:
   -А зачем нам столько всего. Ведь мне не куда будет это всё одевать.
   -Главное, чтобы было, что одевать, а куда - найдётся, - он улыбнулся и поцеловал меня.
   Когда Гера подошёл к женщине и протянул кредитную карточку, я подошла вместе с ним, чтобы увидеть сумму, но он специально закрыл весь обзор. Я успела увидеть только краешек чека, и у меня тут же закружилась голова, потому что насчитала шесть нолей, а самую главную цифру так и не увидела. Гера его тут же спрятал, а потом назвал адрес и время доставки покупок, после чего мы покинули салон.
   К машине я шла на ватных ногах, боясь спросить сумму, которую мы только что потратили. И только когда мы выехали на основную дорогу, я всё же набралась смелости и спросила:
   -А каков ущерб после нашего посещения ювелирного салона?
   -Тебе-то какая разница?! - улыбаясь, ответил Гера.
   -Я видела шесть нолей!
   -И что?
   -Это ненормально тратить такие деньги на всякие побрякушки!
   -На побрякушки - нет, а на любимую женщину - да, - беззаботно пожав плеча, ответил он, а потом уже добродушно добавил: - Майя мы с тобой очень богаты, так что не надо переживать из-за стоимости вещей.
   -Но ведь это, наверное, деньги клана, и если твой отец узнает об этом, он ещё больше возненавидит меня.
   -Майя, это только мои деньги, я сам их заработал, и сам буду тратить, как считаю нужным. Вернее, мы будем тратить их вместе с тобой. И что подумает мой отец, или кто-нибудь другой, мне глубоко плевать.
   Я вздохнула. Мне действительно было неудобно, но Гера относился к этому равнодушно, и я решила выбросить эти мысли из головы. "Богаты, так богаты".
   -Ну что, поедем смотреть наши квартиры, или хочешь поблагодарить меня за украшения? - Гера обвёл меня жадным взглядом, и будь я человеком, я бы залилась краской стыда.
   Меня до сих пор бросало в жар от воспоминаний о прошлой ночи. И я поняла, что Гера имел в виду, говоря про полноценное занятие любовью. Раньше я думала, что лучше уже быть не может, но оказалось, что не права. Сегодняшняя ночь была божественной. Хотя когда я вспоминала, что позволяла себе, становилось неудобно, но с другой стороны, оно того стоило. Однако круглые сутки в кровати проводить не хотелось.
   -Ты маньяк! - проворчала я.
   -Да, и не скрываю этого, - он самодовольно улыбнулся. А потом, сжалившись надо мной, сказал: - Ладно, поедем смотреть квартиры.
   Через двадцать минут мы подъехали к каким-то воротам. К нам вышел охранник и поприветствовал Геру, а потом отрыл ворота, пропуская нас во двор многоэтажного дома. Мы сразу проехали на подземный паркинг и, оставив там машину, поднялись в лифте на один из верхних этажей.
   -Эта квартира - двухэтажная, - открывая двери, произнёс Гера. - Предлагаю начать ремонт с неё, - я вошла в холл и остолбенела, а он тем временем продолжил: - На первом этаже гостиная, мой кабинет, библиотека, бильярдная, и есть маленький бассейн с сауной, а на втором этаже три спальни, гардеробные, и прочая ерунда.
   Я стояла и не могла прийти в себя от великолепия. Квартира была огромная, обстановка шикарная, и я не могла понять, зачем здесь делать ремонт. Всё выглядело идеально.
   Гера улыбнулся и взял меня за руку.
   -Пошли всё покажу.
   Когда мы осмотрели первый этаж, и уже поднялись на второй, я не выдержала и спросила:
   -Гера, я не понимаю, зачем здесь делать ремонт! Это сказка, а не квартира!
   -Хочется чего-то новенького, этот интерьер уже надоел, - неопределённо ответил он.
   Но когда мы зашли в одну из спален, я всё поняла. Спальня была просторной и большой, отделанной в пастельных тонах, а из мебели там стояла только гигантская кровать, два кресла и туалетный столик. На самом же туалетном столике лежала женская косметика, и стояли флаконы с духами. Вывод напрашивался только один - в этой квартире Гера жил с Иви.
   Проследив за моим взглядом, он догадался, что я всё поняла и, взяв меня за руку, повёл вниз.
   -С ремонтом разберёмся после Америки, - раздражённо произнёс он и, закрыв дверь квартиры, вызвал лифт. - Или вообще купим другую.
   Спустившись на паркинг, он без слов усадил меня в машину, выехал на дорогу и следующие десять минут продолжал хранить молчание. Глядя на его хмурое выражение лица, я решила прояснить сразу один момент, чтобы на будущее он так не напрягался.
   -Ты хочешь сделать ремонт в этой квартире, потому что ты жил там с Иви? Ведь так? - спокойно спросила я.
   -Какая разница! Просто хочу новый интерьер.
   -Гера, я не понимаю, почему ты себя так ведёшь. Ну да, жил ты там с ней, и что в этом такого? Она была частью твоей жизни.
   -А думал, что тебе будет неприятно жить там, - он посмотрел на меня с искренним удивлением.
   -Глупости какие! Следуя твоей логике, и дышать в этом городе, мне должно быть неприятно, потому что Иви тоже дышала этим воздухом. Так что ли?
   -Хм, это уже перебор, - он наконец-то улыбнулся.
   -Перебор то, что в этой квартире мне придётся только неделю убирать первый этаж, а потом ещё неделю второй, - я скорчила недовольную гримасу.
   -Ещё чего! - возмутился он. - У нас есть домработница. К каждой квартире прикреплена девушка из клана, которая следит за чистотой. Только в берлогу я никого не пускал.
   -Да? Ха, вот это мне повезло. Мало того, что будущий муж красив, так он ещё и богат, плюс ко всему любит меня, и балует, покупая драгоценности, да ещё и избавляет от уборки и прочих бытовых радостей. И где подвох? - не подумав, весело ляпнула я, и тут же сама себя ответила: "Подвох в том, что ты теперь вампир, и будешь убивать людей. А семья будущего мужа тебя ненавидит!" Радости во мне сразу поубавилось.
   Но Гера этого не заметил, и игриво приподняв брови, произнёс:
   -Подвох в том, что ты теперь полностью в моей власти! Вся! От макушки до кончиков пальцев!
   -Боже, как страшно! У меня уже дрожат коленки!
   -Естественно! После сегодняшней то ночи!
   Я закатила глаза и улыбнулась. Гера был неисправим, и меня опять бросило в жар от воспоминаний. А в следующий момент моё внимание привлекло необычное здание, и я спросила:
   -А что это такое? - и указала на него.
   -Аквапарк, - ответил Гера, посмотрев в указываемом направлении.
   -Ничего себе размерчики!
   -Там целый комплекс - аквапарк с горками, дельфинарий, бассейны, сауны, в общем, всё, что связано с водой.
   -А мы вампиры, ходим в такие заведения? - спросила я, потому всю жизнь мечтала прокатиться на водных горках.
   -Если хотим, то ходим, - улыбнувшись, ответил он. - Хочешь?
   -Хочу! - я расплылась в улыбке.
   -Тогда поехали прямо сейчас, - он стал перестраиваться в другой ряд, чтобы повернуть.
   -Ой, а у нас нет купальников.
   -Там всё купим, - заверил он.
   Через полчаса мы уже стояли в зале с главным бассейном и горками. Запрокинув голову вверх, я посмотрела на горки и поняла, что мне страшновато.
   -Ну что пойдём наверх? - Гера взял меня за руку.
   -А может, сначала поплаваем? - неуверенно предложила я.
   -Да ты трусиха! - он задорно рассмеялся. - Вот это номер! Когда была человеком, без страха отбивалась от вампиров, а став вампиров - испугалась водяных горок!
   -Ничего смешного! - смущенно ответила я, но Гера продолжал смеяться, и я шутливо толкнула его, но силу не рассчитала, и он свалился в бассейн.
   Вынырнув из воды, он бросил на меня злой взгляд, и я моментально раскаялось в своём поступке.
   -Сама напросилась, - леденящим тоном произнёс он и, выйдя из бассейна, направился ко мне.
   Я стояла, не зная чего ожидать. Неожиданно он ослепительно улыбнулся и, подхватив меня на руки, с разбега прыгнул в бассейн.
   -Что испугалась меня? - весело спросил он, когда мы вынырнули.
   -Конечно, у тебя было такое выражение лица, что и вода в бассейне могла бы замёрзнуть!
   -Ты иногда такая доверчивая, - со смешком произнёс он.
   -И что сие значит? - подозрительно спросила я.
   -Ничего, - и загадочно улыбнулся. - Так что на горку пойдём или поплаваем?
   -Пока поплаваем. Хочу посмотреть, как другие катаются.
   Но через десять минут я уже забыла про горки. Был будний день, и людей было не много. Когда мы зашли в зал, то сразу выбрали самый дальний уголок бассейна, чтобы нам никто не мешал. И тут же всех девушек потянуло поплавать именно возле нас. Они бросали на Геру оценивающие взгляды, и пытались привлечь его внимание, и меня это нереально раздражало. А когда одна из девиц, как бы случайно наткнулась на него, я захотела свернуть ей шею, увидев её зазывную улыбку. Выслушав её извинения, и заверив, что не пострадал, Гера подплыл ко мне.
   -Что-то случилось? - спросил он. - У тебя странное выражение лица.
   -Так выглядит моя жажда крови, - сквозь зубы процедила я, провожая девицу взглядом.
   Проследив мой взгляд, он всё понял, и улыбнувшись, подтолкнул меня на мель, к бортику бассейна. А как только мы почувствовали под ногами дно, стал целовать - нежно и сладко.
   -Надеюсь, я достаточно ясно дал понять всем девушкам, что меня интересуешь только ты, а мужчинам - что к тебе лучше не подходить, потому что ты моя, - произнёс Гера после поцелуя.
   -Угу, - смущённо ответила я, потому что поцелуи были более чем нескромными. - Пошли лучше на горки кататься.
   Когда мы вышли из развлекательного центра, на улице уже потемнело. Идя к машине, я взахлёб рассказывала Гере, что мне больше всего понравилось, и просила пообещать, что мы ещё не раз побываем в аквапарке.
   -Конечно, побываем, - с улыбкой заверил он, а потом признался: - А знаешь, я тоже впервые катался на водных горках.
   -Да?! А вёл себя так уверенно, да ещё и советы мне давал с умным выражением лица! И как тебе после всего верить? - возмущённо спросила я.
   -Безоговорочно!
   -Хм, я ещё... - неожиданно мне опять показалось, что весь этот наш разговор с Герой уже происходил, и через секунду должно что-то случиться, причём очень плохое. Застыв, я пыталась сосредоточиться и вспомнить, что же будет дальше. Но единственное, что увидела, как Гера падает на землю с разбитым затылком.
   -Майя?! - встревоженно спросил он, и я повинуюсь непонятно чему, с силой оттолкнула его в сторону, а в следующее мгновение на место, где стоял Гера, приземлился мужчина с битой в руках.
   С изумлением глядя на мужчину, в первые секунды я стояла и не двигалась, и он похоже тоже пребывал в замешательстве, потому что не достиг нужной цели. А в следующее мгновение в голове промелькнуло: "Идиотка, беги!", и я сорвалась с места. Успев сделать только пару шагов, я почувствовала, что мне чем-то полоснули сзади по шее, а потом раздался скрежет металла.
   От страха я понеслась ещё быстрее, ощущая, как по спине что-то струится - липкое и мокрое. "Стоп! Там Гера!" - эта мысль заставила меня остановиться и, развернувшись, побежать назад. "Только бы с ним ничего не случилось!"
   На стоянке никого не было, и я в страхе стала оглядываться по сторонам и тихо звать:
   -Гера? Ты где? Отзовись! - но кругом стояла тишина.
   Внутри всё обмерло. "А если Геру выкрали? Что мне теперь делать? Может это его отец решил применить силу, и будет его где-нибудь держать, а меня просто убьют!" - мысли становились всё страшнее. Неожиданно из темноты раздался шорох, и я развернулась на звук. "Уж лучше встретить свою смерть лицом к лицу!"
   В следующий момент на меня что-то налетело, а затем раздался взволнованный голос Геры:
   -Майя, с тобой всё хорошо?
   Он стал осматривать меня, а я готова была от радости упасть на колени и ничего не могла вымолвить.
   -Повернись спиной, - тем временем приказал он.
   Я почувствовала, что он оттянул воротник куртки, и вспомнила, что мне показалось, как будто меня чем-то полоснули по шее, когда я убегала.
   -Что там такое? - наконец-то выдавила я.
   -Ничего страшного, - ответил он, и обнял меня. - Опять дежавю?
   -Да, - произнесла я, боясь хоть на секунду отпустить Геру от себя.
   -Что ты увидела?
   -Как ты падаешь на землю с разбитым затылком, - я поняла, что ещё чуть-чуть, и начну плакать от пережитых волнений. - Поэтому я тебя и оттолкнула.
   -А про себя ты что-нибудь видела?
   -Нет, - слёзы уже полились из глаз, и я всхлипнула.
   -Солнце моё, не плачь! Всё хорошо! Ты молодец! - нежно прошептал Гера.
   -Какая я молодец, если понеслась, как трусливый заяц и бросила тебя здесь? - с отчаянием произнесла я.
   -Если бы не понеслась, была бы уже мертва, - мрачно сказал он.
   -В каком смысле? - я тут же насторожилась.
   -Пошли, - он обнял меня за плечи, и повёл к фонарному столбу. - Смотри! - и указал на столб. - Два твоих шага спасли тебе жизнь!
   На высоте чуть меньше моего роста, в железном основании столба застряла сабля. Я с удивлением рассматривала её. "Ничего себе! Это какую силу надо иметь, чтобы вогнать саблю в железо!?"
   -Как я понимаю, меня собирались оглушить, а вот тебе хотели отрубить голову, - зло сказал Гера и, подойдя к столбу, с трудом вытащил саблю. - И тот, кто это задумал, поплатится за это своей жизнью!
   -Но как? - промямлила я, а потом всё поняла.
   Подняв руку и потрогав шею пальцами, я ощутила, что куртка мокрая. Поднеся руку к глазам, я увидела, что пальцы в крови. "Так вот что это было! Мне кончиком сабли прошлись по шее! И если бы я тогда не ринулась с места, моя голова уже давно валялась на земле!"
   -А почему я не чувствую боли? - растерянно спросила я первое, что пришло в голову.
   -Нанокриты сразу блокируют нервные окончания, если вампир получает ранение, поэтому боль мы чувствуем только первые две секунда.
   -Ясно, - я продолжала тупо смотреть на свою руку.
   -Поехали домой, - Гера взял меня под руку и повёл к машине. Усадив меня в салон, он сказал: - Я сейчас, - и захлопнул двери.
   Через минуту открылся багажник, и он что-то в него положил, а затем занял водительское место, и мы выехали со стоянки.
   "Вот тебе и поездочка в аквапарк", - подумала я, до сих пор не веря, что всё произошедшее было наяву.
  
  
   Глава 4.
   Гера.
   До конца своих дней я не забуду холодный блеск металла в свете фонаря, и как сабля касается шеи Майи. В тот момент я пережил одну из самых страшных минут, испугавшись, что она сейчас умрёт.
   Нам повезло, что она увидела это своё дежавю. План нападавших был до гениальности прост. Судя по всему, первый вампир планировал оглушить меня битой по затылку, и когда бы я упал, то второй - срубил голову Майе. А она со своим видение спутала им все карты. Когда первый вампир приземлился на землю, так и не достигнув цели, второй растерялся и замешкался, а Майя сразу сориентировалась и побежала. "Она единственная, кто действовал в этой ситуации правильно. А я, как полный кретин, сидел на земле!" И даже то, что я в первые секунды растерялся из-за того, что не понял, зачем она меня толкнула - не оправдывало. "Кошмар! Два шага - две секунды! Её спасли каких-то два шага!" Меня в очередной раз от воспоминаний пробрала дрожь. В эти две секунды я чуть не лишился самого дорогого в моей жизни.
   "Да уж, денёк выдался ещё тот! Сначала появилась мать со своими пожеланиями лучшей доли, а потом ещё и нападение. Хотя, сама середина дня была приятной", - всё же признал я.
   Покупать Майе драгоценности мне понравилось. Меня повеселили её попытки сэкономить наши деньги. А в квартире она меня удивила. Я не появлялся там больше трёх месяцев, и не знал, что Иви не забрала оттуда свои вещи, и когда увидел это, и понял, что Майя догадалась, с кем я там жил, меня охватила злость. Но к моему удивлению она совершенно спокойно к этому отнеслась. "Или я не понимаю женщин вообще, или я не могу понять Майю".
   Когда мы начали встречаться с Иви, она заставила меня вообще купить новые квартиры, сказав, что не будет спать на той кровати, где я спал с другой, и не собирается даже находиться в этих квартирах. А Майя совершенно спокойно к этому отнеслась, просто констатировав факт, что Иви являлась частью моей жизни, и ничего страшного в этом нет. Я даже стал волноваться - а так ли сильно любит меня Майя? Ведь по идее она должна испытывать ревность. Но в аквапарке, увидев её выражение лица, когда очередная девица попыталась привлечь моё внимание, успокоился. Она ревновала меня, и в какой-то из моментов я даже подумал, что она сейчас свернёт кому-то шею или утопит.
   "А сам-то! Ведь целовал-то её, чтобы не только женщины поняли, что ты занят, а и для того, чтобы мужчины знали, что она твоя!" "Что есть, то есть", - с улыбкой признал я. Хоть Майя и выбрала для себя закрытый чёрный купальник, смотрелась она сногсшибательно, и когда мы вошли в зал, я видел, как мужчины провожали её взглядами и пускали слюни.
   "Так странно, с Майей я чувствую себя молодым. Как будто прожил не тысячу двести девяносто семь лет, а от силы лет двадцать пять - тридцать. Весь груз прожитых лет исчез, и я опять научился радоваться тому, что живу. С ней всегда легко и приятно, и не ощущается ни грамма фальши. Она может дурачиться, как малое дитя, заставляя и меня смеяться и радоваться каждому моменту. Иви всегда волновалась о том, как выглядит. Не дай Бог, было дотронуться до её волос, или поцеловать её в губы. Она тут же доставала зеркало и проверяла - не испортил ли я ей причёску, или не смазал помаду. А Майя всегда спокойно относится к своему внешнему виду", - вспоминая середину дня, я чувствовал удовлетворение. "Кстати, надо повозить её по магазинам. Особое внимание уделить магазину женского белья - есть много вещей, которые будут смотреться на ней очень соблазнительно", - я улыбнулся, вспоминая наш первый поход в такой магазин, ещё во время Игры. "Надеюсь, теперь она не будет настаивать на покупке стрингов для меня!"
   "Но это всё будет после того, как она станет моей женой, а сейчас необходимо, как можно скорее жениться на ней, чтобы прекратить все эти нападения", - решил я, возвращаясь к реальности.
   "Кто же это сделал - отец или Иви?" Не подумав, я убил того вампира, который собирался оглушить меня, в надежде, что смогу догнать второго вампира и заставлю его говорить. Но в тот момент, когда я гнался за ним, в голову пришло, что может быть ещё и третий вампир для подстраховки, и пока я гоняюсь за тем, кто хотел срубить Майе голову, тот попытается её убить, поэтому я вернулся.
   Тот вампира, которого я убил, был мне незнаком. "Одно из двух - либо это вампиры из клана Иви, либо из нашего. Из клана Иви я знаю лишь единицы вампиров, и можно подослать кого угодно. А вот из нашего клана я знаю всех. Но отец мог приказать кого-нибудь обратить именно для убийства Майи, а потом убрать его, как ненужного свидетеля. Этот вариант тоже нельзя сбрасывать со счетов" - я нахмурился, не зная, что и думать. Но всё же я больше склонялся к мысли, что это приказала сделать Иви.
   Во мне опять стала подниматься волны ярости. "Эта мстительная сучка зашла уже очень далеко, и нужно срочно что-нибудь предпринимать!" Мною владело только одно желание - убить её, но с другой стороны, я понимал - сделаю это и война неизбежна. А если начнётся война, то отца уже ничего остановит, и он попытается убить Майю. "Иви дала мне козырь в руки для противостояния с отцом, но она же и портит мне жизнь. И что же теперь делать? Как обезвредить Иви и не развязать войну, которая может стоить жизни Майе?".
   Сидя в кресле и, глядя на ночной город, я судорожно пытался найти выход из этой ситуации. "Иви уже не остановится. Её могу остановить только я или... Ну конечно! Её отец, Дрейфус! Надо поговорить с ним и предупредить, что если он не успокоит свою драгоценную дочурку, то сильно об этом пожалеет!"
   Достав телефон, я набрал его номер.
   -Да?!
   -Здравствуй, Дрейфус!
   -Здравствуй, Герион, - холодно ответил он.
   -Сразу перейду к сути. Ты знаешь, где сейчас твоя дочь?
   -Ты понял свою ошибку и хочешь вернуть Иветту? - издевательски спросил он. - Можешь даже на это не надеяться! Ты жил с моей дочерью восемьдесят три года, а перед самой свадьбой, когда о ней уже объявили, без объяснения причин всё отменил и отправил её домой! Она тебе никогда этого не простит!
   -Мне плевать - простит она меня или нет. Я интересуюсь её местонахождением только по одной причине - она совершила уже четыре нападения на мою невесту, и если ты её не остановишь, я убью её, - спокойно ответил я, а потом вкрадчиво поинтересовался: - Хочешь смерти своей дочери и войны?
   -Твою невесту?! - растерянно спросил Дрейфус, а потом зло добавил: - Так ты щенок за спиной моей дочери ещё крутил романы на стороне!
   -Дрейфус, практически как только я встретил свою будущую жену, я отправил Иви домой, так что не надо обвинять меня в том, чего не было. И если честно - мне плевать, что ты там думаешь. Я позвонил тебе только для того, чтобы ты остановил свою дочь, или её остановлю я, раз и навсегда. Ясно? - угрожающе спросил я.
   -Только посмей к ней пальцем притронуться!
   -Я не буду трогать её, если она оставит нас в покое. В общем, я тебя предупредил, и тебе решать, что ты готов потерять, а что нет! - произнёс я и отключился.
   "Дрейфус, конечно, сейчас зол на меня, но он разумный Лорд. И он единственный кто сможет остановить Иви, и кого она боится", - успокаивал я себя и надеялся, что он быстро возьмёт дочь под контроль.
   -Что-нибудь опять случилось? - в гостиную вошла Майя. - Кто-то звонил?
   -Иди ко мне, - сказал я, и когда она подошла, усадил её к себе на колени. - Ну что, ванна помогла тебе расслабиться?
   -Помогла, - вздохнув, ответила Майя, и положила мне голову на плечо.
   Я прижал её к себе, и в очередной раз вспомнил холодный блеск металла возле её шеи.
   -Это опять Иви?
   -Скорее всего - да.
   -Гера, это никогда не закончится, - обречённым тоном прошептала она.
   -Закончится, моя хорошая, я тебе обещаю! - заверил я и, наклонившись, стал жадно целовать её. - Я никому не дам тебя в обиду, поверь! Завтра же мы вылетаем в Америку. Поживём пока у Алариха и Гликерии.
   Сейчас это было самым правильным решением на мой взгляд. У них, как и у любого Лорда, имелся большой и хорошо охраняемый особняк, поэтому Иви и её помощники вряд ли туда смогут пробраться. "Она это сразу поймёт, а у Дрейфуса будет время, чтобы остановить её. Ну а если после нашего возвращения нападения продолжатся, то Иви поплатится своей жизнью", - решил я.
   -Как скажешь, - согласилась Майя. - Надеюсь, твоя сестра не выставит меня из своего дома, и не будет противиться нашей свадьбе.
   -Нет, конечно, - я улыбнулся. - Кэрри сама через многое прошла, и думаю, поймёт в каком мы положении.
   -Гера, а ты точно уверен, что хочешь взять меня в жёны? - она с любопытством заглянула мне в глаза.
   -Конечно! - уверенно ответил я, и улыбнулся. - Вот посмотри, ты идеально вмещаешься у меня на коленях, а это самый главный показатель.
   Вообще-то, раньше я терпеть не мог, когда Иви или предыдущие мои женщины бесцеремонно усаживались ко мне на колени, а с Майей всё было наоборот. Мне нравилось, когда она сидела вот так, положив мне голову на плечо, и я прижимал её к себе. Я испытывал чувство полного покоя и умиротворения, и мог, наверное, сидеть так часами.
   -Железный аргумент, - она тоже улыбнулась, и стала водить пальчиком по моей груди, а потом поцеловала в шею.
   Почувствовав, как меня охватывает желание, я отбросил все мысли, и принялся целовать Майю, развязывая пояс халата, чтобы ощутить прохладу её обнажённого тела...
  
