Хан Рия: другие произведения.

Пророчество кровавой расы.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa


   Рия Хан (Влада Крапицкая)
  
  
  
   Пророчество кровавой расы.
  
  
   На двадцать пятый день конца десятилетья
   Когда планеты выстроятся в ряд
   На свет появится дитя
   Отмеченное крестным знаком.
   Оно и даст всем детям ночи веру
   В приход и милость новой Королевы.
   Кровь Королевы той послужит
   Благом и даст свободу расе тьмы.
   Но.... Даст лишь тем, кто сможет
   Мать той Королевы уговорить
   Пойти за ним на край Земли.
  
   Пролог.
   (за полтора года до описываемых событий)
  
   -Дорогуша, выбрось эти бредовые идеи из головы, - произнёс мужчина, глядя на девушку, сидящую напротив него. - Зачем тебе высшее образование? Тебе что, плохо живётся?
   -Хорошо,- девушка посмотрела ему в глаза. - Но я считаю, что высшее образование мне не помешает. И потом, сидеть дома скучно.
   -Так не сиди. Ходи по салонам красоты, фитнес-клубам, по магазинам, по вечеринкам. У тебя ведь есть подруги, делай как они, - он лениво поднёс бокал с коньяком к свету и стал его рассматривать.
   -Стас, я не хочу так жить, как они. Неужели ты хочешь, чтобы я была, как все жёны твоих компаньонов? Ведь с ними даже поговорить не о чем. Шмотки, диеты, визажисты, модельеры, - девушка поморщилась. - За два года я устала от этого. Я хочу быть не просто твоей женой, а хоть чего-то добиться в жизни.
   -Да неужели? - мужчина стал выходить из себя. - А меня ты спросила, чего я хочу? И какая жена мне нужна?
   -Я два года спрашивала, чего ты хочешь, и жила как ты желаешь, - тихо сказала девушка.
   -Значит, исполнилось девятнадцать, и ты решила стать самостоятельной? - мужчина издевательски усмехнулся.
   -Стас, я не понимаю. Ты должен радоваться, что твоя жена хочет расти и развиваться дальше, а не заниматься ерундой и глупо хлопать глазами на вечеринках, стоя рядом с тобой, - девушка озабоченно посмотрела на своего мужа.
   -Да ты даже и глупо хлопать глазами не можешь! Значит так, забудь про высшее образование. Денег я тебе не дам! - отрезал он.
   -Ладно, - девушка поднялась. - Тогда стану говорить прямо. Я не спрашиваю у тебя разрешения, а ставлю в известность, что в этом году я планирую поступать на юридический факультет.
   -На юридический? - глаза мужчины сузились. - А умишка хватит? И чем платить будешь?
   -Платить буду деньгами своего отца, - девушка покраснела. - И умишка у меня хватит, - тихо, но уверенно закончила она.
   -Деньги твоего отца давно принадлежат мне, так что на них можешь не рассчитывать, - мужчина сделал глоток из бокала и, поднявшись, подошёл к девушке вплотную. - Если ты ещё не поняла, то объясняю - как только ты поставила подпись под брачным контрактом и вышла за меня замуж, ты передала в мою собственность все активы твоего отца. Ясно?
   Девушка долго смотрела в глаза мужчины, а потом спросила:
   -А ты меня вообще когда-нибудь любил или женился из-за фирмы отца?
   -Какая разница? - мужчина сделал ещё один глоток из бокала. - Ты моя жена, я твой муж, а остальное тебе знать не обязательно. И ты будешь делать то, что я скажу!
   -А если не буду? - девушка судорожно втянула воздух.
   -Выкину на улицу без копейки в кармане.
   -Сволочь.
   -Сними розовые очки, детка! Все в этом мире сволочи. Просто кто-то может в этом признаться, а кто-то с пеной у рта доказывает, что он порядочный, - допив коньяк, мужчина направился к бару, и плеснул себе новую порцию в бокал. - Пришло время и тебе узнать каков этот мир на самом деле. А то привыкла жить за папочкиной и мамочкиной спиной! Забудь! Они умерли два года назад и тебе давно пора повзрослеть!
   -Я и взрослею. Прямо сейчас. Я хочу получить развод!
   -Развод говоришь? Я дам развод, если ты так этого хочешь, но куда ты пойдёшь? Ты бедна, как церковная мышь, и ничего не умеешь, - он вызывающе посмотрел на свою жену.
   -Умею, - упрямо ответила девушка.
   -Что? Ну что ты умеешь?
   -Я умею шить...
   -Ооо! Ну конечно! Мамочка в голову вбила, что ты сможешь стать дизайнером. И это тоже забудь! - мужчина сел в кресло. - Что там ещё имеется в списке твоих талантов? Умеешь петь и задницей крутить? Так на панели, дорогуша, шлюхи получше и послаще тебя поют и крутятся.
   -Пойду на панель, - холодно произнесла девушка.
   -Потянуло узнать других мужиков? А выдержишь? Ты же у нас нежная и возвышенная, а там грязь.
   -Это здесь грязь! Ненавижу тебя! - бросила девушка и выбежала из комнаты.
   -Сука! Если хоть шаг сделаешь из дома, можешь ставить крест на своей тихой и сытой жизни! - крикнул ей вдогонку мужчина, а затем достал телефон и, набрав номер, произнёс в трубку: - Привет, крошка! Ну, так как, развлечёшь сегодня папочку?
  
  
   Глава 1.
  
   Артемий.
  
   Жжение с каждой минутой усиливалось, но я, не сбавляя темпа, бежал по улице. "Неужели вампиры одновременно напали на все наши убежища?" - от этой мысли внутри всё похолодело.
   Достав телефон, я опять набрал один номер, потом второй, а затем и третий, но нигде не брали трубку. "Неужели я единственный уцелел? Нет! Этого не может быть! Не могли они всю нашу расу уничтожить за одну ночь. В любом случае в Карпатах, на Урале и в Альпах они не могли подобраться к нашим убежищам незаметно. Значит, там должны быть выжившие, но я туда всё равно не смогу дозвониться. Туда надо как-то добираться. Вот только как? Надолго меня не хватит. Пока эти пули находятся во мне, я буду терять силы, сколько бы крови не выпил" - я сжал зубы, чтобы не застонать от боли.
   "Надо их как-то вытаскивать, но я не смогу вытащить пули у себя из спины. Выходит, надо обратиться за помощью к людям" - сил становилось всё меньше и я, сбавив темп, стал бежать медленнее. "Больницы сразу отпадают, там мигом вызовут милицию, а разбирательства мне не нужны. Да и врачи, если возьмут у меня кровь на анализ, сильно удивятся. Получается, надо обратиться к обыкновенному человеку" - оглянувшись по сторонам, я принялся осматривать дома, которые находились вокруг меня. "Частный сектор - это хорошо, а главное дома не богатые. Теперь важно не ошибиться. Надо искать дом с одним жильцом и обязательно это должна быть женщина. Очаровать её сил у меня хватит" - я перелез через забор и стал принюхиваться.
   "Нет, этот отпадает. Здесь живут и мужчина, и женщина, и дети". Снова перепрыгнув через забор, я оказался в соседнем дворе. "Здесь живут старики". Перепрыгнув в следующий двор, я снова принюхался. "Опять старики" - я поморщился от запаха, и перемахнул в соседний двор. "Здесь минимум трое детей" - пронеслось в голове, когда я перелезал в соседний двор. "Молодая пара. Тоже не подходит. Мне нужна женщина лет тридцати - сорока и обязательно одинокая" - я оказался перед высоким кирпичным забором. "Вряд ли там будет жить одинокая женщина. Такие заборы ставят люди с хорошим достатком. Ладно, проверяю этот дом, а потом перехожу на другую сторону улицы, или вообще на соседнюю улицу уйду" - перебравшись через забор, я потянул носом воздух.
   Запах был какой-то странный. Одновременно и старый, и молодой. "Что за ерунда?" - кружа по двору, я пытался понять, что это может значить. "Здесь точно живёт один человек, и точно женщина. Вот только, сколько ей лет?" - я принюхивался, чтобы сразу определить с кем имею дело, и выработать тактику поведения.
   Сил двигаться дальше уже не было. "Если пули не вытащить в ближайший час, я умру. Остаюсь здесь, и если окажется, что ошибся, то просто выпью крови. Тогда у меня в запасе будет ещё часа два, и я найду другой дом".
   Подойдя к окну, я тихонько постучал и прислушался - в доме стояла тишина. Подойдя к следующему окну, я снова постучал, но в доме по-прежнему было тихо. "Чудесно! Я выбрал дом, где никого нет! Молодец!" - я сел возле входной двери, чтобы передохнуть. "Не везет по полной программе" - устало подумал я.
   Возле дома остановилась машина, и я напрягся. "Хозяйка?". Дверца машины хлопнула, и она сорвалась с места, а потом я услышал, как открывается металлическая дверь во двор. "Точно хозяйка" - глубоко вздохнув, я приготовился.
   Раздался стук каблучков по дорожке к дому. "Интересно?! Женщина лет сорока так поздно не будет возвращаться домой".
   Стук каблучков приближался. "Сейчас она выйдет из-за поворота и я, или убью её или буду просить о помощи".
   Я сидел, привалившись спиной к входной двери, и приготовился к нападению на всякий случай. Из-за угла дома вышла хозяйка и, остановившись перед крыльцом, принялась рыться в сумочке.
   Меня она не видела, потому что я сидел на закрытом крыльце, но зато я смог хорошо её рассмотреть. Передо мной стояла стройная девушка, но её возраст было невозможно определить из-за вызывающе яркого макияжа. А откровенный наряд вызвал у меня недоумение, но больше всего притягивали взгляд её красные волосы. "Да шлюхи на панели и то приличнее выглядят!" - нахмурившись, подумал я. "Но выбирать не приходится".
   -Привет, - спокойно произнёс я.
   Девушка на секунду замерла, а потом бросила сумку и побежала. Я резко рванулся с места и, успев догнать её, закрыл рот рукой, прежде чем она закричала.
   -Не бойся меня, - я постарался отдать ей приказ, хотя надежды на то, что она послушает, было мало, потому что силы покидали меня. - Я тебе не причиню зла. Мне нужна твоя помощь, а потом я уйду, - тихо произнёс я, прижимая её к себе спиной. - Не кричи.
   Девушка застыла. "Подействовало или нет? Послушает она меня или нет?". Убрав руку и готовый в любой момент опять закрыть ей рот, если она закричит, я спросил:
   -Как тебя зовут?
   -Амалия, - ответила девушка, глубоко вздохнув.
   -А меня Артемий, - не подумав, я назвал своё настоящее имя.
   -Что тебе нужно?
   -Помощь.
   -Потом ты уйдёшь?
   -Да.
   -Хорошо. Отпусти меня.
   Девушка говорила спокойно и, судя по всему кричать не собиралась, поэтому я отпустил её и сделал шаг назад, готовый в любой момент опять броситься к ней. Она развернулась, и исподлобья посмотрела на меня.
   Меня парализовало от её взгляда. Глаза оказались черными, и складывалось впечатление, что они лишают меня возможности двигаться. В следующий момент она протянула ко мне руки и, схватив за одежду, резко дёрнула на себя. Проведя бросок через бедро, она повалила меня на землю, а потом, резко перевернув на живот, упёрлась одним коленом в шею, а вторым в спину, как раз попав на одно из пулевых ранений. От боли захотелось завыть, и я попытался сбросить её с себя, но она только сильнее прижала меня коленями к земле, и я понял, что сейчас потеряю сознание.
   -Только не вызывай милицию и скорую. Пожалуйста! - прохрипел я из последних сил, а потом отключился...
  
  
   Амалия.
  
   "Нет! Ну, точно сдурела! Мало мне проблем!" - ругала я себя, затаскивая своего ночного гостя в дом. "Ведь точно какой-то уголовник или аферист! Разве можно быть такой неисправимой идиоткой? Когда меня уже жизнь научит?" - уложив мужчину на кровать, я стала его рассматривать.
   На вид ему было не больше двадцати пяти, тёмные волосы, волевое лицо. "Ему моделью работать в каком-нибудь доме моделей, а не ночами шляться по дворам домов! Точно какой-то мошенник. Своей мордашкой завлекает таких дурочек, как я, а потом обирает до нитки" - я вздохнула.
   По идее, я должна была вызвать милицию, и сдать его, но интуиция почему-то твердила, что человеку действительно нужна помощь, и мне он зла не причинит. "Он с таким отчаянием в голосе просил не вызывать милицию" - я более пристально посмотрела на него, пытаясь окончательно понять что же мне делать. "А ещё он просил не вызывать скорую! Он что ранен?" - я испуганно отшатнулась. "Спасибки! Мне как раз трупа дома не хватало!".
   Взяв себя в руки, я стала его осматривать. "Если ранение серьёзное, то вызову скорую" - решила я.
   Расстегнув рубашку, я осмотрела его грудь, но всё было цело. "А парень серьёзно занимается спортом" - подумала я, проведя кончиками пальцев по груди и накаченным кубикам пресса на животе. "Мечта таких дурочек, как я" - тяжело вздохнула, я принялась расстёгивать на нём джинсы. Сняв их, и осмотрев ноги, я перевернула его на живот в поиске ранений.
   Как только я посмотрела на спину, внутри всё оборвалось. На рубашке виднелось три отверстия, вокруг которых имелись кровавые пятна. Судорожно сглотнув, я задрала рубашку. "Блин! Парень ты не в тот двор забрался. У тебя в спине три пули! И что мне с тобой делать?" - у меня затряслись руки от страха, что он может умереть в моей кровати.
   "Спокойствие! Только спокойствие!" - в голову пришли слова из старого мультика, и я постаралась взять себя в руки. "Так, кровь не идёт, значит всё более - менее нормально. Хотя... В груди пулевых отверстий нет, значит, пули до сих пор в нём и их надо извлекать" - от этой мысли я поморщилась. "Копаться в его теле я точно не хочу!" - от этой мысли меня передёрнуло. "Надо вызывать скорую. Пусть они сами с ним разбираются".
   Выйдя из спальни в прихожую, я стала искать в своей сумке мобильный телефон. Найдя его и только собравшись набирать номер скорой, я услышала из спальни приглушённый стон.
   -Ты ранен, - сказала я, вернувшись в спальню. - Я сейчас вызову скорую, и тебе помогут.
   -Не надо, - прошептал парень. - Просто вытащи из меня пули и всё.
   -Знаешь, дорогой, я не доктор и копаться в твоей спине желания не испытываю, - с отвращением произнесла я. - Мне и так хватает проблем, а если ты ещё и умрёшь в моей кровати, как я потом милиции объясню, почему это произошло?
   -Подойди сюда, - повелительно произнёс парень, и я, вместо того чтобы набрать номер скорой, почему-то подошла к нему. - Тебе нечего бояться. Просто вытащи из меня пули, - отрывисто произнёс он, глядя на меня. - Я не умру, если ты их из меня вытащишь. Поверь и помоги мне. Пожалуйста!
   Он говорил с такой уверенностью и с такой мольбой, что я невольно сдалась. "Ладно, в конце концов, скорую я и потом могу вызвать" - решила я.
   -Лежи спокойно. Сейчас я всё приготовлю. Но сразу предупреждаю - я не врач и будет больно, - произнесла я.
   -Больнее, чем сейчас уже не будет, - ответил он и закрыл глаза.
   Выйдя на кухню, я достала маленькую кастрюльку и, налив в неё воду, поставила на плиту. "Нет! Я точно идиотка! Ну почему нельзя вызвать скорую?" - я опять начала себя ругать. Умом я понимала, что не стоит ввязываться в эту авантюру, но почему-то упорно слушала этого парня и свою интуицию, а не голос разума.
   Достав косметички пинцет, я бросила его в закипающую воду и задумалась. Когда мне было десять лет я, катаясь на коньках, загнала себе стекло в ногу, а до ближайшей больницы было далеко и маме пришлось самой вытаскивать его из моей ноги, и я стала вспоминать, что она тогда делала. "Йод! Мне нужен йод и бинты. И спиртное".
   Достав из бара первую попавшуюся бутылку, я открыла её и, зайдя в спальню, протянула парню.
   -Выпей.
   -Не надо. Мне это не поможет, - тяжело дыша, произнёс он.
   -Как знаешь, - нахмурившись, ответила я и, поставив бутылку на тумбочку, вышла из спальни.
   Когда вода закипела, я осторожно слила её из кастрюли, и стала ждать, пока пинцет остынет. "Бредовая затея" - постоянно повторяла я себе, но скорую по-прежнему не спешила вызывать.
   Занеся в спальню йод и бинты, и забрав пинцет, я присела на кровать и тяжело вздохнула.
   -Свалился на мою голову, - пробурчала я. - Рубашку снимешь или разрезать?
   -Сниму, только помоги.
   Я аккуратно приспустила расстёгнутую рубашку с одного плеча, а потом со второго и потянула на себя. Парень застонал и уткнулся лицом в подушку.
   Отбросив её в сторону, я внимательно посмотрела на спину и на меня накатила тошнота. "Господи, да я в жизни не смогу вытащить из него пули!". Меня передёрнуло, и рука непроизвольно потянулась к бутылке со спиртным. Сделав один глоток, а потом второй, я почувствовала, как мне обожгло желудок. "Гадость какая" - поставив бутылку на тумбочку, я снова посмотрела на спину. "Вроде уже не так страшно" - от спиртного меня охватила лёгкая эйфория, и по телу разлилось тепло.
   -Приступим! - сказала я. - Но предупреждаю - нежных и ласковый движений не жди. Я умею причинять только боль.
   -Я это уже понял, - ответил парень.
   Взяв пинцет и направив настольную лампу на одно из пулевых отверстий, я стала пытаться вытащить первую пулю. Парень стойко терпел и старался не стонать, но я понимала, что причиняю ему боль. "Ну вот за что мне такое счастье?" - мне хотелось плакать. "Я что магнит для неприятностей? Только ведь жить стала нормальной, и тут такое сваливается!".
   Кое-как захватив пулю пинцетом, я начала осторожно её вытаскивать, пытаясь не дышать. И только положив её на тумбу, позволила себе с шумом выдохнуть.
   -Молодец, - парень посмотрел на меня и вымученно улыбнулся. - Ещё две. У тебя всё получится.
   -Заткнись! - зло ответила я, и сделала ещё два глотка из бутылки со спиртным.
   Со второй пулей получилось всё намного быстрее, потому что она сидела не глубоко. Вытащив её, я сделала ещё один глоток из бутылки, а потом постаралась вынуть третью, но руки уже стали трястись мелкой дрожью, а перед глазами всё поплыло.
   -Твою мать! - выругалась я, пытаясь схватить пулю пинцетом, но она все время выскальзывала. Парень застонал и дернулся. Я в этот момент как раз захватила пулю и, боясь, что он опять дёрнется, и я её упущу, резким движением вытащила её. - Потерпишь! - зло произнесла я, потому что почувствовала, что на меня наваливается дикая усталость. "Всё, что я сейчас хочу - это провалиться в сон и не видеть и не слышать никого".
   Когда третья пуля легла на тумбочку рядом с двумя остальными, парень произнёс:
   -Спасибо.
   -Дальше что делать? - слушать его благодарности совсем не хотелось, а хотелось поскорее закончить со всем этим делом.
   -Заклей пластырем и всё. Само заживёт.
   -А перебинтовать, или там йодом залить не надо?
   -Нет, - он так мило мне улыбнулся, что я против своей воли тоже улыбнулась ему. - Ты позволишь мне отдохнуть или мне прямо сейчас уйти?
   -Да куда ты в таком состоянии пойдёшь? Сейчас начало пятого. Отдыхай. За дверь я тебя выставлю завтра.
   -Спасибо, - он опять улыбнулся.
   Выйдя из спальни, я добрела до ванной комнаты. Сняв парик и раздевшись, я включила воду и, встав под душ, с наслаждением зажмурилась, чувствуя как струи воды бьют по телу. "Да уж, ситуация. Только мне так может повезти".
   Выключив воду, я быстро вытерлась и, набросив халат, вернулась в спальню. Спать хотелось ужасно, но оставлять парня в таком состоянии было страшно. Наклонившись, я прислушалась к его дыханию. "Спит, и вроде всё нормально, но лучше чуть-чуть подежурю возле его кровати".
   Устроившись в кресле и накрывшись пледом, я стала смотреть на него. "Странный он. На преступника не похож. Слишком уж ухожен, красив и дорого одет. Может какой-то бизнесмен? Тогда почему не захотел вызвать скорую помощь?". Я пыталась понять кто же он, но ничего не получалось.
   "Ладно, завтра заставлю ответить его на все мои вопросы. Здесь что-то не чисто, и он какой-то не такой. У него даже кровь не шла после того как я пули вытащила. Ведь это ненормально. Или нормально? Когда мне вытащили стекло из ноги, кровь долго ещё шла, а у него ни капли не было. Странно..." - подумала я, проваливаясь в сон.
  
  
   Артемий.
  
   Меня разбудил солнечный свет, бьющий в глаза. "Какой придурок открыл шторы?" - недовольно подумал я, переворачиваясь на другой бок, и почувствовав боль, тут же вспомнил весь вчерашний день - нападение, побег и мою помощницу.
   Открыв глаза, я огляделся и увидел свою спасительницу, мирно спящую в кресле. "Хм, интересно" - я стал с удивлением её рассматривать. Волосы оказались не красные, а чёрные, и теперь, когда косметики на лице не было, можно было определить её приблизительный возраст - она выглядела лет на восемнадцать - девятнадцать. "Зачем себя так уродовать макияжем? Вполне ведь симпатичная девушка без него. Даже можно сказать, что красивая".
   У неё были тонкие черты лица, и сейчас она казалась какой-то беззащитной. "Да уж, эта беззащитная меня ночью хорошо бросила через бедро!" - я улыбнулся, хотя в тот момент мне было не до смеха.
   "Так, всё это лирика, а мне надо продумать дальнейшие действия. Сейчас я в Краснодаре и мне одинаково далеко и до Перми, и до Сучавы. А уж в Австрийские Альпы я точно не доберусь. Наверное, лучше поехать в Пермь. Чтобы попасть в Румынию потребуется преодолеть не одну границу, а в моём состоянии это будет тяжело сделать... Вот что за дурацкие правила!" - меня охватила злость на наших старейшин.
   Сейчас как никогда необходима была связь с ними, но из-за того, что они ввели правило, и никто не имел права им звонить, я не знал, что думать и что делать. Оставалось ждать их звонка, а он должен был раздаться только через шесть дней. Правда, если вампиры и на них напали, то они перезвонят в ближайшие дни, но при условии, что они отбили это нападение.
   "Эти шесть дней мне надо где-то провести, потому что ранение не даёт в полной мере пользоваться своими силами, да и к старейшинам ехать, не зная, живы они или нет, я не вижу смысла. Сейчас важно залечить раны. Как раз за эти дни они полностью заживут. А если ещё и крови выпить, то через три дня вообще полностью затянутся" - я бросил ещё один взгляд на девушку. "Она молодая и кровь у неё сильная, значит, если в ближайшие дни кто-то из старейшин позвонит, воспользуюсь ей. А если звонка не раздастся - то залечу у неё свои раны и просто уйду. Вот только она обещала выставить меня за дверь, а мне нужно остаться. Что лучше применить - внушение или очаровать её?".
   Внимательно глядя на девушку, я пытался решить, что же мне лучше применить. "Я уже два раза пользовался внушением, отдавая ей приказы, и не факт, что это выйдет в третий раз. Чем чаще людям отдают приказы, тем меньше они на них действуют, следовательно, лучше попытаться её очаровать, а если не получится, то уже тогда попытаюсь ей внушить разрешить мне остаться".
   Раздавшийся звонок мобильного телефона вывел меня из задумчивости, а девушка зашевелилась в кресле. Я закрыл глаза и притворился спящим.
   -Алло, - прошептала девушка в трубку, и я услышал, как она поднимается с кресла и тихонько выходит из комнаты. - Да, конечно, сегодня заказ будет готов... Нет, проблем не возникло и все пожелания клиента учтены... Хорошо, в шесть жду курьера.
   Отключив телефон, девушка вернулась в спальню и остановилась возле кровати. "Сделать вид что сплю или прямо сейчас ринуться в бой и начать её очаровывать?". Пока я решал, что же мне делать, к моему лбу прикоснулась прохладная ладошка, и хозяйка дома тихо прошептала:
   -Спасибо, что хоть температуры нет. Значит, всё хорошо.
   "Да у меня её и не может быть! И сейчас это плохо. Она чего доброго решит, что раз со мной всё в порядке, то можно меня и за двери выставить. Лучше проснуться".
   Я пошевелился и застонал, а затем открыл глаза. И опять застыл, как ночью. Она смотрела на меня своими чёрными глазами, и мне стало не по себе.
   -Доброе утро, Артемий. Оно ведь доброе? - она вопросительно посмотрела на меня.
   -Доброе, - ответил я и, вспомнив её имя, добавил: - Амалия.
   -Можешь называть меня просто Лия.
   -Хорошо. А ты меня можешь называть Артём, - я тепло ей улыбнулся.
   Вместо того чтобы улыбнуться в ответ, она вопросительно подняла брови и скептически хмыкнула.
   -Ну, так что, Артём, как ты себя чувствуешь?
   -Лучше, чем вчера.
   -Дай осмотрю раны.
   -Не надо, - я не хотел, чтобы она видела мои быстро заживающие раны.
   -Надо, - требовательно ответила она и, положив мне руку на плечо, постаралась повернуть меня на бок. - Я хочу только посмотреть - есть кровь или нет.
   Мне ничего другого не оставалось, как повернуться и показать ей свою спину.
   -Чудненько! Крови нет, температуры нет, следовательно, всё прошло успешно, - резюмировала она. Взяв с тумбочки пули, она протянула их мне. - Держи свои сувениры.
   -Оставь их себе, - ответил я и отвел её руку в сторону.
   -Ладно. А что тебе на завтрак подать - кровь, свежее мясо или обойдёшься традиционной яичницей? - как бы взвешивая пули в руке, она с улыбкой посмотрела на меня.
   Я растерялся от этого вопроса и удивлённо посмотрел на неё. "Она что-то заподозрила?".
   -Причём тут кровь и мясо? - как можно спокойнее спросил я.
   -Серебряными пулями во всякую нечисть стреляют, - она посмотрела мне в глаза.
   -В сказки до сих пор веришь? - ехидно спросил я. - И с чего ты взяла, что пули серебряные? Может они свинцовые.
   -Серебро от свинца я могу отличить, - взяв за руку, она вложила пули мне в ладонь и снова посмотрела в глаза. - Так чем завтракать будешь?
   -Яичницей, - ответил я, и невозмутимо посмотрел в её глаза, хотя серебро уже начало жечь кожу.
   Она опять хмыкнула и вышла из спальни. "Что за ерунда? Да кто она вообще такая? Может какая-то фанатка тёмных сил и колдовства?". Я оглянулся по сторонам. Спальня была обыкновенной, и никакой мишуры в виде атрибутов почитателей нечистой силы не имелось. "Хорошо бы по всему дому пройтись. Но если я встану, то она может в любой момент меня из дома выставить. Ладно, потом осмотрюсь, а сейчас надо притворяться раненым и беспомощным".
   Через пять минут она появилась в спальне с подносом и поставила его на тумбу рядом с кроватью.
   -Поможешь мне сесть? - я с надеждой посмотрел на неё.
   Подойдя ко мне, она помогла сесть, поправив мне подушки. Поставив поднос на колени, она взяла чашку с кофе и сев в кресло начала меня рассматривать. Под её взглядом я чувствовал себя неуютно, но от запаха еды в прямом смысле слова чуть не потекли слюни и я стал усердно работать вилкой. Расправившись с яичницей, я принялся за бутерброды, запивая их чаем.
   -Может тебе ещё сделать бутербродов? - спросила Лия, когда я всё съел.
   -Если не тяжело, - ответил я, улыбнувшись и она, забрав поднос, вышла из спальни.
   Я понимал, что больной человек не должен столько есть, но мне требовались силы, чтобы быстрее выздороветь. Конечно, если бы я выпил крови, то этим снял бы все свои проблемы, в том числе и зверский аппетит, но убивать эту девушку не хотелось.
   Вернувшись, Лия снова поставила мне поднос на колени и опять уселась в кресло. Быстро съев принесённое, я сказал:
   -Спасибо.
   -Может ещё? - она пыталась скрыть улыбку и смотреть на меня серьёзно, но ей это не удавалось. - Для больного человека у тебя зверский аппетит.
   -Все по-разному переносят ранения, - туманно ответил я.
   -Итак, просветишь меня, как ты умудрился получить три серебряные пули в спину? И кто ты вообще такой? - уже серьёзно спросила она.
   -Как тебе сказать... - произнёс я, пытаясь придумать хоть какую-то историю.
   -Как есть, так и говори. На преступника ты явно не похож, но пулевые ранения, да ещё серебряными пулями так просто не появляются, - она с интересом смотрела на меня.
   -Ты права, я не преступник, - на меня снизошло вдохновение. - Я бизнесмен, вернее был им. Моя фирма выкупила патент на разработку двух серебряных рудников, и всё шло нормально, пока я не стал достаточно богатым человеком, а фирма преуспевающей. Ею заинтересовался один коммерсант и попытался осуществить рейдерский захват. Естественно я решил бороться за свой бизнес до конца, и через суд добиться справедливости...
   -Ну и как, добился? - она с таким отвращением это спросила, что я с недоумением посмотрел на неё.
   -Дело ещё не рассмотрено до конца. В нашем городе суд мы проиграли и сейчас обратились в суд высшей инстанции, - ответил я.
   -У твоего конкурента много денег? - прищурившись, спросила она.
   -Да.
   -Сожалею, - мрачно произнесла она. - А пулями он решил тебя устранить, чтобы долго не таскаться по судам?
   -Да. А вся ирония этой ситуации в том, что это серебро с моих рудников. Он пообещал, что причитающуюся мне долю серебра он обеспечит. Тогда я, правда, не понял, что он имел в виду, а вчера до меня дошло, - и я кивнул на пули, лежащие на тумбочке.
   -Ясно. А почему в больницу не захотел обращаться?
   -Там он меня без труда достанет. Пока он не знает где меня искать, я в относительной безопасности. Мне бы только чуть поправиться, а там я уже найду на него управу. Вот только куда мне сейчас идти я не знаю, - картинно вздохнув, я посмотрел в окно. - Я даже кредитными картами пока не могу пользоваться, а наличных у меня не много.
   -Оставайся здесь, - подумав, ответила Лия.
   -Спасибо тебе большое! - я улыбнулся ей. "Даже внушение не пришлось применять!".
   -Не за что, - сдержанно ответила она. - Ладно, отдыхай. У меня ещё много работы, но если что, зови.
   -Хорошо, - я опять ей улыбнулся, но она никак не отреагировала на это и вышла из комнаты.
   Я облегчённо вздохнул. Всё получилось даже лучше, чем я ожидал, и теперь оставалось дождаться звонка старейшин, если они, конечно, сами живы.
  
  
   Глава 2.
   Амалия.
  
   Неприятности мне были не нужны, но и бросать человека в беде не хотелось. Нашу судебную систему я хорошо успела изучить, когда разводилась со своим дражайшим муженьком. Из-за моей глупости и слепого доверия я потеряла всё, что мне досталось в наследство после смерти родителей. И во время суда я ничего не смогла доказать. Да и судья не очень-то слушал меня, потому что супруг имел деньги и, по-видимому, хорошо заплатил за решение в его пользу. Всё, что я смогла отсудить, это дом моей бабушки, и то только потому, что этот дом она отписала на меня ещё до замужества. Из девушки с неплохим наследством я превратилась в бедного человека, и теперь приходилось работать и днём и ночью в прямом смысле этого слова, чтобы сводить концы с концами и оплачивать обучение в университете.
   Конечно, если бы не учёба, то денег мне хватало бы на вполне безбедную жизнь, но я понимала, что надо получить хорошее образование, чтобы потом жить нормально. "Ничего, через четыре года я смогу встать на ноги. А сейчас надо потерпеть. У меня есть цель, и я буду упорно к ней идти".
   Войдя в зал, я сняла чехол со швейной машины и, включив её, села на стул. Достав материал и посмотрев ещё раз на эскиз, я принялась за пошив штор.
   Но мысли упорно возвращались к Артёму и моей жизни. У нас имелось что-то общее с ним. "Может, поэтому я помогла ему и не вызвала милицию?" - я до сих пор не могла понять, почему ночью так поступила, да и сейчас тоже согласилась помогать ему.
   "Мы оба жертвы системы и нас обоих она не пощадила. Ничего, вот выучусь на юриста, и покажу почём фунт лиха всем этим Стасам и любителям рейдерских захватов!".
   Жаль было Артёма, потому что из нас двоих ему повезло меньше, чем мне. Он сам создавал фирму и вложил немало сил в развитие своего бизнеса, я же просто потеряла наследство. Терять плоды труда своего отца тоже было жаль, но другого выхода у меня не было. Стас пригрозил, что если я буду усиленно добиваться справедливости, то закончу свою жизнь в каком-нибудь пруду, в виде подводной статуи, а Артём не испугался, и даже получив три пули, собирался бороться дальше. "Я трусиха, а он нет" - я тяжело вздохнула.
   "Ну, ничего. Первые семнадцать лет своей жизни я жила в сказке, потом два с половиной года участвовала в фарсе под названием "замужество", а последние полтора года стала жить реальной жизнью. И как бы тяжело не приходилось, я верю, что это к лучшему. Папа всегда говорил: "Если надо, отступи и затаись. Наберись сил, а потом опять вступай в бой". Сейчас я затаилась, а когда наберусь сил и опыта - вступлю в бой.
   Ближе к обеду три четверти работы уже было сделано, и я почувствовала голод. Если бы в доме не находился Артём, я быстро перекусила какими-нибудь бутербродами, но понимала, что раненому мужчине требуется хорошая пища, поэтому решила приготовить полноценный обед. Вспомнив то, с каким аппетитом он поглощал завтрак, я улыбнулась. "Боюсь, пока он не выздоровеет, я буду привязана к кухне" - эта мысль меня не особо радовала, потому что готовить я не любила, но другого выхода не видела.
   Встав из-за швейной машины, я подошла к спальне, и тихонько открыв дверь, заглянула туда. Мой подопечный спал сном младенца. Подойдя к нему, я осторожно вытащила пульт от телевизора у него из руки. Накрыв его одеялом, я непроизвольно протянула руку и убрала чёлку с лица. Парень был красив и будил во мне какие-то непонятные чувства. Хотелось заботиться о нём и как-то ему помочь. "Дура! Давай, ещё влюбись в него! Одного раза оказалось мало?" - эта мысль разозлила и я, сжав зубы, вышла из спальни.
   Достав на кухне кастрюлю, я занялась приготовлением обеда и одновременно пыталась разобраться в себе.
   То, что я когда-то, в самом начале испытывала к Стасу, не походило на то, что я сейчас чувствовала к Артёму. Стасу я смотрела в рот и внимала каждому его слову. Рядом с ним я всегда чувствовала себя глупой и неопытной, а рядом с Артёмом я чувствовала себя на равных. "Интересно, это потому что мне пришлось пройти интенсивный и ускоренный курс взросления? Или дело в другом?".
   "Плевать что это! У меня своя цель в жизни, а у него своя. И влюбляться сейчас совсем не хочется. Он поправится, и исчезнет из моей жизни. В конце концов, надо придерживаться выработанной линии поведения" - готовя обед, я пыталась уговорить себя не обращать внимания на свои непонятные ощущения.
   Когда всё было готово, я почти полностью убедила себя, что надо вести себя как обычно и не думать о всяких глупостях. Поставив на поднос первое и второе блюда, я зашла в спальню.
   -Артём, - я дотронулась до его плеча. Он открыл глаза и сначала непонимающе посмотрел на меня, а потом улыбнулся. - Обедать будешь?
   -Буду, - и он опять улыбнулся и посмотрел на поднос. - А ты что, не будешь?
   -Буду, но я поем на кухне, - ответила я, помогая ему удобно устроиться и ставя поднос на колени.
   -А может, составишь мне компанию? - он с надеждой посмотрел на меня.
   -Составлю, - согласилась я и пошла на кухню.
   Налив себе суп в тарелку я вернулась в спальню и села в кресло.
   -Очень вкусно! - пока я отсутствовала, Артём съел весь суп.
   -Может, ещё? - я улыбнулась.
   -А можно?
   -Нужно! - мне захотелось рассмеяться и, забрав у него тарелку, я направилась в кухню. "Я буду не просто привязана к кухне, а жить здесь буду. С таким аппетитом как у него, я просто не смогу отойти от плиты!" - но эта мысль меня скорее веселила, чем вызывала раздражение.
   Вручив ему вторую тарелку с супом, я уселась в кресло и занялась своим обедом.
   -А что ты там, в зале делаешь? - спросил он.
   -Шью.
   -Ты швея? - принявшись за второе блюдо, он бросил взгляд на меня.
   -В общем-то, да, - ответила я.
   У меня зазвонил телефон и, отставив тарелку в сторону, я вышла из спальни. Звонила моя директриса из салона.
   -Да, Анна Степановна?
   -Лия, как твои успехи?
   -Хорошо. Мне Света сегодня звонила. К шести всё будет готово.
   -Возьмёшь ещё один заказ?
   -Да, конечно.
   -Тогда в шесть курьер заберёт готовую работу и привезёт новый материал и эскиз.
   -Спасибо, - я улыбнулась. Новые заказы это дополнительное пополнение моего бюджета, а деньги мне сейчас были нужны, потому что близилось время оплаты за семестр в университете.
   Отключив телефон, я вернулась в спальню. Мой подопечный уже всё съел и с улыбкой посмотрел на меня.
   -Добавки желаешь? - спросила я.
   -Нет, - довольно протянул он. - Всё было сытным и вкусным. Я наелся.
   -Вот и хорошо. Тогда отдыхай, - забрав тарелки, я вышла на кухню.
   Быстро доев свой суп, и помыв посуду, я вернулась в зал и принялась дошивать шторы. К пяти часам вечера всё было готово и, довольно осмотрев плоды своего труда, я направилась в ванну, чтобы помыть один из своих рабочих париков. Закончив с мойкой, я принялась его сушить и укладывать волосы.
   В шесть часов приехал наш курьер и, забрав готовую работу, отдал мне ткань и эскиз. "Эх, люди вообще разучились фантазировать" - просматривая заказ, подумала я. "Да с этим я справлюсь меньше, чем за день. Неужели все желают жить стандартно?".
   Решив не терять время, я начала раскраивать ткань, чтобы завтра заниматься только пошивом. "Если завтра всё закончу, то послезавтра у меня будет полноценный выходной, и я могу себе позволить целый день лениться, а ночью нормально отдохнуть" - от этой мысли я улыбнулась, потому что дни, когда я могла позволить себе отдых, выдавались редко.
   К восьми часам вечерам всё было закончено и, накормив Артёма ужином, я начала собираться на вторую работу.
  
  
   Артемий.
  
   Лежа в кровати после плотного ужина, я наслаждался отдыхом. "Странное ощущение. Как будто я дома и мне уютно, как никогда" - я лениво переключал каналы на телевизоре, пытаясь найти что-нибудь занятное.
   "А Лия интересная девушка. В ней есть что-то неуловимое и манящее. Давно я таких не встречал". Я жил на этом свете уже почти двести лет и давно не чувствовал себя так хорошо. Когда она находилась рядом и смотрела на меня своими чёрными глазами, казалось, что она видит мою настоящую сущность, и если я ей расскажу, кто такой, она не испугается этого.
   "Нельзя этого делать" - я вздохнул. "А так хочется! Почему-то кажется, что если я ей расскажу что я дампир, она не испугается и вполне возможно, что даже разрешит выпить своей крови, чтобы я быстрее поправился. В ней самой есть что-то непонятное... Даже демоническое. Может, виноват цвет её глаз и внешность?".
   -Артём, мне пора на работу, - Лия появилась в спальне и я, обалдев, посмотрел на неё. На голове надет красный парик, который я видел ночью, и та же вызывающая одежда, что и ночью - коротенькая кожаная юбка, облегающая кожаная жилетка на голое тело и туфли на высоком каблуке. - Если захочешь есть, то всё стоит на плите. В полтретьего или в три я буду дома. Справишься? - она вопросительно посмотрела на меня. Я смог только кивнуть головой, продолжая рассматривать её. "Кошмар! Это не макияж, а боевая раскраска какого-то дикого племени индейцев, которые готовятся к войне и одним своим внешним видом хотят испугать всех своих врагов". - Вот и молодец, - тем временем произнесла она и, улыбнувшись, подмигнула мне.
   Когда входная дверь закрылась, а затем хлопнула калитка во двор, я поднялся с кровати. Очень хотелось понять, кто же она такая и лучшего способа, чем осмотреть дом, я не видел.
   Выйдя из спальни, я прошёл в зал. Мебели было не много - в углу стоял мягкий уголок, а напротив него, возле окна, стол со швейной машинкой. Там лежала какая-то ткань и куча журналов. На стене висел большой телевизор. Но больше всего меня заинтересовали фотографии, которые располагались на полке, возле стола. Взяв одну из рамок, я начал пристально рассматривать снимок. С него смотрела миловидная женщина лет тридцати пяти, с черными, как у Лии глазами. "Наверное, мать". Рядом с женщиной стоял мужчина лет сорока и счастливо улыбался, глядя на рядом стоящую женщину, при этом положив руку на плечо девочки лет четырнадцати. "Это Лия и её отец, скорее всего".
   Фотография излучала счастье и спокойствие. "И где же эта идиллия сейчас? Судя по всему, фотография сделана где-то на Карибах, или Багамах, или Сейшельских островах, а туда не ездят люди со средним достатком. Как могут родители позволить своему ребёнку заниматься проституцией?". То, что Лия занимается именно этим, уже всё меньше вызывало у меня сомнений.
   Поставив фотографию на полку, я взял другую. На ней запечатлелись те же мужчина, женщина и ребёнок, только теперь они были официально одеты - женщина в вечернем платье, мужчина в смокинге, а Лия, которой, судя по фотографии, уже исполнилось лет шестнадцать, была одета в пышное бальное платье голубого цвета. "Что за ерунда? Да тут одно колье её матери стоит не меньше пятидесяти тысяч долларов. Неужели такие люди толкнут своего ребёнка на такую жизнь?".
   Посмотрев все фотографии, я только запутался. Имелась какая-то нестыковка с ними и с реальной жизнью. Судя по снимкам, Лия и её семья были богаты, но окружающая меня обстановка говорила об обратном.
   Я направился к двери, ведущей в другую комнату. Она оказалась маленькой, и там стояло только два шкафа, один из которых был забит книгами, а в углу стояла гладильная доска. Быстро просмотрев корешки книг, я удивился. Подавляющее большинство из них было по юриспруденции, следом за ними шли книги классиков мировой литературы, причём часть книг на английском языке, и немного книг других жанров - от любовных романов до современной фантастики.
   Открыв шкаф с одеждой, я ещё больше удивился. Я ожидал увидеть одежду девицы лёгкого поведения, но вместо этого нашёл пару коктейльных платьев, пару вечерних, причём не дешевых, и три деловых костюма - один брючный, один жакет с платьем, и один пиджак с юбкой. "И что всё это значит? Проститутки не носят такой одежды! А может Лия не проститутка? Но ведь её одежда и внешний вид сегодня и вчера говорили именно об этом. Хотя мужчинами от неё вчера не пахло. Что же получается тогда?".
   Окончательно запутавшись, я пошёл на кухню, но не найдя там ничего интересного вернулся в спальню и лёг в кровать. "Лия, кто же ты на самом деле?" - этот вопрос уже начал мучить меня, и я понимал, что пока не получу на него ответа, не успокоюсь. Так было всегда - если что-то меня начинало интересовать, я не мог остановиться, пока не получал ответы на все вопросы. В одиннадцать часов вечера меня опять стало клонить в сон и я, удобно устроившись на кровати, заснул.
   Проснулся я от непонятного звука, но когда хлопнула входная дверь, понял, что Лия вернулась домой. На часах было без двадцати три.
   -Лия?!
   -Что? Почему ты не спишь? - она появилась в проёме двери, и я с удивлением на неё посмотрел. Она была одета в облегающие шорты, корсет и ботфорты, а на голове был белый парик.
   -Эээ. Как дела? - я спросил первое, что пришло мне в голову.
   -Нормально, - вяло ответила она. - Только устала как собака. Я тебя разбудила? Извини.
   -Ничего страшного, - я всё ещё не мог прийти в себя от её вида.
   -Знаешь, я сейчас не расположена вести светскую беседу. Давай завтра.
   -Как скажешь, - согласился я.
   Лия вышла из комнаты, и я услышал, как в ванной комнате включилась вода. "И что всё это значит? Ушла в одной одежде и красном парике, а вернулась в другой и уже с белым париком. Интересно!".
  
   Амалия.
  
   Стащив с себя одежду и парик, я встала под душ. "Да уж, сегодня ночка выдалась жаркой. Эти молодые мажоры достали своими капризами и пожеланиями. Ничего, скоро сезон закончится и всё войдёт в привычную колею".
   Приняв душ, я вытерлась и, войдя в зал, быстро расстелила себе постель на диване и сразу свалилась в неё прямо в халате. "Четыре года. Надо потерпеть всего четыре года, а потом я смогу жить нормальной жизнью!" - подумала я, проваливаясь в сон.
   Разбудил меня грохот. Сев, я ничего не поняла, но когда из кухни опять раздались непонятные звуки, заставила себя спустить ноги с дивана и поплелась туда.
   -Извини, я тебя разбудил, - Артём виновато посмотрел на меня.
   -Ничего страшного, - я бросила взгляд на часы. Они показывали половину одиннадцатого утра. - Мне и так пора вставать. Проголодался? Сейчас приготовлю тебе завтрак.
   -Я уже поел и хотел приготовить завтрак тебе, - ответил он.
   -Ого! Добренький. Кофе в постель? Спасибо, обойдусь! - с иронией ответила я, и тут же испытала стыд. - Прости, не с той ноги встала, - поморщившись, произнесла я.
   -Бывает, - с пониманием произнёс он. - Тяжёлая ночь была?
   -Не то слово. Богатенькие мажоры всегда требуют большего, чем обыкновенные люди.
   -Что тебе приготовить? - он с непонятной жалостью посмотрел на меня.
   -Ничего. Я только кофе с утра пью. И потом, ты должен лежать в кровати, а не греметь тут кастрюлями. Как ты себя чувствуешь?
   -Хорошо.
   -Тогда бегом в кровать. Чтобы это "хорошо" не превратилось в "так себе".
   -Как скажешь, - улыбнувшись, он вышел из кухни.
   Приготовив себе кофе, я уселась за стол и посмотрела в окно. "Надо сегодня дошить заказ, постирать рабочие вещи, затем помыть белый парик и уложить его. Если на меня сегодня ничего нового не свалится, то завтра целый день буду тупо валяться в кровати, и смотреть телевизор". От этой мысли я улыбнулась. "Отдых! В коем-то веке!".
   Умывшись, я заглянула в спальню.
   -Тебе что-нибудь надо? - спросила я у Артёма.
   -Ничего.
   -Тогда я пошла шить.
   Он кивнул, и я прошла в зал. Убрав постельное бельё с дивана, я села за швейную машину и принялась за работу.
   -Я тебе не помешаю? - приблизительно через час в зал заглянул Артём. - А то мне там скучно одному.
   -Не помешаешь, - ответила я.
   Подойдя ко мне, он присел на стул.
   -А что ты шьёшь?
   -Шторы.
   -Это твоя вспомогательная работа?
   -Не сказала бы, что вспомогательная. Она приносит неплохой доход. И я шью не только шторы, но и вещи, и скатерти, и прочую ерунду. Просто сейчас заказов мало, но скоро начнёт холодать, и мои клиенты начнут себе заказывать зимние гардеробы. Вот тогда я буду загружена по полной программе.
   -Ясно, - он как-то замялся и смущённо посмотрел на меня.
   -Ты чего?
   -Просто если эта работа приносит неплохой доход, зачем ты занимаешься проституцией?
   -Чем? - ошеломлённо спросила я.
   -Я тебя не осуждаю! Нет! Просто мне кажется, что ты достойна большего.
   Если в первые минуты я слегка растерялась от его слов, то сейчас мне стало смешно. Я посмотрела на него, пытаясь спрятать улыбку. "Боже, как банально! Если я хожу в париках и коротких или облегающих вещах, то сразу все начинают думать, что я проститутка. Нет, точно у людей никакой фантазии. Ладно, парень, я тебе подыграю. Чем хуже обо мне думают, тем меньше от меня ждут, и тем легче мне живётся".
   -Так жизнь сложилась, - ответила я, пожав плечами.
   -Понятно, - он вздохнул и посмотрел на фотографии, стоящие на полке возле стола. - Это твоя семья?
   -Да, - ответила я, с теплотой посмотрев на снимки с родителями.
   -А где они сейчас?
   -Погибли в авиакатастрофе, когда мне было семнадцать, - говорить на эту тему я не любила, потому что до сих пор остро переживала их потерю.
   -И ты с тех пор живёшь одна?
   -Нет, был один добрый человек, который меня обогрел и приласкал, - с сарказмом ответила я. "Более правильным было бы сказать - обобрал и послал" - но рассказывать Артёму о своей богатой на события жизни не хотелось.
   -И где этот добрый человек? - он внимательно посмотрел на меня.
   -Понятия не имею. Может в Москве, может в Питере, а может ещё где-то, - ответила я. Артём, судя по всему, собирался поговорить о моей жизни, я же этого не хотела, поэтому решила сменить тему. - Что тебе приготовить на обед? - спросила я, поднимаясь со стула.
   -Без разницы, - небрежно ответил он, о чём-то задумавшись.
   -Рисовый супчик, картошка и жареная рыба подойдут?
   -Да.
   -Тогда иди в кровать. Тебе ещё рано много двигаться и сидеть.
   Он кивнул мне и пошёл в спальню. Я же занялась приготовлением обеда. "Да уж, Артём выдал - проститутка! Особенно если учесть что у меня был только один мужчина, и от его сексуальных предпочтений меня до сих пор бросало в дрожь. Интересно, мой милый муженёк навсегда у меня отбил всё желание или это временно? Ладно, жизнь покажет. Может я просто начала не с тем мужчиной? Хотя теперь уже поздно об этом думать. Клеймо на меня уже навесили. И большая часть мужчин думают, что я проститутка" - я нахмурилась. Уже не раз в свой адрес я слышала эти слова на работе, и их говорили те, кто пытался снять меня и получал отказ. Но почему-то было обидно, что Артём думает, также как и все. "А в принципе, что он должен думать, видя мои наряды?".
   Как правило, я не ходила по улицам в своей рабочей одежде. Исключение составляли те дни, когда я забирала костюмы и парики домой, чтобы постирать их. И переодеваться после работы я не видела смысла, потому что нас собирал микроавтобус и возил на работу и с неё. Артём как раз попал на тот период, который я называла большой стиркой. Да и мой рабочий макияж, наверное, шокировал его. Но на работе было неудобно краситься, поэтому почти все девчонки красились дома, а там мы только подправляли макияж.
   "Ладно, пусть лучше думает, что я проститутка. Зато точно не станет приставать" - пытаясь успокоить себя таким образом, я вздохнула. Чего уж греха таить, он мне нравился, и я понимала, что когда-то всё равно надо попробовать начать всё сначала и в этой области тоже, поэтому если бы Артём начал проявлять внимание ко мне, не факт, что я бы ему отказала. "Так, хватит! Забот что ли других нет? Я для него проститутка, а таких мужчины стараются обходить стороной. Всё к лучшему" - одёрнула я себя.
   Приготовив обед и накормив своего подопечного, я занялась шторами. К семи часам вечера всё было готово, и я с удовлетворением посмотрела на свой труд. "Завтра буду целый день валяться в кровати. Я это заслужила. Осталось помыть последний парик".
   Заглянув в спальню и увидев, что Артём спит, я решила его не будить. "Закончу с париком и тогда разбужу, чтобы накормить ужином. А потом на работу, а завтра будет законный и долгожданный отдых!" - от этой мысли я улыбнулась.
  
  
   Артемий.
  
   Лия опять ушла на работу, и я не знал чем себя занять. Спать не хотелось, по телевизору ничего интересного не показывали. "Хорошо бы душ принять, но как я потом наклею себе на спину лейкопластырь?". Лишний раз будить у Лии подозрения не хотелось, потому что пулевые ранения затягивались у нас быстро, и если она увидит, что раны больше, чем наполовину зажили, то поймёт, что со мной что-то не так. "Ай, как-нибудь выкручусь" - поднявшись с кровати, я направился в ванную комнату и больше получаса провёл там. "Как заново родился" - с удовлетворением подумал я, выходя.
   Решив что-нибудь почитать, я прошёл в комнату с книжным шкафом и, остановившись перед ним начал перебирать книги. Но ничего интересного для себя я не нашёл и, увидев какие-то тетради, потянулся к ним.
   На обложке было написано "Бардина Амалия. Международное право", а потом шла какая-то аббревиатура и цифры. "Интересно. Лия, что, учится?" - пролистывая тетрадь, я читал отрывки. "Это конспект. Теперь всё ясно. Она вынуждена работать ночами, чтобы оплатить всё обучение".
   Когда она сказала, что её родители погибли, стало её жалко, и показалось, что я отчасти понял, почему она стала вести такой образ жизни. Ведь судя по всему, у её родителей имелись деньги, и она привыкла к хорошей жизни, а проституция давала ей возможность быстро заработать неплохие деньги. В том, что Лия не дешевая проститутка я не сомневался. Она красивая девушка и за три копейки себя продавать не будет. Но сейчас получалось, что она занималась этим ради оплаты обучения, а не ради красивой жизни. "Выберусь из этой ситуации, обязательно отблагодарю её - оплачу её обучение полностью" - решил я.
   "Только вот как же так получилось, что она стала в одночасье бедной? Если родители были богаты, то она должна унаследовать их деньги". Вопросов у меня было много, а отвечать на них она не горела желанием. Когда я попытался поговорить с ней сегодня днём, она ушла от разговора, и вообще отправила меня обратно в спальню. А ещё меня очень заинтересовал её тон, когда она говорила про человека, который появился в её жизни после смерти родителей. "Становится всё интереснее и интереснее!". Лия являлась для меня загадкой, а я очень любил их разгадывать. "Есть у меня один способ разговорить её, и весьма приятный. Именно этим завтра и займусь" - пообещал я себе, улыбнувшись.
   Вернувшись в спальню, я лёг в кровать и начал планировать свои действия на завтрашний день. То, чем занималась Лия не пугало меня, а даже добавляло определённой пикантности, и потом, я всегда ценил хороших любовниц. "Надеюсь, она не сильно будет сопротивляться".
   В половине третьего я услышал, как открывается входная дверь. Она заглянула в спальню, но я притворился спящим. "Пусть лучше сразу идёт отдыхать. А завтра с утра я уже начну действовать. Да и самому не помешает выспаться".
   Через полчаса в доме стало тихо, но я почти до пяти утра крутился с бока на бок и никак не мог заснуть. Если вначале я решил соблазнить Лию, чтобы после секса разговорить, и вообще не особо задумывался о ней как о женщине, то теперь с каждой минутой хотелось быстрее начать действовать.
   Женщин я всегда любил, и мне нравилось обольщать их. Правда, быстро загоревшись, я так же быстро терял интерес, но так как долго оставаться у Лии не собирался, то не испытывал никаких угрызений совести. "В конце концов, она и сама должна понимать, что её профессия не располагает к длительным отношениям" - с этими мыслями я заснул.
   Утром я проснулся от аппетитных запахов из кухни. Натянув джинсы и надев рубашку, которую Лия уже постирала, я вышел на кухню.
   -Привет, - я тепло ей улыбнулся.
   -Привет - привет! - радостно ответила она и тоже улыбнулась.
   "Ого! Настроение у неё хорошее, а это значит, что всё должно получиться. Женщина в хорошем настроении всегда более сговорчива" - я сел за стол.
   -Выглядишь очаровательно.
   Она действительно выглядела очень привлекательно. На лице не было ни грамма косметики, волосы заплетены в косу, а летний сарафан выгодно подчёркивал её стройную фигуру. "Ребёнок ребёнком. Даже стыдно соблазнять".
   -Ты тоже ничего, - она подмигнула мне.
   -А сколько тебе лет? - не удержавшись, спросил я. - О, прости, ведь женщинам нельзя задавать таких вопросов.
   -Ну да, нельзя, - она задорно улыбнулась. - Но так и быть, отвечу. Через четыре месяца мне будет двадцать один. А тебе сколько?
   -Двадцать пять, - ответил я. То, что мне сто девяносто семь лет, я естественно не собирался говорить, а вот то, что она выглядит младше своего возраста, приятно удивило, потому что женщины её профессии всегда быстро стареют и дурнеют. - Вижу у тебя сегодня очень хорошее настроение.
   -Да, у меня законный выходной, и я сейчас приготовлю еды на целый день, а потом буду усиленно лениться, - она хитро улыбнулась. - Так что сразу говори, что желаешь сегодня на обед и ужин, потому что потом я ничего готовить не буду.
   "Выходной! Лучше не придумаешь" - вчера меня как раз смущало то, что может уйти куча времени, чтобы затащить её в постель, и потом на разговоры времени вообще не останется, и она убежит на работу. "Чудесно, теперь можно не спешить, потому что впереди почти целый день и вся ночь" - от этой мысли я улыбнулся.
   -На твоё усмотрение, - встав, я вплотную подошёл к Лии и, положив ей руку на талию, заглянул через плечо. - А что ты сейчас готовишь?
   -Блинчики с творогом, а ты мне мешаешь. Если некуда деть руки, то почисти картошку, - она хитро покосилась на меня.
   -Моей руке и здесь хорошо, - наклонившись к её уху, прошептал я.
   -Так, так, так. Включил обаяшку? - весело сказала она.
   -Что включил? - не поняв, что она имеет в виду, спросил я.
   -Артём, ты красивый парень и я, таких как ты, знаешь, сколько за вечер встречаю, на работе? Так что расслабься, вспомни о моей профессии, и не пытайся обаять. Поверь, тебе это не нужно, - она бросила на меня лукавый взгляд и, подмигнув, отошла.
   "Будет непросто. Но от этого ещё интереснее" - вернувшись к столу, я сел на стул.
   -Давай свою картошку. Так и быть, займу свои руки делом.
   -Хороший мальчик. Хвалю, - довольно протянула она и вручила мне нож, и сетку с картошкой, а потом поставила кастрюлю с водой.
   -Как ты планируешь сегодня лениться? - спросил я. "Надеюсь, она не побежит по магазинам или ещё куда-нибудь".
   -Буду валяться на диване, смотреть DVD, и жевать что-нибудь вкусненькое.
   -Хорошая идея. Предлагаю валяться вдвоем в спальне. Обещаю, что руки буду держать при себе.
   -Договорились. Проведаю сегодня свою кровать, чтобы она не забыла меня.
   -Она кстати просила передать, что очень скучает, - мы оба рассмеялись и посмотрели друг на друга. "А с ней легко и просто. Она мне всё больше нравится" - взяв первую картофелину, подумал я.
   К двум часам дня, насмеявшись, всё приготовив, и пообедав, мы пошли в спальню. Лия принесла подушки из зала, и кучу дисков.
   -Что будем смотреть?
   -Сегодня твой день, так что выбирай сама, - устроившись на кровати, ответил я.
   -Так. Долю смеха мы уже сегодня получили, так что комедии отпадают. Можно посмотреть какой-нибудь триллер или фантастику, а вечером ужасы, - она скорчила испуганную гримасу, и мне почему-то захотелось прижать её к себе и поцеловать. "Ну какой же она ещё ребёнок". - Я выбираю фантастику, - взяв понравившийся диск, сказала она.
   Вставив диск в DVD, она легла на второй половине кровати и, включив фильм, стала его смотреть. Я тоже уставился в экран телевизора, но сам фильм меня мало интересовал.
   "Глупость сделал. Надо было самому выбирать фильм, и выбирать что-то романтическое, чтобы атмосфера фильма подготовила почву для моих дальнейших действий. Лия так просто не дастся. Да и глупо сейчас начинать ей шептать нежные слова, когда герои фильма отстреливаются друг от друга и летают в космосе на космических кораблях. Придётся ждать окончания этого фильма, чтобы включить нужный мне" - вздохнув, я тоже начал смотреть фильм.
   Через полчаса в фильме начала завязываться любовная линия, и я покосился на Лию, чтобы посмотреть, как она на это реагирует. Она на это вообще никак не реагировала, потому что спала. "Прекрасно. Лучше не придумаешь" - меня начал душить смех. "Я тут коварные планы по её соблазнению строю, а она взяла и просто заснула!".
   Наклонившись над ней, я внимательно вглядывался в её лицо. "Ладно, пусть спит. Это даже к лучшему. Вечером и ночью я точно долго не дам ей заснуть". Лия тем временем перевернулась на живот и обняла подушку. "Во сне она выглядит ещё младше. Так и хочется купить ей какую-нибудь мягкую игрушку, чтобы она её обнимала. Нет, лучше пусть обнимает меня, и я вечером хорошо постараюсь, чтобы она именно так сегодня заснула".
   Тихо выскользнув из кровати, и пройдя в зал, я начал перебирать имеющиеся диски, пытаясь найти что-то романтическое. Но дисков с такими фильмами практически не было. "Странно, женщины ведь должны любить мелодрамы и романтику".
   Найдя только два диска, которые подходили мне, я вернулся в спальню и, ожидая пока Лия проснётся, стал смотреть телевизор.
   Вначале шестого она зашевелилась и открыла глаза.
   -Ну что, соня, выспалась? - повернувшись на бок и глядя на неё, спросил я.
   -Выспалась, - она смущённо улыбнулась.
   -Что дальше планируешь?
   -Пожевать что-нибудь вкусненькое, - потянувшись, ответила она. - Присоединишься?
   -С удовольствием.
   Разогрев блинчики в микроволновке, Лия принесла их в спальню.
   -Или ты чего-то более серьёзного хочешь? - заливая их сметаной, спросила она.
   -Нет, меня и это устраивает.
   -Вот и хорошо, а на десерт будут фрукты.
   -Кстати, я тот фильм досмотрел и теперь моя очередь выбирать, - жуя блинчик, сказал я.
   -Согласна, только, чур, поменьше крови.
   -Крови там не будет вообще, обещаю.
   -Тогда включай.
   -Давай сначала поедим, - попросил я. Требовалось её романтически настроить, а поглощение пищи отвлекало бы от фильма.
   Закончив с лёгким ужином, мы опять устроились на кровати.
   -Включай, - произнесла Лия, и взяв яблоко, укусила его.
   Я нажал на "play". Когда пошли первые титры, и прозвучало название фильма, она повернулась и удивленно посмотрела на меня.
   -Я ожидала чего угодно, но никак не этого. А ты у нас романтик.
   -Разве это плохо?
   -Нет, хорошо. Просто неожиданно.
   -Люблю удивлять, - я улыбнулся.
   Лия внимательно посмотрела мне в глаза, а потом сосредоточилась на фильме. Через пятнадцать минут, когда главные герои начали целоваться и объясняться в любви перед расставанием, я взял её за руку и стал водить пальцем по ладони, постепенно поднимаясь выше. Когда я начал поглаживать внутреннюю сторону руки в области запястья и подниматься пальцами к локтю, она повернула голову ко мне и спросила:
   -И как это понимать?
   "Нет, романтикой её не проймёшь. Тут надо действовать с напором" - решил я и, наклонившись над ней, тихо спросил:
   -Тебе неприятно?
   -Приятно, - так же тихо ответила она, и как-то испуганно посмотрела мне в глаза.
   -А дальше будет ещё приятнее, - пообещал я и, наклонившись, легонько её поцеловал.
   -А если я не хочу? - в её глазах читался уже не испуг, а паника. "Ничего не понимаю!" - я с недоумением посмотрел на неё, но отступать уже не хотел.
   -Значит, я должен сделать так, чтобы ты захотела, - я снова прильнул к её губам уже более требовательным поцелуем. - Тебе понравится, обещаю.
   Не спеша обведя её губы языком, мне захотелось, чтобы она ответила на поцелуй прямо сейчас, но Лия упёрлась ладошками в грудь и попыталась вывернуться.
   -Не отказывай мне, - ласково попросил я.
   -Ты хоть представляешь, что я делаю этими губами на работе, - она вызывающе посмотрела на меня.
   -Шшш! Молчи. Мне плевать на твою работу и на то, что ты там делаешь, - убрав её руки, прошептал я.
   И мне действительно было плевать. Лия будила во мне какие-то новые ощущения, и теперь я готов был на всё, чтобы в полной мере их испытать. Прижав её к кровати, я начал целовать её, и когда она ответила на поцелуй, почувствовал пьянящее наслаждение от вкуса её губ. "Давно я такого не чувствовал. А что же будет дальше? Ведь это просто поцелуй" - но мысли уже стали путаться....
  
  
   Глава 3.
  
   Амалия.
  
   Я понимала, что сделала глупость, но ни капли об этом не жалела. По всему телу разливалась приятная истома, и я наслаждалась этим ощущением. Я лежала на животе, а Артём водил кончиками пальцев по спине.
   "Как же хорошо, что я тогда не вызвала скорую и милицию. Иначе бы я ещё долго не решилась с кем-то заниматься сексом. Вот уж действительно, права народная мудрость - всё познаётся в сравнении. Стас был требовательным животным в постели, а Артём нежным и ласковым".
   Поцеловав в плечо, он обнял меня и спросил:
   -О чём ты думаешь?
   -О тебе, конечно, - я улыбнулась.
   -Надеюсь, хорошее?
   -Ты даже не представляешь насколько!
   -Приятно это слышать, - самодовольно произнёс он.
   Мне не совсем понравился его тон, но я готова была простить ему и не такое, за то, что он не отступился, когда я попробовала его испугать своей мнимой работой, и тем, чем я там могу заниматься. "Крепкий орешек" - я опять улыбнулась.
   -Лия, а расскажи мне о себе, - прижавшись ко мне, попросил он.
   -Ты и так всё обо мне знаешь, - лениво ответила я.
   -Не всё. Мне, например, непонятно, почему ты так сейчас живёшь. Ведь твои родители были богаты, и после их смерти ты должна была унаследовать их деньги.
   -Я их и унаследовала, и наследство было не маленьким, но...- говорить об этом было тяжело, но я решила всё же кое-что рассказать Артёму. Перевернувшись на спину, я продолжила: - В общем, мне исполнилось семнадцать, и я заканчивала одиннадцатый класс. Следовало готовиться к выпускным экзаменам, поэтому, когда на весенних каникулах родители поехали на курорт, я отказалась ехать с ними и осталась дома. При возвращении домой их самолёт разбился, и так как все мои родственники уже умерли, я осталась одна. По завещанию, в случае смерти родителей моим опекуном назначался младший партнёр отца, Стас, - вспоминать всё это было тяжело, и я вздохнула. - Когда папа был жив, Стас был тише воды, ниже травы, а потом он показал себя во всей красе, правда, не сразу. Я была молодой, глупой и остро переживала потерю мамы и папы, а Стас окружил меня заботой. Как-то незаметно для меня самой он стал самым важным человеком в моей жизни, и я стала ему безоговорочно доверять. Когда я окончила школу, он сделал мне предложение, и я согласилась, потому что думала что люблю его, а он меня, - от воспоминаний я поморщилась. - Стас убедил меня подписать брачный контракт и полностью передать фирму отца ему, и так как я ему доверяла, то не видела в этом ничего необычного. А потом началась наша семейная жизнь. Первые полтора года я просто плыла по течению, пытаясь научиться жить без родителей и быть хорошей женой, а затем стала задумываться о своей жизни. Она показалась мне пустой и никчёмной и вряд ли мои родители захотели бы, чтобы я так жила. Понимаешь, - я посмотрела на Артёма. - Всё, что я делала - это бегала по магазинам, спа-салонам, фитнес-клубам и молча улыбалась, стоя со своим мужам рядом на вечеринках или светских раутах. Мне же казалось, что я способна на большее, чем вести такую жизнь и хотелось показать, что я не просто глупая кукла и сама по себе чего-то стою. И однажды я решилась сказать об этом Стасу, тем более чем дольше мы жили, тем пренебрежительнее он относился ко мне. Когда я объявила ему, что хочу поступить в университет, он не сильно этому обрадовался. В тот момент я столкнулась с реальным миром и наконец-то сняла розовые очки, многое поняв. Бракоразводный процесс был долгим. За это время он успел фиктивно распродать всё наше имущество за копейки своим близким и не очень родственникам, а фирму отца, опять же фиктивно, обанкротить. В конечном итоге, когда нас развели, от моего наследства ничего не осталось, и делить оказалось нечего. Мне удалось отвоевать только этот дом. Он когда-то принадлежал моей бабушке по линии отца. Она оформила его на меня, ещё до того как я вышла замуж, поэтому Стас не смог меня его лишить. Вот так я стала бедной, - я грустно улыбнулась.
   -Мне жаль, что так всё получилось, - он печально посмотрел на меня, проведя пальцами по щеке, а потом прижал к себе.
   -Наверное, это проклятие, и чем дальше, тем больше я понимаю, что это правда. Хотя раньше я в него не верила, - вздохнув, ответила я.
   -В каком смысле?
   -Понимаешь, моя бабушка была чистокровной цыганкой, и она имела неосторожность влюбиться в кубанского казака и ушла из табора, а такого не прощают. Говорят, мать с отцом прокляли её, и теперь весь наш род преследуют несчастья и, как правило, ранняя смерть.
   -Так вот откуда у тебя такая экзотическая внешность? - он с интересом посмотрел на меня.
   -Ага, - я улыбнулась. - Я полностью пошла в свою бабушку по линии матери, хотя всего на треть во мне течёт цыганская кровь.
   -Так ты у нас колдунья и гадалка?
   -Конечно, нет, - весело ответила я. - Бабушка вообще была против всего этого и после ухода из табора постаралась всё забыть. Мама говорила, что она только один раз раскинула карты - в день моего рождения. Но это уже другая история и не интересная.
   -Ясно. А как с твоими планами? Удалось их осуществить?
   -Да, я уже на втором курсе университета, - с гордостью ответила я.
   -И кем ты будешь?
   -Юристом. В принципе, учёба мне всегда давалась легко, да и мама с папой дали хорошую базу знаний. Они всячески старались меня развивать и не жалели денег, нанимая репетиторов.
   -Может ты ещё и отличницей была? - ехидно спросил он.
   -Нет, - я улыбнулась. - Отличницей не была, но ниже четвёрок не скатывалась. И потом, у меня была масса других интересов помимо школьной программы.
   -И один из этих интересов дзюдо! - закатив глаза, Артём хмыкнул.
   -Как раз и нет. Бросок через бедро - это единственный приём, который я знаю, - ответила я, вспоминая наше знакомство. - Папа когда-то занимался спортом и пробовал мне привить любовь к нему, но не сложилось. Меня интересовало другое.
   -И что же?
   -То, что сейчас помогает мне оплачивать учёбу. Я любила шить и сама придумывала себе и маме фасоны платьев. А ещё занималась вокалом и танцами.
   -Так вот почему ты так музыкально и красиво стонала? - он подмигнул мне.
   -Пошляк, - чопорно ответила я и залилась краской стыда.
   -Мне очень понравилось, - прошептал он и провёл рукой по изгибу талии, а потом требовательно поцеловал в губы.
   По телу тут же разлилось тепло, а внизу живота образовался пульсирующий комок. От одних его прикосновения я уже начинала таять.
   -Неужели ещё хочешь? - с надеждой спросила я.
   -Ты себя в зеркало-то видела? - он удивлённо посмотрел на меня, а затем подмигнул. - Конечно, хочу, и не раз. Разве тебя можно не хотеть?
   "Можно" - хотелось ответить мне, вспоминая Стаса и нашу с ним жизнь. Он не часто занимался со мной сексом, да и я не особо горела желанием, потому что его предпочтения всегда вызывали у меня отвращения. "С Артёмом всё по другому, и мне это нравится" - я стала с радостью отвечать на его поцелуй...
  
  
   Артемий.
  
   Ночь и следующий день пролетели незаметно. Всё это время мы с Лией провели в постели и даже позавтракали и пообедали в ней. Сейчас она спала, обняв меня, и внутри росло непонятное чувство - хотелось оберегать, защищать её и никуда от себя не отпускать.
   Она многое успела о себе рассказать, и чем больше я узнавал её, тем больше понимал, почему она так сейчас живёт, и даже испытывал своеобразную гордость за неё. "Она росла и ни в чём не знала отказа, а когда всего этого лишилась, не опустила руки. Многие и после меньших испытаний ломаются, а Лия выстояла. Конечно, проституция не лучший способ зарабатывания денег, но она делает это, чтобы оплатить своё образование, и с её силой духа она добьётся много, когда получит диплом" - я был уверен в этом на сто процентов.
   "Найти бы этого Стаса, вырвать ему руки и отбить голову! Хотя... Нет, лучше его разорить и посмотреть, как он будет чувствовать себя на месте Лии" - мстительно подумал я. "Так и сделаю потом, когда выберусь из всего этого. А ей оплачу обучение и дам денег, чтобы она и в чём не знала нужды. Она заслуживает большего, чем та грязь, в которой ей приходится жить".
   Зашевелившись, она открыла глаза.
   -Ну что, красавица, выспалась?
   -Выспалась, - она лениво потянулась, и улыбнулась. - Вот бы дня три так ещё провести и не таскаться на работу, - сев на кровати она поцеловала меня, а потом, взяв халат, набросила его.
   -Так в чём дело? Не ходи на работу, - сказал я. "А действительно, зачем ей это? Уже сейчас я могу её от этого избавить. У меня с собой около трёх тысяч евро, и две тысячи из них я могу отдать ей, а потом, когда окажусь в безопасности, открою на её имя счёт". - У меня есть деньги, а когда окажусь дома, то вышлю тебе ещё. Ты ни в чём не будешь нуждаться, - пообещал я.
   -Спасибо, не надо, - твёрдо ответила она, вставая с кровати.
   -Лия, пожалуйста, брось эту работу. Ты заслуживаешь большего, - я понял, что не хочу сейчас отпускать её к какому-то другому мужчине. Одна только мысль что она будет себя так же кому-то дарить в постели, как делала это со мной, вызвала злость.
   -Артём, я заслуживаю только того, чего сама смогла добиться, и эта работа мне нужна.
   -Не нужна! - я схватил её за руку и Лия тут же прищурилась.
   -Отпусти, - тихо произнесла она.
   -Солнце, - я решил зайти с другой стороны, поэтому стал говорить ласково. - Я многим тебе обязан, поэтому хочу отблагодарить и избавить от такой жизни.
   -Да неужели?! И когда эта светлая мысль пришла в твою голову? До или после того как ты переспал со мной? - с иронией произнесла она. - Дорогой, это было бесплатно! Даже проститутки иногда делают широкие жесты, - вырвав руку, она выскочила из спальни.
   Я с недоумением посмотрел ей в след, и до меня дошло, что она восприняла предложение, как плату за секс с ней. "Идиотизм какой-то!". Поднявшись с кровати, я натянул плавки и пошёл следом за ней.
   -Ты всё неправильно поняла, - произнёс я, зайдя в зал. - Деньги я в любом случаи собирался тебе дать, и секс здесь ни при чём.
   -Спасибо, обойдусь, - самолюбиво ответила она, вытаскивая из шкафа полотенце.
   Меня стала охватывать злоба из-за её упрямства и, не подумав, я бросил:
   -А может тебе нравится твоя работа? Ты у нас девушка темпераментная и, наверное, любишь разнообразие!
   Она застыла, а потом повернулась ко мне и холодно сказала:
   -Да, моя работа мне нравится, - и с гордо поднятой головой прошла мимо меня.
   -Шлюха, - с отвращением сказал я. Лия дёрнулась как от удара, но не обернулась.
   Зайдя в спальню, я сел на кровать. "Это же надо быть такой идиоткой! Ей предлагают решение всех её проблем, а она ещё и выделывается. Да пусть что хочет, то и делает, мне плевать на её жизнь!" - я поморщился.
   Но через пять минут понял, что мне почему-то не наплевать. Как я себя ни уговаривал не вмешиваться в её жизнь, не хотелось, чтобы она сейчас ехала куда-то и ложилась под другого мужчину.
   Вспоминая, как она отвечала на мои поцелуи и, представив, что через час она будет так же дарить свои ласки другому, я чувствовал, как мной начинает овладевать жгучая ярость. Да и то, как я её назвал, не делало мне чести. "Она упрямая дурочка, а я кретин. Надо извиниться и поговорить с ней нормально".
   Выйдя из комнаты, я подошёл к дверям ванны. Вода уже не лилась, поэтому я постучал.
   -Лия, я хочу поговорить с тобой. Открой дверь.
   -Спасибо, уже поговорили, - елейным голосом ответила она.
   -Я хочу извиниться за свои слова, особенно за последние.
   -Ну зачем же? Ведь ты на самом деле считаешь меня шлюхой, особенно в свете последних событий. Нормальная девушка ведь не ляжет в постель с парнем после трёх дней знакомства.
   -Я не считаю тебя шлюхой. Открой дверь, и мы нормально поговорим.
   -У меня нет времени вести с тобой душеспасительные беседы. Прости, толпы мужчин уже ждут меня.
   Её упрямство уже не на шутку разозлило меня. "В конце концов, я же хотел извиниться!".
   -Как знаешь, - презрительно сказал я. - Нравится ложиться под каждого встречного и поперечного, ложись. Мне плевать!
   -Вот и хорошо! - дверь в ванную открылась, и она появилась на пороге в своей боевой раскраске. - Буду ложиться! - дерзко ответила она и пошла в зал.
   Громко хлопнув дверью, я вернулся в спальню и лёг на кровать. "Мне что мало проблем? Свалилась на мою голову эта упёртая красотка, и теперь я должен ещё и за неё переживать?" - я вздохнул. "Вообще-то это я свалился на её голову" - напомнил я себе.
   "Как бы там ни было, я не позволю ей делать глупости" - решение созрело моментально. "Поеду следом и устрою хорошую головомойку ей и её клиенту. Я у тебя, милочка, раз и навсегда отобью желание заниматься этим с кем попало, и все мужчины будут бояться подойти к тебе ближе, чем на сто метров" - быстро одевшись, я лёг в кровать и полностью накрылся.
   Услышав шаги, я придал своему лицу скучающее выражение.
   -Я ушла, - холодно сказала Лия, открыв дверь в спальню.
   -Хорошо, - спокойно ответил я, с удивлением рассматривая её.
   Она была одета в штаны капри и простую футболку, а волосы собраны в обычный узел. Если бы не её макияж, то она выглядела как обыкновенная девушка, которая собирается совершить вечернюю прогулку и соблазнение мужчин в её планы никак не входит. "Ничего не понимаю, но обязательно всё сегодня проясню".
   Как только за ней закрылась входная дверь, я вскочил с кровати. Услышав, как закрывается калитка, я вышел во двор и, захлопнув входную дверь, подошёл к воротам. Посмотрев в щель, я увидел, как к Лии подъехал микроавтобус и она села в него. Когда он тронулся с места, я перепрыгнул через забор и, подойдя к обочине дороги, стал ловить такси. "Только бы не упустить их! Хорошо, что здесь движение оживлённое".
   На моё счастье возле меня остановилась машина и сидящий за рулём парень спросил:
   -Куда?
   -За темно-зелёным микроавтобусом, - ответил я, усаживаясь на переднее сиденье.
   -Всегда мечтал это услышать, - весело сказал он и резко тронулся с места.
  
   Амалия.
  
   Хотелось плакать из-за слов Артёма. "Ну почему сразу шлюха?" - на работе я давно привыкла к таким словам в свой адрес, но было больно слышать их от него, особенно после того, что между нами произошло.
   Закрыв глава, я откинулась на спинку сиденья и судорожно втянула воздух. "Главное не расплакаться. Если макияж потечёт, буду выглядеть как пугало. Вот приеду домой после работы и вволю наплачусь" - пообещала я себе.
   -Лия, ты чего? - со мной рядом села Неля.
   -Да так, мелкие неприятности. Не обращай внимания, - мы с Нелей дружили, но что-то рассказывать ей не хотелось. Про раненого парня в своём доме я помалкивала, да и боялась расплакаться, если она начнёт меня расспрашивать.
   -Я тебя сейчас обрадую, хочешь? - она широко улыбнулась.
   -Давай, - вяло ответила я.
   -Завтра у нас опять выходной! В клубе корпоратив и там будет своя программа, поэтому мы завтра снова отдыхаем.
   "О Боже! Только это мне не хватало! Это значит, что завтра целый день я проведу с Артёмом" - от этой мысли я поморщилась. "Ну, нет. Лучше день по улице буду ходить, чем находиться с ним в одном помещении".
   -Что-то я не вижу радости на лице? - Неля с недоумением посмотрела на меня.
   -Да, нет, я рада, - вымучено улыбнувшись, я посмотрела в окно.
   Неля вздохнула и пересела на другое сиденье. "Вот за это я её и ценю. Она никогда не лезет и не пытается что-то вытащить из человека, если видит, что он не хочет говорить".
   Мысли опять вернулись к нашему с Артёмом конфликту. Когда он сказал про деньги, я взбеленилась. Если бы он предложил мне деньги до того, как мы с ним переспали, то я, скорее всего, приняла бы их. Но он посчитал нужным их предложить именно после секса, а в свете того, что он считал меня проституткой, это выглядела, как оплата за услуги, и меня это разозлило. А слово "шлюха" окончательно добило. "Век мне теперь быть шлюхой!" - с отвращением подумала я. "Ну и пусть!" - я начала злиться. "Первые семнадцать лет я была примерной и старалась не разочаровывать своих родителей. Потом два года старалась быть примерной женой, и что из этого получилось? Где я сейчас и как живу? Хватит, девочка повзрослела и реально посмотрела на мир. Думайте обо мне что хотите, главное, чтобы я сама знала, что я не такая" - я сжала зубы.
   Подъехав к развлекательному центру, мы с девчонками вышли из машины, и пошли в нашу тесную гримёрку. "Плевать мне на мнение других! У меня своя голова на плечах и только я буду решать, как мне жить, как себя вести и что делать!" - одевшись и натягивая парик, попыталась я себя успокоить.
   -Ну, что козочки мои любимые, - в гримёрку зашёл наш босс. - Зажжёте сегодня? Скоро закрытие сезона, а мы ведь хотим, чтобы наши отдыхающие и в следующем году приехали к нам?
   Наш Валерий Сергеевич был деловым и весёлым человеком, а главное вменяемым и никогда не давил на нас. Он давал нам определенную свободу, и позволял самим решать, как мы будем себя вести за сценой. Некоторые наши девчонки действительно занимались проституцией, но он никого к этому не принуждал, а с тех, кто этим занимался, не брал свой процент, хотя в других клубах именно так поступали некоторые владельцы.
   -Зажжём! - хором ответили мы.
   -Умницы вы мои, - он улыбнулся и вышел.
   Одевшись, мы подправили макияж, и выстроились за кулисами.
   -А теперь начинаем шоу, - раздался голос нашего ди-джея Бонза. Заиграла музыка, и он начал называть наши имена.
   Мы стали выбегать на сцену, после того, как звучали наши имена и включались в танец.
   -Кити! - произнёс Бонза, и я приготовилась, потому что всегда шла последней. - А также наша сладкоголосая Мали, - я выбежала на сцену и, встав в первый ряд, стала двигаться в такт музыке.
   "Впереди четырёхчасовой марафон, а потом буду дома" - фальшиво улыбаясь, успокаивала я себя. Вообще-то эта работа мне нравилась, но сегодня настроения веселить других не было, потому что на душе скребли кошки. "Главное, чтобы не заказывали песен, а уж с танцами я как-нибудь справлюсь".
  
  
   Артемий.
  
