Шихматова Елена Владимировна: другие произведения.

Легенда о Чудограде. Книга 2. Наследие Радомира. Часть 1. Храм магии

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Действие второй книги происходит 7 лет спустя после событий, описанных в первой книге. Мир стал другим, волшебство и магические существа стали неотъемлемой частью мира, но тени далекого прошлого сгущаются над всеми, и уже знакомым нам героям предстоит разобраться в том, что происходит и как исправить ситуацию.

Книга вторая. Наследие Радомира. Часть первая. Храм магии.

Это лето выдалось на редкость комфортное: теплая погода и днем, и ночью, дожди не затягивались на несколько дней - оросив землю за час-два, тучи поспешно улетали дальше. Единственное, что ежегодно мучало всех, это мошкара, но на их счет существовал большой выбор снадобий, которые позволяли забыть о надоедливом писке на несколько часов или даже на целый день.

Приближался день летнего солнцестояния, традиционно отмечаемый почти во всех странах как главный летний праздник. В Истмирре в этот день проходили массовые народные гуляния, а один из городов становился центром праздника, каждый год разный город, в этом году столицей праздника был выбран Рувир. Такой порядок давал возможность жителям лучше узнать свою страну. И если не каждый раньше решался потратить праздничную неделю - а в Истмирре давалось три дня выходных до и три дня после праздника, вместе с самим днем летнего солнцестояния получалась ровно неделя - то теперь, когда птицы рокха по договору помогали людям, многие отправлялись в очередную столицу праздника на больших птицах. В праздничные дни они согласились перевозить людей только, чтобы доставить их к центру событий. Но кто-то предпочитал традиционно идти пешком или ехать верхом, в том числе Гедовин, Модест и Драгомир. Сейчас они, спустя семь лет после пробуждения магии, окончив Государственную Академию Истмирры, решили прогуляться до Рувира и просто отдохнуть после экзаменов. Они отправились верхом, но, едва выехав за город, друзья решили пройтись пешком.

За эти годы ребята выросли и повзрослели. Гедовин превратилась в симпатичную девушку, она по-прежнему предпочитала носить косу, сейчас уложенную в кичу на голове. В дорогу она оделась в удобный походный костюм - светло-серая рубашка с зеленой, вышитой цветами жилеткой и свободные серые штаны. События семилетней давности подарили Гедовин настоящую известность - еще бы, это же она разбудила Драгомира Дэ Шора, но не смотря на это девушка не зазналась, оставаясь прежней Гедовин, смелой и независимой, разве что иногда она злилась на некоторых ребят, пристающих к ней с расспросами о том, чтобы она рассказала, как все тогда было. Могли бы и просто ею заинтересоваться, а не только ее участием в известных событиях. Ей несколько раз казалось, что она влюбилась, но на деле она пока так ни с кем и не встречалась, а ее закадычными друзьями оставались Драгомир и Модест. Сейчас парни о чем-то разговаривали, но она не слушала их и шла молча, размышляя над тем, что же будет делать дальше, после окончания академии, вариантов было несколько, и девушка просто терялась, какой из них выбрать. Ребятам было проще. Драгомир - царевич, его путь и так понятен, Модест однозначно решил посвятить себя государственной службе, через две недели он отправится на службу в городское управление по коммунальным вопросам. А Гедовин мечтала о службе в МСКМ - международной службе контроля за магией, но в то же время она хотела вернуться в Рувир, в принципе там тоже было свое подразделение МСКМ, но тогда она была бы достаточно далеко от друзей и близких. Также она раздумывала над тем, чтобы работать в Велебинском Посаде, или в отстраиваемом заново Чудограде помогать в восстановлении города, еще ее звали в Южную Жемчужину, и она просто не знала, как отказать, пока так и оставив письмо с предложением без ответа. Тяжело вздохнув, Гедовин понурила голову.

Все нормально? - повернулся к ней Драгомир.

Да, все в порядке, - бодрым голосом ответила девушка и даже улыбнулась в ответ.

Взглянув на Гедовин своими невероятными синими глазами, он удостоверился, что все в порядке и вернулся к своему разговору с Модестом. Драгомир. Он всегда старался вести себя естественно, но иногда ему казалось, что он сходит с ума, потому что он по-прежнему практически ничего не помнил из своего прошлого, он знал, что тогда происходило, о многом ему рассказал Данислав, о чем-то он прочитал сам, в том числе из своего дневника, но знать и помнить, это совсем разные вещи. Порой ему казалось, что он не достоин всего этого, не достоин своих друзей, не достоин своего воспитателя, царя Изяслава, не достоин того шанса, второй жизни, которая ему была подарена. Ведь он - дитя другого времени, и когда-то ему уже был двадцать один год, так имел ли он право проживать все снова? Не многие знали, что творится у него на душе, как он из-за всего переживает, но Гедовин и Модест, став его лучшими друзьями, знали; с ними он, действительно, мог вести себя естественно, не терзаясь мыслью о том, что он здесь и сейчас не в том месте и не в том времени. И, конечно, еще одним человеком, который прочно закреплял его за Новым Временем - года стали считать с нуля, начиная с того момента, когда пробудилась магия, соответственно, сейчас шел седьмой год Нового Времени - была Анна, его милая и прекрасная Анна. Потому что как ни старался Изяслав отгородить их друг от друга, он даже просил Вителлия поговорить с девушкой, но разлучить их так и не удалось: вмешалась Амалия, которой Анна пожаловалась после того нравоучительного разговора с дядей, и Амалия поведала его величеству о том, как тяжело молодому человеку признать себя частью нового времени - в свою очередь об этом ей рассказала Гедовин - и что Анна как никто другой позволяет ему забыть обо всех сомневаниях и просто жить дальше.

Не успели друзья отойти далеко от Даллима, как их нагнала птица рокха, ребята сразу узнали Баруну - птицу рокха властителя магии, который пожаловал к ним собственной персоной, при том, что всего два часа назад он их видел и пожелал им хорошо провести время. За эти годы Данислав из паренька с необычной внешностью превратился во взрослого статного мужчину, которого могли не узнать разве что совсем маленькие дети. Как и научила его госпожа Руяна, он всегда одевал добротную дорогую одежду, но, впрочем, никогда не подчеркивал свое богатство, меняя, например, каждый день наряды как какая-нибудь взбалмошная царевна, а вот Модест не раз подтрунивал над ним, говоря, что у того каждый день праздник - а как еще описать его одежду, украшенную золотом или серебром? Вот и сейчас, обратив внимание на одну только серебряную цепочку на его темно-синем камзоле-безрукавке, Модест покачал головой, словно говоря брату: я прав, а ты - неисправим. Дан догадывался, о чем тот мог подумать, но сделал вид, что ничего не заметил, потому как у него было более важное дело, чем возражения брату, и сейчас его серые глубокие глаза взирали на троих ребят требовательно и вопросительно.

Что? - удивленно спросил Драгомир, так как оказался к Даниславу ближе всех.

Но Дан только вздохнул и, сняв с сумку, закрепленную справа на седле Баруны, бросил ее Драгомиру.

Держи.

Мы что-то забыли? - спросил молодой человек, ловя сумку.

А вы ее, что еще не обнаружили?

Кого? - не понял Драгомир.

И тут из боковой сумки, закрепленной у седла его лошади выглянула голова.

Папа! - обиженно сказала девочка. - Вы ведь говорили, что у меня еще нет ронвельда! Как же вы догадались, что я здесь?

Девочка, внешне похожая на мать и на отца, была очень хорошенькой, с толстыми светлыми косичками и озорными карими глазами. Задумав во что бы то ни стало ехать с ребятами, она специально одела с утра свободные легкие штаны темно-зеленого цвета и с длинными рукавами джемпер того же цвета, украшенный вышитыми белыми мишками. Ухватившись за луку седла, Дамира выбралась из сумки и села верхом.

Да уж догадался, коли ты два дня об этом твердила.

Сумка. Девочка. Драгомир ахнул.

Дамира, а где же хлеб?

Я его выложила, - удивленная его вопросом ответила малышка, - мне там и так тесно было, а хлеб и вовсе мешал.

Данислав возвел глаза к небу и вновь вздохнул.

Мы купим по дороге, - заверил его Модест.

Хорошо. Только я вас очень прошу, вас всех, будьте осторожны.

Не беспокойся, - бодрым голосом сказал Модест. - Мы вооружены и очень опасны.

Не смешно.

Данислав, - серьезным голосом сказал ему Драгомир, - я уже обещал отцу, что мы будем осторожны, не доверяете нам - поверьте ему: так просто он бы нас не отпустил. Ну или в сопровождении вооруженного отряда стражников.

Ладно, верю, а ты, - обратился он к дочери, указав на нее пальцем, - не смей доставать их! И вообще веди себя прилично и достойно.

Ладно, я постараюсь.

Хоть одно радует, - сказал он сварливо.

Сдерживая улыбку, Баруна оттолкнулся от земли и поднялся в воздух.

- Папа! Спасибо! - крикнула ему в след Дамира, - Я очень люблю вас, и маму люблю.

- Я передам, - с улыбкой ответил он и полетел в сторону Даллима.

- Поверить не могу, что он не забрал меня с собой и разрешил идти с вами! - недоуменно произнесла Дамира.

- Да, даже вещи тебе собрал, - сказала Гедовин, вещая сумку на освободившееся место к седлу лошади Драгомира. - Но, вообще да, тебе крупно повезло. Твой отец порой бывает слишком строг.

- Ты так говоришь потому, что папа держит тебя в ежовых рукавицах, - деловитым голосом сказал девочка, но тут же призналась, - так дедушка Лиан говорит, но я не уверена, что точно понимаю значение этих слов.

Гедовин улыбнулась и пояснила.

- Вот, если бы сейчас он забрал тебя домой, то это и означало бы: держит в ежовых рукавицах, то есть решает за тебя, что тебе можно, а что - нет, причем склоняясь не в пользу твоих желаний, а в пользу исключительно здравого смысла.

- О! Ну так и есть.

Девочка спрыгнула с лошади так, что Драгомир кинулся подхватить ее, но не успел.

- Осторожнее!

- Все нормально, - заверила его девочка, - я так сто раз делала.

Бодрой походкой счастливая Дамира пошла вперед, ребята тронулись за ней следом, с некоторым сожалением думая о том, что Данислав не забрал девочку с собой: за ребенком нужен глаз да глаз, особенно за Дамирой, ведь она считала их троих своими друзьями, а с друзьями надо в первую очередь разделять шалости, воспринимать их серьезно, как старших и взрослых, малышке было сложно. Да и как воспринимать взрослыми тех, кому действительно взрослые говорят, что нужно делать? Гедовин была ее названной старшей сестрой, дядя Модест, который также жил с ними, был слишком молод, чтобы она когда-то так его называла. А закадычный друг Гедовин и Модеста, Драгомир, автоматически попадал в категорию старших товарищей. Оставалось только надеяться на сознательность девочки, которой с некоторых пор была предоставлена исключительная самостоятельность. По достижении шести лет ее оставили без няни, так захотела Амалия - ребенок должен учиться быть самостоятельным, конечно, за ней присматривали родители, Гедовин или Модест, Лиан, и не только близкие ей люди, но и все взрослые - а малышка почти всегда была на виду - пока она оправдывала оказанное ей доверие, разве что сегодня тайком отправилась в путешествие.

Через полчаса вдалеке показался поселок, это был один из пригородов Даллима, изначально, ребята планировали обогнуть его, но теперь им пришлось зайти в поселок, чтобы купить хлеба. Многие знали всех четверых в лицо, и потому все жители так или иначе провожали их любопытными взглядами. Перед Лесом Теней они устроили привал. Они сидели на опушке и, посмеиваясь и переговариваясь меж собой, пили травяной чай из долго сохраняющих тепло кувшинов. Модест сел лицом к лесу и, чем дольше он так сидел, тем больше его манило, тянуло туда. Вроде бы было нежарко, но его начало клонить в сон так, словно он сидел под жаркими лучами солнца, все его тело обливалось потом.

Модест, все нормально? - спросила Гедовин.

От ее голоса юноша мгновенно встрепенулся, дурнота спала, в голове прояснилось, а телу стало даже прохладно.

А? Да, да, все нормально.

На всякий случай, чтобы окончательно прийти в себя, он встал, решив немного прогуляться в тени деревьев прежде, чем закончится привал, и вся компания отправится дальше по дороге, на открытом пространстве.

Ты куда? - тут же спросил Драгомир.

Сейчас приду, немного прогуляюсь.

Модесту показалось, что он идет к лесу слишком быстро, поэтому он замедлил шаг - не так-то просто это получилось, его действительно что-то тянуло в лес, и со страшной силой. Что за ерунда? Он встряхнул головой и почти спокойным шагом вошел в лес. Там, под сенью деревьев ему сразу стало легче, вся дурнота окончательно развеялась, и Модест даже ахнул, когда сделал шаг в какую-то яму. Откуда она здесь взялась? Он ведь не видел ее сразу! Модест закричал и провалился в яму, но вдруг почти сразу вместо земли он увидел перед собой открытое воздушное пространство, а под ним показались кроны деревьев. Он стремительно падал с высоты, но как такое было возможно? - Модест не понимал, но точно знал, что сейчас чувства его не подводят и он, действительно, падает с огромной высоты. Определенно, это какое-то колдовство. Но почему же тогда никто из ребят ничего не заметил, а маленькая и вовсе на его глазах забегала в лес в том же самом месте и потом преспокойно вернулась обратно.

Ситуация и так была хуже некуда: Модест понимал, что разобьется, как вдруг из леса под ним выпорхнули тени. Тени, иначе из было назвать нельзя - они представляли собой темно-серые отпечатки контуров человека, безликие и жутковатые. Они приближались к нему. Осознав это, Модест отчаянно замахал руками, словно это могло помочь ему взять контроль над своим полетом. А тем временем тени приблизились к нему вплотную.

Услышав крик Модеста, все трое ребят соскочили с места. Дамира рванулась в лес первой, на лету поймав ее, Драгомир, настойчивым и вкрадчивым голосом сказал.

Жди здесь!

Оттолкнув девочку назад, Драгомир нагнал Гедовин.

Вот еще! - пробурчала Дамира и быстро догнала их обоих.

Девочка едва не налетела на Драгомира и Гедовин, которые стоя за опушкой леса, непонимающе озирались по сторонам - Модеста нигде не было.

Модест! - громко позвала его Гедовин.

Никто не откликнулся, Драгомир и Дамира тоже стали звать юношу, но он по-прежнему не откликался.

Немало тревожных дней и ночей прошло прежде, чем господин Броснов смог начать спокойно жить дальше. После возрождения магии положение его как настоятеля пошатнулось, так как перед ним то и дело маячила одна и та же картина: люди бросают в него камни за всю ту ложь, которой храм кормил их и их предков на протяжении столетий; за то, что сам он оказался волшебником. Но нет, оказалось, что люди более склонны верить общеизвестным фактам, чем сомнительным открытиям. Поначалу в то, что магия вернулась, мало кто верил, даже те, кто непосредственно с ней сталкивался, предпочитал приписывать это силам божественным. В основном все считали ответственной за происходящее Алину, но кто-то считал, что только Алин способен проявлять такую силу, и даже если он делает что-то во вред людям, то людям прежде всего стоит упрекать себя, искать причины в своих действиях, словах, решениях и поступках. Может, кто-то усомнился в существовании и величии Алина - дерзнул отрицать очевидное - и вот, пожалуйста, наказание. В любом случае, даже если эту силу направляла Алина, тот, кто усомнился в Алине, мог быть подвергнут ее влиянию.

Однако известия о возрождении магии, появлении ее властителя и о пробуждении того самого Драгомира Дэ Шора стремительно расползались по всему свету, а магические существа - живое доказательство существования магии - занимали свои прежние и новые места обитания. И потом золотое свечение, которое окутало весь мир, исцелив его, оно заставило практически всех признать - волшебство существует и является частью этого мира. А потом образовалась эта Южная Жемчужина. Сколько головной боли принесла она господину Броснову! Люди там из раболепно поклоняющихся Алину, превратились в поклонников древних учений. Даже в землях, остающихся под властью патиров, люди возроптали на учение Алина. И все потому, что там на многих изображениях он был запечатлен в своем истинном облике властителя магии. Люди недоумевали: почему Алин, бог, позволил человеку получить его отличительные знаки? При том, что этого человека никак нельзя было назвать последователем и продолжателем учения Алина. Люди долго думали: с какой миссией он пришел в этот мир, но одно это означало точно - люди усомнились в действиях Алина, люди допустили, что он мог ошибиться, послав к ним такого деятеля. За два месяца властитель магии и его жена разрушили Союз Пяти Мужей, превратив его в Союз Четырех Мужей, а в землях патира Севера добились отмены рабства, прописанного в учении Алина по версии жителей Союза, и создали новое государство. Но все-таки полностью отрицать праведность учения Алина люди не стали, они открыли в Южной Жемчужине школы, где это учение рассматривали как одно из многих.

Как зараза это перекинулось через реку, и вместе с мостами, которые властитель магии возвел через пропасть, весь мир заболел переосмыслением учения Алина. Что оставалось делать ему, Гаю Броснову? Какое-то время он испытывал только злость и негодование: ну почему все так сложилось именно в его правление? Он ведь уже почти стал царем всех царей, самым главным человеком в мире! Потом на господина Броснова напала жуткая апатия: ему не хотелось ничего делать, пытаться что-то доказывать и объяснять. После он вновь пришел в ярость, когда явился этот властитель магии и заявил, что намерен рассказать всем людям правду, и не сам лично, а от имени Алина, которого он законно назвал своим предком. Что мог сделать Гай? Он мог только признать слова самого Алина, который говорил его устами: на этом настоял Данислав, чтобы именно нынешний глава Храма позволил душе Алина завладеть своим телом и сознанием и рассказать о том, что его учение было подобно древним философским учениям, не претендующим стать религией. Алин Карон попросил прощения за гонения на магию, а также просил не винить ни в чем своего племянника Драгомира Дэ Шора. Все эти откровения многих повергли в шок, кого-то привели в ярость, а кого-то в отчаяние: еще бы, они всю жизнь свято верили - и вот, пожалуйста! Сам Гай поначалу хотел распустить Храм, но в итоге распустил только большую часть стражи, сделав Всевладоград обителью для познания учения Алина. Конечно, все здания не пригодились, две трети из них перешло в ведение администрации города, но одна треть осталась, Всевладоград из столицы мировой религии стал просто большим городом, утратив свое былое значение. Однако не все люди согласились с тем, что религии Алина пришел конец, нашлись такие, кто, не пожелав оставаться в странах, предавших верность Алину, объединились и создали Республику Истинной Веры, приют которой предоставил князь Мстивой на территории Северной Рдэи, князем и повелителем нового государства стал младший брат Рдэйского князя Дометьяна. В гневных письмах, которые Милий отправлял правителем других государств, в том числе своего брату, он обвинял их всех в ереси, их и все новое руководство Храма. Он грозился начать священную войну против еретиков. На ежегодном международном собрании царица Тиона предложила не ждать атаки и напасть на Северную Рдэю первыми, чтобы международные войска стерли с лица земли Республику истинной Веры, но остальные правители отговорили ее от поспешных действий, заверив в том, что волшебники сумеют защитить свои государства от атак князя Милия, который так ничего и не предпринял за все прошедшие семь лет. Все первое время жили в ожидании нападения, которое так и не началось, что постепенно стали забывать об угрозах правителя Республики Истинной Веры. И вот как снег на голову пришло известие о том, что на территории Северордейского княжества происходит что-то неладное. Паломники на границе с Тусктэмией увидели странный переливающийся столб, высоко уходящий в небо, напоминающий туман необычного перламутрового цвета. Один из паломников решил, что это очень важно и потому воспользовался услугами птицы рокха, чтобы вернуться раньше, и сообщил об этом Гаю Броснову. Прикинув в уме, где это происходит, Гай решил на всякий случай передать все властителю магии, он обратился к своему ронвельду и попросил его передать своему господину, что ему стало известно. Да, Гай оказался волшебником и именно это семь лет назад сыграло главную роль в принятии его решений. Гай как никто знал о возрождении магии, именно поэтому тогда он надел антимагические браслеты, чтобы не видеть своего ронвельда, чтобы обезопасить себя от возможных проявлений собственных магических способностей. Таким образом, через ронвельдов, за все прошедшие семь лет Нового Времени Гай обращался к Даниславу трижды, каждый раз испытывая некоторое унижение. Хотя по здравом размышлении господин Броснов понимал - глупо злиться на то, что он не родился властителем магии, и все-таки еще вчера он был большим человеком, а теперь руководителем умирающей организации. Конечно, Гай понимал, что такова жизнь, и от него зависит: будет ли он все время злиться или продолжит жить дальше, добиваясь для себя лучшего; к слову сказать, Алин бы его за гордыню и обиду не похвалил, но легче от этого становилось на грошь. Иногда Гай безмерно скучал по своей юности, когда он, глубоко, почти до фанатизма верующий юноша подвергал себя телесному наказанию за малейшую провинность перед Всеблагим и Великим Алином. Тогда по крайней мере у него была искренняя вера, а теперь в душе зияла настоящая пустота, он ни во что не верил с тех пор, как узнал правду об Алине, и это угнетало.

Передав заботу о странном перламутровом столбе на границе с Северной Рдэей на плечи властителя магии, Гай вернулся к более насущным проблемам по управлению школы учения Алина Карона. Но с утра все как-то не заладилось, сначала он порвал новую мантию, потом получил сообщение от паломников, потом обжегся горячим чаем и вдобавок ко всему чуть не соскользнул со ступенек - так хорошо их натерли. А сейчас, выйдя из своего кабинета, он буквально наткнулся на мальчишку-послушника лет семнадцати, который несся в его сторону с очумелыми глазами, весь потрепанный, от его светлых волос струился дымок, по неприятному запаху Гай понял, что волосы юноши подпалены.

В чем дело? - строго спросил Гай, взглянув на паренька требовательным взглядом.

Но вместо ответа и хоть какого-то объяснения паренек тупо уставился на него невидящим взором - словно он смотрел сквозь Гая и видел за ним что-то еще. Гай даже обернулся, чтобы проследить за взглядом паренька, и тем самым совершил ошибку, так как послушник сорвался с места и тараном налетел на господина Броснова, ударив его головой в грудь. От неожиданности Гай отступил на шаг назад.

Что такое? Ты чего?

Гай лихорадочно пытался вспомнить, как зовут этого парня, откуда он - мозг работал как часы, отчеканив ответ - послушник родом из Северной Рдэи, прибыл во Всевладоград всего полтора месяца назад в надежде, как он сам сказал, узнать истинный смысл учения Алина. Юноша лихорадочно сжимал кулаки и, вскрикнув, бросился со второй попытки таранить собой ничего не понимающего Гая. К ним уже бежал охранник и еще один послушник, а также Рюрик, его заместитель по хозяйственной части, но господин Броснов и сам мог постоять за себя.

Стой! - приказал он, и паренек замер в нескольких сантиметрах от него.

Господин, что случилось? - спрашивал охранник.

Хотел бы я знать, что случилось. Я вышел из кабинета, а он просто набросился на меня, весь какой-то ненормальный, даже не сказал ничего.

Второй послушник - Гай сразу вспомнил, он поступил в ученики вместе с этим юношей - подбежал к застывшему товарищу.

Я же говорил ему: успокойся, а он словно обезумел! Как закричит: это все неправда! И побежал, я следом за ним, стой, говорю, а он понесся как сумасшедший, мне его и не догнать!

Ясно, а где именно вы оба были и чем занимались?

Мы были у себя в комнате, читали.

Что читали?

Я читал сборник изречений Алина, а он какую-то тетрадь.

Где эта тетрадь, в комнате?

Да.

Пойдем посмотрим, вы тоже пойдемте с нами, а вас, Рюрик, - попросил его Гай, так как Рюрик тоже был волшебником, - я попрошу последить за ним, на случай если я там задержусь.

Хорошо.

Да, и поспрашивайте его, может, он что-нибудь скажет.

Мужчина согласно кивнул и устроился пока на одной из скамеек, расставленных вдоль стен. Через минуту из другого коридора выбежал еще один охранник, увидев паренька, застывшего в воинственной позе, он перевел взгляд на Рюрика, словно спрашивая: ты?

Нет, господин Броснов, я чуть опоздал, представляете этот паренек ни с того ни с сего набросился на господина Броснова.

В маленькой, традиционно отделанной серыми тонами комнате ребят царил идеальный порядок, только одна тетрадь была небрежно брошена на кровати, Гай осторожно поднял ее и полистал - ничего особенного, обычный дневник, с той лишь разницей, что написан он был на древнем языке. Но вот откуда парень из Северной Рдэи, не волшебник, знает древний язык? Здесь его точно никто не преподавал, и в ближайшие годы и не собирался преподавать. Еще раз открыв тетрадь на той странице, на которой она была открыта, он пробежал глазами по тексту - там автор рассказывал, как узнал о том, что может колдовать - все было непреднамеренно, и он, прочитав заклинание, случайно подпалил себе волосы. Закрыв тетрадь, Гай попросил охранника обыскать вещи юноши, а второму послушнику оказать посильное содействие при обыске, сам же он пошел обратно. К тому моменту виновник происшествия уже сидел в его приемной, коротко и угрюмо взглянув на Гая, он опустил глаза и поджал губы, всем своим видом показывая, что говорить не намерен.

Итак, ты узнал, что являешься волшебником. Поздновато ты сделал это открытие. По идее, твой ронвельд должен был познакомиться с тобой еще семь лет назад, хотя, нет, семь лет назад ты был слишком мал, ну хорошо, четыре, три года назад, но не сегодня.

Рюрик вопросительно посмотрел на Гая, тот лишь молча открыл тетрадь в нужном месте и передал ему.

Вот, почитайте.

Пододвинув стул, Гай сел поближе к юноше и внимательно посмотрел на него.

Тебя ведь зовут Мстислав, верно? - получив логичное молчание в ответ, Гай задал следующий вопрос. - Откуда у тебя этот дневник? Кто дал его тебе?

Юноша долго молчал, нервно кусая губы, но наконец, он не выдержал и расплакался.

Я... Это неправда! Я не верю! Магия - это козни Алины. Все неправда! - говорил он между всхлипами.

Встав, Гай подошел к пареньку и ободряюще похлопал его плечу.

Ну, ну успокойся! Быть волшебником не так уж и страшно, верно Рюрик?

Да, и все-таки не один год гонять своего ронвельда!

Я думал, я схожу с ума, - честно признался Мстислав.

А ты кому-нибудь говорил о том, что видишь ронвельда?

Юноша вновь поджал губы и промолчал, изредка шмыгая носом, но все-таки взяв себя в руки и перестав плакать.

Ладно, - сказал Гай, - начнем с того, что попроще. Откуда у тебя этот дневник?

Я... случайно нашел его в кладовых, где лежали рукописи Алина. Дневник завалился за стенку шкафа, она двойная. Простите меня, я не хотел нападать на вас, просто... Просто я до последнего не верил, не думал, что я и что все это...

Правда, - закончил за него Гай, помолчав с полминуты, он осторожно спросил. - Скажи, ты пришел сюда по своей инициативе или тебя направили сюда?

Сам. Я хотел знать правду. Когда этот ронвельд впервые пришел ко мне, я решил, что мне показалось, когда он пришел во второй раз, я подумал, что утратил веру, усомнился, потом мы все узнали о магии и что Алин был волшебником. Я запутался, я не знал, чему и кому верить!

Я понимаю тебя, Мстислав. Нам всем нелегко было принять истины, но, увы или к счастью, все это, действительно, правда, все, что ты узнал об Алине и его учении - правда. Я понимаю, что ты чувствуешь. Когда искренне веруешь, тяжело узнать, что тебя все время обманывали, да, возможно, для общего блага это и впрямь было нужно, и все-таки в вере мы пытались познать истину, теперь нам оставили только способность познавать. Но, пройдя важный исторический этап, нельзя останавливаться.

Куда он мог деться? - с ужасом в голосе спрашивала Гедовин.

Она дважды обежала глазами каждую веточку и ямку, но ничего и никого не увидела.

Что за напасть! - в сердцах воскликнул Драгомир. - Дня не прошло! Придется звать...

Он не договорил, так как его перебила Дамира.

Может, ситуация не настолько критична, чтобы звать папу?

Девочка на что-то смотрела так, как если бы стояла наверху и смотрела вниз.

Там земля, - недоуменно сказала девочка, - там даже освещение есть, только солнца нет.

Где? - одновременно спросили Драгомир и Гедовин.

Там, - указала девочка на обычный с виду клочок земли.

Я ничего не вижу! - сказал Драгомир.

Я тоже, - подтвердила полностью с ним согласная Гедовин. - Ты уверена, что там есть что-то, кроме травы?

Вы что мне не верите? - насупилась девочка.

Драгомир первым шагнул туда, куда указывала Дамира, девочка успела только крикнуть: "Стой!", но он не остановился и провалился сквозь землю. Дамира попыталась схватить его, даже поймала его за руку, но где ей было удержать его! Она соскользнула вниз, вслед за Драгомиром. Гедовин успела схватить ее за ногу, но не удержалась и тоже провалилась вниз. Пролетев сквозь щель, Гедовин и Драгомир увидели то, что Дамира разглядела сразу - огромный лес под ними и толща пространства, сквозь которое они падали вниз. Подняв голову, Драгомир увидел над собой небосвод, на котором, действительно, не было солнца, однако вокруг было светло, как днем.

Как только Драгомир осознал, что он не проваливается вглубь почвы, он совладал с собой и в отличие от девочек, даже не закричал. Он создал вокруг себя воздушную подушку - едва различимое, но очень плотное облако, на которое приземлился сам, поймав на руки Дамиру. Гедовин, увидев, облако, отпустила ножку девочки, чтобы не ударить ее и себя при падении и благополучно приземлилась рядом.

Что это? Что происходит? Где мы?

Думаю, это Пограничный мир, - сказал Драгомир, все еще держа прильнувшую к нему девочку на руках, она тряслась как осиновый лист, уже не кричала, но еще не пришла в себя от потрясения.

Ужас! Модест ведь не может, - Гедовин не договорила.

Драгомир закусил губу, а Дамира с отчаянием в голосе возразила.

Он не мог разбиться! Не мог!

Его могли подхватить те тени? - развила ее мысль Гедовин, она легла на живот и свесила голову вниз.

Девушка решительно не верила в то, что Модест разбился, словно чувствовала это на каком-то подсознательном уровне.

Будем на это надеяться, - ответил ей Драгомир, аккуратно поставив Дамиру на поверхность облака.

Они плавно спускались вниз, выскользнувшие из леса тени парили над его вершинами, но как только облаку осталось пролететь метров сто, тени словно испугались и быстро стали нырять обратно в чащу, просачиваясь в щели между листьями.

Так Лес Теней там или здесь? - озадачилась Дамира.

Драгомир и Гедовин переглянулись. А ведь действительно, они отдыхали перед Лесом Теней, так он назывался испокон веков. Говорили, что в старину там периодически пропадали люди, никто не мог найти их останки, а за последние семь лет там исчезло несколько человек, также бесследно, цифры правда разнились от пяти до двух десятков человек, но сколь бы ни были невероятны слухи, они, скорее всего, не могли родиться на пустом месте.

Драгомир посмотрел наверх, но увидел только целостный свод, Гедовин, проследив за его взглядом, тоже не увидела никакой щели, ведущей наверх. Оставалась только Дамира, которая и увидела вход сюда в Основном мире.

Дамира, - спросил ее Драгомир, ты видишь что-нибудь? Дыру или проем, через который мы попали сюда.

Да, там дыра, довольно большая, думаю, птица рокха спокойно пролетит.

Значит, ситуация на настолько критичная, - выдохнув, сказал Драгомир, но тут же признался. - Если только с Модестом все в порядке.

По возвращении во дворец Данислав вернулся к оставленным письмам в своем кабинете, который ему выделили в правом крыле административной части дворца. Взяв в руки отложенное письмо, которое ему принесли еще вчера, он покрутил его в руках и убрал обратно, на этот раз в нижний ящик стола. Он уже прочел его, но не знал, как ответить так, чтобы это было резко и в то же время с сочувствием и с пониманием. Потом он получил послание из Всевладограда и, обретя, наконец, более важную, неканцелярскую заботу, он собрался покинуть кабинет, но тут в дверь постучали и, не дожидаясь разрешения, вошли.

Данислав уже собрался возмутиться, но, увидев жену, улыбнулся. Амалия была одета в светло-желтое платье чуть ниже колен, с завышенной талией, чтобы чувствовать себя комфортно - она была на шестом месяце беременности, и живот уже был хорошо заметен. Словно лента, перекинутая от пояса, платье пересекала фиолетовая атласная полоса сантиметров пять в ширину, таким же цветом был отделан воротник и края длинных рукавов. На голове Амалия была кича, но одна прядь ее длинных вьющихся светлых волос ниспадала на правое плечо, также с правой стороны дополнительным украшением на голове являлась красивая золотая заколка с маленькими сапфирами.

О, я как раз хотел идти к тебе. Я получил важное сообщение от Гая Броснова, в связи с чем нужно отправить кого-то из МСКМ в Северную Рдэю.

МСКМ - международная служба контроля за магией - являлась возрожденной после тысячелетнего забвения организацией, которую ныне возглавила Амалия.

И что там?

Паломники видели какой-то огромный перламутровый столб, на границе Северной Рдэи с Тусктэмией, прямо перед Снежинской Заставой. Честно, у меня пока мыслей нет, но мне тоже надо бы туда слетать, проверить.

Ладно, я организую группу. Кстати, ты не видел Дамиру?

Да, об этом тоже надо поговорить. Может, ты присядешь?

Он быстро встал и отодвинул стул, чтобы она могла сесть, но Амалия в который раз с укором посмотрела на него.

Я не больна, а беременна.

Я знаю, просто хочу угодить. Это ведь не запрещено? - он наклонился к ней и поцеловал в щечку.

Тебе нет, - улыбнулась ему Амалия. - Так что там насчет Дамиры?

Она, в общем она сбежала вместе с ребятами. Я сразу понял, где она, так что собрал ей кое-какие вещи в дорогу и отвез, буквально только что.

Дан вернулся на свое место и, поймав взгляд Амалии, удивленный, если не сказать изумленный, спросил.

Что? Надо было забрать ее?

Ушам своим не верю! Ты не забрал ее с собой! С чего это ты такой добрый?

Что? - не понял он.

Что, что? Что слышишь! Я так вообще сразу сказала: пусть едет, а ты - нет и все. Ладно, я уступила, надо поддерживать твой авторитет, но почему же сейчас ты ее не вернул?

Видимо, решил, что ты права? И с чего ты взяла, что я слишком строг с ней? Просто она очень непоседлива, отпусти вожжи, и она вырвется на свободу.

Все дети непоседливы, Дан. А все молодые девушки хотят гулять допоздна.

Допоздна, это не трех ночи. Она могла хотя бы предупредить, что придет поздно, потому что эта ее фраза "приду вечером"!.. В любом случае, умнее надо было поступить, Модест вот сказал, что улетит после экзамена к отцу, с него и спрос был меньше.

Отцу?

Его отцу! Не придирайся к моим словам! А что касается Гедовин, она сдавала экзамены на тот момент, то есть еще училась, вот сейчас я же не стал запрещать ей ехать с ребятами в Рувир. Слушай, ты что считаешь, что я слишком строг с ними?

Амалия очень серьезно посмотрела на него, но не выдержав и пяти секунд, улыбнулась.

Ну иногда да.

Он немного помолчал, словно обдумывая ее слова.

Должны же они кого-то бояться, а кому-то жаловаться.

Логично. Кстати я шла сюда, чтобы позвать тебя перекусить.

С удовольствием, тем более, ты же знаешь, я терпеть не могу эту канцелярию, так что любой повод улизнуть отсюда рассмотрю с удовольствием. Кстати тут есть одно письмо, не могла бы ты написать какую-нибудь отписку от моего имени?

Я не умею копировать почерк.

И не надо, можешь вообще написать, что я просил тебя передать: это невозможно, так что скажешь? - Дан достал убранное им письмо из нижнего ящика и протянул его Амалии.

А что именно писать? - уточнила она, убирая письмо в карман платья.

Что я не господь бог, и что мне нечего добавить к тому, что им и так уже сказали.

Ладно, но мне сначала его надо прочесть.

Конечно, но сразу повторюсь, я не могу выполнить их просьбу, так как это невозможно. Так мы идем?

Да.

Буквально соскочив с места, Дан успел подать Амалии руку, та улыбнулась, но промолчала. Они вышли из кабинета и спустились вниз. Выйдя на улицу, они прошли в открытую галерею, которая вела на крытые веранды, где служащие, а также жители и гости дворца обедали в теплое время года. Однако не успели они дойти до веранд, как Амалия внезапно остановилась.

Что такое? - встревоженно спросил Дан. - Тебе плохо?

Да ну тебя! Видишь того мужчину?

Указывать не имело смысла: Дан и сам уже обратил внимание на яростно жестикулирующего руками человека, который что-то объяснял двум стражникам дворца.

Пойдем-ка узнаем, что там, - предложила Амалия и, не дожидаясь ответа мужа, прошла меж колоннами и направилась прямо по лужайке до ближайшей тропы, ведущей к внутренним воротам ограды вокруг территории дворца.

Не смотря на свое положение Амалия продолжала вести активную жизнь. Да и зачем ей было запираться в четырех стенах, если чувствовала она себя нормально, полной сил? Данислав пару раз просил ее отдыхать побольше, но он предложил это ненавязчиво, так, что она не обиделась, а вот оговоры Лиана и сетования дяди и отца - с ним ее примирил Ратмир - порядком злили ее. Подойдя ближе, Данислав и Амалия услышали странные требования от того мужчины. Как оказалось, это был гонец из Тусктэмии, он раз пять сказал об этом и то только за то время, что они его слышали. Но как он попал сюда? Через внутренние ворота пускали только своих.

В чем дело? - спросила Амалия, подойдя ближе.

Не оборачиваясь, мужчина повторил то, что уже не один раз озвучил стражникам.

Я требую, чтобы меня отвели к царю. Я - гонец из Тусктэмии, и у меня важное донесение!

Он обернулся и, увидев сначала серебряные волосы Данислава, и только потом Амалию, замер, его прошиб холодный пот, а дыхание сбилось.

Царя сейчас нет, но вы можете отдать послание мне, - сказала Амалия.

Мужчина мог бы спросить, кто она такая, но прикинул в голове, что властитель магии не стал бы сопровождать каждую беременную женщину, да еще и класть ей руку на плечо - очевидно, что это его жена, мужчина безоговорочно протянул письмо Амалии. Пока она разворачивала конверт и читала письмо, Дан довольно прохладным голосом осведомился у стражников.

Его, что впустили через внутренние ворота?

Э-э, он пришел, то есть его привел князь Древан.

Хм! Если Древан считает его таким уж важным и доверенным гостем, то чего же он бросил его, не доведя до дворца?

А... мы сказали ему, что его жена родила сына, вот он и сорвался.

Ну это ладно, простительно. Можете идти, мы дальше сами разберемся.

Стражники поклонились и вышли за ворота, заняв пост у двухметровых створок со стороны улицы.

Что? - возмутилась меж тем Амалия, быстро пробежав глазами по строчкам письма. - Что за бред?!

Дочитав письмо, она передала его мужу и стала дожидаться, когда он прочтет.

Что за ерунда? Это какая-то ошибка! - возмутился он вслед за женой.

Гонец стоял, опустив глаза, его все еще немного потряхивало, а сейчас, услышав подобные замечания на содержание царского послания, он опасался, что его начнут выспрашивать, что да как, требовать каких-то пояснений, но он не знал содержимого конверта, и теперь опасался того, а поверят ли ему. Но Амалия только спросила.

Вам на словах что-нибудь передавали?

Гонец мотнул головой, судорожно сглотнув.

Нет, только то, что это нужно передать лично в руки царю Изяславу.

Понятно, - сказала Амалия, - не переживайте, в отсутствие царя Изяслава, я являюсь его полномочным представителем и передам ему письмо, когда он вернется. А пока... Марида! - окликнула она идущую по галерее одну из служащих МСКМ, движением руки на себя попросив ее подойти к ним.

Молодая бойкая женщина лет тридцати вышла из галереи и быстро подошла к ним.

Да госпожа? Господин, - обратясь к Даниславу, она поклонилась, скользнув любопытным взглядом в адрес гонца.

Проводи пожалуйста этого человека на кухню, пусть его накормят и разместят до завтра, - и, внимательно посмотрев на гонца, она настоятельным тоном добавила. - Торопиться нет необходимости, и лучше выехать с утра, чем с вечера. А вы, вообще, как добирались?

На птице рокха.

Ясно, тогда ей тем более надо дать возможность передохнуть, да и вам отдохнуть не помешает.

Мужчина был тронут до глубины души. Чтобы сама Амалия Розина беспокоилась о его самочувствии, устал он или нет! Довольный и счастливый пошел он в сопровождении симпатичной молодой особы на кухню, где его должны были вкусно и сытно накормить.

Похоже, его впечатлила твоя заботливость.

Хорошо, значит, он последует моим словам и никуда отсюда не денется. По крайней мере до завтра.

Они пошли обратно к верандам, по пути недоумевая по поводу содержания письма, в котором царь Тусктэмии Зарян обвинял Анну Гарадину в покушении на свою жизнь и просил царя Изяслава доставить девушку в Дамиру для выяснения всех обстоятельств.

Это определенно какое-то недоразумение, - говорила Амалия. - Анна никогда бы не стала таким заниматься.

Да, но раз Зарян выдвинул такие обвинения, значит, ему есть за что зацепиться. Хотя, будь он действительно уверен в ее виновности, я не думаю, что он стал бы церемониться и просить царя Изяслава доставить девушку в Дамиру. Он мог бы просто отправить к ней каких-нибудь наемников, а те уже могли настоятельно попросить ее поехать с ними. Нет, здесь другое, Зарян что-то задумал, и ему надо провернуть это на публике.

Но зачем? - недоумевала Амалия. - Анна ни на что не претендует, Зарян - законный царь Тусктэмии, тогда как Анна - лишь дочь опальной царицы, казненной собственным мужем, и лишенной еще при жизни всех регалий. Что от нее может быть нужно?

Да, но случись что с Заряном, и Анна автоматически становится единственным кандидатом на трон, а если учесть еще тот факт, что Анна вполне может стать царицей Истмирры, то где гарантия, что она не предъявит потом свои права на престол Тусктэмии? Только тогда аргументы ее будут куда более серьезными, чем просто слова.

Что ж, это логично. Хотя я не склонна предполагать, что Анна стала бы предъявлять права на Тусктэмию, будучи царицей нашей страны, да и Драгомир вряд ли стал бы ее подталкивать к этому.

Я знаю, но Зарян может думать иначе.

Да. Знаешь, надо бы мне поговорить с Анной.

Ты хочешь, чтобы ее привезли сюда?

Я могу слетать за ней в Рувир.

Что? - Дан даже остановился. - Но ты же не...

Данечка, мы это уже проходили.

Но...

Это займет меньше дня.

Я не могу отпустить тебя одну!

О! - Амалия улыбнулась и прильнула к нему, - я буду рада, если ты составишь мне компанию, только ты ведь собирался лететь в Северную Рдэю.

Ты же сама сказала: это займет меньше дня, но группу в Северную Рдэю надо отправить сегодня, я постараюсь их догнать.

Договорились.

Лес Теней казался нескончаемым и непроницаемым, нигде не проглядывали никакие просветы, он буквально подавлял своими размерами, словно намеревался поглотить своих нежданных гостей. Перед ребятами вставал вопрос: как им приземлиться? Конечно, если бы они облетели весь лес, то возможно, нашли бы какую поляну, но они не могли улетать далеко от того места, где пропал Модест, рискуя потом его просто не найти. Облако, созданное Драгомиром, медленно, но уверенно приближалось к кроне деревьев.

Вы готовы?

Да, - почти одновременно ответили Гедовин и Дамира.

Хорошо, хватайтесь за все ветки, что будете под собой чувствовать.

Давай! - сказала Гедовин, которая наблюдала за сокращающимся расстоянием между их облаком и многочисленными ветками, увитыми зелеными резными листьями. Жаль, что нельзя было остановить облако, а только замедлить его падение, тогда они смогли бы выбрать какую-нибудь опору под собой прежде, чем покидать облачную платформу. И все-таки у них было хоть что-то, а Модест мог лишь просто падать с огромной высоты с огромной скоростью...

Как только Драгомир убрал облако, все трое резко упали вниз. Гедовин попыталась ухватиться за ветку, которая больно хлестнула ее по лицу, но не успела - расшевеленная ветка качнулась в сторону и прежде, чем она вернулась в исходное положение, Гедовин уже была на метр ниже. Девушка попыталась ухватиться за вторую ветку, третью, наконец она упала на густое сплетение веток, которые как гамак чуть прогнулись под ее весом, но удержали ее. Дамире и Драгомиру повезло больше, они зацепились за ветки сразу и оказались на несколько метров выше Гедовин.

Все нормально? - крикнул ей юноша сверху.

Да, спускайтесь.

Это оказалось не так-то просто - сложно найти надежную опору среди верховых веток, норовящих скинуть с себя ненужную ношу. И если Дамира в силу своей легкости и небольших размеров могла как обезьянка ползти по веткам, то Драгомир почти сразу провалился вниз, к Гедовин, по пути порвав рукав своей светло-голубой рубашки и край серой туники.

И как же мы спустимся? - в сердцах воскликнул юноша.

Надо пробраться к стволу, - деловитым тоном отозвалась откуда-то сбоку Дамира, очевидно было, что она до ствола уже добралась. - И по нему спускаться.

Кто бы стал спорить с ее словами!

Не торопись, - попросил ее Драгомир, - и лучше подожди нас.

Ладно.

Следом за Дамирой по веткам к стволу пробралась Гедовин, в душе надеясь на то, что Модест мог тоже упасть на ветки и так же, как они сейчас добраться по ним к стволу. Не спеша все трое спустились вниз, первой на землю спрыгнула Дамира, она сразу заметила, как что-то блеснуло в траве. Девочка сделала буквально два шага и подняла с земли медальон Модеста. Он всегда носил его, это был медальон с маленьким портретом его матери. Спрыгнув следом за девочкой, Гедовин сразу перевела взгляд на медальон, позабыв отойти - Драгомир едва не налетел на нее сзади.

Что такое?

Если медальон здесь, а Модеста здесь нет, значит, - Гедовин не договорила - из-за ствола соседнего дерева выскользнула тень, плоская, словно она до сих пор отражалась на стене, а не перемещалась самостоятельно, тень подлетела к поднятой руке Дамиры и пролетела сквозь нее, словно хотела подхватить медальон, но не сумела даже зацепить его. Девочка ахнула, но не сдвинулась с места, широко распахнутыми глазами она смотрела на тень, хоть та и не имела объема и никаких черт лица, только очертания, внимание Дамиры привлек плащ, точнее тень от плаща, с порванным краем. У Модеста поверх одежды был накинут белый плащ, он еще смеялся, что белый цвет отталкивает солнечные лучи и потому ему не будет жарко на протяжении всего пути, он порвал этот плащ, когда проходил через ворота поселка, где они покупали хлеб. И брюки явно были не длинные, а чуть ниже колен, даже очертания тряпичного пояса просматривались в облике тени, разве что темно-бордовый цвет сменился на безликий серый.

Модест? - тихо спросила девочка.

В тот же миг, едва она произнесла его имя, как тень замерла и упала на землю, за долю секунды в воздухе обретя плоть и кровь.

Модест! - воскликнули одновременно Гедовин и Драгомир.

Подбежав к нему, они перевернули его на спину, он был в сознании, и ребята помогли сесть.

Что произошло? Как это случилось? Как ты стал тенью? - наперебой спрашивали они его, но он только непонимающе крутил головой по сторонам, словно не слышал их. И тут откуда ни возьмись из всех щелей к ним устремились тени, сбиваясь в кольцо, они стали двигаться по кругу, образовав движущуюся сферу вокруг ребят. Смело и отчаянно им навстречу шагнула Дамира, Драгомир в последний момент успел поймать ее за плечо и оттащить назад.

Они не причинят нам вреда, - пояснила девочка, - они ведь такие же люди, как и Модест.

Зато я нет! - раздался среди негромкого гула, созданного движением теней строгий голос, явно принадлежавший молодой девушке или девочке-подростку.

Как по мановению волшебной палочки тени мгновенно разлетелись, исчезнув из поля зрения также быстро, как и появились, уступив место юной девушке лет шестнадцати - семнадцати в странных одеждах, поверх бежевого брючного костюма на ней был длинный кроваво-красный со стоячим воротником камзол, подол которого выделяли маленькие головы, живые головы. На какое-то время все изумленно смотрели на них, не в силах оторвать взгляд, первым в себя пришел Драгомир, передав Модеста на попечение Гедовин, он встал и загородил собой друзей.

Кто ты и что тебе нужно?

Девушка окинула его с головы до ног внимательным взглядом, потом вздернула подбородок и гордо заявила.

Я - царица теней Северина, и вас я в свои владения не звала!

Мы пришли сюда за другом.

Вы пришли сюда за моим слугой, - возразила девушка, указав маленькой черной палочкой, которую она держала в руках, на Модеста.

С каких пор он твой слуга? - возмутился Драгомир.

С тех пор, как я это решила! - вызывающим тоном сказала девушка. - И если бы эта девчонка не назвала его имя, то он бы оставался моим слугой и теперь, впрочем, это легко исправить.

Мы не отдадим его!

Девушка поджала губы и с крайним недовольством взглянула на Драгомира.

Если ты волшебник, это не значит, что ты всесилен, тем более здесь, в моих владениях.

Взмахнув своей палочкой, девушка указала ею на несколько теней, и они послушно отделились от общего стана и двинулись на ребят. Гедовин хотела загородить собой Дамиру, но девочка выскочила вперед и, подбежав к царице теней, стала колотить ее своими кулачками.

Ты плохая! Злая!

Северина даже отступила на шаг назад, но быстро совладав с собой, она вновь взмахнула рукой и тени накрыли Драгомира, буквально поглотили его, Гедовин невольно вскрикнула, а Северина схватила за руку Дамиру и, хорошенько встряхнув девочку, угрожающе сказала.

Ты ответишь за это, гадкая девчонка!

Это ты ответишь, если что-то сделаешь с нами!

Драгомир чувствовал, как теряет опору, как ноги его сами собой подкашиваются, и он проваливается куда-то, сквозь толщу темноты, неназванной и забытой. Ему казалось, что это длилось очень долго, пока его не выбросило на что-то твердое и холодное. Драгомир огляделся: он лежал на каменном полу, подняв голову он увидел перед собой хорошо знакомый ему открытый зал, со всех сторон зал украшали ведущие в сад колонны, а сводчатый потолок был расписан картинами из сказаний о царе Вольмире. Послышались шаги, хотя Драгомир готов был поклясться, что только что здесь никого не было, а сейчас шаги раздавались совсем рядом, словно человек возник из ниоткуда. Драгомир поднялся на ноги и тут же замер, увидев перед собой старшего брата.

Ты думаешь, что тебе это сойдет с рук? Ты думаешь, я прощу тебе убийство отца? Ты убил его, и ты за это ответишь!

Что? Нет, Войслав, ты не понимаешь. Мне безумно жаль нашего отца, и я говорил, предупреждал его, что он должен покинуть город!

Он ответил инстинктивно и вдруг понял, что знает, почему он так ответил, вспомнив еще один фрагмент своей прошлой жизни, и все-таки он не мог стоять здесь, в этом зале и разговаривать с Войславом, потому что зал был разрушен взрывом. Как сквозь пелену плотного тумана, Драгомир услышал слова.

Мой папа - властитель магии, он в порошок тебя сотрет, если ты с нами что-нибудь сделаешь!

Может, ты врешь, почем мне знать?

Хочешь проверить? - заносчиво ответила Дамира.

На самом деле она знала, что не может позвать отца, Гедовин или Драгомир могли бы, но они и Модест лежали на земле без сознания. Не отдавая отчет своим действиям, Дамира ударила ногой по головам на камзоле царицы теней - раздались вопли, криками их назвать было сложно. Внезапно несколько теней словно вздрогнули и стали таять. Драгомир слышал эти крики, огромным усилием воли он заставил себя покинуть зал в саду дворца в старом Чудограде, и увидел Гедовин, потерянную и озирающуюся по сторонам. Он окликнул ее.

Гедовин! Надо идти!

За один шаг он преодолел расстояние в два десятка метров, отделявшее его от нее и, взяв девушку за руку, вновь позвал.

Гедовин! Очнись!

Придя в себя, Гедовин и Драгомир увидели Северину, она тщетно пыталась скинуть с себя вцепившуюся в ее камзол Дамиру, а тени вокруг истошно вопили и мерцали, словно вот-вот собирались исчезнуть.

Волшебники! - в сердцах воскликнула Северина. - вас не должно быть здесь!

Драгомир быстро поднялся на ноги и помог встать Гедовин. В два шага подскочив к Северине, он отодрал от нее Дамиру и, передав ее подоспевшей следом Гедовин, приказал.

Стой на месте!

Как только Северина замерла, Модест пришел в себя. Он словно вынырнул из воды: глубоко вздохнув, он вскочил и стал озираться по сторонам.

Ребята, что происходит? Где мы?

Тени вслед за своей госпожой тоже замерли, а пара теней, которые особенно отчетливо мерцали, развеялись как легкий дымок на ветру.

Как ты? - задал ему встречный вопрос Драгомир.

Да вроде нормально. А что случилось?

Гедовин меж тем обняла и прижала к себе Дамиру, девочку всю трясло от возбуждения, негодования, и страха.

Все, мы ее победили, все в порядке, успокойся.

Я в порядке, поставь меня, - с дрожащими губами произнесла девочка.

Оценив ее мужество, Драгомир похлопал ее по плечу.

Спасибо, если бы не ты, я бы до сих пор был где-то там, но я услышал твой голос, - взглянув на замершие тени, Драгомир добавил. - Значит, это тоже люди.

Что? - поразился Модест. - Это люди? Да это какие-то гигантские кляксы, ошибки вечернего солнца!

Пару минут назад ты был одной из них.

Что?! Но как? Я помню только, что меня стало тянуть в лес, что-то там будто заворожило меня, я хотел пройтись, чтобы сбить дурноту, но меня словно на зов какой-то потянуло. А потом, потом я провалился в дыру в земле и оказался в воздухе, я падал с огромной высоты, - говорил Модест, постепенно вспоминая недавние события, - я должен был разбиться, но мне навстречу вылетели из леса эти тени, и больше я ничего не помню.

Ты стал одной из теней. И сделала с тобой такое эта особа, - указал Драгомир на замершую Северина.

Ну и видок у нее! Это что головы?!

Что будем делать? - спросила Гедовин. - мы не можем вот так просто оставить здесь этих людей.

Насколько я понял, - отозвался Драгомир, - чтобы вернуть им человеческий облик, надо назвать их имена, но мы не знаем этих людей, хотя... Дамира, как ты догадалась, что это Модест?

По очертаниям. Он порвал плащ в поселке и брюки у него недлинные, это было видно.

Что ж, тогда, к сожалению, мы этим людям не сможем помочь.

Спасибо, племяшка! - поблагодарил девочку Модест, обняв ее, - даже жутко представить, что я до сих пор мог оставаться этой тенью! Я, конечно, не красавец, но мой нынешний облик мне нравится больше, чем у этих жутких созданий.

Это не жуткие создания, - поправил его Драгомир, - а слуги царицы теней Северины.

Ай, у этой дамочки и имя есть!

Забрать бы ее с собой, ведь если мы оставим ее здесь, она продолжит искать себе новых слуг. Кстати, почему волшебники ей не нравятся? Нам она сказала, что в гости нас не звала.

Может, не хотела с вами возиться? Или быть застигнутой врасплох и замереть, не в силах ничего с собой поделать? Будь я на ее месте, я бы из осторожности брался только за мирных граждан вроде меня.

Слушайте, - предположила Гедовин, - а она может знать имена плененных ею людей?

Может быть, - сказал Драгомир, - подождем, когда она очнется. - При необходимости я могу заколдовать ее снова.

Только бы она со злости не выкинула чего-нибудь, - отозвался Модест.

Не выкинет, - заверил его Драгомир и, подойдя к девушке, истратил остатки времени действия заклинания на создание антимагического щита, который как оберточная бумага укрыл Северину, заблокировав ей малейшую возможность использовать какую бы то ни было магию на целый час.

Драгомир надеялся, что часа им хватит. Когда он заканчивал наложение сдерживающих пут, Северина уже приходила в себя, понимая, что ничего хорошего слова и движения юноша для нее не означают, она попыталась уклониться, но смогла только чуть пошевелить пальцами. Через минуту она окончательно пришла в себя.

Что ты сделал?!

Как ты попала в Пограничный Мир? - ответил ей вопросом на вопрос Драгомир.

Девушка гордо вскинула голову и почти высокомерно произнесла.

Это мой дом!

Хм! Верни этим людям имена, - потребовал юноша, указав рукой на ожившие, но почти не шевелящиеся тени.

И не подумаю!

Ты, видимо, чего-то не понимаешь. Сейчас ты не можешь колдовать, а мы можем доставить тебя в Основной Мир. Если ты не в курсе, то отсюда рукой подать до Даллима, куда мы можем доставить тебя прямо на суд властителю магии, поверь, он сумеет убедить тебя вернуть имена всем этим людям. С другой стороны мы можем дать тебе шанс: мы оставим в тайне твое правление здесь, взамен ты освободишь своих пленников, потом поднимешься с нами в Основной мир и вернешься домой. Что скажешь?

Нет! - не задумываясь выпалила Северина.

Пусть папа накажет ее, - не выдержав, воскликнула Дамира, - она это заслужила! Она превратила Модеста в плоскую тень и хотела оставить здесь, да ее в Шансе запереть надо до конца жизни!

Тихо, Дамира, успокойся, - похлопала ее по плечу Гедовин, - к тому же Шанс для нее не подходит, крепость не случайно так назвали, там провинившиеся маги имеют возможность исправиться, раскаяться, а наша подруга, похоже, не собирается жалеть о том, что лишила жизни стольких людей, забрав их имена и превратив их в жуткие тени. Еще эти головы. Это тоже твои слуги, Северина?

Эти головы принадлежат моим слугам, их имена и души принадлежат мне, вы не можете просто так требовать от меня вернуть их.

А ты не можешь просто так порабощать людей! Ни у кого нет на это права! Даже у царей!

Девушка долго молчала, время от времени поджимая губы и бросая злые и недовольные взгляды на своих гостей, наконец, Драгомир не выдержал и вновь воззвал к ее благоразумию.

Соглашайся! Это хорошая сделка, и в твоем случае это единственный шанс избежать неприятностей. И, поверь, нам очень не хочется отпускать тебя безнаказанной, но мы готовы пойти на это, если ты уступишь и освободишь этих людей. Ну же!

Северина низко опустила голову, минуты две она по-прежнему молчала, но Драгомир и все остальные терпеливо ждали - и не зря, медленно и негромко девушка стала называть имена. Тени падали, как и Модест, за доли секунды обретая плоть и кровь.

Еще двоих вернуть не могу, - мрачным голосом произнесла Северина и кинула пронзительный взгляд на Дамиру. - Думаешь, папочка похвалит тебя за то, что ты лишила жизни двоих людей?

Губы девочки вздрогнули, если бы Гедовин не обняла ее за плечи, она бы заплакала, но поддержка названной сестры вдохновила ее, и она твердым голосом произнесла.

Это ты убила тех людей, не я их пленила, а ты!

Люди, которым Северина вернула имена, тем временем приходили в себя, недоуменно озираясь по сторонам. Как и Модест, последним, что они помнили, было падение сквозь дыру в земле, они не знали, как долго пробыли здесь, что в принципе произошло и как им теперь отсюда выбраться. Одна из женщин узнала Драгомира.

Ваше высочество!

Она поклонилась ему, остальные девять человек последовали ее примеру. Северина почувствовала, как по телу пробежал холодок: неужели перед ней был царевич Драгомир? И, если она вернется наверх, то вряд ли он так просто забудет то, как неласково она приняла его в своих владениях. Нет, он не позволит ей просто взять и уйти. Но у нее в любом случае нет желания что-либо менять в своей жизни, ее вполне устраивало и устраивает ее нынешнее положение, которое у нее забрали. Временно.

Не волнуйтесь, - успокоил Драгомир бывших слуг царицы теней, - мы всех вас вернем наверх. Сейчас вы в Пограничном Мире, вас заколдовали и силой призвали и доставили сюда.

Зря он начал объяснять им создавшееся положение, люди сразу же хором и наперебой стали спрашивать: кто это сделал, зачем, накажут ли виновника. Северина вновь почувствовала страх, на этот раз ей стало холодно и жарко одновременно. Нет, без сомнения: царевич не оставит ее наедине с мыслями о правильном и неправильном поведении. Но, может быть, Драгомир бы все-таки промолчал, но опять вмешалась эта маленькая заноза, бесцеремонно указав на Северину пальцем.

Это она! Она называет себя царицей теней, и она заколдовала вас, забрав ваши имена и превратив в безликих теней.

Дамира! - хором воскликнули Драгомир и Гедовин, зато Модест, которому идея отпустить девушку домой крайне не понравилась, довольно улыбнулся и злорадно посмотрел на царицу теней, от растущего в душе отчаяния девушка кусала губы и даже сделала отчаянную попытку вырваться из сдерживающего щита.

Ах ты негодяйка! - воскликнула одна из женщин, угрожающе шагнув в сторону Северины, но Драгомир преградил ей дорогу.

Подождите! Этим должна заниматься МСКМ, это их работа, а самосуд еще никому не пошел на пользу, ни преступнику, ни обвинителю. И давайте сейчас лучше займемся тем, что поднимем вас наверх, наверняка, вы все хотите вернуться домой.

Женщина остановилась, и Северина спокойно выдохнула, в душе благодаря царевича Драгомира за оказанную помощь.

Отлично! Я подниму вас за два раза, а Гедовин пока присмотрит за нашей преступницей.

Да, да, конечно, - быстро заверила их девушка, а Драгомир, не мешкая создал небольшое облако.

Прошу на борт пятерых. Гедовин, создашь ветер, чтобы убрать крону? Вон ту, на которую мы приземлились. Отклони ее в сторону, а я попробую пролететь, точнее проведу облако через создавшуюся щель. Не бойтесь, все получится!

Люди с опаской переглянулись меж собой, видя их нерешительность, Модест первым забрался на облако и бодро сказал.

Давайте еще четверо и поднимаемся!

Он не стал говорить им, что облако будет находиться в созданной точке всего пять минут, а потом устремится вверх, но немного вдохновленные его примером люди осторожно, с большим сомнением сначала прошлись руками по поверхности облака, кто-то похлопал по нему, кто-то просто надавил, кто-то присел с краю. Более или менее убедясь в прочности облака, люди по очереди забрались на борт. Прошло еще полминуты и невидимый трос оборвался, а облако медленно стало подниматься, Гедовин, не мешкая, создала ветер, обращаться с воздухом так, как Драгомир, она не могла, не говоря уже о возможности летать как Данислав, но создать управляемые воздушные потоки вполне было ей по силам. Однако силы, которую она направила на крону могучего дерева оказалось недостаточно: ветви лишь слабо качнулись. Люди на облаке испуганно закричали, накрыв голову руками, кто-то упал навзничь, едва не слетев вниз. Даже Модест струхнул. Драгомиру пришлось еще больше сбить скорость облака, к сожалению он не мог одновременно управлять облаком и плюс к этому создавать ветер, поэтому он уже хотел спускаться - неприятная процедура, для этого пришлось бы убрать это облако и быстро сформировать другое, что вряд ли бы вызвало восторг у всех пятерых пассажиров, включая Модеста - но, глянув вниз, юноша увидел, что Гедовин делает вторую попытку. На этот раз девушка смогла отвести крону на достаточное расстояние.

Держитесь! - воскликнул Драгомир и рванул облако вверх.

Хорошо хоть, что облако при движении всегда держалось горизонтально, иначе бы сидящим на нем людям пришлось несладко. Две женщины закричали, а мужчины опустились на колени в отчаянной попытке ухватиться за что-нибудь. Но опасения их были напрасны: облако красиво проскользнуло сквозь образовавшуюся щель и его даже не задела ни одна ветка. Маятникообразным движением крона вернулась в исходное положение, немного пошумев на такое с ней обращение и несколько раз, но уже с меньшей силой отклонилась в сторону.

Модест, ты видишь там наверху щель?

Да.

Отлично! - и, перейдя на древний, Драгомир расстроил его. - Я ничегошеньки не вижу.

Что?!

Спокойнее, пусть люди и не понимают, о чем мы говорим, но интонацию-то они улавливают, - Драгомир уверенно улыбнулся своим попутчикам, тогда как все четверо как один внимательно посмотрели на них, с опаской и тревогой в душе; к счастью для ребят, никто из них не знал древнего языка.

К тому же дыра, ведущая наверх, - продолжал Драгомир, - должна быть где-то над кроной этого дерева, так что не все так страшно. Гораздо страшнее то, что ту девицу удерживает щит, жить которому осталось полчаса. Боюсь, если дать ей свободу, она может снова начать плохо себя вести.

Да, на пай девочку она не похожа. Слушай, я ведь правильно помню, что ты не можешь сместить это облако и оно движется только либо вверх, либо вниз?

Драгомир кивнул.

Тогда мы не можем пролететь, мы не вписываемся где-то на полметра.

Может, это не так плохо, а то пролети мы сквозь щель и нам пришлось бы прыгать под углом, чтобы ненароком не свалиться обратно, при этом ты ведь помнишь, что я не могу остановить облако, я могу только максимально замедлить его ход. В общем я подлечу как можно ближе к своду, и люди смогут забраться наверх, щель всего где-то полметра в высоту - заметил, когда пролетал мимо. Проявишь смелость еще раз, влезешь первым?

Есть варианты?

Спасибо!

Меж тем облако почти приблизилось к своду. Люди, то и дело поглядывая вниз, притихли, от страха их лихорадило и бросало в жар, никто из никогда не поднимался в воздух даже на птице рокха, не то что на каком-то магическом облаке. Что если оно развалится прямо под ними, и они все рухнут вниз? Одна из женщин и вовсе сидела на коленях, уткнув голову вниз, накрыв ее руками и крепко закрыв глаза, ее тошнило, она всегда боялась высоты, а этот подъем наверх норовил лишить ее рассудка.

Присядьте все, пожалуйста, - попросил Драгомир.

Все послушно опустились на корточки, в том числе Драгомир, а Модест сделал шаг в сторону, попав точно в щель, с его позиции оставалось только ухватится за края проема и вылезти на поверхность.

Я поднимусь первым, - вновь бодро сказал Модест и, подав всем пример, ловко выбрался на поверхность. - Давайте следом за мной, я помогу, - добавил он, протягивая руку. - Ну же, не бойтесь!

Первым пришел в себя мужчина, сидящий ближе к щели, он подхватил за талию девушку и помог ей подняться, потом со вторым мужчиной поднял сидящую с опущенной вниз головой женщину, вместе - двое мужчин внизу, и Модест с вылезшей на поверхность девушкой - буквально втащили ее наверх. Облако меж тем медленно, но продолжало подниматься, Драгомиру пришлось отойти на самый край и держаться за землю в щели между мирами, чтобы иметь возможность стоять и не быть раздавленным.

Вы все молодцы. Ждите здесь, - попросил их юноша, - я скоро вернусь.

И он убрал облако, стремительно рухнув вниз, все, кроме той женщины, что боялась высоты и сейчас лежала на земле вниз головой, видели это и закричали, с ужасом прильнув к краю щели, даже Модест, зная, что Драгомир сейчас создаст новое облако, испугался: выглядело это жутковато. К счастью, Драгомир оправдал его ожидания, уже спустя десяток метров, он вновь стоял на облачной поверхности. Едва он приблизился, Гедовин, которая неотрывно смотрела вверх, следя за появлением облака, отвела крону на достаточное расстояние, дав возможность Драгомиру беспрепятственно пролететь вниз. И почему они сразу до этого не додумались, корила себя Гедовин, вместо этого они попадали на ветви, рискуя провалился сквозь них и разбиться!

Первая часть уже наверху, - с бодрой интонацией, позаимствованной у Модеста, произнес Драгомир, спрыгивая на землю в полуметре от поверхности. - Сейчас я подниму остальных, но сначала надо кое-что выяснить, - он повернулся к Северине и внимательно посмотрел на девушку, та, не выдержав его взгляд, опустила глаза.

Что собираешься делать?

Насколько я поняла, вы за меня уже все решили.

А сама ты, что думаешь? Например, не желаешь использовать изначально предложенный вариант?

Северина криво усмехнулась.

Как-будто вы меня отпустите! Начать с того, что я связана по рукам и ногам.

Как ты попала сюда?

Зачем вам это? - огрызнулась девушка, - это ничего не изменит!

Значит, окажись ты на свободе, и ты непременно пойдешь по проторенной дорожке? Неужели тебе не жалко всех этих людей, Северина? Ты думала о том, что у этих людей есть семьи, что по ним плачут их близкие? Что они в конце концов как граждане Истмирры имеют право жить самостоятельной жизнью?

Девушка молчала, поджав губы и хмуро смотря себе под ноги.

У тебя есть семья, Северина? Сколько тебе лет?

Драгомир! - воззвала к нему Гедовин. - Оставь это, она не одумается.

Но она освободила этих людей, - напомнил ей Драгомир. - Но в общем-то ты права, нам придется доставить ее МСКМ, если не ошибаюсь, ближайший поселок, где есть представительство, это Наветреный. Пусть Модест скачет туда, а ты останься пока здесь.

А я? - напомнила о себе Дамира.

Ты отправишься со мной сейчас, мне нужна твоя помощь. Если хочешь, можешь доехать до Наветреного с Модестом.

Хочу!

И еще, - Драгомир обратился к старшему из оставшихся мужчин. - Я попрошу вас пока остаться здесь, чтобы потом помочь поднять эту девицу наверх, хорошо?

Да, конечно, ваше высочество.

Драгомир создал новое облако, две женщины и молодой мужчина поднялись наверх, последний наклонился и подхватил Дамиру. Через пару минут облако стало подниматься, Гедовин вновь отклонила крону в сторону. Объяснять что-либо Дамире Драгомиру не пришлось, девочка сама напрямую спросила.

Ты же не видишь той щели? - хорошо хоть произнесла она это на древнем языке.

Нет, для этого ты мне и нужна.

Северина неотрывно наблюдала за движениями Гедовин, в душе завидуя тому, на что девушка способна, вот бы ей такие возможности! Гедовин. Неужели это она, та самая Гедовин Смолина? Северина слышала о ней, а еще она знала, что девушка родом из Рувира.

Прикажи этому человеку, - Северина указала взглядом на мужчину, который расположился на земле и теперь жевал кончик сочной травинки, - чтобы он ничего не слышал.

Мужчина даже вздрогнул. Это, что о нем? Переведя вопросительный взгляд на Гедовин, он возмущенно произнес вслух.

Еще чего!

Вас об этом не спрашивают! - отрезала ему Северина и прежде, чем Гедовин успела что-то возразить, пояснила. - У меня есть кое-какие сведения, но я скажу я их только тебе, Гедовин Смолина.

Какие у тебя могут быть сведения? - с некоторым презрением в голосе ответила Гедовин. - Тебе что их местные деревья нашептали?

Северина обиженно пождала губы и с минуту молчала, но потом все же вновь заговорила.

Помнишь те две тени, которые растаяли? Они обладали кое-какими сведениями об Анне Гарадиной. Она из Рувира, ты ведь, кажется родом оттуда?

Гедовин насторожилась. Встав она подошла к девушке и, сложив руки на груди, требовательно сказала.

Говори, что тебе известно!

Но пленница в ответ только усмехнулась.

Ты не вправе требовать. Но мы можем заключить сделку - я сообщу тебе, что знаю, а ты взамен отпустишь меня.

Нет! Мы не оставим тебя одну, тем более здесь, чтобы ты и дальше отнимала у людей их жизни, делая своими слугами!

Хм! Как хочешь, это твой выбор!

Что ты знаешь об Анне? - строго и требовательно спросила Гедовин, но в ответ не услышала ни слова, Северина упорно молчала.

Гедовин также промолчала, когда вернулся Драгомир, понимая, как он дорожит Анной и что он может пойти на сделку с Севериной, лишь бы что-то выяснить. Но получить от девушки сведения было необходимо. Этим должны были заняться сотрудники МСКМ, к тому времени, как в последний раз Драгомир поднялся наверх - оставшиеся двое мужчин довольно спокойно восприняли признание царевича в том, что он не видит щели между мирами - Модест и Дамира уже вернулись с двумя людьми из Наветреного. Северину усадили в закрытый экипаж, предварительно надев на нее антимагические браслеты. На две телеги усадили освобожденных людей, только двое из них сказали, что живут совсем рядом и доберутся до дома самостоятельно.

Все в порядке? - спросил Драгомир у Гедовин.

Да, да, а что?

Ничего, ты просто сама не своя.

Гедовин натянуто улыбнулась, на душе у нее скребли кошки. Не зная, как поступить, она попросила своего ронвельда Аишу связаться с Лукашем. Прекрасно понимая, что она всех заложила, Гедовин кусала губы и не знала, как рассказать друзьям о том, что сообщила ей Северина. Решив дождаться ответа от Данислава, она молча шла, путь их лежал мимо Наветреного, в который им все же пришлось свернуть. Дан поблагодарил ее за искренность и передал ей информацию о письме царя Заряна, а также о том, что они с Амалией вылетают в Рувир, но по пути остановятся в Наветреном, где будут ждать их всех четверых. Выдохнув, Гедовин догнала Драгомира.

Мне нужно кое-что тебе рассказать.

Узнав о том, что Северина знает что-то важное об Анне, Драгомир даже остановился.

Что? Почему ты промолчала?

Я... я подумала... Прости, но нельзя же было ее отпускать.

О, Гедовин! Даже если бы мы ее отпустили, неужели ты думаешь, что мы не смогли бы ее вновь поймать?

А если бы она связала тебя клятвой Велемира Великого?

Драгомир возмущенно набрал в грудь воздуха и, указав пальцем на Гедовин, хотел выплеснуть на нее целый поток слов, но так ничего и не сказал, его потряхивало от обиды и волнения: что если с Анной что-то случилось?

Я сообщила Дану, - продолжила свои признания Гедовин, - он сказал, что в Даллим пришло письмо от царя Заряна, в котором тот обвиняет Анну в покушении на свою жизнь и просит царя Изяслава передать девушку ему. Сейчас Дан и Амалия летят в Рувир, они хотят поговорить с Анной, предупредить ее, но сначала они заедут в Наветреный, где будут ждать нас.

Замечательно! - прокомментировал Модест, - "погуляли" называется!

С минут пять все молчали. Дамира напряженно вглядывалась в лица ребят, поворачиваясь то к одному, то у другому, ожидая продолжения этого не совсем понятного ей разговора, но все молчали. Гедовин в душе упрекала себя, что не рассказала все сразу, Модест злился на то, что их путешествие закончилось также быстро, как и началось: понятное дело, что Драгомир отправится в Рувир, он бы уже сейчас мчался туда во весь опор, если бы не пожелания Дана видеть их всех в Наветреном. Впрочем, и это вряд ли удержало бы Драгомира, если бы в Наветреном не было той, кто обладала некими сведениями об Анне. Твердо решив допросить девушку, Драгомир вскочил на коня.

Я еду вперед!

Постой! - сказала Гедовин. - Я ведь рассказала Дану о Северине, Амалия допросит ее и все узнает.

А мне значит не стоит ее допрашивать! - обиженно ответил Драгомир. - Ну да, я ведь псих неуравновешенный, который сразу с кулаками набросится на бедную девушку. Или нет, я свяжу себя клятвой Велемира Великого и, когда она мне все расскажет, вытащу ее из тюрьмы! Ты это хотела сказать?

Нет, Драгомир, - спокойно ответила Гедовин. - Я ничего такого не думала. Прости меня, что не сказала сразу, но я правда не знала, как поступить! И психом я тебя никогда не считала, так не будь им и успокойся! Я прекрасно знаю и понимаю, насколько Анна тебе дорога, но она также и мой друг, которому я хочу помочь. Сейчас важно выяснить, что знает Северина, но я уверена, что так просто она ничего расскажет, тем более тебе, едва поймет, насколько ты в этом заинтересован, - немного помолчав, Гедовин миролюбиво добавила. - Уж кто-кто, а Амалия сумеет разговорить ее, вот увидишь.

Драгомир по-прежнему сидел в седле, несмотря на то, что он все еще злился на Гедовин, он понимал, что во многом она права. Глубоко вздохнув, он сказал.

Ты правильно поступила, извини. Только давайте все-таки до Наветреного доедем. Если честно, я устал поднимать эти облака.

Гедовин улыбнулась и, сев на коня, подняла Дамиру, усадив ее впереди себя.

Вы помирились? - с интересом спросила девочка.

Мстислав, откуда ты знаешь древний язык?

Я... - юноша замялся и опустил голову.

Видя, как он побледнел и смутился, Гай почувствовал холодок, значит, все-таки не сам он пришел сюда.

Меня готовили, - подтвердил его опасения юноша. - Я должен был карать предателей, но я... - он вновь опустил голову, - мама отговорила меня и сказала идти сюда, чтобы я учился, узнал, что к чему, а потом уже выбирал между Всеволодом и вами.

Всеволод? - переспросил Гай. - Кто такой Всеволод?

Мстислав закусил губу, поняв, что сказал лишнее, он испугался и замолчал.

Мстислав, - негромко сказал Гай, - Всеволод - это тот, кто готовит людей в Северной Рдэе против сторонников обновленного учения Алина и против волшебников?

Паренек вскинул голову, с побелевшими от страха губами он спросил.

Откуда вы знаете?!

Я просто сделал вывод из того, что ты уже сказал, но раз уж мы начали этот разговор, то должны его продолжить. Откуда Всеволод знает древний язык? Кто его научил?

Мстислав отчаянно затряс головой.

Нет, они убьют меня, вы не понимаете!

Кто убьет? Всеволод? Его люди?

Из глаз парня градом покатились слезы.

Простите меня! Я не хотел причинить вам вред! Точнее хотел, но это тогда, а сейчас нет. Я разозлился, я до последнего надеялся, что это все неправда, что я - не волшебник, но когда я смог применить то заклинание в дневнике, я испугался, я сам не понимал, что творю. Простите меня, нет, накажите!

Мстислав! - окликнул его Гай и вкрадчиво произнес. - Успокойся! Здесь нет врагов, здесь ты в безопасности, и ты все можешь рассказать мне. Подожди отказываться, - добавил он, видя, как юноша затряс головой, - подумай: насколько это важно и насколько опасно это может быть для обитателей нашего храма, для жителей Всевладограда, для всех людей за пределами Северной Рдэи. Я знаю, что князь Милий объявил священную войну всем, кто переосмыслил учение Алина и признал возрождение магии. Ты жил среди нас целый месяц и ты должен был видеть: здесь не так уж плохо, у каждого есть свои дела и обязанности, у всех есть семьи, и все это в одночасье может быть разрушено. Неужели тебя совсем не нравится Всевладоград?

Нравится, - еле слышно отозвался юноша, - здесь очень хорошо.

И нам здесь нравится. Так помоги нам сохранить наш дом. Расскажи все, что знаешь о планах и намерениях Всеволода и его последователей.

Я...

Юноша внезапно запнулся, он так ничего и не смог сказать, дыхание его перехватило, он схватился за горло так, словно его душила невидимая рука, и он пытался убрать ее.

Мстислав! - Гай схватил его за плечи и хорошенько встряхнул. - Что с тобой?

Тело юноши обмякло, голова безвольно упала назад, и Гай едва не выронил его из рук, но, совладал со страхом и отвращением, вместе с Рюриком они осторожно стащили тело паренька с табурета и уложили на пол. Парень был мертв. Кто мог это сделать? Только тот, кто видел и слышал Мстислава. Первым, кто попадал под подозрения, был Рюрик, но он был здесь, Гай видел его, если бы он колдовал, это было бы видно. Рюрик меж тем подошел к открытому окну, но Гай обратил внимание на щель в дверном проеме. В два шага перемахнув расстояние до двери, он рванул дверь на себя, но услышал только удаляющиеся шаги вниз по лестнице.

Стой, кто бы ты ни был!

Гай побежал следом, но повернув на лестничной площадке на следующий виток лестницы, никого не увидел, добежав до коридора, он также никого не увидел, только сверху раздавались шаги спешащего следом за ним грузного Рюрика. Коридор словно вымер, хотя обычно в такое время здесь кто-нибудь да прохаживался. Гай замер и жестом попросил Рюрика остановиться, он не слышал, куда побежал тот человек, но спустя полминуты справа послышались шаги, к сожалению, это не были шаги убегающего человека, это кто-то шел к ним.

Что случилось? - спросил появившийся из-за поворота Юрий.

Откуда ты идешь? - вопросом на вопрос ответил Гай. - Ты видел кого-нибудь, кто-то выбегал отсюда?

С моей стороны нет. А что случилось?

Похоже, Милий не спал все эти годы и от своих слов не отказывался.

Что? - не понял Юрий. - Какой Милий? Не, это же не тот самый князек несуществующей республики?

Он самый, похоже, он все эти годы готовился, а мы слишком крепко спали!

Утром Вителлий спустился к столу чуть раньше, но решил подождать Анну и не начинать без нее завтрак. Вот уже семь лет как Вителлий руководил библиотекой в Рувире, которая с возрождением магии стала пользоваться популярностью, а должность настоятеля библиотеки расти в глазах граждан. Не только волшебников потянуло за новыми знаниями, но и простых людей тоже, последних прежде всего интересовали магические существа, какие они, как с ними ужиться в общем для всех мире. Рувир таким образом стал своеобразной энциклопедией, источником знаний об утраченном, вторым после Велебинского посада. Настоятель рувирской библиотеки общался и с руководством Велебинского посада, и с МСКМ. А если учесть измененное представление о расстоянии, то Рувир перестал казаться далеким пограничным уголком. Вителлию очень нравилась его должность, и он не мог представить, как раньше жил без всех этих забот и дел. Анна до окончания академии помогала ему, но потом ей предложили должность преподавателя основ мировоззрения в двух средних учебных заведениях города. Вителлию поначалу не нравилась ее профессия, но он не стал спорить с ее выбором. Должность простого преподавателя в среднем учебном заведении казалось ему слишком мелком, и он предполагал для нее что-то более значительное, но сама Анна чувствовала себя абсолютно счастливой, ей нравилась ее работа. Пару раз к ней на занятия приходил Драгомир, но Анна и виду не подала, что взволнована его присутствием, наоборот, она при всех стала задавать ему вопросы, словно царевич прибыл сюда сравнить преподавателей местных и своих, из Государственной Академии Истмирры. Вителлий, видя, что с каждым днем их детское чувство привязанности перерастает в большое, глубокое чувство, расстраивался и радовался одновременно; с одной стороны, он знал, что Анна в будущем покинет его, а с другой стороны он был рад за нее: чтобы там ни говорили слухи в древности, Драгомир был хорошим парнем, и он искренне любил и уважал Анну.

Кейдра подал чай и горячие булочки - время подошло, но Анна задерживалась. Запах от булочек шел такой аппетитный, что Вителлий не удержался и съел одну, потом вторую, но Анны все не было.

Дэлия! - окликнул он служанку.

Да, господин Вителлий, - показалась она спустя минуту в столовой.

Сходи-ка за Анной, она что-то задерживается, а у нее в сельскохозяйственном училище сегодня последнее занятие, потом экзамен у первого курса.

Сейчас, сейчас, - заторопилась Дэлия, - Кейдра, последи там за второй партией булочек!

Уже иду!

Тем временем в столовую зашла шикарная черная кошка, что сразу насторожило Вителлия: обычно кошка, пообедав на кухне, заходила в столовую вальяжной походкой, потягиваясь, и словно проверяла, чем кормят хозяев, а сегодня кошка почти вбежала, подойдя к стулу Анны, она тщательно обнюхала его и, подняв голову, посмотрела на Вителлия, громко мяукнула.

Что такое?

Кошка развернулась и побежала в дом. Отложив очередную булочку, Вителлий встал и вышел в коридор, где увидел сбегающую вниз по лестнице Дэлию.

Господин Вителлий! Господин Вителлий!

В чем дело? Где Анна?

Ее нет! Ее похитили!

Что?! Почему ты так решила? - спрашивал Вителлий на ходу.

Войдя в комнату девушки, он воочию увидел то, о чем ему сообщила Дэлия. Кровать была разобрана, одеяло небрежно откинуто в сторону, а на полу остались следы ботинок большого размера, а через открытое окно дул ни о чем не знающий ветерок. И только кошка, словно коря себя за то, что ушла гулять этой ночью, бегала, обнюхивая углы и мяукая. Вителлий замер. Что же это? Неужели ему это снится? Нет, лучше бы это был ночной кошмар, а не кошмарная реальность. Стоящая рядом Дэлия расплакалась.

Что же это такое? Она вечером была здесь. Кто мог похитить ее? Кому это могло понадобиться и зачем?

Похитить... Ее похитили... Нет, нельзя окунаться в отчаяние, надо что-то делать, искать Анну! Вителлий быстро развернулся и побежал вниз, ждать служебный экипаж он не мог. Вителлий выбежал на улицу и помчался в ближайшее отделение по управлению правопорядком. Находившийся поблизости смотритель улиц проводил мужчину вопросительным взглядом, увидев выбежавших вслед за хозяином слуг, он решил подойти и узнать, что случилось. Слуги наперебой стали говорить ему о похищении юной Анны Гарадиной.

А комната девушки выходит на внутренний двор? - уточнил смотритель.

Да, - ответил ему Кейдра.

Ясно, тогда найти свидетелей будет сложно. Нужно известить об этом городскую стражу.

Господин Вителлий уже побежал туда. А ваш сменщик точно не заметил ничего необычного?

Ну, - задумался смотритель, - он сказал, что ночью было тихо, хотя, постойте, он упоминал о том, что около двух часов здесь проезжал закрытый экипаж, но он не останавливался, иначе бы моего коллегу это насторожило, ночью частенько бывает: кто-то куда-то едет. А вы что же, совсем ничего не слышали?

Дэлия и Кейдра печально покачали головами. Нет, если бы они хоть что-то слышали, то, возможно, им удалось бы предотвратить ужасное, но, увы, они ничего не слышали.

Вителлий бежал, не останавливаясь, он чувствовал, что ноги его словно налились свинцом, а дышать становится все сложнее, но он не останавливался. И пожалуй, раньше он проделывал это расстояние даже за большее время, чем сейчас: пока бы еще Кейдра дошел до курьерской, когда бы еще прибыл экипаж и неторопливо довез его, сейчас на это времени просто не было. Бегущего из последних сил мужчину сразу заметили постовые и двинулись ему навстречу. Когда Вителлий приблизился, один из стражников узнал его, учтиво спросив.

Господин Вителлий! Что случилось?

Где, где ваш начальник? У меня срочное дело! Срочное!

Идемте я провожу вас. Я скоро приду, - сказал он своему напарнику и повел Вителлия внутрь здания.

Стражник проводил господина настоятеля до кабинета начальника городского управления правопорядком, ныне заседающего в этом здании.

Дальше я сам, спасибо, - поблагодарил Вителлий вежливого стражника и, постучав, вошел в кабинет, не дожидаясь ответа, сидящий за столом секретарь хотел остановить его, но прекрасно зная, кто перед ним, не стал препятствовать Вителлию, зато Юлиан это не оценил.

Эй! Что вы себе позволяете? - ворчливо просил Юлиан, поднимая голову от кипы бумаг. - Вителлий, вы! Надеюсь, у вас есть объяснение вашему внезапному появлению?

Подойдя ближе, Вителлий оперся руками о край стола и внимательно посмотрел на Юлиана.

Мою племянницу похитили сегодня ночью, вы должны найти ее! -сбивчиво сообщил он.

Сегодня ночью? - переспросил Юлиан. - Рукой он указал на кресло сбоку от Вителлия. - Прошу вас, присаживайтесь.

Некогда! Нужно идти!

Куда?

Как куда?! - раздраженно с явным возмущением в голосе спросил Вителлий. - Вы что не понимаете? Ее похитили!

Но Юлиан спокойно и размеренно, выговаривая каждое слово, сказал.

Вителлий, сядьте, я вас слышу.

Глянув на кресло, господин Гарадин нехотя присел на край.

Так лучше. А теперь скажите, когда вы видели девушку в последний раз?

Вчера, после ужина.

И как она вела себя?

Как обычно! Что за вопрос!

Нормальный вопрос, и вам лучше подумать над ним. Скажите, были ли у нее в последнее время какие-то проблемы, может, конфликты с учениками? Не торопитесь, подумайте прежде, чем отвечать.

Да, нет, нет! Ученики любят ее. Неужели вы думаете, что кто-то из них мог похитить ее? Но зачем?

Любовь вполне могла стать поводом.

Что? Нет, это исключено, у Анны никого нет! То есть она любит... Короче, Юлиан, вы прекрасно знаете, кого она любит, и он - не из числа ее учеников.

Да, но я говорю о чувствах, которые могу к ней испытывать ее ученики, намного ли она их старше? А людей всяких хватает! Или у вас есть какие-то более подтвержденные и обоснованные варианты?

Вителлий грустно опустил взгляд и отрицательно покачал головой.

Я отправлю с вами своих людей, пусть осмотрят ее комнату. И еще я отправлю надежных людей в училища, где она работала, пусть поспрашивают преподавателей и учеников, может, кто-то что-то знает.

Юлиан встал, а Вителлий остался сидеть, внезапно он ощутил такую физическую и душевную слабость, что едва сдержал слезы.

Не сидите, Вителлий, идемте!

Делом Вителлия занялись сразу три следователя, один из них осмотрел комнату Анны и внутренний двор дома, но не нашел ничего, за что можно было бы зацепиться. След от ботинка в спальне хоть и был отчетливым, но такую обувь, фабричную, мог носить кто угодно. Два других следователя отправились в училища, где работала Анна. В первом ее уже хватились: она не пришла на работу, под угрозой было проведение экзамена по ее предмету. Визит следователя в сопровождении двух стражников сразу привлек к себе внимание учеников, не иначе как это было связано с последним инцидентом в лаборатории, откуда исчезли заколдованная леска и инструкция по ее использованию. Виновников так и не нашли, а вот с помощью такой же заколдованной лески пару дней назад связали сторожа в ограбленной лавке ювелирных изделий. Служащие из МСКМ уже опросили часть учеников и преподавателей, но на след преступников пока не вышли.

Следователь, женщина средних лет, прошла в кабинет директора сельскохозяйственного училища. Пожилой директор тоже решил, что дело в пропавшей леске, но дела обстояли хуже.

Анну похитили?! - изумился он. - Но кто мог на такое пойти?

Мы предполагаем, - не скрывая ответила следователь, - что это может быть один из учеников.

Что? Нет, это невозможно!

Почему вы в этом так уверены?

Ну, - замялся директор, - она всем нравится, у нее никогда не было конфликтов с учениками, даже если у кого-то совсем ничего не получалось, она всегда шла навстречу, назначала индивидуальные занятия, это не запрещено, и ребята это ценят.

И все-таки, господин...

Вольский, а вы позвольте узнать...

Рогнеда, можете называть меня по имени. Господин Вольский, подумайте, мог ли кто-то из учеников влюбиться в Анну?

Мужчина усмехнулся.

Да каждый второй мальчишка в училище готов ей признаться в любви, но, насколько все поняли, наш царевич не случайно приезжал на ее занятия, а потом провожал до дома. Нет, я не думаю, что кто-то настолько безумен, чтобы встать у него на пути, то есть я не имею в виду, - быстро поправился он, - что царевича Драгомира настолько боятся, просто ему готовы уступить.

Но а вы не думаете, что как раз это могло стать причиной? Одно дело завоевать внимание девушки, совсем другое забыть о заинтересованности в этом царевича. Может, какой-то из учеников пошел на это из страха?

Мужчина на минуту задумался.

Вы знаете, у нас такие вопросы решаются. Пару лет назад еще одной нашей молодой преподавательнице двое ребят просто не давали прохода, но мы их вызвали, поговорили с ними и они стали вести себя более сдержано. Молодежь ведь сложно винить за бурное проявление эмоций, но достучаться до них можно.

И все-таки девушку кто-то похитил, и моя задача найти ее похитителя или похитителей. Скажите, вы можете предоставить мне список с адресами тех, кто не пришел сегодня на занятия?

Да, да, конечно.

Сколько времени вам понадобится на сбор информации?

Думаю, не менее часа.

Отлично, тогда я бы пока осмотрела кабинет Анны и поговорила с ее учениками.

Хорошо, это можно организовать.

Директор поручил секретарю проводить госпожу следователя в кабинет, где Анна проводила занятия по своему предмету, сам он отправился по руководителям групп, чтобы собрать сведения об отсутствующих учениках. Класс Анны находился на втором этаже, окна его выходили на внешний двор. Внутри все было чисто и аккуратно, никаких бумаг на столе, скамьи задвинуты, пол вымыт.

Сегодня сюда никто не заходил, уборщица все убрала с вечера и закрыла кабинет, - объясняла секретарь.

У уборщицы есть ключ?

Нет, что вы! Все ключи хранятся на вахте. Всего есть три экземпляра, один на вахте, второй у преподавателя, третий у директора.

Понятно.

Рогнеда подошла к столу Анны и попыталась открыть один из ящичков - тщетно, он был закрыт, секретарь тут же поспешила объяснить.

Ключи от стола есть у преподавателя и запасной экземпляр у директора.

Будьте добры, принесите запасные ключи.

Хорошо, одну минуту!

Секретарь со всех ног умчалась обратно, а Рогнеда неторопливо прошлась по кабинету, открыла задние шкафы, один из них был для одежды - о чем говорили две вешалки на единственной верхней металлической перекладине - в остальных лежали книги, папки, тетради. Одну из стопок тетрадей Рогнеда решила проверить, она достала три верхних тетради, но они оказались пустыми, с чистыми листами. В двух папках хранились карточки с заданиями и вопросами, краткие сведения из жизни философов и их наиболее известные изречения. Рогнеда снова подошла к столу, тем временем вернулась и секретарь с ключами, желая помочь, девушка сама стала открывать ящички. Внутри оказалось много бумаг, по большей части тетради учеников, все аккуратно сложено. Рогнеда достала первую попавшуюся стопку тетрадей и стала листать - ничего, ничего такого, что могло бы уличить кого-то из учеников в излишнем внимании к Анне: на страницах были только записи, конспекты и тезисы, оценки и никаких замечаний на полях или любовных приписок. Конечно, это были только несколько тетрадей. Рогнеда потянулась за следующей тетрадкой, когда в дверь постучали. Обе женщины повернулись на звук, а в кабинет меж тем заглянул паренек. Несколько удивленный присутствием женщины в черно-голубой форме управления правопорядком, а также секретаря у стола госпожи Анны, он спросил.

Простите, я думал, госпожа Анна пришла, а вы не знаете, где она?

Заходи, - пригласила его Рогнеда вместо ответа на конкретный вопрос. - Ты ищешь госпожу Анну?

Да, у нас экзамен сегодня, я хотел предупредить, что мне нужно уйти и я смогу подойти только к пяти часам, я хотел попросить, чтобы меня подождали.

И куда ты уходишь сегодня?

Паренек смутился. Может, зря он назвал причину своего визита?

У меня сестренка маленькая, не с кем оставить.

Понятно. Как тебя зовут?

Радмил.

Радмил, я из городского управления правопорядком, впрочем, ты, верно, уже определил это по моей форме. Я не случайно здесь: сегодня ночью Анну Гарадину похитили. Скажи, у тебя есть мысли, кто бы это мог сделать?

Похитили?! - изумился паренек. - Нет, не знаю, она всем нравится. Да и зачем кому-то похищать ее?

Это мы как раз пытаемся выяснить. Скажи, Радмил, кому-то из учеников она могла больше, чем просто нравиться?

Молодой человек покраснел и немного смутился.

Да, многим, но зачем же из-за этого похищать человека?

Может, затем, чтобы рассказать о своих чувствах?

Парень задумался.

У нас был один такой случай, Бравлин признался ей в любви в стихах и сдал их вместо контрольной, но она поставила ему двойку за знания и пятерку за умение выражать свои мысли красиво, а потом к нам приезжал его высочество Драгомир, и... все поняли, что у госпожи Анны уже есть избранник. Они красивая пара, и мы искренне рады за госпожу Анну.

Как мило с вашей стороны, - со скользкой улыбочкой ответила Рогнеда, а как Бравлин отреагировал на решение Анны?

Нормально, да он уже нашел себе девчонку из параллельной группы.

Спасибо, Радмил, ты мне очень помог, а пока можешь идти к сестренке, экзамена сегодня все равно не будет.

Молодой человек кивнул и уже хотел уходить, но не мог не сказать.

Найдите госпожу Анну, если надо ребята весь город прочешут, вы только скажите!

Я ценю твое желание помочь и буду иметь его в виду, но пока мы будем справляться собственными силами.

Радмил понимающе кивнул. Прошло чуть больше часа, пока директор училища собирал сведения об отсутствующих учениках, еще пятнадцать минут он искал госпожу Рогнеду, которая отправилась по кабинетам, расспрашивать и более детально выяснять отношения к Анне учеников и других преподавателей.

Вот список тех, кто сегодня не пришел на занятия, с адресами, как вы и просили.

Рогнеда взяла листок. Три девушки и два молодых человека, напротив фамилии одного из них значилось - болеет уже вторую неделю.

Спасибо, - поблагодарила его Рогнеда.

Она передала листок с адресом оставшегося молодого человека стражнику, пришедшему вместе с ней и уже второй час скучающему на площадке перед училищем, и поручила ему проверить причины отсутствия ученика. Сама же она вернулась к опросу учащихся.

Дело уже шло к вечеру, когда Рогнеда, опросив ряд учеников и всех преподавателей, осмотрев все вещи, хранящиеся в столе Анны, не нашла ничего, что могло бы навести ее на след похитителей. Паренек, который не пришел утром на занятия, заболел, в чем клялась его бабушка, впрочем, сам внешний вид молодого человека и высокая температура говорили за себя. Во втором училище невышедших на занятия было пятеро, но выяснилось, что все они накануне отмечали день рождения одного из ребят в кафе Белая лошадка, и утром просто физически не смогли пойти в училище, так увлеченно они праздновали.

Вителлий тем временем посещал одного знакомого Анны за другим, но никто не смог сообщить ему ничего стоящего, повергая пожилого руководителя библиотеки в отчаяние.

Пообедав, Дан и Амалия, практически ничего не взяв с собой, вылетели в Рувир, однако уже на подлете к городу, Дан попросил Баруну развернуться.

В чем дело? - недоуменно спросила Амалия.

Надо вернуться, в Наветреном есть кое-кто, обладающий сведениями об Анне. Видишь ли, Гедовин поведала, что они уже успели вляпаться в неприятности.

Что случилось?

Все обошлось, не переживай, но это ж надо так! Бедолаги! Только от дома отошли и нате вам, мне их просто жалко!

Да что случилось-то?

Он пересказал ей то, что сообщила ему Гедовин.

Я попросил их прийти в Наветреный, будем надеяться, что успеем поговорить с царицей теней до Драгомира.

Что еще за царица теней? Откуда она взялась?

Странно то, что ее не было после первой и единственной царицы теней Камеи, она жила еще во времена Радомира Громова.

Но как, откуда она знает, что те люди обладали какой-то информацией, касающейся Анны?

Видишь ли, когда царица теней порабощает человека, то она как бы забирает себе его естество, при этом она видит, читает его последние мысли. Видимо те люди думали о своем задании.

А это не вредно? Я имею в виду, с Модестом все в порядке?

Да, вполне.

Через час они приземлились в Наветреном на специально оборудованной площадке, такие появились в каждом более или менее крупном населенном пункте. Местные служащие сразу же стали предлагать птице рокха всяческие угощения, а ее пассажирам предоставили служебный экипаж.

Не смотря на небольшую численность жителей поселок Наветреный напоминал маленький город: в нем были почти все представительства основных государственных структур, свой лекарь-волшебник и даже маленький, но известный на всю Истмирру музей кружева.

Ни разу там не была, - призналась Амалия, когда они проезжали мимо двухэтажного здания с затейливым фасадом, рисующим различные виды кружевного плетения.

А что это?

Амалия легонько ткнула его локтем под ребра.

Это музей кружева, неуч!

Ау! Ладно, я запомню!

Экипаж у них был полуоткрытым, поэтому сидящий впереди них извозчик с недоумением повернулся к ним, но тут же смущенно ответ взгляд. Он всегда считал, что властитель магии - не совсем человек и стоит как бы на ступень выше, но чтобы он вот так по-простецки общался с женой, это выглядело для мужчины как-то странно.

Как ты общаешься с властителем магии?! - с наигранным возмущением спросил ее Данислав на древнем языке.

Не зазнавайся!

Через несколько минут они, поблагодарив извозчика, направились к дверям местного отделения МСКМ. И опять, все такое маленькое, но аккуратное и строгое. Попавшийся им в дверях служащий, увидев гостей, побледнел и сделал шаг назад.

Госпожа Розина, - поприветствовал он сначала свою начальницу и низко ей поклонился. - Господин Ингоев.

Здравствуй, - Амалия выступила вперед, - проводи нас пожалуйста к начальнику подразделения.

А его в данный момент нет, он поехал на происшествие.

Хорошо, тогда проводи нас к задержанной в лесу теней женщине.

Да, конечно, идемте.

К великому удивлению Амалии царица теней оказалось совсем еще юной девушкой, она даже засомневалась, достигла ли та совершеннолетия. С момента ее пребывания здесь прошло чуть больше часа, за это время в девушке поубавилось гордости и некоторой спеси, сейчас она выглядела растерянным ребенком, до которого только дошло: шалость не окажется безнаказанной. А надетые на нее сотрудниками МСКМ антимагические браслеты лишили ее едва ли не самого главного в жизни: ощущения своей силы. Когда-то Северина не понимала, почему, чувствуя в себе особую силу, она не может использовать ее как другие волшебники, но потом она смогла найти себя. И вот найденное, обретенное ею счастье забрали, лишив возможности попасть в то единственное место, где она чувствовала себя сильной, самодостаточной и независимой.

Увидев вошедших к ней посетителей, девушка сжалась в комок. Она сразу обратила внимание на серебряные волосы Данислава, значит, вот он, властитель магии, собственной персоной. А эта женщина, кто она? Дан остался стоять у стены, а Амалия села по правую руку от него на скамью, поставленную вдоль стены, Северина сидела на кровати на противоположном конце помещения, если смотреть по диагонали.

Здравствуй, Северина, меня зовут Амалия, - заговорила первой молодая женщина. - Нам стало известно, что ты обладаешь некими сведениями об Анне Гарадиной, которой сейчас угрожает опасность. Я прошу тебя помочь этой девушке и рассказать нам все, что ты знаешь.

Северина долго молчала, опустив голову, но Амалия терпеливо ждала. Наконец, подняв голову, девушка посмотрела сначала на Амалию, потом на Данислава.

Что со мной будет?

Пока я не закрыл проход в Пограничный мир над Лесом теней, походишь с браслетами и, если согласишься помочь нам, то сможешь ходить с ними за пределами камеры.

Закроете проход, - оторопело произнесла девушка, вновь опустив голову, она ушла в себя.

Северина, - воззвала к ней Амалия, - ты должна понимать, что ты поступила плохо, ты отнимала жизни у людей, которые имели несчастье пройти мимо входа в Пограничный мир, но ты еще очень молода, у тебя есть время осознать свою вину, одуматься и начать праведную жизнь. Я не прошу тебя становиться святой, нет, этого никто из нас не может добиться, я лишь прошу тебя помочь там, где от тебя это зависит. Скажи, что ты знаешь об Анне?

Девушка упорно молчала, кусая губы и теребя пальцы рук, она по-прежнему сидела, низко опустив голову. Внимательнее разглядев ее, Амалия пришла к выводу, что девушка вряд ли когда-то подстригала волосы, о чем говорили неровные, явно секущиеся концы, что одежда ей велика и даже не смотря на скорее всего наложенные заклятия, ткань все равно поизносилась и в некоторых местах протерлась.

Может, с ней лучше поговорить Драгомиру, который будет здесь с минуты на минуту, - предложил Дан, но Амалия с укором посмотрела на него. - Что? Я лично думаю, что сдерживать его не надо.

Драгомир - благоразумный молодой человек, - возразила Амалия, - не думаю, что он будет выбивать из Северины показания.

Девушка вздрогнула и вскинула голову.

Но заключенных ведь не бьют!

Дан пожал плечами.

Заключенных нет, а драки могут происходить, и даже маленькая девочка может поколотить царицу теней.

Он шутит, Северина, - вмешалась Амалия, - никто не собирается тебя бить, хотя ни я, ни мой муж не скажем тебе спасибо за то, что пришлось пережить нашей дочери.

Последняя краска сошла с лица Северины, трясущимися губами она пролепетала.

Я ничего ей не сделала! Клянусь!

Мы знаем, и вообще-то не хотим угрожать тебе, поэтому успокойся. Мы лишь хотим, чтобы ты поняла, что вела себя неправильно.

Девушка виновато опустила глаза и тихо ответила.

На самом деле я мало знаю. Только то, что те двое мужчин шли в Рувир для того, чтобы похитить Анну Гарадину по приказу одного важного господина. Они не знали его имени, это знал только их начальник.

А откуда эти люди? - уточнила Амалия. - Ты можешь сказать?

Они наемники один из Гриальша, второй из Истмирры, их наняли потому - они так предполагали - что они знали Рувир. И еще они думали о своих домах, где выросли, когда я порабощала их. Если надо, я могу назвать их имена, возможно, это вам поможет, потому что именно эти люди погибли, когда ваша дочь набросилась на меня.

Возможно, поможет. Сейчас важна любая информация, способная дать ключ к пониманию того, кто мог нанять тех людей и кому понадобилось похищать Анну. Спасибо тебе, что рассказала нам. А теперь скажи, сколько тебе лет?

Мне... Я несколько лет назад нашла свой дом, сколько точно времени прошло, не могу сказать, тогда мне было одиннадцать.

Сейчас седьмой год нового времени.

Я нашла свой дом в конце первого года.

У тебя есть дом, Северина? Я имею в виду нормальный дом в этом мире?

Я туда не вернусь, - мрачноватым голосом ответила девушка. - К тому же там меня никто не ждет, все там, наверняка были счастливы, когда я ушла. И, если вы захотите насильно отправить меня к ним, то лучше оставьте меня в камере!

Как ты нашла вход в Пограничный мир? - спросил ее Данислав.

Я чувствовала его и когда ушла из дома, то направилась к нему, я знала, куда идти. Я открыла вход в мой мир, в то место, где я обрела себя. Там у меня были сила и власть, а что у меня есть теперь? - с горечью в голосе спросила девушка и со слезами на глазах посмотрела на властителя магии. - Ничего!

Это не так, Северина, - как можно мягче ответил он. - У тебя впереди вся жизнь и только от тебя зависит, будешь ли ты жить в отголосках прошлого или примешь настоящее и начнешь строить свое новое будущее.

Вам легко говорить! - обиженно произнесла девушка. - Вы - властитель магии, весь мир преклоняется перед вами, у вас есть все: богатства, власть, слуги, а что остается мне?

Северина не выдержала и заплакала, Дан подошел к ней и положил руки на ее вздрагивающие плечи.

Ты еще совсем девочка, Северина. Пойми, власть - это не какая-то игрушка, призванная тешить самолюбие, власть - это большая ответственность и куча обязательств. Даже самому злостному тирану приходится думать об определенном порядке, иначе он не сможет удержать людей в подчинении. А в моем случае власть - это не просто список обязанностей, это огромная, тяжелая ноша, но я готов нести ее, потому что это нужно для сохранения нашего мира, а ради чего ты порабощала ни в чем неповинных людей? Ради утехи, потакания своего самолюбия? Я царица теней, трепещите передо мной! Ну, может, еще какое-то время тебя бы это забавляло, а потом, чтобы ты придумала потом? Заставила бы своих слуг, лишенных всяких прав, строить дворец в твою честь, а потом начать завоевание Пограничного мира, а за ним и Реального?

Девушка затрясла головой.

Нет, я ничего такого не думала!

Но и определенного мнения о своем будущем не имела, признайся.

Девушка шмыгнула носом и промолчала.

Шестнадцать тебе есть, завтра пойдешь в местный комитет по правам несовершеннолетних и встанешь на учет.

Но отсюда меня могут выгнать.

Все зависит от тебя.

Дан, - возразила ему Амалия. - я думаю, она права, здесь к ней могут относиться предвзято. Может, ей обосноваться там, где много народа и она не будет так заметна? Например, в Чудограде? Работы там много, дело ей найдется.

Вопрос, захочет ли она работать, - ответил Дан и чуть наклонился вперед, мельком взглянув на него, Северина еле слышно ответила.

Я умею работать. У себя дома я сама убиралась, сама стирала себе одежду и готовила еду.

Северина пока еще не понимала: хорошо это или плохо, но такой вариант давал ей возможность пожить в этом мире, узнать что-то новое, и возможно, найти дом и здесь, среди людей, и даже научиться с ними общаться и ладить.

Пойдем, - сказала Амалия, вставая, - напишешь имена и адреса тех людей, а потом мы тебя отведем в местный комитет. И да, надо будет сказать, чтобы тебе подобрали более житейскую одежду, не то, чтобы она плохая, просто она тебе велика и сейчас так не одеваются, да и ткань совсем проносилась.

Они вышли в коридор, но не успели дойти до первого поворота, как навстречу им вышли Драгомир и Гедовин, следом шли Модест и Дамира.

Здравствуйте, горе-странники, - с сочувствием сказал Данислав, - никак нам не расстаться сегодня! - поймав пристальный взгляд всех четверых, устремленный на Северину, он поспешил их заверить. - Все в порядке, Северина нам все рассказала, потому советую вам пристроить лошадей и найти еще одну птицу рокха, а лучше двух, мы летим в Рувир. Одно маленькое условие, не улетайте без нас, если вдруг первыми придете на площадку. Договорились?

В первую очередь он говорил это Драгомиру и сейчас внимательно посмотрел на молодого человека, тот глубоко вздохнул.

Хорошо.

Он едва сдержался, чтобы не спросить, что Северине известно об Анне, но все-таки сдержался и проявил внешнюю холодность. Он, Гедовин и Модест пошли обратно к выходу, а Дамиру поманила к себе Амалия. Та быстро проскользнула между ребятами и, взяв мать за руку, прислонила к ней голову. Амалия погладила ее по волосам, но не преминула заметить.

Пожалуйста, впредь не убегай тайком. Ты могла хотя бы сообщить, я ведь изначально не была против, ты могла оставить записку, могла с кем-то передать, но это, это недопустимое поведение. Или ты хочешь, чтобы за тобой опять приглядывала няня?

Нет, я уже большая! - запротестовала девочка. - И даю слово, что больше так не убегу, по-тихому.

Амалия улыбнулась.

Хорошо, надеюсь на твое благоразумие.

Северина внимательно наблюдала за ними, в душе чувствуя, как рождаются в ней зависть и обида, грусть, ведь у нее никогда такого не было, ее мать умерла, когда она была совсем маленькой, она даже не помнила ее. Возможно, мать была ласкова с ней, во всяком случае ей хотелось так думать, но только не те "драгоценные" родственники, которым ее отдали на воспитание. Сейчас, глядя на Дамиру, Северину едва сдержалась, чтобы не заплакать.

Сдав девушку в руки вернувшегося в отделение местного начальника МСКМ, Амалия и Данислав вернулись на площадку для птиц рокха. По пути Дамира более подробно описала им, что именно произошло, как им угораздило попасть в Пограничный мир, а потом удалось выбраться. Назад они шли пешком и пришли позже ребят, которые уже нашли птицу рокха, готовую отвезти их в Рувир.

Что она сказала? - спросил, наконец, Драгомир, когда они подошли.

Что Анну должны похитить, - ответила ему Амалия.

Это Зарян! - выпалил юноша, но Данислав поспешил остудить его пыл.

Этого мы не знаем и, учитывая положение Заряна, нам лучше не делать поспешных выводов, а то это может обернуться неприятными последствиями.

Но поговорить с Заряном нужно, - добавила Амалия. - Я уже подумала об этом, - и прежде, чем Дан успел сказать хоть слово, а он собирался это сделать, она быстро пояснила. - Я полечу не одна, а с Гедовин и Модестом.

Но Модест не воин и не волшебник!

Спасибо, брат, это прозвучало очень ободряюще, - обиженно отозвался юноша.

Извини.

Зато он прекрасно обращается со щитами Видены, - возразила Амалия.

Но они в Даллиме!

Нам все равно нужно забрать гонца, а ты пока слетаешь в Северную Рдэю.

А что в Северной Рдэе? - уточнила Гедовин.

Дан махнул рукой.

Паломники видели некий магический столб перед Снежинской Заставой, надо выяснить, что там к чему. Ладно, взлетаем, не будем терять время.

Драгомир, Гедовин и Модест сели на свою птицу рокха, а Данислав, Амалия и Дамира взлетели следом за ними верхом на Баруне. Из Наветреного в Рувир они добрались всего за полтора часа. Верхом на лошади этот путь занял бы почти два дня пути.

Еще в первый год Нового Времени был заключен договор с птицами рокха, по которому они перевозили людей из одного места в другое при наличии более или менее важной причины, конечно, на работу из одного населенного пункта в другой никого не доставляли, но в гости к родственникам или для приобретения необходимых лекарств, или для участия в каком-нибудь семинаре - пожалуйста, при этом птицам рокха государства платили жалованье. Исключительными правами пользовались только сотрудники МСКМ, в наиболее крупных подразделениях были служебные птицы рокха, последним за службу также платили зарплату, ну и конечно, властитель магии всегда имел возможность пользоваться помощью своего верного друга, Баруны. Для тех птиц рокха, что помогали простым гражданам, были оборудованы специальные площадки. В первое время случалось такое, что переворачивались телеги от силы ветра, созданной взмахами крыльев при взлете, сбивалось дорожное движение, некоторые люди, особенно дети, с криками убегали в сторону, порой падая и разбивая себе колени и локти. На специально оборудованных площадках не было никого постороннего, птице рокха всегда здесь могли предложить отдых и пищу, а прибывшим людям экипаж до нужного места в городе. Конечно, экипажей не всегда хватало, особенно в утреннее и вечернее время, не всегда были свободные птицы рокха, но все равно с появлением последних жить и решать проблемы стало гораздо легче, даже несмотря на то, что проблем тоже прибавилось.

Зная о том, что они должны приземлиться на специальной площадке, а она в Рувире располагалась на окраине города, Драгомиру хотелось забыть о действующих правилах и приземлиться прямо перед домом Вителлия, но он вновь подавил в себе вызванный чувствами порыв и покорно дождался, когда экипаж доставит их до места. Но едва карета выехала на улицу, где жила Анна, стало понятно: худшее уже произошло. Рядом дома стоял служебный экипаж городского управления правопорядком, один из стражников стоял на улице, а в доме их ждал убитый горем Вителлий. Он сидел на диване в гостиной и смотрел в одну точку. Он не сразу заметил прибывших гостей и, только когда Драгомир подошел к нему и позвал по имени, повернул голову.

Анну похитили, сынок, сегодня ночью, и пока никто ничего не нашел, никакой зацепки!

Вителлий ссутулился, походя сейчас на старика, а не на бодрого пожилого мужчину, каким он был еще вчера. Драгомир сел рядом с ним и положил руку ему на плечо.

Мы найдем ее, обещаю вам!

Гедовин, Модест, - попросил их Данислав, - может, вы с Дамирой пойдете к Лиану, заодно узнаете, что ему известно и что он об этом думает, а мы подойдем, хорошо?

Ладно, - согласились ребята и, позвав Дамиру, которая гладила кошку Анны, вышли из дома.

Здравствуйте, господин Вителлий, - сказала Амалия, садясь в кресло, по правую руку от него. - Жаль, что приходится встречаться при таких обстоятельствах.

Вителлий молча кивнул.

Скажите, в последнее время вы не замечали ничего необычного? Анна ни о чем не рассказывала вам?

Нет, все было, как всегда. А вы... Как вы узнали?

Я и Дан летели сюда потому, что в Даллим прибыл гонец из Дамиры. Царь Зарян утверждает, что Анна пыталась убить его и что он хочет поговорить с ней, для чего просит доставить девушку к нему. Поэтому я спрошу еще раз: в последнее время в поведении Анны было что-то необычное?

Вителлий смотрел на нее недоуменно, не понимая, как кто-то мог выдвигать против Анны такие обвинения! Это казалось каким-то невозможным набором слов.

Нет, - решительно и коротко ответил он, но Амалия вновь уточнила.

И она никуда не уезжала из города, не задерживалась на работе?

Нет, ничего такого!

Хорошо, то есть ничего хорошего, если учесть, что пока нам это помочь не может. Но должно помочь. Я хочу отправиться к Заряну, нужно поговорить с ним. Нам также стало известно, что некие люди следовали через Лес Теней - это не так далеко от Даллима - и они собирались похитить Анну по поручению некоего господина. Вряд ли это Зарян, в Рувир ведут более прямые пути из Дамиры, хотя, кто знает. В любом случае нужно выяснить, что происходит в Дамире, и почему Зарян строит такие предположения.

А сейчас, - добавил Дан, - нужно не бросать след, пока он не остыл. Если Анну похитили ночью, то вряд ли увезли далеко. Нужно проверить дороги, ведущие из города, кто выезжал сегодня ночью и рано утром.

А если они улетели на птице рокха? - мрачно спросил Драгомир.

Не думаю. Анну увели силой, ее либо связали, либо усыпили. Никакая птица рокха не согласится перевозить связанного человека или человека без сознания, ладно бы еще дело было в маленьком поселении, где нет врача, а так выглядит странно: из Рувира, где девушке могут оказать помощь ее везут неизвестно куда. Нет, птица рокха это исключено.

Драгомир встал.

Тогда я пойду в местное отделение правопорядком.

Подожди минутку, - попросила его Амалия. - а что кстати думают местные? Они организовали поиски? Может, они уже составили список тех, кто выезжал ночью и рано утром.

Вряд ли, - грустно отозвался Вителлий, - они думают, что это кто-то из ее учеников.

Ясно, тогда придется встряхнуть господина Астеева, - сказала Амалия, вставая. - Драгомир, проводишь меня?

Да, конечно!

Я пойду с вами! - сразу отозвался Вителлий.

Не стоит, господин Вителлий, будет лучше, если кто-то останется здесь. Вдруг кому-то что-то станет известно об Анне, тем же ученикам, в первую очередь они придут сюда.

Вителлий грустно вздохнул, но согласился с ее доводом, хотя в глубине души не мог отделаться от мысли, что Амалия просто жалеет его и потому просит остаться в доме, поберечь силы. В том числе Амалия думала и об этом: Вителлий выглядел неважно. В сопровождении Драгомира, она дошла до центрального управления правопорядком, попросив молодого человека подождать ее в приемной. Сама же она зашла в кабинет господина Астеева, который как раз собирался уходить домой.

Уже и до тебя дошло?

Смотря о чем ты. Здравствуй, Юлиан.

Здравствуй, Амалия, проходи, присаживайся.

Спасибо.

Амалия прошла внутрь и села в кресло, опередив Юлиана, который хотел развернуть кресло к ней.

Все в порядке, Юлиан, я вполне самостоятельна.

Я знаю, просто ты... Ты же беременна!

Прозвучало так, словно я больна какой-то заразной болезнью.

Что? Нет, я совсем не это имел ввиду!

Я поняла, извини, тем более, что речь сейчас должна идти не обо мне. Я пришла просить тебя о том, чтобы ты изменил работу по поискам Анны Гарадиной. Скорее всего, ее вывезли ночью из города, поэтому нужно выяснить, кто выезжал из города сегодня ночью и рано утром, а также отправить людей, в первую очередь в направлении Даллима.

Ты думаешь, ее ученики к этому не причастны?

Уверена. Сегодня мы получили послание из столицы Тусктэмии, в котором Зарян просит царя Изяслава отправить Анну к нему, он подозревает ее в покушении на свою жизнь. А еще нам стало известно, что со стороны Даллима некие люди шли в Рувир с порученным им заданием похитить Анну Гарадину.

Хм! - Юлиан сел и откинулся на спинку кресла. - А ты не предполагаешь, что подозрения Заряна небезосновательны? И Анна просто могла сбежать? Мало ли кто там хотел ее похитить, она могла своих похитителей опередить.

Назови хоть одну причину, мотив.

Ну... как насчет борьбы за власть?

Амалия скосила на него снисходительный взгляд.

Я тебя умоляю! Преподавательница основ мировоззрения в средних учебных заведениях, девушка, от которой нашему царевичу сложно отвести взгляд.

Ну да, - согласился с этим Юлиан и предположил следующую версию. - А если она хочет отомстить за мать?

Кому? Заряну, который в те годы, когда казнили ее мать, ходил пешком под стол?

Да, это тоже не вяжется. Хорошо, но тогда зачем ее кому-то похищать?