   На следующий день, в два часа дня мы уже летели в самолёте.
   -А твоя сестра живёт в самом Нью-Йорке? - спросила Майя, удобнее устраиваясь в кресле.
   -У них большой особняк в пригороде Нью-Йорка и они практически всегда живут там, но есть пару пентхаусов и в центре города.
   -То есть, если совсем будет плохо, и нас выгонят из дома, то мы найдём, где нам переночевать?
   -Майя, во-первых, у меня самого есть квартира в Нью-Йорке. А во-вторых - нас никто никуда не выгонит. Мы будет жить в особняке.
   Она вздохнула и стала смотреть в иллюминатор. "Да уж, мои родители её так достали, что она теперь постоянно ждёт такого же отношения и со стороны других вампиров. И только в моих силах оградить её от этого".
   -Гера, а как всё будет происходить? Как у вас... то есть у нас, проходит свадьба? - спустя некоторое время спросила она.
   -Ничего особенного не происходит. Лорд собирает свой Совет...
   -Что за Совет?
   -Совет, это помощники Лорда, которые на закреплённой за ними территории наблюдают за порядком и разрешают все споры и конфликты между вампирами. В Совет может входить от шести до одиннадцати вампиров. Их количество зависит от размера территории, которая контролирует Лорд. У Алариха в Совете семь вампиров, а у нас одиннадцать, потому что мы владеем самой большой территорией среди всех кланов, - пояснил я.
   -Ясно.
   -Совет выступает в качестве свидетелей, а сам Лорд проводит церемонию. Мы дадим с тобой клятву, и после этого станет мужем и женой.
   -Слава Богу, никаких помпезных ритуалов не будет, - с облегчением произнесла Майя.
   -Вообще-то будет, - ответил я. "Лучше Майю сразу предупредить и познакомить со всеми правилами, чтобы потом не возникло проблем". - Во-первых: клятва. Это не просто слова, которые произнёс и забыл. Клятва связывает нас навек. В нашем мире нет понятия - развод, и произнеся эту клятву, ты даёшь мне полную власть над собой, а я тебе - над собой. И если вдруг, через лет восемьсот ты решишь, что разлюбила меня и захочешь уйти к другому, я буду иметь полное право убить его, - произнеся это, я внимательно посмотрел на неё.
   -Хм, а если ты решишь гульнуть на сторону, то я тоже буду иметь полное право свернуть чью-то прелестную шейку? Да? - ехидно спросила она.
   -Да, - я улыбнулся. - Именно поэтому не многие вампиры официально женятся, и предпочитают просто жить вместе.
   -Мне нравится ваш закон, - довольно ответила Майя. - Я уже точно буду знать, что ты от меня никуда не денешься!
   -А я и не собираюсь никуда деваться! - ответил я. - Но это ещё не всё, - Майя выжидающе смотрела на меня, а я, вздохнув, произнёс: - На свадьбе присутствуют не только вампиры, там будет и один человек, - она удивлённо подняла брови, а потом, когда всё поняла, испуганно посмотрела на меня. - Мы должны будем выпить его крови. Это как у людей пить шампанское, понимаешь? Ты должна укусить его с одной стороны за шею, а я с другой стороны.
   -Я не смогу, - испуганно произнесла она. - Честно!
   -Майя, это необходимо, пойми. И не волнуйся, я сам лично займусь выбором человека. В Нью-Йорке тоже хватает ублюдков.
   Она отвернулась и стала опять смотреть в иллюминатор, но я видел, что ей не себе, и она нервничает. "Будь проклята эта Иви! Из-за неё пришлось с такой поспешностью и таким варварским способом обращать Майю, да ещё и так быстро официально жениться на ней. Если бы время позволяло, я бы сначала дал ей время привыкнуть пить кровь через порезы, а потом научил, как и куда правильно кусать. Она ещё не свыклась с тем, что она вампир, и будет только второй раз пить кровь, а я заставляю её уже кусать людей! Но ведь без этого никак не обойтись!"
   Весь оставшийся полёт мы провели в полном молчании. Решив дать ей время свыкнуться с мыслью, что ей придётся укусить человека, я обдумывал действия на случай того, если Иви не успокоится.
   Когда мы приземлились в аэропорту Нью-Йорка и прошли таможенный контроль, я стал выискивать в толпе Наура, который обычно встречал меня. Но к своему огромному удивлению я увидел Алариха, а рядом с ним и Гликерию. "Всё ясно. Им так не терпелось увидеть Майю, что они сами примчались нас встречать", - крепко беря Майю за руку, подумал я, и направился к ним.
   -Гера! - Гликерия бросилась ко мне, и обняла. - Я так рада тебя видеть!
   -Я тебя тоже, сестрёнка, - искренне ответил я и поцеловал её в щёку.
   -Здравствуй! - Аларих пожал мою руку. - Ну, знакомь нас со своей будущей женой! - он весело подмигнул мне и перевёл взгляд на Майю.
   -Майя, дорогая, знакомься - это Аларих, Лорд Североамери...
   -Гера, давай без этой мути! Просто Ал! Мы же с ней родственниками завтра станем, а ты приплетаешь сюда какие-то титулы, - он широко улыбнулся и, пожав Майе руку, произнёс: - Ха! Наконец-то кто-то смог утереть Иви нос! За такое не грех и обнять тебя! - он схватил её в свои медвежьи объятия и на секунду оторвал от пола.
   -Очень приятно познакомиться! - Майя искренне улыбнулась. - А нос Иви утёр Гера, я бы предпочла его чуть-чуть подкорректировать.
   -Теперь я понимаю, за что Гера тебя выбрал! - хохотнул он.
   -Везёт вам, а я не понимаю, - стеснительно ответила она. - Может, просветите на досуге?
   -Майя, душа моя, твоим просвещением буду заниматься только я! - сказал я, обнимая её за плечи и прижимая к себе. - А это Гликерия, или просто Кэрри, моя сестра.
   -Очень приятно, - она тут же опять насторожилась, ожидая реакции моей сестры.
   -И мне, - сдержанно ответила Гликерия, а потом протянула свою руку.
   Майя её тут же пожала, и осторожно улыбнулась. Гликерия тоже улыбнулась, продолжая рассматривать нас.
   -А где Дамис? - спросил я.
   -Он не смог приехать в аэропорт, у него дела. Как только освободится, сразу приедет домой, - ответила Гликерия.
   -Мы так и будем здесь стоять? Или домой поедем? - окинув нас всех весёлым взглядом, произнёс Ал.
   В машине Майя всё время держала меня за руку и бросала взгляды на Гликерию. "С Алом всё вышло просто и естественно, но он всегда был весельчаком. А вот Кэрри ещё приглядывается к Майе. И в любом случаи захочет со мной поговорить. Но, по крайней мере, она не восприняла её сразу в штыки, и это хорошо".
   Когда мы приехали в особняк, Ал прямо с порога, весело улыбаясь, спросил:
   -Вам сразу весь третий этаж выделить, или будете сегодня примерными, и перед брачной ночью поспите отдельно?
   -Ал!! - с укором произнесла Кэрри.
   -А что такое? Можно подумать, Гера и пальцем ещё не тронул Майю...
   -Сразу выделяй весь этаж...
   -Вот видишь! - Ал перебил меня и бросил на Кэрри весёлый взгляд.
   -Но спать мы действительно будем в разных комнатах, - закончил я.
   Майя удивлённо и с обидой посмотрела на меня, а Ал, увидев её выражение лица рассмеялся.
   Поднявшись на третий этаж, я выбрал комнату для Майи, а свои вещи приказал занести в соседнюю.
   -Вы тут располагайтесь пока, а мы подождём вас внизу, - сказал Ал, и пошёл к лестнице.
   Кэрри в нерешительности посмотрела на нас, а потом спросила:
   -Майя, а платье ты уже приготовила?
   -Нет. Гера ничего не говорил, поэтому я подумала, что оно не надо, - вежливо ответила она.
   -Ну конечно! Так я и знала! Мужчины! - Кэрри бросила на меня недовольный взгляд. - Я сама этим займусь.
   -Я взяла с собой нарядное платье, и думаю, что оно подойдёт, - заискивающе ответила Майя.
   -Вряд ли, - сказала Кэрри, внимательно осматривая Майю, а потом направилась к лестнице.
   -Извини, - я подошёл к Майе и обнял её. - Про платье я совсем забыл.
   -У тебя и так проблем хватает, так что платье ерунда, - ответила она. - А почему ты сегодня хочешь спать отдельно?
   -Ну, во-первых, потому что завтра наша первая брачная ночь, и не помешает сегодня воздержаться, чтобы завтра отметить её по полной программе, - игриво приподняв брови, я посмотрел на неё. - А во-вторых, я действительно собираюсь сегодня спать, потому что не отдыхал уже больше двух недель.
   -А что нельзя просто поспать со мной в одной комнате? Я обещаю не приставать! - заверила она, скорчив смешную гримасу.
   -Зато я этого не могу обещать, а твоей выдержки хватит только на пять минут, если вдруг я решу, что ждать не обязательно.
   -Спорим, у меня хватит выдержки! - она задорно улыбнулась. - И я ничего тебе не позволю.
   -Ох, Майя, не рекомендую тебе спорить со мной, - улыбнувшись, ответил я и, наклонившись, стал целовать её.
   Сначала нежно и чуть касаясь губами её губ, а потом обвёл их языком, пробуя на вкус, и перешёл к более требовательному поцелую, одновременно с этим поглаживая её рукой по телу. Майя стала страстно отвечать на поцелуи и прижиматься ко мне. Не отрываясь от её губ, я поднял её на руки и отнёс в кровать. Она тут же протянула руки к моей рубашке и принялась расстёгивать пуговицы.
   -Вот именно об этом я и говорил, - отстраняясь от неё, произнёс я. - Ты только что обещала, что ничего мне не позволишь, а сама уже начала меня раздевать! - не выдержав, я улыбнулся.
   -Так ведь ещё не ночь, - она хитро улыбнулась. - Сейчас пять часов дня, а мы говорили про ночь!
   -Выкрутилась!
   -Ага!
   -Но спать я буду в соседней комнате!
   -Ну и ладно, - обиженно сказала Майя, вставая с кровати.
   -И где мой дядя, который наконец-то решил остепениться? - раздался весёлый голос с лестницы, и я улыбнулся. - И где та, которая смогла его заставить это сделать?
   Через секунду в дверях уже стоял мой племянник. Подойдя и обняв, я похлопал его по плечу.
   -Ну, здравствуй!
   -Здравствуй, Гера! - он широко улыбнулся.
   Дамис являлся полной копией Алариха - такой же высокий и статный, и имел лёгкий и весёлый характер, как и его отец. От Кэрри у него был только тёмный цвет волос.
   -Сколько женских сердец ты сегодня разбил? - спросил я.
   -А тебе какое дело, а? Ты-то у нас всё, сходишь с дистанции! - он весело подмигнул мне.
   -Да, и делаю это с большим удовольствием! Знакомься - это Майя, - я встал рядом с ней, и обнял за плечи.
   -Рад наконец-то встретить женщину, которая смогла прибрать к рукам моего дядю, - он подошёл к нам и пожал Майе руку.
   -Майя, это мой племянник, Дамис. Шалопай и сердцеед, каких свет не видывал.
   -Рада знакомству, - она смущённо улыбнулась.
   -А я то, как рад! - Дамис улыбнулся ещё шире, оглядывая Майю.
   -Так! Выключай своё обаяние! Она завтра станет твоей тётей! - строго сказал я.
   -Всё-всё! - он попятился к дверям. - Но мальчишник-то у нас сегодня будет?
   -Будет! Пошёл вон отсюда! Мы скоро спустимся!
   -Да? Пуговицы на рубашке тогда не забудь застегнуть, - бросил он, подмигнув мне, и вышел из комнаты.
   -Весёлый парень, - улыбаясь, произнесла Майя.
   -Да.
   -По-моему, Аларих и Дамис не шокированы тем, что я была человеком. А вот Гликерия несколько настороженно ко мне относится, - добродушно сказала Майя.
   -Дай ей время привыкнуть и узнать тебя.
   -Гера, да я несказанно рада уже тому, что она говорит со мной без презрения! Так что всё даже намного лучше, чем я представляла! Знаешь, мне очень нравится семья твоей сестры и она сама!
   -Вот и хорошо! Ну что пойдём вниз? - она кивнула, и мы пошли к лестнице.
   Следующие два часа мы провели в гостиной, весело болтая о всякой ерунде, пока не раздался звонок в дверь, а потом на пороге появилась Феба, помощница Кэрри, и кивнула ей головой.
   -Ну что ж, мальчики, я забираю Майю, а вы тут развлекайтесь, - Кэрри поднялась, и улыбнулась ей. - Майя, пошли со мной.
   Майя бросила на меня нерешительный взгляд, а когда я кивнул, встала и пошла за ней и Фебой.
   -Ну всё, сейчас твою будущую жену замучают примерками платья, маникюрами, и прочей женской ерундой, - смеясь, сказал Ал. - Мы не успели спуститься вниз, а Кэрри уже обзвонила пол Нью-Йорка, и вызвала себе группу поддержки, чтобы твоя невеста завтра выглядела сногсшибательно!
   -Майя и так выглядит чудесно, - с весёлой ленцой в голосе произнёс Дамис.
   -Ты ещё молод и не знаешь, что женщины всегда найдут, что улучшить в себе, - улыбаясь, Аларих похлопал сына по плечу. - Ничего, вот когда женишься, всё поймёшь!
   -Предпочитаю быть в неведении ещё минимум лет семьсот!
   -Кто бы сомневался! - с ухмылкой бросил Ал, а потом серьёзно добавил: - А теперь оставь нас с Герой, нужно поговорить.
   -Дядя, не сдавайся! Мне нравится моя будущая тётка! Я одобряю твой выбор! - весело сказал Дамис, и вышел из гостиной.
   Я выжидающе посмотрел на Алариха. Мне казалось, что Майя ему понравилась, но если он сейчас начнёт отговаривать меня от брака, я больше никогда не появлюсь в его доме.
   -Майя хорошая девушка, и она мне понравилась, - наконец-то произнёс Ал. - Только я никак не могу понять, как вы с ней познакомились? Ведь ты презрительно относился к людям и не обращал на них внимания.
   -Она была дичью в последней Игре.
   -Ты шутишь?!
   -Нет, - я улыбнулся, вспоминая всё. - Она мне столько крови тогда попила, и так доставала, что я готов был сам её убить.
   -Ого! Добрая, милая и весёлая Майя доставала тебя?
   -Хм, она даже дралась со мной. Ты бы видел, какой мастерский удар она мне нанесла в кадык! Да и потом не давала расслабляться.
   -Что-то мне с трудом верится! - Ал, по-моему, не мог прийти в себя.
   -А третьего охотника она сама убила и спасла мне жизнь!
   -Гера, подожди! Я честно, ничего не понимаю. Может у неё есть сестра-близнец, потому что я никогда в жизни не поверю, что Майя на такое способна.
   -В том то всё и дело, что если ей угрожает опасность, она становится бойцом, причём очень опытным и хитрым. Третьего охотника она убила сама, от второго, когда ей грозила опасность, она сумела отбиться, а пятый вообще в ступор впал, когда она равнодушно и без страха стала с ним разговаривать.
   -Она что совсем не испугалась, когда ты сказал, что ты вампир?
   -Она разозлилась! - я уже мог сдерживать смех, глядя на ошеломлённого Ала.
   -Очень интересно! А может она раньше встречалась с вампирами?
   -Нет, она просто написала про нас статью, а потом и книгу. Именно так я её и выбрал для Игры.
   -А потом ты её соблазнил, наверное, чтобы усмирить её нрав? И дело, и развлечение - хорошо устроился!
   -Сначала так и было. А потом... Я даже сам не понял, как всё произошло, - задумчиво ответил я, потому что сам для себя так и не смог объяснить тягу к Майе. - Когда Игра закончилась, я думал, что смогу забыть её, но... Я вернулся к ней, а Иви начала на неё охоту. Она три раза подсылала к ней вампиров, - во мне опять стала подниматься злоба. - И я обратил Майю, чтобы спасти.
   -Хорошо, почему ты её обратил, я понимаю, - подумав, произнёс Ал. - Но ты уверен, что хочешь на неё жениться? Ведь это раз и навсегда.
   -Уверен, - спокойно ответил я, глядя ему в глаза. - Дело не в Иви, и не в нападениях. Из-за этого мне пришлось обратить Майю против её воли...
   -Она не хотела этого? - удивлённо спросил Ал.
   -Нет. Она хотела остаться человеком.
   -И она после этого ещё и разговаривает с тобой? Я вообще ничего не понимаю!
   -И не старайся, - я улыбнулся. - Сам до сих пор не могу понять Майю. Когда она должна пугаться - она злиться, когда должна сердиться - она молчит, когда должна ревновать - проявляет понимание. Каждый раз она удивляет меня своей реакцией. Может именно это меня в ней изначально и привлекло? Мне с ней хорошо, и никогда не бывает скучно. Она всегда разная, но какая бы не была - мне с ней всегда одинаково интересно.
   -Ты любишь Майю? - серьёзно спросил Аларих.
   -Да, люблю.
   -Тогда я рад за тебя Гера, - жизнерадостно произнёс он.
   -И я рад за себя! - я улыбнулся ему.
   -Ну, так что, если решение взвешенное, то гульнём сегодня ночью?
   -Да, но сначала надо решить ещё один вопрос. На завтрашнюю церемонию уже подобрали человека?
   -Да, это девушка лет двадцати. Пахнет изумительно - кровь молодая и здоровая, третьей группы.
   -Оставьте её себе, и Майе не показывайте, - попросил я. - Человека для церемонии я сам найду.
   -Проблемы с питанием?
   -Да. Она пила кровь только один раз, и мне повезло, что я случайно нашёл морального урода, который насиловал других девушек. Только так я смог уговорить её поесть, перед этим разрезав руку той сволочи. Так что Майя даже ещё никого не кусала человека.
   -Завтра могут возникнуть проблемы, - встревоженно сказал Ал. - Ведь там будет весь мой Совет. Все и так уже знают, что ты женишься на бывшем человеке, а если она ещё и испугается и не станет кусать и пить кровь, это вызовет скандал.
   -Я знаю, - вздохнув, ответил я. - Поэтому и хочу сам выбрать человека для церемонии. Желательно, чтобы он сразу производил негативное впечатление.
   -Тогда мы смело может отправляться в Гарлем. Как раз и развлечёмся, устроив мальчишник! - Аларих поднял и я следом за ним.
   -Дамиса не забудь, а то, он нам потом этого не простит, - я улыбнулся. - А куда Кэрри могла отвести Майю?
   -Ты хочешь нарваться на неприятности, войдя в комнату, где женщины колдуют? - Ал сделал испуганное лицо. - Смелый поступок! Тогда они, скорее всего в зимнем саду.
   -И ещё одно, - я остановился в дверях. - Предупреди охрану, чтобы они были начеку. Вчера Иви опять пыталась убить Майю, и мы чудом избежали опасности, - говорить про дежавю Майи я пока никому не хотел.
   -Иви никогда мне не нравилась, и я всегда говорил Кэрри, что она ненормальная. А насчёт безопасности не волнуйся, - серьёзно заверил Ал.
   -Спасибо!
   Выйдя из гостиной, я направился в зимний сад, чтобы предупредить Майю, что я отлучусь из дома на пару часов, и чтобы она ничего не боялась и не волновалась. Но как только открыл двери, в проёме тут же появилась Феба и неодобрительно посмотрела на меня.
   -Феба, позови Майю, - попросил я.
   -Она занята.
   -Мне надо с ней поговорить.
   -Завтра поговоришь, после свадьбы, - твёрдо сказала она.
   -Да ладно, отбрось эти предрассудки, - я улыбнулся, и сделал шаг в зимний сад.
   -Нет! Ты увидишь её завтра на свадьбе. А теперь иди отсюда, - она стала надвигаться на меня и выталкивать за дверь.
   -Майя, у тебя всё хорошо? - громко спросил я.
   -Да! - пропищала она откуда-то из-за декоративных кустов.
   Я улыбнулся и решил не прорываться внутрь, а ехать на поиск жертвы. Дамис и Аларих уже ждали меня на улице, возле машины.
   -Сегодня я за рулём! Встряхну вас, старичков и покажу, как надо управлять машиной, - самодовольно сказал Дамис, усаживаясь на водительское место.
   -Ну да, покажи нам убогим, как надо правильно управлять машиной, - смеясь, ответил я.
   Дамис завёл машину, а потом нажал на газ, и машина с диким визгом рванула с места, а меня сразу вжало в сиденье. "Однажды и мне Майя родит вот такого оболтуса", - подумал я, глядя на племянника и улыбнулся. До встречи с ней я думал о ребёнке, как о наследнике, и не горел особым желанием поскорее их заводить, но теперь хотел детей. "Вот только ждать, наверное, придётся долго, пока у меня самого появится вот такой Дамис", - я вздохнул.
   -Кто сегодня будет приманкой? - спросил Ал.
   -Я! Кто же ещё!? - ответил Дамис.
   -Вечно тянешь одеяло на себе, - с показным недовольством пробурчал Ал, глядя на сына.
   -Говорят, я пошёл весь в отца, так что все претензии к нему! - он бросил весёлый взгляд на него.
   Слушая шутливую перепалку Дамиса и Алариха, я улыбался. Мне нравились их отношения, и они так не походили на мои отношения с отцом. Ал всегда снисходительно относился к выходкам своего сына и в то же время воспитывал в нём будущего Лорда, но делал это без фанатизма, в отличие от моего отца.
   -Приехали! - сказал Ал, когда машины остановилась на одной из тёмных улиц, и мы вышли из машины. - Сначала развлекаемся, а потом ищем человека для церемонии.
   -Ну, тогда я пошёл, - Дамис улыбнулся, и пошёл вперёд.
   Мы постояли пять минут на месте, а потом осторожно двинулись следом за ним. Запах нечистот бил в нос, и я морщился, желая поскорее покинуть этот район. "Если бы не Майя, шагу бы сюда не сделал. Поскорее бы найти жертву и уехать отсюда", - подумал я. И спустя минуту улыбнулся, когда понял, что цель близка.
   -О! Посмотрите! Снежок в нашем районе разгуливает один, да ещё и ночью! - раздался голос. Возле одного из зданий стояли два парня и, произнеся это, стали надвигаться на Дамиса.
   -Ребята, я не хочу проблем, - изображая испуг, сказал он, а потом, оглядываясь, побежал.
   Он специально бежал очень медленно, увлекая людей за собой, чтобы заманить их в какой-нибудь переулок, а мы бежали сзади, обрезая им пути к отступлению. Свернув в безлюдный тупик, Дамис резко остановился и с плотоядной улыбкой развернулся к ним, а мы уже перегородили выход.
   -Гера, один из них, по-моему, как раз подходит для церемонии, а вот со вторым мы сами развлечёмся, - произнёс Ал, глядя на попавших в ловушку.
   -Согласен, - ответил я. - Дамис, выруби того, в чёрной куртке, - я кивнул в сторону человека, который выглядел, как настоящий отморозок.
   -Как скажешь, дядя, - довольно произнёс он, и уже через секунду стоял перед человеком, а потом резко ударил его головой в лоб. Человек стал оседать на землю, но Дамис его подхватил и оттащил в сторону, прислонив к стене.
   -Эй, вы чего? - испуганно спросил второй, и стал оглядываться, ища способ ускользнуть от нас. Вся бравада мгновенно с него слетела, и он затрясся от страха.
   -Ничего! Хотим развлечься, - сказал Дамис, тут же оказавшись возле него и, наклонившись, укусил его за шею. Человек закричал, а Дамис уже отбросил его в мою сторону.
   Поймав его, я улыбнулся и произнёс:
   -Роли поменялись. Теперь ты сам дичь, а не охотник. Тебе нравится? - и схватив его за правую руку, укусил в районе запястья, а затем отбросил его в сторону Ала.
   -Привет! - улыбаясь, произнёс он. - Я Аларих, а тебя как зовут?
   -Том, - испуганно промямлил человек, перестав кричать.
   -Рад познакомиться, - ответил Ал, и, укусив его за запястье левой руки, вытолкнул в середину нашего треугольника.
   -Отпустите меня, пожалуйста! - он упал на колени. - Я больше не буду! Клянусь!
   -Все так говорят, - улыбаясь, ответил Ал, и мы стали приближаться к человеку.
   Вскочил на ноги, он предпринял попытку сбежать, и мы с Алом специально расступились, давая ему дорогу. Мы любили, когда люди вот так начинали метаться. Страх делал их кровь терпкой, а капелька надежды на спасение добавляла горчинку, и чем больше мы гоняли человека, то пугая его, то давая надежду, тем более насыщенный вкус приобретала кровь. Но сегодня времени на долгие игры не было. Поэтому Дамис, дав ему фору в несколько секунд, рванул за ним. Когда он ниоткуда появился перед человеком, и усмехнулся, мужчина врезался в него и, упав на землю, истерично крикнул:
   -Кто вы?
   -Санитары улиц, - цинично бросил Дамис и, схватив его за шею, наклонился к своему укусу, и сделал два глотка из раны, а потом отбросил его ко мне.
   -Я, честно, больше так не буду! - на глазах человека появились слёзы.
   -Конечно, не будешь, - ответил я и, подняв его правую руку, сделал три больших глотка, а потом отбросил его к Алу.
   -Потому что сегодня ты умрёшь, - продолжил Ал и, склонившись, припал губами к ране на левой руке.
   Человек из последних сил закричал, увидев, как мы с Дамисом приближаемся к нему и начал вырываться, но хватка Ала была мёртвой. Подойдя, Дамис наклонился и стал пить кровь из шеи, одновременно с этим закрыв ему рот рукой, чтобы заглушить крики.
   Я склонился над правой рукой и, потягивая кровь из раны, вспоминал вкус крови Майи. "Да уж, это жалкое пойло, по сравнению с её кровью. Интересно, а сколько столетий пройдёт, пока я забуду её вкус? Ну, ничего, зато она стала одной из нас, и завтра будет моей по всем канонам. А это главное!"
   Когда мы утолили жажду, человек уже потерял сознание и прерывисто дышал. Опустив его на землю, Ал вытер губы и обратился к сыну:
   -Ты начал, тебе и убирать.
   -Вот так всегда, - он весело улыбнулся. - Ждите меня здесь старички! - и исчез.
   Через три минуты он уже въехал в переулок на машине, и открыл багажник. Загрузив туда два тела, мы поехали к реке, чтобы избавиться от жертвы.
   Остановившись на одном из безлюдных причалов, мы привязали к телу человека балласт и сбросили его в реку. Проследив, как тело погружается, Ал жизнерадостно произнёс:
   -А теперь домой!
   Спустя сорок минут мы уже въехали во двор дома. Довольный тем, что и утолил жажду, и жертву подходящую нашёл, я пребывал в хорошем настроении. "Надеюсь, и Майя не скучает. Надо к ней зайти и поцеловать на сон грядущий. Но только поцеловать!" - скомандовал я себе. Тем временем Дамис выгрузил человека из багажника и произнёс:
   -У меня ещё пару дел запланировано, так что покидаю вас, но к церемонии вернусь.
   -И как зовут эту пару дел? - смеясь, спросил Ал.
   -Мира! - ответил Дамис и, улыбнувшись, рванул на машине с места.
   -Дети! - добродушно произнёс Ал и, щёлкнув пальцами, указал вышедшему из дома Науру на человека. - Приготовьте его к завтрашней церемонии.
   -Хорошо, - ответил Наур и, взвалив его себе на плечо, понёс в дом.
   -А я пойду спать, - сказал я.
   -Да уж, поспи! Завтра у тебя предстоит жаркая ночка! - и весело усмехнулся.
   Поднявшись на третий этаж, я остановился возле двери Майи, прислушиваясь. В комнате стояла тишина. "Зайду, поцелую её и сразу уйду!" - напомнил я себе, осторожно открывая дверь, но в комнате было пусто. "Похоже, Кэрри серьёзно занялась Майей! Надеюсь, к завтрашней церемонии она не превратит её в размалёванную куклу".
   Зайдя в свою комнату, я принял душ, и сразу после этого лёг в кровать. "Завтра, в это время Майя уже будет моей женой", - с радостью подумал я, проваливаясь в сон.
  
