И.О.Шик: другие произведения.

Ветхая кровь

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История двух последних потомков одного старого семейства и их непростых отношений с древними семейными тайнами

  Глава 1.
  
  ....Никакая цель не высока настолько, чтобы оправдывала недостойные средства для ее достижения...
  Альберт Энштеин.
  
  
  
   Небольшая гостиная была убрана в серо-красной гамме. Мягкие серые уютные кресла, журнальный столик с чашкой недопитого кофе на нём. На стенах висели несколько картин в позолоченных рамах.
  Служанка, не торопясь, переходила от одного зеркала к другому и снимала с них чёрную ткань. При этом она изредка презрительно покачивала головой. Не нравился ей этот дом, его хозяева и особенно их обычаи. Ох, не нравился...
  Она давно нашла бы другую работу, но здесь её удерживало одно обстоятельство - высокое жалование. Женщина в очередной раз покачала головой, снимая с ещё одного зеркала чёрный бархат. Уже два часа, как пышная, одетая во всё черное процессия вернулась с кладбища. Прощальный ужин проходил в столовой, так что в гостиной в этот час никого не было. Она подошла к большому старинному комоду, над которым висело очередное зеркало. Ей впервые показалось, что их слишком много для одной комнаты.
   Когда чёрная тряпица сползла с зеркала, служанка, невольно заглянув туда, обомлела.
  Одну бесконечную секунду на неё из зеркала смотрел мужчина. Ярко- чёрные глаза впились взглядом в неё, заставив готовый сорваться крик застрять в горле беспомощными хрипами. Властный взгляд захватил её, черный бархат выпал из ослабевших рук.
  Мужчина исчез. Женщина вздохнула: она даже не заметила, когда задержала дыхание. Горло отпустило, но кричать было уже поздно. Тем более хозяева - люди строгие, и дисциплина среди прислуги была великолепной. Правда, даже им не удалось заглушить осторожных шёпотков о приведениях, которые якобы обитали в доме.
   Древний род, тысячелетняя история - ещё бы не было приведений! Она снова и снова пыталась восстановить в памяти портрет мужчины, чтобы потом во всех деталях описать его другим слугам. Женщина совершенно забыла о своих обязанностях, и на нескольких зеркалах так и остался висеть бархат.
  С лестницы, которая вела на верхние этажи, послышались голоса. Кто-то спускался и при этом громко спорил: женский глуховатый, слегка картавящий и мужской баритон.
  - Джейсон, я не буду слушать эти глупости...
  - Придётся,- чуть повысил тон мужчина, отчего их стало ещё лучше слышно внизу.
  - Я думала, что ты выше этих дурацких обычаев,- презрительно ответила девушка, первой ступая в комнату.
  Служанка оглянулась в их сторону. Брат с сестрой прошли мимо, направляя в сторону столовой, продолжая разговаривать и совершенно не замечая женщину, которая застыла при их появлении.
  - Моник, как ты смеешь так отзываться о собственной семье? - в тоне парня явно не хватало праведного негодования, что при этом отнюдь не мешало огромному количеству сарказма находящемуся там же.
  Девушка в этот момент проходила мимо того комода, над которым висело "проклятое" зеркало. Она остановилась и, так как он был достаточно высокий, она свободно опёрлась о него. Сейчас в зеркале кроме отражения длинных угольно-черных волос мисс Мастерс ничего не было. То ли призраку не нравилась девушка, то ли зеркало, наконец, решило побыть просто зеркалом. Джейсон тоже остановился напротив неё.
  - Да как ты смеешь говорить мне, что я теперь, после смерти родителей, должна...
  Тут она наткнулась взглядом на служанку. Та всё ещё стояла на месте, смотря на новых хозяев. "Только похоронили родителей, тела не успели остыть, а уже ругаются" - подумалось ей.
  - Что тебе здесь надо, Кларисса? - обратился Джейсон к служанке.
  - Я убираю "траурную мишуру", как вы выразились,- язвительно отозвалась она,- по вашему приказанию.
  - Уйди отсюда,- повелительно бросил Джейсон, - потом доделаешь.
  Кларисса с радостью ушла в направлении кухни. Ей было о чём рассказать слугам.
  - Ты когда-нибудь поплатишься за своё обращение с ними,- обронила девушка, смотря в след уходящей служанке.
  - Мне плевать,- молодой человек сел в одно из мягких серых кресел, я им плачу деньги, значит, могу обращаться с ними как хочу.
  Девушка слегка покачала головой в знак неодобрения. Она внимательнее посмотрела на брата. В своём элегантном чёрном пиджаке, с тёмно-карими, почти чёрными, глазами и аристократической внешностью - он напоминал ей большого волка, по какому-то капризу природы попавшего в эту гостиную.
  - Так о чём мы говорили? - он внимательно, оценивающе смотрел на неё,- ах, да...
  Он улыбнулся, наслаждаясь эффектом. Её слегка передёрнуло.
  - Давай обсудим это потом, - попросила Моник,- не сегодня. Не в день похорон родителей...
  - Ой, только не говори, что ты очень страдаешь из-за того, что они отправились в ад,- он хмыкнул.
  Это было правдой. Девушку смерть родителей, которые вспоминали о том, что у них есть дети раз в год, не особо расстроила. А Джейсона так даже порадовала. Ведь теперь он стал наследником огромного состояния Мастерсов. И их титула.
  - Я, действительно, не страдаю, но...- она не смогла бы объяснить своего состояния даже себе. "Это первые похороны в моей жизни, поэтому мне так не по себе" - решила она.
  - Мне всё равно, что там с тобой,- он развалился в кресле,- но будущее семьи я хочу обсудить уже сегодня.
  Моник знала традиции клана, но никогда почему-то не думала, что эти традиции касаются и её. Так, когда Джейсон впервые наверху сказал, что ей нужно выйти замуж один из особенно мерзких обычаев предстал перед ней во всей своей "красе".
  - У нас нет ни одного двоюродного брата, - девушка лихорадочно искала спасения,- чтобы я могла выйти замуж.
  Её далёкие предки когда-то решили: чтобы сохранить всё состояние семьи, нужно просто основывать семьи внутри клана. Так её мать была замужем за своим кузеном, а её бабушка родила свою дочь от родного брата. Отцов основателей мало волновало, что через десяток поколений клан просто вымрет.
  - Ну, тогда,- медленно произнёс Джейсон,- это легко решить. Ты выйдешь замуж за меня.
  