Не знаю, но я не исключаю и того, что это может быть сам Зарян. Его могли ввести в заблуждение, уговорив написать запрос царю Изяславу, но, возможно, он хочет непосредственно сам лично поговорить с ней, пойти на угрозы, если потребуется. Так это или не так, но в любом случае Анну нужно искать за городом.

А если ее увезли на птице рохка?

Дан говорит, это исключено.

Юлиан побледнел.

Он тоже здесь?

Не переживай, я посол доброй воли.

Юлиан инстинктивно потер шею, памятуя о том, как властитель магии, чуть не задушил его почти год назад. Когда Юлиан был в Стародубе на прошлогоднем праздновании дня летнего солнцестояния, то, изрядно перебрал, и, когда он случайно встретил Гедовин, то сказал девушке, что та выросла и стала очень симпатичной, и что он с удовольствием бы поцеловал ее. Гедовин буквально сбежала от него, естественно она пожаловалась Амалии, а та рассказала все мужу. Юлиан вышел первый день на работу, когда Данислав ворвался к нему в кабинет. Юлиан клялся, что сказал это без всякой задней мысли, что он просто хотел сделать девушке комплемент, но по случаю нетрезвого состояния выразил его в не слишком корректной форме. На счастье господина Астеева на его крики сбежались люди, впрочем Юлиан понимал, что те не смогли бы остановить Данислава, просто он сам захотел показать: не стоит играть с огнем.

Предоставив Амалии экипаж, который довез ее до дома Лиана, Юлиан отдал приказ отозвать следователей из училищ, и отправить людей опрашивать привратников, а также прочесывать дороги, ведущие из города, в первую очередь ту, что вела в сторону Даллима, Драгомир не стал дожидаться, когда соберут людей, он направился из здания управления правопорядком прямиком на площадку для птиц рокха.

К тому моменту, как Амалия приехала в дом свекра, Дамира уже спала, а Гедовин и Модеста отправила спать она. Она собиралась вылететь в Даллим рано утром и до вылета оставалось восемь часов, самое время, чтобы хорошенько выспаться. Сама Амалия тоже собралась ложиться, как раз в этот момент в дом вернулся Лиан. Игнорировать его было как-то нехорошо, но слушать его нотации о том, что она сейчас должна беречь себя, отдыхать, а не гоняться куда попало, ей совсем не хотелось, поэтому она незаметно юркнула в свою комнату, а вот Дану так просто миновать Лиана не удалось. Едва молодой человек вошел в дом, как его встретил Лиан, он успел к тому времени переодеться в домашнюю одежду и шел ужинать.

Привет! Приходи в столовую.

Здравствуйте, - вроде бы вежливо ответил Дан, но в душе пожалел, что пересекся с отцом.

Что там слышно насчет Анны? Нашли что-нибудь? - спросил Лиан, когда Дан пришел в столовую.

А... я думал, вы знаете больше, чем я.

Нет, я полчаса назад вернулся в город. В лесу за городом началась какая-то болезнь среди животных, берейки все ходят с темно-серой шерстью.

Данислав с нескрываемым удивлением посмотрел на отца.

Странно, я ничего об этом не знаю.

Ух ты! Я опередил самого властителя магии! Так что там с Анной?

Дан рассказал ему, что было известно на данный момент, а также, что ему было известно о причастности к этому Заряна, Лиан только покачал головой.

Не нравится мне все это. Но я все-таки не склонен думать на Заряна. Зачем ему похищать Анну, перед этим отправив гонца к царю Изяславу?

Может, затем, чтобы отвести от себя подозрения? Хотя я с вами согласен, если бы это был Зарян, он бы хотел поговорить с ней как можно скорее, а значит, не стал бы посылать людей окружными путями.

И все-таки что-то там происходит, я имею ввиду, в Дамире.

Да, поэтому Амалия, Гедовин и Модест отправятся туда завтра, - сказал Дан, но тут же прикусил губу, поняв, что сказал лишнее.

Что?! Что ты сказал? Мне это, наверно, послышалось! На Заряна, судя по всему, было совершено покушение, кого бы он там не подозревал, по-моему, сейчас самое главное, это сам факт угрозы жизни царской особе, и вот туда, в Дамиру, ты намереваешься отправить жену на шестом месяце беременности? Да даже если бы ты ее отправлял на международный фестиваль цветов, это и то было бы безрассудством. Ведь ей не двадцать лет, Дан! И даже не тридцать!

Ну это была не моя идея.

Тем более! Дан, я знаю: ты ее любишь, но не кажется ли тебе, что сейчас самое время остудить ее рвение ради ее же собственного блага? Я бы и сам с ней поговорил, но она ушла спать к тому моменту, как я вернулся. И правильно сделала! Вот видишь, в отличие от тебя я понимаю, что ей нужно отдыхать.

Да с чего вы взяли, что я этого не понимаю?!

Если понимаешь, тогда отчего не скажешь?

Послушайте, да, ей не двадцать лет, но она прекрасно себя чувствует, и я не вижу смысла в том, чтобы насильно сажать ее под замок. Она мне этого не простит, да и я сам себе не прощу. Нет, Лиан, она - не вещь, и выбирать для нее место на полке я не собираюсь, к тому же она полетит не одна, а с Гедовин и Модестом.

Вот как! А что если я буду против того, чтобы Модест летел туда?

Но, - Дан замялся, - он же взрослый.

Он - мой сын! Ты вот, может, себя таковым и не считаешь, но он считает.

Он будет со щитами Видены.

Тем более нет!

И вы так просто попросите его отказаться помочь?

Лиан промолчал.

Послушайте, Зарян, его министры и придворные не какие-то там больные на головы завсегдатаи таверны, они прекрасно понимают, что причини кто-то из них вред Амалии, Гедовин или Модесту и его сразу же ждут необратимые последствия, - Дан почувствовал, что повысил голос, поэтому он сделал паузу и спокойным голосом добавил. - Господин Астеев, вот, осознал, что к чему.

Осознал! Можно было бы и более тактично ему все объяснить! А ты как с цепи сорвавшийся бешеный пес, набросился на него и чуть не задушил. Спасибо люди на крики прибежали.

Ой, да бросьте! Я бы его не убил. Просто помимо всего прочего припомнил былое, - на эти слова Лиан посуровел еще больше. - Ладно! Может, я и перегнул палку. Нет, но он тоже хорош! Или вы, что не считаете его виноватым?

Лиан вздохнул.

Этого я не говорил.

Так, что насчет Модеста? - спросил Дан после некоторого молчания. - Честно говоря, я тоже очень переживаю за Амалию, и я прекрасно понимаю, что в Дамире может быть опасно, поэтому не хочу, чтобы она летела туда одна.

Почему ты сам не отправишься с ней? - спросил Лиан, в голосе его явно чувствовалась нотка потепления.

В Северной Рдэе что-то происходит, а на глазах господина Броснова убили паренька, который сообщил об активной деятельности в Северной Рдэе желающих покарать отступников веры в Алина.

Лиан глубоко вздохнул.

Из-за тебя я вообще раньше времени поседел. И когда ты вылетаешь?

Собирался сегодня, но теперь, похоже, только завтра, сейчас надо проверить тех береек. Какой именно лес?

У Запрудного.

А как именно они выглядят? Как ведут себя?

Как я говорил, у них у всех темно-серая шерсть, многие лежат и тяжело дышат, как если бы у них был жар с одышкой.

Это плохо! И я не уверен, что это может быть вызвано естественными причинами.

Дан отодвинул тарелку с едой, к которой так и не притронулся.

Может, ты хоть поешь?

Потом. Спокойно ночи, если поздно вернусь.

На ходу Дан связался с царицей береек Милошей, но она жила в Берейских Зорях и не знала о происходящем здесь. Уже когда он был в воздухе, Милоша, выяснив, в чем дело, сообщила, что болезнь началась два дня назад, молниеносно охватив большую часть леса, если все будет и дальше так продолжаться, то болезнь перекинется на домашних животных в Запрудном, а оттуда ей откроется путь в Рувир.

"Что же они молчали о происходящем?!" - удивился Дан действиям местных береек.

"Надеялись, что справятся сами".

Дан покачал головой.

"Спасибо, держи меня в курсе".

Берейки, магические существа, которые охраняли животных лесов, боролись с болезнями и недугами, сообщая об этом изменением цвета своей шерсти. Внешне они походили на крупных кошек с большими ушами. У них была красивая золотистая шерсть и блестящие черные глазки, длинные усы и носик тоже были черными. Изначально берейки обитали только в Берейских Зорях, и обитатели остальных лесов могли только позавидовать своим собратьям из Берейского леса, окутывавшего почти всю страну. Но к Новому времени от прежних просторов обитания мало что осталось и многие берейки решили покинуть место жительства своих предков, таким образом география их распространения стала довольно обширной, от Берейских Зорь до границ Истмирры с Северной Рдэей, от холодных границ Тусктэмии до вод Великой реки.

Едва подлетев к Запрудному, Дан сразу почувствовал неладное, как будто воздух впереди пронизывали иголки, мешающие думать и заставляющие испытывать душевную боль.

"Баруна, облети, пожалуйста, весь лес по кругу"

"Конечно!"

Болезненная атмосфера окутала весь лес, сверху на прогалинах Дан видел бродящих береек с темно-серой, почти черной шерстью. Облетев лес, Дан попросил Баруну подождать его, но не залетать внутрь - болезнь могла быть заразной. Он сам спустился вниз, управляя потоками воздуха, а Баруна приземлился в нескольких десятках метров от леса. Странное ощущение, которого Дан никогда до этого не испытывал, буквально сбивало его с толку и тормозило, словно какое-то физическое препятствие не пускало его вниз. В какой-то момент Дан не удержался и начал падать, но быстро совладал с собой и вновь подчинил себе потоки воздуха. Он весь взмок, словно пробивался не сквозь воздушную массу, а сквозь толщу земли. Ни одной из береек поблизости не было. От Милоши он узнал, в какой части леса располагались их норки, и направился прямиком туда. Не дойдя метров десять до нужного места, он встретил берейку, которая, увидев властителя магии, вздрогнула и остановилась, потом почтительно склонила перед ним голову.

Приветствую вас, господин!

Здравствуй, расскажи мне, что здесь происходит? И как давно все началось, с чего?

Все началось два дня назад, господин, несколько ежей заболело, мы пытались их вылечить, и им даже стало лучше, но буквально спустя день их состояние резко ухудшилось, и заболело сразу большое количество животных, почти все виды. Простите нас, мы не справились!

Не вини себя, лучше скажи: эта болезнь вызвана магией?

Сначала мы думали, что это просто какая-то новая, неизвестная нам зараза, но сейчас мы уверены, болезнь вызвана только магией, и будь она не такой сильной, мы бы с ней справились.

Ясно, будь добра, отведи меня к любому больному животному.

Конечно, господин, идемте.

Берейка направилась в обратную сторону, по пути им попались две лежащие на земле берейки, как и говорил Лиан, их мучала одышка. Берейка остановилась у первой попавшейся больной птицы, та лежала на земле, также тяжело дыша и периодически вздрагивая. Данислав опустился подле птицы на колени и поднес руку к ее телу. Он должен был определить: какая магия скрывалась за этой болезнью при условии, что запретного в ней ничего не было, не должно было быть, не могло быть. Кто же мог сотворить такое заклинание, из безобидных частей, но с губительным эффектом? Обходная печать! Едва осознав это, Дан почувствовал, как у него все похолодело внутри. Откуда? Как она сохранилась? Теперь понятно, почему он ничего не знал о происходящем. Еще во времена первых властителей магии были изобретены обходные печати, позволяющие использовать силу магических полей, оказывая на них разрушительное действие, но не привлекать при этом внимание ронвельдов. Считалось, что все печати и инструкции по их применению и созданию были уничтожены, но получалось: либо одна из них осталась, либо - об этом думать крайне не хотелось - печать создали в Новое время. Но кто и как узнал инструкции, детали функционирования обходной печати? Или все-таки кто-то смог заново открыть их? Оставив пока эти вопросы без ответа, Данислав вернулся к больному животному и проник в магические связи, которые как паутина распространялись все дальше, захватывая новые жертвы, и одним махом разорвал их. Раздался крик, больше походящий на визжание - конечной целью такого заклинания было создание живого существа, ходячей заразы, наделенной разумом, питающейся силами новой жертвы. И оставалось до этого не долго, уже утром одного усилия для разрыва магических связей было бы недостаточно. А если бы он вылетел в Северную Рдэю сегодня?

Берейка, которая проводила сюда Данислава, закрыла лапками уши и прижала голову к земле, даже Данислав заткнул уши, но это не помогло, крик, продолжительный и противный пронизывал все на подсознательном уровне, многие его слышали, все люди и животные в Запрудном, даже до Рувира дошли его отголоски. Но вот он стих, птичка моргнула и неуклюже поднялась на лапки, потом расправила крылья, и мягко взлетела.

Вы вылечили ее, господин! - восхищенно отозвалась берейка и принялась тереться о его руки, совсем как довольная кошка.

Дан улыбнулся и почесал берейку за ушками.

Хорошо, что все обошлось, но на будущее, я вас очень прошу, пожалуйста сообщайте мне, если заметите что-то необычное, даже если изначально исцеленные животные идут на поправку.

Да, господин, теперь мы понимаем, что были слишком самонадеянными.

Тоже могли сказать и другие берейки, которые одна за другой стали выходить из своих норок. Их шерсть вновь стала золотистой, некоторые из них, особенно молодежь, радостно подпрыгивали и кувыркались.

Болезни больше нет, но на всякий случай, проверьте, вдруг кому-то нужна помощь, и повторю: если заметите еще что-то необычное, сразу сообщите мне, договорились?

Да, господин.

Позвав Баруну, Данислав легко и беспрепятственно поднялся в воздух, а потом занял свое место на спине птицы рокха. На обратном пути, Дан никак не мог успокоиться. Чем больше он думал об этом происшествии, тем больше расстраивался. Он ведь оказался здесь случайно, а если бы не оказался и направился в Северную Рдэю, то отсюда началось бы продвижение опасного и заразного паразита. Пока бы он еще смог остановить его, в то время как заражение от паразита грозило жертвам не просто тяжелой болезнью, но и смертельным исходом. И это касалось не только животных, но в том числе и людей, и других магических существ, и даже растений. При этом вряд ли такая атака была случайна: в эти дни в Рувир стекался народ со всей страны на праздник, что давало возможность поразить сразу большое число людей.

Утром Северину разбудила стражница из управления правопорядком - девушку разместили в местной таверне, где на втором этаже располагалось три съемных комнаты. Не заставив себя долго ждать, Северина быстро собралась и спустилась вниз, стражница проводила ее к столику в углу.

Ешь и выходи на улицу.

Хорошо, - покорно ответила Северина.

Как и обещал ей Данислав, антимагические браслеты с нее не сняли, отчего девушка испытывала некоторое волнение: как она объяснит людям на новом месте причину, по которой она носит подобные украшения?

Меньше чем через десять минут Северина вышла на улицу, где ее ждала полуоткрытая повозка, кучером была та же стражница.

Готова? - спросила женщина девушку.

Да, госпожа...

Лара. Тогда едем. Единственный момент, мы едем не в Чудоград. а в Рувир, мой начальник подумал и решил не рисковать, предоставляя тебе доступ к магическим механизмам, коих на чудоградских руинах можно найти предостаточно. А в Рувире тебя будет ждать ремесленное училище, летом им всегда нужна помощь, у них собственные огороды, да и внутри помещений дел немало.

Да, госпожа, - повторила Северина.

Ну, улыбнись хоть немного, ты ведь сможешь выбрать интересную профессию, будешь учиться среди сверстников, заведешь друзей, разве ты совсем этому не рада? К тому же, не забывай, что властитель магии предоставил тебе огромный шанс начать все сначала, если бы не он, ты бы сейчас сидела в камере.

Северина молча кивнула и пошла следом за Ларой.

Стража управления правопорядком в Истмирре носила черно-голубую форму: черные брюки, рубашка и туника; края рукавов у рубашки, ворот туники и пояс были небесно-голубыми. Вчера Северина решила, что это просто одежда такая, но потом, когда ее привели в управление правопорядком, поняла, что вряд ли все эти люди одевались у одного портного, в лавке которого просто не нашлось других тканей. Форма сотрудников управления правопорядком понравилась Северине больше, чем форма МСКМ, у последних она была темно-серой, те же брюки, рубашка и туника, рубашка однотонная, а туника у ворота и в плечах отделана сиреневыми треугольниками, вышитыми по краям золотой нитью, плюс обязательный кожаный пояс с подвешенными к нему устройством сдерживающей лески (оно имело вид простой палки сантиметров тридцати в длину) и антимагическими браслетами. Последний атрибут выглядел как-то нелепо: на поясе более аргументированно и внушительно смотрятся ножны, а не пара крошечных обручей.

Лара дернула поводья и дала команду лошади, вскоре повозка выехала за пределы Наветреного и направились по дороге, ведущей в Рувир. Дорога была год назад отремонтирована, но ночью шел сильный дождь, а ответвления-дороги далеко не все были выложены камнем. Сразу по выезду из Наветреного они увидели застрявшую в огромной луже посередь проселочной дороги телегу, потом еще одну. Спустя полчаса опять зарядил дождь, но госпожа Лара останавливаться не стала, лишь натянула побольше крышку коляски, благо дождь был косой и бил им в спину. Спустя час на очередной проселочной дороге они увидели еще один застрявший в грязи экипаж. Это была телега с водруженной на нее клеткой, обитой досками, должно быть, это были местные крестьяне и они перевозили какое-нибудь животное или овощи. Лара видела подобные клетки, крышка располагалась наверху, ее открывали и насыпали внутрь, как в большой ящик, овощи. Не так уж много было в этом удобства, особенно, когда приходило время выгружать содержимое клетки, но местные крестьяне пользовались ими испокон веков. Лара и Северина так и проехали бы мимо, если бы не услышали странные приглушенные крики. Обе готовы были поклясться, что изнутри по стенам деревянной коробки кто-то стучал, а еще этот кто-то звал на помощь. Двое мужчин, которые управляли телегой тоже заметили приблизившуюся коляску. Они буквально сверлили взглядом нежеланных очевидцев их вынужденной задержки, с явным беспокойством также отметив, что на женщине была форма сотрудника управления правопорядком.

Будь Лара простой гражданкой, она, возможно, испугалась бы и согласилась с тем, что ее это не касается, но Лара стояла на страже управления правопорядком и потому не могла закрыть глаза на происходящее.

Будь здесь, - сказала она Северине и, спрыгнув на дорогу, по скошенной траве направилась к застрявшей телеге.

Рука женщины лежала на рукояти дубинки с магической сеткой, аналогичной той, которую использовали сотрудники МСКМ. Двое мужчин двинулись ей навстречу.

Добрый день, могу я знать, что вы везете?

Простите? - спросил один из мужчин, ему было около сорока пяти, лохматый, с нечесаной рыжей бородой, он производил впечатление отъявленного бандита.

Я - сотрудник управления правопорядком, и я требую, чтобы вы ответили на мой вопрос. Что вы везете?

В этот момент изнутри коробки вновь раздался приглушенный крик о помощи и стуки.

Или, скорее, кого вы везете? - поправилась Лара.

Как по команде оба мужчины достали мечи и угрожающе шагнули в сторону Лары. Женщина усмехнулась и сняла с крючка дубинку с лесками, на что мужчины ответили презрительными ухмылками, но Лара прекрасно обращалась со своим оружием и смело вступила в бой.

Все это время Северина внимательно наблюдала за происходящим и склонялась к тому, что преимущество не на стороне представительницы управления правопорядком, которая выстрелив пару раз не смогла зацепить никого из мужчин, оба раза те ловко уклонились. Почему-то Северина не была склонна верить в то, что подобные заряды неиссякаемы, иначе бы бандиты так не ухмылялись. Пошарив глазами по внутренней части коляски, девушка не нашла ничего, что могло бы послужить оружием, но пока Лара достала кинжал и, ловко парируя выпады мечом, даже почти сумела выбить меч из рук рыжебородого бандита. Но сидеть так, наблюдая, Северина не могла, прикинув в уме, что сделать в ее силах, она перебралась на козлы и, взяв поводья, заставила лошадь развернуться, а потом скакать как можно быстрее. Оба мужчины озадаченно посмотрели в ее сторону, их замешательством воспользовалась Лара и выбила меч из рук второго бандита, еще более неприятного на вид, чем его старший товарищ. Второй поспешил убраться с пути Северины. Меж тем лошадь с застрявшей повозкой услышала позади себя шум, который, естественно, напугал ее, животное отчаянно дернулось вперед, один раз, второй - телега тронулась и выехала из колеи. Шум позади не стихал, а наоборот, нарастал, лошадь заржала и сорвалась с места, она побежала так быстро, насколько только могла, учитывая ее усталость и закрепленный груз. Северина закусила губу - этого она не хотела, она собиралась только наехать на бандитов в прямой смысле этого слова, но не смогла вовремя остановить свою лошадь, напугав при этом другую, последнюю нужно было как-то остановить! Северина дернула поводья и поехала быстрее, надеясь обогнать лошадь, но та мчалась пусть и по размытой дождем, но дороге, а Северина по скошенному полю. Догнать шанса не было. Меж тем впереди был поворот, но лошадь скакала прямо и через пару минут сорвалась с полутораметрового обрыва. Северина едва успела затормозить сама и, спрыгнув с козел, быстро спустилась на площадку, где на еще не скошенном поле лежала сломавшая шею лошадь с опрокинутой набок телегой. Северина чуть не плакала - она этого не хотела! Подбежав к клетке, она скинула засов и откинула крышку. Изнутри донесся слабый стон.

Давайте руку, я помогу!

Из проема показалась рука, Северина приложила все силы, чтобы помочь, через минуту из ящика выбралась девушка, в одной пижаме, со спутанными волосами и большим синяком под глазом. Но даже не смотря на ее внешний вид Северина могла бы ей позавидовать: девушка была очень красивой: такой точеной фигуры, таких изящный рук и исключительно правильных черт лица, она никогда не видела.

Прости, - виновато сказала она, - это я чуть не убила тебя. Ты можешь идти?

Ум-м, не знаю.

Но идти надо было: к обрыву уже подбежали оба бандита, Северина не знала, что они сделали с Ларой, но вряд ли они просто распрощались с ней на развилке, после чего каждый пошел по своим делам. Северине оставалось только надеяться, что с женщиной все в порядке.

Нужно идти, эти бандиты близко! - взмолилась Северина, но мужчины уже бежали быстро, а девушка даже с ее помощью сделала всего несколько шагов.

Жива, - констатировал рыжебородый и, подойдя к ним, схватил девушку за руку и дернул к себе.

Что вы сделали с женщиной из управления правопорядком? - требовательно спросила Северина так, словно в ее положении, она могла диктовать какие-то условия.

Бандиты не обратили на ее вопрос никакого внимания. То, что помладше спросил рыжебородого.

А с этой что делать?

Убей, свидетели нам не нужны.

Северина ахнула и отступила назад, мужчина легко и быстро достал меч.

Стойте! Вы не можете так поступить!

Правда? А кто меня остановит? Ты? - нагло спросил мужчина и шагнул к Северине.

Даже если бы на ней не было антимагических браслетов, ее волшебная сила не смогла бы создать защиту, но с ними Северина чувствовала себя совсем беспомощной. Девушка стояла у перевернутой телеги, между колесами, не имея ни малейшей возможности проскочить ни в ту, ни в другую сторону. Бедняжка вжалась в доски, а бандит неумолимо занес меч. Внезапно сильный порыв ветра отбросил мужчину в сторону, в это время рыжебородый, ведя за собой пленницу, поднимался на склон к лошади, которую оставила там Северина. Он не оборачивался и не видел, что его подельника сбило с ног и откинуло от телеги метра на три. Северину всю трясло, едва получив свободный проход, она побежала к тому, кто ее спас. В их сторону шел молодой человек, он не был вооружен видимым оружием, но раз сделал такое, значит, оружие у него все-таки было - магия. Бандит меж тем поднялся и тоже увидел молодого человека, который, разглядев противника, поразился.

Ставр? Ты?!

Бандит выставил меч вперед и шагнул навстречу молодому человеку без страха и сожаления.

В сторону, сопляк!

Ставр, постой, это я, Долиан! Твой брат!

Северина забежала за спину молодого человека, а бандит повнимательней пригляделся к нему.

Ты не узнаешь меня? Ты всегда говорил, что я больше похож на маму, - неуверенно произнес молодой человек, но это подействовало, мужчина опустил меч.

Заметив к тому времени отсутствие Ставра, рыжебородый обернулся и, увидев нового гостя, скрипнул зубами от возмущения и негодования из-за новой задержки, он вынужден был пойти обратно, таща за собой и пленницу.

Ставр, зачем ты... Что сделала эта девушка?

Тебя это не касается! Иди домой!

Но... тебя так долго не было, отец каждый день ждет тебя.

Мужчина криво усмехнулся.

Я не ребенок, Долиан, и давно вырос, так что навещать отца могу по собственному желанию, если захочу. Скажи ему, что со мной все в порядке. Ну, что ты стоишь? Мой друг, - кивнул он в сторону рыжебородого, - не настолько сговорчив.

Но...

В чем дело? - рявкнул издалека рыжебородый. - Убей их и поехали отсюда, пока еще кто-нибудь тут не нарисовался.

Сейчас Долиан увидел вторую девушку, и ее синяк под глазом говорил сам за себя.

Ставр, не знаю, что заставило тебя пойти по неправильному пути, но заклинаю тебя...

По неправильному пути?! - взревел мужчина. - Это ты идешь по неправильному пути, по пути Алины, используя магию.

Что? Я только хотел спасти девушку.

Заткнись! - отрезал Ставр. - Ты должен чувствовать, что сталь моего клинка заговорена. К твоему сведению, я убил им уже трех волшебников, ты можешь быть следующим.

Он волшебник? - вмешался подошедший к ним рыжебородый. - Тогда кончай с ним быстрее. Не хватало еще, чтобы он связался с властителем магии!

Но, - неуверенно возразил Ставр, - это мой брат.

Зато не мой, - отрезал рыжебородый и, откинув от себя девушку, выхватил меч из рук Ставра и замахнулся им на Долиана. Повинуясь естественному порыву защищаться, молодой человек создал воздушную волну и отбросил обоих мужчин в сторону. Воспользовавшись их замешательством, Северина подбежала к девушке и помогла ей подняться. Мужчины тоже встали на ноги, но Долиан успел обратиться к полю силы и сформировал вокруг них сдерживающий щит, о недолговечности которого Северина уже знала. Пока мужчины, тщетно пытаясь вырваться, старались пошевелить руками или ногами, Долиан подошел к девушкам и, взяв за руку бывшую пленницу, положил ее руку себе на плечи, дав возможность опереться на него.

Идем! - сказал он Северине.

Но куда?

В мою деревню, не бойся, там безопасно.

Местность здесь была ступенчатой, непонятно, как природа создала такие образования с полутораметровым спуском на каждую ступень, каждая горизонтальная поверхность была примерно десять метров в ширину, а в длину уходила далеко за горизонт. Через три таких гигантских ступени, в низине, располагались дома, немного, всего около ста.

Спасибо, - поблагодарила Долиана Северина, - если бы не вы, он бы меня убил. А он правда ваш брат?

Да, а за что он хотел убить тебя?

Тот с рыжей бородой сказал, чтобы не было свидетелей. Ой, там ведь госпожа Лара осталась, она везла меня в Рувир, мы услышали крики о помощи, и госпожа Лара - она из управления правопорядком - пошла выяснить, в чем дело. Ужас, они наверное, убили ее! Это я виновата, я хотела отвлечь тех бандитов от нее и направила нашу телегу на них, но лошадь с ящиком, в котором везли эту девушку, испугалась и помчалась вперед, а потом сорвалась с обрыва.

Не волнуйся, мы ее найдем, значит, они перевозили тебя в ящике? - с некоторым ужасом в голосе спросил Долиан, обращаясь к Анне. - Как тебя зовут?

Анна.

Анна?! - изумилась Северина. - Анна Гарадина?

Да, а откуда ты меня знаешь? - в свою очередь подивилась Анна.

Я знаю, что тебя должны были похитить. Ничего себе, я не думала, что это уже произошло.

И не произошло бы, если бы Северина сразу сообщила об этом кому-нибудь на поверхности, но нет, из нее и потом информацию буквально вытащили. Могла ли девушка в тот момент подумать, что ее будет терзать за это совесть, но, как оказалось, совесть у не действительно имелась, и сострадание тоже.

Тебя, должно быть, уже ищут.

Скажи, куда тебя отвезти? - спросил меж тем у Анны Долиан.

В Рувир.

Рувир?! Это далеко отсюда. Что тем людям было от тебя нужно?

Я не знаю, они чем-то напоили меня, каким-то снотворным, и я долго спала, голова до сих пор раскалывается или это от удара, или и от того и другого вместе. Еще этот дождь, холодно!

Дождь к тому времени стал совсем мелким, но его мелкая и уверенная дробь постепенно делала мокрым все.

У нас нет ни одной птицы рокха, но мы можем отправить тебя до ближайшего поселка, - говорил Анне Долиан.

Нет, - возразила Северина, - сначала вам нужно сообщить о ней властителю магии, он должен искать ее.

Что? Смеешься?

Нет, не смеюсь, властитель магии, его жена - они ищут ее, вы должны сообщить им.

Ого! - подивилась Анна. - уже все знают. Я что так долго спала?

Сегодня девятнадцатое.

Значит, меня похитили прошлой ночью. Бедный дядя! Он наверное там с ума сошел, где я и что со мной.

Доведя девушек до деревни Долиан сдал их первой попавшейся женщине на улице.

Отведите их ко мне домой.

Сам он дальше побежал бегом. Появление девушек быстро стало известно всем жителям: дети побежали домой, а родители, те, чтобы были дома, сразу побросали дела и вышли на улицу.

Отец! - Долиан ворвался в дом, его отец как раз собирался поесть.

Что случилось?

Юноша быстро рассказал ему о том, как встретил Ставра, чем поверг пожилого мужчину в недоумение и ужас. Он знал, что Ставр всегда был порывистым и резким, но чтобы сейчас он стал отъявленным бандитом и собирался убить безоружную девушку-подростка.

Я наложил на них сдерживающий щит, но его действие совсем скоро закончится.

Идем! - мужчина встал и направился к выходу.

В деревне было несколько лошадей, но все они сейчас паслись в поле, так что отсюда до дороги можно было добраться только пешком. Долиан понимал: времени им не хватит. По пути он все-таки выполнил просьбу Северины и попросил своего ронвельда передать информацию своему господину. Долиан, его отец и еще пятеро мужчин и две женщины как могли быстро добрались до перевернутой телеги, но оба похитителя уже скрылись.

Надо найти их! - решительно сказал отец Долиана, - давайте разделимся. Долиан, пойдешь с Любавой, а вы двое ищите женщину в форме управления правопорядком где-то у дороги, она, возможно, уже мертва, но возможно, еще нет.

Проснувшись, Дан увидел, что солнце уже высоко поднялось. Едва осознав это, он вскочил - почему никто не разбудил его?! Он быстро привел себя в порядок и спустился вниз, по пути не встретив ни одной живой души. Амалия, Гедовин и Модест к этому времени уже, наверняка уехали, Лиан давно на работе. Оставались еще Дамира и слуги. Он прошел на кухню, где над тщательной нарезкой овощей трудилась старая Лора.

Лора, доброе утро. Или уже скорее день. Почему меня никто не разбудил?

А-а, - замялась Лора, - вы не просили, и никто ничего не говорил.

Это правда, да, сам виноват. А где Дамира? И кстати Драгомир не заходил?

Нет, а девочка была наверху, у себя в комнате.

Ясно, пойду проверю.

Приготовить вам что-нибудь?

Я бы лучше сначала нашел Дамиру.

Есть пирожки, дать вам с собой?

Ну давай, - улыбнулся Дан.

Он обошел весь дом, но девочки нигде не было. Ох уж эта ее самостоятельность! Дан чувствовал, что еще одни такие тщетные поиски, и он не выдержит и наймет няньку, чтобы там ни говорила Амалия. Он ни разу не ругался с женой, пару раз возникало такое желание, но достаточно ей было посмотреть на него, и он таял и шел на компромисс. Сейчас стоило собраться и твердо возразить.

Молодой человек вышел на улицу и пошел к игровой площадке, надеясь найти дочь там. По пути ему попалось несколько человек, все они кланялись ему, а один, совсем еще молодой паренек, открыв рот, стоял и смотрел - он явно видел властителя магии впервые. "Может, Модест прав и стоит побриться налысо?" - подумал Дан про себя, иногда его раздражала такая реакция, особенно если он сам был на нервах. У самой площадки Дан увидел Дира, который после откровений Алина Карона разочаровался в религии и ушел из храма. Увидев Данислава, он поклонился.

Добрый день. Вы на площадку?

Здравствуйте, Дир, а вы оттуда? Не видели там шестилетнюю девочку?

Ищете дочь? Я знаю, как она выглядит, я видел ее с вами пару месяцев назад, но ее там нет, но на всякий случай проверьте.

Ладно, спасибо.

Дир оказался прав, девочки там не было. Он поспрашивал детей, которые с любопытством таращились на него, но ни они, ни три нянечки, находившиеся там, Дамиру не видели. "Ну попадись ты мне только!" - подумал Дан, но делать было нечего, он пошел искать. Девочка не могла уйти далеко, однако он проходил полтора часа по городу прежде, чем из-за поворота выскочила Дамира, с разбегу налетев на него.

Вот ты где! - строго сказал Дан. - Ты хоть представляешь: сколько времени я тебя ищу? Ты хоть понимаешь, что я должен быть сейчас не здесь, а в другом месте! И одной вот так гулять по городу нельзя! Ладно бы ты еще была на детской площадке. Что мы с тобой говорили по поводу того, что надо предупреждать взрослых, куда ты идешь? Ты могла сказать Лоре!

Я знаю, знаю! - выпалила девочка. - Но я следила из окна за теми людьми, они везли, у них было...

Так помедленнее! Что за люди? Рубашка почему порвана?

Вопрос про рубашку Дамира проигнорировала: не до этого.

Утром я увидела в окно людей, их было трое, они везли тачку с бочонками, а женщина споткнулась и уронила шар. Вот такой, - девочка руками показала примерные размеры, около тридцати сантиметров в диаметре, - он светился, то есть в нем было пламя, только маленькое. Это был такой же шар, как вы мне показывали в Чудограде.

Данислава пробил холодный пот, подобрав в кулак ворот рубашки девочки, он почти грозно спросил.

Ты что видела такое и, не разбудив меня, пошла сама за ними? Одна?!

Но вы спали, а если бы я пошла к вам, то могла бы упустить их, и я... простите!

Да, последнее мне больше нравится, - он отпустил девочку и, убрав выбившуюся прядь волос с ее виноватого личика, попросил.

Не делай так больше, ладно?

Девочка молча кивнула.

Куда ушли те люди?

Не знаю, но тачку они оставили в том тупике, и женщина, она приказала шару пылать на исходе самой долгой минуты дня.

Взяв девочку за руку, Дан пошел туда, куда она указала. В тупике, действительно, стояла тачка с бочонками.

Где она? - удивилась девочка. - Она была здесь!

Она и сейчас здесь, но скрыта иллюзией. Постой тут.

Данислав подошел к тачке, на одной из бочек лежал шар пламени, Дамира была права: такие нашли в Чудограде, нашли, и он лично уничтожил их все. Это были те самые бомбы, которыми Драгомир взорвал Чудоград и которыми Алвиарин собирался взорвать целую страну. Тачку окружало защитное кольцо, которое должно было скрывать от внешнего взора и непосредственного посягательства шар до момента его срабатывания. Дан сорвал это кольцо как занавес с презентуемой скульптуры, потом взял в руки шар и погасил горящее в нем пламя. Сама основа для создания шара была вполне допустимой, но итог получался разрушительный. Покончив с шаром, Дан уже хотел повернуться к дочери, когда услышал голос Лукаша, он передал сообщение от ронвельда Долиана. "Ну хоть что-то хорошее! Свяжись с Кичигой, Драгомир должен знать. И, да, скажи ему, пусть Драгомир отвезет Анну в Велебинский посад, пока все не прояснится, ей лучше побыть в дали от Рувира в безопасном месте. И Аише тоже сообщи".

Дамира, не смотря на твои методы, должен признаться: ты очень помогла, потому что предотвратила большую беду. Но в следующий раз все-таки разбуди меня, договорились?

Договорились.

Вот и отлично, а сейчас не хочешь сходить со мной в местное отделение МСКМ?

Хочу! - девочка сама взяла его за руку.

Но сначала зайдем к господину Вителлию, скажем ему хорошую новость.

Едва не загнав птицу рокха, Драгомир был вынужден просить о помощи еще одну птицу, чтобы продолжить поиски. Сам он тоже устал, но не мог даже думать об отдыхе: он был слишком взволнован и расстроен. Его также застал дождь, он промок насквозь, немного обсох утром, но потом снова промок. А еще дул ветер. Если бы он только мог более искусно управлять воздухом, тогда он смог бы создать вокруг себя защитный барьер и ему не пришлось бы мокнуть и потом каждой клеточкой тела чувствовать малейшие потоки ветра.

Утром молодой человек пересекся с Амалией, Гедовин и Модестом, он даже пообещал Амалии, что вернется в Рувир и переоденется, но, естественно, не вернулся. Спустя час он увидел внизу полузакрытую повозку, которой управлял всего один человек, ехала она очень быстро, что показалось молодому человеку весьма подозрительным. Он попросил птицу рокха сбросить высоту. Когда человек внизу услышал взмахи крыльев, то сразу посмотрел наверх, недоумевая, что от него могло понадобиться всаднику. Когда птица рокха приземлилась на дороге метрах в десяти от него, мужчина едва успел затормозить. Конь недовольно и чуть испуганно заржал.

Ты что?! А если бы я не успел затормозить?!

Простите, но я ищу человека, девушку, ее похитили. Куда вы спешите?

Из-за спины мужчины послышался слабый стон.

Что такое, Мирон?

Я везу жену в город в больницу, ей скоро рожать.

Драгомир смутился, из-за спины мужчины, действительно, показалось лицо женщины.

Простите, - извинился молодой человек, - что задержал. - Хорошей вам дороги, пусть роды будут благополучными и ваш малыш порадует вас своим появлением на свет. Еще раз извините.

Взгляд мужчины смягчился, и уже не резким, а спокойным голосом он сказал.

Ничего, сынок, ищи свою девушку.

Это ведь был сам царевич Драгомир, - шепотом сказала мужу жена, тот даже побледнел, он уже хотел извиниться сам, но птица рокха быстро поднялась в воздух и набрала высоту, он так и остался с открытым ртом смотреть снизу вверх на размах ее мощных крепких крыльев.

За утро Драгомир пообщался с несколькими сотрудниками управления правопорядком, не смотря на смену курса в поисках Анны, ничего хорошего они ему сообщить не смогли. Когда днем Кичига сообщил ему, что Анна нашлась, он возблагодарил всех святых и попросил уставшую птицу рокха отвезти его к Светлой Дубравке, той самой маленькой деревне, где сейчас находилась Анна. Словно в такт хорошей новости, закончился дождь и небо стало разъяснивать.

В Светлой Дубравке Анне и Северине дали чистую сухую одежду, накормили и напоили, потом Анна попросила дать ей возможность немного отдохнуть, но так как Долиана и его отца в доме не было, она прилегла на кровати в одной из трех комнат. Девушка чувствовала себя крайне неловко, наверно, это была кровать кого-то из хозяев, но она слишком устала, чтобы еще держаться на ногах. Странно, думала Анна, она столько спала, но сейчас ей казалось, что все это время, начиная со вчерашней ночи, ей как раз наоборот, спать не давали. К Северине жители деревни отнеслись крайне настороженно, многие знали, как выглядят антимагические браслеты, поэтому девушку оставили под присмотром двух женщин, которые якобы просто решили посидеть с ней до прихода Долиана.

Люди из деревни нашли Лару, ее тяжело ранили в легкое, но Долиан вовремя успел оказать ей первую помощь, для дальнешего лечения ее повезли в город. А вот похитителей Анны они так и не смогли найти, поиски продолжались, но отец попросил Долиана вернуться, почти сразу, он опасался, что бандиты могут пойти прямиком в деревню и необходимо будет защитить тех двух девушек. Раз Ставр пошел таким путем, значит, он мог без стыда и угрызений совести попытаться вернуть пленницу силой. Пожилого мужчину крайне угнетало то, что его старший сын стал бандитом, он бы так хотел видеть его человеком мирной и доброй специальности, помогающего людям, навещающего отца и младшего брата! К этому времени у Ставра уже могла быть семья и он мог бы нянчить внуков, а не расстраиваться сейчас, что все так сложилось. В глубине души он надеялся, что Долиан ошибся, обознался, но ведь Ставр тоже узнал его, нет, ошибки нет, к сожалению, есть только правда. Семнадцатилетним пареньком одиннадцать лет назад Ставр ушел из дома. Перед его исчезновением в деревню приходили какие-то бандиты, все так решили по их внешнему виду, недоброму и угрюмому, даже злому взгляду, по целому набору оружия. Хоть и сказали те, что они охотники и оружие им нужно для охоты на самых грозных зверей, никто им не поверил. Тогда те трое типов купили немного еды в деревне и ушли в сторону Даллима. Утром отец поднял переполох, все искали Ставра, думая, что с ним случилось какое-то несчастье, пока один ребенок, маленькая девочка лет семи не сказала, что видела Ставра разговаривающего с теми людьми, что приезжали в деревню, он просил их взять его с собой. Тогда отец не поверил малышке, решив: даже если это правда, то это вовсе не значит, что парень и правда примкнул к тем бандитам. К тем или не тем, но путь он, похоже выбрал уже тогда.

По возвращении Долиана две женщины, что присматривали за Севериной, ушли. Увидев его, Северина спросила.

Вы наши госпожу Лару?

Да, ее ранили, но я оказал ей первую помощь, и один из жителей нашей деревни повез ее в город, с ней все будет в порядке.

Северина молитвенно сложила руки и прошептала.

Хорошо, хорошо!

А где Анна?

Она неважно себя чувствовала и прилегла отдохнуть, она в той комнате, - указала девушка на дверь справа от себя.

Хорошо, пусть отдыхает. Кстати, я так и не спросил, как тебя зовут.

Северина.

Северина. Я Долиан. Северина, те бандиты могут вернуться за Анной, поэтому я должен расставить караул вокруг деревни, а ты пока побудь здесь, хорошо?

Ладно.

Да, тебя покормили? Ты ничего не хочешь?

Покормили, спасибо.

Долиан кивнул и вышел из дома, по пути он собрал небольшой отряд из десяти человек и попросил их установить наблюдение за деревней. Пока Ставр и второй бандит не пожаловали в деревню, оставалось надеяться, что и не пожалуют, но перестраховаться стоило. Долиан говорил с одним из мужчин, когда услышал крики детей, они указывали вверх и наперебой кричали: "Птица рокха! Птица рокха!" К ним не часто прибывали гости на птицах рокха, и каждый раз это становилось своего рода событием. "Неужели это за той девушкой? - подумал Долиан. - Так скоро, похоже, ее и правда все искали" Спустя минут пять птица рокха приземлилась у деревни, Долиан пошел навстречу и, едва увидев гостя, замер на месте.

Ваше высочество, - поклонился он вслед за остальными жителями деревни, - вы прибыли за девушкой, Анной?

Да, - впился в него взглядом Драгомир, - где она?

Она в моем доме, идемте, я вас отведу.

Его птицу рокха уже окружили вниманием, с легким сердцем передав ее заботе местных жителей, Драгомир пошел за Долианом. Чувствуя большое смущение и неловкость, Долиан старался делать шаги как можно более размеренно и спокойно, но сейчас ему казалось, что идет он чуть покачиваясь, того гляди где-нибудь споткнется на ровном месте и перегородит путь царевичу. К счастью, опасения его оказались напрасными. Едва войдя в дом, Драгомир недоуменно посмотрел на вышедшую из комнаты Северину.

Ты?! Ты же должна ехать в Чудоград!

Я знаю, но госпожа Лара - она из управления правопорядком - сказала, что отвезет меня в Рувир, в ремесленное училище, и по пути мы наткнулись на повозку, в которой везли Анну, она звала на помощь и мы... смогли ей помочь освободиться, - размыто пояснила Северина, тут же добавив, - хотя если бы не Долиан, то и мне, и Анне, и госпоже Ларе пришлось бы совсем туго.

Драгомир с полминуты помолчал, потом сказал.

Не могу не признать, что поражен помощью с твоей стороны, но, если все действительно так, то я благодарен тебе за то, что ты помогла Анне, и, конечно же, тебе, Долиан.

Что вы, ваше высочество, я лишь поступил так, как должен был поступить любой нормальный человек.

Долиан предложил царевичу перекусить, тот охотно согласился, и поблагодарил его за внимательность, но сначала, конечно, прошел к Анне. Уже за столом - Долиан накрыл на всех, на себя, на Драгомира и на Северину - он рассказал ему более подробно о том, как издалека увидел падающую с полутораметровой высоты телегу, как ему удалось задержать преступников, в том числе он не утаил, что один из них оказался его братом. Разговор, пусть и вполголоса, услышала Анна, она открыла глаза и прислушалась, а различив среди трех голосов голос Драгомира, сразу же вскочила на ноги и вышла к ним в комнату.

Драгомир! - радостно воскликнула она - он сразу встал и пошел ей навстречу - девушка крепко обняла его. - Как я рада, что ты здесь!

А я так рад, что ты жива и невредима! Я так переживал за тебя! Думал с ума сойду, когда узнал, что тебе угрожает опасность, а потом в Рувире узнал, что тебя похитили.

Ты был у дяди, как он там?

Расстроен до ужаса, а все там решили, что тебя украл кто-то из учеников.

Глупость какая! У меня нормальные ученики, если им что-то надо, они могут выразить это более цивилизованными способами.

Драгомир улыбнулся, Долиан тем временем воспользовался двухсекундной паузой и предложил Анне присоединиться к их трапезе, девушка охотно согласилась. Драгомир рассказал о том, что им стало известно о предстоящем похищении Анны, о том, как Амалия сменила курс поисков в Рувире и, конечно, поведал о письме царя Заряна, последним известием он поверг Анну в недоумение.

Что за глупость! Заряну, что заняться там нечем? Или у меня дел не хватает, чтобы загружать себя планами о нападении на его царскую особу. Да зачем мне это нужно! А, - тут же сама себе ответила девушка, - борьба за власть. Значит, у него начинается традиционный для монархов приступ страха за свое положение. Не для всех, - тут же поправилась Анна, взглянув на Драгомира, он чуть улыбнулся. - а откуда ты знал, что меня должны были похитить?

Драгомир посмотрел на Северину, она низко опустила голову и переключила свое внимание на свои пальцы.

Северина была царицей теней в лесу в Пограничном мире, через щель между мирами к ней попадали случайные путники, которых она... превращала в своих слуг, все верно, Северина?

Да, - тихо ответила девушка, немного помолчав, она пояснила, - когда я порабощала их, то могла читать их последние мысли. Те двое мужчин шли в Рувир, чтобы похитить Анну Гарадину.

Анна невольно вздрогнула, услышав о прошлом Северины, впрочем, она понимала, что антимагические браслеты на девушку надели неслучайно, значит, в чем-то она провинилась. В чем Анне не очень хотелось знать, но узнав, она невольно ужаснулась: Северине на вид было-то всего ничего по годам, выглядела она вполне дружелюбно, да и ей помогла, помнила о Ларе, сразу попросив оказать ей помощь. Неужели последние ее поступки были немного двуличными? Нет, Анна прогнала эту мысль: будь так, то Северина должна была бы на что-то рассчитывать, но она ведь не знала, кто находится в той клетке, она просто решила помочь. Значит, доброго в ней было больше, чем злого. И потом, неизвестно еще, почему и зачем она порабощала тех людей, просто так однозначно здесь судить было нельзя. Зато Долиан к такому выводу не пришел. Он с явным порицанием и неодобрением посмотрел на девушку, от которой не утаился его взгляд.

Анна, - сказал меж тем Драгомир, - я знаю, ты бы очень хотела вернуться в Рувир, но мы думаем, лучше подождать какое-то время и пока тебе стоит побыть в Велебинском посаде, это предложил Данислав и он сообщит об этом Вителлию.

Но... Неужели ты думаешь, эти те люди вернутся за мной в Рувир? Даже если и так, они будут добираться туда больше суток! А к моему дому можно приставить охрану.

Анна, пожалуйста, мы не знаем наверняка, тем более после подозрений Заряна. Что если кто-то хочет убрать его с трона, собираясь выставить тебя виноватой? Ведь некоторые могли подумать, что ты сбежала со страху после содеянного и никто бы при этом не стал интересоваться, где ты находилась в момент покушения. А может быть, это Зарян решил поговорить с тобой с глазу на глаз, официально отправив уведомление в Истмирру, а по факту захватив тебя - мы же не знаем, сам он писал то письмо, или оно, написанное кем-то из придворных, было за его подписью.

Анна с минуту молчала, но Драгомир терпеливо ждал, неотрывно смотря на нее. Глядя на них со стороны, Долиан начал понимать, почему Северина попросила его сообщить об этой девушке властителю магии, то, как смотрел на нее царевич, с каким благоговением и любовью, ясно давал понять, что она не просто нравится ему, да и сама Анна относилась к царевичу с не меньшим трепетом.

Хорошо, - сказала, наконец, девушка, - но с условием. Северина поедет со мной.

Что? Но зачем?!

Не взирая на его слова, Анна обратилась непосредственно к девушке.

Северина, прости, что вот так сказала за тебя, но не согласилась бы ты поехать со мной в Велебинский посад? Составь мне пожалуйста компанию, пока я там, а когда все уляжется, мы вместе вернемся в Рувир, в училище сейчас учебный год все равно почти закончился.

Северина недоуменно смотрела на нее: зачем ей это? Анна ведь все слышала, слышала, как именно она жила до этого, и девушка видела ужас на лице Анны, когда та все узнала, при этом ей ничего не описывали детально. К тому же Анна еще даже не знает о том, что Северина угрожала Драгомиру и, если бы не Дамира, кто знает, смог бы он выбраться из того забытия, в которое она его отправила. Девушка открыла, было, рот, но ее опередил Драгомир.

Анна, изначально Северину хотели отправить в Чудоград, и не для того, чтобы она там отдыхала, а для того, чтобы она могла отработать то наказание, которое заслужила. Не знаю как, но по-видимому, работы в Чудограде ей заменили на работы в училище. И ты не знаешь всего об этой девушке. Без обид, я не хочу и не могу подвергать тебя дополнительной опасности.

Она же с антимагическими браслетами, а в Велебинском посаде будет еще и под присмотром сотни магов. По-твоему, этого не достаточно? - Анна перевела взгляд на Северину, та сидела с полуоткрытым ртом, не зная, что ответить, с одной стороны, ее немного обидело то, что Анна, действительно, принимает решение за нее, с другой стороны, она не знала ни Рувира, ни Велебинского посада, по большому счету, ей было все равно, куда ехать. - Северина, что скажешь?

Долиан, молча наблюдавший за всеми тремя, негромко откашлялся и вставил свое замечание.

Извините, что вмешиваюсь, но, мне кажется, его высочество прав, вам не следует так рисковать и находиться в обществе этой девушки.

Эй! Вы забываете о том, что она спасла меня! - возмущенно произнесла Анна. - К тому же... Драгомир, мы можем выйти?

Молодой человек, набрав в грудь воздух, так ничего и не сказал, молча встал и пошел в ту комнату, к которой отдыхала Анна. Едва он закрыл дверь, как Анна объяснила, наконец, с чем связано ее решение. Она ведь была учительницей мировоззрения, она занималась воспитательной деятельностью и теперь просто не могла себе позволить, чтобы Северина отказалась от того доброго начала, которое в ней, несомненно, было. Не смотря на полный рассказ Драгомира о том, что произошло в Пограничном мире, Анна осталась стоять на своем. Если сейчас на Северину будет оказано чрезмерное влияние, когда ей будут постоянно напоминать о том, что она сделала, призывая ее вновь и вновь покаяться в грехах, то ни к чему хорошему это не приведет, она может просто озлобиться и, мечтая только об одном - вернуться назад - пойти на любые действия, лишь бы добиться желаемого. Когда ее арестуют во второй раз, изменить что-то будет уже невозможно.

Ну что она мне сделает сейчас, когда на ней эти браслеты? - спросила наконец Анна, глядя в глаза Драгомиру и взяв его за руки. - Она хорошая, только обиженная. Посмотри как она берет хлеб, она оглядывается, словно его кто-то может отнять, значит, у нее было тяжелое детство, может, там в Пограничном мире, она наконец-то обрела себя, смогла почувствовать себя свободной, только пока она не до конца понимает, что поступала неправильно.

Драгомир со вздохом обреченно посмотрел на нее.

Я знала, что ты поймешь! - улыбнулась девушка и, встав на цыпочки, чмокнула его в щечку.

Они вернулись в комнату, где молча сидели Долиан и Северина, последняя неотрывно смотрела в полупустую тарелку, ей даже расхотелось есть, а Долиан неотрывно смотрел на дверь, гадая, как и Северина, чем могла быть мотивирована просьба Анны.

Северина, так ты поедешь с мной? - спросила Анна и, прежде, чем та успела ответить, добавила, - Драгомир не против. Насчет господина Данислава не бойся, я уверена, он тоже не был бы против, а Драгомир при первой возможности сообщит ему, где ты. И Долиана мы уговорим.

Девушка побегала глазами по столу, не зная, что ответить, наконец, Анна сама пододвинула к ней стул поближе и взяла ее за руку.

Тебе там понравится, вот увидишь.

Но я не понимаю.

А ты не думай, просто соглашайся.

Помолчав с полминуты, девушка молча кивнула, Анна улыбнулась.

Бедный Вителлий, он всю ночь не спал, потому выглядел неважно. Когда Дан увидел его, то невольно почувствовал укол совести: он в отличие от него хорошенько выспался, вместо того, чтобы, например, помочь Драгомиру и Вителлию в поисках Анна. Слуга безоговорочно пропустил его и девочку.

Господин Вителлий, - сказал Дан, подойдя к мужчине, который сидел в той же позе, что и вчера, Дан немного ужаснулся: а вставал ли он вообще с этого дивана? - У меня хорошая новость, Анна нашлась.

Вителлий недоуменно посмотрел на него, до не сразу дошел смысл сказанного. К тому времени Дамира уже успела поймать кошку и взять ее на руки.

Твоя хозяйка нашлась, - сказала она кошке, гладя ее, та, словно понимая, замурлыкала.

Вителлий вскочил и на радостях обнял Данислава.

Спасибо! Спасибо тебе!

Да я что, - виновато произнес молодой человек, - ведь не я искал ее.

Но ты сообщил мне об этом сейчас! Мне кажется, еще б чуть-чуть и я просто не выдержал бы и свихнулся. А как? Где? Кто похитил ее? Зачем? Она в порядке?

С ней все в порядке, она сейчас в Светлой Дубравке, это деревня недалеко от Даллима, Драгомир уже вылетел туда, но я думаю, что Анне пока не стоит возвращаться в Рувир, пусть она какое-то время поживет в Велебинском посаде, так будет безопасней. Драгомир отвезет ее.

Да, да, конечно, - согласился Вителлий не смотря на то, что на его лице было написано страдание, он понимал: в первую очередь сейчас надо думать именно о безопасности девушки, он даже заставил себя улыбнуться.

Ну вот, так вы выглядите гораздо лучше, - Дан тоже улыбнулся, - тогда, если вы не против, мы вас оставим: в городе готовится что-то нехорошее и это надо предотвратить до начала праздника.

Вот как? Может, я могу чем-то помочь?

Можете, и первое, что вам нужно сделать, это хорошенько выспаться.

Вителлий улыбнулся, усталый, но счастливый.

Спасибо, сынок, я так и сделаю.

Дамира, может, отдашь кошечку господину Вителлию? Он пойдет сейчас спать, и она могла бы лечь у него в ногах.

Я тоже хочу кошку! - грустно сказала девочка, передавая пушистую любимицу Вителлию. - А у нее бывают котята?

Дамира, ты же знаешь, что мы все время в разъездах.

Ты можешь приходить к нам, сюда. Чернышка, наверняка, запомнила тебя и уже считает своей.

Правда?! - глаза девочки загорелись. - Спасибо! Пока, Чернышка, - сказала девочка, еще раз погладив кошку, отчего та громко замурлыкала, и дала отцу взять себя за руку.

Хорошо вам отдохнуть, господин Вителлий. До встречи.

До свидания, увидимся.

Вителлий сам проводил их до двери и со спокойной душой отправился спать. Отсюда до центрального управления МСКМ было всего минут двадцать ходьбы, но уже за первым поворотом Дамира увидела знакомые лица.

Папа, - дернула она отца за руку, - там те люди, которые везли повозку, двое мужчин, без женщины.

Где они?

Повинуясь естественному порыву, Дамира указала пальцем в сторону двух мужчин, которые шли им навстречу. Оба заметили это и, увидев властителя магии, бросились бежать. Дан едва не выругался, просто так побежать за ними он не мог: для этого пришлось бы оставить Дамиру одну, но и отпустить двоих нарушителей он тоже не мог.

Забирайся мне на спину, живо! - присев на корточки, сказал он дочери.

Объяснять ей долго было не нужно, девочка ухватилась руками за плечи отца и он, создав вокруг себя потоки воздуха, поднялся вверх. Люди, что находились поблизости - шли по улице, смотрели в окна - переключили на них внимание, они не часто такое видели, а кто-то и вовсе впервые. С высоты Дан увидел тех мужчин, они свернули в переулок и побежали с завидной для хороших бегунов скоростью до ближайшего дома, вот-вот собираясь вскочить в открытую дверь подъезда. Один из них успел скрыться в коридоре, но второго Дан крепко ухватил воздушной рукой. В тот же миг в мужчину метнули кинжал, очевидно, его же товарищ. Даже держа человека на расстоянии, Дан понял: кинжал нанес серьезное ранение, мужчина падал. Упускать второго было нельзя. Данислав приземлился на ближайшую крышу.

Слезай, будь здесь, я скоро вернусь.

Хорошо, - тихо ответила девочка.

Она с ужасом смотрела на лежащего на земле мужчину. Тот лежал неподвижно, в неудобной позе, а из его груди торчал кинжал, окруженный красным пятном. Не смотря на свой юный возраст, девочка все поняла: того человека убили.

Нужно обязательно стереть из ее памяти это скверное воспоминание, но сначала - догнать второго мужчину. Данислав вбежал в коридор и поднялся по ступеням на второй этаж, на площадке было три двери, три квартиры, внизу квартир не было, так как внутри каждой квартиры существовала отдельная лестница, ведущая на первый этаж. Преступник мог скрыться где угодно, угрожая людям, пройти к окну и выбраться на улицу или мог подняться по узкой железной лестнице на крышу. Дамира! Не чувствуя ног под собой, Дан взобрался наверх и, откинув люк, облегченно вздохнул, увидев Дамиру на крыше соседнего дома и никого не увидев на крыше этого.

Отойди к противоположной стороне, сядь на корточки и оставайся там, я скоро приду за тобой, - громко сказал он ей, девочка согласно кивнула и быстро пошла на другую сторону крыши.

В этот момент внизу раздался женский крик, Данислав вернулся к люку, в коридоре он увидел молодую женщину примерно его лет, она стояла, прижав руки к груди, неотрывно смотря на открытую дверь своей квартиры. Дан спрыгнул вниз, звук заставил женщину вскрикнуть еще раз. Однако она сразу узнала его.

О, господин! Там, там! У меня дверь была не заперта, я маму ждала, а он ворвался, кинулся к окну, но оно было закрыто, тогда он побежал в другую комнату, там окно почти всегда открыто. И он, он спрыгнул!..

Женщину всю трясло, похоже, ей тоже не помешало бы забыть скверное воспоминание, но сначала ей надо будет рассказать все сотрудникам управления правопорядком. Данислав прошел в квартиру и подошел к распахнутому окну, оно выходило с внутренней стороны дома. На земле неподвижно лежал беглец, судя по положению головы, он свернул себе шею. Дан вернулся к молодой женщине, она по-прежнему стояла, прижав к груди руки, молча и испуганно озираясь по сторонам.

Побудьте пока здесь, дождитесь сотрудников управления правопорядком, хорошо?

Да, господин, конечно.

В этот момент на лестнице послышались шаги, сразу распознав по звуку знакомую походку, молодая женщина пошла навстречу.

Мама!

По-детски она крепко обняла ее и уткнулась в ее плечо, тихонько заплакав. Естественно, молодая женщина перевела вопросительный взгляд на Данислава, но, узнав его, смутилась: зачем властителю магии причинять вред ее дочери? Но он сразу развеял ее сомнения.

Побудьте с ней, пожалуйста, и не заходите в квартиру до прихода сотрудников из управления правопорядком, хорошо?

Да, господин.

Оставив их одних, Данислав вышел на улицу, в его сторону уже шли две сотрудницы управления правопорядком, они видели, как он поднялся в воздух и направился за двумя убегающими от него мужчинами, потом обе женщины слышали крики из дома. Он объяснил им, что здесь произошло, а также рассказал о бочонках в тупике Шестой Белой улицы, пояснив, что там скорее всего, взрывчатая смола, поэтому надо быть крайне острожными, что касается зажигательного шара, то он не опасен. Одна из женщин сразу развернулась и пошла доложить о произошедшем в оба управления, вторая направилась к дому. Дан меж тем поднялся в воздух, увидев его, Дамира сразу встала. Только когда они вернулись на дорогу, Данислав избавил девочку от плохого воспоминания.

Дамира, ты очень устала? Есть очень хочешь?

Хочу, но не смертельно. А вы ведь собирались идти в МСКМ?

Да, и, если все не смертельно, тогда идем, только мне нужно поговорить с Лукашем - согласна помолчать?

А у меня есть выбор? - скептическим голосом произнесла девочка, но тут же заверила отца. - Я вас одерну, если что.

Договорились.

Всю дорогу Данислав и Лукаш обсуждали детали претворения в жизнь идеи, которая могла помочь избавиться от зажигательных шаров, неизвестно в каком количестве находящихся в городе. И, когда Дан подошел к местному зданию МСКМ, он знал, что нужно делать.

Начальником рувирского отделения МСКМ был Руслан Чернов, с которым Данислав служил в мэрии Рувира семь лет назад. Сейчас господин Чернов был на месте и смог принять властителя магии сразу. Кабинет его был на удивление неброским, небольшой, один прямоугольный стол, за котором могли поместиться не более шести человек, вдоль стен стояли стеллажи с книгами и бумагами, а вдоль окна висели отодвинутые в сторону строгие соломенные шторы. Окно кабинета выходило на Монетную площадь, и Руслан еще издалека увидел идущего к нему гостя. Когда в кабинет постучали и вошла секретарь, он сразу, не дожидаясь доклада, сказал.

Просите.

С секретарем такое было не впервые, поэтому пожилая женщина отчеканила: "Как будет угодно", и, скользнув назад, открыла дверь Даниславу.

Спасибо, - вежливо поблагодарил он и вместе с Дамирой вошел в кабинет. - Добрый день, Руслан.

Приветствую вас, господин, добрый день юной барышне.

Здравствуйте, - вежливо ответила девочка.

Прошу вас, присаживайтесь.

Спасибо. Какая официальность, однако, при том, что я не раз говорил тебе обращаться ко мне более естественно, по имени.

Извини, я просто...

Боишься гнева властителя магии? Верно, частенько общаешься с господином Астеевым.

Э-э...

Расслабься Руслан, я пошутил, - Данислав сел напротив хозяина кабинета, указав Дамире на соседний от себя стул. - А теперь серьезно. В городе на праздник планируются беспорядки. Для начала этот случай с берейками - болезнь, поразившая их, была магической, и сотворена при помощи обходной печати. Зараза могла обрести форму и как живое существо захватить сначала Рувир, а потом она бы пошла дальше. Одновременно с этим в городе кто-то установил зажигательный шар, пока я нашел и обезвредил один, но где гарантия, что такие же не помещены на другом конце города. Я сообщил сотрудникам управления правопорядком, они заберут шар и повозку с бочонками, думаю, там взрывчатая смола, шар должен был сработать на закате самого длинного дня, то есть в самый разгар праздника. Вместе и болезнь в лесу у Запрудного, и зажигательный шар могут быть только частью плана, поэтому я прошу тебя поднять на ноги всех сотрудников, подключите управление правопорядком, но только проверять нужно все поделикатнее, чтобы у людей не было причин для паники.

Я понял, - протянул Руслан, пораженный известиями. - А кто может стоять за всем этим? У тебя есть мысли? Может, нужно искать кого-то конкретного?

У меня есть мысли, но при поисках исполнителей придется попотеть, кого мог привлечь в помощники Алвиарин, известно только ему.

Алвиарин? Это волшебник времен Алина Карона.

Да, все верно, Алин сделал для него три обходные печати, одну он использовал еще тысячу лет назад, вторую вполне мог использовать сейчас. О том, что это скорее всего он, говорит еще тот факт, что зажигательные шары делались при помощи разрешенных цепочек, но вместе с тем эффект получался разрушительным. Он сделал два десятка шаров, пять использовал Драгомир, еще три - сам Алвиарин во время войны Тусктэмии с Истмиррой, осталось двенадцать, именно такое количество мы нашли в Чудограде, возможно, Алвиарин утаил от Алина точное количество шаров, но мне почему-то кажется, что то орудие, которое обнаружила Дамира, совсем новенькое.

Тогда как же он?.. Капсула перемещения, - сам ответил на свой вопрос Руслан.

Почему нет?

Да, почему нет. Слушай, если шар сделан сейчас, значит, мы можем отследить, где и когда его сделали, нужно отправить запрос в Чудоград, пусть проверят записи камид.

Да, это хорошая мысль, но ждать нет времени, можно, конечно, напрямую спросить у Милоша или кого-то еще, но мы тут с Лукашем поговорили и, кажется, нашли способ, как отключить зажигательные шары, если они есть, то я их найду. Я дам тебе знать.

Руслан встал.

Я тоже пойду, нужно дать уйму указаний.

Дан кивнул и, легонько толкнув Дамиру в плечо, тоже встал. Выйдя на Монетную площадь, Дан отпустил руку дочери.

Постой здесь, - попросил он девочку и оставил ее у входа в здание, а сам оттолкнулся от земли и поднялся в воздух.

Дамира не испугалась, она много раз видела это и, отступив на шаг назад, прислонилась к стене и стала ждать.

Множество преград, как природных, так и созданных людьми, создавали помехи, а он должен был видеть все цепочки выстроенного заклинания. Дан поднялся так высоко, что пересек границу теплого воздуха, холод пронизывал его насквозь, но создание дополнительной защитной воздушной прослойки потребовало бы дополнительного внимания, но сейчас он направил все силы на проникновение в основу заклинания в двух мирах. "Ну что, Лукаш, начнем?" С помощью ронвельда он установил прочную связь с магическим полюсом, многократного увеличив возможности своего магического зрения. Он видел тысячи, десятки тысяч цепочек и заклинаний, они пронизывали толщу пространства, переплетаясь меж собой, создавая неповторимое звучание, дополняющее ткань мира. Но среди гармоничных цепочек были те, что звучали нестройно, искривляя пространство вокруг себя, и медленно разрушали линии магического полюса. Изначально Дан надеялся определить, выудить заклинание зажигательных шаров, но сейчас он понял, что может сделать больше. Ухватив конец одной из разрушительных цепочек, он проник внутрь нее, в ее суть, и, увидев связи между звеньями, разорвал ее. Разрушив первую цепочку, он ухватился за вторую, третью, четвертую. Снизу Дамира видела отдельные вспышки, как появлялись извилистые светящиеся змейки красного цвета, а потом они взрывались и исчезали. Люди на площади тоже следили за происходящим, они видели, как властитель магии поднялся в воздух, и поняли: что-то происходит.

За много километров отсюда еще один человек знал, что его лишили способа, который он использовал. Он нутром чувствовал, что созданные им творения, погибают. Готовый пожертвовать последней печатью, он ринулся создать новую цепочку, но едва он попытался связать два звена, как понял, что это невозможно, такого механизма больше не существовало. И сделать такое мог только один человек. Но как он это сделал?

Весь вымотанный и продрогший до костей, Данислав опустился на землю. Не обращая внимания на пристальные взгляды, он поманил за собой дочь и вновь зашел в управление. Поймав первого попавшегося сотрудника за руку - а тот только что отпрянул от окна - парень инстинктивно дернулся в сторону, испуганно смотря на властителя магии.

Скажи Руслану, вашему начальнику, пусть ищет и проверяет подозрительных людей. Зажигательных шаров больше нет, они были новыми, и в ближайшее время Алвиарин вряд ли сможет создать их по-иному принципу.

Парень молчал, недоуменно хлопая глазами, обреченно вздохнув, Дан спросил.

Ты меня слушал, запомнил хоть что-то?

Да господин, - отчеканил тот после пятисекундной заминки и умчался вглубь коридора.

Похоже, он вас испугался, - констатировала Дамира.

Если бы ты знала, как я от этого устал, - немного грустно ответил он, - наверно, до сих пор не привык.

Утром Гай поднял на ноги весь храм во Всевладограде. При всем при том, что первая служба начиналась в шесть тридцать, в шесть все уже собрались в Большом зале. Большинство еще вчера узнали о том, что на господина Броснова было совершено покушение и теперь он, наверняка, в свете этого собирался сделать какое-то заявление. Что если он уже кого-то подозревает? Или даже знает, кто за этим стоит, кто убил того паренька? Многие знали последнего, пусть они не общались с ним близко, но все-таки вместе с ним они ходили на службы и лекции, вместе работали в поле и по хозяйству - смерть юноши потрясла всех, хотя бы потому, что такое было совершено в храме. Да, все знали: Алин - не бог, и он не следит за каждым их действием, и все-таки, столько лет это место являлось духовным центром всего мира от Пограничной реки до северных гор, накопленная здесь годами духовная энергия пропитывала стены и наполняла коридоры и молельные залы. Даже если старая религия умерла, нельзя же пренебрегать наследием предков! Об этом перешептывались и переговаривались меж собой люди, но все разом смолкли, когда за кафедру вышел Гай Броснов.

Доброе утро всем. Я очень хочу, чтобы это утро действительно было добрым, но после того, что произошло вчера, даже не знаю: может ли оно быть добрым, - он с полминуты помолчал, а потом продолжил. - Вы знаете, что вчера коварно, ударом в спину был убит один из наших послушников. Его убил тот, кто не хотел, чтобы Мстислав рассказал правду. Правду о том, что среди нас есть заговорщики, которые хотят вернуть старую религию, по всему получается, любой ценой, хотя Алин никогда не призывал к жестокости и грязным методам. И вчерашний случай - это только один из методов, потому что цель здесь - покарать тех, кто узнал и принял истину, - Гай вновь помолчал, внимательно обведя взглядом всю аудиторию, и продолжил. - Многие из вас слышали, как сам Алин говорил о том, что он никогда не стремился к своему обожествлению и не желал создания господствующей в мире религии. Я понимаю, это известие перечеркнуло все, что мы знали до этого, и принять правду всем нам было нелегко. Но все мы понимаем, что отрицая истину, мы играем на руку тем, кто хотел подчинить мир своему влиянию. И мы способствуем их идеям, утверждая ложь и создавая мир, который был выгоден им, отрицая при этом реальность и подвергая действительность сомнению. Мы также потворствуем методам, к которым прибегали отцы старой религии и их последователи. Одним из таких методов было убийство потомков Алина Карона, я сам семь лет назад готов был казнить ни в чем невинного юношу только за то, что его предком был Демьян Собинов, родной сын Алина Карона. А знаете, почему потомков Алина преследовали? Потому что боялись, что когда-нибудь магия проснется и вернется властитель магии или еще хуже, один из них сможет пробудить магию и потом забрать власть себе. Власть, именно власть была для них камнем преткновения и именно ради подчинения себе отцы старой религии не боялись убивать, казнить и жестоко наказывать за любое неповиновение или сомнение в собственном превосходстве. Можно приводить много примеров, да вы и сами можете привести не один и не два таковых из истории, но я осознал, что мной, как и вами всеми, манипулировали, заставляя поддерживать созданную тысячу лет назад структуру, - сделав паузу, Гай обвел взглядом сидящих перед ним людей и продолжил. - Я не говорил этого семь лет назад, но сейчас хочу, чтобы вы знали: настоятель храма сразу после вступления в должность узнавал правду и не только он, но и его помощник, посвящена в курс дела была также приближенная стража. Не случайно на должность стражников брали неграмотных, некоторых из которых насильно лишали дара речи, чтобы никто из них не мог ни рассказать, ни записать то, что узнал. И те, кто создавал религию Алина и Алины предусмотрел многие варианты, в том числе возможную реакцию нового настоятеля на открывшуюся истину. Из истории вы знаете, что двоих настоятелей переизрабли сразу после вступления их в должность, так как те погибли от таинственной болезни. На самой деле тайны там никакой не было - тех двоих настоятелей просто убили. Я... мне нелегко было принять правду, но я смирился с ней потому, что понимал: религиозные устои настолько глубоко вплетены в жизнь общества, что даже подумать о разрушении этих многолетних связей слишком опасно. Но потом я преодолел свой страх и, когда властитель магии дал мне медальон, с заключенной в нем душой Алина Карона, я понял, что не только я один должен преодолеть свой страх, и все люди тоже, так как они, вы, имеете право знать правду и не мне решать, что вы должны знать, а что нет. Сегодня я прошу вас еще раз подумать над этим. Что касается убийства Мстислава, то я склонен предполагать два варианта, первый - его убийца или убийцы - фанатики, слепо верящие в то, что они считают непоколебимой истиной, и они не довольствуются собственным представлением о мире, в их планы входит навязать его всем остальным, с их согласием или без него. Второй вариант - эти люди знают, что делают, они сознательно следуют пути отцов старой религии, желая возродить мощную систему управления умами отдельных граждан и политикой всех государств. Тогда тех, кто видит и понимает правду, я хочу спросить: а надо ли покрывать преступников? Достойны ли они этого? Нет, не достойны! Прошу вас, нет, умоляю: даже если вас запугали, постарайтесь преодолеть свой страх ради других, ради будущего, своего и своих близких. Прошу вас, не дайте новым сетям опутать умы и поработить весь мир, позвольте себе и каждому знать правду, не живя в страхе и неведении!

Гай закончил свою речь просьбой, а не привычной фразой: "Идите с миром!", еще целую минуту он молча стоял за кафедрой, потом оставил ее, никто не проронил ни слова, все молчали. Не смотря на непривычную концовку каждый понял, что речь господина Броснова завершена, и что они могут идти. Сначала зал покинул Юрий, потом Гай, а следом за ними потянулись послушники и служители.

Юрий ждал Гая в коридоре и, когда он вышел, сразу спросил.

Что будем делать дальше?

Допрашивать, - не останавливаясь ответил ему господин Броснов.

Но, - не понял Юрий, - кого именно?

Всех новеньких из Северной Рдэи для начала, потом всех по порядку, от послушника до самого высокого служителя.

Включая меня? - уточнил Юрий

Гай остановился и подозрительно взглянул на своего помощника.

А тебе есть, что скрывать?

Нет, - быстро заверил тот, - нет, я не это имел в виду, просто, кто будет спрашивать, о чем? Извини меня, конечно, но я не верю в то, что на вопрос: "Что ты планируешь сделать для возрождения старой религии?" можно будет услышать полный и внятный ответ.

Я знаю, - печальным голосом ответил Гай, - но у меня нет других вариантов.

Утренняя служба так и не началась, всех попросили разойтись по своим комнатам, вход-выход из храмового комплекса закрыли, а через полчаса после своего утреннего обращения Гай начал допрос первого послушника из Северной Рдэи. Всего их было девять человек, но ни от одного из них Гай не услышал ничего полезного. Все утверждали, что прибыли в храм учиться с самыми что ни на есть благими намерениями, и никто никогда не подразумевал своей целью в жизни возращение старой религии. К двум часам Гай устал сам, вымотал нервы все послушникам, двоих доведя до истерики, а также пошатнул доверие жителей храмового комплекса друг к другу и поставил под сомнение безопасность пребывания здесь. Днем несколько человек, в основном послушники собрались у внутренних ворот храма с требованием выпустить их, но стражники не собирались нарушать приказ своего начальника и попросили всех вернуться в свои комнаты. Поняв, что их просьба не будет услышана, стражники доложили об этом господину Броснову.

Первые настоящие подозреваемые? - неуверенно спросил Юрий.

Первые трусы, - возразил ему Гай и распорядился. - Пригрозите им арестом, если не разойдутся, выполняйте угрозу.

Слушаюсь, господин! - отчеканил стражник и ушел выполнять приказ.

Не знаю, Гай, - неуверенно произнес Юрий, когда стражник вышел из кабинета, - не посеем ли мы этим панику среди...

Он не договорил: перед ним прямо из воздуха возник небольшой шар с горящим внутри пламенем. Гай не сразу увидел это, так как стоял у окна и смотрел во двор, краем глаза уловив недоуменное и испуганное выражение лица своего помощника, он посмотрел туда же, куда и он.

Что это? - вслух шепотом спросил Гай и невольно подался назад: пламя внутри шара вспыхнуло, но почти сразу погасло; Гай выдохнул. - А я уж думал: все!

Это... это же зажигательный шар! Тот самый, времен Алина Карона!

Гай медленно подошел к шару, сейчас он стал прозрачным, с виду обычный стеклянный сувенирный шар, разве что мастер забыл поместить внутрь красивый замок или покрытые снегом миниатюрные горы. Что это значило: пламя угасло до определенного момента или кто-то погасил его?

Не прошло и пары минут, как в дверь постучали и вошел стражник, доложив о появлении зажигательного шара в общем зале - это было большое округлое крытое пространство, которое соединяло собой почти все здания храмового комплекса. До него из кабинета Гая было рукой подать. Постепенно о появлении шаров доложили из разных участков, всего их было обнаружено пять, вместе с тем, что появился в кабинете самого господина Броснова, получалось шесть. Этого количества было достаточно, чтобы стереть с лица земли весь Всевладоград и все его окрестности на многие километры вокруг. Хотя пламя внутри шаров и погасло, Гай все равно опасался их срабатывания и не решался отдать распоряжение убрать их все и вывезти из города. О появлении оружия древности он должен был сообщить властителю магии, но сразу этого сделать не получилось: новость быстро разнеслась по храму и посеяла настоящую панику среди всех. Те, кто ничего не знал о зажигательных шарах, узнали о них от тех, кто знал, и все вместе ученики и учителя в страхе бросились к воротам. Гай и Юрий были просто бессильны что-либо сделать.

Гай, если мы сейчас не скажем, что мы знаем, что делать с этими шарами, - начал Юрий.

Оба стояли на улице недалеко от северных ворот.

Я знаю, я задам вопрос, надеюсь, мы получим ответ достаточно быстро.

К счастью, Дан не заставил себя ждать и вскоре сообщил им хорошую весть: шары не опасны. Глубоко вздохнув, Гай вновь нахмурился: оставалось едва ли не самое сложное - донести информацию до жителей храма и успокоить их. А потом надо продолжить поиски виновников, очевидно, что в одиночку незаметно установить все пять зажигательных шаров в разных уголках храмового комплекса, практически невозможно, хотя и этого отрицать было нельзя. И оставалось только надеяться, что пока этот кто-то не выкинет очередной номер, дав возможность своим противникам собраться и действовать.

К двум часам Дан наконец-то привел Дамиру обратно. Все это время Лора не находила себе места: она решила, что девочка потерялась, что с ней что-то случилось. Плюс ко всему Борис, спускаясь с лестницы, оступился и упал. Ей удалось усадить его рядом лестницы, но старик не мог встать, и было видно, что ему очень больно, но Лора не решалась уйти, чтобы позвать на помощь: вдруг девочка вернется или кто-нибудь придет, сообщит, где она, а ее, Лоры, не окажется на месте. Когда дверь открылась, и в дом вошел сначала Данислав, а потом Дамира, Лора радостно вскрикнула и крепко обняла девочку.

Не плачь, Лора! - немного сбитая с толку сказала девочка.

Тем временем Дан сразу обратил внимание на Бориса, сидящего в неестественной позе у лестницы. Голову старик облокотил о перила, а правая нога у него распухла.

Что случилось? - сразу спросил он у Лоры.

Женщина отпустила девочку и, не решаясь встать, расплакалась.

Лора! Ты что!

Он обнял ее за плечи и поднял ее на ноги.

Что с Борисом, Лора?

Он, он упал с лестницы, его нога...

Я понял. Присядь, - Дан подвел ее к дивану и, обратясь к дочери, добавил, - Посиди с ней.

Девочка села рядом Лоры и ласково погладила ее по руке.

Не плачь, Лора, папа вылечит Бориса, вот увидишь!

Старик слышал голоса, но не решился даже открыть глаза, чтобы посмотреть, кто это, он остался сидеть в той же позе, стараясь уберечь силы и не шевелиться, последнее могло вновь вызвать сильную боль, а так она немного поутихла.

Борис, - окликнул его знакомый голос, до того не сразу дошло: кто это.

Дан повнимательнее присмотрелся к старику, тот дышал, и ресницы у него потрагивают так, как если бы тот был в сознании. Судя по застывшей на лице гримасе он чувствовал сильную боль, что было немудрено, учитывая почтенный возраст дворецкого. Осторожно Дан поднес руки к его вискам и начал лечить. К тому времени, как он закончил, Лора немного успокоилась, даже предложила накрыть на стол.

Был бы очень тебе благодарен за это, а я пока отнесу Бориса в комнату. Дамира, пойдем со мной, откроешь мне дверь.

Хорошо!

Оставался всего метр до комнаты Бориса, когда Дан получил очередное сообщение, на этот раз от болотных царей. Уложив Бориса на кровать, он сначала ответил на вопрос Гая Броснова и потом уже пошел в столовую. Лора к тому времени подала на стол и, когда они вошли, она, опустив глаза, спросила, не нужно ли им чего-то еще.

Нет, спасибо. Ты сама-то ела?

Женщина отрицательно покачала головой.

Тогда поешь с нами. И, Лора, - добавил Дан, - я на тебя не сержусь, если ты переживаешь из-за Дамиры, а если из-за Бориса, то с ним все будет в порядке. Он проснется завтра вечером и даже не вспомнит о своей боли.

По щекам Лоры побежали слезы, они молча кивнула и вышла из столовой на кухню.

Это я виновата, да? - тихо спросила Дамира.

Дан вздохнул.

Я поняла, я больше так не буду.

Серьезно? Хочешь проверить свое обещание на прочность? Мне придется улететь, а ты пока поживешь здесь, и не будешь никуда уходить по своей прихоти в неизвестном направлении. Уходить можно, только сказав, куда уходишь, верно?

Верно, - мрачно ответила девочка, - а куда вы уезжаете?

К болотным царям, надо кое-что исправить.

Опять какие-то козни этого, как его, Алвиарина?

Откуда же я знаю, я пока здесь, а не там. Но вполне возможно.

Девочка откусила булку и, задумчиво прожевав, осторожно спросила.

А можно я вам докажу свое слово? Я никуда не уйду, не предупредив вас! Пожалуйста, папочка!

Но... разве ты не хочешь побыть здесь, у дедушки, завтра праздник в городе, ты же хотела побывать на нем.

Я хотела побывать на нем, но чтобы вы и мама были рядом, - грустно ответила девочка.

Может, мы еще успеем вернуться, не переживай, а ты пока побудешь здесь, поможешь Лоре, порадуешь дедушку своим присутствием. Ты вот, может, не знаешь, а он высказывает мне, что редко видит любимую внучку.

Девочка недоверчиво посмотрела на него, но куда ей было деваться? Она могла только согласиться. К тому же по здравом размышлении она прекрасно понимала, что сейчас лететь с отцом может быть просто опасно, если тут в Рувире обнаружился зажигательный шар, то неизвестно, что случилось у болотных царей, просто так к властителю магии они бы обращаться не стали. Дамира постаралась вести себя естественно, она охотно разговаривала с отцом, вместе с ним тормоша расстроенную Лору, которая все еще не могла прийти в себя. Потом Дан попросил Лору проводить его и девочку до площадки для птиц рокха, Лора не смогла отказать, хотя в душе она расстроилась еще больше: она ведь ничего не успела сделать за день, в том числе приготовить ужин.

Хорошей вам дороги, господин, простите, что так все вышло.

Не вини себя, Лора, это моя вина, а не твоя! - самокритично прокомментировала ее слова Дамира, на что пожилая женщина не смогла сдержать улыбки.

Она права. Так что не переживай, передавай привет отцу, но не говори ему, что я его так назвал, ладно?

Лора улыбнулась, Дан говорил ей так не в первый раз.

Удачи, папочка! Возвращайтесь быстрее!

Я постараюсь, милая, но ничего обещать не могу.

Дан ласково обнял девочку и поцеловал в лоб, Баруна на прощанье махнул им крылом. До последнего Дамира держалась и, только когда отец поднялся в воздух, расплакалась.

Что ты, милая, он скоро вернется! - сразу же постаралась успокоить ее Лора.

С высоты Дан не видел ее слез, но догадывался о ее состоянии сейчас. Ничего, она успокоится, она смелая и умная девочка, просто сейчас дала волю чувствам. Дан хотел связаться с повелительницей болотных царей, но почти сразу, как Баруна, набрав высоту, направился на север, в Тусктэмию, Лукаш принес еще одну нехорошую новость.

"Данислав, ронвельды волшебников из той группы, что отправилась в Северную Рдэю, они погибли, это может означать только одно"

"Что их волшебников убили, - мрачно закончил за него Дан. - Погибли... Кошмар! Скажи Радославу, чтобы срочно отправил туда вторую группу, только пусть будут начеку, проверяют каждый сантиметр прежде, чем сделать следующий шаг!"

"Хорошо".

Ну попадись мне только тот, кто за всем этим стоит! - вслух возмутился Дан.

Что такое? - уточнил Баруна.

Все плохо, друг, все очень плохо, - честно признался он и рассказал о грустном известии Лукаша.

К ночи они добрались до вотчины болотных царей, которые ныне обитали на границе Тусктэмии с Руйским княжеством. В древности болотные цари занимали еще ряд менее крупных болот, но тысяча лет заточения свела их численность на нет, и они вернулись на то место, которое можно было назвать их древней столицей. Болотные цари представляли собой серых медуз примерно двадцать сантиметров в диаметре, с короткими махровыми щупальцами. Живя в болотах эти магические существа отвечали за очистку воды, так как именно в болота реки приносят свои воды и, очищаясь, текут дальше. В частности сюда из Тусктэмии в Руйское княжество текла река Привольная. Тысячу лет назад вода в ней перестала очищаться и спустя меньше, чем сто лет, люди вынуждены были искать другой источник воды. Не все города смогли пережить такое испытание, и это событие перекроило карту поселений княжества. И вот спустя столько лет вода в Привольной вновь стала пригодной для питья, а теперь вновь какой-то недуг обрушился на нее. Болотные цари не могли сказать толком, что это, только то, что вода из Тусктэмии приходит с некой примесью, изъять которую они пробовали, но не смогли.

Владения болотных царей стали видны еще издалека: то тут, то там мелькали яркие клочки: тела волшебных медуз периодически вспыхивали, в темноте это вообще представляло собой красивейшее из всех зрелище. Некоторые люди совершали к этим болотам целые походы, только чтобы полюбоваться на это. Не долетая Светящегося болота, Дан попросил Баруну приземлиться у небольшого водного потока, большая часть Привольной к этому месту уже погрузилась в низшие слои, проходя сквозь толщу болотного пространства. С виду вода была самой обычной, Дан сел на корточки и задумался: с чего начать. Болотные цари не смогли сказать ему ничего определенного, и сам он ничего примечательного или хотя бы просто не вписывающегося в общие правила не находил. Но начинать с чего-то надо было.

"А что именно в воде не так?" - уточнил Дан у главы болотных царей, Купавы.

"В воде появилось что-то нехорошее, злое, иначе мы не можем это определить и назвать".

"Каким образом это влияет на воду? Она стала ядовитой? Или нет?".

"Пока нет, но что будет дальше, мы не знаем".

"Ясно, что пока ничего не ясно. А знаешь что, покажи-ка мне это изнутри, возможно я смогу что-то понять".

"Но для этого..."

"Мне придется стать частью тебя, - закончил за нее Дан, так как Купава замолчала. - Не бойся, я не стану вымещать твое сознание, просто делай тоже, что и всегда. Хорошо?"

"Конечно, господин".

Так как властитель магии наполовину являлся магическим существом, он мог наладить особую связь с любым другим магическим существом, проникнуть в него и слиться с его естеством. В прошлом властители магии не раз прибегали к такому способу, но лично Даниславу предстояло сделать это впервые, он мог обратиться к памяти прошлого, памяти своих предшественников, но он сперва решить испробовать собственные силы. Он полностью сосредоточился на своем магическом начале и в какой-то момент перестал ощущать свое физическое тело. В тот же миг его взгляд на мир изменился, мир вокруг стал другим, Дан словно прикасался к каждому предмету одновременно, а Баруну и водных царей он стал воспринимать особенно остро, он точно знал, где они находятся, что чувствуют, что думают, каково их настроение и уровень их жизненной энергии. Воздух вокруг поглощал окружающие предметы, укрывая их серовато-белой дымкой, как будто только что прошел дождь, прибив к земле пелену тумана от летнего пожара, начавшегося где-то вдалеке от города. Эта дымка как живая говорила о связи магических полей с материальным миром, говорила о состоянии окружающей среды. Едва взглянув на мир иными глазами, Дан понял: с водой что-то не так. Без труда нашел он Купаву в толще пространства и слился с ее естеством, вместе с ней погрузился в воду.

"Ты можешь пройти вверх по течению?"

"Я не могу уходить далеко от болота, здесь часть меня, как корни деревьев, если вырвать их наружу, дерево не сможет жить".

"Я понял, тогда дальше я сам".

Оставив Купаву, Дан углубился дальше, вверх по течению, чем дольше он находился в воде, тем больше проникал вглубь вопроса, в какой-то момент окончательно осознав: нет никакой причины, осталось только следствие. Вода действительно была отравлена ядом, созданным обманным путем, но как та болезнь в лесу под Рувиром, она приобрела черты живого существа, огромного существа, растянутого по Привольной на несколько километров. Радовало только одно: это вторая обходная печать, значит, больше ходов в таком духе Алвиарин не предпримет. Меж тем существо почувствовало, что кто-то изучает его, и, едва Дан попытался ухватить его силовым полем и сковать в прочный кокон, как оно яростно и отчаянно бросилось защищаться. Не ожидая такой атаки, такой силы, Дан отлетел в сторону от реки и не успел он вернуться к воде, как зверь стал подниматься. Огромная темно-синяя масса стала обволакивать его со всех сторон, сейчас он не мог колдовать также, как всегда, он не знал, что делать и единственное, на что мог он сейчас рассчитывать, это память прошлого, но сознание Данислава словно наткнулось на непреодолимую стену. Он изо всех сил постарался сосредоточиться на своей связи с магическими полями. Почувствовав слабость противника, зверь заключил его в силовой шар, который стремительно стал сужаться. Дан судорожно соображал - он ведь мог бороться на сущностном уровне с Алином, он мог обращаться к магии силовых полей без помощи Лукаша, так что сейчас мешало ему воспользоваться своими силами? Шар продолжал сужаться, Дан чувствовал, как уменьшается пространство вокруг него, но в какой-то миг он осознал, что этот шар соткан из магии, значит, он может пробиться сквозь него, более того, он может использовать ее. Он стал ветром, который несется в толще спокойных слоев воздуха, заставляя их двигаться быстрее и увлекая их за собой. Пробившись сквозь силовое поле шара, Дан отбросил от себя зверя и разрушил сдерживающую его сферу, а потом проник внутрь естества этого зверя и разорвал изнутри все цепочки и связи, образующую его основу, остальное, будучи более не упорядочено в определенном стиле, просто растаяло, останки чудовища вскоре разнесло в мощном водном потоке Привольной. Теперь можно было возвращаться, однако, открыв глаза, Дан с ужасом ощутил, что не может пошевелиться. Вокруг него было темно и тихо, но куда же делось свечение от болотных царей? Куда он попал и что смогло сковать его? Ему захотелось закричать, но и это сделать не получилось: тело полностью онемело, а неудержимый, тяжелый сон обрушил его в забытие.

Из Даллима Амалия, Гедовин, Модест и гонец, который доставил записку от Заряна, вылетели только к обеду, на двух птицах рокха. Амалия летела на Сайдаре вместе с Гедовин, а Модест, вооруженный щитами Видены, старался не думать о трясущемся от страха гонце - тот боялся высоты, непонятно было, как его такого вообще отправили в путь на птице рокха, неужели во всей Дамире не было нормального гонца, устойчивого к страху перед высотой?

Со щитами Видены Модест выглядел солидно, а сам он чувствовал себя уверенно, довольным и гордым собой. Щиты Видены представляли собой металлические блестящие легкие доспехи: нарукавники, нагрудник, накладки на голени, шлем и две палочки по тридцать сантиметров в длину, сейчас закрепленные на кожаном поясе. Палочки при соприкосновении друг о друга метали искры, способные на несколько часов парализовать противника. Щиты придумала и претворила свою идею в жизнь волшебница Видена почти полторы тысячи лет назад. Пять с половиной лет назад их нашел Модест в Велебинском посаде, целый месяц он никому не говорил о своей находке, пока однажды Гедовин и Драгомир не застали его бой с невидимым противником. В отличие от Модеста ребята предположили, что доспехи могут быть опасными и лучше сообщить о них взрослым. Взглянув на доспехи, Данислав попросил мальчика показать, чему тот научился. Но сражаться вновь с невидимым противником Модест не стал и просто сразу провел одну палочку о другую и, создав искры, выстрелил, попав точно в картину на стене позади Гедовин и Драгомира, искры пролетели между ними, а ведь стояли они близко друг к другу, оба даже вздрогнули, но признали: Модест никогда еще не был так точен и ловок, как сейчас, похоже, щиты Видены в прямом смысле слова преобразили его и придали ему сил. Дан похвалил его и разрешил оставить доспехи себе, за что мальчик был ему несказанно благодарен: он всегда чувствовал себя рядом с друзьями и особенно рядом с братом недостойным, даже ущербным, а так, с щитами Видены, он ощущал себя сильным, способным защитить друзей, если понадобится, и способным сражаться рядом с ними на равных. Но реальных боев в жизни Модеста пока не случилось, зато тренировкам он уделял немало времени, мечтая о том, что через пару лет он похорошеет внешне и вкупе со щитами Видены произведет неизгладимое впечатление на ту единственную, с которой он проживет всю жизнь. Подозревая о чем-то подобном, Гедовин и Дамира частенько хихикали за его спиной, но Модест старался не обращать на них внимание.

После четырех часов полета Амалия устроила привал на берегу небольшой речки. Место она выбрала поистине живописное. Речка здесь делала поворот, песчаный берег переходил в луговую растительность, а потом резко поднимался на метров пятнадцать в высоту. Гедовин шустро достала еду птицам рокха, а потом уже скатерть, расстелив ее на песке. Модест тем временем достал приготовленные дворцовым поваром пирожки, настой шиповника и сухофрукты.

Спасибо, - поблагодарила их Амалия, она устала сидеть несколько часов подряд и для начала немного прошлась босиком по горячему песку.

Поев, Гедовин и Модест искупались, позагорали и только спустя два часа все отправились в путь. Гонец из Дамиры нашел это странным, что они так задержались, но не стал произносить вслух никаких замечаний, он молча поел, быстро окунулся в речке и терпеливо ждал, когда госпожа Розина скажет собираться.

Сверху Тусктэмия выглядела небогато, природная красота - это да, но вот поселения. Поселения - в основном одноэтажные серые деревянные постройки, все дороги в выбоинах и колдобинах, практически нигде не мощеные камнем, и только в самой Дамире стояли красивые каменные дома, многоэтажные, украшенные всевозможными арками и барельефами, словно соревнующимися между собой в мастерстве исполнения. Только бывшие храмы портили весь внешний вид своей однообразностью и серостью. Город окружала мощная двойная стена, между стенами был небольшой промежуток, практически незастроенный - всего несколько каменных бараков для городской стражи, патрулирующей стены, башни и пять входов в город.

На улицах Дамиры было на удивление мало народу, зато ближе к центру люди стали попадаться группами так, что сначала не сразу стало понятно: это хвост настоящей толпы, которая заняла всю дворцовую площадь.

Похоже там какой-то митинг, - предположила Гедовин. - Что будем делать?

Летим на посадочную площадку, а дальше будет видно.

Может, пойдем в какую-нибудь гостиницу подальше от центра и останемся там до утра?

Сначала нужно попытаться узнать: в чем дело.

Модест старался прислушаться, но так ничего и не расслышал: о чем они говорили, но, в общем, об этом нетрудно было догадаться. К счастью, на посадочной площадке были работники, видимо, всеобщее собрание их не очень интересовало.

А что там такое в центре, вы знаете? - спросила Амалия у подошедшего к ним молодого человека.

Тот махнул рукой.

Ничего хорошего. Люди требуют вернуть власть храму.

Что?! - Амалия не верила своим ушам, она никогда не слышала, чтобы в Тусктэмии так сожалели о старой религии.

Да, да, только мы то знаем, что народ туда пошел из-за денег.

В каком смысле?

Да в прямом, - просто сказал парень, - Тем, кто придет из городских, обещали дать по монете, но в-основном там деревенских понавезли.

Но сверху мы не видели людей на улицах города, значит, туда пошли многие.

Да нет, просто никому неохота связываться, нормальные люди сидят дома, ну или как мы, работают.

Журан! - окликнул парня мужчина из окна домика для рабочих.

О, да, извините, - спохватился парень, - мне нужно записать ваши имена.

Конечно, - охотно ответила Амалия, - это Гедовин Смолина, Модест Нисторин, я - Амалия Розина, мы из Истмирры, а это Баян...

Травин, - договорил мужчина, - я - гонец его величества.

Записывая имена, парень прикидывал в уме, где он слышал имя молодой женщины, вспомнив, он побледнел и сразу засуетился. Даже если это не та самая Амалия Розина, упасть в грязь лицом все равно нельзя!

Я сейчас же распоряжусь подать экипаж, госпожа! Прошу, вас и ваших спутников следовать к воротам, о птицах рокха, на которых вы прибыли, мы позаботимся, можете не волноваться.

Спасибо, Журан, - улыбнулась Амалия, - мы очень тебе благодарны.

Меж тем в голове Амалия оценивала создавшуюся в городе ситуацию. Из того, что сообщил им Журан, следовало, что в Дамире есть кто-то, кто хочет возвращения старой религии, этот кто-то открыто заявил о своей позиции, для масштабности действия он организовал проплаченный митинг, значит, не очень то беспокоился об искренности своих временных сторонников. Сам факт подкупа говорил о небедном положении организатора митинга, возможно, и скорее всего, это не один человек. Один или несколько богатых людей Дамиры, которых, наверняка, все знают, но как вывести их на чистую воду до того, как они осуществят свои планы до конца?

Гонец почти сразу откланялся и поспешил к себе домой, а Амалии и остальным Журан предложил отправиться в хорошую гостиницу и переждать там обещающую быть беспокойной ночь.

- У нас несколько хороших гостиниц, я могу сказать кучеру, чтобы сразу вез вас туда.

Спасибо, Журан. Сколько с нас?

Проводив их до кареты, Журан вернулся в домик для рабочих площадки.

Ну что там? Кто к нам пожаловал? - спросил тот самый мужчина, что кричал Журану, парень работал второй день и к людям в одиночку вообще-то вышел первый раз.

Сама Амалия Розина! - мужчина присвистнул. - Ну ничего себе! Не часто таких гостей встречаешь! Повезло тебе, парень, второй день на службе и уже встречаешь именитых гостей. А я вот все семь лет Новой эры здесь и ни разу ни ее, ни властителя магии не видел. Ты кстати записал в книгу учета?

Да.

Хорошо.

Журан был прав, большинство городских предпочло не высовываться, на деньги купились только самые бедные, кому раньше и во сне не снилось, что можно заработать, просто постояв на площади. А вот многих сельских жителей можно было таким способом не заманивать: большинство из них всегда жило очень бедно и потому они, по крайней мере в душе точно, были не согласны с неравным положением. Религия Алина изначально опиралась именно на таких, недовольных своим положением людей, которые сейчас совершенно не хотели принимать во внимание тот факт, что и во время тысячелетнего правления Храма, жили они точно также. Однако общий враг всегда был замечательным способом объединить и повести за собой людей, которым скорее важно наличие этого врага, чем осознание его реального влияния на их жизнь.

Тем временем во дворце царила настоящая паника: Зарян в страхе бежал из города, когда люди еще только начали прибывать на площадь. Большая часть высших чиновником и придворных последовала его примеру, остальные не знали, что делать, то есть план действий мог выдать каждый, но эти люди привыкли выполнять поручения, а не отвечать за свою самодеятельность. Меж тем люди на площади требовали вернуть старую религию, покарать тех, кто смел отрицать божественное происхождение Алина. Естественно всех, кто поверил откровению из уст Гая Броснова, они назвали приспешниками Алины, а властителя магии - земным воплощением Алины. Именно такой застала всю картину Амалия. Под охраной Гедовин и Модеста она прошла к внутренним воротам дворца, здесь тоже сновали отдельные группы людей, но проникнуть внутрь никому пока не удалось: ворота хорошо охранялись. Амалия смело подошла к стражникам и, назвав себя и своих спутников, попросила пропустить их внутрь. Каково же было ее удивление, когда во дворце она не застала ни царя, ни его министров.

Так, - спрашивала она служащую, которую остановила и попросила объяснить, где все, - вы знаете хотя бы, кто остался во дворце? Видели кого-нибудь?

Да, только я всего лишь секретарь, я...

Я поняла, что вы - секретарь. Пожалуйста, проводите меня в тот зал, где проходят государственные заседания и попросите всех служащих, что остались во дворце, прийти туда. Просите помочь тех, кого встретите по пути.

Да, госпожа, прошу вас, идемте.

Спустя час все оставшиеся во дворце служащие и внутридворцовая стража собрались в зале заседаний, всего набралось три десятка человек, из которых две трети - стражники. Заходили все по отдельности или группами, здоровались с прибывшими гостями и останавливались у самых дальних от сцены мест, но Амалия сразу же просила их сесть поближе.

Всем добрый вечер, - сказала Амалия, стоя за кафедрой на небольшой сцене. - Даже если к нам кто-то еще присоединится, думаю, мы можем уже начать. Я знаю, что вы все немного растеряны и сбиты с толку тем, что происходит. Но давать сейчас волю своей растерянности нельзя. Нужно что-то делать, и для начала надо усилить охрану у ворот, поэтому я попрошу всех стражников и тебя, Гедовин, направить на это все силы. Модест, ты возьми с собой двоих стражников, иди в город и найди Милана Строева, если его нет на месте, тогда кого-то из его заместителей. Нам нужен тот, кого станут слушать люди.

Хорошо, - ответил первым Модест и бодро спросил, в упор посмотрев на ближайших к нему стражников, - кто со мной?

Двое мужчин переглянулись, но встали и пошли за Модестом к выходу. Гедовин тоже спустилась вниз, ведя за собой остальных стражников, в зале остались только Амалия и служащие: в основном секретари, а также архивариус и библиотекарь.

Не знаю, для чего это устроили, - говорила Амалия, - но сейчас нам важно удержать дворец, потому что, я уверена, его попытаются захватить. Возможно, люди пока не прознали, что царь... уехал, а возможно они чего-то ждут, какого-то сигнала.

Вы так думаете? - испуганно спросила та самая секретарь, которая первая встретилась Амалии.

Да, но бояться этого не нужно, - уверенным голосом ответила Амалия, - мы выстоим! А пока расскажите мне, что происходило в городе в последнее время. Это первый такой митинг или были еще подобные выступления?

Сначала все молчали, потом архивариус неуверенно, негромко, почти шепотом ответил.

Недели две назад кто-то расклеил и разбросал по городу листовки, в которых сообщалось, что наш царь, что он...

Говорите, - подбодрила его Амалия, - не бойтесь, это же не вы писали те листовки.

Что? Я?! Нет! - испугался мужчина, - Я - всего лишь архивариус, мне незачем...

Успокойтесь, - оборвала его на полуслове Амалия, - никто вас ни в чем не обвиняет. Лучше расскажите, о чем именно говорилось в тех листовках.

Мужчина, хлипкий, седобородый, лет пятидесяти пяти, нервно сглотнул и, помолчав, негромко ответил.

Там утверждалось, что наш царь боится собственной тени. Там была карикатура, где он убегает от портрета предыдущей жены короля.

Хм! Если это карикатура, то как же стало понятно, что там изображена именно первая жена Вячеслава Тимея?

Она всегда волосы укладывала своеобразна: почти все волосы она убирала в кичу, а спереди оставляла две пряди по бокам и вплетала в них цветные ленты. Там, на картинке, они синие были.

И много таких листовок было?

Да, очень, не меньше тысячи!

Ничего себе! - подивилась Амалия. - Похоже там целая бригада работала. Очевидно, что за этим стоят состоятельные люди. А как вы думаете, вы все, почему эти люди считают, что царь чего-то боится? Что-то же ведь должно было дать повод начать думать именно так.

Все молчали с минуты две, пока, наконец, архивариус не ответил также, вполголоса.

Царь Зарян утверждал, что на него покушались, причем трижды. И в последний раз он говорил, что это была его сводная сестра, Анна. Только в это... никто не верит.

Почему?

Архивариус кусал губы, но Амалия успела поймать его взгляд прежде, чем он захотел уставиться в пол, и попросила продолжить.

Стража дежурит у дверей, ведущих в его покои, всю ночь. Никто из стражников ничего не видел и не слышал, тогда как царь утверждал, что в его комнату входили люди с оружием. Все три раза он просыпался от шума, видел, как к нему в спальню заходят вооруженные люди, и начинал кричать, те пугались и убегали. На самом деле, когда царь Зарян начинал кричать, к нему вбегала стража, то есть даже если предположить, что стражники уснули на посту и не видели, как в спальню царя кто-то зашел, или стража внизу, не видела, как кто-то влез через окно, все равно непонятно, почему они там никого не видели, никто не видел и не слышал убегающих по коридору людей. С тех пор, как это случилось в первый раз, царь Зарян стал пить снотворное на ночь, так как решил, что это все-таки ему приснилось, но когда это случилось во второй раз, всего через неделю, он вообще стал бояться спать, особенно по ночам. Как результат, он мог уснуть даже за обеденным столом, не говоря уже о государственных собраниях и приемах. Последний раз он утверждал, что в его спальню вошла Анна Гарадина с кинжалом в руке.

Как давно это было?

Три дня назад.

А к лекарям Зарян не обращался?

Архивариус не ответил, зато со второго ряда поднялась рука, женщина лет сорока пяти встала и сказала.

Я - лекарь его величества, он приходил ко мне после второго случая, я долго беседовала с ним, и могу с полной уверенностью утверждать, что его душевное здоровье в полном порядке.

Это радует. Ну а волшебники с этим разбирались? Что если это была какая-то иллюзия?

Спальню его величества осматривали волшебники, но они ничего не нашли там, никаких следов сотворенных иллюзий, я знаю, что даже был составлен запрос в Чудоград, с просьбой предоставить отчет от камид, но никаких заклинаний в те ночи в спальне царя никто не применял.

Понятно, значит, после последнего случая Зарян послал гонца в Истмирру с просьбой передать ему Анну Гарадину.

Судя по реакции служащих - на их лицах читалось явное недоумение и смущение - они не знали об отправленном послании в Истмирру. Похоже, они наделялись, что Зарян не станет этого делать.

Понятно, а сегодня, что Зарян говорил? Кстати, когда именно он уехал?

Да почти сразу, - ответила лекарь, - как только люди на площади стали собираться. Он переоделся простым стражником и, не взяв никакой охраны, уехал через внутренние ворота. За ним последовали почти все служащие.

В этот момент открылась дверь и в зал вошел начальник дворцовой стражи, о его звании говорили золотые эполеты на красно-черной форме. Демид Гравин сделал всего пару шагов, дальше он не пошел, зато сообщил интересную новость.

Госпожа, у внутренних ворот стоит Златан Кромин и настоятельно просит, чтобы его пропустили внутрь. Он пришел не один, с ним десяток вооруженных до зубов людей.

Златан Кромин, - медленно повторила Амалия, на ходу вспоминая, - самый богатый человек Тусктэмии, владелец, если не ошибаюсь, трех предприятий в Истмирре. Хм! Неужели он? А чего именно он хочет? Зачем ему нужно во дворец, он сказал?

Да, ему стало известно, что царя и всех министров нет во дворце, и он переживает, что государство осталось без руководства.

Хм! Передайте ему, что я как представитель межгосударственной организации временно беру на себя полномочия по управлению страной, если он сам захочет возложить на себя эти обязательства, то сделает шаг к государственному перевороту, который не одобрит и не примет мировая общественность. Тем более господину Кромину стоит поостеречься вооруженного захвата власти. Только передайте ему это повежливей, ладно?

Да, госпожа. Я могу идти?

Конечно идите, удачи вам. Златан Кромин, - тихо, как бы про себя повторила Амалия, когда Гравин ушел, - какой ему интерес? Он и так фактически всем владеет!

Слова Амалии, даже переданные в вежливой форме, пришлись не по вкусу Златану Кромину, он побелел от злости. Откуда только взялась эта Амалия Розина? Ее здесь в принципе не должно было быть!

Хорошо, с ней я могу поговорить?

Гравин замялся, на такой вариант указаний у него не было, значит, ему ничего другого не оставалось, как уточнить этот вопрос.

Не поймите меня неправильно, но, учитывая все сложившиеся обстоятельства, я не могу решать от себя, однако я могу уточнить этот вопрос.

Хорошо, я подожду, - сдерживаясь, ответил Кромин.

Пока посланный Демидом Гравиным стражник ходил туда и обратно, охранники Златана не стояли без дела - они несколько раз отгоняли людей от своего хозяина, те рвались во дворец. Люди тоже узнали о бегстве молодого царя и теперь требовали пропустить их внутрь дворца: если царь боится править, они сами это сделают.

"Передайте господину Кромину, что если он правда хочет помочь, то пусть начнет разговаривать с народом и попросит их разойтись по домам. Восстановление порядка - сейчас наша главная цель", - так сказала Амалия и в неизменном виде передал ее слова посланный Демидом Гравиным стражник господину Кромину, который, побелев от ярости, едва сдержался, чтобы не выругаться.

Меж тем Амалия, заняв кабинет одного из министров, из окна могла наблюдать за тем, что происходит на площади перед дворцом. Люди стояли там довольно долго, многим из них надоело просто так стоять и выкрикивать сформулированные не ими лозунги, и тот, кто все это организовал, направил их на следующий шаг.

Когда начальник стражи вернулся к внутренним воротам, к ним подходил Модест, вместе с Миланом Строевым. К счастью, тот оказался на месте и согласился выйти к людям. Естественно, Златан сразу узнал его и не преминул спросить, что он здесь делает? Но ответил ему Модест, чем порядком разозлил одного из самых важных людей Тусктэмии. Златан Кромин, худощавый мужчина лет пятидесяти пяти, как всегда одетый роскошно и броско, в который раз за этот вечер возмутился. Мало того, что его, как самого надоедливого и нежеланного просителя, не пускают на порог, так ему еще какой-то молодчик, абсолютно ему незнакомый, говорит, что делать.

Не мешайте, господин, - сказал Модест, - и лучше идите домой, здесь может быть опасно.

Модест решил, что такого разодетого товарища вряд ли прельстила плата за участие в митинге, скорее всего, это был просто именитый горожанин, пришедший во дворец узнать, что происходит.

Да ты знаешь кто я?! Я не собираюсь выполнять указания какого-то мальчишки в дурацких доспехах или тем более неизвестно откуда взявшейся Амалии Розиной. Она здесь не царица, вот пусть едет в свой Даллим или еще лучше в Велебинский Посад и командует там!

Стражники и даже снующие рядом люди подались назад, отпрянув в сторону от человека, выкрикивающего пожелания для руководительницы международной службы контроля за магией убираться куда подальше из Дамиры. Может, господин Кромин и за это, но они лучше будут держаться в стороне, на всякий случай. Модест стрельнул на Кромина недовольным взглядом. Попросив настоятеля идти со стражником во дворец, он сам не преминул задержаться, скрестив на груди руки, молодой человек строгим голосом произнес.

Амалия Розина - глава межгосударственного комитета и в данной ситуации более правильно передать ей временное управление страной, а не местному жителю, который может быть приверженцем одной из сторон.

Ты на что намекаешь, сопляк?!

Я только хочу сказать, что человек со стороны - сейчас это более правильное решение.

Ну, конечно! Уж если кто и приверженец одной из сторон, то это как раз госпожа Розина. Или я не прав, и она не сторонник магии и низвержения религии Алина? Может, не она возглавила то восстание в Союзе Пяти Мужей? Или ее муж не властитель магии? Кому как не ей поддерживать магию, в данный момент желая подавить митинг, на который люди пришли высказать свое мнение, кстати сказать, идущее в разрез с ее представлениями!

А вы, я вижу, разделяете мнение этих людей, наполовину купленных и наполовину одураченных?

Никто нас не покупал и не дурачил! - крикнул кто-то из небольшой кучки людей в стороне.

Модест повернулся в ту сторону и невозмутимым голосом произнес.

Из достоверного источника нам известно, что многим горожанам, кто пришел сюда, платили, а по большей части сюда свезли сельских жителей. Весь мир знает, что в Тусктэмии на селе живут одни бедняки, которым наверняка сейчас еще что-то пообещали, помимо денег. Например, восстановление справедливости. Только религия Алина не обещала обретение материального богатства, но только духовного. Думаете, вернув старую религию, меньше станет хотеться есть?

Ему не ответили. Господин Кромин, которому все это окончательно надоело, тем не менее сдержался и не стал ничего отвечать заносчивому молодчику, впрочем, он уж достаточно продемонстрировал слабость своим поведением, неумением держать себя, особенно в общении с теми, кот стоял ниже него. Уходить так просто отсюда он не хотел. Шагнув к Демиду Гравину, он ткнул ему пальцем в грудь и негромко, холодно произнес.

Амалия Розина уедет, Гравин, а я останусь!

Начальник дворцовой стражи сглотнул, прекрасно понимая, что Златан прав.

Тем временем с внешней стороны дворца люди перешли в наступление. Но прежде, чем начать ломиться в окна и двери, им предстояло убрать выстроенных очень прореженным кольцом стражников. Несколько человек, самых активных из толпы, вышли вперед и попытались отнять у стражников выставленные вперед щиты, те пришли в некоторое замешательство - они бы больше поняли, если бы митингующие стали оттеснять их в сторону, а тут им как в потешном бою на празднике пришлось перетягивать на себя щит. Получив первый сигнал, Гедовин начала действовать, она стояла на террасе у главных ворот, но сейчас сбежала вниз по ступеням и начала колдовать. На создание щита требовалось время, которое должны были обеспечить стражники из числа тех, что пришли сюда вместе с ней, они вышли вперед и, оголив оружие, встали в угрожающие позы. Вид приготовленной к резне стали немного остудил пыл людей, а волшебница и вовсе нагнала страху. Некоторые из тех, что уже прорвались за кольцо стражников, остановились, сзади на них налетела следующая волна, но многие, наоборот, возжелали мести ко всем волшебникам, с криками последние ринулись вперед, на Гедовин. Целиком и полностью девушка погрузилась в магическое поле и сосредоточилась на создании щита, а стражники тем временем отбрасывали людей, стараясь пока отбиваться только руками и рукоятками мечей. Нельзя было допустить крови, первая кровь в толпе была подобна бомбе, из малого участка силой своего взрыва и ударной волны она поражала все вокруг. Стражники прекрасно понимали это и откровенно боялись, что Гедовин не успеет, до того момента, как щит начал формироваться, многим из ребят показалось, что прошла вечность и целая жизнь пронеслась перед глазами. Стражники отступили назад, за щит - митингующие последовали за ними, к счастью, рос щит очень быстро, и никто из них не смог перескочить через него, только один бедолага споткнулся и упал на стену щита в тот момент, когда она формировалась, этот человек так и остался лежать вниз головой, парализованный силой действия заклинания, прикованный к земле вниз головой до самого утра.

Теперь в боковое крыло, - скомандовала Гедовин и вместе со стражниками бегом направилась в левую часть дворца, чтобы сформировать второй блок щита. С правой стороны к дворцу примыкали особняки именитых горожан, к этой части Гедовин собиралась приступить в последний момент.

Из окон кабинета Амалия видела, как образовался первый блок щита, в том числе она видела того беднягу, который остался прикованным к земле вниз до самого утра, и она видела, как реагировали люди. Они остановились. Большинство из них слышало, но никогда не видело магического щита, ведь волшебников среди митингующих не было, да и кто бы из них пошел требовать собственного истребления? Даже в числе простых городских зевак, не понимающих, в чем дело и пришедших сюда узнать, что здесь происходит, магов не было.

Активисты митинга не ожидали такого поворота событий - их заверили, что магов во дворце не осталось, а немногочисленная стража не сможет оказать им реального сопротивления. Когда же они увидели щит, а потом до них постепенно дошла информация об Амалии Розиной, люди растерялись. Никто больше ничего не выкрикивал, не рвался вперед, а кто-то и вовсе захотел покинуть площадь. В этот самый момент Амалия и настоятель вышли на парадный балкон, все переключили на них внимание, щит был полупрозрачным - вышедших на балкон все видели, а также звукопроницаемым, воцарилась полнейшая тишина, все слушали то, что говорила Амалия.

Приветствую вас, жители Тусткэмии! - громко сказала молодая женщина. - Меня зовут Амалия Розина. Я прибыла сюда с тем, чтобы поговорить с вашим царем, но застала только страшную картину: народ, собирающийся напасть на главный дом в государстве. Я не вправе решать за вас, я могу только умолять вас задуматься над тем, к чему вас призывают отдельные личности. Чтобы они вам не обещали, но неужели это стоит того, чтобы жители одной страны дрались меж собой за чужие идеи? Говоря "чужие идеи", я никого не хочу обидеть, я только хочу подчеркнуть: религию Алина создали не вчера, а много лет назад - в том виде, в котором мы привыкли ее воспринимать, она сформировалась за столетия, и это может подтвердить стоящий здесь со мной господин Милан Строев, в недалеком прошлом настоятель Тусктэмии. Прошу вас, послушайте, что он скажет.

Амалия уступила место бывшему настоятелю Тусктэмии, ныне руководителю школы учения Алина. К слову сказать, в Даллиме остался храм, в разы обмельчавший по количеству зданий и числу верующих. Полностью религию Алина никто не запрещал, те, кто хотел верить в него как в Бога могли продолжать это делать с одним условием: не развивать экстремистскую деятельность. С каждый годом и даже каждым месяцем число верующих неуклонно сокращалось, конечно, оставались до глубины души преданные Алину старушки, но и среди них появлялись те, кто со временем принимал откровение Алина Карона. Идея не закрывать храмы принадлежала царю Изяславу, он здраво рассудил, что запретный плод всегда сладок, а потому нельзя позволить людям объединяться в подпольные общины и обсуждать на них не только постулаты учения Алина, но и действенные методы возвращения старой религии.

Милан Строев, пожилой седовласой мужчина с белой бородой сделал шаг вперед, люди на площади замерли, все ждали, что он скажет.

Добрый вечер всем! Мои дорогие сограждане, семь лет назад я, как и вы все, знал, что Алин Карон - наш Бог, даровавший нам справедливые законы, ведущий нас за собой, оберегающий от своей коварной сестры Алины. И, как и вы все, семь лет назад я узнал, что Алин Карон был властителем магии, который хотел изменить мир к лучшему, но он не стремился к созданию мировой религии, контролирующей каждую частицу общества, от мыслей простого человека до действий целого государства. Алин Карон не все делал правильно, и спустя годы он признал это и попросил прощения. Я был на том откровении во Всевладограде, я лично видел, как медальон на шее Гая Броснова растворился в воздухе, а светящийся сгусток проник в тело Гая. Гай начал говорить не своим голосом. Не скрою, я сам почувствовал холодок в душе, а то, что он говорил, вообще не укладывалось в голове. К тому времени мы знали о возрождении магии, и, я уверен, все с трудом принимали этот факт, так как это противоречило всему, чему нас учили, меня, вас, моих и ваших предков, на протяжении девятисот лет. Не тысячи, именно девятисот лет. Я объясню. Как священнослужитель я имел доступ в книжные хранилища Всевладограда, где видел книги с первыми изображениями Алина. Его изображали таким, каким он был при жизни: с серебряными волосами и выжженными изображениями крылатых обезьянок, ронвельдов, на тыльных сторонах ладоней. Я тогда просто не знал, что это означало, списав необычный облик на божественное происхождение Алина, однако несколько человек в храме уже тогда знали правду: настоятель Храма, его первый помощник и приближенная охрана настоятеля, последняя не в счет - заранее подобранных неграмотных стражников лишали возможности дара речи, чтобы они не могли никому ни рассказать, ни описать то, что могли узнать об истинном происхождении Алина Карона. Но настоятель и его первый помощник знали, знали и молчали ради сохранения мировой религии. Более того, господин Броснов еще до откровения Алина сам признался в том, что хотел бы сохранить религию, склонив нового властителя магии сделать то же, что и Алин Карон: убрать из Реального мира магических существ, тем самым не только практически лишив волшебников возможности колдовать, но и нарушив равновесие в мире. Потом надо было только вновь усыпить Драгомира Дэ Шора.