  
   Глава 5.
   Майя.
   Весь вечер и полночи Кэрри вместе с Фебой, и кучей помощниц наводили на меня лоск. Сначала меня заставили примерять платья. Вначале я растерялась, увидев их цвет. Но Кэрри объяснила, что у вампиров принято невест одевать в красные, цвета крови, платья.
   Когда мы наконец-то остановили наш выбор на платье из алого шёлка, и пока портниха подгоняла его под мою фигуру, мной занялся стилист - подровнял волосы, чтобы завтра меньше времени ушло на причёску, потом настала очередь маникюра и педикюра, и только в два часа ночи меня отпустили отдыхать.
   Поднялась на третий этаж, я осторожно открыла дверь в комнату Геры. Он спал на кровати, раскинув руки, и я, тихонько подойдя, стала смотреть на него. "И за что мне такое счастье?". Постояв так две минуты, я наклонилась и поцеловала его, а потом тихонько вышла из комнаты.
   Сев в кресло в своей комнате, я задумалась, и стала вспоминать сегодняшний день. Всё прошло намного лучше, чем я ожидала. Аларих и Дамис вообще разговаривали со мной на равных, как будто я уже родилась вампиром. С ними оказалось легко и просто общаться. Они оба были весёлыми, и я никак не могла отделаться от мысли, что передо мной два брата, а не сын и отец. Аларих выглядел максимум лет на тридцать, а Дамис, лет на девятнадцать - двадцать. А вот с Гликерией всё было намного сложнее, но я её понимала. Она переживала за своего брата и желала ему счастья, поэтому сейчас приглядывалась ко мне, оценивая, насколько я заслуживаю любви Геры.
   Гликерия мне однозначно понравилась. Они были очень похожи с Герой, оба красивые, высокие, темноволосые, спокойные и сдержанные. Да ещё, плюс ко всему, Гликерия по собственной инициативе занялась подготовкой свадьбы, и так оперативно нашла платье и вызвала всех, для приготовления к завтрашнему дню. Я уже испытывала к ней безмерное чувство благодарности, и казалось, что с ней я обязательно подружусь, просто ей надо привыкнуть ко мне и дать время понять, что я искренне люблю её брата. Но самым главным являлось то, что она не противилась нашей свадьбе.
   Свадьба... Я очень хотела стать женой Геры, но пугало то, что придётся кусать человека, да ещё и в присутствии минимум одиннадцати вампиров. И если Ал, Гликерия, Дамис и Гера поймут, почему я не смогу этого сделать, то семь членов Совета могут отнестись к этому негативно, и я окончательно опозорю Геру, показав всем, что вампир из меня никакой. Значит, в любом случаи мне надо укусить человека. Меня передёрнуло от этой мысли, и я плохо представляла себе, как на такое решусь. "В любом случаи, я очень постараюсь это сделать!" - решила я. Вот только как правильно кусать? Надо было всё узнать у Геры в самолёте, а не сидеть, выпучив глаза в иллюминатор и не трястись от страха. "Ладно, церемония назначена на пять часов вечера, и я успею морально подготовиться к этому! Главное, сейчас не зацикливаться на страхе укусов и думать о чём-нибудь хорошем" - сказала я себе и погрузилась в мечты о замужней жизни.
   В десять утра началась кутерьма, и я попала в такой вихрь событий, что уже ни о чём не могла думать. Гликерия и Феба крутили и вертели мной, как хотели. Сначала была окончательная примерка платья, потом стилист занялся моей причёской и макияжем, потом меня начали одевать. Времени на раздумья уже не было, и мне оставалось только послушно поднимать руки или ноги, поворачивать голову то вправо, то влево, или сидеть смирно.
   -Готово! - улыбаясь, произнесла Гликерия, когда меня окончательно одели, накрасили и уложили волосы. - Смотришься обворожительно! А теперь последний штрих. Гера сказал, что тебе очень понравилось это колье, и ты переживала, что будет некуда его одевать, - она достала коробочку и, вытащив колье, которое поразило меня в ювелирном салоне, одела мне его на шею. - Идеально! - она отступила на два шага, оглядывая меня. - Вот теперь можешь посмотреть на себя, а мы пока с Фебой оденемся.
   -Гликерия...
   -Называй меня Кэрри, - перебив меня, она искренне улыбнулась.
   -Кэрри, спасибо тебе огромное за всё! Ты столько всего сделала... Я даже не знаю, какими словами выразить всё то, что сейчас чувствую! - я на самом деле не знала, какими словами описать ту благодарность, что я к ней испытывала.
   -Майя, главное люби моего брата, и сделай его счастливым, - попросила она, и аккуратно обняла меня.
   -Я очень постараюсь, чтобы он не пожалел, что выбрал меня, - у меня на глаза стали наворачиваться слёзы, и я начала шмыгать носом.
   -Это ещё что такое! - изображая строгость, произнесла Кэрри. - Плакать собралась? Даже не думай об этом!
   -Всё! Не буду! - заверила я.
   Кэрри улыбнулась, и они с Фебой вышли из комнаты. А я подошла к зеркалу и стала себя рассматривать. Мне до сих пор было трудно привыкнуть к своей новой внешности, и каждый раз, когда я смотрела в зеркало, приходилось напоминать себе, что это я.
   Стилист сотворил чудо и мне, наверное, впервые в жизни нравилось, как я выгляжу. Я была благодарна Кэрри, что она поддержала меня, когда я отказалась от фаты. Мы пришли к выводу, что лучше просто распустить волосы, уложив их локонами. Единственно, что сделали - это по бокам волосы скрепили заколками, чтобы они не закрывали лицо.
   А платье вообще было выше всяких похвал. Алый шёлк красиво блестел и переливался, при малейшем движении. Платье выбрали с открытыми плечами, а за счёт корсета и пышного низа, талия сейчас смотрелась очень тоненькой. "Хм, мне, наверное, теперь вообще никогда не придётся переживать, что я поправлюсь! Ведь у Кэрри уже есть ребёнок, а фигура у неё, как у фотомодели. Да и мама Геры, имея трёх детей, до сих пор сохранила девичью фигуру. У вампиров всё же много плюсов".
   Я покачала бёдрами, и шёлк опять стал переливаться в лучах заходящего солнца. А сделав шаг назад, я полностью попала в полосу света от солнца, и колье тут же заиграло всеми цветами и стало отбрасывать блики в разные стороны. "А может я зря равнодушно относилась к драгоценностям? Смотрится бесподобно!"
   "О! Ну всё, занялась самолюбование! Нарциссизмом собралась заболеть?" - издевательски спросил внутренний голос. "Тьфу ты! Вот вечно всю радость испортит. Я не собой любовалась, а платьем и колье!" Отойдя от зеркала, я принялась смотреть в окно.
   Сейчас, когда все приготовления позади, и я могла расслабиться, меня опять стал одолевать страх. Я должна укусить человека, и это пугало. "Закрою глаза, и укушу. Главное, чтобы эта не была девушка, и главное, чтобы человек не кричал! Сделаю один глоток и всё". Только вот, как правильно кусать?
   В комнату вошла Кэрри, а следом за ней и Феба. Обе были в чёрных вечерних платьях, и я залюбовалась ими.
   -Готова? - Кэрри мягко улыбнулась.
   -Кэрри, а как и куда правильно кусать? - решилась спросить я.
   -Ты никогда ещё не кусала человека? - она удивлённо посмотрела на меня.
   -Нет, - смущённо ответила я.
   -Значит так, проведу короткий инструктаж по укусам, и по церемонии. Ведь Гера, наверное, не удосужился это сделать, - деловито произнесла она. - Итак, когда ты войдёшь в зал, подходишь к Гере и становишься рядом с ним. Перед вами, на коленях, спиной к вам будет стоять человек. Сначала Ал представится, а потом вы с Герой возьметесь за руки, а другую руку, положите человеку на плечи, затем произнесёте клятву...
   -А я её не знаю, - растеряно сказала я.
   -Тебе и не обязательно, просто говори "клянусь", когда Ал будет задавать вопросы. А после этого он попросит вас скрепить союз кровью и поцелуем. Человек встанет с коленей, и тебе требуется просто наклониться и укусить его вот сюда, - она указала на шее место, в районе сонной артерии. - Ничего не бойся, человека вводят в транс перед церемонией, и он никак не реагирует на происходящее вокруг, - я с облегчением вздохнула. - После укуса, вы с Герой целуетесь, и Ал объявит ваш союз заключенным. И запомни, это очень важно - человек и его кровь важны для церемонии, поэтому, не убирай руку с плеча, пока не укусишь его.
   -Хорошо, - кивнула я.
   -Потом вы с Герой под письменной клятвой поставите кровью человека ваши отпечатки, и то же самое сделают члены Совета.
   -Кровью?
   -Да. И ещё, когда будешь кусать, не впивайся сильно зубами, чтобы не откусить кожу. В этом, конечно, ничего страшного нет, но эстетически это выглядит не очень красиво, когда невеста начинает выплёвывать куски плоти, - Кэрри состроила забавную гримасу и улыбнулась.
   -Ясно, - пробормотала я, боясь не того, что сильно укушу, а того, что вообще не смогу укусить.
   -И вообще, просто повторяй всё за Герой. Ничего сложного в церемонии нет.
   -Хорошо.
   -Тогда пошли, а то Гера уже там извёлся, - Кэрри улыбнулась, и взяла меня за руку.
   Мы спустились на первый этаж и остановились перед большой двухстворчатой дверью, по бокам которой стояли два вампира. Меня поставили вперёд, а сзади, по бокам от меня стали Феба и Кэрри. "Блин, а куда мне руки девать? У людей невестам хоть букеты дают, а мне что делать?" - подумала я, опуская руки. "Да? И куда ты потом дела бы этот букет, когда одной рукой должна держаться за руку Геры, а вторую руку должна опустить на плечо человека? В зубах бы держала? Так и они потом будут заняты!" - я стала нервничать и моя вторая, более ироничная половина, начала доставать своими высказываниями.
   -Готова? - мягко спросила Кэрри.
   -Готова, - ответила я, хотя у меня от волнения уже затряслись коленки.
   "Трусиха!" - раздался мерзкий, издевательский голосок внутри. "Цыц!" Я подняла голову и глубоко вздохнула.
   Вампиры, стоявшие по бокам двери, взялись за ручки и открыли её. Сделав три шага, я оказалась в просторном зале, отделанном в тёмно-бордовых, с золотом, тонах. В центре зала полукругом стояли семь кресел, три с одной стороны, и четыре в другой. А в них сидели семь вампиров, которые встали, когда я вошла в зал. "Господи, что обязательно меня так рассматривать?" - нервно подумала я, идя по проходу.
   Мне стало ещё больше не по себе от их взглядов, но когда я увидела Геру, стоящего на импровизированном возвышении, я поняла, что мне глубоко плевать, кто и что сейчас думает обо мне. Главное, чтобы он вот так всегда улыбался, как сейчас.
   Гера выглядел настоящим франтом, и я не могла отвести от него взгляда. Он был одет в чёрный смокинг с бабочкой и алую, под цвет моего платья, рубашку. "Хм, у людей невеста в белом платье, а жених в белой рубашке, а у вампиров жених и невеста в красном", - отметила я про себя. Все остальные присутствующие на церемонии были одеты в чёрное.
   До Геры оставалось несколько шагов, когда я обратила внимание на единственное светлое пятно в этом зале. Рядом с Герой, на коленях, спиной ко мне стоял мужчина, одетый во всё белое, и сердце пропустило удар, когда я поняла, что именно его я должна укусить.
   "Не думай об этом! Смотри на Геру!" - скомандовал внутренний голос, и я с трудом ответа взгляд от человека и посмотрела Гере в глаза. Он ободряюще улыбнулся и протянул свою руку. Подойдя, я вложим в его руку свою ладонь, и встала рядом с ним на возвышении.
   Перед нами стоял Аларих, одетый в чёрную атласную мантию, а на груди ярким пятном выделялась массивная золотая цепь, с восьмиконечной звездой, в центре которой находился кроваво-красный камень. Аларих выглядел настолько серьёзным и величественным, что я растерялась. Вчера я не могла представить его в качестве Лорда клана, правящего железной рукой целым континентом, а сегодня мне наоборот казалось, что вчерашний смех и шутки исходили не от него.
   -Я Аларих, Лорд клана Янтра, нахожусь здесь для того, чтобы засвидетельствовать союз двух вампиров - Гериона и Майи, - громко и торжественно начал он. - И призываю всех членов Совета выступить в качестве свидетелей. Все члены Совета находятся здесь по доброй воле? - он перевёл взгляд за наши спины.
   -Да, - начали раздаваться за моей спиной мужские голоса.
   Я стала считать голоса: "Раз, два, три, четыре... А что если кто-нибудь скажет - нет?". Я сжала ладонь Геры, не зная, что произойдёт, если кто-нибудь скажет "нет". Повернув голову, он так тепло улыбнулся, что я тут же забыла про Совет.
   -Тогда начнём церемонию, - торжественно продолжил Аларих, и сделал приглашающий жест. Гера сделал шаг вперёд, и положил свою правую руку на плечо человека. Я тоже сделала шаг и положила левую руку на плечо человека.
   И тут же отдёрнула её с отвращением, и отшатнулась от человека. В ту долю секунды пока я его касалась, перед глазами предстала страшная картина - лицо мужчины, у которого была разбита губа, а потом я увидела поднимающуюся руку с пистолетом, и в следующую секунду мужчина уже замертво падал на землю.
   Гера посмотрел на меня с удивлением, а Аларих с недовольством. И я тут же вспомнила слова Кэрри, что обязательно должна держать руку на плече человека. Нерешительно протянув её, я опять положила её на плечо и тут же выпала из реальности. Перед глазами стали мелькать какие-то картинки, и чтобы от них избавиться, я слегка встряхнула головой, но это не помогло. Тогда я закрыла глаза, но стало только хуже, потому что картинка стала очень чёткой - сейчас перед глазами была молодая девушка, с заплаканным и разбитым лицом. Она сидела, забившись в угол, и шевелила губами, что-то говоря. Я тут же открыла глаза, и постаралась сосредоточиться, чтобы отогнать эти видения.
   Посмотрев на Алариха, я опустила глаза ниже, и пыталась сфокусировать взгляд на его цепи. Картинки стали какими-то расплывчатыми, но не исчезли. "Да что это такое?" - удивленно подумала я. "На дежавю не похоже, потому что ощущения совсем другие. Во время дежавю, я вижу всё, как бы в ускоренном варианте, и всё логично. А сейчас какой-то набор картинок, без логики и смысла, только одно сплошное насилие, и я как будто-то перескакиваю во времени. Только что я стояла на зелёной лужайке в парке, а в следующей картинке я уже шла по вечерней, заснеженной улице". Вывод напрашивался только один - во всём виноват стоящий на коленях мужчина. Прикосновения к нему вызывают эти кошмарные картины.
   Я почувствовала лёгкое рукопожатие Геры, и оно помогло мне вернуться в реальность. "Неужели это всё совершил этот человек? Или должен совершить?". С дежавю всегда всё понятно, потому что видишь вперёд, а сейчас я не понимала - это происходило, или ещё нет?
   "Боже! У меня свадьба, а этот гад мне всё испортил!" Я в очередной раз попыталась стряхнуть с себя эти видения.
   -Майя! - раздался повелительный голос Алариха, и я испуганно перевела на него взгляд. "Наверное, я что-то пропустила" - подумала я, не зная, что делать. - Клянёшься ли ты хранить верность своему мужу?
   -Клянусь, - поняв, что дело дошло до клятвы, ответила я.
   -Клянёшься ли делить с ним пищу и кров, до конца своих дней?
   -Клянусь.
   -Клянёшься ли ты следовать за своим мужем повсюду, по первому его зову?
   -Клянусь.
   -Клянёшься ли ты поддерживать своего мужа всегда и во всём, и не перечить ему?
   Меня так и подмывало сказать: "А вот над этим надо подумать!", но я ответила:
   -Клянусь! - и Гера тут же тихонько хмыкнул.
   -Клянёшься ли ты до конца своих дней делить с ним брачное ложе и рожать наследников?
   "Ха! С большим удовольствием!"
   -Клянусь!
   -Встань! - Аларих обратился к человеку, и он поднялся с коленей. - А теперь скрепите ваш союз кровью и поцелуем.
   "С большим удовольствием! Эта сволочь, мне всю свадьбу испортила своими преступлениями", - злорадно подумала я, поняв, пропустила клятвы Геры, пока пыталась справиться с видениями.
   Гера бросил меня виноватый взгляд, а потом посмотрел на человека. Судя по всему, он переживал, о том, как я себя сейчас поведу.
   Не раздумывая, я наклонилась и вонзила зубы в шею человека. Гера сделал то же самое, крепко сжав мою руку. Я успела сделать только три глотка, а Гера уже отстранился и слегка потянул меня за руку. Сделав ещё один глоток напоследок, я оторвалась от шеи человека и тут же оказалась в объятиях своего мужа.
   Мужа... Внутри разлилось тепло от этого слова, и я улыбнулась. Он наклонился и стал целовать меня. Поцелуй был требовательный, сладкий и одновременно с этим, солоноватый, со вкусом крови. Обняв Геру за шею, я прижалась к нему.
   В себя меня привело лёгкое покашливание Алариха, и я тут же отстранилась от Геры, испытывая стыд. Я совсем забыла, что вокруг, помимо семьи Алариха, ещё и члены Совета. Зато Гере было на это плевать и, наклонившись, он ещё раз поцеловал меня.
   -Прошу поставить оттиски под клятвой, - произнёс Ал.
   Гера подошёл к человеку, и приложил указательный палец к укусу, а потом подошёл к небольшому столику и приложил окровавленный палец к какому-то свитку. Вернувшись, он слегка кивнул мне головой, показывая, что я должна сделать то же самое. В точности повторив действия Геры, я встала рядом с ним.
   -Прошу Совет засвидетельствовать союз, - Ал обратился к вампирам за нашими спинами.
   Они стали по очереди подходить к человеку и макать палец в кровь, а потом ставить отпечатки на свиток. Причём те, кто сидел с моей стороны, прикасались к моему укусу и ставили отпечатки, под моим отпечатком, а те, кто сидел со стороны Геры - прикасались к его укусу, и оставляли отпечаток под его.
   Когда члены Совета проделали эту процедуру и заняли своим места, Аларих подошёл к человеку и провёл ладонью по его шее, а потом оставил на свитке отпечаток всей ладони.
   "Да уж, вот это обряд! Здесь уже не отвертишься, если что. Подпись можно подделать или всегда на это сослаться, а с отпечатками пальцев не поспоришь!"
   Тем временем Аларих свернул свиток и, положив его в металлический футляр, протянул Гере.
   -Поздравляю, теперь ваш союз засвидетельствован по всем правилам! - торжественно сказал он, а затем искренне улыбнулся нам и подмигнул.
   -Гера! Милый! Поздравляю! - возле нас уже стояла Кэрри и обнимала брата.
   -Спасибо, - он счастливо улыбнулся ей и тоже обнял.
   -Майя! Теперь мы с тобой сёстры, - она обратилась ко мне, и искренне улыбнувшись, произнесла: - Всегда мечтала о сестре! - после чего обняла.
   У меня тут же на глаза навернулись слёзы и я промямлила:
   -Я тоже! - и обняла её.
   -Дядя! - рядом появился Дамис. - Вот ты и покинул наши холостяцкие ряды! - улыбаясь, он пожал Гере руку, а потом обратился ко мне: - Майя! Спасибо большое, что убрала хоть одного конкурента с моей дороги! - и поцеловал в щёку.
   -Оболтус! - веселясь, сказал Гера, и отвесил Дамису подзатыльник.
   -Так, теперь я могу расслабиться и не изображать высокомерного Лорда, - возле нас уже стоял Ал и улыбался. - Ну что, Гера, теперь-то ты, наконец, понял мои слова, сказанные тебе шестьсот лет назад?
   -Понял! - Гера улыбнулся. - И очень рад этому!
   -Поздравляю тебя! - Ал обнял его и похлопал по плечу. - Майя, я рад, что именно ты стала женой Геры! Причём любимой! - он широко улыбнулся, и пожал мне руку.
   -Спасибо!
   -Ты молодец, хорошо держалась! Хотя и напугала меня вначале, когда отшатнулась от человека, но потом взяла себя в руки! Если бы ты не укусила, дело было бы плохо. Хотя потом мне показалось, что тебе даже понравилось, - он вопросительно поднял брови.
   -Такую сволочь надо всего искусать, - меня передёрнуло от воспоминаний.
   -Не понял, - Ал смотрел на меня с удивлением.
   -Что-нибудь видела? - серьёзно спросил Гера.
   -Да, - с отвращением ответила я. - Он такая сволочь. Правда я не поняла - это было или должно было произойти.
   Оглянувшись, я посмотрела на человека. Он продолжал стоять, не двигаясь, а его белая одежда уже промокла от крови, но жалости я к нему не испытывала, и меня в очередной раз передёрнуло от воспоминаний.
   -Майя, пойдём отсюда, - Гера взял меня за руку и повёл к выходу из зала.
   Все остальные последовали за нами.
   -А что дальше? - спросила я у Геры, когда мы вышли в холл.
   -А дальше самое приятное! - он произнёс это таким многообещающим тоном, что будь я человеком, я бы стала бурого цвета.
   -Что, прямо сейчас? А гости?
   -Ну, если быть откровенным, то сейчас планируется банкет для членов Совета, - серьёзно ответил он. - Мы можем остаться, но я не думаю, что тебе это понравится.
   Смотреть на то, как будут развлекаться члены Совета, я точно не хотела, поэтому сказала:
   -Что-то я не горю желанием это видеть.
   -Вот и чудесно! - Гера, повел меня к лестнице. Встав на первую ступеньку, и обняв меня, он обратился к находящимся в холле вампирам: - Многоуважаемые члены Совета и гости, просим вас пройти в банкетный зал, чтобы ознаменовать столь важное событие в нашей жизни. А мы с женой покидаем вас!
   И подхватив меня на руки, стал подниматься по лестнице. Поднявшись на третий этаж, он остановился перед дверью в конце коридора и, открыв дверь ногой, зашёл в комнату.
   Эта комната была раза в два больше той, в которой я провела предыдущую ночь. Из мебели в ней стояло только гигантская кровать и два небольших диванчика, которые стояли напротив друг друга, возле горящего камина.
   К моему удивлению Гера прошёл к одному из диванов, а не к кровати. Сев в него, он усадил меня на колени.
   -Жена! - довольно протянул он, и я улыбнулась.
   Наклонившись, он начал неторопливо меня целовать. Я тут же поддалась вперёд и, обхватив руками его шею, стала отвечать на поцелуй.
   Поцелуи были мучительно сладкими, и я почувствовала, как внутри нарастает желание быть к Гере ближе, раствориться в его объятиях. Отстранившись и, посмотрев мне в глаза, он улыбнулся, а потом вытащил заколки из волос и произнёс:
   -Ты сегодня выглядишь сногсшибательно! И тебе очень идёт алый цвет. Зря ты тогда во время Игры отказалась покупать красное бельё! - и он ещё шире улыбнулся.
   Я вспомнила тот момент в магазине и сама улыбнулась:
   -Ну ты же отказался покупать себе леопардовые стринги!
   -Майя! - он сердито посмотрел на меня.
   -Всё - всё! Больше не буду! - смеясь, ответила я. - Кстати, я сейчас вообще без белья!
   -Да? - он окинул меня жадным взглядом.
   -Угу! На мне из одежды только платье и туфли! - и я тут же сбросила туфли. - А теперь одно платье!
   -Лишила самого интересного! - с показным недовольством пробормотал он, и тут же приподняв подол платья, просунул руку под юбку и начал гладить меня по ногам, постепенно продвигаясь вверх. Проведя ею по внешней стороне бедра и поняв, что я не вру, он произнёс: - Бесстыдница! - и скользнул рукой между ног.
   Меня моментально пронзила волна желания, и кожа покрылась мурашками. Не удержавшись, я застонала. Гера опять припал к моим губам в поцелуе, и стал снова меня терзать, ещё больше разжигая желание. Поцелуи становились более требовательными, и я уже изнывала от желания, а рука Геры продолжала ласкать меня. Я почувствовала, как он расстёгивает молнию на спине, и изогнулась. Вытащив руку из-под юбки, Гера приспустил лиф платья и, обнажив грудь, опять просунул руку под подол.
   От желания уже начала кружиться голова, и я захотела ещё сильнее к нему прижать, но он не дал этого сделать, и наоборот, отклонившись, стал целовать в шею, продолжая возбуждать меня рукой. Когда он целовал грудь, я уже не могла сдерживать стоны, и хотела только одного - почувствовать Геру в себе. Припав к моей груди губами, он стал её посасывать, и одновременно с этим пальцами вошёл в меня и начал двигать ими, ускоряя ритм. На меня накатывали волны наслаждения, и я хотела только одного - чтобы эта сладкая пытка никогда не заканчивалась. Но внутри уже разливались волны тепла, и я погружалась в слепящее море наслаждения, испытывая блаженство. С каждой секундой оно росло и в один из моментов тело стало невесомым, а сознание унеслось ввысь и я, вскрикнув, зажмурилась, наслаждаясь каждым мгновением оргазма.
   -Так не честно, - обиженно произнесла я, когда смогла восстановить дыхание.
   -Честно, - Гера улыбнулся. - Ты всегда так нетерпелива, поэтому я решил сначала удовлетворить твоё первое желание, чтобы ты не спешила, и позволила мне наслаждаться каждой секундой нашей первой брачной ночи.
   Я вздохнула. Гера был прав, стоило ему ко мне прикоснуться, и я уже не могла ни о чём думать, и начинала изнывать от желания. "Веду себя как малолетняя нимфоманка!" - я в очередной раз констатировала этот факт. И это было странно. Ведь раньше я так себя не вела, а один из моих парней вообще назвал меня фригидной, когда мы с ним расставались. А с Герой всё было по-другому.
   -Майя, а тебя ничего не смущает? - спросил Гера.
   -А что меня должно смущать? - настороженно спросила я.
   -Посмотри на свои руки, - он улыбнулся.
   Я вытянула их и стала рассматривать, не понимая, что он имеет в виду, но ничего необычного не заметила.
   -А что не так с моими руками?
   -На пальце нет обручального кольца.
   -Ой! Аларих забыл нас попросить обменяться кольцами!
   -Нет, - Гера полез в карман брюк и достал оттуда коробочки. - Когда формировались наши ритуалы, было не принято обмениваться кольцами, поэтому во время церемонии их не одевают, - он открыл коробочку и, достав моё кольцо, одел мне его на палец, а потом протянул вторую коробочку. Достала его кольцо, я тоже одела ему на палец и улыбнулась. - Вот теперь всё в порядке. Поцеловать меня не хочешь?
   С готовностью кивнув, я припала к его губам, одновременно с этим расстёгивая рубашку, чтобы обнаженной кожей прикасаться к его груди. Сделав это, я обняла его и прижалась к нему, чувствуя радость от нашей близости. Гера стал поглаживать меня по спине, а потом, положив руки на талию, оторвал от себя и поставил на ноги. Поднявшись сам на ноги, он подвёл меня к кровати, и быстро сбросив с себя одежду, принялся снимать с меня платье.
   -Иди ко мне! - сняв всё, он увлёк меня на кровать. - Вот теперь, пожалуй, начнём нашу первую брачную ночь, - довольно произнёс он, укладывая меня на спину и наклоняясь. А уже через минуту я опять погрузилась в океан наслаждения, и все мысли вылетели из головы, уступая место жгучему желанию...
  