  ***
  
  Кларисса быстро прошла в кухню. Кухарка и ещё несколько слуг обернулись.
  - Мэри, - обратилась она к кухарке,- что я сейчас видела...
  И она быстро рассказала им про призрака в зеркале. Женщины поражённо молчали.
  - Тебе, наверное, почудилось,- отмахнулась от неё Мэри, немолодая дородная женщина.
  - То-то и оно, что не почудилось!
  Мэри рассмеялась. Она не верила в призраков и подобную чушь. Тем более, что она работала в этом доме сорок лет и ни разу не видела ничего подобного. Женщина тут же отметила это Клариссе.
  - Где же тебе увидеть! Ты из кухни не вылезаешь! - Кларисса упорно стояла на своём.
  - Хорошо,- разозлилась Мэри,- и как он выглядел?
  Кларисса описала всё, что могла вспомнить.
  Неожиданно Мэри принялась хохотать. Она хлопала себя руками по бёдрам и безудержно смеялась.
  - Ой,- отсмеявшись, сказала Мэри,- Кларисса, ну ты и паникёрша.
  - Что? - женщина насупилась.
  - Ты хоть обернулась, когда увидела этого мужчину?- Мэри уже спокойнее рассмеялась.
  - Нет.
  - А если бы обернулась, то увидела его снова! Ты забыла про портрет лорда Мастерса? Он же, как раз напротив зеркала!
  Кухня зашлась в хохоте. Кларисса тоже рассмеялась скорее за компанию. Её всё ещё не покидало странное ощущение, хотя страх уже прошёл.
  Кухарка и прочие слуги стали перемывать косточки новым хозяевам.
   Она подошла к окну. Отдёрнув кружевную шторку, женщина посмотрела на небольшой парк, окружавший великолепный старинный особняк, в котором они жили.
  Кто разбил его около дома, не знали, наверное, даже Мастерсы. Просто он был тут всегда. Маленькие аллейки, пара скамеек, кое-где цветы, которые по приказу мисс Мастерс посадил садовник. И сама мисс Мастерс...
  Кларисса отскочила от окна, как ошпаренная. Девушка стояла посреди одной аллейки и смотрела прямо на Клариссу. Шторка медленно опустилась на место.
  Женщина неожиданно для себя перекрестилась. Девушка сразу не понравилась Клариссе. Она так высокомерно держала себя, в тот памятный день, когда служанка впервые пришла в этот дом.
  Её передёрнуло. Надо уходить отсюда,- подумала горничная.
  
  ***
  
  Моник вышла из дома. Джейсон шёл за ней. Он кричал:
  - Моник, ты предательница рода!
  - Ты бы ещё громче это крикнул,- огрызнулась она,- гости, которые сейчас сидят в столовой, не всё услышали!
  - Мне плевать на них!
  - Конечно, ты же теперь лорд! - девушка повернула в направлении парка, чтобы увести брата подальше от любопытных ушей.
  - А ты общаешься с этими нищими бедняками! - его лицо исказилось. Он был чрезвычайно зол.
  - Пытаюсь, - Моник направилась к любимой скамейке,- но ты отпугиваешь людей!
  - О,- он оскалился,- конечно, как же его там... Марк? Я не ошибся...
  Она остановилась. Это был удар ниже пояса.
  - Тише ты,- прошипела она, как будто пресловутый Марк мог их услышать.
  - Правда глаза колет? - спокойно поинтересовался Джейсон. Он всегда успокаивался сразу же, как только доводил её.
  - Я же не припоминаю тебе всех твоих шлю...
  - Сама сказала,- перебил он её,- это всего лишь шл*хи. А твой Марк, это как его, большая и чистая любовь, да?
  Она рассмеялась. Джейсон нахмурился. Он всё никак не мог понять, что заставляет Моник таскаться за этим бедняком. Ни деньги, ни любовь, да и красотой Марк явно был обделён. Врятли Моник интересует его ум. Если он у него, конечно, есть,- злорадно подумал он.
  - Не мели чепухи, Джейсон,- она тоже успокоилась,- если пытался уколоть меня побольнее, то лучше бы сказал про мамино ожерелье...
  Мир был восстановлен, хотя бы на время. Они принялись обсуждать завещание матери, по которому графиня Мастерс оставила ожерелье своей сестре. Моник, которая считала, что ожерелье принадлежит ей, была глубоко обижена тем, что оно уплыло из её рук.
  Тема замужества была оставлена. Ни один из них не торопился. Они были ещё так молоды.
  Джейсон отстал от неё на очередном повороте дорожки. То ли у него были какие-то дела, то ли он вспомнил о чём-то важном, но парень оставил её одну и быстро пошёл к дому.
  Дорожка вывела Моник к дому с другой стороны. Прямо напротив неё были окна кухни. Тяжёлые чугунные решётки с причудливой вязью на окнах и мягкие кружевные шторки скрадывали ощущение массивности и величественности дома. Эти шторы она покупала сама, когда год назад ей захотелось сделать дом уютным. Потемневший от времени камень, которым был облицован дом и поросшие мхом деревья парка оставляли только одни ощущение - запущенности и ветхости.
  Рабочие, которых она нанимала раз в год, проверяя состояние дома, всегда говорили, что он идеально сохранился для такого старинного особняка. Однако с виду родовое гнездо Мастерсов выглядело просто руинами.
  Девушка подумала, что теперь, после смерти матери сможет обустроить дом, как ей хочется. Она снова наймёт рабочих и попросит их сделать что-нибудь с этим потускневшим камнем.
  Она посмотрела на шторы с некоторой гордостью. И неожиданно увидела в окне ту горничную, которая была в гостиной. Кларисса, кажется,- подумала она. Что эта нахалка уставилась? Или она следила за мной?
  Штора опустилась.
  
  Глава 2.
  
  ...Величие мира всегда находится в соответствии с величием духа, смотрящего на него. Добрый находит здесь на земле свой рай, злой имеет уже здесь свой ад...
  Генрих Гейне.
  
