Шиканян Андрей Сергеевич: другие произведения.

Дискобол

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Решил не "жаться", выложил все. Всем, кто решит прочесть - на здоровье. Надеюсь, тот, кто решит дать отзыв, сильно пинать моё бренное тело не будет. Все-таки, первый опыт в написании крупной прозы.

  Дискобол
  
  
  Глава 1.
  
  'Интересно, бывают ли в Зоне аномально низкие температуры?' - такая странная мысль пришла в голову Ореха, когда тот в очередной раз прохлаждался за столом в компании стаканчика беленькой в сталкерском баре, который располагался в недрах завода 'Росток'.
  Мотнув головой, мужчина отогнал от себя то, что не должно гнездиться в голове простого бродяги. В конце концов, Орех не был из категории мыслителей. К философам он себя также не относил. Разумеется, зима в Зоне отчуждения была. Это же не другая планета, а всего лишь незначительная часть территории Украины. И пусть Зона - это место полное аномалий во всех смыслах этого слова, но климатологической картине планеты подчиняться по идее, должно. Но как там, в действительности, должно или не должно подчиняться Орех не знал. Да и было, в принципе, ему на это глубоко наплевать. Сталкер глотнул из стакана. Принял водки скупо, словно экономя. Скривился. Всё-таки пойло, которое подавал бармен, было отвратительным. Не чета даже той водке, которую приходилось пить 'на гражданке', хоть и тот напиток и был далеко не самым дорогим и элитным. А эта ханка мало того, что была дорогущей, так и качество её оставляло желать лучшего.
  - Э, мужик, занято? - от размышлений о качестве местной водки Ореха оторвал густой бас.
  Сталкер поднял голову. К столу, где стоял Орех, от стойки шёл дородный мужик лет тридцати пяти. Мужчина был высок, дороден, но не жирен. Скорее, - широк в кости, но с возрастом слегка расползся в ширь. Его круглое, добродушное смуглое лицо сплошь заросло густой, но не длинной чёрной кудрявой бородой, какой награждают воинов и мудрецов, изображенных на персидских барельефах. Прозвище так и напрашивалось, однако сталкера здесь знали как Вольта. В руках мужик нёс бутыль той самой водки, о качестве которой размышлял Орех, и алюминиевую миску с чем-то, отдаленно напоминающим жареный картофель поверх которого лежало полбатона хлеба. Подмышкой мужчина нёс круг колбасы.
  - А если скажу, что занято? - ухмыльнулся Орех.
  - Ты же знаешь, все равно втиснусь, - в ответ усмехнулся бородач.
  - Ну давай, тискайся, - Орех подвинулся, давая Вольту место.
  Бородач плюхнул на стол все принесенное с собой богатство. Туда же последовали и две сомнительной чистоты алюминиевые вилки, которые Вольт извлек откуда-то из нагрудного кармана комбинезона. Сталкер вздохнул и тяжело привалился к столешнице. Скрепленные железным каркасом доски жалобно застонали.
  - Ты сегодня миллионер - констатировал Орех.
  - Типа того - неопределенно ответил Вольт.
  - С богатым хабаром вернулся?
  - Все в мире относительно, - сделал неопределенный жест пальцами бородач. - Ты давай допивай своё пойло. А то бутыль греется.
  - Есть, что отмечать?
  Вольт посмотрел на Ореха со смесью недоумения и насмешки в глазах, и громыхнул:
  - Богатый хабар, конечно же!
  Когда первая порция дарёного холодного беленького угнездилась в желудках сталкеров, Вольт, откусывая колбасу прямо от шмата, спросил:
  - Случилось что?
  - А что? - поинтересовался Орех.
  Он поднял холодный взгляд на Вольта, который был сантиметров на тридцать выше и килограммов на сорок тяжелее.
  - Да так, - бородатый мужик почему-то смутился, - торчишь здесь какой-то смурной.
  - Это не важно, - отрезал Орех.
  Ему не хотелось обсуждать свои проблемы ни с кем. Ведь тогда придется рассказывать все. И то, что его десятилетний сын болен лейкемией и врачи говорят, что все безнадежно. Единственное, что может спасти сына - это операция по пересадке спинного мозга, которую почему-то делают только в Германии. И стоит эта процедура безумных денег в евро. А взять их не откуда. И вот теперь сталкер Орех, бывший автомеханик из Саратова, топчет Зону в поисках артефактов и пытаясь этим собрать на лечение сына. Денег, конечно, получается заработать в разы больше, нежели в автомастерской. Правда и риска тоже в разы больше. К тому же все кровно заработанные уходили как раз на то, чтобы поддерживать ребёнка и дать ему дожить до одиннадцати лет. Однако средств на Германию катастрофически не хватало. А ещё придётся рассказать, что жена написала Ореху, что собирается разводиться и выйти замуж. Уже подала заявление в суд.
  Вот этим всем, да и многим другим Орех никак не хотел делиться даже с Вольтом. Хотя с этим бородатым сталкером они хаживали не в один рейд, прикрывая друг друга.
  - Это не важно.
  - Как скажешь, - легко согласился Вольт, наливая Ореху водки. - Ты закусывай, закусывай.
  - Закуска градус крадет, - ухмыльнулся Орех, отламывая кусок хлеба и зачерпывая им из тарелки картофель.
  Вилкой Вольта стакер пользоваться побрезговал.
  Так, выпивая и закусывая, сталкеры вели неспешную беседу.
  - Ты чего хотел-то - между делом заметил Орех, когда водки в бутылке осталось едва на донышке.
  - Да так, - отмахнулся бородач, пьяно осклабившись. - Ерунда. Давай лучше выпьем, - и потянулся за бутылкой.
  Однако глазки бородача вовсе не блестели, как у выпившего человека. И мути, какой затягивается взор сильно пьяного, тоже не было. Вольт явно тянул время, предполагая, что Орех еще не достаточно готов к предложению.
  - Слушай, ладно тебе - отмахнулся мужчина. - Я же вижу, ты чего-то задумал. Колись, давай. Просто так ты выпивку не выставляешь.
  Вольт хитро ухмыльнулся, прищурив глаза с видом кота, оборжавшегося сметаной. Он воровато оглянулся по сторонам. Посетители бара - а в это время дня их было немного занимались своими делами - пили, ели, опохмелялись, кто-то уронив голову на сложенные на столе руки мирно похрапывал. Все это сопровождалось какой-то невнятной музыкой, льющейся из микрофона радиоприемника у барной стойки. Бармен, изрядно растолстевший за последнее время, что-то подсчитывал на стареньком калькуляторе, записывая ответы в какую-то тетрадку.
  Внимание привлекал только дин персонаж в баре. Парой столов левее Ореха сидел какой-то замухрышистого вида мужичок и периодически прикладывался к бутылке. Судя по отсутствию перед ним какой-либо закуски или даже намека на нее, мужичку явно не повезло в последнем рейде. Или еду он уже уничтожил и теперь заливал какое-то свое несчастье беленькой.
  - Эх - причитал он. - Нет нынче в Зоне порядка. Ну совсем нет. Бандиты обнаглели. 'Долг' мышей не ловит. Мутантов развелось - намерено, а нашего брата сталкера спасти некому. То ли дело раньше...
  Далее последовал изрядный глоток водки прямо из горлышка. Мужичок шумно проглотил алкоголь, утерся рукавом и задумался над чем-то, прекратив свои стенания.
  На Ореха с Вольтом внимания никто не обращал. Стоят себе у прикрепленной цепями к стене столешнице и стоят, выпивают, закусывают и ведут неспешную беседу о том, о сём. Как и все. Убедившись в этом, Вольт доверительно наклонил к Ореху голову, приблизив лицо.
  - Есть тема одна - дохнул он перегаром и запахом колбасы.
  - Не томи, - слегка отодвинулся Орех.
   - В общем, на армейские склады в 'Свободу' движется небольшой караван кое-каких приблуд. - полушепотом поведал бородач. - Мне заказали отбить пару экземпляров. Ты как - подписываешься?
  - Не интересно - отрезал Орех. - Заказали тебе, ты и отбивай. Я причем?
  - Не просто так - удивленно поднял свои густые брови Вольт. - Хороший гонорар обеспечен.
  - Я со 'Свободой' связываться не буду, - яростным полушепотом отрезал Орех. - Мне Зону ещё топтать и топтать. И от этих безбашенных бегать не охота.
   Среди свободных сталкеров за членами группировки 'Свобода' давно и прочно закрепилась слава лихих бойцов, не знающих страха и дисциплины. Однако это было не совсем так. Не было бы железной дисциплины, не смогли бы сборище хиппи и алкашей выбить военных со складов и образовать одну из самых многочисленных и организованных альянсов в Зоне. Орех считал, что наверняка внутри 'Свободы' есть жесткое ядро профессиональных воинов - возможно бывших военных или членов оперативных служб спецподразделений. Остальные же члены сообщества были такими, какими их расписывали вся остальная сталкерская братия. Однако, разговоры разговорами, а войну с по-военному организованным и хорошо вооруженным 'Долгом' 'Свобода' вела долго и слишком уж успешно для алкоголиков и наркоманов. Да и удерживать военные склады и Заслон от регулярных атак фанатиков 'Монолита' и волн мутантов вечно пьяным и обколотым мужикам вряд ли было бы под силу.
   В том числе и поэтому Ореху не хотелось связываться с боевиками 'Свободы', а уж тем более, отбивать у них их же груз. К тому же, сталкер, будучи человеком не воинственного склада, старался лишних врагов себе не наживать. Он был в меру недоверчив, в меру внимателен и расчетлив. В общем, обладал всеми нужными качествами, чтобы выжить в таком негостеприимном месте, как Зона. Однако, воевать он ни с кем и не думал. От бандитов, конечно же, не раз приходилось отбиваться. Что делать, если по этим радиоактивным местам ходят люди, до чужого добра охочие? От мутантов тоже не раз отстреливался. В основном, от собак, плотей, да припять-кабанов. Один раз встречался с кровососом, но в тот раз стрелять не пришлось. По всей видимости, мутант был ранен, поскольку, мигом перейдя в режим невидимости, постарался убраться с дороги сталкера. Так что Ореху особенно часто воевать не приходилось. Ходишь себе, собираешь артефакты. 'Свалка', 'Тёмная долина', 'Агропром' - вот и все локации, на которых бывал сталкер. От силы - 'Рентгены' на базе 'Долга', чтобы хабар сдать. Потому и не хотел Орех встревать в дело, связанное с одной из группировок. Одно дело вместе с нейтралами бандюков погонять, а другое против 'Свободы' выступить.
  - Я со 'Свободой' воевать не буду - твёрдо повторил Орех, посмотрев прямо в глаза Вольту.
  - Гы, - хохотнул Вольт, обдав собеседника волной перегара. - Не будет он. Тут воевать и не надо.
  Затем бородатый нагнулся к Ореху и шепнул ему на ухо пару слов.
  - Вот столько хватит? - добавил он, разогнувшись. - И это только на одно рыло.
  - Хм-м, - Орех был озадачен.
  Сумма, предложенная сталкером, была более чем солидная. Денег должно было хватить, как минимум, на первый этап лечения сынишки в германской клинике. Он колебался. С одной стороны - такая великолепная возможность заработать, а с другой немалый риск того, что больше никакого заработка в Зоне не будет.
  - Решайся, брат, всё будет шито-крыто. Никто ничего не узнает. Я отвечаю, - увещевал меж тем Вольт. - К тому же нас хорошо прикроют. Может, и стрелять совсем не придется.
  Орех воровато огляделся по сторонам. Он не спешил давать ответ. Тем более, что, судя по напору Вольта, предварительным угощениям и уговорам, тому интересен был именно он, сталкер Орех. В чем именно этот интерес, сам Орех понять мог. Конечно, он достаточно опытный сталкер. В Зоне безвылазно уже два с половиной года. Иные ходоки себя уже ветеранами кликать начинают. Но сам Орех всегда держался подчеркнуто скромно. Много не тратил, много не пил. Да и хаживал исключительно одиночкой. Собираться с другими нейтралами в совместные рейды, конечно, случалось, но чаще в карательные - против бандитов и наемников, нежели за хабаром.
  - Мне нужно вдвое больше, - помолчав, твёрдо ответил Орех.
  - Такой жадный? - удивился Вольт.
  - Нет, просто деньги нужны, - ухмыльнулся Орех. - Да и дело не столь простое, как ты говоришь.
  - Всем нужны, - ответил Вольт и задумался.
  Краем взгляда Орех наблюдал за кудрявобородым. У того на лице были написаны все калькуляции, которые проводились в его голове. Однако через пять минут Вольт ответил:
  - В полтора раза поднять могу железно. Но не больше.
  - Годится, - махнул рукой Орех.
  Сумма, которую он получит при счастливом исходе дела и так была весьма преизрядной.
  - Тогда выход завтра по утрянке, - кивнул Вольт. И добавил - Завтра же скажу куда идём.
  Вольт оторвал свою тушу от скрипнувшей столешницы, и собрался было уходить.
  - Ишь, какой шустрый, - остановил его Орех. - Теперь, когда я в деле, может расскажешь, что за приблуды отбиваем и кто ещё с нами в команде? Про заказчика я не спрашиваю. Всё равно не скажешь, даже если его и знаешь.
  - Это ты правильно подметил, - снова опершись о столешницу, которая опять жалобно скрипнула, тихо сказал Вольт. - Заказчиков я не знаю. И знать пока не хочу. Инфа поступила от посредника. Отбиваем какой-то новый штурмовой крупнокалиберный автомат и боеприпас к нему.
  - Это что за такая приблуда? - удивился Орех. - Не слышал о таком.
  - Я тоже до недавнего времени. Не знаю подробностей, но это бесшумный автомат калибра двенадцать и семь миллиметров с трехзарядным подствольником. Говорят, он для ближнего боя и разрабатывался для спецподразделений ФСБ.
  - И кто кроме нас в команде?
  - Ещё Бартик, Диск, Водкидай, Гимнаст со Школяром и две отмычки Школяра - Бигль и Томас, Ребро, Базай и Укушка.
  - До хрена, - подытожил Орех.
  - Бабло всё равно делим на десятерых, - заверил Вольт. - Отмычки не в счет. Ты же знаешь.
  - А ты со Школяром это всё обсудил?
  - Конечно! Школяр правильный пацан, и со своими отмычками сам все разрулит. В общем, завтра в восемь утра тут. Не опаздывай и много на ночь не пей - напутствовал Ореха компаньон.
  Вольт ушел по своим делам, а Орех остался в баре. Идти ему было некогда. Да и незачем. Основной хабар по полям и лесам был уже собран. И найти какой-либо пропущенный сталкерами артефакт было довольно сложно. Всё под гребёнку выбирали. До ближайшего выброса оставалось дней пять. Так что делать было все равно нечего. Туристов и учёных, желающих полазить по Зоне со своими заморочками не попадалось. Вот через недельку их может прибавиться. Появится и дополнительный заработок. А сейчас отдыхай себе сталкер в баре, ночуй на сданной тебе барменом койке, да пропивай заработанные деньги.
  Оставшись один, Орех попытался обдумать предложение Вольта. Всё, вроде бы было гладко, придраться не к чему. На дело шло кроме Ореха ещё шесть бродяг и две отмычки. Для подобной операции это количество бойцов, с точки зрения сталкера, было достаточно. Ореху хотелось думать, что все шестеро вооружены достаточно, чтобы справиться с караваном или отвлечь на себя внимание охраны и утащить образцы. Вроде бы и заказчик обещал поддержку и прикрытие. Правда, какое, Вольт не сказал. Не сказал он, впрочем, и о заказчике. В общем-то, это было нормально. Мало находилось желающих не только здесь, но и во всем мире действовать открыто и от своего имени. Для проведения сомнительных мероприятий нанимались посредники, которые потом и убирались. Здесь также. Хотя кто заказчик предположить можно было. Им вполне могло оказаться руководство 'Долга'. Не зря же операция направлена именно против 'Свободы'. Хотя как знать, не одному 'Долгу' эти наркоманы дорожку перебежали. Обдумывая этот вопрос, Орех закончил с ужином и поднялся в комнату общежития.
  Ровно в семь тридцать Ореха толкнули. В этот момент сталкер спал на своей угловой койке в общей комнате над баром. Деньги на отдельную комнату, а тем более небольшую квартирку, у мужчины были, но он не собирался их тратить на такую роскошь, считая, что ему вполне достаточно того, что есть. А применение деньгам он и так найдёт.
  Открыв глаза, Орех увидел склоненное над ним лицо молодого парня.
  - Чего надо? - не слишком приветливо пробурчал сталкер.
  Спал он плохо. Заснул не сразу, что бывало, когда Орех не ходил в рейды, а бездельничал в баре. А остаток ночи снилась какая-то дрянь. Поэтому сталкер не выспался, что не способствовало хорошему настроению.
  - Меня Вольт прислал, - ответил парень. - Сказал разбудить тебя.
  - Нафига? - полушепотом поинтересовался сталкер.
  Хоть в комнате было десять коек, занято было только две. Остальные уже пустовали. Сталкеры разошлись кто куда. Некоторые пока не вернулись из рейдов. В любом случае в этом импровизированном общежитии было не принято будить своих собратьев по ремеслу. Это негласное правило соблюдалось жильцами очень четко. Кто же отказывался придерживаться этой традиции, подвергался довольно болезненному воспитанию и общественному порицанию.
  - Вольт сказал тебя разбудить, - пожал плечами парень. - Я и бужу.
  Сфокусировав зрение, Орех узнал Бигля - одну из отмычек Школяра.
  - Чего так рано? - Орех был недоволен. - Полчаса поспать не дали, гады!
  Отмычка молча пожал плечами и направился вон из комнаты.
  - Э-э-э, - недовольно забурчал Орех, отбрасывая одеяло и поднимаясь с постели.
  В пояснице стрельнуло. Стараясь не замечать боли, мужчина обулся, зашнуровал высокие армейские ботинки и направился к выходу. Спустившись в бар, сталкер увидел Вольта в окружении четырех человек, среди которых был Школяр и давешний отмычка.
  - Здоров, мужики - хмуро поздоровался сразу со всеми Орех.
  - И тебе не хворать, - ответил Вольт.
  Остальные что-то неопределенно хмыкнули.
  - Так что так рано подняли? Восьми-то еще нет - недовольно скривился Орех. - К тому же все до безобразия трезвые.
  - Концепция поменялась, - отозвался Вольт. - Выходим чутка раньше. Экипировку получить надобно.
  - Хм... Что ещё за экипировка?
  - Я ж откуда знаю? Сказали получить, значит, получим.
  Орех пожал плечами. Получить, так получить.
  - Когда выступаем?
  - Прямо сейчас. Выходим по одному.
  'Смысл?' - подумал Орех, качнув головой - 'Все равно все засветились уже дружно. Только дурак не заметит и не поймет, что группа сталкеров собралась на какое-то дело.'
  Но, тем не менее, сталкеры по одному с интервалом две-три минуты потянулись к выходу. Поднявшись по лестнице, которая начиналась сразу у дверного проема, на один полет, каждый из бойцов подходил к забранному решёткой окошку ружейной комнаты и, предъявив соответствующий номерок, забирал сданное ранее оружие. Подошедший последним Орех обменял на номерок свой АКМ. Сталкер тщательно проверил оружие. Вдруг Кладовщику вздумалось скрутить кое-какие детальки с врученного на хранение агрегата и поменять их на неисправные? За предыдущим хранителем оружейной, который носил аналогичное прозвище и исполнял аналогичные обязанности, водилось подобное. Не один сталкер пропал из-за подобных манипуляций ушлого смотрителя оружейной комнаты. Если бы не бдительность одного из отмычек, так бы и пропадали бы бродяги в Зоне из-за подобных махинаций.
  После проверки Орех вставил в паз магазин с патронами, поставил автомат на предохранитель. Затем приладил оптический прицел. Закинул автомат на плечо и двинулся вслед за подельниками вон из бара.
  Покинув территорию 'Ростока' группа заговорщиков двинулась на север - в сторону базы группировки 'Свобода'. Однако, через пару километров, сталкеры свернули на запад. Ведущий осторожно ступал по траве, внимательно разглядывая пространство перед собой. Тропу использовали, о чем свидетельствовала примятые стебли по обеим сторонам дорожки. Кто-то проходил тут около суток назад, но кто же знал, что за это время могло возникнуть на пути сталкеров. Ведущим был один из отмычек Школяра - Бигль. Тот самый, что будил Ореха. Парень он оказался толковым - вёл, чётко соблюдая все необходимые требования. Впрочем, особых опасностей вокруг не было - только вдалеке пробежала, похрюкивая, псевдоплоть, спасаясь от трёх слепых псов.
  Вереница людей поднялась на холм. Достигнув вершины, бойцы залегли. На востоке среди холмов виднелся населённый пункт, над которым, как маяк возвышалась водонапорная башня.
  'Деревня с кровососами' - тут же идентифицировал Орех.
  В этой деревне, по слухам, и впрямь жило семейство кровососов. По другим слухам какие-то сталкеры устроили в водонапорной башне свой схрон. Поговаривали, что оружия и хабара там лежало вполне достаточно, чтобы вооружить и содержать небольшую группировку бойцов. Однако пробраться ни в водонапорную башню, ни даже в саму деревню почти никому не удавалось. Десяток живущих там мутантов жестоко пресекал все попытки проникновения, просто напросто употребляя алчущих чужого добра в пищу.
  Орех не бывал в этих местах. Сталкер старался без нужды не соваться к Барьеру, равно как и в другие участки Зоны, например на Янтарь или Рыжий лес. Тем более, что заработка с собранных артефактов на Свалке, Агропроме и в Тёмной долины вполне пока хватало. Поэтому Орех оглядывался, стараясь запомнить каждую мелочь. Как знать, вдруг придется выполнять заказ в этих местах.
  Со стороны Барьера в деревню кровососов направлялись пять человек в комбинезонах 'Свободы'. Зачем, Ореху было наплевать. Его беспокоило наличие лишних бойцов в непосредственной близости от места проведения операции. Эта ситуация создавала перевес сил в сторону свободовцев.
  Орех перекатился к Вольту. Тот лежал правее и рассматривал в оптический прицел какую-то точку
  - Где будем работать?
  - Полукилометром западнее. Но нам по любому надо добраться до одного места и получить необходимые инструкции.
  - Меня напрягают те пятеро в комбезах 'Свободы' - Орех указал на бредущих вдалеке сталкеров.
  - Ты не напрягайся. Им дела до нас нет. Они деревню сторожат. А о караване разве что только руководство 'Свободы' знает и только. Так что не парься.
  Орех пожал плечами, но на всякий случай ещё одну отметочку в памяти сделал. Получить пулю в спину из-за того, что в тылу останутся неучтённые неформальным лидером бойцы практически враждебной группировки, он не хотел.
  Между тем, Школяр подал знак и сталкеры, сменив ведущего, двинулись на запад. За деревьями замелькала задняя стенка остановочного павильона. Таких вот остановок по всей Зоне раскидано было множество. Ведь когда-то в этих землях было немало деревень, пионерских лагерей, санаториев. Не говоря о фабриках и военных объектах. Так что людям нужно было куда-то ездить и на чем-то. В Чернобыль и в Припять шли маршрутные автобусы. Да и остальные населённые пункты связывала достаточно разветвленная и развитая транспортная сеть. Ныне эти остановки использовались либо для мест временных стоянок, либо в качестве основы для форпоста. Это было удобно, поскольку строения представляли собой крепкую, часто бетонную, конструкцию.
  Как только показалась остановка, Вольт остановил колонну и вышел вперед. Он достал из кармана лазерную указку и посветил в сторону павильона. Ему ответили фонарем.
  - Двинули, - Вольт махнул рукой и первым потрусил к остановке, попутно оглядываясь по сторонам и посматривая перед собой.
  При ближайшем рассмотрении выяснилось, что остановочный павильон забран сверху маскировочной сетью. Она была натянута между стоящим поперек дороги остовом автобуса чехословацкой марки 'Икарус', которые когда-то в немалом количестве пылили по дорогам сгинувшего во времени СССР, крышей остановки и несколькими столбами, врытыми метрах в двадцати от забора. Само пространство было ограничено двумя шлагбаумами, не так давно поставленными. Орех отметил относительно свежую краску. У забора были навалены какие-то ящики, выставлены две небольшие палатки.
  Сталкеры зашли на блок-пост наёмников со стороны восточного шлагбаума. Бойцов самостийной группы Вольта встретили люди в серых комбинезонах и чёрных матерчатых балаклавах, надетых под противорадиационный фильтр.
  'Наёмники' - мелькнуло в голове у Ореха.
  Об этих людях ему приходилось слышать не единожды, но видел он их впервые. Говорили, что у них чуть ли не самое лучшее снаряжение и оружие в Зоне. Не хуже, чем у военных. Однако, сталкер почувствовал тревогу. По слухам, которыми он располагал, бродяги, которые имели дело с наёмниками, бесследно исчезали. Впрочем, Ореху подумалось, что с такой группой, какую собрал Вольт, просто так без шума справиться будет сложно.
  Бойцов в серых комбинезонах было человек пятнадцать. Свободные от несения караульной службы сидели в салоне радолбанного 'Икаруса', на ящиках, таскали какие-то свертки, чистили оружие. Из бетонного грота остановки тянуло дымом и чем-то вкусным, типа сваренной картошки с тушенкой.
  Вольт подошёл к наёмнику, который встречал сталкеров, высвечивая им фонарём.
  - Здорово, Голландец, - приветствовал бородатый.
  - И тебе не хворать, - глухо донеслось из-под маски. - Это все? - Наёмник кивнул в сторону остальных сталкеров.
  Ореху показалось, что он уловил в речи Голландца легкий акцент. То ли прибалтийский, то ли немецкий.
  Вольт утвердительно кивнул.
  - Пойдём, - Голландец повернулся к сталкеру спиной и двинулся вглубь лагеря.
  - Оставайтесь здесь, я сейчас - бросил подельникам чернобородый и поспешил за наёмником.
  Сталкеры опасливо осматривались. Ореху самому было неуютно в окружении потенциально враждебных вооруженных людей. Однако наёмники вели себя вполне мирно, если не сказать дружелюбно. Один из них, подойдя к Ореху, попросил курить.
  - Не курю - угрюмо ответил сталкер.
  Ему не нравилось это дружелюбие. Сталкеры не любили наёмническую братию и проявление хорошего отношение к себе со стороны этого ландскнехта, Орех воспринимал с подозрительностью.
  - Жаль - пожал плечами боец с черной маской на лице и достал из кармана пачку сигарет. - Может огонька будет?
  - Это, пожалуй - согласился Орех, доставая зажигалку и чиркая колесом.
  Незнакомый наёмник закурил, предложил в ответ пару сигарет. Сталкер не отказался. Лишняя заначка никому еще не мешала. К тому же сигареты были не российские и не местные - украинские. Судя по пачке - немецкие.
  'Ничего себе у наёмничков снабжение! Не чета тому же 'Долгу'' - со смешанным чувством подумал Орех, глядя на отходящего бойца в черной маске.
  Затем он спрятал сигареты в один из кармашков на разгрузке. Пригодятся ещё. Курящих сталкеров по Зоне ходит предостаточно. А лишняя сигарета - это возможность завязать разговор или знакомство, а под это и выменять полезную информацию.
  Через несколько минут появился Вольт. В руках он нёс что-то, завёрнутое в полиэтиленовый пакет.
  - Пойдём, - махнул он рукой и двинулся в сторону видневшимся за деревьями постройкам.
  Обойдя по широкой дуге хутор и стоящую около него на дороге давно брошенную бронетехнику. Всё, что можно было, с боевых машин уже давно сняли и теперь танк и два БМП стояли как скелеты трех древних ископаемых - когда-то смертельно опасных, а теперь жалких и нестрашных.
  Слева от вереницы сталкеров на удалении метров десяти еле слышно гудела грави. В пяти метрах от неё крутила вихрь смертоносная по сути, но безобидная с виду карусель. Неосторожная крыса, двигаясь по направлению к хутору, слишком приблизилась к аномалии. Опрометчивый поступок стоил зверьку жизни. Карусель захватила своими мягкими пальцами животное и неумолимо потащила к эпицентру. Мутант истошно заверещал, чувствуя неминуемый конец, но всё же предпринял попытку вырваться. Он напрягся и рванул подальше от смертельной ловушки. Но если Зона выбирает себе жертву, то она рано или поздно убивает её. Борясь с силой, которую не в силах победить, мутант быстро выбился из сил. Его тушка была втащена в центр карусели. Под громкий душераздирающий писк, крысу скрутило жгутом и разорвало на десятки кусков. Через несколько секунд ошметки серо-бурой шкурки и плоти мутанта усеяли траву вокруг аномалии.
  Орех внимательно поглядывал по сторонам, продолжая запоминать местность вокруг. Конечно, аномалии после выброса изменят свое местоположение - это было ясно, как день, но окружающий ландшафт останется прежним. Орех, разумеется, слышал байки о том, как в Зоне менялась местность и даже возникали пространственные искривления, но все эти истории он относил к разряду сказок и не особо верил им. Сталкер не испытывал никакого мистического чувства к Зоне. Он пришёл сюда работать и просто выполнял свое дело, зарабатывая деньги, а, не пытаясь найти в этих местах что-то таинственное и загадочное. Именно поэтому он старался меньше обращать внимания на какие-то истории бродяг, шатающихся по Зоне в поисках приключений и просто делать то, зачем он сюда явился.
  Каркнула ворона с крыши сарая, что стоял на хуторе. Орех вздрогнул и повел стволом автомата в сторону, откуда раздался звук, ругаясь про себя. В этот момент Вольт остановил колонну.
  - Так, девочки, разбираем платьица, - хохотнув, сказал он.
  Обладатель курчавой бороды достал свёрток, который несколько минут назад получил от наёмников. Он развернул пакет и достал оттуда несколько матерчатых накидок.
  - Это надо одеть поверх комбезов, - заявил Вольт. - Разбираем, девочки, не стесняемся.
  Сталкеры, хмуро поглядывая на предводителя, разобрали накидки и принялись облачаться. Одевшись, спутники Вольта стали похожи на бойцов 'Долга'. Камуфляж повторял расцветки комбинезонов этой группировки до степени смешения. Даже рисунок был точь-в-точь как у долговцев. Таким образом, бойцы группы Вольта становились неотличимы по внешнему виду от членов военизированного клана. Только шлемы по внешнему виду отличались. Впрочем, если не обращать большого внимания на такие мелочи, как форма головного покрытия, то можно было вполне принять нейтралов за бойцов 'Долга'.
  - Что, выдать комбезы должников наёмничков жаба задавила? - съехидничал Бигль. - Слили какую-то матерчатую хрень.
  - Пасть завали, - посоветовал своему отмычке Школяр. - Задание выполним, может и нормальный прикид себе купишь. А эту хрень уничтожить проще, чем бронежилет 'Долга'.
  - Это вся снаряга? - спросил Орех Вольта, завязав последнюю лямку и критически оглядев себя. - Или что-то еще будет?
  - Да, вся, - кивнул Вольт.
  - А комбез хотя бы один, что не подогнали? Это довольно лажовая маскировка. Если мы хотим прикинуться должниками, нужно их снаряжение и оружие.
  - Обойдешься, - отрезал Вольт. - Бери, что есть. Акция всё равно разовая, да и свидетелей остаться не должно.
  Орех покачал головой, но ничего не сказал. Его продолжали мучить сомнения относительно происходящего. То, что они собирались делать, более походило на бандитский налёт, нежели на сталкерский заказ. Но мужчина согласился и даже сам назначил своё вознаграждение. А, уж, что называется, взялся за гуж, не говори, что не дюж. Иными словами, - подписался, так тяни лямку. Тем не менее, осматриваться никто не запрещал и Орех не собирался оставлять тыл без присмотра.
  В полукилометре от хутора, близ которого переодевались сталкеры, возвышалась скальная гряда, которая разрезала Зону на несколько частей. Разумеется, скалы не были единым массивом, а торчали из земли этакими барьерами и встречались по Зоне хоть и часто, но не настолько, чтобы именовать эту местность горной долиной. Впрочем, никаких хребтов поблизости и не встречалось. Только эти скальные образования, которые, как слышал ещё в институте Орех, появились после ледника, который в незапамятные времена сполз с севера и растаял в этих местах, оставив после себя громадные валуны. Ныне к этим громадинам сталкеры старались приближаться как можно реже и то в случае крайней необходимости, поскольку от камней мощно фонило. Порода вбирала в себя радиацию, как губка. Дожди же смывали активные частицы только с поверхности камня. Скальная группа, около которой остановились сталкеры самообразованой команды Вольта, упиралась на востоке в холмы, и тянулась через них дальше до дороги, идущей к Радару.
  Сталкеры разбились на три группы. Орех попал в пару к Вольту. Бойцам надлежало занять позицию у тропы, которая тянулась вдоль скального барьера. Как командир группы, бородатый занял самое удачное место - за башней танка, что встал на вечный прикол у холма. От проржавевшего остова боевой машины слегка фонило. Счетчик Гейгера, встроенный в комбинезон Ореха тревожно заверещал.
  - Отойдем подальше, - предложил Орех Вольту.
  - Не пойдет. Потерпеть придется. Отсюда и видно будет получше, и прикрыть можно будет в случае чего.
  - Рискованно это, - у 'горячего' места сидеть, - напомнил Орех.
  - Я не первый день в Зоне, - отрезал Вольт. - Сам в курсе. Но надо сесть ближе к броне. Радиацию потом нейтрализовать препаратами сможешь, а пулю в голову ничем не вылечишь.
  - Ладно. Ампула дезактиватора с тебя, - ухмыльнулся Орех, поправляя маску.
  Ему не хотелось получать лишнюю долю рентген, но жизнь всегда рекомендовала выбирать из двух зол наименьшее.
  - Хоть ящик ампул. Тебе по литражу как? Поллитра или литр?
  - Разберёмся, - проворчал Орех, устраивая автомат на броне танка.
  Он, как Вольт, сам уже был далеко не новичком в Зоне. Во всяком случае, стрелять умел вполне неплохо. В Припять бы, к Янтарю или, скажем, в Лиманский, в одиночку без особой нужды не сунулся бы. Но по краям Зоны хаживал частенько и без сопровождения.
  Сидение на фонящей танковой броне закончилось на удивление быстро. Не успел Орех устроиться как следует, как невдалеке завыл слепой пёс. Это был сигнал других засадников, которые давали знать, что караван идёт.
  В следующую минуту из-за скал один за другим появились люди. Их было около полутора десятков, и шли, как и принято в Зоне, гуськом. Первые двое не были обременены никакой поклажей кроме оружия и снаряжения. Остальные тащили на себе кроме всего прочего, какие-то увесистые ящики. Все сталкеры в колонне, во всяком случае, те, кто был виден Ореху, были одет в комбинезон группировки 'Свобода'.
  'Мы будем воевать со 'Свободой'?' - пронеслась у Ореха в голове мысль.
  Его, как и любого нейтрала не слишком не радовала перспектива заиметь врагов в одной из самых многочисленных и могущественных группировок Зоны. Никто не знал, куда, в конечном итоге, выведет сталкера кривая и лезть на рожон сейчас, чтобы потом обходить стороной базу свободовцев, где за хабар платили довольно прилично, хоть и частично патронами и провиантом, Ореху было не с руки.
  Впрочем, высказать свои опасения товарищу сталкер не успел. Хлопнули выстрелы. Двое из колонны упали. Остальные попытались рассыпаться и организованно отступить к Заслону, поливая огнём обстреливающих их бойцов из группы Вольта.
  Но тот не зря набирал в группу для выполнения этого заказа отнюдь не одних отмычек. Его бойцы, грамотно отжимая караван от скал и хутора, теснили свободовцев к открытой площадке - прямо под прицел Ореха.
  Застигнутые на открытом месте бойцы одного из крупных кланов Зоны гибли один за другим, даже не смотря на грамотное руководство.
  'Было бы нормальное тактическое управление, командир не вывел бы своих людей на открытое пространство. Кто ж так делает? Даже разведчиков вперед не выслали, не говоря уж о фланговом охранении' - с досадой думал Орех.
  Караван и впрямь угодил в ловушку по-глупому. И теперь, нейтралы, переодетые в бойцов группировки 'Долг', расстреливали людей, как в тире.
  - А нельзя было предложить сначала сдаться? - проворчал Орех, обращаясь к Вольту, но не отрываясь от созерцания картины убийства в оптический прицел.
  - Это же 'Свобода', блин, с ними хрен договоришься, - резко ответил Вольт. - Ты лучше не прозевай момент и не упусти никого. Если хоть один человек уйдет к Барьеру, через полчаса здесь будет вся группировка. А нам ещё ящики тащить.
  Ореху стрелять не потребовалось. Ни один из караванщиков не прорвался сквозь тенета хорошо спланированной засады.
  - Всё, - Вольт спрыгнул с борта танка и закинул автомат за спину. - Дело почти сделано. Осталось сжечь трупы, собрать хабар и оттащить его заказчику.
  - А не хочешь глянуть, что это за хрень, ради которой положили столько народу? - спросил Орех. - Ты кстати, говорил, что заказ был на пару образцов? Зачем было уничтожать всех?
  Он поморщился при звуках пистолетных выстрелов. Бойцы Вольта добивали раненых свободовцев. При всей опасности жизни сталкера и сопряженной с этим необходимостью убивать, Ореху все-таки претила излишняя жестокость и кровожадность. Однако он понимал и необходимость таких мер. Свидетелей нельзя было оставлять.
  - Не морщись, - увидев гримасу на лице напарника, заявил Вольт. - Может для раненых это благо.
  И он кивнул на скапливающуюся неподалеку под деревьями у полуразрушенного здания стайку слепых псов. Звери поскуливали то, пробегая несколько метров к месту побоища, то возвращаясь назад. От желания немедленно приступить к пиршеству мутантов удерживал запах пороха и нагретого оружейного масла. Но было понятно, что как только бойцы покинут поляну, зверьё кинется на дармовщинку.
  - М-да, быть сожранным заживо - не самая лучшая перспектива - согласился Вольт. - Надо поторопиться. Могут появиться кабаны. Эти ждать не будут, пока мы трофеи соберём.
  Вольт только кивнул и оба поспешили к тому месту, где нейтралы уже громоздили ящики с неизвестным, но так нужным заказчику содержимым. Их было двенадцать. По внешнему виду они сильно различались, но все, как один несли армейскую маркировку и были запечатаны. Три ящика были более плоскими, чем остальные.
  Орех с Вольтом остановились около горки зеленых деревянных коробок. К ним тут же подскочил Школяр.
  - Потери: семнадцать 'Свободы' против двух с половиной наших. - Доложил он.
  - Кого потеряли? - нахмурился Вольт. Видимо, перспектива тащить на себе ящики его не сильно устраивала.
  - Бартик и одна моя отмычка - Томас, как говорят военные двухсотые и Диск трёхсотый, - казалось, Школяру было совсем не жаль погибшего парня из своей команды. Видимо, он тоже исходил из того, что чем меньше народу, тем больше доля добычи.
  - Час от часу...- пробормотал Вольт. - Впрочем, никто не обещал этим сталкерам долгой жизни.
  - Ну что, Вольт, ты так и не глянешь, ради чего мы укокошили такую прорву народа? - с лёгкой ехидцей поинтересовался Орех.
  - А як же ж, - вдруг ухмыльнулся бородач. - Я любопытный.
  Он убрал в кобуру пистолет, достал нож и принялся сдирать печати с ближайшего плоского ящика. Через несколько секунд дощатая крышка слетела, и взору сталкеров открылись четыре, вставленные в специальные гнёзда, автомата странной формы. У Вольта вырвался смешанный вздох изумления и восхищения. Он достал один и принялся вертеть в руках, что-то бормоча, как зомбированный. Сталкер передергивал затвор, целился вдаль,
  - Ты чего? - спросил Орех, не понимая странной реакции своего товарища на незнакомое оружие.
  Лично он предпочитал АКМ с минимумом всяческих новомодных 'приблуд' типа электронных датчиков и прочего. Максимум - оптический прицел, тепловизор и подствольный гранатомет. Хотя нет - иногда Орех очень сильно жалел, что к его любимому АКМу не предусмотрен увеличенный магазин. Хотя бы на сорок пять, а лучше на шестьдесят патронов.
  Автомат, который извлек из ящика Вольт, конечно, имел весьма необычный вид. Недлинный ствол, патронная коробка, расположенная между пистолетной рукоятью и прикладом, оптический прицел, пятизарядный подствольный гранатомет револьверного типа. Орех предположил, что калибр у автомата был более чем солидный.
  - Ты не понимаешь, - ответил Вольт. - Это же штурмовой автомат АШ-17.5М с полным комплектом гаджетов! Его только эфэсбэшнникам поставляют и выпускают ограниченными партиями по полста штук в каждой. Судя по ящикам здесь двадцать автоматов. В остальных боеприпасы.
  - Зачем 'Свободе' штурмовые автоматы? - продолжал рассуждать Вольт. - В кого они собираются из них палить? Кого собираются штурмовать?
  - Понятия не имею, - пожал плечами Орех. - Да и все равно мне. Давай-ка лучше собирать хабар, да валить к заказчику. Неровен час, 'Свобода' нагрянет и тогда всем хана.
  - В натуре, - Вольт перестал любоваться трофеем и рявкнул: - Быстро навьючились и отвалили отсюда!
  Бойцы нехотя, но сноровисто, распределили между собой поклажу и тихо ворча, выстроились в колонну. Ореху с Вольтом тоже досталось по ящику.
  - Мы с Орехом замыкаем, - коротко скомандовал бородатый. - Бигль и Водкидай впереди.
  - Стоп! - скомандовал Орех.
  Все, как один повернулись к нему.
  - Переодеться бы надо - предложил сталкер. - С 'Долгом' связываться тоже не хочется лишний раз. Не забывайте, Росток не слишком уж и далеко и группы должников здесь тоже ходят.
  Все перевели взгляды на вожака. Вольт согласно кивнул. Быстро сняв с себя поклажу, сталкеры сбросили камуфляж, навьючились и неспешно двинулись в обратный путь, забирая, впрочем, восточнее от места боя и своего предыдущего пути. Не зря же говориться, что сталкер одним и тем же путем по Зоне не ходит. Впрочем, идти было недалеко. Меньше, чем через километр показалась база наёмников.
  - Ну всё, - громко прошептал Вольт. - Вот и бабло. Чуть-чуть осталось.
  - Не кажи 'гоп', - оборонил Орех.
  Он предпочитал говорить подобную фразу только тогда, когда деньги были уже на руках или на банковском счёте.
  - Сглазишь, - проворчал бородач.
  Орех хотел ответить, но в этот момент воздух вокруг наполнился свистом пуль. Со стороны лагеря наёмников ударил пулемёт. Слышались выстрелы автоматических винтовок.
  - Сглазил, - констатировал Диск, падая на землю в полуметре от вожака.
  Орех не замедлил последовать примеру товарища. Впереди падали сталкеры. Кто, матерясь и бросая поклажу, кто беззвучно безжизненным кулем. В первые же секунды погибли трое бойцов из группы Вольта. Мужчина видел, как рухнули, мешками впередиидущие Бигль и Водкидай. Как падали следующие за ними сталкеры.
  - Твою мать, кто это? - шипел лежащий рядом с Орехом Вольт, пытаясь осмотреться.
  - Не матерись. Слева от тропы в двух метрах впадина. Скидывай ящик со спины и сваливай с линии огня. Там осмотримся, - это к сталкерам подполз Школяр. - Диск прикроет. На нём меньше всего хабара.
  Орех с Вольтом не замедлили воспользоваться советом. Под аккомпанемент оглушительных выстрелов дробовика Диска сталкеры отползли в указанное Школяром место. Вокруг свистели пули. Со стороны лагеря наёмников грохотали выстрелы. Оставшиеся в живых сталкеры отстреливались по мере сил и наличия боеприпасов.
  - Паскуды - выдохнул Вольт, скатившись в ложбинку вслед за Орехом. - Такая элементарная подстава!
  - Это ты лох, - проворчал Школяр. - Так подставиться.
  - За лоха ответишь! - вызверился Вольт. Его рука метнулась к кобуре с пистолетом.
  - И отвечу, - набычился Школяр.
  - Все потом, - оборвал ссорящихся напарников Орех. - Быстрее меркуйте, как выбираться из всего этого будем? Наших всё меньше остается.
  - У тебя же оптика и подствольник есть? - тут же переключился Вольт.
  - Ну есть, как и у тебя, - огрызнулся Орех.
  Швейцарская штурмовая винтовка Вольта имела оптический прицел. Только в отличие от орехова АКМа на оружии бородатого отсутствовал подствольный гранатомет.
  - Так давайте глядеть, откуда стреляют. Да и лагерь закидать гранатами можно,- предложил Школяр. И поспешно добавил: - Только я без оптики.
  - У меня три заряда в подсумках и один в стволе, - подсчитал свои возможности Орех. - А сколько наёмников я точно не знаю. Когда получали тряпки, я насчитал семерых, включая Голландца. Трое стояли на карауле.
  - То есть всего десять, - подытожил Вольт.
  - Но их может быть многим больше, - возразил Школяр. - Хватит ли патронов?
  - Попытка не пытка, тем паче, что выбора немного - заметил бородач. - Кстати, самое время новое оружие попользовать.
  - А что, тема - одобрил Школяр.
  Он шустро перекатился к тому месту, где сталкеры оставили ношу и через три минуты подтянул в ложбинку по очереди два ящика - один с автоматами, другой - с боеприпасом.
  Среди наёмников, впрочем, дураков, и непрофессионалов не водилось. Они быстро смекнули, что носильщики запросто могут воспользоваться содержимым деревянных коробов цвета хаки и открыли огонь по ползающему туда-сюда сталкеру. Несколько раз пули взбивали фонтаны земли вперемежку с травой в непосредственной близости от смельчака, но только она чиркнула по плечу, закованному в бронежилет.
  - Ты как? - краем глаза глянув на встопорщившийся на плече кевлар поинтересовался Орех у Школяра.
  - Фигня, - отмахнулся тот, приподнимаясь на локтях и начиная распаковывать первый ящик. - Тело не зацепило.
  Это было последнее, что он сказал, потому что голова сталкера вдруг взорвалась кровавыми ошметками. Туловище безвольно дёрнулось и ткнулась в крашенные доски.
  - Твою мать, - с досадой пробормотал Вольт.
  Он, оттащив тело Школяра, распаковал ящик. Затем достал автомат и внимательно, хоть и бегло его осмотрел.
  - Инструкция есть? - Орех старался не связываться с оружием, которого не знал.
  - Инструкция нет, - сердито ответил Вольт. - Сам разберёшься. Чай агрегат не сложнее АКМа будет.
  Затем бородатый передал сталкеру штурмовой автомат, пару обойм и несколько гранат.
  Между тем ответные выстрелы со стороны со стороны сталкеров группы Вольта стихли.
  - Что, думают всех перебили? - вскинулся Вольт.
  - Понятия не имею, - ответил Орех, разглядывая новое оружие.
  Автомат АШ-17.5М был сравнительно меньше и легче АКМа. Ухватистая рукоять, удобное для ладони ложе. Хорошая оптика. Посильнее, чем та, что находилась в распоряжении Ореха. Стандартный армейский прицел 1П76 и в подметки не годился аналогичному прицелу АШ-17.5М. Замечательное оружие! Относительно новый модифицированный 'Винторез', о приобретении которого Орех подумывал в последнее время, уже не казался сталкеру столь привлекательным.
  - Хорошо, что оружие уже собрано и оснащено, - бормотал Вольт, жадно набивая карманы магазинами и зарядами для подствольного гранатомета.
  - А куда ты свою винтовку денешь? - поинтересовался Орех.
  - Никуда - отрезал Вольт. - Что я, дурак, с такой приметной пушкой бегать по Зоне? Неровен час, кого из заказчиков партии встречу, и хана комплит. Поминай, как звали, то есть.
  На гребне ложбины, где укрылись сталкеры, раздался шорох. Хоть Орех держался на стороже, он вздрогнул, поведя стволом в сторону звука. Но тревога оказалась ложной. Через край ложбины перевалил Бигль, таща за собой Диска. Тот матерился сквозь зубы, зажимая здоровой правой рукой (левая была продырявлена в предыдущем бою) рану на бедре.
  Орех чертыхнулся.
  - Чуть не пристрелил тебя - бросил он Биглю.
  - А, все одно подыхать, - махнул рукой тот. - Впрочем, не шмальнул ведь.
  - Узнал вовремя, - проворчал Орех, возвращаясь к изучению ашки, как он окрестил про себя автомат.
  - Чего стрелять перестали? - напустился на сталкера и отмычку Вольт.
  - Чем? - сквозь зубы спросил Диск. - Патронов-то по нулям.
  - Та-ак, - растягивая слова, сказал Вольт. - Разбираем новые игрушки. Да пошустрей.
  - Бошки не выставляем - добавил Орех. - Школяр, вон, своей лишился. У наёмников явно есть снайпер.
  - Я возьму его оружие? - быстро спросил Бигль.
  - На здоровье, - отозвался Орех. - Только Диска перевяжи. А то кровью изойдет.
  - Да побыстрее, - распорядился бородач. - Наёмники думаю, скоро до нас доберутся. Могут запросто всех перебить.
  - Давай мы с Диском тут останемся. Отсюда стрелять будем, а вы ползком втихаря обойдете наёмников с фланга. Тяжелого вооружения у них нет, надеюсь, а здесь мы с Диском да с таким арсеналом просидим.
  - Нам бы побыстрее свалить отсюда, - заметил Орех. - 'Свобода' рядом. Не забывайте, это их груз.
  Ему эта затея с отбиванием каравана и вначале не особо нравилась, а теперь, когда они попали в переплет, и вовсе пришлась не по вкусу. Теперь уже речь шла не о деньгах и их делёжке, а о том, как бы выбраться живым из переплёта.
  'Если уйду целым,' - думал Орех, заряжая подствольник 'ашки' гранатами. - 'Больше ни за что не подпишусь на такие акции. Уж лучше одному ходить, да понемногу артов собирать'.
  - Идея отмычки неплоха, - заявил Вольт. - Давайте так: ты, Бигль, с Диском шмаляете из этих автоматов в наёмников, а мы с Орехом обойдем их с левого фланга. Только не подставляйтесь сильно.
  Бигль, который в этот момент уже обколол Диска промедолом и начинал перевязывать рану, кивнул. Мол, сами с усами, а тут и без сопливых скользко. Орех заметил, как повзрослел парень за эти часы. Казалось бы, ещё с утра, когда он будил его в баре на территории 'Ростока', отмычка был еще юн и по-детски восхищенно глядел на всё и всех, считая своего вожака Школяра и других опытных сталкеров чуть лине небожителями. Теперь это был совсем другой Бигль. Нависшая опасность и смерть товарищей изменили парня. Бигль теперь улыбался даже по-другому.
  'Зона меняет. Либо взрослеешь, либо умираешь' - подумал Орех.
  - Всё, пошли, - оторвал сталкера от раздумий Вольт.
  Быстро рассовав по карманам на разгрузке магазины с патронами и дополнительные заряды для подствольника 'ашки', Орех закинул за спину АКМ и переметнул свое тело через край ложбинки, на мгновение открыв себя для прицельного огня. Тот час же у его головы вспучился фонтан. Наёмники времени зря не теряли. Мгновенно откатившись в сторону, Орех прижался к земле, пытаясь контролировать пространство перед собой. Одновременно, он прикинул расстояние до базы. Метров двести. Не больше. Гранатомет 'ашки' был намного дальнобойней стандартного ГП-25. Последний выпускался как дополнение к АКМу и Орех располагал таким гранатометом. Заряд, выпущенный из ГП-25 в положении лежа, летел на сто метров, тогда как подствольник нового автомата отстреливал заряд на сто восемьдесят метров. То есть вдвое дальше. Таким образом, сталкеру оставалось проползти какие-то жалкие двадцать, а для верности - тридцать метров. Но даже преодоление этого ничтожного расстояния представляло смертельную опасность. Наёмники - профессиональные солдаты удачи, люди, воюющие за деньги, и очень высоко ценящие свои жизни, потому что их гонорары были столь высоки, что на полученные средства можно было шикарно жить не один год. Поэтому они будут бить наверняка. Сразу перебить всю группу Вольта им не удалось. Вероятно, не рассчитывали, что сталкеры так быстро справятся с поставленной задачей и в этой связи не успели нормально организовать засаду. Однако быстро сориентировались и воспользовались беспечностью большей части отряда, уничтожив почти всех.
  Орех знал породу наёмников и понимал, что оставлять в живых нельзя никого. Иначе вцепятся зубами, и не отпустят пока, сами не погибнут или тебя не убьют. Третьего тут не дано. Даже если кому из сталкеров удавалось вырваться из зубов этой братии, все равно его потом находила 'случайная' пуля где-нибудь на очередном зоновском объекте или нож в спину на одной из стоянок.
  Рядом матюкнулся Вольт. Он тоже удачно преодолел край ямы.
  - Левее возьми, - прохрипел бородатый. - Надо уйти максимально из зоны обстрела.
  Орех послушался и короткими рывками стал переползать влево. Сталкер когда-то краем глаза видел передачу, как готовят снайперов. В одном из ее сюжетов была показана техника скрытого передвижения. Специалист по стрельбе из засады демонстрировал довольно интересный способ переползания. Боец должен был, подложив под тело руки, приподниматься силой мышц над землей буквально на два - три сантиметра и совершать короткий - на те же два три сантиметра только в длину - рывок вперед. Все это было похоже на проскальзывание с короткими паузами. Выгода такого способа движения была в том, что снайпер при перемещении на позицию или её смене не слишком высоко поднимался над землей. При должной маскировке засечь передвижение бойца было довольно проблематично. Но для подобного способа смены места расположения нужно время и немало. А его ни у Ореха, ни у Вольта не было.
  Со своей позиции сталкер заметил, что от лагеря наёмников в их сторону пригибаясь и сторожась перебегают пятеро бойцов в серой форме. Созревший было план сталкеров оказался под угрозой срыва.
  - Шевели гузном, - услышал Орех яростный шёпот Вольта.
  Бородатый, по всей видимости также разглядел приближающихся бойцов. И ему совсем не хотелось попасть под огонь подошедших близко стрелков в сером. К счастью для сталкеров, наёмники двигались не очень быстро, стараясь попасть под пули выживших.
  - Блин, что Бигль молчит? Что они там, заснули что ли? - злобно шипел Вольт активно работая локтями.
  - Не болтай, жми быстрей, - ответил Орех. - Они там разберутся сами.
  В этот момент из ложбины, которую несколько минут назад покинули сталкеры, заработало два ствола. Орех понял это по едва слышным хлопкам. Один из наёмников вскрикнул и опрокинулся навзничь. Второй молча, как подрубленный, ткнулся лицом в траву. Остальные залегли и открыли ответный огонь. Бойцы в сером дураками не были. Они мгновенно сообразили, откуда по ним стреляют. Загрохотали выстрелы. По гребню ложбины вспучились земельные фонтанчики.
  Перестрелка дала возможность Ореху и Вольту преодолеть нужные пятьдесят метров и выйти на позицию, которая позволяла бы вести относительно эффективный огонь из подствольного гранатомета 'ашки'.
  - Шмаляй ты, я прикрою! - услышал Орех голос напарника. - Три выстрела и меняешь позицию. Потом мои три выстрела.
  Так сталкер и сделал. Приподнявшись, он прицелился и выпустил в сторону лагеря наёмников три заряда. Сначала один. Проследил, где взорвется граната, сделал небольшую корректировку и выстрелил ещё два раза. Убедившись, что гранаты легли точно на территории лагеря, он откатился вправо и, перезаряжая гранатомёт, вполглаза контролировал территорию.
  - Есть! - крикнул Орех, давая знак напарнику, что он отстрелялся и сменил позицию.
  Выстрелы Вольта были более удачны - одна граната попала в автобус, где, как помнил Орех, час назад находились трое бойцов, две других разорвались около остановочного павильона. Видимо, бородатый скорректировал огонь, руководствуясь результатами напарника.
  - Есть! - услышал сталкер пару секунд спустя знак бородатого.
  'Надо сделать свою маленькую корректировочку' - подумал Орех.
  Нужно было сделать так, чтобы осколки гранат накрыли как можно большую территорию лагеря. Ведь наёмники могут прятаться везде. Сталкер пожалел, что не сообщил об этом Вольту и что не догадался сразу. Но уже поздно было что-то менять, да и курчавобородый не первый день в Зоне. Догадаться должен сам.
  Скорректировав огонь, Орех выпустил три гранаты левее автобуса, где стояли ящики и аналог будки с караульщиками. Сталкер старался не попасть в деревья, толстые стволы которых, росшие на равном расстоянии друг от друга, служили неплохим прикрытием. К счастью, листья уже опали и не мешали стрелять по навесной траектории. Боеприпас, который они выбрали с Вольтом, был осколочным, при этом с хорошим разбросом осколков. Поэтому Орех надеялся, что от взрывов пострадает как можно больше наёмников.
  Сталкер поменял позицию и снова, перезаряжая гранатомет, крикнул:
  - Есть!
  При этом он, зафиксировав попавшего ему в поле зрения наёмника, который, увлёкшись выцеливанием Бигля, слишком сильно высунулся, аккуратной короткой очередью из АШ уложил противника. Вслед за этим сталкер услышал три хлопка. Вольт отстрелял свои заряды. Курчавобородый будто прочёл мысли Ореха. Со своей позиции сталкер видел, что гранаты разорвались в другой части лагеря.
  - У меня чисто! - прозвенел над полем боя голос Бигля.
  - Не высовывайся пока, - крикнул молодому Вольт. - Ну что, Орех. Давай по контрольному залпу и прочешем, кто там выжил.
  - Давай!
  Когда отзвучали хлопки гранатомётов, сталкеры пригибаясь и петляя, короткими перебежками двинулись к лагерю. Орех впереди, Вольт в трёх позади. Пыхтя и почти стелясь на землей, к сталкеру подбежал Бигль. Парня трясло от возбуждения. Зубы выбивали дробь. Однако вид у бывшего отмычки был самый что ни на есть боевой.
  - Ну что, в атаку?
  - Позади Вольта пристраивайся, дурила, - прошипел Орех. - Это не бандюки, и не гопота без опыта. Это профессиональные военные. На рожон не лезь.
  - Да я их ... - привстал Бигль.
  - Лежать, - дёрнул молодого за рукав Орех.
  И вовремя! Со стороны лагеря грохнул выстрел. Орех успел заметить вспышку на крыше остановочного павильона. На комбенезон Ореха брызнула кровь. Бигль завыл тоненьким голосом. Сталкер глянул на отмычку. Пуля оттяпала парню мочку уха. Крови было много, но рана пустячная, хоть и болезненная.
  - Внимание снайпер! На крыше остановки. Может уже меняет позицию, - крикнул Вольту сталкер. И лежащему рядом Биглю:
  - Что пищишь? Жить будешь.
  - Понял! - отозвался бородатый.
  Гранатомет хлопнул еще три раза, потом еще три. Первая граната взорвалась на крыше, где предположительно располагался снайпер. Остальные вокруг места лёжки. В это время Орех перезарядил свой гранатомёт и выпустил ещё три заряда по лагерю.
  - Для верности, - прокомментировал он. - А вот теперь, короткими перебежками, продолжили движение в заданном направлении. Бигль прикрывает тыл.
  И сорвался с места.
  
  В лагере наёмников царил хаос. Горели ящики у шлагбаума, корпус автобуса был разворочен прямым попаданием. Вокруг валялись трупы в серых комбинезонах. По всей вероятности, наёмники всё-таки не ожидали, что сталкеры воспользуются трофеями и допустили беспечность.
  Орех скользнул на территорию лагеря, настороженно озираясь и поводя стволом АКМа. За ним последовал Вольт, за которым двигался Бигль. Не найдя живых, сталкеры рассыпались в поисках поживы.
  Не расслабляясь и не увлекаясь грабежом, Орех обыскал несколько трупов. Сталкера не интересовали деньги или патроны. Он был уверен, что боеприпасов для АКМа здесь не найти. Наёмники все поголовно были вооружены швейцарскими и британскими штурмовыми винтовками. Да и другого оружия российского или украинского производства у погибших здесь бойцов не наблюдалось. Вывернув карманы того наёмника, который несколько часов назад прикуривал у него, Орех обнаружил небольшой контейнер. В таком обычно носят артефакты. Торопливо убрав коробочку в один из карманов на разгрузке, сталкер продолжил мародерствовать. Обыскав ещё несколько трупов, он нашёл несколько гранат, которые также присовокупил к своему арсеналу. Впрочем, увлекаться не стоило. Оружие оружием, а лишний вес в Зоне тоже кое-что да значит. В среднем граната весит от трехсот до шестисот граммов. Три гранаты - это в среднем, лишний килограмм веса. А ведь сталкер несёт на себе ещё оружие как минимум трех видов, боеприпасы к нему, питание, бронежилет, противорадиационную защиту, лекарства, воду. И все это имеет свою массу. Поэтому Орех не слишком увлекался. Он присваивал только то, что действительно пригодиться. Ведь сталкер, особенно, если нейтрал, хоть и занимался деятельностью, сопряженной с риском для жизни, всё же не выполнял функции спецназа в глубоком рейде. Поэтому перегруз был для него не очень полезен.
  Сталкеры иных группировок, например, 'Долга' считали мародерство бесстыдным и позорящим чести воина Зоны, занятием. Однако, бойцы, одетые в красно-черные комбинезоны принадлежали к централизованному военизированному клану со своей жёсткой дисциплиной и неплохо налаженным снабжением. У нейтралов и одиночек другого выхода не было. Им приходилось обирать тела погибших и трупы врагов с целью добычи патронов, провианта и разного оборудования. Орех давно привык к подобному занятию, не гнушаясь ничем. В конце концов, это не хуже, чем вскрывать тайники давно сгинувших в Зоне бродяг или собирать артефакты на продажу и части тела мутантов для учёных.
  Повинуясь внутреннему толчку, Орех поднял лежащий недалеко вещмешок. Котомка была хороша, - большая, вместительная, с кучей боковых карманов и кармашков. Вытряхнув из него содержимое, сталкер быстро осмотрел лежащие вещи. Затем он быстро закинул обратно в котомку нужное, с его, Ореха, точки зрения, - три полулитровые бутылки воды, кое-какие лекарства, антирадиационные средства, фляга со спиртом. Туда же последовали снятые с одного из убитых противогаз, нож, пистолет 'Кольт' и три обоймы к нему, три банки консервированной ветчины. Затем, покружив по разгромленному лагерю, Орех нашел искомое - кусок брезента, прикрывающего ящики. Закончив сборы, он отложил свою поклажу и ещё раз обошёл небольшой клондайк.
  - Блин, это Эльдорадо какое-то, - из остановочного павильона вышел Вольт, держа в каждой руке по бутылке дорогого коньяка.
  Бородач был доволен, как кот, объевшийся ворованной сметаной. И уже, похоже, слегка пьян. Или не слегка. Во всяком случае, разило от Вольта, так, будто он уже выкупался в дорогом спиртном.
  - Орешек, брат, - пьяно возопил Вольт. - Тут столько халявного бухла! Я отсюда не ни ногой, пока все не выпью.
  - А охранять тебя кто будет?
  - Трезвенники типа тебя, - икнув, ответил бородатый.
  - Ну уж дудки, - ухмыльнулся Орех.
  Он отобрал у Вольта початую бутылку и сделал хороший глоток. Коньяк провалился в желудок горячим шаром.
  - Хороший коньяк, - одобрил сталкер, возвращая напарнику сосуд.
  - Ага, - кивнул курчавобородый. - Диск с Биглем уже оценили.
  Оказывается, пока Орех с Вольтом занимались мародёрством, отмычка сбегал в лощину, где оставил раненого товарища и приволок его к лагерю наёмников. Бигль даже успел экипироваться по полной, сняв какое-то снаряжение с погибших, а что-то вытащив из стоящих ящиков. Теперь отмычка не был похож на новичка, совсем недавно пришедшего в Зону. Серый комбинезон с капюшоном и лицевой маской, со встроенными в неё фильтрами, хороший бронежилет, британская штурмовая винтовка 'Энфилд'. В общем, 'прибарахлился' Бигль со вкусом и знанием дела.
   Сидящий у остановочного павильона Диск также обделён не был. Кожа сталкера была бледна, под цвет бетонной стены, к которой он привалился. Отмычка его перевязал, вколол дополнительную порцию обезболивающего из запасов наёмников. Вид Диска был донельзя измученным, но вполне довольным. В здоровой руке он сжимал уже располовиненную бутылку алкоголя.
  - Ты как, Дискуша? - поинтересовался Орех.
  - Нормально, жить буду. Только ножка и ручка заживут, и буду, - сталкер смачно рыгнул и снова приложился к бутылке. - Чтобы, значит, обезболивающее быстрее действовало - пояснил он, оторвавшись от сосуда.
  - Дурак ты, - отозвался Орех. - Алкоголь ослабляет действие анальгетика. Через полчаса выть от боли будешь.
  - Ну, так это через полчаса, - пьяно ухмыляясь, отозвался Диск. - А сейчас мне зашибись!
  - Ну-ну... - покачал головой Орех.
  Он развернулся и, посекундно оглядываясь по сторонам, двинулся в сторону от стоянки наёмников. Отойдя от остановочного павильона метров на сто, и взяв левее ложбины, где они с Вольтом Биглем и Диском отлеживались во время недавнего обстрела, Орех заприметил пару валунов, наваленных один на другой. В результате вся конструкция образовывала небольшую арку. С востока она была 'прикрыта' аномалией. Небольшая 'карусель' крутила свою смертельную воронку у камней. Воздух свистел втягиваемый 'каруселью' между валунами. Впрочем, ловушка была не слишком сильна, чтобы втянуть взрослого человека. Обойдя их с запада, Орех сбросил с плеч свою поклажу и взялся за черенок малой пехотной лопаты, которую прихватил из лагеря. Аккуратно сняв слой дёрна, под стоящем под углом каменюкой, мужчина отложил его в строну. Затем выкопал глубокую - около метра, - но не широкую яму и застелил её куском брезента, так, чтобы плотная грубая материя приняла форму мешка. Затем мужчина сложил туда котомку, АШ-12 и боеприпасы к нему. Оружие Орех постарался уложить так, чтобы в случае чего, сняв скрывавший вещи слой почвы, выхватить автомат из ямы и сразу пустить его в дело. Поэтому сталкер даже не разряжал АШ-12, и не извлекал магазина, а только ослабил взведенную пружину спусковой скобы. Затем мужчина прикрыл торчащим куском брезента оружие и снаряжение и забросал яму землей. После чего Орех наложил сверху ранее снятый дёрн и постарался скрыть следы раскопа.
  Закончив делать свой клад, сталкер убрал в чехол лопатку и осмотрелся. Он понимал, что вполне вероятна и ситуация, когда придя сюда, он обнаружит, что закладка разорена или оказалась в центре гораздо более сильной аномалии, чем та, которая крутилась рядом. Орех понимал также, что мог и запросто перепутать эти валуны с какими-то ещё. Мало ли таких разбросано по Зоне? Поэтому, снова достав лопатку, он в основании одного из камней высек косой крест.
  Пометив таким способом схрон, Орех вернулся в лагерь. Там уже вовсю гремело веселье. Около остановочного павильона сталкер обнаружил двух неизвестных ему нейтралов. Вольт вовсю похвалялся, как они вчетвером 'намахали целую банду наёмников'. Правда, как успел понять Орех, бородатый, не смотря на хмель в голове, ни словом не обмолвился о новом оружии. Диск с Биглем благоразумно помалкивали, кивая на слова Вольта, когда это было нужно. Появление Ореха Вольт отметил особенно бурно.
  - А вот и герой дня! - отрапортовал он незнакомым нейтралам.
  При этом, бородач подошел к Ореху и хлопнул его по плечу, слегка приобняв.
  - Лишнего не болтай, отвечай скупо и односложно, - шепнул Вольт на ухо союзнику.
  Орех кивнул. Не дурак, мол, все понял.
  - Этот парняга своим подствольником всех нас спас! - объявил курчавобородый, сопровождая слова новым хлопком по плечу.
  Заявление вызвало восторг и одобрительные хмыкания со стороны нейтралов.
  - Не своим, а от автомата, - парировал Орех, чем вызвал у гостей взрыв смеха. - Ты, Вольтик, не жидись, выдай бухла мне и братве. А то одними похвалам сыт да пьян не будешь.
  Вольт незамедлительно исполнил требование, всучив незнакомым сталкерам и 'герою дня' по бутылке виски.
  Выпили. Крякнули. Вытерли рукавами губы. Дружно похвалили 'буржуйское пойло'. После чего нейтралы отправились дальше. Их путь лежал на запад, - к Агропрому, кладбищу техники, с которого, как поговаривали, недавно выбили бандитов.
  - Так и что? Что дальше делать будем? - спросил Орех Вольта, когда спины нейтралов замаячили в метрах ста от стоянки.
  - Ну не знаю, - протянул бородатый.
  Сталкер расслабленно уселся на ящики, греясь на выглянувшем солнышке.
  - В общем-то, все не так и плохо. Жизнь вполне удалась.
  - Ну ты понимаешь, что тебе не удержать это место вдвоем с Биглем? От Диска пользы пока немного. Разве что соорудить турель и посадить его за пулемет.
  - А что, ты не остаешься? - удивился Вольт.
  - Я? Нет, - твердо ответил Орех. - За попытку заработка тебе, конечно, спасибо, но только сорвался куш-то. Добычу продать некому.
  - Ну это ты загнул, - ухмыльнулся Вольт.
  Мужчина порылся в комбинезоне и достал на свет увесистую пачку цветных бумажек. Сталкер помахал ими у носа обалдевшего напарника. Валюта! Евро! Руки Ореха сами потянулись к деньгам. Вольт не возражал, передав их напарнику.
  - Вот тебе котлетка, брат. И детишкам на молочишко, и жинке на шпильки, и тебе на стрип-бар.
  Орех недоверчиво принял стопку купюр, торопливо пересчитал. Сумма была существенно больше, чем та, на которую он рассчитывал.
  - Устраивает? - спросил Вольт, удовлетворенно оглаживая бороду. - Это шестая часть той суммы, которую я отыскал в закромах наёмничков.
  - Почему шестую? Нас же четверо? Остальные части куда денешь?
  - Да я тут в свете событий клан собрать надумал. А что? Место для базы есть, и неплохое. Снаряга, оружие и провиант для других бойцов тоже. Деньги лягут в основу общака. Мне много народу не надо. Человек пятнадцать хватит. Разделю на два отделения, пусть воюют. Кстати, Диск со Школяром уже подписались.
  - Очень за них рад, - сухо усмехнулся Орех. - Да только не забудь, - 'Долг' и 'Свобода' в этих местах пошаливают.
  Словно в ответ на его слова на востоке загромыхало. Старый хутор, видимо, опять стал ареной боя двух сильнейших группировок Зоны.
  Орех кивнул в сторону выстрелов, вот, мол, не я один так говорю, и продолжил:
  - Да и бандиты не слабы нынче, хоть и наподдали им недавно. И наёмники, наверняка не забудут, что тут их лагерь был. Постараются отбить непременно. Так что я бы с набором рекрутов поспешил бы.
  - Кстати, об оружии и сотрудничестве, у нас же тут недалече лежит целый караван дармового оружия, который предназначался 'Свободе', - загадочным тоном завел Вольт. - Так вот, если перетащить оставшееся сюда, а потом некий одинокий сталкер сходит к военным складам и расскажет тамошним жителям, что, мол де, отбили у мародеров партию оружия предназначавшуюся 'Свободе'... Понимаешь, о чем я?
  - Ты хочешь, чтобы этим сталкером был я?
  - Ну, типа того.
  - И чтобы я слил информацию о пропавшем караване, но совсем в ином свете?
  - Ну, да.
  - А не боишься, что 'свободные' примчаться сюда и напинают тебе по бубенцам, решив, что это ты украл их груз, а теперь сваливаешь на наёмников, что, согласись, не лишено здравого смысла? Заодно и мне перепадет. Ведь именно я принес 'Свободе' эту 'благую весть'.
  - А мы сочиним что-нибудь правдоподобное. А заодно пока перетащим ящики.
  - Не, Вольти, извини, но таскать я не нанимался, - заупрямился Орех. - Бабла я получил, хабара подсобрал, больше мне ничего не нужно.
  - Да ладно тебе, не соскакивай раньше времени, - попытался убедить союзника Вольт. - Я ж клан планирую сделать.
  - Правда? А где твои люди жить будут? В раздолбанном 'Икарусе' или всех засунешь в остановку? - Орех кивнул на бетонную коробку. - От выброса как спасаться станете? В чистом поле, чай, от него не укрыться. И это далеко не все 'но'. 'Свобода', до которой ближе всего, тоже долго терпеть тебя не станет. Либо предложат влиться, либо раздавят к ядрене фене. Продолжать?
  - Блин, знал бы, что так умеешь мечты в грязь втаптывать, не стал бы даже спрашивать, - Вольт помрачнел. Но через секунду набежавшая грусть словно капля воды, попавшая на горячую сковороду, исчезла безвозвратно. - А, попытка не пытка!
  Бородатый улыбнулся и махнул рукой. Однако глаза сталкера блеснули недобро.
  - Называться-то как будете? - поинтересовался Орех. - Электрониками что ли?
  - Почему? - удивился Вольт.
  - Ну ты же Вольт. Имеешь отношение к электричеству. Не электриками же зваться.
  - Разберемся, - снова махнул рукой бородатый и сделал изрядный глоток из бутылки.
  В это время на бывшей базе наёмников, а ныне базе Вольта появился новый персонаж. С севера загрохотали не частые выстрелы. Стреляли из дробовика. Из-за деревьев показался Гимнаст. Он спасаясь от трёх слепых псов отчаянно палил в них из двустволки. Но мутанты не отставали, всякий раз чудом уворачиваясь от летящей в них дроби. Парень, видно, отчаялся, но пока не сдавался. Правая часть головы Гимнаста была в крови. Сталкеры видели это даже со своей позиции. По видимому, это мешало нейтралу нормально целиться.
  Не сговариваясь, Орех с Вольтом выдвинулись на выгодную позицию и открыли огонь. Втроём мутантов уничтожили в одно мгновение. Причем доля Гимнаста была минимальна. Когда все было кончено, пришелец остановился и со вздором опустился на землю прямо там же.
  - Долго бежал? - Вольт помог товарищу подняться.
  - Скорее уж убегал, - усмехнувшись громко прошепелявил Гимнаст, и сплюнул кровь.
  Все это время мужчина был повернут к Вольту и Ореху щекой не изляпаной в крови. Но потом, когда сталкер повернулся к спасителям в фас, Орех увидел... По всей вероятности, со снайпером наёмникам не повезло, потому что крупнокалиберная пуля, которая должна была по всем канонам смертоносного искусства уничтожить цель, пролетела едва задев Гимнаста. Снаряд только снёс мочку уха сталкера, вырвав попутно кусок щеки, а заодно и изрядно контузил бойца. Спёкшаяся кровь на голове Гимнаста пополам с грязью, волосами, обломками маски и какой-то шерстью превращало лицо сталкера в жуткую маску.
  Орех с Вольтом подхватили спасённого за руки и потащили к остановке.
  - Вот тебе и ещё один член клана, - усмехнулся на ходу Орех.
  - Издеваешься, да? - прищурился Вольт. - Какой на хрен клан? Из всего клана два боеспособных члена и два раненых.
  - Ничего, - невозмутимо заметил Орех. - В 'Свободе', вон, народ и вовсе бухает и ширяется. Воюют же. Группировка в тройке основных в Зоне, между прочим.
  - Не знаю, откуда эта статистика, - проворчал Вольт.
  Слова напарника его не убедили.
  Сталкеры дотащили товарища до остановки, посадили на стопку ящиков. Вольт, не смотря на шипение раненого, быстро обработал края разорванной плоти. Затем, обколов Гимнаста анестетиком, быстро зашил рану, сноровисто наложив с десяток швов. Аптечка у наёмников была очень обширной. Глядя на работу напарника Орех заподозрил, что тот имеет за плечами если не медицинское образование, то неплохую практику в полевой хирургии.
  Между тем Гимнаст осознал, что он во второй раз за этот день остался в списке живых. А раз жив, то не следует забывать о насущном.
  - Товар доставили? - спросил он, как только Вольт закончил накладывать швы и бинтовать голову.
  - Не базарь, - отозвался Орех. - Швы разойдутся, снова тебя штопать.
  - Я к тому, что мне бы получить долю, - прошепелявил тот, не слушая сталкера.
  - Какую долю? - недоуменно поинтересовался Вольт. - Ты о чём.
  - Долю денег за дело, - не унимался Бартик. - Сумму, которую ты мне обещал, Вольт.
  Бородатый хмыкнул.
  - Что ржёшь, - разозлился Гимнаст. - Или кинуть меня решил?
  Рука раненого потянулась к пистолету.
  Ореху ничего не стоило пристукнуть Гимнаста. Хоть прикладом, хоть кулаком. Особой роли это не играло. Тем более, что и стоял Орех очень удобно - за правым плечом раненого сталкера. Однако, глядя на спокойно взирающего на злящегося Гимнаста, курчавобородого, Орех не стал предпринимать ничего.
  - Да ничего, - ответил Вольт Гимнасту. - Смотрю на тебя и жду, когда же наркоз отойдет.
  - А что будет? - не понял сталкер.
  - По земле от боли кататься будешь и выть похлеще слепого пса. Или сознание потеряешь, - безразлично отметил Вольт.
  - В любом случае станет не до денег, - добавил Орех.
  Он понимал Гимнаста. Если тебя дважды за день миновала смерть, а человек, который тебя нанял, не хочет с тобой расплачиваться, - поневоле схватишься за оружие. Но и позволить сталкеру наворотить дел Орех также не собирался. Однако Гимнаст был вполне вменяем.
  - А ты отслюнявь купюрок пока мне плохо не стало, - ощерился он насколько позволяли швы и повязка, - а там любуйся сколько влезет, как я кататься по земле буду.
  Вольт, ворча что-то нечленораздельное, но явно, нецензурное, полез в подсумок. Достал пачку денег, долго мусолил бумажки и прикидывал, закатив глаза. Отсчитав купюры, бородатый вручил их Гимнасту со словами:
  - На, бродяга. Своих Вольт не кидает.
  Гимнаст жадно схватил деньги и, не считая, запихал куда-то глубоко под комбинезон.
  - Вот тебе и бухгалер в клан - усмехнулся Орех.
  - Клан? Какой клан? - завертелся Бартик.
  - Да вот, - скучно протянул Вольт. - Организую тут....
  Он неопределенно покрутил в воздухе рукой.
  - Что организуешь? А я могу вступить? - посыпались вопросы. - А то надоело Зону в одиночку топтать.
  - Смотря как себя проявишь, - прищурился бородатый. - Мне тут трутни и иждивенцы без надобности.
  - Я подписываюсь. А как клан называется?
  - Все потом. Отдохни пока - Вольт расстроено махнул рукой и жестом предложил Ореху отойти.
  - Слушай, - сказал курчавобородый напарнику. - Всё-таки с оружием свободовским надо что-то делать.
  - Возьми с Биглем, да перетаскай сюда. Я посторожу точку, Диск с Бартиком, - базу.
  - Тогда ходу, пока не стемнело - воскликнул Вольт.
  За всеми перипетиями люди и впрямь не заметили, как пролетело время. День клонился к закату. А осенью темнеет быстро. Пока сталкеры двигались к брошенному оружию, Ореху пришла голову заманчивая идея.
  - Кстати, Вольтушка, - поспешил он изложить её напарнику. - Можно сделать так: оружие тащить не в лагерь, а складировать в ложбинке. Рядом свалить трупы наёмников. Мутанты за ночь объедят тела так, что не будет понятно, что толком произошло и от чего наёмники погибли. А я расскажу историю, что все это безобразие мы наблюдали из лагеря, из которого выбили остатки наёмников. Ну или типа того. Что, де, наёмники захватили груз, но на них напали мутанты и до лагеря они не дошли.
  - А что, мысль, - согласился Бигль. - расследование они, небось, проводить не станут.
  - Ну, анализ ран на трупах и время смерти вряд ли, - ввернул Вольт всплывшие в голове сведения из какого-то детектива.
  - Только тебе, Вольт, надо придумать, где кто получил свое ранение. А главное, - чтобы каждый об этом помнил.
  - Ладно, разберемся, - проворчал Вольт.
  - Его душила жадность. Пропадало столько дорогого оружия и боеприпасов - взятый им автомат пришлось также вернуть в ящик, - что у сталкера просто сводило внутренности от злобы. И вместе с тем Вольт прекрасно понимал, что чтобы закрепиться на этой территории, нужна лояльность по отношению к сильному соседу. Хотя бы к одному. А место просто замечательное! Не центр Зоны, но и не самая окраина. Не большой участок земли, но и не маленький. Да и оборудовать самостоятельно его уже не нужно, - все уже сделано до тебя. Только сделать свои коррективы, да набрать людей. Можно даже что-то типа бара организовать, чтобы сталкер приходил, отдыхал, денежки платил за это. Или ту же скупку. Правда у Вольта не было связей за периметром, но и здесь хабар перепродать можно было с выгодой. Главное, - знать кому. А в том, что найдутся желающие прикупить артефактов, Вольт не сомневался.
  