   За окном уже светало и я, лёжа на животе, смотрела с улыбкой на Геру, вспоминая эту ночь. Повернувшись на бок, он поглаживал меня пальцами по спине.
   -Ты расскажешь, что видела во время церемонии? - спросил он.
   -Гадости, - с отвращением ответила я.
   -Дежавю?
   -Нет, не похоже на него. Дежавю, это как фильм, только в ускоренном варианте, а я видела просто набор картин, со всякими мерзостями.
   -Майя, мне кажется у тебя дар ясновидения, - Гера пытливо смотрел на меня.
   -Тогда я отказываюсь от него. Мне не нравится то, что я вижу, - я поморщилась.
   -Но ведь это спасло тебе жизнь, - он прижал меня к себе.
   -Хм, да, - задумчиво ответила я. - Вообще-то пусть он будет, и если ты мне начнёшь изменять, я сразу это увижу!
   -Глупенькая, я не собираюсь тебе изменять, - он усмехнулся.
   "А если у меня действительно дар ясновидения? Хочу я этого или нет? Те моменты, когда я выпадаю из реальности, здорово пугают, и я испытываю странные ощущения, находясь одновременно в двух местах, вне времени. Научусь ли я когда-нибудь их контролировать? Например, во время церемонии они меня сильно отвлекали. Непросто сфокусироваться на реальности, когда перед глазами мелькают другие картинки. Возле аквапарка видение спасло мне жизнь, а если в следующий раз оно появится, когда я буду в экстремальной ситуации? Что тогда?" - я вздохнула, не зная, как относиться к происходящему. "Ладно, потом об этом подумаю. В конце концов, у меня брачная ночь, а вернее утро. Пока буду наслаждаться тем, что стала женой Геры".
   -Кстати, Гера, а слова клятвы для тебя и для меня были одинаковые? - поинтересовалась я.
   -Ты не слушала мою клятву? - расстроенно спросил он.
   -Прости, - серьёзно ответила я. - Но как только я прикоснулась к человеку, началось такое, что мне стало не по себе. Такое я чувствовала впервые, и только когда Ал обратился ко мне, смогла сосредоточиться. Мне жаль, честно! - я с раскаянием посмотрела на него.
   -Тогда я вынужден повторить клятву ещё раз! - торжественно произнёс Гера, садясь на кровати, и усаживая меня напротив. - Я клялся, что буду любить свою жену до конца своих дней; отрывать головы всем, кто будет к ней слишком близко приближаться; заниматься с ней любовью днём и ночью, развращать её...
   -Ты не мог такого говорить! - я рассмеялась.
   -Но я так думал, - он притянул меня к себе, и поцеловал. - Кстати, хочу обратить твоё внимание, что ты поклялась никогда не перечить мне!
   -Я в тот момент скрестила пальцы, так что не особо сильно надейся, что я буду придерживаться клятвы по этому пункту!
   -Да?! Надеюсь, ты скрестила пальцы только на этом пункте?
   -Да, с остальными я полностью согласна! Особенно с последним - про брачное ложе и наследников! Кстати, в моей семье часто рождались двойни, и всегда это были мальчик и девочка! А если учесть то, как часто мы занимаемся любовью, я могу уже быть беременной! - жизнерадостно произнесла я, но Гера невесело вздохнул, и моментально насторожившись, я с тревогой спросила: - Что такое?
   -Майя, - он прижал меня к себе. - С наследниками придётся подождать.
   -Почему? - мне стало не по себе и сердце болезненно сжалось. - Ты уже не хочешь детей от меня?
   -Нет! Хочу! Очень хочу, но у нас не всё так просто с детьми, - грустно ответил он.
   -В каком смысле?
   -Понимаешь, может пройти не одно столетие, пока ты сможешь забеременеть, - Гера тяжело вздохнул. - У Ала и Кэрри Дамис родился только спустя триста лет, после их свадьбы. Моя мать смогла забеременеть Кэрри только спустя сто семьдесят лет, а у некоторых уходит на это и по четыреста лет. Но поверь, я буду очень стараться, - заверил он.
   -Но почему? - я расстроилась, потому что тешила себя надеждой, что могу быть беременной уже сейчас.
   -Мы точно не знаем, почему всё так сложно. Скорее всего, это запрограммировано нашими создателями, чтобы мы не размножались быстро. Понимаешь, срок беременности составляет всего три месяца...
   -Три месяца!? - я раскрыла рот от изумления.
   -Да. Посуди сама, нас создавали, как надсмотрщиков и воинов. Похоже, наши создатели не хотели долго ждать и обучать новые поколения. Скорее всего, им требовалось, чтобы от момента рождения, до момента, когда мы уже могли исполнять свои обязанности, прошло, как можно меньше времени. Поэтому беременность длится только три месяца, а ребёнок, после рождения до пятнадцатилетнего возраста вырастает за пять лет, а потом резко замедляется в физическом развитии. Но с другой стороны, если бы наши женщины могли без проблем беременеть, то мы уже давно вытеснили людей как вид, а потом сами умерли с голоду. Понимаешь?
   -Понимаю, - расстроенно ответила я.
   -И ещё одно - у нас рождается максимум трое детей. Но и это редкость. Иметь двоих - уже чудо.
   -Ясно, - мне захотелось плакать. Я-то уже размечталась, что в ближайший год рожу от Геры чудесного карапуза.
   -Иди сюда, - Гера прижал меня к себе. - Но зато у нас есть цель, и мы будем к ней упорно идти, вернее - двигаться, - он опять стал гладить моё тело, и я расслабилась, отдаваясь во власть его рук.
  