  Девушка вышла за массивные чугунные ворота. Пытаясь не привлекать внимания прохожих, она быстро зашла в один из переулков. Моник больше не могла оставаться дома. Джейсон в этот вечер наслаждался ролью хозяина дома. И чем больше вживался в роль, тем невыносимее становился.
  Сначала при всех была уволена Кларисса, потом была попытка выкинуть из дома Мэри (Моник сумела уговорить его передумать), а после бутылки виски Джейсон снова завёл разговор о женитьбе.
  Она чуть слышно фыркнула, вспомнив, как Джейсон пытался предложить ей руку и сердце. Он, как любой пьяный, довольно неуклюже встал на колени, но слова так и не были произнесены, потому что парень завалился на бок и тут же уснул.
  Заплёванными закоулками Моник продвигалась дальше. В такие вечера, когда брат так себя вёл, она всегда приходила к одному человеку. Долго шла улочками, петляя между аккуратных маленьких домиков, чтобы не привлекать лишнего внимания.
  На ней был лёгкая футболка с капюшоном, который она надвинула на глаза, обычные синие джинсы, а свои длинные чёрные волосы девушка стянула в узел на затылке. В таком виде она была похожа на девочку-подростка, и никто не узнал бы в ней наследницу огромного состояния Мастерсов.
  Девушка завернула к одному из небольших домиков, медленно прошла во внутренний дворик и постучала в одно из нижних окон.
  "Только бы он был дома",- подумала она. Скрипнула дверь и на улицу вышел парень. Спортивные штаны, кое-где рваная футболка, которая была размера на два меньше, давно нестриженые волосы, которые постоянно попадали ему в глаза - такая странная картина предстала перед Моник. Она хихикнула.
  - Ты в таком виде ходишь дома? - девушка ухмыльнулась.
  Парень скорчил рожу, отчего Моник снова рассмеялась.
  - Ты можешь говорить тише? - прошипел парень и повёл её подальше от дома. Наконец, они нашли тихий закоулок, где в этот поздний час никого не было. Оба сели прямо на поребрик узкой дороги. Вокруг не было ни души, и даже шум машин большого города не проникал сюда.
  Парень, отвернувшись от неё, разглядывал деревья на той стороне улицы. Моник присмотрелась к нему поближе.
  - Марк,- тихо позвала она, пытаясь не нарушить окружавшую их тишину,- ты снова дрался?
  Он нахмурился, отчего синяк на скуле стал ещё виднее.
  - Снова пытаешься быть заботливой, Мон? - он легонько оттолкнул протянутую к нему руку. Моник, по привычке, обиженно тряхнула волосами, отчего хлипкий пучок распался, а капюшон сполз с её головы. Несколько шпилек запоздало упали на землю.
  - Я просто интересуюсь,- отчеканила девушка,- а если у тебя плохое настроение, то не надо...
  - Да, я снова дрался с отцом,- раздражённо перебил Марк,- ты ещё что-то хотела?
  Моник удивлённо смотрела на него. Её рот вытянулся буквой "о".
  - Я пришла поговорить,- она холодно на него посмотрела,- но, кажется, ты не расположен к беседе. Что ж тогда...
  Она уже почти встала, как Марк резко схватил её за руку, дёрнул вниз, заставив вновь сесть.
  - Прекрати,- на его губах дрогнула ироническая улыбка.
  - Ничего смешного,- Моник подобрала с земли несколько шпилек и принялась приводить в порядок причёску с таким видом, как будто хотела их вырвать, а не причесать.
  Он некоторое время задумчиво смотрел на неё.
  - Что сегодня натворил Джейсон? - спокойно спросил Марк.
  Только что собранные шпильки снова упали. Моник тяжело вздохнула и оставила волосы в покое.
  - Он вообразил себя хозяином в доме,- девушка возмущённо тряхнула волосами. Последняя шпилька медленно сползла по прядям в капюшон.
  - Я подозревал это,- он выразительно посмотрел на неё,- теперь, когда Мастерсы в могиле, Джейсон получил свободу. Что он делал?
  Кажется, его всё это забавляло.
  - О,- она неодобрительно покачала головой,- уволил, служанку матери, Клариссу. Чуть не выкинул из дома кухарку. А когда выпил почти всю бутылку виски из запасов отца, начал буянить. Знаешь, слуги разбегались от него, как ошпаренные...
  Марк, зажав рукой рот, хихикал. Неожиданно всё её раздражение на брата ушло и буквально через секунду, она уже смеялась вместе с ним.
  Отсмеявшись, Моник решила изменить тему. Злость ушла.
  - Что у тебя с отцом на этот раз? - осторожно спросила она.
  - Да так,- Марк поморщился, как от зубной боли,- повздорили немного.
  - Немного? - она легонько дотронулась до синяка на скуле. В этот раз Марк не сопротивлялся.
  - Он ударил маму,- отстранённо сказал Марк.
  Моник в очередной раз столкнулась с безразмерной любовью Марка к его матери. Ради неё он до сих пор жил с ненавистным отцом, бросил университет и почти не выходил из дома, чтобы быть всегда рядом, если понадобиться.
  Она подумала о своей матери. Нет, ей никогда не понять этого.
  У неё неожиданно отбило всю охоту разговаривать. Она чересчур быстро попрощалась и направилась домой. Марк удивлённо смотрел ей вслед.
  Она завернула за угол и ещё быстрее пошла. У дома Моник почти бежала. Нырнув в небольшую старинную калитку, девушка оказалась посреди парка. Сквозь ветви деревьев был виден дом. Его окна приветливо сверкали огнями. В гостиной приглушенно играла музыка. Наверное, кто из слуг играет на рояле.
  Как бы она не была раздражена на Джейсона, Моник души не чаяла в своём доме. Эта странная любовь удивляла всех. Даже её саму.
  Она уже бежала. Бежала к своему любимому дому, к своей уютной комнате на втором этаже, к красивому камину в гостиной. Бежала к свету.
  Ей не было страшно в такой час, в полном теней полуночном парке одной. Она просто стремилась к своей единственной любви - большому особняку. Теперь, после смерти родителей, она, она - хозяйка этого дома. Пусть Джейсон потешит себя мыслью, что он теперь владеет этим домом, однако дом её! Глаза Моник засверкали при этой мысли.
  Что-то резко хлестнуло её по лицу. От неожиданности она вскрикнула, отшатнувшись. Под ногой хрустнула сухая ветка. Девушка оступилась, и, пытаясь восстановить равновесие, нелепо замахала руками. Ещё один удар по щеке решил исход. Она упала на спину, дыхание сбило.
  Больше ударов не последовало. Моник открыла глаза. Над ней нависала ветка. Она посмотрела по сторонам, однако ничего не увидела.
  Оказалось, она в темноте свернула с дорожки. Девушка лежала под массивным деревом. Злополучная ветка слегка раскачивалась на ветру. В парке стояла необычайная тишина.
  Моник аккуратно встала, стараясь больше не задевать ничего. "Вот глупая", - подумала она,- "испугалась какой-то ветки".
  "Надо будет попросить садовника её спилить". Девушка вышла на дорожку и не спеша направилась к дому. Щёку саднило.
  Она быстро прошла мимо гостиной, где слуги в отсутствии хозяев, развлекались, как могли. Какая-то женщина играла на рояле. Должно быть, эту музыку она и слышала в парке.
  Зайдя в свою комнату, Моник первым делом подошла к зеркалу. Щека болела всё сильнее.
  Пересекая всю щеку, на нежной коже красовались три параллельных разреза. Как будто, по её щеке прошлись когтями, раздирая кожу. Из ранок текла кровь.
  