  
  Глава 2
  
  Через час, когда уже почти стемнело, Орех отправился восвояси. Пожав стакерам новообразованного клана руки, мужчина развернулся и двинулся по дороге в обход холмов к военным складам, где базировалась 'Свобода'. Конечно, в этот тёмный осенний вечер уходить из относительно безопасного места, от горячей еды и хорошей компании не хотелось. И впрямь, - разогретая на горелке тушенка, поджаренные кружки заморской колбасы, хлеб, чай, дружеская шутка или скабрезный анекдот 'с бородой', что ещё надо бродяге уже порядком подуставшему за эти годы топтать землю Зоны? Ореху уже порядком надоело мотаться туда-сюда. Но сталкер прекрасно понимал, что останься он у Вольта, назавтра уж никуда не пойдёт. Не хватит ни сил, ни воли. А у бородатого много не заработаешь, даже если постараешься. Он уже показывает себя не слишком щедрым, да и не очень щепетильным командиром. Ореха, правда, не обидел, но кто знает, что будет дальше, когда нейтрал признает лидерство кудрявобородого в группировке. Да и соберётся ли клан? Вот вопрос. Рисковать особо не хотелось. Был ещё один пунктик, из-за которого Орех не хотел оставаться под крылом Вольта - деньги и артефакты. Последние можно было загнать у любого барыги по приличной цене. А полученной от бородатого суммы хватало на оплату восьмидесяти процентов сынишкиного лечебного курса. Если приплюсовать деньги за аретфакты, то можно, побегав в Зоне еще с полгода, спокойно возвращаться домой небедным.
  Раздумья Ореха прервал шорох кустов справа. Сталкер как раз миновал место недавнего побоища, где их группа отбивала ценный груз. Слева возвышались постройки хутора и раскинувший свои ветви над домами, овином и амбаром, дуб. Орех насторожился, но не подал виду. Мало ли кто шляется в сумерках? Одинокий слепой пёс, крыса или кошка. Вне стаи и без вожаков эти твари не опасны, если только их предполагаемая жертва не ранена. Другое дело псевдопес или его чернобыльский аналог. Такие мутатны обладают телепатией. Не такой сильной, как контролер, но достаточной, чтобы сбить одинокого сталкера с толку и успешно атаковать. Опасность представляли и более крупные мутанты. Впрочем, темнота может рисовать всякие ужасы и из простой птички сделать птеродактиля. Так говаривал в свое время старшина в части, где служил сталкер. Орех про себя усмехнулся, но бдительности не терял. На всякий случай небрежным жестом он сместил автомат на грудь и положил палец на спусковую скобу. Шорох раздался слева. У сталкера почему-то возникло ощущение, что его пытаются взять в клещи. Впереди по правую сторону от дороги возвышался темной глыбой брошенный давным-давно танк. За ним утром прятались Орех с Вольтом во время операции. Сталкер помнил, что броня боевой машины в некоторых местах радиоактивна. Тем не менее, в случае нападения некоторых мутантов танк можно было использовать как укрытие.
  Стараясь не сбиваться на бег, Орех устремился к бронированной преграде. За спиной послышались глухие удары и визгливое похрюкивание, которое могла издавать только псевдоплоть. Оглянувшись, сталкер увидел несколько темных пятен, которые стремительно приближались к нему со стороны холмов дёрганными скачками. Орех выругался. Несколько плотей - не самая большая опасность в Зоне, но времени на них потратить придется преизрядно. Сорвавшись-таки на последних шагах на бег, Орех запрыгнул на корму танка. Под ногами что-то грохнуло. Сталкер не обратил внимания, что. Мало ли мусора нападало. Он оглянулся. Стадо мутанов приближалось азартно хрюкая.
  - Отвалите, твари! - крикнул Орех.
  Он пошарил под ногами и ухватил какой-то продолговатый предмет овального сечения. Находка оказалась толстым коротким суком. Судя по весу, - дубовым. Дуб, - дерево крепкое и тяжелое. Ругнув себя за то, что отвлекся, Орех размахнулся и метнул деревяшку прямо в ближайшего мутанта. Это была крупная особь с громадными заостренными копытами-клешнями. Овальные глаза на уродливой морде светились злобой и голодом. Брошенный сук попал прямо промеж этих светящихся жёлтым уродливых глазниц. Плоть удивленно хрюкнула, остановилась и замотала башкой. Видно, удар палки основательно встряхнул утлый мозг мутанта.
  - Отвалите, я сказал! - снова крикнул Орех.
  Но псевдоплоти не вняли голосу сталкера. Они продолжали переть, пока бестолково не уперлись в броню боевой машины. Попытки преодолеть препятствие, чтобы добраться до живого, теплого мяса успехом у мутантов не увенчались. Их измененные конечности, хоть увеличены в размерах и заострены, были не в состоянии помочь псевдоплотям залезть на танк. А попытки порождений Зоны запрыгнуть на броню также остались без успеха.
  Покружив минут десять вокруг танка, мутанты начали разбегаться, разочарованно похрюкивая.
  Орех было обрадовался. Мутанты разбегутся, патроны почем зря тратить не придется. Однако радость сталкера была недолгой. Он вспомнил, что нюх и слух у плотей, как у слепых псов. И стоит Ореху спрыгнуть с брони, кто-то из особо голодных тварей обязательно увяжется за ним. Поэтому он решил накормить плотей сам, чтобы они хоть ненадолго но отвлеклись от своей потенциальной добычи. Выбрав самую ближнюю цель, Орех дал по ней очередь из автомата. Сухо щелкнули выстрелы. Мутант, взвизгнув, рухнул на дорогу, царапая грунт копытами.
  - Есть контакт, - пробормотал Орех и спрыгнул с брони.
  Тщательно обойдя бронированный борт своего временного убежища, сталкер, продолжая озираться по сторонам, двинулся на северо-восток по трассе, которая должна была привести его прямо к воротам военных складов. Позади раздалось цоканье конечностей плотей и истошный визг подраненой Орехом особи, разрываемой на куски её же более везучими товарками. Подошвы берц Ореха глухо стучали по асфальту. Покрытие сохранилось не везде. Кое-где через темное полотно дороги пробились деревца, разворотив асфальт. Но, в общем и целом, дорога на удивление была в хорошем состоянии.
  Справа и слева возвышались холмы. Через пару километров должна была находиться развилка. За ней в полукилометре в седловине между холмами, - стоянка сталкеров у старого кунга. От стоянки, если по прямой, - по склону холма, - не более шестисот-семисот метров до ворот базы 'Свободы'. Однако в темноте по Зоне не находишься. А ночь все больше брала права в свои руки. Не ровен час, вляпаешься в какую-нибудь аномалию и поминай, как звали. Не смотря на наличие детектора, Орех, если находился в рейде, старался всегда до наступления темноты найти себе место ночлега. Но сегодня, редчайший случай, - ночь застала сталкера в пути. Проклиная свою сентиментальность, - Орех предложил похоронить павших в бою с наёмниками и свободовцами товарищей, отчего и задержался, сталкер невольно ускорил шаг. Вскоре показалась развилка. Её отмечало мертвенно синее свечение раскинувшейся прямо посередине дороги электры. Маленькие молнии 'усевшейся' на асфальт аномалии потрескивали и гудели, заставляя воздух вокруг искриться. Детектор 'учуял' электру ещё несколько минут назад, известив сталкера о препятствии, и теперь вовсю надрывался, терзая слух мужчины нарывной трелью.
  - Твою жеж псевдоплоть, - процедил сквозь зубы Орех. - Этого мне только не доставало.
  Мужчина остановился и огляделся по сторонам. Справа из-за холма выглядывали постройки.
  'Деревня кровососов' - вспомнил Орех рассказы, слышанные на стоянках сталкеров.
  В окнах крайней избы горел гостеприимный теплый свет. Орех знал, опять же, по сталкерским байкам, что на околице населенного пункта базируется пост 'Свободы'.
  - Хм.. Заночевать что ли здесь, - пробормотал Орех.
  Ночлег под крышей дома был гораздо более предпочтительней, чем в кузове кунга, где было сыро и воняло тухлятиной. И это при условии, что места под крышей ему хватит. А то и вовсе придётся ночевать под открытым небом.
  Но попытка обойти электру и добраться до ночлега ни к чему не привела. Между Орехом и долгожданным домом обнаружились еще две аномалии, - довольно мощная карусель и гравитационная плешь. Ни в одну, ни в другую сталкеру, разумеется, попадать не хотелось. Одновременно, Ореху пришла в голову мысль о том, что свободовцы тоже могут не слишком приветливо встретить захожего нейтрала. Впрочем, бутылка водки в рюкзаке вполне могла обеспечить тёплый приём в любой компании. И только на членов группировки 'Монолит' могло не подействовать магическое предложение выпить. В общем, ситуация складывалась таким образом, что Орех вынужден был миновать такой близкий и одновременно далекий ночлег.
  Сталкер обогнул электру слева, сильно углубившись в заросли кустов на склоне соседнего холма. Детектор аномалий молчал и мужчина, с хрустом продираясь сквозь густые сплетения ветвей, вернулся на дорогу. Торя себе путь, Орех спугнул кабана, который с возмущенным хрюканием темной глыбой мяса вломился в кустарник и ещё долго шумел уходя куда-то на запад, что было уже удивительно, зная дурной и злобный характер этих зверюг. Выйдя на асфальт, сталкер огляделся. По правую руку осталась деревня кровососов, по левую, - холмы. Если продолжать двигаться по дороге, то можно было дойти до намеченной цели. Тьма уже опустилась на Зону. Лезть без особой надобности через аномалии да в незнакомой местности у Ореха не было никакого желания. Именно поэтому он свернул к стоянке сталкеров, тем более, что её гостеприимный костер был в прямой видимости. Через пять минут Орех был на месте.
  Обычно стоянки сталкеров, - временные лагеря были относительно безлюдными. Два-три человека сидели у костра, отдыхая или ожидая кого-то или чего-то. Кто-то спал, кто-то ел, кто-то нёс караул. В этот раз у кунга собралось человек девять. Четверо были явно сами по себе. Один - одетый в тяжелый бронежилет, сочетанный с экзо-скелетом, - нёс стражу. Трое сидели у костра и что-то ели. Остальные пятеро сбились у темной громады фургона голова к голове, и активно что-то обсуждали вполголоса.
  Орех присел к костру, достал из рюкзака кусок колбасы и вгрызся в него. Его, как и полбатона хлеба сталкер взял на всякий случай. Старшина в армии всегда говаривал молодым солдатам, собирая роту на учения:
  - Выходишь на сутки, - собирай мешок на трое, собираешься на трое суток, - бери припаса на неделю.
  Памятуя об этом нехитром правиле, Орех прихватил с собой много провианта, хоть и предполагалась вылазка на полдня всего. Старательно пережевывая колбасу, сталкер, несмотря на караул, внимательно осматривался. Лагерь был погружен в полумрак. Костер, разожженный в старой металлической бочке, света давал не много. Он, скорее, служил ориентиром в темноте, нежели освещал лагерь. Тем не менее, если не смотреть на огонь, можно было увидеть многое, даже не имея тепловизора. Вот, один из ужинавших, закончил трапезу и, ухватив за лямки рюкзак, отправился в кунг. Второй достал откуда-то из-за спины гитару и забренчал по струнам какой-то старинный армейский мотив. Третий сталкер, убрав остатки ужина в котомку, уронил голову на грудь и засопел, видимо, убаюканный знакомой мелодией и треволнениями прошедшего дня. Члены беспокойной компашки, по всей вероятности, пришли к какому-то решению, потому что один из бойцов вышел к костру и громко объявил:
  - Кто как хочет, а мы к армейским складам. Есть желающие с нами?
  Прозвучало это с вызовом и как-то по мальчишески. Только что задремавший сталкер вздрогнул, поднял голову.
  - Долбой... - пробормотал он и снова задремал.
  - Лично мне на склады без надобности - лениво ответил гитарист, нежно перебирая струны своего инструмента.
  - Подождал бы ты до утра, - заметил Орех. - Вместе бы пошли.
  - А нам попутчики и не нужны, - последовал ответ. - Мы так спросили, из вежливости. Вдруг кто захочет.
  В неверном свете костра Орех отметил, что лицо говорившего сталкера, - лицо пацана, мальчишки ещё.
  - Ты смерти ищешь, сталкер? - поинтересовался мужчина. - Куда ты в ночь прёшься-то? Вляпаетесь во что-то ненароком в двух шагах от складов и поминай, как звали.
  - У нас детекторы аномалий есть, почище, чем твоё старьё.
  - Ну как знаешь, - махнул рукой Орех. - Только учти, что есть в Зоне много такого, чего никакому детектору, даже самому новому, ни в жисть не учуять.
  Молодой сталкер повернулся к Ореху спиной, собираясь шагать к своим. Ореху стало жаль пацанов. Сгинут-то по глупости и горячности. Даже он, опытный сталкер не решался ночью ходить по Зоне. А молодым это и вовсе не рекомендовалось. Конечно, если возникнет надобность, то тут уж деваться некуда.
  - Да, кстати, вокруг складов минные поля, я слышал. Ночью сможете разминировать? - предпринял последнюю попытку удержать более юных коллег сталкер.
  Молодой вернулся к костру.
  - Это правда? - спросил он у Ореха.
  Но тот только плечами пожал. Мол, не ходил тут, не знаю, но люди говорят.
  - По слухам, так и есть. Но есть люди, которые и по ночам на склады шастают. Видимо дорожку какую хитрую знают, - монотонно ответил в никуда гитарист не прерывая мелодии.
  Молодой досадливо хмыкнул, развернулся и зашагал к своим. Компания еще посовещалась чуть-чуть. Наконец сталкеры приняли решение остаться на стоянке.
  'Что-то сентиментальным становлюсь, - подумал Орех, взглянув на небо. - Говорили мне Потап с Хамычем, что молодых пора начать водить, смену себе готовить. Видимо пора. Старею, или устал просто'
  Небо было тёмное - плотная завеса туч закрывала Зону сверху, не давая возможности наблюдать за происходящим ни из верхних слоев атмосферы, ни с орбиты. По слухам, были желающие запустить и беспилотники и высотную авиацию. Но после безвозвратной потери нескольких дорогостоящих аппаратов пыл поостыл.
  Сталкер вспомнил сынишку. Как он там? Как чувствует себя? Спит ли или от болей не может уснуть? Невольно к горлу Ореха подкатил комок и одновременно, пришла решимость сделать все возможное для спасения мальчика.
  Ночь Орех проспал в полглаза. Сталкер дремал таким образом всякий раз, когда не был под крышей или не ночевал в окружении своих. Сейчас вокруг него, конечно, были союзники. Как минимум двое не спали. Остальные бдели сквозь сон. Но все равно напряжение не покидало Ореха. В Зоне не следовало расслабляться. Это помнил каждый. Знание об этом выжигала сама Зона каленым железом всякому, кто выживал. Даже если ты отсиживаешься в надёжном месте, - специально подготовленном для себя бункере или на базе одной из группировок, то все равно следовало пребывать в определенном тонусе. В Зоне постоянно что-нибудь случалось, и всегда что-то неожиданное.
  С рассветом Орех проснулся. В лагере почти ничего не изменилось. Только вместо сталкера в экзокостюме стражу нёс гитарист. Да давешний сонный бродяга куда-то исчез. С севера донесся чей-то истошный вопль. В тот же момент слух Ореха уловил частый перестук автоматных очередей. Впрочем, перестрелка стихла также внезапно, как и началась. В общем, жизнь текла своим чередом.
  Орех поднялся на ноги, встряхнулся, проверил снаряжение и рюкзак. Он не боялся, что за время сна его обокрадут. Крысятничество среди сталкеров не приживалось. Тем более этого не могло случиться на сталкерской стоянке в Зоне. Суд был скор, приговор суров, - пуля в голову и на корм слепым псам. Но Орех всё равно был достаточно осторожен и тщательно следил за своими вещами. Как и ожидалось, все оказалось на месте. Наскоро перекусив остатками ужина, сталкер начал собираться. У кунга зашевелились ребята из давешней группы, которая хотела идти к складам ночью. Присмотревшись, Орех подметил, что сталкеры действительно в ней все молодые, - лет по двадцать-двадцать три. Вооружены и оснащены средненько.
  'И куда только эти 'горячие головы' тащатся? - подумалось Ореху. - Что их привело в эти гиблые края?'
  Сталкер подошёл к кунгу и окликнул молодых людей.
  - Ну, что, молодежь, выдвигаемся к складам? Или я один уйду.
  - Ща, погодь, брат, - ответил один из молодцов слегка развязным тоном. - Соберемся, перетрем по-взрослому.
  Этот был невысокий, широкоплечий. Его широко голубые глаза на круглом веснушчатом лице, белокурые волосы и характерный деревенский выговор указывали на то, что парнишка был родом из славной Белой Руси.
  - Шевели гузном, брат. Выброс не за горами. А я предпочитаю такие явления встречать в более фундаментальных местах, чем этот кузов - ворчливо ответил Орех и пнул ботинком борт кунга.
  Кузов отозвался глухим гулом.
  - Не кипиши, Растик - подал голос парень, который подходил вчера к костру.
  В утреннем свете он и вовсе оказался мальчишкой. Худое вытянутое лицо, в уголках верхней губы усы не усы, а так - пушок, серые внимательные глаза, над которыми брови забавной формы, - домиком. Они придавали лицу молодого сталкера такое выражение, будто он, парень, постоянно пребывал в состоянии удивления.
  Парень, осадивший товарища, вышел вперед и остановился напротив Ореха.
  - Ведёшь, дедулька? - спросил он, прищурившись.
  - За дедульку ответишь, - в ответ прищурился Орех. - Я Орех.
  - Я Крикун. Так что?
  - Я этих мест не знаю, Крикун, - пожал плечами мужчина. - Можно, конечно, по ПДА сориентироваться ...
  - А что тут ориентироваться, - перебил Ореха выбравшийся из кузова сталкер в экзокостюме. Его голос глухо пробивался сквозь маску бронешлема. - Склады за этим холмом километр на север. И вся любовь. Подниметесь к вышке, - он ткнул пальцем в поваленный скелет вышки ЛЭП, - увидите все сами. Только по склону вам путь не срезать. Там электры плотно сидят. Придется обходить по асфальтовой дороге.
  - То есть надо пройти между холмов на запад, - Орех ткнул пальцем в сторону, откуда он пришел. - И затем по асфальту дойти до складов.
  - Идите по асфальту и никуда не сворачивайте, - кивнул головой в шлеме тяжелооснощенный сталкер.
  Про экзокостюмы Орех слышал. Но воочию увидел только сейчас, когда забрался ближе к центру Зоны. Рассмотреть же удалось и вовсе только что, да и то без особых подробностей, поскольку вперить взгляд в незнакомого человека только по причине того, что у него незнакомое снаряжение, было довольно опасно. Сталкеры вообще в массе своей не любили пристального внимания. Тем более, к своему оснащению. Вся ситуация могла запросто закончиться стрельбой. Поэтому Орех оглядел своего собеседника исподтишка, бросая короткие взгляды. Тот, конечно же был оснащен по меркам любого сталкера просто шикарно! Экзокостюм дает существенные преимущества и в части подвижности и в части массы груза, который тащишь на себе. В укрепленных экзопланками руках боец держал ручной пулемет 'Печенег'. Из-за правого плеча выглядывал приклад ВСС 'Винторез', из-за левого туба 'Мухи'. На поясе висело две обоймы с патронами для пулемета, куча разных подсумков. Поверх комбинезона был надет не просто бронежилет, а целая броня, укрепленная также и антирадиационной защитой. На голове, - бронешлем с маской и встроенными воздушными фильтрами. Получился, прямо сказать, не сталкер, а этакий ходящий на двух ногах броневик. На левом рукаве сталкерского комбинезона была нашита эмблема - зеленая голова волка на черном поле.
  Орех никогда не видел такой эмблемы. Впрочем, по всей вероятности, это мог быть и член располагающейся рядом 'Свободы'. Хотя сталкер не мог быть уверенным до конца. Впрочем, если эту стоянку контролировала сильная группировка, было скорее хорошо для нейтралов и дружественных 'Свободе' кланов, чем плохо.
  Когда инструктаж по переходу до складов был закончен, Орех поблагодарил сталкера в экзокостюме и обратился к неформальному лидеру группы молодых бойцов:
  - Ну что, идем? В принципе, теперь ясно куда. Осталось только дойти. Я впереди, остальные за мной.
  - А что это ты впереди? - прищурился Крикун. - Мы тебя не знаем. Вдруг заведёшь, куда-нибудь не туда? Пойдёшь в центре группы, а там видно будет.
   - Я тоже ни тебя, ни твоих молодчиков не знаю, - возразил Орех. - Впрочем, дело хозяйское. Могу и в середине группы идти. Мой шмот весь на мне. Вы когда выступаете?
  - Через пять минут - последовал короткий ответ и высокий парень отвернулся к своим.
  Орех отошел к костру, усмехаясь про себя. Он предполагал подобное развитие событий. Молодые любят покомандовать и лишний раз продемонстрировать свою крутость. На этом сталкер и сыграл. Находясь в центре группы, отбиться, в случае чего, гораздо проще. А вперед лезть Орех и не планировал. Себе дороже. Тем более, что места незнакомые. Пусть другие добровольными отмычками поработают.
  Через пять минут группа пошла со стоянки. Сталкеры шли гуськом на расстоянии метра друг от друга. Первым шел широкоплечий блондин Растик. За ним Крикун. Потом Орех. Следом, - остальные трое. Колонна обогнула холм, вышла на асфальтовую дорогу и неспешно направилась на восток. Вокруг пока было тихо. По всей вероятности, дневное зверье ещё не проснулось, а ночное уже разбежалось по норам. Тихо гудела грави на склоне холма справа от дороги. Аномалия была не сильной, поэтому сталкеры двигались спокойно. Вместе с тем, Растик был насторожен и внимателен. Бросая перед собой болты, он, не смотря на равную поверхность и очевидность безопасности, всё равно внимательно следил за их полетом. Услышав гул гравитационной ловушки, Растик слегка отклонился влево. Так, на всякий случай.
  Из-за холма, примерно в двухстах метрах от него показалась развилка. Дорога делилась в этом месте на две колеи, одна из которых круто забирала на север - к объекту Радар-2. Об этом гласил насмешливый указатель в виде доски прибитой к стволу скрюченного ясеня. Цепочка сталкеров уже подходила к Т-образному перекрестку. Вдруг слева раздался грохот выстрелов, крики и рычание. Сталкеры, как по команде обратились в сторону этих звуков. Сработало неписанное правило Зоны: 'Услышал рык мутантов и шум боя, - поспеши на помощь'. Правда, ему следовали далеко не все. Ну так далеко не все в Зоне и выживали. Она как некий живой организм реагировала на каждый микрон своего громадного тела, уничтожала, спасала, карала и награждала каждого по своему усмотрению вне зависимости от статуса и личных качеств и заслуг сталкера. Для Зоны все равны, - и мутанты, и аномалии и надоедливые людишки, пытающиеся что-то своё сделать.
  Не смотря на жалкие попытки молодого высокого командира привести своих бойцов к порядку, сталкеры бежали нестройной толпой.
  - Держим строй, перебьют же всех! - рявкнул Орех.
  Его не прельщала перспектива глупой гибели. К тому же он оказался в гуще людей и в случае опасности кто-нибудь из них запросто мог оказаться на линии огня. А лишней глупой смерти тоже не хотелось брать на душу. После окрика подобие строя восстановилось. Но Орех нажил себе врага в лице молодого. На всякий случай нейтрал поставил себе в мозгу галочку, что от Крикуна можно ждать неприятности.
  Дорога на Радар слегка изгибалась и убегала за холм. Вот из-за этого поворота на бегущих сталкеров и вылетели псевдоплоти. Мутантов было около десятка. Всё произошло так неожиданно, что бойцы растерялись. Все, кроме Ореха и Крикуна.
  - По тварям огонь, - скомандовал лидер группы, явно копируя героя какого-то второсортного заграничного боевика.
  Сталкеры открыли пальбу, азартно пытаясь попасть по мечущимся перед ними мутантам. По характеру стрельбы Орех тут же понял, что с ним идут не просто новички, а люди, не нюхавшие пороха и знающие о стрельбе только по компьютерным играм. Ему почему-то стало тоскливо. Сталкер только не понял почему - то ли ему было жаль молодежь, то ли себя. Этого осознать Орех не успел. Вслед за первой волной мутантов, которую по малочисленности успели перестрелять, из-за холма выметнулась целое стадо плотей. Бойцы попятились. Они не ожидали такого бешеного напора вала визжащего мутировавшего мяса. Строй смешался. Секунда и мутатны могли смять молодняк, как свиньи капусту на грядке.
  - Всем рассредоточиться! - рявкнул Орех, решив, что лучше взять на себя управление этой толпой малолеток на себя. Так появлялся шанс выжить. - Выбрать всем свой сектор обстрела! Никому не лезть на линию огня соседа!
  Сталкеры приободрились, и порядок снова начал восстанавливаться.
  - Огонь по мутантам! Патроны беречь! - продолжал командовать Орех. - Бить по глазам, по носовым пазухам и в плечи! Это слабые места! Огонь по готовности!
  Загрохотали дружные выстрелы. Сталкеры уже палили не абы куда, а стараясь, насколько это было возможно, выцеливать места, указанные Орехом.
  - Не забываем соседа прикрывать! - крикнул нейтрал.
  При этом, в подтверждение своих слов, он дал короткую очередь в бок псевдоплоти, которая бросилась на выбравшего другую цель белоруса Растика.
  Откуда-то с правого фланга ударили очереди, отсекая мутантов от Ореха-сотоварищи. Бока плотей взрывались черно-красными брызгами. Чернобыльские твари с громким визгом валились наземь и подыхали, суча острыми копытами.
  - Помощь идет, ребята - воззвал Орех. - Веселее! Кто завалит больше мутантов, тому бутыль беленькой сегодня вечером! В погоню не лезем, добиваем тварей прямо здесь.
  Из-за деревьев справа со стороны базы 'Свободы' показались семеро бойцов в экзокостюмах. Скорым маршем, растянувшись небольшой цепью, они двигались в сторону дороги. Трое были вооружены ручными пулеметами. Остальные штурмовыми винтовками западного производства. Что это за оружие, Орех идентифицировать не брался. Но как винтовки выглядели, ему понравилось. Ведя непрерывный огонь по мутантам короткими очередями, спасители приближались. Через пять минут группы встретились. К этому времени почти все псевдоплоти были перебиты. Раненых добивали молодые сталкеры. Они были вполне довольны своими подвигами. Уцелели все. Даже раненых не было, не считая одного бойца, которого сбила с ног плоть. Но тот был, скорее, напуган, чем ранен.
  - Вы что, не смотрите ПДА? - накинулся один из бойцов в экзокостюме на Ореха. Голос из-за воздухофильтров шлема звучал глухо. Маску сталкер снимать не стал. - Наши с Заслона передали о прорыве волны мутантов со стороны Радара. Вас бы потоптали, если бы мы не подоспели.
  Ореха явно приняли за командира группы.
  - Виноват. Как-то не учёл такой ситуации - повинился сталкер. - Но группу веду не я. К тому же я впервые в этой части Зоны.
  - Я командир - вышел вперед Крикун. - Это я веду группу. Далеко до складов?
  - Они рядом, - ответил человек в экзокостюме. - 'Свободе' нужна ваша помощь.
  - Какая?
  - Следующая волна идет на наш заслон. Поможете? 'Свобода' не забывает своих друзей.
  - Мог бы не спрашивать - обиженно бросил Крикун. - Конечно же идем. Веди.
  Через десять минут колонна из полутора десятков сталкеров трусцой добралась до рубежа. На самом деле Заслоном это место назвали исключительно по недоразумению. Просто дорога, которая вела в сторону объекта Радар шла между холмами. Когда-то советские ещё строители и проектировщики решили, что в этих местах проложить асфальтовое шоссе будет наиболее оптимально. Скоростной магистрали не получилось, но местным жителям вполне хватало трассы, соединявший первый в мире 'город мирных атомщиков' с деревнями и селами. Этой дорогой пользовались, в том числе ликвидаторы и правоохранители еще в далеком 1986 году, во время устранения последствий первой аварии. Позже, - ученые и военные, выезжавшие с рейдами в Припять. Теперь этим путём ходят только смельчаки. Да ещё и мутанты, стада которых выплескивались по направлению от Радара. То есть как можно дальше от эпицентра выброса. Свободовцы назвали это место Заслоном. Они перекрыли дорогу и часть склонов чем могли, создав причудливую баррикаду. Она состояла из разных объектов, - строительной техники и крупного мусора, остовов автомобилей, каких-то бетонных блоков и прочего подобного хлама. Склон холма справа был изрыт индивидуальными ячейками. Левый фланг баррикады представлял собой два поставленных вплотную кабинами друг к другу и бортами в сторону Радара остова маршрутного "Икаруса". Линия обороны как раз отделяла небольшую холмистую равнину от поросших лесом скал. Территория за баррикадой казалась зловещей и таинственной, тени, сгустившиеся под деревьями, таили неявную угрозу.
  Гарнизон этого Заслона был, также, мягко говоря, разношерстный и совершенно непостоянный. Бойцы приходили туда, участвовали в обороне, гибли или уходили обратно, кто-то возвращался. Постоянного контингента на этом посту, в общем, не было. При этом, количество защитников удивительным образом было таково, что его хватало для отражения либо волн мутантов, идущих со стороны Припяти, либо атак бандитов или ещё кого малоизвестного приходящего из Мёртвого города.
  Новоприбывших быстро расставили по местам. Командовавший здесь седоусый сталкер с уставшими глазами, которого все называли Батя, распределял бойцов таким образом, чтобы сталкеры с тяжелым вооружением, - пулеметами и штурмовыми винтовками, были поставлены в центре, а с лёгким - по флангам. Орех со своим АКМом оказался в самой середине баррикады - на самом опасном участке. Нейтрала утешало только то, что его позиция оказалась поднятой над дорогой на целых полтора метра. Его, в отличие от Крикуна-сотоварищи поставили на импровизированный балкон, состоявший из бетонной плиты, водруженной на стоящие на торцах бетонные же трубы. Да еще утешительным призом являлось нахождение рядом ребят в экзокостюмах и с ручными пулеметами. Орех злился и досадовал на себя, что поддавшись чувству толпы, рванул на Заслон, на помощь неизвестно кому. Добро бы, если б был пуст, а то с полным рюкзаком денег и хабара. Пропасть тут с таким богатством не хотелось. Радовало то, что он окажется над волной мутантов. Известно, что ни кабаны, ни псевдоплоти не прыгают. Так что риск был минимален. Но, если среди копытных появится что-то иное, - псы, например, или кровососы, то опасность гибели возрастает. Эти твари были прыгучими и могли запросто взять эту высоту. Если же вылезет псевдогигант, то защитникам баррикад тем более может не поздоровится. Эта зверюга, кроме габаритов и веса обладала еще одним свойством - гравитационный удар. Не сильный, но достаточный, чтобы сбросить зазевавшегося сталкера под копыта кабанам или плотям.
  Однако без риска жизни в Зоне нет. Хочешь спокойной старости, - возвращайся на Большую землю и садись в офис клерком или торгуй носками на базаре. Здесь же каждый шаг был связан с угрозой для жизни, даже в, казалось бы, спокойном, местечке. Не понимающий этого, либо погибал сразу, либо становился легендой. Эта мысль возникла и пролетела в голове Ореха во мгновение ока, потому что над деревьями за Заслоном взмыла красная ракета. Сработала система оповещения.
  - Без команды не стрелять - донеслось с левого фланга.
  Там находился самопровозглашенный командир гарнизона, - Батя. Говорили, что на Заслоне он был уже второй год, заменив погибшего Майора. Батя и впрямь выглядел вполне героически. Высокий, статный, широкоплечий, он был похож на былинного богатыря. Как говорят памирские киргизы, - большой, как гора, голос, - как выстрел. Только нос картошкой, вислые усы и широкая, неподдельно добрая улыбка делали его внешность простецкой донельзя. Оружие у него было, разумеется, лучшее - германский автомат G-36 со встроенным подствольным гранатометом и потрясающей оптикой.
  - Без команды не стрелять, - повторно донеслась команда, выкрикиваемая во всю мощь широченной груди.
  - Без команды не стрелять! Без команды не стрелять ... - понеслась команда по цепочке от одного бойца другому. Повторил её и Орех, хотя сталкер был искренне уверен, что этого не требовалось. Все защитники баррикад слышали этот призыв. Тем не менее, порядок он на то и есть, что его надо соблюдать.
  Мелко задрожала земля. Где-то рядом слева задребезжала какая-то неплотно прикрученная железка. Вдалеке раздался мерный гул, издаваемый сотнями ног, бьющими в зараженную землю. Кроны деревьев затряслись, и это не был результат сильного ветра или сейсмического толчка. Не опавшие ещё листья обильно сыпались на асфальт. Из-за стволов показались первые мутанты. Бегущие впереди кабаны выстроились клином и пылили почище танковой цепи, идущей в атаку. За ними угадывались круглые спины плотей.
  'Прямо, как средневековый рыцарский клин' - подумал Орех.
  Волна животных показалась уже на краю леса. Первые шеренги мутантов находились уже в ста метрах от баррикад. Напряжение возрастало. Оно чувствовалось, будто живое. Рядом с Орехом боец 'Свободы' нетерпеливо топтался на месте, нервно лапая свой автомат.
  'Скорее бы уж, - подумал Орех. - Вот-вот ребята шмалять начнут без команды'.
  - Центр огонь! - рявкнуло с левого фланга.
  И центр баррикады взорвался грохотом и свинцом. Дробно стучали G36, сухо щелкали британские IL-86 и АКМы, тявкали М-16, с треском выплевывали смертоносные куски свинца пистолеты-пулемёты фирмы 'Хеклер и Кох' UMP и MP5, в унисон ревели 'Печенеги' и 'Корды'. Все выстрелы слились в один громоподобный и смертоносный рев. Скорость движения мутантов замедлилась. Крупнокалиберные пули, попадая в тела, вырывали из них куски плоти и выбивали черно-красные фонтаны. Передние животные, получив смертельную дозу свинца, вставали на дыбы, валились под копыта напирающих сзади. Создалась свалка и толкотня. Тем не менее, волна мутантов худо-бедно докатилась почти до самой баррикады, подставив свои бока под фланкирующий огонь других сталкеров.
  Поднялась туча пыли, которая накрыла место побоища. Умирающие мутанты бились на земле, хрипели и громко кричали от боли. Одна из плотей чудом прорвалась к баррикаде. Тварь выскочила из-за туши громадного припять-кабана, который не дошёл до преграды всего каких-то десять шагов. Оттолкнувшись от трупа, плоть каким-то чудом запрыгнула на баррикаду, зацепившись измененными копытами своих передних лап за барьер. Мутант оказался аккурат между Орехом и стоявшим рядом свободовцем. Нейтрал не успевал что-либо предпринять. Он менял в этот момент магазин. Боец же 'Свободы' с 'Печенегом' уничтожить тварь не мог, - она оказалась в 'слепой зоне' его пулемёта. Плоть попыталась перевалить через загородку. Но что-то ей мешало. Тварь бешено завизжала и попыталась зацепить свободовца копытом.
  - А-а-а-а! - закричал боец, пытаясь выйти из-под удара, сбить мутанта очередью и при этом не задеть пулями своих.
  Но у него не получалось. Свободовец, даже усиленный экзокостюмом, не успевал развернуть громоздкий 'Печенег'. Плоть, между тем бешено хлестала роговым колом, в который переродились копыта домашней свинки, воздух, и каждое движение её оружия было все ближе и ближе к бойцу 'Свободы'.
  Видя это, Орех бросил перезаряжать автомат и, выхватив пистолет из кобуры, разрядил в глаз мутанта всю обойму. Плоть хрюкнула и обмякла на загородке. Матюгнувшись, нейтрал пинком сбросил тушу мутанта вниз.
  - Сейчас бы сюда защитников животных - весело и зло крикнул он свободовцу. - прямо под копытца.
  Тот только кивнул благодарно. Оторваться от стрельбы боец не мог - плоти и кабаны продолжали наседать.
  Смешанное стадо никак не заканчивалось. По подсчету Ореха, под пулями сталкеров погибло уже около сотни голов зверья, но копытные всё напирали и напирали. Между спин мутантов начали подниматься столбы разрывов. Это менее терпеливые защитники рубежа пустили в ход ручные гранаты. Звуков взрывов Орех почти не слышал. Сталкеру уже давно заложило уши от грохота выстрелов вокруг. Нейтрал давно не участвовал в таких вот массовых длительных, как ему казалось, побоищах. Впрочем, реального времени прошло не так уж и много - каких-то десять - пятнадцать минут. Но даже за этот кроткий промежуток, скупо расходуя боезапас, прижимистый Орех не заметил, как расстрелял почти все заряженные магазины. Сталкер понял это, когда достал последнюю связку (так называлась конструкция из двух перетянутых между собой изоляционной лентой магазинов-рожков). Отстреляв последние патроны, Орех приблизил лицо к шлему соседа-свободовца.
  - Мне надо отойти на вторую линию. Перезаряжусь и вернусь! - крикнул он бойцу группировки.
  Тот молча кивнул головой и продолжал палить из пулемета. Правда, уже более короткими очередями. Патроны заканчивались и у него. Под ногами свободовца уже валялись сотни отстрелянных гильз.
  Орех уже собрался ретироваться. Даже опустил автомат стволом вниз. И в этот самый момент Зона наказала его за беспечность. На парапет вскочил кровосос. Он материализовался буквально из воздуха и явил свою жуткую красоту стоящим на первой линии Заслона сталкерам. Бойцы ничего не успели сделать, как мутант схватил своими ручищами Ореха и потащил к себе. Ноги сталкера оторвались от земли, и он почувствовал, что сейчас умрёт. Кровосос не был голоден, иначе бы давно сбежал. Он был напуган перспективой Выброса и разозлен препятствием. Поэтому он старался расчистить себе путь и уйти на безопасную территорию. Но при этом, выбрал явно неудачное место прорыва. Он ухватил Ореха за плечи и оторвал от досок балкона, намереваясь отшвырнуть сталкера подальше. Перепуганный нейтрал выпустил автомат и лапнул рукоять пистолета. Но с проклятием вспомнил, что он не поменял обойму после расстрела плоти. В панике шаря по разгрузке в поисках хоть какого-то оружия, сталкер наткнулся за рукоять ножа, выхватил клинок и вонзил холодное оружие притянувшему нейтрала к себе мутанту подмышку, а потом два раза в шею. Это произошло настолько стремительно, что время на прочтение данного абзаца хватило бы на совершение пяти таких эпизодов. Мутант взревел, из его шеи хлынул фонтан черной крови. Видимо, клинок Ореха перехватил какие-то важные жилы. Кровосос сжал сталкера своими пальцами так, что уже нейтрал завопил от боли. При этом мужчина продолжал слепо бить кровососа ножом в голову и в шею. Вдруг мутант хрюкнул, хватка ослабла и оба - человек и кровосос рухнули. Орех - со стороны балкона на пол, а чернобыльская тварь - за пределами защитного барьера. Краем глаза сталкер заметил, что вместо правого глаза мутанта зияет кровавая рана. Что за оружие её нанесло, осталось для нейтрала загадкой, потому что он вдруг услышал, что наступила тишина. Не грохотали выстрелы, не ревели мутанты, не взрывались гранаты. Бой закончился.
  - Всем отбой! - словно в подтверждение донесся дружеский рёв Бати с левого фланга.
  Нейтрал поднялся, тряся головой. В ушах еще стоял предсмертный вопль кровососа. Перед глазами плясали звездочки. Орех пошатнулся, пытаясь найти точку опоры, схватился за оградку парапета. Дружеские руки не дали упасть сталкеру, придержав его плечи.
  - Твою мать, откуда эта зверюга взялась? - пробасило над ухом.
  Орех поднял глаза. Над ним возвышался давешний сталкер в экзокостюме и с пулеметом. Забрало бронешлема было открыто, и на Ореха дружелюбно таращились круглые серые глаза.
  - Но ты тоже не промах, как я погляжу. Искромсал кровососине всю харю - продолжал свободовец. - и как ты не сдрейфил, просто в толк не возьму! Меня Звонарем тут кличут.
  Свободовец протянул свою широченную ладонь.
  - Меня Орехом называют - нехотя пожал руку нейтрал.
  - Ты, я гляжу, ни в какой группировке не ходишь?
  - Да, я сам по себе - Орех начал приходить в себя.
  Сталкер осмотрел одежду, снаряжение. Убрал нож, предварительно очистив клинок. Достал пистолет и сменил в нём обойму. Все эти действия нейтрал совершал механически. Тело само помнило, что и как ему делать. Мозг же пытался осознать, что случилось. В голове Ореха крутилась одна фраза 'я убил ножом кровососа'. Нейтрал был потрясен. Нет, не осознанием того, что справился почти без оружия с одним из опаснейших созданий Зоны, а тем, что случилось вообще. Орех никогда не отличался героическими поступками да и смельчаком не слыл. Без нужды никогда не лез вперед, не делал отважных заявлений, не бросался навстречу опасности. Вот, если возникнет острая необходимость, ситуация, выходом из которой будет либо гибель, либо жизнь и процветание, Орех проявлял чудеса храбрости. А в данном случае, он чуть не стал пищей для мутанта, но выжил, победив, скорее, случайно, с перепугу.
  - Так давай к нам, в 'Свободу', - вернул Ореха в действительность увесистый хлопок по плечу.
  - Что докопался до мужика, Звонарь - раздался над ухом не успевшего ответить на лестное предложение Ореха знакомый бас. - Где тот боец, который кровососа ножом уложил? Все о нём говорят, я тоже взглянуть на него хочу.
  - Да вот он, - ещё один хлопок по плечу от Звонаря чуть не швырнул Ореха на пол балкона. - Он мне жизнь спас. Подстрелил плоть.
  - И теперь об этом жалею - проворчал Орех, потирая ушибленное место.
  Батя, а подошедший сталкер был именно им, и Звонарь рассмеялись.
  - Ну ты молодец, мужик, - похвалил командир гарнизона Заслона. - Спасибо тебе за Звонаря. Он у нас душа всей 'Свободы'. Чтоб мы делали, если бы он погиб.
  И Батя протянул Ореху свою широкую, мозолистую ладонь. Отвечая на крепкое рукопожатие, нейтрал думал, что ещё вчера он целился в соклановцев этих славных ребят в свою оптику.
  - Так, сентименты закончили, - через минуту сменил тон Батя. И рявкнул: - Всем кто помог, спасибо! Основной гарнизон остается, остальным лучше уйти. Через пару часов начнется выброс. Рядом военные склады. Они всех смогут приютить. Здешние бункеры вместят только ограниченный контингент.
  'Странно,- подумал Орех. - До Выброса, по информации от сталкеров на Ростоке оставалось около трёх суток. Почему он раньше времени идёт? Или кто-то ошибается.'
   Однако, никто не думал шутить. Сталкерам было дано десять минут на сборы. Этого хватило Ореху, чтобы набить патронами три связки. Остальные нейтрал планировал заполнить у гостеприимных свободовцев. Звонарь пообещал ему 'теплый приём, хороший ночлег и мягкую женщину на ночь'. Эту концепцию отдыха Орех не очень разделял. Он не был против душа, продолжительного сна хотя бы на не застеленом матрасе и обильного завтрака. Как раз по подсчетам сталкера должно было быть около десяти утра. Но женщины ему в данный момент вовсе не хотелось. И не потому что он был импотентом или извращенцем каким, - просто не хотелось и всё тут.
  Спустившись с балкона и ощутив под ногами твердую землю (балкон, несмотря на то, что был частью крепкой конструкции, все ж регулярно подрагивал от передвижения сталкеров и ударов врезавшихся в основание мутантов), Орех огляделся. Повсюду валялись туши кабанов и плотей. Кое-где виднелись трупы псевдопсов. Но их было мало. Тела нескольких погибших сталкеров их товарищи уже выносили с поля боя - за Заслон.
  Орех заметил группу, которая состояла из трёх сталкеров, расположившихся чуть поодаль от остальных. Один сидел на заваленном на бок бетонном блоке и зажимал рукой кровоточащую рану на руке. Правая нога его, судя по потемневшей штанине выше колена тоже была ранена. Видно, что мужику досталось прилично в этом бою. Двое других стояли рядом - по обе стороны от сидящего. Тот, кто находился справа, копался в разгрузке, что-то выискивая. По распаленным, ещё злым лицам было видно, что они так же, как и Орех, только что вышли из боя. Судя по отсутствию нашивок и каких-либо опознавательных знаков, двое из них были, такими же, как Орех нейтралами-одиночками. Третий причислял себя к 'Свободе'. Об этом свидетельствовали соответствующие опознавательные знаки на куртке.
  Не смотря на то, что, казалось, бойцы сидели рядом с Заслоном, создавалось ощущение, что проходящие мимо люди просто не замечали их присутствия. При этом контуры сталкеров были какие-то смазанные, будто находились они за грязным стеклом, которое не протиралось какой-то нерадивой хозяйкой очень давно. Нейтрал попытался в лица сидящих сталкеров, но у него не получилось. Черты все также плыли. Орех уже решил, что это его личный мираж или галлюцинация, как вдруг бойцы заговорили.
  - Мля, откуда такие волны мутантов, мужики? Раньше ведь не было.
  Сталкер, сидевший на лежащем прямо на траве бетонном блоке, шумно втянул воздух сквозь стиснутые зубы и вколол себе в руку обеззараживающую сыворотку чуть выше кровоточащей раны.
  - Да гонишь, Обрезок, - не поверил второй.
  Он во время диалога накладывал своему собеседнику тугую повязку на ногу, пытаясь остановить текущую из длинной раны кровь.
  - Чего ж гоню, Шрпиц? Пять лет назад волны мутантов пёрли из Тёмной долины, а теперь с Радара.
  - С Радара тоже было. Реже, но было. А из Тёмной долины и сейчас прут регулярно. За день до Выброса, обычно, - в диалог вклинился какой-то свободовец, стоявший рядом с этой странной парой.
  - Тебе-то откуда про Тёмную долину знать? - ухмыльнулся тот, кого назвали Обрезком. - Вы даже на Свалку больше не суетесь. А выход из Тёмной долины и вовсе 'Долг' до сих пор контролирует. Иногда, бандюки, конечно или нейтралы. Но точно не 'Свобода'.
  - А вот знаю, - уклончиво ответил свободовец, поворачиваясь к Обрезку. - Я ж не всё время под этим флагом бегаю.
  - Ну, просто сборище ветеранов Зоны, - насмешливо процедил Шрпиц, заканчивая перевязку ноги Обрезка. - Вставай, давай. Пошли до базы 'Свободы'. Подлечиться пора.
  - Да я вообще думаю, что Радар давно не работает - заявил вдруг Обрезок громко.
  Взгляды окружающих его двоих бойцов тут же вперились в одиночку.
  - А ты это проверял? - спросил Шприц.
  - А ты давно видел кого-то из 'Монолита'? - дерзко ответил одиночка. - Лично я года два-три уж как не наблюдаю. А они всегда оттуда приходили из Мёртвого города.
  - Кто знает, какие у них, в Припяти, там дела. Может, поубивали их всех, а может и взгляды изменили.
  Дальнейшего диалога Орех не слышал. Следуя за Звонарём, нейтрал отправился за гостеприимные стены военных складов. Сталкеров, ведущих такие странные беседы, нейтрал так и не смог рассмотреть. При попытке сфокусировать зрение, черты их лиц начинали расплываться, а контуры их тел дрожали и всё норовили исчезнуть, как голограмма в фантастическом фильме, передаче которой мешают помехи. Но Орех счел этот эффект усталостью и стрессом, который он испытал некоторое время назад. Даже в Зоне сталкер не каждый день воюет, хоть и места тут опасные.
  
  До базы 'Свободы' добрались за двадцать минут. Шли, практически, по прямой. Вместе с бойцами группировки и Орехом пошли также молодые сталкеры, с которыми нейтрал столкнулся на рассвете. Ребята хорошо проявили себя при защите Заслона. Никто из них не погиб и не был ранен. Напротив, все были архи-довольны. Кое-кто из них нарубил копыт кабанов и плотей и планировал их сбыть по сходной цене. Покушались даже на щупальца кровососа - по слухам яйцеголовые давали за нетронутые отростки хорошую цену, - но Батя строго сказал, что это - трофей Ореха, который, вне сомнений заслужил его. Часть тела мутанта была аккуратно вырезана Звонарем, упакована в специальную пластиковую баночку и торжественно вручена Ореху. При этом свободовец старательно закрывал от Ореха развороченное рыло мутанта. Нейтрал догадывался почему, но поднимать вопрос не стал.
  - А что, Звонарь, - поглядывая на ходу по сторонам, поинтересовался Орех, когда группа сталкеров направилась к военным складам. - А есть ли на базе место, где можно выгодно сбыть хабар, не возвращаясь на Росток к бармену или к иному барыге, и перевести деньги на счет в банке на Большой земле?
  - Конечно, есть, - ответил Звонарь. - Группировка многочисленна. Среди нас есть не только бойцы, как я, но и фермеры - собиратели, которые занимаются поиском и продажей артефактов, и даже те, кто занимается финансами. Не дрейфь, я договорюсь. Все будет в лучшем виде, братан.
  - Ну, спасибо тебе, - скупо ответил Орех. - Мне бы поспать чутка. Последние дни были более, чем беспокойные.
  - Выспишься, - пообещал Звонарь. - Вот-вот будет Выброс. Явление непредсказуемое. Длиться от нескольких минут до нескольких часов. Выспишься.
  Склады встретили вернувшихся сталкеров настороженно. Связано ли это было с предстоящим стихийным явлением или с иными событиями, Орех предположить не мог. Бойцы на воротах внимательно оглядели сталкеров. И только наличие ребят в комбинезонах с клановой эмблемой дало возможность нейтралам пройти на территорию базы без вопросов со стороны часовых.
  Военные склады были обнесены высоченным бетонным забором. За пятиметровыми секциями на земле базы на равных расстояниях друг от друга возвышались смотровые вышки. Вершину каждой из них венчал домик, в котором прятались от непогоды наблюдатели. Каждая вышка представляла собой миниатюрную крепость. На каждой из соединенных друг с другом лесенками трех смотровых площадках, обложенных мешками с песком, стояла тренога с крупнокалиберным пулемётом и три-четыре человека в гарнизоне. На самой верхней сидел снайпер. По периметру, таких вышек насчитывалось до двух с половиной десятков. К тому же подступы к базе группировки были тщательно заминированы. Причем мины были разные - от контактных, до срабатывающих от посланного с пульта электромагнитного импульса. В общем, хиппари хиппарями, алкоголики алкоголиками, а свою базу свободовцы превратили в неприступную крепость. Сталкеры пересекли мост, соединяющий два края обрыва. На дне обрыва, метрах в пятнадцати внизу виднелись железнодорожные пути. На полотне застыл тепловоз и три вагона. Орех не заметил, на ходу состав или нет. В данном случае это было не столь важно.
  - Ты хочешь бабло сбросить до Выброса или после? - поинтересовался Звонарь.
  - Да без разницы, - махнул рукой Орех. - Лишь бы сбросить. А то с собой таскать страшновато. Не ровен час. Случиться что. А много ли времени до выброса?
  Звонарь остановился на мосту и посмотрел в сторону ЧАЭС. Прищурился, приложил к бровям руку 'козырьком'. Понюхал воздух.
  - Час, может меньше, - оборонил он и продолжил движение.
  Орех усмехнулся и покачал головой. Ему показался странным и несколько лихим способ его спутника определять время начала выброса.
  На другом берегу обрыва по обеим сторонам дороги застыли два БТРа. Корпуса их были довольно обшарпаны, но сами боевые машины имели вид вполне востребованных и регулярно используемых агрегатов.
  - Стреляют? - кивнул на бронетранспортеры Орех.
  - Они ещё и на ходу! - гордо ответствовал Звонарь. - Солярки только в обрез, а то пощипали бы 'Долг' не по детски, да и в Припять бы скатались непременно.
  Орех только хмыкнул. Чтобы на складах было топлива в обрез - это нонсенс. Так что спутнику своему он не верил особо. Либо Звонарь сливает дезинформацию малознакомому сталкеру, либо кто-то из руководства намеренно придерживает солярку.
  От моста дорога расстраивалась. Две боковые рокады уходили в сторону почти под прямым углом и разбегались в разные края базы. Основная дорога тянулась дальше - к ряду административных зданий.
  - Всё, ребят, пришли - обратился Звонарь к Крикуну-сотоварищи. - Дальше вам в казармы или к бару. Смотря, что хотите.
  - Мы хотим в 'Свободу', - безапелляционно заявил Крикун.
  Ребята из его группы согласно закивали головами.
  - Тогда вам в казармы. Если командир вас примет, - счастлив буду поприветствовать новых членов клана. Если нет, - всё равно вы хорошие ребята, и я всегда буду рад вас видеть.
  Распрощавшись с командой Крикуна, Орех со Звонарем направились дальше. Свободовец привёл нейтрала в одно из административных зданий, тесным квадратом стоявших последи базы. Затем они долго шли какими-то коридорами, спускались в подвалы, поднимались на какие-то однообразные этажи. Помещения меняли друг друга, как однообразный пейзаж в дешёвой мелодраме. Таким образом минуло минут десять. Наконец, они остановились, и Звонарь постучал в какую-то железную дверь с маленьким окошечком на уровне глаз, напоминающем бойницу. Постучал как-то хитро. Орех не уловил как. Заслонка отъехала в сторону и в проеме показались чьи-то глаза.
  - Что надо, Звонарь? - неприветливо спросили из-за двери.
  - Хабар скинуть надо и бабло перевести на большую землю, - ответил свободовец. - Открывай, Хрыч. Тут все свои.
  - Для меня свои - это начальник 'Свободы' и зам по АХЧ. Остальные, - попрошайки, - отрезал Хрыч. - Какой хабар?
  - Богатый, - коротко ответил Орех.
  Хрыч как-то неопределенно хмыкнул. Заслонка захлопнулась. Вслед за этим за дверью что-то захрипело, грюкнуло, зажужжало и железная плита стала медленно открываться. Этот процесс занял полминуты. За это время Орех успел оценить толщину железа. Наконец, дверь открылась, и на пороге появился Хрыч, собственной персоной.
  - Так это же другое дело, - сказал он, изображая приветливую улыбку. - Милости просим.
  Хрыч был обычным. Есть такие люди. Не высокие и не низкие, не толстые, ни худые. Лицом тоже не красавцы, ни уроды. Обычные, одним словом и все тут. Сталкер по прозвищу Хрыч был таким же. Сереньким, неприметным, обычным. Только этот человечек держал под контролем и все финансы группировки и руководил её экономической жизнью.
  Финансист пропустил сталкеров в небольшое помещение, почти всю площадь которого занимал деревянный стол. В противоположной от сталкеров стене была врезана еще одна дверь. По всей вероятности, там находилось еще одно помещение.
  - Выкладывай, - коротко приказал Хрыч.
  Орех не спеша распаковал хабар и разложил его перед местным барыгой. Судя по тому, как у Хрыча вспыхнули глаза, добыча была более чем достойной. Но свободовец был опытным торгашом и тут же накинул на лицо маску брезгливого безразличия. С показным пренебрежением он принялся копаться в принесенных Орехом артефактах, критикуя каждый из них, старательно сбивая цену.
  Орех возмутился, - такого не позволяли себе ни торговец в Деревне Новичков, ни бармен на базе 'Долга', ни какой иной из ранее встреченных им барыг. Да, они существенно занижали цену, но чтобы опускать её дальше самой низкой оценки, - такого не было никогда. Сталкер уже готовился собрать свою добычу, но Звонарь, строго глянув на Хрыча, твердо сказал:
  - Это свой. Заплати, как положено.
  Хрыч состроил рожу, будто мелкий бизнесмен, обираемый налоговыми полицейскими, прикидывает, чем кормить детей в ближайший месяц, но на удивление покладисто согласился.
  - Клан убытки терпит, - только проворчал он.
  И назвал Ореху более чем приемлемую сумму. Примерно ту, на которую сталкер и рассчитывал.
  - На своих не зарабатываем, - отрезал Звонарь.
  - Мне ещё деньги эти перевести надо. - сказал Орех. - и вот эти ещё тоже.
  И нейтрал извлек из рюкзака пачку банкнот, которую получил от Вольта, плюхнув её на стол. Хрыч хрюкнул, разглядев номиналы банкнот, на секунду закатил глаза, будто подсчитывая что-то в уме. После этого свободовец выдал размер комиссии.
  Орех ахнул. Процент был более, чем солидный.
  - А что ты хотел? Операция и так полузаконная, налогом не облагается, плюс, процент банку, через который пойдет перевод на большой земле. Ну, плюс комиссия банку 'Свобода-инвест' за операции.
  - Не хило зарабатывают банкиры, - покачал головой Орех, утирая внезапно выступивший на лбу пот. - Брошу этот рыбный спорт вонючий, организую себе банк.
  - Гхм, - кашлянул с угрозой Звонарь, вперяв тяжёлый взгляд в торговца.
  - Ладно-ладно, - примирительно поднял руки Хрыч и на его лице снова появилось выражение обираемого налоговой мелкого бизнесмена.
  При этом, процент упал вдвое против первоначально названного, оставаясь, правда, все равно достаточно большим.
  Звонарь вопросительно поглядел на Хрыча, но финансист уперся.
  - Всё, больше скинуть не могу. Сам понимаешь, корпоративная этика. Да и этот процент уже минимальный и без нашей комиссии. Мы не можем нести убытки из-за любого нейтрала, который, по слухам, спас тебе жизнь.
  Орех пожал плечами:
  - Так, значит так. Пусть будет. Переводи. Вот номер счета - и протянул Хрычу бумажку с набором цифр, которую предусмотрительно извлек из поясного кармана.
  Перед этим 'щедрым' жестом нейтрал подсчитал в уме потери. Даже с накрутками местного финансиста денег хватало на оплату сынишкиного лечения с лихвой. И ещё на обратный билет из Германии в Россию оставалось. Да что там обратный билет! Можно было просто в Европе обосноваться или нанять адвоката, который бы неверную жену раздел-разул и сына отсудил в пользу Ореха. Ещё и нынешнего жениного хахаля пощипал бы. Впрочем, до этого нужно было еще из Зоны выбраться целым и невредимым.
  - Часть денег, - Орех назвал Хрычу сумму, - переведешь вот на этот счет.
  Нейтрал передал финансисту еще одну бумажку с другим набором цифр.
  Барыга понимающе хмыкнул и забрал листок. Затем он сгрёб со стола деньги, собрал в извлеченный из-под столешницы контейнер артефакты, и ни слова не говоря, удалился в другую комнату. Через десять минут он вернулся, неся в руках бумажки Ореха с номерами счетов.
  - А как я узнаю, что деньги переведены? - поинтересовался нейтрал. - Чеки будут? Или хоть какое-то подтверждение?
  - А может тебе еще выписку со счёта с указанием номера операции? - ехидно осведомился Хрыч.
  - Не помешает, - ощетинился Орех, кладя руку на рукоять пистолета.
  Сталкер страсть не любил, когда его обманывали даже по мелочам. А тут такие крупные суммы! Да еще не ему самому, а ребенку на срочную и тяжелую операцию.
  - Полегче, боец, - ощетинился уже Звонарь. - В 'Свободе' своих не обманывают. У нас между своими доверие. Все друг другу на слово верим.
  - Оно и видно, - процедил Орех, не убирая руки с оружия.
  Большим пальцем он расстегнул застежку, фиксирующую пистолет и теперь был готов воспользоваться им в любой момент в зависимости то того, как будут развиваться события.
  Повисло напряженное молчание. Орех внимательно смотрел на Хрыча. Звонаря, впрочем, тоже держал в поле зрения. Кто знает, что тот выкинет, если нейтрал покусится на жизнь соклановца? Никогда ж не знаешь доподлинно, даже если ты до этого спас изменнику жизнь. А как в Зоне меняют альянсы, Орех был в курсе, и не понаслышке. Как предают друзья и как обманывают с деньгами вчерашние партнеры, сталкеру также было хорошо известно. Именно поэтому он сделал небольшой, еле заметный, шажок в сторону от Звонаря чуть повернулся к нему боком.
  - Ладно, будет тебе чек, нейтрал. Но это всё... - злобно буравя нейтрала взглядом, прошипел Хрыч. - больше ничего не проси.
  - А мне больше и не надо, - пожал плечами Орех и убрал руки с оружия. - И, кстати, я ничего не просил.
  Хрыч молча исчез за дверью и через десять минут вынес нейтралу несколько бумажек, с отпечатанными на них цифрами.
  Свободовский аналог Бара напоминал стандартную армейскую столовку. Это и не мудрено с учетом места, где она располагался. Только находилась она в пяти метрах под землей. А так, - стандартное заведение общепита. Грубые столы, за каждым из которых могло уместиться по десять человек, стоящие в два ряда по одиннадцать штук, стойка, за которой выдавали еду и продавали пойло. В отличие от Бара на базе 'Долга', где барыга продавал всё, кроме воздуха и места за столом, 'Свобода' кормила своих бойцов. За спиртное, правда, приходилось платить. Но член группировки вполне мог раскошелиться, если хотел принять чего покрепче. Деньги у свободовцев водились.
  После совершения всех финансовых операций Ореху страстно захотелось выпить. Тем более, что торопиться уже было некуда. По информации, полученной через средства голосового оповещения базы, а проще говоря, развешанных по всем помещениям динамиков, нейтрал был в курсе того, что Выброс уже был на подходе, первые его признаки наблюдатели уже заметили. Сколько он продлиться - полчаса или весь остаток дня не знал никто. К тому же гостеприимный Звонарь пригласил Ореха хотя бы переждать на базе это стихийное бедствие локального масштаба. Уговаривать нового друга вступить в группировку свободовец перестал. Если отказался, - значит есть причины. В Зоне не было принято допытываться у товарищей о подоплеке их действий, если они не вредили общему делу, конечно же. Орех согласился переждать Выброс, а заодно решил заняться гигиеной - хотелось вымыться. Да и поспать в относительно нормальных условиях не мешало. На полянке в окружении Зоны вряд ли поспишь. Хотя даже в помещении среди дружелюбно настроенных людей тоже не разоспишься. Выброс - это такое явление, которое оставляет после себя абсолютно непредсказуемые изменения в Зоне - от неизвестных аномалий, появляющихся в самых неожиданных местах и расширения Зоны, до нового вида мутантов. Орех помнил историю своего знакомого - Хека, который устроившись на ночлег в безопасном, как ему казалось, в отношении Выброса месте, проснулся между жаркой, электрой и трамплином. Выбрался сталкер, по его же словам рискуя разбить себе голову о потолок помещения просто-напросто шагнув в трамплин. Орех этой сказке не очень верил, однако толики здравого смысла она лишена не была.
  По пути в столовую нейтрал попросил Звонаря отвести его к старшему, чтобы сообщить оговоренную с Вольтом информацию о штурмовых автоматах. К главе группировки их, конечно же, никто не пропустил, но второй помощник главы 'Свободы', отвечавший за контрразведку, - тощий сталкер по прозвищу Ваня Чтец, - поговорил Орехом охотно. Разговор происходил, что называется, тет-а-тет, в одной из комнатушек в подземелье под складами с грязно-желтыми каменными стенами и казенной мебелью. Орех слышал от одиночек, бродивших ближе к центру Зоны, что весь её центр изрыт подземельями. Некоторые говорили, что ходы уходили на много уровней вниз, кто-то, что подземелья распространились настолько, что можно было по этим путям попасть из одного конца Зоны в другой, не исключая Мертвого города и ЧАЭС. Исключением не являлись и армейские склады. Сидя за столом, напоминавшим обеденный, Чтец подробно выспросил у Ореха все подробности истории с захватом штурмовых автоматов наёмниками и того, как доблестные одиночки отбили оружие, перебив захватчиков всех до единого. Даже попросил показать на карте, где всё произошло. Второй помощник командира группировки пару раз неопределенно хмыкал в течение всего повествования. В ответ ничего не сказал. Только кивнул, поблагодарив, и отпустил Ореха восвояси. Ждавший за дверью Звонарь накинулся на сталкера с расспросами, но тот только отмахнулся. Ореху не понравился разговор. Он понял, что Чтец ему не поверил. Ни единому слову. Нейтрал уже жалел, что пошёл с информацией к руководству группировки. Но сделанного не воротишь. Орех уже начал было рассматривать вариант как бы неспешно, но не задерживаясь покинуть базу 'Свободы', пока оставалась хотя бы призрачная возможность. Но было поздно. Дрогнул под ногами пол, с потолка полетели чешуйки штукатурки. Начался Выброс. Поэтому сталкеру ничего не оставалось, как засесть в столовой группировки и залить алкоголем нехитрую армейскую еду.
  
  Если кто-нибудь расскажет, что питание в военизированной группировке 'Долг' самое аскетичное в Зоне, - плюньте тому в лицо. По сравнению с ним, рацион любого нейтрала был много скромнее. 'Свобода' в этом вопросе была далека от какой-либо аскезы. Конечно, гороховый суп, сечка с тушенкой, два куска ржаного хлеба, компот и две галеты были вполне стандартным армейским обедом, зато выдавались бесплатно любому сталкеру, которого пустили в столовую, и сопровождались стопкой неплохой, явно непаленой, водки. Все остальное, - колбасу, сыр, ветчину, нарезку любого мяса, белый хлеб, кондитерские изделия, иной, кроме водки алкоголь и прочие разносолы, можно было купить здесь же, в столовой по вполне подъёмным, даже для новичка, ценам. Тут продавали даже травку, причем прямо рядом с водкой. В общем, было все, что угодно душе сталкера.
  Орех взял 'халявушку', как его называли сами свободовцы, бесплатный комплексный обед, бутылку крепкого беленького и ещё кое-что по мелочи, типа колбасы и сыра. Он планировал наесться до отвала, вымыться и поспать часов шесть. В любом случае, информацию, которую Орех передал Чтецу, служба безопасности 'Свободы' сможет проверить не раньше, чем через сутки. Пока это улягутся последствия Выброса и основная масса сталкеров заполонит просторы Зоны в поисках лёгкой наживы. За это время вполне можно будет отдохнуть и спокойно покинуть это гостеприимное место.
  В процессе трапезы к нему подсел Звонарь и ещё двое неизвестных Ореху сталкеров. Мужчины молча работали ложками, периодически прихлебывая из стаканов. Быстро смолотив свою еду, бойцы лениво развалились на лавках и принялись неспешно обсуждать свои вопросы. Ореху представляться никто не собирался. Впрочем, последний и не особенно стремился заводить знакомства в этой группировке.
  - Слышь, Киряй - говорил один сталкер - мужчина лет сорока с кривым шрамом через всю правую щёку, - другому, отхлёбывая из граненого стакана компот, который он только что разбавил водкой в пропорции один к одному. - В рейд пойдем после Выброса? Хорошего хабара собрать можно. Васёк Механик говорил на днях, что просчитал этот Выброс и считает, что арты у 'Агропрома' густо улягутся. А ещё на Янтаре, сказал, будут.
  - Трепло этот твой Механик, Склифа, - цыкнув зубом процедил Звонарь, и веско добавил: - Когда это на 'Янтаре' артефактами можно было разжиться? Там же учёные сидят. Они всё подбирают раньше, чем наш брат-сталкер дойдет дотуда.
  - Я тоже про прогнозы Механика слышал, - заявил Киряй - кряжистый мужик с залысинами на круглом черепе. - Говорят вполне себе сносные. Одно настораживает, Слифа, что этот Механик говорить-то говорит, а, вот, сам в рейды по этим маршрутам не ходит.
  - Это как у врачей, - зло усмехнулся Склифа. - лекарства придумают, а испытывают на других.
  - Стоит ли тогда верить? - махнул рукой Киряй. - я, вот тут, от одного бродяги слыхал, тот в глубокий рейд ходил ажно в Мёртвый город, что в Зоне штука завелась такая. Аномалия не аномалия, артефакт, - не артефакт. Непонятно. Хрень такая, формой напоминает диск. Цвета неопределенного. Радужный весь. Висит себе, говорит, в полутора метрах над землей и вращается по часовой стрелке. И шипение издает, словно шланг перерублен паровой. А в радиусе десятка метров от этой хрени мутанты сидят. Просто сидят и ни на кого не кидаются.
  - И где видел? - недоверчиво протянул Склифа.
  - Говорил, что на окраине Припяти, - пожал плечами Киряй. - Другие сталкеры говорят, что это осколок Монолита. Появляется после Выброса. Висит себе в одном месте четыре дня. Исполняет одно желание первого, добравшегося до него сталкера. После чего дает сутки форы. Выйдешь за сутки из Зоны, - жив останешься. Не выйдешь, - любая тварь в Зоне тебя убивает и ничто тебе не поможет.
  - Слышал я про эту хрень. Про диск, в смысле, - заявил Звонарь. - От компетентных людей слышал. Они знавали одного нейтрала, который на этот диск набрел, желание загадал, да ещё из Зоны свалить сумел за сутки. Фартовый, говорят, сталкер. Диск ему попался где-то в районе Свалки. Живёт, сказали, теперь этот дядя на своем острове в Тихом океане, владеет двумя нефтяными платформами поблизости от этого острова, водку ведрами пьет, баб гарем целый завёл и в ус не дует.
  - Мда-а-а... - завистливо протянул Киряй. - свезло так свезло.
  Орех тихонько сидел на своем месте, доедая обед. Он внимательно прислушивался к разговорам. Сталкерские байки - неиссякаемый источник информации, которая, зачастую, оказывается правдой. Вон, про Монолит, который исполняет желания дошедшего до него сталкера, многие говорили. Мечтой любого бродяги было добраться до этого кристалла в четвертом энергоблоке ЧАЭС. Но этот артефакт мало кто видел и людей, которые до него добрались, тоже никто не знал. О них ходили только слухи, не более. Правда глубоко в Зону Орех всё равно не лазил, но идея исполнителя желаний будоражила и его ум. Казалось, как просто - нашёл искомое и все твои желания исполнены. Или хотя бы одно, но, непременно, главное. Как у Стругацких - Золотой шар. Правда в той книге его надо было найти. А, по слухам, тут есть монолит в четвертом энергоблоке. Его даже искать не нужно. Дойти только требуется.
  - Сказка все это, - махнул рукой Киряй. - Красивая, конечно, но сказка. Как сам Монолит, скорее всего. Просто центр Зоны - самое опасное здесь место. Вот и придумали торговцы, командиры группировок и прочая мафия, что в ЧАЭС есть некий исполнитель желаний, чтобы всякие глупыши и лошки лезли туда и таскали ценные артефакты или сведения из вышедших из-под контроля лабораторий. Ведь и то и другое бешеных денег стоит.
  - А как же группировка 'Монолит'? - Подал голос со своего места Орех. - Они же и охраняют подступы к ЧАЭС и к Припяти. По слухам, у них и идеология своя. Даже религия, не побоюсь этого слова. Как раз 'заточена' под существования Монолита. Не с неба ж они свалились?
  - Эта группировка такой же миф, как и то, то они якобы охраняют и во что верят. Группировка 'Монолит' - это армейские отряды военсталов и наёмники, несущие службу по охране Припяти от проникновения туда сталкеров, - тоном учителя, разъясняющего двоечнику прописные истины стал вещать Киряй. - Наверняка в Мёртвом городе и на станции куча яйцеголовых, которые испытывают там всякие штучки. Особенно последнее время.
  - А что с последним временем не так? - озабоченно спросил Склифа.
  - Я в Зоне уже шестой год, - менторским тоном вещал в ответ специалист по теории заговора. - за это время изменилось очень многое. Появились новые аномалии, новые мутанты - твари, кстати сказать, каких поискать. И все они вылезают из центра Зоны, а не прут с окраин. Следовательно, там есть что-то такое, что их порождает. Сама Зона раза три сильно менялась. Два раза увеличивалась, и один раз сильно сократилась. Это значит, на саму Зону кто-то или что-то воздействует.
  - Сам Монолит, булыжник то есть, и воздействует - перебил лекцию Звонарь. - немало народу побывало за Заслоном, проходили и через Радар. С потерями, но проходили. Его можно обойти с запада. Надо знать только проход через поле аномалий, что прикрывает с той стороны. Так вот, тот народ и говорил, что в Мёртвом городе нет никого и ничего, кроме бойцов с характерными тремя овалами мирного атома на эмблеме. И вооружены те бойцы были не в пример лучше нашего. А 'Свобода' не обделена оружием. Сами знаете.
  - Надо почаще спускаться в столовку, - раздался над спорщиками голос. - Глядишь, и поднаберусь сталкерской науки.
  Сталкеры, как по команде замолкли и повернулись на звук. Рядом стоял Ваня Чтец собственной персоной. Руководитель контрразведки насмешливо глядел на бойцов и слегка улыбался.
  - Что, байки травим? - спросил он, ни к кому не обращаясь.
  - Да мы, Чтец, того, спорили слегка - почему-то смутился Склифа.
  - Байки, значит, травите. А вахту кто нести будет? Тётя Петя с дядей Зоей?- пытливо разглядывая сталкеров, спросил контрразведчик.
  Он переводил взгляд с одного бойца на другого, но на Ореха так и не взглянул, словно того и не было вовсе. Нейтралу это совсем не понравилось. Он усмотрел в этой ситуации не очень хорошую для себя перспективу.
  - Да ладно тебе, Чтец, пацанов-то дрючить. Мы уж новостями зоновскими обменяться, что ли не можем? - попытался вступиться за сталкеров Звонарь.
  Но на руководителя свободовской контрразведки эта попытка не произвела ни малейшего впечатления.
  - Он, - палец Чтеца ткнул в сторону Ореха. - Может. Он гость и волен делать в пределах допустимого, что ему заблагорассудится. А вы - бойцы одной из сильнейших группировок Зоны и не вправе точить лясы направо-налево, разглашая тайны группировки, ибо любое ваше знание принадлежит 'Свободе' и только ей. Так что, доедаем, допиваем и быстренько разбрелись по вахтам.
  - А мы свободны от несения караульной службы, - заявил Киряй, смело глядя со своего места в глаза Чтецу.
  - Да? - тот обвел взглядом собравшихся.
  - Да, - дерзко ответил Киряй. - А тебе, чтобы набраться сталкерской науки следует не шепотки слушать и к честным пацанам прикапываться, а хоть раз в рейд с нами сходить.
  - У каждого своё место в группировке, сталкер, и свои обязанности. - Чтеца было сложно смутить. - Фильтруем.
  Второй зам главы группировки зло сверкнул на стакеров глазами и быстрым шагом удалился в сторону выхода.
  - Неприятный мужик, - передернул плечами Киряй.
  - И мутный, - согласно кивнул Склифа.
  - Какой бы ни был, он отвечает за безопасность внутри нашей группировки, - отрезал Звонарь. - С этим надо считаться. Тем паче, что нам с ним в рейд не ходить.
  
  
  Глава 3
  
  Через полчаса после обеда, принявший душ и поменявший бельё, Орех лежал на топчане в одном из казарменный помещений под армейскими складами. По словами спустившихся в подземелье сталкеров, Выброс уже закончился. Но последствия этого явления только предстояло изучить. Команды бойцов уже ушли расчищать пути близ базы группировки через возникшие аномалии. Ученые готовились пожинать свежий урожай артефактов. Поэтому выходить наружу без особой нужды не рекомендовалось. Хотя среди сталкеров бытовало мнение, что первые два дня после Выброса самые урожайные. Потом в течение недели можно встретить ещё хабара, но уже гораздо реже и меньше. Орех был на распутье. С одной стороны, свою задачу он выполнил - деньги на лечение сына достал и мог уже спокойно направляться к Кордону и покидать этот негостеприимный край. С другой, нейтрал понимал, что денег по выходе ни Большую землю у него не будет вовсе и следовало сколотить хотя бы минимальную сумму, - подъёмные, так сказать. Чтобы проще было адаптироваться после Зоны в реальном мире. У него, конечно, была небольшая схронка под одним пеньком в одной ложбинке с гребня которой Периметр был как на ладони. Но Ореху казалось, что этого мало. Так что сталкер пока не знал, куда он направится от армейских складов. Тем не менее, Орех решил не отходить от программы минимум и выспаться, пока есть такая возможность. Нейтрал лег в амуниции, как говориться, "не снимая броника и берцев". Сталкер есть сталкер, и он должен быть готов к любому развитию событий. Рядом с ним лежал рюкзак и оружие. Конечно, так спать было не очень удобно, но в Зоне, как известно, никто не спит. Просто дремлет.
  Несмотря ни на что, Орех провалился в сон, как в глубокий прорубь. Снилось ему всякая белиберда. Будто идет он один, без оружия и брони в каком-то заброшенном городе. Вокруг него снуют мутанты. Не только те, которых сталкер уже не раз видел в Зоне, но и какие-то другие, - никем никогда еще не виданные. И вся эта чернобыльская живность будто бы его, Ореха, не трогает. И ходит он, нейтрал, по этому городу, как по родной улице спокойно, безбоязненно. А вокруг артефакты лежат кучками и никаких аномалий.
  Проснулся Орех от того, что почувствовал чье-то присутствие. Он открыл глаза. Вокруг него стояли вооруженные бойцы 'Свободы'. Орех сделал движение, пытаясь встать и схватить оружие, но автомата на привычном месте, - у правого бока не обнаружил.
  - Спокойно, сталкер, - в поле зрения появился Чтец. - У нас тут к тебе пару вопросов появилось. Если ты чист и все это ошибка, - отпустим с извинениями и компенсацией, если нет, - не обессудь.
  Второй помощник главы группировки кивнул своим подручным. Далее последовал удар сзади чем-то тяжелым по голове, от чего сознание покинуло Ореха.
  Очнувшись, нейтрал открыл глаза. Но ничего перед собой не увидел. В первый момент Орех испугался, что ослеп. Но потом, бросив взгляд вниз, он разглядел очертания своей куртки и успокоился. Сталкера просто заперли в тёмном помещении. Сверху очень слабо пробивался рассеянный свет, слышались приглушенные голоса. Люди о чем-то яростно спорили. О чем, - Орех разобрать не смог, - жутко болела голова. Удар пришелся в затылок. Рассечения, кажется, не было, но наблюдались слабые симптомы сотрясения мозга. Сталкер лежал на боку, неудобно подвернув руки за спину. Когда глаза привыкли к освещению, нейтралу удалось немного рассмотреть помещение, в котором он находился. Точнее, ту его часть, которая располагалась в обозримом Ореху пространстве. Это была какая-то комната, явно носящая хозяйственные функции и не приспособленная под тюремную камеру. Справа от сталкера громоздились какие-то ящики. Справа стояли контейнеры, непонятного нейтралу назначения. По всему помещению стоял запах, представляющий собой смесь аромата металла, ружейной смазки и бытовой химии.
  'Я на складе, похоже,' - решил Орех.
  Он попытался поднять руки, чтобы ощупать многострадальную голову, но выяснилось, что они перехвачены веревкой у запястий и у локтей. Это и создавало неудобство, потому что затекшие в таком положении верхние конечности онемели, а выгнутая поневоле спина откровенно ныла.
  'Попался,' - обреченно думал Орех.
  Нейтрал пытаясь изменить положение тела и дать отдохнуть затекшим мышцам. Он клял себя за то, что пошёл к Чтецу. Мог ведь этого не делать. Они же договорились с Вольтом, что Орех пойдет к руководству группировки только при необходимости. Но нейтрал хотел, как лучше. Он думал, что своим рассказом поможет Вольту закрепиться и, фактически, пожарит доброжелательного и обязанного сильного соседа. Однако передав информацию, Орех тут же навлек на себя подозрение Чтеца. Возможно, какие-то сведения стали известны контрразведке 'Свободы', и её начальник, сложив два и два, решил задержать сталкера для допроса, который для нейтрала мог стать последним. Вот уж воистину благими намерениями мощёна дорога в ад!
  Ореху стало страшно. Ему очень не хотелось погибнуть так глупо - в застенках сталкерской группировки и тем более в такой момент. Он ведь сделал всё, что требовалось, всё, зачем пришёл в свое время в Зону. Добыл денег сыну на операцию. Зона, по всей вероятности, не любит жадных, хоть до денег, хоть до славы, хоть до власти. Не любит она и торопливых, и бросающихся своей удачей в угоду сиюминутного. Вот и устроила она Ореху подлянку. Сталкер догадывался, по какой причине его задержали, но не мог понять, какими сведениями располагал Чтец. Впрочем, что говорить, если в Зоне у тебя власть, ты мог упрятать в подвал любого просто так, по прихоти. Нейтрал клял себя за беспечность. Ему следовало направиться либо на Росток, либо к Сидоровичу, либо к любому из более мелких барыг, что обосновались в Зоне, обирая сталкеров, как липки. А после этого оставив ещё схрон с половиной амуниции, отдать вторую половину обалдевшему от счастья новичку, да и тикать через периметр в мир, на 'Большую землю'. А сейчас он даже не был уверен, 'упали' деньги на счёт, данный им Хрычу или финансовый воротила 'Свободы' его обманул.
  За дверью послышались грубые голоса. Их обладатели что-то обсуждали на повышенных тонах. Заскрежетал ключ в замке, скрипнули петли и комнату залил яркий свет. На самом деле лампа в коридоре светила посредственно, даже тускло, но Ореху после почти полной темноты и это показалось чуть ли не солнцем. В помещение одновременно шагнули двое. Они, не церемонясь схватили Ореха за руки. От резкого движения и возникшей в этой связи в запястьях боли, нейтрал закричал. Не обращая на это внимания, свободовцы поволокли Ореха куда-то по коридору, матерясь и чертыхаясь, ибо Орех был отнюдь не пушинкой. Постепенно, глаза сталкера привыкли к свету, и он уже различал коридор по которому его тащат. Кажется, нейтрал не бывал в этой части базы. После короткого, не более пяти минут, пути охранники, тащившие узника, остановились на пороге бункера, закрытого металлической плитой. Один из бойцов стукнул пару раз по железу, после чего заслонка отъехала в сторону. Ореха втолкнули в комнату, центр которой был ярко освещен. В круге света стоял стул. Остальное пространство терялось в темноте. Сталкер, поскольку не мог балансировать, упал на колени. Из глубины комнаты раздался скрипучий смех.
  - Посадите его, - приказали из темноты.
  Те же два мордоворота, которые тащили Ореха, подняли его и усадили на стул, довольно жестко припечатав к этому предмету мебели. Орех крякнул. Хотел было возмутиться, но подумал, что он не в том положении, чтобы проявлять недовольство. На допросах, а то, что он попал именно на допрос сталкер не сомневался, допрашиваемому создается максимум неудобства, чтобы вывести его из психологического равновесия. Это было необходимо дознавателю, чтобы с минимальными усилиями извлечь из 'клиента' максимум необходимой информации. Орех знал об этом методе - вычитал в какой-то книге ещё до своего сталкерства. Поэтому он старался сосредоточиться, чтобы не сказать лишнего и придерживаться той линии, о которой договорились с Вольтом. Тем не менее, Орех себе позволил высказаться. Сталкер хотел продемонстрировать, что он не понимает, почему с ним так обращаются, не сломлен и не собирается просто так подчиняться.
  - Полегче, - бросил он через плечо, - задница не казенная, чай.
  За что тут же получил по правому уху. В голове сталкера все зазвенело, в глазах потемнело.
  - Ещё хочешь? - с угрозой в голосе спросил кто-то сзади.
  - Я что, мазохист? - ответил Орех.
  В другое ухо ему, конечно же, получить не хотелось. Однако, если разговаривают, то есть шанс улизнуть.
  - Вот и я думаю, что не извращенец - проворчал все тот же 'кто-то сзади'.
  - Что вы от меня хотите? - спросил сталкер в темноту.
  - Информации, милейший, - почти ласково ответил Чтец, выступив на свет.
  - А по-другому спросить нельзя? - поинтересовался Орех.
  - А ща ещё по ушам схлопочешь, - пообещал кто-то сзади, для убедительности хрустнув костяшками пальцев.
  - По-другому, мил человек, нельзя, - чуть растягивая слова возразил контрразведчик. - Никак нельзя. Слишком много на кон поставлено. - И вдруг резко наклоняясь к Ореху, спросил, будто стилетом ткнул: - Что ты знаешь о грузе штурмовых автоматов?
  Орех чуть не попался. Он открыл, было рот, чтобы сказать, что не знает ничего о грузе, но вовремя изменил ответ:
  - Понятия не имею, о чем ты. Там были какие-то необычные пукалки. Но что это такое, не в курсах. И об их судьбе мне известно ровно то, что я тебе о них рассказал.
  - Ой, врешь, мил человек! Ой, врёшь!
  Чтец подступил поближе к Ореху и уставился ему в глаза. В руках контрразведчика появилась сигарета. Свободовец закурил, не отрывая взгляда, и выпустил дым в воздух.
  - А если я скажу, что выжил человечек из каравана, который описал тебя и твоего Вольта во всех подробностях. И то, что именно ты стрелял в наших братьев тоже рассказал. Что ты на это скажешь?
  'Там никого не должно было остаться в живых. Всех, кто остался, доели собаки, а потом добило Выбросом' - мелькнула в голове нейтрала отчаянная мысль.
  И Орех, собрав всю волю в кулак, сплюнул себе под ноги и прошипел, глядя Чтецу в глаза:
  - А зови, давай, своего человечка и посмотрим, кто из нас прав и кто кого расстреливал.
  - Внесите Акушера! - скомандовал Чтец.
  Где-то в темноте, по левую руку Ореха, возникло шевеление. Потом раздался недоуменный и чуть раздосадованный возглас. Затем в круг света выступил здоровенный детина в комбинезоне 'Свободы':
  - Слыш, Четц, ты ток не злись, но Акушер, кажись, того, - зажмурился.
  Контрразведчик так резко развернулся, что Ореху показалось, что следом за движением корпуса последует удар.
  - Что? - зловеще прошипел Чтец.
  - Помер, говорю, Акушер-то, - виновато пожал плечами здоровяк. - Сам понимаешь, тяжелое ранение, потом Выброс. Чудо, что наши его живым-то нашли.
  - А что здесь происходит? - поинтересовался Орех.
  Сталкер сообразил, что в стычке случайно уцелел один из свободовцев. То ли ребята Вольта его недострелили, то ли мутанты недоели. В общем, очнулся тот после ранения, спрятался куда-то и Выброс переждал. А потом его обнаружил патруль, который послало руководство группировки, чтобы отыскать пропавший караван. Видел выживший Акушер среди нападающих Ореха или нет, сталкер даже предположить не мог. Одно было понятно, - что информация об атаке каравана, поступившая от Ореха чуть раньше, подверглась тщательной проверке и перепроверке. Возникшее у Чтеца подозрение после того, как отыскали Акушера, привело к аресту Ореха.
  Услышав о смерти свидетеля, Орех приободрился. Кем бы ни был указанный сталкер, но его больше нет и, даже если он нейтрала и видел, то теперь указать на него не может. Следующий вопрос Чтеца подтвердил убеждения Ореха в том, что он остался непознанным.
  - Какое ты имеешь отношение к 'Долгу'?
  - К какому? К сыновьему или супружескому? - нагло глядя Чтецу в глаза, поинтересовался Орех.
  Спросил и слегка сжался, ожидая удара из-за спины. Но на удивление нейтрала наказания за наглость не последовало.
  - К группировке, - еле сдерживая ярость прорычал Чтец.
  - Я нейтрал, - ответил Орех. - В Баре на Ростоке регулярно зависаю, хабар Бармену сдаю. Но и только. А что?
  - Ничего, - злобно бросил Чтец и отвернулся.
  'Не склеивается у тебя тюремщик ничего, не склеивается' - злорадно думал Орех, опустив голову.
  Нейтрал боялся, что блеск глаз может выдать его. Чтеца сталкер, всё ж, побаивался.
  - У нас есть две возможности, выяснить правду. Пентотал - это раз!
  Чтец помолчал, будто о чём-то рассуждая про себя.
  - Сыворотка правды не дешёвая, - ответил ему жёсткий голос из темноты. - Здесь её достать особо негде, а наши запасы не столь велики, чтобы расходовать на какого-то залетного нейтрала.
  - Тогда остается взять всю группу Вольта и допросить их как следует, что да как.
  - Не дуркуй, Чтец, - возмутился давешний здоровяк, который докладывал о смерти собрата. - Акушер говорил, что напали должники. Зачем честных пацанов щемить? Или хочешь, чтобы кроме 'Долга' с нами и нейтралы воевали?
  - Мне похрен, - отрезал Чтец. - Мне надо понимать, кто отбил груз и где теперь этот груз.
  - Я сказал тебе, где ваши чертовы ящики, - почти крикнул Орех. - Что тебе ещё надо? Пойди их и забери, придурок недоделанный.
  - А ещё ты говорил, что моих бойцов атаковали наёмники, - запальчиво заявил Чтец.
  - А ещё я сказал, что они переоделись в экипировку 'Долга'! - парировал Орех.
  Чтец долго без слов смотрел на Ореха. Молчали и те, кто оставался невидим нейтралу.
  - В камеру его, - наконец сказал контрразведчик. - Завтра проверим сывороткой правды. Если сказал правду, - отпустим с извинениями и компенсацией, как я и сказал. Если нет, не обессудь, сталкер.
  