   Следующая неделя пролетела незаметно. Гера вместе с Кэрри возили меня по магазинам, и я обзавелась внушительным гардеробом. Меня до сих пор смущали ценники на некоторых вещах, и когда я, увидев цену на понравившуюся вещь, отходила с круглыми глазами, Гера с сестрой просто обхохатывались с меня. И теперь получалось, что если в Америку мы ехали с двумя полупустыми чемоданами, то назад мы будем ехать минимум с пятью, забитыми до отказа моей одеждой. Чтобы как-то прекратить эти Герины попытки сорить деньгами, на третий день я упёрлась, и отказалась ездить по магазинам. Но дома мы всё же не остались. Гера соблазнил съездить всех в аквапарк, потому что оказалось, что Кэрри, Ал и Дамис тоже никогда не бывали в таких местах.
   Приехав туда, мы произвели фурор своим появлением, особенно Дамис. Девушки просто начали сходить с ума, увидев его. Он терпеливо старался отделаться от их назойливого внимания, давая понять, что ни одна из них не интересует его. Но сами катания на горках всем очень понравились, и мы решили повторить нашу поездку ещё раз, предварительно оплатив день работы аквапарка, и чтобы для людей вход был закрыт.
   Также Гера провёл для меня весьма занимательную экскурсию по музеям города, и я смотрела на всё широко раскрытыми глазами и внимательно его слушала. А вечерами мы сидели в гостиной, и Ал развлекал нас всякими смешными историями из их жизни. С Кэрри у нас уже сложились самые тёплые отношения, и она с удовольствием отвечала на все мои глупые вопросы о жизни вампиров.
   Мои дни были наполнены счастьем и смехом, а ночи - наслаждениями и удовольствиями, и я просто купалась в любви Геры.
   Отметив Рождество в кругу семьи Ала и Кэрри, утром двадцать шестого декабря, мы вылетели в Москву, пообещав, что опять прилетим к ним в середине января. Гера уговорил меня всё же сделать ремонт в его квартирах, и мы планировали, что как только наймём хорошо дизайнера, и одобрим эскизы, вернёмся в Америку.
   В Москве мы приземлились в полночь и, пройдя таможенный контроль, сразу поехали домой.
   -Вот мы и дома, - Гера закрыл дверь за портье, который помог занести наши чемоданы в прихожую. И достав свой телефон, включил его. - Посмотрим, кто нам звонил? - и тут же начали приходить сообщения. - О, отец, просто оборвал мне телефон! - он подмигнул мне. - Ну что, порадуем его, что ты уже моя жена?
   Я ничего не успела ответить, как у Геры зазвонил телефон. Он улыбнулся, и ответил на вызов:
   -Да, отец! - и взяв меня за руку, повёл к дивану. Сев, он прижал меня к себе.
   -Где ты был? - из трубки раздался требовательный голос отца.
   -В Америке, - весело ответил он.
   -В Америке?! - в трубке повисла тишина.
   -Да! И рад тебе сообщить, что Майя уже моя жена. Аларих и семь членов Совета засвидетельствовали наш союз по всем правилам, - в трубке по-прежнему молчали. - Не хочешь поздравить нас?
   -Мне звонил Дрейфус, - вместо поздравлений раздалось из трубки.
   -И что?
   -Герион, ты в своём уме? Ты угрожал Лорду!
   -Я не угрожал ему, - спокойно ответил Гера. - А предупредил о том, что может произойти, если он не успокоит свою дочь.
   -Всё равно ты не имел права говорить с ним в таком тоне!
   -Отец, в тот вечер Майе на моих глазах чуть не отрубили голову, и я ещё очень мягко с ним разговаривал, после произошедшего! - Гера стал повышать тон. - Я дал ему последний шанс избежать войны и спасти дочь от смерти!
   -Чуть не отрубили голову? - растеряно переспросили в трубке.
   -Да!
   -Гера, приезжай с женой в наш дом, - после минуты молчания раздалось в трубке. - По крайней мере, у нас вы будете в безопасности.
   -То есть, ты уже готов принять Майю, как мою жену?
   -Я не хочу войны между кланами, поэтому предоставлю вам защиту и свой дом, пока Дрейфус не найдёт свою дочь, - мрачно ответил Лорд.
   -Хорошо, - подумав, ответил Гера. - Мы приедем завтра утром, - и отключился.
   Пересадив меня к себе на колени, он серьёзно произнёс:
   -Ехать к отцу я не очень хочу, но так действительно будет лучше всего. Там тебе обеспечат полную безопасность.
   -Понимаю, - вздохнув, ответила я.
   -Главное, не обращай ни на кого внимания, и ничего не слушай. Ты моя жена, и им придётся с этим смириться.
   -Хорошо, - я улыбнулась.
   -Можно, конечно, поехать и сейчас, но я очень хочу провести эту ночь в нашей кровати, и у меня большие планы, - Гера соблазнительно улыбнулся.
   -А ты случайно не в марте родился? - смеясь, спросила я.
   -В пересчёте на современное летоисчисление - в марте, - он удивлённо посмотрел на меня. - Откуда ты знаешь?
   -Так я и знала! - торжествующе ответила я. - Ты самый настоящий мартовский кот!
   -О да! Рядом с такой кошечкой!
   -Тогда кошечка побежала чистить шёрстку и точить коготки, - сказала я, встав с его коленей, и направилась в ванну.
   -Я присоединюсь к тебе через три минуты, - многообещающе вслед произнёс Гера.
   В ванной комнате я разделась и, включив в ванне воду, чтобы она наполнялась, вошла в душевую кабинку. Приняв душ, я села в ванну и крикнула:
   -Где мой мартовский кот? Три минуты уже давно прошли!
   Гера с серьёзным выражением лица появился в ванной комнате, и я почувствовала тревогу.
   -Майя, - он присел на корточки. - Мне надо уехать буквально на один час, и это очень срочно...
   -Что-то случилось? - испуганно спросила я, порываясь выбраться из ванны.
   -Расслабься и дальше отдыхай, - он остановил меня. - Просто я узнал, где сейчас Иви. Съезжу туда, схвачу её, а потом передам Дрейфусу, и пусть он сам разбирается с ней. Мы с тобой сможем спокойно жить! Но времени мало, и она в любой момент может уехать с той квартиры, поэтому я не успею отвезти тебя в дом отца. Ты побудешь одна?
   -Да, - кивнула я. - А это не опасно для тебя? Может позвонить твоему отцу?
   -Не опасно, да и время дорого, я доберусь туда быстрее, чем он или кто-то из его бойцов. Не волнуйся, - он поцеловал меня, и вышел из ванной комнаты, напоследок бросив: - Я быстро!
   "Хм, если Гера сегодня схватит Иви, то завтра не придётся ехать в дом его отца и терпеть презрительные взгляды Лорда и остальных домочадцев. Вот и хорошо!" - подумала я и, включив режим джакузи, закрыла глаза.
   Я позволила себе понежиться в ванне, а потом, обернувшись в полотенце, прошла в спальню и, накинув на себя халат, вернулась в гостиную. Открыв шторы, я села в кресло, и стала смотреть на ночную Москву. "Неужели завтра весь этот кошмар по имени Иви закончится?" - мне с трудом верилось, и я ожидала любого подвоха. "Нет, всё будет хорошо! Просто почти четыре месяца я жила в постоянном напряжении - сначала Игра, потом расставание с Герой, затем его возвращение, нападения, и моё обращение, свадьба, и я уже жду только очередных испытаний и нападений. Теперь надо заново учиться жить спокойно!" - я улыбнулась этой мысли.
   Неожиданно из прихожей раздался звук открывающихся дверей, и я встала с кресла.
   -Ты вернулся намного быстрее, - радостно произнесла я, выходя в коридор.
   В прихожей стояли два вампира, и один из них держал в руке пистолет с глушителем. По инерции я сделала ещё один шаг, а внутренний голос уже кричал, чтобы я убегала. Как в замедленной съёмке я успела увидеть, как вампир нажимает на курок пистолета, и в следующую секунду почувствовала в районе сердца жгучую боль, а потом прозвучал ещё один выстрел, и меня что-то опять ударило в грудь. Сорвавшись с места, я понеслась в спальню, но успела сделать только пару шагов, как почувствовала, что затылок пронзила боль. Голова закружилась, перед глазами всё поплыло, а тело стало ватным и непослушным. Упав на пол, я с удивлением подумала: "Меня, что убили? Но я же вампир! Меня не могут убить пули!", и провалилась в темноту.
  
  
   Глава 6.
  
   Гера.
   Я нёсся по улицам ночной Москвы, и очень надеялся, что успею схватить Иви, потому что мне надоели её попытки причинить Майе вред. Особенно сильно меня разозлило её последнее покушение. И сейчас я уговаривал себя не убивать её, хотя и очень хотелось это сделать.
   Звонок раздался неожиданно, когда я уже практически разделся, и собирался присоединиться к Майе. Звонивший представился Бригом и сообщил, где сейчас находится Иви, и сказали, что она совсем потеряла способность здраво мыслить, и готова пойти на крайности, поэтому её сообщники уже и сами не рады тому, что связались с ней. Но так как она дочь Лорда - они ничего не могут с этим поделать, и только в моих силах остановить её. А также попросили поспешить, потому что она собирается менять место проживания.
   "Иви доигралась! Даже исполнители уже отказывались выполнять её поручения. И как я раньше не замечал насколько она самовлюбленная, мстительная и эгоистичная сучка?". Хотя нет, чего уж скрывать от самого себя - замечал. Я и сам был таким, поэтому и решил жениться именно на ней. Когда-то она устраивала меня по всем пунктам. Во-первых, она являлась единственным ребёнком и дочерью Лорда Европейского клана, а они наши соседи, и если бы мы с ней поженились, то территории бы объединили, и наш клан приобрёл бы ещё большее влияние в нашем мире. Во-вторых, Иви достаточно красива и умна, чтобы быть женой Лорда. В третьих, чего уж греха таить, в постели она была необыкновенно искусной любовницей, и обладала немалым опытом и фантазией. И в четвёртых, мы были похожи с ней - оба эгоистичны, надменны и самолюбивы. Когда мы начали встречаться, а потом и жить, постепенно я пришёл к выводу, что на ней можно и жениться, потому что я уже прожил почти половину жизни, и мне давно следовало обзаводиться женой и наследниками. Но любви к Иви я не испытывал, она скорее была удобной женой, которая устраивала меня по всем пунктам. Если бы мы с ней поженились - получился бы просто взаимовыгодный союз. Она получила бы более высокий статус, и уже была не дочкой Лорда, а женой. А я бы получил законного наследника, которому потом смог бы передать титул и клан. Но...
   Я встретил Майю, и это перевернула всю мою жизнь. В ней не ощущалось ни капли эгоизма и самовлюблённости, в отличие от Иви. Она по-новому научила меня смотреть на жизнь, и я наконец-то понял, что значит любить. Впервые захотелось жить не только в своё удовольствие, а захотелось жить ради кого-то, и знать, что этот человек живёт только ради тебя. "Получается, люди не так глупы, как мы думаем? У меня ушло почти тысяча триста лет, чтобы понять, что значит любить и быть любимым. Раньше меня удивляли те глупости и поступки, которые совершали люди ради любимых, а сейчас я и сам готов был ради Майи на всё. Выходит, Майя права - люди спешат жить, и учатся намного быстрее, чем мы. Они за тридцать-сорок лет уже приобретают такой опыт и понимание смысла жизни, который становится понятен нам, только спусти тысячу лет". Я улыбнулся этой мысли. "Да уж! Вот что значит полюбить человека!" Майя изменила меня до неузнаваемости, но мне нравились эти изменения. А впереди у нас ещё не одно столетие жизни, и я уверен, что она преподнесёт мне ни один сюрприз! Вот только надо убрать с дороги Иви.
   Въехав во двор того дома, где сейчас должна была находиться Иви, я припарковался. Звонивший сказал, что у неё остался только один сообщник, который не покинул её. "Значит, проблем не должно возникнуть. С ним я справлюсь быстро, а потом скручу Иви".
   Выйдя из машины, я вошёл в подъезд дома и пешком стал подниматься по лестнице, чтобы не привлекать излишнего внимания шумом, который издаёт лифт. Найдя нужный этаж и квартиру, я прислушался - внутри стояла тишина. "Звонить нет смысла" - подумал я, осматривая дверь в квартиру. "Дверь хлипкой, и мне стоит с небольшим усилием потянуть за ручку, чтобы она открылась. Лучше застать Иви и её сообщника врасплох".
   Уперевшись одной рукой о стену, второй рукой я взялся за ручку, я потянул дверь на себя. Раздался треск ломающегося дверного косяка, и мне ничего не оставалось, как резко дёрнуть дверь на себя. Было важно не дать Иви уйти от меня, выпрыгнув в окно.
   Ворвавшись в квартиру, я бросился в первую комнату, но там никого не было. Я метнулся в другую комнату, а потом осмотрел кухню и ванную комнату - в квартире никого не нашлось. "Опоздал!" - со злостью подумал я. "Наверное, они ушли совсем недавно, и в спешке даже не выключили свет".
   Стоп! Меня пронзила неприятная мысль - Иви здесь даже не пахло. В квартире стоял только человеческий запах. "Неужели это ловушка?". Я выхватил телефон и, сбегая вниз по лестнице, уже набирал свой домашний телефон.
   "Майя! Возьми трубку телефона, и скажи мне, что всё хорошо!" - повторял я, мчась по ночным улицам домой. Но никто не брал трубку, и с каждой секундой мне становилось всё страшнее. "Нет! С ней всё хорошо! Просто она до сих пор в ванне и не хочет отвечать на телефонные звонки!" - я пытался убедить себя именно в этом, выжимая педаль газа до упора.
   Влетев во двор нашего дома, я резко затормозил и, выскочив из машины, понёсся на наш этаж, не дожидаясь лифта и не соблюдая осторожность. "Плевать, что могу встретить людей и выдать свою сущность!"
   Дверь в квартиру была приоткрыта и я, ворвавшись туда, закричал:
   -Майя! Ты где? - хотя уже понимал, что её здесь нет.
   В квартире было тихо. "Какой же я кретин! Ведь меня просто выманили из дома, чтобы схватить Майю!" - от этой мысли хотелось выть. Я стоял в прихожей и не знал, что сейчас делать. Внутри бурлила ярость. Вернее, я испытывал два чувства - жгучее желание убивать, и страх за Майю.
   Я начал оглядываться по сторонам, ища, на чём выместить злобу, и только сейчас увидел капельки крови на полу. Пройдя по следу, я оказался в спальне. На ковре расплылось большое пятно крови, и от злости у меня потемнело в глазах. "Если это кровь Майи, то тот, кто это сделал, заплатит за каждую капельку её крови! Я сотру в порошок весь род того вампира, который посмел поднять руку на мою жену!"
   Одно позволяло надеяться на лучшее - если бы Майю убили, то её труп оставили бы в квартире, а тела не было. "Получается, её ранили и похитили, значит, надежда ещё есть. Вот только как долго она проживёт после похищения?" - это был самый важный и самый страшный вопрос.
   Вытащив телефон, я набрал номер Иви, чтобы предупредить эту тварь не совершать самой большой ошибки в её жизни, и рассказать в подробностях, как долго и мучительно она будет умирать, если с Майей хоть что-нибудь случится. Но абонент оказался вне доступа, и я разозлился ещё сильнее. "Сука! Найду, буду столетиями вытягивать из неё жилы! И резать по кусочкам в разных местах! И никакие нанокриты не справятся с блокировкой нервных окончаний! Я найду способ причинить ей невыносимую боль, и она очень пожалеет, что когда-то посмела притронуться к моей жене!" В венах уже бурлила не кровь, а гремучая смесь из ярости, злобы и жажды мести.
   "Надо успокоиться и мыслить логически!" - оборвал я себя. "Сейчас Майю могут попытаться вывезти из Москвы. Хотя... Я бы на месте похитителей снял дом, и затаился". И тот, и другой вариант были вероятны. "Один я не справлюсь с поисками, поэтому мне необходима помощь. И обратиться за этой помощью я мог обратиться только к одному вампиру - своему отцу. Вот только захочет ли он помогать? Ведь ему выгодно убийство Майи".
   "А может это вообще он всё затеял?" - внутри опять всё похолодело. "Сначала он позвонил и сам предложил защиту, чтобы отвести от себя подозрения, а потом выманил меня из дома, и выкрал Майю. И если я сейчас обращусь к нему, то буду полным идиотом. Но с другой стороны, а если он здесь ни при чём? Его помощь мне сейчас необходима".
   "Чтобы понять его рук это дело или нет, необходимо ехать к нему и посмотреть в глаза, и на его реакцию, когда я скажу, что Майю выкрали" - я решительно вышел из квартиры.
   Спустившись на первый этаж, я только сейчас обратил внимание на то, что консьержа нет на месте. Заглянув в его коморку, я нашёл его лежащим на полу, без сознания. Получалось, что те, кто забрал Майю, сначала вырубили консьержа. "Сколько человек может лежать без сознания?" - зная ответ на это вопрос, я мог вычислить приблизительное время похищения Майи.
   Сев в машину, я вырулил со двора и, выехав на дорогу, стал набирать скорость. "Я отсутствовал дома минут сорок - сорок пять. Консьерж до сих пор без сознания, значит, мою жену похитили минут двадцать - тридцать назад. Времени прошло не много, и у меня есть шанс найти её быстро", - я постарался себя успокоить.
   Через двадцать пять минут я уже въехал во двор дома отца. Когда я вошёл в холл, из гостиной появилась мама и, подойдя, обняла меня:
   -Гера, сынок, я так рада тебя видеть!
   -Где отец? - перебив мать, мрачно спросил я.
   -В кабинете.
   Я направился туда и, войдя, произнёс, чеканя каждое слово:
   -Лучше по-хорошему верни Майю, иначе я не перед чем не остановлюсь! - и стал внимательно наблюдать за его реакцией.
   Увидев меня и услышав тон, отец поднялся с кресла и гневно произнёс:
   -Да как ты смеешь разговаривать со мной в таком тоне! - а потом осёкся, и уже искренне удивившись, спросил: - Что значит - верни Майю?
   -Мою жену выкрали. Если ты причастен к этому, лучше сразу её верни!
   За моей спиной тихо охнула мама, а отец смотрел на меня уже с изумление. "По-моему, он действительно ни при чём", - всматриваясь в его лицо, подумал я.
   -Герион, я не причастен к этому. Это не в моих интересах. И я предлагал приехать ко мне. Я против твоей женитьбы, но войны между кланами не хочу.
   Поняв, что отец не виноват, я прошёл и сел в кресло, напротив стола.
   -Мне нужны вампиры, - я сразу решил перейти к делу. - Майю выкрали максимум часа полтора назад. Её могут держать как в окрестностях, так и попытаться вывезти из города. Поэтому мне нужны наши боевые отряды, чтобы прочесать все окрестности. Также я хочу послать пару отрядов во все аэропорты, хотя надежды на это мало. И самое главное - я хочу чтобы перетрясли всех вампиров - кто-то должен был слышать что-нибудь про Иви!
   -Как это произошло? - сев в кресло, спросил отец.
   Я вкратце изложил всю историю, от звонка - до пятна на ковре.
   -Герион, тебя обвели вокруг пальца, как малое дитя! - недовольно бросил отец. - Ты, зная, что на твою жену идёт охота, бросаешь её одну в квартире, и уезжаешь! Надо было привезти её сюда!
   -Времени не было!
   -Зато теперь у тебя масса времени, чтобы искать свою жену. Ты поступил в высшей мере необдуманно!
   -Ты мне поможешь, или я могу рассчитывать только на себя? - зло спросил я.
   Но злился я не на отца, а на самого себя, потому что отец был прав. Если бы всё можно было вернуть назад, я бы, или взял Майю с собой, или отвёз её в дом отца, или попросил кого-нибудь прислать к себе домой для её защиты. И если с ней, что-то случится, я всю оставшуюся жизнь буду винить только себя.
   -Гера, неужели ты на самом деле так любишь этого человека? - хмуро спросил он.
   -Отец, Майя вампир, она уже одна из нас. И она моя жена! Как ты думаешь, насколько сильно я её люблю, если готов убить Иви, а потом вырезать всю её семью? - внутри опять всё закипало от злости, потому что я не знал, что сейчас делают с Майей, и жива ли она вообще. - Так я могу рассчитывать на твою помощь?
   -Можешь, сынок, - раздался из-за спины голос матери. Отец нахмурившись, посмотрел на неё, а потом перевёл взгляд на меня и кивнул.
   -Тогда пусть Илья и Савва собирают все отряды, - я немедленно занялся планированием тактики поисков, но неожиданно зазвонил мой телефон.
   Увидев, что звонит Дрейфус, я испытал радость от того, что нашёл объект, на котором смогу выместить свою злость.
   -Дрейфус, ты меня не послушал, и этим подписал своей дочери смертный приговор, - сквозь зубы процедил я в трубку.
   -Герион, твоя жена у меня, - спокойно произнёс он. - Иви здесь ни при чём.
   -Что?! - на глаза упала красная пелена. - Если с её головы упадёт хоть один волосок, ты будешь долго и мучительно умирать, но перед этим я вырежу всю твою семью и заставлю тебя на это смотреть!
   -Никто не собирается причинять вреда ей. Герион, послушай и попытайся меня понять, - терпеливо сказал Дрейфус. - Я не могу найти Иви, и я не хочу, чтобы она совершила очередную глупость, и вследствие этого умерла, поэтому я пока забрал твою жену. С ней будут обращаться в высшей степени благородно...
   -Благородно? А чьи пятна крови у меня сейчас виднеются в квартире на ковре? - с яростью спросил я.
   -Это была вынужденная мера, чтобы не причинить ей ещё большего вреда. В неё выстрелили три раза, чтобы она не сопротивлялась. Ты же знаешь, что ничего страшного в этом нет.
   -Дрейфус! У тебя есть три часа, чтобы вернуть мою жену, иначе я не отвечаю за последствия! - не выдержав, закричал я.
   -Нет, Герион. Пока я не найду свою дочь, твоя жена погостит у меня. Я это сделал для того, чтобы у тебя был стимул не убивать мою дочь, если ты первым её найдёшь.
   -Я найду Иви, и буду присылать тебе её по частям!
   -Тогда и свою жену ты будешь получать по частям.
   -Дрейфус! Ты только что объявил мне войну! Пощады не жди!
   -Герион! Я не желаю этой войны. Я просто пытаюсь защитить свою дочь...
   -У тебя есть три часа, а потом я начну действовать! - рявкнул я и нажав сброс вызова, сжал кулаки.
   Внутри уже бушевал ураган, и я жаждал уже не только крови Иви. Теперь я хотел убить и её отца.
   -Дрейфус не имел право так поступать, и за это он ещё заплатит, - холодно произнёс отец, и я с удивлением посмотрел на него. - Но, по крайней мере, мы знаем, что твоя жена жива и находится в относительной безопасности.
   -О какой безопасности ты говоришь? - с яростью спросил я. - Она в руках Дрейфуса!
   -Вот именно - Дрейфуса! Если подумать, то он поступил очень разумно, - задумчиво произнёс отец. - Он не может найти Иви, и боится, что она продолжит свои попытки убить Майю, и если ей это удастся, то начнётся война кланов. А так как Майя находится в его руках, он точно будет знать - Иви не сможет причинить ей вреда. Таким образом он защищает твою жену от своей дочери. И в то же время он подстраховывается на тот случай, если ты первым найдёшь Иви. Ведь ты не станешь убивать её, зная, что эта смерть повлечёт за собой смерть твоей жены.
   -Я сам могу защитить свою жену, без вмешательств Дрейфуса!
   -Да? А почему же она сейчас в его руках? На месте его бойцов могла быть Иви, и ты бы сейчас готовился к похоронам своей жены.
   Отец был прав по всем пунктам. "Я сам виноват в том, что Майя сейчас в руках Дрейфуса и надо взять себя в руки, чтобы не совершить какую-то глупость" - скомандовал я себе, но сдаваться не собирался.
   -Значит, сейчас бросаем все силы на поиски Иви, - решительно произнёс я.
   -Да, - согласился отец. - А ещё отправляем пару отрядов в Европу. Не думаю, что Дрейфус будет держать Майю в своём доме, и не думаю, что он сам там. Скорее всего, он будет контролировать ситуацию лично, и думаю, захочет с ней познакомиться. Ведь ему будет интересно на кого ты променял его дочь. Но и клан он не бросит без присмотра. Мы будем наблюдать за его помощниками, - отец хищно усмехнулся. - И есть шанс, что кто-то из них выведет нас на Дрейфуса, и соответственно на твою жену. А вот после того, как мы заберём Майю, я научу Дрейфуса уважать наш клан! Я отрублю ему руки, чтобы он не смел больше брать чужого. И пусть они потом отрастут, но ему придётся помучиться некоторое время, и в следующий раз, прежде чем протянуть свои руки к тому, что принадлежит нашему клану, он пять раз подумает.
   Я уже с изумлением смотрел на отца. Ведь он ненавидел Майю, и меньше всего я надеялся, что он сам примет активное участие в её поисках. Максимум на что я надеялся - что он выделит мне боевые отряды.
   -Хм, ты уже не против моей женитьбы? - удивлённо спросил я.
   -Против, и я по-прежнему презираю её, - прямо ответил отец. - Но она твоя жена, и соответственно уже принадлежит к нашей семье. А я никому не позволю причинить вред своей семье, и Дрейфус пожалеет, что посмел выкрасть Майю. И то, что он действовал из лучших побуждений - его не оправдывает.
   Отец поднялся из кресла и вышел из кабинета, а я продолжал сидеть в кресле, пытаясь осознать сказанное им.
   -Сынок, всё будет хорошо, - мягко сказала мама и, подойдя ко мне, положила руку на плечо. - Мы найдём Майю.
   Я уже более-менее успокоился и мог мыслить здраво. "Хорошо уже то, что Майя не в руках Иви, и ей не грозит опасность. А то, что отец согласился помочь, вселяет ещё большую уверенность, что Майя вернётся ко мне живой и невредимой".
   -Я знаю, мама, - ответил я. - Просто я никак не ожидал, что отец поможет мне.
   -Гера, твой отец сильная личность, и не переносит, когда ему перечат. То, что ты женился на Майе, сильно его огорчила, но он смирится с этим, просто дай ему время. Ты же его знаешь, тем более что ты и сам характером пошёл в него, и не менее сильная личность. А к семейным узам он всегда относился очень щепетильно, и даже если сам будет относиться пренебрежительно к твоей жене, никому не позволит обижать её, - она улыбнулась.
   -А ты? Ты смиришься с моим выбором?
   -После того, как отец поговорил с тобой, и оказалось, что ты уже на ней женился, мы сразу позвонили Алариху и Гликерии. И знаешь, я задумалась после этого разговора. Гликерия очень тепло отзывалась о Майе, и у меня появилось желание познакомиться с ней поближе. Может она и не так плоха, - осторожно произнесла мама.
   -Майя очень хорошая, поверь, - заверил я. - И если вы не будете презрительно с ней разговаривать, вы это поймёте.
   -Мальчик мой, ты любишь её, а это самый главный аргумент, чтобы познакомиться с ней, и принять в нашу семью. Я на твоей стороне, Гликерия тоже, так что отец в меньшинстве, и мы найдём способ убедить его смириться с твоим выбором.
   -Спасибо, мама, - растроганно ответил я.
   -Не за что! Главное, чтобы ты был счастлив!
   В кабинет вернулся отец, а следом за ним вошли Илья и Савва.
   -Собирайте все отряды, - не переставая отдавать им приказы, он сел в кресло. - Жену Гериона похитили, и необходимо вернуть её в кратчайшие сроки. Пять отрядов отправьте в Европу - они должны следить за всеми резиденциями Дрейфуса и всеми его помощниками. Остальные должны искать Иви. Скорее всего, она где-то на территории России. Для начала радиус поиска будет составлять пятьсот километров от Москвы. Если это не принесёт результатов, мы расширим зону. Также необходимо взломать базы данных операторов мобильной связи, и проследить из какого региона последний раз шёл сигнал этих двух телефонов, - отец написал на листе бумаги телефон Иви и Дрейфуса, и протянул его Илье. - Это позволит нам определиться, в каком направлении стоит начать поиск. Также необходимо отследить кредитные карты - где последний раз снимались деньги. И самое главное - если кто-нибудь заметит на нашей территории вампира, который принадлежит к клану Дрейфуса, то мы немедленно должны об этом знать. Но хватать этого вампира не нужно, просто устанавливайте за ним слежку. Ясно?
   -Да, - одновременно ответили помощники отца.
   -Тогда действуйте, - отец кивнул им, и они покинули кабинет.
  