   Меня усадили за столик неподалёку от сцены, и теперь я высматривал среди посетителей Лию. "Хоть не на панели зарабатывает - и то хорошо".
   Вслед за микроавтобусом мы оказались возле развлекательного центра, чему я удивился. Для себя я уже решил, что если мы приедем к какой-нибудь квартире или дому, то я выломаю там двери и заберу Лию. Сейчас же я хотел посмотреть, как будут развиваться события.
   Сразу в клуб меня не пустили. Он оказался ещё закрыт, и я с пользой потратил свободное время, зайдя в ближайший магазин и купив новую одежду - чёрные джинсы, белую футболку и пиджак.
   -Что будете заказывать? - передо мной остановилась миловидная официантка.
   -Коньяк.
   -Какой?
   -На ваше усмотрение, - ответил я.
   Она отошла от стола, и я продолжил выискивать глазами Лию. "Клуб не дешевый. Как правило, в таких местах работает своя армия девушек, которые разводят посетителей на дорогое спиртное и предлагают сексуальные услуги".
   За соседний столик села компания из пяти мужчин.
   -Это наш самый крутой клуб, - произнёс один из них. - Здесь убойная шоу программа. Такого вы точно ещё не видели! - он бросил взгляд на часы. - Через десять минут начнётся. Вам понравится!
   Потеряв интерес к ним, я продолжил высматривать Лию, но её нигде не было.
   -А теперь начинаем шоу! - прогремело на весь зал, и я повернулся к сцене.
   Когда прозвучало имя Мали, и на сцене появилась Лия в красном парике, кожаной юбке и жилетке, я оторопел. Первые десять минут я наблюдал за её движениями на сцене и не мог прийти в себя. "Я точно кретин!" - в конце концов, констатировал я. "Она танцовщица!" - от этой мысли я расплылся в глупой улыбке. "Вот зачем этот вызывающий макияж и такая же одежда!".
   При их появлении на сцене зал взорвался аплодисментами и подбадривающими криками, и все двинулись на танцпол.
   -Эти девочки чудо! - прокричал мужчина за соседним столиком, стараясь перекричать музыку. - Но это только начало! Восточные танцы любите? - сидящие с ним мужчины закивали головой, и он встал из-за стола с хитрой улыбкой двинулся к сцене. Через пять минут он вернулся и победно сказал: - Вы выпадете в осадок! Только сразу предупреждаю - руками трогать никого нельзя!
   Меня заинтересовали его действия, и я с интересом стал ждать дальнейшего развития событий.
   Станцевав ещё три танца на сцене, Лия и вся группа девушек исчезли, но люди на танцполе уже вошли в раж и практически не обратили на это внимание.
   -А сейчас танец для наших гостей из Нижневартовска, - объявил ди-джей. - Наташа Атлас "Амулет"!
   Заиграла музыка и на сцену выпорхнули девушки в длинных газовых юбках и маленьких топиках. Лия была в первом ряду и когда начала двигаться, я чуть не открыл рот. Её движения были плавными, завораживающими и стали меня заводить. Когда же раздался проигрыш и она начала крутить бёдрами, а потом верхней частью тела, я не удержался и, вскочив на ноги, как и большинство посетителей, стал хлопать в ладоши и пританцовывать. "Вот чертовка! Как двигается-то!".
   Пока она танцевала, я с гордостью смотрел на неё и не мог отвести взгляда. Когда танец закончился, и все девушки поклонились, какой-то парень подбежал к Лие и что-то вложил ей в руку.
   Закрепив вокруг головы беспроводной микрофон, она произнесла:
   -А теперь второй подарок для наших гостей из Нижневартовска. Песня "Bahlam".
   Под раздавшуюся музыку она начала не спеша спускаться со сцены, при этом, пританцовывая, а когда запела, я уже не сдержался и в прямом смысле этого слова открыл от изумления рот. "Пока ей лучше меня не видеть" - пронеслось в голове, когда понял, что она направляется к соседнему столику, и отошёл подальше.
   Лия тем временем остановилась перед столиком моих соседей, и плавно задвигавшись, продолжила петь песню, как бы для них одних. Выгибаясь, она пластично двигалась, и периодически наклонялась то к одному, то к другому, прикасаясь к их лицам. Они в ответ тянули к ней свои руки и пытались в ней прикоснуться, но Лия в последний момент делала шаг назад и мужчины ловили руками только воздух. Танец и песня были настолько красивы, что мне самому захотелось, как минимум прижать её к себе, а как максимум сделать с ней то, что я делал всю ночь и почти весь день.
   Закончив танец с песней, она послала воздушный поцелуй и исчезла. Вернувшись за свой столик, я услышал:
   -Я хочу её! Сколько она стоит?
   -Эээ, Мали не оказывает такие услуги, - растерянно ответил мужчина, который всех привёл в клуб.
   -Мне она их окажет! - упрямо ответил второй мужчина.
   -А может, другую выберешь? Вон та и та оказывают такие услуги, - он указал на сцену, где девушки уже начали танцевать следующий танец.
   -Я хочу ту, которая танцевала и пела, - упрямо ответил мужчина. После его слов мне захотелось свернуть ему шею.
   -Боюсь, это невозможно. Говорят, что ей однажды предлагали пятнадцать тысяч долларов за ночь, но она не согласилась.
   Лицо мужчины вытянулось, и он недовольно хмыкнул. Я же в это время уже чуть ли не раздулся от гордости. Так и хотелось повернуться к ним и сказать: "Лия моя! И она спит только со мной!" - в этом я теперь не сомневался.
   Весь этот маскарад с переодеванием и её броский макияж были работой танцовщицы, а не проститутки. И чем дальше я смотрел шоу, тем больше в этом убеждался. Станцевав пять - шесть танцев, девушки убегали со сцены и, поменяв одежду, снова появлялись. Помимо красного парика, я увидел её в белом, потом в чёрном с коротким каре, а так же в рыжем.
   Но ближе к двум часам ночи меня начала охватывать злость. "И зачем было строить из себя проститутку? Лия могла сразу сказать, что танцует и поёт в клубе, а её парики, одежда и макияж лишь часть рабочего реквизита".
   В два часа ди-джей объявил, что шоу-программа закончена, и на сцену начали приглашать девушек из зала, предлагая им показать себя во всей красе. Тут же появилась масса желающих и на сцене стала твориться вакханалия.
   Расплатившись по счёту, я вышел на улицу. "Лия всегда возвращалась домой к половине третьего, значит, она скоро появится". Подойдя к входу, возле которого стоял знакомый мне зелёный микроавтобус, я принялся ждать её появления.
   -Лия?! - требовательно произнёс я, когда она появилась из дверей.
   -Артём? - удивлённо спросила она, увидев меня. - Что ты здесь делаешь?
   -Приехал за тобой, - ответил я, и взял её за руку.
   Возле меня тут же вырос двухметровый накаченный амбал.
   -Отпусти её, - сказал он.
   -Слай, это мой друг. Всё хорошо, - примирительно произнесла она, и он удивлённо посмотрел на неё.
   Я угрожающе посмотрел на него, готовый в любой момент броситься в драку. То, что Лия не сказала мне правду с самого начала, порядком разозлило, и разрядка мне сейчас бы не помешала. Этот Слай идеально подходил как противник. "Удара два - три он выдержит, а я как раз успею выместить на нём всю свою злость".
   -Уверена? - спросил парень.
   -Да, честно. Всё нормально, - она улыбнулась и парень отступил.
   Поняв, что ничего не будет, я схватил Лию за руку и повёл к стоянке такси. Не сопротивляясь, она тихо шла рядом. Усадив в машину, я вопросительно посмотрел на неё, когда водитель спросил куда ехать. Она назвала адрес и отвернулась к окну. "Сейчас я тебе дома расскажу всё, что думаю!" - с раздражением подумал я.
   Зайдя в дом, она сняла обувь и выжидающе посмотрела на меня.
   -И как это понимать? - я сразу ринулся в бой.
   -Что именно? - холодно поинтересовалась она.
   -Зачем ты сказала, что ты проститутка? - с раздражением спросил я.
   -Я такого не говорила! Ты сам так решил! - зло бросила она.
   -Трудно было сказать, что ты просто танцуешь в клубе?
   -А тебе какое дело, где и кем я работаю? - дерзко спросила она.
   -Никакого! Ясно? Просто не люблю, когда мне врут!
   -Никто тебе не врал! Я позволила тебе остаться при своём мнении. Если ты придурок, я не виновата! - она прошла в зал и стала расстилать бельё на диване. - Увидев пару париков и кожаные шмотки, ты сразу решил, что я проститутка! Ну и пожалуйста! - она прошла в спальню и, забрав оттуда подушку, бросила её на диван. - Мне плевать, что обо мне думают узколобые идиоты, наподобие тебя!
   Я смотрел на разъярённую Лию и, несмотря на всю злость, которую испытывал, хотелось прижать её к себе и поцеловать. А потом до меня стала доходить вся комичность ситуации.
   -Хм, а ты хоть понимаешь, что мы ругаемся с тобой из-за того, что ты не проститутка? - улыбаясь, спросил я. - Обычно, ругаются, когда узнают противоположное.
   -Я не ругаюсь. Я защищаюсь. Ты сам всё начал! - пренебрежительно бросила она.
   -Согласен, - ответил я и, подойдя к Лии, обнял ей. - Мне всё и заканчивать. Прости за всё! Я вёл себя глупо.
   -Проехали.
   -Угу, - согласился я и поцеловал её.
   Лия не ответила на поцелуй, но и не попыталась высвободиться из объятий.
   -Ты умопомрачительно танцуешь и так же поёшь, - прошептал я. - Бедные мужчины. Тебе, правда, пятнадцать тысяч за ночь предлагали?
   Она нахмурилась и отвела взгляд.
   -Не твоё дело, - насупившись, ответила она.
   -Молодец, что не согласилась. Ты стоишь гораздо большего, - она тут же напряглась и попыталась вырваться. - И этого не измерить никакими деньгами, - закончил я, и она перестала вырываться. - А теперь, пожалуйста, смой свою боевую раскраску. Со сцены она смотрится хорошо, но вблизи пугает, - я улыбнулся, и она улыбнулась в ответ.
   -Тогда отпусти меня, - смущённо попросила она.
   Разжав объятия, я выпустил Лию, и она пошла в ванну. Забрав подушку с дивана, я отнёс её назад в спальню и бросил на кровать. "Кто ж тебе позволит спать одной, особенно после таких танцев. Наивная!".
   Хотя наивным в этой ситуации был, опять же, именно я. "Ведь можно было сразу догадаться, что она не проститутка. Лия вела себя скованно в кровати и стеснялась всего. Только я не обратил на это внимания, потому что её темперамент компенсировал отсутствие опыта" - я задумался. "А может, у неё вообще никого не было кроме мужа?" - эта мысль приятно грела.
   Раздевшись, я лёг в кровать. "Она, при всей открытости, по-прежнему остаётся для меня загадкой". Как правило, люди всегда стараются доказать, что они лучше, чем есть на самом деле, а она почему-то хочет, чтобы я думал, что она хуже. Почему?
   Лия, переодевшаяся в халат, появилась в спальне и, прищурившись, посмотрела сначала на меня, а потом на свою подушку. Обойдя кровать, она протянула к ней руку, но я перехватил её и потянул на себя.
   -Ты спишь в этой кровати, - твёрдо произнёс я.
   -Да неужели? - вызывающе спросила она. - Это кто тут такой смелый и решает за меня?
   -Я! - уложив её на спину, я наклонился к ней, и нежно поцеловал. - Отныне я беру над тобой опеку.
   -Спасибо, не надо! - едко ответила она. - Мне и одного опекуна хватило.
   -Сейчас всё будет по-другому, - пообещал я. - Тебе это понравится.
   Она скептически хмыкнула, и только собралась что-то сказать, но я приложил палец к её губам и ласково сказал:
   -Помолчи, пожалуйста, душа моя.
   Припав к её губам, я начал медленно, но требовательно её целовать, одновременно с этим развязывая пояс халатика. Прикоснувшись к обнажённому телу, я провёл кончиками пальцев по коже, и Лия тихонько застонала. Её реакция на мои прикосновения вызвала ещё большее возбуждение, и захотелось овладеть ею прямо сейчас. "Нет, мне её танцы смотреть нельзя!" - подумал я, перестав терзать её губы. "А так хочется, чтобы она извивалась подо мной, так же, как в танце перед теми мужчинами".
   Проложив след из поцелуев от шеи до грудей, я с наслаждением стал их целовать. Лия выгнулась мне навстречу и ещё громче застонала. Положив ей руку на пояс, я провёл пальцами по изгибу талии, а потом по внешней стороне бедра. Когда я переместил руку и провёл пальцами по внутренней стороне бедра, она свела ноги и напряглась.
   -Не закрывайся от меня, - попросил я, испытывая чуть ли не физическую боль.
   Притянув к себе, и внимательно посмотрев в глаза, она расслабилась и поцеловала меня. Испытывая неимоверное возбуждение, я лёг на неё. "Такого ещё в моей жизни не случалось!" - тяжело дыша, я начал медленно входить в неё. Продвижение даже на миллиметр дарило новые и сладостные ощущения, и я готов был на всё, чтобы это никогда не заканчивалось.
   Опираясь на локти, и не спуская глаз с её лица, я не спеша двигался. Лия ещё громче застонала и начала двигаться мне навстречу. Наклонившись и ловя каждый её стон губами, я прошептал:
   -Покажи мне, как тебе хорошо. Не сдерживай себе.
   Она моментально открыла глаза и посмотрела на меня. В её взгляде было обещание такого наслаждения и столько желания, что я задержал дыхание. В это время она положила мне руку на затылок и поцеловала, как раньше никогда не целовала. "Я пропал....".
   Лия лежала, прижавшись ко мне, и водила пальчиком по моему животу.
   -Лучше пока так не делать, - сказал я и взял её за руку.
   -Почему? - она непонимающе посмотрела меня.
   -Ты всё же ведьма! - я до сих пор не мог прийти в себя.
   То дикое, а по-другому я не мог его назвать, возбуждение, которое я испытал после её поцелуя и дальнейших её действий чуть не свели меня с ума и впервые в жизни я сам был готов кричать и стонать во весь голос во время оргазма. Раньше такого желания у меня не возникало, и я с удивлением прислушивался к своим ощущениям.
   Было настолько хорошо, что я невольно задался вопросом: "Происходило в моей жизни такое или нет?" и тут же на него ответил - не происходило, ни с кем и никогда.
   -Я не ведьма, - обиженно ответила она.
   -Конечно, нет. Ты суккуб, - я поцеловал её в раскрытую ладошку, а потом в запястье, проведя кончиком языка по нежной коже.
   Лия судорожно вздохнула и сильнее прижалась ко мне.
   -Нравится? - весело спросил я.
   -Нравится, - она стеснительно улыбнулась.
   "Вот сейчас я тебе самой устрою пытку наслаждением!" - самодовольно подумал я, собираясь провести кончиком языка от запястья до локтя. Мысль о том, что под тонкой кожей течёт вкусная кровь, я сразу отбросил, потому что понимал, что уже никогда не смогу причинить ей боль или убить её.
   Поднеся её руку к своему лицу, я только сейчас обратил внимание на количество родинок на ней.
   -А ты у нас счастливая должна быть, - произнёс я. - Столько родинок.
   -Знаю, вот только.... Кстати, присмотрись внимательно, что ты видишь?
   Я непонимающе посмотрел на её руку.
   -Что я должен увидеть?
   -Смотри, - Лия прикоснулась в настольной лампе и она загорелась ярче, чтобы я мог посмотреть на её руку, хотя и в полной темноте я прекрасно всё видел. - Большая часть родинок расположена в виде треугольников, - она улыбнулась и стала проводить воображаемые линии между родинками.
   С удивлением я понял, что она права, и почти все её родинки складывались в правильные треугольники - где-то в большие, а где-то совсем маленькие.
   -Ничего себе!
   -Это ерунда, - она улыбнулась. - На затылке у меня, вообще, крест из девяти родинок!
   Повернувшись ко мне спиной и убрав волосы в сторону, она показала свою шею. Там из родинок складывался самый настоящий крест. Пять родинок располагались вдоль, четыре поперёк, причём вторая родинка была на пересечении четырёх поперечных. Изумлённо моргнув, я уставился Лие на шею.
   -Когда ты родилась? - спросил я, не веря своим глазам.
   -В паспорте записано, что я родилась двадцать шестого декабря, но на самом деле я родилась двадцать пятого, - она улыбнулась. - Помнишь, я говорила про свою бабушку цыганку? - я кивнул, пытаясь прийти в себя. - Так вот, она сказала, что меня ждёт тяжёлая судьба, но можно всё изменить, если записать, что я родилась двадцать шестого декабря, а не двадцать пятого. Вроде как я тогда смогу менять свою судьбу, если проявлю волю и силу духа.
   -Ты родилась двадцать пятого декабря тысяча девятьсот восемьдесят девятого года? - ещё раз переспросил я, всё ещё не веря в свою удачу.
   -Ну да, - она с интересом посмотрела на меня.
   Я смотрел на неё и не мог поверить в своё счастье. В голове крутились начальные строчки пророчества известного всем дампирам и вампирам: "На двадцать пятый день конца десятилетья, когда планеты выстроятся в ряд, на свет появится дитя отмеченное крестным знаком". Лия походила под это пророчество по всем признакам. "Она родилась двадцать пятого декабря, восемьдесят девятого, а это конец десятилетия. У неё на затылке крест из девяти родинок, а тогда как раз происходил большой парад планет, и именно девять, из десяти планет, выстроились в ряд. Всё сходится! Она и даст новую королеву, которая принесёт нам свободу". Вот только что это значило, мы не совсем понимали, а последняя фраза: "Но даст лишь тем, кто сможет мать той королевы уговорить пойти за ним на край земли" - вообще вызывала ожесточённые споры. "Я обязательно разгадаю эту загадку!" - пообещал я себя, глядя на неё.
   -Ты чудо, - прошептал я и прижал Лию к себе. - Ты не представляешь, сколько мы сил положили, чтобы тебя найти.
   -Кто "мы"? И что это значит? - с недоумением спросила она.
   -Ничего. Не обращай внимания. Главное, ты рядом и теперь я тебя никуда не отпущу. Ты моя!
  
  
   Глава 4.
   Артемий.
  
   -Ого! Вот это заявочки, - Лия улыбнулась. - А меня ты спросил?
   -Тебе плохо со мной? - серьёзно спросил я.
   -Нет... - растерявшись, ответила она. - Просто... Ты поправишся и пойдёшь дальше своей дорогой, а я своей... Ведь так?
   -Не обязательно. Может нам суждено идти одной дорогой? - я посмотрел ей в глаза.
   -Артём, мы знакомы с тобой всего четыре дня, и такие выводы делать ещё рано, - неуверенно ответила она.
   -Ничего ты не понимаешь, - я прижал её к себе. - Иногда, это сразу очевидно. Ты та, которую я искал.
   -Ты меня совсем не знаешь, - она зевнула. - Если я не проститутка, это не значит, что я хорошая, и та, которую искал.
   -Лия, даже если бы ты была проституткой, это не сыграло для меня никакой роли. Ладно, спи. Завтра поговорим.
   Она хмыкнула и, удобно устроившись, затихла. Мне же многое предстояло обдумать. "Итак, я нашёл ту, которую мы безрезультатно искали уже давно. И это огромное везение, потому что в своих поисках мы в первую очередь проверяли всех рождённых двадцать пятого декабря и могли вообще никогда не найти Лию, из-за того, что она записана, как рождённая двадцать шестого. От судьбы, как говорится, не уйдёшь" - я усмехнулся. "Вот только как мне её теперь доставить в безопасное место? И стоит ей говорить о пророчестве, и какая роль уготована для неё, или нет?".
   "Не вовремя все эти нападения вампиров! Хотя... Ведь если бы этого не случилось, то я бы никогда не встретил Лию" - от этой мысли всё неприятно сжалось внутри. Меня влекло к ней, и чем больше я её узнавал, тем сильнее она нравилась. "Интересно, а если бы пророчество её не касалось, захотел бы я с ней расставаться?" - я задумался. "Скорее всего, нет".
   "В любом случае, сейчас я её уже точно никуда не отпущу и никому не отдам. Значит, теперь надо всячески оберегать её до звонка старейшин, а он должен раздаться послезавтра, вернее уже завтра. Если они, конечно, живы". Не хотелось думать, что я единственный выживший, но я уже боялся, что может получиться именно так. "Ладно, будет видно. Сейчас есть проблема поважнее, чем эта. Лия должна узнать, кто я на самом деле и как она к этому отнесётся - не совсем понятно. Пугать я её не хочу, но и скрывать кто я, не вижу смысла. Если старейшины живы, она всё равно об этом узнает, и лучше мне самому это рассказать. Как лучше это сделать?" - я задумался. Просто сказать ей - "Лия я дампир, и мир совсем не так прост, как ты думаешь", казалось глупостью. Надо сначала узнать, как она вообще относится в этой теме.
   "Ну, конечно!" - меня осенила идея. Когда я искал какой-нибудь романтический фильм, то видел там диск с фильмом "Интервью с вампиром". "Поставлю его и начну аккуратно её расспрашивать о том, как бы она отнеслась, узнав, что они есть на самом деле. А дальше уже буду действовать исходя из её ответов" - я улыбнулся. Мне почему-то казалось, что она не испугается, и спокойно воспримет то, что есть ещё и дампиры, и я один из них.
   В голове постоянно крутились слова из пророчества: "Оно и даст всем детям ночи веру в приход и милость новой королевы", и теперь я задумался над ними. "Вот здесь действительно загвоздка и не совсем понятно. Это пророчество и для вампиров, и для дампиров, это знают все. А от нас рождались только мальчики, и матери этих детей после родов умирали. А вот у вампиров рождались как мальчики, так и девочки, и матери этих детей выживали. Значит, Лия должна забеременеть не от дампира? Тогда от кого? От человека или от вампира? Но если от вампира, то родится обыкновенный дампир, если от человека - то человек. Или, она как раз забеременев, скажем от меня, сможет родить девочку и не умрёт? Ведь в пророчестве говориться: "Кто сможет мать той королевы уговорить пойти за ним на край земли", а это подразумевает, что мать после рождения ребёнка выживет".
   Споры на эту тему велись давно, и все выдвигали разные точки зрения. Некоторые даже считали, что новую королеву даст человек, которого обратят в вампира, и мать будущей королевы, уйдя от вампиров, забеременеет от дампира. Но наверняка никто не знал, потому что таких прецедентов никогда ещё не происходило. Ни одна вампирша никогда не вступала в связь с дампиром, и не беременела от него, потому что мы уже не одно столетие находились с ними в состоянии войны. "На месте наших старейшин, я бы уже давно провёл этот эксперимент. Схватил бы какую-нибудь вампиршу и посмотрел, кто бы родился у неё на свет после связи с дампиром, и выжила бы она или нет!".
   И тут меня прошиб холодный пот. "Что я наделал?!". Думая, что Лия проститутка и, естественно, принимает контрацептивы, я даже не предохранялся. "А если она от меня уже забеременела? И если я не тот, от кого она должна родить будущую королеву? Значит, родив мальчика, она умрёт?" - от этой мысли мне стало плохо. "Да меня потом сразу приговорят к смертной казни за это! А главное - я не хочу смерти Лии! Она мне нужна, и не потому, что она дитя из пророчества" - я замер от этих мыслей и от страха за неё. "Так, без паники пока!".
   -Лия, - я прикоснулся к её лицу и нежно поцеловал. - Проснись.
   Она заворочалась и сонно пробормотала:
   -Артём, дай поспать, пожалуйста.
   -Лия, когда у тебя последний раз была менструация? - говорить об этом не хотелось, но пока это был единственный способ высчитать - могла она забеременеть или нет.
   -Нашёл о чём спрашивать посреди ночи. Не твоё дело, - стеснительно ответила она, открыв глаза.
   -Моё. Когда? - требовательно спросил я.
   И тут, по-видимому, она поняла, что я имею в виду. На её лице отразился страх, и она, отведя взгляд, замерла.
   -Перед тем, как ты появился.... Дня за три закончилась....
   -Какой у тебя цикл?
   -Подожди. Не сбивай, - она нахмурилась. - Нет, я не должна была забеременеть, ещё рано.
   -Ты уверена?
   -Уверена, - нахмурившись и как раз неуверенно, ответила она.
   Мне очень хотелось верить, что так и есть. "В конце концов, ведь не обязательно она должна сразу забеременеть. С последней женщиной, от которой у меня родился ребёнок, я прожил три месяца, прежде чем она забеременела. Да и перед этим, с другими, тоже не с первого раза всё происходило. А некоторые беременели только после шести месяцев проживания с ними. Главное, сейчас быть очень осторожным и не совершать глупостей!"
  
  
   Амалия.
  
   Проснулась я от тихого шёпота:
   -Лия, просыпайся.
   -Ну какой ты мерзкий. Дай поспать, - вяло пробормотала я и, перевернувшись на другой бок, натянула одеяло на голову.
   -Мерзкий, - рассмеявшись, согласился Артём и, забравшись под одеяло, обнял меня. - Уже двенадцать часов дня.
   -Ну и что. У меня сегодня внеплановый выходной, и я имею полное право валяться в кровати хоть до двух часов дня.
   -Да?! Тогда буду тебе помогать это делать, но сначала накормлю завтраком и напою чаем.
   Вздохнув, я отбросила одеяло с головы и повернулась к Артёму. "Вот как тут спать, если он руками гладит моё тело, и о сне я уже начинаю думать в последнюю очередь. Свалился на мою голову" - но недовольства я не испытывала. Даже скорее радость. Когда он находился рядом, мне казалось, что он именно тот человек, которого мне не хватало. С его появлением как будто всё встало на свои места, и жизнь обрела гармонию. Когда ночью он сказал, что может нам суждено идти по жизни вместе, и я та, которую он искал, я и испугалась, и обрадовалась одновременно. Страшно было опять довериться мужчине, но и хотелось верить, что Артём не такой, каким был мой муж. "В конце концов, нельзя всех чесать под одну гребёнку. В любом случае, попробовать стоит. Может из этого что-то и выйдет".
   -Завтрак в постель? - он улыбнулся и поставил мне поднос на колени.
   -Спасибо, - смущённо ответила я. - Наверное, я должна это делать.
   -Я же вчера тебе сказал - беру над тобой опеку, - наклонившись, он поцеловал меня в губы, а потом вручил бутерброд.
   От слова "опека" я поморщилась, но спорить не стала.
   -Итак, ты действительно сегодня выходная?
   -Угу, - я кивнула, жуя бутерброд и запивая его чаем. - Клуб сняли для корпоративной вечеринки. У них своя программа и нам дали выходной.
   -Очень хорошо. Знаешь, мне очень понравился позавчерашний день, может повторим его? Будем день валяться в кровати и смотреть DVD?
   -Надо поесть приготовить сначала, - я улыбнулась. - А перед этим закупить продукты, - бегать по магазинам не хотелось, но другого выхода не было.
   -Давай сделаем проще. Составь список, а потом позвоним в какой-нибудь супермаркет, и закажем доставку на дом.
   -Ты с ума сошёл? Ты в курсе, сколько это стоит?
   -О деньгах не волнуйся. Они у меня есть.
   -Я не развалюсь, если пройдусь по магазинам.
   -Я развалюсь, - ответил Артём улыбаясь. - А отпускать тебя одну я не собираюсь. Неужели тебе меня не жалко? Я, как-никак, раненый и мне нужен полный покой, - он вздохнул.
   -Да?! А последние два дня ты вёл себя как вполне здоровый человек! - я улыбнулась, но сказав это, тут же задумалась. "А это вообще нормально, что после трёх пулевых ранений человек так быстро стал поправляться? Ведь должно пройти больше времени, или у всех это индивидуально?". - Кстати, дай-ка посмотреть твои раны.
   -За это не беспокойся. На мне всё заживает как на собаке, - добродушно ответил он, и улыбнулся.
   Что-то в этой улыбке насторожило меня, да и его тон был каким-то наигранным. "Ладно, я найду способ осмотреть твои раны" - пообещала я себе.
   Артём тем временем вышел из спальни и, вернувшись через две минуты, вручил мне листок бумаги и ручку.
   -Надеюсь, ты не из моих конспектов вырвал этот листок? - снисходительно спросила я.
   -Нет. Пиши список.
   Вздохнув, я стала вспоминать, что необходимо купить. Набросав список, я вручила его Артёму и произнесла:
   -Вроде всё.
   -Умница. Есть дома газеты с объявлениями?
   -Справочник лежит в зале на столе. Сейчас принесу.
   Я села и спустила ноги с кровати, но Артём легонько толкнул меня обратно, и сказал:
   -Лежи и отдыхай, - а потом вручил мне пульт от телевизора и, взяв мой телефон, вышел из спальни.
   "Заботливый! Ещё разбалует меня" - улыбнувшись, я включила телевизор и стала переключать каналы, ища что-то интересное.
   Но мысли невольно вернулись к ночному разговору, и я опять стала высчитывать дни, гадая, могла я забеременеть или нет. По идее не могла, но в последние четыре месяца цикл стал сбиваться - врач сказал, что это из-за переутомления и нагрузок. "Господи, ну почему я такая дура, и сама не подумала об этом?". Но теперь уже поздно ругать себя, и оставалось надеяться на то, что я не могла забеременеть.
   Ребёнок сейчас никак не входил в мои планы, и прежде чем рожать, я хотела встать на ноги. Но, с другой стороны - если уж забеременела, то точно буду рожать. "Конечно, Артём и сам испугался" - от этой мысли стало неприятно. "Но если уж рожать, то от такого как он. Даже если и забеременела, а он, узнав, сбежит, то всё равно рожу" - вздохнув, я поморщилась. Не хотелось думать, что он может так поступить.
   -Всё! - Артём появился в спальне и улыбнулся. - Сказали, что в ближайшие тридцать - сорок минут всё доставят.
   -Хорошо, - ответила я и поднялась с кровати. - Пойду приму душ.
   -А я пока выберу фильмы, - он подмигнул.
   -Договорились, - он притянул меня к себе и поцеловал, а потом развернул и подтолкнул к выходу из комнаты. - Может тебе спинку потереть?
   -Спасибо, я сама, - чопорно ответила я.
   Зайдя в ванную комнату, я включила воду и встала под душ. "Артёмка - Тёмка, как же мне повезло, что я встретила тебя! С твоим появлением всё стало восприниматься как-то по другому и сейчас кажется, что я могу вынести любые трудности, пока ты рядом". Я замерла и прислушалась к себе. "Я что влюбилась? Но ведь я не так относилась к Стасу в самом начале. А ведь мне казалось, что я люблю его. Может тогда это была не любовь?".
   С Артёмом я чувствовала что-то другое. Даже прожив со Стасом почти два года, и перед этим зная его почти пять лет, он всё равно оставался для меня чужим человеком. А с Артёмом, которого я знала только пятый день, я уже чувствовала родство душ. Каждый раз, когда он смотрел на меня, в области сердца что-то начинало приятно ныть, а от его прикосновений я сразу начинала таять и терять голову. "Может это и есть любовь? Хочется видеть его, слышать его голос, прикасаться к нему... Так много всего хочется дать ему и показать" - я вздохнула и стала тереть себя губкой. "Вот только, что он сам чувствует ко мне? Напрямую он ведь не сказал, что любит меня. Или это нормально? Может мужчины считают, что важнее действиями показывать свою любовь, а не на словах? Ведь Стас первое время постоянно повторял, что любит меня, а на деле вон как всё вышло. Артём же наоборот, этого не говорит, но относится ко мне с искренней нежностью и заботой".
   Так и не сумев разобраться ни в себе, ни в Артёме, я выключила воду, вытерлась и, высушив волосы феном, вышла из ванной комнаты, обернувшись полотенцем. "Ладно, время покажет, что Артём чувствует, да и я к нему тоже. Наверное, ещё рано пытаться что-то понять".
   -С лёгким паром, - он тут же оказался возле меня и прижал к себе. - Пахнешь как майская роза.
   -Скажешь тоже, - смутившись, ответила я. Комплименты принимать я никогда не умела. Сказать "спасибо" считала банальностью, а начать рассыпаться в ответных комплиментах казалось глупостью, потому что люди могли воспринять это как лесть.
   В домофон позвонили и я, сняв трубку, спросила:
   -Кто там?
   -Доставку продуктов заказывали?
   -Да, сейчас я выйду, - положив трубку, я пошла в спальню.
   -Я сам выйду, - Артём натянул одежду и, подойдя к двери, снял висящие на крючке ключи. - Какой из них от входных ворот? - я показала и он, открыв дверь, вышел во двор.
   Вернулся он уже с тремя большими пакетами, и я с удивлением посмотрела на него - мой список вполне мог уместиться в одном пакете.
   -Я тут твой список дополнил ещё кое-чем, поэтому не надо так на меня смотреть, - он пытался говорить серьёзно, но глаза его выдавали, и было понятно, что он откровенно веселится.
   Поставив пакеты на пол, он начал выгружать продукты на стол. Решив помочь ему, я стала разбирать второй пакет.
   -А ты оказывается мот и транжира, - ответила я, доставая чёрную икру, а потом увидела то, что обожала раньше. - Бастурма! Спасибки тебе! Я её очень люблю, но сейчас она не по карману, - я улыбнулась и поцеловала Артёма в щёку.
   -Рад, что угодил, - ласково ответил он.
   Наткнувшись в пакете на упаковку презервативов, я покраснела, а когда нашла ещё и вторую, стала, наверное, пунцовой.
   -Что не так? - Артём непонимающе посмотрел на меня.
   -Ничего, - тихо ответила я.
   Он забрал у меня пакет и заглянул в него.
   -Да, на кухне им не место, отнесу сразу в спальню, - и рассмеялся.
   Вся неловкость тут же прошла и я тоже рассмеялась.
   -Ты в аптеке заказывал продукты, или в супермаркете? - спросила я.
   -Продукты в супермаркете, а потом очень вежливо попросил купить и презервативы в аптеке. Естественно за отдельную плату, - он подмигнул и вышел из кухни.
   Вернувшись, он помог разобрать третий пакет с продуктами, и я обалдевшим взглядом ещё раз посмотрела на все деликатесы, которые он заказал. Так я не питалась уже полтора года.
   -Надеюсь, теперь ты не собираешься готовить? - он подошёл ко мне со спины и, обняв, поцеловал в шею. - И теперь свободное время посвятишь мне.
   -Готовить глупо, когда есть столько всякой вкуснятины.
   -Вот и чудесно. Что-нибудь сейчас желаешь попробовать?
   -Желаю! Хочу бастурмы, а ты чего?
   -Пока ничего, - он взял упаковку с бастурмой и, нарезав её, выложил на тарелку. - Хлеб?
   -С ума, что ли сошёл? Портить вкус такого божественного продукта хлебом? - забрав у него тарелку, я с гордо поднятой головой прошла в спальню. - Ну, так что сегодня смотрим?
   -Как ты относишься к фильмам о вампирах?
   -Положительно, - я улыбнулась, пробуя первый кусочек бастурмы, и зажмурила глаза. - Какой ты выбрал?
   -"Интервью с вампиром".
   -Хороший фильм, давно его не смотрела. Включай, - удобно устроившись, я продолжила наслаждаться вкусом любимого деликатеса.
   Не отрывая взгляда от экрана, я съела пять кусочков бастурмы, и когда жжение от приправ и специй стало невыносимым, с сожалением отставила тарелку, пообещав себе, что займусь ей чуть позже. Увидев, что я облизываю пальцы, Артём громко рассмеялся и сказал:
   -Я могу нажать на паузу, чтобы ты помыла руки.
   -Ничего ты не понимаешь, - обиженно сказала я. - Нажимай на свою "паузу".
   Быстро помыв руки, я вернулась в спальню и легла в кровать. Артём прижал меня к себе, и мы стали смотреть фильм. Через двадцать минут, он тихо спросил:
   -Любишь фильмы про вампиров?
   -Не сказала бы. Но парочку любимых из этой тематики есть. Нравится ещё "Ван Хельсинг", а самый любимый "Дракула" Френсиса Форда Копполы, с Гэри Олдменом в главной роли.
   -А как ты думаешь, вампиры есть на самом деле?
   -Не знаю. Может и есть. Никогда об этом не задумывалась, - ответила я.
   -А чтобы ты сделала, если бы столкнулась с одним из них?
   -Бежала бы без оглядки, - я улыбнулась. - Чьим-то ужином я стать не хочу.
   -А если всё не совсем так, как показывают в фильмах? - серьёзно спросил он, и я почему-то насторожилась.
   -В каком смысле?
   -Скажем, есть не только вампиры, а и дампиры. И они не такие страшные, как вампиры. И не убивают людей без необходимости?
   Я внимательно посмотрела на Артёма и не могла понять, куда он клонит. А его серьёзный тон пугал меня.
   -И кто такие дампиры? - нервно спросила я.
   -Потомки детей от скрещивания людей и вампиров.
   -И чем они отличаются от вампиров?
   -Они не боятся солнечного света, и могут принимать обыкновенную пищу, хотя и кровь им тоже необходима. Правда, не в таких количествах, как вампирам. А ещё дампиры проигрывают вампирам в физической силе. Но самое главное - они не могут сделать человека дампиром, в отличие от вампиров, которые способны обратить человека в себе подобного.
   -Ясно, - с трудом произнесла я, боясь задать следующий вопрос и услышать на него ответ. Но взяв себя в руки, я решила идти до конца. - А ты откуда это знаешь?
   Он долго смотрел мне в глаза, а потом спокойно произнёс:
   -Я дампир.
   На секунду я замерла от страха, а потом попыталась вскочить с кровати, но он сильно прижал меня к себе и зашептал на ухо:
   -Тссс! Бояться меня не надо. Я не собираюсь причинять тебе боль или убивать. Понимаешь? Я просто хочу, чтобы ты знала кто я на самом деле, потому что доверяю тебе. Не бойся, пожалуйста!
   Я пыталась вырваться, но у меня ничего не получалось и от этого становилось только ещё страшнее. "Дампир! Вот почему серебряные пули и вот почему он так быстро выздоровел. И поэтому же он не стал обращаться в больницу! Интуиция мне подсказывала, что с ним не всё так просто, а я дура списывала всё на его здоровье. Идиотка!".
   -Отпусти меня, - от страха сердце учащённо билось, а голова стала кружиться. - Пожалуйста!
   -Лия, успокойся сначала, и я тебя отпущу, обещаю, - нежно прошептал он и стал поглаживать меня рукой по спине. - Не пугайся так. В этом нет ничего страшного.
   Мне не хватало воздуха, и я стала тяжело дышать, одновременно с этим пытаясь взять себя в руки.
   -Умница, - сказал Артём спустя минуту. - Всё нормально и тебе нечего бояться.
   Больше пяти минут у меня ушло на то, чтобы хоть как-то успокоиться и сосредоточиться. Я не могла понять почему, но я верила ему и знала, что он не причинит вреда.
   -Зачем ты мне всё это рассказал? - задала я первый попавшийся из вопросов, которые крутились в голове.
   -Потому что доверяю тебе и хочу, чтобы ты знала, кто я, - он наклонился и поцеловал меня в губы. - И потому что ты нужна мне. Я тебя люблю.
  
   Артемий.
  
   Произнеся это вслух, я понял, что это действительно так. Даже если бы Лия не являлась матерью будущей королевы, то я всё равно хотел, чтобы она находилась рядом со мной, и в любом случае рассказал о себе правду.
   -Любишь? - она заглянула мне в глаза.
   -Люблю, - просто ответил я.
   -И что теперь делать? - растерянно спросила она.
   -А что с этим обычно делают? Любят в ответ, - я улыбнулся.
   -Дампир... - она внимательно посмотрела на меня, и её сердцебиение опять участилось. - А чем ты отличаешься от человека?
   -Мало чем. Периодически нам нужна кровь, мы живём намного дольше, и уже здесь мы сильнее, чем вы.
   -Насколько дольше вы живёте?
   -Средняя продолжительность нашей жизни - пятьсот лет.
   -А вампиры?
   -Вечны, пока сами не решают умереть, или их не убьют.
   -Ясно, - Лия задумалась и я, ослабив хватку, разжал объятия. - Вы убиваете людей?
   -Только в крайних случаях, когда человек грозит нам разоблачением. Но это редко происходит.
   -А кровь как вы добываете? - она прищурилась.
   -У нас есть доноры, которые отдают нам её добровольно. Нам хватает шестьдесят - семьдесят миллилитров, чтобы утолит жажду, поэтому убийствами мы не занимаемся, в отличие от вампиров.
   -Хорошо, - ответила она и задумалась.
   По её лицу я не мог определить, о чём она думает, но уже то, что она спокойно дышала и не шарахалась от меня, как от прокажённого, вселяло уверенность, что она примет спокойно мою сущность.
   -А кто в тебя стрелял? - озабоченно поинтересовалась она. - Есть ещё и охотники на вас?
   -Нет, это были вампиры. Они пытаются уничтожить всех дампиров. Эта вражда длится уже не одно столетие, и в этот раз, в схватке победили они.
   -Но ведь ты сам сказал, что они сильнее. Почему вы столетиями воюете, ведь они должны были вас давно уничтожить.
   -У каждой из рас есть своё преимущество. Они сильнее, а мы не боимся солнечного света. Да и свет ультрафиолетовых ламп для них губителен, а для нас нет. Мы знаем, как с ними бороться и поэтому они до сих пор не могут нас истребить.
   -А сколько тебе лет? - подумав, с интересом спросила Лия.
   -Сто девяносто семь.
   Услышав эту цифру, она изумлённо посмотрела на меня.
   -Ого! И так чудесно сохранился? Завидую вашим женщинам! - она улыбнулась, и у меня отлегло от сердца.
   -Среди дампиров нет женщин, есть только мужчины, - с улыбкой ответил я.
   -Как это нет!?
   -У нас рождаются только мальчики, - я вздохнул.
   -Ясно, и поэтому вы выбираете себе пару среди людей? - спросив это, она нахмурилась. - Но ведь ты в любом случаи переживёшь меня лет на двести пятьдесят.
   -Да, переживу, - с грустью ответил я.
   Говорить Лие, что женщина, родившая ребёнка от мне подобного умирает, я пока не собирался. А рассказывать то, что я никогда не жил с одной женщиной больше двух лет, потому что терял к ним интерес, я вообще не собирался. "Вот с ней бы я точно смог прожить очень долго. А когда бы она умерла, наверное, умерла бы и часть моего сердца". Я прижал её к себе и поцеловал в лоб.
   -Тем ценнее для меня каждая секунда, прожитая с тобой сейчас. Когда тебя не станет, воспоминания это единственное, что будет радовать меня, - прошептал я.
   -Как всё это грустно, - у неё на глаза навернулись слёзы.
   -Шшш! Не плачь и не думай об этом, договорились? - попросил я, потому что и сам испытал тоску, когда подумал о её смерти. - Главное, что сейчас-то мы живы и рядом.
   -А как теперь нам быть? Ты будешь жить здесь со мной? - она с надеждой посмотрела на меня.
   Этого вопроса я и ожидал, и боялся.
   -Нет, Лия, я живу в Перми, и ты должна уехать со мной.
   -Но я не могу... Здесь мой дом... Моя работа, университет, - растерянно пробормотала она. - Здесь могила моих родителей...
   -Дом у нас и там свой будет, а на могилу родителей ты будешь приезжать так часто, как сама этого захочешь. Работать тебе вообще нет смысла. С учёбой тоже проблем не должно возникнуть. Там есть университеты, переведёшься туда.
   Говоря всё это, я испытывал стыд, потому что понимал, что ни о какой учёбе и посещении могилы родителей не может быть речи. Лия, скорее всего, будет жить даже не в Перми, а вообще в горах, в доме старейшин. С неё не спустят глаз, а если и будут выпускать в город, то это будет происходить редко. "Ох, она мне потом устроит "сладкую жизнь" за враньё! Но, надеюсь, что она простит меня, когда всё узнает. По крайней мере, я буду очень стараться, чтобы она меня простила!".
   О пророчестве я пока решил ей вообще не говорить. Имелась масса вопросов, которые требовали ответа, и я хотел сначала поговорить со старейшинами, а потом уже всё рассказывать Лие.
   -А что ты у нас здесь делал? - она с интересом посмотрела на меня.
   -Дела клана, - туманно ответил я.
   -Значит, вы живёте кланами?
   -Не совсем. Как бы тебе объяснить? - я задумался. - Мы не живём все вместе. Есть определённая территория, и её контролируют старейшины. Территории, как правило, большие, поэтому в крупных городах мы открываем филиалы, в которых постоянно проживают дампиры. Они смотрят за этой территорией, контролируют предприятия, в которые мы вкладываем деньги, защищают её от вампиров. А все собранные сведения отправляются старейшинам, и они уже на месте принимают решения, что делать, если возникает проблема.
   -Подожди, - она перебила меня. - А почему тебе никто не пришёл на помощь? Или почему ты сам не вызвал подмогу?
   -Здесь тоже не всё так просто, - вздохнув, ответил я. - Понимаешь, старейшин уже не раз пытались уничтожить, и после этого были предприняты некоторые меры предосторожности. Их точного место проживания никто не знает, а только то, что они живут в горах, далеко от суеты цивилизации. И с ними связь поддерживают только главы филиалов, больше никто не знает, как с ними связаться. Сами же старейшины, вернее их помощники, могут с нами связываться, - я достал из кармана брюк телефон и показал его Лие. - При всём своём огромном желании, я не могу связаться сейчас ни с кем. Тем, чьи телефоны я знал, я не могу дозвониться, а других телефонов я просто не знаю.
   -Глупая у вас какая-то система, - нахмурившись, ответила она.
   -До этого дня никаких сбоев не случалось, - ответил я. - Но это крупномасштабное нападение показало все недочёты этой системы. Такой бойни никогда ещё не было, - от воспоминаний меня бросило в дрожь. - Боюсь, вампиры напали одновременно на все наши филиалы. Теперь придётся полностью менять всю стратегию защиты и оповещения. Сейчас у меня надежда только на одно - на самих старейшин не напали, потому что они в любом случаи стали бы тогда прозванивать всех дампиров, либо уничтожили и их. Завтра станет понятно чего ждать.
   -Завтра? Почему?
   -Как правило, главы филиалов связываются с ними раз в неделю, если не происходит ничего экстраординарного. Завтра, когда не раздадутся звонки из многих филиалов, они забеспокоятся и соответственно попробуют дозвониться сами хоть кому-нибудь.
   -Ясно. А чем ты занимаешься в своём клане?
   -Я финансовый аналитик. Езжу по нашим филиалам, изучаю ситуацию на месте, а потом выдаю рекомендации, в какие предприятия лучше вкладывать деньги.
   -Ого! - она с восхищением посмотрела на меня. - И как, успешно это делаешь?
   -Успешно, - я улыбнулся. - Поверь мне, наш клан не бедствует, и денег у нас много. Поэтому, нужды в них у тебя больше никогда не будет, обещаю.
   -Если я соглашусь с тобой поехать, - уклончиво произнесла Лия, и внутри меня всё неприятно сжалось.
   "Она должна добровольно поехать со мной! Я и так ей уже не раз соврал, а если ещё и силой увезу, то мы можем ставить крест на получении королевы для нашей расы. В пророчестве ясно значится: "Уговорить пойти за ним на край земли". Я знал два способа убеждения и решил применить самый приятный.
   -Если ты согласишься, то я сделаю тебя самой счастливой женщиной на земле, - прошептал я, наклоняясь к ней, и нежно целуя в губы....
  
   Амалия.
  
   Проснувшись утром и открыв глаза, я увидела, что Артема рядом нет. "Это хорошо. Надо многое обдумать и понять" - я сразу вспомнила весь вчерашний день и ночь. "Вот это я попала! Артём не человек!" - от этой мысли меня опять охватил страх, но уже не такой, как в первые часы, когда он это сказал. "И что теперь делать?" - это был самый главный вопрос, на который я так и не смогла пока себе ответить.
   Он постоянно повторял мне, что я ему нужна, и он хочет разделить со мной жизнь. В его голосе ощущалось столько нежности, что когда он говорил это, я готова была пойти за ним на край земли. Но где-то внутри раздавался противный голосок разума, а не сердца, и он постоянно говорил, что прежде чем давать ответ необходимо всё обдумать без эмоций.
   С одной стороны, Артём мне очень нравился и когда он находился рядом, мне казалось, что он именно тот мужчина, который мне нужен. Но с другой стороны пугало, что он дампир. Если я с ним уеду, бросив всё, то какая жизнь меня ждёт? Ответа на этот вопрос тоже пока не было.
   Я буду жить среди дампиров? Если да, то как они будут к этому относиться? Правда ли, что им надо мало крови и своим присутствием я никого не буду провоцировать на убийства? А вампиры? Если они постоянно нападают на дампиров, то я при первом же нападении попадаю в список смертников, потому что противостоять вампиру ничем не смогу.
   От всех этих мыслей и страхов голова опять пошла кругом, и я не могла понять чего же хочу. "Ехать с ним или остаться дома и жить как прежде?" - я задумалась.
   "Прежней жизни уже никогда не будет. Пора признаться в том, что я люблю его. Даже если останусь дома, я никогда не смогу забыть Артёма, это факт. Значит, стоит рискнуть? Что лучше - прожить неделю, месяц или год с любимым человек, или потом всю жизнь задаваться вопросом: "А что было бы, если бы я с ним поехала?". Наверное, для меня лучше первое. Пусть хоть день счастья, и если мне суждено умереть рано, то я хотя бы умирая, буду знать, что в моей жизни имелись светлые моменты".
   Когда после авиакатастрофы разбирали обломки самолёта и нашли тела моих родителей, то говорят, многие плакали. Папа не выпустил маму из своих объятий даже после смерти. "Они умерли, обнимая друг друга, и когда я буду умирать, то хочу именно в объятиях Артёма встретить свою смерть. Значит, надо ехать с ним?" - я вздохнула, потому что хотела поехать с ним, но были некоторые моменты, которые не давали мне покоя. Казалось, он мне что-то недоговаривает, и это вселяло неуверенность и подозрения.
   Дверь в спальню открылась, и заглянул Артем:
   -Проснулась? - улыбнувшись, спросил он. - Я сейчас, лежи, - и скрылся.
   Появившись через минуту, он поставил мне на колени поднос с завтраком и поцеловал.
   -Спасибо, - смущённо ответила я. - Хватит меня баловать. Завтрак в постель я должна подавать.
   -И где такое написано? - весело спросил он, беря два бутерброда, и один из них вручая мне.
   -Нигде, - я улыбнулась.
   -Или тебе не нравятся завтраки в постели? - он подмигнул мне, жуя свой бутерброд.
   -Нравятся, - довольно ответила я, беря чашку с чаем. Раз уж мы заговорили о еде, то я решила задать один из вопросов, который волновал меня. - Артём, а если вы можете питаться обыкновенной пищей, зачем вам кровь?
   -Нам надо хоть раз в две недели пить кровь, иначе мы слабеем и начинаем терять свою силу, а также способность к быстрой регенерации в случаи ранения, - спокойно ответил он.
   -Значит, ты раз в две недели пьёшь кровь?
   -Нет, где-то раз в пять дней. Ведь вы тоже можете обходиться без пищи долгое время, но при этом едите каждый день?
   -Да, - согласилась я, потому что он был прав. И я решила задать ещё один важный для меня вопрос, от которого многое зависело. - А когда ты последний раз пил кровь?
   -Неделю назад.
   Когда я это услышала, у меня отлегло от сердца. "Значит, пока он жил у меня, никто не пострадал". В его слова о том, что они не убивают людей, мне пока не очень верилось. "Теперь осталось выяснить - сколько крови ему всё же нужно и умеют ли дампиры останавливаться, если почувствуют запах крови. И я уже знаю, как это проверю. Буду готовить обед и случайно порежусь. Вот тогда и посмотрим, как он себя поведёт".
   -Кстати, - тем временем продолжил Артём, - Если бы ты мне разрешила выпить своей крови, то я бы уже давно выздоровел, и от пулевых ранений не осталось и следа.
   От таких слов я растерялась и удивлённо посмотрела на него. "Вот это наглость! А может так даже лучше? И резаться не надо, а с другой стороны, я ведь хотела застать его врасплох. Но он так спокойно об этом говорит, как будто просит сделать ему чашку кофе или налить бокал вина. Может он действительно не врёт по поводу количества крови? Есть только один вариант проверить его и его жажду!".
   -Так в чём дело. Пей, - невозмутимо ответила я, хотя на самом деле испытывала страх.
   Артём отложил свой бутерброд и внимательно посмотрел мне в глаза. Я старалась не отводить взгляда, и также спокойно смотреть на него.
   -Ты серьёзно? - нерешительно спросил он.
   -Серьёзно, - во мне проснулся какой-то чертёнок, и теперь я хотела увидеть, как он пьёт кровь.
   -Я сейчас, - он не просто вскочил в кровати, а взметнулся и исчез из комнаты. Ещё никогда в жизни я не видела, чтобы кто-то так быстро двигался, и со страхом сглотнула. Но отступать уже не имело смысла, и я постаралась успокоиться.
   Артём появился опять в спальне, и я увидела в его руках лезвие, которым распарывала швы, если мне они не нравились. Меня тут же бросило в дрожь, потому что порезов я ужасно боялась и всегда аккуратно обращалась со всеми режущими предметами.
   Подойдя к кровати, и положил лезвие на прикроватную тумбу, он подбадривающе улыбнулся мне. Внутри всё сжалось, и я с трудом заставила себя не коситься на лезвие. Забрав поднос с коленей, и поставив его на другую тумбу, он сел на кровать и прислонившись к её спинке, усадил меня к себе на колени.
   -Ничего не бойся, - нежно прошептал он, проведя пальцами по щеке. - Порезы будут неглубокими и больно не будет.
   -Угу, - с трудом произнесла я, пытаясь успокоиться, но сердце выскакивало из груди и от страха меня бросило в холодный пот.
   -Лия, ангел мой, ты боишься, - с грустью произнёс Артём, положив мне ладонь на грудь и прислушиваясь к ударам сердца. - Тогда я не буду пить твою кровь.
   -Будешь, - упрямо ответила я. - Только не тяни, пожалуйста. Чем дольше ты медлишь, тем больше я нервничаю. И я боюсь не тебя, а порезов. Так что не льсти себе, не такой уж ты и страшный, - с нервным смешком закончила я.
   -Так меня ещё никто не оскорблял, - рассмеявшись, ответил он.
   -Привыкай. Я быстро опущу тебя на грешную землю, и буду постоянно рассказывать, всё, что о тебе думаю.
   -Обещаешь? - он улыбнулся.
   -Обещаю!
   Он начал нежно целовать меня в губы, гладя руками по телу и я, расслабившись, ответила на его поцелуй. Когда он меня целовал, всё в этом мире теряло значение и хотелось только одного - чтобы он не останавливался. Его горячие поцелуи, лёгкие прикосновения, его шёпот и сильные руки, обнимающие меня - всё это становилось самым важным и самым желанным.
   Целуя меня в шею, он еле слышно прошептал:
   -Ты чудо. Самый важный и самый любимый человечек в моей жизни. Люблю тебя и никому не отдам.
   Как только он положил мою голову на своё плечо, я почувствовала боль в области предплечья, и напряглась в ожидании ещё одного пореза, но вместо этого ощутила легкое прикосновение языка, а потом губ. Он тихонько застонал и ещё сильнее прижал меня к себе.
   Закрыв глаза, я с удивлением стала прислушиваться к своим ощущениям. Боли не чувствовалось, наоборот, я испытывала эйфорию. Одно сознание того, что я могу придать Артёму сил, и ему нравится пить мою кровь, будило какие-то непонятные чувства. Это была одновременно и гордость, и счастье и удовлетворение от того, что я могу дать то, что он хочет и то, что ему необходимо. Я чувствовала себя нужной, а самое главное - он был нужен мне.
   -Тёмка, я люблю тебя, - тихо сказала я.
   Он тут же оторвался от пореза и, заглянув мне в глаза, произнёс:
   -Я боялся, что ты никогда этого не скажешь. Я тебя тоже люблю. Ты лучшее, что было в моей жизни.
   Я улыбнулась, и опять положив голову ему на плечо, закрыла глаза. Артём наклонился к предплечью и снова стал пить кровь. "Всё, еду с ним. Решено!".
  
  
   Глава 5.
  
   Артемий.
  
   От выпитой крови приятно кружилась голова, а в теле чувствовался небывалый прилив сил. Такой сильной и вкусной крови я давно не пил и сейчас наслаждался ощущениями, и тем, что услышал наконец-то от Лии слова, которые больше всего порадовали меня. А она лежала рядом и с улыбкой смотрела на меня.
   -Ты открыла ящик Пандоры, - довольно произнёс я. - Теперь я никогда не смогу отказаться от твоей крови.
   -Понравилось? - хитро спросила Лия.
   -Да такого слова ещё не придумали, чтобы я мог тебе описать насколько вкусная у тебя кровь.
   -Ага, значит, если будешь плохо вести себя, то теперь я точно знаю чего тебя можно лишить, чтобы наказать.
   Я прищурился и постарался придать своему лицу недовольное выражение, но Лия только рассмеялась, глядя на меня.
   -Между прочим, женщины поступают не так. Обычно они лишают мужчин секса.
   -Это глупо. Ведь они и себя этим наказывают. Так что от меня ты этого не дождёшься!
   -Буду стараться вести себя хорошо, - вздохнув, пообещал я, и внутри неприятно заныло сердце.
   "Может всё же рассказать Лии о пророчестве?" - я опять задумался о правильности своего поступка и том, что не говорю ей всей правды. "Нет, пока не стоит. А вдруг она подумает, что нужна только из-за него? Она меня ещё мало знает и может просто не поверить, что я её люблю. Лучше сделать это чуть позже" - решил я, и прижал Лию к себе.
   -А расскажи мне о вампирах? - попросила она.
   -Что ты о них хочешь знать?
   -Всё хочу знать. Как они, например, выглядят?
   -Как и обыкновенные люди. Правда очень красивы, впрочем, как и все хищники. Они завлекают своих жертв красотой, а потом убивают. Они нуждаются в крови чаще, чем мы, потому что обыкновенную пищу не могут есть, а доноров не держат. Правда, человек не сразу умирает, попадая в их лапы, а в течение нескольких дней.
   -Это как? - Лия нахмурилась.
   -У вампиров есть способность затуманивать сознание людей, и если вампир пробует кровь человека, то получает власть над ним. Человек уже не может сопротивляться приказам и, впадая в транс готов исполнить любой требование. Этим вампиры и пользуются. Они несколько дней пьют кровь из человека, и когда тот уже сильно ослабевает, просто отдают ему приказ совершить самоубийство.
   -Кошмар.
   -Согласен, - я кивнул. - Поэтому если увидишь вампира, беги быстрее ветра, и ни в коем случаи не дай себя укусить.
   -Хорошо, - испуганно ответила она. - А чего они ещё боятся, помимо солнечного света?
   -Серебряных пуль, как и мы. Они от них слабеют, и могут умереть, если не извлечь их из тела, но там уже не меньше десяти пуль необходимо, чтобы вампир начал терять свою силу.
   -Боже, да на вас серебра не напасёшься, - произнесла Лия и тут же прикрыла рот рукой и испуганно посмотрела на меня.
   -Ты чего? - непонимающе спросил я.
   -А имени Бога вы не боитесь, или когда крестятся?
   -Нет, не боимся, - улыбнувшись, я перекрестился. - А так же не боимся крестов и свячёной воды.
   -То есть вампира я могу убить только серебряной пулей или при помощи ультрафиолетовой лампы?
   -Даже не думай о том, чтобы убить вампира. Тебе это не под силу. Ясно? - меня охватил страх, что Лия может сделать глупость, если встретится хоть с одним упырём. - Ты должна бежать и прятаться. Пообещай мне это!
   -Хорошо, - покорно ответила она, и вздохнула. - А их много? Как они живут?
   -Их достаточное количество, поверь. Но оно строго контролируется. У них есть Королева, и только она решает, кого из людей можно обращать в вампира, а кого нет. И она же даёт разрешение на рождение детей у вампиров. У них там строгая иерархия, и Королеву никто не осмеливается ослушаться. Говорят, что она проживает где-то в Европе.
   -А как она всё контролирует? Не боится, что кто-то устроит против неё заговор и её свергнут?
   -Нет, - я усмехнулся. - Во-первых, говорят, она очень жестока, и держит всех вампиров железной рукой. А во-вторых - ситуацию на местах контролируют её дети, так что ей бояться нечего. Родные детки зубами кого угодно порвут, чтобы защитить и не дать свою матушку свергнуть с трона.
   -Получается, это она спланировала нападения на вас?
   -Она дала добро, скорее всего, а нападение спланировал её сынок, Марк. Редчайшая сволочь, - я поморщился от отвращения, вспомнив этого ублюдка.
   -А вампиры действительно, такие как пишут? Мёртвые и холодные?
   -Нет. У них, как и людей бьётся сердце, - ответил я.
   -Ты сказал, что людей обращают в вампиров. А как? - помолчав, спросила Лия.
   -Кусают, а потом дают выпить свою кровь, - при этих словах она поморщилась, и я улыбнулся, глядя на неё.
   -Подожди, а разве вы не можете дать себя укусить, а потом выпить их крови и стать сильными? Или вы это не делаете, боясь, что потом вынуждены будете убивать людей? - она заинтересованно посмотрела на меня.
   -Нет, дело не в этом. Мы не перевариваем кровь друг друга. И вампиры, и дампиры ставили уже такой эксперимент, но у попробовавшего кровь, начиналась жуткая рвота, а способности не менялись. Так что мы этого не делаем.
   -Ясно, - Лия поникла и замолчала.
   Я тоже лежал молча и наслаждался тем, что она рядом. Правда меня несколько беспокоило то, что Лия пока не сказала, что согласна ехать со мной, но уже то, что она сказала, что любит меня, вселяло уверенность и в то, что она поедет.
   -Как ты думаешь, когда следует ожидать звонка от твоих старейшин?
   -Не знаю, - я вздохнул.
   Уже натикало четыре часа дня и если они не позвонят до двадцати трёх часов, то значит, что и их уничтожили.
   Эта мысль вызывала во мне тревогу. "А если на нас напали не только в России, а и по всем странам?". Верить в это не хотелось, да и логика подсказывала, что такого не может быть. Вампиров и дампиров в мире приблизительно одинаковое количество, а напавших в ту ночь на наше представительство было раза в три больше, чем нас, и среди них я видел не только славян, а и азиатов, и индусов, и негров. Это могло значить только одно - сюда съехались вампиры чуть не со всего света. "Получается, они сейчас будут планомерно ездить по всему миру и уничтожать дампиров? Нам объявили войну на полное уничтожение?".
   И вот тут мне действительно стало не по себе от пришедшей в голову мысли. "Мы, дампиры, могли только рождаться, а вампиром не обязательно родиться, можно и обыкновенного человека обратить. Королева могла отдать приказ на обращение большого количества людей в вампиров, и сейчас их войско могло быть огромным. Она, не задумываясь, пожертвует многими, чтобы нас уничтожить! Если я прав, то нападения могли совершить по всему миру одновременно".
   "Так, стоп! По статистике количество без вести пропавших людей не увеличилось. Да и убийств и самоубийств не стало больше, значит, количество вампиров не увеличилось, иначе как бы она смогла прокормить огромную армию без убийств большого количества людей? Получается, они будут планомерно вычищать страны от дампиров? Россия оказалась первой? Тогда следующими в списке должен стоять Азиатский регион, за ним Северная Америка, потом Европа, затем Южная Америка, ну и в конце Африка и Австралия. Первыми они постараются очистить регионы, где дампиров много".
   Чем больше я об этом думал, тем больше склонялся к мысли, что армия вампиров вряд ли увеличилась, поэтому даже если наши старейшины мне не позвонят, то надо искать помощь в других регионах. "Так, прошло шесть дней. Если учесть перелёты и то время, которое вампиры вынуждены скрываться от солнечного света, то они могли уже почистить Азию, Северную Америку и Европу. Я могу попробовать найти дампиров в Южной Америке, Африке или Австралии".
   "Точная скорость их перемещений мне неизвестна, поэтому на Южную Америку глупо рассчитывать. Если там нападений ещё и не произошло, то мы с Лией можем попасть как раз в самое пекло. Остаётся Африка и Австралия, и здесь лучший вариант - Австралия. Значит, решено - жду звонка от своих старейшин, если он не раздастся, то везу Лию в Австралию. Благо, что я работал финансовым аналитиком и знаю пару счетов, откуда можно снять деньги, и никто из вампиров нас не выследит".
   -Лия, а у тебя есть загранпаспорт?
   -Да. А что?
   -Если старейшины не позвонят, то нам придётся лететь в Австралию, чтобы найти помощь, - произнёс я и затаил дыхание, ожидая её реакции на мои слова.
   -Как скажешь, - согласилась она, и у меня отлегло от сердца.
   -Спасибо тебе родная, за то, что согласилась ехать со мной, - на душе сразу потеплело и все проблемы отошли на второй план. - Обещаю, что ты не пожалеешь!
   -Куда уж мне теперь без тебя, - она вздохнула. - Только надо сегодня съездить на работу и уволиться, а ещё необходимо забрать документы из университета... Так много всего надо сделать, - с тоской произнесла она.
   -Всё будет хорошо. Вот увидишь, - пообещал я и поцеловал её. - Пока я рядом, ничего не бойся.
   Пообедав, а вернее поужинав, Лия стала собираться на работу, перед этим позвонив на свою первую работу и попросив забрать у неё готовый заказ. Когда она вышла из ванны, я в очередной раз удивился. Никакого яркого макияжа на лице не было. Она лишь слегка подкрасила глаза, нанесла румяна и накрасила губы, а волосы стянула в тугой узел. Когда же она появилась в прихожей в чёрном платье чуть ниже колена, я оторопел. Лия выглядела как настоящая аристократка - тонкие черты лица, неброский макияж, строгая причёска и умопомрачительное платье, которое выгодно подчёркивало все достоинства её фигуры.
   -Ты необыкновенная, - произнёс я, обнимая её. - Ни разу ещё не встречал девушки, которая может выглядеть и как беззащитный ребёнок, и как светская львица, и как проститутка. Извини за такие слова, конечно, но...
   -Ничего страшного, - ответила Лия, обувая туфли. - Всё зависит от среды обитания. Меня воспитывали как будущую светскую львицу, а жизнь заставила надеть на себя личину проститутки, но в душе я, наверное, до сих пор беззащитный ребёнок. Как говорится - хочешь жить, умей вертеться, - философски произнесла она и грустно усмехнулась.
   Сев в вызванное такси мы направились в клуб. Там Лия провела меня в зал и усадила возле барной стойки, где бармен не спеша протирал бокалы, и готовился к вечернему наплыву людей.
   -Пойду разговаривать с начальством, - она тяжело вздохнула. - Некрасиво поступаю, вот так увольняясь, но ты важнее, - опять вздохнув, она поцеловала меня долгим поцелуем и скрылась за кулисами сцены.
   -Что-нибудь желаете? - спросил бармен.
   -Коньяк.
   Он кивнул и, поставив передо мной бокал, налил коньяк.
   -Тебе повезло. Амалия хорошая девушка, - произнёс бармен. - А таких в нашем клубе немного. Она, одна из тех, которая не опустилась, попав в такую среду. И она заслуживает любви и счастья.
   -Я знаю, - ответил я, пригубив коньяк. - И постараюсь сделать её счастливой.
   Бармен кивнул и отошёл от меня. Мне же ничего другого не оставалось, как пить и ждать Лию. Я стал рассматривать интерьер клуба, на который в прошлый раз не обратил внимания.
   Помещение было огромное, и могло вместить не меньше тысячи человек. На первом этаже, в дальнем конце зала находились диванчики, где могли устроиться большие компании, а ближе к танцполу стояли столики, рассчитанные на четыре - шесть человек. Всё остальное место занимал танцпол и сцена. В глубине зала располагалось ещё два бара, и виднелись лестницы, которые вели на второй этаж, где тоже имелись столики. Всё было отделано со вкусом - хром, кожа и строгий интерьер.
   -У вас хороший клуб, - сказал я бармену.
   -Один из лучших в Краснодарском крае. И один из самых дорогих, - с гордостью ответил он.
   Через час Лия так и не появилась, и меня охватило волнение. Клуб уже открылся для посетителей и места за столиками стали стремительно заполняться. В зале громко играла музыка и некоторые сразу направились на танцпол. "Жду ещё десять минут, а потом иду искать Лию" - пообещал я себе.
   -Вот и всё, - Лия неожиданно появилась передо мной и я с облегчением вздохнул. - Все вопросы улажены. И осталось только одно дело, - она улыбнулась и с любовью посмотрела на меня.
   -Какое? - с интересом спросил я.
   -Увидишь, - она хитро улыбнулась. - Сиди здесь, - и опять исчезла.
   Меня это стало уже порядком раздражать, но я заставил себя сидеть на месте. Через десять минут раздался голос ди-джея:
   -Друзья, сегодня наш клуб навсегда покидает Мали, и она приготовила нам прощальный подарок. Поприветствуем же её!
   Заиграла лирическая музыка и Лия вышла на сцену.
   -Свою последнюю песню я посвящаю своему любимому человеку. Она называется "С тобой мне одной ночи мало" и вы слышали её в исполнении Бьянки, - произнесла она и, найдя меня глазами, нежно сказала: - Тёмка, песня для тебя.
   Когда она запела, я встал со стула и замер, вслушиваясь в слова. Голос Лии звучал завораживающе и я не мог заставить себя пошевелиться. Сознание выхватывало отдельные слова песни: "Улетала за пределы - ты имя моё шептал"... "Прижимай меня ближе к сердцу, крепче меня держи"... "С тобой мне одной ночи мало"... "Она меня поймала - любовь".... "Я так жить без любви устала"... "Огнём мне душу всю порвала любовь"... "Мне такой одной ночи мало"... "Если влюбилась я, значит, моим будешь ты будешь миллионы лет".
   Лия плавно двигалась в такт музыки, и её нежный голос мягко звучал из динамиков, а глаза смотрели на меня с такой любовью, что я боялся хоть на секунду отвести от неё взгляд. "Девочка моя ласковая, как же я люблю тебя" - пронеслось в голове.
   На негнущихся ногах я заставил себя подойти к сцене и, не отрываясь, ловил каждое её слово. Когда она закончила петь, протянул к ней руки и Лия, спрыгнув со сцены, оказалась в моих объятиях.
   -Люблю тебя, - прошептал я, прижимая её к себе.
   -И я тебя, - она поцеловала меня в губы. - Поехали домой?
   -Поехали.
   В обнимку выйдя из клуба, мы сели в такси и направились домой. Всю дорогу я не выпускал Лию из своих объятий и хотел как можно быстрее оказаться в постели, чтобы показать ей насколько сильно её люблю.
   Такого в моей жизни ещё никогда не было - чем больше я находился рядом, тем сильнее меня тянуло к ней. Каждый день я открывал в ней что-то новое, и это ещё больше привлекало меня и заставляло ценить то, что она может дать. "Это не страсть, и не банальный интерес к новой женщине. Это что-то большее. Лия нужна мне, как воздух! Без неё я не смогу даже нормально дышать. Это любовь. Всепоглощающая, прекрасная, и такая страшная. Это зависимость".
   -Никому тебя не отдам, - с болью прошептал я.
   -Да я и никому не нужна. Не волнуйся, - она стеснительно улыбнулась.
   -Нужна, поверь. Но ты помни главное, чтобы не случилось - я люблю тебя. И именно поэтому хочу, чтобы ты находилась рядом со мной.
   Лия нахмурилась и посмотрела на меня.
   -Что это значит?
   -Ничего, - ответил я.
   Интуиция подсказывала, что сейчас можно рассказать Лии кто она на самом деле и, что значит для нас и для вампиров, но голос разума упорно просил сначала поговорить со старейшинами.
   Приехав домой и, дав Лии снять обувь, я подхватил её на руки и понёс в спальню. Хотелось любить её всю ночь напролёт, и так, как никогда до этого не делал. Но как только я уложил её на кровать, раздался звонок моего мобильного телефона.
   -Алло? - тяжело дыша, ответил я, даже не посмотрев, кто звонит.
   -Артемий?! - голос казался одновременно и удивлённым, и радостным. - Ну, наконец-то! Что случилось? Я уже обзвонил семь наших филиалов, и никто не берёт трубку.
   -Значит, на вас не нападали? - мне сразу стало легче. Улыбнувшись Лии, я вышел из спальни и, прикрыв дверь, прошёл в дальнюю комнату, чтобы она не слышала моего разговора.
   -Нет, - удивлённо ответил он. - Вампиры?
   -Да. Была настоящая бойня.
   -Где ты? - деловито поинтересовался собеседник.
   -В Краснодаре. Но я нашёл кое-кого.
   -Кого? - без особого интереса спросил он.
   -Мать королевы, - в трубке повисла тишина, а потом раздался тихий шёпот. - Кого?
   -Ты слышал кого, - ответил я, прекрасно понимая, что сейчас испытывает Назар.
   -Уверен?
   -Да.
   -Перезвоню через пять минут, - скороговоркой произнёс он и отключился.
   "Вот и всё. Сейчас об этом узнают старейшины, и всё придёт в движение. Я лишу Лию привычной жизни и окуну в такой водоворот событий, что она может меня возненавидеть потом" - с тоской подумал я. Внутри что-то неприятно заныло. Но я постарался отогнать это чувство. "Она родит Королеву, а потом будет со мной, и никто не посмеет её отнять".
   Вернувшись в спальню, я присел на кровать и произнёс:
   -Старейшины живы и на них никто не нападал. Так что за нами скоро приедут.
   -Хорошо, - Лия постаралась придать своему голосу бодрые нотки, но в глазах плескался страх.
   -Ничего не бойся, - ободряюще сказал я, и сжал её ладони.
   -А они не будут против меня? Ведь я человек, - она с надеждой посмотрела мне в глаза.
   -Не будут, поверь. Даже скорее наоборот, - внутри опять всё заныло.
   Раздавшийся телефонный звонок заставил меня сосредоточиться, и отбросить все мысли. Номер, как обычно не определялся и я, снова выйдя из спальни, ответил:
-Да?!
   -Артемий, - в трубке раздался взволнованный голос моего родного отца Орхона, который являлся одним из наших старейшин. - Это правда?
   -Правда.
   -Ты уверен?
   -Уверен, - твёрдо ответил я.
   -Через четыре часа наш самолёт с отрядом сопровождения будет у вас. Назови точный адрес, где вы сейчас находитесь, и за вами приедет машина.
   Как только я сказал, где живёт Лия, он тут же отключился. "Вот и всё, дороги назад нет" - с тоской подумал я. Мне казалось, что я поступаю неправильно, но что именно я делаю неправильно, я понять не мог. Зайдя в спальню, я прижал её к себе и прошептал:
   -Через четыре часа за нами пришлют самолёт.
   -Как это? - она растеряно посмотрела на меня. - Но ведь мне ещё надо в университете уладить все дела... Забрать документы... А дом... И я хотела съездить на могилу родителей.
   -Родная, всё это сделаешь чуть позже. Сейчас такое творится! Судя по всему, напали на все наши представительства в России, и нам угрожает опасность. Когда всё поутихнет, мы вернёмся и всё сделаем. Хорошо?
   -Хорошо, - горестно согласилась Лия, и уткнулась лбом мне в плечо.
   -Прости меня, пожалуйста, - тихо сказал я. - Но я не могу тебя здесь бросить. Ты мне нужна, - она понимающе кивнула и сильнее прижалась ко мне. - Кстати, познакомишься с моим отцом.
   -С отцом? - она тут же напряглась.
   -Да, только не надо так пугаться. Он один из старейшин, и уверен, что ты ему понравишься.
   -Подожди, а как такое может быть? Твой отец старейшина и ты не знаешь его номера телефона? - она с недоумением посмотрела на меня.
   -Родственный связи у нас не имеют значения, и поблажек никому не делают, - ответил я. - Лучше иди собирать вещи, которые ты хочешь взять с собой, - она посмотрела на меня долгим взглядом, а потом встала и вышла из спальни.
   Родственные связи на самом деле не имели особого значения, потому что за нашу жизнь у нас рождались не только наши дети, но и внуки, и правнуки. У моего отца я был восемнадцатым ребёнком, а у меня самого имелось уже четыре ребёнка. И я уже был не просто отец или дедушка, а и прапрадедушка. Но особой привязанности я к ним не испытывал, потому что никогда по настоящему не любил ни одну женщину, которая рожала от меня. Страсть вспыхивала, но быстро гасла и поэтому, к тому моменту, когда ребёнок появлялся на свет, я не испытывал никаких сожалений из-за гибели его матери. Объяснить этого Лии я не мог, из-за того, что тогда пришлось бы признаваться и во всех остальных грехах и в том, что мы сознательно идём на убийство женщин, которые рожают нам сыновей.
   "Почему так? От неё я бы хотел иметь детей, но никогда не смогу этого сделать, боясь, что она умрёт. Детей от Лии я бы любил всей душой и сердцем" - я вздохнул, прекрасно понимая, что эта мечта никогда не осуществится.
  
  
   Амалия.
  
   Проснувшись и открыв глаза, я огляделась, и сразу всё вспомнила - сборы в дорогу, ночной перелёт до Перми, затем полёт в вертолёте, после которого я оказалась в горах, возле огромного четырёхэтажного особняка. Внутри всё неприятно заныло и меня охватили сомнения: "Правильно ли я поступила, вот так всё бросив? И что меня теперь ждёт?". Дампиры окружающие меня, пугали.
   Когда в домофон позвонили, я ожидала чего угодно, но не того, что увидела. Артем пошёл открывать входные ворота, и когда во двор дома въехало два микроавтобуса, а за ним джип, я удивилась. Потом, на пороге дома появилось десять мужчин, и начали меня рассматривать с таким изумлением, что мне стало не по себе. Складывалось такое ощущение, что я стою голая на главной площади нашего города. В каждой из комнат, возле окон они заняли свои места и, чтобы я не делала, неотступно следили за мной взглядами, а когда я встала на стул, чтобы достать чемодан с антресолей, и, потеряв равновесие, чуть не упала, один из них тут же оказался рядом, и успел подхватить. Но удивило в тот момент не его реакция, а единодушный вздох облегчения, который раздался за моей спиной. Это испугала и поразила одновременно. "Боже, как будто я дорогая старинная ваза и все ужасно боятся, что со мной что-то случится!".
   А когда мы выехали в аэропорт, и прибыли сразу на лётное поле, в воздухе чувствовалось такое напряжение, что его можно было резать ножом. Сопровождающие нас дампиры высыпали из микроавтобусов и создали живой коридор от джипа до трапа, и только после этого Артём открыл двери машины и чуть ли не бегом провёл меня в салон частного самолёта.
   Я уже ничего не могла понять. "Да что происходит? Президента страны и то, наверное, не так охраняют". Но когда я спросила Артёма о том, что всё это значит, он только улыбнулся и, поцеловав меня в щёку, попросил не обращать на это внимание, сказав, что это обыкновенные меры безопасности. Его тон не понравился, и меня охватили непонятные подозрения, что всё это не просто так.
   Весь полёт окружающие дампиры постоянно бросали на меня заинтересованные взгляды, и становилось уже страшно.
   В аэропорту Перми ситуация повторилась - через живой коридор меня провели от трапа самолёта до вертолёта и мы опять поднялись в воздух. Летели мы не меньше часа, и Артём всё это время не выпускал меня из объятий и постоянно повторял, что всё будет хорошо и мне нечего бояться, но чем больше он это повторял, тем больший страх я испытывала.
   Ранним утром, когда небо уже стало серым, и ночь отступала, мы приземлились на вертолётной площадке возле роскошного особняка.
   Утро выдалось холодным, и я замёрзла. "Сама виновата. Не учла, что мы летим на север страны и надела только в джинсы и лёгкую футболку". В Краснодаре стояло ещё тепло, и продолжался купальный сезон, а здесь уже чувствовалось, что сентябрь месяц вступает в свои права.
   Мы стали подниматься по крутой лестнице к дому. В воздухе повисла звенящая тишина и я, оглянувшись назад, с удивлением увидела, что там, где только что приземлился вертолёт, уже нет никакой площадки. Она была накрыта маскировочной сеткой и, наверное, с воздуха это место теперь казалось небольшой природной опушкой, на которую и сесть невозможно.
   К тому моменту, когда мы поднялись по лестнице и оказались перед домом, меня уже трясло от холода крупной дрожью. Артём, обнимая меня, пытался хоть как-то согреть, но это мало помогало.
   Возле входа стояло три мужчины, с каменными лицами и рассматривали меня. Их цепкие взгляды испугали меня ещё больше, и я окончательно растерялась.
   -Лия, познакомься, это наши старейшины - Волоф, Сангай и Орхон, мой отец, - сказал Артём, указывая на мужчин.
   -Здравствуйте, - пытаясь унять дрожь, произнесла я, и принялась их с интересом рассматривать.
   Волоф был седовласым мужчиной, выглядевшим лет на шестьдесят. Подтянутый, стройный, с зелёными глазами, он производил приятное впечатление. Сангай выглядел лет на пятьдесят, со светло русыми волосами и голубыми глазами. Он был невысоко роста и смотрелся даже несколько комично рядом с остальными. Но больше всего моё внимание привлекал Орхон. Он был также высок, как и Волоф, но имел атлетическую фигуру и смотрелся очень внушительно. Темно каштановые волосы и карие глаза выдавали его близкое родство с Артёмом. "Наверное, когда мой Тёмка постареет, он будет выглядеть точно также" - пронеслось в голове. "Только я никогда не увижу его таким, потому что умру намного раньше" - вздохнув, подумала я.
   Все три мужчины смотрелись очень импозантно и были очень красивы, и я в очередной раз почувствовала себя неуютно. "Обыкновенные дампиры, старейшины, Артём - они все просто притягивают к себе своей красотой и завораживают. Каковы же тогда вампиры? Ещё более притягательны? Тогда у людей нет шансов им сопротивляться".
   -Здравствуй, Амалия, - произнёс Волоф и сделал шаг ко мне, протянув руку. - Рады приветствовать тебя в нашем скромном жилище, - и пожал мою ладонь.
   -Скромном? - удивлённо переспросила я, оглядывая дом. - Не хочу вам льстить, но этот дом никак нельзя назвать скромным, - нервно закончила я.
   Он с улыбкой посмотрел на меня, и я почувствовала себя невоспитанной идиоткой. Чтобы как-то сгладить это впечатление, я взяла себя в руки и с достоинством произнесла:
   -Я тоже рада нашему знакомству и тому, что вы согласились принять меня в своём доме.
   Все три старейшины с удивлением посмотрели на меня, а потом перевели взгляд на Артёма.
   -Лия замёрзла и устала, поэтому может, пройдём в дом? - сказал он. - Ей надо отдохнуть.
   -О, простите нашу невнимательность, - подал голос Сангай. - Ваша комната уже готова.
   Нас с Артёмом провели на второй этаж и показали отведённую для нас комнату. Она оказалась просторной. Пастельные тона в отделке приятно радовали взгляд, а мягкий свет, льющийся от настольных ламп и бра, придавали комнате уют. Возле окна, с которого открывался прекрасный вид на долину, стояла небольшая софа. В центре комнаты располагалась огромная кровать, а напротив был камин, возле которого стояло два кресла. А в углу, на стене висел огромный телевизор.
   В комнате, справа и слева от входа имелось ещё две двери и, заглянув туда, я обнаружила, что одна из дверей вела в ванную комнату, оборудованную по последнему слову техники, а другая дверь вела в небольшую комнату со шкафами и полками. Дампиры сопровождающие нас в поездке тут же занесли мои чемоданы в эту комнату и поставили их в угол, после чего нас оставили вдвоём.
   -Нравится? - спросил Артём, обнимая меня.
   -Угу. Только как-то не по себе. Все меня рассматривают как какую-то заморскую диковинку, - пожаловалась я.
   -В доме старейшин женщины появляются редко, поэтому к тебе такое пристальное внимание.
   "А ведь и вправду, больше ни одной женщины я здесь не видела" - с удивлением подумала я. Пока мы проходили через холл дома и поднимались на второй этаж, я видела только одних мужчин".
   -Я что, единственная женщина здесь? - угнетенно спросила я. Очень не хотелось, чтобы это было так.
   -Не знаю, - вздохнув, ответил Тёмка. - Я сам здесь впервые, поэтому могу опираться только на те слухи, которые хотят среди дампиров.
   -Ясно, - настроение катастрофически портилось и мне уже хотелось плакать.
   С трудом сдерживая себя, я обняла Артёма и, положив ему голову на плечо, боялась хоть на секунду отпустить его.
   -Лия, я понимаю, что ты сейчас испугана и чувствуешь себя потерянной. Прости меня за то, что вот так лишил тебя привычной жизни, но ты мне нужна. Поверь, я сделаю всё возможное, чтобы ты была счастлива, - с нежностью прошептал он.
   -Обещаешь? - с надеждой спросила я и посмотрела ему в глаза.
   Вместо ответа он начал меня целовать и подхватив на руки, отнёс в кровать, где стал дарить море наслаждения...
   Сейчас же, проснувшись и не обнаружив Тёмку рядом, меня опять охватила тревога и сомнения. "Почему меня привезли в горы, в дом старейшин, где Артём и сам ни разу не был, а ведь он сын одного из старейшин? И почему они предоставили мне кров, ведь я женщина, а они, получается, не очень их жалуют? И почему, в конце концов, на меня все смотрят таким взглядом?". Я уже начинала чувствовать себя каким-то цирковым уродцем.
   На работе взгляды мужчин воспринимались легче, потому что яркий макияж, парики и остальной рабочий реквизит давали мне какое-то чувство защищённости. Сейчас же я чувствовала себя неуютно, потому что не могла спрятаться за привычными для меня вещами. Вернее, сейчас возле меня не было ничего привычного, кроме Артёма.
   Часы показывали уже три часа дня, и на улице было пасмурно. Встав с кровати, я обернулась одеялом и подошла к окну. Дом стоял у подножья одной из гор, а чуть ниже располагалась долина, на которую открывался великолепный вид из окна. "Весной и летом здесь, наверное, очень красиво" - подумала я, вздохнув. Но сейчас этот пейзаж навевал на меня грустные мысли.
   Здесь осень уже вступила в свои права и среди вечнозелёных сосен и елей виднелись деревья с опавшей листвой, отчего на душе становилось тоскливо. Это время года я никогда не любила, и сейчас особенно остро чувствовала себя оторванной от мира и одинокой. "Моя жизнь опять сделала крутой поворот и что меня ждёт за ним? Счастье или... смерть?".
   О смерти я старалась не думать вообще, но сейчас, почему-то в голову пришла эта мысль и я нахмурилась. "В нашей семье все умирали рано, но ведь не настолько. Как правило, доживали лет до тридцати пяти, а мне только двадцать, почему же именно смерть для меня послужила альтернативой счастью?". Ответа на этот вопрос не было.
   -Добрый день, - дверь в комнату открылась, и вошёл Артём. - Выспалась? - подойдя, он обнял мне и поцеловал в губы.
   -Выспалась, - уныло ответила я.
   -Солнце, в чём дело? - озадаченно спросил он.
   -Не знаю. Мне страшно.
   -Ничего не бойся. Я не дам тебя в обиду и здесь ты в безопасности, поверь. Тебя охраняют двадцать семь дампиров, которые за тебя умрут, если понадобится.
   -А зачем им за меня умирать? - прищурившись, спросила я.
   -Это я образно выражаюсь, - как-то через чур раскованно ответил Артём, и внутри что-то заныло. - Завтракать, или скорее обедать, будешь?
   -Буду.
   -Тогда одевайся и пошли в столовую. Кстати, обрадую тебя, ты не единственная женщина в доме. Здесь ещё есть пять девушек, и плюс четыре мужчины, тоже люди.
   -Да? Значит, всё не так плохо, - улыбнувшись, ответила я. - А то дампиры несколько пугают меня, - зайдя в комнату, где стояли мои чемоданы и, раскрыв их, я принялась искать спортивный костюм. - Уже даже начала думать, что женщин и людей вообще вы несколько ненавидите.
   -Лия, мы уважительно относимся к людям. И те люди, которые проживают в доме так же спокойно и уважительно относятся к нам. Они доноры, и добровольно отдают свою кровь.
   -Я тоже буду донором? - замерев, спросила я. Терпеть боль от порезов я готова была только ради Артёма.
   -Нет, - он появился в гардеробной. - Тебя никто не будет трогать.
   -Спасибо, - с облегчением выдохнув, ответила я.
   Умывшись, я оделась, и Артём повёл меня на первый этаж. Пообедав со мной, он предложил познакомиться с окрестностями и повёл гулять. На улице, прогуливаясь возле дома и держа Артёма за руку, я успокоилась и все мои страхи исчезли.
   Свежий воздух, холодная и строгая красота окружающих нас гор, вековые деревья, среди которых виднелся мой новый дом, тишина - всё это действовало умиротворяюще, и я стала расслабляться.
   Единственное, что мне не понравилось, это то, что вечером прислали врача, и он очень подробно расспрашивал меня о болезнях, потом слушал сердце, пульс, взял кровь на анализ, а в конце стал усиленно интересоваться мои циклом и тем, когда у меня были последний раз месячные. От его вопросом меня покоробило, и было ужасно неудобно отвечать на них, особенно когда рядом сидел Артём. Но он всё время держал меня за руку и ободряюще кивал, когда я бросала на него смущённые взгляды.
   Когда врач ушёл, он, не дав мне задать ни одного вопроса, сразу отнёс меня в кровать, где долго и до умопомрачения нежно любил. "Зря я нервничала. Артём рядом, а это самое главное" - думала я, засыпая.
  