  Тюремщики привели Ореха совсем не в ту камеру, в которой содержали до допроса, а совсем в другую. В этом помещении уже имелась койка. Поверх топчана, который заменял матрац, было постелено грубое одеяло. Камеру освещала лампочка, вкрученная в плафон в потолке. Парашу заменяло ведро в углу. Умывальник, - старый чайник с проржавевшим носиком, стоявший у кровати.
  С Ореха сняли наручники и втолкнули внутрь.
  - Ну, хоть лечь можно не на пол, - пробормотал нейтрал, заваливаясь на койку ногами к двери. Та жалобно скрипнула под его тяжестью.
  Сталкер закинул руки за голову и уставился в потолок. Мысли в голову лезли самые разные. Одна другой страшнее. С одной стороны, Орех свою партию 'отыграл'. Информацию Чтецу слил. Причём, достаточно правдоподобную. Если ящики с автоматами не растащат случайно набредшие на них сталкеры или у Вольта не взыграет жадность, свободовцы отыщут свою пропажу и, возможно, Орех будет избавлен от процедуры с сывороткой правды. Если же нет, то здесь же, в подвалах военных складов, и сгинет бесследно, безвестно. Такая перспектива сталкера не пугала. В Зоне каждый день рискуешь и как-то невольно свыкаешься с этим. Мучила только одна мысль, - дошли ли деньги до заветного счёта или нет. Успели ли их вернуть из 'Свободы', да и планировали ли возврат? Ведь эти деньги Орех у Свободы не отнимал. Они достались ему другим путем, который в Зоне вовсе не считался зазорным. А его денежные дела контрразведку группировки, по идее, касаться не должны. Тем более, что Хрыч получил комиссию и весьма неплохую. Размышляя таким образом, Орех не заметил, как заснул. Измученный происшествиями последних часов мозг наконец дал возможность сталкеру отдохнуть.
  Проснулся сталкер от скрежета замка. Дверь кто-то осторожно пытался открыть. Орех несколько раз напряг и расслабил все, какие мог мышцы, заставляя кровь бежать быстрее после сна. Сталкер не знал, кто ломится к нему. На то, что Вольт узнал о его, Ореха, проблемах и пришёл ему на помощь, штурмом взяв базу одной из крупнейших группировок Зоны, нейтрал не верил. Значит, кто-то пришел с дурными мыслями, - например друзья покойного Акушера решили отомстить Ореху и тихонько удавить того во сне.
  Скрипнула дверь. Кто-то тихо, но, не особо скрываясь, вошёл и остановился у изголовья. Сквозь полуприкрытые веки Орех видел здоровенного детину в типичном комбинезоне 'Свободы' и с автоматом, повешенным на шею. За плечами детина тащил ещё какой-то мешок. Незнакомец нагнулся над Орехом, протянув к тому руку. Дожидаться окончания действия Орех не стал. Резко сгруппировавшись, он ударил ногой, целя незнакомцу носком ботинка в висок. Бугай оказался весьма быстр и неожиданный, по мнению Ореха, удар, не достиг цели, слегка чиркнув пришельца по голове.
  - Бляха-муха, Орех, хватит пинаться, - яростно зашипел свободовец голосом Звонаря.
  Окончательно открыв глаза, нейтрал увидел сталкера, спасенного им на Рубеже.
  - Звонарь ты?! Извиняй, принял тебя за палача, - вполголоса извинился Орех.
  - На, собирайся - так же шепотом сообщил Звонарь, скидывая из-за спины тюк со снаряжением. - Тут твоё оружие и отобранная амуниция.
  Когда Орех очнулся на складском помещении со связанными руками, на нём кроме штанов, футболки, ботинок и исподнего ничего не было. Свободовцы обобрали с него всё, досконально при этом обыскав.
  Нейтрал быстро собрался, облачившись снаряжение, проверил оружие. Как ни странно, все оказалось на месте. Не пропали даже салфетки, которые лежали в боковом кармане рюкзака.
  - Маску-фильтр опусти на лицо, - посоветовал Звонарь.
  - Чтец решил меня отпустить? - вместо благодарности спросил Орех, выполнив инструкцию свободовца.
  - Чтец? Нет, это моя личная инициатива.
  - Но ведь тебя... - начал было Орех.
  - Со мной ничего не случиться. Я - родственник главы группировки. И потом, - ты мне жизнь спас. Я не могу допустить, чтобы тебя пристрелили, даже если ты в чем-то замешан. А теперь пойдем скорее. Время не ждет.
  Они молча вышли из камеры, которую Звонарь снова закрыл на ключ. Затем сталкеры прошли по коридору, свернули направо и уперлись в решетку. Звонарь нажал на какой-то малоприметный бугорок и решетка ушла в стену. За решёткой обнаружилась караулка, в которой сидел боец. Точнее, не сидел, а спал сидя. Его голова была опушена и, судя по мерно вздымающейся груди, сны свободовцу снились спокойные. Затем были снова коридор, два поворота, лестница наверх в пять пролетов, последний из которых уперся в металлическую дверь. Звонарь повозился с кнопками, и стальная пластина бесшумно открылась, выпуская сталкеров в помещение с обшарпанными стенами, которое отчаянно напоминало советскую заводскую столовую. Только транспарантов с лозунгами о вкусной и здоровой пище не хватало, да обшарпанных столов. Миновав 'столовку' Звонарь с Орехом выбрались на воздух. Стояла ночь. Дул прохладный ветер. Перед ними темной грудой возвышался склон отвала. Слева бренчала гитара и кто-то неплохим голосом пел какую-то печальную песню, слов которой Ореху было не разобрать. Их окликнули. Звонарь ответил, что свои. Подышать, мол, вышли. За зданием в кустах потрескивала разбросавшая словно спрут, свои щупальца электра.
  - Нам направо - коротко бросил Звонарь.
  Сталкеры вышли на проходившую вдоль склона отвала асфальтовую дорожку и молча двинулись по ней. Задавал направление Звонарь, который великолепно знал базу. Дорожка вильнула опять вправо, пошла под уклон и вывела людей к железнодорожному терминалу, у которого стояли виденные Орехом ранее тепловоз и вагоны. Справа маячил соединяющий базу и ворота автомобильный мост, который по случаю ночного времени был подсвечен тремя прожекторами.
  Сталкеры спустились на рельсы, и только тут Звонарь заговорил снова:
  - Ты знал, что вы идете против Свободы? Только не ври мне. Я это пойму.
  - Нет, - твердо ответил Орех. - Что имеем дело со 'Свободой' мы поняли в последний момент, когда отступать было поздно. Нас самих подставили наёмники, которых мы и уничтожили.
  Он чувствовал напряжение Звонаря и говорил чётко и раздельно.
  - Ты стрелял в наших? Убил кого-нибудь?
  Нет, - также твердо ответил Орех.
  - Груз мы нашли, но твоих друзей трогать пока не стали. Доказательств против них нет. Пусть живут.
  - Почему ты решил меня выпустить?
  - Жизнь за жизнь, - пожал плечами Звонарь. - Через главные ворота не выйти. Боковые калитки все опечатаны. Даже я не смогу без особого разрешения вскрыть ни одну из них. Так что тебе идти вон в тот тоннель.
  Палец свободовца ткнул в сторону темного зева, в котором взблескивали голубоватые огоньки аномалий.
  - Тоже мне, спасение - фыркнул Орех. - Да я шага не сделаю, как в ловушку вляпаюсь. Уж лучше с боем прорываться через главные ворота.
  - Далеко тебе не уйти - покачал головой Звонарь. - Подстрелят с вышки. Так что иди тоннелем. У входа тебя будет ждать проводник. Его звать Харон. Малый странный, но свое дело знает. Выведет тебя в лучшем виде на Дикую территорию. А там дело твое, - хочешь на Росток, хочешь на Янтарь. А теперь иди. И помни,- мы квиты. Встречу в Зоне, - пристрелю.
  Кивнув, Орех двинулся к тоннелю. Удаляясь с каждым шагом от Звонаря, нейтрал затылком чувствовал пристальный тяжелый взгляд свободовца, словно тот уже взял его на мушку. Однако, через пару секунд ощущение исчезло.
  Вблизи тоннеля не наблюдалось никакой активности. Ни поста, ни патруля. Оно было отчасти понятно - всё пространство железнодорожных путей под сводами было забито аномалиями. Наверняка и зверьё какое-то водилось. Орех на всякий случай осмотрелся. Ближе подходить было боязно. От темной стены отделился сгусток мрака, который материализовался в человекоподобную фигуру в черном балахоне. Это случилось так неожиданно, что Орех вздрогнул.
  - Тьфу, бесы Зоны, - выругался он. - Чего пугаешь?
  Фигура молча приблизилась. Казалось, ног у неё не было, и она плыла над землей. Впрочем, разобрать что-либо было затруднительно, поскольку Харон, а это был именно он, укутался в балахон буквально с головы до пят. Орех без утайки разглядывал это странное чудо Зоны. Что-то в нем было необычное. Нечто среднее между полтергейстом и назгулом из фильма Питера Джексона по мотивам 'Властелина Колец'.
  Харон 'подплыл' ближе. Балахон распахнулся, и из темноты в направлении нейтрала выдвинулась трехпалая конечность.
  - Дай мне что-нибудь - с хриплым присвистом произнес проводник.
  - С хрена бы это? - удивился Орех.
  - Я поведу тебя через аномалии, - последовал ответ. - Бесплатно даже дураки не работают.
  - Хм, справедливо, - согласился сталкер.
  Он сунул руку в карман, набрал горсть пистолетных патронов и высыпал в подставленную ладонь Харона. Дань исчезла под балахоном вместе с трехпалой кистью. По всей вероятности, проводника это вполне устроило, потому что он развернулся и поплыл ко входу в тоннель. Двигался Харон практически бесшумно. Только полы длинной одежды еле слышно шуршали по асфальту.
  Орех в сопровождении проводника приблизились к широкому зеву тоннеля. Харон двигался впереди. В пяти шагах от него, - нейтрал. На границе подземного хода существо в балахоне остановилось и развернулось всем телом к сталкеру.
  - Иди чётко за мной, след в след. Не сворачивай, не отставай и выполняй все мои команды. Ты меня понял?
  - Да, - кивнул Орех.
  - Слушайся меня и через несколько часов я выведу тебя к 'Дикой территории'.
  Со стороны бараков раздались крики и приближающийся топот десятка ног. Те же звуки раздались от главного выхода. На мосту замаячили бойцы 'Свободы'.
  - Быстрее, - занервничал Орех.
  - Не спеши умереть, сталкер - прошелестел Харон, развернулся и направился в тоннель.
  Первые электры проводник с Орехом преодолели без препятствий. Стараясь рассеять внимание на движение в опасной зоне и преследующих свободовцев, нейтрал фиксировал действия Харона и их последствия. Ему казалось, что неизвестный в черном балахоне, носящий прозвище духа, который перевозил души мертвых через реку Лета во владениях древнегреческого бога подземного мира Аида, не старается миновать аномалии. Напротив, проводник, не сворачивая, движется по заданной им траектории вне зависимости от того, чисто ли пространство или занято очередной ловушкой. При этом вся извращенная зоной пространственная и энергетическая активность затихала и не реагировала на шагающего следом сталкера. Вместе с тем, аномалия восстанавливалась, как только Харон с провожатым удалялись от неё на безопасное для Ореха расстояние. Так что первый барьер из электр, гравии-ловушек и трамплинов был пройден довольно быстро. Последующие жарки и карусели и вовсе показались детской забавой, хотя балахон Харона при этом слегка пострадал - обгорел в столбе огня, который давала аномалия. В тоннеле завоняло паленой шерстью, но Харона это происшествие ни сколько не смутило, и он продолжал двигаться дальше.
  Остановился проводник только единожды. Он завис на несколько минут, словно что-то прикидывая в уме. Это дало возможность Ореху слегка оглядеться. Сталкер поначалу планировал включить налобный фонарь, но затем передумал. Вспышки электр и жарок вполне сносно освещали внутренности тоннеля. Читать, конечно, было бы сложно, но рассмотреть крупные объекты, не вдаваясь в детали можно было достаточно сносно.
  Вокруг царил хаос. Аномалии сплетались и сливались друг с другом, давая причудливую световую картину. Вокруг были разбросаны различные, в том числе и незнакомые Ореху артефакты. Пользуясь паузой, он украдкой надел на правую руку грубую перчатку и поднял несколько, спрятав затем в специальный контейнер. Сталкер игнорировал капли, ломти мяса и прочие, которые стоили недорого по причине их массовости и относительной доступности. А вот Золотую рыбку, Медузу и еще пару незнакомых артефактов подобрал с удовольствием.
  - Что стоим? - деловито осведомился он у Харона, закончив сбор урожая в шаговой доступности.
  Но ответа не последовало. Проводник застыл в той же позе. Только ветерок, создаваемый сквозняком, колыхал балахон, наброшенный на острые плечи.
  Ореху стало страшно. Вдруг этот непонятно кто завел его в это жуткое место и решил бросить здесь? И теперь стоит и выбирает способ. Или вовсе вздумал прикорнуть часиков на пять. Или Чтец решил таким изощренным способом казнить Ореха. А что, - вполне в духе 'Свободы'. Бросить сталкера посреди поля аномалий вперемешку с редкими артефактами могли только эти обкуренные безумцы.
  Но страхи Ореха остались позади, когда балахон колыхнулся и Харон двинулся дальше.
  - Незнакомая аномалия, - громким свистящим шепотом объяснил свою остановку проводник.
  - А зверье здесь водится? - полюбопытствовал Орех.
  - Разное, - последовал ответ, который заставил сталкера пару раз обернуться и крепче сжать цевьё АКМ.
  Сопровождаемый Хароном Орех продвинулись ещё на несколько десятков метров. Несмотря на странные способности проводника, шли они медленно, преодолевая за час не более четырехсот - четырехсот пятидесяти метров. За последние три часа по подсчётам сталкера, они преодолели не более полутора километров. С учетом того, что по информации с ПДА длина тоннеля до выхода на 'Дикой территории' составляла примерно девять километров, идти им было еще долго - до вечера. Наконец Харон остановился и потребовал привал.
  - Сложные и незнакомые аномалии - прошамкал он. - Много потратил энергии. Надо подзарядиться.
  Орех не возражал. Выбрали место. Им оказалась ниша в стене - по всей вероятности, технологического назначения, поскольку внутри висел силовой щит, куда тянулось с десяток разных кабелей.
  Сталкер, предварительно убедившись в относительной безопасности места, плюхнулся прямо на каменный пол тоннеля. Достав из рюкзака банку свободовской тушенки, он ловко вскрыл металлический цилиндр ножом. Когда ещё придется перекусить, Орех не ведал, а поэтому пользовался любой возможностью.
  - Консерву будешь? - предложил сталкер проводнику.
  За последние годы в Зоне он привык делиться с попутчиками всем, что есть. Присаживаясь к костру, укрывшись ли от непогоды или Выброса в здании, или посетив чей-то схрон, - откупоривай, гость дорогой, мошну, доставай, что есть, - колбасу, хлеб, водку, консервы. Хозяев не обидь и черпай на здоровье из общего котла, сколько влезет.
  Но Харон отказался, мотнув головой, скрытой клобуком.
  - Мы по-другому питаемся, - донесся до Ореха глухой шелест.
  Сталкер не стал любопытствовать как. Ему не было даже интересно, к какому виду принадлежит Харон. В конце концов, он обычный бродяга, а не ученый. Это яйцеголовые всем интересуются, везде суют свои носы, а то и чужие. Сколько наивных или чересчур жадных сталкеров по прихоти обитателей 'Янтаря' сгинуло бесследно безвестно? И не перечесть! Ореха, наряду с проблемой продвижения к 'Дикой территории', занимал другой вопрос. Денежный. Нейтрал понятия не имел, получила ли бывшая жена его перевод. Подтверждения тоже получить было уже негде. Поэтому Орех ничтоже сумнящейся, подумывал, как бы рвануть на поиски Диска, о котором говорили бойцы на базе 'Свободы'. А что? Исполнитель желаний, пусть и одноразового действия - вещь в хозяйстве весьма полезная. И, если знать, чего загадывать, а Орех безусловно имел желание, то можно неплохо разбогатеть. Вот только, где этот артефакт, сталкеру известно не было, а разузнать не у кого. Ещё бы! Если кто из сталкеров узнает об этом чуде и где оно находится, то уж точно никогда никому не скажет, пока сам не воспользуется. Детектор аномалий, которым располагал Орех, даже с учетом улучшений, сделанных на базе 'Долга' местным умельцем за сходную цену и показывающий также расположение большинства артефактов, не мог своим действием покрыть всю Зону или, по крайней мере, сколь либо большой её участок. Так что оставалось гадать, где искать этот мифический артефакт.
  Закончив с едой, Орех поднял взгляд на Харона. Но того и след простыл.
  - Ядрён батон! - воскликнул сталкер, вскакивая на ноги и поднимая оружие.
  Он был крайне раздосадован и рассержен. Оказывается, чёртов проводник успел куда-то слинять в тот момент, когда он черпал тушёнку из жестянки и предавался мечтаниям. И это при том, что Орех не упускал из внимания ни метра окружающего пространства!
  - И когда слинял? Проводник хренов! - бормотал Орех нервно оглядываясь по сторонам и водя стволом автомата.
  Он был растерян и сбит с толку. Чертов Харон бросил его посреди тоннеля, полного аномалий! Не опуская оружия, сталкер достал детектор аномалий и включил его. Прибор тут же отозвался истошным писком. Ловушек вокруг было полно! Нейтрал поджал губы и присел, успокаиваясь. Ситуация, конечно, была непростой, но не критичной. Трупов сталкеров вокруг не валялось. Коридор не был завален ни телами, ни мумиями, ни костями. А это значит, что отсюда вполне можно выйти. Главное, не паниковать и адекватно оценивать обстановку. А там видно будет, кто кого. Орех сам себе ободряюще улыбнулся и начал собираться в дорогу.
  Харон возник внезапно, будто материализовался из пространства.
  - Ты готов? - прошелестело под каменными сводами.
  - Я как пионэр, - хмуро ответил Орех. - А вот ты куда сдризднул?
  - Мне надо было пополнить запас энергии - последовал бесстрастный ответ.
  - Предупреждать надо, батарейка, хренова - уже беззлобно выругался нейтрал. - Пошли, что ли?
  
  
  
  Глава 4
  
  
  'Дикая территория' встретила Ореха и Харона рассветом, лаем слепых псов, отчаянным верещанием тушканов, перестуком автоматных очередей и воплями воюющих людей на разных языках. Как выяснилось, сталкер с проводником шли подземным ходом почти весь остаток ночи.
  Выведя сталкера на погрузочную платформу, которая располагалась у входа на пандус, что круто поднимался к одному из хоздворов бывшего завода 'Росток', проводник остановился.
  - Выход чист, сталкер. Мы дошли. Дальше я не ходок. - Харон отодвинулся в темноту коридора, уходя из пятна света, в котором невольно оказался.
  Проводник явно не желал, чтобы сталкер смог его рассмотреть в деталях, хотя сделать это в предрассветных сумерках было сложно.
  - Спасибо, - от души поблагодарил Орех.
  Без помощи Харона он действительно не справился бы. Как выяснилось, ближе к выходу тоннель кишел мелкими мутантами - крысами и тушканами, которые заполошно разбегались при приближении Харона. Ореху пришлось потратить бы прилично боеприпасов, чтобы пробиться к выходу.
  - Дай мне что-нибудь, - вместо ответа прошелестел Харон. - И я расскажу тебе, как найти тот артефакт, о котором ты столько думаешь последние часы.
  - Откуда ты знаешь, о чем я думаю последние часы? - насторожился Орех.
  - Твоя мысль так сильна, а эмоции так очевидны, что их слышат все контролеры и бюреры в радиусе пяти километров.
  - Ну что ж, - не стал возражать Орех. - расскажи.
  Он порылся в рюкзаке, достал оттуда банку энергетика и вложил в трехпалую ладонь Харона. Предмет снова исчез в складках одежды проводника.
  - Открой ПДА - велел проводник сталкеру. - Открой карту города Припять. Пометь место: улица Курчатова дом 15 А, во дворе школы номер один между корпусами будет искомый объект. Только поспеши. Осталось чуть больше двух суток до его исчезновения. Если тебе сильно надо, - постарайся успеть.
  - Спасибо, - кивнул Орех.
  Он попрощался с проводником и принялся осматриваться на новом месте.
  
  'Дикая территория' была местом легендарным, даром, что располагалась несколько на отшибе - на транспортном узле завода 'Росток'. Во всяком случае историй о ней было не меньше, чем об 'Исполнителе желаний', 'Мёртвом городе' или о 'Выжигателе мозгов'. Согласно сталкерским байкам 'Дикая территория' - это некий перекресток между локациями. Здесь сходились все дороги в Зоне. Отсюда можно было попасть в Припять, на ЧАЭС, на Янтарь, к Агропрому, в Тёмную долину. Здесь даже проходила тропка, которая могла привести бродягу в вечно исчезающий и поэтому такой загадочный и манящий сталкерскую душу Лиманск. Поговаривали, что многие группировки пытались контролировать 'Дикую территорию', но Зона сама не давала никому кормиться с этого хлебного, на первый взгляд, куска земли. И даже если особо сильная группа умудрялась устанавливать здесь свой контроль, то 'Дикая территория' начинала напоминать зоопарк. То громадная стая слепых псов заведется, то прайд снорков, то семья кровососов обоснуется в заброшенном цеху. А бывало, и химеры заглядывали полакомиться расплодившимся сталкерским мяском. Иногда приходили с зачисткой бойцы 'Долга' или военные. В любом случае 'Дикая территория' оставалась дикой во всех смыслах этого слова, в том числе и не занятой. Однако количество желающих поживиться и установить проходную плату не уменьшалась. Поэтому среди остатков вагонов и грузовиков, среди заборов и контейнеров постоянно шла борьба.
   Вот и сейчас здесь шла настоящая война. Две группы сталкеров увлеченно резали друг друга. Вокруг свистели пули, со всех сторон раздавались вопли боли и ругань. Причем по лексике сложно было понять, к какой группировке или вольному сообществу принадлежат бойцы. В Зоне всегда так. Бандита от нейтрала, например, отличить сложно. И лексика, и экипировка у них были практически одинаковые. Даже бойцов группировок было, порой, сложно идентифицировать, поскольку характерную экипировку клана мог надеть любой. Поэтому Орех от греха подальше решил переждать перестрелку. Однако отсидеться не получилось. Вокруг сталкера зацокали пули. Нейтрал присел, стараясь уйти из зоны поражения и насколько мог ловко перекатился на метр влево от места, где стоял, под прикрытие стены. Это, конечно открывало Ореха для атаки с другой стороны, но уйти вправо он не мог - грави-плешь не позволяла. Тяжело поднявшись - всё-таки последние двое суток были не самые спокойные, а за спиной еще тяжелый рюкзак, - Орех огляделся. Орех попытался понять, откуда по нему ведут огонь, но так и не смог разглядеть стрелка. Стрелять могли из какой угодно точки. В том числе из зданий завода, находящихся на удалении. Оттуда вполне мог 'работать' снайпер. Тем не менее, нейтрал старательно осматривал как балкон над входом в тоннель, так и ближайшее пространство пандуса.
  Вдруг над Орехом послышался чей-то приглушенный вскрик, и рядом с нейтралом с шумом рухнуло что-то большое. На поверку это оказался сталкер с нашивкой одиночки на куртке, который вскочив на ноги направил на опешившего от такой неожиданности Ореха, обрез.
  - И что? - спросил сталкер, направляя на напавшего АКМ. - Из чего стрелять собрался?
  - Вот из этого, - потряс рукой упавший.
  - Так у тебя ж, милок, стволы погнуты. Причем оба, - ехидно заметил Орех. - Так что быстренько руки в гору и рассказывай, что тут творится.
  - У меня со стволом все в порядке, - огрызнулся неизвестный сталкер, нехотя опуская обрез.
  - Кто ты и что тут за стрельба? - поинтересовался Орех.
  - Я Скрепа. Да наши бандюков прижать решили. Оборзели совсем. Бандюки, в смысле - зачастил сталкер, выразительно жестикулируя. - На днях отделение вояк вырезали. Так те начали НУРСами по сталкерам с вертолетов пулять. А у нас с вояками нейтралитет, значит, был. Мы их не трогаем и они нам позволяют по Зоне шастать. Не боясь ихних пуль. А бандюки, значит, решили тут устроить халяву. Типа со всех проходящих денег брать. Отсюда ж куда угодно уйти можно. Вот и решили мы с ребятами, что передавим бандюков. Человек десять наших подписалось. Да еще кое-кто из 'Долга'. Мы оттеснили бандюков от грузовой платформы и рассеяли их по площадке. Я с Карасем и Шустрым хотел обойти бандюков с фланга. У них тут где-то пулемётчик прячется. Нашим не даёт головы поднять. Мы пошли через ангары и дальше через стройку. Вроде недалеко, но на нас напал кровосос. Пока отбивались, Карась в аномалию угодил, а Шустрый под огонь пулемёта. Остался я один, да вот ты мне и попался.
  - Ясно. Откуда бил твой этот пулемётчик? Покажи на ПДА, да не балуй, а то быстро подстрелю, - предупредил Орех. И добавил. - Я тоже нейтрал. Ночевал тут и вдруг стрельба.
  Скрепа сноровисто, но без спешки достал свой ПДА и, открыв карту 'Дикой территории' показал, откуда вёл огонь пулемётчик. Оказалось, сталкер не дошёл до нужного места каких-то пятьдесят метров. Ему нужно было завернуть за угол, протиснувшись в проход между забором и стеной депо и завернуть к воротам. Там-то, на одной из воротных колонн уютно расположилось пулемётное гнездо.
  - Ну, что, сталкер сталкеру помоги? - скорее утвердительно, чем вопросительно сказал Орех своему собеседнику. - Ты со своей пукалкой много не навоюешь. Тем более, с гнутой. Бандиты не дураки. Они пулемёт без прикрытия вряд ли оставят. Наверняка на углу кто-нибудь дежурит, да и со стороны завода тоже. Я могу помочь.
  - Помоги, а? - Скрепа жалостливо посмотрел на Ореха. - Одному мне не справится, а у тебя вон, целый арсенал.
  И он кивнул на Орехов автомат с прикрепленными к нему снайперским прицелом. Подствольный гранатомет нейтрал снял еще на разгромленной базе наёмников.
  - У тебя больше ничего нет? - Орех недоверчиво покосился на подозрительно топорщащуюся на левой стороне груди куртку Скрепы.
  - Ну, пистолет только и дополнительная обойма к нему - кивнул на скрытое под одеждой оружие сталкер. - Но с таким против пулемета не навоюешь.
  - Ладно, что-нибудь по дороге надыбаем. - решил Орех. - Ты давай за мной в пяти шагах. Я иду вперед, ты прикрываешь. Увидишь что-нибудь для себя подходящее, - дай знак. Только не задерживайся, а то наша атака и захлебнется.
  - Они нас отсюда не ждут, - уверил Ореха нейтрал. - По этому пандусу редко кто спускается. Тоннель, говорят, гиблое место.
  - Пошли уж, - проворчал Орех. - Надеюсь в спину не шмальнешь.
  И не без трепета отвернулся от Скрепы. Сталкер слышал, как его невольный попутчик достал оружие и передернул затвор. Но выстрела не было. Скрепа отсчитав пять шагов, пригибаясь, двинулся за новым напарником.
  Поднявшись по короткому пандусу вверх, Орех сделал короткую остановку и огляделся. Прямо перед ним метрах в тридцати находилась одна из погрузочных платформ с противоположного бока которой навеки застыли несколько вагонов. Между ними валялся разный мусор - от остова Запорожца до непонятных кусков каких-то конструкций. Тела павших тоже наблюдались. Справа располагались несколько технических строений типа щитовых. Их частично скрывал черный дым, извергавшийся из прокопченой бочки, лежащей на боку. За строениями стояли товарные вагоны. Оттуда постреливали. Редко, для порядка и, как понял сталкер, без энтузиазма. Соваться под огонь пулемёта не хотелось никому. Что было слева, Орех сказать доподлинно не мог, потому что обзор закрывал кирпичный забор. Прямо перед ним в двух метрах лежал покойник. Судя по пятнам крови погиб недавно. Вероятно, бандит, волзможно нет. Труп лежал лицом вверх, а на груди зияло несколько ещё кровоточащих ран. Однако не само тело заинтересовало Ореха, а лежащее рядом с ним оружие, рукоять которого сжимали мертвые пальцы. Это была немецкий пистолет-пулемёт Хеклер и Кох МР-5 'Гадюка' - небольшая, но убойная машинка, хорошо зарекомендовавшая себя среди представителей полиции и спецвойск в городских боях. На лучшее, Скрепе и рассчитывать не приходилось.
  Опустившись на бетон, Орех подполз к трупу, стараясь не попадать в сектор обстрела, и оттащил его на безопасное расстояние.
  - Слыш, Скрепка, хватай жмурика. Дядя Орех тебе оружие добыл.
  - Я Скрепа - отозвался сталкер. - Обошёлся бы с пестиком.
  - Мне, значит, обратно трупак отталкивать? - поинтересовался Орех, всем своим видом демонстрируя, что так и собирается поступить.
  - Эй-эй, сталкер, пукалку верни! - возмутился таким обращением с возможным источником мародерства Скрепа.
  - Да забирай, я не против, - Орех поднатужился, задержал дыхание (при жизни бандит, судя повесу, хорошо питался) и подвинул труп к напарнику.
  Тот на минуту замолчал, а потом до Ореха донеслось:
  - Хороша машинка. Я о такой и не мечтал. Славно сейчас порезвимся. О! А вот и патрончики.
  - Много боезапаса? - спросил Орех, чуть обернувшись.
  Нежелательная пауза затягивалась. Их могли засечь бандиты, которые, по словам Скрепы, находились буквально метрах в двадцати за забором, и перестрелять, как куропаток на открытом месте.
  - Около сотни патронов - сопя сообщил Скрепа. - Одна запасная обойма и одна граната. 'Лимонка'.
  - Живём, - проворчал Орех. - Прикрой меня. Сейчас за угол полезу, гляну, что да как.
  - Слышь, бандюков, походу, погибло немало, но ты не рискуй зазря. Вдруг там у них дофига ещё народу, - догнало Ореха в спину предостережение Скрепы.
  Но сталкер, между тем, изменил положение - из лежа в 'на корточках', а потом и на полусогнутых ногах, 'гусиным шагом' чуть скособочившись, отправился к краю ограждающей пандус бетонной ограды. Слегка матерясь, - рюкзак за спиной был снаряжен для дальнего рейда, но не для маневренного боя, - Орех добрался до искомой точки. Сбросив заплечный груз, сталкер приготовился и махнул рукой Скрепе. Прикрывай, мол. Но тот понял команду крайне своеобразно. Вместо того, чтобы сместиться по отношению к Ореху на три шага правее, он завопил дурным голосом 'ура!' и метнул найденную у бандита 'лимонку' куда-то за забор.
  - Ядрён батон, - с досадой зло процедил Орех, вздрогнув от неожиданности.
  Весь его план шёл псу под хвост. Миссия нейтрала переходила из разряда разведывательных в наступательную. Одновременно со взрывом, сталкер прыгнул вправо, перекатившись по асфальту и одновременно пытаясь осмотреться.
  Как и предполагал Орех, пулемёт бандиты и впрямь установили выгодно. Позиция находилась на возвышении - на крыше какой-то будки. При этом пулемётчик и корректировщик огня были скрыты от фланговых атак снайперов стенами более высоких прилегающих зданий. Снизу пулемётчика прикрывали другие бандиты. Они не давали противнику войти в 'мёртвую зону', а также контролировали фланги. Таким образом, можно было держать оборону, отслеживая приличный участок местности, довольно долго.
  Не давая, при этом, противнику опомниться, Орех двумя точными выстрелами снял пулемётчика и корректировщика. Затем очередь настала бандитов, которые прикрывали позицию с флангов. Но тут нейтралу особо стараться не пришлось. С левого фланга остался в живых всего один противник. Остальные были убиты. Что творилось на правом, нейтрал не знал, поскольку та позиция была скрыта за причудливо изгибающимся забором. Впрочем, выживших там и не могло остаться, поскольку Скрепа метнул в те места гранату. Разлет осколков у Ф-1 - около сорока метров, что в условиях замкнутого пространства или узкого коридора не оставляло шансов никому из находящихся там. Поэтому Орех особенно не беспокоился. Однако проверить не мешало бы. Мужчина чуть приподнялся и на полусогнутых двинулся в обход первого угла, справедливо полагая, что Скрепа, который должен прикрывать спину, движется следом. Нейтрал даже не оглядывался, уверенный, что невольный напарник топает позади. Там не менее, Орех ошибся. То ли свободолюбивый дух нейтрала витал в голове сталкера, то ли разгильдяйство зашкаливало выше головы, но Орех услышал вопли Скрепы из-за забора! Тот звал на помощь! Варианта розыгрыша со стороны напарника Орех не рассматривал. Если зовёт, значит, что-то действительно случилось. Поэтому сталкер как можно быстрее, насколько позволяла обстановка и выучка, двинулся на крики.
  Чтобы обогнуть причудливый изгиб кирпичной загородки мужчине потребовалось двадцать секунд. Одного взгляда хватило, чтобы понять, что граната Скрепы разворошила секрет бандитов. Вдоль забора в разных позах, в которых их застала смерть, лежало шесть человек. Седьмой - здоровенный бандит с торчащими из-под защитного шлема волосами, сидел на Скрепе сверху и душил его обеими руками. Одиночка уже почти перестал кричать. Только хрипел. Ноги его беспомощно скребли по земле. Подбегая к этой скульптурной композиции, Орех поймал себя на том, что смутно узнает бандита. Это не помешало Ореху двинуть напавшему на Скрепу прикладом в основание черепа. Здоровяк хрюкнул и завалился на левый бок лицом вниз, местами придавив лежащего под ним сталкера. Скрепа тут же ужом вывернулся из-под упавшего тела. Лицо его было багровым, глаза выпучены.
  - Спасибо, брат. Верну хабаром, - прохрипел он, пытаясь откашляться. - Вот ведь кабан! Чуть не задушил, гад!
  Немного придя в себя, Скрепа сноровисто снял с одного из валявшихся рядом трупов ремень и, с натугой уложив оглушенного Орехом здоровяка на живот, быстро связал ему руки за спиной. Затем поднялся и принялся озираться в поисках своего оружия. Заметив вопросительный взгляд Ореха, пояснил:
  - Очнется, сволочь, удержим только очередью. Здоров, как десять боровов. Впятером с ним и то сладить будет сложно.
  - Ну, может, пулю в затылок, пока не очнулся и вся недолга? - предложил Орех.
  Он был человеком не кровожадным и пленных убивать не любил, но с обстоятельствами не поспоришь. А связываться с конвоированием захваченного бандита в неизвестном направлении нейтрал в данный момент не планировал.
  - Не-ет, - протянул Скрепа. - Это главарь ихний. А главаря просили, по возможности, живым взять. Вот коленные чашечки прострелить можно, чтобы не сбежал.
  - А меня ты через рельсы на закорках потащишь, фраер? Во мне весу пудов семь будет без малого, - очнувшийся во время диалога сталкеров здоровяк зашевелился.
  К этому моменту Скрепа подобрал автомат и обшаривал карманы и подсумки убитых бандитов.
  - О! Очнулся! Ну что, сейчас подойдут наши ребята и хана тебе наконец-то настанет - Скрепа злорадно захихикал.
  - Хрена лысого тебе, - ответил главарь, переворачиваясь на спину и садясь. - Сейчас подтянутся мои пацаны и хана вам обоим, а заодно и тем, кто сюда за вами припрётся. Нас гораздо больше, чем вы думаете. Группа, которую вам удалось перебить, - одна из многих.
  Орех глянул на пленного внимательней и внутренне ахнул. Перед ним сидел Шмель собственной персоной. Когда-то, в бытность ещё новичком, Орех ходил под началом этого бывалого сталкера. Но потом, когда Шмель решил заняться разбоем и примкнуть к группе известного на всю Зону главаря Мамонта, обосновавшегося в Тёмной долине, их пути разошлись. Орех единственный из группы отказался превращаться в бандита, хоть ведущий и сулил быстрый заработок и баснословные барыши. Тогда Шмель избил своего отмычку, ограбил и оставил умирать в Тёмной долине, прострелив Ореху лодыжку. Нейтрал бы так и помер, но от бойцов в группе он слышал, что недалеко есть стоянка сталкеров на заброшенной ферме. Без оружия и элементарного снаряжения Орех несколько часов полз наугад, чудом обогнув покрытый радиоактивными пятнами мост и разминувшись с несколькими мутантами. Ему в тот раз удалось добраться до цели. Там Ореха подлечили, и вместе с оказией он добрался до бара на Ростоке, откуда и делал доселе вылазки в Зону.
  И вот теперь их пути снова сошлись.
  - Шмель, паскуда, долетался, - злорадно проговорил Орех, судорожно сжимая цевьё автомата и прищуриваясь, словно беря своего старого врага на мушку.
  Бандит ответил злобным взглядом. По его глазам было заметно, что он также узнал своего оппонента.
  - А, Орех, выжил-таки, урод! Я надеялся, что твои кости ужа давно растащили в свои норы слепые псы!
  Гнев, ярость и желание мести мгновенно вскипели в душе Ореха. Нейтрал вскинул автомат, чтобы всадить очередь в ненавистную рожу бандита, но Скрепа остановил его.
  - Наши не убивают пленных, - покачал головой одиночка, вставая между Орехом и Шмелём так, что ствол АКМа упирался ему в грудь. - Его будут судить в 'Долге'. Можешь выступить свидетелем на стороне обвинения.
  - У этого хрена передо мной должок есть, - процедил Орех, не опуская оружия. - Хотелось бы вернуть и немедленно. У меня мало времени.
  - А что ж ты его до сего момента не нашёл и должок не спросил? - поинтересовался Скрепа. - А сейчас не самый подходящий момент для расчета. Он нужен для допроса. Поверь, суд в 'Долге' недолгий.
  Одиночка хохотнул от показавшегося ему забавным каламбура.
  - Должок спросить всегда есть время, - упрямо наклонил голову Орех. - Не мешай, жизнью матери прошу.
  - Нам надо знать, что бандюки ещё затеяли, - в свою очередь уперся Скрепа. - Я не могу отдать его тебе. Клянусь, он будет уничтожен. Шмель достаточно погулял по Зоне. Как я предлагал, если хочешь, можешь выступить на процессе свидетелем со стороны обвинения.
  - Некогда мне судов дожидаться и выступать на них, - заявил Орех. - Отойди, а то, Зоной клянусь, пристрелю.
  Но стрелять не пришлось. За забором послышались настороженные голоса, и через несколько секунд из-за угла аккуратно выглянул человек в комбинезоне 'Долга'.
  Орех быстро опустил ствол и отошел от Скрепы. Долговец настороженно осмотрел поле битвы. Затем, увидев знакомого долговец осклабился.
  - Эй, братва, - гаркнул он себе за спину, полуобернувшись. - Тут Скрепа всех бандитов в одиночку покрошил.
  Почти сразу из-за угла показались несколько других долговцев. Все они были экипированы бронежилетами 'Броня Долга' черно-красной раскраски и вооружены АКМ, АКС и Обоканами. Бойцы были расслаблены. Некоторые отпускали скабрезные шутки в адрес бандитов, как погибших, так и еще живых. Однако беспечными долговцев назвать было нельзя. Потому что, едва явившись, они тут же принялись обыскивать павших, собирая все, могущее пригодиться, в том числе и оружие, даже самое старое и незначительное. Двое миновав нейтралов с пленным обследовали территорию за вагонами, проверив таким образом проход на наличие людей и мутантов. Командир группы - это было видно по нашивкам на комбинезоне, - ткнув в сторону Шмеля автоматом, спросил:
  - Это что за чудило?
  При этом он сверился со счетчиком Гейгера и снял маску-фильтр.
  - Это главарь перебитой группы бандитов, - гордо заявил Скрепа. - Мы его, вон, с Орехом вместе взяли.
  - А бандитов кто перебил? - прищурился командир. - Вся твоя группа полегла на рельсах.
  - Он и перебил, - хмуро заметил Орех. - Гранату удачно кинул.
  Но долговец словно и не слышал Ореха.
  - Я гляжу, у тебя и оружие новое. Получше того обреза. Растёшь!
  - Ты что, Жбан, меня подозреваешь в чем-то? - оскалился Скрепа. В его голосе послышались злые нотки. - Так ты не стесняйся, предъявляй при всех.
  - А это кто такой и как здесь оказался? - кивок в сторону Ореха.
  Наконец-то командир группы соизволил 'заметить' нейтрала, использовав этот ход, чтобы проигнорировать претензию своего знакомого.
  - Орех меня звать, нейтрал я - ответствовал он. - А ты сам кто таков будешь?
  - Здесь вопросы задаю я, - отрезал долговец.
  - Здесь начальников нет, - в тон ему ответил Орех. - Мы на 'Дикой территории'. Она неподконтрольна никому.
  - Ну, вообще-то он прав, Жбан - поддержал Ореха Скрепа.
  Долговец зло зыркнул на Скрепу, но ответил:
  - Командир штурмового отряда группировки 'Долг' лейтенант Семён Жбан. Так что ты тут делаешь?
  - Ночевал под эстакадой, а тут стрельба - 'включил' свою легенду Орех.- И Скрепа на голову свалился. Ну я и подмогнул слегка.
  Жбан еще раз подозрительно зыркнул на Ореха, но, похоже, его устроила рабочая версия. Долговец качнул головой и принялся раздавать команды. Находящиеся под его начальством бойцы споро покидали трупы бандитов через забор на эстакаду - на корм тушканам и слепым псам, которые уже начали скапливаться вблизи места побоища, повизгивая от нетерпения. Зверьё не рисковало соваться к своей потенциальной пище - побаивалось вооруженных людей, которых было немало. Каждый из мутантов не понимая, тем не менее, инстинктивно чувствовал опасность и не пытался соваться под пули. Часть долговцев заняла позицию пулемётчика и корректировщика огня. Остальные рассредоточились по грузовой платформе, заняв позиции за ящиками, остатками остовов автомобилей и прочим мусором.
  - Этого сопроводить на базу 'Долга', - скомандовал Жбан.
  - Зачем он вам? - поинтересовался Орех, заранее зная ответ.
  - Допросим и судить будем, - ответил командир отряда. - Мы ж не 'Свобода' какая. У нас всё по закону.
  - Придурки, - сплюнул Орех. - Насмотревшиеся амеровских фильмов про справедливых адвокатов придурки. Его же отобьют бандюки, не успеете вы отойти и сотни метров отсюда.
  - Ну это вряд ли, - весомо заметил Жбан. - Ты сам, нейтрал, куда пойдешь?
  - Мне в Припять надо, - насупился Орех.
  - Ну, зачем не спрашиваю, - улыбнулся долговец так, будто знал мысли собеседника наперед.
  В голосе Жбана явно слышалось уважение. Не каждый нейтрал вот так в одиночку готов лезть в Мёртвый город.
  - Не спрашивай - посоветовал Орех. - Мне врать не придется.
  Долговец нахмурился на секунду.
  - Ты вот что, - продолжал он, расправив чело. - Твой путь проляжет через 'Янтарь'. Это единственный короткий путь отсюда на Мёртвый город. В тех местах много зомби и снорков. Я так понимаю, ни с теми, ни с другими не встречался. - И получив от Ореха утвердительный кивок, продолжал. - С зомбаками просто, - они тупые и с координацией у них проблемы. Если что, на любой неровной поверхности, - лестница, там крутая, или стена порушенная - оторвёшься. Светом их не раздражай, резких звуков не издавай - они на них реагируют. Да и ещё, - те, что были до зомбирования сталкерами, пальнуть могут, если патроны ещё в магазине есть.
  - А снорки что? На картинке и на видео их видел, а вот в реале встречаться не довелось.
  - Это умные твари, - ответил Жбан. - Изобретательные. Редко, когда встретишь по одиночке. Чаще охотятся группами. Убить довольно сложно, поскольку болевой порог низкий. Так что делай выводы. С зомбаками проще - выстрел в голову или граната под ноги. Снорка же нужно бить в передние конечности или в голову. Но они жуть, какие шустрые. Просто так не попасть.
  - Это все, кого встречу? - спросил Орех.
  - Ну. Дальше можешь натолкнуться на контролера или бюрера. Но эти в основном по развалинам и подвалам хоронятся. На псевдогиганта можешь набрести. Но они пасутся в основном на равнинах или открытой местности, типа городской площади поскольку здоровые и неповоротливые. Кровососов, псов, кабанов, плотей и тушканов ты, наверняка встречал. Это только из известных. Много есть полумифической гадости, а то и новых мутантов хватает. В общем, держись, сталкер.
  - Где можно по дороге хабар сбыть и пулек прикупить?
  - На 'Янтаре' же и можно. К слову сказать, ученые за артефакты платят побольше, чем бармен на нашей базе.
  - Как на 'Янтарь' пройти? - Орех достал ПДА.
  - Гляди сюда, сталкер, - сказал Жбан. - Двигаешь сейчас метров пятьдесят западнее - к платформе. Там еще товарняк на вечном приколе стоит. Потом берёшь правее и вдоль товарняка идешь до заводского корпуса. По левую руку от тебя будет недостроенное здание. Ныряешь в проход между ним и бетонным забором. А там тропинка одна единственная. Она выведет тебя к эстакаде. Под неё уходит твоя дорога. Учти, под эстакадой гнездится дофигищи всяких аномалий. Там внимательно. Но встречаются и ништяки - артефакты также густо лежат. За мостом дорога продолжается и уходит в холмы. Почти сразу можно встретить первых зомби. Ещё там живет стая псевдопсов. Но на людей они не нападают. Довольствуются зомбями. Дальше километра через три-четыре будет фабрика, в подвалах которой, как говаривают, смонтирован, выжигатель мозгов. Это и есть место, которое называют 'Янтарь'. По левую руку от фабрики в низине увидишь огороженный забором бункер. Там и тусуют учёные. Они тебя могут снабдить и картами Припяти, если тебе приспичило туда переть.
  - Инструкции вполне содержательны - одобрил Орех. - Спасибо.
  - Услуга за услугу, - усмехнулся Жбан.
  - Все, что в моих силах - заверил нейтрал.
  - Возьми с собой на Янтарь Скрепу, - попросил долговец. - Ему не место ни среди нейтралов, ни в рядах 'Долга'. А у яйцеголовых, глядишь и приживется.
   - Хорошо, если пойдет со мной добровольно, - кивнул Орех и оглянулся, ища глазами Скрепу. Тот стоял поодаль и что-то оживленно обсуждал со свободным от задания долговцем. - Не могу же я его насильно тащить.
  - Он пойдет. Ему на 'Янтаре' интересно будет, - заверил Жбан. - А тут нет. Слишком уж он такой... Своеобразный, что ли? Блаженный какой-то.
  Больше Жбан не пояснял ни своей просьбы, ни в чём её причина. Оно и понятно. Если человек непонятен, то и довериться ему довольно сложно, что в бою, что в рейде. А в команде нужны спаянные бойцы. Причём, не только в 'Долге', но и где-бы то ни было. Вероятно, командир группы, таким образом, хотел попытаться дать Скрепе шанс на выживание, ведь на 'Янтаре' учёные вполне могли принять его в свою команду, поскольку были не менее блаженными.
  Через полчаса два нейтрала направились по маршруту, проложенному Орехом в своем ПДА со слов командира долговцев. Пошёл дождь. Начался он также тихо и незаметно, как всегда в Зоне. Орех накинул на голову капюшон. Скрепа, спина которого маячила в пяти шагах впереди, сделал то же самое. Орех не доверял новому знакомому. Жбану он тоже не доверял. Мало ли какие мысли могли возникнуть в голове долговца? В конце концов Скрепа не сам вызвался идти туда, где никогда не был. Может странный нейтрал направлялся 'Долгом' в лагерь учёных как шпион? А то и вовсе, как диверсант? Ведь всем известна ненависть долговцев к Зоне и стремление её уничтожить. А яйцеголовые изучали то, что хотели извести союзники Скрепы.
  Постепенно мысли Ореха потекли в ином направлении. Информация, данная Хароном, его сильно озадачила. Одно дело, если артефакт находится где-то в Зоне. Но Мёртвого города Орех боялся. Он был не из тех сталкеров, что с удовольствием суют голову в любую аномалию с целью 'надыбать каких-нибудь цацок'. Тем более, что в Припяти нейтрал никогда не был и в здравом уме, да ещё и в одиночку туда бы ни за что не полез. Однако обстоятельства вынуждали.
  Из-за поворота показалась эстакада. По всей вероятности по этому мосту в былые времена перегонялись товарные составы с разными грузами. Возможно, что и 'Росток' работал и выпускал какую-то продукцию. Впрочем, Орех не вдавался в рассуждения об этом. Ему это было не интересно. Большее внимание привлекало тёмное пространство под эстакадой, освещаемое всполохами аномальной активности. Скрепа обернулся, нерешительно остановившись. Орех махнул ему рукой. Ступай, мол. Сталкер на то и сталкер, что лезет в неизвестные и порой весьма опасные места.
  
  'Янтарь' Ореху решительно не понравился. Это была тёмная, заболоченная равнина, вся изрытая воронками. В центре локации зияла низменность, в которой располагался лагерь ученых. По правую руку от форпоста науки в Зоне торчал черно-серый комплекс зданий фабрики, где, как поговаривали, располагался легендарный Выжигатель мозгов. Работал он или нет, никто доподлинно не знал, равно как и то, существует в действительности этот агрегат или это плод фантазии очередных мифотворцев. Вообще, всё в этих местах было какое-то серое или оттенка выцветшего асфальта, - и трава, и кусты, и листья. Хоть на дворе стояло начало сентября, и природа должна быть окрашена ярко, на янтаре царило одноцветье. Этакий монохром. Будто бы сумасшедший художник потер всю палитру и оставил для этой локации простой карандаш. Все было каким-то серым и невзрачным. Даже покрашенные когда-то в разные цвета остовы грузовиков, автобусов и бульдозеров как-то поблекли и стали почти серыми. В общем, 'Янтарь' навевал уныние и мысли о суициде. В голове начинали просыпаться самые тоскливые воспоминания, которые бередили старые душевные раны и причиняли беспокойство.
  Ореха также беспокоили звуки, что раздавались с разных сторон, даже, казалось, из-под земли. Похожие то ли на тихие стоны, то ли на еле слышный шепот, то ли на смазанные чем-то фразы, они доводили до исступления, заставляли вздрагивать и озираться в поисках источника. Звуки эти, как выяснилось, слышал не только Орех. Спросив об этом напарника, сталкер выяснил, что Скрепа тоже страдает от этой едва слышной какофонии.
  Чтобы осмотреться на незнакомой локации, сталкеры забрались в кузов самосвала марки ЗИЛ выпуска конца двадцатого века. Автомобиль изрядно проржавел и ответил на вторжение людей натужным скрипом механизмов. Полукруглый кузов накренился, грозя ссадить нежданных пассажиров на землю, но потом, видимо, передумав, выровнялся. Повесив автомат на шею, Орех достал бинокль и принялся рассматривать местность. Примерно в полутора километрах от грузовика над мощным забором возвышался бетонный купол бункера ученых. Что творилось во внутреннем дворе, Орех рассмотреть не мог - мешали плиты из которых состояла ограда. Но на поставленных по периметру шести вышках несли дежурство бойцы. Никаких опознавательных знаках на своей форменной одежде они не имели. Видимо, наёмники или представители какой-нибудь частной военной компании - решил про себя сталкер. Справа от бункера примерно в двух километрах возвышались полуразвалившиеся корпуса фабрики. Датчик движения показал в тех местах активность.
  - Здесь живенько, - проворчал Скрепа. - Даже чересчур, я бы сказал.
  Действительно, вокруг лагеря ученых бродили зомби. Их были десятки. Судя по тому, что разглядел Орех, это были в основном, зомбированые сталкеры. Но попадались мутанты в военной форме, в оранжевой спецодежде ученых. Маячили даже двое в белых халатах.
  'Интересно, что заставило их выйти из бункера без какой-либо защиты?' - подумал Орех.
  Его невольно передернуло. Стать живым трупом с разжиженными мозгами он бы ни за что не согласился. Вместе с тем сталкеру стало интересно, а, как и от чего это происходит, что делается с человеком в этот момент? Что сам подвергшийся воздействию чувствует? Можно ли предотвратить этот процесс, остановить его? Возможно ли вовремя понять, что теряешь над собой контроль и пустить себе пулю в голову, чтобы не стать таким, как эти пародии на жизненные формы, рывкообразно вышагивающие в рваном ритме по долине 'Янтаря'? И если да, то какого чёрта никто ещё этого не сделал?! Испугался? Пожалел себя? Или сделал и поэтому о фактах такого деяния никому не известно. Впрочем, проверять на себе свои предположения Орех не собирался. На 'Янтаре' расположена целая база ученых. Они умные, им за это деньги платят, вот и пусть разбираются.
  Позади справа послышалось продолжительное рычание. Оба сталкера резко обернулись на звук, поднимая оружие. Мимо грузовика боком проскакали один за другим два снорка. Двигавшийся последним мутант остановился и уставил на сидящих в кузове людей стекла противогаза, скрывавшего его морду. Голова твари подергивалась, словно он рыскал в воздухе запах добычи. Затем мутант медленно двинулся в сторону самосвала, словно оценивая свои возможности. Не спеша перебирая конечностями снорк подобрался на расстояние броска ножа.
  - Ну что, Орех, - прошипел одними губами Скрепа. - Снять мутанта, али как?
  Видно было, что сталкер сильно испуган. Лицо побелело, но в глазах светилась решимость.
  - Не стоит, - так же шепотом ответил Орех. - Привлечем зомбаков. Этот сам отчалит.
  Но снорк не думал уходить. Рыкнув, он прыгнул, пытаясь добраться до свежего сталкерского мяса.
  - Не стрелять - прошипел Орех, видя, как пальцы напарника побелели на пистолетной рукоятке 'гадюки'.
  Мутант не долетел до сталкеров каких-то сантиметров, врезавшись башкой, укрытой старым противогазом, в край кузова и рухнул на бок на серую траву. Самосвал вздрогнул от удара. Недовольно взвыв, снорк вскочил и принялся колотить передними конечностями по металлу кабины.
  - Твою псевдоплоть, - прошипел Орех. - Вот настырный-то...
  Грохот мог привлечь зомби. Пока этого не произошло, он быстро выглянул из кузова и одной пулей аккуратно прострелил мутанту голову. Грохот выстрела смешался со звуками ударов. Снорк рухнул на брюхо и не подавал признаков жизни. Вторая особь пока не возвращалась.
  - Так, ты паси второго снорка, он во-он туда побежал, а я за воротами посмотрю. Только гляди, с оружием осторожней. Про зомбей не забудь.
  Дав указания, Орех снова оборотился к лагерю учёных. Через пять минут наблюдения, сталкер увидел, что створки ворот начали медленно открываться. Следом за этим раздался натужный скрип, словно петли никогда не смазывались и теперь двигались с большим трудом. Зомби встрепенулись от своего полусонного состояния и довольно резво заковыляли в сторону звука.
  - Так, чувак, ловим момент. Может удастся мимо зомбаков проскочить и добраться до лагеря - выпалил Орех, обернувшись к напарнику.
  - Когда? - выдохнул Скрепа.
  Ему эта местность нравилась ещё меньше, чем Ореху. Она подавляла весёлый нрав сталкера и угнетала все его естество. Скрепе категорически не хотелось долго оставаться на открытом пространстве. Он желал как можно быстрее забиться куда-нибудь поглубже. Можно под землю.
  - Жди, я дам команду, - ответил Орех.
  Между тем бойцы, стоящие на вышках, открыли по зомби огонь из пулемётов. Звук выстрелов доносились до сидящих в кузове самосвала сталкеров. Орех испугался, как бы шальная пуля не зацепила его или Скрепу. Тонкая стенка кузова - плохая защита от крупнокалиберной пули, даже излётной. Но он беспокоился напрасно. Сторожа лагеря учёных стреляли по гораздо более близкорасположенным целям. Крупнокалиберные пули вырывали из мутантов куски плоти, прошивали их насквозь, дробили кости, рвали суставы. В общем, наносили чернобыльским обитателям несовместимые с существованием и жизнедеятельностью раны. Зомби падали, бились на земле, пытаясь встать. Те, у кого было оружие, пытались отстреливаться, но не понимали, куда стрелять. Ограниченная деятельность мозга сказывалась не только на двигательной функции но и на интеллекте. Поэтому зомби тупо крутились на месте, пытаясь сообразить, откуда их убивают.
  Створки ворот, наконец, распахнулись, и с территории лагеря учёных величественно выдвинулась косым рылом вперед бронемашина, явно собранная на базе БРМ. Броневик выкатился вперед метров на семь на от ворот и остановился. Расположенная в первой трети корпуса башенка, в форме усечённого конуса, вооруженная пулеметом калибра двенадцать на семь миллиметров повернулась вправо и принялась выкашивать оставшихся перед воротами зомби короткими очередями. Расстреляв врагов с одной стороны, неизвестный наводчик развернул оружие влево и продолжил свою работу. Закончив поливать мутантов свинцом, бронемашина двинулась ещё на пару корпусов вперёд и остановилась у одного из застывших когда-то посреди низины ЗИЛов. Водитель занял такую позицию, чтобы преграда не закрывала броневику обзор, а прикрывала его левое переднее крыло от возможной атаки.
  'Спрятался,' - с удовольствием наблюдая действия экипажа бронемашины подумал Орех. - 'Только вот от кого? Во всей округе гранатометов нет ни у кого. Разве что у 'Свободы'. Не зомбям же на себе таскать противотанковое вооружение?'.
  Между тем из средней части корпуса боевой машины поднялась на ложементе закрытая направляющая, напоминающая со стороны гранатомет 'Муха'. Застыв на мгновение, эта конструкция развернулась торцом в сторону фабрики. Заинтересовавшийся происходящим Орех перевел бинокль в направлении предполагаемого выстрела. Со стороны корпусов из-за красно-ржавого остова 'Икаруса' не спеша, но и не задерживаясь, выдвигалась группа зомби. Мутанты шли нестройной и неширокой цепью в три ряда и, по мнению Ореха, представляли собой неплохую мишень для осколочно-фугасного заряда. Этой же мыслью, по всей вероятности, руководствовался также и наводчик с бронемашины. Потому что корпус броневика вдруг вздрогнул, и из тубы вылетело маленькое солнце, которое за секунду преодолев расстояние до нападавших, взорвалась точно в центре толпы мутантов. Ударной волной зомби расшвыряло в разные стороны. Фрагменты тел, кувыркаясь, разлетелись на десятки метров от места взрыва.
  Разумеется, Орех видел только результаты действия ракеты, поскольку в тот момент считал зомби, глядя на их строй в бинокль. Но весь процесс наблюдал ещё и Скрепа, который отвлёкся от контроля над местностью и сосредоточился на происходящем в низине. Увидев сцену расправы над мутантами, сталкер радостно закричал и заулюлюкал. Даже выпустил короткую очередь из автомата в воздух. Это отвлекло внимание мутантов от выехавшей бронемашины и переключило его на двух сидящих в кузове одиноко стоящей на открытой местности машине сталкеров.
  - Дебил, ты что творишь! - прикрикнул на напарника Орех.
  Скрепа ойкнул и присел на дно кузова. Но было поздно. Зомби медленно, но неотвратимо двинулись в сторону Ореха со Скрепой. Нейтрал с тоской прикинул, сколько у него осталось боеприпасов. После посещения 'Свободы', он, конечно, пополнил запас, но с того момента, когда он покинул военные склады, миновало полдня. И количество патронов успело уменьшиться. А целей перед сталерами хватало. И с учётом живучести этих видов мутантов перспектива приличного расхода боеприпасов была более чем реальна.
  - Ну, накосячил, блин! Теперь будем отстреливаться, - с досадой прошипел Орех ни к кому не обращаясь.
  Он сомневался в альтруистических порывах охраны лагеря учёных. В Зоне, как и в остальном мире у всего своя цена и сомнительно растрачивать столь дорогую в этих местах солярку и боезапас ради спасения двух непонятных сталкеров с неизвестными целями шныряющих в этих местах. Во всяком случае, так рассуждал бы сам Орех, на месте охраны лагеря. Сразу отбросив надежду на подмогу, сталкер сосредоточился на обороне. Ближайшие зомби находились метрах в пятидесяти от грузовика. Что ж, самосвал - не самая плохая позиция для огневой точки. Во всяком случае, слепые псы незаметно не подберутся.
  - Скрепа, где снорк? - бросил он напарнику, который сел на дно кузова и похоже, потерял всякий интерес к происходящему.
  Но Скрепа его не услышал. Он только качал головой и повторял полушепотом:
  - Вован, Вован, скисшие мозги...
  Похоже, напарник был в шоке. Чтобы вывести мужчину из этого состояния, Орех несильно пнул скрепу ногой в бок, зарычав:
  - Где снорк, утырок! Проснись, убьют!
  Скрепа словно очнулся ото сна. Он вскочил на ноги и принялся оглядывать те места, куда ускакал второй мутант.
  - Он там, - через двадцать секунд заявил напарник Ореха. - В ста метрах за кустами.
   - Держи его под контролем и поляну справа от меня. Нам неожиданности с флангов без надобности. Так?
  - Совершенно верно! - ответил Скрепа хрипло. - Там Вован, корешок мой. Вместе через Периметр перебирались. Он в зомбака оборотился. А мы с ним, мы с ним...
  Скрепа готов был свалиться в истерику.
  - Зона место опасное, - отрезал Орех. - Паси поляну и сообщай, что к чему.
  Ему не хотелось прикрывать ещё и выпавшего из реальности напарника. Орех прекрасно понимал, что на два фронта ему не справиться.
  Пули загрохотали о кабину грузовика. Зомби открыли огонь. Но, поскольку, мозговая активность была сильно угнетена, мутировавшие организмы, а личностями их было назвать уже невозможно, целились не очень точно. Надолго ли это, Орех не мог представить. С учетом того, что мутанты передвигались в сторону засевших на позиции сталкеров, то долго такое везение продлиться не могло. Настроив оптику, нейтрал принялся выбивать ближайших к самосвалу зомби короткими очередями, целя в голову. Сталкер понимал, что, если выбивать тех, кто рядом, то дальние доберутся не скоро.
  На Скрепу Орех не рассчитывал. Напарник явно был в легкой истерике и реальной помощи от него ожидать не приходилось. Но Орех ошибся. Скрепа подал голос и по делу:
  - Снорк свалил в сторону 'Дикой территории'. Справа от тебя на гребне холма группа зомби из десяти голов.
  - Твою псевдоплоть! - прорычал Орех.
  'Что делать?' - лихорадочно думал он. - 'Млин, я не справлюсь на два фронта. Вот сюда бы тот штурмовой автомат. Мы бы все вопросы вмиг порешали бы'.
  - Дай гранату, - потребовал Скрепа.
  - Пошёл ты - огрызнулся Орех. - Ты и за кузов-то её не выбросишь.
  - Не сцы, докину, куда надо. Всё будет в лучшем виде.
  - А что, своей, нет? - Орех не хотел верить напарнику.
  - Свою давно взорвал, - отозвался Скрепа. - Давай, не жмись. Хуже не будет.
  Не отрываясь от прицела, Орех вынул из кармана на разгрузке наступательную гранату и сунул не глядя Скрепе:
  - На, кидай. Только по команде.
  - Угу, - ответил тот.
  Тремя точными очередями Орех сбил ближайших к грузовику зомби, которые могли огнем личного оружия причинить вред напарнику. Остальные были на достаточном удалении.
  - Давай, - крикнул он Скрепе.
  - И-эх! - с шумом выдохнул напарник.
  За спиной Орех услышал шуршание и бряцанье. Он оглянулся и успел увидеть, описывающий крутую траекторию кругляшёк гранаты. Она оканчивалась четко у ног первого мутанта, который своей разболтанной походкой неспешно брёл к самосвалу, где прятались сталкеры. Грохнул взрыв. В воздух полетели копья земли и фрагменты тел. Взрывной волной зомби раскидало на несколько метров в стороны. Трое из семерых были уничтожены полностью. Остальных, видимо, посекло осколками.
  - Молодца, сталкерюга! - восхищенно воскликнул Орех, слегка приподнявшись.
  - У меня в школе пятерка по метанию была, - усмехнулся Скрепа, плюхаясь на дно кузова.
  - Оно и видно, - осклабился нейтрал.
  - Как выбираться то из заварушки будем?
  - Не знаю, - сразу помрачнел Орех.
  Он и действительно не видел пока возможности какого-либо выхода. Охрана лагеря учёных занималась своими делами и не спешила помогать двум нейтралам, попавшим в щекотливое положение.
  Пуля, выпущенная мутантом, ударила в край кузова у его ноги, вынудив Ореха присесть и сжаться. Зомби становилось все больше и больше. Они пёрли со стороны фабрики медленно, но неотвратимо. Откуда-то справа из-за полуразвалившегося бульдозера послышалось рычание снорка.
  - Походу мы вляпались, брат-сталкер, - мрачно констатировал Орех.
  - Не спеши нас хоронить - заявил Скрепа, - глянь в сторону лагеря. Там какая-то движуха.
  Орех послушался напарника. Увиденная им картина, впрочем, не произвела какого-либо впечатления. За отъехавшей из ворот БРМД последовала другая легкобронированная, но уже гусеничная машина. Она отдалённо напомнила Ореху тяжёлый артиллерийский тягач. Но у этой кроме башенки в первой трети корпуса, к ней было приварено ещё одну пулеметную установку на корпусе. Кроме того, таинственный реконструктор предусмотрел на бортах два гнезда для стрелков и турель с ракетной установкой. Носовая часть также была укреплена наваренными шипами.
  Бронемашина взрыкнула и, повернув вправо - за кормой колесного броневика, двинулась в сторону фабрики. Укрепленный тягач тащил за собой небольшой одноосный прицеп в виде куба с зеркальными стенками. Назначение этого агрегата было непонятным для Ореха. Но он и не стремился в этом разобраться. Ему было ясно одно - БРМД обеспечил первоначальную фазу прорыва тягача. Зачем? Об этом Орех задумываться не желал вовсе. Его волновало одно: заметили их с броневика или нет? Помогут, если заметили, или тут бросят?
  Однако, Зона, видимо, была благосклонна к безрассудным смельчакам или же экипаж броневика имел чёткие директивы, но БРМД, сопровождая пулеметным огнем продвижение тягача, медленно двинулся в сторону самосвала, где засели нейтралы. Кем бы ни был стрелок бронемашины, он был безумно точен, срезая зомби короткими очередями. Не спасались даже те, кто был на достаточном удалении от пулемётчика.
  - Глянь, как ровно кладёт, - не упустил шанса удивиться Орех. - Загляденье! Прямо, как из снайперки!
  - Молодец, чувак, - одобрил Скрепа, присмотревшись к результатам стрельбы.
  БРМД, между тем, подъехала к самосвалу. К этому моменту пулемётчик прекратил огонь, а тягач уже скрылся где-то за фабричными корпусами. Броневик, остановился, не заглушая мотора. В носовой части открылся люк. Оттуда показался боец, одетый с глухой костюм радиационной защиты, в каком щеголяют учёные. Выбравшись наружу по пояс, человек извлек откуда-то снизу автомат и направил его на сталкеров.
  - Вы кто такие будете - раздался суровый вопрос.
  - Ты оружием та не маши - рассердился вдруг Скрепа. - Зачем припёрся?
  - Нейтралы мы, брат - примирительно сказал Орех, посекундно озираясь. Зомби в низине хоть и стало меньше, стрелять они от этого не перестали. - Вот в лагерь ученых идем. Я - цацки кое-какие сбыть. Он - кивок на Скрепу. - Остаться у вас думает.
  - Ладно, айда на броню, мужики. Там разберемся.
  С этими словами боец скрылся внизу. Грохнула, закрываясь, бронезаглушка.
  - Он что, издевается? - возмутился Скрепа. - Это же переделанный 'Бардак'. Я служил на такой. К её броне никак не прицепиться!
  - Ничего, чай ехать недалеко, - ответил, вздохнув, Орех.
  Он перепрыгнул на корпус бронемашины, стараясь закрепиться получше. Его примеру последовал и напарник.
  Через пять минут тряски и ежесекундной опасности слететь вниз в лапы зомби и снорков, сталкеры оказались во внутреннем дворе лагеря ученых. Спрыгнувших на землю нейтралов тут же окружили вооруженные и разномастно экипированные мужчины. Посыпались вопросы, кто они и что тут делают.
  - Мы будем говорить только со старшим, - отрезал Скрепа, который почему-то решил выступить в роли главного.
  - Со старшим караульной смены вполне подойдет, - добавил Орех.
  Подошёл какой-то мужчина, представился старшим караула. Нейтралы коротко пересказали свои намерения.
  После этого их развели. Скрепа отправился к коменданту лагеря, а Орех - к одному из учёных, который, по словам охраны лагеря, мог купить артефакты. Прозвище у него было незатейливое - Саня-Недовольный, потому что он всё время был на что-то зол и все время к чему-нибудь придирался.
  Саня и впрямь, был въедливым и лез везде, даже туда, куда не просят. Он выговаривал коменданту лагеря за то, что вышки, по его мнению, надо выдвигать за границы периметра, а не ставить за забором. Недовольный доканывал механиков и обслугу бронетехники за то, что заправляют машины не тем, чем надо или содержат матчасть не в том состоянии, каком положено. Учёный постоянно ворчал на своих коллег и даже на начальника лагеря за то, что те используют ресурсы базы не полностью или не по назначению. Саню-Недовольного пытались даже проучить за его мерзкий характер, в лучших традициях пионерских лагерей - сделать ему 'тёмную'. Но после первой пробы сил, когда лазарет базы оказался заполненным людьми с переломами, вывихами и сотрясениями мозга (Саня Недовольный был довольно внушительных габаритов и силушкой обладал немалой), на него махнули рукой и стали мириться, как с необходимым злом. Как с Выбросом или цунами. Они всё равно приходят, неся на своем пути разрушения. Так не лучше ли спрятаться и переждать?
  Попетляв слегка по коридорам (один поворот направо, два налево и шестая дверь по коридору справа) Орех добрался до входа в каморку Сани-Недовольного. Над дверью висела табличка с надписью 'Палата ? 6. Решил постучаться, - подумай еще раз. Стоит ли?'. Орех хмыкнул понимающе и постучал по косяку.
  - Войдите! - грохнуло из-за двери.
  Нейтрал открыл дверь и воспользовался приглашением. Помещением, которое занимал немаленьких размеров Саня-Недовольный было подстать владельцу, - внушительным. Это была прямоугольная комната с низким - два метра потолком. Помещение было вытянуто в длину, при этом, ученый сидел в передней его части за массивным столом. Тут же стоял шкаф и импровизированная кровать - две доски в нише в стене.
  Сам Саня-Недовольный в момент появления Ореха занимался тем, что ковырял каким-то инструментом, напоминавшим стоматологический зонд, 'Золотую рыбку'. Руки учёного были защищены прорезиненными крагами, лицо - маской с толстыми очками, по виду напоминавшими консервные две банки. Сам артефакт лежал на середине покрытой толстым листом какого-то мягкого пластика столешнице.
  - Садись, не торчи у входа, и дверь закрой - пробурчал недовольно хозяин кабинета. - Ходят тут всякие, эксперименты срывают.
  Не говоря ни слова, Орех зашёл, закрыл за собой дверь и присел на ближайший стул.
  - Ща, я закончу, а ты давай, говори зачем пришёл?
  - Да мне тут надо патронов прикупить, а денег нет. Вот, артефакты кое-какие принес. Может, купишь?
  Саня оторвался от своего занятия и внимательно поглядел через стекла очков на нейтрала.
  - Девиз 'Тащи всё, возьмем скопом' не про меня - отрезал Недовольный и вернулся к ковырянию артефакта.
  - Так я не всё, - ответил Орех. - Я эксклюзив.
  - Ну давай тогда свой эксклюзив, - Саня, крякнув, отодвинул 'Золотую рыбку' на край стола и отложил свой инструмент. - Но если попытаешься подсунуть лажу, вылетишь отсюда впереди собственного вопля.
  - Поглядим, - ухмыльнулся Орех и начал выкладывать.
  Он-то знал, что если Саня-Недовольный и видел подобные артефакты, то не более раза-двух, а то и вовсе не встречал. Так и вышло. Каждый новый предмет, извлеченный нейтралом из специального контейнера, сопровождался восхищенным возгласом Сани-Недовольного типа 'Снорка тебе в ухо' или '"Чтобы тебя слепой пес в зад цапнул'.
  Когда последний артефакт был выложен перед ученым на стол, восхищения последнего не было предела.
  - Блин, чертяка, ты где взял такие сокровища? Их же, эти арты, никто никогда в глаза не видел. Только слухи смутные среди сталкерни ходят!
  - Где взял, там нету больше. В любом случае, я в те места не сунусь ни за что.
  - Хорошо, ладно, хрен с ним. Сколько за все это хочешь?
  - Ну, - Орех назвал сумму и торопливо добавил: - И триста патронов к АКМу. Половину россыпью, половину в магазинах.
   - Не знаешь ты цены этих цацек, сталкер, - покачал головой Саня-Недовольный, снова становясь самим собой. - Я что, похож на барыгу из 'Деревни новичков'? В общем, - он достал из-под стола лист бумаги и принялся на нем что-то писать. - Вот столько, полагаю, хватит. Отнесешь это Гире - завхозу нашему. Он распорядится.
  Орех взял поданную бумагу. Сумма, указанная там, была в два с половиной раза больше затребованной Орехом. Сталкер аж присвистнул. Ученые платили с царской щедростью.
  'Блин, если б раньше знать, то и свалил бы из Зоны уже' - мелькнула в голове сталкера досадливая мысль.
  А- теперь, сталкер, выпьем, - Саня-Недовольный извлёк из-под стола бутылку водки, пару стаканов и тарелку с нехитрой закуской.
  Плеснув в стаканы напитка, ученый протянул один сталкеру:
  - Ну, за удачную сделку, бродяга.
  - Вздрогнули, - Орех принял стакан и опрокинул жидкость в горло.
  Водка приятно обожгла внутренности. Схватив с тарелки кусок колбасы, нейтрал торопливо закусил.
  - Торопишься куда? - спросил Саня-Недовольный.
  - Мне в Припять надо, - признался Орех.
  Он сам не понимал почему, но сидящий перед ним человек располагал к откровенности.
  - Причём довольно быстро. У меня всего двое суток.
  - Пытаешься до Выброса успеть? Так он ещё не скоро. По прогнозам, так дней через пять, не раньше - махнул рукой учёный, разливая по стаканам новую порцию спиртного.
  - Не, спасибо, я много не пью, - покачал головой Орех.
  Он не собирался отдыхать на 'Янтаре'. Пополнить боезапас, продовольствие, по возможности, получить подробную карту Припяти, и в путь,
  - Здесь никто много не пьет, - отрезал Саня-Недовольный. - Давай, вот по этой и отправляйся на все четыре стороны.
  - С редкими артефактами топай сразу ко мне. Я тебя всегда рад буду и на деньги не поскуплюсь - добавил ученый после того, как в его широченной глотке исчезла порция спиртного.
  - А ты и так не поскупился, - ответил Орех. - Вон сколько денег отвалил.
  - Ну, пока не отвалил, но оценил. Отваливать Гиря будет.
  - А он того, не зажмет деньги-то? - насторожился нейтрал.
  - У нас это не принято. Мы не барыги. Сталкеры к нам не особо часто захаживают, потому что мы в глубине Зоны. Здесь опасно. Да и дойдёт не каждый. Ты пей, давай. Не хочу прослыть алкашом.
  - Эх, хороша у тебя водочка, - крякнул Орех, опрокинув в себя стакан. - Горло не дерёт и проскакивает легко.
  - Дерьма не держим, - коротко отрапортовал Саня-Недовольный и убрал бутыль.
  - Ну, прощевай, брат, - поняв, что разговор окончен, нейтрал поднялся.
  - Прощевай, сталкер, - ответил учёный и пожал протянутую Орехом руку. - Да, перед уходом с базы зайди, к Мокрецу. Он тебе витаминчиков проколет на дорожку. Только дойди до Гири, не забудь.
  - Мокрец? Это не из... - начал было нейтрал.
  - Да-да, именно оттуда. Из Стругацких. Ему, поговаривают, в то время, когда Мокрец был ещё зелёным лаборантом, дал прозвище один из местных учёных, который очень уж был охоч до трудов этих братьев-фантастов.
  
  Мокрец оказался местным эскулапом, совмещающим в себе функции главного врача базы, хирурга, реаниматолога, биолога и собирателя разных баек. Его кабинет, в отличие от берлоги Сани-Недовольного был просторен и светел и до безумия напоминал операционную. Ощущение усиливали облицованные белым кафелем стены, громадный прозекторский стол посреди помещения и резких запах каких-то то ли препаратов, то ли лекарств. Правда, сам Мокрец оказался маленьким и толстеньким, но вполне себе шустрым человечком.
  - Так, ты ко мне от Недовольного, - констатировал он, едва Орех пересек порог кабинета. - Сейчас мы тебя подлечим.
  - Ну, вообще-то я от Гири. Но сюда, да, меня направил Недовольный, - ответил нейтрал, недоверчиво косясь по сторонам.
  Выскочивший откуда-то из подсобки лаборант заставил Ореха снять оружие и снаряжение, усадил сталкера на стол и быстро провел беглый осмотр.
  Пошептавшись с помощником, Мокрец констатировал:
  - Налицо переутомление, нервное истощение и крайняя степень эмоционального возбуждения. Мы, конечно, можем вас и более детально осмотреть, голубчик, взять кое-какие анализы, но это, разумеется, займет время. День, два.
  - У меня его нет, - хмуро заметил Орех. - Недовольный сказал, что вы мне каких-то витаминов вколете.
  - Разумеется! - вскричал Мокрец и обратился к лаборанту. - Лексеич, нашему посетителю укрепляющих!
  Лаборант скрылся в подсобке и через минуту вернулся, неся в руках два шприцевых пистолета. Мокрец попросил Ореха обнажить предплечье и сделал последовательно два укола, поясняя:
  - Общеукрепляющее.
  Вжжик! Пистолет прожужжал, и вакцина оказалась под кожей Ореха.
  - Тонизирующее.
  И снова - вжжик!
  - А вот вам, голубчик, еще пару пилюль, - пропел Мокрец, протягивая Ореху три пакетика с цилиндриками белого, желтого и синего цветов. - Если будете ранены, то белые - это очень сильные обезболивающие. Жёлтые, - если нужно взбодриться и приложить максимум сил. Синие, - если вляпаетесь в радиационное пятно. Саня-Недовольный сказал, что вы в Припять идёте. А там, любезный мой, радиации пруд пруди.
  Орех сидел молча, пытаясь переварить сказанное.
  - Здесь на пакетиках на всякий случай бирки-указатели. - Мокрец решил, что Орех не понимает сказанного. - Да и, если ждёте, что уколы подействуют сразу же, оставьте эту мысль. Результат будет много позднее. Сами ощутите.
  Орех кивнул.
  - Разочарованы? - участливо поинтересовался учёный.
  - Есть немного, - не стал скрывать нейтрал.
  - Ну, у нас же не марвеловский фильм про супермена. Одна инъекция и ты горы сворачиваешь. Мы, любезный, наукой занимаемся. И потом резкий гормональный скачок мгновенно подрывает организм, выжигая из него все ресурсы. То есть, отнимает у вас, условно говоря, за десять минут десять лет жизни.
  Сталкер хотел возразить, что это иногда тоже нужно. Но Мокрец примиряюще поднял руки:
  - Я не оспариваю тот факт, что и такие ситуации возникают, когда мощный всплеск гормонов спасает жизнь не считаясь с её дальнейшей продолжительностью. Но каждому свое. Не так ли?
  - Да ладно вам. Спасибо за то, что витаминчиков прокололи и с собой дали. Что мне спорить. Мне идти надо.
  - Может ещё чем смогу помочь?
  - Мне бы карту Припяти. Подробную.
  - Передайте, пожалуйста, свой наладонник моему помощнику. Лексеич, загрузите, пожалуйста, нашему гостю карту.
  - Спасибо, - поблагодарил Орех.
  - В какой части Зоны путешествовали? Впервые на 'Янтаре'? - спросил Мокрец странно изменившимся голосом. Будто один человек ушёл, а на его место пришел другой.
   - В основном, по южным окраинам, - ответил Орех. - 'Тёмная долина', 'Свалка', 'Агропром', был у 'Заслона', на 'Дикой территории'. Вот, здесь еще, на 'Янтаре'.
  - Слышали про клан 'Зашитые рты'?
  - Нет, - мотнул головой Орех.
  - Значит, не добрались туда ещё, - пробормотал себе под нос Мокреца. - Жуткие, говорят, ребята. По слухами, ими командует телепат или контролер. Поэтому им разговаривать и не нужно. Вот губы и зашивают. Без наркоза. - Мокрец хохотнул и потер ладони. - Встречали такие феномены, как 'Бледная девочка', 'Гроб на колёсиках'?
  - Н-нет, не встречал.
  - Желаю и не встретить. Весьма смертоносные явления. 'Бледная девочка', по словам сталкеров, отбирает удачу. А насчет 'Гроба на колёсиках' сказать ничего не могу. Только слышал о нем. Но действий не знаю.
  - О как... - пробормотал Орех, поёжившись. - Надо сторониться всякого этакого....
  - Появилась новая аномалия, - продолжал Мокрец. - Льдистый туман называется. Выглядит как облако тумана, висящее в полуметре от земли. В принципе, безопасно, если только ты не вдохнешь, находясь, в этом облаке. Как вдохнешь, так у тебя внутренности мгновенно смерзнуться, словно жидкого азота хлебнул. Понял?
  - Ещё бы не понять! - воскликнул Орех.
  Перспектива была не самая радужная, а смерть, вероятно мучительная, хоть и быстрая.
  - Какие от неё артефакты я не знаю. Всё, что увидишь и сможешь взять с собой, тащи сюда. Заплатим, не скупясь, да еще подлечим хорошенько, если нужда будет в этом.
  