  
  ***
  
  Девушка проснулась от того, что Джейсон барабанил в дверь. Глаза не хотели открываться, голова была тяжёлая.
  - Моник, открывай! - орал парень.
  Она соскочила с кровати. От такого у неё закружилась голова, и Моник, пошатываясь, подошла к двери.
  - Что-то случилось? - голос был хрипловатый со сна. Она открыла дверь.
  - Да! - Джейсон ворвался в её комнату.
  - И что же? - девушка с трудом подавила зевок.
  - Прикажи слугам,- парень с несчастным видом сел на краешек её кровати. Он закрыл лицо руками и уткнулся головой в колени.
  - Приказать? - спокойно переспросила Моник,- что приказать?
  К таким закидонам брата девушка уже привыкла. Он тяжело вздохнула и подошла к парню.
  - Сделай что-нибудь,- мягко попросил Джейсон,- я сейчас умру.
  Он выпрямился и умоляюще посмотрел на неё. Лицо его было красное, чуть опухшее, волосы взъерошены. Вчерашний костюм весь мятый. Моник тяжело вздохнула.
  - Пошли, бестолочь,- сказала она таким тоном, как говорят с детьми.
  После холодного душа, чая и пары волшебных таблеток, которые откопала где-то кухарка, парень пришёл в себя.
  Они сидели в столовой. Моник, в домашнем халате и тапочках, и Джейсон, в лёгких спортивных штанах и футболке, с мокрыми после душа волосами, никак не хотели сочетаться с общей помпезной атмосферой столовой. Однако прошли те времена, когда их заставляли тщательно одеваться к обеду. И те, когда они по часам вставали к завтраку.
  Сегодня завтрак был благополучно совмещён по времени с обедом, и это устроило всех: и хозяев, и слуг.
  - Джейсон, - обратилась к нему девушка,- вот объясни мне. Зачем было вчера так надираться...
  - Не надоедай,- оборвал её брат. Он вяло ковырялся в тарелке вилкой, другой рукой периодически поддерживая голову [коряво как-то, если кто знает, как исправить буду весьма признательна.].
  Она хмыкнула, выразив этим всё своё недовольство. Он хмуро посмотрел на неё.
  - Что у тебя со щекой? - наконец, спросил Джейсон.
  Моник только сейчас вспомнила про вчерашнюю битву с веткой. Она дотронулась до чуть подсохших за ночь ран.
  - Ветка,- уклончиво пояснила Моник. Если она расскажет ему всю историю, то Джейсон будет хохотать над ней до тех пор, пока не лопнет.
  Парень больше не стал ничего спрашивать. До того и так вялый разговор заглох окончательно.
  Через пять минут обед был закончен Джейсоном, который отодвинул свою нетронутую тарелку и ушёл.
  Моник вернулась в свою комнату. Там она привела себя в порядок, оделась и, спустившись по лестнице, вышла в парк. Девушка решила не откладывать в дальний ящик это дело, и быстро нашла садовника.
  Вечно улыбающийся, старичок с копной седых волос и грязным передником склонился над одной из клумб. Кажется, он сажал цветы.
  На её просьбу, старикан энергично покивал головой и попросил показать "ветку".
  В темноте, конечно, она мало чего увидела, но этот небольшой парк девушка знала с детства и поэтому без труда нашла именно то дерево.
  Его было трудно не заметить. Особенно, если учесть, что щепки разлетелись метров на пять вокруг, а крона наклонилась так близко к земле, что верхними ветками касалась травы.
  Оба замерли в шоке от увиденного. Ствол превратился в крошево, разодранный неведомыми силами. От некогда толстого и могучего столба осталась небольшая полоска, которая не выдержала тяжести верхних веток и, упав на один бок, сломалась пополам.
  - О, матерь божья,- громко прозвучал голос перепуганного садовника.
  Моник всё смотрела на то, что когда-то было деревом. В голове крутился один и тот же вопрос: "Кто или что мог такое сделать?"
  Неожиданно тишину парка прорезал оглушительный треск. Оба оглянулись. Одна из нижних веток массивного деревца, мимо которого они недавно проходили, прямо на их глазах, отломилась от ствола и упала вниз. Вот так просто.
  Садовник за её спиной перекрестился и пробормотал что-то совсем тихо. Моник не улыбалось подходить к только что упавшей ветке, однако старик, скорее всего, откажется. "Глупость какая-то",- чуть слышно фыркнула она, - "ветки просто так не падают. Надо посмотреть, что случилось".
  Она уверенным шагом пошла к дереву. После осмотра, Моник пришлось пересмотреть своё мнение. Кроме как "просто так" ветка упасть не могла. Дерево было очень крепким, не трухлявым с великолепной кроной. Создавалось впечатление, что сук просто вырвали из ствола.
  Она с трудом оторвала взгляд от дерева и огляделась. Старичок сокрушённо качал головой, бегая от одного буквально раздробленного дерева до валявшегося на земле сука. Его девушка понять могла. Ухаживать за парком - его работа.
  Он подошёл к ней и, чуть-чуть помолчав, старческим голосом проговорил:
  - Ничего не понимаю.
  Выражение лица мисс Мастерс не изменилось ни капли с той минуты, как она увидела первое дерево. Оно было тщательно непроницаемое и чуть высокомерное.
  - Что вы имеете ввиду? - спокойно спросила она.
  - Ветки просто так не выдираются с корнем из дерева, - тихо заметил старик,- а уж про первое дерево, я вообще молчу, мисс Мастерс.
  Она ничего не ответила.
  "И не бросаются на людей",- проскользнула непрошенная мысль.
  