  
   Артемий.
  
   Лежа в кровати и обнимая Лию, я обдумывал сложившуюся ситуацию. После приезда и того, как Лия заснула, я имел разговор с нашими старейшинами. Поняв, что Лия ничего не знает о пророчестве, они запретили о нём рассказывать вообще, и это меня возмутило. Скрывать от неё я ничего не хотел и уже не раз пожалел, что ничего ей не рассказал ещё в Краснодаре. Я хотел лишь посоветоваться, как правильно преподнести ей всю правду, а в итоге мне запретили говорить эту правду. И теперь я мучился. "А вдруг она узнает о пророчестве, каким либо образом и что тогда? Она ведь не поверит в то, что я её люблю, а подумает, что я просто использовал её" - от этой мысли я поморщился.
   После того, как я всё рассказал старейшинам о нападении и как нашёл Лию, они отправили меня к ней и продолжили своё совещание. А сегодня вечером прислали Радмира, нашего врача, для осмотра Лии. Исходя из того, какие вопросы он ей задавал, я уже понял, что он хочет знать и что его больше всего интересует. "Как пить дать, старейшины уже спят и видят, как Лия вынашивает для них Королеву! И если они думают, что смогут без моего участия решать её судьбу, то глубоко ошибаются! Для них она мать Королевы, а для меня девушка, которую я люблю, и никому не позволю причинять ей зло".
   Лия уже заснула, и я осторожно выбрался из кровати. Одевшись, я спустился на первый этаж и постучал в двери зала совещаний.
   -Заходи, Артемий, - раздался голос отца.
   Войдя, я сел за стол, за которым уже сидели старейшины и наш врач Радмир.
   -После такого беглого осмотра могу сказать - она здорова, - произнёс Радмир. - Но всё станет окончательно ясно после анализа крови. Хотя, судя по её вкусу, и здесь проблем не должно возникнуть.
   "Уже и кровь Лии успел попробовать" - это вызвало во мне злость. Впервые в жизни я не хотел делить и каплю крови своей любимой девушки с кем либо.
   -И судя по всему, сейчас она готова к зачатию, - продолжил Радмир. - В ближайшие три-четыре дня надо решить этот вопрос, или ждать следующего месяца.
   -Итак, что нам делать? - спросил Волоф. - У кого есть идеи?
   -Рисковать мы не имеем права, поэтому дампиры сразу отпадают, - сказал мой отец и внимательно посмотрел на меня. - Надеюсь, Артемий ты был осторожен? Если Амалия забеременеет от тебя и, родив мальчика, умрёт, ты понесёшь наказание.
   -Знаю, - ответил я, а внутри всё в очередной раз заныло, из-за моей глупости и неправильный выводов о работе Лии, но я надеялся, что она не могла в тот момент забеременеть. - И я уже думал над этим. Но может она как раз и сможет родить девочку от меня?
   -У нас нет никаких гарантий на этот счёт, - сухо произнёс он.
   -А может, стоит попробовать? Как только можно будет определить пол ребёнка, то мы это сделаем. Если будет мальчик, то сделаем ей аборт, - сказал Сангай.
   -Рискованно, - ответил Радмир. - А вдруг она не сможет иметь после этого детей?
   Подвергать Лию таким издевательствам я не желал и кивнул головой, глядя на нашего врача.
   -Вампиры тоже отпадают, - ответил Волоф. - Родится дампир. Да и знать им о том, что мать Королевы в наших руках не стоит.
   -У меня есть пару мыслей на этот счёт, - подал голос я. - Если вампиры и дампиры отпадают, то может, стоит попробовать людей? Вреда это Лии не принесёт. Если родится мальчик или девочка, и никаких особых способностей у ребёнка не откроется, то будем рассматривать другие варианты. Предлагаю использовать метод ЭКО.
   -Хорошая идея, - одобрил Радмир. - Ты сможешь убедить Амалию пройти через процедуру экстракорпорального оплодотворения?
   Я задумался. "Если скажу ей часть правды, о том, что матери умирают, родив от нас сыновей, и попрошу пройти через эту процедуру Лию, то она может согласиться. И мне плевать, что это ребёнок от другого мужчины. Я буду любить его в любом случае, потому что это будет ребёнок Лии" - от этой мысли внутри всё потеплело. Представив, как я держу на руках частичку Лии, и как этот ребёнок тянет ко мне свои маленькие ручки, я понял, что хочу именно этого и мне плевать, кто родится - мальчик или девочка и будет ли она Королевой.
   -Думаю, что смогу, - ответил я.
   -Всё это интересно, но у нас мало времени, - холодно произнёс Орхон. - И мы не можем ждать, пока подготовят всё для процедуры, и пока Амалия даст своё согласие на неё. У нас каждый день на счету. Вампиры уничтожили двести сорок три дампира во время последнего нападения, и думаю, что это только начало. Мы разослали предупреждения другим старейшинам, но всё равно наши потери огромны, и нам требуется сейчас заново восстанавливать нашу численность. На это уйдёт не один год, и рождение Королевы для нас сейчас будет как нельзя кстати. Нам и так придётся ждать его девять месяцев, а если ещё учесть и подготовку, то выйдет не меньше десяти, потому что вы вряд ли подготовите всё за три дня. Ведь так? - он вопросительно посмотрел на Радмира.
   -Да, - ответил он. - Полномасштабное обследование займёт время, и эту процедуру мы сможем провести только не раньше следующего месяца.
   -Поэтому, я предлагаю сделать следующее - надо чтобы кто-то из обыкновенных мужчин вступил с ней в связь, и если она не забеременеет то, по крайней мере, мы будем знать, что использовали все возможности. Одновременно с этим будем готовить её к ЭКО.
   Когда отец закончил говорить, и до меня дошёл смысл предложенного им, меня охватила ярость, и я вскочил на ноги.
   -Что значит - вступить в связь с обыкновенным мужчиной? - я старался сдерживать себя, но это плохо получалось. - Ты думаешь, Лия согласится вот так просто лечь в кровать с другим мужчиной? Да я у неё второй и она после развода с мужем вообще ни с кем не спала. Она на это никогда не пойдёт!
   -Внуши ей это, - порекомендовал Волоф.
   -Нет, это рискованно, - сказал Сангай. - Если она его сильно любит, то внушение может привести к серьёзным последствиям. Этот вариант даже не стоит рассматривать.
   -Значит, ты должен её убедить это сделать без внушения! - повысив голос, ответил отец.
   От одной мысли, что Лия будет дарить себя другому, отвечая на его поцелуи и ласки, во мне поднялась такая злость, что затряслись руки.
   -Я никогда на это не пойду, - прокричал я. - Да она меня возненавидит за это! Как ты себе вообще это представляешь? "Лия, тебе тут надо переспать с человеком. А если не получится забеременеть с первого раза, то потом ещё раз!" Ты вообще понимаешь, о чём ты говоришь?
   -Как ты разговариваешь со старейшиной, щенок! - Орхон поднялся и бросил на меня взгляд полный пренебрежения. - Ты влюбился и не можешь ясно мыслить! Ты должен в первую очередь думать о благе для своей расы, а не о своих личных интересах! Пусть родит Королеву и делай с ней, что хочешь потом. Никто у тебя её не забирает!
   -Да, я полюбил её, и что? Разве это плохо? И она любит меня! - запальчиво прокричал я. - И в пророчестве ясно написано: "Кто сможет мать той Королевы уговорить пойти за ним на край земли"! Лия ради меня бросила всё и я не собираюсь сейчас всё это разрушать тем, что буду её подкладывать под других мужчин. Да она возненавидит меня за это!
   -Орхон, Артемий прав, - спокойно произнёс Волоф. - Есть другой способ использовать все возможности и при этом не разрушить отношения Амалии и Артемия.
   -Какой? - спросил Орхон, садясь.
   -Лии не обязательно давать согласие на связь.
   -В каком смысле? - спросил я, ничего не понимая.
   -Её ведь могут изнасиловать и...
   -Да вы с ума тут все сошли! - прокричал я, уже не сдерживаясь. - Я никогда не позволю с ней такое сделать!
   -Пошёл вон отсюда, - властно произнёс мой отец. - Ты здесь ничего не решаешь, понял?
   -Подождите, - сказал Сангай. - А это хорошая идея. Пусть с ней это произойдёт, а Артемий потом утешит её, и всё будет складываться по удобному для нас сценарию. Он ни в чём не будет виноват, она сможет забеременеть и при этом останется с Артемием!
   -Я никогда не дам такое с ней сделать! - внутри уже всё клокотало от ярости, и я был готов броситься на любого, кто скажет ещё хоть слово.
   -Артемий, - спокойно произнёс Волоф, - У тебя нет выбора. В данной ситуации для нас важнее рождение Королевы, чем твои чувства. Выбирай - или Амалия проходит через всё это и потом у тебя будет не одно десятилетие, чтобы залечить все эти раны и сделать её счастливой, или ты умрёшь, а она всё равно пройдёт через это. Женщины очень слабы духом, и думаю, мы сможем найти тебе замену и другого дампира, который утешит Амалию после всех событий. Обдумай мои слова, прежде чем давать ответ.
   От ярости уже не только тряслись руки, а и голова шла кругом. "Что я наделал? Я привёз Лию в логово монстров и теперь буду всю жизнь жалеть об этом! Плевать мне на Королеву!" - я сел и закрыл глаза. "Но уже поздно жалеть о содеянном. Теперь необходимо постараться хотя бы минимизировать вред Лии. Если я умру, то это будет двойной удар для неё" - стараясь успокоиться, я анализировал сложившуюся ситуацию. "Моего мнения никто учитывать не станет, и меня просто уберут, если я буду противостоять им, и Лия останется одна. И кто тогда будет защищать её?".
   -Хорошо, - сквозь зубы произнёс я. - И как вы себе это представляете? Выберете кого-то из доноров и прикажите её изнасиловать? Она так просто не дастся в руки. Лия обязательно окажет сопротивление, и станет кричать. Будет странно, если мы все вдруг оглохнем и не придём к ней на помощь.
   -Да, ты прав, - подумав, ответил Сангай. - Здесь мы этого не можем сделать. Ситуацию надо смоделировать таким образом, чтобы ни мы, ни Артемий не были к ней причастны, иначе Амалия может возненавидеть всех нас и мы не получим Королевы.
   -Может отвезти её в город? - предложил Радмир.
   -И что? Оставить её там без присмотра в надежде, что какой-нибудь моральный урод изнасилует её? - пробормотал Волоф. - Нет, этот вариант нам не подходит. Во-первых, мы не может её бросить даже на пару часов без присмотра. Вдруг где-то поблизости найдётся вампир? Да и донора хочется подобрать нормального. И как потом объяснить ей, почему Артемия не оказалось рядом?
   Все задумались, а я, глядя на них, испытывал жгучую ненависть, но понимал, что теперь от меня ничего не зависит, и моё мнение учитывать никто уже не будет.
   -Я знаю, что нам делать! - торжествующе произнёс Орхон и я, сжав зубы, посмотрел на него. - Артемий предложит Амалии поехать в какой-нибудь санаторий. Только надо выбрать его так, чтобы у отдыхающих домики были отдельные и стояли друг от друга далеко, чтобы её криков никто не слышал. Потом он скажет, что мы его срочно вызываем, и вечером уедет оттуда. За день мы успеем как раз подобрать хорошего донора среди отдыхающих и просто внушим ему, что Амалию необходимо изнасиловать. А утром Артемий вернётся и заберёт её домой. Будем надеяться, что она забеременеет, а если нет, то будем готовить её к ЭКО. Таким образом, мы снимем все подозрения и с себя, и с Артемия, - он снисходительно посмотрел на меня. - А она у тебя ещё и прощение будет просить за это.
   Если до этого дня я ещё испытывал хоть какие-то родственные чувства к своему отцу, то теперь понял, что ненавижу его так, как ненавидел никого и никогда. Он был монстром, который никогда никого не любил и ради достижения своих целей был готов на всё. Я откинулся на спинку стула и закрыл глаза, понимая, что именно этот вариант старейшины примут и теперь моей Лии придётся пройти и через эту грязь, чтобы нас оставили в покое. Но самое страшное заключалось в том, что я ничего не мог с этим поделать. "Даже если я всё ей расскажу и увезу отсюда, на нас откроют охоту все дампиры. А это может привлечь внимание и вампиров, которым я не смогу противостоять, и Лия может оказаться в их руках. У меня нет выхода, кроме как дать нашей расе Королеву".
  
  
   Глава 6.
  
   Амалия.
  
   Проснулась я от того, что Тёмка прижимал меня к себе и что-то неразборчиво бормотал.
   -Ты чего? - сонно спросила я.
   -Я люблю тебя, Лия, - с такой болью прошептал он, что я испугалась.
   -Я тебя тоже.
   -Ты лучшее, что было и что будет в моей жизни, - он поцеловал меня и ещё сильнее прижал к себе.
   -Мне больно, - пожаловалась я, и он ослабил объятия. - Что с тобой происходит? - включив настольную лампу, я внимательно посмотрела на Тёмку.
   -Ничего, - ответив, он как-то натянуто улыбнулся. - Мне просто жаль, что я лишил тебя привычной жизни и привёз сюда.
   Я посмотрела на него и почувствовала, как сердце неприятно заныло. "Я уже не нужна ему и он жалеет, что взял меня с собой!" - от этой мысли закружилась голова.
   -Если я тебе уже надоела, то могу уехать домой, - небрежно произнесла я, стараясь скрыть ту боль, которую сейчас испытывала.
   -О чём ты? - он непонимающе посмотрел на меня. - Ты не можешь мне надоесть, и никогда этого не произойдёт! - он с какой-то непонятной злостью встряхнул меня за плечи, а потом опять прижал к себе.
   Я с облегчение выдохнула и тихо сказала:
   -Тогда ни о чём не надо жалеть. Главное, что ты рядом, а с остальным мы как-нибудь справимся, - я улыбнулась и поцеловала его в шею. Настроение Тёмы мне не нравилось, и его надо было срочно поднимать. - Кстати, кровушки моей не желаешь? А то я смотрю у тебя настроение не очень радостное.
   -Лия... Лия... - он погладил меня по спине. - Я хочу всё, что ты мне только можешь дать.
   -Тогда тащи лезвие. Буду тебя кормить и разбавлю твою пессимистичную кровь своей оптимистичной.
   Он с грустной улыбкой посмотрел на меня, а потом, открыв дверцу прикроватной тумбы, достал оттуда маленький ножик, похожий на скальпель. Уложив на спину, он долго смотрел мне в глаза, и я не могла понять, что с ним происходит. Во взгляде читалось столько любви и отчаяния, что я опять почувствовала страх. "Да что происходит?" - но задать этот вопрос вслух не успела. Тёмка, наклонившись, стал меня так жадно и страстно целовать, что все мысли тут же вылетели из головы....
   Утром, открыв глаза, и увидев его рядом, я улыбнулась. Он провёл кончиками пальцев по щеке и грустно улыбнулся в ответ.
   -Так, моя кровь не помогла, - весело произнесла я. - Занятия любовью тоже, значит, буду тебя сегодня выгуливать на свежем воздухе, чтобы поднять настроение. Или предлагаю сразу всё рассказать.
   -Что рассказать? - напряжённо спросил он.
   -Что с твоим настроением? - и тут я всё поняла. "Дура! На их представительства напали и, наверное, погибло много его друзей, а я тут корчу весёлые рожицы и пытаюсь его рассмешить". - Иди ко мне, - нежно произнесла я и обняла его. - Не расстраивайся. Мне жаль, что так получилось.
   -И мне жаль, Лия. Ты даже не представляешь, насколько мне жаль, - с тоской сказал он.
   Я вздохнула, не зная, что сказать и как его утешить. А тут ещё и желудок заурчал, требуя пищи.
   -Проголодалась?
   -Угу. Это на меня, наверное, так действует переезд и свежий воздух, ведь раньше я никогда не завтракала.
   -Тогда одевайся, буду тебя кормить.
   Приняв душ и одевшись, мы спустились на первый этаж, в столовую. Это была большая, со вкусом отделанная деревом комната. Там стояло десять столиков и половина из них сейчас оказались заняты. Как только мы вошли, все дружно оглянулись на нас, и в воздухе повисла тишина. Я опять почувствовала себя неуютно и, приняв безразличное выражение лица, прошла за Артёмом, который подвёл меня к столику, стоящему возле большого панорамного окна, из которого открывался изумительный вид на горы.
   -Что тебе принести? - спросил он, усаживая меня.
   Завтракать сразу перехотелось, потому что все продолжали молча разглядывать меня.
   -Артемий, - раздался мужской голос. - Присоединяйтесь к нам, - повернув голову, я увидела, что это сказал Орхон, его отец. Он и ещё один старейшина сидели в глубине комнаты и тоже завтракали. - А всем остальным рекомендую заниматься своей пищей, - закончил он и обвёл всех находящихся в столовой внимательным взглядом.
   Все тут же отвернулись и стали опять беседовать между собой, уже не обращая на меня внимание. Я с благодарностью посмотрела на Орхона и улыбнулась ему.
   Артём взял меня под руку и проводил к их столу. Отец Артёма щёлкнул пальцами, и тут же возле нас оказалась девушка.
   -Что вам принести? Есть омлет, блинчики, сырники....
   -Сырники и чай, пожалуйста, - попросила я.
   Она кивнула и посмотрела на Артёма.
   -Я не хочу завтракать, - мрачно ответил он.
   -Как вы устроились, всем ли довольны? - заботливо спросил Орхон, когда девушка отошла.
   -Да, спасибо. Всё хорошо. Я вам благодарна за такой приём и доброжелательное отношение, - я улыбнулась ему. - Обещаю, что вы не пожалеете об этом. У вас большой дом и думаю, пара женских рук вам не помешает.
   Мне действительно было неудобно, что приехав сюда, я почти целый день вчера гуляла, вместо того, чтобы заняться чем-то полезным и не быть нахлебницей.
   -Ну что вы, Амалия? Поверьте, у нас в доме все обязанности строго распределены и все хорошо справляются со своей работой, так что вам не о чем волноваться. Отдыхайте, наслаждайтесь свежим воздухом, - произнёс Орхон. - Вам совершенно незачем взваливать на себя какую-нибудь работу.
   Он замолчал, когда девушка вернулась с моим завтраком и поставила его передо мной.
   -Спасибо, - я тепло ей улыбнулась и получила в ответ такую же улыбку, отчего на душе стало ещё легче.
   "Чтобы старейшина не говорил, а сидеть, сложа руки, я не стану. Тут чтобы только всех накормить и помыть потом посуду, требуется часа два. Да и мне это будет на пользу, с девушками подружусь" - решила я.
   -Кстати, - продолжил Орхон. - Мы посовещались вчера и решили дать Артемию небольшой отпуск. Для вас приобретены путёвки в санаторий, который находится в ста пятидесяти километрах отсюда, в прекрасной лестной зоне.
   "А это хорошо! Здесь кругом дампиры и он может, поэтому так переживает, вспоминая своих погибших друзей? В санатории кругом будут люди, плюс незнакомая обстановка и ему станет легче. Ведь когда он жил у меня и понимал, что многие погибли, он так не расстраивался".
   Улыбаясь, я повернула голову к Тёмке и замерла - он с такой ненавистью смотрел на своего отца, что я даже перестала жевать сырник, который до этого положила в рот.
   -Ведь тебе нужны пару дней отдыха, Артемий? - с нажимом в голосе спросил Орхон, и посмотрел сыну в глаза.
   -Нужны, - зло ответил он, после продолжительного молчания.
   -Тогда собирайте вещи. Через два часа машины для вашего сопровождения будут готовы, - произнеся это, он поднялся, а следом за ним встал и Сангай, за всё это время не промолвивший ни слова. - Приятного аппетита.
   -Спасибо, - уже в спину сказала я ему и растерянно посмотрела на Тёмку.
   Он сидел бледный, со сжатыми зубами, и смотрел в пространство невидящим взглядом.
   -Тёма, что-то не так? - тихо спросила я, положив ладонь на его руку.
   Медленно повернув голову в мою сторону, Артём помертвевшим голосом произнёс:
   -Не обращай внимания. Мы сможем пройти через это вдвоём, и потом будет вместе. У нас всё сложится хорошо. Обещаю.
   -Верю, - я улыбнулась ему.
  
   Через четыре часа мы прибыли в санатории. Два джипа, сопровождавшие нас, посигналили, когда мы подъехали к воротам и, развернувшись, уехали прочь. К нам вышел охранник и, посмотрев путёвки, кивнул головой второму охраннику, чтобы открыли ворота.
   -Въедете и сразу поворачивайте направо. Ваш домик в самом конце аллеи, - произнёс охранник, и вручил Тёмке ключи.
   Кивнул ему, он резко выжав педаль газа, и машина сорвалась с места. Я с недоумением посмотрела на него в очередной раз. "Может, зря мы сюда поехали?". Всю дорогу он молчал и чем ближе мы подъезжали, тем мрачнее становился. А сейчас он вообще казался чернее тучи.
   -Если тебе здесь не нравится и не нужен отдых, можем вернуться назад, - сказала я.
   Артём остановился возле небольшого домика, и посмотрел на меня внимательным взглядом.
   -Не можем, - с непонятным отчаянием произнёс он. - Но... Скоро всё наладится. Обещаю - всё у нас будет хорошо!
   -Конечно, всё будет хорошо, - я улыбнулась и поцеловала его в губы. - Пошли осматривать наше временное пристанище?
   Мы вышли из машины. Перед глазами расстилался великолепный пейзаж. Среди высоких деревьев то тут, то там, на больших расстояниях друг от друга, стояли небольшие домики. Перед каждым из них имелось место для парковки и лужайка, на которой стояли столики со стульями и мангалы. А в двухстах метрах от нашего домика виднелся пляж и речка.
   -Какая красота, - произнесла я, вдыхая полной грудью наполненный осенними ароматами воздух.
   Вокруг ощущалось такое спокойствие и умиротворение, что я сразу влюбилась в это место. "Это тебе не Краснодарские степи" - я счастливо улыбнулась. Артём тем временем достал из багажника наши сумки и, подойдя к двери домика, открыл её ключом.
   Войдя внутрь, я приятно удивилась - домик оказался очень комфортабельным. В небольшой прихожей справа и слева было две двери - одна вела в небольшую кухню, а вторая - в ванную комнату. Там же, в прихожей стоял встроенный шкаф, и мы с Артёмом сняли наши куртки и повесили их туда.
   Комната тоже оказалась хоть и не очень большой, но уютной. Всё было отделано в бежевых тонах. Возле одной из стен стоял зеркальный шкаф, в углу столик и два кресла, напротив которых, на тумбе располагался большой телевизор, а у другой стены стояла большая кровать.
   -Мне здесь нравится, - довольно сказала я.
   Артём поставил сумки на пол и унылым взглядом обвёл комнату. В этот момент в дверь постучались, и на пороге появилась женщина лет тридцати.
   -Можно? - увидев нас, она улыбнулась. - Я администратор санатория и хотела вам рассказать, что и где находится и какие мероприятия мы проводим. Вот здесь, - она протянула Артёму буклет, - Написан распорядок работы нашей столовой. Ведь у вас путёвки с питанием, если я не ошибаюсь? - он кивнул ей, и она продолжила: - А также там нам написан распорядок работы других наших развлекательных учреждений. У нас есть спортивный зал, бильярдная, сауна с бассейном, ресторан. Кстати, там сегодня вечером хорошая программа, - она улыбнулась нам. - Также можно взять напрокат лодку и покататься по реке....
   -Спасибо большое, - перебил её Артём, вертя в руках буклет. - Мы обязательно ознакомимся со всеми услугами, которые вы предоставляете, и выберем себе что-нибудь по вкусу.
   -Если вдруг возникнут вопросы, звоните по внутреннему телефону, - она указала на телефон, стоящий на журнальном столике. - Номер указан в буклете. Приятного вам отдыха, - сказав это, она опять улыбнулась и вышла.
   Тёма подошёл к двери и, закрыв её на ключ, вернулся в комнату. Обняв, он стал жадно поцеловать меня, одновременно с этим расстёгивая пуговицы на кофте.
   -А может, познакомимся с окрестностями, а это перенесём на ночь? - ответив на поцелуй, спросила я.
   -Я хочу сейчас, - он с нежностью посмотрел в глаза и принялся расстёгивать мои джинсы.
   -Ненасытный, - я улыбнулась и тоже потянулась к поясу его брюк. - Значит, сейчас.
   Раздев меня и сбросив всю свою одежду, Тёма сорвал покрывало с кровати и сел на неё, оперевшись на спинку.
   -Иди сюда, - он потянул меня за руку, и усадил сверху. - Только не спеши и дай мне насладиться каждой секундой, - попросил он, входя в меня.
   Внутри уже стала разливаться тепло, и я от наслаждения зажмурила глаза.
   -Как же я люблю тебя, - сказал Артём, медленно двигаясь. - Люблю смотреть на тебя, люблю слушать, люблю заниматься с тобой сексом, ловить каждый твой стон губами. Люблю твои прикосновения и взгляды...
   -Тёмка, - прошептала я, тяжело дыша. - Я тоже тебя люблю. Никогда в жизни такого ещё не чувствовала и никого так не любила.
   Блаженство нарастало с каждой секундой и хотелось отдавать себя без остатка и чувствовать Артёма в себе. Я застонала и стала двигаться быстрее, но он тут же положил руки на бёдра и пробормотал:
   -Нет, ещё рано... Пожалуйста, не спеши... Наслаждайся каждой секундой...
   Эта сладкая пытка продолжалась ещё долго, и я уже изнывала от охватившего меня желания, но Артём останавливался в самый последний момент, и опять начинал всё сначала. Впервые в жизни, во время оргазма я закричала от наслаждения и когда смогла хоть чуть-чуть восстановить дыхание, прошептала:
   -Ты мучитель, но я готова терпеть такие сладкие пытки каждую ночь.
   Поцеловав меня в шею, он серьёзно произнёс:
   -Обещаю, всё так и будет, потом. Ты будешь счастлива со мной. Главное, помни - чтобы не случилось, я люблю тебя, и всегда буду любить. Хорошо?
   -Хорошо, - я улыбнулась.
   Через час мы пошли обедать, а потом часа три гуляли по окрестностям и долго сидели в беседке, возле реки. Артём рассказывал о своей жизни, о времени, в которое он родился и как тогда жил, о том, как пережил и Первую и Вторую мировую войны, о революции. Я слушала его с открытым ртом и заваливала вопросами. Он избегал только одной темы - разговоров о своём отце, и я решила не расспрашивать об этом, чтобы лишний раз не досаждать ему.
   Когда на улице стемнело, мы вернулись в домик и я, чтобы хоть как-то развеселить его, предложила сходить в ресторан и посмотреть развлекательную программу. Он нехотя согласился и, переодевшись, мы пошли туда.
   В ресторане нас усадили за столик и тут же принесли меню. Пробежав по нему быстро глазами, я заказала себе салат, мясо по-королевски и картофель, Артём заказал то же самое, а потом удивил меня, заказав себе бутылку виски, а мне шампанского. До этого я вообще не видела, чтобы он пил спиртное.
   Когда официант отошёл, я с недоумением спросила:
   -Решил сегодня напиться и напоить меня?
   -На нас спиртное практически не действует. Надо выпить не одну бутылку, чтобы хоть чуть-чуть опьянеть, - мрачно сказал он. - Но я попробую. Да и тебе не мешает расслабиться, чтобы всё прошло не так...
   Он осёкся и сжал зубы. Мне вдруг стало не по себе, и я встревожилась.
   -Что прошло? Договаривай, - прищурившись, спросила я.
   -Выходные прошли не так нудно, - он улыбнулся, но в глазах читалась тоска.
   Через час тревога стала нарастать всё больше и больше. Артём уже заказал себе вторую бутылку виски, а к еде даже не прикоснулся. Я понимала, что здесь что-то не так, но он всё время отшучивался и уходил от моих вопросов.
   Я нехотя пила шампанское и настроение катастрофически падало. Шум музыки в ресторане начал раздражать, а программа оказалась банальной и неинтересной. Артём пару раз приглашал меня на медленные танцы, но это мало радовало, а скорее только ещё сильнее пугало, потому что он с такой силой прижимал к себе, что мне нечем было дышать.
   Нехотя ковыряясь вилкой в тарелке и поняв, что вечер меня уже не радует, я решила попросить Тёмку пойти в наш домик, но как только открыла рот, чтобы озвучить свою просьбу, у него зазвонил телефон.
   Артём посмотрел на него с такой ненавистью, что я так и застыла с открытым ртом.
   -Извини, я сейчас, - он поднялся и вышел из-за столика.
   Предчувствия надвигающейся беды уже полностью охватило меня, и я залпом выпила целый бокал шампанского. "Он явно мне что-то недоговаривает. И я найду способ это узнать. Здесь дело не в его погибших друзьях".
   Когда Артём вернулся, я уже допивала второй бокал и была настроена воинственно. Сев за стол, он залпом выпил налитое виски, а потом подозвал официанта и попросил принести счёт.
   -Пошли в домик, - произнёс он, рассчитываясь.
   -Пошли, - отважно ответила я, готовая на всё, чтобы докопаться до правды. Шампанское ударило в голову, и отступать я не собиралась.
   Зайдя в домик, Артём сел в кресло, усадил меня к себе на колени и тяжело вздохнув, сказал:
   -У нас возникли проблемы и мне надо срочно уехать. Рано утром я вернусь, обещаю.
   -Именно это тебя беспокоило целый день? - я заглянула ему в глаза, и на душе стало чуть легче.
   -Да.
   -А можно я поеду с тобой? - с надеждой спросила я.
   -Лия, там людям не место, - твёрдо ответил он.
   -Это опасно? - внутри опять всё сжалось.
   -Для меня, нет. Не волнуйся, утром я вернусь. И помни главное - я люблю тебя, и всегда буду любить, чтобы не случилось.
   Прижав к себе, он с такой страстью поцеловал меня, что закружилась голова, а потом резко встал и, усадив меня на кровать, вышел из домика, даже не оглянувшись. На улице завёлся двигатель машины, и я услышала, как она отъезжает.
   Больше двух минут я сидела в полной растерянности и не знала, что и думать. "Он ведь выпил почти две бутылки! И сел за руль!" - от этой мысли меня передёрнуло. "Хотя вряд ли ему грозит авария, ведь он совершенно трезвый с виду".
   Но всё же решила ему позвонить, и попросить быть аккуратным. И в этот момент до меня дошло, что я даже не знаю его номера телефона. "Вот идиотка! Забыла узнать элементарную вещь!".
   Вздохнув, я поднялась и, закрыв входную дверь на ключ, пошла в ванную комнату. Приняв душ, и не высушив волосы, я забралась в кровать и включила телевизор, но через десять минут меня начал одолевать сон и, выключив его, я повернулась на бок и стала засыпать. "Ничего, вот проснусь утром, а Тёмка уже рядом".
   Однако проснулась я от непонятного звука. Сев в кровати я прислушалась и, протянув руку к настольной лампе, включила её. В дверном проёме стоял мужчина и смотрел на меня каким-то пустым, пугающим взглядом. От страха я замерла, но когда он бросился ко мне, закричала....
  
  
   Марк.
  
   Приезд Королевы был большим сюрпризом. "Наверное, она лично решила меня поздравить с удачной операцией по истреблению дампиров" - я улыбнулся. Бросив взгляд на часы, и ожидая её приезда с минуты на минуту, я решил ещё раз проверить приготовленную для неё комнату.
   Поднявшись на третий этаж своего дома, я открыл дверь и придирчиво осмотрел спальню. Она любила нежно сиреневые тона в отделке, так как комната изначально предусматривалась для неё, то и отделывали её соответственно. Обои, шторы, ковёр, обивка мягкой мебели и покрывало на кровати - всё было различных оттенков сиреневого цвета и прекрасно гармонировало друг с другом.
   "Надеюсь, ей понравится" - Королева впервые приезжала в этот мой дом и я несколько волновался. "Интересно, она приедет одна или со своим новым фаворитом?" - я посмотрел на размер кровати. "Даже если не одна, надеюсь, её всё устроит".
   С улицы раздался шум подъезжающего автомобиля, и я быстро спустился вниз, чтобы лично её поприветствовать. Я вышел на улицу в тот момент, когда машина остановилась перед входом и, открыв для неё дверь, преклонил одно колено.
   -Королева, - произнёс я, склоняя голову в знак уважения.
   -Марк, встань - раздался её мелодичный голос, и мне протянули руку. - Я здесь не как Королева, а как твоя мать, так что отбрось все церемонии.
   -Хорошо, - я улыбнулся, помогая ей выйти из машины, и стараясь не выказать своего удивления.
   Никогда в жизни она не делала различий между своими детьми и другими вампирами. Родив нас, она практически не проявляла никаких материнских чувств и от нас требовали такого же послушания и благоговейного трепета, как и от других вампиров. "Что бы это значило?" - подумал я, но вслух задал другой вопрос:
   -Не желаете перекусить после дороги? - войдя в холл, спросил я и запнулся, не зная как её называть. Она подчеркнула, что здесь не как Королева, а называть её мама или мать, язык не поворачивался.
   Она, по-видимому, поняла моё замешательство и произнесла:
   -Называй меня по имени - Тейта, и на "ты". Перекусить я могу и чуть позже. Сейчас есть более важные дела. Где твой кабинет? - она вопросительно посмотрела на меня.
   -Прошу, - сказал я и, взяв её под руку, повёл в правое крыло дома, сделав перед этим знак своему помощнику, чтобы устроили свиту моей матушки.
   -Кстати, поздравляю тебя с успехом. Сколько дампиров ты уничтожил на этот раз?
   -Двести сорок три, - с гордостью ответил я. - А если бы ты дала разрешение и на уничтожение старейшин, то получилось бы больше.
   -На старейшин у меня другие планы, - безапелляционно произнесла она.
   "Значит, разговор будет не о чистках среди дампиров, и приехала она сюда по другому поводу, иначе дождалась бы, пока мы окажемся в кабинете" - подумал я.
   Подведя её к кабинету, я открыл дверь, но она обернулась к своим помощникам, следовавшим за нами, и протянула руку. Лучази тут же вложил в неё папку и мать, отослав их жестом, вошла в мой кабинет.
   Сев в кресло, она положила папку на стол и задумчиво посмотрела на меня.
   -Марк, ты всегда был хорошим сыном и прекрасным главой русского клана. Ты рассудителен, ответственен, никогда не идёшь на поводу своих эмоций, и всегда продумываешь свои действия на много шагов вперёд.
   -Спасибо, - с достоинством ответил я.
   -Но я здесь не для того, чтобы тебя хвалить, - она сделала паузу и, внимательно посмотрев мне в глаза, сказала: - Я хочу, чтобы ты стал отцом будущей Королевы.
   От изумления я растерялся и в первые секунды не знал, что говорить, но взял себя в руки и, откашлявшись, спросил:
   -Королевы из пророчества? - она улыбнулась и кивнула. - Но ведь мы не нашли той девушки ещё. Или нашли? - я с интересом посмотрел на свою мать.
   -Нашли, - ответила она. - Но не мы, а дампиры, и знаешь где? В Краснодаре.
   Это был огромный удар по моей репутации. Мать будущей Королевы проживала на территории страны, которая находилась под моим контролем, и мы почти двадцать один год безрезультатно занимались поисками, а вместо нас её нашли дампиры.
   -Тут вся информация на неё, которую мы успели собрать, - Тейта пододвину ко мне папку. - Ознакомившись с ней, ты поймёшь, что вы могли её никогда не найти.
   Взяв папку, я открыл её и увидел фотографию. На ней была изображена красивая девушка с экзотической внешностью. Черные прямые волосы выгодно оттеняли кожу персикового оттенка, высокие скули и тонкие черты лица придавали ей аристократизм, но больше всего моё внимание привлекли её глаза - абсолютно чёрные, миндалевидного разреза, они просто притягивали к себе, и я, всматриваясь в фотографию, не мог отвести от них взгляд.
   -Ты же у нас любишь брюнеток? - томным голосом спросила Тейта.
   -Люблю, - пробормотал я. - А кто она по национальности? - этого я понять не мог.
   -Папа русский, мама наполовину цыганка, а бабушка чистокровная цыганка.
   -Ясно, - ответил я, ещё раз бросив взгляд на фотографию. Девушка была очень красива даже по меркам вампиров.
   Положив фотографию на стол, я принялся изучать имеющиеся на неё данные, и как только увидел дату рождения, нахмурился.
   -Но ведь здесь не та дата рождения!
   -Вот именно! Поэтому вы и не могли её найти. Её изменили во всех документах. На самом деле она родилась двадцать пятого декабря.
   Я продолжил просматривать досье. "Амалия - красивое имя. Сирота - это хорошо" - отметил я. Пробежав глазами остальную информацию, я закрыл папку и опять посмотрел на фотографию. "С такой красоткой будущую Королеву я буду делать с удовольствием". Мать усмехнулась глядя на меня и сказала:
   -Она сейчас у дампиров, и надо её забрать.
   -Как они вообще нашли её?
   -Насколько я знаю, на неё вышел один из тех, кто сбежал при нападении. Говорят, всё вышло случайно.
   -А откуда у тебя такая информация? - я осмелился задать этот вопрос, хотя понимал, что сую нос не в своё дело.
   -Есть у меня один дампирчик, который работает на нас. Но ты должен сейчас думать о другом - как привлечь её на свою сторону, потому что, того дампира она, судя по всему, любит, раз бросила всё и уехала с ним. Последние слова пророчества помнишь?
   -Помню. Но мне требуется тогда хотя бы раз встретиться с ней, а если я туда заявлюсь со своими бойцами, то будет бойня и она вряд ли кинется в мои объятия.
   -В этот то и проблема. Надо её тихо выкрасть.
   -Где она сейчас?
   -Уральские горы. В доме старейшин.
   -Туда сложно подобраться незамеченным, - я нахмурился, вспоминая расположение дома и подходы к нему.
   -Хочешь стать отцом новой Королевы? Тогда действуй или я найду другого, - безразлично ответила она.
   -Этот вопрос я решу, но есть... - меня прервал стук в дверь. - Войдите, - недовольно произнёс я.
   На пороге появился Лучази, помощник матери и взволнованно сказал:
   -Завтра они повезут мать будущей Королевы в санаторий, недалеко от Перми.
   -Зачем? - мы с Тейтой одновременно задали этот вопрос, потому что было нелогично выпускать девушку за пределы хорошо охраняемой зоны.
   -Она готова к зачатию, и они хотят, чтобы она как можно быстрее забеременела, поэтому разработали целый план.
   Лучази стал рассказывать о том, что задумали старейшины и чем больше я слушал, тем большее изумление испытывал. Когда он закончил, я посмотрел на мать и удивлённо спросил:
   -Они что, идиоты? Ведь она родит обыкновенного человека.
   Тейта усмехнулась и произнесла:
   -И это нас они называют монстрами? И ещё неизвестно кого она родит, ведь в пророчестве ничего не говорится об отце, - после чего задумалась. - Но нам это только на руку. Значит, девушка не знает, кто она такая? И для чего её привезли к дампирам? И что с ней собираются сделать? Тогда мы этим и воспользуемся, - она улыбнулась и посмотрела на меня. - Собирай свою группу, поедешь туда с ней и заберёте девушку. Но, сделаете это по-умному. Ты выступишь в роли её спасителя, причём дважды, и заодно обратишь её в вампира.
   -В каком смысле дважды? - не поняв спросил я.
   -План прост. Её оставят в домике, но сами они будут дежурить неподалёку в любом случаи. Вы дождётесь, пока она останется одна и как только донор пойдёт к ней, убьёте всех дампиров. Ты в этот момент направишься к девушке и дашь напасть на неё тому мужчине, чтобы она успела испугаться. Но пойдёшь ты туда не один, и это очень важно для обращения. Ты возьмёшь с собой какого-нибудь вампира, он должен будет убить того мужчину, а потом укусить девушку, после чего ты должен ворваться в домик и убить этого вампира. А затем объяснить девушке, что если она не выпьет твоей крови, то умрёт. Таким образом, ты выступишь в роли её спасителя и от насильника и от вампира, и заодно расскажешь ей, насколько мерзко хотели поступить дампиры. Думаю, после этого она пойдёт за тобой куда угодно, и при этом тебе не потребуется уговаривать её пройти обращение.
   -А если она откажется пить мою кровь и предпочтёт смерть? - я вопросительно посмотрел на Тейту. - Зачем вообще второй вампир, я и сам могу убить насильника и укусить её, если не сейчас, то потом?
   -Ты не понимаешь! Не факт, что она захочет становиться вампиром потом. А если ты её укусишь, то может возненавидеть тебя. Если же её укусит кто-то другой, а ты её спасёшь от смерти, то она будет тебе благодарна. И поверь, она выпьет твоей крови. Думаю, она будет в шоке после нападения мужчины, а затем и вампира, и первое время будет послушной куклой, пока не придёт в себя. Ну, а дальнейшее уже зависит только от твоего обаяния. Только не рассказывай ей последние слова пророчества, - посоветовала Тейта. - Их ей знать не обязательно.
   Чем больше я думал над планом матери, тем больше понимал, что она права, и это идеальный вариант привлечь Амалию на свою сторону. "Как только она узнает, на что её обрёк дампирчик, ради которого она всё бросила, она его возненавидит. А я, конечно же, окажусь рядом и утешу её. И не надо будет тратить время, и уговаривать её пройти обращение" - я улыбнулся матери.
   -Твой план - совершенство!
   -Я знаю, - снисходительно ответила она. - Осталось воплотить его в жизнь.
   -За это можешь не волноваться, - пообещал я и встал с кресла. - Мы успеем подготовиться и вылетим сегодня же ночью, чтобы осмотреться на местности до прибытия дампиров.
   -И ещё одно, с кем ты сейчас спишь?
   -С Зараей.
   -Убери её отсюда, иначе она может наделать глупостей своей женской ревностью.
   -Хорошо.
   "Всё равно она мне уже надоела, а Амалия, судя по всему, сможет разжечь во мне мужской интерес". Выйдя в коридор, и найдя своего помощника Дамара, я начал отдавать распоряжения.
  
   Вечером следующего дня мы уже находились в санатории под Пермью, и как только стемнело, заняли свои позиции.
   -Здесь двенадцать дампира, - доложил мне один из бойцов. - Плюс тот, который в домике.
   -Чудесно, - ответил я, наблюдая за тем, как дампир ведёт Амалию в домик. - Всем приготовиться.
   Мы замерли. Через пять минут дампир выскочил из домика и сев в машину, уехал. Я стал высматривать человека, который должен был изнасиловать девушку, но он не появлялся.
   -Может они что-то изменили в своём плане? - спросил Талас, которого я выбрал в качестве вампира, которого убью.
   Прошло уже тридцать минут, и я сам стал волноваться. Свет в домике погас десять минут назад и если дампиры собирались предпринимать хоть какие-то действия, то сейчас было самое время. "Если человек не появится через пять минут, то нападёт Талас, потом появлюсь я. С остальным потом разберусь" - решил я. Но как только я об этом подумал, то увидел, что к домику неуверенной походкой направляется мужчина.
   -В бой, - скомандовал я, как только мужчина открыл дверь.
   Всё пришло в движение, и мои бойцы разбежались в разные стороны, а мы с Таласом побежали к домику.
   -Стой, - приказал я и прислушался.
   Сначала внутри было тихо, а потом ночную тишину разорвал женский крик. Досчитав до пяти, я подтолкнул Таласа в спину.
   -Пошёл! Только сильно глубоко её не кусай.
   Он кивнул и ворвался внутрь, не зная, что и сам скоро умрёт.
  
  
   Артемий.
  
   Садясь в машину, я испытывал страшную боль, прекрасна понимая, что придётся перенести Лии. "Как она на это отреагирует и сможет ли после всего жить нормально? Если она забеременеет, то как воспримет ребёнка от своего насильника? И сможет ли простить себе, что не смогла оказать сопротивление и позволила с собой такое сделать, или будет винить меня в том, что я уехал и не смог её защитить?". Ответы на эти вопросы мучили меня.
   "Я хотел сделать её счастливой, и что в итоге получилось?" - выжимая педаль газа, думал я. На сердце был камень, а в душе тьма. "Моя бедная, нежная, ласковая девочка, на что же я обрёк тебя? И простишь ли ты меня, когда либо?" - в этот момент мне захотелось умереть, потому что если Лия обвинит меня во всём и возненавидит, то моя жизнь уже не будет иметь смысла.
   Бросив машину в лесу, я бегом вернулся к главе нашей группы, который занимался охраной территории.
   -Артемий, что ты здесь делаешь? - нахмурившись, спросил он, увидев меня.
   -Слежу за территорией, - сквозь зубы ответил я.
   -Здесь всё под нашим контролем. Уезжай отсюда.
   -Нет, - твёрдо ответил я.
   -У меня приказ убрать тебя отсюда, на время операции, - объявил он. - Ты можешь сорваться в любой момент и побежать на помощь своей девушке, а я не могу этого допустить. Выбирай сам - мне силой усадить тебя в машину и приказать увезти отсюда или ты сам уедешь? Я понимаю твои чувства, но приказ... - он с сожалением посмотрел на меня.
   Я понимал, что он скорее выполнит приказ, чем проявит понимание. "Мне придётся уехать самому. Если меня силой увезут, то я буду под контролем и смогу вернуться только утром. А если я уеду сам, то смогу вернуться быстрее. Лии потребуется моя поддержка и моя любовь, и чем быстрее я окажусь рядом с ней, тем легче она всё перенесёт".
   -Я скоро уеду, - с ненавистью глядя на него, произнёс я. - Ответь мне только на один вопрос - кто тот мужчина?
   -Зачем тебе это? Он никто, и выполнив приказ, исчезнет навсегда, - терпеливо ответил глава отряда.
   -Кто он? - требовательно спросил я, потому что впервые в жизни желал смерти и крови того, кто сотворит с Лией такое зло. Я понимал, что он ни в чём не виноват, но ничего не мог с собой поделать.
   -Точно не знаю. Сейчас обрабатывают двух мужчин, и кто их них проявит первым инициативу ещё непонятно.
   -Что?! Вы с ума сошли? Двух? - на глаза упала красная пелена.
   -Спокойно! Донором выступит тот, кто первым сдастся. Не надо волноваться! Как только первый пойдёт к домику, второго тут же обезвредят. Артемий уезжай отсюда. Как только всё произойдёт, и она останется одна, я сразу тебе позвоню. Обещаю. Не вынуждай меня идти на крайние меры и силой тебя увозить отсюда.
   -Хорошо, - сжав зубы, произнёс я и, бросив последний взгляд на территорию возле домика, побежал к машине.
   "Я вернусь через час, и никто не сможет меня остановить. Убью того выродка который поддался на внушение, а потом буду десятилетиями просить прощения у Амалии за то, что оставил её одну в эту ночь. Я дам ей столько любви, сколько никто и не кому не давал" - пообещал я себе, садясь в машину и включая зажигание.
   Выжимая педаль газа, я с огромной скоростью нёсся по трассе и пытался хоть как-то взять себя в руки, но мысли возвращались к происходящему в санатории. "Он уже пришёл к Лии или нет? Что она сейчас чувствует и что делает?" - эти вопросы не давали мне покоя, и я не мог заставить себя думать о чём-то другом. Только огромная скорость заставляла меня хоть на секунду отвлечься и не мучиться вопросами, потому что сейчас я не имел права на ошибку. "Если я попаду в аварию, то не смогу оказаться рядом с Лией в тот момент, когда буду нужен ей".
   Я бросил взгляд на часы. " От Лии я ушёл тридцать минут назад. Напали на неё или ещё нет?". Сознание того, что может именно в этот момент насилуют любовь всей моей жизни, причиняло неимоверную боль. Хотелось хоть что-то сделать, чтобы не чувствовать всего этого.
   "А представь, каково ей сейчас?" - услужливо подсказало подсознание, и сердце пронзила дикая боль. "Мои чувства это ерунда по сравнению с тем, что она сейчас чувствует!".
   "Надо было с самого начала применить метод ЭКО, а потом уже говорить старейшинам, что я нашёл мать будущей королевы! Какой же я идиот!" - я ругал себя, понимая, какую глупость совершил, и тут в голову пришла мысль.
   Я резко нажал на тормоз, и машину занесло, но я действовал автоматически, и быстро справившись с управлением, остановился на обочине. "С самого начала я повёл себя глупо и был другой способ получить Королеву, при этом, не причиняя вреда Лии! Надо было сразу увозить её, как только нас проводили до санатория. Можно самим обратиться в центр планирования семьи и провести необходимые процедуры, и пока Лия не забеременеет, залечь на дно. Нужно рассказать ей всю правду и дать старейшинам необходимое, но удобным для Лии способом! Я кретин! Ведь это самое простое и правильное решение!"
   Развернувшись, я поехал назад, выжимая из машины максимум. "Только бы успеть! Я увезу тебя, душа моя, расскажу всё правду и надеюсь, ты поймёшь меня. А если не простишь... Что ж, я сам виноват и понесу за это наказание" - внутри росло чувство уверенности, что я поступаю правильно и так следовало сделать с самого начала.
   Обратная дорога заняла двадцать минут и всё это время меня волновала только одна мысль: "Только бы успеть и не дать изнасиловать Лию!".
   Подъехав к воротам санатория, я выскочил из машины и подбежал к охране.
   -Открывай ворота, - приказал я.
   Сигналить и привлекать всеобщего внимания не хотелось. Охранник кивнул головой, увидев меня, и тут же открыл ворота. Запрыгнув в машину, я поехал к нашему домику. "Убью этого выродка, если он хоть пальцем прикоснулся к Лии!" - со злостью думал я, уже представляя, как буду убивать его. "Надо убить его быстро, но очень болезненно. А потом успеть увезти Лию, пока наши дампиры не поймут в чём дело, и не вмешаются!"
   Остановившись возле домика и заглушив двигатель, я с удивлением отметил, что никаких криков не слышно. Меня это насторожило. Выйдя из машины, я подбежал к домику и ворвался туда.
   Я ожидал увидеть что угодно, но только не это - там никого не нашлось. В комнате был беспорядок - настольная лампа валялась на полу, зеркало шкафа забито, а телевизор лежал на полу, и кое-где виднелась капли крови. Я провел пальцем по каплям крови и поднес его к носу. Это была кровь Лии, потому что её запах я ни с чем не мог спутать. "Что здесь произошло?" - я с недоумением осмотрел комнату. "Где Лия и почему тут капли её крови?".
   Втянув воздух носом, я окаменел. Еле слышно в комнате пахло вампиром и я, сосредоточившись, начал кружить по комнате, пытаясь убедить себя, что это мне показалось. С другой стороны кровати я увидел ещё капли крови и, понюхав их, с ужасом осознал, что это кровь вампира.
   "Только не это! Неужели вампиры узнали о Лии? И что они с ней сделали? Почему её кровь в комнате и кровь вампира? Она защищалась?" - вопросов возникло масса, но ни одного ответа.
   Выбежав из домика, я направился к главе нашего отряда, чтобы хоть что-то прояснить. Перепрыгнув через забор и пробежав двести метров вглубь леса, я никого не нашёл. "Они не могли Лию оставить без присмотра. Значит, что-то случилось!". Присев и потянув воздух носом, я опять почувствовал слабый запах вампира.
   "Это катастрофа! Как вампиры узнали о Лии и том, что её сюда привезут?" - обегаю территорию санатория, думал я. Мне хотелось найти хоть одного дампира, чтобы подтвердить или опровергнуть свои догадки, но нигде никого не было. "Моя Лия в руках вампиром?!" - это было воплощением самого страшного моего кошмара.
   Проверив всю прилегающую территорию и никого не найдя, я испытал всепоглощающий ужас. "Только вампиры так работают. Они всегда убирают трупы за собой!".
   Опять перепрыгнув через забор и сев в свою машину, я подъехал к посту охраны.
   -За последние сорок минут отсюда выезжали какие-либо машины? - требовательно спросил я.
   -Нет, только вы, - охранник испуганно посмотрел на меня.
   -Открой ворота!
   Как только он это сделал, я нажал на газ, и машина с визгом сорвалась с места. Я не знал где теперь искать Лию и куда ехать в первую очередь, а в голове билась только одна мысль: "Я должен её спасти и это самое главное!".
  
  
   Глава 7.
  
   Амалия.
  
   Я даже не закричала, а завизжала. Мужчина на секунду остановился, а потом снова бросился ко мне. Схватив настольную лампу, я попыталась ударить его по голове, но он даже не обратил на это внимания и, выхватив лампу из рук, отбросил её в сторону. Прижав к кровати и навалившись на меня всем телом, он пробормотал:
   -Я должен это сделать.
   Он произнёс это таким безжизненным тоном, что меня охватил уже не страх, а всепоглощающий ужас. В его поведении ощущалось что-то ненормальное, и от ужаса я опять закричала. Пытаясь сбросить его с себя, я начала бить его руками по плечам, по голове, по лицу, по всему до чего могла достать, но он перехватил мои руки за запястья, и крепко сжал. Свободной рукой он попытался развязать пояс халата, в котором я легла спать, и я поняла, что он собирается делать. На глаза тут же навернулись слёзы.
   -Нет, пожалуйста! Не делайте этого со мной! Не надо! - сквозь слёзы стала умолять я.
   Внутри всё замерло от страха и стыда, когда его руки принялись шарить по моему телу. "Я никогда не смогу посмотреть в глаза Тёмке после этого! Он никогда не простит мне того, что я не смогла оказать сопротивление и позволила с собой такое сделать!" - эти мысли предали сил и я, опять закричав своему насильнику прямо в лицо, с удвоенной силой попыталась сбросить его с себя, помогая себе ногами и стараясь освободить руки.
   В следующую секунду произошло непонятное - мой насильник исчез и следом за этим раздался грохот. "Тёмка вернулся!" - это была самая первая мысль, и я с облегчением выдохнула воздух. Сев на кровати я увидела лежащий на полу телевизор, а рядом с ним двух мужчин - напавший на меня лежал лицом в пол, а на нём сидел другой мужчина. В тот момент, когда я посмотрела на них, мой спаситель схватил напавшего за голову, и резким движением свернул ему шею. От этого тихого и мерзкого хруста меня парализовало, и я не могла заставить себя даже моргнуть.
   "Это всё мне снится. Я сейчас проснусь и пойму, что всё это страшный сон" - откуда-то из глубины сознания пришла эта спасительная мысль. Тем временем мой спаситель поднялся на ноги и, повернувшись, хищно оскалился.
   Дальнейшее я воспринимала как в замедленной съёмке. Мужчина оказался рядом со мной и, улыбнувшись, повернул мою голову на бок и стал медленно наклоняться к шее. Я уже отказывалась верить в происходящее и ничего не понимала. "Что у него с глазами?" - в голову пришла самая идиотская мысль из всех возможных в этом случаи.
   Такого цвета глаз у людей я никогда не встречала и не могла оторвать от них взгляда. "Такие глаза бывают только у котов, львов, пантер, у кого угодно из хищников, но не у людей" - отстранённо думала я. "Они жёлтые, вернее цвета охры!".
   И тут я почувствовала, как мне в шею впиваются зубы. "Это вампир и меня сейчас убьют" - совершенно спокойно подумала. "Сопротивляться бесполезно. Может это к лучшему?".
   Меня охватила апатия, и я просто закрыла глаза. "Зато окажусь рядом с мамой и папой, и с бабушками. Главное, чтобы он убил меня быстро. Не хочу, чтобы из меня пили кровь несколько дней".
   -Убей меня сразу, - прошептала я, открыв глаза. Мужчина оторвался от моей шеи и заглянул мне в глаза. - Пожалуйста, - спокойно закончила я.
   Сколько мы изучающе смотрели друг другу в глаза, не знаю, но меня отвлекло движение за его спиной. Вампир, укусивший меня, дернулся и, поднявшись в воздух, полетел в направлении шкафа. Ударившись спиной о зеркальную дверцу и разбив её, он обмяк и упал на пол. Возле него тут же оказался незнакомый мужчина и, поставив ему ногу на грудную клетку, свернул вампиру шею. "Даже если выживу, никогда не смогу забыть этого противного хруста шейных позвонков" - успела подумать я, но когда увидела, как голова вампира отделяется от тела, меня начало трясти крупной дрожью, и к горлу подкатила тошнота. "Я сошла с ума" - констатировала я очевидный факт. "Такое не может произойти за один вечер! У меня галлюцинации".
   Тем временем мужчина, убивший вампира, подошёл ко мне и присев на кровати, спокойно произнёс:
   -Здравствуй, Амалия.
   -Здравствуйте, - по инерции ответила я.
   -Тебя укусили, - прикоснувшись к подбородку, он повернул мою голову и посмотрел на укус. - Дело плохо и если ты не выпьешь моей крови, то мучительно умрёшь.
   -Умру? А зачем сошедшим с ума жить? - непонимающе спросила я.
   -Ты не сошла с ума, у тебя просто шок, - произнес мужчина и, достав ножик из кармана, полоснул себя по запястью. - Пей, - поднеся руку к моему рту, приказал он.
   Я плотно сжала зубы и замотала головой. Тошнота ещё больше подкати к горлу, и я боялась, что если открою рот, то меня начнёт рвать.
   Мужчина провел кончиками пальцев по моей щеке и, наклонившись к уху, прошептал:
   -Амалия, ты многое не знаешь. Артемий и дампиры использовали тебя. Ты очень важна для нас всех, и я не могу позволить тебе умереть. Разве ты не хочешь знать всей правды?
   Его тихий и спокойный голос обволакивал меня и перед глазами всё поплыло. "Артём использовал меня?" - от этой мысли внутри всё похолодело.
   -Что это значит? - с трудом спросила я.
   -Сделай пару глотков, и я всё тебе расскажу, - ответил мужчина.
   -Сейчас рассказывайте! - потребовала я.
   Он заглянул мне в глаза и, только сейчас до меня дошло, что он тоже не человек. Потому что цвет глаз у него был такой же, как и у того кто меня укусил. Ласково улыбнувшись, он тихо сказал:
   -Амалия, запах твоей крови сводит меня с ума. Пей, или начну пить я.
   -Нет!
   Толкнув в грудь, он уложил меня в кровать и, наклонившись к укусу, провёл по нему языком, а затем сделал два глотка. Я оцепенела - в его действиях было что-то омерзительное, но одновременно и что-то очень притягательное, и я не могла понять, что сейчас чувствую.
   -Пей! - его запястье снова оказалось перед моим ртом, а его взгляд прожигал насквозь. Он вплотную поднёс свою руку и моим губам, и я почувствовала на них солоноватый привкус. - Пей! - приказал он, и я как в тумане сделала первый глоток, а затем второй.
   "Странно, а почему меня не тошнит?" - с удивлением подумала я, проглотив кровь. Ощущения были непонятные - какая-то эйфория и лёгкость во всём теле. Но это длилось недолго и через минуту мне показалось, что в желудок влили кислоту и она меня разъедает изнутри. Я открыла рот, чтобы закричать, но мужчина тут же прижал меня к себе и, погладив по спине, прошептал:
   -Больно, я знаю, но обещаю, скоро это пройдёт. Я буду рядом.
   От боли я уже плохо соображала и, вцепившись зубами в его плечо, завыла от боли. Казалось, что все палачи мира одновременно решили применить ко мне самые изощрённые пытки, и сейчас часть из них резала меня, часть жгла огнём, а часть разрывала на части. Каждая частичка тела испытывала боль, которую человек не в состоянии вынести. Закрыв глаза, я поняла, что уже не в состоянии терпеть этого и сознание покидает меня.
   -Потерпи чуть-чуть, а потом всё будет хорошо, - откуда-то издалека раздался ласковый голос, и я провалилась в черноту....
  
   Открыв глаза, я непонимающе посмотрела перед собой. Было темно, но к своему удивлению я поняла, что чётко вижу всё, что меня окружает, и эта обстановка незнакома.
   -Привет, - раздался бархатный голос и, повернув на него голову, я увидела сидящего возле кровати мужчину. - Как ты себя чувствуешь?
   -Нормально, - испуганно ответила я и прислушалась к своим ощущениям.
   Та боль, из-за которой я потеряла сознание, отступила и сейчас я наоборот чувствовала себя превосходно - было ощущение какой-то непонятной силы и одновременно с этим лёгкости.
   -Амалия, теперь ты одна из нас, - ласково произнёс мужчина.
   "О Боже, да это же тот мужчина, который убил вампира и который заставил меня выпить его крови! Я что тоже теперь вампир? Или он не вампир?".
   Я внимательно посмотрела на него. Это был мужчина лет двадцати пяти - двадцати семи, с исине-чёрными, слегка вьющимися волосами, уложенными в стильную прическу. Красивое овальное лицо с волевым подбородком притягивало к себе взгляд, а лёгкая щетина придавала ему ещё больше шарма. "У меня точно скоро разовьётся комплекс неполноценности из-за того, что все вокруг такие красивые". Одно меня в нём пугало - глаза. Они были точно такого цвета охры, как и у того мужчины, что укусил меня.
   -Вы вампир? - несмело спросила я и замерла, потому что если он ответит утвердительно, то значит, и я стала таким же монстром.
   -Да, - он обаятельно улыбнулся.
   -А я... что тоже? - мне вдруг стало не хватать воздуха.
   -Да, но это было необходимо, - с сожалением ответил он. - Извини, я не успел первым прийти к тебе на помощь, а один из моих помощников не смог совладать со своей жаждой и укусил тебя. Он за это поплатился своей жизнью, а твоей смерти я не желал, и поэтому пришлось быстро тебя обращать. Временя играло против нас.
   -Ясно, - прошептала я, пытаясь не паниковать.
   "Я что теперь буду убивать людей, чтобы питаться? Нет! Не хочу этого! Просто не смогу!" - я стала тяжело дышать, потому что подсознание услужливо начало подсовывать ужасные картинки с растерзанными трупами и плачущими над ними родными и близкими.
   -Амалия, успокойся, - произнёс мужчина и погладил меня по руке. - Этого не надо бояться и ты скоро поймёшь, что это естественно. Ты просто перешла на другую ступень пищевой цепочки. Ты эволюционировала.
   Я смотрела на него, и мне хотелось спросить: "Что за ахинею вы несёте?", но меня взволновало другое, и я решила сразу прояснить этот вопрос.
   -Откуда вы знаете моё имя?
   -Амалия, я знаю о тебе больше, чем ты сама, - улыбнувшись, ответил он.
   -Что это значит?
   -Ты думаешь, что ты просто Бардина Амалия, которой сильно не повезло в жизни, когда она потеряла своих родителей и вышла замуж за ублюдка, и которая встретила свою настоящую любовь в лице дампира? И которую, вот так просто пригласили в дом старейшин, куда и не каждого-то дампира пускают, не говоря уже о людях?
   -Что вы имеете в виду? - его тон и полный сожаления взгляд пугал меня.
   -Давай я расскажу тебе всё по порядку. Хорошо? - я кивнула. - Итак, твой полукровка уже, наверное, рассказывал тебе, и про себя и про нас? - я опять утвердительно кивнула. - Они не убивают людей, а мы монстры, которые оставляют за собой горы трупов. Они не боятся света, в отличие от нас, но не так сильны как мы. Мы живёт вечно, они смертны. Это он тебе говорил?
   -Да, - прошептала я.
   -И он был прав. Вот только он не сказал, кто ты такая и зачем нужна им.
   -Я нужна была только Артёму, а не дампирам, - ответила я, ничего не понимая, но внутри всё похолодело от ощущения надвигающейся беды.
   -Ты нужна всем - и вампирам, и дампирам. Ты мать будущей Королевы.
   -Кого? И с чего вы это взяли вообще? - с недоумением спросила я.
   -Существует пророчество, в котором предсказано твоё рождение и твоя миссия. Мы искали тебя все эти годы.
   -Что за пророчество?
   -"На двадцать пятый день конца десятилетья, когда планеты выстроятся в ряд, на свет появиться дитя отмеченное крестным знаком. Оно и даст всем детям ночи веру в приход и милость новой Королевы. Кровь Королевы той послужит благом и даст свободу расе тьмы" - продекламировал он. - А ты ведь родилась двадцать пятого декабря восемьдесят девятого года, и у тебя на затылке крест из девяти родинок. Тогда как раз именно девять планет выстроились в ряд. Так что всё сходится. Ну а дампиры, и мы считаемся расой тьмы.
   Я испугано смотрела на мужчину, и тут во всех деталях вспомнился наш разговор с Тёмкой, когда я показала ему свои родинки на затылке. "Он сразу же спросил о том, когда я родилась! А потом сказал: "Мы долго тебя искали", и я ещё удивилась почему "мы". И только после этого, утром, он заговорил о том, чтобы увезти меня, а до этого таких разговоров он не вёл! Значит, он никогда не любил меня и просто притворялся? Какая же я дура!" - от этой мысли в груди всё заныло. " Вот зачем нужна была такая группа сопровождения, и вот почему все дампиры пялились на меня с таким интересом!".
   Теперь все события и его поступки представили передо мной совсем в другом свете, и каждая эта мелочь больно отзывалась внутри. " Он всё время врал! Все его ласки, все нежные слова и прикосновения, всё это оказалось ложью! Я сама была не нужна ему!". Теперь каждое воспоминание выжигало в сердце дыру, и я закрыла глаза, пытаясь хоть как-то унять боль. "Артём что же ты наделал! Неужели меня действительно не за что любить?".
   -Амалия?! - тихо позвал мужчина и прикоснулся к руке. - Прости, но ты должна это знать. И поверь, это ещё не самое страшное.
   -В каком смысле? - казалось, что моё сердце не выдержит ещё каких-либо разоблачений, но остановиться я уже могла и хотела знать всю правду. - Договаривайте!
   -Понимаешь, от дампиров рождаются только мальчики...
   -Знаю.
   -А матери при рождении таких детей умирают...
   -Как умирают? А они об этом знают? - задавая этот глупый вопрос, я уже понимала, что всё они знаю и скорее всего, сознательно идут на этот шаг.
   "Так вот почему Артём занервничал, когда понял, кто я! До этого его совершенно не волновало, что я могу забеременеть и умереть после родов, а поняв, что родив от него мальчика я умру и они не получат Королеву, он сразу начал интересоваться моим циклом. Сволочь! Какая же он сволочь!".
   -Знают, и именно поэтому тебя повезли в санаторий, - продолжил мужчина. - Никто из них не мог дать тебе девочку, и они просто решили подложить тебя под человека, чтобы ты забеременела.
   -Что?! - я отрыла рот от изумления. - Вы хотите сказать, что нападение на меня было запланировано?
   -Да, дампиры решили, что проще устроить твоё изнасилование, чем рассказать всю правду и ждать пока ты сама дашь своё согласие на процедуру искусственного оплодотворения.
   И тут всё окончательно встало на свои места. Приход и осмотр врача в доме старейшин, его странные вопросы, неожиданная поездка в санаторий, поведение Артёма и его отъезд - всё теперь стало понятным. "Ублюдок! Он знал, что меня изнасилуют и уехал! Он бросил меня, а я ещё как дура, переживала за то, что никогда не смогу посмотреть ему в глаза, если это случится! Он спокойно смотрел мне в глаза, зная что со мной сделают и не испытывал никаких угрызений совести!" - у меня закружилась голова, и я почувствовала леденящий холод.
   -Мне жаль, что всё так вышло...
   -Уйдите, пожалуйста, - перебив мужчину, попросила я. - Мне необходимо побыть одной.
   Повернувшись к нему спиной, я укрылась одеялом. Сердце требовала не верить в слова этого мужчины, но холодная логика и разум подсказывали, что это правда. "Артемий никогда меня не любил. Он даже ни капли не уважал меня, иначе никогда не поступил бы так" - но эта мысль уже почему-то не доставляла боли. Внутри образовалась пустота, и я ничего не чувствовала. Я хотела только одного - не двигаясь, дождаться своей смерти, потому что уже ничего хорошего не ждала от жизни.
  
   Артемий.
  
   Лии не было со мной только два дня, а уже казалось, что эта мучительная тоска длится целое столетие, и с каждым часом становится всё хуже.
   Сомнений больше не было - её выкрали вампиры. Пока я ехал по дороге в надежде, что смогу догнать вампиров, то позвонил старейшинам и рассказал обо всём. Через два часа в санаторий прибыла группа из пятнадцати дампиров, но единственное что мы смогли найти - это место, откуда они вели наблюдение за территорией и за нами. А неподалёку имелась просёлочная дорога и, судя по всему, именно там стояли их машины. Время было упущено, и я окончательно понял, что самое страшное опасение подтвердилось - Лия у вампиров.
   Теперь жизнь делилась на две части - с Лией, и без неё. Сейчас, оглядываясь назад, я понимал, что те восемь дней пока она находилась рядом, я был счастлив, как никогда в своей жизни. Мне не хватало её прикосновений, улыбок, ласкового голоса. Только она с такой нежностью смотрела на меня и не бросила в трудной ситуации, а всё что сделал я - это пообещав ей счастье, отдал на растерзание нашим старейшинам. "Будь проклято то пророчество!" - я тяжело вздохнул.
   Мы летели в дом старейшин, и вертолёт должен был приземлиться уже через пять минут. Сейчас я испытывал дикое желание свернуть им шеи, но понимал две вещи. Во-первых, я сам виноват, что вообще привёз сюда Лию, а во-вторых, сейчас мне необходима их помощь, чтобы найти её и отбить у вампиров. Я прекрасно понимал, что один не справлюсь с этим, поэтому уговаривал себя потерпеть, пока не верну её.
   "Если она захочет ко мне вернуться!" - эта мысль пугала больше всего. Те, кто выкрал Лию, будут всячески настраивать её против нас и если расскажут о пророчестве, то она может возненавидеть меня, думая, что всё дело только в нём и что я привёз её сюда только ради него. "Кретин! Надо было сразу ей всё рассказать!". Но больше всего меня пугало не то, что она узнает о пророчестве, а то, что вампиры могли знать о запланированном изнасиловании. "Если их нападение не простая случайность, и они всё знают, то обязательно всё расскажут Лии, и тогда шансы на её возвращение ко мне минимальны. Она меня возненавидит!" - я закрыл глаза, пытаясь унять боль. "В любом случаи я должен её найти, для того, чтобы всё рассказать. Даже если она возненавидит, то должна знать, что я любил её искренне и всем сердцем. Я совершил ошибку и не увидел очевидного и самого простого решения проблемы, и теперь каюсь в своей ошибке".
   Вертолёт приземлился на площадке и, выйдя из него, мы с группой поднялись вверх по лестнице. Возле входа нас встречали старейшины. Мой отец, даже не дождавшись, когда мы подойдём, спросил:
   -Что-нибудь новое удалось выяснить?
   -Нет, - ответил глава поисковой группы.
   -Плохо, - с негодованием произнёс он. - Вы, идиоты, упустили мать Королевы.
   Меня взбесил его тон и его слова. "Мать Королевы! Его заботит только это!". На глаза упала красная пелена и я, не задумываясь о последствиях, подскочил к нему и нанёс удар в лицо, вложив в него всю злость. Покачнувшись, он упал на землю. Тут же оказавшись рядом с ним, я схватил его за рубашку и с ненавистью произнёс:
   -Мать Королевы, говоришь? А кто-то потерял больше, чем мать Королевы! - и с силой ударил его затылком о землю.
   Большего сделать я не успел, потому что меня тут же скрутили и оттащили в сторону. Поднявшись с земли, он подошёл и, посмотрев в глаза, с отвращением сказал:
   -Ты только внешностью пошёл в меня, а характером в свою мать. Она была такая же чувствительная дура, как и ты сейчас. Я прощаю тебя, но это в первый и последний раз. Ещё одна такая выходка и я отправлю тебя к твоей матери собственноручно. Я ясно выражаюсь? Хочешь найти свою Лию?
   -Хочу! - процедил я, с отвращением глядя на него.
   -Тогда будь хорошим мальчиком, - он пренебрежительно похлопал меня по щеке и, развернувшись, пошёл в дом.
   -Отпустите! - вырвавшись из рук дампиров, я тоже прошёл в дом.
   Поднимаясь по лестнице, я услышал голос Сангая.
   -Орхон, он неуправляем. Его нужно убрать.
   -Нет, он любит и землю перевернёт, чтобы её найти. Сейчас он нам необходим, а вот потом он поплатится за свой поступок, - презрительно сказал отец.
   Голоса удались, и я взбежал по лестнице. Оказавшись в нашей комнате, я подошёл к окну. "Использовать меня решил? Ну, подожди! Ты понятия не имеешь, на что способен любящий мужчина, и ты очень пожалеешь о моём рождении, когда я найду Лию, и она будет в безопасности. Вот тогда я с тобой поговорю обо всём! Ещё посмотрим, кто кого и как использует".
   С трудом взяв себя в руки, я спустился на первый этаж и прошёл в зал совещаний. Зайдя туда, я с ненавистью посмотрел на Орхона, а потом сел за стол и сосредоточился на докладе главы поискового отряда. Всё что он говорил я и так знал, но надеялся, что может смогу увидеть какую-то новую деталь, на которую раньше не обращал внимания. Закончив доклад, он сел и посмотрел на старейшин.
   -Итак, - подытожил Волоф. - На сегодняшний день у нас есть две проблемы. Первая - у нас идёт утечка информации, и это очевидно. Судя по всему, вампиры точно знали место и за кем идут. И тот, кто нас предал, может до сих пор находиться в этом доме, - он обвёл всех внимательным взглядом. - Хотя на них мог и работать кто-то из тех дампиров, кто занимался сопровождением матери Королевы в санаторий. Проблема номер два - где искать Амалию. Сейчас она может находиться где угодно. Но я склоняюсь к двум вариантам - либо она в доме Королевы вампиров, либо в доме одного из её детей, которого она выбрала в качестве отца будущей Королевы.
   Во мне поднялась волна ярости, когда Волоф сказал про вампира, который мог в этот момент обхаживать Лию. "Если ей рассказали всё, то сейчас она растеряна и испытывает боль от моего предательства. Каковы шансы, что она быстро сдастся? Или ей всего не расскажут, а только часть информации? Но невозможно умолчать о пророчестве, если уж рассказывать обо мне. Следовательно, она так просто не дастся в руки, понимая, что и вампиры будут хотеть от неё новой Королевы. А насильно склонить её к рождению ребёнка уже не получится. Но время играет против нас. Мы, и вампиры и дампиры, можем быть очень обаятельны, если захотим".
   -Если принять второй вариант то, скорее всего Королева постарается не выпускать Амалию из-под своего контроля, - задумчиво произнёс Орхон. - И скорее всего, выберет одного из своих сыновей либо здесь в России, либо в Европе. Первый вариант легче воспримет Амалия, а второй больше подходит самой Королеве. Вряд ли она отпустит её в Северную или Южную Америку, или в Австралию. А вариант с Азией и с Африкой мне кажется, сразу отпадает.
   -Согласен, - ответил Сангай. - Вот только мы всё равно не знаем где резиденция самой Королевы, и её сыновей, как здесь, так и в Европе.
   -Значит, надо узнать, - твёрдо сказал Орхон.
   -Мы не раз уже пробовали это сделать, и ничего не вышло!
   -Сангай, - Орхон, прищурившись, посмотрел на него. - Я что-то не совсем поминаю - ты, что предлагаешь сдаться и сидеть, сложа руки?
   -Нет, - ответил он. - Но это будет непросто.
   -Предлагаю попытаться отследить всю цепочку, - подал голос Волоф. - Раньше мы этого не делали, потому что понимали, что нам не под силу нападение на дом главы клана, и работали просто на уничтожение небольших групп вампиров. Теперь же придётся рискнуть. Нам необходимо отследить хоть одного вампира, он приведёт нас в одно из их убежищ, а оттуда уже кто-нибудь сможет довести нас до дома главы клана. И нам потребуется помощь Европейских старейшин. Мы будет пытаться проследить за вампирами на своей территории, а Европейские старейшины пусть внимательно следят за своими владениями.
   -На это уйдёт много времени, но другого выхода у нас нет, - нахмурившись, согласился Орхон. - Только считаю, что нужно оповестить не только Европейских старейшин, а всех без исключения. Чем больше глаз будет за всем наблюдать, тем больше шансов узнать нужную информацию. У вампиров, в отличие от нас есть существенный недостаток - все ниточки ведут к Королеве, и она одна. Если мы найдём её, то найдём и Амалию.
   -Согласен. Если решение второй проблемы у нас есть то, что делать с первой? - Волоф вопросительно посмотрел на Орхона и Сангая. - Если мы сможем выследить Королеву, то её могут предупредить.
   -На этот счёт у меня есть некоторые идеи, но их мы обсудим чуть позже, наедине, - произнёс Орхон. - Сейчас нам надо решить, как и по каким городам распределить наши глаза и уши. Вампиры предпочитают жить в больших городах, потому что там больше шансов скрыться и, совершая свои преступления, не привлекать к себе внимания.
   -Я еду в Москву, - не терпящим возражения тоном, произнёс я.
   Мне казалось, что резиденция Марка в Москве, и именно оттуда он руководит своей территорией, следовательно, надо начинать мои поиски оттуда. Если Лия у него, то будет правильным ехать туда.
   -Хорошо, - бросив равнодушный взгляд на меня, сказал Орхон. - Москва большая и у тебя будет самая большая группа.
   Через час состав и численность моей группы уже определили, а вместе с тем и сформированы другие группы, которые должны были разъехаться по другим городам. Собирая вещи в дорожную сумку, я уже начал продумывать, где в первую очередь буду искать вампиров. "Лия, обещаю, что найду тебя! А потом...". Что произойдёт потом, я боялся себе представить, но надежда, что она простит меня или хотя бы попытается понять, теплилась в глубине души.
  
   Марк.
  