Семь лет назад, если бы магия не возродилась, нас бы уже здесь не было. Все вы помните золотое свечение, так вот это было не просто проявление магии, но восстановление одной из опор, на которых держится весь мир. Не верите? Тогда вспомните, что было до свечения, что вы чувствовали? Не помните? А я напомню: все мы чувствовали угнетение, тоску и горе. Однако после все вернулось в норму. Сейчас, после всего, что было, неужели вы хотите сражаться за возрождение старой религии? Ради чего? Что вам даст молитва, обращенная в никуда? Даже если душа Алина вас услышит, она ничем не сможет вам помочь. Во всяком случае не так, как вам того хотелось бы. Прошу вас, подумайте над этим. Пожалуйста.

Его просьба не делать опрометчивых шагов подействовала на людей, активисты митинга пробовали переубедить их, крича, что все это ложь и попытка в очередной раз запудрить им мозги, но основная масса услышала слова бывшего настоятеля - Амалия видела это. Постепенно толпа зашевелилась и люди стали расходиться, местные по домам, приезжие направились к городским воротам.

А где же царь? - тихо удивленным голосом спросил Милан.

Когда я пришла сюда, его уже не было. Похоже, он... сбежал. Причем мне не нравится, как именно. Он переоделся стражником и отправился один, так сказали мне служащие, по-видимому, Зарян отправился в свое тайное убежище, местоположение которого он не хотел раскрывать.

Милан покачала головой.

Интересно получается, если бы вас здесь не оказалось...

А такое очень могло быть!.. Господин Строев, вы позволите уточнить?

Да?

Что вы думаете по поводу нападений на царя?

Милан печально вздохнул.

Боюсь, то же, что и многие: ему это приснилось. Нет, вы не подумайте, я ничего плохого о нашем царе не хочу сказать, но говорили, как он указывал на убегающих из его покоев людей, при этом стражники ничего не видели. Я могу предположить, что они сговорились, но не могла же сговориться вся стража во дворце! В-общем, он спал и не до конца проснулся, о других причинах его поведения я боюсь даже думать.

Ближе к вечеру отец Долиана и еще несколько жителей деревни вернулись ни с чем, никаких следов Ставра или его товарищей они не нашли. К тому времени одежда Драгомира полностью высохла, а птица рокха, на которой он прилетел, отдохнула. Поблагодарив жителей Старой Дубравки за оказанную помощь, Драгомир, Северина и Анна собрались улетать. Они уже стояли на открытом пространстве сразу за деревней, когда в небе показалось несколько точек, ближе стало понятно, что это три птицы рокха, одна из которых стала сбавлять высоту.

Кажется, это за мной. - предположил Долиан, чем немного удивил гостей.

В смысле? - напрямую спросил Драгомир.

Я служу в МСКМ, в Даллиме.

Но отсюда...

Полчаса верхом.

Не хочется жить в городе?

По мне так в городе удобно работать и отдыхать, а жить гораздо приятнее здесь, к тому же мне нужно помогать отцу.

Действительно, на спине птицы рокха сидел мужчина в серо-сиреневой форме сотрудника МСМК. На лицо он показался Драгомиру знакомым, тот царевича точно видел раньше.

Ваше высочество! - обратился он к царевичу и, переведя взгляд на остальных, поприветствовал их. - Привет, Долиан, есть проблема. Я знаю, у тебя смена в ночь, но ты не мог бы сейчас отправиться с нами?

Да, конечно, я только переоденусь.

Хорошо, жду.

Две другие птицы рокха неспеша отправились вперед. Тем временем Драгомир позволил себе поинтересоваться.

Вы летите в Северную Рдэю?

Да.

Но ведь туда уже была отправлена группа. Что случилось?

Мужчина перевел взгляд на девушек, но, решив, раз царевича не смущает их присутствие, значит, при них можно говорить.

Они, они погибли, властитель магии сообщил об этом господину Юрмаеву.

Драгомир задумался, потом обратился к девушкам.

Анна, Северина, вы могли бы долететь без меня?

Что? - не поняла Анна, но тут же спохватилась. - Ты, что хочешь лететь туда? Там же погибли люди, там опасно!

Я знаю, но...

Ваше высочество, - обратился к нему сотрудник МСКМ, - при всем уважении, но мы не имеем права рисковать вашей жизнью.

Вы и не рискуете, я рискую сам, по своей воле. Анна, - прервал он девушку сразу, едва та успела набрать в грудь воздух и открыть рот, - все будет в порядке, не переживай. Тебе главное сейчас - это отойти от всего, что произошло, и ты не одна полетишь, а с Севериной, а я должен выяснить, что там.

Можно с тобой? - тихо, без всякой надежды в голосе спросила Анна, заранее зная ответ.

Прости. Северина, я на тебя надеюсь.

Сейчас Драгомир был рад, что Анна полетит не одна, даже если ее попутчица - девушка с сомнительной репутацией, впрочем, по всему выходило, что Северина опасна только в Пограничном мире без антимагических браслетов, и даже если ей каким-то образом удастся направить птицу рокха к дыре между мирами, она все равно ничего не сможет сделать Анне, да и не сделает - юноша видел, что высокомерие и самолюбование девушки растаяли после разговора с Амалией и Даниславом, чтобы они там ей не сказали, но это определенно повлияло на нее. В подтверждение последнего предположения Драгомира, девушка неуверенным голосом сказала.

Но я ничего не умею.

Вот уж неправда! Я знаю тебя всего день, и за это время ты столько успела сделать.

Анна стояла, опустив голову, настроение было никакое, сотрудник МСКМ чувствовал себя не лучше: случись что с царевичем - ему же придется отвечать, а запретить ему он не может! Оставалось только молить судьбу о благоприятном исходе событий. Когда Долиан вернулся, Анна и Северина уже сидели верхом на птице рокха, а место на спине второй птицы заняли Ростислав и Драгомир, Долиан удивился - его что решили заменить царевичем, но Ростислав подал ему знак рукой, чтобы он забирался. Обе птицы поднялись в воздух одновременно, но направились в разные стороны.

Долиан, - спросил Драгомир уже в воздухе, - и давно ты служишь в МСКМ? Просто ты ведь еще очень молод.

Две недели.

Две недели?! И вы уже берете его на такое рискованное задание? - с укором спросил Драгомир у Ростислава.

Но... он же - волшебник, хорошо сдал экзамены.

В свою очередь Долиана слова царевича больно кольнули, не скрывая обиды в голосе, он сказал.

Я не подведу вас, ваше высочество.

Прости, я не хотел обидеть тебя, просто я думаю, что тебе пока было бы лучше набраться практики где-нибудь поближе к дому.

Спасибо, конечно, но вы тоже еще очень молоды, к тому же занимаете такое положение. Стоит ли вам вообще так рисковать?

Драгомир ухмыльнулся, а Долиан был не промах, знал, что ответить.

Тем временем грустная Анна безучастно разглядывала оперение птицы рокха, зато Северина никогда не летала до этого, если не считать того падения в щель между мирами, сейчас она во все глаза смотрела вниз с открытым ртом и горящими от восторга глазами. Сидела она позади Анны и то и дело свисала то на один край, то на другой. Сверху ей все казалось таким маленьким и смешным, а самой себе Северина казалась большой, но в то же время уязвимой: стоило ей соскользнуть со спины птицы рокха, и ее ждала неминуемая гибель. В какой-то момент сверху Северина увидела огонь и столб дыма, внизу вокруг здания бегали крошечные люди. Наверняка, они что-то кричали, но девушка ничего не могла разобрать со своей позиции.

Похоже, там пожар, - громко сказала она, обращаясь к Анне, та пребывала где-то в своем мире.

А?

Я говорю там внизу, пожар.

Анна чуть свесилась вниз, тоже увидела пожар и грустно прокомментировала.

Был бы с нами Драгомир, он бы его потушил. Семь лет назад, в Рувире, он уберег от пожара весь город. Силой магии он поднял огромную массу воды и обрушил ее на горящие дома.

Целый город?

Да, а ты... разве не слышала об этом?

Нет, я... мало что знаю и помню об этом, мне ведь было всего десять, когда все произошло. Я знаю только то, что возрождение магии началось с Рувира. Кажется, семь лет назад там была война.

Хочешь расскажу, что именно там происходило? Дорога все равно займет какое-то время.

Давай! - охотно согласилась Северина.

Примерно с полтора часа Анна рассказывала девушке о своей жизни в Рувире, в частности о событиях, непосредственной участницей которых она была. Когда же впереди показался город, Анна призналась.

Северина, ты ведь не обидишься, но там внизу, это Рувир. Побудешь у меня дома, я покажу тебе город.

Но ведь его высочество сказал вам лететь в Велебинский Посад.

Я знаю, - Анна прикусила губу, - просто раз уж Драгомир не полетел с нами, я решила сначала навестить дядю. Пойми, у меня никого, кроме него нет, я очень люблю его. Не волнуйся, все будет в порядке. Только у меня к тебе небольшая просьба.

Да?

Не исчезай, ладно?

В смысле? Ты думаешь, что я сбегу?

Нет, нет! Я ничего такого не имела в виду, просто ты ведь не знаешь город, даже если ты бывала в Рувире в детстве, поверь, город очень изменился за последние семь лет.

Хорошо, - безразличным голосом ответила Северина так, что Анна засомневалась, услышала ли она ее просьбу.

Пожалуй, лучше бы было ей промолчать, а так она, скорее всего, обидела девушку, напомнив ей: она все еще под наблюдением и ей просто нельзя никуда сбегать из поля зрения Анны. Но Анна искренне надеялась на то, что Северина никуда не исчезнет. К тому времени, когда Анна на радость Кейдры и Дэлии вернулась домой, проснулся Вителлий, он в отличие от слуг не только обрадовался, но и расстроился.

Анна! Я так рад, что с тобой все в порядке, - он крепко обнял ее, но тут же, отстранив от себя, взял ее за плечи и строго сказал. - Анна! Ты должна была лететь в Велебинский Посад! Что ты здесь делаешь?

Девушка изобразила невинное лицо и пожала плечами.

Я думала, что вы очень переживаете, и я сама очень хотела увидеть вас. Вас, Кейдру и Дэлию. Разве вы не рады, что я здесь?

Рад, конечно! Как тебе такое могло в голову прийти?! Я просто очень переживаю за тебя. Данислав заходил сюда днем и сказал, что ты нашлась и что тебе сейчас лучше побыть в Велебинском Посаде. Драгомир должен был вылететь за тобой. А кстати, где он?

Полетел в Северную Рдэю, - грустным голосом, понурив голову, ответила Анна, - там что-то произошло, перед этим туда отправилась группа из МСКМ, и они все погибли. Погибли! - с ужасом повторила девушка и обиженно добавила. - Но он сказал, что непременно должен знать, что там происходит!

Девушка закусила губу и понурила взгляд, Вителлий постарался успокоить ее.

Не переживай, он - сильный волшебник, и просто так себя в обиду не даст. А эта девушка, прости, милая, - обратился он к Северине, - я даже не поздоровался, невежественный старик.

Ничего, все в порядке, - заверила его та.

Это Северина, она спасла меня, она и еще юноша, Долиан, оказалось, что он служит в МСКМ, собственно за ним и прилетели в деревню, а Драгомир поинтересовался, куда они направляются и вот, полетел с ними. Эх, прилети они минут на пять попозже!

Вителлий отпустил, наконец, Анну и, подойдя к Северине, по-отечески обнял ее.

Спасибо тебе! Знай, что в этом доме тебе всегда будут рады.

Девушка смутилась, негромко поблагодарив его.

Спасибо.

Тем временем Лиан вернулся домой, обычно он всегда открывал дверь своими ключами, но сегодня он их забыл и, позвонив в дверь, вместе с гостем стал ждать, когда подойдет Борис или Лора, каково же было его удивление, когда дверь ему открыла Дамира, взмыленная, запыхавшаяся и перепачканная в муке. С неменьшим удивлением смотрел на девочку и господин Чернов, который вместе с мэром собирался в неформальной обстановке обсудить ситуацию, сложившуюся в городе.

Дамира! В чем дело?

Девочка скользнула глазами на гостя и, быстро отчеканив, "Мне пора!", убежала в сторону кухни.

А где Борис и Лора? - только и успел он крикнуть ей вслед, но она не ответила.

Шустрая девочка, - с улыбкой сказал Руслан, проходя вслед за Лианом в дом.

Даже очень. Руслан, вы проходите, а я пока проверю, в чем там дело.

Да, конечно.

Решительным шагом Лиан прошел на кухню, каково же было его удивление, когда он застал там только Дамиру.

А где Лора?

А Лоре плохо, у нее болит живот, Борис утром сломал ногу, папа исцелил его, поэтому он сейчас спит, зато я приготовила ужин.

Лиан почувствовал, как волосы на его голове шевелятся. Даже если Лоре действительно плохо, то как она могла доверить маленькой девочке одной готовить?! Словно читая его мысли, Дамира уточнила.

Не переживайте, я работаю под руководством Лоры. И я пробовала, все очень вкусно, вот, попробуйте сами, - сказала она, протягивая деду пирожок. - Тесто делала Лора, еще днем, а я делала начинку, тесто правда раскатать получилось не очень, но пирожки все- равно пропеклись и даже не пригорели!

Ты что сама ставила и доставала тесто из духовки? - ужаснулся Лиан.

Нет, ставила Лора, а достать мы попросили лекаря, вторую порцию через минут пять можете достать вы.

А если бы я пришел позже?!

Я бы просто выключила плиту и открыла крышку.

Кошмар! Подожди, а лекарь? Кто за ним ходил? - спросил Лиан, уже подразумевая ответ, он уточнил сразу. - Только не говори, что ты одна ходила за лекарем!
- Одна, - спокойно подтвердила девочка.

Лиан схватился за голову, но девочка ничего плохого в этом не видела, хоть и обещала отцу не уходить одной, но, коли уж возникла необходимость, нарушила данное слово.

А твой отец...

Улетел, еще днем.

Я знаю, но он, часом, никогда не говорил тебе, что нельзя ходить одной по улицам? Или, например, готовить? Дамира! Пообещай мне, что в следующий раз ты не будешь в одиночку экспериментировать с ужином и подождешь меня.

Ну, хорошо, - согласилась девочка, в душе абсолютно не понимая, что такого она сделала и почему дедушка так расстроился. То, что она ушла утром, Дамира признавала, было излишней вольностью, но здесь!

А вот Лора прекрасно понимала, как отреагирует господин мэр на поступки девочки и на тот факт, что она, Лора, все это допустила. Ее и без того скверное состояние усиливало осознание того, что сейчас она не могла приглядеть за девочкой, не могла выполнять обязанности по дому. Обычно ей всегда помогал Борис, но сегодня и он оказался не в строю. Лора откровенно побаивалась возвращения хозяина, конечно, она знала, что он не станет кричать на нее, но в отличие от своего сына не станет успокаивать ее и тем более приглашать за стол, а она сама будет чувствовать себя виноватой, расценивая молчание хозяина как молчаливый упрек. Впрочем, упрек с его стороны она считала оправданным.

Дамира, я тут все доделаю, а ты сходи пока переоденься, ладно?

Можно. Передаю вахту, - деловито сказала девочка и, отдав деду кухонное полотенце, убежала наверх.

Лиан вздохнул, это он еще не знал об ее утреннем преследовании подозрительных людей! Он знал только от Руслана, что Дан приходил к нему с девочкой. Подобного Лиан не признавал и не раз говорил и Дану, и Амалии, что им не стоит брать ребенка с собой, только если они идут с ней гулять, но никак не тащить ее за десятки километров в какое-нибудь место, где совершил преступление некий скверный волшебник; не стоит ей быть в кабинете Амалии и слышать все, что докладывают главе МСКМ, слушать серьезные совещания. Но все его замечания и пожелания Амалия просто игнорировала, а Дан всякий раз старался сменить тему. Теперь ребенок привык, и если во дворце в Даллиме она чувствовала себя как дома, а царя Изяслава называла дедушкой, то теперь слова Лиана: "Давай я принесу чай с пирогами тебе и Лоре в комнату", она восприняла как несерьезное предложение. Она сама отнесла чай Лоре и пришла за общий стол, Лиан возвел глаза к потолку, но промолчал. Как-то пару лет назад он отчитал девочку за то, что та носилась по дому и разбила дорогую напольную вазу. Но Дан тут же вступился за нее: ребенок плакал и сам расстроился из-за того, что произошло, зачем же еще ругать ее? После внучку Лиану не привозили два месяца, он приехал за ней сам в Велебинский Посад - как ни странно, сама Дамира в обиде на него не была и охотно согласилась погостить пару дней у деда.

Дамира, я слышал, ты сама испекла эти пироги, - похвалил ее Руслан. - Молодец, очень вкусно.

Ну я не сама, то есть не совсем, но все равно спасибо. Жаль только с ужином ничего не получилось, вы уж извините.

Как это не получилось? Ужин просто замечательный! Помню я в твоем возрасте мечтал о таком ужине, когда тебя не заставляют есть кашу или тушеные овощи, а подают сладкие пироги и чай.

Девочка улыбнулась. Отдать должное, она не встревала в разговор взрослых и ответила только один раз, когда непосредственно к ней обратились с вопросом. Она сама отнесла свои чашку и тарелку на кухню и пошла проведать Лору, заодно забрать у нее посуду. После она ушла спать. Устав за день, Дамира очень быстро уснула, но ночью ей приснился странный сон. Она оказалась в Храме - девочка откуда-то на подсознательном уровне знала, что это именно Храм. Она стояла посреди огромного зала с высоким куполом, странным алтарем в центре и очень большими окнами, украшенными цветными фресками, на которых были изображены все магические существа. Почти всех их девочка видела вживую, кроме ронвельдов, болотных царей и снежин. Пол в Храме был устлан шахматной черно-белой плиткой, а белые стены украшали фрагменты написанных витиеватым шрифтом текстов. Почему-то Дамире показалось, что это именно фрагменты, потому что текст где-то начинался с маленькой буквы, перед которой стояло троеточие, где-то, наоборот, с большой, но заканчивался троеточием. Крутанувшись на месте, она, еще раз пробежав глазами по изображениям магических существ, не нашла изображения властителя магии - оно было на центральном куполе, только выглядело не как витраж, а как картина на холсте. Дамира пожала плечами и направилась к двери. Потянув ручку двери на себя, девочка увидела впереди красивую галерею с золоченными стенами, пол и потолок были украшены рельефными рисунками, на полу - рыбы и кораллы с водорослями, на потолке - птицы, облака и солнце. Окна в галерее были открытыми, без стекла, и здесь, в отличие от зала ощущались свежесть и аромат цветов. Девочка прошла до конца галереи и вышла на улицу. Ее окружила живописная местность: шелковистый луг с большими и маленькими цветами всевозможных окрасок, а в нескольких метрах ручей, быстрый и с кристально чистой прозрачной водой. Девочка глубоко в себя вдохнула воздух и, присев на корточки, провела рукой по траве. Она была такая мягкая и прохладная! Дамире ужасно захотелось пробежать по этой травке босиком. Почему бы и нет? Она сняла босоножки и стремглав помчалась вперед. Было так легко, так здорово! Перемахнув через ручей, в какой-то момент Дамира обнаружила, что луг резко заканчивается, девочка затормозила и медленно, отрывисто дыша после пробежки, подошла к краю, дальше был обрыв - весь этот чудесный луг просто отсекало темное пространство, состоящее из клубящихся паров. Создавалось впечатление, что там, внизу, земли нет, но решив все-таки проверить это, Дамира села на край и осторожно свесила одну ногу. И тут же нечто ухватило ее за ступню и с силой дернуло вниз. Дамира отчаянно закричала: она падала, а вокруг ничегошеньки не было видно. И в этот миг в голове промелькнула отчетливая мысль: папа там, внизу, и ему нужна помощь. Тяжело дыша. Дамира открыла глаза и села на кровати. Нет, она никуда не падала, значит, это был только сон, всего лишь сон. Тогда почему же чувство опасности, грозящее отцу, не покидало ее? Она по-прежнему была в этом уверена, что во сне, в пропасти среди тумана, что и сейчас, в реальном мире. Девочка чувствовала, что с отцом что-то случилось, не зря же ее сон был столь необычен: разве можно во сне ощущать аромат цветов, прикосновение травы, дуновение ветра? Нет! Все было так реально, как в видении. Точно, это видение, решила девочка. В этот момент в комнату вбежал Лиан.

Что случилось, милая?

Он сел к ней на кровати и, обняв малышку за плечи, прижал к себе одной рукой, а другой погладил ее по голове.

Плохой сон? Не думай о нем, забудь, это только сон.

Нет, это было видение, с папой что-то случилось.

Видение! Да, сны бывают очень загадочными и порой кажется, что это какие-то видения, навеянные кем-то.

Да, нет же! Это было настоящее видение!

Почему ты так уверена, что тебе это не приснилось?

Там все было такое настоящее, - пояснила девочка, - я даже чувствовала ветер и помню, как пахли цветы.

Милая, это же просто сон, присниться может и не такое!

Нет! - обиженно ответила девочка и дернулась в сторону. - Это правда, я чувствую, с папой что-то случилось!

Лиан осторожно взял девочку за руки и, развернув к себе, поймал ее взгляд.

Дамира, твой папа - властитель магии, могущественный волшебник, я уверен, он сможет постоять за себя.

Вы мне не верите! - сокрушенно произнесла девочка.

Нет, что ты! Просто... может, пока рано делать поспешные выводы? Давай подождем до утра, вдруг ты еще что-нибудь увидишь? Например, что именно случилось, и где он сейчас.

Девочка недоверчиво посмотрела на него: минуту назад дед утверждал, что ей все приснилось, а теперь предлагал подождать еще одного видения? Но, увидев, его натянутую улыбку, Дамира поняла: он лжет, чтобы она успокоилась и легла спать. Прикинув в уме, что его не переубедить, девочка решила подыграть.

Наверно, вы правы, - сказала она, укладываясь на кровати.

Вот и хорошо, - ласково ответил Лиан, укрыв девочку одеялом. - Спи, а утром расскажешь, что ты еще увидела. Договорились?

Девочка кивнула и закрыла глаза.

Спи.

Убрав волосы со лба девочки, он поцеловал ее и вышел в коридор, в дверях он едва не столкнулся с Лорой.

Я слышала крик.

Все в порядке, просто приснился кошмар. Ты сама-то как? - спросил Лиан, закрывая дверь.

Судя по тому, что она только дошла сюда, чувствовала она себя неважно. Даже сквозь полумрак Лиан видел, как она бледна.

Может, тебя проводить? - участливо спросил он.

Женщина смутилась.

Нет, нет, спасибо, я потихонечку, сама.

Как только дедушка закрыл дверь, Дамира открыла глаза, спать ей точно не хотелось, единственное, о чем она могла сейчас думать, это что ей делать. Дедушка ей не поверил. Значит, надо искать того, что поверит. Может, пойти к господину Чернову? Но что она ему скажет? С папой что-то случилось. Где, что именно произошло? Отец сказал ей, что летит к болотным царям. Но это был днем, он наверняка, уже улетел оттуда, только вот куда? Если отец еще у болотных царей, это одно - так ей хотя бы известно направление, а если он уже улетел со Светящегося болота? Тогда все совсем интересно получалось! Ей придется просить господина Чернова лететь неизвестно куда, не имея ни малейшего представления, что его где-то там ждет. Так, в раздумьях, Дамира пролежала остаток ночи, когда в семь часов к ней зашел Лиан, то порядком удивился.

Ты сама оделась?

Дамира скосила на него снисходительный взгляд.

Дедушка, мне уже шесть лет. Конечно, я одеваюсь и раздеваюсь сама!

Здорово, молодец! Завтракать будем?

Да, конечно, кстати, умыться я уже тоже успела. Идемте. А Лора? Как она?

Я ее пока не видел, так что на завтрак у нас только чай и хлеб с сыром. Вообще, ты знаешь, это странно, что ей до сих пор плохо. Если к ней приходил лекарь, то почему не смог помочь?

Обычный лекарь, - пояснила Дамира, - все волшебники были на вызовах.

А, ну тогда понятно. Знаешь, я тут подумал, что надо бы нанять еще одну помощницу, а лучше двух. Во-первых, кому-то нужно хлопотать по хозяйству, пока Лора болеет, и не только, Лора уже не молода, и помощь ей пригодится. Во-вторых, за тобой кто-то должен присматривать.

Дедушка! - возмутилась Дамира и во второй раз за утро напомнила ему. - Мне уже шесть лет!

Тебе всего шесть лет, - поправил ее Лиан, - и ты прекрасно знаешь, что я категорически против сумасбродной идеи твоей матери о том, что ты таким образом должна учиться самостоятельности.

Но я вполне могу занять себя сама! - обиженно сказала девочка. - Я никого не буду доставать!

Что значит "доставать"? Я совсем не это имел в виду.

А что же? Зачем еще сидят с маленькими детьми?

Лиан вздохнул, спорить с ней было сложно, особенно, если учесть, что ребенок привык к относительной самостоятельности. Как и вчера за столом, господин Нисторин промолчал, дав себе слово на этот раз, решительно и серьезно поговорить с сыном и невесткой по поводу их дурацкого решения. А пока надо было, действительно подумать о помощниках по хозяйству, но, поразмыслив за завтраком, Лиан решил, что вот так просто доверить внучку и дом абсолютно незнакомому человеку, он не может, а времени заниматься поиском новой прислуги у него сейчас нет, поэтому, поразмыслив, он предложил такой вариант.

Слушай, как насчет того, чтобы ты побыла днем в доме господина Вителлия? Кажется, у него дома живет кошка.

Да, ее зовут Чернышка. И я не против.

Отлично! А вечером я тебя заберу, и мы пойдем ужинать в ресторан, договорились?

Ладно.

К восьми за Лианом приехал служебный экипаж. Заехав в больницу, господин Нисторин попросил кучера отвезти его к дому настоятеля библиотеки. Дверь им открыла Анна, немного удивленная ранним визитом мэра, не менее был удивлен и Лиан, ему доложили о том, что Анна нашлась и для ее же безопасности Драгомир должен доставить ее в Велебинский Посад.

Доброе утро, господин мэр, доброе утро, Дамира, пожалуйста, проходите.

Здравствуй Анна, рад что с тобой все в порядке.

Спасибо.

Дамира в знак приветствия с кислой миной помахала Анне свободной рукой.

Я ненадолго, заходить не буду. Видишь ли, у меня Борис и Лора заболели, не с кем оставить девочку, я хотел попросить Дэлию присмотреть за ней, но раз ты дома, может, ты окажешь мне такую услугу? Или тебе нужно в училище?

Нет, я сегодня дома, и, конечно, я присмотрю за Дамирой, - с улыбкой ответила девушка и протянула девочке руку.

Дед передал ее руку Анне, чем еще раз заставил девочку насупиться - он, что настолько ей не доверяет? Передавая ее из рук в руки в прямом смысле слова.

Спасибо, Анна, я твой должник! Что ж, хорошего вам дня, и, Дамира, улыбнись хотя бы для приличия!

Девочка выдавила из себя слабую улыбку.

Вот так лучше! Ну, все, до вечера.

Дамира не ответила. Войдя в дом, она сама выдернула руку из руки Анны.

Дамира, не переживай так, я не считаю тебя беспомощным младенцем, просто твой дедушка хочет, чтобы ты не была одна. Одной ведь скучно, разве нет?

Присев на корточки, Анна посмотрела на девочку, та стояла, понурив голову и плотно сжав губы, хмурая и расстроенная.

Что случилось?

Девочка молчала с минуту, прикидывая в уме: рассказать Анне об ее видении или не стоит? Она могла не поверить ей точно также, как дедушка. Наконец, она решилась.

Мне приснился сон, так сказал дедушка Лиан, только это был не сон, а видение! Я знаю, что с папой что-то случилось, а дедушка мне не верит. Но я не могу просто так сидеть и ничего не делать! Может, я единственная, кому он вообще мог сообщить, что с ним что-то произошло: папа говорил мне о магии крови потомков Радомира.

А ты знаешь, куда он отправился?

Он собирался к болотным царям, но я не знаю, у них ли он еще.

Пойдем наверх, а по пути расскажи мне, что именно ты видела в том видении.

Все еще не понимая, верит ей Анна или нет, Дамира рассказала о том, что видела.

По описанию это походит на Храм магии в Пограничном мире.

Ты мне веришь?! - радостно воскликнула девочка.

Да, и я даже знаю, кто может помочь нам найти его.

Каково же было удивление Дамиры, когда в комнате, куда привела ее Анна, она увидела Северину.

Здравствуй.

Что ты здесь делаешь? Ты должна быть в Чудограде!

Если бы она была там, - возразила Анна, усаживаясь в кресло, - то я бы не была здесь.

Дамира знала о том, что Анну похитили и что ее нашли и освободили, но что эта царица теней приложила к тому руку - нет. Не взирая на ее скептический настрой, Северина встала и подошла к девочке.

Извини за прошлое, я... вела себя неправильно, - сказала девушка и протянула Дамире руку и предложила. - Давай помиримся.

Дамира с полминуты молча размышляла над предложением Северины. Что ж, если она помогла Анне, то, может, и правда раскаялась.

Мир, - ответила девочка, - но я за тобой буду следить, - добавила она и только после этого ответила рукопожатием.

Дамира, - расскажи еще раз о том, что ты видела. Северина много лет провела в Пограничном мире, она может помочь.

Девочка села на диван и пересказала еще раз свой сон-видение.

Я уверена, это Храм магии, Северина, ты сможешь найти его?

Э-э, без обид, но я впервые о нем слышу.

Храм магии находится в центре мира, я думаю, попав в Пограничный мир, ты сможешь сориентироваться, потому что, как я понимаю, у тебя особое понимание, видение этого места.

Хорошо, я сделаю все, что смогу. Только я вряд ли смогу войти в Пограничный мир, браслеты, они словно лишили меня зрения.

Значит, надо снять их. Может, попросить об этом кого-нибудь из МСКМ?

Нет, - возразила Дамира, - нельзя терять ни минуты.

Встав, она подошла к Северине и строго спросила.

Ты обещаешь, что не станешь больше порабощать души людей?

Обещаю, - твердо сказала Северина.

Но разве ты знаешь, как снять?..

Анна не договорила, а замки на браслетах уже щелкнули и раскрылись.

Как ты это сделала?! - изумилась Анна.

Я все шесть лет своей жизни провела с волшебниками, - деловито произнесла девочка и тут же с надеждой в голосе спросила. - так вы поможете мне?

Да, - ответила Анна, - только давай оставим письма для моего дяди и твоего дедушки. Держу пари, оба они будут недовольны, очень недовольны.

Не сомневаюсь, - Дамира улыбнулась. - Можно дедушке напишу я? Я умею!

Девушки наскоро собрались, взяли с собой еды на несколько дней и, сказав Дэлии и Кейдре, что идут погулять, и пообедают в парке, направились к посадочной площадке просить о помощи птицу рокха. По пути Анна не могла не отметить непривычно большое количество сотрудников правоохранительных служб на улицах города. Многих людей останавливали, проверяли у них документы и даже содержимое сумок. Однако на двух девушек с маленькой девочкой никто не обратил внимания. Они беспрепятственно прошли до площадки и сказали встретившему их служащему, что им нужна птица рокха. По правилам, если птица рокха соглашалась им помочь, они должны были оплатить пожертвование на содержание птиц рокха, последние здесь, на специальных площадках, всегда могли досыта наесться - для этого специально выращивали кроликов - и отдохнуть. Сегодня нашим просительницам особенно повезло, их встретила сама предводительница птиц рокха, Дара, она сразу узнала Дамиру и спросила, что случилось. Девочка на безупречном древнем языке поведала о своем видении и, что теперь она собирается лететь в Пограничный мир, искать отца.

А вы ведь можете поговорить с ронвельдом папы? - попросила Дамира. - Заодно узнаем, вдруг, мне это правда приснилось.

Дара кивнула и обратилась на мысленном уровне к Лукашу, он ответил ей, сообщив скверное известие: властитель магии жив, но он, Лукаш, не может достучаться до него так, как если бы тот крепко спал. Передав то, что она узнала, Дара сказала.

Я собиралась домой, но раз так, я непременно помогу вам.

Спасибо! - радостно воскликнула Дамира и обняла ее настолько, насколько это было возможно: Дара наклонила к ней голову, а девочка обхватила ее черную пернатую шею руками.

Спасибо, спасибо! А то дедушка Лиан мне вообще не поверил.

Ну что ты, дитя, я тебе верю.

К полуночи весь народ на площади разошелся. Амалия приказала городской страже проследить, чтобы приезжие дошли до ворот и покинули город. Тех, кто станет поднимать волнения, не важно словами или действиями, Амалия распорядилась арестовывать. Молча, со смущенным лицом, выслушал ее начальник городской стражи.

Да, госпожа.

Что ж, тогда не смею вас задерживать.

После Амалия поинтересовалась у уставшей сонной девушки-секретаря, куда мог направиться царь, скорее всего, предположила та, он направился в свой загородный дворец. Но Амалия с ней не согласилась: если царь сбежал один в одежде городского стражника, то, скорее всего, он направился в то место, где его не станут искать, в то место, о котором знает только он, в то место, где он может чувствовать себя в безопасности. На этом она отпустила секретаря в гостевые комнаты, где та расположилась вместе с остальными служащими, хотя выйти из-за щита было можно, они предпочли остаться во дворце, под защитой. Когда девушка-секретарь ушла, Модест осторожно предложил.

Амалия, может, ты тоже пойдешь поспишь?

Да, пожалуй, осталось только поймать какого-нибудь слугу и попросить его или ее приготовить нам пару комнат.

Может, одну, я что-то местным не очень доверяю.

Хорошо, иди, а я пока напишу пару бумаг.

А-а...

Что?

Мне бы не хотелось оставлять тебя одну.

Амалия скосила на него снисходительный взгляд.

Да ладно, Модест, во дворце чуть больше десятка служащих, слуг возможно, и того меньше, дворец со всех сторон защищен магическим щитом, который открыть и закрыть может только Гедовин.

Отлично, я ее подожду, - решительно сказал Модест, усаживаясь в кресло.

Ты тянешь время, - спокойным голосом ответила ему Амалия, - чем больше ты тут сидишь, тем меньше я буду спать.

Модест поджал губы.

Гедовин скоро вернется.

Амалия покачала головой и, сев за стол, взяла перо и бумагу.

Чего ты так боишься? Я тебя не понимаю.

Я за тебя боюсь, ты ведь мне не чужая.

Амалия улыбнулась.

Ладно, подождем Гедовин. И, Модест, спасибо!

Молодой человек одобрительно кивнул.

Я выгляну в коридор, может встречу там кого.

Здравая мысль! Чего сидишь?

Молодой человек буквально соскочил с кресла и вышел в коридор, но там никого не было. Простояв с минут пять в дверях, он уже собирался вернуться обратно в кабинет, как услышал приближающие легкие шаги. Когда из-за поворота показалась молоденькая девушка, то, увидев Модеста, она испуганно ахнула и попятилась назад.

Стой, ты меня не знаешь, я гость здесь, - юноша обезоруживающе выставил вперед руки, показывая таким образом, что он не желает ей зла. - Ты служишь во дворце?

Девушка все еще испуганно таращилась на него.

Как тебя зовут? Меня Модест, а тебя?

Он сделал шаг вперед и в тот же миг девушка сорвалась с места и бросилась бежать, Модест только и успел крикнуть ей вслед.

Стой! Я только хотел спросить!

Что там такое? - отрываясь от письма, спросила Амалия.

Да девушка шла по коридору, увидела меня, испугалась и убежала.

Модест пожал плечами и вернулся в кабинет.

Через минут десять вернулась Гедовин с двумя стражниками, Амалия к тому времени закончила с письмами.

Гедовин, прости, что не даю тебе возможности отдохнуть, но это надо срочно отправить. Адреса на них указаны.

Хорошо, - ответила девушка, забирая у Амалия оба письма.

Спасибо, а мы с Модестом найдем пока свободную комнату. Надеюсь, мы найдем каких-нибудь слуг и не слишком пугливых, которые смогут проводить тебя к нам, но, если вдруг они все разбегутся или не встретятся нам вообще, двигайся по правую сторону от дверей этого кабинета.

Хорошо, - кивнула девушка и уточнила у двух стражников, - как именно отправляют письма из дворца?

Но Амалия тут же возразила ей.

Письма должны быть отправлены, будет лучше и надежней, если этим займутся птицы рокха, искать других курьеров у нас нет времени, и я попрошу вас, уважаемые стражники, лично и незамедлительно заняться этим делом. Возьмите с собой еще нескольких человек: люди на улице хоть и разошлись, но все равно, лучше перестраховаться, вы должны дойти до площадки для птиц рокха; после, если у вас не ночная смена, вы можете идти по домам.

Двое мужчин переглянулись, нет, у них была не ночная смена, они давно уже работали сверхурочно, но об этом они не стали говорить госпоже Розиной, прекрасно понимая, что та права.

Мы все сделаем, госпожа, будьте спокойны.

Хорошо, спасибо вам.

А как ты проверишь их? - спросил Модест, когда стражники и Гедовин ушли.

Никак, в этом нет необходимости, они все сделают. Идем, поищем нам комнату.

Хм! Я точно знаю, какие комнаты сейчас свободны - царские!

Верно, - согласилась Амалия, однако очень серьезным голосом добавила, - но, учитывая странные видения царя, я не могу быть уверенной в том, что там безопасно.

Да, стражники мне говорили, это все как-то странно, похоже на некий способ довести царя.

Довести и убрать с трона так, чтобы народ не возмущался.

Хорошо, а как насчет того, что они похитили Анну?

Не факт, что это та же группа, хотя очень может быть, например, как и предположил Астеев, это можно было бы растолковать как бегство, и что девушка просто сбежала, опасаясь наказания за содеянное. Впопыхах никто не станет выяснять и доказывать ее алиби.

Допустим и что потом?

Не знаю, не представляю, но уверена, определенное представление об этом имеется у господина Кромина, я нутром чувствую, что не из бескорыстных целей он пришел ко дворцу. Так что надо будет обязательно поговорить с ним.

Правдовидцу вроде Гедовин?

Амалия улыбнулась, взглянув на Модеста из-за плеча. По пути они открывали все двери подряд, но почти все они были закрыты, а две открытые вели в служебные помещения, в которых спать было просто не на чем, если только на жестких стульях. Так, пройдя несколько коридоров, Амалия наткнулась на небольшую комнату с кроватью и двумя диванами.

Отлично, то, что нужно.

Еще бы поесть! - мечтательно произнес Модест.

Ну небольшие запасы вяленого мяса у нас имеются, а утром обязательно надо найти местную кухню.

Проводив стражников за щит, Гедовин пошла обратно. Она вернулась к кабинету, который временно использовала Амалия, никого не застав там, она пошла дальше. Пройдя почти до конца этот коридор, Гедовин нашла первую открытую дверь, но заглянув внутрь, девушка увидела перед собой пустую приемную, Амалии и Модеста там не было. Гедовин уже собиралась закрыть дверь и идти дальше, как вдруг услышала приближающиеся шаги. "Кто же это может быть?" - первая мысль, что промелькнула в голове Гедовин. Все оставшиеся во дворце служащие расположились в гостевой части дворца, значит, это могли быть либо стражники, либо слуги, но последним здесь, в административном крыле и в такое время, в принципе нечего было делать, что касается стражников, то вряд ли это был кто-то из них: солдаты носили сапоги, а шаги были едва слышными, значит, кто бы это ни был, на ногах он носил легкую обувь. Гедовин остановилась, на цыпочках юркнув в приемную, едва она успела скрыться, как из-за поворота вышел человек и через несколько метров поравнялся с Гедовин. Наклонившись, Гедовин посмотрела в замочную скважину и увидела совсем еще молоденькую девушку. Судя по небогатому и неброскому платью, это была служанка. Шла девушка очень уверенными и быстрыми шагами, на ногах у нее, как и предположила Гедовин, были не сапоги, а сандалии. Но совсем скоро она остановилась, послышался легкий скрип двери. Если девушка не покидала коридор, то войти она могла только в один открытый кабинет: Амалия проверяла двери с в той части коридора - они все были закрыты. Но что могло быть нужно служанке ночью в кабинете одного из министров? Гедовин собиралась незаметно выскользнуть из своего укрытия, но дверь предательски скрипнула - девушка резко остановилась. Скрываться далее не имело смысла, Гедовин решительно направилась к тому кабинету, однако когда она вошла туда, то никого там не увидела. Но не могло же ей показаться! Она отчетливо видела девушку, она даже разглядела ручную вышивку на ее вороте! Если только это место оказывало какое-то странное влияние, и ей, вслед за царем Заряном, стали мерещиться какие-то люди. Решив, что это очень странно, Гедовин прошлась по кабинету, но так никого и не найдя - ни под столом, ни в шкафу, ни с чем вернулась в коридор. "Странно, это очень странно!"

Когда она наконец нашла Амалию и Модеста, те уже приготовили, насколько это было возможно, ночные койки. Модест, не церемонясь, растянулся на диване и накрылся найденном в стенном шкафу покрывалом.

Все нормально? - спросила Амалия.

Да, то есть нет. Я хотела сказать, если ты про стражников, то да, а если про странную девицу, которая растворилась в воздухе в том самом кабинете, где ты была, то нет, - рассказав, как именно она пересеклась с странным ночным призраком, Гедовин вновь подивилась. - Ну не могла же она мне почудиться! Я отчетливо видела худенькую девушку лет восемнадцати, плюс минус два года, у нее были короткие светлые волосы, две передние пряди завязаны сзади голубой ленточкой, а на вороте серого платья я даже разглядела вышивку!

Я тоже ее видел, хотел поговорить с ней, но она убежала. Похоже, ей что-то надо было в том кабинете, а мы ей помешали, сначала я, потом ты.

Да, но почему она исчезла? Как?

Значит, применила магию, - ответила Амалия. - Что-то вроде медальона Драгомира. Почему нет? Драгомир сделал изобретение, значит, того, что кто-то еще мог прийти к этому, отрицать нельзя.

Ну, да, ты права, - мрачно согласилась Гедовин. - И, раз уж тут по дворцу бродят исчезающие девушки, предлагаю оградить эту комнату щитом, на всякий случай. Нам всем надо поспать, стоять на посту некому.

Амалия одобрительно кивнула. Раздобыв два одеяла и две подушки, она тем временем разложила их на кровати.

Давай,

Оставалось всего несколько часов до рассвета, но все трое могли спать часов до восьми, Амалия завела будильник и они легли спать. Отдать должное щиту, чувствуя себя под защитой, все быстро уснули.

Утром к девяти часам во дворец стали стекаться служащие из числа тех, кто остался вчера в городе или находился в своих загородных домах. За редким исключением все они знали о появлении Амалии Розиной, о том, что она не допустила вчера вечером взятия дворца митингующими. Амалия и Гедовин проснулись по будильнику, а вот Модеста им пришлось в буквальном смысле слова растолкать - Гедовин трясла его за плечо чуть ли не минуту. Так было всякий раз, Гедовин это знала из походов, в которых они бывали, а вот Амалия только по рассказам.

Утром слуг во дворце было более чем достаточно, создавалось впечатление, что они выползли из углов как тараканы только не в темное, а в светлое время суток. Амалия попросила двух проходивших мимо их комнаты девушек, нагреть им воду и приготовить завтрак.

Дорвавшись до еды, Модест едва сдержался, чтобы не наброситься на все и сразу, только строгий осуждающий взгляд Амалии заставил его вспомнить о приличиях.

Позавтракав, Амалия уточнила у секретаря, который сам подошел к ним и предложил свои услуги, сколько министров пришло утром на службу, узнав, что пришли почти все, она подивилась: такое ощущение, что ничего не произошло, ничего вчера не было и с утра эти люди просто возобновили свою работу. Амалия попросила секретаря передать всем пришедшим государственным деятелям, что она ждет их в зале заседаний.

А ты, Гедовин, возьми пока людей и проверь покои царя, ищи и проверяй все, что может показаться тебе странным. Ну, что мне тебя учить, ты и так сама все знаешь. Думаю, господин Гравин не будет против и спокойно даст тебе ключи, но, если что, передай ему мою просьбу как официальное распоряжение. А ты, Модест, вызнай у слуг информацию о таинственной исчезающей девушке, может, кому-то, что-то известно. В идеале найди и поймай ее саму, а потом приведи ко мне.

А как же твоя охрана? - неуверенно протянул Модест.

Оставь! Я иду на заседание министров Тусктэмии, они же не сумасшедшие, чтобы связываться с беременной женщиной.

Однако Модест, сложив руки на груди, скептически посмотрел на нее, Амалия закатила глаза к потолку.

Ладно! Те два охранника подойдут? - спросила она, указав на шедших по коридору дворцовых стражников.

Но мы их не знаем. Может, попросить тех, с кем мы работали вчера?

Модест, я тебя умоляю! Во-первых, у меня нет времени искать их, а во-вторых, если стражников кто-то подкупил, то здесь и сейчас вычислить это невозможно, и в равной степени можно им верить и не верить. Господа стражники! - обратилась к ним Амалия на современном языке, на всякий случай махнув им рукой.

Двое мужчин остановились и вытянулись по струнке.

Да, госпожа? - ответили они почти в один голос.

Какое у вас сейчас задание?

Мы патрулируем дворец.

А еще патрульные во дворце есть?

Да, конечно.

Отлично! Потому что вы оба мне нужны. Не пугайтесь, работа не сложная, вы просто побудете моей охраной. И, если надо будет замолвить словечко перед господином Гравиным, все-таки у вас было задание, то без проблем, обращайтесь.

Я ему скажу, - сказала Гедовин. - Как ваши имена?

Клим Ершов, - представился один.

Святогор Изборский.

Клим Ершов и Святогор Изборский, я запомнила. Ну я пошла.

И Гедовин, и Модест со спокойной душой отправились выполнять данные им поручения, зная, что Амалия не одна. Чтобы она там ни говорила, но охрана ей не помешает.

Модест решил начать расспросы с кухонных работников, за расспросами он заодно мог попробовать готовящиеся на обед блюда, ну или просто перекусить вкусных пирожков, которые остались с завтрака.

Всем привет! - громко произнес молодой человек, стоя на пороге.

Когда он подходил к кухне, то слышал идущий оттуда шум, но когда он открыл дверь, то увидел людей, всех как один повернувшихся к нему, перед ним словно застыла картина: действующие лица есть - звуков нет.

А... я зайду?

Он решительно перешагнул через порог, постепенно все вышли из оцепенения и стали возвращаться к своим делам, и через пару секунд на кухне опять закипела работа, люди стали перешептываться между собой, а навстречу Модесту вышла невысокая дородная женщина.

Доброе утро, господин Нисторин, чем могу помочь вам?

"Ух ты! Здорово! - подумал про себя Модест. - Они даже знают мое имя!"

Доброе утро! Видите ли, я хотел поговорить со слугами, дело в том, что вчера вечером я и моя подруга Гедовин видели странную девушку, которая в буквальном смысле слова растворилась в воздухе. Может, кто-то что-то знает или слышал о ней?

Говорил он громко и отчетливо, чтобы все его слышали, кто-то, как двое пареньков в конце кухни, прекратили работу, кто-то, не выпуская продуктов и тарелок из рук, повернулись к нему, чтобы лучше все услышать.

Девушка была одета в серое платье, с вышивкой на вороте, на ногах сандалии, волосы светлые, две передние пряди убраны сзади голубой ленточкой.

Женщина нахмурилась.

Ночью, она всегда ходит ночью.

Кто она?

Призрак.

Призрак? Простите, но, по-моему, она выглядела очень даже живым человеком, - возразил Модест, но женщина покачала головой.

Нет, это призрак, она появилась во дворце около месяца назад, она всегда выходит поздно вечером, поэтому к этому времени мы стараемся сделать все дела.

Ясно. Хорошо, но, может, кто-то смог пообщаться с ней? Или она сама пыталась с кем-то поговорить? Если она, действительно призрак, то она должна была каким-то образом сообщить о том, что ее беспокоит. Призраки просто так по дворцам не бродят.

"Во всяком случае, - добавил про себя Модест, - я читал это в одной из фантастических книг"

Женщина отрицательно покачала головой.

Нет, нет, никто не говорил с ней, и она ни с кем не говорила.

Значит, это необычный призрак. И все-таки, - настаивал Модест. - Кто-то наверняка пытался поговорить с ней. Если она выглядит как живой человек, то сначала вы должны были увидеть просто девушку, незнакомую девушку, неужели никому не было интересно, кто она и что здесь делает?

И тут из самого угла кухни, справа от Модеста, раздался неуверенный голос, это была молодая женщина лет двадцати пяти.

Мой отец видел ее и пытался поговорить с ней, но она испугалась и убежала.

Модест обернулся к ней.

Ваш отец сразу понял, что это призрак?

Нет, девушка просто убежала, отец ее не преследовал, решил, что это какая-нибудь новенькая служанка, которая не сделала то, что ей поручили, или, может, порвала или испачкала форму, поэтому на тот момент была в обычном платье.

Мы все сначала так думали, - отозвался паренек через два стола от Модеста, - что это странная новенькая. Когда я увидел ее, то спросил, как ее зовут, где она работает. Я просто хотел познакомиться, - краснея, сказал паренек, - но она побежала, а потом растворилась в воздухе. Просто растворилась! Я никогда ничего подобного не видел. Нет, я конечно, видел волшебников, видел, как они колдуют, но такого никогда!

Дородная женщина, которая все еще стояла напротив Модеста, добавила.

Потом многие ее видели. Когда все поняли, что это призрак, то сами стали уходить от нее.

И что же таинственная девушка? Как она реагировала на ваше бегство?

Женщина пожала плечами.

Не слышала, чтобы кто-то оборачивался и проверял ее реакцию.

Ладно, я понял, - сказал Модест и вместо того, чтобы, следуя ожиданиям слуг, попрощаться, прошел вглубь кухни и сел на скамью. - А теперь расскажите мне пожалуйста, как реагировали на нее чиновники, стража, царь. Кто-то из них должен был видеть призрака.

Но, господин, у нас не принято обсуждать что-либо с господами.

Странно, но сегодня девушка, которая приносила нам еду, поинтересовалась у Амалии, когда вернется царь. Это, конечно, не обсуждение поведения призрака, но, согласитесь, это выражение любопытства, и я бы мог поверить в то, что это единичный случай, но, например, парень, который приносил нам горячую воду, спросил, надолго ли Амалия останется здесь, не повторится ли вчерашний митинг. Извините, но я ни за что не поверю в то, что вы не относите Амалию к классу господ. Она, конечно, не местная дворянка, но она руководитель МСКМ, жена властителя магии. И я никого не осуждаю и ни к коем случае не намекаю вам на то, что надо ругать своих товарищей за их любопытство: все было в рамках приличия; я лишь хочу подчеркнуть, что слуги здесь отнюдь не такие пугливые и неразговорчивые, как наш с вами призрак. Так кто скажет мне, что говорят по этому поводу чиновники? Или даже сам царь?

Некоторое время все молчали, в создавшейся тишине, только пару раз кто-то прошелся ножом по разделочной доске, пока, наконец, тот же паренек, что пытался познакомиться с таинственной девушкой, осторожно предложил.

Может, вам поговорить с кем-то из них?

О! С ними я обязательно поговорю, а пока я разговариваю с вами. Вот тебя, кстати, как зовут?

Ратибор, господин.

Ратибор, ты сам интересовался у кого-либо из чиновников или у стражи, или, может, у самого царя, что они думают по этому поводу?

Паренек опустил глаза.

Да, двое министров мне не поверили, еще трое сказали, что это какая-то магия, стражники вообще боятся этого призрака, а царь, царь сказал мне, что она одна из них, из тех, кто хочет убить его.

Так, в целом понятно, - сказал Модест и, хлопнув себя по коленям, резко встал. - Что ж, спасибо, не буду вам более мешать!

А-а...

Что такое?

Может, вы хотите чего-нибудь?

Нет, спасибо, я недавно поел, - вслух сказал Модест, а про себя злорадно подумал: "Сразу надо было предлагать, а не теперь под занавес, когда я, понятное дело, откажусь!" - Ну, еще раз спасибо, и всего доброго!

Некоторые пролепетали ему в ответ "до свидания!", большинство просто молча поклонилось, последнее немного смутило Модеста: он не привык к такому раболепию со стороны слуг, хотя он знал, что в Тусктэмии слугами рождаются, а не нанимаются.

Покинув кухню, Модест пошел наверх и для начала решил навестить министра, в кабинете которого они были вчера. Постучав в дверь, молодой человек услышал какой-то шорох с той стороны, но никто ему не ответил. Он постучал второй раз. Послышались шаги, и дверь открыла пожилая женщина в шикарном длинном сине-белом платье. Ее светлые с проседью волосы были убраны в тугую кичу, а карие глаза взирали на молодого человека строго и вопросительно.

А... добрый день! Меня зовут Модест Нисторин, и я должен уточнить у вас один момент. Уделите мне пожалуйста пару минут.

Ни одна жилка не дрогнула на лице женщины, казалось, оно сделано из мрамора.

Проходи, Модест Нисторин.

Отступив от двери, она указала ему на стул, на котором он сидел вчера, но без разрешения хозяйки кабинета.

Простите, как я могу к вам обращаться?

Госпожа Аглая Тарутина, министр по образованию и здравоохранению.

Так вот что ценится так низко в Тусктэмии - образование и здравоохранение. Вчера Модест вообще усомнился в том, что это министерский кабинет, так как здесь не было приемной, а если последней все-таки не было, но кабинет принадлежал какому-то министру, значит, играл он незначительную роль.

Так что ты хотел уточнить? - спросила госпожа Тарутина, усаживаясь в кресло, в котором вчера сидела Амалия.

Амалия, странно, но она очень похожа на эту женщину. Во всяком случае этот взгляд, пронзительный и серьезный взгляд карих глаз точь-в-точь напомнил ему Амалию.

Вчера, когда мы прибыли во дворец, никого из министров на месте не было, а все кабинеты были заперты, все, кроме вашего. Почему?

Женщина сделала чистое невинное лицо и смущенно улыбнулась.

Забыла. Все возраст! Я уже несколько раз так, забываю закрыть его, а вчера я еще и торопилась.

Ясно, такой момент... Послушайте, вы наверняка слышали о призраке, ну о той девушке в сером платье, которая бродит по дворцу вечером, а потом растворяется в воздухе.

Министр утвердительно кивнула.

Вчера мы заняли ваш кабинет, так как, повторюсь, он был открыт, так вот этот призрак шел именно сюда. Пока мы были здесь, ей не удалось сюда попасть, и мы бы даже не подумали, что она шла именно сюда, но Гедовин потом видела, как та девушка сюда заходила. Зашла и исчезла! Как вы думаете, что ей здесь было нужно?

Женщина вновь улыбнулась, сделав еще более наивное, даже глуповатое лицо.

Кто же их знает, призраков!

Да, поведение несуществующих призраков предугадать сложно.

Почему несуществующих? Я сама видела ее, эту девушку-призрака.

Я тоже ее видел, и я уверен, что это живой человек, использующий магию.

Магию? - искренне удивилась госпожа Тарутина. - Разве существуют заклинания, способные делать человека невидимым?

Да, и я сам становился невидимым, а вот зачем эта девушка использует такой способ, и чего она добивается, это вопрос, на который я намерен найти ответ. Что ж, не буду вас более отвлекать, - вставая, сказал Модест, - спасибо, что уделили мне время. Всего доброго!

Молодой человек поклонился и вышел из кабинета. Уходя, он вновь взглянул на госпожу министра, он готов был поклясться, что его последние слова ей не понравились, улыбка исчезла с ее лица, а прежняя строгость вернулась. Прихоти возраста? Нет, не настолько она и стара. Одним словом, это показалось Модесту странным. Он отправился в следующий кабинет, теперь, помимо мнения о призраке, уточняя еще и то, что коллеги думают о госпоже Тарутиной.

А тем временем Гедовин в сопровождении троих стражников отправилась в царские покои. Начальник дворцовой стражи, беспрепятственно дал ей ключи от комнат. Не зная, с чего ей начать и что именно искать, девушка с минуту просто стояла по середине гостиной. Пока Гедовин кроме чрезмерной, на ее взгляд, роскоши, ничего не находила.

Эх! Мне бы сейчас глаза властителя магии! - со вздохом вслух произнесла она.

И все-таки кое-что она могла сделать сама, используя ряд приборов, работающих на магическом механизме. Она отправила одного из стражников в местное отделение МСКМ со списком, а пока он не вернулся, девушка просто осмотрела покои царя, состоящие из десяти просторных комнат. Зачем кому-то, пусть даже царю, столько комнат, у нее не укладывалось в голове. В конце концов, она решила, что Зарян вряд ли был первым, и все это просто досталось ему по наследству. Не смотря на обилие комнат Гедовин отметила, что собственно предметов, которые мог использовать молодой царь было не так уж много, в основном везде стояли всякого рода сувениры и украшения: вазы, кувшины, статуэтки, картины на стенах и на подставках, чучела животных, макеты красивых зданий.

К слову сказать, Зарян не был женат, что уменьшало шансы найти полезные, но не нужные сейчас Гедовин вещи, и увеличивало вероятность присутствия заколдованных предметов. Стражники неуверенно топтались на месте, не понимая: зачем их позвали и что они должны делать. Указание Гедовин искать что-нибудь подозрительное и необычное, они восприняли как наказание. Что значит необычное? В каком смысле подозрительное? Пробормотав: "Да, конечно, госпожа", они разбрелись по комнатам.

Прошло около получаса, стражники вошли во вкус и с интересом стали разглядывать все эти дорогие и красивые вещи, крутя их в руках и рассматривая со всех сторон, раньше большинство из них не могло такое даже издалека увидеть, не то, что рассмотреть вблизи и с пристрастием. Один из стражников, молодой мужчина лет тридцати шести, придя в библиотеку, все эти тридцать минут провел там. Разглядывая книги, он наткнулся на "Историю Дарины Климеевой" и не заметил, как увлекся чтением. Так как он стоял, а читать не собирался в принципе, он не сразу сообразил, что читать стоя не удобно. Неплохо бы было присесть. Решив, что он все равно не знает, что искать, то ему сейчас вполне можно расслабиться и почитать. На случай, если сюда войдет Гедовин, он не занял кресло, и присел на свободный участок книжной полки. Но едва он сел, как что-то позади него щелкнуло - это точно не была доска под ним, звук действительно исходил откуда-то сзади. Стражник медленно обернулся и увидел за книжными полками проем в стене. С позиции молодого человека было достаточно перекинуть ноги на другую сторону и спуститься в темноту уходящего вдаль коридора. Осторожно, словно боясь спугнуть видение, мужчина закрыл книгу, положил ее на книжную полку и мягко спрыгнул на пол. Проход был открыт, стражник стоял замерев, и, едва он собрался идти позвать Гедовин, как раздался негромкий приглушенный звук, и дверь закрылась. Прошло меньше минуты, значит, проход закрывается не сразу.

Госпожа Смолина!

Пробежав через две проходные комнаты, стражник выскочил в центральную гостиную и вновь позвал Гедовин. Через минуту девушка выглянула из боковой двери.

Да?

Я кое-что нашел!

Отлично, показывайте!

Подошел второй стражник - первый еще не вернулся из МСКМ, все вместе они проследовали в библиотеку. Мужчина сел на тот же свободный край книжной полки. Ничего не произошло, стражник смутился, ну не показалось же ему! Но потом он продвинулся буквально на пару сантиметров, и дверь за стеллажом открылась.

Та-ак, - протянула Гедовин и решительно заявила, - идем туда. После вас, - сказала она стражнику, который все еще сидел на полке.

Стражник безоговорочно перекинул ноги на другую сторону книжной полки и встал на каменный пол уходящего вглубь коридора.

Здесь есть светящийся камень! - сказал он, сразу обратив внимание на стоящую справа от него тумбочку.

Отлично! Зажигайте!

Я... не очень знаю, как это делается.

Он не договорил: прошли положенные полминуты, и дверь закрылась. Мужчина немного испугался, но почти сразу проход вновь открылся - в коридор спрыгнула Гедовин и второй стражник. Взяв так называемый светящийся камень в руки, девушка просто повернула две полусферы небольшого, около десяти сантиметров диаметром, шара и камень засветился ярким светом. Посветив вперед, Гедовин увидела, что коридор почти сразу, через пару метров, поворачивал направо, смело девушка прошла вперед - от поворота было еще метров десять до винтовой лестницы. Коридором явно пользовались: на полу не было никакой пыли, паутины были, но кое-где на потолке и в углах, плюс наличие светящегося камня, так заботливо оставленного при входе. Винтовая лестница вела на два этажа вниз и выходила в короткий коридор, заканчивающийся сплошной стеной, подле которой стояла еще одна тумбочка со светящимся камнем. Запасной? Но где запасной? Тут или там?

Взглянув на сплошную стену, Гедовин вздохнула: как отрыть дверь она не имела ни малейшего понятия, что с этой стороны, что с другой. С чего-то начинать надо было, поэтому Гедовин прошлась руками вдоль стены по центру, справа от тумбочки, стоящей почти в самом углу - никаких выступов девушка не обнаружила. Стражники последовали ее примеру, в какой-то момент один из них, тот самый, что нашел этот коридор, обо что-то споткнулся, раздался щелчок, и открылся проход, расположенный у такой же, не заставленной до конца книжной полки.

Минутку! Я уже видела этот кабинет!

Да, это был тот самый кабинет, который вчера был открыт, и который на вечер заняла Амалия. А еще именно сюда зашла таинственная девушка. Чтобы исчезнуть в этом кабинете, ей не надо было даже использовать магию. Впрочем, Гедовин почти сразу опровергла свою догадку, она вбежала в кабинет следом за девушкой, если бы та скрылась в потайном коридоре, то дверь бы в него была еще открыта. Если только с этой стороны закрытие не происходит быстрее. Решив проверить это, девушка забралась на книжную полку и спрыгнула на пол в кабинете, прошло полминуты и проход закрылся. Нет, значит, все-таки призрачная девушка использовала магию. Присев на край полки, Гедовин вновь открыла проход. А вот и камень, выступающий из пола, об который споткнулся стражник. Значит, наступать на него не нужно, достаточно просто надавить.

- Чей это кабинет? - спросила Гедовин.

- Это кабинет министра здравоохранения и образования, госпожи Аглаи Тарутиной.

"Аглая Тарутина", - повторила про себя Гедовин. Где-то она уже слышала это имя, но на вскидку не смогла сказать, где. Решив, что женщина, должно быть на совещании, которое в этот момент проводила Амалия, Гедовин дала команду идти за ней и вернулась в покои царя. К ее возвращению, ей принесли необходимое оборудование: четыре смотрителя, так назывались квадратные стекла в деревянных рамках, смотря сквозь которые, можно было отличить обычные предметы от магических. Дальше работа представлялась куда сложнее. Определив магические предметы, Гедовин могла, опираясь на свои знания и книжные пособия, предполагать назначение предмета. При этом пока что она ничего подозрительного не заметила. Но, учитывая открытие прохода, Гедовин не сомневалась: основная часть заключалась именно в нем. И виновных на лицо было двое - госпожа министр и девушка, которая заходила в ее кабинет вчера вечером. Модест, поговорив с несколькими секретарями, решил навестить Гедовин и поделиться с ней информацией о призраке.

- Ты как нельзя кстати, Модест! - сказала она, выслушав его. - Ты знаешь, мы нашли интересный потайной коридор, ведущий в кабинет госпожи Аглаи Тарутиной...

- Тот самый, где мы были вчера. И госпожу Тарутину я уже даже навестил, она сказала, что забыла закрыть кабинет, и что забывает сделать это не в первый раз, списала все на возраст, только не настолько уж она и стара, на вид ей где-то лет шестьдесят. А еще госпожа Тарутина сказала мне, что видела девушку-призрака, и она глубоко верит в то, что это именно призрак, при этом она понятия не имеет, что той девице могло понадобиться в ее кабинете. А как она отреагировала на твой визит?

- Никак, ее там не было, она, наверное, уже на заседании у Амалии. Амалия,.. - задумчиво сказала Гедовин и, вспомнив, взволнованно спросила. - Модест, как выглядела та женщина?

- Ну, как я уже сказал, ей лет шестьдесят на вид, может, по факту и больше. У нее карие глаза, а фигура как у молоденькой девушки, да и одета она была сногсшибательно.

- Это же мать Амалии! - воскликнула Гедовин и, бросив смотритель в сторону, побежала к выходу. - Охраняйте вход в потайной коридор! - наскоро отдала приказ стражникам Гедовин. - И продолжайте искать магические предметы!

- Стой, ты куда?

Амалия планировала собрать как можно большее количество чиновников, поэтому долго не начинала совещание, она только подходила к некоторым из них и как бы невзначай заводила разговоры, выясняя тем самым, что люди думают, что планируют делать и над чем работали до вчерашнего дня. Получалась несколько странная картина. Каждое ведомство работало практически на себя, абсолютно не зная, чем занимались их коллеги, ни о какой помощи между ведомствами не шло и речи, одним словом, командная работа здесь отсутствовала. Впрочем, возможно, все ушли с головой в собственные дела, отдав себя всецело решению поставленных перед ними задач. Тогда четкие команды должны были исходить от мудрого руководителя, а у Амалии складывалось не очень хорошее впечатление о работе Заряна, он, судя по всему, бывал тут крайне редко, а большинством дел заведовал главный министр, которого сегодня отсутствовал. Как выяснилось, он покинул дворец в числе первых. Чего он так боялся?

Посчитав глазами собравшихся, Амалия, прекрасно зная устройство аппарата управления в Тусктэмии, не досчиталась буквально двух министров, исключая главного министра. Решив, что эти двое уже не придут, Амалия вышла на трибуну и встала за кафедру, все сразу переключили на нее внимание.

- Добрый день, уважаемые дамы и господа. Сегодня я попросила вас прийти в этот зал, чтобы вместе с вами решить ряд стоящих перед нами задач. Во-первых, необходимо навести порядок в городе, не допуская впредь подобных вчерашним выступления, для этого я ограничила въезд в город, отдав соответствующее распоряжение городской страже. Во-вторых, нужно найти и наказать виновных в подстрекательстве и организации вчерашнего митинга, поскольку есть неопровержимые доказательства того, что митинг не был спонтанным, а также не являлся выражением искреннего мнения горожан. В связи с этим я предлагаю мобилизовать армию, она должна помочь в регулировании перемещения граждан, а также в проведении массовых проверок. Если сейчас мы никак не отреагируем, то покажем свою слабость, но, если мы перегнем палку, то найдем нашему врагу новых сторонников. Я составлю соответствующее прошение, а министра внутренних дел попрошу подписать его и оказать всяческое содействие, - говоря это, Амалия поймала взгляд министра, ища в его глазах согласия со своим предложением, мужчина, побледнев, согласно кивнул ей. Что он мог сделать сейчас? Мог ли возразить? Нет, не мог. Меж тем Амалия продолжила. - Теперь уточните мне пожалуйста, уважаемые дамы и господа, когда именно в Тусктэмии зародилось протестное движение против утверждения магии? Насколько я знаю, во многих странах есть люди, которые так и не смогли признать возрождение волшебства. Конечно, поднять народ можно, применив нужные увертки и лестные обещания, но все-таки мне важно знать, были ли в Тусктэмии открытые протесты против волшебников, властей, которые приняли общемировые идеи; протесты, о которых международному комитету неизвестно?

В этот момент дверь открылась и в зал вошла женщина, должно быть одна из тех двух министров. Зал был устроен в форме амфитеатра, поэтому женщина медленно стала спускаться вниз. Амалия хотела продолжить, но все переключили внимание на нее, изредка поглядывая на Амалию, как ей показалось, с некоторой опаской. Уже сразу в походке промелькнуло что-то знакомое; когда женщина дошла до середины, Амалия почувствовала, как ее обдало холодом, она узнала ее - это была ее мать. Поймав ее взгляд, Аглая посмотрела на дочь сурово и недовольно. А у Амалии в голове не укладывалось, откуда она здесь? Уж то, что ее мать стала министром, она бы знала. Хотя... Месяц назад министр здравоохранения и образования Тусктэмии ушел в отставку по старости лет, значит, должны были нанять нового человека. И все-таки, почему Амалия не знала, что ее мать выбрали на освободившееся место? Такое место! Сглотнув, Амалия взяла себя в руки и очень спокойным голосом сказала.

- Рада, что вы смогли присоединиться к нам, госпожа Тарутина.

Во многом Амалия была похожа на свою мать: такая же принципиальная и непоколебимая в своих убеждениях Аглая отстояла свое право сохранить собственную фамилию. Это не запрещалось, но в обществе было так не принято, однако Аглая хотела подчеркнуть, что она не собирается отказываться от своего имени. Тогда будущий муж повозмущался, но так как брак их был договорным, уступил. Уверовав в религию Алина, Аглая бросила семью, оставила несовершеннолетнюю дочь с отцом и ушла в храм. На заре новой эры она не покинула храм и только полгода назад перешла на службу в аппарат мэрии. Все верно, она курировала там образование.

- Здравствуйте, госпожа Розина, - очень официально поприветствовала Аглая дочь и с нескрываемым презрением в голосе спросила. - Вы, я так понимаю, здесь одна, а где же ваш драгоценный юрист по налогам?

- Нам всем, находящимся в этом зале сейчас нужно решить очень важные вопросы, госпожа Тарутина, поэтому я попрошу вас сесть и заняться стабилизацией ситуации в стране, а не выражением собственного недовольства в вопросе, на который вы не в состоянии повлиять, - ровным голосом ответила Амалия, хотя внутри у нее все вскипело.

Все молчали, внимательно слушая их. Многие знали о том, что Амалия Розина не общалась со своей матерью, и что после последней их встречи Амалию поставили на особой учет в храме. Говорили, что на заре Нового Времени, госпожа Тарутина отправила дочери письмо, в котором яро осуждала ее за действия в Союзе Пяти Мужей, не одобрила ее брак и предлагала покаяться перед Алином за совершенные грехи. Единственное, чего не знал никто, так это ответила ей Амалия или нет. Ответила, буквально в двух словах, что она поступила правильно и не собирается отступать ни в чем. Аглая не общалась со своим мужем, но знала, что он помирился с дочерью, она знала также о рождении внучки, последнюю она даже видела, когда Данислав прилетал с девочкой три месяца назад в Дамиру. Иногда Аглая ловила себя на мысли, что у нее к зятю предвзятое отношение из-за его власти, из-за разницы в возрасте между ним и ее дочерью, но менять свое мнение женщина не собиралась, как не собиралась и искать путей общения с дочерью. Сегодня утром ей крайне не хотелось ехать во дворец, едва ей стали известны все события прошедшей ночи, еще меньше ей хотелось идти на собрание, проводимое Амалией, и все-таки она пришла.

- Конечно, - коротко ответила Аглая и, дойдя до второго ряда, заняла свободное место.

- Хорошо, продолжим. Кто может ответить мне на вопрос? - обратилась Амалия ко всем, сидящим в зале.

С третьего ряда поднялась неуверенная рука.

- Да.

Это был министр внутренних дел, пожилой мужчина лет семидесяти, с длинной седой бородой и тонкими темными бровями. Одет он был роскошно и даже не по годам, да и не совсем к месту: скорее так можно было одеться на званный ужин, а не на работу в правительстве, само существование которого накануне находилось под вопросом. Мужчина откашлялся и сказал.

- Таких выступлений не было. Вчерашний митинг из разряда, что называется, не шумело не гремело. Никто никогда не собирался и не выражал своего протеста по поводу решения признать возрождение магии. Но, если вы говорите, что есть сведения о подготовке митинга как некой провокации, то, по-видимому, его готовили очень тихо, я впервые слышу об этом, да и любой из моих коллег, я уверен, тоже.

Он обернулся, словно ища подтверждения своим словам, все закивали, да, все-так. Только бы она промолчала, молитвенно подумала Амалия, но она не промолчала.

- На самом деле, госпожа Розина, на свете очень много несогласных с действиями, подобными вашим, когда вы вместе со с вашим мужем переломали привычный уклад во всем мире. Людям пересказали историю, заявив, что новая версия - единственно правильная и не подвергающаяся сомнению. Вы не думаете, что люди просто обдумывали все это время то новое, что вы привнесли в жизнь, и сейчас решили, наконец, собраться и высказать свое недовольство?

Первое, о чем подумала Амалия, она с ними заодно. Иначе зачем ей сейчас так говорить? Зачем было уходить из Храма, в который перестали добровольно принудительно приходить толпами? Если бы она хотела остаться просто верующей, то она осталась бы священнослужителем, но она ушла из храма, не иначе как затем, чтобы вспомнить методы отцов религии Великого и Всеблагого Алина. Амалия сощурила глаза, пристально взглянув на нее, и напрямую сказала.

- Насколько я понимаю, вы тоже решили бороться за свою веру более решительными методами, иначе сейчас вы читали бы молитвы в храме.

- Сейчас в храме перерыв на личное время, это так к сведению, а вы, я так понимаю, обвиняете меня в проведении вчерашнего митинга?

- Я не могу утверждать, но я это обязательно выясню. А пока у меня есть второй вопрос ко всем, кто здесь находится. Если вдруг не станет царя Заряна, кто займет престол Тусктэмии?

Все промолчали, даже Аглая не нашлась, что съязвить или, может, просто не захотела ничего говорить. Но Амалия ждала. Вообще-то она знала ответ на этот вопрос, но сейчас хотела услышать, что ей скажут эти люди.

- Прямых наследников больше нет, - ответил ей все тот же министр внутренних дел. - Значит, нам бы пришлось обратиться к детям двоюродного брата царя Вячеслава.

- А как же Анна Гарадина?

- Вряд ли ее кто-то поддержит. Ее мать казнили за измену.

- Понятно, значит, если по каким-то причинам Зарян оставит трон, то к власти придет новый правитель и новая династия. А если бы, скажем, у царя Вячеслава был внебрачный ребенок, он мог бы претендовать на престол?

Задав этот вопрос, Амалия внимательно посмотрела на мать, но у той ни одна жилка на лице не дрогнула. Впрочем, это еще ни о чем не говорило. Или говорило, например, в пользу того, что тот же Златан Кромин не прочь основать новую династию. Династию, способную повести за собой народ против всех, кто добровольно вступил в новую эру. Повести за собой, это уже звучало опасно, в таком случае оставалось только надеяться, что аппетиты у представителей новой династии будут умеренные.

- Даже не знаю, по закону это запрещено, но, если бы народ поддержал его.

- Или ее? - уточнила Амалия, министр поправился.

- Да, или ее.

В этот момент двери распахнулись и в зал практически ворвалась Гедовин. Увидев, что все в порядке, заседание протекает мирно, она извинилась, так как все сразу переключили на нее внимание, и спустилась вниз. Модест осторожно закрыл дверь и остался стоять наверху. Дойдя до Амалии, Гедовин мельком взглянула на Аглаю и шепотом доложила о потайном коридоре. Амалия кивнула, шепнув ей.

- Подожди здесь, просто стой сзади и наблюдай.

Девушка согласно кивнула и первой, на кого она устремила внимательный взгляд, была Аглая Тарутина.

- Хорошо, у меня будет к вам еще один маленький вопрос, а потом вы можете вернуться к своим делам. Где может быть царь Зарян в данный момент? Может быть, кто-то знает точный ответ на этот вопрос?

Сначала все молчали, потом вразнобой стали говорить о загородном доме, но Амалия знала - Заряна там нет. На этом она, как и обещала поставила точку. Когда все стали расходиться, она поманила к себе Гедовин, шепнув ей на ухо.

- Следи за тоннелем, я уверена, это напрямую связано с видениями Заряна и, похоже, моя матушка напрямую в этом замешана. И, да, Гедовин, без публичности, пожалуйста.

- Я поняла.

Амалия и Гедовин тоже направились к выходу из зала. Стражники, которые охраняли Амалию, покорно пошли следом без каких-либо напоминаний об их новой обязанности. Аглая долго сидела и покинула зал последней. Когда Амалия проходила мимо, она с удивлением отметила, что та ждет ребенка. У нее это просто в голове не укладывалось, покачав головой, Аглая, встала и пошла к выходу.

Меж тем поравнявшись с Модестом, Амалия попросила его рассказать ей все, что он узнал поподробней по пути до кабинета Заряна, ключи от которого любезно предоставил Амалии начальник стражи дворца - и внутренней, и внешней. Придя в кабинет, Амалия попросила стражников остаться у двери в приемной и охранять ее от буйных посетителей.

- Я займусь бумаготворчеством, а ты, будь добр, поищи здесь.

- Что именно?

- Не знаю, что-нибудь. Откладывай все, что покажется тебе подозрительным.

- Хорошо, - ответил Модест, но не мог не заметить. - только неудобно как-то. Все-таки это кабинет самого царя.

- Это кабинет царя, сбежавшего из столицы, когда начались массовые волнения, царя, которому, возможно, угрожает гибель от рук заговорщиков. Одним словом, это кабинет человека, которого нужно найти. Поэтому, дорогой мой, ищи любые намеки на то, где он может быть.

- Так звучит убедительней, - признался Модест, и начал осмотр с внутренних ящичков с правой стороны длинного прямоугольного стола.

Ждать посетителей Амалии долго не пришлось. Уже через полчаса к ней пожаловал Златан Кромин, возмущенный ее вчерашним отказом принять его и ее сегодняшним распоряжение о мобилизации армии.

- Впустить его? - спросила смущенная секретарь, женщина, примерно одних лет с Амалией.

- Да, конечно. Модест, будь другом, постой сзади.

Юноша быстренько закрыл очередной ящик и, подойдя, к Амалии, встал позади нее, успев шепнуть.

- Кажется, я кое-что нашел.

- Хорошо, - ответила ему Амалия и, увидев гостя, как всегда одетого с иголочки, с безупречной внешностью, вежливо улыбнулась и, встав, протянула ему руку для рукопожатия. Раньше она видела его несколько раз на официальных приемах, но лично с ним никогда не разговаривала. - Добрый день, господин Кромин. Я знаю, вы хотели видеть меня вчера, но ситуация была не располагающей к беседе, но сегодня я готова вас выслушать.

Кромин ответил на рукопожатие и даже вполне вежливо произнес: "Здравствуйте!", после чего, сев по правую руку от нее, приступил.

- Госпожа Розина, простите, но я не могу согласиться с вашим решением о мобилизации армии, поскольку это в данной ситуации неуместно. Это первое, второе, я прошу вас назначить ответственного за временное управление государством в отсутствие царя Заряна. Не поймите меня неправильно, но вы - руководитель важной международной организации, и будет неправильно, если наши проблемы заставят вас забросить свои, крайне важные заботы. К тому же, в вашем положении сейчас лучше не допускать излишних нагрузок. А здесь, - Златан обезоруживающе улыбнулся. - мы сами как-нибудь управимся.

Амалия слушала его внимательно, не перебивая, после каждой фразы, подмечая то, на что ей стоит давить в ответ, меж тем Златан продолжал.

- Мне ужасно неловко, что все так вышло, при всем моем уважении к царю, с его стороны это так... малодушно, иными словами, это не в стиле монарха. Неловко получилось, что вы прибыли сюда как на поле битвы. Вы извините, если я вчера был немного резок, когда настаивал на желании поговорить с вами, просто вся эта ситуация! Никто не ожидал подобного и я, как и многие, был крайне возмущен таким поведением народа. И я ценю ваш вклад в то, что вы сделали для наведения порядка. Но, тем не менее, прошу вас оставить этот кабинет, передав управление в руки местных деятелей.

- Например, в ваши? - дополнила его Амалия.

Златан вновь улыбнулся и, поставив локти на стол, оперся подбородком на сложенные уголком кисти рук.

- Почему бы и нет? Меня многие знают, не хочу хвалить себя, но это так, меня знают и меня послушают. Честно говоря, я, едва узнав о бегстве Заряна, шел сюда вчера именно за тем, чтобы взять дело в свои руки. Повторюсь, это счастье, что вы оказались здесь, но сейчас, чтобы люди не приняли ваше присутствие в этом кабинете как захват власти, я думаю, разумнее будет уступить.

Амалия рассмеялась, чем немного смутила Кромина. Однако лицо Амалии очень быстро посуровело, она откинулась на спинку кресла и строго спросила.

- От кого вам известно о мобилизации армии, и как давно вы об этом узнали?

Златан постарался улыбнуться.

- Честно говоря, я шел во дворец, не в пример вчерашней ночи, меня сюда впустили, я спросил, где могу найти вас, у какого-то стражника, простите, имя я у него не спросил. Мне сказали, что вы проводите совещание с чиновниками в зале для заседаний, я пошел туда, но когда пришел, то уже никого не застал там. Я дошел до кабинета госпожи Тарутиной, вы должны знать ее, - подчеркнул Златан, испытывающе посмотрел на нее, но на лице Амалии ни одна жилка не дрогнула. - Так вот, я узнал, о чем вы говорили на совещании, но где вы расположились, я мог только предполагать. Пришлось вновь спрашивать у двоих стражников, их имена я, простите, тоже не узнавал.

- Понятно. Что вы знаете о заговоре против царя Заряна и каким образом здесь замешана Анна Гарадина?

На лице Златана отобразилось легкое недоумение.

- Простите, о каком заговоре идет речь?

- Хорошо, откуда вчера вы узнали о бегстве Заряна, от кого?

Златан пожал плечами.

- Пришел какой-то человек с улицы, сообщил об этом, так и узнал.

- Хм, - усмехнулась Амалия, - должно быть, он знает вас и потому решил, что царь, который решил выехать за город, оставил свой трон для вас. Нет, господин Кромин, если сейчас вы займете этот кабинет, то это будет выглядеть как смена династии. Должно быть, госпожа Тарутина сообщила вам, о чем еще я говорила на совещании, так что вы должны быть в курсе.

- Простите, но, должно быть, это я упустил из виду.

- Как интересно получается: ту часть, которую она пропустила, вы знаете, а ту, на которой она присутствовала - нет. Не находите это странным?

- Нет, - просто и даже нагло ответил Златан. - По-видимому, она решила, что это не так важно, а об отсутствующей части она могла спросить у кого-то другого.

- И что касается похищения Анны Гарадиной, вы тоже ничего не знаете.

- Анна Гарадина, это ведь первая дочь Вячеслава, не так ли? - наигранно спросил Златан, на что Амалия холодно ответила ему.

- Вы напрасно думаете, что это игра, господин Кромин. И вы напрасно думаете, что правда останется тайной.

- Вы мне угрожаете?

- Нет, просто предупреждаю. Пока.

Златан усмехнулся.

- А вам не кажется, госпожа Розина, что в данный момент вы меня оскорбляете, сыпля в мой адрес несусветными обвинениями, не имеющими под собой никакой почвы. Или вы думаете, что все безнаказанно, если дело касается вашей персоны?

Модест даже дернулся, он недоумевал, как Амалия терпит такой тон, и надеялся, что она арестует этого умника, но Амалия спокойно ответила.

- Вы правы, все не безнаказанно. Что ж, господин Кромин, я вас более не задерживаю, а если вам и впредь вздумается занять этот кабинет или тем более занять трон Тусктэмии, то это будет воспринято как прямой захват власти, и имейте в виду, что мировое сообщество уже осведомлено об этом.

Лицо Златана изменилось, уверенное наглое выражение сменилось на кислую мину, немного встревоженно он потер пальцы и сказал.

- А вы, я смотрю, времени не теряли, все успели.

- Как видите. Так до встречи? - спросила Амалия, жестом указав Кромину на дверь.

Несмотря на весь свой гнев, он встал и пошел к выходу, только у самой двери он обернулся, открыл рот, он так ничего и не сказал. Когда он, наконец, ушел, Модест выдохнул.

- Ну и тип, я бы на твоем месте не выдержал.

- Да, брось, он был очень даже вежлив. Надо бы проследить за ним, но так, чтобы ненавязчиво. Будь добр, позови охранника.

- Сейчас.

Модест выглянул из кабинета и попросил стражника, который обернулся первым, пройти внутрь.

- Да, госпожа?

- Как тебя зовут?

Мужчина немного смутился и медленно ответил.

- Лумир, госпожа.

- Лумир, ты умеешь выслеживать человека? Был когда-нибудь филером?

Он покачал головой.

- Ладно, тогда позови ко мне начальника стражи Демида Гравина, и как можно быстрее.

- Да, госпожа, - отчеканил стражник и поспешно вышел.

- А если уйдет? - спросил Модест, едва тот вышел.

- Будем надеяться, что нет. Впрочем, если он вздумает выехать из города, мы сможем это отследить и выяснить, куда он направится, главное, не задерживать его и дать свободу действий, в надежде, что он оступится и укажет нам на своих подельников. Но, думаю, что он никуда не поедет, у него есть для этого исполнители, а Златан не из тех, кто станет марать руки и делать грязную работу. Значит, надо пасти его дом, смотреть, кто туда входит и выходит.

- А госпожа Тарутина?

- Пока она на службе, а Гедовин в проходе, она не опасна. И ты лучше скажи, что нашел.

- А! Я нашел письмо к одной особе, она живет за городом. Ее зовут Мия. Зарян пишет, что ждет не дождется, когда она вновь пребудет в город. Знаю, это похоже на письмо, которое нужно отправить, а не на то, которое получают, но, возможно, у него просто руки не дошли заняться отправкой послания. Но самое главное то, что там упоминается речка Купавка. Не думаю, что на берегах речки Купавки стоит много деревень, а даже если и так, то по крайне мере, есть направление.

- Молодец, это направление надо отработать.

Вызвав к себе руководителя охраны дворца, господина Демида Гравина, Амалия приказала ему следить за домом Златана Кромина. Потом она поинтересовалась: не знает ли он девушки по имени Мия, но тот покачал головой, сообщив, что царь любил устраивать раз в месяц бал, на который приглашались разные люди, тем самым Зарян практиковал знакомство с населением своей страны. Приглашение на ежемесячный бал мог получить крестьянин из самой далекой деревни.

- Я слышала об этих балах, но, чтобы туда приглашались абсолютно незнакомые ему люди! Я думала, таким образом просто поощряется хорошая работа и отличившегося человека приглашают провести вечер в компании царя. И давно Зарян избрал такой метод?

- Нет, меньше полугода назад, но это уже вошло в норму.

- Понятно, что ж, буду рада, если вы приступите к исполнению поручения.

- Да, госпожа, - поклонился Гравин и вышел из кабинета.

- Ты ему доверяешь? - поинтересовался Модест.

- Ему, пожалуй, да, во всяком случае, вчера он показал себя с достойной стороны, а так местные обитатели вызывают у меня массу подозрений, начиная со слуг и заканчивая государственными чиновниками. Уж больно настораживает меня их вчерашняя пугливость и сегодняшнее рвение выйти на службу. Не хочу даже предполагать такое, но, возможно, тут каждый второй замешан в заговоре против Заряна, кстати о Заряне, будь добр, осмотрись тут повнимательней, вдруг есть еще одна Мия, к которой мог поехать Зарян, если он так активно знакомился с неизвестными ему до того людьми, то поехать он мог в любом доступном ему направлении.

Северная Рдэя представляла собой небольшое бедное государство, бедность которого происходила от малопригодных к пахоте земель, отсутствия хороших пастбищ и крайне неблагоприятного климата. Лишь однажды царь Северной Рдэи Борислав попытался отвоевать хотя часть земель у соседней Тусктэмии, но бывшая Империя Тусктов дала серьезный отпор, тускты имели численное превосходство и хотя бы поэтому не оставили северордэйцам шансов на победу, а для последних то поражение отозвалось серьезными проблемами: погибло много воинов, пострадали те немногочисленные посевы, которые были посажены, иссякли продовольственные ресурсы без ожидаемого пополнения.

В сердцах потомков эмигрантов из Рдэи, которые, будучи несогласными с отрицанием верховенства Бога Судьбы при царе Дире, нашли себе здесь, за Снежинской Заставой, новый дом, где прочно укоренилась вера в правоту и непоколебимость их взглядов, непонимание и отстраненность от остальных жителей известного мира. До того, как магию поработил тысячелетний сон, на Снежинской Заставе обитали снежины, гигантские, около полуметра в диаметре снежинки, они облепляли и замораживали любого, кто заходил на их территорию. Могучие горы Заставы уходили довольно высоко вверх, и без того создавая суровый климат, но вкупе со снежинами эти горы становились непроходимыми. Маленьких детей пугали в детстве снежинами, что они спустятся с гор и заморозят непослушных детей. Так как горы были практически неприступными, никто не отваживался подниматься высоко, а потому легенда о коварных и ужасных существах, населявших Снежинскую Заставу, продолжала жить в сердцах людей даже во времена сна магии.

Существовало всего два прохода - тоннеля, которые вели сквозь горы, их тщательно охраняли. Узнав о местоположении обоих подходов, Тусктэмия не опасалась больше нападений со стороны Северной Рдэи, дав понять тогдашнему ее правителю и всем последующим, что это знание может использовано против северордэйцев: малейший намек на атаку обернется горами трупов погибших в тоннелях людей. Один раз тоннели заваливали камнями после того, как царь Демьян решил напрочь порвать с внешним миром, но полная изоляция еще больше усугубила и без того тяжелое, почти осадное, положение. Были в Северной Рдэе и те, кто решался покинуть страну, но большинство людей, чувствуя естественную привязанность к родине, оставались, пытаясь сделать окружающий мир лучше и добрее.

Северная Рдэя помимо внешней изоляции смогла сохранить и изоляцию религиозную: здесь по-прежнему верили в Бога Судьбы. Но здесь нашли приют и те, кто был несогласен с возрождением магии и падением религии Алина Карона. Служители храмов в честь Бога Судьбы признали их несогласие как наглядный пример постулата из своей религии, что это некий момент противодействия, который должен сопутствовать всему новому, это установлено жизненным принципом, и таким образом совершается неизбежный ход истории. Идейных беженцов приняла эта земля, как когда-то приняла своих первых жителей. В том числе сюда бежал Милий, брат князя Дометьяна из Южной Рдэи. Назвав себя князем, то есть правителем всех людей, что пришли с ним и что приходили к нему, он писал письма законным руководителям стран с требованием одуматься и покарать всех, кто смеет отрицать верховенство Алина. Постепенно сочетание "князь Милий" прижилось в умах людей, но, конечно, на мировой арене Милий по-прежнему не играл никакой роли. Поначалу его угрозы вообще воспринимались как выкрикивания больного, но со временем его стали опасаться, опасаться того, что он может выкинуть. В связи с этим была отправлена группа из представителей разных стран, они провели недельные переговоры, сначала пытаясь воззвать к князю Северной Рдэи Мстивою, чтобы он прекратил существование на территории своего государства непризнанной Республики Истинной Веры, а потом к Милию. Но ни Мстивой, ни Милий не вняли ни одной из просьб, единственное, что пообещал парламентерам Мстивой, так это то, что его люди помогать Милию не станут, но требовать от него выдворения этих людей никто не может. Во-первых, это посягательство на уклад страны с более чем тысячелетней историей, во-вторых, жители Северной Рдэи имеют на это право. Многие предполагали, что Мстивою есть от этого определенная выгода, иначе с чего бы он стал беспрепятственно впускать на территорию своего государства идейно несогласных с мировым сообществом людей, деля с ними и без того небогатые ресурсы. Но, как бы там ни было, Мстивой заключил, что любая попытка войти в Северную Рдэю тех, кто захочет захватить или расформировать Республику Истинной Веры, будет означать захват его государства, а так как волшебники теперь живут повсюду, то это может стать началом непривычной для жителей нового времени войны. Группа вернулась ни с чем, однако князь Милий замолчал на несколько лет, и все вроде как успокоились, решив, что, если он так хочет верить в Алина Карона, то пусть верит.

Паломники видели странное явление на границе с Северной Рдэей, но так как сначала шла Снежинская Застава, то получалось, что необычная колонна подымалась за горами, то есть она выше них, хотя, возможно, колонна начиналась непосредственно в горах. Почти достигнув Заставы, Драгомир тоже увидел этот перламутровый столб словно сотканный из плотных туч, уходящий под самые небеса, в диаметре он был, учитывая расстояние отсюда, не менее километра. Была уже ночь, сидящий впереди Ростистлав дал знак обоим птицам рокха снижаться.

- Мы не летим туда? - спросил Долиан.

- Нет, уже ночь, а нас неизвестно что ждет, остановимся перед заставой, а утром полетим туда.

Они приземлились у небольшого выступа, разожгли костер и назначили дежурство, естественно забыв о Драгомире, молодой человек напомнил, что он сейчас не гость в их маленьком отряде, а значит, они не должны игнорировать его.

- Прошу прощения, ваше высочество, но вы выглядите так, словно вы не спали предыдущую ночь, а мне завтра нужны люди с трезвой головой, неизвестно, что нас там ждет, поэтому мы должны быть готовы ко всему.

- Вы правы, - не стал отрицать Драгомир, - я не спал ночь и, если дело в этом, то спасибо.

Ростислав чуть улыбнулся, он должен был дежурить первым. Драгомир, Долиан и еще один волшебник, которой летел на другой птице рокха, создали несколько плотных воздушных подушек, которые держались ровно восемь часов, своеобразно будя своим исчезновением: человек падал на землю, немного, всего десять сантиметров, но спросонок это походило на ведро холодной воды на голову.

Драгомир перекусил и лег, закутался в плащ, который маленьким отрядом был взят как запасной. Закрыв глаза, он постарался отвлечься, но перед глазами сразу встал образ Анны, он улыбнулся про себя, с ужасом подумав, что он бы сейчас делал и как бы себя чувствовал, если бы она не нашлась. Хорошо, что теперь она в безопасности, в Велебинском посаде. Его, конечно, немного смущало присутствие этой странной девушки, Северины, он помнил ее упорный непоколебимый взгляд там, в Пограничном мире, и не верил в ее искреннее желание помочь Анне. Более того, если бы не стечение обстоятельств, он бы вообще усомнился в ее доброжелательности. А что если это не было случайностью? Точнее случайность была, но не там, где им всем показалось? Северина ведь вполне могла заранее планировать ехать в том направлении, и так получилось, что Данислав отправил ее по тому же маршруту. Но поразмыслив над этим вариантом, Драгомир все-таки решил, что это не так: Северина не планировала покидать Пограничный мир, ее вполне устраивало ее тогдашнее положение. Хотя она могла быть в курсе происходящего. Драгомир вспомнил тот вороватый взгляд за столом в доме у Долиана, взгляд, который вызвал жалость у Анны и странное чувство недоверия у него самого, хоть он и промолчал. Но решив, что раз Анна сейчас в Велебинском Посаде, то ей ничего не угрожает, молодой человек успокоился. Если бы только Драгомир знал, что Анна в этот момент дома, в Рувире, он бы вряд ли уснул, не смотря на всю свою усталость. Но Драгомир этого не знал и потому через минут двадцать погрузился в сон.

Эта ночь обещала быть бессонной. Гай морально уже не мог допрашивать сам, перепоручив это служителям первого ранга, сам он остался присутствовать, периодически задавая вопросы. Сначала были допрошены все, кто прибыл во Всевладоград из Северной Рдэи, среди них были собственно жители Северной Рдэи, решившие познать смысл учения Алина Карона, и были жители непризнанной Республики Истинной Веры, последних без малого семь человек, восьмым был убитый юноша. Первым вообще нельзя было предъявить никакого обвинения или в чем-то заподозрить, а вот из числа вторых трое сбивчиво говорили то об истинности слов великого и всеблагого Алина, то об их собственном желании познать учение Алина Карона. Отделив этих троих, Гай попросил Юрия поговорить с ними отдельно. Уже ночью всех троих, одну пожилую женщину и двух мужчин среднего возраста отвели в кабинет Гая.

К часу ночи Гай пришел в кабинет, в руках он нес чашку настоя шиповника. Юрий уже был здесь, Гай прошел к столу и занял свое кресло. Трое подозреваемых сидели напротив, боязливо оглядываясь по сторонам, боясь смотреть на своих учителей, что последних в свою очередь наводило на мысль о виновности подозреваемых. Было бы более понятно, если бы эти люди возмущались, требовали отпустить их, настаивали на своей невиновности, нет, они откровенно боялись. И какая откровенность, если эти люди собирались взорвать Всевладоград? Гай отогнал все мысли о сострадании к ним и, поставив кружку на стол, спросил.

- Кто-нибудь хочет что-нибудь сказать?

Он посмотрел на всех троих поочередно, но они молчали, потупив головы, только женщина, всхлипывая. шмыгала носом. С нее Гай и решил начать.

- Вот вы, Ирма, как давно вы пришли во Всевладоград?

Она промолчала.

- Хорошо, - ответил Гай и взял со стола приготовленные помощником карточки на всех троих, в них содержалась вся краткая информации о них: откуда они, когда родились, где проживали, есть ли у них родственники, где живут эти родственники. Отдельной графой шла строка "цель прибытия во Всевладоград". Прочитав досье Ирмы, Гай, задал следующий вопрос. - Согласно указанной информации в последнее время вы проживали в Республике Истинной Веры, а вам известно о том, что это неформальное название, и это государство не признано мировым сообществом, а значит, заявляя подобное, вы должны понимать, что это своего рода вызов. Кому и зачем? Что вы хотели показать, говоря "Республика Истинной Веры"? Что вы признаете ее и не признаете весь остальной мир, которой признал очевидные факты? Что же вы молчите? Скажите нам, как вы относитесь к возрождению магии?

Женщина опасливо обернулась на двух стражников, стоящих в дверях, они держали все те же небольшие, но прочные и известные своей убедительностью дубинки стражей храма, проследив за ее взглядом, Гай сказал.

- Мы живем в новое время, Ирма, но если будет надо, я использую все доступные мне методы, потому что то, что произошло, должно быть наказано. Если вам, вам всем, еще не понятно, что вы собирались сделать, может быть, и наверняка, не по собственной инициативе, а под неким руководством, то я вам объясню: вы собирались убить несколько сотен тысяч человек, не только учеников Школы Алина Карона, но и мирных жителей Всевладограда, женщин и детей. Вот вы, Ирма, у вас есть сын, как бы вы отнеслись к тому, что кто-то, страстно жаждущий возвращения свергнутой тирании, убил его, при этом, заметьте, никто не сказал бы о конкретно его смерти, об этом сказали бы так: погибло несколько сотен тысяч человек. Какие там похороны! Им всем обеспечили общую могилу без всякой возможности со стороны близких проводить их. А как насчет того, что вы могли уничтожить всю семью и тогда бы никого и ничего не осталось от нее? Когда умирают наши близкие, они продолжают жить в наших сердцах, тем самым, они не исчезают, а продолжают жить с нами, вы же одним росчерком собирались лишить их такой возможности.

Женщина расплакалась и, сквозь слезы выкрикнула.

- Я не виновата! Я не знаю, откуда те шары.

- Не знаете? Тогда почему вы испугались их, когда они стали видимыми? И не говорите, что этого не было. То, как вы отреагировали, видело несколько человек, им незачем лгать, а вот вам? Зачем вы покрываете его Ирма? Его или их? Что вам пообещали взамен? Ради чего вы пошли на это?

- Я не знаю, - разрыдалась женщина, - я ничего не знаю!

Она рыдала минуты три, Гай терпеливо ждал. Когда она успокоилась, он сказал.

- Вы напрасно думаете, что ваша истерика разжалобит меня, и вы напрасно думаете, что сможете все скрыть.

На этот раз Ирма посмотрела на него полуотрешенно, словно о чем-то задумалась или вспомнила. Гай внимательно посмотрел на нее и невольно смутился, когда она чуть улыбнулась и сказала.

- Смогу.

Потом все произошло так быстро, что Гай и Юрий успели только проследить за ее движениями, но не успели ничего сказать или сделать. Ирма достала что-то маленькое из рукава, должно быть она придерживала предмет рукой, прижимая рукав пальцами к ладони. Резко поднеся предмет ко рту, Ирма проглотила его, а через несколько секунд побледнела и стала задыхаться, она упала со стула и забилась в судорогах. Гай так и сидел, молча с ужасом наблюдая за этим, Юрий первым вскочил - он сидел от Гая по правую руку, в метрах двух от подозреваемых - и подбежал к ней.

- Что с тобой? Что ты сделала?

Меньше чем через минуту, женщина затихла, Юрий схватил ее за запястье - пульса не было. Он повернулся к по-прежнему сидящим на стульях мужчинам и требовательно спросил.

- Что она сделала? Что это за яд?

Двое стражников подошли к подозреваемым и, встав за их спинами, на всяких случай взяли на изготовку дубинки. Меж тем на шум в кабинет вбежало несколько стражников, увидев лежащую на полу мертвую женщину, они первым делом посмотрели на сидящего подле нее первого помощника руководителя Школы Алина Карона.

- Что вы на меня так смотрите? - возмутился Юрий. - Она сама себя отравила, съела что-то, что держала в руке, - Юрий встал и распорядился. - Уберите ее отсюда, только осторожнее, не трогайте ее ладони, на них могли остаться следы яда, а мы не знаем принципа его действия, может он убивает и при простом контакте, только медленнее. А вы двое, останьтесь, - сказал он своим охранникам, подчеркнув, - так и стойте пока, не хватало, чтобы эти выкинули что-то подобное.

Стражники почти в один голос отчеканили: "Да, господин!", потом подошли двое и подняв женщину под руки, вынесли тело в приемную и оттуда потащили вниз.

Меж тем Гай тоже встал и подошел к притихшим мужчинам. Наклонясь, он внимательно посмотрел на них, заглянув каждому в глаза.

- Что, смелости не хватило поступить также?

Один из мужчин затряс головой.

- Я не с ней, я вообще познакомился с ней только здесь.

- А до этого, в Северной Рдэе вы виделись?

- Да, я видел ее, но издалека, она пришла из южных земель, она - одна из потомков Светозара.

Гай почувствовал, как его прошиб холодный пот. Из рассказа Данислава он знал о том, что потомки Светозара жили вплоть до начала новой эры, но они таинственным образом исчезли из поселения, все, при этом скрежеты не могли найти их в песках, а птицы рокха точно не перевозили их по воздуху. Из посланий для нового настоятеля храма, Гай также знал, что первым властителем магии был человек по имени Радомир. Через заклинание крови его сила передавалась его потомкам. Светозар, брат Радомира, не был согласен с его статусом и завещал своим детям и внукам свергнуть властителя магии как явление, противоречащее природе. Но то ли потомки Светозара не осознали серьезности послания своего предка, то ли просто нашли более важные цели в жизни, но на долгие годы они забыли его наказ. Спустя пару столетий властителем магии стал человек по имени Велебин, именно он построил себе резиденцию, одним этим возмутив всю мировую общественность. Зачем это? Чтобы показать свое превосходство над всеми? Чтобы сделать Велебинский посад центром еще одного государства, в котором властитель магии станет царем? Тогда все находились на грани войны: руководители государств были готовы направить в Велебинский Посад войска, но Велебин убедил их в правильности своих действий, он представил все как возможность создать место, куда смогут приходить и учиться многие волшебники, а также люди, состоящие в надзорной службе. При этом Велебин не собирался перевозить книги регистрации, они находились и должны были оставаться в Чудограде. Потом Велебин совершил очень правильный тактический ход, попросив в жены младшую дочь тогдашней царицы Истмирры, не решаясь противоречить властителю магии, царица дала согласие. Таким образом Велебинский Посад стал городом в составе Истмирры, как и завещал Велебин, никто из него центра нового государства делать не стал. Согласно источникам Храма, именно тогда возродилось общество потомков Светозара, о том, как именно люди узнали о своем родстве со своим далеким предкам, история умалчивала, очевидно был какой-то опознавательный признак. Однако возрожденное движение против существования властителя магии очень скоро угасло, не просуществовав и года. В следующий раз спустя несколько столетий с появлением Алина Карона была образована община из полутора тысяч человек.

Алин Карон хотел дать людям своего рода идеологию, философию жизни, но кто сказал, что она должна была стать мировым учителем? Этому многие возмутились, вторым обстоятельством, которое заставило потомков Светозара вновь объединиться, стала невероятная сила Алина Карона. Желая построить новый мир, Алин решил начать с устройства нового государства, он потребовал у тогдашнего царя Истмирры Вячеслава дать самостоятельность Велебинскому посаду и часть территорий, прилегающих к нему, в том числе Чудоград, естественно ему отказали, на всякий случай Вячеслав отправил отряд прекрасно обученных волшебников охранять границы Велебинского Посада, в случае, если Алин Карон вздумает нарушить их, они должны были действовать. Алин молчал и ничего не делал до тех пор, пока не началась вторая война за последние сто лет между Истмиррой и Тустктэмией из-за спорных территорий, понимая, что воевать на двух фронтах сложно и ему вряд ли дадут достойный ответ, Алин смел сопротивление волшебников, которые охраняли границы Велебинского Посада. При этом помогали ему всего несколько человек, в том силе Алвиарин, ярый сподвижник его идей, в результате около половины отправленных Вячеславом волшебников были убиты. Жена Алина Карона Мила осудила его действия, сейчас, вместо того, чтобы способствовать установлению мира между противоборствующими сторонами, он создал еще больший хаос, это не походило на проповедуемую им любовь и взаимопонимание. Однако Алин расценил это как предательство жены, решив, что ее подкупил царь Истмирры, хуже того, соблазнил, как и его сестру, перетянув на свою сторону. Алин не признал ее ребенка, Демьяна, своим сыном, в ответ получив новые нарекания и несогласие Милы. Окончательно утратив его доверие, Мила стала перетягивать на свою сторону Алвиарина, уговаривая его помочь ей, перейти на ее сторону, что он ей обещал и даже проработал план. Он собирался уничтожить Северный магический полюс под Тусктэмией, заодно уничтожив Дамиру и прилегающие к ней территории с помощью созданных им в обход правил зажигательных шаров. Мила согласилась с этим планом, но с условием, что они проинформируют Тусктэмию, фактически выставив ультиматум: наши заряды установлены и будут приведены в действие, если вы не сдадитесь. Вряд ли на последнее согласился хотя бы один из правителей Тусктэмии, но зато тогдашний царь Бравлин мог сообщить жителям столицы и ее окрестностей о готовящемся взрыве, а если бы не сообщил, то гибель сотни тысяч человек осталась бы на его совести. Подрыв Дамиры принес бы победу Истмирре и дал работу властителю магии по восстановлению магического поля взамен желания создать новое самое правильное государство в мире. Вячеслав, к которому обратились с предложением Алвиарин и Мила, дал свое согласие, однако Драгомир, его младший и незаконнорожденный сын от сестры Алина Карона, возразил, он сказал, что уничтожение Северного магического полюса приведет к разрушению магических опор, которые составляют основу всего мира. Его не послушали. Тогда Драгомир пошел на крайние меры. Зная о времени претворения в жизнь плана Алвиарина, он взорвал Чудоград, повредив Южный магический полюс, но не разрушив его, таким образом Алвиарин не мог воспользоваться силой самого мощного Южного полюса, остальные три полюса не обладали достаточной силой для создания новых зажигательных шаров, необходимую часть которых украл и использовал Драгомир.

На тот момент Чудоград был на осадном положении: все знали, что Алин Карон собирается захватить эту территорию, и потому в страхе люди толпами бежали вглубь страны. И все-таки жителей города оставалось около пяти тысяч. Драгомир попросил отряд генерала Юрия Высогорского, перешедшего на его сторону, вывезти из города всех оставшихся людей, сам Драгомир отправился к старшему брату и сказал ему покинуть город, забрав отца и придворных. Когда Войслав узнал о намерении Драгомира, то решил, что тот спятил, он попытался схватить его, но талантливому волшебнику не составило труда увернуться. В гневе Войслав выкрикнул ему, что тот хочет захватить власть, стать не просто незаконнорожденным мальчиком, которого мило приютили во дворце, а наследным царевичем. На что Драгомир взял у него скипетр и наделил его волшебной силой, благодаря действию которой никто, кроме царя или царицы и наследника или наследницы не мог взять его в руки, а взяв, поплатился бы за свое посягательство смертью. Тогда Войслав не поверил в действие скипетра, убедившись в истинности слов Драгомира только спустя годы, так как в отличие от отца, он покинул город, а Вячеслав, не смотря ни на какие просьбы и уговоры остался в Чудограде и погиб при взрыве.

Узнав о поступке племянника, Алин Карон собрался убить его, казнить за содеянное. Столь значительное повреждение Южного полюса привело к дестабилизации равновесия, Алин буквально слышал, как стонало и плакало пространство вокруг, чувствовал его боль. Юноша сам добровольно пришел к дяде, чтобы поговорить с ним, отговорить от желания создать новое государство, но Алин не стал его слушать, и он бы убил его, если бы не вступилась Мила и, заслонив собой Драгомир, не пала от руки мужа. Драгомиру удалось сбежать, после чего он стал скрываться. Алин долго не мог прийти в себя, не смотря на то, что Мила обидела и, как он считал, предала его, несмотря на то, что он обвинил ее в связи с царем Вячеславом, не признав собственного сына, он не хотел ее гибели. Вновь и вновь коря себя за то, что не успел отвести удар, он так и не смог простить себе ее смерть, всякий раз убегая от мыслей о своей поспешности и резкости. Алин Карон оставил наступательное движение и мысли о восстановлении равновесия и Южного полюса, он впал в депрессию, из которой его вывело страстное желание найти и покарать Драгомира. Это он был во всем виноват, он взорвал Чудоград, из-за него погибла Мила! Как раз в это время Алвиарин подал ему замечательную идею: расправиться со всеми магическими существами, чтобы волшебники не могли больше пользоваться магией так свободно, как раньше. Силы волшебников уже были ограничены: при взрыве Чудограда погибло много ронвельдов, живущих перед Южным магическим полюсом, вместе с ними погибли волшебники, которые пользовались в тот момент помощью ронвельдов. Оставалось только завершить начатое, чтобы избавить мир от магической заразы, и позволить сформироваться обществу, где основную роль будут играть благие идеи, а не сомнительные действия наделенных особыми способностями людей. И, по-новому взглянув на свое учение, Алин понял: Авиарин прав, если не будет магии, то не будет причин, мешающих становлению нового общества, общества, которое будет руководствоваться его философскими идеями. Ослепленный верой, Алин убрал из мира всех магических существ, окончательно ввергнув в дисбаланс магическое равновесие. Начался новый этап войны между Истмиррой и Тусктэмией, у последней в этот раз имелось явное преимущество: ее столица не была взорвана, а царю не нужно было проводить чистки в рядах министров и генералов: нашлось немало человек, кто поддерживал и не осуждал Драгомира. И после крупной победы Тусктэмии у городка Нижняя Речка, был подписан Нижнереченский мирный договор.

Тем временем Алин, желая отомстить Драгомиру за предательство и гибель жены, Алвиарин, жаждущий отомстить ему за взрыв Чудограда и невозможность более использовать Южный магический полюс, и, конечно же, Войслав, винящий младшего брата в гибели отца, искали его, настроив против юноши многих и устраняя тех, кто ему сочувствовал. Сообщество волшебников разделилось на две части: одни были согласны с пусть и резким, но правильным в сущности решением Драгомира - ведь даже если бы он не уничтожил, а спрятал зажигательные шары, то где была гарантия, что Алвиарин не сделает их снова? Но другие яростно критиковали Драгомира, и последних было гораздо больше. Когда Аглая и Флавий нашли юношу и дважды попытались убить его, произошло то, что окончательно изменило мир - магия уснула, а волшебники лишились возможности колдовать. Как властитель магии, Алин ощутил тот момент - когда мощные силы стали сковывать магию, Алин испугался, с одной стороны он понимал, что должен радоваться: магия уходит из повседневной жизни, как он и хотел, но с другой стороны он боялся, что ничего не получится, а его века не хватит на то, чтобы превратить свое учение в образ мыслей всех и каждого, поэтому он спешно оставил указания слуге и, применив запрещенное заклинание, поместил свою душу в капсулу перемещения. Так властитель магии исчез. А в мире начался передел собственности, сопровождаемый растущим интересом к учению Алина Карона, сын которого активно убеждал всех, что это отнюдь не откровение свыше. Демьян говорил о том, что методы его отца были далеко не идеальны: разве мог человек, заявивший о верховенстве взаимопонимания и любви, быть искренним, если сам он при этом использовал далеко не миролюбивые методы? Но его не слушали, а потомки Светозара взяли на заметку. Они вычислили, что ребенок от двух потомков Радомира обладал большей силой, чем его родители, как правило, он становился новым властителем магии, а в будущем его потомки. Так как магия спала, решено было наблюдать за потомками Демьяна, но спустя шестьсот лет, после действий генерала Демида Иснурова, было решено перейти к радикальным методам. Под благовидным предлогом осуждения действий Демида, усилиями которого Всевладоград лишился самостоятельности, а Империя Тусктов разрослась и окрепла настолько, что это поставило под угрозу существование многополярного мира, генерала арестовали и приговорили к смертной казни. Его двоих детей казнили спустя несколько лет. С этого момента общество потомков Светозара находило и уничтожало детей из рода Радомира, но со временем эту функцию перенял на себя храм, а вот потомки Светозара, почти вся их община, исчезла в один прекрасный момент, совсем как недавно они исчезли снова...

В противовес такому сильному игроку как храм было организовано общество защитников потомков Радомира, напрямую управляемое царем или царицей Истмирры, которые идеи Драгомира Дэ Шора считали верными, потому что знали правду. Общество защитников знало о том, что Великий и Всеблагой Алин был властителем магии, но хранило это в тайне. Да и кто бы поверил им? Кто бы пошел против сформированного порядка мыслей? Даже Гай Броснов не верил в то, что мир удастся изменить, поэтому он хотел изначально оставить все, как есть. Пусть будет магия, властитель магии, но не надо лишать людей мировой религии. Данислав Ингоев убедил его изменить свое мнение, попытаться, но, как и предупреждал Гай, так просто от старых идей избавиться не получится, по крайней мере на них сыграют те, кто может получить с этого выгоду.

Сейчас, услышав о потомках Светозара, Гай испугался, так как иметь дело с фанатиками это одно, а с потомками Светозара - другое. Сейчас не ясны ни их цели, ни их методы. Даже если допустить, что их основная цель по-прежнему, как и в последние несколько сотен лет - уничтожение потомков Алина Карона, то как объяснить их покушение на Всевладоград? Зачем им уничтожать бывшую религиозную столицу? Чего они хотели добиться этим? И зачем образован тот магический столб в Северной Рдэе? Возможно, конечно, действуют две группы: потомки Светозара с одной стороны и фанатики умершей религии с другой. Если так, то где пересекаются их общие интересы? Где ожидать двойного удара?

Гай прошел за стол и вновь занял свое кресло. Поставив локти на столешницу, он сложил уголком кисти рук и задумался. Оба мужчины притихли и молча смотрели на него.

- Значит, потомки Светозара, - медленно произнес он после продолжительного молчания. - Откуда именно они пришли?

- Откуда-то с юга, но я точно не знаю, - сказал один мужчина, второй почти прошептал.

- Я тоже, никто не знает, с ними только сами князья разговаривали. Они знают.

- И как много потомков Светозара пришло с юга?

- Я точно не знаю, - сказал один из них, - в смысле я их всех вместе вообще не видел, но говорят, около сотни.

- Понятно, - медленно произнес Гай, - а теперь расскажите мне, зачем вы пришли сюда? Какие цели преследовали и почему сейчас пытались покинуть крепость?

Тот же мужчина, что только что отвечал Гаю, пожал плечами.

- Да ничего особенного, я просто хотел узнать об учении Алина Карона, просто я был последним в семье, все время жил с родителями, а когда они умерли, получилось, что у меня ни семьи, ни дома: дом достался старшему брату, вот я и отправился сюда. Я знал, что здесь, во-первых, мне дадут крышу над головой, а, во-вторых, я смогу быть полезным, и, в-третьих, я смогу узнать учение человека, который изменил мир. Вот, собственно, и все. А почему испугался, так все говорили, что эти шары взорвутся, что с помощью таких шаров был взорван Чудоград в свое время. Я испугался, знаю, это не очень красиво, - потупив взор, виноватым голосом продолжал он, - а в моем возрасте вообще глупо, но вот так получилось.

Когда он замолчал, второй мужчина, чуть более громким голосом, чем в прошлый раз, сказал.

- А я сбежал, от жены сбежал. Нас с ней по договоренности наши родители женили, а она, она замучила меня, извела своей сварливостью. Все ей не так, все не эдак. Детей она мне не родила, только третировала за все, вот я и сбежал, а сейчас из крепости хотел сбежать, потому что тоже испугался.

Вздохнув, Гай покачал головой. Это не те люди, которые ему нужны были сейчас на допросе. Единственная, кто могла что-то сказать, покончила с собой, кого еще ловить, он не совсем понимал, то есть он знал, что сначала надо еще раз опросить всех выходцев из Северной Рдэи, потом тех, кто пытался сбежать из крепости, но происходил из других мест, но как получить от них нужную информацию? Как заставить говорить до их сведения счетов с жизнью?

Оба мужчины вновь внимательно уставились на него, ожидая, что он скажет, но Гай молчал, внезапно среди создавшейся тишины раздался стук в дверь.

- Посмотрите, кто там, - сказал Гай стражникам у дверей.

Стоящий справа от входа стражник открыл крайнюю к нему дверь. На пороге стоял стражник и один из учеников. Гай отметил характерную для южанина внешность последнего. Одет он был в серые одежды ученика: свободные брюки и рубаху, подвязанные красным поясом. На вид ему было где-то тридцать с хвостиком. Почему-то сразу Гай обратил внимание на его пронзительный взгляд, строгий и даже злой.

- Извините, господа, но этот молодой человек, - пояснил стражник, - говорит, что знает, кто установил те шары в крепости.

- Вот как? - подивился Гай и распорядился, - пусть войдет.

Молодой человек покорно выполнил просьбу и прошел внутрь кабинета, дверь за ним закрылась. Взглянув на него повнимательней, Гай вспомнил, что он из Южной Жемчужины и пришел во Всевладоград где-то месяц назад. Юрий знал больше. Он, как заместитель руководителя Школы Алина Карона, курировал новеньких, интересовался, как они устроились на новом месте, есть ли у них какие-то вопросы, не нужна ли им помощь. Так вот об этом молодом человеке он знал, что тот почти ни с кем не общался, отвечал всегда скупо и только по существу. Учился он прилежно, но было в нем что-то такое, какая-то насмешка над всеми, кто его окружал, даже когда он пересказывал постулаты и комментарии к ним, ощущалась легкая ирония. На последнее Юрию жаловались двое учителей, и он как раз собирался на следующей неделе поговорить об этом с Кабаром.

- Проходи, садись, - указал Гай на свободный стул, стоящий у правой стены.

Но молодой человек покачал головой и заявил.

- Я постою и сказать о том, кто установил те шары, я могу только вам, лично. Не поймите неправильно, но я не могу допустить, чтобы информация попала не в те руки.

- Ты кого-то из нас подозреваешь в чем-то? И в чем же позволь узнать? - напрямую спросил Юрий, Гай стрельнул на него недовольным взглядом.

Молодой человек улыбнулся краешком губ и спокойно ответил.

- В чем я, простой ученик, могу подозревать помощника руководителя Школы Алина Карона?

- А вот я, помощник руководителя Школы Алина Карона, - скрипнув зубами, ответил Юрий, - могу подозревать тебя, сомнительного ученика, в участии в событиях последних двух дней, и еще ранее в твоей неискренности на уроках, твоем презрении к учению Алина...

- Юрий, хватит! - резко оборвал его Гай, и кивнул стражникам, - отпустите этих двоих, а потом побудьте в коридоре, пожалуйста.

- Надо полагать, мне тоже следует уйти? - с трудом скрывая обиду, спросил Юрий, при этом посмотрев на Кабара, явно довольного, Юрий готов был поклясться, что видел в его глазах презрение и усмешку.

- Прости, но сейчас важны любые сведения. Мы не можем оставить все, как есть, и в поисках любой зацепки допрашивать кучу непричастных к проблеме людей. Пожалуйста, Юрий, оставь нас ненадолго.

Юрий молча встал, строго взглянув на Кабара, который по-прежнему стоял, пригрозил ему.

- Не думай, что мы не выясним все. Выясним, и накажем виновных!

- Это правильно, господин, - покорно ответил Кабар и даже поклонился ему, вообще, это являлось знаком уважения и благодарности за урок, знания, данные ученику, но Юрий готов был поклясться, что молодой человек сделал это с все той же усмешкой.

Выйдя в приемную, Юрий попросил стражников, которые вышли перед ним, остаться здесь. Двое секретарей Гая, с нескрываемым любопытством посмотрели на него: почему кабинет покинула и стража, и помощник руководителя. Поначалу они не обратили внимания на молодого человека, которого привели стражники, решив, что это очередной человек для допроса. Очередным он точно не был. Значит, либо он собирался сообщить что-то важное, либо ему господин Броснов собирался поручить нечто важное и секретное. Усталость двух вымотавшихся за этот ненормальный день женщин отошла на второй план.