  Глава 3.
  ... Rescue me from this fire in my soul,
  There's only you who can stop me from falling,
  I need a saviour, need my saviour...
  Anggun.
  
  Дома всё было спокойно. Джейсон, кажется, спал в своей комнате. Его беспокоить не имело смысла. Поэтому девушка, захватив лёгкую куртку, отправилась к Марку. Надо кому-то рассказать. Надо...
  Она подошла к воротам. Что-то заставило её оглянуться на парк. Отсюда не было видно то дерево, которое так напугало Моник. Зато было видно кое-что другое.
  Чёрный силуэт только что пробежал по одной из дорожек парка. Дорожка вела вглубь и терялась между деревьев.
  "Что ещё за непрошенные гости?". Девушка побежала следом за странным незнакомцем.
  
  
  "Что ещё за гости у нас?". Девушка побежала следом за странным незнакомцем. Человек не останавливался. Он бежал по одной из аллей парка.
  - Эй! - девушка побежала за ним.
  Человек оглянулся на бегу. И неожиданно остановился. Моник подбежала к нему.
  - Что вы тут делаете и как вы сюда попали? - накинулась она,- и вообще, кто вы такой?
  Мужчина слегка улыбнулся. Она присмотрелась к нему. Лет двадцать пять, однако небольшие усталые морщинки у глаз, делали его старше своих лет. А потускневший серый цвет глаз, создавал впечатление безразмерной старости их обладателя.
  - Вы не знаете меня? - приятным мягким голосом спросил незнакомец.
  - А должна? - растерялась Моник.
  - Конечно, - он снова улыбнулся,- простите, что убегал от вас, мисс. Я подумал, что это кто-то из прислуги.
  Он высокомерно покосился на её одежду. Моник была в джинсах и свободной футболке. "Кажется, он не опасен",- подумала она.
  - Кто вы? - спросила девушка,- вы не ответили.
  - О,- видно было, что мужчине очень понравился вопрос,- я и сам не знаю, хозяйка. Но мне очень нравиться мой новый...
  - Вы что ненормальный? - не выдержала девушка.
  Он с неодобрением покосился на неё. Мужчина тяжело вздохнул и покачал головой.
  - Разве вы никогда не видели меня раньше? - спросил незнакомец.
  - Нет.
  - Вы уверены? - он слегка приподнял брови.
  Она была уверена. Если бы они встречались раньше и разговаривали, то Моник его бы точно запомнила.
  - Абсолютно.
  - Я буду настаивать,- он улыбнулся,- что вы ошибаетесь, госпожа.
  - Что?
  "Ненормальный". Он отмахнулся от неё.
  - Собственно говоря, я второй день пытаюсь с вами поговорить,- тут он схватил её за руку и оттащил в тень одного из деревьев. Мужчина смотрел на дом. Она увидела новую горничную, Викторию, которая только что вышла из задней двери и направилась к воротам.
  
  Теперь из дома их не увидеть. Мужчина указал ей на небольшую вычурную скамейку неподалеку.
  - Давайте присядем,- предложил он.
  Девушка с лёгкой опаской села. Он присел рядом и вежливо рассматривал её.
  - Как я уже сказал, - начал он,- я хотел поговорить с вами.
  Моник молчала. Она просто не знала, что на это сказать. Но он, кажется, и не ждал её ответа.
  - Вы знаете о том, что живёт в этом месте? - просто спросил он.
  - В каком месте?
  - Ну,- незнакомец помедлил, раздумывая,- здесь. В этом доме, в этом парке. На этой земле.
  - Здесь живём мы,- девушка слегка напряглась,- это древнее поместье клана Мастерсов.
  - О, да, конечно,- незнакомец пристально смотрел ей в глаза,- но я говорю о другом.
  - Тогда, простите, но я вас не понимаю,- вежливо сказала девушка.
  - То существо,- он снова слегка задумался,- да, существо, что живёт здесь...
  - Какое ещё существо?- перебила его Моник. Ей почему-то вспомнилось разодранное в труху дерево.
  - Я не знаю, кто он,- сказал мужчина,- и не знаю, как объяснить вам всё это.
  - Попробуйте,- повелительно сказала девушка.
  - Что ж,- он снова помедлил с ответом,- не имеет значения кто он...
  - Но вы только что сказали...
  - Вы можете перестать постоянно, перебивать меня? - разозлился мужчина,- никакого воспитания. Кто учил вас хорошим манерам, мисс?
  Девушка растерялась. Манерам и этикету её учила мама, но девочка, насмотревшись на окружающих, давным-давно сделала вывод, что это ей не нужно и не пригодиться в жизни. Кроме, конечно, светских вечеров, невероятно скучных и во многом неприятных мероприятий.
  Незнакомца, кажется, потешило её смущение. Он снова покачал головой и продолжил:
  - Мы говорили с вами о существе, которое живёт здесь уже не одно столетие...
  Моник не стала указывать ему на тот факт, что говорит здесь преимущественно он. А она с начала разговора не сказала и десяти слов.
  -...и он неразрывно связан с этой землей и вашей семьей, Моник. А ещё с этим парком.
  Она слушала в пол уха. Однако, когда речь зашла о парке, девушка напряглась.
  - А причём здесь парк? - осторожно спросила она.
  - Он, как любая древняя вещь имеет свою энергетику,- охотно пояснил мужчина,- а любая энергетика притягивает различных существ. Того, о котором я вам рассказываю, притянула энергия вашего парка и здешней земли. Меня...
  Тут он резко оборвал себя. Моник, которая снова упустила нить его объяснений, посмотрела на него.
  - Вы, кажется, рассказывали,- сказала девушка,- прошу вас, продолжайте.
  Она теперь пыталась показать ему все свои манеры и галантность. Очень уж её обидело его замечание. "Выговорил, прямо, как маленькой девочке".
  - Да, конечно,- он легонько кашлянул,- и теперь, вы являетесь хозяйкой дома, поэтому...
  - А это тут причём? - вырвалось у девушки.
  Мужчина холодно посмотрел на неё. Он встал, легонько поклонился и совершенно неожиданно растворился в воздухе.
  - Когда ваши манеры, мисс, я сочту удовлетворительными, мы вернёмся к этому разговору,- раздался в её голове голос.
  Девушка от неожиданности закричала.
  