   Решив, что Амалию действительно лучше оставить одну, я вышел из комнаты. Было её безмерно жалко, но требовалось ей всё узнать. "Да уж девчонке не повезло".
   Зайдя в свою комнату, я сразу направился в ванную комнату и, сбросив с себя одежду, встал под душ. С того момента когда я дал ей выпить своей крови, я ни на секунду не оставлял её и сейчас наконец-то мог расслабиться.
   Прошло почти сутки с того момента как начался процесс обращения, и я не хотел выпускать её из своего поля зрения. Забрав из домика в санатории, я отнёс её в машину, а потом мы доехали до нашего вертолёта и я привёз Амалию в свою резиденцию. Всю дорогу я держал её на своих руках и не спускал глаз, наблюдая за перевоплощением в вампира. И то, что я видел, нравилось мне всё больше и больше. Девушка становилась сногсшибательной красавицей и будила во мне странные ощущения. Мне нравилось держать её рядом с собой. В ней ощущалось что-то притягательное. "Может это её кровь?" - подумал я, смывая шампунь с головы. Я проявил слабость, попробовав её кровь, но запах на самом деле сводил с ума и я не смог сдержаться. А попробовав с трудом, заставил себя остановиться, потому что такую вкусную кровь пробовал всего два или три раза в жизни. Как только я вспомнил привкус и свои ощущения, тут же разыгрался аппетит. "Нет, пока думать об этом нельзя. Сначала она должна полностью пройти обращение и по своей воле лечь в мою постель, а уж потом я вволю напьюсь её крови". От этой мысли по телу прошла дрожь возбуждения, и я с трудом отогнал от себя яркие картинки того, как она стонет подо мной от наслаждения, а я пью её кровь.
   "Только вот, по-видимому, нескоро я смогу уложить её в кровать" - вздохнув, я принялся вытираться полотенцем. "Ей сейчас очень больно и придётся действовать очень аккуратно. Сначала необходимо стать ей другом, а уж потом только заниматься новой Королевой. Ну, ничего, есть такие девушки, ради которых стоит постараться, и Амалия относится к их разряду" - я улыбнулся этой мысли. "Зато потом я получу удовольствие по полной программе. Чем больше сопротивление, тем слаще победа!".
   Обернув полотенце вокруг бёдер, я вышел из ванной комнаты, и увидел сидящую в кресле Тейту.
   -Как наша будущая мамочка? - томно спросила она.
   -Убита горем.
   -Тогда почему ты здесь, а не рядом с ней? Сейчас ты должен оказывать её всяческую поддержку.
   -Нет, пусть побудет некоторое время одна, ей это сейчас необходимо. А я как раз приму душ и поем.
   -Разыгрался аппетит? - Тейта посмотрела на меня с усмешкой. - Попробовал её кровь?
   -Да.
   -Ещё бы. Когда ты её внёс в дом, я почувствовала запах крови, - она мечтательно закатила глаза. - Я бы тоже не сдержалась.
   Разговоры о вкусе и запахе крови Амалии только ещё больше разжигали мой аппетит и, сняв трубку внутреннего телефона, я повелительно бросил:
   -Приведите ко мне Ольгу, - и, положив трубку, выжидающе посмотрел на свою мать.
   -Я нагоняю на тебя аппетит?! Ладно, не буду задерживать. Вот тут, - она кивнула на папку, лежащую на подлокотнике кресла, - Вся информация на нашу очаровательную Амалию, которую мы успели собрать. Ознакомься, прежде чем идти, думаю, тебе это поможет быстрее найти к ней подходы. - Тейта поднялась с кресла и, подойдя к двери, обернулась: - И не затягивай с инициацией. Ты должен в течение суток заставить её поесть.
   -Знаю, - ответил я.
   Тейта кивнула и вышла из комнаты, а я задумался. "Легко сказать - заставить её поесть. Она сейчас убита горем и скорее всего, хочет просто умереть, и как мне сейчас уговорить её выпить крови?".
   Те люди, которых мы обращали, всегда знали, на что идут, и чтобы окончательно стать вампирами сами рвались найти свою первую жертву и испробовать зов, а Амалия может и начать сопротивляться.
   Сев в кресло я открыл папку, но в дверь постучали, и на пороге появилась Ольга, моя последняя жертва.
   -Иди ко мне, ласточка моя, - я улыбнулся и раскрыл свои объятия.
   Она, как сомнамбула улыбнулась и, подойдя, села на колени. Моими жертвами всегда были молодые и привлекательные девушки, потому что я любил не просто пить их кровь, а любил это делать, занимаясь с ними сексом, из-за чего Зарая всегда бесилась. Но сегодня просто хотелось есть, поэтому усадив Ольгу на колени, я без всяких сантиментов укусил её за шею и принялся утолять голод. Все мысли сейчас крутились вокруг Амалии, и заниматься сексом с Ольгой не хотелось.
   "Люди вырождаются. С каждым годом кровь становится всё более водянистой, и утоление жажды всё меньше приносит удовлетворения" - с сожалением подумал я, делая очередной глоток, пока Ольга смирно сидела на коленях и не шевелилась. "Даже запах не привлекает. А вот у Амалии кровь густая и терпкая, даже Тейта это заметила, хотя с момента укуса кровь уже запеклась и не пахла так, как в домике".
   Напившись, я поцеловал Ольгу в губы и, поставив на ноги, сказал:
   -Иди к себе.
   Пошатнувшись, она кивнула и нетвёрдой походкой пошла к двери. "Ещё на один раз её хватит, а потом требуется искать другую жертву" - наблюдая за ней, подумал я. "Какие-то все слабые стали. Вот раньше человека хватало на пять-шесть приёмов пищи, а сейчас не каждый дотягивает и до четырёх".
   Вздохнув, я открыл папку и принялся изучать собранную информацию на Амалию. Чем дальше я читал, тем больше испытывал жалости к ней и злости на всех, кто появлялся в её жизни. Один только её муженёк вызвал столько отвращения, что меня передёрнуло. Так воспользоваться девушкой ради своих меркантильных интересов и потом выбросить её без копейки практически на произвол судьбы, было выше моего понимания. Хоть я и сам довольно часто менял своих любовниц, однако никогда не бросал их таким образом. Уходя от меня, они имели солидное состояние, и никто не смел проявлять к ним неуважение, потому что я всегда строго карал за это. Даже Зарая, которая сама из меня попила немало крови, и в прямом и переносном смысле этого слова, получила солидную компенсацию, хоть и не заслуживала этого из-за своего истеричного характера.
   Прочитав, кем Амалия работала после ухода от мужа, я улыбнулся. "Танцы требуют определённого темперамента, и если Амалия являлась одной из солисток, то он у нее, несомненно есть, соответственно в постели с ней будет не скучно" - с удовлетворением подумал я. Пробежав быстро глазами остальную информацию, и приняв её к сведению, я быстро натянул на себя футболку и джинсы.
   Подойдя к дверям её комнаты, я прислушался, ожидая услышать плач, но вместо этого донеслись шаги. Постучавшись и открыв дверь, я увидел Амалию, которая завернувшись в одеяло, меряла шагами комнату со злым выражением лица. Увидев меня, она вплотную подошла и требовательно спросила:
   -Как вас зовут?
   -Марк, и давай на "ты", - я улыбнулся.
   -Где я?
   -В моём доме.
   -Позвольте узнать, в каком конкретно городе находится ваш дом? - елейным голосом спросила она, и я не выдержав рассмеялся.
   Меня забавлял этот допрос и её тон. Я думал, что она будет долго плакать, и понадобится не один день, чтобы её успокоить и хоть как-то привести в себя, а вместо этого увидел рассерженную и решительную красавицу, которая и не думала рыдать.
   -В Екатеринбурге, - ответил я на её вопрос. - Ещё что-нибудь желаете узнать? - я решил придерживаться такого же высокопарного и слащавого тона.
   -Желаю, - она вызывающе посмотрела на меня. - Я здесь пленница или могу свободно перемещаться?
   -По дому свободно, а за территорией только с охраной.
   -Тогда где моя охрана? Мне требуется съездить кое-куда.
   -Могу я поинтересоваться, куда конкретно вы желаете съездить?
   -Поинтересоваться можете, но только вряд ли я вам отвечу, - дерзко ответила она, и только сейчас заглянув ей в глаза, я понял, что на самом деле ей сейчас очень плохо. В них читалось столько тоски и печали, что мне стало не по себе.
   -Амалия, - ласково сказал я и взял её за руку. - Если тебе что-то необходимо ты просто скажи, и это привезут.
   -Вряд ли у вас это получится, - она стушевалась и мрачно посмотрела на меня. - Вы сможете привезти сюда ночной клуб?
   -Что? Ночной клуб? - переспросил я.
   -Да, я хочу в ночной клуб. Если я пробуду ещё хоть час в этой комнате, то сойду с ума от мыслей, которые мучают меня. Пожалуйста, отвезите меня в клуб, где громко играет музыка. Настолько громко, чтобы я не могла слышать собственных мыслей! - она умоляюще посмотрела на меня, и я всё понял - она боялась остаться наедине со своей болью от предательства и лжи.
   -Хорошо, - бросив взгляд на часы, ответил я. Часы показывали десять вечера, и клубная жизнь как раз набирала обороты. - Поедем в клуб.
   Амалия облегчённо выдохнула и с благодарностью посмотрела на меня.
   -Спасибо. А где моя сумка с вещами?
   -Мы не взяли твои вещи, - с раскаянием ответил я. У Амалии тут же поникли плечи, и она опустила голову. - Но ты не волнуйся, я сейчас прикажу, и тебе принесут одежду, - я пальцем приподнял её подбородок и подмигнул, когда она посмотрела мне в глаза. Её вымученная улыбнулась вызвалажелание прижать её к себе, пожалеть и сказать, что всё будет хорошо.
   "Нет, ещё рано. Нельзя сейчас совершать ошибки. Пока я просто друг"- напомнил я себе и, выйдя из комнаты, направился к Дамару.
   -Мне нужна одежда для Амалии, - сказал я, найдя его. - У твоей Асти размер такой же, пусть она принесёт несколько вещей на выбор.
   -Хорошо. Одежда повседневная или праздничная?
   -Для ночного клуба.
   -Ооо! Она согласилась пройти инициацию сразу? - Дамар посмотрел на меня с восхищением. - Я думал, что она долго будет отказываться.
   Про инициацию я как раз и не думал пока, но это был действительно удобный вариант. Услышав человеческий запах и войдя в раж, она может согласиться и впервые попробовать кровь.
   -Нет, пока не согласилась. Но будем надеяться, что она не сможет устоять, - задумчиво ответил я. - Так, жду Асти через пять минут, а ты собери мне группу из трёх - четырёх вампиров для охраны. Но пусть держатся от нас на расстоянии, и наблюдают за тем, чтобы поблизости не появились дампиры.
   Он кивнул и исчез, а я пошёл назад к Амалии.
   -Сейчас тебе принесут одежду, - войдя в комнату, сказал я.
   Она стояла возле окна и, не поворачиваясь, тихо сказала:
   -Спасибо.
   В её позе и голосе ощущалось столько отчаяния, что мне опять стала не по себе. Подойдя, я положил ей руку на плечо и произнёс:
   -Мне жаль, что так вышло...
   -Пожалуйста, не надо. Ничего не говорите. Просто отвезите меня в клуб.
   -Хорошо.
   В дверь постучали, и вошла Асти, с кипой одежды, и маленьким саквояжем.
   -Вот, я тут принесла одежду и косметику, - несмело сказала она, положив одежду на кресло. - А обувь принесу после того, как вы выберете что оденете. Хорошо?
   -Спасибо вам большое, - Амалия повернулась и тепло улыбнулась девушке, а потом подошла к вещам и взяла первое, что попалось под руку. - Я одену вот это.
   -Сейчас принесу туфли, - Асти внимательно посмотрела на босые ноги Амалии и выбежала из комнаты.
   -Отвернитесь, - попросила Амалия, и я исполнил её просьбу, а через минуту за спиной раздалось: - А теперь помогите мне застегнуть платье, - и я повернулся.
   Застегнув молнию на спине, я с восхищением посмотрел на неё, когда она повернулась. В черном, коротком платье она выглядела сногсшибательно. Глубокий квадратный вырез на груди притягивал взгляд, а тоненькую талию плотно облегала ткань, подчёркивая все достоинства фигуры. От талии платье шло мягкими складками вниз, и при ходьбе черная ткань мерцала, ещё больше привлекая этим внимание.
   - Где у вас зеркало? Мне нужно расчесаться, и подкраситься, - спросила Амалия, совершенно не обращая внимания на произведённый на меня эффект.
   -Пожалей мужчин, - улыбнувшись, сказал я. - Не подкрашивайся, хотя... Они всё равно падут к твоим ногам. Зеркало в ванной комнате, - и я указал на дверь.
   Амалия бросила на меня хмурый взгляд и скрылась за дверью. Через три секунды оттуда раздался возмущённый возглас:
   -Что вы со мной сделали?
   Пытаясь сдержать смех, я прошёл в ванную. Внимательно рассматривая себя, она трогала пальцами лицо. Сначала провела по бровям, потом по щеке и губам, а затем стала всматриваться в глаза.
   -Это ужасно, мои глаза! - с паникой в голове произнесла она.
   -Они у всех вампиров такие. Мы носим цветные линзы, чтобы это не бросалось в глаза. Посмотри в шкафчике, - я кивнул на маленькую дверцу.
   -Я вообще изменилась, - горестно сказала Амалия и опять провела пальчиком по своим губам.
   -У тебя просто стало идеальное лицо, чтобы ты могла привлекать своих жертв. И ты не так уж сильно изменилась, - я подошёл к ней и, положив руку на талию, посмотрел вместе с ней в зеркало. - Кожа стала идеально гладкой, овал лица - правильным, носик безукоризненно прямым, а губы чуть припухлыми, но ты по-прежнему похожа на себя. Просто ты стала совершенством.
   Посмотрев на нас в зеркале, я с удовольствием отметил, что мы смотримся гармонично. На фоне моей атлетической фигуры худенькая Амалия выглядела как прекрасная фарфоровая куколка, и порадовало, что она достаточно высокая. При моем росте метр девяносто не с каждой женщиной я смотрелся хорошо, а вот её рост идеально подходил для меня.
   -Я принесла туфли, - из комнаты раздался голос Асти.
   -Давай их сюда, - ответил я.
   Асти проявилась на пороге ванной комнаты и протянула обувь. Амалия тут же её обула и за счёт высоты каблуков стала выше ещё сантиметров на пять.
   -Какой у тебя рост?
   -Метр семьдесят шесть.
   -Идеально, - довольно ответил я, снова положив ей руку на талию.
   -Что идеально? - прищурившись, спросила она и сбросила мою руку с талии.
   -Пойду тоже переоденусь, а ты не забудь про линзы, - проигнорировав её вопрос, сказал я и быстро пошёл в свою комнату.
   "Надеюсь, Амалия быстро сдастся, иначе я сойду с ума от желания" - переодеваясь, думал я. Когда она проводила пальчиками по губам, захотелось тут же попробовать их на вкус, и я с трудом сдержался. "Кошечка моя! Ну, ничего, я потерплю!".
   "Будем с ней оба в чёрном" - решил я, надев чёрные джинсы с черной футболкой, и слегка взъерошил волосы на голове.
   Когда я вошёл в комнату, Лия полностью готовая к выходу снова стояла возле окна. Повернувшись, она решительным шагом подошла ко мне и сказала:
   -Я готова.
   -Вижу, - ответил я, рассматривая её.
   Из-за линз глаза стали тёмно карими, и благодаря лёгкому макияжу смотрелись очень выразительно. Когда она смотрела на меня в упор, я не мог оторвать от них взгляда, и казалось, что тону в них. "Что за наваждение?" - стряхивая с себя оцепенение, подумал я. "Ей и зов-то, наверное, не понадобится. Достаточно посмотреть в упор на свою жертву и кто угодно пойдёт за ней на край земли".
   Спустившись на первый этаж, я открыл шкаф с верхней одеждой и достал свою куртку, а для Амалии пальто, кого-то из обитателей дома.
   -Завтра купим всё необходимое, - пообещал я. - Прости, что сразу об этом не подумал.
   -Ерунда, - надевая пальто, произнесла она.
   Выйдя в гараж, я подвёл её к своему любимому Порше и усадил на сиденье.
   -Какой клуб тебе больше по душе - большой, где много народу, или маленький? - спросил я, садясь за руль.
   -Большой.
   Почему-то я не сомневался, что она захочет поехать именно в большой клуб. "Значит, я был прав. Она действительно хочет заглушить боль и надеется, что среди большого количества людей не будет чувствовать себя так одиноко".
   Выехав за территорию дома, я посмотрел в зеркало заднего вида и с удовлетворением отметил, что джип с охраной держится на приличном расстоянии, чтобы не привлекать внимания Амалии.
   Как только я въехал на стоянку клуба, парковщик тут же указал на место сразу напротив входа, и с восхищением посмотрел на машину. Припарковавшись, я помог Амалии выйти из машины, и с улыбкой отметил, что люди стоящие в очереди на фейс-контроль с завистью смотрят на нас - парни пожирали глазами Амалию, а девушки с интересом рассматривали меня. "Давайте мальчики и девочки, пробивайтесь в клуб! Вполне возможно, что именно кто-то из вас станет моим ужином, а кто-то первой жертвой Амалии".
   Охрана тут же, без очереди пропустила нас внутрь. "Хорошая машина, красивая внешность, дорогая одежда и для тебя открыты все двери. Время бежит, а сознание людей не меняется. Наверное, поэтому мы и доминирующая раса".
   На пороге клуба на нас сразу обрушилась лавина музыки. Сдав верхнюю одежду, я взял Амалию под руку и повёл вниз по лестнице.
   -Клуб называется "Лабиринт". Здесь три танцпола: на одном играет "техно", на втором "поп музыка", а третий - джаз зал с живой музыкой. Здесь два яруса уходящих под землю, - громко произнёс я. - Куда хочешь в первую очередь?
   -Для разминки начнём со второго танцпола, а потом посетим и первый.
   Я кивнул и повёл её в зал поп музыки. Нам пришлось спуститься ещё по одной лестнице вниз, и мы оказались в большом помещении. Перед тем как присоединиться к толпе танцующих, Амалия подошла к перилам, и стала смотреть на двигающихся в одном ритме людей. Подойдя к ней сзади и, обняв за талию, я прошептал в самое ухо:
   -Чувствуешь запах? Так пахнет возбуждение и желание острых впечатлений, - Амалия втянула воздух носом и застыла.
   Я прекрасно понимал, что она сейчас чувствует. Воздух в клубах всегда был особенным - он казался наэлектризованный чувствами и желаниями, поэтому большая часть вампиров охотилась именно в таких местах. Даже я редко мог устоять перед соблазном. "Она точно не выдержит, и сегодня произойдёт её инициация" - с удовлетворением подумал я, тоже втягивая воздух носом. Меня самого стало охватывать возбуждение - Амалия стояла рядом, а всеобщая атмосфера только ещё больше заводила.
   Заиграла композиция Dilated Sound "On Tape", и Амалия, сорвавшись с места, влилась в общую толпу. Решив пока за ней понаблюдать я остался на месте.
   "Ох, детка, что ты же делаешь!" - уже через минуту подумал я. Амалия полностью отдавалась танцу и, двигаясь в ритм, привлекала к себе повышенное внимание мужчин. "Ты не кошечка, а грациозная пантера" - с восхищением подумал я, наблюдая, как она в танце уворачивается от рук некоторых особенно наглых парней, которые пытаются привлечь её к себе и готовый в любой момент прийти на помощь, если возникнут проблемы.
   Один из парней всё же схватил её за талию и привлёк к себе, но я даже не успел ничего сделать, потому что Амалия на секунду замерла, а потом посмотрела ему в глаза, и парень тут же опустив руки, попятился назад. "Ого! Значит, не только на меня действует её взгляд? Интересно".
   Мы могли затуманивать сознание людей, но для этого всегда использовали голос и харизму, а Амалия даже ничего не сказала парню, просто посмотрев на него. "Ведьмочка" - я улыбнулся. "И эта ведьмочка скоро будет моя".
   Спустившись вниз, я присоединился к Амалии и стал танцевать вместе с ней. Следующие пятнадцать минут я не отходил от неё ни на шаг, и больше никто не приставал, хотя большая часть мужчин бросали на неё заинтересованные взгляды. Когда заиграла медленная музыка, я привлёк её и себе и решил сделать первый шаг к инициации.
   -Странных ощущений нет? - тихо спросил я.
   -Есть, - она озадаченно посмотрела на меня. - Как будто в груди что-то давит, и чего-то хочется. Какой-то непонятный зуд и в горле першит.
   -Это жажда. Ты хочешь крови, - произнёс я и посмотрел ей в глаза. - Это естественно.
   В глазах отразился страх, но я понимал, что надолго её не хватит, потому что уже видел, как расширились зрачки. "Ещё чуть-чуть и она сдастся".
   -Не бойся, - спокойно сказал я. - Просто выбери жертву и прикажи идти за тобой, - она испуганно замотала головой и зажмурилась. - Амалия, этот комок желания в груди и першение в горле будут усиливаться с каждым часом. Нет смысла сопротивляться этому, поверь.
   Она продолжала танцевать в моих объятиях, но я видел, что внутри идёт борьба человека и вампира, поэтому решил дать ей время, чтобы она поняла очевидную истину - теперь она вампир. Закончив танец, я прошептал:
   -Веселись, - и, отойдя, сел за столик, неподалеку от неё.
   В течение следующего получаса я заметил, что Амалия всё чаще подносит руки к груди и к горлу, и проводит по ним. "Ну, крошка, давай! Решайся! Жажда страшная вещь. Ты не сможешь устоять". Её зрачки уже расширились на всю радужную оболочку, и я надеялся, что в скором времени вампир возобладает над человеком.
   Через двадцать минут, когда очередной парень стал пританцовывать рядом с Амалией, она резко рванулась к нему и, обняв за шею, что-то прошептала на ухо. "Есть! Умница!" - довольно подумал я, увидев, как парень на секунду замер, а потом его глаза остекленели. "Теперь главное не дать Амалии совершить ошибки. Она чего доброго прямо в клубе начнёт пить его кровь".
   Амалия тем временем пошла к выходу, а парень двинулся следом за ней. Поднявшись, я бросил деньги на стол, за спиртное к которому даже не притронулся и, обогнав на лестнице парня выбранного Амалией, догнал её. Когда я взял её под руку, она дёрнулась и посмотрела на меня. "Бог мой, да она уже себя не контролирует! Тем лучше! Сомнения все отпали, и сейчас её волнует только жажда".
   -Потерпи ещё чуть-чуть, - ласково сказал я. - Здесь этого не стоит делать. Скоро мы будем дома.
   -А он? - Амалия тяжело дышала и воинственно смотрела на меня.
   -Он тоже будет там.
   Получив в гардеробе верхнюю одежду и накинув на Амалию пальто, я повел её к машине. Парень, как привязанный повторял наши действия, и когда мы вышли на улицу, пошёл следом. Увидев вампиров из нашей охраны, я кивнул на парня, и его тут же взяли под локти и усадили в джип.
   Амалию уже начало трясти мелкой дрожью, и она стала оглядываться в поисках парня.
   -Скоро, моя хорошая, мы будем дома, и ты утолишь жажду, - пообещал я, усадив её в машину.
   Я нёсся по дороге с бешеной скоростью, не желая, чтобы Амалия мучилась. Сидя рядом, и плотно стиснув губы, она тяжело дышала, то сжимая, то разжимая кулаки. Джип охраны старался не отставать и во дворе дома появился через пять секунд после нашего приезда.
   Амалия вышла из машины и застыла, наблюдая за тем, как парень выходит из джипа.
   -Веди его в свою комнату, - подсказал я.
   Взяв его за руку, она практически потащила жертву за собой в дом. Парень двигался как сомнамбула и еле успевал переставлять ноги. Я направился следом за ними, чтобы помощь Амалии.
   В комнате она отпустила его руку и тяжело дыша, принялась кружить возле него. "Ну, крошка, давай, вонзи ему свои зубки в шею! Сделай первый глоток!" - так и хотелось сказать, но я решил молчать давай ей возможность самой сделать первый шаг.
   Подтолкнув парня к стене, и дождавшись, когда он упрётся в неё спиной, она тут же наклонилась и впилась ему зубами в шею.
   Прокусив кожу и сделав первый глоток, она тихо застонала и, прижавшись к парню, положила одну руку ему на затылок, а вторую на поясницу. Я слышал, как она глотает его кровь и на меня опять накатило возбуждение. Безумно хотелось быть сейчас на месте этого парня, и хотел, чтобы Амалия так прижималась ко мне, а не к нему, но я понимал, что моя кровь не может утолить её жажду. Только человеческая кровь способна дать нам насыщение. Кровь вампира являлась скорее десертом, и мы пили её друг у друга только когда занимались сексом.
   Через пять минут она отстранилась и, облизав губы, посмотрела на парня, а потом на меня. Её зрачки значительно сузились но, похоже, что она до сих пор хотела крови.
   -Не бойся, пей, - тихо сказал я, и Амалия опять послушно припала губами к его шее.
   Ещё около трёх минут она утоляла жажду, но делала это уже спокойно и скорее не пила, а смаковала кровь.
   -Всё, - оторвавшись от парня, она сделала шаг назад и снова облизала губы.
   -Свободен, - сказал я парню и указал на выход.
   Он безропотно вышел и закрыл за собой дверь. Подойдя к Амалии вплотную, я ласково сказал:
   -Вот и всё, ты прошла инициацию. Теперь ты стопроцентный вампир, - она исподлобья посмотрела на меня, и я ей улыбнулся. - Сейчас ты чувствуешь усталость, ведь так? - она прислушалась к себе и кивнула. - Это нормально. Раздевайся и ложись в кровать. Тебе необходимо отдохнуть.
   Я отвернулся, чтобы не смущать её и повернулся только когда услышал, что она легла в кровать.
   -Закрывай глаза и наслаждайся отдыхом. У тебя выдался тяжёлый вечер, - подойдя к кровати, сказал я.
   Амалия послушно закрыла глаза, и через пять минут её мерное дыхание уже свидетельствовало, что она спит глубоким сном. Убрав волосы с лица, я наклонился и провёл языком по уголку её губ, где запеклась кровь первой жертвы.
   Хотелось большего, но я заставил себя отстраниться. "Ничего, потерплю. А вот потом...". Я тут же отогнал от себя яркие картинки того, как позволяю ей пить свою кровь, занимаясь с ней сексом, и как сам пью её кровь. Ещё раз, внимательно посмотрев на девушку, я вышел из комнаты, потому что не хотел всё портить своими поспешными действиями. Меня тянуло к ней магнитом, и чем больше я находился рядом с ней, тем труднее было сдерживать себя.
   Зайдя к себе в комнату, я снял трубку внутреннего телефона и негромко сказал:
   -Пришлите Ольгу.
   Наблюдая, как Амалия пьёт кровь, я почувствовал не только возбуждение, а и жажду. Я понимал, что хочу девушку и её крови, но пока это было недоступно, решил использовать Ольгу, чтобы хоть как-то снять напряжение, которое охватывало меня рядом с Амалией.
   Раздался тихий стук и на пороге появилась Ольга. Указав ей на кровать я, сбросив с себя одежду и подойдя, впился поцелуем в её губы, представляя, что целую Амалию...
  
  
   Глава 8.
  
   Амалия.
  
   Проснувшись, я с удовольствием потянулась и, открыв глаза с улыбкой осмотрелась. На меня тут же навались воспоминания, и дыхание перехватило. "Боже! Я же вчера пила кровь!" - по телу прошла дрожь, но прислушавшись к себе, я поняла, что это не от отвращения, а скорее от удовольствия, и меня охватил страх. "Я монстр! Как я вообще до такого дошла?". Сев на кровати я попыталась во всех деталях восстановить вчерашний вечер.
   После того, как Марк ушёл, я лежала, не двигаясь, и хотелось умереть, потому что, прокручивая раз за разом в голове наши восемь дней знакомства с Артёмом, я стала отмечать всё больше странностей в его поведении и словах. Если и теплилась надежда, что вампир лжёт, то она окончательно умерла. Хотелось плакать, но слёз не было.
   Когда умерли родители, я неделю вообще не могла подняться с кровати, не говоря уже о том, что постоянно плакала. А когда поняла зачем требовалась Стасу на самом деле, то три дня провалялась в кровати, и казалось что сердце разорвётся от боли, а силы полностью оставили меня.
   Вчера же наоборот, я не могла спокойно лежать. Складывалась такое ощущение, что внутри всё бурлит и клокочет от переизбытка энергии. На место боли пришла злость и решимость. Хотелось кричать, что больше я никому не позволю использовать себя, и теперь каждый, кто посмеет это сделать, жестоко поплатится за это. Тишина давила на уши и мне необходимо было выплеснуть всю энергию, переполнявшую меня.
   Обернувшись одеялом, я принялась мерить шагами комнату, но это мало помогало. Эмоции переполняли, и хотелось дать им выход. Куда-то выплеснуть всю злость и ярость, которая сейчас клокотали во мне. Хотелось кричать на весь мир, что я устала быть средством достижения цели и я не вещь, которую можно использовать в своих интересах.
   В тот момент я поняла, что после смерти родителей испытывала счастье только, когда ушла от Стаса. Вспомнив свой клуб, я захотела оказаться там. Хотелось опять двигаться в такт грохочущей музыке и ни о чём не думать. Вспомнив, как после работы приползала домой и от усталости еле передвигала ноги, я поняла, что хочу сейчас именно этого, иначе сойду с ума.
   Когда в комнате опять появился Марк, я уже готова была пойти на что угодно, чтобы вырваться отсюда и оказаться в каком-либо клубе, чтобы мысли об Артёме и его предательстве не мучили, и чтобы хоть как-то снять напряжение. Было только одно средство унять боль - это провалиться в сон, а чтобы заснуть, мне требовалось физически измотать себя. Танцы казались лучшим решением. Так сказать - пир во время чумы.
   К моему облегчению он пошёл на встречу, и я испытывала благодарность за это. Через пятнадцать минут мне принесли одежду и, собираясь, я думала только о том, что приехав назад, смогу наконец-то заснуть и хоть пару часов не думать о том, что позволила себя в очередной раз обмануть.
   В самом клубе произошло непонятное. Задумавшись, я попыталась полностью восстановить все события, но воспоминания были обрывочными.
   Я отчётливо помнила, как мы туда ехали, как вошли в клуб, и как спускались по лестнице, а вот потом... Потом я с трудом могла контролировать себя. Я помнила, как опёрлась на перила и стала смотреть на толпу танцующих людей, а над моим ухом раздался шёпот Марка. Он что-то сказал про запах и, вдохнув его, я потеряла над собой контроль. Ноздри щекотало, и я почувствовала, как меня охватывает всеобщее возбуждение. Хотелось влиться в эту толпу и, закрыв глаза, полностью отдаться танцу. Такого драйва я ещё никогда не чувствовала. Но чем больше я танцевала, тем больше в груди рос комок непонятных желаний. Сила ещё больше переполняла меня, и танец не помогал избавиться от неё, а казалось, только добавлял.
   Когда заиграл медленный танец, и Марк, обняв меня, спросил про странные ощущения, а затем объяснил, что со мной происходит, я испугалась. Убивать кого-то и пить кровь я не желала и сама мысль об этом вызывала омерзение. А затем...
   Я танцевала и старалась не обращать внимания на людей вокруг, но комок в груди и першение усиливались с каждой минутой. В груди уже всё нестерпимо болело, а горло пылало огнём. Проводя по горлу рукой, я пыталась унять этот зуд, но ничего не получалось. Неожиданно рядом со мной оказался молодой парень, и голова закружилась от пряного аромата, который исходил от него.
   И вот с этого момента все воспоминания путались и были, как в тумане. Я помнила, как рванулась к нему и пробормотала: "Ты так вкусно пахнешь. Пойдём со мной". Потом рядом оказался Марк и повёл меня к машине. В машине меня начала бить дрожь от охватившего возбуждения, и я могла думать только о том парне и его запахе. Перед глазами всё плыло и я хотела только одного - попробовать того парня на вкус. Меня волновал только один вопрос: "Его кровь такая же пряная на вкус, как и на запах?".
   Оказавшись во дворе дома, я схватила его за руку и повела в свою комнату. Внутри всё горело от жажды, а парень издавал такой божественный аромат, что ни о чём другом я уже думала. Я действовала инстинктивно - укусив его, и почувствовав первые капли крови во рту, застонала от блаженства. Его кровь действительно оказалась так же вкусна, как и его запах. Я пила её и не могла остановиться, хотелось раствориться в нём и вечность наслаждаться солоноватым, пряным привкусом. Прижавшись к нему всем телом, я испытала нечто, чего раньше никогда не чувствовала. Мне казалось, что я обладаю властью над ним и это ещё больше опьяняло.
   А затем, когда я полностью насытилась, Марк указал парню на дверь и, подойдя , спросил про усталость, поняла, что действительно устала. Только это была приятная усталость и, ложась в кровать, меня не мучили никакие неприятные мысли. Хотелось закрыть глаза и наслаждаться ощущениями от выпитой крови. Закрыв их, я как будто-то погрузилась в мягкую перину и поплыла на лёгком облачке, без всяких страхов, сомнений и угрызений совести, потому что казалось правильным то, что я сделала.
   Но сейчас, проснувшись, я с ужасом осознала свой поступок и теперь испытывала муки совести. "Много я вчера выпила крови у того парня или нет? Он будет жить или я своей несдержанностью убила его? Как теперь это узнать? И вообще, что теперь делать и как себя вести? Я вампир и нахожусь среди вампиров. Чего от них ожидать?".
   Оглянувшись вокруг я, наконец-то обратила внимание на комнату, в которой меня разместили. Обстановка оказалась шикарной - стены комнаты выкрашены в нежно фисташковый оттенок, и на них висели картины изображающие сцены охоты. Вся мебель была светло-коричневого цвета и за счёт этого комната казалась светлой и наполненной природными оттенками. Всё было продумано до мелочей - широкая кровать, две тумбы, со стоящими на них ночными лампами из дорого стекла, дорогой антикварный столик и два кресла в углу, напротив висящего на стене телевизора, большое окно, занавешенное сейчас тёмно-зелёными, плотными шторами, ковровое покрытие с длинным густым ворсом, под цвет штор - всё это создавало уютную обстановку. "Вряд ли пленницу будут помещать в такую роскошную комнату. Или это золотая клетка? Но ведь меня вчера без всяких вопросов отвезли туда, куда я хотела".
   Встав с кровати и обернувшись одеялом, я пересела в кресло и задумалась. "Итак, что мы имеем? Есть это дурацкое пророчество, и теперь все - и вампиры, и дампиры хотят получить от меня новую Королеву. Дампиры уже успели показать себя во всей красе, а вампиры по идее должны быть ещё хуже". Хм, а я ведь тоже вампир теперь! "Так. Пока отбросим это и попытаемся понять, чего мне ждать".
   Но как раз здесь всё было предельно понятно - им нужна новая Королева. "И что они теперь будут делать?". Имелось только два варианта - меня попытаются соблазнить, а второй - применят насилие. От этой мысли меня передёрнуло. Я до сих пор с ужасом вспоминала, как тот мужчина в санатории навалился всем телом и стал шарить по моему телу руками. Так омерзительно я себя ещё никогда не чувствовала. "И на всё это дал добро мужчина, которого я любила!" - услужливо подсказало подсознание, и сердце опять пронзила боль от предательства Артёма.
   Закрыв глаза, я стала повторять про себя: "Сейчас об этом думать нельзя! И вообще, Артём уже показал своё отношение ко мне, и нет смысла лишний раз вспоминать о нём. Надо раз и навсегда вычеркнуть его из своей жизни!".
   Обхватив колени руками, я прислонила к ним голову и заставила себя думать о настоящем и будущем, а не прошлом. "Что вампиры сделаю со мной? Инсценировка изнасилования уже не пройдёт, следовательно, будут пытаться соблазнить? Или используют против меня мою жажду?" - эта мысль испугала. Вчера я практически не контролировала себя, когда услышала запах того парня. "Может они специально подсунули того парня и теперь, чтобы получить Королеву, они используют мою жажду? И когда я опять захочу пить, могут поставить условие". Я задумалась: "Смогу я устоять, если меня будет мучить голод?". Ответа на этот вопрос не было. То лихорадочное возбуждение, которое испытывала вчера, я до сих пор помнила, и ещё большой вопрос смогу я устоять, если опять почувствую тот щекочущий аромат и комок в груди.
   "А если попытаются соблазнить? Марк... Это будет он?" - интуиция подсказывала, что если вампиры станут придерживаться этого плана, то он будет именно тем вампиром, который займётся мной. Ведь по сути, я видела пока только трёх вампиров - его, того кто меня укусил и девушку, которая принесла вещи.
   Я с шумом выдохнула воздух. Марк был воплощением моим девичьих грёз - высокий, атлетически сложенный, красивый. У него с Артёмом прослеживалось что-то общее во внешности. Но с другой стороны, в нём чувствовался внутренний стержень, какая-то скрытая сила и уверенность, а в Артёме этого не было. Марк притягивал к себе взгляд, а когда начинал что-то говорить своим бархатным голосом, внутри всё замирало и я, затаив дыхание, вслушивалась в его мягкие интонации.
   "Вот это я попала! Хуже не придумаешь!" - я тяжело вздохнула. Что теперь делать я не знала. Было столько вопросов и не одного ответа.
   "За что мне всё это? Родители умерли, муж использовал, а потом выкинул. Артём тоже использовал и чуть не подложил под другого мужчину. А теперь я ещё и вампир и чего ожидать дальше, непонятно!".
   Просидев больше часа в кресле и так ничего не решив, я поднялась и пошла в ванную комнату. Посмотрев на себя в зеркале, я опять испытала шок, как и вчера вечером. "Они даже лишили меня привычной внешности".
   Достав контейнер для линз, я сняла их и опять принялась рассматривать себя. Нельзя сказать, что я сильно изменилась, или изменения были в худшую сторону, но меня это не радовало. Хотелось вернуть свой цвет кожи, свой не совсем идеальный нос, и свои губы. Пусть они были и не такими пухлыми, как нравится мужчинам, однако это были мои губы. Но больше всего меня пугали глаза.
   Когда-то у нас жила кошка Чуча. Я подобрала её маленьким котёнком. Она была очень смешная и сразу напомнила мне один из старых мультиков про котёнка, которого называли чучело-мяучело. Её тельце было страшно худым, а голова и уши большими, и я почему-то сразу начала называть её чучело-мяучело, а потом эта кличка сократилась до Чучи. Я её очень любила, а особенно мне нравилось, когда вечерами она приходила в мою комнату и, ложась на грудь, смотрела на меня своими жёлтыми глазами. Казалось, что она заглядывает прямо в душу и вот теперь у меня такие же жёлтые глаза. Это пугало, и я хотела видеть в зеркале свои глаза. Хотя когда-то немало натерпелась и из-за них. В школе мне часто в спину бросали "ведьма" из-за чёрного цвета глаз и было очень обидно, потому что зла я никогда никому не желала. "Но ведь уже ничего не вернуть" - с грустью подумала я.
   Сняв с себя бельё, я включила воду и встала под душ. Помывшись, я почувствовала себя лучше и вытеревшись полотенцем, снова обернулась одеялом. Платье с клуба было глупо надевать, а оборачиваться небольшим полотенцем тоже не хотелось, другой же одежды в комнате не имелось, хотя я точно помнила, что в санатории, когда появился Марк, я была в халате. "Не мог же он меня в одном белье привезти из-под Перми в Екатеринбург" - от одной это мысли становилось стыдно. "Ладно, потом разберёмся. Если они думают, что я буду вечно сидеть в комнате, завернувшись в одеяло, то глубоко ошибаются. Заодно проверю, насколько мне готовы предоставить свободу действий".
   Вернувшись в комнату, я опять села в кресло и погрузилась в раздумья, пытаясь предугадать дальнейшие действия вампиров и примириться с тем, что теперь я сама вампир. Раздавшийся стук в двери заставил меня врасплох, и я с огромным трудом спокойно сказала:
   -Войдите.
   На пороге появился Марк и, улыбнувшись, произнёс:
   -Проснулась? Как себя чувствуешь?
   -Хорошо, - ответила я, когда он присел на корточки перед креслом, и посмотрел на меня.
   -Рад это слышать.
   Я решила задать вопрос, который волновал меня больше всего, и на который я могла получить более - менее правдивый ответ.
   -Что с тем парнем, который вчера приехал с нами? Он... жив? - последние слова дались с трудом.
   -Жив. Хочешь ещё его крови? Сейчас прикажу, чтобы его прислали, - Марк поднялся и успел сделать два шага к столику, на котором стоял телефон.
   -Не надо! - я с облегчением выдохнула. "Значит, парень жив!". - Отпустите его домой.
   Он вернулся назад и опять присев передо мной, тихо сказал:
   -Амалия, его бессмысленно отпускать.
   -Почему?
   -Давай я тебе кое-что расскажу про нас, - он протянул руку и попытался взять меня за ладонь, но я тут же исподлобья посмотрела на него и спрятала руки по одеяло. Вздохнув, он продолжил: - Как только вампир зовёт за собой человека и кусает его, то тот сразу становится рабом укусившего вампира. Мы это называем зовом крови. Человек полностью теряет способность принимать самостоятельные решения и в состоянии исполнять только приказы своего хозяина. Мы не знаем, почему так происходит, но человек привязан к вампиру до самой смерти. Ты думаешь, нам доставляет удовольствие убивать людей? Нет, поверь, но у нас нет другого выхода. Если бы так не происходило, то мы, укусив человека и напившись крови, отпускали его восвояси. Мы практиковали и такое, но когда поняли, что люди просто медленно умирают без своего хозяина, то решили использовать их до самой смерти. Если мы отпустим сейчас того парня, то он будет долго и мучительно умирать, а ты проголодавшись пойдёшь искать себе новую жертву, и сделаешь рабом не одного человека. Понимаешь? Более гуманно использовать одного человека, чем пять, и каждого из них обречь на мучительную смерть. И именно из-за зова крови я обратил тебя, иначе ты умерла бы, потому я убил твоего хозяина.
   От слов Марка мне стало не по себе. "Я убила того парня из клуба в тот момент, когда укусила его! Нет, когда позвала за собой!" - в душе всё замерло от этой мысли. Было омерзительно это осознавать.
   -А если не кусать людей? - шёпотом спросила я. - Можно, например, взять шприцом кровь из вены?
   -Чтобы насытиться нам требуется около пятисот миллилитров крови, а это большое количество для одного человека. Но дело даже не в этом, мы могли бы брать такое количество у двух или трёх людей, но это всё равно не решает проблемы. Человек неосознанно подпадает под наше влияние, даже если вампир не пьёт его кровь напрямую. Именно поэтому мы называем это зовом крови, а не зовом укуса или как-то по-другому. Как только кровь человека пробует вампир, образовывается своего рода ментальная связь и разорвать её или побороть невозможно.
   На ум пришла одна передача, в которой рассказывалось, что взятая на анализ кровь меняла свои свойства, если с человеком что-либо случалось, и мне стало не по себе. "Я буду убивать людей независимо от того, хочу этого или нет. То, что вчера испытывала, я не смогу побороть" - эта мысль испугала, и я решила задать последний вопрос в надежде, что выход всё же есть.
   -А кровь животных?
   -Ты не сможешь ей насытиться. Мы пробовали и этот вариант, но большая часть вампиров умирала, выпив кровь животных. Мы не усваиваем её, а для некоторых это яд, - он смущённо посмотрел на меня. - Пойми простую истину - теперь ты не человек, а вампир. Ты хищник. И тебе необходимо отбросить все моральные ценности людей и научиться жить по-новому. Вспомни дикую природу. Ведь ты не осуждаешь льва за то, что он охотится на грациозных ланей, правильно? Это его природа и образ жизни. Или он убьёт, чтобы выжить, или сам умрёт от голода, третьего не дано.
   -Я не хочу так жить, - прошептала я. - Убийства не по мне. Я лучше умру.
   -Хочешь умереть? Тогда буду откровенным до конца и расскажу, как умирает от жажды вампир, - невозмутимо сказал Марк. - Мы умираем не за день или месяц, а десятилетиями. Сначала ты начнёшь быстро стареть и дряхлеть. На это уйдёт около двух десятилетий. И при этом тебя будет мучить нестерпимая жажда. То, что ты вчера чувствовала в клубе, будет преследовать тебя каждую секунду, и поэтому начнёт казаться, что ты проживаешь не секунду, а десять. И чем дольше жажда будем терзать тебя, тем медленнее станет идти время. А если ты всё же выдержишь это, то испытаешь ещё более страшные муки, потому что затем твой организм примется, грубо говоря, есть тебя саму. Я видел такое собственными глазами и поверь, это очень страшно. Вампир мучается ещё около десяти лет и это самое страшное десятилетие. Ты будешь постепенно высыхать, и превращаться в живую мумию...
   -Хватит! - от картин, возникающих в голове, стало тошно, а по телу прошла дрожь отвращения - так умирать я не хотела. - Думаю, есть способы умереть быстро и безболезненно, - зло произнесла я.
   Марк внимательно посмотрел на меня и сдержанно сказал:
   -Да, есть. Ты можешь выйти на улицу и сгореть на солнце, можешь положить голову на рельсы и подождать проходящего поезда, но неужели тебе не хочется жить? Неужели ты не хочешь отомстить тем полукровкам-дампирам, которые хотели решить твою судьбу и просто использовали? Неужели не хочется в первую очередь доказать самой себе, что ты сама хозяйка своей жизни? Амалия, ты ещё молода, и только начала жить. В твоей жизни будет ещё много любви и счастья, а то, что ты стала вампиром не страшно. Да, тебе придётся убивать, но и ты раньше убивала, когда была человеком...
   -Я никого не убивала!
   -Убивала, только не собственноручно, - он усмехнулся. - Ты ведь ела мясо? А куры, свиньи, кролики, коровы тоже были живыми существами и умирали, чтобы ты насытилась. Почему бы тебе сейчас таким образом не посмотреть на своё обращение. Просто у тебя несколько изменилась диета.
   -Это омерзительно, - пробормотала я. - Не хочу больше об этом говорить!
   Закрыв глаза я попыталась успокоиться, потому что слова Марка о питании вызывали на самом деле не омерзение, а желание ещё раз попить крови того парня, и от этого становилось вдвойне страшно. Я помнила ту волну наслаждения, которая прокатилась по телу, когда я сделал первый глоток, и до сих пор чувствовала привкус его пряной крови. В одном с Марком я была согласна полностью - дампиры должны понести наказание за то, что пытались меня использовать, и я очень хотела однажды встретить Артемия и задать ему самый важный для меня вопрос: "За что ты со мной так поступил?".
   -Кстати, а почему я должна доверять вам? Если всё дело в пророчестве, то вы не лучше дампиров, - я усмехнулась. - Вы же тоже хотите от меня получить Королеву, просто идёте другим путём.
   -Амалия, у нас есть Королева, - Марк улыбнулся. - И никто не будет насиловать тебя или заставлять рожать новую Королеву, пока ты сама этого не захочешь. Однажды ты встретишь вампира, которого полюбишь, и который ответит тебя искренне и всем сердцем, а потом ты захочешь подарить ему ребёнка. Ведь так? Если родится девочка, и станет затем новой Королевой, разве это плохо? Твой ребёнок будет править всеми вампирами. Каждая мать желает, чтобы её ребёнок добился всего самого лучшего в жизни, и ты единственная кто, ещё не родив эту девочку, знает, что она будет править самой могущественной расой, из живущих на земле. Мы, в отличие от дампиров, даём тебе право самой решать, когда и от кого рожать этого ребёнка.
   Слушая Марка, я понимала, что он прав. Вампиры не дали изнасиловать меня, и рассказали сразу о пророчестве, как только я попала к ним. А вчера сразу отвезли туда, куда я захотела. Да и сейчас Марк терпеливо объяснял все нюансы жизни вампиров. Артём всегда отделывался общими фразами и никогда не вдавался в подробности.
   "Может, стоит ему поверить?" - размышляя, я провела языком по губам и, закусив нижнюю губу, бросила на Марка взгляд. Он, не отрываясь, смотрел на мои губы, и мне стало не по себе. В его взгляде читалось что-то пугающее хищное, и казалось, что глаза светятся в полутьме комнаты. Увидев, что я смотрю на него, он улыбнулся и спросил:
   -Хочешь познакомиться с нашей Королевой? - и игриво приподнял брови.
   -Хочу, - ответила я, продолжая наблюдать за выражением его лица. Но то напряжение и хищный взгляд исчезли, уступив место доброжелательности и веселью.
   -Я сейчас, подожди, - он улыбнулся и исчез из комнаты.
   "Ничего себе скорость!" - я с удивлением посмотрела на дверь, за которой в долю секунды исчез Марк. "И я так могу? Надо будет попробовать".
   Через пять минут дверь открылась, и в комнате появился Марк под руку с роскошной блондинкой лет двадцати семи. Поднявшись с кресла, я сделала им шаг на встречу и несмело улыбнувшись, начала рассматривать Королеву.
   Она была чуть ниже меня ростом, с копной белокурых волос, уложенных в крупные локоны. Её белоснежная кожа испускала внутреннее сияние, губы были ярко красными, а глаза цвета охры внимательно смотрели на меня. В её осанке чувствовалось что-то царственное, и даже встретив её на каком-либо из приёмов, я бы точно сказала, что она обладает если не властью, то высоким положением.
   -Здравствуй, Амалия, - голос был нежным, и казалось, обволакивал меня со всех сторон.
   -Здравствуйте, - ответила я.
   -Рада наконец-то познакомиться с тобой лично, - произнесла она, присаживаясь в кресло и указывая мне на кресло в котором я только что сидела. Марк встал возле кресла Королевы и положил руку на спинку.
   -И я рада нашему знакомству.
   -Итак, ты всем довольна? Мой сын не обижает тебя?
   -Сын? - я непонимающе посмотрела на Марка. Они были абсолютно не похожи.
   -Марк пошёл в отца, так что не удивляйся, - улыбнувшись, сказала Королева. - И он как всегда скромничает, умалчивая о своём статусе. Он не просто мой сын, а ещё и глава одного из самых больших кланов мира.
   -Ясно, - подавленно ответила я.
   Мне вдруг стало стыдно за своё поведение. Я сидела и капризничала тут, говоря о смерти, а он терпеливо рассказывал простые истины. "Это всё равно, что президенту страны пожаловать, что у меня в песочнице отобрали лопатку и рассказывать, какие соседские мальчики гадкие. Если Марк сын Королевы, да ещё и глава клана, то у него есть более важные дела, чем нянчиться с такой неуравновешенной девицей, как я". Посмотрев на него, я тихо сказала:
   -Извините, я не знала.
   -Тейта, ну зачем пугать Амалию титулами и статусами? - он нахмурился, посмотрев на свою мать.
   -Да, действительно, не зачем. Будем пользоваться именами и отбросим предрассудки. Он Марк, я Тейта, а ты Амалия. Так будет лучше всего, - и она улыбнулась мне доброжелательной улыбкой, и я улыбнулась ей в ответ. Королева тем временем укоризненно посмотрела на сына и спросила: - Тебе не стыдно? Амалии даже надеть нечего и она вынуждена кутаться в одеяло. Разве так принимают гостей добродушные хозяева?
   -Мы сегодня же вечером исправим это досадное недоразумение. Как только стемнеет, поедим в город и купим всё необходимое.
   -Спасибо большое, - ответила я, корчась от стыда за то, что вынуждена буду принимать одежду и вещи первой необходимости от них. - Как только у меня появится возможность, я верну все потраченные деньги.
   -Амалия, - Тейта недоумённо посмотрела на меня. - Возвращать ничего не стоит. Ты теперь часть клана, и всё чем владеет клан, принадлежит и тебе. Мы здесь все одна большая семья - никто не будет считать потраченные на тебя деньги, и требовать их возврата.
   В дверь постучались, и на пороге появился красивый мужчина лет тридцати восьми.
   -Моя Королева, есть новости, - кротко сказал он. - Очень важные.
   -Хорошо, Лучази, - она поднялась и, подойдя ко мне, провела ладошкой по щеке. - Чувствуй себя, как дома и помни что тебе здесь рады.
   -Спасибо, - ответила я, вставая.
   Королева вышла из комнаты, и я посмотрела на Марка. Всего двадцать минут назад он был для меня обыкновенным вампиром, и я не испытывала стеснения общаясь с ним, но сейчас я смотрела на него и не понимала, как себя вести. Он являлся сыном Королевы и главой клана, а я, по идее, новообращённым, строптивым вампиром. Тот факт, что когда-нибудь я рожу новую Королеву ещё ни о чём не говорил. "Она им и не очень нужна, потому что у них своя есть. Они вырвали меня из лап дампиров, и таким образом не дали обрести тем свою Королеву. Это, по-видимому, для них самое важное, и поэтому Марк сразу сказал, что им всё равно, когда я рожу своего ребёнка".
   Марк подошёл ко мне вплотную и тепло улыбнувшись, произнёс:
   -Амалия, пожалуйста, не надо на меня смотреть таким испуганным и растерянным взглядом. То, что я глава клана абсолютно ничего не значит. Важнее, какой я вампир, и какой у меня характер, а не чей я сын, или кто находится в моей власти.
   -Может быть и так, - ответила я, рассматривая его и пытаясь думать именно так, как он говорит.
  
   Вечером, девушка, которая вчера принесла меня одежду для клуба, снова любезно одолжила мне джинсы и свитер, и как только стемнело, Марк повёз меня по магазинам. Я сказала, что не обязательно возиться со мной, и я могу самостоятельно всё купить, но он только улыбнулся и, усадив в джип, повёз в город.
   В торговом центре я чувствовала себя неуютно. Запахи находящихся рядом людей щекотали нос, а рот наполнялся слюной каждый раз, когда до меня доносился особо приятный аромат. А ещё меня смущали и злили пристальные взгляды людей. В какой бы из магазинов мы не зашли, мужчины начинали с интересом рассматривать меня, а продавщицы крутиться возле Марка, и улыбались ему, бросать на меня завистливые взгляды. Это порядком раздражало.
   Но это оказалось не самой большой проблемой. Было стыдно тратить деньги клана, и пока мы ехали, я составила себе приблизительный список самого необходимого, но в торговом центре началось чёрте что. В первом же магазине я принялась выбирать себе одежду, откладывая на примерку самое необходимое, а когда определилась, и взглянула на ценники, испытала шок - цены были космические. Сказав продавцу, что подумаю, я отдала ему вещи и направилась к выходу из бутика, но Марк схватил меня за руку и заявил, что мы берём всё.
   Дальше всё получилось ещё хуже. В какой бы из бутиков он меня не заводил, первое, что я делала, это смотрела на цены и испытывала желание сразу сбежать оттуда. Но Марк, по-видимому, всё понял, когда я в четвёртом из магазинов сказала, что мне здесь ничего не нравится, и сам стал выбирать одежду. Я пробовала протестовать и говорить, что большая часть того, что он выбирает мне не надо, но он только улыбался и, расплатившись, вёл в другой магазин.
   Через два часа, мы были загружены пакетами оба, и когда вышли из очередного магазина, возле нас появился мужчина. Марк, передав ему все пакеты, взял меня за руку и повёл дальше. Это неприятно удивило. Получалось, что мне всё же не доверяют и Марк не единственный вампир, который меня сопровождает. Правда, подумав, я увидела ещё одно объяснение - он глава клана, и вполне возможно, что ему по статусу необходима охрана.
   Домой мы вернулись в девять часов вечера, и я полночи развешивала вещи в своей гардеробной и примеряла их. Потраченная сумма впечатляла, и это несколько портило радость от покупок, но я решила об этом не думать. Когда-то я считалась богатой девушкой и могла покупать себе всё, что угодно, и выходило, что это время опять вернулось. Это радовало, но одновременно и пугало - ведь чем больше на меня тратят, тем больше потом могут потребовать в ответ.
   Время потекло незаметно. Я на самом деле могла спокойно перемещаться по дому и прилегающей территории, а если требовалось что-нибудь купить, то меня без всяких вопросов вывозили в город.
   Также я сдружилась с Асти, и ещё с одной девушкой - Дариной. Иногда мы втроём ездили в город, и именно эти поездки я любила больше всего. Мне выдали кредитную карту, но я старалась как можно меньше расходовать с неё деньги. А оценивающие взгляды мужчин и запахи людей уже перестали волновать.
   Но и Марк продолжал порой сопровождать меня в город, и вот эти поездки всегда были мучительны, если мы заходила в магазины. Он швырял деньги направо и налево, и я с каждым днём всё больше старалась избегать его и всячески пыталась отказаться от его сопровождения.
   Через две недели он, по-видимому, это понял и перестал таскать меня по магазинам. Теперь выезжая в город, мы просто прогуливались по парку или по улицам, и он отвечал на все вопросы, интересующие меня.
   Мне нравилось его общество. Он спокойно и доброжелательно разговаривал со мной и со временем наши вечерние прогулки по городу, или возле дома, превратились в своеобразный ритуал. Вечером, заглядывая в мою комнату, он всегда улыбался и спрашивал, готова ли я идти гулять.
   Постепенно я перешла на ночной образ жизни. Днём, пока на улице было светло, я спала, а вечером и ночью, занималась своими делами. В доме располагалась большая библиотека, и я много читала. На получении высшего образования и диплома можно было поставить крест, и я решила заниматься хотя бы саморазвитием.
   Всё складывалось бы хорошо, даже идеально, если не одно "но" - питание. Когда я во второй раз почувствовала жажду, то два дня пыталась справиться с собой и всячески противилась першению в горле и комку в груди, оттягивая момент питания. Я понимала что, чем дольше буду держаться, тем дольше проживёт тот парень.
   Я увидела его вечером через день, после того как впервые попробовала его кровь и мне стало не по себе. Выйдя на улицу, я столкнулась с девятью люди, которые бездумно слонялись по двору. Они не разговаривали между собой, а просто механически передвигали ноги, смотря перед собой пустым взглядом. Увидев меня, парень замер и стал смотреть взглядом полным обожания и надежды. Было до безумия его жалко потому что, увидев его взгляд, я поняла, что он действительно превратился в моего раба. Только заметив меня, он оживился и стал проявлять интерес хоть к чему-то. Но жалость я испытывала до того момента, пока ветер не донёс его запах. Перед глазами всё опять поплыло, а рот наполнился слюной, и я, испугавшись этой реакции, убежала в дом.
   Но было уже поздно, и меня охватила жажда. Дошло до того, что я до крови расчесала себе грудь, пытаясь унять этот зуд. Раны и царапины заживали быстро, но из-за того, что я не могла остановиться и чесала грудь уже постоянно, они не успевали затягиваться. Я не спала почти двое суток и старалась всех избегать, чтобы никто не видел моего состояния, и даже отказалась на следующий вечер от прогулки с Марком. Когда же я попробовала это сделать и на следующий вечер, сославшись на то, что чувствую усталость и, укрывшись одеялом, сказала, что хочу полежать, Марк без лишних слов сдернул его. Посмотрев на окровавленную футболку, а потом в глаза, он молча подошёл к телефону и приказал прислать моего донора.
   Меня хватило ненадолго. Как только парень появился в комнате, и я почувствовала его запах, сознание помутилось, а Марк присев на кровать, стал что-то говорить своим бархатным низким голосом. Я плохо понимала, что именно он говорит, и улавливала только отдельные фразы: "Амалия - это неизбежно", "он всё равно без тебя не выживет", "посмотри, он сам хочет, чтобы ты пила его кровь", "не сопротивляйся своей жажде".
   Когда силы для сопротивления иссякли, и жажда полностью захватила, я медленно подошла к парню и, укусив его, начала пить кровь. В тот момент я поняла, что уже никогда не смогу отказаться от этого и сопротивление бесполезно.
   Спустя четыре недели на моём счету уже имелось две жертвы, а третьего парня, которого я выбрала в очередном клубе, по идее, должно было хватить ещё раза на два. Но пугали некоторые аспекты моей жажды. После второго кормления я смогла продержаться целых четыре дня, и старалась придерживаться именно этого режима. Чтобы не сорваться, я старалась избегать людей, когда их выводили на прогулку, но всё равно постепенно перешла на питание раз в три дня, и похоже мне становилось этого мало. Понимание этого пугало - выходило, что я становлюсь уж какой-то излишне кровожадной.
   Однако не только режим моего питания портил настроение, а и мысли об Артёме. Когда первая злость прошла, и я постаралась успокоиться и примириться с его поступком, снова стали вспоминаться наши восемь дней с ним, и теперь некоторые его странности в поведении начали видеться в новом свете.
   Как только мы приехали в дом старейшин, настроение Артёма резко изменилось. Тогда я подумала, что это из-за гибели его друзей, но сейчас всё анализируя, и вспомнив наш разговор с Орхоном в столовой, и полный ненависти взгляд Артёма, когда тот сказал про санаторий, я стала задумываться: "А может он и не хотел меня подкладывать под другого мужчину?".
   Да и в самом санатории он вёл себя странно. В тот последний раз, когда мы занимались с ним любовью, казалось, что своими поцелуями он старается на моём теле оставить тавро, что я принадлежу только ему. В его взгляде ощущалось столько любви и одновременно отчаяния, что сейчас, спустя некоторое время, я уже начала путаться и не понимала, что на самом деле думать и во что верить. "Любил он меня или нет?" - это являлось самым главным вопросом для меня, и на него не было ответа. Вспомнив, как он пытался напиться в наш последний вечер, и как прощался перед отъездом, я уже и не знала, как мне к этому относиться. Он в тот день не раз повторял, что любит меня, и будет любить, чтобы не случилось. Зная, что впереди, он пытался дать понять, что всё равно будет любить мне?
   Я провела не один день, крутясь с бока на бок в кровати и анализируя всё это. А потом начала злиться на саму себя, за то, что ищу Артёму оправдание. Голову разрывало от противоречий. Ведь если допустить, что он любил меня и не желал моего изнасилования, то почему не рассказал всё? И вообще, почему он не рассказал в самом начале о пророчестве? На эти вопросы ответов тоже не было, и я мучилась, не зная, что мне думать.
   Не вспоминала я об Артёме только тогда, когда рядом находился Марк. Мы уже не только гуляли с ним вечерами или ночами по улице, а и сидели вдвоём в библиотеке, читая или обсуждая книги, или смотрели фильмы в моей комнате, или просто болтали обо всём на свете. Когда он был рядом, я забывала обо всём - об Артёме, о своей жажде, о том, что убила уже двух людей, приказав им уйти из дома и умереть. Все страхи, угрызения совести, и мучительные мысли отходили на второй план, как только появлялся Марк и улыбался мне.
  
   Часы показывали пять утра, и мы сидели в библиотеке с Марком. Он предложил мне научиться играть в шахматы, и вот уже три ночи подряд мы проводили за доской. Я взяла в руки ферзя и сделала ход. Он тут же игриво приподнял брови, и с улыбкой спросил:
   -Ты уверена?
   Посмотрев на хитрое выражение его лица, я вернула ферзя на место и стала рассматривать доску, продумывая другой ход.
   -Знаешь, Лия, тебе нужен стимул, чтобы ты стремилась к победе надо мной.
   -Да мне хотя бы раз свести партию в ничью, - вздохнув, сказала я. - О победе я пока даже и не мечтаю.
   -И это плохо. Я же говорю - у тебя не стимула. Предлагаю играть не просто так, а скажем на что-то интересное.
   -А на что нам играть? На деньги? Но в этом нет смысла. Ведь деньги всё равно твои.
   -Нет, деньги это не интересно, - он задумался. - Необходимо играть на то, что ты в обыкновенной жизни не стала бы делать. Предлагаю играть на желания!
   -И что это за желания? В случаи проигрыша я должна буду съесть яблоко или обежать дом под солнцем? - я подозрительно посмотрела на него.
   -Конечно, нет. Это должно быть что-то приятное для меня, как приз за победу и не совсем желательное для тебя, так сказать, наказание за проигрыш. Смотреть же, как тебя тошнит яблоком, мне не хочется, а под солнце я тебя ни за что не выпущу сам, - он опять задумался. - Придумал! Есть кое-что, чего ты точно не захочешь делать, и поэтому будешь стараться выиграть партию.
   -И что же это? - с любопытством поинтересовалась я.
   -За каждый проигрыш с тебя поцелуй.
   Услышав это, я прищурилась и посмотрела Марку в глаза. Он с улыбкой смотрел на меня, а я не знала, что думать и что говорить. За эти четыре недели он не проявлял ко мне мужского интереса и вёл себя как настоящий друг, или как старший брат. Веди он себя иначе, я бы сразу прекратила всякое общение, и вот, нате пожалуйста - игра на поцелуи. "Детский сад какой-то! Хотя... Интересно было бы поцеловать его" - от пришедшей в голову мысли я замерла.
   Марк нравился мне, и даже привлекал, но никаких отношений с кем-либо я сейчас не хотела, да и он не проявлял заинтересованности. Я даже пару раз слышала женские шаги в коридоре и как хлопает дверь в его спальню, а это значило, что у него есть девушка. Правда, он никогда о ней не говорил, а мне спрашивать было неудобно.
   "Что всё это значит? Он действительно считает, что страх поцеловать его, заставит меня более взвешенно просчитывать ходы, или здесь есть какой-то подвох? А если он всё это спланировал заранее и всё дело в новой Королеве? Получается, он хочет меня соблазнить, и вся эта дружба и общение были первыми шагами, чтобы я привыкла к нему и меньше сопротивлялась?". Я смотрела на него в упор и старалась разгадать его замыслы.
   Он же улыбался всё шире, наблюдая за мной.
   -Вижу, я выбрал для тебя правильный стимул для победы. Меня ты целовать не хочешь, соответственно будешь стремиться к победе всеми возможными способами, - он сказал это непринуждённо и с таким смехом, что я окончательно растерялась.
   "Не похоже, что он сам горит желанием целовать меня. Или это очередной хорошо продуманный ход? Есть только один способ узнать всё. Если я проиграю и поцелую его, есть шанс, что он выдаст свои намерения. Рискнуть или нет?". Задумавшись на секунду, я ещё раз посмотрела Марку в глаза и решила: "Рискну!".
   -Хорошо, - спокойно ответила я. - Но тогда партию начинаем сначала.
   -Договорились, - сказал он. - А могу я узнать, что ждём меня в случаи проигрыша? - весело спросил он.
   Я задумалась, пытаясь придумать ему какое-то наказание, но всё что приходило в голову, казалось или глупым или жестоким. Больше пяти минут я перебирала в голове возможные наказания для него, но так ничего и не придумала.
   -Предлагаю в случаи моего проигрыша оставить желание за собой и использовать его позже, - предложил Марк и, подняв правую руку, торжественно сказал: - Обещаю, что исполню, как только ты его озвучишь, даже если это произойдёт через десятилетие!
   -Согласна.
   Больше двух часов длилась эта битва умов, но когда он поставил мне шах и мат, я со страхом посмотрела на него.
   -Да, стимул хорошо на тебя действует. Так долго мы ещё не играли ни одну партию, - посмотрев на часы и улыбнувшись, произнёс он. - И ты заставила меня самого не раз задуматься над следующим ходом. Ты делаешь успехи.
   -Угу, - я исподлобья посмотрела на него.
   -Итак, где мой приз?
   Поднявшись из кресла и, подойдя к нему, я быстро поцеловала его в губы, после чего тут же сделала шаг назад.
   -Лия, и это ты называешь поцелуем? - весело спросил он. - Нам с тобой не по десять лет, и такие поцелуи не наказание. Иди-ка сюда, - похлопав по своим коленям, он протянул руку, и усадил меня к себе.
   Внутри всё сжалось, и я не могла себя заставить наклониться и поцеловать его.
   -Ладно, я тебе помогу, - уже во всю веселясь, произнёс он.
   Положив одну руку на талию, а вторую на затылок и прижав к себе, он легонько коснулся моих губ. Сначала поцелуй был нежным и робким, но с каждой секундой становился более требовательным и страстным. Меня испугал этот напор, и я сидела, закрыв глаза и не шевелясь.
   -Ответь на поцелуй, - раздался тихий и повелительный шепот. - Я не отпущу тебя, пока не ответишь.
   Сердце тяжело забилось в груди, и я начала целовать его в ответ. Ощущения были непередаваемые. Он нежно и одновременно с этим страстно терзал мои губы - то проводил языком по ним, как бы пробуя на вкус, то впивался в них глубоким поцелуем, то слегка покусывал. Кожа тут же покрылась мурашками, а голова пошла кругом, и казалось, что я лечу в бездну. Хотелось, чтобы это никогда не заканчивалось. Я сильнее прижалась и, обхватив шею руками, уже сама стала целовать его.
   В себя я пришла от тихого стона Марка, и испуганно отстранившись, заглянула ему в глаза. На меня смотрел мужчина, который хотел этого поцелуя и хотел меня.
   -Иди сюда, - тяжело дыша, сказал он, и попытался снова прижать меня к себе.
   Отбросив его руки, я вскочила на ноги. "Всё это было спланировано заранее!" - от этой мысли стало плохо. "Я опять чуть не попалась на удочку! Дура!".
   -Не смей ко мне подходить! - со злостью прокричала я. - Ты всё это продумал заранее! Тебе нужна только новая Королева! Ненавижу вас всех!
   Развернувшись, я выбежала из библиотеки и понеслась к себе в комнату. Хотелось плакать из-за собственной глупости и доверчивости. Но самое страшное заключалось не в этом. Больше всего испугало то, что мне нравился поцелуй Марка, и я хотела ещё.
   "Я никогда не поумнею! Ведь я не нужна ему, и всё это инсценировано для того, чтобы соблазнить меня, и заставить родить новую Королеву. Я сама никому не нужна!" - каждая мысль болью отзывалась в сердце и я, сев в кресло, закрыла глаза.
   "За что мне всё это? Будь всё проклято! Люди, вампиры, дампиры - все просто использовали меня, а я из-за своей глупости верила им и открывала своё сердце каждому проходимцу. Даже Марк вполз туда тихо и незаметно! Он обхаживал меня все эти недели, желая только одного - добиться доверия, чтобы затем получить желаемое! Дура! Брат, друг! Он ни то, ни другое! Я опять не заметила очевидного и позволила себе верить его словам и улыбкам!".
   Встав с кресла, я сняла всю одежду и, забравшись в кровать, укуталась в одеяло. Мне опять захотелось умереть, как тогда после предательства Артёма, и сердце снова начало ныть в груди.
   "Заснуть бы и не проснуться!". Но сон как назло не шел, и около двадцати минут я крутилась в кровати, пока не поняла, что сейчас просто не могу спать. Тишина комнаты обволакивала меня и нагоняла ещё большую тоску.
   Поднявшись, я набросила халат, и снова села в кресло. "Музыка! Мне нужна громкая музыка!". Одев наушники, я включила стереосистему и, загрузив туда диск Алёны Винницкой, нажала "play". Первая песня называлась "Равнодушна" и я, закрыв глаза, стала вслушиваться в слова.
  
  
   Марк.
  
   После ухода Лии прошло уже пять минут, а я никак не мог взять себя в руки. Сердце учащённо билось, и я постоянно облизывал губы, вспоминая, как Лия отвечала на поцелуи и то, что я чувствовал в тот момент.
   Меня сразу накрыла волна страсти, как только я начал её целовать, и уже не мог заставить себя остановиться. Это оказалось выше моих сил. Хотелось прижать её сильнее, и никогда больше не отпускать. Хотелось вечно наслаждаться вкусом её мягких и податливых губ, и целовать её бесконечно долго. Казалось, что если я хоть на секунду выпущу её из своих рук, то перестану существовать.
   "Давно со мной такого не было" - я с шумом выдохнул воздух. "Вот кретин, всё испортил! Но кто знал, что Лия так на меня подействует?".
   Изначально я просто собирался поцеловать её и отпустить, но всё пошло не так, как я задумал.
   Четыре недели я упорно двигался к своей цели и был для неё другом. Первое время она побаивалась меня и относилась подозрительно и со страхом. Стоило большого труда добиться от неё доверия. Сначала я просто вывозил её в магазины, а поняв, что ей это не нравится, стал приглашать на прогулки по городу. Каждая такая поездка являлась риском, потому что нам донесли об активных и развёрнутых поисках дампиров, и при каждом выезде в город, мы рисковали встретить кого-либо из них. Даже Тейта решила на время покинуть мой дом, чтобы случайно не навести дампиров на след Амалии, и уехала в Европу, чтобы отвлечь их на себя. Но я не видел другого выхода. В доме она всячески избегала меня и, поздоровавшись, тут же, сославшись на дела, уходила к себе в комнату, не давая возможности нормально поговорить с ней, а в городе ей было некуда деваться, и постепенно она привыкла ко мне и перестала стесняться.
   На это ушло две недели, и когда наконец-то она уже начала общаться со мной без всякого страха, я смог вздохнуть с облегчением, и перестал без необходимости возить её в город. Теперь она встречала меня радостной улыбкой и с каждым днём, я всё больше времени проводил в её обществе.
   Я многое узнал о ней, и стал лучше её понимать. И чем больше узнавал, тем сильнее меня к ней тянуло. Проснувшись вечером, я сразу шёл в её комнату, чтобы пойти погулять по парку возле дома. Если погода не позволяла, то мы садились в библиотеке и обсуждали прочитанные книги или смотрели фильмы. Телевизор смотреть я не очень любил, но мне нравилось, что мы делали это в её комнате и в такие моменты я чувствовал себя как никогда умиротворённо.
   Меня не устраивало только несколько вещей - с каждым днём моё терпение иссякало, и я уже с большим трудом заставлял себя сдерживаться. Я хотел Лию, и мне уже ничего не помогало. Даже то, что теперь я выбирал себе в жертвы девушек похожих на неё, не давало удовлетворения в полном объёме, и я понимал, что долго так не выдержу. А ещё раздражало, что для питания Лия всегда выбирала парней.
   Когда я привозил её в очередной клуб на охоту, мне нравилось, что на неё обращают внимание, и с завистью смотрят в мою сторону, но когда она начинала выбирать жертву, я испытывал злость. Со второй жертвой Лия недолго танцевала и, определившись, сразу увезла, а вот с третьим парнем она долго танцевала и позволяла себя обнимать, дразня его. В тот момент мне хотелось самому свернуть ему шею. Но особенно тяжелым оказалось смотреть, как она прижимается к ним всем телом, когда пьёт их кровь. То, что я испытывал в такие моменты, было гремучей смесью из желания находиться на месте парней, злости, что она так сильно к ним прижимается, и гордостью за то, что все доноры безропотно подпадали под влияние, и бежали за ней даже, когда она просто манила их за собой пальчиком.
   Четыре дня назад, находясь в своей комнате после того, как отправил свою очередную жертву к себе, я лежал и думал, как же дальше действовать с Лией. У нас с ней установились хорошие дружеские отношения, и казалось, что уже можно переводить их на другой уровень, но как это сделать, не спугнув её, я не знал. Начинать флиртовать или бросать на неё заинтересованные взгляды, казалось глупым. И вот тогда-то меня и осенило с игрой в шахматы.
   Зная, что она никогда не сможет у меня выиграть, если сам этого не захочу, я даже спланировал все свои проигрыши и выигрыши на много ночей вперёд. Я решил начать с лёгких поцелуев, при её проигрышах, и таким образом давая ей возможность привыкнуть к этому и задуматься обо мне не как о друге, а как о мужчине. Естественно я собирался и проигрывать ей, чтобы она ничего не заподозрила, а потом, при каждом новом выигрыше хотел всё более страстно целовать её. Но...
   Всё, что спланировал, я же и испортил. "Надо было остановиться, когда она поцеловала меня и отошла. Или уже в крайнем случаи не требовать от неё ответа на поцелуй! Теперь это уже не переведёшь в шутку" - я недовольно поморщился.
   Лия сразу всё поняла и теперь больше никогда в жизни не доверится мне. "Она думает, что всё дело только в новой Королеве, а вот я уже не уверен в этом".
   Когда я говорил ей, что новая Королева для нас не так важна, я не лгал. Для нас главным являлось не допустить, чтобы Лия встала на сторону дампиров, и мы этого добились, но вот что будет теперь, после моего прокола, было непонятно. А самым неприятным во всей этой ситуации было то, что я хотел Лию уже не ради Королевы, а потому что она всерьёз меня заинтересовала, но она вряд ли в это поверит.
   Вспомнив вкус её губ и робкий ответ, а потом страсть, с которой она ответила на мои поцелуи, я сжал кулаки. "Хочу намного большего от неё, чем этот невинный поцелуй, и отступать не собираюсь! Если уж совершил глупость и не сдержался, то надо идти до конца сейчас, иначе потом будет поздно. Надо не дать ей полностью уйти в себя и закрыться от меня!".
   Встав с кресла, я решительным шагом поднялся по лестнице и, остановившись возле дверей её комнаты, прислушался. Из-за дверей раздавался её тихий мелодичный голосок, и я озадаченно нахмурился. "Она там что - поёт?". Этого я никак не ожидал. Невольно я стал вслушиваться в слова песни и внутри всё сжалось. Слова песни звучали, как отчаянная просьба:
   Я прошу тебя - сделай сердце мне
   Из железных лат и стальных оков
   Чтобы не пробить, пулей и мечом
   Чтобы чувства все - были нипочём.
  
   Я прошу тебя - муки облегчи
   Сделай так, чтоб я - стала не ранима
   Слишком чувства все, стали мне близки
   Равнодушной быть - мне необходимо.

   Равнодушной, захотелось быть
   Чтоб любили - только не любить.

   Может быть всё напрасно
   И мысли меня съедают
   Хочу быть опять свободной
   Об этом никто не знает.
  
   Когда припев повторился во второй раз, мне показалось, что она там плачет. "Я ведь ни разу не видел, чтобы она плакала! Даже когда мы привезли её сюда, и всё рассказал, она не обронила ни одной слезы. И что это значит - равнодушной быть мне необходимо? Это касается меня? Если это так, то значит, я ей нравлюсь, и она этого боится?". Когда Лия снова запела, я приник к двери, внимательно вслушиваясь в слова.

   Я прошу тебя - чудо соверши
   И весну мою - в зиму обрати
   Отрезви меня, заморозь тепло
   Сделай так, чтоб мне - стало всё равно.
   Преврати меня, в неприступный лёд
   И души моей - оборви полёт
   Успокой меня и освободи
   Слишком чувства все, стали мне близки.
  
   "Ну уж нет! Я не дам тебе превратиться в неприступный лёд! И не освобожу тебя!" - приоткрыв дверь в её комнату, я тихонько зашёл и остановился.
   Лия сидела в одном из кресел с закрытыми глазами, поджав под себя ноги, и откинувшись на его спинку. На голове надеты наушники, и она плотно прижав их к ушам руками, тихонько пела сейчас припев, а по лицу катились слёзы.
   "Сейчас или никогда" - подумал я и, подойдя, взял её на руки. Сев в кресло я усадил, вернее, практически уложил её на колени, как маленького ребёнка, и прижал к себе.
   Когда я поднял её, она испуганно дёрнулась и, открыв глаза, попыталась вырваться. Сняв наушники, я ласково сказал:
   -Шшш, моя хорошая, не надо.
   -Отпусти меня! - с ненавистью произнесла она и предприняла ещё одну попытку вырваться.
   -Нет, Лия, я не отпущу тебя, никогда. Ты нужна мне.
   -Знаю я, что тебе нужно!
   -Ты не права, - спокойно ответил я. - Дело совсем не в новой Королеве, и я тебе это уже объяснял. Дело в тебе.
   -Ты всё врёшь! Вы все мне врёте! Ненавижу вас!
   -Лия, тебе не повезло в начале жизни. Твой муж оказался сволочью, и использовал тебя для своего обогащения. Тот полукровка тоже использовал тебя, и чтобы получить Королеву для своей расы, и готов был дать над тобой надругаться, поэтому я понимаю всю ту злость, и недоверие, которые ты сейчас испытываешь. И естественно, что не доверяешь мне, думая, что я тоже хочу быть с тобой из Королевы, но это не так... Вернее, если ты когда-нибудь родишь от меня Королеву, я буду счастлив. Но счастлив не, потому что этот ребёнок станет когда-нибудь править вампирами, а потому что это будет ребёнок от тебя. Мне всё равно через сколько лет, десятилетий или столетий это произойдёт. Пока ты сама этого не захочешь, никто не потребует этого. Просто я хочу быть с тобой. Понимаешь?
   Лия внимательно смотрела мне в глаза, и я почувствовал, что начинаю в них тонуть. С трудом оторвав от них взгляд, я продолжил:
   -Не надо ставить крест на своей жизни, и замыкаться, только из-за двух ублюдков, которые встретились на твоём пути. У тебя есть масса достоинств, за которые тебя можно любить. Они этого не увидели, но это не значит, что другие не смогут это рассмотреть. Я вижу в тебе не мать будущей Королевы, а прекрасную девушку, - наклонившись к её ушку, прошептал я: - Мне кажется, ты очень нежная, трепетная и страстная. Ты создана для любви, и я могу дать эту любовь. Я сделаю тебя счастливой, просто дай мне шанс доказать это.
   -Я не люблю тебя, - прошептала она.
   Эти слова бритвой полоснули по сердцу, потому что я хотел, чтобы она любила меня. Раньше меня не волновало, что испытывают мои любовницы, но сейчас я страстно желал услышать от неё, что она любит меня, потому что и сам начал испытывать нечто необычное, то, что раньше ни к кому не испытывал.
   -Сейчас твое сердце разбито и ты не хочешь никого любить, но я смогу залечить твои раны и дать тебе счастье, - пообещал я.
   Близость Лии, лёгкий цветочный аромат, исходивший от её кожи, пронизывающий взгляд - всё это разжигало во мне желание и, наклонившись, нежно поцеловал её в губы. Я почувствовал, как она напряглась, но вырываться не стала, поэтому продолжил.
   Ощущения снова с головой накрыли меня. Прижимая Лию к себе, я целовал её и страстно желал, чтобы она ответила на поцелуй, как в библиотеке. Хотелось опять почувствовать её язычок на своих губах и утонуть в океане наслаждения.
   Наконец-то она неуверенно стала целовать меня в ответ, и я с трудом сдержал стон. "Не спешить! Главное, не спешить!" - повторял я про себя. Но руки вопреки всему стали поглаживать её тело.
   Положив руку ей на шею, я провёл по плечу, потом по руке и, положив её на талию, заставил себя остановиться на время, чтобы не испугать Лию. Она уже с жаром отвечала на мои поцелуй и перед глазами всё плыть. Хотелось целовать её, касаться её тела, хотелось вырывать из её груди стоны наслаждения, и я медленно повёл руку вверх и, коснувшись груди, слегка сжал её.
   Лия тихо застонала и телу прокатилась дрожь возбуждения. "Что же это?" - удивлённо подумал я, чувствуя, как в груди всё горит огнём от желания обладать ею.
   Тоненькая ткань халата мешала и я, просунув руку в вырез, дотронулся до её обнажённой груди. Она опять застонала и поддалась мне на встречу.
   В голове уже всё мутилось, и сдерживать себя не хватало сил. Оторвавшись от её губ, я тихо сказал:
   -Лия, ангел мой, я хочу тебя.
   Открыв глаза, она посмотрела на меня, и дыхание перехватило - в глазах читалось столько страсти и обещание такого наслаждения, что кровь венах закипела от желания.
   Обняв её, я поднялся и, подойдя к кровати, уложил её. Не отрывая взгляда, я сбросил с себя всю одежду, и лёг в кровать. Развязав пояс халатика, я прижал Лию к себе, и приник к её губам. Тепло обнажённого тела, мягкие губы, сладкие поцелуи - всё это только ещё больше разжигало страсть, и я не выдержав, застонал.
   -Лия, никому тебя не отдам, - прошептал я, целуя её в шею, и наслаждаясь ощущениями.
   Я чувствовал губами, как под тонкой кожей по венам бежит её кровь, и с трудом заставил себя об этом не думать. Опустившись ниже, я втянул в рот её сосок, а потом, отпустив его, легонько подул. Лия застонала и, начав ёрзать подо мной, запустила в мои волосы руки, прижимая голову к своей груди.
   Целуя каждый миллиметр её тела, я уже плохо контролировал себя, и казалось, что если я не войду в неё, то умру от возбуждения. Внутри бушевал ураган желания, и я хотел её, как ни одну другую женщину.
   Просунув руку между ног, я начал ласкать её и когда она поддалась на встречу, непрерывно постанывая, не выдержал и лёг на неё.
   Медленно входя, я зажмурился и застонал. Ощущения, охватившие меня, будоражили и дарили невероятное блаженство. Хотелось кричать от счастья, когда я полностью вошёл и стал не спеша двигаться, наслаждаясь каждой секундой нашей близости.
   -Ты чудо... Самое прекрасное из существующих на земле.... Ты моя Королева... - пробормотал я, уже не понимая, что говорю.
   Лия замерла, а потом упёрлась ладонями в грудь и попыталась сбросить с себя.
   -Отпусти... Я не хочу... Не могу... Пожалуйста, - жалобно проговорила она.
   -Нет! - я просунул руку под её ягодицы и прижал к себе. - Не отталкивай меня... Я уже не могу остановиться... Это выше моих сил... Скажи, что я сделал не так?
   Я готов был пойти на что угодно, ради того, чтобы дойти до конца и испытать с ней верх блаженства. С трудом заставляя себя не двигаться, я сфокусировал взгляд и посмотрел в глаза.
   -Скажи, что, ангел мой?
   -Я не могу, честно... Ты чужой и я не хочу забеременеть.
   -Дай мне шанс, и я стану тебе самым родным на свете, - с жаром сказал я. - А насчёт беременности не волнуйся. Пока ты сама не захочешь, я буду очень аккуратен. Верь мне и позволь тебя любить.
   Наклонившись, я нежно поцеловал её, заставляя ответить на поцелуй. Лия лежала, не двигаясь, и я ощутил боль. "Я не могу остановиться и отпустить её, иначе умру. Она нужна мне больше чем воздух и кровь".
   -Я люблю тебя, - прошептал я и почувствовал радость, осознав это. - И никогда не причиню боль. Не отталкивай меня и однажды ты поймёшь это.
   Припав к её губам, я снова поцеловал её. Лия робко ответила на поцелуй, и я застонал. "Да, моя хорошая! Да!" - хотелось кричать мне. Целуя её, я опять начал медленно двигаться, погружаясь в пучину наслаждения....
  