  
  
  Глава 5
  
  Очень часто так случается, что наши пути, не смотря на поставленную цель, всегда идут в сторону от неё. Казалось, ты решил для себя: буду делать это! И никаких гвоздей, как говорил классик. Но в процессе прохождения дистанции все время возникают какие-то препятствия в виде нерешенных или нерешаемых вопросов, недосказанностей, каких-то досадных случайностей, которые отвлекают тебя, заставляют перераспределять силы на их устранение и таким образом, отдаляют от результата твоих усилий. Допустим, решил ты по осени 'сделать' к пляжному сезону себе фигуру - подкачать ослабевшие ноги и плечи, подтянуть отвисшие ягодицы и вывалившийся через брючный ремень живот, убрать жир с 'проблемных зон'. Первое время ты даже берешься за себя. Составляешь рацион питания, покупаешь кроссовки, спортивный костюм и начинаешь худо-бедно бегать по утрам, достаешь из-под шкафа запылившиеся гантели. Казалось бы всё, - занимайся и совершенствуйся. Но... Но тут появляются они. Случаи, препятствия, которые-то и не дают тебе добраться до весны постройневшим. Необходимость выйти в офис сверхурочно, простуды, нервотрёпки на работе и дома, день рождения жены, юбилей свадьбы у её родителей и прочие жизненные перипетии вставляют тебе палки в колеса. Ты пропускаешь тренировки, нарушаешь план питания, забываешь о режиме дня. Все это, в результате приводит к тому, что к лету из зимних одежек является не подтянутое похудевшее тело, а в лучшем случае, такая же оплывшая тушка. Так что, если в обычной размеренной и относительно спокойной жизни простого мещанина возникает подобное, то что говорить о таком экстремальном месте, как Зона, где ситуация меняется чуть ли не ежечасно! Разумеется, Орех не думал об этом. Он считал себя человеком твердым и характерным, то есть живущим по принципу 'мужик сказал, - мужик сделал'. Поэтому сталкер полагал, что никто и ничто, кроме, разве что смерти, не в силах заставить его сойти с намеченного пути. Разумеется, как и все люди, нейтрал ошибался.
  
  Корпуса фабрики остались в километре за спиной. Орех вышел с 'Янтаря'. Он понял это, как только увидел, что цвета вокруг стали ярче и серый перестал превалировать. Исчезла тяжесть с души и перестали посещать мысли о немедленном суициде. Ещё в бункере учёных, на вопрос Ореха, что же заставляет его мечтать убить себя, Мокрец ответил, что здесь место такое и в корпусах фабрики спрятано несколько пси-генераторов, которые регулярно включаются и создают такой негативный фон. Прятали их, а также автономные источники их же питания, военные, поэтому разыскать эти приборы довольно сложно, тем более, что двор фабрики кишит зомбированными сталкерами и снорками. Когда же нейтрал поинтересовался, почему он не ощущает потребности самоубийства в стенах лагеря, Мокрец усмехнулся и пояснил, что у них есть приборы, экранирующие фон, создающийся пси-генераторами, но только в пределах определенного периметра. Поэтому лагерь за последние годы и не вырос в ширь, хотя потребность в этом ощущается.
  По правую руку шедший к Припяти Орех наблюдал 'Рыжий лес'. Поговаривали, что деревья в нём первыми приняли на себя удар радиации при аварии в 1986 году. С тех пор его листья и деревья стали ржавого оттенка. Из-за леса торчали какие-то циклопические постройки, словно увеличенная в десятки раз решетка. Слева километрах в пяти торчали руины какого-то городка. В развалинах что-то взблескивало и вспыхивало. Вдалеке кто-то пронзительно и тоскливо завыл. На поясе попискивал наладонник, отягощенный загруженной лаборантом Мокреца картой Припяти. За спиной Ореха висел потяжелевший от дополнительного боезапаса рюкзак. Нейтрал не спеша брёл к Мёртвому городу, поминутно бросая перед собой болты - извечных и самых лучших проводников и помощников сталкеров всех времен и народов. Ибо то, что не почувствует электроника, распознает банальная гайка. Правда, всё-таки не всё. С каждым годом видов аномалий прибавляется. Есть уже и такие, которые реагируют только на живое. Сталкер шагал твёрдо, но его опять одолевали сомнения. Зачем ему Радужный диск, если на 'Янтаре' яйцеголовые платили просто великолепно? За последний артефакт денег вывалили столько, что хватило бы покупку домика и участка земли в гектар, не меньше. И все равно Орех упрямо шёл к намеченной цели. Тем более, что координаты Хароном были даны более, чем чётко. Нейтралу уже были не интересны деньги - почему-то в тоннеле у Ореха неизвестно откуда появилась твёрдая уверенность в том, что деньги дошли до адресата и уже уплачены кому надо. Теперь сталкер просто хотел увидеть этот Радужный диск и, если получится, загадать желание. Эта мысль навязчивой идеей жгла Ореха изнутри, заставляя его двигаться быстро, но осмотрительно.
  Впереди показались зеленые посадки. Аллейки кустов, посадки зерновых росли настолько ровно, что только у наивного просточка не возникало впечатления, что растения кто-то высадил в таком порядке намеренно. Орех как раз пересекал поле, что отделяло ближайший лесок от 'Янтаря'. Он сбавил скорость и двигался очень осторожно, так как в высокой, разросшейся ржи его мог поджидать любой сюрприз - от тихо лежащего мутанта до затаившейся до времени аномалии. Однако пока ничего, кроме голубых васильков и сильно разросшейся сорной травы нейтрал не встретил. Сквозь тучи пробивались солнечные лучи, совсем по-летнему согревая плечи сталкера. Нейтрал чертыхнулся. На поле, даже спрятаться было негде. Ни кусточка густого, ни бурелома какого.
  Орех присел в траву. Позадумался. Передвигаться ползком по неизвестной местности сталкер не хотел. Была очевидная опасность во что-то вляпаться. Двигаться открыто тоже сомнительно. Вдруг у неизвестных крестьян ещё и снайпер имелся и сидел в дозоре. Не зря ж народ придумал поговорку 'в кулацком хозяйстве и пулемет не помеха'. Однако идти не скрываясь, - единственный способ привлечь к себе внимание неизвестных и продемонстрировать отсутствие агрессивных намерений. Но Ореха опередили.
  - Эй, сталкер, что ховаешься. Двигай сюда. Небось, не обидим.
  Из травы в десяти метрах от нейтрала поднялись две фигуры в армейском камуфляже. В руках одного из неизвестных была винтовка западного образца неизвестного Ореху типа с оптическим прицелом. Сталкер не сразу заметил, лица их были закрыты плотными масками с нанесенным камуфляжным рисунком. Однако Орех обратил внимание на голос говорившего. Тот звучал как-то искусственно, безэмоционально. Словно с пластинки.
  - Блин, - прошипел в сердцах сталкер.
  Однако он поднялся во весь рост, показушно широко улыбаясь. Ситуации подобные этой ему совсем не нравились. Нейтрал предпочитал сам подкарауливать противников и таким образом контролировать ситуацию. Но сейчас всё изменилось. Секрет чужаков он проморгал, и позволил перехватить контроль другим. Надо было исправляться и Орех, продолжая улыбаться, с целью продемонстрировать мирные намерения, двинулся к неизвестным.
  - Ты грабки с автоматика-то убери, братан. Не ровен час, стрельнёт, - раздался тот же голос и ствол винтовки с оптическим прицелом как бы невзначай повернулся в сторону сталкера.
  - Да что вы, братва, я мирный бродяга. Иду себе, Зону топчу.
  - Здесь мирных нет, землячок. Так что лапки, на всяк пожарный, подальше от пушки держи.
  Орех никак не мог понять, кто из двоих неизвестных бойцов говорит. Казалось, звуки исходили сразу от обоих.
  - Не парься, чувак, все будет чики-брики, - продолжал монолог неизвестный, явно подражая уголовникам, сколотившим в Зоне свои банды и грабящим нейтралов.
  Рядом с двумя бойцами поднялся третий. Он молча поманил Ореха пальцем и направился в сторону леса, то есть примерно в ту же сторону, куда шёл и нейтрал.
  - След в след иди, - напутствовал Ореха искусственный голос.
  
  Сталкеры осторожно пересекли поле, при этом обойдя посадки, которые насторожили Ореха ранее.
  - Эй, браток, где это мы? Что за места? - нейтрал попытался вывести на разговор своего провожатого. Но боец молча двигал вперед, посматривая по сторонам. Только плечами передернул, словно бы говоря: 'отстань, мол, скоро сам все узнаешь'.
  Ореху это совсем не понравилось. Мокрец его уже насторожил известиями о клане 'Зашитые рты' и мужчину не радовала перспектива попасться в лапы этим людям. А вдруг и вправду рты зашивают? Но все оказалось гораздо более прозаично.
  Проводник довёл Ореха до первых деревьев. Поле от леса отделяла грунтовая дорога. И судя по прилично наезженной колее, ею регулярно пользовались. Вдоль грунтовки с интервалом примерно полтора метра росли кусты. В полукилометре от бойцов пылила какая-то колонна. Провожатый остановился и залёг. Он достал бинокль и стал рассматривать участок дороги со стороны, которой двигался транспорт. Орех последовал примеру, приняв положение лежа.
  - Кого ждем? - спросил сталкер, по-пластунски приблизившись к лежащему вперед него бойцу в камуфляже.
  Тот приложил указательный палец к тому месту, где под маской были или должны быть губы, призывая нейтрала к молчанию.
  'Ну точно попал', - с отчаянием подумал Орех.
  Сейчас до места, где они лежат, доедет автоколонна, они влезут в кузов грузовика, и поминай, как звали. Хорошо ещё, оружие со снарягой не отобрали.
  Орех уже собирался прострелить своему невольному проводнику голову, когда тот отвернётся, однако неизвестный дал знак прижаться к земле - над их головами раздался гул моторов. Нейтрал, как можно сильнее старался слиться с почвой. Краем глаза он успел заметить, что колонна состоит из трех машин: какой-то колесный бронетранспортер западного образца, трехосный грузовик с крытым кузовом, квадратной кабиной, смутно напоминающий КАМАЗ и утыканная стволами гусеничная бронемашина. Пыля, колонна прошла мимо.
  Провожатый снова дал знак и они, пригибаясь, быстрым шагом пересекли дорожную колею.
  - Хм, а говорят, ближе к центру Зоны жизни совсем почти никакой нет. Брехня, стал быть, - на бегу подытожил вслух Орех.
  Но впередиидущий не отозвался. Вообще никак не дал понять, услышал он ведомого или нет. Сталкера это начало порядком раздражать. Но он держался настороженно, поскольку пока не имел понятия, где оказался и каковы силы неизвестной группировки. Нейтрал также старался брать в расчет и тот факт, что в данном случае действовали временно объединившиеся одиночки. Более того, у Ореха сложилось стойкое впечатление, что за ним наблюдает тот самый снайпер, с которым он столкнулся раннее. Сталкер прямо-таки ощущал спиной взгляд чужого человека через перекрестье прицела. Он, казалось, резал затылок Ореха на те же концентрические круги, какими было снабжено устройство. Нейтралу страсть, как хотелось оглянуться или рухнуть на землю, откатиться к какому-нибудь укрытию и устроить с неизвестным снайпером дуэль. Но Орех стойко держался, понимая, что это ощущение может быть вызвано самовнушением или мимолётным воздействием какой-то неизвестной пси-аномалии.
  Вскоре сталкеры углубились в молодой лес. Деревья росли на странных ломанных холмах, будто эти складки местности возвела не природа, а чей-то разум. Присмотревшись, Орех приметил, что весь ландшафт представлял собой засыпанные землей развалины. То там, то тут выглядывал кусок кирпичной стены или фрагмент угла. Кое-где тропинка проходила по полуразрушенным каменным ступеням. Вся подстилка была покрыта изумрудно-зеленой травой. Цвет растительности был необычный, - будто в старинной детской сказке. У сталкера возникло страстное желание прилечь и полежать на этой приветливой травке, которая навевала умиротворение и легкую сонливость.
  'Странно,' - думал нейтрал. - 'Со времен аварии прошло не больше двадцати пяти лет. А постройки уже затянуло землей. И травка такая, как на газоне у дома.'
  Орех заметил, что его провожатый старается не приближаться к заполонившей всё вокруг изумрудной зелени, скрупулезно придерживаясь натоптанной тропы. Нейтрал покопался в кармане разгрузки, выудил пару болтов и метнул один из них в траву. Бросил недалеко - метров в трёх от тропки. Болт упал на землю, подскочил вверх один раз, повинуясь законам инерции, и остался лежать между травинок. Ничего не произошло. Орех усмехнулся про себя, мысленно съехидничав в отношении перестраховщиков. Нейтрал хотел окликнуть провожатого, но в этот момент привлекательный зеленый растительный ковер пришёл в движение. Травинки резко загнулись в сторону упавшего предмета, их кончики мгновенно заострились, блеснув металлом. В радиусе полуметра от болта травинки начали стремительно расти, загибаться в сторону предмета, образуя над ним своеобразный купол. Затем превратившиеся в острия кончики всех близлежащих травинок, к удивлению Ореха, воткнулись в болт, скрыв от глаз нейтрала предмет. Секунда, и растения вернулись в свое первоначальное состояние, а болт исчез. Куда и как, сталкер заметить не успел.
  От созерцания действия неизвестной аномалии Ореха оторвал тихий, но настойчивый свист. Обернувшись за звук, сталкер увидел провожатого, который усиленно пытался привлечь его внимание отчаянной жестикуляцией. Нейтрал поспешно повернулся и направился к проводнику. Тот жестом показал Ореху, что к аномалии приближаться нельзя и махнул рукой, зовя продолжить движение.
  Миновав развалины и опасный лужок, сталкеры вышли из-под полога леса. На опушке раскинулась деревня. Точнее, то, что от неё осталось. Даже не деревня, а так, - хутор домов на шесть. Из всех построек более или менее уцелела одна из изб и коровник. Остальные строения были практически разрушены. Хутор опоясывал невысокий забор. Краска на штакетинах давно облупилась и полиняла, гвозди проржавели. Все эти детали придавали населенному пункту еще более заброшенный вид. Однако Орех заметил, что некоторые штакетины кое-где выделяются более свежие, выглядят, что говорило о том, что их недавно заменили. Это вызывало ощущение, что это место не было покинуто людьми. Сталкер усмехнулся про себя. Кем бы ни были обитатели хутора, попытки прочинить забор привели к демаскировке базы.
  Пройдя вдоль ограждения, сталкеры добрались до ворот. Сворки были не заперты - правая распахнута настежь, а левая висела на нижней петле. У одного из столбов в зарослях лопухов сидел какой-то сталкер. Он настолько хорошо замаскировался, что если бы не выдал себя приветственным взмахом руки, то Орех не затмил бы его присутствия. При этом, на стороже была надета не какая-нибудь 'Кикимора' или 'Леший', которые полностью сливаются с окружающей средой, тем самым надежно скрыв снайпера, а аналог банального армейского комбинезона 'Стрелок'. Нейтрал даже не удивился постовому у входа на базу. Так положено везде в Зоне. В наличии систем оповещения, даже самых элементарных, Орех даже не сомневался.
  Миновав пост, сталкеры оказались на территории хутора. Нейтралу бросилось в глаза, что вокруг отсутствовал мусор, который обычно валяется в подобных местах - доски, фрагменты кладки, обломки кирпичей, бытовые отходы в виде поломанной мебели, осколков битой посуды, пожелтевших газет, книг и прочего подобного. То есть место содержалось в порядке. На хуторе сразу же обнаружились люди. Из-под стоящего по левую руку ото входа трактора вылез заросший лопатообразной бородой мужик в защитном комбинезоне неизвестно какого года выпуска. Он хмуро глянул на Ореха из-под кустистых бровей и пошёл вглубь населённого пункта, взвалив на спину какой-то агрегат. Одной рукой мужчина поддерживал свою ношу, а левой сжимал автомат. Через несколько шагов Орех услышал тихий стук, доносящийся будто бы из-под земли. Сталкер завертел головой, пытаясь определить источник звука, но безуспешно. Отвлекшись, он чуть не наткнулся на провожатого, который в этот момент остановился.
  - Осторожнее, - глухо сказал вдруг сопровождавший нейтрала боец и снял противогаз.
  Орех вздрогнул от неожиданности. Он даже подумать не мог, что проводник начнёт говорить или вообще будет издавать какие-либо звуки, настолько свыкся с тем, что его невольный попутчик всю дорогу молчал. В Зоне, конечно, встречались молчуны и довольно часто. Сталкеры вообще не были болтунами по натуре своей. Разговорчивые быстро погибали. Орех и сам болтуном не был. Потому и жил так долго в качестве сталкера.
  Выглянув из-за плеча провожатого, Орех вздрогнул ещё раз. На месте хутора зиял неглубокий котлован. По краям его скрывали фрагменты построек, которые со стороны, сталкер принял за дома. Котлован был вырыт аккуратно и замаскирован очень грамотно. Поверх краев была натянута маскировочная сеть, которая скрывала от взглядов особо настырных происходящее внизу. А на дне кипела жизнь. Какие-то люди в форме без погон, опознавательных знаков и нашивок рыли землю в районе стенок котлована, укрепляли ниши досками и бревнами. Как понял Орех, мастерили землянки. Другие сколачивали какие-то конструкции, третьи мастерили и чинили лестницы. В правом дальнем от Ореха углу котлована группа из десяти человек осваивала приемы рукопашного боя. В левом дальнем углу стояли мишени и располагавшиеся в десяти шагах от них бойцы метали ножи. Вкусно дымила полевая кухня, неизвестно каким образом затащенная вниз. В общем, ничто здесь не замерло.
  'Ну прямо лагерь диверсионной группы,' - подумал Орех, критически оглядывая все хозяйство. Такое обустройство отчаянно напомнило сталкеру сцену из какого-то последнего сериала про Великую Отечественную войну, где бравые советские диверсанты устроили такой же бивак на территории противника. Чувствовалась крепкая рука хозяйственного, но абсолютно не знакомого с фортификацией и организацией постоянных военных лагерей человека.
  - Мы пришли, - раздалось рядом.
  Слова были произнесены высоким и мелодичным голосом.
  Орех оторвался от созерцания сооружения и обратил внимание на проводника. Перед ним в бесформенном комбинезоне сталкера стояла девушка. В правой руке она держала автомат стволом вниз, а в левой, - снятый только что противогаз. Тёмные волосы её были коротко подстрижены. Задорные глаза на круглом глядели прямо на сталкера. Именно из-за причёски и мешковатого костюма Орех принял свою спутницу за мужчину.
  - Что глядите, дядя? Дырку просмотрите, - дерзко прокомментировала девушка.
  - А я думал, ты немая, племяша, - ухмыльнулся Орех. - И куда ты меня привела?
  - На базу бойцов клана 'Припять' - приосанилась сталкер.
  - Ух ты ж, прямо-таки клана? - прыснул Орех. - И что, крутой клан?
  - Достаточно, чтобы отстрелить одному нейтралу кое-что не слишком выдающееся, - вспыхнула девушка, уловив в словах нейтрала насмешку.
  - Ладно-ладно, - примирительно отозвался Орех. - Извини, не хотел обидеть. Зачем ты меня сюда привела?
  Сталкер, обмениваясь репликами с проводником, оказавшимся вполне симпатичной дивчиной, продолжал, тем не менее, тайком озираться, ища возможные пути к отступлению. Мало ли, что у этих припятцев на уме. Мокрец говорил о 'Зашитых ртах', которые располагались где-то в этих местах, но они это или нет, Орех не понимал. Ему катастрофически не хватало информации. Он забрел в совершенно незнакомые места, и об это группировке 'Припять' на 'Янтаре' его не предупредили. Возможно, учёные не имели понятия об этом сталкерском клане. На территории Зоны вообще хватало различных сталкерских сообществ, среди которых 'Долг' и 'Свобода' был лишь 'одними из', да и то не факт, что самыми крупными. К примеру, никто из бродяг понятия не имел о том, что твориться на севере Зоны или на востоке, в тех местах, где располагался еще один покинутый людьми город - Чернобыль, который также был в границах Зоны Отчуждения. Большинство сталкеров исходило лишь южные, да западные локации. Даже в саму легендарную Припять - Мёртвый город мало, кто заглядывал. Что уж говорить о самой ЧАЭС! Поговаривали, что это очень жуткие места - самые опасные в Зоне. Так и было, судя по всему, но сталкер, он на то и сталкер, чтобы совать свою голову туда, где неизведанно и где опасно.
  - Я тебя спасла, - коротко ответила девочка. - К тому же нам нужны бойцы.
  - Но я не планирую присоединяться ни к какой группировке, - возразил Орех. - У меня есть конкретная цель, я ей следую и отступать не собираюсь.
  - Тебе в любом случае со старшим нашим переговорить придется, - безапелляционно заявила проводница.
  - С чего вдруг?
  - Я тебя спасла, - это раз - принялась загибать пальцы брюнетка. - Ты на территории, которую контролирует мой клан, это два. За забор не проскочишь без разрешения, - это три. Продолжать?
  - Я спасать себя не просил, это раз, - в тон ей отвечал Орех. - Кстати, от кого спасла, я так и не услышал. Я понятия о вашем клане не имел до сего момента, - это два. Через ваш забор лично мне пробиться, как два пальца... Ну ты меня поняла. Это три. Продолжать?
  - Все равно нужно, - пробасил кто-то сзади.
  Орех резко обернулся, одновременно уходя с линии возможного фронтального удара, и поднял оружие, которое он из рук и не думал выпускать. Позади него стоял невысокий кряжистый мужик. Именно мужик, иного не скажешь. На широких плечах ватник, на голове, - треух, в зубах - самокрутка, тлеющий кончик которой едва не опаляет широкой, с проседью бороды. Лицо круглое, нос - картошка. В общем, деревня деревней. Только противогаз, висящий на груди, кто он и где вся сцена разыгрывается.
  - Ты не боись, паря, тебя никто не тронет. Что такой пугливый? - мужик приветливо улыбнулся и подмигнул Ореху.
  - Полазай по Зоне с моё, не таким станешь, - проворчал сталкер, не опуская автомата.
  Мужик ему совсем не нравился. Слишком уж домашний видок у него. Слишком уж уютом тянет. Орех был тёртым калачом и понимал, что в Зоне, чем более безопасным кажется место или человек, тем дальше от него следовало держаться.
  - Идем, паря, в землянку. Переговорим по-простецки - пригласил меж тем мужичёк.
  - Я тороплюсь, - сухо ответил Орех.
  - Много времени не займу, - голос собеседника стал скрипучим.
  В интонации проявились недовольные нотки. Глаза сердито блеснули из-под бровей. Орех попятился. Его словно холодом обдало чувство опасности. Глаза мужичка, между тем, побелели, голова неестественно резко дёрнулась вверх. Борода задралась, открывая голую шею и широкую кровавую борозду под кадыком.
  - Зомби! Шухер! - завопила за спиной нейтрала девчонка, которая каким-то образом умудрилась там оказаться.
  Ударила очередь. Стрелял не Орех. Грудная клетка мужичка или кто он там оказался, развалилась пополам. До этого почти безглавое тело успело замахнуться на Ореха топором. Шустрая голова, почти мгновенно отрастив из короткой шеи небольшие щупальца, соскочила с плеч и прыгнула на девчонку-сталкера. Грохнул одиночный выстрел. Голова лопнула в полете, раскидав в стороны ошметки костей и мозгов и шевелящиеся маленькие щупальца.
  - Не зомби, а двойнич, - со значением заявил подошедший часовой, делая ударение на 'о'. - Так мы зовем этих мутантов. Хрень такая памятливая - вроде биоплазмы. Увидит человека, запомнит его образ и копирует. Но каждая часть такого дубля - агрессивный организм. И может действовать самостоятельно. Надо только знать, куда стрелять.
  Но в противовес сказанному часовым подстреленный мутант лежал смирно, не меняя своих очертаний. Взявшийся неизвестно откуда мужик с бородой, который до этого нёс выдранный из трактора агрегат, деловито притащил небольшую лохань с бензином. Облив останки мутанта, он чиркнул спичкой и бросил огонек на тело. Оно занялось каким-то неровным, синим пламенем. Потом вдруг вспыхнуло, съёжилось и превратилось исчезло, оставив после себя темно-бурый след на выгоревшей земле.
  Всё это время Орех, как зачарованный, наблюдал за происходящим будто со стороны. Когда огонь погас, он вздрогнул, и словно бы наваждение покинуло сталкера.
  - Ладно, племяша, - сказал нейтрал девочке. - Веди к своему командиру. Говорить, видно, есть о чём.
  
  В землянке уютно горела свеча, сделанная из гильзы тридцатимиллиметрового снаряда. Огонек горел ровно, но слегка потрескивал. Орех прихлебывал чай из металлической кружки, закусывая его сахаром, куски которого были выставлены в алюминиевой аккуратной тарелочке на деревянный стол. Еще на столешнице покоились миски с колбасой, черным хлебом, огурцами и помидорами.
  - Мы здесь не так давно, - вёл размеренную речь глава местной сталкерской группировки Ёж. - месяца два или около того. Все мои с окрестных сёл.
  Ёж был удивительно похож на того мутанта, которого сожгли на подступах к базе. То же лицо, та же борода, осанка. Даже одёжка та же.
  - С каких сёл, дядя? - перебил Орех. - Здесь лет сорок уже как Зона отчуждения. Кроме мутантов и сталкеров тут никто не живёт.
  - Да ты, поди в Зоне недавно, паря - усмехнулся в бороду Ёж. - за это время в тутошних местах не одно поколение выросло.
  - Это как же?
  - А так же! - глава группировки хлопнул своей ладонью по столешнице. Свеча подпрыгнула, но удержалась, не опрокинулась. - Не всех жителей вывезли в восемьдесят шестом. Да и потом, в девяностых, до появления Зоны и после, - когда здесь начали лаборатории отстраивать, народишку сюда понаехало, - прорва!
  - Куда ж весь этот народ подевался тогда? - поинтересовался Орех. - У тебя ж тут явно не все.
  - Не все, - согласился Ёж. - Многие померли, многие сгинули без вести, когда образовалась Зона и появились первые мутанты. Кто-то мутировал, над кем-то поставили опыты.
  - Ну, об этом я слышал. На Периметре люди говорили, что когда-то учёные на Янтаре был не такие добродушные и старались в Зоне исследовать всё, что только можно, в том числе и воздействие на человека.
  - Ну-да, ну-да - улыбнулся вожак, кивнув. - Контролеры, снорки, кровососы, бюреры появились именно так. Есть ещё киборги. Их здесь зовут Жестянки. Но они держатся ближе к ЧАЭС. Там у них какая-то хрень включена, которая создает особые электромагнитные поля, что поддерживают их жизнедеятельность.
  - А зачем мне это знать? - настороженно поинтересовался Орех.
  - Ну, ты же в Припять идёшь. А лишнее знание лишним не бывает, как говаривал мой давно почивший папашка - усмехнулся Ёж.
  Ореху такая его улыбка совсем не понравилась. Он не помнил, чтобы кому-то здесь рассказывал о том, куда направляется.
  - Я не понимаю, зачем ты мне все это рассказываешь, - повторил нейтрал.
  - Нам нужны опытные бойцы, Орех - просто ответил Ёж. - Ты из таких. Нам нужны те, кто научит неоперившихся, необстрелянных новичков, как не пропасть в Зоне.
  - А ты?
  - Я, скорее, учёный, изыскатель, чем боец. Я могу себя защитить, могу распознать и обойти аномалию, но без особой нужды голову в петлю не суну.
  - Мне нет до вас никакого дела - отрезал Орех. - У меня дела в Припяти. Туда и иду.
  - Ты не знаешь этих мест - пожал плечами Ёж. - Далеко тебе не уйти.
  - Я сталкер, - Орех глянул в упор на вожака. - Нам свойственно влезать в истории и совать головы в неизвестность.
  - Ну ладно, пусть так. Но благодаря нам ты не попал в лапы 'Зашитым ртам'. Так что кое-что должен.
  - Кто это - зашитые рты? Что о них известно? Я так понимаю, они контролируют территорию вокруг. Какую опасность они несут?
  - Что ты знаешь о контролерах? - спросил Ёж.
  - Не особо много - признался Орех. - Повествуй.
  
  Через час нейтрал покинул Ежа и место дислокации группировки 'Припять'. Ёж не стал удерживать Ореха. Только послал с ним троих своих бойцов. Сказал для подстраховки. Но сталкер был уверен, что каждый из бойцов получил от своего командира самостоятельное задание. Какое Ореху было безразлично. Главное, чтобы лично ему не угрожала от такого поручения опасность. Все остальное нейтрала не беспокоило. Ёж сказал, что его бойцы будут сопровождать Ореха до центральной площади города. Расстанутся напротив гостиницы 'Полесье'. Нейтрал пойдёт своей дорогой, бойцы 'Припяти', - своей.
  За сопровождение Орех был благодарен Ежу. Все-таки, места не знакомые. Недолго и в ловушку какую-нибудь угодить. До края леса сталкеры добрели пешком. Никаких опасностей не встретили. Поэтому шли довольно беспечно, ограничившись минимальными мерами безопасности. Однако всем известно, что Зона не прощает легкомыслие. Что она тут же и продемонстрировала. Один из провожатых - рыжий худой парень с лицом, на котором застыл вечный интерес ко всему сущему, чуть не провалился в заросший мхом и травой подпол давным-давно разрушенной избушки. Рыжий шёл первым, и подгнившие доски его не выдержали. Сам подпол опасности не представлял, если бы не разлившаяся по его дну лужа, отливавшего мертвенно зелёным студня. Рыжий с матом рухнул вниз, но его успел поймать за рюкзак шедший следом Орех. Субтильный сталкер оказался гораздо тяжелее, чем предполагал нейтрал, поэтому он не удержался и чуть не упал следом. Но надо отдать должное Рыжему (прозвище которого соответствовало цвету его волос). Тот мгновенно сориентировался и попытался удержаться на краю ямы, впившись рукой в какой-то торчавший из земли ржавый штырь. Сталкеры не свалились в объятия студня лишь чудом. Подоспевшие члены команды помогли выбраться из ловушки. При этом один боец, переложив автомат в левую руку, правой тащил Ореха к себе, а второй внимательно осматривал окрестности, держа оружие наготове.
  Выбравшись из ловушки, Рыжий тщательно осмотрел себя, проверяя, вдруг он порвал амуницию или какая дрянь в суматохе прилепилась. Затем выставив в авангард Киселя - того сталкера, который вытаскивал Ореха на землю, - сам пристроился перед нейтралом. Движение возобновилось. Приближался вечер. А до темноты сталкерам надо было добраться до условленной точки на краю леса. Там их должны были ждать.
  Орех шагал за Рыжим след в след и размышлял над полученной от Ежа информацией. От её обилия у сталкера пухла голова. Утром много сведений дал Мокрец, теперь, вот, вожак группировки. В общем, было над чем подумать. Не хватало только времени.
  - Что ты знаешь о контролерах? - спросил Ореха в блиндаже Ёж.
  - Не особо много - признался Орех. - Повествуй.
  И Ёж повествовал. Из его рассказа следовало, что Зона не однородна и не одинакова. Не смотря на сравнительно маленькие размеры - шестьдесят примерно километров в радиусе Зона отчуждения не представляет собой ровный идеальный круг и не везде обнесена забором, который сталкеры именуют Периметром. Причём этот забор не сплошной. Кое-где Периметра или какой-либо охраны границы вовсе нет. На север и на запад Зараженные земли расходятся дальше, чем, например, на юг или восток. Далеко не на всех участках Зоны живут мутанты. Только ближе к ЧАЭС они появляются и с каждым километром их плотность и разнообразие форм возрастает. Некоторые виды мутантов наделены разумом, как это ни странно. Например, такие, как контролеры имели достаточно развитый интеллект. Бюреры и кровососы были глупее. Снорки и вовсе потеряли какой-либо разум, который заменил у них животные потребности в пище, выживании и размножении. Ёж объяснял этот феномен тем, что все вышеназванные виды появились благодаря селекции человеческих генов или вследствие опытов над людьми. Остальные - псы, чернобыльские кошки, припять-кабаны, псевдоплоти, слизняки, пауки и прочая мутировавшая живность - если и имели зачатки разума, то этим мутации и ограничились.
  Так вот, как сказал Ёж, наиболее перспективные участки Зоны, где можно собрать больше хабара или где находятся заброшенные лаборатории или иные объекты различного назначения поделены между особо сильными контролёрами. Они осуществляют надзор над теми местами, передвижения сталкеров. А когда последних становится слишком много и они начинают надоедать, пытаясь влезть, куда не нужно, контролеры устраивают сталкерские войны. И тогда 'Свобода' активнее режется с 'Долгом', бандиты начинают наглеть, обирая одиночек, последние объединяются в альянсы и мстят обидчикам и так до бесконечности. Орех, конечно, слушал рассказ Ежа, да головой покачивал. Но оставалось много неясного. Например, - зачем контролёрам надо было забирать под себя участки Зоны. Что они с этого имеют? Деньги? Вряд ли. Да и не нужны им деньги. Особенно тут. Торговля в Зоне была в основном меновой. Разве что барыги брали деньгами. Но это ближе к границам. Если только власть? Ведь эти твари помешаны на ней. Потому и называются Контролёрами. Имея слабое, по сравнению с другими мутантами, тело, они обладали огромной психической силой. Это позволяло им существовать в такой агрессивной среде, как Зона отчуждения. Эти мутанты брали под ментальное управление жертву и медленно поедали её, внушая той, что она не чувствует боли. Таким образом, эти твари обеспечивали себя свежим мясом. Правда, только на день-два, потому что истощенный потерей крови организм жертвы достаточно быстро сдавался. Мутатны не всегда использовали подконтрольных в качестве пищи. Нередко контролёры принуждали свою 'свиту' защищать себя от других форм жизни.
  Получая подобную информацию ранее, Орех всегда полагал, что эти твари безмозглы, но выходило иначе. По словам Ежа, после появления контролеров в Зоне так и было. Но мутанты эволюционировали. А, поскольку, по слухам, они появились в результате экспериментов над людьми, то они вполне себе могли размножаться. И появившийся в результате развития достаточно мощный интеллект, порождал в контролёрах кроме любви к свежатине ещё и неуёмные властолюбие и амбициозность.
  По утверждению Ежа, 'Зашитые рты' были ни чем иным, как одной из группировок, во главе которой стоял очень сильный контролёр с весьма могучим интеллектом и пси потенциалом. Он создал в своей группе такие условия, что вновь пришедший и инициированный адепт тут же проходил через хирургическую операцию. Ему просто-напросто зашивали рот. Это и определило название группировки. Взамен в горло сталкеру вживляли прибор, который воспроизводил слова без помощи губ. Орех подивился странности, но в Зоне и не такое случалось. Ёж сказал, что бойцы у Зашитых ртов свирепые, не боятся ничего - ни боли, ни Зоны, ни военсталов. Только хозяев своих - контролеров. И ещё, - 'зашитым ртам' живым лучше не попадаться. На вопрос Ореха почему, командир 'Припяти' ответил, что слишком уж они жестокие. Принимают к себе не всех, а только прошедших отбор по каким-то только их командирам известным критериям. А остальных убивают. Причем изрядно помучив, да так, что вопли жертв разносятся далеко в окрест. Останков казненных никто не находит. Да и не ищет.
  Услышанное Ореха впечатлило. Теория Ежа насчет управления Зоной и её обитателями была довольно стройной и продуманной. Но существовало то, что выходило за рамки ежовых заумствований. А именно, - сама Зона и появление в ней новых мутантов, новых аномалий, новых артефактов с весьма необычными свойствами. Ведь она не подчинялась ни человеку, ни кому-то ещё, хоть и появилась в результате чаяний и действий учёных. А ещё имелся довольно существенный нюанс, - контролеры были частью Зоны, существами, созданными Зоной и теми же учёными. Но обо всем этом умудрённый жизнью Орех не стал рассказывать Ежу. Нейтрал не хотел ссориться с командиром 'Припяти' и не считал возможным оставлять у себя за спиной враждебную или, по крайней мере, недоброжелательно настроенную группировку. Тем более, что теория Ежа вполне укладывалась, как и в порядки, царившие за Периметром, так и в сталкерские байки, которых вдоволь гуляло по просторами радиоактивных земель. Все эти сведения, разумеется, добавляли опасности в дальней рейде, но Ореху было на это плевать. У него была цель, и почти не осталось времени на её осуществление.
  Увлекшись воспоминаниями и анализом полученной от Ежа информации, нейтрал едва не налетел на впередиидущего припятца. Тот зашипел и знаком показал, что нужно затаиться и не издавать лишних звуков. Что нейтрал и сделал, постаравшись, вместе с тем, рассмотреть, что заставило ведущего остановиться.
  В ста метрах впереди от того места, где затаились сталкеры, за кустами, где, по информации полученной от Ежа, находилась дорога, что-то чадило. Дым чёрным столбом поднимался в серое, покрытое плотными свинцово-серыми тучами небо.
  - Что там? - долетело из конца цепочки.
  - Жопа, - коротко прокомментировал Кисель - сталкер, идущий следом за Орехом.
  - Ага, - подтвердил Рыжий. - Нашему транспорту, похоже, кирдык настал.
  Со стороны горящего объекта послышались выстрелы и чья-то громкая ругань. Кто-то бил из автомата короткими очередями.
  - Так, пошустрили, - скомандовал Рыжий. - Там может быть кто из наших выжил. Только осторожнее. Пряга и Кореш, - обходите справа, Гранат и Синий, - слева. А мы с Орехом и Киселём по центру двинем. Только осторожней, не вляпайтесь во что-нибудь.
  Сталкеры, разделившись, поспешили к месту боя. Сотню метров преодолели в три минуты. С учётом того, что по Зоне не бегают, это был великолепный результат. Раздвинув ветви кустов, Орех огляделся. Прямо перед ним в углублении в земле лежал боец. Принадлежность к группировке определить возможности не было, поскольку тело лежало спиной вверх. По левую руку чадили остатки УАЗа. Кабина автомобиля была разворочена взрывом. Орех был крайне удивлен тем, что ни взрыва, ни выстрелов он не слышал. Ведь их группа была не настолько далеко от места боя, чтобы звуки совсем не доносились до ушей. Рядом с военным внедорожником лежало ещё несколько тел. Положения людей свидетельствовало об их гибели или, по крайней мере, беспамятстве. Только один боец лежал в позе стрелка, уронив голову на винтовку. Вместо затылка у него зияла кровавая дыра. Видимо именно он отстреливался от противника до последнего и погиб буквально только что.
  Сталкер поднял глаза и увидел, как к месту побоища приближаются вооруженные люди в камуфляже числом около десятка. Двигались они настороженно, держа оружие наготове.
  'Это враг,' - решил для себя Орех. - 'Другу не нужно так опасаться'
  Сталкер не учёл, правда, что с тем же успехом приближающиеся люди могли оказаться и союзниками. И вести себя осторожно стали вполне осознанно - мало ли кто или что ждет их у подожжённого автомобиля?
  В этот самый момент до Ореха донеслась команда Рыжего:
  - Огонь на поражение! Пленных не берём!
  Голос командира группы звучал глухо - будто из погреба или через толстую марлевую повязку. Тем не менее, нейтрал среагировал на команду почти рефлекторно. Он взял на мушку ближайшего к нему бойца и нажал на спусковой крючок. Однако звука выстрелов нейтрал не услышал. Вместо сухого стука очереди тишина и вздрагивание автомата в такт выстрелам. Молодчик, которого выцеливал Орех, взмахнул руками и рухнул, выронив оружие. Орех перенес огонь на ближайшего к упавшему бойцу противника, выведя из строя и его. Но через несколько секунд выяснилось, что стрелять более не по кому. Все враги кончились.
  - Всем собраться, - ударил по ушам голос Рыжего, будто усиленный мегафоном.
  - Что вопишь? - спросил поморщившийся Орех.
  Задал вопрос, вроде бы и тихо, но прозвучало так, будто кричал в голос.
  - Это аномалия такая. Глушилка называется, - пояснил Рыжий, жестом предложив для начала отойти на несколько метров от горящего автомобиля. - В эпицентре звук скрадывает, в радиусе пары метров от себя увеличивает в разы.
  - Иди ты! - о такой нейтрал не слышал. - Какие у нее еще свойства? Какие арты даёт? Сколько такие стоят?
  - Не знаю, - беззаботно пожал плечами Рыжий. - Мы, то есть моя группа, не торгуем с учёными ни цацками, ни информацией, ни другим хабаром. И не собираем его. У меня сейчас иная забота. Как доставить твою тушку в указанный Ежом срок в Припять.
  - Да я и так пока что в 'Припяти', - попытался пошутить Орех.
  Каламбур сталкера не удался. Сопровождающие смотрели на него без тени улыбки. Орех смешался и разозлился одновременно. Почему? Отчёта себе в этом он не отдавал. Вероятно, сталкера вывело из себя слишком трепетное отношение этих пацанов (самому старшему из тех, кого отрядил с ним Ёж, было не больше двадцати пяти лет) к наименованию своего, совсем не крупного клана.
  - В любом случае, мы остались без транспорта, - недовольно поджав губы, процедил Рыжий. - Что делать? Приказ надо выполнить.
  Орех глянул на него с подозрением. По его мнению, юноша должен быть разгильдяем и вертопрахом. Все молодые таковы с точки зрения считающего себя бывалым и пожившим, нейтрала. Тем не менее, Рыжий весьма ревностно подходил к своим обязанностям. Такое было возможно либо в среде военных, причем не простых солдат, а курсантов, либо в военизированной группировке с очень жёсткой дисциплиной. 'Припять', как показалось Ореху, не была похожа на таковую.
  Между тем посыпались предложения. В массе своей они не устраивали Рыжего. Например, идея идти пешком не выдерживала никакой критики. До Припяти, в принципе, недалеко. Даже окраины в бинокль разглядеть можно. То есть за сутки вполне реально было дойти. Но, во-первых, в Зоне все расстояния длиннее из-за таящихся в этих землях опасностях, а, во-вторых, времени у Ореха оставалось всё меньше. Следовало поторопиться.
  - Может, захватим транспорт? - перекрывая гвалт спросил нейтрал. - Дорога явно используется. То есть кто-то по ней регулярно ездит. Так что можно захватить бэтэр или грузовик на крайний случай.
  - Мысль не нова, дядя, но вполне неплоха, - ответил Рыжий. - Вот только загвоздочка есть. Ездят тут конвоями по две-три машины.
  - Ещё их сопровождает бэтэр или что-нибудь другое бронированное. И это как минимум, - вставил Кисель.
  - А у нас даже гранатометов толком нет. Только у Синего 'Муха' и то одна. Подствольники не в счёт. А если бронемашин будет больше, чем одна? - подала голос Пряга.
  Так звали девчонку, которая привела Ореха в лагерь 'Припяти'. Это нейтрал выяснил уже перед самым выходом с группой Рыжего. Ёж её категорически не хотел отпускать, но девочка оказалась из упрямых и отправилась с соклановцами не смотря на протесты, запреты и, как крайняя мера, угрозы главы группировки изгнанием. На все словоизлияния старшего Рыжий резонно заметил, что Пряга великолепный разведчик. А без такого специалиста им в рейде будет тяжело.
  - А у нас что, есть выбор? - парировал Орех. - Транспорт отбивать всё одно придётся.
  - Ну, у нас-то выбор есть - возразил Рыжий. - Мы можем и пешком пойти. У нас-то время есть. Или, на крайняк, в лагерь вернуться. Сам понимаешь, нам торопиться особо некуда. Это у тебя, по твоим словам, времени нет.
  - Ёж обещал, что меня быстро доставят в Припять, - прищурился Орех. - Иначе я бы не стал рассиживать с ним в землянке. Получается, что за свой клан он не отвечает? Так?
  Сталкер вызывающе оглядел насупившихся и напрягшихся припятцев. Своего командира ребята если не любили, то уж точно уважали. И это было хорошо видно.
  - Ну, раз такая пьянка, я могу и сам транспорт захватить, - глумливо ухмыльнулся Орех, нарушая повисшую паузу. - Безо всякого там соплячья.
  - За соплячьё и ответить можно, старикан - пробасил Синий, надвигаясь на Ореха.
  - Я ни с кем драться не собираюсь, - решительно отрезал нейтрал. - Ещё шаг и стреляю.
  Для убедительности мужчина вскинул ещё не остывший после стрельбы автомат. Угроза подействовала парень остановился. Но остальные дружно, как по команде отшагнули назад, разрывая дистанцию, и подняли оружие.
  - Ладно, стоп! - Рыжий встал между своими подчиненными и нейтралом, подняв руки вверх и повернулся к припятцам, жестом призывая их опустить оружие. - Ничего мы захватывать не станем. Есть тут недалеко один лаз. Если там свободно, то до Припяти доберешься с комфортом, как ясновельможный пан.
  - А мы? - удивилась Пряга.
  - И мы тоже, - подтвердил Рыжий.
  
  Лаз, обещанный припятцем, оказался замаскированным под невысокий - метра два - холм. Всё возвышение поросло травой и колючими кустами. Располагался ход примерно в полукилометре от дороги, на которой бесславно погиб транспорт 'Припяти', в лесу. В отличие от смешанного леса, которым сталкеры шли от места дислокации своей группировки, здесь преобладали сосны. Если вы видели когда-нибудь деревья в Танцующим лесу на Куршской косе в Калининградской области или в её литовской части, то можете понять, как выглядела растительность в том чернобыльском лесу. Большинство деревьев в этом сосняке было примерно такими же - с изломанными, искривленными, перекрученными стволами. Но, тем не менее, живыми. Пахло хвоей и еще чем-то до боли знакомым, но чем, определить Орех затруднялся. Прямо из усыпавших землю сухих и уже пожелтевших иголок, то там, то здесь рос колючий кустарник. По крепости, его ветви не уступали металлу. Между трёх стоящих друг рядом с другом сосен и торчал холм с, как утверждал Рыжий, лазом внутри. Как и все вокруг склоны холма покрывал все тот же кустарник. Сталкеры столпились у холма, враждебно глядя на усеянные колючками ветви.
  - Давай, Синий, ты поздоровее будешь. Бери мачете и прорубай группе путь, - распорядился Рыжий.
  - А что сразу Синий? Гранатомет тащить, - Синий, землянку копать, - Синий, бревна таскать, - Синий, кусты рубить, - Синий, - возмутился здоровяк.
  - Карма у тебя такая - философски парировал Рыжий. - Да и дополнительная пайка в довесок.
  - И здоровым слишком уродился - съехидничал худосочный Гранат.
  Сталкеры хохотнули.
  - Кто будет трепаться, - присоединится к Синему, - оборонил Рыжий. - Всем быть наготове.
  Шум мгновенно смолк. Все подобрались и завертели головами.
  Синий угрюмо взялся за рукоять большого ножа и шепотом матерясь, врубился в торчащие из земли ветви. Раздался хруст, будто клинок разваливал не древесину, а сильно высушенный хворост. Ореху эти кусты напомнили о саксауле - дереве, растущем в среднеазиатской пустыне Кара-Кум. Его стволы были такие же ломкие и очень хорошо горели, согревая путников холодными ночами. О саксауле сталкеру рассказывал родственник его, Ореха, жены, который был проездом через Тамбов и останавливался у нейтрала дома на пару дней. Этот родственник был буровиком при геологической партии. Они искали газ в этой пустыне, а до этого, - в Туркмении, Египте, Южном Йемене, в Центральной и Западной Африке и прочих странах, где был жаркий климат и пустыни. Впоследствии, этот родственник сгинул среди песков. Поговаривали, что всю его партию убили исламские боевики или бойцы частной армии из компании недроразработчика с запада.
  Расчистив путь к холму, Синий остановился, наткнувшись на вделанные в склон двери. Они были выкрашены соответствующим камуфлирующим оттенком и поэтому до времени оставались незаметны за ветвями.
  При беглом осмотре створок выяснилось, что никаких признаков ручки или иного приспособления для открытия этого входа не наблюдалось. Даже петли были спрятаны внутри. При попытке воздействия на едва выступающий косяк, выяснилось, что коробка и вовсе бетонная и сильно утоплена в землю. В общем дверь оставалась неприступной, как ворота древней цитадели. И судя по 'весьма бледному виду' Рыжего, командир группы не ожидал такого развития событий.
  - Странно, - пробубнил парень, наваливаясь на дверь плечом и пытаясь открыть её. - Ещё неделю назад же створки были открыты. Я даже мог посветить внутрь фонарём.
  - Ну, что делать будем? - поинтересовался Орех.
  Его разбирала злость. Связаться с Ежом и его пацанами в надежде, что они доставят нейтрала в Припять быстро, было опрометчиво и глупо со стороны Ореха. В Зоне ведь находятся не только сердобольные бродяги, готовые помочь тому, кто только что помог им, но и много разного народу, среди которых хватает не только проходимцев, но и необязательных и просто легкомысленных людей. Впрочем, последние две категории долго не живут.
  - Можем постучать, - проворчал Рыжий.
  - Ну-ну, по башке себя постучи, - озлился нейтрал.
  - Можно постучать с помощью пластида, - не унимался Рыжий. - Пряга, давай сюда взрывпакет.
  - На, - коротко ответила та, протягивая свёрток промасленной бумаги.
  Рыжий развернул обертку и извлек цилиндр пластичного серого вещества. Раскатав в ладонях ещё более тонкую и длинную колбаску, сталкер деловито прилепил её к двери в тех местах, где должны были, по идее, находиться косяки. Затем, приняв из рук девушки фитиль, Рыжий воткнул его во взрывчатку.
  - Ну что встали? - сталкер достал зажигалку и чиркнул колесиком. - Разбежались, только недалеко.
  Припятцы и Орех не заставляя себя долго ждать отбежали от холма метров на двадцать и укрылись кто как успел: кто залёг на землю, кто спрятался за дерево. Орех встал за довольно толстый ствол сосны, ненамеренно оказавшись дальше всех от эпицентра взрыва. Вжавшись в пахнувшую смолой древесину и приоткрыв рот, он ждал взрыва. Нейтрал жалел, что не может зажать уши - на голове был шлем с полумаской. Но хоть как-то от возможной контузии он пытался уберечься.
  Убедившись, что его люди в относительной безопасности, Рыжий поднес огонь к фитилю, подождал, пока он займётся, и отпрыгнул подальше, постаравшись укрыться за боком холма. Грохнул взрыв. В воздух взлетела пыль, повиснув тучей и заслоняя обзор.
  - Все целы!? - проорал Рыжий.
  Легкая контузия была налицо. Похоже, его всё-таки зацепило взрывной волной. Сталкеры начали выбираться из своих укрытий. Орех тоже вышел из-за дерева и направился к бункеру.
  - Да все, вроде - отозвался Синий, оглядевшись.
  Остальные подтвердили это утверждение, заявив о себе короткими рапортами. Но Рыжий вдруг принялся ругаться. Орех недоумевал отчего. Только приблизившись к холму, нейтрал понял, что случилось. Взрывчатка даже не повредила дверь. Только оставила копоть на металле от выгоревшей краски. Проход остался запечатанным.
  - Может из гранатомета шмальнуть? - простодушно предложил Синий.
  Рыжий перестал материться и посмотрел на бойца.
  - Не поможет, - покачал головой командир группы после секундного размышления.
  - Это почему? - удивился здоровяк.
  - Эта дверь, судя по всему, рассчитана на воздействия посильнее, чем выстрел из 'Мухи' - веско заметил Орех.
  - Так и есть, - раздался за спинами сталкеров металлический искусственный голос.
  Такой безэмоциональный, как с пластинки, тембр Ореху уже приходилось слышать совсем недавно. Но в этой фразе уже сквозила эмоция - злорадство.
  - Эта дверь может выдержать выстрел из 'Мсты' прямой наводкой.
  Орех резко, насколько позволяло навьюченное снаряжение, оглянулся. Между деревьев, в том числе, в буквальном смысле там, где он находился несколько минут назад, выходили бойцы в камуфляже и в глухих масках. Стволы их оружия были направлены в сторону припятцев.
  - Бросайте волыны, сопротивление, как говориться, бесполезно, - голос звучал на одной ноте.
  Кореш закричал что-то неразборчивое, но по интонации явно оскорбительное, и поднял автомат, намереваясь оказать сопротивление. Грохнуло несколько выстрелов, и парень рухнул, как подкошенный, не успев даже прижать приклад к плечу.
  - Я же сказал, - в искусственном голосе послышалось нечто похожее на досаду. - Сопротивление бесполезно!
  Рыжий выругался и бросил оружие наземь. Его примеру последовали все соклановцы. Орех, помедлив, присоединился к припятцам. Он видел, что кольцо окружения не столь плотное, и, если постараться, то можно было б прорваться. Но в одиночку у нейтрала это бы не вышло ни за что. По крайней мере, в данной ситуации.
  - Долго стучаться собирались? - к Рыжему подошёл один из засадников - невысокий человек в маскхалате ещё советского образца покрытым желто-бурым рисунком. На голове субъекта был повязан, словно венок, пучок пожухлой осенней травы.
  - Пока бы не достучались, - процедил Рыжий.
  - Бесполезно, - констатировал безжизненный голос, а боец, стоящий напротив командира группы, дёрнул плечом. - Если вы искали тоннель в Припять, то он давно завален взрывом. Очередной Выброс что-то перемкнул там в системе питания и сработала безопаска. Взрывом свод и обрушило.
  - Зачем ты мне всё это говоришь? - с ненавистью глядя на собеседника спросил Рыжий.
  - А чтобы не рыпались лишний раз. Бежать вам некуда, - ответил Мелкий (так окрестил его про себя Орех) и продолжал допрос: - Зачем вас послал Ёж?
  - Он послал, его и спрашивай, - полез в бутылку Рыжий.
  В тот же момент послышался звук удара. Глухой, будто чем-то металлическим ткнули в чайник, заполненный песком до краёв. Самого движения Орех не увидел, но Рыжий согнулся, будто из него разом вытянули воздух, и присел, застонав.
  - Я повторю вопрос, - терпеливо проговорил Мелкий. - Зачем вас послал Ёж?
  Бойцы Мелкого, все до единого одетые в камуфляжные костюмы, между тем спокойно, без суеты окружили поляну и взяли под контроль каждого, кто шёл с Рыжим. Даже при условии, что все припятцы и Орех бросили на землю оружие, каждого из них 'опекало' не менее двух 'зашитых ртов'. То, что это именно они, Орех догадался по искусственному голосу и удивительной молчаливости спутников Мелкого. Около нейтрала тоже стояло двое бойцов. Один остановился у брошенного АКМа, другой встал за спиной Ореха таким образом, чтобы находиться вне поле зрения и в случае чего нейтрализовать сталкера. 'Зашитые рты' не нападали на нейтрала, не крутили ему руки, но ненавязчиво давали понять, что если тот дёрнется, то непременно пожалеет об этом.
  'Странно, что только двое рядом, - думал Орех. - Наверное, обманулись моей мнимой грузностью'.
  Орех с благодарностью вспомнил слесаря дядю Колю, жившего в соседнем с Орехом подъезде, когда последнему было еще лет десять. Так вот, тот дядя - старый, матёрый рецидивист и научил тогда ещё сопляка-Ореха носить мешковатую одежду. Как говорил сосед, - это скроет очертания тела, даст возможность спрятать под одеждой оружие и подарит противнику несколько секунд эйфории от чувства превосходства над тобой. Ведь он думает, что ты - пухлый слабенький лошок и не подозревает о таящихся сюрпризах.
  'Около Синего аж четверо стоят', - продолжал анализировать Орех, пока Рыжий 'ловил' вдох. - 'А вот возле Пряги только один. Видно, решил, что, если баба, да ещё молодая, о сопротивления серьёзного не окажет. Это они зря'.
  Пряга, в действительности, была весьма лиха в рукопашной. В этом Орех убедился еще в лагере 'Припяти', когда девушка раскидала десяток парней, даже не запыхавшись. 'Зашитые рты', впрочем, были не в курсе этого обстоятельства. Сие было Ореху только на руку.
  Между тем, Мелкий повторил свой вопрос. Рыжий не торопился отвечать. Он, наконец, восстановил дыхание, поднялся на ноги.
  - Так что, я услышу сегодня ответ? - в искусственно звучащем голосе проявились, как показалось Ореху, нотки нетерпения и недовольства.
  - Ёж нам сказал вот этого, - кивок в сторону Ореха, - довести до Припяти.
  - И только-то? Ты за идиота меня держишь? Ёж не такой дурак, чтобы отправить провожатыми такую прорву народа. Что ещё он вам поручил?
  - А в чём дело? Мы с вами не воюем.
  - Ты на вопросы отвечай, а не трепись, - последовал ответ.
  Мелкий угрожающе надвинулся на Рыжего. Угрожающе настолько, насколько это может сделать человек, который ниже своего оппонента примерно на голову.
  - Ладно-ладно, - примирительно поднял руки командир группы припятцев. - Нужно ещё груз продуктов на дороге было забрать. Но вы сожгли наш грузовик.
  - Там был джип - возразил Мелкий.
  - А что, в джипах не возят продуктов? - прикинулся 'валенком' Рыжий.
  - В том джипе не было продуктов, - констатировал монотонным голосом Мелкий.
  - Так это вы его расстреляли? - нехорошо прищурился припятец.
  - Что с того? Это наша территория, а они не хотели платить за проезд.
  И тут до Ореха дошло. Сначала он думал, что их группу перехватил специально посланный отряд. Но теперь понял, что они нарвались на банальный патруль. А Мелкий, очевидно, командир этого патруля, вовсю изображал из себя, как и каждая мелкая сошка, великого знатока свода правил и договоренностей, а заодно и упивался властью. Есть такое у низовых начальников, которые случайно попали на свою должность из рядовых сотрудников. Дальше продвинуться не хватает ума или способностей. Вот они и глумятся над подчиненными им бывшими коллегами, создавая последним невыносимую жизнь. А издеваются-то только потому, что сами осознают свою ничтожность.
  - Что вам нужно? - спросил Рыжий. - У нас мало времени.
  - У тебя времени столько, сколько я решу - отрезал Мелкий. - Ты знаешь, чем нужно заплатить, чтобы пройти через нашу территорию.
  - И что же?
  - Её, - палец Мелкого ткнул в сторону Пряги.
  - Ты хотел сказать его?
  - Я знаю, что это девка, Рыжий. - Мелкий впервые назвал командира группы по прозвищу, демонстрируя, что он знает, с кем говорит. - Если хотите пройти, - я оставляю её у себя.
  - Ты уже получил человека, Клоп - палец Рыжего ткнул в сторону тела Кореша.
  Орех отметил, что командир группы также впервые обозначил прозвище своего оппонента. До этого парень говорил с 'зашитым ртом' исключительно без поименования собеседника и какого-либо обращения к нему.
  - Ты забыл наше условие? Мы берём того, кого сочтем нужным.
  - Вы уже взяли - упрямо повторил командир группы припятцев. - Больше я никого не отдам.
  И в этот момент команда Рыжего начала действовать. Сказал ли командир заветное слово, заставляющее бойцов атаковать, или произошло что-то иное, Орех так и не понял. Крутнулась на пятках Пряга, уходя из-под ствола автомата, который держал стоящий позади неё боец. Синий обхватил двоих, оказавшихся в опасной близости от него 'зашитых ртов', и столкнул их лбами. Гранат оттолкнул своего конвоира и добавил ему носком в пах. Да и сам Рыжий, распрямившись словно пружина, вогнал неизвестно откуда взявшийся у него в пальцах левой руки стилет прямо в глазницу Клопа-Мелкому. Нейтрал видел, как плеснули в разные стороны осколки стеклопластика от очков 'зашитого рта'.
  Все это произошло меньше, чем за секунду. На это время Орех и отстал от действий команды Рыжего. Но включившись в общий процесс, он дал понять, что сталкеры в возрасте ничем не хуже молодых бойцов.
  Скорее почувствовав, нежели увидев движение сзади, Орех 'сложился' в пояснице и шагнул по диагонали назад в сторону. Таким маневром он преследовал две цели - уйти от захвата того, кто стоял сзади и избежать пули того, кто стоял перед ним. Это у нейтрала получилось. Следующим движением сталкер всадил извлеченный из ножен под рукавом куртки нож в затылок 'зашитого рта' за спину которого ему удалось уйти. Противник погиб мгновенно, как-то сразу обмякнув. Не теряя более ни секунды, нейтрал выхватил пистолет из висящей у него на поясе кобуры и, прикрываясь безжизненным телом, как щитом, несколько раз выстрелил в стоящего напротив автоматчика, стараясь попасть по рукам и ногам. Кажется, получилось, потому что противник Ореха взвыл искусственным голосом так, что у нейтрала мороз прошёл по коже, выпустил оружие и рухнул на пожухлую осеннюю траву. Все произошедшее получилось у сталкера как-то картинно, по-голливудски, но почему-то вполне эффективно. Такое случается в жизни. Например, когда Орех в какой-то небольшой период своей жизни увлекся каратэ и пошёл заниматься в секцию, инструктор, к которому он попал, говорил, что практикуемые в этом виде формальные комплексы - ката - безнадежно устарели. Их даже, по мнению учителя, трансформировать было бессмысленно, поскольку они уже в принципе не отвечали современным реалиям. Тем не менее, ката преподавались, разучивались и расшифровывались. Ведь по задумке старых мастеров в формальных комплексах зашифровывались боевые техники. Тем не менее, некоторые связки, особенно те, надо которыми Ореху пришлось прилично потрудиться, он даже умудрялся неосознанно применять в спарринге. Вероятно, в данной ситуации сработал тот же эффект. Регулярно прокручивая у себя в голове подобную случившейся ситуацию, нейтрал, сам того не желая, заложил себе в мозг некоторую программу, которую смог реализовать сейчас.
  Сбросив с себя тело, служившее щитом, Орех прыгнул вперед. Туда, где лежал его автомат. Схватив оружие, нейтрал огляделся, не вставая. Но все уже было кончено. Все 'зашитые рты' были перебиты. Выжил один, - тот, которого ранил Орех. Остальных, кого не убили сразу, добили бойцы Рыжего.
  Припятцы быстро и сноровисто обыскали павших, собрав только самое нужное - хорошее оружие, патроны, гранаты и иное снаряжение, которое приглянулось. Остальное оттащили вместе с трупами в кусты. Все это быстро, без суеты и лишних эмоций. Сам Орех в процессе этого акта мородерства не участвовал. Его интересовало другое. Сдерживая отвращение, он присел над убитым им врагом, содрал с него шлем и маску, прикрывающую лицо. Взору предстал довольно отталкивающее зрелище. Перед ним лежал молодой парень. Лицо его было бледно, но не потому, что парень был мёртв. В широко раскрытых глазах отражалось небо. Он погиб только что, но белой до синюшности кожей обладал еще при жизни. Губы мертвеца действительно были сшиты и стянуты нитью, а от гортани за воротник уходила какая-то странная трубка.
   'Значит, не врали про 'зашитых ртов'. И название клана отражает именно то, что происходит с его бойцами' - подумал Орех, закрывая погибшему глаза.
  Нейтралу не было жалко человека, который только что хотел убить его самого. Просто было как-то не по себе от того, что ещё одна легенда Зоны оказалась реальностью.
  В это время, Рыжий, склонившись над подранком, допрашивал его. Говорил парень тихо. Вопросов обиравшему труп 'зашитого рта' Ореху слышно не было. Раненый отвечал только жестами - кивком головы или отрицательным помахиванием. Наконец, Рыжий, параллельно с допросом обыскавший пленного, поднялся.
  - Я знаю, где найти транспорт, - криво усмехнулся парень. - На юго-восток полкилометра. Там будет площадка. На ней два бэтэра. Охрана два человека. По человеку на бэтэр. Ориентир, - холм с одинокой сосной. Кисель впереди, остальные цепочкой за ним марш.
  Бойцы построились в колонну по одному. Ореху досталось место за Прягой. Позади бежал Синий. Когда поляну и оставшегося на ней Рыжего с подранком скрыли ветви кустарника, до слуха Ореха долетел сухой щелчок выстрела. Сталкер даже не вздрогнул, но увидел, как содрогнулись плечи бегущей перед ним девушки. Она, которая несколько минут назад что хладнокровно зарезала своего противника и смертельно ранила снайпера, спрятавшегося за деревом, не могла, вероятно, смирится с фактом того, что раненых врагов чаще всего добивают. Орех был иного мнения. Сам он вряд ли бы стал это делать, но осознавал, необходимость подобного. Подранок мог вполне пустить пулю в спину последнему припятцу или по рации передать тревогу, а то сделать ещё что-то, делавшее задание Ежа невыполнимым. К тому же нейтрал допускал, что такие действия 'зашитого рта' могут препятствовать и его, Ореха, целям.
  Рыжий догнал группу через несколько минут. Пристроился в хвост, не говоря ни слова. Пряга оглянулась назад, пытаясь высмотреть командира. В глазах её Орех увидел недовольство и беспокойство.
  Ориентир, о котором говорил Рыжий, был виден от входа в бункер. Невысокий - метра три холм возвышался над равниной, выделяясь торчащей из него полусухой сосной. У его подножья стояли два бронетранспортера БТР-90 с комплексом 'Бахча'. Орех узнал модификацию по длинному стволу стомиллиметрового орудия, сочетанного с автоматической тридцатимиллиметровой пушкой, которая у других моделей бронетранспортёров отсутствовала, и характерным чуть приподнятым под башней корпусом. Боевые машины стояли примерно в пяти метрах друг от друга. Охраны видно не было. Это насторожило залегших в кустах, в пятидесяти метрах от площадки припятцев.
  - Где зашитые? - шепотом спросил Синий.
  - А я почём знаю? - огрызнулся Рыжий. - Сходи, узнай.
  - Я схожу, - вызвалась Пряга.
  - Лежи на месте, - пригвоздил её взглядом командир. - Успеешь ещё. Подождем немного. Нам в любом случае понадобится транспорт.
  Охрана боевых машин появилась минут через пять. Два 'зашитых рта' неторопливо вышли из-за дальней от залегших в кустах сталкеров бронемашины. Оба были в камуфляже. На головах - шлемы. Нижняя часть лица каждого закрыта своеобразным забралом. Жестикулируя, они обошли охраняемый объект и скрылись за ближней к кустам 'Бахче'. Сделав таким образом два круга охранники остановились и повесив оружие на шеи принялись банальнейшим образом играть в карты на носу одного из бэтээров.
  Орех был поражен такой беспечностью. В Зоне, вне своей базы, да еще в боевом охранении играть в карты? Такое могли себе позволить либо дураки, либо люди, уверенные в своих силах, либо те, кто задумал какой-то сюрприз. Первое отметалось сразу. 'Зашитые рты' были профессионалами, как успел понять Орех. Значит либо уверовали в безопасность, либо 'припятцев' ждал сюрприз.
  Однако Рыжий не разделял скепсиса Ореха. Он отдал короткую команду Синему. Тот присел на колено, вскинул на плечо гранатомёт и быстро прицелился. Хлопнул выстрел. Синий поспешно плюхнулся пузом на землю. Заряд, оставляя за собой дымный след, стремительно пересёк пространство и врезался в корпус 'Бахчи'. Орех опустил голову, но успел увидеть вспухающий желто-оранжевый шар и разлетающиеся тела 'зашитых ртов'.
  Землю тряхнуло. Нос бронетранспортера вздыбило и покорёжило. Боевую машину развернуло бортом к лежащим в кустах сталкерам.
  - Главное, чтобы боезапас в обоих бэтэрах не сдетонировал - проговорил лежащий рядом с Орехом Рыжий.
  - А какого хрена палить в бэтэер надо было? - хмуро осведомился нейтрал.
  - Да нам только один понадобится - ухмыльнулся Рыжий.
  - То есть охрану просто пострелять не судьба? - возмущенно прошипел Орех. - Шума наделали на ползоны.
  - Все равно взрывать второй пришлось бы.
  Рыжий встал и, не спеша, сторожко осматриваясь, двинулся к 'Бахчам'. Перешагнув через обгоревшее тело одного из охранников, сталкер приблизился к бронетранспортёрам. Орех не отставал, как, впрочем, и остальные члены группы. С первого же взгляда было видно, что поврежденная бронемашина требует капитального ремонта. Заряд пробил нос и взорвался где-то в передней части корпуса, выворотив его наружу и серьезно повредив переднюю пару колес. То, что не сдетонировал боезапас было чудом. Так сказать, подарком Зоны. Но 'Бахча' была надёжно выведена из строя. Без ремонтной машины подручными средствами Орех чинить бронемашину не взялся бы.
  Только обойдя вокруг и проверив периметр на наличие возможного второго поста охраны, и убедившись, что его нет, припятцы загрузились в бронетранспортер. Попутно, они выпотрошили поврежденного соседа, выбрав из него по максимуму электронику, запчасти и боеприпасы. На это у сталкеров ушло минут двадцать-двадцать пять. Горючее сколько могли, слили в канистры, которые нашли в недрах бронемашин. От всего взятого на борт груза 'Бахча' потяжелела на четверть.
  Когда все члены группы разместились в десантном отделении, сидевший в командирском кресле Рыжий, повернувшись к соратникам, ласково поинтересовался:
  - А вести эту бандуру кто будет?
  Желающих не нашлось, поскольку, судя по всему, никто из припятцев понятия не имел, как водить транспортное средство вообще, не говоря уж о бронетранспортере.
  - Вот тут и понадобятся знания дяди Ореха, - прокомментировал, нейтрал, протискиваясь к креслу механика-водителя.
  - А ты что, водишь бэтэр? - по-детски удивился Рыжий.
  - Ты удивишься, мальчик мой, если узнаешь, что я ещё умею делать, - ухмыльнулся Орех, садясь за руль.
  Никто же из присутствующих и понятия не имел, что в армии Орех учился водить бронетранспортер в учебке. Только потом, в результате пертурбаций и каких-то ошибок в бумагах, он оказался в инженерных войсках, где прослужил до дембеля. Правда, при этом, ему довелось поводить разные машины, начиная от штабного 'козла', заканчивая гусеничным понтоновозом.
  Быстро ознакомившись с управлением, Орех убедился, что ничего нового внесено не было. Только ступеней в коробке передач чуть больше. В остальном тот же БТР-60, на котором он учился года двадцать два назад.
  Пока нейтрал разбирался в системе управления бронетранспортером, Рыжий распределял обязанности между членами поредевшей группы. Боевым отделением он отрядил распоряжаться Синего, у которого, как ни странно, отыскались необходимые навыки. Остальные занялись текущими делами: пересчитывали оставшиеся и добытые боеприпасы, осматривали оружие и снаряжение.
  Орех достал из кармана на разгрузке ПДА, включил прибор и сверился с направлением. Потом проложил маршрут и положил металлическую коробочку на колено, закрепил её ремнем, чтобы не свалилась на ухабах. После чего нейтрал завёл двигатель боевой машины.
  Пассажиров просим занять места согласно купленным билетам! - провозгласил он и нажал на педаль газа.
  'Бахча', заурчав двигателем, мягко тронулась с места.
  - Хорошо идет, - прокомментировал сталкер. - хороший движочек.
  Регулируя скорость, он вывел бронетранспортер на шоссе.
  - Нам ведь в Припять, Рыжий? - просил он через плечо.
  - Да, - коротко ответил тот. И добавил. - Только в аномалию никакую не вляпайся, хорошо?
  - Думаю, многие нам не страшны. Машина весит почти пятнадцать тонн.
  - А жарки?
  - Да где их встретишь на открытых местах? Вот электра - это да. Но электру видно издаля.
  - А ещё может попасться какой-нибудь блокпост, - оборонил из башни Синий.
  - Не каркай - резко оборвал его Орех.
  Но Синий накаркал. 'Бахча' бойко пожирала расстояние, минуя раскинувшиеся по дороге слабые гравиплеши и карусели. Орех был прав. Несильные аномалии ничего не могли сделать с тяжелой боевой машиной. А до серьезных сталкеры пока что не добрались. Пару раз бронетранспортер объезжал провалы, один раз пересёк вброд ручей, мост через который был разрушен. Из-под колёс периодически разбегались некрупные кабаны и псевдоплоти, немногочисленные стада которых рисковали оказаться на пути боевой машины. Сталкеры веселились, подгоняя удирающих мутантов свистом и скабрезными шуточками. Синий в пылу азарта даже дал вслед кабанам очередь из башенного пулемета, за что тут же получил нагоняй от Рыжего. Дорога взобралась на холм и нырнула в промежуток между скалами и дальше пролегла по равнине. Слева за невысокими холмами виднелись кварталы Припяти.
  'Ну, похоже, приехали', - удовлетворенно подумал Орех.
  А что, возникшая ситуация сталкера вполне устраивала! Он уже представлял, как подкатит на бронетранспортере на нужный адрес, подавит колесами всех мутантов, загадает свое желание и на этой же боевой машине рванет к Кордону. Мощных аномалий, способных повредить БТР они не встретили, псевдогигантов - единственных из мутантов, кто может реально угрожать боевой машине, - тоже. Горючего вдоволь, боеприпасов в избытке. Хоть всю Зону по периметру объехать можно. Поневоле Ореха стали посещать радужные видения благополучной и сытой жизни.
  Но то ли Зона в очередной раз решила наказать беспечных, то ли полоса везения кончилась, потому что буквально через километр из-за поворота выросло укрепление, блокирующее дорогу. Над асфальтовом полотном и поперёк него висел красно-белый полосатый шлагбаум. На удалении от него торчала бетонная конструкция, напоминающая дот. На флагштоке, торчащем из крыши этого сооружения висел флаг. Разглядеть эмблему было невозможно, поскольку по причине безветрия полотнище висело, но Рыжий за спиной Ореха прошипел ругательство.
  - Стоп, машина, - скомандовал командир группы.
  Орех послушно выполнил команду, дав по тормозам так, что пассажиров бронетранспортера ощутимо болтнуло. Кто-то из сидящих в десантном отсеке выругался в голос.
  - Приехали, блин, - в голосе Рыжего Орех услышал досаду и неуверенность.
  - А в чём проблема-то? - Поинтересовался сталкер. - Огня пока по нам не открывали. Блокпост и вовсе кажется заброшенным.
  - Оно может так, а может и нет, - ответил Рыжий. - Слышь, Синий, шмальни-ка из пушки короткой очередью в амбразуру. Ща, поглядим, кто тут дорогу перегородил.
  - Сделаем, командир, - пробасил из башни Синий.
  Коротко простучали выстрелы. Глядя в смотровую щель, Орех увидел, как, по крайней мере, один из выпущенных снарядов попал точно в цель. Внутри бетонной коробки что-то гулко взорвалось. Однако никакой ответной реакции не последовало. Никто никуда не бежал, ни из чего в БТР не стрелял.
  'Подозрительно все это' - пронеслось в голове Ореха.
  И впрямь что-то было не так. Хорошо укрепленный блок пост есть. Даже полотнище на флагштоке болтается! А людей внутри нет. Никто не огрызается, не открывает огня, не сдается, в конце концов! И, вместе тем, их 'Бахча' стоит на вполне открытом месте, а со всех сторон ее окружают различные объекты. Справа в двухстах метрах от дороги уютно пристроились на травке брошенный кунг и лежащий на боку колесами к дороге трехосный КАМАЗ. Слева - несколько наваленных друг на друга бетонных конструкций, случайно или нет легших так, что образовывали неплохую позицию для отделения стрелков.
  Нейтралу вдруг отчаянно захотелось покинуть такой надёжный и безопасный бронетранспортер. Ореху казалось, что он улавливает через броню мысли тех, кто по вдруг сложившейся в его голове картине, засел по обеим сторонам дороги и караулил путников.
  - Полный назад! - гаркнул сталкер, взяв на себя командование и дал задний ход с хрустом переключив передачу.
  Машина снова дернулась и покатилась назад. И вовремя! Воздух в том месте, где до сего момента стоял бронетранспортер, прочертил след неуправляемой ракеты. Как раз на уровне средней линии корпуса.
  - Башня, огонь по Камазу справа! - рявкнул Орех, перекрывая рёв двигателя. - Стрелкам держать под контролем левую полусферу и бетонные плиты!
  Команда оказалась верной, потому что из-под сваленных в кучу стройматериалов ударили пулеметы. По броне зацокали пули. На полкорпуса позади бронетранспортера что-то взорвалось. Видимо, граната, потому что по обшивке на корме застучали осколки. Сталкеры группы Рыжего, кто сидел вдоль левого борта, дружно открыли огонь из автоматов в сторону нападающих, просунув стволы в специально предназначенные для этого отверстия. В этот момент будто что-то толкнуло Ореха. В голове промелькнула картина - бойцы в зеленой форме и с прикрытыми лицами целят из-за бетонных плит в бронетранспортер из гранатомета. Нейтрал поменял передачи и дал газа. Вовремя! Другая граната ушла мимо цели!
  Но вдруг под днищем БТРа что-то хлопнуло. В открытые бойницы потянуло какой-то газ, дымно-серые струи которого необычайно быстро втянулись внутрь корпуса.
  - Включить вентиляцию, всем надеть противогазы! - прохрипел Рыжий.
  Но было поздно. Газ проник в бронетранспортер, и не вдыхать его было не возможно. Открыть люк, означало неминуемую гибель, поскольку можно было нарваться на пулю или, того хуже, получить осколочную гранату в десантный отсек. Орех попытался задержать дыхание, но дымно-сизые струи будто сами по себе лезли в нос, глаза, раздражали слизистую, вышибали слезы, заставляя невольно смыкать веки, и вызывали резь в горле. Так что спастись от газа не получалось. Даже опустив фильтр, нейтрал 'зачерпнул' порцию.
  Из десантного отсека послышался кашель и ругань. Похоже, предохраниться от газовой атаки не смог никто из находящихся в БТРе. Орех почувствовал, как стремительно теряет сознание.
  'Приехали', - мелькнула последняя мысль в голове нейтрала перед тем, как он впал в беспамятство.
  