Тем временем за дверью было тихо, Юрий, не взирая на приличия, подошел к двери и прислушался - ничего. Оба секретаря во все глаза смотрели на него, словно ожидая, что он услышит нечто важное и перескажет им. Но Юрий, громко вздохнув, отошел от двери и прошелся от одной стены до другой. Первые несколько минут показались всем, находящимся в приемной, особенно долгими, если бы не часы, висящие на стене, размеренно отмеряющие время, все могли бы предположить, что прошло минут двадцать, на самом деле меньше пяти.

- С меня хватит! - внезапно нарушив тишину, заявил Юрий и шагнув к двери, дернул ручку.

Все, и стражники, и секретари, моментально переключили взгляд на кабинет руководителя школы. Когда открылась дверь, то все увидели, что там никого нет. Ни Гая, ни Кабара.

- Что за? - едва не выругался Юрий и прошел внутрь кабинета.

Едва дойдя до стола Гая, он увидел тоненькую струйку крови, ползущую по полу. Внутри Юрия все похолодело. Он хотел крикнуть: "Закройте двери!", и уже обернулся назад, но не успел, получив резкий удар по голове. Перед глазами Юрия все поплыло, он видел, что к нему бегут стражники, из последних сил, он приказал.

- Закройте двери, не дайте ему уйти! - негромко произнес Юрий, потом все исчезло.

Утром Драгомира разбудил Долиан.

- Просыпайтесь, пора отправляться.

Юноша протянул ему хлеб, сыр и флягу с водой. Сев на еще не исчезнувшей воздушной кровати, Драгомир огляделся. Все уже встали, кто-то, судя по всему, даже успел позавтракать. Начальник их маленького отряда стоял метрах в ста от них и, указывая рукой в сторону перламутрового столба, что-то говорил волшебнику, который летел на другой птице рокха, должно быть объясняя, как они полетят.

- Интересно, что это такое и самое главное, что случилось с нашими товарищами? - говорил тем временем Долиан.

- Главное, не идти по их стопам, иначе можем оказаться там же, в небытии.

- Как же теперь узнать, где именно они летели! - посетовал Долиан и, помолчав с минуту, спросил. - А вы что думаете, ваше высочество? Вы слышали о чем-то подобном из истории?

- Боюсь, что нет. И кроме того, что не надо подлетать к этому напрямую, у меня мыслей нет. Думаю, надо облететь колонну, осмотреться, и желательно на почтительном расстоянии, кто знает, каков радиус ее воздействия.

Ростислав также прекрасно понимал это и потому распорядился сначала облететь столб вокруг, с двух сторон, где-то за ним, обе птицы рокха должны были встретиться. Через десять минут, все были готовы. Как и вчера, Ростислав летел с Долианом и Драгомиром. Когда они взлетели, Ростислав попросил.

- Ваше высочество, вы тоже смотрите, если что-то заметите, говорите.

- Конечно!

Птицы рокха набрали высоту, чтобы благополучно миновать Снежинскую Заставу и возможного гнева к непрошенным гостям со стороны снежин. Сверху было видно, как снежины смотрят на них, провожают, перемещаясь следом. Когда они двигались, то их холодные синие глаза оставались на месте, неподвижными, так как перемещались только концы тела живой гигантской снежинки.

- Наверно, сейчас они страшно недовольны, что мы так высоко от них, - сказал пораженный Долиан, в отличие от Ростислава и Драгомира видевший этих магических существ впервые.

- Да, наверняка, они напустили мороз на свои оконечности, - ответил Драгомир, - а непрошенные гости даже не думают снижаться.

- Интересно, почему они такие? Почему не терпят никого в своих владениях и никому, кроме властителя магии, не дают пройти? То есть я знаю, что дело в равновесии, должны быть и добрые и злые магические существа, и все-таки, я бы понял, если бы было какое-то логическое объяснение.

- Хорошо, представь, что через твой дом, даже нет, через твою кровать решили пройтись толпы людей, таким уверенным и стройным потоком, ты бы как реагировал? Сказала бы: "Не стесняйтесь, дамы и господа, проходите, вы мне совсем не мешаете!"

- А, ну если так, то я их понимаю, хотя странно. Чтобы все эти горы воспринимать как части кровати... Если только сравнить владения снежин с огородами земледельца - если бы по посевам прошлись незванные гости, хозяин пашен вряд ли бы сказал: "Спасибо!".

- Верно, к тому же в горах есть два перехода, тоннеля, на которые снежины никогда не посягали. И вообще я думаю, что снежины резки в своем решении, но они четко соблюдают установленные правила, за что их можно уважать.

- С вами не поспоришь!

Наконец, они миновали снежинскую заставу и полетели над территорией Северной Рдэи. Чем ближе к облаку, тем сильнее начинала ощущаться некая вибрация, чувствовалось покалывание в теле, даже птицы рокха чувствовали это. Значит, эти облака влияли и на людей, и на магических существ. С виду колонна представляла собой гигантское циллиндрическое облако, состоящее из клубящегося перламутрового дыма. Подлетев ближе, стали различимы синеватые молнии, которые поблескивали внутри. Внезапно одна из таких молний, большая и яркая, проскочила по вертикальной поверхности снаружи, потом еще одна, на порядок больше в размерах. Когда это повторилось в третий раз, Долиан негромко предложил.

- Может, стоит отлететь подальше? Вдруг это какое-то оружие, которое не должно подпускать посторонних?

Прежде чем Ростислав успел что-то возразить или в принципе как-то отреагировать на его слова, следующая молния, выскочившая из толщи облаков стремительно и внезапно ударила прямо по ним. Птица рокха с трудом успела увернуться, отлетев в сторону. Ей не нужно было приказов, она сама изо всех сил полетела в сторону. Второй команде повезло меньше, даже отсюда, несмотря на расстояние, хотя возможно, это магический столб усиливал передачу звуков, Ростислав, Драгомир и Долиан услышали их крики, полные боли и ужаса.

Как только они отлетели на достаточно удаленное расстояние, вибрация стихла, молнии больше не появлялись.

- Что будем делать? - тихо спросил Долиан.

- Облетим, нужно посмотреть, что с нашими.

Ростислав сказал птице рокха лететь на таком же почтительном расстоянии, как только начнет ощущаться вибрация, надо отлететь подальше. Облетев облако на треть его диаметра, они увидели останки птицы рокха и людей, а неподалеку виднелись останки тех, кто прилетел сюда раньше, их постигла та же участь. Не смотря на естественное желание достойно похоронить друзей и товарищей, Ростислав понимал, что подлетать или даже подходить к колонне опасно. Он попросил птицу рохка приземлиться на небольшой холм. Как только ее мощные лапы коснулись поверхности, Ростислав, а вслед за ним и Долиан с Драгомиром спрыгнули на землю.

- Что будем делать? - спросил Драгомир.

- А у вас есть какие-то мысли? Может, вы оба что-то заметили? Как хоть к ней подступиться? - с надеждой спросил Ростислав, но оба молодых человека покачали головами, они не представляли, что это, и что они могут сделать.

- Если только попробовать атаковать его, - неуверенно предложил Драгомир, - но не уверен, что это хорошая идея.

- Я вас прикрою, - сказал Долиан, соглашаясь с ним.

- Тогда рискнем. Начнем с чего попроще?

- Да, Ростислав, вы и Солдар, спустились бы к подножию холма на всякий случай.

- Ладно, только осторожней. Вы оба!

Оба молодых человека утвердительно закивали, как только Ростислав и птица рокха скрылись за макушкой холма, они встали на изготовку. Долиан приказал потокам воздуха повиноваться, создав из них довольно большой щит, выше него ростом. Удерживая щит магическим воздействием, юноша стал ждать. Тем временем Драгомир призвал своего ронвельда, Кичигу, и погрузился в магическое поле, выстроив с помощью его линий огромный светящийся голубой шар, которым он размахнулся и со всей силы метнул в колонну. Даже если бы это был простой снаряд, он и то не долетел бы до нужного места, поэтому Драгомир ухватил шар силой того же магического воздействия - оно словно воздушная рука управляло созданным предметом - и направил в сторону облачной колонны. Шар помчался с оглушительной скоростью, издавая характерный свист, усиленный от соприкосновения с волшебной границей объекта. Почти сразу, едва шар проник в зону влияния магической колонны, сверху, спускаясь вниз по вертикальной поверхности, пробежала молния и с не меньшей скоростью метко выстрелила, разрушив шар. Драгомир отпустил его, едва ощутив, что тот подвергся атаке. Долиан покрепче ухватил щит: колонна могла ответить за нападение на нее, но ничего не произошло.

- Так, теперь давай попробуем, град, - сказал Драгомир и вновь погрузился в магическое поле.

Град состоял из тех же силовых шаров, но меньших в размерах, эффективность их применения достигалась большим количеством и скоростью, фактически это был град орудий, от которого мог спасти только мощный воздушный щит, но и он рушился перед серией градов. Претворение в жизнь этого колдовства заняло несколько минут, наконец, перед Драгомиром засветились шары, один за другим они со стремительной скоростью помчались в сторону колонны. Как-будто считая их, сверху побежало равное количество молний, которые словно ладошки ребенка хлопали по мыльным пузырям, не оставляя в воздухе почти никаких следов. И опять, отразив атаку, магическая колонна не атаковала их.

- Похоже, она только защищается, уничтожая все, что к ней приближается, но зачем? Я не вижу никакой пользы от этого, - сказал Драгомир, вопросительно посмотрев на Долиана, который по-прежнему держал на изготовке воздушный щит.

- Будем пробовать что-то еще? - вопросом ответил юноша, но Драгомир покачал головой.

- Думаю, в этом нет смысла. Надо подобрать какой-то ключ, если он вообще есть.

Долиан отпустил щит, воздушные линии, с помощью магии заключенные в строгие рамки, быстро растворились в общей воздушной массе.

- Получается, колонну надо не атаковать, то есть она не должен видеть в нас угрозу, но как это сделать? - вслух рассуждал Драгомир.

Внезапно внизу послышался приглушенный короткий крик. Оба молодых человека мгновенно повернулись, в два шага достигнув противоположной границы поверхности холма. Однако внизу они не увидели ни Ростислава, ни птицы рокха. Молодые люди переглянулись и, не сговариваясь, стали спускаться вниз. Почти одновременно они спрыгнули на землю. Став спиной друг к другу, они огляделись: никаких следов. Вокруг царила мертвая тишина. Драгомир повернулся к Долиану и жестом указал на правую сторону, предлагая обойти холм. Юноша молча кивнул в ответ и пошел следом за Драгомиром. Внезапно резкий звук нарушил создавшуюся тишину, в воздухе словно раздалась звуковая бомба, молодые люди инстинктивно заткнули руками уши, но это не помогало, звук и вибрация проникали сквозь все тело, лишая возможности контролировать себя и ориентироваться в пространстве. Следующее, что они ощутили - это то, что их обоих повали на землю, плотно прижали к земле и надели на запястья антимагические браслеты, потом связали за спиной руки. Неприятное ощущение от воздействия антимагических браслетов проходили все маги при обучении, так как без подготовки это могло вызвать шок и дезориентацию на несколько часов, к этому готовили морально и физически. Не смотря на это, молодые люди почувствовали, что часть их естества словно отрезали от них, на мгновение лишив возможности четко и здраво мыслить. Их потащили по снегу, оба пытались встать, но им этого не позволяли. Драгомир попытался извернуться, но увидел только ноги, с десяток ног. Долиан сумел разглядеть, как человек в темно-сером костюме проходит сквозь стену. Проход, скрытый иллюзией, или открываемый с помощью специального ключа. Теперь понятно, почему они ничего не видели, зато сами оказались как на ладони.

Дара, царица птиц рокха, быстро летела в сторону прохода в Пограничный Мир в Лесу Теней, и Северина чувствовала, что с каждым взмахом ее крыльев, она ближе к дому, месту, где расцветали и раскрывались ее силы, где она могла чувствовать себя полноценной и сильной, властной творить, повелевать. Невольно она задумалась над тем, а что дал ей Основной Мир? Что, кроме боли и разочарования, обид и злости на все и вся? Но, подумав так, она почувствовала укол совести: все-таки к ней отнеслись по-доброму, эта девушка Анна, пожалела ее, заступилась, да и она сама, Северина, тоже смогла что-то сделать, полезное и ценное, даже сейчас, она помогает тем, кто помог ей. Тот же властитель магии мог поступить с ней куда более сурово, но он согласился со своей женой дать ей, Северине, шанс. Получалось, теперь у нее есть кто-то, кого она может назвать другом. Может? Девушка немного испугалась. А что если ей все это только показалось? Немного встряхнув головой, она постаралась отогнать дурные мысли. Стараясь рассуждать здраво, она подумала над тем, а что будет, если она останется в Лесу Теней? Эта мысль как теплое одеяло согрело ее и приласкало. Однако, Северина понимала, что никто не оставит ее там, не позволит жить, как прежде. Ей стало грустно. Поймав взгляд девочки, которая повернулась к ней и с некоторым подозрением посмотрела на нее, Северина ободряюще улыбнулась ей, она не обиделась на этот подозрительный взгляд: в конце концов, Дамире было из-за чего злиться и недоверие со стороны малышки было оправдано.

- Мы уже близко? - спросила Дамира.

- Да, осталось совсем немного.

- Дамира, - спросила у нее Анна, - ты что-нибудь чувствуешь? Можешь что-нибудь сказать, о том, что с твоим отцом?

Девочка грустно покачала головой.

- Пожалуй, кроме того, что он жив, нет.

- Ладно, это уже что-то.

- А откуда ты знаешь о храме магии? - спросила девочка. - Папа никогда не рассказывал о нем.

- Может, просто не подвернулся случай или не было необходимости.

- Допустим. Расскажи о нем более подробно. Что это? Когда он возник? Зачем?

- Столько вопросов! - улыбнулась девушка, но улыбка тут же сползла с ее лица: девочка посмотрела на нее строго и даже обиженно. - Ладно, слушай, знаю я, конечно, немного и не могу гарантировать, что это все правда, но в книгах описывают следующее. Храм магии возник много лет назад, задолго до становления властителя магии, тогда, когда появились магические существа. В окнах храма были изображены представители всех девяти магических существ, только центральный купол оставался прозрачным. Позже на куполе появилось изображение властителя магии. Никто не знает, кто построил этот храм, но он стал символом единства мира: в центре его находится своеобразный алтарь - лежащая на квадрате девятиконечная звезда, а точнее три наложенных друг на друга одинаковых треугольника. Центр звезды символизирует сердце мира, а четыре линии, идущие от концов квадрата - это четыре магические опоры. Под фундаментом храма начинаются реальные линии опор. Таким образом, изображения на окнах символизируют и показывают то, что магические существа как концы звезды, являются неотъемлемой частью мира. А властитель магии так или иначе связан с каждой из рас магических существ, именно поэтому его изображение находится в центре храма над центрами девятиконечной звезды и квадрата опор.

- Да, - следуя за описанием девушки, припомнила Дамира свое видение, - так и есть.

- Зачем существует Храм Магии? - продолжала Анна. - Я уже говорила, что это не только символ, но и фактическое представление о проникновении волшебства в мире, там действительно находится центр мира, от которого начинаются линии магических опор. То есть это священное место, сакральное.

- Так, - потянула Дамира, значение последнего слова ей явно было непонятно, - а что находится рядом Храма Магии? Папа ведь не там, а где-то внизу, за обрывом.

- Это не обрыв, это берег - Храм Магии находится на острове, его окружает океан, только тот океан - это не водная масса, а сгустки Тумана Забвения.

- Туман Забвения, мне не нравится, как это звучит. Ты что хочешь сказать, что папа все забыл?

- Пока он там, боюсь, он ничего не помнит, поэтому не может выйти. В одной книге я читала, что все, кто попадал туда, бродил как в тумане, ничего не видя перед собой, не помня о своей жизни. Постепенно океан забирал естество человека или даже магического существа.

- То есть его воды - это живые души? - ужаснулась Дамира.

- Фактически, да. Хотя изначально тоже должна была быть какая-то магическая основа, иначе людям негде было бы заблудиться, - логически рассуждая, предположила Анна.

- И, - тихо спросила Дамира, - сколько у него времени?

- Я не знаю, прости. Но я уверена, у него больше шансов, чем у большинства. Хотя все это очень странно: никакое колдовство не способно затуманить зрение и разум властителя магии...

Дара, которая все это время слушала их разговор, подтвердила.

- Не переживай, Дамира, мы обязательно спасем его, что бы там ни произошло. Говорят, он самый могущественный властитель магии из всех, кто когда-либо рождался до него, он справится, тем более, что ему есть к кому возвращаться. Если бы он полностью забыл тебя, то не смог бы послать сигнал. Значит, он обязательно дождется помощи. Хотя, я согласна, это странно, что он оказался там.

- А почему Храм Магии не разрушается? - уточнила девочка еще один момент. - Папа рассказывал мне о том, как он вывел людей из Пограничного мира. Если бы он этого не сделал, они бы погибли.

- Все верно, - подтвердила Анна, - перекличка полей уничтожает все, что находится в пограничном мире, за исключений тех объектов, которые расположены на магических опорах или в центре мира, как Храм Магии.

Через десять минут они достигли прохода в Пограничный Мир. Дара притормозила и осторожно пролетела сквозь него. В отличие от Дамиры и Северины, Анна была в Пограничном Мире впервые, она инстинктивно зажмурилась и с изумлением открыла глаза, почувствовав, что вновь оказалась на свету. Здесь не было привычных ей светил, солнца или луны и звезд, освещение создавалось засчет свечения свода Пограничного Мира.

- Интересно, а если долго копать, то сможешь прорыть сюда тоннель? - спросила Дамира, Анна и Северина в один голос ответили ей "нет", первая знала об этом из книг, вторая из жизненной практики.

Внизу под ними простирался Лес Теней. Северина невольно устремила на него свой взор, здесь все было так хорошо знакомо ей! Она с тоской провожала исчезающие позади могучие кроны, вновь поймав себя на мысли, что больше всего на свете ей хотелось бы вернуться сюда. Сглотнув, она постаралась отвлечься и усилием воли заставила себя поднять глаза и посмотреть вперед.

- Простите? - осторожно поинтересовалась девушка. - А вы знаете, куда лететь?

- К сожалению, нет, - грустно ответила Дара, - придется искать.

Анна и Дамира не говорили об этом до этого вслух, но про себя отлично понимали это, прекрасно отдавая себе отчет, что неверно выбранное направление - это непозволительная для них сейчас трата времени. Внезапно Анну посетила идея.

- Северина! А что чувствуешь ты? Ты ведь жила здесь, ты должна была как-то изучить это место. Лес Теней - очень старое название, из которого следует, что он был здесь достаточно давно и благополучно не раз переживал перекличку полей, значит, он стоит на магической опоре. Ты чувствуешь ее?

Девушка задумалась. То, о чем говорила Анна, было чуждо ей и в то же время знакомо, казалось, Анна говорит о том, что она, Северина, знает с незапамятных времен, но продолжает называть все своими, выдуманными именами, а Анна дает всему правильные, сформированные веками до нее названия и понятия.

- Я не уверена, но Лес Теней стоит на силовом фундаменте, его энергия, я бы даже сказала, власть, чувствуется. Я даже сейчас, отсюда, могу сказать, что чувствую под нами силовую основу.

- Отлично! А ты можешь сказать, где находится центр мира? По идее, если четыре опоры выходят из единой точки, и это, как ты говоришь, некая энергия, то она, скорее всего, движется, значит, ты можешь попробовать определить это направление.

- Не знаю, а вдруг фундамент Леса Теней, это просто основа, на которой он расположен?

- Нет, не думаю, хотя, конечно, я не могу всего знать об этом месте. Давай все-таки сначала проверим версию с магической опорой?

- Хорошо, - кивнула Северина. - Дара, - обратилась она к птице рокха, - вы могли бы отклониться вправо?

- Хорошо, - ответила птица рокха и резко сменила курс.

Едва она сделала несколько взмахов крыльев, как Северина сразу попросила ее вернуться. Дара развернулась обратно, Северина попросила ее не останавливаться, как только девушка почувствовала, что силовая нить закончилась, она твердо ответила.

- Да, думаю, это оно. И силовое поле действительно движется. Дара, летите в сторону тех гор, линия идет оттуда.

Дамира, которая сидела впереди повернулась и с благодарностью посмотрела на Северину.

- Спасибо.

Пусть это было коротко, но зато искренне. Девушка улыбнулась, поймав себя на мысли, что ей начинает нравиться это девочка, а изначальная зависть к ней постепенно тает.

Удивительно, но мир внизу был очень похож на Внешний Мир, похожая растительность, сходный рельеф: холмы, горы, равнины, словом, обычная дикая природа. Сверху они видели даже животных, мимо периодически пролетали птицы.

- Удивительно, - восхищенно произнесла Анна, - что за пределами опоры весь это мир погибает, а потом возрождается. Как это возможно? Это так странно, непонятно!

- Может, - ответила Дамира, - это просто волшебство?

- О! Это хороший ответ!

За горами начиналось озеро, большое, с удивительно чистой и прозрачной водой, даже сверху было видно, что в нем обитают крупная рыба, выныривающая из темнеющей глубины озера. Из озера брала начало быстрая извилистая речка, некоторая время бегущая с ними по пути, потом она отклонилась в сторону от магической опоры. Чем дальше, тем больше Северина чувствовала эту основу, временами ей даже начинало казаться, что она видит силовое поле, исходящую от него энергию. И это придавало девушке сил, она вновь ощутила себя значимой, на что-то способной. Ей понравилось то, что она полезна в данный момент и, самое главное, она хотела помочь. Осознав это, Северине стало немного страшно, она не привыкла к такому, а все новое очень часто принимается в штыки и с опаской. Девушка постаралась не думать об этом, просто следуя за силовым полем магической опоры. Словно проникая в ее естество, Северина могла сказать, что эта опора вторая, и она отвечает за поддержание определенного балланса, От ее прочности зависело равновесие в животном мире. Странно, что Северина никогда не замечала этого, жила, воспринимая все как есть, тогда как здесь скрывались такие глубины!

- Северина! - вывела ее Анна из задумчивости, смешанной с ощущением восторга и самоудовлетворения, которые буквально отражались на лице девушки. - Как далеко мы от центра мира, можешь сказать?

- Боюсь, что нет, хотя есть определенное усиление, если это то самое, то еще где-то несколько раз по столько же.

Анна нахмурилась. Дара летела уже довольно давно, и не одна, а с тремя седоками. И получалось, что им лететь еще где-то часа два. Хотелось им того или нет, но Даре нужен был отдых. Девушка наклонилась вперед и громко, чтобы птица рокха могла ее услышать, предложила.

- Дара, может, нам спуститься? Вам надо отдохнуть.

Но птица рохка покачала головой.

- Нет, я отдохну на острове Храма Магии, - твердо ответила она и немного погодя добавила. - Мы все отдохнем, когда найдем господина Данислава.

- Спасибо! - поблагодарила ее Дамира, припав к ее шее и ласково погладив рукой по перьям.

Дара улыбнулась.

- Ну что ты!

Меж тем местность под ними стремительно менялась: теперь на смену лесистой равнины пришла пустыня, огненно-красная, неестественно красная, казалось, это какой-то мираж из кошмарного сна, когда уставший мозг поглощен ненужной отягчающей борьбой. Даже с высоты полета были слышны завывания и гудения, создаваемые непрестанным движением песка.

- Что это? - спросила Дамира, опередив Северину буквально на долю секунды, девушка уже открыла рот, чтобы задать тот же вопрос.

- Э-э, - замялась Анна, - честно говоря, я не эксперт по Пограничному Миру, но, похоже на Пустыню Мести.

- Мести?! - удивилась девочка. - Кому?

- Я читала, что Пустыня Мести находится на второй опоре...

"Вторая опора!" - отметила Северина, значит, она права, меж тем Анна продолжала.

- Это духовное место, она отображает порывы мести в Реальном Мире, которые постоянно обуревают людей.

- Думаю, если очень устанешь, лучше не останавливаться здесь на отдых, - заключила девочка.

Следующий час они летели над, казалось, бескрайней равниной. Уже через десять минут однообразного рельефа, Дамира приуныла. А ведь она не спала полночи, давно была в воздухе верхом на птице рокха, волей неволей, несмотря на все тревоги, девочка почувствовала, как ее клонит в сон, какое-то время, она отчаянно боролась с ним, но потом сама не заметив как, облокотилась на шею Дары и уснула. Девушки некоторое время сидели молча, пока наконец Анна, решив, что Дамира, уже достаточно крепко уснула, шепотом спросила.

- Северина, не подумай, что я лезу тебе в душу, и, в общем я пойму, если ты ничего не захочешь говорить, но, если все-таки захочешь - ты можешь на меня рассчитывать, я никому не скажу, просто, я думаю, если ты скажешь, тебе самой станет легче, в общем, как так получилось, что ты оказалась здесь, в Пограничном мире? Ты ведь сама пришла сюда, будучи еще ребенком?

- Да, сама, - тихо ответила девушка после продолжительного молчания, - но мне, собственно, и рассказывать-то нечего. Я - обычная сирота, росла у дальних родственников, которые все время напоминали мне, какую милость они мне оказывают. Когда я ощутила в себе силу, я почувствовала себя что-то значащей, а не просто девочкой - обузой. Никчемыш, так меня все время звала тетя. В чем-то она права: я не умела ни шить, ни вязать, ни готовить, и у меня все это... не получалось. Здесь с меня никто ничего такого не спрашивал и не требовал, не получилось, значит, не получилось. И кстати, готовить еду я научилась, да и заштопать одежду тоже смогу. Здесь я обрела дом, свой дом, понимаешь, здесь я обладала силой и властью. Знаю, это, наверно, не очень красиво звучит, но мне нравилось ощущать себя значимой, на что-то способной. Тебе... не понять этого. Не понять, что значит, жить в чужом доме, что значит, быть все время кому-то должной без права на что-либо для себя. Честно, - Северина наклонилась к ней и еще тише, добавила. - Если честно, то я не могу отделаться от мысли, что хочу вернуться, ты не представляешь, как я хочу вернуться!

- Да, только к чему?

- Не знаю, может, это меня и удерживает, хотя я понимаю, что никто не позволит мне остаться здесь и жить как прежде, да я и сама не смогу так.

Анна ничего не ответила, они долго летели молча, пока, наконец, Северина не выдержала и напрямую спросила.

- Ты боишься, что я предам вас?

- А можешь? - так же, не увиливая, просто и открыто спросила Анна.

- Не стану, - твердо ответила девушка. - ты, твой дядя, эта девочка, ее родители, даже царевич Драгомир, вы не такие, как мои дальние родственники. Не знаю, но за те два дня, что я знаю вас, мне показалось, Основной мир изменился. Я не хочу причинять вам вред, хотя пару дней назад я могла это сделать. Я хочу сейчас помочь человеку, который дал мне шанс. И, если честно, то мне стыдно за то, что я делала с теми людьми. Некоторые из них были хорошими ребятами, а я лишила их жизни, лишила их возможности видеться со своей семьей. Не знаю, может, если бы я могла не только читать их последние мысли, но и видеть их сущность более глубоко, я бы смогла... пожалеть их и отпустить.

Анна осторожно положила ей руки на плечи и тепло сказала.

- Я рада, что ты сказала об этом. И вообще, давай будем подругами?

Северина обернулась к ней. Подруги! Это звучало так необычно, странно, даже дико. У Северины никогда не было подруг. Когда она жила на хуторе у дальних родственников в их большой и не очень дружной семье, то могла только делать неуверенные попытки, чтобы поддерживать отношения с одной из девочек, примерно одного с ней возраста, но та слишком часто предавала ее, подставляя и обижая ее. В конце концов, это привело к тому, что Северина всех своих троюродных братьев и сестер возненавидела, ни о какой дружбе больше не могло идти и речи. Общаясь и живя бок о бок с ними, Северина перестала кому-либо доверять, и потому сейчас с очень большой опаской отнеслась к предложению Анны, хотя и чувствовала, что слова девушки искренне и сказаны с той теплотой, с которой Анна изначально взглянула на нее еще в Северной Дубравке.

- Знаешь, - осторожно ответила Северина, - мне сложно пока думать о таком, давай поговорим об этом в другой раз. Только ты не думай, что я там с умыслом каким говорю или не хочу, просто...

- Ничего, - сказала Анна, - я понимаю и готова подождать.

Северина обернулась и с благодарностью посмотрела на нее. Меж тем вскоре внизу равнина сменилась более разнообразным рельефом: небольшие островки леса, живописные, утопающие в цветах холмы и небольшие извилистые речки. В какой-то момент это все резко оборвалось, казалось, вся поверхность обрушилась в пропасть, которую заполнил сероватый туман, сквозь него то и дело проблескивали серебристые нити. А вдалеке показалось величественное белокаменное здание. Его окружала довольно обширная полоса луга, кольцом окружившая Храм Магии.

- Я приземлюсь около Тумана Забвения, - сказала Дара.

- Хорошо, - ответила Анна и осторожно потрясла за плечо девочку. - Дамира, проснись, мы прилетели.

- А? Что? - спохватилась малышка. - Я что уснула?

- Да, просыпайся, мы прилетели на место.

Дамира свесилась вниз, сразу вспомнив общую картину.

- Я именно здесь была во сне, - ответила девочка, - а дедушка Лиан не поверил мне, сказала, что это был просто сон!

Знала бы она, что ее дедушка в этот момент места себе не находил. Когда он решил в обед навестить девочку и приехал в дом к Гарадиным, то с ужасом для себя узнал, что девушки с девочкой ушли почти сразу после его ухода. Когда же Кейдра передал ему записку Анны, в которой она сообщала, куда они направились и почему, Лиан побледнел и пошатнулся, прекрасно понимая, какой опасности подвергался ребенок в компании двух девушек, одну из которых чудом спасли накануне, а вторая до последнего момента занималась неизвестно чем, судя по браслетам на ее руках, Лиан мог сделать только один неутешительный вывод: за что-то же ей надели эти наручники, а он даже не знает, за что именно, а значит, неясно, можно ли вообще доверять ей.

Можно ли доверять ей. Этого не знала и Дамира, но, когда они спустились вниз, и девочка смело подошла к Туману Забвения, готовая шагнуть прямо в его толщу, Северина взяла ее за руку и решительно сказала.

- Я иду с тобой: это сложно объяснить, но я вижу некоторые души, и я вижу сквозь туман. Там глубоко, а вниз ведет лестница. К тому же, если ты пойдешь одна, то все забудешь, для меня туман не опасен.

- А почему он не опасен для тебя?

- Не знаю, наверное потому, что я вижу сквозь него, и это часть моей магии.

- Понятно, все сложно, а ты, правда, видишь лестницу?

- Да, идем.

В глубине души Дамира согласилась идти с ней, скрепя сердце, все-таки не совсем доверяя девушке, но по здравом размышлении девочка понимала: сама она ничего подобного не видит, точнее, она вообще ничего там не видит, поэтому ей нужен проводник, которому сейчас придется довериться.

- Идем, - твердо ответила малышка и пошла следом за Севериной.

- Будьте осторожны! - почти в один голос сказали им вслед Дара и Анна.

Северина не лгала, она действительно видела все, что скрывал Туман, фактически это был огромный ров, окруживший остров с расположенным на нем Храмом Магии. Вниз, действительно вела лестница, их было несколько, Северина видела отсюда более десятка. Все лестницы были спиральными и уходили вниз на много-много пролетов. Северина старалась идти медленно, чтобы девочка не оступилась. Наблюдая со стороны, как они скрылись в толще сероватых сгустков, Анна невольно ощутила мороз по коже, а Дара тяжело вздохнула.

Медленно, но уверенно Северина и Дамира спускались вниз.

- А что там? - спросила девочка. - В смысле там есть что-нибудь? Ну, не знаю, растительность там или еще что.

- Нет, там только каменистая поверхность, местами валяются очень большие камни, а местами есть только рытвины и ямы.

- А люди, люди там есть?

- Люди? - медленно повторила Северина, заметив вдалеке движущуюся, уверено приближающуюся к ним точку. - Нет, людей пока не видно.

Может, их не заметят, подумала Северина, и покрепче взяв за руку Дамиру, повернула на следующий пролет. Когда они спустились еще на несколько пролетов, Северина смогла разглядеть, что это. Это была птица рокха, большая черная птица, стремительно летящая к ним. Северина ощутила неподдельный страх. Что она может противопоставить ей? Ничего! Сглотнув, девушка остановилась в надежде, что птица рокха тоже остановится, заметив, что они больше не движутся, но она ошибалась - та продолжала лететь с прежней скоростью.

- Почему мы остановились? - сразу спросила девочка.

- Тихо, к нам что-то летит.

Девочка вздрогнула и покрепче ухватилась за руку Северины.

Меж тем птица была совсем близко, Дамира тоже услышала шум от мощных взмахов крыльев, а Северина с широко распахнутыми глазами смотрела на птицу рокха, у нее вся жизнь пронеслась перед глазами. Но сбавляя скорость, птица пронеслась мимо них. Девочки долго стояли молча, пока наконец, Дамира, шепотом спросила.

- Она улетела?

- Да, - ее слова привели девушку в чувство, она чуть встряхнула головой и тихо сказала. - Идем дальше.

Через пролетов двадцать они, наконец, ступили на поверхность рва. Обе устали, с ужасом подумав о том, как по этой нескончаемой лестнице потом подниматься. Северина обернулась и, увидев всю лестницу, уходящую далеко ввысь, сглотнула - подняться, действительно, будет трудно. Это при условии, что они найдут властителя магии и смогут вернуться сюда. В каком направлении идти на поиски, Северина не знала. Выбрав себе произвольную цель - небольшой каменный выступ, она пошла вперед, потянув Дамиру за собой. Сейчас внизу девушка стала отчетливей видеть души, она словно читала их естество в сгустках тумана, видя не какие-то человекообразные подобия, а именно понимая: перед ней потерянное сознание, и не важно, магическое существо подверглось влиянию Тумана Забвения или человек. Души поначалу не проявляли к гостьям никакого внимания, однако, чем дальше продвигались Северина и Дамира вглубь рва, тем больше душ стало подлетать к ним, иногда они сопровождали их, иногда облетали. Дамира видела перед собой движения отдельных сгустков Тумана, и ей это не нравилось. Ее это пугало, отчего девочка начинала злиться: она не хотела быть трусихой.

- Что это такое? - спросила Дамира, - Почему эти сгустки летают вокруг нас?

- Точно не знаю, точнее, вообще не знаю, но определено пока только одно: они дружелюбно настроены, во всяком случае, мне так кажется.

- Что-то мало уверенности в твоем голосе, - со вздохом прокомментировала девочка и покрепче сжала руку Северины.

Чем дальше они уходили, тем неуверенней начинала себя чувствовать Северина. Если Дамира шла за ней как за путеводной звездой, то девушка прекрасно осознавала: они здесь в данный момент одни, их окружает Туман Забвения, а вокруг них сгущается все больше душ. Кто знает, когда закончится дружелюбие последних? Если это вообще можно было назвать "дружелюбием". Может, души просто изучали их, не понимая, почему они не присоединяются к ним? Что такого в этих девочках особенного? Вновь выбрав себе условную цель, Северина пошла дальше. На ходу она обернулась и пришла в ужас: лестницы, по которой они спустились сюда, больше было не видно, какие именно горные уступы она брала за ориентиры, девушка сказать не могла. Она заблудилась. Даже если они что-то найдут, то как смогут вернуться? Не взирая на это, Северина пошла дальше и вновь она услышала шум. Души перемещались беззвучно, значит, это либо та же птица рокха, либо что-то или кто-то еще.

- Что это? - шепотом спросила Дамира. - Я что-то слышу.

- Я тоже, - прошептала Северина.

Она хотела предложить остановиться, сесть или лучше лечь на землю, чтобы птица рокха не задела их, но если это существо, которое перемещается по земле, то это им не поможет, лишив возможности спасаться бегством. Дойдя до очередного ориентира, Северина огляделась, шум от крыльев становился ближе, Северина чувствовала, как внутри нее все похолодело. Она постаралась определить направление и, угадав, через мгновение увидела птицу рокха, та неслась почти в их сторону. Северина вновь на всякий случай остановилась, Дамира, не задавая лишних вопросов, тоже остановилась и прижалась к девушке, свободной рукой Северина обняла ее. Не замедляясь птица рокха пролетела мимо них. Как она только не устает? Если только существо, подвергшееся влиянию этого места, не утрачивало способность нормального восприятия мира. Может, птица рохка уже стала превращаться в одну из душ, бесцельно блуждающих по просторам Тумана Забвения? Но надо было идти дальше. Северина стала выбирать новый ориентир и в какой-то момент увидела странное возвышение, оно словно было соткано из серовато-зеленых листьев.

- Идем, - сказал она девочке, - кажется, я что-то вижу.

- Что там? Что?

- Пока не знаю.

Чем ближе, тем более отчетливо стал виден тот объект. Это был некий купол, сплетенный из лиан с серовато-зелеными листьями, полностью скрывающими то, что находилось внутри купола. Купол окружало огромное количество душ, они словно дополнительная накидка, укрывали его сверху. Подойдя почти вплотную к нему, Северина осторожно коснулась растения и раздвинула листья. Едва она прикоснулась к нему, как ощутила странное чувство: словно в ее руках оказалась жертва, а она сама вновь была царицей теней. Когда Северина порабощала душу, она как бы заставляла все естество человека превращаться в нематериальное существо, целиком и полностью подвластное ей. Человек утрачивал свою форму, все, что оставалось от его тела - это подобие головы, вплетенное в ее волшебное платье. Только теперь этим платьем были ветви растения - они были тем, что заключало в себе тело человека, душа которого - скрывалась внутри листьев. И сейчас Северина словно коснулась этой души, озлобленной и подчиненной одной цели. Раздвинув листья, Северина увидела в центре неподвижно лежащего на земле властителя магии, его руки, ноги и голову оплели ветви растения. Повернув голову к Дамире, девушка поняла, что не знает, как быть дальше, она даже не была уверена в том, что сможет пробраться сквозь эти ветви, не говоря уже о новой проблеме. Дамира стояла рядом, но она не касалась растения, однако оно, словно чувствуя ее, потянулись к ней и, едва первый лист коснулся тела девочки, как та вскрикнула. Северина увидела, что лиана замерцала, девушка как ужаленная отскочила от живого купола и дернула девочку за собой.

- Что такое?

- Не знаю, что-то укололо меня. Больно, в этом месте жжет.

Меж тем ветви не вернулись на место, они потянулись следом за девочкой. Северина отошла еще дальше. Она понимала, что стоит ей отпустить руку девочки, как на ту сразу же обрушится сила Тумана Забвения. Но и идти с ней обратно к растению, Северина не могла. И тут в голову ей пришла почти что сумасшедшая идея. Если это растение заключает в себе душу, которую она чувствует, значит, она может проникнуть в ее естество и попытаться подчинить себе, заставив делать то, что ей нужно. Северина абсолютно не была уверена в том, что у нее это получится, но другого выхода она не видела.

- Дамира, возьми меня за талию и, чтобы не случилось, не отпускай! Ты поняла меня?

- А что ты будешь делать? И почему мы не идем дальше?

- Твой отец здесь, и я хочу попытаться освободить его.

Девочка вздрогнула. Ей стало страшно при одной только мысли, что кто-то смог захватить ее отца, раньше она была искренне уверена в его непобедимости. Но, оказалось, было что-то, что смогло сразить властителя магии. Так что же это? И разве могла Северина тягаться с такой угрозой? Девочка готова была расплакаться, ее всю потряхивало, а обожженное место на руке начало ныть и покалывать. Прекрасно понимая об этой опасности для девочки, Северина все равно подошла к куполу и крепко обхватила руками ветви растения. Первым, что она ощутила, было возмущение, своего рода протест. Северина словно читала мысли заключенной в растении души, которая призывала девушку уйти и оставить ее в покое. Северина пропустила через себя эти мысли и направила свою особую силу вглубь сознания; следующим, что ощутила девушка, было чувство страшной ненависти, то самое, что она почувствовала сразу, ненависть к кому-то близкому, кто оказался предателем. Пытаясь отомстить, тот человек - когда-то это был человек, Северина была уверена в этом - пошел на крайние меры, он заключил свою душу в лиане мести, и связал себя с кровью предателя. Эту кровь всегда могли отличить листья лианы - частички души Светозара, но, будучи связанным навеки со своим братом, Светозар видел и своих потомков. Лиана мести брала начало в Реальном мире, близ Светящегося болота, в силу своего магического происхождения, она прорастала в Пограничный мир и тянулась на многие километры по рву, погруженному в Туман Забвения. Именно с помощью листьев лианы последователи Алина Карона находили своих врагов, а также своих друзей - листья собирали и засушивали, помещая их в специальные складные медальоны. Если обладатель такого медальона встречал потомка Радомира, то видел, как медальон, а точнее лист внутри него, начинал мерцать, а если - потомка Светозара, то видел, как тот темнел. Северина не могла знать все эти подробности, но она отчетливо сознавала: лиана мести хоть и заключала в себе душу человека, но человеком этим она не являлась - все естество Светозара было практически убито, подчинено одной цели, оно утратило сознание и независимость, став своего рода оружием.

Северина проникала все глубже, она стала видеть отдельные сгустки энергии, частицы сознания, благодаря которым она поняла: лиана мести способна убить того, против кого она была создана. Отдельные листья должного эффекта принести не могли, но сейчас Северина ощущала, что яд глубоко проник в тело властителя магии. Девушка направила свою волю и сознание и, как бы пропустив через себя душу Светозара, смогла лишить ее первый важной детали - опоры. Она испытала знакомое чувство, когда душа жертвы теряла самостоятельность, отныне подчиняясь только ей. Но то, что осталось от Светозара, не собиралось сдаваться - Северина чувствовала гнев и страстное желание освободиться. Девушка поняла - это шанс. На особом сущностном уровне она могла общаться с душой жертвы, сейчас Северина поставила условие - исцеление властителя магии в обмен на свободу. Последовала вторая волна возмущения, но потом тень Светозара взяла паузу - она понимала то, что Северина способна уничтожить ее, да девушка бы не смогла исцелить властителя магии, но она бы спасла его потомков, например, эту девочку. Тогда главная цель не будет достигнута, машина, в которую превратилась душа Светозара, работала как часы. Нехотя, но она уступила, Северина чувствовала это. Медленно ядовитые соки лианы мести отступали назад. Даже та частичка, которая досталась Дамире - а в таком малом количестве она была не опасна - вернулась обратно, вновь наполнив ветви и листья лианы ядовитой жидкостью. Как только последняя частица отступила, ветви стали отползать, освободив властителя магии. Дан вздрогнул и открыл глаза. Первое, что он увидел - купол из лианоподобного растения и странные сгустки еще более странного тумана. Повернув голову, он увидел Северину и Дамиру. С девочкой, выглядывающей из-за спины девушки все было в порядке, а вот Северина выглядела неважно. Она выглядела так, словно из последних сил удерживалась за ветку, вот-вот готовая разжать пальцы и упасть в бездонную пропасть, она удерживала ветви лианы, которые, словно собираясь исчезнуть, мерцали. Дан осторожно встал, не смотря на опасения, он довольно легко это сделал. Он не сразу понял, что собиралась сделать Северина, но вновь взглянув на нее, понял и ужаснулся.

- Дамира, отойди назад!

- Папа! - обрадовалась, было, девочка, но он сразу пресек ее.

- Отойти назад! Быстро!

- Но Северина сказала, что это место захватит меня, она сказала мне не отпускать ее.

- Туман не причинит тебе вреда пока я здесь! Давай быстрее, - говорил он, уже подойдя к девушке и к дочери. - Иначе я не смогу спасти ее!

Дамира вздрогнула. Спасти Северину! Неужели ей тоже угрожала опасность? Но если она смогла спасти отца, которого что-то смогло победить, значит, получалось - она не сумела до конца сразить это что-то, и теперь им всем угрожает опасность.

Данислав знал, что поразило его: пока он, используя только свою магическую составляющую, был на Светящемся болоте, лиана мести, которая как назло росла именно в том месте, где он устроился, воспользовалась слабостью его человеческой формы и поразила тело, забрав в Пограничный Мир. Воссоединив обе части воедино, Дан понял, что в его тело проник яд, с которым он начал яростную войну. Он понимал, что его захватило, и кто перед ним, а также то, что яд способен убить его, безоговорочное правило о самозащите властителя магии здесь не работало. Светозар смог отравить кровь своего брата, так как был его ближайшим родственником, а кровь Радомира была кровью далекого предка самого Данислава, поэтому она могла напрямую воздействовать на него. Дан был в отчаянии, он не знал, что делать, потому что, чем больше он боролся с этим ядом, тем больше понимал, что проигрывает. И тогда он прибегнул к последнему, что у него оставалось, кто-то должен был прийти на помощь, Дамира могла привести ее. Конечно, он понимал, что подвергает девочку огромной опасности, не дав ей при этом хотя бы наметок на то, что делать, но выбора не было. Сейчас Дан видел: вся помощь, приведенная Дамирой - это Северина, которая почти сдалась под натиском лианы мести. Решительно он взял девушку за руки, в тот же миг на него обрушились гнев, ненависть и ярость души Светозара. Но сейчас он не был уязвим так, как за день до этого.

Даже имея возможность обращаться к памяти прошлого, Дан так и не мог понять, почему Светозар был настолько не согласен со своим братом, с его решением использовать магию крови, связать себя с силой ронвельдов и самому стать наполовину магическим существом. Сейчас он чувствовал только ненависть Светозара, из которой состояло почти все его естество, заполнившее лиану смерти. Однако у него был опыт борьбы с такой направленной злостью, с душой, которая собиралась уничтожить его на самых тонких сущностных уровнях. Нет, какие бы цели изначально не преследовал Светозар, методы его борьбы были ужасными и не имели права на жизнь. Яростно Дан атаковал то, что осталось от Светозара, заставив отпустить Северину - девушка тут же пошатнулась и упала. Теперь Дан мог более себя не сдерживать, он разметал на отдельные фрагменты, не способные больше объединиться, все естество лианы мести. Ветви лианы вспыхнули и в момент сгорели. Открыв глаза Дан посмотрел на свои ладони - на них была кровь - очищенная от яда кровь Радомира. Молодой человек присел на корточки и опустил руки вниз, чтобы капли крови могли попасть на землю. Как только первая капля коснулась поверхности безжизненной почвы, появилось мягкое свечение, вторая, третья капля - и свет распространился на несколько метров по кругу от Данислава, захватив пораженную Дамиру.

В следующий миг из земли показался красивый красно-зеленый росток, он быстро стал расти, от него стали отходить узорные листья, одни из них были красными, а другие зелеными. На глазах стебель проростка увеличивался и твердел, буквально через несколько мгновений превратился в высокое дерево с раскидистой кроной, от которого отходило яркое свечение.

- Теперь душа, которая затерялась в Тумане Забвения, - негромко произнес Данислав, - сможет найти себя и вернуться.

Девочка подошла к Северине и села подле нее на корточки - девушка без сознания лежала на земле.

- Что с ней?

- С ней все будет в порядке, милая, ты знаешь, я надеялся, что ты приведешь помощь, честно говоря, кого угодно ожидал увидеть здесь, но только не ее. Просто она практически ничего не умеет. А оказалось, именно ее талант пригодился здесь.

Меж тем вдалеке послышались звуки от взмахов крыльев, машинально Дамира и Данислав повернулись на звук и оба радостно улыбнулись, увидев Баруну, влетевшего в освещенный круг. Влетев в полосу света, птица рокха резко остановилась и почти рухнула на землю. Дан не на шутку встревожился, он подбежал к Баруне, тот тяжело дышал так, как если бы пролетел очень большое расстояние. Баруна и сам недоуменно осознал, что он чуть жив, похоже кто-то вздумал загнать его. Неужели он сам? Он помнил, как отправился осмотреться, пока Дан занялся той заразой в Привольной, его не было не так уж долго по времени, однако, когда он вернулся, то увидел, что Данислав неподвижно лежит на земле, а какие-то ветки приковали его к земле. Потом земля разверзлась, и Дан провалился вниз, от неожиданности Баруна даже замер, но тут же встрепенулся и полетел следом, когда увидел, что проход закрывается. Он успел проскочить в щель, потом он пролетел довольно большое расстояние вниз, пока не окунулся в туман, нарисовавшийся перед ним. Что было после, Баруна не помнил.

- Искал себя, друг? - спросил его Дан, похлопав его по загривку. - Бедняга, придется на этот раз мне тебя нести, а не наоборот.

- А что произошло? Я помню только, как тебя потащило вниз какое-то растение.

- Да, все так и было. Потом мы оба с тобой оказались здесь.

- А что это за место? И самое главное, - только сейчас заметив, спросил пораженный Баруна, - как здесь оказалась Дамира?!

- И я рада тебя видеть, - отозвалась девочка. - Мы в Тумане Забвения.

В этот момент Северина слабо застонала и пошевелилась. Открыв глаза, она увидела над собой девочку, которая, ахнув и молитвенно сложив руки, благоговейно посмотрела на нее. Северина привстала и едва не упала обратно - Дамира кинулась ей на шею.

- Спасибо тебе! Спасибо!

Северина смутилась и осторожно тоже обняла девочку. Меж тем Дан подошел к ней и опустился рядом на корточки.

- Она права: спасибо тебе. Если бы не ты, я вряд ли смог бы выкарабкаться.

- Мне кажется, смогли бы, - шепотом ответила девушка, - я чувствовала: вы боролись и причиняли вред тому человеку, то есть, душе того человека.

- Ты как сама? Как себя чувствуешь? Встать сможешь?

- Думаю да.

Услышав ее, Дамира отпустила девушку и даже протянула руку, чтобы помочь ей встать, Северина улыбнулась, но взялась за руку Данислава, он легко помог ей подняться на ноги. Девушка чувствовала себя измотанной и уставшей, но целой и невредимой. Взглянув на Баруну, она узнала птицу рокха, которая проносилась мимо них, когда они с Дамирой шли сюда. Судя по ее осознанному взгляду, к ней вернулся рассудок.

- Баруна, побудешь немного тут? Я пока подниму девочек наверх, а потом вернусь за тобой, ладно?

- Да, конечно.

Обоих со связанными руками и ногами протащили по камням сначала на улице, потом в пещере. Когда их наконец усадили спиной к каменной стене и привязали ноги к тяжеленному металлическому стержню, молодые люди могли начинать считать на себе ссадины и синяки. Хорошо хоть их тащили не очень быстро, иначе бы они так легко не отделались. Драгомир огляделся, их окружало чуть меньше десятка человек, все в темно-серых теплых одеждах, с хмурыми лицами, хорошо вооруженные. Долиан покрутил головой в надежде увидеть Ростислава или Солдара, но их поблизости не было.

- Кто вы? Что вам нужно? - требовательно спросил Драгомир. - Где мужчина и птица рокха, которые были с нами?

- Смотрите сколько вопросов! - хмыкнул один из мужчин и, отдав команду, жестом поманил за собой своих людей и пошел в узкий проход, оставляя молодых людей в темном гроте одних.

- Эй! Вернитесь! - крикнул им вслед Драгомир. - Я требую, чтобы вы ответили нам, кто вы и что вам от нас нужно! Может, вы ошиблись.

Мужчина, который шел последним, повернулся и холодно произнес.

- Ошибки здесь быть не может!

И он ушел, забрав с собой факел, а вместе с ним единственный источник света в пещере. Молодые люди остались в темноте одни, побитые и бессильные, что либо изменить.

- Эй вы там! Отпустите нас! Мы здесь по поручению МСКМ! Если вы нас не отпустите, за нами придут наши люди!

Никто не отреагировал на слова Драгомира, поняв, что это бесполезно, он обреченно вздохнул и облокотился о стену.

- Ты как? - спросил он у Долиана.

- Более или менее, если учесть, то нас лишили возможности использовать магию, связали, приковали к какой-то тяжеленной штуковине и оставили в темном гроте. А вообще, если честно, мне кажется, я все плечи ободрал и подбородок болит, я несколько раз ударился о камни, когда пытался повернуться. А вы как?

- Аналогично, - мрачно ответил Драгомир, он откинул голову назад и вновь обреченно вздохнул. - Что теперь делать?

- Ну не оставят же они нас здесь насовсем? - неуверенно спросил Долиан, но Драгомир возразил ему.

- Я не уверен.

Минут двадцать они сидели молча, жадно прислушиваясь к звукам, идущим из других ответвлений пещеры. Первое, что им удалось выяснить - Ростислав тоже здесь, он также требовал ответов, однако он подозрительно быстро замолчал, перед этим вскрикнув, потом кричал Солдар: "Что вы делаете? Звери!" Из пещеры доносились приглушенные голоса людей, о чем именно они говорили, разобрать было практически невозможно, но Долиан и Драгомир все равно слушали. Им удалось выяснить, что эти люди собирались пойти убедиться в гибели еще одной птицы рокха и ее седоков.

Вскоре звуки в пещере почти утихли, слышны были только отдельные шорохи, значит, остался один, максимум два, человека. Что ж, эти люди вполне могли себе такое позволить: они быстро и эффективно обезвредили своих противников, которым теперь оставалось только кусать губы, стараясь не думать о боли во всем теле. Почувствовав на языке кровь, Драгомир осторожно облизнул губы - расцарапано не все, но и этого хватило на то, чтобы все в поврежденном участке дергало и беспокоило. Долиан чувствовал себя не лучше, он тоже почти сразу обнаружил, что разбил не только подбородок.

Прошло около двух часов прежде, чем в пещеру вернулись люди, они о чем-то посовещались, потом молодые люди услышали приближающиеся в их сторону шаги. После двух часов в темноте оба невольно зажмурились от света факелов. К ним пришли двое мужчин, один из них был уже совсем пожилым, с длинной седой бородой и с крайне угрюмым видом. Второй помоложе - именно он сказал, что ошибок тут быть не может - всем своим видом походил на разбойника. Все лицо и ладони в шрамах, взлохмаченные давно немытые волосы, взгляд пронзительный и требовательный, он еще не начал говорить, но, казалось, он уже сказал все одним этим взглядом: вы не отвертитесь и ответите на все мои вопросы. Мужчина носил распахнутую безрукавку из плохо выделанной, скорее всего, волчьей шкуры, которая лишь подчеркивала его диковатый и угрожающий вид.

- Кто вы такие? Как ваши имена? - строго спросил он, обращаясь к пленникам.

- Что вам дадут наши имена? - парировал ему в ответ Драгомир. - Главное то, что мы из МСКМ и прибыли сюда разобраться с той магической колонной. Что вы о ней знаете?

Мужчина усмехнулся.

- Много того, чего тебе знать необязательно. Когда сюда пребудет властитель магии?

- А зачем ему сюда стремиться? Для решения проблемы господин Юрмаев отправил нас.

- Юрмаев? - переспросил мужчина. - Почему не Амалия Розина?

- Она отправила сюда первую группу, которую вы, судя по всему, уничтожили. И поверьте, кто бы вы ни были, так просто мы это не оставим, если не мы лично, то наши коллеги, точно.

- Вашу группу уничтожили не мы, а та, как ты выразился, магическая колонна. Где сейчас Амалия Розина?

- А я откуда знаю? - небрежно ответил Драгомир. - Я за ней не слежу!

Мужчина перевел взгляд на Долиана и тем же требовательным голосом спросил.

- А почему ты молчишь?

- Не хором же нам говорить! К тому же у моего друга это лучше получается. А я в любом случае сообщу вам ту же информацию: где госпожа Розина, я не знаю. Я за ней тоже не слежу.

- Допустим, тогда скажите мне: где властитель магии?

Долиан пожал плечами, а Драгомир, продолжая изображать из себя незадачливого паренька, сказал.

- Не знаю, вроде как с ней улетел, а что, вы его ждете?

- Пойдем отсюда, Антип, от них все равно никакого толка.

- Подожди! Ты мне кажешься знакомым, парень, - сказал он, пристально посмотрев на Драгомира, - где-то я тебя уже видел.

- А где вы бывали до того, как поселились в пещере у подножия магической колонны? Может, вы мне тоже кажетесь знакомым.

- Поаккуратнее со словами, мальчик, не забывай, это ты в плену, связанный по рукам и ногам, а не я.

- Нас освободят! - твердо заявил Долиан. - За нами придут наши люди!

- Не сомневаюсь! Только боюсь, их постигнет та же участь.

- Неужели в этом вся ваша цель? - поинтересовался Драгомир. - просто ловить всех сотрудников МСКМ и сажать в темной пещере?

- Мы посадим всех в этой пещере до тех пор, пока не придет тот, кто нам нужен! - отрезал мужчина и, махнув рукой товарищу, пошел обратно.

- Неужели вы и правда надеетесь на то, что поймаете властителя магии так же, как и нас? - задал Драгомир вопрос им вслед.

Когда вновь их оставили одних, молодые люди молчали первые минут пять, потом Долиан обреченно, почти испуганно сказал.

- Мы отсюда не выберемся!

- Не говори так, мы обязательно выберемся отсюда. В конце концов, Данислав собирался лететь сюда.

- Только доживем ли мы до этого и, самое главное, сможет ли он хоть что-то сделать, если эти люди так ждут его, значит, они хорошо подготовились к встрече с ним, уготовив какую-то ловушку.

Тем временем Дан перенес сначала Дамиру с Севериной на остров Храма магии, а потом вернулся за Баруной. Анна и Дара сразу же принялись расспрашивать их: что произошло, Северина чувствовала себя неважно и потому предоставила возможность говорить Дамире, которая с горящими восторженными глазами стала рассказывать о том, как Северина спасла ее отца. Она сумела найти его и освободить от чего-то страшного, а потом отец спас ее, и получилось, что они вместе победили что-то очень плохое. Девушка слабо улыбнулась и дополнила рассказ девочки информацией о лиане месте и запертой в ней душе.

- Но почему лиана мести смогла причинить вред властителю магии, - недоуменно спросила Анна. - Не понимаю!

Когда Данислав вернулся с Баруной, Анна не преминула расспросить его более подробно. Обе птицы рокха все равно не могли сейчас никуда лететь, им нужен был отдых.

- Это была душа Светозара, много лет назад Светозар использовал кровь своего брата Радомира, первого властителя магии, чтобы отравить ее, и наложенное им заклинание мести позволило лиане нести смертельную угрозу для всех потомков Радомира.

- Выходит, это дело рук потомков Светозара?

Я был на Светящемся болоте, когда лиана захватила меня, если бы я не был занят уничтожением заразы, которая поразила болото, то лиана не смогла подобраться ко мне. А вот кто и как создал ту нечисть, я не знаю. Может быть и потомки Светозара.

- Господин Данислав, а что вы помните о жизни Радомира? У вас есть мысли, почему Светозар так не любил своего брата?

- Ну, во-первых, я сто раз говорил тебе, чтобы ты не называла меня господином, а, во-вторых, если честно, я никогда особо не обращался к памяти Радомира, так только, отдельные моменты. Но, думаю, это мое упущение. Надо хорошенько все вспомнить. Но пока, если вы не против, я хотел бы зайти в храм, заодно подумаю об этом на досуге.

- А я там уже была во сне! - тут же вызвалась Дамира в сопровождающие. - Я могу там все вам показать!

- Не сомневаюсь, и все-таки давай ты пока отдохнешь, здесь, ты ведь много шла пешком, до это летела сюда от самого Рувира, так что тебе тоже надо отдохнуть, а я постараюсь недолго, ладно?

- Ладно, - согласилась девочка. - Еще бы перекусить чего-нибудь, - добавила она, переведя взгляд на Анну - та успела собрать с собой небольшую походную сумку, из которой девушка уже достала тушки кроликов для птиц рокха.

- Есть сушеные абрикосы, хочешь?

- Да, давай!

- Господин, - обратилась Анна к Дану, - а вы хотите?

Дан кивнул и, поблагодарив девушку, пошел к Храму Магии, по пути убрав с одежды следы от зеленых лиан, особенно четко выделяющиеся на рукавах белой рубашки. С виду в Храме не было ничего примечательного за исключением галереи, которая вела ко входу, в остальном храм походил на замок, только все его верхние башенки выглядели игрушечными, как украшения, так и было - Храм состоял из одного помещения, разделяли которое только внутренние резные белые колонны. Войдя внутрь, Дан ощутил странное чувство, как будто он дома, вернулся домой после долгих скитаний где-то на стороне, так легко стало на душе и таким знакомым выглядело все вокруг. И этот шахматный пол, и эти изображения четырех опор и девяти магических существ, и его собственное изображение на центральном куполе, которое сейчас выглядело иначе, чем когда его увидела Дамира, так как властитель магии не был больше прикован в к земле лианой мести на дне долины Тумана Забвения.

Дойдя до центра, Дан сел и закрыл глаза. Он чувствовал под собой силу магических опор, силу центра мира, он видел их на подсознательном, сущностном уровне, чувствовал идущую от них теплоту. Вся его усталость и неважное состояние после пережитого медленно, но уверенно стали покидать его, оставляя чувство благодати, спокойствия и даже счастья. Просидев так минут пять, он полностью восстановил свои силы и только после этого погрузился в память прошлого. Он вспомнил себя в своей первой жизни. Его звали Радомир, но не он строил этот храм и не он открыл это место. В древности до становления властителя магии волшебники имели смутное представление об устройстве мира, магических полюсов и опор. Однако со временем, когда накопились негативные последствия от применения всевозможных заклинаний, многие стали задумываться над тем, почему происходят природные катаклизмы, куда исчезают целые виды растений и животных, почему иногда идет огненный дождь, сжигая все на своем пути, а иногда образуются целые трещины в земле там, где с роду не слыхивали о землетрясениях. Большинство живущих тогда людей винило во всем природу, что та сошла с ума, и лишь некоторые напрямую связывали все происходящее с влиянием от применения отдельных заклинаний. По большей части в заклинаниях волшебники лишь использовали силу магических полей, но иногда они напрямую искажали небольшие фрагменты полей, крохотные участки, которые вместе стали составлять реальную угрозу для существования мира.

В одну из образованных трещин спустился брат Радомира, Светозар, он провел там довольно много времени, порядка двух месяцев, досконально изучив устройство Пограничного мира - именно он так назвал его. Помимо этого Светозар выяснил, что есть еще Сторонние миры, напрямую связанные с Реальным и Пограничным миром, волнения в одном мире неизбежно проявляются в другом. Светозар определил, что сердце мира и четыре опоры - не предания старины, а самая что ни на есть настоящая правда, понять и узнать которую ему помогла тогдашняя царица теней, Камея. Она поведала ему о перекличке полей между полюсами, о том, что южный полюс сильнее северного, и есть еще два незначительных по силе, но важные по значению - промежуточные поля. Обо всем этом и не только Светозар рассказал своему старшему брату, о том, что причина природных катаклизмов в использовании разрушительных заклинаний - об этом ему поведали ронвельды, мало известные на тот момент магические существа, которые жили на границе южного магического полюса. Радомир задумался над этим, он сам спустился вниз в одну из трещин и прошел путем брата, убедившись в истинности его слов. Он дошел до самого центра мира и остановился здесь, потому что это место поразило его, во-первых, удивлял и восхищал этот неизвестно кем построенный храм, а во-вторых, он чувствовал себя так, будто очутился дома. Удивленный Радомир долго думал над этим, и после пятичасового пребывания над центром мира, он понял, что между волшебником и магией есть особая связь, если он сможет использовать это и сделать себя наполовину магическим существом, то он сможет влиять на обе составляющие мира. Не ради власти, нет, а ради существования всего вокруг. Радомир не мог точно сказать, сам ли он это придумал, или это место подсказало ему такой вариант, но он решил использовать его. Он направил силу на свою связь с магией и обратился к роневельдам, предложив им заключить сделку - они помогают ему ради сохранения равновесия - те откликнулись на его призыв. Потом Радомир обратился к камидам, предложив им оказывать посильную помощь и вести так называемые книги учета, то, что могли проглядеть ронвельды, должны были увидеть они, используя свою естественную связь с силой магических полюсов. Признав его правоту, ронвельды и камиды назвали Радомира своим господином, потом уже перед ним склонились все остальные магические существа, кто-то, как скрежеты, испугались его, так как он напрямую мог воздействовать на них, а кто-то поблагодарил за помощь как берейки, но все они в итоге признали его превосходство. И впервые заклинание крови появилось само как следствие примененной магии, на этот раз не исказив линии полей. Фактически это не Радомир наложил на себя заклинание крови, это сделала сама магия.

Когда об этом узнали люди, то отреагировали все по-разному, большинство изначально не принимали Радомира всерьез, однако со временем это представление изменилось. Некоторые осуждали Радомира, утверждая, что он не имел права подчинять себе магических существ и распоряжаться пожеланиями волшебников - что им можно применять, а что нет. И по-особому это все воспринял Светозар. Он до глубины души в который раз обиделся на брата - ведь это он спустился в Пограничный Мир первым, и это он столько всего узнал, он и царица теней, в которую Светозар безвозвратно влюбился, и которая полюбила не его, которая родила сына не ему, а Радомиру, всегда и во всем превосходящему своего младшего брата. Вся их жизнь была вечным противостоянием для Светозара. Он был младше Радомира на год, появился на свет очень слабым, все время болел. Он злился и завидовал брату, который весело бегал с деревенскими ребятами, в то время как он лежал дома, вынужденный пить горькие лекарственные настои. Потом они пошли учиться. Радомиру все давалось легко и непринужденно, а Светозару приходилось что-то брать зубрежкой, что-то усидчивым трудом, однако он старался и порой достигал даже больших успехов, но этого, казалось, никто не замечал, Светозар оставался непризнанным. К тому моменту как он осваивал новый этап в обучении, чувствуя себя настоящим героем, его одноклассники уже уходили дальше. А что говорить о талантливом способном брате! Радомир старался помочь ему, иногда часами объясняя что-либо, но вместо благодарности Светозар чувствовал обиду: почему ему не дано так во всем разбираться, почему он не родился таким умным? С возрастом эта обида не утихала, а только росла. В шестнадцать лет Светозар полюбил прекрасную девушку, ее родители переехали в их деревню. Оба брата учились в школе магии имени Владислава Великого, но в то лето Светозара из-за болезни отпустили домой раньше. Он провел прекрасные две недели, слушая рассказы Тамилы о Дамире, где она жила до этого. Она читала ему замечательные книги и придумывала собственные не менее увлекательные истории, а он мог наслаждаться уже одним только звучанием ее прекрасного голоса. Все было хорошо, пока домой не вернулся Радомир, ему хватило пары часов, чтобы очаровать Тамилу, которая, словно забыв о нем, о Светозаре, восторженными глазами смотрела на интересного симпатичного молодого человека. Сказать, что Светозар обиделся означало ничего не сказать, с тех пор он старался не общаться с братом, а в школе и вовсе практически не признавался к нему. Радомиру тогда было невдомек, с чего это брат опять дуется, но с возрастом он понял это. Когда и вторая женщина, Камея, предпочла Радомира после того, как с таким умиленным взглядом смотрела на него, Светозара, младший брат возненавидел старшего. По-видимому, становление последнего как властителя магии Светозар воспринял очередным соревнованием, в котором он опять показал себя со слабой стороны. Он был в Пограничном мире, столько всего узнал об его устройстве, но фактически отдал свои знания Радомиру, который сумел воспользоваться ими. И кого бы стали вспоминать в истории? Радомира или Светозара? Чей сын перенял ту неповторимую магию крови? Радомира или Светозара?

Сейчас, окруженный воспоминаниями, Дан не мог понять, почему родители Светозара и Радомира не заметили этого еще тогда, когда те были маленькими? Они всегда восхищались старшим сыном, гордились им, а о младшем говорили как-то буднично, без особого восторга. Кто знает, что было бы, если бы они подчеркивали достижения Светозара, не выделяли старшего мальчика так, чтобы оставался повод для обиды младшего. Может, не было бы загублено столько жизней потомков Радомира, которых потом казнили под знаком правого слова Храма? Или он никогда не думал над тем, что потомки Радомира могут быть и его потомками тоже, а такое в истории случалось? Нет, вряд ли он об этом думал, давая наказ своим детям уничтожить властителя магии, он был одержим одной идеей, позабыв о здравом смысле. Иначе Дан назвать это не мог. Применив обходные пути, Светозар смог заключить свое сознание в лиане мести, тогда Радомир даже не подозревал о ее существовании, не подозревал вплоть до этого момента.

Открыв глаза, Дан вернулся мыслями в храм. Глубоко вздохнув, он встал и пошел обратно. Ему стало грустно от того, что все сложилось именно так, он искренне жалел Светозара, который в погоне за ненужным превосходством готов был нарушить любые правила. За его обиду сполна ответили те, кто был ни в чем виноват. И он, Дан, тоже бы ответил, если бы не возродилась магия. Магия. И вот зачем нужен этот храм: показать всем, что волшебство достойно поклонения и повсеместного признания на правах неотъемлемой части мира и основы существования всего живого. Когда все узнали о Храме Магии, то стали считать его символом для людей в Реальном мире, реальным фактом для Пограничного и возможностью для властителя магии напрямую почувствовать силу центра мира, осознать свое родство с магией и вспомнить о той ответственности, которая на него возложена.

- Папа! - издалека завидев его, Дамира побежала ему на встречу.

Он улыбнулся и, подняв девочку на руки, ласково спросил.

- Устала ждать?

- Нет, я же все понимаю. Вы - властитель магии, надо, значит надо.

- Спасибо. Дамира, слушай, ты прости меня, что я подверг тебя такой опасности, заставив прилететь сюда. Тебе, наверно, было очень страшно.

- Ну, я была не одна. Здесь не одна, но, если честно, мне было очень страшно, особенно когда я чуть не провалилась в этот Туман Забвения во сне. Я закричала, в комнату прибежал дедушка Лиан, он не поверил мне, сказал, что мне все приснилось, но я знала, что с вами что-то случилось и что я должна помочь вам.

- Ты у меня умница, но, знаешь, не обижайся на дедушку, ему сложно такое понять и, я думаю, его можно простить. И даже пожалеть, представляю, как он волнуется сейчас за тебя! Да, надо бы передать Руслану, пусть дойдет до него и скажет, что все обошлось. Хотя постой-ка! Ты была в Рувире.

- Да.

- А как же Анна и Северина? Где ты их встретила?

- Дедушка привел меня к Анне домой, и Северина была там, - ничего не понимая, просто ответила девочка.

Дан покачал головой и, как только подошел к расположившейся на лугу компании, осторожно опустил девочку на землю и сразу напрямую спросил.

- Анна, ты почему не отправилась в Велебинский посад?

Девушка закусила губу и отвела взгляд в сторону.

- А поконкретней? Или ты не понимала того, что тебе угрожает опасность в Рувире? О чем ты только думала, ты же не ребенок, в конце концов! Драгомир должен был сказать тебе, что Вителлию все передадут, я сам ходил к нему.

- Я свидетель, - вставила слово Дамира.

- Я... Дело в том, что Драгомир улетел в Северную Рдэю, а я, расстроилась и обиделась на него, и решила лететь домой. Я думала, что те люди вряд ли вернутся за мной в Рувир.

- Постой, постой, что значит Драгомир улетел в Северную Рдэю? - Дан не верил своим ушам. - С чего вдруг он решил лететь туда? Он должен был сопроводить тебя в Велебинский Посад.

- Э-э, дело в том, что тот юноша, который помог нам, Долиан, оказалось, что он служит в МСКМ, за ним ближе к вечеру прилетела группа, которая направлялась в Северную Рдэю, Драгомир сразу спросил, не связано ли это с магической колонной, а когда услышал, что да, то заявил, что летит с ними.

- Это... безрассудство! - Дан только что не выругался.

Он сразу же обратился к Лукашу и попросил связаться с Кичигой, выяснить в чем дело. Услышав его, Лукаш очень обрадовался. Спустя несколько минут Лукаш сообщил ему о гибели волшебника из второй группы, отправленной в Северную Рдэю, а также то, что Кичига и ронвельд второго молодого человека, Долиана, парализованы в буквальном смысле этого слова: они ни на что не реагировали и просто смотрели в пустоту, это могло означать только одно - на их волшебников надели антимагические браслеты.

- Что? - сразу же спросила Анна. - Вы ведь узнали что-то от ронвельдов? Что они сказали?

- Ничего хорошего, - хмуро сказал Дан, - оба парня попали в передрягу.

Анна побледнела. Она ведь знала о том, что предыдущая группа погибла. Неужели?..

- На них обоих антимагические браслеты. Так что чем быстрее я туда отправлюсь, тем лучше.

- Я лечу с вами! - твердо, решительно заявила Анна.

Дан сразу возмутился.

- Ну уж нет! Ты и Дамира летите в Велебинский посад.

- Нет, - упрямо сказала девушка. - Если вы не позволите мне лететь с вами, я полечу одна. И даже если вы скажете всем птицам рокха не помогать мне, я поскачу на лошади. В крайнем случае я пойду пешком!

- Анна, подожди не горячись! Подумай о том, что там очень опасно, у меня может просто не быть времени защитить тебя.

- Я все равно отправлюсь туда! Прошу вас, он очень дорог мне, вы должны меня понимать.

Дан молчал с минуту. Глубоко вздохнув, он сказал.

- Я понимаю тебя, Анна, но пообещай мне, что не будешь лезть на рожон.

- Спасибо! - выпалила девушка со слезами на глазах и в сердцах обняла его.

- Ну что ты. Не переживай, - ласково сказал он, похлопав ее по плечу, - с ребятами все будет нормально.

Анна смущенно отпустила его и сделала шаг назад.

- А Долиан, это тот самый Долиан Рамеев? Он живет как раз где-то под Даллимом.

- Почему тот самый? - сразу поинтересовалась Дамира.

- Этому умнику поручили контролировать погоду на прошлом празднике летнего солнцестояния, вместо того, чтобы просто выполнить то, что ему поручили, он решил проявить инициативу и добавить красочный фейерверк на небосводе, вместо этого вышли живописные молнии, которые обстреляли все столбы для лазанья.

- О, я помню эту историю, - сказала Анна. - Надо же! Кто бы мог подумать, что это тот самый юноша.

Да!.. Хорошо еще, никто не пострадал тогда, многие вообще решили, что так было задумано, но на самом деле паренек применил то, что не учил, а просто полистал. В целом парень очень способный, контролировать погоду на празднике не каждому доверяют.

- Если на них браслеты, - тихо сказала Анна, - значит, они живы.

- Они отправились на двух птицах рокха?

- Да, а что?

- Один волшебник из их группы погиб, скорее всего и одна птица рокха тоже. Великие предки! Клянусь я достану Алвиарина из-под земли и заставлю ответить за все, что он тут устроил!

- А вы знаете, кто это?

- На девяносто девять процентов - нельзя исключать вариант того, что это может быть какой-то очень талантливый маг прошлого, но только не настоящего. Я не могу вычислить его ронвельда, а это означает только одно: душа волшебника из капсулы перемещения заняла тело человека, не обладающего магией. Руслан спрашивал меня об этом, я не сразу предположил такой вариант, но сейчас считаю, что это единственно возможное объяснение.

Дан посмотрел на птиц рокха - они спали, потом перевел взгляд на сидящую подле них Северину, девушка облокотилась о крыло Баруны и, судя по всему тоже спала.

- Дамира, почему бы тебе тоже не подремать?

- Я не хочу. Я спала, когда мы летели сюда. Папа, а что будет с Севериной? Я не сказала, времени не было, но это я сняла с нее антимагические браслеты. Я знаю, почему вы на нее их одели, но тогда она не смогла бы нам помочь.

Дан изумленно посмотрел на дочь.

- Все верно, но я не показывал тебе, как снимать антимагические браслеты.

- Ну, зато я видела не раз, как это делают. Я была на одном из уроков дома, в Велебинском посаде.

- Хм! Молодец!

- Господин, - на этот раз спросила Анна, - действительно, а что будет с Севериной?

- Я не распорядитель судеб, а что делать ей, она и сама давно знает.

Девушка непонимающе посмотрела на него, но Дан более ничего не объяснил, он подошел к Баруне и сел с другой стороны.

- Отдыхайте барышни, впереди у нас долгая дорога.

- Значит, я тоже лечу с вами? - с энтузиазмом спросила Дамира - Дан скосил на нее скептический взгляд, словно говоря: "Ты, что, правда, в это веришь?"

Девочка умела читать его многозначительные взгляды, потому прошла к отцу и села рядом него, он обнял ее рукой и прижал к себе.

- Интересно, как там мама?

- Я как раз собирался выяснить это у Гедовин. Подожди, и я скоро все расскажу.

Но не успел он о чем-либо спросить, как услышал послание из Всевладограда. Ронвельд волшебника с самого с утра пытался передать информацию властителю магии. Теперь он сообщил Дану о гибели Гая, о том, что некий человек по имени Всеволод готовит людей в Северной Рдэе против волшебников, властителя магии в частности и всей магии в целом. Еще Гай вчера собирался сообщить об этом Даниславу, но на тот момент у него хватало забот с зажигательными шарами и поисками виновных. К тому же он хотел узнать побольше информации, что-то он узнал - все происходящее было связано с потомками Светозара, которые появились несколько лет назад в Северной Рдэе, наверняка, это они основали Республику Истинной Веры, во всяком случае, точно входили в число ее граждан. Очевидно, что нечто, ожиддающее Дана в Северной Рдэе, напрямую связано с последними событиями, а это значит, что для него устроили там ловушку. Он уже пожалел, что сдался без боя, разрешив Анне лететь с ним. Похоже, поездка обещала быть не из числа легких прогулок.

Поблагодарив Лукаша за важную информацию, Дан попросил его позвать Аишу. В это самое время Гедовин несла вахту в потайном коридоре. Пока Амалия и Модест в сопровождении отряда стражников отправились на предположительное место нахождения царя Заряна, она еще раз прошлась по царским покоям в надежде найти что-то подозрительное, но, как и утренние тщательные поиски, это ничего не дало. С виду выходило и впрямь, что царь Зарян помешался в рассудке, если только магический предмет не приносила в его спальню таинственная исчезающая девушка. Это вполне могло обстоять именно так. Зачем хранить в комнатах то, что могут найти волшебники, приглашенные царем, если это можно принести, тем более, что есть прекрасный способ доставки? Гедовин принесла в коридор скамейку и устроилась в изгибе коридора, отсюда ее не должны были видеть с обеих сторон, зато она могла все слышать и быть наготове. Гедовин взяла с собой магический фонарь, веревку, меч и книгу. Заняв себя чтением, девушка просидела несколько часов, ноги у нее стали затекать, а глаза устали, поэтому она встала и немного прошлась. Услышав Аишу, она пересказала ей основное, что произошло за вчерашний вечер и что им удалось узнать о происходящем во дворце, она также поинтересовалась, почему не могла до этого передать информацию, но получила уклончивый ответ: властитель магии был занят и сейчас направляется в Северную Рдэю.

"Будьте поосторожнее там, вполне возможно, что происходящее в Дамире тоже дело рук Всеволода. Мне буквально только что сообщили, что Гай Броснов убит, его убил человек, который воспользовался неким магическим предметом, исчезнув из поля зрения, если ваша таинственная девушка исчезает сходным образом, то не иначе как между ними есть связь: известных разрешенных заклинаний о придании невидимости, кроме того, что использовал Драгомир, не существует, хотя нельзя отрицать того, что кто-то изобрел нечто кардинально новое. И еще в этом во всем замешаны потомки Светозара, похоже, они укрылись именно в Северной Рдэе, не знаю, как они туда попали, но очевидно они там и теперь сотрудничают с этим Всеволодом".

"Амалия собирается устроить завтра международное совещание по поводу заговора против царя Заряна, думаю, это тоже надо включить в повестку дня".

"Да, тем более, что всем правителям были отправлены письма из Всевладограда, с описанием угрозы в лице Всеволода. Он готовит людей в Северной Рдэе против волшебников,..."

"Постой-ка, - оборвала его Гедовин на полуслове, - ты летишь именно в Северную Рдэю, а ты не думаешь, что та магическая колонна - это ловушка?"

"Уверен, но лететь туда все равно надо. Драгомир там - не терпелось ему самому все проверить - судя по всему, его схватили и надели на него антимагические браслеты. Одно радует - он хотя бы жив в отличие от первой группы МСМК и одного волшебника из второй группы".

"Но Драгомир ведь должен был лететь за Анной!"

"Да, Драгомир и полетел за Анной, он даже встретился с ней, но оказалось, что в той деревне живет юный сотрудник МСКМ, Долиан Рамеев, который собственно и помог Анне и Северине..."

"Подожди-ка, - вновь оборвала его Гедовин. - Северина? Та самая Северина?!"

"Да, она самая. Так вот за Долианом прибыли сотрудники МСКМ, они собирались захватить его по пути, а Драгомир вызвался лететь с ними. В-общем, если кто спросит, не говори пока никому, я надеюсь все уладить. К тому же не уверен, что даже большая группа могла бы что-то сделать, сначала надо выяснить, что из себя представляет магическая колонна и в чем принцип ее действия. Колонна на границе Северной Рдэи - это точно дело рук Всеволода."

"А где сейчас может быть Всеволод?"

"Если это он убил Гая Броснова, а произошло это утром, то вряд ли он сейчас далеко ушел от Всевладограда, хотя... Он был невидим, но вполне возможно, что во Всевладограде у него есть помощник и он вернул ему видимость, а значит, Всеволод мог воспользоваться помощью птицы рокха, этого отрицать нельзя. И того, что это кто-нибудь из его приспешников убил Гая, а не он сам, тоже. Всеволод может быть в любом месте, где он собирался посеять хаос, то есть либо во Всевладограде, либо в Дамире, либо в Рувире, либо, наконец, в Северной Рдэе. И все-таки, если пораскинуть мозгами, то получается, что сначала была создана колонна, потом произошло убийство Гая Броснова, потом Всевладоград и Рувир должны были взлететь на воздух в день летнего солнцестояния - время точное, я узнал об этом, когда дезактивировал шары. Переворот в Дамире должен был произойти еще прошлой ночью, так что он, наверняка, в Дамире или идет к ней из Всевладограда. К тому же если вчерашний митинг - часть его плана, то он просто должен проконтролировать ситуацию, он зачем-то устроил этот переворот и, похоже, для него это крайне важно. Поэтому прошу вас: будьте крайне осторожны, все трое".

"Ладно, папочка, но тебе пока не о чем беспокоиться: Амалия сейчас под охраной двух десятков стражников, включая Модеста, к тому же у нее есть твое кольцо, если что оно защитит ее от любых прямых ударов, а я дежурю в коридоре, который ведет в царские покои. Да, хотела спросить: я тут подумала насчет галлюциногенных камней, с их помощью ведь могли стращать Заряна? А уносить их потом могла невидимая девушка, которую я, кстати, намерена изловить!"

Так, передавая информацию через ронвельдов, они общались почти что непосредственно друг с другом.

"Э-э, Дан, я тебе не сказала, но тут есть еще кое-кто, в частности коридор, в котором я сейчас нахожусь, ведет в ее кабинет. Кабинет Аглаи Тарутиной".

"Аглая Тарутина? Я ее знаю? Великие предки! - тут же спохватился он. - Это же... И... как она себя ведет, я имею в виду она ничего такого не сказала Амалии, и вообще: что значит "кабинет", она кто там?"

"Не поверишь, она - министр здравоохранения и образования. И, если честно, встретились они не очень, скажем так, обменялись взаимной неприязнью"

"Знаешь, встретишь ты там или нет ту девицу, но с госпожой Тарутиной ты поговори, желательно, выйди прямо из потайного коридора, если надо, угрожай ей и посади под стражу. Последнее даже предпочтительней, пусть Амалия и ее дочь, но кто ее знает, от греха подальше".

"Хорошо, но пока я еще подожду здесь, на всякий случай у меня стражники в царских покоях, пасут девицу там".

"И, Гедовин, я тебе тоже сразу не сказал, но в лесу под Рувиром и в Привольной реке на границе Гриальша с Верейскими Зорями я нейтрализовал магическую болезнь, а потом..."

"А потом что?"

"Не говори Амалии, но я угодил в лапы лианы мести, созданную Светозаром, в общем, мне пришлось обратиться к магии крови Радомира, чтобы позвать Дамиру на помощь и, если бы не Северина, которая вместе с Анной оказалась в Рувире, то теперь я, наверное, вряд ли бы с тобой говорил"

"Как ты сейчас?"

"Все нормально, проблема только в том, что Дара и Баруна устали, поэтому пока мы не можем лететь в Северную Рдэю. Анна напросилась со мной, теперь вот не знаю, как отказать ей".

"Знаешь, это, конечно, все очень опасно, но не отказывай ей, ты же знаешь, как дорог ей Драгомир, она, наверняка, если ты оставишь ее, сама за ним отправится, я к тому, что как бы потом проблем больше не оказалось".

"Если я оставлю ее в Пограничном мире, то она никуда не денется".

"Тогда это будет просто жестоко".

"Почему? Я передам ей информацию сразу, как только что-то выясню".

"Через кого? К тому же, не забывай, что накануне ты сам попал в передрягу, кто знает, может, тебе пригодится ее помощь?"

"Я не уверен, хотя я прекрасно ее понимаю, если бы я был на ее месте и мне бы сказали подождать, пока кто-то без меня попытается помочь Амалии... Впрочем, если вдуматься, Анна уже помогла мне, так что я перед ней в долгу: если бы она послушалась меня и полетела в Велебинский Посад, то она не оказалась бы в Рувире, не привезла бы туда Северину, и тогда Дамире не кому было бы помочь. Лиан, конечно же, не поверил ей, когда она сказала ему, что со мной что-то произошло. И я уверен, он еще выскажет мне за то, что я подверг девочку опасности. В-общем, ладно, возьму на себя дополнительную заботу. Давай удачи тебе, а то Дамира тут извелась, где там мама".

Гедовин тоже пожелала ему удачи и вернулась мыслями в коридор. Сначала она поприседала, потом потерла руками затекшие мышцы шеи и уже хотела сесть обратно за книгу, как услышала легкий скрип открывающейся двери. Девушка быстро загасила фонарь одним поворотом выключателя, осторожно дошла до угла и прижалась спиной к стене. Она старалась не дышать, только бы не выдать себя. Шаги приближались. Гедовин медленно взяла оставленный ею у стены меч и взяла оружие на изготовку. Она чувствовала каждый шаг человека, звук синхронно ударам ее сердца отдавался в каждой клетке ее тела.

Едва человек приблизился к ней, Гедовин резко шагнула ему навстречу и выставила вперед меч, увидев только светящийся камень, замерший в воздухе. Но клинок ее упирался во что-то твердое.

- О, невидимая девушка пожаловала. Как звать-то вас, барышня?

Не смотря на меч, приставленный к ее горлу предполагаемая девушка все еще имела преимущество: она была невидима и могла убежать. Бросив камень, она побежала обратно к выходу, но Гедовин не побежала следом, она просто скомандовала: стой! Надеясь, что она угадала с направлением, Гедовин включила фонарь, покрепче сжала меч в руке и пошла вперед. Ближе к стене она замедлила ход и почти наткнулась на что-то твердое, твердое и живое.

- Так, а теперь извини, но мне придется тебя связать.

Озвучив свой план вслух, Гедовин плохо представляла, как это сделает. Сначала осторожно, а потом смело и даже бесцеремонно она обшарила руками невидимого человека - это, действительно, была девушка.

- Постой-ка, я схожу за веревкой. Ах да, о чем это я, ты в любом случае будешь стоять, когда я вернусь.

Гедовин вернулась к своей скамье, взяла лежащую у стены веревку и подошла к девушке, крепко связав ее. Пусть пленница сама не могла распоряжаться своим телом, зато Гедовин могла спокойно опустить ее поднятые в попытке защититься руки. Действия заклинания оставалось еще минут на десять, поэтому Гедовин спокойно прошла в покои Заряна и позвала сидящих там в засаде стражников. Двое высоких мускулистых парней легко подхватили невидимую пленницу и потащили ее в царскую спортивную комнату, там было несколько металлических стержней, закрепленных вдоль стены, к одному из них и привязали девушку.

Гедовин знала: спешить некуда, девица вряд ли сразу заговорит, поэтому она решила пойти перекусить, а потом уже вернуться к невидимой, но ощутимой физически проблеме.

- Сторожите ее, я скоро приду.

- Да, госпожа.

Они даже поклонились ей, Гедовин кивнула, хотя такое отношение к себе явно смущало ее, она развернулась и пошла ловить первого попавшегося слугу, чтобы попросить его принести что-нибудь перекусить ей и двум стражникам. Первым ей попалась сама начальница кухни, которая, услужливо поклонилась и пообещала в скором времени выполнить поручение юной госпожи. "Госпожа! - подумала про себя Гедовин. - Мне начинает нравиться то, как это звучит!"

К тому времени, как она вернулась, заклинание почти кончило действовать, выждав еще пару минут, Гедовин увидела, как зашевелилась веревка.

- Не развязать, да?

Как она и предполагала, девушка ответила молчанием. Стражники неотрывно смотрели в сторону видимых веревок, но невидимого человека, они никогда не видели ничего подобного и, если бы не проверили сами, что вели кого-то и перед ними сейчас, действительно, кто-то есть, то усомнились бы в приказе Гедовин, решив, что ей тоже начинает видеться то, что здравомыслящим людям видеться не должно. Но пленница была, живая, только невидимая простому глазу.

- Как тебя зовут? - спросила Гедовин. - Что ты делала в том коридоре? Кстати, ты ничего с собой не принесла? Например, какие-нибудь галлюциногенные камни. Галлюциногенные камни! - повторила Гедовин. - Ну, конечно! Господа, ну-ка, обыщите ее.

Стражники переглянулись.

- Но как мы это сделаем?

- Представьте, что вам завязали глаза, а перед вами человек, которого вы не видите, но которого нужно обыскать. Давайте, господа, у вас все получится.

Стражники вновь, немного смущенные и сбитые с толку, переглянулись. Как они будут обыскивать девицу, они плохо представляли, но, как и сказала им Гедовин, это оказалось вполне реальным. Поначалу они даже закрыли глаза, но потом приноровились и ловко прошарили по телу связанной пленницы. Та пыталась уворачиваться, но безуспешно. Спустя пару минут, один из стражников достал из кармана платья девушки небольшие, размером с ладошку пятилетнего ребенка каждый, два ярко-красных кирпичика, внутри граней которых то и дело проскакивали картинки. Они стали видимыми, как только их достали из кармана.

- Вот, госпожа, это? - спросил стражник, протягивая Гедовин оба кирпичика.

- Да, это они, галлюциногенные камни. Кто-то еще сомневается в том, что царь Зарян ничего не выдумывал? Он-то ведь действительно все видел.

- Госпожа, мы ничего такого не думали, - тут же нестройным хором стали они заверять Гедовин, но та лишь махнула рукой.

Как раз в этот момент пришли три работника с кухни, один из них нес чайник с горячей водой, второй - чашки, а третий поднос с бутербродами.

- О спасибо, - поблагодарила их Гедовин и, обратясь к стражникам, попросила, - господа, там в прихожей стоял небольшой стол, вы могли принесли его сюда?

- Да, конечно!

Стражники поверить не могли в то, что Гедовин заказала еду и на них. Они были очень благодарны ей и отнеслись к ней куда большим дружелюбием, чем до того. Меж тем Гедовин взяла чашку с горячим цикорием, булочку с вареным мясом и подошла к их пленнице.

- Перекусить не желаешь?

- Нет!

- О! Целое слово, короткое, но слово. Продолжай в том же духе и сможешь ответить на мои вопросы.

- Нет! - резко и даже зло отрезала девушка.

- А, так ты знаешь только одно слово! Я могу пойти тебе навстречу и ты будешь отвечать на мой вопрос "нет", если действительно, отрицаешь это, если же соглашаешься, то просто промолчишь.

- Нет!

- О, ты сразу вошла во вкус. Тогда начнем. Ты используешь какой-то магическим предмет, чтобы становиться невидимой.

Девушка промолчала, на что Гедовин довольно улыбнулась.

- Ты согласна с этим и потому молчишь.

- Я больше ничего не скажу!

- О! - Гедовин посмотрела на стражников, - вы слышали, она знает не одно слово, - доев булку с мясом, Гедовин прошла к столу и поставила пустую чашку, потом вернулась к девушке. На этот раз она говорила жестко и твердо. - Значит так, дорогуша. Либо ты сотрудничаешь и раскрываешь своих подельников, либо пострадаешь сама, и за себя и за них. Для начала объясню тебе положение вещей - мы нашли тебя в потайном коридоре, который связывает кабинет Аглаи Тарутиной, вечно открытый для заблудших душ вроде тебя, и царские покои, а в карманах у тебя нашли галлюциногенные камни. Отсюда первые выводы - ты действуешь заодно с госпожой Тарутиной, а недавние видения царя твоих рук дело. Теперь вопрос: кто тебя нанял? Кто твои хозяева?

Как и обещала, девушка ничего не ответила.

- Господа стражники, будьте так добры, посмотрите, есть ли у нее какой-либо медальон или кольцо, или браслет, даже пояс, снимайте с нее все, ну почти все, кое-что из одежды можно оставить, пока.

- Вы не можете! - возмутилась девушка.

- Да, что ты?

- Вы не имеете права! Вы здесь никто!

- Я здесь и сейчас твой дознаватель, и ты, дорогуша, не уйдешь отсюда до тех пор, пока не начнешь говорить. Ребята, доедайте и приступайте к обыску.

Когда стражники стали обыскивать невидимую девушку во второй раз, она извивалась как могла, но из-за веревок практически не могла препятствовать им, и поиски не увенчались провалом - стражники нашли колье, браслет и кольцо, последнее никак не снималось.

- Гедовин, кольцо никак не снимается.

- И не снимется, это магический предмет. Так, значит, все работает по принципу медальона Драгомира. Ну и кто же тот человек, который сделал этот магический предмет? Вряд ли это тот, кто находится за пределами дворца, скорее всего, волшебник здесь, иначе бы тебе пришлось каждый раз бегать на улицу по ночам, гуляла ты ведь по коридорам дворца ближе к вечеру, а потом еще насылала на царя Заряна образы их галлюциногенных камней. Так кто же он? Как его зовут? Или ее?

- Я ничего не скажу!

- Ну и отлично, - сказала Гедовин, - тогда сообщаю тебе, что сейчас я ухожу, естественно, одну я тебя, драгоценную такую, не оставлю, только под охраной, я буду периодически навещать тебя, а ты так и будешь сидеть здесь, привязанной к металлической балке, о еде и воде можешь даже не мечтать.

- Но, - оторопело произнесла девушка, - это же бесчеловечно!

- Нет, это прагматично, иными словами, мне нужны от тебя сведения, и я не побоюсь давить на тебя. Так что, если надумаешь поделиться информацией, зови.

- А если я скажу?..

- Валяй, только учти я - правдовидец, то есть знаю наверняка, когда мне лгут, так что не очень усердствуй в сочинительстве, все равно я не приму твои рукописные варианты. Мне нужны факты, имена и цели твоих хозяев. Господа стражники, я скажу начальнику дворцовой охраны, чтобы он прислал вам смену через пару часов, а я пока пойду пообщаюсь с госпожой Тарутиной.

Не долго думая, Гедовин прошла в кабинет царя, села на книжную полку и открыла дверь в потайной коридор. Только бы госпожа Тарутина была на месте, иначе должного эффекта не вышло бы, опять ждать Гедовин не хотелось. Подобрав брошенный на пол светящийся камень, девушка открыла вторую дверь и уселась на стеллаже, перо в руках Аглаи замерло, медленно подняв голову, она изобразила на лице крайнее недоумение и требовательно спросила.

- Что вы здесь делаете, юная барышня? Как вы сюда попали?

- И вам добрый день, - съязвила Гедовин и спрыгнула на пол кабинета.

- Что все это значит? Что вы себе позволяете?

- Я? Ничего такого, что мешало бы расследованию в отношении травли царя Заряна галлюциногенными камнями.

- Травли? Что за слово, абсолютно неуместное здесь. С чего вы вообще это взяли?

- С того, что царь Зарян ничего не выдумал, он, действительно, видел людей, которые пытались убить его, а все потому, что кто-то использовал галлюциногенные камни. Удивительно, правда? Чего только не придумали волшебники прошлого! - Гедовин прошла вглубь кабинета и села в кресло напротив Аглаи. - Один только момент - все камни, известные нам, хранятся в Велебинском посаде, вопрос - откуда они здесь?

Аглая отложила перо и чуть наклонилась вперед.

- Вот вы это и выясняйте, кто из ваших волшебников притащил сюда галлюциногенные камни!

- Из наших волшебников? Звучит как обвинение.

- И твой тон тоже, девочка, если ты в чем-то подозреваешь меня, то скажи об этом прямо. Только я сюда эти камни не приносила, ноги моей не было и не будет в вашем змеюшнике!

- Как грубо, - разочарованно покачала головой девушка, - давайте все-таки будем взаимно вежливыми и не будем кидаться оскорблениями.

Аглая промолчала, Гедовин выждала небольшую паузу и продолжила.

- Спасибо, а теперь позвольте уточнить у вас кое-какую информацию. Почему ваш кабинет не был закрыт вчера вечером?

- Я уже говорила тому пареньку, что забыла закрыть кабинет, - уверенным голосом ответила Аглая.

Гедовин сосредоточилась и обратилась к своему природному дару: умению видеть насквозь человека, чтобы с точностью сказать: врет он или говорит правду. Ей достаточно было нескольких секунд, чтобы понять: Аглая лжет, не стесняясь, Гедовин сказала ей об этом напрямую.

- Вы говорите неправду, и, - тут же добавила она, видя, что Аглая собирается возразить, - не надо отрицать того, что я знаю наверняка. Оставим ответ на мой первый вопрос так.

- Боюсь, что твой первый вопрос так и останется первым, потому что я более не намерена говорить с тобой. Так что потрудись встать и покинуть мой кабинет.

- Хорошо, - не сопротивляясь, согласилась девушка, она встала и вышла в коридор.

Не долго думая, Гедовин дошла до кабинета начальника дворцовой охраны, хозяин кабинета был на месте.

- Господин Гравин, простите за беспокойство, но мне нужна ваша помощь.

Мужчина привстал и указал ей рукой на кресло напротив своего стола.

- Я слушаю.

- Господин Гравин, я хочу, что вы арестовали и поместили под стражу госпожу Тарутину.

Седые брови мужчины поползли вверх. Он открыл, было, рот, но не нашелся, что ответить.

- Мне сказал сделать так властитель магии, после того, как я ему все рассказала, - видя, что господин Гравин все еще недоуменно смотрит на нее, она пояснила, - все волшебники могут общаться с ним через ронвельдов, так вот я сообщила ему о том, что кабинет госпожи Тарутитой был открыт вчера и, как выяснил Модест, кабинет был открыт не в первый раз, именно на ночь глядя. Из ее кабинета начинается вход в потайной коридор, ведущий в царские покои, в котором я меньше часа назад поймала девушку, большинство во дворце считают ее призраком, только это никакой не призрак, а самый что ни на есть настоящий живой человек, носящий при себе галлюциногенные камни. Уверена, что именно с помощью этих камней, кстати, вот они - Гедовин достала их из небольшой сумочки, перекинутой через плечо, и положила на стол перед Гравиным - пугали царя Заряна, убеждая всех вокруг в том, что он сходит с ума.

Гравин осторожно взял в руки один из камней и, покрутив его перед собой, рассмотрел с разных сторон, в картинках, которые проскальзывали на широких гранях красных кирпичиков, он увидел себя, с мечом в руке он встречал царя на дворцовом крыльце, а потом он замахивался своим клинком, собираясь убить царя.

- Это... неправда! Я никогда не собирался... Кто это делает? Как?

- Вот об это я вам и говорю, галлюциногенные камни, они настроены на определенного человека, в данном случае на царя, но если вы видите картины его убийства только в этих камнях, то Зарян видел все по-настоящему, так, как если бы с ним это все действительно происходило. Эти картины прорисованы волшебником, которого, нужно найти, я думаю, художник, где-то во дворце, - говорила Гедовин, - к тому же та девушка каким-то образом могла исчезать из поля зрения. До недавнего времени я считала, что есть только один предмет, способный на такое, но, как оказалось, механизм его создания кто-то переоткрыл, снабдив таинственную девушку магическим предметом, объясню почему: дело в том, что волшебник, создавший этот предмет, фактически не использует его сам, только косвенно, через кого-то. Если он даст магический предмет другому человеку, и тот наденет его, то исчезнет из поля зрения всех, кроме самого волшебника, а вот вернуться в привычный мир видимости, в данном случае снять кольцо, может только волшебник, автор; не думаю, что девица каждый раз бегала куда-то из дворца, значит, нужно подумать и посчитать всех волшебников, которые каждый день бывают во дворце. У вас есть кандидаты на примете, господин Гравин?

Мужчина непонимающе смотрел на нее, он не мог поверить, что во дворце, который столь тщательно охраняется, могло твориться такое. Он впервые слышал о каком-то потайном коридоре между царскими покоями и кабинетом Аглаи Тарутиной. И в то же время он понимал свой просчет: ему не раз докладывали о девушке-призраке, но господин Гравин, никогда не видевший ее воочию, решил, что у слуг и нескольких стражников просто перегрелась голова. Поначалу он хотел дать поручение задержать девушку, но потом, когда он рассказал об этом одному из придворных волшебников, передумал: тот убедил его в существовании призраков, заверил, что сам не раз видел их. Каких только чудес не появилось после возрождения магии! Гравин поверил и выполнил то, что всегда в таких случаях делают - не беспокоил призраков.

- У меня есть кандидат, госпожа Смолина.

- Гедовин, вы можете называть меня просто Гедовин, - вставила словечко девушка, Гравин кивнул и рассказал о своем разговоре с Владимиром Палениным.

При дворце служило четверо волшебников в комитете по делам магии, в том числе Владимир Паленин. Комитет напрямую взаимодействовал с МСКМ и с другими государственными структурами, контролировал работу трех государственных школ для волшебников, решал небольшие, но проблемные вопросы, связанные с магией.

- А эта девушка, где она?

- В царских покоях, связанная и под охраной двух стражников, которых вы дали мне утром в помощь. Я не говорила вам, куда направлялась, - признала Гедовин, - но я хотела перестраховаться, так что не обижайтесь.

- Ничего, - отмахнулся Гравин, - все правильно. Я думаю, надо как можно быстрее арестовать Паленина, иначе он может заподозрить неладное и уйти.

Гедовин по ходу отмечала: пока он говорил правду, хотя, конечно, пока он не сказал ничего такого, через что Гедовин смогла бы проверить его наверняка. Решив, что сейчас нельзя оставлять такие неясности, она напрямую спросила.

- Извините меня заранее, господин Гравин, но я должна вас спросить. Вы знали о том, что происходило во дворце? Вы знали о том, кто эта девушка, что она здесь делает?

- Нет, - оторопело ответил он. - Зачем мне это?

- Не обижайтесь, просто я могу определять, когда человек говорит правду, а когда лжет. Мне нужно было знать наверняка. Значит, вы ничего не знали о том потайном коридоре?

- Нет, - твердо ответил мужчина, ему не нравилось то, что девушка проверяла его таким образом, но он понимал необходимость этого и потому не показал и тени возмущения. - Тогда идемте, Гедовин? - спросил он, вставая из-за стола. - За госпожой Тарутиной можно кого-то и отправить, а вот к господину Паленину мы наведаемся лично, и я, и вы, вы ведь - волшебница. Ну и возьмем с собой человек пять стражников, на случай, если все-таки пригодится старый метод применения физической силы.

Девушка кивнула и, встав, вслед за ним вышла из кабинета. Дежурному гонцу господин Гравин поручил направить троих стражников к Аглае Тарутиной и, предъявив ей обвинение в государственной измене, арестовать. Еще двоих стражников он отправил в царские покои, таинственная девушка должна быть под более бдительной защитой, если кто-то вдруг захочет освободить ее, то пусть сначала столкнется с хорошо обученными, вооруженными людьми. Сам господин Гравин в сопровождении Гедовин и пяти стражников отправился в кабинет руководителя по делам магии. Они прошли в административное крыло дворца и, миновав несколько роскошных дверей - не чета двери в кабинете госпожи Тарутиной - остановились у нужной.

- Здесь находится комитет? - уточнила Гедовин.

- Нет, здесь кабинет руководителя комитета, а сам комитет занимает пять комнат вон в том коридоре.

- Тогда зачем мы сначала идем сюда? Нужно искать этого Паленина.

- Сейчас он должен быть на вечернем совещании у своего начальника, - улыбнулся Гравин, - так что мы по адресу.

- Понятно.

Гравин без стука открыл дверь и вошел в приемную руководителя - здесь сидело двое его секретарей - две молоденькие девушки, немногим старше Гедовин. Они как по сигналу подняли головы, с интересом взглянув на вошедших.

- Добрый день, барышни, господин Панин на месте?

- Да, но у него сейчас совещание, - одна из девушек встала и вышла из-за стола, фактически загородив собой дверь.

- Это очень хорошо, тогда мы как раз вовремя, разрешите мне пройти, барышня.

- Но, - девушка поджала губы и, опустив голову, чуть слышно пробормотала себе под нос, - совещание ведь.

Гравин повернулся к Гедовин и коротким кивком головы сказал идти следом за ним. Обе секретарши проводили девушку очень внимательными взглядами, они знали, кто она, что она прибыла с Амалией Розиной и, наверняка, не спроста сейчас направляется к начальнику комитета по делам магии.

- Ждите здесь, - приказал Гравин стражникам, - если что-то пойдет не так и вы услышите какие-нибудь странные звуки, то вы должны задержать Владимира Паленина и начальника комитета Панина или если последние двое выйдут из кабинета без меня и этой девушки, первыми. Все ясно?

- Так точно, господин Гравин, - отчеканили почти что хором все пятеро стражников - две женщины и трое мужчин.

Постучав в дверь пару раз, Гравин, не дожидаясь ответа, толкнул дверь от себя и прошел в кабинет. Все двенадцать человек недоуменно посмотрели на гостей, господин Панин вскочил и возмущенно спросил.

- В чем дело, господин Гравин? У нас сейчас проходит плановое совещание, вы не можете вот так просто врываться сюда и прерывать работу комитета своим возмутительным поступком.

- Успокойтесь, господин Панин, - снисходительно сказал Гравин и, пройдя вглубь кабинета занял свободное место.

Гедовин прошла следом за ним и села по правую руку от Гравина, обежав глазами каждого. Кто же из них Паленин?

- Как проходит рабочее совещание?

- Вы пришли сюда только за тем, чтобы узнать об этом? - сквозь зубы, крайне недовольный происходящим, спросил господин Панин, но все-таки сел и испытывающе посмотрел на обоих гостей.

- Я пришел сюда за тем, - серьезным тоном ответил он, - чтобы выяснить ряд обстоятельств. Гедовин, сейчас я позадаю ряд вопросов, а вы, делайте то, что у вас отлично получается.

Девушка кивнула и сосредоточилась.

- Господин Панин, вы знали о том, что царя пытались довести с помощью галлюциногенных камней?

Мужчина, холеный и толстенький, довольно неприятный на вид, с зияющей лысиной на затылке, молча уставился на Гравина.

- Что же вы молчите? Я хочу услышать ответ от вас. От вас и от господина Паленина, - начальник дворцовой стражи перевел взгляд на мужчину, сидящего по правую руку от своего руководителя - это был еще молодой волшебник, лет тридцати шести, с крайне самодовольным лицом.

Так смотрели те, кто был в себе очень уверен и не боялся оступиться. Гедовин внимательно посмотрела на него, невольно столкнувшись с ним взглядом, мужчина одарил ее насмешкой и презрительной ухмылкой, но девушка сразу же отмела все эмоции, если она начнет злиться и обижаться, то не сможет проанализировать искренность ответов. Решив, что сейчас не время и не место выдерживать тяжелые взгляды и демонстрировать свою выдержку, Гедовин просто перевела взгляд на Панина и приготовилась выслушать его ответ.

- Нет, я этого не знал, - негромко сухим голосом ответил Панин после минутного молчания.

Сердце Гедовин скакнуло - он врал. Очевидно было также, что господин Панин испугался, он не ожидал, что кто-то вот-так напрямую спросит его об этом, тем более сейчас, когда время для главного хода еще не пришло. Он видел, что Гравин посмотрел на девушку, которая просто прокомментировала.

- Это ложь.

- Ну что же, господин Панин, из вашего ответа следует, что вы ничего не знали о том, что задумали. Нелогично. Вот только что вы задумали? Вы, господин Паленин и кто-то еще из ваших коллег. А, дамы и господа, кто хочет записаться к участникам заговора?

Все за столом зашептались, все, кроме Панина и Паленина, последний вскочил и твердо заявил.

- Никого заговора не было! И вы, господин Гравин, не имеете права вот так нас допрашивать! Ни вы, ни эта девица! Сколько ей лет? Она вообще совершеннолетняя?

- Спокойно, господин Паленин, спокойно, не надо никаких оскорблений. Возраст здесь и сейчас не имеет никакого отношения к делу. Так что успокойтесь и ответьте на все вопросы, в конце концов, вы гражданин нашего государства и у вас, тем более как у чиновника, есть определенные обязанности перед страной, если вы в своих корыстных или религиозных идеях забыли об этом, то чести вам это не делает.

- Какой мне смысл отвечать? Если вы всех нас уже уличили во всех смертных грехах, а эта девица будет кивать тут на всех, что мы, уважаемые люди государства, все лгуны и обманщики!

Гедовин постаралась переключить внимание на самые теплые воспоминания, так ее учил Дан, когда тренировал ее, укрепляя и развивая ее дар правдовидца. Он заставлял ее переключать внимание, не думать о том, что говорят ей в данный момент, девушка много раз срывалась и хотела поколотить его за обидные и неприятные слова и образы, которые ей приходилось вспоминать, но в глубине души она знала: он делает это ей во благо, и она должна бороться, бороться со своими эмоциями. Потом Гедовин еще раз переосмыслила его слова, когда сама учила двоих правдовидцев, и сейчас полученные навыки не прошли даром. Гедовин ничего не возразила Паленину, она только взглянула на господина Гравина, словно уточняя, каковы ее дальнейшие действия.

- Уважаемые дамы и господа, - сухо и строго произнес Гравин, - обратите внимание на то, что сейчас во дворце происходят беспрецедентные события, на которые я не собираюсь закрывать глаза. Какие бы цели вы не преследовали, имейте в виду, что я не позволю вам разрушать Тусктэмию, мою родину, может, вы ее таковой не считаете, но на это я могу сказать только одно: мне очень жаль. Жаль, что вы выросли в этой стране, но не научились ценить, уважать и любить ее; жаль, что вы вершили за спиной царя и за моей спиной в том числе заговоры, собираясь установить тут собственный порядок. И если вы сами - не авторы этого плана, то, поверьте мне, я найду ваших хозяев.

Паленин, который все еще стоял, коротко усмехнулся и сел обратно.

- Удачи, господин Гравин, ищите, наказывайте, только от меня вы никаких ответов и подсказок не получите.

Демид холодно взглянул на Паленина, в глубине души возмущаясь его наглости и самоуверенности, он даже не скрывал своей вины! Однако все, кроме Паленина и Панина, наоборот, повскакивали с мест, они испуганно, перебивая друг друга, уверяли в своей невиновности, две дамы даже плакали, а один пожилой мужчина, держался за сердце и охал. В этот момент словечко вставила Гедовин, подняв руку, знаком призывая переключить на нее внимание, девушка сказала.

- Уважаемые, по одному пожалуйста. Начнем с вас, - указала она на женщину, сидящею рядом нее, - далее пойдем по кругу. Вам нужно просто сказать, что вы не причастны к заговору, ничего о галлюциногенных камнях не знаете и господину Панину и господину Паленину вы не помогали, но, - тут же добавила она, видя, что женщина уже открыла рот, готовая страстно заверять с своей невиновности, - если вам что-то известно, пожалуйста, не скрывайте этого и скажите все, что знаете.

Женщина и все остальные девять человек честно говорили, что ничего не знали и что они осуждают происходящее, некоторые даже заверили, что, услышь они хоть краем уха о чем-то подобном, то непременно доложили бы об этом тому же господину Гравину. Постепенно все они, давая ответ, расходились, в комнате остались только Гедовин и Демид, и сидящие напротив них Панин и Паленин.

- Хорошо хоть кто-то ценит и любит свою родину, а что же вас, дорогие мои, в ней не устроило?

Паленин вновь хмыкнул и, сложив руки на груди, откинулся на спинку стула, всем своим видом давая понять: говорите, что хотите, но я ничего не скажу. Прекрасно видя это и понимая, Демид встал и указал рукой на дверь.

- Проходите, господа, вы арестованы, и я обязан препроводить вас в камеру.

- А, может, мы туда не хотим? - нагло отозвался Паленин.

Демид сжал кулаки, с трудом сдерживая себя от естественного желания проучить этого наглеца; видя, как недовольный огонек проскочил в его глазах, Паленин улыбнулся и перевел взгляд на Гедовин.

- Ну а вы, юная барышня? Что же вы замолчали? Или вы умеете только говорить: "это ложь" и "это правда"? Поговорите с нами, у вас такой красивый голос. А еще у вас очень симпатичная мордашка.

Гедовин передернуло, он говорил совсем как год назад Юлиан Астеев. Только тот был пьян, все-таки пьян, а этот был трезв, самоуверен и бестактен. Стоило задаться вопросом: почему он себя так вел? Он, что совсем ничего не боялся? Даже Панин молчал и нервно перебирал пальцами, глаза его бегали, он постоянно закусывал то одну, то другую губу, его явно не радовало их разоблачение.

- Замолчи, бесстыдник! - сразу же вступился за Гедовин Гравин, он ударил кулаком по столу, но Паленин даже не вздрогнул.

- Или что? Что вы мне сделаете? Нападете на меня? Или эта девчонка нападет на меня? Или, еще страшнее, она позовет своего папочку, и он разорвет на части нас всех? Только не забывай, дорогуша, однажды Драгомира Дэ Шора тоже пытались изловить с помощью магии, и что из этого вышло.

Гедовин встала и твердым голосом ответила.

- Что вы, я не собирают убивать вас, вы нужны нам живыми, живыми и готовыми давать показания.

Паленин нагло рассмеялся.

- Ну все! - не выдержал Демид, выйдя из-за стола, он угрожающе шагнул в сторону Паленина, тот резко прервал смех и приказал.

- Стой на месте!

Гедовин дернулась, молниеносно отреагировав на возможную следующую атаку на этот раз в свой адрес, она создала вокруг себя щит. Паленин усмехнулся и наложил на комнату звукоизолирующее заклинание. Все, теперь он может делать здесь все, что захочет, и никто ничего не услышит, не войдет сюда и не поможет ей, Гедовин почувствовала, как холодок пробежал по спине.

- Очень хорошо, девочка, только щит тебе не поможет! - зло сквозь зубы прошипел Паленин.

В следующий миг с его рук сорвались два воздушных потока, как два кулака они с силой отбросили девушку в сторону, Паленин дело говорил - щит ей не помог. Но щит пока еще работал, Гедовин настолько быстро, насколько могла, поднялась на ноги, она хотела создать вокруг мужчины блокирующее окно, но он действовал быстрее. Гедовин резко отлетела в сторону, очередные два воздушных кулака припечатали ее к стене. Превозмогая боль, Гедовин призвала своего ронвельда и создала блокирующее окно - маленький слой затвердевшего льда, вставший перед взором волшебника и способный перемещаться вслед за движениями человека. Но Паленин успел увернуться, окно попало точно в Панина, тот отчаянно заработал руками, пытаясь убрать странный предмет от лица, но ничего не получалось. Мужчина подался назад, зацепился за стул, не удержался и упал на спину.

- Владимир! Владимир! Помогите мне!

- Простите, но нет времени.

Вновь создав воздушные кулаки, он собирался лишить Гедовин сознания, за долю секунды девушка с ужасом представила это и дернулась в сторону, уплотненный воздух разбил штукатурку на стене, кусочки которой упали на ноги девушки. Она хотела встать, движения причиняло ей сильную боль - только бы она ничего не сломала, впрочем, какая теперь разница - но Гедовин заставила себя двигаться, она уклонилась от очередного удара и, прежде, чем Паленин вновь применил свой незамысловатый, но эффективный способ атаки, приказала.

- Кольцо сна!

Паленин усмехнулся и откинул закружившуюся перед ним круглую ватрушку сильного снотворного. Откуда он так хорошо научился управлять воздушными потоками? Такое ощущение, что он лично брал уроки у властителя магии, что ж, вполне возможно, так и было. Странно, что она ничего не слышала об этом человеке, ведь способных эффективно управлять воздушными потоками были единицы.

- Неплохо, девочка, но тебе это не поможет!

И прежде, чем она успела вновь обратиться к магии, он окончательно прибил ее к земле, дыхание девушки сбилось, а перед глазами у нее все поплыло, к горлу подступила тошнота, и все тело, казалось, распалось на отельные кусочки боли.

- Ладно, девочка, а теперь скажи мне: как ты узнала о галлюциногенных камнях? Откуда узнала про наш планируемый переворот?

Даже если бы Гедовин хотела ответить, то при всем желании она вряд ли бы это смогла: она с трудом дышала. Паленин и сам это видел. Впрочем, он скорее задал риторический вопрос, ответ на который мог дать и сам, быстренько прикинув в голове, что Амалия Розина со своими родственниками остановилась вчера в кабинете Аглаи Тарутиной, значит, кто-то из них мог найти вход в потайной коридор. Что касается галлюциногенных камней - сейчас они должны быть у одного человека, то, что эти предметы оказались в руках Гедовин Смолиной говорили о том, что его помощницу задержали. Нельзя, чтобы она проболталась, нельзя, чтобы кто-то определил ее связь с остальными заговорщиками. Паленин подошел к девушке и, присев подле нее на корточки, с угрозой в голосе произнес.

- Ты знаешь, что твой щит тебе не помощник, так что давай без глупостей. Где сейчас Алтэя?

Гедовин, к которой частично вернулась способность говорить, прохрипела.

- Не понимаю: о ком ты.

Если бы она могла что-нибудь такое применить. Паленин так близко! Но для этого нужно использовать не хрипы, а хорошо поставленный голос, способный отдавать приказы. К несчастью, противник слишком хорошо это знал, поэтому абсолютно не боялся девушки. Что ж, стала понятной причина его самоуверенности: талантливый и сильный волшебник, ничего не подозревающий об этом противник, и, наверняка, готовый план к отступлению.

- Не дури, Гедовин. Твой папочка далеко и ему недолго осталось жить, так что не надейся на его возможную помощь или месть в будущем. Лучше подумай сейчас о своей жизни, я ведь могу убить тебя, а потом выйти отсюда и приказать ничего не знающим секретаршам или тем стражникам, которых вы, наверняка, привели с собой, сказать, где находится невидимая девушка. Ты думаешь, они не ответят мне? Вряд ли!

- Что вы намерены делать? Убьете как Гая Броснова?

- Его уже убили? - промурлыкал Паленин, - значит, все идет точно по плану, теперь остался праздник в Рувире и Всевладограде, ну и конечно, смерть властителя магии. Данислав! Какое говорящее имя - славит то, что дано. Ему все было дано от рождения, он даже не напрягался в том, чтобы выучить древний язык, он его просто вспомнил. Но ничего! Мы восстановим справедливость, и вернем в мир порядок.

Гедовин, сама того не желая, слушала его с полуоткрытым ртом, пораженная и сбитая с толку. Похоже, эти люди подготовились основательно, все продумали. И пусть девушка пока не понимала, какую роль в их плане играл переворот в Тусктэмии, но это наверняка было частью общего плана. Гедовин почувствовала страх, страх перед тем, что стоит ожидать всему свету, что эти люди собираются сделать с Даном, и, если они так уверены, что смогут справиться с ним, то что же тогда это за люди? На что еще они способны и как собираются пробивать дорогу для достижения своих целей?

- Алтэя в царских покоях или в тюрьме? - спросил Паленин, - Лучше скажи, иначе кончишь также, как он.

С этими словами Паленин развернулся и приказал: "Разряд!" С его рук сорвалась всего одна огненная стрела, которая направилась в только что вставшего на ноги грузного начальника комитета по делам магии. Доля секунды и стрела пронзила его сердце. Мужчина отрывисто вздохнул и замертво рухнул на пол. Что ж, на один вопрос Гедовин уже ответила: эти люди используют любые методы для достижения своих целей. Чем не отцы новой религии? Новой религии! Подумав об этом, Гедовин стало не по себе, а ведь это вполне могло быть правдой. И сейчас ее жизнь висела на волоске. Пока Паленин не получил от нее ответ, пока она была ему нужна, а через мгновение после того, как он этот ответ получит? Конечно, пока еще действовал щит и магической стрелой Паленин ее прострелить не мог, но он и не стал бы рисковать, магия была ему дороже, чем ее отсутствие. Впрочем, ему достаточно еще пару раз косвенно использовать магию, ведь сам по себе уплотненный воздух не был волшебным, волшебство лежало в основе его формирования, значит, не опасаясь никаких последствий, Паленин мог убрать ненужного свидетеля.

- Ты убьешь меня? - напрямую спросила Гедовин.

- Хм! Твоя мамочка наверняка уже знает о потайном коридоре, так что глупо делать из этого тайну, но вот себя я могу защитить, убив Гравина и тебя, лапушка. Можешь не отвечать, где Алтэя, я сам выясню, просто хотел сэкономить время.