   Обняв меня, Лия спала, уткнувшись лбом в плечо и я, прижимая её к себе, улыбался. "Она стоила того, чтобы ждать!".
   То, что я испытал, занимаясь с ней любовью, казалось невыразимо прекрасно. Она стонала и отдавалась со всей страстью, и я уже не сдерживал себя и раз, за разом меняя позы, не мог ею насытиться. Сейчас я с удивлением вспомнил, как закричал в первый раз, испытывая оргазм. Это было что-то необычное для меня - всё в этом мире потеряло значение, и важна была одна Лия и то блаженство, которое я испытывал с ней.
   Всматриваясь в её лицо, я пытался понять, почему она так на меня действует, и вспомнил один из моментов, когда она открыла глаза и посмотрела на меня. Тогда показалось, что в её глазах плещется жидкое золото, и они порабощают меня. Такого оттенка я никогда не видел у вампиров и не мог отвести взгляда. "Жидкое, расплавленное золото, которое прожигает насквозь душу и сердце и делает своим рабом".
   Лия пошевелилась и, перевернувшись на спину затихла. "Мой чёрный, златоглазый, прекрасный ангел" - проведя пальцем по гладкой коже, я поцеловал её в губы. "Теперь ты моя".
   Как только я это подумал, внутри неприятно сжалось сердце. Я не сказал ей всего текста пророчества и теперь это тревожило. "А вдруг она узнает о последних строчках? Что тогда произойдёт? Она подумает, что я соблазнил её только поэтому?".
   Стало не по себе. Четыре недели я наблюдал за ней и с каждым днём привязывался всё больше, а сейчас, когда понял что люблю, и только она может дать мне такое наслаждение, не готов был её потерять. "Плевать на новую Королеву. Не хочу совершать ошибок, как дампиры. Проснётся, я ей всё расскажу до конца. Чем раньше это сделаю, тем больше шансов, что она меня поймёт, и не будет злиться, что я сразу всё не рассказал. Или...Нет, лучше сделать это дня через два. Ещё неизвестно, как она поведёт себя проснувшись. Тут главное не совершить ошибки - вываливать всю правду, когда она только подпустила меня к себе нельзя, но и нельзя затягивать, иначе потом полностью потеряю её доверие".
   Подумав, я решил, что расскажу ей всё через два дня, а за эти дни окружу такой любовью, чтобы узнав всё, она поняла, что пророчество не имеет для меня значения.
   Придвинувшись к Лии поближе, я закрыл глаза и, засыпая начал вспоминать, что с ней делал и как она на это реагировала. "Моя страстная, чувственная хищница".
  
   Следующие два дня были наполнены счастьем и блаженством. Первое время Лия вела себя скованно, и нерешительно отвечала на мои ласки, но уже через сутки вся её робость исчезла, и я понял, что она ещё более нежная и ласковая. Каждый проведённый час открывал для меня всё больше, и чувство любви к ней росло. Она уже сама стала проявлять инициативу, и я терял голову, когда она прикасалась и страстно целовала меня. Мне же казалось, что я не могу выразить словами и действиями всё, что чувствую сам, и хотелось дать ей материальное свидетельство моей любви, поэтому решил сделать то, что в нашем мире было, не особо принято, однако сейчас мне казалось самым правильным. Я решил жениться на ней.
   Когда эта мысль пришла в голову, я оцепенел. Мы крайне редко вступали в браки, потому что за долгую жизнь меняли не одного партнёра, а разводы являлись нонсенсом. Королева лично выдавала разрешения на брак и сама засвидетельствовала эти союзы, но сразу предупреждала, что разрыв не приемлем, и того, кто желал этого, ждала смерть. Она без сожаления отправляла на тот свет того, кто нарушил клятву. Хотя меня всегда это забавляло. Моя мать, которая часто меняла фаворитов, с упорством боролась за сохранение семей, но с другой стороны она никогда и не выходила замуж за своих партнёров.
   Взвесив все за и против, я всё же пришёл к выводу, что хочу, чтобы Лия стала моей женой раз и навсегда, потому что всё, что к ней чувствовал, не походило на мои чувства к другим женщинам, и с ней я хотел прожить вечность.
   Обдумав всё, я решил купить кольцо и перед тем как сделать предложение, рассказать ей всю правду о пророчестве.
   Вечером третьего дня, поцеловав Лию, я поехал в город. Настроение было приподнятым, и я уже представлял, как она говорит мне "да" и я одеваю кольцо ей на палец. Вся будущая жизнь теперь представлялась в радужном свете. "Она будет всегда со мной, и я буду тонуть в расплавленном золоте её глаз, а однажды она родит мне кучу детей с такими же глазами, как у неё" - я улыбнулся этой мысли.
   Раздавшийся звонок мобильного телефона отвлёк от приятных мыслей. Увидев, что звонит Тейта, я тут же ответил на вызов.
   -Как твои успехи? - раздался её мелодичный голос. - Есть прогресс в отношениях с Амалией?
   -Есть, - я улыбнулся, вспомнив вкус её губ. - Она моя.
   -Молодец, - довольно ответила Королева. - Я всегда считала тебя одним из самых умных моих детей.
   -Благодарю.
   -Тогда я сегодня же возвращаюсь к тебе. Если Амалия влюблена в тебя, то ни какие дампиры её у нас не отнимут. Ты смог склонить её на нашу сторону, а остальное не имеет значения. Я приеду утром, - произнесла Тейта и отключилась.
   Приезд Королевы мне был только на руку. "Завтра же утром спрошу у неё разрешение на брак!".
  
   Ранним утром кортеж Тейты въехал во двор нашего дома. Мы с Лией вышли встречать его на крыльцо, и я крепко держал её за руку, потому что она ужасно трусила и почему-то теперь боялась Королевы.
   Выйдя из машины, она направилась к нам, и тепло улыбнувшись, произнесла:
   -Здравствуйте, мои дорогие.
   -Здравствуйте, - стеснительно сказала Амалия.
   -Я рада, что ты нашла в нашем клане не только защиту и понимание, а и любовь. Мой сын хороший мужчина и сделает тебя счастливым.
   Лия смущённо посмотрела на меня, и улыбнулась.
   -Давайте пройдём в дом, - предложил я.
   -Да, - согласилась Тейта. - Тем более что мне требуется обсудить с тобой несколько безотлагательных вопросов, - и скользнув по Лии взглядом, посмотрела на меня, давая понять, что разговор будет о ней, и её присутствие нежелательно. - Ты позволишь украсть у тебя Марка? - доброжелательно обратилась она к Лии.
   -Да, да, конечно, - тут же ответила Лия. - Не буду вам мешать.
   Она сделала шаг от меня, но я притянул её назад и пылко поцеловал, прежде чем отпустить.
   В кабинете Тейта села в кресло и с интересом посмотрела на меня.
   -Итак, девочка полностью в твоей власти?
   -Ещё непонятно кто и в чьей власти, - улыбнувшись, ответил я.
   -Что это значит? - прищурившись, спросила она.
   -Я люблю её и хочу, чтобы она стала моей женой, - с достоинством произнёс я.
   Тейта внимательно посмотрела на меня и спросила:
   -Женой? Марк, это раз и навсегда, ты это понимаешь? Я не буду делать для тебя никаких исключений. И потом, понимаешь, сколько последствий может иметь этот шаг? Допускаю, что сейчас ты испытываешь страсть, а что произойдёт через несколько столетий? Ты потеряешь к ней интерес и можешь встретить другую. Чтобы соблюсти правила мне придётся убить либо тебя, либо её. Естественно, я предпочту её убийство, и смогу, скажем, обвинить в измене, но девочка, которую она родит, будет всецело на стороне матери, и ещё неизвестно, что предпримет в ответ. Дети всегда ближе к своей матери, понимаешь?
   -Понимаю. И уже думал об этом. Но я действительно хочу, чтобы Лия была моей женой, - твёрдо ответил я.
   -Марк не глупи. Я не хочу терять своего сына.
   -Это не глупость, а взвешенное решение.
   Тейта отвернулась и, задумавшись, посмотрела в окно.
   -А что Амалия говорит на этот счёт? - спустя некоторое время спросила она.
   -Пока ничего. Я принял решение рассказать ей всю правду о пророчестве, а затем сделаю предложение.
   -Ты в своём уме? Когда она услышит последние слова пророчества, то не поверит в твою любовь, - Тейта нахмурилась. - А потом ты ещё и собираешься сделать ей предложение? Да она тебя моментально возненавидит, и никакой Королевы в ближайшее время мы не получим!
   -Королевы мы не получим пока в любом случаи...
   -Почему? - требовательно спросила Тейта.
   -Лия не хочет сейчас рожать детей.
   -Мало ли что она хочет! Ты спишь с ней, а забеременев такие, как она, не избавляются и не бросают своих детей. Это всегда можно списать на случайность.
   -Ребёнок родится, когда она этого захочет, и я готов ждать. Не хочу обманывать Лию, и уважаю её желания, - не терпящим возражения тоном, ответил я. - И потом, зачем так спешить? Неужели ты готова добровольно отдать власть в руки новой Королевы?
   -А кто сказал, что я быстро отдам власть? - Тейта иронично усмехнулась. - Она будет под моим контролем ещё не одно столетие, и пока научиться уму-разуму, я буду править. Да и сомневаюсь, что моя собственная внучка захочет отобрать у меня власть. Я умею быть очень доброжелательной, если захочу, - она хищно оскалилась. - Новую Королеву я хочу получить только для того, чтобы понять, что обозначают слова пророчества: "Кровь Королевы той послужит благом и даст свободу расе тьмы". Разве тебя это не интересует - какую именно свободу и от чего мы получим?
   -Интересует. Но меня также интересуют желания Амалии. Мы ждали исполнения пророчества долгие годы и можем подождать ещё пару лет. Она пока не доверяет мне полностью, но пройдёт немного времени и она поймёт, что мои чувства искренни и сама захочет родить этого ребёнка. Что для нас несколько лет? Мгновение.
   -Может быть, - подумав, ответила Тейта. - Но тогда послушай моего совета - не рассказывай о последних строчках пророчества, иначе она никогда тебе не поверит. Я даже дам вам разрешение на брак и лично его засвидетельствую, а также подожду несколько лет рождения ребёнка, если обещаешь не делать эту глупость. Это моё последнее слово.
   Глядя на Тейту я понимал, что спорить с ней бесполезно. В принципе, она была права - я рисковал потерять доверие Лии. "А каковы шансы, что она вообще когда-либо узнает о последних строках пророчества? После рождения новой Королевы о нём никто и не вспомнит. Выходит, необходимо просто следить за Лией, пока она не родит, а это я буду делать с большим удовольствием. В самом доме всем приказано об этом молчать, а гостей буду держать от Лии подальше. Может действительно не стоит всё рассказывать?".
   -Хорошо, - согласился я, а сердце неприятно сжалось. Скрывать что либо от Лии я не хотел, но и потерять её уже боялся. Эти три дня были наполнены счастьем и радостью, за которые я теперь готов был бороться до конца.
   Тейта удовлетворённо кивнула головой и улыбнулась.
  
  
  
   Глава 9.
  
   Амалия.
  
   Зайдя в комнату, и сев в кресло я задумалась. "Приезд Тейты случайность или нет? Как-то всё это подозрительно". После нашего знакомства она уехала, а как только мы с Марком стали встречаться, сразу вернулась. И хотя разговаривала она и вела себя доброжелательно, меня всё же настораживало такое поведение. Чувствовалось в ней что-то лицемерное, и я ей не доверяла. "А с другой стороны, Марк её сын и может она часто у него гостит? Надо аккуратно расспросить у него об этом".
   Хотя и самому Марку я не доверяла полностью. Он мне нравился, и с ним было хорошо, но как-то уж всё слишком быстро у нас произошло.
   Почему тогда ответила на его поцелуи и легла с ним в кровать, я и сама до конца не понимала. Внутри ощущалось опустошение, а Марк так нежно и так страстно целовал меня, что я почувствовала себя нужной ему. Он шептал ласковые слова, прижимал к себе, а самое главное, казалось, понимал меня, и я ответила ему. То, что случилось потом, я до сих пор вспоминала с замиранием сердца. Он был третьим мужчиной в моей жизни, и то, что я с ним испытывала, кардинально отличалось от ощущений со Стасом или Артёмом.
   Артём любил меня с нежностью и с какой-то обречённостью, а Марк выявился разным. То он был до умопомрачения нежным, то страстным и точно знающим чего хочет, то сам отдавался в мои руки и позволял делать то, что я хочу. И я до сих пор не могла понять, что мне больше нравится.
   "Да уж, опыт у него огромный. Интересно, а сколько ему лет?" - то, что я не спросила у Марка самого элементарного, меня развеселило. "Да уж, у Артемия не узнала его телефон когда-то, у Марка даже возраст не знаю. Очень внимательная девушка, ничего не скажешь!".
   Дверь в комнату открылась, и вошёл улыбающийся Марк.
   -Скучала без меня, красавица?
   -А сколько тебе лет? - сразу спросила я.
   -Много, - он подошёл ко мне, взял на руки, сел, и усадил к себе на колени. - А что?
   -Просто интересно, - устраиваясь удобнее, сказала я. - Так сколько, и когда у тебя день рождение?
   -По меркам вампиром я ещё очень молодой. Мне двести семьдесят восемь лет, а родился я десятого мая.
   -Ясно, - ответила я, пытаясь уложить в своей голове эту цифру. Мне до сих пор с трудом удавалось каждый раз не открывать от изумления рот, когда я слышала возраст кого-то из обитателей дома. - А какой у тебя номер телефона?
   -Ты собираешься уехать и только звонить? - Марк внимательно посмотрел на меня. - Я никуда тебя не отпущу, ясно?
   -Хочу узнать его на всякий пожарный, понимаешь?
   -Понимаю, - он улыбнулся. - Кстати, а у тебя-то и телефона нет.
   -Точно, - я улыбнулась. Мой телефон остался в санатории.
   -Ладно, завтра купим, и я дам свой номер, на всякий пожарный случай, хотя сразу говорю, таких случаев не будет, - он весело подмигнул. - А теперь я хочу поговорить с тобой на более важную тему. Меня не устраивает твоя комната, и размер твоей кровати, поэтому с этого момента ты живёшь в моей комнате. Предлагаю прямо сейчас перейти туда, а вещи перенесём уже вечером.
   Даже не удосужившись выслушать мой ответ, Марк поднялся на ноги и, не выпуская меня с рук, вышел в коридор. Открыв дверь в свою спальню, он зашёл и с улыбкой посмотрел на меня, кивнув на свою кровать.
   Я ошеломлённо посмотрела сначала на кровать, а потом на Марка.
   -Зачем тебе такая кровать? Ты что предпочитаешь групповые развлечения? - спросила я.
   -Конечно, нет, - с отвращением ответил он. - Просто люблю комфорт.
   Он поставил меня на ноги, и я огляделась по сторонам. Комната была отделана в насыщенных тёмно-синих и чёрных цветах, но выглядела очень уютно, несмотря на тёмные тона. Рядом с кроватью стояли две тумбы, возле окна - два кресла, а перед большим камином - удобный диван.
   Подойдя к камину, я замерла, наблюдая за яркими языками пламени.
   -Нравится? - Марк подошёл сзади и положил руку на талию.
   -Угу, - ответила я.
   -Вот и чудесно, - он поцеловал меня в шею и прижал к себе. - Ты восхитительно пахнешь, и я давно хочу кое о чём тебя попросить.
   -Проси.
   -Знаешь, а мы пьём кровь не только у людей, - тихо сказал Марк. - Можем пить и друг у друга.
   Я моментально отошла от него и, развернувшись, посмотрела в глаза.
   -Ты хочешь сказать, что всё это время я могла не убивать людей, а пить твою кровь или кровь любого из вампиров? - меня охватила злость на Марка и раскаяние за погубленные души.
   -Нет, - примирительно ответил он, снова вплотную подойдя ко мне. - Кровью вампира ты не насытишься. Поверь, если можно было не убивать людей, мы бы этого не делали, я ведь говорил тебе об этом.
   -Тогда, ладно, - вздохнув, ответила я. - Так что ты хотел сказать?
   -Хочу попробовать твою кровь, - Марк провел пальцами по моей щеке, а потом по шее.
   Дыхание перехватило, и я не знала что ответить. Когда в санатории меня укусили, я испытала боль, и не горела желанием опять её испытывать, но одновременно с этим помнила ощущения, когда он пил мою кровь. "А Артёма я вообще часто поила своей кровью" - вспомнив то чувство гордости, что могу дать что-то любимому человеку, я бросила взгляд на Марка. Он выжидающе смотрел на меня, и я решила сразу поставить одно условие:
   -Я согласна, но кусать себя не дам. Лучше уж порез.
   -Лия, я не просто хочу твоей крови, понимаешь. И искать нож или лезвие.... Хотя, ладно, как скажешь, - он оборвал себя на полуслове и улыбнулся.
   Взяв меня за руку и подведя к кровати, он расстегнул молнию на юбке и потянулся к пуговицам блузки.
   -Я что-то не поняла, ты кровь пить собрался или...
   -И то, и другое, - весело перебил меня Марк и поцеловал в губы.
   -Ого, два в одном? Не много ли удовольствий? - улыбнувшись, спросила я, расстёгивая ремень на его джинсах.
   -Поверь, когда мы будем заниматься любовью, и ты попробуешь мою кровь, ты всё поймёшь.
   -Я не буду пить твою кровь! - меня передернуло от этой мысли.
   -Ангел мой, доверься мне, - попросил Марк.
   Сняв с себя одежду, он лёг в кровать и, взяв за руку, притянул к себе. Уложив на спину, он начал целовать меня и ласкать руками и я, сразу позабыв обо всём, стала отвечать на его поцелуи. Сегодня Марк вёл себя уверенно, и я отдалась во власть его рук и губ, наслаждаясь его силой и напором.
   Перед глазами уже всё плыло, а внутри от желания пылал огонь, и я хотела, чтобы он поскорее вошёл в меня и подарил наслаждение, но Марк не спешил, продолжая терзать поцелуями.
   -Пожалуйста... - прошептала я, уже готовая на всё.
   -Открой глаза, - повелительно сказал он, и я посмотрела на него. - А теперь укуси меня за шею.
   -Я не могу... честно. Не мучай меня...
   -Кусай, - ложась на меня, сказал он. - Пока не укусишь, продолжения не будет.
   -Тебе будет больно, - жалобно прошептала я.
   -Нет. Кусай!
   Сил для сопротивления больше не было, и я до безумия хотела его, поэтому положив руку на затылок, вонзила зубы в шею. Как только я это сделала, он вошёл в меня и стал двигаться. Ощущения оказались нереальные - терпкая кровь у меня на губах, его ласки и тихие стоны, возбуждение, которое нарастало с каждой секундой, всё это было в новинку, и у меня закружилась голова от новых и приятных ощущений.
   Марк припал губами к моей шее и застонал ещё громче. Я же уже плохо понимала происходящее и боялась хоть на секунду оторваться от его шеи. С каждой секундой вкус крови менялся, и казалось, что я сейчас потеряю сознание от нахлынувшего блаженства. Он глубоко вошёл в меня последний раз, и я испытала невероятный по силе оргазм. Хотелось кричать, но я не желала хоть на секунду отрываться от его шеи, потому что кровь Марка приобрела волшебный вкус и я не могла себя заставить отстраниться, а вернее - не хотела.
   Через пятнадцать секунд вкус крови снова стал меняться и я, откинувшись на подушку, закрыла глаза.
   -Понравилось? - самодовольно спросил Марк, поцеловав меня в губы.
   -Это нечто невыразимо прекрасное, - прошептала я.
   -Видишь, а ты говорила: "Не много ли удовольствий", - произнёс он и лизнул меня в шею. - Прости, не стал тебе всего объяснять, а решил показать на примере. Ты же не почувствовала, как я тебя укусил?
   -Нет, - растерянно ответила я и, проведя рукой по шее, нащупала свежую рану. Боли действительно не было, и я удивлённо посмотрела на него, а потом улыбнулась. - А знаешь, спасибо. Если бы ты всё начал расписывать на словах, я бы точно не согласилась, а так... Теперь я от этого не откажусь и буду постоянно пить твою кровушку, - я задорно подмигнула ему и поцеловала в шею.
   Марк вдруг помрачнел и лёг на спину.
   -Ты чего? - оторопело спросила я.
   -Пообещай, что больше ни с кем такого делать не будешь, - повернувшись, он внимательно посмотрел мне в глаза.
   -Хорошо, - ответила я.
   Марк лёг на бок и сгрёб меня в свои объятия, горячо зашептав в ухо:
   -Лия, я люблю тебя, и хочу быть единственным мужчиной в твоей жизни. Мне даже неприятно смотреть, как ты пьёшь кровь у своих доноров. Впредь, пожалуйста, выбирай себе девушек.
   -Ты что, ревнуешь? - спросила я, и улыбнулась.
   -Наверное, да, - поморщившись, ответил он.
   -Но это глупо! И я никогда не смогу пить кровь у девушки моего возраста, - мне казалось это ненормальным.
   -А ты попробуй. Кстати, кровь девушек вкуснее - она слаще, а у мужчин она более терпкая.
   -Ну, не знаю. Я ещё подумаю, - ответила я, прекрасно понимая, что никогда не смогу убить девушку, и чтобы закрыть эту тему, спросила: - А твоя мать часто гостит у тебя?
   -Нет, она здесь во второй раз, - сказал Марк, начав меня гладить по спине.
   "Значит, дело во мне" - от этой мысли стало неприятно. "Как пить дать, волнуется за новую Королеву".
   -Лия, выходи за меня замуж, - прошептал Марк, и я оцепенела.
   -Что? - переспросила я.
   -Я хочу, чтобы ты стала моей женой, - он отодвинулся и посмотрел мне в глаза. - Я люблю тебя и хочу прожить с тобой вечность. Мне больше никто не нужен. Знаю, что ты мне не доверяешь и думаешь, что всё дело в новой Королеве, но это не так. У нас если заключается брак, то это навсегда, пока кто-то из партнёров не умрёт, понимаешь? Я на самом деле очень люблю тебя и не знаю, как по-другому доказать, что мне нужна только ты.
   Глядя на Марка, я не знала, что ответить, потому что всё это было очень неожиданно. Судорожно втянув воздух, я фальшиво улыбнулась и попыталась всё перевести в шутку:
   -Вечность со мной? Ты представляешь, сколько крови я с тебя выпью? Одумайся!
   -Лия, я серьёзно, - он внимательно посмотрел на меня и, повернувшись, открыл ящик тумбы, достав оттуда коробочку. Раскрыв её, он вынул кольцо и притянул его.
   Внутри всё сжалось, и я смотрела то на Марка, то на кольцо, не зная, что ответить. Одно я знала точно - замуж пока я не хотела выходить.
   -Ничего доказывать не надо, я и так тебе верю, - произнесла я. - Совсем не обязательно на мне жениться.
   -Обязательно. Я действительно хочу, чтобы стала моей женой, понимаешь? Ты единственная женщина, которая мне нужна.
   Сердце в груди заныло и я, встав с кровати и обернувшись одеялом, подошла к камину. Мне было легче говорить, не видя его глаз.
   -Марк, а тебе не кажется, что ты спешишь? Мы знаем друг друга всего чуть больше месяца, и мне кажется, ещё рано делать предложение.
   -Мне хватило этого времени, чтобы понять, что я люблю тебя и хочу жить с тобой.
   -Так давай просто жить. Ведь не обязательно для этого жениться на мне, - нервно сказала я.
   В комнате повисла тишина, и я боялась даже шелохнуться.
   -Ты не любишь меня, - спустя некоторое время сказал Марк, а потом неожиданно оказался рядом.
   -Дело не в этом! Я пока не хочу выходить замуж и всё! Я была замужем и мне этого хватило.
   -Ты меня не любишь, - со злостью повторил он. - Не можешь забыть своего дампирчика? - он развернул меня к себе и посмотрел в глаза.
   -Нет! Дело не в нём!
   -А в чём? Объясни, - требовательно сказал он, и меня покоробило от его тона.
   -Ты хороший, честно, - примирительно произнесла я. - И очень нравишься... Мне с тобой хорошо. Но нам ещё рано жениться, тем более, если это раз и навсегда. Я тебя практически не знаю, да и ты меня тоже. Надо лучше узнать друг друга, а потом уже делать этот шаг.
   -Значит, спать со мной уже сейчас можно, а чтобы выйти замуж - ты меня плохо знаешь? - с издёвкой спросил он. - А через сколько дней после знакомства ты попала в кровать к своему дампирчику, позволь узнать? А? Его ты знала ещё меньше, и тебе это не мешало кувыркаться с ним в постели. Может всё дело в сексе? Тебе нужно только это? Ты у нас девушка темпераментная! А в клубе, когда работала, ты занималась не только танцами, а?
   К лицу прилила кровь, и я почувствовала, как меня охватывает злость. Обидным было то, что Марк оказался прав - в постели с Артёмом я оказалась на третий день знакомства и до сих пор корила себя за то, что позволила себя использовать. А когда он сказал про клуб, я не выдержала и с яростью бросила:
   -Да, я шлюха, и мне нужен только секс! - и, не задумываясь, занесла руку для пощёчины.
   Но Марк перехватил руку, и крепко сжав запястье, сквозь зубы произнёс:
   -Осторожно, ты забываешь, что я глава одного из самых больших кланов мира и умею больно наказывать за неповиновение, а быть не только нежным и ласковым. За такое я могу вырвать руку. Не испытывай моё терпение.
   Передо мной стоял Марк, которого я никогда не видела - в глазах читалась холодная ярость, в тоне решительность, и он излучал такую хищную уверенность и силу, что я испугалась, но та злость, которую я сейчас испытывала, уже не давала возможности остановиться и я в тон ему ответила:
   -Давай, вырывай! Новую Королеву я смогу родить без руки. Ведь вам всем только это и надо! Нечего церемониться и делать вид, что любишь меня.
   Он тут же отпустил руку, и я выбежала из комнаты. Оказавшись в своей комнате, я упала на кровать и с головой укрылась одеялом. "Это никогда не закончится! Ненавижу всех!". По лицу потекли слёзы, когда я вспомнила, как Марк с издёвкой говорил про мой темперамент и про секс. "Сволочь!".
   Сердце разрывалось от боли. Было горько слышать от него эти слова, а тем более обвинения, что в клубе я не только танцевала. Марк действительно мне нравился, и мне с ним было хорошо. "Неужели так трудно понять, что после первого замужества, да ещё в свете этого дурацкого пророчества, мне сейчас тяжело кому-либо доверять? Я ведь не отказывала, а просила повременить с этим. А он так повёл себя! Вот значит, какого он обо мне мнения! Все его слова о любви - ложь!" - слёзы с новой силой потекли по лицу, и в душе всё окаменело.
  
  
   Марк.
  
   Дверь за Лией захлопнулась, и я почувствовал опустошение. "Она меня не любит" - эта мысль больно отозвалась в груди. Сев на диван я невидящим взглядом уставился на горящий огонь и стал анализировать сложившуюся ситуацию.
   Я никак не ожидал, что Лия откажется выходить за меня замуж, и думал, что наоборот обрадуется, а она...
   Когда она начала увиливать от ответа и нести чушь, меня охватила злость. "Мне хватило четырёх недель, чтобы всё понять. А все её отговорки - это просто слова, чтобы не выходить замуж. Она не любит меня" - я сжал зубы. "Неужели она до сих пор любит того дампирёныша? Найду эту тварь и у неё на глазах его прикончу!" - внутри уже всё клокотало от ярости, и не свети на улице солнце, я бы прямо сейчас принялся за поиски.
   "Ну, подожди Амалия, ты ещё пожалеешь, что отказала мне. И если думаешь, что это сойдёт тебе с рук, то глубоко ошибаешься" - бесило то, что я впервые в жизни решился на такой шаг и сделал предложение, а она не поняла всю важность этого шага для меня. "Другие спят и видят, как бы оказаться в моей кровати, а уж выйти замуж за меня - эта мечта многих. А ты дорогая, ещё и сопротивляешься. Ничего, сама прибежишь, когда поймёшь, что теряешь!".
   Но прошла неделя, потом вторая, и началась третья, а Лия никак не проявляла себя. Она всячески избегала меня, и я мог не видеть её по несколько дней. Если же мы случайно встречались в коридоре, то она смотрела на меня пустым взглядом, и отчуждённо поздоровавшись, исчезала.
   Теперь каждый день превратился в пытку. Я скучал по ней и не один раз порывался зайти в её комнату и, схватив в свои объятия, попросить у неё прощения. Когда первая злость улеглась, я признал, что наговорил много лишнего, и теперь испытывал стыд за это. Хотелось обнять её и сказать: "Прости за глупость. То, что ты быстро легла в кровать к тому дампирёнышу, ничего не значит. Если мы хотим, мы бываем очень обаятельны, и твоей вины здесь нет. А главное, я никогда не думал, что ты шлюха и занималась в клубе не только танцами. Я люблю тебя и мне больно, что ты отказываешься выходить замуж, поэтому наговорил чёрте что".
   Но каждый раз останавливал себя, понимая - если сделаю это, то выступлю в роли просящего, и Лия не скоро согласится выходить замуж, а я хотел этого сейчас больше, чем когда либо. Оставалось только ждать, пока она сама придёт и скажет, что я ей нужен. "Я даже соглашусь подождать пару месяцев и дам ей узнать меня ближе, прежде чем одену на её палец кольцо".
   Однако ожидание затягивалось и с каждым днём мне всё больше её не хватало. Днями, лёжа в кровати, я крутился с бока на бок и не мог заснуть. Хотелось, чтобы Лия находилась рядом и со страстью отвечала на мои поцелуи, дарила себя и позволяла пить свою кровь. Один раз, попробовав её, я уже не мог от этого отказаться. Я до сих пор помнил тот божественный вкус и мучился, потому что теперь кровь моих доноров не приносила удовлетворения. Казалось, что я пью пресную воду, и испытывал постоянную жажду, которую не мог утолить. Терпение с каждым днём иссякало и сколько ещё продержусь, я не знал.
   Сидя в своём кабинете, я смотрел в ноутбук, но сосредоточиться на работе не мог и всё время думал о Лии.
   В дверь постучали, и я бросил:
   -Войдите.
   На пороге появился Дамар и произнёс:
   -Амалия опять уехала в клуб.
   -Что? Опять?
   Он кивнул и я нахмурился. Она стала слишком часто выезжать на охоту и питалась практически каждый день, а это было ненормально.
   -А что с предыдущим донором? Ведь она только два дня назад его привезла.
   -Лежит в своей комнате. Она сегодня утром утоляла жажду, и поэтому он без сил.
   -Охрана с ней?
   -Да, они с неё глаз не спускают, и ещё с ней поехала Асти.
   -Хорошо. Можешь идти.
   Дамар вышел, а я встал и подошёл к окну. "Интересно, Лия на самом деле голодна или тоже скучает, и не может утолить жажду без моей крови?" - очень хотелось, чтобы всё было именно так. Но существовала вероятность того, что она делает это специально, чтобы позлить меня, ведь она продолжала выбирать только парней себе в доноры и каждый раз, когда мне говорили про новичка, меня охватывала злость. "Посмотрим, кого в этот раз она привезёт".
   Через час во двор въехали две машины, и Лия, выйдя из первого автомобиля, открыла заднюю дверь. Как только оттуда появился парень, я сжал кулаки. "Точно специально это делает, чтобы позлить меня. Ну ладно, если ты думаешь, что выведешь меня из себя, то ошибаешься. Пришло время и тебе познакомиться с моими донорами". Я держал их подальше от Лии, и она никогда не видела моих жертв, но сейчас твёрдо решил устроить ей показательные выступления, чтобы она на себе прочувствовала то, что сейчас испытывал я. "Ты спать перестанешь и будешь наслаждаться охами и вздохами из моей спальни. Может тогда до тебя дойдёт, что ты многое теряешь из-за своего упрямства".
   После того, как Лия ответила на мои чувства, я ни разу ей не изменял, хотя раньше меня не останавливало наличие постоянной любовницы, и очень часто, когда утолял жажду я и сексом занимался со своими донорами. Теперь я решил вернуть эту традицию, чтобы Лия поняла свою ошибку. "Посмотрим, как ты на это отреагируешь! Для начала я тебе покажу пару своих добыч, а если не подействует, то пойду дальше".
   И тут мне в голову пришла неприятная мысль: "А что если и Лия сейчас там развлекается? Ведь я сам ей показал, что кровь во время секса от выброса в неё гормонов становится вкуснее" - я сжал кулаки, отгоняя от себя видения Лии в кровати с этим парнем. "Да нет, она не будет этого делать" - успокаивая себя, подумал я. Но всё же решил уточнить.
   -Дамар? - громко позвал я, и дверь через секунду открылась. - Новый донор от Лии уже ушёл?
   -Нет.
   -Как только он спустится, приведи его ко мне.
   -Хорошо.
   Мой помощник вышел, а я стал смотреть на часы. Прошло пятнадцать минут, потом двадцать, потом тридцать и чем дольше я ждал, тем больше понимал, что так долго кровь она не будет пить.
   Терпение иссякло, и я выбежал из кабинета. "Убью того щенка! А её..." - что сделаю с Лией, я не знал, но то, что она пожалеет об этом, был уверен. Оказавшись возле её спальни я, не раздумывая, ударил ногой в дверь, и она с треском и жутким грохотом, соскочив с петель, упала на пол.
   Лия сидела в кресле возле окна, а парень стоял перед ней на коленях и смотрел на неё преданными глазами. Увидев меня, она вскочила с кресла и холодно спросила:
   -Это так ты теперь стучишь в двери?
   "Сексом здесь и не пахнет" - с облегчением констатировал я. "И выгляжу я очень глупо в этой ситуации. Надо срочно что-то делать" - но в голову ничего не приходило. Спасло появление Тейты.
   -Марк, нам необходимо обсудить один вопрос, - раздался её голос за спиной.
   -Да, конечно, - спокойно ответил я и, развернувшись, вышел, даже не посмотрев на Лию.
   -Ты ведёшь себя глупо и по-детски, - произнесла она, спускаясь по лестнице.
   -Знаю, - поморщившись, ответил я. "Вполне достаточно было прислушаться к звукам из-за дверей, а не ломать их сразу. Но что сделано, то сделано" - я вздохнул.
   -Не буду вмешиваться в ваши отношения, и думаю, ты найдёшь подход к Амалии, - тем временем сказала Королева. - Просто думай головой, а не сердцем. Но не об этом я хочу поговорить.
   -А о чём? - открывая дверь в свой кабинет и пропуская Тейту вперёд, спросил я.
   -Меня волнует рацион питания Амалии и та частота, с которой она ходит на охоту, - сказала она, усаживаясь на кожаный диван.
   -Меня и самого это волнует, - мрачно ответил я, сев в кресло.
   -Знаешь, когда я была беременна, то испытывала постоянную жажду, и утоляла её каждый день, как сейчас Амалия.
   -Она не может быть беременна. Я всегда очень аккуратен, - уверенно ответил я.
   -А кто сказал, что отец ты? Такой аппетит просыпается на втором месяце беременности, - спокойно сказала Королева, а я оцепенел.
   "Если второй месяц, то отцом ребёнка может быть только тот дампир. Сучонок! И тут успел наследить! Точно убью гада" - во мне поднялась волна ненависти и я, вскочив на ноги, принялся ходить из угла в угол. "Ненавижу! Найду и буду очень долго и медленно убивать!".
   -А может дело не в беременности? - с надеждой спросил я. - Она ведь ещё плохо контролирует свою жажду, может, поэтому не может насытиться.
   -Я вызвала сюда Авентина, своего врача, чтобы он осмотрел её, - сказала Тейта, наблюдая за мной. - И если она действительно беременна, то будет очень интересно посмотреть на родившего ребёнка. Амалия забеременела им, будучи ещё человеком, и отец этого ребёнка дампир. А потом ты обратил её в вампира. Такого в нашей истории ещё не случалось, понимаешь? - она с интересом посмотрела на меня. - Ребёнок зачат от дампира, но в его венах течёт кровь вампира. Твоя кровь, Марк, потому что ты её обращал. Мама бывший человек, папа дампир, а кровь у ребёнка от вампира. Это будет ребёнок трёх рас. И если Амалия на самом деле беременна, то сдаётся мне, что беременна будущей Королевой.
   -Но ведь дампиры могут иметь только сыновей, - возразил я.
   -Да, но кто знает, может именно она смогла забеременеть девочкой. Мы всегда считали, что дампиры являются носителями только Y-хромосомы и не проверяли их, потому что у них рождались только мальчики. А если они носители и X-хромосом, просто она в их организме подавлялась? Кто знает? Или всё дело в том, что Амалию обратили во время беременности? Такая перемена в организме могла дать любой сбой.
   -Но ведь пол ребёнка закладывается в момент зачатия.
   -Верно, однако первые три месяца эмбрион развивается, как особь женского пола, и обращение Амалии в вампира, могло дать какой-то генетический сдвиг. Боюсь, мы никогда точно не узнаем, что могло произойти, - задумчиво произнесла Тейта.
   Я вернулся в кресло и тоже задумался. Вообще-то ситуация действительно получалась нестандартная и такого никогда не происходило. "Чем тот дампирёныш думал? Ведь останься Лия человеком, она бы умерла. В любом случаи, даже если она родит мальчика, то не умрёт, а это главное".
   -Когда Авентин приедет? - спросил я. Мне уже самому не терпелось узнать - беременна Лия или нет.
   -В течение часа должен прибыть. Но думаю, с ней стоит поговорить до его приезда. Ты это сделаешь, или мне к ней пойти?
   То, что Лия могла носить под сердцем чужого ребёнка, было неприятно, и я закрыл глаза пытаясь примириться с этим. "А с другой стороны - ведь я её обратил и Тейта права, у этого ребёнка моя кровь. Плевать кто биологический отец, это ведь Лия и это её ребёнок в первую очередь, а потом она родит и моих детей" - решил я и, встав, произнёс:
   -Я сам с ней поговорю.
   Поднимаясь по лестнице, я думал о том, как всё рассказать и не мог подобрать слов, а оказавшись перед её спальней, поморщился, глядя на то, как убирают последствия моей выходки. Два вампира увидев меня, склонили головы, и отошли, давая пройти в комнату. Амалия сидела в кресле, подогнув под себя ноги, и смотрела в окно.
   -Извини за дверь, - тихо сказал я.
   Она дёрнулась и, не поворачивая головы, сказала:
   -Это твой дом, и ты здесь хозяин, делай что хочешь.
   -Это и твой дом, - ответил я, но Лия промолчала и продолжила смотреть в окно.
   Отчуждение, возникшее между нами, больно отзывалось внутри и мне вдруг стало страшно. "А что если эта беременность только ещё больше увеличит между нами пропасть? Ведь не я отец этого ребёнка и Лия до сих пор может любить того дампира. Вдруг она вообще больше меня к себе не подпустит?" - все эти мысли причиняли ещё больше боли. "Лучше сразу всё выяснить, чем терзать себя незнанием".
   -Нам требуется серьёзно поговорить, - спокойно произнёс я.
   -О чём?
   -Пошли в мою комнату. Разговор будет непростым и лишние глаза и уши здесь не нужны, - сказал я, намекая на вампиров, которые занимались починкой дверей. Лия повернула голову и холодно посмотрела на меня, давая понять, что никуда не пойдёт. - Поверь, это в твоих же интересах, - взяв за руку, я поднял её с кресла и повёл к себе.
   Она недовольно фыркнула, но без сопротивления проследовала за мной. Оказавшись в своей спальне, я плотно закрыл дверь и подвёл её к дивану, напротив камина, но она вырвала руку и сев в кресло возле окна, выжидающе посмотрела на меня.
   -Амалия, ты часто питаешься, потому что испытываешь голод? Или тебе кажется, что чего-то не хватает, но чувства голода нет? - спросил я, решив не обращать внимания на мелочи.
   -Голод, - виновато сказала она и опустила голову. - Я пытаюсь сдерживать себя, но не могу. Это ненормально, да? Со мной что-то не так? Ведь раньше я пила раз в четыре дня, потом раз в три, а сейчас вообще каждый день. Это ужасно.
   Подойдя к креслу, я присел на корточки. Жаль было Лию, хотелось прижать её к себе и успокоить, но я боялся, что она оттолкнёт меня, поэтому позволил себе взять её только за руку. Набрав в лёгкие воздух, я задал самый главный вопрос:
   -Когда у тебя последний раз были месячные?
   Она испуганно посмотрела на меня и прошептала:
   -Ещё дома, в Краснодаре. А что?
   -Похоже, что ты беременна...
   -Что?! - она вскочила с кресла и с ненавистью посмотрела на меня.
   -И отец этого ребёнка не я, - закончив фразу, я внимательно посмотрел на Лию, а она, поднеся одну руку ко рту, а вторую положив на живот, замерла. - Это ещё не точно, но твоя жажда говорит именно об этом. Тейта вызвала врача, который всегда у неё принимает роды, и скоро он будет здесь. Ты позволишь себя осмотреть?
   Лия никак не реагировала на мои слова и продолжала стоять не двигаясь. В её глазах было столько страха, а вся её поза говорила об отчаянии, что я не выдержал и, подойдя, обнял её. Она тут же уткнулась лицом мне в грудь и судорожно вздохнув, обняла меня за поясницу.
   -И что мне теперь делать? - пробубнила она.
   -Ничего не делать, - погладив её по спину и наслаждаясь её близостью, ответил я.
   -Теперь ты меня возненавидишь, - она всхлипнула и ещё сильнее прижалась ко мне.
   На душе сразу потеплело. "Если она боится, что я возненавижу её, значит, я ей не безразличен".
   -Глупенькая, - с улыбкой сказал я. - Мне без разницы беременна ты или нет, я же тебя люблю.
   Она заглянула мне в глаза и с надеждой спросила:
   -Правда?
   Подхватив её на руки, я подошёл к дивану и сев, усадил Лию к себе на колени. Она доверчиво прижалась ко мне, и я улыбнулся. "Как мало порой нужно для счастья" - обнимая её, думал я.
   -Тебя действительно не смущает, что я могу быть беременной? - виновато спросила она, и опять заглянула мне в глаза.
   -Нет, и потом, это ведь и мой ребёнок отчасти, - серьёзно ответил я.
   -В каком смысле?
   -Я тебя обращал в вампира, и в твоих венах и венах этого ребёнка течёт моя кровь, так что он и мой тоже. Но главное, что это твой ребёнок, понимаешь?
   -Понимаю, - ответила Лия, и подумав, опять испуганно посмотрела на меня. - Но ведь я умру, или нет? Ты же говорил, что женщина, рожая от дампира умирает!
   -Ты вампир, и спокойно выносишь и родишь этого ребёнка. Ничего не бойся, я буду рядом.
   Говорить, что Лия может быть беременна новой Королевой, я пока не стал. "А вдруг она опять всё перевернёт на свой лад, и подумает, что всё дело в этом?". Эти две с половиной недели дались очень тяжело, и теперь я боялся хоть на секунду отпустить её от себя, потому что тоска по ней была невыносимой. Сейчас, когда она так доверчиво прижималась ко мне и позволяла к себе прикасаться, я чувствовал себя как никогда спокойно и умиротворённо.
   -Всё будет хорошо, поверь, - произнёс я и поцеловал её. - Как же я по тебе скучал, ты не представляешь, - прошептал я, прижимая Лию к себе и наслаждаясь её запахом и вкусом губ.
   -Я тоже, - призналась она и стеснительно посмотрела на меня.
   -Прости, что я тогда наговорил всякой ерунды. На самом деле я так не думал, - она вздохнула, и я ещё сильнее прижал её к себе. - И кстати, предложение до сих пор в силе, но я готов подождать.
   -Спасибо, - нежно сказала она и поцеловала меня.
   Через час приехал Авентин, и после осмотра подтвердил, что Амалия беременна. Срок оказался приблизительно восемь недель и ребёнок должен был появиться на свет в марте месяце.
   Теперь меня заботил только один вопрос: "Кем беременна Лия?", но пол ребёнка мы могли узнать только через восемь недель.
  
  
   Глава 10.
  
   Артемий.
  
   Это было невыносимо. На дворе стояло начало декабря, и я не видел Лию уже три месяца. С каждым днём отчаяние охватывало всё больше, потому что за это время я успел проверить не только саму Москву, а и всю Московскую область, но это не дало результатов. Только однажды удалось напасть на след вампира, но мы его упустили и я рвал и метал, когда это понял. А вообще, это казалось странно, потому что в таком городе должно находиться немало вампиров. Я много думал по этому поводу и пришёл к заключению, что резиденция главы клана всё же размещена в другом городе. Вот только где конкретно, не мог понять. Поиски по другим городам тоже не дали результатов, и создавалось впечатление, что все вампиры разом исчезли.
   Было мучительно тяжело проживать дни без Лии, но страшнее всего давались ночи. Я не мог уже нормально спать, потому что в голову лезли всякие мерзкие мысли о том, что она сейчас может делать.
   Три месяца большой срок и если она меня ненавидит, то может попасть в руки к какому-нибудь вампиру. Женщины непредсказуемы - одни после обмана замыкаются в себе, а другие переступают через это и живут дальше. К какой категории относилась Лия, я не знал, но хотел надеяться, что к первой, потому что после развода мужем, она ни с кем не встречалась. Но гарантий не было, и сколько я себя не успокаивал, перед глазами порой чётко вырисовывалась картинка, как она отдаётся другому мужчине и в такие моменты хотелось всё бить и кружишь возле себя.
   Имелся ещё один аспект, который пугал - что с Лией сделали вампиры? Было два варианта, и оба страшили. В санатории её явно укусили, потому что её кровь я ни с чем не спутаю, а вот что произошло дальше - неизвестно. В первом варианте её могли укусить и по чуть-чуть пить кровь, чтобы не убить, и могло получиться, что сейчас она привязана к какому-либо вампиру. Человеку не под силу разорвать эту связь, и я боялся даже представить, что сейчас могут делать с Лией, потому что она будет абсолютно покорна. Во втором варианте её могли обратить в вампира, и она сама превратилась в исчадие ада. Любой из этих вариантов вызывал дрожь, потому что я хотел вернуть свою Лию, человека. Хотя и понимал, что после моего предательства прежней она уже не будет в любом случаи.
   Всё это день за днём снедало меня, а поиск не приносил результатов. Мне жизненно необходим был стимул, чтобы окончательно не отчаяться, потому что уже стало казаться, что Лия была просто мимолётной и прекрасной сказкой в моей жизни. Поэтому я решил съездить в Краснодар, в её дом. Туда где, когда-то, испытывал счастье и где воспоминания о ней были самыми яркими.
   В десять часов вечера я въехал в город и, найдя нужную улицу, припарковал машину. Тут же на меня нахлынули воспоминания. Припомнилось как я, думая, что Лия проститутка, на обочине этой дороги ловил машину, чтобы за ней проследить. "Уезжал злой, а вернулся счастливый, поняв, что заблуждался насчёт её работы" - я невесело усмехнулся. "Почему сознание счастья всегда приходит позже? Только спустя время, мы понимаем, что были счастливы в тот или иной момент?".
   Достав ключи, которые мне когда-то отдала Лия, я открыл входную калитку и, подойдя к двери дома, вспомнил, как сидел тут раненый и ждал хозяйку, и какое удивление испытал, увидев её в боевой раскраске и жутком красном парике.
   Открыв входную дверь, я сделал шаг внутрь и замер. Хоть и чувствовалось, что дом не жилой, но он по-прежнему хранил запах Амалии и я, вдыхая воздух, почувствовал головокружение. С трудом заставив себя закрыть дверь, я стал бродить по дому, вспоминая, что она делала, как улыбалась мне, или что-то серьёзно рассказывала.
   Остановившись перед дверями спальни, я тяжело вздохнул. "Я бы всё отдал, чтобы она сейчас находилась там!". Открыв дверь, я зашёл и, оглянувшись, испытал боль. Со стоном рухнув в кровать, и обняв подушку, я втянул воздух. Здесь присутствие Лии было почти осязаемым, и я закрыл глаза.
   "Именно здесь я совершил самую главную ошибку, в этой кровати. Следовало сразу рассказать ей о пророчестве и тогда старейшины не посмели бы планировать её изнасилование" - сознавать это было тяжело, и с каждой минутой мне становилось хуже. "Кто же знал, что они будут так нетерпеливы, и даже не захотят ждать месяц" - в очередной раз подумал я, но это было слабым оправданием.
   Лежа в холодном доме, где когда-то нашёл ту, без которой теперь не мог жить, в кровати, где она доверилась мне - я чувствовал себя разбитым. Здесь Лия уже не казалась прекрасной сказкой, а была реальностью и почти осязаемой, и я сам, своими непродуманными действиями разрушил и потерял эту реальность.
   Воспоминания бередили рану на сердце, и хотелось кричать от боли, и понимания того, что может уже никогда не смогу вернуть её, прижать к себе, и поцеловать. "Одна недосказанность и такие ужасные последствия!".
   Больше часа я вспоминал, как мы проводили здесь время, и окончательно выбившись из сил, почувствовал усталость. Закрыв глаза и уткнувшись в подушку, я представил себе, что Лия рядом, и провалился в сон.
   Проснулся я от настойчивых трелей своего телефона.
   -Да?! - раздражённо пробурчал я, потому что мне снилось, что Лия опять рядом и в жестокую реальность возвращаться не хотелось.
   -Артемий, есть новости, - прозвучал из трубки голос Платона, координатора всех поисковых групп. - По Свердловской области за последний месяц прокатилась волна самоубийств, и резко возросло количество исчезнувших людей. Судя по всему, это работа вампиров.
   -Почему мы только сейчас об этом узнали? - мрачно спросил я.
   -Потому что милицейскую статистику мы получаем раз в месяц, - едко ответил он. - Как только она поступила, я сразу позвонил тебе.
   -Ясно. Значит, Свердловская область?
   -Да. Екатеринбург лидирует.
   "Так, до Екатеринбурга две с половиной тысячи километров, и при средней скорости, скажем в сто сорок километров, я там буду через восемнадцать часов, плюс - минус час".
   -Хорошо, - ответил я. - Подтягивай все наши группы туда, я буду часов через восемнадцать на месте. Пусть пока разведают обстановку, - и отключился.
   Встав с кровати, я с удивлением отметил, что, наверное, впервые за эти три месяца чувствую себя бодрым. "Интересно, это потому что приехал сюда или потому что появилась весьма существенная зацепка? Впрочем, без разницы".
   Обойдя ещё раз дом, я прихватил фотографию Лии, которую она не стала забирать, когда уезжала со мной, и вышел на улицу. Остановившись, я бросил последний взгляд на дом и пообещал себе: "Я обязательно найду Амалию, и верну её, кем бы она сейчас не была и чтобы не делала".
  
  
   Марк.
  
   Я испытывал абсолютное счастье. После того, как мы узнали о беременности Лии и помирились с ней, жизнь снова обрела яркие краски. Она переехала и окончательно поселилась в моей комнате, и я уже не представлял, как жил до этого без неё. Если раньше, чем ближе я узнавал свою любовницу, тем быстрее терял к ней интерес, то сейчас всё было наоборот - чем больше Лия находилась рядом со мной, тем больше я испытывал потребность в ней. Это было похоже на зависимость, но зависимость восхитительную и прекрасную.
   И её беременность не мешала. Первое время я думал, что, несмотря на то, что у ребёнка моя кровь, и это ребёнок Лии, я всё равно не смогу относиться к нему, как к родному, потому его отец дампир. Но когда животик стал расти и я впервые услышал сердцебиение, все страхи отошли на задний план. Это было, как чудо и мне нравилось слушать, как бьётся сердечко ребёнка. И теперь я с нетерпением ждал, когда он впервые зашевелится. Стало всё равно, от кого он, и будущая там Королева или нет.
   А ещё мне нравилось, как менялась Лия. Внешне она оставалось такой же, и аккуратненький живот наоборот украшал её, но самые важные изменения произошли в её глазах и характере.
   Глаза лучились каким-то внутренним светом, и в них чувствовалось столько тепла и любви, что иногда я не мог отвести от неё взгляда. А в характере появилась безграничная нежность и доброта. Казалось, что она окружена этой аурой и всякий кто попадал в её поле, невольно улыбался, даже если до этого настроение было мрачным.
   Лия подробно расспрашивала Тейту о том, чего ей ожидать, и мать консультировала её по поводу всех нюансов вампирской беременности. Авентин тоже находился всегда рядом и наблюдал за ней. Вели они себя доброжелательно, но меня стали раздражать, потому что я видел по их глазам, что им важен пол ребёнка, и если будет мальчик, то всё их добродушие тут же исчезнет и они потеряют к Лии интерес, пока она снова не забеременеет. До момента, когда можно будет определить пол, ждать оставалось пару недель, и я, где-то в глубине души уже хотел, чтобы Лия вынашивала мальчиком. Мне доставляло удовольствие представлять их вытянувшиеся от разочарования лица.
   То, как я рос, раньше не волновало меня. Моей матерью являлась Королева, и я должен был, как и мои братья и сёстры, и остальные вампиры боготворить её. Наши няньки всегда внушали нам мысль, что мы должны быть благодарны ей уже за то, что она нас родила, а её невнимание к нам оправдывали её занятостью.
   Теперь же наблюдая за Лией и вспоминая свою мать во время беременностей, которые наблюдал, когда жил с ней в одном доме, я начал испытывать презрение. Дело было не в занятости, а в её нежелании заниматься нами. Я осознал, что Тейта просто выбирала сильных и умных вампиров, рожала от них детей, чтобы в дальнейшем они поддерживали её власть. Лия же никогда не будет такой матерью, и в этом я был уверен. Она уже любила этого ребёнка, и я знал, что будет любить и остальных наших детей, которые появятся позже. А также был уверен, что мне она станет идеальной женой и любовницей, которая даст то, что другие дать не могли.
  
   Сидя в кабинете, и просматривая контракты, я пытался сосредоточиться, но это получалось сделать только на несколько минут и мысли снова возвращались к Лии. Предприняв последнюю попытку отбросить все мысли о ней, и поняв, что ничего не получается, я распечатал документы, и захватив отчёты, которые приготовил Дамар, пошёл в нашу спальню.
   Последнее время Лия стала очень сонливой и я надеялся найти её там, потому что не испытывал желания лишний раз видеть лицемерную доброжелательность своей матери, если она у неё. К моему удовольствию Лия находилась в нашей спальне.
   Увидев её, я улыбнулся. Удобно устроившись в кресле, она, по-видимому, собиралась почитать, но заснула. "Моя спящая красавица" - подойдя, я поцеловал её в лоб, и она открыла глаза.
   -Опять заснула. Это какой-то кошмар. Превращаюсь в сурка, у которого период зимней спячки, - смущенно сказала она, и потёрла ладошкой животик.
   -Зудит? - весело спросил я. Она часто жаловалась, что кожа живота постоянно чешется, но Авентин успокоил её, сказав, что это нормально.
   -Угу.
   -Иди ко мне, - сказал я, усаживаясь на диван.
   Лия тут же поднялась и, подойдя, легла на диван, положив мне голову на колени. Накрывшись пледом, она улыбнулась, увидев документы в моих руках и зевнув, произнесла:
   -Пока ты работаешь, я посплю.
   -Спи, моя хорошая, - ответил я и, просунув руку под плед, стал левой рукой гладить животик.
   -Муррр, - тихо произнесла Лия и я улыбнулся.
   По большей части, последние пару недель, именно так я и работал - в нашей спальне. Лия спала, положив мне голову на колени, а я левой рукой поглаживал животик, и чтобы развеселить меня, она иногда мурлыкала как кошка, чтобы показать как ей хорошо.
   -Спи, кошечка, а то быстро найду тебе другое занятие, - пообещал я. Она приоткрыла один глаз и с укором посмотрела на меня.
   -Бесстыдник, - сказала она и тут же снова зевнула. Скорчив смешную гримасу, она вздохнула и закрыла глаза.
   Я рассмеялся и, поцеловав её в шею, погрузился в работу, взяв в правую руку первый контракт, который требовалось просмотреть. Когда Лия находилась рядом, я мог спокойно работать, и это тоже казалось странным для меня. Раньше я на дух не переносил, если мои любовницы вторгались ко мне в кабинет и отвлекали, а сейчас и работать нормально не мог, если рядом не было Лии.
   Через полтора часа все документы были просмотрены, и осталась одна папка. Открыв её и поняв, что это милицейская сводка за месяц, я нахмурился - число исчезновений и самоубийств резко возросло, и это могло дать возможность дампирам нас выследить.
   Лия питалась уже дважды в день - утром и вечером, поэтому число жертв возросло. А Тейта говорила, что скоро она перейдёт на трёхразовое питание. Не спасало даже то, что как только у Лии возросли аппетиты, я отдал приказ остальным вампирам прекратить охоту в Екатеринбурге и прилегающих городах. Теперь практически все они охотились или в других областях, или далеко от областного центра.
   "Надо отсюда уезжать и как можно скорее. СМИ в любой момент могут поднять шумиху, что в Свердловской области эпидемия самоубийств, и тогда все дампиры съедутся сюда".
   Отложив отчёт, я задумался о том, куда лучше увезти Лию. У меня имелось ещё четырнадцать постоянных резиденций в разных городах, не говоря уже о том, что иногда мы снимали дома. Обычно мы переезжали раз в пять - семь лет, чтобы не привлекать внимания к клану, и могли жить в этом доме ещё минимум два года, но это было уже опасно.
   "Можно поехать в Москву, Питер или Новосибирск. Города большие и там будет не так бросаться в глаза большое количество самоубийств. В крайнем случаи можно переехать два раза. Хотя... Лии осталось ходить беременной четыре месяца, потому что беременность у вампиров длилась семь месяцев, и три из них уже прошли. А перевозить её дважды не хочется. Лучше в одном месте прожить эти четыре месяца, а когда она родит и перейдёт на обыкновенный режим питания, вот тогда и переехать. Значит, лучше уехать в Москву. Город большой и там число исчезновений будет незаметно. Решено".
   Погладив Лию по щеке, я прошептал:
   -Ангел мой, просыпайся, - она открыла глаза и сонно улыбнулась. - Выспалась?
   -Да, - потянувшись, ответила она.
   -Знаешь, я тут подумал - а может, переедем в Москву? А то этот дом мне уже надоел, - я решил не говорить Лии настоящую причину переезда, потому что она до сих пор болезненно воспринимала способ питания, и после каждого утоления жажды ходила хмурой и с жалостью смотрела на своих жертв.
   -В Москву?
   -Да, у меня там большой дом. Тебе понравится.
   -Как скажешь, - вздохнув, сказала она.
   -Тогда сегодня же начнём сборы, а вечером вылетим в Москву.
   Она тут же прищурилась и серьёзно спросила:
   -Зачем такая спешка? Что-то случилось?
   -Ничего не случилось, - бесшабашно произнёс я и улыбнулся. - Мы довольно часто переезжаем, и пришло время вновь это сделать. Тебе необходимо взять только самое необходимое, а остальное потом привезут.
   -В принципе, я могу собраться быстро, - подумав, ответила она, и села.
   -Вот и хорошо, - я поцеловал её и встал. - Я пришлю Асти, чтобы она тебе помогла.
   -Ещё чего! Я в состоянии собрать свои вещи, - обиженно сказала она. - Или ты боишься, что я засну на чемодане?
   -А вдруг?
   Лия постаралась придать своему лицу грозное выражение, но глаза лучились смехом, и я, рассмеявшись, вышел из комнаты.
   Подойдя к комнате Тейты, я постучал и услышав: "Входи, Марк", открыл дверь.
   -Необходимо переехать, - сказал я, войдя в комнату. Она лежала в кровати со своим новым фаворитом, и я с трудом сдержался, чтобы не поморщиться. - Сегодня я получил милицейские сводки.
   -Куда переезжаем? - деловито поинтересовалась она.
   -В Москву. Сегодня вечером.
   -Хорошо, - ответила она и кивнула мне на дверь.
   Выйдя, я сморщился. Тейта всё меньше вызывала у меня благоговейного трепета и всё больше отвращения.
   Найдя Дамара, я отдал распоряжение приготовить наш самолёт и поставить всех домочадцев в известность о переезде. Он кивнул и через двадцать минут весь дом пришёл в движение. Обычно на сборы у нас уходило два дня, но Дамар и сам видел сводку, поэтому ему не пришлось объяснять, почему необходимо поспешить.
   К вечеру Лия успела собрать не только все свои вещи, а уложила и мои, а затем ещё и поспала перед отъездом.
   В одиннадцать часов вечером мы прибыли в мой подмосковный дом и она почти час бродила по нему, осматриваясь и восхищаясь обстановкой. Этот дом в отличие от Екатеринбургского был четырёхэтажным и имел не только бильярдную, а и теннисный корт, и бассейн не только в доме, но и на улице. Но больше всего ей понравилась спальня, потому здесь всё отделывалось в стиле "ампир" и вся мебель была антикварной. Лия призналась, что современные веяния в дизайне ей не очень нравятся, и я в очередной раз понял, что у нас одинаковые вкусы. Взяв себе это на заметку, я решил начать ремонт в своём Питерском и Новосибирском доме, и отделать там всё под её вкусы и предпочтения, тем более что стоило уже задуматься над детской.
  
   Через четыре дня, вечером, мы с Лией находились в своей комнате. Она, лежа на диване и положив мне голову на колени, читала книгу, а я, поглаживая её животик, делал вид, что просматриваю документы, хотя мысли были далеко. Час назад я узнал, что на наш дом в Екатеринбурге совершили нападение, и теперь внутри всё клокотало от ярости. Из пяти вампиров оставшихся там, смог уйти только один. Он-то и позвонил Дамару, всё рассказав.
   Дампиры напали днём, прекрасно понимая, что никто из вампиром не сможет скрыться от них при солнечном свете, но они не учли одного - в каждом из моих домов имелся хорошо замаскированный потайной ход, который выходил на поверхность далеко от дома и где мы могли переждать нападение. В принципе, это являлось запасным вариантом, потому что мы были сильнее дампиров, и они, зная это, очень редко нападали на наши резиденции. Они предпочитали охотиться на каждого вампира отдельно и большими группами, чтобы иметь шанс убить его.
   Но то, что я узнал сегодня, разозлило меня и насторожило. Выживший рассказал, что нападение было стремительным и не менее пятидесяти дампиров напали на мой дом, а это значило, что они отчаянно пытаются найти и отбить Амалию. Мы уже не одно столетие вели охоту друг на друга, но при этом старались не привлекать внимание людей к нашим конфликтам и действовали осторожно.
   "Они совсем потеряли способность здраво рассуждать! В таком количестве напасть на дом средь бела дня и потом сжечь его дотла! Теперь я долго не смогу появиться в Екатеринбурге и необходимо менять документы. Милиция может заинтересоваться этим случаем, ведь четыре сожжённых трупа в доме они не оставят без внимания. И ещё неизвестно, что дампиры сделали с нашими жертвами, которых мы там оставили".
   При переездах мы не забирали доноров, оставляя их тем, кто должен был следить за домом, и сейчас, оставалось ждать момента, когда информация появится в СМИ. "Главное, Лию не подпускать к новостным каналам телевидения, иначе она всё узнает. Четыре трупа и роскошный сожжённый особняк СМИ не обойдут стороной, а если дампиры убили и наших доноров, то там получится не меньше десяти трупов, и эту новость будут долго муссировать по всем каналам" - я поморщился, представляя всю эту шумиху.
   "Дампиры точно потеряли страх, и надо провести ещё пару операций по их уничтожению, чтобы они поняли, что любое их действие я не оставлю без внимания и буду жестоко за это карать".
   -Марк, что-то случилось? - тихо спросила Лия и я вздрогнул.
   Она внимательно смотрела на меня и я, невозмутимо улыбнувшись, спросил:
   -С чего ты взяла? Всё хорошо.
   -Просто ты уже пять минут не переворачиваешь страницу в договоре, и я сама её два раза прочитала. Значит, ты думаешь о чём-то серьёзном, делая вид что читаешь.
   -Я прочитал её и продумываю все возможные варианты развития событий, если вложу в эту фирму свои деньги, при этом решая какие пункты сюда добавить, чтобы обезопасить свои капиталовложения, - спокойно соврал я.
   Она почти минуту молча смотрела мне в глаза, а потом улыбнулась и сказала, скорчив гримасу:
   -Прости, влезла тут и прервала ход твоих мыслей.
   -Не говори ерунды, - ответил я и, наклонившись, поцеловал её.
   И тут произошло то, чего мы так ждали - ладонью, лежащей на животе Лии, я почувствовал толчок и замер. Она тоже оцепенела, и когда почувствовала второй толчок, счастливо рассмеялась.
   -Шевелится!
   -Угу, - довольно ответил я, почувствовав движение под ладонью. Ощущения были необыкновенные и я, с восхищением посмотрел на Лию. Её глаза светились счастьем и она, положив руки на живот, смотрела невидящими глазами в пространство и прислушивалась к движениям внутри.
   А ещё через неделю Авентин осмотрел Лию и с уверенностью заявил, что будет девочка. Сомнений не оставалось - мы ожидали рождения новой Королевы.
   Когда он объявил, что родится девочка, Тейта с хищной ухмылкой посмотрела на Авентина, и Лия, увидев её взгляд, всё поняла. А когда она перевела взгляд на меня, я испугался. Прищурившись, Амалия изучала мою реакцию, и я боялся шелохнуться. "Лучше бы это был мальчик!" - с замиранием сердца подумал я. И только когда она отвела взгляд, я выдохнул воздух, поняв, что даже не дышал, пока Лия изучала мою реакцию на это известие.
   С этого дня она стала избегать Тейту, но меня это только порадовало. В наших же отношениях ничего не изменилось, и я очень хотел надеяться, что она действительно поверила, что пол ребёнка и кто его биологический отец, не имеет для меня значения.
   Приближался день рождения Лии и когда я понял, что ко мне она относится с прежним доверием, позволил себе расслабиться и задумался о подарке. Хотелось подарить ей что-то особенное, а все варианты подарков, которые приходили в голову казались банальными. Я три дня почти не спал, перебирая в голове все возможные варианты, но решение как всегда пришло неожиданно.
   Как только часы пробили полночь, и наступило двадцать пятое декабря, я придирчиво осмотрел свой основной подарок, и спросил у Дамара, стоящего рядом:
   -Всё понятно? Как только я хлопну в ладоши, вы вталкиваете это в комнату.
   Он кивнул и широко улыбнувшись, вручил мне огромный букет цветов. Я, попытавшись спрятать его за спину, открыл дверь в нашу комнату и, сделав шаг внутрь сказал:
   -С днём рождения!
   Протянув букет, я с улыбкой посмотрел на Лию. Она смущённо улыбнулась и, взяв его, тихо сказала:
   -Спасибо большое, - прижав его к себе, она наклонила голову и вдохнула аромат цветов, закрыв глаза. - Какая прелесть, - произнесла она и, подойдя, поцеловала меня долгим и сладостным поцелуем.
   -Это ещё далеко не всё, - с нежностью сказал я, глядя в её глаза и хлопнул в ладоши.
   Дверь открылась, и появился мой основной подарок.
   -Стас? - Лия удивлённо посмотрела на человека, которого втолкнули в комнату, а потом перевела взгляд на меня.
   -Ну да. Вот решил привезти его сюда. Он когда-то, в переносном смысле, конечно, много попил твоей крови, и я подумал, что в виде компенсации и тебе можно это сделать, только в прямом смысле, - и, улыбнувшись, подмигнул ей.
   Лия повернулась ко мне спиной и стала рассматривать своего бывшего мужа. Подойдя к ней вплотную и, положив руки на животик, я прошептал на ухо:
   -Рекомендую растянуть удовольствие, и не кусать его сразу.
   Она повернулась и, посмотрев на меня, хищно улыбнулась, а затем вручила букет и не спеша подошла к своему бывшему мужу.
   -Здравствуй, Стас. Давно не виделись, - протянув руку, она вытащила кляп у него со рта, который я предусмотрительно всунул, чтобы он не испортил сюрприз своими воплями.
   -Амалия?! Как это всё понимать? - истерично пропищал он. - Ты знаешь, что я с тобой сделаю? Да ты у меня в тюрьму сядешь вместе со своим любовничком, и со своим выродком, - и кивнул на живот Лии.
   Меня тут же охватила ярость, и я с трудом сдержался, чтобы не наброситься на него и не убить сразу, за его тон. Заставив себя медленно двигаться, я положил букет на столик и, подойдя к мужчине сзади, нанёс резкий удар по ногам. Он тут же упал на колени и завыл от боли. Схватив его за волосы, я угрожающе сказал:
   -Впредь думай, прежде чем открыть рот и что-то сказать. Ясно? - а потом посмотрел на Лию и с раскаянием сказал: - Прости дорогая, но кто-то должен объяснить ему, что надо вести себя прилично.
   -Спасибо, - она тепло улыбнулась мне, а потом присела перед мужчиной и посмотрела ему в глаза. - Рада тебя видеть, Стас. Как тебе жилось без меня? - ласково спросила она.
   На его лице отразился страх, когда он заглянул в её глаза, и испуганно промямлил:
   -Что у тебя с глазами?
   -Тебе не нравится? - кокетливо спросила она. - А мне, и моему любовничку, нравится - с сарказмом закончила она, сделав ударение на слове "любовничку".
   Стас перевёл взгляд в мою сторону и, поняв, что у меня такие же глаза, с паникой в голосе, закричал:
   -Кто вы?
   Лия провела ногтём по его щеке и с улыбкой произнесла:
   -Боюсь, ответ тебе не понравится.
   -Отпусти меня! Я верну тебе все твои деньги! Честно!
   -Поверь, денег у меня сейчас более чем достаточно, - спокойно ответила она.
   -Чего ты тогда хочешь? - в его голосе уже сквозил ужас, и я улыбнулся, наслаждаясь этим, и спокойным тоном Лии.
   -Крови, - она плотоядно усмехнулась.
   Мужчина отшатнулся от неё, а потом вскочил на ноги. Но сделав два шага, упал на пол, потому что руки и ноги были опутаны верёвками, и он мог двигаться только небольшими шажками.
   -Какой ты неуклюжий, Стас, - с укором сказала Лия, и подойдя, помогла ему подняться. - Не бойся, больно не будет.
   Мужчина закричал, когда Лия, оскалившись, приблизилась к его шее.
   -Шшш! Не кричи, - нежно прошептала она, и взгляд мужчины тут же стал бессмысленным.
   Положив ему руку на затылок, она укусила его за шею и начала пить кровь. Я смотрел на неё с любовью и радовался, что смог угодить. "Букет и первый подарок ей понравился. Это хорошо" - удовлетворённо подумал я.
   Напившись крови, Лия сделала шаг назад и облизала губы. Мужчина медленно осел на пол и с обожание посмотрел на неё, а когда она сделала ещё шаг назад, протянул связанные руки и постарался ухватить её за юбку.
   -Пожалуйста, ещё, - с мольбой прошептал он.
   Но Лия брезгливо оттолкнула его и, посмотрев на меня, спросила:
   -А можно его убрать отсюда и сделать так, чтобы я никогда больше его не видела?
   -Конечно можно, родная, - ответил я и улыбнулся.
   Поставив бывшего мужа Лии на ноги, я открыл дверь и вытолкнул его в коридор.
   -Убери его из дома, - сказал я Дамару. Он понимающе кивнул и, взяв мужчину под руку, повёл вниз.
   Закрыв дверь, я вернулся к Лии и с улыбкой посмотрел на неё. Она подошла ко мне, встала на цыпочки, обняла за шею и принялась целовать. Я с удовольствием стал отвечать на поцелуи, положив ей руки на талию. Когда же почувствовал, как она расстёгивает пояс моих брюк, отстранился и с интересом посмотрел на неё.
   После того как мы узнали о беременности, Лия боялась за ребёнка и поэтому избегала секса.
   -Лия?!
   -Хочу тебя, - стеснительно произнесла она.
   Как только она это сказала, на меня накатила такая волна желания, что плохо соображая, что делаю, я начал раздевать её, в предвкушении удовольствия которого был лишен всё это время.
   Когда я уложил её в кровать, меня уже трясло от возбуждения. И сколько я не уговаривал себя не спешить, долго продержаться не смог, потому что желание обладать ею было сильнее.
   Оторвавшись от губ Лии, я положил её на бок, спиной к себе и осторожно вошёл в неё. Начав двигаться, я закрыл глаза и застонал от блаженства. Ощущения были невероятные, и казалось, что это у нас в первый раз.
   -Ты чудо, - со стоном прошептал я.
   Лия застонала в унисон, а потом взяла меня за руку и, поднеся её ко рту, укусила за запястье. Наслаждение нарастало с каждой секундой, и я стал двигаться быстрее, желая испытать удовольствие, которое только она может мне дать.
   Приближаясь к апогею, я не выдержал и, вонзив зубы ей в предплечье, жадно начал глотать её густую, сладкую кровь. Голова закружилась, а потом я испытал такой сильный оргазм, что громко застонал от нахлынувших ощущений - казалось, что внутри всё взорвалось от счастья.
   Придя в себя, я опять припал губами к укусу и, слизав последние капли крови, закрыл глаза и откинулся на подушку. Тело вдруг стало ватным, и я наслаждался этой приятной истомой.
   Лия зашевелилась и, повернувшись ко мне, тихо сказала:
   -Марк, я люблю тебя.
   Я оцепенел. Этих слов я ждал долгих три месяца и уже начал бояться, что она никогда их не скажет.
   -И если твоё предложение ещё в силе, я с радостью стану твоей женой, - продолжила она.
   От изумления и счастья я не знал что сказать, и смотрел на неё, глупо улыбаясь.
   -Стоп! У кого сегодня день рождения - у тебя или у меня? - наконец-то выдавил я самые дурацкие слова из всех возможных.
   Лия смущённо смотрела на меня, и я прижал её к себе, но она тут же стала отпихивать меня.
   -Живот... Мне больно.
   -Прости!
   От счастья хотелось как можно сильнее прижать её к себе, и поэтому я сел, оперевшись на спинку кровати и, усадив её к себе на колени, обнял за плечи.
   -Я тоже тебя люблю, ангел мой. И предложение, конечно же, в силе! Я очень хочу, чтобы ты стала моей женой, - с радостью произнёс я и поцеловал её в губы.- Спасибо тебе!
   -Это тебе спасибо, что появился в моей жизни, - улыбнувшись, сказала она и положила мне голову на плечо.
   В душе всё ликовало. "Я буду самым счастливым мужчиной на свете!".
  
  
   Амалия.
  
   Свадьбу назначили на восьмое января, и спешка меня уже не пугала. Но когда узнала, что будет не скромное торжество, как я хотела, а роскошная церемония с большим количеством гостей, то запаниковала. Правда, когда Марк терпеливо объяснил, что он всё же глава клана и хочет по всем правилам представить меня своим братьям и сестрам, а также своим подданным, то поняла, что по-другому нельзя.
   До свадьбы оставалось четыре дня, и я только что вернулась в нашу спальню после примерки платья. Марк с большей часть вампиров уехал в город, сказав, что вернётся на рассвете, поэтому я села в кресло и задумалась.
   После того как он сделал мне предложение и мы поругались, я ходила сама не своя. Первое время я злилась на него, что он повёл себя как монстр, но когда прошла неделя, и я в очередной раз вспомнила наш конфликт, то попыталась его понять и посмотреть на ситуацию его глазами. Он являлся сыном Королевы и главой клана и не привык к отказам, может именно поэтому так себя повёл? Но даже понимание этого и гордость, не позволяли мне сделать первый шаг к примирению. Как бы там не было, но замуж я не желала выходить, и приди я к нему первой, он мог поставить это условие.
   Дни тянулись медленно, и было тяжело каждый раз при виде него делать холодное и равнодушное лицо. Да ещё и постоянная жажда пугала. Когда я поняла, что даже питания один раз в день уже недостаточно для меня, то не на шутку испугалась. Но, сколько не пыталась ограничить себя, ничего не получалось.
   Известие о моей возможной беременности испугало больше чем жажда, хотя это всё объясняло. А когда я поняла что не Марк отец этого ребёнка и он может с отвращением отнестись к этому, испытала уже панику, потому что нуждалась в нём - без него было тоскливо. К счастью, моя беременность нисколько не испугала его, а даже скорее укрепила симпатию, возникшую между нами.
   Жизнь научила меня ценить каждое мгновение, и я могла с уверенностью сказать, что после примирения стала самой счастливой женщиной на свете. Он с такой нежностью и любовью относился ко мне и к ребёнку, что иногда хотелось плакать от умиления. Марк радовался как настоящий отец, когда впервые услышал сердцебиение ребёнка, а потом, когда он зашевелился, каждый раз весело смеялся, если его толкали в ладонь, и обращался к ребёнку с уморительными фразочками.
   Правда был момент, когда я насторожилась. Я испытывала уверенность, что беременна мальчиком, но когда Авентин сказал, что это девочка и я увидела торжествующее выражение лица Тейты, то всё поняла. Я носила под сердцем будущую Королеву и Тейта ждала именно этого. Получалось, что и Марк мог это узнать раньше меня и вся его любовь - притворство, ради Королевы. Но он смотрел на меня с таким сожалением, что я подумала, что он и сам этому не рад. С этого момента я начала избегать Тейту и относиться к ней подозрительно, потому что не знала, что она хочет от моего ребёнка. В одном я была уверенно точно - она не из тех, кто спокойно отдаст власть, но надеялась, что Марк не даст нас в обиду, потому что он и сам пренебрежительно стал относиться к своей матери. Я же любила своего ребёнка всем сердцем и готова была сама перегрызть кому угодно горло за него.
   А на мой день рождения произошло одно из самых важных событий моей жизни. Увидев Стаса, я удивилась, но вспомнив, какой он был сволочью, и как относился ко мне, а потом выкинул на улицу без гроша в кармане, испытала непонятное удовлетворение от того, что он полностью в моей власти.
   Впервые в жизни я пила кровь и не испытывала угрызений совести. И с каждым глотком казалось, что я очищаюсь от всех тех воспоминаний, которые мучили меня все эти годы после развода и не позволяли довериться мужчине. Я получила освобождение, и когда сделала последний глоток, вдруг отчётливо поняла, что люблю Марка и что нужна ему на самом деле. Складывалось такое впечатление, что я прозрела и посмотрела на него совершенно по-новому.
   Я отчётливо осознала, что хочу прожить с ним до конца своих дней, хочу просыпаться именно в его объятиях, слышать его голос и рожать именно ему детей. Уже то, с какой нежностью он относился к чужому ребёнку, говорило о многом, и я поняла, что он лучшее, что случилось в моей жизни.
   "Через четыре дня стану женой Марка" - я улыбнулась этой мысли, и сердце сильнее забилось в груди.
   Все приготовления к свадьбе были закончены. Приглашения разосланы, Тейта находилась здесь, для украшения дома всё уже заказано, а гости должны были начать съезжаться за сутки до церемонии. Было страшновато знакомиться с братьями и сёстрами Марка, но с другой стороны, они ведь мои будущие родственники, и когда-то всё равно это пришлось бы сделать.
   Ребёнок внутри шевельнулся и я, улыбнувшись, положила руку на живот и произнесла:
   -Мамочка сегодня даже не гуляла на свежем воздухе, да? А тебе он необходим, правда? Сейчас мы это исправим.
   Обычно мы гуляли с Марком по парку возле дома вдвоём, но так как его не было, я решила это сделать одна. Поднявшись, я прошла в гардеробную и, одев джинсовый комбинезон с теплым свитером, спустилась на первый этаж. Достав сапоги и шубу из шкафа, я быстро всё на себя натянула, и пошла к выходу. Мне не терпелось вдохнуть полной грудью морозный воздух и прогуляться по парку.
   -Лия, ты куда? - в холле появилась Асти.
   -Прогуляюсь по парку.
   -Хочешь, я составлю тебе компанию?
   -Не надо, - я улыбнулась ей. - Я недолго.
   -Ну, хорошо, - она улыбнулась в ответ и пошла по своим делам.
   Выйдя, я сразу направилась вглубь парка, и медленно идя по одной из дорожек, разрешила себе наконец-то подумать об Артёме. Злости и ярости к нему я уже не испытывала, ощущения щемящей боли от предательства тоже прошло, и сейчас было лишь жаль, что он так поступил со мной. "Но, с другой стороны, не будь его, я бы не встретила Марка. Да и как не крути, Артём отец моего ребёнка, и я рада, что так получилось. Именно он дал мне тот комочек счастья, который рос внутри меня, а какие цели он преследовал, не важно. Всё к лучшему!" - оптимистично подумала я и улыбнулась. "Я благодарна тебе Тёмка, за всё то плохое, что ты сделал, потому что этим дал мне возможность стать счастливой! Я отпускаю тебя из своего сердца и желаю тебе счастья от всей души" - от этой мысли на сердце стало так легко, что захотелось кружиться, как в детстве.
   Гулять по парку без Марка было скучно, но и в дом идти не хотелось, поэтому я решила обойти дом по кругу, и подумать над именем ребёнка.
   Когда стало понятно, что родится девочка, мы с Марком задумались над тем как её назвать и перебрали массу имён. Сначала каждый из нас составил свой список, а потом стали выбирать имена, которые нравятся, и отсеивать те, которые не нравились кому-либо из нас. В итоге осталось два имени - Астрея и Элара. Марку нравились оба, и он оставил выбор за мной. "Хитренький! А мне вот теперь мучайся!".
   -Амалия, - до меня донёсся тихий голос и я, остановившись, прислушалась. - Здравствуй!
   Передо мной появилась красивая брюнетка лет двадцати - двадцати двух и я удивлённо посмотрела на неё. Она была вампиром, но точно не жила в нашем доме.
   -Рада, что ты наконец-то вышла одна. Я тебя тут сторожу уже три ночи, - продолжила она.
   -Зачем? И кто вы такая?
   -Меня зовут Зарая, и я хочу кое-что тебе рассказать, - ответила она и её глаза загорелись недобрым светом. Сердце тут же сжалось от плохих предчувствий. - Ты не всё знаешь, - она хищно улыбнулась, и мне тут же захотелось убежать, потому что когда-то то же самое сказал Марк и то, что я потом узнала, причинило боль. - Полный текст пророчества тебе так и не рассказали.
   -Полный? - сердце пропустило удар, и я оцепенела.
   -Да, и звучит оно так: "На двадцать пятый день конца десятилетья, когда планеты выстроятся в ряд, на свет появиться дитя отмеченное крестным знаком. Оно и даст всем детям ночи веру в приход и милость новой Королевы. Кровь Королевы той послужит благом и даст свободу расе тьмы. Но.... Даст лишь тем, кто сможет мать той Королевы уговорить пойти за ним на край Земли". Понимаешь, что это значит? И дампиры, и вампиры крутятся возле тебя не только потому, что ты ждёшь рождения ребёнка, а и потому что многое зависит от тебя. Только тот, кто сможет убедить тебя в своей любви, получит новую Королеву для своей расы. Тебя используют и убеждают в любви именно поэтому.
   Перед глазами всё поплыло и я, качнувшись, чуть не упала. Сердце в груди нестерпимо заныло и казалось, что я сейчас потеряю сознание.
   -Почему я должна тебе верить? - прохрипела я.
   -Можешь мне не верить и дальше жить в обмане, если тебе это нравится, - снисходительно ответила она. - Но ты совсем не знаешь Марка. Ты, например, видела когда-нибудь его доноров? Или как он пьёт кровь? По глазам вижу, что нет. Могу тебе рассказать - его жертвы всегда красивые, молодые девушки и он не просто пьёт их кровь, а делает это, занимаясь сексом. Не думай, что ты у него единственная.
   Мне стало ещё хуже и я, подойдя к дереву, опёрлась на него спиной, чтобы не упасть. Я действительно никогда не видела доноров Марка и к лицу прилила краска, когда я представила, что только лишь одна из многих. "Вот что, то были за женские шаги в коридоре, которые я иногда слышала, пока мы с Марком не стали встречаться! Он всегда пил мою кровь, когда мы занимались любовью и говорил, что в эти моменты кровь самая вкусная! И поэтому я никогда не видела его жертв! Он скрывал их и продолжал утолять свою жажду именно таким способом!".
   -А жениться он на тебе, чтобы окончательно привязать, - сказала Зарая и усмехнулась. - Он хоть сказал тебе, что это раз и навсегда? Разводов у нас не бывает, и когда твой ребёнок вырастет, тебя просто уберут за ненадобностью. Тейта обвинит тебя в чём-либо и прикажет убить, чтобы освободить своего сыночка. Причём она всё сделает так, что даже твой ребёнок будет ненавидеть тебя.
   Я закрыла глаза и попыталась унять боль в сердце. Оно стучало в груди с бешеной скоростью, а ребёнок стал шевелиться и пинаться, по-видимому, чувствуя дискомфорт. Девушка продолжала что-то говорить, но я уже не слушала её.
   Перед глазами мелькали сцены из нашей жизни с Марком, и я поняла, почему он так повёл себя, когда я отказалась выходить замуж. Проблема состояла не в том, что он не привык к отказам, а в том, что ему требовалось меня привязать к себе, ведь можно было просто жить вдвоём и без бракосочетания.
   "Опять я позволила себя обмануть! Какая же я легковерная дурочка" - горько усмехнувшись, я открыла глаза и посмотрела на девушку.
   -Так что тебе решать, как жить дальше, - тем временем закончила она. - Прощай! - насмешливо бросила она и исчезла.
   -Стой! - сказала я, но рядом уже никого не было.
   Если бы у меня так не кружилась голова, я бы бросилась за ней, но страх, что я могу упасть и навредить ребёнку был сильнее, и я осталась стоять, привалившись спиной к дереву. Казалось, что сердце внутри каменеет, а душа умирает в муках, потому что всё это походило на правду.
   И тут внутри что-то щёлкнуло, и меня охватила злость. "Не позволю им решать мою судьбу и судьбу моего ребёнка! Хватит! Я устала быть пешкой, и отныне всё будет так, как я хочу! Значит, вам нужна новая Королева и всё это задумывалось ради неё? Тогда никто из вас её не получит! Это мой ребёнок и мне плевать, кем она является для вас!".
   С каждой секундой во мне появлялось всё больше решимости прекратить это раз и навсегда. "Ну, подождите! Вы ещё пожалеете, что использовали и обманывали меня!".
   Уверенным шагом я вернулась в дом и, не раздеваясь, прошла в нашу спальню. Найдя листок бумаги, я записала на нём последние слова пророчества, а потом сняла кольцо и положила его вместе с запиской на кровать. Найдя свой паспорт, засунула его в карман комбинезона, и взяла одну из кредитных карточек. "Один раз сниму с неё деньги, а потом выброшу, чтобы меня не выследили. Вот только как мне выбраться из дома? На воротах охрана и меня не выпустят одну. Можно перелезть через забор, но везде камеры и меня увидят" - я задумалась, и тут же в голову пришло решение проблемы.
   Схватив телефон, я набрала номер сто двенадцать и с отчаянием в голосе произнесла:
   -Девушка! У нас пожар!
   -Ваш адрес? - раздалось из трубки, и я быстро назвала его. - Машина скоро будет. Ждите!
   -Спасибо! - и отключив телефон, спустилась в холл.
   Оглянувшись и увидев, что так никого нет, я быстро выскочила на улицу и стала ждать. "Когда приедет пожарная машина охране будет не до камер видеонаблюдения, и я спокойно переберусь через забор!" - от нетерпения я стала переминаться с ноги на ногу, и хотелось как можно быстрее уйти отсюда. Куда идти и как жить дальше я пока не знала, но была уверена, что поступаю правильно.
   Издали раздался вой сирен, и я улыбнулась. Когда машина подъехала к воротам, я побежала в парк и, взобравшись на дерево возле забора, перепрыгнула на него. Посмотрев вниз, я испугалась высоты, но отступать уже не хотела. Положив руку на живот, я тихо прошептала:
   -Извини радость моя, но мамочке надо спрыгнуть вниз. Буду стараться сделать это аккуратно.
   Высота была приличной, но я надеялась, что сугроб смягчит приземление. Сев, я оттолкнулась руками от забора и спрыгнула вниз. Сугроб действительно мне помог и я, прислушавшись к себе, и поняв, что с ребёнком всё хорошо, выбралась из него.
   "Главное добраться до дороги, и словить там попутную машину" - я старалась идти быстрее, потому что в любой момент могли заметить моё отсутствие. "Только бы всё получилось!".
   По-видимому, удача была на моей стороне и первая же проезжавшая машина остановилась, когда я подняла руку.
   -На Казанский вокзал подвезёте? Я хорошо заплачу.
   -Садитесь, - ответил мужчина.
   Всю дорогу пока мы ехали, я оглядывалась назад, проверяя, нет ли погони, а в городе увидев первый же банкомат, попросила остановиться возле него.
   Вставив карточку, я задумалась, какую сумму снять себе на первое время и решила не скупиться. "Попробую снять пятнадцать тысяч евро, а если не получится, то хотя бы десять". Есть ли ограничение для снятия наличных, я не знала, но очень надеялась, что Марк не устанавливал его.
   К моей радости, ограничения не было, и я чуть не закричала от счастья, когда банкомат выдал мне деньги. Положив их в карман, и получив карточку, я сломала ей и бросила в урну.
   Вернувшись в машину, я откинулась на сиденье и, закрыв глаза подумала: "Вот и всё. Больше никто не будет мной манипулировать, как безмозглой куклой. Теперь я свободна и только сама решу, как мне жить дальше и что делать! Я хозяйка своей судьбы!".
  