  Глава 6
  
  Голова раскалывалась, будто десяток барабанщиков лупцевал по своду черепа изнутри. Орех открыл глаза пытаясь сфокусировать взгляд, и огляделся. Он полулежал, небрежно прислоненный к стене какого-то здания. Справа и слева от него сидели бойцы группы Рыжего. Все поголовно были связаны. Синий лежал чуть поодаль ничком. Признаков жизни здоровяк не подавал. Самого Рыжего в обозримом пространстве не наблюдалось. Зато в пятидесяти метрах от Ореха обнаружилась охрана из двух человек. Они стояли неподвижно и, казалось, совсем не интересовались пленниками.
  - Где это мы? - полушепотом, морщась от боли в голове спросил Орех лежащую рядом Прягу.
  - Хрен знает, - ответила та и лицо её перекосилось.
  Видимо, девчонку мучили те же последствия отравления, что и нейтрала.
  - Я очнулась несколько минут назад. Рыжего не видно, - добавила она с беспокойством. - А Синий всё, отходился по Зоне.
  - Что это? Крови-то не видно, вроде, - удивился Орех.
  - Похоже, у него аллергия на этот газ или его компоненты, - ответила девушка. - Когда я открыла глаза он уже отходил. Хрипел и дёргался. Его даже связывать не стали.
  - Анафилактический шок, - изрёк Орех и подытожил. - Паршиво.
  Так и было. Но не только по причине гибели одного из бойцов. В Зоне люди гибли часто. Так что смерть здесь была, скорее, привычной обыденностью. В остальном мире твориться того хуже - каждую минуту кто-то умирает. Попав в плен, сталкеры лишились оружия и снаряжения. Даже ремни сняли со всех, кроме Пряги. Оставили только одежду, обувь и нательное. Нейтрал чувствовал себя голым. За годы хождения по Зоне он настолько свыкся с необходимостью носить бронежилет с противорадиационной защитой и оружие, что без них сталкеру было не по себе. Отсутствие всего вышеуказанного уменьшало в разы шансы на выживание. Даже если удаться вырваться, безоружными они далеко не уйдут.
  - Что дальше будет? - продолжил нейтрал разговор с Прягой после короткого молчания, которое понадобилось ему для анализа ситуации.
  - Я знаю? - ответила та и добавила саркастически: - Если бы я тут побывала раньше, то вряд ли с тобой разговаривала обычным способом.
  - Но ты же тогда увела меня от тех 'зашитых ртов'?
  - Ну да. Я на разведку ходила и затесалась к ним. Они почти все молчаливые. Только некоторым вшиты приборы для разговора. Мне кажется, командирам. Остальные просто немые.
  Однако информация, хоть и полезная, но была не актуальна. Как говориться, 'хороша ложка к обеду'. Сейчас Ореха больше интересовало, сколько прошло времени и как отсюда выбираться. Последствия воздействия газа прошли, в голове вроде бы прояснилось. Поэтому нейтрал принялся оглядываться более активно. Охрана оказалась не столь бдительна или конвоирам не было приказано следить за пленными внимательно, и Ореху удалось рассмотреть некоторые детали. Они с 'припятцами' сидели около одного из стандартных зданий, ряд которых уходил вправо и влево. Недалеко слышался плеск воды. Значит, их привели к реке. По предположению Ореха, лагерь 'зашитых ртов', если это было то, о чем нейтрал думал, находился на окраине Припяти в речном порту Мертвого города. А раз так, это было Ореху на руку, поскольку точка нахождения артефакта была не так далеко - пару километров к северо-востоку всего. Нейтрал помнил карту назубок, поскольку во время кратких привалов не ленился доставать ПДА и штудировать её.
  'Повторение - мать учения' - говаривала Ореху покойная ныне бабушка, заставляя всякий раз повторять выученное к уроку стихотворение или зазубренный абзац из учебника истории или географии. Наука помогла. Нейтрал запомнил карту до мельчайших подробностей. Теперь даже без прибора он сможет найти нужное место. Осталось дело за малым - вырваться с базы 'Зашитых ртов', если она таковая и есть, и желательно, без потерь. Разумеется, Орех думал только о себе. О доставивших его в центр Зоны бойцов 'Припяти' он забыл. Да и зачем они ему? У них свое задание. Да и то, что рассказал ему Клёст, нейтрала впечатлило и весьма. Ему было сложно разобраться в хитросплетениях взаимоотношений между группировками. Он, собственно, и не пытался это сделать. Орех поставил перед собой задачу, которую должен был решить и остаться при этом в живых. Остальное его мало интересовало. Мужчина даже не задумывался над тем, что до искомого им Радужного диска уже кто-то мог добраться раньше и реализовать свои желания. Опять же, при условии, что артефакт существует в реальности. Однако за те дни, пока нейтрал шёл к цели, он заставил себя поверить в это. Ведь, во-первых, в Зоне всё возможно. Во-вторых, ничто не указывало на обратное. В-третьих, - косвенные подтверждения существования Радужного диска имелись. Ведь показал же Харон на карте ПДА точку нахождения артефакта. Значит, он есть, причём там, куда ткнул заскорузлый коготь неизвестного существа с прозвищем жуткого лодочника из древнегреческих мифов. Мысли о том, что Харон мог подшутить над ним, Орех даже не допускал. В Зоне вообще мало кто шутит, а шутники долго не живут. Конечно, и ошибка была возможна. Но нейтрал старался об этом не думать.
  - Покрутившись и так, и эдак, Орех убедился, что связан крепко. Правда, двигаться нейтрал старался как можно более незаметно, поскольку сторожившие их бойцы нет-нет да поглядывали в сторону пленников.
  Сколько прошло времени с того момента, как он очнулся, Орех не знал, но был уверен, что не больше часа. Он не мог видеть солнца - низкие свинцовые тучи нависли над Зоной и, регулярно поливая радиоактивную равнину дождем, скрывали светило. А хронометр, висевший на руке во время обыска, сняли. Но даже если бы он остался на запястье, всё равно Орех не разглядел бы ничего на циферблате, поскольку руки были стянуты за спиной. Но внутренние часы, выработанные за годы нахождения в здешних условиях, не подводили, давая погрешность всего лишь в какие-то минуты. В этом нейтрал был уверен. Потому что это его свойство было проверено и не раз, и даже на спор.
  Начался дождь. Резкие порывы ветра гоняли по земле всякий мелкий мусор. Пленные лежали практически под открытым небом и от косых струй не спасали даже стены сарая, у которого их бросили. Падающая сверху холодная вода била в лицо Ореху и доставляла дискомфорт. Неуклюже двигая связанными ногами и извиваясь, как червь, нейтрал попытался выползти из той ямки, куда его довольно грубо сгрузили, некоторое время назад и прижаться плотнее к стене, чтобы меньше мокнуть. У Ореха это уже получилось, но заметивший эти маневры охранник подошёл и, не говоря ни слова, пинками загнал мужчину на то место, откуда тот пытался сбежать под защиту козырька. Нейтрал выругался, а 'зашитый рот' пнул его ещё пару раз для порядка и отошел на свое место. Орех обругал охранника 'штопанным Антоном' и мрачно уставился на Прягу.
  - Что глядишь? - невесело усмехнулась та. - А ты думал, что они тебя под крышу на руках занесут?
  Под Орехом потихоньку стала скапливаться лужа. Ведь нейтрала бросили в вытоптанную кем-то ямку. Возможно, на этом месте раньше стояло, что-то тяжелое, что продавило глину. Углубление было не большое, но достаточное, чтобы накопить изрядно воды, которая выводила Ореха из себя. Он с детства не любил влагу на одежде и даже летом, попав под дождь или воду из поливальной машины, старался либо быстрее просушиться, либо переодеться.
  Послышался звук мотора. Из-за здания склада вывернул внедорожник, лихо тормознув почти у ног Ореха. Нейтрала обдало грязью. Тот снова выругался. Задняя правая дверца автомобиля открылась и на ботинки сталкера вывалился Рыжий. Парень рухнул мешком, снова разбрызгав грязь, и принялся громко ругаться. Правда, получилось у него плохо из-за разбитых губ.
  - Что скажешь? - поинтересовался Орех, когда поток брани иссяк.
  В ответ снова полилась нецензурщина из которой было ясно, что все, кого захватили 'Зашитые рты' умрут медленной, мучительной, безвестной и бесславной смертью.
  - Что, всё так плохо?
  Рыжий повернул к Ореху разбитое лицо. Под глазом синяк, нос на бок, губы рассечены и распухли.
  - А что, ты рассчитывал на другое? Тебе ж говорили - к этим не попадай, - сталкер скривился от боли.
  - Что, свалить отсюда без вариантов?
  - Попробуй, может быть получится. Только не мечтай. Ты спелёнут, оружие отобрали. Даже ножей не оставили.
  - А ты?
  - А что я?
  - Ты попробуешь?
  - От них не сбежишь, - отрезал Рыжий и отвернулся.
  - К 'Зашитым ртам' когда-то попал его брат, - за парня сказал Пряга. - Он пытался бежать, но не смог. Ежу прислали только уши.
  - Как это - прислали уши? - изумлению Орех не было предела. - 'Припять' имеет какие-то отношения с этим кланом? Не помню, чтобы в Зоне кланы так друг с другом сотрудничали путем пересылки ушей.
  Следующая фраза, которую произнес Рыжий повергла нейтрала в шок, лишив дара речи:
  - Еж платит зашитым дань. Раз в месяц отдает человека. По жребию.
  - Что за критский лабиринт? - выдавил Орех после пятиминутного молчания. - Как в древнегреческом лабиринте? Вы здесь в центре Зоны совсем охренели, что ли?
  - Зато нас не трогают - пожал плечами Рыжий. - До поры.
  - А, если бы тебя выбрали?
  - Меня и выбрали.
  - За него брат пошёл - пояснила Пряга.
  - Да, так и было, - отрезал Рыжий. - Это было в прошлом. Я не хочу это вспоминать.
  - Но ведь следующим можешь быть ты, - предположил Орех.
  - Теперь уж точно буду, - горько усмехнулся Рыжий.
  - Зачем им данники? - начал 'копать' нейтрал.
  - А я почем знаю? Может, в армию к себе берут, может на опыты, а может и едят.
  - Хрень какая-то - пробормотал Орех. - В любом случае выбираться надо. С каким заданием вас послал Клёст?
  - Замеры кое-какие ближе к Припяти сделать. И как раз дань передать, - ответила за Рыжего девушка.
  - Не меня ли - прищурился Орех.
  - Нет, тот боец погиб в первой стычке. Тебя нужно было проводить до границы окраинных кварталов Мёртвого города. Мы бы повернули обратно, а ты б пошел по своим делам.
  - Понятно. Но я собираюсь отсюда сваливать, - прошипел Орех припятцам. - Вы как хотите, а меня время поджимает.
  - Не сбежать, - обречённо повторила Пряга слова Рыжего.
  - Это мы ещё посмотрим, - зло оскалился нейтрал
  Затем Орех отвернулся и уставился в небо. Дождь почти прекратился. Только редкие капли стучали по крыше и земле. Тучи поредели. Показался тускло-желтый диск солнца. Нейтрал, привалившись спиной к стене сарая, пытался размять уже изрядно затекшие связанные за спиной руки и перетянутые проволокой ноги. Для этого он напрягал и расслаблял мышцы, пытаясь хоть как-то восстановить равновесие. Орех понимал, что его потуги, в общем-то бессмысленны и, скорее всего, ему не удастся сразу оказать сопротивление, как только как только путы будут сняты. И все же нужно было чем-то заняться, пока решалась их участь. Просто так нейтрал сдаваться не собирался. Не для того он протопал почти половину Зоны, миновал столько опасностей и страхов, чтобы сгинуть на подступах в Припяти просто так. Вместе с тем Орех прекрасно понимал, что одному, без снаряжения и оружия ему не добраться до Радужного Диска даже если удаться выпутаться из этой передряги. Он с трудом осознавал, где находится. Без карты в незнакомых местах нейтрал не ориентировался вовсе.
  С другой стороны, не смотря на опасность и почти безнадежность положения, сталкера весьма занимала гордость за себя. Чем гордиться, по мнению Ореха, было. Мало того, что добился целей, ради которых пришел в Зону (а к тому, что свободовцы выполнили обещание и перечислили деньги нейтрал пришёл после здравых размышлений ещё на базе учёных), он ещё забрался почти в самый центр Зоны и умудрился оказаться на окраинах Припяти. Думал ли несколько лет назад он, ещё салага по сталкерским меркам, боящийся даже носа высунуть из 'Деревни Новичков' и считавший места за железнодорожной насыпью самым страшным местом в мире, что доберется до легендарного Мертвого города. Впрочем, в то время у него была острая необходимость осторожничать. Нужны были деньги и немало, а самое главное - регулярно. Теперь же, после разговора с учёными, беречь себя необходимость отпала. На 'Янтаре' ему рассказали, что 'Свобода' выполняют обещание даже данное недругу. Один из техников - бывший, кстати, некогда членом этой отвязкой группировки, поведал, как глава 'Свободы' дал слово своему заклятому врагу, перед его (врага) расстрелом, отослать ценный артефакт его (врага) близким на Большую землю и выполнил клятву. Поэтому Орех мог не опасаться вероломства со стороны соклановцев Звонаря. Посему теперь можно было и рискнуть. Ведь добраться до артефакта, сунувшись в самый центр Зоны отчуждения, дорогого стоило. Так можно и легендой стать! То-то Вольт, которого Орех считал бесшабашным и авантюрным мужиком, удивился бы, узнав, где нейтрал оказался ныне! То-то хлопнул бы себя широкими ладонями по бедрам и расхохотался своим звучным смехом! Но бородатого рядом не было. Орех вдруг понял, что ему срочно нужно выпутываться из сложившейся ситуации. Но не прямо сейчас. Хоть времени и не было, нужно было выжидать. Мужчине отчаянно хотелось жить. Он понимал, что сталкеры долго не живут не в Зоне ни вне её, но, как говаривал старшина роты, в которой служил когда-то нейтрал 'даже со стволом заряженного пистолета у виска жить охота'.
  
  Часом спустя, к сараю, около которого лежали пленные, подошла группа бойцов с эмблемами группировки 'Зашитые рты' на рукавах форменной одежды. Припятцам и Ореху развязали ноги, пинками подняли на ноги. Били всех, не взирая на пол и возраст. Досталось и Пряге. Впрочем, девушка и не проявляла такого же смирения, как Орех. Она пыталась отбиваться, неуклюже отбрыкиваясь от мучителей. Но те только вздернули её на ноги, дали пинка под ягодицы, да так, что строптивица пролетела не касаясь подошвами земли метра три. Орех не сопротивлялся. Это вовсе не значило, что он смирился с ситуацией. Просто он понимал, что дёргаться сейчас бесполезно. Поэтому ждал своего часа, стараясь уловить, когда нужный момент наступит и берег силы. Синего не тронули. К нему подошел один из 'зашитых ртов', проверил пульс. Убедившись, что парень мёртв, боец свистнул. Этот неожиданный звук заставил пленников вздрогнуть. Из-за сарая выскочили двое в форме с носилками. Они погрузили тело и также поспешно удалились. Всё было сделано деловито и сноровисто, словно носильщики всю жизнь только тем и занимались, что перетаскивали трупы. Сталкер проводил эту процессию взглядом, удивившись обыденности происходящего. Ореха же и оставшихся припятцев отвели за сарай, где их ждал трехосный грузовик с крытым брезентом кузовом. Около автомобиля стояло ещё несколько бойцов главенствующей в этих краях группировки.
  Шагая к машине, Орех украдкой огляделся. Справа от грузовика возвышалось небольшое трехэтажное каменное строение, с плоской крышей, похожее на администрацию порта времен советской постройки. Около здания никого не было, но судя по виду фасада, который открылся взору нейтрала, жизнь тут вовсю кипела. Окна на первом этаже были закрыты металлическими ставнями. Второй этаж щеголял стеклопакетами, кое-где, впрочем, растрескавшимися. Орех даже заметил в одном окне занавески. Значит, люди тут не просто работали, но и жили. Третий этаж ознаменовывался балкончиком, который располагался прямо над козырьком центрального входа. За его чугунной решеткой маячил часовой с автоматом. Прямо над головой постового на крыше располагался ДШК на треноге. Пулеметчика, впрочем, видно не было, но это не значило, что его нет.
  Туда-сюда сновали люди в форме и без. Нейтрал приметил довольно большой процент гражданских лиц. Кто они, откуда и что тут делают? Ореху это было неясно. Люди входили в подъезд, выходили оттуда, тащили от сараев и ангаров какие-то тюки и ящики, грузили их в автомобили или, наоборот, разгружали стоявшие неподалеку грузовики, толкали заглохший, вероятно, микроавтобус УАЗ-буханку. Ореха поразило, что всё это делалось исполнителями молча, без обычных в таких случае криков, воплей и материков.
  'Зашитые рты', не особо церемонясь, загрузили пленных в кузов и закрыли тент, сразу лишив обзора. Машина заурчав, тронулась. Подскочив пару раз на ухабах, отчего Орех в кузове совершил такие же кульбиты, грузовик свернул на относительно ровную дорогу и двинулся в неизвестном направлении. Сталкеры были в кузове одни - никто из охранников внутрь не полез. Видимо, не хотели разбивать зады о доски во время тряски.
  - Куда нас везут? - спросил Орех у присутствующих.
  - Хрен знает, - процедил Рыжий.
  Он яростно извивался на досках, пытаясь развязаться, пока их никто не видел. Нейтралу даже стало жаль парня. Он сам пытался избавиться от пут, но все было тщетно - их связали пластиковыми ремешками, порвать или хотя бы растянуть которые не представлялось возможным.
  Наконец грузовик остановился. Это случилось спустя полчаса после того, как пленников, словно тюки с неодушевленным товаром загрузили в кузов. Снаружи раздались голоса. Тент в задней части кузова открылся, и над бортом показалась голова в шлеме. Блеснули защитные очки.
  - Вылезайте, приехали, - однотонно прозвучал искусственный голос.
  Вслед за этим борт откинулся, и в кузов вскочили два молодчика в защитного цвета комбинезонах с масками на лицах. Они резво вздернули пленников на ноги и принялись подталкивать их к выходу. Сталкеры неверной походкой двинулись из автомобиля. Орех был первым. После получасовой тряски в кузове грузовика в виде тюка, его мутило. Голова кружилась. Казалось, завтрак, который он проглотил перед выходом в сторону Припяти пару часов назад, сейчас рванется обратно из желудка. Стоя на краю кузова, он увидел четырех человек в полном снаряжении, вооруженных автоматами. Они стояли полукругом чуть в стороне от грузовика. Орех обнаружил, что никто не собирается страховать его десантирование из автомобиля. Вдохнув сквозь стиснутые зубы, нейтрал чуть напрягся и прыгнул вперед, расставив в стороны слегка согнутые в коленях ноги. Отдача в суставы была серьезная. Нейтрал не удержался на ногах и упал при приземлении на бок. Его также молча рывком подняли и поставили на ноги. Никто из 'Зашитых ртов! даже не позлорадствовал. Словно все были немы. Просто подпихнули пинком - иди, мол, куда следует. Орех встал в строй припятцев, ожидая своей участи. Она не заставила себя ждать.
  К пленным вышел один из бойцов, на груди которого алела круглая нашивка с зашитыми черной нитью белыми губами посередине окаймленная по краю бордовой тесьмой. Видимо, какая-то местная шишка средней руки. Его сопровождали еще двое бойцов с такими же нашивками только с белыми, а не бордовыми краями.
  - Каждый стоящий в этом строю совершил преступление против нашего клана. И всем вам известно какое! - монотонно провозгласил искусственный голос.
  - Интересно, а я какое? - громко поинтересовался Орех. - Я вообще не местный.
  За это выступление нейтрал тут же поплатился. Нога одного из 'зашитых ртов', обутая в тяжелый сапог вмиг выбила у сталкера воздух из лёгких, а заодно и желание вставлять свои слова в речь незнакомца.
  - Я Шершень и мне нельзя дерзить безнаказанно. Вы выступили с оружием против доблестных бойцов нашей группировки...
  Все это нейтрал слышал сквозь шум в ушах, пытаясь восстановить дыхание, а заодно и подняться с колен, на которые он рухнул после пропущенного удара. В глазах потемнело, пространство вокруг плясало какой-то странный дикий танец. К горлу резко подкатило содержимое желудка и ещё настойчивее, чем раньше попросилось наружу. Орех поднял взгляд на ударившего его бойца и натолкнулся на абсолютно безразличное выражение глаз 'зашитого рта'.
  - ...Причём не просто с оружием, вы нанесли урон нашей группировке, убив бойцов и уничтожив дорогостоящую технику, - продолжал вещать назвавшийся Шершнем.
  - А что же вы даете себя убивать, если такие доблестные - Орех поднялся на ноги и теперь нагло глядел в глаза произносившего речь.
  В ответ на эту наглость ударивший Ореха боец снова попытался заставить нейтрала замолчать. Он резко вздернул колено, наметившись в солнечное сплетение мужчины. Но сталкер был начеку и ухитрился ногой (руки-то были спелёнаты за спиной) врезать обидчику в промежность раньше, чем носок тяжелого сапога последнего соприкоснулся с бренным телом нейтрала. Глаза 'зашитого рта' плеснули болью, брови страдальчески изогнулись. Лица Орех не видел, поскольку оно до переносицы было закрыто маской, но воображение подсказало, как перекосило эту мерзкую рожу. Боец пленившей нейтрала группировки согнулся, схватившись за причинное место, и с глухим нутряным стоном рухнул к ногам сталкера.
  - Каратист, говоришь, - с нескрываемым удовольствием и злорадством сказал Орех корчащемуся у его ног бойцу.
  Но в ту же секунду, как обидчик упал к ногам мстителя, десяток 'зашитых ртов' молча вскинули своё оружие и направили его на припятцев. В Ореха уткнулись сразу три ствола. Видимо, его посчитали самым опасным.
  Один из сопровождающих оратора - высокий широкоплечий мужчина в дорогом даже с виду многофункциональном бронежилете - наклонился к оратору и что-то тихо проговорил, кивнув в сторону Ореха. Тот внимательно выслушал собеседника, кивнул, соглашаясь.
  - Хороший боец, - снова раздался из динамика монотонный голос Шершня. И Орех не понял, похвалил ли его враг или просто констатировал факт. - Нам пригодиться. Нам нужны не только инкубаторы, корм для протоплазмы и шахтеры-отмычки. Гладиаторы тоже пригодятся.
  'Зашитый рот' взял короткую драматическую паузу и стал указывать на то, кому, куда идти:
  - Вот этого и этого - указал он на Ореха и Рыжего. - В яму. Эту - палец шишки уткнулся в Прягу и задержался на ней, при этом глаза огненноволосого руководителя группы яростно сверкнули. - В инкубатор, но сначала в казарму. Парни давно не гуляли. Этих, - оратор попеременно ткнул в остальных припятцев, - в подвалы. Свежего мясца там давно не бывало. А их мертвый дружок отправится в резервуар с дикой протоплазмой.
  Рядовые бойцы принялись расталкивать сталкеров прикладами, сбивая в группы, которые обозначил их лидер. Но Пряга была в корне не согласна с подобным распределением ролей. Она прекрасно поняла или, по всей вероятности, знала, что значит инкубатор и ей совсем не хотелось быть отданной на потеху бойцам из противоборствующей группировки. Поэтому девушка приняла решение и мгновенно перешла к его реализации. Что для себя надумала Пряга, Ореху было неизвестно, но он прекрасно видел её действия. Изобразив на лице отчаяние и покорность, сталкер поникла плечами, будто бы приняла безоговорочно свою судьбу. Она даже сделала пару шагов по направлению, которое было указано конвоиром. Но в следующую секунду девушка сделала шаг назад и резко лягнула сопровождающего ногой в промежность. Дальше с громким звуком лопнули на руках Пряги путы. Это стоило ей неимоверного усилия, отразившегося на внезапно изменившемся лице. Затем с шуршанием развернулся выскочивший будто сам собой ремень и металлическая пряжка граненым латунным бойком врезалась в висок одному из 'Зашитых ртов', на своё несчастье оказавшемуся ближе всех, с хрустом проламывая кость. Боец беззвучно рухнул на утоптанную землю, а Пряга, не теряя времени даром, приложила ставшей неким подобием кистеня пряжкой по затылку согнувшегося от удара в пах сопровождающего. Тот молча ткнулся лицом в землю. Следующим движением сталкер стремительно прыгнула вперед, сместила растянутым между рук ремнем направленный на неё ствол в сторону и, заскочив за спину очередному конвоиру, захлестнула ремень вокруг его шеи и резко вскинула мужчину себе на спину. В тишине, нарушаемой лишь свистом ветра, сухо щёлкнули ломающиеся позвонки и забулькала сломанная трахея. Тело конвоира обмякло и начало сползать наземь. А девушка, не теряла времени даром! Орех с восхищением следил за чёткими, отточенными движениями Пряги. Не смотря на отведённую ей незавидную участь, возмутившую бы любую на её месте представительницу женского пола действовала спокойно, с холодным расчетом уничтожая одного противника за другим. Пряга 'работала' словно бездушная боевая машина, не делая лишних движений и не оставляя своим противникам ни малейшего шанса на спасение. Девушка выпустила из руки пояс и потянулась к кобуре на портупее надетой на совсем недавно действующего бойца. Для этого она наклонилась и на секунду застыла, пытаясь расстегнуть застежку кожаной сумочки. Это промедление стоило ей жизни. Стоявший до сего момента неподвижно Шершень быстро выхватил пистолет из кобуры на своём поясе и трижды выстрелил в Прягу, целя той в голову. Девушка вскрикнула и завалилась на свою жертву, безжизненно раскинув руки.
  - Хороша девка! - с удовольствием прокомментировал Шершень. - Её точно не в инкубатор надо было. Лучше бы в яму или вовсе в наши ряды. Какого, а? - он посмотрел на своего недавнего собеседника. - За три секунды три трупа?! Если бы эти, - презрительный кивок в сторону припятцев, - не тормозили смогли б уже уйти.
  Орех и сам понял, какой шанс он только что упустил. Но было поздно. Порядок и контроль над ситуацией 'Зашитые рты' восстановили. Конвоиры проверили, насколько прочно и надежно связаны пленники. Начни нейтрал действовать двумя секундами раньше, неизвестно, как бы все обернулось. Может и сбежать получилось бы. Он был не великим бойцом, но пару раз пнуть близко стоящих врагов он мог, а под шумок и ножом завладеть. Тогда освободить руки было бы пустячным делом. А там и до пистолета или дробовика дело бы дошло. Но он остался статистом в этом процессе и не смог использовать сложившуюся ситуацию к своей пользе. Так в жизни случается, когда ты предпочитаешь наблюдать, а не действовать, а надо наоборот, то в результате проигрывает вовсе не противник. Орех это знал, но почему-то остался безучастным к происходящему.
  Их развели в разные стороны. Его с Рыжим повели вглубь поселка, на краю которого произошла сцена. Тела Пряги и Синего оттащили куда-то за ангары. Куда увели остальных, нейтрал не знал. Он брёл, понурясь и под аккомпанемент завывания ветра между блочными бараками и скрипа зубов Рыжего, старался запомнить дорогу или, хотя бы, сориентироваться, где они. Последнее получалось плохо. Карту сталкер помнил неплохо, но соотнести её с местностью никак не получалось. Видимо, потому что в этом месте картографы не видели никакого поселка, когда наносили эти земли на бумагу. А в сети карты обновлялись не всегда. Зачастую, кто-то специально взламывал сеть и извлекал достоверные сведения, подменяя их либо устаревшей информацией или вовсе полной дезой. Впрочем, кое-какие ориентиры нейтрал всё-таки обнаружил. Памятник героям Великой Отечественной Войны, к примеру. Он, конечно, уже изрядно потрепан временем, стоял за невысоким забором во дворе дома скрытый разросшимся деревом, но был вполне узнаваем. Глядя на это архитектурное сооружение Орех в очередной раз убедился, что они уже почти в Припяти. Да и кварталы Мёртвого города виднелись уже совсем рядом. Метрах в пятистах. То есть до вожделенной цели совсем недалеко! Но вот незадача - руки его были связаны, а вокруг толпы вооруженных до зубов безжалостных убийц, которые контролируют эту территорию. 'Близок локоток, да не укусишь', вспомнил Орех, как приговаривала в свое время его бабушка.
  'Ничего, прорвемся. И не из такого выпутывался' - зло подумал нейтрал, напрягая и расслабляя руки. На примере покойной Пряги он уже убедился, что путы порвать можно, даже пластиковые наручники. Да и мышцы не затекут, останутся 'рабочими'.
  Через пару поворотов конвоиры и пленники оказались в небольшом тупике. По обе стороны улицы возвышались глухие заборы из бетонных плит. Прямо перед людьми стояла двухэтажный дом фасадом в переулок. Окна верхнего этажа были заколочены, как успел разглядеть Орех, металлическими листами. В помещениях первого горел свет.
  На крыльце сидели двое мужчин. Один - худенький, плюгавый старикашка с двустволкой, при виде которого сразу вспоминался какой-нибудь дед Макар - сторож колхозного сада. Одет он был соответственно - треух, ватник, стеганные ватные же штаны. На ногах валенки. То ли дед заранее готовился к зиме, то ли ему было просто холодно, но одет он был явно не по погоде. На дворе, конечно, стоял конец октября, но это был не повод, чтобы напялить на себя зимние шмотки и щеголять в них. Единственно, что не вписывалось в 'народный костюм сторожа', так это маска, висевшая на груди деда и АК-72, висевший на плече. При этом, Ореху бросилось в глаза то, что не смотря на потрёпанный вид оружия, вставленная в паз автомата обойма была новенькой, если не блестящей. Второй сторож, напротив, являл собой пример цветущего здоровья - массивный, широкоплечий детина с узким лбом, массивной челюстью и маленькими глазками, внимательно оглядывающими пришельцев из-под нависающих бровей. На этом была стандартная сталкерская экипировка - комбинезон, совмещенный с маской-фильтром, бронежилет, берцы, разгрузка. На шее висел АКСУ с глушителем. Дед сидел на самой первой ступеньке у самой земли, здоровяк - слева от него подпирал дверь и подбрасывал вверх маленький блестящий болт. Подбрасывал не глядя и ловил, точно подставляя ладонь на пути траектории падения его игрушки. Удивило Ореха то, что ни тот ни другой не щеголяли прошитыми губами.
  - Что, душегубы, очередных гладиаторов притащили? - осведомился у конвоиров скрипучим голосом дед. - И где вы их только берёте?
  - Да ладно тебе, Лампа, - прогудел амбал. - У них своя работа, у нас своя.
  - Да они все равно чушки бессловесные, Поляк, - махнул сухонькой ручкой дед. - Говорить умели, да разучились.
  - Ты бы рот запечатал, дед - раздался за спинами конвоиров и пленных искусственный голос. - А то губы зашьем, не посмотрим, что ветеран.
  Орех оглянулся и наткнулся взглядом на Шершня. Оказывается оратор это время шёл за ними. Видимо, в его обязанности входил контроль за исполнением приказов.
  - Ты б не грозил нам, пчелка - презрительно прогудел Поляк. - Неровен час, жальцо-то из жопки калеными клещами вырвем. Почтительней будь, не с сявками говоришь.
  Шершень аж зашипел от злости. Но спустя пару секунд справился с собой.
  - Делайте свое дело, - бросил он ровным голосом ответил он, развернулся и ушел восвояси.
  - Ну что, пропащие, заходите, стало быть - с сочувствием в голосе проворчал Лампа.
  Поляк жестом отпустив конвоиров, подошел к каждому из сталкеров и громадным ножом с легкостью разрезал путы.
  - Дверь там, - ткнул на вход амбал и снова сел на свое место.
  - Эт самое, закурить есть? - попросил обескураженный таким доброжелательным приемом Рыжий.
   Орех в этот самый момент пытался понять, куда они попали и что делать? Кидаться на этих странных сталкеров и обезоруживать их совсем не хотелось. Да и чувствовал нейтрал всем нутром, что не выйдет. Уж больно спокойны дед с амбалом. Стволами в них с Рыжим не тычут, не кричат, не дерутся. А наоборот, развязали, разговаривают вполне себе вежливо.
  - Отчего же нет, - ухмыльнулся Лампа. - Для хороших людей завсегда есть.
  Он достал кисет и лист газеты. Протянул Рыжему. Тот на удивление сноровисто скрутил козью ножку и лихо сунул её в рот. Дед одобрительно крякнул и щёлкнул зажигалкой. Рыжий прикурил. Глубоко затянулся, но тут же закашлялся под добродушный смех старика.
  - Ядреный у тебя табачок, дедуль, - проговорил парень, восстановив дыхание.
  - Це махорка, - наставительно заметил Лампа, отбирая у Рыжего кисет, остатки бумаги и убирая их в карман ватника. - Сам сажал, сам собирал, сам сушил.
  Ореху закурить не предложили. Собственно, он и не просил.
  - Ладно, - пробасил Поляк. - Давайте в дом. Там на столе жрачка и водка. Похавайте и выпейте напоследок. Только не напивайтесь.
  - И что нас ждет? - спросил Орех.
  - Да ничего такого, паря, - ответил дед. - Спустят вас в яму и натравят зверье местное. Оружия, скорее всего, никакого не дадут. Будете голыми руками с собачками или плотями драться.
  - Или снорка одного на двоих выпустят. Вам этого хватит, - хохотнул Поляк.
  - А сбежать отсюда никак? - спросил Рыжий. - Вы, как я погляжу, мужики нормальные, не то что эти штопанные, утечь честным бродягам дадите.
  - Мы-то нормальные, - со вздохом сказал дед, понурившись. - Да только слинять у вас не выйдет. Дом так стоит, что не утечете. Да и аномалий вокруг пруд пруди. Это место, где дом с палисадом, только и чистое. Так что по всему получается, что лезть вам в яму.
  - Кстати, если всех зверей перебьете, в чем лично я сильно сомневаюсь, - заявил Поляк. - Друг с другом меситься будете.
  - Что, вообще оружия никакого не дадут?
  - На моей памяти никому не давали, - проскрипел дед. - Всё, хорош болтать. Марш внутрь. Времени у вас не осталось почитай.
  Разворачиваясь к входу, Ореху вдруг показалось, что фигуры обоих сталкеров, как и у тех, что на заслоне близ базы 'Свооды', вдруг потеряли четкость и подёрнулись рябью, будто изображения не очень хорошей голограммы. Но через мгновение этот эффект пропал, будто и не было. Повернувшись к своим сторожам, сталкер убедился, что они выглядят вполне чётко и объёмно. Поэтому он решил, что это был обман зрения, вызванный, вероятно, последствиями недавнего избиения.
  За дверью оказалась просторная чистая комната, освещаемая двумя лампами дневного света. Окна забраны решетками снаружи. Да и сам дом стоял окнами на неширокий, но глубокий котлован, на дне которой в мутной жиже плескалось что-то непонятное, но обладающее гибким змеевидным телом, в чём Рыжий убедился, сразу же кинувшись проверять прочность рам. Другой берег котлована мерцал разноцветными бликами, будто на асфальт вылили немного бензина. Сразу было понятно, что там - сплошная аномалия. Какая, ни Ореху, ни Рыжему проверять не хотелось. Комната оказалась бедна на мебель. Посреди помещения стоял только стол, уставленный снедью, и четыре табурета - по одному у каждой стороны. В правом дальнем от двери углу прямо на полу валялся топчан. Подошедший к гастрономическому великолепию, раскинувшемуся на столешнице, Орех обнаружил три уже открытые банки тушенки, бутыль с водкой, тарелки с нарезанной колбасой, хлебом, паштетом. Отдельно в алюминиевой миске лежали маринованные опята, в плошке рядом - малосольные огурцы. Орех вдруг почувствовал, насколько голоден. Он подсел к столу, попробовал подвинуть сидушку, но оказалось, что табурет был прикручен к полу. Нейтрал хмыкнул, налил из бутылки в стакан и выпил. Захрустел малосольным огурцом.
  - Садись, пожри, Рыжий - порекомендовал сталкер своему сокамернику. - Выбраться, всё одно, не удаться. Так хоть поедим от пуза.
  - Парень сел напротив Ореха и обхватил голову руками, положив локти на столешницу.
  - Ничего не хочу - заявил он куда-то под себя. - Только убивать этих гадов!
  Рыжий вскочил и заходил нервно взад-вперед.
  - Водки мне! - наконец остановился он, хлопнув ладонью по столу.
  Орех налил полстакана белой, и молча протянул его Рыжему. Тот, не говоря ни слова, опрокинул содержимое в себя, не глядя взял со стола кусок хлеба и сунул в рот.
  - Как же нам выбраться? - спросил он, глядя Ореху куда-то в макушку.
  - Походу, влипли мы, паря - Орех налил себе еще и придвинул одну из банок.
  Махнул водки и с жадностью набросился на тушенку. Он чувствовал, что очень голоден. С момента выхода из лагеря прошло не более пяти часов и день клонился к закату. А ел он еще утром - в лагере ученых на 'Янтаре'.
  - Но что бы там ни было, - добавил нейтрал, жуя. - Пожрать и сбить радиацию треба. Так что хавай, давай, не чинись. Только не сильно налегай. Если и, правда, драться с мутантами будем, лучше не иметь полный желудок.
  - Выжить планируешь? - прищурился Рыжий. - Так эти - кивок на окно, - пленных не берут и не лечат. Если тебя подранят, то либо эти добьют, либо следующий мутант сожрёт.
  - Ну, какая разница. Легче двигаться будет.
  - Ты знаешь, как победить снорка голыми руками? Или плоть? - пытливо глянул Ореху в глаза Рыжий. - Лично я нет. Посопротивляюсь, конечно, но надолго ли меня хватит?
  - Увидим, - ответил Орех.
  Он быстро доел и улегся на топчан.
  - Часок-другой покемарю, - сказал нейтрал, позевывая. - И ты не отставай.
  - Не, я спать не буду - покачал сидящий за столом Рыжий. - А если придут и убьют?
  - Глупости, - возразил Орех. - Хотели бы, уже убили б. А так мы им для потехи нужны.
  Затем он отвернулся к стене и захрапел.
  Ковырнув тушенку пару раз ложкой Рыжий подумал и, бухнувшись прямо на полу около стола, выразил солидарность Ореху теми же громкими и нелицеприятными звуками.
  Их разбудили спустя два часа. В комнату просто ввалились четверо вооруженных бойцов в масках, пинками растолкали спящих сталкеров и вывели на улицу. Там их ждал Шершень и те двое сторожей - Лампа и Поляк.
  - Ну вы, чурки безмозглые, - возмутился дед. - Дайте парням хоть глаза продрать, да опростаться по-человечески перед смертью.
  - Ничего, в яме все равно обосрутся, - отрезал Шершень (удивительно это у него получалось, при искусственном голосе-то!). - Кто от страха, а кто и того - оратор сделал неопределенный жест рукой.
  - Людей не надоело губить-то? - с угрозой спросил Поляк.
  - Не твоего ума дело, сталкер, - прищурил глаза Шершень. - Сидишь тут, вот и сиди. А я своим делом займусь.
  - Идите, умойтесь, пацаны, - заявил вдруг Поляк, глядя на Ореха и Рыжего. - Умывальник и параша в доме за дверью слева. Там же мыло и подтереться чем.
  При этом амбал как-то по-особенному взглянул на Ореха. Сталкер насторожился. Что мог означать этот взгляд? Но времени разбираться и обдумывать, не было. Сказано пойти, значит надо идти - нейтрал нутром это почуял.
  Зайдя обратно в дом, Орех и впрямь обнаружил слева от входа дверь комнатку, которую он с Рыжим поначалу не приметили. Внутри был туалет и раковина с краном, из которого текла вполне сносная вода. Умыться, во всяком случае, можно было смело, хоть от струи и пованивало ржавчиной и тиной. Но пить её без обеззараживания нейтрал не взялся бы. Поискав глазами мыло, нейтрал обнаружил под раковиной деревянную тумбочку. На ней и были все принадлежности для мытья и рулон туалетной бумаги.
  - Во живут, буржуи! - с завистью проговорил нейтрал. - Я туалетную бумагу года три уже не видал, а у них полный комфорт.
  - Скажи еще, что ты все три года зубов не чистил, - в тон Ореху ответил Рыжий.
  - Ну, с зубами-то все по-другому - ответил сталкер и попытался залезть внутрь тумбочки, дверца которой была плотно запечатана, а ручка уже кем-то отбита.
  Нейтрал попытался подцепить дверцу за край кончиками пальцев. Но не вышло. Пальцы соскальзывали. Едва не сорвав себе и без того обгрызенные и поломанные в некоторых местах ногти, Орех оставил безуспешную попытку.
  - Чем бы сковырнуть, - сталкер в задумчивости обвел взглядом комнатушку.
  - Может с ноги? - предложил Рыжий, присматриваясь к шкафчику. - И вообще зафига ты полез туда? Думаешь, гранату для тебя припрятали?
  - Сам не пойму, - ответил нейтрал продолжая озираться в поисках полезных предметов. - Но у меня внутри такое ощущение, что что-то сныканное там, нам должно помочь.
  - Ковырни щеткой. Они все равно одноразовые. А лучше ногой - продолжал 'креативить' Рыжий.
  - Точно! - воскликнул нейтрал.
  Орех метнулся к умывальнику, взял зубную щётку и попытался вогнать её тупым концом между дверцей и косяком тумбочки. Конструкция вдруг поддалась и после пары минут сопения, перемежаемого матюками, тумба явила сталкерам свои потаенные глубины, состоявшие из двух полок. На нижней Орех обнаружил два ножа в ножнах, а на верхней - контейнер с таблетками в оболочке из глазури белого, желтого и синего цвета, подозрительно похожими на те, которые ему дали на 'Янтаре'. Оценив жест неизвестных, нейтрал забрал оружие, поделившись им с Рыжим. Препараты забрал себе. Он помнил, что две таблетки из шести - должны были стимулировать гормональный взрыв, остальные - угнетение чувствительности к боли и нивелирование воздействия сильной дозы радиации. И, похоже, время для дополнительной химии как раз пришло.
  Получив нож, Рыжий стал будто увереннее в себе, приосанился, стал глядеть веселее.
  - Это для ямы, - пояснил Орех свою догадку. - Спрячь его пока. И не вздумай ни в кого этой железякой тыкать, пока не представится случай.
  - Тебя послушать, так этот случай не представится никогда, - дерзко парировал Рыжий. - По мне сейчас выскочить на улицу, резануть кого-нибудь из этих, отобрать оружие и прорываться в Припять.
  - И далеко ты без снаряги уйдешь-то, торопыга? До первого 'горячего' места, а там поминай, как звали. Через час сдохнешь от радиации. Не-ет, нам надо уйти тогда, когда время придет, пусть даже и из ямы с только что убитого мутанта.
  - И ты знаешь, когда оно придет?
  - Нет, не знаю - покачал головой Орех. - Но попробую почувствовать. А пока играем по тем правилам, которые нам навязали. Других пока все равно нет.
  Сталкеры умылись и вышли к конвоирам. Ножи они предварительно хорошенько спрятали в одежде. Орех справедливо полагал, что обыскивать их не будут. Так и случилось. Конвоиры молча окружили сталкеров и повели прочь. Впрочем, возможно, это было частью игры, куда нейтрал с Рыжим были вовлечены, а может и Орех угадал логику действий: бессмысленно обыскивать пленников в центре лагеря, где все оружие под контролем. В любом случае, конвоиры были одни. Шершень куда-то пропал, и инициировать обыск было некому. Простых бойцов же лично Орех считал безвольными куклами. Идут, молчат, исправно выполняют приказы. Это было похоже на Урфина Джуса с его деревянными солдатиками. Только эти были из плоти и крови, живые и в сознании.
  Оставшись одни, Лампа и Поляк молча проводили взглядом процессию. Никто не заметил, как фигуры обоих сталкеров вдруг потеряли четкость и подёрнулись рябью, будто изображения не очень хорошей голограммы. Через секунду эффект пропал, будто и не было.
  Через тридцать метров процессия свернула в один из проулков, потом ещё и ещё раз.
  - Интересно, что за яма такая, - сказал Рыжий.
  Сказал, не проявляя интереса. Скорее, так, для поддержания разговора, чтобы не молчать.
  - Не все ли равно, где помирать? - безразлично ответил Орех.
  Он специально напустил на себя безразличие, изображая человека, покорного, готового ко всему. Однако, чувства нейтрала были обострены. Не смотря на всё возрастающее ощущение опасности, Орех старался прислушаться к своим чувствам и понять, как действовать дальше. Получалось слабо. Конечно, выживание в Зоне требовало от сталкера развитой интуиции, которую японские самураи именуют 'гоку-и' - шестое чувство или 'сакки' - чувство опасности. Однако, это была настолько тонкая сфера, что у Ореха она иногда молчала, как сейчас, например, чему последний был совсем не рад. Впрочем, интуиция также внезапно просыпалась, давая нейтралу заряд к активному и плодотворному действию. Возможно, потеря чувствительности в таком аспекте давала какие-то другие преимущества, например, расширение в технической оснащенности, но для нейтрала в данном случае это не играло роли. Все гаджеты всё равно 'зашитые рты' забрали. Поэтому оставалось, напустив на себя безразличный вид, пошире открыть уши, и стараясь не привлекать особого внимания, зыркать по сторонам в поисках возможности улизнуть.
  Но по дороге убежать не удалось. Конвой остановился ворот, вделанных в высокий бетонный забор. Металлическая створка чуть открылась и пленников бесцеремонно втолкнули внутрь. Орех с Рыжим оказались в коридоре, который, как потом выяснилось, являлся проходом между скамеек невысокого - в семь рядов - амфитеатра. В центре была арена, которая представляла собой забетонированную яму метров пять глубиной с относительно пологими склонами.
  'Отсюда и название места' - мелькнуло в голове Ореха.
  Впрочем, иного и не ожидалось.
  Нейтрала с припятцем прикладами загнали в яму, достаточно бесцеремонно спихнув на дно. Скатившись по стене Орех тут же вскочил на ноги и попытался выбраться. Но склоны были сконструированы так, что позволяя не разбиться в случае падения, тем не менее, не предоставляли возможности выбраться без посторонней помощи.
  - Ну, пора глотнуть колесики, - пробормотал Орех. - Или не пора?
  Нейтрал не помнил, как быстро начинают действовать препараты. Он даже не был уверен, говорил ли Мокрец об этом или нет. Орех уже полез в карман за таблетками, даже распаковал и зажал в ладони, готовясь поднести ко рту, но почувствовал, как кто-то тянет его за рукав. Это был Рыжий.
  - Чего тебе? - сердито обернулся к напарнику нейтрал и обомлел: трибуны заполнялись народом. Что-то зловещее было в этом безмолвном движении людей. Фигуры, сплошь одетые в защитные комбинезоны, головы спрятаны под шлемами, лица за масками. Бойцы группировки 'Зашитые рты' тихо, как призраки, расселись по лавкам. Ни одни звук, кроме шума ветра, шелеста ветвей деревьев, растущих в округе и карканья ворон, не сопровождал весь процесс наполнения амфитеатра. Ни словечка, ни кашля, ни стука не было издано этими людьми. Не звякнул металл, не щелкнул затвор. Только шуршание одежды сопровождало весь процесс рассаживания. Будто и не люди это вовсе были, а бестелесные невесомые существа.
  При виде всего этого, Ореха обуяла жуть. Он пристально смотрел на рассаживающихся вокруг ямы людей, пытаясь найти хоть признаки жизни в этих наряженных фигурах: хоть голые руки или открытые глаза. Но взгляд всякий раз натыкался на перчатки или темные очки. Ужаса нагоняло ещё и то, что человекообразные фигуры двигались, размеренно, будто куклы, с не очень развитым процессором, следующие заданной программе. От этого всего создавалось ощущение какой-то искусственности. Будто в компьютерную игру играешь и видишь несколько десятков ботов.
  - Блин, на 'Янтаре' и то не так страшно было с их снорками и зомбями, - пробормотал Орех и ему захотелось сделать хоть что-то, чтобы разрядить обстановку. Потому что стоящим рядом с нейтралом Рыжим овладело, похоже, та же странная смесь ужаса, апатии и покорности тому, что должно случиться.
  - Что молчим, почтенные! Али язык проглотили, - завопил Орех во всё горло, обращаясь неизвестно к кому. - Ставки-то делать будете или как чурбаны сидеть станете, етишкин корень? Бои обещают быть интересными!
  Но фигуры на лавках даже не шелохнулись. Ни одного движения не прошло между ними. Вдруг раздался звук, как будто включили громкоговоритель. Вслед за этим зазвучал искусственный голос.
  Уважаемые члены славного воинского формирования, элитнейшего во всей Зоне клана 'Зашитые рты', перед вами два преступника, которые вторглись на нашу территорию и убили наших с вами братьев. Сейчас они понесут заслуженную кару, но при этом развлекут нас. Сами знаете, жизнь в Зоне довольно скучна, а служба хоть и почетна, но рутинна...
  Голос продолжал говорить. Произносящего казенные слова видно не было. Однако Ореху казалось, что это вещает именно Шершень. Впрочем, судя по интонации, совершенно точно, что излагал один из 'Зашитых ртов'. У нейтрала в очередной раз возникло ощущение нереальности происходящего. Словно его засунули в какую-то дурную сетевую игру, сделали частью сценария и теперь обыгрывают сюжетную линию с его участием. Но вот монотонная речь закончилась. Наступила тишина. В амфитеатре произошло движение. Люди на скамьях зашевелились, передавая друг другу что-то. Орех не мог рассмотреть что, да ему и не было особенно это интересно. Он зевнул. При этом рука приблизилась ко рту, будто прикрывая его из вежливости. Но на самом деле нейтрал таким образом принял нужные ему препараты - гормональный и тонизирующий. Быстро проглотив таблетки, Орех прислушался к себе.
  'Как бы не было поздно' - мелькнула в голове мысль, вызвав лёгкий страх.
  Ведь когда таблетки начинают действовать и когда их действие вступает в полную силу, Орех не помнил или не знал.
  - Да свершится правосудие, братья! - Возгласил на одной интонации голос. - Выпускайте первых бойцов!
  - Если люди, - дерёмся без оружия. Но бить на поражение - распорядился Орех.
  - А это смотря какие люди, - возразил Рыжий.
  Его спина уже касалась лопаток нейтрала. Боец клана 'Припять' по собственной инициативе без напоминания взял на себя контроль той полусферы пространства, которая была вне поля зрения Ореха. А значит Ёж был весьма неплохим инструктором. Или хорошим администратором, привлекающим хороших тренеров. Или Рыжий до вступления в свой клан, уже владел подобными знаниями. На всё это Ореху было наплевать. Главное, чтобы его спина была прикрыта. Остальное не столь важно в данном случае.
  Меж тем Шершень продолжал вещать также громко и монотонно, видимо, поясняя присутствующим, кто будет драться против пришлых сталкеров:
  - Эти бойцы - братья из наших рядов, которые совершили разные нетяжелые проступки. И теперь они должны искупить кровью свои провинности! Начинайте!
  В яму столкнули первых противников. Это были мужики около тридцати лет каждый, которые являлись, несомненно, членами господствующей тут группировки, точнее, её штрафниками. Понимание этого приходило, как только взгляд падал на их лица, которые были бледные, но не изможденные. Просто солнечный свет почти не попадал на кожу и ветер не касался их скул и щёк. Губы каждого из противников плотно сомкнуты и перехвачены металлическими скрепками. Торсы нападающих были обнажены, являя окружающим не слишком привлекательное зрелище не слишком развитых мышц и подобвисших животов, обтянутых бледной кожей. Противники вооружены не были, что радовало Ореха. Это означало, что припрятанные до поры ножи раньше времени демонстрировать не придётся. Нейтрал испытал удивление, когда, перед тем, как отправить их с Рыжим в яму, конвоиры даже не обыскали обречённых.
  Оказавшись на дне ямы, штрафники почти сразу бросились в атаку, стараясь растащить Ореха и Рыжего в стороны и не дать им возможности выстроить защиту.
  Первого 'своего' - коренастого и кривоного - нейтрал встретил ударом ноги в пах, а потом добавил летящему по инерции телу коленом в ребра, отшвырнув его в сторону. Второй - среднего роста, широкоплечий малый с высоким лбом интеллектуала и тяжелым волевым подбородком, - получив носком берца в ребра, отскочил подальше, держась на почтительном расстоянии от ног Ореха и прижав ладонь к пораженному месту. Сталкер быстро обернулся. Рыжий, похоже, разошелся со своими противниками с тем же счётом: один корчился на бетоне, второй держался на расстоянии пары метров.
  - Ну что, с почином, молодой? - съехидничал Орех.
  - И тебя, старикашка, - парировал Рыжий. - Этих ушлёпков ушатаем быстро. Главное, чтобы им подмогу не опустили.
  - Эти могут, - подтвердил нейтрал. - Дыханье береги.
  Пока они разговаривали, сбитый Орехом с ног 'зашитый рот' пришёл в себя и поднялся. Теперь он оценивающе глядел на нейтрала, прикидывая дальнейшие действия.
  - Бой до смерти! - Провозгласил монотонный голос. - Если бойцы не смогут продолжать, их пристрелят или скормят мутантам в зоопарке.
  Это замечание внесло оживление в ряды штрафников. Те, что стояли напротив Ореха переглянулись, а затем оба разом ринулись в атаку. Нет, один - коренастый - чуть раньше. При этом он присел, слегка нагнулся вперёд и расставил пошире руки, уходя нейтралу в ноги. Движение было настолько внезапным, что сталкер 'зевнул' его начало. Следовало отступить, но позади стоял Рыжий, который также мог попасть в захват коренастого. Все, что успел сделать Орех, - бросить снизу вверх обутую в тяжелый берц ногу, чтобы попасть хоть куда-нибудь и сбить атакующий напор. Но штрафник, похоже, был готов к этому развитию событий и удар, пришедшийся в район его живота, не произвел на коренастого никакого впечатления. Нарушая все каноны, Орех шагнул вперед, навстречу налетающему противнику, перенося вес тела на едва коснувшуюся земли ногу. Коренастый врезался в нейтрала всей массой своего тела и Ореха подбросило вверх. Оказавшись на плече противника, мужчина понял, чего тот добивался. Сомкнув свои ручищи на ногах сталкера, 'зашитый рот' попытался прогнуться и перебросить Ореха через себя классическим приемом греко-римской борьбы. Но тот просто так не дался, опустив свой немаленький кулак на спину противника прямо промеж лопаток. Видимо хорошо попал, потому что штрафник зарычал и выпустил Ореха из рук. Нейтрал рухнул спиной на бетон. Упал не удачно. Удар выбил из его легких воздух, заставив судорожно сжаться и вынудив потерять драгоценные секунды. В этот момент налетел второй противник и попытался сходу врезать лежащему Ореху ногой в голову. Он замахнулся, как делают футболисты, пытаясь ударить пыром по мячу. Нейтрал не успевал подняться или, хотя бы откатиться, разорвав дистанцию. Все, что он смог - это подставить под удар руки. Ботинок воткнулся в предплечье почти под прямым углом. Руку дёрнуло так, будто по ней ударили ломом. Орезх зашипел от боли и попытался встать, пока его штрафник готовился ударить повторно. Но сверху упал коренастый и, прижав нейтрала к земле попытался сесть ему на грудь, вероятно чтобы задушить. Даже руки к горлу Ореха потянул. Сталкер, понимая, что силы на исходе, дёрнулся, пытаясь сбросить оппонента. Нейтрал не был специалистом рукопашником и не готовился к затяжным схваткам. Он умел драться, но кулачный бой с тренированными бойцами в формате 'один против нескольких' никогда не планировал. Сталкер начал паниковать, понимая, что зря понадеялся на фармакологию и уже начал подумывать, как бы извернуться и извлечь из-за голенища нож...
  Но тут, словно что-то внутри Ореха взорвалось. Он почувствовал громадный прилив сил и ждаже испытал нечто вроде эйфории от такого 'подарка'. Одно движение, и сидящий на груди штрафник взлетел на полметра вверх и покатился на земле. Напарник нападающего напоролся на кулак вскочившего на ноги нейтрала и рухнул навзничь. Насевшие на Рыжего противники также разлетелись в стороны в результате активных действий почувствовавшего будто второе дыхание Ореха. Он чувствовал, как его тело буквально разрывает неизвестно откуда взявшаяся энергия. Она бурлила в мышцах, словно горный поток, заставляя кровь бежать быстрее и стучать в висках, она застилала красным глаза и наполняла Ореха такой неистовой яростью, словно в него вселилась тысяча берсерков.
  - Давай ещё! - Заревел нейтрал.
  И от этого рёва, казалось, содрогнулись трибуны. Во всяком случае, в рядах зрителей произошло шевеление. Даже Рыжий отшатнулся в страхе.
  - Давай еще, всех порву!
  Орех уже не помышлял о бегстве. Все его естество переполняла бешеная мощь, которая требовала выплеска, боя! Он жаждал драки! Причем нейтралу было наплевать, сколько противников - двое, трое, пятеро. Он готов был рвать всех, кто встанет у него на пути.
  Раздался скрежет. Сталкер обернулся. К нему и Рыжему боком, что характерно для этих мутантов, скакали два снорка. Откуда взялись в яме эти твари, Орех не знал. Впрочем, ему было на это наплевать. Нейтрал знал, что с мутантами справиться для него проблем не составит. Секунда и один из снорков с рычанием прыгнул вперед, стремясь сбить Ореха с ног. Но тот уклонился и принял тварь на нож, который всё-таки извлёк из-за голенища. Мутант захрипел пропоротым горлом и рухнул к ногам нейтрала. Следующего снорка сталкер просто пригвоздил к бетону, вогнав твари нож в затылок. Мутан умер, не успев осознать этот факт, лишь его конечности ещё скребли по шершавой пыльной поверхности, пытаясь двигать уже мертвое тело к врагу. Орех, удивляясь сам себе, с легкостью извлек клинок из головы снорка и, поставив на мёртвое тело ногу, как охотник на свою добычу, горделиво подбоченился.
  - Маловато будет! - крикнул он ни к кому не обращаясь. - Давай ещё! Четверых снорков, жарку вам в задницу!
  Краем уха Орех услышал, как удивленно и испуганно хрюкнул Рыжий.
  - Ты с дуба рухнул? - услышал нейтрал голос напарника. - Мы не справимся!
  С двумя справились, справимся и с четырьмя, - отрезал Орех.
  - А вдруг они кровососов выпустят?
  - Стольких им не прокормить, даже если они их в клетках держат, - уверенно возразил нейтрал. - Вот увидишь, это будут наверняка плоти. По-любому, одна твоя, остальные - мои.
  Действительно, за спинами сталкеров раздался скрежет. Орех с Рыжим оглянулись и увидели, как из открывшейся дыры в стене ямы вывалились четыре псевдоплоти. Они, захрюкав, бестолково заметались по арене, оббегая людей по широкой дуге и стараясь держаться от них подальше. Но очень скоро, мутанты поняли, что стоящие неподвижно перед ними двуногие не вооружены теми странными грохочащими палками, которые плюются огнем и приносят боль, страдание и смерть. Твари замерли, словно раздумывая, что делать или бесшумно совещаясь друг с другом, согласуя дальнейшие действия. Затем повернулись к сталкерам своими тупыми рылами и дружно, стадом, бросились на людей.
  Орех не стал задерживаться и, рванувшись вперед, сам атаковал псевдоплотей. Он, как и говорил, взял на себя трёх мутантов, оставив одного на попечение Рыжего. Нейтрал двигался с умопомрачительной скоростью, находясь, казалось, одновременно, в нескольких местах. Мутанты тупо тыкались рылами и били своими рудиментированными копытами в те места, где Ореха уже не было. А он успевал везде, подрезая поджилки на лапе то у одной, то у другой твари. Меньше чем через минуту три псевдоплоти валялись на бетоне и истошно хрюкая, пытались двигаться на искалеченных конечностях. Сноровисто орудуя ножом, нейтрал добил поверженных противников и обратил внимание на Рыжего, на растерзание которому остался всего один мутант, притом самый хлипкий. Но напарник со своей задачей явно не справлялся. Он молча, кривя от боли и страха губы, пятился назад, судорожно размахивая перед собой ножом, зажатым пальцами левой руки. Правая рука висела плетью, с распоротого предплечья стекала кровь.
  - Хреновый у меня напарник, - прорычал себе под нос Орех, заходя на атаку.
  Ему и в голову не пришло оставить Рыжего на произвол судьбы. Тем более, тот был ранен и не мог оказывать эффективного сопротивления, не говоря уж о полноценном бое. Орех понимал, что ему и в дальнейшем, пока они в связке, придется прикрывать припятца. Но нейтрала волновало не это. Запала хватит на обоих. Главное, чтобы действие препарата не закончилось раньше, чем весь этот спектакль.
  Догнав последнюю псевдоплоть, Орех сходу всадил ей нож в основание черепа, разом закончив этот фарс, именуемый поединком. После этого, мужчина развернулся к зрителям и взревел не своим голосом:
  - Ну, кто ещё, крысы? Кого ещё пришлете? Кабанов? Химер? Псевдогиганта? А может, сами спуститесь с вольными сталкерами перемахнуться?
  Нейтрал сейчас представлял собой сьтрашное зрелище. В порванной одежде, весь залитый кровью людей и мутантов, он стоял посреди импровизированной арены, подняв в воздух руку за зажатым в пальцах окровавленным клинком. Он ждал реакции, хоть какого-то движения или звука со сторон трибун. Однако зрителей молчание было ему ответом. 'Зашитые рты' сидели словно бездушные, неживые куклы. Никакой реакции. Будто не разыгрался прямо перед глазами всех сидящих кровавый спектакль, итог которого был жизнь сильных и смерть тех, кому не посчастливилось. Только ветер шумел в ветвях деревьев, да агонизирующий мутант скреб копытом по бетону у ног нейтрала.
  Но вдруг ситуация изменилась. Причем, разом и в корне. В поле зрения Ореха мелькнул какой-то продолговатый, цилиндрообразный объект, который летел в сторону трибун. Нейтрал, ещё не осознав, что это такое, сбил Рыжего с ног и, упав сам, постарался прикрыть себя и напарника тушей убитого мутанта. Грохнул близкий разрыв. Орех поднял голову из-за импровизированного укрытия, ныне посеченного осколками, и увидел, что граната из подствольного гранатомета (а это была именно она) взорвалась посреди трибун, разметав в стороны бойцов 'Зашитых ртов'.
  - Интересно, кто это? - вслух спросил Орех.
  Вопрос, впрочем, был риторическим, поскольку Рыжий ещё толком не осознал происходящего. Да и падение от толчка нейтрала слегка оглушило припятца. Однако ответ Орех получил.
  - Свобода вперед! - раздалось со всех сторон. - Эх, гробы подорожают!
  Среди скамеек трибуны взорвалась ещё одна граната, добив тех, кто был оглушен или ранен первым снарядом.
  'Выследили' - обречённо подумал Орех.
  Это была наиболее вероятная версия, потому что взяться 'Свободе' в этих местах было решительно не с чего. За нейтралом же числился довольно крупный должок, который, похоже, никто из группировки прощать не собирался. Не смотря на боевой пыл и ещё гуляющий в крови адреналин, нейтрал мгновенно прикинул свои шансы, в случае, если он сейчас не покинет базу 'Зашитых ртов' и как можно скорее.
  - Ходу, сталкер, - прошипел нейтрал Рыжему. - Делаем так. Я выталкиваю тебя из ямы, а ты мне кидаешь верёвку, ремень или что найдешь длинного. Берём двоих по комплекции похожих на нас и их оружие. Затем забиваемся в какой-нибудь укромный уголок, переодеваемся и валим отсюда. Я в Припять, а ты или со мной или по своим делам. Годиться? Рука позволит?
  Рыжий молча кивнул, глядя в глаза Ореху.
  - Тогда двинули.
  В этот момент началась стрельба. Стреляли, правда, в стороне, поскольку все, кто сидел на трибунах, были мертвы, контужены или прикидывались таковыми из чувства самосохранения. А где-то в глубине городка шел бой.
  Орех с Рыжим подбежали к стене, и нейтрал вытолкнул припятца на край ямы. Тот, удачно приземлившись, на удивление быстро нашёл лежащий на краю бетонной арены, неизвестно для чего предназначенный, шест, подобрал его и спустил конец Ореху. Нейтрал, сноровисто перебирая руками и ногами, быстро взобрался наверх, стараясь не нагружать раненого Рыжего. Оказавшись на краю ямы, сталкер огляделся. Рядом валялись несколько убитых. Орех, как и собирался, быстро осмотрел трофеи и, выбрав подходящую для себя и напарника амуницию, предложил тому переодеться.
  - Что, прямо тут? - удивился Рыжий.
  Пока бой откатился в другую сторону, а второй эшелон не подтянулся, самое время. И тикаем отсюда - ответил Орех, чувствуя, как сердце всё ещё бешено стучит, а боевая ярость клокочет в горле.
  Облачившись в довольно сносную амуницию, Орех с удовольствием вооружился превосходной штурмовой винтовкой G36. Это была великолепная машинка калибра 5,56 мм на совесть сработанная германскими оружейниками. Она обладала страшной убойной силой и была снабжена великолепной оптикой. Орех любил это оружие и в данный момент считал, что ему повезло, но в рейды предпочитал ходить с АКМ. Рыжий же взял себе итальянский помповый дробовик Бенелли, предпочтя его британской штурмовой винтовке Энфилд, чем вызвал немой вопрос в глазах Ореха, оставшийся, впрочем, без ответа.
  - Чувствую себя стервятником, - пожаловался парень, проверяя наличие боеприпасов в магазине.
  - А ты что думал? Сталкеры в Зоне частенько так и прибарахляются. Бывало и вовсе с разложившихся трупов снарягу снимали, - отмахнулся от душевных терзаний напарника более опытный Орех. Ему несколько раз приходилось уже так одеваться и вооружаться. - Проверь, есть ли патроны. Если нет, две минуты на поиск и сбор.
  Сам нейтрал сделал то же самое. Но ему повезло - и винтовка, и снаряжение принадлежали одному и тому же бойцу. Поэтому несколько дополнительных обойм, набитых до отказа патронами нашлись на поясе и в кармане разгрузки. Бывший владелец оружия был аккуратист и всё содержал в образцовом порядке.
  - Все, отчалили! - бросил Орех, видя, что Рыжий снял патронташ с одного из убитых 'зашитых ртов' и закинул снаряжение на плечо. - Ты со мной?
  - Пока да, - хмуро ответил припятец, натягивая шлем с воздушным фильтром.
  В подсумке, снятом с убитого, Орех обнаружил почти новый и почти целый наладонник. Только вдоль экрана прибора змеилась небольшая трещина. Сталкер довольно хмыкнул. Всё его снаряжение кануло в руках 'Зашитых ртов', поэтому данному трофею нейтрал был доволен донельзя. Включив гаджет, нейтрал быстро пробежал по функциям. Нашёл карту Припяти. Забил нужные координаты. Они оказались совсем недалеко - буквально через две улицы. Правда, это расстояние надо было ещё пройти. А в Зоне, как известно, прямая дорога не самая быстрая. Поэтому в свою очередь, натянув шлем с маской и фильтром, Орех двинулся в заданном направлении, возглавив маленькую колонну.
  
   Используя, как прикрытие, растительность, строения и складки местности, сталкеры выбрались из зоны боя. Стрельба осталась позади и, похоже, начала стихать. Кто победил в противостоянии и зачем 'Свобода' явилась в Припять для Ореха так и осталась загадкой. Впрочем, выяснять подробности и разгадывать эту тайну нейтрал желанием не горел. Кто бы ни победил, сталкер не желал попадаться на глаза ни тем, ни другим. Пока что ему и Рыжему удалось уйти. Припятец воспрял духом. В обнаруженной им на поясе одного из убитых, парень отыскал обезболивающие и обеззараживающие препараты, чем не замедлил воспользоваться, но уже на ходу. Места были незнакомые. Поэтому сталкеры шли не торопясь, поминутно озираясь по сторонам.
  
  Глава 7
  
   Мёртвый город внушал трепет и почтенье. Оказавшись тут впервые, оба сталкера испытали на себе тяжесть этого заброшенного людьми населённого пункта и той недоброй силой, которую источал здесь каждый камешек, каждая травинка, каждое зернышко оставшегося ещё кое-где асфальта. Город давил и подавлял. Обшарпанные стены ещё сохранившихся домов, торчащие словно обломки зубов громадного мутанта развалины строений, слепые, чёрные провалы окон, всё сочилось опасностью и одновременно притягивало, манило вольного ходока своей неизвестностью и таящимися в руинах приключениями.
  Путь, который проложил трофейный наладонник, пересекала россыпь электр. Аномалии, похожие на медуз, разбросали свои щупальца во все стороны и сердито трещали, разбрасывая вокруг себя снопы искр и запах озона. Ловушки находились очень близко друг от друга, и нечего было даже думать, чтобы пробраться сквозь их скопление без ущерба для себя. Сталкеры как раз только что пересекли Набережную улицу, которая отделяла городские кварталы от речного порта. Но, поскольку дальнейший путь перекрывало поле аномалий, пришлось поворачивать на северо-запад. Однако через двести метров путь Ореху и Рыжему преградила обвалившаяся высотка. Точнее, то, что должно было ею стать, если бы здание успели достроить в те далёкие времена развития мирной советской атомной энергетики. Нейтрал уже был готов лезть через развалины, но выяснилось, что эта груда битого бетона кишит крысами и утыкана жарками, в которые регулярно попадали изрядно подросшие на чернобыльской радиации серые грызуны. Пришлось обходить и это препятствие. Дальше на пути виднелся такой же недостроенный дом. Но в грудах стройматериалов, так и не ставших жилым строением, что-то так угрожающе-утробно ухало и тускло мерцало, что и здесь пришлось заложить хороший крюк для того, чтобы миновать новую преграду. Все это как нарочно заставляло всё больше отклоняться от маршрута, что изрядно бесило Ореха. Но он ничего не мог с этим поделать. Не лезть же, в самом деле, в аномалии, тем более, что время позволяло спокойно миновать возникающие помехи.
  Орех выругался вслух. Его беспокоило не то, что он не успеет к Диску. Волнение вызывало иное. Действие препаратов заканчивалось. На нейтрала всё сильнее накатывала слабость, кружилась голова, темнело в глазах. Посовещавшись с Рыжим, он решил взять западнее и обойти аномалии через территорию у кинотеатра 'Прометей' и стоящим за ним зданием музыкальной школы. Правда, по расчётам напарников, крюк получался ещё больше, чем планировалось, о чем не преминул высказаться молодой напарник.
  - И что? - прищурился Орех.
  - Ну, могли бы срезать по Курчатова.
  Сталкеры заспорили. Нейтрал недолюбливал открытых пространств, тем более в незнакомой местности. Рыжий наоборот утверждал, что на открытом месте будет безопасней.
  - Да, конечно, у нас есть шанс просочиться к намеченному месту. При этом мы минуем довольно широкую улицу Курчатова. А там, не забывай, вполне можно нарваться на патрули 'Зашитых ртов' или команды отлова пленных или что-то типа того. Может и на 'зашитых' не напоремся, по открытое место - это вполне очевидная вероятность получить пулю в затылок от снайпера, если там есть наблюдательные пункты, - давил аргументами Орех.
  С такими аргументами Рыжий не мог не согласиться и пожал плечами, признавая позицию старшего товарища.
  