   Я мерял шагами комнату и не знал, что предпринять. Прошло уже двадцать три дня с момента похищения Майи, и мне её ужасно не хватало. Не хватало её смеха и улыбок, её непосредственности, её взглядов и прикосновений.
   Поиски практически не дали никаких ощутимых результатов. Всё что нам удалось узнать, это то, что Иви выходила на связь последний раз из Вязьмы, как раз тогда, когда я только обратил Майю. После этого её телефон ни разу не включался. Получалось, что она купила себе новый номер, а из-за того, что прошло много времени, понять, в каком направлении она двинулась дальше, было практически невозможно. С банковскими картами была та же ситуация - деньги не снимались больше месяца. Впрочем, на них мы меньше всего ориентировались, потому что у Иви могли быть карты и на другие, неизвестные нам имена.
   С поисками Дрейфуса ситуация оказалась не лучше. Одно мы знали точно - на момент похищения Майи он находился в Москве, потому что сигнал его телефона шёл именно отсюда. Но после этого и его телефон отключился, и мы не знали, где его искать на данный момент. Вполне возможно, что и он поменял свой номер, поэтому сейчас мы отслеживали и прослушивали все телефонные разговоры его помощников, в надежде, что он с ними связывается, и таким образом мы сможем выйти на него. Но и это не приносило никаких результатов.
   Весь клан был поднят на ноги, и радиус поиска уже составлял не пятьсот километров, а более тысячи, но ничего важного мы так и не узнали, и меня это раздражало всё больше. "Необходимо что-нибудь делать! Иначе я ещё долго буду ждать момента, когда мне вернут Майю! Хватит! План отца ничего не дал, и надо брать ситуацию в свои руки" - я вышел из комнаты и спустился на первый этаж, в кабинет отца.
   -Отец! Я не вижу смысла сидеть и ждать, пока кто-нибудь найдёт Дрейфуса или Иви, - прямо с порога начал я. - Нужно спровоцировать какого-либо из помощников Дрейфуса позвонить ему.
   -Как? - с интересом спросил он.
   -Предлагаю выжечь какую-нибудь из его резиденций дотла, и если после этого Дрейфус не объявиться, сжечь следующую, - мрачно ответил я.
   -Хм, ну что ж, значит выходим из состояния ожидания, и переходим к открытым боевым действиям? - он усмехнулся. - Ты прав, так и сделаем! Какая из его резиденций у тебя на примете?
   -Начнём с Польши, а потом будем продвигаться вглубь Европы. Если ответа не последует, то следующая будет в Австрии.
   -Хорошо. Кого ты поставишь во главу боевого отряда?
   -Я сам его возглавлю, - жажда убийств не покидала меня, и это был хороший способ выместить свою ярость.
   -Тогда тебе и карты в руки, - с понимание произнёс отец. - Набирай себе группу, - я кивнул и вышел из кабинета.
   Через пять часов все выбранные мной вампиры уже прибыли в наш дом. Сразу приготовившись к выезду, я прошёл в зал совещаний.
   -Итак, - произнёс я, когда все заняли свои места. - Проведу короткий инструктаж. Мы направляемся в пригород Варшавы, и сожжём дотла одну из резиденций Лорда Европейского клана. В доме сейчас проживает двенадцать вампиров. Территория участка большая, и везде установлены камеры видеонаблюдения, поэтому вряд ли нам удастся застать их врасплох, соответственно, они окажут нам сопротивление. В живых никого не оставлять, кроме этого вампира, - я достал фотографию управляющего этого дома. - Он должен остаться в живых и убежать. Ясно? - все кивнули. - Разбиваемся на три группы, и едем туда тремя машинами, разными маршрутами. Здесь, - я взял в руки три папки, - Расписаны все маршруты движения для каждой из групп, и обозначено место сбора. Завтра, в шесть часов вечера все должны быть уже там. Выезжаем прямо сейчас. Вопросы есть?
   -Нет, - стало раздаваться мне в ответ.
   -Тогда в путь, - члены моего отряда дружно поднялись, и потянулись к выходу.
   -Герион, может стоить взять больше бойцов? - спросил отец, когда мы остались одни.
   -С теми, что сейчас наблюдают за домом в Польше, нас будет четырнадцать. А в доме их двенадцать, так что численный перевес на нашей стороне.
   -Ну, как знаешь.
   Я вышел в холл, и ко мне подошла мать.
   -Сынок, береги себя.
   -Не волнуйся, мам. Это даже проще, чем Игра. Всё будет хорошо, - заверил я, и впервые с момента похищения Майи улыбнулся, потому что уже чувствовал воодушевление, и во мне бурлила жажда действий.
   Поцеловав её в щёку, я быстро сбежал по ступенькам и сел в одну из машин. "Надо было сразу устроить резню Дрейфусу, а не ждать непонятно чего!"
  
   Вечером следующего дня мы уже сидели за столом, в одном из арендованных домов под Варшавой, и Ангас, руководитель наблюдательного отряда, знакомил нас с планом участка и дома.
   -Высота забора по всему периметру три метра, и везде стоят камеры. Слепых зон нет, поэтому, как только мы приблизимся к забору, нас увидят. В самом доме есть два входа, тут и тут, - он показал расположение дверей на плане.
   -Хорошо, - ответил я. - Значит, как только мы оказываемся возле дома, действовать нужно слаженно и молниеносно. Делимся на две группы - одна зайдет с этой стороны, - я указал место на плане. - А вторая - вот здесь. Когда будем на позициях, я наберу твой номер Ангас, и это послужит сигналом к штурму. Как только мы проникаем на территорию, семеро бойцов заходит через эту дверь, а семеро других идут через главный вход. И помните главное, - я опять показал всем фотографию. - Он должен выжить и уйти.
   Все кивнули и, поднявшись, направились к выходу. Через пятнадцать минут мы уже припарковались недалеко от дома. Вытащив телефон, я набрал номер Ангаса:
   -Вы готовы?
   -Да!
   -Тогда вперёд!
   Всё пришло в движение. Мы выскочили из машин и понеслись к забору. Перемахнув через него, мы ещё больше увеличили скорость, и через десять секунд оказались возле двери, которая уже распахнулась нам навстречу. Оттуда показалось четыре вампира, и один из них держал в руках саблю. Он замахнулся, и если бы я не успел присесть, то остался без головы. А в следующее мгновение я уже наносил ему удар по ногам. Когда он упал, прыгнул на него, и одним движением свернул ему шею. К тому моменту, когда он уже был без головы, остальные бойцы расправились с другими вышедшими нам навстречу вампирами.
   "Четыре есть, вполне возможно, что и у Ангаса на счету четыре. Значит, осталось убить трёх и дать одному сбежать" - подумал я, осторожно заходя в дом. И тут же навстречу нам выпрыгнул ещё один вампир, но шедший впереди меня боец, мгновенно нанёс ему удар в лицо и, не дав опомниться, оторвал ему голову. Мы продолжили продвигаться дальше, осматривая комнаты первого этажа, но так больше и никого не нашли.
   Спустя минуту к нам присоединилась группа Ангаса.
   -Сколько у вас? - спросил я.
   -Пять, - ответил он. - Мы без потерь.
   -У нас тоже пять. Главы среди них нет?
   -Нет. Одни сопляки, даже драться не умеют, - с отвращением сказал он. - И как им могут доверять охрану дома Лорда?
   -Один необученный молодняк. Даже не интересно, - недовольно поддакнул один боец из моей группы.
   Я усмехнулся. "Это точно! Я рассчитывал на хорошую драку, а всё вышло как-то быстро и не интересно. Надо было брать не четырнадцать бойцов, а семь, чтобы я успел развлечься. Ну ничего, впереди ещё Австрия. Вот там я повеселюсь от души!" - успокоил я себя.
   -Второй этаж? - Ангас вопросительно посмотрел на меня.
   -Да. Осталось двое, и один должен уйти, - напомнил я.
   Мы стали подниматься на второй этаж, и осматривать комнаты, но они были пусты. И только в одной из комнат оказалось настежь распахнуто окно.
   -Они ушли, - подойдя к окну и посмотрев вниз, произнёс я. - Ну что ж, это хорошо. Теперь поджигаем дом.
   Три бойца кивнули и тут же исчезли. К тому моменту как мы спустились вниз, они уже вернулись в дом, неся канистры с бензином, которые мы заранее приготовили и оставили в машинах.
   Когда всё облили бензином, Ангас вытащил спичку и, поджёгши её, бросил на пол. Вокруг тут же всё заполыхало, и пламя начало стремительно распространяться по дому. Выйдя во двор, мы стал наблюдать за всем снаружи, на случай, если в доме имелся тайник и там кто-нибудь прятался. Но никто не появился.
   -Знатно горит, - довольно произнёс Ангас. - Но нам лучше уехать сейчас. Через пять минут тут всё начнёт полыхать и соседи это заметят.
   -Да. По машинам, - скомандовал я, и мы выбежали со двора.
  
   Перебравшись со всем отрядом после операции в Чехию, я лежал на кровати в одной из комнат арендованного дома и, чтобы хоть как-то отвлечься, закрыв глаза, вспоминал Майю - как мы с ней познакомились, как она доставала меня во время Игры, а потом как она стала моей, и как вела себя, когда я к ней вернулся. А больше всего я любил те вспоминания, когда Майя уже стала вампиром. Теперь воспоминания стали моей отдушиной и только благодаря им я не сошёл с ума. "Двадцать четыре дня я уже не видел свою жену, не слышал её голос и смеха, не прикасался к ней", - не выдержав, я вскочил с кровати, и подошёл к окну. "Если завтра, до двух часов дня Дрейфус не позвонит, тогда я направлюсь с отрядом в Австрию! Я заставлю его выйти на связь!"
   Зазвонивший телефон отвлёк от тяжёлых мыслей, а когда я увидел, кто хочет со мной поговорить, радостно улыбнулся.
   -Да, Дрейфус?! Тебе понравилось, то, во что мы превратили один из твоих домов? Следующий на очереди Австрийский, если ты не вернёшь мою жену, - вкрадчиво произнёс я.
   -Герион, - угрожающе начал он. - Ты играешь с огнём...
   -Это ты верно подметил!
   -А ты в курсе, что твоя жена беременна? Если ты совершишь ещё хоть одно нападение, то у неё случится выкидыш. Хочешь этого?
   От услышанного я оцепенел. "Майя беременна? Она беременна!" - внутри разлился океан тепла и счастья. "На такую удачу я даже не рассчитывал! Моя Майя родит мне ребёнка. Милого, смешного карапуза...".
   -Ты меня понял, Герион? Выкидыш! - холодно предупредил Дрейфус, и меня как будто окунули в ледяную прорубь.
   -Понял, - выдавил я, и в трубке раздались короткие гудки.
   Сев, я пытался прийти в себя и испытывал двоякое чувство - страх и огромную радость. "То, что моя Майя беременна - это счастье, а вот то, что она находится сейчас в руках моего врага - это беда".
   Внутри всё похолодело, и возникло масса вопросов. "Как она себя чувствует? И как питается? Питание и так являлось проблемой, а сейчас она будет хотеть есть каждый день, и никто не возьмётся разыскивать специально для неё моральных уродов. Как она к этому отнесётся? И сможет ли пить кровь у нормального человека? А какой у неё срок?". Я не хотел, чтобы моя жена рожала нашего ребёнка, находясь в руках врагов, и принялся лихорадочно высчитывать приблизительный срок. Получалось, что она беременна от двадцати пяти до тридцати четырёх дней, и у меня в запасе почти два месяца, чтобы её найти.
   "Какой я идиот! Если бы я тогда взял её с собой, или отвёз в дом отца... Так! Стоп! От того, что я себя извожу тем, что невозможно уже исправить, Майя дома не окажется! Надо действовать!"
   Я схватил телефон, и тут же раздался звонок. На экране высветился номер отца.
   -Гера, ты был прав! - воодушевлённо произнёс он. - Твоя тактика дала результат, один из помощников позвонил Дрейфусу, когда узнал, что дом в Польше сожгли, и мы смогли определить его местонахождение! Ты не поверишь - он в Подольске. Практически у нас под носом! Я уже отправил туда наши отряды, и мы быстро найдём дом, где держат твою жену! К твоему приезду она будет в наших руках!
   -Отец! Отзови всех! Нельзя нападать на них, не подготовившись! - меня охватил страх. - Необходимо всё распланировать и исключить любую вероятность того, что Майя может пострадать!
   -Да не волнуйся ты так за неё! Ну что с ней может случиться? - жизнерадостно спросил он.
   -Майя беременна, и я хочу быть уверен на сто процентов, что ни она, ни ребёнок не пострадают!
   -Как беременна? - ошеломлённо спросил отец. - Но ведь рано... Я думал лет через сто-двести... А ты откуда знаешь?
   -Дрейфус сказал.
   -А может он лжёт, чтобы контролировать тебя? - нерешительно предположил отец.
   Такой мысли я даже не допускал, потому что хотел этого ребёнка и уже мысленно держал его на своих руках.
   -Я не знаю, - на меня вдруг навалилась усталость. - Я уже ничего не знаю, но действовать нужно очень аккуратно. Я вылетаю домой.
   -Хорошо. Ждём, - произнёс отец и отключился.
   И хоть новости были хорошими, на душе стало совсем плохо. Я уже боялся не только того, что Майе могут причинить вред, а беспокоился и за ребёнка. Но больше всего я боялся, что никакого ребёнка нет. Ведь я уже успел почувствовать себя отцом, и те несколько секунд были прекрасны. "Господи! Пусть Майя будет беременна!" - взмолился я.
  