   Глава 11.
  
   Марк.
   Я знал, что этот день будет для меня тяжёлым и внутренне приготовился к этому, но легче от этого не было. Прошёл год с того дня как Лия исчезла. Ровно год... Страшный год для меня.
   Если бы меня спросили, как я живу, я бы не сказал, что плохо. Я бы сказал, что не живу, а существую. Без Лии жизнь казалась пустой и не имеющей смысла. Только руководство кланом давало возможность забыться и не думать о ней. Но сегодня не думать о ней я не мог.
   Закрыв глаза и откинувшись на спинку кресла, я принялся вспоминать события годовалой давности.
   В связи с моей свадьбой начала съезжаться большая часть подчиняющихся мне вампиров, и я решил, чтобы они не скучали - спланировать наказание для дампиров за то, что они напали и сожгли дом в Екатеринбурге. Сначала мы планировали проучить их после моей свадьбы, но времени было много, и мы решили не тянуть.
   Как только солнце село, я поцеловал Лию и уехал из дома, чтобы руководить операцией и координировать действия руководителей моих филиалов, которые вернулись на закреплённые за ними территории. Это меня и сгубило - не оставь я Лию в тот вечер, ничего бы не случилось.
   Когда операция была в самом разгаре, мне позвонили из дома и сказали, что Лия пропала. Что я пережил в тот момент пока ехал домой, страшно вспоминать до сих пор. Я предполагал что угодно, но вбежав в нашу спальню и увидев записку с кольцом, и всё поняв, просто сел на кровать и внутри всё оцепенело. В голове крутился только один вопрос: "Как она узнала последние строки пророчества?".
   Сколько я так просидел - не знал, но затем во мне проснулась жажда действий. Единственное, что я хотел - это найти Амалию и всё объяснить ей. Хотелось прижать её к себе и сказать, что эти строки ничего не меняют, и я люблю её. А следом за этим пришла ярость. "Кто рассказал ей об этом? Как она ушла из дома и почему её никто не остановил?".
   На второй вопрос я быстро получил ответ, когда узнал о вызванных пожарных и просмотрев запись с камер видеонаблюдений. Пока охрана разбиралась с ложным вызовом, Лия спокойно перепрыгнула через забор и ушла.
   После, я не раз пересматривал эту запись, пытаясь рассмотреть выражение её лица и понять, что она шепчет, положив руку на живот, но качество съёмки было отвратительным.
   Я отчётливо помнил ту надежду которую испытывал идя по следу Амалии и то разочарование, когда понял, что она села в машину.
   До самого рассвета мы, с моими помощниками мотались по Москве и пытались найти Амалию, но она как сквозь землю провалилась. Мы прочесали все авто и железнодорожные вокзалы, аэропорты, но всё оказалось тщетным. Когда приблизился рассвет, и нам пришлось вернуться домой, я уже испытывал панический страх. "Где она сейчас? Нашла убежище, чтобы спрятаться от солнца? Как она себя чувствует? Что сейчас думает?".
   И хотя я понимал, что физически она будет себя чувствовать хорошо, потому что период сонливости прошёл, а железное здоровье вампира защитит её от всего остального - легче мне не было. А ещё я точно мог ответить на вопрос: "Что она думает?". Она могла меня только ненавидеть, и от сознания этого было ещё хуже.
   После возвращения я больше часа метался по нашей комнате, как загнанный в клетку зверь. Чем больше времени проходило, тем больше возникало вопросов.
   Обыскав всю комнату и поняв, что нет её паспорта и одной из кредитных карт, я тут же проверил баланс счёта и увидел, что снято пятнадцать тысяч евро. От этого стало чуть легче. По крайней мере, я знал, что деньги у неё есть. Карту я решил не блокировать и отслеживать снятие наличных, надеясь, что таким образом смогу напасть на её след.
   Чтобы хоть как-то унять боль и страх, я решил получить ответ на вопрос, который меня больше всего волновал: "Кто посмел рассказать полный текст пророчества?". До вечера оставалось ещё масса времени, и на поиски я выехать не мог.
   Собрав всех домочадцев, я практически поминутно смог восстановить всю картину. Получалось, что в доме никто не мог проговориться, и я опять начал просматривать видеозаписи с её прогулкой по парку.
   Лия не всегда попадала в объектив камеры, и именно эти минуты больше всего интересовали меня. Я чуть ли не до боли в глазах всматривался в монитор, и это дало свои результаты. Рассмотрев мелькнувшую тень на одной из записей, и поняв, что Лия всё же находилась не одна в парке, я сопоставил время её передвижения и вычислил место, когда ей могли всё рассказать, и которое не просматривалось камерами.
   Но пока на улице не потемнеет, выйти я не мог, чтобы хотя бы на месте, по запаху определить того, кто всё рассказал. Поэтому, меряя шагами свой кабинет, я пытался предугадать, кто мог это сделать. По логике это мог сделать тот дампирёныш. Но в этой версии имелась нестыковка. "Если это действительно он, то почему Лия уходила одна?" - ведь других запахов не было, и вряд ли тот ублюдок пришёл бы просто так ей всё рассказать, и дал ей возможность уйти одной. Хотя он мог уйти другой дорогой и ждать её в машине. Было и ещё одно "но". Кто-бы не проболтался, он ни разу не попал в объектив камер, и прекрасно знал "слепые" зоны в наблюдении за периметром. Выходило, что это кто-то из своих, хорошо знакомый с расположением всех камер.
   Когда же стемнело и я, оказавшись в парке, всё понял, меня охватила дикая ярость. Этот запах я знал очень хорошо - это была Зарая. А когда понял, что она не одну ночь провела в кустах, не раздумывая убил всю охрану за их безалаберность и халатное отношение. Но это не дало облегчения. После этого я стал искать не только Лию, но и Зараю.
   Первые дни я продолжал колесить по Москве, но надежды что Лия здесь уже практически не было, и я развернул поиски по всей стране.
   Теперь, спустя год, в каждом большом городе имелись вампиры, которые отслеживали милицейские сводки и случаи исчезновений или самоубийств людей. Если раньше мы получали их раз в месяц, то сейчас наладили каналы и узнавали всё практически сразу. Однако и это не давало результатов. И тех, и других случаев по всей стране было много, и понять, к какому из них причастна Лия, пока не представлялось возможным. Вывод напрашивался один - она не сидела на одном месте и постоянно передвигалась, и найти её очень тяжело, потому что она очень аккуратна. С карточки тоже больше не снимали деньги, и я терялся в догадках: она живёт на то, что сняла при бегстве или нашла другой способ добывать деньги? В принципе с нашими способностями это сделать просто и если она самостоятельно добывает деньги, то я потерял ещё одну ниточку, которая давала мне шанс разыскать её.
   В начале марта я вообще не находил себе места и приказал обращать внимание на любой экстраординарные случай. Лия должна была родить, и я сходил с ума, теряясь в догадках: "Что она будет делать? Сама это сделает или обратится к какой-нибудь повитухе в глухом селе? В роддом она в любом случаи не пойдёт". Я метался по дому, представляя, что сейчас она где-то далеко от меня дает жизнь ребёнку и рисовал страшные картины её мучений, хотя холодный разум говорил, что ей ничего не угрожает. Роды у вампиров хоть и могли проходить болезненно, но никакой опасности для здоровья и жизни не представляли. Я прекрасно понимал, что просто хочу быть рядом с ней и поддержать её своей любовью. Но ничего необычного не зафиксировали, и я в очередной раз понял, что поиски в этом направлении тоже безрезультатны.
   Зато я быстро нашёл Зараю. Она, в отличие от Лии пряталась не так умело и спустя два месяца её привезли в мой подмосковный дом. Времени у меня было много, и к тому моменту, когда её нашли, я уже придумал наказание.
   Мотивы, которые ей двигали, были понятны, и даже не став её слушать, я объявил наказание.
   "Интересно, как она там сейчас? Может сходить к ней и посмотреть?" - эта мысль неожиданно пришла в голову. "Да, пожалуй, так и сделаю".
   Поднявшись, я вышел из кабинета и пошёл в подвал дома. Спускаясь по лестнице, я понял, почему захотел это сделать. Где-то в глубине души я надеялся, что увидев страдания Зараи, испытаю облегчение, и душевная боль притупиться хоть на несколько минут.
   Подойдя к камере, я кивнул охраннику и тот, открыв дверь, пропустил меня внутрь.
   Посмотрев на Зараю, я презрительно усмехнулся. От холёной красавицы осталась тень. Круги под глазами, безумный взгляд, сбившиеся, грязные волосы и грязная одежда - всё это вызывало отвращение. Она сидела на кровати и постоянно чесала себе грудь, из которой сочилась кровь.
   Секунд тридцать она рассматривала меня, а потом её взгляд стал обретать осмысленность, и я сказал:
   -Здравствуй, Зарая.
   -Марк... - пробормотала она и с надеждой посмотрела на меня.
   -Решил проведать тебя. Сегодня ровно год с того дня, как ты всё рассказала Амалии. Помнишь тот день? - с ненавистью произнёс я.
   -Год? Только год? - растерянно спросила она.
   -Да, - я усмехнулся. - И впереди у тебя ещё лет тридцать, прежде чем ты сможешь надеяться на смерть, но ведь для тебя эти годы будут тянуться медленно, правда? Жажда доставляет сильные страдания? - она затравленно посмотрела на меня. - Но вынужден тебя огорчить - так просто ты не умрёшь. Лет через двадцать я приведу к тебе человека и дам крови, а потом опять посажу на диету, и ты снова будешь долго и мучительно умирать!
   Когда до неё дошёл смысл сказанного, она с визгом бросилась на меня и попыталась вцепиться зубами мне в горло. Я ожидал этого, поэтому, отклонившись назад, схватил её за запястья левой рукой, а правой взял на горло и, прижав к стене, с презрением спросил:
   -На что ты надеялась, когда рассказывала всё Амалии? Ты думала, что я тебя не найду?
   -Я любила тебя! - прохрипела она.
   -Любила?! - с отвращением переспросил я. - Если бы ты любила, ты бы желала мне счастья. Знаешь, как говорят: "Если любишь, то отпустишь". Ты в принципе не способна никого любить, кроме себя.
   -Я жила с тобой восемь лет и заслужила большего, чем ты мне дал.
   -Тебе было мало денег? Или ты думала, что я женюсь на тебе? Нет! Денег у тебя было более чем достаточно, и ты всегда знала, что я на тебе не женюсь. Ты просто решила отомстить, - со злостью прошипел я. - Ты мелочная, мстительная сука и теперь будешь расплачиваться за свой поступок очень долго.
   -Убей меня, - с отчаянием прошептала она.
   -Нет, дорогуша! - я мстительно усмехнулся. - Ты умрёшь в тот день, когда Амалия переступит порог этого дома, не раньше! Так что молись, чтобы я нашёл её как можно скорее.
   Она с ненавистью посмотрела на меня и попыталась нанести удар ногой, но я отбросил её от себя и вышел из камеры.
   Пока я поднимался по лестнице, вслед раздавался истеричный, не прекращающийся крик:
   -Убей меня! Убей меня! Убей меня! Убей меня! Убей меня....
   Пренебрежительно усмехнувшись, я понял, что мне стало чуть легче.
  
  
   Артемий.
  
   "Год и четыре месяца я не видел Лию! А кажется, что лет десять" - тяжело вздохнув, я посмотрел на мелькающий за окном пейзаж. Мы ехали в Саратов, за рулём сидел Денис, и я, откинувшись на спинку сиденья, закрыл глаза.
   Поиски не давали результатов, и меня всё больше охватывало отчаяние. Казалось, что Лия потеряна навсегда, и где-то в глубине души я примирился с этим. Я по-прежнему её искал, но уже не для того чтобы вернуть, хотя маленькая часть меня надеялась и на это.
   Я любил её, как и раньше, но теперь эта любовь была какой-то другой. Лия стала для меня недосягаемой мечтой. А всё началось с нападения на дом Марка в Екатеринбурге.
   Мы сутки методично рыскали по городу и его окрестностям и, в конце концов, нашли дом, где проживали вампиры. Ещё два дня мы сидели в засаде, и наблюдали за домом, в надежде, что кто-нибудь из вампиров приведёт нас к главе клана или к самой Королеве. Но ничего не происходило, и старейшины приняли решение о нападении. Им не терпелось узнать, где может находиться Лия, и они, отбросив всю осторожность, отдали приказ о штурме днём. Я считал, что это верх безрассудства, потому что за двое суток из дома никто не вышел, и мы не знали, сколько там вампиров. Опасаясь, что много дампиров может погибнуть, я пробовал их убедить понаблюдать ещё за домом, но их это не волновало. Нападение было стремительным. На наше счастье, там находилось всего четыре вампира, и мы быстро с ними справившись, стали осматривать дом. Вот тогда-то я и узнал то, что до сих пор воспринимал с болью.
   Лия жила в этом доме, и судя по запаху, она стала вампиром. Но не это меня подкосило, а то, что я понял, что она жила в комнате Марка, главы клана. Если бы она до сих пор являлась человеком, то у неё просто не было выбора, потому что покорно бы исполняла отдаваемые ей приказы, но если она вампир, то делала это добровольно.
   Когда я это осознал, то испытал страшную боль. Хотя и понимал, что ложью настроил её против себя, но где-то в глубине души надеялся, что она не бросится так быстро в объятия другого. Осознание того, что она уже может и забыла меня, было мучительным.
   Тогда в той спальне в моей душе произошёл перелом, и после этого Амалия стала для меня недосягаемой мечтой. Любовь к ней не ушла, а стала другой. Я продолжал её искать, но делал это скорее для того чтобы рассказать всю правду и услышать, что она меня прощает и не держит зла. В какой-то момент я понял, что желаю ей только счастья, а с кем она его обретёт уже не столь важно.
   С того момента моя жизнь изменилась. Но она изменилась не только у меня. Марк жестоко отомстил за налёт на его дом, и было совершенно крупномасштабное нападение на нас. Он добрался даже до дома старейшин. В той схватке погибших было много с обеих сторон, в том числе погиб и один из старейшин - Волоф. Когда это произошло, то многие подумали, что это конец дампирам на территории России, и Марк не остановится, пока не уничтожит нас всех.
   Однако затем произошло непонятное. По логике ему оставалось нас только добить, выслеживая горстки оставшихся в живых дампиров, но он резко потерял к нам интерес и мы не понимали, что это может обозначать. Вампиры по-прежнему продолжали разъезжать по всей стране, но не мы являлись их целью, и что происходит, мы так и не смогли понять.
   Орхон и Сангай выжившие после нападения, переехали на Алтай, и постановили пока вообще не трогать вампиров. Нас было слишком мало и требовалось восстанавливать популяцию, а не ввязываться в воины по всякому мелочному поводу. Единственную цель, которую поставили старейшины - найти дом Марка, чтобы отбить Амалию, хотя и в этом я уже не видел смысла, понимая, что она вряд ли уже доверится кому-то из дампиров, а соответственно получить Королеву для нас было практически невозможно. Но слежка за вампирами продолжалась. Правда, пока не приносила результатов - где живёт Марк мы так и не узнали.
   А самым омерзительным оказалось наблюдать за действиями наших старейшин. Они развернули настоящий конвейер смерти. Была отобрана группа из дампиров, которые соблазняли женщин, и уже начался бум деторождения от нас. Я отказался принимать в этом участие, и сосредоточился на поисках дома Марка, а параллельно вернулся к своей основной работе.
   В Самаре мне нужно было проверить информацию об одном из предприятий и решить - стоит вкладывать туда деньги или нет.
   "А может, съездить потом в Краснодар? Тут всего тысяча шестьсот километров и десять-двенадцать часов пути на машине" - я задумался, решая ехать туда или нет.
   После моего первого приезда, я побывал там ещё два раза - весной и в начале сентября. Каждая из этих поездок приносила одновременно и успокоение, и бередила раны. Особенно тяжело мне далась поездка в сентябре.
   Тогда я провёл в доме шесть дней, и в каждый из них вспоминал, что мы делали с Лией ровно год назад в это время. Уехал я оттуда разбитым и сейчас не знал, чего хочу.
   Дом стоял без Лии уже год и четыре месяца и её присутствия там уже не ощущалось. Меня тянула туда скорее уже знакомая обстановка и воспоминания, чем её эфемерное присутствие.
   "Съезжу. В последний раз" - решил я и вздохнул.
  
  
   Амалия.
  
   Открыв глаза, я сонно осмотрелась вокруг - обстановка была чужой. Эту квартиру мы сняли вчера вечером, и теперь это будет наш дом на ближайшие пять дней. "Как же надоело просыпаться в разных местах и постоянно переезжать. Но другого выхода нет".
   Повернувшись, я легла на бок и, посмотрев на Элару, улыбнулась. Она спала на спине, забросив руки вверх, на подушку. "Именно так всегда спал Марк" - внутри что-то неприятно кольнуло, и я отогнала от себя эту мысль. Элара смешно морщила губки во сне, и я с любовью посмотрела на неё. "Что-то снится". Захотелось прижать её себе, но боясь её разбудить, я просто всматривалась в черты лица и испытывала всепоглощающее счастье, что у меня есть моё солнышко. Моя девочка, которую я любила больше жизни и ради которой была готова на всё.
   Сегодня было четвёртое января, и ровно через два месяца ей должен исполниться годик. "Четвёртое января... А ведь год назад, в этот вечер я всё узнала" - внутри всё заныло и я, откинувшись на подушку, закрыла глаза. "Да уж, за этот год столько всего произошло, но воспоминания стереть невозможно".
   В ту ночь я уехала из Москвы на ближайшем же поезде, и началось моё путешествие. Всю дорогу я думала о том, как мне жить и что делать дальше, и когда сошла на одной из станций, чтобы найти себе приют и спрятаться от солнца, уже всё решила и спланировала. Сначала я думала поселиться в каком-нибудь большом городе и жить тихо там, но хорошо всё взвесив, поняла, что с моими возросшими аппетитами я рано или поздно привлеку к себе внимание. В каких городах у Марка есть филиалы, я не знала, и это тоже меня волновало. Я боялась при очередной охоте нарваться на вампира, а этого требовалось избегать в любом случаи. Вот тогда я приняла решение постоянно переезжать, и не задерживаться в одном городе надолго. Одна жертва - и я уезжаю.
   Так как деньги у меня имелись, я могла спокойно перемещаться, надо было только учитывать восходы и закаты солнца, и сопоставлять их с движением поездов, выбирая станцию, на которой выйти, чтобы укрыться до рассвета.
   Когда с этим вопросом я разобралась и приняла решение, передо мной встал самый важный вопрос - как мне родить ребёнка. Приблизительная дата родов была назначена на шестое марта, и я не знала, что мне делать. Одно радовало - в своё время я подробно расспрашивала Тейту и Авентина о том, как всё будет происходить, и как будет расти ребёнок. Эти знания вселяли в меня хоть каплю уверенности, но страх всё же был сильнее. В роддом я обратиться не могла, а самой у себя было страшно принимать роды, поэтому я решила уехать за Урал и в каком-нибудь глухом селе найти бабку, которая примет у меня роды. Но и здесь возникала проблема - даже если я приеду в село, хорошо насытившись перед этим, а роды произойдут не шестого числа, а позже, мне придётся искать себе жертву. В маленьком селе и так сразу на меня обратят все внимание, а если появится труп, а то и два, может произошли что угодно. В глухих сёлах бабки до сих пор придерживаются старых обычаев и верят во многое, а уничтожать половину или всё село не хотелось. Плюс это могло привлечь в себе внимание вампиров.
   Эти мысли мучили меня почти два месяца, и я не могла определиться, как мне поступить. Единственное что я делала - это продвигалась на восток и надеялась, что может, на месте определюсь уже окончательно, что мне делать, или положусь на судьбу.
   Но за меня всё решила природа. На рассвете третьего марта я прибыла в Тобольск. Сняв номер в гостинице, я выспалась в ванной комнате, на полу, а потом принялась просматривать газеты и искать себе квартиру. До родов оставалось три дня и перед тем как ехать в какое-нибудь село, требовалось ещё узнать, где такую бабку можно найти, и необходимо было хорошо подкрепиться, а в гостинице делать это было опасно. Я питалась уже трижды на день, и человека мне хватало ровно на сутки. Понимая, что если я останусь в номере, и один из постояльцев выкинется из окна, это не свяжут со мной, а вот если это сделают два или три постояльца, то вампиры могут этим заинтересоваться. Приводить же доноров в гостиницу было опасно. Я боялась, что мной заинтересуется милиция, если я пару раз выведу из гостиницы мужчин, которые от потери крови еле держаться на ногах, и которых потом могут опознать администраторы, когда найдут их трупы.
   Поэтому я решила снять квартиру, а заодно узнать у хозяйки название возможных посёлков, где можно найти повитуху. Мне пришлось позвонить не по одному номеру, пока я не нашла нужного мне человека. Как правило, я попадала на агентства, или молодые голоса, а мне нужна была немолодая болтливая женщина, которая легко идёт на контакт и знает все окрестности.
   Поняв, что нашла именно такую женщину, я договорилась о встрече на вечер, и не разочаровалась. Показав мне квартиру, она естественно поинтересовалась моей беременностью и я выдала ей заготовленную историю, что я, мол, жена одного тирана-олигарха и сбежала от него. Теперь вот скрываюсь, а время родов близится, и я ищу бабку повитуху, потому что мой муженёк может найти меня в роддоме и забрать ребёнка.
   Женщина долго охала и возмущалась, а потом позвонила какой-то своей знакомой, и через полчаса у меня уже было и название села, и имя бабки, и подробно расписано как туда доехать. Поговорив ещё чуть-чуть с женщиной, и выпроводив её, я вышла на охоту. Мужчина нашёлся быстро и, приведя его в квартиру я, утолив голод, стала прокладывать маршрут до деревни.
   Схватки начались неожиданно, после полуночи, и я сильно испугалась, поняв, что уже не доберусь ни до какой бабки, и сама у себя должна принять роды. Выбора не было и я, вспомнив фильм про роды, который посмотрела в интернете, приготовила всё необходимое.
   Сами роды как-то стёрлись из памяти. Осталось только воспоминание тянущей, разрывающей боли, и желания кричать, но и этого я не могла себе позволить. Потом, когда Элара появилась на свет, и я обмыла её и, запеленав, прижала к себе, я посмотрела на часы, и поняла, что рожала почти четыре часа. Но всё это казалось ерундой потому что, держа её на руках, я испытала такое счастье, что, не сдержавшись, плакала и одновременно с этим улыбалась, рассматривая её.
   Она была самым настоящим чудом. Маленькая, смешная, с розовыми губками, темными волосиками, пухлыми щёчками и крохотными пальчиками, она смотрела на меня и я не могла отвести от неё взгляда и постоянно целовала то в лобик, то в носик, то в крохотную ладошку, а в душе всё пело.
   Правда, кое-что меня всё же испугало тогда и волновало до сих пор - у Элары были чёрные глаза. Такие, как у меня, когда я была человеком, а этого казалось ненормальным, ведь она вампир. С этим я так и не разобралась до сих пор, но радовалась, что ей не надо носить линзы. Внешне она выглядела как обыкновенный ребёнок, вернее как очень красивый, обыкновенный ребёнок.
   В ту ночь я испытала счастье материнства и, покормив впервые своего ребёнка и уложив спать, долго не могла отойти от неё, хотя и испытывала голод. Мой донор находился на кухне, но даже выходить туда и оставлять хоть на секунду свою девочку, я не желала. Больше трёх часов я лежала рядом с ней на кровати и, поглаживая её животик, не могла ею налюбоваться. И только после того, как покормила её второй раз и уложила снова спать, поняла, что сама уже умираю от голода.
   Утоляя жажду, я в очередной раз похвалила себя, что всё узнала о детях у Тейты, иначе могла бы совершить самую большую ошибку, и накормить свою девочку кровью человека. Всё дело заключалось в том, что дети вампиров росли до тех пор, пока питались кровью своих родителей или других вампиров, а как только они пробовали кровь человека, они переставали физически развиваться. Если бы я по незнанию напоила Элару кровью человека, то она навсегда так и осталась бы младенцем.
   Имелся и ещё один нюанс - дети росли быстро. Авентин сказал, что приблизительно за год ребёнок вырастает до трёхлетнего возраста, а к двум годам уже будет выглядеть как шестилетний и так далее. И утоляя свою жажду, я улыбалась, представляя как лет через шесть, когда Элара будет выглядеть как восемнадцатилетняя девушка, она станет пить у меня кровь. А ещё я очень надеялась, что она подождёт хотя бы лет до семи со своей первой жертвой, и захочет вырасти физически до возраста двадцать один - двадцать два года, но как оно будет, я решила не загадывать.
   Засыпая в тот день и прижимая к себе Элару, я была самой счастливой женщиной на земле, и с каждым днём моё счастье росло.
   В Тобольске мы задержалась на три дня, а затем опять двинулись в путь. Первое время переезды давались тяжело, хотя Элара и была спокойным ребёнком. Но всё же она была младенцем, и очень часто капризничала, слыша человеческий запах. Тейта говорила, что обычно вампиры своим детям не показывали людей, пока им не исполнится два года, чтобы они уже понимали последствия, если не сдержатся и выпью крови человека, но у меня такой возможности не было. Максимум, что я могла - это выкупить полностью купе, чтобы лишний раз не беспокоить свою кроху человеческими запахами, я и старалась делать именно так. А потом вообще купила недорогую машину и мы стали в ней колесить по стране. Благо, что права я получила ещё, когда была замужем за Стасом, и они хранились у меня в паспорте.
   Покупка автомобиля сильно ударила по моему карману, и пришлось искать способ добычи денег. И я его нашла. Правда, меня до сих пор коробило от этого, но ради Элары я готова была на всё.
   Я банально занималась воровством. Вернее обирала своих жертв. После укуса они покорно исполняли мои приказы и снимали всю наличность со своих карт и отдавали мне. Именно это и позволяло мне сейчас безбедно существовать.
   После родов я перешла на питание раз в два дня, и это позволило мне задерживаться в городах на пять - шесть дней, так как я до сих пор придерживалась принципа: один город - одна жертва. Если бы я ела раз в четыре дня, было бы ещё проще, но аппетиты Элары росли, и мне требовалось хорошо питаться.
   Когда ей исполнилось три месяца, и прорезались первые зубки, она стала сама меня кусать, чтобы утолить голод. А когда ей исполнилось пять месяцев, она сделала первые свои шаги, и каждый раз видя, как она делает что-то впервые, я испытывала счастье и радость от того, что она у меня есть. Когда же она впервые сказала "мама" я расплакалась от счастья и долго не могла успокоиться.
   Время неслось стремительно, и я очень жалела, что моя кроха растёт так быстро. Так хотелось его задержать и подольше насладиться её первым лепетом, первыми шажками, первыми осознанными предложениями, но...
   Одно меня радовало, как только Элара родилась, я полностью погрузилась в заботы о ней и очень редко вспоминала Марка или Артёма. Хотя после бегства иногда порывалась позвонить Марку и высказать ему всё, что думаю. Останавливало меня только одно - я боялась, что он меня выследит и заберёт ребёнка, плюнув на последние строки пророчества.
   Часы показывали семь вечера, и Элара должна была вскоре проснуться. Я опять легла на бок и посмотрела на свою малышку. Она уже выглядела как трёхлетний ребёнок и была полной моей копией. Единственное - волосы у неё не черные, а тёмно каштановые, как у Артёма. Но меня поражало другое - повадки и характер у неё были от Марка. Вот сейчас она также забросила руки на подушку и спит, как он это всегда делал, а если ей что-то не нравилось, она щурилась точно также и поджимала губы. И была такая же упрямая и настырная как Марк, если чего хотела добиться или получить. Объяснение этому имелось только одно - кровь Марка обратила меня и сделала Элару вампиром ещё в моей утробе, и значит, Марк был прав, говоря, что тоже отчасти её отец...
   Элара зашевелилась и, открыв глаза, сонно посмотрела на меня.
   -Добрый вечер, солнышко, - сказала я и поцеловала её в носик.
   -Добрый, мамочка, - сладко потянувшись, она улыбнулась мне.
   -Как настроение?
   -Хоросо, - в некоторых словах буквы она ещё не выговаривала, и я всегда улыбалась, слушая её.
   -Пойдём сегодня гулять? Я тут недалеко видела горку, можем покататься.
   -Да! - она взвизгнула от радости, и тут же оказавшись на ногах, стала прыгать на кровати. - Горка! Горка! А потом на охоту?
   -Да, мне надо сегодня поесть.
   То, что мы с ней не такие, как окружающие люди я попробовала ей объяснить, как только она начала осознанного говорить и понимать меня, и она всё усвоила. А больше всего меня радовало, что она перестала остро реагировать на человеческий запах, и знала, что пить их кровь ей пока нельзя. Правда она всё же сторонилась их какое-то время, но люди сами к ней тянулись, и она перестала их избегать.
   Каждый раз, когда мы выходили с ней гулять, мамочки обступали её и млели глядя на неё, и в один голос говорили, что она маленький ангелочек. Поняв, что все от неё в восторге, Элара научилась строить глазки и теперь многие мальчики, с которыми она гуляла на детских площадках падали к её ногам сразу, как только она появлялась там. У меня всё это вызывало смех, и я гордостью смотрела на неё, представляя, что будет, когда она вырастет. "Через четыре года она будет выглядеть как пятнадцатилетняя девушка и вот тогда мужчинам не поздоровится!" - это вызывало во мне и смех, и страх.
   Только однажды произошла накладка - в конце ноября. Мы были в Хабаровске, и я привела её на каток. Она на удивление быстро освоила коньки и плавно скользила рядом со мной, веселясь новой забаве. И тут какой-то мужчина, засмотревшись на нас, врезался в бортик катка и поранил себе руку. Запах крови тут же ударил в нос, и Элара замерев на секунду, двинулась к нему. В тот момент я испытала ужас.
   Всё дело в том, что я всегда утоляла жажду в другой комнате, и она никогда не слышала запах человеческой крови так близко возле себя, а услышав его на катке, и увидев, как кровь капает на лёд, она хищно оскалилась и двинулась к мужчине. Вот тогда-то я осознала, что понимание у неё пусть и есть, но всё равно за ней надо следить, потому что она ещё не может противостоять соблазну в полной мере. Тогда я её долго успокаивала и больше не желала повторения той ситуации.
   -А меня ты сейчас покормишь, или после охоты? - продолжая прыгать, Элара хитро посмотрела на меня.
   -Обжора! - я словила её на очередном прыжке и прижала к себе. - Конечно сейчас, только для начала ты должна умыться и почистить зубки.
   Она улыбнулась и, вырвавшись из рук, понеслась в ванную комнату. Через пять минут она вернулась и, сияя, сказала:
   -Я даже расцесалась сама!
   -Моя ты умница, - весело сказала я, глядя на её головку. То, что она назвала "расцесалась", я бы назвала - слегка пригладила волосы. - Ну, иди сюда, - сев в кресло, я усадила её к себе на колени. - Рука или шея?
   -Шея! - удобно устроившись, сказала она и, прижавшись губами к ней, укусила меня и начала посасывать кровь.
   "Могла бы не спрашивать" - я улыбнулась этой мысли. Из запястья кровь Элара пила очень редко и предпочитала шею или предплечье. Поглаживая её по головке, я откинулась на спинку кресла и закрыла глаза. Эти моменты всегда были самыми любимыми для меня - казалось, что мы с ней единое целое, и я наслаждалась этим ощущением, и её близостью ко мне.
  
  
   Глава 12.
  
   Марк.
  
   Через час ожидался приезд Тейты, и я, меряя шагами свой кабинет, пытался предугадать цель её визита.
   Наше расставание с ней было сумбурным. Она рвала и метала, когда поняла, что Лия пропала, но сказать ничего не могла, потому что из нас двоих именно она пребывала дома в тот момент. Понимая, что если она начнёт высказывать свои претензии, я быстро найду контраргументы, Тейта молчала, бросая на меня недовольные взгляды. Когда же стало понятно, что быстро найти Лию невозможно, она уехала к себе в Италию.
   Я был только рад этому, потому что с каждым днём всё больше испытывал к ней отвращение. Теперь я отчётливо понимал, что моей матерью движет только жажда власти, остальное её мало интересует, и ребёнок Лии был ей нужен, чтобы не потерять эту власть. Она стремилась получить над ним контроль и таким образом сохранить титул Королевы за собой.
   Она уехала от меня четвёртого марта, и вот спустя год возвращалась. Возвращалась как раз тогда, когда мне хотелось побыть одному. Авентин говорил, что Лия должна родить шестого марта, и по идее через два дня ребёнку должен был исполниться год. "А может она родила раньше или позже" - вздохнув, я остановился возле окна. "Сейчас ребёнок уже выглядит года на три. Интересно, а как Лия её назвала? Астрея или Элара? Или вообще выбрала другое имя?". Мне хотелось знать всё, и я часто пытался представить себе ребёнка. "Сейчас у неё самый интересный возраст. Она познаёт мир и, наверное, задаёт Лии тысячу вопросов "почему". А Лия терпеливо и с улыбкой на них отвечает". Представив себе эту картину, я почувствовал, как внутри всё заныло. Я хотел быть часть жизни ребёнка и Лии, и также терпеливо рассказывать малышке о том, что её окружает. Положив руки на подоконник, я опустил голову и, закрыв глаза, попытался унять боль. "Я обязательно их найду и верну, иначе жить нет смысла. Узнав, что такое настоящая любовь и счастье, я никогда уже от этого не откажусь".
   Во двор въехал кортеж Тейты, и я поморщился. Придав лицу безразличное выражение, я не спеша вышел из кабинета и направился в холл.
   Тейта вышла из машины и, прищурившись, с недовольством посмотрела на меня. Я еле сдержал усмешку, прекрасно понимая, что ей не понравилось - я остановился на ступенях дома и не кинулся к машине, открывать ей дверь, и не преклонил перед ней колено.
   -Здравствуй, Марк, - произнесла она и подошла ко мне.
   -Здравствуй, Тейта, - ответил я, и сделала приглашающий жест в дом.
   Тут из машины вышла девушка лет двадцати, и я удивлённо посмотрел на неё - она была человеком, и судя по всему не находилась в трансе. "Интересно. И что это значит? Тейта стала водить дружбу с людьми?".
   Проследив за моим взглядом, она усмехнулась и сказала:
   -Я тебе всё объясню.
   Зайдя в дом, Тейта сразу направилась ко мне в кабинет. "Вот и хорошо. Пусть лучше сразу объяснит цель своего визита, а затем как можно скорее уберётся отсюда" - идя за ней, думал я.
   В кабинете она села в моё кресло, и дождавшись, когда я сяду на диван произнесла:
   виду того, что твоя охрана так безалаберно отнеслась к свои обязанностям и упустила Амалию, и когда она будет найдена - неизвестно, я решила провести несколько экспериментов. Вполне возможно, что она не так уникальна, а всё дело в сложившихся обстоятельствах.
   Я смотрел на Тейту и не мог понять, о чём она говорит.
   -Объясни, какие эксперименты?
   -Я решила воспроизвести все события предшествующие зачатию новой Королевы, - она высокомерно посмотрела на меня и я всё понял.
   -Ты взяла девушку, свела её с дампиром и теперь хочешь, чтобы я её обратил? - уточнил я.
   -Именно. Ты должен обратить ту, которую я с собой привезла. У неё как раз срок беременности - неделя, а Лия приблизительно в это время прошла обращение.
   Повернувшись к окну, я задумался. "Если этот эксперимент даст результат, то и я, и Тейта получим выгоду. Её никто не свергнет, потому что таких детей можно сделать сколько угодно и вся их уникальность сойдёт на нет, а если все это поймут, то Тейта останется при власти и даже укрепит свой авторитет, в очередной раз, показав свою смекалку. Плюс - она перестанет искать Лию с ребёнком, а то, что она это делает, я не сомневаюсь. И если она найдёт их первой, неизвестно что может произойти".
   Всё это время меня беспокоил ещё один вопрос, и я не мог найти ему решение. Я не знал, что предпримет Тейта, окажись Лия с ребёнком у меня. Имелось два варианта её действий. Первый - она переедет сюда и постарается взять контроль над ребёнком, и в итоге вырастит такую же бездушную тварь, как она сама. А я этого не хотел. Второй вариант был ещё хуже - она вообще заберёт ребёнка, и Лия мне никогда этого не простит. Да и я не хочу терять его и отдавать в лапы Тейты. "Лучше действительно пойти ей на встречу и обратить ту девушку".
   -Хорошо, я согласен, - посмотрев её в глаза, ответил я. - Когда будем обращать?
   -Не хочу терять время, - сказала она и, поднявшись с кресла, вышла из кабинета.
   Я проследовал за ней. Дамар указал, в какой комнате поместил девушку, и мы пошли туда.
   -Она знает, через что должна будет пройти? - спросил я.
   -В общих чертах. Она одна из тех, кто жаждал встречи с вампирами, и готова на всё, чтобы им стать, - Тейта усмехнулась, а я поморщился.
   В последнее время вампиры вошли в моду, и появилась масса людей, которые искали встречи с нами, а это порядком раздражало. Некоторые вампиры из моего клана даже перешли на питание именно такими людьми, давая им возможность встретиться с нами, а потом забирали их жизни, видя в этом определённую иронию.
   Девушка при нашем появлении встала из кресла и, посмотрев сначала на Тейту, а потом на меня, улыбнулась.
   -Здравствуйте, - сказала она. - Рада с вами познакомиться, Марк. Меня зовут Света.
   -Думаю, вся ваша радость, Светлана, быстро пройдёт, когда вы познакомитесь с моими зубами, - холодно ответил я.
   -Тейта предупредила меня, что это больно, - произнесла она. - Но я к этому готова.
   -Ну что ж, тогда не будем тянуть. С процессом ознакомлены?
   -Да, вы меня кусаете, а потом я пью вашу кровь, - скороговоркой ответила она.
   Я кивнул и, подойдя к ней, вонзил зубы в шею - она тут же застонала и напряглась. Сделав глоток её крови, я разрезал своё запястье ножиком, который мне подала Тейта, и поднёс его к губам девушки. Она тут же припала к нему губами и, сделав пару глотков, пошатнулась.
   Усадив её в кресло, я отошёл к окну и стал наблюдать. Первую минуту девушка сидела с улыбкой на устах, а потом лицо исказила гримасы боли и, вцепившись в подлокотник кресла, она застонала. Я не раз наблюдал обращение, поэтому практически посекундно знал её дальнейшее поведение.
   "Стоп! А ведь Лия так не мучилась! И почему я раньше не обратил на это внимание? Она сразу потеряла сознание. Это как-то связано или нет?". Все эти мысли возникли в голове, и я задумался, пытаясь найти этому объяснение, но ничего стоящего в голову не приходило. "Сказать это Тейте?" - подумав, я решил молчать.
   Через десять минут агония набрала обороты и стоны уже перешли в крики, а ещё через пять минут она упала на пол и начала кататься по нему.
   Я с презрением смотрел на всё это, и меня так и подмывало сейчас спросить у неё: "Ну что, ты была готова к такой боли? Желание стать вампиром стоит того?".
   Тейта же села в кресло и заинтересованно смотрела на муки девушки. Неожиданно девушка пронзительно закричала и по телу прошла судорога. Схватившись за живот, она скорчилась и её начало бить крупной дрожью. Такого я ещё не видел и с удивлением смотрел на происходящее. Когда же я перевёл взгляд на Тейту и, увидев разочарование на её лице, понял, что она такое уже видела.
   -Что с ней? - требовательно спросил я.
   -Выкидыш, - с отвращением произнесла она и встала с кресла. Открыв дверь комнаты, она позвала Лучази и сказала: - Добей её, она больше не нужна, - и, не оглядываясь, вышла из комнаты.
   Я пошёл следом за ней, намереваясь выяснить всё по поводу экспериментов. Догнав её, я требовательно спросил:
   -Она не первая?
   -Нет, - вернувшись в кабинет, Тейта опять села в кресло. - Первые вообще умирали. Подумав, я решила, что может дело в группе крови, и стала отбирать девушек только с третьей группой, как у Амалии. Но часть продолжала умирать. Тогда требования ужесточились и отбирались девушки с третьей группой и отрицательным резусом. Но и это не дало нужных результатов. Тогда я подумала, что может дело в том, что именно ты обращал Амалию. Но, как видишь, и здесь прокол. У меня остался только один вариант - найти того дампира, от которого Лия забеременела, и подложить под него очередную кандидатку. А затем ты её обратишь.
   -Ты думаешь, он пойдёт на это добровольно? Вряд ли он согласится участвовать в твоих экспериментах, - сухо сказал я.
   -А ему об этом знать не обязательно, - высокомерно ответила Тейта. - После твоих нападений дампиры заняты восстановлением своей популяции. Он получит приказ соблазнить девушку, а та и сопротивляться не будет. А потом мы её просто заберём.
   -Приказ? - я с интересом посмотрел на неё.
   То, что на Тейту работал кто-то из дампиров, я давно знал, но кто это был, понятия не имел. "Если приказ, то дампир обладает властью. Очень интересно!". Я решился задать вопрос:
   -Так кто из дампиров на тебя работает?
   -Если в этом будет необходимость, ты узнаешь, - отрезала она.
   -А если и после этого девушка умрёт?
   -Значит, дело в самой Амалии, - нахмурившись, произнесла Тейта. - Один из моих советников высказал предположение, что какая-то генетическая мутация в её организме защитила её от выкидыша и от смерти, но, не имея образца её человеческой крови бесполезно что-то обсуждать. Поэтому, если ничего не выйдет, утроим силы для её поисков и увеличим число вампиров занятых ими.
   Я уже вцепился в надежду, что Тейта получит себе ребёнка и оставит Амалию с её малышкой в покое, и не собирался так просто ставить крест на этом эксперименте.
   -Тогда, мой тебе совет, подложи под того дампирёныша не просто девушку с третьей группой крови и отрицательным резусом, а цыганку, или ещё лучше помесь цыганки и славянина. Так больше шансов, на положительный результат.
   -А это идея! Хвалю, - она улыбнулась. - Может дело действительно в этом?
   -Время покажет.
   Тейта вышла из кабинета, а я сел в своё кресло. "Если всё получится, то Амалия и ребёнок будут в полной безопасности, и когда я её верну, можно спокойно жить, не опасаясь козней Тейты". От этой мысли стало легче и я, откинувшись на спинку кресла, закрыл глаза. "Главное её найти и убедить в своей любви. А потом будем смотреть по ситуации".
  
  
   Амалия.
  
   Через час должно было встать солнце, и я начала нервничать, поглядывая то на небо, то на парней, которые меняли лопнувшее колесо.
   Обычно я всегда рассчитывала время с огромным запасом, но вчера мы отметили первый день рождения Элары, и чтобы не портить его, задержались в городе дольше, чем можно было, а тут ещё и колесо лопнуло, и теперь мы не успевали доехать до другого города.
   День рождения был важным событие, и мне не хотелось его портить. Я повела её в самый большой магазин игрушек и дала там волю, позволив выбирать всё, что угодно её душе. Моя последняя жертва оказалась не бедным человеком, и сейчас, в кармане лежала внушительная сумма денег, за счёт чего я могла побаловать свою кроху.
   Элара долго ходила по рядам и рассматривала все игрушки - она не очень любила их и быстро теряла интерес. Я с улыбкой наблюдала за ней, гадая, что же она выберет. Потрогав пару мягких игрушек, и принюхавшись к ним, она недовольно поморщилась и отложила их в сторону, то же самое произошло с куклами, а затем с развивающими играми, и я уже начала волноваться, что она ничего не выберет.
   Вот тогда я впервые задумалась о нашей с ней жизни. Мне хотелось, чтобы этот день оказался особенным и запомнился ей, но всё было как-то обыденно. Простому ребёнку было легко устроить праздник - позвать друзей, накупить сладостей и подарков, испечь торт, и всё - радостное настроение обеспечено. А что я могла дать своей девочке? Друзей у неё не имелось из-за наших частых переездов, да и невозможно было на это рассчитывать среди людей - всегда существовала вероятность пореза или ранения, и того, что Элара не сдержит своей жажды. Торт и сладости не входили в её рацион питания, а к игрушкам она относилась равнодушно и я, наблюдая за ней, испытывала грусть.
   Я попробовала вместе с ней оценить игрушки и начала предлагать ту или иную, но она безразлично смотрела на них и шла дальше. А потом, когда я в очередной раз обратила её внимание на куклу, она, вообще снисходительно посмотрев на меня, сказала:
   -Мамочка, но это же примитивно и не интересно. Здесь все игрушки глупые.
   Мне ничего не оставалось, как согласиться с ней. Но подарок мы всё же купили, а вернее два и я, наверное, радовалась им больше, чем моя дочь. В отделе интерактивных игрушек Элара заинтересовалась большой говорящей куклой и торжественно назначила её своей подругой. Я улыбалась, а сердце в это время ныло от того, что я лишаю своего ребёнка друзей и спокойного, счастливого детства. Оправдания, что это для её же блага сейчас не спасало.
   Второй подарком моя кроха выбрала в отделе для мальчиков, возрастом от шести лет и выше. Это был конструктор. Она долго его рассматривала, а затем ткнула в него пальцем, и сказала, что хочет его. Продавец нас, конечно, попытался убедить, что моей дочери ещё рано покупать такие игрушки, но Элара посмотрела на него с таким презрением, что он осёкся и поспешил уйти.
   После магазина я повела её в парк, и мы долго катались на всяких каруселях, а потом она играла с другими детьми на детской площадке и я очередной раз поняла, что общения со мной ей недостаточно, и она тянется к детям.
   В принципе, день рождения вышел интересным, но не таким как мне хотелось бы, и у меня он вызвал больше грусти, чем радости. Из-за парка с каруселями мы выехали позже, чем я рассчитывала, а тут ещё и эта поломка.
   Я и сама могла бы поменять колесо, но когда съехала на обочину, возле меня остановилась машина и два молодых человека практически навязали свою помощь. Было проще дать им поменять колесо, чем долго и нудно отказываться от их помощи. И теперь я с нетерпением ждала, когда же они закончат. А они как назло еле шевелились и больше пытались втянуть меня в разговор, чем занимались делом. Мне не нравилась их развязность и взгляды, которые они бросали на меня, а также их перемигивания друг с другом, поэтому я обошла машину и через окно стала наблюдать за Эларой, сидящей на заднем сидении и увлеченно играющей с новой куклой.
   -Эй, красотка! Принимай работу, - сказал один из парней и подмигнул мне.
   -Спасибо вам большое! - обойдя машину, я посмотрела на заменённое колесо и тепло им улыбнулась. - Сколько я вам должна? - и полезла за кошельком.
   -Мы предпочитаем получить натурой, - один из них тут же оказался возле меня и схватил за руки. - Не часто встретишь такую сладкую кошечку как ты, да ещё одну и на дороге. Грех не воспользоваться.
   В первые секунды я смотрела на них, ничего не понимая, а когда до меня дошло что они задумали, меня стал разбирать смех. За этот год я пару раз уже попадала в такие ситуации, и когда убивала таких людей не испытывала угрызений совести. Но сейчас жажды я не испытывала, и за то, что они остановились и помогли мне, решила дать им последний шанс.
   -У меня же ребёнок, парни, одумайтесь, - я постаралась изобразить испуг.
   -Пусть твой ребёнок посидит в машине, а мы быстро развлечёмся в нашей, - цинично бросил он. - Не хочешь пугать её, делай всё молча и не кричи, - он потянул меня за руку к своей машине, а второй, ухмыльнувшись, открыл заднюю дверь.
   Я покорно подошла к машине и забралась на заднее сиденье. Тот, который вёл меня сел рядом, а второй парень сел на переднее сиденье и, включив музыку, подмигнул мне.
   -Давай, не тяни резину, - сказал парень и потянулся к ремню моих джинсов.
   -А поцеловать?- игриво спросила я и наклонилась к его лицу.
   Возиться с ними времени не было, поэтому я прижала его к себе и вонзила зубы в шею. Парень вскрикнул, а потом обмяк и впал в транс. Глотая его кровь, я раздумывала, что с ними дальше делать, потому что таскать доноров за собой не хотела.
   Тут, по-видимому, до второго парня дошло, что я вовсе не целую его друга в шею, и он растерянно спросил:
   -Витька, ты чего? - но мой донор молчал, бессмысленно глядя вперед. И тогда его друг попытался нанести мне удар кулаком в спину, крикнув: - Отвали тварь от моего друга!
   Перехватив кулак, я вывернула ему руку и, оторвавшись от раны, сквозь зубы произнесла:
   -Имей терпение, ты следующий.
   Парень с ужасом посмотрел на мои окровавленные губы, а потом извернулся и, вырвав свою руку, открыл дверь, и выскочил из машины. Сделав ещё пару глотков, я не спеша открыла дверь и, выйдя из машины, за пару секунд догнала беглеца. Схватив его за куртку, я ласково спросила:
   -Милый, куда же ты? А как же развлечения? Или тебе не нравится, что у сладкой кошечки есть зубки и коготки?
   -Отпусти меня! - истерично крикнул он, и попытался вырваться, но я крепко его держала.
   -Нет! Кошечка любит играться с мышками, - самодовольно ответила я. - И сегодня ты будешь моей второй мышкой. Я вам давала шанс уйти, но вы им не воспользовались, - хищно оскалившись, я стала наклоняться к его шее
   -Кто ты? - промямлил он.
   -Какая тебе разница, - ответила я и укусила его.
   Выпив чуть-чуть его крови, я развернулась и, поманив его пальчиков за собой, пошла к их машине. "Всё равно придётся их убить, так хоть напьюсь досыта" - решила я, усаживаясь на заднее сиденье. У второго парня кровь была первой группы, и я её не очень любила, поэтому занялась первым донором.
   Напившись, я удовлетворённо облизала губы и спросила:
   -Мальчики, а деньги у вас с собой есть? - они с глупыми улыбками закивали головами и достали свои портмоне. - Тогда я их у вас заберу, договорились? На том свете они вам не нужны, - достав из кошельков деньги, я положила их в карман. - А теперь, ты, - я посмотрела на свою первую жертву: - Садишься на переднее сиденье. А ты, за руль, - сказала я второму парню, и они послушно исполнили мой приказ.
   Выйдя из машины, я подошла к водителю и сказала:
   -Через пятьдесят три километра будет город. Ты тихо, не нарушая правил, едешь до этого города, понятно? - он закивал. - Затем, в городе находишь добротный железобетонный забор и, набрав максимальную скорость, врезаешься в него. Договорились? - он улыбнулся и снова закивал головой. - Ну, тогда, прощайте, мальчики. И смотрите мне, ведите себя аккуратно, чтобы никто больше не пострадал.
   Отойдя от машины, я посмотрела, как она выезжает на трассу и, проводив её взглядом, села в свой автомобиль.
   -Мамочка, ты охотилась? - с интересом спросила Элара.
   -Пришлось, - вздохнув, ответила я и, повернув ключ зажигания, посмотрела на небо.
   Элара проследив за моим взглядом, спросила:
   -Не успеем в город?
   -Нет.
   -Нисего, поспим в машине.
   -Да, другого выхода нет.
   Выехав на дорогу, я стала искать съезд на грунтовку, которая вела в лес. Как только я купила машину, то сразу постаралась предусмотреть все возможные варианты непредвиденных ситуаций. В багажнике лежало два запасных колеса, бак я всегда заполняла под завязку, но при этом возила с собой ещё и две канистры бензина на всякий случай, из-за чего в багажнике практически не было места, но это позволяло мне чувствовать себя уверенно. А самое главное, я пошила защитные шторки на все стёкла, и это позволяло нам иногда спать в машине.
   Такое мы делали редко, но когда забронировать номер в гостинице не получалось, или я не хотела там светиться, мы проводили день в машине, а вечером приезжали в намеченный город и снимали себе квартиру. Но спать в ней было неудобно, и я всегда старалась найти нам укрытие с удобной кроватью.
   Сейчас же выбирать не приходилось, и мне оставалось только подальше уехать от основной трассы в лес, чтобы не привлекать внимания, и там занавесив все стёкла, дождаться темноты.
   Через семь километров я увидела поворот на просёлочную дорогу и съехала туда. Проехав по ней ещё километров десять, я нашла полянку и, выехав на неё, заглушила двигатель.
   -Поможешь мне? - повернувшись, я с улыбкой посмотрела на свою кроху.
   -Конесно! - задорно ответила она, и протянула руку.
   Защитные шторы были сшиты с большим запасом и крепились с помощью липучек к потолку, и маленькими присосками к пластику, по бокам и снизу, поэтому она очень любила мне помогать их цеплять, воспринимая это как игру.
   Когда мы закончили и салон погрузился в темноту, я включила маленький фонарик и спросила:
   -Кушать хочешь сейчас или чуть позже?
   -Сейчас! - быстро перебравшись на переднее сиденье, Элара села ко мне на колени и облизнула губы.
   Увидев её нетерпение, я улыбнулась и, сняв шарф, оголила шею. Приведя в горизонтальное положение своё кресло, я легла на него, а Элара улеглась мне на грудь и тут же впилась зубками в шею.
   Пока она пила кровь, я поглаживала её по спине и размышляла. Чем больше она росла, тем больше пила у меня крови и это вызывало страх. "А смогу я сама прокормить её когда, например, ей будет года четыре, или лет пять - шесть? Если уже теперь иногда чувствую лёгкое головокружение, после того, как она поест. Сейчас, я досыта напилась крови, но иногда бывают моменты, когда я чувствую слабость" - эти мысли всё чаще тревожили меня, и я не знала что мне делать, а посоветоваться было не с кем. "Ладно, как-то прорвёмся" - вздохнув, подумала я.
   Через три минуты Элара стала не так интенсивно глотать, и я поняла, что она засыпает. "Вчера у неё выдался насыщенный событиями вечер, и ей требуется сон. Это и к лучшему" - подумала я, потому что и сама хотела спать.
   Когда она сделала последний глоток и, оторвавшись от раны, стала мерно дышать, я решила её не беспокоить и, взяв одеяло, лежащее на соседнем сидении, укрыла нас.
   "Прокормлю я её, и нечего из-за этого тревожиться" - закрыв глаза, с оптимизмом подумала я, и прижала её к себе, наслаждаясь близостью своей крохи.
   От чего я проснулась, я так и не поняла. Но увидев, что в салоне светлее, чем обычно я моментально села, а когда оглянулась назад, в ужасе закричала:
   -Элара, НЕТ!
   Она открепила одну из присосок и, встав на колени, смотрела в окно, через образовавшуюся щель. Я, тут же схватив её, оттащила от окна.
   - Радость моя, но я же тебя говорила, нам нельзя на солнышке появляться, - испуганно бормотала я, осматривая её лицо и руки в поисках ожогов, но там ничего не было.
   -Мамочка, у меня ничего не болит, честно, - уверенно ответила она. - Солнышко не страшное. Я долго смотрю и мне не больно.
   Уже более спокойно я ещё раз осмотрела её, и не найдя ожогов, изумилась. Получалось, что солнце моей дочери не приносит вреда.
   -Ой, я там столько интересного видела! - продолжила она. - Там по дереву прыгала какая-то рыжая звелюшка, со смешными ушками и пушистым хвостиком. Это кто был?
   -Наверное, белочка, - рассеянно ответила я, пытаясь уложить в своей голове, что Эларе не нужно бояться солнца.
   -Красивая белочка, - довольно протянула она и стала ерзать у меня на коленях, поглядывая на окно. - А можно ещё? - и с мольбой посмотрела на меня.
   Я испытывала страх, но должна была точно понять - действительно солнце не причиняет ей вред, или на ней всё так быстро заживает, поэтому сказала:
   -Можно.
   Она опять перебралась на заднее сиденье и, открепив одну из присосок, посмотрела в окно. Я, готовая в любой момент забрать её, сидела и внимательно смотрела на своего ребёнка. Но с ней действительно ничего не происходило, даже кожа не покраснела, и я окончательно растерялась. "А может, и я не боюсь солнца? Ведь первый и последний раз я это проверяла ещё, когда даже не встречалась с Марком. Может рождение Элары что-то изменило во мне?".
   Повернувшись к окну, я тоже открепила одну из присосок и высунула руку на солнце. Меня тут же пронзила жгучая боль и я, сжав зубы, чтобы не застонать, прикрепила присоску на место. "Нет, я по-прежнему боюсь солнца" - констатировала я, наблюдая, как заживает ожог на руке.
   Всё оставшееся время до вечера Элара неотрывно следила за жизнью в лесу и, описывая увиденное, задавала массу вопрос. Слушая её в пол уха, и отвечая на её вопросы, я пыталась понять, как такое может быть, и что может повлечь за собой.
   "Артемий дампир, а они не боятся света, и глаза у них обыкновенного цвета, значит, это у Элары от него. Может тогда ей и не обязательно пить постоянно кровь? Может обыкновенная человеческая еда ей тоже подходит? Может она вообще дампир? Хотя... Силы то у неё будь здоров! Вряд ли она стопроцентный дампир". Мне вспомнился случай, который произошёл перед Новым Годом, в одном из развлекательных центров, куда я её привела.
   Наигравшись с детьми и на всяких автоматах, мы с ней направились к выходу. Проходя мимо силомера, возле которого собралось компания подростков, Элара остановилась и стала с интересом за ними наблюдать. Со смешками и подколками они выпихивали друг друга вперёд, и каждый из них брал в руки что-то наподобие молота и ударял по большой кнопке, которая соединялась со шкалой. В зависимости от силы удара на шкале отображалось "Слабак", "Мужик", "Силач" и так далее. Каждый такой удар сопровождался улюлюканьем, а когда показывался результат, раздавался либо смех, либо одобрение и подростки начинали хлопать друг друга по плечу.
   Элара минут пять смотрела на все их развлечения, а потом, тихонько вывернувшись из моих рук, пока я отвлеклась, подошла к силомеру. Я обнаружила её отсутствие рядом в тот момент, когда вокруг уже все смеялись, а моя кроха поднимала молот над головой, который был размером с неё саму. Когда же она ударила по кнопке и раздалась сирена, а на шкале отобразилось "Чемпион", вокруг повисла тишина и все удивлённо смотрели на мою дочь. Она же в это время, повернулась ко мне и, в полной тишине довольно пропела:
   -Мамочка, а я чемпион!
   -Умница, - быстро сказала я и, схватив её, бросила хозяину автомата, стоящему в прострации: - У вас какая-то поломка, по-видимому, - после чего тут поспешила покинуть этот центр.
   Так что, в её силе я была уверена, и она могла быть только от вампира. "Итак, подытожим. Солнца не боится, глаза обыкновенные - это у неё от дампиров. Но при этом у неё зрение не хуже чем у меня, и сила тоже есть - это у неё от вампиров. Жажда крови тоже от них. Значит, осталось проверить, как она относится к обыкновенной пище, и уже тогда можно будет точно сказать, кто она больше - дампир или вампир".
   Когда стемнело, мы двинулись в путь. Пока было светло, я успела в интернете найти нам квартиру и договорилась с хозяевами о встрече вечером, и теперь мне не терпелось проверить свои предположения.
   Въехав в город и увидев первый супермаркет, я остановилась и, взяв Элару на руки, направилась туда. В магазине она стала недовольно морщиться от запахов, и удивлённо смотреть на меня, поэтому я быстро забросила в корзинку пару яблок, упаковку йогурта, пакетик леденцов и баночку паштета. "Попробую хоть чем-то её покормить, может понравится, и тогда моя дочь не будет так часто убивать людей и не превратится в монстра, как её мать" - вздохнув, я с надеждой посмотрела на неё и, рассчитавшись на кассе, вернулась в машину.
   Бросив пакет на заднее сиденье, и усадив Элару, я села за руль и поехала по адресу, данному хозяйкой квартиры.
   -Мама, оно воняет! - брезгливо произнесла моя кроха, и указала на пакет, после чего перебралась на переднее сиденье, и недовольно посмотрела на меня.
   То что "оно" воняет, я была полностью согласна. После обращения запах человеческой еды стал восприниматься по-другому и вызывал отвращение, но я всё же надеялась, что моя дочь сможет питаться как обыкновенный человек, поэтому спросила:
   -Неужели ни один из запахов в магазине тебя не привлёк?
   -Нет, - она сморщила носик. - Как они это едят?
   -Между прочим, некоторая их еда очень вкусная. Я, когда была человеком, любила многие продукты.
   -Ты была человеком? - Элара удивлённо посмотрела на меня, ведь я никогда ей этого не рассказывала.
   -Да, - весело сказала я. - Кстати, когда я была человеком, у меня были чёрные глаза, и тебе достался цвет моих глаз.
   -Да? - она заглянула в зеркало заднего вида, а потом посмотрела на меня. - Мне твои, без линз больше нравятся, чем мои!
   -А мне твои, - ответила я и улыбнулась.
   -Расскажи, как это - быть человеком? - заинтересованно спросила она.
   -Давай я тебе позже расскажу, хорошо? - мы как раз подъехали к дому, и я увидела женщину, которая, по-видимому, ожидала именно нас.
   -Хоросо.
   Уладив все формальности с хозяйкой, и рассчитавшись за аренду, мы внесли свои сумки в квартиру, а когда распаковали всё необходимое нам и помыли руки, я решила не тянуть и сразу проверить, может ли Элара есть обыкновенную пищу.
   Достав на кухне из пакета яблоки, я помыла их, и выложила на стол, затем открыла паштет и упаковку с йогуртом, а затем сказала:
   -Солнышко, иди ко мне, - она прибежала из комнаты, где была занята конструктором и, услышав запах еды опять поморщилась. Сев за стол, я усадила её к себе на колени, и произнесла: - Ты спрашивала, как это быть человеком, правильно? - она кивнула. - Так вот от людей мы отличаемся только тем, что избегаем солнца, более сильные, никогда не болеем, живём вечно и пьём кровь. А сегодня мы узнали, что тебе не страшно солнце, как и людям, поэтому предлагаю тебе попробовать и их еду. Может тебе понравится?
   Элара нахмурившись, посмотрела на меня, а потом на продукты на столе и сказала:
   -Они воняют.
   -А ты попробуй, может вкус тебе понравится? Я когда-то очень любила паштеты и йогурт, а также яблоки. Ну, а сладости вообще любимое лакомство детей, - я указала на пакет с леденцами.
   -Ладно, давай сладости, - без оптимизма произнесла она.
   -Нет, сладкое всегда едят в конце. Или паштет надо попробовать, или йогурт.
   Протянув руку и, взяв банку с паштетом, она понюхала его и, поморщившись, поставила её назад, твёрдо сказав:
   -Это я пробовать не буду.
   -Ладно, - согласилась я, и выбросила банку в мусорное ведро, потому что меня и саму воротило от запаха. - Тогда йогурт, - достав чайную ложку, я зачерпнула его и поднесла ко рту Элары. Она понюхала его и нехотя открыла рот. Съев первую ложку, она с видом мученицы посмотрела на меня. - Ну, как вкус?
   -Мама, это гадость, - она скривила гримасу отвращения и с ненавистью посмотрела на упаковку.
   -Давай ещё ложечку, а? Может, распробуешь?
   Она недовольно посмотрела на меня и все же согласилась, но как только проглотила вторую порцию, её начало рвать, и я испуганно понеслась с ней в ванну.
   То, что я пережила в тот момент, невозможно описать. Мой ребёнок мучился, и только я была в этом виновата. Держа её над раковиной, я проклинала всю эту еду и свою глупость, и постоянно повторяла про себя: "Лучше пусть пьёт мою кровь литрами, чем так мучается".
   Когда желудок освободился полностью, я умыла её и, прижимая к себе, занесла в комнату. Уложив её в кровать, легла рядом и обняла, всматриваясь в личико.
   -Мамочка, я больше не буду такого кушать, - тихо сказала она.
   -Конечно, не будешь. Прости меня, твоя мама глупая и больше не будет тебя заставлять это делать.
   Она обняла меня за шею и, уткнувшись в плечо, пробубнила:
   очу крови.
   -Крови, так крови, - согласилась я и сев на кровати, посадила её на колени.
   Элара прокусила кожу на шее и начала пить кровь, а я, успокоившись, резюмировала: "Она всё же больше вампир, чем дампир".
  
   Через два дня, когда на улице ещё светило солнце и мне нельзя было выходить, мы сидели в комнате. Я читала книгу, а Элара просматривала журнал детской моды.
   Она была жуткой модницей, и так как росла быстро, нам постоянно приходилась покупать ей новую одежду. Теперь она уже сама выбирала, что хочет носить. Как правило, она находила подходящую модель и ножницами вырезала картинку, а затем отдавала её мне, требуя такое же платье или штанишки. Сейчас она была занята как раз этим, и я, периодически выглядывала из-за книги, с улыбкой смотрела на растущую кипу картинок.
   -Ай! - раздался её вскрик, и я тут же отбросив книгу, оказалась возле неё. Она трясла левой рукой и на пол, с пальца капала кровь. Аккуратно перехватив её руку, я посмотрела на рану. - Я нечаянно. Вырезала картинку и вот!
   По-видимому, она так увлеклась и сильно надавила на ножницы, что срезала начисто подушечку среднего пальца, и теперь из раны текла кровь.
   -Скоро всё заживёт, моя хорошая, - пообещала я. - Возьми пальчик в рот и будет не так больно.
   -Лучше ты, - поднеся его к моему рту, она прислонилась ко мне и беззащитно посмотрела в глаза.
   -Хорошо.
   Я аккуратно поднесла пальчик к губам, и поцеловала его, а затем стала осторожно слизывать кровь с ранки. Вкус был странный, и я нахмурилась, пытаясь разобраться в нём. В нём чувствовалась какая-то горчинка, и я не могла понять - нравится мне это или нет.
   И тут меня неожиданно скрутило. Складывалось такое впечатление, что у меня во рту разгорелся пожар, и жидкое пламя подобралось к горлу, а затем, по пищеводу спустилось в желудок. Застонав, я схватилась за живот, а Элара испуганно спросила:
   -Мамочка, что с тобой?
   -Всё хорошо, солнышко, - сквозь зубы ответила я, и почувствовала, как пламя начало распространяться по всему телу. - Сейчас это пройдёт.
   Ощущения были очень болезненные и знакомые - почти то же самое, я чувствовала, когда Марк обращал меня. "Главное, не потерять сознание, иначе Элара испугается" - повторяла я про себя, стараясь не двигаться и не стонать. Но боль с каждой минутой нарастала, и я испуганно подумала: "А если кровь моего ребёнка яд для вампиров, и я умру, что Элара будет делать? Ведь она ещё совсем маленькая и ей нужна помощь, и поддержка. Марк... Надо ему позвонить..." - мысли уже стали путаться, и я с трудом заставила себя перевернуться на живот и поползла к столику, на котором лежал мой телефон.
   Последнее, что я запомнила, это то, как протянула руку и схватила телефон, а потом на меня навалилась темнота...
   Когда я открыла глаза, и увидела бьющее в лицо солнце, то рефлекторно вскочила на ноги и бросилась к кровати, чтобы за ней укрыться.
   -Мамочка! - раздался радостный голос, и Элара кинулась ко мне. - Ты жива! - она обняла за шею и посмотрела на меня заплаканными глазами. - Я так испугалась! Ты всю ночь не двигалась и я не знала, что мне делать!
   -Всё хорошо, моя радость, - я прижала её к себе. - Со мной всё хорошо.
   Я действительно чувствовала себя хорошо, хотя когда теряла сознание, думала, что умираю. "Что за ерунда?" - прижимая к себе испуганную Элару, я пыталась разобраться в чём дело. "Может её кровь действительно яд, но так как я слизала всего чуть-чуть с ранки, то выжила? Или..." - посмотрев на комнату залитую солнцем, я оглянулась и посмотрела на часы. Они показывали половину одиннадцатого утра, и я тихо спросила у своей крохи:
   -Я не двигалась?
   -Нет, - она судорожно всхлипнула.
   -И всё время лежала на солнце?
   Она отстранилась от моего плеча и с испугом сказала:
   -Мамочка, прости! Я забыла закрыть шторы, - и по щеке покатились слёзы. - Это я во всём виновата!
   -Всё хорошо, моя радость, - я улыбнулась ей и поцеловала в носик. - Ты ни в чём не виновата. Со мной ведь всё хорошо, видишь? Я жива, здорова и теперь, судя по всему тоже, как и ты не боюсь солнца.
   -Да?! - она посмотрела на меня, потом на окно и опять на меня, после чего радостно улыбнулась.
   Я поднялась на ноги и, прижимая Элару к себе, всё же с опаской вытянула руку и подставила её под солнечный луч, ожидая в любой момент боли, но ничего не произошло. "Так вот в чем всё дело! И вот что значили слова пророчества: "Кровь Королевы той послужит благом и даст свободу расе тьмы". Получается, Элара своей кровью может обращать вампиров и те перестанут бояться солнечного света!".
   Неуверенно подойдя к окну, я выглянула в него и с наслаждением подставила лицо под солнечные лучи. "Я полтора года жила во тьме и снова могу наслаждаться восходами и заходами солнца. Теперь мне ничего не страшно!".
  
  
   Глава 13.
  
   Артемий.
  
   Мне отдали приказ вернуться в дом старейшин, и не выполнить его я не мог. Ехать к ним совершенно не хотелось, и радовало только одно - мне всегда нравилась природа Алтая, а сейчас, в середине мая, там всё цвело.
   Когда позвонил Орхон и потребовал моего присутствия, я не стал придумывать отговорок или тянуть время, и вылетел в Барнаул. Там меня забрал вертолёт и сейчас мы летели уже в горы.
   Надежды на то, что Лия найдётся, уже не было, и я смирился с этим. Хотелось побыть в одиночестве и вдалеке от шума цивилизации, поэтому я рассчитывал на то, что получив указания, смогу пару дней провести в горах и окончательно отпустить Амалию из своего сердца. "Время всё лечит. Год и восемь месяцев я не видел Лию, и она, скорее всего, обо мне уже забыла. Значит и мне надо попытаться забыть" - вздохнув, я стал смотреть в иллюминатор.
   Через сорок минут мы приземлились на площадке и, выйдя из вертолёта, я посмотрел на дом. "Да уж Орхон и Сангай не жалеют денег на его строительство" - равнодушно отметил я, оглядывая четырёхэтажный дом, который больше походил на пансионат. В принципе, в документах он так и значился - как база отдыха для туристов.
   Тот дом в Уральских горах, который уничтожили вампиры, был намного меньше, и не всем в нём хватало места, а здесь всё уже строилось с учётом возросшего штата постоянно проживающих дампиров, и доноров.
   Зайдя в холл, я поздоровался с Назаром, встречавшим меня. Поздоровавшись в ответ, он подозвал одного из дампиров и, приказав забрать у меня дорожную сумку, повёл в кабинет старейшин.
   Орхон и Сангай сидевшие в кресле возле окна одновременно повернули головы и посмотрели на меня, когда я вошёл.
   -Здравствуй, Артемий, - произнёс Сангай.
   Орхон высокомерно кивнул мне и сразу перешёл к делу:
   -Итак, судя по всему, Амалия навсегда потеряна для нас. Прошло слишком много времени и вампиры, скорее всего давно уже перетянули её на свою сторону...
   -Вполне возможно, - согласился я. - Вот только новую Королеву они до сих пор так и не получили. Иначе мы бы об этом узнали. После прошлогоднего нападения они ни разу на нас не напали и вообще потеряли к нам интерес. Родись у них новая Королева, они как-то бы уже проявили себя.
   Вот это действительно вызывало во мне противоречия, и я не мог найти им объяснения. "Если Амалия стала вампиром и жила с Марком, тот в любом случаи будет стараться исполнить пророчество, и дать ей ребёнка. Но всё слишком тихо". У меня было только два варианта - либо ребёнок родился, но пока был слишком мал, либо Лия вообще отказалась пока рожать этого ребёнка. А вампиры могли позволить себе ожидание в несколько лет, или даже десятилетий, в отличие от нас, потому Королева у них и так имелась.
   -Как бы там ни было, мы, вряд ли уже можем что-то изменить, - холодно ответил Орхон. - Поэтому приняли решение свернуть поиски и направить все свободные силы на увеличение нашей численности. Рано или поздно, но Королева у них родится, и они развернут крупномасштабную войну против нас и мы должны к этому подготовиться.
   -Что ты хочешь от меня? - спросил я, хотя уже понимал, что Орхон потребует.
   -В наш дом привезли группу девушек, и Сангай даже постарался найти для тебя девушку похожую на Амалию, чтобы ты не сильно сопротивлялся, - небрежно бросил он. - Ты должен будешь дать ей ребёнка.
   -А если я не желаю этого?! - враждебно заявил я.
   До встречи с Лией меня мало волновала смерть матери моего ребёнка, но в душе что-то перевернулось, и теперь я отказывался участвовать в этом конвейере смерти.
   -Тебя никто не спрашивает, согласен ты или нет, - отрезал Орхон. - Ты ведь хочешь жить, как и прежде? Пока она не забеременеет, ты будешь жить с ней. Как только это произойдёт, можешь выезжать отсюда. Ты ведь не желаешь меня видеть, правда? - с ухмылкой спросил он. - Так что всё в твоих руках и только от тебя зависит то, сколько ты будешь находиться рядом со мной!
   Я с ненавистью смотрел на него и испытывал жгучее желание придушить. Но прекрасно понимал, что он только и ожидал этого. "Как пить дать, этот его приказ - это способ насолить мне. На поисках Лии он поставил крест и сейчас я ему больше не нужен, поэтому он постарается спровоцировать меня на конфликт, чтобы отправить на тот свет. Сейчас он не оставляет мне выбора. Тот удар он никогда не простит мне, но и так просто не может убить меня, потому что, как не крути, но он не царь и не король, а всего лишь старейшина и любое его решение можно оспорить, имея большинство. Многие дампиры и так недовольны тем, что старейшины совершили промах, отправив Лию в тот санаторий, и не пошли на метод ЭКО. Он это понимает и сейчас ему надо очень аккуратно действовать, чтобы не навлечь на себя ещё больше порицания. И Сангай тоже в этом участвует, ведь именно он тогда предлагал убрать меня, говоря, что я стал неуправляем. Если я сейчас откажусь, они спокойно отдадут приказ о моём уничтожении, аргументируя это тем, что я отказался участвовать в восстановлении нашей популяции, и остальные дампиры согласятся с этим" - все эти мысли пронеслись в голове, и я усмехнулся. "Ох, папочка, плохо же ты меня знаешь. Очень плохо!" - презрительно глядя на него, подумал я, а вслух произнёс:
   -Хорошо. Я согласен.
   Решение созрело мгновенно. "Я начну ухаживать за этой девушкой, и даже буду спать с ней, но вот забеременеть она никак от меня не сможет! И пусть Орхон думает, что нахождение с ним в одном доме для меня отвратительно, но мне-то сейчас как раз и хочется находиться здесь, вдали от людей и их шума".
   -Молодец, - недовольно ответил он и, прищурившись, бросил на меня заинтересованный взгляд.
   "Что папочка, а ты уже собрался мне голову открутить? Думал, что я начну протестовать и развяжу тебе руки? Ещё посмотрим, кто кого переиграет в этом поединке. Планирование изнасилования Амалии вылезет тебе ещё боком!" - так и хотелось сказать ему, но я промолчал.
   -Ну что ж, если все вопросы улажены, предлагаю познакомиться с девушкой, - произнёс Сангай. - Её зовут Мирела. Сейчас как раз время обеда и она должна быть в столовой, предлагаю пройти туда, - и поднялся с кресла.
   Орхон тоже поднялся, и мы вышли из их кабинета. Пройдя через холл дома, мы направились в левое крыло дома и оказались в столовой. Она была также обшита деревом, как и в предыдущем доме, но здесь была ещё и большая открытая терраса на свежем воздухе.
   Мы заняли один из столиков на террасе, и возле нас появилась девушка с меню.
   -Нина, мы хотим, чтобы нас обслужила Мирела, - улыбнувшись, сказал Сангай. - Пришлёшь её к нам минут через пять, - девушка кивнула и отошла. А он, повернувшись ко мне, продолжил: - Донорам приказано строго настрого молчать о том кто мы, поэтому новоприбывшие девушки думают, что их наняли сюда на работу, и Мирела в их числе. Она росла в детском доме, родных у неё нет, поэтому, когда она умрёт, её никто не будет искать, и не задаст лишних вопросов...
   Сангай продолжал говорить что-то дальше, но я его не слушал, потому что внимание привлекла девушка лет восемнадцати, которая сейчас разговаривала с Ниной. В первую секунду я оцепенел, когда мельком посмотрел на неё. Она очень походила на Лию - такие же чёрные волосы, высокий рост и хрупкая фигура, и сначала я подумал, что у меня галлюцинации. Но сейчас, присмотревшись, понял, что сходство условное. Цвет кожи был темнее, чем у Лии, и глаза были не чёрными, а темно-карими. "Она, скорее чистокровная цыганка, а не помесь. Очень привлекательна, хотя черты её лица не такие утончённые, как у Лии. Это скорее всего и есть Мирела" - подумал я, рассматривая девушку. У неё была хоть и привлекательная внешность, но казалось, что чего-то не хватает. "В чертах лицах Лии присутствовало что-то аристократичное, и чувствовалась порода, а Мирела попроще, и не дотягивает до классической красавицы" - констатировал я.
   Она тем временем подошла к нам и тихо сказала:
   -Здравствуйте. Вы уже решили, что желаете на обед?
   -Мирела, детка, решили, - добродушно ответил Сангай. - Но для начала хочу познакомить тебя с сыном Орхона, - и кивнул на меня. - Это Артемий.
   -Приятно познакомиться, - стеснительно улыбнувшись, ответила она и посмотрела на меня.
   -И мне приятно, - ответил я и улыбнулся в ответ.
   -Может, после обеда ты его познакомишь с окрестностями? Он впервые здесь гостит и ничего здесь не знает, - продолжил Сангай.
   Девушка посмотрела на меня и робко сказала:
   -Я и сама их плохо знаю.
   -Вот вдвоём их и исследуете! - сказал Сангай.
   Я смотрел на девушку и понимал, что другого выхода у меня нет - или я соблазню её, или Сангай с Орхоном отправят меня на тот свет, а я пока не готов был расстаться со своей жизнью. "Да и Мирела девушка привлекательная. Сангай действительно постарался найти для меня копию Амалии".
   -И впрямь, Мирела, давайте вдвоём их исследуете, - предложил я.
   -Хорошо, - ответила она, бросив на меня внимательный взгляд. - И всё же, что вы желаете на обед? - мы быстро продиктовали ей заказ, и она отошла от столика.
   Пока я обедал, то всё время бросал на неё взгляды и чем больше наблюдал за ней, тем больше у меня росла симпатия. В ней ощущалось что-то беззащитное и привлекательное, но одновременно с этим чувствовалась какая-то внутренняя сила. "Цыгане независимы, и это всегда присутствовало в Амалии" - а сейчас я видел это и в Миреле. То, как она на всех смотрела и как вела себя, мне всё больше нравилось. Она держала всех на расстоянии, но вела себя не высокомерно, а скорее с каким-то внутренним достоинством. "Может эта девочка поможет мне забыть Амалию? Кто знает?" - думал я, уже точно решив, что займусь ей. "Но буду очень аккуратен, чтобы не убить её".
   Первые дни Мирела вела себя скованно в моём обществе, но чем больше мы общались, тем больше доверия между нами возникало. Через неделю, проснувшись однажды утром, я понял, что хочу её видеть ни потому, что она похожа на Амалию, или потому что это приказ старейшин, а потому что мне с ней интересно.
   За неделю я достаточно хорошо её узнал, и она меня стала привлекать не только физически. Сходство с Амалией было только внешнее, а вот в характерах было одинаковым только внутренняя сила и достоинство, но взгляды на жизнь и отношение к миру было разное. Амалия росла в семье, где её любили мать и отец, а Мирела росла в детском доме, где ей пришлось бороться за свою жизнь и это сделало её внутренне более жёсткой. Лия была более мягкой и изначально старалась видеть в окружающих только хорошее, несмотря ни на что. Мирела же наоборот, относилась ко всем с подозрением и опаской, ожидая от окружающих только гадостей. И я понял, что хочу показать этой девочке, что в этом мире не всё так плохо, как она привыкла видеть.
   Наша первая ночь была наполнена волшебством, и я не мог оторваться от неё, уже осознавая, что если это и не любовь, то сильная привязанность.
   "Пусть Амалию я никогда не забуду, и она навсегда останется в моём сердце, но теперь там живёт и Мирела" - спустя две недели, прижимая её к себе, думал я. Чувства росли с каждым днём и теперь я ощущал потребность в ней. Сердце, которое после потери Амалии казалось, окаменело, сейчас начало оживать и я впервые за это время почувствовал, что жизнь снова обрела краски.
  