  Смеркалось. По подсчетам Ореха уже должен был наступить вечер. В принципе, часы на трофейном наладоннике показывали семнадцать часов, но для сумерков было рановато даже с учетом времени года. Впрочем, в Зоне было не так, как везде. Могло стемнеть в час ночи и расцвести в полтретьего утра. Случалось и наоборот, какой-то участок Зоны вдруг окутывал мрак чуть ли не в четыре пополудни, да такой, что легендарная тьма египетская показалась бы лёгонькими сумерками.
  - Выйдем к магазину 'Радуга', который на углу Курчатова и проспекта Ленина и надо будет искать место ночлега - проворчал Орех. - Ночью в незнакомом месте шляться не стоит. А до 'Радуги' через парк нам от силы час ходу даже с учетом возможных неожиданностей.
  Рыжий был полностью согласен с ведущим. Его организм также требовал отдыха. После обезболивающего накатывала сонливость. Ему отчаянно хотелось спать. А в таком состоянии по Зоне уж точно бродить не следовало. Разумнее всего было забиться в какую-нибудь нору и поспать пару-тройку часов. Да и Орех был уже не в лучшей форме. Тонизирующий и обезболивающий препараты, что называется 'отпускали', а говоря нормальным языком, - заканчивали свое действие. Как и большинство таких средств, после мощного воздействия, следовало состояние в точности до наоборот повторяющее эффект, который давали принятые таблетки. Именно поэтому нейтралу срочно требовался отдых едва ли не больший, чем Рыжему. Поэтому первым опасность заметил припятец.
  - Стой, Орех, - зашипел Рыжий, замирая на месте и опустившись на одно колено.
  Сталкеры как раз в этот момент обходили кинотеатр 'Прометей' с севера. Лёгкой трусцой, постоянно оглядываясь, они пересекли площадь перед объектом культурной сферы, и миновали угол здания. Если бы не достаточно буйная растительность, которая победив уложенную ещё в доперестроечные времена плитку, устремилась вверх, нейтрала с припятцем уже давно бы заприметили возможные наблюдатели. Орех с Рыжим, крадучись, проскользнули между молодых березок и осин и теперь двигались вдоль стены здания кинотеатра. Сталкеры старались соблюдать меры предосторожности, держась в метре от сооружения, но не приближаясь к разросшемуся кустарнику. К тому же им периодически приходилось сверяться с детекторами аномалий, коих, по их представлениям в Припяти должно быть много. И в этот момент Рыжий сигнализировал об опасности.
  - Что такое? - насторожился нейтрал.
  - Там, - ствол дробовика указал куда-то за кусты.
  Орех вскинул автомат, приложил глазок оптического прицела к брови и глянул в указуемую Рыжим сторону. Там, раскинув черную мантию и поблескивая антрацитно-черном провалом клобука, плыл Харон. Или кто-то на него очень похожий. Мутант только на секунду мелькнул в промежутке изрядно разросшихся колчючих кустов, но сталкер узнал существо. Нейтрал вскинулся было, чтобы выйти навстречу старому знакомому, но спутник удержал его от этого шага.
  - Ты что, сдурел? Я вижу эту тварь впервые, и чувства безопасности оно не вызывает. Я отсюда чую, насколько это опасно. А чуйка у меня что надо. Пока ещё ни разу не подводила.
  Орех хотел было усомниться в утверждении своего спутника, памятуя события почти суточной давности на блок-посту 'зашитых ртов' но в этот момент их отвлекли от не начавшейся дискуссии.
  - Полностью разделяю мнение вашего друга - раздалось откуда-то снизу.
  Сталкеры дружно вздрогнули. Орех резко развернулся в сторону звука и едва не стрельнул на голос. Из окошка цокольного этажа на спутников смотрело сморщенное личико какого-то старикчонки. Его пытливые глаза внимательно изучали нейтрала и припятца.
  - Вы не из 'Зашитых ртов'? - спросил, меж тем, мужчина из подвала.
  - Как видишь, - грубовато ответил Орех.
  Он испытал внезапный страх от неожиданного появления на сцене нового персонажа и теперь грубостью пытался закамуфлировать это чувство.
  - Это хорошо, - ответил незнакомец. - Рекомендую спрятаться.
  - Зачем? - спросил Рыжий.
  - Вам с ним не справиться. Это очень опасный противник и слишком сильный даже для вас.
  - Где же прятаться? - спросил Рыжий.
  Орех оглянулся на Харона. Черный клобук маячил уже недалеко. Мутант не спеша, плыл среди кустов, приближаясь к сталкерам, но казалось, вовсе не замечал их.
  - За угол вернуться уже не успеем, - подтвердил нейтрал.
  - За угол и не надо. Прыгайте сюда, - пригласил незнакомец.
  - А ты, случайно, не излом, дядя? - усомнился Рыжий.
  - Как угодно, - обиделся старичок. - Я в спасители и не напрашивался. Тоже мне...
  - Но я знаю его, - Орех ткнул в сторону плывущего мутанта.
  - Это не тот, кого ты, как говоришь, знаешь. Это совсем иное существо, - возразил незнакомец.
  - Ладно, Орех, тикаем, - решил Рыжий. - Выбор всё равно невелик, да и времени уже нет.
  Нейтрал кивнул головой, соглашаясь, Оба сталкера по очереди полезли в подвал. Рыжий был первым. Следом, стараясь держать в поле зрения и подозрительно гостеприимного старика, и Харона, протиснулся Орех. Когда сталкеры оказались в помещении, старичок сноровисто прикрыл окно листом жести и закрепил его хитроумными защелками.
  - Здесь меня зовут Рата, - представился хозяин подвала.
  Сталкеры, не представляясь, огляделись. Они оказались в просторном, хорошо освещенном квадратном помещении с невысоким потолком. Кроме ряда запечатанных металлическими листами окон, в одно из которых проникли Орех с Рыжим, подвал имел ещё две двери, в тот момент закрытые. Помещение освещали четыре лампы, дававшие ровный жёлтый свет. Посреди подвала стоял стол, рядом с ним два стула, табурет, довольно неплохой, хоть и далеко не новый, диван. У противоположной от окон стены ютились стареньких холодильник 'ЗИЛ' и древняя электрическая плита 'Лысьва'. Около неё стоял газовый баллон. Слева от холодильника стоял шкаф, а рядом с ним стойка с оружием, в которой поились два дробовика, ружьё ТОЗ-12 и АКСУ. По левую руку и почти впритык - несколько армейских ящиков. Вероятно, с патронами или иной амуницией. Всё, больше ничего в подвале не было.
  - Скромненько ты устроился, Рата, - констатировал после беглого осмотра Орех.
  - Но со вкусом, - уточнил Рыжий.
  - Ну, как есть, - развёл руками хозяин подвала. - Чем, как говориться, богаты.
  - Давно ты здесь? - Орех слегка расслабился, увидев, что обе руки Раты одинаковые.
  - Да, - коротко ответил тот и уселся за стол.
  Хозяин подвала был личностью, прямо сказать, примечательной. Ростом ниже среднего, худ, если не сказать, тощ, но с виду не слаб, жилист. Лицо заостренное, удлиненная нижняя челюсть создавала именно такой эффект, глаза быстрые, бегающие, нос тонкий и длинный, кончик которого украшало родимое пятно. Череп круглый, лысый - волос почти не было, только на затылке несколько прядей. Одет просто - в старого, еще советского покроя, брюки, застиранную рубашку навыпуск, на которой кое-где не хватало пуговиц. Обут в берцы. Больше ничего на Рате не было, будто бы он находился не в Зоне, близ четвертого энергоблока, а у себя на даче или в домике лесника.
  Орех не зря разглядывал руки хозяина подвала. Сталкер всерьёз опасался, что перед ними излом. Про них говорили всякое, но никто не знал, что это за существа - то ли один из редких и опасных представителей мутировавшей фауны Зоны то ли вышедший из-под контроля результат эксперимента. Этот вид мутантов обладал довольно развитым интеллектом, экстрасенсорными способностями. Хуже всего было то, что излом, в отличие от контролера и бюрера имел почти полное сходство с человеком. Он даже одевался достаточно опрятно, чтобы его трудно было признать мутантом, и чаще всего имел вид старика, наряженного в потрёпанное пальто, потертые брюки. На ногах какие-нибудь разбитые ботинки, на голове - треух или видавшая виды шляпа. Внешнее отличие заключалось только в сильно удлиненной многосуставчатой правой руке. Впрочем, эту конечность мутант весьма искусно прятал в складках пальто или полушубка. При внешней щуплости изломы обладали громадной силой и вполне могли справиться с вооруженным человеком. А с учетом того, что эти твари предпочитали человечину и желательно свежую, то опасения Ореха были вполне оправданы. Очень часто в ловушку, устроенную изломом попадали даже опытные сталкеры, а о молодняке и говорить не приходится. К счастью, эти мутанты не были распространены в Зоне и, как и контролеры, предпочитали жить в одиночку.
  - Ты здесь один? - продолжал опрос Орех.
  - Да, один, - кивнул Рата.
  - Почему решил помочь?
  - А почему б и нет? По вам видно, вы честные бродяги, а не какие-то там зашитые, - пожал плечами Рата. И тут же спохватился. - Вы садитесь за стол. Жрать, небось, хотите? Чайку, давайте, поставлю.
  Он вскочил со стула и принялся метаться по комнате, собирая на стол. И как-то это у хозяина подвала так здорово получалось, что меньше, чем через минуту на столе стояла бутылка водки, три банки белорусской тушенки и одна - сгущенки, призывно поблескивали боками в свете лампы, несколько эмалированных кружек теснились на правой трети столешницы. Чайник подал голос с газовой горелки, что приютилась у плиты, указывая на то, что вода уже вскипела. На столе также оказалась нарезанная колбаса в алюминиевой тарелке, подсохший, но вполне съедобный на вид сыр и даже зелень - пучок петрушки, укропа и зеленого лука.
  - Ну ты богач, - изумился Рыжий. - Зеленуху откуда взял?
  - Да, друзья иногда подкидывают, - усмехнувшись, неопределенно ответил Рата, снимая чайник. Он достал из шкафа заварку, и через минуту в каморке терпко запахло чёрным чаем.
  - А чай-то у тебя крупнолистовой, - с завистью констатировал Рыжий, заглядывая внутрь своей кружки. В стремительно темнеющей жидкости плавали большие обрезки листьев.
  Молодой сталкер уже уселся к столу, воспользовавшись предложением гостеприимного хозяина, заняв, впрочем, табуретку. Стулья оставил для старших.
  - Я не спрашиваю, откуда все это, - хмуро заметил Орех.
  Восторги восторгами, но нужно быть внимательным и не расслабляться в незнакомой обстановке.
  - Я тоже не спрашиваю вас, откуда вы и куда идёте, - парировал Рата. - Просто подкрепитесь, переждите, пока пройдет Харон, и топайте себе дальше. Да и друг твой ранен, как я погляжу. Сталкеры ведь должны помогать друг другу. А спросят меня, - я вас не видел и вы меня, разумеется, тоже не видели.
  - Почему ты сказал, что Харон опасен? Я общался с ним недалеко от базы 'Свободы', - Орех намеренно не стал рассказывать подробности.
  Он не доверял этому странному человеку по прозвищу Рата. Что-то вызывало в сталкере очень сильное напряжение. Если Рыжий, едва осмотревшись, уселся к столу и принялся беспечно осматривать трофейное снаряжение, а теперь и вовсе уплетает угощенье, как на кухне друга семьи, то Орех никак не мог расслабиться. Да и прозвище что-то напоминало нейтралу. Вот только что, сталкер припомнить никак не мог.
  - Ты общался не с Хароном, - ответил Рата. - А точнее, не с тем Хароном, что сейчас за стеной. Ведь их несколько десятков особей и все они в основном сосредоточены в Припяти. Охраняют ЧАЭС и подходы к нему. Тебе на 'Янтаре' об этом не говорили или ты там не был?
  - На 'Янтаре' я не задержался, - коротко ответил Орех, не успев даже удивиться осведомленности хозяина подвала.
  - Странно. Харон - детище Мокреца. Он обычно всем хвастает, - как бы в задумчивости оборонил Рата. - Впрочем, разговоры разговорами, но подкрепиться с дороги совсем не лишне. Милости прошу к столу, гости дорогие. Впрочем, твой молодой напарник уже хавает, причем, раньше старших.
  - Подробности услышим? - Рыжий говорил невнятно из-за того, что его рот был забит тушенкой.
  Он дважды себя просить не заставлял. Быстро сориентировался, переместился с дивана к столу, вскрыл банку, сноровисто налил себе белого из бутылки. Дробовик, впрочем, поместил рядом.
  - А какие тут подробности? То, что вы видели, - это попытка создания универсального сторожа и охранника с функцией проводника. Создан он на основе мутанта, которого называют полтергейст. Фактически, - это и есть модифицированный полтергейст. Только в отличие от последнего у него более развит интеллект. Но это сделано за счёт некоторых способностей. Например, невидимости. В любом случае, зверюга получилась мощная. Только удержать под контролем Харона учёным с 'Янтаря' не удалось.
  - Как и результаты иных экспериментов, - заметил Орех, прихлебывая из кружки.
  - Да. Хоть Харон и более поздний проект, но результат один, - пожал плечами Рата. - Странные все-таки, эти учёные. Ничему их жизнь не учит. Сколько ни создали в Зоне всякого, ничего удержать не смогли. И бегает тут теперь много всякого в мире невиданного зверья.
  - Ага или летает, - хмыкнул Рыжий.
  Парень быстро освоился в незнакомой обстановке. Поняв, что опасность миновала, а хозяину подвала вполне можно доверять, он быстренько определился с дальнейшими действиями, продолжая бодро уплетать снедь, лежавшую перед ним.
  - Раз взялся кашеварить, тушню открывай не только себе, - хмуро зыркнул на него Орех.
  Ему не очень понравилась активность напарника. Уж больно тот расслабился. А с точки зрения нейтрала хозяин подвала не вызывал доверия ни на грош.
  - Кстати, Рыжий, - вдруг сказал Рата. - Твой начальник ведь Ёж, так?
  - Есть немного, - согласно кивнул парень, втыкая нож в крышку второй банки тушенки.
  - Тогда для твоего начальника малявка с воли имеется. От его сродственничков. Передашь?
  - А что я с этого буду иметь?
  - Доставь малявку, - узнаешь - отрезал Рата. - Мне с этого самому никакой выгоды. Так, по старой дружбе делаю.
  Сразу становилось понятно, что он Рыжему ничего не намерен давать.
  - Ладно - проворчал припятец, пододвигая открытую банку Ореху. - Давай свою малявку. Коли вернусь, - передам. А если не свезет, то не обессудь.
  - Когда соберётесь уходить, передам, - ответил Рата.
  - А что за странная группировка такая - 'Зашитые рты'? Я о них никогда не слышал. До Кордона доносились слухи о клане 'Монолит', который охранял якобы выросший в саркофаге четвертого энергоблока кристалл. Сталкеры поговаривали, что этот кристалл исполняет желание сталкеров, которые смогли добраться до него. А этот 'Монолит' типа религиозной секты, которая не подпускала к ЧАЭС бродяг и возвела этот кристалл в религиозный культ. Ты живешь не так далеко от станции. Может расскажешь, что тут твориться? Где 'Монолит' и кто эти 'Зашитые рты'?
  Ореху не то, что было очень интересна эта тема. Просто он считал, что чем молча сидеть, лучше получить информацию. Причём даже, если бы Рата сказал бы, что не в курсе происходящего, то это тоже было бы ответом на вопросы нейтрала. Но хозяин подвала не стал отнекиваться. И вот, что он рассказал.
  По словам Раты, кристалл, именуемый сталкерами Монолит или Исполнитель желаний, действительно, существовал. Была и группировка с аналогичным названием. Она имела структуру секты или религиозного ордена, в которой была вся присущая такому образованию иерархия - от служек и воинов до главного священника. Но однажды Монолит развалился. Как внезапно раскалывается зуб, который незаметно для хозяина точил кариес. Возможно, мысли сотен людей, стремящихся, хотя бы умственно, к Исполнителю желаний подточили его прочность, а может быть и что-то другое нарушило целостность кристалла. Так или иначе, но однажды он развалился. Делающий обход патруль 'Монолита' обнаружил осколки Исполнителя желаний и сообщил о происшествии руководству группировки. Было срочно созвано совещание руководителей подразделений, на котором подняли вопрос о том, что же делать дальше? Сообщать членам группировки от разрушении Монолита или не нужно? Мнения разделились. Одни были за огласку. Нельзя ведь держать такую важную новость в тайне от братьев по вере. Другие против, мотивируя свою позицию тем, что эта новость может внести разлад в умы членов клана, что приведёт к фатальным для группировки последствиям. В результате в 'Монолите' возник раскол, который привел к небольшой войне внутри секты. Победила партия тех членов, кто был за сокрытие факта гибели кристалла. Победители дали обет молчать и в знак этого зашили себе губы. При этом только руководители получили право на вживление специальных речевых приборов, которые давали возможность говорить без использования рта, как речевого аппарата.
  На резонный вопрос Рыжего, как же и через что зашитые принимают пищу, Рата пожал плечами. Этого он не знал и, по всей видимости, не особо этим интересовался. Но на вопрос Ореха, откуда он знает всю историю, да ещё и в таких подробностях, хозяин подвала странно замялся, затрудняясь с ответом.
  Нейтрал ждал. Даже Рыжий прекратил уничтожать снедь на столе и с интересом воззрился на Рату.
  - Ну, старики, - помявшись сказал тот. - Я просто был тогда в составе 'Монолита'. Если быть точнее, то командиром одной из боевых команд. Я же обнаружил лопнувший кристалл, я же был противником замалчивания этого факта. Но я был в числе немногих. Немногие за нами и пошли. В результате мы проиграли. Даже привлечение нами к внутренней сваре наёмников не спасло. Теперь уже меня, как командира группы не помнят. Да и некому почти помнить. Это было года три назад.
  - Это да, - вздохнул Орех. - Считай, целая вечность в Зоне.
  - Ага, - поддакнул Рыжий, вернувшись к увлекательному занятию очищения стола от еды. - Я, например в Зоне года два. Не больше.
  Рата пожал плечами.
  - Все мы, кто больше двух лет, считай ветераны, и хода на Большую землю нам нет больше. Вот и обживаемся, кто как может. Кто арендует номера у барменов и барыг, коих здесь расплодилось, как котов недавленых, кто находит себе избушку в месте, где потише.
  - А кто и выбирает жизнь бродяги, надеясь выбраться из этого замкнутого круга, - заметил Орех, погружая ложку в содержимое открытой Рыжим банки.
  - Кому что, - согласился Рата. - Вы можете передохнуть у меня пару-тройку часов. Харон всё равно не уберётся из этого квадрата раньше. Ему спешить некуда.
  Отлично, - с оптимизмом заявил Рыжий, перебираясь от изрядно опустошенного стола на диван. - Пару часов сна после приключений и сытного обеда не помешает.
  Орех только покачал головой. Наглости парня могли позавидовать даже самые отчаянные хамы. С тех пор, как Ёж назначил Рыжего руководителем группы, прошло не так уж много времени, но за этот период очень многое изменилось, и уже Орех был ведущим. Но припятец периодически позволял себе вести себя, как дембель, негласно разрешая Ореху исполнять роль духа. Впрочем, нейтралу это было на руку. В незнакомом месте он спать и не собирался, а хорошо отдохнувший напарник - весьма ценное явление.
  - А ты что? - спросил Рата нейтрала. - Спать не будешь? Диван хоть занят, но есть матрац в углу. У меня регулярно пережидают выброс бродяги.
  - А мне что-то не хочется, - ответил Орех. - Разгулялся, вероятно.
  И, конечно, соврал. В сон клонило так, что глаза сами закрывались, и картинка реальности перед взором расплывалась, подёрнувшись белесым туманом. Но нейтрал упрямо тряхнул головой и наваждение пропало.
  - Что, плохо тебе? - участливо спросил Рата.
  - Да есть немного, но спать все равно не буду.
  - Ты с химией осторожней. Если это пилюльки Мокреца или кого из других ученых, то трижды подумай, прежде чем их принимать.
  - А ты догадлив, - пытливо прищурился Орех. - Откуда ты Мокреца знаешь?
  Нейтралу в голову снова закралось сомнение. Слишком уж много имен, каких не должен знать, назвал этот заложник города мирных атомщиков.
  - Что смотришь? Дырку прожечь хочешь? - набычился вдруг Рата, разом растеряв все добродушие. - Не боись, не излом я, и не контролёр. Это Ёж болен идеей о том, что все группировки в Зоне находятся под руководством контролёров и даже лидеры нейтралов тоже в чём-то зомбированы. На самом деле это не так. Есть области, где эти мутанты доминируют и над людьми тоже, но их мало совсем, как и самих мутантов. А на окраинах Зоны, почитай, и нет совсем. И потом, контролёр - это тебе не стадный припять-кабан и не тупая псевдоплоть. Это, как и химера, штучный товар. Их создавали десятками. Но выжили единицы. Самые сильные. Но там, где есть Харон или слепень, контролеру, как и любой пси-твари, делать нечего. Потенциал разный, да и враги они друг другу.
  Рата замолчал, успокаиваясь. Видимо, длинная тирада истощила его злость, внезапно вспыхнувшую из-за поведения нейтрала.
  - Ладно, - виновато проговорил Орех. - Не злись. В Зоне сам понимаешь, доверяй, но проверяй.
  - Угу, - кивнул Рата и продолжил. - Я Ежа и Мокреца давно знаю. Ёж был когда-то в 'Свободе', а Мокрец и вовсе вольным сталкером начинал свой путь в Зоне. Пытался поначалу к 'Чистому небу' прибиться - экологию Зоны изучать, но что-то у них там не задалось с местными яйцеголовыми. Поэтому он перебрался на 'Янтарь'. А там уж развернулся во всю ширь своего интеллекта. Да и вопросы на 'Янтаре' не принято задавать.
  Пол подвала ощутимо дрогнул. На столе зазвенели кружки и миски. С потолка что-то посыпалось. Небольшой кусок штукатурки угодил Ореху по макушке. Не больно, но довольно чувствительно. Нейтрал выругался, стряхивая с головы остатки отделочного материала.
  - Что это у вас тут долбится? Кто-то пытается к тебе прокопаться? - спросил сталкер.
  - Да нет. Зашитые недавно приобрели старенькую САУ 'Мсту'. Теперь вот развлекаются.
  - Боеприпасы к ней, стало быть, тоже не забыли, - подытожил Орех.
  - Типа того, - отозвался Рата. - Вообще в Зоне оружия всякого стало невпроворот. То ли дело двенадцать лет назад, когда шарахнул самый первый выброс. Первые пару недель вообще все сидели на попе ровно и вояки в том числе. Потом, правда, вольные сталкеры, а за ними бандосы появились. 'Долг', 'Свобода', 'Ренегаты', наёмники и многие ещё другие подтянулись. 'Монолит', опять же один из первых. Но все воевали стрелковым оружием. Самое тяжелое - РПГ или его западные аналоги. Бывало, конечно, летали вертолеты, но это с Большой земли и закидывали десант. Ну, танки с повышенной радиационной защитой испытывали в боевой, так сказать, обстановке. Но это были единичные экземпляры. Из бронетехники максимум - бэтээр и то у 'Свободы' или у 'Долга' по одной-две штуки. А сейчас натащили всего. И как у них получилось в центр Зоны самоходку притащить, ума не приложу.
  - Денег, наверное, массу угробили, - пожал плечами Орех. - Да и удобно, наверное, под прицелом всю Зону держать. Они ж из центра, почитай в любую точку достать могут с той или иной степенью точности.
  - А ведь верно... - согласился Рата. - Вот сукины дети! Я и не додумался. 'Мста' же долбит как раз километров на двадцать пять - двадцать восемь! М-да-а-а... Фактически, до любой точки Зоны добить можно. Только до 'Периметра' пару-тройку километров не дотягивают. Только зачем им это?
  - Контроль? - спросил Орех.
  Задал вопрос так, для поддержания разговора. Его не особо интересовал ответ Раты. Но тот ухватился за тему мертвой хваткой.
  - Ну, десятком снарядов контроль не установишь. Вот, если бы самоходок была хотя бы батарея, да еще пару 'Буратин' или 'Солнцепеков', тогда можно говорить о контроле. А одна Мста, скорее, как фактор устрашения. Кулачком погрозить. Ай-яй-яй, мол, а-та-та сделаю.
  - Вариант - усмехнулся Орех. - Слушай, а тебя зашитые не трогают? Ты ж у них под боком почти живешь. Их база с крыши кинотеатра, думаю, хорошо видна будет.
  - Не, зачем я им? Они, если что, хватают молодых и крепких ребят. А я уже старый, ни для чего не годный. Так что сижу себе тихо, иногда по развалинам лазаю, артефакты собираю интересные. Барыгам захожим продаю или у тех же зашитых на жрачку и патроны меняю. Так что корысть у них во мне иная. Да и ходы я на ЧАЭС знаю, о которых уж никто не вспомнит.
  Рата встал, потянулся, взял со стола бутылку водки, уже располовиненую Рыжим. Покачал головой, оценив аппетиты молодого сталкера. Затем налил в чистые кружки себе и Ореху.
  - Давай выпьем, что ли. Не чокаясь. За дружков, с которыми пришли в Зону и которые тут и остались.
  Нейтрал взял кружку и одним движением бросил алкоголь в себя. В Зону он пришел один. Никаких друзей с ним не было. Но были те, с кем он сдружился здесь и кого потерял, кого навсегда поглотила Зона.
  - А с многими друзьями ты пришёл сюда? - спросил нейтрал у хозяина подвала, зачерпывая ложкой тушёнку из банки.
  Обратное действие препаратов пошло на убыль, и Орех чувствовал себя бодрее. Горячий крепкий чай поспособствовал улучшению настроения. К тому же, наконец, после нескольких часов драки и погони наступил покой, когда организм мог прийти в норму достаточную, чтобы Орех не свалился спать, как это сделал Рыжий, но только в менее подходящей обстановке. Бросив взгляд на напарника, Орех дал себе зарок на следующем привале поспать хотя бы на час дольше за счёт смены припятца.
  Между тем, Рата, решил ответить на вопрос нейтрала.
  - Нас было четверо, - после долгой паузы заговорил хозяин подвала. - Серёга Поляковский, он же Поляк, Витька Шульц, он же Доктор Ша, Васька Лампидевский, он же Лампа и я, Николай Грушницкий, он же Груша.
  При этих словах Раты Орех недоуменно дёрнул бровями, собираясь вставить комментарий, но видя какую-то истовую сосредоточенность собеседника, не решился прерывать его.
  - Так вышло, что сразу после первого выброса мы оказались в Зоне. Конечно, это получилось не случайно. Я, например, техник. Вместе с Доктором Ша мы занимались отладкой какого-то изобретения, не припомню уже какого, в лаборатории Х-15, на месте которой теперь бункер и заболоченное озеро, которое все зовут 'Янтарем'. Лампа и Поляк присоединились к нам почти сразу после выброса. Они строили бункер у Ростока и их не накрыло только потому, что оба оказались под эстакадой - ночевали после пьянки. Больше никого в ближайшем окружении из живых не осталось - всех уничтожила катастрофа. Нам четверым повезло - мы оказались в укрытии. А еще повезло в том, что недалеко от нас выбросом накрыло взвод радиационно-химической защиты. Те бойцы полегли все. Жаль мальчиков, но мы ничем помочь не могли. Мы проверили каждого из них, но ни у одного не обнаружили признаков жизни. Так вот, солдаты прибыли на двух машинах. Одна из них - БРМД, а вот другая - ВТС 'Ладога'. Классная такая гусеничная зверюга на шасси танка. Так вот, у нас возник спор, куда податься. Я и Лампа предлагали метнуться на 'Ладоге' к ЧАЭС, глянуть, что там случилось. Доктор Ша с Поляком заявили, что нужно на БРМД ехать к ближайшему блок-посту и сообщить о случившемся. Передать сообщение на большую землю мы не могли - радиостанции в обеих машинах были испорчены излучением выброса. Разделяться и следовать каждый своему маршруту не стоило. Все единодушно с этим согласились. После недолгих споров решили так: сначала на 'Ладоге' рвём к АЭС, смотрим, что там произошло, а потом возвращаемся сюда, и, если в 'Ладоге' не остается горючки, пересаживаемся в БРМД и едем до ближайшего блок поста. БРМДэшка, хоть и защищена хуже, но на колёсах всё шустрее. Встретим первых военных или кого-то из аварийщиков, доложим о произошедшем. Как-то так. Мы пересекли абсолютно пустую Зону, - ни мутантов тебе, ни аномалий, - и спокойно, без приключений добрались до станции. Никто из нас не бывал на ней доселе. Решили погулять внутри, тем более, что в 'Ладоге' обнаружились костюмы хим и радиационной защиты. Ну, мы их напялили, взяли в руки автоматы - так, на всякий случай, - и отправились на экскурсию. Бродили недолго. Почему-то вышли к Монолиту сразу. Лично меня поразило то, что громадный кристалл смотрелся совершенно чуждо посреди этого нагромождения ломаной мебели, разбитых пультов и прочего такого. Мне он напомнил гигантский кристалл аметиста, только черный и возвышался в машинном зале настолько величественно, что его иначе как с большой буквы называть язык не поворачивался. Я не знаю, кто что говорит о Зове...
  - Что за Зов? - Орех не выдержал. Спросил.
  То, что рассказывал Рата, было для него удивительно и непостижимо. Он, как и каждый сталкер, слышал от ветеранов легенды о Монолите. Одной из таких легенд был Зов. Его, якобы, слышал в голове каждый бродяга, который пришёл в зону с целью найти Монолит и стремился к нему чтобы загадать желание. По легенде, этот Зов, услышав единожды, преодолеть было уже не возможно и сталкер, словно загипнотизированный шёл к кристаллу, а чаще всего - навстречу своей гибели.
  - Зов, - это замануха Монолита, - ответил Рата. - Некий пси эффект, который гипнотизирует человека и создает у него непреодолимое желание добраться до искомого места. Но чаще всего Зов приводит сталкера к его смерти, потому что в попытке добраться до цели он презирает какие-либо опасности, а проще говоря, - прёт напролом. Лично я, как сказал уже, никогда не слышал никакого Зова. Никто из моих ребят тоже. Так что был он или нет, - не знаю. Мы просто одновременно подошли с четырёх сторон к кристаллу и коснулись его руками. Это желание не принадлежало мне. Оно было словно бы подсказано кем-то.
  Рата замолчал, переводя дух. Затем плеснул себе из бутылки в кружку и выпил, закусив куском ржаного хлеба. Видимо, непросто ему давались воспоминания. А, может быть, просто в горле пересохло. Проглотив, хозяин подвала продолжил изливать душу Ореху:
  - Мое сознание в тот момент вдруг расширилось. Я перестал ощущать себя, зато ощутил Монолит и всю Зону целиком. Это невозможно передать совами. Я почувствовал каждую частичку Зоны, каждую зарождающуюся аномалию, каждого просыпающегося мутанта. Это было потрясающе, восхитительно, изумительно! Ты себе и представить не можешь, что я испытал! Наркотический кайф или первый в жизни настоящий оргазм по сравнению с этим просто ничто! Так, повседневная ослабленная регулярностью и постоянством эмоция. Далее нам было сделано предложение, от которого никто из нас не смог отказаться. Монолит предложил власть. Зона для нас, четверых, становилась безопасным и весьма доходным местом. Уже тогда мы понимали, что то, что называют ныне Зоной - смертельно опасная территория. И здесь разгораются такие страсти, что ни в одном спектакле не увидишь! Но мы четверо с того момента могли шастать по Зоне как и куда угодно. Аномалии на нас не срабатывали, мутанты нас не трогали, пси-поля на нас не воздействовали. Первые артефакты попали к учёным через нас. Самые 'вкусные' артефакты шли на Большую землю тоже через нас. И мы же, когда излишне любопытных сталкеров стало в Зоне слишком много, организовали группировку 'Монолит'. Мы создали не только боевой клан, охранявший наши секреты и Монолит в придачу, мы создали целую религию, культ, если хочешь! Мы, четверо, и никто другой! Очень быстро мы стали богатейшими людьми Европы, если не мира! Мой валютный счёт в одном из европейских банков составляет семь нолей и деньги, лежащие на этом счету, никогда не 'сгорят'. Но я ничем этим воспользоваться не могу, потому что я никогда не выйду отсюда. Такой договор с кристаллом мы заключили. Он нам богатство и могущество, но в рамках Зоны, а мы охраняем Монолит от любопытных и жадных. Конечно, иные прорывались и даже высказывали свои желания, но их было крайне мало. Не больше десятка за все время существования Зоны.
  На диване заворочался и что-то беспокойно забормотал Рыжий. Парень засучил ногами и судорожно сжал цевьё дробовика, который не выпускал даже во сне.
  - Не стрельнёт? - забеспокоился Рата.
  - Да нет, не должен, - пожал плечами Орех.
  Он приметил, что Рыжий поставил оружие на предохранитель. Успеет припятец переключить оружие в режим стрельбы, при необходимости или нет, нейтрал не знал. Но был уверен, что с первым натиском опасности сумеет справиться сам.
  - Ты рассказывай дальше, не отвлекайся, - предложил сталкер хозяину подвала.
  - А дальше было, как обычно. Заключив соглашение с Монолитом, мы вернулись к 'Ладоге' и обнаружили там четыре предмета: АКСУ, бронежилет 'Сева', блестящий болт и магазин для автомата Калашникова. Каждый из предметов лежал на том месте, где сидел кто-то из нас. На месте механика водителя лежал АКСУ. Он достался мне. Вон стоит, в пирамиде. Поляку - болтик. Доктору Ша бронежилет, а Лампе магазин. Мы тогда не поняли к чему это, но оказалось, что автомат почти невесомый и не дает отдачи при стрельбе. Магазин, стоит его извлечь и вставить обратно, снова пополнялся патронами по самую железку. Как? Не знаю! Болт указывал любую аномалию в пределах радиуса пятидесяти метров. Его даже кидать не надо было. А, если и кидали, то он возвращался к владельцу. Опять же не знаю, каким образом. Просто надо было сунуть руку в карман и вот тебе болт. 'Сева' не пробивался ни одним видом оружия, вплоть до тридцатимиллиметровых пушек. Даже переломов и ушибов, обычных в таких случаях, носитель того броника не получал! Но о свойствах всех этих вещей мы узнали позже, когда начали их применять. А пока мы старались спешить к ближайшим блокпостам, чтобы донести до человечества о появлении Зоны. Но этого не потребовалось - над АЭС появились военные вертолеты с десантом. Дальше ты, наверняка, знаешь. Все военные операции провалились, вояки разных стран потеряли до дивизии войск, свключая личный состав, технику и оборудование.
  Рата замолчал и как-то странно усмехнулся.
  - Разумеется, все блага были не за так. Мы заплатили свою цену. Немаленькую. Теперь мы навсегда оставались пленниками Зоны. Но не только мы были в ней, но и она в нас. И только, если она расширялась, мы могли выходить за её старые границы беспрепятственно. В противном случае нас ждала неминуемая смерть.
  - Так значит, выход за Периметр вам заказан? - уточнил Орех.
  - За Периметр? - снова усмехнулся Рата. - А кто тебе сказал, что Периметр является границей Зоны? Человек не в силах установить её точные границы. Только условные.
  Орех внимательно слушал исповедь человека, невольно, но с удовольствием ставшего пленником Зоны. Он не слышал в слова Раты ни сожаления, ни тоски по Большой Земле, ничего. Только, возможно, сожаление о том, что Золотой век этого ноосферного образования минул. И, скорее всего, больше не вернется.
  - Мир меняется, - продолжал Рата. - Зона уже не та. Много новых аномалий, артефактов, мутантов, один страшнее другого. Люди не те. Нет романтики, есть желание срубить бабла.
  - А раньше не было? - саркастически заметил Орех.
  - И раньше было, - с печалью улыбнулся Рата. - Люди всегда хотят денег и власти. Были даже желающие из учёных взять под контроль Монолит. С его и нашего попустительства, конечно. Мы бы могли уничтожить этих яйцеголовых в считанные секунды, но кристалл не позволил. У него были свои планы на этих умников. Он хотел узнать больше об окружающем Зону мире. Он дал им возможность подключиться к нему. Даже показал, как это сделать. - Рата хохотнул. - Глупцы. Они решили, что теперь держат Зону за яйца. Но Монолит сыграл на их тщеславии и самоуверенности. В конце концов, он пожрал их души, высосал разум.
  - А что потом случилось с твоими товарищами?
  - Поляк с Лампой сейчас работают на зашитых ртов. Они там что-то типа сторожей местной тюрьмы. Ты мог их встретить, там, если проходил через те места. Они оба попали в какую-то пространственную воронку и не могут покинуть этих мест. Я ничем не смог им помочь. Без Монолита мы бессильны влиять на Зону, хотя некоторые качества, всё-таки, сохранили.
  При этих словах Орех вздрогнул, вспомнив амбала со стариком, которых видел всего пару часов назад.
  - Груша погиб за пределами Зоны. - Рата вздохнул, о чем-то сожалея. - Он тронулся умом и заявил нам, что уходит домой. Больше я о нем ничего не слышал. В Зоне с ним случиться ничего не могло, значит, он ушёл за её пределы, на верную смерть.
  - А может бродит где-то на севере или западе? - предположил Орех. - места там не хоженые до сих пор.
  - Нет - покачал головой Рата. - я бы его почувствовал. Мы все друг друга ощущаем. Вся наша четверка. Так что пока есть Зона, пока есть Монолит поддерживающий ее и являющийся как бы ее проводником из ноосферы сюда, или хотя бы, остатки Монолита, то мы трое будем жить в том или ином виде.
  - Но Монолит же разрушился. Ты сам говорил, - удивлению Ореха не было предела. - Как же вы живы? Как же существует Зона?
  - Может он разрушился, но его части находятся здесь, в Зоне, - возразил Рата. - Поэтому мы тоже ещё здесь. И как только последняя частичка исполнителя желаний пропадет из Зоны, исчезнем без следа и мы.
  - То есть вы те самые призраки Зоны? - Орех тут же вспомнил многочисленные легенды и байки, что рассказывались на сталкерских стоянках и у костров, о подобных сущностях.
  - Нет, мы не призраки. Мы во плоти и крови. Но мы привязаны к кристаллу и существуем до тех пор, пока существует он или хотя бы его часть.
  - Тогда как же вы исчезните, если пропадет последний кусок кристалла?
  - Я этого не знаю, - покачал головой Рата. - Это одна из загадок Зоны и я не берусь её разгадывать.
  - Хм... - Орех покачал головой.
  Судьба и нужда толкнула его в Зону. Но Орех - обычный рабочий мужик из Тамбова - всегда воспринимал её как очень опасное место, где зарабатывают деньги. Большие деньги. Иногда и очень большие. Однако в понимании нейтрала это было сродни условиям Крайнего севера, соленых копей полуострова Мангышлак или БАМа. То есть некая территория со сложными условиями, где люди зарабатывают деньги. Орех всегда старался держаться на окраинах и не лезть в самую гущу событий. Собирал себе артефакты на продажу, постреливал мутантов на заказ, водил желающих пощекотать нервишки или экологов, пару раз сопровождал партии грузов. Но и всё. Вглубь Зоны не совался, секретные полузабытые лаборатории не вскрывал, за сталкерскими кладами не охотился. В общем, работал он в Зоне, а не романтику с приключениями искал. Потому и жил дольше многих. Но теперь ему выпал шанс коснуться чего-то непонятного, узнать что-то, в некотором роде интересное, даже запретное. Но Ореху, опять же, это было не очень интересно. Рыжий, наверняка, слушал бы открыв рот и выпучив глаза от удивления и восторга. Орех же все эти таинства и чудеса воспринимал под призмой возможного использования к своей выгоде.
  - Слушай, а осколки Монолита, они только в саркофаге четвертого энергоблока? - спросил нейтрал.
  - Не знаю - пожал плечами Рата. - Говорят, какие-то фрагменты свободно путешествуют по Зоне. Я говорил уже, что Монолит обладает своей волей и возможно, разрушение кристалла - физической, так сказать, оболочки - это какой-то замысел Монолита.
  - Возможно, - пожал печами Орех. - Я - простой сталкер мне не досуг задумываться над такими материями. А скажи, откуда у тебя возникло это погоняло - Рата. У тебя же другое было.
  Хозяин подвала опустил глаза, поджал губы и, казалось, напрягся. Сидел так минут пятнадцать. Ореху даже почудилось, что фигура старого сталкера в какой-то момент вдруг потеряла чёткость и подёрнулись рябью, будто не очень хорошая голограмма из фильма про звёздных рыцарей-телепатов. Но через мгновение эффект пропал, будто и не было. Наконец Рата вышел из своего ступора, все также не поднимая глаз дотянулся до бутылки и налил себе, не предлагая Ореху. Взял кружку в руки и также молча выпил.
  - Ты знаешь, кого называют крысами? - наконец хозяин подвала поднял глаза на гостя.
  - Обычно, тех кто ворует у своих, - ответил Орех, ковыряя тушенку в банке. - Это погоняло пошло из уголовной среды.
  - Рата - это по-немецки, крыса.
  - Я так и понял, а почему тебя-то так назвали?
  Рата тяжело вздохнул. Ему явно была неприятна эта тема, но он, почему-то, решил продолжить разговор. Возможно, что-то чувствовал, а возможно, потому что устал от одиночества.
  - В какой-то момент я осознал, мы - наша четверка, и Монолит неразделимы. Мы зависимы от него и его наличия. Это сказывалось постоянно, в том числе и тогда, когда кто-то добирался до Монолита и просил его о чем-то. И, конечно же, выбросы. Для нас, четверых, это бы сущий кошмар. Голова кружилась и раскалывалась, видения приходили к нам наяву, если выброс происходил днём. Не знаю, как остальные, но меня вся эта катавасия сводила с ума. Тогда мне и пришла в голову мысль о том, что, если Монолит исчезнет, - ведь всё в природе не вечно - мы тоже можем исчезнуть. Но если мы будем носить при себе кусочки кристалла, то мы всегда будем, даже если монолит пропадёт или разрушится. Эта мысль так захватила меня, что я постоянно думал, как бы отхватить кусок от кристалла. Но решения не было. Никто из наших не осмеливался даже подойти к Монолиту, а все пришлые сталкеры Монолитом просто уничтожались.
  - Блин, дядя, какой ты долгий - не выдержал Орех. - Зачем мне все это знать?
  - Наберись терпения и послушай, - сурово ответил Рата. Затем продолжил, как ни в чем не бывало. - Всё поймешь. Так вот, когда Монолит развалился, я попытался украсть его кусок в своё личное пользование. Причём я не планировал им ни с кем делиться. Только для себя. Но, когда я скрытно пробрался в саркофаг, то меня обнаружили прямо с куском кристалла в руках. Глава 'Зашитых ртов' не стал даже пытаться меня убивать. Я ведь когда-то вместе с ним был в 'Монолите'. Да и убить обычным способом меня не возможно. Но распорядился, изменить мне погоняло с Груши на Рату - он был немцем по происхождению. Я принял приговор и стал тем, кто я есть до сих пор.
  - М-да - неопределенно протянул Орех. - Рассказ твой, конечно, наводит на определенные мысли. Но попытка стырить кусок монолита зачётная. Я бы тоже так сделал, возникни у меня подобная возможность.
  - Это был всего лишь вопрос выживания, - возразил Рата. - К тому же я воровал не у своих. Ни 'Монолиту', ни 'Зашитым ртам' кристалл не принадлежит. Скорее, они ему. Хотя у четвёртого энергоблока или вблизи станции они появляются неохотно.
  - Мы все здесь выживаем. Но твои условия выживания очень даже комфортные. Не хватает только телека и компа. А остальное есть.
  - Да, - просто согласился Рата. - Даже книги. Они в другом помещении лежат. Без них было бы совсем тоскливо, знаешь ли.
  - Ну ты крут! - искренне восхитился Орех.
  - Да, есть немного - скромно согласился Рата. - Выпьем за это!
  Разлив ещё по порции, сталкеры, чокнувшись, выпили и закусили.
  - Кстати, а ты никаких препаратов не принимал, часом? - спросил Рата, разливая из бутылки по кружкам.
  - Ну, было дело, а что?
  - Да, рожа у тебя была такая, будто тебя из реактора час назад вынули.
  - Считай, что вынули, - ухмыльнулся Орех.
  - Дай-ка угадаю - прищурился Рата. - Мокрец, небось, снабдил волшебными пилюльками, старый греховодник?
  - Он самый. Сказал, что суперсовременные архикрутейшие препараты.
  - На него похоже, - покивал головой Рата. - Тонизирующие пилюльки-то?
  - А что?
  - Да со здоровьем что-то проблемы - хозяин подвала притворно покашлял.
  - Да не только, - в тон ему ответил Орех. - Еще противорадиационные и гормональные.
  - Много ли осталось? - деловито осведомился старичок.
  - На обратную дорогу хватит - уклончиво ответил Орех.
  - Уверен, что будет обратная дорога?
  - А как же, конечно уверен, - ответил, ухмыльнувшись, Орех. - Зона позволит, будет и обратная, будет и за Периметр. А так сам понимаешь, загадывать что-то, да ещё в центре Зоны - дело неблагодарное.
  - Это да, - согласился Рата. - Зона, ведь она такая. Как дама, капризна и изменчива. Может сталкеру помочь, а может в следующий миг и фарта лишить. Так что все мы, бродяги, должны помогать друг другу и инфой, и патронами, и жрачкой, и лекарством.
  При последних словах Рата как-то особенно взглянул на Ореха, что тот понял, что один комплект мокрецовых пилюлей ему оставить Рате придется. В любом случае, чем-то расплатиться за гостеприимство с хозяином подвала было необходимо. Неписанные законы того требовали. Орех вздохнул, извлек из заветного кармана контейнер с пилюлями, отделил Рате порцию из трёх штук разного назначения и объяснил их действия. Старичок внимательно все прослушал, записал на непонятно откуда взявшемся листе бумаги неизвестно как появившимся у него в руках карандашом и смахнул ладонью пилюли со столешницы на тот же лист, на котором сделал запись. Затем, завернув в него лекарства, аккуратно кусок бумаги сложил и убрал в шкаф.
  Вернувшись к столу Рата налил ещё беленькой в свою и орехову кружку. Выпив свою порцию, хозяин подвала внимательно посмотрел на стол, прищурился и заявил вдруг:
  - Схожу-ка за консервой.
  Орех слегка напрягся. У него сложилось впечатление, что он утомил старика разговорами и своими вопросами. И немудрено. Ведь Рата вынужден был вспоминать очень и очень многое. Хозяин подвала ненадолго покинул основное помещение, где принимал гостей, и скрылся в подсобке. А нейтрал принялся изучать свой шлем. В пылу боя и бегства он не рассмотрел трофей внимательно, отметив лишь фонарик, защитные очки и маску с фильтром воздуха. Теперь же, приступив к более детальному изучению гаджета. Оказалось, что функций, заложенных в шлеме, несколько больше, что мог себе вообразить Орех. Например, благодаря конструкции, конструкция предмета снаряжения избавляла носящего его от такой напасти, как сотрясение мозга. В шлем была встроена также и рация, и, что особенно порадовало нейтрала, - миниатюрная камера с носителем информации на десяток терабайт. Записывающее устройство располагалось прямо на верхней части шлема, и было замаскированно под бутафорский гребень, как на касках пожарных в начале двадцатого века. Включалась камера касанием пальца задней части её корпуса.
  - А вот и я, - оторвал Ореха от созерцания новой игрушки вернувшийся с тарелкой полной квашенной капусты Рата. - Витаминчиков малёха притащил.
  Старик поставил на стол посудину и уселся на табурет.
  - Что, - хозяин подвала обратил внимание на интерес сталкера к своему снаряжению. - В каске пытаешься разобраться?
  - Ага, - криво ухмыльнулся Орех, - В шишаке своем ковыряюсь.
  - И что наковырял? - Рата запустил в горку квашеной капусты вилку.
  - Да вот, камеру. Не видел раньше, чтобы шлемы вояк снабжали камерами.
  - Давно уже снабжают, - махнул рукой Рата. - А это у тебя и вовсе какой-то крутой шлем. Такие заказывали 'зашитые' для какой-то своей спецгруппы. Снабдили, кажется всех. Им ещё специальные кармашки на шлемы нашили. Это, видать, для артефактов. Это мне один из их бойцов рассказал - пояснил старик в ответ на недоуменный взгляд сталкера.
  Рата потряс рукой, держащей вилку, стряхивая с капусты рассол в тарелку, и аккуратно отправил соленье в рот. Сталкер молча смотрел на старика. Нейтрал не любил соленья, но иногда ел. К квашенной капусте относился спокойно, вспоминая, как бабушка в деревне ставила по осени целую бочку мелко порубленных кочанов - отцу и деду на закуску зимой. А ещё для витаминов, когда весной их особенно не хватает. Хозяин подвала подмигнул гостю и с удовольствием захрустел капустой.
  - Эта камера шикарна, - заметил Рата, продолжая жевать. - Мало того, что лёгкая, и есть носитель информации, так ещё портативный акумулятор часов на десять работы, автоматический переход в режим ночной и подводной сьемки, работы в зоне повышенной радиации, герметичный корпус. Мне кажется, может снимать происходящее даже во время выброса.
  - Прямо мечта папарацци, - ухмыльнулся Орех.
  - Или яйцеголового, - кивнул в знак согласия Рата. - Во всяком случае, если предложить этот шлем на 'Янтаре', местные дадут за него немало.
  Сказал и потянулся за бутылкой. Разлил опять по кружкам содержимое.
  - За успешный исход дела, - сказал хозяин подвала и, грохнув эмалированным боком посудины о край стола выпил. Поморщился. Занюхал рукавом.
  'Зачем, если от разнообразной, хоть и нехитрой закуски ломиться стол?' - подумал Орех.
  Но ответа на свой вопрос нейтрал не получил.
  - Нехорошо пошла, - покачал головой Рата и снова потянулся к бутылке.
  - Эй, а мне? - подал голос с дивана Рыжий. - Я тоже хочу догнаться.
  Орех глянул на часы. Он и не заметил, как за разговорами прошло два часа. Нейтрал чувствовал, что почти восстановился. А ещё он понимал, что ему совсем не жаль отданных пилюль. Если случиться обратная дорога, то пройти даже через самые 'горячие' места, медикаментов хватит. Ведь Орех использовал только препарат, дающий гормональный всплеск и тонизирующий, то есть дающий всплеск физической силы. Противорадиационный он не трогал. Мокрец же дал нейтрал по три пилюли. Так что при всех прочих, Орех запросто мог гулять по радиоактивным областям довольно длительное время.
  - Ну что, - нейтрал поглядел на Рыжего, который уже подобрался к столу и жадно осматривал посуду в поисках спиртного. - Пора и честь знать.
  - Ага, но при этом неплохо было бы закусить на дорожку, - ответил Рыжий, придвигая табурет.
  - Не лопнешь, растущий организм? - засмеялся Орех.
  - Да пусть ест, - с улыбкой сказа Рата. - Молодой, - всегда голодный.
  И выставил на стол еще банку тушёнки.
  Обождав, когда Рыжий, наконец, насытился, нейтрал поднялся со своего табурета.
  - Ну, пора и честь знать - во второй раз объявил он. - Погостили, поели, попили, и в путь. У нас ещё дел куча немереная.
  - Да уж, - веско подтвердил Рыжий, вытирая тыльной стороной ладони губы и поднимаясь из-за стола.
  - Давайте-ка я вас провожу, - засуетился вдруг Рата. - В окно обратно, уж не обессудьте, не пущу. Тут через дверь лучше. И обходить далеко не придётся.
  - Почему нет? - ответил Орех, глянув на Рыжего.
  Тот кивнул в знак согласия:
  - Поддерживаю! Через дверь оно везде лучше, чем через окно. И в Зоне тоже. Так что давайте обычным способом.
  - Сейчас соберусь и буду готов отчалить, - посулил Рата, и принялся за дело.
  Однако только через десять минут напарники и экипированный для выхода в Зону хозяин подвала уже стояли около выхода из бункера. Правда, старичок снарядился довольно странно - накинул прямо поверх майки телогрейку и переобулся, сняв берцы и сунув ноги в стоящие у порога кирзовые сапоги. Голову покрыл армейской каской с приделанным кустарно фонарем. В руки взял АКСУ из пирамиды. Три обоймы к нему рассовал по карманам. Собравшись таким образом, Рата воинственно передернул затвор и сказал:
  - Ну что, пошли? Провожу вас мальца. Только до угла Курчатова и Ленинского проспекта. Дальше сами.
  Рыжий ухмыльнулся, Орех просто рукой махнул. Пошли, мол.
  - Не страшно так по Зоне-то ходить? Тут же радиация везде, - заметил припятец. Он не слышал разговора и не знал о способностях старика.
  - Да хрен с ней, с радиацией-то. Я так проспиртован, что могу тебе стекла противогаза дыханием почистить, - лихо сбив каску на затылок заявил Рата.
  Орех про себя улыбнулся. Понятное дело, что Рыжий не слышал беседы своего старшего товарища с хозяином подвала, а последний не спешил делиться с ним сведениями о своих истинных возможностях.
  - Нет у меня противогаза, - насупился Рыжий. - А дело твоё. Яйца отвалятся, будешь знать.
  - Ага, и рог посреди зада вырастет, а на затылке третий глаз прорежется, - хохотнул старик, открывая дверь.
  Сразу становилось понятно, что жилище Раты не случайно обжитой подвал, а хорошо продуманный и грамотно оборудованный и подготовленный бункер. Потому что за дверью оказался довольно просторный продолговатый, похожий на короткий коридор, тамбур. Он освещался двумя лампами, которые зажглись, едва Рата пересек порог. Орех отметил, что хоть приборы давали не очень сильный свет, само пространство тамбура очень хорошо просматривалось. Не оставалось ни одного угла, где бы притаилась тень. Всё было видно чётко и предельно хорошо. Орех, когда до него дошёл смыл наличия такого освещения, злорадно ухмыльнулся про себя. Надо же, один из первых сталкеров боялся темноты! Впрочем, кто в Зоне, да и за пределами периметра её не боялся? Но Рата боялся не темноты. Он, скорее всего, опасался тех, кто в ней может жить или прятаться. В противоположную стену буферного помещения была вделана еще одна дверь. Массивная, железная створка отделяла уютное жилище Раты от Зоны. Когда вход в тамбур со стороны бункера был закрыт, с тихим шипением отворилась наружная дверь, выпуская искателей приключений в опасный внешний мир.
  Почти сразу за порогом начиналась лестничный пролет, уходящий вверх. Первым на площадку перед ступенями шагнул Рата. Предварительно, по старой сталкерской привычке, старичок кинул вперед болтик. Тот упал где-то наверху, звякнув о камень.
  Выставив перед собой ствол и слегка пригнувшись, словно в любой момент ожидая нападения, Рата двинулся по ступенькам. За ним последовали Рыжий с Орехом. Металлическая дверь с тихим шипением затворилась за их спинами, отрезая людей от схрона. Идущий последним нейтрал обратил внимание, что под лестничным пролетом, буквально на границе света и тени лежало нечто бесформенное. Присмотревший, Орех обнаружил, что это труп сталкера в выцветшем комбинезоне. К какой группировке принадлежал этот давно умерший своей смертью или погибший бродяга, осталось неразгаданным, поскольку ни опознавательных знаков, ни нашивок с того места, где находился Орех, видно не было. А желания подходить к давно истлевшему трупу без особой необходимости нейтрал не испытывал. Мало ли что его убило? Может быть, это что-то еще было активно и ждало новую жертву. Бросился только в глаза надетый на иссохшее тело выглядевший абсолютно новым бронежилет, по очертаниям которого Орех узнал 'Севу'. Нейтрала обожгла догадка. Ведь таким снаряжением наделила Зона четвёртого сталкера, который, по словам Раты, сгинул где-то за Периметром.
  Лестница вывела сталкеров в просторный холл. По левую руку в стене виднелся проем, который до аварии позиционировался как центральный вход в кинотеатр. Здесь царил сквозняк. Панорамные окна холла давно были лишены стекол, и теперь ветер гулял по помещению, как у себя дома. Не сдерживаемый ничем, он гонял по полу, словно играющий котёнок, разный мелкий мусор. Крыша здания со стороны зрительного зала сильно просела, а кое-где и вовсе обвалилась, обнажив нутро кинотеатра. Внутренние двери постигла участь оконных стекол и теперь они представляли собой подвешенные на петлях металлические рамы. От глаз сталкеров холл был частично скрыт дверным проемом, к которому вывела лестница из подвала. Но даже с такой не очень удобной для обзора позиции Орех заприметил, что центральный вход был занят вольготно расположившейся 'каруселью'. Странная активность аномалии озадачила Ореха. Ведь в обычных условиях её было довольно сложно заметить - только по небольшому завихрению, заложником которого становились палочки, камешки и прочий мусор или попавшаяся мелкая живность, вернее, ее останки. Здешняя же 'карусель', не скрываясь мощно крутила свои смертоносные кольца, собрав в себя всю окрестную пыль, и превратилось в локальный образец этакого местечкового мини-торнадо. При этом действие аномалии в том числе, кроме ветра, создавало тягу, тем самым дополнительно проветривая холл.
  - Ни фига себе вентилятор! - воскликнул Рыжий, тоже разглядывая аномалию. - Такая даже псевдогиганта затянет и не подавиться.
  - Ну, псевдыча - это вряд ли. Не справиться. А вот иного другого, который полегче будет, вполне. - ответил Рата. - Сейчас двигаем правее, но осторожно, - в поле действия 'карусели' не попадите. Она вправду очень мощна.
  Цепочка людей взяла заданное направление. Время отдыха закончилось и требовалось собраться.
  - Наша цель - южное крыло здания. Там есть выход на задний двор. Примерно в то место, откуда вы спустились ко мне. Только метрами тридцатью пятью левее, если зданию стоять спиной. Устраивает такой расклад?
  - Более чем, - отозвался Орех. - Поели, отдохнули, да ещё и вперед продвинулись относительно безопасно. Сплошные бонусы на данный момент!
  Нейтрал будто сглазил. Пол между ним и Рыжим вздыбился двумя фонтанами пыли. Вслед за этим донесся далекий дробный стук автоматической винтовки. До того, как Орех осознал, что слышит выстрел, он уже рухнул на пол и откатился в сторону, пытаясь выйти из зоны обстрела. Это у него получилось. Спрятавшись под стеной, Орех огляделся. Неизвестный стрелок вёл огонь, ориентируясь по целям, возникающим в оконных проёмах. Судя по всему, снайпер был один. К этому выводу пришел Орех, разглядев блик оптики на крыше соседнего здания, которое, кстати сказать стояло на приличном удалении от того места, где находился кинотеатр.
  - Сколько их? Не видать? - донесся голос Раты.
  Старик с Рыжим схоронились за соседней стеной, у окошка билетной кассы, распределившись таким образом, чтобы контролировать возможные подходы.
  - Я видел блик одного прицела. А там хрен его знает, - ответил Орех.
  - У тебя же оптика есть, олух - съехидничал хозяин подвала. - Воспользуйся.
  - Жаль, только, что пушка моя на такое расстояние не добьёт, - ответил Орех. - Да и не пристрелял я ещё её толком.
  Под пули снайпера ему лезть категорически не хотелось.
  - Стреляют-то откуда? - это Рыжий.
  - Северо-восток. С этого направления. Похоже с колеса обозрения, кажется. Там, похоже, снайпер засел, - ответил с сомнением Орех. Он помнил название здания, откуда сейчас вёлся огонь.
  - Там раньше один из сторожевых постов 'Монолита' был, - заметил Рата. - Главная крепость была в гостинице 'Полесье' - это чуть дальше отсюда. Крупная база - на подступах к станции со стороны города. Где конкретно, уже не скажу. И ещё здесь, в 'Прометее' одна была.
  - Интересно кто это сейчас балует? - крикнул Рыжий.
  - Мне интересно, как это он нас разглядел? - ответил Орех. - До карусельки-то прилично. Я в свою-то оптику не слишком хорошо его различаю. Но в верхней корзине кто-то есть.
  - Снять сможешь? - спросил припятец у Ореха.
  - А смысл? - выдал реплику Рата. - Он все равно не попадет. Сам сказал, что пушка не пристреляна. Да и ведерко качается, отсюда не попасть. Плюс поправка на ветер и так далее.
  Действительно, корзина, что крепилась к колесу и в которой должны были по задумке конструкторов сидеть отдыхающие и рассматривать с высоты родной город или, по крайней мере, парк, и которую Рата окрестил ведерком, вполне могла раскачиваться под воздействием отдачи при выстреле. Особенно, если оружие крупнокалиберное. И это существенно затрудняло снайперу возможность прицеливания и уменьшало вероятность эффективного попадания. Однако, насколько это было верно, Орех поручиться не брался. Вместе с тем, нейтрал ошибался. Стреляли не с колеса обозрения. На аттракционе засел корректировщик огня. Стреляли с крыши 'Дома допризывника', что уютно примостился среди деревьев восточнее парка. Проверил это нейтрал следующим способом: выкатился из-за своего укрытия, дал короткую неприцельную очередь в сторону колеса обозрения, которое, как выяснилось, не очень хорошо было видно из окна, с его, Ореха, позиции, и откатился обратно. До укрывшихся товарищей ползти было многим дольше и, соответственно, пришлось бы подставляться под огонь снайпера. Пуля ударила аккурат в то место, где находился Орех. Нейтрала обдало мелкими крошками мрамора. Завоняло жжёным.
  - Калибр-то неслабый, - заметил Рата.
  - Ну да, двенадцать и семь на сто, как минимум, - отозвался из своего угла Орех.
  - Бьёт прицельно, гад, - присоединился к обсуждению проблемы Рыжий.
  - Что делать-то? Он меня отсюда живым не выпустит. Или сам пристрелит, или команду зачистки пришлют, - рассуждал нейтрал.
  - Пришлют в любом случае, - отозвался Рата, хихикнув. - Захотят в очередной раз обыскать здание. Но у них один хрен ничего не выйдет. В очередной раз.
  - Что, не первый раз?
  - Зона даст, не последний - неопределённо ответил хозяин подвала культурного учреждения.
  - Кстати, бьют не с колеса. Ближе. Мы бы не услышали звука выстрелов. А я первые выстрелы слышал - заметил Орех.
  - Тоже вариант, но проверять с твоими огневыми возможностями не хочется, - отозвался Рата.
  Подобная переброска фразами, как мячиком в игре пинг-понг - с одной половины стола на другую могла продолжать сколь угодно долго. Но она была прервана радостным возгласом Рыжего:
  - О, братва, я дымовуху нашёл! - с этими словами парень, торжествуя, продемонстрировал извлеченную из трофейной формы дымовую гранату.
  - И что клювом щёлкаешь? - рассердился вдруг Рата. - Кидай, давай.
  - Да я чё, - обиделся Рыжий. - Вы же заняты разговором были. Перебивать неудобно...
  - Ничего. Перебивать ему неудобно, - оборвал молодого Рата. - Дыми, давай. Твоего напарника вытаскивать надо.
  Припятец не заставил себя долго ждать. Совершив с гранатой необходимые манипуляции, приведшие последнюю в состояние годное к применению, парень катнул её по холлу. Цилиндр цвета хаки с белой каймой в нижней трети, прокатившись, остановился точно в центре между Рыжим и Орехом. Затем раздалось шипение, и из торца гранаты повалил густой тёмный дым. Он стремительно заполнял пространство вестибюля Дома культуры, повисая непроницаемым для взгляда облаком.
  - Пошёл! - крикнул Рата.
  Орех послушно выкатился из-под лестницы, и сноровисто работая локтями и коленями, по-пластунски, бросился к напарникам. Несколько секунд и нейтрал достиг укрытия с другой стороны холла. Замерев не несколько мгновений, Орех выдохнул, предварительно проверив, убрался ли он весь из зоны поражения или какая-то часть его бренного тела ещё приманивает желание снайпера-маньяка наделать в нём лишних дырок. Убедившись, что всё в порядке, нейтрал немного расслабился и подмигнул слегка обалдевшему Рыжему.
  - Концепция поменялась, - заявил вдруг Рата.
  - Чой-то? - поднял брови Орех.
  - Той-то, - отрезал старичок. - Через тот лаз, который намечали свалить не выйдет. Он уже под контролем снайпера. Поэтому пойдем другой дорогой. Она, признаться, опаснее. Уйдем с южного подъезда - по козырьку через второй этаж спрыгнем вниз, и отчалим через двор музыкальной школы. Днем она относительно спокойная, а с наступлением темноты туда лучше не соваться. Со двора школы уйдем через парк к улице Курчатова. Здание музыкалки наш отход и прикроет от снайперского огня.
  - Может всё-таки, как собирались? - было видно, что Рыжему не нравится идея Раты.
  - Нас перебьют, как куропаток в тире, - согласился с хозяином подвала Орех. - А что на музыкальной школе? Аномалия? Мутанты?
  - А хрен его знает, - пожал плечами Рата, поднимаясь. - Я наблюдал за этим местом. Днем, здание, как здание. А ночью внутри зажигаются какие-то огни, воняет оттуда гарью, кислотой и чем-то ещё странным, в проемах мелькают какие-то тени, раздается вой, треск, скрежет. А главное - веет такой жутью, что у меня волосы подмышками дыбом встают. Потому я и не совался туда ни днём, ни, тем паче, ночью, и соваться не собираюсь.
  - Ну, нам тоже недосуг разведывать это место. Может, в следующий раз - ответил Орех, тоже вставая.
  - Надеюсь, следующего раза не будет, - Рыжий уже был на ногах и горел желанием действия.
  - Ладно, двинули, - махнул рукой Рата.
  Сталкеры быстро преодолели остаток вестибюля, поднялись по короткой - в пять ступенек лестнице, пересекла площадку и свернули на лестницу.
  - Фонари, - скомандовал Рата.
  Раздались щелчки, и дорогу осветило три узких луча света - два ярко белых и один желтый. Лестница была затемнена, поскольку большие окна между пролетами были кем-то заботливо забиты большими досками. Через тонюсенькие щели проникал, конечно, свет, но его было мало даже для того, чтобы различить ступеньки.
  Два пролета вверх сталкеры преодолели в считанные минуты и без происшествий, не считая выскочившего из темного коридора откуда-то слева странного существа на тоненьких паучьих ножках. В передней части круглой головы твари располагалось нечто, похожее на сильно растянутое по круглой поверхности человеческое лицо. Тварь оскалила крупные квадратные зубы и вытаращила глаза, но при резком окрике Раты, издав пронзительное верещание, кинулось обратно в темноту.
  - Это что за хрень? - дрожащим голосом спросил Рыжий.
  Существо его напугало. Это было видно невооруженным взглядом.
  - Да, местная живность. Падальщик. Я их называю псевдокарлики. Она не опасна для людей и резких звуков пугается, - отмахнулся Рата.
  У него сейчас была более сложная задача, чем читать лекции по местной мутозоологии. Преодолев лестницу, сталкеры вступили в коридор второго этажа. Напротив была дверь в следующее помещение. За этой нею было окно, которое должно было вывести сталкеров на козырек бокового подъезда. Что за дверьми Рата не знал. По его словам, он давно не бывал в этой части здания.
  -Первое правило спецназовца - в незнакомое помещение входить вдвоем. Сначала граната, потом ты - сказал вдруг старичок, ни к кому не обращаясь.
  Он выудил из кармана пальто оборонительную гранату Ф-1 и толкнул ногой дверь. При этом Орех с Рыжим разошлись таким образом, чтобы не попасть в зону поражения осколками и встали по обеим сторонам от двери. Створка с натужным скрипом открылась. Чувствуется, что этот проход уже давно никем не использовался. Хехнув, Рата закатил рифлёное яйцо в образовавшийся проем и метнулся вправо, - за Ореха.
  Грохнул взрыв. Пол вздрогнул. С потолка посыпалась труха и какой-то мусор. Взрывной волной выбило дверь и подняло тучу пыли.
  - Твою мать, - закашлялся Рата.
  Он выскочил из-за нейтрала и ринулся в помещение, держа АКСУ наперевес. Орех с Рыжим рванули следом. Но в помещении никакой опасной живности не оказалось. Комната была пустынна.
  - Странно, - слегка обескураженно пробормотал хозяин подвала. - Я, аккурат, вчера из этих мест слышал какой-то скрежет и царапанье, будто кто-то стенку роет или арматурину грызет.
  - Может показалось? - предположил Орех.
  - Старческие слуховые галлюцинации, - с лёгким злорадством в голосе добавил Рыжий.
  - Да как бы не так, - ответил Рата. - Здесь что-то есть. Я чую.
  В его голосе сталкер почувствовал тревогу. Внезапно Рата повернулся всем телом и ставился в какую-то точку за плечом Ореха. Проследив за взглядом провожатого, Орех увидел неизвестно откуда взявшееся полупрозрачное облако зелёного цвета, не торопясь плывущее в их сторону. Оно как раз отделяло сталкеров от окна, которое выходило на козырёк технического подъезда.
  - А я теперь и вижу, - сказал сталкер.
  От Раты никакой реакции не последовало. Он как застыл секунду назад, так и стоял, глядя перед собой, слегка прищурясь. Казалось, он размышлял, что ж ему делать дальше. Облако, меж тем приближалось также мерно и неотвратимо. Нейтрал так и не понял, живое это существо или техногенное порождение Зоны. Ореха только поразило то, что из зеленоватого тумана прямо ему в душу взглянули глаза. Обычные человеческие глаза, только без век и ресниц. Мужчина инстинктивно вскинул автомат и нажал на курок. Раздались выстрелы. Штурмовая винтовка злобным зверьком задергалась в его руках, выплевывая смерть. Рядом тоже стреляли. Рыжий, - из дробовика, очнувшийся от оцепенения, Рата, - из АКСУ. Но, казалось, неведомый враг не испытывает дискомфорта из-за рвущих его частиц металла. Пули пролетали сквозь туман, не причиняя ему никакого беспокойства. Облако приблизилось на расстояние длинны ствола, и тут на Ореха накатил такой страх, что у мужчины задрожали поджилки и разом ослабели руки. Ствол произведенного на германских заводах оружия сам собой опустился вниз. Нейтрал почувствовал, как предательски расслабляются сфинктеры. Но сделать ничего не мог. Противостоять навалившейся жути было невозможно. Будто все кошмары и ужасы мира разом сконцентрировались здесь, в этой части Припяти, в коридоре на втором этаже кинотеатра 'Прометей'. На сталкера нахлынул ужас, который Орех испытывал в далеком детстве, когда мама его напугала крокодилом в шкафу, если не станет спать днём. Тогда, после маминых слов дверца шифоньера, стоявшего в его комнате, вдруг слегка со скрипом приоткрылась, и из-за неё показалось что-то продолговатое и зелёное. У Ореха в тот раз случилась жуткая истерика. Он рыдал, бился в кровати, словно припадочный. Матери с трудом удалось его успокоить. Но на поверку страшный крокодил оказался всего лишь убранной в шкаф диванной подушкой цилиндрической формы. И вот теперь этот ужас, этот страх снова дал о себе знать, заставляя слезы литься из глаз, коленки безвольно подкашиваться, а мышцы - закручиваться в спираль от судороги. Видимо, каким-то образом, это облако умело вклиниться в память человека, вытаскивая наружу всё то, чего индивид когда-то боялся или просто одномоментно испугался и заставляя его переживать все те эмоции заново.
  Ореху хотелось упасть на пол, биться в корчах, как тогда, в детстве. Но краем сознания сталкер понимал, где он, кто он и с кем. Нейтрал, к своему удивлению, осознавал, что находится в городе Припять и это зелёное облако всего лишь досадное недоразумение на пути. Но что с этим делать, оставалось непонятным. Он слышал, как рядом скрипит зубами Рыжий и шипит что-то ругательное Рата, бессильные щелчки механизмов оружия с опустевшими обоймами. Но сделать мужчина ничего не мог - тело не слушалось Ореха.
  Вдруг в общую какофонию, сопровождающую погибающих людей, вторглось знакомое верещание. Облако с глазами, спокойно поедавшее психику сталкеров вдруг заволновалось. Мужчин немного 'отпустило'. Во всяком случае, у Ореха появились силы сменить обойму штурмовой винтовки. В поле зрения нейтрала появился давешний псевдокарлик, которого пуганул на лестнице Рата. Мутант глянул Ореху в глаза, как последнему показалось, взглядом полным злорадства, и метнулся к облаку. Зеленое порождение Зоны вдруг шарахнулось в глубину коридора, пытаясь спрятаться за стоявший у дальней стены шкаф. А маленький мутант на паучьих ножках с победоносным верещанием бросился вдогонку за добычей.
  Дорога была свободна. Что там делал с псевдокарлик с этой зелёной нечестью, Орех уже не видел. Потому что, едва поняв, что руки и ноги их слушаются, сталкеры рванули к спасительному окну. Отогнув металлический лист, заменяющий стекло, Рата первым вылез на козырек.
  - Смелее за мной, здесь всё чисто, - донесся снаружи голос хозяина подвала. - Не оглядывайтесь назад и не смотрите направо.
  Вслед за этим раздался звук, который издает приземляющееся на траву тело, и приглушенное ругательство. За Ратой шёл Рыжий. Парень без оглядки сунулся в лаз и почти сразу прыгнул с козырька вниз. Перед тем, как покинуть коридор, нейтрал бросил взгляд у угол, куда забилось неизвестное существо, напавшее на них. Зелёного свечения почти уже не было. Облако превратилось в темную лужу на полу, которую с жадностью, причмокивая, всасывал в себя псевдокарлик.
  - Тьфу, чертовщина, - прошептал, сплюнув Орех и полез вслед за Рыжим.
  Оказавшись на козырьке, он насколько можно тщательно затворив за собой железный лист. Вряд ли это могло удержать существо типа облака или даже кровососа со снорком, но Орех все равно сделал так как сделал. Для себя, чтобы не в чем было себя укорить потом.
  - Там в правом нижнем углу гвоздик есть, - донёсся до нейтрала голос Раты. - Если не затруднит, затвори на него.
  Там, куда указывал бывший монолитовец, и впрямь оказалась импровизированная задвижка, коей Орех не преминул воспользоваться. Затем сталкер огляделся. Хоть козырёк и располагался сравнительно невысоко от земли - метрах в двух с половиной - но даже он давал неплохой обзор. Слева от выхода вдоль боковой стены кинотеатра возвышались заросли крапивы. Странно, но поздней осенью она не была пожухлой. В свете фонаря мелькали зелёные ствол и листья растения. Ореху даже почудилось, что они слегка шевелятся, хотя никакого ветра он в данный момент не ощущал. Метрах в двадцати от кинотеатра возвышался небольшой - метра в два высотой деревянный забор. От подъезда, над которым сидел Орех, тянулась дорожка к этому забору и ныряла во вделанную в него калитку. Точнее, проём, потому что самой дверцы видно не было. Правее дорожки забор был изрядно выщерблен. Однако, в сумерках было сложно разглядеть в прорехи, что же творилось снаружи. Вдруг справа что-то ухнуло. Козырек слегка вздрогнул. Орех чуть присел и развернулся всем телом к источнику возможной опасности, поднимая приклад штурмовой винтовки к плечу. Он решил, что его спутники подверглись атаке псевдогиганта. Но никто на нейтрала нападать и не собирался. И никаких мутантов поблизости также не наблюдалось. Однако, увиденное сталкером было поразительно! В окнах соседнего с кинотеатром здания музыкальной школы, точнее, одного из его корпусов, происходило какое-то движение. Вспыхивали и гасли разноцветные огни, какие-то тени мелькали на стенах, зловещий вой, стук и скрежет вдруг стал слышен Ореху так, будто он находился внутри. Вдруг нейтралу почудилось, что его кто-то зовёт. Он прислушался. Сквозь какофонию звуков, доносившихся из музыкальной школы, сталкер отчётливо, хоть и на грани слышимости, уловил своё имя. Он подался вперед, пытаясь понять, ошибся он или это прихоть очередной аномалии. И снова услышал свое имя. Причем голос ему показался странно знакомым, будто где-то уже не раз слышанным. Сталкер ещё больше потянулся к этому голосу. Он уже собирался бросить все и бежать на зов, не взирая, на опасности и препятствия...
  Из транса его вывел ощутимый щелчок камня по шлему. Орех встрепенулся. Наваждение пропало. Остался только вой и скрежет, доносящийся из здания музыкальной школы.
  - Я говорил не смотреть вправо, - донесся снизу досадливый голос Раты. - Слазь, давай, не задерживай людей.
  Нейтрал, не дожидаясь повторного приглашения, спрыгнул с козырька. Земля упруго приняла на себя подошвы берцов, мягко спружинив. Чтобы ещё больше смягчить падение и распределить нагрузку, Орех завалился на правое плечо и перекатился вперёд. А нейтрал был уже не молод и старался, чтобы суставы лишний раз не испытывали стрессовых ситуаций. Таковых в Зоне и так было предостаточно.
  Поднявшись, нейтрал повернулся к спутникам. И поймал на себе настороженный взгляд двух пар глаз. Старый и молодой внимательно отслеживали движения Ореха.
  - Что-то дофига пси аномалий на квадратный метр площади, - хмуро заметил Орех
  - Что-то дофига невнимательных развелось в центре Зоны, - в тон ему ответил Рата. - Давно Зона жатву из бестолочей не собирала. Пресытилась. Я же сказал для особо тупых: направо не смотреть!
  - Принято, сталкер, - хмуро отозвался Орех. - Спасибо, сочтёмся.
  - Хабаром отдашь при случае, - ухмыльнулся хозяин подвала. - Всё, двинули дальше. Я первый, Рыжий замыкает. Дистанция полтора метра. Напоминаю, в сторону музыкалки не смотреть.
  Цепочка бойцов двинулась к выходу из хоздвора. Люди шли сторожко, их оружие было наготове. Рата извлек откуда-то из недр ватника детектор аномалий и на всякий случай сканировал местность перед собой. Оказавшийся в центре цепочки Орех понимал, почему его именно сюда поставили. Нейтрал до сих пор находился под влиянием пси-аномалии. Шепот, заставивший его прислушаться и почти уведший его в недра музыкальной школы, до сих пор эхом раздавался под сводами черепа Ореха. Ему даже хотелось обернуться и снова посмотреть в сторону разноцветных огней, что горели в стенах бывшего учебного заведения.
  
  В сторону проезжей части улицы Курчатова Рата вёл сталкеров не напрямик, а каким-то странным зигзагом, словно пытаясь обойти что-то очень опасное. Орех не понимал причину такого запутанного маршрута. Но Рате, как, фактически, местному жителю было виднее. Поэтому нейтрал доверился проводнику. Выйдя за ворота, цепочка людей оказалась на сильно заросшей травой и кустарником площади. Когда-то здесь гуляли люди, ели мороженое или пили квас в ожидании сеанса. Возможно, дети расчерчивали плитку классиками и под ворчание сидевших рядом на лавочках бабушек прыгали из клеточки в клеточку. Ныне это место было мрачно и запущено. В свете сталкерских фонарей мелькали вздыбленные и растрескавшиеся под давлением сил природы куски покрытия, и мужчинам приходилось то и дело посматривать под ноги, чтобы не споткнуться. В кустах что-то шуршало, пищало, иногда истошно верещало.
  - Крысы с тушканами что-то разрезвились к ночи, - ворчливо заметил Рата.
  - Наверное, к дождю, - хохотнул из арьергарда Рыжий.
  - Разговорчики на маршруте, - бывший монолитовец придал голосу как можно больше суровых интонаций.
  Вдруг все звуки разом затихли. Будто выключили телевизор. Сталкеры оказались посреди города в полной тишине. Подобного в нормальной обстановке быть не могло с учётом того, что в природе полной тишины не бывает, даже в пещерах. Сначала Орех подумал, что они снова попали в глушилку, но присев по знаку Раты, нейтрал услышал, как тихонько хрустнуло его правое колено. Значит, аномалия тут не причем. Откуда-то справа раздался заунывный скрежет, будто большая вилка царапала по гигантской тарелке. Вслед за этим грохотонуло, будто огромный железный ящик уронили на асфальт с большой высоты. Орех вздрогнул. Звук был неожиданный и резкий.
  - Твою мать, - послышался громкий шепот Рыжего.
  Грохот, меж тем, перешел в дребезжание, будто металлический ящик на железных колесах везут по неровному асфальту.
  - Что это? - спросил Орех у Раты.
  - Гроб на колесиках, как его тут называют. Хрень невидимая, но слышимая. Говорят, даже опасная. Появляется, как правило, после наступления темноты.
  - Чем опасна?
  - Говорят, что забирает зазевавшихся сталкеров, которые не успели убраться с его дороги. Ездит, правда, одним и тем же маршрутом почти.
  - Удаляется, - констатировал Орех, прислушиваясь к слабеющему дребезжанию.
  - Да. Начальный пункт - ДК 'Энергетик'. Он же конечный. Затем по аллее Ленинского Комсомола мимо стадиона 'Авангард' доезжает до станции и обратно. Поколесит по окраинным дорогам и снова возвращается к 'Энергетику'. Так что можем двигать пока спокойно.
  Перебежками сталкеры достигли улицы Курчатова и двинулись по сильно заросшему тротуару. Но далеко им уйти опять не удалось. Не продвинувшись и на треть необходимой дистанции до заданной точки - перекрестка между Курчатова и Проспектом Ленина, Орех услышал звук двигателя. Цепочка остановилась.
  - О, зашитые спохватились, - прокомментировал Рата. - Броник выслали.
  - Или это их патруль, - предположил Рыжий.
  - Какая разница, бежать все равно некуда. - сказал Орех.
  Действительно, противоположная сторона улицы по линии тротуара представляла собой сплошное поле электр. А с другой стороны тропинки шли довольно густые заросли кустарника, соваться в которые Орех не рискнул бы даже при свете дня. Сейчас же, в темноте, ему было проще принять бой даже против бронемашины, нежели лезть непонятно куда, при этом, уже насмотревшись на неизвестные аномалии и мутантов. С 'Зашитыми ртами' все было ясно. Это враг и враг из плоти и крови. Страшный, серьезный, но с ним можно было справиться. А вот лезть неизвестно куда на ночь глядя навстречу неизвестным опасностям не хотелось.
  - Надо принять бой, - подытожил Орех. - Быть убитым выстрелом в спину я не желаю.
  - Я тоже, - поддержал напарника Рыжий.
  - Не дёргайтесь, пацаны. Дядя Рата всё разрулит, - уверенно заявил хозяин подвала.
  - Что делаем? - припятец воинственно передернул затвор дробовика.
  - Ну, уж точно из твоей пукалки не пуляем, - усмехнулся Рата. - Против бронемашины она никуда не годиться. Вы, короче, дальше топайте, а я вас ближе к площади догоню.
  Сказав это, основоположник группировки 'Монолит' бесшумно канул в темноту, будто тень. Орех пожал плечами, и, возглавив на треть уменьшившуюся группу, двинулся в указанную ранее Ратой сторону.
  - Эх, положат его зашитые, положат, как есть, - сокрушался за спиной Ореха Рыжий. - Одному ему не отбиться. А втроём мы бы справились.
  - Не нагнетай, - бросил нейтрал через плечо, не останавливаясь. - Если мужик остался прикрывать, значит, знает, что делает. А без гранатомета с бэтэром по любому не сладить. Даже в троём.
  Рыжий что-то заворчал несогласное, но Орех не вслушиваясь, продолжал движение. Пусть себе бубнит. Рата не так прост, как кажется, и укокошить себя не даст. В этом нейтрал был уверен.
  Не считая рычания мотора бронемашины за спиной и треска электр, слева никакие больше звуки не нарушали тишины мёртвого города. Лучи налобных фонарей сталкеров высвечивали пространство в паре-тройке метров впереди, но как заметил Орех, Припять была погружена не в абсолютную тьму. Со стороны административного центра города - гостиницы 'Полесье' мелькали какие-то разноцветные сполохи, пару раз в спину сталкерам подсветил призрачным синим отблеском вырвавшийся вверх где-то в районе музыкальной школы протуберанец, слева дорогу подсвечивали всё те же электры. Орех не любил ночной Зоны. Более того, он не понимал тех, кто ею восхищается. Впрочем, таковых было немного. Нейтрал лично знал только одного человека, который предпочитал путешествовать по Зоне исключительно после наступления темноты. Его погоняло отражало эту любовь. Ночник, - так звали того сталкера. Он был из ветеранов. Наверное, для подобного фанатизма требовалось сжиться с Зоной, принять её, как дом родной. И, возможно, она, как порядочная женщина, ответила бы взаимностью преданному сталкеру. Но Орех не планировал задерживаться больше, чем ему требовалось. А потому лишний раз избегал ночных прогулок по этим негостеприимным зараженным радиацией и аномальными полями землям.
  Размышления нейтрала прервал громкий взрыв, раздавшийся где-то позади. В спину сталкерам подсветил оранжевый сполох огня. Вслед за этим простучала длинная автоматная очередь.
  - Старый плут, - пробурчал Орех, даже не оглянувшись. - Явно больше тридцати патронов.
  - Мы Рате не поможем? - раздался из-за спины обеспокоенный голос Рыжего.
  - Сказано топать вперед, вот и топай, - отрезал Орех. - Сам справиться.
  Попытки припятца влезть со своей помощью уже начали порядком раздражать нейтрала. Через десять минут неспешного продвижения, почти сразу после того, как сталкеры обогнули усеянную ведьмиными волосами группу деревьев, Рата догнал их. Довольный, как кот, обожравшийся краденной сметаны, он сходу заявил:
  - Все ништяк, пацаны, погоня ликвидирована.
  - А как ты возвращаться будешь? Тебя ж искать, наверняка, станут.
  - Так и вернусь. Вас только до точки доведу. Тут у меня много тропок нахоженных. Авось, и не поймают. А поймают, то пусть докажут, что это моих рук дело. Патрончики-то не меченые, да и фугас следов не оставил.
  Орех промолчал, оставив свои догадки при себе. Не стоит сотрясать воздух одними лишь домыслами.
  Вскоре вереница электр вдоль проезжей части закончилась и перед сталкерами раскинулась центральная городская площадь. Слева темнели некогда жилые здания и провал сквера на проспекте Ленина. Цепочка бойцов остановилась.
  - Всё, ребят, я дальше не ходок, - сказал Рата. - Вам туда. К 'Радуге'.
  Он ткнул пальцем сторону углового дома.
  - А мне, пожалуй, пора в берлогу.
  Затем, бывший монолитовец подошёл к Ореху и крепко обнял его.
  - Что может пожелать ветеран Зоны, как не возврата былых времен? - сказал он.
  Эти слова не обращались ни к кому, но Орех почему-то понял, что фраза предназначалась исключительно ему. Что хотел сказать Рата, нейтрал не понял, но переспросить не успел, потому что старичок отстранился и обнял Рыжего.
  - Береги себя, паря, и будь осмотрительней. Зона не прощает олухов, - прошептал на ухо припятцу Рата.
  Теперь уже Рыжий попытался выяснить, что же хотел сказать их невольный попутчик, но тот, попрощавшись, ещё раз махнул рукой и спешно, не оглядываясь, двинулся обратно. Только вот, путь, как заметил Орех, хозяин подвала выбрал сильно отличный от того, каким сталкеры пришли.
  
  
  Глава 8
  
  Бывший некогда жилым дом, на первом этаже которого располагался магазин 'Радуга' стоял, фактически на углу улицы Курчатова и проспекта Ленина. Поэтому место ночлега нашлось довольно быстро. Им был небольшой, пустырёчек, приютившийся между заваленными мусором и обломками прилавков витрин учреждения торговли и остовом завалившегося на бок автобуса. Вокруг валялось много разного строительного мусора типа обломков досок, разломанных ящиков, фрагментов мебели. Удивляться, откуда это здесь, в месте, где уже больше двадцати лет кроме сталкеров и военных никто не бродит, а мародеров уже давно никто и в глаза не видел, сил не было. Рыжий сноровисто собрал кирпичи и сложил подобие маленького очага. Затем запихнул туда обломки досок и прочий горючий материал. Через пару минут в импровизированной печке затрещал огонь, разгоняя подступающие сумерки. Орех, стараясь не глядеть на весёлую пляску языков пламени, присел в тени остова. Внутрь магазина заходить не стали во избежание каких-либо неприятных сюрпризов.
  - Думаешь, есть смысл палить дерево? - спросил Орех, глядя на действия напарника.
  - На чём-то жратву греть надо - пожал плечами Рыжий. Он сидел рядом с Орехом, привалясь спиной к задней стене павильона. - Да и темень хоть разгонит.
  - Думаешь, стоит греть? - вяло отозвался Орех.
  - А ты жрать не хочешь?
  - Пока не знаю. По любому ты дежуришь первый.
  - Молодого нашел? - криво усмехнулся Рыжий, глядя на огонь.
  Но ответа он не получил. Взглянув на напарника парень увидел, что тот, низко опустив голову, спит. Рыжий чертыхнулся про себя. Потом достал из трофейного рюкзака банку заграничной тушенки и поставил на прогревшиеся уже кирпичи.
  
  В эту ночь Ореху снилось чёрти что. Как, впрочем, обычно в последние дни. Либо ничего, либо такая дрянь, что хочется побыстрее проснуться. Но этого, как раз и не получалось. Сон навалился, как тяжелое ватное одеяло и душил. Он обволок сознание Ореха, как тряпка, смоченная в кипятке и не давил, не позволяя ни проснуться, ни иным образом прекратить эту пытку.
  Сталкер спал уже второй раз за ночь. Поскольку из всей группы оставался только он с припятцем, то дежурства, поневоле, выпадали чаще. Караулили по полтора часа. Сначала на пост заступил парень, поскольку ему удалось выспаться у Раты в тёплом подвале. Орех в это время спал целых три часа. Затем спал Рыжий, а нейтрал сторожил. Потом опять спал Орех. Рыжий разбудив нейтрала, всучил ему тёплую, уже вскрытую банку тушёнки, а сам свернулся калачиком рядом с остовом автобусного кузова. На том же месте, где минуту назад спал нейтрал. Орех автоматически заметил время и принялся за еду. Судя по часам, до рассвета оставалось не так и много. Быстро, не чувствуя вкуса, он умял содержимое металлического цилиндра. Пустая банка полетела в огонь, звякнув блестящим боком о кирпичи. К костру сталкер старался не приближаться. И вообще, в рейдах Орех старался огня не разжигать, особенно с использованием местной растопки и горючих материалов, обходясь при случае, туристической горелкой с баллоном, содержащим сжиженный газ. И не зря! Дело в том, что содержащие радиацию куски дерева при горении начинали излучать её во много раз больше, чем обычно. Это значит, что костёр автоматически превращался в маленький фонящий реактор. Получить лишнюю дозу рентген Ореху вовсе не хотелось. Ибо его ждал подарок в виде Радужного диска - маленького исполнителя желаний. Вот только желание Орех никак загадать не мог. При мысли о том, что нужно придумывать желание все идеи разбегались в разные стороны и прятались по углам сознания, как тараканы на кухне, когда свет включили. С одной стороны он был уверен в том, что ему надо - исцеление сына. Это была главная задача. Об этом и о сынишке, конечно же, Орех думал постоянно. С другой стороны он понимал, что если деньги, которые он послал жене на оплату медицинских услуг, до адресата дошли, то выздоровление мальца приведет к тому, что жена захапает всё, что он перечислил. Эта мысль бесила Ореха до того, что вызывала колики в животе. Ведь, если что, эта скаредная курва деньги не вернёт. Всё, что попадает в её скрюченные жадные пальчики, тот час же исчезает. Вместе с тем, нейтрал был готов мириться с таким положением вещей, лишь бы мальчик поднялся на ноги. Он очень любил сына, и мысль о том, что каждая минута промедления приносила ребенку страдания, заставляла двигаться к цели, но обстоятельства и возможности сводили этот процесс почти к нулю. За размышлениями полтора часа пролетели незаметно.
  Орех разбудил Рыжего, и отправился на боковую. Не смотря на хоть короткий, но сон, нейтрал чувствовал себя разбитым донельзя. Таблетки, прекратив действие ещё вечером, оказывали обратный эффект, хоть и нивелированный лёгким отдыхом у Раты. Организм не просто требовал, он вопил о необходимости продолжительного отдыха и измотанный сталкер держался только на одной воле. Заснул он мгновенно, но сон облегчения не приносил. Проснулся нейтрал от воплей Рыжего. Вскочив на ноги (сразу с автоматом в руках), Ореху увидел следующую картину: припятец прижавшись к металлическому борту, выставил перед собой оружие, направив ствол куда-то в пространство за угасающим костром и орал благим матом, вытаращив глаза. При этом его лицо было искажено таким страхом, будто к нему пришёл самый кошмарный ужас его сознания, которого он боялся с детских лет, но успел об этом позабыть.
  - Ты что орёшь, - рассердился Орех.
  Он глянул на часы и убедился, что около сорока минут не доспал.
  - Смотри.. Туда ... - В перерывах между воплями лязгая зубами, выдавил из себя припятец.
  Нейтрал выругал себя (похоже, препараты с 'Янтаря' затормаживали и мыслительный процесс) и мгновенно направил свой автомат в ту же сторону, что и Рыжий. От увиденного Орех едва не завопил также, как до этого припятец. В полуметре от земли висела девочка в белом платье. Маленькая, худенькая бледная девочка в белом платье. Только в тот момент, когда нейтрал перевел взгляд, видение почти пропало, и от него остался только силуэт, который растворился при первом же дуновении ветра.
  - И что это было? - подавив приступ мгновенной слабости спросил нейтрал. - Ты чего так вопил? Это же всего-навсего оптическая иллюзия.
  - Да в задницу такие иллюзии, - ответил Рыжий, стуча зубами. - В гробу я их видел и в белых тапках.
  Припятец был напуган и даже не пытался это скрыть. Орех вспомнил, что ему рассказывал об этом Мокрец с 'Янтаря'. Информации у яйцеголового было, как всегда, кот наплакал. Учёный только обмолвился о том, что видевший Бледную девочку теряет удачу. Так ли это или нет, не знал даже сам Мокрец. Он поведал Ореху только, как сам учёный считал, очередную сталкерскую байку. Не более. Было ли то, что видел Рыжий этой самой Бледной девочкой, нейтрал предположить не мог, поскольку почти ничего увидеть не успел. Но информацией со спутником поделился. Не сразу, конечно, а дав последнему немного прийти в себя. То, что рассказал Орех, повергло Рыжего в ступор. Он уставился куда-то в пустоту и сталкер понял, что ему теперь дежурить до самого рассвета, потому что припятец был явно не в состоянии выполнять даже элементарные обязанности.
  Утро, как показалось Ореху, наступило незаметно. Просто темнота сменилась сумерками. Нейтрал уже потерял счет времени. Даже часы на наладоннике сбились и показывали непонятно что. Одновременно со сменой светового режима, неожиданно пошёл снег. Мелкие снежинки неспешно падали на деревья, крыши и асфальт, покрывая их пушистым белым ковром. Рыжий немного успокоился. Для этого Ореху пришлось отдать ему почти все найденное в трофейных рюкзаках спиртное. Водки не было жаль, тем более, что запас был вполне восполняем. Но теперь Орех не знал, что делать с напарником. Ведь Радужный диск, по информации выполнял только одно желание одного человека. А их с припятцем было двое. И не факт, что спутник не захочет за счет Ореха и уникального артефакта решить свои проблемы. Проще всего было пристрелить Рыжего и не волноваться дальше. Но такова была слабость Ореха - он не мог обмануть или подставить человека, с которым прошёл хоть толику своего жизненного пути. А в Зоне каждая минута за день выходит, как говаривал один старый сталкер за секунды до того, как химера оторвала ему голову. Вот и получается, что прошли Орех с Рыжим достаточно много, чтобы первый мог просто так устранить последнего. Впрочем, до Радужного диска ещё добраться нужно было. Однако близок локоток, да не укусишь. Артефакт, по информации Харона, находился во дворе школы ?1, а нейтрала от этого объекта отделял ряд высоток вдоль улицы Курчатова и некоторое неизвестное и неизученное расстояние.
  Вместе с тем, вокруг не было ни души, ни единой твари. Мутанты будто вымерли. Словно сталкеры со своей стоянкой попали в какое-то вневременье. Впрочем, это не особо удивляло Ореха, а Рыжий данного факта и вовсе не замечал, потому что был мертвецки пьян. У нейтрала даже мелькнула мысль оставить напарника на месте стоянки и дальше двигаться самому. В общем-то, особых опасностей молодому не угрожало. Всё зверьё, как рассказывал Киряй с базы 'Свободы' сейчас сидело вокруг Диска и ждало чего-то. Наверное, залётного шального сталкера, который решил рискнуть жизнью. Но совесть взяла верх. Орех растолкал Рыжего, нахлестав тому по щекам. Молодой, источая запах перегара, открыл глаза и не понимающе уставился на мужчину.
  - Распахни зенки, паря. Пора двигать отсюда! - Встряхнул Орех Рыжего. - Ну, очнись же!
  Но тот мычал и пьяно таращился на напарника, глупо улыбаясь и пуская слюну. Скрывавший его голову все это время капюшон упал, и Орех с ужасом обнаружил, что парень поседел, как лунь. Но нейтрал продолжал трясти напарника, пытаясь привести его в чувство. Наконец взгляд Рыжего приобрёл осмысленное выражение.
  - Пора двигать, - повторил Орех.
  - Куда?
  - Мне к первой школе. А тебе, куда сказал твой начальник, - Орех придумал, как спровадить Рыжего без ущерба для последнего и своих эмоций. - Кстати, тебе ему ещё послание передать надо. Помнишь?
  - Мне нужно дальше на Курчатова, а там вернуться к 'Полесью', - с трудом выдавил Рыжий.
  - Мне тоже на Курчатова. А потом наши пути расходятся.
  - Ну, тогда пошли, - Рыжий поднялся, пошатываясь.
  - А костёр тушить будем?
  - Костёр нет, не будем. Чему тут гореть? Но облегчиться не помешает. Окропить, так сказать, снежок ... - проворчал приходящий в себя парень и отправился к фасаду магазина 'Радуга' - поближе к строению.
  Орех глянул в ту сторону, куда направился припятец. Посмотрел просто так, - по привычке контролировать окружающее пространство, которая выработалась годами, проведенными в Зоне. Ничего опасного он не заметил, никаких внешних признаков известных аномалий, только что-то будто бы едва поблескивало. Он, правда, предпочитал проверять те места, куда направлялся, другим способом, нежели визуальный - хотя бы гайкой, но к стене направлялся Рыжий. Ему и надо отслеживать опасность на своём пути. А так, строение, как строение. Обычный фасад промтоварного магазина, какие строили в далеких семидесятых годах двадцатого века. Громадные, высоченные витрины, отделяемые прохожих от выставленного в них товара витражными стёклами, напоминали о размахе, с которым строились города в то время. Ныне, разумеется, они были пусты и усеяны осколками. Орех отвернулся, осматриваясь. Прислушался. В округе царила всё та же тишина и запустение. И тут нейтрал услышал хрип. Мужчина быстро повернулся, чтобы взглянуть на происходящее, и увидел, что у оголённой витрины, вытянувшись в неестественной позе, будто неудачная скульптура из гипса, застыл Рыжий. Припятец стоял спиной к нейтралу и поэтому последний не видел, что происходит. Однако, происходящее с парнем не указывало ни на что хорошее. Орех окликнул припятца, но тот не ответил. Обойдя напарника по дуге, сталкер увидел, что лицо и грудь парня были покрыты инеем и чем-то напоминающим ледяную глазурь. Остекленевшие глаза припятца смотрели куда-то вверх, на лице застыла гримаса страданья. Вокруг трупа, а в том, что душа Рыжего отлетела в сталкерский рай, для Ореха сомнений не было, курилось, поблескивая кристалликами льда бледное, почти прозрачное, облачко.
  - Отходился, сердешный, - констатировал Орех. - И послание Ежу теперь не передаст.
  Парень попал в аномалию 'льдистый туман', о которой рассказывал нейтралу все тот же Мокрец с 'Янтаря'. В эту ловушку мог бы попасться и сам Орех, поскольку её видимые признаки не были различимы на фоне посеревшей от времени и коррозии бетонной витрины и в завесе падающих снежинок тоже. Но не повезло именно Рыжему, который мог и не знать о существовании такой аномалии. Нейтрал испытывал смешанные чувства. С одной стороны соперник отпал сам собой без необходимости применения сталкером силы. С другой, - было жалко парня, погибшего, практически случайно и нелепо. Конечно, в Зоне случалось масса подобных смертей, но погибнуть, отойдя от стоянки, чтобы элементарно облегчиться, - было глупо и пошло вдвойне.
  И тут Орех вспомнил. Рыжий видел под утро Бледную девочку! А кто видит этого призрака, по словам Мокреца, тот теряет удачу - самое важное и самое нужное в Зоне качество. Нейтрал поёжился. Он тоже видел это явление. Правда краем глаза, когда то уже пропадало из виду. Но вдруг и Ореха зацепило этим проклятием. Нейтрала будто ледяной водой окатило. Он вздрогнул, но, сжав зубы, справился с собой.
  'Хрен два возьмут Ореха голыми руками' - с внезапным ожесточением подумал сталкер. - 'Им ещё надо умудриться до меня добраться. А просто так я даваться не намерен'!
  Хрипло рассмеявшись - нейтрал даже не узнал своего голоса, - Орех развернулся в нужную ему сторону и двинулся вдоль дома номер тридцать два дробь тринадцать по Ленинскому проспекту, удаляясь от улицы Курчатова. Рыжему он помочь ничем уже не мог. Даже похоронить тело погибшего не рискнул. Не известно ещё как отреагирует аномалия, если из её жадных клешней потянут добычу.
  