  ***
  
  Он проснулся. Нащупал рядом нежное женское тело, и в странном порыве прижался к нему. Такого обычно не случалось. Но в этот раз ему так захотелось это сделать, что он не смог сдержаться.
  Парень зарылся в приятно пахнущие волосы девушки. Она чуть повернулась во сне, устраиваясь поудобнее. По логике, раз уж он проснулся, то надо было вставать, но сегодня логика тоже повела себя странно.
  Проснувшийся внутренний голос (о существовании которого парень до этого момента, даже не догадывался) уговаривал его ещё поваляться. Тело его тоже предало.
  "Что за утро такое паршивое?". Он чуть приподнялся и посмотрел в окно. Близился рассвет. Последнее едва живое "нет" безжалостно растоптали железные доводы рассудка.
  Он откинулся обратно на подушки. Спать не хотелось, вставать тем более, а лежать здесь, рядом с этой шл*шкой было просто опасно. Его репутации конец, если хоть кто-то узнает, что высокомерный и злобный граф Мастерс тоже хочет нежности.
  Он тут же отпустил девчонку и отвернулся от неё. Парень хмурился.
  Он не знал, на что списать в очередной раз проснувшиеся желание. Но факт оставался фактом.
  Джейсон собрался и, преодолев себя, встал. Его ждал душ и изнуряющая пробежка, после которой он сможет забыть утреннюю слабость.
  После холодного, почти ледяного душа совесть уже не так его грызла. Хотелось устроить тому нахально-рыжему существу, что сейчас в его постели, сладкую месть.
  Он остановился у кровати, смотря на очертания изящной фигурки, проступающих сквозь одеяло. Девушка безмятежно спала.
  Он с трудом оторвал взгляд от неё и вышел из комнаты. Совесть проснулась, вместе с тем новым внутренним голосом, который вывел его из равновесия, когда он только проснулся.
  "Хочешь её?",- спрашивал внутренний голос,- "так пойди и возьми ещё раз. Врятли она будет возражать. Вчера же..."
  "Если бы и хотел, то разобрался без тебя",- отмахивался Джейсон. Он был мрачнее тучи.
  На улице моросил мелкий противный дождик, от которого спортивный костюм тут же пропитался влагой и стал мёртвым грузом давить на плечи.
  "Просто чудесное утро, чтобы истязать себя",- мрачно произнёс внутренний голос, - "за что страдаем в этот раз?"
  "Отвянь",- вяло отбивался Джейсон. Он вышел за ворота и лёгкой трусцой побежал по тротуару.
  В шесть часов утра и в такую погоду составить компанию ему оказалось некому.
  К половине седьмого парень продрог до костей и вернулся домой. Он был зол.
  Когда он почти подошёл к двери, Джейсон неожиданно заметил маленькую тёмную фигурку в парке. Она сидела на ближайшей скамье.
  Одну томительную секунду желание пойти домой и желание узнать, кто же там сидит, боролись в нём. Он тяжело вздохнул и, убрав влажную прядь волос с лица, пошёл к фигурке.
  Девушка закуталась с головой в плащ, однако её чудесные длинные волосы это не спасло. Они были уже все влажные, отчего многие прядки почти стояли дыбом. Она неловко провела рукой по волосам, пытаясь их пригладить.
  Джейсон посмотрел на систру. Мешки под глазами и бледное лицо свидетельствовали о бессонной ночи. Она смотрел в одну сторону, и, кажется, даже не заметила его.
  - Моник,- осторожно позвал Джейсон. Девушка подпрыгнула от неожиданности и обернулась к нему.
  - Ой,- воскликнула она,- Джейсон! Что ты тут делаешь в такой час?
  Тут она разглядела его мокрый насквозь спортивный костюм.
  - Хотел спросить тебя о том же,- сказал он и подсел к ней на скамью.
  - Мне не спиться, - рассеянно ответила девушка.
  "По тебе заметно",- подумал Джейсон. В слух же он спросил:
  - Почему?
  - Что почему? - переспросила Моник. "Что это с ней сегодня?"
  - Почему не спиться? - расширил вопрос парень.
  Она задумалась, молча разглядывая брата. У Джейсона появилось желание посмотреть на себя в зеркало.
  - Снилось что-то,- наконец ответила она,- а ты почему так рано бегаешь?
  На этот вопрос он не ответил. "Потому что у тебя в комнате красивая девушка, спит и видит чудесные сны",- тут же язвительно встрял внутренний голос. Джейсон едва заметно поморщился. "Наверное, мне пора к психиатру", - подумал он.
  - А зачем ты сидишь тут? Одна и в такую погоду? - осторожно спросил парень.
  - Неуверенна, но, кажется, жду одного человека,- ответила Моник, не смотря на него.
  "Кажется, не только мне надо к психиатру..."
  - Слушай, пойдём домой, а? - попросил он, - я прикажу подать горячего кофе и...
  - Иди,- Моник махнула рукой,- ты весь мокрый, так можно заболеть.
  "А он не хочет", - язвительно отозвалось у него в голове, - "там же его ждёт..."
  "Господи",- простонал про себя Джейсон,- "да что же это за паршивое утро..."
  Он уже чувствовал, что день будет ещё хуже.
  
  Глава 4.
  