   Наступило уже начало июня, и мы с Мирелой возвращались с прогулки. Настроение было приподнятое, и мы со смехом бежали мимо вертолётной площадки, на которой только что приземлился вертолёт. Она, весело смеясь, пыталась не дать своим юбкам подняться вверх, и одновременно убирала распущенные волосы с лица, а я смотрел на её попытки со смехом, и наслаждался ощущением счастья.
   Лопасти вертолёта остановились, и из него вышло пять дампиров. Посмотрев на них, я нахмурился - это были дампиры из группы, которая усиленно занималась восстановлением нашей численности, и я к ним испытывал отвращение. Один из них отделился от группы и, подойдя ко мне сказал:
   -Артемий, тут какой-то мужчина передал мне записку для тебя и сказал, что это очень важно, - вытащив её из кармана, он с интересом посмотрел на меня. - Это был человек, - добавил он.
   -Да?! - кто из людей мог искать меня, я понятия не имел, и сам удивился.
   Взяв записку и развернув её, я остолбенел. Там было написано: "Позвони мне" и указан номер телефона, а внизу стояла подпись БАС. Но я сразу всё понял - почерк принадлежал Амалии. Ещё когда в её доме я рассматривал конспекты, то обратил внимание на характерный наклон букв в левую сторону, и записка была написана именно этим почерком, а БАС могло означать только одно - Бардина Амалия Сергеевна.
   -Спасибо, - пробормотал я, пытаясь не выдать того волнения, что охватило меня. - Извини, забыл предупредить тебя об этой записке, - сказал я, и стал на ходу придумывать оправдание тому, что человек передал эту записку, и чтобы этот дампир не стал доносить старейшинам о ней. - Я показал ему твою фотографию и сказал где тебя можно найти, а также сказал, что тебе можно доверять, а позвонить тебе забыл. Этот человек обладает очень важными сведениями об одном предприятии, в которое мы планируем вложить деньги, - я постарался невозмутимо и уверенно улыбнуться ему. - Я ждал именно этих сведений. Спасибо!
   -Да не проблема, брат! - он улыбнулся в ответ и направился в дом.
   Больше часа я пытался прийти в себя и не знал, что делать. Амалия объявилась спустя год и девять месяцев, и я не понимал, что сейчас чувствовал. С одной стороны, я до сих пор тосковал по ней, а с другой стороны теперь у меня была Мирела и эта девочка была дорога мне. В конце концов, я решился и, отойдя от дома, набрал номер, указанный в записке. Через два гудка трубку сняли, и раздался голос Амалии:
   -Алло?
   -Здравствуй, Лия, - тихо сказал я, и почувствовал, как внутри всё замерло.
   -Здравствуй, Артемий, - произнесла она и замолчала.
   -Как жизнь? - спросил я, не зная, что сказать. А сказать хотелось многое и в первую очередь объяснить всё то, что я натворил, но как начать не знал.
   -Хорошо, - спокойно ответила она. - У меня к тебе есть дело. Сейчас мне неудобно говорить, да и не время ещё для разговоров. Ты сможешь через два дня прибыть в Нижний Новгород?
   -Смогу, - ответил я.
   -Тогда записывай адрес, - сказала она и, продиктовав его, произнесла: - Будь там, через два дня в десять часов вечера. И обязательно загляни в почтовый ящик, прежде чем подниматься в квартиру.
   -Хорошо, - ответил я, и она тут же отключилась.
   Ещё около часа мне понадобилось, чтобы прийти в себя. После того, как я услышал голос Амалии, опять навалились воспоминания, а следом за этим вернулась и боль. То, что я не нашёл вовремя выхода из ситуации, и согласился подложить её по другого мужчину, больно отзывалось внутри и я не мог простить себе этого. И вот теперь пришло время посмотреть в глаза той, которую любил, и которая перевернула мою жизнь, и увидеть в них осуждение. "Это мне наказание за то, что я с ней так поступил" - подумал я, глядя на расстилающуюся внизу долину. "В конце концов, надо всё выяснить и всё рассказать Амалии. Вот только что будет дальше?" - ответа на этот вопрос не было. Теперь, когда рядом находилась Мирела, я не мог понять чего же хочу, помимо прощения, от Амалии. Они мне обе дороги и сердце разрывалось на две части.
   Ещё меня волновал вопрос: "Говорить кому-либо, что Лия сама вышла со мной на связь или нет?". Но хорошо подумав, решил молчать. "Один раз я уже совершил глупость, привезя Лию к старейшинам. Теперь я поумнел и пока сам не разберусь, никто ничего не узнает!".
   В ночь, перед отъездом, я занимался любовью с Мирелой с какой-то обреченностью, потому что не знал, что будет дальше. Эту девочку, которая любила меня всем сердцем, и к которой я сам испытывал привязанность, бросать и разочаровывать не хотелось, но воспоминания об Амалии не давали покоя, и что меня ожидало в Нижнем Новгороде, я даже боялся представить. "Прощение или ненависть? А если прощение то, как же Мирела?".
  
  
   Амалия.
  
   После обращения кровью Элары я два месяца наслаждалась тем, что теперь не надо прятаться от солнца и можно в полном объёме наслаждаться жизнью.
   Наша жизнь изменилась, и мы могли свободно перемещаться из города в город, уже без препятствий. Все мои способности и сила остались при мне, и теперь я ничего не боялась, а просто радовалась окружающему нас миру и тому, что моя кроха росла, и я могла дать ей намного больше, чем раньше.
   Элара выглядела уже как четырёхлетний ребёнок и всё больше тянулась к другим детям. Поэтому, как только мы приезжали в новый город, я сразу узнавала, где есть большие детские площадки, или парки, и вела её туда, давая ей полную волю. Следила я только за тем, чтобы она не попробовала человеческой крови, и не раз ловила падающих с качелей других детей, или отбирала у них предметы, которыми они могут пораниться, чтобы избежать неприятностей, чем только заслуживала уважение других мамочек. Элара же просто цвела от общения с детьми, и я не могла ею нарадоваться. А ещё моя кроха изъявила желание научиться читать, и быстро освоив алфавит, уже сама читала мне книжки вслух.
   Мы с ней перешли на обыкновенный, человеческий образ жизни и теперь по ночам спали, а днём гуляли и радовались окружающим нас краскам и запахам. Это была первая сознательная весна Элары, и она смотрела на всё широко открытыми глазами и с восхищение наблюдала, как природа оживает, с интересом принюхивалась ко всему - первым ландышам, подснежникам, к цветущим яблоням и улыбка не сходила с лица моей девочки. Она познавала этот мир и радовалась каждому новому дню.
   Я же, первое время тоже наслаждалась всем, но однажды задумавшись о способностях Элары, задалась вопросом - а на всех ли её кровь так может действовать? И после этого потеряла покой. Я ведь была когда-то человеком, и моя дочь рождена от дампира, и вполне возможно, что только я могла пройти обращение её кровью, потому что являлась её матерью. Марк был рождён вампиром, и кровь Элары могла на него не подействовать. Да и с Артемием могло получиться так же. Если они испытывали уверенность, что пророчество касалось и первых и вторых то, что кровь моей малышки могла дать вторым? Они и так не боялись солнечного света, и отличались от вампиров только силой, способностью переваривать человеческую пищу и продолжительностью жизни.
   Чем больше я об этом думала, тем сильнее разгорался интерес. Хотелось до конца быть уверенной в способностях своего ребёнка, но проверить предположения я могла только одним способом - дать кровь Элары Марку и Артемию. Но, с другой стороны, я понимала, что если они тоже изменятся и поймут в чём дело, то бросят на мои поиски ещё большие силы.
   Я долго уговаривала себя оставить идею провести этот эксперимент, но желание получить ответы на вопросы оказалось сильнее, и я сдалась. Почти месяц я продумывала всё до мельчайших подробностей и старалась предусмотреть все детали того, как проверить свои предположения, но при этом не навести ни Артемия, ни Марка на свой след и, в конце концов, отважилась на это.
   План, в общем-то, был прост, и одновременно с этим не давал им возможности быстро вычислить моё местонахождение. Я надеялась, что смогу уйти до того момента, как дам им такую возможность и успею узнать то, что мне необходимо.
   Самое тяжёлое в моём плане было найти Артемия, и я практически поставила на этом крест, и собиралась провести эксперимент только с Марком, но помог случай. Я готовила свою операцию в Казани, и как раз покупала ноутбуки в магазине, когда до меня донёсся необычный запах. Элара тоже почувствовала его и начала вместе со мной удивлённо оглядываться.
   Метрах в ста от нас я заметила красивого парня, который улыбался беременной девушке, а она что-то увлечённо ему говорила, показывая на большой телевизор. Именно от него шёл странный запах, и тут я поняла, что это дампир.
   В первую секунду я испугалась, что он почувствует наш запах и поймёт что мы не люди, поэтому схватила Элару и быстро направилась к выходу. Однако сев в машину, и собираясь уже уезжать, поняла, что это мой шанс найти Артемия, и провести свой эксперимент с двумя сразу.
   Дождавшись пока парень с девушкой выйдут из магазина, я проследила за ними до самого дома, но как мне поступить дальше не знала.
   Почти всю ночь я крутилась в кровати и не могла придумать, что делать. Подойти к дампиру и спросить номер телефона Артемия я не могла, потому что тот сразу понял бы, что я не человек, а может и вообще узнал меня. Ведь если дампиры меня искали после похищения, то в лицо должны были знать - значит, этот вариант отпадал. Тогда я подумала, что может подослать к нему человека, чтобы тот попросил номер Артемия? Но поставила себя на место дампира, я поняла, что это безнадежно. Подойди ко мне на улице человек и спроси номер телефона, я бы точно его не дала, уже только потому, что он человек. И только ближе к рассвету меня озарило. "Если гора не идёт к Магомеду, то Магомед пойдёт к горе! Я не буду просить его номер, а сама его дам через человека!".
   На следующее утро, купив тетрадь и конверт, и стараясь как можно меньше к ним прикасаться, я одела перчатки, чтобы не оставить на бумаге свой запах, написала записку с номером телефона и поставила свои инициалы, в надежде, что Артём поймёт от кого записка и позвонит. Чтобы окончательно сбить запах вампира практически залила мужской туалетной водой конверт и, завернув всё это в пакет, выехала из дома на поиски подходящего кандидата в курьеры.
   Человека тоже было важно подобрать нормального. Бомжи или бедно одетые люди не подходили, потому что записка от такого человека могла у дампира вызвать подозрение, а не каждый, хорошо одетый мужчина согласится поработать курьером даже за весьма приличную плату.
   Но мне повезло, и первый же мужчина согласился это сделать. Правда пришлось придумать историю о том, что я брошенная девушка друга того парня и сама не могу подойти к парню, потому что его беременная девушка, родная сестра той девушки, из-за которой меня бросили, и она меня ненавидит, а нервировать я её не хочу, потому что она беременна. Мужчина попытался вникнуть в мою историю и, сказав, что у нас всё очень сложно, всё же согласился передать записку и даже не взял с меня денег.
   На мою удачу всё прошло быстро. Не прошло и двадцати минут после нашего появления во дворе дома, как дампир с девушкой вышли на улицу, и мой курьер передал ему записку. Оставалось только уехать из города и ждать звонка.
   Если раньше операция планировалась в Казани, то сейчас планы поменялись. Боясь, что Артемий всё поняв, примчится сюда с группой дампиров и перевернёт весь город, чтобы найти меня, я решила ехать в Нижний Новгород и всё провернуть там.
   Купив по дороге всё необходимое, я приехала туда и, сняв две квартиры, стала ждать звонка. Прошло три дня, и я уже начала терять надежду, и подумывать о том, что проведу эксперимент только с Марком, как раздался звонок.
   Я готовила себя к нему, но всё равно растерялась, когда услышала голос Артемия. Поздоровавшись, я замолчала, не зная, что сказать. Но когда он спросил о том, как у меня жизнь, захотелось и плакать одновременно, и смеяться. Хотелось сказать, что благодаря его стараниям у меня теперь есть ребёнок, за которого я ему безмерно благодарна, но я и ненавижу его за то, что он собирался подложить меня под другого, и вообще вся моя жизнь сейчас - это сплошное бегство. Но взяв себя в руки, спокойно узнала, сможет ли он приехать в Нижний Новгород и, получив согласие, продиктовала адрес второй съёмной квартиры и время прибытия, после чего отключилась, чтобы не отвечать на вопросы, которые могли последовать.
   С этого момента всё закрутилось. Выбросив телефон, на который мне позвонил Артемий, я выехала со снятой квартиры и нашла себе другую, параллельно с этим сняв ещё одну. Затем отвезла настроенные ноутбуки в квартиры и, вернувшись в свою, стала ждать следующего дня, чтобы позвонить Марку, и постоянно прокручивала в голове весь план, ища в нём минуса, чтобы всё предусмотреть.
   А план был таков: я собиралась дать Артемию и Марку кровь Элары и посмотреть, что с ними будет, и для этого мне требовались съёмные квартиры в разных концах города, и ноутбуки, чтобы через Skype выйти с ними на связь. Кровь Элары я собиралась взять вечером следующего дня и уже договорилась с двумя курьерскими службами о доставках. Одни должны были забрать у меня кровь для доставки в другую службу, а те уже должны были доставить непосредственно на квартиры.
   Я понимала, что меня можно легко вычислить, и в этой ситуации боялась больше Марка, чем Артемия, поэтому собиралась ему позвонить вечером того дня, когда запланировала встречу. Он, в отличие от Артемия не мог выйти на улицу средь бела дня и соответственно не мог подготовиться и заранее прощупать всю обстановку в городе, и найти меня.
   Говорить с ними по Skype я собиралась не долго, и рассчитывала, что если они выпьют кровь и начнёт происходить обращение, то у меня будет масса времени сразу выехать из города, оставив сообщение со своим номером телефона. Номерами я запаслась, как только начала планировать операцию и забирала у своих жертв телефоны, чтобы использовав их один раз, выбросить. Но больше всего я боялась, что с ними ничего происходить не будет. В этом случаи у меня был только один выход - сразу прервать связь и срочно выехать из города, надеясь, что меня не встретят на выезде или дампиры, или вампиры.
   Открыв глаза ранним утром, я с замирание сердца подумала: "Сегодня я получу все ответы на свои вопросы" - и вдруг испугалась. "Зачем я вообще всё это затеяла? Это глупо! Меня вычислят и неизвестно что сделают потом!" - меня начала охватывать паника.
   "Так, успокоилась! Вроде всё предусмотрела, а если не получу ответы на свои вопросы, то буду мучить себя предположения. Лучше всё сейчас проверить!" - и стала ещё раз прокручивать весь план в голове.
   "Итак, часов в шесть вечера выезжаю с Эларой гулять куда-нибудь за город и звоню Марку. Солнце садится в девять вечера, поэтому встречу назначаю ему на одиннадцать, чтобы он смог добраться до города и при этом не имел возможности развернуть операцию. С Артемием связываюсь в десять, чтобы не говорить одновременно с обоими. В девять прибывает курьер и забирает у меня запакованную кровь и записки с инструкциями. Разговариваю с Марком и Артемием недолго - главное, чтобы они выпили кровь, а как только начнёт происходить обращение, сворачиваюсь и сразу выезжаю, оставив им номера телефонов, на которые они должны перезвонить, как только придут в себя. Вроде всё просто" - подумала я, ещё раз пытаясь найти слабые места. И тут возник вопрос: "А что если на Артемия кровь не подействует и он не потеряет сознание? Ведь с Марком сеанс связи будет только через час и опасно оставаться в квартире, Артемий может вычислить меня! Да и как проверить изменения в нём, если он и так не боится солнечного света?".
   Подумав, я решила: "Если на Артемия не подействует, сразу уезжаю, отменив операцию с Марком. А если всё получится, то с проверкой надо что-то делать. Помимо солнечного света мы от них отличаемся сроком жизни и силой. Срок жизни не проверишь, значит остаётся сила. Надо купить какую-то болванку и вложить в посылку с кровью".
   Весь оставшийся день я не находила себе места, и Элара почувствовав моё настроение тоже весь день ходила хмурой и задумчивой. Она в общих чертах знала, что я задумала, но не знала кто такие Марк и Артемий, потому что я пока решила не рассказывать ей о том, что один из них её биологический отец, а второй - отец по крови, боясь, что она из любопытства может попасть в объектив камеры.
   В шесть вечера мы выехали за город. Следя за дорогой, я думала о Марке и звонке ему. "Я не видела и не слышала его год и пять месяцев, и вот сегодня позвоню. Как он к этому отнесётся?" - было страшновато. Но меня волновала не только его реакция, а и моя. Как не крути, а я по нему скучала, и часто засыпая, думала о нём. Он не пытался подложить меня под другого, и не рассказал лишь часть пророчества, поэтому по сравнению с Артемием его проступок был не таким мерзким. Вполне возможно, что я давно бы уже позвонила ему, но останавливало то, что в скрытых от меня строках пророчества и крылась вся суть, и от меня зависело, с кем будет Элара. Он прекрасно понимал, что я должна полюбить его и сделал всё возможное для этого, но любил ли сам? Этого я не знала, но вспоминая нашу с ним жизнь, я бы сказала, что он любил меня. Но как только я начинала так думать, тут же возникал вопрос: "А если любил, то почему не рассказал всё до конца? Ведь когда любишь, доверяешь, а он промолчал. Значит, доверия не было?". Но не только это меня злило, а и то, что он спал со своими донорами, и получалось, что как раз, поэтому он настаивал, чтобы моими донорами стали девушки. Каждый думает в меру своей распущенности, и именно поэтому он тогда выломал дверь в мою комнату, когда мы с ним находились в ссоре. "Если он любил бы меня, то никогда в жизни не стал развлекаться с донорами, и соответственно не боялся, что я буду делать то же самое. Получается, доверия точно не было, а значит и любви?" - от всех этих мыслей голова шла кругом.
   Отъехав за город километров пятьдесят, я остановилась и, подмигнув Эларе, сказала:
   -Десант к высадке!
   Она серьезно посмотрела на меня и, взяв за руку сказала:
   -Мамочка у тебя всё получится. Ты у меня самая умная и самая хорошая.
   -Спасибо, солнышко, - ответила я, пытаясь не расплакаться. - Раз ты так сказала, значит всё так и будет. Хочешь здесь погулять или мне сразу звонить, но учти, потом надо будет отсюда уезжать.
   -Давай сразу, - ответила она.
   -Хорошо.
   Глубоко вздохнув, я вытащила телефон и трясущимися руками набрала номер Марка. Трубку сняли на четвёртом гудке, и когда раздался его голос, сердце пропустило удар, а потом учащённо забилось.
   -Да? - недовольно спросил он.
   -Здравствуй, Марк, - стараясь не выказать своего волнения, произнесла я.
   В трубке повисла тишина, а потом раздался взволнованный голос:
   -Амалия?!
   -Да...
   -Где ты? Мне нужно многое тебе сказать! С тобой всё хорошо? Ты в безопасности? Как ты себя чувствуешь? - перебив меня, он начал сыпать вопросами.
   -У меня сейчас нет времени говорить. Ты можешь к одиннадцати часам вечера приехать в Нижний Новгород?
   -Конечно, любовь моя, могу! - радостно сказал он.
   -Тогда записывай адрес, - продиктовав его, я добавила: - Ровно в одиннадцать ты должен быть в этой квартире. Ключ в почтовом ящике. И Марк, не предпринимай ничего лишнего. Приезжай без своих клевретов и не делай попыток найти меня раньше времени.
   -Хорошо, - согласился он.
   -Тогда остальное вечером, - произнесла и, отключившись, позволила себе расслабиться.
   Сердце выскакивало из груди, а руки тряслись мелкой дрожью, поэтому закрыв глаза, я откинулась на спинку кресла и постаралась успокоиться. Голос Марка и его слова возродили в душе опять надежду на любовь, и я попыталась отогнать от себя эти мысли. "Нельзя сейчас расслабляться и тем более верить ему. Ещё чего доброго опять развешу уши и побегу к нему сломя голову!".
   -Мамочка, а кто такой Марк? - тихо спросила Элара.
   -Это дядя, который обратил меня в вампира, и заставил кое во что поверить, а потом оказалось, что это всё было обманом, - ответила я, и почувствовала, как по щеке покатилась слеза.
   -Он плохой?! - с гневом воскликнула Элара и громко засопела.
   -Нет, моя хорошая, нет, - смахнув слёзы, я повернулась к ней и улыбнулась. - Он не плохой, а просто знает, чего хочет и идёт к своей цели. Пусть не всегда его методы хороши, но, наверное, у него не было другого выхода. Не злись на Марка в этой ситуации. Я сама в первую очередь виновата, что позволила себя обмануть.
   Элара насупилась, но промолчала. Выйдя из машины, я выключила телефон и, забросив его как можно дальше, вернулась в машину.
   В семь вечера мы вернулись в город, и ещё час гуляли с Эларой на детской площадке, а в начале девятого выехали домой. Там я загрузила в машину собранные ещё днём сумки, чтобы в случаи бегства не терять времени и, вернувшись в квартиру, посмотрела на часы.
   Было половина девятого вечера, и час икс неумолимо приближался. Что я чувствовала - я понять не могла. С одной стороны мне было страшно, а с другой стороны, я испытывала нетерпение, и хотелось поскорее узнать, что же произойдёт с Марком и Артемием.
   Элара знала, что мне понадобится её кровь, и когда я достала шприцы, чтобы сделать забор крови, спокойно вынесла мои неумелые манипуляции. Набрав в каждый из шприцов по два кубика, я уложила их в маленькие сумочки-термосы, их в свою очередь уложила в коробочки и, приложив туда же записки с инструкциями, заклеила их. В коробочку для Артемия я уложила ещё и стальной болт.
   В девять вечера прибыл курьер и я трясущимися руками, отдала ему коробки. С этого момента время потекло медленно и я, взяв Элару на руки, прижала её к себе, боялась хоть на секунду отпустить, и уже проклиная себя, что всё это затеяла.
   Когда часы показали десять часов, я поставила её на пол и напомнила:
   -Помнишь, что тебе надо молчать и не показываться в объектив камеры?
   -Да, мамочка, - серьёзно ответила она. - Я буду сидеть тихо.
   -Умница! - поцеловав её в щечку, я подтолкнула её в кресло и проложила палец к губам.
   Следующие пять минут я не сводила взгляд с часов. В квартиру, где я назначила встречу Артемию, в пять минут одиннадцатого должны были доставить посылку, и ровно в это время я включила ноутбук. Подождав две минуты, я набрала номер Skype Артемия.
   Увидев его изображение на экране, я замерла, рассматривая его, и в голове пронеслись воспоминания о нашей встрече и тех восьми днях, которые мы провели вместе, и благодаря которым у меня теперь появилась моя девочка.
   -Здравствуй, Артём, - тихо сказала я.
   -Лия, - выдохнул он, и дотронулся до монитора компьютера. - Значит, ты всё же вампир.
   -Да, вампир, - ответила я и судорожно вздохнула. - Монстр, которых вы ненавидите.
   -Ты стала ещё красивее, - с грустью произнёс он.
   -За что ты так со мной поступил? - я решилась задать самый главный вопрос, который мучил меня всё это время.
   -Лия, я знаю, мне нет прощения, - опустив голову, глухо произнёс он. - Так решили старейшины и меня они не слушали. Если бы я не согласился, то меня убили, а тебя просто использовали. Я испугался в первую очередь за тебя... ведь если бы тебя изнасиловали, а меня убили, тебе было в сто раз хуже. Я думал, что смогу потом своей любовью залечить твои раны. Там, в санатории, я чуть с ума не сошёл, и только когда уезжал оттуда, увидел выход. Я вернулся за тобой, но тебя уже не было. Ты не представляешь, сколько я себя корил за то, что не рассказал о пророчестве и вообще повёз к старейшинам. Прости меня за всё, - подняв голову, он посмотрел в камеру. - Поверь, я любил тебя и не думал, что так всё получится.
   Я слушала его, и на душе становилось легче с каждой минутой. Сердце подсказывало, что он не врёт, и на глаза навернулись слёзы.
   -Так жаль, что ты не рассказал мне всего, - прошептала я.
   -И мне, родная, очень жаль, - ответил он и опять дотронулся до монитора ноутбука. - Как ты сейчас живёшь?
   -Нормально, - ответила я.
   -Ты ведь с Марком? - я не знала что сказать, и поэтому молчала. - Он хорошо к тебе относится? Ты счастлива?
   -Давай не будет об этом говорить, - попросила я, вздохнув. - Я тебя сюда не за этим пригласила.
   -Да, я понял, - ответил он и, взяв шприц с кровью, показал его. - Что это?
   -Сейчас объясню, но для начала достань один из болтов, - он это сделал, и я продолжила: - А теперь попробуй его сплющить.
   -Как сплющить? Лия, мне это не под силу, - но все же попробовал это сделать. - Нет, не получается. Здесь нужна сила большая, чем я обладаю.
   -Хорошо, а теперь я хочу, чтобы ты выпил кровь, а потом я всё расскажу.
   Он повернул голову в сторону и не глядя в камеру, тихо произнёс:
   -Знаешь, Лия у неё странный запах, и попроси меня выпить её кто-то другой, я бы не согласился. Но, даже если это яд для меня, из твоих рук я приму его благодарностью, - а затем быстро снял иглу с колпачком, и выдавил кровь себе в рот. Проглотив её, он посмотрел в камеру. - Знай одно, я любил тебя искренне и всем сердцем, что бы ты там не думала...
   Неожиданно его лицо исказилось гримасой и, согнувшись от боли, он застонал. В этот момент я испугалась и подумала: "А если действительно кровь Элары яд для Артемия, и он умрёт? Я не хочу этого!".
   -Что ты чувствуешь? - пытаясь сдержать страх, спросила я.
   -Жжёт... Всё внутри жжёт...
   Вспомнив свои ощущения, я попыталась успокоиться. "У меня тоже всё началось с этого".
   -Тёмка, это нормально, - быстро произнесла я. - Это обращение. Прости! Ты слышишь меня? - но он молчал, сидя склонив голову.
   Я наблюдала за ним и испытывала жалость. Костяшки сжатых кулаков Артемия побелели, и он стонал сквозь сжатые зубы, пытаясь справиться с болью, а затем протянул руку, и прошептав:
   -Люблю тебя, - отключился.
   -Нет! - закричала я, и снова набрала его номер, но никто не отвечал.
   Вскочив на ноги, я стала метаться по комнате. "Поехать туда или нет?".
   -Мамочка, дяде тоже плохо, как и тебе? - раздался жалобный голосок Элары.
   -Да, солнышко. И теперь я за него волнуюсь!
   -Я тоже за тебя волновалась, но ты ведь потом пришла в себя.
   -Да, конечно, - сев, я постаралась успокоиться.
   "Всё с Артёмом будет хорошо! Просто смотреть на обращение страшнее, чем самому его испытывать!" - сказала я себе и, написав ему сообщение с номером своего телефона, стала ждать одиннадцати часов.
   Время тянулось ещё медленнее и я, сжав Элару в своих объятиях представляла, как сейчас мучается Артемий. "Если он умрёт то, как я потом посмотрю в глаза своей девочке? Ведь получится, что я своими руками и при помощи её крови, убила её отца!". Пока Элара не спрашивала, кто её папа, но я знала, что однажды она захочет об этом узнать и если Артём умрёт, что я ей скажу?
   Голова шла кругом от страха и раздираемых противоречий, но я понимала, что отступать уже некуда, поэтому, когда часы показали одиннадцать часов, я вернулась к столу и, набрав номер Марка, с замиранием сердца стала ждать его ответа.
   Его появление на экране монитора окончательно выбило почву из-под ног, а когда он улыбнулся, и с нежностью сказал:
   -Как же я по тебе скучал, ангел мой, - мне захотелось рыдать. Я поняла, что скучала по нему и скажи он, чтобы я приехала, я брошу всё и помчусь к нему. - Как ты? Я думал, что мы встретимся лично.
   -Обойдёшься! - меня вдруг охватила злость. Переживания за Артёма и страх, что помани Марк меня к себе и я побегу, вызвали отвращение к самой себе, и я без всяких предисловий произнесла: - Выпей ту кровь, которая лежала в посылке.
   -Чья эта кровь? Нашей малышки? - он с интересом смотрел то на шприц, то в камеру. - Покажи мне её, пожалуйста, - попросил он. - Я хочу видеть её. Как ты её назвала?
   -Сначала выпей, а потом поговорим, - ответила я, прекрасно понимая, что никаких разговоров потом уже не будет.
   Помимо страха за то, что Марк может специально тянуть время, чтобы иметь возможность меня вычислить, я боялась и своих чувств, поэтому хотела поскорее всё закончить и уехать.
   -Хорошо, - ответил он. - Я выпью, но сначала ты скажешь имя нашей девочки.
   Зная упрямый характер Марка, я сказала:
   -Элара. А теперь пей!
   -Элара, - медленно протянул он и улыбнулся. - Она ведь рядом, да? И слышит меня? Доченька, пью за твоё здоровье, - и выдавил кровь из шприца себе в рот. - Хм, странный вкус, - проглотив её, он посмотрел в камеру. - Что со мной теперь будет?
   -Увидишь, - ответила я, внимательно за ним наблюдаю.
   -Лия, мне плохо без тебя, возвращайся, - с нежностью произнёс Марк. - Я люблю тебя, чтобы там не наговорила Зарая. Она мелочная тварь и отомстила мне за то, что я бросил её ради тебя. Понимаешь? Она моя бывшая девушка, и сделала это специально.
   -Да? А последние слова пророчества ты просто забыл мне рассказать? - с сарказмом спросила я.
   -Я хотел это сделать, но....
   Марк замер, прислушиваясь к себе, а потом точно так же, как и Артём согнулся и застонал. "Его мучений я точно не вынесу" - с болью подумала я, глядя в лицо любимого.
   -Марк, послушай, будет очень больно, поэтому терпи, - протянув руку, я дотронулась до его отражения на мониторе, пытаясь унять его боль. - Позвони мне, как только придёшь в себя. Номер телефона я тебе сейчас отправлю. Ты слышишь меня? - Марк откинулся на спинку стула и, схватившись за живот, громко застонал. Я почувствовала, что если ещё пару секунд посмотрю на него, то сорвусь и поеду к нему, что облегчить его страдания, как он когда-то мои, когда обращал меня. "Нельзя этого делать! Надо отключаться и уезжать!". Бросив последний взгляд на монитор, я прошептала: - Люблю тебя, - и отключилась.
   Как я выбегала из квартиры, прижимая к себе Элару, я плохо помнила. По лицу текли слёзы, а сердце разрывалось на части, потому что я знала, что на другом конце города, два мужчины, которые дали мне многое в этой жизни, сейчас страдают от боли, и я ничем не могу помочь им, потому что в первую очередь должна защитить свою девочку.
   Я всю ночь напролёт гнала машину с бешеной скоростью, стараясь уехать как можно дальше от Нижнего Новгорода, и одновременно с этим молилась, чтобы Марк с Артемием выжили и позвонили.
   Пунктом моего назначения был Ижевск. Этот город я выбрала специально, чтобы запутать всех в дальнейшем, если они проверят распечатки мобильных телефонов. Я надеялась, что мои преследователи подумают, что я направилась на восток, и будут вести поиски именно в том направлении. Сама же собиралась после этого направиться на юг, чтобы показать своей крохе море.
   В начале седьмого утра я прибыла в Ижевск и, остановившись на его окраине, стала ждать звонков, не сводя глаз с телефонов. Элара нанервничавшись, уже давно уснула, но я понимала, что после слов Марка, разговор об отцовстве будет скоро и боялась этого, потому что видела, как она напряглась, когда он сказал: "Доченька, пью за твоё здоровье". Пока она ничего не спрашивала, но я видела, какие взгляды она на меня бросала и уже смирилась, что придётся рассказать ей всю правду. "Главное, что они оба выжили, иначе как я потом объясню своему ребёнку, что убила тех, благодаря кому она появилась на свет?".
   В начале девятого раздался первый телефонный звонок и я, схватив трубку, услышала голос Артемия.
   -Лия?! Что это было?
   -Возьми тот болт, который лежал в посылке и попробуй его опять сплющить, - требовательно сказала я.
   -Я уже это делал, и ничего не получилось, - ответил он и вздохнул. - Но, как скажешь, - в трубке раздался шорох, а через пару секунд возглас: - Твою мать! Что это значит?
   Я улыбнулась. "Выходит, Артемий обрёл как минимум силу, а как максимум ещё и продлил срок своей жизни!"
   -"Кровь Королевы той послужит благом и даст свободу расе тьмы" - процитировала я и отключилась.
   Выключив телефон, я выбросила его и поехала в другой конец города. На душе стало легче. "Артемий жив, а это самое главное и я смогу спокойно посмотреть в глаза Эларе". Но теперь оставалось дождаться звонка от самого важного для меня мужчины, и время опять потекло ужасно медленно. А когда раздался звонок, я готова была кричать в трубку от радости, но боялась разбудить Элару.
   -Лия?! - раздался голос Марка.
   -Уже понял, что солнечный свет не страшен? - тихо спросила я.
   -Да.
   -Тогда наслаждайся жизнью, милый! - весело ответила я и сбросила вызов.
   Спустя двадцать минут, выбросив телефон, я уже направлялась в Таганрог. В душе была полная гармония - и Марк, и Артемий выжили. А то, что Артём рассказал мне, залечило некоторые раны и казалось, что я сбросила с сердца тяжёлый камень. Я узнала, как кровь моей крохи действует на обе расы и сейчас ехала на юг, чтобы порадовать её и теперь жить только в наше удовольствие.
  
  
   Марк.
  
   Открыв глаза, я удивлённо осмотрелся вокруг - комната была незнакома, и я не мог понять, что здесь делаю. А в следующее мгновение до меня дошло, что дело даже не в комнате, а в том, что сейчас светил солнце, а я лежу на полу под его лучами, и это не приносит мне никакого вреда.
   Сев, я вытянул руку и подстав её под солнечные лучи, внимательно на неё посмотрел, прислушиваясь к своим ощущениям - ни жжения, ни боли не было. Встав на ноги, я подошёл к окну и впервые в своей жизни посмотрел на улицу в свете дня. Всё вокруг воспринималось как-то необычно - небо было слишком голубым, трава слишком зелёной, цветы на клумбе, под окном, слишком красными и голова пошла кругом от всего этого.
   "Неужели кровь моей крохи дала возможность не бояться солнечного света?" - этот вопрос возник первым и, вспомнив всё, я закрыл глаза.
   Раздавшийся телефонный звонок разбуди меня, и я недовольно ответил на него. Когда же услышал голос Лии, то готов был кричать от радости и начал засыпать её вопросами, боясь, что она в любой момент бросит трубку. А когда она назначила встречу я чуть не начал прыгать по комнате, как малое дитя. В душе всё пело, и я постоянно повторял про себя: "Лия хочет меня видеть! Она сама позвонила!".
   Быстро побросав в сумку самые необходимые вещи, я приказал готовить самолёт и нетерпеливо посматривал на часы, ожидая момента, когда смогу выйти из дома. Эти несколько часов были самыми тягостными, но одновременно с этим и позволили мне многое обдумать и не наломать дров.
   Хорошо всё взвесив, я решил не говорить, зачем лечу в Нижний Новгород, потому что любой из вампиров, проживающих в моём доме, мог донести Тейте, что я уехал в другой город за Амалией, и что в ответ предпримет моя мать, я не знал. Время, когда я ставил её мнение на первое место, прошло, и сейчас я собирался действовать только в интересах Амалии, малышки и своих личных, поэтому даже Дамар ничего не знал.
   Но не это волновало меня в первую очередь, а то, что сделает Тейта, когда я привезу Лию и ребёнка в свой дом. Их я ей не отдам и это я знал точно, но вот как противостоять своей матери мне было не совсем понятно, и в тот момент я пожалел, что не выяснил её намерения. Решение пришло внезапно, и это казался лучший выход из ситуации - я не повезу Амалию и дочку в свой дом, а поселю их отдельно и пока не пойму, что задумала Тейта, никто не узнает, что они нашлись.
   В половине десятого я прибыл в аэропорт, а уже без четверти одиннадцать доставал ключ из почтового ящика в доме, адрес которого назвала Лия. С замиранием сердца я открыл дверь и был слегка разочарован, поняв, что её там нет. Но, с другой стороны теплилась надежда, что она где-то рядом и сейчас просто проверяет - один я приехал или нет.
   Сев на стул я закрыл глаза и принюхался. В воздухе витал лёгкий цветочный аромат, который без сомнения принадлежал Амалии, и я с удовольствием его вдыхал. "Как же я по ней скучал, но скоро она будет рядом, и я, наконец-то, смогу её прижать к себе и поцеловать. А потом она познакомит меня с нашей крохой, и я увезу их в безопасное место" - в голове уже рисовались картины счастливой жизни, и меня охватила дрожь. Хотелось, чтобы Лия поскорее поняла, что я приехал один, и пришла в квартиру.
   Когда в одиннадцать часов раздался звонок в двери, я чуть не вырвал её, спеша открыть и поскорее обнять Лию, но на пороге стоял незнакомый парень и, попросив меня расписаться на каком-то бланке, вручил небольшую коробочку.
   Внутри всё неприятно заныло, но я всё же надеялся, что в коробке дальнейшие инструкции как её найти. А когда открыл её и прочитал записку, в которой меня просили включить ноутбук, разозлился. "Это уже не смешно! Но ничего, главное поговорить с ней, а там я уж как-нибудь смогу убедить Лию встретиться со мной лично".
   Пока запускался ноутбук, я открыл небольшую сумочку, лежащую в коробке, и с удивлением стал рассматривать шприц с кровью, ничего не понимая. Принюхавшись, я нахмурился, такого запаха я никогда не слышал, и этому имелось только одно объяснение - я держал в руках кровь своей малышки и будущей Королевы.
   Из задумчивости меня вывел звуковой сигнал, и я, нажав соединение, увидел изображение Лии на мониторе. В этот момент мне захотелось упасть на колени и попросить у неё за всё прощение, но я понимал, что это будет выглядеть слишком картинно, да и вряд ли вызовет уважение ко мне, поэтому улыбнулся и с нежностью поздоровался. Но Амалия огрызнулась и сразу перешла к делу, а у меня внутри всё похолодело - прощать меня, судя по всему, она не собиралась. "Но нет, я не сдамся!" - подумал я в тот момент и решил втянуть её в разговор, чтобы всё объяснить. А ещё я очень хотел увидеть свою кроху, но всё что мне удалось, это только узнать её имя.
   Выпив крови, я перешёл к делу и попытался объяснить всё Амалии, но меня пронзила резкая боль, и в этот момент я подумал, что умираю. Такого я никогда не чувствовал, и сейчас всё происходившее в дальнейшем, воспринималось, как в тумане. Лия что-то говорила, но я уже не понимал её слов, и сейчас попытался их вспомнить. "Позвони мне" - всплыло из подсознания, и я включил ноутбук, надеясь, что всё правильно вспомнил и там будет её номер.
   Увидев сообщение, я улыбнулся. "Значит не всё ещё потеряно!". Набрав номер, я затаил дыхание, и когда услышал её голос, произнёс:
   -Лия?!
   -Уже понял, что солнечный свет не страшен? - тихо спросила она.
   -Да.
   -Тогда наслаждайся жизнью, милый! - весело сказала она и сбросила вызов.
   Когда в трубке раздались короткие гудки, меня охватила ярость. "Она что думает, что я её так просто отпущу? Я ехал сюда, чтобы забрать её и малышку, а она напоила меня кровью и снова скрылась, даже не дав ничего объяснить! Чем она вообще думает? А если её найдёт Тейта, она хоть понимает, чем это может грозить? Я должен найти её первым в любом случаи. Даже если она меня ненавидит, я должен её защитить от своей матери" - я начал ходить из угла в угол.
   "Так, надо срочно разворачивать поиски, и так шансов выйти на её след всё меньше и меньше с каждой минутой". Набрав номер Дамара, я начал отдавать приказы:
   -Записывай номер. Ты должен будешь пробить его и сказать, откуда последний раз он выходил на связь. Как только всё узнаешь, посылай туда группу и разворачивай поиски во всех направлениях...
   -Чьи поиски? - спросил Дамар.
   -Амалии! - рявкнул я. - Я хочу чтобы проверили всё - авто, железнодорожные вокзалы, аэропорты, а также автотрассы. Учитывая среднюю скорость, ты должен рассчитать, как далеко она могла уехать и во всех направлениях отправить наши отряды. Ясно?
   -Да.
   Отключив телефон, я сел и постарался успокоиться. То, что Тейта может узнать о моей встрече с Лией, меня мало радовало, но другого выхода не было. Самостоятельно я сейчас не мог ничего сделать, и оставалось надеяться, что никто из моего дома не работает на неё.
   Закрыв глаза, я попытался вспомнить, что Лия ещё говорила, пока я корчился от боли, и перед глазами появилось её искаженное мукой лицо и тихий шёпот: "Люблю тебя". Открыв глаза, я посмотрел в окно. "Это было или мне так хочется? Неужели всё же любит?" - сердце учащённо забилось и мне очень хотелось верить, что она это сказала.
   Раздавшийся телефонный звонок заставил меня вздрогнуть, и я тут же ответил, увидев номер Дамара:
   -Говори!
   -Номер принадлежит Пятову Олегу Семеновичу, проживавшему в городе Арзамас, и совершившему самоубийство две недели назад. Последний раз звонок на него был принят сегодня утром, в городе Ижевск.
   -Срочно посылай туда наши отряды!
   -Но ведь сейчас светло, - неуверенно произнёс Дамар. - И потом, если Амалия там, то всё равно не сможет выехать далеко, она в таком же положении, как и мы, поэтому, думаю, мы её быстро найдём. Я сейчас позвоню нашей группе в Ижевске, и как только стемнеет, они развернут её поиски, а остальные подтянутся чуть позже.
   -Да ей всё равно, что... - воскликнул я и осёкся. - Да, светло. Ты прав. Ладно, жди темноты, - и сбросил вызов.
   Интуиция подсказывала, что лучше молчать о том, что Лия и Элара не боятся солнца, потому что это точно дойдёт до Тейты, и она землю перевернёт, чтобы достать Элару, а Лия будет бороться за нашу кроху до последней капли крови, и может просто погибнуть. "Да и про моё обращение тоже говорить не стоит" - решил я.
   Включив ноутбук, я зашёл в интернет и, скачав подробную карту, стал прикидывать, куда могла направиться Лия и где сейчас могла быть, чтобы вечером отправить туда отряды. К трём часам дня приблизительный круг поисков был очерчен и составлен список городов, где искать следовало в первую очередь.
   Откинувшись на спинку стула, я посмотрел в окно, не зная, что дальше делать. Хотелось быстрее вернуться в Москву и самому руководить всем, но если я туда заявлюсь через полтора - два часа, у всех возникнет вопрос: "Как я смог выйти на солнце и остался в живых?", поэтому ничего не оставалось, как сидеть и ждать темноты.
   "А может пойти прогуляться? Интересно, как это ходить под солнцем?" - в голову пришла шальная мысль и я, улыбнувшись, встал и пошёл к выходу.
  
  
   Глава 14.
  
   Амалия.
  
   Выехав с Ижевска, мы сразу направились в Таганрог, и я останавливалась только для того, чтобы покормить Элару и заправить машину, потому что хотела уехать как можно дальше. Через восемнадцать часов мы уже были в городе, и Элара впервые увидела море.
   Сняв домик, я отвела её на море и она с опаской зашла в воду. Первое купание ей явно не понравилось, и она долго плевалась и жаловалась, что вода противная и солёная, а я умирала со смеху, смотря на её гримасы. Но когда сама искупалась, плевалась не меньше, потому что одно дело купаться человеком и нечаянно заглотнуть воду, и совсем другое дело купаться вампиром, когда проглоченная вода вызывает отвращение.
   Но мы быстро научились избегать этого, и теперь мою кроху невозможно было вытащить из воды. Она часами сидела на берегу в воде, и через каждые полчаса требовала, чтобы я держала её, уча плавать. Через два дня плавание было освоено, и она уже требовала самостоятельности, пробуя сама научиться нырять. Мне же только оставалось наблюдать за ней и радоваться её успехам.
   Мы успели загореть, и теперь ничем не отличались от обыкновенных людей. Вернее Элара не отличалась, а я, снимая вечером линзы, смотрела на себя и, вспоминая свою бледность, вздыхала. На фоне светлой кожи жёлтые глаза смотрелись не так броско, а сейчас, когда кожа загорела, они моментально притягивали взгляд, и если раньше вечером я иногда выходила без линз, то теперь этого делать было нельзя.
   Но цвет глаз был ерундой, и больше всего меня беспокоила моя дочь. После Нижнего Новгорода я стала ловить на себе её заинтересованные и внимательные взгляды, и понимала, что вскоре могут прозвучать весьма неудобные для меня вопросы, на которые придётся отвечать. Подумав, я решила ничего не скрывать и рассказать всю правду.
   Наутро четвёртого дня в Таганроге, проснувшись, я потянулась и с улыбкой осмотрелась. Элара не спала, а сидя на стуле возле окна, задумчиво смотрела вдаль.
   -Доброе утро, рыбка моя, - с улыбкой произнесла я.
   -Мама, я хочу у тебя кое-что спросить, - с серьёзным лицом она поднялась со стула и, подойдя к кровати, села рядом со мной.
   Сразу поняв, о чем будет разговор, я тяжело вздохнула и сказала:
   -Спрашивай.
   -Тот дядя, Марк, он мой папа? - и внимательно посмотрела мне в глаза.
   -Иди ко мне маленькая, - взяв её на руки, я решила не тянуть резину. - Марк не совсем твой папа, но он тоже имеет отношение к твоему рождению.
   -Это как? - она озабоченно посмотрела на меня.
   -Твой биологический папа тот первый дядя, с которым я разговаривала - Артемий. Если по правильному, то ты у нас Элара Артемьевна. Я забеременела тобой, когда была человеком, а потом Марк обратил меня в вампира, и в твоих венах течёт его кровь. Так что и он тоже отчасти твой папа.
   -У меня что, два папы? - удивленно спросила она.
   -Да, солнышко, получается так. От Артемия у тебя цвет волос, а от Марка привычки и упрямый характер, - улыбнувшись, я поцеловала её носик. - Ты у меня особенная девочка.
   -А почему мы тогда живём вдвоём? Почему никто из моих пап не живёт с нами?
   -Здесь всё очень сложно, милая, - бросив задумчивый взгляд в окно, я постаралась найти нужные слова, чтобы всё объяснить. - Во-первых, Артемий не вампир, а дампир...
   -Это как?
   -Его мама была человеком, и они отличаются от вампиров тем, что уже рождаются, не боясь солнечного света, и могут кушать человеческую еду...
   -Поэтому ты кормила меня той гадостью, когда мы узнали, что я не боюсь солнышка? - она сморщила носик.
   -Да, милая. Я думала, что тогда тебе не придётся убивать людей.
   -Папе Артемию кровь не нужна? - она посмотрела на меня широко раскрытыми глазами.
   -Нужна, но не так много, как мне. И люди после его укусов могут жить дальше совершенно спокойно.
   -Ясно, - сказала она и, подумав, спросила: - В магазине дядя со странным запахом тоже был дампир?
   -Да.
   -И что произошло? Папа Артемий бросил тебя? За что он у тебя просил прощение?
   Это была самая сложная часть объяснения, потому что не хотелось рассказывать Эларе о том, что могло произойти, настраивая её при этом, против родного отца, но и правду скрывать не хотелось. "Меня саму не раз обманывали, и со своим ребёнком я так поступать не буду!" - решила я.
   -Понимаешь, здесь есть маленькая предыстория. Я была не совсем обычным человеком, и моё появление на свет предсказали намного раньше. Вернее, предсказали твоё рождение, но чтобы ты родилась, сначала вампиры или дампиры должны были найти меня. И первым меня нашёл Артемий, но он не рассказал кто я такая, а просто отвёз в свой дом, к дампирам, которые всеми руководят, и те решили причинить мне боль...
   -Папа Артемий не захотел тебя защищать? - она, прищурившись, посмотрела на меня.
   -У него не было выбора, родная. В той ситуации он ничего не мог сделать. Он виноват только в том, что вовремя не рассказал мне всей правды, - ответила я. Говорить Эларе о планируемом изнасиловании я не хотела. - Ему пришлось уехать, но меня от беды спас Марк. На меня напали, а он защитил меня, и чтобы я не умерла, обратил в вампира своей кровью, а значит, и тебя тоже, хотя тогда я ещё не знала, что беременна тобой.
   -Значит, папа Марк хороший? Тогда почему мы не с ним?
   -Потому что он тоже не сказал мне всей правды...
   -Но ведь и обидеть тебя не дал.
   -Да, здесь ты права. Марк очень хорошо ко мне относился.
   Элара опустила голову и стала рассматривать свои руки, я же сидела, не шевелясь, ожидая от её хоть слова.
   -Когда я услышала его голос, то он показался мне знакомым, - спустя пару минут, сказала она.
   -Это потому что пока ты росла у меня в животике, он разговаривал с тобой очень часто, а ещё ты его постоянно пинала, когда он слушал твоё сердечко, - я улыбнулась, вспоминая те месяцы беременности, когда Марк находился рядом. - Он от тебя натерпелся немало тычков и ударов в уши, лицо, руки.
   Она внимательно посмотрела на меня, а потом прошептала:
   -Ты любишь папу Марка. Когда ты о нём говоришь, у тебя лицо меняется.
   -Может быть, но я не уверена, что он любит меня.
   Тяжело вздохнув, Элара опять задумалась, а затем спросила:
   -А что папа Артём не знает, что я у тебя есть?
   -Нет, не знает.
   -Почему?
   -У меня не было возможности ему это сообщить.
   -Но теперь-то ты знаешь его телефон, почему не расскажешь?
   -Я не уверена, что это нужно делать, Элара.
   -Ты на него злишься? - серьёзно спросила она.
   -Было время, когда я злилась, а сейчас уже нет. Ведь если бы его не было в моей жизни, то не родилась бы и ты. За одно только это, я испытываю к нему благодарность, - я улыбнулась.
   -Я бы хотела с ним поговорить, и с папой Марком тоже, - твёрдо произнесла она.
   -Этого нельзя делать, - с испугом пробормотала я, потому что этого никак не ожидала.
   -Почему?
   -А вдруг они нас найдут? Понимаешь, мы прячемся, потому что тебя могут отобрать у меня. Ты же видела, что твоя кровь делает со всеми? У папы Марка помимо всего остального есть ещё очень злобная мама, которая хочет нас с тобой разлучить...
   -Тогда папе Марку звонить не будем, а позвоним только папе Артёму.
   -Элара, ну зачем?
   -Я хочу с ним поговорить!
   -Нет, этого нельзя делать!
   -А я хочу!
   "Вот, пожалуйста! Характер Марка в чистом виде" - я смотрела на решительное выражение лица Элары и плотно сжатые губы, и казалось, вижу Марка.
   -Нет, Элара, и это не обсуждается, - отрезала я, и чтобы поменять тему спросила: - Кушать будешь?
   -Нет, - заявила она и слезла с моих коленей.
   Сев у окна, она отвернулась. "Ладно, пусть остынет. А я пока приму душ". Но когда я вышла оттуда, она сделала вид, что вообще меня не замечает, и с независимым выражением лица вышла из квартиры, когда я позвала её на море.
   Весь день она дулась, не разговаривая со мной, и не позволяла к себе притронуться. Такое у нас случилось в первый раз, и сколько я не пыталась заговорить с ней, она не реагировала. Когда же вечером она снова отказалась есть, и демонстративно отгородилась от меня подушкой в кровати, я не на шутку встревожилась.
   Ворочаясь с боку на бок, я пыталась найти выход из этой ситуации и, в конце концов, поняла, что лучше дать ей то, что она требует. Решение далось тяжело, но другого выхода не было, поэтому я стала прикидывать, как не дать Артемию выйти на наш след. То, что он начнёт землю рыть, чтобы нас найти я была уверена на сто процентов. Заснуть я смогла только после того, как чётко продумала весь план.
   Проснувшись в семь утра я, поцеловав Элару в лобик, начала будить её.
   -Вставай, красавица. Поедем разговаривать с твоим папой.
   Она сонно посмотрела на меня, а потом в глазах загорелся огонёк и, бросившись ко мне на шею, она радостно сказала:
   -Мамочка, спасибо! Ты самая лучшая! Я тебя люблю.
   -Да? - скептично спросила я. - Поэтому дуешься, отказываешься со мной разговаривать и есть? Я думала, что это называется шантажом, а не любовью, но спасибо что открыла глаза. Теперь я точно знаю, как выглядит любовь.
   -Ну, мам! - она поцеловала меня в щёку и доверчиво прижалась. "Теперь Элара из меня верёвки будет вить" - обречённо подумала я, обнимая её за плечи. - Кушать хочу! - пробубнила она, и сев на колени тут же прижалась губами к моей шее.
   Покормив её, я поела сама и, отправив своего донора на пирс, начала собирать сумки. Ночью я приняла решение ехать в Самару. Город располагался в тысяче четырёхсот километрах от Таганрога, а мне требовалось увести возможных преследователей от своего следа, поэтому ближайшие города не подходили. Впереди был марш-бросок минимум в двенадцать часов, а сразу после звонка мне предстояла обратная дорога, и я внутренне готовила себя к бессонным суткам, но что не сделаешь для своей любимой крохи.
   По дороге мы с ней договорились, что сначала я разговариваю с Артемием, а потом она и не долго, и всю дорогу она задумчиво смотрела в окно, по видимому решая, что сказать отцу, которого никогда не видела.
   В восемь вечера мы въехали в Самару и, остановившись на обочине одной из улиц, я достала последний запасной телефон одного из своих доноров и, набрав номер Артемия, с которого он звонил, подмигнула Эларе:
   -Уже решила, что скажешь папе? Готова? - она сдержанно посмотрела на меня и кивнула.
   Нажав вызов, я затаила дыхание, пытаясь справиться со своим волнением, и не зная какой реакции ждать от Артёма.
   -Да?! - раздался его уверенный голос.
   -Артём? Это Амалия.
   -Слава Богу! Рад тебя слышать! Ты наконец-то объяснишь мне, что это было?
   -Объясню, только хочу тебя сразу предупредить об одной вещи.
   -Говори.
   -Чтобы ты сейчас не узнал, искать меня не надо.
   В трубке повисла тишина, а потом он вздохнул и сказал:
   -Понимаю, ты сейчас с Марком и у тебя новая жизнь.
   -Да, жизнь у меня действительно новая, - ответила я, опустив упоминание о Марке.
   -Ты счастлива?
   -Да.
   -Тогда обещаю, что искать не буду, - с легкой грустью сказал он.
   Набрав в лёгкие побольше воздуха, я сказала:
   -То была кровь Королевы из пророчества.
   -Я так и подумал, - спокойно ответил он. - Поздравляю тебя с рождением ребёнка. Как вы её назвали, если не секрет?
   -Элара.
   -Красивое имя, - добродушно сказал он.
   -Спасибо. Но она не просто Королева - она твоя дочь.
   В трубке повисла оглушительная тишина, а потом раздался ошеломлённый голос:
   -Что? Повтори!
   -Элара твоя дочь.
   -Но как? Ведь у меня могут быть только мальчики, - растерянно сказал он. - А ты уверена, что она точно от меня, а не от...
   Артём замялся, а меня разозлило его недоверие, и я едко сказала:
   -Уверена! У меня нет привычки сразу прыгать из постели одного мужика, в постель другого. Ясно! Не хочешь - не верь!
   -Стоп! Амалия, прости меня и не горячись, - примирительно сказал он. - Ты меня просто обескуражила, и я спросил не подумав. Прости ещё раз!
   -Ладно, - вздохнув, ответила я. "Ещё непонятно как бы я сама отреагировала на такое известие, будь на месте Артёма".
   -Дай мне две секунды, чтобы собраться с мыслями, хорошо? - с нежностью сказал он, и спустя некоторое время спросил: - Какая она? Опиши её! Нет, лучше пришли мне её фотографию, пожалуйста!
   -Хорошо, - ответила я. - Закончим разговор, и я её тебе отправлю. Только сразу хочу предупредить, Элара вампир и хотя ей сейчас год и три месяца она выглядит как четырёхлетний ребёнок.
   -Четырёхлетний? - оторопело спросил он.
   -Да, - и помолчав, добавила: - Артём, она хочет с тобой поговорить.
   -Поговорить, - как эхо повторил он, и я услышала, как он с шумом вдохнул воздух.
   -Ты этого хочешь?
   -Конечно! Очень хочу! - быстро ответил он.
   -Тогда передаю ей трубку, - протянув телефон Эларе, я погладила её по щеке и подмигнула.
   -Папа? - тихо спросила она, поднеся трубку к уху.
   -Да, моя девочка, - до меня донёсся полный нежности голос Артёма, и к горлу подступил комок. - Как ты живёшь? Ты уже такая большая у меня!
   -Хорошо живу, - она улыбнулась. - Мамочка меня очень любит! Я уже умею читать! А недавно научилась плавать и нырять. И я люблю играть во всякие игры и собирать конструкторы.
   -Моя ты кроха, - с любовью сказал Артём. - Как бы я хотел, чтобы ты сейчас находилась рядом со мной.
   -Нельзя, - Элара тяжело вздохнула. - Но я тебе буду звонить, хорошо?
   -Обещаешь?
   -Да, правда нам нельзя долго разговаривать.
   -Понимаю, моя девочка, - с грустью сказал он. - Ты же мне сейчас пришлёшь свою фотографию?
   -Конечно! А ты мне свою!
   -Договорились. Я буду ждать твоего звонка, доченька. Крепко тебя обнимаю и целую.
   -И я тебя, папочка, - она ослепительно улыбнулась мне и передала трубку.
   -Артём? Нам уже пора. Сейчас я вышлю тебе фото...
   -Лия, подожди! Пообещай мне, что не исчезнешь, прошу!
   -Не исчезну, - ответила я, понимая, что теперь назад дороги нет. - Всё, до связи, - и отключилась.
   Элара светилась от счастья и я, глядя на неё поняла, что правильно поступила, дав ей поговорить с Артёмом.
   -Мамочка, поправь мне заколку! - требовательно попросила она, рассматривая себя в зеркало. - Я хочу понравиться папе.
   -Ты ему обязательно понравишься! - пообещала я, поправив ей волосы. - А теперь улыбнись и посмотри на меня.
   Сфотографировав её, я отправила mms-сообщение и, получив фото Артема, перебросила его через карточку на ноутбук. Элара тут же перебралась на заднее сиденье и, взяв его на колени, стала рассматривать изображение своего отца.
   Выбросив телефон, я завела двигатель и влилась в поток машин. Мне предстояло проехать тысячу семьсот километров, потому что я решила везти Элару в Анапу, на Чёрное море и постепенно за лето проехать с ней всё побережье. Я где-то читала, что у воды в Черном море такой же процент солёности, что и у крови, и надеялась, что нечаянно проглоченная вода не будет вызывать сильной тошноты, и легче будет переноситься организмом.
   Элара долго рассматривала фотографию Артёма, а поев, со счастливой улыбкой на губах заснула. "Ну что ж, так тому и быть. Пусть общаются, раз ей это приносит радость" - окончательно решила я.
   В десять часов утра мы прибыли в Анапу и сняв жильё, быстро сходили на море. Здесь вода действительно была другая и Элара торжественно объявила, что Чёрное море любит больше чем Азовское, с чем я полностью согласилась. К полудню мы вернулись в квартиру, и я наконец-то легла спать.
   Проснувшись вечером и потянувшись, я спросила у своей крохи:
   -Прогуляемся по городу?
   -Да! Хочу на карусели!
   -Сегодня гуляем по полной программе! - весело сказала я и, поднявшись с кровати, пошла в душ.
   Настроение было чудесное - Элара после разговора с Артёмом цвела, а я, оказавшись в родных пенатах, чувствовала себя как рыба в воде. Когда родители были живы, мы часто выезжали к побережью, на выходные, и здесь всё было знакомо и мило сердцу.
   "А может съездить в Краснодар? Здесь всего сто семьдесят километров" - от пришедшей в голову мысли я замерла с мочалкой в руках. Так хотелось попасть домой хоть на пару секунд и вдохнуть запах родного дома, пройтись по комнатам и вспомнить, как я в нём жила.
   "Нет, это опасно!" - сказала я себе, и сердце сжалось от тоски, потому что когда я снова окажусь так близко к дому я не знала, а хоть разок там побывать хотелось.
   "Ладно, потом решу. Сегодня надо найти донора, а пока я его не выпью нет смысла срываться с места. Потом, когда будем уезжать отсюда, можно сделать небольшой круг и заехать в Краснодар, но надо всё взвесить, перед принятием решения" - сказала я себе, хотя уже понимала, что в любом случаи заеду в Краснодар.
   Вечер уже был в самом разгаре, и мы с Эларой успели прокатиться на всевозможных аттракционах, и вволю насмеявшись с представления клоунов, держась за руки, прогуливались по набережной. Она вертела головой в разные стороны и тянула меня то в одну сторону, желая что-то посмотреть, то в другую, и я улыбкой шла следом за ней.
   Увидев небольшую импровизированную сцену, она потянула меня туда, и требовательно попросила взять её на руки, потому что из-за толпы людей ничего не видела. На сцене пела какая-то девушка и толпа ей дружно хлопала и подпевала, а некоторые даже танцевали.
   Песня была ритмичная и я сама, с Эларой на руках, стала пританцовывать и подпевать, а она смеялась и хлопала в ладоши. Когда девушка закончила песню, на сцене появился мужчина и весело прокричал в микрофон:
   -Поаплодируем нашей участнице, Анастасии! - все дружно захлопали, а он продолжил: - Кто следующим желает показать свои вокальные данные и выступить в нашем караоке-конкурсе?
   -Я! - раздался из толпы женский голос, и на сцену вышла девушка лет двадцати трёх.
   -Представьтесь, пожалуйста! - сказал конферансье.
   -Меня зовут Екатерина.
   -Чудесное русское имя! Откуда Екатерина к нам приехала?
   -Из Магнитогорска.
   -И что вы нам исполните?
   -Песню "Виагры" - "Бриллианты".
   -Аплодисменты! Поддержим Екатерину!
   Заиграла музыка и я стала пританцовывать и подпевать девушке на сцене. Я так давно не танцевала и не пела, и сейчас поняла, что соскучилась по этому.
   -Мамочка, а ты умеешь петь? - вдруг спросила Элара.
   -Я когда-то себе этим на жизнь зарабатывала, - улыбаясь, ответила я.
   Она хитро улыбнулась и, отвернувшись, стала смотреть на сцену, а когда конферансье опять появился на сцене и спросил, кто желает спеть, неожиданно подняла руку и громко крикнула:
   -Мы хотим! - а потом стала вырываться с рук и, оказавшись на земле, потянула меня на сцену.
   Я растеряно шла за ней, не зная как теперь поступить. "А если здесь есть дампиры? Или вампиры?" - промелькнуло в голове. Но за время нашей прогулки мы никого не заметили и я подумала: "У меня уже паранойя. Можно хоть один вечер расслабиться и повеселиться?".
   Ведущий тем временем присел перед Эларой и попросил её представиться.
   -Я Элара, а это моя мама, Амалия! - с гордостью сказала она.
   -Вы будите вдвоём петь?
   -Нет, только мама, а я буду танцевать, - и улыбнулась ведущему.
   Он тепло улыбнулся ей в ответ и, встав, бросив на меня оценивающий взгляд, а потом спросил:
   -Что нам исполнит прекрасная Амалия?
   -Песню Кристины Агилеры "Candyman", - ответила я, назвав первую пришедшую в голову песню, которую когда-то исполняла и от которой публика заводилась.
   -Ооо! Ну что ж поддержим Амалию!
   Как только заиграла музыка, тело само пошло в пляс и я запев, поняла, что мне этого безумно не хватало. После смерти родителей и развода со Стасом, именно работа в клубе не давала впасть в депрессию, и сейчас все те ощущения вернулись. Я с наслаждением отдалась во власть музыке и песни, а рядом пританцовывала моя кроха и, хлопая в ладоши, улыбалась. "Вот оно, счастье!".
  
  
   Артемий.
  
   Я смотрел на фотографию своей дочери и не мог оторвать взгляда даже на секунду. "Моя малышка, Элара" - внутри всё переворачивалось от этих слов, и я почувствовал, как на глаза навернулись слёзы.
   С фотографии на меня смотрела маленькая копия Амалии - такие же миндалевидные глаза, нежно-персиковый оттенок кожи, пухленькие губки, аккуратный носик и заразительная улыбка, только волосы были не чёрными, а темно-каштановыми, как у меня. Хотелось, чтобы она сейчас находилась рядом, и я мог обнять её и прижать к себе, но...
   Откинувшись на спинку кресла, я прижал фотографию к сердцу и закрыл глаза. "Как же всё глупо вышло!".
   "Моя маленькая Королева, как же я люблю тебя" - с тоской подумал я, посмотрев ещё раз на фотографию. "Значит, твоя кровь сначала причинила мне боль, а потом придала сил?".
   То, что произошло шесть дней назад, до сих пор не давало мне покоя. Встреча с Амалией далась тяжело, потому что я окончательно понял, что она для меня потеряна. Но радовало то, что она выслушала меня, и в её глазах я увидел прощение. Ненависти ко мне она не испытывала и стало легче. Казалось, что с плеч исчезла тяжесть, которую я носил с того момента, как она пропала.
   А потом, когда я попробовал ту кровь, была страшная физическая мука, которую я до сих пор вспоминал с дрожью. Всё тело пылало, как в огне и казалось, что я умираю. В голове даже промелькнула мысль, что она решила отравить меня за то, что я с ней так поступил, а все её слова, это просто игра, но когда пришёл в себя, мне стало стыдно за свои мысли. В тот момент я понял, что именно моё недоверие и разрушило наши отношения. Если бы я сразу рассказал о пророчестве, то всё было бы хорошо, и Амалию надо действительно раз и навсегда отпустить из сердца, потому что она заслуживает, чтобы ей верили и любили преданно и без оглядки. Я уже всё с ней разрушил и теперь главное не совершать таких ошибок с Мирелой.
   Осознав всё это, я задался вопросом, что же всё-таки со мной произошло, и включил ноутбук, надеясь, что все ответы там. Прочитав сообщение с номером телефона, я позвонил, и когда она попросила опять взять болт в руки, испытал недовольство. Мне нужны были ответы, а не глупые попытки сплющить болт, но всё же сделал и с удивлением посмотрел на него, когда всё получилось. А когда услышал строки из пророчества, ещё долго стоял с телефоном в руках и повторял их.
   Только спустя пять минут до меня дошло, что я, скорее всего, пил кровь Королевы, и это она предала мне сил. А затем пришло и понимание, что у Лии даже есть ребёнок. Было одновременно и грустно, что у нас ничего не получилось, но с другой стороны, я порадовался за неё и от всей души пожелал ей счастья.
   Пока я летел в дом старейшин, я размышлял о том, говорить им или нет, что у вампиров родилась новая Королева и её кровь действует и на нас, придавая нам сил, но всё хорошо взвесив, решил молчать. Ведь это был ребёнок Лии, и старейшины узнав о её способностях, могли открыть новую охоту, а я желал счастья им обоим, пусть и не со мной.
   В тот же вечер я понял ещё одну очень важную вещь. Когда вертолёт приземлился, и мне на встречу выбежала Мирела, я осознал, что люблю её. Пусть не так как Лию, но все же люблю. "Эта спокойная любовь, которая пришла постепенно и росла с каждым днём, а с Лией это был ураган страсти и буря эмоций. Может поэтому у нас ничего не получилось? Может Мирела именно та девушка, которая даст мне тихое и такое необходимое счастье? Главное не совершать ошибок" - всё это пронеслось в голове, пока я обнимал её.
   В ту же ночь, я рассказал ей кто я такой, для чего получил приказ соблазнить её, и признался в своей любви. Вначале она сильно испугалась, и стоило большого труда успокоить её и не поднимать крика, но к утру она уже также доверчиво, как и раньше прижималась ко мне, а я пытался придумать, как вывезти её из этого дома, не подвергая опасности. А сделать это было тяжело.
   После моего приезда из Нижнего Новгорода ко мне стали приглядываться, а вернее принюхиваться как все дампиры, так и старейшины, и выпытывать, что я делал в городе. Быстро поняв, что кровь Королевы изменила состав моей крови, и теперь я пахну иначе для всех, я начал пользоваться туалетной водой, чтобы перебить свой запах, хотя сейчас все чувства сильно обострились, и запах парфюма бил в нос нещадно. Радовало то, что они хоть и поняли, что во мне что-то изменилось, но что именно не знали, потому что никогда с таким не сталкивались, а я отшучивался, что влюблён и это запах любви, и туалетной воды, которая нравится Миреле.
   И вот сегодня я узнаю, что Королева не просто дочь Лии, а и моя. Что я почувствовал в тот момент, когда услышал её мелодичный голос описать словами невозможно. Хотелось поговорить с ней, но от растерянности я не знал что сказать, кроме того что люблю её. Слушая её весёлый голосок и рассказ о том, что она уже умеет, я чувствовал, как сердце обливается кровью. Хотелось самому учить её чему-то новому и каждый день видеть, как она открывает для себя мир.
   Получив её фотографию, я осторожно, стараясь не разбудить Мирелу, вышел из комнаты и, спустившись в библиотеку, распечатал её на принтере. За окном уже занималась заря, а я, сидя в кресле, всё всматривался в неё пытаясь представить мою дочку в жизни, и с каждой минутой в душе рос гнев, за то, что меня лишили возможности растить её.
   "Амалия уже была беременна, когда нас отправляли в санаторий!" - подумал я, прикидывая приблизительный срок беременности, а это значит, что можно было сделать простой анализ, который бы показал это. "Недельную беременность можно определить! Если бы старейшины подождали месяц и согласились на ЭКО, то при подготовке к этому мы бы узнали о её беременности и необходимость в изнасиловании отпадала! Эти ублюдки не послушали меня, когда я говорил, что может от меня Лия родит девочку" - внутри всё начало закипать от злости, потому что в руках было подтверждение моих предположений.
   "Если бы они послушали меня, то сейчас и Лия, и моя дочь находились рядом!" - от понимания того чего я лишился по собственной глупости и бесчеловечности наших старейшин, меня всё больше захлёстывала ярость.
   "Лия ни за что на свете ко мне не вернётся, и дочь никогда не отдаст. Теперь она живёт с Марком, а тот никогда не выпустит из своих рук Королеву! Да и у меня уже есть Мирела. Но старейшины, которые всё это спланировали должны понести наказание за свои проступки! Их кто-то должен остановить!".
   И тут до меня донёсся голос Орхона, который громко отдавал распоряжения в холле. "Ну что же папочка, пришло время с тобой поговорить! Ты был одним из тех, кто разрушил мою жизнь и теперь должен понести за это наказание!" - поднявшись, я пошёл в холл.
   Выйдя туда, я увидел, что мой отец отдаёт приказы новому отряду, который отправлялся по городам. Скользнув по мне равнодушным взглядом, он продолжил:
   -Меня не устраивает, что вы тратите на одну женщину два-три месяца! Мы теряем время, а в нашей ситуации это неприемлемо, поэтому у каждого из вас должно быть как минимум по две женщины одновременно, ясно? Надо интенсивнее заниматься пополнением наших рядов!
   -Отдаёшь распоряжению отряду смерти? - с издёвкой спросил я. Дампиры стоящие в холле, и Орхон, удивлённо посмотрели на меня. - Значит, они должны крутить романы сразу с двумя?
   -Заткнись, щенок, - сказал Орхон, пришедший в себя от моей наглости. - Тебя забыли спросить, как нам поступать!
   -Действительно забыли, - двинувшись к нему, с ухмылкой произнёс я. - А надо было бы. Как отец Королевы я имею право голоса.
   -Какой Королевы? - недоумённо спросил Орхон.
   -Вот этой! - поднеся фотографию Элары к его глазам, я схватил его шею и оторвал от пола. - Смотри Орхон, это моя дочь. Дочь! Лия уже была беременна, когда вы отправляли нас в санаторий! - он захрипел и начал вырываться, со страхом глядя то на меня, то на фотографию. - Что такое, удивлён? А хочешь знать, почему у меня на самом деле изменился запах? Я пробовал кровь своей дочери и теперь знаю, что она даёт нам ...
   В этот момент на меня навалились три дампира и попытались сбить с ног, но я без труда отбросил их в сторону, не выпуская Орхона и улыбнувшись, продолжил:
   -Силы и обостряет все чувства. Теперь я равен по силе вампирам, и будь вы чуть терпеливее, то сейчас моя дочь жила бы со мной! Но нет, вы хотели получить всё как можно скорее!
   Поднявшиеся на ноги дампиры и ещё два присоединившихся к ним, попытались обойти меня со спины и снова напасть, и я, отбросив Орхона, пригнулся, готовясь отбить нападение. Всё произошло быстро, потому что моя реакция была быстрее, чем у них, а сила не давала им шансов на победу, и когда они оказались на полу, я снова подскочил к Орхону и сквозь зубы произнёс:
   -Ты должен понести наказание за все свои поступки и то зло, которое мне причинил! Я бы попросил тебя передать моей матери привет, но вряд ли у тебя это получится, потому что ты будешь жариться в аду! Прощай, папаша! - и, свернув ему шею, посмотрел на остальных дампиров. - Кто-нибудь ещё желает померяться со мной силами?
   Они стояли, не двигаясь, с изумлением глядя то на труп Орхона, то на меня. И тут откуда-то сбоку раздался голос Назара, помощника моего отца:
   -Королева родилась? И это твоя дочь?
   -Да, - повернувшись к нему, ответил я. - И старейшины своими действиями лишили нас её.
   По холлу пронёсся недовольный ропот, а Назар продолжил:
   -И ты с ней встречался?
   -Лично, ещё нет, но обязательно встречусь, - пообещал я. - Только для начала кое-что сделаю, - и, развернувшись, пошёл на третий этаж, в комнату Сангая.
   Во мне уже бурлила жажда мести, и теперь следующий на очереди был Сангай. Что будет после этого, меня мало волновало. "Старейшины лишили меня ребёнка, а я лишу их жизни за это! Жаль, что Волофа вампиры уже убили!".
  
  
   Марк.
  
   Спать не хотелось и я, встав с кровати, подошёл к окну и, подняв защитные роллеты, выглянул на улицу. Было десять часов утра и вовсю светило солнце.
   После виртуальной встречи с Лией и пробы крови Элары, прошло уже восемь дней, а я всё никак не мог привыкнуть, что солнце для меня теперь не страшно. Вспомнив свою первую прогулку под ним, я улыбнулся. Всё воспринималось совершенно не так, как ночью, и я больше часа бродил по городу, пытаясь с этим свыкнуться. Особенно меня поражала яркость цветов, и где-то через час, я понял, что у меня начали болеть глаза. Но проблема решилась быстро - я купил себе очки от солнца и продолжил прогулку. А потом, зайдя в один из парков, расположился на скамье и до самого вечера просидел там, наслаждаясь ласковым теплом солнечных лучей и с улыбкой глядя на людей. Днём мир был совершенно другой и мне это нравилось.
   "Вот бы сейчас пойти прогуляться" - подумал я. Но сделать этого не мог, иначе это вызвало бы массу вопросов, а сейчас требовалось быть осторожным как никогда.
   Не успел я вернуться домой, как приехала Тейта, и начала выпытывать ответы на вопросы. Она уже знала, что я разговаривал с Лией, а это значило, что в моём доме у неё действительно есть информатор. Кто это, я пока не знал, но уже решил, как он умрёт, когда я его найду.
   Отпираться я не стал и подтвердил, что встреча была, но мотивы и всё происходящее скрыл, сказав, что она просто просила её не искать и кричала, высказывая свои претензии ко мне. Судя по всему, Тейта мне не поверила, и потребовала адрес квартиры, где мы встречались. Я, конечно, его дал, внутренне усмехнувшись, потому что перед отъездом вернулся туда и уничтожил все следы. В итоге, она знала только то, что знали и все остальные - город, с которого Лия выходила на связь и приблизительную зону поисков. Я же приехав домой собрал вторую команду из вампиров, в которых был уверен и, очертив им другую зону поисков, стал лично координировать их действия. Но пока результатов не было.
   Правда, один нюанс всё же возник - у меня поменялся запах, и многие сразу это заметили, а Тейта вообще минут пять принюхивалась ко мне, глядя с подозрением, поэтому пришлось придумать историю о том, что в Нижнем Новгороде я выпил крови какого-то наркомана. Отговорка была не очень, но кровь наркоманов порой давала такой эффект и, если моя мать и не поверила, то виду не показала, а мне же пришлось теперь выбирать в доноры девушек, которые употребляют наркотики, чтобы и дальше не вызывать подозрений.
   Во всей этой ситуации радовало только одно - Тейта была рядом, и я тоже мог контролировать её действия, и в случаи чего принять меры, чтобы обезопасить Лию и малышку. А ещё Тейта рассказала, что найденная девушка с цыганскими корнями уже в доме старейшин, и тот дампирёныш спит с ней, поэтому я очень надеялся, что она вскоре забеременеет и сможет затем пройти обращение, не умерев. Мне жизненно было необходимо, чтобы она выжила, иначе охота на Лию и Элару никогда не закроется.
   "Интересно, где они сейчас? Может, греются на солнышке, или гуляют по какому-нибудь парку" - вздохнув, подумал я, и сам желая сейчас пройтись по парку, или посидеть на скамейке подставив лицо тёплым лучам солнца.
   В дверь постучались и я, быстро закрыв роллеты, сказал:
   -Войдите!
   На пороге появился Дамар и воскликнул:
   -Мы кое-что нашли!
   -Что? - с интересом спросил я.
   -Один из охранников просматривал ролики на YouTube и напоролся на ролик с Амалией! Он был снят в Анапе!
   -С Амалией?! Я хочу его видеть! - я пулей выскочил в коридор и уже через минуту был в своём кабинете и включал ноутбук. - Ссылку дай!
   -Ролик называется "Наш ответ Кристине Агилере", - сказал Дамар.
   Найдя необходимый ролик, я просто прилип к монитору. Съёмка, по-видимому, велась на мобильный телефон, поэтому качество было не очень, но это действительно была Амалия.
   Стоя на небольшой сцене, в лёгком светлом сарафанчике, она пританцовывала и пела зажигательную песню, а стоящие вокруг люди хлопали и танцевали. То, что Амалия умеет петь и танцевать я знал, но никогда не думал, что у неё такой сильный и красивый голос. Как заворожённый я наблюдал за ней, и только просматривая второй раз ролик, обратил внимание на маленькую девочку, которая стояла рядом, хлопая в такт музыку, и старалась повторять движения за Лией. "Это Элара! Какая она куколка!" - всматриваясь в изображение, подумал я.
   Дверь в кабинет распахнулась и влетела Тейта, завязывая на ходу пояс халата:
   -Это правда? Мы напали на след? - и, подойдя к столу, наклонилась к ноутбуку.
   -Да, напали, - сквозь зубы, произнёс я.
   -Где и когда он снят? - требовательно спросила она.
   -Три дня назад, в Анапе, - ответил Дамар.
   -Чудесно, - она упёрлась взглядом в монитор и хищно оскалилась. - А вот и наша малышка! - указав на Элару, довольно произнесла она.
   -Да, - прищурившись, ответил я и кивнул Дамару на дверь, чтобы он вышел.
   Встав с кресла, я уступил место Тейте, и пока она была занята просмотром, закрыл дверь на ключ. Интуиция подсказывала, что сейчас я узнаю, что она задумала, и мне придётся принимать меры, чтобы остановить её.
   Досмотрев ролик, она откинулась на спинку кресла и задумчиво посмотрела в монитор.
   -Что ты планируешь делать? - спросил я.
   -Поехать и забрать ребёнка, естественно.
   -А дальше? Где ребёнок будет жить? С нами или ты заберёшь её к себе?
   -К себе. Влияние Амалии на ребёнка нужно исключить полностью, - самоуверенно произнесла она.
   -А как же слова пророчества?
   -Ерунда всё это!
   -И ты думаешь, что Лия так просто откажется от своего ребёнка, и не будет искать встречи с ним?
   Тейта внимательно посмотрела на меня и спросила:
   -Ты ещё не переболел этой девушкой? Хм, я думала, что период увлечения прошёл, ведь ты вёл себя совершенно спокойно - не истерил, не заламывал руки, не впадал в депрессии. Я думала убить её, а ребёнку сказать, что это сделали дампиры. Ну, ладно, если она тебе интересна, забирай пока, а наиграешься - убей её и тех, кто сможет потом об этом проболтаться. Главное, чтобы ребёнок думал, что она мертва, а когда её мать умрёт, большой роли не играет.
   Сказав это, Тейта опять включила ролик и стала его просматривать, не обращая внимания на то, что я смотрю на неё с ненавистью. "Значит, Лии уже подписан смертный приговор! Ну нет, не бывать этому! Я скорее тебя убью, чем отдам тебе Элару и позволю хоть кому-то притронуться пальцем к Амалии!". Решение пришло мгновенно, потому что я понял, что Тейта не остановится пока - либо не получит то, что хочет, либо пока не умрёт.
   -Да они же загорелые! Как такое может быть? - воскликнула Тейта и удивленно посмотрела на меня.
   -Хочешь покажу, как? - с издёвкой спросил я, оказавшись рядом с ней, и схватил за горло.
   В следующую секунду я уже был возле окна и, сорвав шторы, нажал на кнопку открывающую защитные роллеты.
   В первые секунды Тейта ошеломлённо смотрела на меня и не сопротивлялась, а увидев, как ролетты медленно ползут вверх, и в кабинет проникает солнечный свет, стала хрипеть и вырываться.
   -Ты сильно ошиблась! Я не переболел Амалией и никогда не переболею! Тебе этого не понять, потому что ты не умеешь любить! И ты никогда не получишь Элару! - сквозь зубы произнёс я.
   -Марк, я же твоя мать, - прохрипела Тейта. - И Королева!
   -Мать?! Ты меня родила, но матерью никогда не была, - презрительно ответил я. - А Королева у нас теперь новая! Ты обыкновенный вампир и всё, а вот моя дочь, она действительно Королева, потому её кровь творит чудеса. Ты не оставляешь мне выбора и я должен тебя убить, чтобы защитить Лию и Элару, но у тебя есть выбор - умереть быстро или в муках. Кто из дампиров работает на тебя и кто, в моём доме?
   Тейта дико завизжала, потому что её кожи коснулись лучи солнца, и начала отчаянно вырываться.
   -Кто? - крепко держа её, переспросил я.
   В дверь тут же раздался стук и крики, с требованием открыть. Но я не обращал на это внимание, и наблюдал за муками Тейты. Кожа покрылась красными волдырями, и она уже визжала таким высоким голосом, что у меня начало закладывать уши.
   -Ну, как знаешь, будешь умирать мучительно, - холодно сказал я.
   В тот момент, когда я разжал пальцы, и она упала на пол, дверь вылетела, и в кабинет ворвался Лучази. Сделав два шага в кабинет и почувствовав на себе солнечный свет, он тут же кинулся назад и с ужасом смотрел то на меня, то на Тейту, с диким визгом катающуюся по полу.
   -Сангай и Тимиш! Сангай и Тимиш! - начала выкрикивать Тейта и я усмехнулся. "Тимиш, мелкая сошка, а столько проблем!".
   -Прощай, Королева! - подойдя, я быстро свернул ей шею и, оторвав голову сказал: - Да здравствует Новая Королева!
   После криков Тейты повисшая тишина давила на уши. Повернувшись, я вышел в коридор, где уже собрались практически все домочадцы, и произнёс:
   -У нас есть новая Королева, кровь которой позволяет нам не бояться солнечного света, кто против смерти старой Королевы? - и обвёл всех властным взглядом. Все стояли тихо и ошеломлённо смотрели на меня, поэтому я посмотрел на Дамара и сказал: - Тимиша на солнце за то, что не умеет держать язык за зубами.
   -Хорошо! - Дамар кивнул и исчез.
   Вернувшись в кабинет, я опустил роллеты и, посмотрев на Лучази, с отвращением бросил:
   -Забирай свою Королеву.
   Он тут же оказался возле тела и, подняв его на руки спросил:
   -Можно её похоронить?
   -Можно. Скажешь где, и когда будут похороны. Она всё же родила меня.
   Он с помесью страха и уважения посмотрел на меня, и, кивнув, вышел. Закрыв дверь и оставшись один, я снова поднял роллеты и с наслаждением подставил лицо под лучи солнца.
   В глубине души мне было жаль Тейту, но я понимал, что она никогда не остановится, и будет пытаться любой ценой сохранить власть, и подмять под себя Элару. "Рано или поздно, она и меня убрала, если бы я попробовал противостоять ей. Здесь - или ты, или тебя" - вздохнув, я вернулся за стол и снова включил ролик.
   Пожирая глазами Лию и Элару, я размышлял: "Где же вы теперь, мои хорошие? До сих пор в Анапе, или поехали в другой город? Или..." - вспомнив, что когда-то Лия жила в Краснодаре, я замер. "Она точно съездит к себе домой! Именно оттуда надо начинать поиски. Если она там уже была, то стоит обыскивать всё побережье, а если не было, то ждать её там!".
   -Дамар! - громко крикнул я, и через пару секунду он открыл дверь и, зайдя, почтительно склонил голову. - Готовь мой самолёт, и группу для поисков, которая вылетит со мной. Остальным группам отдай приказ двигаться к побережью Чёрного моря и обыскивать там каждый, даже самый крохотный посёлок. Если Лия найдётся, к ней не приближаться, а просто вести её и защищать в случаи опасности. Ясно?
   -Да. Какой пункт назначения у самолёта?
   -Краснодар.
   Кивнув, он вышел, а я, посмотрев ещё пару раз ролик и почитав отзывы, улыбнулся. "Я найду вас, мои хорошие, и никто больше не сможет нам помешать!".
  