  
   Глава 7.
  
   Майя.
   С каждым днём меня всё больше охватывало отчаяние. Прошло уже двадцать пять дней, а Гера так и не пришёл за мной. "Сколько ещё ждать? День, неделю или месяц? Как же плохо, что в своих видениях я не могу определить приблизительный срок, когда произойдёт событие" - я вздохнула, недовольная тем, что до сих пор не научилась толком разбираться в своих видениях. "Гера нужен мне сейчас, как никогда! И я не желаю рожать без него и здесь! Я хочу, чтобы он находился рядом, и держал меня за руку. И ужасно переживаю за детей!"
   Положив руку на живот, я прислушалась и улыбнулась, ощутив лёгкий толчок в ладонь.
   -Всё будет хорошо. Папочка обязательно придёт за нами, а дедушка укоротит руки этому мерзкому Дрейфусу, - ласково произнесла я и с грустью добавила: - Вот только когда - не понятно.
   Меня толкнули с другой стороны, и я, улыбаясь, положила вторую руку на живот. На такое счастье я не могла надеяться, тем более, так быстро, ведь Гера сказал, что я не скоро забеременею. Когда я об этом узнала, то подпрыгнула от счастья чуть ли не до потолка, хотя и здорово испугалась вначале...
   Придя в себя после похищения, я открыла глаза и вскочила с кровати, ничего не понимая. Обстановка была незнакомая. "Где я?" - испуганно пронеслось в голове. А потом вспомнила, что в меня стреляли. Положив руку на грудь, я судорожно втянула воздух, и только после этого опустила глаза, ожидая увидеть пулевое отверстие. Но там ничего не было. С удивлением осматривая себя, я искала место, куда попали пули, но не смогла найти даже шрама. "Круто! Даже шрамов не осталось! Это хорошо! Вот только где я?" - я начала осматриваться.
   Я находилась в просторной комнате, отделанной в светло-голубых тонах. Обстановка была шикарной - большая кровать под балдахином, светло голубой ковёр на полу с длинным, густым ворсом, на стене висел большой плазменный телевизор, возле окна стояло кресло. Также имелось две двери, и я решила сразу прояснить куда они ведут. Поднявшись, я двинулась к одной из дверей и, приоткрыв её, заглянула в соседнее помещение. Увидев душевую кабинку, я закрыла дверь и пошла к другой. Осторожно повернув ручку, я приготовилась к нападению, но дверь оказалось заперта. "Хм, а чего я собственно ожидала? Судя по всему, я в плену и никто двери держать открытыми не станет. И скоро я буду иметь честь лично лицезреть Иви!" - я поморщилась от этой мысли. Встречаться с ней не хотелось, по крайней мере, в этой обстановке. "Вряд ли она захочет разобраться со мной один на один, и притащит с собой кучу помощников, чтобы я не сильно подпортила её мордашку. Терпеть её издевательства как-то не очень интересно, так что необходимо попробовать выбраться".
   Бросив взгляд на окно, я улыбнулась. "Современный стеклопакет с ручкой для открывания, а главное на окне нет решётки. Мне даже не надо его разбивать. Просто выпрыгну и тихонько убегу!" - я подошла к окну и, открыв его, посмотрела вниз. Комната располагалась на втором этаже, и я порадовалась, что до земли недалеко, но вся радость тут же испарилась, когда я заметила стоящего под окном мужчину. Подняв голову и увидев меня, он поднёс руку к лицу и произнёс:
   -Она пришла в себя.
   "Облом!" - я отошла от окна, не зная, что делать. В коридоре раздались шаги и я напряглась. "Надо всё равно попытаться вырваться отсюда. Вряд ли они сейчас ожидают от меня сопротивления, думая, что я сильно испуганна. Нужно использовать этот шанс!" - я встала за дверь и приготовилась.
   Дверь открылась на меня, и я, недолго думая, схватилась за ручку и с силой толкнула её от себя. Послышался удар, и кто-то удивлённо охнул. Не давая опомниться, я выскочила из-за двери и, схватив стоящего передо мной мужчину за волосы, ударила его лицом о колено. Раздался неприятный хруст, но смотреть, что там захрустело, я не стала, а выбежала из комнаты и понеслась по коридору.
   Добежав до поворота, я увидела лестницу вниз, а то ней, мне навстречу уже поднимался вампир. Ринувшись вниз, я резко выбросила руку вперёд, выставив два пальца и, ткнула ему в глаза. Пальцы провались в глазницы и меня передёрнуло: "Гадость какая!" А вампир закричал и схватился за голову, не пытаясь меня уже остановить.
   Оказавшись на первом этаже, я быстро оглянулась и, увидев входную дверь, понеслась по узкому коридору к ней. Неожиданно, из боковых дверей кто-то выглянул, а потом спрятался, а следом за этим показалась рука и если бы я не успела притормозить, то ударилась бы об неё и упала. "Ха! Не дождёшься!" - я схватилась за руку и со всей силы ударила ею о дверной косяк, а потом ударила второй раз с большей силой. Раздался хруст, а за ним крик и рука неестественно вывернулась в обратную сторону. "Ты ещё ноги выставить! Я быстро сделаю из тебя кузнечика, и будешь ходить коленками назад! А пока привыкай к сломанному локтю!" - злорадно подумала я.
   Добежав до двери, я схватилась за ручку и открыла её, но успела сделать только два шага на улицу, как получила удар в затылок и упала лицом вниз. И тут же на меня навалилось несколько вампиров. Я попыталась их сбросить и подняться на ноги, но ничего не вышло. Меня перевернули на спину, и один из вампиров сел мне на грудную клетку и схватил за запястья, не давая двигать руками. Пытаясь выкрутиться, я помогала себе ногами, но почувствовала на щиколотках мёртвую хватку других рук. Меня просто пригвоздили к земле.
   -Ты посмотри прыткая какая! - раздался голос. - В дом её.
   Подняв с земли, меня понесли в дом, но я не сдавалась и начала извиваться. "А выход так близок! Несколько десятков метров! А там можно попытаться и позвать на помощь! Стоп! А кто мне сейчас мешает кричать?". Набрав в лёгкие побольше воздуха, я закричала:
   -Пожар! Люди, помогите! Пожар! Горим!
   -Твою мать! Заткните её! - раздался недовольный голос.
   Меня тут же поставили на ноги и, перехватив за талию одной рукой, второй закрыли рот, а второй вампир опять схватил меня за ноги, чтобы я не брыкалась.
   "Ладно, сегодня не вышло. Подождём следующего раза, если он, конечно, представится" - я вздохнула и расслабилась, понимая, что сопротивляться бесполезно.
   Меня занесли в комнату, где я находилась до этого, и положили на кровать. Тут же сев, я посмотрела на всех исподлобья.
   Передо мной стояло четыре вампира. Двое тех, кто нёс меня, потом ещё один, который смотрел на меня с ненавистью и потирал руку. "Это тебе, красавчик, я сломала руку? Теперь ты сто раз подумаешь, прежде чем подойдёшь ко мне!" - я высокомерно посмотрела ему в глаза, и только после этого перевела взгляд на четвёртого вампира. Им оказался импозантный мужчина, лет пятидесяти, со светлыми волосами и голубыми глазами. В нём было что-то смутно знакомое, хотя я могла поклясться, что никогда раньше его не встречала.
   -Итак, подведём итоги, - произнёс мужчина. - За пять минут ты сломала мне нос, одного моего помощника оставила без глаз, а третьему сломала руку...
   -То ли ещё будет! - перебив, враждебно пообещала я.
   -Майя, - он вздохнул. - Давай я тебе кое-что объясню. У тебя не получится вырваться отсюда. Здесь ещё много опытных вампиров, которые смогут тебя остановить. Если попытаешься сбежать ещё раз, они будут вынуждены причинить тебе боль. И ты раз за разом будешь получать пули в сердце, и лежать без сознания. Ты этого хочешь?
   Я сжала зубы и с ненавистью посмотрела на него. "Без сознания я точно лежать не хочу. Иначе точно не выберусь отсюда", - подумала я, сверля мужчину взглядом.
   -Да уж, характерец, будь здоров! Кто бы мог подумать, что Гериону нравятся такие, как ты. Ему, наверное, стоило большого труда обуздать тебя? Именно это привлекло его в тебе? - он с интересом посмотрел на меня.
   -А ты у него сам спроси! - вызывающе ответила я. - Давай ему позвоним, и попросим приехать сюда, чтобы он ответил на твои вопросы!
   -Мы обязательно ему позвоним, только чуть позже, - пообещал он. - А пока я тебе объясню, кто я такой, и что требуется от тебя. Меня зовут Дрейфус...
   -Это от слова дрейфить? Ты такой пугливый? Сдрейфил один раз, и тебя так назвали? - издевательски спросила я. - Мой тебе совет, Дрейфус - дрейфуй отсюда, пока не появился мой муж!
   -Майя, - он зло прищурился, - Попридержи язык за зубами, иначе пожалеешь об этом!
   -Мне бояться уже сейчас или прозвучит отдельная команда?
   -Теперь я понимаю, почему Иви с таким упорством пытается отправить тебя на тот свет! - презрительно процедил он. - Знаешь, будешь пререкаться со мной, я прикажу вырезать тебе язык, а когда он снова отрастёт, опять прикажу его отрезать.
   -А что, сам боишься ручки замарать? - с не меньшим презрением поинтересовалась я. - А вырежешь мне язык, я тебя знаками не менее интересно выскажу своё мнение! Да ещё и на стенах его напишу!
   Мужчина тут же оказался возле меня и схватил за шею.
   -Заткнись и слушай меня!
   В первую секунду я хотела схватить его за его мужское достоинство, чтобы он не сильно распускал руки, но в следующее мгновение провалилась в видение. Перед глазами появилась картинка, в которой Дрейфус сидел с окровавленным лицом и без одной руки, и в Аскольд заносил меч над головой, а затем он медленно опустил его, и вторая рука Дрейфуса упала на пол. Я онемела от этого видения.
   -Тебе Аскольд отрубал когда-нибудь руки? - брякнула я, придя в себя.
   -Что? - удивлённо спросил Дрейфус, глядя на меня, и убирая руки с шеи.
   -Тебе Аскольд когда-нибудь отрубал руки? - серьёзным тоном повторила я.
   -Что за бред? Ты вообще в своём уме?
   -Значит, нет, - задумчиво произнесла я.
   "Получается, я увидела будущее!" - это вселяло радость и надежду. "За мной придут и заберут отсюда, надо только чуть-чуть подождать. Хотя и странно, что в видении Аскольд, я скорее ожидала увидеть Геру, чем свёкра, который меня ненавидит". Встряхнув головой, я посмотрела на Дрейфуса и спокойно спросила:
   -Что ты мне хотел сказать?
   Он с минуту рассматривал меня с удивлением, а потом сказал:
   -Я Дрейфус, отец Иви, - и меня как током ударили. "Вот почему он показался таким знакомым! Они с Иви очень похожи. Но вот убивать меня он пока не спешит, в отличие от своей дочурки. Это уже интересней!" А Дрейфус тем временем продолжал: - И я не собираюсь причинять тебе вред, если ты не будешь нас провоцировать. Я приказал выкрасть тебя по двум причинам - чтобы моя дочь не наделала глупостей, убив тебя. А вторая - чтобы у твоего мужа был стимул сохранить Иви жизнь, если он найдёт её первым.
   -Умно, - ответила я. - Ты вроде как защищаешь меня от своей дочери, а свою дочь от Геры.
   -Вот именно, поэтому я надеюсь, ты будешь вести себя рассудительно, и не станешь предпринимать попыток сбежать.
   -Ну, надейся, - неопределённо произнесла я. "Но если мне представится возможность сбежать, я обязательно это сделаю. И ты только выиграешь от этого! Смотреть, как тебе отрубают руки, не хочу. Я это уже видела", - меня передёрнуло от воспоминаний.
   -Ну, так что? Мы договорились? - он вопросительно посмотрел на меня.
   -Я хочу прояснить некоторые моменты.
   -Какие?
   -Сколько я здесь пробуду?
   -Этого я не знаю. Всё зависит от того, как быстро я найду Иви.
   -Доченька у тебя ещё та стерва! - колко бросила я.
   -Не тебе обсуждать мою дочь! - зло сказал он. - Ты и мизинца её не стоишь!
   -О! Ну да! Я злобная гарпия, а она ангел во плоти! У неё хоть капля женской гордости есть? Или у вас вампиров нет такого понятия?
   -Закрой рот!
   -Ладно, - с отвращением сказала я. - Твоя дочь - твоя проблема. Она меня не интересует.
   Я хочу знать срок для того, чтобы предупредить тебя заранее, что если я здесь задержусь надолго, и проголодаюсь, то пить кровь у кого попало, не буду.
   -Да?! - издевательски спросил он. - Ты уже успела стать гурманом? Что дадут, то и будешь пить!
   -Значит, возвращаемся к началу! Я буду искать слабые места у твоих помощников, и создавать тебе проблемы! - прищурившись, заверила я. - Поверь, сломанные носы и руки, по сравнению с тем, что могу ещё придумать, покажутся тебе детским садом! - я уже мысленно продумывала варианты своих действий. "Потрепать помощников конечно можно, но это не так эффективно, да и самой не очень хочется испытывать боль даже первые секунды. Но я всегда могу, например, поджечь дом. Это даже лучше драк и криков! Такое трудно не заметить, и кто-нибудь из соседей вызовет пожарных. В такой суматохе я смогу незаметно улизнуть".
   -И у кого же ты пьёшь кровь? - недовольно спросил Дрейфус.
   -Таких много, так что не волнуйся. Убийцы, насильники, воры, и прочая шушера.
   -Хм, так ты у нас совестливая! - он ухмыльнулся. - Тешишь себя надеждами, что они заслуживают смерти? Богом себя возомнила, и решила вершись правосудие?
   -Ой! Вот только не надо! Мне плевать, что ты думаешь! - зло ответила я. - Я тебе сказала, чью кровь пью, а ты уж сам дальше решай, как тебе поступить - пойти мне навстречу, или вечно дёргаться, ожидая гадостей.
   -Есть ещё один вариант. Я могу связать тебя, заткнуть рот, и морить голодом, - раздражённо ответил он.
   -Можешь, - согласилась я, а потом вкрадчиво добавила: - Но что тогда произойдет после того, как ты найдёшь свою дочь? Ты думаешь, Гера поблагодарит тебя за такое обращение со мной? Я так не думаю. И однажды, лет через сто - двести твоя дочь может заехать к нам в гости, совершенно не желая этого. И проведёт несколько лет в том положении, какое ты только что пообещал мне. И наша вражда никогда не закончится. Ты этого хочешь?
   -Будут тебе убийцы, воры и насильники, - подумав, с отвращением произнёс Дрейфус.
   -Я ела последний раз восемь дней назад, так что скоро опять захочу, - предупредила я.
   -Желаете ещё что-нибудь? - с издёвкой спросил он.
   -Нет. Можете быть свободны, - с королевской надменностью ответила я и, взяв пульт от телевизора, включила его, сделав вид, что меня теперь интересует только это.
   Дрейфус фыркнул и вышел из комнаты, а за ним и все остальные. Оставшись одна, я легла в кровать и, укрывшись одеялом, тяжело вздохнула, анализируя ситуацию и продумывая дальнейшие действия.
   Хоть я и самоуверенно разговаривала с Дрейфусом, внутри этой уверенности не ощущалось. Можно конечно и дальше проверять его терпение, и даже попробовать сжечь дом, но интуиция подсказывала, что лучше занять выжидательную позицию, чтобы не нарваться на ещё большие неприятности. Если я начну вести себя сейчас так, как подсказывает интуиция, это только пойдёт мне на пользу. Во-первых, я посмотрю, что будет происходить дальше, причём буду находиться в относительной безопасности от Иви. А во-вторых, смогу усыпить бдительность Дрейфуса. Сейчас он будет ожидать от меня какой-нибудь гадости, и если я ничего предпринимать не стану, он расслабится. И вот тогда-то, если всё сложится плохо, я смогу предпринять вторую попытку сбежать. "Да, именно так я и поступлю! Побуду пока примерной пленницей" - решила я.
   Но больше всего меня успокаивало видение. Оно давало надежду, что меня спасут. Правда, было странно, что я видела Аскольда. "Ну что ж, если такое произойдёт, значит, у меня действительно есть какие-то необычные способности. Вот только, как ими научиться правильно пользоваться, и самой их вызывать?". Не очень хотелось каждый раз выпадать из реальности, не подготовившись к этому. "Ведь если я, скажем, предприму ещё одну попытку сбежать, и меня накроет видение, я просто замру на месте. Как же это можно контролировать?" - я принялась вспоминать все последние случаи, и как это происходило.
   "Ну, конечно!" - меня пронзила догадка. "Виденье о приходе свекрови появилось после того, как я положила голову на грудь Геры, второе - про нападение, когда я взяла Геру за руку, третье - на свадьбе, когда я положила руку на плечо человека, а четвёртое - когда Дрейфус схватил меня за шею. Получается, видения приходят, когда я к кому-то прикасаюсь? Хм, но я постоянно прикасаюсь к Гере, а видения про него видела только два раза. Значит, есть ещё какой-то фактор, о котором я не знаю, но пока необходимо иметь в виду прикосновения, и держать руки при себе" - решила я, но тут же возник другой вопрос: "Да?! А как же тогда отбиваться, если я решу сбежать?". "Тьфу ты! Ну что за способность такая дурацкая? Лучше бы уж какие-то молнии из рук пускала, и то больше пользы!" - я недовольно поморщилась. "Хотя... Ведь когда я сегодня пыталась сбежать, то прикоснулась к пяти вампирам, а видение было только про Дрейфуса. Всё-таки прикосновения играют роль, но есть что-то ещё, чего я пока не могу понять. Ладно, разберёмся по ходу дела. Тем более и время есть" - сказала я себе, настраиваясь на заточение.
   Дни потекли однообразно. Меня старались обходить стороной, и я просто с ума сходила от скуки. Сначала я пыталась смотреть телевизор, но это быстро надоело, тем более что и раньше я была не особой любительницей пялиться в ящик. Меня раздражала вся эта муть в виде ток-, или реалити-шоу, и непрерывная болтовня ни о чём. Поэтому я потребовала, чтобы мне принесли книги. Мою просьбу удовлетворили, но не будешь же сутки напролёт читать.
   Так как вела я себя прилично, спустя некоторое время мне принесли зимнюю одежду, и раз в сутки стали выводить на прогулку. С удовольствием вдыхая морозный воздух, я заодно незаметно осматривала участок, чтобы при следующей попытке побега знать, куда бежать лучше всего.
   А с питанием на первых порах возникла проблема. Вечером третьего дня в комнату вошли два вампира, и ввели человека. Подтолкнув его в мою сторону, вампиры с ухмылкой стали наблюдать за мной. А я растерялась, не зная, что делать и как поступить. Ведь я пила только два раза, и в первый раз человек был связан, и без сознания, а второй раз вообще в трансе.
   Я стояла и рассматривала его, а он в свою очередь, ничего не понимая, смотрел то на меня, то на вампиров у дверей. "На него нужно сразу бросаться, или что-то перед этим сделать?" - подумала я, нерешительно сделав к нему шаг.
   Один из вампиров рассмеялся и грубо спросил:
   -Что, всю смелость уже растеряла?
   -Я сейчас свою смелость продемонстрирую на твоём горле, - бросив на него злой взгляд, прошипела я, и опять стала смотреть на человека.
   "Кстати, хорошая возможность проверить мою теорию прикосновений, и заодно узнать - Дрейфус прислушался к моим пожеланиям или нет".
   -Дай руку, - я обратилась к человеку.
   -Что? - испуганно переспросил он.
   -Дай руку!
   Он протянул руку и я, подойдя, прикоснулась к ней. И тут же оказалась в каком-то парке. Впереди меня шла какая-то молодая пара, а в следующее мгновение, я уже видела искажённое страхом лицо девушки, которая наблюдала, как избивают её молодого человека. По моему телу прошла дрожь, и я отдёрнула руку. "Прикосновения как раз и вызывают видения, а Дрейфус прислушался к моим пожеланиям", - подумала я, глядя в глаза человека. И почувствовала, как во мне поднимается волна ненависти.
   -А ты сволочь, - произнесла я, и уже в следующее мгновение оказалась возле него и, схватив одной рукой за шею, наклонила к себе и укусила в районе сонной артерии.
   Он закричал, и попытался вырваться, но я второй рукой обхватила его за талию, и сильнее прижав к себе, начала пить кровь. Его крики и попытки вырваться здорово отвлекали, но я вдруг почувствовала такую жажду, что не хотела отрываться даже на секунду, чтобы оглушить его.
   Я пила и не могла напиться, а человек с каждой секундой сопротивлялся всё меньше, а потом вообще обмяк, потеряв сознание. Напившись, я разжала руки и отпустила его. Тело упало с глухим стуком на пол и я, бросив взгляд на вампиров, стоящих возле двери, с отвращением произнесла:
   -Уберите эту скотину отсюда.
   Они с удивлением посмотрели на меня, а потом на человека, и только после этого подошли к нему.
   -А ты ненасытная, - сказал один из них, взваливая человека себе на плечо. - Боюсь нам ничего не осталось.
   -Ваши проблемы, - бросила я, отворачиваясь к окну.
   "Слава Богу, следующий раз я захочу есть дней через десять - двенадцать", - подумала я. Но, голод я почувствовала уже через четыре дня и сильно удивилась, не понимая, в чем дело. Я попробовала терпеть, но к следующему вечеру уже ни о чём не могла думать, и начала метаться по комнате, пытаясь обуздать свою жажду. В конце концов, я сдалась и потребовала привести ещё одного человека. Охрана сильно удивилась, но просьбу исполнила. А когда я увидела человека, уже не могла ни о чём думать, и сразу же бросилась на него, испытывая стыд и одновременно с этим удовольствие, почувствовав солоновато-терпкий вкус крови на своих губах.
   Через три дня я опять почувствовала голод, и уже испугалась не на шутку. За одиннадцать дней я захотела есть в третий раз, и это было ненормально. Но ничего со своей жаждой не могла поделать. Вот тогда-то я и узнала новость, которая меня и ошеломила, и перепугала, и одновременно с этим заставила сердце радостно биться.
   Выйдя в коридор, я обратилась к сидевшему возле двери охраннику:
   -Я хочу есть.
   -Что? Опять? - он изумленно посмотрел на меня.
   -Да, опять. Пошевеливайся, иначе перекушу тобой, - и вернулась в комнату.
   Сев на кровать, я уставилась в стену, пытаясь понять, что со мной происходит, но так как вампиром я стала совсем недавно, то ещё мало разбиралась во всём этом.
   Через пять минут в комнате, впервые, после нашего знакомства, появился Дрейфус.
   -Решила победить преступность в отдельно взятом районе, и перегрызть горла всем преступникам? - спросил он.
   -Не твоё дело, - проворчала я.
   -Значит, опять хочешь есть?
   -Да, - тоскливо ответила я, понимая, что это ненормально.
   -Встань, - произнёс он, и подошёл ко мне.
   Я нехотя поднялась на ноги. Дрейфус повернул меня боком и, отойдя, посмотрел. Потом подошёл снова, и развернул к себе лицом. В следующий момент он неожиданно приподнял одетый на мне свитер и приложил руку к моему животу. В первые секунды я онемела от такой беспардонности, а потом ударила его по рукам и отскочила в сторону.
   -Руки держи при себе!
   -Этого ещё мне не хватало, - раздражённо произнёс он.
   Я насторожилась. "Похоже, Дрейфус знает, что со мной происходит, и сейчас я могу получить ответы на интересующие меня вопросы".
   -Ты знаешь, что со мной?
   -Да. Похоже, ты беременна, - недовольно ответил он.
   -Беременна? - ошеломлённо переспросила я.
   -Да, - он поморщился.
   Расплывшись в улыбке, я приложила руки к животу, не веря в своё счастье. "Беременна!" - внутри всё ликовало, и на радостях я обняла Дрейфуса, поцеловав его в щеку.
   -Это точно? - переспросила я и стала пританцовывать на месте.
   -Скорее всего, - он опять поморщился. - Теперь на тебя крови не напасёшься.
   -Отправь меня к мужу! И проблема будет решена! - весело ответила я.
   -Обойдёшься, - бросил он, и вышел из комнаты.
   После этого сообщения я стала парить в облаках счастья. И даже вроде нашла логичное объяснение своей беременности. Когда мы гостили у Гликерии, она просветила меня по поводу женских вампирских особенностях, и рассказала, почему так трудно забеременеть. Всё дело заключалось в том, что очень медленно шёл процесс созревания яйцеклетки. Благодаря этому женщины-вампиры вообще не знали, что такое месячные, но и с трудом могли забеременеть. А я, произведя подсчёты поняла, что Гера обратил меня как раз в период овуляции, что и помогло мне. Но, в общем-то, почему точно я забеременела, меня мало волновало. Я просто наслаждалась сознанием того, что ношу под сердцем частичку любимого мужчины.
   А особенно мне запомнились два дня. Первый - когда я заметила, что животик заметно округлился, а второй был два дня назад, когда меня изнутри толкнули, и я поняла что, скорее всего, беременна двойней. Моей радости не было предела, и огорчало только одно - рядом не было Геры, и мне не с кем было поделиться этой радостью и своими ощущениями.
   Меня опять толкнули в ладонь, отвлекая от воспоминаний и не выдержав, я тихо засмеялась.
   -Обжоры!
   Последние семь дней я ела уже каждый день, и приближался вечер, как раз время моего ужина.
   -Скоро я вас покормлю, - нежно прошептала я, поглаживая живот.
   Подойдя к окну, я принялась ждать появления чёрного джипа, на котором уехали два охранника, за человеком для меня. От голода уже неприятно посасывало в желудке, а малыши начали всё беспокойнее себя вести.
   Через пять минут ворота во двор открылись, и въехала машина, а я с радостью подумала: "Наконец-то! Надеюсь, в этот раз они нашли нормального человека, а не чахлого наркомана, у которого не кровь, а какая-то отвратительная жижи". Последний преступник попался хилый, а хотелось крови молодой и вкусной, поэтому я приникла к окну, ожидая, пока выведут человека.
   Подъехав к самому входу в дом, джип остановился, а уже в следующее мгновение все двери в машине одновременно распахнулись, и оттуда выскочило пять вампиров. С изумлением глядя на вампиров, я не могла понять, где мои охранники и человек, и только потом до меня дошло, что среди них я увидела Геру.
   А затем началось что-то невообразимое. Непонятно откуда со всех сторон к дому побежали вампиры, и раздался грохот сначала снизу, а потом я услышала и шаги по лестнице. "Гера пришёл за мной!" - с воодушевлением поняла я и побежала к двери. Хотелось наконец-то обнять его и прижаться к груди.
   Но не успела я сделать и трёх шагов, как дверь распахнулась, и появился один из охранников, которому я когда-то сломала локоть. Бросившись ко мне, он обхватил мою шею рукой и спрятался за спину, а к животу приставил огромный нож.
   -Не дёргайся, тварь! - с ненависть произнёс он, и я оцепенела.
   "А нанокриты справятся с ранением, если он порежет меня? Детям это причинит вред?" - тут же пронеслось в голове. Ответа на самый главный вопрос я не знала, и почувствовала, как меня охватил дикий ужас и страх за детей. Я замерла, боясь даже пошевелиться.
   -Отпусти мою жену, - раздался угрожающий голос Геры, и вампир развернулся к нему, прикрываясь мной, как щитом.
   Я смотрела на своего мужа, появившегося в дверях и на глаза стали наворачиваться слёзы. Я плакала одновременно и от радости, что наконец-то вижу его, и от страха за детей.
   -Выпустите меня из дома живым! Иначе я выпущу этой суке все внутренности!
   -Ты можешь уходить прямо сейчас, если отпустишь мою жену, - Гера стал медленно продвигаться к нам, внимательно наблюдая за вампиром и ни на секунду не спуская с него глаз. - С ней ты из этой комнаты не выйдешь.
   -Стой на месте! - вампир чуть больше надавил ножом на живот - Нет! Я отпущу её возле ворот!
   -Здесь, - тихо и требовательно сказал Гера.
   У меня внутри всё похолодело. Гера не собирался его выпускать со мной из комнаты, а вампир не хотел отпускать меня. "Надо что-то сделать, чтобы вампир отвлёкся от Геры, и при этом я не пострадала... Знаю!" - решение пришло мгновенно.
   Охнув, а потом расслабившись, я обмякла в руках вампира, сделав вид, что потеряла сознание. Он тут же попробовал перехватить меня поудобнее, чтобы я не упала и не лишила его живого щита в моём лице, и отвлёкся от Геры. А в следующее мгновение над моим ухом что-то просвистело, затем раздался вскрик, и я почувствовала, что державшие меня руки исчезли. Освободившись от хватки, я моментально открыла глаза, и отскочила от вампира, давая своему мужу свободу действий.
   Гера на секунду отвлёкся на меня, и улыбнулся, увидев, что я в сознании. А в следующее мгновение уже оказался возле нападавшего и перехватил руку. Крепко держа её, чтобы вампир не выпустил нож, он вывернул его руку, и нанёс удар ножом в его живот, а потом резко дёрнул руку вверх, вспарывая живот.
   Вампир дико закричал, а я поморщилась и на меня накатила тошнота.
   -Так кто и кому выпустит внутренности? - зло спросил Гера, а потом резким движением свернул ему шею.
   Вампир не успел ещё упасть на пол, а Гера уже стоял рядом со мной.
   -Майя, девочка моя, родная. Как же я скучал по тебе! - в его глазах и голосе ощущалось столько нежности, что у меня закружилась голова.
   Обняв за шею, и практически повиснув на нём, я боялась хоть на секунду оторваться от мужа.
   -Я тоже, - уткнувшись ему в грудь и вдыхая знакомый и любимый запах, прошептала я.
   Погладив меня по спине, Гера отстранился и, улыбнувшись, аккуратно приложил руку на живот. Меня тут же изнутри толкнули, и он заботливо спросил:
   -Тебе не больно?
   -Нет, - с улыбкой ответила я, и до меня только сейчас дошло, что Гера не удивился, увидев мой округлившийся животик. Почувствовав разочарование, потому что хотела видеть его лицо в тот момент, когда он всё поймёт, я обиженно спросила: - Ты что знал, что я беременна?
   -Мне вчера сказали, и больше всего я боялся, что это неправда. Но ты беременна! - с радостью воскликнул он.
   -Кто эта сволочь, которая опередила меня? - ворчливо поинтересовалась я.
   -Дрейфус, - Гера, продолжая держать руку на животе, наклонился и поцеловал меня, а потом обнял и осторожно прижал к себе. - Майя, как же я рад! Ты чудо! Я так тебя люблю!
   -Я тебя тоже, - ответила я, а потом улыбнулась и произнесла: - Но есть ещё кое-что, о чём знаю только я!
   -Да? Поделишься со мной?
   -Ага! Их там двое! Я же говорила тебе, что в моей семье часто рождаются двойни! - победно пропела я, наслаждаясь выражением лица Геры.
   В первые секунды он стоял, застыв, и хлопал глазами, а потом выдавил:
   -Двое? - я кивнула. - Честно? - не веря, переспросил он.
   -Честно-честно!
   -Майя... - он пытался взять себя в руки, попеременно смотря то на меня, то на живот.
   -Хоть чем-то тебя удивила, - довольно сказала я.
   -Чем-то?! Да ты меня постоянно удивляешь! - и, наклонившись, поцеловал меня в губы, а потом произнёс, ослепительно улыбаясь: - Пошли отсюда. Здесь не место моей беременной жене, которая родит мне... А может, ты знаешь ещё и кто там?
   -Будешь смеяться, но если в нашей семье рождалась двойня, то это всегда были мальчик и девочка, поэтому ответ очевиден!
   -Сын и дочка, - мечтательно произнёс он, и подхватил меня на руки.
   -Ага, - я кивнула и ехидно добавила, вспомнив когда-то сказанные им слова: - Готовься, любимый, у меня родится сразу два союзника, и мы устроим тебе праздничный ад, которым ты соблазнял меня после обращения.
   -Жду-не дождусь, - весело заверил он, выходя из комнаты.
   Обняв его, я ощущала пьянящее счастье и радовалась, что любимый рядом, а моё заточение закончилось.
   На первый этаж вокруг был разгром, и почти вся мебель поломана, а на полу лежали мёртвые вампиры, поэтому я закрыла глаза, не желая омрачать своё счастье и видеть оторванные головы.
   -Дрейфус, зря ты тронул мою невестку. Ты знаешь, я такого не прощаю, - донёсся до меня голос Аскольда, и я с удивлением открыла глаза.
   -Я с ней хорошо обращался, спроси у неё! - раздалось в ответ.
   -Верю, поэтому отрублю тебе руки, а не голову. И когда они снова отрастут, ты будешь знать, что в сторону нашего клана и моей семьи не стоит их тянуть!
   Сглотнув слюну, я попыталась подавить подступившую тошноту, потому что прекрасно понимала, что будет дальше. Мне вдруг стало жалко Дрейфуса, ведь он на самом деле со мной хорошо обращался.
   -Гера! - я стала вырываться с рук. - Не надо Дрейфусу отрубать руки! Пожалуйста! Он на самом деле хорошо со мной обращался! Скажи это своему отцу!
   -Майя! - он только сильнее прижал меня к себе. - Не волнуйся, месяца через три они снова отрастут. Отец просто проучит его, чтобы впредь было неповадно трогать нашу семью! У Дрейфуса будет масса времени, чтобы обо всём подумать. А те ощущения, которые он испытает, пока они вырастут, послужат ему наказанием.
   -Это больно? - я удивилась. - Мне казалось, что если нанокриты блокирую нервные окончания...
   -Это не больно, - Гера улыбнулся. - Просто когда растёт конечность, ощущается постоянный зуд, который сводит с ума, а чесать рану нельзя, иначе нарушится работа нанокритов, и эта пытка будет продолжаться вечно. Ты не представляешь, каково это!
   -А ты откуда знаешь? - с любопытством спросила я. - Тоже тянул руки к чужому?
   -Мне во время Второй Мировой оторвало кисть правой руки, и я три недели сходил с ума, - он улыбнулся. - Считал дни и чуть ли не линейкой отмерял, как растут пальцы.
   -Кошмар! - меня передёрнуло.
   -Не думай об этом, - Гера посадил меня в машину. - Мы едем домой, ты рядом, а это самое главное, - он притронулся к животу. - И скоро у нас родятся дети!
  