  Позади остался злополучный магазин 'Радуга' и застывший посреди тротуара в нелепой позе Рыжий. Словно судьба нарочно успокоила сталкера из группировки 'Припять' в городе с аналогичным названием. Ирония заключалась ещё и в том, что погиб Рыжий рядом со старой, еще советских времен, телефонной будкой, которая была выкрашена краской, по цвету напоминающему цвет волос погибшего молодого сталкера.
  Под ногами поскрипывал выпавший под утро снег. Он лежал пушистым ковром, прикрыв кусты, деревья и землю. Орех ступал осторожно и перед каждым пятым шагом бросал перед собой болты, разведывая дорогу. На всякий случай он периодически прикладывался к биноклю, чтобы понять, в какую сторону идет. По подсчетам нейтрала до исчезновения Диска оставалось чуть меньше шести часов. Несмотря на ночные происшествия, короткий отдых позволил ему отчасти восстановить свои силы. Орех не чувствовал, конечно, что полон энергии, но и давящей, прибивающей к земле усталости больше не ощущал. Поэтому шагал по улицам Мёртвого города вполне бодро.
  Судя по карте, Диск был буквально в полукилометре от нейтрала. К заветной цели сталкеру последовательно преграждали путь четыре бывших некогда жилыми дома. Артефакт прятался во дворе общеобразовательной школы номер один. Прямой путь составлял метров двести, но с учетом построек, он существенно возрастал. Один из указанных выше домов - номер двадцать восемь, выстроенный вдоль Проспекта Ленина и напротив которого нейтрал сейчас находился, гостеприимно открыл сталкеру зев черного хода и призывно поскрипывал остатками дверных петель. И вроде проход был свободен - даже мусора в коридоре не валялось никакого, и с другой стороны виднелся захламленный двор, но что-то Ореху вдруг стало не по себе от этого странного прохода. Уж больно обыденным был этот коридор, как в обычном доме в родном для Ореха Тамбове, больно зазывно привлекательным. Но нейтрал прекрасно помнил, что в Зоне бытует правило - чем дорога длиннее, тем она быстрее и безопаснее доводит сталкера до его цели. Поэтому он зашагал дальше, планируя обогнуть здание с запада. Мало ли, кто расчищал тот коридор? Может спящий сейчас контролер или таинственный бюрер, о которых Орех слышал на одном из привалов от сталкеров, возвращавшихся из дальнего рейда как раз в Припять, или ещё какая заведшаяся в этих заброшенных кварталах неизвестная полуразумная, и от этого ещё более опасная живность.
  Дом двадцать восемь нейтрал обошёл без происшествий. Втиснувшись в проход между торцом жилого здания и магазином со звучным названием 'Ручей', Орех просочился во дворы. Дорожка, по которой двигался сталкер, была когда-то асфальтирована. Но, как и во всем городе, асфальт был почти побежден местной флорой, которая во многих местах вздыбила и разорвала продукт нефтехимической промышленности Советского Союза. По обеим сторонам дорожки посаженные много лет назад, росли кусты. Когда-то это были аккуратные посадки, за которыми ухаживали чьи-то заботливые руки, но теперь они разрослись и теперь занимали приличную площадь, создавая своеобразную живую изгородь. Лишённые листьев ветви плотно переплелись и встали высоким, плотным забором на пути каждого желающего проникнуть в палисадник. Не то что пробиться, разглядеть, что твориться по обеим сторонам дорожки за этой мешаниной тонких и гибких стволов было практически не возможно. На углу навстречу Ореху, продравшись сквозь нижние 'этажи' кустарника, который, как выяснилось, у корней был не настолько густым, выскочил слепой пёс. Нейтрал вскинул было приклад к плечу, но мутант, поскуливая, промчался мимо, не обратив на сталкера никакого внимания. Чернобыльская тварь пересекла асфальтированную дорожку и исчезла в кустах. Судя по повадкам, псина, удирала от какого-то более крупного хищника. И он не заставил себя ждать. Следом, с шумом ломая ветви, выскочила в своей страшной красоте химера.
  Орех обмер, застыв чуть ли не на полушаге. Он знал, что в одиночку с этим хищником ему не справиться даже, если бы сейчас к его автоматической винтовке был привешен подствольный гранатомет, да ещё заряженный фугасным зарядом. Но химера и глазом не повела в сторону нейтрала, а припустила за собакой, азартно порыкивая на ходу обеими пастями. Двухголовый мутант с шумом врубился в кусты, растущие по другую сторону дорожки, разрывая, как бумагу, толстую стену из гибких стволов. У сталкера отлегло от было сердца и он продолжил движение. Но тут он увидел, как на остатках детской площадки справа от него, два псевдо-пса загоняют псевдоплоть. Откуда она тут взялась, Ореху было плевать, но его удивило то мутанты не обращали на него, сталкера, внимания, занимаясь друг дружкой. Псевдоплоть истошно визжала и яростно отбивалась от хищников своими увеличенными до роговых мечевидных отростков, копытами. Вдруг нейтрал вспомнил слова одного из свободовцев, что в радиусе километра от Радужного диска, мутанты перестают замечать людей и живут своей естественной жизнью, если её можно назвать таковой. Правда, это было на уровне даже не гипотезы, а так, - слухов, но Орех наблюдал данный феномен в реальности. Для местной фауны он, человек с большой земли, даже изрядно протравленный местными излучениями, не существовал вовсе! Будто и не было его здесь вовсе. Словно бы он зритель, находящийся в виртуальной реальности. Правда, как долго продлиться этот режим невидимки до исчезновения Диска Орех не имел понятия.
  Пули ударили в шаге от сталкера. Стрелок, вероятно поторопился. Или все дело в том, что нейтрал не сделал того рокового шага, который привёл бы его к смерти или тяжелому ранению. Следующие пули должны были достигнуть цели, но Орех не собирался давать неизвестному снайперу шанса прикончить себя. Мужчина упал на заснеженный асфальт, обдирая локти, и откатился к кустам. Плотность и количество ветвей кустов позволяли укрыться в них даже при условии, что листва уже облетела. Следующая очередь попала в стену дома, отколов от неё куски бетона. Взвизгнула срикошетившая об арматуру пуля. На голову Ореха посыпались сбитые ветви.
  Нейтрал выругался сквозь зубы. Ввязываться в бой он не планировал. Но выбора не было. Быстро проанализировав ситуацию, нейтрал пришел к выводу, что стрелок один. Сомнительно, что это была засада. Скорее всего, либо залётный сталкер, ошалевший от того, что его не трогают мутанты или какой-нибудь Зашитый рот, отбившийся от патруля, или снайпер, которого забыли сменить и теперь он палит во всё человекообразное, что движется в радиусе поражения его оружия. Огонь велся с запада. Орех осторожно достал наладонник и включил его, выведя на экран карту. В направлении стрелка ничего такого высотного не было. Значит не засада. И не снайпер. Впрочем, последний уже достал бы Ореха. Однако, противник перестал вести огонь и затаился. Орех погасил ПДА, подобрался и сделал рывок, преодолевая свободное пространство асфальтированной дорожки и пытаясь укрыться за кустами с другой её стороны. Пули, выпущенные неизвестным стрелком, ударили в считанных сантиметрах от пяток нейтрала, взбивая бурунчики снега вперемешку с асфальтовой крошкой землей. Плотное сплетение гибких ветвей приняло Ореха на удивление свободно, едва ли не расступившись перед мчащимся вперед мужчиной. Только вломившись в кусты, Орех осознал, что абсолютно не владеет информацией о том, есть ли за зарослями какие-либо аномалии, да и что там вообще находится. Ровная ли земля, есть ли провалы, постройки, препятствия или ещё что-то? Это всё нейтралу было неизвестно. Но Ореху повезло. За границей кустов оказалось свободное пространство без каких-либо ловушек или складок местности.
  Из-за зарослей вслед Ореху донёсся яростный вопль, и следом застучали выстрелы. Выпущенные наугад пули просвистели в десятке метров от нейтрала. Тот достал ручную гранату и, вырвав чеку, метнул в сторону стрелявшего. Кидал, конечно, тоже вслепую. Так на звук выстрелов. Даже не надеялся, что противника зацепит осколками. Орех всего лишь рассчитывал на то, что его атака посредством 'карманной артиллерии' заставит неизвестного стрелка отступить. Грохнул взрыв. Осколки хлестнули в разные стороны, срезая ветви, впиваясь в стену дома. Теперь противник, если не ретировался, должен быть наверняка уничтожен. Брошенная нейтралом граната была оборонительной, то есть давала большое число поражающих элементов, разбрасывая их на максимальную площадь. Даже Ореху, который находился на приличном удалении от места взрыва, пришлось броситься на землю, чтобы избежать шального осколка.
  Не собираясь оставлять у себя за спиной вероятную угрозу, сталкер вернулся, чтобы проверить результат своей атаки. Увы, стрелок оказался глупее, чем думал Орех. Его останками уже занималась стая слепых псов. До слуха нейтрала донеслось повизгивание, хруст разрываемой ткани и плоти, рычание мутантов. Подходить к пирующим чернобыльским тварям у Ореха не было никакого желания, так что принадлежность стрелявшего осталась ему неизвестной.
  Тем не менее, удовлетворенный своими действиями, Орех продолжил движение, стараясь не выходить на открытое пространство, но и не приближаться к строениям и подозрительным предметам. Периодически он бросал перед собой болты, чтобы разведать путь. В целом, обстановка была относительно спокойной. Мутанты действительно вели себя спокойно по отношению к нему. Например, мимо Ореха прошелестела стая крыс с крысиным волком в центре. Но ни одной зверюшки не возникло желания даже повернуть свою морду в сторону нейтрала.
  Обогнув дом номер двадцать четыре с северного торца, Орех остановился. Разросшийся кустарник всё-таки сильно мешал обзору. Пришлось нейтралу сделать небольшую остановку в промежутке между домами двадцать четыре и пятнадцать и опять доставать наладонник, чтобы свериться с картой, стараясь при этом не выпустить из поля зрения окружающее пространство. Справа от Ореха должно было находиться здание детского сада номер три 'Солнышко'. А вот левее от того места, где стоял нейтрал, должна была стоять искомая и желанная школа номер один. Только увидеть её нейтрал пока толком не мог. Обзор закрывали кусты и боковая сторона дома номер пятнадцать. Виднелись лишь крыши обеих зданий - школьного и детсадовского. Ухмыльнувшись и качнув головой отмечая какие-то свои мысли, Орех достал из кармана банку энергетика. Она досталась сталкеру в составе снаряжением, лежащем в рюкзаке, который Орех снял с убитого в лагере 'Зашитых ртов'. Жестяные бока контейнера были разрисованы разными цветными броскими надписями на иностранном языке. Вольт как-то хвастался перед Орехом такой же банкой. Говорил, что это специальная натовская армейская разработка. Силы поднимает и тонизирует часа на три активных действий. И, якобы, без последствий. Но Орех не верил ни одному, ни другому, ни третьему. Слишком уже цветная, зазывная раскраска покрывала банку. Была бы армейская - цвет был бы хаки. Да и в остальном сомнения. По опыту сталкер знал, что действия любого стимулирующего препарата в конечном итоге приводят либо к истощению организма, либо к физической смерти. Тем не менее, нейтрал открыл клапан в торце банки: стимуляторы Мокреца использовать не хотелось. Напиток, зашипев, буроватой пеной рванулся наружу.
  - Растряс, - недовольно проворчал нейтрал.
  Он сдвинул с лица маску и, припав к отверстию в банке, жадно отхлебнул. Закашлялся. Буржуйский напиток плеснул не в то горло. Вернул маску обратно. Ещё не хватало гадости какой-нибудь вдохнуть. ЧАЭС недалеко. Неспешно употребив содержимое, нейтрал отшвырнул пустой контейнер и ещё раз огляделся. Выйти к первой школе напрямую не представлялось возможным. Два столба жарок, вдруг поднявшиеся в воздух у седьмого дома под аккомпанемент истошного визга какого-то мутанта прозрачно дали понять, что человеку там хода нет. Но с другой стороны кроме аномалий в том месте не было ничего. Наверняка заросли были выжжены жарками на корню. А на открытой местности была вполне ощутимая перспектива получить пулю в голову от снайпера, если таковой отслеживал окружающую местность. Это было достаточно реально, поскольку хотя бы небольшие посты, но должны находиться на удалении от основной базы, чтобы в случае чего предупредить об опасности. В то, что 'Зашитые рты' были беспечны, надеясь на свое вооружение и оснащение, Орех не поверил бы ни за что. Значит, пост, наверняка есть в детском саду или школе. Почему-то нейтрала не ужаснула эта мысль. Осознание того, что Диск может быть уже обнаружен, не испугала Ореха. Даже если и найдут, то разберутся и 'зашитые' что это такое? Смогут ли активировать? Ещё вопрос и довольно серьезный.
  - Впрочем, если не попробовать, так и не узнаю, - пробормотал Орех.
  Он вскинул оптику к лицу и обследовал крышу детского сада. Ничего опасного для себя не приметив, мужчина вломился в кустарник, который через три шага внезапно кончился. Словно ножом обрезали. Матюгнувшись, нейтрал вывалился на открытое пространство. Ни дерева, ни кустика. И трава ровная, будто только что по ней прошлись газонокосилкой. Здания детского сада и школы были видны чётко и во всех деталях. Даже фрагменты штакетника, который окружал когда-то дошкольное учреждение Орех рассмотрел во всех подробностях без применения оптики. Примерно в тридцати метрах от того места, где он вышел на поляну, сталкер заметил какой-то холмик. Рядом с ним торчала палка, к которой был прибита картонка. На последней виднелась какая-то надпись, выполненная красной краской. Присмотревшись, Орех не понял, что это за возвышенность, но надпись на табличке прочёл. 'Не оглядывайся!' предостерегала она.
  'Чушь какая,' - подумал Орех. - 'Не оглядываться в Зоне - полнейшая глупость и первый шаг к самоубийству.'
   Но надпись, что называется, 'цепляла'. Да и ухоженный, почти окультуренный ландшафт на фоне заросших буйной растительностью местностей вызывал подозрения. Поэтому Орех ничтоже сумняшеся полез в карман за самым надежным датчиком аномалий в Зоне - крепежным инструментом. Брошенный перед собой болтик не вызвал никакой реакции. Орех достал ещё один и метнул его чуть дальше. И тут по траве пробежала рябь, будто по водной глади после попадания в неё камешка. Орех подался назад, но спина наткнулась на твердую стену. Бросив взгляд назад, мужчина увидел, что кусты уплотнились, приняв вид каменного монолита.
  - Крышку, стало быть, открыли, бабочку впустили, а потом захлопнули, - пробормотал Орех.
  Кустарник односторонней проницаемости впечатлял, но не обнадеживал. Секунду размыслив, нейтрал бросил болт в трёх шагах по линии своего движения - в сторону школы. Ничего не произошло. Трава осталась травой. Дойдя до вешки, Орех бросил следующий. И опять никакой реакции. Потом опять и опять. Только на пятой гайке по траве снова прошла странная рябь. Мужчина понимал, что это аномалия, но природы ее он не знал. И знать не хотел. Поэтому следующий болтик полетел правее. Потом левее и так до тех пор, пока нейтрал не нащупал безопасный путь. Он чувствовал себя сталкером первых самых романтичных лет, когда в Зоне появились свои легендарные ходоки, свои мифы и загадки. Тогда учёные не придумали детекторов аномалий. Да и не каждый прибор реагировал на искривления пространства. А Зона не дремала. Каждый месяц появлялась новая ловушка, основанная на уже иных, нежели предыдущие, законах и принципах. Некоторые локализовались возле каких-то конкретных мест, иные распространялись по всей территории зоны отчуждения.
  Двигаясь таким способом, Орех вынужден был повернуться спиной к детскому саду. Делать этого совсем не хотелось, хоть у нейтрала где-то в глубине души зрела уверенность в том, что здание пусто. Но ещё что-то там же внутри подсказывало мужчине, что жизнь за стенами бывшего детского учреждения какая-то теплится. Ощущение усиливалось и вдруг волосы на затылке сталкера зашевелились, будто взгляд нечеловеческих глаз пристально сверлил место сочленения позвонков шейного отдела и черепа. Орех испытал почти непреодолимое желание обернуться. Но стоило ему только подумать об этом, как сталкер оказался в трёх шагах позади того места, где только что находился.
  - Не понял, - удивление нейтрала не знало границ. - Что за мистика?!
  Мужчина покрутил головой, и снова невидимая сила словно фигуру на шахматной доске отодвинула сталкера на три шага назад. Орех замер. До него начал доходить смысл предостережения на табличке. Но он все равно оглянулся ещё раз - уж больно сильно было ощущение взгляда в затылок. И тут он оказался чуть ли не в центре поля с ровно выстриженной травой. На равном удалении от него были и школа, и детский сад, и жилые дома.
  - Ядреная вошь, - пробормотал сталкер. - снорка тебе в ....
  На него медленно накатывала паника. Ощущение взгляда в затылок многократно возросло и теперь давило на мозг будто прессом. И с каждым шагом в сторону цели ощущение становилось всё сильнее.
  Нейтрал понял, к чему было предупреждение на табличке. Но вот поздно ли осознал это или нет? Сможет ли теперь выбраться. Ореху некстати вспомнился греческий миф об Орфее и Эвридике. Только в том сказании певец не должен был оглядываться, чтобы не потерять любимую, тень которой он выводил из царства Аида, а в реальности ставкой была не любовь, а жизнь.
  Собрав всю свою волю в кулак, Орех бросил болт. Шагнул. Бросил ещё один. Снова шагнул. Так, короткими перебежками сталкер двигался к намеченной цели - к забору школы номер один. Желание оглянуться всё больше давило на мозг, но Орех, внимательно глядя себе под ноги повторял одни и те же монотонные движения: бросок болта, два шага вперед, бросок гайки, два шага вперед. Последовательность нарушалась только тогда, когда упавшая фурнитура порождала рябь на траве.
  Час пролетел как дна минута. Обливаясь потом от напряжения, Орех добрёл-таки до намеченной точки и перелез через невысокий забор. К счастью сохранившаяся ограда была возведена ещё в советские времена и представляла собой невысокий бетонный блоковый штакетник. Спрыгнув на пожухлую траву, почему-то хрустнувшую под его номами, нейтрал вздохнул с облегчением. Ему очень хотелось передохнуть. Физический сталкер не устал. Весьма утомился морально. Удерживать себя от того, чтобы не оглянуться, хотя ощущения чужого взгляда, казалось, прожгло мозг, дорогого стоило. Тем более, что и путь по полянке был отнюдь не прогулкой по курортному променаду вдоль Балтийского моря. Нейтралу стоило больших усилий удержаться от того, чтобы не ломануться напрямую к детскому саду и не устроить там выяснение, кто же это шутит с ним и пространством такие странные и мерзкие шутки. Но здравый смысл и жизненный опыт подсказывали Ореху, что такие выясняльщики уже не раз находились, и ничем хорошим данный процесс для каждого из них не закончился. Наверняка в здании дошкольного учреждения находилось то, что было вне возможностей сталкера, чем бы тот вооружен не был.
  
  Школа номер один города Припять являла собой достаточно стандартной планировки для подобных типов строений, здание. В простонародье такой вид компоновки называли 'самолетик'. Два параллельных друг другу корпуса соединялись проложенным по земле на уровне первого этажа тоннелем. В одном корпусе, как правило, были учебные классы, лаборатории и администрация, в другом - спортивный и актовый залы с раздевалками, столовая и мастерский для уроков труда у мальчиков.
  Ореху, несмотря ни на что, изрядно повезло. В результате всех перипетий с последней аномалией, он оказался практически напротив того места, куда указал Харон. Справа виднелся центральный вход в школу. Левое крыло здания со стороны фасада частично обрушилось и являло собой довольно ужасающую картину. На площади перед школой, где когда-то выстраивались первого сентября октябрята, пионеры и комсомольцы контролёр устроил спортивные соревнования. Два зомби увлеченно били друг друга кулаками. Остальные десять пока бесцельно топтались около мутанта, который важно восседал на кузове автомобиля, который когда-то носил гордое имя 'Москвич-412'. Еще одна пара зомби с палками в руках стояла чуть поодаль. Наблюдавший за этим Орех решил, первая пара - это соревнования по боксу, а следующими должны пойти фехтовальщики. Внутренний двор между корпусами был скрыт от Ореха зданием оранжереи, в которой, скорее всего, школьники должны были заниматься ботаникой, генетикой и прочими естественными науками. Между тем именно там - на этом небольшом пятачке между двумя частями школы, судя по информации с наладонника, с которым сверился Орех, находился искомый объект. И именно этот фрагмент ландшафта был скрыт от взгляда нейтрала.
  Обогнуть оранжерею на глазах у контролера сталкер не решился. Конечно, согласно полученной и отчасти проверенной информации, мутанты в пределах Диска вялые и на людей не обращают никакого внимания, но рисковать было глупо, тем более, что вполне возможно было наличие дополнительных обходных путей.
  Предчувствие не обмануло Ореха. Он вполне успешно обошёл остатки строения сельхозназначения и очутился прямо напротив коридора, соединявшего школьные корпуса. Внутренний дворик был абсолютно пуст.
  - Наврал Киряй, как есть наврал, - ухмыльнулся Орех, осматриваясь. - Нет тут никаких гипнотизирующих артефакт мутантов. Да и где сам Диск?
  Нейтрал поднял глаза. В пяти метрах над землей и в трёх метрах от ближайшей стены висел, медленно вращаясь вокруг своей оси, артефакт. Сказать, что он не был похож на диск, а уж тем более радужный, - ничего не сказать. Это был, скорее, веретенообразный объект с черной, блестящей поверхностью. Он был похож, скорее, на кусок гранита, который вопреки законам гравитации завис над землей.
  - А есть ли у вас план, Мистер Фикс? - пробурчал себе под нос, а точнее в фильтр маски нейтрал.
  - А ни хрена у нас нет никакого плана, - сам себе ответил сталкер, перевирая слова героя одного мультфильма, который в этот же момент начинал страдать раздвоением личности.
  Ситуация действительно была практически патовая. А если точнее - из разряда 'близок локоток, да не укусишь'. Артефакт висел так высоко, что допрыгнуть до него не взялась бы, наверное, даже химера. И от ближайшей точки опоры он был тоже достаточно удален. Таким образом цель находилась в таком положении, что, чтобы е достать, нужно, как минимум, зависнуть рядом. Никаких подъемных механизмов, типа автокрана, подъемника, которым пользуются электрики или пожарной лестницы поблизости не наблюдалось. Никакой аномальной активности в районе Диска Орех также не обнаружил. Во всяком случае, в непосредственной близости от цели.
  Нейтралу пришло в голову, что можно найти верёвку или провод подлиннее, привязать к концу какую-нибудь конструкцию, напоминающую якорь и стащить артефакт к себе. Вряд ли Диск имеет мощную гравитационную привязку к месту. Резкий порыв ветра тут же подтвердил догадку сталкера - артефакт закачался, не смещаясь, при этом далеко от точки своего нахождения. Однако ни веревки, ни провода, ни даже палки нужной длины подходящей для задуманного Орех не увидел. А удаляться от артефакта нейтралу не хотелось. Мало ли что или кто. Даже конструкция для якоря нашлась - обломок какой-то мебели. Но, если предмет не достать, то его можно сбить. Несколько обломков обвалившейся школьной стены как раз лежали неподалеку. Орех нагнулся, поднял три подходящих по размеру и массе кусков бетона. Потом прицелился и метнул один из импровизированных снарядов в висящий артефакт. Но бросать что-то вверх гораздо сложнее, чем вниз или во впереди расположенную цель. Орех не докинул. Его снаряд не долетел до артефакта пары метров и упал на асфальт. С тем же успехом нейтралом были брошены и остальные куски бетона.
  Тогда Орех вскинул G-36, убранный им перед метанием за спину. Переведя штурмовую винтовку в режим одиночной стрельбы, сталкер прицелился и нажал на спусковой крючок. Пуля ударила точно в центр артефакта. Но Диск просто крутанулся в воздухе, закачавшись, словно привязанный невидимой верёвочкой. Пуля при этом непостижимым образом срикошетила и цокнула по стене школы, отколов изрядный кусок штукатурки, который с шумом рухнул на асфальт.
  - Твою псевдоплоть, - с досады Орех хотел сплюнуть, но вовремя вспомнил, что он в маске. - Как же тебя достать-то?
  Сталкер снял со спины рюкзак и полез внутрь, рассчитывая на то, что вдруг при ревизии содержимого он не заметил мотка или бухты веревки. Но тщетно - заплечный мешок не имел в своих недрах столь нужного сейчас нейтралу предмета.
  - Да что за... - снова выругался Орех.
  Лезть через здание школы ему совершенно не хотелось. Не известно, что твориться за этими полуобвалившимися стенами. Да и выдержит ли крыша? Между тем, это был единственный выход. При этом, Ореху ещё предстояло продумать способ приземления, если, конечно, таковое состоится. Ведь вполне вероятно было также и то, что энергии артефакта или того, что его заставляет висеть в воздухе, хватило бы на то, чтобы удержать на себе девяностокилограммового Ореха в амуниции и не опуститься на асфальт двора.
  - Ладно, никто не обещал, что будет легко, - подбодрил сам себя сталкер и двинулся к пролому в стене, внимательно оглядывая окружающее пространство.
  Оказавшись в здании школы, Орех огляделся. Он находился в просторном холле учебного заведения. Прямо перед ним зияла дыра главного входа. Насколько нейтрал помнил планировку такого строения (сам когда-то учился в подобном), чтобы попасть на крышу, ему нужно было подняться на верхний - третий - этаж. Там, со стороны лестницы в обоих крыльях строения располагались люки. Они и вели в то место, куда могли попасть либо рабочие, трудившиеся на крыше, либо пожарный, либо учитель труда. Ученикам путь на крышу был заказан и поэтому манил своей таинственностью со страшной силой каждого школьника. Счётчик Гейгера показал повышенный уровень радиации в правом крыле школы, куда нейтрал попытался проникнуть с целью облегчения своего пути. Это заставило Ореха ретироваться, хотя сталкер прекрасно понимал, что разлом проходит именно в относительно безопасной, левой стороне школы и ему придется как-то перебираться через дыру в крыше.
  Завернув в холле налево, Орех внезапно столкнулся у лестницы наверх со спускающимися ему на встречу тремя зомби. Двое были когда-то мужчинами и один - женщиной. На всех троих мутантах были остатки цивильной одежды. По этому признаку нейтрал решил, что это некогда были гражданские лица - учёные или лаборанты, или вовсе туристы, которым не повезло попасть под выброс. Сталкер никогда не видел женщин зомби, и это зрелище его слегка ошеломило. Тем не менее, рефлексы сработали как надо - Орех ушёл с возможной линии огня, и, присев, вскинул штурмовую винтовку. И только сейчас обратил внимание, что мутанты были безоружными. Более того, они не собирались нападать на нейтрала, что и продемонстрировали тот час же. Дойдя до последней ступеньки, зомби развернулись на сто восемьдесят градусов и, бормоча себе что-то под нос, отправились наверх. Орех перевел дух. Мутантов он, откровенно, 'зевнул', расслабившись, и в обычных условиях был бы убит или серьезно пострадал. Быстро оглядевшись, сталкер наметил пути отступления, в случае, если таковое будет необходимо. Слева от лестницы у технического выхода расплескался, мерцая мертвенно зеленым свечением, студень. Уходить через это место, если что, был не вариант. По правую руку была рекреация, медчасть и учебные кабинеты. Что творилось в этих помещениях, сталкеру известно не было, а узнавать времени не было.
  Осторожно ступая, Орех последовал за мутантами. Он не боялся аномалий. Если прошли зомби, значит пройдет и он. Он опасался вооруженных мутантов. Вдруг попадется какой-нибудь зомбированный залётный сталкер или военный. Хоть, по идее, они не должны были замечать Ореха, флуктуации могли быть какими угодно. Встречные сталкеры рассказывали байки, что иногда набредают на городок, где названия и вывески написаны исключительно иероглифами, дома, преимущественно, одно-двух этажные и пахнет морем. Знающие люди говорили, что чернобыльская зона пытается объединиться с зоной отчуждения вокруг взорвавшейся несколько лет назад Фукусимы. Правда это или нет, Орех не знал. Но он не встречал такого города за все годы нахождения в Зоне.
  Вдруг зазвенел звонок, и заброшенное здание школы ожило, наполнившись гулом шагов, звуками хлопающих дверей, звонкими детскими голосами, топотом и смехом. Наваждение, а это было именно оно, явилось настолько ярким и сильным, что Орех слегка опешил. Этот обыденный, привычный всем звук школьного звонка заставил всколыхнуться в душе старым воспоминаниям об октябрятском детстве, пионерской и комсомольской юности. Зомби тоже зашевелились, забормотали что-то бессвязное и двинулись, подергивая конечностями, на второй этаж, свернули в коридор и пропали из виду. Увидев телодвижения мутантов, Орех моментально вспомнил, где находится, и поспешил к цели. На предпоследней лестничной площадке он задержался. Прямо посредине бетонного пола подскакивал редчайший и ценнейший артефакт: 'золотая рыбка'. Сталкер на своем пути до Припяти встречал массу артефактов. Какие-то поднимал, зная, что сможет реализовать. Какие-то пропускал, понимая, что девать их некуда. Вот и сейчас. Ореху явно было не до сбора артефактов. Но мимо 'золотой рыбки' он пройти не мог. Тем более, что именно этот подарок Зоны, не смотря на свою редкость, был чрезвычайно полезен нейтралу особенно сейчас. Дело в том, что 'рыбка' нейтрализовывала воздействие пси излучений и таких же аномалий. Поэтому Орех, оглянувшись по сторонам, поднял артефакт и вставил его в специальный карман на шлеме.
  Без приключений добравшись до четвертого этажа, сталкер остановился. Люк, ведший ни крышу, был вырван вместе с коробкой и частью потолка. Впрочем, металлическая лесенка, которая была приварена к вмурованным в стену штырям, всё ещё давала возможность подняться наверх. Даже синяя краска, которой её когда-то покрасили, частично сохранилась. Оглянувшись на всякий случай на топтавшихся на лестничной площадке пролётом ниже трёх давешних зомби, которые успели почти догнать нейтрала пока тот возился с артефактом, Орех закинул за спину штурмовую винтовку и положил руку на ближайшую ступеньку, роль которой играли толстые прутья. И тут за его спиной раздался знакомый голос:
  - Зачем ты меня у 'Радуги' оставил, Орех?
  Нейтрал вздрогнул. Его давно не окликали по прозвищу. Чаще либо 'Эй, сталкер', либо, 'Слышь, бродяга'. А сейчас прозвучало то, что в Зоне и в зоне называли 'погоняло', и оно за эти годы уже так въелось в сталкера, что тот, грешным делом, стал забывать имя свое, данное ему при рождении родителями. Да и хорошо знаком Ореху был этот голос. Потому что принадлежал Рыжему. И, если бы нейтрал не видел своими глазами, как его спутник погиб, он точно решил бы, что его зовет припятец.
  - Почему бросил? Ведь ты мог меня спасти.
  Голос звучал вкрадчиво и так близко, будто говоривший стоял прямо за спиной Ореха. Сталкер застыл на месте. Он не знал, что делать, и не ведал, что делается у него за спиной. Мутанты не должны его трогать. Значит аномалия. Скорее всего опять с пси воздействием, как в 'Прометее'. Очередная гадость, выползшая из брошенных много лет назад лабораторий. Собрав в кулак всю волю, Орех поднял ногу и поставил её на первую ступеньку.
  - Куда же ты. Опять меня бросае-ш-шь, - голос был наполнен укоризной.
  Что-то приблизилось к сталкеру и зашептало на самое ухо.
  - Не ходи, куда идёшь, нечего тебе там делать. Нечего искать. Лучше оставайся зде-е-ес-с-сь, с нами, твоими друзьями.
  Орех чувствовал дыхание этого чего-то у себя на шее. Волосы зашевелились у нейтрала на голове, но вместе с этим пришло понимание, что этого не могло быть! Голова и шея закрыта шлемом, лицо - глухой маской. Поэтому нейтрал решительно сделал ещё один шаг и начал подниматься вверх.
  - Стой! - голос звучал уже не просяще, а требовательно и принадлежал он уже другому человеку. Сталкеру по прозвищу Звонарь из группировки 'Свобода'. - Куда собрался!? Тебя ждет сталкерский суд!
  Орех вздрогнул, все внутри него сжалось. Но он упрямо продолжал лезть вперед, стиснув до боли зубы. Он понял, что это аномалия. Ни Рыжего, ни Звонаря здесь просто быть не может. И ловушка никак не может боле сильно воздействовать на него - Ореха. Экипировка пока спасала.
  - Сто-о-ой! - голос потерял всякие человеческие интонации и стал похож на то, механическое исполнение, которое получалось у 'Зашитых ртов', когда они воспроизводили слова через специальные приборы.
  Но нейтрал уже добрался до конца лестницы. Он выглянул наружу, перед этим выставив штурмовую винтовку. Убедившись, что никакой опасности нет, сталкер перекинул через край крыши своё тело и быстро поднялся. Орех осторожно глянул вниз - в лаз, из которого он выбрался. Там, у основания лестницы переливался блестящими боками черный пузырь, размером с два баскетбольных мяча. И на поверхности этого шара то и дело прорисовывались лица знакомых Ореху сталкеров - Раты, Рыжего, Звонаря.
  - Гадость какая, - прошипел с ненавистью нейтрал.
  Он никогда не любил тех, кто пытался влезть в его мысли или влиять на его поведение, мнение, взгляды на мир. Сталкер хоть и был в прошлой жизни простым работягой, но на жизнь смотрел вполне трезво и здраво. Потому не любил, когда в его голову пытались вложить идеи, для него, Ореха, чуждые. Вот и пси-ловушки нейтрал терпеть не мог по этой же причине. С грави, каруселью или жаркой всё понятно. Одна расплющит, другая поджарит, третья разорвёт на кусочки. Но вот те ловушки, воздействие которых закисляет мозги - это худшее из зол Зоны. Ведь попавший в такую аномалию сталкер, чаще всего не осознает, что уже всё, он попался и больше не вырваться.
  Орех хотел метнуть гранату в висящий метром ниже него шар, но передумал, решив, что взрывом может задеть и его самого, а то и вовсе обрушить вниз часть крыши. Конструкция-то за годы изрядно обветшала. Да и боеприпас следовало поберечь на обратный путь. Мало ли, как выйдет? Зона может подкинуть любую гадость. Особенно на обратном пути, когда после успешно выполненной задачи сталкера несет на крыльях эйфория. И тут бац... И все... Беспечный бродяга попадает в аномалию или на обед мутанту. Поэтому граната осталась на своем месте, а нейтрал двинулся к точке, с которой, как он предполагал, проще всего добраться до висящего над землёй артефакта. Порыскав глазами по крыше, Орех заприметил невдалеке приличной длинны кусок провода. Размер в цифрах нейтрал озвучить бы не взялся, но на глазок кабеля должно было хватало. То есть как раз то, что нейтралу сейчас было нужно! Он планировал обвязать один конец своей находки в районе пояса, закрепить другой на крыше и прыгнуть за Диском. Длинны страховки как раз должно хватить, чтобы добраться до цели, но не разбиться при падении. Будто специально из рубероида, которым была покрыта крыша, торчал кусок арматуры. Правда, на нем угнездились Рыжие волосы, а кончик прута был увенчан шариком Жгучего пуха, нейтрала это не остановило. Сначала он почистил предполагаемую опору. Для этого нейтрал выдрал из крыши пару кусков покрытия и протёр им арматурину. Затем, подёргав за штырь, Орех убедился, что держится он крепко. Сталкер почесал затылок, точнее, шлем в районе затылка и принялся сворачивать провод в бухту. Ему было немного странно, что несколько метров проводящего электрокабеля вот так запросто лежит на крыше здания в Мёртвом городе. С учётом того, что после распада группировки 'Монолит' в этом заброшенном населённом пункте стали чаще шарить мародеры, факт наличия такой ценной вещи, как вполне пригодный к использованию провод, настораживал. Но нейтрал проверил находку, и только убедившись в её безопасности, приступил к реализации плана.
  Прикинув примерно расстояние до артефакта, сталкер привязал один конец кабеля к штырю, а второй обмотал вокруг пояса. Затем резко выдохнув, рванулся к краю крыши, стараясь не думать о возможных последствиях. Орех боялся высоты. Поэтому сделал именно так - не думая, не рассуждая, не оставляя время страху завладеть тобой, сделать твои ноги ватными, а движения вялыми. В противном случае, он не решился бы прыгать. К тому же надетая на Орехе амуниция массой своей также не была рассчитана на подобные полеты. Понимание этого также могло помешать сталкеру совершить задуманное, заставив его рефлекторно затормозить самого себя. Оттолкнувшись от края крыши обеими ногами, как в школе во время прыжков в длину, Орех прыгнул к заветному артефакту, вытянув вперёд руки. Время вдруг будто замедлилось, превратив воздух в вязкое желе. Орех внезапно вспомнил, что за всеми этими хлопотами по поиску артефакта и добыче оного, он, сталкер, совсем забыл загадать желание, которое он 'продумает', коснувшись Диска. Время остановилось совсем. И вдруг Диск исчез. Вслед за ним пропала школа ? 1, Припять, Зона отчуждения. Орех осознал себя висящим в каком-то тумане. Вокруг него мелькали неясные тени, создавая странные завихрения. Сталкер не видел ни земли, ни пола, ни стен, ни потолка, ни иной поверхности, на которую мог бы опереться руками или ногами, или хотя бы по которым он смог бы определить своё положение в пространстве. Он словно бы находился в неведомом ему пространстве. Но вокруг него было движение, и довольно активное. Однако самих объектов Орех не видел. Зато всё вокруг пронизывал шёпот, который то приближался, становясь громким и различимым, то удалялся, затихая.
  - Подумай, хорошенько подумай, желание может быть только одно - раздался вдруг в голове нейтрала голос Киряя - сталкера с базы 'Свободы', от которого нейтрал услышал историю про Радужный диск.
  Орех вздрогнул и повернулся на голос. Он рефлекторно вскинул руки, собираясь взять на мушку неожиданно подкравшегося к нему... Сталкера? Мутанта? Аномалию? Тут нейтрал с точностью сказать не мог. Но вдруг Орех с ужасом обнаружил, что руки пусты. Ни автомата, ни даже палки в них нет. Бегло себя осмотрев нейтрал с ещё большим страхом убедился в том, что он абсолютно гол.
  - Подумай, что лучше. Ведь, если загадаешь одно, сколько возможностей упустишь разом, - шептал над ухом голос, принадлежащий Мокрецу с 'Янтаря'.
  - Деньги не самое главное, тем более, что ты уже получил все что хотел и что ты отправлял родным уже дошло до адресата, - раздался голос Звонаря всё из той же 'Свободы'.
  Перед взором Ореха возникла счастливая мордашка сына. Болезненна худоба и бледность покинули щеки мальчугана. Глаза горели радостью и желанием жить.
  - Желания должны быть просты, - раздался совсем рядом незнакомый и до боли знакомый одновременно голос. - Будет роиться в головёнке куча мыслей, то исполнитель желаний сам выберет то, что ему интересней, и что он может выполнить с максимальным для себя выгодой и для своего же развлечения.
  - Но что же мне пожелать? - вопрос к невидимым собеседникам сам собой возник в голове Ореха. Он не собирался его задавать, но так вышло. Ведь голоса вокруг не спрашивали. Они утверждали, побуждали.
  - Чем больше хочешь, тем меньше получишь, - услышал нейтрал голос Раты. - Всегда заказывать надо то, что тебе больше всего нужно. Это может быть и мелкое, и глобальное. Смотря, как мыслишь и чем дышишь.
  В воспоминаниях Ореха тут же всплыли сетования старого сталкера, прозябающего сейчас в подвале в центре Припяти в отношении старых порядков в Зоне, когда всё было чётко регламентировано, и Монолит в четвертом блоке ЧАЭС главенствовал над всем в пределах шестидесятикилометрового радиуса. С точки зрения старого монолитовца, это были золотые деньки. Но когда кристалл распался, в Зоне начался хаос. Орех, правда, так не считал. По подсчётам нейтрала, он уже ходил по Зоне в сталкерах, когда по уверениям хозяина припятского подвала развалился кристалл, которому, как богу, служил целый клан. Так что нейтрал не помнил, чтобы в окрестностях Припяти происходили какие-либо особо фундаментальные и переломные события. Разве что, бандитов за Периметром прибавилось. Но их быстро зачистили.
  Голос Раты продолжал что-то бубнить, удаляясь, и Орех понял, что ему было нужно загадать. Все страхи и неуверенность вдруг куда-то пропали. Желание оформилось чётко. Их было много, кто хотел власти, денег, здоровья себе и близким, мира во всем мире. Орех же понял одно, - до своего выхода из Зоны он хочет остаться просто сталкером, а после того, как пересечёт Периметр - быть простым человеком. Без величия, несметных сокровищ, власти. Обычным, живущим в достатке человеком. До самой смерти, где б не застала его старуха в черном с косой.
  - Так что бы ты хотел? - снова возник в голове Ореха вопрос.
  - Всё у меня, вроде, есть, - мысленно пожал плечами сталкер. - И даже деньги на лечение сына. А нет сейчас, так будут позже. И жизнь, вроде, интересная. Никакого сафари не надо. Каждый день что-то новенькое и денег за это платить никому не нужно. Разве что хочу, чтобы Зона оставалась такая, какая есть и не менялась особо, чтобы не появлялись новые неизвестные аномалии и мутанты в таком количестве, как сейчас. Стабильности хочу, хотя бы относительной. А то уж больно много изменений одномоментно происходит.
  - Но за стабильностью кто-то должен следить, - возразил голос в голове.
  - Это уже не ко мне, - я сваливаю из Зоны с тем, что у меня есть и не хочу тут задерживаться без нужды ни секунды. Вася Зайцев, оставаться тут не намерен.
  Орех, пожалуй, впервые с того момента, как он пересек Периметр и вступил в сталкерскую братию, назвал свое имя. Он не нал, зачем так поступил. Слова сами сорвались с его языка.
  - Хорошо, да будет так. Вася Зайцев сможет покинуть Зону, которая станет стабильной, - произнес глухой голос, будто отдаляясь от сталкера. - Сейчас включатся внутренние часы. Они будут перед твоими глазами отсчитывать время в обратном порядке. Вася Зайцев до истечения двадцати четырех часов должен покинуть Зону. На это время ты станешь невидим и не осязаем для любого здешнего мутанта, твой запах также будет неразличим для них. Но после окончания суток Васю Зайцева сможет убить любой мутант, даже завалящий слепой пёс.
  Орех очнулся, уже вися на электропроводе в метре от асфальта. Видимо, он пропустил момент взаимодействия с артефактом. Слушая байки сталкеров у костра или в баре, нейтрала всегда занимала мысль - каково это загадать желание Монолиту? Ведь те, кто доходил до четвертого блока ЧАЭС не рассказывали никаких подробностей. Вроде как в сказке 'и жили они долго и счастливо'. А как происходил сам контакт - вербально, не вербально тактильно, телепатически или как-то ещё - этого не говорил никто. То ли скрывали, то ли просто не знали.
  Прямо под Орехом сидел слепой пес и бесстыдно мочился. Сталкер хотел взять пистолет и прострелить башку проклятой твари, которая гадит там, куда он намеревается прыгнуть, но как немедленно выяснилось, правая кисть не слушалась. Рука онемела почти до локтя. Видимо, контакт произошёл всё-таки, тактильный. Орех застонал от боли и бессилия. Но мутант и не думал пользоваться своим преимуществом и беспомощностью сталкера. Пёс шарахнулся куда-то в сторону и исчез из поля зрения нейтрала. Поднатужившись, вспомнив всех родственников слепого пса и удерживающего его, Ореха, за пояс провода, нейтрал освободился от пут и встал на ноги. С того момента, как он вошёл в школу и до нынешнего, ничего вокруг не изменилось. Нейтрал обратил только внимание на то, что у него немного сузился обзор. Будто он сидит в бронетранспортере или доте и смотрит через амбразуру на то, что происходит за переделами защищающих его стен. А в нижней границе этой амбразуры появились красные цифры. Совсем такие, как в любом секундомере. Только этот хронометр отсчитывал его, Ореха, время. И уже было вовсе не двадцать четыре часа.
  - А вот теперь у меня осталось не так много времени, - пробормотал Орех. - Гораздо меньше, чем было вначале, когда я начинал поиски.
  Эта констатация была лишняя, но сталкеру нужно было что-то сказать вслух, поскольку он ещё до конца не осознал, в какой реальности находится. А фразочки типа 'тра-ля-ля' прозвучали бы, с точки зрения, нейтрала глупо. Звук собственного голоса должен был, теоретически, поддержать нейтрала и дать ему немного морального заряда на движение дальше. Ещё и по этой причине следовало сказать что-то солидное или даже напыщенное, но никак не дурашливое.
  Орех попытался восстановить подвижность и чувствительность правой кисти. Ведь левой ему стрелять было бы не совсем удобно. Да и всё оружие располагалось на амуниции с расчётом на правшу. Через пару минут у него это получилось. Пальцы начали двигаться. Пусть не очень уверенно, но почти без боли. Теперь следовало наметить максимально короткий и безопасный путь отхода. В Припять он шёл с изрядным отклонением. Препятствующими факторами также явились и приключения, в которые регулярно попадал Орех по разным причинам. Теперь же предстояло максимально быстро добраться до ближайшего участка Периметра и скрыться за стеной до того, как внутренний хронометр закончит считать секунды его, нейтрала, жизни.
  Самым коротким путем до Кордона был Рыжий лес. Место весьма опасное для любого сталкера-одиночки. Только группы бродяг отваживались забираться под сень пораженных первым ударом атомного вихря в далеком восемьдесят шестом деревьев. Поговаривали, что мутанты в тех местах кишмя кишели. А в районе пионерского лагеря 'Родничок' и вовсе, по словам некоторых сталкеров, видели целые семьи кровососов. Орех сам никогда там не бывал в Рыжем лесу, и особого желания побывать в тех местах тоже не испытывал. Однако выбора не было. Через Речной порт идти не хотелось - там базировались 'Зашитые рты', а у Ореха не было такого количества патронов, чтобы сопротивляться целому клану. Да и лишний раз напоминать о себе людям, которым прилично насолил меньше суток назад, тоже не стоило. От основной проблемы Орех был избавлен - от атаки мутантов. А вот остальные беды, что преследуют любого сталкера в этих негостеприимных землях, могли его коснуться напрямую. А таковых было предостаточно - от аномалий, до бандитов и представителей недружественных кланов и групп сталкеров. В том же Рыжем лесу, поговаривали была база бандитов - в районе старой заброшенной шахты. В тех же местах, опять же, по слухам был выход в город-призрак Лиманск. А ещё там была пространственная аномалия, которая, по непроверенной, разумеется, информации 'высаживала' попавшего в неё сталкера где-то в районе железнодорожной насыпи и разрушеного моста недалеко от логова легендарного Сидоровича - одного из старейших торговцев Зоны. А там до Периметра рукой подать. Километра три будет, не больше. Орех весьма рассчитывал на аномалию, точнее на то, что она не является очередной легендой Зоны. Однако, как это нередко случалось, на пустошах, осененных радиацией с Чернобыльской атомной станции, любые сталкерские байки, вполне могли оказаться правдой.
  До Рыжего леса, судя по карте, добираться было достаточно далеко. Разумеется, по меркам Зоны. Сам лес находился в нескольких километрах от Мёртвого города. Спасительная и одновременно лихая мысль о необходимости раздобыть транспорт пришла Ореху в голову почти сразу. Медлить было нельзя, а любой железный конь существенно сократит время пути, да и некоторые опасности тоже поможет избежать. А уж если доведется достать средство передвижения адаптированное под местные условия, так вообще можно заказывать оркестр и под музыку выезжать из Припяти. Как говаривал один знакомый Ореху сталкер своему отмычке:
  Обычные аномалии типа жарки или электры, это ловушка гуманная. В большинстве случаев убивает сразу. А вот психические аномалии - это штука жуткая. Вопьется такая в твой мозг, выпьет личность и разум и станешь в лучшем случае зомбаком. Будешь бродить по Зоне ничего не помня, пока кто-нибудь не подстрелит или не сдохнешь сам.
  Поэтому, для Ореха, разумеется, были актуальны переделанные для Зоны БТРы или автомобили. Опять же, по слухам, которые нейтралу доводилось слышать самому, иная бронетехника экранировалась так, что даже гибельные для мозга излучения пси-аномалий, коими изобиловала Припять, не пробивались сквозь такую защиту. Но где такие раздобыть, если ими располагали только военные.
  Решение пришло само по себе независимо от размышления сталкера: вдалеке возник едва смутный шум. Он нарастал с каждой секундой. На всякий случай нейтрал, все ещё находившийся в районе школы номер один, придвинулся поближе к стене здания. Шум приближался и через минуту превратился в гул вертолётных винтов.
  - Твою псевдоплоть, - прошептал Орех. - Что происходит? Вояки решились на очередную масштабную операцию по вытеснению сталкеров из Зоны? Неужели из-за арта, который я разрядил?
  Но такого быть не могло. Даже, если артефакт влиял на события, он не мог подстегнуть происходящее таким образом, чтобы военная акция началась через несколько минут после разрядки Радужного диска. Нейтрал покачал головой и начал спешно проверять оружие и боеприпасы. Патронов хватало на двадцать минут плотного боя. И то, это если экономить, а не палить в белый свет, как в копеечку. Пара сотен патронов, пять снаряженных обойм, несколько ручных гранат - вот и всё боевое хозяйство. Далеко не каждый сталкер носил с собой столько. Тяжело, да и не всегда от одних мутантов отбиваться приходится. Иной раз, чтобы отпугнуть, например, одиночную псевдоплоть пары выстрелов из пистолета хватало. А иным или мародерам хватало наличие автомата в руках или на плече сталкера, чтобы трижды подумать, пытаться того обобрать или нет. У Ореха же такой боезапас оказался волей случая в качестве трофея.
  Между тем, гул, как показалось Ореху, растроился. Одновременно, нейтрал увидел, как из-за домов со стороны проспекта Ленина выплыла группа вертолётов. Три ударных - два Ми-35 и один КА-52, а также четыре транспортных, среди которых на фоне трёх Ми-171 выделялась громадина Ми-26. Кто бы это ни был, но он подготовился основательно. Тяжелые транспортные вертолёты Ми-26 переносили до сорока тонн груза, как в грузовой кабине, так и на внешней подвеске. В брюхе такой махины вполне могла оказаться бронетехника. Винтокрылые машины шли достаточно низко и Орех при желании смог бы рассмотреть в оптический прицел лица пилотов во всех подробностях. Но не рискнул. Его действие, замеченное с воздуха, могли расценить, как агрессивное и для нейтрала всё бы закончилось плачевно. Залпа из установленных на вертолёте оружий вполне было бы достаточно, чтобы погрести неумного сталкера под обломками бетонных конструкций.
  На востоке, в сторону реки к базе 'Зашитых ртов', судя по звуку, уходила такая же вертолетная группа. Орех увидел хвосты этих машин, мелькнувшие в просвете между домами, и со злорадством подумал, что 'сейчас этим штопаным прикурить-то дадут'. Но бойцы противоборствующей группировки были не настолько благоразумны, как нейтрал, потому что со стороны речного порта послышался дробный перестук крупнокалиберных пулеметов.
  'Идиоты', - с тоской подумал Орех.
  Вступать в противоборство с группой ударных вертолетов можно было, только имея существенный козырь в рукаве. Такового, по мнению нейтрала у 'Зашитых ртов' не было. Иначе как объяснить тот факт, что они откровенно прозевали атаку 'Свободы' на свою базу в речном порту? Нынешние же действия бывших монолитовцев могли привести к фатальным последствиям не только для них самих, но и для всех сталкеров, независимо от принадлежности к группировке, находящихся в зоне высадки военного десанта. Впрочем, Орех мог это только предполагать, поскольку он не знал цель, с которой армия прибыла в Припять. Это могла быть и спасательная операция, и очередная попытка занять центр Зоны. Да всё, что угодно! Поэтому все, что оставалось нейтралу - это вжаться плотнее в стену школы и пережидать пролёта боевой группы, надеясь, что его бренная тушка не попадется в поле зрения датчиков вертолетных телевизоров.
  И тут всё изменилось. Как всегда в Зоне неожиданно и кардинально. Со стороны порта раздался странный звук и последующий за ним взрыв. Орех выглянул из-за угла, к которому потихоньку подбирался ползком, вжимаясь в стену и стремясь выяснить, куда же ему бежать. Над базой 'Зашитых ртов' висело облако дыма, а на землю падал, пылая, сбитый вертолёт. Дымный след от ракеты ещё не рассеялся в воздухе. Орех понял, что боевые действия начались.
  Вертолётная группа неспешно проходила как раз над зданием детского сада 'Солнышко' и футбольным полем, как вдруг одна из ударных машин вздрогнула и дала крен вправо, словно уходя от невидимого препятствия. Вертолёт развернулся, завис над зданием дошкольного учреждения. Потом вертолет без видимых причин вдруг рухнул в штопор и, ударившись о землю, загорелся. При этом пилоты даже не пытались покинуть кабину гибнущей машины! Орех понял, что экипаж зацепило псианомалией. Им-то не было ведомо то, что знал простой, меряющий Зону собственными ногами сталкер. Транспортник, шедший рядом с погибшим вертолётом, резко развернулся и взял курс назад. Но далеко машина не ушла. Ударивший с земли огненный столб жарки, добил до фюзеляжа и дотянулся до двигателя. Вертолёт загорелся, причем не в одном месте, как бывает, когда зарождается пожар. Винтокрылый агрегат вспыхнул вдруг весь, от кабины до хвоста. Орех видел, как военные пытались покинуть гибнущее транспортное средство. Но огонь, единожды попав на амуницию или на кожу человека, уже не отпускал свою жертву, вгрызаясь в плоть, заставляя попавшего в аномалию страдать перед неминуемой гибелью. Да и высота была слишком большой, чтобы позволить покинуть гибнущий вертолёт без риска разбиться насмерть. Тем не менее, Орех увидел несколько живых факелов, что выбросились из падающего винтокрылого агрегата навстречу гибели. Не смотря на расстояние и грохот двигателей, сталкеру показалось, что он слышит крики умирающих людей. Странное оцепенение овладело Орехом. Не смотря на явную опасность, он не пытался покинуть место своего нахождения и бежать подальше, а стоял (сам не заметил, как поднялся с асфальта) и смотрел, будто зритель в кинотеатре на разворачивающееся действие, не зная, впрочем, что - боевик, драма, фантастика или хоррор. Казалось, дыхание мужчины замерло, и сердце будто бы остановилось.
  - Стой на месте сталкер и не вздумай рыпнуться! Ты на прицеле, - грубый мужской голос вывел Ореха из оцепенения.
  Мужчина вздрогнул, будто очнувшись. В десяти шагах от него стоял военный. В камуфляже, с оружием на перевес, на голове тактический шлем. Орех мог поклясться, что секунду назад никого на этом месте не было. Тем не менее, военный там был и, похоже, шутить не собирался. А такие, как этот чувством юмора не обладают, особенно находясь на задании. Судя по нашивке на передней пластине бронежилета - черной падающей звезде в серебряной окантовке на темно-синем поле, - это был кадровый офицер из состава отряда 'Радий' - архиэлитного и суперсекретного подразделения спецназначения сил Коалиции, охраняющей Зону. Поговаривали, что в этот отряд брали только офицеров - от лейтенантов до майоров, возрастом от двадцати трех до тридцати пяти лет что их снабжали самым современным оснащением и вооружением, которое еще не поступило даже в серийное производство, а существовало только в виде нескольких прототипов. Ещё слухи ходили, что перед выходом на операцию, бойцов пичкали чем-то вроде тех препаратов, какие были даны Ореху в лагере учёных на 'Янтаре'. Поэтому сталкер понимал, что шутки этот военный не шутит и шансов у него, нейтрала, выйти из боя хотя бы живым, почти нет. Автомат в руках спецназовца чуть дёрнулся, и три пули ударили в стену над головой сталкера. На голову Ореха посыпались крошки бетона. Сталкер непроизвольно присел, вздёргивая свое оружие и припадая на правое колено. Тем самым он сместился с линии огня и теперь мог дать отпор. Указательный палец правой руки нажал на спусковую скобу и пули ушли в сторону военного. Кувыркнувшись вправо, Орех упал на живот и дал ещё одну короткую очередь. Однако, пули ударили в пустоту. Никакого спецназовца там не было. Будто бы растворился в воздухе. А кто же тогда стрелял? Орех бросил взгляд на стену, в которую угодили пули после предупредительных выстрелов. Никаких свежих отметин на ней не было.
  - Тьфу, холера. Очередной мираж, - с досады чуть не сплюнул себе в маску Орех, откатываясь обратно к стене и поднимаясь на колено.
  Похоже, что Зона, сделав нейтралу шикарный подарок, не собиралась выпускать его просто так - без приключений. К этому выводу пришёл Орех, когда увидел, закрывшую над ним небо вертолета и упавшие сверху на асфальт концы лееров. Он, примерно представлял, что может последовать за этим, поэтому, не особо раздумывая, бросился к ближайшему отверстию в стене школы. Для этого нейтралу пришлось преодолеть расстояние до соседнего корпуса. Это заняло не больше десяти секунд, но Ореха заметили.
  - Стой на месте, сталкер, стрелять будем! - раздался откуда-то сверху усиленный мегафоном голос.
  Но нейтрал, подстёгиваемый реальной опасностью, бежал со всех ног и, не думая о подстерегаемых в подвале неожиданностях, скатился по ступеням крутой лестницы вниз. Вслед ему раздались выстрелы, которых он не слышал из-за рева вертолетных двигателей. Но попавшие в стену пули красноречиво свидетельствовали о действиях спецназовцев. Спустившись вниз, Орех включил фонарь и бегло осмотрел помещение. Подвал, как подвал, ничего себе особенного. Чистое, сухое помещение без намёка на аномальную активность или присутствие мутировавших форм жизни. Это было странно, но вполне на руку сталкеру. Был только один большой вопрос: а не загнал ли Орех сам себя в тупик? По всему выходило, что да, поскольку вряд ли из этого подвала был какой-то другой лаз наружу. Также думали и спецназовцы, поскольку помещение вдруг озарилось яркой вспышкой, и по барабанным перепонкам Ореха ударил сильный треск. Хорошо что сталкер инстинктивно отвернулся, как только первые фотоны начали раздражать сетчатку глаз. Но даже при этом перед взором нейтрала поплыли белые пятна. 'Зайцев поймал', так говаривали о человеке, который случайно взглянул на вспышку сварки без маски со светофильтром. Это выражение Орех вспомнил из своего детства. Вспомнил и сейчас применительно к себе. Он застыл лицом в угол и тряс головой, пытаясь восстановить зрение, будто это его движение могло помочь сетчатке восстановиться. При этом нейтрал опёрся на стену, чтобы не потерять ориентацию и ставшей ещё более непроглядной тьме. Но белые пятна с радужной окантовкой все равно застилали его взор.
  - Эй, сталкер, - раздался от входа мужской голос. - Вылезай с поднятыми руками! Ствол оставь в подвале!
  - А что ещё оставить? - ответил Орех, усиленно промаргиваясь. - Может хабар тебе выложить на блюдечко?
  Орех пытался тянуть время. Выхода он не видел, но сдаваться просто так не собирался. Конечно, доставка его вертолётом по воздуху за Периметр - было весьма интересным вариантом решения проблемы покидания Зоны. Но вот незадача, - амуницию и оружие у него, Ореха, отберут. И наверняка, его стреножат. Значит, в том случае, если в воздухе с винтокрылой машиной что-нибудь приключится, нейтрал будет беззащитен, даже выпрыгнуть, не сможет. А как горят попавшие в аномалию вертолеты, Орех видел несколько минут назад.
  - Насчет хабара - это ты здорово придумал! - одобрил спецназовец. - Нам не помешает.
  В этот момент зрение потихоньку стало возвращаться к Ореху - он увидел фрагменты стены, рядом с которой стоял, поскольку в подвале царила не кромешная темнота. Участок был слегка освещен падающим из прохода светом. Слух нейтрала и вовсе не пострадал, поскольку шумовое воздействие было минимально.
  - Хрена лысого тебе! - прозвучал дерзкий ответ. - Сам сходи, да пособирай.
  - Не дури, слышь, вылезай. А то гранатами забросаем тебя к хренам собачьим или газ пустим.
  Кисть правой руки Ореха, прислоненная к стене, поползла вниз, к поясу, на котором в кармашке висела граната. Сталкер собирался метнуть снаряд вверх по лестнице и обеспечить себе хотя бы временную свободу передвижения, тем более, что видел он уже гораздо лучше. Но указательный палец наткнулся на какой-то то ли выступ, то ли бугорок, то ли просто засохшую каплю краски. Преграда под давлением пальца поддалась и утонула в стене. Нейтрал даже вздрогнуть не успел. Видимо, он случайно наткнулся на какую-то скрытую кнопку. В следующий момент и сама стена перед лицом Ореха уползла вниз, открыв взору сталкера тамбур. Помещение было достаточно просторным, чтобы в него мог вместиться плотный мужчина в экипировке. Дверь, в соседнее помещение или тоннель перекосило, частично выдавив наружу часть конструкции и прогнув металлический косяк. Сквозь щель пробивался красный свет. Что так погнуло стальную пластину, закрывавшую вход, или кто и что это за свет, Ореха сейчас мало интересовало. Что было за дверью, сталкер также не знал. То ли другая секция подвала, то ли бункер, то ли лаз в подземелье, коими была испещрена Припять в частности и Зона вообще. В случившемся сталкер увидел шанс на спасение, которым непременно собирался воспользоваться.
  По правую руку располагалась панель управления с тремя кнопками, которые располагались в ряд слева направо. На двух крайних кнопках были изображены стрелки, указывающие вправо (на правой кнопке) и влево (на левой кнопке). На центральной кнопке не было ничего ни изображено, ни написано. Если левая кнопка явно означала дверь в тамбур, то правая наверняка означала на перекосившуюся дверь в соседнее помещение. Что означала центральная кнопка, сталкер гадать не собирался. Поэтому жать на неё он не планировал. Вдруг она могла открыть люк под его ногами, на дне которого незадачливого взломщика ждала бы лужа студня или бассейн кислоты. Вместе с тем, нейтрала смущал тот факт, что дверь в соседнее помещение была перекошена. Ореха мучали сомнения, вдруг механизм не сработает и он сам себя загнал в ловушку, понадеявшись, что это выход? Но Зона, как хороший автор, всегда держащий интригой сюжета интерес своего читателя в должном тонусе, подкинула сталкеру очередной сюрприз. Орех уже собирался нажать на левую кнопку, чтобы хоть как-то оградить себя от преследователей, а там уже дальше разбираться с дверью в коридор. Он рассчитывал, что у спецназовцев не такие сильные тепловизоры и его не разглядят за стенкой. Сталкер уже протянул руку, чтобы ткнуть пальцем в искомое место на пульте. Но внезапно Ореха отвлек шорох за спиной, который шёл со стороны лестницы. Видимо, спецназовцы, потеряв терпение, приступили к штурму подвала. Сталкер резко оглянулся. При этом, рука, протянутая за тем, чтобы закрыть за собой дверь, чуть сместилась по отношению к пульту. Под пальцами оказались другие кнопки, в спешке нажав на которые (кому охота оставаться в замкнутом пространстве, лицом к лицу с врагом), Орех активировал совсем иные механизмы.
  Зашипела, выравниваясь, дверь в основное помещение предполагаемого бункера или лаза.
  - Эй, сталкер, мы пускаем газ, - раздался голос со стороны лестницы.
  - Пусти этот газ себе знаешь куда? - крикнул в ответ, пытавшийся до сего момента уйти тихо, Орех.
  Потому что из подсвеченной красным темноты на сталкера глянули две пары глаз почти разумного существа. Контуры мутанта чётко прорисовывались в полумраке. Это была химера - один из сильнейших и опаснейших мутантов Зоны. Кошмар любого сталкера вне зависимости от уровня подготовки и принадлежности к группировке. Химера словно ждала, что ей откроют. Коротко рыкнув, она рванулась к выходу из подвала, неделикатно оттерев нейтрала плечом. Впечатавшись в стену, Орех ругнулся. Но это было лучше того, что испытал нейтрал в первый момент увидев напротив себя легендарного убийцу Зоны, существо, почти не встречавшееся более нигде за Периметром, кроме, как в Припяти или у атомной станции. Одного удара лапой химере хватало, чтобы оглушить псевдогиганта. На глаза двух голов мутанта не рисковал без особой нужды попадаться даже кровосос. Поэтому в тот момент, когда Орех осознал, кто перед ним, его охватила волна ледяного ужаса, которая заставляла расслабиться и трястись поджилки и напрочь вышибала из сознания волю к сопротивлению. Но вспомнив, что еще много часов мутанты не будут его замечать, Орех мгновенно пришел в себя. Поднявшись на ноги, сталкер втиснулся в коридор, не забыв нажать кнопку запора внешней двери. Он услышал доносившиеся снаружи выстрелы и мат спецназовцев, перемежаемый рёвом химеры. Сталкер усмехнулся. Воякам теперь было чем заняться, кроме как гонять по территории одиночку.
  
  
  Глава 9
  
  Подождав, пока за ним закроется дверь, а точнее, обе стальные заслонки, Орех двинулся вглубь коридора, предварительно включив налобный фонарик и достав детектор аномалий. Местную живность можно не бояться, а вот ловушек у Зоны вполне достаточно для каждого. Света в помещении хватало - горели лампы аварийного освещения. Но Орех решил, что ему лучше видеть больше, чем давала местные фонари. Поводя головой из стороны в сторону, чтобы обеспечить обзор, нейтрал короткими шагами двигался вперед. Коридор был квадратного сечения и не очень просторный - метра три в ширину и три в высоту. Пол, потолок и стены были сухими. Значит, вентиляция работала хорошо. Не было видно также пыли и иного мусора, который неизбежно скапливается в заброшенных помещениях. На стенах трафаретом были выведены какие-то стрелки, которые указывали в направлении от того шлюза, через который попал сюда Орех. Надписи од стрелками были сделаны на неизвестном Ореху языке, но буквы были выполнены латиницей. Сталкер попытался прочитать их, но утлых знаний английского, полученных в школе и немецкого, - во время службы в ЗГВ в ГДР, не хватило. Поэтому мужчина плюнул и доверился детектору и своей интуиции.
  Впереди в десяти метрах от Ореха на границе круга света блеснул металл. Лампы на налобном фонаре были сильные, а маленький аккумулятор - ёмким. Но даже при условии, что нейтрал задал режим максимально рассеянного, но широкого конуса луча, свет вырывал предметы из сумерек на достаточно далёком расстоянии. При ближайшем рассмотрении оказалось, что блестели перила, отграничивающие небольшую лестницу от бездны шахты. Орех немного насторожил тот факт, что арматура, из которой была сварена вся конструкция, блестела. Либо этими ходам кто-то активно пользовался и поддерживал просто в образцовом порядке, либо виновата была какая-то неизвестная Ореху аномалия. В противном случае стальная конструкция была бы покрыта пылью и слоем ржавчины. Впрочем, детектор аномалий не показывал никаких отклонений, и Орех бестрепетно ступил на площадку и двинулся вниз по лестнице. Впрочем, его немного смущали глухие, ритмичные удары, доносившиеся откуда-то снизу, словно били молотком по наковальне, накрытой чем-то плотным. Однако, сталкер решил, что это даже лучше, чем полная, гробовая тишина, которая могла таить в себе Зона знает что.
  Глухо звякали подошвы сталкерских берц. Лестница была относительно пологая. Тонкие перила скорее создавали видимость безопасности, нежели реально защищали спускающегося от падения с высоты. Неизвестный строитель проложил лестницу вдоль стен круглой шахты, насколько позволяла кривизна изгибов. Вероятно, планировалась винтовая конструкция. Однако, как это обычно бывает, то ли материалов не хватило, то ли ещё что-то. Впрочем, получилось довольно крепко, но кургузо, без изящества. Пролёты по десять ступеней каждый заканчивались небольшой площадкой. Спускался Орех долго. Минут, наверное, десять. Правда, двигался он неспешным шагом, уверенный, что спецназовцы либо ещё сильно занятны химерой, либо сочли, что мутант прибил одинокого сталкера, случайно забравшегося к этой твари в логово, и прекратили преследование. В любом случае, меры предосторожности Орех соблюдал чётко, ибо прекрасно помнил наставления о том, что в Зоне не расслабляются даже в том случае, если тебе кажется, что ты в безопасном месте. Спускаясь вниз, нейтрал считал пролёты. По мере спуска Ореха, звуки ударов, которые издавало нечто или некто, приближались и становились все громче. Миновав двадцатый по счёту пролёт, нейтрал оказался на более широкой, чем остальные, площадке. К ней примыкала плотно закрытая дверь. Ручка и даже петли на ней и косяке отсутствовали напрочь. Было только круглое окошко-иллюминатор, забранное мутным стеклом. То, что это была дверь, указывал ещё контур, который прорисовывал её форму. И всё. Таким образом, в помещение или коридор за этой дверью, с лестницы не попасть. По всей вероятности, это был вход на один из уровней подземелья. Спускаться ниже у Ореха особого желания не было, и он принялся прикидывать, как бы вскрыть лаз. Закинув за спину автомат, сталкер извлек нож и попытался просунуть лезвие в щель. Однако, тщетно. Зазор был столь узок, что даже острие ножа не вошло. Тогда Орех принялся рукоятью ножа обстукивать дверь, прислушиваясь к звукам, раздававшимся в ответ. Все это происходило до тех пор, пока в ответ на один из тычков с другой стороны двери раздался такой удар, что стена содрогнулась. Площадка, впрочем, не шелохнулась даже. Орех отскочил от двери, выхватывая из-за спины автомат. При этом, он чуть не вывалился за перила.
  - Тьфу, Зона тебя забери - выругался сталкер.
  В ответ раздался приглушенный толщей камня и стали издевательский смех.
  - Полтергейст, паскудник, - проворчал Орех, хмурясь.
  Что-то сталкеру показалось выходящим за рамки события. Если ответный удар в дверь - это 'плановая' выходка полтергейста, то все в порядке и 'антимутантская амнистия' данная Ореху 'Радужным Диском' действовала. Если же полтергейст почуял нейтрала, - то это было уже хуже. Какой вывод верен - этого Орех не знал. И знать не мог. Нейтрала обнадеживало то, что химера на него внимания не обратила. Если мораторий уже не работал, то сталкеру долго не прожить в этих подземельях, где могли встретиться бюреры. Эти маленькие злобные карлики, по рассказам сталкеров, имели зачаток разума и владели мощными психокинетическими способностями. А ещё они обладали слабостью к полежавшим трупам. Человеческим. И очень хорошо умели превращать любопытных и неумелых сталкеров в покойников. А с учётом того, что бюреры жили семьями, причём довольно многочисленными, и, принимая во внимание тот факт, что у Ореха напрочь отсутствовал опыт столкновения с этими злобными бестиями, встречаться с бюрерами без какого-либо страхующего 'заклинания', нейтралу было не просто не с руки, а смертельно опасно.
  Впрочем, возможность проверить свою версию выпала Ореху довольно быстро. Закончив скрестись в дверь и, поняв тщетность своих попыток прорваться внутрь, сталкер двинулся по лестнице дальше. Точнее, - глубже, на нижние уровни. Стараясь шагать тише, нейтрал прислушивался к тому, что творилось внизу. Но особо ничего не расслышал. Ещё семью пролётами ниже Орех столкнулся с поднимающимся ему навстречу зомбированным военсталом. Зомби был относительно свежий, поскольку нижняя часть лица его, выступающая из-за полумаски, прикрывающей глаза и нос, ещё сохранила очертания. Да и форма пока была не истрепана. Оружие - бельгийская штурмовая винтовка, - которое мутант сжимал в руках, было ещё относительно новым, во всяком случае, следов ржавчины не наблюдалось. Зомби двигался вверх, неуверенно переставляя ноги, и невнятно бормотал что-то. Орех замер, прижавшись к стене. На всякий случай, сталкер достал из кобуры пистолет, чтобы, если что, выстрелить зомби в голову. Палить из своей штурмовой винтовки нейтрал опасался, боясь рикошетов. Но применять оружие не пришлось. Зомби проковылял мимо, продолжая что-то бубнить.
  Орех мысленно возблагодарил Зону и двинулся вниз, соблюдая осторожность. Сохранялась вероятность, что на нижних ярусах присутствовали посты военсталов или служащих международной коалиции, охраняющей Зону от проникновения извне тех, кто называл себя сталкером. В конце концов, откуда-то относительно 'свежий' зомби в военной форме здесь взялся. Забрести с 'Янтаря' или 'Радара' он не мог - далеко слишком. Значит, служивый где-то здесь напоролся на пси аномалию, которая ему мозги и закислила.
  На двенадцатом пролёте нейтрала ждал сюрприз - открытый вход в тоннель. Двери не было и в помине. В тех местах, где должен быть косяк стена разворочена, будто мощным ударом тарана. Какой природы сила вырвалась отсюда, расчистив себе проход, оставалось только гадать. Лестница уходила дальше вниз - в подсвеченную красным темноту, но Орех решил пока не углубляться, а обследовать открывшийся ему коридор. Куда он выведет, нейтрал не имел понятия. Карт этого подземелья у него в ПДА не было. Можно было даже не заглядывать в прибор, сталкер и так это доподлинно знал. Ведь об этих подземельях он сам проведал меньше получаса назад.
  Длиной коридор, в который ступил Орех, был метров тридцать-тридцать пять. Это расстояние нейтрал преодолел быстро, заглядывая попутно во все встречающиеся помещения. Поражало то, что, если на верхнем уровне царил относительный порядок, словно в тоннеле кто-то регулярно прибирался, то тут все носило следы ожесточенного сражения. Стены испещрены сколами, следами пуль и странными глубокими царапинами, будто большой кот пытался расширить когтями лаз. Кое-где Орех наткнулся на гильзы. Довольно старые впрочем, поскольку и пол, и всё, что на нём лежало, покрывал изрядный слой пыли.
  Коридор свернул налево и через минуту вывел Ореха на станцию. Самый обычный перрон под землёй. Этакое, узкоколейное метро. В обе стороны убегали рельсы, уложенные, двумя колеями. У перрона, съехав одной парой колес с рельсов, стояла мотодрезина. Этакая кургузая четырёхколёсная конструкция, похожая на вагончик от детского железнодорожного аттракциона, в котором поезд пускают по небольшому кругу. Часть корпуса агрегата была смята будто ударом огромного кулака. Сам агрегат стоял слегка перекособочившись, неповрежденной частью вдавившись в край платформы. Впрочем, механизмы и система управления дрезиной оказался в рабочем состоянии, в чём Орех убедился, войдя в кабину и попытавшись разобраться в приборах. Какой тип автомотрисы Орех собирался привести в действие, сталкер идентифицировать не мог. Скорее всего, это была минимально переделанная и бронированная ремонтная мотодрезина. В любом случае, в кабине сталкер обнаружил сиденье, панель с несколькими кнопочками, тумблерами и рычажками, около каждой из которых были свои подписи. Справа от сиденья всё на той же панели располагался непонятного назначения штурвал, рядом с которым обнаружилась схема управления транспортным средством. Возможно, что неизвестные обитатели подземелий не рассчитывали на то, что машинист надолго задержится в списках живых или, по крайней мере, способных управлять этой махиной, и подстраховались, нарисовав и дополнительно подписав каждый рычажок и алгоритм включения и управления этой колымагой. В кабине также под сидением обнаружилась и карта подземной железной дороги, которая вполне четко указывала, откуда и куда тянулись рельсы. К удивлению Ореха, одна из веток уходила за пределы Припяти, и тянулась прямиком к научному центру на 'Янтаре'. И судя по карте, на этой ветке сейчас находилась мотодрезина, в которой сидел нейтрал.
  'Скотина этот Мокрец,' - с досадой подумал сталкер. - 'Мог бы про желдор ветку рассказать. Скольких геморроев я бы избег, прокатившись напрямки.'
  Орех не был бы собой, если бы не принялся осторожно опробовать механизмы автомотрисы, следуя указанному алгоритму. Вдруг получится и он с относительным комфортом проберётся поближе к Периметру. Причём, в знакомые места.
  'Главное, чтобы двигатель был в порядке, да было бы топливо, если, конечно, этот агрегат не на электричестве ездит,' - думал Орех, оглядывая панель в поисках соответствующего датчика.
  Таковой нашёлся. Сталкер, руководствуясь схемой, запустил двигатель и, прислушавшись к его урчанию, улыбнулся. Кажется, его дорога сокращается примерно часов на пять-шесть. Однако, радость померкла, как только нейтрал мягко выжал рычаг пуска, пробуя сдвинуть махину с места. Двигатель взрыкнул, мотодрезину тряхнуло, но она не сдвинулась ни на йоту. Орех чуть увеличил мощность. Кабину затрясло, но агрегат остался на месте. Тогда нейтрал перевёл двигатель на холостой ход и выключил его. Он выбрался из кабины и спрыгнул с невысокой платформы на рельсы. Одного взгляда на ходовую мотодрезины хватило Ореху, чтобы понять причину невозможности движения. Передняя колёсная пара сошла с рельс. Именно поэтому транспортное средство и перекосило.
  - М-да.. незадача - протянул Орех, кусая губы. - Что делать будем, мистер Фикс? Один я этакую махину на рельсы не верну.
  Впрочем, даже, если бы нейтрал был не один, и десять человек не смогли бы сместить этот объект железнодорожного подвижного состава, весящего многие сотни килограммов на рельсы. Вдруг из правого тоннеля, раздались громкие вопли шипение и верещание. На всякий случай, Орех укрылся за дрезиной и приготовил оружие. Крики повторились, в темноте подземного хода что-то завозилось. Вслед за этим из черного зева вылетел деревянный ящик и с грохотом разбился об угол платформы. На рельсы, глухо стукаясь, посыпались металлические банки. Что в них содержалось, нейтрал не знал, ибо продолговатые, сделанные из блестящей нержавейки контейнеры, не имели этикеток или сопроводительных надписей. Вслед за первым, почти сразу последовал второй, который был запущен с такой силой, что пролетел над автомотрисой и упал в трех метрах от нее. Рухнув на пути, он тоже развалился. Только из этого высыпались какие-то брикеты. После метания предметов шум, раздававшийся из тоннеля, вроде бы, прекратился. Орех уже думал, что всё закончилось, и даже приподнялся, чтобы посмотреть, что же такое выпало из ящиков. Мало ли может чем поживиться получится? Не ценное, так полезное на войне или в быту. Срабатывала сталкерская привычка: не важно, что перед тобой, забирай себе и исследуй, а вдруг сгодится на что? Но любопытство пришлось отложить, потому что со стороны тоннеля снова раздалось громкое шипение и потрескивание, перешедшее в громовой поистине дьявольски смех. После чего, под эти звуки в темноте хода сначала возникло мертвенно бледное свечение, оформившееся, затем, в такого же цвета облако. Небольшое. Метра полтора диаметром. Оно вылетело на открытое пространство, заметалось из стороны в сторону. Всё это было похоже на пляску свихнувшегося полтергейста. Собственно, им облако и оказалось. Только мутант не сошел с ума. Он пытался спрятаться. Нейтрал понял это, когда прямиком в облако угодил очередной ящик. Точнее, не совсем попал, но летел точно. Просто облако выпустило в сторону снаряда мощную струю огня, которая попав в цель, развалил угрозу по досточкам, практически сразу же обуглившимся. При этом сияние погасло, и взору нейтрала предстала довольно мерзкая тварь. Да, это был полтергейст. Точнее - огневик. Так назывались подобные мутанты, которые создавали огонь и использовали его к своей выгоде, а именно защищались или охотились. Были еще электрики - те, кто бил жертву электричеством, кислотники - те, кто плевался кислотой. Были и обычные, можно сказать, полтергейсты, которые обладали ментальной силой и могли метать в противников различные не очень тяжелые предметы - до пяти килограммов весом. Разница во внешнем виде незначительная - то же антропоморфное тело без ног с непомерно длинными руками и вытянутой к верху головой, начинающейся, казалось, из плеч. Та же гротескная, будто набросок неумелого художника, человекообразная морда. Отличие заключалось только в небольшом коронообразном нимбе над теменем мутанта. У огневиков он был похож на пламя, у электриков - на молнии, а у кислотников - на зеленый, чуть светящийся студень. И только у 'обычных' полтергейстов не было никакого нимба.
  С подобными мутантами Ореху сталкиваться приходилось пару раз, когда он в составе небольшой группы сталкеров искал какой-то груз, отбитый бандитами и утащенный в подземелья у НИИ 'Агропром'. Но там было два 'полтергейста обычного', которые незамысловато закидывали поисковиков каким-то мусором, пока назойливых тварей банально не пристрелили. В принципе, этот вид мутантов не самый умный, могучий и не самый смелый. Сила полтергейста во внезапной атаке. Но и отследить его тоже можно, поскольку полной невидимости эта тварь не достигает. Однако, полтергейст отнюдь не труслив и всегда защищает свое подземелье, где обитает. А этот же отступал. И даже не просто отступал, а бежал, отплевываясь от врага струями огня. То есть, либо мутант вторгся в обитаемое подземелье и житель оного оказался сильнее пришельца, либо его из занятого им хода выгнал кто-то более мощный и свирепый. Ореху стало любопытно, кто же так лихо кидается ящиками в подвижную цель. Наверняка тоже какие-нибудь мутанты. А таковые Ореху пока что страшны не были, поскольку не замечали сталкера в упор. Тот же полтергейст, например, укрылся за автомотрисой практически рядом с нейтралом, но внимания на последнего не обращал, будто того и не было вовсе.
  И тут Орех вспомнил про камеру, которая крепилась на шлеме и до сих пор не работала. О чём сталкер пожалел, поскольку у него была уникальная возможность зафиксировать всё произошедшее за последние несколько часов. Торопливо активировав устройство касанием пальца, сталкер принялся снимать. Съёмка велась с углом обзора градусов в девяносто. Поэтому объектив захватывал всю сцену. Сталкер снял полтергейста во всех подробностях. В том числе и процесс атаки струей огня, которую мутант ещё раз выпустил в сторону черного зева тоннеля. Пламя до цели не добило, но высветил в темноте хода три приземистые бесформенные фигуры. В ответ на тщетную попытку атаки полтергейста раздалось яростное бормотание и в мутанта снова полетели предметы.
  Огненный снова издал свой хохот и пульсирующим горящим шаром взлетел над автомотриссой. Сделав над ней круг почёта, он ринулся прочь - в сторону другого коридора, - перед этим снова пустив во врагов струю пламени. Посмотрев в сторону, откуда летели снаряды, Орех увидел выползшие на свет три человекоподобные фигуры маленького роста. Размером они были где-то по пояс среднему мужчине. Человечков почти полностью скрывали невообразимые одежды, но глаз выхватывал черты похожести. И все-таки, это были не люди.
  Бюреры - вспомнил Орех. Эти существа живут в подземельях семьями по десять-двенадцать особей минимум. Ведут достаточно скрытный образ жизни. Едят всё, но особенно обожают тухлятину. Этакие санитары подземелий. Обладают способностями наносить кинетические удары. Бюреры чем-то напоминали лилипутов - людей, генетическая аномалия внутри которых вызвала сильное уменьшение их размеров. Но в отличие от последних, мутанты имели непомерно большую голову и уродливые, словно гротескные, черты лица. Двигались они не быстро - на таких коротеньких ножках приличной скорости не развить. Но им и не обязательно было использовать для передвижения нижние конечности. Поговаривали, что уродливые карлики, используя свою ментальную силу, могли переносить себя с места на место посредством левитации. Эти бюреры, правда, шли на своих двоих. Может, потому что молодые и не умели еще использовать заложенные мутацией способности по полной программе, а может ещё и потому, что все силы уходили на изгнание агрессора. Но, так или иначе, метая в своего противника предметы, хозяевам подземелья удалось отогнать своего противника. Полтергейст, тем временем, не унимался. Вернувшись и сделав круг почёта над автомотрисой, он снова плюнул огнем в бюреров. В ответ в него опять полетели предметы - на этот раз банки из разбившегося ящика. Но пульсирующее огнистое облако со злорадным хохотом уворачивалось от снарядов. Наблюдавший всю эту увлекательную игру вдруг заметил, что автомотриса заколебалась и транспортное средство слегка покачиваясь приподнялось над рельсами. Видимо, бюреры решили взяться за что-то более весомое, нежели ящики и консервные банки и попытались сдвинуть с места тяжеленный агрегат. Это у них отчасти даже получилось, поскольку мотодрезина оторвалась уже на полметра и зависла в воздухе, плавно покачиваясь от борта к борту. Камера на шлеме сталкера бесстрастно фиксировала всё, что попадало в ее объектив. Орех опасливо отодвинулся шагов на пять от транспортного средства. Ему пришло в голову, что мутанты, метнув в полтергейста этот весьма не малый снаряд, имеют вполне реальные шансы зацепить и его. Сталкер завороженно стоял и глядел на висящую в воздухе мотодрезину. Это было действительно весьма завораживающее зрелище: на некотором расстоянии от рельсов в полной тишине, нарушаемой лишь завываниями полтергейста, бормотанием бюреров и шумом воздуха в тоннеле, висел в воздухе мотовагон. Орех засмотрелся на это представление и не сразу осознал тот факт, что, если у мутантов получится метнуть мотодрезину в полтергейста, то ему, сталкеру, не на чем будет путешествовать в тоннелях 'припятского метрополетена'. Нейтрал не успел забеспокоиться, как силы бюреров закончились. Возможно, это была просто демонстрация возможностей с целью устрашения противника. Так или иначе, автомотриса начала медленно снижаться. Затем зависла в воздухе, чуть дёрнулась вверх и с грохотом рухнула всей своей тяжестью вниз. И, о чудо, встала всеми своими колесами на рельсы! Это было невероятно! Иначе, как везением данный факт назвать нельзя. Мотодрезина еще пару раз дёрнулась, - видимо, бюреры пытались повторить свой силовой подвиг. Но побить установленный рекорд в этот раз не удалось. Да и полтергейст предпочел ретироваться. Видимо решил, что ему в одиночку справиться с тремя протвиниками было не под силу. Возможно, это просто разведчик и для полноценной агрессии на хозяев понравившихся подземелий впоследствии слетится ещё десяток таких же тварей. Но сталкеру это было безразлично. Он не был ни биологом, ни социологом, ни иным ученым, изучающим чернобыльское зверьё. Перед Орехом стояла иная задача - убраться из этих мест как можно скорее и оказаться за периметром до того момента, когда истечёт двадцать четыре часа на таймере горящим перед глазами нейтрала. Потому, ничтоже сумняшеся, сталкер сделал единственное, что мог в этот момент - лихо забрался в кабину мотодрезины.
  Механизм запуска он уже успел исследовать ранее - до появления на сцене конкурирующих за территорию мутантов. Оставалось понять, куда же ему двигаться. Ну и здесь для него не было загадки - в сторону 'Янтаря', где под бункером учёных располагалась явно неизвестная последним станция. Как Орех разблокирует выход в научный комплекс, в данный момент сталкера заботило меньше всего. Для него была актуальной иная задача - как можно быстрее убраться из центра Зоны и продвинуться к её периферии.
  Двигатель заработал сразу же. Орех тронул соответствующий тумблер и мотодрезина, заурчав мотором, сдвинулась с места и стала постепенно набирать скорость. Нейтрал дал прощальный гудок и включил фары, затем выставил средний параметр скорости. Судя по карте ветки, которая была прикреплена на стенке вагона и по которой предстояло двигаться мотодрезине с Орехом, пути нигде не разветвлялись. Поэтому шанс нарваться на стрелку, которая бы перенаправила транспортное средство в другую сторону, отсутствовал. О том, что рельсовое полотно может быть повреждено, завалено или разобрано, нейтрал почему-то не подумал. В хорошем состоянии всего путевого хозяйства его убедил ухоженный вид и неплохое состояние автомотрисы.
  Дрезина быстро набрала скорость и теперь ходко двигалась, постукивая колесами на стыках. В свете фар мелькнули фигуры бюреров, которые с диким визгом разбежались в стороны буквально из-под колёс мотодрезины. Правда, это так себе представлял Орех. Грохот, который издавало при движении транспортное средство, перекрывал все остальные звуки и, находясь внутри автомотрисы, нельзя было услышать ровным счётом ничего. Поэтому вопли мутантов он мог себе только воображать.
  Орех был вполне доволен происходящим. Неожиданная облава военных спутала все его планы, но одновременно предоставила весьма интересные перспективы достаточно быстро оказаться недалеко от периметра. И хотя конечной остановкой на этом отрезке пути значилась Лаборатория Х-16, что совсем не вызывала в Орехе энтузиазма, возможность высадиться на 'Янтаре' и оттуда через холмы НИИ 'Агропром' и частично через 'Свалку' добраться до Периметра вполне обнадеживала. Нейтрал не хотел задерживаться в Зоне дольше положенного. Изначально не собирался. Поэтому недалеко от Периметра в неприметном месте сталкер припрятал гражданскую одежду, документы и травматический пистолет. А теперь, когда у Ореха было всё, что он хотел, и вовсе резон оставаться в Зоне исчез. Однако, сразу на Большую землю сталкер не хотел, иначе пожелал бы это. Он помнил о схроне с хабаром на пустыре у военных складов и стремился туда. Уже потом можно было и за Периметр. С 'Янтаря' к складам также попасть можно было.
  Через двадцать минут езды в свете фар мелькнула и пропала первая станция. Пока дрезина проезжала мимо затемненной платформы, транспортное средство пару раз ощутимо качнуло. Ещё Ореху показалось, что он видел копошение каких-то маленьких тел. Была ли это колония бюреров или просто игра света и тени - сталкер сказать не мог, да и не особенно этим интересовался. Еще спустя полчаса показалась другая платформа. Эта, в отличие от предыдущей, была хорошо освещена. Станция была обширна. Как заметил Орех параллельно рельсовому полотну, по которому шла его мотодрезина, по обеим его сторонам, были проложены ещё рельсы - два пути, которые исчезали каждый в своем тоннеле. Видимо, и выходили аналогичным образом. Орех не успел этого заметить. На ней наблюдалось какое-то движение. Люди в ярко-желтых комбинезонах и глухих шлемах на головах переставляли какие-то ящики на грузовой вагон, прицепленный к небольшому тепловозу, напоминающему мотодрезину, на которой ехал Орех. Мини состав находился по другую сторону платформы, поэтому Ореху не удалось рассмотреть его как следует. Что за тара грузилась, и каково содержимое ящиков также осталось для нейтрала загадкой. Однако его заметили. Люди отрывались от работы и поворачивались в сторону мотодрезины, показывая на неё пальцем. Кто-то побежал к лестнице, которая располагалась в конце платформы, возможно, чтобы позвать охрану. Так или иначе, но и это место автомотриса пронеслась, не сбавляя хода.
  Потом в течение получаса были ещё две затемненные станции. На них даже движения не обозначилось никакого. Только на одной, как, показалось нейтралу, мелькнул луч фонаря. Но это могло и почудиться. А следующая как раз и была станцией, нужной Ореху. На всякий случай, сталкер начал притормаживать свое транспортное средство. Судя по неплохому состоянию полотна (Орех составил суждение только исходя из того, что он уже преодолел на автомотрисе нужный ему участок) им пользовались и даже ремонтировали. Разумеется, он не был в этом специалистом, сталкера интересовал вопрос исключительно как пользователя. При этом, нейтрал убедился, что жизнь в подземельях Зоны кипит и процветает, и далеко не всегда представляет собой деятельность одних только мутантов.
  'Интересно, сколько зоновских объектов, которые имеют выход на поверхность, я сейчас проехал и где они географически?' - думал нейтрал, старательно вглядываясь в темноту тоннеля за границей света фар.
  Он пытался увидеть, где же начинается станция 'Янтарь', как он сам её для себя окрестил. Сначала думал назвать 'Научный центр' или 'Лагерь учёных', но решил назвать по наименованию заболоченного озера. Тем не менее, тот момент, когда показался освещенный круг света, нейтрал 'зевнул'. С досады, Орех даже крякнул. Но мотодрезина шла не очень ходко. Даже те шестьдесят километров в час, которые набрало транспортное средство, сталкер сбросил до тридцати. Скорость, конечно, не большая, но шанс попасть под обстрел охраной насторожившейся приездом неизвестной мотодрезины был вполне реальный. Тем более, что мужчина не знал, обитаема ли она в действительности, пользуются ли ей учёные или ещё кто-то или нет. К тому же Ореха не замечали только мутанты. Остальные обитатели Зоны видели сталкера и довольно хорошо. Постепенно, сбрасывая так обороты до десяти километров в час, на станцию он выехал, не торопясь и даже успел остановить дрезину, до того момента, как платформа закончилась.
  