  ... Неси свой крест с улыбќкой, помогая другим нести их кресты, - вот это вызывает уважение. И плевать, что ноги у тебя стерты в кровь, а плечи устали. А все эти громкие слова - пустой звук....
  Д.Емец
  
  Моник было патологически скучно. Душе хотелось какого-то полёта, а получалось лишь одно бессмысленное бряканье о землю. Три бессонные ночи давали о себе знать. Она сидела в мягком кресле и, удерживая чудовищный зевок, разглядывала окружающих.
  "Тупая стая голодных гиен",- думала она. На то, что вожаком этой "стаи" была она, девушка внимания не обращала. Очередной светский вечер жалких остатков местной знати вызвал лишь отвращение. А ведь раньше ей нравилось это общество.
  Произошедшей в ней перемены никто, естественно, не заметил. Каждый здесь видел лишь себя. Моник тяжело вздохнула.
  - Моник, я хотела обсудить с тобой... - раздался услужливый голос откуда-то сбоку. Девушка даже не повернулась, чтобы посмотреть на говорившего. Ей было не интересно.
  Так и не дождавшись ответа, женщина, поджав губы, удалилась. "Богатая сучка",- подумала она.
  К ней подошёл Джейсон и сел на подлокотник её кресла. Моник хмуро посмотрела на него.
  - Джейсон, ты забываешься,- вместо приветствия сказала она,- это очень фамильярно.
  Парень фыркнул.
  - Ты думаешь, что хоть кто-то из них вообще знает, что такое "приличия"? - весело спросил он.
  Девушка посмотрела на гостей. Лишь несколько человек из этой разряженной толпы считались "знатью" по рождению (наследники титулованных родителей, как Моник и Джейсон) остальные же бизнесмены, артисты, политики. Каждый "выскочка", как называл их Джей, был здесь. Городская элита.
  - Врятли,- Моник неопределённо пожала плечами,- однако, это не мешает нам соблюдать их.
  Она спихнула Джейсона. Он захохотал и расположился в кресле напротив.
  - Ты не в настроении? - спросил он, всё ещё ухмыляясь.
  - Нет, зато тебя, кажется, просто распирает...
  Её оборвал очередной хохот. Джейсон иногда становился просто не выносим. Моник уже собиралась встать, чтобы уйти от этого хохочущего чудовища, как к ним подошёл человек.
  - Джейсон, - сказал мужской голос,- твой жуткий гогот слышно на весь зал.
  Моник, из приличия, пришлось повернуться к новому гостю. Она замерла, в шоке уставившись на него.
  Усталые морщинки у глаз, тёмные волосы,- всё это ей было знакомо. Да и голос был тот же, она уверена. Человек, с которым она разговаривала в парке. "Когда ваши манеры, мисс, я сочту удовлетворительными, мы вернёмся к этому разговору",- вспомнилось ей.
  - Себастьян, - Джейсон встал, чтобы пожать ему руку,- когда ты приехал? Я не знал...
  - Это Моник? - вопрос был проигнорирован, а мужчина смотрел на Моник,- в последний раз я видел её в пять лет.
  Он с восхищением разглядывал её. Моник настороженно смотрела на него, внутренне сжавшись в комок.
  "Что значит, в пять лет??",- недоумевала она,- "а как же разговор три дня назад?"
  Джейсон опять засмеялся. Кажется, он был рад Себастьяну.
  - Да, Моник здорово изменилась с того времени,- Джейсон сел обратно в кресло,- она больше не бьёт меня куклами.
  - А чем бьёт сейчас? - с ухмылкой спросил Себастьян.
  - Да так, по мелочи...
  - Простите,- влезла в разговор Моник, при этом ей пришлось почти кричать.
  Себастьян сел в единственное свободное кресло сбоку от неё, на котором до этого сидела доставшая Моник женщина [Коряво, я знаю - от автора].
  - Да?- мужчина добродушно смотрел на неё.
  "Надо успокоиться, всё это сейчас логически объясниться" - думала Моник.
  - Вам не кажется, что мы с вами недавно встречались? - спросила она.
  - Да? - брови Себастьяна поднялись вверх,- не думаю, что мы с тобой могли встречаться. Я только сегодня приехал.
  Логика прощально помахала ручкой. А ощущение глюков всё не приходило.
  Девушка была уверена, что она точно с ним разговаривала.
  - Но я же...
  Она замолкла. На приём к психиатру ей не очень хотелось.
  - Мы с тобой встречались пару раз, когда я гостил у вас дома,- спокойно сказал Себастьян,- мне тогда было восемь. Врятли ты меня помнишь.
  Он слегка улыбнулся, отчего морщинки у глаз проявились ещё чётче.
  - Моник, ты помнишь Роберта Таусента? - спросил Джейсон. Он обзавёлся очередным бокалом с шампанским, размахивая им во все стороны. В итоге полстакана уже было на его брюках. Себастьян, заметив это, слегка нахмурился.
  "Кажется, о своей любви к алкоголю Джейсон не рассказал старому приятелю",- злорадно подумала Моник.
  - Конечно, я помню лорда Таусента,- проворковала Моник, чрезвычайно довольная. "Может быть, Себастьяну удастся поставить его на место".
  Таусентов она прекрасно помнила. Роберт Таусент, потомственный аристократ и бизнесмен, и его жена, Александра - были частыми гостями у Мастерсов. До их смерти, конечно. Она плохо помнила, что же случилось. Ей тогда едва исполнилось десять. Однако она хорошо помнила, что у них остался сын. "Наследником огромной туристической империи остался тринадцатилетний мальчишка",- пестрели заголовки газет. От двух мальчиков, которые так доводили её в детстве, не осталось и следа. Джейсон для своих двадцати трёх выглядел слишком молодо - сказывалась его хорошая физическая форма. "Если он так и будет пить, то от этого всего не останется и следа",- подумала Моник, наблюдая, как брат опрокидывает в себя остатки шампанского.
  А Себастьян? "Двадцать один, или двадцать два",- посчитала про себя Моник,- " а выглядит ужасно". Вообще-то всё было не так и "ужасно", однако он выглядел слишком усталым и осунувшимся. Девятнадцатилетней подтянутой и ухоженной Моник он показался стариком.
  - Вы...,- она тут же поправилась,- ты остановишься у нас? Я приглашаю.
  Улыбка была не искренняя, но вполне убедительная.
  "Промой мозги Джейсону, пожалуйста",- молила она. Себастьян отвернулся от Джейсона, чтобы посмотреть на неё. Джей как раз в этот момент потянулся за ещё одним бокалом. Кажется, в его планах на вечер было напиться.
  - Возможно,- Себастьян хмурился,- я бы хотел поговорить с Джейсоном. Мы так давно не виделись.
  Улыбка у него получилась точно такая же, как у Моник. Этикет им обоим вбивали в голову с детства.
  В этот момент Джейсон встал и ушёл вполне по-английски. Даже не обернулся, направившись к группке девушек неподалёку. Брови Себастьяна поползли вверх. Он обернулся к Моник. Девушка покраснела.
  - И давно он? - спросил парень.
  - Нет,- замотала головой Моник, пытаясь, улыбнутся,- он всегда был неравнодушен к выпивке, но после смерти родителей...
  Саркастическая ухмылка исказила лицо Себастьяна.
  - "После смерти родителей",- задумчиво повторил он,- конечно, конечно.
  - На что вы...,- она снова быстро поправилась,- ты намекаешь?
  На неё в упор смотрели два ярко-изумрудных глаза. Тут она вспомнила, что у мужчины в парке был серый, выцветший цвет глаз, отчего он казался ещё большим стариком. У Себастьяна же были необычайно глубокие, ярко-зелёные. Но в остальном они были абсолютно похожи. Он растерялась.
  - В чём дело? - прямо спросил он.
  - Всё в порядке,- быстро пробормотала Моник, отводя глаза,- мы, кажется, говорили о Джейсоне.
  "Что со мной такое?"- подумала она, - " он меня пугает. Он слишком похож на... мой сон".
  Проще всего было признать ту встречу в парке сном. Как только она решила, что это всё ей приснилось, девушка чуть-чуть успокоилась.
  - Ах, да,- Себастьян решил оставить эту тему,- Джейсон тебя, мягко говоря, не беспокоит?
  - Беспокоит,- с облегчением сказала Моник,- но он меня, и слушать не желает.
  - Два года назад, когда я его в последний раз видел, он так не пил,- Себастьян выглядел задумчивым,- точнее, он тогда вообще не пил. Странно.
  - Я же говорю,- с нажимом повторила Моник,- после смерти родителей...
  - Не смеши,- отмахнулся парень,- как будто они для вас обоих что-то значили...
  - А для тебя? - раздражённо спросила Моник, обиженная тем, что Себастьян так верно определил отношение Джейсона и её к родителям.
  - Мои родители давно умерли,- мягко сказал парень, как будто это всё объясняло.
  Тут вернулся Джейсон, ведя за талию одну из девушек. Дурацкая ухмылка и недвусмысленные взгляды, которыми он переглядывался с красоткой ясно показывали, что сегодня ночью один он не останется.
  - Себастьян,- Джейсон посмотрел на друга,- раз ты приехал, то должен остановиться у нас.
  - Конечно,- многозначительно проговорил Себастьян, стреляя глазами в Джейсона,- я бы хотел с тобой поговорить.
  Джейсон как-то сразу поскучнел, театрально покачав головой.
  - Нет, нет,- протянул он,- прости, но сегодня я не могу. Крайне занят.
  Девушка захихикала. "Травка", - констатировала Моник. Себастьян встал.
  - Прекрасно,- спокойно сказал он,- поговорим утром. Ты сможешь сам доехать?
  - К-конечно,- расплылся в улыбке Джейсон. Врятли он вообще понял, о чём его спрашивают. Они с девушкой быстро ретировались.
  Моник с Себастьяном одновременно нахмурились.
  