С этими словами Паленин встал и сформировал воздушные потоки. У Гедовин вся жизнь пронеслась перед глазами. Она вспомнила все. Бабушку, Рувир, свое беззаботное детство до восьми лет, потом ненавистную ей закрытую школу. Лето в Рувире, когда она впервые познакомилась с Даном. Он стал для нее старшим братом, наставником и другом. Потом лето, когда умерла бабушка, возродилась магия, мир перевернулся для нее, как и для многих тогда, жизнь стала абсолютно другой. Несмотря на утрату горячо любимой бабушки, в ее жизни появилось много положительного, увлекательного и интересного. Яркие картины Даллима, Велебинского Посада, образы удивительных магических существ промчались перед ее глазами. Неужели она никогда не сможет больше увидеть Амалию, Дана, Дамиру, Модеста, Драгомира, Ладу, Айну и еще многих и многих кого она узнала за последние семь лет, кто стал ей близким и родным? Неужели все скоро закончится? Вот так, когда она ничего не смогла сделать, защитить себя? Ее самозащита вряд ли сейчас поможет: с одной стороны девушка использовала магию, что отнимало силы, а с другой стороны, она была надломлена физически.

- Прощай, Гедовин Смолина, мы могли бы ближе узнать друг друга, но, увы, на это нет времени, - с холодной расчетливостью в голосе произнес Паленин.

Он поднял руки вверх, замахнулся и с силой обрушил воздушные кулаки на девушку. Гедовин зажмурилась. Внутри нее все сжалось в комок, что-то разлилось горячим по сердцу, потом последовал удар и все оборвалось.

Во второй половине дня Амалия и Модест, прихватив с собой два десятка стражников и одного картографа - знатока географии государства, собрались ехать на поиски Заряна. Амалия хотела взять с собой хотя бы одного волшебника из местной службы МСКМ, но потом передумала: она и так привлекает к себе внимание своим походом в такой компании, вряд ли кто-то вздумает средь бела дня напасть на них. Речка Купавка брала начало из подземного родника в десяти километрах от Дамиры, примерно через пару километров от истока ручей превращался во вполне сносную речку, на обоих берегах которой стояло несколько деревень. Картограф ко всему прочему оказался не только знатоком местных поселений, но и знатоком странных балов государя. Мужчина, скользкий на вид, весь какой-то прилизанный и услужливый, прекрасно помнил из каких поселений приглашались люди на все балы притом, что сам он не был ответственным за списки приглашенных. Упомянутая в письме, который нашел Модест, девушка по имени Мия была с третьего бала, ее деревня была самой дальней на берегах Купавки на пути из столицы.

- Не переживайте, госпожа Розина, - сказал он ей перед самым отправлением, - вам повезло с проводником, я проведу вас самой короткой и безопасной дорогой.

Амалия улыбнулась ему краешком губ и поскорее отвела взгляд. Ей определенно не нравилось то, как он на нее смотрел, как-то уж слишком слащаво. Может, его так смущала ее беременность, и он просто не мог иначе выразить свои чувства? Да, нет! Вновь встретившись с ним взглядом, Амалия разуверилась в своей благородной версии. Мужчина был примерно одного с ней возраста, вряд ли он к сорока годам так и не научился контролировать свои эмоции. А ведь она замужняя женщина! В следующий раз Амалия взглянула на картографа угрюмо и зло, словно собиралась отчитать его, но при этом не вымолвила ни слова. Мужчина не понял с первого раза, зато когда их картеж выехал на улицы города, смекнул, что к чему, и счел благоразумным не нервировать начальника МСКМ и жену властителя магии в одном лице.

Вздохнув с явным облегчением, Амалия переключила свое внимание на город. Ей доложили утром, что в городе все спокойно, те, кто покинул Дамиру вчера, не возвращались, утром прибыли только фермеры и торговцы, которые торговали в городе постоянно: они покупали специальный пропуск в регистрационных окнах сразу за воротами - это было своего рода госпошлиной за право торговать - поэтому регистраторы почти всех их знали в лицо и по именам. Из посторонних въехали единицы и то простые мирные граждане, во всяком случае с виду. В связи со сложившейся ситуацией стражники опрашивали всех, с какой целью они прибыли в город, как долго намерены задержаться здесь, и куда именно они направляются, чтобы при необходимости их могли найти. Таким людям выдали по временному пропуску с настоятельным пожеланием не терять его, так как проходят проверки и человека без пропуска могут запросто арестовать. Никаких митингов и собраний нигде замечено не было. Вроде бы все шло гладко, но Амалия понимала: такое вряд ли прошло незамеченным, если не на улицах, то дома люди, наверняка, обсуждали вчерашний вечер, обсуждали ее распоряжение мобилизовать армию для наведения порядка в стране. Считали ли они последнее таковым? Что если кто-то посчитал это вмешательством во внутригосударственные дела? А кто-то ведь, наверняка, испугался, не зная, что их ждет и что именно происходит. Вот что желала бы знать Амалия. Не это внешнее благополучие, а то, что реально волновало сердца жителей.

Они беспрепятственно миновали город и выехали на северо-западную дорогу. Уже сразу, как они выехали за границы внешне благополучного центрального района столицы, начались бедные районы. Но даже они выглядели сносно после того, как Амалия увидела первую деревню, через которую следовал кортеж. Потрепанные дома буквально давили своей серостью и обветшалостью. У Амалии в голове не укладывалось, почему этим людям нравится жить в таких неприглядных помещениях. В отличие от нее, Модест не мог сдержать своих эмоций и напрямую спросил.

- Господин Устинов, почему здесь такие дома? Разве эти люди не могут заготовить новых бревен и подлатать свои дома? Или хотя бы раздобыть какие-нибудь краски? Здесь все так жутковато выглядит!

Картограф криво усмехнулся.

- Это же крестьяне, как еще должны выглядеть их дома?

- И что если они крестьяне? Неужели им не хочется жить в более или менее сносном жилище? Или здесь так сложно достать новые бревна?

- Да, - просто ответил Устинов, - видите ли, по закону лес принадлежит государю, крестьянам просто так пользоваться царским имуществом запрещено, но они могут купить леса столько, сколько нужно, если, конечно, найдут достаточно денег.

Модеста даже передернуло, он с нескрываемым изумлением и возмущением посмотрел на мужчину.

- Но ведь это неправильно! Если рядом деревни есть лес, крестьяне должны пользоваться им!

- Затем, чтобы рано или поздно весь вырубить? - возразил ему Устинов, и, покачав головой, добавил. - Нет, у этих людей слишком приземленные и недалекие мысли. Вот вырубят они лес, намусорят, не уберут за собой, а потом что? Новый лес на этом месте за год не вырастет! Такое случалось, поверьте, царь Клим не зря принял этот закон, закон, направленный во благо неразумных людей низшего сословия.

Последние слова он произнес нравоучительным, назидательным тоном, словно говоря: вы не знаете всего, молодой человек, не вам обсуждать это решение царя, ваше дело - принять его, с понимаем или без такового, значения не имеет. Модест перевел взгляд на Амалию, которая одними губами произнесла ему: "Молчи!", и, вздохнув, остался при своем мнении. Держать в таких условиях людей нельзя. Принадлежность к бедным семьям не должна быть приговором. К тому же и бедные, и обеспеченные люди были гражданами одной страны. Нельзя же настолько не уважать своих соотечественников! А если бы началась война? Какого патриотизма и военного мастерства следовало ожидать от малограмотных, лишенных элементарного права жить в нормальных условиях людей? Ведь мобилизовать население в военное время все равно пришлось бы, одних постоянных войск было бы недостаточно.

Амалия во всем согласилась бы с Модестом, если бы не понимание одного четкого правила: законы одного общества не применимы к законам другого - то, что для одних абсолютно нормально и правильно, может быть неприемлемо для других. Когда она семь лет назад столкнулась с этим в Союзе Пяти Мужей, то попала, можно сказать, в нужное время и в нужное место: общество было готово к переменам, иначе бы все предлагаемые ею нововведения люди просто бы растоптали и не приняли. Она не сделала для них открытия, она просто показала им, куда можно двигаться. И даже это было бы невозможно, если бы не возрождение магии - кардинальное событие, перевернувшее представления людей. Хотя послания Дана людям на мысленном уровне и были восприняты большинством как указания свыше - даже узнав правду, часть все равно продолжали верить в то, что это божественный Голос шептал в их голове истину - все равно это было нечто из ряда вон выходящим, как магия, так и голос свыше. Чтобы изменить что-то здесь, нужно сначала подготовить общество, чтобы оно приняло все новое и сделало его частью своей жизни. Пока что эти люди считали, что такой порядок, может, он не справедлив, суров, но это закон, а закону нужно следовать.

Все ехали довольно медленно, ориентируясь на темп, заданный Амалией, которая сейчас чисто физически не могла позволить себе большую скорость. Погода была прекрасной, так что, если бы не угнетающий вид местных поселений, прогулку можно было бы назвать приятной.

- Госпожа Розина, - осторожным голосом произнес Устинов, - а почему вы решили, что царь Зарян может быть в той деревне? Только не подумайте ничего плохого, я совсем не хочу вас обидеть. То есть я не считаю, что вы не правы, просто мне не совсем понятно, что может делать в деревне царь Зарян. Вы сами видели деревенские виды, стал бы царь задерживать на них внимание?

- Я не сказала, что царь именно там, но он там может быть, так что давайте проверим возможный вариант прежде, чем кто-то вновь попытается совершить переворот.

- А вы думаете, вчера была именно попытка переворота? - оживился Устинов. - Вы уже кого-то подозреваете? Кромина или Андрона Савинова?

Теперь Амалия заинтересованно спросила.

- А кто такой Андрон Савинов?

- Как же! Это наш ярый сторонник возврата к религии Алина.

- Вот как? Сегодня утром господа министры уверяли меня в том, что в Тусктэмии таковых нет и вчерашний митинг был из ряда вон выходящим.

- Что касается митинга, то да. А вот насчет поборников идеи восстановления в правах религии Алина они слукавили. У Андрона Савинова есть немногочисленные, но очень прочные ряды сторонников, готовых жизнь отдать за идею.

- А где, как он призывает вступить в его ряды?

- Да никак, - пожал плечами Устин, - Андрон Савинов - отшельник, живущий, кстати сказать, недалеко от деревни, в которую мы сейчас с вами едем. К нему приходят многие люди за благословением. Говорят, он способен исцелять смертельно больных людей, за которых не берутся даже волшебники. Через этих людей речи старца и попадают в мир, а там, сами знаете, один сказал другому, другой третьему и так далее. Так или иначе, но имя Савинова знает вся страна. Я думаю, для того, кто решил устроить заговор, его фигура не последняя: стоит только бросить клич и за старцем пойдут сотни, тысячи и даже десятки тысяч.

- А вы верно это подметили, если все так и обстоит, то, действительно, стоит только бросить клич. Может, мы навестим старца?

- Да, но время, - неуверенно произнес Устинов. - Как бы ночевать не пришлось у старца в пещере!

- А эта пещера по пути до деревни или за деревней?

- Перед деревней, но в стороне.

- Что ж, посмотрим, как будет со временем, если успеем, заглянем к старцу сегодня.

Весь путь по заверениям картографа должен был занять полтора часа туда и столько же обратно, так как ехали они не очень быстро, время могло увеличиться вдвое. Несмотря на объявленные повышенные меры безопасности, Амалии не хотелось бы возвращаться во дворец ночью. Во-первых, это было не очень безопасно, а во-вторых, нельзя было оставлять дворец надолго. Не ровен час и Кромин один или с сотоварищами повторит вчерашнюю попытку.

В письмах и записках царя Модест нашел еще несколько упоминаний о неких людях, с которыми царь познакомился на балах, но в них он выражался довольно скупо с единственной целью пригласить этих людей на день равноденствия в этом году, в который на городской площади Дамиры планировалась устроить огромный невиданный по масштабам бал. Характер письма для Мии резко отличался. Именно поэтому Амалия решила съездить к ней лично, на всякий случай отправив несколько отрядов до адресатов других писем.

Через час они выехали к берегу Купавки, пока еще небольшого ручья, по пути они два раза пересекали Купавку через мосты, пока, наконец, не подъехали к маленькой деревне. Издалека виднелось всего несколько домов, Амалия поразилась, уже начиная сомневаться в своем предположении. Но Устинов, видя ее замешательство, пояснил.

- Тот холм, за ним основная часть деревни.

- Тогда понятно, а то больше похоже на пару хижин, чем на деревню.

Гостей увидели издалека, жители деревни, особенно дети, выбегали вперед, чтобы посмотреть на вооруженных всадников, на красиво одетую даму в центре отряда. Кто она? Зачем она и все эти люди пожаловали сюда? Взрослые в отличие от малышей восторга не разделяли, потому как знали: визит государственных стражей ничего хорошего им не сулит, при том, что один из мужчин, только что вернувшихся из города, рассказал о мобилизации армии и о том, что царь пропал, а вместо него страной управляет глава МСКМ. Конечно, никто из жителей деревни и подумать не мог, что к ним пожаловала сама госпожа Розина. Навстречу гостям вышел староста деревни, он низко поклонился и, не подымая головы, стоял, словно в ожидании порицания или приговора.

- Добрый день, уважаемый, вы староста деревни?

- Да, госпожа.

- Поднимите, пожалуйста, голову, я хочу видеть ваше лицо.

Пожилой мужчина в рваных, но чистеньких невзрачных одеждах, осторожно приподнял голову, сощурил глаза и недоверчиво взглянул на госпожу, которая обратилась к нему на "вы". Виданное ли дело!

- Как вас зовут?

- Архип, госпожа.

- Очень приятно, Архип, я - Амалия Розина. Скажите, Архип, вы знаете девушку по имени Мия, которая была на бале знакомств во дворце пару месяцев назад?

- Эм-м, да, госпожа, знаю. Мия - моя внучатая племянница.

- Отлично! Проводите нас к ее дому, пожалуйста.

- Да, конечно, госпожа.

Старик низко поклонился и засеменил вглубь деревни, зеваки, едва лошади тронулись, стали растекаться по углам, освобождая им дорогу на тесном пространстве деревенской улицы. К счастью, Амалия, сразу обратив внимание на ширину между домами, попросила ближайшего к ней стражника, разделить отряд на две части; та, что останется снаружи, пусть проверит местность вокруг деревни.

Меж тем староста, как мог быстро, направился к дому Мии, он находился за холмом, сквозь которой внутри деревни был сделан проход, больше походивший на тоннель; за ним, показалась и речка Купавка, протекавшая через деревню. Чтобы свободно перемещаться с одного берега на другой, крестьяне выстроили с десяток мостов. Вот способны ли эти непрочные на вид мостики выдержать такое количество всадников?

- Едем по одному, - громко произнесла Амалия.

Лошадь у шаткого с виду мостика остановилась и недовольно заржала, словно осуждая Амалию за ее намерение. Вздохнув, женщина попробовала еще раз направить лошадь, когда та снова заупрямилась, Амалия спешилась.

- Оставайтесь здесь, - приказала она стражникам. - Модест, господин Устинов, и вы, Якун, - обратилась она к стражнику, с которым познакомилась в дороге, - идете со мной.

Первой на мостик взошла Амалия, Модест хотел рвануться вперед, но не успел: Устинов задержал его дурацкими вопросами.

- Она и дома так командует?

- Что тут командного? - не понял Модест, - просто раз она начальник отряда, то кому ж еще командовать!

- Да, нет, я не это имел в виду. Просто спросил. Она ведь и мужем запросто может командовать! Или нет?

- У нас в семье нет строгих правил подчинения, - скрывая возмущение, серьезным голосом ответил Модест, - все построено на взаимопонимании. Возможно, вам это сложно представить, но ни она, ни мой брат, друг другом не командуют!

- О, простите, Модест, я не хотел вас обидеть, я же говорю: просто спросил.

- Ничего, забудем, - отмахнулся Модест и побежал догонять Амалию.

Жители деревни побросали свою работу, полностью переключив внимание на прибывших гостей. Кто-то находился на улице, кто-то выглядывал из узких окон, больше похожих на щели в стенах домов, ни о каком стекле здесь речь не шла. Пара человек чинили крышу, сев поудобней, они во все глаза смотрели на то на Амалию, то на сопровождавших ее мужчин. Меж тем староста подошел к двери одной из изб и указал рукой.

- Вот, госпожа, здесь живет Мия.

- Спасибо, - поблагодарила его Амалия, но не успела постучать: это сделал Модест.

Проскользнув вперед, молодой человек не стал дожидаться, когда ему откроют и, толкнув дверь, вошел в избу. Несмотря на свет, идущий от входа, внутри было просто сумрачно. Модест невольно поразился: как же тут люди живут при закрытых дверях? Они, что ориентируются по памяти и на ощупь? Когда глаза привыкли к полумраку, Модест разглядел в углу худенькую девушку, двумя-тремя годами помладше него самого. Девушка буквально вжалась в стену, правой рукой она как бы загораживалась от упавшего на нее света или пыталась так обороняться от того, кто к ней пожаловал. Модест так и стоял, таращась на нее, то ли старался повнимательнее разглядеть, то ли просто почувствовал себя неловко. Аккуратно отстранив молодого человека от входа, Амалия прошла внутрь.

- Добрый день, извини, что вот так врываемся в твой дом, - извинилась она за Модеста. - Ты Мия?

Рука девушки медленно опустилась.

- Кто вы?

- Меня зовут Амалия Розина. Видишь ли, Мия, произошли тревожные события, по причине которых я оказалась здесь, и, я думаю, ты можешь помочь мне в решении одного очень важного вопроса. Скажи, как давно ты видела царя Заряна?

Девушка не вымолвила ни слова, но Амалия видела, как та побледнела и поджала губы.

- Мия, как давно ты видела царя Заряна? - повторила свой вопрос Амалия и, подойдя к девушке ближе, взяла ее за руку. - Пойми, это очень важно.

- Я-я, я не знаю, где он.

- Тогда почему тебя так удивил мой вопрос?

Девушка вновь промолчала и опустила голову. В этот самый момент наверху, на чердаке, что-то упало. Все по инерции посмотрели наверх. А Модест, недолго думая, взял лестницу, приставленную к печке, и переместил ее к чердачному люку. Взглянув на Амалию, которая кивнула ему в знак одобрения, он стал подниматься наверх. Мия подалась вперед. Когда молодой человек уже открывал крышку люка, она воскликнула.

- Стойте! Там опасно!

- Не волнуйтесь, барышня, - ответил ей Модест, - у меня есть надежная защита от всякого рода неприятностей.

В свою очередь Амалия, в упор посмотрела на девушку и требовательно спросила.

- Почему там опасно?

- Царя там нет, уверяю вас.

- Тогда кто там?

- Там, - девушка вновь опустила голову и одними губами прошептала, - там мой брат, он... он сбежал из армии. Прошу вас, не вините его, не сажайте его под арест! - последние слова девушка произнесла с мольбой.

- Так мне лезть? - поинтересовался Модест, по-прежнему стоял на лестничных перекладинах.

- Да, - кивнула Амалия и, отпустив руку Мии, подошла поближе к лестнице.

Девушка закрыла голову руками и медленно сползла вниз по стене. Коротко взглянув на нее, Амалия сложила руки на груди и перевела взгляд на люк. Меж тем Модест ловко забрался на маленький чердак, здесь было ненамного светлее, а из содержимого только несколько сгруженных в кучу тряпок, старый сундук и колодки от обуви. Из-за сундука торчал кусок материи, не в пример всему остальному, яркий, и края хорошей добротной обуви. Брат Мии так испугался, что хотел спрятаться в сундуке? Больше тут падать было нечему, кроме крышки сундука. Пригнувшись, Модест сделал пару шагов и столкнулся взглядом с молодым человеком примерно его лет. Сверху на нем был длинный невзрачный серый плащ, а вот из-под плаща проглядывала дорогая добротная одежда.

- Вот уж не знал, что в армии так одеваются, - пошутил Модест.

Конечно, он узнал царя Заряна, которого видел не только на портрете, но и несколько раз вживую. Неудачная шутка юноши, пробудила в Заряне немного гордости и самолюбия, он слышал слова Мии и понял, о чем говорил Модест. Сузив глаза и недовольно взглянув на юношу, царь с удивлением осознал, что знает его. Это же!..

- Что ты здесь делаешь? - спросил Зарян, поднимаясь на ноги, из-за низкого потолка, он тоже смог встать только согнувшись. - Ты ведь Модест Нисторин, верно?

- Да, господин, - Модест поклонился и на всякий случай попросил прощения за свою шутку. - Извините, если обидел вас - я не хотел. И я очень рад, что с вами все в порядке, ваше величество, пожалуйста, спуститесь вниз, Амалия должна поговорить с вами.

- Амалия? Амалия Розина?

- Да, спускайтесь.

Модест первым вернулся к люку и спустился вниз. Следом за ним, с опаской переставляя ноги по ступенькам, слез царь Зарян. Чем дальше, тем больше он чувствовал себя неловко, ему было стыдно, стыдно и обидно, что все так получилось. И, конечно, он ощущал, как начинает злиться на Амалию и Модеста, прекрасно понимая, в каком состоянии и где они его нашли. А стоило ему вспомнить о том, как он в панике покинул вчера дворец, о чем рано или поздно станет известно всем его подданным, как злость, стыд и обида превращались в яростный порыв, но что сделано, то сделано. Меж тем Амалия даже при скудном свете в помещении подметила, как осунулось лицо молодого царя, с мешками и вмятинами под глазами, похоже, он давно спокойно не спал.

- Госпожа Розина, - поклонился ей Зарян.

Однако, что сказать, он так и не нашелся. Догадываясь о его состоянии и чувствах, Амалия тоже поклонилась и начала разговор первой.

- Рада видеть вас в добром здравии, ваше величество, давайте присядем. Мия, ты не могла бы что-нибудь приготовить нам?

До девушки не сразу дошли ее слова, осознав, что от нее хотят, она кивнула и пошла к маленькому уголку, служившему в избе кухней. Не дожидаясь указания, Модест закрыл дверь на улицу и встал на страже у входа, а Амалия и Зарян сели за стол напротив друг друга.

- Зарян, вчера я прибыла в Дамиру за тем, чтобы заступиться за Анну Гарадину, и узнала, почему вы стали подозревать ее в совершении нападения. Однако не могу сказать, что понимаю вас. Я могла бы понять вашу просьбу уточнить местоположение Анны в интересующий вас вечер, но то, что вы написали письмо царю Изяславу с настоятельной просьбой депортировать девушку по одному только подозрению! Зарян, - мягко, но с осуждением в голосе произнесла Амалия, - неужели вы верите в то, что Анна желала вам зла, будь она даже в тот момент в Дамире?

- Я хотел, я как раз хотел уточнить у нее местоположение в тот вечер, когда она, когда я видел, что она пыталась напасть на меня, - произнес Зарян; он сидел, рассматривая пальцы, подняв взор, он посмотрел Амалии в глаза и затравленно спросил. - Вы тоже думаете, что я свихнулся?

- Нет, что вы, я так не думаю. А почему вы говорите "тоже". Просто предположили или вам кто-то напрямую сказал об этом?

Зарян тяжело вздохнул.

- Я слышал, как это обсуждали, смаковали несколько чиновников.

- Мне очень жаль, что кто-то принял такое поспешное решение, потому что вчера мы получили серьезные основания полагать, что вас специально запугивали. Видите ли, моя воспитанница Гедовин, а в данный момент моя помощница, сегодня утром нашла проход между вашими покоями и кабинетом Аглаи Тарутиной, там были камни для освещения, а вот кабинет госпожи Тарутиной был открыт вчера вечером, туда шла девушка, которая испугалась Модеста и убежала. Потом ее видела Гедовин, видела, как девушка растворилась в воздухе, что говорит об использовании магии. Что если эта девушка и наводила на вас те видения, а потом исчезала с помощью магии, а когда вы убегали из спальной, уходила через потайной коридор?

Зарян благодарно посмотрел на нее, он ведь и сам уже начинал думать, что сходит с ума, но оказывается всему есть разумное объяснение!

- Но я приглашал волшебников.

- Которые ничего не нашли, потому что искать было нечего: таинственной девушки-призрака в ваших покоях уже не было.

- Девушка-призрак, а ведь мне говорили о том, что во дворце поселился призрак. Но постойте-ка! А дворец, разве он... устоял? Мне сообщили вчера, что те люди с площади собираются взять его силой.

- Вот как? - удивилась Амалия. - А кто сообщил, вы помните?

- Что? Да какое это имеет значение! - отмахнулся обрадованный известием Зарян.

- Очень большое, - возразила ему Амалия. - Пожалуйста, вспомните, кто сообщил вам об этом. Кто-то из слуг? Из чиновников? Из стражников?

Зарян задумался.

- Кажется это был Владимир Паленин, да точно! Он сказал, что получил эти сведения от наших стражников, которые, пробираясь сквозь толпу, шли на службу и слышали, что говорят люди.

- Вот как. Что ж, надо будет уточнить этот момент у господина Паленина, какие именно стражники сообщили ему о подобных слухах, а еще лучше узнать у тех стражников, может, они кого-то запомнили. Я уверена, что простые люди не собирались захватывать дворец, но среди них были те, кто был в этом заинтересован, те, кто заплатил участникам митинга за их работу, а не идейные убеждения. Да-да, ваше величество, не удивляйтесь, но митинг был организован по чьему-то заказу. Из деревень специально нагнали обиженную небогатую публику, а у еще более обиженных и голодных горожан появилась возможность подзаработать. Но не волнуйтесь, люди вчера разошлись по домам, Милан Строев поговорил с людьми и убедил их не совершать безумных поступков. Так что вы можете спокойно возвращаться в Дамиру.

- Спокойно возвращаться! - фыркнул Зарян. - Чтобы услышать, как все смеются надо мной, наверняка, называют трусом! В-общем-то так и есть, и мне, - голос его сорвался, - мне, действительно, очень стыдно.

- Вас вынудили бояться, - заверила его Амалия, - и сейчас вам ни в коем случае нельзя отказываться от своих полномочий. А люди, когда узнают, что против вас плетется заговор, и кто-то пытается изобразить перед всеми вашу несостоятельность, поймут вас и не станут осуждать. Сейчас нам очень важно понять, кто это может быть, этих людей нужно нейтрализовать. Пока ясно, что среди заговорщиков есть талантливый волшебник и по меньшей мере один богатый человек, который заинтересован в захвате власти. А что вы думаете насчет Златана Кромина?

Зарян пожал плечами.

- Да ничего, большая шишка, влиятельный человек, известный при дворе, он как-то даже кредитовал государство в период правления моего отца, так что, думаю, у него и так все есть, если вы имеете в виду, что он может быть тем самым богатым человеком.

- Возможно это не он, но я точно знаю, что вчера он пытался прорваться во дворец, а сегодня утром настоятельно просил меня оставить временное управление государством, потому что я - человек со стороны, а он - тот самый, кто нужен государству в трудную минуту. Кстати о вашем... бегстве он отозвался более чем с осуждением, думаю, если бы он был вашим преданным поданным, он бы не стал так о вас отзываться, а наоборот, думал бы о вашей безопасности и разумных причинах произошедшего. Я решила, что лучше не упускать его из виду и приставила к нему филера. Если я ошибаюсь, и Златан Кромин здесь не причем, перестраховаться не помешает. Как? Вы согласны со мной?

- Да, спасибо... - пролепетал потрясенный Зарян.

Меж тем Мия подала на стол две глиняные чашки с заваренным травяным чаем и поднос со свежим нарезанным хлебом.

- Спасибо, - поблагодарила ее Амалия. - Будь добра, подай чаю Модесту, - она указала взглядом на стоящего в дверях молодого человека.

Девушка молча кивнула и быстро ушла выполнять поручение. Проводив ее взглядом, Амалия чуть наклонилась вперед и тихо сказала.

- Очень милая девушка, вы познакомились на балу, не так ли?

- Да, - Зарян чуть покраснел и опустил глаза. - Я уже приезжал сюда пару раз, тайно, а когда вчера это все случилось, я не знал куда еще можно поехать, кроме как сюда. А как вы узнали, что я здесь?

- Догадалась, - уклончиво ответила Амалия и стала пить чай.

Меж тем на улице люди обсуждали, кто к ним пожаловал и почему именно к Мие? Девушка с недавних пор после смерти родителей жила одна, никто толком не знал, что происходит за стенами ее избы: так девушка, будучи очень подавленной обрушившимся на нее горем, почти перестала с кем бы то ни было разговаривать, на настоятельные просьбы родственников согласиться перейти жить к кому-то из них до своего совершеннолетия, отвечала отказом. Однажды в ее доме слышали мужской голос, так утверждала молочница, которая принесла Мие молока, но, когда девушка открыла ей, то внутри была она одна, молочница внимательнейшим взглядом окинула избу, но не увидела ничего подозрительного. По деревне пошел слух, что девушка с кем-то тайно встречается, доказать или опровергнуть этого никто не мог, а такое положение дел является благодатной почвой для всякого рода сплетен, от вероятных до просто фантастических.

Стражники, чтобы не стоять без дела, выстроились по периметру, изрядно напугав жителей деревни, которые с крайней опаской косились на них. Один из стражников был из этой деревни, к нему осторожно пробралась мать, та самая молочница и вполголоса поинтересовалась, что происходит. Узнав, что в доме девушки они надеются найти самого царя, женщина подумала, что ослышалась. Как? Откуда в доме Мии мог оказаться сам царь? Если только...

- Зарян, так мы едем во дворец? - спросила Амалия, допив чай.

- Да, - негромко, но твердо ответил молодой человек, - только Мия, - он с благоговением посмотрел на нее, - нужно взять ее с собой, иначе люди здесь замучают ее. Они станут осуждать ее.

Амалия с полминуты молчала.

- Да, ее будут осуждать и, я думаю, вы оба понимаете, что небезосновательно, но здесь ей все-таки ничего не угрожает, а вот во дворце, по коридорам которого гуляют заговорщики, очень может быть. Не давайте им нового повода и не подвергайте девушку опасности. Мия, - обратилась она к девушке, - ты живешь здесь одна?

- Да, госпожа.

- Староста деревни сказал, что ты его внучатая племянница. Пожалуйста, будь умницей и поживи пока у него, до тех пор, пока все не прояснится.

- Я... он будет ругать меня.

- Поругает, и кончит, куда уж деваться, раз все так сложилось. Твоя безопасность сейчас важнее, Мия, ты должна понимать это. Царя хотят запугать, довести, убедив всех, что он невменяем. В городе вчера толпа под управлением заговорщиков чуть не захватила дворец, так что будь хорошей девушкой и послушайся моего совета. Если хочешь, я сама скажу твоему дяде, что ты пока поживешь у него и, если не будешь вдаваться в подробности, а именно, что ты не во второй раз в жизни видишь царя, то предъявить ему тебе будет особо нечего. Ну так как? Что скажешь?

Девушка стояла низко опустив голову, нервно кусая губы и теребя пальцами, она размышляла над словами Амалии. Видя ее состояние, Зарян, встал, подошел к девушке и осторожно обняв ее за плечи, ласково сказал.

- Мия, послушай госпожу Розину, она правильно говорит.

Будучи почти на голову ниже Зарян, девушка подняла голову и, посмотрев ему в глаза, слабо улыбнулась.

- Хорошо, береги себя. Я не так важна, как ты.

- Не говори так, для меня ты - самое важное, что есть на свете.

С этими словами он наклонился и нежно поцеловал девушку, Модест глазам своим не верил. У царя Заряна был роман с простой деревенской девушкой! В свою очередь Амалия покачала на это головой. Она прекрасно понимала, что им никогда не быть вместе и, если для царя Заряна это интересное, новое и необычное чувство, которое в будущем станет для него простым теплым воспоминанием, то для Мии важно думать о последствиях, которые навсегда изменят ее жизнь и вряд ли в лучшую сторону. Сейчас Амалия не стала ничего говорить вслух, но в душе она осуждала Заряна: он должен был сначала подумать о последствиях, должен был сначала подумать о любимой девушке! Возможно, любовь застилала ему глаза, а возможно, его любовь была не чем-то возвышенным, а тем чувством, к которому привык молодой царь - желание обладать чем-то во что бы то ни стало. Он захотел - он это получил. Почему-то Амалия не могла отделаться от мысли, что все обстоит именно так, отчего сейчас она с некоторым омерзением взглянула на молодого царя, который испугался слухов и сбежал в очень трудную для своей страны минуту, который стал подозревать свою сводную сестру только из-за одних видений - да, они испугали его, но мог же он просто здраво поразмыслить над создавшейся ситуацией! И, наконец, эта история с Мией. Вновь покачав головой, Амалия встала и направилась к выходу.

Как и обещала, она поговорила со старостой деревни, попросив его приютить у себя Мию. Что касается нахождения в доме Мии царя, то к этому она посоветовала отнестись как к факту, за который не стоило упрекать девушку, главное то, что царь сейчас в добром здравии и возвращается во дворец. После отряд, наконец, отправился обратно. Заряну дали свободную лошадь, которую специально для него взяли с собой. Было пять часов, и Амалия, как только они выехали за деревню, попросила Устинова показать, где живет старец Андрон Савинов. Узнав об этом, Зарян недоуменно посмотрел на нее, сразу с удивлением спросив.

- Зачем нам ехать туда? Уже пять часов! Чем раньше мы вернемся во дворец, тем безопаснее.

- Нет, сначала мы поговорим с Андроном Савиновым. Это недолго, Зарян, а самое главное, это очень важно.

К жилищу старца вела проселочная тропинка, хорошо утрамбованная, она виляла между невысокими кустарниками и кривыми стволами деревьев, чудом выросших на каменистой поверхности. Чем ближе к жилищу старца, тем выше становились валуны, попадающиеся им по пути. в какой-то момент показались целые каменные холмы, изрезанные чернеющими вмятинами - уходящими вглубь породы пещерами. В одной из такой пещер жил старец Андрон.

Всю дорогу Зарян молчал, периодически сердито поглядывая из-под нахмуренных бровей на Амалию. Зачем она вытащила его из деревни? Чтобы вновь подвергнуть опасности? Догадываясь о его чувствах, Амалия сделала вид, что ничего не заметила и как ни в чем ни бывало стала говорить с Модестом и Устиновым о всякой ерунде. Устинов. Его Зарян всегда недолюбливал. Он собственными ушами не раз слышал, как за глаза господин Устинов ругал тех придворных, которым в глаза пел целые лестные серенады. Наверняка, он и о нем, о Заряне говорил также за глаза, а при личных встречах не переставал удивляться мудрости и начитанности молодого царя, его рассудительности и умению принимать верные решения. Можно было подумать Зарян руководил страной с десяток лет, чтобы кто-то мог делать такие выводы! Неужели Амалия не видит его двуличности, недоумевал Зарян.

Через двадцать минут после того, как отряд свернул на тропинку, они достигли пещеры Андрона. Никто не сомневался в том, что они достигли нужного места, даже не зная этих мест - перед входом лежало несколько охапок хвороста, какие-то тряпки и старое корыто.

- Ты пойдешь туда? - осторожно спросил Модест у Амалии.

- Я надеюсь, что ты пойдешь со мной.

- Может, взять с собой несколько стражников?

- Они пойдут впереди, заодно проверят обстановку.

Она повернулась к стражникам и попросила троих, ближайших к ней мужчин, спешиться и первыми войти в пещеру. Внезапно в дальних рядах поднялась рука и молодая крепкая женщина направила коня, чтобы выйти вперед.

- Позвольте я тоже пойду, госпожа. Я была у старца со своими родителями пять лет назад, я хорошо помню, где именно живет старец. Там пещера петляет, можно заблудиться в отвилках.

- Хорошо, а сколько там ответвлений, примерно?

- Десять - двенадцать, не меньше.

- Тогда вы, вы и вы, - указала она на сидящих верхом стражников по правую руку от нее, ближе всего к Заряну. - останетесь с царем, а все остальные идут вперед, у каждого ответвления пусть встанет по два человека, а вы, - обратилась она к женщине, - поведете меня и Модеста.

- Да, госпожа.

Услышав Амалию, Зарян едва не закричал. Его оставляли практически одного. Всю стражу она бросала на то, чтобы охранять какие-то там ответвления внутри пещеры непонятно от кого! Она, что боится паломников, пришедших к старцу? Зло сверкнув в ее сторону глазами, Зарян спешился и заявил.

- Я иду с вами!

- Уверены, что не хотите остаться на свежем воздухе? - как ни в чем не бывало спросила Амалия.

- Да.

- Хорошо, тогда идемте. А вы, - добавила она стражникам, - все равно оставайтесь здесь, мало ли что.

- Да, госпожа.

Первыми в пещеру вошли стражники, пройдя пару метров, они оказались практически в темноте, хорошо, что у каждого из них с собой были небольшие светящиеся камни, которые они носили в числе обязательного снаряжения. После того, как стены пещеры озарил неяркий волшебный свет, пещера изнутри стала выглядеть дружелюбней. И все равно каждый не мог отделаться от некоторого чувства неприязни: здесь было довольно сыро, а неприятных запах буквально выметал все мысли из головы, заставляя думать только о нем. Не смотря на это стражники молча прошли вперед, постепенно все они по два человека оставались у ответвлений, которые показывала им проводница, она шла впереди, Амалия, Зарян и Модест шли позади всех. Наконец, они остались в компании всего троих стражников, включая проводницу, она указала рукой на уходящий вглубь петляющий коридор. Здесь было очень узко, идти приходилось по одному. Никто не возмущался, но каждый мог выразить свою толику недовольства, стоило только дать ему волю. Если бы не страх. сковавший душу Заряна, он бы сполна выразил свое негодование, но так он с трудом дышал, делая отрывистые вздохи, и не сводил глаз со спин шедших впереди женщин и Модеста. В какой-то момент обернувшись, Модест подметил, что царь здорово перепугался, юноша невольно подивился этому. От царя он ожидал чего-то более благородного и утонченного, а тут обычные страх и ужас. Должно быть накануне он с таким же лицом и со схожими чувствами в душе покидал столицу. На что он рассчитывал? На чудо?

Наконец, вдалеке показался небольшой огонек.

- Там что костер? - изумилась Амалия. - Как же он не боится? Тут, конечно, довольно сыро, но воздух ведь может выгореть. Чем он собирается дышать?

- У него там что-то вроде шахты, - пояснила им проводница, - во всяком случае воздух в его пещере лучше, чем во входных коридорах, а в потолке, я помню, были видны какие-то дырочки, должно быть, это естественные поры, через которые порода внутри холма как бы дышит.

Внутри жилища старца было очень тихо. А дома ли он был вообще? Может, он поставил себе еду в котелке и пошел прогуляться по окрестностям? Но когда гости вошли внутрь округлого помешения примерно в пятнадцать квадратных метров, у костра они увидели старца, хмуро смотрящего на них из-под густых седых бровей. Одет был старец как настоящий отшельник, не видевший людей уже много лет. Странно. Если к нему приходили поламники, что же они его одеждой не снабжали? Хотя, возможно, он сам отказывался от нее в силу каких-то своих убеждений. Так, на старике мешком висел старый весь в дырках и заплатках серый и, судя по всему, давно не знавший стирки, балахон. Волосы и бороду он похоже, не стриг тоже очень давно - седые волосы старца походили на своеобразную накидку. Зарян с отвращением посмотрел на это явление, из-за которого они свернули с нормальной дороги на ночь глядя.

Помня о приличиях, Амалия поклонилась старцу. Все, кроме Заряна, последовали ее примеру.

- Доброго вам вечера, старец Андрон, - вежливо сказала Амалия. - Извините, если отвлекаем вас, но нам нужно кое-что узнать, это очень важно, и касается безопасности государства.

- Какое мне дело до безопасности государства? - прокряхтел старец.

- Как же? Если на страну нападут злые люди, то они могут прийти сюда и выгнать вас из вашего жилища.

- Зачем им это делать? Не вижу смысла! Я здесь никому не мешаю.

- Почему вам так кажется? Может, новый царь или царица захотят устроить здесь парк для развлечений. Достаточно недалеко от дворца, холмы, пещеры, дикая природа.

Старец чуть улыбнулся.

- Как тебя зовут, доченька?

- Амалия.

- Садись, Амалия, прямо напротив моего костра, а твои друзья пусть сядут чуть поодаль, места у моего костра всем не хватит, а ты о чем-то хотела спросить меня.

- Да, старец Андрон, я хотела спросить, - ответила она, опускаясь на колени напротив старца, - не приходили ли к вам люди, которые просили вас оставить ваше отшельничество и пойти в народ с тем, чтобы учить их религии Алина?

Андрон Савинов прищурился и долго внимательно смотрел на нее.

- А тебе не хотелось бы этого?

- Скажем так, это могло бы иметь крайне негативные последствия для всего государства, потому что эти люди не хотят возрождения религии Алина, все, что их интересует, это власть над людьми. Я пока не знаю точно, зачем им это нужно и какие именно цели они преследуют, но это так.

Старец нахмурился и с минуты две молча и задумчиво смотрел на пламя костра. Амалия терпеливо ждала его ответа, стражники, Устинов и Модест тоже вежливо молчали, а вот Зарян пару раз недовольно вздохнул, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу. Слыша это и видя краем глаза, Амалия хотела встать и отодрать этого царя за ухо, может, такая встряска напомнит ему о правилах приличия! Или он знаком только с правилами этикета при дворе, напрочь забываемых за ненадобностью за пределами дворца? Старец, похоже, не замечал Заряна, хотя вполне мог просто скрывать это. Наконец, он медленно, с расстановкой отчеканивая каждое слово, сказал.

- Ко мне приходили такие люди, но я отказал им по своим причинам. Но скажи мне, Амалия, откуда ты знаешь об их намерениях?

И Амалия, не скрывая, поведала ему о вчерашнем проплаченном митинге перед дворцом, о попытке захвата дворца, о том, чего хотели митингующие.

- Хм! И ты думаешь, что если некие люди заплатили другим людям за участие в митинге, то они обязательно преследовали корыстные цели? Может, они таким образом хотели собрать людей и дать им возможность услышать истинные слова.

- Чьи истинные слова? - не сдавалась Амалия. - Златана Кромина, который, узнав об отъезде царя, пришел во дворец с намерением взять инициативу в свои руки? А скажите мне, старец Андрон, часто ли посещал вас такой глубоковерующий человек, как Златан Кромин? И, если посещал, то рассказывал ли он вам об открытых им двух мастерских по производству тетрадей и книг с заговоренной бумагой? Поясню: чтобы бумага не подвергалась течению времени, на нее накладывается специальное заклятие, тогда та может выглядеть как новая даже спустя тысячу лет. Так может ли противник магии охотно зарабатывать на ней? Я так не думаю.

Старец покачал головой, как бы осуждая действия Кромина.

- О человеке с таким именем я слышал от людей, которые ко мне приходят, я также слышал о нем раньше, но лично его самого я никогда не видел. Мне все называют свои имена. И ты, доченька, не хочешь ли назвать мне свое полное имя?

Амалия спокойно взглянула в его глаза и, не скрываясь, ответила.

- Амалия Розина.

- А вот это имя я не раз слышал, - тихо, почти шепотом произнес старец. - И я ценю то, что ты не побоялась назвать его. Что ж, это заставляет меня верить тебе, но только боюсь, я ничем особо не смогу тебе помочь. Как я уже сказал, ко мне приходили двое и спрашивали: могу ли я взять на себя миссию по возрождению слова Алина, но я сказал, что не могу. И знаешь почему, Амалия? Потому что человека не нужно принуждать к религии. Именно это ее погубило. Священнослужители забыли о том, что религии нужно учить, нужно открывать ее человеку, а не заставлять верить из-под палки. Если бы они предложили мне просто идти по городам и селениям, рассказывая людям о слове Всеблагого и Великого Алина, то я, возможно, помог бы им, но они просили меня вернуть веру в сердца людей. Но что возвращать и кому? Ведь если бы человек по-настоящему верил, то не стал бы отрекаться от религии, а если он не верил, то и отказаться ему ничего не стоило, поверив словам твоего мужа. Скажи, разве я неправ?

- Я думаю, вы правы, старец, - после некоторого молчания сказала Амалия, - и пусть мы с вами по-разному подходим к пониманию проблемы, но мы оба видим один и тот же итог. Спасибо, старец Андрон, вы вселили в мою душу спокойствие.

Отшельник улыбнулся и чуть поклонился Амалии.

- Я прошу прощения за то, что мы нарушили ваш покой, с вашего позволения, мы оставим вас в вашем жилище.

- Спасибо, милая, да хранит тебя Великий и Всеблагой Алин, тебя и твоего будущего ребенка.

- Спасибо вам за добрые слова, - поблагодарила Амалия и тоже поклонилась старцу в знак своей признательности.

Амалия осторожно встала. Не сразу сообразив, что ей нужна помощь, Модест с опозданием подал ей руку. Когда они, наконец, вышли в коридор, Зарян нетерпеливо произнес.

- Скорее бы уже! Зачем мы только вообще сюда заходили!

Он не обращался ни к кому конкретно, но Амалия прекрасно понимала, что это упрек в ее адрес. Вновь ощутив страстное желание отодрать за ухо этого несносного грубияна, смевшего называть себя царем, она вновь подавила в себе эту ярость и никак не отреагировала на слова Заряна. Чем дальше, тем меньше хотелось ей защищать и оберегать этого царя. Но нужно было! Ради сохранения общего мира. Модест стиснул кулаки, а Устинов только покачал головой за спиной царя. Даже такой человек как Устинов это понимает, подметила Амалия, так почему же Зарян не видит очевидного?

К вечеру отряд вернулся в Дамиру. Едва заметив башни столицы, Зарян пониже накинул на голову капюшон, но Амалия, которая ехала по правую руку от царя, вежливо, но очень настоячиво попросила его открыть лицо, объяснив это тем, что жители должны видеть: царь возвращается в город, он снова с ними и им нечего бояться. Недовольно сверкнув в ее сторону глазами, Зарян нехотя подчинился и, едва он въехал в город, как услышал то тут то там раздающиеся привественные возгласы. Люди рады были видеть его, они, действительно, почуствовали себя спокойней, когда увидели, что царь снова с ними.

Однако едва они въехали во внутренний двор дворца, как Амалия сразу заподозрила неладное. Слуги, заметив их, бросали свои дела и неотрывно смотрели в их сторону, да они кланялись царю, но оставались стоять, словно чего-то выжидая. Несколько стражников тоже неотрывно смотрели на них, пока, наконец, секретарь, которую вчера Амалия встретила первой во вдорце, не выбежала на улицу, направляясь прямо к ним.

- Госпожа, госпожа!

Женщина даже не сразу обратила внимание на царя, только когда он нарочито громко откашлялся, напомнив ей о своем присутствиии, она быстро поклонилась ему и вновь повернулась к Амалии.

- Госпожа, ваша Гедовин, она, она.

- Что случилось, Румина? - строго спросила Амалия.

- Она, ее, все это ужасно, но она, она мертва, - последнее слово она проищнесла шепотом.

До самого вечера никто никто не приходил к ним. Драгомир и Долиан изнывали от жажды, голода и боли. Оба никогда не испытывали такого прежде, потому для обоих это была настоящая пытка. Пару раз им удавалось ненадолго заснуть, но этот сон не принес ни облегчения, ни малейшего восстановления сил. Наоборот, все тело стало болеть еще больше из-за неудобной позы - им приходилось спать сидя, с завязанными сзади руками и привязанными к металлическому стержню ногами, а главным их мучителем стала жажда. Наконец, вечером к ним пришел молодой паренек, примерно тех же лет, что и Драгомир с Долианом, и принес им воды и два куска хлеба. Не развязывая пленникам руки, он дал им вдоволь напиться и терпливо ждал, когда они съедят хлеб. Потом он ушел, надолго оставив их одних.

Была, скорее всего, уже ночь, когда Драгомир, задремав, проснулся от шороха: к ним кто-то приближался, ступая очень осторожно и медленно. Толкнув локтем спящего рядом Долиана, Драгомир весь напрягся и стал ждать, напряженно вглядываясь в темноту, царящую в пещере, без особых шансов что-либо разглядеть. Вдруг послышался щелчок, и из глубины коридора показался огонек света - кто-то зажег небольшой факел. Человек стал двигаться быстрее, вскоре они разглядели того же паренька, что приходил кормить их, достав кинжал, он шепотом пригрозил.

- Станете кричать, и я перережу вам глотки, а своим скажу, что пришел проверить, не выпутались ли вы из веревок, одному из вас это почти удалось и я вынужден был обороняться.

Аккуратно положив факел на пол, паренек подошел к Долиану и стал бесцеремонно обыскивать его в надежде найти что-нибудь ценное. Странно, что эти люди не сделали этого сразу, какой бы приказ им не отдали, но вряд ли он призывал беречь имущество пленников. Долиан дернулся, это было унизительно и противно, но он вынужден был терпеть, утешив себя тем, что взять у него нечего, кроме недорогой металлической цепочки на шее. А вот Драгомиру было что терять: он всегда носил при себе медальон с символом дома Дэ Шоров и перстень, тот самый, что был при нем еще в момент пленения тысячу лет назад. Глаза вора алчно блеснули, когда он покрутил в руках перстень, а потом заполучил еще и медальон с драгоценными камнями на золотой цепочке.

- Хм! А сотрудники МСКМ, похоже, не голодают.

Забрав добычу и подобрав факел, парень так же, осторожно ступая, пошел обратно. Драгомир буравил его глазами в спину, вор догадывался о той злости и негодовании, что царили в душе пленника. Ухмыляясь, парень загасил факел и неслышно направился обратно. Он еще вечером обратил внимание на красивый дорогой перстень на руке одного из пленников и теперь специально дождался ночи, чтобы пойти и забрать его, заодно поискать, чем еще можно поживиться, никто из его товарищей не одобрил бы это, потому что ими руководили исключительно идейные мотивы, чуждые и непонятные этому парню. Он не понимал священного трепета и неуемной страсти этих людей в выполнении поставленной перед ними маловероятной цели: дождаться властителя магии и убедиться в его гибели, при необходимости добить его или прикончить тех, кто прилетит с ним или до него. В общем-то он и вызвался на эту миссию недобровольно, а по настоянию отца, настоящего фанатика, иногда парню казалось, что отец способен, не колеблясь, убить собственного сына, за одно только неверное его слово.

Он уже почти вернулся на свое место и собирался забраться в свой спальный мешок, как неожиданно столкнулся взглядом с постовым, который, вообще-то пошел обходить скалу, внутри которой они находились. Неужели он так долго возился с поисками?

- Ты уже вернулся? - как ни в чем не бывало спросил паренек.

- Да. Откуда ты идешь?

- Да так, просто прошелся. Мне приспичило, а на улицу выходить не хотелось, там холодно.

- Ты что совсем? На улицу ему было не выйти!

Парень пожал плечами и виновато посмотрел на постового.

- Ладно, ложись спать, твоя вахта через три часа.

Кивнув, парень беспрекосословно забрался в спальный мешок, но не успел он улечься, как постовой подошел к нему и требовательно спросил.

- Что это у тебя блеснуло в кармане?

- Что? Тебе показалось!

- Да, нет! Мне не показалось!

Он подошел к нему и, сев на корточки, сурово посмотрел на него сверху вниз. Парню хотелось забраться в мешок с головой, выдавив из себя нестройную улыбку, он вновь попытался отмазаться.

- Да ничего у меня в кармане нет, тебе показалось.

- Докажи, - просто и коротко ответил мужчина.

Тяжело вздохнув. парень понял, что от него не останут, он перевернулся, аккуратно вытряхнул содержимое из кармана и собрался вылезти из спального мешка, но тяжелый медальон с предательским стуком ударился о камень, его падение совершенно не смягчила тонкая ткань, а потом еще и цепочка аккуратно легла сверху, добавив дополнительный ненужный звук. Парень замер, потом резко дернулся и хотел выскочить из мешка и броситься наутек, но постовой тут же ловко поймал его за руку и прижал к земле.

- Давай договоримся, я отдам тебе перстень, - шепотом, заговорческим тоном заговорил парень, но постовой громко и строго возразил.

- Мы здесь не затем, чтобы кого-то грабить! У нас совершенно другая задача, у нас задание, ниспосланное самим Всеблагим и Великим Алином, которое ты осквернил своим поганым поступком.

Такой голос не мог не разбудить всех, кто находился в пещере. Люди заворчали, зашевелились, кто-то, решив, что уже утро, вскочил и стал одеваться, не сразу заметив, что постовой прижал к земле, лежащего в спальном мешке парня.

- Что случилось? - строго спросил руководитель небольшого отряда.

- Он обчистил пленников, - просто ответил мужчина.

- Что?!

Все перевели взгляд на лежащего на земле парня. Бедняга лежал головой вниз и, стиснув зубы, молчал, прекрасно понимая, что эти фанатики могут с ним сделать, и в первую очередь его собственный отец. Встав, отец паренька подошел к сыну и вгзглядом попросил постового отойти.

- Вылезай из мешка, паршивец! - потребовал он, но парень проигнорировал его слова, тогда мужчина вскричал. - Я сказал тебе встать!

Даже пленники прекрасно расслышали его слова, они не понимали, что именно происходит между захватившими их людьми, очевидно было только то, что это как-то связано с кражей вещей. Все сурово и зло смотрели на своего младшего товарища, каждый осуждал его и каждый готов был лично наказать его. Понимая, что если он не встанет сам, то его поднимут силой, паренек осторожно вылез из спального мешка и молча протянул отцу перстень, медальон и металлическую цепочку Долиана. Легонько подкинув их на ладони, мужчина строго спросил.

- И ради этого ты отказался от наших взглядов?

- Отец! Нам нужны эти вещи, ты же знаешь, что мы голодаем, а на те деньги, которые мы за них выручим, мы сможем купить еду, одежду, домашнюю утварь и всевозможные полезные вещи. Разве это так плохо?

- Да, - просто ответил ему мужчина, - потому что мы не грабители, мы - дети Всеблагого и Великого Алина, который всегда порицал воровство. Единственное место, где ты можешь взять что-то у своего противника, это поле брани, если бы шли военные действия, только тогда ты мог бы отнять оружие у своего врага, забрать у него еду, чтобы накормить своих близких, которые вынуждены были отдать весь хлеб солдатам, не имеющим возможности обрабатывать свои поля. Здесь и сейчас ты тоже на войне, но надо помнить, что властитель магии не нападал на нас, это мы хотим напасть на него. Понимаешь, в чем разница? Ты поступил отвратительно! Мне стыдно за тебя, надеюсь, тебе тоже хоть немного стыдно!

Парень стоял, понурив голову, щеки у него горели, но не от стыда, а от унижения, от осознания того, что он попался, не сумел отвертеться и теперь вынужден терпеть обвинения отца, с которым он никогда не находил и, похоже, не найдет общего языка.

- Ты будешь наказан по всей строгости закона. А сейчас повернись и сложи за спиной руки.

Парень покорно выполнил приказ отца, молча сознавая, что ему завязывают руки тугой веревкой. Веревки больно впились в кожу, парень едва не взвыл от возмущения, но у него хватило воли заставить себя промолчать. Потом его отвели к стене и привязали свободный конец веревки к тяжелому металлическому стержню. Куски металла специально были доставлены в пещеру для того, чтобы привязывать к ним пленников, но один оставили здесь. Никто, правда, не думал, что он понадобится для своих. Меж тем отец парня собрался пойти к пленникам, чтобы вернуть им то, что у них забрали, но случайно обратил внимание на медальон Драгомира.

- Антип! - окликнул он своего начальника. - Это же...

Мужчина взял медальон и, повернув его к свету, увидел лебедя, выложенного маленькими алмазами, лебедь плыл по сапфировой воде, а над ним парил золотой сверток с маленьким рубином вместо печати.

- Символ дома Дэ Шоров! Похоже у нас в гостях его высочество Драгомир, а мы даже не оказали ему должного приема!

- Отвязать его, чтобы показал, который из тех парней царевич?

- Не стоит, я и так знаю. Ты, ты и ты, - указал он на троих крепких мужчин, включая отца юного воришки, который все еще держал в руках перстень и цепочку. - Идемте со мной.

Все это время, ловя отрывки фраз, Драгомир и Долиан напряженно вслушивались, пытаясь понять, что происходит вначале пещеры. Очевидно было то, что вор пойман и что остальные товарищи не похвалили парня за это. Странно, решили Драгомир и Долиан, они тоже не понимали этого. Когда через некоторое время в проходе послышались шаги и показались отблески факелов, стало ясно - они разглядели украденный медальон. Драгомир глубоко вздохнул.

- Что такое? - встревожился Долиан. - Вы знаете, что им нужно?

- Я им нужен, - мрачно ответил Драгомир.

- Может, сказать, что вы эти вещи украли?

Драгомир скептически посмотрел на Долиана, тот виновато опустил голову, пробормотав: "Извините!"

В пещеру вошли четверо, вчерашний человек в безрукавке из шкуры волка, подошел к Драгомиру и нагло ухмыльнулся.

- Что же вы сразу не представились, ваше высочество?

- Не было настроения.

- Понятно. Что ж, с опозданием, но говорю: рад приветствовать вас в нашем маленьком коллективе, ваше высочество. Вы уж простите, но я и подумать не мог, что в МСКМ так мало сотрудников, что приходится на задание отправлять самого царевича! Честно говоря, я думал, там служит достаточно волшебников, но похоже, у вас совсем туго с кадрами. А этот паренек! Ему же лет двадцать, не больше.

- Двадцать один. - поправил его Долиан. - И в МСКМ, к вашему сведению, достаточно сотрудников, которые прилетят сюда вслед за нами и призовут вас к ответу!

- Я уже боюсь! - с наигранным испугом в голосе ответил Антип и, встав, приказал. - Отвяжите царевича. Мы отведем вас в более подобающие для вашего положения апартаменты, ваше высочество.

С презрением взглянув в его глаза, Драгомир промолчал, в душе мечтая только об одном: освободиться от антимагических браслетов, тогда бы этот Антип так не ухмылялся. Но, едва подумав об этом, Драгомир невольно скрипнул зубами: эти люди прекрасно знают о своем превосходстве над ним и сейчас они вольны делать с ним все, что им заблагорассудится. Только бы Данислав не оправдал их надежды и смог разрушить эту проклятую колонну!

Драгомиру отвязали ноги от металлического стержня, силой поставив молодого человека на ноги. Потом отец парня-воришки надел на него медальон и вернул цепочку Долиану. Ноги Драгомира затекли, он с трудом устоял на ногах, пока ему развязывали руки за тем, чтобы снова связать их спереди и привязать к этой веревке еще одну и использовать ее как поводок.

- На котором пальце был перстень? - спокойно спросил мужчина, крутя в руках перстень, наверняка, такую дорогую вещь он держал впервые, но при этом не забирал ее себе, имея на то все права победителя.

- Не понимаю, - честно признался Драгомир, - зачем вы возвращаете мне украденные вами вещи?

- Я у тебя ничего не крал! - вспыхнул мужчина. - И не украл бы, потому что Великий и Всеблагой Алин учил нас, что воровство - это грех!

Драгомир скептически посмотрел в суровое лицо мужчины, прикидывая в уме полученные сведения. Значит, это последователи религии Алина, судя по всему, ярые последователи. Тогда понятно их желание уничтожить властителя магии, только неясны пока все их методы.

- Хм! Если вы так категорически настроены против магии, что готовы убить того, кто отвечает за равновесие, то почему используете волшебство в достижении своей цели? А вы в курсе, что те, кто помог вам создать ту колонну потом рано или поздно не смогут пользоваться магией? Я еще могу поверить в то, что вы этого не знаете, но чтобы ваши волшебники были настолько слепы!

- С врагом надо бороться его методами, - коротко и просто объяснил Антип и, подойдя к Драгомиру, завязал ему глаза.

-Эй! Что вы делаете?!

- Советую вам помолчать, ваше высочество, иначе я прикажу своим людям завязать вам рот.

- Но...

- Еще одно слово и вы будете жевать кляп во рту! Инар, одень уже этот перстень!

Перебрав несколько пальцев, Инар вернул перстень Драгомиру.

- Хорошо, теперь идем.

Все внутри Драгомира негодовало, его даже потряхивало от возмущения, но он понимал, что деваться некуда и ему пришлось подчиниться. Молча он пошел за мужчинами, то и дело спотыкаясь на ходу, если он падал, его поднимали. Потом его вывели на улицу и погрузили в вывезенную из-за иллюзорной завесы пещеры телегу.

Вечером Баруна и Дара более или менее были в норме, готовые лететь дальше. По пути они планировали подкрепиться, пока стараясь не думать о голоде. Северина к тому времени проснулась и недоверчиво поглядывая в сторону властителя магии, гадала, где ее высадят. Ведь он отправил ее на работы в Чудоград, но отвезти ее сейчас туда не было никакой возможности. С напряжением вглядываясь в это странное, но привычное и родное ей каменное небо, сейчас окрашенное в оранжево-серые тона, девушка украдкой пару раз взглянула на властителя магии, наконец, он сам подошел к ней.

- Я не вправе лишать тебя твоего призвания, Северина. А, памятуя события прошлого, я знаю, что благодаря первой царице Теней были открыты тайны устройства миров и выявлены причины растущего хаоса. И теперь мне, пожалуй, ясно, почему царицы теней не было так долго. Дело в том, что первая царица теней стала женой первого властителя магии, и магия крови Радомира, пусть даже этот его потомок не обязательно становился властителем магии, была сильнее волшебства царицы теней. Однако с течением времени, сила магии крови Радомира в одних его потомках становилась все слабее, а в других росла, когда два его потомка давали жизнь новому властителю магии. Несколько поколений назад, когда волшебство было скованно тысячелетним сном, такое усиление произошло вновь и сила Камеи освободилась, а потом, когда магия пробудилась, явилась ты. Естественно, не сразу, потому что ты была еще маленькой.

- То есть вы что, мой дальний родственник?

- Оченб-очень дальний, но, в принципе да. И подводя итог вышесказанному: если ты захочешь вернуться, я не буду против.

Северина непонимающе смотрела на него и недоуменно хлопала глазами. Он шутит? Он, что правда разрешает ей вернуться к прежней жизни? Сначала Северина безумно обрадовалась, она даже подпрыгнула на месте, молитвенно сложив руки и прислонив кончики пальцев к губам, но потом она медленно опустила руки и понурила голову.

- Я не могу, - тихо произнесла она. - Я поняла, что лишать жизни людей, которые случайно провалились в дыру между мирами, неправильно. Раньше я так не считала, но сейчас считаю.

- Это не совсем так. Дамира сказала мне, что Модест разбился бы, если бы ты не превратила его в тень. Значит, ты таким образом можешь спасти человека, оступившегося на краю пропасти, другой разговор, что потом тебе лучше вернуть человеку его душу, а когда будет возможность, он сможет подняться наверх. Я распоряжусь, чтобы птицы рокха иногда навещали тебя.

Северина вновь посмотрела на него. Он, что же, всерьез предлагает ей вернуться, разрешает жить в Пограничном мире, жить дома? Видя ее недоумение и нескрываемое страстное желание того, чтобы все это было правдой, Дан улыбнулся.

- Я не шучу, Северина, ты все верно понимаешь, можешь вернуться. Я думаю, у царицы Теней есть особая связь с Пограничным миром, и это тоже магия, и не мне накладывать здесь какие-либо запреты. Единственное, что сейчас я прошу тебя взять с собой Дамиру. Пусть она погостит у тебя, ладно?

Северина тоже улыбнулась и молча кивнула в знак согласия, потом не выдержала и бросилась ему на шею.

- Спасибо! Спасибо! Вы не представляете, что для меня это значит!

- До конца, конечно, не представляю, но примерно догадываясь.

Аккуратно отстранив от себя немного смущенную своим поступком Северину, он обратился к Даре.

- Дара, могу я попросить тебя отвезти Дамиру и Северину в замок под Лесом Теней, а потом догнать нас с Анной? Нам понадобится твоя помощь.

- Конечно, господин.

- Вот и отлично, тогда в путь.

Дан поднял на руки Дамиру и подал ее Северине, которая устроилась на спине царицы птиц рокха, потом сел на спину Баруны и, подав руку Анне, помог ей устроиться позади себя. Впереди было часов семь - восемь полета, и прибыть они могли на место только глубокой ночью. Лукаш уточнил, что на руках Драгомира по-прежнему надеты антимагические браслеты, оставалось только надеяться на то, что у пленивших его людей хватит ума не причинять вреда царевичу. А ведь там была еще эта колонна! Дан надеялся облететь ее стороной, потому что колонна, судя по всему, стояла на месте, а значит, угроза от нее исходила только в том случае, если к ней приближались и пытались уничтожить. Странная логика была у тех, кто ее устанавливал. Они, что же, решили, что властитель магии набросится на нее как какой-то бык на красное, только узнав о ее существовании? Дан улыбнулся про себя. Пусть думают, что угодно, только он не собирается даже походить к этой колонне до поры до времени. Более того, хорошо бы, чтобы она докучала не ему, а тем, кто ее создал.

- Папа, а когда вы вернетесь? - спросила Дамира, когда Дара уже расправляла крылья.

- Сразу, как только смогу. А пока погости у Северины, ладно?

- Ладно.

- Господин, - услышал он уже в воздухе голос Анны, - я, конечно, не знаю, но Северина, разве ей не будет там одиноко?

- Если никто не будет ее навещать, то да.

- Это значит, что я могу прилетать к ней?

- Конечно, можешь. К тому же кто-то рано или поздно провалится в дыру между мирами. Я не совсем уверен, но я нутром чувствую, что этот проем заделывать нельзя, он должен существовать. Хотя, конечно, убрав его, можно было бы обезопасить всех от ненужных посягательств со стороны каких-нибудь магов, коим вздумается изучить Пограничный мир изнутри, но в свое время я заделал проход в Союзе Пяти Мужей и через некоторое время проход возник в другом месте, прямо посреди дороги. Ты знаешь, там дороги куда более важны, чем здесь. Тогда погибло два человека, женщина и ребенок. Я не хочу, чтобы сейчас пострадал еще кто-то, только потому, что я не понимаю связи между нашим миром и Пограничным. Может, Северина сможет открыть это, понять, а потом рассказать мне.

Пролетев пару часов, птицы рокха высадили своих седоков и, поймав немного дичи, вернулись к людям. У проема они разделились, Дара направилась к замку Северины, а Баруна прямиком в Северную Рдэю. Был уже поздний вечер, и Анна все больше начинала ощущать растущую тревогу. Как и где они найдут Драгомира? Как пролетят мимо магической колонны? Что если Данислава там поджидает целый отряд вооруженных и готовых к встрече с ним волшебников? Через некоторое время их нагнала Дара. В зубах она держала две тушки кроликов. Понимая, что это для Баруны, Дан распорядился спуститься вниз. Только после того, как Баруна поел, они вновь отправились в дорогу. Анна заняла место на спине Дары, а Дан устроился на спине ставшего ему уже родным Баруны.

"Ты как, друг?" - мысленно, чтобы не кричать в воздухе, спросил Дан у птицы рокха.

"Нормально, хотя искренне надеюсь после того, как все закончится, отлежаться. Поваляться в траве, искупаться, и с опозданием отпраздновать день летнего солнцестояния, - мечтательно ответил Баруна, пару секунд спустя с негодованием добавив, - и вообще, если честно, я планировал кое с кем встретиться в Рувире, так что у меня личные счеты с теми, кто заварил всю эту кашу! Надеюсь, мы их поймаем и заставим за все ответить!"

"Обязательно поймаем, и для начала не станем следовать их планам".

"В каком смысле?" - не понял Баруна.

"Они думали, что я помчусь в Северную Рдэю, как только узнаю о существовании магической колонной и изо всех сил стану пытаться ее уничтожить. Да пусть она себе стоит! Потому что она именно стоит, и не думая выбираться за Снежинскую Заставу. Кстати о Заставе, мне кажется, есть смысл сначала поговорить со снежинами, может, они расскажут что-то полезное".

"Снежины, - поморщился Баруна. - огромные снежинки со злыми глазами и не менее злыми намерениями".

"Не переживай, пока я рядом, они не направят свою злость против тебя. Кстати, а с кем это ты собирался встретиться в Рувире?"

"Да так, - уклончиво ответил Баруна, - у меня пока все неточно, вот когда что-то прояснится, я тебе скажу, ладно?"

"Ну хорошо".

Дан улыбнулся, на уровне мысленного общения это практически не ощущалась, но Баруна догадывался, что Данислав улыбается, и повернул голову, чтобы проверить.

"Я ничего плохого не имею ввиду, - тут же стал оправдываться Дан, - в смысле я и не думал подсмеиваться над тобой. И я буду очень рад за тебя, если у тебя что-то получится".

"Спасибо", - миролюбиво ответил Баруна.

Меж тем летний вечер окрасил все вокруг в мягкие рыжевато-розовые тона, в воздухе еще ощущалась щедро подаренное солнцем за день тепло, но сквозь него уже просачивались будущие освежающие нотки ночи, обещающие остудить разгоряченные за день камни и разогретую землю и подарить возможность насладиться благодатной прохладой. Лететь под жарким солнцем на птице рокха было не таким уж приятным времяпрепровождением, в отличие от полета летним вечером или утром, когда не жарили палящие лучи. Дан глубоко и с наслаждением вдыхал мягкий теплый воздух. Он любил летать, сейчас просто не представляя, как жил без этого раньше. Он же просто не знал, что такое жизнь! В полете он ощущал невыразимое чувство свободы и восторга, особенно, когда летел сам, создавая вокруг себя управляемые воздушные потоки. Чувствуя ветер вокруг себя, сознавая, что вокруг него лишь бескрайнее пространство, он забывал о границах, забывал о запретах, приковывающих людей к земле, он словно рушил оковы и вырывался на свободу.

В отличие от Данислава Анна сосредоточенно держалась за один из трех шипов, идущих вдоль загривка птицы рокха, она всегда не могла отделаться от мысли, что может упасть, а птица рокха не успеет вовремя спохватиться и броситься за ней вниз. Она никогда никому об этом не говорила и всякий раз вновь и вновь переживала свой страх, находясь в воздухе. Но сейчас даже этот привычный и досаждающий ей страх отступал на второй план: она безумно переживала за Драгомира. Неизвестно, что с ним могут или уже могли сделать те люди! Успеют ли они помешать им? А еще эта магическая колонна, Данислав ведь сначала должен разрушить ее, даже если у него все и сразу получится, все равно это займет время. И тут ей пришла в голову идея: что если пока Дан будет занят колонной, она отправится на поиски Драгомира? Прекрасно понимая, что Данислав и слышать об этом не захочет, она стала думать над тем, как убедить Дару послушать ее, и не подчиняться требованию властителя магии вернуться. Украдкой поглядывая в его сторону, Анна глубоко вздыхала в душе: он ни за что не позволит ей!

Ночь медленно растягивала свое покрывало над миром - длинный июньский день не хотел отдавать ей бразды правления, то тут, то там разрезая светлым клином темнеющее пространство. Но, наконец, вокруг стало совсем темно. Июньские звезды блекло проглядывали на ночном небе, давая неясное освещение. Обоих седоков клонило в сон, но если Анна отчаянно боялась сомкнуть глаза, то Дан поудобнее устроился на спине Баруны, прислонил голову к шее птицы рокха между двумя шипами и задремал. С некоторой завистью посмотрев на него, Анна поджала губы и потрясла головой, чтобы окончательно развеять остатки дремоты. Честно говоря, она недоумевала, как можно спать на спине птицы рокха, которая стремительно неслась по воздуху, во-первых, этот пронизывающий ветер, во-вторых, подкрадывающийся холод. Ему, что совсем нехолодно? Но потом, еще раз взглянув на него, Анна обратила внимание на то, что волосы у него совсем не шевелятся. Ну конечно! Заклинание рассекания воздуха. На этот раз в глазах Анны промелькнула обида - почему для нее он этого не сделал!

На протяжении пары часов, с тех пор, как окончательно угас свет, они ничего не видели под собой, и поначалу Анне показалось, что впереди нее нарисовалась туча, набирающая размеры по мере их приближения. Верх тучи, сотканный из перламутровых всполохов, уходил под самые облака, а темный низ тянулся вдоль всего горизонта. Засчет света, идущего от колонны, Анна смогла разглядеть, что перед ней вовсе не туча, а горы, взмывающие высоко в небеса, и встающие непреодолимой мощной стеной перед птицами рокха с двумя седоками, а над горной цепью поднималась сотканная из движущихся розоватых потоков огромная колонна. Сейчас серый цвет терялся на фоне общего полумрака, а перламутровый особо резко выделялся своей неестественностью, ложась болезненными бликами на снежные шапки гор. Анна ахнула, разглядывая открывшуюся перед ней картину, она совершенно не заметила, как близко они приблизились к горам.

- Господин Данислав! - в ужасе закричала девушка.

Он встрепенулся и мгновенно поднял голову, но увидев перед собой горы, спокойным голосом заверил ее.

- Все в порядке, мы летим к снежинам.

- Что?! Снежины, это же ужасные создания, они заморозят нас, едва мы появимся в их владениях!

- Анна, - почти удивленно ответил Дан, - ты забываешь, кто я. Снежины - магические существа, они не причинят вреда мне и всем тем, кто летит со мной.

- Но зачем нам лететь к ним? Мы же должны спасти Драгомира!

- Сначала нам необходимо выяснить, что тут происходит. Я уверен, снежины должны были что-то видеть. Если мне удастся понять, кто и как сделал эту колонну, то я смогу выяснить, как долго она еще может простоять. Если долго, то пусть себе стоит, и мы бросим все силы на поиски Драгомира, но если она вот-вот взорвется, а такое очень может быть, то нам опасно близко подлетать к ней.

Анна покачала головой. Как можно выяснить это у снежин? Откуда они знают такие подробности из жизни магических колонн? И с чего Данислав вообще взял, что колонна может взорваться? Стояла же она до сих пор? Дан и сам не мог сказать, почему он так подумал, но что-то на инстинктивном уровне, когда он приблизился к колонне, подсказывало ему: такое может случиться, и сейчас нельзя рисковать, и просто так и дальше лететь тем же курсом. Через несколько минут птицы рокха стали снижаться. Сердце Анна забилось как сумасшедшее, когда они стали маневрировать между горными вершинами и уступами, спускаясь все ниже, и ныряя во все более узкое пространство. Анна почти ничего не видела на такой скорости, да еще и в темноте, освещение от колонны сюда практически не доходило, успокаивало ее только одно: она знала, что птицы рокха прекрасно видят в темноте. В какой-то момент она почувствовала на себе чей-то холодный и недовольный взгляд, спустя пару секунд девушка увидела перед собой плато, а на нем с десяток огромных снежинок, чьи острые края внешнего панциря угрожающе проблескивали сквозь тьму. Сглотнув, Анна покрепче ухватилась за щип на загривке Дары и посмотрела на Данислава, со своей позиции она практически не видела его, но знала: он абсолютно спокоен, отчего девушка просто разозлилась: она чуть жива от страха, а он ни о чем не переживает! Злость придала ей немного уверенности, Анна почувствовала, как кровь прихлынула к сердцу, ей стало теплее и намного легче.

Баруна осторожно опустился на каменистую поверхность плато, в двух метрах от него приземлилась Дара. Снежины спокойно наблюдали за ними, только когда Дан спрыгнул на землю, одна из гигантских снежинок шагнула вперед. Именно шагнула, Анна изумленно смотрела на это, она знала, что снежины умеют катиться, при этом их глаза остаются на одном месте, но оказалось их внешний иглистый панцирь куда более гибок. Потом это невероятное существо сделало и вовсе невозможное: оно поклонилось!

- Приветствую тебя, господин, - произнесло существо холодным голосом без выражения, так замораживает мороз, целенаправленно, постепенно и неуклонно, словно зная о своей власти над теряющим силы человеком или зверем, но не демонстрируя ее специально.

- И я рад приветствовать тебя, Камиль, - ответил Дан и тоже поклонился. - Скажи, Камиль, ты знаешь что-нибудь об этой колонне? Может быть кто-то из твоих снежин видел, кто и как ее создавал?

- Да, мы видели.

- Ты покажешь мне?

- Конечно, господин.

Дан шагнул навстречу снежине и, протянув руку, коснулся выемки между двумя заиндевевшими острыми шипами, Анна даже ахнула и невольно подалась вперед, чтобы остановить его, но Дара чуть слышно пояснила ей.

- Все в порядке, для него это абсолютно безопасно.

Тем временем Камиль повел своего господина по чреде воспоминаний, связанных с магической колонной. Сначала он показал ему, как молодой человек, вышедший через проход в горах, прошел на свободный участок в нескольких сотнях метров от основной горной цепи и достал из-за пазухи небольшую коробку. Дан пригляделся, это лицо, оно было знакомо ему, лицо южанина, судя по темному цвету кожи. Южанин. Это же один из тех, кто был в отряде Сулима семь лет назад, когда Амалию взяли в плен! Человек открыл коробочку и с силой ударил ею о землю, земля в том месте задымилась, дым стал подниматься все выше и расти в размерах, выхватывая из окружающего пространства воздушные потоки - едва они касались дыма, как сразу окрашивались в различные цвета, сливающиеся в перламутровый вихрь. Дым начинал двигаться вокруг невидимого стержня, смешиваясь с серой основой. Мужчина довольно улыбнулся и, воздев руки, достал какой-то кусочек ткани и кинул его в сердце движущегося цилиндра. Меж тем через проход в горах прошли еще четверо человек и направились к молодому человеку, среди них была Милана. Они решительно подошли к колонне, и каждый распростер ладонь над метровым цилиндром. "Готовы ли вы пожертвовать собой ради нашей общей цели?" - спросил южанин. "Да, Всеволод, мы готовы!" - хором ответили все четверо, потом началось нечто ужасное. Данислав даже поморщился, уже догадываясь о том, что собираются сделать эти люди, но он остался смотреть, следуя за воспоминаниями Камиля, как Всеволод надел на всех четверых ритуальные ошейники, как резко стали расширяться и расти перламутровые всполохи. Тела людей стали мерцать и таять. Люди закричали от боли, от осознания того, что назад пути нет, а Всеволод развернулся и бросился бежать. В следующий миг тела жертв взорвались и превратились в такие же перламутровые всполохи, которые стремительно стали расти и распространяться вдаль. Всеволод бежал все быстрее, казалось жадные руки будущего зверя вот-вот схватят его, забрав к себе. "Жаль, что они до него не дотянулись! - посетовал Дан. - И жертвовал бы собой, а не искал добровольцев среди тех, кто и так уже пострадал, одним нелепым решением лишив себя жизни и тех радостей, которые и Милана, и Войслава могли бы проживать каждый день, но они отказались от этого! Добровольно отказались! Я не понимаю! Я отказываюсь понимать! Может, они подвергли себя какому заклятию? Заставили себя следовать общей цели? По крайней мере, это объяснило бы их страстное рвение уничтожить себя и меня". Дан не был до конца уверен, но с месяц назад он во Всевладограде порвал плащ, когда прогуливался вместе с Гаем Бросновым вдоль кустов шиповника, поднялся ветер и плащ зацепился за один из шипов. Что если именно тот фрагмент ткани и кинул Всеволод в центр жертвенной колонны, натравив ее на одного человека?

Меж тем колонна росла и росла, перламутровые всполохи множились и разлетались в стороны, начиная с внушительной скоростью вращаться вокруг невидимого стержня. Потом Камиль показал своему господину воспоминания одного из снежин, которые тот передал своего правителю, в них фигурировали люди, скрывающиеся в глубине одной из пещер. Среди них был также волшебник, создавший иллюзорную завесу, сквозь которую Драгомира, Долиана, Ростислава и Солдара протащили внутрь пещеры. Дан увидел, как погибли первые две птицы рокха с четырьмя сотрудниками МСКМ, потом, как погибла еще одна птица рокха, колонна просто уничтожила их, буквально испепелив. Но его она должна была подпустить, а потом заключить внутрь и уничтожить силой разрушенных сознаний четырех человек. В древности один из волшебников создал это оружие, чтобы убить своего главного врага, и ему это удалось потому, что противник клюнул на эту уловку и вошел внутрь колонны. Дан дарить такого счастья Всеволоду не хотел. Из памяти прошлого, памяти предыдущих властителей магии, он узнал, что колонна держалась ровно неделю, а потом взрывалась. Значит, его неслучайно посетила такая мысль - это были отголоски забытого воспоминания. Что ж, поблизости только одно селение, если предупредить людей, то они успеют уйти достаточно далеко, рассуждал Дан, но снежины. Он не мог позволить образоваться огромной бреши в горной цепи, даже если снежины выберут одну из сторон, это уменьшит площадь их обитания, хотя открыть нормальный проход в Северную Рдэю было бы не так уж плохо.

- Спасибо, Камиль, - поблагодарил Дан снежину, убирая руку с его холодного панциря, - эти сведения очень важны.

- Эта колонна, господин, она не опасна для нас?

- Опасна, но еще несколько дней она постоит, за это время я обязательно что-нибудь придумаю, не переживай.

- Хорошо бы, а то, честно говоря, она нас пугает.

Она их пугает! Анна поверить не могла в то, что это слышит. В ее понятии снежины сами были символами страха, разве могут они испытывать страх? Но, подумав так, Анна тут же поругала себя: все-таки снежины - это магические существа, какими бы пугающими внешне они не были, но они тоже живые и вполне естестесвенно для живого существа испытывать разные чувства.

- Что ж. еще раз спасибо за сведения, Камиль, и до встречи.

- Не за что, господин, удачи тебе!

Дан вернулся на спину Баруны, Дара взлетела следом за ними. Две птицы рокха вновь набрали высоту, выскользнув из узкого пространства между двумя зазубринами скалы, и направились прямиком к той пещере, где укрывались люди, захватившие Драгомира. Дан мысленно передал Баруне ту картинку, которую ему показал Камиль, а Дара просто последовала за Баруной. Издалека птицы рокха разглядели повозку, как из пещеры четверо вывели человека со связанными за спиной руками и, подхватив его за плечи и ноги буквально закинули под навес повозки. Баруна тут же сообщил об этом Дану.

"Не уверен на сто процентов, но похоже, это был Драгомир" - уточнил Баруна.

"Ясно, смотри в оба!"

Уже издалека люди, услышав странные звуки от мощных взмахов крыльями, стали оборачиваться и искать источник звука, кто-то крикнул: "Все назад!" и люди, развернув лошадь, повели ее обратно за иллюзорную завесу.

"Дара, держись в стороне," - попросил ее Дан, та молча кивнула и, описав круг, зависла в воздухе.

- Почему мы остановились? - тут же встревоженно спросила Анна.

- Мы подождем здесь, - уклончиво ответила Дара, одной своей твердой интонацией давая понять: это не подлежит обсуждению, Анна только глубоко и нетерпеливо вздохнула.

Дан не стал рисковать и потому сказал Баруне лететь к Даре, сам же он соскользнул вниз и медленно стал спускаться. Освещение около пещеры было слабое, но достаточное для того, что бы Дан разглядел, как эти люди выстроились у иллюзорной завесы, выхватив мечи, готовые атаковать. Только один из них встал на изготовку, воздев вперед руки - это был тот самый волшебник, который создал иллюзию. "Лукаш, - попросил Дан, - займись его ронвельдом".

- Вы напрасно думаете, что я вас не вижу, - громко произнес Дан, - советую вам добровольно выйти и освободить троих людей и птицу рокха, которых вы держите в плену, иначе я сам войду в вашу пещеру и лично свяжу вас также, как вы связали своего пленника, что находится сейчас в повозке. Ну? Считаю до трех. Раз.

Все перепугались, они иначе все это себе представляли, им рассказывали иной план: им говорили, что прибудет властитель магии, попытается уничтожить колонну, но просчитается, в основном, от них потребуется только убирать тех, кто прилетит сюда до него. Так почему же властитель магии прилетел сначала сюда? Почему он утверждает, что видит их сквозь волшебную завесу, если им обещали, что все будут видеть перед собой только скалистую поверхность невысокой горы. Чувствуя, как страх уверенно подкрадывается к нему, Антип набросился на своего волшебника.

- Юсуф! Что он несет? Ты же говорил, что никто не будет видеть нас за этой твоей волшебной завесой?

- Властитель магии видит сквозь любую иллюзию, - негромко ответил тот и опустил руки, потому что знал: его ронвельд ему не поможет.

- Сделай что-нибудь!

- Не могу! Прости, но он запретил моему ронвельду помогать мне, я, конечно, могу сотворить некоторые заклинания, но они вряд ли причинят ему хоть малейший вред.

Антип скрипнул зубами и покрепче сжал меч в руке, гордый тем, что свой меч он может использовать всегда.

- Проклятые маги! Одни проблемы от вас! - зло воскликнул он и сломя голову понесся прямо на Дана.

Тот непоколебимо стоял на месте, прекрасно зная, что сейчас произойдет, холодно взирая на то, как мужчина несется прямо на него, надеясь сокрушить одним ударом своего грозного оружия.

- Не надо, Антип! - крикнул ему вслед Юсуф, но тот не отреагировал и, едва он полоснул мечом - такого мощного удара могло хватить на то, чтобы перерубить человека пополам - как замертво рухнул на земле.

Кровь брызнула из страшной раны - Дан едва успел поставить перед собой тонкий щит, о которой тут же с легким стуком ударились красные капли - жуткой чертой разделившей надвое некогда нерушимые связи между клетками. Окровавленный меч со звоном отлетел в сторону. Мрачно посмотрев на лежащего перед ним мужчину, Дан поднял голову и обежал глазами каждого из этих людей.

- Я, кажется, перестал считать. Два. Три.

Никто не пошевелился, все стояли словно замороженные, в отличие от волшебника они не понимали, как это произошло и что именно сделал этот человек, при том, что внешне он ничего не делал. Дан резко и решительно скинул иллюзорную завесу, просто собрав ее в кулак, потом создал мощный вихрь воздуха и обрушил его на все еще стоящих перед сорванным входом в пещеру людей. Едва они поняли, что эта волна сейчас обрушится на них, то бросились врассыпную, несколько человек упали, не сделав ни шагу и теперь, заломив руки за голову, в отчаянии закричали. Волшебник прижался к стене и теперь тяжело дышал, ему отчаянно хотелось, чтобы все это было кошмарным сном, а не происходило на самом деле, представлять, что будет потом, ему и вовсе не хотелось, хотя предположить возможный сценарий было совсем не трудно. Отдельные крики смешивались и образовывали испуганный хор, слыша это, Драгомир ухмыльнулся, безмерно радуясь тому, что Дан, действительно, не оправдал их ожидания и добрался сюда целым и невредимым. По очереди ловя каждого, Дан связывал их прочными жгутами, сначала состоящими из воздушных потоков, а потом оседающих крепкими веревками вокруг тела, окутывая человека как гусеницу, беспомощно извивающуюся и не способную самостоятельно выбраться из кокона, в который ее заключили. Дан не делал исключения и тем же способом связал и волшебника, тот успел крикнуть: "Не надо, пожалуйста!", но Дан проигнорировал его слова. Только потом он подошел к повозке. Откинув полог и, действительно, увидев Драгомира, он с облегчением вздохнул.

- Ты как?

- Все нормально, руки правда ломят.

- Не знаю, о чем ты думал, - строго говорил Дан, развязывая его, - но, по-моему, это - сущее безрассудство. Зачем тебе понадобилось лететь вместе с сотрудниками МСКМ? При том, что вообще-то ты должен был лететь в другом направлении, ты должен был доставить Анну в Велебинский посад, надеюсь, я тебя огорчу тем, что в твое отсутствие она отправилась в Рувир. В Рувир, понимаешь? Туда, где ей все еще могла грозить опасность! Ладно ты о себе не думал, но хоть о ней ты мог побеспокоиться?

Услышав новости об Анне, Драгомир побледнел.

- Что с ней? Что случилось? Где она сейчас?

- Сейчас она здесь, неподалеку, к твоему сведению, она очень зла на тебя за то, что ты полетел сюда и попался, так что я с удовольствием послушаю, как она отчитывает тебя, надеюсь, ее слова на тебя подействуют больше, чем мои, - закончив с веревками Драгомира, он снял с него антимагические браслеты. - О, да я смотрю тебе сделали красивый макияж.

Коснувшись разбитых губ, Драгомир виновато опустил глаза.

- А вы не могли бы?..

- Мог бы, стой смирно.

За несколько минут подлатав небольшие раны Драгомира, Дан спросил.

- А где еще два человека и птица рокха?

- Они в глубине пещеры, но, боюсь, я не могу сказать, каким путем меня вели, - ответил молодой человек, спрыгивая с телеги на каменный пол.

Проследив его растерянный взгляд, Дан обежал глазами пленников и громко спросил.

- Кто здесь главный?

Последовала тишина в ответ, тогда Драгомир указал на тело Антипа.

- Я думаю, это был вон тот товарищ, потому что он приходил к нам с Долианом и спрашивал, кто мы и как скоро вы сюда пребудете.

- Ясно, а кто еще приходил к вам?

- Ну, вот он, - Драгомиру указал на Инара.

- Хорошо, надень пока на нашего собрата украшения, - сказал Дан, протягивая Драгомиру антимагические браслеты, и указал на мужчину, лежащего у самой стены.

Хмуро посмотрев на властителя магии, волшебник весь напрягся. Если ему удастся вовремя воспользоваться одним заклинанием, то даже без помощи ронвельда он может попытаться вырваться. Данислав меж тем поднял за плечо Инара, снял с него часть веревок, чтобы пленник мог идти, и велел показывать дорогу, как только они скрылись в глубине одного из ответвлений пещеры, он собрался и стал ждать, когда Драгомир подойдет к нему достаточно близко. Мужчина старался дышать размеренно и спокойно, чтобы не выдать себя.

- И что же заставило тебя пойти против властителя магии? Что такого тебе пообещали?

Мужчина не ответил, он полностью сосредоточился на заклинании, мыслями он уже погрузился в поле Южного магического полюса и, едва Драгомир присел на корточки, выкрикнул слова древнего языка - огненная волна набросилась на молодого царевича, тот мгновенно подался назад и, вскочив на ноги, отпрыгнул в сторону, тем не менее огонь опалил ему брови.

- Ах ты!

Тем временем волшебник с силой рванул на себе веревки и разорвал их, просто приказав: "Отпустите!" Воздушные веревки тут же ослабли, но подняться мужчина не успел - Драгомир воздушным потоком откинул его к стене, а потом, в два шага подскочив к нему, с силой прижал его к камню, сдавив тому горло. Чувствуя, как ему стягивает шею, мужчина стал задыхаться, отчаянно хватая ртом воздух, он пытался скинуть руку Драгомира, но тот ослабил хватку только когда Юсуф захрипел. Драгомир отпустил противника, тот мешком сполз по стене и упал на бок. Зло взглянув на него, царевич все-таки немного испугался, что перегнул палку, он снова присел на корточки подле мужчины и сначала оценил его состояние, убедивщись, что все плохо, но не критично, он надел на руки волшебнику антимагические браслеты.

- Не сомневайся, мы все узнаем, - пообещал ему Драгомир. - И ты все расскажешь!

Услышав позади себя голоса и возню, Дан хотел сначала вернуться, но потом передумал: Драгомир вполне мог постоять за себя сам, а если учесть то, что тот волшебник был лишен поддержки ронвельда, то ему предстояло проявить настоящую хитрость, чтобы подловить Драгомира и, даже если ему это удалось, то вряд ли он мог долго продержаться.

- Куда теперь? - холодно спросил он у Инара, потому что тот споткнулся о камень и остановился.

Широкие проходы пещеры освещал созданный Даном волшебный шар, источающий мягкий желтоватый свет, сейчас пещера разделялась на три ответвления, но один проход был значительно больше других.

- Там птица рохка, - чуть слышно произнес мужчина, головой указав на широкий проход.

- Отлично, тогда поспи, - с этими словами Дан с силой ударил мужчину под коленные чашечки, тот упал на колени, но не справился с равновесием и рухнул головой вниз.

Мужчина тут же заворочался, пытаясь подняться, Дан не стал ему мешать и направил шар в тот проход, на который ему указали. Внутри помещения, действительно, сидела птица рокха, глаза ее были закрыты, голова опушена, казалось, она вообще не дышит - грудь не поднималась и не опускалась. Дан осторожно попытался мысленно коснуться сознания птицы, та слабо ответила ему. Подойдя ближе, Дан положил руку на клюв и, оценив состояние магического существа, понял, в чем дело: птица рокха была ранена, она потеряла слишком много крови и теперь впала в своего рода транс, чтобы сэкономить оставшиеся силы.

- Ах ты, бедняга!

Дан обошел птицу рокха и внимательно осмотрел большую рану в боку, нанесенную мечом. Естественная, присущая птицам рокха способность к самолечению, уже сработала: рана постепенно затягивалась, кровь уже не текла из нее. Почувствовав, как его ступни погружаются во что-то мокрое, липкое и холодное, Дан посмотрел под ноги и ужаснулся: повсюду была кровь, бордово-черная и уже застывающая, а в углу лежало тело знакомого ему мужчины, он был связан и теперь застыл с широко открытыми и остекленевшими глазами. Дан сжал кулаки. Что же это за люди? Если они ждали его, то зачем убивали тех, кто пришел до него? Что им это должно было дать? Ладно бы еще они выпытывали какую-то военную тайну, а вокруг бы шла война. Война действительно шла, только ни эта птица рокха, ни этот мужчина не могли сообщить никаких полезных сведений одной из сторон, так зачем же было убивать одного и практически расправляться со вторым? Это не считая тех, кто уже погиб на подступах к магической колонне.

Поднеся ладонь к ране, Дан закрыл глаза и обратился к магии, он призвал Лукаша и вместе с ним погрузился в поле Северного магического полюса, и, пользуясь его силой стал постепенно восстанавливать ткани и сосуды, кости и покровы. На это ушло десять минут, окончив работу, Данислав создал потоки воздуха, окутал ими тело птицы рокха и, подняв его в воздух, направил к выходу. Увидев перед собой плывущую в воздухе массу, Инар вскрикнул и отчаянно пополз в сторону, но Дан и не посмотрел на него, он прошел мимо, вскоре оставив мужчину позади себя в кромешной тьме.

К тому времени Драгомир нетерпеливо ждал у одного их трех проходов. Увидев сначала тело птицы рокха, он попятился в сторону, а когда показался Дан, сразу подошел к нему.

- Что случилось?

- Мужчина, который был с вами, мертв, а птица рокха была тяжело ранена. Даже не знаю, как теперь быть, после такого она простит дня три, не меньше.

Дан осторожно опустил тело магического существа на каменный пол пещеры, чуть-чуть не накрыв им одного из пленников, тот онемел от ужаса и весь сжался в комок, решив, что сейчас его раздавят этой огромной массой, когда мягкое оперение коснулась его лица, мужчина едва не потерял сознание.

- Нужно вернуться за Долианом, - сказал Драгомир.

- Идем.

- Мы были с ним вдвоем, - на ходу пояснил Драгомир, а Ростислава, это был начальник нашего отряда, и Солдара - птицу рокха - держали отдельно от нас. Мы слышали, как Ростислав кричал, а Солдар сказал им, что они звери, раз так ведут себя, больше мы ничего не слышали.

- Они и правда звери, - скрипнув зубами, ответил Дан. - Зачем было пытать их, я не понимаю! Что они хотели узнать? Сколько еще отрядов будет отправлено сюда до того, как полечу я? Неужели эти сведения так важны, что нужно было убивать человека?

- Я не уверен, - немного помолчав, произнес Драгомир, - но, похоже, эти люди страстные фанатики религии Алина, так что они вполне могли убить Ростислава, заставляя его признаться в любви Алину. Один из них, примерно мой ровесник, украл мой медальон и перстень, не знаю, как, но его тут же уличили в воровстве, и эти люди все вернули. Когда я честно сказал, что не понимаю этого, то один из них ответил мне, что Алин не учил их воровать. Многие и раньше так говорили, но не каждый бы стал возвращать вещь, которую, он наверняка, никогда в руках не держал и не будет держать. Они ведь могли продать медальон и перстень и жить припеваючи.

- Наверно, ты прав, - тоже после некоторого молчания ответил Дан, - и все равно, даже если все так, это неправильно. Если они пытали Ростислава только затем, чтобы заставить его признаться в любви Алину, то должны были хоть немного понимать: он не верит в Алина и вот так вдруг его любить не станет!

Освещение вновь вернулось на ту развилку, где Дан оставил Инара, однако мужчины там уже не было. К счастью, ответвлений здесь было только три, одно из которых Дан уже проверил. Он шагнул в следующий, через один от широкого проема проход и пошел вглубь по коридору. Спустя метров десять, коридор резко сворачивал влево, потом уходил дальше под резким уклоном, спускаясь под землю. Слева был небольшой проход, едва шар охватил пещеру мягкими лучами, как Долиан, увидев Драгомира, радостно воскликнул.

- Я здесь!

- Ты как? - спросил Данислав.

- Спасибо, я...

Увидев властителя магии - а видел его Долиан впервые - молодой человек завороженно посмотрел на его серебряные волосы, резко выделяющиеся на фоне общего полумрака, Поймав его внимательный взгляд, Дан с некоторым укором посмотрел на него, давая понять, что нехорошо так пялиться, молодой человек поспешно ответ глаза.

- В порядке, - докончил, наконец, фразу Долиан.

Драгомир меж тем развязал последнюю веревку и помог юноше подняться, который сразу пожаловался.

- Я ничего не чувствую!

Он постарался разогнуть и согнуть пальцы, получилось не очень, потом, пошевелив ступнями, он едва не упал, хорошо хоть Драгомир еще не успел отпустить его.

- Эй, я тоже был связан! Так что давай, думай о том, что идешь, а потом заставляй себя, проверял на себе - получается.

Долиан затравленно посмотрел на него и тут же спохватился. Он ведь даже не поклонился властителю магии, но, едва подумав о том, что нужно двигаться, он почувствовал, как на лбу выступил холодный пот, но все-таки он попытался, сначала подумать, а потом заставить себя пошевелиться. Как ни странно, ему это удалось.

- Приветствую вас, господин, простите, что сразу не смог...

- Не смог чего? - довольно резко оборвал его Дан. - Не знаю, что тебе рассказывали обо мне, однако я никогда не требовал, чтобы мне кланялись, тем более мальчики, только что освобожденные от веревок, которыми они были связаны по рукам и ногам.

Долиан смутился. Он и правда слышал о том, что властителю магии сначала нужно поклониться, а уж потом говорить, он же сделал все наоборот, но получалось, что этого совсем не требовалось, чего же он тогда хочет? Долиан все еще стоял, недоуменно хлопая глазами, когда Дан подошел к нему и подхватил за второе плечо.

- Пошли, если совсем не сможешь идти, скажи.

- Хорошо, спасибо.

Первые шаги дались ему с большим трудом, но постепенно, он стал передвигать ногами увереннее и уже на той развилке, где Дан оставил Инара, попросил отпустить его.

- Вот видишь, - похлопал его по плечу Драгомир, - я же говорил, это возможно.

- Спасибо. А что с теми людьми? А с колонной?

- Все ваши пленители связаны, - ответил ему Дан, - А вот колонна пока подождет.

- Нужно бы допросить их, - предложил Драгомир.

- Зачем? Что ты хочешь услышать? Вряд ли они знают о дополнительных деталях плана Всеволода, если им поручили выполнять одну из частей. Хотя, ты знаешь, я был бы непротив узнать, где находится лагерь Всеволода, пора бы разогнать всех его учеников. От них в последнее время слишком много проблем!

- Кто этот Всеволод? - уточнил Драгомир.

- Не поверишь, но это один из тех южан, которые держали в плену Амалию семь лет назад, в то время как я был уверен, что за всем этим стоит Алвиарин, хотя... Если учесть, что Алин спрятал до лучших времен свою душу в капсуле перемещения, то почему так не мог поступить его хороший знакомый? Мог, тогда это многое объясняет, а имя он мог себе придумать и другое, не признаваться же всем в открытую. Как бы там ни было, а он проделал большую работу: смог объединить людей со столь разными взглядами: с одной стороны потомки Светозара, с другой стороны поклонники религии Алина, в третьих, им помогают коренные жители Северной Рдэи, а они поклоняются Богу Судьбы. Конечно, потомки Светозара тоже поклонялись Богу Судьбы, но, судя по тому, в каком состоянии был храм, который я видел в Союзе Пяти Мужей, они утратили первоначальное рвение поклоняться Богу их предков, а их новой религией стало уничтожение властителя магии как явления. Вот что, Драгомир, ты лети с Анной в Дамиру, Амалия собирается завтра днем провести международное совещание по поводу заговора против царя Заряна, Анна должна засвидетельствовать в пользу своей невиновности.

- Но она и так невиновна! - возмутился Драгомир.

- Я знаю, - снисходительно ответил Дан, - но нужно, чтобы об этом услышали все, тем более, что Гедовин собиралась искать галлюциногенные камни, с помощью которых, по всей видимости, и пытались запугать царя. Лишнее свидетельство не помешает, а мы с Долианом займемся лагерем последователей Всеволода.

- Галлюциногенные камни? Что там такое произошло во дворце?

- О, там вчера едва не случился переворот! Амалия, Модест и Гедовин полетели туда, чтобы вступиться за Анну, однако не застали там ни царя Заряна, ни кого бы то ни было из его министров, они все разбежались, потому что перед дворцом люди устроили митинг и требовали вернуть религию Алина. К счастью, Амалии удалось взять ситуацию под контроль, когда я в последний раз общался с Гедовин, она сказала, что Амалия и Модест выяснили, где может прятаться Зарян, и поехали это проверить. А Заряна пугали иллюзиями, он реально видел, как Анна пыталась убить его, поэтому еще раз говорю, лишнее свидетельство не помешает.

- Ясно, - протянул Драгомир, потрясенный известями. - Ладно, а что вы имели в виду, когда говорили, что колонна подождет?

- Она простоит еще несколько дней прежде, чем взорвется. И, если я договорюсь со снежинами, то пусть она себе взрывается, по-моему, давно пора положить изоляции Северной Рдэи конец.

- Да, но горы - это защита Северной Рдэи, нельзя вот так просто лишать страну стража, дарованного самой природой! - попробовал возразить Драгомир.

- Можно, - просто ответил Дан, - никто не заставлял их открывать у себя Республику Истинной Веры, никто не заставлял их потакать Всеволоду и позволять ему держать лагерь для тренировки людей, готовых уничтожить современный мир. К тому же я ни за что не поверю в то, что Тусктэмия, едва узнав о разрушении Снежинской заставы, бросится собирать войска для захвата Северной Рдэи, ты согласен?

- Да, но, что если князь Мстивой не знал о Всеволоде и о том, что он организовал некий лагерь?

- Я тебя умоляю! Этот лагерь существует уже довольно длительное время, ты еще не знаешь, но Гая Броснова убили, и из того, что происходило во Всевладограде, стало известно наверняка: Всеволод тренирует людей давно, и, как я уже сказал, среди его людей есть потомки Светозара, а так же поклонники религии Алина.

- Убили Гая Броснова? - полуотрешенно повторил Драгомир. - Жалко, он ведь стольким помог!

- Да, если бы не он, магии пришлось бы с боем искать место в современном мире, мне тоже искренне жаль его, он был неплохим человеком, - немного помолчав, словно отдав дань почтения Гаю Броснову, Дан продолжил. - В Рувире и во Всевладограде сторонники Всеволода, во всяком случае, во Всевладограде точно, хотели взорвать зажигательные шары, к счастью мне удалось нейтрализовать угрозу.

- А создал и использовал зажигательные шары Алвиарин Дастаев. Пусть он мне только попадется! - пригрозил Драгомир. - Двуличная гадина! Если бы не действия Алвиарина, то, возможно, именно с его "помощью" дядя Алин недодумался убрать из реального мира магических существ! Если бы Алвиарин не вздумал уничтожить Дамиру, мне бы не пришлось взрывать Чудоград, тогда бы не был разрушен Южный магический полюс, а тете Миле не пришлось бы меня защищать.

Услышав сочетание "дядя Алин". Долиан невольно вздрогнул, насколько же древним существом являлся Драгомир Дэ Шор, пусть он и выглядел его ровесником, но самом деле ему было более тысячи лет, он жил во времена Алина Карона, он принимал непосредсвенное участие в ключевых событиях тысячелетней давности. Даже то, что душа Радомира продолжала жить в своих потомках, накапливая память прошлого, не так пугало молодого человека, все-таки Данислав родился в его время, чего нельзя было сказать о Драгомире. Впрочем, следующие слова Данислава испугали Долиана не меньше.

- Двуличный. Пожалуй, так и есть. Я помню, как он рассказывал Алину о том, что нужно избавить мир от магической заразы, а сам при этом, едва получил новое тело в наше время, бросился творить заклинания, даже его местные заурядные сподвижники, вроде этого волшебника, создавшего иллюзорную стену, пользуются магией,

- Интересно, зачем он это сделал тогда? Я думаю, он преследовал какую-то цель, когда предлагал Алину убрать магических существ.

- Да, и вряд ли только из желания избавить мир от властителя магии. Ты ведь помнишь, я рассказывал тебе о потомках Светозара в бывшем Союзе Пяти Мужей, так вот, их начальница, увидев меня, сказала: "Алвиарин не справился!" А это значит, он был потомком Светозара, и наверняка, он не просто знал об этом.

До входной пещеры оставалось всего несколько метров, взглянув на Долиана, который с трудом шел, держась за стену, Дан решил, что тому неплохо бы было передохнуть до того, как придется идти зигзагами между лежащими на земле людьми.

- Отдохни немного, - сказал он Долиану и прежде, чем тот что-либо возразил, остановился сам и спросил у Драгомира, - Скажи, о твоем медальоне кто-нибудь знал? Ты кому-нибудь рассказывал о принципе действия наложенного на него заклятия? То есть я знаю, что ты не помнишь, но возможно ты упоминал об этом в своем дневнике.

Молодой человек покачал головой.

- Нет, ничего такого в дневнике не было. Но, возможно, я говорил об этом Алину.

- Нет, не говорил.

Драгомир с некоторым недоумением посмотрел на Дана, на мгновение позабыв о том, что его дядя в каком-то смысле в данный момент стоит перед ним.

- Но, я думаю, ты рассказывал о нем Алвиарину или кому-то, кто потом передал ему эту информацию. Жалко, Гедовин наверное уже спит, а то бы спросить ее, нашла ли она ту девицу и выяснила ли, каким образом та становилась невидимой. Я идиот! Надо было спросить об этом в пути, а вместо этого я спал! И все-таки лучше бы было, если б сейчас кто-то узнал о твоем открытии, а не изобрел его заново, не хочется появления еще одного Драгомира Дэ Шора, пока мне и тебя одного хватает.

- Эй, я ничего такого не сделал!

- С тех пор, как ты под присмотром дяди Изяслава, да.

Чувствуя, что краснеет, Драгомир опустил глаза. Дан был прав, как бы ему не хотелось, а та история, это тоже часть его жизни, с одной стороны, он имеет право жить новой жизнью, но нельзя отрекаться от прошлого, даже если оно не очень приятное, ведь только принимая все плюсы и минусы, можно сделать правильные выводы, понять, что нужно изменить и чего нельзя никогда повторять. Если бы можно было все вернуть, он бы ни за что не позволил Миле вмешаться в их разговор с Алином, тогда бы она не пострадала; и кто знает, если бы Алин не казнил свою жену, может, он не послушал бы Алвиарина и не запер магических существ в сторонних мирах, не стал бы преследовать Драгомира. Тогда история могла бы пойти по другому пути, все могло бы сложиться иначе. Но, увы, все случилось так, как случилось. И это нужно принять, не только для того, чтобы сделать правильные выводы, но и для того, чтобы знать: этот этап пройден, а выбор перед тобой стоит в данный момент, иными словами, прошлое нельзя просто так списывать в забвение, но и нельзя жить им.

- А почему вы спросили о моем медальоне?

- Галлюциногенные камни, предположительно, приносила некая исчезающая девушка, которую Гедовин собиралась изловить в потайном коридоре, ведущем в покои царя, и надеюсь, ей удалось, ну или удастся это сделать, та загадочная особа могла бы нам поведать о том, какую часть в общем плане играет переворот в Тусктэмии.

- Думаете, Заряна собирались убрать с трона?

- Скорее всего. Если только заговорщики не планировали, изрядно попугав его, обратить в свою веру,

- А что вы будете делать с этими людьми? - осторожно спросил Долиан, прекрасно понимая, что фактически вмешивается в их разговор, он чувствовал себя не совсем в своей тарелке.

- Оставим здесь, - ответил ему Дан, - веревки действуют ровно сутки, так что пусть полежат, побудут в вашей шкуре.

Долиан улыбнулся.

- Мне, кажется, это честно.

- А волшебник? - уточнил Драгомир.

- А что волшебник? Для начала пусть поможет нам найти лагерь Всеволода, а потом он должен получить заслуженное наказание. Если же потом его когда-нибудь выпустят на свободу, то его ронвельд все равно больше не будет помогать ему, а камиды будут неотрывно следить за ним, в случае чего, они сразу его вычислят, а там Долиан арестует нашего приятеля, - Дан подмигнул Долиану и чуть улыбнулся.

На душе молодого человека сразу потеплело, а властитель магии был не таким уж жутковатым, каким ему всегда казался. Хотя и при личной встрече Данислав поначалу немного испугал его.

- Ладно, пошли. Драгомир, я передам Даре, чтобы она приземлилась у входа в пещеру.

- Дара? Ничего себе!

- А кто это? - наивно спросил Долиан.

- Дара - глава птиц рокха, - пояснил Драгомир. - Это большая честь для меня, до этого я только несколько раз видел ее.

- Да ладно, ваше высочество, не преувеличивайте, для Дары тоже будет честью доставить вас в Дамиру, - пожурил его Дан. - Кстати, Долиан, ты-то как, никуда не торопишься, непротив помочь мне?

Молодой человек даже споткнулся.

- Что вы, господин, для меня это большая честь.

- Отлично! У нас прям не дела впереди, а сплошная благородная миссия, раз все друг другу оказывают честь. И, Долиан, перестань пожалуйста смотреть на меня так, как будто я не из этого мира. Клыков у меня нет, на людей я не набрасываюсь, а ем то же, что и ты, так что сделай взгляд попроще, и сам почувствуешь, что тебе стало легче.

Долиан постарался улыбнуться и смог только кивнуть головой в ответ. Постараться-то можно, только сразу вряд ли получится, все-таки властитель магии в его представлении был и оставался кем-то особенным. Тот ведь даже не был собственно человеком. Семь лет назад Долиану исполнилось четырнадцать, когда магия пробудилась, до его деревни стали доходить слухи о том, что в мире творится нечто невероятное, о том, что вернулось волшебство. Никто в это не верил, все считали, что это какие-то совсем перевранные сведения, однако Долиан наверняка знал: что-то произошло, внутри него все перевернулось, он теперь словно обрел дополнительное чувство - он знал, кто к нему приближается, как далеко от него находятся люди и какие примерно чувства они испытывают, то есть имел общее представлении о том, что у них на уме. Это было странно, и он счел, что это некий дар, его отличительная способность, но он побаивался кому-либо говорить об этом, даже отцу. Однако, когда его отправили к родственникам в Белейское княжество, мальчик вынужден был предупредить всех в поселке о набеге разбойников (одна неуловимая банда наводила тогда ужас на жителей Белейского княжества, а государственная стража ничего не могла с ними поделать, и, всякий раз нападая на след, заходила в тупик). Поначалу юному Долиану никто не поверил, однако, когда вдали показались разбойники, всем оставалось только сожалеть, что они не послушали мальчика сразу и с опозданием отправили гонца до ближайшего поста стражников. Спустя еще какое-то время сомнений в том, что магия вернулась, не осталось - случилось странное, поразительное и вместе с тем немного пугающее золотое свечение, которое окутало весь мир и восстановило нечто что-то важное, что было разрушено. Тогда волшебники и простые люди не знали правильных названий, но они видели и понимали всю важность произошедшего, а маги знали также и то, кто это сделал, кому они обязаны продолжению жизни. Прекрасно это понимал и Долиан. И еще он испытывал неподдельный восторг, когда слушал рассказы о властителе магии, который вернул в мир магических существ, который развенчал Всеблагого и Великого Алина, низвергнув его религию до простого учения и на какое-то время вселил душу Алина в тело нового настоятеля храма Гая Броснова, чтобы Алин смог поведать всем людям историю своей жизни, тем самым оправдав Драгомира Дэ Шора и развеяв миф о божественности своего происхождения. А потом люди, которые присутствовали при этом, видели, что маленькое серебристое облако выскользнуло из тела господина Броснова и переместилось в тело Данислава Ингоева, потомка Алина Карона и нового властителя магии. Все это казалось настолько невероятным, что некоторые до сих пор верили: это какое-то наваждение, и Долиану в частности это тоже казалось удивительным, начиная от собственных способностей и заканчивая представлением о властителе магии.

Когда трое молодых людей вышли во входную пещеру, то увидели, что волшебник умудрился сесть и теперь он проводил их косым недовольным взглядом, но все трое молча прошли мимо него к выходу. Через некоторое время в воздухе показались две птицы рокха. Едва Дара приземлилась, и Анна как бабочка спорхнула вниз, словно она встала с кресла, а не скатилась со спины птицы рокха, Драгомир даже ахнул, он бросился к ней и в последний момент успел подхватить ее.

- Анна, ты что! Ты же могла упасть!

Девушка молча помотала головой и крепко обняла его. Из глаз ее потекли слезы, она так переживала за него, все время в пути она старалась думать о хорошем, ведь Данислав сказал, что Драгомир жив, но на нем антимагические браслеты, но в душе она безумно переживала. Сейчас, чуть отстранившись от него, она провела рукой по его щеке и молча улыбнулась ему. Но почти сразу улыбка исчезла с ее лица, а в ее взгляде промелькнули заслуженные им строгость и осуждение, и подразумевая, что его ждет выговор, он решил уличить момент и поздороваться с птицами рокха.

- Приветствую вас, госпожа Дара, приветствую тебя, Баруна, рад вас видеть.

Долиан последовал его примеру, и, едва они успели ответить, как Анна, обратясь к Драгомиру, строго произнесла.

- О чем ты думал?! Ты, что не понимал, насколько это опасно? А если понимал, то почему отнесся так безалаберно? Раз ты полетел сюда, к этой проклятой колонне, то должен был позаботиться о своей безопасности. Если бы не господин Данислав, ты бы так и был сейчас связан по рукам и ногам, не имея возможности ни пошевелиться, ни тем более использовать магию. Нужно было быть внимательнее, и вообще-то не стоило лететь сюда. Ты должен был проводить меня до Велебинского Посада. Это хорошо ничего не произошло в пути, а если бы мне понадобилась помощь? К твоему сведению, я страшно обиделась на тебя и теперь обижаюсь, и поэтому я полетела домой, в Рувир! Если вздумаешь упрекать меня, я стану с большим рвением упрекать тебя за поспешность твоего решения. Одно дело сотрудники МСКМ, они летели сюда подготовленные, прекрасно понимая, что их может ждать, но ты, ты!

Данислав, довольный речью Анны, не смог сдержать улыбки, Драгомир стоял к нему спиной и не видел его, но нутром чувствовал, что тот ухмыляется, но возражать он не стал, он стоял, понурив голову, признавая себя виноватым в том, что оставил Анну одну, однако он не считал, что лететь сюда было совсем неправильным. Неправильно то, что он так беспечно ко всему отнесся. Они с Долианом услышали крик и побежали вниз, но сначала им следовало проверить все издалека, а не кидаться к подножию скалы и потом приближаться к стене. Нужно было подумать о том, что Ростислав и Солдар не могли просто так исчезнуть, значит, они могли бы и догадаться об иллюзорной стене. И еще Анна была не права в оценке его уровня подготовки: он подготовлен не хуже сотрудников МСКМ, и, если есть такая необходимость, то он может и должен помочь им как волшебник, но говорить об этом Драгомир не стал, он молча выслушал ее и стоял так еще минуту прежде, чем поднял голову и попросил прощения. Анна и сама уже почувствовала, что немного перегнула палку, она крепко обняла его и попросила в следующий раз посоветоваться с ней. Все это время Дара молча наблюдала за ними, когда они обнялись, она улыбнулась.

- Ну, что в путь?

- Да, пора, - ответила Анна.

Не сразу осознав смысл слов Румины, Амалия непонимающе посмотрела на секретаря. Модест, который подошел к Амалии, чтобы помочь ей слезть с коня, замер на месте. Гедовин умерла. Но это невозможно! Немыслимо! Как, почему это произошло?

- Где и кто ее нашел?

- Господин Паленин, только он не то, чтобы нашел ее, он был там, в общем сейчас он сейчас уехал к себе домой, сказал, что ему тяжело и ему нужно прийти в себя, но если вы захотите лично из его уст все услышать, то он готов ответить на все ваши вопросы.

- Да уж ответит! - зло сказала Амалия. - Где Гедовин? Ответите меня к ней! Модест, - окликнула она молодого человека, чтобы вывести его из оцепенения, - помоги мне!

- Да, да, конечно, - запальчиво ответил юноша и, подав ей руку, помог слезть с коня.

Как только Амалия встала на землю, Румина повела всех за собой, внутрь дворца, по пути рассказывая, что произошло.

- Госпожа Гедовин поймала призрака; его, то есть ее, остались охранять стражники, а сама Гедовин пошла к господину Гравину, потом они вдвоем пошли в кабинет господина Панина, но там произошло нечто ужасное! Гедовин обвинила господина Панина, это наш руководитель комитета по делам магии, якобы он один из тех, кто устроил заговор против царя, когда господин Панин возразил ей, она заявила, что он лжет. Господин Гравин также обвинил в причастности к происходящему господина Паленина, он волшебник и служит в комитете по делам магии, что тот тоже причастен к заговору, он крайне обиделся на это обвинение и потому не очень вежливо говорил и с ним, и с Гедовин. Потом Гедовин проверила всех, кто был на совещании, убедившись, что остальные ни в чем не виноваты, она и господин Гравин отпустили всех, в кабинете оставались только господа Гравин, Панин и Паленин, и сама Гедовин. Господин Паленин был поражен тем, что его начальник предал их, а когда тот осознал, что его разоблачили, признался, что Демид Гравин действовал с ним заодно, естественно, тот возразил, но Гедовин ответила, что он лжет. И тут господин Гравин вскочил и набросился на Гедовин - желая защитить ее, господин Паленин хотел откинуть его в сторону, но не рассчитал и случайно убил его. Господин Панин испугался и хотел выброситься в окно, но Гедовин, она ударила в него огненной стрелой, она хотела припугнуть его, но тот как раз в этот момент дернулся в сторону, обернулся и, в общем, стрела попала ему точно в сердце.

- И что же никто не слышал, что там происходит? - прервала ее рассказ Амалия. - Или в кабинете этого Панина нет никакой приемной?

- Есть, там были два его секретаря, и еще пятеро стражников, которых взяли с собой господин Гравин и Гедовин, но они говорят, что слышали только голоса, никто не отдавал им приказа зайти внутрь, а потом и вовсе стало тихо.

- Странно это, очень странно. Что было дальше?

- Так вот потом Гедовин решила задержать господина Паленина, он попросил ее сначала задать ему вопросы и проверить, правду ли он говорит, но она не согласилась и решила сначала обезвредить его, он, он сказал, что вынужден был обороняться, и что он не хотел причинять вреда девушке. Он очень сожалеет, что все так вышло, и поэтому ему очень тяжело. Многие боятся, что он вообще может руки на себя наложить после такого.

- Что-то я сильно в этом сомневаюсь, - процедила сквозь зубы Амалия, она не верила ни единому слову из этой нестройной отмазки, которую поведал всем этот Паленин. - Где призрак, которого поймала Гедовин?

- Так это же призрак, - осторожно напомнила секретарь, - она исчезла.

- Но Гедовин как-то же поймала ее, значит, смогла удержать?

- Я не знаю, как это ей удалось, госпожа, но только призрак исчез.

- А что стражники, которые охраняли призрака?

- Она, она убила их, - прошептала женщина, - убила, всех четверых. Я всех эти ребят хорошо знала, мне так жалко их, у них ведь у всех семьи!

- Как именно они были убиты?

Румина обернулась и недоумевающе посмотрела на Амалию, та терпеливо пояснила.

- Задушены, отравлены, зарезаны? Как именно их убили?

- Я не знаю, их обнаружили сменные стражники, можете спросить у них, они сейчас все должны быть во дворце.

- Спрошу обязательно, Румина, как только приведете нас к Гедовин, я хотела бы, чтобы вы нашли этих стражников и привели в кабинет царя.

Кабинет царя! Зарян почувствовал, как огненным кнутом прошлись по его самолюбию. Да что это Амалия Розина себе позволяет! Ладно еще она командовала во дворце прошлой ночью, в его отсутствии, и как бы там ни было, но Зарян понимал: она все сделала правильно и в глубине души был благодарен ей за это, но сейчас, сейчас она словно не замечала его, слуги словно не замечали его. Это было просто невыносимо! Если бы не страх остаться одному, он бы ни за что не шел сейчас следом за ней, понимая и осознавая свою зависимость, Зарян разозлился еще больше, на себя, на Амалию, на всех своих придворных, которые замутили эту кашу, на людей, которые собрались вчера на дворцовой площади и требовали восстановления в правах религии Алина. Как будто он него это зависело! Как будто он возвращал магию, как будто это он говорил от лица Алина Карона!