  'Янтарь' встретил нейтрала тишиной и запустением. Освещение, на удивление, работало и хорошо освещало не только саму платформу и рельсы, но и часть совмещенных со станцией помещений. Кстати, даже, если бы Орех и захотел доехать до конечной остановки - лаборатории Х-16, то не смог бы без помощи саперов и путейщиков - тоннель, ведший к одному из расположенных в Зоне выжигателей мозгов, был завален обрушившейся породой. То ли его специально подорвали, то ли крепления не выдержали массы земли и просели, - Орех не знал и не собирался разбираться в этом. Он покидал Зону и не планировал отягощать себя лишними сведениями, которые вряд ли пригодятся, как он считал, на Большой земле.
  Выбравшись на платформу, нейтрал огляделся. Станция была довольно обширной. Сразу видно, что проектировщики планировали этот объект не только, как транспортный, но и как грузовой портал. Под потолком даже болтался небольшой консольный кран. В стене, к которой примыкала платформа, было сделано несколько проходов во внутренние помещения, в тот момент ограниченных закрытыми дверями и куда-то в полумрак вёл небольшой коридор, напротив которого находился нейтрал. В дальнем от Ореха крае платформы громоздились какие-то ящики. Вдоль стены рядом с одной из дверей были установлены две скамейки. На удивление 'Янтарь' был свободен от аномалий, что не скажешь об одноименном озере на поверхности и его берега.
  Пройдя вглубь станции, нейтрал обнаружил ещё один коридор, который оканчивался лестничной площадкой. Она освещалась тусклой лампой, закрытой плафоном красного цвета. Такие, обычно, горят, когда включается аварийное освещение. Короткая - в два пролета по десять ступеней, но крутая лестница, - привела Ореха к бронированной двери с кодовым замком.
  - Ну, здрасьте, приехали, - проворчал нейтрал. - Вот мне ещё тут дверей запертых не хватало. И что же с тобою делать-то? Как же быть нам?
  Пришлось нейтралу вернуться в расположенные ниже помещения и внимательно обследовать их на предмет каких-нибудь чертежей или книг записи. На счастье, покопавшись в течение получаса по шкафам и шкафчикам, он обнаружил в помещении, которое когда-то, вероятно, было чем-то вроде кабинета руководителя станции или начальника какого-то подразделения, журнал с напечатанной схемой. Он лежал в столе, весь покрытый пылью. Чувствовалось, что как минимум год в эти ящики никто не заглядывал. Вообще все помещения станции носили следы спешных сборов и спешного отступления, если не панического бегства. Видимо поэтому часть документов была брошена. Однако, нейтрал не нашел ни одного системного блока, хотя мониторы валялись повсюду, где ранее были оборудованы рабочие места. На найденной Орехом схеме была изображена станция, на которой в данный момент находился нейтрал, как первый уровень. Вторым уровнем изображена дверь, которая вела в просторный, судя по изображению, вестибюль, в котором значились двери лифта. Третьим уровнем значился вестибюль уже в научном комплексе на этаже, указанном, как минус пятый.
  - Тэ-э-экс... И где же ключики.. или коды? Как же я попаду на этот самый минус пятый? Не рвать же, в конце концов, все двери? Так и шахту обрушить недолго. Вот только рвать-то особо и нечем ... - приговаривал Орех, вчитываясь в схему. - Часики-то тикают, времечко уходит. Надо спешить.
  Автомотриса действительно помогла существенно сократить нейтралу путь до границы Зоны. Но досадные помехи всё равно вызывали раздражение. Более того, они могли перечеркнуть все достижения, которых добился сталкер, и вернуть его в точку начала пути из Припяти. Этого не хотелось. Сколько Ореху пришлось бы выбираться из Мёртвого города, он не знал. С учетом того, что в данный момент в Припяти лютовали военсталы, выход из города мог затянуться. Впрочем, никто не гарантировал того, что и в научном комплексе не находятся военные. Однако, с вояками схлестнуться было гораздо лучше для Ореха, нежели оказаться в эпицентре атаки всех встреченных мутантов Зоны. Тут ни патронов не хватит, ни ресурса оружия, ни сил. И, хоть у сталкера и оставались волшебные капсулы, данные несколько дней назад Мокрецом, рассчитывать на фармакологию нейтрал в данных условиях не взялся бы. Слишком дорого стоила организму эта поддержка.
  Поэтому Орех продолжал тщательно обыскивать всю мебель, все уголки, куда могли бы завалиться ключи или записи с кодами. Уже отчаявшись что-либо полезное обнаружить, нейтрал наткнулся на малоприметную дверь в дальнем углу помещения. Она настолько плотно прилегала к стене рядом с каким-то шкафом, что тень от мебели практически скрывала ее очертания.
  - Занятно, - произнес Орех, осматривая находку.
  При этом он пытался найти ручку или, на крайний случай, замочную скважину. Но прямоугольный контур в стене два метра в высоту и полтора в ширину упорно хранил свою тайну. Даже петель, которые присущи открывающимся дверям, Орех не обнаружил. Конечно, дверь могла и утапливаться в стену, но никакого признака или подсказок, как ее можно открыть, не наблюдалось.
  В сердцах нейтрал сплюнул и пнул дверь ногой. И, о чудо, часть краски обвалилась, открывая взору сталкера обычную металлический прямоугольник. Даже петли обрисовались. Судя по состоянию краски, дверь закрашивали впопыхах. Правда, зачем это делали, осталось для сталкера загадкой. Если только для того, чтобы спрятать помещение за преградой, от кого-то разумного и знающего, что дверь - это дверь и зачем она нужна.
  Воспользовавшись взрывчаткой, сталкер освободил проход. За дверью находилась небольшая прямоугольная комната площадью примерно девять квадратных метров. У дальней от входа стены стоял стол. Справа от него - шкаф. Судя по состоянию мебели, она была не тронута, а, значит, оставалось рассчитывать на то, что содержимое, если и осталось, то не разграблено. У Ореха появилась надежда, что ему, всё-таки, удастся без разрушений добраться до учёных. Ведь взрывчатка штука ненадежная. Да и сапером Орех не был. Навыки имел, но не больше. К тому же, взрывчатого вещества могло и не хватить на местные конструкции. Это не городские многоэтажки, которые ляпают дендрофекальным способом - то есть из 'дерма и палок'. Это военный объект, который строили на совесть. Поэтому нейтрал, соблюдая правила предосторожности, полез по шкафам и ящикам стола в поисках ключей или информации.
  Через пару минут его старания увенчались успехом. В верхнем отсеке тумбочки, стоящей справа от входа он обнаружил искомое - электронную карточку-ключ. Правда мебель проявила некоторую строптивость и не желала открываться. Орех даже подумал, что туда забрался мелкий мутантишко типа детеныша полтергейста и изнутри удерживает дверцу. Но несколько манипуляций штык ножом позволили нейтралу открыть внутренности тумбочки. Там-то, поверх бумаг и обнаружился заветный ключ.
  - Ну прямо компьютерная игра какая-то, - ворчал Орех, выбираясь из помещения. - Туда сходи, то возьми, этим открой, это найди.
  Грохот, раздавшийся со стороны платформы, заставил сталкера отпрянуть под защиту дверного косяка. Из-за стены раздавался рык, звуки ударов и дребезжание. Орех прокрался по коридору на платформу и осмотрелся. На путях лютовал псевдогигант. Видимо, стоящая там же автомотриса напомнила мутанту о каком-то его природном враге или перекрученные радиацией и аномальной энергией гены 'вспомнили' что-то из 'прошлой' жизни организма, который лёг в основу псевдогиганта. В данный момент чернобыльская тварь отступила от механизма шагов на десять и наклонилась низко-низко, к самым рельсам. Затем вдруг резко стартанула и со всего маха врезалась в корму мотодрезины. Мутант взревел, жалобно задребезжали стекла. Автомотрису дёрнуло, но она выдержала натиск тяжеленной туши мутанта. Псевдогигант ещё раз взревел. В его рыке чувствовалась злость, раздражение и разочарование. Тварь притопнула одной из лапищ, и снова принялась пятиться назад. Откуда здесь взялся псевдогигант, Орех не знал. Может пришёл на звук мотора, выбравшись из какого-нибудь бокового хода, может быть бежал за мотодрезиной от Припяти.
  Нейтралу некогда было наблюдать корриду живого и механического. Он спешил. Ведь часы перед внутренним взором неумолимо отбивали время, которое утекало, словно вода в водопроводный слив. Он смело повернулся в псевдогиганту спиной и зашагал к бронированной двери. Не смотря на внутренние опасения Ореха, ключ-карта подошла. Что-то внутри стены справа от двери щелкнуло, и тяжелая даже с виду стальная махина открылась наружу. Сталкер отпрянул от неожиданности и выругал себя за беспечность. Дар Радужного Диска, определенно, расхолаживал.
  В спину Ореха ударил возмущенный рёв. Нейтрал вздрогнул, обернулся на звук и обомлел. На платформу взрыкивая, неуклюже выбирался давешний псевдогигант. Он раз за разом заносил одну из своих лапищ, пытаясь закрепиться на краю платформы, но та всякий раз срывалась, будто соскальзывала. Это раздражало чернобыльскую тварь и та ревела, как бык, которого ткнули шпагой на испанской арене. Орех обомлел - с таким мутантом ему справиться было не под силу. Но в ту же секунду до него дошло - псевдогигант заметил не сталкера, а открывшуюся вдруг дверь. И теперь он, вероятно, решил разузнать что же за новые территории вдруг открылись. Красные глазки псевдогиганта подслеповато щурились в сторону холла, ноздри шумно втягивали воздух, пытаясь уловить запах пищи.
  Выматерившись, Орех проскользнул в вестибюль. Дверь с лёгким шуршанием закрылась за его спиной. Оказавшись в холле, нейтрал поднялся по лестнице, которая вела к площадке с лифтом. Последний оказался на удивление в рабочем состоянии и под аккомпанемент удара - видимо, псевдогигант решил протаранить и эту преграду тоже, - двери кабины открылись. Орех бестрепетно шагнул внутрь и осмотрелся. Ничего сверхординарного он не увидел - обычная кабина, обшитая пластиком. Никаких зеркал, цветочков и прочих украшений, которые иногда присутствуют в лифтах домов, где живут 'состоятельные и респектабельные' не наблюдалось. Слева от двери на панели значились семь кнопок. Нейтрал нажал на самую верхнюю, напротив которой было написано 'Лаборатория'. Тихо зашуршал механизм, и пол мягко качнулся под ногами Ореха. Уши мужчины заложило, виски слегка сжало. Это напомнило Ореху, как он ещё до армии в бытность студентом ездил в Москву и умудрился попасть в музей землеведения, который находился на одном из верхних этажей здания МГУ. Соответственно, это собрание экспонатов находилось непосредственно в ведении университета. Так вот, на верх Ореха и часть экскурсионной группы лифт поднимал также, как и тут, в Зоне. Сначала пол мягко толкал в подошвы. Затем начинало давить на уши и макушку. Экскурсовод объяснил это тем, что лифт, де, скоростной и от этого подобный эффект. Организм, мол, непривычен к подобным нагрузкам, вот и ощущения не очень приятные. Но в тот раз подъем был на тридцать первый этаж, а в этот раз, судя по палеи в кабине, всего лишь на седьмой. Он же, по отношению к станции, был первым.
  Лифт остановился. По подсчетам нейтрала минуло не больше минуты. Двери медленно поползли в стороны, открывая находящемуся в кабине вид на хорошо освещенный, но пустынный вестибюль. Как и в помещениях станции, что осталась внизу, всё было покрыто пылью. Даже стены носили налёт серости. Орех, стоявший в левом дальнем углу кабины, осторожно ступая, тронулся вон. Поводя стволом G-36 из стороны в сторону, и готовый в любой момент открыть огонь, он шагнул из лифта. Вестибюль продолжал короткий, метров десять в длину, неширокий коридор, оканчивающийся металлической дверью. С правой стороны на косяке был установлен такой же электронный замок, как и на предыдущих дверях. Приложив к нему карту, Орех отошел в сторону, предпочтя не дожидаться момента, когда откроется дверь. Он чуть сместился вправо, чтобы хоть немного оказаться под защитой косяка. Эта предосторожность оказалась нелишней, потому что, как только появился зазор между дверью и косяком, раздался выстрел. Потом ещё один. Стреляли из помещений, куда сталкер пытался попасть.
  - Хватит палить! - крикнул Орех. - Свои!
  - Кто это, 'свои'? - последовал ответ.
  - Это я, Орех. Или у тебя, Мокрец, уже память отшибло? - нейтрал узнал голос говорившего.
  - А вас там, любезный, из-за стены не видно вовсе, - ответил учёный.
  Именно он и вступил в переговоры с нейтралом.
  - Теперь-то видно. Так что опусти ствол и своим скажи, чтобы тоже опустили, - Орех на всякий случай вжался в стену и постарался придвинуться ближе к косяку, по возможности, убирая корпус из зоны поражения. Путь отхода к лифту был отрезан. Если бы нейтрал попытался ретироваться, то, непременно, попал бы под огонь.
  - Вы масочку-то опустите, - меж тем прозвучало предложение. - А то личика вашего не видать.
  - А тебе и так его не видать, - ответил Орех, не спеша, впрочем, выполнять требование.
  - А я в камеру гляну, - в тон ответил человек, называвший себя Мокрецом и говорящий его голосом.
  - Все ещё опасаясь, что учёные или кто там был за дверью, вместо просмотра пустят газ, - а оборудование шлема защищало, в том числе и от газовой атаки, Орех отодвинул забрало в сторону, давая рассмотреть своё лицо. При этом, он в любой момент был готов вернуть маску на место.
  - Все в порядке, ребята. Откройте, пожалуйста, дверь, - раздался голос из-за двери. - Это свой. Я его знаю.
  Створка открылась шире и в коридор, опустив оружие, вошёл Мокрец. Увидев его, Орех улыбнулся и приветствовал учёного взмахом руки.
  - Что у вас произошло? - поинтересовался сталкер, направляясь вместе с Мокрецом в коридор лабораторного комплекса. - Почему тут одни учёные. Где охрана?
  - Охрана почти вся полегла. У нас тут был локальный всплеск психоэмонаций из лаборатории Х-16, что на фабрике. Точнее не вся полегла. Несколько солдат превратилась в зомби, а остальная часть погибла, сражаясь с этими новоявленными зомби. Осталось всего ничего бойцов из военсталов и успевших до всплеска попасть в лабораторный комплекс сталкеров. Сейчас они держат периметр. Зомби будто взбесились и задались целью уничтожить эту точку. Так что нашей охране сейчас очень тяжело. Даже некоторые из наших учёных с оружием, кто неробкого десятка, сейчас помогают им. Саня-Недовольный, например, там.
  - А Скрепа ещё с вами? Где он? - вспомнил Орех про своего недавнего невольного попутчика.
  - Нет больше Скрепы. Мозги у него скисли во время всплеска. Мы тогда у забора были - пробы воздуха брали. Накинулся на меня, чуть не убил. Пришлось пристрелить.
  - Жаль, - коротко ответил нейтрал. - Отходился мужик.
  - У всех свой путь и свой предел - заметил Мокрец.
  - А в подвал что полезли? - недоумевал Орех.
  За разговором, они добрались до кабинета Мокреца и теперь сидели за столом.
  - На центральный пульт пришла информация, что кто-то активировал электронный механизм открывания двери на минус пятом этаже, который был потерян для нас лет шесть назад. Почти никто из ныне присутствующих здесь учёных, кроме меня не знает, что там было. Затем заработал лифт. Отвлекать охрану мы не можем - зомби прорвутся, и тогда все погибнем. Но нам не было известно, кто идет снизу, сколько их, каково вооружение и прочее. Тогда я вооружил троих лаборантов, вооружился сам, перевёл на планшет камеры из помещения у лифта - все остальные камеры врубились после активации замка, и организовал засаду у двери.
  - Понятно, - Орех усмехнулся. - А палил в меня кто?
  - Да наш Витя, - помощник из лаборатории радио-биологических исследований. Нервы сдали у парня.
  - Хорошо, что не сдали у меня, - оскалился нейтрал. - А то закатил бы гранатку в щёлочку, и поминай всех вас, как звали. Несколько штук у меня ещё с Припяти осталось.
  - Спасибо, что сдержались.
  В голосе Мокреца не было особой теплоты. Чувствовалось, что учёный страшно вымотался за эти дни и держался только на воле. Он разлил из закипевшего чайника себе и Ореху кипяток по металлическим стаканам, кинул туда же по чайному пакетику. Достал из холодильника шоколад и два бутерброда в пластиковой упаковке. Предложив все это гостю, Мокрец сел, наконец, на стул и сказал, глядя сталкеру в лицо своими уставшими глазами:
  - Расскажите вкратце, любезный друг, где были, что видели.
  - Вкратце не получится. А времени мало. Но так и быть. Старому другу расскажу все с подробностями.
  В следующие сорок минут говорил один нейтрал. Он старался излагать чётко, ясно, чтобы вопросов у собеседника возникало как можно меньше. Но всё равно получилось сумбурно и немного путанно. И у учёного возникла масса вопросов, которые он поспешил задать. Но Орех не мог ответить на все. Ему не хватало знаний, да и многие вещи он, элементарно, пропускал, распределяя внимание на другое. Ведь Зона - это не зоопарк и не павильон для развлечения с аттракционами. Тут, прежде всего, о личной безопасности заботиться надо, если выжить хочешь.
  - Значит, до Припяти вы всё-таки, добрались. И всё, о чем мы говорили четыре дня назад, все увидели? - восхитился Мокрец.
  - Ага, и испытал на своей шкуре, - кивнул Орех. - Особенно, этих 'Зашитых ртов'. Садисты какие-то, честное слово! Даже бандюки так не лютуют, как эти.
  - Ну, порождения Монолита, точнее, религиозной военизированной секты, - это не шутки. Значит, она не развалилась, а приняла довольно извращенные формы. Судя по тому, о чём Вы говорили, действительно имеет место ментальный контроль за подчиненными. Вопрос, как его осуществляют?
  Мокрец взял со стола блокнот и что-то записал.
  - Занятно, весьма занятно, - проговорил учёный.
  - Расскажи мне лучше, откуда тут железная дорога под землёй? И почему тоннель в сторону фабрики завален?
  - Откуда дорога я не имею понятия. Когда меня сюда прикомандировали, железнодорожная ветка тут уже была. Я, правда, не помню, чтобы при строительстве Припяти в тысяча девятьсот восемьдесят шестом году что-то рыли, но поговаривают, что эти тоннели существовали ещё до войны. То ли при Сталине в тридцатых тут начали что-то типа узкоколейного метро строить, а немцы в начале сороковых достроили, то ли в пятидесятых копали. Я не знаю. Располагаю только информацией о том, что эти тоннели до постройки города и ЧАЭС использовали военные для своих нужд. Здесь достаточно военных объектов. ЗГРЛС 'Дуга' или Чернобыль-2, которую тут называют 'Радар', ЗРК С-75 'Волхов', 'Круг' - станция возвратно-наклонного зондирования ионосферы, несколько военных частей, лаборатории, возведенные до первого выброса, да хоть сама ЧАЭС в конце концов! Даже несколько секретных объектов в Припяти и те были охвачены этой дорогой. В любом случае, связь с городом какая-то была до недавнего времени. Нам привозили лабораторные материалы, какие-то грузы, продовольствие, воду, оружие и боеприпасы. Увозили результаты исследований, приготовленные нами препараты, добытые артефакты. Потом год назад после очередного выброса с ЧАЭС со стороны фабрики пошла волна мутантов. Их были десятки, если не сотни. Снорки и зомби, в основном. Было несколько псевдогигантов. Мы отбивались, как могли, а когда стало понятно, что ни боеприпасов, ни личного состава не хватит, чтобы сдерживать всю эту мощь, мы просто подорвали тоннель, завалив его породой.
  - Странно, я не увидел на путях ни трупов, ни даже костей.
  - Крысы и тушкано живут везде, - вежливо улыбнулся Мокрец. - Так вот, после того, как завалили тоннель, мы продолжали отступать, поскольку часть мутантов успела прорваться. В процессе отступления потеряли ключи и некоторых сотрудников и охранников. Меня там не было. Я проводил исследования в лаборатории. Поэтому подробностей не знаю. - Мокрец виновато развёл руками. - Но, если вы говорите, что там был ещё псевдогигант, значит, мутанты не все были уничтожены. Кто-то выживает в тоннелях о сих пор.
  - Эти ходы достаточно населены. Мне удалось заснять бой между полтергейстом и бюрерами. Псевдогигант, атакующий мотодрезину, там тоже есть. Если и съёмка неизвестной станции, где разгружают и загружают какие-то ящики неизвестные люди.
  - Как интересно! - принял 'стойку' Мокрец. - Можно ли позаимствовать у вас эту запись? Оплата, вы знаете, будет достойной.
  Орех усмехнулся про себя. Учёные. Им только дай возможность получить видеозапись, образцы исследуемого материала, самому покопаться в том, что интересно, и они готовы отдать за такое всё, что у них есть.
  - Конечно, - кивнул головой нейтрал. - Будет тебе видеозапись. Только её добыть нужно. Камера с картой памяти в шлеме. Как извлекать оттуда информацию, я не знаю.
  - Это не проблема, - ответил учёный.
  Он вызвал лаборанта и, попросив Ореха передать подчинённому шлем, дал последнему, соответствующие распоряжения. Лексеич, а это был именно он, молча кивнул и удалился.
  - Очень странно, - вспомнив кое-что, сказал Орех. - На карте-схеме в кабине мотодрезины я не увидел никаких обозначений, указывающих, что станциями являются ЧАЭС или Чернобыль-2.
  - Видимо, там указаны условные наименования. Военные хорошо кодируют свои документы. К тому же, судя по описанию транспортного средства, на котором вы преодолевали расстояние от Припяти до 'Янтаря', явно не было военного назначения. Так что, вероятнее всего, военные давно ушли из этих подземелий и их теперь пользуют все, от сталкеров до мутантов.
  - Понятно, - Орех помолчал. - Есть ещё кое-что. Поскольку я собираюсь покидать Зону, мне нужно сбыть кое-какой хабар. Оружие, амуницию и так далее. К Сидоровичу идти не охота - он жаден больно. Нет ли у тебя на примете барыги, который сидел бы недалеко от Периметра, но был не столь жаден и хорошо платил бы за товар?
  - Почему же? Есть. Зовут его все Винтиком. Сидит на 'Агропроме' недалеко от одной из фабрик. Координаты я скину вам на наладонник.
  - Вот спасибо! - обрадовался Орех.
  - Вы поможете мне напоследок?
  - В смысле, напоследок?
  - Вы ж все равно, как я понял, из Зоны сбираетесь уходить.
  - Ну да, перспектив никаких - ухмыльнулся Орех. - Главой группировки не стану. Не люблю верховодить. А денег достаточно, чтобы уладить дела на большой земле. Так что ты хотел?
  - Мы ни с кем не можем связаться. То ли всплеск повредил электронику, то ли обратившиеся в зомби охранники. Внешних повреждений на радиостанции и на сервере не наблюдаю, а вот в сеть и в эфир выйти не можем.
  - От меня-то что надо? Я не радиоинженер и не сисадмин. Электронику вам не починю, - Орех уже начал выходить из себя. Время, которое он выделил сам себе на отдых, быстро заканчивалось. Уже нужно было выходить. А тут этот яйцеголовый со своими прелюдиями и жизнеописаниями.
  - Нужно немного, - недовольно поджал губы Мокрец. Ему не понравился тон Ореха, которого ученый, по его мнению, только что, если и не облагодетельствовал, то, по крайней мере, с которым честно расплатился за информацию и видеозапись. - Вы же говорите, что мутанты вас не видят?
  Нейтрал кивнул, подтверждая это.
  - Так вот вы могли бы пройти мимо зомби, которые ходят вокруг лагеря и поставить антенну вот тут - Мокрец взял с рабочего стола, который находился у него за спиной планшет, открыл сохраненную карту 'Янтаря' и показал на возвышенность, располагающуюся с противоположной от фабрики стороны, - это недалеко - метрах в трехстах от забора. А там, как раз через 'Агропром' уйдёте к Периметру.
  - Ну, мне рановато ещё к Периметру, - задумчиво сказал Орех. - Надо ещё в этих местах кое-что уладить. Да и твой барыга не сидит у блок-поста на выходе из Зоны.
  - Ну, как знаете. Главное, просьбу мою как надо выполните, а там уже делайте, что сочтёте нужным.
  - Хорошо, - согласился Орех.
  В конце концов, Мокрец оказал сталкеру услугу и у не одну. Почему бы нейтралу не оплатить учёному тем же?
  - Кстати, я в прошлое своё появление две машины бронированные видел. Куда дели? Разве они не могли бы помочь в установке антенны и в восстановлении связи?
  - В одной - менее защищенной от излучения - гусеничной машине, - которая переделана была из тягача - весь экипаж, попав под удар, превратился в зомби. Как я предполагаю, они возвращались с рейда по округе, замеряли показатели, уровень радиации, воздух и так далее. Дальше машина потеряла управление и протаранила вторую - колёсную, которую как раз разгружали у центрального входа. Перевернув колесную машину, гусеничная начала таранить сам вход, заблокировав его. Пришлось, рискуя жизнями сталкеров сжечь её из гранатомета почти в лоб. Вторую машину гипотетически, можно восстановить, но пока нет возможности её поставить на колеса.
  - М-да.. Печально как-то, - протянул Орех.
  - Всплеска пси-эманаций никто не ждал, - развел руками Мокрец. - Почти все охранники, несколько сталкеров и лаборантов попали под удар. А главное, - помощь просить не можем. Отсюда не пробиться. Зомби, зомбированные и снорки плотно обложили весь лабораторный комплекс. Выйти не возможно. Да и некому. Попытаются выбраться оставшиеся охранники мы останемся вообще без защиты.
  - А уровень излучения? - спросил Орех. - Меня же только мутанты не замечают. Всё остальное - на полную катушку.
  - Уровень излучения восстановился, но никто не может дать гарантию, что всплеска снова не будет.
  'Ладно', - подумал Орех. - 'двум смертям, как говориться, не бывать.'
  - У меня два вопроса, - обратился нейтрал к Мокрецу. - Сколько весит твоя эта антенна и ...
  - Даже не сомневайся, заплатим хорошо, - поспешно вставил слово учёный.
  Орех аж подпрыгнул на стуле от возмущения. Его лицо, видно так перекосилось, что Мокрец испугался. Но нейтрал быстро справился с собой и ровным голосом с укоризной сказал:
  - Вот ты умный человек, Мокрец, учёный, каких поискать, знаешь много, книг прочёл, небось, массу, а до сих пор не в курсе, что помощь бывает бескорыстной. Я не ищу выгоды в том, что поставлю эту чертову антенну. Ничего я не возьму.
  - Прости, сталкер, - с чувством сказал Мокрец, залившись краской стыда. - Привык я к тому, что все требуют денег за любой чих.
  - Значит не все, - примирительно сказал Орех. - А второй вопрос был таким: есть какая-нибудь приблуда на случай, если снова этот всплеск будет?
  - Боюсь в этом случае, я ничем помочь не могу, - развел руками Мокрец. - Когда здесь заправлял всем Сахаров, тут велись подобные разработки. Даже опытные образцы приборов были, в том числе переносные. Но с того времени, как исчез Сахаров, пропали и они. А весит антенна килограммов пять не больше.
  - Ладно. Давай попробуем, - махнул рукой нейтрал.
  
  Орех остановился на краю обрыва и выматерился. Проклятая антенна весила никак не меньше пятнадцати килограммов. Это втрое превышало массу, заявленную Мокрецом. Но взялся, так уж взялся. Нейтрал сверил место нахождения по карте, и сместился на десять метров южнее. Найдя искомую точку, нейтрал воткнул в грунт ножку стойки аппарата и постарался заглубить её, торопливо работая малой пехотной лопаткой. При этом Орех не забывал посматривать по сторонам. Мало ли что? Антенна в сборке для транспортирования представляла собой цилиндр, напоминающий трубу длиной один метр десять сантиметров в диаметре, сужающуюся к низу и образующую штырь. В центральной части труба имела утолщение на котором четко выделялась крышка небольшого лючка. Как объяснял учёный - это утолщение - панель управления автономной антенной. Установив агрегат, нейтрал открыл пульт и нажал красную маленькую кнопку на панели, как учил его Мокрец. Труба, завибрировала и распалась. Из утолщения выделились три сошки, похожие на паучьи лапки, которые раскрылись и воткнулись в почву на равном удалении от штыря основной штанги. Затем из верхней части агрегата вылупились четыре тонких хлыстика, которые вытянулись вверх и разошлись при этом чуть в сторону на манер одуванчиков. Ореху невольно пришло в голову именно такое сравнение. И не зря. Каждый хлыстик оканчивался маленьким шариком. Усмехнувшись про себя, Орех нажал на пульте маленькую жёлтую кнопку. Он делал всё строго по инструкции, полученной от Мокреца. После всех манипуляций нейтрал закрыл крышку панели управления и поднялся на ноги. Ещё раз бросил взгляд на лабораторный комплекс. Во дворе бездумно толпились зомби и зомбированные сталкеры. Среди них периодически появлялись снорки. Они рычали, дрались меж собой, изредка набрасывались на зомби, сбивая тех с ног. Едва ли разлагающееся мясо было для мутантов достойной добычей. Скорее всего, они, таким образом забавлялись. Этот вывод сделал для себя Орех, глядя на происходящее. Подумал об этом и забыл. Пускай учёные занимаются подобным. А ему, Ореху, пора было покидать Зону.
  Подняв штурмовую винтовку, нейтрал выбрал среди бродящих мутантов наиболее опасного - зомбированного сталкера. У того, по всей вероятности, мозги спеклись не так давно, поскольку одежда на нем сохранилась почти в целостности. Да и оружие в руках он пока нес. Нейтрал поймал в перекрестье оптического прицела голову зомбированного сталкера и нажал на курок. Увидев, как череп взорвался кровавыми брызгами, Орех принялся выискивать еще цель. Он не думал о том, что произойдет с этими мутантами дальше. Даже, если не погибнет и продолжит функционировать, опасность зомбированного после поражения головы уже будет минимальной. Перед уходом, Орех старался максимально облегчить оборону оставшимся в лабораторном комплексе учёным и сталкерам. Воспоминание о том, как нейтрал выбирался из лабораторного комплекса, пользуясь своей временной невидимостью для мутантов, было свежо. Ему пришлось едва ли не прорубаться сквозь толпу мутантов, распихивая их плечами и локтями. Пару особо непонятливых снорков пришлось даже пнуть ногой по затянутой противогазной маской морде. Наконец, рассвирепевший Орех выхватил пистолет и принялся отстреливать зомби, топтавшихся у него на пути, благо антенна в транспортировочной комплектации висела у него за спиной и руки были свободны. Выстрелы по коленям и в голову расчистили Ореху дорогу. Однако мутантов было на удивление много и нейтрал, таким образом, расстрелял, две обоймы. Но, он не жалел о сделанном. Орех направлялся вон из Зоны и патроны ему, в принципе, становились всё менее нужными. Тем более, что запасных обойм было ещё две. При этом, сталкеру пришла в голову идея, каким образом он может помочь своим коллегам и немного облегчить им жизнь до прихода подкрепления.
  
  Неспешно отстреляв обойму, то есть десять зомбированных и десять снорков, Орех перезарядил штурмовую винтовку и двинулся в сторону складов, где базировалась 'Свобода'. Это был весьма рискованный шаг. Ведь с момента побега из заточения прошло ничтожно мало времени - не более четырёх дней. А за этот период состав группировки вряд ли так сильно сменился, что про Ореха забыли. Поэтому, все деяния сталкера наверняка помнят и его поиск еще не закончен. Ошиваясь поблизости с базой группировки, он мог вполне оказаться в подвалах военных складов, а то и вовсе, лечь в каменистую землю Зоны, пробитый пулями свободовцев. Но нейтрал считал, что вполне сможет обойти все возможные патрули, если таковые и были. Тем более, что 'Свобода' продолжала вялотекущую войну с 'Долгом' и вполне возможно, что часть заинтересованных фигурантов поляжет в очередном бою. К тому же, на данный момент снаряжение и вооружение Ореха было совсем иным, нежели то, с которым он ходил в рейд под предводительством Вольта. Единственно, ПДА с его позывными был на месте. Удивительно, но 'Зашитые рты' почему-то не изъяли наладонник. То ли не боялись, что сталкера будут искать, то ли не считали. Что данный предмет можно использовать в качестве оружия.
  Мимо армейских складов и кордонов 'Свободы' Орех пробрался на удивление спокойно, без особых приключений. Он просто обошел 'Дикую территорию' и окраины Ростока с запада, через железнодорожную ветку и неизвестную ему станцию (кажется, когда-то она называлась 'Семиходы'). Правда, пришлось изрядно повозиться из-за скопления в этих местах большого количества электр. Они словно медузы, раскидав щупальца разрядов, расселись на большом пространстве, не давая возможности пройти через них никому. Но Орех справился, используя то детектор аномалий, то болты. Сталкер проскользнул к деревне, где по слухам, которыми свободовцы пугали молодых нейтралов и отмычек, жила не просто семья кровососов, а целый клан этих полуразумных мутантов. В эти байки Орех не верил, тем более, что под боком у этого давно заброшенного населенного пункта находилась база дислокации одной из самых мощных группировок в Зоне. Сталкер подозревал, что у свободовцев там располагался склад с чем-то очень важным или супер секретным, или жутко дорогим, или все вместе. В любом случае, блокпост этой группировки в пять человек, даже не смотря на выучку и вооружение, не смог бы удержать даже двух голодных кровососов, не говоря уже о целом семействе. Нейтрал в свое время, - ещё до похода за Диском, - общался с людьми, которые не раз проходили мимо этой деревни, но никаких жизненных форм, кроме стороживших и пары забредших псевдоплотей, там не обнаруживали.
  Обойдя населенный пункт по противоположному склону холма, Орех поднялся на вершину следующей складки земли. С высоты сталкер обозрел окрестности. Справа виднелась водонапорная башня, которая как раз находилась в той деревне. По левую сторону - Барьер. С той стороны слышались выстрелы и отголоски криков. Чувствовалось, что бои там не затухают ни на минуту. Донесся звук взрыва.
  - Гранатомет, - определил для себя Орех. - Осколочно-фугасный заряд.
  И снова до ушей нейтрала донёсся гулкий разрыв.
  - Что-то серьёзное затевается - нахмурился сталкер. - Либо что-то серьезное из мутантов прёт на Барьер, либо кто-то штурмует Барьер со стороны Припяти. Может, зашитые решили расширить сферу влияния?
  В подтверждение его слов снова грохнуло. Орех включил ПДА - на экране тревожно пульсировало входящее сообщение, которое гласило: 'Все, кто недалеко от Барьера, срочно туда. Нас штурмует неизвестная группировка.'
  Первым побуждением Ореха было бежать на призыв о помощи. Но потом он вспомнил, кто может быть на Барьере и чем эта встреча может закончиться лично для Ореха, и передумал. Расставаться с жизнью по глупости не хотелось. Да и часики тикали. А Орех страсть, как торопился за Периметр.
  Оглядевшись, Орех вдруг резко присел, потому что от околицы 'Деревни кровососов' отделилась четверо бойцов 'Свободы'. Сталкеры выстроились в колонну по одному и лёгкой трусцой, поглядывая себе под ноги и по сторонам, двинулись в направлении Барьера.
  - Значит, у ребят из весёлого клана всё совсем плохо, - пробормотал Орех, рассматривая в бинокль колонну бойцов.
  Возглавлял маленький отряд и впрямь боец в экзоскелете, тащивший на себе РПГ. А у каждого из последующих за ним воинов Зоны из-за спины торчала туба 'Мухи'. Значит, на посту, стало быть, остался только один часовой. Орех решил было, заглянуть на огонёк, да тряхнуть удаленный склад 'Свободы'- всё равно из Зоны драпать, - но передумал. Во-первых, до Периметра далековато, а во-вторых, 'Свобода' - группировка большая, её руководство, наверняка, злопамятное и просто так обид не прощает. Кто знает, может, и на Большой земле дотянутся.
  Поэтому нейтрал развернулся и затопал, не спеша, в сторону своего схрона. Приметное место между двух камней отыскал сразу. Пришлось, правда, немного поползать на брюхе - ведь база наёмников, которую они с Вольтом разгромили некоторое время назад, снова жила своей жизнью. Было заметно движение среди ящиков, бочек и остова автобуса. А на крыше остановки торчал часовой. Орех постарался стать как можно незаметнее, но внимания на него никто не обратил. Поиск и распознавание на дальних расстояниях по генетическому коду пока не придумали, а снаряжение Ореха, как уже говорилось раньше, было иным, нежели то, в чем он дрался за обладание этим блок-постом. Раскопав свой клад, сталкер быстро развернул дерюгу и споро осмотрел автомат. За несколько дней с этим механизмом не должно было ничего случиться. Убедиться в этом не было никакой возможности, поэтому сталкер просто завернул его обратно и, погрузив в рюкзак, закинул ношу на плечо и двинулся в сторону означенного Мокрецом места расположения торговца.
  
  Берлога барыги по кличке Винтик располагалась в небольшой избушке в малоприметной ложбине в паре километров от НИИ 'Агропром', то есть, на достаточной удалении от основных сталкерских троп - ближе к Периметру. Видимо, это удел всех людей, занимающихся подобным ремеслом сидеть ближе к краю Зоны. Впрочем, свой резон был. Близость Периметра обеспечивала надежный рынок сбыта, а удаленность от Центра Зоны относительную безопасность, регулярный транзит грузов и поток сталкеров, желающих совершить сделку по купле-продаже или мены чего-нибудь на что-нибудь. Конечно, положение Бармена с Ростока или Сидоровича из Деревни новичков было куда более выгодным, чем у того же Винтика, но свой, как говориться, цимис, имел каждый. Сам торговец - маленький кругленький с добродушным лицом человечек очень напоминал того персонажа из мультфильма о Незнайке, имя которого в качестве клички носил в настоящее время. А ещё его прозвище отражало то, с чем предпочитал иметь дело данный субъект - с оружием, боеприпасами, снаряжением и разной механикой.
  В данный момент Винтик сидел за своим столом, стоящим посреди горницы и вытянув губы трубочкой, разглядывал то, что принес ему Орех. В этом барыге помогали две мощные настольные лампы, которые освещали товар. На лице торговца застыла печать тоски и скуки, как у человека, разглядывающего какую-то банальщину, которую продавец желает выдать за уникальное произведение. Но в глазах плескалась смесь настороженности, интереса и жадности.
  - Что ж, вижу, машинка новая. Даже ещё в заводской смазке. Где взял? - Винтик поднял на Ореха взгляд.
  - Нашёл, - соврал сталкер, честно глядя в глаза торговца.
  - Врёшь поди, - проворчал барыга. - Сколько хочешь за всё?
  - Немного, - Орех назвал сумму.
  - Да ты поди, с дуба рухнул, сталкер, - подскочил с табуретки, на которой сидел всё это время, Винтик.
  - А ты поди, найди такое на просторах Зоны. Да и вне её подобное не сыщешь. В войска она, как мне известно, не поступала даже, поскольку не для войск.
  - Ишь ты, говорливый какой, - проворчал Винтик, садясь обратно. - Ты не вдвое ли заломил?
  - - Вдвое, против оптовой цены, - парировал Орех. - Я планирую свалить из Зоны в ближайшее время и желательно, не обременённым лишней амуницией.
  - Ну, можешь свою снарягу мне скинуть, - оценивающе глянул Винтик. - Неплохую цену дам.
  - Верится слабо, - ухмыльнулся Орех. - Ты мне за эту пушку требуемого дать не хочешь.
  Торг шёл уже минут двадцать, но жадный барыга никак не хотел давать даже того, что хотел Орех, хотя прекрасно понимал, что перед ним лежит если не эксклюзивный, то уникальный экземпляр оружия. Однако, страх боролся с жадностью. Пару дней назад к нему являлись эмиссары из 'Свободы' и предупредили, что вот такую машинку ему могут запросто загнать в течение нескольких дней. И, что, если это случиться, святая задача Винтика, сообщить о происшествии кое-кому из вышеуказанной группировки. Барыга мог бы их и послать в долгое эротическое путешествие, однако эмиссары были злы и убедительны уже тем, что, прежде чем говорить с Винтиком, положили носом в грязь охрану торговца, его самого, и обыскали всю избушку, включая подвалы. Судя по тому, как ловко была проведена вся операция, даже первокласснику было понятно, что на точку прибыл отряд элитных бойцов, не только хорошо экипированных, но и замечательно обученных. Свободовцы посулили торговцу большие проблемы, если узнают, что Винтику приносили штурмовой автомат, а он не сообщил в группировку. Вместе с тем, и покупатель на это оружие уже имелся, и не один. За него давали цену, превышающую ту, что хотел Орех раза в три. Но Винтик всё равно торговался, сбивая цену нейтрала втрое. Наконец, сойдясь в сумме, стороны ударили по рукам, и Орех отбыл восвояси.
  Едва только за нейтралом затворилась дверь, и стук его шагов по ступеням стих, как Винтик отбил в ПДА сообщение своему покупателю. А затем, чуть помедлив, в 'Свободу'.
  
  Спустившись с крыльца, Орех не спеша направился к воротам. Избушку торговца окружал высокий, крепкий деревянный забор из дубового (откуда только здесь дуб взяли) бруса. Калитка со стороны заднего двора и неширокие ворота со стороны фасада были единственными видимыми возможностями попасть из подворья наружу - за забор. Впрочем, Орех не знал ни про задний двор, ни про иные возможные выходы с территории. В любом случае, берлога Винтика только имела вид дачного домика. Это было и ежу понятно, поскольку в Зоне, не имея за пазухой пару-тройку козырей и хорошо оборудованного подвала ни одному барыге делать нечего.
  У крыльца Ореха дожидался его старый товарищ Вольт. Казалось, и без того громадный сталкер стал еще больше. Возможно, его габаритам способствовал массивный комбинезон с эмблемой группировки 'Свобода'. Ещё два охранника торговца расположились во дворе. Орех затылком ощущал взгляд ещё одного откуда-то сверху. Вероятно, из маленького окошка под крышей.
  - Пойдём, провожу что ль, - сказал Вольт, едва нейтрал приблизился к нему.
  - Ну, пойдем, - криво усмехнулся Орех.
  Ему не понравились перемены, произошедшие с его знакомым. Ещё на подходе к избушке Винтика Орех обратил внимание на Вольта, который с непринужденностью старого гопника подпирал воротный столб. Вид у чернобородого был донельзя беззаботный, будто находились они не в Зоне, а в дачном посёлке. Не мог не приметить сталкер и обновок, в которые вырядился его старый знакомый. Комбинезон и бронежилет, которые носили исключительно в 'Свободе', новенький Обокан в руках.
  - Сменил цвета? - хмыкнул Орех, увидев старого друга.
  - А как иначе? Мы все кому-то служим, - ответил Вольт.
  - Тебе сделали предложение, от которого ты не смог отказаться? Да такое предложение, что забыл об идее собственного клана?
  - Это была твоя идея - идти в 'Свободу' и говорить им об оружии - огрызнулся Вольт, злобно встопорщив свою курчавую бороду.
  Она была не хуже твоей, рассказать, что мы отбили ящики - парировал Орех.
  - Иди к Винтику. Он тебя дожидается - прекратил в тот раз препирательства бородатый.
  А сейчас он был спокоен, как никогда. Сталкеры спокойно дошли до ворот и покинули участок, на котором стоял дом барыги. Пройдя со своим бывшим напарником еще метров двести и, миновав кусты и небольшой холм, Вольт остановился.
  - Ты же понимаешь, зачем я тут? - спросил Ореха бывший нейтрал.
  - Понимаю, - коротко ответил тот.
  - Ты понимаешь, что я не могу тебя отпустить? - спросил Вольт и движением подбородка указал на небольшую балку, которая находилась в десяти метрах.
  - Да все я понимаю, - кивнул Орех, внутренне собираясь.
  - Так вот, тут почти совсем нет аномалий в округе, только, если идти по прямой можно встретить несколько грави и каруселей. Какой-нибудь ушлый и ловкий сталкер обязательно сможет прорваться к Периметру, чтобы избежать мести.
  После этого Вольт отвернулся и заорал во всю мощь своих немаленьких легких:
  - Именем 'Свободы' стоять на месте, предатель!
  Орех, не будь дураком, юркнул в указанную бородатым балку, и был таков. Над его головой свистели пули, сзади слышались выстрелы гневные крики Вольта и ещё двоих бойцов, прибежавших на стрельбу. Но Орех, споро перебирая ногами, двигался прочь от дома Винтика. Аномалий, как и предсказывал Вольт, действительно оказалось на удивление мало, и нейтрал практически без проблем выбрался с Агропрома.
  Повстречавшийся ему по дороге военный патруль сталкер пересидел в какой-то канаве. На Зону постепенно наваливались сумерки, поэтому военсталы не заметили Ореха, распластавшегося в грязи метрах тридцати от них. По видимому, патрульные либо е имели в арсенале, либо не включали детекторы жизненных форм. Местность у НИИ 'Агропром' не считалась очень опасной. Именно поэтому нейтрал остался не обнаруженным. Слушая шлёпание армейских ботинок по грязи, Орех чувствовал, что военные не сильно-то и ждут нападения, но сам атаковать не стал. Ему совсем не нужно было, чтобы охрана Периметра в ближайшее время была усилена. Хотя, карательный рейд разозлённых нападением военных, наверняка разогнал бы сталкеров из округи или заставил затаиться последних по своим норам и бункерам.
  Патруль остановился. Видимо недалеко, потому что до Ореха донесся запах табачного дыма и обрывки фраз военных. Они вспоминали гражданку, детей, жен, ждущих их из командировки.
  'Контрактники, вашу псевдоплоть,' - зло подумал нейтрал, чувствуя, как штаны пропитываются грязью.
  С этими даже связываться не хотелось. Они профессионалы в боевых действиях, но эти ведут себя в Зоне, как новички. Остановились на открытой местности, курят. С учетом того, что инструкции предписывали патрулю не задерживаться без особой необходимости, подобное разгильдяйство выглядело странным. А может, не военные вовсе, а переодетый патруль 'Свободы', который ищет его, Ореха? От посетившей его догадки, нейтрала даже в жар бросило. Он быстро прикинул варианты. Пятеро бойцов здесь. Минимум трое у Винтика, берлога которого была не так далеко от места, где залёг нейтрал. И того восемь самое малое. На помощь Вольта рассчитывать не приходилось. Он дал ясно понять, что теперь работает на группировку и помощь Ореху была оказана скорее в память о старой дружбе. Но как поведет себе бородач, если встретить нейтрала сейчас и здесь? На этот вопрос у сталкера ответа не было. В любом случае, стоило немного подождать. Военсталы или предполагаемые свободовцы, были совсем близко - метрах в пяти от лежки нейтлара и дергаться сейчас не имело смысла. Все равно заметят, и подстрелят. но Орех также не мог понять и того, почему детекторы жизненных форм, которые, как правило, носят при себе все вояки, не срабатывают на такую крупную массу, как Орех. В этот раз Зона дала сталкеру еще один карт-бланш, чтобы покинуть ее целым и невредимым. Патрульные докурили и, покидав окурки в канаву, - практически Ореху на спину, спокойно удалились по своему маршруту. Полежав без движения ещё десять минут - чтобы ушли подальше, нейтрал двинулся в противоположном направлении.
  
  Развалины хутора встретили Ореха необычным затишьем. Даже традиционного хриплого лая слепых псов слышно не было. Это насторожило мужчину, но не более, чем обычно. После всех приключений, которые выпали на его долю последнюю неделю, странности окраины Зоны его не только не пугали, но почти даже и не напрягали. Обойдя обнаруженную по характерным признакам карусель по широкой дуге, отметив болтами небольшую грави-плешь, Орех подошёл к окраинным строениям. Темнело. Уже давно пора было устраиваться на ночлег. Окраины, не окраины, а Зона в любом месте опасна. А, значит, это смертельные ловушки и агрессивные мутанты. Да и, ко всему прочему, брюхо уже давно намекало своему хозяину, что в него следовало бы что-то закинуть.
  Поминутно проверяя поверхность перед собой детектором аномалий, Орех завернул к ближайшему сараю. Точнее, тому, что от него осталось. Начинался дождь. Мелкие, но пока ещё редкие капли падали с серого неба и барабанили по деревянным стенам строения. Хоть Орех и торопился разбить лагерь и согреть себе нехитрый ужин, но, помня, де он находится, сталкер сначала закатил в сарай одну из трех оставшихся у него осколочных гранат. Присев за косяком, он переждал взрыв, и вошёл внутрь, выставив перед собой ствол автоматической винтовки. Но в строении, на удивление, никого не оказалось. На всякий случай мужчина обследовал остальные постройки хутора. Мало ли, кто в них забрался на дневку или просто спрятался. Неприятных неожиданностей не хотелось. Впрочем, страхи оказались напрасны. Хутор оказался пуст и безлюден.
  Позволив себе немного расслабиться, Орех уселся в сарае прямо на землю, достал из рюкзака сухой паек, горелку, кружку и флягу с водой. Заварил себе чай. Затем достал из рюкзака небольшую ёмкость с водкой и отпил прямо из горлышка. Крякнул, вытер рукавом губы, закусил галетой. Затем вскрыл пакет из сухого пайка с саморазогревающимся блюдом - гуляш с картофельным пюре - и с аппетитом поел, прихлебывая водку из того же сосуда. По сути, нейтрал мог уже не экономить запасы. Завтра поутру он собирался покинуть Зону, и еда не особенно ему была нужна, поскольку рюкзак был прилично отягощен деньгами, полученными от барыги деньгами за хабар. Приличную часть вознаграждения составляли также наличные, выданные за информацию, которую Орех принёс Мокрецу. Сведения достались учёному, что называется из первых рук - от свидетеля и участника событий. Особенную радость и энтузиазм в отсчитывании денежных знаков вызвала видеозапись с нашлемной камеры. Так что нейтрал уходил из Зоны отнюдь не бедным человеком. Более того, он вполне безбоязненно мог открыто пойти прямо к блок-посту, потому что тех средств, которые у него с собой были в заплечном мешке хватило бы, чтобы купить себе абонемент на беспрепятственный проход в течение месяца. И ещё бы осталось.
  Доев свой ужин, Орех, не торопясь, со вкусом выпил чай, вприкуску с шоколадным батончиком. Затем сделав растяжку у дверного проёма, улегся спать к дальней стенке сарая, предварительно убрав в рюкзак снаряжение.
  Утро разбудило нейтрала шипением, мяуканьем и истошным писком. Сталкер открыл глаза. Едва светало. Зона ещё была во власти сумерек, но утро неуклонно предъявляло свои права. В дальнем от Ореха углу три чернобыльские кошки атаковали крысиного волка. Последний остался, по какой-то причине, без свиты и теперь в одиночку пытался отбиться от назойливого прайда. Чернобыльский крысиный волк - это не просто крупный и злой грызун, который подмял под себя всю стаю. Это животное, обладающее телепатическими возможностями, но ровно настолько, чтобы собрать вокруг себя десять-двадцать особей своего вида и управлять ими. Этот крысиный волк был размером с цверг-шнауцера с непомерно выросшей башкой и мутировавшими передними лапами, которые были больше, чем обычной крысы. Кошки, грамотно обложив своего противника, зажали его в углу. Волк метался, пытаясь вырваться из окружения, но у него не выходило. Похоже, завтрак местных мурлык был вопросом минут. Но оставшийся в одиночестве мутант, всё равно представлял угрозу, а зажатый в угол, - ещё большую. Он яростно шипел, верещал и кидался на своих обидчиков, пытаясь вцепиться зубами в горло. Однако эти попытки были тщетны. Перед ним были не незрелые котята, а вполне опытные охотники. Они разом накинулись на противника, не оставляя шансов на спасение и мутант из волка превратился в добычу. Разорвав тушку, и отделив каждая себе по приличному куску, кошки разбрелись по сараю, выбирая место, чтобы позавтракать.
  Все то время, Орех тихонько собирался. Он слышал о чернобыльских кошках. Сталкиваться с ними доселе нейтралу не приходилось, но, тем не менее, он был настороже. Ибо слава, которая ходила об этих зверьках ужасающая. Поговаривали, что стая этих кошечек в десять голов вполне могла подстеречь и убить одинокого сталкера. Конечно, сейчас особей было только три, и все они были чрезвычайно заняты. Но кто знает, сколько их ещё бродит по хутору и окрестностям. Впрочем, пока иммунитет от мутантов и их внимания к персоне Ореха действовал. Судя по часам, стоящим перед глазами нейтрала такой скрытности оставалось часа на три.
  - Какая интересная сцена из деревенской жизни - раздался вдруг чей-то глумливый голос.
  Орех вздрогнул. Он так увлекся отслеживанием кошек, что упустил из поля зрения вход в сарай. И поэтому проморгал появление незнакомца. Впрочем, дрожь сталкера совпала с его падением на землю, потому что нейтрал помнил, что оставил у двери растяжку. И, если на ней не подорвались мутанты, то незнакомец явно не заметил натянутой чуть выше уровня заросшего травой порога веревочки.
  Взрыв!
  Вопль.
  Не один вопль, два или три, прозвучавших почти в унисон!
  Сталкер вскочил на ноги. Одним движением закинул за спину рюкзак. Подхватил штурмовую винтовку и двинулся к выходу их сарая. Пахло горелым и кислым. А ещё кровью. Кто-то за стеной матерился, кто-то громко стонал. Орех проверил выход - никаких препятствий не было. Мин, во всяком случае, визуально, также не наблюдалось. Только посеченная осколками дверная коробка и слегка покосившийся от взрыва косяк. Выглянув за пределы строения, нейтрал увидел следующую картину: вдоль бревенчатой стены на земле лежало четверо хлопцев. Пятый, точнее, труп пятого валялся почти напротив входа. Ещё живые сталкеры, - а к какой группировке они себя причисляли, Орех не знал, - имели ранения разной степени тяжести в зависимости от того, насколько близко находился каждый из них к эпицентру взрыва. Снег, выпавший накануне, но уже истоптанный следами зверья пятнали комья земли и пятна крови.
  Подойдя к самому последнему в цепочке, на теле которого отсутствовали какие-либо видимые повреждения, Орех грубо ткнул его ногой. Очнувшегося от беспамятства, контуженного сталкера ждало неприятное зрелище - черный зрачок ствола, глядящий ему прямо в лоб.
  - Кто послал? - спросил его Орех.
  - Н-никто, - процедил он, пытаясь нащупать оружие.
  - Даже не думай, - предупредил его Орех и посулил. - Пристрелю и не задумаюсь.
  Сталкер замер.
  - Вы кто? - продолжил допрос нейтрал.
  - Мы простые сталкеры. Шли на встречу с проводником.
  - С проводником? - хмыкнул Орех. - Думаешь, я поверю?
  Он демонстративно щелкнул затвором. Контуженный судорожно сглотнул, его зрачки расширились от страха.
  - Кто-то сказал Кресту, что к кордону идет жирный гусь с полным рюкзаком бабла. Крест сказал, что никого убивать не будем. Только попинаем и пощиплем.
  - Кто такой Крест?
  - Он был первым, - сталкер кивнул на лежащее у входа в сарай тело.
  - Понятно, - сказал нейтрал.
  - Убьёшь меня? - поинтересовался контуженный.
  - Зачем? Зона сама тебя прикончит, - пожал плечами Орех, убирая штурмовую винтовку и добавил: - Попробуешь идти за мной, убью я.
  После этого, он ударом ноги отправил залётного сталкера в беспамятство. Остальных не боялся, потому что стонущий и матерящийся собратья мёртвого Креста опасности не представляли. Бандиты явно шли за лёгкой добычей и, хоть прятались, прижавшись к стене, но не удосужились проверить вход в сарай и нарвались на предусмотрительно выставленную нейтралом растяжку. Собрав оружие, Орех закинул его в сарай и набросал сверху мусора. Сильно не закапывал. Это была Зона. Хоть окраина, но все равно Зона. Когда его собратья, вставшие на относительно лёгкий, но скользкий путь грабежа, очнутся, если конечно очнуться - ведь их в отличие от Ореха видели мутанты, они не сразу найдут оружие. А, когда найдут, нейтрал будет уже далеко.
  
  Выйдя из сарая, Орех покинул хутор. Он двигался на восток, в сторону Периметра. Сталкер миновал небольшой луг с росшей в его середине купой странных деревьев, похожих на гибрид березы и пальмы. На всякий случай, сталкер взял немного севернее, обходя эти растения, вид листьев которых весьма напомнил мужчине абордажные сабли у мультяшных пиратов. Орех двигался ходко, стараясь как можно быстрее покинуть открытое пространство. Ведь оставшиеся на хуторе подранки могли очнуться и устроить на сталкера охоту. В какой-то момент нейтрал даже пожалел, что не добил уцелевших бандитов. По его мнению, такой мрази не место ни в Зоне, ни в обычном мире. Лезешь ты в какую-нибудь гадость, будь-то 'горячее' место или скопление аномалий, или логово мутантов, достаешь редчайшую и ценнейшую вещь, рискуя своей шкурой, а на пути к барыге или заказчику - подальше от опасного места, конечно же, тебя, уже изможденного, прихватывают несколько сытых, откормленных мордоворотов и, как говориться, 'чики-брики и в дамках', 'лови маслину, фраерок'. Потому с бандитами Орех разбирался жёстко и без жалости, тем более, что один раз нейтрал пострадал от этой братии. Однако, добивать раненых и беспомощных он не привык. Потому и оставил тех, валяющихся у сарая, в живых.
  Миновав луг, сталкер углубился в лиственный лес. Тут деревья были уже обычные без изменений, какие возникают в результате воздействия радиации или аномальных полей. Мутантов здесь также почти не встречалось. А об аномалиях и говорить нечего, хотя попадались и они. Но Орех не ослаблял внимания, смотря по сторонам и, шагал осторожно аккуратно, стараясь не попадаться на открытых местах лишний раз.
  Насколько нейтрал помнил, эта часть границы Зоны с Большой землей охранялась слабо. Попеременно проверяя направление, в котором шёл детектором аномалий, нейтрал продвигался к своей заветной цели. До границы Зоны оставалось не так далеко - не более двух километров. Орех утроил внимание, поскольку мог запросто напороться на какой-нибудь замаскированный наблюдательный пост или на патруль. Солдаты последнего не стреляли, но моги обобрать, как липку, а сталкер уже распланировал, на что потратит полученные от барыги и учёных деньги. Ведь вояки малую часть не возьмут - отберут или две трети или вовсе всё. А с учётом урезания армейских бюджетов и обнищания военных в принципе, даже принимая во внимание утроенное жалование служащих международного контингента охраны Периметра, военсталы, наверняка, будут особенно жадны.
  'Хотя как можно обычных патрульных, частенько срочников, если это контингенты армий России, Украины и Беларуси называть военными сталкерами? - задумался Орех. - Ведь, по сути, чаще всего они ходят по самому краю Зоны - между КСП и стеной Периметра, если таковая есть. А то и просто - натянуто три ряда колючки. Какие они, к чёртовой матери, военсталы? Так, пушечное мясцо, закуска для слепых псов. Как служащие при штабе связисты и писари против волкодавов полевой разведки'
  Мягко похрустывал под ногами выпавший накануне снег. Звук был настолько убаюкивающий, что сталкер расслабился и задумался. И чуть было не вляпался, в аномалию. Он как раз подходил к седловине, образованной двумя рядом стоящими невысокими холмами. Само место даже на первый взгляд сталкеру категорически не нравилось. В седловине курился какой-то то ли туман, то ли дымок. При этом паленым не пахло, а для тумана в обычных условиях не было никаких предпосылок при минусовой температуре. Тем не менее, что-то между холмами было, и нейтрал решил это место обойти, дабы не испытывать судьбу и прихоть Зоны. У подножия левого холма нейтрал также приметил какую-то нездоровую активность, подробности которой он не разглядел, но факт зафиксировал. Именно поэтому Орех повернул в сторону холма, находящегося по праву руку. Уже забираясь по склону, нейтрал услышал выстрелы и крики. А ещё рычание слепых псов, лай и нетерпеливое повизгивание. Орех всё понял. Стандартная ситуация на окраине Зоны - новичок, вместо того, чтобы найти наставника или, в крайнем случае, прибиться к группе, решивший самостоятельно пробраться ближе к центру Зоны, или просто плохо вооруженный одиночка преследующий те же цели, напоролся на стаю слепых псов и полез на рожон. Или не успел убежать. Или что-то ещё. Сухие щелчки выстрелов, которые издавал только ПМ - пистолет Макарова, убедили нейтрала в его хоть и частичной, но правоте. Именно это оружие было самым распространенным среди новичков и входило в комплект, который выдавался этим отчаянным головам проводниками, переводящими их через Периметр. Также ПМ был самым дешёвым в Зоне, и его мог купить даже самый неудачливый в части хабара или контрактов сталкер.
  Подобравшись к вершине холма, Орех залег за венчавшими ее кустами. Подул ветер. Мерзко зашуршали ржавые волосы, свисавшие с ветвей над его головой. Орех поёжился. Он не любил эту аномалию. Ни учёные с Большой земли, ни яйцеголовые с 'Янтаря', ни, тем более простые сталкеры не могли понять, что же собой представляла эта аномалия? Ведь остальные чернобыльские ловушки, в массе своей представляли собой энергетические или пространственные искажения. Эта же имела ярко выраженную органическую природу, как и жгучий пух. Но научных доказательств тому не было.
  Выглянув из-за куста, сталкер увидел следующую картину - неизвестный сталкер отстреливался от наседавших на него слепых псов. Мутантов было пять. Шестой лежал у ног стрелка. Нейтралу эта сценка показалось страной. Он наблюдал её, готовясь оказать посильную помощь собрату по ремеслу. Поймав в перекрестие прицела одного из мутантов, Орех нажал на курок. Короткая очередь разворотила твари бок. Второй мутант попал под такую же порцию свинца, однако этот подарок от Ореха вошёл псине в голову. Брызнули мозги вперемешку с осколками черепа, и мутант рухнул на снег. Хорошая оптика и серьезная убойная сила штурмовой винтовки давали некоторое преимущество. Обреченный и, наверняка уже попрощавшийся с жизнью неизвестный сталкер встрепенулся, видимо, осознав, что у него есть шанс на спасение. Он заорал что-то нечленораздельное и принялся палить во всё ещё наседавших псов. Правда, без особого успеха. Ему пока удавалось только отгонять мутантов, которые все больше сжимали круг. Третью тварь нейтрал только ранил в грудь, но неизвестный сталкер оказался проворен и добил мутанта точным выстрелом в голову. Четвертый слепой пёс рухнул на снег с простреленным позвоночником, а пятый, поняв, что остался в одиночестве, заскулив и поджав хвост, поспешил ретироваться.
  С ликующим воплем спасенный сталкер выпустил вслед удирающего мутанта три пули и поспешил перезарядить пистолет. Он снова сделал пару неуклюжих попыток сойти с места и тут Орех понял, что в происходящем казалось ему странным. Неизвестный вляпался ногой в несильную грави-плешь. Слабенькая аномалия, конечно, не расплющила человека, как это сделала бы её товарка, находящаяся в полной силе, но сковала движения сталкера не давая тому высвободиться без посторонней помощи или приложения дополнительных усилий. Видимо, в это время на неизвестного и набрела стая слепых псов.
  Орех поднялся со своей позиции и показался спасенному им сталкеру. Осторожно спустившись с холма и, не выпуская из зоны внимания остающуюся по левую руку, но всё ещё настораживающую седловину меж холмов, нейтрал направился к застрявшему в аномалии неизвестному.
  - Спасибо, мужик, - сказал застрявший в аномалии сталкер, когда нейтрал оказался рядом с ним.
  Орех промолчал, испытывающие глядя на незнакомца.
  - Меня Вася Лещ звать, - представился тот. - Помог бы мне выбраться из аномалии, а? Я в долгу не останусь.
  - Да что у тебя есть интересное для меня, Вася Лещ, - не представляясь в ответ хмыкнул Орех. - Я ещё лежа на холме понял, что ты новичок. А у вашей братии за душой нет ничего, и ещё не скоро что-то появится.
  С этими словами нейтрал подал Лещу руку и, когда тот уцепился за неё, резко дёрнул сталкера на себя, вытягивая последнего из грави-плеши.
  - Да, я новичок. А почему ты решил именно так? - глядя на Ореха спросил Вася Лещ.
  - Да все просто. В такую аномалию мог вляпаться только сталкер, который по Зоне едва пару шагов сделал, - усмехнулся Орех, открывая маску. - Здесь же, по сути, Зона едва начинается. А ты уже в приключение попал. Почему один идешь?
  Теперь нейтрал получше рассмотрел своего собеседника. Тому на вид было не больше двадцати пяти. Крепкий, хоть и не отличался шириной плеч. Роста среднего. Лицо обычное, только глаза смотрят дерзко, колюче, подозрительно. А еще насторожен - не смотря на то, что нейтрал его выручил из беды, пистолета не убрал. Это приглянулось Ореху - парень, может статься, по Зоне еще долго протопает.
  - Так надо, - насупился Лещ.
  Ему совсем не понравилось, что незнакомый сталкер так с ним разговаривает. Он ещё не нал отличия между ветераном Зоны и только ступившем на эти отравленные земли новичком.
  - Ты не бычь, сталкер, - слегка покровительственным тоном сказал Орех. - Я эти места исходил уже не раз. Не первый год в Зоне. Где хотя бы провожатый из более опытных? Почему не пошёл ни к кому в отмычки?
  - Тебя это не касается, - отрезал Лещ, гордо вскинув голову.
  - Хм.. что ж, чувство благодарности до сих пор в миру не в ходу, как я вижу. Мог бы ответить из вежливости. Я ж тебе жизнь спас только что.
  - Я сам с усам, - ответил новичок. - Мне никто не указ.
  - Тю-ю, - протянул Орех. - Ты хоть в армии служил?
  - Было дело, - последовал ответ.
  - Ладно, - Орех собрался уходить. Ему изрядно надоело препирательство с этим новичком. Да и время поджимало. - Пора мне. Недосуг с тобой лясы точить.
  - Ну прощевай, сталкер, - не замедлил с ответом Лещ.
  - Ты на запад не иди. Там на хуторе бандюки сидят. Хотя, что с тебя взять? Один ПМ разве что. Да поглумятся.
  - Это мы ещё посмотрим, кто над кем поглумится - вскинулся Лещ.
  - Ну, дело хозяйское, - усмехнулся нейтрал. - Колхоз, как говориться, дело добровольное.
  - Согласен, - тон одиночки был таким же самоуверенным, но в его глазах Орех увидел мелькнувшее сомнение.
  - Тогда вот что, сталкер, - нейтрал ещё раз ухмыльнулся. - Давай меняться. Я тебе всю свою снарягу и оружие, а ты мне свою.
  У Леща аж лицо вытянулось, и глаза расширились от удивления.
  - Ты что дядя, с дуба рухнул? - вскричал одиночка. - Да мне на такую топовую снарягу и пушку полгода в Зоне горбатиться придётся в самых опасных местах. А ты мне её просто так на мою шнягу менять собрался?
  - У меня свои резоны, - покачал головой Орех и снял маску, чтобы Лещ увидел его лицо. - И кстати, не полгода горбатиться а года четыре.
  - Ага, - ответил молодой. - Наследил, небось, в Зоне-то, а теперь драпаешь. Снаряга приметная, вот и боишься, что тебя по ней срисуют на Кордоне, да не выпустят. А меня под пули подставить решил.
  'Твою псевдоплоть,' - подумал Орех. - 'Подобного расклада мне в голову не приходило.'
  Одновременно, нейтрал заметил, как блеснули жадностью глаза Леща. Парень явно пытался торговаться, но при этом опасался подвоха. Орех мысленно согласился, что ситуация и впрямь довольно странная - опытный сталкер, направляющийся в сторону Периметра предлагает первому встречному новичку свое снаряжение и оружие. И, ладно бы, если б такая традиция существовала!
  - Дело, конечно, твое, но то, что ты там себе надумал, - бред припять кабана. Просто хотел тебе, как молодому отдать всю снарягу, потому что тебе Зону топтать и топтать. А твой шмот мне нужен только для того, чтобы подштанниках по окраине Зоны не бегать. Если тебе не нужно, то скину её за Периметром или продам кому. Мне без разницы, что с ней сделать.
  На лице Леща отразилась борьба жадности и осторожность. И, если первая нашептывала о том, что предложение дармового имущества - это шанс, если не обогатиться, то хорошо экипироваться, то второе просто вопило в рупор об опасности подобного 'блага', полученного от незнакомца.
  - Ну да ладно, - после непродолжительного молчания проронил Орех. - Бывай, Лещ. Но запомни, что если однажды один молодой и не в меру подозрительный сталкер захочет разжиться неплохой, почти новой, но всё же ношеной снарягой, схрон он может найти в полукилометре отсюда на север. Там среди кустов полянка такая приметная с комлем от старой сосны. Под ним пусть и ищет.
  Покинул Орех Леща, с удовольствием отметив удивленную мину на лице последнего. Нейтрал, тем не менее, заторопился. Не смотря на то, что до искомой точки оставалось около часа ходьбы, а до истечения отпущенного времени около двух, впритык Орех являться никогда никуда не любил. А тем более, если речь шла о твоей жизни.
  Добравшись до того самого комля, оставшегося от некогда поваленной сосны, Орех остановился. В этих местах кордон, как таковой уже был. Точнее, присутствовал исключительно на картах. Но в действительности, как фортификационное сооружение, отсутствовал напрочь. Даже контрольно-следовой полосы, которая имелась везде, даже в местах, где кордон был выражен одним блок-постом на дороге, тут не наблюдалась. Поговаривали что здесь находится одна из мёртвых точек Зоны - мест, где по какой-то странной прихоти этих мест не возникали аномалии и куда не забредали мутанты. Орех, правда, за все время своего сталкерства, не столкнулся ни с одним подобным проявлением, поэтому считал мёртвые точки мифом. То, что один из сгустков нормальности в аномальном пространстве оказался на самой границе не удивляло. В Зоне возможно все, что угодно.
  Сталкер остановился в нерешительности. На него вдруг накатили воспоминания. Он припомнил события последних дней и всех, с кем ему пришлось это время пережить - Вольта, Звонарь, Скрепу, Мокреца, Рыжего, Рату и многих других. Нейтрал не понимал причину такой внезапной ностальгии. Он не любил Зону. Точнее так - он относился к этим местам, как к нелюбимой, но необходимой работе, на которую человек устраивается, потому что понимает - выполняя другую деятельность, ту, что ему нравится, он не будет получать столько денег, сколько на этой. То, есть, фактически, для Ореха Зона была ничем иным, как источником дохода - высокооплачиваемой, но не любимой, да к тому же смертельно опасной работой, цена которой колебалось в течение секунды другой между гибелью и сказочным богатством. При всем при этом, Орех не планировал задерживаться внутри периметра дольше, чем это было бы необходимою. И вот, теперь, он испытывал те же чувства, которые испытывает работник, страстно желавший покинуть опостылевшую работу и уже нашедший себе новое место, но никак не решающийся сделать тот последний шаг, который навсегда перелистнёт эту страницу его жизни.
  Но Орех, собравшись с мыслями, переборол эту странную, непонятно откуда взявшуюся эмоцию. Он делал то, что делал и так, как считал нужным. Он присел у комля и, оглядываясь по сторонам, принялся раскапывать свой тайник. Вскоре на свет появился объемный и тяжелый мешок, который Орех вытянул из разрытой мягкой, похожей по консистенции на чернозем, почвы. Насколько нейтрал помнил, укладывал он в схрон не только гражданскую одежду. Встряхнув мешок, Орех вывалил на предварительно расстеленный целлофан спортивный костюм, футболку, связанную друг с другом пару кроссовок, пятилитровую канистру воды и еще несколько разных свертков и пакетиков.
  Взглянув на все это, нейтрал вздохнул и начал медленно стягивать свою амуницию. Гостей он не боялся. Место было достаточно потаённое и мало кто знал возможности свободного прохода на Большую землю. Поэтому отложив штурмовую винтовку, но по въевшейся в Зоне привычке, продолжая оглядываться по сторонам Орех переодевался. Раздевшись до гола, бывший уже нейтрал взял пятилитровую канистру, открыл её и вылил всю воду на себя, смывая пыль и возможные радиоактивные частички. Вода освежила мужчину, а ветер, обдувавший мокрое тело принес ещё и неприятный холодок, взбодрив нейтрала и телесно и мысленно. Тем не менее, Орех, как был голый, отбросил уже пустой сосуд, развернул один из свертков, достал дозиметр и принялся возить им вдоль своего тела, исследуя каждый его сантиметр на наличие 'горячих' частиц. Не найдя ничего, он вздохнул с облегчением. Конечно, надо было бы перед импровизированным душем себя исследовать таким вот образом. Но нейтрал спешил. Он хотел как можно быстрее убраться за периметр. Убраться и забыть обо всем: о Радужном диске, о мести 'Свободы', о наемниках, о разборках группировок, о бункере ученых на 'Янтаре' и Мокреце. Потянувшись ещё раз, сталкер уже собирался приступить к облачению в 'гражданку', как вдруг почувствовал странное раздвоение. Будто бы он стоит на поляне у комля сосны и в то же время он видит себя со стороны.
  И тут Орех вспомнил слова, которые сказал ему таинственный голос в момент активации Радужного Диска. Фраза всплыла в голове сама собой, будто прокрутили магнитофонную запись: 'Хорошо, да будет так. Вася Зайцев сможет покинуть Зону, которая станет стабильной. Сейчас включатся внутренние часы. Они будут перед твоими глазами отсчитывать время в обратном порядке. Вася Зайцев до истечения двадцати четырех часов должен покинуть Зону. На это время ты станешь невидим и не осязаем для любого здешнего мутанта, твой запах также будет неразличим для них. Но после окончания суток Васю Зайцева сможет убить любой мутант, даже завалящий слепой пёс'.
  Фраза ещё звучала в голове Ореха, как он понял ее значение. Весь путь к кордону сталкер не задумывался над сказанным ему в тот роковой или исторический для него (как кто понимает) момент. Более того, все сказанное ему у нейтрала вылетело из головы почти сразу. Ведь он был сосредоточен на одном - активации Диска и получение исполнения своего желания. И думал он не о себе и своей дальнейшей судьбе, а о том, что он хочет. Только теперь, Орех понял, что же имел в виду тот таинственный голос. Намёки Зоны обрели реальное отображение.
  
  Вася Зайцев шёл по траве, уверенно ступая на лишенную аномалий землю. Каждый шаг отдалял его от Зоны - вероломной, смертельно опасной, изменчивой, но щедрой, великодушной и благосклонной к смелым и дерзким. Вася уходил не пустым. За спиной болтался рюкзак с солидной суммой денег выраженной в пачках, перетянутых банковской лентой (и откуда только в Зоне такое взялось?). Относительную безопасность от посягательств охотников до чужого имущества Васе должен был обеспечить заткнутый за пояс ПМ. Уже удалившись на приличное расстояние от возможной линии Периметра, а значит и от Зоны, Вася обернулся и помахал на прощание рукой смотрящему ему в след сталкеру в дорогом итальянском снаряжении с германской штурмовой винтовкой в руках. Орех кивнул и его рука, через которую немного просвечивала земля с пожухлой травой кое-где покрытая снегом, взметнулась в ответном жесте. Все случилось, как и было сказано. Вася уходил домой, а нейтрал оставался за периметром. Ведь Зона - это не 'Исполнитель желаний' и не 'Выжигатель мозгов', и не 'Радар', и не аномалии с мутантами. Это люди, которые срослись с ней душой и не желали покидать это место ни при каких обстоятельствах. Орех не понимал, насколько он прикипел к этим зараженным радиацией и аномальными полями территориям. Но его желание сбылось. Вася шёл к своей цели, а Орех, точнее теперь Дискобол, свою уже нашёл.
  
  
  А.S. 10.10.2013 - 25.05.2017
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Deacon "Черный Барон"(Боевая фантастика) Д.Маш "Тата и медведь"(Любовное фэнтези) Д.Гримм "З.О.О.П.А.Р.К. Книга 1. Немезида"(Антиутопия) М.Арден "Авиценна"(Постапокалипсис) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Л.Миленина "Шпионка на отборе у дракона"(Любовное фэнтези) Т.Сергей "Дримеры 3 - Сон Падших"(ЛитРПГ) Д.Черепанов "Собиратель Том 3 (новая версия)"(ЛитРПГ) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика)
Хиты на ProdaMan.ru Тайна перламутрового дракона. Вера ЭнВ дни Бородина. Александр МихайловскийДурная кровь. Виктория НевскаяМои двенадцать увольнений. K A A��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ. Любовь ЧароАкадемия магии: о чем молчат зомби. Оксана ИвченкоСоветник. Готина ОльгаСлужба контроля магических существ. Севастьянова ЕкатеринаТурнир четырех стихий-2. Диана ШафранТак бывает... михайловна надежда
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"