  ***
  
  К трём часам начался дождь. Мелкий, противный, именно такой, чтобы почувствовать себя полным ничтожеством и неудачником. Мужчина сидел на скамье в парке Мастерсов и разглядывал ночные облака, которые заполнили всё небо так, что не один лунный луч не пробивался сквозь них. Темнота вокруг и шуршание листьев, с которых срывались набухшие капли, не пугали его. Сам парк не пугал его.
  У него промокли ноги, из-за отсыревшей куртки он дрожал, но из чистого упорства продолжал сидеть. Глупые мысли настойчиво лезли в голову.
  "Мастерсы, Мастерсы, - крутилось где-то на задворках сознания,- двухсотлетняя семейная история, одно из самых древних... нет, не то".
  Парень никак не мог вспомнить важное, вечно ускользающее из памяти обстоятельство об этом семействе. Это было что-то очень значимое, но чем больше значимым оно казалось, тем меньше он о нём помнил. Как всегда.
  " Это что-то связанное с их землёй,- вспомнил мужчина,- земля... земля... что-то назойливо крутиться, но я никак не могу вспомнить..."
  Ветер пошевелил кроны деревьев, откуда на землю посыпались холодные капли. Несколько попало ему за воротник. Это стало "последней каплей" в этом ночном бессмысленном бдении.
  Он направился к дому. "Возможно, там я смогу найти хоть что-то".
  В гостиной горел свет. Сталкиваться с кем-нибудь из слуг он не хотел. Парень едва успел развернуться, чтобы уйти, как услышал позади голос:
  - Себастьян? - в кресле у камина сидела Моник. Она была в тёплом домашнем халате, тапочках и держала в руках кружку горячего чая, от которого к потолку поднималась тоненькая струйка пара.
  Бежать было поздно. Он неловко улыбнулся и подошёл к ней, хлюпая промокшими и замёрзшими ногами.
  - Я думал, что все спят в такой час,- вместо приветствия сказал он.
  - Нет,- взгляд девушки на секунду задержался на влажных волосах, сырой куртке и мокрых джинсах,- мне не спится. Пришлось поднять кое-кого из прислуги, чтобы зажгли камин.
  - Да,- слова как-то не очень желали приходить, - ты молодец.
  Он на сегодня исчерпал запас улыбок, поэтому не вышло даже простейшего комплимента.
  - Может, тебе переодеться и пойти спать? - спокойно спросила Моник, отхлёбывая из дымящейся кружки.
  - А у тебя найдётся ещё одна кружка горячего чая? - спросил Себастьян. От камина тянуло теплом, в окоченевших пальцах ног слегка защипало.
  - Я прикажу приготовить пока ты переодеваешься,- Моник слегка улыбнулась.
  - Спасибо.
  Ему выделили одно из комнат для гостей. Обстановка была очень шикарной, но сама комната - холодной и неуютной. Себастьяну сейчас хотелось тепла. Никакого желания полночи согревать себе постель, чтобы потом нормально заснуть у него не было. Лучше посидеть в тёплой гостиной у камина и попробовать выведать что-нибудь у Моник. Воспоминание так и не пришло. Возможно, это было даже что-то пустяшное, но ему безумно хотелось вспомнить это. Из чистого упрямства.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"