- И еще, перед тем, - говорила меж тем Румина, - как все произошло, господин Гравин распорядился арестовать госпожу Тарутину, она все еще под стражей, господа министры решили, что лучше дождаться вашего возвращения, чтобы вы сами решили, как с ней поступить.

- Кх, кх, - откашлялся шедший позади Зарян, не выдержав, он решил напомнить ей о том, что он вернулся, и было бы куда разумней и логичней спрашивать его мнения, а не мнения госпожи Розиной, которая здесь вообще-то не имеет права никем и ничем распоряжаться, разве что выделенными в ее распоряжение слугами, но не более.

Но никто не отреагировал на его легкий кашель, что еще больше разозлило молодого царя. Зарян не учитывал того, что его авторитет давно пошатнулся, в первую очередь для служителей дворца, они видели и слышали, как царь говорил о несуществующих нападающих, они знали, что он сбежал вчера из дворца тогда, когда все в нем особенно нуждались. Это Амалия не дала вчера пасть дворцу, это благодаря ее усилиям люди с площади разошлись, это она узнала, где искать царя, и она ездила за ним сама лично. К тому же Амалия до недавнего времени являлась опекуном Гедовин, кому же еще, как не ей, быть заинтересованной в расследовании причин гибели девушки.

Девушку перенесли в маленькую комнату на первом этаже, уложили на длинную широкую скамью, сложив на груди руки. Увидев ее, Амалия невольно отступила шаг назад. Все происходящее казалось ей каким-то кошмаром, чем-то страшным, но не реальным. Как же так случилось? Как такое вообще могло произойти? Она оставляла здесь Гедовин одну, потому что знала: девушка прекрасно может постоять за себя, и это она в случае чего могла защитить Амалию, но не наоборот. Чувствуя, как земля уходит из-под ног, Амалия покачнулась и невольно схватилась за угол стоящего у стены шкафа. Гедовин! Она ведь обещала ей семь лет назад, что будет заботиться о ней, все эти семь лет Гедовин жила с ними под одной крышей, став для Амалии младшей сестрой, по-настоящему родным человеком. Сейчас Амалия чувствовала, что какая-то часть нее растворяется, уходит в небытие, оставляя на этом месте лишь невосполнимую пустоту, глубокое уныние и немой укор - это она виновата, это ее не было рядом, это она не взяла ее с собой и оставила здесь одну. Сжав волю в кулак, Амалия заставила себя убрать руку и начать идти. Модест, шедший следом, так и застыл на месте, не в силах сказать что-либо или сделать. Для него Гедовин тоже была не просто другом, она была его названной сестрой, он любил ее и готов был на все, чтобы защитить, но жестокая судьба даже не дала ему такого шанса.

Подойдя к Гедовин, Амалия осторожно коснулась руки девушки - та была совсем холодной. В своей жизни Амалия лишь дважды была на похоронах, испытав при этом ужасные чувства, которые усиливала сама тянущая и мрачная атмосфера, царящая на похоронах. И один раз, когда хоронили ее бабушку, Амалия вот также, как сейчас, дотронулась до ее руки - та была ледяной, закостеневшей, но рука Гедовин была просто прохладной и гибкой. В естественном порыве, Амалия коснулась сонной артерии на шее девушки и ахнула.

- Она жива! - воскликнула Амалия. - Вы что не проверяли?!

Все, Зарян, Устинов, Модест, Румина и двое стражников, которые с утра сопровождали Амалию, стояли и недоуменно смотрели на нее, словно не слыша и не понимая ее слов.

- Модест, что ты стоишь! - прикрикнула на него Амалия. - Помоги мне!

Юноша встрепенулся и подбежал к скамье. Он тоже коснулся Гедовин, коснулся и испугался, она была холодной, мертвой. Амалии только показалось. Подняв голову, он посмотрел в ее глаза, не в силах удержать слезы. Но Амалия с укором сердито посмотрела на него.

- Потрогай артерию, она дышит, только пуль очень редкий.

Модест осторожно положил палец на тот участок шеи Гедовин, которого только что касалась Амалия, но он ничего не услышал. Покачав головой, юноша опустил голову, шепотом произнеся.

- Мне тоже хочется, чтобы она была жива...

- Да пойми же ты! У мертвых тело костенеет, оно становится холодным и неподвижным, а у нее рука прекрасно гнется, к тому же приложи палец еще раз и получше!

Вздрогнув от ее гневного голоса, Модест покорно вновь приложил палец к сонной артерии девушки и вдруг почувствовал слабую вибрацию. Он схватил Гедовин за руку, которая сразу обмякла в его руках.

- Она жива!

- И я про тоже! Давай, нужно отнести ее отсюда. Румина! Вызовите лекарей - волшебников, и как можно быстрее! Пусть придут в ту комнату, где мы остановились. Ну что вы стоите, делайте, что вам говорят.

- Но ведь они проверяли и сказали, что....

- Мне все равно, что они там сказали! Гедовин жива и ей нужна помощь. Не стойте же и не тяните время! - прикрикнула на нее Амалия, заставив ее встрепенуться и бегом ринуться исполнять поручение.

Меж тем к Гедовин подошел Устинов и, предложив свою помощь, помог Модесту поднять на руки девушку, только Зарян стоял у косяка и с ужасом смотрел на происходящее. Если даже с волшебницей могло такое произойти, стоило ее одну оставить во дворце, то что же ждет его самого? Когда мимо него пронесли безвольное тело девушки, Зарян рванулся с места и, подскочив к Амалии, набросился на нее с обвинениями.

- Вы! Зачем вы привезли меня сюда, чтобы меня также, как ее, попытались прикончить? Если вы знаете о некоем заговоре против меня, то зачем вы меня сюда тащили, сюда, где мои враги меня поджидают?! Или вы хотите поймать их на живца? Чтобы я служил приманкой в вашей игре? Только для вас это, может быть, и игра, а для меня это вопрос жизни и смерти. Как хотите, а я уезжаю отсюда!

- Не стоит этого делать, мой дорогой Зарян, - произнес из-за спины царя твердый мужской голос.

Сразу узнав его, Амалия обошла стоящего перед ней Заряна и подошла к царю Изяславу, стоящему в дверях. Он обнял ее, по-дружески похлопав по плечу.

- Рад, что с тобой все в порядке. Надеюсь, Гедовин скоро поправится. Я распорядился, чтобы Миранда осмотрела ее.

- Спасибо, спасибо вам!

- Пока рано благодарить, пока просто скрестим пальцы и будем надеяться, что Миранда сможет помочь нашей Гедовин. Я собрался в дорогу сразу, как мне вручили твое письмо, а перед тем, как я вылетел, мне сообщили о том, что произошло во Всевладограде. Это тоже надо обсудить на международном совете.

- О каком совете идет речь? - не понял Зарян.

- А что случилось во Всевладограде? - словно не обратив на него внимания, спросила Амалия у царя Изяслава.

- Гая Броснова убили, это сделал один из учеников, Кабар. Он растворился в воздухе...

- Кабар! - воскликнула Амалия.

- Ты знаешь его?

Лицо Амалии помрачнело, брови сошлись на переносице, она хмурым голосом ответила.

- Да.

Увидев царя Изяслава, Амалия почувствовала себя намного лучше, его присутствие придало ей уверенности, поэтому она твердо была намерена разобраться с этим Палениным, за которым сразу же послала двоих стражников из дворца и двоих волшебников, прибывших с царем Изяславом, также она отправила стражников за Кроминым, а еще собиралась допросить свою мать. Однако молодой царь Зарян решил не забывать о том, что такое капризы, и теперь, прямо в коридоре, не взирая на всех слуг и служащих, которые проходили мимо него, не переставал возмущаться тому, что Амалия подвергла его огромной опасности, вернув во дворец. В душе она уже мечтала о том, чтобы поколотить его, связать и оставить на ночь в этом же коридоре, не поставив ни одного стражника в охрану. Пускай сидит тут и трясется за свою жалкую душёнку! К счастью, рядом нее был царь Изяслав, который спокойным и вкрадчивым голосом попросил Ингвара успокоиться и не думать об угрозах, и, если он того желает, то Изяслав может выделить ему в охрану своих самых проверенных людей, волшебников, умелых воинов и надежных и преданных слуг. Постепенно Зарян утих, но, тут же вспомнив, что во дворце против него готовился заговор, потребовал отвести его к Аглае Тарутиной.

- Я заставлю ее все рассказать! Она мне за все ответит!

Зарян уже собрался идти к ней, но тут же остановился - он ведь не знал, где ее держат, а ему до сих пор так ничего и не сказали, хотя могли бы и сразу сообщить царю о местоположении предательницы, едва он упомянул о ней. Демонстративно подняв голову и выставив вперед подбородок, он срывающимся от возмущения голосом сказал четверым служащим из аппарата государственного управления, которые прибежали сюда, чтобы лично все посмотреть и узнать, что происходит.

- Я хочу знать, где Аглая Тарутина.

Но вопреки его ожиданиям, что эти люди извинятся и сразу отведут его к ней, все четверо переглянулись меж собой и виновато опустили глаза, одна из секретарей довольно-таки спокойным голосом, без тени сожаления, ответила.

- Простите, ваше величество, но мы не знаем, где она. Мы же на службе.

- Да, и поэтому бегаете на любой новый звук! - съязвил Ингвар.

- Но, - уверенным голосом произнесла Амалия, - мы можем все выяснить. Только прошу вас, ваше величество, не забывайте: от госпожи Тарутиной нам нужны сведения, а не предоставление ей возможности посмеяться над вашим неумением держать себя в руках. Я ни в коем случае не хочу обидеть вас, - сразу заверила она его, видя, что как надулись его щеки, а губы, гневно сжатые, вот-вот готовы были выпустить поток поспешных слов, - я только хочу помочь. Пожалуйста, будьте спокойным и не давайте ей повода в чем-либо уличить вас, в том числе в неумении достойно вести себя, помните, она ведь помогала людям, которые пытались сместить вас с трона, значит, она считала это правильным. Да, конечно, наверняка ей что-то посулили взамен ее помощи, но уверяю вас - моя мать не из тех, кто за самородок золота продаст родину, а в Тусктэмии она родилась и выросла, поэтому с вашей кандидатурой она была именно не согласна; так докажите ей, что на самом деле она ошибалась, что вы более чем достойны того положения, которое занимаете.

Не смотря на в целом лестные слова, Зарян все равно обиделся и крайне недовольным голосом произнес.

- Я никому ничего не должен доказывать, госпожа Розина, и знаете, почему? Потому что я царь, царь этой страны, а вы здесь моя гостья, и прошу вас не забывать об этом.

И, развернувшись, он отправился вглубь по коридору, спрашивая у всех людей, что попадались ему на пути, не знают ли они, где держат Аглаю Тарутину. Глядя ему вслед, царь Изяслав едва заметно покачал головой и, положив руку на плечо Амалии, ободряюще сказал.

- Не переживай, просто он еще заносчивый, самовлюбленный и трусливый мальчишка. Впрочем, по последнему пункту он вряд ли когда-то исправится, да и от предпоследнего тоже, но, как бы там ни было - он законный правитель этой страны, и мы вынуждены считаться с ним.

- Да уж, вынуждены! - проворчала Амалия, но тут же сменила тон и, трезво рассуждая, предложила далее. - Я думаю, нам нужно пойти в кабинет Гравина, начальника охраны дворца, у него наверняка был заместитель, который должен знать, где держат мою мать.

- Амалия, - осторожно сказал царь Изяслав, - если не хочешь, не говори с ней, я поговорю сам.

- О, я была бы вам очень благодарна, а я тогда пойду в кабинет Заряна, я просила, чтобы мне привели туда стражников, которые пришли сменить тех, что охраняли пойманного Гедовин призрака.

- Хорошо, только давай сначала ты более подробно расскажешь мне обо всем, что тут произошло.

- Тогда, может, вы проводите меня до кабинета господина Гравина?

По пути Амалия рассказала царю Изяславу более подробно о том, что произошло во дворце, поскольку за ними шли ее охранники и стражники царя, она перешла на древний язык, так как помимо прочего собиралась рассказать царю о своей поездке за молодым правителем Тусктэмии, а также о визите к старцу Андрону. Слушая ее, царь Изяслав нахмурился. Похоже, вчерашние требования вернуть религию Алина были не просто спонтанными выкриками собранной под разными предлогами разношерстной компании, а частью какого-то большого и неплохо продуманного плана.

- Итак, - сказал он, подводя итог, - есть некая группа лиц, которая собралась убрать царя Заряна с престола, чтобы кем-то заменить его, возможно тем, кто более лоялен к религии Алина, к возвращению которой уже подготавливают население.

- Может, кто-то хочет создать нового Алина? - предположила Амалия.

- Зачем? Если Алин может послать пророка, который будет править на земле от его имени? К тому же обожествление Алина не за день произошло, на это потребовались сотни лет. Нет, здесь что-то другое. И вот что особо беспокоит меня, кто это девушка-призрак, где она и на что способна? Что если она до сих пор невидима? Это значит, что ей ничего не стоит невидимой подойти к Заряну и довершить то, что не успели сделать ее подельники. А если это случится, то ничего хорошего из этого не последует. Более того, простые люди могут решить, что ты или я причастны к этому, мы ведь здесь были, а существование невидимой девушки надо еще доказать.

- Именно поэтому вам нужно получить сведения от моей матери, я очень надеюсь, что Заряну очень скоро надоест орать на нее, и у вас появится шанс поговорить с ней.

Изяслав грустно улыбнулся.

- Да, я тоже надеюсь, что Заряну очень быстро наскучит допрос и он выбежит из комнаты, громко хлопнув дверью, но, учитывая его взрывной характер, я боюсь, что он не ограничится одними криками, так что я постараюсь защитить госпожу Тарутину от возможного рукоприкладства.

Услышав его слова, Амалия невольно ощутила холодок, волной пробежавший по спине, каковы бы ни были ее отношения с матерью, ей бы не хотелось, чтобы какой-то малодушный царь набрасывался на нее с кулаками. Даже если она их заслужила, она все-таки была уже не в том возрасте, когда это могло пройти без особых последствий. К счастью, в кабинете Демида Гравина, они, действительно, застали его заместителя и, быстро выяснив, где держат Аглаю Тарутину, царь Изяслав со своими двумя телохранителями последовал за выделенным ему проводником, а Амалия направилась в кабинет Заряна, у которого уже стояли четверо тех стражников, что нашли убитыми своих коллег.

- Проходите, - сказала им Амалия, открывая дверь кабинета, потом указав на одного из своих охранников, попросила его тоже пройти внутрь.

Ключ от кабинета она забирала с собой и сейчас вновь опустила его в карман своей летней куртки, Представив себе разъяренное лицо Заряна, узнавшего об этом, Амалия чуть улыбнулась - а Зарян так или иначе узнает, что ж, пусть позлится, только сделать он с этим ничего не сможет. Сейчас это не его кабинет.

Смущенно взглянув на Амалию, четверо стражников переглянулись меж собой и осторожно прошли внутрь кабинета, буквально прокрались. Один из них пожилой мужчина лет шестидесяти пяти, с трудом заставил себя не смотреть на Амалию, а точнее на ее живот: у него просто в голове не укладывалось, как женщина в таком положении может летать на птице рокха, разбираться с делами в чужой стране, разъезжать полдня на коне, а потом еще и проводить допрос. Но его товарищей волновало не это, а то, что сказать им Амалии было абсолютно нечего - пришли, увидели, и все. Они ничего не слышали, никого не видели, если только она их в чем-то не подозревала, а такое могло быть, и вот это пугало их больше всего, потому что опровергнуть ее обвинения они тоже не могли - как, если они ничего не знают? А на пробелах, как известно, очень легко и удобно рисовать все, что ни вздумается.

Меж тем Амалия прошла к противоположному от входа к концу стола и заняла кресло Заряна, своего охранника она попросила встать на страже позади нее, а стражникам жестом предложила сесть. Те вновь неуверенно переглянулись, но сделали пару шагов до стола и заняли места с противоположного от Амалии конца. Заметив их странную осторожность и даже страх, Амалия нахмурилась. Чего они могли испугаться? И первое, что напрашивалось само собой - им есть, что скрывать. Пробежав глазами по знакам отличия стражников, она выделила старшего по званию, по совместимости самого старшего в этой четверке, и, в упор посмотрев на него, спросила.

- Скажите, кто именно сообщил вам о необходимости сменить стражу? Ребята ведь там стояли не так уж долго.

- А-а, приказ последовал от господина Гравина на пост охраны, сменить стражников, охранявших призрака, в пять часов, мы должны были стоять до двенадцати, потом нас должна была сменить ночная охрана, если, конечно, продолжало иметь смысл охранять... призрака.

- Ясно. В каком именно виде приказ поступил на пост охраны?

- Как и всегда, в виде записке на форменном бланке. Я сдал его, но приказы хранят минимум неделю, так что при необходимости вы можете взглянуть на него.

- Хорошо, а теперь скажите мне, что именно вы увидели, когда вошли в покои Заряна?

- Ну-у, там были ребята, они лежали на полу, все четверо, у двоих был вид такой, словно им на шее удавку затянули, во всяком случае двое лежали на полу, на боку, а руки у них застыли около шеи, как - будто они хотели дотянуться до веревки, но не смогли. Не знаю, может им, конечно, просто нечем было дышать, волшебники ведь могут перемещать воздух, и как бы забрать его от человека, но вообще я точно не знаю.

- Да уж, действительно, не знаете: воздух - это не камни, и, насколько вам известно, когда дует ветер, вы в состоянии продолжать дышать, хотя я не спорю, если очень сильно сместить воздушную массу, с большой скоростью, то становится невозможно нормально дышать, однако, если бы это было так, то в комнате бы царил беспорядок. Он там был?

- Нет, госпожа, - покачал головой мужчина.

- Хорошо, насчет идеи с удавкой, я думаю, вы мыслете в нужном направлении, осталось только понять, когда и кто вошел в покои Заряна, убил стражников и освободил девушку-призрака.

Мужчины переглянулись меж собой и один из них, лысый, со смешной рыжеватой бородой, тихо, как бы про себя сказал.

- Разве это - не призрак? - он даже сам вздрогнул от звука собственного голоса, ему ведь слова никто не давал, госпожа говорила с его начальником, а он вмешался со своим нелепым замечанием, то есть замечание-то было веским и ценным, только прозвучало некстати.

- Ненужно бездумно верить тому, что говорят. Вам сказали, что это призрак, а Гедовин видела, как некая девушка, вполне себе материальная, надевает магический предмет и исчезает из виду, - рассудительно сказала Амалия, приврав для убедительности по поводу того, что именно видела Гедовин. - Вот вы знаете, что волшебники способны перемещать слои воздуха, так почему же отказываетесь верить в существование предметов, способных скрывать из виду человека?

Все четверо почти хором пробормотали нечто несвязное, в душе прекрасно понимая, что в общем-то она права, только, если представления о возможностях современной магии формировались в течение последних семи лет, то в народе издавна рассказывали друг другу страшилки о призраках. Объяснить то, что привыкли считать сверхъестественным и необъяснимым с детства, не так-то просто.

- Скажите, здесь есть этот форменный бланк для приказа на пост охраны?

- Да, наверное, - ответил ей пожилой мужчина, пробежав глазами по пустому столу.

К его величайшему изумлению, Амалия открыла первый попавшийся ящик в столе и достала оттуда стопку бумаг.

- Подойдите и поищите пожалуйста.

Мужчина даже подался назад. Это ведь были бумаги из стола самого царя! Разве мог он вот так просто рыться в них? И как могла эта женщина вот так спокойно доставать их из стола, а она меж тем начала опустошала на предмет бумаг один ящик за другим. У всех четырех стражников глаза на лоб полезли, они заерзали на мягких стульях, словно сидели на гальке, острые края которой то и дело вонзались им в мягкие ткани.

- Ну, что же вы медлите, не тяните время ни свое, ни мое!

Она немного прикрикнула на него и мужчина, вздрогнув от звука ее голоса, быстро встал и подошел к ней. По пути взглянув на стоящего позади Амалии охранника, он надеялся хотя бы встретить недоумение в его глазах в знак солидарности, но тот отнесся к этому более спокойно, в конце концов, раз Амалия обзавелась ключами от кабинета, значит, некоторые права распоряжаться им у нее были. Испытывая страшную неловкость, пожилой мужчина осторожно стал поднимать одну бумагу за другой, к счастью, бланк был четвертым по счету. Аккуратно взяв его, стражник положил его перед Амалией.

- Вот.

- Хорошо, теперь возьмите перо и чернила. Так, - протянула Амалия, и вновь стала открывать ящики стола, - где-то я их видела. - А, вот! Будьте добры, запишите распоряжение, я не знаю, как это правильно оформить, к счастью, изучать мне это ни к чему: у меня есть вы.

Амалия обезоруживающе улыбнулась, но стражник в ответ смог только скривить сомнительную физиономию, он определенно чувствовал себя не в своей тарелке, но вместе с тем испытывал настоящее восхищение этой женщиной. Все-таки она была очень решительной, строгой, обладала настоящей хваткой, любой бы на ее месте растерялся еще вчера и не знал бы, что делать, но она сразу взялась за дело, словно уже не раз попадала в подобные ситуации. И это опять-таки, учитывая ее положение. Мужчина на минуту замер, когда же Амалия слегка откашлялась, напомнив ему, где он, и что она ждет от него, встрепенулся.

- О, простите!

Пожилой стражник взял бумагу, переместил поближе к себе чернила и перо и, сев по правую руку от Амалии, спросил.

- Какое именно распоряжение вы хотите составить?

- Их два, если надо, разнесите это по разным бумагам. Во-первых, я хочу, чтобы мне прислали на смену двоих охранников, во-вторых, необходимо выделить минимум пять человек в охранники для царя Заряна, они должны неотступно следовать за ним, даже если ему вздумается принять ванну или навестить уборную. Сейчас гораздо важнее его жизнь, а не правила приличия, - видя, как брови мужчины полезли вверх, а перо в его руках застыло над открытой чернильницей, Амалия снисходительно пояснила. - Не забывайте, что по дворцу до сих пор разгуливает невидимая девушка с весьма сомнительными мыслями и намерениями. Мы не знаем, в чем именно заключается ее роль во всем происходящем, но очевидно, что она - часть чьего-то общего плана. Ну что же вы по-прежнему смотрите на меня? Пишите!

- О простите! - вновь спохватился мужчина и, быстро составив распоряжение на первом листе бумаге взялся за второй бланк, закончив, он протянул их Амалии. - Нужна ваша подпись.

- Да, конечно.

Забрав у него листы и перо, Амалия быстро, но очень аккуратно подписала свои имя и фамилию и передала бланки стражнику.

- А теперь будьте добры, отнесите их на пост охраны. И, да, попросите прислать ко мне кого-нибудь с докладом о наблюдении за домом Златана Кромина.

- Да, госпожа.

Мужчина почтительно поклонился и, забрав бланк, направился к выходу из кабинета, следом за ним вышли его сослуживцы. Она даже до самого Златана Кромина добралась! Стараясь переварить последние слова Амалии, мужчина все еще не мог поверить в то, что услышал имя такого видного и всеми уважаемого человека как Златана Кромина в негативном контексте. За ним установили наблюдение! Значит, в чем-то подозревали. А ведь это был человек мирового масштаба. О том, чтобы подивиться возможной причастности Кромина ко всему происходящему, он и не подумал, поскольку даже предположить такого не мог. Покинув кабинет и отойдя от него на добрые метров двадцать, все четверо смогли, наконец, выплеснуть часть сдерживаемых внутри эмоций и высказаться.

Стражник-проводник проводил царя Изяслава и двоих его охранников на нижние этажи левого крыла дворца, где находились камеры, в одной из них, во второй от входа камере, находилась Аглая Тарутина. Камера была закрытая, со сплошной стеной и дверью, снабженной только маленьким окошком с решеткой, через которое доносились гневные вопросы молодого Заряна, попутно с ними он высказывал Аглае все, что у него накипело в душе: во-первых, ему надоело бояться, во-вторых, он ненавидит всех, кому он, видите ли, не нравится, в-третьих, он всех заговорщиков заставит ответить перед судом, он всех их накажет так, что они горько пожалеют о содеянном.

- Вы хотели сделать из меня психа? Хотели свести меня с ума! Заставить свихнуться! Только вам это не удалось! Слышите, не удалось! Что вы молчите?! Я требую, чтобы вы сказали мне, кто стоит во главе заговора? А, может, это вы?! Это вы собиралась свести меня с ума, а потом посадить на трон своего человека? Точно! Вы ведь служили в храме Алина, вот в чем дело, вы по-прежнему фанатично верите в Алина! И теперь вы решили наказать меня за то, что развенчана старая религия, а на мое место вы хотели поставить того, кто будет выкрикивать вместе с теми вчерашними людьми на площади: "Да здравствует Великий и Всеблагой Алин!" Нет уж! Не дождетесь вы этого от меня, слышите, не дождетесь! А знаете почему? Потому, что вы здесь, сидите под замком, а я - ваш обвинитель, и мне все известно, все ваши черные мысли, за которые вы ответите. Вы мне за все ответите!

На секунду Зарян умолк, видимо, просто набирал воздуха в легкие, но Аглае хватило этого мгновения, чтобы вставить свое замечание:

- Правильно говорить Всеблагой и Великий Алин.

Заряна даже затрясло от возмущения, он яростно сжал кулаки и срывающимся, переходящим на визг голосом, воскликнул.

- Мне плевать! Слышите! Плевать, как там правильно! Ваш Алин - не Бог, и теперь вы не можете, не имеете права навязывать это мне или кому-то еще! Мы все знаем правду, а вы - фанатики, знаете только то, что представляется в вашем воспаленном мозгу!

На этой фразе Зарян замолк, инстинктивно среагировав на звук открывающейся двери. Увидев царя Изяслава, он закатил глаза к потолку и почти возмущенно спросил.

- Что вы хотели?

- Я хотел бы помочь вам разобраться в ситуации, - мягким голосом ответил Изяслав, хотя в душе осудил Заряна за неподобающий тон, но все-таки списав это на чрезмерное волнение и перевозбуждение молодого царя, никак не показал своего отношения, наоборот, даже изобразил мягкость в голосе.

В свою очередь Зарян тоже сдержался, не высказав Изяславу, что его присутствие здесь неуместно, что это его дело, и он сам должен разобраться в создавшейся ситуации. К тому же Зарян испытывал определенную неловкость и смущение: не так-то приятно, когда твоя проблема стала достоянием общественности, которая будет обсуждать твою боль как некий увлекательный рассказ, вызывающий массу эмоций. У него она тоже вызывает эмоции, и отнюдь не положительные! По телу пробежал неприятный холодок, словно отголосок сотен и тысяч голосов, касающихся его тела своими замечаниями и высказываниями по поводу недоведенного до конца помешательства молодого царя и заговора против него. А ведь у него не зря нет приближенных - он их попросту никогда к себе не подпускал, всех так или иначе отдаляя от себя, особенно льнущих к нему подхалимов с прилизанными фразами и светящимися обманным блеском глазами. С детства, с тех пор, как его мать встала у власти, Зарян только и видел, как всевозможные прихлебатели играют мнением и взглядами его матери, он поклялся не позволять им делать то же самое и с ним. На деле это дало обратный эффект - все назвали нежелание Заряна кого-либо приближать к себе его нелюдимостью, странностью и предвзятым отношением к людям. Не смотря на позицию молодого царя многие все равно продолжали пытаться угодить ему и получить его особое расположение, в том числе Златан Кромин, но все, что удалось добиться предприимчивому торговцу и дельцу, это разрешения на прием в нужные ему ведомства без предварительной записи, так как предприятия Кромина были признаны государственно значимыми.

Зарян не любил, когда ему говорили, что делать и очень часто не соглашался с принимаемыми законами и постановлениями, иногда его мнение шло в разрез со здравым смыслом, но он продолжал отстаивать свою позицию, лишь бы подтвердить свою самостоятельность. И вот сейчас царь Изяслав усомнился в его самостоятельности, иначе это назвать было нельзя: он не поверил в то, что тот сможет допросить госпожу Тарутину и получить от нее нужные сведения, и пришел, чтобы помочь. Метнув крайне недовольный взгляд в сторону Изяслава, Зарян выпрямился и, сложив руки на груди, безразличным голосом поинтересовался.

- И как же образом вы хотите помочь?

- В данный момент нам нужно разобраться в сложившейся ситуации, и ответы на некоторые вопросы нам может дать госпожа Тарутина, которая прекрасно понимает, что ее нынешнее положение очень шаткое, и что устоять у нее не получится, но в ее власти смягчить себе наказание, для этого надо только пойти нам навстречу и сказать, кто может в данный момент угрожать вам, мой дорогой Зарян.

Мог ли предположить Изяслав, что Заряну, в данный момент, действительно, угрожает опасность, смертельная опасность. После того, как Паленин убил стражников, охранявших Алтэю, он освободил девушку, наказав ей избавиться от Аглаи Тарутиной, Перед тем, как убить стражников, он расспросил их о том, что им известно по поводу заговора против царя, те охотно поведали о галлюциногенных камнях, о девице, которая, пользуясь магическим кольцом, проносила их будучи невидимой, а также они сообщили ему об аресте Аглаи Тарутиной. Не так много знала Аглая, но достаточно, чтобы сейчас представлять угрозу для всех заговорщиков: пусть она не знала всех их планов, но она знала многие имена, во всяком случае, замешанных в заговоре придворных. Он не для того убил Гедовин, Гравина и даже своего подельника, чтобы сейчас все пошло прахом. Хотя он и предполагал, что Амалия Розина не поверит ни единому его слову, но саму ее вот-вот должно было устранить известие о гибели властителя магии. Вряд ли ей будет дело да заговора в чужой стране, если ее распрекрасного мужа не станет. Да она будет слезы лить, и, сломя голову, помчится на место его гибели! А пока можно и помолчать, изобразить полное непонимание, даже поплакаться на несправедливое к нему отношение. Но не смотря на четкие указания, Алтея не могла так просто исполнить их. Услышав, что от нее хочет Паленин, она едва не задохнулась от возмущения: они так не договаривались, никто не говорил, что ей придется убить человека. Если ему так надо, то пусть сам ее и убивает. Но Владимир холодно и аргументированно пояснил, что он этого сделать не может, так как кольцо, скрывающее ее от всех глаз, создано им, а потому он сам им воспользоваться не может, искать кого-то другого нет времени: Амалия к вечеру должна вернуться, и нужно убрать к этому времени Аглаю Тарутину, иначе все их дело может пострадать, в том числе ее собственные интересы. Видя, что это не действует на девушку, Паленин пригрозил ей: он оставит кольцо на ее руке, и она до конца дней своих останется невидимой; во дворце все боялись призрака и шарахались в стороны при одном только упоминании о нем, но если до этого это была продуманная игра, то потом это станет буднями Алтеи. Девушка даже заплакала от возмущения, обиды и негодования, но ей ничего не оставалось, как дать слово Паленину, что она убьет Аглаю Тарутину.

Невидимая, Алтея прошла в левое крыло дворца и свернула в сторону камер. Сегодня все эти коридоры и залы дворца, шикарные и поражающие воображение, не восхищали ее, не радовали глаз, наоборот, угнетали одним своим видом. Если сначала дочь простой танцовщицы не могла наглядеться на всю эту красоту, то сейчас она отчетливо поняла, почему простые люди так не любят дворец: здесь люди жили в красоте и достатке, которые никогда не знали и не понимали всех тягот простого народа, считая свой народ неким грязным недостойным цивилизованного общества животным. Алтея не могла успокоиться и продолжала шмыгать носом, не обращая внимания даже на проходящих мимо и оглядывающихся слуг, придворных и служащих, которые, слыша эти тихие всхлипы, шарахались в стороны, ускоряли шаг или даже убегали. И так будет всегда, если Паленин не согласится забрать у нее кольцо! А он это сделает, если она не выполнит свою часть уговора. Но как, как можно вот так взять и убить человека? Она видела, как Паленин безжалостно, не марая рук, убил одного стражника за другим, сначала отравив воздух возле их лица, а двоих, что не умерли сразу и выжили, прижал массой воздуха к полу и сдавил им шею так, что лишил возможности дышать - они задохнулись. Алтею едва не стошнило при виде этого, она хотела закрыть глаза, но что-то заставляло ее смотреть на это, она смотрела в широко распахнутые, испуганные и застывшие глаза убитых стражников, и эти глаза по-прежнему стояли у нее перед внутренним взором. Неужели теперь и она должна лишить жизни человека, чтобы вот также заставить его в последний раз испуганно посмотреть на мир? Алтея прекрасно понимала, что это неправильно - забирать жизнь другого человека. Едва она думала и представляла, что каждый человек видит, думает, чувствует, переживает и расстраивается, радуется и веселится, воспринимая мир по-своему, и вместе с тем каждое это отдельное сознание создавало некое общее сознание, одушевляя весь мир, то понимала: человек - это уникальное создание. Да кто она такая, чтобы решать, кому и когда лишиться возможности видеть и созерцать этот мир? Ладно бы еще шла война и убивать врага было ее долгом, так как думать нужно было о жизни своей страны и своего народа. И то, даже тогда, жизнь отдельно взятого человека являлась величайшей ценностью. А тут!

Так, в нелегких размышлениях Алтея простояла у камеры Аглаи Тарутиной, успокаивая себя тем, что дверь закрыта. Хотя Алтея могла испугать стражников, потребовать у них ключи, но она сразу постаралась отогнать эту мысль. Когда в коридор вбежал Зарян, девушка вскочила - она сидела на корточках, спиной прислонясь к двери камеры - и отошла в сторону. Зарян, вот убить его она, пожалуй, смогла бы. Смогла бы, потому что ненавидела его. Ненавидела его мать, пару лет назад неудачно упавшую с взбесившегося испуганного коня, так как та отказала ей в помощи ее матери. Мать Алтеи, некогда прекрасная танцовщица, возлюбленная предыдущего царя Вячеслава, тяжело заболела, лекари только разводили руками, говоря, что ничего сделать нельзя, что всему виной интенсивные физические нагрузки при слабом позвоночнике, и что помочь ее матери вновь встать на ноги и не терпеть мучительные боли в суставах и костях может только купание в священных целительных источниках. Три таких источника находились на территории дворца, в Родниковой Галерее - она представляла собой отдельное открытое здание; стенами ему служили только высокие белоснежные колонны, держащие на себе покатую крышу, пол внутри был выложен мрамором, с вделанными в него телами крупных насекомых: в полупрозрачных плитках проглядывали крупные стрекозы, разноцветные бронзовки, черные жужелицы, майские жуки, шмели, пчелы, шершни. В центре круга располагались три родника, о целительных силах которых в народе ходили настоящие легенды. Но в том то и дело, что это были легенды, и царица могла напрямую сказать об этом девочке, но вместо этого она не могла скрыть своего возмущения: кто такие эта девчонка и ее мать, чтобы их впустили внутрь дворца, чтобы простой танцовщице разрешили окунуться в священные источники, последнее вообще было позволено только членам царской семьи! Тогда Алтея напомнила, что ее мать была любимой танцовщицей царя Вячеслава, что он был близок с ней, и хотя бы в память об этом, царица должна пойти навстречу девочке. Должна! Царица никому и ничего не была должна! Так она сказала Алтее, ни с чем девочка вернулась домой, но, видя страдания своей матери, она отважилась пойти на прием к царевичу Заряну. И что же? Он рассмеялся ей в лицо, и, не говоря ни слова, велел своим стражникам выставить девчонку вон, и впредь на сто шагов не подпускать ее ко дворцу. Обиженная и лишенная последней надежды Алтея плакала, ее мать не дожила до возрождения магии всего неделю. Алтея узнавала потом: волшебники не могли полностью исцелить ее мать, но они могли уменьшить боль, могли вновь вернуть ей способность самостоятельно ходить. И это только больше обозлило Алтею, она обиделась на волшебников за то, что они допустили исчезновение магии, за то, что не помогли ей, и девушка решила: не мне, так и никому. Если не помогли ей, то пусть не помогают никому, это было личным мотивом Алтеи в общем желании заговорщиков Тусктэмии объявить войну миру магии.

Проследив, как в камеру прошел Зарян, девушка прошмыгнула следом, проскочив за ним в неуспевшую закрыться дверь. Сейчас взглянув на Аглаю Тарутину, Алтея словно впервые увидела ее, с ужасом подумав о том, что она дала слово убить ее. Усилием заставив себя отвести взгляд, Алтея переключила внимание на Заряна. Выглядел он неважно, в помятой, местами испачканной одежде, да и пахло от него так, словно он спал в этой же одежде где-то в сыром месте. Вся красота добротного костюма словно испарилась как капелька росы с листа молодого деревца под лучами теплого летнего луча солнца, не оставив никаких следов. Про себя Алтея усмехнулась, вспомнив, что Зарян сбежал вчерашним вечером из дворца, сбежал как трус, неизвестно где ночевал, что ж, об условиях его ночлега можно догадаться. Поделом ему! С каждой секундой, пока Зарян требовал от Аглаи все ему рассказать, девушка чувствовала, как растет ее чувство ненависти к нему. Это он забрал у нее мать, вспомнив ее добрые теплые глаза, ее ласковую улыбку, Алтея с отвращением вспомнила вечно недовольное лицо тетки, которой государственные власти передали девочку на воспитание. Тетка никогда не забывала о том, что за нее почти ничего не платят, и что она обуза для нее, что Алтея неумеха, неуклюжая и неторопливая. Да такую и замуж-то никто не возьмет. Алтея частенько не сдерживалась и начинала огрызаться тетке, за что ее жестоко наказывали. И в этом тоже виноват Зарян. Медленно достав кинжал из ножен, которые ей дал Паленин, девушка крепко, до боли в костяшках, сжала рукоять и уже собралась сделать шаг навстречу Заряну, но вдруг дверь открылась и в камеру вошел мужчина в сопровождении двух охранников. Алтея даже не слышала, как он подошел, она вообще ничего не слышала, даже тех слов, которые говорил Зарян. Отрешенно взглянув на вошедшего пожилого мужчину, Алтея прикидывала в уме, где она раньше видела его, возможно, это один из придворных. Встряхнув головой, чтобы разогнать странное, полностью охватившее ее волнение, девушка повнимательней посмотрела на мужчину и отметила, что на нем не просто одежда, а некое подобие формы, черной, с сиреневыми прошивками на камзоле, от правого эполета камзола шла золотая цепочка, закрепленная справа на уровне груди округлой большой брошью, скорее это даже был простой золотой диск около трех сантиметров в диаметре, на котором был изображен герб Истмирры. Да, это герб Истмирры. Моргнув, Алтея еще раз посмотрела в лицо мужчины и узнала царя Изяслава - она видела его на портрете. Его появление никак не включалось в ее планы, вконец смутив девушку и сбив с толку. Не зная, что делать дальше, она просто стояла, рука, держащая нож, медленно опустилась. Девушка слушала, что говорит царь Изяслав и сама, невольно подчиняясь его спокойному и мягкому тону, согласилась с его словами: нужно успокоиться и допросить Аглаю. Что? Допросить Аглаю?! Вновь встряхнув головой, Алтея отогнала очередную волну, накрывшую ее сознание; нет, нужно собраться, иначе она не выполнит поручение Паленина, а значит, она навсегда останется такой как сейчас, невидимой и несуществующей для всех. Последнее, впрочем, всегда относилось к ней. Незаметная, никому ненужная, простая девочка из числа многочисленной бедноты, она не существовала в истории своей страны, поскольку никоим образом не могла повлиять на ее развитие - все, что она могла, это просто жить, мучиться также, как до нее мучилась ее мать, ее бабушка, бабушка ее бабушки. Увы, таков горький удел простолюдина! Но она не простолюдинка! Она, она внебрачная дочь царя Вячеслава, и сейчас от ее действий зависит будущее страны: если она убьет Заряна, то государство волей-неволей сменит правителя, пусть это будет не она, но в любом случае не Зарян с его консервативным и недалеким взглядом на управление страной, переданное не в меру много вообразившим о себе чиновникам, погрязшим в коррупции и силе обязательств родственных связей. Кто знает, может новый правитель окажется не таким, может, именно ему удастся что-то изменить, хотя бы разрешить тем же крестьянам пользоваться лесом или глиняными месторождениями, дав им возможность построить новые, красивые и добротные дома. И вновь крепко, до боли в костяшках сжав рукоять кинжала, Алтея, быстро подбежала к Заряну и с криком, со всей силой ударила его в самое сердце. Не ожидая этого нападения из ниоткуда, Зарян закричал и отшатнулся в сторону, полностью увернуться у него не получилось, острое лезвие кинжала проткнуло незащищенную грудь молодого человека, Алтея, стремясь вогнать кинжал поглубже, надавила на рукоять, чувствуя, что Зарян падает и она падает вслед за ним. В два шага подскочивший к ним Изяслав успел схватить невидимую девушку и удержать ее от падения, иначе бы она навалилась своей массой на рукоять кинжала и довершила бы то, что не смогла сделать с ходу. Изяслав не знал, с кем имеет дело, но, удерживая в руках невидимку, понял, что перед ним хрупкая девушка, которая теперь с криками пыталась вырваться из хватки царя Изяслава, отчаянно отбиваясь от него руками и ногами.

На шум в камеру вбежали стражники, сначала стражники царя Изяслава, потом местная стража. И какую же картину они застали? Зарян, с кинжалом, торчащим из груди, лежал на полу без сознания, рядом него уже образовалась небольшая лужица крови, уверенно продолжающая расти. В углу на голых досках сидела замершая как статуя Аглая Тарутина, она неотрывно смотрела на то, что удерживал царь Изяслав. Вот только что он удерживал? Если бы не крики Алтеи, а она требовала отпустить ее, то в головы стражников могли полезть самые скверные и неуместные мысли.

- Что вы стоите? - прикрикнул на них царь Изяслав. - Пусть один из вас срочно бежит за лекарями, а остальные - помогите мне связать преступницу!

Неуверенные в своих действиях, стражники все-таки подошли ближе и, только ощутив реальную живую плоть, поняли, что перед ними невидимый человек, а никакой - не призрак. Осмелев, стражники, даже не видя Алтеи, скрутили ее и связали по руках и ногам. Девушка плакала и выкрикивала односложные фразы: "Нет! Отпустите! Освободите меня! Я - не убийца! Это он убил! Он!" А Увидев, что Зарян зашевелился, царь Изяслав поспешно уложил его голову обратно со словами: "Не шевелись, сейчас придут лекари, они помогут тебе", Алтея заплакала еще больше. Она решилась на такое, но не смогла довести дело до конца, Зарян жив, а она связана и теперь ей уже ни за что не освободиться - Паленин не придет ей на помощь, а значит, она навсегда останется невидимкой!..

Как только увели невидимую девушку и подоспевшие на помощь лекари, наскоро зафиксировав рану Заряна, пока не вынимая кинжал, распорядились аккуратно переложить царя на носилки и отнести в больничные палаты дворца, царь Изяслав перешел к действиям. Все это время он стоял в стороне и молча, сложив руки на груди, смотрел на госпожу Тарутину, та упорно смотрела себе под ноги, но, чувствуя на себе пронзительный взгляд, постоянно ерзала на месте и нервно, громко втягивала воздух, как будто ей его не хватало. Дверь закрылась, Изяслав вплотную подошел к Аглае, по пути захватив одинокий стул, стоявший у стены перед кроватью, развернул его и поставил перед госпожой министром, потом сел, положив руки на спинку стула.

- Что ж, остались только мы с вами.

- Я не буду ничего говорить! - решительно сразу заявила Аглая.

- Серьезно? А, по-моему, вы только что произнесли вслух несколько слов.

- Больше вы от меня ничего не услышите!

Изяслав усмехнулся.

- Вы удивитесь, но это тоже слова, произнесенные вами слова, - женщина стиснула губы. - О! Не стоит так реагировать. Но вы, если хотите, можете, пока помолчать, а я вам кое о чем расскажу. О том, что сейчас стоит на повестке дня. Во-первых, в вашем кабинете найден потайной коридор, который ведет в покои царя, если точнее, в его библиотеку, это - не спальня, согласитесь, и не личная столовая, встретить там царя или уборщицу вероятность невелика. Во-вторых, об этом коридоре знала таинственная, способная исчезать девушка, которая здесь и сейчас оказалась в вашей камере. Знаете, я не хочу делать поспешных выводом, но, готов поспорить, что она пришла сюда не для того, чтобы поведать вам о том, что ей снилось этой ночью. А, судя по тому, что у нее было оружие, а Зарян оказался здесь случайно, намерения она имела очень определенные. Предположу даже, что ей сказали убрать вас, потому что, те, кто вас подрядил на этот заговор, испугались. Испугались того, что вы начнете выдавать имена, места и прочие факты, которые нарушат все, что так тщательно создавалось.

Изяслав сделал паузу, он хотел продолжить, но Аглая неожиданно вскинула голову и быстро, возбужденно заговорила.

- Да, я участвовала в заговоре! Да, я хотела сместить этого никчемного царя, который разом перечеркнул все традиции Тусктэмии, а религия Алина - неотъемлемая их часть. Но я не стану в угоду вам, отцеубийце, надругавшемуся над собственной сестрой, ничего говорить! Понятно вам?!

Аглаю всю лихорадило, она, сжав кулаки, зло и немного затравленно смотрела на царя Изяслава, но он прекрасно знал, что о нем говорили, неоднократно слышал все эти обвинения в лицо, и еще он с горьким сожалением в душе признавал свою вину, но признавал также и то, что исправить уже он ничего не может, зато в его силах правильно выбирать дальнейший путь. Глупо отрицать то, что было, но еще более глупо злиться и огрызаться тем, кто тебе об этом напоминает. Что это изменит? Ничего! Разве что порадует обидчика, что он нашел нужную точку, задел за живое и бесспорно выиграл раунд в словесной перепалке.

- Хорошо, а кому вы хотите все рассказать? - спокойным голосом спросил Изяслав, Аглая даже растерялась, никак не ожидая такой его реакции. - Называйте, ну же, не бойтесь!

- Вы, вы!.. - Аглая явно хотела выругаться, но сдержалась.

В этот момент в коридоре послышались шаги, Аглая машинально посмотрела в сторону двери, Изяслав только слегка развернулся, чтобы посмотреть - кто вошел. На пороге стояла Амалия. Не заходя внутрь, она сказала.

- Привели Паленина, Кромин уже сбежал, так что имя одного из тех, кто отвечал за финансовую часть заговора, известно, я хотела устроить им троим очную ставку, но придется устраивать ее для двоих. Сейчас его приведут.

Аглая усмехнулась.

- И на что ты надеешься, устроив эту очную ставку?

- А на что вы надеетесь, имея за собой такие прегрешения?

- Не большие, чем у тебя, дорогая моя! Мне и во сне не снилось разрушение сложившихся устоев во всем мире, это настоящий заговор против всего человечества, а не то, что против царька, немеющего собственного мнения.

Амалия несколько смутилась. В душе она надеялась, что мать будет отрицать свою причастность к заговору, но она, похоже, и не собиралась этого делать. Зато в душе Изяслава это породило тревогу: то, как реагировала Аглая, говорило об ее фанатизме, желании вернуть религию Алина и наказать виновных, значит господин Кромин (великие предки, тот самый Златан Кромин! - до Изяслава только что дошло, чье имя назвала Амалия) или кто там стоял у руля заговора, имел свои цели, о которых помощникам вроде Аглаи Тарутиной ничего не сообщили. Значит, был ли этот заговор частью чего-то большего или же ему одному посвящались все события, происходящие во дворце Дамиры, им не узнать, во всяком случае, здесь и сейчас. Можно только предположить о связи с событиями, дестабилизирующими мирную обстановку: магическая колонна в Северной Рдее, события во Всевладограде, готовящиеся беспорядки в Рувире (об этом ему успели сообщить до его отбытия в Тусктэмию). Что если это части одного целого? Допустим, тогда кому именно и зачем понадобилось убрать царя Тусктэмии и в принципе ни на что не влияющего теперь настоятеля Храма, основательно занять властителя магии и посеять панику на праздновании дня летнего солнцестояния? Этого Изяслав не знал, но твердо намеревался выяснить.

- А знаешь, Амалия, третьего человека надо добавить, раз, господин Кромин решил не радовать нас своим присутствием, мы можем заменить его на загадочную девушку-призрака. Если ее кольцо, действительно, подобно медальону Драгомира, тогда Паленин вполне может быть тем, кто его создал, и, если это так, то только он способен вернуть девушке видимый облик. Не думаю, что ей, кем бы она ни была, хочется все время оставаться невидимой.

- Хорошо, тогда я сейчас же распоряжусь привести ее.

Изяслав вновь повернулся к Аглае и внимательно посмотрел на нее, не выдержав его взгляд, она отвела глаза в сторону. Сейчас на ее лице отчетливо читались растерянность и смятение, она не знала, что делать.

Спустя несколько минут в камеру привели сначала Паленина, громко возмущающегося и требующего немедленно отпустить его, члена правительства, уважаемого гражданина, волшебника. Последним он подчеркивал свое благородство, мол, он хоть сейчас может применить магию, но, надеясь на здравомыслие стражей и тех, кто отдал им такой приказ, ждет само собой разумеющегося решения - отпустить ни в чем не повинного человека.

- Господин Паленин! - снисходительным голосом произнес царь Изяслав. - Какую же глупость вы совершили, не уехав из города вместе с господином Кроминым! Мне вас жаль.

Мужчина выпрямился и, не смотря на связанные сзади руки, изобразил крайне надменный вид.

- Я не понимаю, причем здесь многоуважаемый почетный гражданин нашей страны господин Златан Кромин, но, я уверен, по какой бы причине он не уехал из города, это его личное дело, к которому ни вы, ни я, не должны иметь никакого отношения. Что касается меня, то я признаю свою вину в гибели Гедовин Смолиной, но я уже говорил и повторюсь сейчас, что это была самооборона, и в любом случае судить меня должны не вы, а представители МСКМ.

- О, не переживайте на этот счет, - заверила его Амалия, заходя следом за стражниками приведшими повисшие в воздухе веревки.

Замотанные на руках и ногах невидимой девушки веревки действительно казались неуместно и неестественно зависшими в воздухе, если не знать, что они удерживают человека, скрытого от глаз действием магии, можно было испугаться и прийти в ужас.

- Вас будет судить сама руководитель МСКМ, а не просто ее рядовые сотрудники, - докончила свою мысль Амалия.

Паленин с самым надменным видом повернулся к ней.

- Вы не можете ничего решать в данном вопросе, потому что вы лично заинтересованы в этом деле, а значит, по закону, не должны принимать участия в разбирательстве.

- Не хочу вас расстраивать, но я действительно лично заинтересована в этом деле, а здесь и сейчас мы не на официальном слушании, значит, я могу сколько угодно допрашивать вас, только сначала расстрою: Гедовин жива, ей оказали помощь, так что скоро она поправится и, я уверена, расскажет совершенно другую историю, нежели та, что насочиняли вы. Так что это вопрос решенный, а вот вопрос о вашем участии в заговоре против царя - нет.

- Что?! - небрежно бросил Владимир. - Какой еще заговор? Да у вас горячка, милочка, что и неудивительно, вам в таком положение дома надо сидеть, а не мотаться по чужим странам. Мой вам совет, поберегите силы, и, если вам себя не жалко, то хотя бы дитя пожалейте!

- О, спасибо за вашу заботу, это так трогательно! - съязвила Амалия.

Меж тем Изяслав встал и, перевернув стул другой стороной, отдал его Амалии, обведя внимательным взглядом всех троих преступников, он бодро сказал.

- Ну что начнем!

- Не знаю, что вы там собираетесь начинать, - сказал Паленин, но Изяслав сразу же оборвал его, задав вопрос.

- Милая девушка, ты хочешь опять быть видимой?

Паленин сузил взгляд и презрительно хмыкнул.

- О! Да похоже у вас тут у всех горячка!

- Да, - прозвучал тоненький голосок молодой девушки.

- Хорошо, мы знаем, что у тебя есть некий предмет, способный делать тебя невидимой, но мы также знаем, что ты сама не можешь его снять, это может сделать только тот человек, который создал его и дал тебе. Скажи, этот человек Владимир Паленин?

- Да, - на этот раз ее голос прозвучал тише.

- Мы заставим его вернуть тебе видимый облик...

- И что вы для этого сделаете? Будете управлять моими руками?

- Если надо, то да, можешь не сомневаться, у моих людей это отлично получится. Что это за предмет, милая?

- Это кольцо.

Изяслав немного замялся, все-таки кольцо - не медальон, посторонним людям будет крайне сложно управлять руками Паленина так, чтобы он снял его.

- Как тебя зовут? - спросила невидимую девушку Амалия.

Последовало некоторое молчание, но потом тихим надтреснутым голосом последовал ответ.

- Алтея, меня зовут Алтея, я внебрачная дочь царя Вячеслава Тимея.

Такой откровенный и такой неожиданный ответ поверг Амалию и Изяслава в некоторое недоумение, они переглянулись меж собой, зато Паленину это явно не понравилось.

- Дура! Ты что говоришь! Ты что обещала!

- Вы тоже обещали, что вернете мне видимость только после того, как я убью Аглаю Тарутину, а я этого не сделала, так что же мне еще остается?! - громко, переходя на крик, ответила ему девушка.

- Дура! Они же тебя все равно не отпустят!

- Прекратите! - рявкнула госпожа Тарутина. - Вы что не понимаете, что вы сами им выдаете себя со всеми потрохами!

Она дело говорила, это понимали и Владимир, и Алтея, но, если первый мог заставить себя смолчать, то вторая напрямую спросила.

- Вы отпустите меня, если я расскажу вам все, что я знаю?

- Да, - не задумываясь ответил ей царь Изяслав.

Амалия метнула на него недоуменный взгляд. Как они могут отпустить девушку, которая покушалась на жизнь царя? Это при том, что еще неизвестно, выживет ли он, Амалия не успела уточнить это у лекарей. Но даже если он выживет и все обойдется, то как сам Зарян отреагирует на подобное решение? Амалия достаточно видела, чтобы понять: молодой царь страшно обидится, тут же изменит положение своим приказом, а господам, которые хотели заправлять в его стране, может указать на дверь, настоятельно пожелав не вмешиваться больше в дела его государства как в этом деле, так и в последующих. До сего момента Зарян, по крайней мере, признавал международный Совет, который решено было собирать после возрождения магии в случае чрезвычайный событий. К счастью, Изяслав это тоже прекрасно понимал.

- Я дам тебе убежище на территории своей страны, здесь, как ты понимаешь, тебе свободно разгуливать никто не даст, но и на территории Истмирры ты не будешь разгуливать, где попало. Ты сможешь выбрать любой населенный пункт, кроме столицы, за тобой будут приглядывать, но при этом у тебя останется определенная свобода действий. Конечно, если ты совершишь что-то противозаконное, то будешь наказана как любой гражданин Истмирры в таком же случае, но если ты захочешь просто работать и жить, то милости просим. Согласна ли ты на эти условия?

Алтея кусала губы, этого никто не видел, кроме Паленина, который, уже подразумевая ее ответ, обдумывал варианты своих действий.

- Я... согласна, - тихо, но твердо произнесла Алтея.

И тут, прежде чем кто-либо успел что-то понять, прозвучало одно слово-приказ на древнем языке.

- Убей!

В следующий миг зависшие в воздухе веревки зашевелилась, не смотря на то, что девушку было не видно, было понятно: она упала на пол и забилась в судороге. Изяслав тут же подбежал к ней и попробовал ухватить ее за плечи или за талию, чтобы хоть как-то помочь, удержать ее, отстранить от нее то, что ее мучило.

- Прекратите! Прекратите это немедленно! - потребовала Амалия.

Но Паленин, нагло ухмыляясь, без капли сожаления встретил ее взгляд и злорадно улыбнулся.

- Поздно! Ей уже ничто не поможет! Это механизм!

Механизм. Амалия прекрасно знала, что это, и ей и без того было очевидно, что просто так по одному слову невозможно применить заклинание, которое возможно обратить. Нет, это был именно механизм, заранее продуманный план, который пришлось применить и который меньше, чем за минуту успешно реализовался.

- Вы, вы убили ее! - не веря в то, что все это произошло, потрясенно произнесла Амалия.

- Да, убил! - зловещим угрюмым голосом ответил Владимир, смотря при этом на Аглаю, это был знак ей: молчи, иначе с тобой случится нечто подобное.

Не смотря на свои слова и понимание ужасной истины, Амалия с надеждой посмотрела на царя Изяслава, он все еще сидел на корточках подле девушки, держа ее за руку. Он молча покачал головой - она мертва, ей уже не помочь.

На Аглаю это тоже произвело неизгладимое впечатление. Женщина внешне с полным безразличием посмотрела на Паленина, тогда как в душе у нее все содрогнулось. Паленин убьет ее так же быстро, не моргнув и глазом. Пусть на ней нет никаких заколдованных колец, и руки, так необходимые для колдовства у него заняты, она не может быть на все сто процентов уверенной, что он ничего не сможет сделать. Паленину не важен способ, не важно сам он это сделает или чьими-то чужими руками, главное, что он готов это сделать, и ей, Аглае, стоит сейчас десять раз подумать прежде, чем делать следующий шаг.

Меж тем Амалия приоткрыла дверь в коридор и попросила двух стражников унести тело девушки, те, услышав такое, немного ужаснулись. Что это за допрос такой, разве так можно? Ладно еще пригрозить, они бы даже поняли, если бы были применены побои, все-таки словосочетание "выбить показания" появилось не зря. Но это! Стражники, двое бывалых и крепких мужчин, переглянулись меж собой, с трудом веря в то, что им это не послышалось. Потом они опять невольно перевели взгляд на царя Изяслава, конечно, они знали, что это не он нападал на Заряна, и, наверняка, не он убивал девушку-призрака, но то, что он оба раза с разницей в пятнадцать минут стоял подле пострадавших, наводило на не очень хорошие мысли. Догадываясь о причине их замешательства, Амалия пояснила.

- Паленин - убийца и предатель, он убил эту девушку, Алтею, он участвовал в заговоре против царя, поэтому, когда станете уводить его, будьте с ним осторожны. Но сначала отнесите девушку в одну из комнат на первом этаже, развяжите веревки и распорядитесь, чтобы ее где-нибудь похоронили, достойно.

- Подождите, - попросил Изяслав, переведя суровый взгляд на Паленина, он потребовал. - Верни ей видимость, хотя бы сейчас. Ты все равно убил ее, ее больше нельзя шантажировать.

Как?! - небрежно ответил тот. - У меня же руки связаны!

Ты видишь ее, и можешь заглянуть через плечо, чтобы посмотреть нашел ли ты нужный палец.

А если я откажусь? - наглым голосом, лишенный всякого уважения к царственной особе, спросил Владимир.

Если откажешься, будешь всю ночь висеть на связанных за твоей поганой спиной руках.

Вы не можете со мной так обращаться, это противозаконно, а вы, будучи царем, как никто другой должны соблюдать законы.

Законы перестают работать там, где нарушен естественный порядок вещей, и по отношению к тому, кто этот порядок разрушил и собирался разрушать дальше. Иными словами, это чрезвычайная ситуация, завтра же о чрезвычайном положении в стране будет объявлено официально, но начинается оно сегодня, - пояснил Изяслав, хотя ему и было противно фактически оправдываться перед этим негодяем, который за день убил одну девушку и едва не убил другую.

Хмыкнув, Паленин встал и, подойдя к телу Алтеи, будучи в страшно неудобной для него позе, все-таки изловчился, и снял кольцо. Когда она стала видимой, стражники даже в голос ахнули. Девушка была еще совсем ребенком, как мог этот ужасный человек так поступить с ней?! И как он предполагал поступить со всеми, случись ему бы осуществить свой план по свержению царя Заряна? Сейчас обоим стражниками хотелось подойди и, наплевав на все международные правила обращения с заключенными, избить этого мерзавца! С сожалением посмотрев на девушку, Изяслав вздохнул и опустил глаза, он, взрослый мужчина, много повидавший за свою жизнь, не мог смотреть, как уносят тело Алтеи. Какова бы ни была ее роль в заговоре, она не заслуживала такой участи.

Изяслав забрал у Паленина кольцо и спрятал в карман своего камзола. Нужно было продолжать допрос. Но не смотря на все дальнейшие попытки из Паленина и из Аглаи ничего не удалось вытащить, признав свое поражение на сегодня, Изяслав и Амалия ушли, распорядившись посадить Паленина в отдельную камеру для особо опасных преступников.

Утро вступало в свои законные права, разливаясь яркими солнечными лучами самого длинного дня в году к некоторому огорчению ночных жителей, вынужденных уйти на покой и уступить место любителям света. Сегодня и только сегодня бабочки могли летать дольше обычного, возможно, на взгляд обычного человека, пара минут не играли решающей роли, но для быстротечной жизни такого прекрасного и хрупкого существа как бабочка - это было большим сроком, которым она могла распорядиться в свое удовольствие, наслаждаясь тем, что цветы сегодня не закрывают свои лепестки еще пару минут. День летнего солнцестояния был праздником, торжеством и властью света над тьмой, именно так его воспринимали люди, во всех странах этот праздник признавали и отмечали.

Рувир готовился к празднику с самого раннего утра, а торговцы сувенирами и игрушками, костюмами и всевозможными лакомствами, привезенными издалека редкими вещами и вполне повседневными товарами раскладывали на прилавках свой товар. Некоторые отгораживали места для игр и состязаний, для театральных постановок и цирковых представлений, устанавливали места и навесы для зрителей. С самого утра Лиан был на ногах. Он очень переживал, как все пройдет, молясь о том, чтобы ничего плохого не случилось. Только бы все прошло и завершилось благополучно! Едва подумав, что может произойти нечто плохое, Лиан почувствовал, как по спине пробежал холодок. Хорошо бы все это поскорее закончилось. Поймав себя на мысли, что больше всего он хочет проснуться завтра, чтобы солнце так же, как сегодня светило и улыбалось миру, Лиан покачала головой: он ведь всегда любил этот праздник, в детстве он с нетерпением ждал его. Родители давали ему денег на личные расходы, и в этот день он мог потратить эти деньги на всякую ерунду, казавшуюся ему тогда такой заманчивой и привлекательной, как то: покататься на коне с красивой попоной, посмотреть на жонглеров, послушать историю нескольких кукол, плывущих над обтянутой плотной тканью ширмой и говорящих нереальными голосами. Подростком Лиан любил просто побегать наперегонки, обычно за такие забеги на улице взрослые ругали ребят, но в день летнего солнцестояния, в праздник, никто ничего такого не говорил, а детские крики и смех тонули в общем потоке звуков, все что-то говорили, отовсюду доносились детские смех и выкрики. И вот теперь он жаждет, чтобы это все поскорее закончилось! Лиан поймал себя на мысли, что таким образом он хочет лишить праздника всех, детей и взрослых, но, покачав головой, он отогнал эти глупые в сущности мысли. Как бы ни было томительно ожидание, как бы ни хотелось поскорее перепрыгнуть через овраг или, наоборот, подольше идти по великолепному мосту, время все равно идет своей чередой, своим размеренным шагом отмеряя новые минуты, часы, дни, недели, месяцы, годы.

Неважно Лиан чувствовал себя еще и потому, что, начиная со вчерашнего дня, страшно переживал за маленькую внучку. Когда он днем заехал навестить ее, то узнал, что девочки и двоих девушек в доме нет, они все еще утром куда-то ушли, а ему Анна оставила записку. Прочитав первых два предложения, Лиан почувствовал, как земля уходит у него из-под ног: "Господин Нисторин! Я помню о данном вам обещании присматривать за Дамирой, но она рассказала о том, что властителю магии нужна помощь, и я сразу поняла, что просто обязана помочь ей". Как она могла, как она могла поверить сну маленькой девочки! Лиан негодовал, и страшно злился на себя, что оставил Дамиру именно в доме Гарадиных.

"Я понимаю, ваше недоверие к словам девочки можно объяснить, - писала далее Анна, - и, если вдруг вы окажетесь правы, то я беспрекословно приму то наказание, которые вы мне назначите; но, если все же окажется, что Дамира права, то пусть нам помогут святые духи! Я постараюсь известить вас сразу, как только смогу, с уважением Анна Гарадина".

Прочитав записку до конца, Лиан не мог совладать со своей злостью, он выругался, чем поверг в легкое недоумение служанку Вителлия, Дэлию. Скомкав записку, Лиан хотел отправиться к Вителлию, чтобы все ему высказать, но потом передумал: что это даст? Анна решила все сама. И искать надо было ее саму, но все, что удалось узнать Лиану, это то, что Анна, Северина и маленькая Дамира улетели верхом на спине царицы птиц рокха в направлении Даллима. Решив отправить за ними запоздалую погоню, Лиан отправился в МСКМ и попросил Руслана выделить для этого пару человек и еще узнать у Данислава, где он и что с ним. Когда же волшебник сообщил ему, что властитель магии не отвечает, Лиан расстроился еще больше - выходит, Дамира говорила правду. Конечно, Дан мог не отвечать по причине того, что был занят, но, что если он не мог ответить? И, если верно последнее, то как девушке, даже не владеющей магией, маленькой девочке и еще одной сомнительной особе с антимагическими браслетами на руках удастся помочь властителю магии?

Вторую часть прошлого дня Лиан провел в своем кабинете, он слушал отчеты о том, как поддерживается порядок в городе и какие меры безопасности предприняты, но плохо запоминал то, что ему говорили, в душе радуясь только тому, что все идет благополучно, никаких подозрительных магических предметов и сомнительных личностей пока не выявлено и не обнаружено. Когда вечером к нему пришел Руслан и сообщил известия от Дана, Лиан бессильно опустился в кресло.

- Что с вами? - испугался Руслан, шагнув к нему и наклоняясь над бледным лицом мэра, но тот слабо улыбнулся и тихо пробормотал.

- Нет, нет, все в порядке.

На самом деле в тот миг в его душе кипели противоречивые чувства: с одной стороны он был искренне рад тому, что с Дамирой и Даниславом все в порядке, и он ругал себя за то, что не поверил ребенку, но с другой стороны, о чем думал Дан, зовя на помощь маленькую девочку? Или он рассчитывал на то, что она сможет найти людей, готовых отправиться ему на выручку? Лиан чувствовал, что злится на сына, но потом усомнился и в этом чувстве - может, Дан просто не мог подать знак кому-то другому. В конце концов, лично Лиан плохо понимал связь их крови, всякий раз ловя себя на мысли, что он им не совсем родственник, хотя Дан и приходился ему родным сыном, а Дамира родной внучкой. Глубоко вздохнув, Лиан все-таки постарался переключиться на празднование дня летнего солнцестояния, требующее пристального внимания и контроля. Хотя в душе оставалась некоторая грусть - как жаль, что Дан был таким неумолимым и за все эти годы не смог простить ему, или хотя бы забыть на время то, как Лиан поступил с его матерью. Ему говорили, что за глаза он называет его отцом, но при нем он ни разу не оговорился и всегда старался держаться на некотором расстоянии. Порой Лиан ревновал сына к царю Изяславу, кем ему приходился Дан? Внуком его дяди, внучатым племянником, но не смотря на такое уже в принципе дальнее родство Дан очень тепло к нему относился, часто советовался с ним и называл дядей. Однажды Лиан с плохо скрываемой обидой спросил у его величества: "Как вам удалось его приручить?", на что Изяслав погрозил ему пальцем и попросил никогда больше не говорить подобного вслух. "Он сложный человек, Лиан, у него было тяжелое детство, и поверьте он вас по-своему любит, просто есть определенный барьер, непозволяющий ему перешагнуть через него. Но если вы любите сына, то не давите на него, мой вам совет".

- Да, - вслух произнес Лиан, - есть определенный барьер...

Раздался стук в дверь и Лиан невольно вздрогнул, настолько глубоко он ушел в свои мысли. Встряхнув головой, он разрешил посетителю войти. Дверь открылась и в кабинет вошел Юлиан.

- А это ты, Юлиан? Входи. Рассказывай, как там дела в городе?

- Все нормально. Я как раз зашел, чтобы лично доложить тебе об этом прежде, чем контроль за сегодняшним праздником свяжет меня по рукам и ногам. - Юлиан прошел вглубь кабинета и устроился в кресле напротив Лиана. - Святые духи! Скорее бы уж этот день закончился!

Лиан усмехнулся.

- Не одного меня посещают подобные мысли!

- И не говори, с каким бы удовольствием я сместил эти проблемы на кого-нибудь другого. И зачем только Рувир выбрали центром праздника в этом году!

- Да ладно тебе, ты же знаешь, что для города это очень хорошо, это принесет в нашу казну приличную сумму денег.

- Как бы последствия сегодняшнего праздника не унесли из нашей казны больше денег, чем мы можем заработать!

Лиан покачала головой.

- Не говори так, оставь хоть одну светлую мысль, а то я и так уже места себе не нахожу.

- Только ли из-за праздника? - уточнил Юлиан. - Что у тебя еще стряслось? На тебе лица нет!

- Да ничего, - уклончиво ответил Лиан и махнул рукой. - Слушай, давай позавтракаем, что ли, а то, когда еще сегодня получится перекусить. Уже через час другой люди начнут выходить на улицы.

- Давай.

Лиан позвонил в колокольчик, вошла секретарь и, пробормотав: "Да, конечно!", отправилась выполнять поручение.

- А что вообще твои люди докладывают? Народ в городе не заметил увеличения числа стражников?

- Да, конечно, все всё заметили, но это же большой праздник, меры безопасности, я думаю, люди прекрасно отдают себе отчет, что безопасность важнее, даже если приходится добиваться ее такой ценой. Но, уверен также, они будут обижаться, когда к палаткам будут подходить проверяющие и досматривать и без того проверенный товар, им же не доказать, что товар проверили на скорую руку. Да за такой короткий срок и хотеть большего нельзя, но люди побурчат, вот увидишь.

- Пусть хоть жалобы пишут, у нас полно людей, готовых рассмотреть их все.

- Верно, - задумчиво пробормотал Юлиан и, помолчав, спросил то, о чем не решался спросить сразу. - Лиан, а что там по поводу присутствия магических существ на празднике? МСКМ выделила дополнительных сотрудников?

- Да, выделила, но только для того, чтобы пристальнее следить за волшебниками.

- А за магическими существами?

- С ними не будет проблем. Почему ты спрашиваешь?

- Потому что твоего сына здесь нет и, насколько я понял, на празднике его не будет, а магические существа тоже живые. Что если какая-нибудь птица рокха выпьет спиртного? Или древни? Этого ведь отрицать нельзя.

- Верно, Юлиан. А еще знаю, что помимо магических существ многие мужчины и женщины тоже будут налегать на спиртное, и кто из них будет более буйным и неуправляемым, это еще вопрос, тебе так не кажется? К тому же, помнится мне, в прошлом году кое-кто сам в нетрезвом виде наговорил лишнего одной молодой особе.

Юлиан криво улыбнулся.

- Конечно, Лиан.

- Э-э, ты извини, если что, я тебя обидеть не хотел, просто я хотел подчеркнуть: выпить лишнего со всеми вытекающими последствиями на празднике могут многие, и магические существа, и люди, причем люди из разных социальных слоев. И, да, я напомню, что Дана я не хвалю за его поведение, и я говорил ему об этом.

- Можно подумать, он раскаялся! - хмыкнул Юлиан.

- Ну, он признал, что поступил резко и необдуманно, но ты сам знаешь, он довольно вспыльчив, так что не надо лишний раз его провоцировать. Так ты... не обижаешься?

- Все нормально, Лиан, просто как справиться с подвыпившими людьми я представляю, а вот с магическими существами в аналогичном состоянии не очень.

- Ну, будем надеяться, что большой разницы между ними нет!

Слуга меж тем принес им завтрак. Перекусив, они ушли в город и, как верно предположил Лиан, поесть им не удалось до самого вечера. Проблемы и вопросы сегодняшнего дня полностью захватили их. В девять Лиан прочитал торжественную речь по случаю открытия праздника и уже собирался идти на соревнование лучников, победителей которого он должен был награждать, как спустившись с постамента увидел у своей кареты нескольких человек в форме МСКМ, а среди них Радослава Юрмаева. Статный мужчина лет сорока двух, с коротко подстриженными льняными волосами и короткой бородкой взглянул на господина Нисторина с привычным ему несколько высокомерным взглядом; потомок древнего аристократического рода Истмирры, он оказался волшебником и, так как имел опыт работы управленцем, семь лет назад был назначен царем Изяславом в качестве помощника Амалии Розиной. Издалека поприветствовав Лиана кивком головы, Радослав дождался, когда Лиан подойдет к ним.

- Здравствуйте, господин Нисторин.

- Здравствуйте.

- Есть кое-какие проблемы, нужно ваше разрешение.

Как он хотел не услышать этого за сегодняшний день! Но не получилось, день едва успел начаться, и уже обнаружились какие-то проблемы! А он так наделялся, что все обойдется, и Рувир благополучно проживет этот день, кто-то, конечно, продолжит отмечать праздник ночью, но к утру все должны были улечься и поутихнуть.

- Что случилось?

- Нам известно о группе людей, собирающейся устроить беспорядки на стадионе сегодня вечером.

- И что от меня требуется?

- Разрешение арестовывать всех без исключения. Вы же понимаете, мы отвечаем только за волшебников.

- А, конечно, делайте все, что нужно.

- Хорошо, обойдемся без формальностей? Я имею в виду без письменного вашего согласия.

- А, да, да, конечно. А что вам известно об этих людях?

- Пока ничего конкретного. Я знаком с вашей программой, если мне станет что-нибудь известно, я вам сообщу.

- Да конечно, - согласился Лиан, а в душе немного ужаснулся.

Юрмаев конечно не кто-нибудь, но все-таки, откуда он знает о его распорядке на день? А что если это еще кому-то известно? Кому-то с крайне скверными мыслями? Лиан даже поморщился. Хорошо хоть он ходил не один, а в сопровождении охраны. Обычно он услугами охраны не пользовался, но сегодня такие меры безопасности были нелишними. Оглянув беглым взглядом улыбающихся людей, Лиан позавидовал им: простые люди могут наслаждаться праздником, гулять семьями, веселиться и просто получать удовольствие. День выдался таким хорошим: на небе не было ни облачка, солнце уже успело разогреть все вокруг, а несильный прохладный ветерок, словно вызванный неким добрым волшебником, обещал разгонять дневную жару. Не смотря на ранний час отовсюду доносились смех и неумолкающие голоса, играла музыка, украшая своим звучанием звуковой фон голосов. И зачем кому-то портить такой праздник? Чего этому кому-то еще не хватает? Вздохнув про себя, Лиан направился на соревнование лучников, трое его охранником беззвучно пошли следом за ним. Да, раньше бы никто в здравом уме не захотел причинить вред отцу властителя магии, но сегодня этих людей это обстоятельство могло не остановить. И может быть, даже как раз наоборот, привлечь. Кто же они такие? И чьей поддержкой пользовались?

Дан вернулся в пещеру, надо было что-то решать с птицей рокха, но он не знал, что. Он понимал, что оставлять ее здесь одну нельзя, но и брать с собой тоже, а веревки, которыми он повязал пленников, должны были растаять через сутки. Возможно, предстоящие сутки чему-то да научат этих людей, немного пристыдят, но уж точно не изымут нехороших идей, направленных против властителя магии и магического существа, которое окажется у них под рукой, тем более, если оно будет абсолютно беспомощным. Значит, надо укрыть Солдара, чтобы никто из этих людей не увидел его и не мог причинить ему вред. Прикинув в уме пару идей, Дан решил, что лучше всего будет воспользоваться тем же способом, которым воспользовались эти люди, то есть создать иллюзию и скрыть Солдара от посторонних глаз, но сначала нужно вынести птицу рокха из пещеры. Создав воздушные руки, Дан осторожно поднял птицу рокха над полом, все пленники как один, уставились на парящее в воздухе тело огромной птицы и неотрывно следили за тем, как Дан выносит Солдара из пещеры. Многие не на шутку испугались, боясь, что эти созданные из воздуха руки не удержат такую массу, а потому люди буквально застыли от страха и, когда властитель магии покинул, наконец пещеру, с облегчением вздохнули. Долиан некоторое время стоял на месте, он думал, что сначала они займутся волшебником, поэтому он поздно встрепенулся и выбежал из пещеры вслед за Даном.

- А я уж думал, ты хочешь там остаться, что тут слишком холодно.

Пожалуй, на улице и правда было прохладнее, чем в пещере. Уже начинало светать, но остывший за короткую ночь воздух еще не начал прогреваться, легко пронизывая тонкую одежду Долиана, молодой человек вздрогнул и застегнул пуговицы своей легкой куртки - так было гораздо комфортнее.

- Дан, это же Солдар! - спохватился Баруна, увидев своего собрата, - я знаком с ним!

- С ним все будет в порядке, Баруна, сейчас ему главное отоспаться.

И, перейдя на мысленно общение, Дан пояснил ему, что хочет укрыть Солдара в одной из пещер, которую надо найти Баруне. Не говоря ни слова, птица рокха взмыла в воздух и направилась к горам Снежинской заставы. Долиан проводил его недоуменным взглядом, но Дан только чуть улыбнулся и, аккуратно опустив Солдара на каменистую поверхность, сказал всего одного слово.

- Подождем.

Долиан немного постоял, но тоже сел на корточки и, кусая губы, не решался спросить, что они будут делать дальше, как станут искать лагерь, устроенный Всеволодом. Притом, что вообще-то его ужасно клонит в сон, хоть он и просидел до этого целый день, но поспать у него не получилось - боль в затекших и ноющих руках не давала ему покоя и возможности уснуть, хотя он впадал в некое странное забытие на грани сна и полубреда, но отдохнуть за те недолгие минуты у него не получилось. Сейчас, при свете окрашенного зарей неба, Долиан получше разглядел лицо Данислава - его правильные черты лица совершенно терялись на фоне неестественных серебряных волос, а серые глубокие глаза из-под изогнутых черных бровей, казалось, пронизывали насквозь, заглянув в его глаза, Долиану стало не по себе. Он поспешно отвел взгляд, однако успел заметить, что Данислав тоже выглядел уставшим. Проводив его взгляд, Дан усмехнулся и заговорил первым.

- Я слушаю, что ты хочешь спросить?

Долиан вздрогнул. Неужели на его лице так явственно читались его мысли? Надо бы взять на заметку и впредь думать о том, как выглядишь, Долиан плохо представлял, как он добьется эффекта безразличия и полного спокойствия, но решил попробовать при первой возможности.

- Я только хотел спросить, что именно мы будем делать дальше? То есть так-то все понятно, надо найти тот лагерь, но как именно? А вдруг волшебник не захочет нам ничего рассказывать? Как мы заставим его помогать нам? И когда именно мы отправимся?

Дан улыбнулся.

- Ты прямо как моя дочь! Вопросы, вопросы, вопросы! Однако не хотелось бы, чтобы ответы слышали наши повязанные по рукам и ногам пленники. Ты не магическое существо, так что на мысленном уровне я с тобой поговорить не могу, поэтому прошу тебя, потерпи немного, ладно? И кстати, чтобы тебе не было скучно, приведи сюда волшебника.

Долиан вскочил и, пробормотав: "Да, конечно!", поспешил выполнить поручение. Вернувшись в пещеру, он подошел к по-прежнему сидящему у стены мужчине, тот косо посмотрел на него и, сощурив глаза, словно метнул в него молнию ненависти, злобы и презрения, демонстративно отвернулся, всем своим видом давая понять, что он никуда идти и отвечать на какие-либо вопросы не собирается. Долиан засомневался, а сможет ли он поднять плотного, широкоплечего мужчину, если сам он раза в полтора раза меньше него, уступая и по росту и мускулатуре, да он же просто не сможет его силой поставить на ноги - не то, что вытолкать на улицу. И связан тот, как остальные, не был, одно преимущество было на стороне Долиана - на запястьях волшебника красовались антимагические браслеты, значит, воспользоваться магией он не сможет. Магия! Вот как он заставит этого типа выполнять приказы. Решив сначала попробовать словесные меры воздействия, Долиан требовательно произнес.

- Вставай и иди к выходу.

Мужчина не пошевелился, не удосужился даже краем глаза взглянуть на молодого человека. Долиан насупился и, тоже сложив руки на груди, повторил.

- Вставай и иди к выходу, иначе я потащу тебя силой.

Мужчина хмыкнул и скептически взглянул на него, на лице его явственно читался вопрос: "Ты сам-то в это веришь?" Тогда Долиан подошел к мужчине, взял его за плечо и попытался толкнуть его, раскачать как маятник, чтобы тому пришлось увернуться и, таким образом, сменить позу безразличия. Волшебник действительно пошатнулся и даже высвободил руки, но вставать и не подумал.

- Что ж, придется мне тебя заставить.

- Валяй, сынок, только учти, я много вешу, поэтому выбирай правильно точку опоры, когда будешь тащить меня.

- У меня есть точка опоры, называется магия.

И Долиан, тремя словами придав силу своим рукам, одним рывком поднял мужчину на ноги и толкнул вперед, тот пошатнулся и упал вниз головой, успев загородить лицо руками, он так и остался лежать на каменном полу пещеры, не подумав встать. Скрипнув зубами, Долиан вновь влил дополнительную силу в свои мышцы и, подхватив Юсуфа за плечи, поднял его на ноги и, удерживая одной рукой, потянул его за собой, тот не сделал ни шагу, и потому почти сразу вновь упал.

- Да чтоб тебя! - закричал Долиан и, покрепче ухватив мужчину за плечо, волоком потащил его за собой, стараясь обходить связанных, лежащих на земле людей, иногда задевая чью-то ногу или руку.

Долиан весь взмок, заклинание здорово выматывало его, заставляя быть в постоянном напряжении и не упускать из внутреннего взора участок магического поля, и все-таки он перетащил Юсуфа через иллюзорную стену.

- О, да у нас тут немощные! - заключил Дан, скользнув взглядом на мужчину, который, едва Долиан отпустил его, сразу же повалился на землю, вновь упав вниз головой и выставив вперед руки. - Спасть так хочется? - с деланным сочувствием в голосе добавил Дан, и, немного помолчав, спросил. - Скажи мне Юсуф, ты и эти люди добровольны подписались в самоубийцы или вы надеялись убежать достаточно далеко от колонны, когда я приближусь к ней?

Мужчина промолчал, его лица не было видно, а если бы было, то Дан увидел бы, как на нем отражается встречный вопрос, который, однако, не был озвучен.

- Ты знаешь? Ты вряд ли ты знаешь что-то об этой магической колонне, поэтому я тебе расскажу. Во-первых, колонна в конечном итоге взорвется, какие бы манипуляции с ней не производили, то есть войду я туда - не войду, конец все равно один. Во-вторых, взрыв будет такой силы, что он снесет часть Снежинской заставы, часть Северной Рдэи, возможно, захватит даже Тустктэмию, убежать так просто от такой взрывной волны, нереально. Вы хотели, чтобы я прилетел сюда, и эта колонна меня уничтожила, но если бы я так сюда и не добрался, то колонна все равно бы взорвалась с теми же последствиями, только позже. Понимаешь, о чем я? Если да, то ответь мне, что заставляет вас добровольно идти на смерть? Неужели ваша вера в то, что мир без властителя магии будет лучше, настолько сильна, что вы готовы жертвовать собой, по собственной воле покидая своих близких? Что вами движет, скажи мне!

Юсуф молчал, вокруг раздавались только отдельные практически неразличимые звуки возни насекомых и мелких животных, начинающих новый день, и среди этих звуков отчетливо слышалось напряженное дыхание человека. Он терпеливо молчал, хотя о многом хотел спросить.

- Может, он, правда, всего этого не знал? - не выдержал Долиан минутного напряженного молчания.

Дан не ответил, а Юсуф, резко приподняв голову, посмотрел в глаза властителю магии и резко заявил.

- Ты лжешь!

Дан усмехнулся и покачал головой.

- Если бы! Эта колонна была придумана одним волшебником в древности еще до становления властителя магии, он создал два взрывных механизма, второй про запас, на тот случай, если бы не вышло с первым. Тот волшебник, его звали Горислав, хотел убить своего заклятого врага, и он в этом преуспел, его врага уничтожило мощным взрывом, который положил начало Поющей Равнине. Она находится в Рдэе, даже если ты там не бывал, то должен был слышать о ней и о том, какие размеры она имеет. Поющей равнину назвали потому, что душа погибшего волшебника распалась на отдельные фрагменты, которые не могут собраться воедино, чтобы восстановить целостность и найти успокоение. В Рдэе рассказывают о неупокоенной душе, бродящей по равнине и сетующей о невозможности обрести мир, теперь ты знаешь, что это правда.

- А вдруг это выдумка! - яростно выкрикнул Юсуф. - Почему я должен верить тебе?

- Ты, безусловно, можешь мне не верить, только это правда. Не знаю, что тебе рассказывал Алвиарин, он же Всеволод, но только мне и так понятно: ему нужно было иметь людей, что будут ловить сотрудников МСКМ, которых не убьет молниями колонны, а что будет потом с вами, его не волновало. Он вас использовал, только и всего.

Юсуф сжал кулаки и сел. Глядя на антимагические браслеты, он с негодованием вновь подумал о своей беспомощности. Если бы он только мог воспользоваться магией, то вызвал бы этого хваленого властителя магии на поединок, и кто бы победил, это еще неизвестно. О нем все говорят, что он не победим и очень могущественен, но одного могущества не достаточно, чтобы выиграть сражение, нужны еще и смекалка, реакция, умение пользоваться тем, что знаешь. Даже имея за душой богатый набор заклинаний можно запутаться и не суметь вовремя применить нужного заклинания. Говорят, властитель магии - это продолжение жизни Радомира, Радомир прожил уже много столетий в телах своих потомков, а значит, объем его знаний должен поражать воображение, но такой разброс данных может и должен сыграть на руку врагу. Своим поступком замуровав его силы, властитель магии доказал, что сражаться он не желает. Может, он боится как раз проигрыша, потому решил обезвредить врага верным, но не очень красивым способом. Об этом думал Юсуф, Дан не мог читать мысли людей, но он примерно догадывался о мыслях волшебника, зло и яростно смотрящего на него.

- Я не поведу вас в лагерь Всеволода! - решительно заявил Юсуф.

Он поднялся на ноги и с вызовом посмотрел на властителя магии. Дан усмехнулся.

- Я в этом не уверен.

- А что ты сделаешь? Будешь пытать меня?

- Зачем? Для этого есть твой ронвельд, он сделает то, что я ему скажу, в том числе предоставит сведения из твоей памяти. Это займет какое-то время, но я все равно намерен передохнуть прежде, чем лететь дальше, так что времени у твоего ронвельда будет предостаточно.

На долю секунды Юсуф замер, а потом с вызовом воскликнул.

- Ты трус! Трус, если прикрываешься ронвельдами, потому что сам не можешь ничего сделать! Сними с меня эти дурацкие браслеты, и я тебе покажу, что значит, не бояться смотреть врагу в лицо!

Дан вновь хмыкнул и, сложив руки на груди, снисходительным голосом ответил.

- Мне все равно, что ты думаешь, потому что твое мнение для меня ничего не значит и, если ты воображаешь, что я стану потакать тебе и пойду у тебя на поводу, то ты глубоко ошибаешься.

Слушая их, Долиан глубоко дышал так, словно Юсуф обращался к нему. Да как властитель магии может спокойно реагировать на такие заявления? Это же прямое оскорбление, сам он бы уже непременно набросился на этого наглеца с кулаками. Заметив его недоуменный взгляд, Дан спокойно перевел взгляд и посмотрел на приближающегося к ним Баруну.

"Нашел?" - спросил он.

"Да, там большая пещера, вход не очень большой, но протиснуться можно".

"А нам всем места хватит? Я намерен немного отдохнуть, надо подумать, что именно делать дальше".

"Да, хватит".

"Отлично!" Тогда возьмешь этого типчика с браслетами в лапы, а я с Солдаром полечу сам".

- Долиан, - сказал Дан вслух, - сядешь на спину Баруне.

Молодой человек молча кивнул, он все еще не понимал, почему Данислав так спокойно прореагировал на обвинения мужчины, что вполне могло говорить о правоте последнего. Ну нет! Не может же это быть правдой! Чтобы господин Данислав действительно боялся какого-то малоизвестного волшебника, пусть даже создавшего иллюзорную завесу, к слову сказать, это не каждый мог. Нет! Долиан даже встряхнул головой, в душе надеясь на то, что он просто не так все понял, и здесь есть что-то еще.

Баруна меж тем приземлился перед ними на землю и присел, чтобы Долиан мог забраться ему на спину. С некоторым сомнением молодой человек обернулся и вопросительно посмотрел на Дана.

- А как же вы?

- Я следом, - чуть улыбнулся Дан. - Взлетай, Баруна!

Оттолкнувшись от земли, птица рокха сделала несколько мощных взмахов крыльями и поднялась в воздух, потом спланировала и подхватила лапами подавшегося назад Юсуфа, он даже вскрикнул. Это было так унизительно, чтобы его везли как какой-то груз. Он же человек, всадник, а не игрушка огромной птицы! Скрипнув зубами, Юсуф с ненавистью посмотрел на властителя магии, который, создав мощный поток воздуха, оттолкнулся от земли и поднялся метров на десять вверх, потом создал две воздушные руки и поднял безвольное тело второй птицы рокха. "Артист!", зло подумал Юсуф, но невольно позавидовал: никто не мог так управлять воздухом, лететь, одновременно удерживая объемный предмет. У Юсуфа даже голова разболелась, едва он подумал о том, как можно удерживать в мыслях два участка абсолютно разных магических полей. И все равно, это ни о чем не говорит. Сила и знания не давали властителю магии заочного права на власть.

Баруну пролетел немного в сторону Снежинской заставы и приземлился у входа в пещеру. "Все логично, - подумал Юсуф, - не тащить же ему беспомощную птицу рокха с собой". Не достигнув земли где-то с метр, Баруна небрежно швырнул Юсуфа на каменистую поверхность, тот больно ударился о спину, перекатился два раза и врезался головой о край входа. Невольно застонав, Юсуф обхватил голову руками и осторожно ощупал - крови не было, но было все равно очень больно. Подтянув под себя ноги, мужчина хотел встать, но Баруна словно нарочно задел его крылом, когда проходил внутрь пещеры, вновь заставив его упасть. Зло скрипнув зубами, Юсуф адресовал в его адрес парочку проклятий. Долиан уже подумал, что Баруна сейчас развернется и заставит его ответить за свои слова, но, как и Данислав, Баруна никак не отреагировал на это. Не выдержав, молодой человек, осторожно подбирая слова, спросил.

- Я не понимаю, объясни мне пожалуйста, неужели вас, тебя и господина Данислава, это... не обижает. То есть я имею в виду, почему вы... Я не считаю, что нужно срываться, просто это же, его слова... это обидно.

Раздался странный звук, как будто старое колесо телеги отлетело от оси, Долиан даже вздрогнул, он никогда не слышал, как усмехаются птицы рокха, и, если бы не утренний свет, проникающий в пещеру, он бы так и не понял, что это было, если бы не увидел, как скривился клюв, а глаза насмешливо поглядывают на него. Баруна именно усмехнулся.

- Данислав ответил тебе: этот тип не достоин того, чтобы с его мнением считались. Да, и Дану, и мне неприятно, но мы хотим и не станем потакать этому человеку и ввязываться в перепалку только потому, что последнему обидно, а злость переполняет его через край.

- Да, но он ведь наверняка считает, - Долиан посмотрел в сторону Юсуфа и перешел на шепот, - что вы согласны с его словами. То есть он чувствует себя победителем.

Тут раздался звук десятков падающих старых колес. Баруна смеялся. Долиан недоуменно смотрел на него, вроде бы ничего смешного он не говорил, но, отсмеявшись, Баруна пояснил.

- То, что происходит в его маленьком мирке, не должно тебя касаться. Пусть себе на здоровье считает так, но его видение мира - это еще не весь мир, пойми, малыш, к этому надо относиться спокойно. Вот если бы этот парень был каким-то отъявленным негодяем, держащим в страхе целый город или даже страну, и публично бы заявлял, что ему ничего не стоить победить в поединке властителя магии, то он непременно ответил бы за свои слова, а так это пустое сотрясание воздуха, пускай говорит, что хочет.

Долиан шумно вдохнул воздух.

- Наверно, мне это надо осмыслить.

- Да, подумай над этим. В жизни, знаешь, очень полезно иметь такой довод, особенно, если какой-то недоумок начнет задирать тебя, а ты станешь злиться на него и выходить из себя. Подумай прежде, чем отвечать ему.

Не смотря на то, что говорили они тихо, Юсуф слышал их и от того разозлился еще больше. Значит, властитель магии ни во что не ставит его, в этом все дело, а свои заявления Юсуф сделал не публично, а, так сказать, при своих, поэтому пусть себе сотрясает воздух. Скрипнув зубами, маг заставил себя подняться на ноги. Дан уже спускался, но Юсуфу было все равно, и он демонстративно зашагал прочь, в сторону своего бывшего лагеря. Не долго думая, Дан, едва отпустив Солдара, создал поток воздуха и сбил мужчину с ног, тот все равно поднялся и опять пошел, Дан вновь сбил его, на этот раз заставив откатиться на несколько метров. Упав во второй раз Юсуф разбил себе нос, а еще заработал минимум два синяка на лбу, услышав позади себя шаги, он вновь сжал кулаки и заставил себя встать.

- Чего ты добиваешься? - спокойно спросил Дан. - Чтобы я держал тебя на привязи? Это можно устроить.

- Делай, что хочешь! - отрезал Юсуф и сделал шаг вперед.

- Слушай, ты, часом, никаких травок не курил? Такое рвение, такая ненависть, невольно создается впечатление, что я разрушил твой дом, когда ты был еще ребенком, поэтому ты поклялся отомстить своему обидчику во что бы то ни стало. Может, тебе пригрезилось нечто подобное? И ты теперь свято веришь в то, что это правда?

- Да пошел ты! - отрезал Юсуф и сделал второй шаг.

Чуть покачав головой, Дан вернулся к Содару и сначала перенес его и устроил в пещере, а потом уже вернулся назад, бесцеремонно подхватил Юсуфа воздушной рукой и барахтающегося доставил его в пещеру.

- Отпусти! Поставь меня на землю!

Не обращая внимания на его причитания, Дан перенес мужчину в пещеру и в метре над поверхностью убрал воздушную руку - Юсуф упал камнем вниз, еще раз ударившись головой, разбитый нос отозвался новой волной боли, на миг Юсуфу показалось, что носа у него больше нет, но раз была такая боль, значит нос еще на месте. Не давая ему опомниться, Данислав вновь поднял его и откинул к стене, потом встал поудобнее и, расставив руки, создал две каменные скобы, а потом метнул их в стену, приковав руки Юсуфа к камню.

- Что мало двух браслетов, решил добавить еще два?

- Еще одно слово, и я заткну тебе рот, - пригрозил Дан, Юсуф воодушевился: неужели он начинает злиться?

- А я не замолчу! Я буду говорить, я тебе все скажу, все, что о тебе думают свободные волшебники, которые не трясутся при одном упоминании имени властителя магии. Ты думал, что стал самым главным царем в мире? Небось, вскружило голову открытие того, кто ты есть на самом деле?! Только что был простым парнем из маленького города и тут такая известность! Да, вот только все, что тебе дано - это достояние Радомира, а сам ты ничего не можешь, ты даже не смог себе жену нормальную найти, нашел какую-то недотрогу на девять лет старше себя.

В мыслях Дан уже несколько раз четвертовал этого негодяя, но еще в детстве он хорошо усвоил этот урок. Сколько раз он ввязывался в драку только потому, что кто-то неодобрительно отзывался о нем, потом он пытался быть своим для всех, чтобы его не задирали сыновья богатеньких родителей, которых отправляли в закрытую школу не столько по велению общества, сколько потому, что они изрядно доставали своих предков, очерняя славное имя своими необдуманными поступками и словами. Но оказалось, что всем угодить невозможно, поэтому Дан бросил эту затею и стал жить так, как ему хотелось. Не обращать внимания на едкие замечания получалось не всегда, искоренить свои обидчивость и вспыльчивость Дан так и не смог, но все-таки он научился быть выше этого. Поэтому сейчас он молча обратился к промежуточному магическому полю и в следующую секунду рот Юсуфу закрыла каменная прослойка, дополнительной скобой приковавшая его голову к стене. Глубоко вздохнув, наслаждаясь создавшейся тишиной, Дан прошел к устроившемуся в углу Баруне и сел рядом него, облокотившись головой о его теплое тело.

- Долиан, отдохни. Торопиться нам некуда, а в том лагере нас неизвестно, что ждет. Если там все настроены так, как наш дорогой друг, то нам придется отбиваться от их гневных вполне материальных нападок.

Молодой человек стоял, яростно сжимая кулаки, он страстно хотел набить этому Юсуфу морду, восприняв его обидные слова в адрес Данислава как в свой. Эти обвинения были явным перебором, за которые Юсуф просто должен был ответить. Заметив его волнение, Дан спокойно сказал.

- Успокойся, Долиан, все не так смертельно.

- Но, господин, можно я хоть один раз врежу ему?

- Не надо, лучше залечи ему нос, иначе он у нас скоро задохнется.

- Что?! Я не буду!

- Нет, Долиан, он нужен нам живым, если он умрет, то его ронвельд тоже погибнет, а я этого не хочу.

- А разве нельзя освободить его ронвельда от союза с ним?

- Можно, но на это нужно время, однако сейчас их связь нам нужна, иначе мы не получим сведений из его памяти. Пожалуйста, будь другом, сделай то, о чем я тебя прошу.

Долиан с минуту молчал, кусая губы, но, наконец, негромко признался.

- Простите, но я могу только оказать первую помощь. А у него, похоже, нос конкретно разбит.

Вздохнув, Дан нехотя встал и подошел к Юсуфу, постепенно восстановил поврежденные ткани и хрящи, через минут пятнадцать на лице Юсуфа остались только следы его травмы - кровь и прилипшая к ней грязь, но нос был целым и невредимым. Судорожно вздохнув, так как воздуха ему отчаянно не хватало, Юсуф пытался отдышаться.

- А теперь постарайся успокоится и немного отдохнуть.

Как успокоиться, Долиан понятия не имел, но постепенно размеренное дыхание Солдара, подле которого он устроился, следуя примеру Данислава, заставило его тоже дышать ровнее, дрожь из тела ушла, и на молодого человека навалилась усталость, он вспомнил о том, что хотел спать, просидев несколько минут так, он понял, что и сейчас его страшно клонит в сон, не сопротивляясь более организму, Долиан скользнул в прозрачную дымку сна.

Дан тем временем тоже пытался успокоиться, он по-прежнему чувствовал усталость и некоторую слабость, отголосок недавнего отравления ядом лианы мести, но уснуть у него пока не получалось, с некоторой завистью посмотрев на быстро засопевшего Долиана, он вернулся к размышлениям об Алвиарине. Обратясь к памяти прошлого, Дан пытался воссоздать по воспоминаниям более полный образ Алвиарина, исходя из того, что знал Алин. Необходимо было понять, каковы истинные мотивы Алвиарина, значит, предстояло вспомнить какие-то моменты, на которые Алин не обращал в свое время внимания. Скользнув взглядом на потупившегося Юсуфа, Дан повнимательнее разглядел его: плотного телосложения, лет сорока с небольшим на вид, ничем не примечательный, но вместе с тем, обладающий определенными умениями на первоклассном уровне. Умениями. А что именно умел Алвиарин? Много чего. Это был выдающийся волшебник, искусно владеющий иллюзиями, управлением силой огня и внутренней силой растений и животных. Что ж, первому он вполне мог обучить этого Юсуфа, тогда понятно, почему Дан никогда не слышал об этом волшебнике. Обычно ему докладывали обо всех магах, незаурядно проявивших себя в тех или иных областях магии. Это было необходимо, знать, кто на что способен и что из себя представляют талантливые люди, какой имеют характер и какие могут иметь намерения.

Алвиарин был другом детства Алина, именно он помог ему пережить гибель отца, тот погиб от действия самозащиты маленького властителя магии. Отец собирался выпороть Алина за то, что тот таскал яблоки из сада одной богатой женщины, Алин, тогда восьми лет отроду, бросился бежать. Но у обрыва перед водопадом, отец настиг его и занес плеть, которая ударила его самого. Мужчина подался назад, поскользнулся и рухнул вниз с двухсотметровой высоты. Всю свою жизнь Алин не мог забыть его крика, испуганных и непонимающих глаз, и всю свою жизнь Алин винил себя в его гибели, себя и свое наследство по крови. Он никогда не радовался тому, что стал властителем магии, он никогда не относился к своему статусу с должным уважением и пониманием, поэтому потом много лет спустя он без зазрения совести убрал из мира магических существ, хотя и прекрасно понимал, насколько это плохо, но тогда каплей в и без того переполненную чашу стало предательство жены. Да, Алин считал, что поторопился, и все-таки до конца своей земной жизни он верил в ее измену, в то, что она изменила ему как жена и как идейный товарищ. А всему виной, по мнению Алина, стала магия. И все-таки, идея убрать из Реального мира магических существ принадлежала не ему, а Алвиарину. Чего он хотел этим добиться? Поверить в то, что он не ведал то, что творит, Дан не мог. Нет, здесь должно было быть что-то еще, какая-то цель, которую преследовал Алвиарин, но вот какую?

Сон, благодатный и дающий отдых, окутал сознание Долиана, он плутал по неразборчивым и незапоминающимся пейзажам, одна картина сменялась другой, но он и не стремился ничего запоминать, он просто плыл, плыл по мягкому течению сна. В какой-то момент его сон прояснился, приобретя отчетливые реалистичные краски, Долиан увидел себя дома, в общей комнате, его отец возился у плиты, откуда исходил приятный аромат жареного мяса и овощного рагу. В ожидании вкусного и сытного обеда, Долиан растянулся в кресле, отец рассказывал ему что-то о своей молодости, но он почти не слушал его и думал о том, как завтра утром поедет на службу. У него там есть интересное и важное дело - ему поручили расшифровать записку, перехваченную от одного воровского сообщества, во всю использующего магию для достижения своих грандиозных целей. Где-то на уровне подсознания Долиан отдавал себе отчет, что такого дела ему никогда не поручали и в ближайшее время не поручат, но во сне какие только фантазии не становятся реальными! Однако среди умиротворяющей домашней обстановки сквозь голос отца Долиан услышал стук в дверь. "Я открою", - сказал молодой человек и пошел к выходу. Открыв дверь, он замер. Вместо привычной картины деревенской улицы он увидел сплошную пелену тумана, сквозь которую периодически вспыхивали перламутровые звездочки. Отец окликнул его, спросил кто там. Долиан уже собирался сказать, что там никого нет, и стук ему послышался, как что-то в глубине тумана шевельнулось, неясная тень проскользнула вблизи него так, что молодой человек невольно подался назад. Собравшись все-таки закрыть дверь на этот раз из-за испытываемого страха, Долиан дернул ручку на себя, и вдруг услышал чей-то голос, испуганный, жалобный.

- Помоги мне, пожалуйста!

Долиан замер, через полуприкрытую дверь он видел участок тумана с перламутровыми проблесками. Кто может находиться там? А вдруг это кто-то из деревенских? Что если там что-то случилось? Позади него раздался звук приближающихся шагов - это был отец, он говорил ему закрыть дверь, но Долиан резко открыл дверь и шагнул наружу.

- Кто здесь? Дядя Виктор, это вы? Боян? Рюрик? Где вы? Отзовитесь, прошу вас!

С минуту ничего не происходило, Долиан слышал только стук собственного сердца. Здесь, снаружи, было ужасно холодно, юноша невольно обхватил себя руками и стал растирать ладонями предплечья, надеясь хоть как-то согреться. Вдруг в толще тумана промелькнула тень, потом еще раз, перемещаясь зигзагом, она направлялась прямо к нему. "Надо бежать!", - промелькнула благая мысль, но Долиан почему-то не мог сдвинуться с места. Тень буквально повалилась на него, и чужие мысли волной ворвались в его сознание. Страх, ненависть, боль, отчаяние и яростное стремление добиться желаемого, того, во что свято верил этот человек. Человек, это человек или, скорее, то, что от него осталось. Перед сознанием Долиана замелькали образы: деревня, затерянная среди песков, забытый храм Бога Судьбы, а потом случилось то, о чем раньше говорилось только в легендах. С неба спустился человек с серебряными волосами, враг, которого они должны были уничтожить, их миссия перестала быть частью веры и стала частью их жизни. Долиан словно видел этот священный блеск в глазах, это фанатичное стремление выполнить постулаты своей веры, на какие бы жертвы не пришлось для этого пойти. Однако это было до того, как он осознал, что скоро погибнет. Погибнет, но ради чего? Ради осуществления придуманных не им постулатов? Почему он верил в это раньше, так свято и так рьяно? Только потому, что кто-то когда-то сказал, что это правильно. А почему это правильно? Этот человек усомнился, Долиан видел его чувства насквозь, и теперь у него просили помощи, но он не знал, как это сделать, что он в принципе может сделать. Словно читая его ответ, человек дернулся назад, он был в отчаянии, страх готов был поглотить все его шаткое сознание, окунув в пучину безрассудства и сумасшествия.

И тут позади себя Долиан услышал крик, кто-то звал его, но это был не отец, это был чей-то другой, очень знакомый голос, его звали назад. С силой заставив себя обернуться, Долиан увидел горы Снежинской Заставы и бегущего к нему Данислава. Встряхнув головой, молодой человек вскрикнул - такой болью отдалось это во всем теле, но, ощутив эту боль, он окончательно проснулся, с ужасом осознав, что стоит внутри магической колонны. Как же он оказался здесь? Все еще не веря в то, что это правда, Долиан оглянулся, к нему приближалось еще три тени, перемещаясь зигзагами, они двигались с разных сторон, в отличие от своего товарища, они не собиралась отказываться от своей веры, горя только одним желанием: покарать того, кто усомнился.

- Долиан! Вернись назад! - крикнул Данислав.

Молниеносно отреагировав на звук его голоса, три тени проскользнули мимо Долиана и ринулись к границе магической колонны. Странно, но внутри не было почти никаких звуков, которые должны были быть, создаваемые движением воздуха, снаружи колонну окружал довольно мощный звуковой фон, но здесь все звуки словно утонули в забытии. Меж тем Дан остановился, огромная светящаяся молния гулко скользнула откуда-то сверху, Долиан, естественным образом реагируя на звук, поднял голову и теперь неотрывно, следил за молнией, с ужасом понимания, что она возникла не просто так.

- Нет! Назад! Вернитесь назад! - крикнул он Даниславу, но было уже слишком поздно.

Долиан даже не успел до конца выкрикнуть фразу, как молния ударила в Данислава, его серебряные волосы блеснули при ярком свете, и молния, отскочив от невидимого щита, со всей мощью ударила по границе колонны, пробила насквозь ее движущуюся перламутровыю основу и умчалась куда-то дальше. И тут же вторая раскаленная стрела скользнула сверху и направилась по пути первой.

"Нет! Нет, все неправильно!" - услышал Долиан где-то вблизи от себя. Сложно было сказать, произнесли ли это те тени вслух, или Долиан просто догадался о ходе их мыслей, а его дар так ярко прорисовал их намерения в отчетливые слова. Впрочем, это было неважно, самым главным было то, что они расстроены, недовольны. Обернувшись, он увидел по-прежнему находящуюся рядом него тень.

- Что происходит? - спросил Долиан, не до конца уверенный в том, что это существо слышит его и способно понимать.

Тень дрогнула и замерцала, казалось, еще чуть-чуть и она просто исчезнет. Долиан отступил на шаг назад, тень последовала за ним и, скользнув у самого его лица, прошелестела.

- Магия колонны должна была среагировать на него, пропустить, а потом уничтожить. Но она обороняется, как и раньше, это неправильно.

Долиан обернулся, молнии одна за другой атаковали Данислава, но он, целый и невредимый, по-прежнему шел дальше. "Он ведь идет за мной!" - проскользнуло в мыслях Долиана, он уже собирался пойти на встречу, но, решив не терять такой шанс, повернулся к тени и спросил.

- Почему ты просил о помощи?

Если эти тени находились внутри колонны, значит, они были здесь не просто так, наверняка, на этих фанатично настроенных людей, точнее, на то, что от них осталось, возлагалась какая-то миссия и, если он сможет понять какая, то, возможно, сможет помочь властителю магии уничтожить эту колонну. Однако следующие слова тени заставили его ужаснуться.

- Отдай мне свое тело, мне нужно новое тело!

Долиан подался назад, тень последовала за ним и почти прикоснулась к его лицу, молодой человек вскрикнул и бросился бежать. Он не оглядывался, но внутренним чутьем знал, что призрачная душа следует за ним, сейчас он отчетливо видел и читал ее намерение: забрать новое тело. Над ним по-прежнему вспыхивали молнии, и, возвращаясь назад, они пронзали тело колонны, разрывая и разрушая его. Но в какой-то момент молнии угасли, а три тени кольцом окружили Данислава. Раздался щелчок, потом страшный взрыв, и все утонуло в небытии. Долиан чувствовал, что падает, что его относит куда-то в сторону, а чье-то сознание проникает внутрь него, и он ничего не может с этим поделать.

Несмотря на свои размышления, Дан постепенно задремал и проспал несколько часов, а проснулся от какого-то странного тревожного чувства. Открыв глаза, он окинул взглядом пещеру, почти полностью освещенную поднявшимся высоко солнцем, и увидел надменно смотрящего на него Юсуфа, создавалось такое ощущение, что он ухмыляется не смотря на заткнутый рот, отображая свои эмоции во взгляде. Солдар и Баруна спали, а вот юного Долиана не было. Конечно, он мог просто выйти освежиться, но что-то подсказывало Дану, что это не так и с парнем случилось нечто скверное. Он встал и вышел на улицу. Первой, на что волей не волей он обратил внимания, была колонна, и к ней уверенным шагом приближался Долиан. Он был так близко, еще немного, и колонна просто уничтожит его. Не чувствуя ног под собой, Дан бросился за ним, с опозданием подумав, что быстрее и эффективнее было бы взлететь, он уже собирался остановиться и подняться в воздух, как вспомнил одно важное обстоятельство: молнии уничтожили птиц рокха и их всадников. - Что если на пешие угрозы колонна реагирует медленнее, ведь Долиан уже совсем близко к ней, а значит, в зоне ее поражения, но он пока жив и идет дальше. Почему он идет? Дану хотелось догнать его и отругать, высказав ему весь набор ругательств, какие только существовали на свете, ну, по меньшей мере, получить от него объяснения. Он окликнул парня, тот не отреагировал, Дан позвал его снова и снова - Долиан остановился, наконец-то обернулся и вскрикнул. Дан услышал его крик, потому что гудящий звук, исходящий от колонны, неожиданно затих, значит, он вступил в зону влияния колонны - назад пути нет. Ожидая ответных молний, Дан поднял голову, краем глаза заметив, как к Долиану приближаются какие-то тени, а потом из глубин колонны, скользя по ее цилиндрической поверхности, показалась молния и, беззвучно блеснув в перламутровом тумане, бросилась прямо на него. Дан знал, что его самозащита сработает, значит, молния отскочит назад и взорвет колонну, он уже собирался отклонить светящуюся изогнутую стрелу, как в голове промелькнуло воспоминание о той истории: волшебник, которого собирались убить таким способом, поступил именно так, после чего колонна стала испускать десятки молний подряд, это привело к ее перегреву, и она взорвалась. Раз все равно, итог один, почему бы не пойти к нему другим способом? Дан слышал, как Долиан кричал ему возвращаться, но он продолжал идти вперед, он видел, как молния ударилась о его невидимый щит и помчалась обратно. Он ничего не мог сделать и вряд ли мог сдержать такой взрыв, но он может предупредить снежин, и, если не все, то хотя бы часть из них может спастись. Дан обратился мыслями к Камилю и Баруне, передав им изображение происходящего, сказал только одно: "Бегите!"

С огромной скоростью молния неслась обратно, но, пронзив тело колонны насквозь, она улетела куда-то дальше, то же произошло и со следующей молнией, а потом они стали вылетать с завидной частотой, как настоящие орудия, не давая врагу опомниться, но, вместо того, чтобы уничтожить своего противника, они уничтожали естество своей прародительницы, видимо, это страшно не понравилось мчащимся к нему теням. Может, надеялись, что властитель магии станет обороняться? Дан знал, кто эти тени, и он был готов отразить их атаку, даже если у него ничего получится, он должен попытаться остановить их, чего бы это ему не стоило, даже если ему придется расстаться с жизнью. Главное, что после него есть кому продолжить его дело. Конечно, Дамира, еще очень мала, но у нее есть хорошие помощники, они не оставят ее. Только бы Амалия не потеряла ребенка, узнав о его гибели! Мысленно он обнял их всех: жену, дочь, отца, брата, названную сестренку, верного друга птицу рокха - ради них умереть не страшно. Ради них он должен остановить этих существ и не дать им разрушить мир, в котором живут его близкие.

Тени окружили его, Дан не был до конца уверен, но ему показалась, что тень по правую руку от него - это то, что осталось от Миланы. Все три странных неестественных сгустка темной массы, напоминающих очертаниями людей, сомкнули руки и обрушились на свою жертву всей силой своего поврежденного сознания. Сейчас ими двигало только одно - навязчивая цель, продиктованная их фанатичными земными верованиями. Все было как тогда - яростные снаряды ворвались в его душу, намереваясь раздробить ее на осколки, а вместе с ней разрушить основы мироздания - четыре магические опоры, на которых зиждется мир. Неужели Алвиарин не понимал того, чем это все может закончиться? Или, зная о возможностях нынешнего властителя магии, он верил в то, что тот погибнет сам, но не даст погибнуть миру?

От жестокого натиска душа Данислава сжалась в комок, сейчас внутренним взором он увидел четыре опоры, увидел и ощутил глубину и могущество сердца мира, и тут его осенило. Все свое сознание он направил в Храм Магии, потомки Светозара последовали за ним. Очутившись над сердцем мира, Дан обратился ко всем магическим существам, прося их о помощи, если они поддержат его, то многократно увеличат его силы, тогда он сможет дать достойный ответ разрушительной силе раздробленных сознаний, тем более, что это и их мир тоже. Отсюда, из Храма Магии, Данислав смог обратиться ко всем магическим существам, а не только к тем, кто был поблизости от него. Он не был уверен, что эта его догадка окажется верной, но они услышали, все услышали и откликнулись на его призыв. Дан ощущал прилив невероятной мощи и энергии, все магические существа были готовы стоять насмерть, лишь бы не дать миру погибнуть; с не менее яростными намерениями, чем у душ потомков Светозара, они бросились на своего противника, вытесняя их из магических опор, а потом буквально разрывая на части.

Едва тени обрушили свою мощь на властителя магии и основы мироздания, как мир пошатнулся. Тот взрыв, что слышал Долиан, был не просто взрывом, это разлетелась на части колонна, снеся часть Снежинской Заставы, но основная ее часть направилась в сторону Северной Рдэи - безжалостной рукой мощная волна снесла с лица земли три города этой страны, с десятка два деревень и все, что попадалось на ее пути - холмы, леса, поля, луга. Ничего не осталось на ее пути, только выжженная земля. Даже два озера и несколько речек и ручьев испарились, подняв их воды как дополнительные взрывные установки, колонна обрушила их силу на природу, лежащую на ее пути. Весь мир слышал отголоски этого взрыва. Жители Тусктэмии на территориях, прилегающих к Снежинской Заставе, видели, как нечто вспыхнуло в облаках, а потом земля под ними дрогнула. В некоторых местах это землетрясение нанесло непоправимый ущерб людским постройкам, но, к счастью, с этой стороны Заставы никто не погиб. Основной удар приняла на себя Северная Рдэя, князь Мстивой, стоя на балконе своего дворца, видел, как колонна, которая все последние дни находилась в поле его досягаемой видимости, буквально разлетелась на части, последовал мощный взрыв и огромная, сметающая все на своем пути волна понеслась в его сторону. Как испуганный ребенок пожилой князь вскрикнул и бросился бежать вглубь дворца, он ощутил, как под ногами дрогнули стены и пол векового замка, что само по себе уже казалось невозможным - дворец строили на века, из прочного толстого камня, чтобы его покачнуть требовалось мощное землетрясение. В главном замке Тусктэмии тоже ощутили отголоски взрыва, сильный ветер открыл несколько окон и всколыхнул тяжелые гардины. В этот момент Амалия выступала перед представителями организованного ею международного собрания, прибывшие полчаса назад во дворец Анна и Драгомир рассказали ей, что с ними произошло за последние два дня, и теперь она прекрасно понимала, - что это такое, с ужасом и тревогой в сердце думая о последствиях. Сильнейшим ураганом взрыв отразился в Пограничном мире, мощный ветер буквально прижал к земле невысокие деревья и уверенно гнул туда же кроны двухсотметровых дубов. Замысловатый замок царицы теней предательски скрипнул, словно намеревался разом развалиться на части, с замиранием сердца Северина прижала к груди чашку травяного чая, а сидящая напротив нее маленькая Дамира отрывисто вздохнула и подобрала под себя ноги. Но в отличие от многих обе они знали, что происходит борьба на скрытом уровне, что атакованы магические опоры и все магические существа объединили свои силы, чтобы отстоять общий мир.

Все волшебники ощутили невероятную тяжесть, навалившуюся на них, и даже тот, по чьей вине это произошло, при том, что нынешнее его тело не обладало способностями к магии. По-прежнему невидимый и вынужденный воспользоваться кораблем, чтобы добраться до нужной точки, Алвиарин упал на колени, судорожно хватая ртом воздух, он все равно чувствовал, что ему не хватает кислорода, а перед глазами все поплыло. Единственное, о чем он сейчас думал, это о том, чтобы Данислав оправдал его ожидания и отстоял мир ценой собственной жизни. Где-то в глубине души он осуждал себя за выбранный им способ, но выбора у него не оставалось - он вряд ли мог даже надеяться на то, чтобы манипулировать действиями нового властителя магии, и дело не в том, что он не мог создать определенные условия, а в том, что воспоминания Алина невозможно было стереть, а значит, Данислав не купится ни на какие уловки и рано или поздно раскусит его. А так у него был шанс заполучить то, что он хотел.

Многие волшебники в этот момент колдовали, мгновенно утратив связь с магическими полями, они оказались выброшенными оттуда, а их ронвельды покинули их и отправились туда, где они сейчас были нужнее. Где-то люди остались без столь необходимого и нужного лечения, где-то рухнула сдерживаемая магией балка, несколько магов в Велебинском Посаде в этот момент практиковали умение подниматься в воздух, оставшись без помощи ронвельдов они едва не разбились, и птицы рокха не бросились помогать им, они замерли на месте, словно погруженные в транс, а те, что находились в воздухе, с трудом смогли приземлиться. По-прежнему бесперебойно работали только магические механизмы. Когда попадали подброшенные вверх летающие тарелки, по которым стреляли лучники на соревновании в Рувире в честь дня летнего солнцестояния, все решили, что это какая-то незапланированная накладка, но, когда все магические существа замерли, люди не на шутку взволновались, потому что поняли: что-то происходит, и ничего хорошего это означать не может. Откликаясь на происходящее, природа резко изменила свое настроение - солнце скрылось, а небо быстро стало затягивать облаками, все вокруг потемнело, как перед грозой, стало душно, тяжело дышать.

Какую же огромную силу скрывает в себе тайна соединения отдельных частиц! Не зря они настолько прочные, что просто так их не разрушить, но годы изучения этих связей натолкнули Алвиарина на мысль, как можно разорвать их и использовать силу разрыва. Свои заметки он оставил другим потомкам Светозара, именно его указаниями воспользовалась Милана семь лет назад. Потеряв тогда дочь, она поклялась отомстить и, если надо, пожертвовать собой ради этой цели. Когда к потомкам Светозара явился тот, кто назвал себя Алвиарином, и процитировав многие тексты их священных книг, доказал, что он тот, кто он есть, тогда Милана поняла - это шанс, она пошла за ним, она повела за ним свой народ, и сейчас она была намерена достичь поставленной цели. Но отдельные, поврежденные фрагменты ее сознания столкнулись с невероятным сопротивлением, рождая лишь новую волну ненависти и негодования. Как хотелось ей разом уничтожить их всех, всех, кто встал на ее пути, тех, кто лишил ее дочери. Милана не отдавала себе отчет в том, что вообще-то она сама отправила Войславу на смерть, теперь последовав за ней ради тех идей, в верности которым она поклонялась с самого детства, как сейчас она не отдавала себе отчета в том, что ее натиск может уничтожить магические опоры и вместе с ними весь мир. Но магия виделась ей врагом, даже метод, которым она воспользовалась сейчас, казался ей отвратительным, но против врага нужно бороться его же оружием, если хочешь победить. Победить, раз и навсегда, чтобы потом никто не мог обратиться к волшебству и силе четырех магический полей, их попросту больше не будет.