  
  
   Эпилог.
  
  
   Лежа на кровати, я рассматривала сына, держа его на руках и улыбалась. А Гера сидел рядом и держал дочку, переводя взгляд с неё на сына, потом обратно, и периодически бросал счастливые взгляды на меня.
   -Дай уже мне подержать! - к кровати подошла Соломея, и протянула руки, пытаясь забрать у Геры дочку.
   -Не дам! - решительно ответил он, отодвигаясь. - Возьми у Майи внука, она рожала и устала. Ей надо отдохнуть!
   На самом деле я совсем не чувствовала усталости, потому что роды прошли быстро и практически безболезненно, но у нас с Соломеей наконец-то наладились хорошие отношения, и я отдала ей сына, хотя и сама хотела подержать его подольше.
   -Он так похож на тебя, сынок, - она, улыбаясь, рассматривала малыша. - Как мы их назовём? - и посмотрела на меня.
   -Мы так и не пришли к общему мнению, - я вздохнула, не зная, куда деть руки, и уже стала коситься на Геру, прикидывая, как забрать у него дочку. - Поэтому решили, что имя дочки дадите вы, а имя сыну - Аскольд.
   -Спасибо, Майя! - воодушевлённо ответила Соломея и задумалась.
   В дверь постучали, и заглянул Аскольд.
   -Можно? Мне сказали, что уже всё, и я могу посмотреть.
   -Заходи, отец, - весело сказал Гера.
   Аскольд подошёл к кровати, и нерешительно улыбнулся мне, а потом наклонился над внуком и принялся его разглядывать.
   -Наша порода, - довольно протянул он. - Весь в отца и деда.
   -Хочешь подержать его? - хитро спросила Соломея.
   -Давай, - он протянул руки и взял внука.
   Соломея тут же подошла к Гере и забрала у него внучку. "Не успела", - вздохнув, подумала я, провожая дочь взглядом.
   -Кстати, Майя сказала, что ты выбираешь имя для внука, а я для внучки.
   -Да?! - он бросил на меня благодарный взгляд и искренне улыбнулся. - Тогда назову его Рейнир.
   -Что это за имя? Мне не нравится! - недовольно произнесла Соломея.
   -А мне нравится! А ты, какое имя придумала?
   -Илария!
   -Какая Илария? - он наклонился и стал рассматривать внучку. - Она совсем не похожа на Иларию!
   -Нет, похожа! А вот внуку имя Рейнир не подходит...
   -Ну всё! Сейчас откроются боевые действия! - тихонько прошептал Гера мне на ухо, и обнял за плечи. - Мы же тебе говорили, что как только отец возьмёт внука на руки, он окончательно растает.
   -Вот только боюсь, что сейчас они подерутся между собой из-за имён, - ответила я, наблюдая за перепалкой.
   -Ничего, зато мама наконец-то научилась отстаивать свою точку зрения, и всё благодаря тебе. Так что отец будет теперь в постоянном тонусе, - Гера улыбнулся и поцеловал меня.
   -А потом твой отец опять возненавидит меня, и скажет, что я во всём виновата!
   -Да ты посмотри на него. Он просто светится от счастья. По-моему скоро у них с мамой начнётся новый медовый месяц.
   -Ты думаешь?
   -Да.
   "Хорошо бы. Соломея этого заслуживает. Она хорошая и добрая женщина, а свёкр иногда ведёт себя, как тиран", - подумала я. "Хотя, чувствуется, что он любит её".
   После освобождения Гера привёз меня в дом отца, потому что Иви на тот момент ещё не нашли, и я чувствовала себя не очень комфортно. А когда мы узнали о её возвращении в отчий дом, чтобы ухаживать за отцом, уже решили не переезжать, потому что до родов осталось совсем немного. Проживая в доме Лорда, я познакомилась со всеми ближе, а с Соломеей получилось быстрее всего найти общий язык. Она оказалась очень заботливой, и я успела полюбить её всем сердцем и душой. Теперь, чтобы не случилось, я моментально принимала её сторону, и даже пару раз отважилась вступиться за неё перед Аскольдом, а она, видя, что тот иногда пасует и сама стала отстаивать свою точку зрения, которую раньше выражала редко.
   -Хорошо! Пусть будет Рейнир, - громко сказала Соломея. - Но в следующий раз я придумаю имя для мальчика!
   -А я для девочки! - запальчиво произнёс Аскольд.
   -О боже! - испуганно прошептала я. - В следующий раз они точно подерутся, ведь я могу родить уже только одного ребёнка.
   -Почему это - одного? - удивлённо сказал Гера. - Я опять хочу двух!
   -Но ведь ты сам сказал, что у меня может быть только трое детей, а два уже есть, - я беспомощно указала на детей.
   -Майя, три раза ты можешь быть беременна, а количество детей зависит уже от нас, - пояснил он и хитро добавил: - Вполне возможно, что в следующий раз, если я сильно постараюсь - а я обязательно постараюсь, ты родишь тройню. В вашей семье рождались тройни?
   -Нет.
   -Значит, будут!
   -Хм, время покажет. Но в том, что ты постараешься, я почему-то не сомневаюсь! - я улыбнулась, глядя на Геру и задумалась.
   "Всего год назад я работала обыкновенным бухгалтером, в самой обыкновенной фирме, и вела самую обыкновенную, ничем непримечательную жизнь. А потом написала книгу, и жизнь сделала резкий поворот. Я встретила вампира, участвовала в их Играх и, выжив, поняла, что влюбилась. Пережила разлуку, нападение и плен... Столько всего произошло! И всё благодаря книге, когда-то написанной от нечего делать".
   -О чём ты думаешь? - нежно спросил Гера.
   -О нас с тобой, о жизни, о том, как всё сложилось и благодаря чему, - ответила я, и меня озарило. - А знаешь, что я сделаю?
   -Что?
   -Напишу ещё одну книгу, уже про нас с тобой, и назову её "Игры вампиров"!
  
   (сентябрь-октябрь 2010)
   Конец.
  


РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Э.Тарс "Мрачность +1" (ЛитРПГ) | | Л.Васильева "Небеса" (Постапокалипсис) | | Д.Черепанов "Собиратель Том 3" (ЛитРПГ) | | А.Невер "Сеттинг от бога" (Киберпанк) | | А.Каменистый "Восемнадцать с плюсом (читер 3)" (ЛитРПГ) | | Д.Владимиров "Киллхантер 2: Цель - превосходство" (Постапокалипсис) | | В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | | В.Фарг "Кровь Дракона. Новый рассвет" (Боевое фэнтези) | | Ю.Риа "Обратная сторона выгоды" (Антиутопия) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"