   В Краснодар мы прибыли глубокой ночью из-за часовой разницы и того, что пришлось ждать пока сядет солнце, потому что мой отряд не мог выйти на солнце. Подъезжая к дому Лии, я постоянно повторял про себя: "Пожалуйста! Будь там! Я устал за тобой гоняться и мне плохо без тебя! Пожалуйста, будь там!".
   Выйдя из машин, мы быстро перепрыгнули через забор и окружили дом. Все инструкции я дал ещё в самолёте и сейчас все тихо заняли свои места, а один из вампиров подошёл к двери и, достав отмычки, открыл её.
   Как только я сделал шаг внутрь и почувствовал запах Лии, я чуть не издал победный кличь. "Только бы она была ещё здесь!" - больше всего я боялся, что мы опоздали, и она уехала.
   Заглянув в одну дверь и поняв, что это кухня, я прошёл дальше. Оказавшись в коридоре, я замер и улыбнулся, услышав тихое мерное дыхание из-за одной двери. "Они ещё здесь!". Осторожно открыв её, я прошёл в комнату и застыл.
   Две самых дорогих для меня девушки спали на кровати. Лия прижимала к себе, лежащую к ней спиной Элару, а та, подложив ладошки под голову, смешно морщила носик во сне. Присев на корточки я стал рассматривать нашу кроху. "Копия Лия! Чудо как хороша!" - хотелось протянуть руку и погладить её по голове, а потом, вместе с её мамой прижать к себе и больше никогда не отпускать.
   Неожиданно Элара открыла глаза, и я оцепенел - они были чёрные, как когда-то у Лии. "Это как такое может быть?" - растерянно подумал я, и в этот момент малышка пронзительно завизжала. А ещё через мгновение я почувствовал удар в нос и, потеряв равновесие, сел на пол.
   -Лия! Подожди! - вправляя поломанный нос, сказал я, и вскочил на ноги.
   Но она, схватив Элару, уже неслась к выходу, поэтому я кинулся следом за ней. Увидев, что в дверях стоит вампир, она резко поменяла направление и бросилась на кухню.
   -Лия, дом окружён, - крикнул я, вбегая следом за ней.
   -Марк? - она остановилась и удивлённо посмотрела на меня, а потом прищурилась и стала отступать в угол. Не сводя с меня глаз, она поставила малышку в угол и, прикрыв её собой, заняла оборонительную стойку. - Я не отдам тебе свою дочь! Слышишь, не отдам! - прошипела она.
   -И не надо отдавать, - примирительно сказал я. - Мне в первую очередь нужна ты, понимаешь? Лия, я люблю тебя, и мне очень плохо. Я хочу, чтобы ты была со мной, пожалуйста, - с болью прошептал я.
   -Знаю я, как ты меня любишь!
   -Нет, не знаешь. Я свою мать убил, чтобы защитить тебя и нашу крошку.
   -Неужели? А может убил, потому что в ней необходимость отпала? - неуверенно произнесла Лия.
   -Нет, - терпеливо сказал я. - Я люблю тебя и нашу малышку и хочу чтобы у неё был дом и любящий отец, а у тебя - любящий муж. Да, я скрыл последние строки пророчества и теперь каюсь, что так поступил. Но ведь всё остальное правда. Вы мне нужны обе. Лия, поверь мне!
   Лия посмотрела на меня исподлобья, а Эларе, выглянув из-за неё, нерешительно улыбнулась и спросила:
   -Папа Марк?
   -Да, моя хорошая! - от её слов по телу прошла дрожь, и я почувствовал, как сердце учащённо забилось, когда она назвала меня папой. - Я твой папа, поедем вместе с мамой домой?
   -Поедем, - она широко улыбнулась и, посмотрев на мать, сделала шаг навстречу мне.
   Лия стояла, опустив голову и, по-видимому, не собиралась останавливать нашу малышку, поэтому я подошёл к ней и, взяв на руки, улыбнулся.
   -Здравствуй, моя красавица! Я так долго тебя искал и вот, наконец, нашёл! - прижав её к себе, я сделал шаг к Лии и попытался обнять и её, но она вытянула руки и сказала:
   -Даже не думай! Если я соглашусь поехать с тобой, это не значит, что и всё остальное тебе можно, ясно?
   -Ясно, - ответил я и отступил, ещё крепче прижимая к себе Элару.
   "Да, Лия меня так просто не простит, судя по всему. Но ничего, главное, чтобы она была рядом, а так уж я как-нибудь разберусь и, однажды она снова позволит себя любить".
  
  
  
   Глава 15.
  
   Марк.
  
   Я оказался прав. Всю дорогу домой Лия бросала на меня подозрительные и недоверчивые взгляды, и только когда смотрела на Элару, в глазах появлялся блеск и безграничная нежность. Элара же всю дорогу не слазила с моих рук и болтала, не умолкая, рассказывая, что она уже умеет и где побывала.
   Держа её на руках, я наслаждался тем, что она рядом и, испытывая душевный подъём. Ощущения были невероятные, и я всю дорогу улыбался, слушая её, и прижимал к себе. Рассказ Элары подтвердил мои предположения - они действительно постоянные переезжали, и меня в очередной раз пробрала дрожь, когда я понял, что мог их вообще никогда не найти. А когда она начала рассказывать, в какие игры любит играть с детьми, я изумлённо посмотрел на Лию. Мы своим детям не то, что играть не разрешали с человеческими детьми, а вообще им людей не показывали до двух лет, боясь того, что они попробуют кровь и перестанут расти, а Элара совершенно спокойно с ними играла, и с радостью про это рассказывала. "А может так и надо? Зато ей теперь легко адаптироваться к человеческому обществу" - подумал я, вспоминая, как сам впервые увидел человека и как тяжело перенёс услышанный запах. Элара же, с самого рождения, вынуждена была постоянно находиться в обществе людей и поэтому совершенно спокойно к ним относилась.
   Чем дальше я её слушал, тем большую гордость испытывал. Моя кроха оказалась весёлым, общительным и очень умным ребёнком. Я не мог на неё нарадоваться и заметил, что те вампиры, которые летели с нами, тоже улыбались, глядя на неё. "Солнечный ребёнок" - так и крутилось на языке, потому что она кардинально отличалась от наших детей, которых я видел раньше. "Интересно, это потому что она с рождения видела людей, или не боится солнца, или дело в Лии? А может, все три фактора важны? Впрочем, какая разница!" - в очередной раз улыбнувшись, подумал я.
   Имелись, правда, два момента, которые заставили меня нахмуриться. Первый, когда я понял, что и тот дампирёныш прошёл обращение кровью Элары, и теперь на горизонте маячила серьёзная проблема. "Вряд ли он отступится, и не будет бороться за свою дочь". Но больше всего меня удивило, что он смог пройти обращение, потому что мы не воспринимали крови друг друга, а кровь моей крохи он смог перенести, и это заставляло задуматься. А второй, когда Элара рассказала, что говорила со своим папой Артемием, и я почувствовал укол ревности. "Значит, Лия ему позвонила, а меня проигнорировала?" - осознавать это оказалось неприятным, и я бросил на неё недовольный взгляд. Она в ответ посмотрела на меня и вызывающе подняла брови, как бы говоря: "Давай, только попробуй что-нибудь сказать!", поэтому я решил молчать. А хорошо подумав всё понял - ей так часто в жизни врали, и теперь она не хочет лгать своей дочери, потому что знает, какую боль это может причинить. Порадовало же то, что она не пыталась настроить Элару против меня или того дампирёныша, и совершенно спокойно воспринимала то, что наша малышка всю дорогу просидела у меня на руках, и за это я был ей безмерно благодарен.
   "Амалия хорошая мать - интересы Элары для неё на первом месте, а не её личные обиды. Другая бы полила всех грязью, а потом запретила видеть или трогать ребёнка. А она в первую очередь смотрит на то, что хочет ребёнок" - я с любовью посмотрел на неё, и мне, как никогда захотелось обнять её и больше никогда от себя не отпускать. "Но... Надо опять заслужить её доверие, прежде чем подходить, а то можно и ещё раз в нос получить" - улыбнувшись, подумал я, и потрогал свой заживший нос.
   Лия, проследив за моими движениями, вздохнула и тихо сказала:
   -Извини, я спросонья ничего не поняла и била, чтобы защититься.
   -Ничего, - добродушно ответил я. - Ты всё правильно делала, - и послал ей ослепительную улыбку, но она тут же нахмурилась и отвела взгляд.
   "Да уж, второй раз убедить её в своей любви будет намного тяжелее, чем в первый. Но ничего, я буду сильно стараться" - решил я, и сосредоточился на рассказе Элары о том, как она жила с мамой.
   На рассвете мы прибыли домой. Элара тут же принялась исследовать дом и прилегающую к нему территорию. Особенно её порадовали бассейны, и я сразу решил, что необходимо сделать их и в других своих домах.
   Сам дом её ошеломил, и она долго по нему ходила, заглядывая во все комнаты, и параллельно с этим знакомилась с домочадцами. Первое время, когда Элара здоровалась с ними и, улыбаясь, говорила, как её зовут, а потом спрашивала их имя, они терялись, не зная, как себя вести. Ведь она являлась в первую очередь Королевой и по идее её должны были приветствовать, преклонив колено, но с другой стороны, она была ребёнком, причём очень красивым и общительным и, глядя на неё хотелось улыбаться, а не стоять, склонив голову.
   Наблюдая за своей крохой, я пожалел, что в доме нет детей, потому что как только Тейта давала разрешение на зачатие какой-либо из пар, я сразу отправлял их из своего дома, не желая слышать крики и детский визг. А теперь, поняв какое это счастье, уже с радостью бы согласился на всё это. "Может вернуть кого-либо с детьми? Эларе будет не так скучно" - подумал я, представляя, как она будет радоваться появившимся постоянным друзья.
   Спустя час, перезнакомившись практически со всеми, Элара попросилась к Лии на руки, сказав, что устала, и мы направились на третий этаж. Подойдя к своей бывшей комнате Амалия, посмотрев на Элару, произнесла:
   -Папе ничего не хочешь сказать, перед тем как пойдёшь отдыхать?
   -Спокойной ночи, папочка. Ой! Ведь сейчас утро! - и стеснительно улыбнувшись, протянула ко мне руки, а когда я подошёл, поцеловала в щёку.
   -Отдыхай, моя хорошая, - сказал я, желая сейчас одного - самому уложить её спать.
   Я только открыл рот, чтобы это предложить, но Амалия уже успела юркнуть в комнату и закрыть дверь. Развернувшись, я пошёл в свою комнату и сел в кресло, прекрасно понимая, что хоть и не спал сутки, всё равно не засну, потому что за стеной те, кого я искал семнадцать месяцев.
   Сейчас хотелось быть именно там, и самому укладывать Элару спать, а потом долго говорить с Амалией о том, как она жила эти месяцы, вот только она, похоже, не очень горела желанием со мной беседовать. Вздохнув, я встал и начал мерить комнату шагами, решая, как мне поступить. "У нас когда-то произошла ссора с Лией и тогда она не сделала первый шаг. А сейчас она и подавно не будет его делать, значит, всё зависеть от меня, и чем дольше я буду тянуть, тем хуже получится. Пойду сейчас!" - решил я.
   Подойдя к дверям комнаты Лии, я тихонько постучал и, подождав пару секунд, открыл её. В комнате было пусто, и мне стало не по себе. "Неужели они сбежать решили?" - в голове промелькнула паническая мысль, и я уже приготовился поднимать весь дом на ноги, как услышал весёлый смех из ванной комнаты. "Ну конечно! Они после дороги душ принимают! Я становлюсь параноиком" - усмехнувшись, я облегчённо выдохнул и, пройдя в комнату, сел в кресло.
   "Лия меня точно постарается выгнать, поэтому надо сразу обратиться к Эларе, и тогда у её мамочки не останется выбора. А уложив её спать, начну с расспросов о нашей крохе, а затем перейду и к остальному".
   Дверь из ванной комнаты открылась, и я напрягся, готовый к неодобрительным взглядам, но оттуда вышла только Элара в пижаме и, увидев меня, улыбнулась. Забравшись на кровать, она укрылась одеялом, и я спросил:
   -Как ты смотришь на то, чтобы сегодня вечером съездить в самый большой магазин игрушек? Ты же любишь игрушки?
   -Не очень, - она скорчила смешную гримасу. - Они глупые. Я люблю только конструкторы.
   -Значит, купим тебе конструкторы, - пообещал я. - И вообще всё, что твоя душа пожелает. Ведь я не делал тебе подарков на день рождения, и теперь хочу исправиться.
   -А можно мне одно платьице купить? - она хитро посмотрела на меня и я улыбнулся.
   -Не можно, а нужно! И не одно!
   Она восторженно посмотрела на меня, а потом погладила себя по животику и выжидающе посмотрела на дверь ванны.
   -Элара, ты кушать хочешь? - сразу спросил я.
   -Угу, - она кивнула.
   Это был мой шанс наладить настоящие отцовские отношения со своей малышкой, и я не собирался его упускать, поэтому сказал:
   -А хочешь, я тебя покормлю?
   -Ты? - она недоверчиво бросила взгляд в мою сторону, и насупилась. - Мама не разрешает пить чужую кровь.
   -Тебе нельзя пить кровь людей, а у меня можно. И потом, ты уже взрослая девочка и тебе надо много крови, поэтому маме не так легко прокормить тебя одной. Обычно мамы и папы кормят своих детей по очереди. Например, с утра ты можешь пить мамину кровь, а вечером мою, - предложил я, понимая, что тогда буду иметь доступ в комнату по вечерам, чтобы уложить её спать, а потом поговорить с Лией.
   Элара нерешительно посмотрела на меня, а потом, спрыгнув с кровати, подошла . Забравшись на колени и положив свои маленькие ладошки мне на щёки, она заглянула в глаза и спросила:
   -А ты не врёшь?
   -Не вру, - серьёзно ответил я. - Твоя мама сделала мне хорошую прививку от вранья, поэтому ни тебе, ни ей я врать не буду.
   Она улыбнулась и, втянув носов воздух, застенчиво сказала:
   -Ты очень вкусно пахнешь, не так как мама. Она тоже вкусно пахнет, но по-другому.
   -Надеюсь, и вкус тебе понравится. Ты откуда больше любишь пить кровь?
   -Из шеи, - она нетерпеливо облизнулась.
   -Тогда приступай! - я подмигнул ей и откинулся на спинку кресла.
   Элара прижалась губами к моей шее, и я закрыл глаза, но она отстранилась и произнесла:
   -Возьми меня на руки, а то так неудобно, - я перехватил её за поясницу и, поддерживая, прижал к себе, но она недовольно поморщилась. - Какой ты неумелый. Ты неправильно меня держишь. Отпусти!
   -Прости, но ты мой первый ребёнок, и я не знаю, как правильно держать, - с раскаянием сказал я, ставя её на пол. - Научи меня, пожалуйста.
   -Хорошо, - снисходительно произнесла она. - Согни эту руку в локте, - показав как, она забралась ко мне на руки. - А этой придерживай меня за спину, - и положила мою правую руку себе на спину. - Вот и всё, теперь просто держи.
   -Спасибо, - я улыбнулся.
   Наклонившись, она опять прислонилась к моей шее и, надкусив кожу, сделала первый глоток. Ощущения были необыкновенные и я, закрыв глаза, начал поглаживать её по спине, наслаждаясь моментом. Но сделав три глотка, Элара оторвалась от шеи, и я вопросительно посмотрел на неё.
   -Не вкусно?
   -Вкусно, но мне так всё равно неудобно, - и нахмурилась, а спустя секунду улыбнулась, и произнесла: - Я знаю, как нам сделать! Иди и ложись на кровать.
   Поставив её на пол, я улыбнулся. Кровать являлась именно тем местом, где я очень хотел оказаться, и желательно как можно ближе к её маме, поэтому сняв обувь, без лишних слов лег. Элара сразу забралась ко мне на грудь и вытянувшись во весь рост, обхватила левой рукой шею, а затем припала своими губками к укусу.
   Лежа, я улыбался, слушая, как моя малышка кровь жадно пьёт кровь и сопит при этом. А то, что сейчас происходило в душе, было невозможно передать словами. Невероятный душевный подъём и понимание того, что даёшь своей крохе что-то очень необходимое будило непонятные, но очень приятные чувства. "Какое же это счастье, лежать вот так со своим ребёнком, и знать, что ты даешь ему силы для жизни" - положив руки Эларе на спину, я прижал её к себе, уже зная, что никогда не откажусь от таких минут, даже если Лия будет протестовать.
   Спустя две минуты она стала делать не такие частые глотки, а ещё через минуту положила голову на плечо и я, услышав размеренное дыхание, понял, что она заснула. Поглаживая её по спинке, я боялся шелохнуться и лежал, наслаждаясь ощущениями.
   Когда дверь в ванную комнату открылась и появилась Лия, я напрягся и тут же приложил палец к губам, увидев, как сузились её глаза. "Сейчас начнётся!" - подумал я, увидев, как она решительно направляется ко мне, и чтобы предупредить возможную ссору, пошёл сам в наступление:
   -Шшш! Элара заснула, так что тише, - прошептал я.
   -Что ты здесь делаешь? - с яростью, тихо спросила она.
   -Зашёл пожелать вам спокойной ночи, а Элара сказала, что хочет есть...
   -Да неужели?
   -Амалия, она растёт, и ты её одна уже не в состоянии прокормить, - примирительно сказала я. - И потом, ей нужен разнообразный рацион. Кровь каждого из нас будет давать ей больше питательных веществ, потому что она разная. Это же для её пользы.
   Она поджала губы и, посмотрев сначала на меня, а потом на Элару, подошла к кровати и сказала:
   -Но это не значит, что ты можешь свободно развалиться на нашей кровати. Спасибо, конечно, что покормил её, а теперь иди отсюда, - наклонившись к нашей крохе, она аккуратно попробовала взять её на руки, но Элара недовольно что-то пробубнила во сне и, сжав левый кулачок, вцепилась мне в волосы.
   -Дай ребёнку поспать, - пытаясь скрыть улыбку, сказал я. - Видишь, ей удобно.
   Лия со злостью посмотрела на меня и, отойдя, села в кресло, начав сверлить меня взглядом. В тот момент, когда она пыталась забрать нашу малышку, показалось, что от меня отрывают часть плоти, и я испытал боль, потому что хотелось, чтобы она была рядом. Поэтому, когда Элара вцепилась мне в волосы, испытал радость, что она даже во сне тянется ко мне. Но меня никак не устраивало, что Лия села в кресло, потому что для полного счастья хотелось, чтобы и она находилась рядом.
   -Я тебя не съем, - тихо сказал я. - Ты устала с дороги, поэтому и тебе лучше лечь.
   -Обойдусь без твоих советов, - огрызнулась она. - Элара, как правило, недолго так спит, и скоро сама переляжет на кровать, и ты будешь свободен, поэтому я подожду.
   "А если я не хочу быть свободен?" - меня так и подмывало спросить это вслух. "Неужели Лия меня так сильно ненавидит и всё, что я получу, это общение с Эларой?" - вздохнув, подумал я. "Ну, нет! Ведь она согласил поехать со мной, а это значит, что не всё ещё потеряно. И Элара мой ключик к сердцу Амалии".
   -Когда она родилась? - спросил я, чтобы завязать разговор.
   -Четвёртого марта, - нехотя ответила Лия.
   -А где?
   -В Тобольске.
   -Кто тебе помогал?
   -Никто. Я не успела доехать до бабки-повитухи.
   Представив, что Лия одна и в какой-то халупе давала жизнь Эларе, я испытал сожаление и чувство вины. "Скажи я тогда всю правду, она рожала бы дома, в комфортных условиях, и я был бы рядом".
   -Мне жаль, - прошептал я, с раскаянием глядя на неё. - Тяжело пришлось?
   -Я плохо помню те четыре часа. Всё было как в тумане, и сохранилось только ощущение рвущей и тянущей боли, - спокойно ответила она. - Но Элара стоила того. Как только я обмыла её и запеленала, всё сразу забылось. Она была такая смешная и такая красивая, что я долго не могла оторваться от неё, - на лице Амалии появилась мягкая улыбка, и она говорила с такой нежностью, что я в очередной раз пожалел, что меня не было рядом.
   -Расскажи, как она росла, как впервые пошла, когда заговорила, - попросил я.
   Лия мечтательно улыбнулась и, откинувшись на спинку кресла начала рассказывать. Я смотрел на неё и не мог отвести взгляда, и всё время улыбался, слушая, как росла моя кроха, которая сейчас так доверчиво прижималась ко мне во сне.
   Неожиданно Элара зашевелилась, и попыталась перевернуться на бок. Испугавшись, что она сейчас скатится на кровать, я прижал её к себе, но Лия тут же оказалась рядом, и осторожно забрав её, уложила в кровать. С сожалением посмотрел на неё, а потом на спящую малышку, я понял, что сейчас мне укажут на дверь.
   -Вот и всё. Можешь идти в себе, - подтвердив мои слова, тихо сказала Лия.
   -Я хочу ещё чуть-чуть побыть с ней, - произнёс я, поворачиваясь на бок, чтобы не выпускать спящую Элару из поля зрения.
   -Да?! А разве тебе не время пить кровь, занимаясь сексом со своими донорами? - колко спросила Лия, и у меня внутри всё сжалось.
   "Ах ты тварь, и про это рассказала Лии?" - во мне поднялась волна ярости на Зараю. "Ну, я тебе устрою! Язык собственноручно вырву!".
   -Как только я начал встречаться с тобой, я перестал спать со своими донорами, - спокойно сказал я, глядя ей в глаза, хотя внутри всё кипело.
   -Ну-ну, - хмыкнула Лия. - И вообще, это не моё дело теперь. Просто если собираешься кормить Элару, то должен и сам хорошо питаться, а что ты будешь делать помимо этого со своими донорами, меня уже не интересует. Всё, выметайся, я устала и мне надо поспать, - не терпящим возращения тоном, закончила она.
   Как только я поднялся с кровати, Лия легла на моё место и, прижав Элару к себе, укрылась одеялом. Ничего не оставалось, как выйти из комнаты.
   "Всё! Сейчас я этой сучке устрою весёлую жизнь" - сбегая по ступенькам, бормотал я. Но, когда уже практически спустился в подвал, меня осенила мысль: "А что толку? Ну, вырву я язык Зарае, а дальше? С Лией это не поможет наладить отношения. И каждый раз, когда ко мне будет идти донор, она станет думать, что я не только пью кровь. Здесь надо действовать по-другому!".
   Развернувшись, я направился в комнату доноров и, зайдя туда, поманил пальцем Зою, свою последнюю жертву. Радостно улыбнувшись, она подошла и я, взяв её за руку, повёл на третий этаж. Остановившись перед дверями в комнату Лии, я тихонько постучался и, не дожидаясь ответа, зашёл, ведя за собой донора.
   Лия приподнялась и недовольно посмотрела на меня. Без слов я прижал к себе Зою и, укусив её за шею, начал пить кровь, не сводя взгляда с Амалии. "Теперь я тебе и полшанса не дам думать, что я не только пью кровь, потому что буду делать это при тебе!" - решил я.
   Увидев это, Амалия вскочила с кровати и, оказавшись возле меня зашипела:
   -Ты в своём уме? Здесь Элара! Если она проснётся от запаха, я потом буду больше часа её успокаивать. Она хоть и понимает, что кровь людей пить нельзя, но на запах остро реагирует! Пошёл вон отсюда! Мне твои показательные выступления не нужны, ясно?
   Про Элару я совсем не подумал, и мне стало не по себе, но и сдаваться не хотел.
   -Я никогда тебе не изменял! - прошептал я, отстранившись от шеи донора. - Никогда! Слышишь? Да, когда я жил с Зараей, то делал это, но тебя я люблю и мне никто больше не нужен!
   -Ммм, - Элара зашевелилась во сне и стала причмокивать губками.
   -Иди отсюда! - Лия стала энергично выталкивать меня с донором за дверь, всё время оглядываясь на малышку.
   Боясь действительно разбудить Элару, я вышел из комнаты и, отправив Зою восвояси, прошёл в свою комнату. Внутри до сих пор всё клокотало от злости, и я постарался успокоиться. "Я всё равно не сдамся!" - решил я.
   Раздевшись, я лёг в кровать и стал прислушиваться к звукам за стеной, но изоляция была хорошая, и вокруг стояла тишина, потому что весь дом уже спал. "Ладно, надо постараться заснуть. Сегодня ещё насыщенный вечер впереди".
   Вечер действительно оказался насыщенным. Как и обещал, я отвёз Элару в самый большой магазин игрушек и дал ей там полную волю, после чего повёл в магазин одежды.
   Наблюдая, как она примеряет разные платья, и крутится перед нами с Лией, и зеркалом, я постоянно улыбался. Элара оказалась жуткой модницей, и я с радостью купил всё, что она выбрала, наслаждаясь тем, что смог доставить удовольствие своему ребёнку.
   А затем она повела нас в игровой зал и я, наблюдая за Эларой, в очередной раз удивился. Она действительно совершенно спокойно общалась с человеческими детьми, и они сами к ней тянулись. Но больше всего у меня вызывало смех то, как мальчики проявляли к ней интерес, а она строила им глазки и весело смеясь, носилась по площадке. "Да уж, она покорит не одно мужское сердце, когда вырастит!" - наблюдая за ней, с гордостью думал я.
   Этот вечер можно было бы назвать самым счастливым за последние семнадцать месяцев, если бы Лия не бросала на меня грозные взгляды, когда я пытался взять её за руку, или обнять за талию. "Ладно, буду пока довольствоваться малым и потихоньку двигаться вперёд" - вздыхая, думал я.
   Но прошло два дня, а я ни на сантиметр не продвинулся, и сидя в своём кабинете, не мог придумать, что делать.
   Дверь распахнулась и в кабинет с улыбкой ворвалась Элара.
   -Папочка! Добрый вечер!
   -Добрый, моя радость. Выспалась? - спросил я, когда она забралась ко мне на колени.
   -Угу, - она скорчила смешную рожицу и поцеловала меня в щёку. - А мама ещё спит!
   -Элара, а можно я задам тебе один вопрос? - спросил я.
   -Можно, - став серьёзной, ответила она. - О маме?
   -Да, о маме. Что она тебе обо мне рассказывала?
   -Она говорила, что ты сделал её вампиром и спас от беды, когда папа Артемий не смог ей помочь. Потом говорила, что ты во что-то заставил её поверить, только это было обманом, но она на тебя не злится. А ещё, что у меня твой упрямый характер и привычки. Это правда? - она вопросительно посмотрела на меня.
   -Наверное, да, ведь маме виднее, - грустно улыбнувшись, ответил я.
   На душе скребли кошки от слов Элары про обман. Что делать с Лией я не знал и уже стал побаиваться, что она никогда не подпустит к себе. А так хотелось обнимать её, засыпая или дарить наслаждение, занимаясь любовью, или хотя бы видеть её улыбку, обращённую не только к нашей дочери, а и ко мне.
   -Знаешь, когда мама рассказывала о тебе, у неё всё время менялось лицо. А ещё я иногда слышала, как она плакала по ночам, - вздохнув, произнесла Элара. - Однажды, когда я сказала ей про лицо и то, что она, наверное, любит тебя, она ответила, что может и любит, но ты её не любишь. Это правда? Ты не любишь маму? - она выжидающе посмотрела на меня.
   -Люблю, - прошептал я. - И очень, вот только я однажды соврал и теперь она не верит мне.
   -Врать плохо, - назидательно сказала она.
   -А может, ты поможешь убедить маму в том, что я люблю её? - с надеждой спросил я. - Обещаю, что больше врать не буду! - торжественно поклялся я.
   -Хорошо, - подумав, ответила она. - Только и ты должен кое-что будешь потом сделать, а сначала я хочу покушать, - и хитро улыбнулась.
   Улыбнувшись ей в ответ, я без лишних слов подставил свою шею, и удобно взяв её, прижал к себе. Научившись держать её как надо, я каждый раз испытывал радость, когда она требовала покормить её и обнимала меня за шею. Откинувшись на спинку кресла, я расслабился и закрыл глаза, наслаждаясь чувством единения со своей дочерью.
   "Значит, Лия меня всё же любит, и шанс у меня есть. Главное убедить её в том, что я на самом деле люблю её" - резюмировал я. "И для этого я сделаю всё возможное!".
  
  
   Артемий.
  
   Стоя возле окна и наблюдая за закатом солнца, я мысленно прокручивал в голосе события последних дней.
   Идя убивать Сангая, я ни о чём не думал и жаждал только его крови. Что случится потом, меня не волновало, потому что в тот момент я хотел убить последнего, кто остался в живых и по чьей вине я потерял свою дочь.
   Сопротивлялся он недолго и, убив его, я испытал облегчение, а идя вниз думал, как же мне теперь жить, и пришёл к выводу, что надо забрать Мирелу и вместе с ней уехать куда-нибудь подальше от всего этого. Но не тут-то было.
   Внизу собрались практически все дампиры, проживающие в доме, и когда я спустился по лестнице, с интересом посмотрели на меня. Я внутренне приготовился к нападению, думая, что сейчас мне попытаются отомстить за смерть старейшин, и даже пригнулся, когда из толпы вышел Назар, но его слова настолько меня удивили, что в первые минуты я растерялся.
   Мне предложили занять место Орхона, и стать во главе Русского клана дампиров. Увидев, с каким почтением все на меня смотрят, я понял, в чём дело. Во-первых, недовольство действиями старейшин уже давно назревало, а во-вторых - моя дочь Королева, и все дампиры понимали, что только я могу претендовать на её возврат. Назар тут же предложил сформировать отряд и отбить Элару, но я категорически от этого отказался, понимая, что, мы всё равно не выстоим в борьбе против вампиров, а главное, не хотел причинять боль Амалии. Меня пробовали переубедить, но после недолгих дискуссий всё же приняли мою сторону. Я предложил не воевать с вампирами, а наоборот постараться наладить отношения, ведь когда-то мы мирно сосуществовали. Ещё четыре дня ушло на то, чтобы разработать новые правила и навести порядок в филиалах, но всё это было не главным для меня. Лёжа ночами в кровати рядом с Мирелой я думал о своей малышке, и каждый день ждал её звонка.
   И вот прошло уже шесть дней, а телефон молчал. Очень хотелось с ней поговорить, а ещё, я хотел поговорить с Амалией, чтобы решить вопрос о встрече со своим ребёнком. Одних звонков мне было мало, но и искать я её не стал, потому что дал обещание этого не делать. У меня имелся только один вариант - убедить её разрешить встречи.
   Телефонный звонок, раздавшийся в тишине комнаты, заставил меня вздрогнуть и я, увидев незнакомый номер, понадеялся, что это Амалия.
   -Алло?
   -Папа Артемий? - в трубке раздался весёлый детский голосок, и я радостно улыбнулся.
   -Солнышко моё! Как же я рад тебя слышать! Я так по тебе скучал!
   -И я по тебе! - ответила она.
   -Рассказывай, как ты жила эту неделю! Чему научилась? Что нового узнала?
   -Ой, папочка! Столько всего случилось! Нас нашёл папа Марк, и я с ним познакомилась! Он мне столько всего накупил...
   -Что значит - нашёл Марк? - ничего не понимая спросил я, а то, что Элара называло и его папой, разозлило. - Разве вы не с ним жили всё это время?
   -Нет, мы с мамочкой ездили всё время по стране, - скороговоркой ответила она и продолжила рассказ: - Он купил много игрушек, и очень красивые платья, а ещё водил в дельфинарий! Мне так понравилось!
   Я слушал Элару и ничего не мог понять. "Это что получается? Лия всё это время не жила с Марком? Но ведь её запах явно чувствовался в спальне Марка в Екатеринбурге. Получается она ушла от него?" - от этой мысли всё неприятно сжалось. "Выходит, уйдя от Марка, Лия скиталась по стране, а ведь могла позвонить мне!".
   -Солнышко, а ты можешь дать маме трубку? - выслушав её, попросил я.
   -Нет, она ещё спит.
   -Ты сама набрала мой номер телефона? Моя ты умница!
   -Нет, папа Марк его набрал.
   От этих слов я сжал зубы. "Мало того, что этот подонок выкрал у меня Амалию, и моя дочь называет и его папой, так он ещё и сам номер телефона набирает, чтобы поиздеваться надо мной и показать, что он получил всё! Ну, ладно, я с тебя быстро спесь собью" - пообещал я себе. В любом случаи я планировал спустя время встретиться с этим ублюдком, и понимал, что это неизбежно, поэтому решил не тянуть резину.
   -Элара, я ты можешь дать ему трубку?
   -Да, сейчас.
   В трубке что-то зашуршало, а потом до меня донёсся приглушённый разговор: "Папа Артемий хочет поговорить с тобой". "Элара, доченька, а можно я с ним поговорю наедине?". "Можно. Тогда передашь ему, что я завтра позвоню" - раздался её голосок. "Обязательно скажу", а спустя пару секунд в трубке раздался голос полный презрения:
   -Да?!
   -Привет, упырь, - с не меньшим презрением сказал я.
   -Привет, дампирёныш, - с усмешкой в голосе ответил он.
   -Тебе не кажется, что у нас есть общая проблема и нам необходимо её решить?
   -У меня никаких проблем нет и всё хорошо, - иронично произнёс он. - Проблемы только у тебя, но ты сам в этом виноват.
   Я понимал, что он прав и только я виноват, что так всё сложилось, но признавать перед ним этого не собирался, поэтому сказал:
   -Элара моя дочь, и однажды она узнает, что ты ей не отец, и вот тогда проблемы будут у тебя. А я ещё и добавлю!
   -Да неужели? Как страшно! Моська лает на слона? А насчёт Элары не волнуйся, она давно всё знает, так что здесь ты просчитался.
   -Прошло время, когда я был моськой, ясно? - во мне всё закипело от злости. - Я хочу видеть свою дочь!
   -А вернее - Королеву, да? Старейшины, наверное, ядом изошлись, когда узнали об Эларе! Они дали тебе подробные инструкции, как действовать?
   -Я сам теперь старейшина...
   -О! Ну конечно, ты ведь папочка Королевы...
   -В первую очередь я отец Элары и я единственный старейшина, так что расслабься. А вот ты просто пешка своей матери!
   -Хм, у тебя неверные сведения, щенок...
   -Короче, предлагаю встретиться. Брызгать ядом в трубку не вижу смысла, - сдержанно произнёс я. - Встретимся и тогда посмотрим кто из нас щенок, кто пешка, кто моська, а кто слон.
   -Согласен, - пренебрежительно ответил он. - Опричников своих планируешь брать?
   -Нет, будет чисто мужской разговор - только ты и я.
   -Где и когда? - деловито спросил он.
   -В каком ты городе?
   -В Москве.
   Я стал прикидывать время, которое понадобится, чтобы добраться до Москвы. "Так, надо долететь до Барнаула, а там уже самолётом до Москвы, за счёт часовой разницы полёт по времени займёт полтора часа". И посмотрев на часы, сказал:
   -Через три с половиной часа я буду в городе и перезвоню тебе.
   -Жду! - бросил он и отключился.
   Всю дорогу я раздумывал как себя вести с Марком. При всей моей ненависти, я всё же понимал, что от него многое зависит. Разговор по телефону у нас сразу не задался потому что, услышав его голос, я не сдержался, и обозвал его упырём, а он соответственно не остался в долгу. "Если мы и при встрече так будем себя вести, то ничего хорошего не получится, поэтому надо себя вести спокойно" - от этой мысли я поморщился.
   То, что Лия не жила с Марком всё время после рождения Элары удивило меня, но то, что она вернулась к нему, уже говорило о многом. "Получается, когда она обращала меня и затем звонила, чтобы рассказать про нашу дочь, она жила одна, иначе Марк вряд ли согласился на это. Но Лия ни словом об этом не заикнулась, а значит, я уже для неё ничего не значу, и если я начну скандалить и качать права, меня могут просто послать. Элара в этом случаи станет для меня недоступной. Да и с Марком надо решить многие вопросы, помимо Элары" - вздохнув, подумал я, стараясь примириться с тем, что в этой ситуации я выступаю в роли просителя.
   В Москве я приземлился в два часа ночи и сразу набрал номер Марка. Решено было встретиться в безлюдном месте и, определившись с ним, я глубоко вздохнул.
   Направляясь туда, я постоянно повторял про себя: "Главное вести себя спокойно, и не подаваться на провокации", но увидев, как Марк выходит из своей роскошной спортивной машины и, сложив руки на груди, с усмешкой смотрит на меня, я испытал желание кое-что подправить на его самодовольной, красивой морде. Я только один раз видел его фотографию, и сейчас, глядя на него отметил: "Да уж, любая девушка упадёт к его ногам - высокий, атлетично сложенный, самоуверенный. Интересно, а сколько Лия сопротивлялась? Я тоже, конечно, не урод, и смог соблазнить её за три дня. Сколько у этого упыря ушло времени, если Лия уверена, что он не может быть отцом ребёнка? Получается не всё у него так гладко пошло с ней?".
   Заглушив двигатель, я вышел и огляделся вокруг. Это была какая-то заброшенная промзона. Руины разваливающегося завода создавали какую-то сюрреалистичную и зловещую обстановку и я усмехнулся. "А может отсюда уедет только один из нас?".
   -Ну, здравствуй, дампирёныш! - произнёс Марк и, высокомерно посмотрев на меня, сделал шаг навстречу.
   -Будет друг друга оскорблять, или попробуем нормально поговорить? - с презрением спросил я.
   -Смотря о чём ты хочешь поговорить. Если планируешь забрать Элару, то сразу говорю - её никто не отдаст.
   -Ещё бы! Ты же не выпустишь из своих рук Королеву! - меня разозлил его безапелляционный тон.
   -Дело не в Королеве! Это для тебя она Королева, а для меня - мой ребёнок! - с ненавистью бросил он. - Ты ведь чтобы получить её, Амалию готов был подложить под кого угодно!
   -Это не твоё дело, а моё и Амалии! Ясно!
   -Ясно! А ещё ясно, что если бы я не обратил её, она бы умерла, рожая ребёнка от тебя! Чем ты вообще думал, когда спал с ней? Ах да, для вас ведь женщины - инкубатор, который можно закопать в землю, после того, как получите всё необходимое!
   -От кого я это слышу! Да вы больше за месяц убиваете людей, чем мы за год!
   -Это наша природа, и не от нас зависит зов крови!
   -А мы по-другому размножаться не можем! Если бы вы нас постоянно не убивали, нам не требовалось устраивать эти конвейеры смерти!
   -О! Ну конечно, это мы монстры, а вы белые и пушистые! Свежо предание! Вы используете всех втёмную! И сейчас ты прикрываешься тем, что Элара твоя дочь, а сам спишь и видишь, как бы выкачать с неё побольше крови и обратить остальных дампиров! - с яростью произнёс Марк. - Что она вам, кстати, даёт, а?
   От его слов, что мне нужна только кровь Элары, на глаза упала красная пелена и я, сквозь зубы, сказал:
   -Сейчас я тебе покажу, что мне дала кровь моей дочери, - и в следующее мгновение бросился на него.
   В каждый свой удар я вкладывал всю ненависть которую к нему испытывал, и с удовольствием увидел, как он изумлённо посмотрел на меня, поняв, что я настолько же сильный, как и он. Но быстро справившись с собой, Марк сам пошёл в наступление, и это уже была не драка, а бой на смерть.
   Удары сыпались один за другим, и преимущество было то на моей стороне, то на его. Спустя пятнадцать минут я почувствовал, что начинаю выдыхаться. После очередного удара, я услышал треск собственных ломающихся рёбер и, отлетев на пару метров, ударился о стену одного из зданий, после чего рухнул на землю. Сил подняться уже не было, и подумал: "мне конец", когда увидел, как Марк бросился ко мне. Но вместо того, чтобы добить меня, он присел рядом и сказал:
   -Послушай меня, щенок - ты можешь общаться с Эларой по телефону сколько угодно, но даже не думай, что я тебе её отдам, понял?
   -Я и не собирался её забирать, а просто хотел увидеть. Если бы я попытался её забрать, это причинило бы Амалии боль, - тяжело дыша, ответил я, и сам, превозмогая боль, попробовал подняться. Сил хватило только на то, чтобы сесть и прислониться спиной к стене здания. - Чтобы ты там не думал, я любил Амалию и никогда не желал ей зла.
   Марк хмыкнул и, прищурившись, посмотрел мне в глаза. Что он там увидел, не знаю, но когда он сел рядом я сильно удивился.
   -Идиотская ситуация, - поморщившись, сказал он. - Будь по-другому, я бы убил тебя, не раздумывая, а сейчас не сделал этого, чтобы тоже не причинить боль Амалии и, в первую очередь Эларе.
   -Значит и для тебя моя дочь не только Королева? - спросил я.
   -Ну вообще-то, она и моя дочь, и я люблю её просто за то, что она есть. А кто она там - Королева или нет, мне не важно.
   -Подожди, в каком смысле она и твоя дочь? - опешивши, спросил я.
   -Ну, вы, блин и тупые, - беззлобно сказал Марк, улыбнувшись. - Вы что, так ничего и не поняли? Амалия забеременела от тебя ещё, когда была человеком, а потом я обратил её в вампира, и таким образом получилась Королева, понимаешь? Мама - бывший человек, папа - дампир, а в венах ребёнка течёт и кровь вампира. Моя кровь, и поэтому Элара и моя дочь.
   "А ведь он прав! Значит, с самого начала пророчество подразумевало именно это? И Амалия в любом случаи должна была встретиться с Марком? Вот только я, наверное, слишком переборщил с изнасилованием, и уже после этого потерял шанс на её возвращение. Отбей её вампиры, и обрати, она бы нашла способ сбежать и вернуться ко мне, если бы старейшины не задумали то изнасилование, и я на него согласился" - тяжело вздохнув, я бросил взгляд на Марка и самодовольно улыбнулся, увидев, как он осторожно вправляет сломанный нос.
   -Что ты ржёшь? Мне уже второй раз ломают нос в этом месяце.
   -Да, а кто первый раз сломал?
   -Амалия, - недовольно ответил он, и я рассмеялся, правда, тут же испытал боль и схватился за рёбра.
   -Хорошо я тебя приложил, - самодовольно произнёс Марк, увидев гримасу боли на моём лице.
   -Да и я тебя не плохо, - оглядывая его раны, сказал я. - Представляю, как мы выглядим со стороны. Оба помятые, в пыли, в крови, одежда порвана - два бомжа с миллиардными состояниями.
   -Ничего, это стоило того. Всегда мечтал начистить тебе морду за то, что ты так обошёлся с Амалией, - дерзко произнёс он и весело подмигнул мне.
   -И я тебя долго искал, и мечтал о том же, - ответил я, усмехнувшись.
   Мы оба замолчали, каждый думая о своём. То, что Марк оставил меня в живых, как-то не вязалось с образом кровожадного вампира, и этому было только одно объяснение - он действительно любит Элару и Амалию, и понимает, что моё убийство расстроит мою дочь.
   -Расскажи мне про Элару, - попросил я.
   -Она очень умная и очень красивая...
   -Я видел её фотографию. Копия Амалии.
   -Только цвет волос твой, - ответил он. - А вот характер и привычки от меня.
   -От всех взяла по чуть-чуть, - с улыбкой сказал я.
   -Да уж. А ещё она очень добрая и улыбчивая. Я называю её солнечным ребёнком...
   -Кстати, - вспомнив про солнце и увидев, что скоро оно начнёт восходить, я произнёс: - Тебе ведь надо прятаться?
   -Нет, уже не надо, - он беспечно улыбнулся. - Теперь мне солнце не причиняет вред.
   -Кровь Элары?
   -Да.
   -Не слабо, - пробормотал я. - Получается, вам она дала наши способности, а нам - ваши?
   -Не уверен. Человеческую пищу она не может есть, соответственно способности не все передались. Значит и у вас чего-то от нас не будет. Ты уже пил кровь после обращения?
   -Да, - я сразу понял, о чём он говорит. - Человек спокойно это перенёс, и никаких отклонений не было.
   -Интересно, а срок жизни у вас поменялся?
   -Время покажет, - по-философски ответил я, и опять задумался.
   -Слушай, что если у нас это не единственное изменение, - Марк бросил на меня заинтересованный взгляд. - Сказав про питание, я только сейчас об этом подумал. Ведь после того, как вы попьёте кровь, ваши доноры продолжают нормальную жизнь, так? - я кивнул. - А может и нашим не обязательно давать установку на самоубийство? Надо это проверить, - и опять задумался.
   -Да, нам многое ещё предстоит узнать, - помолчав, произнёс я. - Любопытно, а если снова повторить все события, ребёнок получится с такими же способностями?
   -Всё зависит от тебя, в первую очередь, - загадочно ответил он.
   -В каком смысле?
   -Мирела ведь в твоих руках.
   От его слов у меня внутри всё похолодело и я, сощурившись, посмотрел на него. "Откуда он знает про Мирелу?".
   -Тейта когда-то задалась таким же вопросом и провела эксперименты, но ничего не вышло, - продолжил Марк. - Твоя Мирела была её последним шансом попробовать получить ребёнка.
   -Ты хочешь сказать, что это вы мне её подсунули, - сердце от этой мысли заныло. - Но как?
   -Её подсунула тебе Тейта, через Сангая, который, как я понимаю, сейчас мёртв.
   -Так это он сливал вам всю информацию? - я почувствовал, как меня охватывает злость. - И выходит, что Мирела тоже работает на вас? - это был удар ниже пояса, потому что я любил её.
   -Расслабься, её использовали втёмную, и она ничего не знает, - спокойно ответил Марк. - Просто она идеально подходила - цыганские корни, третья группа крови, резус отрицательный. Как только она забеременела от тебя, её привезли бы ко мне и я её обратил.
   -Ах вы, ублюдки!
   Не обращая внимания на боль, я вскочил на ноги, и бросился на Марка, но он тут же оказался на ногах и, скрутив меня, тихо сказал:
   -Я мог тебе вообще этого не говорить. А теперь попытайся понять меня. Тейта собиралась найти Амалию и убить её, а Элару забрать, поэтому я готов был пойти на всё, чтобы их защитить, понял?
   -Понял! Отпусти! - оттолкнув его, я бросил полный ненависти взгляд в его сторону. - Вы просчитались! Я изначально не собирался давать ей ребёнка!
   -Поэтому я и убил свою мать, - ответил он, не спуская с меня глаз.
   -Ладно, проехали, - опять садясь на землю, произнёс я. - Но сразу предупреждаю - никаких экспериментов с Мирелой не будет!
   -Ты её любишь? - Марк тоже сел на землю и улыбнулся.
   -Не твоё дело! - огрызнулся я.
   -Любишь, - довольно сказал он. - Вот и хорошо! Теперь осталось решить вопрос твоей встречи с Эларой. Но один решать я его не могу, Лия тоже должна принимать в этом участие.
   -Согласен, - ответил я.
   -Вот только не рекомендую появляться перед ней и Эларой в таком виде. За сколько твои синяки и переломы заживут? - он с интересом посмотрел на меня.
   -Сегодня к вечеру синяков уже не будет, - с лёгкой завистью глядя на него, сказал я, потому что все его ссадины и кровоподтёки уже зажили, и о нашей драке говорила только порванная и грязная одежда.
   -Прекрасно. Тогда я как раз сегодня поговорю с Амалией на эту тему и перевозню тебе, - Марк поднялся на ноги и окинул меня ещё раз взглядом. - Ладно, мне пора. У меня на сегодня запланировано ещё одно очень важное дело, и хочу перед ним хорошо выспаться, - и мечтательно улыбнулся.
   -Подожди, последний вопрос - ты хорошо охраняешь Элару? Я спрашиваю это не потому, что собираюсь что-то предпринять, а боюсь, чтобы мою дочь не выкрали другие вампиры из-за свойств её крови.
   -Ты нас плохо знаешь, - с лёгкой долей презрения ответил он. - Ни один вампир никогда не причинит ей зла, потому что она Королева и у нас это свято чтится...
   -Да? А твоя мать тоже была Королевой, и это тебе не помешало, - с иронией сказал я.
   -Это разные вещи, - прищурившись, холодно ответил он. - Тейта являлась хоть и Королевой, но обыкновенным вампиром, а Элара уникальна. Никто из вампиров не причинит ей зла, и это скорее кто-то из вас, дампиров, может попытаться забрать её у нас. Но не волнуйся, за свою дочь я зубами порву, кого угодно и всё уже предусмотрел.
   -Ну что ж, рад это слышать, - произнёс я, поднимаясь с земли. - Значит, жду твоего звонка вечером.
   Он кивнул, и сев в свою машину сорвался с места, поднимая за собой клубы пыли. Я же, кое-как доковыляв до машины и сев в салон, подумал: "В принципе, он неплохой мужик, и при желании, мы с ним можем найти общий язык". Усмехнувшись собственным мыслям, я завёл машину и поехал в одну из наших квартир. "Ничего, сейчас крови попью, приму душ, высплюсь, и буду выглядеть вполне прилично". Представив, как уже сегодня обниму свою малышку, я мечтательно улыбнулся.
  
  
   Амалия.
  
   Элара уже просто валилась с ног, но в кровать отказывалась идти, потому что ждала Марка, который куда-то укатил в половине третьего ночи. Сидя у окна, она надув губки смотрела на улицу и прислушивалась к звукам.
   Бросив взгляд на часы, и увидев, что уже семь утра, я недовольно подумала: "И где его черти носят? У ребёнка и так постоянно режим скачет, и она только привыкла к новой жизни и вот, пожалуйста!".
   До того, как мы узнали, что Элара не боится солнца, мы спали днём, потом стали спать по ночам, но переехав в дом, опять перешли на ночной образ жизни, потому что его вели все домочадцы. Теперь мы ложились спать в шесть утра, а вставали в обед, и таким образом я успевала и при свете дня погулять со своей крошкой, и ночью сделать все запланированные дела.
   -Радость моя, пошли спать, - я предприняла ещё одну попытку уговорить её. - И кушать тебе давно пора.
   -Нет, я дождусь папочку! - упрямо сказала она.
   -Ты хочешь, чтобы он тебя покормил?
   -Ещё не знаю, - туманно ответила она.
   Когда я впервые увидела, что Марк её кормит, то готова была его убить, потому что он отбирал у меня самые любимые момент, но как ни крути, а после этого мне стало легче, и головокружений больше не было, а Элара казалось, просто кипит от переполнявшей её энергии.
   А ещё меня радовали их отношения. Чем больше я наблюдала за их общением, тем больше убеждалась, что ему важна именно Элара, а не то, что она Королева. Он с такой любовью смотрел на неё, и с таким восхищением наблюдал, как она учится чему-нибудь новому, что мне уже было стыдно за свои мысли о том, что его волновали только свойства её крови.
   Марк её ужасно баловал, а она в ответ отдавала ему свою любовь. Проснувшись, она сразу бежала к нему, и остановить её было невозможно. Иногда я даже ощущала уколы ревности, когда видела, с каким обожанием она на него смотрит, но меня радовало их доверительное общение и то, что теперь она общается не только со мной, и людьми, но и с другими вампирами.
   Первое время все домочадцы терялись в её присутствии, но уже через сутки, благодаря её детской непосредственности, все обитатели дома были от неё без ума. Асти и Дарина чуть не поругались, потому что каждая из них хотела проводить с Эларой больше времени, но мы быстро решили эти вопросы, занявшись обучением моей девочки. Она была настолько любознательна, что мы втроём едва успевали отвечать на её вопросы и порой после очередного урока уставали больше, чем Элара.
   Издали донёсся звук мотора, и она ослепительно улыбнувшись, произнесла:
   -Папочка вернулся!
   -Да уж, наконец-то, - ответила я и, подойдя к окну, увидела, как он въезжает во двор и направляется к гаражу.
   Спустя три минуты мы услышали тихие шаги в коридоре, и Элара сорвавшись с места, выбежала ему на встречу.
   -Где ты был? - обиженно спросила она, когда он подхватил её на руки.
   -По делам ездил, радость моя, - он улыбнулся, с любовью глядя на неё, и прижал к себе.
   Она в ответ, обняла его за шею и поцеловала в щёку, а потом отстранилась и спросила:
   -А почему ты такой грязный?
   Марк действительно выглядел ужасно. Когда-то белая футболка была вся в грязи, а кое-где виднелись пятна крови, правый рукав наполовину оторван, и то же самое было с воротом. Джинсы тоже были не в лучшем виде.
   -А почему ты не спишь? - вопросом на вопрос ответил он.
   -Тебя ждала.
   -Я уже дома, так что кушать и бегом спать. Ты же помнишь нашу договорённость?
   -Помню, - она расплылась в улыбке и повернулась ко мне. - Кушать хочу!
   Марк зашёл в нашу комнату и, усадив Элару на кровать, подмигнул ей.
   -Приятных тебе снов, - поцеловав её в лобик, сказал он.
   -Элара, солнышко, ты пока раздевайся, а мне надо с папой поговорить, - произнесла я и кивнула ему на дверь. В таком виде Марка я никогда не видела и хотела знать, что это значит. - Что случилось? - спросила я, когда мы вышли в коридор.
   -Машина сломалась, и мне пришлось её ремонтировать по дороге, - сказал он.
   -Это объяснило бы грязь, а кровь откуда?
   -У меня домкрата не нашлось, а требовалось приподнять машину. Я её не удержал, поэтому поранился и порвал одежду, - беззаботно ответил он.
   -Опять ты врёшь, - презрительно бросила я, понимая, что это ложь. - Неужели ты считаешь, что я такая дура? В эту сказку даже Элара не поверит! - смерив его взглядом, я развернулась и сделала шаг по направлению к комнате.
   Марк схватил меня за руку, и виновато посмотрев в глаза, тихо сказал:
   -Прости, обещаю, что это последняя ложь, которую ты слышала от меня. Я был на встрече кое с кем и разговор сначала не заладился, но потом мы нашли общий язык, поэтому не хотел тебя беспокоить.
   -Ясно. А под словом "не заладился" ты подразумеваешь драку?
   -Да, что-то типа того, но не волнуйся - все живы, здоровы и это пошло только нам на пользу, - он тепло улыбнулся и, взяв за руку, поцеловал в ладонь.
   -Мамочка! Я уже в пижаме и жду тебя, - из комнаты донёсся мелодичный голосок Элары.
   Вырвав руку, я бросила на Марка недовольный взгляд, и пробормотав:
   -Приятных снов, - скрылась в комнате.
   Сняв халат, я улеглась в кровать и Элара тут же улеглась мне на грудь. Прокусив кожу на плече, она стала жадно пить кровь, а я никак не могла прийти в себя. Когда Марк вот так смотрел на меня, я теряла почву под ногами и готова была броситься в его объятия. Кожа на ладони до сих пор горела от его нежного прикосновения губами, и я злилась на себя за эту мягкотелость. "Ну почему я такая дура? Стоит ему посмотреть на меня, и я уже готова бежать за ним хоть на край земли".
   Я до сих пор любила Марка и тосковала по нему. Когда в Краснодаре он появился в доме, я обрадовалась ему и недолго думала, прежде чем согласилась ехать. В конце концов, я понимала, что не смогу вечность бегать от него, и он когда-нибудь меня найдёт, а увидев его, чуть не расплакалась от счастья. Но... Я не знала можно ему верить или нет. В искренности чувств к Эларе я не сомневалась, а вот насчёт себя была не уверена. Я очень хотела, чтобы он меня любил, но боялась, что это очередной обман, и если я доверюсь, а потом окажется что он лгал, я уже никогда не смогу нормально жить.
   Большую часть времени я могла себя убедить не обращать на него внимания, но иногда, когда он с нежностью смотрел на меня, доводы разума и осторожность переставали действовать, и я таяла от его взглядов и прикосновений. Я всё чаще ловила себя на желании раствориться в его объятиях, а не шарахаться в сторону, и ответить на его прикосновения и легкие поцелуи, а не поджимать губы с недовольным выражением лица. "Боюсь, что уже недолго протяну" - вздохнув, подумала я, и потёрла ладонь о бельё, чтобы избавиться от приятного жжения после поцелуя.
   Элара сделала последний глоток и, положив голову на плечо, стала посапывать и я, обняв её, в очередной раз задалась вопросом: "Стоит поверить Марку или нет?". Больше часа я приводила доводы то в защиту Марка, то наоборот, и не могла решить, что мне делать. Засыпая, я вспоминала, как мне было хорошо рядом с ним, и сердце ныло, требуя вернуть те ощущения.
   Проснулась я от тихого разговора и смеха. Открыв глаза, я увидела лежащего рядом Марка и Элару, которая увлеченно пила кровь, обняв его за шею. Улыбнувшись, я погладила её по спинке и ласково произнесла:
   -Обжорка моя, ты же недавно ела.
   -Хочу! - оторвавшись на секунду от шеи, она посмотрела на меня, и опять припала губками к укусу.
   -Это нормально, - улыбнувшись, сказал Марк. - Она же растёт, и поэтому ей нужны силы. У меня в полтора года было уже три няньки, которые меня кормили.
   -Три? - удивлённо спросила я.
   -Да. Но не волнуйся, к четырём годам аппетит начнёт уменьшаться, и мы с тобой будем скучать по этим моментам.
   Напившись крови, Элара облизнулась и, спустившись на пол, заявила:
   -Я пойду к Асти.
   -Подожди меня, я сейчас быстро оденусь, - сказала я.
   -Нет, мамочка, - твёрдо произнесла она. - У меня сегодня сложный урок, а когда ты рядом я отвлекаюсь.
   -Это с каких пор, я тебя стала отвлекать? - недоумённо спросила я.
   -С тех самых, - бросила она и выбежала из комнаты.
   -И как это понимать? - растеряно спросила я у самой себя, сев в кровати.
   -Лия, дай ей свободу. Она почти полтора года видела только тебя и сейчас ей нужно общение с другими. Наслаждайся отдыхом и тем, что у тебя появилось больше времени для себя.
   -Не надо мне это время и отдых, - ответила я, чувствуя угнетение от того, что Эларе я всё меньше нужна с каждым днём.
   Марк положил мне руку на плечо и попытался снова уложить на спину, произнеся:
   -Вот когда ты, в последний раз проснувшись, нежилась в кровати, а не бежала за Эларой? - в его голосе было столько нежности, что по коже побежали мурашки.
   "Этого ещё не хватало!" - недовольно подумала я, и аккуратно убрав его руку, свесила ноги с кровати, чтобы не лежать рядом с ним. "Ещё пару слов и прикосновений, и я полезу к нему целоваться! Надо срочно найти себе занятие!".
   -Лия, тебе неприятно, что я лежу рядом, да? - сдержанно спросил Марк.
   "Нет, как раз наоборот, очень приятно и мне это не нравится!" - так и хотелось сказать в ответ, но вместо этого я произнесла:
   -Нет, у меня просто есть дела.
   -Знаешь я, пожалуй, пойду к себе, чтобы тебя не смущать, - Марк поднялся и я, пытаясь не выказать разочарование, повернула голову в его сторону.
   Сделав два шага, он покачнулся, и я испуганно посмотрела на него, когда он опёрся рукой о кровать.
   -Когда ты ел последний раз? - тут же оказавшись рядом с ним, я поддержала его за локоть. - Ляг назад в кровать, это скоро пройдёт.
   -Спасибо, - покорно сказал он и, опираясь на мою руку, вернулся назад.
   Уложив его, я спросила:
   -Как зовут твоего донора, я попрошу, чтобы её сюда прислали.
   -Не надо, - он улыбнулся и взял меня за руку. - Я недавно ел, просто голова закружилась, - и, бросив умоляющий взгляд, произнёс: - Полежи со мной чуть-чуть.
   Вздохнув, я обошла кровать и легла рядом, потому что мне и самой сейчас хотелось быть с ним. Отвернувшись, я закрыла глаза, стараясь не выдать своих эмоций, а Марк сразу придвинулся ко мне и, обняв, прижал к себе.
   -Когда ты рядом, я чувствую себя хорошо, - пробормотал он.
   Стараясь не шевелиться, я лежала и наслаждалась давно забытыми ощущениями счастья и защищённости. "Боже, как хорошо-то. Пусть у него подольше кружится голова, пожалуйста! Мне так не хватает его нежности и так хочется его любви!".
   -Лия, ангел мой, - зашептал Марк на ухо и по коже побежали мурашки. - Я так скучаю по тебе и так каюсь о своём поступке. Не наказывай меня больше, потому что мне очень плохо без тебя. Мне не хватает твоего цветочного аромата, твоих ласковых прикосновений, твоей нежной улыбки, твоего мягкого голоса, твоих страстных поцелуев и жарких объятий. Не хватает тебя самой. Прости, если ещё любишь, - я почувствовала лёгкое прикосновение его губ на моём плече, а внизу живота что-то приятно заныло.
   И я поняла, что пропала, потому что мне и самой не хватало всего того, что перечислил он, и я хотела, чтобы он вот так меня постоянно обнимал и также нежно шептал слова любви.
   -И мне тебя не хватает, - прошептала я в ответ.
   -Лия! - выдохнул Марк, и в следующее мгновение я уже лежала спине, а он навис надо мной и внимательно вглядывался в глаза. - Я люблю тебя.
   -И я тебя люблю, Марк, но если ты хоть раз меня ещё обманешь...
   -Нет, моя хорошая, не обману, - ласково ответил он и, наклонившись, поцеловал меня.
   Перед глазами всё поплыло от сладостных ощущений, и я с жаром ответила ему. Хотелось раствориться в его объятиях и почувствовать то наслаждение, которое только он может дать. Прижимаясь нему, и обняв его за шею, я хотела только одного - чтобы он не останавливался и продолжал целовать меня.
   Поцелуи стали уже требовательными и он водил руками по телу, а я постанывала от удовольствия, но когда он попытался снять с меня ночную рубашку, я испуганно спросила:
   -Подожди, а если Элара зайдёт?
   -Не зайдёт, - тяжело дыша, ответил он.
   -Она бегает туда-сюда постоянно, и может забежать в любой момент. Может, продолжим, когда она заснёт? - мне самой ужасно не хотелось останавливаться, но другого выхода не видела, потому что замков в дверях не было.
   -Поверь, она сюда не зайдёт, - уверенно ответил Марк и, сняв с меня ночнушку, припал губами к шее, начав прокладывать дорожку из поцелуев. Когда он коснулся губами груди, я охнула и выгнулась ему навстречу, пытаясь из последних сил не потерять остатки здравого смысла. И тут меня озарило. - Ты что всё это спланировал и попросил её уйти?
   -Да, только мы это вдвоём с ней спланировали, - Марк опять навис надо мной и улыбнулся. - Лия, она хочет, чтобы ты была счастлива и видит, что тебе плохо. Элара заботится о тебе и желает счастья. Я попросил её оставить нас наедине и не заходить сюда, пока я её не позову, - с нежностью сказал он, и снова начал страстно меня целовать в губы.
   "Какие же вы хитрые" - хотелось сказать мне, но все эти заговоры и всё остальное вдруг потеряло значение. Важным было, что Марк находился рядом, даря свою любовь и море наслаждения, и он был единственным мужчиной, которого я хотела видеть рядом с собой и которому хотела дарить свою любовь в ответ. С каждой секундой возбуждение нарастало, и я с радостью погрузилась в давно забытые ощущения и отдалась во власть его рук....
   Лёжа в объятиях Марка, я наслаждалась чувством счастья и расслабленности, и с улыбкой смотрела на его довольное лицо.
   -Как же мне тебя не хватало, - прижав к себе ещё сильнее, серьёзно сказал он. - После того как ты исчезла, я не жил, а существовал, и сходил с ума от тоски. Если решишь меня когда-то бросить, пообещай, что перед этим убьёшь, чтобы я не мучился так.
   -Думаешь, мне было легче? - тихо сказала я. - Пока не родилась Элара, я сама не знала, как жить дальше. Сначала Стас использовал, потом Артемий обманул, а ты меня чуть не добил. Наверное, если бы я не была беременна, то вышла бы на солнце, чтобы умереть.
   -Прости, я пошёл на поводу у Тейты. Когда я сказал, что всё тебе расскажу и попросил разрешения на брак, она согласилась только при условии, что я буду молчать, - с раскаянием произнёс Марк.
   Асти рассказала мне, что он сделал со своей матерью, и я чувствовала свою вину, поэтому сказала:
   -Мне жаль, что с ней так вышло.
   -Не думай об этом. Она прожила очень долгую жизнь и стала слишком жестока. И потом, она хотела тебя убить, а нашу малышку забрать себе. У меня просто не было выбора, - тихо сказал он, и меня передёрнуло от этой мысли, а внутри всё сжалось от страха за свою кроху. - Кстати, и Зараю я нашёл.
   -Она действительно когда-то была твоей девушкой? - стараясь не показать своей ревности, спросила я.
   -Да, и поэтому когда я оставил её, решила отомстить, хотя ведь на самом деле она меня не любила, впрочем, как и я её. Она меня устраивала как любовница, но не больше. Её же разозлило то, что она потеряла статус любовницы главы клана и то, что я захотел на тебе жениться. Она любительница делать гадости. Но ничего, у неё впереди ещё не один год, чтобы раскаяться в своих поступках, - он мстительно усмехнулся.
   -Что это значит? - непонимающе спросила я. - Она жива?
   -Конечно. Убийство было бы слишком быстрой смертью для неё. Она у меня на диете уже больше года.
   Вспомнив, как сама начинаю мучиться, если вовремя не поем, мне стало не по себе. "Бедная Зарая! Больше года чувствовать першение и зуд в горле? Да я больше двух суток никогда продержать не могла! А ведь если бы не она, то ещё неизвестно как могло всё сложиться. Останься я здесь, Тейта могла бы сделать со мной что угодно. Да и неизвестно, когда бы мы узнали о способностях Элары, живи я в доме. Ведь она сказала, что испугалось, когда что-то стукнуло по машине, и поэтому решилась выглянуть на улицу. Всё что не делается, всё к лучшему!".
   -Марк, отпусти её, - попросила я.
   -Нет, - твёрдо сказал он. - Она должна понести наказание за свой поступок.
   -Если она год без крови она и так уже наказана хуже некуда. Отпусти её, пожалуйста!
   -Ладно, - помолчав, ответил он. - Только я вырву ей язык и отправлю в Австралию к одному из своих братьев.
   -А просто, без вырывания языков, её нельзя отправить в Австралию?
   -Лия, ты понятия не имеешь какая она. Если бы она любила меня, я бы пожалел её, и убил сразу, но она очень мелочная и завистливая гадюка, и я по её вине семнадцать месяцев жил в аду. Она всегда найдёт, кому сделать мерзость, поверь. Без языка ей будет тяжелее проворачивать свои делишки. И вообще, забудь про неё. У меня есть более важный вопрос, который нам надо обсудить.
   -Какой? - с интересом спросила я.
   -Артемий хочет встретиться с Эларой, - сказал он и внимательно посмотрел на меня.
   -Что? - оторопело переспросила я. - Но как? Подожди... А это не с ним ты вчера встречался?
   -С ним, - Марк улыбнулся и поцеловал меня в губы. - Он просто хочет видеть её, и забирать не собирается. Я, правда, не в восторге от этой идеи, но этого хочет Элара.
   Я растерянно смотрела на Марка, и не знала что ответить. С одной стороны я понимала, что моя кроха может пожелать встречи с ним, и он имеет на неё право, потому что он отец, но с другой стороны - Марк ведь тоже её отец, а я не хотела, чтобы Элара разрывалась между ним и Артемием. А ещё мне было стыдно посмотреть в глаза ему. "Я сейчас счастлива - у меня Марк и Элара, а он? Конечно, он виноват, что согласился на моё изнасилование, но не будь этого, я бы не встретила Марка" - от всех этих мыслей в голове была полная неразбериха и я не знала, как мне относиться ко всей этой ситуации.
   -Ты что, до сих пор любишь его? - бесстрастно спросил Марк, но в глазах было столько боли, что я тут же прижалась к нему.
   -Нет, я люблю тебя, и счастлива с тобой. И мне стыдно за это. У меня и ты, и дочь, а он... Ведь это, наверное, несправедливо, что я получила всё благодаря ему...
   -Так, - Марк искренне улыбнулся. - Отбрось своё чувство вины. Он тоже, знаешь ли, не особо страдает. Он теперь старейшина, причём единственный...
   -Ого! - я удивлённо посмотрела на Марка.
   -Но это ещё не всё. У него есть девушка, и он её любит.
   -Девушка? - я улыбнулась и чувства вины, как не бывало. - Фух, тогда это всё меняет! Если он действительно не будет стараться отобрать Элару, то я согласна на их встречу.
   -Тебя действительно не смущает, что у него есть другая? - он заинтересованно посмотрел на меня.
   -Нет. Понимаешь, после того, как ты рассказал о планах старейшин, у меня как будто всё перегорело к нему. Было больно, потому что больше всего в мужчинах я не люблю трусость, а он ведь так и поступил. Признаюсь, я очень злилась, и старалась вообще о нём не вспоминать, но потом со временем поняла, что не испытываю ненависти, ведь благодаря ему я познакомилась с тобой, а потом у меня появилась и Элара. Сначала была любовь, потом она переросла в ненависть, а сейчас я испытываю к нему благодарность и желаю ему счастья.
   -Чем больше тебя узнаю, тем больше люблю, - Марк наклонился и нежно поцеловал меня в губы, но постепенно поцелуй становился более требовательным и меня начал душить смех.
   -Ты чего? - он озабоченно посмотрел на меня.
   -Ты ненасытный, - смеясь, произнесла я.
   -Хочу наверстать упущенное за эти месяцы, - ехидно ответил он.
   -Что, за один день?
   -Ты много разговариваешь и отвлекаешь меня, - высокомерно сказал Марк.
   -Прошу покорнейше извинить меня, что посмела отвлечь вашу дражайшую персону от весьма важного дела, - кротко пробормотала я.
   Он ослепительно улыбнулся, и резко перекатился на спину, увлекая меня за собой.
   -Я весь твой, любовь моя, - сказал он, когда я оказалась сверху...
  
   Через четыре часа мы уже ехали в машине на встречу с Артёмом. Когда мы спросили у Элары - хочет ли она встретиться с ним, она прыгала чуть ли не до потолка, а затем долго копалась в гардеробной и перемерила ни одно платьице, пока не нашла подходящее. Глядя на то, как она придирчиво осматривает себя в зеркале, я поняла, что правильно сделала, не ограничив их общение только телефонными разговорами. Ей важно было и лично с ним познакомиться. "Ладно, два отца - это хорошо".
   Правда, чем ближе мы подъезжали, тем больше я нервничала. Одно дело, что я простила Артёма и не держала на него зла, а вот как он поведёт себя, было непонятно. Уже одно то, что они подрались с Марком, беспокоило, поэтому я настояла на встрече в Нескучном саду, рассчитывая на то, что в людном месте они не посмеют затевать скандала и будут вести себя прилично.
   Оставив машину на паркинге, Марк взял Элару на руки, и мы пошли к месту встречи. Это был один из моих любимейших парков, но сейчас я не обращала внимания на его красоту, и пыталась предугадать какова же будет наша первая встреча с Артемием, спустя год и десять месяцев, и не могла придумать, что ему сказать. Тот разговор по Skype я не брала в расчёт, но надеялась, что именно так - спокойно, всё будет и сейчас.
   Мы почти одновременно заметили друг друга, и он двинулся нам на встречу. Глядя на него я отметила, что в нём появилась какая-то холодная решимость и уверенность, чего раньше не было, и несмело улыбнулась, боясь его реакции ещё больше, потому что это уже был не тот Артём, которого я знала. Но когда он улыбнулся мне в ответ, на сердце потеплело. "По крайней мере ненависти он ко мне не испытывает" - с облегчением подумала я.
   -Папочка! - громко крикнула Элара, узнав его, и Марк тут же поставил её на землю. Она побежала к нему, и Артем, присев на корточки, раскрыл объятия, глядя на неё с безграничной любовью. Когда же она подбежала, он обнял её и, прижав к себе, сказал:
   -Здравствуй, доченька! Я так рад, что мы с тобой наконец-то встретились!
   -И я рада, - она стеснительно улыбнулась и обняла его за шею.
   -Какая же ты у меня красавица! Вся в маму!
   Она ослепительно улыбнулась, и поцеловала его в щёку. Глядя на них, я почувствовала, как у меня на глаза наворачиваются слёзы, и украдкой пожала руку Марку.
   -Здравствуй, Амалия, - Артемий с улыбкой посмотрел на меня, и протянул букет, который до этого держал в руках. - Это тебе, твои любимые ирисы.
   -Спасибо, - ответила я, с благодарностью их принимая.
   -Это тебе спасибо, за это чудо, - он ещё сильнее прижал Элару к себе и бросил на меня счастливый взгляд, а потом посмотрел на Марка и, протянув ему руку, улыбнулся. - Виделись уже сегодня, но этой встрече я рад намного больше!
   -Взаимно, - ответил он, и пожал ему руку. - Прогуляемся?
   -Папочка Артемий, мне столько всего тебе надо рассказать! - весело пропела Элара.
   -Рассказывай всё, моя прелесть, до самых мельчайших подробностей! - Артём ей улыбнулся, крепко держа на руках.
   Не спеша мы пошли вперёд, и с улыбкой слушали рассказ Элары, но спустя минуту Марк начал придерживать меня за руку, а потом прошептал:
   -Давай чуть отстанет от них, и дадим возможность пообщаться один на один. Я думаю, им многое хочется сказать друг другу.
   Я кивнула, и когда Марк обнял меня за талию, счастливо улыбнулась. "Всё прошло даже лучше, чем я думала! Все счастливы и всем хорошо!".
  
  
  
   Эпилог.
  
   Через полчаса наш самолёт должен был приземлиться в Барнауле, и Элара нетерпеливо постукивала пальчиками по столу и смотрела в иллюминатор.
   -Волнуешься? - с улыбкой спросила я, глядя на свою дочь, которая уже выглядела как семилетний ребёнок.
   -Угу, - она улыбнулась в ответ. - Интересно подержать его на руках!
   -Ты уж, пожалуйста, поаккуратнее с ним, а то Мирела потом с меня кожу снимет.
   -Мама, я всё помню! Не волнуйся.
   Я посмотрела на Марка, который что-то просматривал в ноутбуке и он, почувствовав взгляд и подмигнув мне, снова погрузился в работу, чтобы потом не заниматься ею.
   Откинувшись на спинку кресла, я закрыла глаза, став вспоминать последние шестнадцать месяцев, которые кардинально изменили не только нашу жизнь, но жизнь всех вампиров и дампиров.
   Всё началось с того, что неожиданно для всех Марк и Артемий стали друзьями, хотя и не сразу. Артём старался приезжать раз в неделю в гости к Эларе, и они как-то незаметно нашли общий язык, обсуждая вопросы обращения всех остальных.
   Они договорились это делать не спеша и обращать пока не многих, давая кровь Элары как вознаграждение за хорошую службу и преданность, и очень придирчиво отбирали кандидатов, потому что не хотели истощать Элару, раздавая её кровь направо и налево. Параллельно с этим они заключили перемирие и война, которая веками велась между двумя расами, прекратилась сначала на нашей территории, а потом и по всему миру. Но это произошло после того, как Марк с Артемием надавили на старейшин и глав других кланов. Хотя, практически никто и не сопротивлялся, потому что понимали - если они будут противиться, то крови Элары им не видать. Сейчас все чуть ли в очередь выстроились, пытаясь получить её кровь для обращения, особенно вампиры. И негласно считалось, что кланы вампиров возглавляет Марк, а кланы всех дампиров находятся под контролем Артемия.
   В нашем доме были обращены уже все, и я каждый раз с улыбкой наблюдала, как те, кто привык жить во тьме, с опаской впервые выходят на солнце и какие эмоции у них это вызывало. Но это было не единственное важное изменение. Для меня самым главным открытием являлось то, что теперь не требовалось отправлять человека на смерть после того, как мы пробовали его кровь. Зов крови, эта ментальная связь, которая лишала человека самостоятельности, исчезла, но при этом, мы по-прежнему могли затуманивать разум людей. Достаточно было утолить голод, а потом приказать человеку забыть, что он нас видел, и после этого он вёл спокойную и обыденную жизнь. Теперь угрызения совести меня больше не мучили, когда я в очередной раз выходила на охоту. А чтобы окончательно успокоить свою совесть, я каждой из своих жертв ещё и деньги вкладывала в карман, как бы платя за их кровь.
   Не менее важное событие произошло и у дампиров. Артемий обратил одного из своих помощников, и от него забеременела девушка, и какого же было их удивление, когда она родила девочку и при этом осталась жива. Они долго в это не верили, считая каким-то сбоем, но когда такое же произошло ещё у двух обращённых дампирах, их радости не было предела. При этом параллельно выяснилось, что у обращённых дампиров дети рождались уже со способностями, как и у их отцов, поэтому мы надеялись, что и вампиры после обращения смогут рожать детей, не боящихся солнечного света.
   И вот, мы впервые летели в гости к Артемию, потому что Мирела сама родила две недели назад мальчика - Родиона, и мы, лично хотели их поздравить с этим событием. Элара каждый день связывалась по Skype с Артёмом и просто млела, желая подержать сводного братика на руках.
   Беременность Мирелы длилась семь месяцев, как и у нас, и бедный Артемий трясся над своей женой, особенно когда УЗИ показало, что ожидается мальчик. Он так боялся, что она умрёт, что не находил себе места. И последние два месяца даже не приезжал к Эларе, боясь оставить свою жену одну, а Марк не отпускал к нему Элару.
   Всё дело в том, что они хоть и дружили, но отпускать Элару в гости Марк отказывался, не доверяя старейшинам других кланов, которые могли попытаться напасть на дом Артёма и забрать нашу дочь. Даже перед этой поездкой они долго вырабатывали стратегию защиты, и теперь дом Артемия являлся самым защищённым домом мира, потому что был окружён не одним кольцом защиты вампиров и дампиров, мимо которых и муха не могла пролететь.
   Мы с Мирелой тоже подружились, хотя и у нас первое время всё шло не так гладко. Через месяц после первой встречи с Эларой, Артём привёз в Москву и Мирелу, чтобы познакомить со своей дочерью и с нами.
   Она знала, что мы вампиры и шарахалась от нас как от прокажённых, как потом призналась, боясь, что мы её покусаем. Единственное кого она не боялась - это Элара. С ней она сразу нашла общий язык, и они подружились, а потом постепенно она перестала бояться и меня с Марком, и остальных наших домочадцев.
   Вначале я посчитала Мирелу угрюмой и холодной, но со временем поняла, что она просто прячется за этими масками, чтобы защититься от всех. Жизнь в детском доме заставила её одеть на свою хрупкую и ранимую душу этот панцирь, и она боялась быть собой, чтобы ей не причинили боль. А то, что мы похожи внешне, веселило нас обоих, и иногда мы называли друг друга - сестричка.
   Теперь, когда мы были с ней подругами, я искренне переживала за неё сама все семь месяцев беременности, и не раз порывалась приехать, чтобы успокоить Артёма и поддержать её, но Марк и меня отказывался отпускать даже на пару дней.
   И вот, когда она родила, и всё прошло хорошо, я в очередной раз задумалась над тем, что она смертна. Как не крути, но она умрёт намного раньше Артёма, а мне так хотелось, чтобы он был счастлив. Марк не раз предлагал её обратить и Артём даже соглашался на это, но тут уже Мирела отказывалась от обращения, потому что не желала пить кровь, и хотела в любом случаи остаться человеком...
   -Лия, ангел мой, мы прилетели, - раздался нежный голос Марка, и я улыбнулась, открыв глаза. - Заснула, да?
   -Нет, задумалась.
   -Вертолёт нас уже ждёт, - и кивнул на иллюминатор.
   Спустившись по трапу, мы поздоровались с Назаром, помощником Артемия, и он отдал приказ быстро загрузить все наши чемоданы и сумки с подарками в вертолёт, пока мы разминали ноги, и уже через пятнадцать минут снова поднялись в небо.
   Наслаждаясь осенним пейзажем Алтая, мы с Эларой не отрываясь, смотрели вниз и, поочерёдно дёргали друг друга, на что-то указывая и восторгаясь красотой природы.
   Как только мы приземлились на площадке, к нам навстречу вышел улыбающийся Артём и, подхватив вышедшую из вертолёта Элару на руки, расцеловал её в обе щёчки.
   -Прелесть моя, ну почему ты так быстро растёшь? - он с сожалением посмотрел на неё, и она тяжело вздохнув, скорчила виноватую рожицу и обняла его за шею.
   -Ну что друг, поздравляю тебя с наследником! - с улыбкой произнёс Марк и, пожав ему руку, одобряюще хлопнул по плечу.
   -Привет! - я поцеловала его в щёку и нетерпеливо сказала: - Не томи, веди к малышу и Миреле.
   -Пошли, - он улыбнулся. - Родион как раз проснулся, и Мирела недавно его покормила, а то вы бы тут оглохли от его концерта и требования еды.
   Здороваясь по дороге со знакомыми нам дампирами, мы вошли в дом и сразу поднялись на третий этаж.
   -Дорогая, а вот и наши гости! - весело произнёс Артём, открывая дверь в одну из комнат.
   К нам навстречу поднялась цветущая молодая мамочка и, обняв меня и поцеловав Элару, поздоровалась с Марком.
   -Только недавно поел, и уже засыпает, - стеснительно сказала она, подойдя к кроватке, и беря его на руки.
   -Мирела, можно мне? - Элара нетерпеливо начала вырываться из рук отца, и он поставил её на пол. - Мне мама показала как, и я дома тренировалась на кукле правильно держать ребёнка. Честно-честно!
   -Конечно можно, - с улыбкой ответила она, и осторожно, придерживая малышу головку, передала его Эларе. - Родиончик, познакомься это твоя сестричка Элара.
   Малыш, который уже практически спал, неожиданно открыл глаза и начал рассматривать её с таким интересом, что мы все рассмеялись.
   -Какой он хорошенький, - пропела Элара. - Папочка, на тебя похож!
   -Да, - Артём улыбнулся, присев перед ними на корточки.
   -Мама, а когда и ты родишь мне братика? - спросила моя малышка и я улыбнулась.
   -А действительно, когда? - наклонившись к моему уху, прошептал Марк.
   -Через семь месяцев, если ты хорошо постараешься, - тихо ответила я.
   -Ооо! Я обязательно уже сегодня начну стараться, - пообещал он, целуя меня в щёку, и громко добавил: - Скоро Элара, очень скоро!
  
   (январь-февраль 2011)
  
  
   Конец.
  


Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) О.Бард "Карфаген 2020. Полигон"(Боевая фантастика) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) Л.Огненная "Академия Шепота"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Эванс "Дракон не отдаст свое сокровище"(Любовное фэнтези) Т.Сергей "Эра подземелий 4"(Уся (Wuxia)) А.Тополян "Механист"(Боевик) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"