С новой и новой силой разрозненные, но объединенные одной целью, частицы сознания Миланы и двоих ее товарищей, набрасывались на магических существ, вставших против них. Среди них был и властитель магии, отчаянно сопротивляющийся и непостижимо как, но сдерживающий силу их атак. Если бы только можно было соединить заново все эти отдельные частицы! Но Дан не знал, как это сделать, поэтому все, что он мог, это уничтожать отдельные фрагменты. Но способ восстановления существовал, ведь та тень, что атаковала Долиана, в своем стремлении вернуть себе тело, не последовала за главой своего племени, она осталась, она даже защитила Долиана от взрыва, лишь бы не потерять возможность вновь стать живым человеком. Отдельные частицы сознания этого человека уплотнялись и объединялись, движимые одной общей целью, при этом мысленно он не перестал атаковывать сознание Долиана, непонятно каким образом, но паренек еще держался, не давая вытеснить себя из своего тела. Он пытался поговорить с потомком Светозара, но тот как формулу твердил только одно: "Отдай мне свое тело!" Но в какой-то момент он все-таки отреагировал на призывы молодого человека.

"Ты можешь вернуть свое тело!" - твердил в свою очередь Долиан.

"Это невозможно!"

"Возможно, если ты захочешь этого"

"Я давно хочу этого, но у меня ничего не получается!"

"Сейчас все по-другому, я чувствую, что твои мысли становятся более упорядоченными. Пожалуйста, поверь мне, я умею читать намерения людей, до этого ты словно говорил с разных сторон, но сейчас все по-другому, ты уплотняешься, иначе даже не сказать. Послушай, попытайся! Зачем тебе мое тело? У меня неизлечимое заболевание, даже самые искусные волшебники не могут исцелить его. Лет через десять я не смогу ходить, а еще через десять, я не смогу даже говорить. Это наследственное и периодически проявляется в нашем роду. Неужели ты хочешь такой судьбы? Без обид, но врагу не пожелаешь".

"Ты лжешь! Ты просто пытаешься отговорить меня, заставить пожалеть тебя".

"Ты видишь меня насквозь и знаешь, что это правда. И, честно, мне не жалко тебя, если ты познаешь все тяготы моей болезни, наоборот, это было бы тебе хорошим наказанием, но сейчас я почти уверен, что ты можешь самостоятельно восстановиться. Невозможно соединить частицы в зажигательных шарах, если они разлетаются в разные стороны, то это билет в один конец, но у тебя есть шанс, потому что ты - разумное существо и у тебя есть сознание и стремление, которое ты можешь использовать с пользой для себя, а так ты убьешь меня и пострадаешь сам".

На какое-то время атаки на его сознание прекратились, человек взял паузу, чтобы поразмыслить на тем, насколько Долиан может быть прав, а что если он прав? Ведь это же шанс вернуть себе себя, а не занимать какое-то чужое, совершенно ему незнакомое тело. Решив подтолкнуть его, Долиан вновь принялся уговаривать его.

"Попробуй, я ведь отсюда все равно никуда не денусь".

А, действительно, он никуда отсюда не денется. И человек решил попытаться, но в ту же секунду смутился: он столкнулся с тем, что не знает собственного имени. Немного сбитый с толку, он задумался, пытаясь найти свое имя в глубинах своего сознания, он стал читать и вспоминать отдельные фрагменты своей памяти. Вот он, совсем маленький, сидит на руках матери, а она читает ему сказку. Вот он, уже подросток, купается в той речке, что текла через их оазис посреди пустынного поселения, он вспомнил свои ощущения, как приятная теплая вода скрывает его тело, охлаждая и успокаивая, как он выныривает наружу и вновь ныряет и опускается на песчаное дно. А вот он, уже взрослый, разговаривает летним вечером со своей девушкой, на ее лицо падают лучи закатного солнца - какая же она красивая и милая! Как согревает и ласкает ее улыбка. Она стала его женой, да, у него была жена, но она умерла от лихорадки, она и их крошечный сын. Как он переживал тогда и плакал, ничто не могло успокоить и вернуть ему то спокойствие, какое возможно только тогда, когда живы твои близкие. Потом он потерял отца, и новая рана оставила большой рубец на его сердце. Весь мир, вроде бы такой же с виду, стал для него другим, чужим, он как-будто очутился в мире, очень похожем на его собственный, но все-таки чужом для него. Да, у него остались воспоминания, остались чувства, но они не могли согреть его, они только мелькали в сознании как отдельные картины, всякий раз с болью отзываясь в мыслях - это было, это невозможно вернуть. Но почему же сейчас он захотел взять себе другое тело? Зачем? Чтобы продолжать жизнь в этом мире? Да, потому что жизнь продолжалась дальше, он осознал это и пусть он теперь живет в другом мире, но у него по-прежнему есть мать, есть сестра, есть друзья и товарищи, есть вера. И тут же новая волна боли захватила его: они ведь все погибли, все близкие ему люди, этот взрыв уничтожил столько территории. Внутренним взором он видел, то, что последовало за взрывом, видел и возненавидел того, кто сговорил его на это. О Великий Бог Судьбы! Что же он наделал?! Он погубил себя, погубил свою семью. Но тут же встречная мысль шевельнулась в его сознании - он сделал это во имя веры, веры в то, что мир будет лучше и чище без магии и всех ее проявлений. Невозможно и немыслимо, чтобы человек стал наполовину магическим существом, это неправильно и противоестественно. Нет! Все неправильно! Неправильно так вредить миру, неотъемлемой частью которого является магия. Сейчас, открытый миру, Дир - он вспомнил, его звали Дир - понял, что заблуждался в своем стремлении следовать верованиям своего далекого предка. Что он мог сделать сейчас? Только одно, то единственное, что нужно сделать. И он тоже устремился к сердцу мира, в Храм Магии, где сейчас продолжалась схватка. Всей своей мощью он обрушился на своих бывших товарищей, вместе с магическими существами он крушил и разрушал их. В поврежденном сознании Миланы скользнуло недоумение, он не понимала, почему Дир задержался, слишком поздно осознав, что он делает.

Даже не надеясь на помощь извне, Дан сразу ощутил ее. Кто бы это ни был, он был ему благодарен. Вместе они уничтожили последние частицы сознания последнего из племени потомков Светозара, впрочем, нет предпоследнего, а последний, Дир, прошелестев напоследок: "Помоги парню!", неспешно растворился в воздухе, Свобода, вот что ощущал Дир, свобода, приятная и сладкая, наконец-то никто не убеждает его в верности одного и в ереси другого, никто не говорит ему, что он должен, потому что теперь он выше этого - он осознал, что должен был сделать сам, и он сделал это.

Дан не знал, сколько времени прошло, единственное, что он осознавал - все закончилось, они победили. Победили! Колонны больше нет, потомков Светозара тоже больше нет, всех - это он смог понять из отрывочных мыслей того человека, Дира, что помог им перед тем, как растворился сам. Парень... Он ведь говорил о Долиане! Поблагодарив и отпустив всех магических существ, Дан вернулся к Снежинской Заставе. Его материальное тело, защищенное золотистой защитной оболочкой не пострадало. Это было так странно и жутковато - видеть свое тело со стороны, если бы он мог, то почувствовал бы холод, пробежавший по спине, но технически это было невозможно, и все-таки нечто подобное холодку он испытывал. Вернувшись в свое тело, Дан открыл глаза и ужаснулся - вокруг была голая, выжженная земля. Как же Долиан, Баруна, Солдар? Он стоял лицом к снесенному участку Снежинской Заставы - той пещеры, где они отдыхали, больше не было. Судорожно вздохнув, Дан обратился мыслями к Баруне. Он ведь сказал ему бежать, и тот мог улететь достаточно далеко - Застава мало пострадала, во всяком случае сотня метров ни шла ни в какое сравнение с изувеченной поверхностью, уходящей до самого горизонта с противоположной стороны. Обернувшись, он увидел Долиана, пытающегося встать на ноги. Подбежав к нему, Дан помог ему подняться.

- Как ты? Как ты выжил? Нет, я конечно рад, что ты жив, но как?

Потерев рукой ноющий затылок, Долиан вполголоса произнес.

- Видимо тот человек, Дир, не дал мне погибнуть. Кошмар! Он пытался забрать мое тело!

И тут в мыслях Дана отозвался знакомый голос.

"Дан, со мной все в порядке, но Солдар... Я не смог поднять его и вынести! Я чувствую себя трусом, я ведь бросил его там!"

"Ты сделал то, что мог, Баруна, - ты улетел. Думаешь, лучше было бы, если бы ты остался и погиб. Хотя лично я тоже чувствую себя трусом: если бы я с самого начала уделил больше внимания этой проклятой колонне, подумал бы над тем, что можно сделать, то не подписал бы сметный приговор Северной Рдэе. Мне ужасно стыдно, но я не знал, что делать!.. Те люди, которых я связал, тоже погибли, у них не было даже шанса попытаться сбежать. Я не оставил им этого шанса."

"Они бы все равно не успели убежать", - попытался успокоить его Баруна.

- Но они могли бы попытаться! - вслух воскликнул Дан и, обхватив голову руками, стоял, тяжело дыша.

Не сразу сообразив, что он с кем-то разговаривает, Долиан с опаской посмотрел на него. С кем-то. Только сейчас Долиан огляделся и увидел, что нет больше пещеры, где они отдыхали, а значит, нет больше Баруны, Солдара и того волшебника; нет пещеры, в которой его держали люди Всеволода, а значит, тех людей тоже нет. И, похоже, много еще кого нет, судя по тому, как далеко уходит выжженная взрывом земля. Все вокруг словно погрузилось в звуковой вакуум: так тихо, пугающе тихо!

"Я скоро буду", - отозвался Баруна.

А Дан все еще не мог заставить себя собраться. Он чувствовал, как бешено бьется в груди сердце, ощущая каждый его стук, больно отзывающийся в ушах. Он никогда не простит себе этого, никогда не простит себе ту беспечность, с которой он отнесся к этой колонне, никогда не простит себе гибель стольких людей.

- Господин, - осторожно спросил Долиан, - что с вами?

Дан встряхнул головой и, вскользь взглянув на Долиана, словно только сейчас заметил, что у него, как и у Драгомира разбито лицо, ободраны руки, наверняка, содраны колени. Может, это имел ввиду тот человек?

- Я ведь так и не подлатал тебя, - негромко ответил Дан.

Если бы не Долиан, которого потянула к себе колонна, возможно у него было бы больше времени. Может, он решил бы бросить вызов ее силе, заранее сказав людям уйти как можно дальше. В какой-то момент подумав, что во всем виноват Долиан, Дан тут же отогнал эту мысль. Парень ни в чем не виноват. В конце концов, это он решил остановиться на отдых, а Долиан во сне просто не смог дать отчет тому, что он встал и куда-то пошел на мощный призыв. Вздохнув, Дан коснулся висков Долиана и стал аккуратно исцелять одну его болячку за другой. Сражение здорово вымотало его, но на исцеление много сил не требовалось. На исцеление болячек, но, едва Данислав оценил степень повреждений парня, как сразу же наткнулся на нечто серьезное, недуг, исправить который с ходу не выйдет. Данислав нахмурился, а Долиан, уже ощутивший, что ни одна из болячек больше его не беспокоит, с некоторым недоумением посмотрел на властителя магии, не понимая, почему тот продолжает удерживать его. И вдруг внутри все отдалось резкой и сильной болью, Долиан вскрикнул, ноги его предательски подкосились, и он упал на колени.

- Да, стой ты! - прикрикнул на него Дан, едва не потеряв связь и с трудом умудрившись удержать юношу за виски.

Долиан тяжело и отрывисто дышал, но через пару секунд боль повторилась, он снова вскрикнул, а перед глазами у него все поплыло. Из него словно что-то доставали, какой-то внутренний орган. Подумав об этом, Долиану стало не по себе. Да что же это такое? Зачем властитель магии делает это? В мыслях промелькнуло: может, стоит начать сопротивляться ему, пусть отбиться он не сможет, но хотя бы заявить о своем несогласии. Когда немыслимая боль, каждый раз набирая обороты, в пятый раз пронзила тело Долиана, он умоляюще воскликнул.

- Прошу вас, не надо!

- Терпи, - негромко ответил Дан и через минут пять, наконец, отпустил его.

Обессиленный, Долиан повалился на землю, все внутри него болело, казалось, что его долго и упорно били по всем доступным и недоступным точкам.

- Что вы сделали? - срывающимся голосом спросил он.

- Выполнил просьбу, - ответил Дан и обернулся на звук - в безмолвье, в которое погрузил все разрушительный взрыв, послышался шум крыльев, это возвращался Баруна.

"Как там снежины? Может, ты видел кого-то?"

"Когда я улетал, то видел, как они разбегались в стороны, не знаю, но думаю, они не все успели выбраться".

Баруна еще хотел спросить: а что же ты сам не спросишь их об этом, но Дан чувствовал себя виноватым по отношению к ним тоже, ему было стыдно, и он просто не решался обратиться к Камилю, но прикинув, что такое молчание Камиль может расценить как равнодушие, все-таки обратился к снежинам. Меж тем Баруна приземлился и только тогда обратил внимание на скорчившегося на земле Долиана.

"Камиль, ты слышишь меня?"

"Да, господин."

"Я рад, что ты жив, много ли снежин пострадало?"

"Двое погибло."

"Мне очень жаль, Камиль, прости меня, это я виноват!"

"В чем ты виноват, господин? Не ты же создавал эту колонну."

"Нет, но я ничего не попытался сделать, чтобы обезвредить ее, все вышло так спонтанно. А я должен был, обязан был подумать и сделать все, чтобы последствия были минимальными!"

"Но ты ведь обезвредил ее?"

"Да, но какой ценой!"

"Не вини себя! Ты сделал все, что мог".

"Нет, Камиль, ты не понимаешь! Я испугался, я не знал, что делать, а потом решил - пускай себе колонна взрывается. Ты ведь понимаешь, что если бы сила взрыва была направлена в другую сторону, а такое вполне могло случиться, так как взрывная волна здесь была неуправляемой, то могло погибнуть очень много снежин"

Камиль с полминуты молчал, но потом ответил.

"Да, я понимаю, и благодарю судьбу за то, что карты легли именно так, а не иначе. И все-таки ты не должен винить себя. Любой может испугаться, даже властитель магии, если только он не бог".

"Что? Нет, конечно!"

"Тогда в чем ты видишь несоответствие? Лично я очень испугался и думал, что не успею, взрывная волна почти настигла меня, но пронеслась мимо. А если магические существа могут бояться, люди могут бояться, то почему властитель магии не может?"

"Потому что не должен, но все равно спасибо тебе, Камиль. Ты, наверное, прав, но мне... надо привыкнуть к этому, подумать."

"Конечно, господин, подумай."

"Камиль, вам нужна помощь?"

"Нет, мы вполне можем перемещаться по склонам и, если надо, пройти какое-то расстояние по земле. Думаю, нам стоит занять левую часть Заставы, она больше и к северу нам комфортнее"

"Хорошо, - отозвался Дан, - удачи вам, и спасибо за поддержку."

"Не за что, господин."

Вернувшись к реальности, Дан заметил сидящего на земле Баруну, у его спины сидел хмурый Долиан и косо поглядывал на него.

- Неужели еще больно?

- Нет, - буркнул Долиан и демонстративно отвернулся.

- Камиль жив, но двое снежин погибло, - сказал Дан Баруне, тот кивнул своей большой головой.

- Это хорошая новость, я рад, что большинству снежин удалось спастись.

- Что вы со мной сделали? - скрипнув зубами, вмешался в их разговор Долиан.

- По-моему, это очевидно - вылечил тебя.

Долиан повернулся и в упор посмотрел на него.

- Вы, вы словно что-то достали из меня! Это ужасное ощущение!

- Прости, но я тоже устал, поэтому не стал отрываться и объяснять тебе. Но я действительно извлек из тебя болезнь, врожденный недуг. Возможно, ты не знаешь, но у тебя было редкое заболевание, я даже не совсем уверен, как именно оно проявляется, но, определенно, оно бы скоро себя проявило.

Долиан вскочил, он чувствовал, что его лихорадит, ему так хотелось, чтобы это было правдой и все-таки.

- Это невозможно! - решительно заявил он. - Никто из целителей, волшебников и неволшебников не мог этого сделать! Что же получается, вы знаете, как такое лечить, но никто этого больше не знает? Вы не хотите раскрывать секрет? Почему?

- Опять целый поток вопросов! - покачал головой Дан. - А ты не принимаешь во внимание, что мне такая идея только сейчас пришла в голову? Я ведь не всеведущ, не забывай, я - всего лишь наполовину человек, наполовину магическое существо, а не Господь бог!

Повторив слова Камиля, Дан словно попытался внушить их себе, и все равно мысль о том, что он мог взять ситуацию под контроль, мог спасти людей и животных, оказавшихся на линии взрыва, не давала ему покоя. Нет, всех бы спасти не удалось, но хотя бы многих, а так, что он сделал? Решил, что Северная Рдэя заслужила наказание? Но разве все ее жители были виноваты, разве все из погибших мужчин, женщин и детей были замешаны в функционировании лагеря Всеволода? Нет, и даже те, кто знали о лагере, не обязательно являлись учениками или помощниками в нем, а, являясь, не обязательно знали и понимали всю опасность этой магической колонны. Что рассказал им Алвиарин, он ведь этого не знает, может, Алвиарин рассказывал людям о том, как колонна уничтожит властителя магии, но о том, что колонна все равно разлетится и сметет взрывной волной огромную часть пространства - нет. И он не дал шанса этим людям, не помог им! Дан упал на колени и, накрыв голову руками, повалился на землю. Образы, один за другим, замелькали перед его глазами. Он видел играющих детей, улыбающихся женщин, работающих в поле мужчин, видел, как ужасный взрыв разнес колонну и часть Снежинской Заставы, наверняка, многие это видели и, наверняка, многие бросились бежать, но у них не было шансов! Дан не выдержал и заплакал. Догадываясь о его мыслях, Баруна встал и, накрыв его крылом, ласково сказал.

- Не надо, их было не спасти.

Не сразу сообразив, о чем речь, Долиан, возбужденный мыслью о своем внезапном выздоровлении, все-таки понял, что происходит. Обернувшись, он увидел, как далеко уходит выжженная земля, не смотря на то, что звуков вокруг не было, казалось, что земля безмолвно плачет по всем погибшим, начиная с самого незначительного клочка лишайника на камне и самого маленького насекомого, копошащегося в земле, кончая целыми деревнями и городами, снесенными одним мощным и безжалостным росчерком пера судьбы. Он стоял так минут пять и невольно вздрогнул, когда почувствовал на лице легкую рябь - это был порыв слабого ветерка. Может, от ветра, скользнувшего по лицу, на глаза навернулись слезы, но, нет, Долиан тоже почувствовал это - огромную боль, жалость ко всем погибшим и свою полную беспомощность - увы, но он ничем не смог и ничем больше не может сейчас помочь им.

Все длилось около получаса, во многих уголках земли началась паника, потому что люди не понимали, что происходит с магическими существами, они боялись того, что случилось нечто ужасное и теперь это ожидает и их самих, но они не знали, как быть, куда бежать и что делать, чтобы спасти своих близких. В Рувире, где так много народа собралось на празднование дня летнего солнцестояния, люди пребывали в предпаническом настроении. Власти правопорядка взывали к спокойствию и просили людей не паниковать, но подождать. Они говорили, что все образуется, однако проходила минута за минутой, а это продолжалось - магические существа по-прежнему ни на что не реагигировали, а погода в конец испортилась, на землю из тяжелых облаков, затянувших всю землю, обрушился ливень, холодные и тяжелые капли разом промочили летнюю легкую одежду людей, накрыли латки не успевших убрать товар продавцов - они спешно пытались спасти хоть что-то. Дождь выгнал людей из-за уютных столиков летних кафе, расположенных в этот день в большом количестве по всему городу. Все кричали, дети плакали, а взрослые отчаянно пытались найти убежище. К счастью, жители города проявили столь нужное сейчас гостеприимство и пускали к себе насквозь промокших гостей города и жителей других районов, которым далеко было бежать до дома.

Лиан тоже промок до нитки прежде, чем успел добежать до кареты, при этом трое его охранников остались снаружи. Испытывая некоторую неловкость, что беднягам приходится мокнуть там, снаружи, он выглянул в окно и крикнул им забираться внутрь. Они поначалу отказались, но, когда ливень усилился, вынуждены были согласиться с предложением и забраться в карету. Плотно закрыв задвижку, Лиан слышал, как отчаянно сплошная стена дождя барабанит по крыше кареты, казалось, еще чуть-чуть и она пробьет обшивку,

- Что это такое? - стуча зубами от холода, спросил один из охранников.

- Не знаю, - ответил Лиан, - но будем надеяться, что это не надолго.

И тем не менее пятнадцать минут, проведенные в карете, показались ему несколькими часами, однако постепенно капли стали падать с меньшей скоростью, а потом и вовсе прекратились. Осторожно открыв дверь, Лиан выглянул на улицу - повсюду образовались огромные лужи, в которых отражалось яркое ослепительное солнце. Невероятно, но погода вновь резко изменилась! Карета буквально утопала в большой луже - хорошо еще лошади были отвязаны, а то они вполне могли испугаться и унести карету куда подальше - пришлось спрыгнуть в воду. Вопреки ожиданиям, она была теплой, к тому же он все равно не успел обсохнуть, так что не испытывал страха намокнуть. Все и правда закончилось, а как хорошо стало на душе, казалось, все внутри ликует и радуется. Лиан не мог дать себе отчет, почему ему так хорошо, ведь если вдуматься, ничего хорошего вокруг не было. Праздник сорван, многие постройки и сооружения, специально построенные к празднику, повреждены, многие товары продавцов вообще уничтожены, уже завтра их хозяева атакуют конторы по страхованию имущества, требуя возместить им понесенные убытки, а кто-то придет в мэрию со слезами прося выплатить им хоть какую-то материальную помощь, потому что торгуют они время от времени, и страховки у них нет. Да, и вечером некая группа лиц собирается устроить беспорядки в городе. Может, они передумают? И, может, не стоит устраивать фейерверк? Впрочем, нет, людям нужна идея, нужна вера в то, что все хорошо, и фейерверк - это маленькое, недолговечное, красочное представление - призван зажигать в сердцах маленький огонек надежды, радости и ликования. Нет, фейерверк нужен.

Меж тем люди стали выходить на улицу, чувствуя невероятную легкость, многие из них улыбались, а дети, не взирая на окрики старших, бегали по лужам, разметая по сторонам теплую воду. К счастью, крыши в Рувире были крепкими, и дома не пострадали, а вот товары некоторых продавцов, как и предположил Лиан, годились только для свалки. Горячие пирожки превратились в неаппетитые мокрые комки печеного теста, бумажные фигурки размякли и потеряли всякую форму, некоторые глиняные горшки попадали с прилавков и разбились, и все-таки в целом все было не так критично: одежда и изделия из соломы постепенно сохли, деревянные фигурки, даже расписные, не пострадали, а те, кто успели спрятать лотки с теми же пирожками под прилавок, теперь вовсю вели торговлю. Через час улицы Рувира вновь заполнились людьми, всерьез намеренными продолжить празднование дня летнего солнцестояния.

Немного постояв на улице, Лиан отправился обратно, на стадион. Те магические существа, что оставались там, сейчас выглядели бодрыми и здоровыми, как и двое волшебников, которые также не покидали стадион, увидев мэра издалека, они пошли ему навстречу.

- Что это было? Вы знаете?

Оба переглянулись и тот, что помладше, молодой человек с роскошными усами, ответил.

- Наши ронвельды сражались вместе с властителем магии против врага, а мы, мы ведь связаны с магическими опорами, что-то пыталось разрушить их, поэтому нам было так плохо, - мужчина сглотнул, вспомнив, как несладко ему было всего пять минут назад. - Но сейчас все в порядке, все опоры в норме, а наши ронвельды вновь могут общаться с нами.

- Что нам делать сейчас, господин мэр? - спросил второй мужчина. - Стадион теперь просто не пригоден для соревнований, по крайней мере сегодня.

- Прогуляйтесь по городу, ладно, вдруг кому нужна помощь.

- Да, конечно, господин мэр, - ответил парень с усами и вместе со своим напарником направился к выходу со стадиона.

А Лиан, окинув взглядом настоящее море, в которое превратилось поле стадиона, покачал головой. Всего час назад там лежал мягкий песочек, а сам стадион был занят до самого позднего вечера для нескольких мероприятий. После соревнований лучников планировались соревнования атлетов и гимнастов, а ближе к вечеру - бегунов. Теперь стадион еще несколько дней не будет пригоден ни для чего до тех пор, пока это море не подсушит лучами солнца. Это при условии, что еще нечто в сегодняшнем духе не обрушится им на головы. И мыслями Лиан обратился к сыну, где он сейчас, что с ним, в порядке ли он после того, что произошло. И ведь Дамира была с ним! Почему же он не спросил об этом у тех волшебников? Так быстро отпустив их!

- Нам тоже надо бы прогуляться по городу, - сказал он, поворачиваясь к своим охранникам, - посмотреть, что да как.

Они вернулись к карете, кучер к тому времени вывел лошадей из конюшни, где прятался и сам, хотя Лиан не давал ему каких-то указаний, но он решил, что мэр вряд ли останется здесь, хотя бы потому, что здесь ему просто больше нечего делать. Поблагодарив кучера, Лиан попросил сначала отвезти его домой, ему страшно хотелось надеть сухую одежду, потом можно было заехать домой к охранникам, чтобы они тоже могли переодеться, заодно он бы проехал по улицам города и посмотрел, что там происходит. Вопреки скверным мыслям, Лиан увидел, что люди улыбаются, гуляют по улицам, не смотря на огромные лужи; все постройки стоят, нигде ничто не упало, а мелкие разрушения оперативно исправляются - у него и у самого поднялось настроение. Что ж, не все так плохо. Спустя два часа его карета наткнулась на нескольких всадников, во главе которых был Радослав Юрмаев, последний попросил кучера остановиться и доложил Лиану, что в целом в городе все в порядке, буря миновала, а Лиан сразу попросил узнать что-нибудь о Даниславе и Дамире.

- Девочка сейчас в Пограничном мире, с ней все в порядке, а господин Данислав еще в Северной Рдэе, с ним тоже все в порядке, не переживайте.

- Но, когда вы?..

- Буквально только что, и он просил меня передать вам, как только я вас встречу.

- Хорошо, это просто замечательная новость, и он даже попросил передать ее мне!

Радослав улыбнулся.

- Ну в этом нет ничего удивительного.

- Не скажите!

Выдохнув, Лиан провел рукой по волосам, благодарно кивнув Юрмаеву. И он был глубоко благодарен сыну, который сейчас не забыл о нем, может, все-таки не так уж он и зол на него, просто в силу своего не слишком покладистого характера, не желает в этом признаваться, предпочитая вести себя по-прежнему.

- Вы знаете, что именно это было? Все магические существа они просто замерли, а волшебники, их словно окунули в ледяную воду, предварительно чем-то отравив. Двое волшебников со стадиона сказали мне, что их ронвельды сражались вместе с властителем магии против врага. Против какого врага? И потом эта буря! Прямо как тогда, семь лет назад.

Радослав медленно кивнул головой.

- Так и есть, все как тогда. семь лет назад.

Лиан знал, что семь лет назад разразилась страшная непогода и чудовище, в которое превратила юную девушку группа фанатиков, пыталось уничтожить его сына, а заодно с ним и основы мироздание - четыре опоры. Если все, как тогда, значит Дану опять пришлось сражаться с нечто подобным.

- Господин Нисторин, я думаю, беспорядки на вечер не отменены, нам удалось выяснить, что те люди собирались занять стадион, заблокировав выход зрителям и участникам соревнований в беге. Вы ведь были на стадионе, что там?

- Ничего хорошего, во всяком случае, никаких соревнований там в ближайшие дни точно провести не удастся.

Радослав нахмурился.

- Что ж, с одной стороны, это, конечно, хорошо, но, с другой стороны, мы теперь не знаем, где появятся те люди.

- А вы нашли хотя бы кого-то из них, кого-нибудь поймали?

- Мы знаем нескольких человек, но пока мы только наблюдали за ними, к сожалению, они не ключевые игроки, поэтому им дадут указания не сразу, и не факт, что мы успеем узнать об этих указаниях и воспрепятствовать их исполнению. Мы успели также внедрить к ним своего человека, сейчас вся надежда на него. От вас мне необходимы сведения того, где и какие мероприятия вы планируете провести.

- Я не все еще успел проверить, но, исходя из того, что я видел, основные мероприятия все-таки можно провести. И, раз уже так все случилось, нам надо вместе решить, что от изначальной программы в итоге оставить, тогда вам будет проще проконтролировать ситуацию.

- Это хорошая идея. Тогда думаю, что вечернее шествие в костюмах стоит отменить, скажем, под предлогом размытых улиц, а вот вечерний концерт в амфитеатре и фейерверк стоит оставить. В амфитеатре должна быть хорошая система слива, значит там не залило все так, как на стадионе. Остальные мероприятия лучше отменить.

- Да, амфитеатр строили много лет назад и на века, система слива там, действительно, отлично продумана. Хорошо, тогда я сейчас же поеду в центральное управление и скажу Юлиану, чтобы он отослал стражников со всех остальных площадок, заодно известив устроителей мероприятий о сократившейся программе.

- Отлично, только всех стражей отсылать не стоит: оперативно донести до всех информацию не получится, и люди все равно будут тянуться к тому же стадиону.

Лиан кивнул.

- Ну а магические предметы? Удалось найти что-нибудь?

- Только две шумелки.

Лиан непонимающе, вопросительно посмотрел на Юрмаева, тот пояснил.

- С виду это обычная закрытая деревянная коробочка, внутри нее несколько роликов, повернув которые можно установить время ее приведения в действие - один ролик, одна минута, максимум семь, и устройство начинает издавать неприятный с нарастающей мощностью звук, если быть в эпицентре, то можно лишиться не только слуха, но и жизни.

- И вы говорите "только две шумелки"?! По мне так это должно звучать, как: мы нашли два опасных магических предмета!

Радослав чуть улыбнулся.

- Хорошо, пусть будет так. Тогда последний момент: нам надо оперативнее обмениваться информацией, я пришлю в центральное управление одну из близняшек Ворониных, они могут общаться друг с другом посредством мыслей, конечно, их способности сейчас незаменимы везде, но держать с вами связь очень важно, все-таки вы - отец властителя магии, в первую очередь будут охотиться за вами.

- Вы думаете? - чуть надтреснутым голосом уточнил Лиан.

- Уверен.

Было всего семь утра. Амалия открыла глаза, в надежде подремать еще полчаса, но сон как рукой сняло. Полежав так, с открытыми глазами, минут десять, она встала и начала приводить себя в порядок. Через полчаса она уже шла в комнату, где разместили Гедовин. Шла она довольно быстро, уверенным шагом, однако перед самой дверью остановилась. Ей стало стрышно: а что если?.. Вчера девушка так и не пришла в себя, по-прежнему она лежала тихо, не шевелясь, напоминая больше мертвого, чем живого человека. Искуссный лекарь, Миранда, не смогла помочь ей, да, она подтвердила: девушка жива, но как помочь ей вернуться в реальный мир, она не знала. Подле Гедовин должен был кто-то сидеть, подумала Амалия, значит, если бы что-то произошло, ей бы уже сообщили, во всяком случае, она распорядилась без раздумий будить ее, если произойдет что-то из ряда вон выходящее. Но ночь прошла спокойно, значит, можно было надеяться на хорошее.

Зарян получил тяжелое ранение, но лекари-маги, вовремя оказав ему помощь, утверждали, что уже через неделю, молодой царь будет как новенький. Вчера он пришел в сознание, но не проронил ни слова, молча посмотрел на стоящих у двери охранников и, переведя взгляд на некую точку на потолке, с минут пять сверлил ее глазами, потом еще минут пять боролся со сном и, наконец, уснул. Изяслав жалел, что не успел подойти к нему, пока тот был в сознании, он был занят: как раз в этот момент прибыли гонцы на птицах рокха из Всевладограда, они подробно рассказали о том, что там произошло и как убили Гая Броснова. Выслушав их, Изяслав поделился с Амалией предположением.

- Слушай, а что если Паленин создал два предмета, способных придавать невидимость? Один был у Алтеи, а второй у Всеволода. Конечно, если они были в одной команде, то Паленин или кто-то другой, кто изобрел этот механизм, могли поделиться своим открытием с другими, но, ты ведь сама знаешь, делиться с кем-то своей технологией никто не любит. К тому же, чем меньше людей знает, тем лучше, тем больше вероятность того, что все останется в тайне. Конечно, можно рассуждать совсем наоборот: чем больше человек в команде знают, тем больше вероятность, что это сработает. И все-таки, я хочу понадеяться на то, что один человек, Паленин, создал два предмета. Значит, если Кабар сейчас невидим, он придет в Дамиру и будет искать Паленина. Думаю, надо вернуть его домой, под охраной, естественно.

- А охрана разве не спугнет Кабара? Он может узнать о том, что Паленина арестовали еще до того, как он придет к нему в дом.

- Правильно, для этого мы пустим слух, что Паленин не виноват.

- Как? Стражники, наверняка уже разболтали всем о том, что произошло в камерах.

- Пусть так, но я тут поинтересовался историей жизни господина Паленина и мне буквально только что рассказали одну интересную деталь: Паленин три года назад придумал некое изобретение, магический механизм - возможно, он просто прочел что-то интересное в старинных книгах, хотя, кто знает - так вот, для претворения своей идеи в жизнь ему нужны были предметы, на которые у Владимира просто не было денег. Тогда он решился попросить их у господина Кромина, в долг. Как ты знаешь, Кромин владеет двумя банками, несколько представительств одного из них есть и в Истмирре, но Паленин не пошел в банк, он попросил аудиенции у самого господина Кромина. Как ни странно, тот принял его, может, заинтересовался целью прошения, не знаю, главное то, что Кромин дал ему денег, но ничего не получилось. Логично предположить, что недовольный займодатель потребует вернуть ему вложенные им средства, но вместо этого он помогает Паленину, безродному товарищу, в недавнем прошлом простому разносчику из почтовой службы, устроиться в аппарат правительства, в комитет по делам магии. Не слабо шагнул, правда? Опять-таки, Кромин таким образом мог просто дать тому возможность заработать, чтобы вернуть долг, но говорят, взял он столько, что никакая зарплата, даже самого главного министра, не поможет, платить придется долго. И вот, что я в связи с этим подумал. Мы можем условно освободить Паленина, сообщив всем, что беднягой просто манипулировали, Кромин заставил его действовать заодно с ним, то есть заставил отработать долг, и именно под страхом быть наказанным, Владимир напал на Гедовин, убил Алтею, боясь, что та расскажет все о его участии. Несчастный даже и не думал, что эти его действия выдадут его с головой. Решив, что терять нечего, он рассказал все о заговоре и мы отпустили его, пока он, правда под домашним арестом, под присмотром двоих охранников. Что такое два охранника для воина из бывшего Союза Пяти Мужей? Он не станет опасаться их и, самое главное, захочет узнать побольше о том, что нам известно.

Амалия одобрительно посмотрела на царя Изяслава.

- Мне нравится, этот план звучит очень убедительно.

- Ну, это пока не план, а идея, а вот порядок действий надо хорошо продумать на случай возможного визита Кабара или любого другого из заговорщиков, потому что участие Кабара во всем происходящем в Дамире - это только предположение.

Сказано - сделано. К немалому удивлению Владимира Паленина, его, предварительно обезопасив антимагическими браслетами, доставили домой, правда он остался под охраной двоих стражников, и все равно, с чего вдруг его освободили из камеры, он понять не мог. В числе его охранников ночью были двое из людей Изяслава, утром их должны были сменить Модест и волшебник из МСКМ, Арсений Глазов.

Негромко постучав в дверь, Амалия вошла в комнату, сиделка, молоденькая девушка, которая, судя по ее осовелому лицу, сидела подле Гедовин, всю ночь, сразу встала и поклонилась.

- Госпожа.

- Доброе утро. Ну как она?

Амалия знала: это глупый вопрос, и ответ на него очевиден, но все-таки понадеялась на лучшее. Вдруг Гедовин ночью пришла в себя? Что-нибудь сказала или хотя бы пошевелилась. Но сиделка лишь опустила голову, грустно ответив.

- Без изменений.

Плохо, это очень плохо. Амалия чувствовала, как на нее накатывает волна страха. Что же это? Неужели все так плохо и она... не выживет? Нет, нужно гнать такие мысли, Гедовин сильная, она справится! Волшебники, способные к самовосстановлению - а это был довольно редкий дар - всегда замирали вот так; она помнила, как Дан семь лет назад вот так же неподвижно лежал, из-за чего она тогда жутко испугалась и помчалась за лекарем. Да, все было похоже, тогда что же сейчас не дает ей покоя? Не дает. Тот факт, что она не знала, обладает ли Гедовин даром самоисцеления. За те семь лет, что они жили под одной крышей, Гедовин несколько раз болела, но всякий раз ее исцеляли магией, однако в этот раз внешнее воздействие никак не помогло, и неизвестно еще, поможет ли себе девушка изнутри. Глубоко вздохнув, Амалия заставила себя успокоиться. Надо верить в лучшее. Нельзя сдаваться!

- Тебя скоро сменят? - спросила она у сиделки. - Тебе надо отдохнуть.

Та, смущенная и сбитая с толку ее участием, не сразу нашлась, что ответить. Амалия была первой из господ, кто проявил к ней внимание, проявил человечность к простой служанке. Почти сразу поняв, в чем дело, Амалия сказала напрямую.

- Я из Истмирры, у нас слуги - тоже люди.

- Я... простите,.. да, меня обещали сменить утром.

- Уже утро. Ладно, я прослежу, чтобы тебе не забыли прислать замену.

И лучше бы из числа людей, прибывших с царем Изяславом, добавила про себя Амалия. Она вышла из комнаты и направилась в соседний коридор, где в четырех комнатах расположилась маленькая делегация из Истмирры.

Сегодня должны прибыть представители других стран, как только приедет последний из них, начнется экстренное международное слушание. На нем Амалия собиралась рассказать о заговоре и покушении на царя Заряна и решить, что делать дальше, просто так пускать на самотек ситуацию в Тусктэмии нельзя, и оставалось только уповать на то, что никто из мировых правителей не входит в группу заговорщиков. Конечно, на первый взгляд, в такое трудно было поверить, но, поразмыслив, Амалия приходила к неутешительному выводу: может быть все, что угодно, и гарантировать здесь ничего нельзя. "Великие предки! Как это ужасно! Все живут нормально, жизнь течет в привычном русле, но как только случается нечто из ряда вон выходящее, и все! Люди словно разом становятся врагами друг другу, перестают доверять и верить тем, кого давно знают, то есть думают, что знают. Это ужасно, просто ужасно!"

Спустя час в Дамиру прибыла царица Гриальша Тиона, почти сразу следом за ней рдэйский князь Дометьян и берейская княгиня Купава. Спустя еще полчаса прибыли князь Демид из Руйи, княгиня Светлана из Белейского княжества, а также правители Южной Жемчужины, князь Арсенх и княгиня Дарина. К тому времени Амалия успела позавтракать и навестить Заряна. Молодой царь не спал, увидев Амалию, он долго смотрел на нее, потом отвернулся и тихо спросил.

- Вы ведь знаете Анну Гарадину?

- Да, - коротко ответила Амалия, немного испугавшись, неужели Зарян все еще подозревает ее в причастности к заговору?

- Она хороший человек? Она умная, сильная?

- Э-э, - замялась Амалия, - я не совсем понимаю вопроса.

Зарян повернул голову и вновь посмотрел на Амалию, грустно и обреченно.

- Что тут непонятного? Я хочу отречься от престола.

- Что?!

Амалия не верила своим ушам, что это за бред нес Зарян? Отречься от престола? Да он не в своем уме! У него от страха за свою жизнь помутился рассудок, иначе сказать нельзя, иначе думать нельзя. Две служанки, сидящие у окна, не в силах побороть любопытства, уставились на своего царя, не взирая ни на какие правила, требования и традиции. Сев на краешек кровати, Амалия осторожно взяла молодого человека за руку и вкрадчивым, успокаивающим голосом постаралась его приободрить.

- Зарян, вы еще не достаточно окрепли, вам нужно поправиться, спокойно над всем поразмыслить, и, самое главное, отдохнуть. Я верю, нелегко принять все то, что обрушилось на вашу долю, но все-таки нужно это сделать, чтобы понять, как жить дальше, чтобы, признав случившееся, найти в себе силы жить дальше. Не нужно оставаться в тени печальных событий, нужно искать выход из темного коридора, и, зная, что он остался позади вас, идти в светлую галерею.

Как красиво она говорила! Зарян криво улыбнулся и тихим обреченным голосом произнес.

- Я уже подумал, госпожа Розина, и я уже все решил. Я не хочу быть здесь, я не хочу кому-то что-то доказывать. Я такой, какой я есть, у меня есть любимая девушка, и я хочу быть рядом с ней. Думаете, я не знаю, что верхушка, против власти которой я боролся, не даст мне жениться на ней? О, она мне расскажет обо всех тонкостях традиций и обычаев, чтобы я понял свою ошибку и раскаялся, Только я теперь понял, почему в вашей стране нет таких пропастей между сословиями, как у нас: в Истмирре давно поняли, что все люди одинаковые, они все могут чувствовать, мыслить, переживать, а внешние рамки, в которые их насильно ставит общество, это искусственное и навязанное различие. Думаете я поверю в то, что моя любимая девушка не совсем человек только потому, что она родилась в семье простых людей? Да она может чувствовать и понимать так, как никто, никто из всех этих напыщенных дамочек, которым с детства внушали, что они выше и лучше других по праву рождения. Это все неправильно! Несправедливо и неестественно!

Амалия не сразу нашлась, что ответить, с полминуты она просто смотрела на Заряна и не верила в то, что еще вчера он был капризным мальчишкой, который едва не закатил истерику, а сегодня вдруг разом повзрослел и сейчас говорил ей прописные истины, которые понял и осознал сам.

- Вы говорите правильно, все так и есть, но возможно, именно поэтому вам и не стоит отказываться от престола. Ведь царь, который понимает все это, который все это прочувствовал, может и должен изменить создавшееся положение вещей. Вы можете изменить Тусктэмию, Зарян! Подумайте, сколько вы могли бы изменить, скольким бы вы могли помочь.

- Они не дадут мне, у меня связаны руки. Простите, но я не смогу ничего изменить. Пусть это делает кто-то другой.

- Пусть это делает кто-то другой, - повторила Амалия. - Что же вы такое говорите? Разве можно вот так сейчас бросить все и уйти? Подумайте, что станет со страной, если вы уйдете сейчас.

Зарян сглотнул и еще более тихим голосом возразил.

- Пусть правит Анна Гарадина, в конце концов, она старшая дочь Вячеслава Тимея, ей трон принадлежит по праву, ей, а не мне.

Вздохнув, Амалия хотела вновь воззвать к Заряну, чтобы он передумал и не делал сейчас поспешных выводов, но, решив, что для начала молодому человеку надо успокоиться и прийти в себя, она коротко кивнула.

- Оставим пока этот разговор. И... на самом деле я зашла сюда, чтобы просто навестить вас, убедиться, что с вами все в порядке. Я рада, что вам лучше. И, конечно же, помня вчерашние ваши... обиды, хочу уточнить. Как только пребудут все мировые правители, царь Изяслав откроет международное экстренное совещание, на котором необходимо сообщить о попытке сместить вас с престола и...

- На котором вы также объявите всем мою просьбу, - оборвал ее Зарян и, внимательно посмотрев на нее, твердым голосом повторил озвученное ранее решение. - Я отрекаюсь от престола в пользу своей старшей сестры, Анны Гарадиной, или правильнее сказать, Анны Тимей - Гарадиной. Я не шучу, госпожа Розина, я серьезен, как никогда. Вы объявите это всем, я... я прошу вас.

Амалия открыла рот, набрав в грудь воздуха, но молча выдохнула его. Она не знала, что ответить. Видя ее замешательство, Зарян сжал кулаки и чуть приподнялся на локтях.

- Пожалуйста, сделайте это для меня, прошу!

- Хорошо, я сообщу всем о вашем решении.

Придя в большой зал для заседаний, Амалия поискала глазами царя Изяслава, он разговаривал с князем Дометьяном, тот прибыл со своей дочерью, Мерцаной, той самой девочкой, которую им удалось спасти в Союзе Пяти Мужей семь лет назад. Совсем еще девочка, он стояла подле отца и молча слушала разговор двух правителей. Увидев Амалию, Мерцана улыбнулась ей и, не взирая ни на какие правила поведения в высшем обществе, подошла к ней и обняла.

- Амалия! Я так рада вас видеть!

- Я тоже рада тебя видеть, милая. Выглядишь замечательно. Настоящая красавица.

- Спасибо.

Вместе они подошли к Изяславу и Дометьяну. Последний поприветствовал Амалию, которая внимательно взглянув на Изяслава, попросила.

- Извините, что прервала, но могу я поговорить с вами?.. Мне очень нужно с вами посоветоваться.

- Да, конечно. Извините, - сказал он Дометьяну.

- Ничего, здравствуй, Амалия, рад тебя видеть, - невольно окинув ее взглядом с головы до ног, он добавил. - Не знал, что вы... рад за вас, и поздравляю.

- Пока рано поздравлять, но все равно спасибо, - мягко улыбнулась она, уже успев привыкнуть к таким взглядам, она нисколько не обиделась.

Взяв Амалию под руку, Изяслав спустился с ней на несколько ступеней - помещение было выстроено амфитеатром - и спросил.

- Что-то случилось?

- Да, я ходила к Заряну. Он хочет отречься от престола.

- Он что?! - Изяслав даже остановился. - Он ведь это не серьезно?

- Я ему также сказала, но, похоже, он более, чем серьезен. Я ведь говорила вам вчера о той девушке, Мие, так вот он намерен уйти к ней, жениться и жить с ней долго и счастливо. А трон он прочит своей старшей сестре.

- Что?! - во второй раз изумился Изяслав, на этот раз он сказал это слишком громко, несколько человек скользнули в его сторону любопытными взглядами, в ответ этим людям Изяслав улыбнулся каждому и, чтобы больше не привлекать к себе внимания, стал спускаться к кафедре. - Честно говоря, не хотелось бы видеть Анну на троне Тусктэмии, то есть ты знаешь, она мне очень нравится, а самое главное, она нравится Драгомиру, уверен, он спит и видит, когда сможет предложить ей руку и сердце. Я не собирался ему препятствовать, пусть женится, но, если Анна станет царицей Тусктэмии, то она уже не сможет стать царицей Истмирры, а объединение наших государств не примет ни один из народов. Мы... слишком разные.

- Я знаю и потому сейчас просто не представляю, что делать! Зарян настроен решительно, и он настоятельно просил меня объявить на этом собрании о его решении.

Изяслав покачал головой.

- Даже если ты ответила ему согласием, все равно не стоит пока никому об этом говорить.

- Уверены? Служанки, что были в комнате, все слышали и, поди, уже рассказывают об этом своим товарищам, как бы хуже не было, если местная элита, узнав все от слуг, начнет думать о новой династии, вспоминая значимость и знатность своего рода и родство с Тимеями.

- Да, ты права, - грустно отозвался Изяслав, покачав головой, он вполголоса добавил. - Плохо, очень плохо. Ладно, передай всем просьбу нашего Заряна, но в самом конце. И надо будет подчеркнуть, что Зарян вчера был серьезно ранен и, пока он не поправился и не заявил о своем решении официально, не стоит делать каких-либо предположений и выводов. Если же, окрепнув, он действительно отречется от престола, то нужно будет созвать еще один международный совет, чтобы беспристрастно выбрать нового правителя.

- Спасибо, а то я просто места себе не находила, не знала, что делать.

Изяслав хитро взглянул на нее и чуть улыбнулся - его улыбки было даже почти не видно, только усы слегка подернулись.

- Ты все прекрасно умеешь и знаешь сама, девочка. Не надо принижать себя.

Амалия тоже улыбнулась в ответ.

- За девочку, конечно, спасибо, но посоветоваться всегда гораздо лучше, чем, приняв решение, сомневаться потом в собственных действиях.

- С этим трудно поспорить.

Однако сразу начать совещание не получилось, слуга сообщил царю Изяславу о прибытии Драгомира и Анны, вместе с Амалией царь сначала выслушал их доклад. Новые подробности о лагере Всеволода в Северной Рдэе еще больше встревожили Изяслава и Амалию, становилось все более очевидно, что все последние события, происходящие в мире, взаимосвязаны, и заговор в Тустктэмии, похоже, действительно - звено общей цепи. Чем дольше говорили Анна и Драгомир, тем больше хмурился Изяслав. Когда же Анна рассказала о том, как в Северной Рдэе оказался Драгомир, то Изяслав и вовсе вышел из себя.

Что?! Скажи, что это неправда, Драгомир!

Молодой человек чуть подался назад.

Э-э, это правда.

Поверить не могу! О чем ты думал?!

Я ему тоже самое сказала, - вставила словечко Анна.

Включая Данислава, вы третий, кто мне это говорит, я понял, что принял рискованное решение, но надо же было проверить, что там!

Этим должны были заниматься люди из МСКМ, они, а не ты. К тому же, как я понял, ты обещал отвезти Анну в Велебинский посад, но вместо этого ты помчался неизвестно куда, рискуя собственной жизнью. Возможно, мне стоит напомнить, что ты единственный наследник трона Истмирры.

Я знаю, но это не значит, что, будучи царевичем, я должен сидеть взаперти под охраной, я не беспомощен, в конце концов! К тому же, не полети я туда, и Анна не оказалась бы в Рувире.

О, замечательно, ей тоже захотелось экстрима, и поэтому она отправилась обратно домой, откуда ее буквально накануне похитили неизвестные люди, - на этот раз осуждающим взглядом он посмотрел на девушку, та виновато опустила глаза.

Да, но вы не знаете, что произошло потом, - вступился за нее Драгомир. - Анна, расскажи им.

И она рассказала, на этот раз возмутилась Амалия.

Что? Зачем же вы взяли с собой Дамиру? Если ты узнала этот храм магии, тогда зачем взяла с собой маленькую девочку?

Но... я думала, она может помочь, я же не знала, что Северина со всем сама справится.

Ладно, извини, где Дамира сейчас?

Она осталась с Севериной в Пограничном мире.

А Дан? Как он?

С ним все в порядке, не волнуйтесь.

Покачав головой, Амалия сжала кулаки, конечно, легко сказать, не волнуйтесь, но как ей не волноваться? Все последние семь лет она была глубоко уверена в том, что нет такой опасности, которая могла бы угрожать властителю магии. Но, оказывается, она была. И, если бы Северина не смогла вовремя помочь ему... Об этом была даже страшно думать!

Знаете, что Амалия собрала международное собрание по поводу происходящего в Дамире, думаю, вам обоим тоже стоит выступить и рассказать, что вы видели. Амалия, как думаешь?

Думаю, вы правы, идемте, все уже должны были собраться.

Спустя меньше, чем десять минут, царь Изяслав открыл экстренное международное совещание. В двух словах пояснив, зачем Амалия попросила срочно прибыть в Дамиру всех правителей, он передал ей слово. Подойдя к кафедре, Амалия обвела всех присутствующих взглядом и приступила к докладу. Начала она с получения письма от царя Заряна, который требовал выдать ему Анну Гарадину для выяснения обстоятельств. Но, едва начав говорить, Амалия почти сразу смолка: произошло нечто, встревожившее всех. И первое, что промелькнуло в голове Амалии: это колонна. Казалось, мир сошел с ума, на землю обрушился страшный ливень, а Драгомир схватился за голову и повалился на пол. Изяслав почти сразу поднял его и, усадив обратно в кресло, прижал к себе, хотя вряд ли это могло облегчить его состояние.

В душе каждого поселилось чувство угнетения. Как тогда, первое, что подумала Амалия, сердце внутри нее сжалось в комок. Если это подобно тому, что произошло тогда семь лет назад, значит, кто-то опять пытается разрушить опоры мироздания. Закрыв глаза, Амалия опустилась на стульчик, который стоял справа от кафедры и, стиснув зубы, с яростью сжала кулаки. У него все получится, он не даст случиться плохому, ведь он могущественный волшебник. На миг Амалии стало просто жутко, едва она подумала, что Дана может не стать, она искренне и горячо любила его, сейчас с ужасом представив, что с ней будет, если его не станет.

Когда ливень закончился также резко, как и начался, а тучи в считанные мгновенья растаяли и освободили голубизну неба и яркое солнце, Амалия первой встала, первой улыбнулась и произнесла вслух.

- У него получилось!

- Получилось, - это произнес Драгомир, едва услышав его слова, Изяслав отпустил его, а Анна крепко обняла его.

Переведя на них взгляд, Амалия спустилась со сцены и подошла к ним.

- Драгомир, что ты чувствовал, что именно произошло?

Все собравшиеся в зале правители замерли, внимательно слушая, и благодаря замечательной акустике зала, все его услышали. Услышали и, осознав, разволновались. Что же такое происходит, и кто за всем этим стоит?

- Драгомир, прошу тебя, попытайся узнать у Лукаша, что с Даном. Я понимаю, что сейчас не до меня, но я должна знать, что с ним.

- Хорошо.

Прошло несколько минут прежде, чем Драгомир ответил ей. Амалии хотелось воскликнуть: "Ура!" и подпрыгнуть от радости, как бы глупо это в ее возрасте и тем более в ее положении не смотрелось. Но сдержав бурные эмоции, она просто улыбнулась и вполголоса произнесла.

- Спасибо.

В этот момент двери зала открылись и внутрь заглянул один из стражников, пройдя вниз, не взирая ни на какие взгляды, он подошел к Амалии и, отвесив поклон, доложил.

- Госпожа, ваша мать хочет поговорить с вами.

Поначалу Амалия никак на это не среагировала, словно ей сообщили это на другом, незнакомом ей языке, но едва до нее дошел смысл этих слов, она встала и, внимательно посмотрев на стражника, уточнила.

- В смысле она хочет поговорить? Она хочет что-то рассказать?

- Я не знаю, она сказала лишь: "Приведите мою дочь, я хочу поговорить с ней", это если дословно.

- Амалия, - тут же сказал Изяслав, поймав ее на всякий случай за руку, - тебе не надо идти к ней одной.

- Да бросьте, что она мне сделает?

- Ты хотела сказать, что она тебе скажет. Ты ведь не хуже меня знаешь, что слово порой ранит куда больнее, чем любое материальное оружие.

- Я не боюсь ее слов, да, мне обидно, но все обидное, что она могла мне сказать, она уже сказала. Так что не думаю, что она надеется чем-то меня удивить. Нет, я уверена, произошедшее произвело на нее впечатление, ну или ночь в камере, а может, и то, и другое. Что если она хочет поведать нам то, что ей известно? Нельзя упускать такой шанс.

- Хорошо, - не сразу, но согласился Изяслав, - только будь осторожна и очень внимательна, Гедовин сейчас не может помочь тебе, чтобы непосредственно проверить ее слова на искренность.

- А что с Гедовин? - сразу же уточнил Драгомир. - Кстати, где она, я ее до сих пор ни видел и ничего не слышал ни о ней, ни о Модесте.

Изяслав вздохнул.

- С Модестом все в порядке, он должен сейчас охранять некоего Владимира Паленина, заговорщика, который вчера едва не убил Гедовин, Миранда осмотрела ее, но пока не смогла ей помочь.

- Что?! И вы только сейчас говорите мне об этом? - встав, Драгомир решительно заявил. - Я хочу ее видеть!

Продолжать совещание не имело смысла, Изяслав попросил всех пока разойтись на пару часов. Но вместо согласия ему сразу задали вопрос: что произошло, что именно удалось узнать Драгомиру от властителя магии? В следующем вопросе, у него поинтересовались более подробным рассказом о событиях, происходящих в мире, собственно, Изяслав и не собирался умалчивать о чем-либо, просто он хотел, чтобы об этом рассказывала Амалия. Пришлось рассказывать ему, и без присутствия Амалии, которая тем временем в сопровождении двух охранников шла к камерам. Драгомира и Анну она отправила к Гедовин с одним из охранников, которые стояли у входа в зал.

Несмотря на свои слова о том, что мать ничем не может ее удивить, Амалия все равно чувствовала в душе страх, рождающий настоящие волны переживаний, отчего женщина еще больше нервничала, зная, что надо успокоиться, но не зная, как это сделать. Однако, вопреки опасениям, перед самой камерой Амалия нашла в себе достаточно уверенности, спокойная и беспристрастная, она вошла в камеру к матери.

Аглая сидела на койке, почти также, как и вчера, но в отличие от вчерашнего вечера, сегодня в ней самой что-то изменилось, Амалия нутром это чувствовала. Одна чувствовала, а другая знала. Всю ночь Аглая не смогла смокнуть глаз, перед внутренним взором застыл образ мертвой Алтеи. Зачем Паленин сделал это? Зачем он убил ее?! Нет, конечно, Аглая понимала, почему Паленин пошел на такой шаг, но все равно она отказывалась принимать такие меры. Шаг за шагом нестройная в начале мысль: "А, может, я поторопилась, и не эти люди должны восстанавливать в правах мировую религию?" постепенно укреплялась, однако утром Аглая решила, что цель должна оправдывать средства, даже если приходится перешагивать через тело убитой юной девушки, главное помнить: она ничего не расскажет. А рассказала бы? В этом Аглае не была уверена, может, она бы извернулась в своем рассказе так, что сбила бы с толку Амалию и царя Изяслава, тогда ее слова принесли бы пользу. Однако Паленин решил не рисковать. Вновь и вновь размышляя над этим, Аглая чувствовала, как у нее начинает разбаливаться голова, и эту головную боль усиливали стены тюремной камеры.

Когда Амалия вошла внутрь, Аглая осталась сидеть на месте, подняв голову, женщина внимательно посмотрела на дочь и не сразу, глухим голосом произнесла.

- Извини, если сказала вчера лишнее, я... не хотела тебя обидеть. На самом деле я рада за тебя, просто ты должна понять: я искренне верю в Алина и не могу так просто отказаться от своей веры. И я на многое готова пойти ради ее возрождения, даже если для этого придется убить твоего мужа и видеть потом твои слезы. Я знаю, ты очень любишь его...

- Откуда вам это знать? - резко оборвала ее Амалия. - Зачем вы позвали меня? Я занята и мне некогда стоять тут и слушать вас.

- Это видно по одной твоей реакции, что вчера, что сегодня. Сейчас я хочу лишь быть откровенной с тобой. Я не люблю и не признаю твоего мужа, и ты должна понимать: почему. Я молчу уже о вашей разнице в возрасте, это сейчас не главное. Представь себе меня, двадцать пять лет назад, тридцать лет назад. Я жила с твоим отцом, человеком, который не уважал меня и отвратительно ко мне относился. Ты должна помнить это. Однажды, на празднике дня летнего солнцестояния, я познакомилась с одним человеком, женщиной, она служила в храме, и она буквально открыла мне глаза на мир. Она рассказала мне о вере в Алина, я словно впервые услышала о ней! Ты помнишь, я пыталась передать тебе то, что узнала сама, однако встретила явное непонимание и даже сопротивление с твоей стороны. Конечно, ты можешь не принимать веру в Алина, но ты должна признать: в ней много моментов, призывающих к добру, в ней много морали и нравственности. Если люди что-то неправильно поняли, это не означает того, что все в этом учении неправильно.

- Вы верно заметили, это учение, и его никто не запрещал, изучайте слово Алина столько, сколько вам вздумается, но не доходите в этом до фанатизма, угрожающего другим, - прокомментировала Амалия, с трудом сдерживая растущее негодование.

Вопреки предполагаемой реакции на ее слова, Амалия увидела обратное: Аглая не разозлилась, не отвесила резкое словечко, нет, наоборот, она согласилась!

- Ты права, дело в фанатизме. Только есть те, кто действительно глубоко и искренне верит, а есть те, кто этим пользуется. Это неправильно. В общем, я расскажу все, что знаю, но в ответ ты должна пообещать, что позволишь мне вернуться в храм.

- Я слушаю, - спокойным голосом произнесла Амалия и села на стоящей у стены стул, оставленный вчера царем Изяславом почти у самого входа.

Коротко взглянув на Аглаю, она невольно подивилась той пустоте, которую она ощущала по отношению к собственной матери, а ведь когда-то в далеком детстве, девочкой, она любила ее и уважала, хотя последнее правильнее было бы заменить, на "побаивалась".

- Мы хотели свергнуть царя Заряна, посадить на трон Алтею и начать мировую войну против отступников, - вкратце описала суть плана Аглая, и далее без наводящих вопросов, пояснила. - Заряна должны были признать невменяемым, сначала его пугали видениями галлюциногенных камней, а потом он должен был, точнее все должны были подумать, что он в страхе потерять власть и под действием помутненного рассудка казнил единственно возможную претендентку на престол, Анну Гарадину. Для этого девушку должны были похитить и обходным путем, чтобы сбить след, доставить в Тусктэмию. Потом Златан Кромин собирался рассказать о тайне, которую ему поведал царь Вячеслав перед смертью, что у него есть внебрачная дочь, Алтея. Я не знаю, правда ли она приходилась Вячеславу дочерью, вполне возможно, потому что ее мать была его любимой танцовщицей, и замуж она не выходила. Так вот Алтею должны были посадить на престол, естественно, она была бы лишь куклой, а управлять страной брался Златан Кромин. Потом Тусктэмия собиралась объявить войну всем, кто не признает власть Алина. И начать войну против отступников. Естественно не со всеми сразу, а по очереди, и первой в списке стояла Истмирра. Для этого нужно было показательное убийство. Убийство Гая Броснова, он отказался от слова Алина, отказался от миссии, которая была на него возложена, и за это он должен был понести ответственность.

Что касается магии, то мы использовали ее, потому что с врагом надо говорить его методами, если хочешь победить. А после убийства властителя магии - подробностей я не знаю, только то, что для него приготовили какую-то специальную ловушку, какой-то живой механизм - все волшебники обязаны были бы подчиниться Всеволоду, нашему предводителю. Я мало что о нем знаю, только то, что он руководит всем, указания от него получал лично Кромин, так что можете брать его и выпытывать из него информацию. Еще в число наших заговорщиков входил руководитель комитета по делам магии, Панин, ну и, конечно же, Паленин.

Амалия вновь посмотрела на мать.

- Все эти имена мне уже известны. Так что ничего нового вы мне не сообщили, почти ничего, зато я могу сообщить вам следующее: во-первых, Дан уничтожил ваш дурацкий живой механизм, и, к несчастью для всей вашей компании, он жив и здоров, а во-вторых, вы сделали глупость, когда остались в городе и утром пришли на работу. Златан Кромин, вот, времени не терял и уже давным-давно смылся, да так умело, что все приставленные к нему филеры остались с носом. Господина Панина уже нет в живых, его убил Паленин, видимо, надеялся убрать тех, кто мог выдать его, но если в первом случае, это получилось, то во втором, нет. Скажите спасибо за это нерешительности Алтеи. Что касается вашей просьбы, то не мне это решать, вы участвовали в заговоре против царя Заряна, как будет выглядеть то, что я фактически дам вам свободу и обеспечу безнаказанность за содеянное? Нет, я на это не пойду, пусть суд решает, как вам искупать грехи.

- Но.., - начала, было, Аглая, однако тут же осеклась.

- Знаете, один человек однажды сказал мне, что Алин услышит меня в любом месте, стоит мне только обратиться к нему. Если вы так в него верите, то почему хотите окружить себя атмосферой храма, которой в том виде, в каком вы ее знали, практически не осталось? То, что есть теперь, скорее, насмешка над религией, которой вы так дорожите.

Аглая безучастно посмотрела на нее, потом отвернулась и тем же глухим голосом, что вначале, сказала.

- Уходи.

Однако Амалия не заторопилась и прежде, чем уйти, уточнила еще один момент.

- Хорошо, но сначала я вас немного обрадую, а, может, наоборот, огорчу. Вчера, как вам известно, Алтея, попыталась убить Заряна, но ей это не удалось, Заряна исцелили, и уже через неделю он встанет на ноги. Однако все произошедшее произвело на него сильное впечатление, и он решил, что не стоит рисковать своей жизнью, оставаясь у власти. Иными словами, он хочет отречься от престола.

Не веря своим ушам, Аглая повернулась и недоуменно посмотрела на Амалию.

- Вы рады? А я бы на вашем месте не радовалась. Знаете, почему? Потому что международный совет, дабы избежать соперничества и борьбы за власть между всеми возможными претендентами на престол - а близких и дальних родственников у нынешнего царя, я думаю, найдется немало - выберет новую династию. И это будет не малохольный паренек, который, едва начались народные волнения, в страхе убежал из столицы, это будет решительный волевой человек, который наведет порядок в Тустктэмии. Вам следовало разговаривать с Заряном прежде, чем пытаться сместить его.

- Хм! И кого же поставят у власти? Тебя?

- У меня уже есть работа, и она меня полностью устраивает. Однако, можете не сомневаться, - добавила Амалия вставая и собираясь уходить, - мы подберем достойного человека. И последнее, - негромко добавила она, уже в дверях, - не знаю, любили ли вы меня в детстве, может, и любили, да только эту любовь давно выжгло наше разное отношение к религии. Мне жаль, что все так сложилось, мне бы очень хотелось иметь любящую мать, чувствовать ее поддержку, ее тепло, мне бы хотелось, чтобы она помогала мне, чтобы моя дочь знала и уважала свою бабушку, но, к сожалению, ни у меня, ни у Дамиры ничего этого нет.

И она ушла, оставив Аглаю в не самом лучшем расположении духа. Последние слова дочери больно резанули по слуху. Конечно, Аглая знала и хорошо понимала, почему у нее сложились такие отношения с дочерью. Но ведь, действительно, порвав с ней, она, не считая той нравоучительной беседы, никогда больше не общалась с ней, она не помогала ей с первым ребенком, и она, бабушка, не знает своей внучки. Кто знает, случись все иначе, она могла бы любить эту девочку, Дамиру, а так ребенок автоматически попал в ее враги из-за отношения Аглаи к ее родителям. Стоила ли вера того? Действительно и всегда ли нужно идти на самые высокие жертвы ради чьих-то слов и взглядов? Аглая думала так, в душе по-прежнему ощущая злость и негодование по отношению к Амалии: почему она не пошла ее путем? Почему не приняла веру Алина? Если бы тогда она ее послушала, все бы сложилось иначе.

- Не я построила эту пропасть между нами, - вслух сказала она, - не я, а ты сама!

Дан лежал неподвижно минут пять, несмотря на страстное желание побыть одному, не думать ни о чем, ему пришлось ответить на вопросы Юрмаева и Драгомира. Потом, желая отстранить от себя даже Лукаша, он попросил его пояснить другим ронвельдам, что произошло, чтобы те поведали все своим волшебникам. Когда, наконец, должна была наступить пустота, в сознание ворвалась череда образов и мыслей, стараясь отогнать их, Дан встряхнул головой и встал.

- Нужно лететь вглубь Северной Рдэи, может, кому нужна помощь. Не все ведь разрушилось, что если кого-то завалило разрушенными стенами дома, и в любом случае, я хочу поговорить с князем Мстивоем, если, конечно, он жив.

- Да, господин, и, пожалуйста, простите меня, что был невежлив, я не хотел вас обидеть, просто...

- Ничего, я все понимаю, я и сам мог бы быть повежливее. Мир? - спросил он, протягивая Долиану руку.

Молодой человек чуть улыбнулся и ответил на рукопожатие.

- Спасибо вам, я... честно говоря, я немного растерян, я ведь знал, сколько мне осталось и никаких планов на жизнь не строил, а теперь, теперь я даже не знаю, чем заняться.

- У тебя уже есть занятие, Долиан, ты служишь в МСКМ, это немало, а в данный момент у нас с тобой есть важное дело, помочь тем, кому мы можем помочь. И кстати случай с твоим исцелением. Это навело меня на одну мысль. Видишь ли, меня просили помочь, вылечить ребенка, у нее тяжелое врожденное заболевание, я хотел ответить ее родителям сам, но потом решил спихнуть это на Амалию, чтобы она за меня объяснила: есть такие болезни, перед которыми бессильны даже самые искусные волшебники. Но теперь я могу попробовать. Только... Знаешь что, сделай мне одолжение.

- Да, я сделаю все, что смогу.

- Сможешь, я объясню тебе, как я вытащил из тебя недуг, а ты исцелишь ту девочку. Не пойми меня неправильно, но меня просил об этом мой неродной отец, тот, что меня вроде как вырастил. Я... ненавижу его, ненавижу женщину, которая поднимала руку на ни в чем неповинного ребенка только за то, что он не являлся ее сыном, прости за откровенность, об этом я вообще никому никогда не говорил, только Амалии, и я очень надеюсь, что и ты никому не скажешь, просто я хочу, чтобы ты понял, почему я сам не могу отправиться туда.

- Да, господин, конечно, я никому не скажу, и займусь той девочкой сам.

- Спасибо, спасибо! Ну, идем, мы и так задержались.

Они поднялись в воздух, и полетели вглубь Северной Рдэи. Хотя Долиан и не показал виду, но то, что сказал ему Дан, произвело на него впечатление. Он и не знал, что властитель магии вырос в такой сложной обстановке, неродной отец, судя по всему не любил его и даже не пытался скрыть свое неприязненное к нему отношение. Мачеха вела себя не лучше. Собственно, Долиан вообще почти ничего не знал о личной жизни Данислава, кроме того, что у него есть жена и дочь, и что его жена возглавляет МСКМ.

Меж тем они летели над выжженным, изуродованным пространством, мощная волна разрушения смела все на своем пути, выворотив даже холмы, а не то, что деревья и людские поселения. Хотя Северная Рдэя была самой малонаселенной страной, все равно здесь были села и даже несколько небольших городов, но и их теперь не стало.

- Господин, можно у вас спросить?

- Спрашивай, конечно.

- Вы могли бы мне поподробней рассказать об этом Всеволоде, кто он и чего хочет, я просто не совсем понимаю, с кем мы имеем дело.

- Всеволод... Алвиарин всегда любил говорящие имена и сейчас выбрал имечко под стать своим планам, - начал Дан, пересказав Долиану то, что ему было известно об этом человеке, заодно он более полно обрисовал для себя создавшуюся картину.

Они летели где-то час, это было огромное расстояние и нигде им не встречались следы выживших, однако ближе к столице им стали попадаться более отчетливые следы разрушений: если до этого, все было просто выкошено, то теперь виднелись фрагменты каких-то построек, неподвижно лежащие исковерканные тела животных. Когда внизу показались руины деревни, совсем недалеко от городских ворот, Дан попросил Баруну спуститься вниз. Сверху никого из выживших не было видно, однако, ближе к земле, они услышали плач, женский и детский. Быстро спрыгнув на покореженную каменную дорогу, Дан пошел прямо на звук, Долиан следом за ним. В деревне не осталось почти ни одного целого дома, большинство из них сложились как карточные домики, и лишь некоторым повезло больше других: у них выбило окна, покорежило крышу, но стены остались, в дверях одного из таких домов сидела женщина и плакала, подле нее на земле сидел пятилетний малыш и тоже плакал. Было немного странно видеть такое. Почему женщина не взяла ребенка на руки, не прижала к себе, не постаралась успокоить. Дан подошел ближе и прикоснулся к вискам малыша.

- Ну, ну, успокойся, все закончилось!

Мальчик шмыгнул носом и притих, он недоуменно смотрел на прибывших людей. Кто они? Как они сюда попали? Почему у этого мужчины такие странные волосы? Что вообще произошло? И почему на улицах никого нет? Неужели все в деревне погибли? Быстро проверив состояние мальчика - физически тот не пострадал - Дан подошел к женщине. Та, почувствовав чье-то приближение, испуганно вскрикнула и подалась назад.

- Нет, нет, успокойся, я хочу помочь.

Но женщина лишь замотала головой и, облокотясь на руки, отползла в сторону, уперевшись в стену.

- Она глухая и слепая, - с ужасом для себя отметил Долиан. - Видите ее глаза, да и слов она явно не поняла.

Посмотрев на бедняжку повнимательней, Дан понял: Долиан прав.

- Осмотрись пока, вдруг здесь кто еще остался. И возьми с собой мальчика, - уточнил Дан, видя, что малыш вновь собирается плакать.

- Эй, тебя как зовут? - ласково спросил Долиан, беря мальчика на руки.

- Аким. А вы кто? Вы знаете, что с моей мамой?

- Нет, но мы постараемся найти ее. В каком доме ты живешь?

- Вон в том, - указал мальчик на руины некогда большого каменного дома. - Мама была дома, когда все началось, а я был с Никой, когда все вокруг затрещало и западало, я спрятался под лестницей.

- Ника - это та слепая женщина?

- Да, она моя тетя.

Осторожно поставив мальчика на землю, Долиан хотел приподнять неровные осколки дома, когда услышал позади себя приглушенный крик.

- Эй! Кто-нибудь, помогите нам!

Юноша мгновенно обернулся и строго сказав мальчику: "Стой здесь!", подошел к еще более разрушенному дому, призвал своего ронвельда и, обратясь к магическому полю, он поднял верхние камни, потом, осторожно отведя их в сторону, убрал следующий слой камней. Маленький Аким во все глаза восторженно смотрел на это чудо, до этого он ничего подобного в своей жизни не видел. Крики стали отчетливее.

- Мы в погребе! Пожалуйста, кто-нибудь, помогите нам!

- Успокойтесь! - крикнул им Долиан, я сейчас убери все камни и освобожу вас.

Жители Северной Рдэи вследствие своей изоляции почти не сталкивались, а точнее не использовали в своей жизни магию, сейчас для них услышать такое было просто странно, они в замешательстве смотрели на верхний люк погреба, спасшего им жизнь, а ведь это была случайность - муж и жена просто спустились в погреб, жена хотела показать мужу на обгрызанный корнеплод, она как раз ругала ленивого черно-белого кота, которого в погреб можно было затолкать разве что силой, когда стены и земля под ногами содрогнулись, а потом что-то тяжелое навалилось на крышку люка, замуровав людей внизу. Долиан меж тем, убедившись, что в руинах никого нет, не опасаясь никому навредить еще больше, просто сместил груду перемешанных друг с другой фрагментов кирпичной стены, черепитчатой крыши, обломков мебели и домашней утвари в сторону. Когда через щели между досками люка в погреб пробились лучи света, муж и жена не поверили своему счастью. Мужчина открыл крышку и, выглянув наверх, ужаснулся. Деревня была полностью разрушена. А как же люди? Домашние животные?

- Аким! - радостно окликнула женщина соседского мальчика.

Не выдержав, мальчик снова разрыдался, и не мог успокоиться, даже когда добрая женщина, подняв его на руки, прижала к себе и погладила по волосам. Мужчина тем временем недоверчиво и крайне подозрительно посмотрел на неизвестного ему молодого человека.

- Кто вы? Что произошло?

- Меня зовут Долиан, я служу в МСКМ, а что произошло - колонна, которую вы должны были видеть отсюда, взорвалась, то, что вы видите вокруг, последствия взрыва.

- МСКМ, - повторил мужчина, - что это?

Долиан в свою очередь тоже с недоумением посмотрел на него, похоже мужчина, действительно, впервые слышал это название.

- В смысле, что это? МСКМ - это МСКМ, международная служба контроля за магией.

- Магия! - ухватился мужчина за главное слово. - Магия! Это та колонна, если вы контролируете магию, то почему допустили это?! Если здесь такие разрушения, то что же случилось с поселениями, которые располагались ближе к ней?!

- Это первое поселение, руины которого мы нашли, - глухим голосом ответил Долиан, мужчина побелел, а женщина покрепче прижала к себе малыша.

- Как же так? Там, там ведь столько людей жило! Вся Республика Истинной Веры, - с ужасом в голосе прошептал мужчина, растерянно оглядевшись по сторонам, он вновь посмотрел на юношу и не нашел ничего лучше, как наброситься на него с обвинениями. - Ты! Кто сотворил эту проклятую колонну? Кто и зачем взорвал ее? Зачем это сделали?!

- Я... Вы не понимаете, магия вещь опасная, все зависит от того, кто и как ее применяет, сейчас есть один очень нехороший человек, который использует магию во вред людям, желая таким образом обрести власть. Пока он на свободе, но мы поймаем его и заставим за все ответить, уверяю вас.

- Это не вернет всех тех людей, что погибли! - срывающимся голосом воскликнула женщина.

- Правильно, не вернет, - угрюмо произнес Дан, он шел к ним, ведя за руку озирающуюся по сторонам женщину.

- Ника! Ты жива! - обрадовалась женщина.

Та повернулась в ее сторону и посмотрела на нее, именно посмотрела. Женщина даже подалась назад. Такое невозможно! Ника слепая и глухая, она не может реагировать на звук, и она не может смотреть на нее. Однако молодой человек, который вел ее за руку подтвердил то, что не укладывалось в голове.

- Я исцелил ее врожденные недуги, хотя это не совсем исцеление, скорее изъятие, поэтому и нет целительного сна, впрочем, главное не это, а то, что ей сейчас нужна помощь: она не знает языка, не понимает, что ее окружает и тем более впервые в жизни увидеть такие разрушения, это сложно, очень сложно.

Подойдя к ошарашенному мужчине, Дан передал ему Нику, та, ощутив знакомую руку, радостно улыбнулась.

- Кто ты?!

- Вряд ли вам о чем-то скажет мое имя, поэтому можете звать меня просто Данислав, я рад, что вы целы и невредимы, как вы выжили?

- Мы... были в погребе, когда все началось.

- Будем надеяться, что не вам одним повезло, и не вы одни в тот момент находились в погребе. И тем не менее среди развалин могут оставаться живые люди, поэтому прошу вас, да кстати, как вас зовут?

- Лумир.

- Лумир, я про вас помочь мне и Долиану искать выживших, а ваша...

- Жена, Мила моя жена.

- А ваша жена побудет с Никой и с Акимом, хорошо?

- Хорошо, - оторопело произнес мужчина, - но кто вы? Как вы здесь оказались? Зачем?

- Лумир! Под завалами могут быть живые люди, пожалуйста, не лишайте их шанса выбраться из под этих завалов.

- Да, да, хорошо. Только как искать?

- Пройдитесь между развалин, вы ведь должны знать всех здесь по именам, зовите, вдруг кто-то откликнется. Если что-то услышите, зовите нас. Долиан начинай скидывать слои с тех домов, которые пострадали меньше всего.

Юноша кивнул и направился в сторону, минуя дом, где жил мальчик, к сожалению, его расщепило буквально на куски. Долиан осторожно сместил верхний слой каменных стен с частью торчащих наружу перекрытий, и почти сразу услышал крик. Изнутри. Долиан замер, неужели он сделал только хуже? Например, пошевелил балку, под которой спасся человек, а теперь на последнего обрушилась груда мусора - что еще мог означать тот звук?

- Эй! Вы там? Где именно вы находитесь?

Никто не ответил.

- Вы меня слышите?

Вновь тишина. Долиан подошел к крыльцу и осторожно открыл дверь, та поддалась, внутри все было наполовину разрушено, наполовину, а под столом, крепким столом, на который он обрушил груду штукатурки и гравия - им, по видимому, был устлан чердак - сидели женщина и маленькая девочка.

- Вы целы? Можете выбраться оттуда?

Не говоря ничего вслух, женщина просто вылезла из-под стола, осторожно, стараясь ничего не задеть, она добралась до двери, Долиан уступил им дорогу. Выйдя на улицу, женщина вскрикнула, а девочка молча насупилась.

- Что случилось?! Отец! - воскликнула женщина и бросилась к дому через дорогу, дому, от которого словно откусили половину.

Женщина, рыдая, стала откидывать в сторону камни. Долиан направился к ней, он хотел оттащить ее от руин, но, когда он подошел, то увидел торчащую из-под завалов руку. Женщина тоже увидела руку и, схватив, стала тянуть на себя, словно надеясь вытащить зажатого внутри человека, но едва ли она могла сдвинуть такую громаду и тем более, помочь несчастному. Ему уже ничто не могло помочь. Долиан почувствовал, как к горлу подступил комок, ему стало дурно, он и не думал, что это так жутко. Из оцепенения его вывел Лумир, он кричал, что нашел выживших, и ему надо помочь их вытащить. Юноша уже хотел идти туда, но так и не смог сдвинуться с места, он все смотрел на эту руку, на безудержно рыдающую женщину, к которой подошла девочка, малышка тоже неотрывно и угрюмо смотрела на руку. Долиану стало трудно дышать, и он даже вскрикнул, когда кто-то взял его за плечо и с силой развернул.

- Долиан! Приди в себя, мне нужна твоя помощь! - это был Дан, он говорил строго и твердо, его тон словно холодная вода отрезвили сознание юноши, он кивнул и пошел следом за властителем магии к тому дому, около развалин которого Лумир разговаривал с выжившими детьми.

- Ребята, успокойтесь, мы вас вытащим!

- Долиан, давай по очереди, поднимаем по слою, только брать надо очень мало, понял?

- Да, да, хорошо.

Они встали по бокам дома и начали поднимать обломки. Сначала Дан аккуратно убрал верхние фрагменты, потом Долиан осторожно сместил в сторону несущую плиту, которая упала вниз почти целиком, прикрыв собой двоих ребят, мальчиков лет восьми и шести. Старший сразу же встал, а вот маленькому зажало ногу, брат помог ему убрать сломанный стул и освободить ногу.

- Я не чувствую пальцев - сокрушенно произнес малыш подошедшему к нему мужчине с серебряными волосами, он мог бы подивиться этому, но сейчас у него слишком болела нога, он с огромным трудом старался не кричать.

- Ты настоящий герой, не каждый смог бы так держаться. Болит нога?

Мальчик кивнул.

- Это хорошо, значит, есть, что исцелять.

К великому изумлению обоих мальчиков, молодой человек положил руку на ногу мальчика, прозвучал хруст, малыш вскрикнул, но потом улыбнулся.

- Больше не больно. И пальцы я чувствую! Спасибо!

- Не знаю, как вы это сделали, - изумленно таращась на брата сказал второй мальчик, - но все равно спасибо. Только наши родители, они были в сарае, а он, - мальчик сглотнул: сарай превратился к гору мусора с торчащими из нее кольями и досками.

- Подожди паниковать, может, они еще живы, и мы можем им помочь, а пока, будь добр вытащи-ка вон оттуда одеяло, только осторожно, - сказал Дан, поднимая на руки засыпающего мальчика. - твоему братику нужно поспать, это целительный сон, завтра он проснется, и его нога будет полностью здорова.

- Как вы это сделали?! - изумленно спрашивал мальчик, расстилая оделяло на свободном клочке земли перед домом.

- Это магия, малыш.

Тем временем Долиан стал медленно и осторожно убирать доски обрушенного сарая, а Лумир пошел дальше, звать тех, кто жил в этих домах и ни о чем плохом не думал всего пару часов назад. Сняв первые два слоя, Долиан увидел ногу, окровавленную и неестественно вывернутую, вновь к горлу подкатила тошнота, молодой человек пошатнулся, но все-таки заставил себя снять еще один слой мусора. Показалось туловище и стало понятно, что это женщина, мальчик подошедший к сараю вскрикнул и рванулся к ней, но Дан словил его и крепко прижал к себе.

- Мама! Мама! Пустите меня!

- Долиан продолжай, - приказал Дан, в глубине души поражаясь собственной холодности, впрочем, это исходило от того, что властителю магии видеть такое было не впервой, хотя Радомир едва не потерял сознание, когда в первый раз исцелял раненного окровавленного человека; за стойкость Дану следовало поблагодарить память прошлого, иначе он бы чувствовал себя не лучше Долиана.

Долиан снял следующий слой и показалась голова женщины, она лежала на туловище мужчины. Молодой человек с надеждой посмотрел на властителя магии, словно говоря: "Я подержу мальчика, только позвольте мне не проверять: жива эта женщина или нет!" К счастью, Дан догадывался о ходе его мыслей и потому отпустил рыдающего ребенка - едва его перестали держать и он безвольно обмяк, сел на колени и горько заплакал. Дан сжал его плечо, но почти сразу отпустил, в его душе тоже жила надежда: что если эта женщина жива? Тогда нельзя терять ни минуты! Подойдя ближе, он перешагнул через две сломанные доски, осторожно забрался по обломкам и, наконец, коснулся руки женщины, коснулся и облегченно вздохнул - жива! Очень слаба, но все-таки жива. Ювелирно восстанавливая одно повреждение за другим, он медленно, постепенно исцелил женщину. Долиан, который пошел на зов Лумира, ощутил, как на глаза навернулись слезы, раз Данислав задержался подле женщины, значит, она жива.

Первое, что увидела перед собой спасенная женщина, чьи-то необычные глубокие серые глаза, она словно завороженная смотрела в них, не понимая, кто перед ней и что происходит. Только спустя минуту до нее дошло, что плачет ее сын. Женщина ахнула и хотела встать.

- Осторожно! Медленно, очень медленно, ваш муж жив и нам нужно постараться ничего здесь не задеть, чтобы не сделать ему хуже.

Женщина кивнула и осторожно поднялась, пробралась по обломкам сарая, только сейчас вспомнив и осознав, что произошло нечто страшное. Борясь со сном, она обняла сына и прижала к себе, заметив второго малыша, она вскрикнула, но первый мальчик тут же заверил ее.

- С ним все в порядке, он спит. Тот человек исцелил его, и сказал, что это целительный сон.

Целительный сон. Вот почему ей так хочется спать, ведь она тоже была ранена, вспомнив короткую, но жуткую боль, женщина почувствовала испарину на лбу, ей стало не по себе, она чувствовала страх и ужас после того, что произошло, а также перед тем, что есть некая сила, способная исцелять столь тяжелые ранения. Как такое возможно?

Среди жителей Северной Рдэи были волшебники, и большинство из них не гнали своих ронвельдов, были, конечно, те, кто их испугался и прогнал, но большинство чувствовали свою связь с ними, непонятное, но очевидное родство, однако из-за языкового барьера и те и другие не смогли общаться и сотрудничать. Только несколько волшебников Северной Рдэи стали учиться древнему языку, сообразив, как призвать ронвельда, но не каждый пришел к такому по наитию. Эти несколько человек ни разу не проявляли своей силы на виду, однако некоторые маги так или иначе проявили себя, породив среди жителей неоднозначные мысли. Для представителей высшей знати не было секретом, что это такое, однако для простых жителей слово "магия" являлось частью сказок, не более. А сейчас для жителей этой деревни магия стала необъяснимым чудом. Если до этого они считали, что рассказы о чудесах - это свидетельства силы и власти бога Судьбы, которому они поклонялись, то теперь они задумались: странные незнакомцы используют магию направленно и осознанно, значит, они творят эти чудеса сами. Ходя от дома к дому, Лумир невольно пришел к такому выводу, и ему стало страшно. Что если Бог Судьбы накажет его за такие мысли? Может он таким образом проверяет его? Несмотря на все чудеса, которые творили Данислав и Долиан, Лумир смотрел на них с опаской и недоверием. Последние списали это на потрясение от увиденного. Несколько часов они вытаскивали из-под завалов и исцеляли людей, из всего населения деревни выжило две трети, и этих жертв вообще могло не быть, если бы не магическая колонна. Дан поклялся найти Алвиарина, во что бы то ни стало, найти и заставить его ответить за это! Закончив здесь, он и Долиан вновь заставили жителей деревни, тех немногих, что не находились под воздействием целительного сна, изумиться - молодые люди сели на спину огромной черной птице и поднялись в воздух. Оба были страшно измотаны: Долиан разгреб больше трех десятков разрушенных зданий, а Данислав исцелил около сорока человек, конечно, для него исцеление такого количества людей не было критичным для испытания его сил, но он ведь с утра разрушал живой механизм, а до этого его травили ядом, основанным на крови брата первого властителя магии. Оба молодых человека возблагодарили всех святых, когда, подлетев к городу увидели, что удар разрушительной волны пришелся на толстую высокую стену города. Дома в городе не пострадали за редким исключением в некоторых из них, расположенных на окраине у самой стены, выбило окна.

- Летим сразу во дворец, Баруна, - попросил Дан птицу рокха, вслух, чтобы не объяснять потом Долиану, и совершая тем самым лишнее действие.

После произошедшего дворец замер: почти все разъехались по своим домам, словно их личное присутствие могло помочь уцелеть стенам их прекрасных и любимых домашних апартаментов. Князь Мстивой никому не препятствовал, молча и угрюмо смотрел он с балкона, изредка оборачиваясь на причитающего Милия. Последний, переходя от просьб к угрозам, и от угроз снова к причитаниям, настаивал на том, что нужно найти и покарать виновных в гибели его народа. Князь Милий чудом уцелел, приехав вчера вечером во дворец для согласования поставок продовольствия жителям своей республики, и он собирался уехать сегодня днем, но теперь возвращаться было некуда.

- Вы должны наказать виновных, пожалуйста, прошу вас! Во всем виноваты волшебники. Властитель магии должен ответить за свое бездействие. Как он мог допустить такое? А что если он сам создал эту колонну? Создал для того, чтобы уничтожить всех, кто не согласен с религией Всеблагого и Великого Алина. Этот отступник и невежда посмел утверждать, что Алин не был богом, более того, он назвал его своим предком, как будто Всеблагой и Великий Алин был человеком!

Вот в таком ключе, вновь и вновь с разными интонациями повторяя примерно одно и то же, говорил Милий, чем порядком уже начинал злить князя Мстивоя. Мысли его были заняты другим, и причитания Милия отвлекали его и раздражали. В какой-то момент он не выдержал и просто ушел с балкона. Широкими шагами он прошел в свой кабинет и, заперев его изнутри, сел в кресло и обхватил голову руками. Он не знал, что теперь делать. И не представлял, как выкрутиться из этой ситуации, и как жить дальше, понимая, что он сделал, причем сознательно и целенаправленно, ведь в отличие от Милия, он многое знал, а будучи не ослеплен религией, четко понимал, какие выгоды ему приносит сотрудничество с Всеволодом. Просидев так целый час, князь Мстивой так и не пришел ни к какому решению, он механически, чувствуя голод, открыл дверь и попросил слуг принести ему поесть. Съев безвкусную еду, князь достал бумагу и начал составлять официальное обращение. Слова никак не клеились, он не знал, что именно ему стоит говорить в свое оправдание. Когда ему доложили, что прибыл властитель магии, Мстивой побледнел.

Князь Мстивой был уже немолодым человеком, лет сорока шести, высокий, худой, со строгими чертами лица, он рано начал лысеть и, стесняясь этого, носил парик, искусно сделанный из настоящих волос - если бы добропорядочные продавцы и слуги не разболтали всем секрет его величества, никто бы и не догадался, что это парик, настолько хорошо он был сделан. Князь имел двоих дочерей, шестнадцати и восемнадцати лет, а также маленького пятилетнего сына. От природы он был наделен незаурядным умом, однако постоянное лавирование между мнениями влиятельных придворных, заставило его погрязнуть в мелких и частных проблемах.

Сейчас князь мог в какой-то степени оправдать себя, ведь договор с Всеволодом подразумевал выгоду для всей страны в целом, в кои-то веки перед ним открылась возможность улучшить благосостояние своего народа. Он не думал долго, просто согласился, единственным условием Всеволода была эта колонна, но он заверил его: колонна нужна для уничтожения властителя магии, о том, что она может захватить с собой столько земель со всем их населением, постройками, животными, домашними и дикими, Всеволод не говорил. И теперь выяснилось, что властитель магии жив. Что произошло? Он разрушил колонну? И колонна просто не оправдала возложенных на нее надежд? Или она вообще взорвалась сама по себе, а властитель магии даже не приближался к ней? Однако, увидев изможденное лицо Данислава, Мстивой побледнел, похоже, верно его первое предположение, властитель магии разрушил колонну, а значит, он вряд ли благодарен кому-то за то, что ему пришлось пережить. Следом за Даном вошел Долиан, почувствовав в воздухе ароматы еды, а они еще остались здесь от обеда князя, молодой человек почувствовал легкое головокружение. Как же он устал! С каким бы удовольствием он сейчас поел, помылся и лег спать! Но пока это даже не брезжило на горизонте.

- Князь Мстивой, - поприветствовал его Дан, чуть наклонив голову, тот встал и почтительно поклонился.

- Господин, рад приветствовать вас в моем дворце.

- А я не рад, абсолютно не рад, но мне пришлось лететь сюда после того, как взорвалась колонна, - Дан сел, хотя Мстивой так и остался стоять, он не думал, что тот начнет говорить вот так сразу, напрямую. - Вы ведь знали об этой колонне, не так ли? Вы знали, а значит, общались со Всеволодом. К вашему сведению, Всеволод, это вымышленное имя. На самом деле это душа мага времен Алина Карона, которая захватила тело ныне живущего человека. Алвиарин Дастаев, вот его настоящее имя, и теперь вам известно, что это тот человек, кто, преследуя собственные цели, обрек на гибель стольких людей, животных, растений. Не знаю, что такого он рассказал вам, пообещал или сделал, но сейчас меня больше волнует то, что я не собираюсь оставлять это без ответа. Вы виновны в гибели этих людей не менее, чем Алвиарин. Что он пообещал вам взамен? Какие богатства посулил?

Мстивой сглотнул и, наконец, сел. Опустив голову, он медленно и тихо произнес.

- Он дал нам возможность добывать драгоценные камни в горах, сделал такие машины, о которых мы и мечтать не смели. Я.., я думал, что это поможет Северной Рдэе подняться с колен, даст моему народу новые возможности. Я ни в коем случае не хотел гибели тех людей, наоборот, я хотел сделать их счастливее! Пожалуйста, поверьте мне, я не знал, что все так сложится! - Мстивой умоляюще посмотрел на него.

- А как, вы думали, все сложится? Что именно Алвиарин говорил вам?

- Он говорил, что колонна нужна для того, чтобы уничтожить вас, как именно это произойдет, я не спрашивал.

- Что ж, колонна не уничтожила меня, наоборот, я и все те, кто мне помогал, уничтожили ее, - сказал Дан, и немного помолчав, вполголоса добавил, - Мне жаль, что погибло столько людей, если бы я сразу отправился сюда и оценил разрушительную силу колонны, я мог бы установить защиту от взрывной волны. Однако я выбрал другие цели, решив, что с колонной могут разобраться рядовые сотрудники МСКМ. Я был не прав, так что в гибели тех людей есть доля моей вины. Однако и вы должны были подумать сначала о последствиях, а потом уже о выгодах. Это благородно, я имею в виду, желание повысить благосостояние собственного народа, и все-таки, вы правитель, вы не могли позволить себе просто повестись на деньги, вы должны были сначала взвесить все за и против. Вы ведь понимаете меня, не правда ли?

Мужчина молча кивнул.

- Алвиарин что-то задумал и для этого он замутил не одну историю в разных уголках планеты. Во всяком случае, не думаю, что это какое-то случайное совпадение, скорее всего это дело рук одного человека. В прошлый раз он заставил Алина убрать из мира всех магических существ, именно он заложил основы для обожествления Алина, однако потом по какой-то причине замуровал свою душу в капсуле перемещения. Возможно, он просто состарился и решил начать новую жизнь много лет спустя, этого я не знаю, хотя все это немного странно: на что он надеялся, ведь он мог вернуться в любое время, и еще неизвестно, чье бы тело он мог занять. Кстати о носителе души Алвиарина, как он выглядит?

- Ну, он примерно вашего возраста, южанин, я имею в виду, откуда-то из-за Пограничной Реки...

- Нет, нет, - оборвал его Дан, - не нужно описывать на словах, я хочу непосредственно его видеть.

Он встал, Мстивой тоже.

- Нет, сидите, это не больно, я просто просмотрю ваши воспоминания.

Просто просмотрит его воспоминания - Мстивой сглотнул, может, для властителя магии это и просто, а вот для него сам факт вмешательства в его мысли, был пугающим и жутковатым. Но он подчинился, сел и покорно сложил как в школе руки на столе. Дан подошел к нему и коснулся его висков. В следующий миг, Мстивой почувствовал легкую дурноту, его затошнило, он подался назад, уперся о спинку стула и стал молить всех святых о том, чтобы это поскорее закончилось, но, похоже, все только начиналось. "Вспомните тот момент, когда Всеволод приходил к вам!" Этот голос, чуждый голос, но звучал он в его голове, приказывал. Князь Мстивой постарался не думать об этом, однако отвлекся еще больше, он почувствовал страх и ужас, у горла встал комок, а потом закружилась голова. Дан вынужден был отпустить его.

- Да не бойтесь вы так! Мне нужно одно определенное воспоминание, я не собираюсь лезть вам в душу!

Легко сказать! Мстивой согнулся пополам, прижав руки к животу, он тяжело и отрывисто дышал. Долиан меж тем отчасти понимал его, он и не представлял, что можно творить такое! Странно, но он никогда о таком способе не слышал. Почему? Может, это рассказывают только посвященным? Или это просто не каждому доступно, потому учителя сами решают, кому рассказывать о таком, а кому нет. Однако вспомнив школу магии, Долиан ужаснулся, представив себе такие практические занятия, когда кто-то залезает ему в душу и отыскивает там нужное воспоминание.

- Я нарисую его, - сиплым голосом попросил меж тем князь Мстивой, - я смогу, я хорошо его запомнил!

- Хорошо запомнили? - переспросил Дан. - Отлично! Тогда представьте образ Всеволода пред внутренним взором, и тогда вся процедура займет доли секунды.

Мстивой молчал минуты две, потом все-таки выпрямился и почти шепотом произнес.

- Представил.

- Хорошо, тогда попытка номер два.

Дан вновь приложил пальцы к вискам Мстивоя и погрузился в его воспоминания, на этот раз он, действительно, задержался в мыслях князя всего на пару секунд. Опустив руки, Дан произнес только одно имя.

- Кабар!

И более не говоря ни слова, он вернулся на свое место и закрыл глаза. Даже Долиан не сразу сообразил, что он обратился к ронвельду, а уж Мстивой и подавно недоуменно посмотрел на него, потом переведя вопросительный взгляд на юношу. Тот лишь пожал плечами и сказал.

- Надо подождать.

А Дан меж тем попросил Лукаша позвать Аишу, каково же было его удивление, когда Лукаш сообщил о том, что Аише плохо, она молча и неподвижно лежит, и не реагирует ни на какие оклики. "Но она ведь жива?!" И, не дожидаясь ответа, Дан отправился сам к Южному Магическому полюсу, когда внешнее тело властителя магии засветилось и стало полупрозрачном, Мстивой и вовсе вскрикнул, соскочил с места, уронив стул, Долиан тоже встал и отошел в сторону. Если до этого он думал о властителе магии как о человеке, то теперь он начал понимать, почему все говорят, что наполовину он магическое существо.

Дан меж тем почти вплотную приблизился к Южному полюсу, отсюда он видел и осязал линии магического поля, в непосредственной близи которого лежал маленький ронвельд, Аиша. Коснувшись рукой ее головы, Дан тихо позвал ее - она шевельнулась и подняла голову. "Что произошло?" Озираясь по сторонам, ничего не понимая, Аиша несколько раз удивленно моргнула, потом пошевелила крыльями и лапками. Наконец она сильно зажмурилась и встряхнула головой, а после рассказала, как пыталась помочь Гедовин защититься от злого волшебника. Это была ее естественная самозащита: замереть, создать непробиваемый щит вокруг себя, которым она накрыла и связанную с ней волшебницу.

"Спасибо тебе, а теперь буди Гедовин".

Тело властителя магии перестало мерцать, но он пока не открыл глаза, на этот раз он обратился к Кичиге, ронвельду Драгомира, последний как раз в этот момент спрашивал пришедшую в себя Гедовин, как она себя чувствует. Дан сразу спросил, где он, пришла ли в себя Гедовин, а потом попросил найти Амалию и сообщить ей: душа Алвиарина заняла тело Кабара. Амалия стояла рядом и попросила юношу передать, что на Гедовин напал один из заговорщиков против царя Заряна, Паленин. Именно Паленин, скорее всего, создал волшебные амулеты, способные давать невидимость, а значит, Алвиарин сейчас невидим, отсюда ясно, что это он убил Гая Броснова, и самое главное, он рано или поздно придет сюда, к Паленину, чтобы вновь стать видимым. Попутно с этим Драгомир передал Дану то, что стало известно от Аглаи. "Не упустите его, я прилечу, как только смогу!" Только после этого он, наконец открыл глаза. И Долиан, и князь Мстивой стояли в стороне от него, с опаской на него поглядывая. И если взгляд первого выражал просто опасение, то взгляд второго - неподдельный страх. Дан чуть улыбнулся.

- Все в порядке, можете сесть. Оба.

Покорно князь и Долиан вернулись на свои места, Мстивой сначала поднял стул, а потом уже сел.

- Князь, поселок перед столицей сильно пострадал, мы с Долианом сделали все от нас зависящее, чтобы помочь им, мы вытаскивали людей из-под завалов, исцеляли их, но у них практически ничего не осталось: их дома разрушены, им нечего есть. Позаботьтесь об этих людях, не бросайте их. Это первое, второе - в Снежинской Заставе теперь есть серьезная брешь, поэтому, если считаете нужным, можете поставить там пограничников. И третье: я направил две группы волшебников в Северную Рдэю, они уже должны быть здесь - необходимо проверить, есть ли еще пострадавшие от действия ударной волны поселения. Они будут двигаться от Заставы вдоль двух границ от ударной волны. Поэтому прошу иметь это ввиду и не нападать на моих людей за незаконное нарушение границы, и при необходимости оказывать им всяческое содействие, хорошо?

- Да, да, конечно, - заверил его князь и с некоторым недоумением посмотрел на Данислава. - Только... я думал, вы первым делом скажете мне явиться на международный суд.

- Вы сами себя уже наказали. Но международный суд непременно назначит вам наказание, если вы не донесете до своего народа, кто стал причиной взрыва. Люди, которым мы помогали, списывали все на некие высшие силы, но потом, поняв, кто мы такие, крайне неодобрительно отзывались о волшебниках, конечно, им мы объяснили, что к чему, и если вы еще и подтвердите наши слова, то это будет правильно.

- Но... они же, они же возненавидят меня за то, что я помогал Всеволоду, то есть Алвиарину.

- Возможно, только не говорите, что вы это не заслужили.

Князь молча кивнул.

- Спасибо за понимание. А пока вы позволите мне и моему другу отдохнуть?

- О, да, да, конечно, - засуетился князь, и, встав, поспешно вышел в коридор, отдав указания своему секретарю: накормить и разместить гостей.

- Не сверли меня глазами, Долиан, - сказал пареньку Дан, когда Мстивой вышел, - видеть чужие воспоминания может только властитель магии.

- Так я ничего и не говорю!

- Серьезно? - скосил на него Данислав крайне скептический взгляд, молодой человек посчитал, что сейчас лучше отвести глаза в сторону и ничего не говорить в ответ.

Меж тем во дворце Тусктэмии наконец состоялось международное совещание, главы государств обсуждали заговор против царя, а также неожиданное заявление последнего о своем отречении от престола. Амалия и царь Изяслав высказали мнение, что необходимо основать новую династию, однако большинство считало, что трон надо отдать Анне Гарадиной. Анна тоже находилась на собрании и, когда ей дали слово, заявила, что отрекается от трона, что она ни на что не претендует, однако царица Тиона напомнила ей об обязанностях правителей и их наследников. Видя это, Драгомир неожиданно для всех встал и попросил слова. Подойдя к кафедре, где все еще стояла Анна, он склонил перед ней колено и громко, чтобы все слышали, сказал.

- Анна, я люблю тебя и прошу тебя стать моей женой.

Все ахнули, кроме разве что царя Изяслава и Амалии, которая чуть улыбнулась. Анна очень смутилась, но, к счастью, она была умной девушкой, и она прекрасно понимала, что будущую правительницу Истмирры не поставят на трон Тусктэмии, значит, надо ею стать.

- Я тоже очень люблю тебя, Драгомир, и я с радостью стану твоей женой.

В зале поднялся шум. Та же Тиона требовала объявить этот союз невозможным, даже князь Святослав встал и громким голосом призвал Анну к благоразумию.

- Дамы и господа! - произнес Изяслав, подходя к кафедре. - Прошу минуту внимания!

Не сразу, но гул стих, сначала до голосов, потом до перешептываний, наконец, все утихли.

- Драгомир, Анна, сядьте пока. Дамы и господа, это решение двух взрослых молодых людей, решение сознательное, принятое по взаимной любви. Давайте будем уважать их выбор. Такая красивая молодая пара, разве плохо то, что эти два любящих человека начнут совместную жизнь? Но, конечно, став будущей правительницей Истмирры, Анна не может претендовать на трон Тусктэмии, но она и не претендовала на него изначально. Поэтому решение о новой династии не такое уж плохое. И эта ситуация только одна причин. Вторая и очень важная причина - это ослабление власти в Тусктэмии, посмотрите, к чему привело нынешнее правление Заряна, я его не ругаю, нет, но вы ведь понимаете, что если в государстве народ выходит на такие митинги, как было это накануне, то это не просто так. Да, людям заплатили, но я уверен, что предложи деньги людям в том же Гриальше, и они пошлют подальше всех этих странных личностей, преследующих собственные интересы! Или я не прав, ваше величество? - спросил он, устремив взгляд на Тиону, та угрюмо посмотрела на него, но все-таки сдалась и ответила.

- Я согласна, нужно что-то менять в Тусктэмии. Только примет ли народ новую династию?

- Если ее выберет международный совет, то ее вынуждены будут принять и простые люди, и придворные Тусктэмии, потому что нынешнее правление угрожает международной стабильности. Насколько я знаю, Зарян подписал это соглашение, а значит, мы будем действовать в рамках закона.

- Хорошо, ну и кого же вы предлагаете, ваше величество? - спросила Тиона.

- У меня есть кандидат, но прежде, чем назвать его, я хотел бы прояснить, какой человек нужен в данный момент. Во-первых, это должен быть человек решительный и твердый, во-вторых, он должен быть хорошо осведомлен в тонкостях старой религии, только так он сможет понять, на что давили приверженцы Всеволода. В-третьих, это должен быть человек со стороны, но знакомый с традициями и укладом Тусктэмии. Я считаю, что полностью всем этим критериям отвечает Мила Тамаева, она руководит школой учения Алина в Истмирре, она родом из Тусктэмии, я лично знаком с нею и я уверен, она справится с возложенными на нее обязанностями. Что касается наследников, то у нее есть два сына, оба толковые парни, умные, прекрасно образованные, они родились в Истмирре и сейчас оба работают в аппарате мэрии в Даллиме, а пожив в Тусктэмии, они познакомятся с ее обычаями вживую, и смогут помочь матери. Это мой кандидат. Теперь предлагайте своего, ваше величество, - сказал Изяслав, по-прежнему обращаясь к Тионе.

Он вернулся на свое место, уступив кафедру. Медленно и не торопясь, встала Тиона со своего кресла и неспеша проследовала вниз по ступеням амфитеатра.

- Что ж, эта Мила Тамаева, возможно, прекрасный кандидат, но лично я ее не знаю. Я согласна с вами, новый правитель Тусктэмии должен быть человеком со стороны, но знакомый с ее укладом и обычаями. Поэтому мой кандидат - Журан Бариев, он тоже родом из Тусктэмии, в прошлом он руководил Храмом в Гриальше, поэтому о религии Алина ему известно все, сейчас он также, как ваша госпожа Тамаева, возглавляет школу учения Алина Карона в Тойме, поэтому он прекрасно осведомлен: и почему люди верили в Алина, и почему люди перестали считать Алина богом. И на что давили люди Всеволода, он сможет проанализировать и использовать для преломления ситуации на корню. У него есть дочь и сын, последний поступил на службу в судебную канцелярию, девочка еще небольшая, но очень умная: недавно она выиграла соревнование по основам мировоззрения среди всех учеников Гриальша. Вот мой кандидат.

Далее выступил князь Рдэи Дометьян, он предложил на должность царя Тусктэмии своего дальнего родственника, объяснив это тем, что Тусктэмии сейчас нужен молодой инициативный человек, который сможет провести в стране необходимые реформы, а также призвать к ответу всех, кто думал о возрождении религии Алина. Как они хотели покарать всех, кто принял правду об Алине, так новый царь заставит их ответить за свои скверные мысли. С последним не согласились абсолютно все правители: в первую очередь сейчас надо думать не о системе наказаний, а о формировании доверия к новому правителю, вряд ли это возможно, если этот самый новый правитель начнет выбирать всем и каждому меру наказания. Потом выступала Дарина от Южной Жемчужины, она поддержала кандидата царя Изяслава, руйский князь Святослав также согласился с нею, а вот княгини Белейского и Берейского княжеств, Светлана и Купава, выступили за кандидата царицы Тионы.

- Что ж, по рассказам царя Изяслава и царицы Тионы их кандидаты хороши, но может, нам стоит познакомиться с ними и спросить их мнение прежде, чем принимать решение за них? - с места спросил князь Дометьян. - Пусть они сначала подумают, сделают свои предположения о системе мер и реформ, а потом уже мы с вами будем выбирать. Раз международный совет заинтересован в стабильности во всем мире, то лучше нам сначала проанализировать и подумать, как исправлять ситуацию в Тусктэмии.

Никто не стал возражать, все высказывали с мест только одобрительные фразы.

- Хорошо, - произнес князь Дометьян, - пока кандидаты пребудут сюда, у нас будет время предупредить местную элиту о смене власти. Думаю, надо немедленно составить соотвествующие приглашения и отправить их с птицами рокха.

На этом совещание прервалось на пару часов, за которые мировые правители смогли составить письма в Истмирру и Гриальш, а также пообедать. Потом все собрались снова, на этот раз, чтобы обсудить то, что происходит в мире. Что это за магическая атака, действительно ли, один Всеволод повинен во всем и почему властитель магии допустил все это? Как мог царь Изяслав защищал последнего и уверял в том, что Всеволод все слишком хорошо спланировал, и сейчас важно то, что почти все детали его плана разрушены. Да и сам виновник происходящего скоро будет здесь, нужно только не сплоховать и поймать его.

К тому времени Модест только проснулся после своего ночного караула в доме Паленина. И, не поев, он сразу отправился к Гедовин. Войдя в комнату, он даже вздрогнул: девушка сидела на кровати, облокотясь о подушки, и читала. Увидев друга, она улыбнулась.

- Привет!

- Привет! А ты... А давно ты?.. В смысле вчера ты выглядела не очень. Нет, я рад, что все обошлось, честно! Просто...

Гедовин едва не рассмеялась.

- Нет, недавно. Дан разбудил Аишу, а она разбудила меня. Это произошло всего несколько часов назад, а ты где был?

- В доме Паленина.

Услышав это имя, Гедовин побледнела.

- Я караулил его, - продолжил Модест, - я и еще один стражник.

- Постой, постой, его что отпустили? Но мне сказали... Я начала рассказывать, кто меня чуть не убил, а Миранда тут же ответила мне, что они все знают и Паленин арестован.

- Так и есть, просто мы думаем, что Паленин сделал не только кольцо для девушки-призрака, но и еще один волшебный амулет для Кабара, который убил Гая Броснова. Значит, Кабар сейчас невидим, и он идет сюда, чтобы Паленин вновь сделал его видимым.

- Кабар... Драгомир был здесь, когда я пришла в себя, Дан передал ему, что Кабар - это Алвиарин, Всеволод.

- Подожди, подожди, я запутался. Кабар - это Алвиарин, и это же Всеволод.

- Всеволод - это имя, которое Алвиарин, волшебник из прошлого, душа которого в свою очередь заняла тело Кабара, присвоил себе, ему нравятся говорящие имя. Всеволод - тот, кто владеет всем.

- Подожди, ты хочешь сказать, что это ТОТ САМЫЙ Алвиарин времен Алина Карона?

- Да. И, похоже, тогда он проявил не все свои таланты и реализовал не все планы, ну или у него не все получилось, иначе зачем ему было помещать свою душу в капсулу перемещения в разрушенном Чудограде? Не думаю, что он просто хотел пожить в другом времени.

- Почему ты думаешь, что он оставил капсулу именно в Чудограде? - уточнил Модест.

- Потому что Кабар находился именно там, когда на них напали древни и похитили Амалию. До того, как отряд Сулима прибыл в Чудоград, Кабар был самим собой, а после того, что произошло, он вряд ли бы стал покидать Союз Пяти Пужей, но, если он его покинул, значит, собой он уже не был. Вот и остается только одно место, где с ним могло что-то произойти - Чудоград.

- А что стало с этим Кабаром?

- Его душу вытеснила душа Алвиарина, так действует сила капсулы перемещения. Сознание того, чье тело занимает душа ранее живущего волшебника, погибает, его просто вымещают наружу, но без тела оно не живет.

- Ужас! - Модест сглотнул. - Кто только придумал эти капсулы перемещения!

- Волшебники древности, еще до становления властителя магии, однако последний ничего не мог и не может поделать с этим механизмом, его применение не нарушает линий магического поля. Поэтому все сведения об использовании капсул были уничтожены, однако в Велебинском Посаде остался один экземпляр с описанием, так сказать, для истории, как приближенный Алина Карона Алвиарин, без труда мог иметь доступ к запрещенной и опасной литературе. Алин Карон, как ты помнишь, и сам запер свою душу в капсуле перемещения, но если о его планах, добить магию, мы знаем, то о планах Алвиарина можем только догадываться. Очевидно пока только одно: он хотел власти, и, по-видимому, хочет этого и сейчас. Иначе зачем это говорящее имя? Всеволод.

Всеволод. Это имя сейчас было на устах у еще одного человека. Девятилетней девочки, которая чудом выжила в поселении Республики Истинной Веры - девочка находилась в подземных катакомбах, куда ее привело любопытство. Она не знала, природное ли это образование каких-то витиеватых, устланных камнем ходов под землей или искуственное, созданное руками людей. Она уже дважды спускалась под землю, проползая по отвесному проходу, спустилась она и этим утром. Девочка ушла вглубь на несколько метров, когда земля - а она окружала ее со всех сторон - содрогнулась. Яра, так звали девочку, сжалась в комок, в голове промелькнула только одна мысль: это конец. В некоторых местах от сводов стали откалываться камни и через щели посыпались горстки земли, где-то в глубине тоннелей раздался грохот. Но Яра осталась цела и невредима, вокруг нее образовалось едва заметное, светящееся облако, в центре которого она стояла. Когда все стихло, перед глазами она опять увидела то странное существо, что уже представало перед ее внутренним взором, пугая и заставляя думать, что она сходит с ума. "Тебе не выбраться отсюда без моей помощи!" Вот еще! Что о себе возомнила эта крылатая обезьяна-недоросток! Яра хмыкнула и, сложив руки на груди, вслух ответила.

- Я выйду без тебя, потому что тебя нет, а значит, ты не можешь мне помочь! Тебя не-ет! - повторила девочка, но обезьянка не исчезла.

"Магическая колонна наверху взорвалась, она уничтожила все на многие километры вокруг, взрыв снес даже часть Снежинской Заставы. Я помогала властителю магии победить разрушенные сознания твоих соплеменников, обращенные в оружие. И ты должна была чувствовать, что происходит!"

- Я ничего такого не чувствовала! - упрямо заявила девочка. И я надеюсь, что властитель магии погиб после того сражения, потому что все наши беды от него! А мои соплеменники - это мои родственники, и я полностью одобряю их действия.

"Одобряешь? А если бы это твоя мать или твой отец стали оружием, ты ведь видела, что происходило с теми людьми?"

Видела. Вспомнив это, Яра вздрогнула, она пряталась неподалеку за камнем и со своей позиции отлично видела, как после чтения длинных заклинаний, а точнее приказов, люди, которых она знала с самого детства, просто растворились в воздухе, а потом слабые светящиеся перламутровые струйки завертелись, и постепенно образовалась та колонна. Колонна. Обезьянка правильно говорит, это она взорвалась. иначе откуда такой звук? Что это еще могло быть?

- Колонна взорвалась, - вслух прошептала Яра, - а как же поселение? Как же все?

Девочка кинулась обратно, к тому лазу, через который проникла сюда, но тут же споткнулась о камни, которые засыпали весь тоннель, с обоих сторон. Девочка уронила свой фонарь, он разбился, и горючее масло разлилось по каменному полу, огонь, мгновенно охватив весь лакомый кусочек сразу, ярко вспыхнул, а потом, доев остатки горючего, угас. Яра оказалась в кромешной тьме. Весь ее энтузиазм, все ее любопытство и интерес вмиг испарились, все чувства поглотило одно - страх. Девочка замерла, она слышала только шум в ушах, к которому добавлялось жуткое, незнакомое ей опустошение и боль: она понимала, что все люди там, наверху погибли. Но часть ее сознания отказывалась принимать это. Нет, чтобы ее родители, ее друзья, знакомые - все, чтобы все погибли?! Девочка готова была закричать от волны боли и ужаса, и тут перед ее внутренним взором опять появилась обезьянка.

"Я помогу тебе, идем со мной"

- Куда я с тобой могу пойти, тебя ведь нет! - срывающимся голосом, почти шепотом ответила девочка.

"Закрой глаза и представь мой образ, давай, у тебя получится"

Девочка не верила в это, но обезьянка сейчас была единственным знакомым ей существом, даже если оно вымышленное, все равно, здесь и сейчас у нее никого больше нет. Закрыв глаза, Яра постаралась отстранить все тревожные мысли и представила перед внутренним взором обезьянку. Представила и ахнула. Обезьянка находилась около странного, невероятного образования - оно представляло собой застывший в воздухе туман, состоящий из движущихся фигур и знаков, от этого тумана исходила невероятная сила, девочка чувствовала ее, а еще знала - какое-то внутреннее чувство говорило ей об этом - она может управлять этими фигурами и знаками.

"Что это?!"

"Это магическое поле, одно из двух промежуточных полей. Оно находится в Пограничном мире, и часть твоего сознания сейчас тоже находится здесь, в Пограничном мире. Кстати меня зовут Ида, да, не удивляйся, имена у нас такие же, как и у вас"

Обезьянка взяла девочку за руку - удивительно, Яра не ощутила этого, она просто знала это - и повела за собой, вглубь магического поля. Девочка тут же дернулась и подалась назад.

"Нет! Я туда не пойду!"

"Пойдешь, иначе погибнешь"

"Я там погибну!"

"Нет, поле не навредит тебе, не бойся!"

Но Яра боялась, слишком все неожиданно и странно это было, она выдернула свою руку и открыла глаза, с ужасом увидев перед собой темноту. Она ведь под землей, окружена толщей земли и камней, а там наверху, погибли все, кого она знала. Девочка не выдержала и заплакала, она плакала и плакала, казалось, время остановилось, оставив только бесконечное чувство утраты и боли. Яра не смогла бы сказать, сколько точно прошло времени, и когда обезьянка вновь возникла перед ее взором и начала рассказывать, девочка никак не реагировала, она просто слушала.

"Сейчас всем нам угрожает человек, назвавший себя Всеволодом, на самом деле, это душа волшебника прошлого, времен Алина Карона, жившего тысячу лет назад, душа, которая покоилась в капсуле перемещения, но семь лет назад, душа Алвиарина захватила тело ныне живущего человека по имени Кабар. В прошлом Алвиарин придумал зажигательные шары, ужасные бомбы, которыми он собирался взорвать столицу Тусктэмии Дамиру, если бы ему это удалось, то тогда рухнули бы магические опоры, на которых держится весь мир. Понимая это и стремясь предотвратить катастрофу, Драгомир Дэ Шор, взорвал Чудоград, город, под которым в Пограничном мире находится Южный магический полюс, последний из-за взрыва был поврежден, и Алвиарин не смог использовать его, чтобы применить свои бомбы, активизация которых оказывает разрушительное действие на все магические поля. Именно Алвиарину принадлежит идея убрать из Реального, Основного мира, магических существ, что еще более разрушило мировую гармонию. Теперь Алвиарин, получив новое тело, заручился целью уничтожить властителя магии, не ведая о последствиях, а возможно, и целенаправленно идя к разрушению мировой гармонии. Алвиарин создал новые зажигательные шары, которыми собирался взорвать Всевладоград, а также Рувир, где сейчас собрались тысячи людей на празднование дня летнего солнцестояния. Алвиарин использовал разрешенные заклинания, чтобы в итоге создать орудия с разрушительным действием, как на Реальный мир, так и на магические поля мира Пограничного. Властитель магии смог распознать его схему и лишить Алвиарина возможности использовать этот метод и дальше. Стремясь уничтожить властителя магии, Алвиарин создал магическую колонну, не заботясь о том, что взрыв причинит столько вреда".

"Колонну создал не Алвиарин, - поправила ронвельда Яра. - Ее создали мои соплеменники".

"Ты хочешь сказать, что Алвиарин здесь ни причем? Может, ты просто хочешь так думать? Его причастность уже доказана, возможно, ты просто не знаешь, почему твои соплеменники решили помогать ему?"

Яра долго молчала.

- Всеволод... Когда я была совсем маленькой, к нам в поселение, еще на старом месте, пришел некий человек, он назвал себя Алвиарином. Старейшины и сейчас так называли его, они буквально тряслись перед ним. Но большинство называло его Всеволодом. Я много раз видела этого человека, и я клянусь, что найду его и отомщу за своих родителей, за всех своих родственников и односельчан. Он зря думает, что мы только пешки в его игре! Говори и показывай, что нужно делать, я иду наверх!"

Обезьянка одобрительно кивнула. Ронвельд вновь привела ее к магическому полю, на этот раз Яра не испугалась, она смело вошла в него и поразилась, вокруг себя она ощущала невероятную силу, которую она могла в определенной степени использовать. Это было настолько удивительно и непонятно, что девочка несколько минут просто стояла замерев, восхищенно взирая по сторонам. Ида приблизилась к ней и взяла за руку - теперь Яра знала, как можно использовать эти символы и знаки, маленький ронвельд словно стал для нее переводчиком, она могла справиться и без ее помощи, но это было бы во много раз сложнее, а так ронвельд-проводник вел ее, направляя волшебника и оберегая целостность магического поля. Вокруг Яры завертелись потоки, образовав защитный кокон, словно капелька воды, он прошел сквозь толщу камня и земли. Только на поверхности он растворился, а девочка спокойно ступила на землю. Яра была в восторге, ей хотелось прыгать и радоваться, рассказать об этом маме и папе. Мама и папа... Вспомнив, девочка огляделась по сторонам и увидев искорёженное пространство, не выдержала и заплакала, ноги сами собой подкосились, перед глазами все поплыло. Как же она будет теперь жить? Одна? Она хотела отомстить, но как? Она всего лишь маленькая девочка, которая осталась абсолютно одна в этом мире. Девочка плакала и плакала, она больше не слушала ронвельда, хотя Ида и пыталась, как могла, успокоить ее, сказать, что она не одна.

В какой-то момент слезы кончились, она просто не могла больше плакать, Яра, обессиленная и измученная, легла на землю, поджала под себя ноги и затихла. Она ничего не слышала и не видела вокруг, постепенно она погрузилась в тревожный сон. Было холодно, девочка чувствовала это - ведь на ней был всего лишь легкий льняной комбинезон с короткими рукавами и штанинами - и когда холод исчез, она улыбнулась про себя - это мама, это мама накрыла ее теплым одеялом, прижала к себе.

- Она живая? - шепотом спросил Долиан.

- Да.

Молодой человек закрыл глаза и облегченно вздохнул.

- Хвала всем святым! Еще одной смерти за сегодня я бы просто не выдержал. Только... как она уцелела здесь?

- Она волшебница, очевидно, что ее спала собственная магия, но как, пока не знаю.

Бережно закутав девочку в свой камзол, Дан поднял ее на руки и передал Долиану, потом сел на спину Баруне и вновь взял девочку.

- И что нам с ней делать? Я в том смысле, что, когда она проснется, то... она же плакать будет.

Дан обернулся, он мог бы рассмеяться на такое замечание, если бы не серьезность ситуации.

- Конечно, она будет плакать. Успокаивать будем, что нам еще остается?

- Я..., честно говоря, у меня даже сестер нет, я абсолютно не знаю, как успокоить девочку, девочки - они ведь такие... чувствительные, слабые.

Дан вновь повернулся.

- Слушай, тебе надо познакомиться с моей женой, чтобы поучиться у нее стойкости и властности. Ты просто мало кого видел в жизни, Долиан, или общался только с женщинами определенного склада характера, что у тебя сложилось такое странное представление. Конечно, среди женской половины человечества есть слабые и слишком чувствительные особы, но это не значит, что они все такие. Накануне, когда я был в Рувире, моя Дамира увидела в окно людей, которые везли на телеге бочки, а женщина выронила округлый предмет, очень похожий на зажигательный шар, собственно, это он и был. В доме было только двое слуг, не считая меня - я спал, она сама пошла за теми людьми, одна, чтобы узнать, куда они отвезут телегу. Ты считаешь это проявлением слабости?

- Э-э. нет. Конечно, нет! Но она же ваша дочь.

- Ну а как же наша царица теней, насколько я понял, она сама решила помочь сотруднице управления правопорядком, а после эта девушка спасла меня, рискуя собственной жизнью. О, и мы забыли Анну. Я не верю в то, что она рыдала и плакала, когда оказалась в твоей деревне, хотя, согласно твоей логике, ее чувствительность и слабость должны были проявить себя.

- Да, тут вы безусловно правы. Наверно, я, и правда, мало знаю женщин, в общем-то так и есть.

- У тебя, я так понимаю, нет подружки?

- Нет, - еле слышно ответил Долиан. - Я, вы ведь знаете, моя болезнь, я не говорю, что из-за этого я не встречался с девушками, просто из-за этого мысли заняты были другим. Мне хотелось успеть что-нибудь сделать. А насчет семьи, это было бы просто жестоко передать кому-то мою болезнь в наследство. Нет, я уж как-нибудь сам, один, и почему один, у меня есть отец.

- Да я тебя не виню, я сам в твои годы о любви даже не думал. Так что мне уж точно тут нельзя тебя учить. Ладно, давай сменим тему. Ты не передумал лететь домой, птица рокха, которую нам послала Дара, уже ждет нас у Снежинской заставы, мы вот-вот увидим ее.

- Нет, я хочу участвовать в задержании этого Алвиарина-Всеволода. Он убил стольких людей, чуть не убил меня и вас. Я полечу домой, только если вы мне прикажете туда лететь.

- Я не против того, чтобы ты был там, но как же твой отец, он наверно места себе находит, где ты и что с тобой.

- Я об этом думал, когда мы прилетим в Дамиру, я попрошу птицу рокха долететь до моего отца и сообщить ему, где я.

- Это хорошая мысль.

Сквозь тяжесть, что навалилась на нее, Яра слышала чьи-то голоса, сначала она не обратила на них особого внимания, но люди все говорили и говорили, девочка стала прислушиваться. Услышав имя Всеволода, она насторожилась. Его собираются задержать, это хорошо. Этот негодяй должен быть схвачен, он должен ответить перед судом за все злодеяния, что он совершил. Девочка хотела открыть глаза и сказать: "Я тоже должна быть там!", но она лишь слабо шевельнула ресницами, все-таки она не до конца проснулась, и готова была вновь соскользнуть в толщу сна, однако Яра заставила себя вернуться к действительности. Открыв глаза, она увидела перед собой лицо молодого мужчины с серебряными волосами, только у одного человека могли быть такие волосы.

- Вы - властитель магии.

- Да, как ты? Согрелась?

- Ида сказала мне, что колонна должна была вас уничтожить.

- Ида - это твой ронвельд?

- Если вы имеете в виду крылатую обезьянку, которую я почему-то вижу, то да.

- Ида права, колонну создали для того, чтобы меня уничтожить, но эта идея Алвиарина провалилась. Мне искренне жаль, что я не отнесся к ней с должным вниманием, не оценил потенциал ее действия, иначе бы ее взрыв не повлек за собой такие последствия. Это ужасно, столько людей погибло...

Яра шевельнулась, чтобы занять более удобное положение, только сейчас осознав, что она в воздухе, верхом на огромной птице.

- Как тебя зовут?

- Яра.

- А меня зовут Данислав.

- Я Долиан, - отозвался молодой человек из-за спины Дана.

Птица рокха тоже не осталась в стороне.

- А я Баруна.

- Она разговаривает! - изумилась девочка.

- Вообще-то это он, и да, он разговаривает. Это птица рокха, если ты не знаешь, птица рокха - магическое существо также, как и Ида.

- Это все очень странно, я знаю, что есть магия, я даже видела, как применяют магию, но я никогда не слышала о магических существах.

- И тем не менее они есть, и не только те, которых я тебе назвал. Я сам наполовину магическое существо.

Девочке стало немного не по себе от последних его слов. Она недоуменно посмотрела на него. Этот разговор сам по себе был таким странным, ведь Яра разговаривала с властителем магии, с человеком, ненавидеть которого ее учили с самого детства. Но не просто же так ее предки ополчились на него, не просто так ее современники продолжили начатое давным-давно дело. Почему? Однако сейчас сознание девочки не могло работать над решением этой задачи, потому что боль и отчаяние никуда не ушли. Но слез больше не было, Яре хотелось завыть и разрыдаться, но она не плакала, она молча и угрюмо смотрела в бескрайнее воздушное пространство, не сразу поняв, что сбоку стоят горы, а впереди гор нет. Похоже, взрыв, действительно, снес часть Снежинской заставы. Дан догадывался о чувствах девочки, и он, откровенно говоря, не знал, что делать. Он привык решать проблемы с помощью магии, но здесь все было сложнее. Можно, конечно, убрать из сознания девочки картины произошедшего, но степень ее горя была такова, что вряд ли это могло помочь. А рано или поздно она все равно бы узнала о гибели всех своих родных, знакомых и близких, добавив четкое знание к гнетущему внутреннему чувству. Горечь ее утраты невосполнима, сейчас можно было бы поговорить с ней на какую-то нейтральную тему, но она могла расценить это как невнимание к своему горю. Не смотря на возможность пользоваться памятью прошлого, несмотря на все свои силы и способности Дан ощутил себя беспомощным, он не знал, как помочь этому ребенку.

Внизу меж тем Дан увидел птицу рокха, которую попросил у Дары прислать им в помощь: Баруна порядком вымотался, он мог бы долететь до Дамиры, но только налегке, а не с двумя, а теперь еще и с тремя седоками на спине. Девочка, конечно, не весила немного, но сейчас и этот вес был ощутим. Баруна стал спускаться вниз, Яра сдавленно ахнула.

- Не бойся, мы не падаем.

Внизу их уже ждала Мира, красивая молодая птица с мощными крыльями, поприветствовав Баруну, она склонила голову перед властителем магии.

- Приветствую тебя, господин.

- Здравствуй, как тебя зовут?

- Мира, господин.

- Мира, спасибо, что прилетела так быстро, сейчас нам очень нужна твоя помощь. Познакомься, это Долиан и Яра.

- Очень приятно, - обратилась к его спутникам птица рокха, посмотрев сначала на девочку, потом на юношу.

У нее действительно умные ясные глаза, отметила Яра. Немыслимо! Сначала она видит крылатую обезьянку, теперь эту невероятную птицу. Меж тем Долиан с неменьшим вниманием смотрел на девочку, вопреки его предположениям она не плакала. Но почему? Неужели ребенок может быть настолько стойким и мужественным? Вряд ли было верно и первое, и второе. Просто каждый по-разному переживает горе. Кто-то плачет и кричит, а кто-то держит все в себе, чувствуя при этом некое отупение и четко осознавая, что произошло. Яра молча дала усадить себя на спину Миры и, когда они были уже в воздухе, она спросила.

- Господин Данислав, почему мои соплеменники хотели убить вас?

- Думаю потому, что для них это стало своего рода религией, - и он рассказал ей о двух братьях, Радомире и Светозаре, о том, как первый стал властителем магии, а второй не смог простить потерянную любовь и упущенную славу. - Своим детям Светозар завещал уничтожить властителя магии, объясняя это тем, что само существование последнего противоречит нормальному, естественному ходу вещей. Потомки Светозара в свое время пришли в религию, связав это еще и с религиозными взглядами. При этом нельзя сказать, что властители магии или потомки Светозара плохие или, наоборот, хорошие люди, нет, так говорить неправильно. И те, и другие могут использовать магию и прочие средства для причинения вреда как своим врагам, так и ни в чем неповинным людям. Семь лет назад магия возродилась после тысячелетнего сна. Продлись этот сон чуть дольше, и нас всех бы уже не существовало. Весь мир бы уже был уничтожен. К этому привели действия властителя магии, Алина Карона, которого потом умные люди обожествили и, создав удобную религию на основе его взглядов, они и их последователи использовали ее для власти над людьми. Сейчас действия потомков Светозара и человека, который в свое время не смог достичь осуществления собственных целей, привели к гибели огромного количества людей, растений и животных. Погибли и магические существа; двое снежин и несколько ронвельдов - среди погибших людей были маги, ронвельд погибает вслед за волшебником, с которым он неразрывно связан. Конечно, ты можешь винить меня за этот взрыв, потому что я должен был не допустить разрушения окружающего пространства. Но хочу уточнить: колонна взорвалась бы в любом случае, это был вопрос времени, а не моего присутствия.

- Взрыв был невероятной мощности, - вставил слово Долиан, так как Данислав замолчал, - ни одного мага не спасла его самозащита, но ты жива. Как ты смогла спастись? Что если еще кому-то это удалось?

- Вряд ли кто-то воспользовался моим способом, я была в подземельях, мне нравится бродить там, все исследовать. Точнее нравилось - подземелья обрушились, если бы не Ида, я бы осталась там, под толщей земли... Я немного слышала, о чем вы говорили, я поняла, что сейчас вы летите в какую-то Дамиру, и собираетесь там схватить Алвиарина.

- Да, все так.

- Тогда я тоже хочу быть там, когда вы его схватите! - зло и решительно сказала девочка. - Он убил мою семью, он убил всех, кого я знала, и он должен ответить за это!

Не смотря на свою злость и твердое желание отомстить виновному, девочка не выдержала и заплакала, горячо и безудержно. Дан прижал девочку к себе, он ничего не сказал ей, да и вряд ли бы она сейчас его услышала. Долиан невольно вздрогнул, услышав плач девочки, не смотря на свое предвзятое отношение к девичьим слезам, он не осуждал их в данный момент, прекрасно понимая, что Яра плачет не по какому-то пустяковому поводу, а потому, что ее постигло ужасное горе и утрата. А как бы он сам отреагировал в такой ситуации? Будучи также, как Яра, ребенком?

Группами, парами и по отдельности люди уверенно заполняли каменные скамьи амфитеатра, до праздничного концерта оставалось меньше часа. Стоя в одной из трех контрольных будок, расположенных вдоль круговой арены, Лиан не находил себе места, от Юрмаева не было никаких известий, нашел ли он или хотя бы смог напасть на след экстремистов, которые собирались устроить беспорядки в городе? В душе Лиан надеялся, или скорее мечтал, что после того, как планы проведения беспорядков на стадионе разрушились, нарушители спокойствия решат ничего не предпринимать вовсе. И все-таки по трезвом размышлении он понимал, что расслабляться нельзя. Экстремисты могут рассуждать также и, решив, что угрозу с их стороны перестали рассматривать после устранения основного места событий, могут действовать куда более уверенно и раскованно. Интересно, знали ли они о выведении из строя зажигательных шаров? Дан оставил их на прежнем месте, но выглядели они теперь иначе: в них не горел огонь. Конечно, если телегу с шарами смерти не проверили экстремисты до того, как сотрудники МСКМ установили слежку за тем местом из окна подвала, расположенного прямо у самого угла, где и стояла телега, то тогда преступники ничего не знали о раскрытии этой части плана, и карты были на стороне правоохранительных органов. Но что если они успели туда наведаться? Ведь для создателя иллюзии реальность остается прежней, в отличие от окружающих. В который раз взглянув на девушку, одну из близняшек Ворониных, Лиан надеялся услышать от нее хоть слово о сдвиге с мертвой точки, но та лишь отрицательно покачала головой.

"Как медленно идет время!" - посетовал про себя Лиан.

А меж тем народ продолжал прибывать, к счастью, простые люди ничего не знали, ни зрители, ни актеры, готовые начать красочное масштабное представление. В этом году на сцене собирались рассказать историю Миры Гравиной, талантливой волшебницы прошлого, которая благодаря находчивому решению, смогла предотвратить захват Древенского Холма, старинного города в Истмирре. Когда-то давно этот город в силу своего положения - а он находился на берегу двух крупных судоходных рек - имел большое влияние, о его сокровищах ходили легенды, даже в нынешние времена существовали толки о неких подземельях с сокровищами. В период подвига Миры, город остался практически без защиты, шла война и почти все население, способное применять оружие, неважно какое - меч или заклинание, отправились защищать Истмирру. Мира прибыла в город с известием о захвате подступов к Чудограду, Древенский холм окружили с трех сторон, и враги вот-вот должны были замкнуть круг и взять город в осаду. К сожалению, генерал Рощин посчитал, что отправить кого-то на подмогу нет возможности, а все силы следует направить на оборону Чудограда. Властителей магии тогда еще не было, спустя годы на подступах к Чудограду находился в том числе Велебинский Посад, и его властитель магии никогда бы не сдал, а защищал до последнего, впрочем, тех, кто это бы не понимал, просто не нашлось на протяжении всей истории - на земли Велебинского Посада никто никогда не покушался. Мира предложила для защиты Чудограда привезти из Древенского Холма шумелки, оглушающие снаряды, заодно она могла предупредить жителей, шумелки там изготавливали в своего рода промышленном масштабе: целая мастерская делала их по прямым заказам царя, а также подпольно для тех, кто мог заплатить внушительную сумму, ведь официально без указа правителя шумелки запрещалось изготовлять. Прибыв в Древенский Холм, Мира тут же направилась к мэру города, Раде Беляниной, сообщив ей тревожные вести, и взяв запас шумелок, она уже собиралась уезжать, однако, едва отъехав от городских стен, увидела приближающийся отряд из Тусктэмии, много раньше, чем его здесь ждали. Женщину сразу заметили и запустили в нее не один десяток стрел, к счастью, самозащита волшебницы, спасла ее от гибели, и не только от реальных стрел, но и от десятка магических снарядов. Мира не знала, что делать. Древенский Холм был ее родным городом, и у нее и без того сердце разрывалось, едва она думала, что оставляет его без защиты. Она нашла утешение только в том, что сможет помочь стране, а значит, со временем освободить и Древенский Холм. Но вот теперь она была одна против целого отряда противника. Просто так сдаваться Мира не хотела, и она развернула лошадь и помчалась к старому храму Бога Судьбы. По пути, она поймала первого попавшегося мальчишку и велела ему известить мэра о применении шумелок через час, по ее сигналу - яркой вспышки в воздухе, а также срочно подготовить всех, кто может справиться с оглушенными людьми и вовремя связать их. Оставив лошадь у храма, Мира скользнула под щель в ограде и, пройдя несколько метров, отодвинула деревянную крышку люка - это был вход в тоннель, подземный ход под городом, который вел к источнику Даров Солнца, так называли животворящий родник с чудодейственной водой священнослужители храма. Источник находился на огромной территории, прилегающей к храму. Вообще этот люк был отдушиной, вентиляционным окном, но предусмотрительные любопытные дети прикрутили веревку к люку и тайно от взрослых забирались внутрь, исследуя коридоры под землей, они и нашли проход к источнику. Мира не была исключением, в свое время она тоже спускалась по этой веревке.

Осторожно она спустилась на небольшой выступ в метре от входа, потом взяла веревку, приседая, стала тянуть ее на себя, чтобы закрыть крышку, и потом уже, обхватив прочный канат обеими руками, уперлась ногами в стену и стала спускаться вниз. Веревка была качественная, из кладовых волшебников, так что опасаться за то, что она могла оборваться, не приходилось. Так Мира спустилась вниз, на поясе у нее висели две сумки с шумелками. Радиус их действия составлял порядка ста метров, смешное расстояние для подошедшего пешего войска. Если применить шумелки из города, то их действие успеют блокировать волшебники, но если она применит шумелки с тыла, то тогда сможет переключить взгляды противника назад, маги, если не все, то большая часть, не успеют перестроиться и создать отражающий щит. А потом последует атака из города. Как жаль, что с ней нет настоящего, пусть даже небольшого отряда, чтобы быстренько захватить врага в плен, здесь и сейчас в распоряжении Миры были только простые граждане, в основном матери с детьми, а также молодежь и старики. Но, если она сможет правильно использовать шумелки, то, возможно, этих сил окажется достаточно. Мира пробралась в тыл врага, скрываясь за деревьями, почти ползком. Она дождалась, когда последняя повозка с провиантом проехала мимо нее и начала установку шумелок: она расставляла их на более или менее равном расстоянии друг от друга, заводя на время, с учетом времени ее перехода от одной точки к другой, чтобы механизмы сработали одновременно. Меж тем противник отправил гонца с предложением добровольно сдать город. Госпожа Белянина вышла на стену и твердо заявила, что она ни за что не сдаст город, Древенский Холм лучше будет уничтожен, чем достанется на растерзание врагу. Установив последнюю шумелку, Мира стала отступать как можно дальше, увидев впереди себя овраг, он улыбнулась и осторожно спустилась вниз. По времени была уже ночь. Со своей позиции Мира выждала еще пару минут и запустила небольшой снаряд сигнального огня, ярко вспыхнув в воздухе, он прочертил дугу, по этому сигналу на стенах города запустили шумелки. Спустя пять минут все вокруг погрузилось в волну крика. Сначала сработали шумелки Миры, буквально через минуту - в городе. Если бы Мира не нашла этот овраг и не скрылась с поверхности, ее бы тоже задело действием шумелки, все, кто мог, спустились с городской стены и спрятались в подвальном помещении, идущем вдоль стены. Жителей близлежащих районов успели известить, и они спрятались в подвалах. Все дееспособные женщины и часть мужчин, которое по тем или иным причинам оставались в Древенском Холме - таких было немного, но все-таки они были - ждали, спустя пять минут, стражники выскочили на улицу и открыли ворота. Почти весь отряд неприятеля еще лежал на земле, зажимая уши руками и катаясь по земле. Только в середине уцелело человек триста - не чета все прибывающим и прибывающим жителям города, которые связывали воинов, как кукол, неспособных самостоятельно двигаться. Но, даже понимая, что они в меньшинстве, воины Тусктэмии не пожелали сдаться, выхватив мечи и взяв на изготовку луки - волшебников среди них, понятное дело, не было, все волшебники находились у городских ворот - собрались атаковать, и тут сзади раздалось: "Стойте на месте!" Тогда это заклинание, выкинутое властителем магии в запрещенное, использовалось повсеместно. Конечно, всех за раз, заставить встать истуканами Мира не могла, но она и не торопилась, тем более, что действовала она под прикрытием созданного ею небольшого щита из уплотненного воздуха. Когда врагов осталось меньше ста человек, они побросали оружие и подняли руки вверх. Так был спасен Древенский Холм, его удачная оборона стала своеобразным символом в дальнейшем ходе той войны, военное руководство Истмирры словно получило глоток свежего воздуха и смогло всего за несколько недель закончить войну в свою пользу.

Конечно, все моменты той истории невозможно было отобразить на сцене, но в целом история пересказывалась практически без отступлений от книги "Сказания о магах прошлого". Зрители по большей части знали эту историю и все равно им было интересно, как все покажут устроители представления. Некоторых, по понятным причинам, спектакль сейчас абсолютно не интересовал, в том числе мэра Рувира. Когда юная Воронина наконец повернулась к нему, он с нетерпением посмотрел на нее.

- К сожалению, ничего хорошего сказать вам не могу: след потерян, наш человек раскрыт, а выйти на остальных заговорщиков и уж тем более наладить с ними контакт не удалось.

- Проклятье! - выругался Лиан. - Что же теперь делать? Может, отменить это представление? Ведь одним из заговорщиков может оказаться кто угодно, любой из этих зрителей, может, даже артистов. Никакие речи и выступления не помогут, если люди настроены на убийство, отговорить их будет очень сложно.

Девушка понимала, что он прав. А Лиан понимал, что, отменив представление, он фактически признает свое поражение. Ведь это будет означать, что нарушители спокойствия добились своего, они запугали людей, они повергли в страх и смятение руководителей города и МСКМ, и те, более ничего не силах предпринять, пошли на поводу у своих противников. Нет, нельзя отменять представление! Каждого прошедшего на трибуны досконально проверяют, просочиться зайцем и пронести некий волшебный механизм просто невозможно, а применить магию? Очень даже возможно! Лиан схватился за голову. Что же делать? Пройдя несколько раз из одного конца помещения в другой, Лиан остановился, подняв голову, он с посветлевшим взором сказал.

- Слушайте, так ведь эти люди довершают план, который составлен Всеволодом. Но предыдущие части этого плана разрушились. Может, и не все, но большая часть точно. Дан вылечил береек, уничтожил колонну, заговор против царя Заряна раскрыт, и самого Всеволода, как я понял из ваших слов, вот-вот схватят. Значит, надо рассказать об этом. Да, точно! Я выступлю с речью перед началом представления, но ко всему прочему расскажу, что происходит во всем мире. Об этом должны знать, как простые граждане, так и террористы. Я уверен, что, узнав о развале их слаженных совместных с их сообщниками действий, они испугаются и не посмеют что-либо предпринять!
Лиан говорил это торжествующим голосом, но Ульяна Воронина не спешила с ним согласиться.

- Но, господин Нисторин, как вы это докажете? Вам ведь могут просто не поверить.

- Поверят, потому что знать обо всех частях плана, я просто не могу, но я ведь о них знаю. Откуда? Только от властителя магии, через которого мы все могли наладить обмен информации. Заговор против Заряна раскрыт в Дамире, берейки болели здесь, в лесу под Рувиром, а колонна находилась в Северной Рдэе. Никакая птица рокха не смогла бы так быстро облететь всех, отсюда вывод: я знаю, о чем говорю, и я говорю правду. Вот увидите, это дезориентирует террористов.

- Да, но вы не думаете, что они могут от отчаяния, на зло всем сделать то, что должны были сделать по плану. Когда людям нечего терять, они на многое способны.

- Да, тут вы, конечно, правы, и все-таки, надо попробовать. Никаких магических предметов на трибунах быть не должно, их не могли пронести с собой - всех тщательно проверяют, и террористы не могли оставить что-либо здесь - сотрудники МСКМ тщательно здесь все проверили. Конечно, они могли где-то допустить ошибку, но вряд ли это будет тот масштаб, на который террористы изначально рассчитывали, нет, я не хочу этим сказать, что меньшие жертвы приемлемы, нет, конечно. Просто террористы могут не распыляться, зачем, если все это будет впустую. Гораздо лучше отсидеться и дождаться новых указаний.

Лиан и сам понимал, что его предположение очень непрочно, что такой вариант в равной степени не может быть, как и может быть воплощен в реальности. Отказаться и пойти на попятную он посчитал еще большим злом. Возможно, это был как раз тот случай, когда нельзя показывать слабости, показав свою силу и уверенность в себе. Лиан попросил Ульяну передать это Радославу Юрмаеву. С нетерпением, опасением и волнением ожидая его ответа, Лиан описал еще два десятка кругов по комнате будки. Наконец, Ульяна ответила: он согласен.

Причина задержки с ответом была в том, что Радослав обратился за советом к Дану, тот одобрил предложение Лиана, передав еще ряд подробностей плана Всеволода, пусть Лиан расскажет все, что им стало известно, чтобы дезориентировать террористов, сбить их с толку, испугать. Люди очень часто идут за своими лидерами, но без них они практически безвольны, они теряются, и не знают, что делать. На всякий случай, посоветовал Дан, пусть Лиан скажет, что Всеволод схвачен, он пока не начал говорить, но очень скоро ему придется признаться в своих грехах и преступлениях. Однако Радослав с ним не согласился, он считал, что Всеволоду маска невидимости очень даже на руку, он наверняка использует это. Что если в плане Алвиарина есть еще один пункт, о котором они пока просто не знают? А если это так, то Всеволод может работать как раз над этим. Дан поначалу не принял слова Юрмаева на веру, но потом задумался: а что если это так? Стараясь рассуждать логически, он еще раз прокрутил в голове все, что ему было на этот момент известно. Итак, Алвиарин собирался убрать властителя магии, одновременно с этим сместить Заряна с трона Тустктэмии, чтобы завладеть престолом большого государства и, получив ресурсы, армию и продовольствие, начать войну против тех, кто принял откровение Алина Карона и отказался от религии Всеблагого и Великого Алина. Рувир Алвиарин подвергает практически полному уничтожению: та болезнь, с которой боролись берейки вкупе со взрывами от зажигательных шаров стерли бы с лица земли если не весь город, то большую его часть. Алвиарин также убил Гая Броснова. Зачем? Скорее всего из мести, но нельзя исключать того, что он мог преследовать еще какую-то цель. "Какова же она, твоя цель, Алвиарин? С самого начала, еще в первой своей жизни, ты что-то задумал и теперь ты продолжаешь начатое". Если отталкиваться от этого, то получалось, что Радослав был прав, ведь мир выглядел совсем по-другому. Были другие цари, другие порядки, но что-то ведь оставалось таким же, неизменным. И тут Дана осенило. Неизменны магические поля, существование магических существ и властителя магии. Вот, что было нужно Алвиарину тогда и теперь: он собирается обрести контроль над магией, для этого надо убрать властителя магии, неважно, каким способом: непосредственно устранить, как сейчас или, поддержав странные необычные взгляды, убрать подальше магических существ, ограничив тем самым возможность беспрепятственно использовать магию. Действительно, Дан никогда не думал над этим, но все так и получалось - магические существа являлись неотъемлемой частью мира, их пребывание в Реальном мире обеспечивало равновесие. Алин, одержимый идеей вреда от магии, охотно принял предложение Алвиарина, и он пошел бы дальше, предложи ему Алвиарин ограничивать волшебникам использование магии. Логично предположить, что сейчас Алвиарин хочет вновь добиться власти, контроля над магией, но вновь стать лучшим другом властителя магии ему не под силу, значит, надо убрать его, чтобы самому занять его место.

- Мира! - воскликнул Дан, - чем испугал задремавшего Долиана, даже Яра проснулась и открыла глаза. - Поворачиваем на Истмирру, мы летим к лесу Теней, это недалеко от Даллима.

- А что случилось, господин? - уточнил у него Баруна.

- Я кажется знаю, что будет делать дальше Алвиарин, и, если я прав, то он не пойдет в Дамиру, он направится прямиком в Пограничный Мир, к Храму Магии.

Сердце Дана бешено билось. Ведь Дамира там, с Севериной, если он прав, значит, Алвиарин уже на пути к ним. Одно его успокаивало: никакая птица рокха не довезет его туда, и все-таки оставался путь по реке, как раз от самого Всевладограда до Далллима текла почти по прямой река Розовая, полноводная и широкая, по которой очень быстро перемещались катера, работающие на двигателях - магических механизмах.

- Кто такие Дамира и Северина? - спросила Яра, которая внимательно слушала их.

- Дамира - моя дочь, а Северина - та, кто может рассказать Алвиарину о работе магических опор, полюсов и сердца мира. Одно только не вяжется: как он узнал о ней?

- Очень просто, - грустно ответил Долиан. - люди вновь стали пропадать в Лесу теней.

- Верно. Великие предки, что я же я наделал! Почему не догадался сразу?!

- Мой папа всегда говорил, что всего знать нельзя, - тихо ответила ему Яра после некоторого молчания, - однако нельзя опускать руки, если у тебя есть возможность что-то изменить и исправить.

При воспоминании об отце на глаза девочки навернулись слезы, зато Дан, взглянув на нее, словно впервые ее увидел.

- Ты права, и я начну прямо сейчас. Баруна, Мира, мы спускаемся!

- Но? - удивленно спросил Баруна, повернув к нему голову, Долиан, Мира и Яра тоже ничего не понимали.

- Ты не можешь лететь с нами, Яра, это слишком опасно, к тому же...

- Нет! - решительно заявила та. - Я полечу с вами!

- Нет, - не менее твердо возразил Дан. - Ты полетишь в Рувир, я хочу попросить тебя о выполнении очень важной задачи...

- Но!..

- Яра, послушай меня, Рувир - это город на границе Истмирры, Алвиарин задумал уничтожить его, я не знаю, зачем ему это, но он, наверняка, не просто так продумал два варианта, на случай если что-то выйдет из строя. Фактически он собирался уничтожить город магической болезнью, а потом для надежности взорвать зажигательными шарами. Ида должна была рассказать тебе об этом.

- Да, но...

- Сегодня в городе праздник, день летнего солнцестояния, чтобы не сеять панику, мероприятия не отменили, и, несмотря на то, что шары и магическая болезнь устранены, по данным правоохранительных служб вечером в городе намечаются волнения, сторонники Алвиарина в городе и им, при условии большого скопления народа, стоит только начать беспорядки, дальше все пойдет по самотеку. Но если ты выступишь перед всеми и расскажешь, что ты знаешь об Алвиарине, расскажешь о том, как он поступил с твоим народом, то у людей, которым сказали, что одно правильно, а другое нет, появится возможность поразмыслить и, я надеюсь, принять правильное решение. Это очень важно, и я понимаю, что тебе сейчас очень нелегко и тяжело, но я прошу тебя о помощи, прошу ради тех, кого можно спасти. Яра, пожалуйста!

Последние слова он произнес уже на земле, ставя девочку на землю.

- Если ты действительно хочешь помочь в борьбе против Алвиарина, то, пожалуйста, сделай так, как я тебя прошу.

- Но, как я найду этот город?

- Баруна отвезет тебя. Дружище, прости, я знаю, что ты очень устал, но Яра легкая и к тому же очень надо!

- Конечно, о чем разговор!

- Спасибо. Отвези ее к Лиану, он должен быть в амфитеатре, лети к главному входу, я сообщу Юрмаеву, чтобы Лиан встретил тебя там. И ты будешь переводчиком Яры, ты видел все собственными глазами, видел, на что теперь похожа большая часть Северной Рдэи.

- Хорошо.

- Спасибо, Долиан, тебя я попрошу лететь со мной.

- Да, конечно.

Меж тем Яра сняла камзол Дана и уже хотела вернуть ему, но он жестом остановил нет.

- Нет, нет, оставь себе, это, конечно, не самый лучший вариант, но тебе все же будет теплее, держись крепко, и ни в коем случае не бойся, если вдруг что, мало ли сорвешься, знай, Баруна тебя поймает.

- Спасибо, вы... добрый!

Дан чуть улыбнулся и усадил девочку на спину Баруны, тому не требовалось дополнительных приказов, едва Дан отошел, он оттолкнулся от земли и взлетел. Дан и Долиан тоже не мешкали, Мира поднялась в воздух следом за Баруной. Долиан не до конца понимал, почему Дан принял такое решение, что именно его подтолкнуло к такой мысли, однако он знал, что сначала Дану нужно передать информацию Юрмаеву, выждав минут десять, он не выдержал и уточнил.

- Господин, почему вы... почему вы так решили?

Отдать должное, Дан рассказал ему и Мире все, что знал, поразмыслив над его словами, Долиан вынужден был согласиться, скорее всего, все так и есть. Тогда, действительно остается только надеяться, что они успеют первыми. За несколько часов Мира, превозмогая себя, добралась до Леса Теней, Дан сверху указал ей, куда именно спускаться, Мира ничего не видела, но поверила ему на слово, невольно вздрогнув, когда земля перед ней неожиданно расступилась и она вновь оказалась в воздушном пространстве.

- Господин, но ведь вы говорили, что Алвиарина не повезет ни одна птица рокха, так как же он сможет спуститься вниз? - спросил удивленный Долиан, он и понятия не имел, что в Пограничный мир надо спускаться с такой высоты.

- Для этого можно использовать просто парашют.

- Об этом я как-то не подумал, и все-таки, откуда Алвиарин знает, что здесь высоко и что нужно взять с собой парашют.

- От Светозара, а точнее от его потомков. Уверен, он подробно и основательно узнал все о том, как сюда попасть.

Отсюда с высоты был виден замок Северины - необычное строение, более похожее на большой дом, к которому пристроили слишком много мрачных серых башенок, издалека казалось, что под таким нагромождением стены дома вот-вот не выдержат и рухнут. Около замка царицы теней была небольшая поляна, усыпанная всевозможными цветами, ее и дом окружала аллея из шиповника, а потом уже во всех направлениях начинался лес, уходящий своими вершинами далеко за горизонт. Мира плавно спланировала к поляне перед входом в замок. Она еще не успела даже встать на наги, а Дан уже спрыгнул, создав несколько воздушных потоков, он, не касаясь земли, подлетел к двери и только тогда встал на ноги.

- Дамира! Дамира! Долиан, - обратился он к молодому человеку, который почти вошел в помещение следом за ним, - осмотрись снаружи, если что кричи.

Тот кивнул и быстро вернулся на улицу, а Дан пошел дальше вглубь дома. Сердце его бешено колотилось, он никогда так не боялся за дочь, и сейчас с каждым шагом накручивал себя еще больше: он опоздал, Алвиарин уже был здесь.

Несмотря на внешне кажущиеся небольшие размеры дома, внутри было довольно просторно: высокий потолок, большие окна. Внутреннее пространство нескольких башенок сливалось с пространством главного зала, в остальные вели семь лестниц, собственно, именно в этих башенках располагались комнаты. От главного и единственного зала прямо в центре начиналась лестница, закрученная по спирали, которая вела в главную башню. Дан взлетел вверх и, ступив на верхнюю площадку, с силой дернул дверь на себя и застыл. Там, посередине зала, в пять раза более меньшего, чем главный зал, стоял человек, он крепко держал в руках Дамиру. Увидев отца, девочка с надеждой и радостью посмотрела на него своими большими карими глазами.

Папа!

Отпусти ее! - требовательно произнес Дан, в упор посмотрев на Алвиарина, тот лишь усмехнулся.

И что за этим последует? Я ее отпущу, а ты схватишь меня - нет, мне как-то не хочется.

Тогда чего ты хочешь? - напрямую спросил Дан, Алвиарин усмехнулся.

Как ты догадался, что я здесь?

Я знаю, что тебе нужно, так где же тебе еще быть?

Вот как! Ты знаешь, что мне нужно, тогда зачем спрашиваешь?

Где Северина?

Ты о царице теней? Честно говоря, я даже не знал, как ее зовут. Впрочем, это уже неважно, к тому же я нашел здесь эту очаровательную девочку. И, как оказалось, это очень и очень неплохо, она сказала, что уже бывала в Храме магии и знает, как туда добраться. А ты как сюда добрался? Самостоятельно или на птице рокха? Если на птице рокха, то я был бы непротив, если бы ты попросил ее доставить меня и Дамиру к Храму магии.

Не дождешься!

Алвиарин скривил лицо.

О, ну зачем так резко, Радомир! Ты ведь понимаешь, что твоя дочь в моих руках и ты не успеешь и пальцем пошевелить прежде, чем я сверну ее хрупкую детскую шейку.

Если ты это сделаешь, то рассчитывать тебе больше будет не на что, я уничтожу тебя! - сдерживая злость, ответил Дан, сжав кулаки, он уже раздумывал, как можно атаковать так, чтобы не задеть Дамиру.

Алвиарин хохотнул.

О! Ты это метко подметил, да, я, пожалуй, с этим повременю.

Отпусти ее, и я попрошу птицу рокха отвезти тебя к Храму магии.

Пф! Ты бредишь, Радомир! Неужели ты думаешь, что я тебе поверю?! И что твоя птица рокха не сбросит меня, едва наберет высоту?

Тогда возьми в заложники меня.

Тебя?! Ты, видимо, считаешь себя невинным ребенком, раз так говоришь, или, скорее, меня, раз я должен так считать, забыв обо всех твоих безграничных талантах! Нет, Радомир, - взгляд Алвиарина внезапно посуровел, ледяным тоном он произнес, - я требую, чтобы ты приказал птице рокха доставить меня к храму магии, иначе тебе придется попрощаться со своей дочерью!

Храм магии, он хочет связать себя с магическими токами, стать наполовину магическим существом, новым властителем магии!

А ты уверен, что у тебя все получится? Светозар не меньше твоего хотел оказаться в Храме магии, уничтожить своего брата оттуда, но он не знал, как это сделать.

Он не знал, а я знаю! И не смей говорить о себе в третьем лице, Радомир, ты можешь дурить кого хочешь, выдавая себя в каждом своем потомке за другого человека, но на самом деле ты просто проживаешь новый этап жизни. И, знаешь, что - это вопиющая несправедливость! Почему только тебе позволено вновь и вновь возрождаться? А у всех остальных удел только один: родиться для того, чтобы рано или поздно умереть. Неважно как я живу, неважно, что я делаю, все равно я умру, а ты, ты останешься жить!

Вот как? Так вот чего ты хочешь? А я-то думал, что ты всего лишь хочешь власти, что тогда ты собирался ограничить использование магии, сосредоточив в своих руках власть, а оказывается на самом деле тебя волнует лишь страх перед смертью. Или я не прав и тогда ты не хотел заставить Алина передать тебе его способности?

Алвиарин помрачнел еще больше, он резко сжал горло девочки, та вскрикнула.

Стой!

Я сказал тебе, чтобы ты говорил от своего имени, а не говорил от третьего лица! - проревел он.

Дан поднял руки и обезоруживающе выставил вперед ладони.

Хорошо, ты всегда хотел забрать у меня мои способности. Тогда, тысячу лет назад, и теперь тоже.

Так-то лучше.

Алвиарин ослабил хватку, Дамира стала судорожно хватать ртом воздух. Ей было очень страшно, она не видела человека, который ее держал, зато очень хорошо ощущала его силу и власть над ней. Прекрасно это понимал и Дан, на подсознательном уровне он продолжал подбирать варианты, которые можно применить, чтобы освободить Дамиру, но все было слишком опасно и рискованно. Где же Северина? Хоть бы она отвлекла внимание этого негодяя, надо то всего несколько секунд! Словно читая его мысли, Алвиарин развеял его надежды как легкое облачко дыма.

Мы тянем время, Радомир. Не знаю, на что ты надеешься, если на помощь царицы теней, то зря, я... в общем, так получилось, что она атаковала меня, она хотела поработить мое сознание, но ее беда в том, что я прекрасно знал, как с ней бороться, и я не рассчитал, она не выдержала моего вмешательства.

Господин! - это закричал вбежавший в зал Долиан. - Я нашел Северину!

Не ожидая сейчас ни чьего появления, Алвиарин машинально посмотрел поверх Дана, ища того, кто произнес эти слова. Сейчас или никогда! Дан произнес всего несколько слов, запрещенное заклинание, которые по незнанию произнесла в свое время Гедовин, в первый раз использовав магию.

Стой на месте!

И это бы, безусловно, подействовало, если бы Алвиарин в своем новом теле не обладал такой прытью и хваткой. Он резко отступил в сторону и вновь сжал горло девочки.

Ай-яй-яй! Как по-простецки, да к тому же и запрещенка!

Дан гневно сузил взгляд и внезапно создав вокруг себя резкий и сильный поток воздуха, буквально в сотую долю секунды достиг Алвиарина, сбил его с ног, а потом все трое провалились в пустоту. Невольно Алвиарин ослабил хватку, а Дан схватив девочку за руки, вырвал ее из тисков врага. Задыхающаяся, она поняла, что это отец и крепко ухватилась за его. Едва девочка оказалась у него, и Дан перестал падать. Вокруг не было ничего, только пустота, серая и непроглядная тьма, со всех сторон завывали ветры, своими резкими и холодными порывами норовящие разорвать оказавшихся на их пути людей. Идя на такой шаг, Дан не был уверен, что такое вообще возможно - да, он мог мысленно перемещаться в любой Сторонний мир, но раньше он делал это, только находясь в мире Реальном. Также из Реального мира он мог мысленно перенестись в мир Пограничный, значит, предположил Дан, из Пограничного мира он может переместись полностью, однако даже это казалось маловероятным, а уж удастся ли ему захватить с собой двоих людей, не магических существ, а именно людей, и подавно. Но силой своей воли и магии, он разорвал пространство между Пограничным миром и миром Сторонним. Через брешь наружу вырвались и ветры, безжалостные и живые; существа, подобные этим ветрам уничтожали древней, когда их заключил в соседний с этим Сторонний мир Алин Карон. Долиана с силой отбросило назад, он больно ударился о перила верхней лестничной площадки и успел только загородиться рукой, помогло не особо - в следующий миг что-то холодное и сильное схватило юношу за ноги, подняло в воздух и еще раз ударило о перила. В глазах у него потемнело, он крепко зажмурился, а когда открыл глаза, то увидел, как из двухметровой дыры, ведущей в темное и мрачное место, вырывались яростные ветры, Долиан готов был поклясться, что почувствовал злость и ненависть, исходящую от этих существ, именно существ - эти ветры были живыми и ужасно озлобленными. И они нутром чувствовали щель наверху, ведущую в Реальный мир.

Сильные потоки воздуха не давали Дану возможности остановиться, он перестал падать, но его то и дело относило в сторону от дыры, ведущей в Пограничный мир. А этот ветер вокруг, словно догадываясь о его цели, не давал ему возможности выровнять движение. Но Дан не желал сдаваться, прилагая все силы, он, наконец, смог создать вокруг себя воздушный шар, стремительно двигающийся и разбрасывающий коварные ветры от себя как легкие мячики. Пролетев сквозь щель, Дан увидел Долиана, тот отчаянно отбивался от нескольких существ, сейчас, в Пограничном мире, при нормальном освещении Дан смог разглядеть их тела, в виде темных небольших тучек, внутри которых кипела еще более темная масса, вращающая с бешеной скоростью. Долиан отбивался от них молниями, которые должны были разрезать пополам тела ветров, но по факту это не причиняло им вреда, молнии лишь заставляли их отлетать в сторону.

Держись за меня! - крикнул он Дамире, поставив ее на пол.

Девочка вцепилась в него мертвой хваткой, а Дан, освободив руки, стал создавать мощные порывы воздуха, смещая ветры в одну сторону, едва увидев его и поняв, что он делает, Долиан подбежал к нему и стал помогать. Постепенно они сбили ветры, что находились поблизости, в один комок, который направили обратно в Сторонний мир. Прекрасно понимая, что несколько ветров пролетели дальше, Дан запечатал вход в Сторонний мир. Наконец, все стихло, Долиан невольно рухнул на колени, но расслабиться ему Дан не позволил.

Долиан, присмотри за Дамирой! Дамира, побудь здесь!

А вы, куда вы? - срывающимся голосом спросила девочка.

Я скоро вернусь. Долиан!

Да, да, я уже встал!

Дан создал вокруг себя воздушный поток, только что вставшего на ноги Долиана, опять отбросило в сторону. Дверь, ведущая на лестницу, по-прежнему была открыта, через нее проскочили ветры и устремились наверх, к щели между Пограничным и Реальным миром. Птица рокха, которая все еще стояла около замка, недоуменно проводила их глазами, ветры не тронули ее, а она абсолютно не понимала, что это и что ей нужно сейчас делать. Когда из замка показался Дан, она быстро взлетела, на лету, он опустился на ее спину.

Давай за ними!

Ветры к тому моменту уже вырвались наружу, они смели все деревья в радиусе нескольких метров от входа в Пограничный мир и теперь, чувствуя скопление людей, они направились прямиком к Даллиму. Отсюда до Даллима было не более пятнадцати минут полета, но, ветры, похоже, перемещались быстрее. Дан видел их, как они сбившейся стайкой летели к Даллиму, но Мира вскоре отстала от них. Конечно, она устала, и все-таки она летела очень быстро. Когда, наконец, показались стены Даллима, Дан ужаснулся: ветры пронзали стражников на стенах, пролетая сквозь их тела, даже издалека были слышны их крики. Из города к ним уже спешила подмога, хотя никто не понимал, что это и как с этим бороться. Как с ними бороться? Об этом думал и Дан. Вряд ли к ним получиться применить какие-нибудь заклинания-приказы, значит, надо пробовать изнутри.

Мира, давай выше и остановись потом!

Беспрекословно выполнила она приказ, а Дан тем временем закрыл глаза и сосредоточился. Эти ветры больше похожи на сгустки эмоций, желаний, значит, они в каком-то смысле подобны тем расщепленным сознаниям людей, с которыми ему приходилось уже бороться. Значит, можно попытаться уничтожить их изнутри.

Мира, дальше я сам!

Дан спрыгнул вниз и сначала падал, практически не создавая вокруг себя никаких воздушных потоков, только перед самой стеной он скорректировал свой полет, чтобы встать на стену. Ветры сразу заметили его и яростно на него набросились, он успел создать вокруг себя щит, но это не помогло. Когда первый ветер пролетел сквозь него, Дану показалось, что его полоснули ледяным острым мечом, он невольно вскрикнул. Следующему ветру он пролететь сквозь себя не дал, с не меньшей яростью, он обрушился на противника. Все было почти также, он действительно боролся с чьим-то разрушенным сознанием, неясно было только, что или кто, когда и как создало этих существ. И если это чьи-то сознания, то чьи именно? Каких-то волшебников прошлого или каких-то магических существ? Почувствовав неладное, ветры окружили его, когда один, а потом и второй внезапно развеялись в легкий дымок и растаяли в воздухе, остальные ветры, а их было около десятка, набросились на властителя магии. Погруженный на более тонкие планы бытия, он видел и чувствовал каждого из них, быстро уничтожая одного за другим. Ветры хотели применить уже проверенную тактику разрушения своего противника, заставляя разрываться его кровеносные сосуды, двое ветров успели подлететь к Дану, но он уничтожил их быстрее, осталось всего три ветра, словно понимая, что их ждет, они бросились в рассыпную. Дан поднялся в воздух и помчался за первым, за тем, кто полетел в город. На лету, он мысленно передал Мире следить за остальными ветрами. Настигнув ветер, который уже собирался пронзить тело стоящей на балконе многоэтажного дома женщины, Дан уничтожил его, на голову испуганной и ничего не понимающей женщины, опустился легкий дымок, который почти сразу рассеялся.

"Мира, ну что?"

"Один направился к пригороду, Белому Колосу, а второй к замку князя Соболина"

"Ясно, лети за вторым, следи за ним, я за первым"

Дан помчался к большому пригородному поселку, Белому Колосу, пролетая над городской стеной, они увидел неподвижно лежащих четверых стражников, к ним уже подоспела подмога, оставалось надеяться, что их успеют спасти. А сейчас нельзя было допустить, чтобы еще кто-то пострадал из-за его непродуманного решения. Поселок начинался практически сразу за городом, пока внизу Дан не видел ничего особенного, что могло бы выдать присутствие ветра. Искать его в двадцатитысячном поселке практически нереально, если тот спрятался и затаился. Понимая это, Дан уже начал нервничать. Что же делать? Если он обратится к людям на мысленном уровне, то враз ему такое количество людей просто не охватить, но тут он увидел молодую девушку у фонтана, которая окутывала магической сеткой ветер, накладывая все новые и новые слои, которые ветер не сразу, но уверенно пробивал и разрывал. Дан опустился вниз и, отстранив девушку рукой, ворвался в сознание ветра и уничтожил его, развеяв сначала ветер, а потом и магическую сетку.

Господин, я...

Спасибо, - обернулся он к девушке. - Он пролетал сквозь тебя?

Нет, но он пролетел сквозь того мальчика, - указала она рукой на мальчика лет тринадцати, который сидел у фонтана и держался за живот.

Ты умеешь лечить?

Да.

Тогда срочно помоги ему, - сказал Дан, уже поднимаясь воздух, - у него внутреннее кровотечение.

Да, господин, - ответила ничего не понимающая девушка.

Что это было? Кто это существо? Откуда оно здесь взялось и как смогло причинить такой вред человеческому существу? Подбежав к мальчику, она обнаружила, что у того, действительно внутреннее кровотечение, к счастью, она успела вовремя помочь ребенку, а двум стражникам из тех четверых помощь оказать уже не смогли, Дан догадывался об этом, он отчетливо видел, что ветры пронзили их множество раз, потому он уже сейчас чувствовал, как подкатывают к нему волны угрызения совести - сколько раз так во многих своих жизнях, ему приходилось видеть эти смерти, обоснованные лишь его ошибками. Да, он не может знать всего, не может предугадать все и все-таки, сейчас он не мог отделаться от мысли о том, что, если бы он подумал прежде, чем что-либо делать, все могло бы пойти иначе, могли бы остаться в живых жители Северной Рдэи, потомки Светозара и жители Республики Истинной Веры, те два стражника, наконец. Ведь в чем-то Алвиарин прав, он - продолжение Радомира, он помнит все свои предыдущие воплощения, но его это мало чему учит. "Нет, нет, это не так!" Дан даже встряхнул головой. Нет, он - не Радомир, да он может обращаться к памяти прошлого, но он не Радомир! Будь это так, и он бы тогда забыл себя, осознавал бы себя другим человеком, но это же не так. Или так? И он просто боится, не решается отдать себя Радомиру, уступить ему свою жизнь? Нет, нет, это магия крови - через нее ему передаются эти воспоминания, он может использовать их, но каждый раз он тот, кем рожден здесь и сейчас, в своем времени. Придя к такому выводу, Дан почувствовал себя намного легче, в голове прояснилось, и он сосредоточился только на одном: на том, где найти последний, вырвавшийся в Реальный мир ветер, чтобы уничтожить его.

Впереди уже показался замок князя Соболина, красивое, масштабное строение, на одном из балконов сидела Мира, увидев своего господина, она сразу, едва он приблизился, и стало возможно обратиться к нему на мысленном уровне, сказала.

"Он там, в этой комнате".

"Там есть еще кто-то?"

"Нет, никого"

"Хорошо, спасибо!"

Дан опустился на балкон и вошел в открытые двери. Внутри действительно никого не было, Дан огляделся еще раз - никого, значит, оно у него над головой. Он поднял голову и увидел ветер, оболочка которого стала таять как снег, на который пролили горячую воду. Без этой оболочки ветер как та колонна становился настоящей бомбой. В первый раз в Союзе Пяти Мужей разрушенное сознание Войславы могло уничтожить все вокруг, если бы ему пришлось ждать свою жертву слишком долго, во второй раз колонна взорвалась, забрав с собой множество жизней, теперь этот ветер мог уничтожить весь замок и прилегающие к нему территории, потому что ветер от взрыва сдерживала эта оболочка.

Нет!

Дан мгновенно расправил руки и создал щит, сферу четырех метров в диаметре, он успел остановить разрушение всего замка, но фрагмент потолка над ветром и пол под ним, разлетелись в пыль в мгновение ока, Дан сдавленно вскрикнул и упал на колени, удерживать эту сферу оказалось невероятно сложно, она словно высасывала из него все соки, норовя разорвать изнутри его самого. А ведь это только одно разрушенное сознание! А если бы он попытался сдержать взрыв от четырех подобных творений - даже при всех его возможностях, это было бы нереально, его бы просто смело вместе с большей частью территории Северной Рдэи. Когда взрывная волна спала, перестав давить на сферу и развеяв содержимое живого облака, Дан отпустил ее и упал сам, потеряв сознание. А ведь у него тоже было небольшое внутреннее кровотечение - один раз ветер там, на городской стене, пролетел сквозь него.

Господин! - крикнула Мира.

Неуклюже она протиснулась сквозь двери балкона и вошла в комнату, в тот же миг в комнату вбежал князь Соболин, тот самый князь Синуш, который вместе с Изяславом въехал в Рувир семь лет назад. Увидев часть разрушенного пола и потолка, он перевел взгляд на птицу рокха и лежащего на полу властителя магии. Обогнув дыру в поле, Синуш подбежал к ним и, опустившись на колени, проверил пульс.

Он жив! - выдохнув, произнес князь, немного успокоив себя, но не Миру, она и так знала, что властитель магии жив, но она не понимала, что с ним. - Что здесь произошло? Ладно, неважно, потом! Присмотри за ним, я за помощью.

Князь убежал, но крик Дана слышал не только он, поэтому к месту уже спешил сын князя и две служанки.

Отец, что происходит?

Я пока не знаю, но, похоже, все закончилось. Там, властитель магии, он без сознания, и я не знаю, можем ли мы вообще ему чем-то помочь.

Что? Но откуда он?..

Там еще птица рокха, я расспрошу ее, что случилось, а ты отнеси его в ближайшую комнату, где есть кровать.

Да, конечно, - ответил Якун, - только мы ведь не волшебники и вряд ли можем исцелить его.

Магия сама должна исцелить его, значит, нам надо только помочь ему.

И тем не менее, увидев лежащего на полу властителя магии, Якун невольно вздрогнул, он привык всегда считать его непобедимым и неподвластным всяким там заболеваниям и ранениям. Он ведь действительно обладал невероятной силой, так что же могло ранить его? А что если это что-то все еще здесь? Якун испуганно огляделся по сторонам, осторожно заглянул через разрушенные пол и потолок, но не увидел никаких монстров, волшебников или демонов.

Как тебя зовут, уважаемая птица рокха? - спросил тем временем князь Синуш.

Меня зовут Мира.

Мира, ты расскажешь нам, что здесь произошло, что могло... причинить вред властителю магии?

Это был ветер, живой ветер, но наш господин уничтожил его.

Живой ветер? - переспросил Синуш, его даже передернуло от этих слов.

Да.

В этот момент Дан пошевелился, слабо застонав, он попробовал встать, но смог только сесть и почти сразу же он повалился назад, Синуш успел подхватить его.

Успокойся, тебе нужно отдохнуть.

Нет, я должен лететь обратно. Помогите мне встать, пожалуйста.

Синуш в замешательстве посмотрел на Миру, словно ища у нее поддержки. Он не мог так просто отказать властителю магии, но он и не мог игнорировать его состояние. К счастью, Мира сказала.

Господин, я могу полететь обратно, я скажу Дамире и Долиану, что с тобой все в порядке и заберу их сюда.

Если можешь, - ответил за него князь Синуш, - тогда лети.

Дан с благодарностью посмотрел на него и, закрыв глаза, провалился в целительный сон. Не мешкая, Мира вновь протиснулась через балконные двери и полетела обратно, к щели между мирами, теперь сложно было не определить ее местоположение: ветры уложили огромные деревья вдоль щели, образовав своего рода воронку, сквозь которую и пролетела Мира. Недалеко от замка, сразу за аллеей шиповника, она увидела Долиана, Дамиру и лежащую на земле девушку. Мира осторожно приземлилась рядом с ними. Девочка подняла на нее заплаканные глаза и, не увидев отца, сразу же вскочила на ноги.

Где папа?

С ним все в порядке, он сейчас в замке князя Соболина.

Он расправился с теми чудовищами? - уточнил Долиан, неотрывно продолжая смотреть в застывшее лицо Северины.

Да, они все уничтожены.

Хорошо... Нужно похоронить ее, Мира, ты поможешь мне?

Да, - тихо ответила птица рокха, Дамира вновь опустилась на колени подле Северины и заплакала.

Не говоря ни слова, Мира пошла за Долианом, который, с помощью магии подняв застывшее тело девушки, понес ее к замку. Аккуратно положив ее на землю, он отошел метра два и указал пальцем на место, где копать. Мира молча кивнула и стала своими мощными лапами рыть землю, Долиан создал небольшой щит из воздуха, чтобы земля не отлетала далеко, когда птица рокха закончила, Долиан вновь поднял Северину и медленно опустил ее в холодную землю. Дамира не могла на это смотреть, она осталась в аллее шиповника, горько рыдая и оплакивая юную царицу теней, которая спасла жизнь ее отцу и пыталась спасти жизнь ей.

Когда Алвиарин появился здесь, то Дамира не увидела его, зато Северина почувствовала приближение чужого сознания, она схватила девочку за руку и приказала идти в дом, та, не понимая в чем дело, послушалась, но шла она постоянно оборачиваясь.

Кто ты и что тебе нужно?

Мне нужно, чтобы ты отвела меня к храму магии, моя дорогая царица теней, - произнес голос из пустоты.

Дамира прекрасно знала, что под действием магии человека может быть невидно, значит, здесь кто-то есть, и Северина смогла как-то определить его присутствие. Может, она могла как ее отец видеть сквозь всевозможные иллюзии и заклинания?

И зачем же мне это делать?

Затем, что я так хочу! Отведешь меня к Храму магии, и сможешь вернуться сюда, в свой очаровательный домик, даю слово, что не стану тревожить тебя без видимой причины, чем бы ты тут не занималась.

И все? Звучит как-то не очень привлекательно.

Хм! А если я скажу, что в обмен на твое послушание, я не стану убивать маленькую Дамиру? Не удивляйся, я знаю, кто она и я знаю, что ее папочка сильно расстроится, если с ней что-то случится.

Ничего ты ей не сделаешь! - рявкнула Северина и, расправив руки в стороны, обрушилась на своего врага силой своего сознания, она давила и теснила его, стараясь подчинить себе чужое сознание, раньше она делала это за считанные мгновения, но раньше она не встречала такого сопротивления. Алвиарин обратился к силе связей сознания и возможности управления им, сейчас попытки Северины были для него лишь детскими неуверенными шагами, он без тени сожаления и сомнения обрушился на сознание девушки, но не рассчитал силы воздействия и, сам того не желая, убил ее. Когда Алвиарин понял это, то сразу спохватился, но было уже поздно. От отчаяния он закричал - неужели его ежесекундное неумение сдержать себя в руках, перечеркнет все его планы? Но потом он успокоился и предположил, что раз Дамира находится здесь и сейчас, то она может знать дорогу к Храму магии. Окрыленный новой надеждой, он побежал в дом, без труда он нашел девочку, спрятавшуюся в верхнем большом зале. Он подкрался к ней и крепко схватил сзади. Девочка вскрикнула и попыталась вырваться. Никогда еще ей не было так страшно, страшно за себя, за Северину, которая осталась там, снаружи.

Покойся с миром, Северина! - сказал Долиан, опустив последний слой разворошенной земли. - Ты была хорошим человеком, и мне очень жаль, что ты побыла в этом мире так мало!

Долиан опустил голову и, не выдержав, заплакал. Не в силах более смотреть на этот только что возведенный им холм, он повернулся к Мире и срывающимся голосом попросил.

Я знаю, что ты очень устала, Мира, но не могла бы ты увезти нас отсюда, пожалуйста.

Да, конечно, я за вами и прилетела, - тихо ответила птица рокха.

Долиан осторожно поднял на руки заплаканную Дамиру, усадил ее на спину Миры и сам сел позади девочки. Мира не стала спрашивать, куда лететь, она отвезла их в замок князя Соболина. Долиан к тому времени немного успокоился, Дамира тоже затихла. На этот раз Мира приземлилась у входа в замок, к ним почти сразу вышла служанка и проводила их к Даниславу, увидев его бледное лицо, девочка вскрикнула и бросилась к нему. На лету ее поймал князь Синуш Соболин и, прижав к себе, ласково сказал.

Успокойся, милая, с ним все в порядке, он просто спит.

Сон, с каким бы удовольствием Долиан проснулся бы сейчас и осознал все произошедшее как ужасный сон, но, к несчастью, все это было правдой. Не сразу он расслышал обращенные к нему слова.

Молодой человек, может, вы хотите чего-нибудь? - это говорил князь Синуш, он позволил Дамире лечь рядом отца, и вернулся к Долиану.

Что? Я... нет, ничего не нужно.

А по-моему, вам бы неплохо сейчас перекусить, принять ванну и отдохнуть, вы выглядите очень усталым.

Спасибо, - машинально ответил Долиан и дал вывести себя из комнаты.

Дамира осталась с отцом, она прижалась головой к его плечу и скоро сама не заметила, как уснула. Все пережитое было слишком тяжело для нее, и куда более тяжелым бременем ложилось на Яру осознание того, что произошло со всеми ее родными и близкими. Но девочка держалась, ее держало в сознании то, что она должна предотвратить катастрофу, подстроенную тем же человеком, что так безжалостно расправился с ее народом. Когда Лиану доложили, что к нему прилетел Баруна, он сразу же пошел к нему. Увидев подле Баруны маленькую девочку, он первым делом обратил внимание на темно-синий камзол, такой же был у Дана.

Здравствуйте, меня зовут Яра, - сказала ему девочка на древнем языке, за прошедшие семь лет Лиан более или менее выучил этот язык, и все-таки посчитал странным тот факт, что девочка обратилась к нему именно на этом языке. - Вас зовут Лиан?

Да, это я.

Я должна выступить перед всеми, Баруна будет моим переводчиком, вы проводите меня?

Но, кто ты и что ты можешь рассказать людям? Я не понимаю! И почему на тебе камзол моего сына? Где он сам, в конце концов?

Этот камзол дал мне властитель магии, но он не говорил, что вы его отец.

У нас с ним сложные отношения, но сейчас дело не в этом, а в том, почему он послал тебя сюда и сказал выступить перед всеми?

Потому что я могу рассказать людям о том, кто такой на самом деле Алвиарин. Он - подлец, убивший стольких людей только ради достижения собственной цели. Я молю бога судьбы о том, чтобы господин Данислав уничтожил его, и отомстил за всех моих родных и близких!

Понятно, - оторопело произнес Лиан, несколько удивленный рассудительностью маленькой девочки, - спектакль почти подошел к концу, не знаю, помогут ли твои слова, но надеюсь, что да, иначе, боюсь, сегодня снова пострадают невинные люди.

Взяв девочку за руку, Лиан - двое охранников пошли следом за ними - повел ее к сцене через внутренний коридор, под сиденьями амфитеатра, отсюда девочка слышала только звуки музыки, это играл небольшой оркестр, знаменуя победу над врагом, и освобождение Древенского Холма без его завоевания. Пока на трибунах все было спокойно, увеличенные штаты работников МСКМ и управления правопорядком то и дело переводили взгляды с одной группы людей на другую. Пока никто не вызывал их подозрения, и все-таки движение началось. Несколько человек из разных секторов зрительных мест встали, они направились к уборным, там они стали доставать из-за пазух, из штанин, из обуви мешочки с дурман-травой, которая, если ее поджечь, источала ядовитые пары - несколько минут вдыхания этих паров и у человека наступал паралич, еще несколько минут и отказывало сердце. Оставалось только поднять с помощью магии ветер, чтобы развеять смертоносную заразу в толпе. Люди, смертники, знали на что шли, но их это не останавливало, их на протяжении трех лет готовили в тренировочном лагере, все находящиеся в Северной Рдэе ученики и инструкторы которого, ныне погибли от удара при взрыве магической колонны. Сейчас их заботило только, как равномерно распределить мешочки с травой и поджечь их, все террористы уже вернулись на открытый воздух, двое собирались напасть на четверых сотрудников МСКМ, охранявших этот коридор, когда музыка внезапно смолкла и на сцену вышли маленькая девочка и птица рокха. Секундное замешательство сыграло против террористов, на них обратили внимание, на то, что они держат в руках какие-то предметы. Как по команде их обезвреживали одного за другим. А Яра тем временем едва не растерялась, увидев такое количество народа, первое, что она подумала: а услышат ли ее все эти люди, ведь их так много. Но Лиан в отличие от нее знал, что в амфитеатре слышен каждый шорох со сцены, подняв руку, он жестом попросил актеров прекратить пока выступление, музыка стихла и люди, непонимающие, что происходит, устремили взгляды на мэра города.

Уважаемые зрители! Сегодня вы видели, как много лет назад одна волшебница в одиночку смогла остановить нападение на свой родной город. И, как оказалось, сюжет этой истории перекликается с тем, что происходит здесь и сейчас, в Рувире. Сегодня в нашем городе нехорошие люди хотели устроить хаос, они хотели покарать нас за тот выбор, который мы сделали семь лет назад, когда, узнав об откровении Алина Карона, мы поняли, что многие и многие годы нас и наших предков обманывали. И не только здесь планировалось посеять этот хаос. Сегодня они с помощью зажигательных шаров хотели взорвать Рувир, а также Всевладоград. Но не пугайтесь, властитель магии уничтожил эти шары, однако тот, кто назвал себя Всеволодом, словно предусмотрев этот вариант, продумал еще ряд путей. Так, он заразил лес под Рувиром, берейки не смогли вылечить животных, они едва не погибли сами, а болезнь, поразившая их, едва не превратилась в живое существо, способное поглотить и уничтожить многое на своем пути. К счастью, властитель магии был еще здесь, и для него заговорщики приготовили смертельную ловушку: огромную колонну в Северной Рдэе, которая должна была убить его, вы все помните, что произошло сегодня - этот ливень пошел не просто так: он начался после того, как колонна взорвалась, все магические существа вместе с моим сыном боролись за наш с вами мир, и они выиграли.

На исходе самой длинной минуты должны были взорваться зажигательные шары, но еще раньше до этого беспорядки должны были начаться на стадионе. Стадион оказался залитым водой, мы надеялись, что террористы отступятся, но они не отступились, шпионы сообщили нам о том, что место событий перейдет в амфитеатр.

Пока он говорил, не один и не два человека заметили, как задерживают сотрудники МСКМ и управления правопорядком каких-то людей, те роняли странные мешочки. Если прибавить к этому то, о чем говорил мэр города, получалось, что все зрители в амфитеатре подвергались серьезной опасности.

Возможно, мне не следовало говорить вам об этом, пугать вас, но я не хочу умалчивать о том, о чем вы имеете право знать! Всем нам сегодня угрожала смертельная опасность и, возможно угрожает сейчас.

Лиан тоже заметил, как скручивают каких-то людей перед входами в коридоры. Только бы схватили всех! Только бы все прошло гладко, и никто не пострадал! За его взглядом следили и люди, теперь уже все видели, что кого-то арестовали, многие зрители повставали с мест, но Лиан попросил их успокоиться. В этот момент к нему подбежала Воронина и доложила о том, что задержано двадцать человек, все коридоры, уборные и закоулки проверены - там никого нет. Лиан молитвенно закрыл глаза и вздохнул.

Хвала все святым! Опасность миновала - террористы задержаны, - объявил он всем, помолчав с минуту - все тоже молчали, воцарилась полнейшая тишина, и он продолжил. - Все вам, да и мне тоже интересно, кто же эти люди, почему они готовы были умереть вместе с нами за свою идею. Ведь это даже не фанатизм, это нечто большее, более страшное и жуткое. Эта девочка может рассказать вам о том, кто они.

Лиан повернулся к ней и рукой указал пройти вперед. Яра, держась за Баруну, прошла вглубь сцены. Оглядев всех этих людей на трибунах, на сцене, она громко сказала.

Меня зовут Яра, я последняя из рода Светозара. Светозар был братом первого властителя магии, Радомира, он ненавидел своего брата и хотел уничтожить его, свою цель он завещал своим потомкам, и они следовали его слову.

Яра замолчала, чтобы Баруна мог перевести, потом продолжила говорить также, небольшими фразами.

Я тоже ненавидела властителя магии, потому что, как и все в моем народе, считала его чудовищем, злым и безжалостным. Но я знаю нынешнего властителя магии, он вовсе не такой, думаю, и Радомир не был таким уж ужасным. Но мои родные так не считали. После того, как господин Данислав в первый раз прилетел к нам семь лет назад, глава нашего поселения, госпожа Милана, убила свою дочь, Войславу. Я не помню ту девушку, потому как сама была еще очень маленькой, но мне говорили: она была хорошей, доброй и веселой. Войслава превратилась в оружие, которое могло уничтожить властителя магии. Помню, год назад я сказала отцу, что не понимаю, зачем это сделали, что это жестоко и бесчеловечно, но папа сказал, что я еще маленькая и просто всего не знаю. Возможно, но в любом случае, теперь я понимаю, что и не хочу всего знать. Вражда между двумя братьями не должна вовлекать в это их потомков, заставляя жертвовать близкими для уничтожения друг друга. Это неправильно! Семь лет назад, после того, как погибла Войслава, к нам пришел человек, он назвал себя Всеволодом, сказал, что у него та же цель, что и у нас, и что он поможет нам. На самом деле этот Всеволод волшебник из прошлого, которого звали Алвиарин. То есть теперь это и есть Алвиарин, так как его душа заняла тело другого человека, человека из нашего времени. Алвиарин увел мой народ в другое место, мама рассказывала мне, что мы шли через другой мир. Недалеко от нас вскоре поселились люди, они называли себя жителями Республики Истинной Веры, они говорили на том же языке, что и вы, многие взрослые из моего народа, выучили этот язык, вместе с теми людьми они построили лагерь, в котором тренировали людей. Эти люди могли убить себя, если это было нужно. Когда отец рассказывал мне о них, мне казалось, что он сам забыл о том, что такое доброта, но он объяснял это достижением цели, поставленной еще Великим предком, то есть Светозаром. Недавно Алвиарин сказал нам, что нужно применить то же оружие, что сделала госпожа Милана, только на этот раз, надо больше жертв, для того, чтобы одолеть властителя магии. Это оружие - магическая колонна, которая должна была взорваться при приближении властителя магии, и она взорвалась...

Некоторое время Яра молчала, борясь с готовыми хлынуть из глаз слезами, никто не торопил ее, все терпеливо ждали и молчали.

Взрыв от колонны уничтожил все на многие километры вокруг. Все мои родные, все мои близкие погибли, все жители Республики Истинной Веры, и в том числе часть жителей той страны, где мы жили. Алвиарин знал о том, что колонна взорвется и уничтожит столько людей, животных, растений и магических существ. Он знал это и ему было плевать на нас, потому что главным для него было - это уничтожить властителя магии, я знаю, чего в конечном итоге он хочет достичь, но искренне надеюсь, у него это не получится, и он ответит за все, что сделал. Он использовал нас, он использовал людей, которые собирались уничтожить ваш город. Навязчивая идея, которую им внушили, на самом деле им не принадлежит. Я прошу их подумать над этим, над тем, стоит ли забывать себя ради устремлений одного человека, безжалостного и коварного. Пожалуйста, не будьте так слепы, как мои близкие: не убивайте себя и еще сотни ни в чем неповинных людей, вспомните о том, что такое сострадание и человечность. Пожалуйста!

Яра никогда не говорила так серьезно, она даже сама не ожидала, что у не получится так все сказать. Конечно, Баруна в своем переводе ее слов, значительно приукрасил их связки, Яра говорила попроще, но в целом значение ее слов было отнюдь не детским. Не в силах более сдерживать слезу, она обняла Баруну и уткнулась лицом в его мягкое оперение. Все слышали ее плач, в том числе преступники, часть из которых, отказывалась верить в то, что она говорила, а вторая часть ужаснулась собственным недавним планам. Люди еще долго молча сидели на трибунах, не в силах пошевелиться. Ни у кого не было настроения досматривать спектакль, артисты тоже, словно парализованные, стояли и смотрели себе под ноги. Они ведь и не подозревали, что в мире такое творилось, и что сейчас они чудом избежали смерти. Первым очнулся Лиан, он подошел к оркестру и попросил их сыграть гимн Природе, был такой международный гимн, музыканты сначала с непониманием и даже укором посмотрели на него, но потом стали играть. Эта музыка, одухотворяющая, прекрасная и добрая, как весенний дождь смывала грязь с дорог и улиц, оставленную после полурастопленного снега, смешанного с землей. Постепенно, сначала неуверенно, но один за другим люди стали петь, почти все знали слова гимна, ведь в Истмирре его учили еще в первом классе начальной школы. Эти слова, волнующие и правильные, были здесь и сейчас отнюдь не лишними. И пусть Яра не понимала значения слов, но она уловила мелодию, она никогда до этого вечера не слышала оркестр, никогда не слышала такую необычную для нее, красивую музыку.

Наш общий дом роднит всех нас.

Что видим пред собой сейчас?

Мы видим небо, солнца луч

выходит яркий из-за туч.

Как луч прекрасный неделим,

так должен быть и дом един.

И хоть границы есть у стран,

не знают их ни океан,

ни реки, полные воды,

ни небо, ни леса, ни дни.

Преграды для Природы нет,

да здравствует Природа, Свет!

Пусть будет ночь, пусть будет день

и на опушке полутень,

летают птицы без преград,

шумит огромный водопад.

Пусть звезды освещают ночь,

Природы царственную дочь.

Когда-нибудь мы все поймем,

что в мире общем мы живем!

Огромен мир наш и велик,

давным-давно уж он возник.

Давным-давно, наверняка,

семья людей была одна,

но дети выросли и вот

из них кто где теперь живет.

И словно в детстве всякий раз

мы ищем, что же разделяет нас,

в своей отчаянной вражде

вредим не только лишь себе.

Мы забываем общий дом,

мы разрушаем его, жжем,

мы отравляем воду, но!

Не нам одним лишь все дано!

Животных мы ведь не щадим,

и дар Природы не храним.

Преграды для Природы нет,

да здравствует Природа, Свет!

Пусть будет ночь, пусть будет день

и на опушке полутень,

летают птицы без преград,

гремит огромный водопад.

Пусть звезды освещают ночь,

Природы царственную дочь.

Когда-нибудь мы все поймем,

что в мире общем мы живем

Разрушить проще, чем хранить -

давайте этот мир любить,

ведь так чудесен этот мир,

пусть будет каждым он любим!

Придя, наконец, уже под утро домой Лиан повалился на диван в гостиной, Лора озабоченно посмотрела на него и спросила: что случилось. Скосив на нее недоуменный взгляд, Лиан не сразу вспомнил, что она была весь день дома и о том, что происходило в течении дня, ничего не знает. Но рассказывать сейчас что-либо он был просто не в состоянии, поэтому он просто попросил ее приготовить ему ванну. После того, как люди стали расходиться по домам, он отправился вместе с Юрмаевым и Астеевым в местное подразделение МСКМ, там они допрашивали пойманных террористов, неохотно, не сразу, но они все-таки начали говорить, они выдали нескольких своих подельников, которые должны были поджигать дурман-траву у входа в амфитеатр, бросая ее к ногам сотрудников управления правопорядком. Всех их также арестовали.

Лиан уже начал дремать, когда острая ясная мысль пронзила его сознание: та девочка, Яра, он ведь совсем забыл про нее! Открыв глаза, Лиан встал. Так не хотелось куда-то идти! Но, понимая свое упущение, он знал, что просто принять ванну и лечь спать он не сможет. Вся надежда сейчас на Баруну, что он не бросил ее - нет, конечно, не бросил - девочка, наверняка под его присмотром. Вздохнув, Лиан встал, накинул камзол, брошенный им на кресло и дождался, когда вернется Лора. Едва пожилая женщина показалась в гостиной, как он уже в дверях сообщил.

Лора, я кое-кого забыл. Вернусь, как только смогу.

Она даже рта раскрыть не успела, а он уже вышел. Своих охранников он отпустил по домам, так что идти искать девочку ему пришлось в одиночку. Впрочем, логично предположив, что Баруна отправится отдыхать на площадку для птиц рокха, он пошел к ближайшему курьерскому пункту. Ему повезло - один экипаж только что вернулся из-за города, куда отвозил две семьи, кучер охотно согласился отвезти мэра города, несмотря на то, что и сам он тоже устал. Через десять минут приехав на место, Лиан вышел из повозки и попросил кучера подождать его. Дойдя до калитки, Лиан позвонил в колокольчик, не прошло и двух минут, как к нему вышла молодая женщина. Сразу узнав мэра, женщина помрачнела: как она ему скажет, что свободных птиц рокха сейчас нет? Но, к счастью, господина Нисторина волновало не это.

Доброе утро. Скажите, здесь есть Баруна, это птица рокха властителя магии?

Да, он здесь.

А девочка, при нем была маленькая девочка? - с надеждой в голосе спросил Лиан.

Да, она у меня в домике. Идемте. Ее хотели забрать оба моих сменщика, но она отказалась, сказала, что останется с Баруной. Я еле уговорила ее поесть и переночевать в служебном домике. Наверно, - предположила женщина, - она боится, что не сможет общаться с нами без Баруны. Скажите, а это ведь та самая девочка? Которая говорила в амфитеатре?

Да.

Бедная! Все, кого она знала, погибли, должно быть, ей сейчас очень тяжело и одиноко.

Да, это действительно трудно представить, - согласился Лиан, поняв, что перед ним появилась еще одна проблема: у девочки нет родных, и ее надо будет куда-то, к кому-то определить.

Но к кому? Просто в приют жалко, да и жестоко это как-то: ей сейчас так тяжело, а в приюте слишком много детей, чтобы ей одной смогли уделить должное внимание. Войдя в служебный домик, Лиан застал девочку мирно спящей на небольшом жестком диване, сверху на нее заботливо накинули плед, а под голову она положила камзол Дана. Лиан осторожно потряс ее за плечо, испуганно вздохнув, Яра открыла глаза и резко села.

Яра, пойдем со мной, - сказал он на древнем языке, - я отведу тебя к себе домой.

Девочка молча покачала головой в ответ.

Нет, я останусь тут, рядом Баруны.

Но... почему? Почему ты не хочешь пойти со мной?

Потому что я больше никого не знаю.

Глупости, ты уже знаешь меня, эту добрую женщину, ты знаешь моего сына, который, наверняка, когда прилетит сюда, первым делом спросит: где ты. И мне хотелось бы знать ответ на этот вопрос. Пойдем, я хорошо знаю Баруну, он не будет против. Если хочешь, мы можем заглянуть к нему и сказать, что ты будешь у меня.

Ладно, - тихо, после полуминутного молчания сказала девочка и попросила. - Скажите пожалуйста этой женщина, что я благодарна ей за доброту.

Та улыбнулась и ласково потрепала ее по голове, когда Лиан перевел ей слова Яры. Потом они зашли к Баруне - пришлось, правда, разбудить его, чтобы все рассказать - и отправились домой к Лиану. Как он и предполагал, первое, что спросил у него Дан, когда вернулся в город, было: "А где Яра?" Он уже узнал через Юрмаева, что в городе все утряслось и все террористы задержаны, поэтому сейчас это его не так волновало. Дан прилетел уже вечером, вместе с Дамирой - Долиана они завезли домой - и решил остаться в городе на ночь.

С Ярой все в порядке, она в доме, а ты расскажешь мне, что произошло? Яра говорила, что ты должен был задержать Алвиарина.

Надеюсь, он уже мертв, - вполголоса сказал Дан.

Накануне Дан проснулся только около полудня, Дамира и Долиан к тому времени изучили уже половину замка. Князь Соболин любезно предложил ему чистую одежду сына - льняную рубашку с фиолетовой вышивкой на рукавах и на вороте и черные брюки и камзол без рукавов. Дан обещал все вернуть, но князь, конечно же, сказал, что в этом нет необходимости. Вчера оба Соболина порядком поиспугались, но сегодня, когда Дан пришел в себя и заверил их в том, что с ним все в порядке, глубоко вздохнули. Они готовы были подарить не только одежду, лишь бы оказать посильную помощь. При этом они не знали, что точно происходило в мире, но Дан за обедом в двух словах рассказал им о происходящем, Лиану он рассказал все подробно. Узнав о том, что произошло, и в особенности в Пограничном мире, Лиан побледнел, однако не успел это прокомментировать: в столовую вошла Лора, она привела с собой Яру. Увидев девочку, Дамира повернулась к ней и с интересом стала разглядывать ее. Дан улыбнулся ей и, выйдя из-за стола, подошел к ней, поманив за собой дочку.

Дамира, это - Яра. Яра - это Дамира, с сегодняшнего дня вы - сестры.

Яра недоуменно посмотрела на него, Лиан даже встал.

Я поговорил со своей женой, - пояснил девочке Данислав, - и мы решили, что так будет лучше. Конечно, никто не говорит, что ты должна забыть своих родителей, нет, ты должна помнить и любить их, и все-таки, здесь и сейчас тебе нужны помощь и поддержка старших, я и моя жена готовы их тебе оказать. Ну, что скажешь?

Она ничего не сказала, просто крепко обняла его.

Спасибо, я, правда, не обещаю тебе мирных вечеров в семейном кругу, но такое тоже бывает.

Яра улыбнулась.

Дамира, ты не хочешь показать Яре свою комнату?

Ладно, - охотно согласилась девочка и, взяв Яру за руку, добавила, - Идем!

Только недолго, Лора вот-вот подаст на стол.

Когда они ушли, Лиан медленно сел, Дан тоже вернулся на свое место. Прекрасно понимая, что Лиан просто не может не прокомментировать это, Дан не захотел, чтобы девочки услышали его комментарии, поэтому он отослал их из столовой.

Это, конечно, благородно и, наверно, даже правильно, но не поторопились ли вы? Это ведь не котенка в дом взять. Это же ребенок! И насколько я понял, она из рода Светозара, где гарантия, что в будущем она не вспомнит все то, чему ее учили в детстве?

Лиан! Она же ребенок. Вы говорите так, словно она затаила в душе план и, когда все утрясется, начнет приводить его в действие. К тому же она помимо того, что ей говорили близкие, знает и то, что говорим мы, а если учесть, что все произошедшее само по себе наводит на определенные выводы, то я не сомневаюсь в ее выборе и мнении.

Тем временем вошла Лора с подносом, не увидев детей, она пробежалась глазами по столовой и вопросительно посмотрела на хозяина.

Они скоро придут, накрывай на стол, - ответил он ей и вновь повернулся к Дану. - Надеюсь, ты прав, и все-таки я бы подождал.

Дан вздохнул.

Лиан, я наслышан о том, что все говорили и говорят по поводу того, что Гедовин живет с нами, не скрою, мне каждому второму хотелось и хочется съехать по морде. И я знаю, что и вы думали примерно также, и, возможно, думаете так до сих пор. Но тут-то совсем другое, так неужели также вы будете считать и теперь?

Э-э, прости, а что я говорил о Гедовин?

Ой, да ладно, Лиан, давайте будем друг с другом откровенны. Вы ведь говорили дяде Изяславу о своих опасениях по поводу того, что я могу влюбиться в Гедовин. Мол, жена меня на девять лет старше, вот с горя я и стану искать кого-то другого, а тут такой вариант под боком.

Краска бросилась ему в лицо, Лиан отвел взгляд в сторону.

Если вы скажете, что он мне солгал, то у меня с плеч свалится огромный камень.

Лиан покачал головой.

Я действительно опасался этого и говорил так, - вполголоса ответил Лиан, нутром чувствуя, как блеснули в глазах Дана обида, разочарование и гнев. - Но ты должен понимать, что это сам собой напрашивающийся вывод. Я ведь не злорадствовал по этому поводу, а высказывал свои опасения. И в частности переживал я больше за Амалию, для нее это стало бы настоящим ударом.

Спасибо за откровенность, - прохладным тоном сказал Дан, - честно говоря, я был вне себя, когда узнал, что вы... В общем, было желание порвать с вами всякие отношения, но потом я решил, что переносил же я подобные комментарии от других людей, перенесу и от вас. Да и Дамира вас любит, и сейчас она бы просто не поняла, почему я запретил ей видеться с вами.

Лиан коротко кивнул. Он и сам неловко себя чувствовал, особенно, если учесть, что опасения свои он высказывал не кому-нибудь, а царю Изяславу. И что только потянуло его за язык?

Ладно, забудем об этом, - миролюбиво сказал Дан. - Я улечу завтра, девочек возьму с собой.

И куда ты?

Дан вздохнул.

В столицу Тусктэмии!.. Там идет международное слушание, на котором почти каждый правитель жаждет призвать меня к ответу.

Но ты же ни в чем не виноват! - возмутился Лиан.

Это как сказать. В обязанность властителя магии входит контроль за амбициозными волшебниками, а также всякого рода деятелями, которые активно используют магию для достижения собственных корыстных целей. Как видите, я просчитался по обоим пунктам. И это правда. Не знаю только, что я могу предпринять, чтобы не допускать такого впредь. Я же не могу контролировать каждое событие в мире магии, это просто физически невозможно!

Вот об этом ты и скажи, - посоветовал Лиан. - Ты не бог, чтобы знать все. К тому же контроль за магией - это не только твоя обязанность, но и прямая обязанность МСКМ, а так же помощников камид, вот путь и повышают бдительность!

Да, но нельзя же к каждому волшебнику приставлять сотрудника МСКМ! Это тоже невозможно, нас не поймут ни маги, ни немаги. А вообще я боюсь, что все эти события, лягут тенью не только на меня, но и на Амалию. Как бы господа правители не списали все на ее положение и не потребовали сместить ее с должности. Знаю, что вы скажете, - заранее остановил его Дан, - что это правда и ей надо сейчас думать о себе и о ребенке, а не о проблемах контроля за магией, и все-таки признание ее неспособности справиться со своими обязанностями, будет большой несправедливостью, хотя бы потому, что на Северную Рдэю влияние МСКМ не распространяется, того, что там происходит, мы знать не могли. Другой разговор птицы камиды, но опять-таки, то, что кто-то в Северной Рдэе применял магию, не говорит о том, что там замышлялось нечто скверное.

Ты прав, но тогда надо поднять вопрос о контроле за магией в Северной Рдэе, поставить условие князю Мстивою.

А вы знаете, это хорошая мысль, жаль только, - помрачнел Дан, - это не вернет всех погибших в Северной Рдэе, не вернет Гая Броснова, не вернет Северину. И я никогда не смогу забыть об этом.

И не забывай, помни о них, чтобы впредь карать без промедления любого, кто также, как Алвиарин и его сподручные, захочет переделать мир под себя.

Дан печально улыбнулся.

Спасибо.

И все-таки несмотря на то, что уважаемые правители государств тоже знали о роли МСКМ, о роли помощников птиц камид, властителю магии они представили ряд обвинений, и в первую очередь то, что он не арестовал князей Мстивоя и Милия.

Но разве Милий выжил?

Да, - ответила Тиона, именно она озвучивала вопросы от всех к властителю магии, - Милий был во дворце Мстивоя, когда все произошло. Нам сообщили об этом посланцы, которых мы отправили к Мстивою. Милия буквально только что доставили сюда, и я надеюсь, вы действительно не знали о том, где он находился. Потому что иначе напрашивается вывод о вашей неспособности призвать к ответу своего родственника. Что касается князя Мстивоя, то он озвучил ваше необдуманное предложение, по которому он уже составил и объявил обращение к своему народу. В связи с этим, господин Ингоев, от имени руководителей всех стран, я хотела бы уточнить: чем вы руководствовались?

Говорила Тиона ледяным голосом и хоть прикрывалась она именем всех, этот вопрос подняла именно она, настояв на его значимости и важности.

Я посчитал это правильным. Мстивой - законный правитель своей страны, он не отрицает своей вины и сожалеет о случившемся. И об этом говорит как раз то, что он рассказал обо всем своему народу, признал свою долю ответственности. Не смотря на его участие в произошедшем, я хочу также отметить, что о своем народе он не забывал и тогда, когда договаривался с Алвиарином, последний обещал ему помощь в добыче полезных ископаемых. И к тому же внешне он, действительно, производил впечатление человека раскаявшегося, он также, как и мы все, шокирован гибелью стольких людей. Нет, пусть люди знают, что произошло, кто во всем виноват, а уж если они сочтут нужным, то пусть выбирают другого правителя. Но это их выбор, а не наш.

И все-таки, - продолжила гнуть свою линию Тиона, - вы поступили слишком поспешно, сначала вам лучше было узнать мнение международного совета.

Но, - вмешался Изяслав, - мнение международного совета не единогласно в данном вопросе.

Разумеется, - стрельнула на него глазами Тиона, - я помню об этом, но обсудить этот вопрос было необходимо. Что ж, раз властитель магии принял такое решение, мы вынуждены согласиться с ним, однако впредь, господин Ингоев, я очень прошу вас все-таки советоваться с более опытными в данном вопросе людьми.

Да, личного опыта управления государством у меня нет, - согласился Дан и тут же напомнил, - однако воспоминаний о правлении предыдущих правителей у меня предостаточно. Например, я помню, как наш с вами общий предок в целях сохранения мира, не стал разглашать тайну царя Мстислава и призывать всех наказать его, хотя должен был, согласно принятым международным соглашениям. Извините, если я посчитал этот опыт поучительным.

Не надо передергивать мои слова, Данислав! - ледяным тоном ответила ему Тиона. - Я прекрасно знаю о том, что вы связаны кровным родством со всеми правящими династиями, и что вы способны обращаться к воспоминаниям предыдущих властителей магии, просто события прошлого не всегда есть отображение ситуации нынешней.

В глазах Дана проскользнул огонек, однако он нашел в себе силы признать правоту Тионы, хотя бы внешне.

Безусловно, вы правы. Извините меня.

Вы тоже извините, если я вдруг обидела вас.

Ничего, все в порядке.

Тиона чуть улыбнулась, празднуя свою маленькую победу: она напомнила этому свалившемуся на их головы властителю магии, с которым должны были считаться правители всех государств, что он не самый главный человек в мире, и что не смотря на свое высокое положение он не праве диктовать им условия, а, сделав что-то по собственному усмотрению, он должен хотя бы отчитываться. Теперь осталось только протащить своего кандидата на трон Тусктэмии, ведь иметь своего человеку, который обязан тебе своим назначением, крайне важно в целях укрепления собственного авторитета на международной арене. В принципе последний момент понимали все, поэтому большинство руководителей стран были против кандидатов, выставленных Истмиррой и Гриальшем: слишком уж велика была опасность получить союз двух сильных государств, угрожающий более или менее равноправному международному совету. Понимал это и Дан и потому прежде, чем ему задали следующий вопрос, неожиданно для всех, кроме присутствующей здесь Амалии, предложил.

Позвольте мне обратиться к совету с предложением, - попросил он. - Я считаю, что Тусктэмия слишком долго была монархическим государством и что нынешнее положение народа в стране в чем-то схоже с положением в Союзе Пяти Мужей. В связи с этим Тусктэмии нужны яркие и решительные реформы, которые не будут бояться проводить новые выбранные руководители так же, как не боялись это делать в Южной Жемчужине Дарина и Арсенх. В общем, я предлагаю сменить в Тусктэмии строй с монархического на республиканский, естественно, все преобразования следует проводить под руководством международного совета.

Об этом Дан днем говорил с Амалией, она озвучила ему свои опасения по поводу кандидатов от Истмирры и от Гриальша. О том, что в стране этих ставленников могут не принять и, скорее всего, не примут, учитывая с одной стороны неограниченную в правах аристократию и абсолютно бесправный народ с другой стороны, они словно два разных заряда магнита, находясь на противоположных концах, не могли и не хотели понимать друг друга. Однако эта идея республиканского управления была слишком радикальной, слишком дерзкой, поэтому предложение Дана возмутило всех, включая Драгомира и царя Изяслава, последний, едва взглянув на легкую улыбку на лице Амалии понял, что это их совместное предложение. Другое дело, что слова самой Амалии могли даже не рассматриваться как предложение, а вот слова властителя магии, могли и должны были.

Почему вы ничего не сказали мне? - шепотом, наклонясь к самому ее уху спросил он.

Не успели, извините, - также шепотом ответила Амалия.

Изяслав только покачал головой и, встав, попросил слова. Нехотя, но Тиона, уже готовая прокомментировать это заявление, уступила.

Безусловно, это хорошее предложение, но ситуация семилетней давности в тогдашнем Союзе Пяти Мужей отличается от таковой в Тусктэмии. Там люди в первую очередь поверили в пришествие освободителя, а уж потом они узнавали о правах, о возможности построить другое общество. Извини, Дан, но это слишком резкий ход - я против.

Он посмотрел сначала на Дана, потом на Амалию, та спокойно посмотрела на него и молча кивнула, принимая его точку зрения. Однако с Изяславом яро не согласилась Дарина, она стала доказывать всем о пользе республиканской формы правления для простого народа, особенно если этот народ практически лишен прав, как в данный момент в Тусктэмии. Удивительно, но мнения представителей Тусткэмии никто не спросил, потому что никто не приглашал их на международный совет: согласно правилам, на совете могли присутствовать только правители и их наследники, а также руководитель международной службы контроля за магией и, конечно же, властитель магии. Наверняка, аристократы Тусктэмии сейчас бы яро стали возражать Дарине, но их здесь не было. Однако и среди правителей других стран нашлись противники этой идеи, помимо царя Изяслава. Княгиня Купава высказала свое категорическое несогласие, а княгиня Светлана напомнила всем о важности наведения порядка в стране. Что будет, если сейчас дать права и свободы тем, кто жаждет в глубине души возрождения религии Алина? Очевидно, ничего хорошего. Так как тогда они будут бороться с фанатично настроенными группами людей? Вводить международные войска?

Но, позвольте, - возразил Дан, все еще стоящий у кафедры, - эти фанатично настроенные люди могут даже не знать о том же откровении Алина, в Тусктэмии я ничему не удивлюсь. Простой народ вполне может продолжать исповедовать истинную, по их мнению, религию, но эту проблему легко решить просветительством, пусть те, кто слышал Алина, пойдут в народ и расскажут людям о том, что видели и слышали сами, заодно рассказывая о правах и обязанностях для каждого человека. А уважаемые кандидаты его величества Изяслава и ее величества Тионы контролируют эту работу, став первыми руководителями республики, все-таки первых кандидатов выбирать опасно, потом уже, когда система устаканится.

Первой слово взяла Тиона, встала и решительно заявила.

Я за, это правильная идея, и я охотно окажу любую необходимую помощь. В частности, направлю первый отряд просветителей.

Дан с немалым удивлением посмотрел на Тиону: надо же, она и согласилась! Зато Амалия и Изяслав прекрасно понимали: почему она так ответила. Во-первых, Тиона хотела выставить отличную от царя Изяслава точку зрения. А во-вторых, она все-таки получала своего человека в правительстве Тусктэмии и заочный союз с большой страной, богатой ресурсами: совсем недавно мастерская инженеров-волшебников изобрела магический механизм, который мог заменить лошадей, сделав повозки самоходными. Материалы для механизма добывались в карьерах в глуби Тусктэмии, а если, в связи с переустройством страны, начнется неминуемый передел собственности, то приближенные ей люди смогут получить контроль над теми источниками, а значит, они разбогатеют, обретут влияние, а в конечном итоге она станет более влиятельной и значимой фигурой на международной арене, она, а вместе с ней и весь Гриальш. О последнем так или иначе подумали все и выразили свое несогласие с предложением властителя магии.

Рискованно это, очень рискованно! - заключил общую мысль царь Изяслав.

И все-таки после нескольких часов ярых споров и обсуждений, решено было принять решение о смене строя в Тусктэмии. Дан искренне понадеялся, что на этом фоне все просто забудут о последних событиях и не станут его ни о чем расспрашивать, но он ошибся. До позднего вечера он рассказывал детали плана Алвиарина, о том, как была уничтожена колонна и сам виновник произошедшего. К великому удивлению Дана, никто не стал осуждать его, как и Лиан, все единогласно решили усилить работу МСКМ, расширив ее влияние и на Северную Рдэю, а также детальнее и внимательнее изучать записи камид. Заседание длилось до одиннадцати часов, когда Дан и Амалия пришли, наконец, в отведенные им комнаты, Дан буквально повалился на диван.

Что с тобой? - встревожилась Амалия.

Я устал как собака. Может, это еще и последствия того ранения и яда - спать смертельно хочется. Не переживай, завтра все пройдет.

Амалия села на краешек дивана и взяла Дана за руку.

Останешься здесь?

Да, накинь на меня что-нибудь, ладно?

Ладно, сейчас.

Амалия наклонилась к нему и поцеловала, потом встала и принесла из спальной - а они занимали три комнаты - плед и подушку, к тому времени Дан уже спал.

Едва Амалия успела накинуть на него плед и положить под голову подушку, как в дверь постучали - это был царь Изяслав. Коротко взглянув на Дана, он вопросительно посмотрел на Амалию.

Он же был серьезно ранен позавчера, а до этого его едва не отравили. Чего тут хотеть!

Конечно, пусть спит. Впрочем, идея с республикой все равно, надо полагать, была твоя, так что мне нужна ты, а не он.

Я уже подумываю над тем, чтобы разбудить своего защитника.

Да я не ругать тебя пришел, - улыбнулся Изяслав, - просто хотел обсудить это. Как тебе вообще такая идея в голову пришла?

Ну, я вчера не могла уснуть и много думала над тем, что кандидат от Истмирры и кандидат от Гриальша, это в первую очередь выдвиженцы и ставленники Истмирры и Гриальша. В совете и так невооруженным глазом видно ваше с Тионой противостояние, и мне стало страшно, если это противостояние усилится союзом с Тусктэмией.

Тут не могу не согласиться с тобой, и все-таки это очень рискованно.

Изяслав сел за стол у окна, Амалия села напротив него. В этот момент из спальни вышла Дамира, она была уже в пижаме, но почему-то еще не спала.

Мама! Дедушка! - девочка подошла к Амалии и обняла сначала ее, а потом царя Изяслава.

Привет, ты чего не спишь? - спросила Амалия, усадив дочь на руки. - Я ведь просила Гедовин проследить за этим.

Я уже засыпала, но услышала ваш голос. Я соскучилась! - сказала она, прильнув к матери.

Хитрюга! Знаешь, как давить на маму! А Яра спит?

Да, она плакала вечером очень сильно, Гедовин ее еле успокоила, потом дала ей какой-то настой, и Яра уснула.

Ясно. Ты тоже давай иди спи, папа вон уже спит, а ты все еще ходишь.

Может, если мама тебя уложит, - предложил Изяслав, - тебе захочется спать?

Ну не знаю, наверно, - протянула девочка.

Амалия посмотрела на него, он кивнул.

Иди, иди, я подожду.

Пока Амалия укладывала девочку спать, он попросил одного из стражников дойти до кухни и распорядиться, чтобы им принесли что-нибудь перекусить. Дверь он оставил открытой, чтобы слуга потом не стучался, а они с Амалией могли услышать его приближение. Увидев, что дверь приоткрыта, Амалия уже хотела пойти закрыть ее, но Изяслав негромко сказал.

Это я так оставил, сейчас нам принесут перекусить.

Перекусить? Это хорошо, а то в моем положении есть все время хочется, так что спасибо.

В твоем положении, моя дорогая, дома сидеть надо, а не мировые вопросы решать!

А что я такого сделала? Почти ничего!

Изяслав тихонько рассмеялся.

Ну, конечно. Совсем ничего. Ладно, решено, так решено. Давай подумаем над тем, как можно претворить в жизнь твой невероятный план по смене режима в Тусктэмии. Только у меня к тебе большая просьба на будущее: не смещай меня с престола, ладно? А то я тебя уже бояться начал. Сначала одна страна, теперь другая.

Амалия широко улыбнулась.

Ну, до этого, думаю, не дойдет. Только я все-таки ответственна за одну страну, что касается Тусктэмии, то официально это было не мое предложение.

Они разговаривали до поздней ночи, было уже больше часа, когда Амалия, наконец собралась идти спать. Она подошла к светящимся камням и стала стряхивать их один за другим. Мельком взглянув на Дана, она словно почувствовала что-то неладное. Подойдя к нему, она коснулась его лба - у него была высокая температура, что само по себе уже звучало как нечто невероятное. Быстро поставив светящийся камень на тумбочку, Амалия вышла в коридор и направилась к Миранде. Пришлось долго стучать.

Кто там?

Это Амалия, открой пожалуйста.

Что-то случилось?

Да, ты можешь пойти со мной?

На ходу она рассказала ей, в чем дело. Для Миранды это было все равно что снег на голову - властитель магии по определению не мог болеть, и, если он чем-то болен, что не может исцелить даже магия, то чем она сможет помочь? Уже чувствуя на себе расстроенный и недовольный взгляд Амалии, она заранее расстроилась сама. Когда же она коснулась пальцами висков Дана и поняла, что с ним, ей стало страшно.

Ну?

Я не понимаю, как такое возможно, но что-то есть внутри него, чужеродное, может, это какой-то яд или еще что, я не знаю.

Это яд, - почти шепотом сказала Амалия, - в каком он сейчас состоянии, насколько все плохо?

Все не критично, но если так пойдет и дальше, то, думаю, ничего хорошего из этого не выйдет.

Я поняла, спасибо, что пришла.

А куда ты?

Кажется, я знаю того, кто может помочь.

С этими словами Амалия вышла из комнаты, оставив Миранду в явном недоумении. Меж тем Амалия стремительными шагами дошла до Баруны, который, пользуясь особыми привилегиями, находился во дворце в зале, где иногда проходили конные выступления под музыку. Она еще не дошла до него, а Баруна уже проснулся от странного шума посреди ночи.

Баруна, извини, что разбудила, но я вынуждена просить тебя срочно лететь за этим Долианом.

А-а, хорошо.

Ничего не понимая, Баруна все-таки встал, встряхнул головой и расправил крылья.

Через сколько часов примерно ты вернешься?

Если он дома, то через часов пять.

Я буду ждать вас здесь. Лети!

Баруна хотел спросить: "Да что случилось-то?", но взглянув в взволнованное лицо Амалии, решил, что это может подождать. Он открыл деревянные двери и вышел на улицу, быстро оттолкнулся от земли и взлетел. Ночь была теплая, тихая и спокойная, если бы не странная просьба Амалии, Баруна с удовольствием бы свободно полетал, слетал бы к лесу и поохотился, но просто так она бы его о таком не попросила, значит, что-то, действительно случилось.

Когда ночью, уже под утро в дом Долиана кто-то постучал, дверь открыл отец юноши, в руках он держал длинный меч, при виде которого Баруна попятился.

Ой, простите, но мне нужен Долиан.

Он же только прилетел вчера, имеет он право отдохнуть, в конце концов? - сварливо произнес мужчина, но потом все-таки сказал. - Сейчас, подождите.

Через пятнадцать минут вышел Долиан, одетый в форму МСКМ, он, как и отец, решил, что его срочно вызвали на службу, но, увидев Баруну, он удивленно спросил.

Баруна? Ты? Но что ты здесь делаешь?

Госпожа Амалия прислала меня за тобой, сказала, что медлить нельзя, так что садись.

Ладно, хорошо.

Как и обещала, Амалия ждала их в том же зале. Почти все это время, пока Баруны не было, она сидела подле Дана, и сюда вернулась только минут пятнадцать назад. От волнения Амалия уже не могла ни сидеть, ни стоять, она просто ходила взад и вперед, отсчитывая уже не первый десяток шагов. Увидев Баруну, она шепотом произнесла.

Ну наконец-то!

Конечно, она знала, что Баруна слетал так быстро, как только смог, но она слишком переживала. Едва молодой человек спрыгнул на землю, она коротко его поприветствовав, сказала сразу.

Идем! - уже на ходу, она обернулась и все-таки поблагодарила Баруну за скорую помощь. - Спасибо, Баруна.

Да что случилось-то!

Тот же вопрос волновал и Долиана, к счастью, ему Амалия все объяснила, когда он услышал, зачем его вызвали, ему стало не по себе. Да, конечно, Данислав объяснил ему, как нужно доставать врожденный недуг из организма, но это, это яд, а не болезнь! Врожденная болезнь - это нарушение, сбой в работе организма, но не инфекция. И все-таки Амалия попросила его попробовать. К тому времени Миранда все еще оставалась в комнате, она так и не пошла спать. Когда вошла Амалия, она сидела на стуле у дивана.

Проходи, Долиан, это Миранда - она лекарь его величества.

Сначала глава МСКМ, теперь лекарь его величества - Долиану стало не по себе от того, что он общался с дамами, занимающими столь высокое положение, вновь он испугался от того, что от него хотят того, что он сделать вряд ли сможет.

Я знаю, это совсем другой случай, - словно читая его мысли, сказала Амалия, - но Дан рассказал мне, что он как бы вытащил из тебя недуг, вот я и подумала, вдруг ты сможешь вытащить из него эту гадость. Он говорил тебе, что его несколько дней назад едва не отравила лиана мести?

Нет, не говорил.

Тогда я поясню: в основе лианы мести была кровь первого властителя магии, Радомира, его брат Светозар превратил себя в оружие мести, способное разрушить и уничтожить того, кто связан с Радомиром заклинанием крови так, как Дан. Кровь Радомира была своего рода определителем, на кого нападать. По листьям лианы мести священнослужители определяли потомков Алина Карона. Я думаю, частицы этого яда остались в Дане, иначе что еще это может быть? Если так, то ты можешь попытаться извлечь его. Пожалуйста, Долиан, хотя бы попробуй.

Да, да, конечно, я...попробую.

Долиан сосредоточился и дотронулся пальцами до висков Дана так, как его учили на уроках оказания первой помощи. Теперь надо было только оценить состояние больного и понять, что не так. Однако, почти сразу Долиан сам себя остановил - нет, надо попытаться найти тот недуг, сделать так, как и сказала Амалия. Для этого надо было настроиться на то, что работало не так, но, едва Долиан коснулся сознания Дана, как с ужасом отдернул от его головы руки и соскочил с дивана.

Что? Что такое? - сразу спросили Амалия и Миранда почти что в один голос.

Это - не яд, это Северина, я не знаю, как это объяснить, но я почувствовал ее присутствие.

Что? - недоуменно переспросила Амалия. - Но Северина погибла!

Я знаю, я сам, - Долиан сглотнул, - я сам похоронил ее. Но это она, клянусь вам.

Так, значит, она, ее сознание, или ее душа, я не знаю, что, находится сейчас внутри Дана?! Это безумие какое-то!

Долиан ничего не ответил, но его взгляд говорил сам за себя, он тоже с трудом во все это верил.

Ладно, Долиан, попробуй еще раз, если ты понял, что это Северина, значит, ты можешь попробовать как-то поговорить с ней, знаю, звучит безумно, но выбора нет.

Хорошо, я попробую, но ничего не обещаю, уж простите.

Долиан вновь приложил пальцы к вискам Данислава, для начала он решил достучаться до сознания властителя магии, может, он сам подскажет ему, что делать. Перейдя в состояние, близкое к трансу, Долиан оказался на высокой горе, вокруг него была сплошная пустота, дул сильный ветер, не сразу привыкнув к окружающей обстановке, он еще раз посмотрел вперед - ничего, потом повернулся и увидел лежащую на земле Северину. Если бы Долиан в глубине души не понимал, что это все не настоящее, то он бы ужаснулся. Подойдя к ней, он опустился на корточки и коснулся ее лица.

Северина, ты слышишь меня?

Она не слышит тебя, Долиан, - донесся до него голос Дана, - но я рад, что ты пришел, ты должен помочь мне.

Помочь? - Долиан огляделся по сторонам и увидел Дана, который словно возник из воздуха.

Понимаешь, Северина - не просто необычная волшебница, она царица теней - своего рода выражение воли магии, она не просто так чувствовала свою связь с магическими опорами и сердцем мира.

Это очень сложно понять, но как, как она оказалась здесь? И вы в курсе, что с вами происходит?

Не совсем, но сейчас это неважно. Когда я проснулся на следующий день в доме князя Соболина, я плоховато чувствовал себя, это было странным, потому что обычно магический сон полностью исцелял меня. Но я решил, что это последствия того отравления, все-таки лиана мести едва не убила меня. Однако причина была не в этом. Северина погибла, но ее сознание осталось жить, если бы царицу теней убили в Реальном мире, то она бы, действительно, погибла, но ее убили в мире Пограничном, поэтому ее сознание осталось существовать. Я и она, мы особым образом связаны с магией, к тому же во мне есть частица магии царицы теней. Северина звала меня, состояние у меня было примерно такое же, как семь лет назад, когда ронвельды атаковали мое сознание. Сначала я просто старался отстраниться от непонятного чувства, а потом во сне провалился вглубь магических опор. Там я не просто ощутил присутствие Северины, я понял, что она не умерла, тогда я вытащил ее из толщи опор, и теперь она внутри моего сознания. В свое время я смог заключить сознание Алина Карона в медальоне, упрощенной версии капсулы перемещения, чтобы его душа могла потом на время переселиться в чье-то тело. Но мы с тобой можем создать призрака, тогда Северина навсегда останется в Пограничном мире и станет его хранительницей.

Но, господин, я не знаю, что делать.

Дан улыбнулся.

Я знаю, просто помоги.

Смотря на то, как Долиан застыл, Амалия не могла дождаться, когда же все закончится, когда они оба откроют глаза и скажут, что все в порядке. Но прошел целый час, и ничего не изменилось. Амалия не находила себе места, ее волнение полностью сместило с первых планов ощущений усталость. Она сидела в кресле и невольно вздрогнула, когда в комнату вошел Изяслав, он встал буквально полчаса назад и, как только узнал, что происходит, сразу пошел сюда.

Ну что? - спросил он с порога.

Ничего, - почти со злостью ответила Амалия. - Он сидит так уже час, - сказала она, указывая на Долиана.

Изяслав покачал головой.

Как же так, мы ведь вчера были рядом и ничего не заметили!

Я бы, может, тоже не заметила, но меня словно кольнуло что-то, подойти и посмотреть.

Изяслав подошел к ней и положил руку на плечо.

Не переживай, он сильный, и со всем справится.

Амалия молча кивнула, продолжая смотреть на Долиана. Последний вдруг шевельнулся, Амалия чуть подалась вперед, уже не зная, показалось ей это или нет. Изяслав и Миранда тоже посмотрели на Долиана - нет, им не показалось, он, действительно пошевелился, в следующее мгновение он открыл глаза и повел плечами.

Зараза! - сварливо произнес он, вставая с дивана. - Все тело затекло.

Амалия тут же встала и подошла к нему. Дан тоже открыл глаза и привстал.

У тебя получилось! - воскликнула Амалия.

У нас получилось, - поправил ее Дан. - Мы только что создали призрака. Призрак Северины, она стала хранительницей Пограничного мира.

Амалия не понимала, о чем он говорит, но это для нее было сейчас абсолютно неважно. Она обняла Дана и, с трудом сдерживая слезы, шепотом сказала.

Не пугай меня так больше, пожалуйста!

Не смотря на то, что о произошедшем никому специально не рассказывали, все так или иначе узнали о молодом человеке, который помог самому властителю магии. Многие обитатели и гости дворца хотели посмотреть на него. А он сам хотел смотреть лишь на одну девушку, которая так ему понравилась! Она сейчас что-то говорила, но он не слушал ее, только смотрел и удивлялся, почему он раньше ее не встретил, они ведь вместе учились в царской академии, хоть и с разницей в один год, но все-таки.

Ты вообще меня слушаешь?

А? Что? Да, да, я слушаю, так что ты там говорила?

Гедовин снисходительно вздохнула.

Я говорила тебе о том, что не знаю, что мне делать. Извини, наверно, я зря разоткровенничалась с незнакомым человеком, просто мне очень нужен совет, и как раз постороннего человека, потому что все близкие говорят только одно: "Мы согласимся с любым твоим выбором, главное, чтобы тебе было хорошо". Но я реально не знаю, что мне делать дальше. Пойти служить в МСКМ, если да, то где: в Рувире, в Даллиме или в Южной Жемчужине, еще я хотела бы поехать восстанавливать Чудоград, или же лучше начать работать в Велебинском Посаде?

Поступай к нам, на службу в МСКМ в Даллиме, у нас отличный коллектив, и тебе все будут рады!

Ты думаешь? Но ведь Рувир мой родной город. И в Чудограде сейчас нужны волшебники.

Нет, поступай к нам, - попросил Долиан, - тебе понравится, а наших волшебников, если надо, в Чудоград и так отправляют.

Правда? - обрадовалась Гедовин. - Что ж, спасибо, я пожалуй, так и сделаю.

Вечером того же дня Дан спустился на цокольный этаж и попросил стражников отвести его к госпоже Тарутиной. Когда он вошел, она сидела на койке, подобрав под себя ноги. Коротко взглянув на Дана, она крайне удивилась ему и сразу встала на ноги.

Добрый вечер, госпожа Аглая, - вежливо сказал Дан и даже слегка поклонился. - Вы позволите ненадолго вас потревожить?

Что тебе нужно? - напрямую прохладным тоном спросила Аглая.

Я хотел бы кое-что предложить вам, вы согласны меня выслушать?

Аглая с минуту просто смотрела на него, потом утвердительно кивнула.

Говори.

Спасибо, - поблагодарил ее Дан и сел на стоящий посередине камеры стул, Аглая тоже села.

Госпожа Аглая, Амалия рассказала мне о вашей просьбе, по поводу того, что вы хотите служить в храме. Я думаю, это можно осуществить. Но в обмен на это вы должны пообещать мне, что не станете строить никаких коварных планов, угрожающих стабильности и порядку в мире.

Мне уже вынесли обвинение в заговоре против царя, теперь меня ожидает только приговор. Так как же ты сможешь обойти его?

Я - властитель магии, на международном совете мое слово имеет такое же значение, как и единогласное решение всего совета. Конечно, мое слово не равно приказу, с ним могут согласиться, а могут не согласиться, но если я поручусь за вас, то совет уступит, рано или поздно. Это вопрос времени.

Хм! Поручишься, значит, если я начну строить планы по возрождению религии Алина, то тебя покарают за то, что ты дал свободу такому опасному человеку, как я? Мне это нравится.

Ну я не совсем идиот, поэтому я попрошу наблюдать за вами, это конечно, не очень приятно, но всяко лучше, чем отбывать наказание в рабочих отрядах.

Аглая долго молчала, но Дан терпеливо ждал.

Зачем тебе это?

Возможно, вам неприятно это будет услышать, но вы мне не чужая, какие бы отношения у вас не были с дочерью, но она моя жена и мне небезразлично, что будет с вами.

Аглая вновь с минуту молчала, потом внимательно посмотрела на него и сказала.

Надеюсь, ты понимаешь, что это ничего не изменит? И из-за этого я не стану менять свое отношение ни к тебе, ни к Амалии?

Да, я прекрасно все понимаю, в этом мы с вами как раз похожи.

Аглая вопросительно посмотрела на него.

Мой отец, будучи мимолетно влюбленным, воспользовался слабостью моей матери, и провел с ней несколько ночей... Моя мама умерла при родах, оставив меня с отчимом, прекрасно знающем о том, что я не его сын. Много позже судьба свела меня с родным отцом, он ... раскаялся в том, что сделал, но я все равно не могу простить его, потому что знаю, что он виноват. Иногда мне хочется обнять его и назвать отцом, но я сразу же вспоминаю о маме, и ничего кроме злости в душе не остается. Вы злы на Амалию потому, что она не пошла вашим путем, более того, она к вашему выбору отнеслась не просто отрицательно, а пренебрежительно. И вы никогда не сможете ей этого простить, даже если порой хочется забыть все и просто крепко обнять ее. Мы сложные люди, таких не любят. Так, мы договорились?

А что Амалия по этому поводу думает?

Она сказала, что доверяет мне.

Аглая не сводила с него глаз, разные чувства сейчас роились внутри нее, наконец, она сказала.

Мы договорились, Данислав. Я даю слово, что не стану строить никаких планов по свержению мирового правопорядка.

Дан улыбнулся.

Я рад.

И, - Аглая отвела глаза в сторону, - у меня есть еще одна просьба.

Да?

Я хотела бы... встретиться с внучкой. Безусловно, ты можешь быть рядом, - тут же уточнила Аглая, - и я пойму, если ты откажешь.

Амалии это не понравится, - медленно произнес Дан, - но я поговорю с ней.

Значит, ты не против? - Аглая вновь удивилась, уже начиная видеть подвох в словах зятя.

Нет, у вас есть право встретиться с Дамирой, и я не буду препятствовать вашей встрече и присутствовать на ней тоже. Только одно уточнение, с Дамирой будет Яра, эта девочка единственная из рода Святозара, кто выжил после взрыва колонны.

Но Амалия говорила, ты уничтожил колонну, так ты что просто взорвал ее?

Нет, - честно и спокойно ответил Дан, - но и говорить, что я уничтожил колонну, неправильно.

И он рассказал ей о том, что из себя представляла колонна, как она была создана, как он, пользуясь помощью всех магических существ, устранил угрозу для магических опор, и что натворил тот взрыв. Слушая его, Аглая все больше мрачнела, конечно, она могла не верить ему, но сейчас она определенно знала: он не лжет, и все это правда.

Яра теперь моя дочь, - закончил свой рассказ Дан, - а значит, и ваша внучка тоже.

Но... Разве она не из рода Святозара, ты не боишься, что она причинит вред тебе и твоей семье?

Нет, - с твердой уверенностью в голосе ответил он Аглае и рассказал, что произошло после взрыва, как была предотвращена трагедия в Рувире и какой вклад в это внесла Яра.

Заодно Дан рассказал Аглае о Северине, о ее гибели и частичном воскрешении, а также об истинных планах Алвиарина. Услышав о том, что Алвиарин хотел лишь обрести власть, получить контроль над волшебниками, она с грустью опустила глаза: ею всего навсего манипулировали, завлекая идеями, ради которых она готова была идти на все, и которые для самого Аливиарина ничего не значили. Это было унизительно, обидно до глубины души и просто неприятно! А ведь когда-то давно религия помогла обрести ей смысл жизни, дала дом, веру и душевное спокойствие. Ничего этого у нее не было в ее взрослой, замужней жизни, разве что в детстве она была счастлива. Развенчание религии стало для Аглаи настоящим ударом, а план Всеволода дарил надежду на восстановление правильного, как ей казалось, распорядка вещей. Покачав головой, она с минуту молчала. Дан понимал, что Аглая может не поверить ему, но все-таки надеялся на ее благоразумие, ведь ему незачем было лгать, и она должна была понимать это.

Знаешь, - наконец, сказала она, - я пожалуй, останусь здесь до решения суда, а потом приму то наказание, которое мне назначат.

На этот раз Дан удивленно посмотрел на нее.

Но... я не понимаю! Я думал, вы хотели вернуться в храм. О, нет! Вы, что думаете, я все это выдумал?

Аглая молча покачала головой.

Тогда...

Ты говорил, что эта девочка, Яра, смогла сделать выводы, так почему их не могу сделать я? - грустно, почти шепотом ответила Аглая.

С минуту они оба молчали, наконец, Дан встал и внимательно посмотрев на Аглаю, сказал.

Считайте, что суд уже состоялся, и вот вам его решение. Вы отправитесь в Рувир, найдете себе какое-нибудь занятие и попробуете все начать заново. Знаю, вы можете сказать, что начинать что-либо уже поздно и невозможно, но на самом деле невозможно только исправить прошлое, но в ваших силах создать будущее. В Рувире вы сможете видеться с Дамирой и Ярой, пересекаться с Амалией вы не будете, потому что мы иногда оставляем Дамиру у Лиана.

Лиан это?..

Мой отец.

И он не будет против?

Не будет, я поговорю с ним.

Аглая вновь посмотрела на него, внимательно и изучающе, она не до конца понимала, зачем ему все это, зачем так помогать ей, брать на себя такую ответственность. Тем более после всего, что она сделала, с чем соглашалась, когда Всеволод только строил свои планы.

Знаешь, - сказала она после долгого молчания. - Амалии очень повезло иметь такого мужа. Я знаю, она плохо думала о замужестве из-за своего отца, и, возможно, не относись он так ко мне, я бы не отдала себя всецело религии. Так что... мне странно такое говорить, но я рада за дочь. И спасибо тебе.

Конец первой части второй книги.


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"